Всего новостей: 2577477, выбрано 892 за 0.021 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 18 мая 2012 > № 555533 Владимир Путин

Владимир Путин осмотрел производственные мощности предприятия, ознакомился с передовыми разработками российской оборонной промышленности и провёл совещание по вопросу «О результатах деятельности и перспективах Государственной корпорации «Ростехнологии».

ЦНИИ «Циклон» входит в структуру госкорпорации «Ростехнологии». Предприятие занимается разработкой и производством оптико-электронной техники.* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня с вами проанализируем итоги работы одной из наиболее крупных отечественных госкорпораций – «Ростехнологии». Обсудим перспективные планы развития, прежде всего с учётом наших стратегических задач по модернизации экономики, укреплению промышленного и оборонного потенциала страны.

Именно эти приоритеты были обозначены в качестве ключевых при создании корпорации. Нам нужно было сконцентрировать ресурсы и консолидировать активы в интересах развития высокотехнологичных секторов экономики. Хочу напомнить, что мы ничего не огосударствляли – мы только собрали госактивы, которые находились в разных местах и в разном состоянии (как правило, в плачевном состоянии), для того, чтобы их консолидировать, привести в нужное состояние. Вот что с ними делать дальше, об этом я ещё скажу в самом конце.

Нужно было сформировать мощные заделы по критически важным направлениям, которые обеспечивают базу технологической независимости государства. Именно поэтому было принято решение собрать в один кулак, как я уже сказал, в «Ростехнологии» стратегические активы: промышленные и научно-производственные предприятия с госучастием из самых различных отраслей, – провести тщательную инвентаризацию высокотехнологичных и индустриальных активов.

В целом эти задачи можно считать выполненными. Далеко не всё, кстати говоря, что планировалось сделать, если и критика со стороны экспертного сообщества звучала. Считаю – обоснованно, между прочим. Но многое сделано.В рамках госкорпорации создано 25 холдингов, в том числе 19 – в оборонно-промышленном комплексе, из них 4 – в области авиационной промышленности, 5 – в области боеприпасов и спецхимии, 4 – в промышленности обычных вооружений, 6 – в области радиоэлектронной промышленности и 6 – в гражданских отраслях производства.

Общая численность сотрудников организаций, входящих в корпорацию, порядка 800 тысяч человек. Но мы с вами понимаем, что и по количеству работающих, и по объёму, и по количеству предприятий госкорпорация сопоставима с целой отраслью производства.

Добавлю, что решение по созданию мощной госкорпорации показало свою эффективность в период кризиса. Совместно с государством компании удалось не только обеспечить стабильную работу предприятий, но и сохранить трудовые коллективы, продолжить программы развития, что очень важно. В этой связи отмечу вашу работу в автопроме по модернизации таких ключевых предприятий отрасли, как АвтоВАЗ и КамАЗ.

На какие вопросы просил бы обратить особое внимание в ходе сегодняшних докладов. Первое. Необходимо повысить эффективность и практическую отдачу программы инновационного развития корпорации. Это общее требование ко всем компаниям подобного рода. Тем более что на эти цели выделяются значительные ресурсы. Только в 2011 году объём финансирования инновационной программы «Ростехнологии» составил порядка 56 миллиардов рублей.

Задача – сформировать научный задел в прорывных областях. И на этой базе существенно нарастить долю выпуска высокотехнологичной продукции в общем объёме производства – так, как это делается на той площадке, на которой мы сегодня находимся. Конечно, когда мне руководитель [Сергей Чемезов, генеральный директор Государственной корпорации «Ростехнологии»] сказал, что более одной трети – доктора и кандидаты наук и объём высокотехнологичного производства растёт из года в год, практически постоянно выходят на новые уровни, – это, конечно, впечатляет. Это очень хороший пример как нужно развиваться.

Нужно укреплять позиции на внутреннем и международном рынках. Вот в одной из отраслей, где мы сегодня находимся, задача выйти на 5 процентов мирового рынка. 5 процентов – это сколько у вас получится?

РЕПЛИКА: 2 миллиарда долларов.

В.ПУТИН: 2 миллиарда долларов для предприятия с числом работающих 300 человек, наверное, это очень неплохо. Так же и другие компании и корпорации должны себя вести и на такие же рубежи должны выходить.

Второе. Сейчас корпорация выстроила линейку приоритетных проектов: в авиации, металлургии, медицине, приборо- и машиностроении, других стратегически важных отраслях. Прошу активно привлекать к этой работе российские научные центры, университеты, взаимодействовать с частными инновационными компаниями, в том числе представляющими малый и средний бизнес. При реализации масштабных технологических программ нам важен комплексный эффект для смежных отраслей, для экономики в целом.

И конечно, нужно шире использовать возможности технологических альянсов с ведущими мировыми производителями. Тем более примеры перспективного партнёрства у корпорации «Ростехнологии» уже есть. Имею в виду, допустим, российско-французское предприятие по производству навигационных систем, а также предприятие по организации сборочного производства в России итальянских вертолётов.

С американским концерном «Дженерал электрик» запущен совместный проект по производству и сервисному обслуживанию высокотехнологичного медицинского оборудования. Подписано соглашение о расширении сотрудничества с компанией «Боинг».

При этом хочу подчеркнуть, нам важно, чтобы именно на территории России формировалась вся производственная цепочка: от инжиниринговых центров до серийного производства продукции. Высокая степень локализации означает доступ к технологиям, создание качественных, современных новых рабочих мест.

И ещё одно направление, на котором хочу остановиться отдельно.

Сейчас в состав корпорации входит почти 600 предприятий. Из них около 60 процентов относятся к сфере оборонно-промышленного комплекса. Таким образом, «Ростехнологии» являются одним из главных исполнителей гособоронзаказа в стране. И на вас лежит особая ответственность за это направление работы.

В 2011 году организациями корпорации выполнено работ по гособоронзаказу на общую сумму 138,5 миллиарда рублей. В текущем 2012 году эта сумма уже составит 150 миллиардов рублей.

Вы знаете о наших масштабных планах перевооружения армии и флота. Потребуется кратно увеличить серийный выпуск современных образцов военной техники. И это должна быть продукция, которая находится на уровне и, скорее всего, должна даже превышать уровень зарубежных аналогов, в том числе и перспективных.

Для выполнения этой задачи нам нужно коренным образом обновить сам оборонно-промышленный комплекс, модернизировать существующие и строить новые предприятия, внедрять современные модели управления, которые позволят снизить издержки и повысить эффективность и качество производства.

«Ростехнологии» должны стать лидерами таких процессов, в том числе активно способствовать встречным потокам новых технологий между оборонными и гражданскими предприятиями, оборонным и гражданским сектором производства.

Кроме того, прошу уделить повышенное внимание подготовке и привлечению квалифицированных кадров, прежде всего инженеров, технологов, специалистов рабочих профессий, – кстати говоря, не только отечественных, но и из-за рубежа. И такие примеры работы иностранных специалистов на ваших предприятиях (хорошие примеры, между прочим) есть. Нужно активно работать с регионами, с организациями системы образования. Именно крепкий кадровый потенциал – это основа конкурентоспособности высокотехнологичного производства.

И в завершение (последнее не по важности – по важности, может быть, одно из первых) что хотел бы сказать. Мы когда с вами создавали «Ростехнологии», я тогда говорил, напомню, и вы не можете этого не помнить тоже, мы собирали, я сказал об этом вначале, разрозненные, оставшиеся ещё в руках государства активы с целью восстановления производства и восстановления компетенции, но мы договаривались с самого начала, что это не застывшая форма. Нам нужно приводить в порядок эти предприятия, их акционировать, там, где нужно, переводить, допустим, в форму казённых предприятий, а где возможно – выводить на рынок и приватизировать. Я буду просить и руководство «Ростехнологии» представить соответствующий план по этому направлению.

С точки зрения собирания активов работа проведена большая, но предложения по дальнейшей работе, по развитию корпорации я пока не видел. И буду просить Правительство Российской Федерации, которое будет у нас на следующей неделе уже окончательно сформировано, и Администрацию Президента помочь вам в этой работе.

Нельзя сидеть на этих активах, государство не собиралось вечно там сидеть. Конечно, нужно делать это аккуратно, с пользой для государства, в том числе я имею в виду и фискальную пользу, финансовую, но нам нужно создавать жизнеспособные производства, холдинги, производственные цепочки и так далее, и тому подобное. В общем вы понимаете, о чём я говорю. Прошу в течение трёх-четырёх недель эти предложения мне сформулировать и представить.

(Обращаясь к С.Чемезову.) Пожалуйста, Сергей Викторович, Вам слово.

С.ЧЕМЕЗОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги, хочу напомнить, что в этом году корпорации исполняется пять лет. В ноябре 2007 года Вашим указом, Владимир Владимирович, была создана корпорация, но, к сожалению, передача активов началась только лишь в 2009 году, и фактически мы проработали из этих пяти реально три года.

Мы на первом этапе получили 442 предприятия. К сожалению, это как раз совпало с глобальным экономическим кризисом. Вы только что сказали, что предприятия, которые мы получили, были далеко не в лучшем финансовом положении. Из этих 442 предприятий 148 были в предкризисном и кризисном состоянии, 28 – в стадии банкротства, 17 – не осуществляли вообще никакую деятельность, 27 предприятий утратили часть своего имущества или уже имели значительный риск его утраты.

Каково было финансовое состояние, я могу охарактеризовать такими цифрами. Совокупный финансовый результат деятельности организации на этот период – убыток в сумме 60 миллиардов рублей. Я не говорю ни о какой выручке, был именно убыток.

В.ПУТИН: В каком году?

С.ЧЕМЕЗОВ: Это 2009 год. Выручка от реализации продукции была 516 миллиардов, налоговые выплаты в бюджеты всех уровней – 62 миллиарда и выработка на одного работника – менее одного миллиона рублей.

Теперь что касается акционирования: 185 федеральных унитарных предприятий было передано, все остальные – это были акционерные общества. На сегодняшний день мы акционировали 115, и я думаю, что в ближайшее время, то есть в этом году, самый крайний срок – это первый квартал 2013 года, мы завершим акционирование оставшихся.

С какими проблемами столкнулись? Прежде всего большинство из этих унитарных предприятий не имели никаких правоустанавливающих документов ни на землю, ни на сооружения, цеха, помещения и так далее. Плюс предприятия не имели даже средств для того, чтобы провести оценку. Всё это потребовало определённого времени, работ (в этом как раз нас поддержало Минэкономразвития), и я хотел бы сказать отдельное спасибо Министру Эльвире Сахипзадовне [Набиуллиной] – огромное спасибо за поддержку.

С какой проблемой ещё столкнулись? Проблемы криминального характера…

В.ПУТИН: 92 уголовных дела возбудили?

С.ЧЕМЕЗОВ: Да, по нашей просьбе была создана рабочая группа, которую возглавили заместители руководителей прокуратуры, Следственного комитета, МВД, ФСБ, и от нас был мой заместитель, входил в эту группу. Мы передали туда 138 материалов, 92 уголовных дела заведено, 10 руководителей были осуждены. Возвращено имущества на сумму более чем 1 миллиард.

Все эти предприятия мы распределили между холдингом. Вам дали цифры несколько устаревшие, у нас сегодня уже осталось 11 холдингов в области ОПК, потому что мы объединили пять холдингов в один – это прежде всего касается отрасли боеприпасов, поэтому здесь количество холдингов сократилось, но количество предприятий в них, конечно, осталось. У нас пять гражданских холдингов и 22 предприятия, которые являются предприятиями прямого управления: АвтоВАЗ, КамАЗ, ВСМПО-АВИСМА и так далее, то есть это крупные стратегически значимые предприятия.

Мы провели анализ финансовой и хозяйственной деятельности этих предприятий, посмотрели, насколько они в состоянии дальше существовать, насколько они необходимы для работы этих холдингов. И те, которые, по нашему мнению, оказались не нужны, мы их выделили в отдельную группу, как бы создали программу реализации непрофильных активов.

Эта программа была утверждена у нас на наблюдательном совете. Общая сумма в будущем, ориентировочная сумма, на которую мы можем продать эти активы, – примерно 34 миллиарда. Все эти деньги, конечно же, пойдут опять в корпорацию: 15 процентов из них идёт в фонд финансового оздоровления наших же предприятий, которые мы оставили, а 75 процентов идёт в Фонд инновационного развития.

Наша корпорация, наши предприятия активно участвуют в федеральных целевых программах. Объём выполненных мероприятий – видно, что они растут. По сравнению с 2009 годом в 2011 году они увеличились на 1,68 процента и уже в 2011 году составили 27 миллиардов. Что касается реконструкции и технического перевооружения – уже 8,6 миллиарда.

Из бюджета были получены большие суммы. Если в 2009 году, в самый кризисный год, мы получили почти 104 миллиарда – это завершение строительства медицинских центров, консолидация акций с ВСМПО-АВИСМА, антикризисная поддержка предприятий, поддержка АвтоВАЗа и так далее, и общая сумма, которую мы получили в 2009 году, это около 104 миллиардов. Почему в 2009 году? Вы понимаете, что это кризисный год, поэтому основная часть средств пошла на финансовую поддержку этих предприятий.

В.ПУТИН: На АвтоВАЗ только 75 миллиардов.

С.ЧЕМЕЗОВ: Да.

Какова потом получилась у нас финансовая картина наших предприятий? В 20011 году объём выручки после проведения всех этих мероприятий составил 817 миллиардов, что почти в 1,5 раза больше, чем по итогам 2009 года. В 2010 году мы получили прибыль 15 миллиардов, в 2011 году – уже 46 миллиардов, то есть явно идёт рост, но, естественно, растут и налоги, мы уже в 2011 году заплатили чуть более 100 миллиардов рублей, выручка выросла до 817 миллиардов.

По сравнению с теми цифрами, которые я перед этим называл, в 2009 году была выручка 516 миллиардов. Выросла, конечно, и заработная плата, и выросла выработка на одного сотрудника, по сравнению с 2009 годом почти в два раза выработка выросла, а средняя заработная плата – на 40 процентов: сегодня где-то средняя заработная плата у нас более 23 тысяч на одного работника.

Наша корпорация – одна из первых среди корпораций – подготовила и защитила программы инновационного развития, в которую включено более 400 базовых и критических технологий. Общий объём финансирования составляет более одного триллиона рублей, из них около 400 миллиардов будут собственные средства.

И, конечно же, корпорация выполняет важную социальную роль, мы социально ответственная компания, у нас сегодня работает около 900 тысяч человек. Одна из особых зон ответственности корпорации – это градообразующие предприятия. У нас 21 такое предприятие. В качестве примера могу назвать – это Тольятти (Вы знаете, какая ситуация там была), за 2008 и 2009 годы нам пришлось уволить более 40 тысяч человек, тем не менее никакого конфликта, социального взрыва не произошло. Почему?

Потому что мы совместно с администрацией и области, и города провели ряд мероприятий, которые позволили трудоустроить высвобождающихся работников, создавали технопарки, переучивали работников, давали им новые профессии, с тем чтобы они могли устроиться на других предприятиях города и области. Кстати, для сравнения, если бы это была акционерная компания, то, поскольку у акционерной компании главное всё-таки получение прибыли, я не думаю, чтобы они в таком объёме проводили бы мероприятия по обеспечению социальной защиты населения, как делаем это мы.

Что касается выполнения государственной программы вооружения. Прирост объёма ГОЗа у нас налицо, по сравнению с 2009 годом он значительно вырос, хотя это касается далеко не всех предприятий. Это прежде всего касается предприятий, производящих вертолётную технику и комплектующие для авиации. Что касается боеприпасной отрасли, отрасли, производящей стрелковое вооружение, то здесь гособоронзаказ практически равен нулю или близок к этому. Ситуация на этих предприятиях очень тяжёлая, и перспективы пока мы тоже особо не видим. До 2015 года пока не планируется каких-то серьёзных закупок по этим предприятиям.

Одним из важнейших направлений деятельности корпорации является военно-техническое сотрудничество. По крайней мере с 2007 по 2011 год идёт постоянный рост. Сегодня уже 10,7 миллиарда – это объём продаж, а объём портфеля заказа (тоже динамика роста налицо) сегодня уже 38,1. Хотя нас постоянно почему-то упрекают в том, что якобы идёт снижение. Никакого снижения я не вижу, каждый год постоянно идёт рост.

Тем не менее появляются высказывания, что необходимо, наверное, дать право большинству, очень многим компаниям самостоятельно продавать, тем самым мы увеличим объём продаж. Я думаю, что мы уже это проходили в 90-х годах, когда, наоборот, объёмы были намного-намного меньше. До создания Рособоронэкспорта как единственного экспортера объём продаж был менее 3 миллиардов. Сегодня уже только у Рособоронэкспорта более 10 миллиардов, а общий объём продаж у нас составляет более 12 миллиардов по России.

Уменьшение объёма гособоронзаказа по тем предприятиям, о которых я говорил, заставляет нас думать, чем же загрузить наши предприятия. Поэтому мы планомерно ведём работу по диверсификации производства выпускаемой продукции, и мы активно сейчас работаем в направлении создания нового, современного медицинского оборудования, у нас уже сегодня 35 организаций активно работают в этом направлении.

И, кстати, здесь находятся образцы – это инкубатор, который Вы видели. Инкубатор создан у нас, он в два раза дешевле, чем производимые в Германии, которые ранее покупали. А сегодня уже большинство перинатальных центров приобретают именно наши инкубаторы.

В.ПУТИН: Где производите?

С.ЧЕМЕЗОВ: Производит Уральский механический завод.

Также мы активно работаем и по замещению импортной продукции, которую закупают предприятия ТЭК. У нас заключены контракты практически со всеми крупными компаниями: это «Роснефть», «Транснефть», ФСК, МРСК, «ИнтерРАО», «Русгидро», «Газпром». В общем, со всеми практически компаниями ТЭК у нас заключены контракта на производство оборудования, которое необходимо для этих компаний. Это и различное запорное оборудование, это и насосы.

Вот, допустим, вместе с «Транснефтью» мы сложились 50 на 50 и создали новый насос для перекачки нефти. Ранее они закупали эти насосы в Германии, а сейчас наши насосы по характеристикам нисколько не уступают немецким, но по цене, естественно, дешевле. В том числе мы загружаем наши предприятия, прежде всего предприятия боеприпасной отрасли, которая у нас в тяжёлом состоянии.

Объёмы поставок для ТЭК в 2011 году у нас составят более 12,3 миллиарда рублей. Как раз то, о чём Вы говорили, что всё-таки наша цель создать эти холдинговые компании, привести их в порядок, создать интересный для инвестора продукт, позволяющий привлекать инвестора, в том числе из-за рубежа, и российских инвесторов.

Основная цель – это повышение капитализации и привлечение эффективного собственника. Примеры у нас есть – АвтоВАЗ, пожалуйста, мы привели его в порядок и сегодня уже в принципе договорились, у нас «Рено-Ниссан» приобретает уже и контрольный пакет и так далее.

И в ближайшие 3–5 лет мы планируем вывести на IPO «Вертолёты России» – наш холдинг, следующей пойдёт «Российская электроника», потом – «Оптические системы и технологии», авиаприборостроение, концерн «Радиоэлектронные технологии». То есть мы не собираемся это всё держать под крылом государства. Наоборот, мы будем это всё выносить на рынок, максимально продавать инвесторам, привлекать инвестора и, конечно, прежде всего стратегического инвестора, который дал бы нам возможность и дальше развиваться, не только оставаться на том уровне, которого мы сами достигли.

В.ПУТИН: Сергей Викторович, план нужен, план работы по этому направлению, чтобы вместе с Правительством этот план отработать…

С.ЧЕМЕЗОВ: Теперь у нас было задание касательно национального проекта «Здоровье» – это строительство высокотехнологичных медицинских центров. Мы его в этом году завершаем, выполняем. Всего было запланировано построить 14 центров. До нас Минздрав построил два центра, один центр, к сожалению, пришёл в негодность, остальные мы доводим до ума, то есть мы завершаем строительство. 10 центров уже сдано, в этом году останется три центра. Я думаю, что где-то в третьем квартале мы окончательно завершим строительство всех медицинских центров и передадим Минздраву.

У нас ведётся активная международная деятельность, мы устанавливаем контакты с ведущими производителями в различных отраслях промышленности. У нас на сегодняшний день уже создано 9 совместных предприятий с такими ведущими компаниями, как «Боинг», «Дженерал Электрик», «Даймлер», «Рено-Ниссан», «Сафран», «Финмекканика» и так далее, то есть мы не останавливаемся и планируем в ближайшее время создать ещё 20 таких совместных предприятий.

Мы активно проводим международную работу через наши представительства, которые работают в 50 странах. Как правило, эти представительства работают в рамках дипломатических представительств: это либо посольства, либо торговые представительства. И здесь, конечно, эти представительства нам активно помогают и в работе, и в поиске стратегических инвесторов, да и в области военно-технического сотрудничества.

Что касается работы с вузами. Все наши предприятия в различных регионах заключили соглашения о сотрудничестве с 214 опорными вузами, создано 258 базовых кафедр, которые осуществляют подготовку специалистов для наших предприятий. Сама корпорация подписала соглашения со всеми ведущими вузами России, в МГИМО и Плехановском университете у нас создана своя кафедра, которая ведёт подготовку специалистов для наших предприятий.

У нас с каждым из специалистов, которые приходят на нашу кафедру, в нашу магистратуру, заключается контракт, все расходы по обучению мы берём на себя, но специалист этот обязан отработать у нас в течение 5 лет. Если он уходит раньше, он обязан выплатить все расходы, связанные с его обучением.

И последнее. Сегодня на повестке дня стоит вопрос реорганизации корпорации. Есть различные предложения, вплоть до акционирования. Но с чем это будет связано? Прежде всего мы не сможем размещать наши представительства в дипломатических представительствах, потому что по Венской конвенции дипломатическое представительство не имеет права представлять интересы коммерческих структур.

Ещё одна серьёзная проблема. Как государственная структура, мы можем гарантировать возврат авансовых платежей, которые получает Рособоронэкспорт, с собственной гарантией. Если это будет коммерческая структура, то тогда наши гарантии приниматься не будут, и тогда нужно будет брать банковскую гарантию, а это дополнительное увеличение стоимости расходов.

Это я назвал две основные причины, которые могут повлиять на дальнейшую судьбу корпорации в случае реорганизации в акционерное общество. Поэтому я знаю, что Минэкономразвития было разработано новое предложение, и первым пунктом плана-графика, который Вы утвердили, предусмотрено введение в законодательство Российской Федерации в организационно-правовую форму юридическое лицо публичного права. Это, в общем-то, не наше изобретение, есть и международный опыт: в Германии, Швейцарии, Франции и ряде других, по-моему, даже в Соединённых Штатах эта форма существует и активно используется, для таких крупных государственных компаний она может вполне быть использована. Да, государственная корпорация – это, наверное, наше российское изобретение, но что касается такой правовой формы, как лицо публичного права, я думаю, что вполне можно было бы её использовать.

В.ПУТИН: С Правительством проработайте.

С.ЧЕМЕЗОВ: Хорошо. У меня всё.

В.ПУТИН: Спасибо.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 18 мая 2012 > № 555533 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 мая 2012 > № 551905 Владимир Путин, Дмитрий Медведев

В ходе рабочей встречи Председатель Правительства Дмитрий Медведев представил Владимиру Путину свои предложения по структуре и кадровому составу Правительства.В соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации» Председатель Правительства не позднее недельного срока после назначения представляет Президенту предложения о структуре федеральных органов исполнительной власти.

* * *

В.ПУТИН: Дмитрий Анатольевич, как и договаривались, мы сегодня встречаемся по поводу формирования Правительства. И я знаю, что Вы в предыдущие несколько дней очень активно работали и над структурой, и над персональным составом. Предлагаю поговорить об этом подробнее.

Д.МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович, в соответствии с Федеральным конституционным законом о Правительстве и в рамках тех договорённостей, которые у нас с Вами были, я провёл необходимые консультации, результатом которых является проект Указа Президента Российской Федерации о структуре федеральных органов исполнительной власти. Он полностью проработан, мною как Председателем Правительства завизирован. Передаю его в установленном порядке для рассмотрения.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Дмитрий Анатольевич, а что касается персонального состава?

Д.МЕДВЕДЕВ: Персональный состав показывать не будем, чтобы не разжигать избыточный интерес. Я также провёл консультации со всеми кандидатурами в Правительство и хотел бы передать Вам, чтобы Вы продолжили консультации с ними.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Я, конечно, посмотрю проект Указа по структуре, подпишу его и начну консультации со всеми кандидатами, которых Вы предлагаете в Правительство Российской Федерации на должности федеральных министров.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 мая 2012 > № 551905 Владимир Путин, Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 11 мая 2012 > № 551919 Владимир Путин

Владимир Путин провёл совещание о ходе подготовки к проведению XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в Сочи.

Глава государства, в частности, предложил требовать от подрядчиков, срывающих сроки строительства олимпийских объектов, дополнительные финансовые гарантии.

Президент указал на необходимость принять исчерпывающие меры к безусловному выполнению всех ранее взятых обязательств как заказчиками, так и проектными и строительными организациями.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами давно не собирались в таком составе. Сегодня поговорим о том, как у нас идёт работа по подготовке к Олимпийским играм в Сочи в 2014 году.

Очень многое сделано, действительно, практически мы идём по графику. Об этом говорят и наши наблюдения, Правительство постоянно этим занимается, и Дмитрий Николаевич Козак с вами в постоянном контакте. Кстати говоря, просил бы иметь в виду, что Дмитрий Николаевич Козак специально занимается этим на уровне вице-премьера Российской Федерации, и он имеет право на то, чтобы выражать мнение Правительства. Это важный момент, у нас единоначалие должно быть по этому вопросу. Никаких «шатаний» прошу не допускать, и хождения по кабинетам тоже лишнего не нужно. Есть один центр управления – туда и обращайтесь.

В целом, повторю ещё раз, у нас работа идёт достаточно слаженно, и Международный олимпийский комитет постоянно контролирует. Совсем недавно, 7-го числа, у меня была встреча с президентом Международного олимпийского комитета Жаком Рогге, он тоже в целом положительно оценил всё, что делается по подготовке. Но мы с вами всегда должны смотреть критически на нашу работу, видеть, где и что мы не дорабатываем либо что могли бы сделать лучше. И дешевле – об этом будет отдельный разговор.

До начала Олимпиады нам предстоит провести ещё 47 тестовых мероприятий. В прошлом году они уже начались, прошли успешно, надо сказать. Это было отмечено и спортсменами, и специалистами, тренерами, зрителями – зрителей было немало. В целом, повторяю, работа идёт неплохо, но 47 тестовых соревнований, мероприятий, из которых половина должна быть международных, – это тоже достаточно большой объём: 22 международных соревнования и 25 всероссийских.

Наша задача – обеспечить безусловную готовность объектов к проведению этих соревнований, причём на уровне требований, предъявляемых Международным олимпийским комитетом. Речь в первую очередь идёт обо всех спортивных сооружениях, включая ледовые арены для организации соревнований по хоккею и фигурному катанию, по горным лыжам, по бобслею, по конькобежному центру нужно всё сделать, санно-бобслейную трассу нужно закончить.

И сами объекты, и вся инфраструктура, необходимые для проведения мероприятий, должны быть введены в строй до конца текущего года. Я уже говорил о том, что у нас в целом идёт всё по графику, вместе с тем вынужден отметить, что по ряду объектов всё-таки хотелось бы двигаться побыстрее. Напоминаю, что сетевые графики сдачи утверждены, в них чётко оговорены действия инвесторов, заказчиков и подрядчиков, а также все этапы, сроки и процедуры, и их нужно неукоснительно соблюдать. Учитывая техническую взаимосвязь большинства объектов, даже отдельные отступления от согласованного графика могут повлечь за собой так называемую цепную негативную реакцию. Это в полной мере касается всех олимпийских объектов.

Напомню, что в общей сложности к Олимпиаде необходимо построить и реконструировать 532 объекта, но некоторые из них (мы сейчас с Дмитрием Николаевичем [Козаком] говорили, Роза Хутор, допустим) здесь считаются как один объект, но там их сорок. И всего, если так вот разбить реально по каждому объекту, это будет восемьсот, даже чуть больше, включая спортивные и туристические сооружения: объекты транспорта, энергетики, связи, здравоохранения, инженерной и гостиничной инфраструктуры.

На сегодняшний момент реализован 141 проект, по 29 объектам введены и закончены уже отдельные этапы. В 2012 году работы должны быть завершены ещё по 135 объектам. Нарушения сроков строительства сегодня должны быть сигналом для требования дополнительных финансовых гарантий со стороны подрядчиков.

Причём (и я знаю, что вы это подробно обсуждали с Дмитрием Николаевичем Козаком, – я полностью с ним согласен), уважаемые коллеги и друзья, вы сами взяли на себя эти обязательства. Если чувствуете какие-то проблемы, решайте их, пожалуйста, сами. Мы готовы подставить плечо (и вы знаете, мы это делаем), но тогда нужны гарантии, причём не устные заверения, а письменные гарантии.

Я прошу «Олимпстрой», а также там, где это необходимо, и органы государственной власти, принять исчерпывающие меры к безусловному выполнению ранее взятых на себя обязательств как заказчиками, так и проектными строительными организациями. Должен быть задействован весь арсенал предусмотренных законом и договорами инструментов для строгого соблюдения графика работ, включая финансовую ответственность.

Я потом, когда пресса уйдёт, скажу, к чему буду приравнивать срывы работ на этих объектах, – чтобы не пугать здесь никого, но вам скажу, как людям, которых знаю много-много лет. Хочу напомнить и должностным лицам органов власти, и владельцам частных компаний, когда мы приступили к олимпийской стройке, я просил всех взвесить свои силы, возможности и принять ответственные, продуманные решения об участии в олимпийском проекте.

Сегодня исхожу из того, что такие решения приняты осознанно, и все обязательства должны быть исполнены в срок и в соответствии с ранее достигнутыми договорённостями по цене. Ещё (как раз по ценам) знаю желание некоторых исполнителей, как заказчиков, так и подрядчиков, сегодня на завершающем этапе строительства пересмотреть стоимость объектов в сторону увеличения.

Хочу подчеркнуть – это недопустимо. С каждым таким случаем нужно разбираться отдельно. Если цену объекта самостоятельно сформировал инвестор или подрядчик без соответствующего согласования с органами власти, риск удорожания стоимости, дополнительных расходов лежит на соответствующей частной организации. Отступать от общепринятых норм и правил гражданско-правовых отношений не будем.

Строгое требование соблюдения сроков работ в полной мере распространяется и на создание инфраструктуры безопасности. На такие объекты необходимо обратить особое внимание, графики проектирования и строительства этих объектов должны быть исполнены безусловно.

Сегодня посмотрим ситуацию по всем проблемным точкам, и хотел бы услышать от вас подробный доклад с чётким изложением всей ситуации.

Ещё хотел бы обратить ваше внимание на организацию тестовых соревнований и ещё раз к этому вернуться. Это, как мы с вами понимаем, генеральная репетиция Олимпиады, системная отработка модели её управления. Здесь каждая деталь – от прогнозирования погоды, устойчивой работы системы мобильной связи вплоть до улыбки и доброжелательного отношения к специалистам и спортсменам, – всё имеет значение для успешного проведения будущих игр и для репутации нашей страны.

Прошу очень тщательно отнестись к организации этих соревнований, отработать механизмы взаимодействия всех структур, вовлечённых в подготовку и проведение Олимпийских игр, – органов управления, городских коммунальных и дорожных служб, спасателей, правоохранительных органов, медицинских работников и волонтёров.

Необходимо создать доступную среду для граждан с ограниченными возможностями, обеспечить хорошее качество обслуживания и спортсменов, и зрителей. Хочу обратить внимание на необходимость максимальной реализации и билетной программы в ходе тестовых соревнований. Важно отработать все процедуры управления зрительскими потоками, логистики во время игр, обеспечив максимальный комфорт для граждан.

Прошу сегодня подробно рассказать, как идёт подготовка к тестовым соревнованиям.

Мы уже не раз говорили, что проведение Олимпиады должно в первую очередь стимулировать развитие Сочи (это ещё одна проблема, на которую хотел бы обратить внимание) как одного из крупнейших в России туристических и курортных центров.

В этой связи отмечу, что более 80 процентов всех ресурсов, которые мы выделили на Олимпиаду, идут именно на развитие и модернизацию жилищно-коммунальной инфраструктуры города Сочи: систем водоснабжения, канализации, строительства автомобильных магистралей, тоннелей и транспортных развязок. Идёт реконструкция действующих и строительство новых гостиниц, санаториев, домов отдыха, причём самой разной ценовой категории.

Кстати говоря, мы сегодня с губернатором [ Александром Ткачёвым] обсуждали: у нас существует много программ обеспечения жильём льготных категорий граждан, обеспечения жильём военнослужащих – у государства много обязательств перед большим количеством наших граждан. Можно было бы использовать потом этот жилищный фонд для решения в том числе и этих задач. Нужно только обеспечить нормальные цены, чтобы они не были завышены.

Уже сейчас, несмотря на масштабное строительство и связанное с ним неизбежное объективное неудобство, число туристов, приезжающих в Сочи, растёт. В прошлом году оно составило почти 4 миллиона (3,9 миллиона человек). Поступление в консолидированный бюджет Краснодарского края от санаторно-курортного комплекса города Сочи также увеличивается (увеличилось практически на миллиард): по имеющимся данным, с 2,6 миллиарда в 2008 году до 3,6 миллиарда в 2011 году.

Давайте сегодня поговорим о том, что меняется в Сочи и как Сочи, как действующий курорт, несмотря на олимпийскую стройку, готовится к наступающему курортному сезону.

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 11 мая 2012 > № 551919 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 мая 2012 > № 548711 Владимир Путин

В Большом Кремлёвском дворце состоялась торжественная церемония вступления Владимира Путина в должность Президента России.

Церемония началась с торжественного внесения Государственного флага России, Штандарта Президента, Конституции России и Знака Президента России в Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца.

Избранный президент принёс присягу на верность народу России. Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин объявил о вступлении Владимира Путина в должность главы Российского государства.

На церемонию инаугурации приглашены около трёх тысяч человек. Среди них – члены Правительства и Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, судьи Конституционного Суда, представители других федеральных органов государственной власти.

На мероприятии также присутствовали доверенные лица и представители избирательного штаба кандидата на должность Президента России Владимира Путина, другие кандидаты, участвовавшие в выборах Президента Российской Федерации 2012 года, главы дипломатических миссий, представители духовенства, деятели науки, культуры и искусства, общественные деятели.

Затем на Соборной площади состоялось представление Президентского полка Владимиру Путину по случаю его вступления в должность главы государства. Президентский полк в этот день отмечает 76-ю годовщину со дня образования.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые граждане России! Дорогие друзья!

Вступление избранного Президента в должность – это всегда начало нового этапа в жизни России, в её истории. Президент является главой государства, гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, определяет основные направления внутренней и внешней политики.

Последовательность государственного курса – это необходимое условие для движения России вперёд. Очень важно, чтобы масштабные преобразования, которые мы проводили в предыдущие годы в экономической, социальной и политической сферах, получили дальнейшее развитие. Только так мы построим сильное демократическое государство, где торжествует закон и социальная справедливость, где обеспечена безопасность, где созданы все возможности для самореализации человека, его предпринимательских, гражданских и творческих инициатив.

Именно эти задачи были приоритетными для меня на посту Президента. Я работал, как и обещал, принимая присягу: открыто и честно, в интересах людей, делая всё для того, чтобы они были свободны и уверенно смотрели в будущее.

Нам многое удалось – даже в непростой период глобального кризиса. Мы полностью выполнили наши социальные обязательства, более того – занялись модернизацией экономики. Конечно, не всё получилось, не всё задуманное удалось реализовать до конца, но эта работа должна быть продолжена. Я в этом абсолютно уверен.

Нам вместе пришлось пройти серьёзные испытания: безопасность России испытывали, как и раньше, на прочность. Нам пришлось дать отпор агрессору. И мы продолжили борьбу с терроризмом, который остаётся угрозой для нашей страны.

Считаю одним из важных достижений, очевидных достижений, широкое участие граждан в политической жизни. Принципиально важно, что и сама власть стала более открытой для диалога и для сотрудничества. Государство ведь не может эффективно работать без обратной связи с людьми, без учёта тех инициатив, которые рождаются в обществе. В своей работе я руководствовался этим. Ведь всех нас объединяет стремление к общему благу, к свободе, к прогрессу. И конечно, нас объединяет любовь к детям и к нашей стране – России.

Завершая работу на посту главы государства, хочу поблагодарить всех, кто поддерживал меня все эти годы. Благодарю вас за то огромное доверие, которое вы оказали мне, за вашу помощь, за ваше сопереживание. За то, что мы были вместе.

Хочу также поблагодарить всех граждан России. Спасибо вам! Нам ещё очень многое предстоит сделать.

Возглавлять Российское государство, работать для нашего народа – это великая ответственность и великая честь. И я рад, что сегодня Президентом станет Владимир Владимирович Путин – опытный человек и сильный руководитель, которого поддерживает большинство граждан нашей страны.

Желаю Владимиру Владимировичу Путину успехов в должности Президента России, в его работе для нашей страны, для наших людей!

В.ЗОРЬКИН: В соответствии с частью первой статьи 82-й Конституции Российской Федерации при вступлении в должность Президент Российской Федерации приносит присягу, установленную Конституцией Российской Федерации.

Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас принести присягу.

В.ПУТИН: Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу.

В.ЗОРЬКИН: Владимир Владимирович Путин вступил в должность Президента России.

В.ПУТИН: Уважаемые граждане России!

Дорогие друзья!

Вступая в должность Президента Российской Федерации, понимаю всю свою ответственность перед Родиной. Её интересы, безопасность, благополучие граждан страны всегда были и всегда останутся для меня превыше всего. Сделаю всё, чтобы оправдать доверие миллионов наших граждан. Считаю смыслом всей своей жизни и своим долгом служение Отечеству, служение нашему народу, поддержка которого вдохновляет и помогает решать самые сложные и трудные задачи.

Мы вместе прошли большой и сложный путь, поверили в себя, в свои силы, укрепили страну, вернули себе достоинство великой нации, мир увидел возрождённую Россию, и это результат усилий нашего народа, общей напряжённой работы, в которой есть личный вклад каждого. Сегодня у нас есть всё для движения вперёд, для созидания: дееспособное и развивающееся государство, прочная экономическая и социальная база, активное и ответственное гражданское общество. Я вижу в этом большую заслугу Дмитрия Анатольевича Медведева. Его президентство обеспечило преемственность и устойчивость развития страны, придало дополнительный импульс модернизации всех сторон нашей жизни. Впереди у него сложные и очень ответственные задачи. Я желаю ему успехов.

Сегодня мы вступаем в новый этап национального развития, нам потребуется решать задачи принципиально иного уровня, иного качества и масштаба. Ближайшие годы будут определяющими для судьбы России на десятилетия вперёд. И мы все должны понимать, что жизнь будущих поколений, историческая перспектива государства и нашей нации зависят сегодня именно от нас, от реальных успехов в создании новой экономики и современных стандартов жизни, от наших усилий по сбережению народа и поддержке российских семей, от нашей настойчивости в обустройстве огромных российских пространств от Балтики до Тихого океана, от нашей способности стать лидерами и центром притяжения всей Евразии.

Мы добьёмся наших целей, если будем единым, сплочённым народом, если будем дорожить нашим Отечеством, укреплять российскую демократию, конституционные права и свободы, расширять участие граждан в управлении страной, в формировании национальной повестки дня, чтобы стремление каждого к лучшей жизни было воплощено в совместной работе для процветания всей страны. Мы обязательно добьёмся успеха, если будем опираться на прочный фундамент культурных и духовных традиций нашего многонационального народа, на нашу тысячелетнюю историю, на те ценности, которые всегда составляли нравственную основу нашей жизни, если каждый из нас будет жить по совести, с верой и любовью к Родине, к своим близким, заботиться о счастье своих детей и благополучии своих родителей. Мы хотим и будем жить в демократической стране, где у каждого есть свобода и простор для приложения таланта и труда, своих сил. Мы хотим и будем жить в успешной России, которую уважают в мире как надёжного, открытого, честного и предсказуемого партнёра. Я верю в силу наших общих целей и идеалов, в силу нашей решимости преобразить страну, в силу объединённых действий граждан, в наше общее стремление к свободе, к правде, к справедливости. Мы готовы к грядущим испытаниям и грядущим свершениям. У России великая история и не менее великое будущее. И мы будем работать с верой в душе, с искренними и чистыми помыслами.

Спасибо!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 мая 2012 > № 548711 Владимир Путин


Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 5 мая 2012 > № 548895 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с главой норвежской компании «Статойл АСА» Х.Лундом.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день! Я очень рад вас видеть.

У меня сегодня была возможность поговорить с Премьером Норвегии: мы с ним коротко подвели итоги нашего взаимодействия по различным направлениям, в том числе и в сфере энергетики. Мне приятно отметить, что после достижения договорённостей на политическом уровне, в частности по решению вопроса по демаркации границы, мы переходим к созданию на этой базе совершенно нового уровня по качеству взаимодействия в сфере экономики.

Особенно приятно, что у вас складывается с одной из ведущих российских компаний, с «Роснефтью», такое многостороннее партнёрство, связанное не только с совместной работой как на нашей территории, так и на ваших лицензионных участках, а также связанное с обменом активами. И, конечно, то, что намечается такая большая совместная работа, – она, безусловно, будет отражаться на смежных отраслях: на кооперации в области судостроения, в области развития инфраструктуры. Работа рассчитана на долгую перспективу, на многие годы. Уверен, что она будет успешной. Мы дорожим нашими отношениями с соседями, Норвегией, и уверен, что проекты будут развиваться самым наилучшим образом и будут пользоваться безусловной поддержкой Правительства.

Х.Лунд (как переведено): Господин Премьер-министр, большое спасибо, что уделили мне время.

Год спустя после того, как я вступил в руководство «Статойл», я находился с визитом в Москве, и в 2005 году мы договорились о том, что Норвегия и Россия – это естественные партнёры на севере. И «Статойл» работала в этом направлении с того момента. Я думаю, что не преувеличу, если скажу, что практически в течение двух десятилетий мы пытались рассмотреть перспективы исследовательских геолого-разведочных работ в открытом море. Поэтому мы очень рады, что заключаем соглашение с «Роснефтью»: это крупный стратегический шаг как для «Статойл», так и для «Роснефти». Самое главное для нас, самое важное – это взаимность в рамках соглашения. Час назад мы уже обсуждали с господином Худайнатовым, что он с командой отправится в Норвегию, для того чтобы посетить некоторые наши объекты, так же как и я то же самое сделаю в отношении России. Я думаю, что важная часть соглашения заключается в том, что она покрывает всю цепочку активов. Я убеждён, что это соглашение подтолкнёт более широкое развитие во всех других областях, как Вы уже сказали.

Мы очень много работали за последнюю неделю также вместе с господином Сечиным, под его руководством. Переговоры были очень напряжёнными, но в то же время очень конструктивными, поэтому, я думаю, это означает, что мы будем успешно работать в дальнейшем. А со своей стороны, со стороны компании «Статойл», я сделаю всё возможное для того, чтобы это сотрудничество было успешным. И благодарю Вас за доверие, которое Вы нам оказываете. Мы очень серьёзно к этому подходим и сделаем всё возможное, чтобы это мероприятие оказалось успешным как для России, так и для «Роснефти» и «Статойл».

В.В.Путин: Как вы оцениваете общий объём возможных инвестиций в совместные проекты? Разумеется, если всё будет развиваться так, как мы с вами думаем, так, как мы рассчитываем.

Х.Лунд: Если мы добьёмся успеха на стадии геолого-разведочных изысканий, то, я думаю, это будут миллиарды долларов. И учитывая месторождения, о которых мы говорим (это месторождения на суше и в открытом море), эти месторождения очень сложны… Но, думаю, что при наличии новых технологий и инноваций, мы сможем добиться всего, чего хотим. В случае успеха, я думаю, произойдёт глубокий обмен инновациями и технологиями между двумя компаниями. Я знаю, что некоторые лицензии будут в силе аж до 2040 года. Это долгосрочное стратегическое партнёрство.

В.В.Путин: Успехов.

Х.Лунд: Спасибо.

* * *

По окончании встречи в присутствии Председателя Правительства России В.В.Путина состоялось подписание Соглашения между ОАО НК «Роснефть» и компанией «Статойл».

Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 5 мая 2012 > № 548895 Владимир Путин


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 4 мая 2012 > № 548899 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по вопросу развития розничного рынка электроэнергии.

Обсуждались новые правила розничного рынка электроэнергии, которые, как рассчитывает Премьер, «будут защищать интересы добросовестных потребителей и поставщиков электрической энергии, позволят обеспечить высокий уровень конкуренции при сохранении надёжности электроснабжения».

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Вы знаете, что вчера на площадке Агентства стратегических инициатив мы обсуждали с коллегами и из Правительства, и из бизнеса вопросы улучшения делового климата. Одна из проблем, которая хорошо известна, – это электроэнергетика, точнее, подключение, ну и многое, что с этим связано: использование, ценообразование, тарифы в этой сфере. Издержек много, много рутины, вредной для экономики и обременительной. По сути, баланс интересов сейчас находится, очевидно, на стороне поставщиков. Это привело к существенному искажению рынка: около 80% рынка почти в каждом субъекте Российской Федерации монополизировано одной-двумя энергосбытовыми организациями. По оценкам Минэкономразвития России, это приводит к завышению цен для потребителей примерно на 5–7%.

Нам нужны действенные шаги по повышению уровня конкуренции на розничном рынке электроэнергетики, при этом энергокомпаниям также необходимы устойчивые, предсказуемые условия, устойчивый и предсказуемый спрос и (это совершенно очевидно) гарантии возврата инвестиций, а они являются значительными. По оценкам экспертов, в ближайшие три года на развитие генерации и сетевого хозяйства будет направлено порядка 3 трлн рублей. За последнее время мы кое-что сделали в этом направлении – в направлении улучшения ситуации на рынке.

Напомню, о чём идёт речь. Мы строго регламентировали порядок ценообразования для сбытовых организаций и установили повышенные требования к прозрачности их деятельности, отказались от дифференциации потребителей по так называемому числу часов использованной мощности – ЧЧИ, да? – так в простонародье называют эту штуковину. Ввели единый час определения объёмов мощности на оптовом и розничном рынках, отменили принцип «бери или плати» при расчётах за электроэнергию для малых и средних потребителей. Все эти меры призваны исключить возможность необоснованного завышения цен для потребителей. В то же время мы с вами ещё в декабре прошлого года на совещании, которое было организовано на Саяно-Шушенской ГЭС, говорили о необходимости принятия следующих шагов по улучшению ситуации на рынке электроэнергии.

Сегодня давайте об этом поговорим и поговорим о том, что сделано, о том, о чём вы договорились все и на уровне Правительства, и в диалоге с представителями бизнес-сообщества.

Речь идёт об утверждении новых правил розничного рынка электроэнергии. Правила регламентируют отношения поставщиков и потребителей электрической энергии и содержат ряд принципиальных нововведений.

Вот основные из них. Первое – для потребителей сняты ограничения по смене поставщика электрической энергии. Ранее смена сбытовой организации или выход на оптовый рынок были существенно затруднены. Потребитель должен был получить согласования региональных и федеральных органов регулирования. Кроме того, сбытовая организация вправе была требовать с потребителя денежную компенсацию за переход к другому поставщику. Как результат – за последние четыре года выйти на прямые отношения с производителями удалось только 400 крупным, можно сказать крупнейшим, потребителям. В новых правилах получение потребителями согласований больше не требуется. Для малых и средних потребителей с мощностью до 1,8 МВт оплата компенсации исключена, для крупных потребителей компенсация не требуется, если переход к другому поставщику осуществляется с начала года. Это позволит потребителям выбирать поставщика с наиболее выгодными условиями поставки электрической энергии. Но здесь мы должны подумать, конечно, и о поставщиках электрической энергии, и о компаниях, электрокомпаниях. Крупные потребители планируют свою производственную деятельность заранее и имеют возможность принять для себя своевременное решение.

Второе – определён прозрачный порядок установки и снятия показаний приборов учёта. Прежде возникала ситуация, при которой установка потребителем современных приборов учёта приводила к уменьшению платежей в адрес энергосбытовых организаций. И получалось, что сбытовые организации теряли доход, и, конечно, не были напрямую заинтересованы в установке потребителями современных приборов учёта. В результате потребители испытывали сложности, так как сбытовые организации выставляли необоснованные требования: по среднему выставляли просто - и всё. В новых правилах требования к приборам учёта ограничены, а в качестве ответственных за установку приборов учёта определены уже сетевые организации. Думаю, что это справедливо, и те сетевые организации, те сбытовые организации, которые не будут этого делать, - значит, будут просто исключаться из участников рынка.

Третье – потребители часто сталкивались с требованиями поставщиков о дополнительных платежах за различного рода услуги, например за ввод в эксплуатацию, обслуживание и опломбирование приборов учёта. Это то, что, как правило, называется навязанными услугами. В новых правилах взимание дополнительных платежей прямо запрещено.

Четвёртое – сбытовые компании лишаются статуса гарантирующего поставщика так называемого второго уровня, если они не выполнили требований законодательства. Напомню, что статус гарантирующего поставщика второго уровня фактически закрепляет обслуживаемую территорию за одной сбытовой компанией. Требования об установке современных приборов учёта и выходе на оптовый рынок были установлены для таких компаний ещё несколько лет назад, однако в большинстве случаев эти требования не выполнены. Кроме того, такие поставщики приобретали электрическую энергию у других сбытовых компаний и перепродавали её своим потребителям с соответствующей накруткой. Таким образом, потребитель оплачивал фактически двойную сбытовую надбавку и не мог перейти к другому поставщику при этом. Решение этой проблемы также предусмотрено в новых правилах.

И, наконец, ещё один очень важный момент: потребители получили серьёзную дополнительную возможность снижения стоимости мощности. Ранее расчёты за мощность проходили в час собственного пика потребителя, поэтому оптимизировать свой график потребления электроэнергии было фактически невыгодно. С этого года расчёты за мощность будут осуществляться в час пикового потребления региона – это позволит получить существенную экономию тем предприятиям, которые переносят своё потребление с утреннего и вечернего периодов на дневной или ночной. Экономия может составить, по данным экспертов, примерно до 20% от конечной цены за электроэнергию.

Делая шаги навстречу потребителям, мы не можем забывать, как я уже и говорил, о проблемах поставщиков электрической энергии. Это в первую очередь платёжная дисциплина и нарушения в сфере учёта электрической энергии – они должны быть исключены. В новых правилах существенно увеличена ответственность потребителей за безучётное и бездоговорное потребление. В крайних случаях для нарушителей штрафные санкции будут равны тройному размеру стоимости электроэнергии. Рассчитываем, что новые правила розничного рынка будут защищать интересы добросовестных потребителей и поставщиков электрической энергии, позволят обеспечить высокий уровень конкуренции при сохранении надёжности электроснабжения. Кроме того, нужно создавать эффективную и работающую единую платёжную систему. Это важно в том числе с точки зрения повышения инвестиционной привлекательности электрической энергии, как вида деятельности. Прошу сегодня отдельно доложить конкретные предложения по этому вопросу. Более того, прошу, Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Сечину), Вас и министра энергетики, всех коллег проработать этот вопрос в кратчайшие сроки и не позднее чем через 10 дней доложить результаты этой работы.

В заключение подчеркну, что системную работу по созданию комфортных и цивилизованных правил на розничном рынке электроэнергии, безусловно, будем продолжать, причём в самом тесном контакте с предпринимательским сообществом.

Я хочу поблагодарить Министерство энергетики, всех коллег, которые работали над этим вопросом, заместителя Председателя Правительства Российской Федерации – Сечина Игоря Ивановича. Отдаю себе отчёт в том, какого объёма эта работа была и с какими трудностями она была связана, но практически в срок (я просил до мая, сейчас первые числа мая, так что будем считать, что в срок) это поручение выполнено.

А теперь давайте поговорим поподробнее.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 4 мая 2012 > № 548899 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548906 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Прошёл год, как было создано Агентство стратегических инициатив. Я вас, участников этого процесса, организаторов, поздравляю. Считаю, что агентство развернулось достаточно широко, занимается важными и интересными делами, очень полезными для нашей экономики, бизнеса, установило хорошие отношения с объединениями предпринимателей.

Что важно (и это я бы хотел ещё раз сказать), Агентство стратегических инициатив – это не политическое образование, не политическая структура. В известной степени занимается политикой, имею в виду, что ставит перед собой задачи улучшения делового климата, создания нормальных условий для развития бизнеса – в широком смысле да, но это, строго говоря, не политическое объединение, никакое не партийное, оно занимается конкретной работой прежде всего в экономической сфере. Повторяю ещё раз: на мой взгляд, в целом разворачивается масштабно и на ключевых направлениях работает.

Вот что касается стандарта создания благоприятного предпринимательского климата. Мы договорились, что он будет внедряться в пилотных проектах, но мне бы очень хотелось, чтобы, как мы и договаривались, где-то в 2013 году на всей территории Российской Федерации этот стандарт начал бы эффективно работать.

В декабре 2011 года на встрече с «Деловой Россией» мы говорили о национальной предпринимательской инициативе. Знаю, что агентство тоже этим занимается. Мне бы очень хотелось, чтобы все вместе мы эту инициативу продвигали по всем направлениям, которые представляют интерес для экономики.

Сегодня мы рассмотрим первые четыре так называемые дорожные карты, которые направлены на то, чтобы улучшать деловой климат. Речь идёт об упрощении доступа бизнеса к подключению к электросетям – крайне важная вещь, всем известная хорошо, мы постоянно к этому возвращаемся. К сожалению, не так быстро, как нам хотелось бы, меняется ситуация – меняется правда, но сделать ещё нужно много.

Вторая проблема – это ликвидация административных барьеров в таможне и ликвидация административных барьеров в строительстве, и поддержка отечественных компаний, выходящих на внешний рынок. Прежде всего, конечно, (и мы уже об этом тоже говорили на одной из встреч) речь идёт о поддержке малого и среднего бизнеса, который выходит со своей продукцией либо услугами на внешний рынок. МИД так или иначе крупные компании уже научился поддерживать, работать в тесном взаимодействии, а вот представители малого и среднего бизнеса, конечно, нуждаются в особом сопровождении.

Все вопросы непростые, все непростые. Ну, например, ФТС: конечно, нужно поговорить, и я знаю, дискуссия там ещё не закончена по поводу того, как нам выстраивать деятельность аффилированных структур, как к ним относиться, как выпускать товары с таможни, на каких условиях, что должно гарантировать собираемость в бюджет. Я понимаю Таможенную службу, здесь тоже есть определённые опасения у них: предлагаю послушать самым внимательным образом. Но, безусловно, что некоторые вещи должны быть сделаны совершенно точно. Например, нужно перевести в электронную форму оборот всех документов на таможне – это совершенно очевидно. Есть и другие вещи, с которыми спорить, я думаю, никто не будет и на которые нам нужно обратить особое внимание.

Строительство. Уже к 2013 году также необходимо перейти к уведомительному порядку начала строительства в промышленных зонах, а затем сможем распространить этот порядок и на жилищное строительство. Это важнейшая сфера для нас, она связана и с развитием экономики в целом, она связана и с безопасностью. Конечно, мы не должны допустить ни одного ложного шага, но ситуация, которая сегодня у нас есть, с которой мы сталкиваемся, она с точки зрения экономического развития нетерпима. Слишком всё неповоротливо, забюрокрачено, неэффективно, не даёт возможности просто развиваться этой отрасли экономики – важнейшей и для экономики в целом, и для социальной сферы.

Я уже говорил о присоединении к электрическим сетям. Здесь, конечно, тоже очень много нужно сделать. Я думаю, что в разы, в десятки раз должны в ближайшие годы сократиться платежи за присоединение. Но есть и другие, чисто формальные вещи, которые можно сделать и нужно сделать для того, чтобы ситуация изменилась кардинальным образом.

И ещё раз хочу сказать, что, несмотря на предполагаемое изменение места моей работы, я рассчитываю трудиться с Агентством стратегических инициатив так же плотно. Буду всячески поддерживать вашу работу, так же как и, надеюсь, будущее Правительство. Кстати говоря, вот эти четыре дорожные карты, о которых мы говорим и которые будем сегодня обсуждать, они должны быть потом доработаны Министерством экономического развития и соответствующем образом затверждены. Если потребуется, если коллеги посчитают целесообразным, можно это оформить и в постановлениях Правительства, можно и в указах. Но, конечно, это должны быть вещи какого-то обобщенного, капитального характера.

Давайте начнём работать.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548906 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548905 Владимир Путин

По завершении заседания наблюдательного совета АСИ В.В.Путин ответил на вопросы журналистов.

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день, здравствуйте!

Реплики: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.В.Путин: Слушаю вас.

Вопрос: Владимир Владимирович, Правительством уже немало сделано для того, чтобы улучшить условия ведения бизнеса в России. Но тем не менее предпринимаемые меры не всегда приводят к желаемому результату. В частности, в электроэнергетике есть примеры, когда сетевики не очень горят желанием вводить новые правила, потому что им это просто невыгодно. Могли бы как-то это прокомментировать?

В.В.Путин: Проблем много. Сейчас мы собирались с молодыми предпринимателями и с их старшими коллегами, которые уже включены в работу Агентства стратегических инициатив. В целом за год сделано этой структурой и людьми, которые там работают, немало. И сейчас, вы знаете, я с большим удовольствием отметил, что заработал механизм – сейчас я об этом говорил. В чём он заключается? У нас налажен прямой диалог и с объединениями предпринимателей - и с РСПП, и с «Опорой России», и с «Деловой Россией». Но это всё-таки организации, которые прежде всего создавались бизнесом, защищают его интересы, и там идёт постоянное такое перетягивание каната между бизнес-интересами и квазиинтересами государства. А АСИ мы всё-таки создавали сами с привлечением людей из бизнеса, причём молодых людей, и сразу изначально наладили определённые каналы взаимодействия и коммуникации с властными структурами. Вот сейчас, скажем, по четырём картам, о которых мы говорили, одну из которых вы сейчас упомянули (это электроэнергетика): я с удовольствием констатировал, что все участники процесса почти по всем вопросам в результате довольно жёсткой дискуссии, но всё-таки пришли к единому мнению. Почти по всем вопросам, в том числе, допустим, и по той же электроэнергетике, по подключению к сетям, о которых вы сейчас сказали, по этой проблеме. Здесь много конкретных решений предлагается, которые должны привести (я уже сказал в своём вступительном слове) к тому, что плата за подключение должна снизиться в разы, в десятки раз.

А как этого достичь? Вот в этих предложениях практически очень многие вещи изложены, в том числе, допустим, переходить предлагается к заявительному способу решения ряда согласовательных процедур сегодня и так далее.

Некоторые вещи остались несогласованными. Скажем, по направлению совершенствования работы Таможенной службы - сама Таможенная служба возражала против предложений АСИ и экспертов, чтобы переходить к новой системе оплаты за таможенные услуги, скажем по импорту, чтобы добиться того, чтобы товары выпускались таможней гораздо раньше, чем это сегодня имеет место быть. А предприниматели предложили перейти к таким процедурам, которые во многих странах уже достаточно эффективно используются. Скажем, к так называемым револьверным гарантиям первоклассных российских банков. У наших фискальных органов, у таможни есть опасения, что это задержит поступление денег в бюджет, в казначейство. Сегодня товары выпускаются только после того, как деньги зачисляются на счёт казначейства, но в этом смысле, вы знаете, я скорее соглашусь с предпринимателями. Нужно аккуратнее делать это, нужно, чтобы процедура, обеспечивающая интересы государства, фискальные интересы, была отработана до мельчайших деталей, но нужно сделать так, чтобы эти процедуры были приемлемыми для бизнеса и благотворно отражались на деятельности всей экономики.

Так же как и другой вопрос применительно к таможне мы рассматривали, но он имеет отношение… Он более системный, конечно, имеется в виду деятельность различных ГУПов, государственных унитарных предприятий. К сожалению, (и мы уже об этом раньше говорили) часто эти структуры обслуживают либо собственные интересы чисто коммерческого характера, либо интересы своих материнских компаний или не компаний, а административных структур. И далеко не всегда это соответствует интересам экономики в целом, а значит, и самого государства. Поэтому сегодня мы говорили о том, что мы предпримем необходимые шаги либо по ликвидации ряда этих структур, либо по их приватизации. Пускай они работают в рынке и не искажают его.

Так же - и по некоторым другим проблемам. Они сложные, мы многократно уже об этом говорили. Например, говорили о том, что нужно сделать для того, чтобы обеспечить значительное увеличение объёмов строительства, прежде всего жилищного строительства. Целый набор мер был сегодня коллегами из АСИ предложен. Как они считают, это мягкие меры, спокойные. Что хочу подчеркнуть: практически всё, кроме этих двух вопросов по таможне, всё согласовано с административными органами, ведомствами и министерствами. Мы договорились, что месяца через три (я предложил где-то во второй половине сентября) соберёмся и посмотрим, как идёт работа по исполнению этих дорожных карт.

Вопрос: Есть ли какое-то ожидание, что в обозримом будущем будут серьёзные изменения, которые, может быть, позволят, если не снизить цены на жильё, но по крайней мере сделать более доступным жильё?

В.В.Путин: Нам нужно больше строить. Нам нужно строить гораздо больше, чем мы строим сейчас, – нам нужно строить по 100 млн кв. м. И сегодня как раз мы обсуждали вопросы, как снять ограничения на строительство. Вы знаете, мне бы сейчас не хотелось вдаваться в каждую из этих дорожных карт: это вы можете с ребятами поговорить. Мы два часа только что разговаривали - там много предложений, есть и достаточно радикальные, они на них сегодня даже не настаивают, есть мягкие предложения.

Одна из проблем – это заинтересованность муниципалитетов в организации этого жилищного строительства. Нужно создать стимулы для муниципалитетов. Понимаете, построили ряд домов – один, два, три, пять, 100 домов. А что муниципалитеты с этого имеют, кроме того что увеличивается нагрузка на инфраструктуру? Нужно денег больше тратить на развитие дорожной сети, на энерго-, газоснабжение и так далее, и тому подобное, социальную инфраструктуру нужно строить, а доходы-то адекватно не возрастают! Поэтому сегодня говорили, например, о том, как сделать так, чтобы муниципалитеты были кровно заинтересованы в этом. И здесь есть свои предложения, связанные с налогообложением, связанные с налогом на недвижимое имущество, на землю. Сегодня говорили о том, как обеспечить ввод земель в стройку и так далее. Там много предложений. Если это у вас вызывает такой конкретный профессиональный интерес, повторяю ещё раз: с коллегами поговорите, они вам подробнее всё расскажут, чтобы мне не повторяться, не говорить 10 раз одно и то же.

Вопрос: Можно вопрос тактического характера?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: После 7 мая как мы будем работать?

В.В.Путин: Будем работать так же энергично, как и работали раньше, только немножко больше.

Реплика: Спасибо большое.

В.В.Путин: А как мы с вами это сделаем, мы, я предлагаю, поговорим об этом сразу после праздника Победы – где-то 10–11-го числа на одном из мероприятий. Я думаю, что вы все, весь пул будет там. Выберем такое место и время и поговорим.

Вопрос: Владимир Владимирович, сейчас на Украине разгорается скандал вокруг Юлии Тимошенко. Из-за этого даже многие зарубежные лидеры бойкотируют ЕВРО-2012. Как Вы это может прокомментировать? Поедете ли сами?

И второй вопрос, если позволите. Некоторые утверждают, что ее здоровье настолько плохое, что ей нужна помощь за рубежом. Но ведь соглашение газовое, за которое её судили и она сидит, она с Вами именно подписывала. В этой связи Вы будете за неё заступаться каким-то образом?

В.В.Путин: Я уже формулировал своё отношение к этому делу. Перед тем как подписать соглашение по поставкам газа на Украину, естественно, наши юристы самым тщательным образом всё проверили. Подписанное соглашение полностью соответствует законодательству Российской Федерации и Украины. Мы, когда пописываем соглашения с какой бы то ни было страной, с любой страной, и Украина в этом смысле не исключение, конечно, наши юристы досконально изучают законодательство страны–нашего партнёра, для того чтобы гарантировать нас от любых рисков при исполнении этих контрактов. Повторяю ещё раз: по мнению наших юристов, никакого нарушения законов – ни российского, ни украинского – не было допущено.

Что касается чемпионата Европы по футболу, я считаю, что ни в коем случае нельзя смешивать политику, бизнес и другие вопросы подобного рода со спортом. Нужно оставить спорт в покое. Я придерживаюсь принципа, который исповедуется и поддерживается Международным олимпийским комитетом: спорт вне политики.

Что касается гуманитарной стороны дела, то, если Юлия Владимировна посчитает возможным и если власти Украины, наши украинские партнёры согласятся с этим, мы с удовольствием приняли бы Юлию Владимировну Тимошенко в России для лечения в любое удобное для неё и для властей Украины время, в любом лечебном заведении.

Спасибо большое.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548905 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548900 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по вопросу стимулирования освоения трудноизвлекаемых запасов нефти.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Напомню, что 12 апреля этого года мы обсуждали с вами и приняли целый ряд решений – стратегических, можно сказать, решений, – связанных с освоением шельфа. Говорили о разработке сложнейших месторождений углеводородов в Арктике и в других регионах России. По сути, на основе системного подхода мы приступили к формированию стимулов для инвестиционных проектов, чтобы обеспечить прирост добычи нефти, газа на долгосрочную перспективу. Наша задача здесь – создать гибкий набор инструментов, в том числе фискальных, которые сделают инвестиционно привлекательной всю основную линейку проектов по добыче углеводородов. Тем самым в стратегическом плане мы сможем повысить энергетическую безопасность России, играть ещё большую роль на мировых энергетических рынках.

Конечно, серьёзный резерв – это повышение отдачи от месторождений и рачительное использование сырьевой базы, активное использование и включение в оборот, более активное использование и включение в оборот так называемой трудноизвлекаемой нефти. Такие проекты требуют (вы знаете это лучше, чем кто-либо другой) и серьёзных капиталовложений, и самых передовых технологий. И нам нужно создать для инвесторов привлекательные условия, чтобы выход на новые площадки, разработка технологически сложных месторождений были выгодными и интересными для компаний, гарантировали бы и возврат инвестиций, и экономически обоснованный уровень рентабельности.

В России на таких месторождениях пока добывается всего лишь 4% от общего объёма нефти – не более 20 млн т в год при общей добыче в прошлом году, как вы знаете, 511,4. При этом, по оценкам экспертов, потенциальные запасы трудноизвлекаемой нефти в России составляют от 25 млрд т до 50 млрд т. И мы должны дать ясный сигнал и нашим компаниям (практически все ведущие компании здесь представлены), чёткий сигнал мировым компаниям о том, что работать по этим площадкам будет интересно, выгодно и прибыльно.

В среднесрочной перспективе, начиная с 2020 года, это может дать нам дополнительно порядка 40–100 млн т нефти ежегодно в зависимости от эффективности работы компаний. Поэтому по аналогии с проектами на шельфе предполагается ввести категории месторождений трудноизвлекаемой нефти в зависимости от характеристик месторождений нефти, прежде всего по показателям проницаемости породы и вязкости и установить льготы по НДПИ для таких месторождений.

Для наиболее сложных проектов (сейчас перехожу к конкретным цифрам) НДПИ будет составлять от 0% до 10% от стандартной ставки, для средней категории – от 10% до 30% и для более лёгкой – от 30% до 50%. Причём предлагается закрепить такой режим на длительную перспективу, тем самым создав стабильные, предсказуемые, долгосрочные правила для бизнеса. Льгота будет предоставляться на 10, 7 и 5 лет соответственно, подчеркну: с начала промышленной добычи нефти.

Распоряжение Правительства, устанавливающее такой порядок, будет подписано сразу же после нашей с вами встречи. Прошу до 1 октября текущего года подготовить все необходимые документы и акты, которые урегулируют процедуры предоставления льгот по трудноизвлекаемым запасам нефти. Кроме того, хотел бы объявить ещё об одном решении. Сегодня будет также подписано постановление Правительства, которое утвердит Положение об установлении границ участков недр. Этот документ направлен на снятие излишних административных барьеров при корректировке границ участков как по площади, так и по глубине. Тем самым компании смогут активнее включать в промышленный оборот новые горизонты нефтедобычи, проводить дополнительную доразведку месторождений.

Что хотел бы сказать в заключение? Мы сейчас создаём все необходимые условия для работы наших компаний, для освоения новых нефтегазовых провинций, повышения эффективности отрасли. Это и меры фискального стимулирования, и последовательное развитие транспортной инфраструктуры, включая сеть нефтепроводов, - все это, безусловно, создаст новые условия и новые горизонты для самой отрасли. И рассчитываю, что бизнес так же будет чётко выполнять взятые на себя обязательства. Это касается инвестиционных проектов, внедрения новых технологий, модернизации всей производственной цепочки. Мы с вами об этом неоднократно говорили, в том числе и, по-моему, в Киришах последний раз. Это всё, что я хотел бы сказать вначале. Давайте обсудим предлагаемые меры.

Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548900 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 2 мая 2012 > № 548907 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! У нас сегодня есть повод подвести некоторые итоги деятельности комиссии за четыре года. И в этой связи я очень коротко хотел бы сказать о том, что, по сути, был создан и отлажен новый механизм привлечения иностранных инвестиций и доступа иностранных компаний в стратегические отрасли российской экономики. За четыре года работы комиссии было рассмотрено более 140 ходатайств от иностранных компаний, иностранных инвесторов. При этом абсолютное большинство из них было одобрено (94%), и только в восьми случаях заявки были отклонены по вполне обоснованным причинам, причём ни одно из отрицательных решений комиссии не было обжаловано либо оспорено.

В рамках проектов, которые получили одобрение комиссии, в стратегические сферы российской экономики было привлечено более 33 млрд долларов иностранных инвестиций. Отмечу, что запуск масштабной программы технологического переоснащения, например, Тверского вагоностроительного завода, Брянского машиностроительного завода, и в партнёрстве с французскими компаниями и российской компанией, получил здесь хороший старт и развивается неплохо. Отметил бы также, например, развитие фармацевтического производства в Орловской области с иностранными партнёрами, ну и целый ряд других вполне успешно стартовавших проектов.

При этом мы в целом серьёзно изменили сам порядок рассмотрения обращений инвесторов: упростили многие процедуры, убрали явно избыточные барьеры и согласования. Благодаря принятию целого ряда поправок расширен доступ для иностранных компаний в пищевую и медицинскую промышленность, в банковский сектор, сферу недропользования.

Из-под контроля комиссии выведены сделки, в которых в качестве иностранного инвестора участвуют международные финансовые организации. Теперь им достаточно просто получить разрешение ФАС и не нужно обращаться в комиссию. Я думаю, что вот эту работу на упрощение привлечения инвестиций при безусловном учёте национальных интересов в стратегических секторах экономики мы должны будем продолжать и в будущем. Сейчас Федеральная антимонопольная служба готовит целый блок поправок, направленных на упрощение процедуры и сокращение сроков рассмотрения ходатайств от зарубежных инвесторов. Надеюсь, что Игорь Юрьевич Артемьев сегодня нам об этом тоже доложит. Эти новации призваны стимулировать иностранный бизнес к реализации новых проектов в стратегических областях российской экономики, как я это уже говорил. Мы должны будем учитывать, конечно, особенности, связанные с запуском единого экономического пространства между Россией, Казахстаном и Белоруссией, и учитывать должны будем, безусловно, полноправное присоединение, полноценное присоединение России к Всемирной торговой организации.

Мы знаем, что крупные проекты продолжаются. Совсем недавно в нефтегазовой сфере состоялось подписание документов с компанией «Эксон» и компанией «Эни». Там речь идёт о многих миллиардах долларов инвестиций, причём рассчитанных на очень длительную перспективу.

В этой связи хотел бы сказать – напомнить, точнее, – что в 2011 году из-за рубежа в российскую экономику пришло более 52 млрд долларов прямых инвестиций. По динамике мы практически вышли на уровень предкризисного 2007 года. В 2007 году было 55 млрд долларов прямых инвестиций.

Сейчас у нас достаточно плотная повестка дня – есть конкретные предложения от наших инвесторов. Среди них выделил бы, например, обращение итальянской компании «Агуста Вестланд» по созданию российско-итальянского совместного предприятия по выпуску гражданских вертолётов. Речь идёт и об организации производства с высокой степенью локализации, а также о создании центров по подготовке кадров. Думаю, что это хороший пример, когда вместе с капиталом в нашу экономику приходят и современные технологии, эффективные системы организации и управления производством, подготовка инженерных кадров и создание инженерного центра.

Давайте начнём работать.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 2 мая 2012 > № 548907 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2012 > № 548911 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по реализации задач, поставленных в его предвыборной статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России.

Стенограмма совещания

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня продолжим обсуждение конкретных шагов, направленных на реализацию приоритетов, обозначенных в ходе недавно состоявшейся политической кампании. Я предлагаю сегодня сосредоточиться на вопросах социальной политики, которая играет, безусловно, – мы все это прекрасно понимаем – ключевую роль в жизни практически каждого человека. Я сейчас не буду говорить общих фраз: мы часто на различных уровнях обсуждаем эти вопросы. Хотел бы сосредоточиться на некоторых конкретных проблемах.

Первое. Самое простое и самое главное практически для каждого гражданина – это заработная плата. Давайте поговорим сегодня об уровне заработной платы в социальной сфере – среди врачей, педагогов, среди других социальных работников. Если квалифицированным специалистам приходится бегать от одной работы к другой, брать на себя дополнительную нагрузку и так или иначе государство вынуждено легализовать этот процесс (мы понимаем, что это отражается в конечном итоге на качестве работы), то, наверное, это не самый лучший способ решения социальных проблем и для людей, которые предоставляют определённые услуги населению, и для тех, кто получает эти услуги. Сейчас не буду вдаваться в детали. Мы сейчас с вами поговорим поподробнее об этом.

Вторая тема, на которой хотел бы сегодня сосредоточиться и предложить вам подискутировать, – это поддержка многодетных семей. Хорошо известно, что для нашей страны, собственно говоря, как и для очень многих стран, особенно наших соседей по Европе, демографическая проблема является наиболее актуальной и наиболее острой. Наша страна не исключение. И если мы хотим, чтобы решалась эта проблема, то недостаточно… Хотя это тоже очень важно: поддержка женщин и семей, которые принимают решение завести ребенка, второго, третьего, тем более поддержка сертификатами, витаминами и т. д. У нас целый набор поддержки есть, но дальше, когда ребенок появляется, дальше что? И детские сады, и уровень дохода семьи – вот об этом надо подумать.

Я уже говорил в одной из своих статей о том, что нам нужно в этой связи поддержать на данном этапе семьи, которые приняли решение завести третьего ребенка. Но, конечно, эта поддержка должна быть адресной, и мы об этом много раз уже говорили. Это правильно, абсолютно социально обоснованно – нужно поддержать прежде всего семьи в тех регионах, где наблюдается устойчивая отрицательная динамика по демографии, и те семьи, которые нуждаются в поддержке, то есть уровень доходов которых является достаточно низким.

Вот об этом поговорим, поговорим также о том решении, которое раньше состоялось, а именно о выделении земельных участков. У нас уже выделено 7763 земельных участка, а в текущем, 2012 году планируется выдать ещё 31 тыс. земельных участков. Но этого тоже недостаточно, мы понимаем. Нужно стимулировать регионы к тому, чтобы обустраивать эти земельные участки инфраструктурой, иначе там просто невозможно будет ничего сделать, кроме того, чтобы продать этот участок и дальше выручить какие-то деньги. В том или ином регионе это может быть поменьше, побольше, но это не решение проблем на перспективу, как мы понимаем.

Третья проблема, на которой хотел бы сосредоточиться сегодня, – это трудоустройство инвалидов. Очень важная сфера, чрезвычайно. У нас, знаете, миллионы инвалидов и подавляющее большинство из них хочет и может работать, что очень важно. В качестве примера отмечу, что из 13 с лишним миллионов инвалидов почти 4,5 млн – это люди трудоспособного возраста, однако реально имеют работу чуть больше 1 млн. Совсем, ещё раз хочу это повторить, не потому, что не хотят работать – они хотят. В прошлом, 2011 году в службы занятости обратилось 272 тыс. людей с ограниченными возможностями, а трудоустроено лишь 85 тыс. человек.

Конечно, и работодатели должны относиться по-другому, но перекладывать всю нагрузку по трудоустройству людей с ограниченными возможностями только на бизнес было бы неправильно. Стоимость одного специального рабочего места варьируется от 30 до 430 тыс. рублей. Нам нужно поговорить и подумать о том, как поддержать, предпринять дальнейшие шаги по поддержке тех предпринимателей и тех работодателей, которые действительно хотят включиться в эту работу, и поддержать людей с ограниченными возможностями, использовать их на различных участках, тем более – а я это знаю точно, знаю, поскольку бывал на таких предприятиях, – люди работают не просто с душой, а эффективно работают. Это те темы, которые я хотел бы сегодня поднять. Разумеется, мы поговорим и по любым другим темам, которые вы считаете важными по этой проблематике.

Пожалуйста. Давайте начнём. Татьяна Алексеевна, Вам слово.

Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Вашему вниманию предлагается небольшая презентация, которая состоит из трёх частей, которые сейчас озвучил Владимир Владимирович, как ключевые вопросы, которые сегодня нужно обсудить. Естественно, я начну с первого вопроса, который касается заработной платы.

В первую очередь, естественно, я начну с заработной платы врачей и среднего и младшего медицинского персонала. И прежде, чем перейти к проблематике по этому вопросу, хотела бы отметить следующее: после того как были приняты закон «Об обязательном медицинском страховании» и закон «Об охране здоровья граждан» система здравоохранения имеет два уровня. Первый уровень – это государственный, на уровне субъектов Российской Федерации, и уровень федеральный, соответственно, с подчинением соответствующих учреждений.

При этом я хочу сказать, что на субъектовом уровне основной объём сосредоточен в страховой медицине и есть ещё так называемые социально значимые учреждения, которые оказывают помощь больным туберкулезом, больным СПИДом, наркозависимым людям. То же самое есть и на федеральном уровне, но на федеральном уровне к этой тематике добавляется ещё и оказание высокотехнологичной медпомощи.

И с учётом того законодательства, которое принято, мы в течение ближайших четырёх лет должны обеспечить к 2015 году пошаговое увеличение и финансового обеспечения, и структурных изменений, которые будут происходить в здравоохранении.

В этой связи я бы хотела начать с первого слайда и немножко погрузить вас в ситуацию с обеспеченностью кадровыми ресурсами в системе здравоохранения Российской Федерации. Я хотела бы привлечь ваше внимание, поскольку об этом я буду говорить дальше, к нескольким цифрам из тех, которые приведены на слайде.

У нас почти 523 тыс. врачей, причём врачей разных, и об этом я тоже скажу дальше. Сюда в том числе входят те врачи, которые занимаются санэпиднадзором, фармацевты, провизоры и т. д. Но здесь у нас есть ещё и прочий персонал, на который я прошу обратить внимание. Если вы посмотрите, то увидите, что его существенно больше – практически на 100 тыс. человек, – чем врачей. Это важно для последующего обсуждения.

Но с точки зрения оказания качественной и доступной медицинской помощи ключевой категорией являются врачи клинических специальностей, которые непосредственно оказывают помощь пациенту. Здесь у нас ситуация выглядит следующим образом. Это как раз вторая часть слайда.

У нас фактической численности врачей клинического профиля не хватает по сравнению с нормативом на 152 тыс. человек. При этом мы наблюдаем недостаток в амбулаторно-поликлиническом звене и переизбыток в стационарном звене.

Что же касается среднего медицинского персонала, то здесь ситуация как и в амбулаторном, так и в стационарном звеньях достаточно сложная, и мы пока не достигаем того норматива, который должен быть или который нам бы хотелось иметь, – 1:3. Пока мы имеем норматив в среднем по России 1:2,1.

Теперь то, что касается дефицита или профицита. У нас наибольший дефицит в амбулаторном звене отмечается по специальностям, которые указаны на втором слайде в первой части. Я не буду зачитывать, но по цифрам, которые здесь приведены, вы видите, что дефицит достаточно существенный. Это, как правило, узкие специалисты.

В то же время в стационаре отмечается профицит по тем специальностям, которые в середине слайда приведены. Но в то же время в том же стационаре есть дефицит по таким специальностям, как анестезиология, реаниматология, онкология, фтизиатрия. И здесь приведено несколько субъектов Российской Федерации, в которых наблюдаются существенные перекосы с точки зрения дефицита или профицита кадров.

В этой связи когда мы имеем недостаток врачей и недостаток средних медицинских работников, то мы, естественно, обращаемся к тем возможностям, которые у нас есть с точки зрения возможной переподготовки тех специалистов, избыток которых мы наблюдаем в стационарном звене. Но в то же время мы задействуем тот ресурс, который у нас есть, – студентов высших учебных заведений.

Здесь у нас ситуация выглядит следующим образом. За счёт всех источников – и бюджетных, и внебюджетных – обучение в высших учебных заведениях проходят 23,6 тыс. специалистов, которые должны идти в медицину, но тем не менее порядка (по прогнозу на 2012 год) 20% по полученной специальности работать не пойдёт. Соответственно, приток свежих сил в отрасль, который мы ожидаем, составляет 18,9 тыс. человек. Но тем не менее мы проводили мониторинг, и на сегодняшний день в связи со старением специалистов у нас наблюдается ещё и достаточно серьёзный отток из этой отрасли. Как правило, эта проблематика связана с межрайонными и сельскими населёнными пунктами, потому что притока молодых специалистов там мало, а пожилые специалисты уже вынуждены уходить на пенсию.

Здесь принципиально важным является то, что надо не просто решить проблему кадрового дефицита, но ещё и привлечь наших студентов на село. Что для этого делается и планируем делать? В рамках тех изменений в законодательство, которые уже приняты, с 1 сентября 2011 года совместно с Министерством образования и науки принят новый образовательный стандарт для студентов-медиков. Суть этого образовательного стандарта состоит в том, что практическая подготовка резко увеличивается на старших курсах, начиная с четвёртого курса. И мы сейчас уже подписали соответствующий приказ по поводу того, что после окончания третьего курса студенты-медики имеют право работать на штатных должностях среднего и младшего медицинского персонала либо в тех населённых пунктах, из которых они приехали, либо по их выбору в любом учреждении, где такая возможность есть.

Это несколько снизит проблему и напряжённость, которая связана со средним медицинским персоналом. Но тем не менее это коренным образом не решит проблему с врачами, и нам придётся принимать меры, когда мы должны будем предлагать некие, если хотите, мягкие принудительные меры, для того чтобы студенты всё-таки ехали работать в отдалённые населённые пункты.

Такие примеры в различных государствах есть. Если абитуриент хотел поступить в медицинский вуз, но не поступил, недобрал чуть-чуть баллов, то ему предлагается, скажем, что его берут и даже берут на бюджетное место, но в то же время ему говорят, что ты можешь отработать три года или пять лет в северных территориях, к примеру в малонаселённых территориях, но, пожалуйста, мы тебя тогда возьмём. Как бы некое предложение, которое даёт ему возможность учиться, но в то же время он должен отработать. Я думаю, что мы можем поработать тоже над такими же механизмами.

И учитывая, что у нас есть такая серьёзная проблема с обеспеченностью врачами, но в то же время Вы приняли решение уже по финансовому обеспечению системы ОМС, мы должны иметь в виду следующее, что повышение заработной платы врачей и среднего медперсонала применительно к системе ОМС в период уже точно до 2015 года, осторожно скажу, финансовыми ресурсами обеспечено.

Почему я так говорю? Потому что мы согласовали с Минфином тренд по увеличению финансового обеспечения системы ОМС. И если мы будем говорить о том, как это выглядит по зарплате, то в 2013 году повышение зарплаты за счёт этих средств можно обеспечить на 24%, в 2014 году – на 13% и в 2015 году – на 17%. Почему я говорю именно о 2015 годе? Потому что 2015 год – это тот год, который для нас является критериальным, когда мы полностью выровняем тариф на ОМС по всем субъектам Российской Федерации на неработающее население.

После 2015 года финансовое обеспечение выглядит несколько проблематично. Это связано с тем, что и там, возможно, понадобится новый дополнительный финансовый ресурс. И вот на слайде №4 ориентировочные расчёты по этому поводу сделаны. С чем может быть связан этот финансовый ресурс? Дело в том, что в системе ОМС у нас три категории населения: трудоспособное население, дети и пожилые люди. И дети, и пожилые люди – это неработающее население. За работающее население платит работодатель, за неработающее население платит субъект Российской Федерации.

И тот, и другой платеж являются по закону страховыми платежами, но при этом за работающее население работодатель платит страховой взнос в 2 раза больше, чем за неработающее, которое с точки зрения оказания медицинской помощи является более дорогим. В этой связи многие эксперты, в том числе со стороны работодателей, ставили вопрос о том, что в какой-то перспективе можно было бы подумать о приближении страхового платежа за неработающее население к страховому платежу, который за работающее население уплачивает работодатель. Но, учитывая очень высокий уровень дифференциации субъектов Российской Федерации по финансовому обеспечению, мы не можем мгновенно такие вещи осуществлять.

Но тем не менее в 2014 году, а лучше в конце 2013 года, для того чтобы обеспечить систему обязательного медицинского страхования, мы должны будем вернуться к вопросу (и так у нас, собственно, и в законе написано), как после 2015 года будет осуществляться индексация страхового платежа на неработающее население – подчеркиваю: на неработающее. Мы не рассматриваем сейчас вопрос об увеличении страхового взноса на работодателя. Тогда это нам даст возможность решить проблему именно по обеспечению повышения заработной платы врачей среднего и младшего медицинского персонала, которые работают в системе обязательного медицинского страхования.

Буквально два слова – по поводу федеральных учреждений. Здесь ситуация выглядит, с одной стороны, более сложно, с другой стороны – проще. Почему? Потому что федеральный уровень учреждений представлен крайне разнопланово. Это федеральные учреждения, научно-исследовательские институты, которые выполняют не только лечебные, но и научные функции, и они оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь, а по закону до 2015 года высокотехнологичная помощь существует как самостоятельная и только с 2015 года погружается в систему обязательного медицинского страхования, то есть в тариф.

С другой стороны, у нас есть учреждения ведомственного подчинения, которые достаточно широко представлены, они представлены очень существенно силовым блоком и представлены 27 федеральными органами исполнительной власти, которые в той или иной мере имеют в своём ведении медицинские учреждения. Это не только федеральные органы власти, но это и академии: и Российская академия наук, и Российская академия медицинских наук, и отделения и т. д.

В течение этого периода времени до совещания мы, Владимир Владимирович, попытались каким-то образом понять, что это будет стоить с точки зрения увеличения заработной платы до средней по региону к 2018 году с учётом мер по оптимизации. Конечно, пока ещё проблему у нас представляет информация от силовых ведомств, но тем не менее она начала поступать.

И здесь нам принципиально важно принять одинаковые подходы. Что я имею в виду под одинаковыми подходами? Под одинаковыми подходами я имею в виду следующее.

Мы, исходя из того поручения, которое прозвучало в Вашей статье и которое Вы дали по результатам её выхода, говорим о том, что врачи, профессорско-преподавательский состав, научные работники должны иметь к 2018 году средний уровень заработной платы, увеличенный в 2 раза по региону. Но мы же понимаем в то же время, что это обеспечение невозможно осуществить без принятия соответствующих мер по структурным изменениям в любой сфере, будь то сфера здравоохранения, образования или научная сфера. Понятно, что в каждой из этих сфер свои проблемы. Я начала с кадрового обеспечения, Андрей Александрович (А.А.Фурсенко – министр образования и науки Российской Федерации), наверное, что-то другое скажет.

Но тем не менее коль скоро мы сказали о том, что мы вводим эффективный контракт, то мы должны понимать, что существенное увеличение заработной платы, а на слайде №6 можно посмотреть, как это будет выглядеть, понятно, что это пока ориентировочные оценки и не у всех будет такая заработная плата, а только у тех, кто находится на эффективном контракте… То в течение этого периода представляется необходимым осуществить ряд серьёзных мер.

Должна быть произведена реструктуризация сети. Что мы подразумеваем под реструктуризацией сети? Дело в том, что, по последним отчётным данным, которые мы получили за 2011 год, несмотря на недостаток кадров и очень серьёзное совместительство во врачебной среде, доходящее до 2,5 ставки, тем не менее у нас с учётом разного набора коечного фонда, представленного в отдельных субъектах федеральными и субъектовыми учреждениями, в целом по Российской Федерации наблюдается избыток коечного фонда. По данным за 2011 год, 15%. И конечно, мы должны – я имею в виду, Федерация и ведомственные учреждения, подчиненные не только нам, но и другим структурам – заниматься тем, чтобы создавать оптимальную структуру на территории соответствующего субъекта. Не важно, кем это представлено, – федеральным или субъектовым учреждением. Главное, чтобы оказывалась качественная и доступная помощь в рамках специализированной медпомощи, но при этом чётко соответствовала структуре заболеваемости и смертности соответствующего региона.

И мне кажется, что уже пора поставить вопрос о необходимости преодоления проблемы, которая связана с тем, что вот это моё, федеральное, а вот это моё, субъектовое. У нас эти границы должны быть точно размыты, потому что населению всё равно, в каком медицинском учреждении получать помощь – в федеральном или субъектовом. Главное, чтобы эта помощь была оказана качественно, тем более что последние два года мы занимаемся именно модернизацией субъектовых учреждений, чтобы обеспечить их надлежащими кадрами, оборудованием и т. д.

Следующий момент, на который я хочу обратить внимание, – если мы существенно повышаем заработную плату, то мы должны обратиться к такой категории, как статусные льготы, которые вытекают из Трудового кодекса. О чем я говорю? Это вредность работы, дополнительные отпуска, сокращенная продолжительность рабочего времени – в фонде оплаты труда они занимают приблизительно 22,6%.

Никто не говорит, что нужно ущемлять права, но если мы говорим о существенном увеличении заработной платы, о переходе на эффективный тариф, то тогда мы должны говорить о том, что будет взамен, потому что объективная ситуация сегодня происходит таким образом, что, отрабатывая какое-то количество времени и получая достаточно маленькую заработную плату, врач вынужден идти в другое медицинское учреждение и подрабатывать там на такую же маленькую ставку, чтобы обеспечить себе тот минимум, не эквивалент прожиточного минимума, а тот минимум, который необходим для его существования.

Что нужно для этого сделать с точки зрения статусных льгот? С точки зрения статусных льгот очень важно провести аттестацию рабочих мест в бюджетной сфере. Мы начали этот пилотный проект в 2011 году. Если мы проведём эту аттестацию надлежащим образом, то порядка 45 млрд рублей мы будем иметь экономии внутри системы, для того чтобы использовать её на цели той же выплаты заработной платы.

Наконец, я обращала внимание вначале на то, что у нас количество прочего персонала существенно превышает количество врачей. Мы должны оптимизировать структуру прочего персонала. Более того, вплоть до того, чтобы давать полномочия главным распорядителям, в ведении которых находятся соответствующие учреждения или субъектовые учреждения, устанавливать предельную численность этого административно-управленческого персонала.

Наконец, при рассмотрении всех вопросов заработной платы мы должны исходить из того, что у нас должен сохраняться надлежащий уровень дифференциации между категориями персонала: врачи, административный персонал, средний, младший медицинский персонал и прочий персонал. В этой связи, когда мы обсуждали этот вопрос, –поскольку мы у Вас на совещании по этому поводу ещё не встречались, а обсуждали это только с Минфином и с нашими коллегами из других министерств, – по 200% к 2018 году по тем категориям, которые я назвала, нет вопросов. Но у нас ещё есть другие категории, скажем средний медицинский персонал, по которым мы не обсуждали вопрос, что у них должно быть к 2018 году. Мы говорили о том, что это должно быть равно средней по региону, то есть не 200%, а 100%

Дальше. Вы ставили вопрос по поводу преподавателей колледжей. Здесь пока мы окончательно не приняли решение, но есть предложение – тоже либо 100%, либо 125% к 2018 году по экономике региона.

Есть ещё младший медицинский персонал, по которому мы, как министерство, предлагаем говорить о 80%.

И ещё самое главное, чтобы мы не забыли, что у нас в учреждениях здравоохранения или в учреждениях образования могут работать, с одной стороны, врачи, с другой стороны – преподаватели, которые получают достаточно маленькую заработную плату, потому что о них всё время забывают. Их незначительная категория, но тем не менее мы можем и должны при таких подходах, которые мы выработаем, не забыть их с точки зрения повышения заработной платы.

Ну и, наконец, социальные работники, о которых мы говорили уже тоже. И Министерство финансов в этой части предложило, на мой взгляд, абсолютно разумный подход. Поскольку социальные работники – это компетенция субъектов Российской Федерации, когда мы будем принимать решение о предоставлении субсидий субъектам Российской Федерации, включить это в соглашение как условие для повышения заработной платы.

Что касается окончательных расчётов, то с учётом того, что каждый из федеральных органов, ответственный за ту или иную сферу, должен обобщить все данные и мы должны согласовать конечные подходы, я думаю, что в самое ближайшее время мы эту работу в отношении Федерации завершим. А что касается, ещё раз говорю, субъектов Российской Федерации, если мы будем поступательно двигаться в том тренде, который задали в рамках ОМС, то в этой части не потребуется каких-то дополнительных вложений из федерального бюджета.

Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Но мы вернёмся к этому ещё. Сейчас послушаем Андрея Александровича (обращаясь к А.А.Фурсенко) по преподавателям вузов и других учебных заведений, по повышению их заработной платы.

Пожалуйста.

А.А.Фурсенко: Предложения по повышению заработной платы работников образования основываются на различных механизмах в зависимости от уровня образования.

Я начну, если можно, со школ, с общего образования. Это проект, который в значительной степени реализован, и там был использован механизм, согласно которому средства федеральных субсидий направлялись на замещение расходных обязательств субъектов Российской Федерации, связанных с модернизацией, а освободившиеся средства субъектов направлялись на повышение заработной платы.

В.В.Путин: Там только появляется один нюанс, на который я прошу вас обратить внимание. Я уже разговаривал с руководителями регионов неоднократно. Мы говорим, что уровень заработной платы преподавателей школ должен быть не меньше, чем средний заработок по экономике в регионе. Они говорят «да». И в конце IV квартала средней заработок в некоторых регионах становится равным среднему заработку по экономике в I квартале года. Ну это небольшое, но всё-таки манипулирование. Давайте мы всё-таки будем работать без такой ерунды.

Я вас прошу на это обратить внимание и с коллегами в регионах на этот счёт поговорить.

А.А.Фурсенко: Владимир Владимирович, с самого начала вообще мы планировали, что определённое отставание будет, и это было связано...

В.В.Путин: Послушайте, определённое отставание будет, но в этом году средняя по экономике и средняя заработная плата должны сравняться у преподавателей школ – на момент, когда мы будем об этом говорить, а не на I квартал.

А.А.Фурсенко: Я понял. Тем не менее проект даже с некоторым отставанием всё равно реализуется. Темпы роста заработной платы работников образования так же, как и темпы роста по всей экономике, выдерживаются сегодня одинаковые. Раньше это не соблюдалось. В этом плане сегодня всё-таки большинство регионов с некоторым отставанием, но выдерживает вот эту планку по заработной плате.

При этом федеральные средства мы прекращаем выделять уже в 2013 году. Дальнейшее повышение зарплат, причём с сохранением темпа и сохранением этих обязательств, переводится полностью на ответственность регионов.

Поэтому предлагается для повышения средних заработных плат педагогических работников других уровней, за которые отвечают регионы, воспользоваться тем же самым механизмом, по крайней мере по части из них. В частности, речь идёт о дошкольном образовании.

За I квартал 2012 года средняя заработная плата педагогических работников учреждений дошкольного образования составляет менее 14 тыс. рублей, и, по нашим прогнозам, без дополнительной поддержки она составит к концу года где-то 14,5 тыс. рублей, не больше того.

У нас сегодня уже целый ряд регионов начал в рамках этого проекта расширять рамки тех, кому повышают зарплату, и включил зарплату воспитателей учреждений дошкольного образования. В частности, тут, по-моему, Великий Новгород представлен. Они это сделали.

Предлагается со II квартала 2013 года поставить задачу, чтобы по всем регионам средняя заработная плата педагогических работников дошкольных учреждений соответствовала средней заработной плате в образовании 2012 года. Это существенный прирост. Прогноз – это 18,5 тыс. рублей. Это не средняя заработная плата по экономике, но всё-таки это существенный прогресс. Мы считаем, что это первый шаг, который может быть сделан. Но для того, чтобы это произошло, мы предложили бы часть фондов заложить в госпрограмму «Образование», определённые фонды, которые на тех же самых условиях могли бы в виде субсидий выделяться регионам.

Мы прикидываем, что в общей сложности в 2013 году для регионов потребуется около 30 млрд рублей. Считали бы, что субсидии из федерального центра могли бы составлять 15–20 млрд. При этом, для того чтобы ликвидировать очереди в детские сады, предлагается разрешить до трети от этого объёма субсидий направлять на капитальный ремонт и реконструкцию и в каком-то случае на софинансирование строительства детских садов. Если мы это сделаем, то в течение двух лет мы сможем ликвидировать и проблему очередей в дошкольных образовательных учреждениях, и существенно повысить среднюю зарплату педагогических работников этого уровня образования.

У нас есть ещё два уровня, за которые отвечают регионы, – это дополнительное образование, и сегодня там зарплаты тоже невелики: они примерно такие же, как зарплаты в дошкольном секторе, а Вы поставили задачу уравнять их к 2015 году со средней зарплатой преподавателей школ... И кроме этого была поставлена задача увеличить охват детей дополнительным образованием, правда по 2017 году, чтобы 3/4 детей было охвачено... Это кружки, спортивные секции и так далее.

Поэтому мы сейчас, поскольку всё это начинается где-то с 2014 года, предполагаем сделать конкретные расчёты в ближайшее время, но предлагаем точно так же часть федеральных средств, федеральных субсидий, как катализатор изменений в будущем, направлять и на решение этой задачи.

Ещё один уровень образования – это начальное и среднее профобразование. В настоящее время в этих учреждениях работает 210 тыс. человек – это мастера и педагоги. Их средняя зарплата составляет где-то 17 тыс. рублей. Мы предлагаем начать проект по повышению средней зарплаты указанной категории педагогических работников с 1 сентября 2013 года и довести её до средней зарплаты по экономике региона. Это значит, что средняя по стране где-то до 26 тыс. в 2013 году. причём предлагается эту проблему решать как за счёт средств регионального бюджета, так и за счёт привлечённых средств работодателей. А для того, чтобы работодателей как-то простимулировать вкладывать свои средства, мы по Вашему поручению подготовили законопроект о том, что деньги, которые работодатели будут вкладывать в развитие базы начального и среднего профобразования, могли бы быть изъяты из налогообложения на прибыль.

В.В.Путин: Надо внимательно посмотреть, подумать и посчитать. Но мы, и я тоже об этом говорил, исходим из того, что мы повышаем до среднего по региону. Будем стремиться и побуждать к этому регионы, работодателей по тем категориям преподавателей, которые по уровню квалификации сопоставимы с преподавателями общеобразовательных школ. Там не должно быть уравниловки, всем подряд.

А.А.Фурсенко: Мы вообще считаем, что по начальному профобразованию мы должны всё-таки общее образование убирать в школы, а там оставлять в первую очередь высококвалифицированных мастеров, потому что главная задача – подготовить...

В.В.Путин: Это уже детали, но в целом подход должен быть такой.

А.А.Фурсенко: Есть. Теперь по высшему профобразованию. В сфере высшего профобразования начиная с 1 сентября Вы поручали повысить оплату труда преподавателей госвузов до средней зарплаты по региону, а к 2018 году средняя зарплата преподавателей вузов должна быть...

В.В.Путин: Я говорил о доходах, а не о зарплате.

А.А.Фурсенко: По данным мониторинга оплаты труда, который проводило наше министерство, среднемесячная зарплата профессорско-преподавательского состава в 2009 году составляла 16 тыс. рублей, в 2011-м – 21 тыс. рублей. В то же время примерно в 30% подведомственных нам вузов (это 95 вузов из 316) туда включается не только зарплата за их преподавательскую деятельность, но и просто средняя зарплата. Средняя зарплата профессорско-преподавательского состава оставалась ниже средней зарплаты по экономике региона. Это в первую очередь касается Москвы и отчасти Санкт-Петербурга. По регионам, как правило, зарплата выше. Ну, естественно, Ханты-Мансийск, но там это не так существенно.

При этом во многих вузах реальное соотношение количества студентов на одного преподавателя заметно выше нормативного: по ряду вузов – в 1,5–2 раза. Предлагается начать проект по повышению средней заработной платы ППС с 1 сентября, довести её до средней зарплаты по экономике регионов, то есть до 26 тыс. рублей в среднем по стране именно применительно к регионам. По нашей оценке, для всей системы высшей школы в 2012 году для этого потребуется более 6 млрд рублей из федерального бюджета, поскольку это федеральные учреждения. Потому что мы немедленно заняться оптимизацией сети не можем, это определённые социальные обязательства, то есть это надо начинать, но мы не можем сразу же вынуть эти деньги за счёт оптимизации.

При этом начиная с 2013 года мы считаем, что не менее 1/3 от необходимых средств надо изыскивать за счёт повышения эффективности. Что имеется в виду? Во-первых, необходимо увеличить соотношение количества студентов на одного преподавателя как минимум в 1,5 раза. При этом ряд специальностей должен сохранять индивидуальные нормативы (в области культуры, области здравоохранения есть такие специальности, в области высокотехнологичных каких-то направлений). Но повторяю, по нашим расчётам, в среднем такое повышение возможно.

Далее. Необходимо учесть демографический фактор сокращения бюджетного приёма на первый курс, который становится возможным после изменения закона об определении численности обучающихся за бюджет. Сейчас надо учить 170 человек на 10 тыс. населения за счёт бюджета. Из-за того, что у нас резко сократилось количество молодёжи, получается, что мы сейчас должны на бюджет принимать более половины выпускников школ. Мы подготовили и внесли законопроект об определении этой численности. Это значит, 800 человек должны обучаться за бюджет от 10 тыс. ребят от 15 до 30 лет. Это означает, что мы сможем набирать примерно то же самое количество выпускников школ, но не вести к тому, что практически каждый выпускник будет обучаться за счёт бюджета.

При этом предлагается ограничение – не более 40% от фонда оплаты на оплату административно-управленческого и вспомогательного персонала. Это то, о чём говорила Татьяна Алексеевна. На сегодняшний день на зарплату профессорско-преподавательского состава тратится менее половины средств от фонда заработной платы. Это ненормально, в том числе и по сравнительному анализу с другими странами. Мы по школам этот вопрос уже решаем, мы требуем, чтобы по школам 30% шло на АУП и 70% – на преподавателей. Мы считаем, что такие же вещи должны делаться и в вузах.

Далее. Вторая половина необходимых средств должна быть изыскана (Владимир Владимирович, Вы сказали о доходе) из таких источников финансирования, как платные образовательные услуги. На сегодняшний день в большинстве вузов за платные образовательные услуги платится меньше, чем из бюджета в 1,5, кое-где в 2 раза. Мы ставим задачу, чтобы оплата за счет внебюджета должна соответствовать бюджету, то есть есть норматив и этот норматив должен оплачиваться. В противном случае происходит субсидирование студентов, которые как бы должны платить полностью за своё обучение, за счет бюджета.

Кроме этого в методике мониторинга оплаты труда необходимо учесть важные составляющие дохода вузовских преподавателей – это науку и контракты с реальной экономикой. Сегодня в отдельных вузах она составляет более 50% заработка преподавателей, но, как правило, они не включают это в свою оплату. В общественном представлении кажется, что зарплаты их низкие, хотя на самом деле они получают довольно значительные средства.

Но и, наконец, последнее. Треть средств для повышения зарплат всё-таки должна быть изыскана из средств федерального бюджета. Мы прикидывали, что в 2013 году потребуется по крайней мере 15 млрд рублей, в 2014 году – 25 млрд рублей и так далее.

Мы считаем, что такой подход, с одной стороны, в полной мере реализует Ваше поручение по поводу того, что повышение должно реализовываться за счёт существенных реорганизационных процедур, но, с другой стороны, эти процедуры должны быть поддержаны реальными деньгами. И предложение следующее: выделение из бюджета должно осуществляться тем вузам, которые реализуют первые три проекта, то есть они производят реальную реструктуризацию, с одной стороны, и они получают дополнительные средства за счет привлечения внебюджетных средств и средств науки, с другой. Если эти два условия выполнены, то государство должно со своей стороны обеспечить поддержку.

В этом случае, нам представляется, задача, которую поставили, может быть выполнена в поставленные сроки, может быть, даже несколько быстрее.

В.В.Путин: Спасибо.

Я предлагаю дальше так построить нашу работу. Татьяна Алексеевна (Т.А.Голикова) проинформирует нас по двум другим вопросам, а потом Минфин прокомментирует все три проблемы, о которых мы договорились сегодня подискутировать. Пожалуйста, Татьяна Алексеевна.

Т.А.Голикова: Спасибо, Владимир Владимирович. Пожалуйста, вторую часть презентации, которая демографии посвящена, рождению третьего ребенка, с первого слайда. Это ситуация, в которой мы находимся на сегодня, это те позитивные показатели, которых мы достигли. Но я не буду говорить о целях: они приведены на слайде. Я скажу только о том, что нам предстоит сделать в ближайшее время – это второй слайд презентации.

Субъекты Российской Федерации должны ввести выплату и принять соответствующие законодательные акты, которые касаются семей с тремя и более детьми. Для этого Российская Федерация должна принять закон о потребительской корзине, которая является основой для расчёта прожиточного минимума с 1 января 2013 года. Такой законопроект подготовлен и будет рассматриваться на российской трёхсторонней комиссии.

При этом мы исходим из того, что будет выплачиваться эта выплата тем семьям, которые имеют трёх и более детей, исходя из размера прожиточного минимума ребенка, и тем семьям, как Вы сказали, адресно, у которых средний душевой доход ниже сложившегося в соответствующем регионе.

Что мы выявили? Это данные пока за 2010 год. В разрезе субъектов по 2011 году ещё отчётных данных у Росстата нет. Но тем не менее мы берём те регионы Российской Федерации, где суммарный коэффициент рождаемости (количество рождённых детей на одну женщину) ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Таких регионов, по данным за 2010 год, у нас 53. Средний размер выплаты, который мы взяли в расчёт на одного ребенка, – ориентировочно 7 тыс. рублей. Понятно, что он дифференцируется.

В.В.Путин: Это у нас европейская часть, северо-запад, Поволжье частично, Дальний Восток.

Т.А.Голикова: При этом я хочу сказать, что мы взяли для расчёта пока среднюю выплату 7 тыс., хотя очевидно, что от природно-климатических условий и уровня жизни они дифференцируются: прожиточные минимумы по субъектам Российской Федерации.

Поскольку это полномочие субъекта Российской Федерации, то Российская Федерация берёт на себя обязательство субсидировать эти выплаты в зависимости от уровня бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации. Мы взяли на себя смелость предложить вариант, который делит субъекты Российской Федерации (эти 53) на три категории: субъекты с уровнем бюджетной обеспеченности выше единицы, субъекты с бюджетной обеспеченностью от 1 до 0,7 и ниже, то есть более высокодотационные. Для этих регионов Российской Федерации предложили свой уровень субсидирования из федерального бюджета.

В результате этих расчетов мы пришли к выводу (и это представлено на 3-м слайде), что по годам нам потребуется следующая сумма денег из федерального бюджета и сколько на это всего будет потрачено средств. Понятно, что всё это оценочные показатели, но эти оценочные показатели исходят из экспертных оценок демографов, что наши меры дадут прирост третьих и последующих рождений в искомый период до 2018 года по отношению к 2012 году на 17–20%, то есть 924,4 тыс. детей за этот период времени.

Соответственно, исходя из того подхода, о котором я сказала, мы в 2013 году (я назову первую трёхлетку) должны потратить из федерального бюджета 4,5 млрд рублей, в 2014 году – 13,1 млрд и в 2015 году – 21 млрд. При этом обращаю внимание, что в 2016 году выплаты стабилизируются и дальше они уже будут снижаться,

Если мы... Да, ещё одна мера, о которой я хотела сказать, которая прозвучала в Вашей статье, – это профессиональная подготовка и переподготовка женщин, которые имеют детей до трёх лет. Это очень важная мера. Я просто приведу несколько цифр.

Численность женщин, имеющих детей в возрасте до трёх лет, сейчас составляет 3,9 млн человек. 1,5 млн женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, являются незанятыми, из них 548 тыс. женщин являются безработными. Это такая статистика на сегодняшний день. При этом желают приступить к трудовой деятельности до окончания отпуска по уходу за ребенком 354,3 тыс. женщин, но при этом возможность обеспечить присмотр за ребенком в возрасте до трёх лет есть только у 30 тыс. Это данные мониторинга, который мы проводили.

Соответственно, исходя из этих подходов (я просто пролистываю презентацию) и исходя из средней стоимости обучения (где-то 21,1 тыс. рублей), субъекты Российской Федерации (это субъектовое полномочие с 1 января 2012 года) могут потратить на это 551, 578 и 607 млн рублей соответственно, или Российская Федерация окажет им какую-то финансовую поддержку с точки зрения субсидий. Мы эту меру осуществляли в 2011 году из федерального бюджета, с 2012 года мы передали это всё субъектам. К сожалению, не все субъекты Российской Федерации взяли на себя эти полномочия (73 этим занимаются из 83).

Здесь мне представляется, это не Бог весть какие большие деньги, мы здесь посчитали по максимуму, я считаю, что субъекты Российской Федерации вполне могут себе позволить эти траты, для того чтобы осуществить профессиональную подготовку и переподготовку женщин, которые хотели бы приступить к работе до наступления ребенком возраста трёх лет.

И, наконец, слайд №7 в этой части презентации, я просто хочу на него обратить внимание, – это результаты 2020 года к 2011 году. И обратить внимание на следующее, что мы увеличим и должны увеличить суммарный коэффициент рождаемости, исходя из тех показателей, о которых я сказала, до 1,814, то есть 1,8 ребенка на женщину. При этом я обращаю внимание, что в 1980-е годы в Советском Союзе у нас коэффициент доходил до 2,2 на одну женщину.

В.В.Путин: За счет Средней Азии.

Т.А.Голикова: Вполне возможно, но только там тоже принимались, Владимир Владимирович, достаточно существенные, масштабные демографические меры сродни тем, которые мы сейчас принимаем на федеральном уровне и на уровне, естественно, субъектов Российской Федерации.

Но я только обращу внимание на одну деталь, которая серьёзно влияет на демографию в Российской Федерации. Численность женщин 20–29 лет в результате известного периода 1990-х годов к 2020 году снизится на 37,3%, возрастёт численность женщин в возрасте 30–39 лет на 15,2%. И вот на эту категорию у нас с Вами основной расчёт, что всё-таки семьи и женщины будут принимать осознанное решение по поводу рождения третьих и последующих детей. И, безусловно, мы здесь должны оказать соответствующую финансовую поддержку, потому что многодетная семья – это семья, как правило, которая принимает решение о рождении третьего и последующего ребенка, попадает сразу в другую доходную категорию и существенно снижает с точки зрения своего потребления.

По инвалидам. Мы неоднократно эту тему обсуждали, я не буду повторять те цифры, которые Вы привели в своём вступительном слове, они – на 1-м слайде третьей части презентации.

Хочу сказать, что сегодня Совет Федерации ратифицировал Конвенцию ООН по правам инвалидов. Вопросы, которые звучали и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, во многом связаны с тем, что инвалиды хотят чувствовать себя полноценными членами общества и быть интегрированными в общую среду. В этом существенное значение имеет возможность занятости.

Я ещё раз говорю, не повторяю цифры, которые Вы уже приводили с точки зрения трудоустройства инвалидов. Скажу только, что дифференциация с точки зрения группы инвалидности (1-я, 2-я и 3-я), безусловно, требует соответствующего оснащения рабочего места.

Конечно, мы реализуем мероприятия в рамках программы «Доступная среда», но тем не менее в этом году мы сохранили субсидии за федеральным бюджетом, которые дают возможность финансово помогать субъектам, для того чтобы они передавали средства работодателям на оснащение рабочих мест. Средняя выплата у нас составляет сейчас 50 тыс.

В.В.Путин: Мы увеличили в этом году, да?

Т.А.Голикова: С 30 тыс. до 50 тыс. в прошлом году. Но мы бы хотели предложить Вам рассмотреть вопрос о дифференциации в зависимости как раз от того, к какой категории относится человек, имеющий инвалидность. Имеется в виду, если это слепой человек, которому нужно более серьёзное оснащение рабочего места... В общем, в зависимости от того, какого качества рабочее место мы должны предоставить.

Если подходить таким образом, то средний норматив финансового обеспечения для работодателя должен возрасти с 50 тыс. до 66,1 тыс. рублей, тогда это даст нам возможность вовлекать тех, кто нуждается сегодня и ищет работу. Самое главное, что мы не сбавим тот темп, который набрали в предыдущие периоды времени с точки зрения вовлечения в занятость этой категории наших граждан.

Мы провели соответствующие расчёты, и у нас потребность в бюджетных ассигнованиях из федерального бюджета на ближайшую трёхлетку составляет 873 916 963 рубля. Пока мы не достигли согласия с Министерством финансов по этому поводу. Я подчёркиваю, что это, как и полномочие по женщинам, полномочие субъектов Российской Федерации, но тем не менее в прошлом году именно по этой категории мы с Вами принимали решение, чтобы часть субсидирования оставить на федеральном уровне, и в 2012 году это 567 млн рублей. Мы бы всё-таки хотели, чтобы эта часть, поскольку это и социально значимая категория, и с учётом того, что мы реализуем целый комплекс мероприятий, который связан с Конвенцией по правам инвалидов и программой «Доступная среда», пока всё-таки в небольшом объёме оставался на уровне Российской Федерации.

Спасибо.

В.В.Путин: Татьяна Геннадьевна (обращаясь к Т.Г.Нестеренко), пожалуйста.

Т.Г.Нестеренко (заместитель Министра финансов Российской Федерации): Спасибо большое.

Владимир Владимирович, в Министерстве финансов осуществляется в целом обсчёт тех расходных обязательств, которые могут возникнуть и у Российской Федерации, и у субъектов Российской Федерации при реализации тех направлений, изменений в социальной политике, которые обозначены были в статьях. Так вот, если говорить только, например, об эффективном контракте, то по различным счетам увеличение расходов бюджета, бюджетной системы в целом (а мы не можем отделять субъекты: там большая часть труда находится), варьирует от 3 до 2% ВВП к 2020 году.

В связи с этим сразу ещё раз повторю то, что мы как Министерство финансов всегда говорим, и, может быть, даже в этой аудитории мы ещё раз вынуждены повторять, что вопрос дефицита бюджетной системы, сбалансированности и устойчивости системы – это не вопрос развилки: инновационный или инерционный вариант. Это не развилка. Это условие вообще развития, в том числе и инновационного варианта. Стабильность государственных финансов – это не развилка, а условие. Поэтому изначально мы исходим из того, что любые решения должны рассматриваться, как выбор приоритетов, но в пределах тех ограничений, которые государство может себе позволить, в том числе путём наложения на экономику бремени и уплаты налогов, и так далее.

Теперь – в целом, хотя у нас ещё счёт незаконченный. Здесь я подтверждаю позиции, которые были высказаны сейчас министрами здравоохранения и образования. Мы продолжаем работу в этой сфере с учётом того, что были уже поручения у нас на уровне Правительства.

Собственно говоря, переходим к вопросу эффективного контракта или вообще условий повышения оплаты труда. Вот сейчас мы понимаем, наверное, еще больше, чем раньше, что принимаемое решение по условиям оплаты труда в целом и надолго предопределит будущий профиль социальной сферы не только по качеству услуг, но, что важно, ещё по уровню участия государства в этой сфере. Это тоже нужно понимать.

По тем решениям, которые мы сейчас принимаем, мы должны исходить из того, что действительно это будет надолго. Сейчас принимаются фундаментальные экономические решения.

Мы за то, чтобы всегда была реально показана оплата труда и зарплата была реальной. Что происходит, когда мы, с одной стороны, чуть-чуть платим, очень много даём льгот, а потом ещё принимаем решение снижать тарифы на ж/д? Мы всю экономику чуть-чуть, что называется, достраиваем, и делаем непрозрачные потоки. Конечно, в целом экономический подход, мы за то, чтобы был реальный труд и реальная стоимость услуги, и эти потоки были понятны в целом для экономики.

Теперь следующее, что нас очень волнует, когда мы рассматриваем вопросы эффективного контракта, и когда мы видим, как нам представили некоторые министерства счёт своего эффективного контракта. Как это посчитали? Количество фонда оплаты труда или количество работников в этой сфере просто умножили на два и представили нам, причём сразу же, например, Министерство культуры увеличение ассигнований.

Мы, когда говорим об эффективных контрактах и о том, что мы сейчас предопределяем профиль социальной сферы, должны понимать, что монополии государства и муниципалитетов в этой сфере уже нет. И нужно понимать, что в большей части так называемых государственных услуг участвуют уже негосударственные организации. В этом смысле представить себе, например, указ, в котором будет чётко сказано, что работодателю всем платить зарплаты не меньше 200 – это невозможно. Это не конституционно, на наш взгляд, даже будет, поскольку частная школа, частный вуз с учётом всех условий оплаты труда – это всё-таки принятие решения, отношения работодателя и работника.

В этой связи мы должны понимать, что если мы будем двигаться в этой сфере, не понимая, что это сфера услуг, не учитывая того, что в этой сфере всё больше и больше участвует негосударственных организаций, а просто принимать решение об увеличении ассигнования государственным вузам, государственным образовательным или медицинским учреждениям, мы придём к тому, что эффективных негосударственных организаций в этой сфере не будет, мы их выдавим просто. Им невозможно вообще состязаться с государством по мере повышения темпов оплаты труда.

В этой связи, как мы считаем (мы тоже делаем счёт), более правильно говорить о стоимости государственных и муниципальных услуг. То есть мы как бы заказываем обществу стоимость услуг и привлекаем, объявляем, что называется, оферту, в том числе и государственным организациям: приходите на эту стоимость и участвуйте – то, о чём сейчас говорил министр образования.

Любыми способами создать инструментарий, по которому стоимость этой услуги привязана к получателю услуг, и получатель услуг идёт в ту организацию, где она ему более качественно будет предоставлена.

Поэтому, если мы создаем этот инструмент, если мы говорим о стоимости услуг и учете стоимости услуг так называемого эффективного контракта, нужно тоже отдавать себе отчёт: мы не сможем всем педагогам или всем врачам, в том числе и в частной сфере, обеспечить вот такую двойную оплату.

Почему? Потому что, когда мы говорим о стоимости услуг, первое, что нам нужно сделать, – это определить объём государственных гарантий. Высшая школа, медицинские организации – ведь не все врачи, что называется, работают в понятии «врач работает в сфере государственных гарантий».

Врач-косметолог тоже врач, понятно, что в некоторой степени стоматологи, – есть очень много профессий, которые называются таким образом, но они не участвуют в предоставлении гарантированных государством услуг. Поэтому, когда мы говорим, что нам нужно сделать, шаг за шагом, – определить объём гарантий, который мы обеспечиваем через вот этот эффективный контракт, именно то, что только мы можем.

Здесь нужно понимать, что этот объём гарантий тоже может быть в некоторой степени подвижным.

Есть возможность бюджета – мы можем гарантировать всем дополнительное образование, дополнительное к стандарту. А если нет, по крайней мере конституционная норма говорит: обеспечьте дошкольное образование или школьное среднее, а дополнительное – это уже в зависимости от возможностей. Поэтому очень важно определить эти объёмы гарантий.

Второе. Нужно очень тонко настраивать это среднее соотношение не только в части того, чтобы не вытолкнуть из этой сферы негосударственные организации. Очень важно ещё не создать неконкурентную среду с другими секторами экономики.

Знаете, нам говорят: нужен эффективный контракт или оплата труда. Вообще-то нужно, чтобы она была конкурентоспособной. Но, когда мы начинаем смотреть: а сейчас у нас работа в бюджетной сфере конкурентоспособна или нет? По этому поводу можно по-разному размышлять. Но статистика дело серьёзное, она говорит о том, что численность бюджетников в Российской Федерации растёт, и количество занятых в бюджетной сфере в Российской Федерации на тысячу человек – 107,9, тогда как в развитых странах вдвое меньше, а в формирующихся рынках – втрое меньше.

Это о чём говорит? О том, что вообще-то бюджетная сфера по совокупности, по приведённой стоимости труда совсем неконкурентна. А за счёт чего? За счёт того, что есть гарантии, за счёт того, что очень много льгот есть, которые не показываются в оплате труда. Но тем не менее у врача или учителя бесплатное отопление, освещение на селе, у него досрочный выход на пенсию, на 10 лет раньше.

Где вы в экономике такое видели? Кто будет в экономике работать, если вот такие неконкурентные условия создаются в отдельном секторе? Вот я смотрю, кто у нас ниже средней. Там огромное количество отраслей, кроме бюджетной, ниже средней по экономике. Мы же не собираемся так переворачивать экономику, чтобы у нас, что называется, экономическое развитие в других направлениях уменьшилось. Поэтому мы считаем, что нужно сделать так называемую приведённую стоимость труда. Здесь опять же, исходя из того, что как минимум в объёмах гарантий, в объемах тех стандартов, в которых оказываются услуги, мы должны делать сопоставимый, что называется конкурентоспособный анализ того, что происходит в экономике и в бюджетной сфере.

Я уже говорила о том, что на самом деле статистика показывает, что не так плохо растёт здесь численность. Знаете, если мы начинаем приводить к стоимости, то оказывается, что в экономике за эту зарплату работают как минимум 40 часов, в бюджетной сфере за такую же среднюю зарплату не работают 40 часов. У кого какая бывает. У учителей – 36, допустим, часов, у врачей меньше бывает. А мы же говорим о приведённой стоимости, мы говорим о работе рыночных инструментов по крайней мере, чтобы сделать эту нагрузку сопоставимую и более или менее выровненную.

Тогда мы говорим о приведённой стоимости, о нагрузке. Здесь уже приводили примеры. Вот, например, по вузам. У нас есть стандарт – 10 студентов на одну единицу ППС. В средней по России – это 7,7, но есть вузы действительно, где два-три студента, четыре студента на одну единицу ППС. Это мы говорим о нагрузке производительности. Мы же сравниваем с экономикой, как там нужно работать, чтобы получить эту среднюю, и что у нас получается в этой сфере.

Поэтому мы предполагаем следующее движение в части алгоритма подготовки так называемой дорожной карты, эффективного контракта.

Первое – определить объём гарантий, это очень важно. В этой связи нужно понимать, что особенно в здравоохранении это очень непопулярное решение. Мы же привыкли, что у нас всё бесплатно. Здравоохранение так создано… Проект обязательного медицинского страхования балансирует, объём госгарантий равен взносам. Если мы поймём, что экономика не может столько взносов давать, нам придётся сокращать объём государственных гарантий, в том числе через так называемые управляемые очереди, изменение сроков предоставления несрочной медицинской помощи. Татьяна Алексеевна может здесь, наверное, даже больше сказать. То есть нужно разработать стандарты оказания услуг. Понятно, что и в здравоохранении это делается, и в высшем образовании. И нужно чётко понимать, под какой стандарт мы считаем этот фонд оплаты труда.

Необходимо, исходя из стоимости одного человеко-часа, определить фонд оплаты и загрузить его, что называется, в стоимость услуги.

Нужно подготовить типовой контракт с руководителем учреждения, которое выиграло эту услугу, что он обеспечит, руководитель учреждения, потому что это отношения только работодателя и работника – труд. Там нельзя сверху задать, но если ты вошёл в государственную услугу, если ты получил право её предоставлять, то как минимум ты должен с государственным учреждением заключить трудовой контракт, а с частным учреждением – соглашение по предоставлению субсидий, что вы, выполняя эту функцию, обеспечиваете такие-то соотношения.

Конечно, мы считаем, что нужно подготовить типовой контракт с работником, который оказывает эту услугу, потому что, ещё раз говорю, приведённая стоимость означает, что нужно зачесть в этот контракт все виды выплат, которые получаются помимо зарплаты, иначе мы создадим неконкурентное преимущество и очень серьёзно исказим экономические отношения в других секторах экономики.

Возможно, этот типовой контракт может предусматривать право работника отказаться от некоторых льгот, чтобы ему на эту сумму увеличили оплату труда. Вопросы досрочных пенсий нам придётся решать в том числе в этой сфере, по крайней мере определять: это же тоже стоимость труда приведённая. С этим со всем нужно разбираться.

И самое главное, что мы бы хотели сказать помимо всего прочего, что, конечно, можно принимать решение и сразу выплачивать, как говорится. Можно реформы делать без денег, можно делать реформы с деньгами, но деньги без реформ давать нельзя. Нужно это сначала определить на самом старте – не так, чтобы «давайте сейчас уже дадим, а потом мы с реформами определимся и вот сейчас начнём действовать». Позиция Минфина в этой части не менялась.

Это что касается труда. У нас есть много расчётов, тоже мы предоставляли. Но мы ещё, думаю, что будем в Правительстве дальше обсуждать. У нас есть такие поручения, каким образом осуществлять расчёты.

Что касается пособий семьям, родившим третьего ребенка. Здесь важный тоже вопрос, или развилка, на который нам предстоит ответить: что является уровнем дохода, который мы должны обеспечить для семьи, которая приняла решение и осуществила это своё решение, или мечту, родить третьего ребенка.

Сейчас нам предложили следующий подход – семья, у которой среднедушевой доход на члена семьи меньше среднего душевого дохода в регионе. Поверьте, что и сейчас семьи, имеющие двух детей, а то и одного ребенка, а то и просто семья, которая не имеет ребенка… Не в каждой семье достигается среднедушевой доход в регионе, в регионах огромная дифференциация.

Поэтому, когда мы говорим о том, что семья может попасть в уровень бедности, на наш взгляд, всё-таки нужно говорить о прожиточном минимуме. что если семья, родившая ребенка, попадает в уровень, когда она не достигает прожиточного минимума… Потому что это вопрос бедности, это не среднедушевой доход. Вопрос бедности – это действительно какое-то соотношение с прожиточным минимумом: один, полтора, два. У нас должно быть принято решение в зависимости от возможностей. Но среднедушевой доход достичь – это, ещё раз говорю, серьёзное противоречие, на наш взгляд, потому что и сейчас не каждая семья имеет такой доход. Как он складывается в регионе, это тоже понятно, даже в Москве сравнить, какой доход имеют сейчас эти семьи.

Мы, конечно, идем здесь, исходя из принципа нуждаемости. Мы считаем, что нужно определить, в какой мере мы начинаем участвовать в финансовом обеспечении этой семьи. Это первое.

И второе. Если мы определим один прожиточный минимум или полтора, или два, не знаю, ещё второй принцип – какой размер доплаты? Нам говорят, что нужно всем 7 тыс. заплатить. Вот родился ребенок – и всё, начинаем платить 7 тыс. Это означает, если кто-то чуть-чуть не дотянул до этого уровня, тот, что называется, получает все 7 тыс. А если у кого-то на тысячу среднедушевой доход больше, он не получает ничего. Справедливость, и когда мы говорим о нуждаемости, всегда определяется как какой-то потолок, до которого доводится государственная поддержка, а не всем, у кого коэффициент дифференциации может быть, ещё раз говорю, на единицу меньше.

Мы приводили такие примеры, что может случиться, какое неравенство может в конечном итоге получиться, если мы будем реализовывать такой подход. Нам кажется, что (уж финансово я даже это не комментирую) даже с социальной точки зрения это не совсем, на наш взгляд, правильно. Здесь мы готовы ещё раз обсуждать.

Что касается рабочих мест инвалидов. Есть действительно поручение отработать эти вопросы. Срок – 1 июля. Мы считаем, что действительно это нужно делать и дальше нам анализировать. Сейчас уже в протоколе решение – предусмотреть ассигнования. Мы всё-таки считаем, что это надо делать в рамках бюджетного процесса, и мы будем в рамках бюджетного процесса предусматривать.

Что, на наш взгляд по крайней мере, тоже можно было бы учесть, так это то, что переходить и учитывать некоторые элементы государственной политики в контрактных отношениях. Если любая организация по любому виду контрактов взаимодействует с государством, получает ли она субсидию, например, как наши телерадиовещательные компании, участвует ли она в конкурсе или получает государственный заказ – в любом случае, так существует во всех странах: если ты вышел работать с государством, ты обязан в том числе соблюдать некоторые элементы политики. И это могло бы быть тоже условием любого контракта с государством: если ты участвуешь, ты обязан выполнить некоторые условия, в том числе для работы с инвалидами.

В.В.Путин: Спасибо. Коллеги, кто хотел бы что-то добавить? Пожалуйста, Михаил Викторович.

М.В.Шмаков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Может быть, я внесу некий диссонанс в наше обсуждение. Я очень уважаю Татьяну Геннадьевну Нестеренко и вообще Министерство финансов, но мне кажется, что сейчас в последнем сообщении было по всем вопросам высказано мнение Министерства финансов: по заработной плате, по рождению ребенка – платить или не платить 7 тыс. на третьего ребенка и последующих, но такое, очень поверхностное.

Министерство финансов начинает работать, видимо, работало так и раньше, и поэтому так и не хватает ни на что денег. Или там другая совершенно проводится политика, чем та политика, которую предлагают профильные министерства, скажем Минобрнауки, Минздравсоцразвития, потому что всем занимается Министерство финансов. Так нельзя, с моей точки зрения.

Давайте обсуждать. Специалисты здесь приглашены, которые гораздо глубже знают вопросы: вопросы заключения контрактов, вопросы формирования заработной платы. Когда утверждается или предлагается, что не всем будет 200%, не всем докторам, не всем работникам здравоохранения (врачам) будет увеличено на 200%, а давайте учтём какие-то мифические в большинстве случаев льготы, которыми пользуются медицинские работники и т. д... Это не совсем точно, это какое-то оценочное, поверхностное представление. Поэтому я бы считал, что Министерство здравоохранения и социального развития сейчас, ну а возможно, в новом составе, какой-то другой государственный орган, который отвечает за вопросы труда, он бы проанализировал и дал бы свои замечания вместе с профильными министерствами по тому, каким образом нам строить систему заработной платы в бюджетных учреждениях.

Более того, я лично утверждаю, что, безусловно, уровень заработной платы в государственных учреждениях, в бюджетных учреждениях влияет на настроение работодателей часто. Они говорят: «Зачем нам повышать заработную плату в наших предприятиях, если государство ценит работу сотрудников-бюджетников так низко?» Поэтому это влияет, вниз опускает общий уровень заработной платы в стране, что дальше сказывается на общих экономических показателях через недобор соответствующих налогов, НДФЛ в частности, и так далее. Это запускается совсем другой механизм, к сожалению. Или по выплатам на рождение третьего и последующих детей. Не за 7 тыс. рублей люди рожают третьего, четвёртого и пятого ребенка, не в 7 тыс. рублей дело. Дело в том, что мы хотим, я так понимаю, это и цель нашего обсуждения, цель доклада, цель статей – помочь этим семьям, чтобы они не проседали притом, когда у них семья увеличивается за счёт детей. А дети, как известно, достаточно дорогое удовольствие для любой семьи, извините, за такой примитивизм в формулировках.

Поэтому я считаю, что постановка вопроса, та, которая была сказана в этой презентации, с которой Татьяна Алексеевна выступила, она более реалистична, чем та позиция, которая сегодня и сейчас высказана с точки зрения Минфина.

Но я ещё хотел бы сказать, Татьяна Алексеевна вскользь упомянула об этом, что сейчас ведутся новые дебаты, новые разговоры о составе и стоимости минимальной потребительской корзины. Давайте честно взглянем на все льготы и стоимость товаров, стоимость нормо-часа врача. По-моему, ещё не родился такой экономист, чтобы он установил стоимость нормо-часа у творческих работников – врачей, преподавателей вузов.

Не важно, что на какой-то специальности, – это сказал, по-моему, Владимир Владимирович при открытии, – что на некоторых специальностях уникальных и два человека, и один студент на одного преподавателя. Это уникальная специальность. Что же, нам 10 теперь Ростроповичей искать и после этого только открывать для них специализацию по виолончели? Не получится так, и мы после этого станем общей серостью.

Поэтому я бы считал, что вопросы обеспечения – безусловно, Министерство финансов должно сказать: мы потянем, скажем, вот такие расходы в целом на протяжении прогнозов до 2018 года или не потянем. А всё остальное, профессиональные вещи, я думаю, что должны всё-таки говорить профессионалы, там очень много тонкостей, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, кто ещё?

Я и не сомневался в том, что у нас дискуссия приобретёт такой характер. Догадывайтесь, как проходит дискуссия в рамках трёхсторонней комиссии, где собираются профсоюзы, отраслевые министерства, когда обсуждаются вопросы. Они всегда проходят в дискуссии, и в достаточно острой дискуссии.

Я что хотел бы подчеркнуть? У нас у всех одна цель. Несмотря на разные подходы к решению этих проблем, цель одна – улучшить жизнь граждан России, сделать её более достойной, комфортной и обеспеченной, создать условия для того, чтобы у нас демографические проблемы исчезали, чтобы детей у нас было больше и они были счастливы, помочь людям, которые оказались в беде, людям с ограниченными возможностями. Разумеется, всё это требует финансовых ресурсов.

Мы не будем долго дискутировать, потому что, во-первых, мы уже и так дискутируем полтора часа, а во-вторых, можно до утра дискутировать. Это вопрос, по которому можно говорить до утра. Мы этим занимались на одной из правительственных комиссий: три часа обсуждали это и вот сейчас собрались в более расширенном составе. Но сделали это специально, чтобы люди, не вовлечённые в ежедневном режиме в эту работу, но болеющие душой за решение этих проблем, тоже погрузились в этот материал.

Я сказал в более узком составе, на Президиуме Правительства, сейчас хочу повторить этот тезис: конечно, можно говорить о том, что нельзя просто деньги насыпать в какие-то отрасли, не зная, какую отдачу они там будут давать. И конечно, это правильно. Конечно, мы должны посмотреть на то, как функционируют те или другие отрасли. Мы что, с вами не знаем, как некоторые лечебные заведения у нас, стационары работают, когда там избыточное количество коек? Мы же знаем, что там происходит: платят за электричество, за аренду, за землю, за свет, за газ – за всё платят, а коечный фонд используется неэффективно.

Татьяна Геннадьевна приводила сейчас примеры, сколько преподавателей и социальных работников в рыночно развитых странах, сколько у нас, сколько в других регионах мира. Действительно, много несоответствий.

Но я на что хотел бы обратить внимание? Нам с вами нужно исходить всё-таки из реалий жизни. Нужно посмотреть, как люди живут, им хватает того, что они имеют, чтобы самим прожить и детей поднять, или этого совершенно недостаточно. Но, конечно, по одежке нужно протягивать ножки, нужно смотреть на наши бюджетные возможности, так, чтобы не развалить нам наши финансы, не развалить бюджет.

Всё, что было заявлено в предыдущие месяцы, связано, я уже об этом говорил, не с достаточно острой политической борьбой в предыдущие два-три месяца в ходе предвыборной кампании. Всё, что было заявлено, связано с необходимостью улучшения ситуации в социальной сфере, в сфере демографии, в образовании, в здравоохранении. Это просто жизненная потребность у нас. Многие вещи назрели и перезрели, и мы их так или иначе, была бы избирательная кампания или бы её не было, но мы всё равно это должны решать.

Всё, что я говорил, и то, что я писал в статьях, было основано не на хотелках, а на предварительном достаточно глубоком анализе, тоже в спорах. Я не спорю. Некоторые коллеги с чем-то не соглашались. Но перед тем, как я что-то написал или сказал, я со всеми ключевыми людьми консультировался.

Я призываю всех к тому, чтобы решения, которые будут приняты в окончательном виде, были сбалансированными с экономической точки зрения, но справедливыми с социальной. Но всё, что было заявлено, будет исполнено.

Мы обсуждали вопросы, связанные с распределением дополнительных средств, которые мы получим в этом году. Судя по всему, мы выходим примерно на такой же режим и в будущем. Конечно, рано об этом говорить, но тем не менее, потому что наши прогнозы всё-таки довольно консервативные. Я хочу попросить Министерство финансов ещё раз вернуться к тому, что мы обсуждали – я согласился с вашими предложениями по поводу того, как мы распределим допдоходы этого года, – вернуться к этому ещё раз и в первоочередном порядке закрыть проблемы, которые мы сегодня обсуждали, а потом уже всё остальное.

Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2012 > № 548911 Владимир Путин


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 26 апреля 2012 > № 549080 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по развитию железнодорожной инфраструктуры и скоростного движения.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день!

В интересной обстановке собрались, по-моему, в квазипроизводственной, квазивыставочной. Во всяком случае, интересно. Я думаю, Владимир Иванович (В.И.Якунин – глава ОАО «РЖД») познакомил вас с последними достижениями компании? Они выглядят хорошо и настраивают нас на рабочий ритм.

За последние годы компания сделала большой шаг в своём развитии – технологически, организационно. Разумеется, стратегические планы развития железнодорожного транспорта имеют для всей экономики страны огромное значение. Все мы прекрасно понимаем, что транспорт, так же как, например, энергетика, – это те отрасли, которые создают базу экономического развития, во многом определяют траекторию роста самого валового внутреннего продукта страны, а потому требуют большого, безусловно, горизонта постановки и реализации задач. Здесь необходим именно долгосрочный государственный подход, учитывающий интересы и регионов, и практически всех отраслей экономики, геополитические и социальные факторы. Нужно смотреть на 10, 20, 30 лет вперёд.

В этой связи приведу пример, точнее, вспомню, а вы наверняка подтвердите это, – как в начале 2000-х годов многие эксперты полагали, что инфраструктурных резервов на «железке», как принято говорить, достаточно, и нет необходимости думать о каких-то сложных, затратных, как тогда считалось, и в общем не первоочередных проектах. Многие считали пустым прожектёрством планы по увеличению пропускной способности ключевых магистралей, таких как БАМ, Транссиб. А что касается, например, такого проекта, как строительство железнодорожного перехода на Сахалин, считалось, что это просто фантастика и вообще ненужная затея, потому что действительно на тот момент времени было такое представление. В общем оно соответствовало реалиям того времени, что заделов инфраструктурных достаточно, дороги не загружены, и когда они будут загружены, неизвестно, и будут ли вообще загружены – неизвестно. Для того объёма экономики всего было достаточно. Реальная динамика развития этой самой экономики сформулировала принципиально другую ситуацию. То, что казалось делом отдалённого будущего, стало просто необходимостью.

Спрос на железнодорожные перевозки многократно увеличился в связи, конечно, с ростом экономики. Я напомню, мы ведь с вами ставили задачу увеличения в 2 раза объёма ВВП, объёма экономики. К кризису подошли фактически выполнив – перед кризисом мы достигли 1,9. Это всё (объём экономики вырос) и поставило перед нами совершенно другие цели и задачи, создало новую ситуацию. Так, БАМ, например, и Транссиб работают фактически на пределе пропускной способности, и это уже реально сдерживает, тормозит многие проекты развития страны в целом, и прежде всего, конечно, Дальнего Востока, Восточной Сибири. Мы теряем сегодня уже темпы выхода на новые рынки, российский бизнес вынужден откладывать интересные идеи и работать вполсилы на этом направлении, накапливается упущенная выгода от неиспользованного транзитного потенциала. И потом, мы же с вами понимаем, особенно если речь идёт о БАМе и Транссибе, что это одно из стратегических направлений, это расширение наших возможностей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который, в отличие от экономических грантов сегодняшнего и недавнего прошлого – от Европы и от других регионов, традиционно развитых в экономическом смысле, растёт гораздо большими темпами, быстрыми темпами. Это перспективный рынок, и здесь нам, конечно, нужно думать о том, как на нём работать, как создавать инфраструктурные возможности для работы в этом направлении.

Грузооборот, например, по Байкало-Амурской магистрали может возрасти к 2020 году почти в 3 раза, не в какие-то проценты, а, по мнению экспертов, в 3 раза сразу. В целом по России уже в период до 2014 года (совсем-то ничего осталось) ожидается рост грузооборота на железнодорожном транспорте порядка 15%.

Поэтому мы должны исходить из следующей базовой задачи: уже сегодня в сфере железнодорожного транспорта необходимо формировать опережающие, мощные инфраструктурные заделы, нужно выстроить чёткую линейку приоритетных проектов на долгосрочную перспективу, и, что особенно важно, нам нужна полная ясность с источниками финансирования.

Здесь возможно использовать сразу несколько инструментов. Это могут быть частные инвестиции в коммерчески интересные транспортные проекты, формирование крупных пулов инвесторов, включающих и сырьевые компании, и перевозчиков, и других участников рынка, заинтересованных в эффективной логистике. Об этом мы уже говорили на многих наших совещаниях, в том числе в Кемерово в январе текущего года.

Кроме того, речь может идти о различных формах государственно-частного партнёрства, о привлечении ресурсов институтов развития, прямом бюджетном, конечно, участии в проектах, имеющих серьёзное социальное или геополитическое измерение. Для каждого конкретного проекта важно найти оптимальную схему, и, скорее всего, это должны быть смешанные схемы.

По итогам сегодняшнего совещания прошу все заинтересованные стороны уточнить список таких приоритетных проектов и представить проработанные предложения по источникам их финансирования.

Нам необходимо на порядок увеличить объёмы работ с учётом того, что за последние годы масштабы инвестпрограмм на железнодорожном транспорте существенно возросли. Так, за 2008–2011 годы (за четыре года) РАО «РЖД» вложило в развитие 1,361 трлн рублей. Владимир Иванович, не ошибаюсь?

В.И.Якунин: Абсолютно.

В.В.Путин: Представляете, 1,361 трлн? Только в прошлом году объём инвестиционного бюджета компании увеличился на 26%, то есть почти на треть. Отремонтированы десятки вокзальных комплексов, открыто скоростное сообщение по направлениям Москва–Санкт-Петербург, Москва–Нижний Новгород, Санкт-Петербург–Хельсинки, началась реализация проектов интермодальных перевозок, которые позволяют связать наземный, воздушный транспорт в единую транспортную систему.

На Дальнем Востоке завершается строительство Кузнецовского тоннеля, что позволит снять ограничения для движения грузов по направлению к портам Ванино и Советская Гавань, расширяются подходы к портам Усть-Луга и Приморск на северо-западе, построена трасса до Нижнего Бестяха. Это позволит запустить проекты по комплексному освоению юга Якутии – очень важный регион для развития Восточной Сибири.

По оценкам специалистов, в предстоящее десятилетие в модернизацию и развитие инфраструктуры потребуется вложить ещё порядка 5 трлн рублей. В числе важнейших приоритетов – повышение транспортной доступности Восточной Сибири и Дальнего Востока, развитие подходов к нашим основным морским портам. Так, уже в ближайшее время новые маршруты должны появиться в рамках подготовки к проведению Олимпиады-2014 и чемпионата мира по футболу в 2018 году. Будем также расширять нашу программу скоростного пассажирского сообщения. Очевидно, что все эти проекты потребуют серьёзных капитальных вложений.

Вот почему важно сформировать эффективные, предсказуемые правила работы в отрасли. Правила, которые будут понятны всем участникам этого процесса: и владельцам инфраструктуры, и перевозчикам, и инвесторам, и потребителям транспортных услуг, разумеется. Необходимо правильно определить баланс в решении главного вопроса, во всяком случае одного из главных, имею в виду тарифы – стоимость перевозки не должна подавлять общую экономическую активность в стране. Это очевидный факт. При этом у самих железнодорожников должны быть средства не просто на поддержание существующей инфраструктуры, а на развитие.

В этой связи несколько важных моментов хотел бы отметить. Первое. Механически закладывать всю стоимость модернизации и развития железнодорожной сети в тариф, конечно, мы не можем – иначе мы просто подавим развитие экономики. Нужно ещё раз внимательно проанализировать инвестпрограммы, снизить внутренние издержки – мы вчера на совещании об этом говорили (я во всяком случае говорил об этом), – посмотреть, где есть дополнительные резервы для оптимизации, привлечения альтернативных источников финансирования, в том числе и кредитных ресурсов. Я понимаю, уровень закредитованности компании, тем не менее нужно подумать. Мы, со своей стороны, будем помогать вам это делать. Такие задачи перед РЖД поставлены, мы, со своей стороны, как я уже сказал, будем оказывать необходимую поддержку.

Второе. Очевидно, что нам нужно коренным образом совершенствовать государственную тарифную политику на железнодорожном транспорте, переходить к современным методам регулирования в этой сфере. Нужна предсказуемая, понятная всем участникам экономической жизни формула расчёта тарифов, причём не на один год, а желательно лет на пять-десять.

И, наконец, третье. Считаю, что по аналогии с энергетическим рынком следует подумать о внедрении в железнодорожной сфере принципов экономически обоснованной так называемой доходности на инвестируемый капитал, тем самым мы сможем сформулировать прозрачные, стабильные, долгосрочные правила игры на перспективу, привлечь в отрасль действительно крупные, так называемые длинные инвестиции, включая средства, в том числе и пенсионных, и страховых фондов, российских, иностранных финансовых учреждений, ресурсы стратегических инвесторов.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 26 апреля 2012 > № 549080 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 апреля 2012 > № 549085 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с активом партии «Единая Россия».

В.В.Путин в своём выступлении отметил, что в политической жизни в России «Президент прежде всего – это консолидирующая фигура для всех политических сил, для всех граждан страны», и заявил, что после инаугурации считает правильным для себя сложить полномочия председателя партии «Единая Россия». Вместе с тем он выразил уверенность, что активная совместная работа будет продолжена. «Рассчитываю на вашу поддержку при реализации тех задач, которые были сформулированы мною ещё как кандидатом в Президенты в этом избирательном цикле», – сказал глава Правительства.

Стенограмма начала встречи

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Я попросил собраться вас для того, чтобы поговорить о ситуации, которая у нас складывается после выборов президента, после выборов в Государственную Думу, поговорить о том, как мы с вами выстроим работу на ближайшее будущее.

Партия «Единая Россия» была создана, как вы помните, в 2001 году. И она создавалась в очень сложных условиях – в условиях деградации экономики, социальной сферы, в условиях разгула сепаратизма. И тогда кроме консолидирующей фигуры должна была быть создана и консолидирующая политическая сила, и эту роль, безусловно, «Единая Россия» сыграла.

Должен сказать, точнее – ещё раз повторить то, что публично уже неоднократно говорил: что и в условиях мирового финансового экономического кризиса правящая партия «Единая Россия» сыграла очень позитивную роль. Я просто убеждён, что если бы у нас не было ситуации, при которой Правительство страны и большинство Государственной Думы работало бы так консолидированно, как это было два-три года тому назад, то гораздо большее количество наших граждан на себе действительно почувствовало бы весь холод той пропасти, куда Россия могла бы свалиться. Слава Богу, этого не произошло. Не произошло, повторяю ещё раз, в значительной степени благодаря очень слаженной и достаточно эффективной совместной работе Правительства и парламента.

Я благодарен «Единой России», но прежде всего, конечно, подавляющему большинству избирателей нашей страны за поддержку на выборах президента. Но теперь, как вы понимаете и как мы все с вами хорошо понимаем, начинается самое главное и самое сложное – теперь нужно работать. Работать и добиваться конкретных результатов – исполнять то, что было заявлено в ходе предвыборной кампании в качестве наших общих целей и в моих предвыборных статьях, и в других программных документах, в том числе и в программных документах «Единой России».

Вместе с тем у нас сложилась такая политическая практика, что Президент является надпартийной фигурой. Конституция не запрещает Президенту быть членом какой-либо партии, но по духу того, что у нас сложилось в политической жизни, всё-таки Президент прежде всего – это консолидирующая фигура для всех политических сил, для всех граждан страны. В этой связи, уважаемые друзья и коллеги, после инаугурации, которая должна состояться 7 мая этого года, я считаю правильным для себя сложить полномочия председателя партии «Единая Россия». Это во-первых, а во-вторых, буду просить вас и членов партии созвать внеочередной съезд во второй половине мая текущего года – и в связи с тем, что Дмитрий Анатольевич Медведев возглавлял список «Единой России» на выборах в Государственную Думу, и в связи с тем, что, как вы знаете, и я уже об этом говорил неоднократно, буду в качестве Президента предлагать его кандидатуру на должность Председателя Правительства России. Считал бы правильным, если бы он и партию возглавил. Это общемировая практика, когда правительство опирается на парламентское большинство. Только так и можно добиться эффективной совместной работы.

Разумеется, многое нужно будет сделать для развития самой партии. Я уже сказал, что она была создана в 2001 году и в целом, безусловно, выполнила ту задачу и достигла тех непростых рубежей, которые ставила перед собой. Она развивается, но не секрет, что она несёт в себе и всё положительное, что есть нашем обществе, и очень многие проблемы, которые в обществе есть, в ней так или иначе тоже отражаются. Это, безусловно, нужно учитывать, особенно в новой политической конфигурации. Нужно повышать жизнеспособность, конкурентоспособность, политическую конкурентоспособность «Единой России», если она намерена и дальше бороться за своё лидерство, а я думаю, что так любая партия и должна себя вести. Она всегда должна доказывать гражданам страны, избирателям, что предлагаемые ею пути развития страны, экономики, социальной сферы являются оптимальными для данного периода времени и для данного государства. У «Единой России» есть все шансы, для того чтобы это лидерство сохранять. Но, повторяю, чтобы нам вместе всем быть эффективными, а я очень рассчитываю на то, что мы в любом случае будем продолжать с вами сотрудничать и, более того, будем вместе работать, не просто сотрудничать, а вместе работать... Как вы знаете, ваш покорный слуга в 2001 году был инициатором создания партии и реально её создавал, поэтому я рассчитываю, что в любом случае мы с вами будем вместе работать, и рассчитываю на вашу поддержку при реализации тех задач, которые, повторяю, были сформулированы мною ещё как кандидатом в Президенты в этом избирательном цикле. Задачи большие, они грандиозные, без всякого сомнения, и непростые для исполнения. Для того чтобы их исполнить, нужна совместная, очень напряжённая работа, и тогда мы действительно можем существенным образом изменить ситуацию в экономике, социальной сфере, изменить качество российского государства, на совершенно новую планку поднять уровень и качество жизни наших граждан. Это наша совместная задача, наша общая задача, этому должна быть посвящена и наша совместная работа. Вот это то, что я бы хотел сказать в начале. Я с удовольствием выслушаю ваши комментарии, ваши предложения и хотел бы вас пригласить к открытой, свободной дискуссии. Пожалуйста.

Пожалуйста, Борис Вячеславович.

Б.В.Грызлов (председатель Высшего совета партии «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, в любом случае надо, наверное, в первую очередь отреагировать на Ваше предложение сдать полномочия председателя партии. Я хочу сказать, что Вы действительно основатель партии, Вы её лидер, и понятие лидера партии будет присуще Вам всю Вашу жизнь. И мы как члены партии «Единая Россия» считаем Вас лидером, Вы будете с нами всегда. Это просто тот подход, который, безусловно, все мы будем отстаивать и проводить в жизнь.

Хотелось бы поблагодарить Вас за высокую оценку роли партии «Единая Россия» – это наша с Вами общая оценка. Партия «Единая Россия» живёт 11-й год, и когда она создавалась в 2001 году, в декабре, она основывалась на уже созданных ранее общественных движениях и партиях. Думаю, что в тот период (в период с 2001 по 2004 год) действительно удалось сделать общими усилиями очень многое и реально это были замечательные годы в жизни нашей страны.

В период кризиса 2008–2009 годов (частично 2010 года) мы работали очень консолидировано. Мы приняли огромное количество законов, и члены партии «Единая Россия» сделали огромное количество предложений в тот план по преодолению кризиса, который был впоследствии принят и Правительством, и обсуждался на заседании Государственной Думы. Безусловно, я понимаю, что нам есть чем гордиться. Партия «Единая Россия» сегодня лидер. Несмотря на то, что средства массовой информации, многие оппозиционные движения говорят о закате партии, – это, безусловно, не так. Они видят что-то розовое на небосклоне, но это восход, а не закат. Поэтому я считаю, что те результаты выборов, которые были 4 марта, тот результат, который получили Вы как кандидат в президенты, и те результаты, которые мы получили в муниципальных образованиях, говорят о высоком уровне поддержки партии «Единая Россия». Было 1600 выборов глав администраций в муниципальных образованиях. Мы одержали победу в 65% этих выборов. Это подтверждает высокий уровень доверия нашей партии, который приближается к двум третям. Какие ещё европейские страны могли бы похвастаться такими результатами по поддержке ведущей партии страны? Нет таких стран, есть только Россия, которая имеет такую партию. Я прекрасно понимаю, что «Единая Россия» должна в очередной цикл – и парламентский, и президентский – опираться на тех избирателей, которые за нас голосовали. Мы понимаем, какой объём работы, какой большой объём задач мы на себя взяли во время предвыборной кампании, и эти задачи нам, безусловно, надо всем вместе реализовывать. У нас фракция «Единая Россия» в Государственной Думе уже проявила свои позиции в эти четыре с лишним месяца, и мы понимаем, что фракция задаёт тон в работе Государственной Думы. Важно, чтобы она крепила своё единство. Я обращаю на это внимание, потому что в данной ситуации впервые фракция представлена не только членами «Единой России», но и большим количеством представителей Общероссийского народного фронта. Они, конечно, присматриваются к партийной работе, и думаю, что было бы правильно, чтобы они входили в партию в качестве её членов. Это бы укрепило единство нашей фракции.

В мае будет съезд партии «Единая Россия». Ваше предложение о том, чтобы мы поддержали кандидатуру Дмитрия Анатольевича Медведева на пост председателя партии, думаю, будет поддержано всей нашей партией, всеми делегатами съезда. Дмитрий Анатольевич очень уверенно провёл кампанию в качестве лидера списка партии «Единая Россия», и мы получили достойный результат в тех тяжёлых условиях, в которых мы находились. Также на съезде, я думаю, мы должны сделать несколько шагов в сторону демократизации партийной жизни, и, в частности, мы обсуждаем поправки к уставу, которые предполагают другой подход к избранию руководителей региональных отделений партии, в частности и выдвижение большего количества кандидатов на пост руководителя регионального отделения, и обязательное условие альтернативного голосования. Думаю, что это улучшит процесс демократизации партии. Мы внедрили в нашу партийную жизнь праймериз, и фактически такой подход к голосованию на региональном уровне – это праймериз, в котором может принимать участие большое количество кандидатов на эту должность. Сейчас в партии работают клубы, введено новое понятие платформ, и это как минимум три платформы: это и социально-консервативная, и либеральная, и патриотическая платформа. Думаю, что эти платформы на сегодняшний день олицетворяют основную часть нашего населения, которое исповедует те или иные взгляды, но мы их консолидируем и вырабатываем общее решение, которое будет, естественно, консолидированным мнением большинства в нашей стране. И это - тоже процесс демократизации в нашей партийной жизни. В любом случае нам необходимо, опираясь на те традиции, которые мы уже имеем, на тот опыт, который мы имеем, на определённые консервативные подходы в оценке любых событий, которые происходят в стране, и дальше наращивать численность нашей партии. И хочу здесь обратить внимание на то, что, несмотря ни на что (казалось бы, есть определённая атака на «Единую Россию») у нас ежемесячно прирост 5–6 тыс. человек – прирост членов партии «Единая Россия». Это вселяет и оптимизм, и уверенность в нашем будущем, в нашем завтра.

В.В.Путин: Спасибо, Борис Вячеславович. Я очень рассчитываю, что делегаты будущего съезда партии поддержат кандидатуру Дмитрия Анатольевича. И уверен, что у будущего председателя партии и у партии в целом, у нашего большинства в Государственной Думе с будущим Правительством сложится хорошая, деловая, критичная по отношению, конечно, друг к другу – имею в виду парламент и Правительство, – но направленная на консолидацию и достижение максимального результата для граждан страны работа. Спасибо большое.

Сергей Иванович (обращаясь к С.И.Неверову – члену бюро высшего совета партии «Единая Россия», секретарю президиума генерального совета партии, заместителю Председателя Государственной Думы), пожалуйста.

С.И.Неверов: Спасибо, Владимир Владимирович. Мы услышали от председателя поручение и мы буквально завтра проведём заседание президиума генерального совета по назначению даты проведения съезда. Мы в соответствии с уставом должны это сделать не более чем за месяц, то есть за 30 дней мы должны сформировать и повестку, и, соответственно, довести до регионов. И, конечно же, сейчас приступим к обсуждению с регионами Вашего предложения по кандидатуре на должность председателя партии. У нас на самом деле съезд планировался в этом году обязательно, отчётно-выборный съезд в соответствии с нашими регламентными и уставными нормами. Он будет у нас 13-м по счёту. На 10-м съезде у нас были избраны руководящие органы партии – это президиум генерального совета и генеральный совет. На 9-м съезде мы избирали с вами председателя. И Вы правильно сказали, чтобы вступление в должность председателя партии было как раз после инаугурации, после 7 мая. Поэтому обязательно сейчас все эти формальные необходимые нормы, которые нужно соблюсти, мы соблюдем и этот процесс запустим. Единственное, хотелось бы дополнительно согласовать дату. Вы говорите – конец мая, но у нас там получается 26 мая – пятница, мы, может быть, тогда можем…

В.В.Путин: 26 мая – суббота.

С.И.Неверов: 26 мая – это суббота, да, прошу прощения. Я просто говорю уже о том, что нам необходимо будет планировать проведение съезда, наверное, на два дня – 25 и 26, чтобы у нас проработали и наши политические платформы, чтобы мы вышли с определёнными предложениями на съезд, с той программой, с которой мы будем идти. Если эта дата Вами будет поддержана, соответственно мы тогда на президиум этот вопрос вынесем.

Что касается того, о чём говорил Борис Вячеславович (Грызлов). По выборам: у нас выборы 4 декабря и 4 марта проходили ещё и в органы местного самоуправления и по главам. Борис Вячеславович сказал, что из 1800 глав «Единая Россия» провела 1252 своего представителя – это порядка 67%. Но очень важными ещё были и выборы в органы местного самоуправления, выборы депутатов. У нас избиралось более 41 тыс. депутатов, и мы провели депутатов от партии «Единая Россия» 28 717 человек (это 68%). Мне кажется, это очень важно сейчас (в преддверии предстоящих выборов глав, высших должностных лиц субъектов) - формирование нашей очень серьёзной платформы уровня поддержки в органах местного самоуправления, как раз с учётом тех поправок, о которых мы сегодня говорим, когда необходимо будет заручиться подписями депутатов муниципального уровня при выдвижении на должность высшего должностного лица... В этой связи, Владимир Владимирович, хотелось бы спросить: с учётом того, что мы сейчас обсуждаем вопросы выборов на альтернативной основе тайным голосованием наших секретарей... Это тоже была Ваша инициатива, на встрече с доверенными лицами Вы сказали, что партии должны проходить процессы внутренней демократизации, выборы должны происходить по такому принципу. Есть предложение, что, если наш секретарь получает уровень поддержки в партийных своих рядах на таком уровне, то именно секретарь должен выдвигаться на должность высшего должностного лица и вести партию к победе в новой политической ситуации и уже, приводя к победе партию, реализовывать те проекты, те инициативы и программы, с которыми шли на выборы в том или ином регионе, и, конечно, отвечать. Если результат будет неуспешным, то, естественно, тогда это совершенно другой формат работы. Но вариант, что именно секретарь должен вести региональное отделение и партию к победе на выборах высшего должностного лица, хотелось бы обсудить и спросить Ваше мнение по этому поводу.

В.В.Путин: Думаю, что вы правы абсолютно. Я уверен, что в этом случае как раз кандидаты от такой партии, которая будет выбирать лидеров в результате таких демократических процедур, будут эффективнее и успешнее, они будут пользоваться поддержкой граждан. Если кандидаты от правящей - тем более - партии будут возникать в результате бюрократических подковёрных мероприятий, то шансов у таких людей становиться лидерами своих регионов очень мало. И, наоборот, если эти люди будут появляться на политической сцене региона и страны в результате демократических процедур, в результате прямого тайного голосования, рейтингового голосования (там можно подумать о процедурах), тогда рядовые члены партии будут реально чувствовать, что они вовлечены в этот политический процесс. Я уверен, что на политической сцене страны будут появляться новые лица. Пожалуйста, Андрей Юрьевич (обращаясь к А.Ю.Воробьёву – члену бюро высшего совета партии «Единая Россия», члену президиума генерального совета партии, заместителю председателя Государственной Думы, руководителю фракции «Единая Россия»).

А.Ю.Воробьёв: Спасибо, Владимир Владимирович. Конечно, волнительная встреча у нас получается, с элементом грустной нотки. Но, мне кажется, прелесть момента заключается в том, что мы на новом этапе развития страны: Вы – вновь избранный президент, и у нас огромное количество работы. В том числе те статьи, та программа, которую Вы изложили в предвыборный период, абсолютному большинству наших единомышленников понятны. Очевидно, что её реализация крайне важна в среднесрочной перспективе. Мы, конечно, понимаем, что наша связь, как и прежде, будет базироваться на регулярных встречах, обсуждениях, и мы, конечно, оставляем за собой право сверять наши законодательные инициативы и вообще идеи.

Дмитрия Анатольевича Медведева мы в самое ближайшее время будем ждать в стенах Государственной Думы, будем с фракцией встречаться, обсуждать после Вашего внесения его кандидатуру. Настроение у нас самое рабочее. Сегодня было великолепное выступление, которое подтверждает логику тех предвыборных статей и инициатив, которые были Вами изложены. Мне кажется, что это очень важный этап для нашей страны – дерзнуть и реализовать то, что сегодня беспокоит людей, что беспокоит каждую семью – и образование, и здравоохранение, и состояние экономики. Мне кажется, это очень интересное время, и нет сомнений, что наша команда сможет очень серьёзную лепту внести в этот результат.

Вообще, «Единая Россия» достаточно сложные этапы переживала. Вы помните, в начале пути наш рейтинг был не выше 20%. 20%, 25%, 28% – это в своё время было достижение, и далеко не во всех законодательных собраниях мы имели такое прочное большинство и вообще команду, которая могла бы регион поддерживать. Кое-что у нас получилось, история будет судить, как много получилось, но, конечно, сейчас нам очень важно на каждых выборах доказывать свою состоятельность. И Сергей (С.И.Неверов) сказал о том, что в ближайшее время, в октябре, будет серьёзная конкуренция, тем более, сейчас политических партий хоть отбавляй. Я думаю, что мы не подведём, и с новым председателем партии будем так же уверенно идти вперёд.

Спасибо, и мы очень рассчитываем на регулярные встречи, конструктивный диалог и оставляем за собой право с Вами регулярно советоваться и сверять часы. Спасибо.

В.В.Путин: Так и будет. Андрей Юрьевич Воробьёв как лидер фракции уже, я думаю, как следует вошёл в работу, знает, что работа с Правительством – это не просто лозунги, это предметная, профессиональная работа, нацеленная на конкретные результаты во всех сферах жизнедеятельности общества. Вы сейчас упомянули о нашей совместной работе в предыдущие годы. Я бы в этой связи хотел сказать вот о чём. Считаю, что это очень важно. «Единая Россия» почти никогда – я скажу условно: почти никогда, но по серьёзным вопросам вообще никогда – не скатывалась в популизм. Для правящей силы это очень сложно: сложно избежать соблазна начать всё обещать и щедрой рукой раздавать всё подряд даже там и тогда, где и когда это вредно. «Единая Россия» не скатывалась на такую позицию. Я призываю вас и в будущем вести себя очень ответственно в отношении тех людей, которые оказали вам и мне как кандидату в президенты, доверие, проголосовав на выборах за «Единую Россию» и за кандидата в президенты. Это очень непросто – занимать такую позицию, но это очень важно, если все мы хотим быть честными в отношении наших граждан. В этой связи мне думается, что «Единая Россия» должна развиваться в сторону здорового и солидного консерватизма. Она, как и задумывалось, должна быть центристской консервативной силой в стране, которая опирается на всё положительное, что было достигнуто за предыдущий путь развития государства, дорожит этим, но при этом устремлена в будущее. Если удастся создать этот внутренний механизм внутрипартийной демократии и выстроить работу с будущим составом Правительства на должном уровне, то мы вместе все будем добиваться тех целей, которые перед собой ставим.

Пожалуйста.

С.Е.Ильиных (секретарь политического совета Томского отделения партии «Единая Россия», председатель Думы Томска): Спасибо. Владимир Владимирович, в свете предстоящих событий вот такой вопрос, наверное, всех сидящих в этом зале волнует: как Вы считаете, должна ли партия «Единая Россия», с учётом лидерских позиций партии, оказывать большее влияние на процесс формирования Правительства, в дальнейшем – на ротацию членов Кабинета министров, а в случае если такая необходимость возникнет, призывать к ответу и ставить оценку тем министрам, которые, с нашей точки зрения, не будут справляться со своими задачами? Каково Ваше мнение?

В.В.Путин: Дело в том, что существующие процедуры в Государственной Думе позволяют и сегодня таким образом себя вести любой фракции. А что касается большинства в Государственной Думе, на которое Правительство будет и должно будет опираться, то, конечно, и формирование Правительства, и тем более работа самого Правительства, результаты работы отдельных министров должны быть подотчётны всему обществу и парламенту. А имея в виду, что правящее большинство в Государственной Думе (я из этого исхожу) намерено и будет поддерживать Правительство, то, конечно, в первую очередь оно должно влиять на то, что происходит. Оно не может поддерживать то, что считает для себя чуждым, а если поддерживает то, что считаем важным, то вправе спросить. У нас в целом за последние годы с руководством партии – я имею в виду Правительство и руководство партии, руководство фракции – сложился даже определённый механизм неформальных консультаций. Я считаю, что он вполне может и должен быть продолжен, может быть продолжена эта практика. И конечно, я исхожу из того, что будут наработаны новые инструменты.

Прошу вас.

Ю.Е.Шувалов (заместитель секретаря президиума Генерального совета партии «Единая Россия» по креативу и взаимодействию с политическими клубами, заместитель Руководителя Аппарата Государственной Думы – начальник Управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ Аппарата Государственной Думы): Уважаемый Владимир Владимирович! Я хочу сказать, что в сердце и сознании каждого из нас план Путина, который разрабатывался под руководством Бориса Вячеславовича (Грызлова), исходя из Ваших заявлений и позиций, останется основным документом, через который мы будем реализовывать стратегию развития страны. И в связи с этим партия, переживая разные периоды своего развития, сейчас укрепляется – укрепляется за счёт той дискуссии, которая идёт в клубах, которая идёт между платформами. И мне кажется, что очередным этапом развития партии мог бы стать новый формат этой дискуссии, который можно было бы перенести на евразийскую территорию. Ту задачу, которую заявляли лидеры «евразийства» и Вы в своей первой статье в «Известиях», которая была накануне избирательной кампании, мы считаем чрезвычайно важной, это чаяния многих людей, живущих в наших странах. И дискуссия позволила бы выработать общие ценности, которые объединяют нас, позволила бы избежать тех ошибок, которые есть сейчас в других интеграционных процессах, и позволила бы нам быть уверенными, что, несмотря ни на какие глобальные проблемы, мы будем иметь будущее и сможем реализовать стратегию. Поэтому я считаю, что это новое дыхание для партии. И если Вы поддержите эту идею, то такую работу мне представляется целесообразным в партии начать вести вместе с нашими партнёрами, которые представляют политические и общественные силы в странах, представляющих Евразийское пространство. «Евразийство» стало уже философией, и его разделяют не только наши соседи, многие люди, живущие в мире, и, мне кажется, «евразийство» на сегодняшнем этапе могло бы стать ещё и частью нашей партийной идеологии. Спасибо.

В.В.Путин: Это традиция нашей политической мысли. «Евразийство» в России укоренилось давно, а сейчас приобретает совершенно новое звучание, особенно в связи с интенсификацией интеграционных процессов на постсоветском пространстве. И более того, из области политической философии это уже фактически перекочевало в политическую плоскость, в повестку дня текущей работы. Почему? Потому что, скажем, и на межпарламентском уровне это крайне важно, имея в виду, что нужно принимать конкретные законы, связанные с регулированием экономики в государствах Таможенного союза и нашего общего экономического пространства. Вот это без парламента сделать невозможно, но парламент существует не в безвоздушном пространстве, он основан на деятельности тех или иных политических сил, представленных в более широком формате в виде партий. Поэтому, безусловно, это, без всяких сомнений, востребовано. Это первое. Я имею в виду то, что уже состоялось и развивается в качестве ядра интеграционного, но в это ядро пока не входят все наши ближайшие соседи, а экономическая логика так или иначе будет подталкивать всех наших ближайших партнёров к участию в этих интеграционных процессах.

Вторая задача на уровне партий, общественных движений – пропагандировать эти идеи и доносить их до широких масс трудящихся, как раньше говорили, до широкой общественности наших стран-партнёров, для того чтобы эти идеи укоренялись в сознании всех граждан наших ближайших соседей и партнёров. Это чрезвычайно важная задача. Более того, мне кажется, что её нужно поставить просто на серьёзную системную основу. Мы знаем: несмотря на то, что экономическая логика подталкивает к такой совместной работе, в некоторых странах люди как следует не вовлечены, не погружены в материал. А это чрезвычайно важно. И с уровня исполнительной власти это сделать трудно, гораздо легче донести до сердец наших ближайших соседей и партнёров те или иные идеи, если они идут от представителя широкой общественности либо уважаемых в нашей стране, в данном случае в России, общественных организаций, таких в том числе, как партии. Мне кажется, это вообще нужно поставить на такую серьёзную системную основу.

Да, прошу.

А.Е.Хинштейн (член генерального совета партии «Единая Россия», координатор партии по работе с вкладчиками и дольщиками, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции): Спасибо. Александр Хинштейн, депутат Госдумы.

Владимир Владимирович, у меня два вопроса – один общий, второй более конкретный, если Вы позволите. Я хотел бы развить тот тезис, который Вы озвучили по отношению к тому, как должны строиться взаимоотношения парламента и Правительства (исполнительной власти): Вы сказали – критичные, рабочие, но критичные по отношению друг к другу. К сожалению, не секрет, что у нас сложилась ситуация, при которой очень часто и мы, как партия, и фракция наша в Госдуме в законодательных органах власти недостаточно критично занимаем позицию по отношению к исполнительной власти. Даже тогда, когда эта критичность, жесткость требуется. Не то чтобы была какая-то общая, единая установка, не то чтобы была какая-то единая система, ну как-то так, объективно говоря, сложилось. В этой связи, учитывая те новые задачи, которые ставятся перед партией, учитывая изменения политического ландшафта, как Вы считаете, необходимо ли нам занять какую-то более принципиальную что ли позицию по отношению к исполнительной власти? Это общий вопрос. И в частности, Вы упомянули о том, что должна быть подотчётность, должен быть контроль. Мне думается, что, например, парламентский контроль, как механизм, получивший сегодня поддержку эффективности в очень многих странах, но реальный парламентский контроль, с реальными рычагами, мог бы способствовать этой задаче.

И, пользуясь случаем, Владимир Владимирович, не могу не поднять вопрос, которым занимаюсь в рамках партии, – это обманутые дольщики. Вы много внимания этой беде уделяете, даже в своём отчёте перед Государственной Думой об этом сказали, но я с сожалением должен Вам доложить, что те цифры, которые Минрегион даёт, не совсем соответствуют действительности, если быть точным, они в 1,5 раза занижены. Понимая, что навлекаю на себя определённый гнев со стороны коллег, тем не менее скажу, что у меня складывается твёрдое ощущение, что в текущем году мы не выполним поставленную Вами задачу по решению этих проблем. У меня просьба: может быть, по этому отдельному вопросу как-то отработать, провести совещание под Вашим руководством или в рамках Правительства, потому что очевидно, что требуются какие-то дополнительные меры вмешательства. Спасибо.

В.В.Путин: Я бы с этого и начал. Во-первых, обманутые дольщики, как явление, у нас появились в результате некачественно сформулированных решений на законодательном уровне. Если бы государство поставило заслон на пути жуликов и проходимцев, то тогда у них не было бы шансов обмануть людей, выманить у них деньги и ничего за эти деньги не дать в виде метров жилой площади. Это, во-первых, хочу на это обратить внимание: ответственность в том числе и парламента. Когда исполнительная власть предлагает те или иные законодательные акты и просит депутатов за них проголосовать, нужно, конечно, очень тщательному анализу подвергать то, что предлагается исполнительной властью. Конечно, исполнительной власти в чем-то легче работать над проектами законов, легче привлекать экспертов и так далее и тому подобное. Но всё-таки принимают-то законы депутаты, и поэтому вот это первая часть совместной работы на уровне контроля что ли, о котором вы мне сейчас сказали. Это первое.

Второе. Мне кажется, не нужно занимать позицию, что подменять собой оппозиционные силы в парламенте, критиковать просто для того, чтобы показать: и правящая партия критикует. На мой взгляд, нужно, чтобы между Правительством и ведущей политической силой в парламенте сложилась конструктивная совместная работа, прежде всего на уровне выработки решения. Вот это чрезвычайно важно. Это важно не только при так называемом нулевом чтении, при прохождении каких-то законопроектов, но это может быть важно и при принятии других, подзаконных, актов в том числе. Почему? Потому что ведь не секрет, что закон может быть хорошим, а вот его исполнение может хромать, мягко говоря, и поэтому должен быть налажен такой живой механизм взаимодействия. И если парламент либо какая-то фракция в парламенте, тем более контролирующая законодательный орган страны, видит, что законодательная власть после принятия какого-то решения либо недостаточно эффективно его исполняет, либо уклоняется или отклоняется от тех задач, которые совместно выработаны между парламентом и Правительством, то тогда, конечно, нужно и на рабочем уровне, и публично нужно об этом говорить. Но не критиковать ради критики, не критиковать только для того, чтобы казаться круче, чем оппозиционные какие-то силы. Вот в таком конструктивном подходе именно к совместной работе, на мой взгляд, и заложен ключ к успеху. А жизнь она сложна и многообразна, как мы знаем: постоянно возникают естественные, абсолютно естественные споры, конфликты. И я очень рассчитываю на то, что и будущее Правительство, и парламент в целом, и правящая сила в парламенте – фракция «Единая Россия» – будут идти к общим целям в таком живом, но конструктивном взаимодействии.

А.Е.Хинштейн: Можно, единственное, я прошу прощения, чтобы это конструктивное взаимодействие...

В.В.Путин: Да, что касается обманутых дольщиков, то, как мы с вами знаем, эта проблема должна быть решена на региональном уровне прежде всего.

А.Е.Хинштейн: Конечно.

В.В.Путин: Поэтому Министерство регионального развития и сейчас, и в будущем Правительстве может что делать? Оно может только регулировать это каким-то образом, оно может координировать эту работу и, может быть, если требуется, кому-то оказать, какому-то региону, дополнительную помощь с федерального уровня, в том числе и финансовую, но ни в коем случае нельзя порождать какой-то...

А.Е.Хинштейн: Патернализм.

В.В.Путин: И иждивенчество. В общем, если проблема должна быть решена на уровне муниципалитетов, она должна решаться там, на уровне региона – там должна решаться, на федеральном уровне – значит, на федеральном.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 апреля 2012 > № 549085 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 апреля 2012 > № 539119 Владимир Путин, Сергей Собянин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с мэром Москвы С.С.Собяниным.

Как доложил Премьеру мэр Москвы, в экономике столицы отмечена достаточно позитивная динамика. В частности, рост инвестиций составляет 40%, заметно снизилась безработица, неплохо выглядит демографическая ситуация. Вместе с тем глава Правительства обратил внимание на дороговизну жилья в Москве. Особое внимание в ходе беседы было уделено развитию транспортной инфраструктуры и вопросам здравоохранения.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Сергей Семёнович, естественный вопрос – это о результатах работы экономики города за I квартал.

С.С.Собянин: Владимир Владимирович, и 2011 год, и I квартал дают достаточно позитивную динамику. У нас нет итогов валового регионального продукта квартального, ещё пока рано, но по некоторым индикаторам видно, что и этот год складывается достаточно позитивно. Например, объём инвестиций в город увеличился, если брать от квартала к кварталу, по сравнению с прошлым годом, на 40%. Это приличный объём. Хотя I квартал может не показать объём, но тем не менее мы в прошлом году уже вышли на положительную динамику объёма инвестиций. Все предыдущие годы падали инвестиции, сейчас получили плюс, и I квартал показывает достаточно положительную динамику.

Помимо этого, если брать такие локальные вещи, как строительство жилья - Вы знаете, что в предыдущие годы в Москве тоже падало строительство жилья, хотя в прошлом году мы стабилизировались, я Вам об этом докладывал, - в этом году где-то на 35% мы наблюдаем рост по сравнению с I кварталом 2011 года. То есть и здесь плюс есть, и я надеюсь, что мы где-то на 0,5 млн кв. м построим больше жилья в этом году.

В.В.Путин: Сейчас сколько стоимость 1 кв. м у нас? Эконом.

С.С.Собянин: Экономкласс – где-то около 3,5–4 тыс.

В.В.Путин: Чего?

С.С.Собянин: Долларов.

В.В.Путин: Мы в России живём.

С.С.Собянин: Около 100 тыс. – 100, 120, 140 тыс.

В.В.Путин: Дорого.

С.С.Собянин: Дорого, потому что жилья у нас здесь всё равно строиться много не может, и рынок постепенно уменьшается. А для того чтобы расширить рынок строительного жилья, нужно развивать транспортную инфраструктуру очень серьёзным образом, потому что даже те микрорайоны, которые сегодня построены, по сути дела, с точки зрения транспортного обеспечения находятся в тяжелейшем состоянии. Во многих микрорайонах из-за того что нет транспортной инфраструктуры, соответственно, падает и стоимость жилья: просто люди не хотят туда ехать.

Для того чтобы как-то решить эту проблему, мы приняли достаточно большую программу строительства метрополитена. Если мы в 2010 году строили где-то на 25 млрд рублей, в прошлом году – на 50 млрд, то в этом году уже будет освоение где-то более 100 млрд. Мы, по сути дела, собрали всех строителей не только из Москвы (тех, кто строит метро), но и с территории России в целом и стран СНГ. Мы привлекли белорусов, сейчас ведём переговоры с киевлянами, для того чтобы сконцентрировать все ресурсы, чтобы в ближайшие пять лет сделать прорыв в этом направлении – построить 75 км. Тогда у нас где-то ещё на 15% территории Москвы, куда не пришло метро сегодня, придёт метро. И это позволит более смело развивать жилищное строительство, в том числе и в промышленных зонах, которые мы реструктурируем. Для этого мы провели переговоры с Минпромом, Ростехнологиями, ведём переговоры с Российской академией наук, чтобы те промышленные зоны, которые в их ведении есть, – часть этих промзон вывести в жилищное, социальное строительство. На части сохранить производство, высокотехнологичные предприятия, а часть ввести в оборот. Это, конечно, серьёзный резерв – промзоны занимают в Москве около 20% всей территории.

По остальным направлениям также выглядим неплохо. Безработица упала на самый низкий уровень за всю историю наблюдений. По сравнению с прошлым годом уменьшилась ещё на 25%, то есть 0,6% сегодня - практически безработицы как таковой нет. Другой вопрос – это структура этой занятости, надо больше создавать высокотехнологичных мест. Но в целом вот такая ситуация.

Демография неплохая. Вы помните, сколько было дебатов по поводу того, что демография, рост численности, рост рождаемости – это временное явление, что через год это все прекратится…

В.В.Путин: Но тренд сохраняется.

С.С.Собянин: Да, тренд сохраняется. В прошлом году увеличилась рождаемость на 12%, и мы вообще вышли на позитивную динамику демографии, то есть вообще рождается больше, чем умирает. У нас естественный прирост населения впервые за 20 лет произошёл. И в этом году мы видим положительную динамику рождаемости. Это позитивно, но, с другой стороны, это рождает задачи обеспечения детскими садами.

В.В.Путин: Мы с вами занимались вопросами здравоохранения, отдельными учреждениями здравоохранения. Есть одна большая программа реструктуризации и реконструкции целого ряда объектов здравоохранения. Как здесь идут работы?

С.С.Собянин: Владимир Владимирович, вся программа модернизации насчитывает 107 млрд рублей – общая сумма. Из них треть всех денег направляется на детское здравоохранение, это строительство и реконструкция поликлиник, больниц, оснащение их новым современным оборудованием, обучение персонала, введение новых стандартов, информатизация. Я буквально вчера проводил по этому поводу совещание со всеми главврачами детских поликлиник и больниц. Помимо серьёзных вливаний, которые мы делаем, мы делаем ещё и реструктуризацию всей сети, чтобы она оптимальным образом была сделана, чтобы появились, помимо поликлиник первого звена, амбулаторные поликлинические центры, где можно пройти полную диагностику и достаточно серьёзное лечение, где есть полный набор всех узких специалистов. Помимо этого в рамках программы модернизации мы в этом году полностью заменим всё устаревшее оборудование в поликлиниках и больницах, в первую очередь детских. Поэтому надеюсь, что к концу года здравоохранение, в первую очередь детское здравоохранение, получит качественно другой уровень.

В.В.Путин: Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 апреля 2012 > № 539119 Владимир Путин, Сергей Собянин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 18 апреля 2012 > № 539132 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по реализации задач, поставленных в его предвыборной статье «Демократия и качество государства».

Стенограмма совещания:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Напомню, что 22 марта мы в целом обсудили те приоритетные задачи, которые были изложены в предвыборных статьях вашего покорного слуги в ходе избирательной кампании. Но, как известно, избирательная кампания заканчивается, а потом нужно начинать работать – начинается самое главное.

Предмет сегодняшней нашей встречи, нашего сегодняшнего разговора – это качество государства. И в первую очередь речь пойдёт о создании конкурентоспособной системы управления, ориентированной на интересы человека. Современные средства массовых коммуникаций дают нам такую возможность, и было бы абсолютно неправильно не воспользоваться этим.

Нам, безусловно, есть над чем работать для повышения качества управления – это очевидный факт. Нужно повышать и производственную, и административную культуру, да и гражданскую культуру в целом. Гражданское общество, безусловно, должно стать настоящим соавтором всех проводимых властью преобразований. Мы начали уже внедрять, по сути дела, в нашу практику такие формы работы, и некоторые законопроекты (я уже об этом говорил, и публично в том числе) проходили такую общественную экспертизу, достаточно глубокую и полезную. Я имею в виду, допустим, закон об основах медицинской деятельности, о медицине в России. Как вы знаете, он вызвал много споров, но в конечном итоге явился, точнее – стал, таким компромиссным документом, который, по сути дела, учитывает интересы всех вовлечённых в эту работу групп и всех граждан.

Нам необходима современная модель управления, основанная на применении самых современных, как я сказал, информационных технологий, включая так называемый краудсорсинг – предварительный опрос с последующей реакцией на результаты внедряемых решений.

Как я уже сказал, мы сделали ряд важных шагов. В том числе 1 марта текущего года запущен портал, на котором на суд общественности выносятся наиболее значимые правительственные законопроекты. Граждане имеют возможность высказывать свою точку зрения, вносить предложения. По сути, работает механизм вот этой обратной связи, о которой я уже упоминал: когда проекту дают оценку не только ведомства и не только те люди, которые работали над тем или иным законопроектом либо подзаконным актом, а люди, которым по этим законам жить и работать.

Мы пригласили сегодня на нашу встречу и людей, абсолютно не связанных с деятельностью чиновничьего аппарата, – это член общественной палаты Республики Хакасии Алексей Николаевич Арбузов, это Георгий Александрович Белозёров и генеральный директор компании «Автовокзалы» из Самарской области Фэния Файзулловна Хакимова. Они принимали очень активное участие в обсуждении ряда документов. Хочу вас поблагодарить за то, что вы это, во-первых, делали, а во-вторых, за сегодняшнее ваше участие в нашей совместной работе.

В целом считаю, что не только Правительство, но и все министерства, ведомства должны создавать условия для проведения общественной экспертизы не только на основе документов и имеющихся инструментов, но и расширяя эти инструменты и возможности. Я прошу Министерство экономического развития и Минюст в короткие сроки разработать принципы и требования к организации такой работы.

Уже хорошо зарекомендовала себя процедура оценки регулирующего воздействия. Здесь мы достаточно плотно работаем с представителями бизнес-сообщества, некоторые из коллег здесь присутствуют. Более того, вы являетесь даже соавторами этих идей, этих предложений, они сейчас реализуются, и я очень рассчитываю на то, что такая практика будет расширяться и гораздо более широко будет применяться во всех других сферах нашей жизни, а не только применительно к организации взаимоотношений между бизнесом и государством.

Мы создаём реально действующий механизм российской общественной инициативы. Предложения граждан, набравшие 100 тыс. авторизированных подписей в интернете, должны быть рассмотрены Государственной Думой, я уже об этом тоже неоднократно говорил, и к осени концепция такого проекта должна быть подготовлена. При этом потребуется решить и серьёзные технические вопросы, в частности определить интернет-площадку для регистрации и обсуждения инициатив, а также механизм авторизации граждан, поддерживающих те или иные предложения либо высказывающих эти предложения и инициативы.

И ещё один вопрос хотел бы сегодня затронуть на нашей встрече – это укрепление доходной базы муниципалитетов. Мы в последнее время постоянно к этому возвращаемся, это чрезвычайно важный уровень управления, от его эффективной работы в значительной степени зависит самочувствие миллионов наших граждан, практически всех наших граждан. Мы должны определить параметры и источники дополнительных доходов, поступлений в муниципальные бюджеты, кроме того, необходимо выработать ясные и понятные, не зависящие от прихоти вышестоящего начальства критерии предоставления межбюджетных трансфертов от регионов к муниципалитетам. Практически на всех встречах с руководителями муниципалитетов такая проблема в той или иной степени возникает, звучит и обсуждается. Я хочу вновь повторить: речь идёт не просто о манёвре бюджетными средствами. Прочная доходная база местных бюджетов, как мы знаем, – это и стимулы к развитию территорий, и мощная основа для самостоятельности, повышения авторитета и роли муниципальной власти.

Давайте начнём с первого вопроса. Слово – Олегу Владиславовичу Фомичёву (О.В.Фомичёв – заместитель министра экономического развития Российской Федерации). Пожалуйста.

О.В.Фомичёв (заместитель министра экономического развития Российской Федерации): Спасибо. Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! У вас роздана презентация, называется «Создание механизмов участия». Я по ней как раз сейчас коротко пойду. Там основные моменты изложены и есть иллюстрации к тому, что я буду говорить.

В рамках реализации положения статьи «Демократия и качество государственного управления» Минэкономразвития разработало подходы по созданию новых механизмов участия. Вот на слайде №1 собственно три основных направления изложены. Они друг от друга немножко отличаются, я скажу, в чём. Первое – это инициирование решения. Это то, о чём Вы, Владимир Владимирович, сказали в рамках сбора 100 тыс. подписей и обязательности рассмотрения соответствующих инициатив. Второе – это обсуждение, широкое обсуждение проектов соответствующих актов. Третье – это оценка регулирующего воздействия. И коротко остановлюсь на открытости и оценке качества гражданами работы органов государственной власти и поддержке граждан и бизнеса в спорах по административным вопросам с государством.

Первое – это гражданская инициатива. На слайде №3 коротко изложен зарубежный опыт. Мы здесь не первопроходцы, и в Европейском союзе есть аналогичные проекты. Хорошо действует проект Великобритании, который называется «Электронные петиции». Суть их как раз (в Великобритании) в том, что любой гражданин вправе зарегистрировать на сайте электронную петицию. При наборе 100 тыс. голосов соответствующая инициатива должна быть рассмотрена в парламенте. Но у них там есть свои особенности, связанные с тем, что у них членами парламента является правительство, и в этом смысле можно сказать, что одновременно и правительством и парламентом рассматривается эта инициатива. Европейская гражданская инициатива более забюрократизирована, и в этом смысле там нет обязательности Европейской комиссии рассматривать соответствующие инициативы, но есть некий добровольный со стороны граждан Евросоюза поток предложений, которые Еврокомиссия может взять, может нет. Что предлагается? Предлагается создание специализированной системы Российской общественной инициативы, отражающей, по сути, аналогичную систему для Российской Федерации. Чем она отличается от того, что уже сейчас есть? У нас действительно есть целый ряд механизмов, в рамках которых можно проводить обсуждение законопроектов и иных нормативно-правовых актов, концепций. Их очень много – по отраслевому признаку, по региональному и так далее. Предлагается создать такой специализированный, я бы даже сказал – такой аскетичный портал, где не было бы ничего лишнего (он не пиаровский, не медийный), где он выполнял бы только две задачи: первое – это регистрация инициативы, второе – это голосование за эту инициативу. Все остальные обсуждения можно выносить на существующие площадки, но голосование должно проходить здесь. Система аутентификации должна быть официальной, подтверждающей, что человек является гражданином Российской Федерации. Эта система аутентификации и идентификации сделана Минкомсвязью, в рамках портала госуслуг предлагается её использовать.

На слайде №5 как раз изложено соотношение этой общественной инициативы с теми инструментами, которые сейчас есть. Основная разница – в том, что эта инициатива будет, по сути, обязывающей. То, что у нас сейчас есть, – это добровольная инициатива, когда в принципе любой из субъектов законодательной инициативы может взять любое из предложений и существующими способами внести в Государственную Думу без гарантий того, что к этому предложению отнесутся более или менее адекватно.

Предлагаемый алгоритм того, как будет работать процедура, изложен на шестом слайде. Здесь речь идёт о следующем. Гражданин направляет на специализированный портал свою инициативу, которая.… Сделаю здесь акцент: не в форме проекта федерального закона, потому что сложно ожидать от обычного, рядового гражданина юридически выверенный текст и к нему всегда будет гораздо больше претензий, чем к сформулированной идее. Дальше формальная проверка на соответствие Конституции, чтобы уже на этом этапе отсеять совсем уже некорректные предложения. После этого идёт процесс голосования: если в течение года соответствующая инициатива набирает 100 тыс. голосов и более, то запускается обязательный для Правительства механизм (сейчас скажу, в чём его суть), с тем чтобы на Госдуму выйти. Если не набирается в течение года 100 тыс., то просто снимается соответствующая инициатива с портала.

Что должно делать Правительство? Мы уже сейчас обсуждали в кулуарах альтернативы, что можно в принципе направлять напрямую в Государственную Думу, но, поскольку это только идея в основном, то есть кто-то в Государственной Думе… Мы, во-первых, никого не можем здесь обязать, а во-вторых, кто-то должен взять на себя работу по оформлению в проект федерального закона и так далее. Поэтому предлагается следующая система, что Правительство в случае, когда 100 тыс. голосов будет набрано по инициативе, в обязательном порядке должно эту инициативу отработать, публично сказать… Если оно её не поддерживает, то объяснить публично, почему оно её не поддерживает, если поддержка получена, предлагается одна из двух форм: либо на комиссию по законопроектной деятельности, либо на Правительство напрямую.

В.В.Путин: У меня сразу вопрос есть. Смотрите, если есть какая-то инициатива и она претендует на то, чтобы быть реализованной в законе (а любой закон, как известно, должен регулировать общественные отношения), то можно себе предположить ситуацию, когда эти инициативы будут затрагивать интересы каких-то других групп населения. И мне кажется, что мы должны будем найти такой способ и такой механизм, чтобы Правительство могло учитывать и интересы этих групп населения, а не выставлять всё время Правительство в контры с авторами инициативы, потому что наверняка могут быть и другие какие-то точки зрения, и Правительство должно их все учесть. Должны учесть всё точки зрения и, соответствующим образом подготовив эту инициативу, передать для дальнейшего обсуждения в парламент.

О.В.Фомичёв: Ровно как раз это и предлагается, с тем чтобы инициатива прошла через обсуждение в рамках Правительства, когда Правительство, профильный федеральный орган получит возможность, во-первых, её подробно изучить, во-вторых, действительно учесть мнения других заинтересованных групп, которые могут…

В.В.Путин: Как учесть? Нужно, чтобы эти люди имели возможность тоже на портале высказывать своё мнение.

О.В.Фомичёв: Да, безусловно.

В.В.Путин: Может быть, инициатива будет поддержана 100 тыс., а 5 млн скажут: нет, мы просим этого не делать. И Правительство должно прислушаться ко всем и потом вместе с депутатами Госдумы принять окончательное решение.

О.В.Фомичёв: Здесь возможны два варианта, которые тоже обсуждались. Первый вариант – это когда мы говорим, что любая инициатива, которая 100 тыс. голосов набрала, заслуживает хотя бы того, чтобы Правительство её проработало, даже если они понимают, что это не совсем корректное предложение. Но просто Правительство публикует официальный отзыв, почему оно считает, что это некорректно, и вопрос забывается. Второй вариант – это когда можно разрешить голосовать не только «за», но и «против», тогда появляется возможность, если кто-то наберёт голосов «за» больше на 100 тыс., чем «против», тогда выносить. Но нам кажется, что эта система менее прозрачная, потому что тогда можно в принципе любую инициативу голосованием…

В.В.Путин: Её можно загубить. И такие последствия необязательны, даже они не нужны, но всё-таки голосовать «за» и «против» нужно разрешить, потому что надо учесть все эти мнения.

О.В.Фомичёв: То есть можно голосовать «за» и «против», но учитывать при рассмотрении голоса «за», правильно?

В.В.Путин: Но если 100 тыс. набрали, всё равно Правительство обязано рассмотреть, учитывая и другую точку зрения.

О.В.Фомичёв: Хорошо, правильно. И по результатам доклада федерального органа, если Правительство или комиссия по законопроектной деятельности принимает решение о целесообразности разработки, то Правительство качественно разрабатывает соответствующие законопроекты и по установленной процедуре вносит их в парламент. При этом, чтобы не создавалась ситуация, когда разработчик может свою идею в окончательном законопроекте и не узнать, весь процесс разработки по таким законопроектам предлагается сделать максимально публичным, с обязательной публикацией всей переписки органов власти в рамках согласования, в рамках доработки и так далее, чтобы весь процесс разработки законопроектов в Правительстве по такой общественной инициативе был максимально прозрачен. Собственно, это краткое описание алгоритма работы по таким инициативам.

И.О.Щёголев (министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации): Мы не усложняем в данной ситуации? Если, скажем, сама идея не найдёт поддержки парламента и будет им отвергнута, а мы до этого проделали большую работу, подготовили законопроект и затянули на несколько месяцев, а то и на год - у нас законопроекты быстро не готовятся, когда в Правительстве согласовывают… Мы просто тем самым создаём временной буфер очень большой, когда будет копиться общественное недовольство. Идея получила поддержку – 100 тыс. человек под ней подписались, и тут пошли опять все эти бюрократические игры. А потом в конце концов парламент эту идею отвергнет. Может, всё-таки поработать с парламентариями, чтобы они на уровне идеи давали оценку, стоит ли готовить законопроект?

В.В.Путин: Может, это делать параллельно, но все равно на экспертном правительственном уровне это должно быть изучено. Могут быть инициативы, связанные с большими финансовыми бюджетными расходами, это же все нужно считать.

И.О.Щёголев: Естественно.

В.В.Путин: Хороших идей много, но мало легкореализуемых. Это всё результат кропотливой работы на экспертном уровне. Можно и, наверное, полезно. Мы даже с парламентом когда работаем напрямую по нашим правительственным инициативам, нулевое чтение проходим. Можно параллельно это с депутатами обсуждать. Но с первых дней работы правительственные эксперты должны подключаться.

И.О.Щёголев: Я с этим абсолютно согласен, считаю, что так и должно быть. Просто чтобы не зацикливаться на том, что мы должны войти в парламент обязательно с готовым законопроектом. Потому что могут быть такие идеи, которые потребуют колоссального федерального закона, многосоставного, сложного… Такие законы готовятся очень долго.

В.В.Путин: Если инициатива 100 тыс., а потом парламентарии поддержат, а потом вышли на правительственный уровень, с экспертами поработали и решили, что это требует таких колоссальных затрат, что это нереализуемо в ближайшие 50 лет. И скажут: ну мы молодцы, хорошо, все «за», а в Правительстве – «против».

И.О.Щёголев: Нет, всё правильно.

В.В.Путин: А что правильно?

И.О.Щёголев: Идея есть, эксперты Правительства оценили, сказали «да, это реализуемо» или «нет, нереализуемо». Пришли в парламент, сказали, что есть такая идея, по нашим оценкам, она может быть реализована, вы, парламент, как относитесь к идее?

В.В.Путин: Так, если до конца Правительством не проработана, чего в парламенте-то обсуждать? Я не очень понимаю. Вот вы в области связи…

И.О.Щёголев: Да.

В.В.Путин: …можно напридумывать всё, что угодно. И все поддержат. Приди к вам и вашим экспертам, вы скажете «это невозможно сделать».

И.О.Щёголев: Нет, я сейчас беру тут ту ситуацию, где мы решили, что это, например, возможно сделать.

В.В.Путин: А как мы решили? Сначала надо проработать на экспертном уровне в Правительстве.

И.О.Щёголев: Ну вот мы проработали экспертизу. Пришли ко мне депутаты, беря Ваш пример, и сказали: хорошо, нам нужен новый закон о связи или какой-нибудь информационный кодекс. И сказали: есть то-то, то-то и то-то. И мы со всем этим согласились. А потом это ушло, два года мы пишем этот закон о связи. У нас быстрее с такого рода законами не бывает. Мы закон о почтовой связи два года не можем пропихнуть нигде.

В.В.Путин: Смотря какие инициативы и смотря какие законы. Есть такие, которые можно реализовать быстро, есть такие, которые требуют кропотливой работы. Вы думаете, что на площадке Госдумы быстрее это пройдёт, что ли, я не понимаю?

И.О.Щёголев: Я думаю, что, если мы будем ориентироваться на то, чтобы каждый раз даже после правительственной экспертизы входить с готовым законопроектом… Я просто про формальную сторону говорю.

В.В.Путин: А кто будет его готовить-то?

И.О.Щёголев: Просто разбить на такие этапы. Мы провели экспертизу, да, Дума поддержала, и потом мы готовый проект вносим…

В.В.Путин: Игорь, кто будет готовить сам проект?

И.О.Щёголев: Пускай Правительство потом готовит, после того как идея поддержана парламентариями.

В.В.Путин: Да какая разница – поддержана она или нет, если она не будет реализовываться два года? Я не понимаю, в чём смысл.

Д.В.Костенников (статс-секретарь, заместитель министра юстиции Российской Федерации): Извините, можно?

В.В.Путин: Да.

Д.В.Костенников: Я так понимаю, что предложение в том, чтобы парламент, как Вы сказали, в нулевом чтении рассматривал концепцию законопроекта, вот и всё.

В.В.Путин: Да, никто не против.

А.Н.Шохин: В первом чтении.

Д.В.Костенников: В этом предложение.

В.В.Путин: Нет, первое чтение – это совсем другое.

И.О.Щёголев: Это уже не концепция.

Реплика: А законопроект.

В.В.Путин: Это уже не концепция.

Реплика: Действительно, вряд ли это целесообразно, потому что действительно законы должны отработанными идти.

В.В.Путин: Пожалуйста.

А.Э.Вайно (министр Российской Федерации – руководитель Аппарата Правительства Российской Федерации): Мне кажется, площадка комиссии по законопроектной деятельности вполне позволяет даже до этапа глубокой проработки или тем более выхода в Государственную Думу с участием представителей Государственной Думы, всех министерств, представителей делового сообщества эту концепцию обсудить, вообще целесообразность или нецелесообразность проведения дальнейшей работы. Там есть представители Думы, есть представители федеральных органов власти, есть представители делового сообщества.

В.В.Путин: Это не исключает того, что можно сразу эту идею, если она на первом этапе показалась привлекательной и целесообразной... Ну что-то вроде нулевого чтения в Думе провести, почему нет? Да-да, Александр (обращаясь к А.Н.Шохину), пожалуйста.

А.Н.Шохин (президент Российского союза промышленников и предпринимателей): Владимир Владимирович, на самом деле среди 780, по-моему, субъектов права законодательной инициативы Правительство – всего лишь один из субъектов права законодательной инициативы, ответственность на Правительстве очень большая. Процедура принятия решения о направлении в Думу законопроекта от имени Правительства довольно сложная, в отличие от многих других субъектов права законодательной инициативы, среди коих любой депутат, любой сенатор, законодательное собрание регионов и так далее. В этой связи мне кажется, что мы дополнительную жёсткую нагрузку на Правительство даём, трансформируя идеи в законодательные инициативы, потому что любое, даже нулевое чтение – это не обсуждение инициативы, это обсуждение законопроекта, подготовленного, вообще-то говоря, к первому чтению. Именно это законодатель называет концепцией закона. Я считаю, что в принципе было бы, наверное, правильнее договориться (я здесь с Игорем Олеговичем согласен) с Государственной Думой, учитывая, что есть большинство у «Единой России» в Государственной Думе. Может быть, через принятие специального короткого закона об общественных законодательных инициативах всё-таки использовать площадку Думы и соответствующий думский портал, где эти инициативы регистрировать, направляя их на заключение Правительству и на оценку регулирующего воздействия. И тогда и комиссия по законопроектной деятельности может включаться, и другие механизмы, которые уже существуют. Это может быть более быстрой процедурой, чем, скажем, годичное рассмотрение инициативы ведомствами, потому что инициативу можно поддержать. У нас много инициатив, которые по названию быстро проходят, а потом, когда текст закона появляется, лучше бы её не было, для бизнеса очень часто такое случается. В целом можно любую идею поддержать, а когда она трансформируется в проект законодательного акта, она может оказаться прямой противоположностью. Поэтому в принципе было бы правильно, чтобы не только идеи гражданин регистрировал, но и проект закона, а для этого нужны эксперты, для этого нужно подключить общественные организации, союзы потребителей, деловые ассоциации, институты гражданского общества и так далее. В этой связи мы мобилизуем все структуры гражданского общества к этим инициативам, а не просто, как говорится, даём возможность, скажем, через голосование оценить ту или иную инициативу конкретного гражданина. Поэтому мне казалось бы, что нагрузка должна быть на Государственной Думе основная, а Правительство должно работать в режиме ОРВ, в режиме заключений, финансово-экономического обоснования и так далее. Но для этого нужно, чтобы инициативы 100 тыс. были инициативами, оформленными в виде законопроекта.

В.В.Путин: Надо подумать. Представляете, будут появляться и появляться законодательные инициативы? Они могут просто… Парламент может забросать такими инициативами Правительство просто… И потом начнётся борьба: депутаты будут говорить, что они поддерживают инициативы народа, а дурное Правительство не хочет их реализовывать. Мне кажется, это должна быть изначально солидарная работа, солидарная, общая, которая бы не мешала делу, а, наоборот, помогала ему и помогала бы реализации наиболее здравых предложений, которые будут вот таким образом появляться, а, уверен, их будет немало. Что бы ни было, у нас никакой конкуренции здесь не должно быть, понимаете? Дума – это всё-таки политический орган, законотворческий, но политический очень. Правительство – это всё-таки орган исполнительной власти и должно основывать свою деятельность на мнении экспертов, которых оно привлекает, и руководствоваться интересами всего общества, а не отдельных групп, даже если этими группами инициируются правильные вещи, полезные и интересные

Площадка комиссии по законодательным инициативам мне кажется неплохой. Там же есть представители Государственной Думы, туда можно привлечь и представителей бизнеса, и кого угодно, и всем вместе сразу обсуждать, учитывая весь спектр мнений. Пожалуйста.

М.Ю.Барщевский (полномочный представитель Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации и Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации): Позвольте напомнить, что Государственная Дума является не только законодательным, но и представительным органом власти. Мне кажется, что более органично в рамках духа Конституции, чтобы народная инициатива подхватывалась и развивалась как раз органами Государственной Думы и депутатами Государственной Думы. Плюс ко всему я хочу предупредить об одной опасности: депутаты Государственной Думы будут видеть голосование в интернете, и как только набирается 95 тыс., мы никак не помешаем депутату Государственной Думы, который хочет попиариться, внести это в законопроект, если мы вот как бы исключаем их из процесса. Это первое. А если мы за ними оставляем этот процесс, то он уже попиариться не успеет, потому что всё равно это рассматривается тогда в Государственной Думе.

Что касается комиссии по законопроектной деятельности, ну вот я 11 лет в ней участвую, в её работе, я представляю себе, как это будет реально выглядеть и как там будут обсуждаться идеи. Знаете, я юрист, крючкотвор, я могу обсуждать тексты, потому что идеи все хорошие, а, как вы знаете, дьявол прячется в деталях. Как только начинается текст, получается, что это прописать невозможно. Дело не только в деньгах, дело не только в бюджете – просто механизм правовой прописать невозможно. Поэтому мне кажется, что если брать этот слайд, то между 6-м и 7-м пунктами слайда надо было бы включить ещё один – 6а. И вот это может быть экспертная группа: либо экспертная группа Государственной Думы, либо экспертная группа Правительства – это какое Вы решение примете. Вот эта экспертная группа, оценив инициативу, публично обязана, конечно, разъяснить свою позицию. Но она либо её пропускает, либо не пропускает.

Приведу простой пример: публичная инициатива – ввести смертную казнь за то-то и то-то, проверка на конституционность. Кстати, попутно замечу, два дня проверка на конституционность – это очень мало, это нереально мало. Это технический вопрос. Вот как бы не два, а двадцать. Конституции смертная казнь не противоречит. Решениям Конституционного суда – противоречит, а Конституции не противоречит. Мы её вносим? Эксперты могут сказать, что нет, мы её не можем вносить, потому что у нас мораторий, решение Конституционного суда и т.д. и т.п. Я беру самую простую вещь. Хотя идею, если её завтра выбросить в интернет, поддержит не 100 тыс., Вы понимаете, десятки миллионов! Идея распустить ГАИ – 100 тыс. подписей гарантирую в первый день – Конституции не противоречит. Значит, нужна группа экспертов, которая не только по формальному основанию… Мне кажется, это важный элемент между 6-й и 7-й позициями.

В.В.Путин: Нужно делать совместную экспертную группу – и Думы, и Правительства.

М.Ю.Барщевский: Возможно, но вот у этой экспертной группы… Мой тезис к чему сводится? У этой экспертной группы должно быть…

В.В.Путин: Я думаю, вы правы. Я согласен.

М.Ю.Барщевский: И ещё обращаю внимание, как я уже сказал, – я крючкотвор – на одну формальную проблему. 100 тыс. в Интернете. Я, например, представляю себе обращение в Конституционный суд, если это всё обретёт форму закона, об ущемлении прав граждан, не владеющих интернетом. Мы исключаем их из активного гражданского общества формально.

В.В.Путин: А они могут обратиться к тем, кто владеет.

М.Ю.Барщевский: Вот я просто бы здесь дописал другую вещь, что 100 тыс. подписей в интернет-голосовании, либо письмо, письменное обращение, тоже идентифицированное письменное обращение. Есть случаи, когда не знаешь ответа, вопрос есть, а ответа нет. Но формально, если мы записываем только интернет, то завтра бабушка Маша говорит: у меня нет интернета, меня исключили из процесса управления государством и гражданского общества.

В.В.Путин: Бабушка Маша пойдёт и соберёт 100 тыс. подписей, да? Интернетом она не владеет, но способностью собрать 100 тыс. подписей она владеет? Я что-то таких бабушек с трудом могу себе представить.

М.Ю.Барщевский: Я имею в виду, что она может письмо написать. Владимир Владимирович, у меня нет ответа, я повторяю ещё раз, я обращаю внимание на то, что здесь некая загогулина имеет место быть, а как её решить, я не знаю.

В.В.Путин: Хорошо, давайте подумаем. Прошу вас.

Р.У.Гаттаров (член комитета по науке, образованию, культуре и информационной политике Совета Федерации): Уважаемый Владимир Владимирович, мы с Робертом (Р.А.Шлегель – заместитель председателя комитета по физической культуре, спорту и делам молодёжи Государственной Думы) здесь Федеральное Собрание представляем. С июня прошлого года мы занимались вопросом электронного парламента в рамках президиума президентской комиссии по развитию информационного общества. Мы написали концепцию, осенью её даже приняли за основу, но после Вашего предложения, которое было в статье, которую мы сейчас обсуждаем, мы решили её доработать. На данный момент мы спросили у избирателей, пользователей, как они видят «электронный парламент», что бы они хотели, чтобы было отражено, какие идеи вы предложили бы «электронному парламенту». Это сейчас реализовано на площадке http://dumaem-vmeste.ru. Буквально вчера мы её запустили, и за два дня больше 20 тыс. заходов, и есть уже 200 предложений. Мы этим путём идём параллельно. Мы считаем, безусловно, что парламент должен участвовать в этой работе.

Олег Владиславович (О.В.Фомичев) привёл пример английский, а в Германии реализована другая система: точно так же есть 100 тыс. в бундестаге на их площадке, а после этого оно попадает в специальный комитет бундестага, где рассматривается, пойдёт оно дальше рассматриваться в профильных комитетах или не пойдёт. Может быть, мы всё-таки включим Федеральное Собрание, совместно и Государственную Думу, и Совет Федерации, для того чтобы… Это правильно. Вот Вы говорили о защитном механизме, как раз Государственная Дума и Совет Федерации могут быть в том числе тем защитным механизмом. Совет Федерации представляет регионы, за Государственную Думу голосовали десятки миллионов людей, и очень разных. Там есть представители профсоюзов, других общественных организаций. И это тоже как раз тот защитный механизм, который не допустит (вот я коллегу Барщевского поддержу) неких популистских предложений, которые, безусловно, наберут большое количество откликов, и здесь тогда уже с одной стороны будет общество – миллионы, может быть, десятки миллионов человек, а с другой стороны – Правительство, которое будет говорить, что та или иная инициатива не может пройти. Вот этого бы не хотелось. Я говорю как раз про то, что если предложение ввести смертную казнь снова наберёт миллионы голосов, а потом Правительство…

В.В.Путин: Давайте мы оставим в покое смертную казнь, давайте возьмём какой-нибудь другой, налоговый какой-нибудь такой закон новый.

Реплика: Да, налоговый тоже. Может быть, там подобные вещи, то есть то, что... Ну очень красиво уйти, запретить один налог, или два, или три, или все налоги. Конечно, за это люди многие проголосуют.

В.В.Путин: Что вы предлагаете? Чтобы сначала инициатива поступила именно в парламент?

Реплика: Именно в парламент.

В.В.Путин: Минуя правительство?

Реплика: А потом уже совместно с правительством мы готовили законопроект всё-таки.

Д.Н.Козак (заместитель Председателя Правительства Российской Федерации): Мне кажется, у нас вот есть 780...

Реплика: Способов.

Д.Н.Козак: ...авторов законодательных инициатив, появляется 781-й. Здесь отработан механизм работы с законопроектами, любой автор законодательной инициативы обязан направить закон на заключение в Правительство. Сегодня, правда, это только в случае, если требуется выделение дополнительных финансирований из федерального бюджета, хотя вот на это инициативу можно распространить во всех случаях. И чтобы не было противостояния там, так сказать, общественности, парламента: кто-то встал на сторону общественности и так далее... Просто мне кажется, что во всех случаях должен быть текст законопроекта, он должен поступать в Правительство, если за него проголосовали 100 тыс. человек, Правительство обязано дать на него заключение и отправить парламенту, а парламент с учётом заключения Правительства – принять решение. Мне кажется, это самый такой политически наименее ущербный путь и стандартный путь законодательной инициативы. Просто есть...

В.В.Путин: Нам нужно создать такой механизм, который бы селектировал предложения таким образом, чтобы отбрасывал ненужные либо неисполнимые и выбирал всё, что нужно обществу и государству, но не превращал весь этот механизм в какую-то площадку политической борьбы. Нам нужна технологическая работа со здравыми предложениями, которые могут поступать от граждан, а таких предложений, повторяю, будет очень много. И чтобы не создавать какой-то политической возни вокруг этого, нам нужен солидарный орган. Вот здесь коллега предложил, чтобы было создано такое экспертное сообщество с участием и Правительства, и представителей обеих палат парламента. Мне кажется, что это очень здравое предложение. Да, пожалуйста.

А.Н.Арбузов (член Общественной палаты Республики Хакасия): Спасибо. Мне кажется, что говоря «а», нужно говорить и «б». Если мы предлагаем населению озвучивать некие инициативы, которые житель нашей страны поддерживает, то, может быть (в качестве идеи предлагаю), отдать на откуп самому же населению формирование экспертного сообщества, потому что у нас в стране есть достаточно грамотные люди, специалисты и не все они работают только в Правительстве, Государственной Думе. Помимо формирования этого экспертного сообщества технология краудсорсинга позволяет описать и текст законопроекта, оценивать его и, собственно, замкнуть этот цикл. Просто разработать технологически эту площадку (мне кажется, что у нас есть даже примеры этого), и, просто задав правила игры, связанные с какими-то ограничениями, объёмами финансирования, само население, сами участники этой инициативы и разработки законопроекта могут довести до ума. Дальше останется только пройти итоговую экспертизу в Правительстве и принять или не принять этот законопроект в Государственной Думе.

В.В.Путин: Мы можем, конечно, и не будем возражать, а, наоборот, это будем только приветствовать, если инициаторы той или иной идеи ещё и создадут в ходе обсуждения своего предложения какую-то инициативную экспертную группу. Безусловно, это можно и нужно сделать, но без экспертизы Правительства закон не может поступить в Государственную Думу, это исключено. Если бы мы вот так поступили, у нас пенсионный возраст в стране уже был бы 65 лет сегодня и для мужчин, и для женщин. Мы понимаем, что это для России сегодня неприемлемо и не нужно. А без мнения Правительства такие вопросы не должны выноситься на суд депутатов парламента страны. Но то, что инициативная группа либо какой-то конкретный человек, предлагая ту или иную идею, может бросить клич в Сети, собрать экспертную группу, разработать проект, текст, провести общественную экспертизу, – здесь нет ничего плохого, только плюс. Только всё равно это сначала должно пройти через Правительство Российской Федерации.

А.Н.Арбузов: Может, здесь как раз и разработать те самые правила или ограничения, за которые законопроект не должен выходить. И вот здесь как раз…

В.В.Путин: Мы не сможем универсально разработать такое ограничение, потому что, если мы обозначим, как вы предложили, какие-то даже, скажем, ограничения, связанные с объёмами финансирования… Но допустим, мы для одной инициативы, под которой подпишется 100 тыс. человек, разработаем какие-то ограничения, я условно говорю – 1 млн или 10 млн, или 1 млрд рублей. Но таких инициатив может быть миллиард, и это уже будет миллиард миллиардов. Невозможно, мы просто не сможем никогда сверстать бюджет, потому что мы не будем заранее знать, что и сколько это будет стоить, а ограничить верхний предел для всех инициатив – тоже бессмысленно. Это тогда что важнее, что второстепенно, мы же никогда не определим, и всегда кто-то сможет сказать: вот вы мою важную инициативу забаллотировали, а менее важную, такую-то, взяли на вооружение, продвинули, приняли закон и её отфинансировали. Это будет кривая практика.

А.Н.Арбузов: Надо искать.

В.В.Путин: Мы для этого и собрались. Пожалуйста.

Р.А.Шлегель: Владимир Владимирович, на сайте Государственной Думы есть система, которая называется «Вече». Эта система как раз предусмотрена для обсуждения законопроектов. И, на мой взгляд, есть и другие такие системы, и она в том числе подходит как для формирования пула экспертов по разным темам, так и для того, чтобы обсуждать непосредственно законодательные инициативы и поправки, которые бы туда вносились. Она также обладает возможностью идентификации с помощью портала «Госуслуги», то есть туда просто так человек не зайдёт, он должен для этого быть идентифицирован соответствующим образом. Я считаю, что идеи, которые в принципе могут набрать 100 тыс., могут попадать туда для экспертной оценки, или нулевого чтения. И потом, после этого уже определится субъект законодательной инициативы?

В.В.Путин: Да-да, это можно, но то, что ваш коллега справа предложил, он имел в виду, что инициаторы идеи сами собирают какую-то экспертную группу, разрабатывают текст, предлагают. Это так? Я правильно понял? Я считаю, что это очень хорошо. То, что на портале какие-то эксперты работают на постоянной основе, – это тоже хорошо. Люди, которые выступают с той или иной инициативой, могут воспользоваться и этим. Но они и сами должны иметь право, возможность собрать экспертов, обсудить с ними, выработать даже текст законопроекта и предложить его потом.

Р.А.Шлегель: Может быть, ранжир экспертов? Условно говоря, есть эксперты, которые наделены определёнными полномочиями от Правительства или от Государственной Думы, и есть эксперты, назовём их условно «народные». Это люди, которые обладают определённым рейтингом, за которых голосуют или которые активно участвуют в обсуждении. Такая система, она так устроена, что чем больше ты оставляешь комментариев, тем лучше тебе выставляют оценки сами участники голосования, тем выше твой ранжир по экспертной линии. И получается, что в итоге мы получим более-менее взвешенную экспертную оценку.

В.В.Путин: Нет, мы не получим более взвешенную, мы получим хорошие рейтинги, но это совсем не значит, что это будет взвешенный законопроект, который будет обеспечен финансами и может быть реализован. Ведь хороших идей много – мало идей, позволяющих реализовать эти хорошие идеи, вот в чём проблема. Была у нас хорошая идея построить коммунизм, но вместо него, как известно, в 1980 году провели Олимпийские игры в Москве – это оказалось дешевле. Идей хороших много, возможности реализовать ограничены, а нужно, чтобы как раз в ходе экспертной оценки и были предложены такие варианты, которые бы позволили эти хорошие идеи реализовать. То есть и идея, конечно, сама нужна, разумеется, и способы её реализации. Но это не исключает того, что вы сказали, я не против. Конечно, есть площадка определённая в интернет-сообществе, и, конечно, этим можно и нужно воспользоваться, но не нужно туда в обязательном порядке кого-то загонять. Если кто-то хочет и в состоянии сам организовать экспертную оценку, создать экспертную группу тоже в Сети, – сейчас это несложно сделать. Достаточно быстро можно эффективно собрать группу заинтересованных лиц, бросить клич такой, и многие откликнуться, я знаю, то есть я уверен просто в этом.

Пожалуйста.

А.А.Ослон (президент фонда «Общественное мнение»): Спасибо. Мне кажется, что понятие инициативы должно быть более чётко определено. Скажем, есть идея что-нибудь сделать, усовершенствовать в ГАИ, а есть другая идея – ГАИ ликвидировать. На самом деле это совершенно два разных класса: усовершенствовать – это задача, а ликвидировать – это решение одно из возможных. А если ставится задача, то будь это в Сети или не в Сети, связано с законом или нет, всегда возникают те или иные решения, которые можно взвешивать относительно этой задачи и анализировать, насколько хорошо решается задача и насколько велики риски, что, при улучшении чего-то одного, другое испортится. Если же не проводить различия между задачами и решениями, то тогда возникнет поток стихийных, спонтанных идей, где будет полная каша. Когда мы проводим опросы, мы такие вопросы задаем (ну что делать?) и получаем – это даже невозможно вообразить, какое разнообразие. Какое-то время назад мы даже брали самые неожиданные ответы на такие вопросы и публиковали под рубрикой «Нарочно не придумаешь». Это очень интересно, но это не конструктивно. Конструктивно – постановка задачи и, соответственно, появляется субъект, который занимается этой задачей и который просматривает, фильтрует, апеллирует к участникам на предмет более активного соучастия в решении этой задачи. Тогда вопрос про решение проблемы ГАИ приобретает рамку, а сама задача должна иметь свой рейтинг – какими задачами надо прежде всего заниматься. Таким образом, прежде всего нам надо ранжировать задачи с помощью людей, экспертов – это одна половина, а другая половина – это заниматься решением задачи, и тогда многие вещи, которые здесь возникают, снимаются автоматически.

В.В.Путин: В практическом плане что вы предлагаете?

А.А.Ослон: Во-первых, понятие «инициатива» не надо путать с законодательной инициативой, поскольку слово «законодательная инициатива» определено – это текст. Над текстом надо работать. А всё, что здесь происходит в данном контексте с инициативами, – это до текста. Должен быть субъект, занимающийся задачей, не важно это - ведомство, это - думская группа. Есть кто-то, кто занимается задачей, и в конечном счёте в качестве результата этой работы должен возникнуть текст, а для решения этой задачи он привлекает население, активных граждан, неравнодушных граждан, которые помогают решать. И тогда эти граждане, их инициативы связаны с этой задачей. Если по такой структуре рассуждать, тогда всё становится на свои места, а если не структурировать высказывания идей людьми, то тогда это будет полная каша.

В.В.Путин: Ну так как вы предлагаете всё-таки практически построить эту работу?

А.А.Ослон: В реализации такой системы должны быть как подсистема постановки задач так и подсистема решения задач.

В.В.Путин: Секундочку. Теперь скажите нам простым русским языком: вот поступила инициатива, 100 тыс. подписантов есть, дальше как выстраивать работу? Куда она поступает и кто и как с ней начинает работать?

А.А.Ослон: Если речь идёт об инициативе под названием «формулировка задачи», эту задачу следует передать в инстанции, которые будут заниматься решением задач.

В.В.Путин: В какие? Вот здесь у нас уже спор пошёл: в какие? Сразу в Думу, в совместную комиссию – в какие инстанции?

А.А.Ослон: Самое логичное - чтобы разработкой решения задач занимались исполнительные органы.

В.В.Путин: То есть в Правительство?

А.А.Ослон: Конечно. Но идёт снизу предложение заняться этой задачей.

В.В.Путин: Понятно.

А.А.Ослон: 100 тыс. подписей собрано – тогда надо и заниматься.

В.В.Путин: Понятно. Тогда, если позволите, подведу сейчас черту под нашей с вами дискуссией. Если 100 тыс. подписей собрано, то они могут быть оформлены двумя способами: либо в виде текста проекта закона (ведь люди могут и это сделать с привлечением экспертного сообщества в интернете, допустим), или просто сформулирована идея, которая набрала 100 тыс. подписей. В любом случае это поступает на правительственную площадку, и, как мы уже договорились, не просто в Правительство, а, скажем, в промежуточное звено – какую-то комиссию, где работают и члены Правительства, и члены парламента, причём обеих палат. Нормально?

А.А.Ослон: Да, это нормально, только нужно всё время понимать, что идеи, поступающие от людей, могут быть задачей, которой следует заниматься, а могут быть предложением, как решать определённую задачу.

В.В.Путин: Но и то, и другое... Речь идёт о будущей возможной законодательной инициативе, и чтобы она приняла такое качество, она должна пройти через горнило вот этой комиссии, о которой мы сказали.

А.А.Ослон: Конечно, а дальше должна попасть к одному из возможных источников инициатив. Их 780?

В.В.Путин: Нет, секундочку. Эта идея обсуждается в этой совместной комиссии Правительства и парламента, состоящего из двух палат, и постоянно находится в поле зрения инициатора, автора и всего сообщества, которое поддержало эту идею, потому что обсуждение текста, формулирование тех или иных проблем, задач и способов решения постоянно будут в Сети находиться в открытом доступе.

А.А.Ослон: Так вот создание текста и обсуждение текста – это уже процесс решения этой задачи.

В.В.Путин: Отчасти.

А.А.Ослон: А в итоге этой работы возникает, собственно, текст законопроекта.

В.В.Путин: Да. Итак, я хочу, чтобы мы всё-таки закончили не на знаке вопроса, а на точке. Поступила инициатива в той или иной форме, она дальше двигается в экспертную комиссию, о которой мы сказали, там обсуждается, естественно, в открытом режиме, и эта комиссия при открытом обсуждении приходит к какому-то выводу: либо дальше её продвигать, либо завершить её обсуждение, объяснив, почему она неисполнима. Так? Я вас понял, спасибо. Прошу вас.

П.Б.Шелищ (председатель Общероссийской общественной организации «Союз потребителей Российской Федерации»): Я бы предложил вернуться к предыдущей развилке, потому что, мне кажется, принципиальный вопрос – что считать законодательной инициативой? Полагаю, что ею надо считать только законопроект, потому что предложение создать новый закон «О связи»… Как вы будете на него реагировать? Может быть, и надо…

В.В.Путин: На экспертной комиссии это будет обсуждено и так же в открытом режиме с обоснованием своей позиции будет заявлено: этот вопрос рассматривать, мы считаем, нецелесообразно. Вот и всё.

П.Б.Шелищ: До появления законопроекта всё, что говорилось коллегами и что Вы поддержали, на мой взгляд, абсолютно правильно – можно вести публичную работу по его подготовке под идею. Но не надо идеями грузить власти. Надо грузить их проектами, работать надо с проектами, иначе будет неэффективно.

В.В.Путин: Вы говорите о том, что никакие идеи, набравшие даже 100 тыс. подписей, рассматриваться не должны, а должны рассматриваться только проекты документов, которые предлагаются соответствующими инициативными группами либо конкретными гражданами?

П.Б.Шелищ: Это поможет консолидации граждан вокруг идеи.

В.В.Путин: Понятно, я хочу тогда вернуть этот вопрос к сегодняшнему докладчику – заместителю министра экономического развития. Вы предполагали как: это будут оформленные законодательные инициативы в виде документов или проектов документов, либо это только идеи?

О.В.Фомичёв: Это, безусловно, только идеи, потому что требовать от гражданина оформить законопроект во всех правилах юридической техники, на наш взгляд, некорректно. Более того, это же не монополия. Мы не создаём здесь монополию Правительства на рассмотрение каких бы то ни было инициатив. У нас действительно есть много субъектов законодательной инициативы. Если какой-то из депутатов увидит, что 80 тыс. голосов набрано, и возьмёт и разработает законопроект, который поступит потом на заключение Правительства, и Правительство скажет, что он хороший, – очень хорошо. Правительство было в этом случае освобождено от необходимости разработки этого сложного законопроекта. В этом смысле я не вижу риска. У нас все остальные способы донесения законодательных инициатив до всех субъектов остаются. Этот способ на самом деле - тяжёлое бремя для Правительства, когда Правительство обязано рассмотреть ту инициативу, которая набрала 100 тыс. голосов. Понятно, что требования к формулированию такой инициативы, безусловно, нужно задать. На том же портале в Великобритании есть кнопочка, нажимаешь – на ней написано, что такое «e-petition», на неё нажимаешь, и там написано, что это такое и чем е-петиция не является. То есть там можно написать, что нельзя давать предложения, они будут отсортированы, условно говоря, отменить правительство. Вот это не будет приниматься.

В.В.Путин: Хорошо. Чего-то ещё у вас есть?

О.В.Фомичёв: Да.

В.В.Путин: Пожалуйста.

О.В.Фомичёв: Это только первый из вопросов. Второе – это собственно процедура обсуждения. Мы сейчас проговорили вопросы инициирования неких законодательных изменений, но есть ещё, естественно, разработанные законопроекты, нормативно-правовые акты… Также граждане должны получить возможность принимать самое активное участие в их обсуждении и доносить своё мнение. Здесь как раз могут использоваться разные информационные технологии. На слайде №8 опять же зарубежная практика. Буквально два примера, они есть практически во всех странах – и в Европе, в Азии, в очень многих есть. Это европейские и американские, через которые проходят публичные консультации.

На слайде №9 это то, что уже делается в Российской Федерации. Первое – это pravo.gov.ru, это общественная экспертиза общественно значимых законопроектов. Второе – это портал, который уже фактически готов, и мы его в августе планируем как раз ввести в эксплуатацию. Это портал, на котором, во-первых, будут размещаться все проекты нормативно-правовых актов, которые проходят процедуру оценки регулирующего воздействия. И мы предлагаем на нём размещать все проекты нормативно-правовых актов, которые готовятся в Правительстве. Что это позволит сделать? У нас на сегодняшний момент есть требование о том, чтобы проекты нормативно-правовых актов публиковались в интернете, но они публикуются на сайтах самих ведомств. Где там на сайтах они зарыты? За какими из сайтов ведомств и бизнес-сообществ обществу нужно следить, чтобы увидеть эту инициативу? Естественно, это всё для гражданина сложно. Поэтому предлагается создание единой точки входа. Как она будет работать, показано на слайде №10. Это фактически доска объявлений, на которой сосредоточена вся нормотворческая деятельность, объявления обо всей нормотворческой деятельности Правительства. То есть, зайдя на один сайт, можно увидеть все проекты нормативно-правовых актов, которые разработаны, на какой они стадии находятся: либо это стадия начала разработки, либо это уже публичное обсуждение, либо обсуждение закончено и проект вывешен. Естественно, это опять же не отменяет возможности обсуждения, краудсорсинга на любых других площадках, но это официальный портал, где сосредоточены все нормативно-правовые акты, их достаточно легко посмотреть, проработать.

Теперь просьба перелистнуть на 12-й слайд. Речь идет об открытости. Это один из ключевых моментов обеспечения участия граждан в совершенствовании государственного управления. На сегодняшний момент у нас есть целый ряд достаточно хороших законодательных нормативно-правовых актов. Это закон об обеспечении доступа к информации, постановление Правительства, под него сделанное, технические требования, требования к лингвистическим и прочим средствам, то есть у нас фактически зарегламентирована вся деятельность органов власти по тому, как они должны делать в свободном доступе информацию для граждан.

Мы проводили такой мониторинг: на сегодняшний момент (по 2011 году у нас данные) 53% сайтов ФОИВ в целом обеспечивает необходимый уровень открытости, по органам власти субъектов это несколько выше – 64%, по муниципальным образованиям (мы брали 12 городов-миллионников) это совсем небольшая цифра. Здесь положительная динамика, безусловно, есть.

Но что предлагается ещё сделать? Это сделать некий механизм общественного контроля, когда гражданин, заходя на сайт конкретного органа государственной власти, мог бы нажать на кнопку с оценкой этого конкретного сайта, и вся эта информация собиралась бы в одном месте, и можно было бы в этом смысле делать механизм общественной оценки. Не экспертной, которую мы все равно будем проводить, где просто эксперты садятся и смотрят, как на сайте, что и где находится, а именно с точки зрения пользователя.

На следующем слайде, на наш взгляд, очень важный компонент открытости. У нас все органы власти накапливают огромные объёмы разного рода информации, которая в принципе могла бы быть очень даже востребована и гражданским обществом, и разработчиками программных продуктов – кем угодно. Она не закрытая, но никто не считает нужным её публиковать именно в машиночитаемом виде. Здесь примеры приведены: это информация о госрасходах, расположении школ, больниц, детских садов и т.д. В тех же США такая информация публикуется на сайтах и делаются приложения для мобильных телефонов, компьютеров, которые позволяют на основе доступной информации получать данные о преступности в своём конкретном районе, о том, где находится ближайшая поликлиника. В нашем случае, например, у нас все региональные энергетические комиссии публикуют в соответствии с новым законодательством у себя на сайтах таблички с тарифами на подключение к энергосетям, но всё это делают в разном формате и в разных регионах. В принципе, можно было бы сделать калькулятор, который собирал бы эту всю информацию и позволял бы любому предпринимателю на основе данных о его регионе и муниципалитете просто буквально тремя щелчками определять тариф на подключение. Для этого даже ничего нового делать не нужно – нужно просто, чтобы эта информация была доступна в машиночитаемом виде. Мы как раз хотим предложить к середине лета установить порядок, требования к размещению такой открытой информации органами власти, для того чтобы они были использованы уже гражданами.

Следующий слайд. Если мы говорим об открытости и оценке органов власти гражданским обществом и гражданами, получателями государственных услуг - у нас последние годы несколько видов мониторингов ведётся по качеству оказания государственных услуг. Мы предлагаем их объединить, с тем чтобы у нас можно было по каждой госуслуге, по каждому ведомству из разных источников – из экспертного мониторинга, из отзывов самих получателей госуслуг, из социологических исследований – свести всё воедино, чтобы по каждой услуге органа можно было получить более или менее реальную информацию о том, насколько качественно либо этот орган, либо эта услуга оказываются, как про это и сами граждане отзываются, и как независимые исследования показывают соответствующее качество.

Я думаю, что мы ещё в рамках сегодняшнего обсуждения будем об этом говорить, это вопрос, связанный с досудебной защитой. В Вашей статье есть фраза такая: «Общественное мнение получит право подавать судебные иски в защиту интересов своих участников». Это даст возможность гражданину не оставаться один на один, условно говоря, с органами власти. Мы здесь как министерство отвечаем в первую очередь за вопросы предоставления государственных услуг населению, поэтому я в этой узкой части скажу, а остальное Министерство юстиции, я думаю, добавит. У нас проблема в следующем: естественно, при получении государственной услуги у нас сейчас никакого давления со стороны потребителя нет, потому что дешевле просто заплатить взятку, чем идти по судам, условно говоря, из-за копеечного вопроса. При этом сверху тоже сигналы не проходят до конкретного чиновника, несмотря на все наши инициативы по повышению качества. Качество повышается несильно. Мы ввели процедуру досудебного обжалования, которая облегчает гражданам процедуру апелляции, но она не решает одного вопроса – того самого, когда гражданин всё равно остаётся с органом власти один на один. Поэтому в отношении государственных услуг можно, и мы предлагаем это сделать – вписать в 210-й закон норму о том, чтобы права таких граждан могли защищать общественные организации.

И последний слайд №17 – это наше предложение по конкретным поручениям. По двум из них срок – 1 сентября. В принципе можно сделать их и быстрее, но мы как раз считаем, что именно по этим поручениям необходимо их широкое общественное обсуждение, с тем чтобы мы, как бы принимая решение об общественном суждении, его не избегали в процессе принятия самих этих решений. Ну и если говорить о том, что у нас тут есть необходимость защиты гражданина перед лицом государства на уровне конкретных чиновников и, естественно, есть такая же проблема в отношении бизнеса (они тоже, думаю, сегодня уже скажут), но вот сейчас обсуждаются два варианта введения уполномоченных по правам бизнеса: либо вариант независимого на уровне Правительства, либо вариант с Прокуратурой. Мы – в процессе обсуждения, не готовы сейчас какой-то один из этих вариантов выбрать. Вот в этом кругу предлагаем тоже взаимодействовать. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Спасибо. Есть ещё по этому вопросу? Прошу вас.

Ф.Ф.Хакимова (генеральный директор ОАО «Автовокзалы и автостанции Самарской области»): Спасибо. Хакимова Фэния. На мой взгляд, нужен закон, который определит порядок разработки, инициирования, экспертизы, парламентских слушаний и принятия закона, который должен содержать в обязательном порядке и порядок, и место размещения законопроекта, и основание отклонения, и основание дальнейшего прохождения законопроекта, и, конечно, в обязательном порядке сроки для парламентских слушаний.

В.В.Путин: Каких парламентских слушаний? По этим инициативам?

Ф.Ф.Хакимова: Нет, уже по законопроекту.

В.В.Путин: По законопроекту, который может возникнуть на основе этой инициативы, да?

Ф.Ф.Хакимова: Да, то есть в любом случае нужен общий закон, который бы определял порядок инициирования, разработки, дальнейшего прохождения, обсуждения.

В.В.Путин: Как бы всю судьбу этой инициативы прослеживал?

Ф.Ф.Хакимова: Да.

В.В.Путин: Регламентировал бы.

А.Н.Шохин: Владимир Владимирович, речь идёт, наверное, о законе, который в 1995–1996 годы даже был принят в первом чтении в Думе, но с тех пор, как говорится, движения не было. Это закон о порядке принятия федеральных законов – федеральных конституционных законов, в который можно было бы инкорпорировать и процедуру обсуждения вот этих общественных законодательных инициатив.

В.В.Путин: Ну можно так, а можно отдельно по этим инициативам.

А.Н.Шохин: Ну одно с другим, безусловно, так сказать, связано. Можно отдельными законами это регулировать, но тем не менее необходимость такого закона в последнее время чаще возникает. Нас, например, бизнес-сообщество, коллеги меня поддержат, достаточно давно интересует общественное публичное обсуждение перед вторым чтением, потому что у нас много случаев было, когда во второе чтение идёт законопроект, который сильно отличается от того, который с нами обсуждался в рамках публичных процедур перед первым чтением. Причём это одни из ключевых законов: это антимонопольное законодательство, это, например, КоАП, в который неожиданно вдруг вернулись нормы приостановки на 90 дней деятельности организаций, которые до этого вроде бы изымались и заменялись административными штрафами. Сейчас у нас есть ощущение, что Гражданский кодекс во всех его четырёх частях будет принят очень быстро без процедуры общественного обсуждения; та же пенсионная реформа и так далее… То есть если такой закон будет – с включением публичных процедур, в том числе перед вторым чтением, это сильно облегчит в том числе и участие гражданского общества на всех стадиях обсуждения законопроектов, кем бы они ни вносились. Не только тех инициатив, которые идут по схеме, с которой мы начали обсуждение, но и всех других инициатив, которые вносятся субъектами права законодательной инициативы, а также нормативно-правовых актов федеральных органов исполнительной власти.

И ещё, хотя Олег Владиславович эту тему сильно не развивал: по оценке регулирующего воздействия. Там есть тоже несколько сюжетов, в частности, сейчас на выходе постановление Правительства, по сути дела, о процедуре и оценке регулирующего воздействия и обсуждения целесообразности принятия того или иного нормативно-правового акта фактически всеми федеральными органами исполнительной власти. Мы считаем, что это очень важное постановление, его нужно как можно быстрее выпускать, хотя есть определённые вопросы. В частности, было бы, наверное, правильно эту процедуру распространить не только на нормативно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти, но и на, скажем, проекты постановлений Правительства и более широко толковать вопросы, по которым идёт оценка регулирующего воздействия: в частности, все законопроекты и нормативно-правовые акты, которые направляются на согласование с Минэкономразвития, можно было бы направлять и на оценку регулирующего воздействия. И есть целый ряд других вопросов по совершенствованию оценки регулирующего воздействия, но здесь ключевые вещи – второе чтение законопроектов, и вот этот проект постановления Правительства, который как бы на сносях находится, мы просили бы ускорить его принятие.

В.В.Путин: Хорошо, мы это тоже учтём, но а вот предложение... Мы сейчас обсуждаем всё-таки конкретную тему, связанную с инициативами граждан, и я прошу это министерство иметь в виду. Нам действительно нужно иметь порядок прохождения этих инициатив, чтобы была понятна его судьба, чтобы они не умирали один за одним бесследно и непонятно, что с ними происходит. А если они отвергнуты по каким-то причинам – значит, тогда инициаторы должны понимать почему. Если они находятся на какой-то стадии рассмотрения, где-то застряли, что вполне можно себе представить (это же зависит от сложности предложенных проблем), то тогда участники этого процесса должны быть тоже в гуще событий, знать, что происходит и на какой стадии что у нас обсуждается. Подумайте над этим.

Ф.Ф.Хакимова: Я имела в виду не только гражданские инициативы, а вообще любую инициативу законодательную, которая сегодня и общественные организации, и депутаты, и субъекты, и в том числе и граждане… То есть должен быть общий закон, который определяет порядок прохождения законов, разработки, инициатив. И вот опять-таки...

В.В.Путин: Ну это то, что Александр Николаевич сказал, по сути.

Ф.Ф.Хакимова: Да, вот что имеется в виду.

В.В.Путин: Александр Николаевич то же самое сказал сейчас. Ну, повторил ваше предложение. Но это в том числе в полной мере относится к этим гражданским инициативам, которые мы сейчас обсуждаем.

Б.Ю.Титов (председатель Общероссийской общественной организации «Деловая Россия): Спасибо, Владимир Владимирович. Я о той части доклада, которая касалась общественного защитника и омбудсмена. Честно говоря, действительно дискуссия большая, но если мы действительно опираемся на краудсорсинг, то по второму вопросу, по омбудсмену, мы краудсорсинг уже провели. И конечно, мы поставили это на голосование в своей, по крайней мере в своей, организации – получили не одну сотню ответов, и больше 80% заявили о том, что, конечно, должен быть защитник, омбудсмен и это должен быть представитель, всё-таки человек с опытом бизнеса, но при этом имеющий авторитет во власти, то есть человек, который мог бы стать вот таким посредником между властью и бизнесом.

Я должен сказать, что вторая инициатива тоже очень интересная, но, честно говоря, очень сложно представить… Например, мы говорим о том же общественном защитнике… Омбудсмен тоже, наверное, должен выполнять функцию общественного... может в судах выполнять эту функцию. Но очень сложно себе представить прокурора, задача которого – поддерживать защиту, то есть прокурор – это всё-таки обвинение. Он всегда должен нападать. Защищая бизнес сегодня в качестве... то он должен защищаться. Поэтому, конечно, должен быть защитник, адвокат бизнеса прежде всего, который выступает и в судах, и в целом в своей работе в качестве адвоката.

Кроме этого, конечно, ещё один аргумент в пользу непрокурора: конечно, прокурор всегда будет, если он даже зам.главного прокурора, он будет всегда прежде всего под мнением своего ведомства, он никогда не будем независим. На нём будет, конечно, его работа, на его мнение откладывать... То есть он будет защищать интересы бизнеса, но всё-таки он будет ещё под мнением своего ведомства находиться, поэтому, конечно, полной независимости в этом смысле он иметь не будет, и конечно, должно быть нейтральное... Вот Министерство экономического развития предложило, чтобы это было в ранге вице-премьера – это хорошая идея, потому что у него будет много полномочий, но дело в том, что в этом случае не будет той независимости, которая могла быть. Здесь надо посмотреть всё-таки это сочетание полномочий и независимости этого человека, но это всё-таки должен быть адвокат.

И ещё один момент, извините, Владимир Владимирович, по поводу общественного защитника. Нам кажется, что этого недостаточно, потому что всё-таки есть такие вопросы, которые требуют его функций как истца, например, в пользу неопределённого числа лиц. Его полномочия как адвоката, общественного защитника не будут давать ему возможности быть одновременно истцом в суде. Здесь необходимо поработать всё-таки над тем, чтобы и у общественных организаций, и у омбудсмена были вот эти полномочия выступать от имени неопределённого числа лиц в качестве истца в суде.

В.В.Путин: Сейчас, секундочку. Пожалуйста, Борисов.

С.Р.Борисов (президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России»): Владимир Владимирович, нам бы в ходе этого обсуждения вместе с водой и ребёнка не выплеснуть, потому что всё это обсуждение идёт, как будто у нас гражданского общества, более-менее уже выросшего, нет. Мы как будто с чистого листа что-то моделируем: будет поток инициатив, люди, сидящие на диванах, начнут генерировать творчество, подключатся «твиттеряне». Вот ищем площадки экспертные, какие бы они могли быть, но вспомним, когда оценка регулирующего воздействия создавалась, когда работает комиссия по административной реформе, весьма эффективно – комиссия по законопроектной деятельности… Действующие институты гражданского общества там работают, и я думаю, что Анна Владиславовна (А.В.Попова), Антон Эдуардович (А.Э.Вайно) могут сказать, с каким качеством они работают там. Может быть, действительно нужно найти алгоритм включения на определённой стадии появления такого рода массива инициатив – стотысячных, может быть, там десяти-, пятнадцатитысячных инициатив – позиции того же экспертного сообщества, которое уже достаточно выросло в общественных организациях сегодняшних? Что мы, в этот сложный период времени росли для чего? Для того чтобы отсиживаться и со стороны наблюдать за этим процессом? Мы готовы включаться, готовы делать такую же экспертизу. Она, может быть, и позволит степень реалистичности оценить. Мне кажется, надо уж интегрировать и включить те институты гражданского общества, которые сейчас накрывают практически все составляющие нашего бытия в эту создающуюся систему.

В.В.Путин: Прошу вас.

С.Н.Катырин (президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации): Владимир Владимирович, я поддержал бы эту точку зрения. У нас есть выстроенный механизм, который тоже, на мой взгляд, и в Правительстве работает, и с Госдумой позволяет контактировать, и оценка регулирующего воздействия – всё, что за этим следует. Поэтому, если мы хотим инициативу граждан в этом плане учесть, надо, мне кажется, наращивать на то, что у нас уже создано – и правительственная комиссия, которая существует, и другие комиссии.

Вы говорили о площадке. Мне кажется, соединить ту, что работает в Госдуме (вече, или как правильно называется то, что сейчас излагалось с точки зрения Министерства экономики?), на вот этой экспертной площадке – и будет всё работать в сочетании с теми механизмами, которые сегодня есть, и в Правительстве, в нашей работе с Госдумой. И какие-то параллельные структуры создавать, мне кажется. Мы не дадим возможности предыдущему, уже созданному работать толком и новые неизвестно когда заработают, поэтому с учётом действительно того, что накоплено, вот эта экспертная площадка, мне кажется, позволила и эти инициативы все реализовать.

И второе – по поводу прокурора или не прокурора. Я тоже поддерживаю точку зрения, что всё-таки лучше, чтобы это был, конечно, не прокурор, а человек, который будет заниматься с предпринимательством и который будет отстаивать. Не уверен, что он должен там быть независимо от всех. Наверное, всё-таки лучше, чтобы он был в Правительстве и подчинялся Председателю Правительства, но, может быть, как раз озабочен был бы только тем, что защищал бы только интересы бизнеса и не обременялся какими-то другими обязанностями. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо. По второму вопросу я понял, а по первому хотел бы уточнить всё-таки. Вы против реализации этой идеи работать через интернет, 100 тыс. вообще подписей или нет? Или вы предлагаете определённый порядок? Тогда конкретизируйте.

С.Н.Катырин: Нет, Владимир Владимирович, я за то, чтобы реализовать. Вы, подводя итоги под какой-то частью дискуссии, сказали, что, если резюмировать Вашу полемику с коллегой, правильно ли понимать – создать дискуссионную площадку до нашей правительственной комиссии, которая занимается законопроектной деятельностью. Я считаю, что это правильная идея. Просто на этой площадке я предложил бы соединить те усилия, которые есть в Госдуме с точки зрения обсуждения в рамках проекта вече, и то, что сегодня Министерство экономики докладывает.

В.В.Путин: То есть пригласить на эту площадку, в эту комиссию не только экспертов Правительства и депутатов обеих палат парламента, но и…

С.Н.Катырин: Совершенно верно.

В.В.Путин: …таких экспертов от ТПП, РСПП и так далее. Это вы имеете в виду?

С.Н.Катырин: Да-да, я думаю, что если мы там дополним эту площадку, то только на пользу будет тому механизму, который сегодня есть у Правительства. Есть же комиссия, которая законотворчеством занимается. Если мы считаем, что её надо чем-то дополнить…

В.В.Путин: Представителей от бизнеса вполне можно ввести по вопросам, которые бизнес затрагивают.

С.Н.Катырин: Я должен сказать, что нас и сейчас не обижают в этом плане. У нас есть возможность свою точку зрения говорить.

В.В.Путин: Нет-нет, имеется в виду, если нам делать экспертную комиссию, как предложил коллега, для предварительной проработки этих инициатив, где будут работать члены Правительства, депутаты, туда предлагается ввести ещё представителей общественных организаций и бизнеса. Пожалуйста.

Г.А.Белозёров (председатель Общероссийской общественной организации «Российское управленческое сообщество участников президентской программы подготовки управленческих кадров»): Уважаемый Владимир Владимирович, конечно, такой механизм обязательно нужен и важен, но хотелось бы сказать, что гражданская инициатива однозначно не ограничивается только лишь законодательным интересом. И было бы очень важно создать платформу, на которой граждане могли бы участвовать в стратегическом планировании развития страны – и по направлениям, и территорий, и уже отсюда выходили бы как проекты и законодательная инициатива, и вовлечение граждан в какие-то проекты национального развития и так далее. Это позволило бы очень серьёзно консолидировать общество вокруг тех идей и программ и, таким образом, создать максимальную эффективность и вовлечённость действия граждан и структур в развитие страны.

В.В.Путин: Да, разумеется, это правильно, это можно и нужно реализовывать. Но мы сейчас всё-таки обсуждаем совершенно конкретную вещь: как реализовать идею, связанную с инициативами, которые могут вылиться в законодательные инициативы. Как мы видим, здесь очень много частных вопросов, деталей, которые нужно обсудить. Недостаточно сказать, что это хорошая мысль. Надо нам будет потом реализовать её в документах – и с точки зрения прохождения этих идей, и с точки зрения их последующей реализации, обсуждения. В целом, конечно, правильно, нужно шире применять. Для этого мы, собственно, создаём «электронное правительство». Это просто более широкая площадка, и более глобальные вопросы вы предлагаете решать таким образом. Я с этим согласен.

М.Ю.Барщевский: Поскольку прозвучало слово «адвокат», я уже, естественно, промолчать не мог. Я про вопрос омбудсмена. Есть такое понятие «профессиональная деформация». За 130 лет российской адвокатуры не выросло ни одного великого адвоката из бывшего прокурора. Прокурор настроен на выявление нарушений закона и на пресечение нарушений закона, если это хороший прокурор.

В.В.Путин: Из судей-то вырастали.

М.Ю.Барщевский: Из судей вырастали, да.

В.В.Путин: Кони, по-моему, был и судьей, и адвокатом.

М.Ю.Барщевский: Нет, он был прокурором и судьей. Адвокатом он не был.

В.В.Путин: Ну как? Адвокатом не стал?

М.Ю.Барщевский: Нет.

В.В.Путин: А кто стал?

М.Ю.Барщевский: Плевако, если брать те времена, Александровский… Много было – нам есть чем гордиться. Поэтому, по-моему, чисто психологически прокурор настроен на то, что Борис Юрьевич сказал: на то, чтобы «тащить и не пущать».

А что касается вот этого омбудсмена, то здесь, как в том анекдоте: «Вам шашечки или ехать?» Если шашечки, то, в общем, всё равно, кто и с какими полномочиями, только он будет плакальщиком. Неплохая площадка для пиара, но если не будет полномочий, реальных полномочий, причём полномочий вплоть до того, чтобы приостанавливать решения других органов на срок судебного обжалования этого решения… Но не может быть независимым, не вписанным в систему человек, имеющий полномочия! Так просто не бывает.

В.В.Путин: Почему? Люди, которые занимаются правами человека. Почему?

М.Ю.Барщевский: Они вписаны в систему. Это всё-таки уполномоченный по правам человека, который...

В.В.Путин: У него есть… Ну как? Он независимый человек. От кого он зависит?

М.Ю.Барщевский: Я ж не говорю про зависимость, я говорю: не вписанный в систему. То есть это не сам по себе, он всё-таки должен быть вписан в систему.

Б.Ю.Титов: Я думаю, что должно быть законодательство специальное принято об омбудсмене, поэтому он, естественно, вписан будет.

М.Ю.Барщевский: Да, я ровно про это и говорю. То есть у него должен быть определённый набор полномочий. Будет ли он вице-премьером, или он будет как уполномоченный по правам человека, уполномоченный по правам ребёнка. Но кстати, насколько я знаю, эти два уполномоченных жалуются на то, что у них нет реальных полномочий быстро вмешаться в ситуацию, а применительно к бизнесу – приостановить решение органа исполнительной власти, решение следственных органов.

В.В.Путин: Понимаете, это же не такая структура, которая должна подменять собой другие структуры, в том числе судебные, исполнительные органы власти. Есть суд…

М.Ю.Барщевский: Я поэтому и говорю – приостановить, не отменить.

В.В.Путин: Вот Борис о чём сказал? Что должно быть хотя бы право – быть истцом в суде. Да. Ведь если вы просто придёте с улицы в отношении конкретного события или организации, у вас и иск не примут, скажут: «А вы кто такой? Идите. Пускай если кто считает нарушенными свои права, пускай обращается к нам в суд. А вы здесь что делаете?» Борис о чём говорит? О том, чтобы омбудсменам были такие права предоставлены.

М.Ю.Барщевский: У меня это был третий пункт, что, конечно, без права на обращение с иском в суд в отношении неопределённого круга лиц – это вообще бессмысленная должность, потому что тогда он просто будет ходатаем в отношении конкретного бизнесмена или конкретного предприятия. Но просто дело всё в том, что у нас есть, например, - то, о чём говорил Александр Николаевич - в Административном кодексе право приостанавливать деятельность предприятия на срок до 90 дней, то есть по существу разорять предприятие, по факту. Если у уполномоченного по бизнесу, у этого омбудсмена не будет права приостановить это решение, то его право на обращение в суд с учётом продолжительности судебных процедур… Так, не через 90, а через 85 дней по его иску будет признано, что неправильно приостановили. А дальше что? Это как с рейдерскими захватами – все рейдеры в итоге проигрывают судебные дела, только поздно.

В.В.Путин: Надо подумать. Я согласен, что, без всяких сомнений, у этого человека должны быть определённые права, надо только подумать - какие. Они должны быть такими, которые не подменяли бы другие органы власти в государстве. Какой смысл тогда в их деятельности, понимаете? Тогда нужен омбудсмен по защите прав судов, прокуратур, потому что они будут считать, что их права постоянно нарушаются, они защищают все интересы общества, а их действия ограничиваются. Вот если они действуют вне рамок закона, тогда их действия могут быть обжалованы, но для этого должно быть предоставлено право обращаться в суд. Может быть, и этого недостаточно. Я согласен с тем, что этот вопрос является открытым, но мы его будем обсуждать отдельно. Что ещё? Всё. Спасибо.

Мы заслушали разные точки зрения. Я прошу Министерство экономического развития их учесть при подготовке окончательных предложений. Я считаю, что практически всё было конструктивно. Мы здесь и поспорили немножко, но в целом, по-моему, пришли к общему понимаю того, что: а) это инициатива правильная, что идеи, которые будут предлагать граждане, должны быть основательно проработаны, должны быть проработаны на такой площадке, которая будет авторитетной, значимой. Она не должна быть политизированной и не должна использоваться как место, где будут разворачиваться какие-то споры, для того чтобы различные политические силы себя там в этом плане раскручивали и использовали в своих чисто политических интересах. Это должна быть профессиональная площадка. Туда должны быть включены и эксперты Правительства, и депутаты обеих палат парламента, и представители общественных организаций, в том числе и бизнес-организаций, может быть, ещё кто-то, надо подумать. После этого тогда будем действовать по той схеме… То есть это то, что коллега предложил нам. Я считаю, что он прав и нужно это сформировать вот таким образом. А дальше всё по предложенной вами схеме, но не забудем также вопрос, который здесь прозвучал, о том, что нам должно быть ясно, как будет проходить эта инициатива.

Реплика: Процедура.

В.В.Путин: Процедура. Это должно быть отработано и закреплено в соответствующих нормативных актах. Спасибо. Так, пожалуйста, Игорь Олегович Щёголев.

И.О.Щёголев: В значительной степени о площадке мы поговорили. Я отразил у себя на слайде №5 проблемы, которые существуют в этом плане. Действительно, у нас очень много создано и создаётся разного рода сайтов и порталов, где сейчас уже ведётся или планируется вести такое обсуждение. В конечном итоге мы, конечно, в значительной степени дезориентируем граждан, которые вынуждены искать, где обсуждаются локальные инициативы, где обсуждаются региональные, где обсуждаются федеральные инициативы. Поэтому в русле той дискуссии, которая была, я всё-таки подумал, что, может быть, нам иметь один такой общий ресурс, где граждане имели бы возможность искать и то, что происходит в стране, и то, что происходит у них в регионе. Мы аналогичный подход реализовали в случае с порталом госуслуг, где мы не заставляем самих граждан искать, куда обратиться, где у них есть одна точка входа.

В этом плане я бы предложил всё-таки проект нашего решения дополнить не привязкой к конкретному решению, как это сейчас сделано к www.regulation.gov.ru, поскольку это только правительственная инициатива, а подумать над созданием такого действительно большого инструмента, где они могли бы высказываться о самого разного рода законодательных инициативах – и своих, и тех, которые готовятся и парламентариями, готовятся исполнительными органами власти (и региональными, и федеральными). Одна из задач, которая у Вас была поставлена в статье, касалась того, что, конечно же, эта дискуссия не может быть анонимной. То есть мы можем принимать к рассмотрению только те инициативы, под которыми люди не стесняются подписаться и под которыми они ставят свою настоящую подпись. Такого рода инструмент нами создан, он реализуется в рамках «электронного правительства». Это единая система идентификации и аутентификации. Есть несколько механизмов получения такого рода электронной подписи, доступа к этим порталам, и мы предлагаем – наши коллеги из Министерства экономического развития нас поддерживают – распространить эту систему и для обсуждения законопроектов. Тогда мы точно будем знать, кто стоит за данной инициативой, в значительной степени уберём большой набор и некорректных отзывов и инициатив и получим юридически значимое обсуждение.

Кроме того, мы планируем в мае ввести государственную электронную почтовую систему. Это будет канал двусторонней связи с нашими гражданами. Это тоже не будет анонимная система. Каждый гражданин будет иметь один такой почтовый ящик, и в таком случае государство сможет, уже адресно обращаясь к нему, информировать его о судьбе тех обращений, с которыми он обращался, будь то за получением государственных услуг или законодательные и прочие инициативы. Такого рода инструмент тоже нами построен, и в мае мы планируем запустить его на проектную мощность.

Ещё один инструмент, который у нас есть, - но я так понял, что мы не планируем выходить за рамки направления по законопроектам, - называется «Единый портал электронной демократии». Это то, о чём говорили наши коллеги, это тот инструмент, который позволяет гражданам налаживать канал обратной связи со всеми органами власти, выставлять оценки не только их инициативам, но и текущей деятельности, а также формировать свои общественные инициативы. Сейчас такие проекты есть: кто-то борется против ям на дорогах, кто-то – за улучшение освещения или качество мобильной связи. В рамках такого большого проекта мы тоже могли бы аккумулировать и предложения наших граждан, и выставляемые ими оценки. В настоящее время в опытном порядке этот ресурс уже эксплуатируется в нескольких регионах. К середине года, думаем, что половина будет охвачена, и тогда уже можно будет делать конкретные выводы, как его в ту или иную сторону корректировать. Соответственно, здесь мы открыты для пожеланий и взаимодействия с нашими коллегами из регионов.

Из инструментария, который мы создали для этих целей, - это конструктор сайтов, в первую очередь - для муниципалитетов. Это тоже одна из тем сегодняшних обсуждений. У них доходов не очень много, и они часто не могут быть полностью включены в механизмы «электронного правительства» и обратной связи через эти механизмы, поскольку у них просто нет средств для создания такого рода ресурсов. Мы сделали конструктор, который бесплатно предоставляем муниципалитетам. Они могут делать из него свои ресурсы, предоставлять открытые сведения о своей работе, и это всё может интегрироваться в уже созданный нами механизм «электронного правительства». Достаточно большая работа проделана, мы хотели, чтобы наши коллеги о ней знали, не забывали и активнее включали в свои правила.

В.В.Путин: Пожалуйста.

Р.А.Шлегель: Я хотел бы поддержать Игоря Олеговича в том смысле, что, на мой взгляд, необходима единая инфраструктура для принятия решений и для обращений, и для обсуждения законопроектов, и она, конечно, должна быть не анонимной. В том смысле, что это может быть государственный интернет, то есть если гражданин в целом касается каких-то тем, которые могут как-то повлиять на развитие государства, то он должен быть не анонимным, как это часто происходит в сети, и должен быть гражданином России. Это вопрос идентификации. Также, на мой взгляд, актуален был бы вопрос, когда в рамках общественного обсуждения законопроектов все законопроекты, которые в каком бы то ни было виде попадали бы в Государственную Думу, тоже проходили бы процедуру общественного обсуждения. Мы можем доработать регламент, чтобы ответственные комитеты на уровне замруководителей комитетов могли бы озвучивать те результаты общественного обсуждения, которые проходили в рамках Государственной Думы.

И ещё один момент: у нас сейчас говорилось, что 100 тыс. голосов достаточно для того, чтобы принять инициативу на рассмотрение федерального парламента. Но у нас ещё есть законодательные органы субъектов Российской Федерации, и это число может быть ниже, то есть эта инфраструктура может быть актуальна не только для федерального парламента, но и для муниципалитетов, заксобраний, горсоветов. И в этом смысле, например, вече, эта система, о которой мы здесь уже говорили, она принадлежит государству, есть соответствующий код, который можно, так же как и конструктор, распространять на разные субъекты Федерации. Спасибо.

В.В.Путин: Хорошо, я не против. Так, пожалуйста.

О.В.Фомичёв: У меня буквально два момента. Мы целиком поддерживаем всё, что сказано. У меня, во-первых, по системе идентификации и аутентификации – она действительно должна быть единой государственной. Нужно, мне кажется, более аккуратно относиться с её обязательностью для разного типа обсуждений, потому что, если мы говорим о юридической значимости, если для нас важно, чтобы именно гражданин Российской Федерации высказал своё мнение и именно его голос как голос был учтён где-то в системе подсчёта голосов, тогда, безусловно, система должна работать.

Если мы говорим, что это некое экспертное обсуждение на каком-то отраслевом сайте какой-то одной из инициатив, наверное, не имеет смысла вводить такое жёсткое требование, потому что мы тогда отсекаем значительную часть людей, которые просто заходят и готовы высказать своё мнение, а мы их заставляем, если у них нет сейчас цифрового идентификатора, сначала пойти на портал, зарегистрироваться, получить через почту или через «Ростелеком» логин, пароль и так далее. То есть, может быть, как-то эту систему обязательной идентификации жёстко всё-таки привязывать к юридически значимым обсуждениям.

И второе касается…

В.В.Путин: Что значит к юридически значимым? А мы пока не знаем, это будет юридически значимым или нет.

О.В.Фомичёв: Имеется в виду обсуждение, результатом которого будет принятие решения государственным органом о том, что, о’кей, мы это мнение учитываем и мы дальше эту инициативу хотим выдвигать. По ОРВ, например, для нас важно, чтобы была идентификация. Но если мы говорим, что на каком-то там портале какого-нибудь муниципалитета обсуждается что-то, не знаю, можно…

В.В.Путин: Обсуждается. Я так понимаю, что речь идёт об обсуждении вопросов, важных для людей, которые живут на той или иной территории. Так, а чего же здесь прятаться-то?

О.В.Фомичёв: Нет, там прятаться не нужно. Можно просто регистрироваться на портале, указывать свои фамилию, имя, отчество и так далее. Это нужно делать обязательно, но мы сейчас говорим о другой системе, которая единая для всех в рамках государственного электронного правительства. Эта система с единым идентификатором на портале государственных услуг или в будущем…

В.В.Путин: Она как-то обременительна для граждан, я не понимаю?

О.В.Фомичёв: Нет, она не обременительна, просто далеко не все сейчас её получили ещё. Это значит, что нам нужно сейчас всех сначала через портал госуслуг прогнать, чтобы они получили её.

В.В.Путин: Пожалуйста, Игорь Олегович.

И.О.Щёголев: Честно говоря, 2 млн человек за год идентифицировалось в этой системе. Безусловно, она остановилась, были определённые трудности. В настоящий момент глобальных трудностей для идентификации нет. Мы же, когда собираем, например, подписи для тех или иных либо референдумов, либо выдвижения тех или иных кандидатов в разные органы власти, мы же просим от граждан предъявить паспорт или записать паспортные данные, его адрес. Эта система в себе это объединяет. И таким образом, когда речь идёт о 100 тыс. подписях, в случае её применения мы будем точно знать, что эти люди существуют, что это не какие-то тролли или боты, которые набили электронным образом. Ведь электронным образом можно создать 100 тыс. подписей за одну минуту, если это будет не юридически значимая история. Мы хотим, чтобы это был ответственный шаг каждого гражданина. Если он хочет участвовать в такого рода сборе подписей, для него больших трудностей не составляет подписаться и получить такую авторизацию.

О.В.Фомичёв: Я просто хотел бы действительно отметить, что, наверное, в перспективе это правильно. Сейчас у нас 2 млн, у нас пользователи интернета…

В.В.Путин: Нет-нет-нет. Мы должны делать это на перспективу и прямо сейчас делать, с первых шагов делать правильно.

О.В.Фомичёв: И второй момент…

В.В.Путин: Нет-нет. С первым вы согласны, с Игорем Олеговичем?

О.В.Фомичёв: В целом, безусловно, согласен, как перспектива. Но мне кажется, что мы сейчас… Иначе на этот год, например, и на следующий, условно говоря, все наши интернет-обсуждения, из всех граждан у нас будут обсуждать 2,5–3 млн всего, при том, что пользователей интернета у нас сколько? 20–30 млн у нас уже активных пользователей, то есть, условно, мы…

В.В.Путин: Послушайте, обсуждать можно всё, что угодно, и кто угодно может обсуждать. Мы говорим о том, что инициатива, если мы хотим, чтобы она имела продолжение как законодательная…

О.В.Фомичёв: Инициатива, да. Я ровно про это и говорю, что, если мы говорим про какие-то инициативы, где действительно важен голос конкретного человека, там да. А если мы просто говорим о некоем обсуждении на сайте, «лайк» поставить…

В.В.Путин: Пожалуйста, а кто запрещает?

О.В.Фомичёв: Просто мы сейчас говорим, что мы на всё распространяем…

В.В.Путин: Да-да, мы так всё и понимаем, конечно.

О.В.Фомичёв: Если мы так понимаем, то…

В.В.Путин: Да-да.

Р.У.Гаттаров: Олег Владиславович говорит о том, что можно делать авторизацию через аккаунт в социальной сети, но только с неким поражением в правах, то есть ты голосовать уже не сможешь. Обсуждать, говорить плюсы, минусы – да, а вот нажать и проголосовать – уже нет. Я так понимаю. Так, Олег?

О.В.Фомичёв: Да-да.

Р.У.Гаттаров: И тогда мы даём право и завлекаем на этот портал большое количество людей, которые, имея возможность, через какое-то время получат код доступа уже полный и начнут работать. Мы их сейчас не отталкиваем просто.

В.В.Путин: Договорились. Прошу вас.

Р.А.Шлегель: Я прошу прощения, буквально одна реплика. На мой взгляд, это прекрасный фильтр, когда есть возможность регистрироваться. И что касается даже порталов социальных сетей и участников – тех, кто зарегистрирован в социальных сетях, то они могут быть не зарегистрированы на территории Российской Федерации и тем самым косвенно влиять, ставя оценки обсуждению извне, не внутри системы. Когда они авторизированы именно юридическим каким-то способом...

В.В.Путин: То есть вы считаете, что даже для участия в обсуждении всё равно нужно...

Р.А.Шлегель: Владимир Владимирович, если это государственная структура, которая, например, на сайте Государственной Думы проводит обсуждение законопроекта, который внесён и мнение будет учитываться в рамках комитета и так далее, то я считаю, что это должны быть пользователи, которые зарегистрированы. И это абсолютно нормальный фильтр. Миллион людей уже им пользуется, и дальше будут пользоваться. Наоборот, мы должны стимулировать, чтобы они приходили в эту систему, чтобы они пользовались государственными услугами, потому что они тогда сокращают расходы и всё остальное на...

В.В.Путин: То есть ваши опасения заключаются в том, что в ходе дискуссии могут быть какие-то вбросы, которые будут влиять на ход обсуждения, и эти вбросы будут из таких источников, которые мы не можем идентифицировать?

Р.А.Шлегель: Предположим, я вношу какую-то поправку в рамках обсуждения. Я участник дискуссии, авторизованный с помощью госуслуг. Ну предположим. Если, например, кому-то это не нравится, он может нагнать туда, условно говоря, не людей, а программ, и мне потом уже в публичном обсуждении или где-либо при обосновании… С прессой кто-либо будет говорить, что ваша поправка набрала огромное количество минусов.

В.В.Путин: Я понимаю, да. В этом логика есть, конечно. Подумайте, пожалуйста. Есть логика, согласен.

О.В.Фомичёв: Ещё буквально один момент как раз про www.regulation.gov.ru. Я специально остановился на том, что это должен быть единый портал, потому что если мы говорим о том, что обсуждать можно действительно очень много на каких-то площадках, всё равно должно быть одно место, где все эти акты собираются. Иначе у нас опять начнётся размывание, где что смотреть. Официальный портал должен быть один, а обсуждения можно проводить хоть на facebook, хоть где угодно.

В.В.Путин: Ещё что? Всё?

Спасибо! Спасибо вам за сообщения, это нужно будет всё учесть при окончательном решении, но предпоследнее замечание, я считаю, что всё-таки имеет под собой основание. Нужно стимулировать людей к тому, что если они хотят обсуждать какие-то действительно важные для общества вопросы, надо тогда показывать себя. Что здесь такого особенного?

Реплика: Тем более, что инструмент есть.

В.В.Путин: Да, инструмент есть, пожалуйста, работайте. Ещё пообсуждайте, окончательно мне потом доложите.

Следующий вопрос я предлагаю сегодня вынести за скобки, потому что нужно ещё дополнительно над ним поработать, в том числе с привлечением представителей судебной системы. Я здесь сегодня практически никого не вижу, кроме нашего представителя в судах. А для того, чтобы это обсуждать на профессиональном уровне, нужно обязательно вовлечь их в дискуссию. Это значит, что мы вернёмся к этому вопросу чуть позже. Мы его совсем не убираем с повестки дня и вернёмся чуть позже просто. И в этой связи тогда слово Антону Германовичу. Пожалуйста.

А.Г.Силуанов: Спасибо, Владимир Владимирович. Вами был дан ряд поручений по перераспределению налоговых и неналоговых доходов в пользу местных бюджетов, и я хотел бы остановиться как раз на некоторых из них и дать информацию о ходе их выполнения. Первое – это поручение было о передаче нормативов отчисления от налогов, взимаемых в связи с применением специальных режимов налогообложения, в местные бюджеты. Сегодня действительно ряд налогов, которые относятся к упрощённой системе налогообложения… Поступления от них зачисляются в бюджеты регионов, поэтому, учитывая то, что местным бюджетам ближе вопросы и администрирования, ближе и вопросы развития малого и среднего бизнеса, действительно объективно есть необходимость зачисления и доходов от такого рода упрощённой системы налогообложения в местные бюджеты. В этой связи мы предлагаем доходы в связи с применением патентной системы налогообложения передать и зачислять полностью в местные бюджеты. В настоящее время приняты в первом чтении поправки в статью 18 части первой Налогового кодекса, и мы предлагаем дополнить этот законопроект соответствующей поправкой, и все доходы от применения патентной системы налогообложения будут зачисляться в местные бюджеты.

Следующая позиция – это зачисление единого сельскохозяйственного налога. Сегодня часть единого сельскохозяйственного налога зачисляется в бюджеты субъектов РФ, часть зачисляется в местные бюджеты, поэтому 30-процентная доля субъектов РФ единого сельскохозяйственного налога… Мы предлагаем эту долю передать в качестве источника доходов местных бюджетов, порядка 1 млрд рублей. Соответствующие законопроекты тоже будут подготовлены, и мы надеемся, что в ближайшее время будут приняты.

Следующее поручение – это оптимизация и сокращение перечня федеральных льгот по местным налогам. У нас два местных налога – это земельный налог и налог на имущество физических лиц. Вот в части земельного налога предлагается отменять те льготы, которые установлены федеральным законодательством для отдельных категорий земель, выведенных из оборота. Это земли Министерства обороны, земли Федеральной службы исполнения наказаний, земли вокруг атомных станций и так далее и тому подобное. В этой связи мы предлагаем идти постепенно, и, установив ставку земельного налога по таким землям в размере 0,3% от кадастровой стоимости земельного участка, предлагаем в течение трех лет – так же как и наши предложения были по отмене льгот по налогу на имущество юридических лиц, там лаг был более длинный, пять лет, – в этом случае мы предлагаем в течение трёх лет по 0,1 процентного пункта ставки двигаться в этом направлении и отменять эти льготы, которые установлены на федеральном уровне.

В.В.Путин: Вы понимаете, да, что сейчас в ходе обсуждения и подготовки бюджета федерального вам нужно будет заложить...

А.Г.Силуанов: Да.

В.В.Путин: … дополнительные расходы для отдельных ведомств?

А.Г.Силуанов: Безусловно. Это не такие большие средства, с одной стороны. С другой стороны, мы поэтому предлагаем постепенно двигаться.

В.В.Путин: В том числе пополнить бюджет Министерства обороны и Министерства юстиции и многих других ведомств, и РЖД придёт за поддержкой дополнительной, ну и другие наши сетевые компании.

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, это абсолютно правильно, потому что у нас сложилась такая ситуация, что ведомства, имеющие значительный имущественный комплекс, не все даже имеют информацию о наличии, чем владеют, о наличии тех земельных участков, которые есть в их распоряжении. Поэтому мы считаем, что это решение абсолютно правильное. Вопрос об источниках дополнительного финансирования мы будем рассматривать вместе с соответствующими ведомствами. В первую очередь, конечно, будем смотреть внутренние резервы, и если таких резервов нет, то, соответственно, придется средства дополнительно выделять. Ещё раз повторюсь, что это средства, на наш взгляд, не существенные: по нашим оценкам, около 5 млрд рублей может стоить на все силовые министерства и ведомства уплата земельного налога, исходя из постепенного введения этого решения.

В.В.Путин: А компании вот эти сетевые, у которых десятки тысяч километров железнодорожных путей, трубопроводов, линий электропередач и так далее?

А.Г.Силуанов: Мы сейчас… В первую очередь речь идёт о землях, выведенных из оборота, а то, что касается компаний и железнодорожных линий и т.д. – это их затрагивает в первую очередь по налогу на имущество. Поэтому здесь речь идёт именно о земельном налоге, и, на наш взгляд, мы по этому поручению можем уже приступить к выполнению со следующего года.

В.В.Путин: Хорошо.

А.Г.Силуанов: Следующее поручение – ввести местный налог на недвижимость. Мы подготовили и практически согласовали с Министерством экономического развития законопроект. Вопрос в том, когда будет подготовлен кадастр недвижимости. По оценкам, он должен быть подготовлен до конца года. Вопрос – сможем ли мы ввести этот налог повсеместно, начиная со следующего года? Думаю, это будет сложно, потому что у нас сегодня существует эксперимент в 12 субъектах Российской Федерации, которые должны ввести и сформировать кадастр недвижимости как земли, так и имущественных строений, которые находятся на этой земле. В 12 субъектах Российской Федерации до конца года должен быть сформирован такой кадастр. По остальным субъектам мы предпринимаем все необходимые меры, чтобы такой кадастр был сформирован. Если мы успеем это сделать до конца года, то по всем регионам такой налог на недвижимость может быть введен. Он будет объединять в себе как раз и земельный налог, и налог на имущество, налог на имущество физических лиц. Это местный налог, поэтому всё будет зависеть от подготовки и формирования кадастра недвижимости. Есть два варианта: можно вести поэтапный ввод этого налога, то есть сначала для тех субъектов, где существует такой кадастр недвижимости, потом, в следующем году уже, – по остальным субъектам, по которым будет сделан такой кадастр. Поэтому сам законопроект готов. Будем исходить из готовности кадастра, и, как только будет он подготовлен, сразу будем вводить соответствующий налог.

Следующий вопрос и следующее поручение – это зачисление штрафов за нарушение правил благоустройства территории в доходы местных бюджетов. Сегодня эти штрафы зачисляются в доходы региональных бюджетов. В настоящее время в Правительстве рассматривается соответствующий проект федерального закона (внесли его депутаты), которым предлагается в полном объёме зачислять эти штрафы в местные бюджеты. Мы поддерживаем этот законопроект, и думаю, что Правительство определится с позицией по этому законопроекту и тоже поддержит его.

Следующее поручение – это обеспечение стабильности объёмов региональных фондов финансовой поддержки и софинансирования муниципальных образований. На федеральном уровне есть порядок определения объёма фонда финансовой поддержки субъектов Российской Федерации, который определяется исходя из необходимости выравнивания регионов и пропорций между 10 наиболее высокообеспеченными и 10 наименее обеспеченными субъектами Российской Федерации. То есть механизм определения размера фонда есть. Механизма определения фонда выравнивания бюджетной обеспеченности местных бюджетов на уровне субъектов нет, поэтому мы предлагаем в поправках в Бюджетный кодекс соответствующий механизм включить. Такие предложения у нас подготовлены и будут внесены ко второму чтению по поправкам в Бюджетный кодекс, которые сегодня находятся в Правительстве и предусматривают переход к программному бюджету. Такие поправки уже готовы, и мы ко второму чтению в Думе их внесём.

Для обеспечения стабильности объёмов региональных фондов мы также предлагаем предусмотреть в обязательном порядке принятие субъектами Российской Федерации трёхлетних бюджетов и, соответственно, установление трёхлетних трансфертов субъектов Российской Федерации местным бюджетам. То же самое, как это делается в федеральном бюджете для региональных бюджетов. Такую же норму мы предлагаем записать и для регионов. Кроме того, мы предлагаем установить приоритетный перечень направлений софинансирования муниципальных образований за счёт субсидий, которые предоставляются из бюджета субъектов Российской Федерации, по аналогии с таким же требованием, которое есть и на федеральном уровне. Такие нормы тоже мы подготовили и внесём в Бюджетный кодекс.

И следующее, последнее поручение – это внедрение механизмов дифференцированного контроля за исполнением органами местного самоуправления бюджетно-финансовых полномочий в зависимости от доли дотаций в их собственных доходах и механизмов поощрения органов местного самоуправления за достижение позитивных результатов по наращиванию собственного налогово-экономического потенциала территорий. Здесь две позиции: первая из них касается тех территорий, которые получают дотации. В зависимости от уровня дотаций в доходах применяются различные степени ограничения как к субъектам, так и к муниципальным образованиям. Сегодня мы рассматриваем вопрос муниципалитетов, поэтому мы считаем, что необходимо внести изменения в порядок определения дотационности муниципальных образований в части того, что в счёт выделения трансфертов из бюджета субъектов Российской Федерации местным бюджетам регионы могут передавать в счёт трансфертов налоговые доходы. В данном случае у нас один налоговый доход – это налог на доходы физических лиц. Когда субъект Российской Федерации передает этот налоговый доход в счёт трансферта, то объём дотационности местного бюджета не снижается. Мы предлагаем записать норму о том, что в случае, если муниципалитет (это с согласия муниципалитета происходит) согласен на замену трансферта на налог на доходы физических лиц, то уровень дотационности считается за вычетом как раз этой передачи налога, что будет стимулировать органы местного самоуправления сокращать объёмы дотаций, получать налоги. И, соответственно, будет стимулировать органы местного самоуправления развивать бизнес, с тем, чтобы налоговые доходы в виде НДФЛ с этого бизнеса поступали в местный бюджет. На наш взгляд, это абсолютно правильная норма.

Кроме того, мы также предлагаем включить норму относительно возможности создания в субъектах Российской Федерации механизма поощрения органов местного самоуправления за наращивание в них налогового потенциала. По сути дела - такой же нормы, которая существует сегодня и для субъектов Российской Федерации. Соответствующее предложение мы подготовим. Спасибо за внимание!

В.В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, Сергей Ренатович.

С.Р.Борисов: Владимир Владимирович, для нас, для малого бизнеса, это принципиальнейший вопрос. Мы ставили эту тему в предвыборный период. Вы соглашались, и это ожидаемая норма. Антон Германович сказал о том, что от патента 100% перейдёт в муниципалитет. В протокольном решении значится 90%. Это ошибка или здесь просто оговорился Антон Германович? Это первое.

В.В.Путин: Давайте сразу и спросим. Антон Германович?

А.Г.Силуанов: В настоящее время все те суммы, тот объём, который зачисляется в бюджеты субъектов Российской Федерации, – именно этот объём мы и предусматриваем передать местным бюджетам. Вот что имеется в виду.

С.Р.Борисов: Нет, патент был на 100% раньше в субъект.

А.Г.Силуанов: В субъект, я и говорю, что…

С.Р.Борисов: Все 100%?

А.Г.Силуанов: Все 100%.

С.Р.Борисов: Значит, не 90%, как значится в протокольном решении, понятно.

В.В.Путин: Не 90?

А.Г.Силуанов: Нет, мы всё передадим, да.

С.Р.Борисов: Значит, это ошибка. Второй вопрос. Здесь выпала, собственно, упрощённая система налогообложения. На ней работает сейчас примерно 36–38% малого бизнеса. Это ошибка или как? Сегодня упрощёнка у нас опять идёт в субъекты. Это те предприниматели, которые работают, уплачивая 6% от выручки или разницу между доходами и расходами в размере 15%. Это тоже очень важно для нас.

А.Г.Силуанов: Это не ошибка, потому что доходы от упрощённой системы налогообложения – существенные доходы для бюджетов субъектов Российской федерации. Общий объём таких доходов, поступлений в бюджеты субъектов составляет порядка 200 млрд рублей. Поэтому если мы говорим о передаче такого крупного доходного источника местным бюджетам, то без передачи соответствующих полномочий это может привести просто к снижению сбалансированности бюджетов субъектов Российской федерации. И в этой связи мы пока не предлагаем передавать этот доходный источник в местный бюджет.

С.Р.Борисов: Владимир Владимирович, мы не можем с этим согласиться, потому что это принципиальнейший вопрос. Сейчас у нас большая часть предпринимателей пойдёт на упрощёнку после того, как ЕНВД плавно к 2018 году будет заканчивать свою деятельность. И не знаем мы будущую судьбу единого налога на вменённый доход, где работает сейчас 50% малых предпринимателей. Но для нас это очень-очень важно, потому что ЕНВД это в основном юридические лица, патент – это физические лица, это индивидуальные предприниматели. Мы фактически вот демотивируем муниципалитеты развивать маленькие компании в муниципалитетах.

В.В.Путин: Предложение какое?

С.Р.Борисов: Предложение – чтобы вся упрощёнка переходила в местные бюджеты.

В.В.Путин: Сергей Ренатович, я ничего против не имею, но не могу не обратить внимания на то, что говорит министр финансов: это 200 млрд рублей с лишним, которые поступают в казну субъектов Российской Федерации. Мы оттуда эти 200 с лишним млрд заберем, а полномочия, значит, оставим. И тогда получится, что мы так же обесточим субъекты, как сегодня у нас являются обесточенными муниципалитеты. Поэтому (здесь трудно не согласиться с логикой, предложенной Антоном Германовичем), если мы такой огромный мешок денежный туда передаём, то нужно передать и обязанности по исполнению определённых полномочий, но это требует дополнительного рассмотрения просто, вот и всё. А в целом я ничего против не имею. Пожалуйста.

В.Ф.Басаргин: Можно в целом прокомментировать предложение, потому что мы совместно с Министерством финансов готовили и привлекали для обсуждения и органы местного самоуправления, и региональные органы власти. Для того чтобы вообще разобраться… то есть укрепляем мы финансовую самостоятельность муниципалитетов, я хотел бы просто привести структуру доходов местных бюджетов за 2011 год. Вот собственные доходы местного самоуправления, то есть это поступления от местных налогов и неналоговые доходы составляют всего 390 млрд рублей. Причём местные налоги это 111 млрд и 279 млрд – это доходы от имущества, от управления, от приватизации и так далее. Межбюджетный трансферт – 1 трлн 798 млрд рублей в местные бюджеты поступает. И отчисления от федеральных и региональных налогов – 772 млрд рублей. То есть общая цифра за исключением Москвы и Санкт-Петербурга – 2 трлн 961 млрд рублей...

В.В.Путин: Поступает в муниципалитеты 2 трлн...

В.Ф.Басаргин: ...961 млрд рублей.

В.В.Путин: Из них только 300 свои?

В.Ф.Басаргин: 300 своих, то есть остальное трансферты либо отчисления от региональных или федеральных налогов.

Сейчас по предложениям. Сразу скажу: мы предложения все эти поддерживаем, но я хотел бы показать, какой удельный вес всех этих предложений в укреплении финансовой базы, самостоятельности местного самоуправления. По перераспределению доходов, связанных с налогообложением малого и среднего бизнеса, больше соглашусь с коллегами, кто отвечает тоже за малый бизнес. Мы трансформируем… У нас была упрощённая система налогообложения, поступление всех этих средств было в региональный бюджет. Общий объём средств – 108 млрд рублей. У нас был единый налог на вменённый доход – 100% мы перечисляли в местные бюджеты, сумма была 68 млрд рублей. Мы сейчас единый налог на вменённый доход заменяем патентной системой налогообложения. Но при этом, как говорят коллеги, мы делим: юридические лица у нас уходят в упрощённую систему налогообложения, а физические лица остаются в патентной системе налогообложения. Даже если мы предположим, что 100% (хотя первоначально схема была: 90% – в местный бюджет, 10% – в бюджет субъекта), – даже если мы предположим, что мы 100% этой патентной системы передаём в местные бюджеты, мы теряем в местных бюджетах порядка 30 млрд рублей, потому что соотношение между юридическими и физическими лицами было 60 на 40, то есть 40 ушло в упрощёнку, и в патентной системе осталось...

В.В.Путин: Я понял. В целом вы считаете, что баланс такой, что следует прислушаться к тому, что сказал Сергей Ренатович?

В.Ф.Басаргин: Да, но мы не предлагаем 100% отдать, мы согласны с тем, что это инициирует действительно муниципалитеты в том, чтобы поддерживать предпринимательскую деятельность как минимум 50:50.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте.

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, первое – по структуре доходов. Виктор Фёдорович сказал: 300 млрд рублей – это доходы без учёта средств налога на доходы физических лиц, которые являются федеральными. Собственно, налоговые и неналоговые доходы муниципалитетов составляют 1 трлн 158 млрд рублей. Всего…

В.В.Путин: Это большая разница между 300 млрд, которые я назвал...

А.Г.Силуанов: Я могу сказать следующее. Почему? Потому что основной источник для местных бюджетов – это налог на доходы физических лиц (583,5 млрд рублей), он зачисляется по нормативам в местные бюджеты и является основным доходным источником. Это первое соображение.

Второе соображение: у нас ЕНВД, мы договорились о том, что он действует до 2017 года точно, поэтому сейчас принимать решение о передачи налогов с упрощённой системы налогообложения - до 2017 года, мне кажется, пока даже нет необходимости и беспокоиться, потому что к тому времени мы можем принять решение о большем исполнении каких-то обязательств органами местного самоуправления. Тогда встанет вопрос: давайте посмотрим какие-то источники, ресурсы передавать. Может, к тому времени и встанет вопрос об источниках этих передач, источниках наполнения казны местных бюджетов для выполнения этих расходных обязательств. Тогда и перейдём к вопросу о частичной передаче с региональных бюджетов, в том числе от доходов от упрощённой системы. Давайте так подходить, потому что передача просто доходов с одного уровня бюджетной системы на другой приводит к тому, что соответственно бюджеты регионов ослабляются. 200 млрд рублей – это большой…

В.Ф.Басаргин: Но это стимулирующий налог. Коллеги, у предпринимателей, у тех, кто работает в местном самоуправлении, в органах…

А.Г.Силуанов: У субъектов Российской Федерации сейчас появятся и будут появляться дополнительные расходные обязательства в связи с необходимостью перехода на эффективный контракт. Это значительная сумма дополнительных расходов, поэтому им сейчас каждая копейка будет как на вес золота.

В.В.Путин: Ладно, хорошо. Поскольку здесь в товарищах согласья нет, мы без одобрения Министерства финансов этот вопрос решить в таком ключе не можем, но я прошу и Министерство финансов, и Министерство регионального развития вместе с коллегами из бизнеса, в частности из «Опоры России», ещё раз тогда вместе посчитать, в какие периоды времени какие потери возникают, возникают ли и в каком объёме. И тогда определимся с дополнительными источниками для муниципалитетов.

С.Р.Борисов: Владимир Владимирович, просто получится картина, которую Вы обрисовали в своей статье, что муниципалитеты будут клянчить опять у субъектов.

В.В.Путин: Я поэтому и сказал, что надо посчитать. Давайте посчитаем.

В.Ф.Басаргин: Владимир Владимирович, можно я закончу буквально…

В.В.Путин: А что? По этой теме?

В.Ф.Басаргин: Да.

В.В.Путин: По этой же не надо.

В.Ф.Басаргин: Нет, я имею в виду, по остальным предложениям, которые прозвучали.

В.В.Путин: Пожалуйста.

В.Ф.Басаргин: С точки зрения единого сельскохозяйственного налога – общий объём составляет 1,1 млрд рублей, то есть это примерно 0,5% от всех поступлений в местные бюджеты, поэтому, что называется, погоды не делает налог. Местный налог на недвижимость…

Реплика: 1 млрд?

В.Ф.Басаргин: Да, 1 млрд всего. Причём 30% они уже перечисляли в бюджеты, и 38 субъектов уже приняли решение о том, чтобы 100% этого налога передать в местное самоуправление, поэтому, что называется, не расширяем финансовую базу.

По местному налогу на недвижимость ситуация такая, что мы прогнозируем, возможно… Этот налог реально может повлиять на укрепление финансовой базы местного самоуправления, если мы прогнозируем, что он увеличится в 1,5–2 раза. Если даже объединение за счёт земли и имущества, то, может быть, в ближайшие год-два мы увеличения финансовой базы не получим.

Вот, на наш взгляд, два решения, которые могли бы кардинально повлиять, – это как раз оптимизация федеральных льгот по местным налогам, в том числе по линейным объектам, не только по объектам безопасности, выведенным из оборота землям, но и как раз под линейными объектами. Но здесь, Владимир Владимирович, Вы вчера поручение такое дали, здесь надо тоже просчитать, то есть, грубо говоря, из кармана в карман сколько мы переложим, какая будет финансовая нагрузка на наши сетевые компании и какая нагрузка в этом случае возникнет на федеральный бюджет. Поэтому здесь нам надо посчитать совместно с Минфином и, может быть, действительно поэтапно ввести все эти предложения.

И второе. Зачисление штрафов за правила благоустройства. Общий объём штрафов был 7,8 млрд, то есть если мы вычленим эту составляющую, то получим, может быть, общий объём тоже где-то от 1,5 до 2 млрд рублей. Это тоже не укрепление финансов местного самоуправления. Поэтому я говорю, мы поддерживаем это всё, но основным считаем ликвидацию льгот. И мы всё-таки предлагаем посмотреть на перераспределение налога на прибыль, то есть часть налога на прибыль передать органам местного самоуправления. Это может кардинально решить этот вопрос, который мы сегодня обсуждали.

А.Г.Силуанов: Это вообще приведёт к тому, что у нас и так дифференциация округов местного самоуправления, местных бюджетов по своему налоговому потенциалу очень сильная, потому что есть сельские поселения, где никакой промышленности нет, там кроме земельного налога и, может быть, налога на доходы физических лиц в небольших поселениях больше ничего нет. А есть крупные районы, есть крупные городские центры с экономикой, где поступают налоги в значительно больших объёмах и значительная дифференциация у нас сложилась между различными категориями, органов местного самоуправления. Если мы им передадим налог на прибыль, эта дифференциация возрастёт ещё больше, потому что в городских округах и крупных районах, где сегодня самый большой объём НДФЛ и налога на имущество… Если мы передаём налог на прибыль, резко увеличивается их бюджетная обеспеченность и, соответственно, дифференциация возрастёт в разы. Поэтому налог на прибыль очень неравномерно расположен в доходных источниках и передавать его в органы местного самоуправления просто нельзя. Просто нельзя!

В.Ф.Басаргин: Можно посмотреть по видам деятельности.

В.В.Путин: Можно посмотреть. Значит, логика Минфина заключается в том, что если он поступает в более высокий уровень налоговой системы, то оттуда можно перераспределять между нуждающимися муниципалитетами, так я понимаю. Давайте посмотрим. Мы сделаем так: значит, всё, что сейчас было заявлено Министерством финансов, и то, с чем все согласны, это мы будем закладывать в нормативные документы, всё, что является спорным, подлежит дополнительному обсуждению. Потом людей чтобы не занимать здесь, времени не отнимать, ко мне придёте вдвоем, втроём и доложите отдельно. Да, Борис, пожалуйста.

Б.Ю.Титов: То, что касается перераспределения внутри муниципалитетов, и об этом ничего не сказано, но сегодня НДФЛ платится по месту работы. Вместе с тем, конечно, использование этого налога должно быть там, где человек живёт.

В.В.Путин: Боря, мы это обсуждали неоднократно. Значит, сейчас это прорабатывается в Министерстве финансов и налоговой службе. Вопрос в том, что некоторые наши коллеги считают, что это приведёт к тому, что будет дестимулировать развитие экономики. Почему? Потому что муниципалитеты тогда будут уговаривать руководителей предприятий принимать на работу только тех, кто работает прямо здесь, непосредственно по месту расположения этого предприятия. Я не думаю, что это действительно так. Мне представляется, что, скорее всего, следует подумать над тем и о том, чтобы собирать этот налог так, как собирается до сих пор, – по месту работы, а потом перераспределять по месту жительства. Но это всё в процессе обсуждения сейчас находится, мы думаем над этим. Что ещё? Пожалуйста.

О.В.Фомичёв: Просто от Минэкономразвития буквально два слова, потому что мы тоже в этом процессе активно участвуем. По упрощённой системе мы считаем, что нам нужно просто поработать именно в расчётном плане по нормативам начислений, потому что мы сейчас говорим, что либо 100% туда, либо 100% сюда. Вообще говоря, есть много промежуточных вариантов по расщеплению, которые создавали бы у регионов нужные стимулы как бы по УСН и давали бы муниципалитетам необходимую базу. И по НДФЛ мы концептуально поддерживаем то, что Борис Юрьевич сказал, но считаем, что на одном-двух регионах можно как бы попытаться отработать, потому что там очень много вопросов налогового администрирования, и с этим тоже проблемы.

В.В.Путин: Всё, молодцы. Так и делайте, обсуждайте. С окончательным вариантом приходите, когда договоритесь. Если не договоритесь, то я сам вас приглашу через определённое время. Как вы думаете, сколько времени займёт эта дискуссия вот по НДФЛ?

А.Г.Силуанов: Дискуссия уже велась в принципе. Мы готовы в течение месяца ещё раз поработать и доложить Вам.

В.В.Путин: Договорились. В течение месяца вернёмся к этому вопросу. Значит, у нас в повестке дня стоит дискуссия, обсуждение. Я так понимаю, что мы по каждому вопросу и так дискутировали, обсуждали. Есть ли ещё необходимость что-то добавить? Нет. Хочу вас всех поблагодарить. Я прошу в соответствующие проекты документов заложить всё то, о чём мы сегодня говорили. Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 18 апреля 2012 > № 539132 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2012 > № 539137 Владимир Путин, Антон Силуанов

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин принял участие в расширенном заседании коллегии Министерства финансов Российской Федерации.

Стенограмма начала заседания:

Добрый день, уважаемые коллеги! Мы сейчас с Антоном (А.Г.Силуанов) обменивались мнениями: какой-то дворик у вас мрачноватый совсем, страшновато заходить туда, надо сказать. Вот Степашин (С.В.Степашин) улыбается: ему нравится. Степашину нравится.

Если говорить серьёзно, а вы – ведомство серьёзное, одно из самых серьёзных, наверное, и в Правительстве Российской Федерации, да и в любом правительстве, в любом государстве, то предлагаю сегодня затронуть не только вопрос, связанный с итогами работы на одном из самых напряжённых и ответственных участков, но и поговорить о том, как нам вместе решать перспективные задачи.

Качество бюджетной, налоговой, в целом финансовой политики во многом определяет поступательное, динамичное развитие любого государства, его устойчивость перед лицом различных шоков. Россия, как и другие страны мира, столкнулась с испытаниями глобальным кризисом в 2008-м, 2009-м, да ещё и в 2010-м годах, пожалуй. И, как уже неоднократно мы с вами отмечали, и я недавно говорил это в своём выступлении в Государственной Думе, мы прошли этот период в значительной степени благодаря экономическим ведомствам и Министерству финансов весьма достойно, сохранив вектор развития и финансово-экономический суверенитет, устойчивость всех макроэкономических показателей, надёжность и сбалансированность государственных финансов.

Конечно, нельзя было спрогнозировать этот кризис и как бы определить ход его развития, но то, что Россия была готова к кризисным испытаниям, имела солидный запас прочности, – это очевидно, во всяком случае, сегодня стало абсолютно очевидно по результатам. Так, в период благополучной экономической конъюнктуры мы с вами смогли добиться и расширения экономики в целом, и укрепления финансовых институтов страны – частных финансовых институтов, государственных финансовых институтов, избавились от непомерного бремени государственного долга, сформировали фонды – и Резервный фонд, и Фонд национального благосостояния. Во многом, конечно, во многом это заслуга Министерства финансов России, и хотел бы поблагодарить всех вас, всех сотрудников министерства за эту работу. И, конечно, его прежнего многолетнего руководителя Алексея Леонидовича Кудрина, который очень много сделал, - за его профессионализм, твёрдость, ответственность и принципиальность в реализации избранной финансовой стратегии и тактики.

После преодоления кризиса у нас минимальная за 20 лет инфляция – 6,1%, наш совокупный госдолг – менее 10% ВВП, всё это вам хорошо известно, а это, как мы знаем, в разы меньше, чем в Европе, США. Накоплены третьи в мире по величине золотовалютные резервы. Сейчас наступает новый этап для нашей страны. Мы видим грядущие вызовы, понимаем их и прекрасно понимаем, что решать задачи национального развития нам предстоит в условиях достаточно турбулентной ситуации в мировой экономике и мировых финансах, поэтому нам жизненно важна макроэкономическая стабильность как фундамент всех наших планов и инициатив.

На какие приоритеты в этой связи хотел бы обратить ваше внимание, уважаемые коллеги. Не думаю, что скажу что-то совершенно новое, революционное, нет, это всё (то, что я буду говорить) мы вместе с вами, с вашим руководством, с руководством Министерства финансов, с руководством Министерства экономического развития постоянно обсуждаем, это всегда находится в поле нашего зрения. Тем не менее первое – необходимо и дальше проводить последовательный курс на обеспечение сбалансированности бюджета и к 2015 году окончательно, твёрдо выйти на бездефицитный бюджет. У нас с вами и в этом году бездефицитный, понятно, у нас сверхдоходы с вами есть нефтегазовые, мы можем всё это покрыть, но не мне вам говорить: мы планируем небольшой дефицит в ближайшие годы с постепенным выходом на ноль. Даже небольшой дефицит, я с этим не могу не согласиться, для России, учитывая нашу зависимость от мировой конъюнктуры, – это риск, и мы должны его минимизировать.

Второе. Мы должны отдавать себе отчёт в том, что у нас сохраняется серьёзный ненефтегазовый дефицит. В 2005 году он у нас был минимальным, потом начал подрастать, а в период кризиса стал достаточно большим и угрожающим, в 2009 году – 13,7%, правда, потом он постепенно у нас снижается: в 2011 году это уже 9,5% ВВП.

Сейчас, уже на этапе посткризисного развития, необходимо принять принципиальное решение, какой ненефтегазовый дефицит мы можем себе позволить. Мы вновь должны вернуться к особому порядку использования нефтегазовых сверхдоходов, определить, какую часть из них пускать на текущее потребление и покрытие дефицита, а какую направлять на пополнение резервов. Мы в ближайшее время с коллегами этим и займёмся, так называемую нефтегазовую отсечку нам надо будет определить. Формулирование нового бюджетного правила – это вопрос оценки и нашего видения долгосрочной перспективы. Отмечу, что до конца апреля Правительство должно рассмотреть сценарные условия социально-экономического развития России до 2030 года. На их основе прошу Минфин в ближайшие три месяца завершить разработку долгосрочной бюджетной стратегии, предварительно, разумеется, обсудив это с коллегами в Правительстве и с экспертным сообществом.

Третье. Для покрытия ненефтегазового дефицита не обойтись, разумеется, без заимствований, при этом надо очень осторожно относиться к наращиванию долговых обязательств. Низкий, безопасный уровень госдолга является нашим безусловным конкурентным преимуществом по сравнению с другими странами, поэтому стратегической задачей является сохранение умеренной долговой нагрузки. Это касается как внутреннего, так и внешнего долга.

Минфин оценивает возможный рост госдолга в течение трёх лет до примерно 15% ВВП. В целом за три года на 5% – вроде бы немало, но если мы обойдёмся без этого, будет ещё лучше. Считаю, что необходимо уложиться в этот показатель, как минимум уложиться, минимизировав внешние обязательства.

На внутреннем рынке заимствования должны проводиться тоже очень аккуратно, и мы с вами все это прекрасно понимаем. Бюджет не должен быть конкурентным для экономики, для частных предприятий на рынке финансов.

Уважаемые коллеги! Поддерживая макроэкономическую стабильность, нам, конечно, нужно решать задачи и преобразования России, поэтому следует усилить роль фискальной и бюджетной политики как инструментов развития и стимулирования экономического роста.

Мы вкладываем значительные ресурсы в инфраструктуру, в развитие регионов, в модернизацию социальной сферы, жилищно-коммунального хозяйства, оснащение Вооружённых сил Российской Федерации, и отдача от использования этих средств должна быть ощутима для общества. Считаю, что нам необходимо уделить особое внимание повышению эффективности бюджетных расходов, мы постоянно с вами об этом говорим. В этой связи важнейшая системная задача – это переход к построению федерального бюджета на основе государственных программ с чёткими показателями результативности и возможностями общественного мониторинга за их исполнением. Кстати, после запуска проекта «Электронный бюджет» процесс исполнения главного федерального финансового документа можно будет отслеживать буквально в режиме реального времени. До конца текущего года необходимо завершить разработку государственных программ, чтобы федеральный бюджет на 2014–2016 годы был сформирован уже по программно-целевому принципу. Пока, к сожалению, нам не всё в этом плане удаётся, ещё много здесь проблем и нестыковок. Мы пока не вышли на то, чтобы весь бюджет формировать по такому программно-целевому принципу. Пока не получается.

Особо тщательно нужно подойти к формированию госпрограмм в социальной сфере. Отмечу, что за последние четыре года социальные расходы бюджетной системы в абсолютном выражении выросли в 1,5 раза и составили в 2011 году 11 трлн рублей. Это совокупно почти 20% ВВП.

Вместе с тем рост ассигнований далеко не всегда даёт адекватный результат, к сожалению. Люди порой не видят прямой связи между ростом бюджетных расходов и повышением качества жизни, изменением в содержании работы социальной и других ключевых отраслей и сфер. Уже не раз подчёркивал, что ресурсы должны идти в обмен на преобразования, на реформы, работать в интересах людей. Во главу угла государственных и муниципальных учреждений должен быть поставлен результат, удовлетворяющий потребителя, то есть конкретного гражданина. На решение этой задачи направлен 83-й федеральный закон, разработанный Министерством финансов Российской Федерации, с 1 января текущего года он практически в полном объёме вступил в силу. В результате более 80% учреждений на местах существенно расширили степень своей самостоятельности. Я прошу Министерство финансов обобщить практику применения этого закона и затем совместно с другими ведомствами представить предложения по дальнейшему совершенствованию правовой базы в социальной сфере. На региональном уровне мы с губернаторами постоянно обсуждаем эту тему, они постоянно поднимают этот вопрос сегодня.

Далее. Нам необходимо кардинально повысить эффективность расходования бюджетных средств, выделяемых на развитие. Это касается всех инструментов – от федеральных целевых программ до межбюджетных отношений. Так, качество исполнения и результативность такого инструмента развития, как федеральные целевые программы, остаются недостаточно высокими. Я бы даже сказал: просто они невысокие, мягко говоря. Месяц назад (собственно, не только месяц назад, мы постоянно к этому возвращаемся) мы ещё раз проводили специальное совещание по этому вопросу, Минэкономразвития и Минфину было поручено провести инвентаризацию всех ФЦП до 1 июня текущего года. Ведомства бьются, бьются за эти финансы по ФЦП, чуть не до драки доходит и до слез, а потом в середине года начинаем смотреть, что происходит – по некоторым программам вообще никакого движения нет. Зачем нужно было тогда колотиться за эти деньги и не давать эти деньги на другие программы, по сути? Мы же блокируем эти деньги тогда на другие программы развития, которые идут успешно.

Финансирование приоритетных программ должно быть доведено до уровня, обеспечивающего безусловное достижение целевых показателей. И напротив, если у программ нет внятных обоснований, чётких целей, а их реализация идёт медленно и неэффективно, от них необходимо либо отказываться, либо пересматривать порядок финансирования.

Теперь что касается межбюджетных отношений и тех средств, которые мы выделяем субъектам Федерации. Но чтобы закончить с ФЦП: думаю, что для всех понятно, и для сотрудников Министерства финансов тоже должно быть понятно – это другая сторона проблемы, – если уж мы выделили какие-то деньги на определённую федеральную целевую программу, они должны быть обеспечены и своевременно должны выделяться. Это другая сторона темы, потому что если программа есть, а деньги на неё своевременно не выделяются или выделяются в неполном объёме, она тогда теряет смысл, и деньги теряем, истратили немного, а целей никаких не достигаем, ну это просто плодим, как правило, недострой какой-то по всей стране.

Теперь что касается межбюджетных отношений и тех средств, которые мы выделяем субъектам Федерации. Следует признать, что при сложившейся системе региональным управленческим командам порой гораздо проще получать дотации, чем заниматься собственным развитием, заниматься развитием собственной экономики и расширять собственную налоговую базу. Очевидно, что стимулирующая роль межбюджетных отношений должна быть усилена.

Мы начали внедрять стандарт создания благоприятного делового климата в регионах России. Убеждён: показатели привлечения инвестиций, рост налоговой базы и увеличение количества качественных рабочих мест должны лечь в основу оценки эффективности деятельности региональных и местных органов власти. Исходя из этой оценки, следует принимать решение о выделении средств на софинансирование проектов регионального развития.

И ещё: следует разумно передавать финансовые ресурсы на места, естественно, вместе с полномочиями и ответственностью. Такая политика станет реальным стимулом для повышения компетентности управленческих команд в регионах.

Уважаемые коллеги! Для развития отечественного производственного сектора, создания миллионов новых высокооплачиваемых и высокопроизводительных рабочих мест нам необходимы масштабные инвестиции. Прежде всего, разумеется, это частные инвестиции, а мы с вами хорошо знаем: они идут туда, где выгодно. Именно поэтому мы поставили перед собой особую задачу войти в двадцатку самых привлекательных стран по условиям ведения бизнеса. Это в полной мере должно касаться и налоговой системы, и качества налогового администрирования. Логика наших шагов заключается в следующем: налоги на производственный бизнес, на модернизацию и инвестиции не должны быть обременительными.

Чтобы стимулировать обновление основных фондов предприятий, принято решение не облагать налогом на имущество организаций новое оборудование, станки, технику, то есть всё, что относится к категории движимого имущества. По оценке, благодаря этой мере предприятия смогут сэкономить, то есть оставить по сути у себя в экономике, сэкономить на этих налогах до 80 млрд рублей.

Далее. У нас есть сектора, низкая налоговая нагрузка на которые экономически неоправданна и социально часто не очень справедлива. Речь прежде всего о неполном изъятии ренты от добычи природных ресурсов. Вот мы спорили и с прежним руководством Министерства финансов, и с сегодняшним постоянно, но в целом согласен, что это относится и к газовому сектору. Так, нужно быть очень аккуратным здесь, резервы там, конечно, есть, это понятно, но действовать нужно таким образом, чтобы ни в коем случае не подрывать инвестиционные планы наших добывающих компаний. Нужно действовать очень и очень аккуратно.

Два слова об акцизах на табак, на алкоголь. Вы знаете, что в связи с вступлением России в Таможенный союз и единое экономическое пространство, с вступлением, созданием Таможенного союза и единого экономического пространства между Россией, Казахстаном и Белоруссией у нас есть определённые обязательства по координации наших действий, в том числе и в налоговой сфере. И здесь я прошу Министерство финансов это обстоятельство иметь в виду и сопоставлять всё, что происходит в соседних странах и у нас. Имею в виду, что мы должны быть по всем направлениям жизнеспособны и конкурентоспособны, понимаете, о чём я говорю? Чтобы у нас некоторые производства и виды услуг не утекали куда-то в ближнее зарубежье, в страны Таможенного союза, а такое уже по некоторым направлениям происходит. Это касается и акцизов, здесь тоже нужно быть очень аккуратными.

И самое главное, нельзя считать, что за счёт повышения акцизов мы решим все проблемы фискального порядка и пополнения бюджета. Мы с вами же понимаем, взлетят цены на алкогольную продукцию и табак от резкого повышения акцизов. Что дальше? В условиях Таможенного союза будут покупать не нашу продукцию, вот и всё, или самогон будут гнать, мы же всё это проходили, поэтому нужно быть очень аккуратным. Конечно, и инфляционные процессы происходят, и другие, и нужно бороться за здоровье населения. Всё это правильно, я полностью с этим согласен, но трудно согласиться с тем, что резкое повышение решит все наши задачи. Не решит! Повышать, конечно, нужно, но аккуратненько, спокойно, исходя из реалий той жизни, в которой мы находимся, из экономических реалий и международных реалий, я имею в виду те союзы, о которых я уже упомянул. Конечно, одновременно с повышением акцизов нужно бороться и с контрафактной и контрабандной продукцией и разного рода суррогатами.

И наконец, как уже было заявлено, предполагается повысить налог на сверхпотребление. Обращаю внимание: параметры такого налога надо тщательно просчитать, он не должен затронуть людей со средними доходами. Все конкретные шаги в фискальной сфере должны быть обозначены в «Основных направлениях налоговой политики на 2013–2015 годы», работа над этим документом сейчас входит в решающую стадию.

Теперь что касается налогового администрирования, уважаемые коллеги. Необходимо продолжить линию на кардинальное упрощение налоговой отчётности: уменьшить её объёмы, количество показателей, трудоёмкость заполнения, снизить издержки и ненужные расходы предпринимателей, в том числе предельно упростив ведение налогового учёта и максимально приблизив методологию исчисления налогов к правилам бухгалтерского учёта. Мы уже об этом с руководством Министерства финансов и с налоговой службой неоднократно говорили. И, конечно, следует шире внедрять электронный документооборот при оформлении первичных документов, который пока идёт на бумаге.

Считаю также необходимым развивать досудебное рассмотрение налоговых споров. Эта процедура должна быть обязательной и применяться в отношении всех актов налоговых органов, действий или бездействий их должностных лиц.

И ещё одна важная тема. Минфин получил дополнительные полномочия по регулированию финансовых рынков, в этой связи прошу министерство усилить контроль за процентными ставками по кредитам как для бизнеса, так и для населения. Минфину уже поручено ежеквартально проводить их мониторинг, но мы не должны просто отслеживать сложившуюся ситуацию, нужно разобраться с искусственным завышением банками ставок по кредитам бизнесу, в том числе за счёт скрытых комиссий. Здесь должно быть найдено системное решение - собственно, не только для бизнеса эти скрытые комиссии применяются, и для граждан тоже.

Кроме того, прошу Минфин ускорить внесение в Правительство законопроекта «О потребительском кредите». Необходимо зафиксировать безусловное право гражданина знать полную, реальную стоимость кредита, чтобы не возникали ситуации, когда на первой странице кредитного договора написано одно, а на деле вместе со всякими скрытыми надбавками, накрутками набегает совсем другая реальная сумма. И, конечно, заёмщик должен иметь возможность досрочно вернуть потребительский кредит без уплаты кредитору штрафных санкций. Мы с вами понимаем, что происходит: вдуют банки определённые условия, потом от них не избавиться просто. Это рынок, что ли, такой у нас? Хотят уйти уже в другое финансовое учреждение – нет, держат прямо за горло. Пускай сами свои издержки снижают, мы же с вами постоянно в производственный сектор обращаемся – снижайте издержки, снижайте издержки. И здесь тоже нужно снижать эти издержки.

В заключение хотел бы сказать следующее. Сейчас мы вступаем в очень ответственный период формирования очередного бюджета на 2013–2015 годы. От того, какие приоритеты будут в него заложены, зависят качество жизни наших людей, развитие нашей экономики, социальной сферы. Фактически бюджет новой трёхлетки станет финансовой базой той стратегической программы, которую мы предложили обществу и которая получила поддержку миллионов людей. Я рассчитываю, что коллектив Министерства финансов будет и впредь работать с полной отдачей, так, как вы это умеете… Я знаю, особенно в период формирования бюджета многие из ваших сотрудников здесь чуть ли не до утра сидят, работают. Об этом мало кто знает – о таком героизме трудовом, но я знаю, и я вам очень за это благодарен. Я желаю вам успехов. Счастливо!

А.Г.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович, с Вашего позволения, разрешите мне тоже доложить вопрос об итогах исполнения, задачах финансовой системы на 2012 год.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! В своём выступлении мне хотелось бы кратко остановиться на основных итогах прошлого года и определить круг задач, над которыми должны работать Министерство финансов и финансовые органы Российской Федерации, вся финансовая система.

Основным результатом 2011 года стал выход показателей финансовой системы на докризисный уровень. Объём доходов бюджетной системы в 2011 году в реальном выражении практически вышел на уровень лучшего в финансовой истории Российской Федерации с 2008 года: расходы в реальном выражении превысили его на 25,1%, доходы федерального бюджета как части бюджетной системы в 2011 году в реальном выражении оказались на 2,4% ниже, чем в 2008 году. Однако мы ожидаем, что уже в текущем году этот показатель превысит уровень докризисного 2008 года на 2,6% в реальном выражении.

Что касается расходов федерального бюджета, то в 2011 году они на 15% в реальном выражении превышали уровень 2008 года. В 2009 году в целях реализации антикризисных мер мы вынуждены были резко, на 17,3%, нарастить объём расходов федерального бюджета. А в 2011-м и в 2010 году постепенно, но не намного этот объём снижался. Наша задача как раз заключается в том, чтобы вот этот антикризисный навес, который произошёл в период кризиса, постепенно сокращать, доводя объём расходов до реальных возможностей федерального бюджета, которые не будут зависеть от рисков изменения внешнеэкономической конъюнктуры.

В 2011 году проводилась политика сдерживания роста бюджетных расходов. Практически все нефтегазовые доходы, дополнительно полученные за счёт высокой цены на нефть, были направлены на пополнение Резервного фонда. Для чего это делалось? В первую очередь для обеспечения устойчивости макроэкономической ситуации. Это позволило снизить инфляцию до самых минимальных размеров за последние годы, это позволило отказаться от внешних заимствований. Мы в прошлом году не воспользовались правом выхода на внешние рынки и не осуществляли такие заимствования, потому что имели дополнительный резерв, дополнительные ресурсы бюджета.

В-третьих, ещё более важно: мы впервые в 2011 году после кризиса вернулись к сбережению части нефтегазовых доходов, обусловленных высокой ценой. И на следующем слайде видно, что Резервный фонд, поначалу сократившийся в 2009 году практически в 5 раз, теперь вырос в 2011 году, и дальше мы видим продолжение его увеличения. Для чего это надо? Потому что увеличение резервов, увеличение страховки федерального бюджета улучшает наш инвестиционный климат, улучшает наш инвестиционный рейтинг. Улучшение инвестиционного климата приводит к тому, что снижаются ставки по кредитам, снижаются ставки по заимствованиям, которые Российская Федерация осуществляет, соответственно это приводит к дополнительным источникам роста экономики. По итогам 2011 года Резервный фонд увеличился на 1,1 трлн рублей и составил 3,4% ВВП. Таким образом мы в прошлом году практически уже вернулись к соблюдению бюджетных правил, сберегая нефтегазовые доходы, обусловленные внешней экономической конъюнктурой.

В 2011 году продолжилась реализация бюджетных реформ. По большинству направлений удалось продвинуться вперёд, но в то же время мы отстаём от первоначальных планов по целому ряду позиций, таких как переход федерального бюджета на формирование в программном формате, совершенствование процедур государственно-финансового контроля и другие позиции. Тем не менее в прошлом году удалось реализовать целый ряд структурных серьёзных реформ.

При участии и координирующей роли Минфина произведено реформирование системы денежного довольствия и пенсионного обеспечения военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, проводилась работа по сокращению численности работников федеральных органов исполнительной власти. В 2011 году мы провели серьёзную структурную реформу с субъектами Российской Федерации. Мы передали из федерального бюджета расходы на отдельные субсидии, доходы, налоги, подняли на федеральный бюджет расходы по содержанию милиции, общественной безопасности. Это серьёзная структурная реформа, которая коснулась всех субъектов Российской Федерации.

В прошлом году начата система поощрения регионов за наращивание собственного налогового потенциала, что очень важно, особенно когда мы видим, что идёт рост иждивенческих настроений субъектов Российской Федерации. Были реализованы крупные решения в области налоговой политики, подготовлены и уже сегодня реализуются законопроекты о трансфертном ценообразовании, о консолидированной группе налогоплательщиков. Это позволило реализовать давно ставившуюся задачу, которая говорит о необходимости более равномерного распределения налогового потенциала между субъектами Российской Федерации и перевода налоговых баз из крупных финансовых центров в субъекты Российской Федерации.

Улучшилось регулирование финансовых рынков, приняты ключевые законы о клиринге, об организационных торгах, о центральном депозитарии, об инсайде, о национальной платёжной системе. Наконец, можно отметить существенный вклад Минфина в укрепление международных позиций России в рамках «группы 8», «двадцатки», БРИКС, АТЭС и так далее.

Но это все итоги, а какие задачи мы видим на ближайшие годы, которые необходимо решить нам и финансовой системе? Их 10. Прежде всего восстановить бюджетные правила, без этого невозможно определить приоритеты, которые мы ставим в рамках государственной политики, и невозможно определить те ресурсы, которыми мы можем управлять в рамках реализации этих приоритетов. Владимир Владимирович в своём выступлении уже отметил рост доли нефтегазовых доходов, доходов федерального бюджета. Как видно на слайде, динамика и показатели за последние 10 лет свидетельствуют о росте зависимости федерального бюджета и всей бюджетной системы от внешней экономической конъюнктуры. Это самая верхняя строчка – нефтегазовые доходы в процентах к федеральному бюджету. Если в 2000 году их всего было 24,7%, в 2004 году – 30%, то сегодня это 49,6% нефтегазовых доходов, то есть почти половина всех доходов формируется за счёт конъюнктурных доходов, зависящих от внешней экономической конъюнктуры.

Если в 2006 году федеральный бюджет мог быть сведён без дефицита при цене на нефть 24,6 доллара за баррель, то в 2011 году этот показатель составил 101 доллар за баррель, а в 2012 году – 116 долларов за баррель, то есть это свидетельствует о существенных рисках, которые возникли в результате реализации принятия дополнительных расходных обязательств, которые необходимо было принять в кризисный период.

До середины 2000 годов ненефтегазовый дефицит не превышал 3,5% валового внутреннего продукта, в 2009 году он вырос практически до 14%, а в текущем году мы ожидаем 10,6%. Хочу сказать, что это очень существенный риск, существенно большой объём ненефтегазового дефицита, который необходимо сокращать из года в год. По нашим расчётам, снижение цены на нефть на 10 долларов за баррель приводит к сокращению доходов на 600 млрд рублей, что сопоставимо с расходами на образование. Поэтому в настоящее время мы видим необходимость реализации основной задачи – это обеспечение бюджетной устойчивости, бюджетной системы. Для этого нам необходимо закрепить бюджетные правила, и суть этих правил заключается в том, чтобы осуществлять планирование расходов федерального бюджета из базовой, средней, цены на нефть, которая сложилась за последние 10 лет, и иметь возможный дефицит бюджета в пределах до 1% ВВП в такой конструкции. В случае, если фактически цена оказывается выше базовой, дополнительные доходы будут направляться в Резервный фонд. Если цена падает, то, соответственно, Резервный фонд пополняет расходы за счёт накопленных средств. По сути дела, это контрциклическая бюджетная политика, проведение которой нам, в Российской Федерации, жизненно необходимо. Естественно, чем будет больше объём фонда, тем более продолжительное снижение цены на нефть мы сможем выдержать.

Резервный фонд в объёме 7% ВВП – именно такой объём фонда мы считаем, в случае кризисных условий обеспечит поддержание расходов бюджета и выполнение своих обязательств Российской Федерацией, позволит нам в течение двух-трёх лет обеспечить исполнение расходных обязательств при цене на нефть около 70 долларов за баррель. За этот период можно будет адаптировать расходы к новым условиям. Сейчас объём Резервного фонда, напомню, в 2 раза ниже, чем этот уровень. По нашему предложению, в случае превышения 7-процентного уровня Резервного фонда, можно было бы 50% от поступающих доходов от внешнеэкономической деятельности направлять на пополнение Фонда национального благосостояния, а 50% направлять в инфраструктурные проекты, которые не создают постоянно действующих расходных обязательств. Именно такие бюджетные правила мы предлагаем внедрить, начиная с 2016 года, а до этого ввести переходный период и подойти к постепенному использованию этих правил. В 2015 году бюджет должен быть сведён без дефицита, и предлагаемый переходный период решает эту задачу. Такой механизм обеспечит снижение к 2020 году ненефтегазового дефицита до примерно 8%, хотя мы видим, что и сегодня этот процент достаточно высоким кажется по сравнению с докризисным уровнем, но резко сократить расходы, резко сократить ненефтегазовый дефицит, конечно, нам в ближайшее время будет достаточно сложно.

Есть альтернативные варианты расчёта бюджетных правил. Они базируются на счёте не десятилетней, а трёхлетней цены, но такие варианты (и слайд как раз показывает это)... Мы видим, что риски изменения внешней экономической конъюнктуры и страховка как раз вот этих бюджетных правил действуют меньше существенно при трёхлетнем использовании показателей цен на нефть, нежели десятилетнем. Мы как раз выступаем за то, чтобы использовать именно более консервативный подход к реализации этих бюджетных правил.

Кстати, я хочу сказать, что когда мы размещали еврооблигации... Владимир Владимирович, у нас в этом году беспрецедентно удачное, успешное размещение еврооблигаций было: мы разместили по цене и по доходности, которой не было вообще никогда в Российской Федерации. Мы десятилетние облигации разместили по 4,5%, а вышли на внешние рынки с тридцатилетними облигациями, и главное, что основной спрос был именно на длинные наши бумаги, на тридцатилетние. Из 24 млрд долларов спроса около 11 пришлось именно на длинные бумаги, что говорит о чём? О том, что инвесторы, в том числе иностранные, верят в нашу финансовую политику, верят в нашу бюджетную политику, готовы вкладывать свои деньги в облигации государства, которому доверяют. Но тем не менее когда мы проводили роуд-шоу, практически все инвесторы спрашивали: а почему у вас такой нефтегазовый дефицит? Когда вы будете его сокращать до тех параметров, которые были до кризиса? А до кризиса, напомню, размер нефтегазового дефицита равнялся 4,7% ВВП. Приходилось говорить о том, что мы постепенно будем это делать, и наш первый шаг – это принятие бюджетных правил, которые позволят ограничить расходы и снизить риск исполнения наших расходных обязательств.

Вторая задача – это разработать и утвердить долгосрочную бюджетную стратегию. Долгосрочная бюджетная стратегия должна определять параметры бюджетной системы, в рамках которой будут формироваться ресурсы для каждой из государственных программ. В этом случае министерства – ответственные исполнители госпрограмм – будут мотивированы определять бюджетные приоритеты в рамках средств, отведённых на соответствующую государственную программу.

Учитывая необходимость удлинения горизонта бюджетного планирования, считали бы целесообразным осуществить разработку бюджетной стратегии на период до 2024 года. Требования о разработке долгосрочной бюджетной стратегии должны быть закреплены в Бюджетном кодексе, в том числе и применительно к субъектам Российской Федерации.

Третья задача – формирование программного бюджета. На федеральном уровне такая работа идёт уже с 2010 года. Был определён порядок разработки госпрограмм, утверждён их перечень, сформировано первое аналитическое распределение расходов по госпрограммам, однако в 2011 году эта работа забуксовала. В результате к настоящему времени из 41 госпрограммы, по оценке Минфина, готовы к утверждению только восемь, 21 госпрограмма может быть доработана в короткие сроки, по девяти программам нужно будет ещё определиться в Правительстве и принять концептуальное решение.

Для решения поставленных задач предлагается ускорить Правительством Российской Федерации внесение в Госдуму комплексных поправок в Бюджетный кодекс, создающих законодательную базу для перехода к программному бюджету. Выделить из него можно несогласованные вопросы, которые ещё есть в Правительстве, но тем не менее основной законопроект, который позволяет переходить к программному бюджету как Российской Федерации, так и субъектам Российской Федерации, необходимо внести в ближайшее время. У нас такая просьба, Владимир Владимирович, сделать это как можно быстрее.

Нас уже опередили субъекты Российской Федерации: они уже начали вводить программные принципы своих бюджетов. Такие регионы, как Республика Коми, Саха (Якутия), Брянская область, Вологодская область, Сахалинская область, уже формируют государственные программы, а город Москва уже реализует программный бюджет. Прошу финансовые органы проанализировать опыт и организовать работу в своих регионах по ускорению введения программных бюджетов.

Переход к программному бюджету – это не самоцель, коллеги, это способ начать комплексную реформу всей системы государственного управления, её переориентацию на измеримые, общественно значимые результаты, повышение ответственности координаторов, заказчиков этих программ за исполнение показателей, которые содержатся в этих программах. К сожалению, по этому показателю мы серьёзно отстаём от других стран. Весь мир уже ушёл вперёд. Весь мир оценивает деятельность министерств и ведомств, оценивает деятельность Правительства по показателям программ, по программному подходу. Есть проект, есть ответственное министерство, и ответственное министерство должно реализовывать этот проект, отвечая за конкретные результаты. Весь мир так работает по проектным подходам, нам тоже надо переходить.

Следующая задача – повышение эффективности оказания государственных услуг. Инструментом такой реализации стал 83-й закон. На финансовые органы легла основная нагрузка в реализации этого закона, но работа ещё не завершилась. В 2012 году необходимо решить два вопроса. Первый – это предоставление полномочий федеральным министерствам утверждать в своей сфере единые базовые перечни услуг и работ, включаемых в государственные задания, такой законопроект уже подготовлен Министерством финансов. Второй – урегулировать на постоянной основе механизм осуществления бюджетных инвестиций в имущество бюджетных и автономных учреждений, а также иные организации, не являющиеся получателями бюджетных средств. Такой законопроект сейчас находится на согласовании с Министерством экономического развития, но отдельной задачей является переход на новые принципы оплаты услуг государственных и муниципальных учреждений: я говорю о необходимости перехода к единым нормативам формирования субсидий на выполнение государственного (муниципального) задания. Сейчас такие нормативы в большинстве случаев утверждены индивидуально для каждого учреждения, но это не может являться результатом такой реформы, и здесь необходимо ещё принять целый ряд шагов.

Следующая задача, пятая – это разработка и реализация нового этапа развития системы межбюджетных отношений. В целом наша система межбюджетных отношений соответствует общепринятым в мире базовым требованиям, но мы не всегда их соблюдаем: за последние годы, наоборот, произошло, к сожалению, их размывание. Увеличилось количество решений, принимаемых на федеральном уровне и приводящих к росту расходов субъектов Российской Федерации и муниципалитетов, возросло количество субсидий и субвенций, обострились проявления иждивенчества, ориентация на разовые индивидуальные решения по оказанию финансовой поддержки субъектам Российской Федерации. В этой связи необходимость принятия следующих мер, которые подготовило Министерство финансов, очевидна. Речь идёт о чём? Прежде всего необходимо подготовить предложения по расширению полномочий региональных властей в сфере социальной политики, препятствующих введению критериев нуждаемости при оказании социальной поддержки. Это ключевая задача, поскольку субъекты Российской Федерации должны самостоятельно определять те категории граждан, категории социальных слоев населения, которым необходимо осуществлять поддержку, исходя из принципа нуждаемости, поскольку это очень важный и серьёзный критерий в реализации социальной политики. И такие решения необходимо принять и предоставить право субъектам Российской Федерации на федеральном уровне, поскольку эти нормы сегодня регулируются федеральным законодательством.

По мнению Минфина, нужно максимально отказаться от делегирования функциональных полномочий, делегирование нужно заменить передачей этих полномочий соответствующим источникам субъектов Российской Федерации.

Сегодня существует 96 субсидий в трансфертах между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации. Необходимо принять принцип: одна госпрограмма – одна, максимум две субсидии и определить перечень обязательств субъектов Российской Федерации при получении этих субсидий. В настоящее время основной объём субсидий распределяется нормативными актами Правительства Российской Федерации. На наш взгляд, для обеспечения прозрачности межбюджетных отношений необходимо это делать в рамках федерального закона о федеральном бюджете. Необходимо ограничить практику принятия решений о поддержке регионов вне бюджетных процедур, о чем я уже говорил.

Принятие индивидуальных решений по поддержке того или иного региона зачастую стало стимулом деятельности руководителей субъектов Российской Федерации по выбиванию поручений по оказанию финансовой поддержки субъектам Российской Федерации – это наиболее эффективный способ получения дополнительных средств, нежели зарабатывание, нежели привлечение инвесторов к себе на территорию. Это неправильно, поэтому, на наш взгляд, необходимо вернуться к этому вопросу, определив правила принятия решения по поддержке субъектов Российской Федерации в случаях обращения и принятия решения по поддержке в случае после согласования и подтверждения действительной нуждаемости субъекта Российской Федерации в дополнительной финансовой помощи.

И последнее, что хотелось бы сказать в части межбюджетных отношений.... Нужно усилить ответственность регионов за неэффективную бюджетную политику, следствием которой становится принятие бюджета с «пузырями» в доходах, с нереалистичными источниками финансирования, что приводит к нарушению бюджетных обязательств, приводит к тому, что субъекты Российской Федерации обращаются к Министерству финансов за дополнительной финансовой помощью, мотивируя тем, что у них нет денег для реализации принятых решений. Это недопустимо, на наш взгляд, это приводит к кредиторской задолженности. У нас есть такой механизм, Владимир Владимирович, когда в случае увеличения кредиторской задолженности в субъект Российской Федерации вводится временная финансовая администрация. Предлагаю в случае, когда администрация региона допускает невыполнение своих обязательств, увеличение своей кредиторской задолженности, ставить вопрос о доверии губернатору со стороны Президента Российской Федерации. По сути дела доведение региона до банкротства – это серьёзное основание говорить о квалификации руководителя, который занимается организацией работы в субъекте Российской Федерации, бюджетными процессами, ставить вопрос о соответствии его занимаемой должности.

Шестая задача – реформа государственного муниципального финансового контроля. Необходимо принять как можно быстрее проект поправок в бюджетный кодекс и кодекс об административных правонарушениях в части регулирования государственного муниципального финансового контроля. Речь идёт о переориентации финансового контроля с простой проверки правильности, соответствия целеполагания эффективности выделяемых бюджетных средств. Как раз принятие программ и будет позволять контролирующим органам оценивать, насколько эффективно тот или иной руководитель министерства и ведомства или руководитель субъекта использовал выделенные из бюджета средства.

Следующая задача – это создание и развитие информационной системы «Электронный бюджет». Об этом, Владимир Владимирович, Вы уже говорили в своём докладе. Хочу сказать, что внедрение электронного бюджета позволит повысить открытость не только деятельности непосредственно Правительства – Правительства и финансовых органов субъектов Российской Федерации, но и позволит сделать прозрачным алгоритм принятия решения, выработки решения, что очень важно для контроля со стороны граждан, со стороны гражданского общества. Электронный бюджет упростит администрирование, сократит издержки, повысит эффективность контроля за использованием бюджетных ресурсов.

Следующая задача. Мы сейчас рассмотрели семь задач, которые касаются бюджета. Есть ещё три задачи, которые выходят за эти рамки, и основная задача – в области налогов. Владимир Владимирович, Вы уже достаточно подробно обозначили вектор развития налоговой системы. Мы подготовили соответствующие предложения по реализации направлений развития налоговой политики. Я скажу лишь следующее, что мы в настоящее время готовим предложения по совершенствованию налогообложения финансовых рынков, оптимизации налогового и бухгалтерского учёта, досудебного урегулирования споров. Действительно вопрос администрирования, вопрос урегулирования и построения взаимоотношений между налогоплательщиком и налоговым органом очень важен с точки зрения восприятия бизнесом органов власти. От того, насколько будут понятны, прозрачны, по каким правилам будут строиться эти отношения, во многом будет зависеть и общий деловой климат. Именно этому вопросу будет уделяться существенное значение.

Следующей задачей, девятой задачей, является развитие системы управления государственными активами и обязательствами Российской Федерации. Поддержание умеренной долговой нагрузки – важнейшее конкурентное преимущество России. Национальный рынок капитала остаётся и останется основным источником, где мы будем черпать ресурсы для финансирования дефицита федерального бюджета. Мы заняли на внешних рынках очень неплохо (об этом мы уже говорили), но мы не будем увеличивать объём внешних заимствований, с тем чтобы не создавать различные возможные курсовые риски, конъюнктурные риски. Нам это не нужно, мы полагаем, что необходимо развивать именно внутренний рынок. Для этого необходимо совершенствовать инфраструктуру рынка путём облегчения допуска нерезидентов на наш рынок (такие предложения уже подготовлены), создания для них комфортных условий. Мы сейчас, в этом году, запустим действие центрального депозитария, что создаст гарантии прав собственности на ценные бумаги для инвесторов. Это всё структурные меры, которые позволяют говорить об улучшении общей ситуации на финансовом рынке, соответственно упрощении заимствований как для федерального бюджета, так и для институциональных инвесторов.

Важным в вопросе развития системы управления государственными активами и обязательствами является создание финансового агентства. Казалось бы, для чего создавать ещё один орган? Но, на наш взгляд, как раз вопрос управления нашими ресурсами, а это ресурсы Резервного фонда, ресурсы Фонда национального благосостояния... Мы их сейчас размещаем под самые низкие проценты. Да, действительно, мы вкладываем их в устойчивые, надёжные инструменты, но высоких процентов мы не получаем, поскольку основная задача – это обеспечить безрисковое размещение и быстрое получение средств в случае возникновения такой потребности. Сейчас стоит другая задача, сейчас стоит задача повысить уже управляемость этими ресурсами, сохраняя тем не менее устойчивость и обезрискивая вложения, но этим должны заниматься, и во всём мире занимаются, специально созданные структуры, специалисты, которые в ежедневном, ежеминутном режиме отслеживают конъюнктуру на рынках, анализируя рынки и ценных бумаг, и облигаций. Это даст нам дополнительные ресурсы от управления государственными средствами. Это очень важная мера. Мы тоже обращаемся к Вам с просьбой ускорить принятие решения о создании российского финансового агентства, все необходимые документы у нас подготовлены.

И, наконец, последняя задача не по значению, но по порядку, – это улучшение делового инвестиционного климата. Действительно, Владимир Владимирович, Вы обозначили в своём выступлении необходимость выхода России со 120-го на 20-е место в рейтинге условий ведения бизнеса. Целый ряд позиций (на этом слайде видно) относится и к субъектам Российской Федерации, и к Российской Федерации. Красным выделены те позиции, на которых как раз должно сосредоточиться Министерство финансов: это и доступность кредитов (оценка по этим десяти показателям осуществляется в рамках оценки доли бизнеса), это уплата налогов, распространение случаев неплатёжеспособности, защита инвесторов, обеспечение исполнения контракта. По каждой из этих позиций будет разработан план действий и план взаимоотношений с агентствами, которые оценивают Российскую Федерацию по этим показателям, с тем чтобы нам подтянуться по этим параметрам. Кстати, хочу сказать, что большая часть позиций относится к субъектам Российской Федерации. Посмотрите, предположим, открытие бизнеса, регистрация собственности, получение разрешения на строительство, защита инвесторов тоже является вопросом субъектов Российской Федерации, подключение к сетям и так далее. Хочу сказать, что необходимо также, я обращаюсь к субъектам Российской Федерации, необходимо вам обратить внимание на эти темы, и мы как Министерство финансов будем готовы предоставлять поощрительные гранты для тех субъектов, которые реализуют и добиваются наиболее высоких показателей в этих компонентах рейтинга. Именно с двух сторон – и Федерация, и субъекты Российской Федерации должны заниматься этим вопросом, с тем чтобы решить задачу поднятия Российской Федерации с позорного 120-го места.

Ещё несколько вопросов. Министерство финансов готовит новую программу бюджетных реформ на период до 2015 года – это наша приоритетная задача. В рамках реализации этой задачи предстоит изменить принципиальные подходы к определению самой сути госуправления. К сожалению, Владимир Владимирович, мы ещё по-прежнему осуществляем подход хозяйственный, подход хозяина, когда мы любим очень строить, любим иметь большие сети бюджетных учреждений, большие штаты. Если ставится задача какая-то, то мы говорим: для этого нужно построить несколько зданий, для этого нужно разместить дополнительную численность и так далее. Это всё неправильно, это старый, по сути дела, пережиток, старый подход к реализации государственной политики. Сегодня необходимо, исходя из постановки чёткости цели, определить механизмы реализации таких задач в чётко определённых параметрах бюджета, не приводящих к разбалансированности, потому что сегодня стоит задача действительно перейти к эффективному контракту. Что это значит? Это значит, чтобы работники бюджетной сферы, которые у нас сегодня реализуют те или иные государственные услуги, работали более эффективно, не сидели с утра до вечера, заполняли какие-то бланки, а работали, оказывали услуги гражданам. И как раз вопрос реализации эффективного бюджетного контракта подразумевает естественное повышение платы за качественную услугу. Мы говорим о том, что повышение заработной платы, о чем говорилось, в 1,5–2 раза в зависимости от тех категорий работников бюджетной сферы, которые обозначены в программных статьях Владимира Владимировича, необходимо решать не путём уравниловки, не путём повышения всем заработной платы в одном и том же уровне. Нет, тогда не будет никакой эффективности. Наше понимание эффективного контракта заключается в том, чтобы именно эффективность от этого контракта получили наиболее эффективные специалисты, которые наиболее качественно оказывают бюджетные услуги, вот в чём наша задача.

Мы сейчас видим, что субъекты Российской Федерации обращаются к нам за помощью: дайте нам дополнительные деньги, нам необходимо предусматривать средства на повышение зарплат врачам, учителям и так далее. Коллеги, в первую очередь речь идёт, ещё раз повторюсь, не о простом повышении, речь идёт о пересмотре управления отраслью. Необходимо посмотреть, насколько эффективно работает эта отрасль, какие есть ресурсы, какие есть преференции для тех или иных отраслей, сконцентрировать внимание именно на более эффективной оплате труда тех специалистов, которые, по сути дела, тянут на себе эту отрасль, а не тех, которые являются балластом. Здесь вопрос уравниловки просто не может никак применяться, это неправильно, поэтому вопрос о реализации тех задач, которые поставлены в программных статьях как на субъектовом уровне (конечно, значительную часть задач придётся решить), так и на федеральном уровне, должен решаться через новые подходы к организации отрасли. Мы говорим о том, что должны быть новые взгляды на бюджет, которые должны позволять реализовывать задачи без увеличения налоговой нагрузки, без увеличения дефицитов бюджетов, вот наша задача на ближайшие годы. Такую задачу мы ставим перед собой и ставим такую задачу перед финансовыми органами. Именно так, Владимир Владимирович, мы и будем проводить нашу бюджетную политику. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Антон Германович покинул трибуну, а у меня пара вопросиков есть, мы с места подискутируем так. Значит, первый вопрос – по фонду, который вы предлагаете создать и который должен управлять резервами. По вашему представлению, этот фонд должен размещать средства исключительно на международных рынках в финансовые международные инструменты или у него могут быть какие-то другие направления деятельности?

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, речь идёт о двух соображениях. Первое – это создание Российского финансового агентства, которое бы управляло теми ресурсами, резервами, которые у нас сейчас сосредоточены в ФНБ и Резервном фонде.

В.В.Путин: Я понимаю, да.

А.Г.Силуанов: И второе. Мы говорим о том, что в случае если Резервный фонд превысит, по нашим оценкам, 7% ВВП…

В.В.Путин: Да, я видел.

А.Г.Силуанов: …то часть из него мы можем направлять не только в виде вложений в бумаги иностранных государств и так далее, но и в проекты, которые дадут потом отдачу, и это будет правильно.

В.В.Путин: Я это видел, написано у вас здесь, в слайдах было написано: «в том числе на инфраструктурные проекты». То есть то агентство или фонд, о котором вы сказали, по управлению средствами резервных фондов…

А.Г.Силуанов: Да.

В.В.Путин: Предполагаете, что он будет средства вкладывать в том числе и в эти инфраструктурные проекты после наполнения резервных фондов до определённого уровня – 7% ВВП, да? Доходность 7%.

А.Г.Силуанов: Да, такая практика предусматривается.

В.В.Путин: Понятно. Это первый вопрос, а второй связан с этим. Вы думаете, что тратить средства резервных фондов на инфраструктурные проекты можно, исключительно ориентируясь на объёмы накопленных средств, или в том числе это связано с необходимостью уменьшения ненефтегазовых дефицитов в целом по экономике?

А.Г.Силуанов: Мы говорим о повышении просто эффективности использования этих средств.

В.В.Путин: Да-да-да, но после достижения каких-то условий. В эти условия входит снижение до какого-то объёма ненефтегазовых дефицитов?

А.Г.Силуанов: По нашим оценкам, как мы и докладывали, реализация бюджетных правил позволит нам объём ненефтегазового дефицита снизить до уровня порядка 8% ВВП.

В.В.Путин: Нам нужно будет ждать этого снижения до 7% ВВП? Или по мере накопления известного объёма резервов мы будем их тратить на инфраструктурные проекты?

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, это два разных показателя, поэтому…

В.В.Путин: Я понимаю, да.

А.Г.Силуанов: …мы можем накопить уже Резервный фонд и более 7% и начинать его тратить, не дожидаясь, когда объём, не дожидаясь…

В.В.Путин: …снижения ненефтегазовых дефицитов.

А.Г.Силуанов: Да-да, снижения ненефтегазовых дефицитов.

В.В.Путин: До нужных нам параметров.

А.Г.Силуанов: На самом деле мы говорим об использовании средств уже полученных, сконцентрированных в фондах, поэтому здесь, на наш взгляд, нет противоречия.

В.В.Путин: Хорошо. Но я на что хотел бы тогда обратить внимание? Это значит, что Министерство финансов и министр финансов считают, что после достижения определённых объёмов этих резервных фондов мы можем начать потихоньку, аккуратно, разумеется, в перспективные и абсолютно надёжные проекты вкладывать, в инфраструктурные проекты.

Вопрос только в том, с какого параметра мы будем это делать, с какого объёма. Вот министр финансов считает, что после достижения 7%, но я так понимаю, что сейчас коллеги из Министерства экономического развития скажут, что это движение в правильном направлении, а по вопросу этой отсечки мы ещё подискутируем.

А.Г.Силуанов: Есть разные мнения, Владимир Владимирович. Кто-то говорит о том, что сегодня уже надо вкладывать средства в такие проекты.

В.В.Путин: Да-да-да.

А.Г.Силуанов: Мы говорим о том, что мы же не собираемся постоянно копить и накапливать эти ресурсы ради накопления.

В.В.Путин: Я понял.

А.Г.Силуанов: Поэтому говорим: давайте определим безопасную планку, границу в 7%, сверх которой часть из пополнения этих фондов будет направляться в проекты. Мне кажется, это разумная конструкция.

В.В.Путин: Я согласен, я в целом согласен, я просто хотел понять. Я согласен с вами абсолютно, я просто хотел понять логику.

По поводу налогообложения сырьевого сектора. Там в слайдах у вас есть: несырьевой сектор – повышать нагрузку не будем, на сырьевой – ещё посмотрим, можем и повысить. Тоже, конечно, я всё понимаю, в целом мы так и делаем, но здесь нужно быть крайне аккуратным, конечно, мы все с вами это прекрасно понимаем. Это касается и штатов различных учреждений. Антон Германович сказал о штатах так, вскользь, но тем не менее это такой вопрос чувствительный для бюджета всегда всех уровней, федерального тоже. У нас не должно быть только самоцелью механическое сокращение всех штатов. К этому тоже внимательно надо относиться. Где-то надо сокращать, безусловно, в целом надо сокращать, но по некоторым направлениям надо внимательно смотреть просто, я призываю вас к такому серьёзному, немеханическому подходу.

Да, вначале Антон Германович сказал по поводу того, что у нас в структуре наших доходов нефтегазовые доходы постоянно повышаются. Это правда. Но мы понимаем, что это не связано с тем, что у нас деградирует реальное производство, сфера услуг. Кроме всего прочего это связано с тем, что цены на нефть растут быстрее, чем объёмы нашей экономики и сферы услуг. И доходы поэтому у нас в большем объёме появляются. Но что же нам от них отказываться, что ли? Хотя, конечно, тренд на диверсификацию экономики, на то, чтобы к нам доходы поступали из ненефтегазового сектора, мы этот тренд будем сохранять, но, собственно говоря, так и в бюджетных наших проектировках планируется на ближайшие годы. Мы планируем же с вами постоянно снижение доходов от нефтегазового сектора – снижение – и увеличение этих доходов от ненефтегазового. Так ведь, правда?

А.Г.Силуанов: Абсолютно.

В.В.Путин: Вот мы много говорим, и министр сейчас тоже упомянул о совершенствовании межбюджетных отношений. Я в целом целиком разделяю подходы министерства по этому направлению. Я к чему призываю? К тому, чтобы каждый раз оценивать ситуацию с разных сторон. Смотрите, мы вчера обсуждали проблему, связанную с развитием рынка жилья в стране. И участники встречи, прежде всего представители бизнеса, обратили внимание на такие вещи, которые вроде на поверхности лежат, мы так или иначе к ним возвращались, но как-то всё время мимо проходим. Например, некоторые сказали, что вот мы строим и увеличиваем объёмы строительства, но нам всё сложнее и сложнее это делать, потому что муниципалитеты не заинтересованы в увеличении объёмов строительства. Я говорю: как это не заинтересованы? А так! Потому что им за это ничего хорошего не прибавляется. Вот если бы от увеличения количества жителей при строительстве жилья у них увеличивались бы налоги, поступающие в местные бюджеты, то тогда они были бы напрямую заинтересованы, или налог собирали бы с имущества, тогда они бы боролись за каждый такой проект. А сейчас, кроме нагрузки на инфраструктуру и на местный бюджет, ничего не возникает. А мы что, разве не знаем о том, что налоги собираются по месту работы, а не по месту жительства? Знаем же об этом! Я не говорю, что мы завтра должны всё переломать, но возможность сбора налогов по месту работы, если это администрировать проще (а я понимаю, что это проще), и дальнейшего перераспределения по месту жительства – не так сложно сделать. И это тоже не окончательное решение, я просто вас призываю об этом постоянно думать. И в данном случае, конечно, подумать я прошу, мы ещё с министром поговорим и с руководителем Налоговой службы. Но в целом, когда принимаются такие решения по совершенствованию межбюджетных отношений, нужно всегда от реалий жизни отталкиваться.

А.Г.Силуанов: Можно прокомментировать?

В.В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, но местные бюджеты сразу, если построили какие-то жилые комплексы, получают, конечно, налоги. Во-первых, кадастровая стоимость земли возрастает, соответственно и земельный налог возрастает. Это раз. И второе, появляется имущество в этих домах, имущество наших граждан, налоги от которого поступают в местные бюджеты. Поэтому здесь, конечно, наверное, нельзя так, как у Вас на совещании, говорить о том, что местные бюджеты ничего не получают – получают. Кстати, если говорить о переходе к уплате налога с доходов физических лиц по месту жительства, а не по месту работы, у нас эта дискуссия постоянно ведется, и мнение субъектов – где-то половина на половину: половина предлагает это сделать, половина – нет, в зависимости о того, какие это субъекты.

В.В.Путин: Это я знаю и понимаю, ещё раз хочу повторить, что администрировать легче по месту работы, понятно, чем раздавать там по местам жительства. Но можно собирать по местам работы, а потом распределять по местам жительства, можно и так поступить, есть и другие варианты этой техники. Я сейчас ещё раз говорю – это не окончательное решение, но предлагаю подумать и над этим конкретно делом, и над другими вопросами подобного рода при решении вопросов межбюджетных отношений. Что касается того, что вы сказали, – да, налоговая база повышается, но расходы на инфраструктуру повышаются многократно, и повышающиеся налоги от того, что вы сказали, не покрывают всех расходов. Но поговорим об этом ещё, так сказать, в более узком составе.

Наконец, такая философская вещь. Антон Германович (я повторяю, я согласен с тем, что он говорил) упомянул о том, что у нас самый низкий дефицит бюджета за все 20 лет. И я тоже с его подачи и с вашей многократно об этом говорил, и это предмет нашей обоснованной гордости. Но министр финансов упомянул только о том, что мы сверхдоходы, допдоходы, которые получали практически все, направляли в резервные фонды. Ну не все – 10% мы отправили на потребление всё-таки, поэтому он здесь загнул маленько, но это аудитория знает в основном. Но даже не в этом дело, я совсем о другом хотел сказать. Дело в том, что министр финансов, конечно, упомянул об этом инструменте, с помощью которого мы достигли этой цели, но были и другие. У нас самый низкий продовольственный дефицит, понимаете, самый низкий, а это за счёт чего было достигнуто? Это тоже легло в базу снижения общей инфляции – 6,1%. Такая низкая инфляция была достигнута за счёт того, что мы не стали тратить деньги на потребление, а пустили в основном в резервные фонды. Повторю ещё раз, 10% мы всё-таки истратили, но у нас была и самая низкая продовольственная инфляция, а она была за счёт чего достигнута? За счёт того, что мы с вами не пожадничали, дали денег в реальный сектор на поддержку сельского хозяйства. И в самое трудное время двухлетней засухи и мирового финансово-экономического кризиса селян поддержали прямыми деньгами, прямыми – из бюджета. По разным направлениям: на животноводство дали, на растениеводство, на продление кредитов долгосрочных, на новые кредиты и так далее, так далее. Не побоялись, дали эти деньги, и продовольственная инфляция у нас – бум – упала до предельно низкого уровня. И это тоже способствовало общей задаче снижения инфляции. Поэтому это правильно всё, что мы с вами делаем, но всегда нужно смотреть на проблему в совокупности.

И, наконец, в заключение. Антон Германович призвал отказаться от несистемных решений по поддержке отдельных регионов. Антон Германович, обещаю, что прямых резолюций – выдать деньги такому-то региону – больше не буду писать. Но я и так это делаю крайне редко!

А.Г.Силуанов: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Коллеги, я хотел бы от всех финансистов, от всех присутствующих поблагодарить Владимира Владимировича за участие в нашей коллегии. Владимир Владимирович, для нас это очень важно. Поставили задачи, будем их реализовывать, надеюсь, что с ними справимся.

В.В.Путин: Я хочу пожелать успехов и коллективу, хочу вас поблагодарить за прошедшие четыре года совместной работы. Они были очень сложными для страны, для экономики, для финансовой системы. Хочу поблагодарить всех вас без исключения, здесь председатель Центрального банка присутствует – Сергей Михайлович (С.М.Игнатьев). Мы очень много времени за эти годы тоже вместе провели в спорах, в поисках приемлемых решений. Центральный банк очень солидарно работал с Министерством финансов, с Правительством. Всё это дало нам соответствующий результат, которым мы можем гордиться. У нас есть много проблем и издержек, наверное, и ошибки были, но в целом мы можем гордиться результатом нашей работы. Я хочу вам пожелать успехов – и вам, и министру финансов. Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2012 > № 539137 Владимир Путин, Антон Силуанов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2012 > № 539134 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по бюджетным проектировкам на 2013–2015 годы.

Вступительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги, добрый вечер! Наше сегодняшнее совещание фактически даёт старт работе нового бюджетного цикла: мы приступаем к работе над главным финансовым документом страны – над федеральным бюджетом. Уже на следующей неделе проведём комиссию по бюджетным проектировкам, в ходе которой предстоит рассмотреть прогноз социально-экономического развития страны на 2013–2015 годы, а также основные направления налоговой и таможенно-тарифной политики. Сегодня определим общие подходы к подготовке этих документов. Напомню, что именно они должны быть положены в основу проекта федерального бюджета на ближайшую трёхлетку. Мы с вами каждый год, отодвигая на год вперёд, рассматриваем и принимаем основные параметры на три года вперёд, ну и как мы договорились, естественно, в полном объёме на предстоящий год.

Но прежде хотел бы сказать несколько слов о текущем состоянии государственных финансов. Отмечу, что в текущем году несколько улучшилась бюджетная дисциплина. Если за I квартал прошлого года, 2011-го, был освоен 21% бюджетных ассигнований, назначений на год, то в 2012 году это уже 24%. Это говорит о том, что более своевременно начали ведомства выбирать средства, предназначенные на реализацию их программ. По итогам I квартала 2012 года пока зафиксирован небольшой дефицит федерального бюджета – 0,9% ВВП. Связано это, как мы уже отмечали, и Министерство финансов это тоже констатирует, связано с тем, что больше и более своевременно начали ведомства выбирать предназначенные для них средства. Я прошу уделять самое серьёзное внимание дальнейшему обеспечению сбалансированности бюджета. Об этом мы говорили только что на коллегии Министерства финансов.

Все условия для этого, безусловно, есть. Я сказал, что по итогам I квартала есть небольшой дефицит, но уже в марте текущего года доходы федеральной казны превысили расходы, и, судя по всему, такая тенденция в ближайшее время сохранится. Связано это прежде всего с общей позитивной ситуацией в российской экономике: растёт промышленное производство, торговый оборот растёт у нас и, что особенно приятно, – инвестиции в основной капитал, укрепляется торговый баланс страны, в том числе за счёт благоприятных, разумеется, цен на традиционные наши экспортные товары.

По данным Центрального банка Российской Федерации, в I квартале 2012 года экспорт товаров превысил импорт на 61,4 млрд долларов. Это приличный показатель: по сравнению с прошлым годом рост на 27%. Всё это приносит дополнительные доходы в бюджет, как я сказал, которые мы можем сконцентрировать на решении важнейших социальных задач и реализации проектов развития нашей экономики. В этой связи сегодня рассмотрим поправки в действующий федеральный бюджет 2012 года, обсудим направления дополнительных бюджетных расходов, а это будет почти – приблизительно, конечно, поскольку мы только I квартал прошли, но приблизительно это будет 108 млрд рублей.

Примерно четверть этих средств – 24,3 млрд – предполагается направить на обеспечение жильём ветеранов Великой Отечественной войны. Ещё 14,7 млрд рублей планируется выделить на повышение оплаты труда и денежного довольствия сотрудников органов внутренних дел и федеральной противопожарной службы, а также военнослужащих учебных военных центров и военных кафедр при вузах. При реформе денежного довольствия военнослужащих как-то об этой категории подзабыли, похоже. Это должно быть, безусловно, восстановлено, и всё, что положено, люди должны получить, начиная с 1 января текущего года. Необходимо сделать соответствующие перерасчёты.

Отдельно хочу отметить увеличение финансовой поддержки отечественной науки. В Российский фонд фундаментальных исследований и Российский государственный научный фонд дополнительно направим 2,5 млрд рублей. Ещё 2 млрд рублей планируется выделить на сейсмоустойчивость зданий и замену ветхого жилья в республиках Тыве, Хакасии и Горном Алтае, которые пострадали от землетрясения в конце 2011 года. Также 2 млрд рублей предусмотрим дополнительно на поддержку Челябинской области. Эти средства будут направлены на переселение граждан из опасной оползневой зоны в шахтёрском посёлке Роза. Вы знаете, я там был, своими глазами видел, что там происходит: жить в таких условиях невозможно, да и просто опасно уже. Поэтому мы выработали определённые совместные решения с областью. Наша доля должна быть обеспечена, вот эти деньги мы выделим на решение задач, о которых я сказал.

В заключение напомню, что мы приняли решение в этом году расширить число участников программы льготных авиаперевозок для жителей Дальнего Востока. Как раз по просьбе людей, которые живут в этом регионе России, приобретать льготные авиабилеты смогут теперь женщины, которые достигли пенсионного возраста – 55 лет, то есть сразу после выхода на пенсию. Раньше у нас было 60 лет и для мужчин, и для женщин. Чтобы запустить этот механизм, заложим в федеральный бюджет дополнительно 400 млн рублей.

Давайте начнём работать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 апреля 2012 > № 539134 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 16 апреля 2012 > № 539142 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в г. Истре совещание по вопросу развития жилищного строительства.

Стенограмма начала совещания:

Добрый день, уважаемые коллеги! Мы с вами сегодня обсудим важнейшую тему – речь идёт о развитии жилищного строительства в России. Я считаю, что на ближайшие годы, может быть, на ближайшие десятилетия, это должно быть одним из самых важных направлений в деятельности органов власти всех уровней без исключения – и федерального, и регионального, и муниципального. Здесь люди собрались с большим опытом работы в строительной сфере, в экономике. Думаю, что вы разделяете мою позицию, которая заключается в том, что, на мой взгляд, сейчас, имея в виду всю совокупность экономических, административных и других составляющих, в России, может быть, появился исторический шанс кардинально изменить ситуацию в жилищной сфере в стране. У нас для этого сегодня всё есть: и земельные ресурсы, и финансовые, административные наработки. Но, безусловно, нужно предпринять шаги, которые бы позволили энергично и с должным качеством двигаться вперёд. Вот в целом по стране у нас времени уходит на оформление различных бумаг примерно в среднем 2,5 года, а вот Фонд РЖС делает всю эту работу за 11 месяцев. Разница есть? Уверен, что и в деятельности Фонда РЖС многое можно изменить. Я уже сейчас не говорю о других содержательных составляющих, касающихся финансового обеспечения, обеспечения землёй и так далее. Об этом сейчас и поговорим.

Выступая в Государственной Думе на прошлой неделе, как вы знаете, я особое внимание уделил этой теме. Решение жилищной проблемы – это другое абсолютно качество жизни людей в стране, это новые демографические, социальные, экономические перспективы всего российского народа, это гармоничное развитие российских территорий. И ещё. Расчистка строительной отрасли от уже набивших оскомину барьеров станет важнейшим показателем наших усилий по улучшению инвестиционного и делового климата в целом в стране. Я подчеркну, косметических, половинчатых мер здесь, конечно же, будет недостаточно, если мы с вами хотим эффективно решить задачу, о которой говорим сегодня. Прошу всех присутствующих исходить из следующей принципиальной задачи: нам нужно кардинально менять ситуацию. Невозможно мириться с тем, что на согласования, увязки, прохождение инстанций уходят годы, я уже об этом сказал, издержки в конечном итоге ложатся на граждан. В результате, имея все возможности строить много и по доступным ценам, мы свой потенциал эффективно не используем.

Я уже говорил, по-моему, в Думе и на других публичных площадках, по рейтингу Doing Business Россия находится на 178-м месте в мире по условиям ведения бизнеса в строительстве. Куда это годится? Позорище!

Особенно важно поддержать стройку сейчас, когда она восстановилась практически до докризисного уровня. В прошлом году рост ввода жилья составил 6,6%. Сдано 62,3 млн кв. м жилья, что немного уступает лучшему показателю, который был достигнут в 2008 году – там было 64,1 млн кв. м жилья построено. Уже в текущем году нам нужно выйти на уровень порядка 67 млн кв. м, а к 2015 году мы должны строить, как я уже об этом тоже неоднократно говорил, порядка 90 млн кв. м жилья. Это примерно 1,5–2 млн домов и квартир, прежде всего относящихся к самым востребованным сегментам – малоэтажному и современному, удобному, комфортному жилью экономкласса. Разумеется, здесь есть и экономическая проблема: мы с вами знаем, мировой финансовый экономический кризис начался с пузырей в строительном секторе. И нам при увеличении скорости строительства жилья ни в коем случае нельзя повторить те же самые ошибки, которые были допущены в других странах, в Штатах в частности. Никаких ценовых пузырей здесь надувать нельзя ни в коем случае, всё должно быть очень гармонично и в экономике, и на строительных площадках.

Повторю: мы должны дать возможность большому количеству российских семей решить свою жилищную проблему, и выполнение этой базовой задачи не должно упираться ни в административные, ни в бюрократические, ни в коррупционные барьеры.

В 2011 году, по данным Минрегиона, где-то 23% российских семей смогли уже решить свои жилищные проблемы, а в 2004-м было только 9%, то есть в целом мы больше чем в 2 раза увеличили объёмы строительства и передаваемого жилья гражданам.

За последнее время кое-что было сделано, например, застройщики получили право направлять проектные документы не только на государственную, но и на частную экспертизу. В более отдалённой перспективе можно подумать над тем, чтобы вовсе отказаться от обязательной экспертизы, естественно повысив ответственность застройщиков за безопасность зданий и сооружений. Мы с вами знаем, что, несмотря на большое нагромождение всяких требований… – в предыдущие годы мы в этом неоднократно убедились: требований много, а толку мало, потому что и дома падали, и, к сожалению, трагедии были с этим связаны и так далее, поэтому дело не в бюрократических процедурах, дело в целом в здоровой организации этого процесса.

Далее. Принято принципиальное решение об увеличении срока действия технических условий подключения к инженерным сетям и к сетям новых жилых домов, вы знаете об этом. Добавлю, что на рассмотрении в Государственной Думе находятся поправки, призванные оптимизировать процедуры формирования и предоставления земельных участков для строительства. По оценкам Минэкономразвития, это позволит сократить время согласования документов с одного года до одного месяца, а сроки подготовки решений о предоставлении земельных участков – с двух месяцев до десяти дней. Я прошу коллег, которые за это отвечают, держать прохождение этого документа на постоянном контроле и быть в контакте с депутатами Госдумы. Планируется, что данный законопроект будет рассмотрен Госдумой в конце апреля текущего года. Всё это – движение, безусловно, в правильном направлении.

Убеждён: принятые Правительством планы по устранению административных барьеров, утверждению схем территориального планирования, привлечению частных инвестиций в жилищное коммунальное хозяйство, а главное, их полное и точное исполнение в каждом регионе и муниципалитете должны принести ощутимые результаты. В этой связи обращаю внимание руководителей федеральных и региональных органов власти на необходимость неукоснительного и своевременного выполнения мероприятий, предусмотренных этим планом. Вместе с тем сегодня нам нужен системный, кардинальный прорыв в развитии жилищного строительства. Именно поэтому в рамках национальной предпринимательской инициативы мы выделили наиболее проблемные направления и в том числе предложили на площадке Агентства стратегических инициатив с участием самого бизнеса разработать так называемую дорожную карту по улучшению инвестиционного климата в сфере строительства. Сегодня предварительно заслушаем, как идёт работа, чтобы уже на ближайшем заседании наблюдательного совета АСИ принять решения по этому проекту дорожной карты.

Что считаю принципиально важным и на что хотел бы, уважаемые друзья и коллеги, обратить внимание. Первое. Нам нужно ликвидировать условия для того, чтобы вместо одних снятых барьеров плодились новые. Так, к сожалению, у нас частенько бывает. Принимаем, принимаем решения, вроде бы что-то устранили… На следующий день смотришь – на месте устранённых барьеров появляются новые. Фантазия бьёт ключом у некоторых сотрудников административных органов. В этой связи предлагается на федеральном уровне закрепить исчерпывающий перечень административных процедур в сфере жилищного строительства: всякое его произвольное расширение недопустимо.

Что касается регионов и муниципалитетов, организаций жилищно-коммунального хозяйства, электросетевых компаний, то дополнительные процедуры, которые они хотят ввести, должны будут согласовываться в рамках чёткого регламента, чтобы не было всякого рода бюрократической самодеятельности.

Второе. У нас накоплен хороший опыт комплексного освоения территорий под застройку, в этом направлении активно работает и Фонд РЖС. В прошлом году мы посмотрели его комплексную многоэтажную застройку в Кирове, сегодня я посмотрел, как идёт работа здесь, в Истре. Как показывает опыт, проекты реализуются весьма быстро, если слаженно работают все участники строительной цепочки – местные власти, строители, проектировщики и органы строительного надзора, банки, сетевые и инфраструктурные компании. В принципе Фонду РЖС это удаётся делать, всё это координировать. Потому предлагается на законодательном уровне сформировать единый стандарт взаимодействия участников строительных проектов, которые реализуются в рамках региональных жилищных программ: с чётким описанием взаимных обязательств, сроков прохождения процедур согласований, чтобы были заданы базовые рамки – как быстро новый дом должен подключаться к сетям, как банк рассматривает вопрос о кредитовании стройки и так далее, и тому подобное.

Кроме того, считаю, что нужно закрепить обязанность органов местного самоуправления по работе с генеральными планами поселений. Здесь многое пущено на самотёк, к сожалению, вы это тоже хорошо знаете, что тормозит застройку и оставляет место для непрозрачных, так называемых индивидуальных решений по каждому новому объекту.

Третье. Сейчас в каждом субъекте Федерации у нас реализуются региональные жилищные программы. Полагаю, что мы должны усилить поддержку тех регионов Российской Федерации, которые добиваются наилучшей динамики и результатов в развитии жилищного строительства. В настоящий момент в рамках ФЦП «Жилище» предусмотрено у нас, по-моему… – Эльвира (Э.С.Набиуллина – министр экономического развития Российской Федерации), сколько? 21 млрд, да? – на поощрение этих регионов, которые эффективно работают.

Э.С.Набиуллина: Больше чем 21 млрд.

В.В.Путин: Первоначально говорили о 21 млрд…

Д.Н.Козак: 21 млрд – на весь период. На один год – 3 млрд рублей.

В.В.Путин: Вот сейчас, когда мы будем работать… У нас на этой неделе уже будет очередное совещание по бюджетным проектировкам, давайте там это рассмотрим.

Здесь же отмечу, на сегодня главным барьером, сдерживающим темпы строительства, является отсутствие необходимой социальной и инженерной инфраструктуры в зонах жилищной застройки. В этой связи региональные программы нужно, конечно, детализировать. Вот мы сейчас, когда посмотрели этой микрорайон малоэтажной застройки, в машину сели и Борис Всеволодович (Б.В.Громов – губернатор Московской области) говорит: «Там, на схеме-то, красиво всё показано – и детские сады, и другие объекты. А кто это будет всё финансировать?» Я ему говорю: «Субъект». Он говорит: «Нет, мы по военным это делаем, а здесь нам бы хотелось как-то отдельно порешать этот вопрос». Вот всё то же самое, абсолютно – в Петербурге, в Ленинградской области, в Калининграде, на Урале, на Дальнем Востоке, – всё то же самое. Поэтому нам нужно как-то вместе с коллегами подумать и окончательное решение принять.

Безусловно, это очевидный совершенно факт – нам ни в коем случае нельзя допустить ситуации, когда мы будем гнать так называемые метры жилой площади, не обеспечивая их дорогами и социальной инфраструктурой. Мы же не можем там людей оставить без магазинов, без поликлиник, без больниц, без детских садов и без школ - это так часто делалось в прежние времена, но нет необходимости сейчас это делать и не нужно. И не нужно! Поэтому заранее нужно подумать о том, как решать эти проблемы в комплексе.

Далее. Мы говорили о том, что на строительном рынке должны активно действовать саморегулируемые негосударственные организации. Считаю, что нужно активно развивать негосударственный строительный контроль. Заключения таких структур о соответствии построенного объекта требованиям техрегламентов должно быть приравнено к заключениям государственного строительного надзора, при этом ответственность застройщика за качество работы, в том числе финансовая ответственность, должна, безусловно, расти. Будет правильным установить, что строительная компания гарантирует собственникам построенного объекта его полное соответствие требованиям проектной документации.

Пятое. Важнейшее направление – нам нужно обеспечить массовый ввод новых земельных участков в строительный оборот. Считаю, что для этого нужно шире использовать опыт и возможности Фонда содействия развитию жилищного строительства, и в том числе целесообразно подумать о предоставлении ему дополнительных полномочий. Речь идёт о том, чтобы фонд мог проводить работы по формированию земельных участков, их постановке на кадастровый учёт. Сейчас возникает ситуация, когда распорядители некоторых федеральных земель искусственно затягивают их передачу фонду, ссылаясь на то, что у них нет средств, чтобы надлежащим образом оформить границы и провести кадастровый учёт передаваемых участков. Конечно, это дорогая работа, требующая определённого внимания и денег, конечно, это понятно, но если у них самих денег не хватает... А часто и нет желания просто передавать, а есть желание продать эти участки потом. Я не говорю здесь ни о какой коррупционной составляющей, а чисто о ведомственных интересах: желание продать и якобы направить эти деньги на решение проблем ведомств. Эти ведомственные интересы понятны, но нам в данном случае и по данным проектам нужно думать об общегосударственных интересах. Я думаю, что вы, Александр Арнольдович, ваш фонд с этим справится наверняка.

А.А.Браверман (генеральный директор Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства): Да, Владимир Владимирович, у нас есть внебюджетные средства на этот счёт, у нас бюджетных денег нет, и мы готовы этим заняться.

В.В.Путин: Вот и хорошо.

Кроме того, у Фонда РЖС должны быть возможности готовить предложения по быстрому вовлечению в оборот высвобождающихся земель и находящегося на них недвижимого имущества, которые ранее принадлежали военному ведомству. Сейчас Минобороны земли освобождает, но вот до начала их реального строительного освоения в интересах регионов проходит порой недопустимо много времени. Также считаю, что Фонд РЖС мог бы заняться проектами по выводу из городов промышленных предприятий и промзон на новые индустриальные площадки: таким образом и насёленные пункты получили бы дополнительное пространство для развития, и многие транспортные, экологические проблемы решались бы гораздо эффективнее. Разумеется, и здесь я хочу обратить внимание всех собравшихся и прежде всего Бравермана на то, что в этом случае нужно думать заранее об обеспечении людей рабочими местами. Но часто, об этом вы тоже знаете, речь идёт о тех площадках, которые в производственном смысле давно умерли, они не используются, там производства реального уже никакого нет. На сетях сидят, на земле сидят. Поэтому прежде всего надо обращать внимание, конечно, на подобные объекты. И в целом можно заняться этой проблемой, повторяю ещё раз, при безусловном учёте интересов людей, которые работают на этом объекте, если работа ещё продолжается.

Шестое. Уже говорил, нужно развивать рынок арендного жилья. Для этого надо стимулировать создание специализированных компаний, совершенствовать налоговое законодательство, а также реализовать комплекс мер, гарантирующих права долгосрочных арендаторов, чтобы люди, снимающие квартиру, были уверены, что их не попросят освободить жильё в нарушение всех действующих договорённостей. Стабильность должна быть обеспечена. Прошу не забывать и о формировании фонда социального жилья.

В заключение ещё один важный момент. Мы должны самое серьёзное внимание уделить содержанию и ремонту существующего жилищного фонда. В этой связи нам необходимо развивать институт профессиональных управляющих компаний в коммунальной сфере, в том числе предусмотреть механизм страхования ответственности таких управляющих компаний. Кроме того, нужно на законодательном уровне предусмотреть обязательное требование о членстве таких структур в специализированных саморегулируемых организациях.

Для финансового обеспечения планового капитального ремонта жилого фонда на региональном уровне должна быть создана система, обеспечивающая аккумулирование, а главное, сохранность и целевое использование средств, выделяемых из различных источников, в том числе платежей граждан. К сожалению, далеко не во всех субъектах Российской Федерации происходит именно это – деньги с людей собирают, а потом неизвестно где эти деньги гуляют месяцами, а то и годами.

Создание такой системы станет обязательным условием предоставления средств регионам со стороны Фонда реформирования жилищно-коммунального хозяйства, а, как известно, мы приняли решение о продлении программ действия фонда ЖКХ до 2015 года. Но думаю, что и за рубежом 2015 года он будет работать, потому что объём неотремонтированного жилья у нас очень и очень большой, сейчас не буду даже цифры называть, знаю, что в некоторых регионах десятилетиями, лет по 50–60 ничего не ремонтировали. Фонд туда приходит, начинает работать, и это праздник прямо для людей, которые живут в подобном жилом фонде. Так что будем думать о том, как продлить эту работу. Эльвира Сахипзадовна (обращаясь к Э.С.Набиуллиной), мы сейчас будем над бюджетом работать, надо заранее предусматривать эти расходы.

Это то, что я хотел бы сказать в начале. Пожалуйста, слово – Виктору Фёдоровичу Басаргину.

В.Ф.Басаргин: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Нами совместно с экспертами, с институтами развития подготовлены предложения по серьёзному увеличению объёмов жилищного строительства и по снятию административных барьеров. В русле задач, которые поставлены Вами в статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России», скажу, что (Вы уже отмечали) с 2010 года многие проблемы, сегодня сдерживающие строительство, решались Министерством регионального развития совместно с коллегами. Сейчас основными, как мы говорим, камнями преткновения остаются вопросы имущественно-земельных отношений, вопросы, связанные с подключением к сетям и инфраструктуре, недобросовестное исполнение законодательства на всех уровнях – муниципальном, региональном и федеральном уровнях.

В регионах есть своя специфика: Москва, допустим, Краснодар, Санкт-Петербург, другие наши административные центры – бизнес прежде всего волнует обременение, дороговизна инженерной инфраструктуры. В большинстве других регионов, которые меньше строят, барьером являются дефицит как раз этой инфраструктуры, отсутствие стабильного спроса и низкая доступность финансовых ресурсов – это главные проблемы.

Ситуация осложняется и тем, что на федеральном уровне процедуры, регулирующие сегодня строительную деятельность, формируются либо регулируются 12 федеральными ведомствами. В итоге строители, несмотря на запрет в Градкодексе, продолжают ходить по различным федеральным структурам на местах за ненужными, а порой просто дублирующими обязательствами и согласованиями.

В рамках подготовки упомянутого Вами документа, объединяющего все согласительные процедуры, мы с использованием методологии Всемирного банка на базе анализов в 43 городах вышли на перечень минимально необходимых процедур согласований в жилищном строительстве, их сегодня 33. Скажу, что на сегодня этот средний показатель – 100 согласований, а то и более.

Мы назвали этот проект «Нормативный город». В итоге срок выхода на площадку в среднем уменьшится с 946 дней, о которых Вы говорили, до 367, то есть в 2,6 раза сократится. По каждой из сохранившихся процедур отдельно проработаем сокращение сроков и обеспечение прозрачности. Рассчитываем, что этот сводный перечень, Владимир Владимирович, будет закреплён в Ваших первых указах, о которых Вы говорили в Государственной Думе. Такие документы все разработаны и все готовы сегодня.

Есть наработки, причём уже как сократить и эти 30 с лишним процедур до 12, то есть это реально дорожная карта, которая будет в динамике меняться. То есть мы где-то планируем до 180 дней довести всю эту процедуру. Сегодня из 33 процедур 16 связано с подключением к четырём видам сетей. Полагаю, здесь тоже есть поле для оптимизации, и вот с Сергеем Ивановичем (С.И.Шматко) мы уже буквально сейчас тоже обговорили, как действительно все эти процедуры оптимизировать.

Следующее предложение, тоже Вы уже отмечали, – это создать институт персональной ответственности лиц, принимающих решение, то, что мы говорили: главный инженер проекта, главный архитектор проекта, эксперт и, самое главное, инспектор – это тот, кто будет смотреть сегодня за качеством тех работ, которые выполняются. Задействовать в страховании необходимо персональную ответственность и создание публичных реестров и аккредитацию профессионалов – это позволит отказаться от многих излишних процедур контроля.

Зачастую бизнесом воспринимается за барьер конфликт частных и публичных интересов. В этой связи, Владимир Владимирович, мы предлагаем разделить сегодня градостроительное законодательство на законодательство о планировании развития территории и процессуальное законодательство в строительстве, то есть вопросы размещения будут решаться и согласовываться на стадии разработки градостроительной документации, а всё, что касается собственно строительства, – это технический аудит, это в процесс строительства всё будет решаться.

В части организационных мер уже в 2012 году мы предлагаем: первое (и Вы тоже отмечали это) – утвердить стандарты сделок с монополистами, что обеспечит контроль и открытость их заключения, то есть гарантия сбыта в обмен на отмену платы за присоединение, то есть это тоже исчерпывающий перечень всех процедур, что необходимо делать с точки зрения инфраструктурных ресурсоснабжающих организаций. Второе – отрегулировать институт инвестсоглашений, устанавливающий исчерпывающий перечень обязательств застройщика и властей при строительстве. Это тоже всё, что касается административного давления со стороны уже муниципалитетов либо регионов. Третье – ввести институт негосударственного строительного контроля, заключение которого будет разрешением на ввод в эксплуатацию. Вот мы с Леонидом Александровичем (Л.А.Казинец – председатель совета директоров корпорации «Баркли») смотрели, у нас даже ввод в эксплуатацию объекта сегодня занимает 170 дней, поэтому если мы тоже независимый институт здесь введём, то это как минимум полгода экономии.

Следующий по важности вопрос – это земля. Вы отметили, дефицита земли у нас сегодня действительно нет. У нас есть дефицит земли, подготовленной под строительство. До сих пор не завершены разграничение земель, инвентаризация ранее учтённых участков, нет скоординированных графиков времени и порядка обеспечения участков инженерной инфраструктурой. На наш взгляд, необходимо не только усиливать работу Фонда РЖС, но необходимо распространить модель работы Фонда РЖС на региональный уровень, то есть стимулировать создание региональных фондов развития жилищного строительства в регионах. Этот опыт себя зарекомендовал, он у нас есть в Татарстане, в Белгороде и в ряде других регионов, то есть опыт позитивный.

Мы в прошлом году отработали второй уровень реализации федеральной жилищной политики в рамках региональных программ. Этот опыт себя оправдал. Считаем, что надо сделать такие программы обязательными и закрепить их в каждом субъекте, в том числе законодательно. Мы в прошлом году на добровольной основе отработали все эти программы совместно с нашими институтами развития.

В рамках региональных программ мы предлагаем обобщить спрос на участки для индивидуального строительства, то есть собрать все заявления от наших граждан на возможное желание участвовать в индивидуальном строительстве, и меры по бесплатному предоставлению земельных участков для индивидуального строительства, а также формированию резерва участков, требующегося для жилищной застройки в целом на год вперёд.

Далее следует ввести третий, мы считаем, главный муниципальный уровень программ жилищного строительства, основой которых станут генеральные планы поселений и городских округов. При этом необходимо обязать муниципалитеты в течение шести месяцев после принятия генпланов утверждать комплекс мероприятий по синхронизации планов развития естественных монополий с планами развития городов.

Вообще, Владимир Владимирович, с вопиющими фактами столкнулись, когда одним заказчиком утверждается программа развития инфраструктуры и программа развития территории, и эти две программы никоим образом не совпадают. Это абсурд! То есть мы даём инвестиционный тариф, строим инфраструктуру, но она никоим образом не обеспечивает сегодня инфраструктурой жилищное строительство. Мы считаем, что необходимо в течение ближайших шести месяцев полностью ликвидировать такие проблемы.

Считаем целесообразным рассмотреть возможность финансовой поддержки этой работы. Приоритет должен отдаваться комплексному освоению территорий. Для опережающего сегодня инфраструктурного обеспечения участков нужно сформировать так называемый институт земельных девелоперов, вынести формирование участка в отдельный бизнес, не аффилированный с застройщиками, то есть должна быть зафиксирована схема государственно-частного партнёрства по принципу «земля в обмен на квадратный метр».

Застройщик должен включиться в процесс, когда можно полностью рассчитать экономику, то есть на руках документы по планировке территории, участок обеспечен коммуникациями, есть чёткий план по строительству транспортной и социальной инфраструктуры.

Вы говорили по пересчету федеральной целевой программы по стимулированию создания инфраструктуры. Мы считаем, что параллельно необходимо увеличить финансирование инфраструктуры, проектов комплексной застройки. Регионам, успешно реализующим жилищные программы, на каждый строящийся 1 кв. м необходимо обеспечить господдержку. Для этого потребуется порядка 70 млрд рублей. Сегодня все субъекты готовы на каждую 1 тыс. федеральных средств давать 1 тыс. своих рублей. И в этом случае стоимость строительства жилья в соответствии с теми предложениями, которые были у Вас в Вашей статье, сократится на 10–15%.

Такие государственные интервенции на рынке инвестиций могли бы осуществляться в рамках специальной программы ВЭБа либо других каких-то институтов развития по инвестированию в инженерную, транспортную, социальную инфраструктуру. Всё это снимет серьёзное ограничение, позволит прежними силами увеличить площадь участков, на которых ведётся строительство, в 2–3 раза.

И наконец, новые материалы. В прошлом году мы утвердили стратегию развития промышленности строительных материалов. Это было чуть менее года назад. Летом мы обсуждали это у Вас на совещании. Мы проанализировали дефицит по каждому федеральному округу, обеспечили доступность этой информации и сегодня считаем, что каждый может видеть, где необходимо открывать предприятия стройиндустрии. Очевидно, что эта информация будет востребована, но, чтобы не потерять два-три года, на наш взгляд, необходимо до конца полугодия вместе с Федеральной антимонопольной службой провести анализ и принять комплекс мер по демонополизации рынка стройматериалов на 2012 год. Одновременно нужно ввести на 2012–2014 годы контроль роста тарифов на перевозку строительных материалов, потому что сегодня, что называется, загрузил в вагон – уже в 2 раза повысилась стоимость строительного материала. Просто невозможно работать в таких условиях!

Считаем, что дополнительный эффект даст развитие региональных институтов биржевой торговли базовыми стройматериалами. Просто запретить без биржевой торговли в регионах реализовывать строительные материалы – это ещё поможет нам с локальными монопольными рынками бороться. Считаем, эти меры снизят цену стройматериалов на 15–20%.

Чтобы стимулировать рост инновационной активности, мы предлагаем применить ускоренную амортизацию основных фондов и отнесение на затраты инвестиций при внедрении новых технологий. Существующая нормативная база позволит ввести на рынок новые технологии сегодня в течение двух месяцев. Стимулировать предложение жилья и снижать тем самым стоимость будет его приобретение для госнужд только на первичном рынке и только домов, которые сегодня построены по новым технологиям. По нашим обязательствам, по отдельным категориям граждан, Владимир Владимирович, мы до 80%, а то и более тратим на приобретение жилья на вторичном рынке, тем самым просто разогревая, подогревая рынок вторичного жилья и задирая стоимость одного квадратного метра.

Следующий вопрос – где и что нужно строить. Считаем, сегодня как никогда необходима разработка схемы территориального планирования Российской Федерации в части расселения. Что касается второй составляющей - что строить, – более половины жителей России сегодня хотели бы улучшить жилищные условия, но тех, кто даже с помощью заемных средств может сделать это, реально лишь четверть. Это тот показатель, на который мы фактически сейчас вышли, это 24% с небольшим. За их счет кратно сегодня объем жилищного строительства не увеличишь, нужно стимулировать спрос всех уровней, в том числе за счет среднего класса.

Мы выделили три основные социальные группы и исходим из того, что каждая из них требует сегодня своего инструмента реализации жилищной политики. Для социально незащищенных граждан и бюджетников это бесплатное жилье в социальный найм (таковых у нас сегодня 16% от всех нуждающихся), для граждан с доходами выше, чем у первой группы, но не позволяющими купить жилье (это сегодня 53% всех нуждающихся), – арендное жилье за разумную плату, в том числе корпоративная аренда, для граждан с доходами, в перспективе позволяющими купить или расширить своё жилище (это примерно одна треть всех нуждающихся), – это собственное жилье по доступной цене.

Чтобы увеличить объемы обеспечения жильем социально незащищенных граждан, необходимо прекратить сегодня приватизацию жилья. Государство должно предоставлять жилье только в социальный найм или в аренду с возможностью последующего выкупа, причем последующий выкуп мы предусматриваем только для многодетных семей, которые в случае рождения третьего, четвертого, пятого (какую мы установим здесь грань) должно передаваться в собственность этим гражданам.

В.В.Путин: Грань не будем устанавливать.

В.Ф.Басаргин: Значит, с трех, наверное, стартуем. Строительство жилья частными компаниями для последующей передачи в социальный найм возможно при предоставлении бесплатного участка, обеспеченного инфраструктурой, то есть это тоже задача номер один. При условии гарантированной доходности в 10%, при стимулирующем налогообложении такие условия привлекательны для многих инвесторов. Всего, Владимир Владимирович, нам потребуется для решения этой задачи 200 млн кв. м социального жилья. На предлагаемых условиях – мы обсуждали это с застройщиками – инвесторы для таких объёмов строительства найдутся, они придут. Схожую модель можно применить для строительства арендного жилья. С учётом масштаба задачи (а спрос на арендное жильё может составить до 700 млн кв. м) целесообразно сформировать единого государственного заказчика на рынке жилья для госнужд – государственную жилищную корпорацию – либо посмотреть, как это трансформировать за счёт наших сегодняшних институтов развития. Для развития корпоративной аренды мы предлагаем поддержать хозяйствующие субъекты, формирующие арендный фонд для своих сотрудников, полагаем разумным разрешить относить затраты на аренду жилья для сотрудников на себестоимость производимой продукции. Для лиц с доходами выше средних необходимо создать новый доступный продукт, например, массовое строительство малоэтажного жилья (мы тоже по этому поводу разговаривали с ассоциацией) по цене от 2 до 3 млн рублей на семью. Для концентрации ресурсов на формирование этого продукта предлагается создать стандартный пул финансовых льгот для банков, страховых компаний, хозяйствующих субъектов и покупателей жилья, готовых участвовать в реализации государственных проектов. Основным инструментом должно стать снижение ставки ипотечного кредитования, это можно достичь только при следующих условиях. Первое – обеспечить выдачу ипотечных кредитов с начальным платежом выше 30% без резервирования средств в Центральном банке, это сделает цены ипотечного кредита на 3–4% ниже коммерческого, то есть порядка 8% годовых.

Второе – мы считаем, что необходимо создать государственный банк жилищного строительства, причём госвложения в новую структуру должны быть возвратными. Третье – мы считаем необходимым зафиксировать маржу банка-оператора в 0,5%. У нас в этом году ситуация была такая, что мы не выбирали деньги из ВЭБа, так называемые льготные деньги, когда ВЭБ давал банку-оператору деньги под 3–4,5%, а наши застройщики получали эти средства как коммерческий кредит от 11 до 17%, поэтому мы считаем, что банку-оператору необходимо зафиксировать маржу в 0,5%.

Четвёртое – стимулировать региональную программу льготного ипотечного кредитования для групп населения, связанных с приоритетами государственной политики, – это молодые семьи, сельские учителя, врачи. Необходимы программы, обеспечивающие пятипроцентную ставку по ипотеке. С Александром Николаевичем (А.Н.Семеняка – генеральный директор ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию») мы такие продукты разработали, но при условии доступности финансовых ресурсов, при условии гарантии государства мы действительно можем на этом уровне выдавать ипотечный кредит. Всё это увеличит долю граждан, способных купить жильё самостоятельно или при помощи ипотеки, до 35%. По нашим расчётам, в целом предлагаемый комплекс мер обеспечит доступность нового жилья для 60% семей, формируя при этом качественно новый образ жизни при сбалансированном развитии территорий за счёт создания социальных перспектив. Чтобы предлагаемые меры не оказались в компетенции различных министерств и ведомств, как это имеет место сейчас, необходимо решение о формировании единого государственного института, устанавливающего правила игры в сфере строительства. Будет единый центр принятия решений, будет и единый центр ответственности. Нужно использовать послевоенный опыт Германии, где создание такого органа и государственная поддержка строительного сектора в размере 30–50% от общего объёма инвестиций позволили решить жилищную проблему в несколько лет. Считаем, что все эти меры помогут активно развивать строительную отрасль. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Спасибо. Только нужно, чтобы все эти предложения, во всяком случае самые ключевые из них, не на бумаге просто у вас остались, а были реализованы в документах Правительства и возможных документах Президента.

В.Ф.Басаргин: Мы часть уже сформировали, для того чтобы действительно это вошло в первые Ваши документы.

В.В.Путин: Хорошо. Эльвира Сахипзадовна, пожалуйста.

Э.С.Набиуллина: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я хотела бы остановиться на нескольких вопросах, связанных с предоставлением земельных участков под жилищное строительство. Здесь есть несколько проблем, и я сначала назову эти проблемы, а потом меры, которые мы сейчас разрабатываем, для того чтобы эти проблемы разрешать.

Первое. Это недостаточный объём предоставления земельных участков на торгах. В прошлом году на аукционах было предоставлено местными органами власти всего 3 тыс. участков под жилищное строительство. Это, конечно, капля в море для такой большой страны, как наша.

Второе. У нас отсутствуют процедуры как раз предоставления земельных участков без торгов, но для жителей сельской местности, для тех, кто ведёт крестьянско-фермерское хозяйство, где, по сути дела, нет спроса на землю и нет процедур, как мы можем предоставить людям участки под индивидуальное жилищное строительство.

Третье. У нас значительный объём неиспользуемых земель федеральных учреждений и предприятий – не только федеральных, но я прежде всего говорю о федеральных, которые не используются, находятся либо в городах, либо поблизости от городов и сдерживают развитие городов.

И четвёртое. У нас в собственности земель очень большая доля именно федеральных земель, которые сдаются в аренду и продаются без торгов собственниками тех зданий, которые стоят на этих земельных участках. Соответственно, у муниципалитетов нет никакой мотивации для того, чтобы эти земли пускались в оборот, они в федеральной собственности. Какие меры мы предполагаем принять? Сейчас законопроект обсуждается ко второму чтению по этим направлениям.

Первое – по увеличению объёмов земельных участков, выставляемых на аукционы. Сейчас это предоставление участков на аукционы сдерживается, по сути, тремя факторами. Первое – отсутствие средств на обустройство инфраструктуры; второе – отсутствие утверждённых документов по планировке территории; третье – возможность у муниципалитетов передавать эти участки не на торгах, а иным образом, не на жилищное строительство, а на разные другие цели. Поэтому мы предлагаем установить запрет на предоставление участков без торгов и оставить без торгов предоставление участков только под линейную инфраструктуру: транспортную, энергетическую, социальную. При этом дать право гражданам и юридическим лицам, предприятиям обращаться с заявлением о проведении торгов, обязав при этом органы местного самоуправления выставлять эти участки на торги в течение трёх месяцев. Это легко сделать, если участок учтён и введён в земельный кадастр. Но даже если он не откадастрирован, что называется, у нас заявители могут за свой счёт (бизнес может себе это позволить) провести кадастровые работы – они для бизнеса могут быть не очень обременительными – и тоже включить этот срок, три месяца, по заявлению выдавать на торги. Это первое направление.

Второе направление – это меры по обеспечению земельными участками граждан, которые проживают в сельской местности. Для того чтобы стимулировать молодых специалистов для переезда в сельскую местность, предлагается возможность предоставлять земли без торгов для индивидуального жилищного строительства, ведения фермерского хозяйства, ведения личного подсобного хозяйства. Но для того, чтобы не было злоупотребления, предлагается на пять лет эти участки давать в безвозмездное пользование, затем с правом переоформления в собственность. При этом дать права субъектам Федерации установить перечень муниципальных образований, где такое может осуществляться (потому что по большим городам, крупным населённым пунктам это делать смысла нет), и категории получателей, профессии, которые могут претендовать на такое льготное предоставление земель.

Теперь по использованию, по сути дела, заброшенных земель федеральных предприятий, учреждений. Это и земли обороны и безопасности, и земли сельхозназначения, и земли промышленности, которые прямо в центре городов находятся. Мы предлагаем ввести внесудебный порядок изъятия неиспользуемых земель у государственных унитарных предприятий и государственных учреждений. Сейчас у нас пока существует только судебный порядок, и это очень длительная процедура, с этим очень тяжело идти.

И четвёртое направление – это действительно важнейшее направление: как создать экономическую мотивацию у органов местного самоуправления для того, чтобы они пускали землю в оборот и обустраивали транспортные, социальные инфраструктуры. До 2005 года у нас земельные участки под предприятиями, которые приватизировались из федеральной собственности, оформлялись в федеральную собственность. И в некоторых сейчас муниципальных органах доля федеральных земель превышает 50%, то есть муниципалитеты практически не могут распоряжаться ресурсом земли, который у них находится. Мы предлагаем передать муниципалитетам все федеральные земли, которые используются исключительно в целях получения дохода от аренды или продажи и не зарезервированы под федеральные нужды…

В.В.Путин: Так, чтобы они там только не застряли, на другие нужды, кроме строительства. Нужен какой-то порядок - такой, чтобы передали, но были бы уверены в том, что земли будут дальше использованы для целей жилищного строительства.

Реплика: Целевым назначением.

В.В.Путин: Ну, может, да.

Э.С.Набиуллина: С одной стороны, целевым назначением возможно. Сейчас я скажу тоже о том, как, на мой взгляд, мы можем мотивировать муниципалитеты. Но при этом, если мы передадим федеральные земли на муниципальный уровень, мы оценили предварительно выпадающие доходы, потому что сейчас Федерация получает доходы от аренды – это около 5 млрд рублей. Но, по сути дела, это будет тот ресурс, который мы передаём муниципалитетам для обустройства инфраструктуры. И мне кажется, это правильнее, чем они будут получать субсидии вместо того, чтобы распоряжаться тем ресурсом, который у них есть. Лучше дать им в данном случае этот ресурс. При этом, мне кажется, действительно перспективно – я здесь поддерживаю Виктора Фёдоровича (В.Ф.Басаргин) – создавать на уровне регионов, муниципалитетов похожие структуры, как у Александра Арнольдовича (А.А.Браверман), для работы с земельными участками. И, конечно, у муниципалитетов нужно создать и мотивацию получения доходов от этой собственности. И мы уже предлагали, что доходы от недвижимости должны идти в муниципалитеты, и считаем очень перспективным. Сейчас. вопросы в Правительстве у нас обсуждаются о том, чтобы налог на доходы физических лиц всё-таки уплачивался не по месту работы, а по месту жительства, и тогда муниципалитеты будут заинтересованы развивать свою доходную базу. Такой законопроект мы подготовили, он сейчас проходит дообсуждение ко второму чтению со специалистами.

Хотела сказать, что единственное затруднение возникло: нам надо будет привести в соответствие с новой редакцией Гражданского кодекса этот законопроект, он внесён. Эту работу постараемся в максимально быстрые сроки сделать.

Ещё одна тема очень важная, и она, может быть, очень дискуссионная. Хотела бы её поднять. Мы подготовили законопроект, который отменяет деление земель на категории. Это такой у нас давнишний традиционный институт. Напомню, что у нас введение категорий земель было обосновано тем, что мы хотели, с одной стороны, ограничить бессистемную застройку территорий (только в соответствии с категориями), защитить и сохранить сельхозугодия, защитить земли лесного фонда и особо охраняемые природные территории. Что касается особо охраняемых природных территорий, у нас уже существует отдельный закон и там эти вопросы регулируются. Что касается земель лесного фонда, считаем, что в законопроекте мы могли бы вопрос об изменении границ лесного фонда, не облегчая требования и сохранив, оставить.

И по землям сельхозназначения. Категория земель сельхозназначения, по сути дела, не решает проблему. Мы видим, как земли сельхозназначения бессистемно застраиваются, даже не меняя категорий. И при этом особо ценные земельные участки, нужные для сельского хозяйства, никак не отделяются от тех, где можно вести какое-то строительство. Поэтому, на наш взгляд, вот сейчас в категории земель сельхозназначения мы не решаем проблему. Мы предлагаем ввести отдельную, действительно такую отдельную категорию – это особо ценные сельхозугодия, которые мы должны сохранять в стране и для поддержания продовольственной безопасности. А по остальным установить регламент, в том числе возможности застройки и дорогами, и постройками сельскохозяйственными, зданиями для сельхозназначения, и ввести определённый регламент.

Но уйти от того противоречия, которое у нас есть сейчас… У нас есть деление земель на категории, а Градостроительным кодексом предусмотрено зонирование, зонирование с разрешённым использованием земель. И на самом деле везде разные совершенно, по-разному распределены полномочия между органами власти, и получается такая мутная вода, в которой понятно, кто ловит рыбу. И в своё время, с одной стороны, мы ужесточали перевод земель из одной категории в другую, по федеральным землям нам надо даже решение Правительства, но это, по сути дела, административный барьер для нормального строительства. Как только мы упрощаем, то возникают проблемы. На наш взгляд, нужно идти именно по развитию темы правового зонирования. При этом оно должно быть достаточно детальным, контролируемым, чтобы бизнес, приходя, понимал, что можно строить, что можно делать на той или иной территории, и просили бы поддержать такой подход по отказу от категорий.

Следующая тема, которая, на наш взгляд, тоже может облегчить строительство инфраструктуры (для любых целей, для жилищного строительства или не жилищного строительства): для того чтобы нам сейчас строить инфраструктуру инженерную, прокладывать линии связи, нужно выделять отдельно земельный участок. Иногда это с изъятием (это достигает пяти лет, чтобы изъять земельный участок, потом построить инфраструктуру), иногда это без изъятия: на существующем участке вы выделяете отдельный участок у собственника и передаете в аренду – это занимает до трёх лет. Это большие затраты и по деньгам, и по времени, я уже сказала, и по сути, дела тормозит застройку инфраструктуры. Мы предлагаем всё-таки вводить нормальный институт сервитутов, когда нет необходимости формировать отдельный земельный участок с изъятием и предоставлением, а можно определить зону ограниченного использования этого участка у собственника и заключить соглашение о возмещении убытков. На наш взгляд, тогда срок оформления земель под строительство инфраструктуры может сократиться до трёх месяцев, а стоимость оформления – до 12 раз. Просто сейчас мы видим примеры, как вот по линии связи мы смотрели, что построить занимает месяц, а оформить земельный участок – пять, три года... Нам бы с этим надо что-то делать. Сервитут во многих странах развит, и если бы его развить, на наш взгляд, это тоже будет существенно.

Следующее направление, и тоже отдельный законопроект, касается проведения аукционов по продаже земельных участков с целью понижения цены квадратного метра жилой площади, то есть чтобы у нас земельные участки… Чтобы победителем был тот, кто предложит меньшую стоимость квадратного метра жилой застройки. И делается отдельно законопроект для работы фонда Александра Арнольдовича (Бравермана)… Но мы считаем, что надо распространять не только для земель фонда, а и в целом для земель – на наш взгляд, это будущее.

И ещё одна тема, которую представители строительного бизнеса очень активно поднимают, в том числе связанная с предоставлением земельных участков. У нас значительная часть земельных участков не откадастрирована, не попала на учёт. У нас сейчас в земельном кадастре 60 млн земельных участков, из них 30 млн – с неточными границами, то есть это то, что было сделано до 2000 года, и не проводилась процедура нормального согласования границ с соседями, и по сути дела, очень тяжело с этими земельными участками, в том числе осуществлять сделки, и даже приведение в соответствие, выстраивание точных границ может потребовать 30 млрд рублей. Почему я называю эту сумму? Не к тому, чтобы её выделять и срочно проводить такие точные границы, но сейчас звучат предложения о том, что мы должны каким-то образом отказаться от заявительного принципа постановки земельных участков на учёт. Сейчас у нас потенциальный правообладатель может поставить на учёт, может не поставить, может зарегистрировать свою собственность, может не зарегистрировать, обязательности такой нет, поэтому поставить его на учёт, описать земельный участок (то, что в других странах делалось столетиями, поэтому у них кадастры сформированы) – это большие затраты. Если мы хотим эти земли (это земли не только частных собственников, но и муниципалитетов, учреждений, предприятий) вовлечь в оборот, их нужно в первую очередь поставить на учёт. Предлагается либо заставить правообладателей, в том числе ФГУПы, МУПы, поставить их на учёт и потратить соответствующие деньги (они будут большие), либо это будут муниципалитеты, но тему действительно нужно каким-то образом решать, потому что если этот заявительный принцип будет, у нас долго эти участки не будут стоять на учёте. На мой взгляд, на правообладателей, на граждан, на бизнес, наверное, это не совсем правильно возлагать, потому что, когда у них появлялось основание для собственности, они ещё не представляли, какие у них будут вменённые затраты по её оформлению, но это тоже обсуждаемый вариант.

Второй вариант, конечно, – совместить с передачей доходных источников муниципалитетам (потому что это их доходный источник) и дать им право и где-то, может быть, обязать оформлять эти участки, учитывать, для того чтобы им в том числе платили налоги с этих участков. Вот этот вопрос сейчас обсуждается специалистами, на наш взгляд, нужно либо тот, либо другой вариант принять, мне ближе второй вариант.

В.В.Путин: Ещё раз его скажите.

Э.С.Набиуллина: Первый вариант...

В.В.Путин: Нет-нет, вот второй вариант какой?

Э.С.Набиуллина: Второй вариант – чтобы муниципалитеты имели право учитывать, описывать земельные участки, правообладателями которых они даже не являются, те, которые могут находиться в правообладании (здесь о собственности нельзя говорить, потому что собственность не зарегистрирована) частных лиц, компаний как будущий объект налогообложения, чтобы они могли провести за свой счёт описание этого участка и постановку его в кадастр. Но это будет стоить денег, это нужно будет определённый соответственный график иметь.

В.В.Путин: Они скажут, что у них нет денег, вот и всё, и всё это встанет.

Э.С.Набиуллина: Скажут, но здесь что курица, что яйцо: у них деньги не появятся – не появится объект налогообложения, пока они его не учтут. Когда мы им передаём доходы, налоги на недвижимость…

В.В.Путин: А для собственников, вы считаете, это слишком дорого и обременительно?

Э.С.Набиуллина: Для граждан это дорого. Может быть, подумать о юридических лицах?

В.В.Путин: О юридических лицах.

Э.С.Набиуллина: Тогда будет неравенство.

В.В.Путин: А для граждан почему дорого?

Э.С.Набиуллина: Потому что оформить земельный участок – это не просто справку получить. Это надо вызвать кадастрового инженера, который ваш участок померяет, согласует…

В.В.Путин: А почему бы нам не субсидировать эту работу?

Э.С.Набиуллина: Это тогда тоже бюджетные деньги.

В.В.Путин: Какие это бюджетные деньги?

Э.С.Набиуллина: Я назвала цифру 30 млрд – это только по тем участкам, которые уже есть, которые надо уточнять. А объём неучтённых участков мы даже не знаем, потому что они не учтены. Мы не можем себе представить этот объём, не можем сделать такую оценку, к сожалению. Но это десятки миллиардов рублей – не меньше.

В.В.Путин: Вы уверены, что это именно такие деньги? Потому что это, как мы во многих других сферах делали – в образовании, в здравоохранении, – мы на муниципалитет перевешиваем проблему, а там ничего не решается. Потом мы смотрим, как в течение 10 лет всё приходит в упадок, а потом начинаем создавать какие-то федеральные программы. Первичное звено здравоохранения начинаем поддерживать, школы, потому что там всё в плохое состояние приходит быстро. У муниципалитетов нет денег. Нам или всё равно им нужно давать деньги на это, или подключать собственников и частично субсидировать. Второй вариант даже будет дешевле, потому что собственники хоть частично будут вкладывать деньги в эту работу, те, кто заинтересован в том, чтобы оформить эту землю.

Э.С.Набиуллина: Может быть, тогда надо будет сосубсидировать каждого человека.

В.В.Путин: Почему человека? Субсидировать саму организацию.

Э.С.Набиуллина: У нас много собственников – физических лиц.

В.В.Путин: Я понимаю, но просто для них сделать пониженную ставку и всё. Вот сейчас В.Ф.Басаргин выступал и сказал, что для банка, который занимается этим видом деятельности, нужно норму 0,5%. Я не говорю, что это справедливо, я просто слушаю так, на приём. Может быть, этого мало. Но подумать в этом направлении, как-то ограничить – можно, особенно если мы помогаем здесь финансовым учреждениям. А мы им помогаем, и здесь можно тоже частично субсидировать поставщика услуг.

Э.С.Набиуллина: Мы проработаем этот вариант, хотя, на мой взгляд, субсидирование всегда лучше давать потребителю, который покупает эту услугу, потому что иначе будет завышение стоимости, но мы проработаем как вариант…

В.В.Путин: Хорошо, так можно.

Э.С.Набиуллина: Можно.

В.В.Путин: Так можно, согласен, но нужно просто будет… Это сложнее – каждого…

Э.С.Набиуллина: Администрировать каждого…

В.В.Путин: Администрировать сложнее, но первый вариант проще администрировать. Вы правы, субсидии съедят и сделают всё не так, как нужно. По разным путям можно пойти, но просто нам зависеть от муниципалитета, мне кажется, опасно, у них не будет денег. Или всё равно придётся давать им деньги из федерального бюджета. Что так давать, что так давать. Нужно просто выяснить, где эффективнее. И во втором варианте всё-таки соплатёж собственников будет хоть какой-то.

Э.С.Набиуллина: Я здесь исходила из экономической мотивации, потому что когда мы гражданина или компанию стимулируем, для того чтобы они оформили свою собственность, – если они её не хотят продавать, у них от того, что они её оформят, никакой выгоды нет, а у муниципалитета, если он оформит эту собственность, есть выгода, потому что он налогообложение получит… Это в теории правильно, я понимаю, но…

В.В.Путин: Эльвира, но если человек не хочет продавать, вы же его не заставите, после того как муниципалитет оформил? У нас же…

Э.С.Набиуллина: Мы с него налоги сможем взять…

В.В.Путин: Да.

Э.С.Набиуллина: И с ФГУПа, если он, ФГУП, оформил неиспользованную землю, мы можем изъять по административной процедуре…

В.В.Путин: Я понимаю, но у нас же с вами в данном случае основная цель не фискальная, а развитие строительного рынка.

Э.С.Набиуллина: Согласна.

В.В.Путин: Подумайте ещё, ладно?

Э.С.Набиуллина: Да.

В.В.Путин: Извините, что перебил.

Э.С.Набиуллина: Если можно, ещё несколько комментариев к выступлению Виктора Фёдоровича (В.Ф.Басаргин). Прозвучало, что мы как раз субсидии должны регионам давать на каждый метр построенного жилья. Мне кажется, если давать субсидии, то не на квадратный метр, а всё-таки на социальную, инженерную инфраструктуру, потому что иначе квадратные метры будут строить в ущерб сбалансированному развитию городов – то, о чём Вы говорили – без инфраструктуры.

И я бы также воздержалась просто из экономических причин от запрета внебиржевой торговли строительными материалами, потому что есть строители, которые привыкли работать с поставщиками, качество материалов они каким-то образом гарантируют. Вот что надо развивать – это точно конкуренцию в стройматериалах. Мы видели, какая ситуация с цементом была, когда не было...

В.В.Путин: А как? Я так понимаю, что Басаргин считает, что по-другому нельзя развивать конкуренцию. А как?

Э.С.Набиуллина: У нас уже сейчас... Я как раз ситуацию с цементной отраслью хотела привести в пример. Перед кризисом у нас очень росли цены на цемент, и тогда были многие проекты по созданию новых цементных заводов. Потому что цементный завод надо построить, но инвесторы отреагировали, что есть недостаток цемента, растут цены, поэтому можно туда вкладывать. А временно, для того чтобы была конкуренция, мы тогда снизили таможенные пошлины, цена пошла вниз, но при этом развивалось производство цементных предприятий, даже в условиях кризиса многие компании модернизировались. И потом, не все строительные материалы являются биржевым товаром: биржевой товар должен быть с одинаковыми характеристиками. Это не совсем правильно. Просто давать возможность строить… Сейчас во многих регионах открываются заводы со стройматериалами.

И ещё по предложению Градкодекс разделить на два кодекса – на строительный кодекс и кодекс пространственной организации. Я бы тоже не стала это делать. Мы можем вносить изменения в законодательство, но всё-таки кодекс – это ключевая вещь, когда бизнес привыкает к основным нормам, а когда мы постоянно меняем… У нас три кодекса, между ними будут противоречия: Земельный кодекс, Градостроительный кодекс и кодекс пространственной организации. Может быть, нам всё-таки стоит остановиться на наших кодексах, довести их до ума, не делать новый.

Всё, спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги! В заключение ещё раз хочу сказать то, что нам и так с вами хорошо известно, а именно: вопрос обеспечения жильём относится к одному из фундаментальных оснований, на котором должно строиться общество социальной справедливости. Это одно из фундаментальных оснований, стоя на котором человек чувствует себя защищённым, расширяет горизонты планирования семьи и так далее, и тому подобное. Кроме всего прочего, это очень мощный стимул развития всей экономики – строительная отрасль, – потому как она, как известно, сама по себе генерирует рабочие места в смежных отраслях. В общем, это большая, очень важная задача, перед которой стоит вся страна и которую мы, ещё раз хочу это подчеркнуть, в состоянии с вами решить, во всяком случае принципиально изменить ситуацию в ближайшие 7–10 лет, это совершенно очевидно. Нужно только всем вместе эффективно собраться, работать, выстроить систему, улучшить корпоративные процедуры, государственное регулирование, муниципальное, региональное, выстроить скоординированную работу. Сейчас об этом очень предметно, профессионально все здесь присутствующие говорили и сделали свои предложения, на мой взгляд, очень интересные и абсолютно правильные. Нужно все это структурировать, и – я обращаюсь уже к своим коллегам из Правительства – подготовить в виде как минимум двух документов. Это в проект указа Президента заложить, и с тем, чтобы потом, исходя из тех положений, которые будут в указе, можно было бы Правительству следующего созыва прямо в своих правительственных актах сделать следующие необходимые шаги на уровне исполнительной власти. Таким образом, мы бы отрегулировали нормативную базу, начали бы работать уже в новых условиях.

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю беседу, она была, на мой взгляд, очень предметной и чрезвычайно полезной. Спасибо вам большое.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 16 апреля 2012 > № 539142 Владимир Путин


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 13 апреля 2012 > № 539143 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин принял участие в заседании Генеральной ассамблеи АНОК.

Выступление В.В.Путина:

Уважаемый президент Международного олимпийского комитета, уважаемые дамы и господа! Позвольте мне вас всех сердечно поприветствовать в Москве. Для нас большая честь, что в Москве собралось столько мировых лидеров спорта – и президентов национальных олимпийских комитетов, и министров спорта. Это действительно ещё раз подчёркивает, что наша страна представляет определённый интерес для спортсменов и для организаторов спорта. И нам кажется, это не случайно, потому что мы действительно, как президент Рогге (Жак Рогге – президент Международного олимпийского комитета) сказал, многое делаем для развития спорта и поддержки олимпизма. Но сегодня, я знаю, произошло важное событие – я хотел бы поздравить Его Высочество шейха Аль-Сабаха с избранием на пост президента Генеральной ассамблеи.

В международном спортивном сообществе господин Аль-Сабах – человек известный и уважаемый, искренне увлечённый спортом и многое сделавший для его развития. Не сомневаюсь, что многолетний опыт работы не только в спортивной сфере, но и в области государственного управления, дипломатии, обширные личные контакты с ведущими международными и региональными структурами позволят нашему уважаемому коллеге эффективно решать стоящие перед ним задачи. Ценности олимпизма, возрождённые Пьером де Кубертеном, стали неотъемлемой частью истории и культуры современной цивилизации, оказали самое серьёзное влияние на формирование философии современного мира, определив этические принципы, интересы и принципы воспитания миллионов людей.

Россия, которая в ноябре прошлого года отметила 100-летие своего участия в олимпийском движении, понимает всю значимость гуманитарной миссии спорта, его колоссальную роль в жизни каждого, отдельного человека и целых стран. Нужно признать, что современный этап развития цивилизации, к сожалению для всех нас, далёк от стабильности. Региональные конфликты, социальная, этническая, религиозная нетерпимость – все эти явления грозят глобальными рисками. И тем более велико значение олимпизма, пропагандирующего толерантность и дружбу, принципы честной игры и взаимного уважения. Это та сила, которая действительно может сделать наш мир более гуманным, более справедливым и более открытым.

И я ещё раз хотел бы обратиться к залу - в этом зале сегодня собраны со всего мира люди, которые работают на эти благородные цели. Ситуация действительно сложная, мы с вами это знаем очень хорошо. И на мировых финансовых рынках неспокойно. Сложное экономическое положение стран напрямую затрагивает и спортивную сферу, но мы убеждены, что, несмотря на всё, что мешает развитию спорта, олимпизма, всё это будет преодолено. При грамотном, разумном подходе эти сферы, такие сферы, как спорт, культура, должны, могут и будут катализаторами экономического роста и развития.

В эпоху перемен для международного олимпийского движения особенно важно находить адекватные ответы на вызовы времени. Современные тенденции мирового спорта требуют не просто взаимодействия, а объединения усилий спортивных организаций и государств. Нам нужно совместно бороться против таких негативных явлений, как допинг и распространение запрещённых препаратов, манипулирование спортивными результатами и незаконные тотализаторы. И конечно, нужно бороться с агрессивным поведением тех, кто якобы любит спорт. Убеждён, формирование единых правил, общих подходов к организации спортивной деятельности сегодня должны стать лейтмотивом для государственных и общественных структур, занимающихся развитием физической культуры.

Россия со своей стороны готова принять в этом самое активное участие. Мы разделяем мнение, что уровень вовлечённости людей в занятия спортом отражает качество социальной политики государства, показывает, насколько ответственно оно относится к своим гражданам и к их здоровью, по большому счёту - к судьбе будущих поколений. Создание устойчивой системы массового спорта, строительство достаточного числа спортивных сооружений, обеспечение их доступности, повышение роли физической культуры в образовании и воспитании сегодня являются приоритетом для очень многих стран мира, и Россия здесь, безусловно, не будет исключением. Наша цель – добиться, чтобы к 2020 году не менее 40% наших граждан регулярно занимались спортом, вели здоровый и активный образ жизни. Уверен, мы этого добьёмся.

За последние годы Россия сделала в этой сфере большой, ощутимый рывок вперёд. У нас появились новые программы, причём программы и детского, и юношеского спорта, комплексная система соревнований для всех возрастов и для всех социальных групп. Мы активно создаём инфраструктуру спорта, обеспечиваем её современной материально-технической базой. Отмечу, что сегодня в России ежегодно открывается порядка 5 тыс. новых спортивных сооружений.

Наши усилия по достоинству оценены и Международным олимпийским комитетом. Здесь господин Рогге ( Ж.Рогге – президент Международного олимпийского комитета) уже упоминал, что у нас пройдут такие крупнейшие соревнования, как первенство мира по лёгкой атлетике, недавно мы провели первенство мира по фигурному катанию, намечается проведение первенства мира по футболу, первенство мира по хоккею с шайбой, наконец, Универсиада в Казани и зимние Олимпийские игры в городе Сочи в 2014 году. Сделаем всё, чтобы эти и другие соревнования, которые международная спортивная общественность поручит провести России, были проведены на самом высоком организационном уровне.

Мы знаем, что многие из вас впервые приехали в Россию, уважаемые дамы и господа, и хотим, чтобы ваше знакомство с нашей страной было максимально полным, чтобы ваша плодотворная работа дополнилась яркими, незабываемыми впечатлениями. Я обратил внимание на то, что сегодня было сказано по поводу избрания в Москве лидеров международного спортивного движения. Господин Рогге был избран в Москве. Сегодня господин Аль-Сабах (Ахмад Аль-Фахад Аль-Сабах – исполняющий обязанности президента АНОК) был избран в Москве. Приезжайте к нам почаще: Москва приносит удачу. Спасибо большое за внимание!

<…>

Я хочу вас всех пригласить на те международные спортивные форумы, на крупные соревнования, которые будут проходить в нашей стране, – и на чемпионаты мира, и тем более - на Олимпийские игры. Думаю, что вам будет интересно, и ваши спортсмены, так же как и наши, будут добиваться успехов. Мы были бы не против, если бы мероприятия, подобные сегодняшнему, проходили бы в Москве на регулярной основе. Мы для этого готовы даже предпринять необходимые организационные усилия. Я приглашаю вас посмотреть, как идёт работа по подготовке олимпийских объектов в Сочи, если у кого-то будет время и возможность это сделать. Должен сказать, что мы в полном объёме используем подготовку к таким крупным соревнованиям, как Универсиада в городе Казани или зимние Олимпийские игры в Сочи, прежде всего для развития соответствующих регионов Российской Федерации. Вот подготовка, скажем, к Универсиаде в Казани, на мой взгляд, существенным образом изменила облик этого старинного города одной из национальных республик Российской Федерации. Построены десятки абсолютно современных, новых объектов: дороги, объекты инфраструктуры, стадионы такие, которые – я скажу об этом откровенно – многие наши граждане раньше видели только в кино или на картинках. Сегодня они всем этим пользуются, и будущие поколения будут этим пользоваться.

Если сказать о Сочи, то мы потратим там большие деньги, но 80% с лишним истраченных денег пойдёт тоже исключительно на развитие этого региона Российской Федерации, прежде всего - на развитие его инфраструктуры. Это строительство дорог, в том числе объездной дороги вокруг Сочи, строительство канализации, водоснабжения, энергоснабжения. Мы там к энергообъектам два газопровода подтаскиваем: один – по дну моря, по дну Чёрного моря, один – по горам. Строим, построили уже новую электростанцию, восемь подстанций, я уже боюсь ошибиться, но, по-моему, где-то 20 мостов, около 10 тоннелей. И всё это в комплексе, безусловно, будет десятилетиями служить гражданам России, причём всех регионов Российской Федерации, потому что это у нас главное традиционное место отдыха россиян. Но не только гражданам Российской Федерации. Я очень рассчитываю, что и граждане многих ваших стран будут приезжать и в Сочи, и в другие регионы, где будет создана соответствующая инфраструктура.

Я уже сказал в своём выступлении, хочу ещё раз подчеркнуть: мы считаем, что развитие спортивного движения, развитие олимпизма является генеральной – я не побоюсь этого слова: генеральной – линией нашего сотрудничества на международной арене. Нет другого, более чуткого инструмента для того, чтобы выстраивать отношения между странами и народами. И всё это входит напрямую в те задачи, которые решают люди, собравшиеся сегодня в этом зале. Я действительно искренне, от всего сердца желаю вам успехов. Спасибо вам большое за вашу работу. Благодарю вас. До свидания.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 13 апреля 2012 > № 539143 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2012 > № 539146 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин выступил в Государственной Думе с отчётом о деятельности Правительства Российской Федерации за 2011 год.

Выступление В.В.Путина:

Уважаемый Сергей Евгеньевич! Уважаемые депутаты, коллеги!

Рад приветствовать представителей всех фракций нового, шестого созыва Государственной Думы Российской Федерации.

Страна прошла через напряжённый период выборов парламента, главы государства, и сегодня, конечно, ещё чувствуются отзвуки обострённых эмоций, политических баталий, но логика зрелой демократии заключается в том, что выборы завершаются, после них всегда начинается другой, гораздо более важный период совместной работы. Нам с вами нужно смотреть в будущее. Понимаю, что у нас общая ответственность за страну, общая забота – это благополучие и достойная жизнь миллионов российских семей.

Россия у нас одна, и её современное, передовое развитие обязано стать целью, объединяющей все политические силы страны, которые хотят работать на созидание.

В начале 2012 года, как мы и планировали, российский ВВП превысил докризисный уровень. Это значит, что наша экономика в полном объёме преодолела последствия спада 2008, 2009 и отчасти даже 2010 годов. Я приведу цифры: объём ВВП России в ценах 2008 года составил по итогам 2011 года 41,421 трлн рублей, а по итогам 2008 года – 41,277 трлн, мы его чуть-чуть превысили.

Я сейчас скажу о результатах работы за 2011 год, за предыдущие несколько лет. Хочу сказать, что нам с вами за эти результаты не стыдно, у нас хорошие результаты. Я хочу сказать и отметить, что это результат не только работы Правительства, – это прежде всего результат работы наших людей, деятельности наших людей во всех отраслях производства и социальной сфере и это наш совместный с вами результат, я имею в виду и правящую партию, имеющую большинство в парламенте, я имею в виду и те политические силы, которые находятся в оппозиции, потому что в ходе совместной работы, борьбы мнений, споров всё-таки рождались решения, которые нас и привели к этому результату или к этим результатам, а они, безусловно, есть, я сейчас об этом скажу.

Мы с вами помним, как Россия столкнулась с беспрецедентным абсолютно кризисом в финансово-экономической сфере. По существу, это был первый кризис глобального мира, он был гораздо более масштабным и гораздо более опасным, чем кризис 1998 года. Правильно говорили те политики, эксперты, что вообще мир стоял на пороге очень возможных серьёзных, самых кардинальных изменений. Это был колоссальный вызов для нашей страны. Если бы мы не сумели дать на него ответ, то не только обрушили бы экономику и социальную сферу, но и поставили бы под сомнение сам суверенитет, геополитическую состоятельность страны, надолго похоронили бы всякие идеи модернизации и развития.

Собственно, мы с вами сейчас видим, что происходит в некоторых странах Европы. Я ещё об этом буду говорить, но там реально утрачиваются некоторые элементы суверенитета, когда вопросы абсолютно суверенного характера передаются в наднациональные органы, а для России это было бы очень тяжёлой историей. Но мы не сломались, мы показали себя зрелой, творческой, уверенной в себе нацией с огромной внутренней жизненной силой.

Сегодня хочу ещё раз поблагодарить граждан России за выдержку, за терпение, за доверие. Убеждён: мы преодолели испытания благодаря общей ответственности, социальному партнёрству и гражданской солидарности.

Считаю нашим главным достижением стабилизацию и рост численности населения России: по итогам 2011 года она превысила 143 млн человек. Мы не дали кризису перечеркнуть позитивные демографические тенденции.

Вы знаете, сегодня об этом и в средствах массовой информации уже объявлено, что в Сибири городом-миллионником стал Красноярск.

Миллионный рубеж вновь перешагнула Пермь. В текущем году миллионного жителя ждут в Воронеже и в некоторых других городах. Общее число городов-миллионников в России в 2012 году достигнет 15. За 2008–2011 годы в России родилось более 7 млн детей – один из самых высоких показателей за несколько последних десятилетий.

Что любопытно и для меня было, честно, неожиданным? Я же каждый день занимаюсь этими вопросами, и тем не менее, когда готовился к выступлению перед вами, посмотрел ещё материалы: всё больше российских семей принимают решение о рождении второго и даже третьего ребёнка. За последние пять лет количество «вторых рождений» у нас увеличилось на 45%, а третьих и последующих – на 62%. За всем этим, конечно, – вера людей в себя, в своих близких, в свою страну, в будущее своих семей, в дееспособность и ответственность своего государства.

Как говорят специалисты в таких случаях, просто раздвигается горизонт планирования, когда люди чувствуют определённую стабильность.

В 2009 году здесь, в этом зале депутатам Государственной Думы прежнего созыва я представлял антикризисную программу Правительства и сказал тогда, что в центре наших усилий будет благополучие российских семей, что мы не просто будем бороться с кризисом, а продолжим решение долгосрочных задач, что мы должны одолеть кризис через развитие.

Объективно невозможно было, к сожалению, помочь каждому, кто нуждался в помощи и столкнулся с проблемами, но мы старались строить нашу работу так, чтобы отстоять интересы абсолютного большинства наших граждан. Если в начале 1990-х и в 1998 году экономические удары обернулись жестоким шоком для миллионов наших людей, то в период кризиса 2008–2010 годов власть показала свою состоятельность перед лицом испытаний.

Мы не отступили – я хочу это подчеркнуть, уважаемые коллеги, – ни от одного ранее заявленного обязательства. Мы могли, конечно, сослаться на объективные сложности, и это было бы абсолютно нормально, более того, большинство людей и поняли бы это. Так поступили во всех странах мира. Мы могли бы сослаться на эти обстоятельства и ничего не делать, просто отмолчаться. Но это была бы неправильная позиция и с социальной точки зрения, и с политической, и с экономической даже. Ну и, самое главное, конечно, нужно всё время говорить правду и всегда нести ответственность за свои слова.

Беспрецедентно, что на фоне кризиса, его последствий реальные доходы граждан в России не падали в среднем, а пусть ненамного, но всё-таки росли. И так продолжалось все предыдущие четыре года, включая самый сложный 2009-й. Кстати, в этом году даже немножко больше было, чем в предыдущие. Вот смотрите, что было, по цифрам: рост реальных, за вычетом инфляции, доходов граждан составил в 2008 году 2,4%, в 2009-м – 3,1%, в 2010-м – 5,1%, в 2011-м – меньше, около 1% только. Что касается средней заработной платы по экономике, то за 2008–2011 годы она выросла на 18%. Подчеркну, это в реальном выражении, в номинальном – рост почти на 75%; средняя номинальная начисленная зарплата по экономике в 2007 году была 13 593 рубля, а в 2011 году – 23 693 рубля.

Однако, и это все мы хорошо знаем, у нас ещё сохраняется большая имущественная дифференциация, доходы наиболее обеспеченных граждан примерно – хочу это сказать отдельно, это наша проблема действительно, – так вот доходы наиболее обеспеченных граждан примерно в 16 раз превышают доходы наименее обеспеченных, и за последние годы этот разрыв, к сожалению, практически не сократился. Мы должны уделить этой проблеме самое пристальное внимание. Здесь огромные риски – и социальные, и политические, и экономические.

Как мы выглядим на фоне других стран? В Германии, Австрии, Франции разрыв между теми, кто получает наибольшие доходы и наименьшие составляет 5–7 раз, и это в целом экспертами считается наиболее оптимальным разрывом. Но, как у нас, примерно то же самое в Штатах: там в 15 раз разрыв. В такой стране БРИКС, как Бразилия, разница гораздо больше, чем у нас, – 39 раз.

Считаю, что сегодня нам необходимо вернуться к решению важнейшей задачи: минимальный размер оплаты труда в ближайшие несколько лет должен сравняться с уровнем прожиточного минимума. При этом нужно, конечно, совершенствовать сами механизмы определения прожиточного минимума и МРОТ, сделав их более современными и более справедливыми.

В очень непростой период кризисных испытаний мы провели переоценку советских пенсионных прав, а по сути, восстановили справедливость в отношении старшего поколения. Начиная с 2008 года средний размер трудовой пенсии в России увеличился в 2,5 раза.

Вы знаете, что происходило и происходит сейчас в других странах на фоне кризисных явлений, которые там, собственно говоря, не прекращаются. Украина подняла пенсионный возраст, во Франции был принят закон о повышении возраста выхода на пенсию с 60 до 62 лет, и там, по-моему, разницы нет между мужчинами и женщинами в этом смысле. В рамках стабилизационной программы в Греции происходят, вы знаете, какие проблемы, не буду даже говорить.

С 1 января текущего года сразу в 1,6 раза были повышены пенсии всех военных пенсионеров – не в проценты какие-то, а в 1,6 раза независимо от ведомственной принадлежности этих граждан. Также с 1 января практически в 3 раза выросло денежное довольствие военнослужащих Вооружённых сил, увеличено денежное довольствие в системе МВД, а с 1 января 2013 года зарплаты существенно вырастут и во всех остальных так называемых силовых правоохранительных структурах и специальных службах.

За четыре года при поддержке государства получило жильё около 1,5 млн наших граждан при прямой поддержке государства, в том числе более 200 тыс. ветеранов Великой Отечественной войны. Добавлю, что с помощью средств материнского капитала улучшили свои жилищные условия ещё более 1 млн российских семей. Кстати говоря, по материнскому капиталу: мы, как и обещали, постоянно с вами его индексируем. Если в 2008 году он составлял 276 с небольшим тыс. рублей, то в 2012 году он составит уже 387 640 рублей.

Мы продолжили масштабные работы по ремонту многоквартирных домов и расселению аварийного жилья. Этот проект охватил порядка 16 млн наших граждан. За прошедшие годы была реализована программа строительства 23 перинатальных и 7 высокотехнологичных медицинских центров, создано 9 федеральных университетов и 29 национальных исследовательских университетов. Ежегодно в стране открывается порядка 5 тыс. новых спортивных объектов. По сравнению с 2008 годом число людей, которые регулярно занимаются спортом, выросло на 6 млн человек. Спорт вернулся в школу, обязательными стали три урока физической культуры в неделю. Конечно, и этого пока маловато. Ну, естественно, если посмотреть на наших соседей в Скандинавии, там и в процентном отношении количество людей, занимающихся спортом, гораздо выше, чем у нас. Но тенденции, тренд у нас абсолютно позитивный.

За последние четыре года число только стадионов и бассейнов увеличилось на 20%. Для примера, сегодня в России в 2 раза больше бассейнов, чем было во всем Советском Союзе. Отмечу также, что в ближайшие месяцы будут вводиться в строй ключевые объекты в рамках подготовки саммита АТЭС во Владивостоке, Универсиады в Казани, Олимпиады в Сочи. Разворачивается работа по созданию инфраструктуры по проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Всё это крупнейшие даже по мировым масштабам проекты.

Конечно, как и для всех стран мира, кризис стал для нас испытанием, и испытанием тяжёлым. Мы вынужденно потеряли время и темп в некоторых проектах преобразований, но мы не потеряли сам вектор развития, движения вперёд. Да, спад у нас был значительным, мы это с вами знаем и помним. Но и восстанавливались мы гораздо быстрее, чем многие другие страны. Сегодня у нас самые высокие темпы роста экономики среди государств «восьмёрки» и одни из самых высоких среди крупнейших экономик мира. Напомню для сравнения: рост экономики США составил 1,7%, в еврозоне – 1,5%, в Индии – 7,4%, в Китае – 9,2%, в России – 4,3%, и это третий показатель в мире среди крупных экономик.

Особо отмечу полное восстановление нашего сельского хозяйства после тяжёлой засухи 2009–2010 годов. Смотрите, мало того, что мы столкнулись с мировым финансово-экономическим кризисом, да и засуха ещё два года подряд. И тем не менее все меры поддержки и эффективная работа наших сельхозпроизводителей, селян дали свои результаты: рост в сельском хозяйстве в 2011 году – 22%, Россия выходит на второе место в мире по объёмам экспорта пшеницы.

В 2011 году уровень инвестиций в основной капитал достиг рекордной величины – 10,8 трлн рублей. За четырёхлетку у нас произошло удвоение объёма инвестиций – с 17,9 трлн рублей в период с 2004 по 2007 год до 36,7 трлн с 2008 по 2011-й. Прибыль российских предприятий в 2011 году выросла почти на 16%, а налоговые поступления в консолидированный бюджет страны – на 27%.

Позитивная динамика отмечается по всем ключевым показателям развития Российской Федерации, по всем без исключения, тогда как в некоторых странах Европы, как вы знаете, в других регионах мира кризис перерос в хроническую форму, в затяжную рецессию и застойную, растущую изо дня в день безработицу. Бюджетный дефицит и банкротство государственных финансов стали настоящей удавкой для государств, теряющих сегодня право на суверенные решения, я уже об этом говорил.

По оценке МВФ, объём мирового государственного долга в 2008–2011 годах увеличился на 14%. Для сравнения, что происходит в еврозоне: долг – почти 90% во всей еврозоне, у США превысил 100% от ВВП страны, в Италии – 100%, у Японии – 226%, у Китая рост на 10% и достиг почти 27% от ВВП. У нас с вами – менее 10%, из них только 2% с небольшим – это внешний долг. Мы прошли кризис, избежав серьёзных рисков, избежав долговой ловушки, сохранили устойчивость национальной валюты и бюджетной системы. Россия – единственная страна среди государств «восьмёрки», имеющая по итогам 2011 года бездефицитный бюджет, более того, у нас даже профицит небольшой. Для сравнения могу сказать: дефицит бюджета в США – 8,7%, Японии – 8,9%, Франции – 5,7%, Канаде – 5%.

Между тем международные резервы России, рассчитанные на 1 апреля 2012 года, – свыше 500 млрд долларов: 513,9 млрд. Это третий по объёмам золотовалютный резерв в мире после Китая и Японии. Фонд национального благосостояния растёт, резервный фонд растёт. Резервный фонд увеличился за прошлый год на 36 млрд и сейчас составляет 1826 млрд рублей. Фонд национального благосостояния также растёт и сегодня составляет 2624 млрд рублей. Нам не нужно ни к кому, слава Богу, сегодня идти с протянутой рукой. Наш совокупный долг, как я говорил, – менее 10%, и это один из самых лучших показателей в мире и лучшее значение не только среди стран «восьмёрки», но и «двадцатки», и БРИКС.

За последние прошедшие четыре года инфляция снизилась, и на это я хотел бы обратить, уважаемые коллеги, особое внимание: это очень важный показатель – с 13,3% до 6,1%. Такого низкого уровня инфляции в новейшей истории России не было никогда, фактически мы в 2 раза сократили инфляционный налог на граждан и на экономику. Она у нас ещё большая по сравнению с развитыми рыночными экономиками, но всё-таки уже приближается к мировым показателям. Для сравнения могу сказать: в Великобритании она составляет 4,5% по прошлому году, в США – 3,2%, у нас – 6,1%, но темп снижения какой высокий.

В период кризиса мы направили большие ресурсы на борьбу с безработицей. Сейчас уровень безработицы уже ниже докризисных показателей – чрезвычайно важная вещь, чрезвычайно.

Если говорить о наиболее проблемных странах, то, вы знаете, в Испании, например, уже 25%. Вы представляете: каждый четвёртый без работы из экономически активного населения! Да и в других странах, надо сказать, обстановка очень сложная.

Я ещё раз подчеркну, несмотря на все испытания, мы сознательно отказались от психологии выживания, мы выбрали путь развития. Мы часто слышим критику. Критика должна быть, она отчасти справедлива, я ещё об этом скажу. Но за последние четыре года в России построено и открыто более 2 тыс. новых заводов и производств, в том числе в таких отраслях, как фармацевтика, IT- и нанотехнологии, промышленность строительных материалов, лесопереработка. Посмотрите, как разительно изменилась картина в российском автопроме. Вспоминаю, в начале 2000-х годов, да и раньше, особенно в период кризиса, говорили о том, что нам нужно некоторые предприятия вообще закрыть. Конечно, мы этого не сделали и поступили абсолютно правильно. Что сегодня мы видим? У нас создано сразу несколько крупных автомобилестроительных кластеров. Если в 2008 году мы импортировали более 2 млн легковых и грузовых автомобилей, то в 2011 году эта цифра снизилась вдвое, при этом доля машин отечественной сборки на рынке поднялась с 40% до 70%. Российский авторынок демонстрирует высочайшие темпы роста и уже сегодня является вторым в Европе после ФРГ и четвёртым в мире.

Мы говорили, что кризис должен сыграть мобилизующую роль для нашей экономики, подтолкнуть отечественный бизнес к росту эффективности и модернизации. Важно, что такие процессы действительно идут. В 2011 году более 60% российских предприятий вкладывали средства в обновление основных фондов, в технологическое перевооружение и повышение энергоэффективности. Если в 2008 году доля нового оборудования в возрасте до 10 лет на российских предприятиях составляла порядка 30%, то к концу 2011 года это уже 40%.

Нам известны проблемы отечественного авиапрома. Ну, конечно, там много проблем. В космической отрасли, оборонно-промышленном комплексе, и тем не менее запущен в серию новый российский пассажирский лайнер «Суперджет-100», сделанный впервые в цифре. Продолжаются лётные испытания истребителя пятого поколения. Начинается строительство нашего национального, нового национального, космодрома «Восточный», который будет ориентирован исключительно на гражданские программы. Полностью завершено формирование спутниковой группировки системы ГЛОНАСС. Ну, конечно, можно, знаете, иронизировать сколько угодно. Конечно, проблем много с этой системой, но это важнейшее направление и для оборонки, и для безопасности, и для экономики страны, и для технологического развития.

Мы начали, кстати говоря, этот проект совместно с нашими европейскими партнёрами одинаково. У них на орбите сейчас, по-моему, пять-шесть спутников. У нас полностью сформирована группировка. Наверное, это одна из немногих областей, где мы реально обогнали наших партнёров. Китайская Народная Республика планирует и пытается создавать такую систему. Мы её создали за те же самые сроки – даже быстрее, чем планировали первоначально. Конечно, и картографией нужно ещё заниматься, нужно сигнал уточнять и т. д. – там много всяких проблем, но огромный путь вот по этой программе пройден. Он, безусловно, является показательным.

Что касается оборонно-промышленного комплекса, то по сравнению с 2007 годом объём производства продукции военного назначения увеличился почти в 1,5 раза. Последние четыре года принесли в нашу национальную копилку нефть и газ Ванкора и Талакана, новых месторождений Ямала, Якутии, Сахалина, началась работа на Каспии и на арктическом шельфе. Построена первая очередь нефтепровода Восточная Сибирь–Тихий океан. Мы вышли с нашими поставками в Азиатско-Тихоокеанский регион, очень перспективный район мира, быстрыми темпами развивающийся. Появилась даже наша новая смесь на мировом рынке. В прошлом году мы впервые напрямую вышли на газовый рынок Европы за счёт пуска «Северного потока» – газовой трубы по дну Балтийского моря. И вы понимаете, насколько это важно: мы оказались после развала Советского Союза запертыми целой чередой посредников и транзитеров. А уже в конце текущего года должна начаться прокладка «Южного потока» по дну Чёрного моря.

За четыре года введено в строй более 12 ГВт новых мощностей в энергетике. Это самые высокие показатели за несколько последних десятилетий. 12 ГВт! Я вам скажу, как это было по годам: в 2008 году – 1,7 ГВт, в 2009 году – 1,5 ГВт, в 2010 году – 3,2 ГВт, в 2011 году – 6 ГВт, а в текущем мы планируем сразу за один год ввести ещё дополнительно 8 ГВт мощности.

В 2010 году было завершено строительство трассы Чита–Хабаровск. Впервые в российской истории Дальний Восток интегрирован в национальную автомобильную сеть. Сейчас мы должны довести эту трассу до самых современных мировых стандартов, включая подъезды к населённым пунктам, обустроить всю придорожную инфраструктуру и т.д.

Запущена программа скоростного железнодорожного сообщения. Построено более 50 сложнейших тоннелей и железнодорожных мостов, полным ходом идёт модернизация БАМа и Транссиба.

К слову, тоже очень интересный показательный пример: перевозки на Дальневосточной железной дороге сегодня на 75% превышают самые лучшие показатели перевозок советского времени, 1988 года. Представляете, рост какой по сравнению с самыми лучшими показателями в СССР – на 75%?

Или другой пример. После развала СССР, тоже очень важная вещь, практически все крупные торговые гавани оказались за границей – на Балтике, Каспии, Чёрном море, Азове. Все наши крупные порты в одночасье оказались за рубежами Российской Федерации, а Советский Союз вкладывал в них миллиарды в долларовом эквиваленте. Честно говоря, тогда в том числе и мне казалось, что нам не уйти уже будет никогда от этой инфраструктурной зависимости. Хочу вам доложить: сегодня мощность российских морских портов практически на 50% превышает перевалку во всех морских портах СССР, а к 2015 году планируется увеличить мощность российских портов ещё в 1,5 раза.

Оценивая итоги прошедшего четырёхлетия, мы можем с полным основанием утверждать: Россия не только преодолела кризис, мы сделали серьёзный, значительный, заметный шаг вперёд, мы стали сильнее, чем были раньше.

Уважаемые коллеги, вы знаете, что в ходе недавно прошедшей избирательной кампании были изложены приоритеты, во всяком случае так, как я их видел как кандидат на должность Президента Российской Федерации. Должен вам сказать, что уже в первом своем президентском указе обозначу дорожную карту по всем заявленным инициативам, более того, работа по ним практически уже началась. Считаю, что мы должны сосредоточиться на вопросах, которые имеют стратегические, принципиальные значения и связаны с нашими историческими перспективами как нации.

Первое – это демографическая состоятельность Российского государства. Сегодня для России каждый человек на счету. Мы должны понимать, что столкнёмся с серьёзным вызовом – с демографическим эхом 1990-х годов, когда страна пережила самый жестокий, я бы не побоялся этого слова, самый жестокий демографический спад. Нам нужны новые решительные шаги по сбережению и развитию народа, однако если мы не восстановим традиционное отношение к базовым моральным ценностям, то никакие меры экономической и социальной политики не принесут устойчивого результата.

Крепкая благополучная многодетная семья – вот вокруг чего следует объединить усилия государства, общества, религиозных организаций, отечественного просвещения и культуры.

Второе. Россия – самая большая страна в мире по территории. Наши пространства мы должны не только сохранить, оградить от внешних угроз, но и обустроить, сформировать современную среду для жизни человека, для работы во всех регионах страны. Особое внимание, конечно, должны уделить развитию Дальнего Востока и Восточной Сибири – это важнейшая геополитическая задача. Нужно сделать так, чтобы темпы увеличения ВРП сибирских и дальневосточных регионов были выше роста общероссийского ВВП, и такая тенденция должна сохраняться как минимум 10–15 лет. Конечно, будем добиваться, чтобы в дальневосточных и восточносибирских регионах наметился устойчивый прирост населения, а не отток, который до сих пор продолжается, хоть темпы снижаются, но отток, к сожалению, есть до сих пор. Нужно добиваться прироста населения.

Сейчас мы рассматриваем вопрос создания специальной структуры, которая возьмёт на себя координацию и контроль реализации проектов, направленных на развитие Дальнего Востока и Восточной Сибири, и решения будут представлены в ближайшее время.

Третий наш приоритет – это новые и качественные рабочие места. Миллионы людей сегодня заняты на устаревших, неэффективных рабочих местах, с низкой зарплатой и отсутствием перспектив. Мы должны дать им другую работу, интересную, хорошо оплачиваемую, а значит, способную обеспечить высокие стандарты жизни, достойный заработок и возможность содержать большую семью. Средняя реальная заработная плата в России к 2020 году должна увеличиться не менее чем в 1,6–1,7 раза. Мы также должны сформировать все условия для активной, полноценной занятости людей с ограниченными возможностями, что в том числе требует повсеместного развития безбарьерной среды. Такая программа у нас с вами принята, вы об этом знаете.

Создание качественных рабочих мест – это востребованность нашего человеческого потенциала, это ключ к победе над бедностью, это массовый средний класс, это возможность для миллионов людей реализовать свою мечту и, конечно, это путь к реальной диверсификации национальной экономики.

В этой связи четвёртая наша базовая задача – построение новой экономики. Она четвёртая не по важности – по важности, может быть, главная. Она должна быть устойчивой, способной демонстрировать качественный рост в условиях жёсткой конкуренции. Мы должны быть готовы к любым внешним шокам, вероятность их повторения, как вы знаете, достаточно высока. Мир вступил в эпоху турбулентности, кроме того, идёт новая волна технологических изменений, меняется конфигурация глобальных рынков.

Перед сегодняшней нашей встречей поступили вопросы от фракций, я в своём выступлении попробую сразу на некоторые из них отвечать. Например, в США в последние годы активно занимаются развитием технологий добычи сланцевого газа. Коллеги из ЛДПР спрашивают, что с этой проблемой, как мы к ней относимся? Это, конечно, может серьёзно перекроить структуру рынка углеводородов, отечественные энергетические компании, безусловно, должны уже сейчас отвечать на этот вызов. Полностью согласен с предложением депутатов о том, что нам нужно создать систему более качественного, долгосрочного прогнозирования макроэкономического, финансового, технологического и оборонного. Это тем более важно, учитывая, что XXI век обещает стать эпохой складывания новых геополитических центров финансово-экономических, культурно-цивилизационных.

Отсюда, конечно, и наш пятый приоритет – укрепление позиций России в мире, и прежде всего через новую интеграцию на евразийском пространстве. Уважаемые коллеги, создание Таможенного союза, снятие барьеров на границе уже в прошлом году позволили увеличить взаимный оборот России, Белоруссии и Казахстана сразу на 37%. С нынешнего года мы работаем в более тесном интеграционном формате в рамках единого экономического пространства со свободным передвижением товаров, капитала, рабочей силы. Кстати, в январе–феврале текущего года взаимный товарооборот стран «тройки» увеличился ещё на 13%.

Мы совместно с белорусскими и казахстанскими партнёрами передали важнейшие полномочия в сфере макроэкономики, таможенной деятельности, техрегламентов наднациональному органу – Евразийской экономической комиссии, по сути это придаёт интеграционным процессам необратимый характер.

И здесь я бы хотел особо подчеркнуть: создание Таможенного союза и единого экономического пространства, на мой взгляд, по моему убеждению, является важнейшим геополитическим и интеграционным событием на постсоветском пространстве со времён крушения Советского Союза.

Наш следующий шаг – запуск с 2015 года проекта Евразийского экономического союза. Рассчитываем, что к России, Белоруссии, Казахстану присоединятся и другие партнёры, заинтересованные в более продвинутом сотрудничестве.

Привлекательность идеи новой интеграции на евразийском пространстве неуклонно растёт, жизненные реалии, накопленный 20-летний опыт расставляют всё по своим местам. Стало очевидно, что в одиночку с сегодняшними вызовами глобальной турбулентности не справиться. Не случайно, что в отношениях партнёров по СНГ стало гораздо более здравого смысла и заинтересованности в коллективной работе.

Например, больше десятилетия без особых результатов шли многословные дискуссии о зоне свободной торговли на пространствах СНГ. В прошлом году договор о зоне свободной торговли был по-деловому, профессионально обсуждён, оперативно согласован и подписан. Я признателен российскому парламенту, который первым ратифицировал этот стратегический документ.

Уважаемые коллеги, по нашим оценкам, уже в ближайшие два-три года Россия войдёт в число пяти крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности, при этом мы всё ещё уступаем самым развитым экономикам мира по производительности труда, а это значит, другими словами, по качеству экономики в 3–4 раза.

Естественное решение проблемы низкой производительности – это создание качественно новых рабочих мест. Я уже об этом говорил и цифру называл: не менее 25 млн в ближайшие годы. Наша стратегическая задача – запустить мотор постоянного обновления рабочих мест и экономики в целом. Рабочие места создаются прямыми инвестициями, прежде всего частными инвестициями. Нам нужно довести уровень инвестиций не менее чем до 25% ВВП к 2015 году, а затем и до 30%. Это абсолютно реализуемая, решаемая задача, в 2011 году у нас было порядка 20%, рост 25–30% – вполне реальный.

Для этого в России должен быть не просто создан благоприятный, а конкурентоспособный инвестиционный климат. Мы ставим перед собой задачу в ближайшие годы сделать 100 шагов вперёд в этом направлении и подняться с нынешнего 120-го места до 20-ого. Кстати говоря, на 20-м месте сегодня как раз находится Япония, на 21-м – Латвия. Нас обгоняют существенно и наши партнёры по Таможенному союзу и по единому экономическому пространству: Белоруссия находится на 69-м месте, Казахстан – на 47-м.

Сегодня запрос со стороны предпринимателя на комфортную, открытую деловую среду огромен и абсолютно справедлив. Это запрос на реализацию себя в своей собственной стране. Такой запрос на созидание, на востребованность своего таланта, труда, стремление служить России есть практически во всех сферах нашей жизни. Конечно, мы должны ответить на этот запрос.

Принципиально новым форматом прямого диалога общества и государства стало создание Агентства стратегических инициатив. Уже сегодня оно служит реальным инструментом продвижения общественных инициатив и предложений бизнеса, тиражирует и поддерживает лучшие практики и проекты, открывает дорогу новым людям с позитивной, созидательной мотивацией. По сути агентство – это и новый формат управления развитием в экономике, социальной сфере, в органах власти.

В декабре прошлого года была выдвинута идея национальной предпринимательской инициативы, смысл которой в том, что само предпринимательское сообщество формулирует предложения по улучшению инвестклимата. Мы будем уделять этому и дальше ключевое внимание, особое внимание. Если мы не исправим ситуацию с деловым климатом, то не сможем решить ни одной стоящей перед нами задачи в экономике, а значит, и в социальной сфере.

Я всё говорил о позитиве, и его действительно много, а сейчас бы хотел сказать об оценках того, что у нас происходит с деловым климатом, деловой средой. Есть такое рейтинговое агентство Doing Business, хорошее такое, стабильное, ничем себя не запятнавшее. Так вот, по его оценкам, Россия находится на 178-м месте в мире по условиям ведения бизнеса в строительстве, вы представляете – 178-е место.

Я практически на каждом заседании Правительства говорю о том, что нам нужно сделать в этой сфере. Двигается очень медленно. Я обращаюсь и к вам с просьбой, уважаемые коллеги, депутаты: давайте вместе подумаем над конкретными шагами (сейчас об этом ещё скажу), как нам работать в этой сфере совместно. Уже до конца текущего года планируем внести целый пакет поправок в законодательство, которые призваны существенно улучшить деловой климат, создать дополнительные гарантии для инвесторов.

В том числе в России появится институт уполномоченного по защите прав предпринимателей как на федеральном уровне, так и на региональном. Мы вчера с Дмитрием Анатольевичем обсуждали, есть идея, может быть, создать специального прокурора по этим вопросам. С вами будем советоваться, давайте будем искать наиболее эффективные инструменты решения стоящих перед нами задач совместно.

Я прошу депутатов всех фракций не просто в приоритетном порядке рассмотреть наши законопроекты по улучшению инвестклимата, а выступить их подлинными соавторами.

В начале нового бюджетного цикла мы представим парламенту предложения по налоговому манёвру. Его логика в том, чтобы фискальная нагрузка на производство и инвестиции была необременительной, а наоборот, была повышена на неэффективное потребление, на рентные платежи. Нам нужна справедливая налоговая система, стимулирующая развитие.

Далее. Перипетии на мировых финансовых рынках научили нас: нашу модернизацию мы должны финансировать прежде всего сами. Банковская система, институты развития, фондовые рынки должны быть постоянно в поле нашего внимания.

Уже в текущем году надо принять решение по увеличению возможностей для инвестирования национальных накоплений, прежде всего речь идёт о так называемых длинных пенсионных деньгах. Естественно, важнейшее условие – это обеспечение доходности и безусловной сохранности пенсионных накоплений граждан.

Что касается резервного фонда, о котором я говорил и который у нас подрос, фонда национального благосостояния, эти средства, уважаемые коллеги, играют важнейшую роль для обеспечения макроэкономической стабильности. Опыт 2008–2009 годов убедительно показал нам, как важно иметь такие подушки безопасности, я считаю, что к этому нужно относиться очень аккуратно. Истратить накопленные средства легко, денег всегда не хватает, но остаться без этого резерва очень опасно, особенно в современном мире, в условиях, как я говорил, турбулентности и неопределённости развития мировой экономики.

Мы с вами куда пойдём? Вот Греция идёт в Брюссель за деньгами, и дают. А нам кто даст? Тоже, может, дадут, но условия-то какие? Если Греция теряет свой суверенитет в принятии ряда решений, у нас будет еще жёстче. Я это помню очень хорошо с 2000 года, когда мы были обременены долгами и когда нам выставляли условия. Даже не буду сейчас говорить, чтобы никого не расстраивать. В России особый случай, остаться без резервов очень опасно.

Вместе с тем, конечно, можно подумать, у нас и в Правительстве на экспертном уровне идут споры и дебаты на этот счёт. Некоторые, например, считают, что можно подумать об использовании доходов, полученных от управления средствами Фонда национального благосостояния: не самим телом фонда распоряжаться, а на развитие пустить доходы от его управления, допустим, на развитие той же Восточной Сибири или Дальнего Востока, а часть средств Фонда национального благосостояния, как считают некоторые эксперты, можно было бы использовать для инвестиций в долгосрочные, беспроигрышные стратегические, прежде всего инфраструктурные проекты. Можно подумать, но повторяю ещё раз: очень аккуратно.

Знаете, мы должны добиться абсолютного консенсуса на экспертном уровне по этому вопросу, прежде чем принять решение. В таких вопросах нужно к этому стремиться, надо к этому стремиться, тем более что мы без этого-то живём и жили всё это время, и развиваемся, видите, какими темпами. Хочется ещё сильнее, ещё быстрее. Это олимпийские лозунги – выше, быстрее, сильнее. В экономике, в социалке мы должны быть очень аккуратными, но, повторяю: ничего не исключено. Давайте вместе будем думать и принимать решения.

Мы будем развивать банковскую систему, чтобы доступность кредитов для реального сектора росла, а ставки снижались. Уже даны поручения сделать эффективную ставку кредитования для бизнеса и граждан, и самое главное, сделать эту работу абсолютно прозрачной, исключить из неё любые скрытые комиссии.

Далее. За последние годы у нас сформирована целая линейка институтов развития, однако далеко не всегда они доступны и эффективны, часто проигрывают зарубежным аналогам. Необходимо обеспечить международную конкурентоспособность наших институтов развития, совместно с предпринимательскими объединениями провести аудит и сформулировать предложения по совершенствованию их работы.

Институты развития призваны служить настоящим бизнес-лифтом для тысяч наших компаний. Так, уже с 2012 года Российское агентство по страхованию экспортных кредитов должно предоставить свою поддержку малому и среднему бизнесу, который выходит на мировой рынок с высокотехнологичной продукцией. К 2020 году мы должны увеличить высокотехнологичный экспорт не менее чем в 2 раза, а долю высокотехнологичных и интеллектуальных отраслей в ВВП – в 1,5 раза.

Уже к 2013 году только за счёт программ компаний с госучастием мы доведём внутренний спрос на инновации до 1,5 трлн рублей. Государство будет напрямую вкладывать средства в разработку технологий и поддержку критически важных отраслей. Прежде всего это станкостроение, двигателестроение, производство новых материалов, фармацевтика, авиа- и судостроение.

Вот коллеги из КПРФ спрашивали в письменном виде, как мы собираемся и что собираемся делать в этом направлении. Я ещё буду отвечать на вопросы, могу некоторые вещи конкретизировать. Но главное, надо сделать инновации выгодными для бизнеса. Мы продолжим поддержку технологических альянсов российских компаний с ведущими мировыми производителями. Особое внимание уделим формированию производств полного цикла, а также центров проектирования, что очень важно, и технологического развития именно на территории Российской Федерации. Одним из основных наших условий при привлечении иностранных инвесторов является не только локализация, не только производство большего количества оборудования на территории Российской Федерации, до 60–70%, но и создание технологических центров – центров проектирования и технологического развития. Будем поощрять создание площадок опережающего индустриального роста, территориально-производственных комплексов. В ближайшие годы появится порядка 20–30 таких опорных кластеров – от машиностроения и фармацевтики до нанотехнологий и электроники.

Ресурсом модернизации станут оборонные заказы в том числе. На перевооружение армии и флота, как вы знаете, модернизацию ОПК в предстоящее десятилетие выделяется порядка 23 трлн рублей. Крупные контракты получат наши оборонные и гражданские предприятия, научные центры и ведущие университеты. Чтобы не допустить сбоев, ужесточены правила размещения гособоронзаказа. Мы переходим к практике долгосрочных оборонных контрактов – трёх-, пяти- и даже 7-летних. Уточнение заданий будет производиться только на основании поручений Председателя Правительства, а в части приоритетных вооружений – только по поручениям Президента. Вот коллеги из КПРФ спрашивали, что будет в этом направлении делаться? Вот в общих чертах так будем работать.

Поставлена задача уже к 15 апреля завершить размещение гособоронзаказа на текущий год. Кстати говоря, по этому году объём размещенного заказа на данный момент времени чуть выше, чем по прошлому году. Будем решительно пресекать злоупотребления в ВПК: коррупция в этой сфере абсолютно не допустима. Это касается и завышения цен, и коммерческого подкупа и т. д. В этом направлении, в борьбе с этими проявлениями, нужно действовать самым решительным образом.

Конечно, самым серьёзным образом сокращают поле для коррупции новое качество госуправления, новые стандарты работы и поведение чиновников. Дмитрий Анатольевич Медведев, как вы знаете, внёс уже в Государственную Думу законопроект по декларированию расходов чиновников. Полностью такой шаг поддерживаю. Убеждён, не только чиновники, но и руководители крупных госкомпаний, ректоры государственных вузов, руководители крупнейших государственных медицинских центров, а возможно, и иной административный персонал госучреждений должны ежегодно отчитываться о своих доходах и имуществе.

Мы внедрим практику общественного контроля государственных закупок на сумму свыше 1 млрд рублей. Все крупные инвестиционные проекты с госучастием также должны проходить обязательный публичный технологический и ценовой аудит. Наконец, мы перейдём к построению федерального бюджета на основе государственных программ с четкими показателями результативности и возможностями для общественного мониторинга их исполнения. Повторю, каждая государственная программа – «Развитие здравоохранения», «Развитие образования», «Культура России», «Социальная поддержка граждан», – как и все остальные госпрограммы, должны содержать чёткие и понятные каждому гражданину приоритеты развития отрасли, конкретные результаты для каждой сферы, инструменты и показатели их достижения.

Ведущими бюджетными приоритетами должны стать образование и наука. Мы прекрасно понимаем, что именно от этих сфер зависят интеллектуальная, технологическая сила России, качество нашего человеческого капитала. Будут усовершенствованы подходы к формированию долгосрочной программы фундаментальных исследований: она должна интегрировать работу, проводимую в государственных академиях наук, научных центрах, вузах. Такую программу важно нацелить на разработки, которые позволят России выйти на уровень стран самых передовых в научном и технологическом плане.

Намерены последовательно увеличивать финансирование вузовской науки, прежде всего в национальных исследовательских университетах. Считаю также, что необходимо установить более жёсткие требования к работе всей вузовской сети, предусмотреть эффективные формы ответственности. Российским дипломам должны доверять не только в России, но и во всём мире.

Средняя заработная плата научных сотрудников государственных академий и научных центров, преподавателей высшей школы уже в течение 2012–2013 годов выйдет на уровень средней зарплаты по экономике конкретного региона, а к 2018 году превысит её вдвое.

Мы продлим как минимум до 2015 года программу по привлечению лучших мировых специалистов в наши университеты и исследовательские лаборатории. В несколько раз, до 25 млрд рублей, в 2018 году увеличится финансирование специализированных фондов, которые поддерживают научные исследования. В том числе это касается Фонда фундаментальных исследований и Фонда гуманитарных исследований.

Кроме того, специальную грантовую поддержку получат лучшие научные работы студенческих коллективов. Кстати говоря, по поводу привлечения лучших специалистов: она работает, эта программа, эффективно работает. Я, как вы знаете, много по стране езжу, был в таких лабораториях, встречался с этими людьми. В процентном отношении сейчас затрудняюсь сказать, но это и наши бывшие соотечественники, выехавшие за рубеж, и проработавшие там много-много лет, и просто иностранцы, которые приезжают и живут у нас.

У нас одно из условий – это минимум три месяца проводить в нашем учебном заведении или лаборатории. По полгода живут, работают, коллективы создают. Одна из главных целей – не только продукт получить, но и вывести его на рынок. И это работает.

За 2012–2014 годы будут построены и новые студенческие общежития общей площадью не менее 0,5 млн кв. м. Кроме того, надо создать систему сопутствующих образовательных кредитов, чтобы у студентов была возможность оплачивать проживание и решать другие бытовые вопросы во время обучения. Напомню, что сейчас у нас есть образовательные кредиты, но они предоставляются только на самообучение и эти деньги нельзя использовать на решение сопутствующих проблем бытового характера. В принципе считаем возможным и будем сейчас этот вопрос решать – будем предоставлять кредиты на решение этих бытовых вопросов, тем более что у нас количество бюджетных мест увеличивается в вузах.

И ещё. В одной из своих статей писал, что прибавка к стипендии для нуждающихся студентов, которые показывают хорошие результаты, должна быть такой, чтобы эта социальная стипендия достигла не менее 5 тыс. рублей в месяц. Принципиальное решение на этот счёт принято.

Нам также нужно создать современную систему подготовки квалифицированных рабочих кадров. И такую задачу не решить без повышения социального статуса преподавателей лицеев, колледжей, мастеров производственного обучения. Этот уровень образования находится в прямой зоне ответственности регионов, и они должны в течение нескольких ближайших учебных лет довести среднюю зарплату педагогических работников училищ, техникумов, лицеев до средней зарплаты по экономике конкретного субъекта Федерации. Я обращаю внимание: безусловное выполнение этого требования станет обязательным условием предоставления всех федеральных межбюджетных трансфертов.

И конечно, необходимо решить базовую задачу – модернизировать сеть учреждений профессионального образования, настроить её на потребности экономики, дав самим работодателям возможность прямого участия в управлении профессиональным образованием. Вы знаете, конечно, старая система не работает. Есть ли какие-то ростки нового? Есть, и они являются очень привлекательными. Нужно расширять эту практику, она пока очень минимальная. Но направление крайне важное.

Уже до конца текущего года нужно разработать национальные планы развития профессиональных стандартов. Эффективная система профессиональных компетенций должна стать важнейшим карьерным и социальным лифтом.

Уважаемые коллеги! Теперь несколько слов по поводу вступления России во Всемирную торговую организацию. Здесь вопросы поступали и от «Единой России», и от ЛДПР, и от КПРФ. Что хотел бы сказать в этой связи? Убеждён, что членство в ВТО в стратегическом плане даст мощный импульс для динамичного инновационного развития нашей экономики. Её открытость, рост конкуренции – на пользу гражданам России, а для нашего производителя необходимый стимул для развития. Это новые рынки и новые перспективы, которые мы пока ещё не привыкли видеть и верно оценивать. Наконец, членство в ВТО открывает возможность цивилизованно, в правовом поле отстаивать наши интересы. Завершение переговорного процесса по ВТО создаёт условия для подключения России к ещё одной многосторонней структуре – Организации экономического сотрудничества и развития, ОЭСР. Такую работу мы уже ведём. Вступление в ОЭСР будет означать присвоение глобального знака качества нашей экономике и в целом, и отдельным производителям.

Что хотел бы в этой связи сказать? В ВТО можно, конечно, вступать бездумно и без толку, даже вредные последствия можно огрести (и мы знаем такие примеры), а можно так, как это делают другие страны, которые сумели выжать из формата ВТО максимум пользы для своего собственного развития. И нам нужно использовать инструменты ВТО в своих интересах, как это делают старожилы этой организации.

Кроме того, мы хорошо понимаем, что новая реальность, рост конкуренции – это серьёзный вызов для российской экономики и для целого ряда её отраслей. Сейчас с участием бизнеса, отраслевых объединений рассматриваем ситуацию во всех чувствительных секторах и разрабатываем конкретные механизмы гибкой поддержки отечественного производителя, прежде всего в автопроме, сельском хозяйстве, сельхозмашиностроении. Что касается сельского хозяйства, то уже в этом году мы примем новую госпрограмму развития АПК до 2020 года, которая будет полностью адаптирована к режимам ВТО. Кстати, один из приоритетов этой программы – вовлечение в оборот неиспользуемой пашни. Знаю, что вопросов по этой проблеме много. В ближайшие семь лет планируем не менее чем на 5 млн га увеличить площадь обрабатываемых сельхозземель.

Отдельно, уважаемые коллеги, остановлюсь на работе региональных и местных властей. На этом уровне решается значительное количество проблем и вопросов, волнующих граждан, формируется комфортная для жизни среда. На федеральном уровне уже действует механизм «электронного правительства», сотни тысяч людей избавлены от необходимости бегать по инстанциям, собирать бумажки. Всего за год в рейтинге ООН – я вам приводил малоприятные цифры, где мы находимся в рейтингах по ведению бизнеса и так далее, – но что касается «электронного правительства», то могу сказать, что всего за год в ООН по уровню развития «электронного правительства» Россия сделала более 30 шагов вперед: поднялась с 59-го до 27-го места. А уже с 1 июля этого года на электронное межведомственное взаимодействие должны перейти все регионы и все муниципалитеты страны.

Уважаемые коллеги, эта задача, этот шаг гораздо более сложный, чем то, что было сделано Правительством Российской Федерации. Всё-таки на правительственном уровне это непростая задача, но она централизованно решалась. Следующий шаг – перейти на электронный формат обслуживания граждан в регионах, муниципалитетах – гораздо более сложный. Поскольку вы постоянно в регионах находитесь, я прошу вас уделять этому самое пристальное внимание. От этого действительно напрямую будет зависеть качество обслуживания граждан. И конечно, необходимо развивать практику предоставления услуг гражданам по принципу «одного окна», в том числе на базе многофункциональных центров. Деньги для создания таких центров можно найти, в том числе за счёт оптимизации работы чиновничьего аппарата. Со своей стороны мы так и поступаем: к 2013 году штаты госорганов, подведомственных Правительству, сократятся на 100 тыс. человек. На федеральном уровне мы вводим оценку персональной эффективности руководителей министерств и ведомств. Считаю, что регионам и муниципальным образованиям необходимо ввести такую же систему оценки работы должностных лиц, она должна базироваться на внятных и чётких показателях.

Мы запустили проект по внедрению стандарта создания благоприятного инвестклимата в субъектах Российской Федерации. Задача – сделать так, чтобы лучшие практики развития бизнеса были не уделом отдельных успешных регионов, а общим правилом работы всех региональных администраций. Вы наверняка знаете такие положительные примеры, когда нет ни нефти, ни газа, ни золота, а результаты работы, объёмы инвестиций, в том числе иностранных инвестиций, рост ВРП кардинальным образом в лучшую сторону отличается от средних показателей по России. В качестве первого шага на муниципальный уровень будут переданы налоги, для того чтобы обеспечить большую самостоятельность регионов и муниципалитетов. На муниципальный уровень будут переданы налоги от малого бизнеса, который сейчас работает в условиях специальных налоговых режимов.

Кроме того, должны быть разработаны понятные механизмы определения объёма региональных дотаций муниципалитетам. Они постоянно жалуются на то, что там чехарда, неразбериха. Кому сколько дать, как дать, по каким принципам – всё это не определено. Это нужно сделать. Повторю, мы готовы передавать средства на места, но важно, чтобы регионы и муниципалитеты грамотно их использовали, концентрировали на приоритетах, на решении вопросов, улучшающих среду жизни людей. Мы уже закрепили в законодательстве такое понятие, как «благоустройство», установили ответственность муниципалитетов перед гражданами за состояние дел в этой сфере и будем помогать местному самоуправлению в этой работе.

В 2010–2011 годах при поддержке федерального бюджета реализован проект по ремонту дорог и благоустройству во всех столицах российских регионов. Теперь логично продолжить его в отношении всех населённых пунктов страны. Поэтому мы обозначили три приоритета расходования средств региональных дорожных фондов. Они создаются, концентрируются там серьёзные ресурсы. По некоторым регионам на дорожное строительство в этом году средств будет получено на эти цели раза в три больше, чем в предыдущие годы.

Так какие это приоритеты? Это сельские дороги, благоустройство малых и средних городов, посёлков, сёл, ремонт внутригородских и поселковых дорог. За два года на эти цели предполагается направить порядка 130 млрд рублей, в том числе везде, где это возможно, обеспечить сельские населённые пункты дорогами с твердым покрытием. По всей России нам предстоит удвоить объёмы дорожного строительства, за предстоящее десятилетие построить порядка 120 тыс. км федеральных и региональных дорог по принятому в мире однополосному исчислению.

От депутатов поступил вопрос о строительстве транспортного перехода через реку Лену в районе Якутска (от «Справедливой России» вопрос). Уважаемые коллеги, проект очень дорогой. По предварительным оценкам, он будет стоить 79 млрд рублей. Надо как следует всё просчитать, определить оптимальные варианты. Там есть вариант и тоннелей, и мостов, и т. д. Нужно понять, куда эта дорога приведёт и какой будет экономический эффект от этого строительства. 79 млрд рублей! Я не говорю, что его не нужно строить, но надо всё взвесить, подумать просто.

Уважаемые коллеги, продолжительность жизни в России за последнее четырёхлетие возросла на 2,4 года и превысила 70 лет. И сейчас нам нужно уже ориентироваться на показатели самых развитых стран. Хочу напомнить, что в концепции демографической политики, которую мы утвердили в 2007 году, планировалось достичь средней продолжительности жизни в России в 75 лет к 2025 году. Эксперты, оценивая текущую динамику, полагают, что такого уровня можно достичь уже к 2018 году. Я думаю, именно так мы с вами задачу и должны ставить перед собой. У нас ещё огромный, не использованный резерв по снижению уровня смертности, прежде всего от так называемых предотвратимых причин – от дорожно-транспортных происшествий, в результате производственных травм, отравлений, прежде всего алкоголем, от табакокурения нужно снижать смертность. Нужно укрепить систему профилактики и лечения онкологических, сердечно-сосудистых и инфекционных заболеваний.

Курение, алкоголизм, наркотики без всяких войн, без всяких глобальных бедствий ежегодно уносят жизни 500 тыс. наших сограждан. Это просто страшная цифра.

Уже в ближайшее время будет введена система раннего выявления наркотической зависимости у школьников. В дальнейшем нужно подумать о такой практике и среди студентов и учащейся молодёжи. Также должны быть приняты поправки в законодательство усиливающие наказание за распространение наркотиков, нарушения в сфере оборота алкогольной продукции, вовлечение несовершеннолетних в употребление алкоголя и табака.

Для семей, попавших в трудную жизненную ситуацию, мы должны предложить социальный контракт – адресную поддержку на условиях включения в нормальную человеческую жизнь, что в первую очередь подразумевает заботу о детях, выполнение общественных работ, отказ от пьянства и асоциального поведения.

Отмечу, что уже реализованные программы – программы поддержки семьи, охраны материнства и детства – доказали свою эффективность. Например, в тех регионах, где мы открыли новые перинатальные центры, скажем, в Ярославле, Ярославской области, Мордовии, других субъектах Федерации, обратите внимание, младенческая смертность сразу снизилась почти на 20%.

Также уже принято решение о бесплатном выделении земельных участков семьям, в которых есть трое и более детей. К сожалению, встречаются случаи прямого невыполнения или даже саботажа этой меры со стороны местных чиновников. Я прошу депутатов держать эту ситуацию тоже на контроле. Нужно, чтобы эти решения, связанные с передачей земель, сопровождались и другими решениями на региональном и муниципальном уровнях. Ну что, кусок земли? Надо же помочь инфраструктуру там наладить.

Конечно, обязательно дополним наши усилия по поддержке семьи новыми мерами на региональном и федеральном уровнях. Как уже говорил, в субъектах Федерации, где демографическая ситуация является отрицательной на протяжении нескольких лет, будут введены пособия семьям, нуждающимся семьям, при рождении третьего и последующих детей. Речь идёт о ежемесячных выплатах в размере до 7 тыс. рублей до достижения ребёнком трёхлетнего возраста.

Следующий важнейший момент. Женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребёнком до трёх лет, должны иметь все возможности сохранить и даже повысить свою профессиональную квалификацию. Необходимо оказать помощь многодетным матерям и женщинам, воспитывающим детей-инвалидов: им сложнее всего найти своё место на рынке труда.

И конечно, нам нужно решать проблему с дошкольным образованием. В прошлом году в рамках программы развития дошкольного образования было создано и оснащено около 200 тыс. дополнительных мест в детских садах. Таких показателей не было многие годы.

На что хочу обратить внимание и прошу вас, как людей, которые каждую неделю бывают в регионах, это всё время на местном уровне, муниципальном, региональном с коллегами иметь в виду. Я уже упоминал о демографическом спаде 1990-х годов, яма такая у нас была, вот сейчас будет подъём, пройдёт ещё несколько лет, и это эхом отразится. Это значит, что мы с вами можем сейчас настроить огромное количество детских садов, а потом количество нуждающихся сократится, понимаете, и опять будем перепрофилировать эти детские сады. Поэтому лучше сегодня их строить где-то рядом с другими учебными заведениями, школами, чтобы потом можно было школы расширять за этот счёт. Повнимательнее, заранее надо об этом подумать.

Но, безусловно, что очереди в детские сады должны быть полностью ликвидированы в течение четырёх лет, в том числе, за счёт развития негосударственных дошкольных учреждений. В свою очередь регионам необходимо довести среднюю заработную плату педагогических работников в дошкольных образовательных учреждениях до средней в сфере общего образования, сделать это уже в течение двух ближайших лет, не позднее.

Мы будем наращивать государственную поддержку социальной сферы, при этом каждый бюджетный рубль должен повышать эффективность, качество социальных услуг. Так, мы значительно увеличили финансирование здравоохранения, растут и зарплаты медицинских работников. К 2018 году средняя заработная плата квалифицированного врача должна вдвое превысить среднюю по экономике региона.

За счёт проекта по поддержке российской школы уже в текущем году во всех субъектах Федерации средняя заработная плата учителей достигнет или превысит, как уже в некоторых случаях имеет место быть, среднюю заработную плату по конкретному региону России. Этот результат нужно обязательно удержать и внимательно следить за тем, чтобы опять не пошло снижение этой заработной платы по отношению к общерегиональному показателю.

В свою очередь, мы рассчитываем на то, что повышение зарплат, изменение социального статуса специалиста в здравоохранении и образовании прямо скажется на повышении качества их работы. Без позитивной мотивации, без нравственного начала кардинальное улучшение социальной сферы невозможно.

Что хочу подчеркнуть? В ближайшие годы у нас будет на 1 млн школьников больше, чем сейчас, и нужно заранее предусмотреть, чтобы дети могли нормально и комфортно учиться. В России не должно быть школ, находящихся в аварийном состоянии. Эту проблему мы должны полностью решить в течение пяти лет, и за этот же срок регионы планируют построить ещё порядка 1000 школ, новых школ, а количество школ, в которых создана безбарьерная среда, должно возрасти до 10 тыс.

Ещё одно предложение. В ходе подготовки к выборам Президента мы создали систему видеоконтроля на всех избирательных участках. Меня некоторые ваши коллеги критиковали за то, что мы направили туда значительное количество федеральных ресурсов. Считаю, что эту инфраструктуру, включая современные каналы связи и скоростного интернета, нужно, конечно же, использовать в интересах российского образования – для развития дистанционного обучения, для доступа школьников к крупным библиотечным и музейным фондам. Это будет абсолютно справедливо, и на этой базе это всё можно сделать.

Главенствующим принципом для нас является, безусловно, и бесплатность школьного образования в рамках образовательного стандарта. Хочу подчеркнуть: практика так называемых дополнительных платных услуг в школе создаёт риск фактической эрозии принципа бесплатности. Например, в некоторых школах формирование классов напрямую связано с необходимостью посещать определённый набор платных занятий или вводятся дополнительные платные консультации по подготовке к ЕГЭ, в то время как школа обязана обеспечить полноценную подготовку к экзамену в рамках выделенных бюджетных средств. Тем самым школа становится источником социального неравенства вместо того, чтобы быть социальным лифтом. Поэтому давайте прямо скажем: дополнительные платные услуги могут быть, но только вне рамок основного образовательного процесса.

В этой связи считаю важным остановиться на нашем фундаментальном подходе к развитию социальной сферы. Государство должно не командовать повседневной хозяйственной деятельностью десятков тысяч детских садов, школ, больниц, поликлиник, социальных центров, а, безусловно, гарантировать людям получение бесплатных и качественных социальных услуг.

Положения известного 83-го Федерального закона существенно расширяют самостоятельность учреждений социальной сферы. Они направлены как на повышение качества и доступности социальных услуг, прозрачности работы социальной сферы, так и на создание дополнительных стимулов для сотрудников. И, конечно, задача состоит в том, чтобы искоренить прямые и скрытые поборы в фактическую фиктивность бесплатности многих государственных и муниципальных учреждений.

Что хочу подчеркнуть? В ближайшие шесть-десять лет нужно создать в России современную, динамично развивающуюся социальную сферу. Какие системные вопросы для этого необходимо решить? Первое – сформировать независимую систему оценки качества работы учреждений социальной сферы, включая критерии эффективности, практику публичных рейтингов социальных учреждений, принятие профессиональных и этических кодексов. Второе – определить современный набор социальных услуг, необходимых для граждан в условиях развивающегося, усложняющегося общества. Третье – нужно открыть социальную сферу для предпринимательства, некоммерческих и общественных организаций, готовых предоставлять качественное образование, медицинскую помощь и социальную защиту. Тем самым мы создадим естественную, живительную конкуренцию, так необходимую нашей социальной сфере. И конечно, следует создать режим наибольшего благоприятствования для социального служения наших традиционных российских конфессий. Нужно ещё раз посмотреть законодательство о государственно-частном партнёрстве и принять соответствующие решения. Убеждён, надо сделать государственно-частное партнёрство одним из существенных механизмов реализации программ в социальной сфере.

Важнейшей основой для развития человеческого потенциала, сохранения нашей идентичности как единого народа служит отечественная культура. Мы утвердили Федеральную программу «Культура России», планируем направить на её реализацию порядка 200 млрд рублей. Безусловно, будем помогать регионам и муниципалитетам приводить в порядок и строить новые дома культуры, театры, библиотеки. Считаю, что особое внимание надо уделить малым городам и сёлам. На реставрацию объектов культурного наследия народов России предполагается выделить свыше 42 млрд рублей.

Ещё один приоритет – развитие музейного дела, которое играет огромную роль в жизни общества, сохранения национальной памяти, обеспечивает историческую связь поколений. Бюджетные ассигнования на поддержку музеев в следующие шесть лет вырастут в 4 раза и превысят 67 млрд рублей. Будем повсеместно внедрять информационные технологии, чтобы каждый гражданин страны независимо от места проживания имел доступ к национальным и мировым культурным ценностям. Будем создавать общенациональные электронные библиотеки, обеспечивать возможность бесплатного просмотра в сети интернет кинофильмов, спектаклей из национального художественного фонда.

Приобщение к культуре начинается, конечно, с самого юного возраста, поэтому в своих статьях, как вы знаете, я предложил ввести позицию организатора детского художественного творчества, а также увеличить объёмы грантов, распределяемых на конкурсной основе среди молодёжных творческих коллективов.

Кроме того, рад, что предметом широкого общественного обсуждения, дискуссии стала идея о ста книгах, с которыми должен познакомиться каждый молодой гражданин Российской Федерации. И конечно, мы должны повысить социальный статус, уровень жизни работников культуры. Наша задача – поэтапно довести оплату труда работников культуры до показателей, сопоставимых со средними для других бюджетных секторов экономики.

Уважаемые коллеги! В предстоящее десятилетие у нас есть всё, чтобы кардинально продвинуться в решении вечной жилищной проблемы. Для большинства семей в России должна быть реализована возможность обзавестись жильём через поддержку государства, через доступную ипотеку, через развитие индивидуального и кооперативного строительства, через формирование сегмента доступного арендного жилья.

В 2011 году вновь начали расти объёмы жилищного строительства. Мы вышли на максимальное с 1990 года число построенных квартир – 780 тыс. По метрам у нас чуть-чуть поменьше, чем в прошлом году, но по количеству квартир (рынок требует такого количества квартир с меньшей площадью) это наибольшее значение.

Мы ставим задачу к 2015 году увеличить темпы строительства в 1,5 раза, до 90 млн кв. м в год. Это примерно 1,5–2 млн новых квартир и домов в год. Что здесь принципиально важно? Первое – нужно продолжить работу по наведению порядка на земельном и строительном рынке, радикально сократить административные барьеры. Я уже говорил об этом. Сегодня, по оценкам самих застройщиков, затраты на прохождение всех процедур, на подключение к инженерной инфраструктуре могут порой доходить до 30% от общей стоимости объекта. Многое упирается в отсутствие документов территориального планирования, правил землепользования и застройки. Считаю, что надо разработать механизм, найти средства и обеспечить в кратчайшие сроки решение этого вопроса. Второе – у нас огромные земельные ресурсы. Надо ввести их в строительный оборот за счёт развития местной дорожной и коммунальной сети, расширение агломерационного радиуса вокруг крупных городов. Понятно, что вокруг крупного города легче строить, дешевле просто. Также будем изымать неэффективно используемые земли у государственных учреждений и ведомств и отдавать их под застройку. Третье – если мы сможем додавить инфляцию, то обеспечим снижение ставок по ипотечным кредитам где-то на уровне 6,5% в ближайшие годы. Убеждён, что эта задача вполне реальна. При этом, например, ипотеку для молодых семей и молодых специалистов можно будет сделать ещё дешевле. Собственно говоря, такие программы у нас сегодня уже работают. Можно будет выдавать кредиты и нужно будет на 20–25 лет. Конечно, регионы должны подключиться – например, помочь с первоначальным взносом, тогда ипотека действительно будет работать. Кстати, мы уже начали реализацию льготной ипотечной программы для молодых учителей, вы это знаете. Намерены активно использовать возможности Фонда развития жилищного строительства, в том числе Фонд РЖС будет бесплатно делать проектную документацию, предоставлять землю, готовить инфраструктуру для жилищных кооперативов. Кстати, в рамках этой работы снижение стоимости до 25–30%. В рамках программы Фонда РЖС уже сданы или находятся в разных стадиях реализации проекты общим объёмом более чем на 10 млн кв. м жилья.

В 2012–2013 годах необходимо полностью обеспечить постоянным жильём военнослужащих. В ближайшее время также полностью решим жилищные проблемы чернобыльцев. В разы увеличим предоставление жилищных сертификатов нуждающимся переселенцам. В текущем году регионы должны в основном закрыть вопрос обманутых дольщиков. Хочу это подчеркнуть: региональные руководители мне ещё года два назад заявляли о том, что они эту проблему закроют, и они должны это сделать. Это не федеральная задача, но мы будем внимательно наблюдать за тем, как эта задача решается на региональном уровне. Там движение есть, но есть и проблемы. Они острые, люди чувствуют себя обманутыми, им нужно помочь, это очевидно. Двигается проблема. Сейчас не буду вам называть конкретно количество предоставленных квартир, оно значительное. Движение есть, но нужно сделать ещё немало, и главное, что это можно сделать.

Ещё одна очень важная тема. Мы приняли решение до 2015 года продлить работу Фонда реформирования ЖКХ. Считаю, что средства фонда следует сконцентрировать на полной ликвидации аварийного жилья в России. Нужно вытащить людей из трущоб в конце концов! В таких домах не только невозможно нормально жить, они представляют и прямую угрозу здоровью и безопасности граждан.

Доступное, комфортное жильё – это ещё и качественные коммунальные услуги по понятным и справедливым ценам. Жилищно-коммунальную сферу надо превратить в современную эффективную отрасль, открытую для конкуренции и привлекательную для частных инвестиций, причём стоимость коммунальных услуг должна быть понятной и прогнозируемой для граждан и инвесторов в ЖКХ. И поэтому мы предлагаем установить нормативы минимум на три года вперёд.

Напомню, что Правительство приняло решение о переносе сроков повышения тарифов на газ, электричество, тепло в 2012–2013 годах на середину году, с тем чтобы не провоцировать инфляцию в начале года. При этом темпы по повышению в большинстве случаев ограничены целевым уровнем инфляции. Руководителям регионов поручено принять меры, исключающие скачки цен в ЖКХ. Будем держать эту ситуацию на контроле. Предлагаю и вам тоже включиться в эту работу.

Инфляция за первые месяцы текущего года в годовом исчислении составила 3,7% против 6,1% в прошлом году. Это ясное, почти математическое доказательство того, какой существенный вклад в рост цен вносят инфраструктурные монополии. В этой связи считаю, что новому Правительству нужно будет тщательно продумать механизм и уровень индексации тарифов естественных монополий. Нужно предметно разбираться со структурой издержек, прозрачностью инвестпроектов, схемами финансирования таких компаний. Граждане и производственный бизнес не должны оплачивать чью-то неэффективность. Это очевидно. Цена вопроса – низкая инфляция. А что это значит? Мы с вами понимаем, это образовательные кредиты, доступная ипотека и так далее. Собственно говоря, это другая экономика.

Уважаемые коллеги! В декабре следующего года мы будем отмечать 20-летие Конституции и современного парламента страны. Однако мы не можем забывать и о том, что нынешняя Государственная Дума – это уже десятая в отечественной истории, если вести счёт от первой российской Думы 1906 года. Убеждён, нам необходимо совместно работать над повышением авторитета и значением Федерального Собрания в системе органов государственной власти России, а также над укреплением роли законодательных собраний в регионах и представительных органов местного самоуправления по всей стране.

Также вместе с Государственной Думой готов совершенствовать институт парламентского расследования, вести последовательную линию на укрепление судебной власти, обновление и оздоровление правоохранительных органов, искоренение коррупции. Это, безусловно, наши важнейшие задачи, которые должны стать общими для власти и оппозиции.

Со своей стороны рассчитываю на конструктивное взаимодействие в течение всего срока наших конституционных с вами полномочий. Надеюсь также и на взаимоуважительную работу законодательной и исполнительной власти, на их совместные действия в целях развития экономики России, достижения нового качества жизни для граждан страны. Скажу больше, сегодня это единственный путь к сохранению доверия общества к власти в целом.

Уважаемые коллеги, восстановив страну после всех потрясений, которые выпали на долю нашего народа на рубеже веков, мы фактически завершили постсоветский период. Впереди новый этап развития России – этап создания государственного, экономического, социального порядка и общественного жизненного устройства, способного обеспечить процветание граждан нашей страны на десятилетия вперёд.

Символично, что мы приступаем к этой работе в год, объявленный Годом российской истории. Ключевые вехи истории определили судьбу России, её тысячелетний путь. Наше поколение должно быть достойно этой великой истории, достойно нашего великого народа, который создал эту великую страну. Сегодня нас, как и наших предков столетия назад, должны вдохновлять вера и любовь к России. Мы обязательно добьёмся успеха.

Спасибо вам большое за внимание.

* * *

Ответы В.В.Путина на вопросы представителей фракций

С.А.Гаврилов (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, наша экономика здорово забюрократизирована, и многие ФГУПы и МУПы попросту не нужны. Однако совершенно очевидно, что в деле новой индустриализации, модернизации нашей страны уникальные предприятия ВПК, институты Академии наук, госкорпорации, банки с госучастием являются локомотивами в деле освоения новых технологий и защиты интересов и безопасности нашей страны. Не случайно зарубежные конкуренты в ходе обсуждения вступления в ВТО ставят задачу ускорения приватизации стратегических предприятий.

Как председатель Комитета по собственности я хотел бы спросить у Вас: не приведёт ли новая широкая приватизация в нашей стране к захвату стратегических предприятий иностранными конкурентами, к валу банкротств и рейдерства, как это происходило в 90-е годы в ходе нечестной, несправедливой приватизации, особенно в условиях финансового кризиса и снижения капитализации наших промышленных активов, а также к неизбежному росту тарифов и срыву инвестпрограмм? Какие Вы видите в этой связи меры по финансовому оздоровлению и поддержке государственных предприятий? Готово ли Правительство утверждать, как и было раньше, вместе с бюджетом программу приватизации в парламенте России?

Спасибо.

В.В.Путин: Очень бы не хотелось, чтобы кто-то захватывал наши стратегические активы. И мы с вами вместе всё должны сделать для того, чтобы этого не произошло. Уверяю вас, что здесь мы с вами союзники.

Если говорить концептуально, вообще приватизация: хорошо это или плохо? Потому что, понятно, Вы задаёте вопрос от Компартии, Компартия известным образом относится к приватизации. Но я сейчас не хочу переводить в политическую плоскость эту дискуссию. Совершенно очевидно, просто мировой опыт показывает, что приватизированные предприятия работают поэффективнее, чем государственные.

Ведь для рядового гражданина... Сейчас, подождите, наберитесь терпения. Вам понравится, что я скажу, правда, честное слово. Понравится, понравится, я серьёзно. Ведь рядовому гражданину, работнику на самом деле всё равно, на каком предприятии он работает – государственном или частном, как правило. Для него важно что? Уровень заработной платы, условия работы, соблюдение техники безопасности, ответственность администрации и собственника, кто бы ни был собственником – государство либо частное лицо или группа лиц. А для государства важно, чтобы, первое, предприятие это (любой формы собственности) активно развивалось, внедряло новые технологические стандарты и исправно платило налоги, а мы с вами аккумулировали эти налоги в государственный бюджет и эффективно использовали в решении оборонных и социальных целей.

У нас так получается или нет, когда мы приватизируем предприятия? Нет. Правильно, я согласен. Я же говорил, вам понравится. Скажем так, далеко не всегда так получается. Так получается в целом по экономике, но по отдельным крупным компаниям далеко не всегда. Более того, частные собственники тырят друг у друга доходы, деньги, имущество.

Со стороны Компартии аплодисменты раздались. Это уникальный случай, надо записать в историю парламентаризма. Но это правда! Вы знаете, они правы. У нас такая, к сожалению, ситуация складывается, когда даже у приватизированных предприятий, повторяю, вот такие совершенно ненормальные явления происходят. Для меня ясно, почему. Нам нужно ещё многое сделать, для того чтобы вот те позитивные вещи, о которых я говорил, при приватизации работали на общество в целом. Надо ещё думать над этим, подправлять законодательство, но в целом тренд правильный.

Если мы всё опять вернём в государственную форму собственности, ничего хорошего из этого тоже не получится. Мы сейчас говорим о стратегических предприятиях. Вопрос-то был такой.

Здесь у нас выработан ряд системных ограничений и контроля со стороны государства. Какие это? Ряд предприятий могут быть приватизированы исключительно при согласии Президента. Это первый рубеж защиты.

Второй рубеж – есть специальная Правительственная комиссия по привлечению иностранных инвестиций в стратегические отрасли и стратегические предприятия. Мы несколько лет назад приняли такое решение как раз с целью предотвращения возможного развития событий по тому сценарию, который вы сейчас описали. Это касается и оборонных предприятий, это касается и сырьевых отраслей, крупных месторождений. Мы индивидуально принимаем решения по каждому такому случаю.

Сказать, что предприятия оборонно-промышленного комплекса представляли какую-то особую ценность для наших конкурентов, было бы большим преувеличением, но есть, конечно, отдельные предприятия, которые тем не менее такой интерес для конкурентов представляют. Будем внимательно следить за тем, чтобы этого не произошло. Будем аккуратненько допускать иностранных инвесторов, но так же, как и во всём мире, будем это контролировать на Правительственном уровне.

Та комиссия, которая создана, – думаю, пока этого инструмента достаточно. Будем вместе с вами советоваться, если увидим, что что-то будет происходить негативное.

Конечно, есть ещё один элемент. Он не связан с оборонно-промышленным комплексом, а связан вообще с экономикой в целом. Надо, конечно, аккуратно смотреть за тем, что государство получает при приватизации, каков доход.

Здесь ведь два главных компонента. Первое. В ходе приватизации ставится цель, чтобы экономика была более совершенной, структурно более современной и эффективной. Некоторые эксперты говорят: и неважно, по какой цене продаём, главная цель – вот эта. А вторая цель – всё-таки фискальная: всё-таки нужно денег побольше получить за вырученные активы. Я думаю, что нужно стремиться к совмещению двух этих задач, из этого и будем исходить.

И.В.Лебедев (фракция «ЛДПР»): Уважаемый Владимир Владимирович!

В последние годы события на Ближнем Востоке с точки зрения наших российских экономических интересов превратились в сплошное разочарование. Ещё не так давно Россия имела сильные политические и экономические позиции, но прокатившаяся волна так называемых революций в этом регионе обошлась России в копеечку. Несмотря на кучу вложенных в эти страны средств, нас вытеснили из Ирака, мы практически всё потеряли в Ливии. На повестке дня вопрос номер один – наши интересы в Сирии, не за горами вопрос по Ирану. Мы везде, что называется, остаёмся с носом.

Вопрос. Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, когда мы научимся отстаивать наши российские экономические интересы за рубежом, как это делают другие страны для себя, и какова будет политика нашего Правительства и государства в этом регионе в дальнейшем?

В.В.Путин: Ну, «с носом» – неплохо, что плохого-то? С носом, с другими частями тела. Мы здоровые, всё у нас есть. Всё работает, слава богу.

Если у нас экономика будет с вами эффективно функционировать, то в целом мы будем привлекательными для сотрудничества вне зависимости от смены режимов в каких бы то ни было странах. Они сами будут к нам тянуться, и не за подачками, а за совместной работой.

Ещё в советские времена, помните, эти события, которые происходили в Египте, вот там просто реально вкладывали в одностороннем порядке – по политическим и идеологическим соображениям. А потом в том же Египте – тук! – ситуация изменилась, и где все наши вложения оказались? Неудобно говорить в этом зале, но вы понимаете, что я имею в виду. Помните, Гамаль Абдель Насер и прочие в этот период времени, когда произошла переориентация Египта?

Недосмотрели, говорят... Да при чём здесь разведчики? Это не разведчики – это ошибочный подход был. Сейчас я не хочу никого ругать. Я не знаю, как бы я сам поступил. Наверное, действовал, как бывшее советское руководство. Просто мы в зону своего влияния втаскивали определённые страны и за это им платили, а потом там – тук! – и режим сменился, и все наши вложения неизвестно где. То есть известно…

Я хочу вам сказать, что за последнее десятилетие мы по идеологическим соображениям никаких ресурсов крупных ни в одну из стран не вкладывали. Всё, что происходило, происходило на рыночной основе. Никаких подарков мы никому не делали. Поэтому сказать, что мы что-то потеряли, – это не точно. Можно, наверное… Да не можно – я с вами соглашусь: говорить о недополученной выгоде – это правда.

У нас были, допустим, контракты по Ливии и в сфере железнодорожного строительства, освоения ресурсов, – «Элефант» там собирались мы осваивать вместе с итальянцами (нефтегазовое месторождение), и в сфере поставок вооружения, специальной техники были контракты. Там можно было бы на этом заработать в хорошем смысле этого слова. И ливийской стороне было бы выгодно, и нам. Мы эти возможности пока утратили, хотя новые руководители Ливии уже дают сигнал о том, что им было бы интересно продолжить экономические связи. Дай бог, чтобы страна просто сохранилась. Мы знаем, какие там процессы происходят тяжёлые. Там возможен просто распад страны. Но можно ли остановить эти процессы? Наверное, нет. Это отдельная история.

Вы знаете, фундаментальные интересы России и многих стран этого региона в значительной степени совпадают. Я уверен, просто не сомневаюсь: мы будем выходить на новые формы и горизонты сотрудничества, на новые уровни сотрудничества.

Но, конечно, при этом всегда Россия должна действовать таким образом: должна иметь в виду свои национальные стратегические интересы и отстаивать их на всех уровнях и во всех международных организациях.

С.В.Кривоносов (фракция «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, Вами определены серьёзные социально-экономические задачи развития нашей страны. При нынешних ценах на нефть они выполнимы, но системные проблемы мирового экономического кризиса до сих пор не решены. Что планируется предпринять для решения проблемы, если она возникнет, с точки зрения международной экономической ситуации?

В.В.Путин: Вы как будто не из «Единой России». Хороший вопрос, правда. Я благодарен всем представителям фракций за эти вопросы, потому что они дают возможность разъяснить нашу позицию и снять некоторые озабоченности, которые возникают у депутатов.

Что я хочу сказать: все инициативы, которые я излагал, по-разному можно считать, сколько они стоят, они не связаны с нефтегазовыми доходами, с большими нефтегазовыми доходами, вот что главное. Мы рассчитываем бюджет из консервативного сценария мировых цен на углеводороды. И даже если цена упадёт, скажем, до 70 долларов за баррель, мы будем в состоянии выполнять наши обязательства.

Да, в этом случае нам придётся провести некоторую перегруппировку наших приоритетов так же, как мы с вами делали в 2009–2010 годах, мы будем делать с парламентом эти шаги, если потребуется. Если не потребуется, то мы будем исходить из имеющихся консервативных сценариев цены на углеводороды и выстраивать приоритеты, в том числе и изложенные в тех статьях, о которых вы сейчас сказали. Там по-разному считают: от 1,5% ВВП, кто-то считает – пять. Это неправда, совершенно неточно. Можно сказать, до 1,5. Мы всё это считали.

Я вас уверяю, всё, что я изложил в этих статьях, я предварительно обговаривал со специалистами, с Министерством финансов, которое, вы знаете, очень прижимисто и по каждому вопросу возражало. Но в конечном итоге всё-таки приходили к выводу, что это возможно, это возможно…

О чём идёт речь, я напомню. Я только сейчас говорил. Скажем, выплата 7 тыс. рублей на третьего ребёнка, повторяю, нуждающимся семьям в депрессивных с демографической точки зрения регионах. Стипендию довести до 5 тыс. рублей нуждающимся студентам, хорошо успевающим. То есть мы должны с вами социальную поддержку делать более адресной. И по некоторым другим позициям: уровень заработной платы преподавателей вузов и так далее. Всё это – счётные позиции.

Сейчас мы дополнительно, конечно, более тщательно работаем над каждой из этих позиций. За счёт чего? Нужно сокращать издержки, нужно увеличивать собираемость налогов, нужно вообще более эффективно хозяйствовать, и мы можем это сделать. Там почти по каждой позиции, если я сейчас буду перечислять, положительный выхлоп (извините меня за моветон) будет в размере 1,5% ВВП, почти по каждой, а она не одна. Но, конечно, это потребует серьёзной административной и правовой работы по обеспечению этих заявленных приоритетов. Надеюсь, что мы вместе с вами это и сделаем.

Е.Г.Драпеко (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, 4 марта в Астрахани проходили выборы мэра. Они прошли с грубыми нарушениями избирательного законодательства, и «Справедливая Россия» не признала их результаты. В знак протеста против массовых фальсификаций наши коллеги во главе с Олегом Шеиным ещё 16 марта объявили бессрочную голодовку.

Именно по Вашей инициативе на избирательных участках были установлены веб-камеры. И сейчас, когда мы получили видеозаписи с избирательных участков, мы можем официально заявить: результаты выборов мэра Астрахани не соответствуют реальному волеизъявлению граждан. Когда есть видеосвидетельства фактически совершённых преступлений, нашими товарищами оформляется иск в суд. Мы знаем, что решение суда – единственно возможное для отмены результатов выборов и признания их недействительными. Вы, конечно, знаете об этой ситуации.

Я прошу Вас, Владимир Владимирович, дать Вашу личную оценку астраханскому беспределу.

В.В.Путин: Вы знаете, насколько мне известно (мне и Сергей Михайлович об этом говорил где-то неделю назад), но и у Председателя Правительства, и у Президента нет права отменять результаты выборов. Я на этот процесс не могу повлиять.

Вот сейчас мы с вами обсуждаем возможность выборов руководителей регионов. Я думаю, что таких коллизий и споров будет очень много. Но и по проекту этого закона у Президента тоже не предусмотрено права отменять результаты выборов. Если вы считаете, что нужно Президента наделить таким правом, давайте подумаем. Но мне кажется, что Президент тогда просто погрязнет в постоянных спорах по поводу того, правильно или неправильно были проведены выборы, каковы нарушения в ходе этих выборов.

Разумеется, если вы спрашиваете моё личное мнение, оно заключается в том, что если нарушения такие, которые могут поставить под сомнение сами результаты, то тогда, соответственно, суд должен принять решение об отмене, но если суд не найдёт оснований для отмены, ну тогда нужно согласиться с результатами. Насколько мне известно, ваш коллега Шеин голодовку начал, а в суд не обращался до сих пор. Честно говоря, даже странновато как-то. Зачем голодать, может, суд ещё и разберётся и все согласятся с результатами этого разбирательства? Мне кажется, надо в суд обратиться.

Честно говоря, я не знаю деталей, откровенно вам говорю. Сегодня с утра смотрел новостной блок (не помню, по какому каналу), видел, что прокурор выступал астраханский. Вот он заявил о том, что они рассмотрели жалобы, нашли нарушения, но считают, что эти нарушения не являются существенными и не должны вести к отмене, но окончательное решение должен принять суд. Повторяю ещё раз: это инстанция, с решением которой мы все должны будем согласиться.

С.И.Штогрин (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович!

Для всех очевидно, что за последние годы экономика Российской Федерации приобрела ярко выраженный экспортный характер, сырьевой характер. Это особенно ярко видно на примере Дальнего Востока, который превратился в территорию для транзита наших природных ресурсов, ну и добычи их.

Если в советское время строились Комсомольский-на-Амуре авиационный завод, судостроительный завод, «Амурсталь», пять предприятий лёгкой промышленности в Биробиджане, целые комплексы предприятий сельского хозяйства, тепличные комбинаты, животноводческие комплексы вокруг Хабаровска, то что построено на Дальнем Востоке за последние годы? Нефтепровод, угольный терминал в Ванинском районе на 13 млн т, газопровод и завод по сжижению газа на Сахалине. Почему это происходит?

Налоги такие же, как во всей стране, зарплата населения ниже, чем в центральных регионах. Что предпринято Правительством за последние годы и что Вы думаете сделать, чтобы Дальний Восток был настоящим промышленно развитым регионом и люди там хотели жить, жили там, а не бежали оттуда, как чёрт от ладана?

Спасибо.

В.В.Путин: Обе территории стратегически важны, я полностью согласен, я об этом сказал в своём выступлении, и хочу вам сказать, что меня так же, как и вас, это очень беспокоит. Думаю, что ваша озабоченность справедлива, и я уже говорил: темпы оттока людей из этих регионов сократились существенным образом, но всё равно, даже по сравнению с 2010 годом, отток небольшой есть в 2011 году. Это говорит о том, что наших усилий, которые мы прикладываем по стабилизации ситуации как минимум, а ещё лучше, конечно, по развитию, недостаточно.

Делается что-то или не делается? Делается, конечно. У нас программа есть, одна из семи региональных программ, которую мы финансируем из федерального бюджета, по Забайкалью и по Дальнему Востоку. Одна из семи территориальных программ.

Я сейчас не буду говорить количество десятков и сотен миллиардов, которые вкладываются в рамках этой программы, но этого недостаточно. Нам нужно подумать над системой преференций. Как бы там ни было, а всё-таки в советское время действительно преференции эти работали. Они заключались в том, что люди, которые жили на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, в сопоставимых величинах, значительно больше зарабатывали, чем в европейской части, и мирились по сути дела с теми инфраструктурными неудобствами, которые и в советское время там были.

Эти все неудобства остались, даже ухудшилась ситуация, особенно в связи с дороговизной билетов на железной дороге, тем более на самолёте, а эта разница в доходах между теми, кто проживает в европейской части и на Дальнем Востоке, в Забайкалье, серьёзным образом сократилась.

Конечно, нам нужно вместе подумать над тем, как ситуацию поменять. Но сказать о том, что там совсем уж ничего не происходило, – это неправда, это не так. Недостаточно, именно поэтому я и предложил создать там или корпорацию, или отдельный орган по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Там действительно много сделано с точки зрения развития сырьевых отраслей: добыча нефти, газа, завод по сжижению. Это, кстати говоря, тоже неплохо. Скажем, завод по сжижению – это самые высокие технологии, это повышение уровня не только производительности труда в регионе и доходов в региональный бюджет, это ещё и изменение качества этих рабочих мест, уровня заработной платы и т.д.

Сейчас мы там активно работаем над созданием предприятия в сфере судостроения. Там же, как вы знаете, работает и известное предприятие «Сухой». «Суперджет-100», о котором я говорил и о котором мы все знаем, там делается, самолёт пятого поколения тоже там в значительной степени делается. Там это всё не исчезло, никуда не пропало, и там люди работают.

Сейчас два судостроительных предприятия будем создавать, одно вместе с Сингапуром, другое вместе с Южной Кореей. Металлургическое предприятие поддерживаем (оно оказалось в тяжёлом состоянии после кризиса, но уверен, что будет выживать), авиацию, Бурейскую ГЭС ввели.

На самом деле с точки зрения энергетики существенный прогресс, хорошие шаги вперёд были сделаны. В Амурской области по сути полностью с введением Бурейской ГЭС ликвидирован дефицит электроэнергии. Это создаёт хорошие условия для развития производственного кластера, вот это надо сделать. Давайте будем вместе думать, как сделать это современными, эффективными средствами, таким образом, чтобы каждый вложенный туда рубль эффективно работал. Такая проблема существует, и она одна из стратегических для нашей страны.

Я.В.Зелинский (фракция ЛДПР): Владимир Владимирович, за 2011 год Правительством многое было сделано и ещё больше не сделано. Цели и задачи, которые Вы ставили, в глубинке России не почувствовали. Люди на протяжении десятилетий не видят явных перемен и в будущее не верят. Те цифры, которыми Вы апеллируете, в рот не положишь и детей не накормишь. Я не сомневаюсь в Вашем стремлении помочь нашему населению, но те люди, которые работают в Вашей команде, не являются тем плечом, на которое можно было бы положиться.

Взгляните в лицо правде: министр обороны, решивший закупить военную технику за рубежом, министр образования ведёт политику дебилизации наших детей, министр здравоохранения, которая кормит неэффективным и бесполезным «Арбидолом» всю страну, – у меня не хватит времени перечислять все «заслуги» псевдореформаторов, действующих министров. Я уверен, что они не являются Вашими единомышленниками. Может быть, не имеет смысла, бессмысленно тасовать карты, пора обновить руководящие кадры, ведь кадровая альтернатива Вашему окружению имеется?

В.В.Путин: Чертовски хочется поработать лично? Я так и думал. Молодец!

Вы правы. Проблем у нас много, и далеко не все решены. Цифры, которые приводил, также как и любые другие цифры действительно в рот не положишь, и съесть их невозможно, но они объективные, они показывают темп нашего развития. Это совершенно точно, очевидный факт: они позитивные.

Мы вместе с вами, в том числе, повторяю, я уже об этом сказал, со всеми депутатами Госдумы, вне зависимости от фракционной принадлежности, в целом можем этим гордиться. Мы многое сделали, но многое, и об этом я много раз говорил, ещё не сделано.

Есть ли проблема в тех отраслях, о которых Вы упомянули: в здравоохранении, в образовании, в сфере оборонной безопасности? Ну конечно, есть, ну конечно, их там много. Я вас уверяю, что в любой, даже в стране с очень развитой социальной инфраструктурой, их тоже очень много. И это хорошо, что мы имеем с вами возможность так открыто, прямо глядя в глаза друг другу, обо всём этом говорить, потому что это избавляет нас от необходимости всё время стучать в барабаны и говорить о наших успехах. Вы правы, надо всё время смотреть в сторону того, что ещё не сделано.

Допустим, у меня много вопросов к ЕГЭ, который внедряется Министерством образования. Там много и коррупционных схем возникло, и так далее, но подавляющее большинство, это факт, преподавателей, родителей в целом оценивают и позитивные стороны этого процесса. Вы знаете, что у нас в крупнейшие вузы, скажем в Уральский государственный университет, около 70% поступило в прошлом году абитуриентов из сельской местности? Такого никогда раньше не было, из других регионов России, не только непосредственно там, где университет находится. Это и способ снижения коррупционной нагрузки на эту сферу.

Конечно, нужно многое сделать с точки зрения реформирования, и реформировать по уму нужно. Я сейчас приводил данные по изменениям в сфере демографии, ведь это же не само по себе произошло. Это снижение смертности от ДТП, у нас наблюдается снижение смертности по всем критическим показателям, и в онкологии, меньше всего по онкологии, к сожалению, но тоже есть небольшое снижение, по сердечнососудистым заболеваниям и так далее – это тоже результат работы Министерства здравоохранения и коллег на местах.

Давайте будем объективными, посмотрим, что реально происходит в стране. Я понимаю, логика политической борьбы даёт вам основание говорить: там обманывают, здесь неправильно. Но для того чтобы нам принимать эффективные решения, нужно апеллировать к реальным цифрам. Если Вы считаете, что статистика неверна, давайте мы ещё посмотрим на статистику. Но уверяю вас, там всё нормально, там всё выдержано, это же многократно проверяется.

Поэтому, скажем, в самом низовом звене здравоохранения, конечно, огромное количество вопросов и проблем. Разумеется, мы должны с вами над этим работать, и мы будем это делать, но апеллировать нужно всё-таки к объективным данным.

Что касается кадровых вопросов, я уже многократно говорил и хочу подтвердить: мы существенным образом будем менять управленческую команду, но не потому что люди не заслуживают того, чтобы дать их работе позитивную, удовлетворительную оценку, – нет, просто таков жанр этой деятельности. По некоторым направлениям просто очень сложно быть под постоянным давлением, очень много интересов, причём разных групп. И в целом, конечно, кадровая политика у нас будет связана с обновлением, я не исключаю, что в том числе и за счёт представителей самых разных политических сил. Ведь для всех нас важно, чтобы люди прежде всего были профессионально хорошо подготовлены.

А.Н.Хайруллин (фракция «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, конечно, если бы в ВТО было плохо, то нас, наверное, давно туда приняли бы. Тем не менее уже летом наша страна станет полноправным членом Всемирной торговой организации, а это означает не только дальнейшую интеграцию в мировую экономику и получение дополнительных торговых привилегий, о которых Вы сказали в своём выступлении. Это означает прежде всего и то, что мы должны взять на себя определённые обязательства.

В связи с этим скажите, пожалуйста, сможем ли мы, обременённые этими обязательствами, обеспечить должный уровень защиты наших товаропроизводителей, в том числе озвученного Вами машиностроения, сельского хозяйства, особенно молочного животноводства, то есть тех отраслей, которые обеспечивают наибольшую занятость и имеют наивысшие риски при вступлении в ВТО?

Спасибо.

В.В.Путин: Конечно, такие опасения правильными являются, и мы должны над этим думать: хотим ли мы, чтобы наши производители были поставлены в худшие условия, чем их конкуренты в других странах мира, на нашем собственном рынке? Помните, как в известном фильме: сам не хочу. Мы всё время думаем о том, чтобы этого не произошло. Мы и членами Всемирной торговой организации должны быть, и должны избежать тех рисков, о которых вы сейчас сказали. Это не только сельское хозяйство, это и сельхозмашиностроение, очень чувствительный там момент, само сельское хозяйство, конечно, автопром.

В ходе переговорного процесса, который продолжался 18 лет, мы в целом получили в руки те инструменты, которые позволяют нам сохранить конкурентоспособность нашего товаропроизводителя. Скажем, в автопроме мы выработали новые механизмы, так называемые автосборки, то есть привлечение иностранных инвесторов с их технологиями на нашу территорию. Я уже об этом сказал: при условии переноса на территорию Российской Федерации технологических и научных центров и локализации продукции, то есть производства соответствующих компонентов этой продукции до 60–70% – двигательные установки, покраска, лакокраска, трансмиссия и т.д., т.е. самые важные узлы. Просто для примера говорю.

В ходе переговорного процесса с ВТО некоторые страны Европы настояли на том, чтобы мы вот эти особые условия для наших производителей перенесли с 2020 года на более ранний срок, просто сократили бы для них определённые преференции и льготы по ввозу запасных частей до середины 2018 года, и мы согласились с этим.

Но чтобы не подвести наших инвесторов, с которыми мы уже заключили на тот момент соответствующие соглашения, мы приняли решение субсидировать их работу на два года напрямую из федерального бюджета, с тем чтобы обеспечить современное лицо нашего автопрома, причём на отечественной почве. В целом все с этим согласились, вот такой компромисс был найден по автопрому.

При этом я уже говорил, недавно мы собирались на АвтоВАЗе, есть и вполне законные, применяемые другими странами–членами ВТО инструменты, например экологическая организация обратила наше внимание на то, что автохлама у нас становится все больше и больше. Хорошо, мы введём экологический сбор. Для тех, кто производит на территории России, – гарантийное письмо (понимаете, что оно стоит), а для тех, кто завозит по импорту, – соответствующие деньги, по сути равные той разнице, которая получится после снижения ввозной таможенной пошлины на территорию России импортной автотехники после присоединения к ВТО. Как пример.

Другие примеры в очень чувствительной для нас сфере, вы тоже об этом упомянули, – сельском хозяйстве. Конечно, сельхозтоваропроизводители постоянно обращали наше внимание на проблемы, с которыми могут столкнуться.

Я упоминал о том, что у нас сельское хозяйство в целом демонстрирует хорошие результаты, но это совсем не значит, что их не нужно защищать при присоединении к ВТО. У нас с вами сегодня общий объём субсидий – примерно 4,5 млрд долларов (в долларовом эквиваленте), а мы договорились, что на ближайшие два года в рамках принятых решений по присоединению к ВТО мы имеем право субсидировать наше сельское хозяйство на 9 млрд – не на 4,5, а на 9 потом, при последующем постепенном снижении. Но мы не в состоянии даже этого делать, то есть мы выгадали для себя вполне приемлемые условия.

Одна из чувствительных позиций (я просто могу сейчас до утра об этом говорить) – это красное мясо, и прежде всего мясо свинины. Мы занимались этим предметно очень много. Конечно, мы стараемся отследить до деталей, и конечно, это был очень тяжёлый, сложный такой, скандальный процесс наших дискуссий с нашими партнёрами–членами ВТО. Но в целом компромиссы, я считаю, достигнуты, и есть инструменты, которые позволяют при дополнительном их использовании гарантировать наши интересы.

Вместе с сельхозпроизводителями мы сейчас об этом думаем и будем их внедрять так же, как я сказал применительно к автопрому.

Н.В.Левичев (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, хочу продолжить обсуждение системы образования, которая, на наш взгляд, развивается довольно однобоко. Огромные усилия Министерства направлены на создание оценочных и измерительных процедур – проверок, отчётов. За годы разработки ЕГЭ потрачены огромные деньги: по экспертным оценкам, ежегодная цена ЕГЭ сейчас составляет до 6 млрд рублей – это примерно 20% федерального бюджета, выделяемого на все среднее образование. На наш взгляд, явный перекос. Принято решение о введении ЕГЭ для бакалавров, это тоже будет стоить больших денег. И ради чего? Проверки ужесточаются, а качество знаний всё равно снижается.

Не считаете ли Вы, что сам вектор развития отечественного образования выбран неверно, что разработка всякого рода тестовых процедур происходит в ущерб самому содержанию учебного процесса? Спасибо.

В.В.Путин: Я отчасти соглашусь с вами в том, что исключительно тестовые процедуры – это опасный путь для выявления талантливых, перспективных людей. Но у нас существует не только этот тестовый путь, есть ещё и другой путь – путь через различные олимпиады, конкурсы и так далее. Это во-первых. И во-вторых, крупнейшие вузы страны, допустим, как Московский университет, они проводят дополнительные собеседования. Я с вами согласен, если только на этом сконцентрироваться и только эти инструменты использовать, пожалуй, мы попадаем в рискованную зону, но нужно сочетание того, о чём сказал я, и того, что вызывает опасение у вас.

Но в целом всё-таки генеральный путь развития образования у нас правильный, на мой взгляд. Мы должны сделать нашу систему образования гораздо более эффективной и современной. Что касается бакалавриата и т. д., нужно нам это или нет? Если мы хотим, чтобы наши выпускники чувствовали себя уверенно на мировом рынке труда, то это неплохо. Это повышает конкурентоспособность системы образования в целом. Когда человек приезжает к нам в вуз – российский ли гражданин или гражданин любого другого государства, он знает: закончил вуз и может работать в любой стране мира. Это повышает конкурентоспособность, привлекает в систему высококвалифицированные кадры. Понимаете, это очень важно. В целом я считаю, мы действуем правильно.

Н.М.Харитонов (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович! Как Вы считаете, какая концепция, условия и какое законодательное обеспечение необходимы для ровного и равного регионального развития в России? Правда, Министерство регионального развития своими действиями пытается быть Ариной Родионовной для всех регионов сразу, но этого мало и малоэффективно.

В.В.Путин: Знаете, вместе надо подумать, это непростой вопрос. Я скажу, что, допустим, по региональным программам мы почти 0,5 трлн рублей в последние годы направили. У нас семь региональных программ существует, я об одной из них уже упоминал – это развитие Забайкалья и Дальнего Востока, потом развитие Чеченской Республики, «Юг России», Северный Кавказ отдельно, Калининградская область, ну семь региональных программ.

Повторяю, за последние годы почти 0,5 трлн рублей мы направили на эти программы. Работают они эффективно или нет? В целом эффективно. Достаточно этого или нет? Недостаточно. Конечно, Министерству регионального развития нужно подумать на тему о том, как организовать его работу в ближайшие годы. Можно и должно действовать более эффективно, здесь я с вами согласен. Нам нужно концентрировать ресурсы на ключевых направлениях регионального развития и выстраивать общие правила поведения по ключевым вопросам, используя конкурентные преимущества каждого региона в отдельности. Мы именно таким образом постараемся действовать.

Если у вас есть конкретные предложения по поводу того, как нужно организовать работу, мы с удовольствием прислушаемся к этим рекомендациям.

Я.Е.Нилов (фракция ЛДПР): Уважаемый Владимир Владимирович! В своём докладе Вы вскользь коснулись вопросов внешних угроз, и фракция ЛДПР хотела бы узнать Ваше мнение по следующему вопросу.

Как известно, военный блок НАТО был создан не как наш друг и товарищ, а скорее как военный соперник. Нельзя сегодня не вспомнить последние слова кандидата в президенты США Ромни, который назвал Россию одним из главных врагов Америки, наверное даже первым врагом Америки. Принципиальная позиция верховной власти России всегда была направлена на то, чтобы не допустить развёртывания никаких военных баз не только на территории нашей страны, но и близ границ. Принципиальный лозунг ЛДПР всегда был: «Нет – движению НАТО на Восток». Однако недавно появилась информация о том, что на территории Ульяновской области будет развёрнута военная база НАТО.

В связи с этим встаёт такой вопрос: поменялась кардинально позиция у руководства страны или мы чего-то не знаем, что-то не так понимаем? Прошу Вас прокомментировать. Спасибо.

В.В.Путин: Я считаю, что блок НАТО – это в целом (и я говорю об этом прямо нашим коллегам) атавизм времён холодной войны. Он возник в то время, когда существовала биполярная система в международных отношениях: сначала были созданы западный блок и НАТО, а потом в ответ на это Варшавский договор. Сегодня такой ситуации нет. Непонятно, зачем нужна такая организация, как НАТО. Но она есть, это реалии геополитические и с ними нужно считаться.

Более того, в некоторых случаях НАТО действительно играет роль такого стабилизатора в мировых делах. Правда, свой нос иногда суёт туда, куда не нужно, и выходит за рамки даже своей уставной деятельности, но мы должны соответствующим образом реагировать. Это совершенно естественно, но, повторяю, в ряде случаев играет стабилизирующую роль.

Например, в Афганистане НАТО действует в соответствии с мандатом Организации Объединённых Наций. Я хочу обратиться ко всем вам здесь присутствующим вне зависимости от политической ориентации: мы с вами понимаем, что происходит в Афганистане, ведь правда? Мы с вами заинтересованы в том, чтобы ситуация там была под контролем, так? И мы с вами не хотим, чтобы наши солдаты воевали на таджикско-афганской границе? Не хотим. Но там западное сообщество и НАТО присутствуют. Дай Бог им здоровья, пускай работают.

Мы с вами приняли решение поддержать транзит (и наземный, и воздушный) отдельных стран – и США, и ФРГ, и Франции. Надо им помогать – в этом моя позиция, – надо помогать им решать проблему стабилизации ситуации в Афганистане. Или нам придётся это делать самим. Понимаете, в чём дело, выбор какой?

Что касается НАТО. Если мы отдельным странам НАТО уже разрешили транзит, то в чём проблема для самой НАТО? Знаете, нужно очень прагматично подходить к определению того, что нам выгодно, соответствует это нашим национальным интересам или не соответствует. Нашим национальным интересам соответствует поддержание стабильности в Афганистане, и мы публично говорим об этом: мы будем вам, и поэтому транзиты будем обеспечивать.

Что касается Ульяновска, то никакая там не база НАТО. Это просто, как военные говорят, площадка подскока в случае транзита по воздуху грузов соответствующих военных. Поэтому, уверяю вас, ничего там необычного, не соответствующего нашим интересам не происходит. Наоборот, всё, что делается в этой сфере, полностью соответствует национальным интересам Российской Федерации и нашего народа.

А.Л.Шхагошев (фракция «Единая Россия»): Владимир Владимирович, у меня два вопроса, они носят политический характер. Первый связан с возобновлением прямых выборов глав субъектов, в частности с выборным фильтром. Несмотря на то что мы сегодня концептуально поддержали эту инициативу, у многих наших коллег выборный фильтр, обсуждение, вызывает некоторое недоумение. Очень важно услышать Ваше мнение здесь: каким Вы видите такой фильтр и сможет ли этот фильтр выполнить важнейшие две задачи: а) поддержать достойных кандидатов; б) не пропустить криминал во власть и тех людей, которые ни при каких обстоятельствах не могут служить политическим гарантом в своих регионах?

Второй вопрос – это больше, наверное, просьба дать свой комментарий по принятому уже закону «О внесении изменений в Закон “О политических партиях”» по поводу регистрации, а точнее...

В.В.Путин: Давайте начнём с того, что вы спросили в завершение. Какие комментарии? Закон принят, его надо исполнять. Нам важно с вами не допустить того, чтобы у нас возникали партии по религиозным принципам, по национальным, по региональным. У нас очень сложноустроенная Федерация. Принятие решения такого рода должно, конечно, проходить очень серьёзную оценку с точки зрения последствий принимаемых решений. Надо внимательно следить за правоприменительной практикой, с тем чтобы у нас действительно не возникало вот таких партий, которые вели бы к сепаратизму, национализму и т. д. У нас же не мононациональное государство. У нас сложноустроенная Федерация. Я ваши опасения понимаю и отчасти разделяю их.

Вместе с тем мы должны иметь в виду и запрос общества. Общество должно чувствовать, что оно формирует власть. Только тогда оно будет реально устойчивым, только тогда будет баланс политических сил соблюдён. В Швеции, например, 700 партий, маленькая страна, но там 700 партий. Реально в выборах принимает участие 30, а парламент формируют, по-моему, шесть или семь партий. В США огромное количество партий, даже не помню количество уже, но реально на политической сцене страны две. Люди чувствуют себя свободными, и им предоставлена возможность формировать политические партии, принимать участие в политической деятельности. Но система выстроена таким образом, что она не мельчит, не разрушает само государство, а стабилизирует его – нам с вами нужно к этому стремиться. От того, как мы выстроим практику применения этого закона, в значительной степени будет зависеть политическое самочувствие страны и её будущее.

Что касается выборов руководителей регионов. Вы знаете, что я был одним из авторов, если не единственным, прежней системы приведения к власти руководителей регионов. Это не было прямое назначение, всё-таки выигравшая региональные выборы партия предлагала своего кандидата, а потом за него голосовала или не голосовала. И навязать непросто было на самом деле, и вообще никто уже не хотел навязывать. После того как у меня возникла реально ситуация, когда я был ещё Президентом, мне депутаты одного из региональных собраний сказали: мы знаем, что Вы хотите предложить такого-то, – мы не будем за него голосовать. Я вам скажу прямо – в Волгограде, по-моему, или в Нижнем, – и мы изменили решение: мы другого человека предложили.

Вот на тот период времени мне казалось, и я в этом убеждён – не просто казалось, убеждён, мы же только из гражданской войны фактически вылезали, мы знали с вами, – что за кандидатами часто вставали и криминальные структуры, и националистические. И вот такой механизм, который совмещал в себе – и будущими кандидатами, и будущими руководителями регионов – учёт региональных особенностей, поскольку к власти допускался через заксобрания регионов, и обязательный учёт общенациональных интересов, был правильным и обоснованным.

Конечно, всё, что делал этот человек, хорошего и плохого… Ну про хорошее мы стараемся не думать и не говорить об этом – только на отчётных встречах, а ошибки-то всегда на слуху, поскольку он квазиназначаемый, всегда концентрируются на том, кто назначил… Дело не в ответственности, скажем, Президента, дело в том, чтобы люди чувствовали сами тоже свою ответственность за того человека, кого они приводят к власти путём прямого тайного голосования. Это важно с точки зрения развития внутридемократических процессов.

Ну, конечно, в условиях нашей страны опасность того, что на рынке избирательных услуг будут востребованы национализм и сепаратизм, представляет для нас угрозу, здесь вы правы абсолютно. Нужно к этому очень аккуратно относиться, очень-очень аккуратно.

Как нам построить эти фильтры, о которых вы сказали, о которых я тоже говорил? Вы меня спрашиваете: какие они? Я не знаю, надо вместе подумать. Они должны быть не обременительными и не создавать проблемы для волеизъявления людей, но они должны отсекать полукриминальные элементы, националистические, должны отсекать людей с крайними взглядами, здесь я согласен.

Вот один из вариантов, предложений в проекте закона, о котором вы сказали, – это предварительное голосование через депутатов муниципальных собраний. Это реальный инструмент, такой инструмент применяется во Франции при выходе кандидатов на президентские выборы. Если человек хочет баллотироваться на должность губернатора, он должен провести консультации с депутатами местных собраний, они должны его послушать и поставить подписи – от 5 до 10%. Но это уже, по-моему, неплохо. Нужны ли и возможны ли какие-то фильтры на федеральном уровне, скажем президентский фильтр? Ну если мы с вами изобретём такой механизм, я, конечно, буду его поддерживать. Но повторяю ещё раз: он должен быть необременительным, понятным и прозрачным для общества, чтобы не было так, что по наитию там Президент взял кого-то и завернул. Но это же всё живой процесс. Давайте посмотрим, как будет работать тот закон, о котором мы говорим. В наших с вами силах – внести поправки в будущем, если потребуется, конечно, посмотреть, как он работает, сначала нужно. Ну и, пока он ещё окончательно не принят, пожалуйста, ваши предложения.

М.В.Емельянов (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович! В своём выступлении и в ответе на вопрос депутата Хайрулина Вы упомянули о позитивном международном опыте вступления в ВТО. Но Китай, Индия, Южная Корея, Азиатско-Тихоокеанский... другие страны, успешно осуществлявшие модернизацию, они сначала проводили модернизацию экономики, а потом уже открывали свою экономику внешнему миру.

Вы сами сказали, что почти 70% основных фондов изношено, то есть мы вступаем в ВТО, открываемся миру с немодернизированной экономикой. На мой взгляд, это стратегическая ошибка. О какой равноправной конкуренции с импортом можно говорить, если рентабельность большинства предприятий упадёт и, может быть, даже станет отрицательной? Где они возьмут деньги на модернизацию? Кредитовать их никто не будет, инвестировать в них тоже никто не будет. В этой связи конкретный вопрос: какие отрасли промышленности выиграют от вступления в ВТО, но не в туманной среднесрочной перспективе, а сразу же, а какие отрасли мы потеряем, в каких отраслях будет торможение экономического роста или спад? Почему задаю вопрос непосредственно Вам? Те чиновники, которые занимаются вопросами ВТО, на эти вопросы конкретных ответов не дают. Можете ли Вы дать вполне конкретные, чёткие ответы, был ли такой анализ? Спасибо.

В.В.Путин: Помните шутку: что раньше было – курица или яйцо? И ответ: раньше всё было. Это неправильный ответ, потому что раньше почти ничего не было. А куриц, которых покупали с прилавков наших магазинов, называли «крылья советов», таких синих полуцыплят… Так называли.

Кстати говоря, для того, чтобы понять, мы в 2,5 раза, почти в 3 раза за последнее время увеличили производство мяса птицы.

Реплика: «Ножки Буша»?

В.В.Путин: Нет, не Буша уже, а наши, собственные. Почти в 3 раза! А свинины – в 1,5 раза, представляете? И потребление мяса в России увеличилось. В лучшие советские годы у нас лучший показатель был 67 кг в год.

Реплика: 75 кг.

В.В.Путин: Нет-нет. Сейчас – 72, а было – 67. Сейчас 72 – лучший показатель.

Вы говорите, не лучше бы было сначала модернизировать, а потом вступить? Многие эксперты, подавляющее большинство экспертов, считают, что нам не модернизировать нашу экономику без вступления в ВТО. Вот в чём всё дело. И я бы, откровенно говоря, никогда бы и не согласился на присоединение к ВТО, если бы после длительных, очень продолжительных дискуссий не согласился с этим мнением.

Вы понимаете, ведь реалии жизни таковы, что, у нас говорят: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Вот то же самое: пока реальную конкуренцию не почувствуют, не вкладывают в модернизацию. Я уже приводил пример, что в условиях кризиса на 10% выросло новое оборудование на наших предприятиях. Почему? Кризис заставил, просто вынуждены были, особенно, скажем, в электроэнергетике новое оборудование применять, в химической промышленности. То же самое и здесь.

Когда предприятие вынуждено модернизироваться, оно начинает действовать. Если рынок закрыт, и так покупают, то не очень модернизируются. И вопрос переходит в другую сферу. Закройте импорт, а не закрыть его никак всё равно, но он всё равно растёт. Вы же знаете, что происходит, как только чуть-чуть уровень доходов реальных поднимается, сразу кратно растёт импорт. Почему это происходит? Потому что наша экономика, наша промышленность не отвечает вызовам сегодняшнего дня по качеству и по цене товаров.

Я заканчиваю ответ на Ваш вопрос и хочу сказать, что и меня тоже это тревожит, но я всё-таки рассчитываю на то, что увеличение конкуренции подстегнёт модернизацию нашей экономики. А какие-то ключевые вещи, я уже говорил, – сельское хозяйство, автопром, производство сельхозоборудования, техники, – конечно, я с вами согласен, здесь есть вопросы, но нужно самым активном образом (сейчас мы этим и занимаемся) искать инструменты их защиты на какой-то период времени, используя инструменты ВТО. Они существуют. Я по автопрому же сказал, и по другим отраслям можно найти – и по сельскому хозяйству, и по другим.

С.Е.Нарышкин (председатель Государственной Думы): Спасибо.

Коллеги, все вопросы заданы, ответы получены. Депутат Нилов Олег Анатольевич предложил ещё задать вопросы и в письменном виде, но и такая возможность тоже была.

В.В.Путин: Я предлагаю так. Если есть желание вне рамок всяких наших договорённостей задать какие-то вопросы, которые вы считаете нужными, давайте ещё по одному вопросу прямо от каждой фракции. Пожалуйста, прошу Вас.

В.В.Бортко (фракция КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович, извините Бога ради, хочу задать политический вопрос Вам как Премьеру, ну и как будущему Президенту тоже. Скажите, пожалуйста, в целях расширения демократии как Вы относитесь к тому, если будет нами внесён (Думой) проект исключения слов «подряд два срока президентских полномочий?» Это первое.

Расширяя президентские полномочия, не обидитесь ли Вы, если мы внесём такое предложение (с целью определения точно Вас как представителя не законодательной, а исполнительной власти): лишить Вас, извините, пожалуйста, законодательной инициативы, только потому, чтобы обозначить, что Вы есть представитель законодательной власти?

И последнее. Как бы Вы отнеслись к тому, если бы мы внесли инициативу изменить преамбулу Конституции, сказав, что мы, как сейчас, не многонациональный народ, а мы – русский народ и присоединившийся к нему народ?

В.В.Путин: Первое, по поводу того, чтобы убрать из Конституции «два срока подряд», а сделать просто «два срока». Я считаю, что это разумно, вполне можно подумать. Это мы вместе должны со всеми фракциями. Я говорю вам совершенно искренне и не только потому, что это меня касается в меньшей степени, как вы понимаете. Что там, мы же с вами понимаем, о чём мы говорим, мы же взрослые люди. Закон обратной силы не имеет, с того момента, когда он будет принят, у меня есть возможность работать сейчас и следующий срок, здесь проблем нет, но если ситуация позволит, если я захочу.

Вы понимаете, дело в том, что в жизни каждого из нас наступает момент, и, уверяю вас, в моей жизни он наступил, когда нет необходимости за что-то хвататься, а можно и нужно думать о судьбе страны. Я с Вами согласен, нужно всегда думать о совершенствовании нашей системы политической таким образом, чтобы она была стабильной, надёжной, эффективной и гибкой с точки зрения реакции на те процессы, которые происходят внутри страны и вокруг неё. Давайте вместе думать об этом обо всём. На самом деле для меня это суперзадача, сверхзадача всей моей работы, а может быть, и жизни, поэтому я не исключаю никаких вариантов обсуждения. Первое.

Второе. По поводу законодательной инициативы. А зачем, скажем, Президента лишать законодательной инициативы? Я сейчас не о себе говорю, а в целом.

В.В.Бортко: Он символ.

В.В.Путин: Символ? А работать кто будет? А если Президент – это работающий орган, то он должен иметь возможность представить на суд общества, на суд парламента свои предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы. Я думаю, что это неверно. Я с этим не могу согласиться.

Дальше, вместо «многонационального народа» – «русский и присоединившиеся к нему». Вы понимаете, что мы сделаем? Часть нашего общества будет людьми первого сорта, а часть – второго. А этого нельзя делать, ведь мы же с вами хотим, чтобы у нас была сильная единая нация, единый народ, чтобы каждый человек, который живёт на территории страны, чувствовал, что это его родина, другой родины нет и быть не может. А чтобы каждый человек так чувствовал, все мы должны быть равны. Это принципиальный вопрос. То, что русский народ является, безусловно, костяком, основой, цементом многонационального российского народа – это безусловно.

И знаете, мне это очень легко говорить, я уже публично говорил, мне подняли церковные документы с 1600 какого-то года у меня здесь в 120 или 180 километрах от Москвы все мои родственники жили в одной деревне и 300 с лишним лет ходили в одну и ту же церковь. Я это нутром чувствую, нутром чувствую свою связь с этой страной и с этим народом. Но делить на первую, вторую, третью категорию, вы знаете, это очень опасный путь. Не надо нам с вами это делать.

Л.Э.Слуцкий (фракция ЛДПР): Уважаемый Владимир Владимирович! У нас одна страна, одна внешняя политика, и думаю, что меня поддержат коллеги из всех других фракций, если я скажу о том, что для нас является моментом истины: будет ли создан в 2015 году Евразийский экономический союз, и сможет ли он уже в самое ближайшее время стать снова одним из полюсов в мировой политике, международных отношениях?

И сегодня мы много работаем, скажу как председатель Комитета по делам СНГ, для того чтобы прикинуть парламентское измерение будущего Евразийского союза. Но у нас очень много, как Вы сказали применительно к НАТО, атавизмов или рудиментов нашей общей со странами ближнего зарубежья новейшей истории, той новейшей истории, когда работа на пространстве СНГ, скажу дипломатично, была, ну не совсем в первой линии. Поэтому вопрос, а может быть, предложение: в течение ближайших месяцев (нам не столь много осталось до формирования бюджета на 2013 год) принять представителей комитета по делам СНГ совместно с руководством Россотрудничества, и по тем атавизмам, которые у нас есть по госпрограмме переселения, по Агентству международного развития, по некоторым другим актуальнейшим вопросам, необходимо решить. Чтобы все массы соотечественников и граждан евразийского пространства поддержали нас, пространства Евразийского союза, всё это надо подробно рассмотреть, синхронизировать и некоторые решения у нас, в Российской Федерации, принять в течение ближайших нескольких месяцев. Просил бы поддержать.

В.В.Путин: Я с Вами согласен. Не только ничего против не имею, и будем поддерживать. Более того, считаю, что углубление интеграции на постсоветском пространстве является ключевой задачей и экономики, и внешней политики России – ключевой, важнее у нас ничего нет. От этого зависит наше будущее.

Но в этой связи, в продолжение того вопроса, который Владимир Владимирович Бортко задал, нам нужно и внутри страны сделать так, чтобы мы были привлекательным магнитом, к которому хотят присоединиться. Потому что если, скажем, некоторые бывшие республики Советского Союза, которые не приняли ещё решения об участии в глубоких интеграционных процессах, всё-таки задумаются над тем, что это выгодно, чтобы никто там внутри этих стран не ссылался на то, что «куда мы там присоединяемся, у них внутри страны нет равенства».

Понимаете, это очень важная структурная вещь. Я думаю, что, безусловно, вот эти процессы интеграционного характера, которые сейчас запущены и дают реальный результат, не только должны быть нашим приоритетом, они и будут нашим приоритетом. Но я не могу только с вами согласиться в том, что это ушло на второй план в предыдущие годы. Если бы это ушло на второй план, у нас не было бы ни Таможенного союза, ни единого экономического пространства.

А.К.Исаев (фракция «Единая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович, я думаю, что очень важно, что в Вашем сегодняшнем докладе очень серьёзно прозвучала социальная тема, были обозначены социальные гарантии. Это значит, что громадное количество телезрителей, которые смотрели, почувствовали (это, наверное, лучшее чувство, которое они испытывали в советское время) уверенность в завтрашнем дне. Но я хочу также сказать о том, что Вы затронули очень важный для нас вопрос – это вопрос повышения минимального размера оплаты труда до уровня прожиточного минимума.

Я помню, что когда Вы приступали к работе в качестве Премьер-министра, Вы как раз настояли на том, чтобы такое решение в 2008 году было принято. Сейчас Вы также ставите эту тему. Она немножко отстала в период кризиса. Вы также сказали о том, что МРОТ должен быть повышен поэтапно в течение нескольких лет и при этом осовременен. Как Вам это видится, Владимир Владимирович?

В.В.Путин: Это очень чувствительная тема. Я бы сейчас не хотел разворачивать дискуссию. МРОТ надо повышать, надо думать о том, как мы исчисляем прожиточный минимум. Вы знаете, что во многих странах считается почасовая оплата. Даже если мы к этому когда-нибудь перейдём, мы должны выработать такие механизмы, которые не приведут к понижению доходов наших граждан, которые и так небольшие деньги получают, а, наоборот, мы должны создать такой путь, по которому бы шёл подъём.

Это мы с вами должны обсудить и в Правительстве, и на президентском уровне (есть соответствующее у нас управление), и, безусловно, с участием профсоюзов. Широкая дискуссия должна быть в парламенте. Это очень чувствительная сфера, потому что просто так взять и перейти к почасовому измерению оплаты труда и сказать, что от этого мы будем считать прожиточный минимум и уровень жизни, – этого недостаточно. Нужно чётко и ясно понимать, к чему это приведёт на практике. Поэтому я в своём докладе коснулся этой темы, но не стал её развивать, потому что, прежде чем сказать что-то конкретное, нам нужно на экспертном уровне погрузиться в проблему и понять последствия каждого нашего шага. Но, разумеется, эти инструменты социальной политики должны быть современными и отражать реалии. Вместе и предлагаю подумать на этот счёт.

А.В.Митрофанов (фракция «Справедливая Россия»): Уважаемый Владимир Владимирович! В последние годы в мире развивается такой бизнес очень активный, как частные военные услуги. Американцы почти на 350 млрд долларов оказывают этих услуг. Частные военные компании, которые охраняют иностранное имущество и тренируют иностранный персонал, объекты инфраструктуры охраняют, оказывают огромное количество услуг и в Ираке, и везде, в разных странах. Не кажется ли Вам, что мы тоже должны быть представлены, безусловно, понимая, что это инструмент влияния определённый? Готовы ли Вы создать, скажем, рабочую группу, которая проработала бы этот вопрос? Понятно, что это вопрос только в ведении Президента, поскольку речь идёт о компаниях, обладающих оружием, в том числе выше стрелкового, среднего вооружения, поэтому вещь серьёзная.

В.В.Путин: Я понял ваш вопрос, и считаю, что это действительно является инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства. Вы правы абсолютно. И считаю, что, да, можно подумать над этим, рассмотреть.

Что касается применения соответствующих институтов внутри страны, то он уже у нас развивается, но это так называемый аутсорсинг. Вы знаете, он дорогой очень, где-то оправданно, сейчас в Минобороны внедряется. Я стараюсь, честно говоря, немножко это сдерживать, потому что это просто дорого, требует больших бюджетных расходов. Но в целом, конечно, это в правильном направлении движение, имея в виду, что тогда сами военнослужащие освобождаются от необходимости выполнения различных хозяйственных функций, а больше внимания уделяют вопросам боевой подготовки. Это связано не только с хозяйственными функциями, охраной объектов, охраной техники и так далее. Да, я согласен с Вами, можно и нужно подумать, как реализовать эти планы.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги!

В целом я уже достаточно подробно высказался и в ответах на вопросы, по-моему, определил свою позицию по ряду ключевых направлений развития страны. Что бы можно было сказать дополнительно в ответ на выступления наших коллег с этой трибуны?

Из фракции «КПРФ» передали записку по поводу переподчинения, возможного прямого подчинения Росстата Председателю Правительства или даже Президенту. Можно рассмотреть. Вы знаете, исполнительные органы власти, как никто другой, заинтересованы в объективности этих цифр, иначе невозможно ничего планировать. Поэтому давайте посмотрим, я против ничего не имею. Наоборот, может быть, так и следует поступить. Сейчас не готов ответить наверняка, сделаем мы так или нет, но мы обязательно это обсудим, причём абсолютно серьёзно. Я думаю, что логика в этом, безусловно, есть.

Теперь конкретно на выступления наших коллег.

Геннадий Андреевич говорил, что в европейских странах и других регионах мира очень много серьёзных, системных проблем и вряд ли у нас будет лучше, чем у них. Но у нас лучше, чем у них, уже сейчас, это очевидно. Я же сказал, и вы это знаете, в Испании 25% безработных. У нас нет... Да я знаю, что у нас много безработных, но не каждый четвёртый, как в Испании, вот о чём речь-то. Вы что, это не знаете, что ли? Знаете.

Понимаете, надо вещи некоторые принимать так, как они есть, и не политизировать, не выдавать желаемое за действительное. А у вас что, желание, чтобы у нас была безработица, как в Испании, что ли? Ведь нет, наверное. Вы же за то, чтобы занятость была обеспечена. И нам нужно думать об этом, и думать вместе.

Или по росту ВВП, по промышленному производству. Я же вам сказал, это объективные данные, 4,3% – третий показатель в мире. Лучше, чем у них? Лучше, чем во многих странах. По росту промышленного производства из развитых экономик мира нас только Германия обошла, и то ненамного. Лучше? Лучше, чем во многих странах мира.

Поэтому мы можем добиваться лучших показателей, вот я о чём. И нам нужно избавиться от того, что у нас, знаете, в подкорке сидит – у них где-то там что-то лучше, а у нас не может быть никогда ничего лучше. Может быть! И мы добиваемся таких результатов.

Кстати говоря, по поводу энергетики. Я согласен, абсолютно правильно: если мы не обеспечим ввод мощностей, то нам не решить задач, которые стоят перед экономикой страны в целом. Конечно, это так. Я же вам привёл эти цифры. За последние несколько лет 12,5 ГВт ввели, а только за этот год восемь должны ввести. Это что? Не движение вперёд? Ну конечно!

Что касается ленинского НЭПа. Я обращаю ваше внимание, я сейчас не буду давать политических оценок, но когда стало ясно, что плановая экономика не срабатывает, тот же Владимир Ильич ввёл элементы рыночной экономики. Он же это сделал. Поэтому, вы знаете, говорить: в рыночной экономике всё плохо, – это не так. Даже компартия вводила элементы рыночного регулирования, когда другие элементы не справлялись. Это потом Иосиф Виссарионович ликвидировал все эти рыночные инструменты. Конечно, была возможность сконцентрировать ресурсы. Я сейчас об этом скажу, отвечая на выступления других коллег.

Вы знаете, ведь преимущество плановой экономики заключается в том, что она даёт возможность концентрировать государственные ресурсы на наиболее важных, критических направлениях национальной повестки дня, скажем, на обороне, на безопасности, но в целом она гораздо менее эффективна, чем рыночная экономика.

Абсолютно два хорошо известных в мире эксперимента поставила история – Восточная Германия и Западная Германия, Северная Корея и Южная Корея. Ну это же очевидные вещи! Но это не значит, что в рыночной экономике всё хорошо. Если будем внедрять так называемый дикий капитализм, он ни к чему хорошему не приведёт, до добра не доведёт никогда. Поэтому каковы наши ориентиры? Рыночная, но социально ориентированная экономика. Мы вместе с вами должны будем искать эти золотые середины в нашей практической работе.

Но что касается зависимости от энергоресурсов, это тоже задел советского времени. Это очевидный факт. Так же, как и авиапром. Конечно, мы гордимся авиапромом. Разве я об этом не говорил? По-моему, мы и в прошлом году об этом говорили. Но наши аппараты летательные ни по шумам не проходят, ни по энергетике...

Понятно, что надо вкладывать. Но вкладывать всё время только из бюджета неэффективно. Вы знаете, что там происходит.

А потом, в 90-е годы прежние парламенты напринимали таких решений в сфере приватизации этих ключевых отраслей, что нам даже сконцентрировать ресурсы в одну кучу потребовалось несколько лет, несколько лет усилий, практической каждодневной работы. Невозможно же было стащить в кучу эти ресурсы. Кто принимал эти решения – я, что ли? Нет.

Вы понимаете, это серьёзная вещь. И здесь я согласен с нашей левой оппозицией. Есть отрасли, над которыми государство должно работать и должно принимать прямое участие в этом, потому что в мире, скажем, в авиастроении, в авиационной отрасли два-три конкурента, больше нет, и все они работают с поддержкой государства. Это очевидный факт.

А мы что, делаем не так, что ли? Да, именно так и делаем. Для чего мы создали холдинг авиационный? Не «нет», а «да», так и делаем. И делаем напрямую. А что мы делаем в судостроении?

Я согласен. Но, понимаете, говорили по поводу вступления в ВТО, а потом модернизации. Не так происходило на самом деле. Конечно, скажем, Южная Корея в 1962 году приняла законы о поддержке судостроения – прямые вливания со стороны государства. Они сделали это, а потом постепенно ушли от этого субсидирования, вывели в рыночную сферу. Послушайте, именно так мы и поступаем, создавая крупные холдинги, в том числе в рамках «Ростехнологий». Это всё вещи длительного цикла в рамках действующего законодательства, если мы хотим оставаться, но именно в этом направлении и действуем.

Тоже об этом говорил: не для того чтобы огосударствлять эти отрасли и вечно там государству сидеть, а поставить их на ноги, сделать конкурентоспособными и внутри страны, и на международной арене и постепенно государству выходить из этих инструментов, но таким образом, чтобы влиять на эти отрасли и иметь возможность их поддерживать. Такова будет наша тактика. Я считаю, что она обоснованна и очень взвешенная.

Что касается того, что у нас поступления в бюджет в связи с ростом цен на энергоносители, – слушайте, ну это так и должно быть. Как только цены на энергоносители в мире растут, у нас увеличиваются – это просто объективный фактор – поступления в бюджет. Что, нам не брать эти деньги? Они поступают.

Но, к сожалению, достаточно медленно всё-таки это происходит, здесь я согласен с Геннадием Андреевичем. Но всё-таки происходит и диверсификация. За прошлый год структура допдоходов такова, что больше поступало от перерабатывающей промышленности. И, что важно, – хочу обратить ваше внимание, вы будете сейчас работать над бюджетом – мы в среднесрочной перспективе планируем снижение доходов от нефтегазовой отрасли и повышение доходов от поступлений в бюджет от перерабатывающих отраслей.

Импорт продовольствия. Здесь Владимир Вольфович передал свои предложения. Интересные предложения. Я сейчас не буду их все перечислять. Но там, действительно, много полезных вещей. Мы постараемся учесть эти предложения.

Импорт продовольствия. Вы знаете, мы не можем, Владимир Вольфович и уважаемые коллеги из других фракций, резко, к сожалению, сейчас сократить импорт, хотя мне бы очень хотелось. Но мы с вами понимаем, почему: сразу цены возрастут. Мы и так стараемся между Сциллой и Харибдой проходить эти вещи.

Я уже сказал, мы за последние годы почти в 3 раза увеличили производство мяса птицы. Мы с вами года три назад импортировали 1600 тыс. т мяса птицы. В прошлом году квоту поставили 300 тыс. тонн, а на самом деле завезли ещё меньше.

Виктор Алексеевич (Зубков) здесь у нас? Виктор Алексеевич, сколько мы в прошлом году завезли мяса птицы? Где-то 250 тыс., да? Да, около 200 тыс. т мяса птицы завезли. Совсем недавно – 1600 тыс., а в прошлом году только 200 тыс. завезли.

Но совсем прекратить нельзя – и не потому, что мы должны заботиться об иностранном производителе, – мы должны подумать о ценах на продовольствие в крупных городах.

Есть проблемы здесь? Да, есть. Это КРС – крупный рогатый скот и мясо крупного рогатого скота.

Кстати, мясо свинины – мы тоже увеличили производство почти что в 1,5 раза. Но со вступлением в ВТО проблема по свинине реальная существует. И мы должны подумать и думаем сейчас о том, как поддержать производителей мяса свинины.

Что касается КРС. У нас, к сожалению, даже произошло небольшое снижение производства в прошлом году, не очень чувствительное, но произошло. Мы анализируем – почему, и будем поддерживать крупные инвестиционные проекты в этой сфере животноводства.

У нас только в Центральной России сейчас – несколько проектов, один из них по крупному рогатому скоту, по производству мяса крупного рогатого скота почти на миллиард долларов – около 30 млрд рублей. Здесь во фракциях и КПРФ, и ЛДПР, и «Справедливой России», я знаю, тем более в «Единой России» есть специалисты в области сельского хозяйства.

Назовите мне хотя бы один проект в Европе такого масштаба. Не сможете, нет таких проектов. Там деградация происходит сегодня, во всяком случае, стагнация в области сельского хозяйства. А у нас инвестиционная привлекательность нашего сельского хозяйства растёт. И это не единственный такой проект, мы сейчас думаем на тему о том, чтобы поддержать и другие проекты подобного рода. Я уже не говорю по некоторым другим направлениям.

Мы планируем ввести в сельхозоборот 5 млн земель в ближайшее время. Вот такие хозяйства и такие проекты и будут способствовать тому, что у нас и земли сельхозназначения будут осваиваться всё больше и больше. Вот 200 тыс. га только это предприятие берёт сейчас в обработку, только одно предприятие. Поэтому мы будем действовать, конечно, в этом направлении.

Да и что там говорить, вот говорили о заделах советского времени, но не было в заделах у нас производства мяса крупного рогатого скота, ну не было…

(Реплика из зала.)

Я говорю правду, и вы должны знать об этом, если занимаетесь, потому что не было у нас производства специального, – послушайте меня, и вы не можете об этом не знать, – у нас в Советском Союзе не было специального мясного животноводства…

(Реплика из зала.)

В Оренбургской области и везде по России не было специального мясного животноводства.

Я уже занимаюсь этим не первый год, и я внимательно, очень внимательно слушаю наших сельхозпроизводителей. И вы поезжайте к ним и поговорите. И с Зубковым поговорите, который у нас занимается сельским хозяйством с младых ногтей. Он был и директором совхоза, и колхоза, и не чета многим здесь в зале сидящим, поднимал разваленные предприятия, и он знает, как строить эту работу. Знает, уверяю вас! И у нас много таких специалистов. Я почти каждую неделю с ними встречаюсь, почти каждую неделю.

Не было у нас в Советском Союзе мясного животноводства. У нас забивали скотину, которая уже молоко не давала...

(Реплика из зала.)

Да не о поголовье идёт речь. У нас голов много, мяса мало было всегда в Советском Союзе, вот в чём всё дело.

И местные электрички помните, наверное? «Длинное, зелёное, мясом пахнет. Что такое?» Электричка в Москву. Мы же это знаем с вами, что об этом говорить.

Я не хочу с вами вступать в идеологический спор. Дело ведь не в этом, дело в том, что нам нужно добиться, чтобы эффективно функционировало хозяйство. Вот в чём всё дело.

Не было мясного животноводства специального. И сейчас мы занимаемся селекцией, занимаемся ввозом этого поголовья из-за границы. Это кропотливая, большая и требующая длительного цикла работа. И вы знаете, что это 8–10 лет. Не можете этого не знать! И мы добьёмся решения этой проблемы, так же как по мясу птицы и по свинине добиваемся…

(Реплика из зала.)

Да нет, они многие вещи правильно говорят, но это, знаете, полемический задор такой. Это правда, у нас поголовье было большое, только с каждой коровы мяса было с гулькин нос, – вот в чём всё дело. Потому что это выработанное стадо, которое давало молоко.

Другая проблема, которая у нас до сих пор есть в животноводстве, – это молоко. У нас, к сожалению, в прошлом году даже было небольшое снижение. Связано это в том числе и с достаточно большими субсидиями, которые в других странах даются. Это правда. Но мы сейчас в рамках единого экономического пространства договорились с нашими белорусскими партнёрами о том, что мы будем выравнивать эти субсидии. А по молоку связано с закупочными ценами и с уровнем субсидирования. Будем приводить это в должное соответствие.

Это просто очевидные вещи, поверьте мне. Я бы не стал ни в коем случае вступать в спор, но это правда. Ничего плохого здесь нет, так построена была структура сельского хозяйства. Так вот жили – не хватало, но это же очевидный факт, и все это знают. Сейчас нужно менять ситуацию. Ничего страшного и зазорного в этом тоже нет. Я никого не хочу обвинять.

По поводу выступлений перед военными. Нам не нужно с вами втаскивать Вооружённые силы в какую-то политическую борьбу, но, скажем, предусмотреть возможность выступления руководителей фракций перед слушателями Академии Генерального штаба вполне возможно. Мне кажется, что это было бы нормально, и людям интересно, но только, знаете, без особой полемики и без политиканства. Но это важно, чтобы и наши военные, слушатели Академии Генштаба видели напрямую, слушали, понимали, могли задать вопросы. Мне кажется, что здесь ничего плохого нет.

По поводу безбарьерной среды и ЖКХ. Знаете, самая главная проблема, которая у нас есть. Всё это правильно. У нас много проблем. У нас очень много проблем. Я уже об этом говорил. Хочу ещё раз сказать: нам есть чем гордиться, но и проблем очень много.

Самая главная проблема – это необходимость повышения уровня доходов граждан Российской Федерации. Вот это самое главное. От этого зависит социальное самочувствие всего общества.

По поводу выборов в Астрахани, – Сергей Михайлович (Миронов) уже ушёл, – что я могу сказать? Почему провокация? Они работают. Это элементы политической борьбы. Это понятно. Но в компетенцию Председателя Правительства, да и Президента не входит оценка результатов выборов, либо их отмена, тем более на муниципальном уровне. Поэтому нам всем нужно оставаться в рамках действующего законодательства. Мы должны уважать друг друга, слушать и слышать и меньшинство, и парламентское, и непарламентское, делать из этого выводы. Но и любое меньшинство должно уважать выбор большинства. Каковы процедуры? Может быть, их нужно совершенствовать. Давайте вместе об этом будем думать.

Что хотел бы сказать в заключение.

Нам всем нужно повышать уровень нашей политической культуры, никогда не переходить ни на какие личности ни в этом зале, ни в полемике в целом, это очень важно. Это первое.

И второе, по поводу национального вопроса. Я хочу обратиться к вам с огромной просьбой – не спекулировать на национальных проблемах, это очень чувствительная тема для страны. Я обращаюсь ко всем, и к представителям «Единой России», «Справедливой России», Компартии, ЛДПР.

Вы понимаете, конечно, безусловно, российский народ, русский народ – костяк нашего общества и государства. Но если мы позволим себе в ходе каких-то политических дебатов, процессов внутри страны спекулировать на национальной теме, мы можем расшатать внутреннее единство российского общества, и в конечном итоге пострадает именно русский народ, потому что мы будем разваливать нашу страну и нашу Федерацию.

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю встречу и надеюсь на совместную работу в будущем.

Спасибо вам большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2012 > № 539146 Владимир Путин


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 30 марта 2012 > № 524898 Владимир Путин, Герман Греф

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с главой Сбербанка России Г.О.Грефом.

Речь шла о совершенствовании системы обслуживания клиентов Сбербанка России – о новых видах услуг, технологиях, о работе банка в отдалённых населённых пунктах. Как подчеркнул глава Сбербанка, «наша цель – стать лучшим банком с точки зрения качества обслуживания». В свою очередь Премьер заметил, что «Сбербанк – это особое учреждение. Мы его поддерживаем, всегда поддерживали и будем поддерживать».

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Герман Оскарович, чем больше учреждение, тем больше в учреждении бюрократии всякой. Насколько я понимаю, это к Сбербанку не относится: у вас идёт активная работа с клиентами – с юридическими лицами, с физическими. Кроме того, насколько мне известно, вы приобрели ряд иностранных активов, и таким образом Сбербанк стал у нас международным финансовым учреждением.

Г.О.Греф: Владимир Владимирович, спасибо большое. Действительно мы стараемся. К сожалению, ни одна крупная организация не лишена бюрократии и мы в том числе. Но мы пытаемся активно с ней бороться, и в первую очередь бороться во взаимоотношениях с клиентами, потому что весь наш размер не имеет никакого значения, если мы не доставляем каждый день нашим клиентам удобные услуги и радость от посещения наших офисов. Это действительно так.

Наша цель – стать лучшим банком с точки зрения качества обслуживания. В день через наши офисы проходят 5 млн клиентов. Наша задача – каждого нашего клиента обслужить так, чтобы у него не было нареканий. Могу прямо сказать, что эта цель, к сожалению, ещё не достигнута, у нас есть ещё над чем работать.

Мы постарались в 2011 году сделать большие шаги в части совершенствования наших технологий и шагов навстречу клиенту. Владимир Владимирович, мы Вам в прошлом году показывали технологию «кредитная фабрика» и обещали, что до конца прошлого года мы должны перевести на эту технологию последние наши кредитные продукты для граждан (это ипотека), и в IV квартале прошлого года мы на 100% перевели все наши продукты на технологию «кредитная фабрика».

В.В.Путин: Вот если взять за 100% все ипотечные кредиты, выданные в стране, то у вас сколько процентов?

Г.О.Греф: В прошлом году наша доля на рынке ипотеки на 1 января текущего года составила 46,5%. Это много. Это в общем последствие кризиса, потому что в кризис наша доля достигала 60%, так как многие банки ушли с рынка. Но сейчас 46,5% – это тоже очень много. Мы выдали в прошлом году почти каждый второй кредит ипотечный. И если на начало года срок принятия решения по кредитам в нашей «кредитной фабрике» составлял 22,9 часа, то на 1 января этого года срок принятия решения составил уже 12,5 часов. Если раньше мы мерили неделями, то сейчас мы мерим часами. Ипотека – чуть более сложный продукт, и принятие решения по ипотеке иногда достигает 40 часов, но тем не менее это радикально изменило весь ландшафт. Мы принимаем сейчас решений на порядок больше. Исторического пика мы достигли в декабре 2011 года – в день мы выдавали 57,5 тыс. кредитов. Это рост по сравнению с 2007 годом примерно в 3–3,5 раза.

В.В.Путин: Прилично. А прибыль у вас какая за прошлый год?

Г.О.Греф: В прошлом году мы заработали рекордный объём прибыли – это 310,5 млрд рублей по российским стандартным бухгалтерским учётам.

В.В.Путин: По сравнению с позапрошлым годом как это выглядит?

Г.О.Греф: Это в 1,7 больше, чем в позапрошлом году.

В.В.Путин: Рост хороший.

Г.О.Греф: За четыре года мы вырастили объём чистой прибыли более чем в 3 раза. И в этом году мы планируем, что наш объём чистой прибыли будет выше, чем в прошлом году. В прошлом году по кредитам физическим лицам наш портфель вырос на 375. Это очень большой рост.

Могу сказать, что мы стали изживать такую ассоциацию со Сбербанком, как очереди: для нас это позор, и для меня лично – позор. И я Вам докладывал, что я считаю, что такая ассоциация для крупнейшего банка – это стыд. На начало прошлого года у нас 80% наших клиентов обслуживались в среднем за 41 минуту, на конец прошлого года эта цифра составила 18 минут. В этом году, на конец 2012 года, мы поставили для себя ориентир: 90% наших клиентов должны быть обслужены в срок не более чем за 10 минут. До 30 апреля текущего года мы завершим установку электронных очередей в 100% наших отделений с количеством более пяти окон. Будем фиксировать это уже объективно. И наши люди уже не будут стоять физически в очередях, потому что если нужно будет подождать 10–15 минут, то с ними будут работать наши администраторы залов, промоутеры, которые будут помогать людям ориентироваться в финансовых услугах, будут объяснять, как пользоваться удалёнными каналами доступа, и мы постараемся сделать всё, чтобы люди времени не теряли.

В.В.Путин: Сколько у вас сейчас людей работает в целом во всей стране?

Г.О.Греф: В одном юридическом лице в Сбербанке у нас по состоянию на 1 января работало примерно 240 тыс. человек. Если брать группу «Сбербанк», то в целом примерно 280 тыс.

В.В.Путин: А сеть у вас как сокращается?

Г.О.Греф: За прошлый год из около 20 тыс. офисов мы закрыли примерно 150 офисов по стране в целом. Но в то же самое время мы проводим сейчас огромную работу по редислокации сети, то есть, мы одни офисы закрываем в тех местах, где они невостребованы, но открываем в других местах, где они более востребованы. И, что касается сельских населённых пунктов, мы стараемся поддерживать стабильную нашу сеть и закрывать только в том случае, когда мы можем заменить нашу сеть на мобильное предоставление услуг: либо мы вводим офисы, которые приезжают в отдалённые населённые пункты, либо мы устанавливаем онлайн-киоски, где люди могут получить весь набор сервиса.

В.В.Путин: Вот я как раз хотел Вас об этом попросить, потому что Вы прекрасно понимаете, и я это тоже знаю, в некоторых населённых пунктах никаких других банковских учреждений нет, и вряд ли там они появятся. И закрытие офиса Сбербанка создаёт неудобства для людей: им приходится ездить за тридевять земель, для того чтобы получить там какие-то услуги – либо деньги взять, положить деньги и так далее. Это дополнительные проблемы для людей. А всё-таки Сбербанк – это особое учреждение. Мы его поддерживаем, всегда поддерживали и будем поддерживать. И я очень рассчитываю на то, что эта социальная часть вашей работы не будет отодвинута на второй план.

Г.О.Греф: Если говорить об экономической целесообразности, то нам нужно было бы закрыть сейчас 1/3 нашей сети. Она не является для нас экономически обоснованной, и мы стараемся делать всё для того, чтобы, не сокращая сеть, создать условия безубыточного её функционирования. Решить обе задачи одновременно. Мы это понимаем, и мы ни в коем случае не будем предпринимать здесь никаких радикальных шагов до того момента, пока не будут созданы такие технологии, когда люди смогут в полном объёме эти услуги на селе получать.

В.В.Путин: Безусловно, вы являетесь одним из лидеров внедрения новых технологий. Вот в этом направлении тоже можно подумать: как использовать эти технологии, чтобы снизить нагрузку на учреждения в целом, сохраняя сеть по стране.

Г.О.Греф: Мы действительно много занимаемся этим и совместно с российскими высокотехнологичными компаниями работаем сейчас над принципиально новыми технологиями, которые могут эту задачу решить. До того, как мы эту задачу решим, мы никаких радикальных действий совершать не собираемся.

Мы сегодня, если говорить о нашем темпе, выдаём в режиме 24 часа в сутки примерно 40 кредитов в минуту физическим лицам. Мы также Вам во время посещения Сбербанка докладывали о том, что мы постараемся до конца 2011 года создать с помощью технологии «кредитной фабрики» кредитные продукты для малого бизнеса. Мы в прошлом году запустили такую технологию и выдали малым бизнесменам на 25,5% больше кредитов, чем в 2010 году.

Мы выдали в прошлом году по технологии «кредитной фабрики» 46 тыс. кредитов и запустили уже три продукта через «кредитную фабрику». Срок принятия решения для малого бизнеса у нас составляет 60 часов. Раньше эта цифра составляла от двух недель до полутора месяцев. И самое главное, что мы сейчас пытаемся сделать, – запустить, на мой взгляд, самый важный продукт, который называется «бизнес старт», так называемые стартапы. Мы запустили первый такой продукт с франчайзингом. Мы его четыре месяца будем пилотировать. Уже получено свыше 300 заявок. Первые кредиты выданы. И, если мы доведём эту технологию до конца (мы надеемся, что мы это сделаем), то наша задача к 2014 году – каждый год создавать примерно 20–25 тыс. новых предприятий для малого бизнеса с помощью этого продукта.

Технологически это очень непросто, но в принципе мы видим такую перспективу. В этом году мы должны подготовиться, в следующем году мы хотим запустить этот продукт в промышленную эксплуатацию, чтобы с 2014 года он у нас серийно работал. Малый бизнес сейчас для нас – такое мощное приложение сил. Мы в этом году хотим на Петербургском форуме показать для малого бизнеса принципиально новый продукт – агрегированный, так называемая «деловая среда». Мы сейчас много над ним работаем с несколькими крупнейшими IT-компаниями. Я не буду до конца его анонсировать. Он достаточно сложный, но очень удобный для комплексного получения услуг малому бизнесу. У нас задача – в Петербурге показать уже прототип этой программы и начать её эксплуатировать в тестовом режиме во втором полугодии текущего года. В следующем году его уже повести в серию.

Мы еще в прошлом году корпоративным клиентам выдали 5,5 трлн рублей кредитов. Из них прирост в наш кредитный портфель – на 1,7 трлн. рублей. Прошлый год был для нас очень удачным. В декабре мы выдали 70% всех кредитов, выдаваемых в стране. Мы выдали 480 млрд рублей кредитов юридическим лицам в один месяц. Были проблемы с ликвидностью, и большое количество потока клиентов было направлено к нам. И для нас это было своего рода испытанием. Но вот все наши новая «кредитная фабрика», «кредитный конвейер», новые технологии показали свою эффективность, мы справились. Мы выдали в месяц в 2 раза больше, чем обычно выдаем денег. И тем самым, собственно, экономика не почувствовала никаких колебаний. И если говорить о малом бизнесе, то сейчас мы выдаем малому бизнесу один кредит в минуту. Это тоже впечатляющая цифра, но мы надеемся, что мы в разы сможем увеличить пропускную способность наших систем для малого бизнеса.

Мы также в прошлом году открыли 5 новых центров сопровождения клиентских операций. Всего у нас по стране в разных точках уже 9 центров клиентских операций. Мы создали 13 тысяч рабочих мест. Это современные рабочие места, где работают высококвалифицированные сотрудники. Это обработка всех платежей. И мы открыли 4 центра андеррайтинга – это риск-менеджеры – те люди, которые принимают решения по кредитам. В четырех точках у нас принимаются решения по всем кредитам в стране, и 4 тысячи человек работают в этих четырех центрах.

В.В.Путин: Как у вас работает информационный центр, который я смотрел?

Г.О.Греф: Он уже работает примерно на 20% своей мощности, до конца этого года он будет работать на 50% своей мощности. А в следующем году он должен быть загружен уже примерно на 80% мощности.

В.В.Путин: Его услугами будут пользоваться и другие учреждения, да?

Г.О.Греф: Владимир Владимирович, этот data-центр (центр обработки данных) мы построили только для наших целей. В этом году мы начинаем строительство второго в Сколково. Он будет в 1,5 раза больше, чем тот центр, который мы построили в Южном порту, и уже его услугами будут пользоваться все компании, которые будут базироваться в Сколкове, и все высокотехнологичные компании, которым нужны будут услуги скоростного вычисления. Поэтому мы до конца 2013 года должны завершить этот проект в Сколкове. И на этом такой грандиозный этап обновления нашей платформы завершится. Начиная с 2014 года Сбербанк будет представлять из себя один из самых высокотехнологичных банков в Европе и мире, то есть мы выходим на мировой уровень. После 2014 года у нас начинается уже такой рост инновационного характера.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 30 марта 2012 > № 524898 Владимир Путин, Герман Греф


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525159 Владимир Путин

В.В.Путин встретился с производителями сельскохозяйственной продукции Воронежской области.

Правительство Российской Федерации продолжит программу поддержки сельского хозяйства, заявил Премьер на встрече с представителями сельхозпредприятий Воронежской области.

Вступительное слово В.В.Путина:

Дорогие друзья, добрый день! Мы сегодня здесь, в Воронеже, проведём совещание, посвящённое подготовке к весеннему севу, весенним полевым работам. Но прежде чем такое совещание провести, я бы хотел с вами переговорить. Я сейчас несколько вступительных слов скажу, а потом мы попросим наших друзей из прессы перекочевать в другие помещения, и мы с вами в свободном режиме, даже откровенном, поговорим о том, что у нас в сельском хозяйстве происходит, как вы оцениваете ситуацию вообще здесь, в регионе в частности, какие проблемы видите, как считаете нужным их решать, какие у вас есть вопросы. В общем, в самом открытом, свободном режиме просто побеседуем о ситуации.

Вы знаете, что за последние годы ситуация в сельском хозяйстве кардинальным образом поменялась. Я, без всякого преувеличения и с большим удовольствием, это ещё раз хочу подчеркнуть: кардинально просто поменялась! Если мы (я имею в виду Советский Союз) всегда были нетто-импортёром пшеницы и вообще зерновых, мы стали третьим в мире экспортёром после США и Канады, заняли уверенно третью позицию в мире. 94 млн т с лишним в прошлом году собрали – это рекордный просто… один из хороших рекордов за последнее время! И связано это, безусловно, прежде всего с трудом, талантом тех людей, которые работают на селе, ну и не в последнюю очередь всё-таки с поддержкой со стороны государства.

В этом году мы только из федерального бюджета направим в отрасль 170 млрд рублей. 170 и плюс 150 ещё запланировано кредитов. Вот сейчас посмотрел: представитель Россельхозбанка с гордостью сообщила мне, что под 9,9% кредиты выдают. В принципе ниже гораздо, чем другие финансовые учреждения. «Росагролизинг» будем развивать дальше. Вы знаете, что в прошлом году 5 тыс. единиц со скидкой 50% реализовали сельхозпроизводителям, в этом году где-то под 9 млрд примерно будет средств в распоряжении «Росагролизинга», которые он будет использовать для дальнейшего снабжения сельхозпредприятий сельхозтехникой. То же самое касается минеральных удобрений: здесь, в области, действует программа снабжения минеральными удобрениями со скидками. Да и в целом по стране у нас есть договорённости с производителями минеральных удобрений о том, что они осуществляют поставку со значительной скидкой.

И, конечно, буду всё время держать это под контролем и настраивать наши соответствующие ведомства на то, чтобы эти договорённости исполнялись.

И один из самых острых вопросов, простых, но самых острых, – это ГСМ. Ещё раз хочу напомнить и подчеркнуть: мы договорились с производителями горюче-смазочных материалов, с нашими основными компаниями о том, что мы фиксируем цену на 31 ноября, по-моему, конец ноября прошлого года, и с этой цены, причём с оптовой цены (тоже хочу это подчеркнуть – она, как мы понимаем, гораздо ниже, чем цена в рознице), с этой оптовой цены 30% только. Это позволит оставить в отрасли где-то до 11 млрд рублей только за первое полугодие текущего года, а за весь прошлый год в отрасли за счёт скидок на ГСМ было оставлено 18 млрд, а здесь только за первое полугодие будет у нас 11.

В общем и целом программа поддержки сельского хозяйства будет продолжена. Сейчас, вы знаете, мы готовим государственную программу развития сельского хозяйства, и она будет предусматривать финансовые вопросы, будет предусматривать вопросы развития сельхозтехники, агролизинга и, конечно, социального развития села. Я сейчас боюсь ошибиться, не хочу называть неточные цифры, но значительно увеличено количество жилья, которое строится на селе. Но что особенно важно, я считаю, – это инфраструктура, и прежде всего дорожная инфраструктура. В этой связи очень рассчитываю на то, что решение, которое было принято в последнее время, а именно разрешить использовать средства от региональных дорожных фондов на развитие дорожной сети на селе, – это решение сыграет свою весьма положительную роль. Очень на это рассчитываю, и тоже будем за этим самым внимательным образом следить.

И, конечно, один из острых вопросов, который беспокоит в последнее время, собственно говоря, в последние годы, в ходе переговорного процесса о присоединении России к Всемирной торговой организации. Всегда беспокоило, и сейчас, конечно, сельхозпроизводители, если так прямо и честно сказать, с тревогой смотрят за этим процессом. Давайте поговорим и об этом. Я хочу напомнить о том, что Россия в ходе переговорного процесса обеспечила себе право до 2013 года субсидировать сельское хозяйство напрямую, хочу подчеркнуть – напрямую в объёме 9 млрд долларов, в пересчёте в доллары. Это больше, чем мы, к сожалению, реально вкладываем в сельское хозяйство, поэтому здесь никаких ограничений нет. И потом до 2018 года нужно будет постепенно эти прямые дотации сокращать. Но это касается именно только прямых дотаций, это не касается всего, что связано с сельхозпроизводством и напрямую к нему не относится: та же самая инфраструктура, то же самое социальное развитие села и так далее, то есть это те факторы, которые существенным образом влияют на сельхозпроизводство, – вложения в эти сферы вообще никак не ограничены. Поэтому мы с вами имеем возможность перераспределить как бы ресурсы из прямого субсидирования на такие направления, которые по линии ВТО вообще никак не ограничены, но, повторю ещё раз, и вы это понимаете, существенным образом влияют на само сельхозпроизводство.

И отдельный разговор – это, конечно, по поддержке свиноводства в этой связи. Потому что там во всём, что касается красного мяса, есть определённые напряжения, я это понимаю. Но мы сохраняем определённые возможности по квотированию, тем более что производство внутри страны растёт, слава Богу, и надеюсь, так оно и будет. Это касается не только мяса птицы, производство которого выросло в 2 раза за последнее время. Это, знаете, такой бум роста производства мяса птицы в России. Я, честно говоря, даже не знаю, есть ли такой рост в какой-то другой стране мира. Наверное, нет нигде. У нас в этом смысле рекордные показатели. Достаточно эффективно и быстро развивается свиноводство. Безусловно, при вступлении в ВТО эти отрасли требуют особого внимания и особо изощрённых форм защиты. Вот об этом мы сегодня тоже можем поговорить.

Это то, что я хотел бы сказать вначале. Ещё раз хочу вас поприветствовать, рассчитываю на такой прямой и откровенный разговор. Спасибо за внимание, давайте начнём.

* * *

Перед встречей с представителями сельхозпредприятий Премьер заглянул на импровизированную сельскохозяйственную выставку, которую организаторы устроили в здании администрации.

Глава Правительства, в частности, заинтересовался продукцией Центрально-чернозёмной плодово-ягодной компании, которая производит натуральные соки. Заметив интерес Премьера, губернатор Воронежской области А.В.Гордеев похвалил продукт: «Это натуральные соки, сделаны из свежих яблок». В.В.Путин и первый вице-премьер В.А.Зубков попробовали продукцию компании. «Всё вкусно», – одобрил Премьер.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525159 Владимир Путин


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525158 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в Воронеже совещание по вопросу подготовки к весенним полевым работам.

Стенограмма начала совещания:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Наступает очень важный и ответственный период для сельскохозяйственной отрасли, и в ходе сегодняшнего совещания предлагаю детально поговорить, проанализировать готовность регионов, наших сельхозпроизводителей, предприятий к проведению весенних полевых работ.

Этому вопросу мы традиционно уделяем большое внимание, я бы сказал – особое внимание. И правильно. Не буду сейчас здесь пословицы воспроизводить, все мы их хорошо знаем: от того, как это время будет пройдено, как оно будет использовано, с какой пользой – от этого зависит весь год потом.

Только что встречался с руководителями и специалистами хозяйств Воронежской области. Думаю, что некоторые из них и здесь присутствуют. В ходе беседы традиционно, конечно, говорили и о поставках горюче-смазочных материалов, о технике, конечно, говорили о видах на будущий урожай, о том, какие цены будут, говорили об энергетике, о электроэнергетике. Главное, что хочу отметить, – это позитивный настрой. Мы сейчас с Виктором Алексеевичем (В.А.Зубков) обменивались мнениями и впечатлениями от этой беседы: вопросы конкретные и непростые, они в общем-то имеют большое значение для отрасли в целом, но настрой очень хороший, боевой, я бы сказал. Деловой и боевой настрой у людей – это самое главное.

В этом году у нас затяжная весна. Сейчас губернатор только что сказал: здесь недели на три, наверное, уже отстаёт. Да? И так в целом по стране, по-моему, то же самое происходит. Где-то две-три недели задержка идёт. Это значит, что сев предстоит провести в сжатые сроки с максимальной концентрацией материальных ресурсов сельхозтехники, горюче-смазочных материалов, семян, удобрений, тем более что посевные площади в текущем году немного, но всё-таки возрастут.

По текущим экспертным оценкам, состояние озимых в целом оценивается нормально. Это хорошая основа для будущего урожая. Теперь к ней нужно добавить и эффективное проведение весеннего сева, а также обеспечить ритмичную подготовку к уборке зерновых. Наверное, рано, да, Елена Борисовна (обращаясь к Е.Б.Скрынник), говорить о видах на урожай? Предварительные цифры есть, я знаю. В прошлом году, напомню, 94 млн т с лишним – очень хороший показатель. Примерно в этих же цифрах планируется урожай текущего года.

Добавлю, что мировые цены на зерно сейчас хорошие, высокие. Мы ожидаем, что это позитивно отразится на финансовом благополучии наших сельхозпроизводителей. Где-то уже 21,5 млн т на экспорт поставлено, в этом году потенциал у нас где-то 25–27 млн т, и поставки продолжаются. Я уже говорил, цены хорошие на экспорте: на условиях «ФОБ-Новороссийск» – 280, если в долларах, 280–285 долларов за тонну. Это на 2 тыс. рублей больше, чем за тонну на элеваторах в Центральном федеральном округе и на 3 тыс. рублей больше, чем за тонну на элеваторе в Сибири.

Теперь что касается основных ресурсов, необходимых для весенних полевых работ. Насколько мне известно, по семенам пока серьёзных осложнений не возникает, потребности сельхозпроизводителей удовлетворены в полном объёме. Если руководители регионов, которые здесь присутствуют, какой-то другой информацией располагают, если какие-то проблемы есть, пожалуйста, давайте сегодня обсудим это.

Отмечу также, что благодаря государственной поддержке в стране постепенно восстанавливается производство собственного качественного семенного и посадочного материала, снижается зависимость от импорта.

Далее. Как и прежде, государство будет компенсировать часть затрат на приобретение средств химизации. Правда, в текущем году объём поддержки будет несколько пониже, но всё-таки он достаточно существенный – 5 млрд рублей мы предусмотрели. Распределение субсидий по регионам на текущий год соответствующим распоряжением Правительства утверждено, деньги в регионы уже начали поступать. Елена Борисовна, начали поступать?

Е.Б.Скрынник: Да, да. Начали. Уже доводим.

В.В.Путин: Начали. Если есть проблема, тоже, пожалуйста, прошу об этом откровенно сегодня сказать.

Так же важной, разумеется, является и стоимость минеральных удобрений. Я надеюсь, что соглашение, которое у нас было подписано ранее, оно действует, оно пролонгировано, прошу внимательно за этим наблюдать, отслеживать и вовремя реагировать. Коридор роста цен примерно от 6,9 до 11,5% к задекларированным ценам на второе полугодие 2011 года. Больше не должно быть. Я прошу соответствующие ведомства, как я уже сказал, внимательно за этим следить.

Ещё одна крайне чувствительная тема связана со стоимостью и своевременным получением горюче-смазочных материалов. По уже сложившейся практике сельхозпроизводители смогут приобрести основные виды топлива по льготным ценам. Такая мера поддержки зарекомендовала себя хорошо. Естественно, это очень выгодно для сельхозпроизводителей. Ещё раз хочу сказать слова благодарности в адрес наших ведущих нефтяных компаний. Мы договорились о том, что в 2012 году на весенние полевые работы скидка на ГСМ составит 30% от оптовой цены, установленной в каждом конкретном регионе на 31 декабря 2011 года. 30% от оптовой цены! А объёмы поставки льготного топлива будут увеличены на 15% от уровня прошлого года – это позволит сельхозпроизводителям только в первом полугодии 2012 года сэкономить 11 млрд рублей. Прошу Минэнерго и Минсельхоз организовать бесперебойное доведение льготных объёмов горюче-смазочных материалов не только до уровня регионов, но, самое главное, до конкретных хозяйств.

Сейчас на встрече с руководителями сельхозпредприятий некоторые из них как раз проинформировали о том, что это топливо уже поступает, что радует. Не уверен, что везде так, поэтому нужно внимательно отслеживать и вместе с компаниями доводить все до нужного нам с вами результата. Взаимодействовать с ФАС нужно, конечно, обеспечить мониторинг цен на горюче-смазочные материалы, чтобы не допускать их роста ни в коем случае.

Отдельно остановлюсь на состоянии парка сельхозтехники. По имеющейся информации, он более чем на 80% готов к проведению весенних полевых работ, и в целом это соответствует уровню прошлого года. Кроме того, только в 2011 году в хозяйства поступило около 30 тыс. новых зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов, тракторов и других видов сельхозтехники. Свою роль, конечно, сыграло и решение Правительства по реализации техники с 50-процентной скидкой. За счёт этой меры поддержки хозяйства смогли приобрести дополнительно 5 тыс. единиц техники. Конечно, и дальше будем содействовать техническому переоснащению и технологической модернизации АПК: специально для решения этой задачи выделили в конце прошлого года «Росагролизингу» ещё дополнительно 3,5 млрд рублей. И, как Валерий Львович (В.Л.Назаров – генеральный директор ОАО «Росагролизинг») докладывал, в целом объём финансирования в этом году будет из собственных средств «Росагролизинга», плюс они добавят – будет около 9 млрд. Да, Валерий Львович? Цифра заметная, надеюсь, это тоже существенным образом повлияет на состояние сельхозпроизводства в стране.

Одновременно ведущие национальные банки – Сбербанк России, Россельхозбанк – уже направили 23,8 млрд рублей кредитных ресурсов на весенний сев (на аналогичную дату 2011 года это было примерно столько же – 24 млрд). Надо будет посмотреть… Сейчас разговаривали с сельхозпроизводителями по поводу Сбербанка: там коллег беспокоит оценка залоговой массы. К Россельхозбанку таких вопросов нет, а к Сбербанку есть. По мнению во всяком случае моих сегодняшних собеседников, происходит занижение рыночной стоимости залоговой массы. Нужно посмотреть на это и со Сбербанком поработать. (Обращаясь к Д.Н.Патрушеву, председателю правления ОАО «Россельхозбанк»): Сейчас ваша заместитель – да? или руководитель регионального вашего отделения? – показала, что у вас 9,9% ставка…

Д.Н.Патрушев: Владимир Владимирович, ну это по розничным кредитам, да, 9,9% на год деньги мы даём. Но это физическим лицам, розница.

В.В.Путин: А сельхозпроизводителям?

Д.Н.Патрушев: Сельхозпроизводителям на проведение сезонных полевых работ у нас ставка 10,75% на год.

В.В.Путин: В целом приемлемо, я бы так сказал, имея в виду то, что происходит в других финансовых учреждениях: ниже, чем средняя по стране.

В заключение хочу сказать, что в общей сложности в 2012 году на поддержку агропромышленного комплекса из федерального бюджета будет выделено 170 млрд рублей, в том числе на реализацию мероприятий государственной программы развития сельского хозяйства – 136 млрд рублей. Наша задача – чтобы эти ресурсы сработали максимально эффективно, чтобы наши сельхозпроизводители укрепили позиции, чтобы АПК России и дальше был одним из лидеров роста российской экономики. Особенно это актуально в связи с присоединением России к Всемирной торговой организации. Вы знаете, мы с вами многократно эту тему обсуждали, все вы практически участники, так или иначе принимали участие в ходе переговорного процесса, и наша переговорная команда получала импульсы из Правительства, в том числе основываясь на ваших рекомендациях. 9 млрд прямой поддержки государства возможно в ближайшее время, потом постепенное снижение. Но хочу ещё раз сказать, сейчас только говорил об этом на встрече с руководителями сельхозпредприятий, – это касается только прямой поддержки, прямого субсидирования сельхозпроизводства, это не касается инфраструктурных вещей, это не касается вопросов социального развития, транспорта, связи, дорог и так далее, а это всё, как мы понимаем, существенным образом влияет на уровень сельхозпроизводства. Так что и в Правительстве Российской Федерации, и в регионах мы должны это учитывать и не сокращать общий объём, потому что к 2018 году это должно быть сокращено до 4,5 млрд, а у нас в этом году, кстати говоря, 4,5 млрд. 9 млрд мы предусмотрели в рамках ВТО, а реально на 4,5 млрд мы оказываем поддержку в целом, и к 2018 году должно быть 4,5 млрд. То есть снижения нет, даже в рамках присоединения к ВТО нет снижения. Но можно эти дополнительные ресурсы направлять на развитие инфраструктуры, на социальное развитие и так далее, на некоторые другие направления, которые существенным образом влияют на само сельхозпроизводство. Вот над этим всем вместе нам нужно будет подумать в перспективе.

Кстати, сейчас мы вспоминали с губернатором области, где мы находимся (он, как вы знаете, был министром сельского хозяйства), вспоминали, с чего начинали. Общая поддержка сельского хозяйства тогда была, если переводить в доллары, 350 млн долларов. В этом году у нас 4,5 млрд долларов. Разница, как видите, существенная. Но что самое важное, что самое приятное, – это тот случай, когда эти ресурсы расходуются эффективно, дают реальную отдачу. Сельское хозяйство России демонстрирует очень хорошие показатели и перспективы дальнейшего роста.

Давайте поговорим о том, ради чего мы сегодня собрались: о весенне-полевых работах этого года. Пожалуйста.

Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову), прошу вас.

В.А.Зубков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Владимир Владимирович в своём выступлении уже затронул многие проблемы, которые сегодня волнуют селян. Надо сказать, что стало такой доброй традицией – перед началом весенне-полевых работ и уборкой Владимир Владимирович собирает обычно реальных сельхозпроизводителей, ведётся обсуждение проблем, и потом мы встречаемся с руководителями регионов. Надо сказать, что я уже много лет так тоже работаю в сельском хозяйстве и близок к сельскому хозяйству. Люди просто меняются на глазах: сегодня те люди, сельхозпроизводители, кто реально занимается сельхозпроизводством (неважно, каким: растениеводством или выращиванием плодов, ягод, или животноводством), – высококвалифицированные, профессиональные специалисты. И вот Геннадий Алексеевич (Г.А.Романенко – президент Российской академии сельскохозяйственных наук), не в обиду вам сказано, во многих регионах сегодня сравнивают работу реальных сельхозпроизводителей с теми подразделениями, которые сегодня входят в систему Россельхозакадемии.

В.В.Путин: Вот сейчас только разговаривали, ещё раз к этому возвращаюсь (извини, Виктор Алексеевич), с руководителями. Один из руководителей хозяйства говорит: «У меня на предприятии (в сфере животноводства работает) 30% сотрудников с высшим образованием». Далеко не во всех промышленных предприятиях такая ситуация. 30% сотрудников с высшим образованием! Это всё-таки говорит о качественном изменении самого сельскохозяйственного производства.

В.А.Зубков: Я хочу ещё вернуться к Россельхозакадемии. Геннадий Алексеевич, надо или тогда подтягиваться до уровня тех лучших хозяйств, которые имеются в каждом регионе, в районе, или тогда мы будем действительно политику передачи лишних тех земель, которые у вас имеются в Россельхозакадемии, передавать в регионы, а регионы тогда будут включать в свои инвестиционные фонды, для того чтобы туда могли приходить реальные инвесторы. Я хочу, Владимир Владимирович, в Вашем присутствии вот эту мысль до вас довести.

Надо сказать, что сегодня мы должны обсудить в таком солидном составе обеспечение сельхозпроизводителей действительно семенами, минеральными удобрениями, поставками ГСМ и техники, финансовыми ресурсами. Эти вопросы мы постоянно рассматриваем в Правительстве и с участием бизнеса. И мы на последних совещаниях посмотрели, что в общем-то основные проблемы в целом по России решены. Но вот как в конкретном, в каждом регионе сделать так, чтобы каждый конкретный сельхозпроизводитель получил то, о чём мы будем говорить сегодня, – это, конечно, то искусство, которое каждый из губернаторов, наверное, должен у себя, в своём регионе, такую работу провести.

Что важно в этом году? Конечно, сохранить набранные темпы роста объёмов продукции сельского хозяйства, обеспечить потребности внутреннего рынка в зерне, в первую очередь для развития животноводства, и, конечно, наращивать наш экспортный потенциал.

Несмотря на суровые условия зимы, зимовки, в целом как дают наши российские гидрометслужбы? Что 94% озимых находится в общем-то в хорошем и удовлетворительном состоянии – это несколько выше средних многолетних уровней. Яровой сев надо провести нам на площади порядка 51 млн га – это на 300 тыс. га больше, чем в 2011 году, и на 4 млн га больше уровня 2010 года.

В.В.Путин: Озимые-то сколько? 1 млн там, да?

Е.Б.Скрынник: 16,7.

В.В.Путин: 16,7?

В.А.Зубков: 16,7, да. С учётом озимых вся посевная площадь составит 78,3 млн га. Это, конечно, очень много. Мы видим с вами, что реально весна запаздывает и запаздывает где-то, наверное, на две недели. И с учётом того, что и зерновой клин будет увеличен почти на 2 млн га, конечно, такой объём переварить в то короткое время, которое будет отпущено для того, чтобы в лучшие агротехнические сроки посеять весь этот большой объём культур, – это будет такое искусство, которое надо действительно хорошо организовать.

Надо отметить, как уже сказал Владимир Владимирович, что действительно отстаёт сегодня погода – значит, надо провести организованно. Конечно, от того, как будет проведён весенний сев, будут зависеть уровень доходов, финансовая устойчивость каждого конкретного сельхозпроизводителя, а в конечном итоге и развитие животноводства – нашего главного приоритета, в конечном итоге стоимость продуктов на прилавках магазинов. То, что сделано было в прошлом году (а я считаю это тоже очень важно), – это во многом зависело, зависит от вас, руководителей регионов, что у нас была самая низкая за последние 20 лет продовольственная инфляция – 4,1%. Это за 2011 год. Сейчас, на начало года, ситуация пока лучше, чем она была даже в прошлом году. Мы тут недавно смотрели, она пока за три месяца будет мизерная абсолютно. И нам надо, конечно, провести хорошо весенне-полевые работы, уборочные работы, с тем чтобы так же в этом году стоимость продовольствия не росла.

Надо сказать, что уже выделено, направлено 46 млрд из федерального бюджета на цели растениеводства. Это приличные средства. Банки с госучастием подтвердили готовность оперативно, бесперебойно кредитовать сезонные работы: Россельхозбанк планирует в первом полугодии 64 млрд рублей, Сбербанк – 46 млрд рублей. Надо сказать, что ещё несколько лет назад общая сумма кредитов в 20 млрд рублей считалась довольно приличной. Смотрите, сейчас только на первое полугодие 110 млрд рублей.

Надо сказать, что яровой сев пройдёт в этом году в условиях новой системы агрострахования. С 1 января вступил в силу закон «О сельскохозяйственном страховании». Все нормативные акты мы приняли, идёт работа по созданию системы независимой экспертизы ущерба. Уже на поддержку агрострахования в этом году выделено 6 млрд рублей. Будет новый механизм перечисления субсидий – напрямую страховым компаниям.

Я попросил бы уважаемых руководителей регионов проследить за этими вопросами. Это вопросы очень важные, и есть возможность в этом году действительно по-новому провести эту работу. Аграриям не придётся, как мы считаем, отвлекать средства на оплату субсидируемой половины страхового взноса, а потом месяцами и годами ждать их компенсации.

В целом я скажу, что работа по подготовке весенне-полевых работ стабильная, и мы считаем, что в этом году действительно можно реально увеличить экспорт зерна, довести его до 26–27 млн т – это в 2 раза больше, чем в 2005–2006 годах. Мы продавали в 2005–2006 годах 12 млн т. Сейчас – 26–27. И если мы эти объёмы осилим, я думаю, это абсолютно реально, мы по объёмам экспорта пшеницы по итогам года выйдем на второе место в мире после США – по пшенице.

Думаю, что очень важно нам с вами поработать по вовлечению земель в оборот. Мы закон об обороте земель сельхозназначения приняли в прошлом году, он вошёл уже в силу, и, конечно, здесь надо в полной мере использовать возможности этого закона. С 2010 года введён механизм субсидирования строительства и модернизации элеваторов. Этот вопрос вы поднимали каждый год. Мы решили эту проблему. В конце 2011 года мы впервые попробовали закупочные интервенции с правом обратного выкупа. Немного, правда, мы закупили – 420 тыс. т, но это начало. Люди действительно поверили в это, и я считаю, что при необходимости эту практику можно более широко использовать и в будущем.

Нам необходимо проанализировать структуру производства и потребления зерна и мяса в каждом регионе, активнее развивать животноводство. Мы иногда говорим, что нам трудно зерно из Сибири, Красноярского края и других регионов перебросить на экспорт через центр на Чёрное море. Конечно, это большая проблема, это колоссальные перевозки. А на Дальнем Востоке, к сожалению, пока не развита инфраструктура. Да и туда далеко очень. Так давайте будем больше там производить продукции животноводства, зерно направлять на потребление, и нам не надо будет таскать тогда туда продукты питания. Это надо нам серьёзно посмотреть, и я думаю, что в новой госпрограмме, которую мы будем реализовывать с 2013 года, нам надо отдельно посмотреть регионы Сибири и Дальнего Востока.

Кроме того, с 1 января 2013 в рамках Таможенного союза, единой тарифной политики железнодорожных перевозок надо выработать долгосрочные подходы по льготной тарификации перевозок по базовым направлениям. Мы каждый год это делаем, это помогает регионам, но мы должны эти два фактора отработать на более дальнюю перспективу.

По ВТО я не буду говорить, потому что Владимир Владимирович в основном сказал, как Правительство и государство должны работать в этих условиях. Время ещё есть сейчас до 1 июля, и если есть какие-то конкретные предложения у коллег, то давайте их озвучим.

Я надеюсь, что сегодняшнее рассмотрение такой важной проблемы, как организация и проведение весенне-полевых работ, принятие при необходимости нужных поручений Правительства (мы подготовили, кстати, Владимир Владимирович, поручения) послужат важным стимулом и новым шагом по реализации продовольственной программы страны.

Спасибо.

* * *

Комментарий В.В.Путина к выступлению главы Республики Мордовия Н.И.Меркушкина

Николай Иванович, в Евросоюзе многое делается правильнее и хорошо, и интересно, и эффективно. Но если бы они всё делали правильно, у них не было бы долговой нагрузки под 90%, средняя по еврозоне, у них не было бы тех проблем, с которыми сталкиваются сегодня целые отрасли производства. Мы не можем и не должны слепо копировать всё, что они делают. Это просто для начала.

Дальше. Всё-таки там, где выгодно производить, скажем, картофель или сахарную свёклу, надо производить. А если невыгодно производить бананы, то их не надо производить. Хотя, может быть, сложно отказаться от производства чего-то традиционного, но всё-таки отрасль надо ориентировать на эффективные направления развития, на перспективные. Постоянно возобновлять неэффективное производство – это нас приведёт к каким-то тяжёлым последствиям, потому что если мы всё время будем только… Скажем, выровнять из бюджетных, федеральных ресурсов какие-то показатели для Краснодара, для Ставрополя и для Поволжья – ну можно, но мы будем из года в год возобновлять и возобновлять неэффективность производства. Нам лучше с вами поступить честнее по отношению к людям, сделать программу какую-то, которая выводила бы нас на эффективное развитие отдельных отраслей, в том числе в рамках сельского хозяйства.

Вот Кожемяко (О.Н.Кожемяко – губернатор Амурской области) похвастался, у него 4,5 тыс. на корову. Хорошо – 4,5, а климатические условия там не хуже, чем в Ленинградской области, а в Ленинградской области почти 8–7,5. То есть ему ещё до Ленинградской области расти и расти, но в принципе он на правильном пути, потому что животноводство – это… корма производит, сою даже продаёт, сои достаточно, у него кормовая база хорошая. И он на втором круге уже в животноводстве будет всё более эффективным и эффективным, а если будет повышать надои, совсем будет хорошо. А потом не просто молоко сырое, а будет ещё сырное производство (оно тоже сложное, там свои проблемы есть), но это уже совсем другой уровень передела. Нам с вами и здесь тоже нужно над этим подумать. Мы поговорим ещё об этом. Может быть, для отдельных регионов нужны отельные программы. В чем Николай Иванович (Н.И.Меркушкин) прав: всё-таки в региональном разрезе надо смотреть на проблемы, в данном случае сельхозпроизводства, и тонко выстраивать работу по поддержке того, что имеет перспективу развития, что будет выгодным, экономически целесообразным.

Что касается кредитных ресурсов и перекредитования отдельных предприятий в Поволжье в связи с особыми условиями по засухе, то, конечно, здесь нужно, наверное, отдельную программу. Здесь надо подумать и, может быть, помочь из федерального бюджета, но так чтобы наши финансовые учреждения не подсели только, чтобы их не опустить. Но что-то надо подумать. Поэтому, Виктор Алексеевич (В.А.Зубков), когда Вы будете в апреле проводить совещание, имейте это в виду, обсуждайте это.

А что касается социальных вопросов, уровня заработной платы сельской интеллигенции в соседних регионах, Вы правы, конечно, надо подумать над этим.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525158 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525157 Владимир Путин, Алексей Гордеев

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с губернатором Воронежской области А.В.Гордеевым.

Особое внимание в ходе беседы было уделено вопросам ОПК. По мнению главы Правительства, в отдельных случаях вместо модернизации устаревших оборонных предприятий в российских регионах целесообразно строить новые при условии, что трудовые коллективы действующих оборонных заводов будут сохранены. Кроме того, затрагивались вопросы заработной платы, прежде всего учителей, а также модернизации здравоохранения.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Алексей Васильевич, мы уже начали с Вами обсуждать ситуацию в Воронежской области. Посмотрел: рост промышленного производства за первые два месяца у вас свыше 30%. Это за счёт чего такой всплеск?

А.В.Гордеев: В основном это за счёт того, что идёт достаточно активный рост именно обрабатывающей промышленности и в конце прошлого года после ремонта был запущен атомный энергоблок, и он дал также существенный прирост в целом экономике.

Владимир Владимирович, мы такие вот слайды подготовили (показывает). В принципе они достаточно наглядные, и за прошлый год можно посмотреть, что в общем-то все наши цифры выше среднероссийских.

В.В.Путин: Да, я вижу.

А.В.Гордеев: Вот ещё у нас там по сельскому хозяйству особенно сильный был рост. Экономика. Инвестиции. Мы - один из таких достаточно динамично развивающихся регионов. Кстати говоря, спасибо за такой бонус: регионам, которые попали в динамично развивающиеся, со стороны Правительства были выделены премии по итогам года, и мы получили свои 270 млн рублей, которые могли тоже инвестировать.

Если посмотреть по бюджету, мы тоже достаточно интенсивно прирастаем, то есть есть уже какие-то и свои возможности, если смотреть консолидированный бюджет. Это нам, конечно, позволяет решать социальные программы.

Рынок труда. Сегодня мы уже вышли на то, что у нас безработица ниже, чем докризисная. Была, видите, 1,8%...

В.В.Путин: 1,6 сейчас?

А.В.Гордеев: Сейчас 1,6%, тоже ниже, чем среднероссийская.

По динамике средней заработной платы мы также опережаем среднероссийские данные, хотя, конечно, в целом зарплата невысокая – 17,5 тыс. рублей, я округляю. Но мы такую задачу ставим, и Ваше поручение подтянуть заработную плату прежде всего по учителям активно реализуем - в этом году должны выйти на средний по экономике, как я Вам и докладывал. Вот как раз здесь мы показываем по педагогическим работникам. Видите, была 10 940 два года назад, в этом году – 17 334 рубля.

В.В.Путин: Выйдете в этом году на среднюю?

А.В.Гордеев: Да, выйдем. Это будет средняя.

Здравоохранение. Вы тоже буквально недавно слушали все регионы. По модернизации достаточно большие деньги. В прошлом году мы 3,1 млрд освоили, в этом году – ещё 3 млрд.

Есть у нас одна такая существенная тема. Мы довольно плохо выглядим на уровне России по онкозаболеваниям. И мы там подготовили просьбу отдельную, я Вам доложу тогда. С Минздравсоцразвития сейчас эта тема проработана…

В.В.Путин: У вас подросло даже немножко.

А.В.Гордеев: Да, к сожалению, у нас самый старый и отстающий объект, если говорить об онкоцентре.

В.В.Путин: К сожалению, в России в целом подрастает.

А.В.Гордеев (показывает слайд): Это данные по двум месяцам, вы уже обратили внимание. По промышленности существенный рост. Продолжаем и по сельскому хозяйству расти. В общем, я вам уже говорил, есть достаточный оптимизм, что динамика и в этом году продолжится, как и в прошлом.

В.В.Путин: Проблемы какие видите, Алексей Васильевич?

А.В.Гордеев: Если говорить по текущей ситуации, мы её сегодня подробно посмотрели, по весенне-полевым работам. Как никогда, вопросов практически в целом нет, какие-то точечные – по хозяйствам, это мы решим сами. В промышлености у нас в этом году предусмотрена сдача трёх новых заводов, в том числе мы только-только сдали завод «Сименс» – первый завод по производству промышленных трансформаторов, крупный завод.

Основное, что я сформулировал бы как проблему, в перспективе нарастающую, – это крупные предприятия оборонно-промышленного комплекса, которые работают, к сожалению, в старых основных фондах. Находятся они в основном в центре города. Мы уже беседовали с Дмитрием Олеговичем Рогозиным о том, как эти площадки в городе сделать залоговой базой – с учётом того, что это государственная собственность – и суметь модернизироваться. Мы имеем специальную индустриальную зону, где могли бы создать в абсолютно новых форматах современные мощности по оборонно-промышленному комплексу. Сейчас мы эту работу совместно ведём. Я сделаю Вам доклад.

В.В.Путин: В рамках программы модернизации ОПК, возможно, главное, чтобы средства, которые мы на это предусматриваем, а средства немаленькие, почти 3 трлн рублей, нужно, чтобы это было истрачено с умом: а) эффективно; б) имело бы стратегическую перспективу. Может быть, вы и правы, некоторые проекты, осуществляемые с нуля, в конечном итоге становятся гораздо более эффективными, чем модернизация существующего производства, имея в виду использовать тех людей, которые уже работают на предприятиях - никого не утратить только, не потерять никого и в конечном итоге привести к повышению заработной платы в этой сфере.

А.В.Гордеев: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525157 Владимир Путин, Алексей Гордеев


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 27 марта 2012 > № 525160 Владимир Путин, Кирилл Дмитриев

В.В.Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором Российского фонда прямых инвестиций К.А.Дмитриевым.

Тема беседы - первые результаты деятельности недавно созданного Российского фонда прямых инвестиций, который уже на сегодня заключил сделок на миллиард долларов. По мнению главы фонда, это говорит о том, что зарубежные инвесторы верят в российский рынок.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Кирилл Александрович, только совсем недавно официально фонд приступил к работе, насколько я понимаю. В январе только был зарегистрирован?

К.А.Дмитриев: Да.

В.В.Путин: Пошли первые сделки уже на миллиард долларов, так что старт успешный, я вас поздравляю.

К.А.Дмитриев: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Как складывается работа с иностранными партнёрами, соответствующими фондами? Мы в прошлом году с ними собирались здесь, в Москве. Настрой в целом был боевой, позитивный. Ну и, самое-то главное, как вообще складывается работа с потенциально прямыми инвестициями, потенциальными партнёрами в этой сфере?

К.А.Дмитриев: Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо большое за возможность коротко изложить результаты первой деятельности Российского фонда прямых инвестиций после Вашей встречи 18 мая прошлого года, где были инвесторы, управляющие капиталом более чем 2 трлн долларов.

Мы провели очень активную работу по созданию фонда и, как Вы заметили, действительно проинвестировали уже миллиард долларов, из которых 200 млн – это деньги Российского фонда прямых инвестиций, а 800 млн долларов пришло от наших партнёров, соинвесторов. Это очень важно, что инвесторы активно вкладывают в Россию.

Главный принцип деятельности фонда – это то, что мы осуществляем инвестиции, когда есть как минимум столько же денег, приходящих от соинвесторов. Это позволяет как привлекать инвестиции в Россию, так и обеспечивать высокое качество решений, потому что решения принимаем как и мы, так и соинвесторы.

Мы в кратчайшие сроки сделали то, что многие страны создают годами. Мы очень быстро создали профессиональную команду. В наш экспертный совет вошли ведущие международные инвесторы, такие как глава суверенного фонда Китая, Кореи, Кувейта, звезды инвестиционного бизнеса, как Леон Блэк, Дэвид Бондерман, глава Apax Мартин Халуза. Мы им ничего не платим, и то, что они входят к нам в экспертный совет, показывает их интерес к России, их веру в рост России. Их привлекает, например, то, что средний класс в России утроился за последние пять лет.

Мы только что ездили с инвесторами по регионам России. Им крайне интересен рост именно в регионах России, поэтому коротко: мы очень активно работаем. Что важно, мы также заключили соглашение с инвестиционным фондом Китая об инвестициях в миллиард долларов. Только что с Владимиром Александровичем Дмитриевым (глава Внешэкономбанка) совершили поездку по Ближнему Востоку, где один из местных ведущих суверенных фондов хочет вкладывать во все сделки Российского фонда прямых инвестиций – в модель автоматического соинвестирования.

В.В.Путин: То есть соинвестировать вместе с фондом.

К.А.Дмитриев: Да, и входить во все абсолютно сделки фонда, что довольно беспрецедентно. И для них это будет самая большая инвестиция в фонд, вот для этого большого суверенного фонда.

Коротко о наших сделках. Мы первую нашу инвестицию сделали в объединённую биржу ММВБ-РТС, показывая, что инвесторы верят в финансовый рынок России, и привлекая важного соинвестора – ЕБРР – (Европейский банк реконструкции и развития) перед IPO биржи. Вторая сделка – одна из самых крупных сделок на энергетическом рынке: 625 млн долларов мы проинвестировали в ОГК-5 (ОАО «Энел ОГК-5»), из которых 140 млн пришло от нас, остальное – от соинвесторов. Деньги пошли в «ИНТЕР РАО» на развитие инвестпрограммы холдинга. Это было знаковой, важной сделкой.

В.В.Путин: Сколько в «ИНТЕР РАО» пошло?

К.А.Дмитриев: 625 млн долларов. Все деньги будут направлены на инвестпрограмму. Третья сделка, которую мы подписали как предварительное соглашение, тоже очень интересна – это медицина. Мы подписали предварительное соглашение с ведущим фондом, который номер один среди инвесторов в медицину в мире, который хочет инвестировать в частную медицину в России. Все деньги направятся на развитие клиник и повышение качества медицинского обслуживания. Поэтому мы работаем действительно во многих индустриях и именно приводим сюда «умные» деньги, деньги, которые очень активно верят в Россию.

И также мы смотрим на некоторые возможности за рубежом, потому что сейчас кризис в Европе и активы очень сильно упали в цене. Например, с Объединённой авиастроительной корпорацией мы рассматриваем некоторые точечные стратегические инвестиции в Европе, которые могут быть интересны для России в стратегическом плане.

Завершая такой краткий доклад, действительно, очень активно работаем и видим, что инвесторы верят в рост. Они видят, что стабильность приходит и продолжается в России после выборов. Для них очень важно, что выборы прошли успешно, и они сейчас активно хотят инвестировать всё больше средств в российскую экономику.

В.В.Путин: Я вас ещё раз хочу поздравить с успешным стартом. В связи с тем, что Фонд прямых инвестиций, по сути, вложил немалые средства при объединении двух бирж, я думаю, что здесь теперь нужно сделать следующий шаг. Нужно работать с нашим бизнесом, который выходит на IPO, размещать это IPO прежде всего на российских рынках.

К.А.Дмитриев: Да, абсолютно. Всё больше и больше компаний, с которыми мы хотим инвестировать, хотят размещаться именно на российских площадках и видят, что может быть образован долгосрочный капитал. Поэтому действительно мы видим, что биржи очень выросли в цене, потому что всё больше и больше компаний будет размещаться именно в России.

В.В.Путин: И у меня есть ещё одно предложение. В мае прошлого года, как вы вспомнили, мы встречались вместе с вами с руководителями крупных инвестиционных мировых фондов. Вот этот диалог нужно продолжать. Пригласите их на такую очередную встречу в Петербург во время работы Петербургского экономического форума.

К.А.Дмитриев: Владимир Владимирович, обязательно сделаем, мы уже с ними проговорили. Из них фактически все готовы приезжать на Питерский форум и очень хотели бы встретиться с Вами, если у Вас будет такая возможность, потому что там действительно… Вот Леон Блэк с Вами встречался в Сочи, они очень тепло относятся к России и будут очень благодарны такой возможности.

В.В.Путин: Договорились. Спасибо.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 27 марта 2012 > № 525160 Владимир Путин, Кирилл Дмитриев


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 23 марта 2012 > № 525163 Владимир Путин, Сергей Шматко

В.В.Путин провёл в г. Кириши совещание по вопросу поставок природного газа потребителям на внутренний и внешний рынки.

Стенограмма начала совещания

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы сегодня, во всяком случае часть из коллег, которые здесь присутствуют, побывали на двух пусковых объектах – в Усть-Луге посмотрели, как развивается порт в Усть-Луге, и вот сейчас здесь новую парогазовую установку запустили. И тот, и другой проекты, безусловно, достойны российской экономики: и крупные, и масштабные. В 2000 году мы только начали развивать порт в Усть-Луге – не то что начали развивать, а в 2000 году только появились планы по строительству. В 2002 году начато это строительство, и в прошлом уже перевалка составила более 22 млн т. С удвоением каждый год идёт: в этом году уже будет минимум 44 млн т, и к 2018 году, совершенно точно уже, темп показывает, будет уже 180 млн т перевалки. Будет один из крупнейших портов в Европе, северо-западной Европе, точно. Это очень хороший темп, хороший показатель и рабочие места новые, и вообще это существенный вклад в развитие инфраструктуры страны, существенный, заметный.

Но сегодня здесь, на этом совещании, поговорим давайте о развитии газовой отрасли применительно к текущему прежде всего моменту. Поговорим по вопросам обеспечения внутреннего рынка, экспортных поставок, а также подведём итоги работы отрасли в очень сложный для любой страны период, для нашей особенно (у нас 70% территории северными считаются), поговорим о том, как отработала отрасль в осенне-зимний период.

В целом ситуацию считаю позитивной. В 2011 году добыча природного газа увеличилась на 3,1%, составила 670 млрд куб. м газа. В отрасли высок и уровень инвестиционной активности. Только «Газпром» за последние три года вложил в развитие 3 трлн рублей, то есть практически по году, каждый год вкладывал по 1 трлн. Реализуются крупные проекты по освоению новых месторождений, развитию газотранспортной инфраструктуры, продолжается активная работа по газификации, в том числе к ней подключаются регионы Дальнего Востока.

В прошлом году завершён ещё один важный этап реализации масштабной Восточной газовой программы – запущен в эксплуатацию магистральный газопровод Сахалин–Хабаровск–Владивосток. Сахалинский газ стал серьёзным ресурсом для развития ЖКХ, энергетики в целом, для создания новых рабочих мест. Тем не менее что бы хотел отметить – и надеюсь, меня руководители регионов Дальнего Востока услышат: «Газпром» подводит магистральные трубы, а дальше работа идёт очень медленно. Нужно, чтобы этот газ дошёл до бытовых потребителей – до граждан, а для этого нужны соответствующие программы, соответствующие компании должны быть созданы, структуры в администрациях должны настойчиво работать, вовремя должны закладываться необходимые финансовые ресурсы для осуществления этих программ. Иначе он так и будет в трубе сидеть магистральной, этот газ. Но это отдельная тема. Мы ещё к этому вернёмся в разговоре с руководителями восточносибирских и дальневосточных регионов.

Долгосрочные перспективы отрасли связаны и с освоением полуострова Ямал. Уже в текущем году здесь начнётся промышленная добыча газа, будет введена в строй первая очередь системы магистральных газопроводов Бованéнково–Ухта. Хочу подчеркнуть, она строилась с использованием отечественных труб прежде всего, и это как раз пример, когда ТЭК формирует серьёзный спрос на целый ряд смежных отраслей.

По сути, на Ямале создаётся новая нефтегазовая провинция России с центрами добычи, транспортировкой, морским портом, предприятиями по переработке и сжижению газа. Это крупный индустриальный проект, уникальный по своей сложности и ожидаемой отдаче. В перспективе он обеспечит прирост добычи газа до 140 млрд куб. м в год. Добавлю, что параллельно продвигается работа и по освоению Штокмановского месторождения. Это также позволит нам серьёзно укрепить ресурсную базу. Особо отмечу работу по диверсификации наших транспортных маршрутов. В ноябре прошлого года, как вы знаете, запущена первая очередь «Северного потока» – 27,5 млрд куб. м прокачки. Это означает, что российская и европейская газотранспортные системы напрямую теперь соединены, что, конечно же, повышает надёжность поставок и снимает многие транзитные риски. Работа по второй нитке идёт в плановом режиме, уже более половины морского маршрута пройдено. Надеюсь, что в те сроки, которые были запланированы, работа будет закончена и по второй нитке – это будет в общей сложности 55 млрд куб. м прокачки. Рассчитываю, что уже в 2012 году – в конце текущего года начнётся реальное строительство «Южного потока» по дну Чёрного моря.

Ещё раз хочу подчеркнуть, Россия всегда выступала надёжным партнёром на глобальных энергетических рынках. Мы ценим эту репутацию и открыты для взаимовыгодного сотрудничества со всеми нашими зарубежными партнёрами. Это касается и инвестиционных проектов, и совместного участия в развитии добывающих и инфраструктурных активов. Выстраивая нашу стратегию, мы должны исходить из того, что спрос на природный газ, безусловно, будет расти. Это касается и нашего внутреннего рынка, который является для нас, безусловно, приоритетным. Это касается и международных рынков как в Европе, так и в странах АТР. По оценкам экспертов, уже в 2012 году поставки газа для внутренних нужд и на экспорт превысят докризисный уровень 2007 года.

Наша задача – гарантированно обеспечить растущие потребности в этом виде сырья со стороны российских потребителей – ЖКХ, промышленности, сельского хозяйства, бытовых потребителей и при этом укрепить и расширить своё присутствие на мировых рынках. Очевидно также, что будущее газового комплекса – в его технологическом перевооружении, снижении издержек, повышении производственной и финансовой эффективности.

Что касается издержек, хотел бы обратить внимание руководства «Газпрома», Министерства энергетики на то, что мы наметили ещё в прошлом году уровень роста тарифов для «Газпрома». Я понимаю, что имеет место увеличение нагрузки, прежде всего связанной с повышением НДПИ, но резервы нужно искать не в повышении тарифов, а в уменьшении издержек. Давайте мы к этому вопросу отдельно вернёмся. Я знаю ваши обращения в Министерство экономического развития – мы ничего не планируем повышать сверх того, что было запланировано в прошлом году. Если вы чувствуете какое-то напряжение в компании и отрасли в целом, давайте к этому вернёмся, поговорим, где и как мы вас можем поддержать, но тариф повышаться не будет.

Что считаю принципиально важным в целом отметить? Первое – нужно наращивать возможности отрасли, её инфраструктуру, расшивать узкие места в газораспределительной сети, строить новые газовые хранилища. Это даст возможности для манёвра, гибкого реагирования на конъюнктуру спроса как на национальном, так и на внешних рынках.

Второе – приоритетной задачей считаю активизацию работы по газификации российских регионов. Об этом мы постоянно с вами говорим. Сегодня уровень газификации свыше 63% (63,2%). Это, конечно, повышает качество жизни, особенно на селе. За последние годы мы, Алексей Борисович (обращаясь к А.Б.Миллеру), на сколько увеличили? На 10% примерно, да?

А.Б.Миллер (председатель правления ОАО «Газпром»): С начала программы газификации (это середина 2005 года) почти что 10% (9,5%), да.

В.В.Путин: 10%? Темп хороший.

А.Б.Миллер: Да. Чуть-чуть больше у нас на селе. Как нас ориентировали, 70% – газификация городов и населённых пунктов городского типа и 47% на сегодняшний день – это село. И суммарно – 63,2%.

В.В.Путин: Темп хороший. Нужно только, чтобы эта работа «Газпрома» была синхронизирована с соответствующей работой по низким сетям в регионах. Это то, о чём я говорил применительно к Дальнему Востоку, Восточной Сибири. Здесь, в европейской части, вроде бы в целом неплохо эта синхронизация выстроена, но темпы нужно сохранять и увеличивать их даже.

Нам нужно продолжить этот проект – безусловно, сетевой газ должен прийти во все территории, где это экономически оправдано и рационально с технической точки зрения. Одновременно нужно развивать безопасные и надёжные технологии обеспечения населённых пунктов баллонным газом. Кстати говоря – мы говорили, и я хочу к этому ещё раз вернуться, – и автотранспорт, конечно: использование газа в качестве моторного топлива является исключительно перспективным делом. Прошу на это соответствующие ведомства и транспортные компании обратить внимание.

Третье – сегодня разведанные запасы по природному газу в России самые большие в мире: свыше 50 трлн куб. м. Больше чем в России, нет! Но и это ещё не всё. Это ещё не всё! Если посмотреть повнимательнее и поработать над тем, что у нас есть, это будет, безусловно, гораздо больше, чем 50 трлн. Но это вовсе не снимает с повестки задачу расширения сырьевой базы. У нас есть для этого все возможности, нам нужно формировать заделы на будущее, активно вести геологоразведку новых территорий, включая арктический шельф.

Четвертое – это внедрение современных экологических и ресурсосберегающих технологий, развитие мощностей по глубокой переработке газа, в том числе и попутного газа. Я просил бы обратить внимание и на развитие сотрудничества с энергетиками, прежде всего в рамках проектов по использованию современных так называемых чистых генерирующих мощностей, таких как парогазовая установка, которая сегодня запущена здесь, в Киришской ГРЭС. Современная технология позволила насколько увеличить КПД-то?

А.Б.Миллер: С 38 до 55% КПД.

В.В.Путин: Вы представляете, с 38 до 55 – увеличение такое… То есть на одном и том же объёме газа насколько больше вырабатывается электроэнергии!

Нужно, конечно, более активно осваивать перспективный рынок сжиженного природного газа. Сейчас работает пока один такой крупный проект – на «Сахалине-2». В ближайшие годы новые заводы по производству СПГ должны появиться в рамках освоения месторождений Ямал и Штокман. Российский СПГ должен занять серьёзную нишу на глобальных рынках энергоресурсов.

Шестое. Как уже говорил, мы должны поощрять рост эффективности в газовой отрасли, в том числе и за счёт развития и стимулирования конкуренции. Сегодня доля независимых компаний в добыче российского газа уже достигла 24%, и наша задача – обеспечить единые правила и стандарты работы. В конечном счёте мы должны сформировать современный, конкурентный топливный рынок, который будет действовать в первую очередь в интересах наших граждан, отечественных производителей, чтобы тарифы и условия поставки были экономически обоснованными и не становились обременительными для потребителя.

В этой связи хотел бы сегодня о следующем сказать. Предлагается отменить штрафы за невыборку газа для тех потребителей, у которых ежегодное потребление газа не превышает 10 млн куб. м. Эта тема особенно чувствительна для малого и среднего бизнеса, для предприятий агропромышленного комплекса: зачастую принцип «бери или плати» существенно снижал рентабельность бизнеса, делал невыгодным развитие многих деловых инициатив. Мы обсуждали этот вопрос неоднократно в Минэнерго, с «Газпромом». На что бы хотел обратить внимание? Я согласился с позицией «Газпрома», что когда речь идёт о крупных потребителях, то они, конечно, в состоянии, могут и должны выстраивать соответствующие графики, а вот у малых и средних потребителей такой возможности зачастую нет. Поэтому объявленное сегодня решение считаю абсолютно справедливым и надеюсь, что эффект будет для этих потребителей положительным.

И в заключение – об итогах работы отрасли в осенне-зимний период. По сути, это ежегодный экзамен для всех участников технологической цепочки – от производителей газа до энергетиков и структур жилищно-коммунального комплекса. Отмечу, что эту зиму мы прошли практически без серьёзных сбоев. Конечно, отдельные напряжения были, но в целом каких-то глобальных, слава Богу, потрясений не было нигде, в том числе благодаря эффективной координации между профильными министерствами, энергетиками и региональными властями. Вместе с тем гарантии надёжности, конечно, нужно повышать в будущем, и нужно избегать того, что мы называем мелкими или средними происшествиями, которых тоже было в эту зиму достаточно. Считаю, что будет оправданным ввести ещё одно, дополнительное требование для энергетиков при получении паспортов готовности своих объектов к прохождению осенне-зимнего максимума. Таким требованием должно стать наличие долгосрочных контрактов на поставку так называемых резервных видов топлива, чтобы не приходилось в пожарном порядке решать возникающие там или здесь проблемы.

И ещё один вопрос считаю важным и хочу обратить на него внимание – это платёжная дисциплина. Нужно детально разобраться с причинами возникновения и структурой долгов по платежам в отрасли. На сегодня 15 субъектов Федерации имеют просроченную задолженность перед «Газпромом», и эта просроченная задолженность измеряется в кругленькой сумме – 110 млрд рублей. Мы уже об этом неоднократно говорили, причём в ряде случаев формально должниками являются граждане, которые на практике исправно платят по счетам, но реально деньги до поставщика энергоресурсов не доходят, застревают в разного рода коммунальных и других конторах. Нужно навести здесь порядок, детально разобраться в причинах сложившейся ситуации. Я прошу сегодня отдельно дать предложения по совершенствованию системы расчётов на всех этапах ценообразования. Там, где это необходимо, будем подключать контрольные и правоохранительные органы. Так же как и в электроэнергетике, рынок нужно очищать от всякого рода мутных и полукриминальных структур, схем, на которых паразитируют нечистоплотные дельцы.

Мы сейчас с руководителем «Газпрома», когда осматривали эту парогазовую установку, обменивались мнениями по ситуации в отрасли в целом, в том числе коснулись и этой проблемы. Она у нас хроническая по некоторым регионам. Будем обращать на это самое пристальное внимание в ближайшее время.

Пожалуйста, слово – министру энергетики Шматко Сергею Ивановичу.

С.И.Шматко: Спасибо, Владимир Владимирович. Уважаемые коллеги! Зима 2011–2012 года ещё не закончилась, но можем уже подводить предварительные итоги. Я хочу ещё раз вас проинформировать, что в этом году мы опять били все мыслимые рекорды. Настоящая зима – потребление электроэнергии в ЕЭС России составило 466 млн ГВт часов, что выше потребления на 1,7%. В ряде объединённых энергетических систем страны потребление также превысило прошлогоднее.

Мы поставили рекорды мощности (слайд №3), потребляемой за последние 20 лет, и вышли на уровень 155 ГВт. С 1991 года, по сути говоря, после распада Советского Союза, территория России не потребляла столько электроэнергии. Конечно, это связано и с теми холодами, которые были у нас в январе–феврале, но по большому счёту холода были и раньше, а такого потребления у нас не было никогда.

Как мы к этому подготовились – очень коротко. Проверка энергокомпаний прошла неплохо. По сути говоря, только одна энергокомпания не получила паспорт готовности – ТГК-14. Владимир Владимирович, мы Вам докладывали ситуацию по Улан-Удэнской ТЭЦ – взяли её тогда на контроль. И все те решения, которые Вами были приняты по обеспечению в конце года ввода всех ремонтов на этой станции, были выполнены, то есть у нас там никаких проблем по прохождению зимы не было.

Что касается запаса топлива на станциях. Я считаю, что мы успешно решили эту проблему в целом. Почему? Потому что уже третью зиму подряд у нас проблем с запасами топливной станции нет никаких. В этом году была некоторая проблема с вагонами, но, надо сказать, с РЖД, с Министерством транспорта мы удачно её порешали и по большому счёту сформировали избыточные запасы топлива на всех электростанциях. Подчеркну – это не в целом по стране, а на всех: по каждой электростанции были созданы избыточные запасы топлива, и нам это здорово помогло. Почему? Потому что – Вы затронули, действительно, очень важный момент сейчас – вышли на проблему… В частности, сюда привносится некоторый опыт: в Новосибирской области, в Алтайском крае вышли на проблему поставок топлива на «Бийскэнерго». По сути говоря, произошло следующее: 1 января окончились контракты на поставку резервного топлива, и между «Кузбассразрезуглём» и «Бийскэнерго» (собственниками) началась тяжба по поводу условий на поставку топлива. Стремительно стали убывать резервные запасы топлива, пришлось нам вмешиваться, Игорь Иванович (Сечин) проводил совещание в конце января. Обеспечили заключение срочных договоров, но считаем это предложение – о необходимости обязательного включения в паспорт готовности наличия долгосрочного контракта как минимум за срок прохождения ОЗП на поставку резервного топлива – обязательным. Сегодня это очень актуально. То же самое хотел сказать и поблагодарить «Газпром» за такую очень правильную меру. У нас была проблема, например, на Тверских коммунальных системах было ограничение поставок газа по коммерческим причинам – там были платежи, задолженности, Вы об этом говорили… Тем не менее когда начались холода, мы оперативно с «Газпромом» решили эту проблему и приняли решение снять эти ограничения, несмотря на то что долги остаются, но это ещё раз подчеркивает наличие ответственности потребителей. Считаем, что в принципе это правильная практика, что во время прохождения ОЗП не ограничивать поставки по коммерческим, скажем так, проблемам, но это требует, соответственно, повышения, значительного повышения уровня хозяйствующих субъектов потребителей.

Была серьёзная проблема у нас на Западно-Сибирской ТЭЦ. Вообще, тема теплоснабжения в Сибири, на Дальнем Востоке – это отдельная тема, которую мы будем решать и в последующие ОЗП, в том числе с точки зрения усиления контроля за ремонтами. Но есть системные проблемы по организации теплоснабжения, в частности из-за ошибочных действий персонала при ликвидации технологических нарушений. Почти 148 тыс. человек ожидало такую опасную ситуацию, когда температура теплоносителя в системе теплоснабжения упала до 40 градусов, то есть там бы ещё два-три часа времени, Владимир Владимирович, и нам надо было бы принимать решение о сливе воды в этой части, и это означало бы как минимум на 15–18 часов наличие критической ситуации в городе. Мы эту проблему решили, вместе с Минрегиона, вместе с администрацией края эту проблему обсуждали, приняли соответствующие решения. Там надо системные проблемы решать, там три контура незамкнутых по теплоснабжению в городе – надо создавать резервные источники.

Известные проблемы были у нас на юге России – вообще, уникальная ситуация. Обычно у нас «Кубаньэнерго» – это такой достаточно мягкий климат, но ветер до 40 м в секунду, минус 15 температура воздуха. Тем не менее те решения, которые мы приняли после прошлой зимы (я имею в виду, закупили больше 2 тыс. единиц спецтехники, подготовили больше 8 тыс. аварийно-спасательных, аварийно-восстановительных бригад), позволили нам буквально в течение считанных суток установить сложнейшие нарушения энергоснабжения в этом регионе, вместе, соответственно, с региональными властями.

У нас в этом году, по сути говоря, при наличии той же самой проблемы, которая была в прошлом году (а в прошлом году, Владимир Владимирович, было введение графика №1 – это ограничение потребления газа на электростанциях в 45 регионах страны на всякий случай), – в этом году благодаря согласованным действиям с «Газпромом» мы эту проблему решили и не ограничили, то есть график №1 не вводился. Это для нас вообще такое серьёзное достижение. Мы Вам не один раз докладывали о наличии этой проблемы – по необходимости такой координации с «Газпромом» в этой части, по экономическому анализу последствий, возникающих при переходе на резервное топливо энергетиками. Считаем, что в этом году мы очень неплохо отработали. Действуют совместные руководящие документы в этой части, но тем не менее пожгли мазута дополнительно 500 тыс. т, а вот угля пожгли гораздо меньше: 97 тыс. т пожгли, а в прошлом году было 408 тыс. т. На эту тему я хотел бы немножко поподробнее в последующем высказаться, когда буду говорить больше о газовой промышленности.

Владимир Владимирович, очень важный показатель, считаю, что мы показали эффективность своевременно принятых Вами решений по индикации цен на электроэнергию в 2012 году, когда мы отнесли период регулирования на 1 июля. Почему? Потому что даже в условиях аномальных холодов даже при соответствующем потреблении резервного топлива нам, заранее проговорив это с энергетиками, проговорив с рядом регулирующих органов, регионами, удалось цену на оптовом рынке электроэнергии удержать. По сути говоря, на сегодняшний день мы балансируем на уровне того, что было в конце декабря – начале этого года.

Принципиальный момент. Что бы хотелось отметить? У нас действительно было сокращение по ряду так называемых технологических нарушений. Мы считаем, что где-то на 18% в целом по стране мы сократили и количество отключений, и снижение мощности на электрических станциях, и аварийное снижение мощности на 150 МВт и выше. Тем не менее считаем важным, что избежать, конечно, большого количества мелких и средних нарушений, особенно в части подачи электроэнергии, мы, наверное, не сможем, но максимально повысить степень или уровень реакции на такие нарушения возможно, и как раз сегодняшняя зима хорошо показала эти результаты.

Вообще, если коротко говорить о прохождении зимы, Владимир Владимирович, то надо сказать, что система, которая возникла по Вашему распоряжению после реформирования или ликвидации РАО ЕЭС России, а именно когда был создан федеральный штаб по безопасности энергоснабжения, когда были созданы региональные штабы по безопасности энергоснабжения, когда мы выстроили систему взаимодействия с Минрегиона, взаимодействие с региональными властями, с Ростехнадзором… Очень неплохо мы в этом году отработали: в текущем режиме контролировали ремонты на станциях, принимали решения по отзыву документов, разрешающих эксплуатацию, и так далее в критических случаях… А также эта ситуация с «Газпромом» – всё это позволяет на сегодняшний день говорить о том, что в стране создана и устойчиво функционирует система подготовки к зиме нашего энергетического хозяйства, система, которую мы, как я сказал, после реформирования РАО ЕЭС перезагрузили. И она даже в эту зиму, когда нам точно не повезло, мы опять не проскочили, потому что эта зима могла бы быть теплой, а была сложной, морозной, с большим количеством снега, но все эти показатели говорят о том, что эта система функционирует.

И теперь очень коротко об основных трендах газовой отрасли в Российской Федерации в части подготовки к зиме. У нас основные показатели действительно уже отмечены. Мы в 2011 году достигли максимального исторического уровня добычи природного газа в объёме 670 млрд кубов, причём хотел бы отметить, что такой рост достигнут за счёт добычи независимых производителей. В частности, «Новатэк» плюс 15 млрд показал (15,5 млрд), а вообще в целом доля независимых, включая ВИНКи, составила 24% по газовому балансу.

Надо сказать, что в 2012 году мы внимательно наблюдали и видим, что газодобывающая, газотранспортная система носила целый ряд максимумов: это и пиковый суточный максимум в 2012 году 3 февраля, и пиковый суточный отбор газа из подземных хранилищ в 2012 году 2 февраля, и пиковая суточная добыча газа в 2012 году 10 января достигла уровня 2,1 млрд куб. м. В это же время рос суточный объём потребления газа на внутреннем рынке: увеличился на 134 млн кубов, составил 1,9 млрд кубов газа. Это - плюс 7,5%. Выросли, как известно, объёмы суточных заявок европейских импортёров, а объём суточных поставок среднеазиатского, азербайджанского газа у нас снизился на 4,2 млн куб. м.

Какие важные моменты мы отметили в рамках анализа взаимодействия между нами и «Газпромом», я имею в виду электроэнергетическую отрасль? Всё-таки очень важен тот момент, который Вы уже упомянули. Это - наличие и текущее техническое состояние подземных хранилищ газа (ПХГ). Что у нас здесь есть и что вызывает беспокойство? У нас основные показатели развития ПХГ по мощности, по пиковой мощности, то есть по технологическому состоянию, входят в показатели генеральной схемы развития газовой промышленности. Надо отметить, что мы совсем недавно утвердили эту генеральную схему, но на сегодняшний день у нас ввод мощностей ПХГ от этих показателей, утверждённых генсхемой, пока отстаёт. То есть фактический объём газа составил 65 млрд кубов, что на 9,1 млрд кубов меньше, чем предусмотрено генсхемой. Фактическая суточная производительность по сбору газа составила 647 млн кубов, что на 122 млн кубов меньше, чем в генеральной схеме. Вообще, это носит принципиальный характер. Мы считаем, что генеральная схема – это хотя, может быть, и такой рекомендательный документ, но прогнозы такого рода показателей должны, на наш взгляд, обязательно выдерживаться. Это носит принципиальный характер для успешного прохождения ОЗП. Также, разбираясь в причинах, отмечаем, что всё-таки финансирование строительства, реконструкции объектов ПХГ носит неравномерный характер. Просто хотел бы отметить, что в 2009 году на эту программу (в принципе очень важный показатель характеристики текущего состояния ГТС страны) было потрачено 5 млрд рублей, в 2010-м – 10, соответственно в 2011-м – 24, а в 2012-м – 16 млрд запланировано. Мы считаем, что плановые инвестиции на 2012 год в размере 16 млрд рублей явно недостаточны в этой ситуации, у нас будут соответствующие предложения в этой части.

Также мы хотели бы отметить, что очень важный показатель работы – это текущий ремонт газовых магистралей, магистральных трубопроводов. И здесь, по сути говоря, тоже на 50–60% планы 2011 года были недовыполнены. Вообще, хорошо известно, Владимир Владимирович, что срок службы трубы примерно 30 лет, плюс-минус. Нужна, конечно, тщательная регулярная диагностика и оценка по факту технического состояния, основное количество трубопроводов вводилось до 1990 года. Мы как раз сейчас выходим на тот уровень срока службы газовых мощностей, когда потребуется мощная целенаправленная программа по реализации их ремонтов. У нас трубопроводов со сроком службы более 30 лет – порядка 30% ГТС страны. И как раз на этом уровне (25–30 лет) – до 36%. Ключевой момент. Что мы предлагаем в этой связи? Мы предлагаем, чтобы по таким важным параметрам, как развитие систем ПХГ, как ремонт магистральных газопроводов, «Газпром» согласовывал с Минэнерго в текущем порядке, ежегодно согласовывал свою инвестиционную программу и ежегодно мы обменивались бы итогами реализации этой инвестпрограммы с целью выявления узких мест и правильного адекватного прогноза возникающих рисков.

В целом ещё раз хотел бы подчеркнуть существенную роль независимых производителей. Есть одна проблема. Это то, что у нас, в том числе, и независимые производители, и нефтяники декларируют, особенно в рамках работы по ПНГ, значительное увеличение производства газа. Так, к 2014 году «Роснефть» на 15 млрд кубов собирается поднять производство газа – это 127% к уровню 2011 года, ТНК-BP – на 9,7 млрд кубов, «Новатэк» – на 7,8 млрд кубов газа к уровню 2011 года. Что это означает? Это означает, что у нас есть как минимум потребность ещё раз более внимательно посмотреть на практику выдачи технических условий на подключение газотранспортной системы и её бесперебойное функционирование.

В целом считаем, что период ОЗП пройден без введения ограничений графика №1. Это серьёзное достижение. Считаем, что обеспечена устойчивая работа газовой отрасли с достижением максимальных производственных показателей. Существенная часть, надо отметить, обеспечена, максимум добычи обеспечен за счёт вклада независимых производителей газа. Считаем, что необходимо принять долгосрочные правила игры на газовом рынке, поддерживающие рост добычи независимых производителей. Это - обеспечение возможности пролонгации ранее полученного доступа к ГТС на последующие периоды в уведомительном порядке в случае пролонгации отношений между поставщиком и потребителем в пределах объёмов прежнего доступа, а также предоставление доступа к перспективным месторождениям и объектам газопотребления.

Про необходимость согласования инвестпрограммы с Минэнерго и представления ежегодного мониторинга мы уже упомянули. Также считаем необходимым разработку и согласование пятилетней программы развития производственных мощностей на основе генсхемы по прогнозам потребности внутреннего и внешнего рынков, уровню добычи газа в период максимального значения потребления и уровню отбора газа из ПХГ в период максимального потребления. Считаем, что вот эти пиковые показатели функционирования ГТС – это некая новация, которая позволит нам более точно обеспечивать взаимодействие отрасли электроэнергетики с «Газпромом». И считаем, что такие показатели должны быть. Необходимо обязательно их учитывать при расчёте ключевых показателей эффективности.

Уважаемые коллеги! Уважаемый Владимир Владимирович! Считаем, что опыт взаимодействия, как я уже говорил, наработан очень приличный. Итоги будут подведены на всероссийском совещании по ОЗП, которое мы планируем провести в апреле. И традиционно, Владимир Владимирович, мы с удовольствием Вас приглашаем на это совещание. Есть что показать, рассказать. Хочу Вас заверить, что российские энергетики эту практику будут продолжать и во взаимодействии с «Газпромом» успешно решать задачи бесперебойного прохождения ОЗП. Спасибо за внимание.

В.В.Путин: Спасибо.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 23 марта 2012 > № 525163 Владимир Путин, Сергей Шматко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2012 > № 525165 Владимир Путин

В.В.Путин провёл совещание по реализации задач, поставленных в его предвыборных статьях в качестве кандидата на пост Президента Российской Федерации.

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Я хотел бы с вами сегодня поговорить о перспективных планах развития страны. У нас есть фундаментальные, базовые документы, в которых изложены наши планы развития: известный план развития страны до 2020 года (План-2020), есть отраслевые программы развития, и мы их в разных форматах так или иначе все эти годы обсуждали, рассматривали, и часть из них принята уже.

На что бы хотел сегодня обратить внимание? Вы знаете, что в ходе прошедшей недавно президентской избирательной кампании некоторые вопросы были конкретизированы мной, изложены в газетных статьях, и они все основаны на реальной ситуации. Но в основе всего, что там изложено, лежит та же самая программа развития страны до 2020 года. Некоторые темы действительно конкретизированы – а они основаны на запросах граждан, – и считаю, что именно поэтому и получили достаточно большую, широкую поддержку в обществе.

Сегодня нам необходимо разворачивать работу по реализации заявленных целей, и мне бы хотелось с вами сегодня поговорить о так называемых дорожных картах, которые мы должны принять для того, чтобы в практическом плане приступить к реализации всех задач, изложенных в тех статьях, о которых я упоминал. Мы так или иначе практически со всеми вами обсуждали конкретные направления развития. Сегодня я бы хотел, чтобы руководители министерств, ведомств высказались по поводу того, какими вам видятся наиболее эффективные пути достижения заявленных целей, поговорили бы об источниках финансирования, которые должны быть положены в основу решений этих задач. Тем более это важно и актуально сегодня, именно в эти дни, поскольку мы приступили к подготовке нового трёхлетнего бюджета, и, конечно, все наши предложения и программы в экономике, в социальной сфере, в инфраструктуре, в области обороны и безопасности должны быть в полной мере обеспечены необходимыми финансовыми ресурсами. В этой связи хотел бы отдельно и настойчиво подчеркнуть, что, несмотря на то что средства нам потребуются немалые для реализации всех задач, о которых я говорю, тем не менее мы будем исходить из абсолютного приоритета с соблюдением макроэкономических показателей. За счёт чего тогда, спрашивается, будем достигать нужных нам целей, и откуда мы будем брать финансовые ресурсы, и не малые, как я уже сказал? За счёт более правильного определения приоритетов, за счёт повышения эффективности бюджетных расходов, сокращения тех расходов, которые не являются приоритетными и могли бы быть отложены на более поздний срок или, наоборот, вообще устранены. Нам нужно просто экономно относиться к государственным ресурсам, и это сделать можно. Самый предварительный, самый беглый анализ показывает, что в целом ряде отраслей у нас до сих пор неэффективно расходуются государственные ресурсы, и думаю, что здесь есть очень большие резервы. Там, где возможно, нужно привлекать и частные инвестиции, создавая условия для их привлечения. При этом хочу обратить внимание на то, что нам нужно не просто освоить те колоссальные средства, которые потребуются на реализацию заявленных целей, нам нужно добиться нового качества и в образовании, и в здравоохранении, да и в сфере оборонной безопасности, и по другим важнейшим направлениям жизнедеятельности государства. Деньги должны идти в обмен на реформы, работать на повышение эффективности.

В целом это всё, что я хотел бы сказать вначале. Я хочу предоставить сейчас слово министру экономического развития Эльвире Сахипзадовне Набиуллиной. И потом по отраслям, пожалуйста, всем дам слово и прошу вас высказаться поподробнее по всем параметрам, которые мною были названы. Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.

Э.С.Набиуллина: Спасибо.

Я начну с реализации задач, которые поставлены в статье о наших экономических задачах. И задачи, которые там поставлены, предполагают как принятие решений уже в текущем году, так и формирование новых подходов по достижению целей модернизации экономики, обеспечению устойчивого экономического роста тех задач, которые были в стратегических наших долгосрочных документах.

Хотела бы начать с того, что, по нашей оценке, эти предложения и дополнительные меры по стимулированию экономического роста могут дать в ближайшие три года дополнительно до 0,4–0,9% ВВП. Это в ближайшие три года, а затем, когда эти меры будут разворачивать свою эффективность, этот дополнительный прирост по отношению к консервативному варианту может быть больше. Что это значит? Вроде бы небольшая цифра – 0,4–0,9 (1) процентных пункта, но если брать в расчёт на 2013 год, то это дополнительно ВВП на 660–700 млрд рублей в год. Из них одна треть поступит в бюджетную систему, то есть это будут дополнительные налоги – это не менее 200 млрд рублей, которые мы получим именно от экономического роста. Это позволит решать многие бюджетные задачи и обязательства, которые есть, и плюс это дополнительные деньги, которые останутся в руках у бизнеса, у населения. Сейчас важнейшая задача – весь комплекс мер, который предусмотрен (и по созданию к 2020 году 25 млн новых, модернизации существующих высокопроизводительных рабочих мест, и повышение конкурентоспособности инновационной экономики), – все эти меры включить в наши базовые документы, в сценарные условия, прогноз и бюджет.

До бюджета у нас всегда разрабатываются сценарные условия и прогноз, и мы должны будем в конце апреля уже рассмотреть эти базовые документы, где эти меры должны быть включены, потому что прогноз – это не только набор цифр, но это концентрированное выражение той политики, которую мы будем проводить. Тем более что этот год у нас – ключевой год для перехода на инструмент государственных программ: многие из них уже в готовности, и все эти экономические меры мы должны включить в государственные программы.

В ближайшие годы нам предстоит осуществить, по сути, не только бюджетный и налоговый манёвры, о которых много говорится, но и экономический манёвр, который позволит задействовать факторы инновационного роста. И здесь, конечно, очень важна дорожная карта по эффективной реализации всех механизмов поддержки инноваций, которые обозначены у Вас в статье, и также по инвестиционному климату. Уже после выхода статьи мы встречались и с бизнес-сообществом, где обсуждали конкретные предложения по обеспечению улучшения инвестиционного климата. Поэтому здесь нужно и нормативно-правовые акты подготовить, у нас уже есть планы по этим нормативно-правовым актам. Мы обсуждаем с бизнес-сообществом в том числе, например, механизмы реализации тех предложений, которые у Вас прозвучали, по созданию специально уполномоченного по защите прав предпринимателей.

И ещё одно важное направление – это развитие конкуренции, приватизация и повышение эффективности функционирования того, что остаётся в государственном секторе. Я бы хотела остановиться на некоторых (на всех не получится, потому что задач много) важных вопросах, которые Вы поставили, как уже сейчас намечается их реализовывать. Вопрос технологического и ценового аудита крупных инвестиционных проектов. Вы уже сейчас тоже сказали, что нам нужно повышение кардинальной эффективности наших расходов: и приоритизация, и эффективность госрасходов. В настоящее время у нас всё-таки стоимость реализации многих инвестиционных проектов, в том числе строительства, завышена по сравнению с тем, как мы могли бы строить и сколько бы это могло стоить. Это обусловлено не только несовершенством нормативной базы (у нас до сих пор в ряде отраслей действуют устаревшие СНИПы, когда невозможно применять новые технологии), но и некоторой монополизацией области проектирования в стране, и низким качеством проектной, сметной документации, что приводит к пересмотру многих стоимостных параметров инвестиционных проектов. Существующая сейчас обязательная государственная экспертиза в основном учитывает безопасность конструкции, а не возможность использования новых технологий, которые потом удешевляют эксплуатацию этих объектов и так далее.

Поэтому здесь нужна комплексная работа по модернизации самих нормативов. На наш взгляд, нужно закрепить возможность привлечения к экспертизе крупных международных компаний, которые могут проводить технологический аудит соответствия современнейшим технологиям тех крупных строительных объектов, которые мы осуществляем на государственные средства. Нужно стимулировать и создание собственных конкурентоспособных проектных организаций, которых у нас недостаточно. При этом нужно осуществлять экспертизу этих инвестпроектов, ценовой их эффективности. У нас есть неплохой накопленный опыт, но очень небольшой. Например, мы привлекали Сбербанк для экспертизы в дорожном строительстве, и там уже эффект есть от такого финансового и технологического аудитов. На наш взгляд, это надо широко распространять.

Здесь понадобятся и поправки в нормативные акты, и организационные механизмы. Мы такие комплексные решения к 1 июля с заинтересованными ведомствами подготовим.

В статье прозвучала задача, что мы должны наладить более эффективный общественный контроль закупок, особый контроль крупных заказов, которые составляют больше миллиарда рублей. Мы сразу после того, как такое поручение вышло, уже 3 февраля в нашей системе закупки gov.ru разместили пилотную систему, где обсуждаются государственные муниципальные заказы. На главной странице публиковали сведения о всех контрактах ценой выше 1 млрд рублей. Запустили в начале марта общественное обсуждение всеми заинтересованными сторонами, какие есть вопросы к крупным проектам. Здесь размещена уже информация о 41 заказе, которые больше 100 млрд рублей, – это и крупное строительство, в том числе строительство социальных объектов, это заказы на НИОКР, это закупка сложной техники и оборудования. И надо сказать, что мы почувствовали очень заинтересованную реакцию: многие эксперты, экспертные организации уже отреагировали. Я могу назвать: Национальная ассоциация институтов закупок сделала специальный доклад, по семи заказам в нём возникли вопросы, и нам сейчас нужно будет в ближайшее время доработать механизм реакции, – какая может быть эффективная реакция на такое заинтересованное обсуждение крупных заказов (опасение, что там завышены цены или низкая конкуренция). Такую систему реагирования мы в ближайшее время отработаем с привлечением, безусловно, Федеральной антимонопольной службы, здесь её роль велика.

Следующее направление, на которое хотела бы тоже обратить внимание. Задача, поставленная Вами, по отчуждению непрофильных активов компаний с госучастием. Эта задача некоторое время назад начала реализовываться, но пока она идёт, скажем так, достаточно медленно, пока только 41 из крупных стратегических компаний утвердила у себя программы; 208 акционерных обществ, не включённых в перечень стратегических, рассмотрели эти программы, и только 76 утвердили. Поэтому здесь нужно будет работу эту расширить, мы представим обобщённый доклад, и может быть, понадобятся какие-то более серьёзные решения, для того чтобы стимулировать компании не только рассматривать такие документы, но и применять и реализовывать эту программу по непрофильным активам.

Была поставлена задача, также очень важная, которая беспокоит бизнес, – по налоговому маневру. Мы уже докладывали Вам предварительные предложения. Главное, чтобы мы здесь приняли решение до начала бюджетного цикла: с Минфином мы сейчас продолжаем обсуждение и думаем, что до проекта бюджета, до его формирования, такие общие решения подготовим. И здесь главный тренд перенастройки: снижение относительного бремени на деятельность, производство, на инвестиции и увеличение, на потребление, неэффективное потребление, на рентные платежи.

Ещё одно направление, которому нужна будет действительно такая серьёзная дорожная карта, надо будет подготовить её, – по формированию источника длинных денег, и в том числе инвестирование средств граждан для того, чтобы и граждане через инвестирование своих средств могли участвовать в позитивных эффектах от роста экономики. Это, конечно, задача очень сложная, потому что у нас институты есть, и паевые инвестиционные фонды, и фонды коллективного инвестирования, но слабая активность населения – она понятна, потому что для того, чтобы инвестировать, нужно отрывать от текущего потребления, это можно только с ростом доходов делать, и поэтому база такая будет повышаться. И пока слабая финансовая грамотность и недоверие граждан к финансовым институтам, особенно на долгосрочную перспективу, и неразвитость по сравнению со многими странами налоговых, финансовых стимулов, чтобы граждане могли инвестировать. При этом также у нас пока отсутствует эффективная система разрешения споров граждан с поставщиками финансовых услуг. И Вы помните, на одной из встреч с бизнесом они даже говорили о финансовом омбудсмене, для того чтобы защищать права граждан на финансовом рынке. Поэтому без таких режимов разрешение спора ответственности, даже и меры стимулирования должны быть просто сбалансированными, поэтому здесь нужна долгосрочная программа и с корректировкой нормативной базы, и с организационными мерами. Я думаю, что времени понадобиться здесь чуть больше, на наш взгляд, до 1 ноября, но первым здесь должно быть Министерство финансов, а мы готовы поучаствовать в этом направлении.

И, наверное, последняя тема, которую я хотела затронуть, – это развитие инструмента ОРВ (оценки регулирующего воздействия). Вы в статье сказали, что хорошо, что у нас заработал такой фильтр при принятии нормативных актов, который позволяет учитывать интересы бизнеса, какие будут затраты, и что надо посмотреть, насколько он полностью охватывает значимые для бизнеса сферы. Мы проработали с представителями бизнес-ассоциаций, и у них много предложений, куда расширять этот инструмент. Называются и налоговое и таможенное администрирование (они говорили на съезде с Вашим участием), и распространение на уровне регионов–субъектов Федерации, и законопроекты, которые в Думе готовятся во втором чтении, и решения уже Евразийской экономической комиссии, потому что мы туда передали часть полномочий. Мы будем расширять этот перечень. На наш взгляд, надо расширять постепенно, чтобы инструмент просто оставался эффективным, и такие предложения в ближайшее время также подготовим вместе с бизнесом, как можно расширить этот инструмент. И, на наш взгляд, он тоже может внести существенный вклад в улучшение инвестиционного климата.

Кроме того, по инвестиционному климату Вы уже поставили задачи и по строительству, что у нас должна быть определённая карта по разрешению на строительство. Эти задачи все сейчас в процессе реализации.

В.В.Путин: Хорошо, спасибо.

Пожалуйста, Денис Валентинович (обращаясь к Д.В.Мантурову).

Д.В.Мантуров: Да, уважаемый Владимир Владимирович, Вы в своей статье определили ряд приоритетов, на которых необходимо сконцентрировать наши усилия и ресурсы для обеспечения ускоренных темпов технологического развития. Одним из таких направлений можно обозначить авиационную отрасль. Мы сейчас активно встраиваемся в новые форматы формирования федерального бюджета и реализации госполитики и совместно с Минэкономразвития, с Министерством финансов формируем государственную программу развития авиационной промышленности. В ближайшее время должны внести уже в Правительство в согласованном варианте.

Одна из ключевых, наверное, задач программы – это обеспечение серийности выпуска гражданских самолётов в первую очередь за счёт усилий по развитию отечественного двигателестроения. Можно констатировать, что в компетенции по данному направлению удалось сохранить: мы завершаем в этом году все основные корпоративные процедуры по формированию двигателестроительной отрасли и планируем сконцентрировать свои усилия, ресурсы на серийности выпуска современных образцов двигателей. Для этого мы должны решить ряд финансовых и в том числе технологических проблем, которые мы учитываем и которые должны быть реализованы и при формировании госпрограммы. Это даст в первую очередь результат на производстве гражданских самолётов даже в следующем году. При решении этих вопросов мы планируем увеличить выпуск до 50 гражданских самолётов – такого у нас до этого не было. А если говорить о долгосрочных показателях, то к 2020 году мы планируем по авиационной отрасли по производительности труда увеличить их почти в 10 раз – в 8,9.

Кроме того, в Вашей статье затрагивается вопрос создания центров технологического развития. В этом направлении уже есть определённые результаты. В Подмосковье недавно был открыт вертолётно-инженерный центр, где сконцентрированы два конструкторских бюро («Миля», «Камова»), опытное производство, экспериментально-исследовательский, лётно-испытательный центр, где в общей сложности работают около 4 тыс. сотрудников инженерно-технических специальностей. Также планируется, находится на согласовании сейчас проект создания научно-исследовательского центра авиастроения на базе ЦАГИ – это объединение авиационной науки. Развитие этого направления, на наш взгляд, – это объединение со специализированными кафедрами профильных вузов на базе этих технологических центров развития, мы уже с Минобрнауки начали в этом направлении отрабатывать. Может быть, даже не только кафедрами ограничиться, но и, возможно, создать филиалы этих факультетов.

В своей статье Вы перечислили целый ряд других секторов промышленности, но я бы хотел остановиться на высокотехнологичной химии, а, точнее, на развитии композитных материалов. Сегодня в основном композитные материалы применяются в авиации и космосе, но эти отрасли являются лишь гранями этого направления. Мы считаем, что за композитными материалами будущее. Мы должны это направление развивать и по другим отраслям, в первую очередь это топливно-энергетический комплекс, строительство, судостроение. В этом направлении у нас сегодня отрабатываются федеральные целевые программы по ряду НИОКР, но для того чтобы мы более широко использовали эти материалы, я считаю, необходимо дорабатывать нормативную базу и в том числе внедрять это через стандарты, через техническое регулирование. Это даст возможность развития данной отрасли. Спасибо большое.

В.В.Путин: Спасибо. Виктор Фёдорович (обращаясь к В.Ф.Басаргину).

В.Ф.Басаргин: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! По статье «Россия: национальный вопрос» мы считаем, что все вопросы действительно очень сложные и требующие своего решения, но, наверное, национальная тема наиболее проблемная.

20 марта мы под руководством Дмитрия Николаевича Козака провели заседание межведомственной рабочей группы по межнациональным вопросам и как раз в рамках этой рабочей группы обсуждали решения некоторых тем, которые были обозначены Вами в статье.

Первая – я хотел бы довести до вашего сведения, может быть, она не самая важная с точки зрения решения вопроса, но наиболее обсуждаемая, – это создание специальных структур, которые будут решать вопросы национальной политики. Мы сформулировали свои предложения, они в основном были одобрены рабочей группой, там были представители всех наших национальных культурных автономий, регионов, других общественных формирований, которые занимаются национальной политикой, вплоть до представителей средств массовой информации.

Мы предложили, что коллегиальным образом, который должен заниматься решением вопросов национальной политики, должен быть Совет при Президенте Российской Федерации.

Кроме этого в структуре администрации мы предлагаем ввести должность уполномоченного по вопросам нормализации межэтнических отношений со специальным аппаратом, – это как некий коллегиальный орган, законодательный. Кроме этого в структуре исполнительной власти мы предлагаем создать президиум этого совета, который будет возглавлять Председатель Правительства Российской Федерации. Естественно, федеральный орган, отвечающий за национальную политику.

В.В.Путин: Какой?

В.Ф.Басаргин: Владимир Владимирович, здесь было несколько предложений. Видимо, окончательно Вам придётся принимать это решение. Многие настаивали на том, чтобы это был отдельный орган, не только та структура, которая сегодня находится в Министерстве регионального развития. Мы по этому поводу никаких возражений не имеем. Более того, может быть, в какой-то степени мы разделяем мнения отдельных представителей Совета Федерации, Государственной Думы, что, может быть, должен быть такой орган. Но, Владимир Владимирович, я просил бы учесть одно наше предложение, и я это предложение на межведомственной комиссии высказал: если всё-таки будет трансформация Министерства регионального развития… В статье у Вас как раз сказано о том, что национальная политика – это не только решения какие-то межнациональные, этнокультурные решения, но это вопрос, связанный и с экономическим обеспечением, с выравниванием нашей региональной политики, решением социальных вопросов. Поэтому мы считаем, что национальная политика не может быть оторвана от региональной политики, то есть всего, что связано сегодня с комплексным развитием наших территорий. Поэтому если пройдёт, что называется, линия водораздела, то, конечно, может быть, отраслевые вопросы можно отделить, но тем не менее сохранить Министерство регионального развития, которое будет заниматься стратегией развития регионов, комплексным развитием регионов, в том числе решением национальных вопросов, то есть это будет наиболее оптимальная структура.

В.В.Путин: Ну, то есть структуру министерства не менять, вы считаете? И отдельного органа не создавать?

В.Ф.Басаргин: Мы считаем, что лучше сохранить. Тем более было очень много позитивных откликов в адрес того департамента (он один, конечно), который занимается сегодня этими темами.

Д.Н.Козак: Речь шла о следующем: о том, что министерство слишком перегружено вопросами, связанными со строительством, с жилищно-коммунальным хозяйством, межнациональные отношения находятся на периферии внимания министерства. Если создавать министерство, которое будет заниматься только межнациональными отношениями… Все полномочия в этой сфере находятся в сфере деятельности Министерства образования, Министерства культуры, Миграционной службы и так далее.

В.Ф.Басаргин: 18 ведомств.

Д.Н.Козак: И их оттуда не оторвать отдельно, поэтому речь идёт о том, чтобы эти министерства разгрузить и оставить за этим министерством по делам национальностей и корреспондирующие с ними полномочия по региональной политике, по развитию регионов. Потому что объективная первопричина, так сказать, всех межнациональных конфликтов – это прежде всего неравенство в уровне экономического развития территорий и неконтролируемая в связи с этим миграция, чрезмерная концентрация мигрантов в двух точках экономического притяжения – это Москва и Санкт-Петербург, ещё немного Краснодарский край. Поэтому, так сказать, все согласились – даже те, кто хотел, чтобы было министерство только по национальным отношениям и больше ничего – согласились с тем, что это необходимо оставить вместе с региональной политикой. Поэтому – Министерство регионального развития, грубо говоря, и межнациональных отношений.

В.В.Путин: Ладно. Хорошо.

В.Ф.Басаргин: Можно продолжать, да? Владимир Владимирович, Вы говорили о том, что нам необходимо…

В.В.Путин: Но дополнить соответствующим Советом при Президенте и Президиумом в рамках Правительства.

Д.Н.Козак: Потому что на уровне Правительства… Поскольку это межведомственная задача, на уровне Правительства нужен рабочий орган, который должен координировать, контролировать, как это производится и сегодня.

В.Ф.Басаргин: То есть это по принципу того, что раньше был Совет национальностей. Это такой же примерно принцип, то есть есть законодательный орган, есть исполком, система администрации и система исполнительной власти.

В.В.Путин: Ладно.

В.Ф.Басаргин: Владимир Владимирович, Вы в статье говорили о том, что нам необходима стратегия национальной политики. Мы уже буквально в течение двух-трёх месяцев готовы внести на рассмотрение, может быть, того же совета, если он будет сформирован и будет поддержано это предложение, либо стратегию (она у нас уже в принципе практически сформирована), либо концепцию совершенствования национальной политики. Такой документ сегодня действует, 1996 года. Мы готовы документ тоже внести на рассмотрение совета, а в дальнейшем уже окончательно его принять.

Кроме этого мы считаем, что необходимо всё-таки завершить работу… Окончательно не было принято политическое решение о том, что мы разрабатываем федеральную целевую программу по укреплению единства российской нации. Мы такую работу провели, такой документ у нас сегодня есть. Мы готовы его тоже обсуждать. Все эти стратегические документы, как Вы говорите, – дорожная карта, определённый цикл в разработке, обсуждение этих документов, – сегодня все они есть. Министерство регионального развития готово эти вопросы решить.

Кроме этого на межведомственной комиссии мы обсуждали вопросы, связанные с тем, как подключить к этой работе средства массовой информации. Мы подготовили план мероприятий по этой работе, пригласили туда все наши уважаемые государственные средства массовой информации – центральные, региональные. Мы очень активно работаем с нашей гильдией межэтнической журналистики. На их базе проводим несколько конкурсов («Миротворец»), готовим «Национальный акцент» – это, пожалуй, единственное федеральное издание на национальные темы. Кроме этого мы разрабатываем целый блок социальной рекламы. Мы обсуждали вместе с представителями средств массовой информации наши предложения, создали рабочую группу для доработки в течение месяца, наверное, дорожной карты или некоего социального заказа для наших средств массовой информации по разработке художественных фильмов, мультипликационных, документальных, по отражению в регионах межэтнических отношений, по размещению социальной рекламы – то есть все эти темы будут в этой дорожной карте отражены. Буквально через месяц мы готовы этот документ уже внести.

Что касается темы русского народа. Я приведу ряд цифр. У нас в 2011 году поддержали точку зрения, что русские составляют большинство и должны иметь больше прав, 39% – по сравнению с 26% в 2009 году. В то же время доля согласных с утверждением, что Россия – общий дом для многих народов, в котором все имеют равные права, снизилась с 61 до 46%. Тревожные сигналы, Вы абсолютно правильно всё указали: мы сегодня видим, что, может быть, здесь неким пилотным проектом по этому российскому стержню, по возвращению русскоязычного населения должен быть Северо-Кавказский федеральный округ. Тем более там есть предложения со стороны двух наших уважаемых республик (Ингушетия и Чечня) по разработке специальных программ по закреплению русскоязычного населения. Мы такие программы поддерживаем, думаю, что в ближайшее время, может быть, в течение трёх-четырёх месяцев будем готовы с такими предложениями тоже выйти по направлениям.

По миграционной политике. Я понимаю, что у нас тут есть, в общем-то, и культурная составляющая. По поводу ста книг мы сегодня с Министерством культуры работаем в этом направлении, эту литературную сотню и вместе с Министерством образования мы тоже в ближайшее время определим. Но мы считаем, что в этой связи необходимо общественное обсуждение.

В.В.Путин: Это обязательно.

В.Ф.Басаргин: Пообсуждать…

В.В.Путин: Не пообсуждать, а обсудить, как следует.

В.Ф.Басаргин: Да.

В.В.Путин: Обсудить с общественностью.

В.Ф.Басаргин: Да, потому что перечень – это одно, а надо, действительно, чтобы был... Мы готовы тоже к этому, вместе с Министерством культуры сегодня очень активно в этом направлении работаем.

По миграционной политике тоже, Вы знаете, мы реализовывали государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников. Пять лет прошло с момента создания до окончания реализации, в этом году заканчивает своё действие программа. Более 60 тыс. соотечественников переехало. Может быть, это не то, на что мы рассчитывали, но скажу, что всё-таки динамика позитивная: более 50% из этих 60 тыс. переехали именно в 2011 году, то есть есть определённая динамика. Здесь мы тоже уже подготовили новую программу, мы её сейчас актуализировали и буквально неделю, наверное, назад внесли в Правительство, то есть мы готовы её принять. Там есть очень много новелл, то есть мы чуть-чуть расширяем перечень – территории вселения. Размещаем, определяем приоритетные территории и там увеличиваем, конечно, преференции населению, которое туда... И эти территории определяем, конечно…

Дальний Восток: мы в 2009 году начинали, у нас на Дальний Восток был направлен где-то 1% тех, кто возвращается сюда, а уже в 2011 году было 10%, поэтому мы такую программу подготовили, она сейчас внесена. Цель у нас примерно... Без всякого завышения мы говорим о том, чтобы ежегодно привлекать сюда, в Россию, соотечественников в районе 50 тыс. человек. Мы посчитали, что это стоит где-то примерно 1 млрд в год с учётом подъёмных. И мы посчитали, что более высокая цифра (кто-то говорил, до 300 тыс.) – это очень высокие пороговые значения: не будет потоков соотечественников сюда; во-вторых, это будет финансово неподъёмно. Считаем наиболее оптимальным – 50 тыс. человек, мы в этом отношении готовы работать. Поэтому с точки зрения всех предложений, которые мы высказали, мы готовы в ближайшее время выстроить действительно некий алгоритм действий.

По поводу демократии и качества государства тоже очень коротко скажу, что главное мы сейчас видим: нам необходимо завершить вопросы, связанные с разграничением полномочий. Мы сейчас просмотрели всю нашу законодательную базу, которая регулирует вопросы полномочий местного самоуправления, регионов, Федерации: 300 законодательных актов. Отраслевые там… ну все! Более 300 полномочий записано. И мы решили, что для того, чтобы нам всё-таки видеть – где, на каком уровне какие полномочия реализуются, как они реализуются, что называется, посчитать себестоимость этих полномочий, и мы с Минфином этим очень активно занимаемся, – мы приняли решение подготовить реестры публичных полномочий всех уровней власти, в том числе полномочий, которые находятся сейчас в совместном ведении.

Мы готовы завершить этот процесс в этом году и предлагаем вот этот перелив полномочий сверху вниз, снизу вверх… предложить некий мораторий, Владимир Владимирович. Будем этот год ещё этими вопросами заниматься, а потом на определённое время дать возможность поработать в более стабильной ситуации, чтобы не было этого перелива.

По региональному уровню. Мы сегодня подготовили предложение (внесли уже в Правительство) по повышению роли губернаторов и координации деятельности по установлению всех публичных полномочий на территории региона, за исключением силовых ведомств. Это в общем-то давно было предложено нашими регионами, мы всё это обсудили совместно с главами, обсудили с Дмитрием Николаевичем (Д.Н.Козак), и такой документ сегодня нами подготовлен. Задача сегодня по регионам – разработать регламент взаимодействия субъектов с нашими федеральными территориальными органами исполнительной власти, и в том числе с муниципальными органами. Потому что регламентов взаимодействия нет, то есть работает каждый по-своему в этом направлении.

Кроме этого мы сегодня готовим все наши правовые основы раскрытия для населения субъектами, муниципалитетами информации о принимаемых ими управленческих решениях. Это тоже в статье было отражено, то есть чтобы придать некую публичность тем решениям, которые сегодня принимают органы публичной власти.

В течение двух месяцев мы сегодня предоставим предложения по вариантам наполнения местных бюджетов – то, что было Вами предложено с точки зрения укрепления финансовой основы деятельности органов местного самоуправления. Совместно с Минфином мы эти вопросы обсуждаем, видим несколько возможностей, то есть это отчисления от налога на прибыль и отмена льгот по земельному налогу, но здесь по ряду этих направлений надо просто действительно политическое решение… Допустим, по отмене льгот по земельному налогу мы видим, что это обойдётся вливанием, дополнительным вливанием органам местного самоуправления порядка 18 млрд рублей, и мы понимаем, что эти деньги надо достать из федерального кармана, потому что это в основном всё, что связано с земельными объектами наших естественных монополий. Есть такие проблемы.

Мы готовим пакет документов по уточнению критериев определения территориальных основ местного самоуправления. Нам необходимо всё-таки ввести, хоть мы и говорим, что 131-й закон – это некая священная корова, но мы сегодня видим, что нам необходимо ввести вариант и одноуровневой системы местного самоуправления. То есть у нас двухуровневая система, мы действительно говорим о шаговой доступности, но есть территории, где плотность населения чуть-чуть пониже, территории очень большие, есть возможность, конечно, укрупнять. Вы правильно там делаете акцент на том, чтобы не бездумно всё это делать, а именно с учётом финансовых возможностей, действительно с возможностью дойти до каждого жителя. Кроме этого мы видим, что необходимо нормативно закрепить, и это как раз может быть связано с предстоящим заседанием Президиума Правительства, нормативно закрепить ключевые понятия, такие как город, сельская местность, малая территория и так далее. Мы такие предложения тоже сейчас готовим.

И ряд других вопросов, связанных с оценкой деятельности органов местного самоуправления, регионов, то есть тоже в этом году мы всю эту работу завершим.

В.В.Путин: Есть, что добавить? Дмитрий Николаевич?

Д.Н.Козак: Всё это надо обсуждать. Что касается децентрализации власти, у нас уже скоро будет год, как поставлена такая задача. Я считаю, что мораторий на незавершённую работу объявлять нельзя – это будет такой «недоношенный ребёнок». Надо завершить ту работу, которая была начата в 2000-х годах, чтобы довести её до логического конца и действительно после этого остановиться. А не сейчас, когда на полпути уже проработаны и в принципе согласованы всеми органами исполнительной власти предложения по поводу передачи полномочий. Это несложная работа, это не требует дополнительного осмысления, не требует анализа трёхсот законов. У нас реестр расходных обязательств на каждом уровне – федеральном, региональном, муниципальном – сегодня ведётся в соответствии с Бюджетным кодексом, с 2004 года все эти обязательства известны. Поэтому, как мне кажется, такое предложение сегодня принимать нельзя. Нам надо дообсуждать и принять решение по поводу того, какие полномочия мы…

В.В.Путин: Окончательное решение.

Д.Н.Козак: Да, окончательное решение.

В.Ф.Басаргин: Я это как раз и предлагал. Завершить процесс разграничения и потом уже ввести…

В.В.Путин: Да-да, я так Вас и понял. Спасибо.

Голикова Татьяна Алексеевна. Пожалуйста.

Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович, у нас, наверное, получилась самая ёмкая с точки зрения денег и приоритетов статья. Но в этом смысле я бы хотела сказать, что все мероприятия и приоритеты, которые в ней обозначены, это те болевые точки, по которым мы на протяжении последних лет работали и по которым мы принимали соответствующие решения, то есть решения не просто сиюминутные, а решения в стратегии законодательства будущих лет, которые сегодня уже обозначены. Я бы сейчас хотела конкретно остановиться на тех задачах, которые нам нужно решать в самое ближайшее время. Они носят и тактический характер, и стратегический характер.

Безусловно, первое, на чём бы я хотела остановиться, – это демографическая политика. Здесь надо сказать, что те меры по демографической политике, которые мы осуществляли начиная с 2006 года, за последние годы дали существенный результат.

Первое, на что бы я хотела обратить внимание: мы, может быть, никогда к этому серьёзно внимание не привлекали, но что же произошло у нас с точки зрения первых, вторых и третьих рождений в период осуществления с 2006-го по 2010 год этих мероприятий? Наверное, эта статистика будет немножко удивительной, но тем не менее. Количество первых рождений, которое у нас сложилось за этот период, увеличилось на 2,7%. Количество вторых рождений увеличилось в семьях на 45%, количество третьих рождений увеличилось на 62%. Понятно, что в сегменте вторых и третьих рождений это были малые количества, и поэтому любое увеличение даёт серьёзный процент. В этом смысле очень многие учёные-демографы, которые работали с нами по части демографии, говорили о том, что существенными являются две составляющие – это стимулирование третьих и последующих рождений и введение пособия на ребёнка в возрасте до трёх лет. В этом смысле то, что изложено как основной приоритет в сфере демографии в Вашей статье, позволяет нам сделать вместе с регионами, конечно, поскольку это их полномочия, следующее, как мы это видим с точки зрения дорожной карты. Пока мы не располагаем данными Росстата за 2011 год в разрезе субъектов и оперируем 2010 годом, но я думаю, что к моменту формирования бюджета они уже будут. Но тем не менее я хочу сказать, что по данным Росстата за 2010 год количество субъектов, у которых суммарный коэффициент рождаемости (то есть количество детей, приходящихся на одну женщину) ниже среднероссийского, составляет 53 региона. Из этих 53 регионов восемь регионов – это регионы-доноры или регионы, которые имеют коэффициент бюджетной обеспеченности выше единицы, и, соответственно, которые могут себе позволить существенно бо́льшие вложения в эту тему, чем другие регионы, которые являются дотационными и получают финансовую помощь из бюджета. В этой связи в 2012 году самым главным представляется следующее: нам нужно уже сейчас, на весенней сессии Государственной Думы, естественно, рассмотреть в Правительстве и принять закон о прожиточном минимуме в Российской Федерации, потому что последнее решение о прожиточном минимуме своим действием заканчивается 1 января 2013 года. А критерием для выплаты пособий, одним из критериев для выплаты пособий на третьего ребёнка является как раз прожиточный минимум на ребёнка в соответствующем субъекте Российской Федерации.

Субъектам со своей стороны нужно принять решения по размеру прогнозируемого прожиточного минимума на его территории в 2013 году и решение о прогнозируемом среднедушевом доходе по региону, потому что с этим показателем идёт сравнение при установлении нуждаемости для выплаты пособия на третьего ребёнка. Всё это регионами должно быть принято заблаговременно, не позже октября, в худшем случае – ноября 2012 года, для того чтобы это было заложено в параметры их бюджетов.

Что это с точки зрения, может быть, финансовых ресурсов (потому что пока мы ещё, естественно, досчитываем эти позиции)? Сегодня прожиточный минимум ребёнка колеблется в этих 53 регионах от 5,5 тыс. до 10 тыс. рублей. Соответственно, как я уже сказала, 8 регионов из 53 имеют уровень бюджетной обеспеченности выше единицы, при этом по ним можно было бы уровень софинансирования, о котором Вы говорили в статье, делать не 90%, а, скажем, 50% и соответственно, как и было сказано в статье, уменьшать до 2018 года. Остальные 45 субъектов Российской Федерации, к сожалению, являются дотационными, и им нужно будет помогать как раз в логике начиная с 90% и постепенно уменьшая до 50% к 2018 году. Что это будет означать в других цифрах, в цифрах качественных? Если мы примем это решение, то по экспертной оценке – опять же учёных-демографов – мера, которую мы введём, даст прирост абсолютных чисел третьих и последующих рождений к 2018 году по сравнению с 2012 годом на 17–20%, а в натуральном выражении – 970,2 тыс. детей.

Демографы разделились на две части. Есть более или менее консервативный прогноз, есть более оптимистичный прогноз, который даёт прирост 25%. Но мы пока сдержанно относимся к этим показателям и ближе к тем, кто относится к этой позиции консервативно. Понятно, что пока ещё с учётом неопределённости в прожиточном минимуме невозможно точно спрогнозировать цифру, но тем не менее мы понимаем, что субъекты Российской Федерации должны платить на третьего и последующего ребёнка размер прожиточного минимума. И расходы федерального бюджета с учётом того, о чём я сейчас сказала, ориентировочно в 2013 году могут составить не такие большие деньги – 4,3 млрд рублей. При этом, естественно, они будут возрастать год от года, потому что мы будем прибавлять второй год, третий год и так далее, и, наконец, в 2016 году они стабилизируются и будут находиться приблизительно на одном уровне, потому что эта эскалация уже произойдёт.

Это по демографии. Что касается ещё одной темы, прозвучавшей в Вашем выступлении, она касается привлечения на рынок труда людей с ограниченными возможностями. Мы в последнее время в рамках программы «Доступная среда» и в рамках программы по снижению напряжённости на рынке труда достаточно активно пытались вовлекать эту категорию в трудовой процесс и создавать соответствующие условия, платя работодателям средства на организацию рабочих мест для людей с ограниченными возможностями.

Что удалось сделать? Было трудоустроено 18,4 тыс. инвалидов. В 2012 году по этой программе планируется трудоустроить 7,6 тыс. инвалидов. На эти цели федеральный бюджет выделяет 540,6 млн рублей. В 2013 году пока у нас из федерального бюджета на это средства не предусмотрены. Это было связано с тем, что мы в 2012 году передали полномочия регионам, но тем не менее признали целесообразным, что субсидирование этой позиции нужно сохранить. И мне представляется, что об этом нужно подумать при формировании бюджета на 2013 год. При этом следует иметь в виду следующее: уровень трудоустройства инвалидов в 2 раза ниже, чем уровень трудоустройства тех людей, которые стоят на учёте в органах службы занятости. Учитывая все сложности с трудоустройством, нам кажется, что если бы мы стратегически выбрали показатель 14,2 тыс. граждан с ограниченными возможностями, которые мы ежегодно могли бы трудоустраивать, это было бы хорошо. Что такое качественное распределение этих 14,2 тыс.?

В.В.Путин: 14 – это к базе, которая будет накапливаться каждый год?

Т.А.Голикова: Конечно, которая будет накапливаться. Это ежегодно. 7,1 тыс. рабочих мест – это инвалиды III группы, 5 тыс. рабочих мест – это инвалиды II группы и 2,1 тыс. рабочих мест – это инвалиды I группы. Стоимость создания одного рабочего места для людей с разной степенью утраты трудоспособности колеблется от 30 тыс. (это, скажем, приобретение компьютера) до 430 тыс. рублей – это инвалиды по зрению, потому что там самое сложное оборудование рабочего места. Сейчас у нас норматив 50 тыс., но мне представляется, что с учётом этой дифференциации мы могли бы подумать о том, чтобы чуть-чуть до 66,6 тыс. рублей увеличить стоимость рабочего места в среднем, на которое устраивается инвалид, как раз исходя из этих требований, которые выдвигаются к различным степеням ограничения трудоспособности.

В.В.Путин: То есть просите увеличить субсидию предприятиям?

Т.А.Голикова: У нас затраты на одно рабочее место. Соответственно, там увеличатся затраты субъектов Российской Федерации, но не так значительно, как можно было бы предположить. Но мне кажется, что и в 2013 году нужно было бы сохранить субсидию из федерального бюджета на то полномочие, которое мы передали, потому что это важно и в целом для сообщества людей с ограниченными возможностями, и в целом ложится логично в ту политику, которую мы в последние годы проводили в отношении этой категории граждан.

Что касается привлечения на рынок труда женщин, выходящих из декретного отпуска? Это тоже одна из составляющих, связанных с демографической политикой, и мы это осуществляли тоже в рамках программ по снижению напряжённости на рынке труда. За 2011 год у нас обучение прошли 26,2 тыс. таких женщин, 15,7 тыс. устроились на работу – либо вернулись на старое рабочее место, получив переподготовку, либо ушли на новое рабочее место.

Тревогу вызывает другое. Мы с 1 января 2012 года, как я уже сказала, в этой части передали полномочия. Всего 73 субъекта предусмотрели средства на эти цели, и они в 2,6 раза уменьшили сам объём средств, направляемых на эту цель. Для того чтобы сохранить тенденцию, которую мы заложили в 2011 году, нам нужно порядка 30 тыс. женщин переподготавливать ежегодно. И, мне кажется, что здесь было бы правильным дать поручение субъектам Российской Федерации, чтобы они этой темой всё-таки озаботились, потому что это оказывает существенное влияние на возвращение женщин к активной трудовой деятельности.

Ещё одна тема, которая тесно связана с темой заработной платы, которая прозвучала в этой статье, – это тема профессиональных стандартов. Я коротко об этом скажу, обратив внимание на следующее: структура занятости к началу 1990-х годов у нас носила ярко выраженный индустриальный характер и, соответственно, все квалификационные требования проистекали из этого. Сейчас у нас структура занятости претерпела существенные изменения, и появилось множество профессий, которые у нас в старых квалификационных справочниках не существовали. Основываясь на новой международной классификации занятий, востребованности в экономике новых профессий, нам нужно разработать порядка 800 новых профессиональных стандартов. Вы говорили о том, что работа эта пока идёт достаточно медленно: разработано 69 профессиональных стандартов. Мы предполагали, что…

В.В.Путин: Объединения предпринимателей там поработают.

Т.А.Голикова: Да, объединения предпринимателей займут здесь активную позицию, но пока, к сожалению, этой активности не прослеживается. Несмотря на неоднократные совещания и призыв к вовлечению в эту работу, пока она с их стороны идёт крайне медленно. В этой связи мы оценили наши возможности и сейчас подготовили некий план уже, проект плана, по разработке профессиональных стандартов в 2012 году. Мы считаем, что при надлежащей организации этой работы и, безусловно, вовлечении работодателей в эту работу можно было бы за 2012 год подготовить порядка 435 таких профессиональных стандартов. Нам это нужно в том числе для того, чтобы организовать правильно образовательные процессы, с другой стороны – правильно структурировать рынок труда.

Несколько слов о заработной плате в части своей компетенции непосредственно и некоторых, может быть, проблемных вопросов, которые могут возникнуть, когда мы будем принимать решения в целом о повышении заработной платы до 2018 года. Первое, на что я хотела бы обратить внимание, – это то, что мы сейчас всё больше привязываем нашу стратегию в повышении заработной платы к региональным рынкам труда и сравниваем это со средней заработной платой по экономике региона. Тем не менее я бы хотела сказать о том, что, когда мы будем принимать окончательное решение по стратегии повышения заработной платы, нам нужно обратить внимание на существующие межрегиональные различия в уровнях оплаты труда, которые сегодня существуют, скажем, между Москвой, Московской и Тверской областями. Чтобы у нас не получилось перетока на рынки труда, когда, имея более высокий уровень оплаты труда, скажем, в Москве, трудящиеся поедут работать в Москву, как это происходит в последние годы.

Кроме того, когда мы будем принимать решения по отдельным отраслям, внутри отдельных отраслей, скажем, в здравоохранении (врач, медицинская сестра, младший медицинский работник), нам при повышении и базовой части, и стимулирующей части более опережающими темпами нужно всё-таки сохранять справедливые пропорции и соотношения, которые сложились в этих отраслях.

Что касается сферы здравоохранения, то я бы хотела сказать, что те решения, которые законодательно были приняты и которые сейчас реализуются… До 2015 года мы обозначили стратегический путь, а идеология повышения заработной платы в этот путь ложится. Каким образом? 2% тарифа страховых взносов, которые мы приняли на работодателей, с 2013 года уходят из программ модернизации и полностью идут в обеспечение тарифа. Если учесть, что сегодня в обеспечение тарифа идёт только 3,1%, то 2% – это практически 40-процентное увеличение всех составляющих, которые сегодня обеспечивают тариф, включая заработную плату врачей, среднего медицинского персонала и младшего медицинского персонала.

Но здесь важно иметь в виду другое. В рамках программ модернизации здравоохранения мы обращали внимание субъектов Российской Федерации, поскольку основные вопросы по здравоохранению сосредоточены у них, на то, что они должны оценить ту сеть здравоохранения, которая работает у них на территории. И здесь, анализируя последние данные, понятно, что это оперативная информация, но тем не менее она вызывает некоторую тревогу. В какой части? У нас по-прежнему сохраняется дефицит врача амбулаторного звена, причём это не только врачи-терапевты и врачи-педиатры – в отношении них мы уже принимали решение, соответствующий приток был, но этого притока ещё недостаточно для того, чтобы обеспечить первичное звено и доступность медицинской помощи, поскольку расстояния в нашей стране достаточно большие. Но тем не менее в амбулаторном звене имеется недостаток таких специалистов, как пульмонологи, ревматологи, нефрологи, хирурги и ряд других. Но в то же время переизбыток этих же специальностей с соответствующим коечным фондом имеется в стационарном звене, которое дороже. Понятно, что там, может быть, не совпадает география, но тем не менее в рамках того законодательства, которое мы приняли, и в рамках программ модернизации субъекты Российской Федерации должны приводить в порядок структуру коечного фонда в соответствие с теми требованиями, которые выдвинуты и в самих программах модернизации, и в тех порядках оказания медицинской помощи, которые мы принимаем, чтобы реализовывать программы модернизации.

Ну и наконец, два момента, на которые я просто точечно хотела обратить внимание. Это совершенствование пенсионной системы – здесь мы должны принять долгосрочную стратегию развития пенсионной системы. Мы с коллегами в этом направлении работаем. Это сложнейшая тема со сложнейшими вызовами, и здесь очевидно, что без общественного обсуждения всех вопросов, которые затрагивают права практически всех 143 млн наших граждан, не обойтись. В этой связи мы уже встречались с профильным комитетом Государственной Думы по социальной политике и обсуждали возможность проведения в самое ближайшее время (скорее всего, это будет в апреле) круглого стола по всем вопросам, которые касаются будущей стратегии развития пенсионной системы, с приглашением всех экспертов, которые работают в этом направлении.

Наконец, последнее, – это лекарственное обеспечение. Вы обратили внимание на ту программу, которую мы приняли на 120 млрд по развитию фармацевтической промышленности на долгосрочную перспективу. Мы приняли эту программу после того, как Правительством в соответствии с решениями Комиссии по модернизации были приняты перечни лекарственных препаратов, производство которых стратегически нужно организовать на территории Российской Федерации. Сейчас Министерство промышленности и торговли проводит соответствующие конкурсы, аукционы и отбор тех проектов, в которые вкладываются финансовые ресурсы федерального бюджета. Мне представляется, что здесь было бы очень важным, что, когда Министерство промышленности и торговли отбирает эти проекты, они бы оценивали ещё последующую экономическую эффективность и востребованность здравоохранения в этих лекарственных препаратах, хотя понятно, что эти производители, которые получают эту государственную поддержку, ориентируются, конечно, на те стратегические перечни, которые мы принимали. Но здесь ещё важно и другое: не просто востребованность, но ещё и качество производимых лекарственных препаратов и последующий ценовой диапазон, в который эти лекарственные препараты попадают, потому что они, по сути, являются дженериками по отношению к тем оригинальным препаратам, которые на сегодняшний день тоже есть на российском рынке, но являются импортными. Конечно, при этом не надо забывать, что у нас есть потенциал по разработке оригинальных лекарственных препаратов, и в программе есть свой сегмент, и здесь бы хотелось, чтобы это было состыковано в рамках той дорожной карты, в отношении которой Вы дали поручение в своей статье. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо.

Андрей Александрович (обращаясь к А.А.Фурсенко), по поводу образования. Я Вас просил сегодня тоже подумать, сформулировать предложения по повышению уровня доходов, заработной платы преподавателей техникумов, профтехобразования, лицеев. Это мы во второй части. А сейчас по тем предложениям, которые были сформулированы в статье, в том числе и, напомню вам, готовились вместе с вами. Пожалуйста, комментарии ваши.

А.А.Фурсенко: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! Во-первых, мы, когда обсуждали реализацию этих предложений и с Минфином, и с Минэкономразвития, договорились о неких базовых соображениях, принципах, как мы будем двигаться дальше. И первым предлагаем в обсуждениях, так же как и в учительском проекте, брать за базу показатель прошедшего года, когда мы говорим о средней заработной плате по экономике, по образованию и так далее, потому что это уже устоявшиеся цифры. И главное по нашим оценкам это то, чтобы обязательства неукоснительно выполнялись, то есть чтобы были понятные и согласованные со всеми цифры. Кроме этого мы предложили по реализации Ваших поручений повышать зарплату, не просто отдавая непосредственно деньги, а через нормативы. Мы сейчас в образовании работаем по 83-му федеральному закону, то есть разрабатываются нормативы финансирования тех или иных работ в сфере образования. Мы предлагаем смотреть через обоснованные нормативы и при этом учитывать реалии. Например, реалии региональные, которые возникают, например, в малокомплектных школах, в маленьких городах в малокомплектных детских садах. То есть нормативы должны от региона к региону и от места к месту меняться. Далее. Когда мы говорим о высоких зарплатах, о повышении зарплат…

В.В.Путин: Где? В каком звене?

А.А.Фурсенко: В зарплатах, например, в высшем профобразовании, да и вообще профобразовании, мы должны учитывать доходы не только за счёт чисто преподавания, но и за счёт другой деятельности, например, в высшем профобразовании за счёт науки. В начальном и среднем профобразовании – за счёт экономической деятельности. Когда было совещание, Вы проводили в Санкт-Петербурге, был разговор о том, что техникум участвует…

В.В.Путин: Сейчас не про техникум. Высшая школа, средние школы и студенты. А техникумы потом, я же сказал, во второй части. Пожалуйста.

А.А.Фурсенко: О высшей школе. Мы должны учитывать те деньги, которые преподаватели получают не только за чисто преподавание, но и за научную деятельность. Это общее соображение. Теперь по порядку, по Вашим поручениям.

Первое. Это то, что касается дошкольных образовательных учреждений. В настоящее время средняя заработная плата педагогических работников в учреждениях дошкольного образования составляет порядка 11 тыс. рублей. Мы прикинули, как она повысится в 2012 году, в том числе за счёт нашего проекта повышения зарплат учителей, там часть регионов повысила зарплату всех категорий, она повысится до 14,5 тыс. Но это всё равно недостаточно. Мы предлагаем за базу взять повышение зарплат педагогических работников детских садов до средней по образованию. Это примерно составляет 70% от средней по экономике. Но по 2012 году, по нашим прикидкам, она составит 18,5 тыс. рублей. Для того чтобы достичь этого результата…

В.В.Путин: Это в среднем? Это же не в каждом регионе?

А.А.Фурсенко: В среднем по образованию, это не по каждому региону. У нас есть роспись по каждому региону, я говорю примерно, какой объём средств потребуется, так же как мы считали для учительского проекта. Мы в целом сосчитали, а потом уже распределили по регионам. И потом, когда мы повысим до этого уровня, то дальше индексировать с учётом роста, повышения заработной платы по экономике. Для достижения данного уровня в 2013 году нам потребуется где-то 35 млрд, чтобы в 2013 году уже по всей системе такая зарплата была. Мы предлагаем действовать точно так же, как мы действовали в повышении зарплат учителей, то есть мы деньги даём не напрямую регионам на повышение зарплаты, а мы даём деньги на условиях софинансирования для модернизации системы дошкольного образования, с тем чтобы регионы за счёт высвободившихся средств свои деньги частью перенаправили на повышение зарплаты педагогическим работникам в детских садах. Мы прикинули, что для этого потребуется, как я уже сказал, 35 млрд рублей в 2013 году. Мы сверяли наши цифры. Они в целом совпадают с Минфином. И мы считаем, что половину этих денег можно было бы в виде субсидий предоставить со стороны федерального центра (я повторяю, на условиях модернизации системы), с тем чтобы регионы нашли оставшиеся средства.

Далее. По поводу общего образования проект идёт, и сегодня как раз мы проводили селекторное совещание. Ваша задача выполняется: мы выйдем на среднюю зарплату по экономике. Регионы находят средства, то есть постепенно мы передаём этот мандат в ту сторону, поэтому тут мы, наверное, добавлять ничего не должны, просто надо отслеживать, чтобы это выполнялось. И я хочу, тут тоже важно, подчеркнуть, что для того, чтобы достичь этого уровня, потребовалось примерно два года. Мы начали в прошлом году, к концу этого года, я думаю, практически все регионы дойдут до среднего по экономике для учителей, и нам потребуется для закрепления, видимо, начало следующего года. Поэтому когда мы говорим, к примеру, о детских садах, то я думаю, что мы тоже должны брать за основу такой же период – примерно полтора–два года, не меньше.

Далее. Для системы высшего профессионального образования мы тоже проанализировали среднюю зарплату по регионам. Как мы рассчитывали те деньги, которые нам потребуются? Мы сосчитали численность студентов и исходили из того, что по средним нормативам у нас на 10 студентов должен быть один преподаватель. У нас кое-где эти нормативы нарушаются. Вы об этом говорили на встрече с ректорами, и часть этих… ну как бы не нарушений, а часть решений, подкреплена постановлениями Правительства какими-то, часть из этих постановлений – ещё постановления правительства СССР, но они выполняются, поэтому, видимо, при переходе на нормативное финансирование мы должны ещё раз провести инвентаризацию всех вот этих решений и прийти к каким-то общим схемам.

Но при этом должны учитывать, что по некоторым профессиям, ну например, подготовке специалистов в творческих вузах, норматив должен быть другой. Например, мы готовим музыкантов, там требуется не один преподаватель на десять студентов, а существенно меньше. По очень сложным инженерным профессиям требуется более высокий норматив. Тем не менее мы взяли за основу средний норматив – один к десяти и проанализировали, в каком количестве регионов средняя заработная плата в высшей школе сегодня ещё не дотягивает до средней заработной платы по экономике. Таких регионов не очень много, ну естественно, это Москва, потому что просто средняя… нефтедобывающие регионы – это Ямало-Ненецкий округ, Тюменский регион и так далее.

Тем не менее с учетом того, что часть денег приходит в зарплату за счет науки, мы считаем, что уже в этом году можно достичь средней заработной платы по экономике в месяц, это чуть больше 26 тыс. в месяц по стране. И для того чтобы одновременно удовлетворить требования, чтобы эти зарплаты распределялись правильно по регионам, нам, по нашим оценкам, требуются дополнительные ассигнования из федерального бюджета в этом году в размере чуть менее 6 млрд рублей. Далее, в следующем году эти средства будут больше, во-первых, потому что мы должны сохранять это соотношение, и во-вторых, что немаловажно (Ваша задача есть), чтобы установить эффективный контракт – это значит, что к 2020 году, по-моему, к 2018 году достичь коэффициента 2, то есть 200% от средней по экономике региона. Мы считаем, что этот коэффициент должен сопровождаться существенно более высоким качеством преподавания и качеством работы преподавателей, профессоров высших учебных заведений.

В.В.Путин: Ну и структура отрасли тоже.

А.А.Фурсенко: Структурная перестройка. Мы исходим в наших расчётах из того, что как минимум треть средств, которые необходимы для этого решения, должны изыскиваться внутри системы. За счёт чего они могут изыскиваться? Во-первых, за счёт того, что у нас всё-таки происходит демографическое сжатие и мы должны изменять набор. Но при этом у нас есть определённые законодательные ограничения: мы должны за счёт бюджета готовить не менее 170 человек на 10 тыс. населения. С учётом старения населения, видимо, мы должны будем … Мы предлагаем изменить норму и рассматривать подготовку специалистов, исходя не из общей численности населения, а исходя из так называемой когорты, из количества людей, которые в основном учатся. То есть людей, например, от 17 до 35 лет. Скольким из этого количества людей должна быть гарантирована бюджетная подготовка? С тем чтобы в целом количество ребят, которые хотят получить обучение… Чтобы процент не уменьшался, но чтобы не было искусственной накачки количества бюджетников. У нас на сегодня практически каждый второй выпускник школы имеет возможность поступить на бюджетные места – такого не было ни в Советском Союзе, такого не было ни в постсоветские годы. Сегодня просто за счёт демографии такое соотношение. Тем не менее это первая вещь, и за счёт этого происходит определённая модернизация, происходит оптимизация.

Вторая вещь, как я уже сказал, – мы должны учитывать в доходах преподавателей… В принципе, вообще правильно, наверное, было бы считать доходы преподавателей так же, как это делается везде в мире: годовой доход преподавателя по профильной деятельности. Должна учитываться его деятельность в науке, когда он занимается наукой в своём учебном заведении и в другой экономической деятельности – консультирование, работа по контрактам с промышленностью. На сегодняшний день в ведущих вузах эта доля достаточно велика. Я могу сказать, что она составляет уже если не половину, то по крайней мере в Бауманке, по-моему, треть общего объёма бюджета – это финансирование за счёт науки. Говорил Денис Валентинович (Д.В.Мантуров) сегодня по поводу технологических центров: если будут создаваться такие технологические центры, то преподаватели, которые будут там преподавать, как нам кажется, должны как минимум половину своих доходов получать за счёт научной деятельности. Поэтому мы считаем, что финансирование, конечно, будет расти, но этот объём будет укладываться в те цифры, которые Вы называли. В этой части это будут главные затраты федерального бюджета, причём не только по образованию, но и по науке.

Если будут даны соответствующие поручения, то, для того чтобы это обеспечить, мы должны, как я уже сказал, внести некоторые изменения в законодательство по приёму. Мы должны внести изменения в нормативные акты Правительства по установлению соответствующих нормативов. Мы должны выработать более жесткие критерии, причём это касается не только вузов, подчинённых министерству, но и согласованной позиции во всей высшей школе, чтобы контракт был действительно эффективным. Это значит, что за повышенную зарплату было бы максимально качественное образование, которое было бы неразрывно связано и с научной деятельностью, и с экономической деятельностью.

В.В.Путин: Стипендии?

А.А.Фурсенко: Мы провели расчёты. Мы исходим из того, что примерно половина ребят из бюджетников учатся нормально и получают стипендию. Более точно это 48%. По разным оценкам, по разным ведомствам примерно 15–17% подведомственных нам вузов получают социальную поддержку. Мы говорили с Татьяной Алексеевной (Т.А.Голиковой), у них в ведомстве где-то 25%. То есть, опять же по нашим оценкам, чтобы обеспечить как минимум на первых двух курсах социальную стипендию не меньше чем 5 тыс. (добавление к академической стипендии, которая у нас сегодня 1200, если повышенная, то она выше), объем финансирования, ещё раз говорю, в зависимости от того, как мы считали, должен быть где-то от 9 до 13 млрд. Мы сегодня ещё одно совещание провели под руководством Владислава Юрьевича (В.Ю.Суркова), сверили наши цифры. Общий объём финансирования, по нашим оценкам, не превысит 14 млрд рублей в год.

В.В.Путин: Хорошо, спасибо. И ещё один момент, на который я хочу обратить внимание. Создание курсов подготовки к поступлению в вузы для ребят, которые отслужили срочную службу в Вооружённых силах.

А.А.Фурсенко: У нас был в рамках нацпроекта такой опыт. К сожалению, там был не очень востребован. Тем не менее могу сказать, что это с точки зрения финансирования небольшие деньги. Я помню, что тогда мы просто создавали вместе с нашими коллегами из Минобороны, это стоило, если не ошибаюсь, 230 млн рублей в год. Я думаю, что на сегодняшний день это тот масштаб денег, в рамках которых мы сможем решить эту задачу.

В.В.Путин: Во всяком случае, вы посчитайте всё и организационно подготовьте эти решения.

А.А.Фурсенко: Есть.

В.В.Путин: Пожалуйста, Сердюков Анатолий Эдуардович.

А.Э.Сердюков: Уважаемый Владимир Владимирович! Мы детально и всесторонне проработали Вашу статью и подготовили план реализации тех задач, которые там были озвучены и поставлены перед Министерством обороны. Таких задач получилось 28.

Первая – это создание современных Вооружённых сил Российской Федерации до 2015 года. Мы в ближайшее время утвердим план строительства и развития Вооружённых сил, к январю 2016 года подготовим следующий план на пятилетие.

Вторая задача – это создание системы достоверного долгосрочного прогноза угроз безопасности Российской Федерации на 30–50 лет. Разработка и реализация комплексной научно-исследовательской работы запланирована, к январю 2013 года у нас будет уже подготовлена система.

Создание качественно новой системы военного анализа и стратегического планирования подготовки готовых рецептов и их оперативной реализации в структурах силовых ведомств. То же самое, в этой же программе мы эту задачу постараемся сформулировать и подготовить реализацию.

Создание оружия на новых физических принципах - лучевого, геофизического, волнового, генного, психофизического и так далее.

Реализация государственной программы вооружения на 2011–2020 годы. Заложены такие задачи, и к декабрю 2012 года мы уже сможем подготовить и на следующие государственные программы вооружения, если Вы утвердите такие цифры.

Развитие военного потенциала в рамках стратегии сдерживания и на уровне оборонодостаточности.

Разработка и утверждение плана обороны Российской Федерации запланированы к 1 декабря 2012 года, мы постараемся это всё реализовать.

В этой же программе и подготовка Вооружённых сил, спецслужб и других силовых структур к быстрому и эффективному реагированию на новые вызовы – также к 1 декабря 2012 года подготовим.

Укрепление возможностей организации договора о коллективной безопасности – это оснащение КСОР ОДКБ современными образцами вооружения. Мы уже часть реализовали по ранее принятым решениям, к январю 2016 года подготовим детальный план на следующие пять лет.

Обеспечение динамичного развития военного образования, фундаментальной военной науки и прикладных исследовательских программ. Мы уже с 2012 года запланировали до 2015 года, сейчас уточним и тоже подготовим для утверждения. Восстановление потерянных компетенций военных институтов, интеграция их с развивающейся системой военного образования. Подготовим план совершенствования системы научной работы в Вооружённых силах Российской Федерации, научно-исследовательских организаций Министерства обороны до 2015 года, и полагаю, что в ближайшие месяцы тоже подготовим такие предложения, потому что мы уже эту программу концептуально подготавливаем.

Обеспечение эффективного формирования технических заданий на разработку, производство, планирование характеристик вооружения и военной техники. В конце 2010 года по Вашему поручению такие технические задания выдавались. По окончании контрактации мы подготовим уточнённые ГОЗы на этот год и готовы передать их.

Интеграция военных исследований с гражданской наукой. Мы планируем подготовить в течение года, с 1 января 2016 года планируем такие решения.

Масштабное комплексное перевооружение Вооружённых сил. В государственной программе перевооружения до 2020 года такие планы сформулированы, соответственно, к январю 2021 года подготовим уже на следующие государственные программы вооружения.

Повышение качества и интенсивности подготовки Вооружённых сил. Только что провели годовую коллегию, сейчас готовим план на этот год по боевой подготовке. Он утверждается ежегодно. Тоже представим на утверждение. Определение перспективной идеологии развития Вооружённых сил – видов, родов войск. К январю 2013 года и январю, соответственно, на следующий период, который за 2020 год, до 2030 – это будет к январю 2018 – определение основных направлений строительства и развития Вооружённых сил, как я сказал, и разработка концепции - уже то, что будет за 2020–2030 год выходить. Значит, к 1 январю 2013 года, ещё раз, и к 1 января 2018 года подготовим.

Укрепление единой системы воздушно-космической обороны Российской Федерации. План строительства Вооружённых сил до 2015 года уже утверждён. После 2016 года подготовим к январю 2016 года на следующее пятилетие соответствующий план развития ВКО.

Возрождение океанскогоВоенно-морского флота прежде всего на Севере и Дальнем Востоке. В течение этого года подготовим, на период от 2016-го года, до 2015 года такой план уже утверждён.

В.В.Путин: Нужно подумать о рабочих местах для членов семей там: на рынке труда есть вопросы в этом регионе. Надо посмотреть.

А.Э.Сердюков: Хорошо. Формирование полного пакета социальных гарантий военнослужащих, адекватного их огромной ответственности: курортное обеспечение, лечение, страхование, пенсии и так далее, трудоустройство – то, о чём Вы сказали.

У нас в конце 2010 года, я Вам докладывал, подготовлена и утверждена Стратегия социального развития Вооружённых сил до 2020 года – это ведомственная программа. В течение этого года мы можем уточнить всё с учётом поставленных Вами задач по части базирования флота на Севере и Дальнем Востоке.

Полное обеспечение военнослужащих постоянным жильём к концу 2013 года планируем закончить. Формирование современного фонда служебного жилья – к январю 2015 года. Инвентаризация недвижимого имущества Вооружённых сил, которое подлежит передаче гражданским организациям, – к январю 2013 года мы полностью эту инвентаризацию проведём и представим Вам на утверждение. По передаче: сейчас запланировано до конца этого года передать 15 тыс. объектов уже в субъекты и муниципальные образования, в основном в социальную сферу.

Комплектование Вооружённых сил военнослужащими, проходящими службу по контракту: до конца этого года мы проведём переаттестацию 180 тыс. контрактников, которые сейчас у нас есть, и со следующего января – по 50 тыс. ежегодно. До конца 2016 года подготовим план набора и подготовки военнослужащих по контракту.

Создание военной полиции: к декабрю этого года мы подготовим концепцию развития военной полиции до 2016 года – Вам на утверждение. О развитии института военного духовенства: у нас уже утверждена структура и штатная численность военных священнослужителей, которые должны быть в Вооружённых силах. Уточню, на этот год (это будет изменяться) сейчас уже оформлено 11 человек.

Повышение престижа срочной службы и всё, что с этим связано. К январю 2013 года подготовим… С учётом того, чтобы после окончания военной службы молодой человек имел возможность подготовительные курсы окончить и поступить в высшее учебное заведение.

Разработка концепции национального резерва Вооружённых сил. Подготовим к январю 2013 года всю нормативную базу с этим связанную. Взаимодействие с казачьими обществами по вопросам привлечения к несению военной службы и военно-патриотическому воспитанию молодёжи. К январю подготовим расширение состава соединений воинских частей для прохождения военной службы военнослужащими-казаками. Сейчас две бригады такие существуют.

Организация работы по военно-патриотическому воспитанию школьников, развитие военно-прикладных видов спорта и физической культуры в целом. Как я сказал, у нас стратегия социального развития до 2020 года принята, там часть вопросов этих уже включена, к январю 2013 года мы подготовим изменения. И последнее – это организация взаимодействия с ДОСААФ России. К январю 2013 года разработаем комплексный план обеспечения допризывной молодёжи, соответственно, на период до 2016 года.

В.В.Путин: Спасибо. Денис Валентинович (обращаясь к Д.В.Мантурову), по ОПК, пожалуйста.

Д.В.Мантуров: Реализация данных задач невозможна без коренной модернизации предприятий ОПК. Вы в своей статье упоминали о сложностях и трудностях при согласовании основной программы, которая обеспечивает модернизацию этих предприятий. Мы согласовали эту программу – ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса», в начале марта она была утверждена, все мероприятия реализуются. Мы за последние четыре года сформировали костяк крупных интегрированных структур в оборонно-промышленном комплексе, стабилизировали в основном их финансовое положение и таким образом подготовили почву для масштабного их финансирования. Сегодня технологическое развитие оборонных производств осуществляется в рамках единого комплекса программ, и к 2020 году мы должны завершить те мероприятия, которые обеспечат исполнение госпрограммы вооружения. Только на первом этапе до 2015 года мы должны модернизировать более 500 предприятий, участвующих в исполнении госпрограммы вооружения. Помимо инвестиционных проектов самой программы предусмотрен большой комплекс мероприятий по НИОКР, которые в первую очередь направлены на развитие базовых и критических технологий, и в первую очередь это касается радиоэлектронного комплекса.

Без современной электроники просто невозможно создание современных образцов вооружения. Реализация программы должна иметь своим результатом переход нашей промышленности на новый технологический уклад, с новыми центрами компетенции, производящими качественную и конкурентоспособную продукцию для Вооружённых сил и для поставки на экспорт. Доля активной части новых основных производственных фондов должна увеличиться до 87%. Предприятия, участвующие в программе, должны получить сертификацию менеджмента качества, а также перейти на современную систему бережливого производства, так называемые lean-технологии.

Реализация столь масштабной инвестпрограммы требует совершенствования действующих правил игры и корректировки ряда нормативных документов. В целях опережающей модернизации предприятий мы подготовили дополнительные предложения, это касается и системы кредитования предприятий с последующей компенсацией из средств федеральной целевой программы, об этом мы подробно говорили в Комсомольске-на-Амуре в конце февраля. Также мы считаем необходимым внести изменения в налогообложение по уменьшению уровня налогов в части нового оборудования, которое закупается в рамках реализации федеральной целевой программы.

В.В.Путин: А что там уменьшать-то? У нас есть даже обнуление. Надо активнее просто выходить с этими предложениями. По некоторым группам товаров у нас нулевая ставка.

Д.В.Мантуров: Если нам обнулят налог на имущество, так мы все эти средства…

Э.С.Набиуллина: Это по НДС при импорте обнуление, но сейчас мы предлагаем по имуществу, по оборудованию, по новому ввозимому тоже обнуление…

В.В.Путин: Пожалуйста. Сформулируйте.

Д.В.Мантуров: При ввозе оборудования из-за рубежа, у нас действительно обнулены таможенные ставки, в том числе и по НДС.

В.В.Путин: Хорошо, по имуществу давайте предложения.

Д.В.Мантуров: Хорошо, мы Вам в ближайшее время подготовим.

И конечно же, вопрос касается дивидендов предприятий, которые участвуют в исполнении самой программы. Может быть, это не огульно по всем, но по крайней мере по тем предприятиям, у которых финансовое положение не позволяет обеспечить внебюджетную составляющую по данной программе, а общий уровень её составляет около 36% сегодня. То есть без внебюджетной составляющей, без привлечения собственных средств предприятий невозможно реализовать всю программу: около 3 трлн рублей (2,8, если быть точным) и соответственно из бюджета 1,8 трлн.

Отдельно хотелось бы сказать о направлении… И цитата, которую Вы привели в своей статье: «модернизация предприятий, доставшихся нам в наследство от СССР»… Мы понимаем это таким образом, что это в основном предприятия обычных вооружений и в первую очередь боеприпасной отрасли, по которым есть серьёзные проблемы по снижению гособоронзаказа. Мы это прекрасно понимаем, но мы должны отдавать отчёт, что это обязательства государства. Мы сейчас совместно с военно-промышленным комплексом отрабатываем программы реформирования предприятий боеприпасной отрасли, в ближайшее время вынесем на рассмотрение в Правительство, где должны учесть все возможные нюансы, связанные с восстановлением этой отрасли, с привлечением частных компаний, зарубежных инвесторов для её интенсивного развития.

В завершение хотелось бы остановиться на контрактации и рентабельности контрактов в рамках гособоронзаказа. Их своевременность, рентабельность также влияет на привлечение внебюджетной составляющей. Надо отдать должное Министерству обороны совместно с военно-промышленным комплексом. В этом году ситуация кардинальным образом поменялась и основные контракты уже подписаны. Я думаю, что если мы найдём ещё и компромиссные решения по рентабельности, мы обеспечим как своевременность исполнения самой программы, так и в целом поставку современных образцов вооружения. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста.

Д.О.Рогозин: Уважаемый Владимир Владимирович, я хотел бы добавить два слова по поводу того, что было cказано докладчиками по данной статье по национальной обороне. Во-первых, по всем тем положениям, которые сейчас были названы – и Анатолием Эдуардовичем, и Денисом Валентиновичем, Военно-промышленная комиссия внесла коррективы в график своей работы. Практически все эти вопросы будут выноситься, особенно стратегические, на эти заседания, тем более с учётом того, что именно в рамках Военно-промышленной комиссии взаимодействует и руководство Министерства обороны, и руководство оборонно-промышленного комплекса, и военная наука. Поэтому здесь все части собраны, и мы добьёмся комплексных решений.

Второе. По федеральной целевой программе «Развитие оборонно-промышленного комплекса» мы отрабатываем сейчас с Минпромторгом идею создания банка данных по всем позициям, по продукции и услугам, которые существуют, предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Дело в том, что если мы ставим вопрос о закупке новых линий, станочных парков для модернизации предприятий, то, очевидно, надо действовать не только от потребностей какого-то одного конкретного предприятия, а часть этого оборудования может обслуживать сразу несколько предприятий, скажем, целого кластера или целого региона.

Поэтому такого рода база данных в рамках программы будет скоро создана.

И третий момент. Это связано с тем, что сказал Денис Валентинович по отрасли боеприпасов (стрелковое оружие и в том числе спецхимия): есть смысл сейчас действительно говорить о создании, об укрупнении некоего концерна, поскольку это вещи абсолютно взаимосвязаны.

Мы на этой неделе завершили работу по созданию единого испытательного центра Военно-промышленной комиссии по отработке заказа на доработку стрелкового оружия и боеприпасов. Поэтому думаю, что у нас скоро будет абсолютно единый подход и понимание того, какие предприятия у нас загружены оборонзаказом, а какие предприятия готовы быть подвергнуты именно модернизации, с тем чтобы уже через несколько лет выдавать продукцию совершенно иного качества, совершенно иного технологического уровня.

Такого рода работа идёт, и ещё раз хочу сказать, что Ваша статья по всем этим положениям абсолютно конкретна, доктринальна и будет реализована с учётом того, что мы добьёмся системы в наших взаимоотношениях.

В.В.Путин: Так, чтобы только эти предприятия бесхозными не остались. И тогда, когда у них и гособоронзаказа нет, и модернизация не началась – вот в таком состоянии нельзя оставить трудовые коллективы и предприятия.

Д.В.Мантуров: Модернизировать те предприятия, которые не участвуют в исполнении госпрограмм вооружения, не планируем. Мы понимаем прекрасно, что сохранить всё просто невозможно, поэтому мы будем оптимизировать…

В.В.Путин: Замечательно. Тогда нужно вместе с Минэкономразвития, вместе с Министерством здравоохранения и социального развития решать вопросы социального характера, перепрофилировать там, где можно, и так далее. Просто нельзя их бросить без внимания и поддержки, вот я о чём говорю.

Д.В.Мантуров: Мы так и ставим перед собой задачу.

Д.О.Рогозин: С участием регионов, конечно.

В.В.Путин: Ну да, разумеется. Так, спасибо. Антон Германович (А.Г.Силуанов – министр финансов Российской Федерации), прошу Вас. По финансовому обеспечению всей этой программы.

А.Г.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, все меры, которые сегодня обсуждались, потребуют дополнительных расходов бюджетной системы, и большей частью нагрузка ляжет на бюджеты субъектов Российской Федерации. Речь идёт в первую очередь о повышении расходов по увеличению оплаты труда и мер социальной поддержки по отдельным категориям наших граждан. И как раз это неплохо – то, что мы именно сегодня начинаем реализовывать эти меры, – потому что реализация их как раз позволит произвести реформы в соответствующих отраслях. В первую очередь реформы должны производиться таким образом, чтобы бюджетные деньги шли в те сферы, где наиболее качественно и наиболее эффективно оказываются бюджетные услуги. Это наши самые основные задачи, которые должны быть реализованы в ближайшее время как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации. Должна быть повышена конкуренция за бюджетные деньги, которые выделяются из бюджета, и в рамках этой конкуренции должна быть повышена эффективность всей бюджетной сферы.

Кроме того, по нашему мнению, должен быть реализован целый ряд структурных задач в отраслях бюджетной сферы. Мы должны оптимизировать общую численность работников бюджетной сферы, которая в последние годы по ряду отраслей бюджетной сферы существенно возросла. Мы имеем большую численность работников бюджетной сферы, если смотреть на 10 тыс. населения, чем это было в советское время, и на наш взгляд, сейчас именно тот момент, когда необходимо дополнительно вернуться к этому вопросу.

Следующий вопрос. Увеличение оплаты труда, мы считаем, должно в первую очередь осуществляться для тех работников, которые работают наиболее эффективно, являются наиболее эффективными специалистами. На наш взгляд, здесь не должно быть уравниловки в оплате труда работника бюджетной сферы, и поощряться должны те специалисты, которые наиболее качественно и эффективно оказывают бюджетные услуги.

Следующее наше предложение – это при повышении оплаты труда мы должны ещё раз взглянуть на те натуральные льготы, которые у нас сохранились ещё со старых времён. Вот, например, мы повышали денежное довольствие военнослужащим и в этот момент провели существенную реорганизацию системы оплаты труда и отмену натуральных льгот. Думаю, что такой же процесс нам необходимо провести и в рамках повышения общей оплаты труда работников бюджетной сферы.

Кроме того, нам необходимо принять поправки в законодательство, которые позволяли бы оказывать меры социальной поддержки именно исходя из принципов нуждаемости. Это, во-первых, правильное направление и существенный ресурс в первую очередь для повышения манёвренности бюджетов субъектов Российской Федерации, на которые и ляжет основная нагрузка реализации инициатив, которые содержатся в Ваших статьях, Владимир Владимирович.

Тем не менее в целом для обеспечения сбалансированности бюджета нам придётся реализовать ещё целый ряд мер. Какие это меры? Мы подготовили предложения о переносе ряда расходов, которые у нас предусмотрены на ближайшие годы, на более поздние сроки. Мы предлагаем реализовать вместе с Министерством здравоохранения и социального развития меры по обеспечению сбалансированности пенсионной системы, которая должна произойти за целый ряд лет. Это должно идти постепенно. Меры в этой области у нас подготовлены, и это тоже приведёт к общему увеличению сбалансированности федерального бюджета.

Кроме того, мы должны реализовать подготовленные меры по налоговому манёвру, которые тоже обсуждались в рамках «Стратегии-2020». Таким образом, на наш взгляд, реализация структурных мер в бюджетных отраслях и мер по бюджетной консолидации позволит обеспечить сбалансированность бюджетной системы, с одной стороны, и полностью реализовать весь комплекс намеченных мер, которые изложены в Ваших статьях, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Что касается льгот, крайне осторожно нужно действовать. У нас в Вооружённых силах было очень существенное повышение. В бюджетной сфере мы о таком существенном повышении не говорим. Действительно повышение заметное, но всё-таки в Вооружённых силах это было в разы, здесь такого мы пока не планируем, поэтому нужно быть крайне аккуратными (мы уже проходили опыт с монетизацией), с тем чтобы не получилось так, что отмена льгот съест все повышения. У нас повышение должно быть реальным, я хочу это подчеркнуть. Это первое, что я хочу сказать.

Второе – это то, что мы проведём совещание по каждой отрасли отдельно в ближайшее время, потому что сегодня я вас попросил собраться, и мы поговорили в целом, чтобы была вполне понятна общая картина. Но нам нужно будет глубоко погрузиться в каждую отрасль и по каждой отрасли поговорить отдельно. Это вот первое.

Второе – нужно подготовить… Я попрошу Аппарат Правительства подготовить поручения по каждому направлению и обобщенное поручение. Хочу отметить, что в мае текущего года соответствующие поручения будут продублированы указами либо распоряжениями Президента, с тем чтобы у нас ничего не выпало из того, что было сказано и намечено в качестве целей и все было, безусловно, реализовано.

И я просил бы Фурсенко Андрея Александровича подумать на тему о том, как нам поднимать уровень благосостояния в сфере образования, касающийся техникумов, лицеев, профессионального образования, потому что эта сфера у нас действительно как-то оказалась вне поля нашего зрения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2012 > № 525165 Владимир Путин


Россия > Медицина > premier.gov.ru, 16 марта 2012 > № 525174 Владимир Путин

В.В.Путин принял участие в расширенном заседании коллегии Минздравсоцразвития России.

Выступление В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

Прежде всего хочу поблагодарить вас за работу, за совместную работу на очень ответственном, важном и чувствительном участке. Я прекрасно понимаю, насколько сложна работа в социальной сфере. Это постоянный, ежедневный контакт с людьми, особенно это касается ваших коллег, которые работают на местах. Это самая сложная работа, самая чувствительная, но самая важная, потому что она касается миллионов и миллионов наших граждан. Социальная сфера считается важной как раз потому, что её справедливо считают индикатором состоятельности, дееспособности самого государства, его ответственности перед обществом, перед конкретным человеком. Мы выбрали активную политику социального развития в качестве приоритета и не отступали от этого принципа даже в самые сложные периоды нашей новейшей истории.

Нам действительно кое-что удалось сделать, и главным успехом стали позитивные тенденции в демографии. Я с этого и начну. Достаточно сказать, что с 2000 года естественная убыль населения сократилась в 7,3 раза. Продолжительность жизни в России возросла почти на пять лет за достаточно короткий срок – это хороший показатель, – превысила 70-летний рубеж (70,3 года). Почти на 45% увеличилась рождаемость, снизились показатели младенческой смертности. Я перечислил все эти показатели, они, безусловно, являются позитивными, но мы с вами понимаем, что этого недостаточно. Недостаточно пока, потому что нам нужно добиться устойчивого естественного прироста, и в этом смысле ещё многое предстоит сделать. Хотя, повторяю, таких показателей, как по демографии в России, трудно найти даже в других странах, которые сталкиваются с такими же проблемами. Но повторяю ещё раз: этого недостаточно.

Естественно, что результаты достигнуты в том числе благодаря существенному увеличению инвестиций в здравоохранение, в поддержку семьи, материнства и детства. Так, за последние 12 лет расходы федерального бюджета на здравоохранение возросли в 30 раз – до 0,5 трлн рублей в прошлом году. Это, конечно, существенный рост.

Но, как вы понимаете, нельзя измерять качество социальной сферы только объёмом федеральных бюджетных расходов, главный критерий – это самочувствие людей. А наши граждане предъявляют к социальной сфере высокие требования. Безусловно, это важнейшее направление работы социальной сферы, и мы продолжим уделять этому направлению самое пристальное внимание. Однако общество ставит перед нами гораздо более амбициозную задачу: обеспечить качество и содержание социальных услуг на уровне стандартов экономически развитых стран, сформировать в России в полном смысле комфортную среду для жизни, для самореализации человека, для создания большой семьи, воспитания детей.

Мы знаем, что и как надо делать в этой сфере. Большинство избирателей поддержало предложенные нами преобразования в социальной сфере, и мы, конечно, должны незамедлительно продолжить активную работу по всем направлениям, для того чтобы сформировать единое, по-настоящему современное социальное пространство, которое должно строиться вокруг интересов и запросов человека, вокруг семьи.

Наши федеральные и региональные программы поддержки семей с детьми уже доказали свою эффективность, и они, безусловно, должны быть продолжены, а в их развитие необходимо принять дополнительные меры. Особое внимание нужно уделить тем регионам, где демографическая ситуация всё ещё неустойчива. Прежде всего это территории Дальнего Востока, Поволжья и европейской части страны. Специалисты, которые в этом зале сидят, знают, о чём идёт речь. Это и Поволжье отчасти, это северо-запад страны, да и Центральная Россия.

В таких субъектах Федерации будет введено пособие семьям, уровень дохода которых находится ниже среднего по региону, при рождении третьего и последующих детей. Прошу Минздравсоцразвития совместно с регионами представить в Правительство предложения по реализации данной программы – она должна быть запущена уже со следующего года.

В целом хотел бы отметить, что в демографической политике мы вышли на тот этап, когда наибольший эффект приносят адресные, точечные меры на уровне конкретных регионов; меры, учитывающие региональную специфику, традиции, семейный и жизненный уклад. В одних субъектах это предоставление земельных участков многодетным семьям, в других – дополнительные пособия, в третьих – обеспечение жильём, а где-то – комплекс всех этих мер.

Вместе с тем, думаю, вы сами об этом знаете, мои контакты с людьми, особенно на местах, говорят о том, что далеко не везде всё благополучно. Когда я слышу такие фразы от конкретных людей: «А что, государство не заинтересовано в поддержке многодетных семей?» – мне становится даже не по себе. Это значит, что в конкретных регионах необходимый комплекс мер, к сожалению, до сих не применяется эффективно. И на это нужно обратить самое пристальное внимание. Я прошу Минздравсоцразвития оказать субъектам Федерации необходимую поддержку при определении приоритетов региональных демографических программ.

Комфортную среду для жизни невозможно представить без кардинального улучшения системы здравоохранения. Необходимая законодательная база, как вы знаете, для этого создана. В первостепенном порядке следует завершить работу по модернизации медицинских учреждений, включая внедрение современных информационных технологий.

Очень часто граждане, особенно пожилого возраста, инвалиды, люди, страдающие редкими заболеваниями, поднимают вопрос о лекарственном обеспечении. Нам нужно в полной мере отладить этот механизм, чтобы люди не унижались и не выпрашивали то, что им положено по закону.

И конечно, один из главных факторов повышения качества здравоохранения, да и всей социальной сферы – это достойный уровень оплаты труда самих специалистов, которые работают в этой области. Зарплаты врачей к 2018 году должны в 2 раза превысить среднюю зарплату по экономике в соответствующем регионе Российской Федерации. После начала наших программ по модернизации уже имеет место быть определенный рост по многим регионам. Но по концу текущего, 2012 года, он должен быть продолжен. По предварительным оценкам министерства, где-то на 20–25% заработная плата в среднем должна вырасти.

Но хочу подчеркнуть: мы в первую очередь должны поддержать тех, кто готов честно и добросовестно трудиться, повышать свою квалификацию, поэтому фонд стимулирующих надбавок и доплат должен расти более быстрыми темпами, чем базовый размер оклада. Прошу это учесть при разработке программы совершенствования оплаты труда работников бюджетной сферы. Такая программа должна быть подготовлена в самое ближайшее время.

Уважаемые коллеги!

Ключевые задачи на предстоящие годы – это сокращение бедности и расширение среднего класса. И здесь ключевое значение имеет прежде всего новое качество занятости и справедливая оценка труда, работающие так называемые социальные лифты. Необходимо создать траекторию личного трудового успеха, когда каждый имеет возможность не просто работать по специальности, но и строить карьеру, постоянно повышать свою квалификацию. Это в полной мере касается и людей с ограниченными возможностями по здоровью. Прошу Минздравсоцразвития с участием министерств и ведомств, общественных организаций подумать, что ещё необходимо сделать, чтобы повысить действенность наших программ поддержки трудоустройства инвалидов, в том числе трудоустройства в органы государственной и муниципальной власти. Вы знаете, если люди с ограниченными возможностями получают достойную работу, то, по моему личному опыту, отдача их на рабочем месте подчас больше даже, чем от людей, у которых таких ограничений по здоровью нет. Они очень дорожат своим рабочим местом.

Следующее важнейшее направление нашей работы – это пенсионное обеспечение и в целом создание условий для высокого качества жизни пожилых людей. Сейчас идёт обсуждение долгосрочной Стратегии развития пенсионной системы России. Важнейшая и социальная, и экономическая задача разработать достойную эффективную стратегию – одно из самых важнейших направлений. Что здесь принципиально важно?

Первое – мы должны создать стимулы для тех, кто хотел бы продолжить работу после достижения пенсионного возраста. Я прошу совместно с Пенсионным фондом разработать механизм увеличения размера пенсии в случае её отсроченного оформления. Логика здесь в том, чтобы при более продолжительном трудовом стаже человек получал бóльшую пенсию, что на самом деле абсолютно справедливо.

И вторая базовая задача – это дальнейшее развитие компонентов пенсионной системы – солидарного, накопительного, добровольного, чтобы обеспечить интересы и сегодняшних пенсионеров, и тех, кто ещё формирует свои будущие пенсионные права.

Необходимо гарантировать сохранность пенсионных накоплений и повышать доходность от их инвестирования. В этой связи при подготовке долгосрочной стратегии совершенствования пенсионной системы прошу проработать комплекс мер по развитию её накопительного компонента.

И, конечно, мы будем и дальше проводить текущее повышение пенсий. Напомню, что с 1 февраля 2012 года страховая часть трудовых пенсий уже повышена на 7%. С 1 апреля мы проведём ещё одну индексацию – на 3,4%. В общей сложности рост составит свыше 10%, это немного больше, чем мы изначально планировали, когда формировали бюджет 2012 года, – не намного, но всё-таки чуть побольше.

Также с 1 апреля будут увеличены и социальные пенсии на 14,1% – это тоже немножко больше, чем положено по базовому закону, имею в виду, что уровень инфляции прошлого года был меньше, чем закладывался в бюджет. Но, поскольку в бюджет текущего года мы заложили 14,1%, мы вчера вместе с двумя министрами, в том числе с министром финансов, решили, что не будем корректировать в сторону понижения, оставим так, как договорились, в бюджете текущего года повышение на 14,1%. И на 6% возрастёт размер ежемесячных денежных выплат. Речь идёт о выплатах гражданам, которые имеют право на различные социальные льготы.

Уважаемые коллеги! Убеждён, важнейшим участником всех преобразований в социальной сфере, конечно, должно стать само гражданское общество, сами граждане. Выделю здесь несколько направлений.

Нужно создать режим наибольшего благоприятствования для работы в социальной сфере для некоммерческих и общественных организаций, для социального служения традиционных религий России. Недавно вот совсем, в ходе избирательной кампании, я встречался с главами наших традиционных конфессий. Все горят желанием приносить пользу людям, все хотят это делать, и мы с вами понимаем, что на это и нацелена, собственно говоря, работа всех наших традиционных конфессий. И, главное, они умеют это делать – нужно им помочь. Права государственных и некоммерческих, негосударственных, учреждений, оказывающих социальные услуги, в том числе право на доступ к бюджетному финансированию, государственным ресурсам, государственным заказам должны быть равными, и не на уровне деклараций, а на деле. Я прошу самым внимательным образом изучить лучший отечественный и зарубежный опыт государственно-частного партнёрства в социальной сфере. Нам необходимо сделать этот институт одним из важнейших механизмов реализации социальной политики в Российской Федерации.

Также считаю, что все ключевые решения в социальной сфере должны проходить общественную экспертизу. У нас наработан очень хороший опыт, когда предпринимательские объединения дают оценку регулирующего воздействия правовых актов на деловой климат в экономике. Тем более логично применять подобный общественный аудит и в социальной сфере. Нам необходима процедура оценки социального воздействия правовых актов, регулирующих вопросы развития института семьи, материнства, детства, здравоохранения, экологии, образования и воспитания, защиты нравственности.

И, конечно, общество должно напрямую участвовать в оценке качества работы основных социальных институтов в нашей стране. В связи с этим считаю необходимым определить критерии эффективности работы учреждений социальной сферы и на их основе создать независимую систему оценки качества. В разработке такой системы должны участвовать представители государственной власти, профессиональные ассоциации, общественные структуры и, безусловно, сами граждане России. Для этого нужно использовать социальные сети, механизмы общественных коммуникаций, и я прошу самым активным образом подключиться к этой работе и Агентство стратегических инициатив, там у коллег есть хорошие наработки.

Конечно же, необходимы инструменты профессионального самоконтроля, и прежде всего на основе этических кодексов. Их разработку должны взять на себя профессиональные ассоциации и саморегулируемые организации. Я думаю, что и профсоюзы должны подключиться, конечно, к этой работе. Новые требования должны предъявляться не только к качеству услуг и работе специалистов, но и к самой инфраструктуре социальной сферы. Нам нужен в полном смысле слова новый облик социальных учреждений – больниц, поликлиник, детских садов, школ, центров социальной помощи. Они должны соответствовать самым современным стандартам комфортности, дизайна, энергоэффективности, надёжности, наконец, быть доступными, в том числе для граждан с ограниченными возможностями по здоровью. Нужно внимательно посмотреть и на наш собственный, и на мировой опыт, использовать лучшие практики и на их основе разработать модельные проекты для широкого применения и внедрения на всей территории Российской Федерации.

В заключение ещё раз подчеркну: от того, насколько быстро и качественно мы будем добиваться поставленных целей, люди будут судить об ответственности и эффективности власти в целом (они прежде всего с вами сталкиваются и с вашими коллегами на местах), о нашей способности выполнять миссию социального государства.

Я в заключение, несмотря на то что проблем у нас много, хочу вас поблагодарить за работу. Она очень масштабная, и на подавляющем большинстве направлений эффективная. Спасибо вам большое и всего вам самого доброго.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Спасибо большое. Перед тем, как я этот зал покину, я бы два слова сказал ещё. Вы знаете, когда езжу по регионам либо посещаю крупные наши федеральные медицинские центры, допустим, другие социальные крупные объекты – в регионах в последнее время особенно радует создаваемая сеть высокотехнологичных медицинских центров, перинатальных центров - вот действительно приходишь, и чувство гордости возникает, потому что эти объекты и услуги, которые там оказываются гражданам… Я знаю, что медикам не нравится это слово – предоставление «услуг», но тем не менее воспользуемся таким шершавым языком, бюрократическим. Действительно гордость возникает, поскольку всё это не только общемировой уровень: во многих случаях это выше мирового класса, это совершенно очевидный факт. И по уровню подготовки специалистов, и по уровню оборудования учреждения.

В то же время, когда захожу – а это тоже бывает нередко – в обычные, скажем, рядовые районные поликлиники и даже городские учреждения, и не только медицинские, но и вообще социальные в целом… Понимаешь: сколько много ещё нам нужно сделать, потому что социальная сфера у нас требует особого внимания, мягко говоря. В этой связи, конечно, хотел бы на что обратить внимание – на то, что сейчас мы в очередной раз вели, продолжаем разговоры о разграничении полномочий, и в этой связи, конечно, нам нужно подумать о повышении ответственности власти всех уровней по решению социальных задач государства, регионов, муниципалитетов, социальных задач, вообще ответственности перед гражданами. Это первое.

И второе. Нет ничего более будничного, чем то, чем вы занимаетесь, за исключением, скажем, работы кардиологов или онкологов, некоторых других направлений, но в целом социальная сфера – это, повторяю ещё раз, очень будничное занятие, но нет ничего более важного, чем то, что вы делаете, поэтому я жду от вас заинтересованной, активной и эффективной работы. Желаю вам успехов. Спасибо большое.

Россия > Медицина > premier.gov.ru, 16 марта 2012 > № 525174 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 12 марта 2012 > № 511324 Владимир Путин

В.В.Путин провёл рабочую встречу с министром экономического развития России Э.С.Набиуллиной.

Основная тема беседы – инвестиционная деятельность, в частности иностранные инвестиции. Как доложила министр, по итогам 2011 года статистические показатели смотрятся совсем неплохо: инвестиции в основной капитал выросли на 8,3%. Кроме того, обсуждалась тема вступления России в ВТО – новые возможности и вместе с тем возникающие в этой связи опасения в ряде отраслей.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день. Эльвира Сахипзадовна, я хотел бы с Вами поговорить об инвестиционной деятельности. Мы совсем недавно обсуждали эту тему. У нас инвестиции в основной капитал в прошлом году достигли, по-моему, около 11 трлн.

Э.С.Набиуллина: 10,8.

В.В.Путин: 10,8 трлн. Как это смотрится по сравнению с 2010 годом? Какие у нас планы на этот год? Что у нас с иностранными инвестициями? Как ваше ведомство оценивает их объём в прошлом году? И в этой связи, конечно, наше присоединение к ВТО, которое планируется в ближайшее время, – теперь шар на нашей стороне, мы должны сделать этот шаг вперёд. Оно ведь планировалось нами как направление расширения иностранных инвестиций, возможность для привлечения иностранных инвестиций. Какие у вас здесь прогнозы? Это первая часть.

Вторая тоже связана с ВТО. Есть определённые угрозы, мы с вами знаем, ездим по регионам, Вы тоже включаетесь с коллегами. У представителей некоторых отраслей нашей экономики есть вполне обоснованные опасения в связи с присоединением к ВТО. Но мы всем говорим о том, что в нашем распоряжении есть инструменты, предусмотренные правилами ВТО, для защиты наших отечественных товаропроизводителей. Давайте на обе эти темы поговорим, пожалуйста.

Э.С.Набиуллина: Тогда я начну с инвестиционной активности. По итогам 2011 года статистические показатели смотрятся совсем неплохо. Мы рассчитывали на то, что у нас посткризисный рост будет во многом ориентирован на рост инвестиций. И в прошлом году – Росстат буквально недавно уточнил данные – инвестиции в целом в основной капитал выросли на 8,3% и, как мы и говорили, составили 10,8 трлн, если говорить в абсолютных значениях. Мы изначально ожидали чуть меньшего роста – в наших прогнозах было 6%, потому что в первом полугодии были невысокие темпы, по месяцам был спад. Но во втором полугодии прошлого года темп роста инвестиций ускорился. Что радует – второй год у нас темпы роста инвестиций больше, чем темпы роста экономики, то есть это показывает на инвестиционную ориентацию.

В.В.Путин: Сколько всего получилось? Какой темп у нас?

Э.С.Набиуллина: 8,3.

В.В.Путин: Рост?

Э.С.Набиуллина: Да. В прогнозах на 2012 год мы ставили 7,3%. Сейчас, наверное, придётся пересмотреть немного, потому что база 2011 года очень высокая получилась. Мне кажется, интересные данные и по отраслевой структуре инвестиций – куда вкладывали в основном предприятия и какие мотивы инвестирования, в том числе результаты обследований: из-за чего предприятия инвестируют, куда они инвестируют. 60% компаний считают, что они инвестируют из-за модернизации, 30% – в расширение производства. При этом мотивом к инвестированию 42% предприятий является экономия энергоресурсов, то есть у нас начинают работать стимулы энергоэффективности. 39% – внедрение новых производственных технологий, то есть инвестирование связано с технологическим обновлением. Это действительно хорошие показатели.

Каждый год Росстат также интересуется, что мешает или препятствует предприятиям наращивать инвестиционную деятельность. Это тоже очень важно, это помогает нам лучше сфокусировать и наши действия. В 2011 году первым таким фактором был недостаток собственных финансовых средств, то есть предприятия рассчитывают на то, что будет больше прибыли, чтобы они могли инвестировать. Второе – это неопределённость экономической ситуации, высокие ставки кредита. Если в позапрошлом году были на третьем месте, то сейчас – на четвёртом, условия кредитования чуть улучшаются.

Если говорить по секторам, по отраслям, то этот темп во многом был обеспечен продолжением инвестиционной деятельности в топливно-энергетический комплекс. ТЭК в общем объёме инвестиций – 10,8 трлн – занимает где-то треть, у нас там большая доля инвестиций, инвестиции росли на 16%.

Агропромышленный комплекс – тоже рост инвестиций продолжался: 4,3%. Обрабатывающая промышленность – 6,3%. При этом рост инвестиций был и в сфере человеческого капитала, инвестиции в образовании выросли на 11%, в здравоохранении – на 4%. Но снижались доли инвестиций в торговле, секторе недвижимости, строительном комплексе. Такие изменения происходят, мы и более детально смотрели. Например, в секторе строительства уменьшился ввод в действие торгово-развлекательных, торгово-офисных помещений, а увеличились инвестиции в дошкольные образовательные учреждения. На 78% увеличилось количество ученических мест.

Происходят социальные инвестиции. Детские больницы – в 2,3 раза увеличилось количество введённых койко-мест. Это тоже отражает инвестиционную деятельность в социальную сферу. Вот такие достаточно позитивные и структурные моменты происходят.

Мы ожидаем в этом году как раз увеличения инвестиций в производство и в обрабатывающее производство, потому что там был достаточно большой запас производственных мощностей, когда в кризис у нас произошёл спад спроса. Сейчас, по данным статистики, производственные мощности практически полностью загружены и предприятиям нужно будет для расширения, если будет расти спрос, увеличивать инвестиции в этих секторах. То есть вслед за большим темпом ТЭКа мы ожидаем, что пойдёт и в обработку.

Что касается иностранных инвестиций, то на фоне общего оттока капиталов приток прямых иностранных инвестиций был больше, чем в 2010 году. В 2011 году 52 млрд долларов инвестиций пришло из-за рубежа в российскую экономику. В 2010 году это было 43 млрд. Мы вышли на уровень 2007 года. У нас в 2008 году был достаточно большой, рекордный объём. Тогда, Вы помните, были очень высокие цены на нефть, очень много инвестиций шло на базе заимствований. Тогда было 75 млрд – наш рекорд. В этом году – 52 млрд. Мы рассчитываем, что эта тенденция будет продолжаться.

О вступлении в ВТО. Действительно, когда предприятия говорят о вступлении в ВТО, они обращают внимание на некоторое уменьшение импортных пошлин, но в этом процессе есть плюсы и минусы. Мы ожидаем, что вступление в ВТО, во-первых, позволит наращивать экспорт, снимать барьеры для экспорта, во-вторых, сделает более привлекательными условия для привлечения иностранных инвестиций. Может, это произойдёт не сразу, но такую тенденцию мы ожидаем в ближайшие два-три года. Здесь влияние будет оказывать и мировая финансовая ситуация – ресурсы, риски оценивают инвесторы в зависимости от этой ситуации.

Если говорить о втором вопросе, то Вы давали поручение в начале февраля встретиться с компаниями различных отраслей и обсудить их озабоченности по поводу вступления в ВТО. Мы провели ряд обсуждений, будем продолжать их. Сейчас встретились с представителями ряда отраслей – это агропромышленный комплекс, металлургия, машиностроение, сельхозмашиностроение, химия, нефтехимия, фармацевтика, лесная промышленность, мебельная и легко-текстильная, швейная. 47 деловых ассоциаций приняли участие в этих встречах, 165 компаний. Мы обсуждали два вопроса. Первый – риски, которые вы видите в связи с возможным ростом импорта, снижением импортных пошлин, и какие меры поддержки мы можем принять. Второе: какие вы, наоборот, видите возможности и как мы – Правительство – могли бы вам помочь выходить и на внешние рынки…

В.В.Путин: Воспользоваться этими возможностями.

Э.С.Набиуллина: Да, пользоваться этими возможностями, потому что дискриминации на внешних рынках достаточно много против наших компаний. У нас теперь есть инструмент, как мы можем через ВТО защищать свои интересы: это нужно, конечно, делать.

Бизнес озабочен и эффективностью, и своевременностью принятия мер, потому что если мы будем ратифицировать пакет в середине года, то к этому времени все меры должны быть приняты. Ситуация в разных отраслях различная, даже внутри отраслей по видам продукции, поэтому мы решили провести углубленные узкоотраслевые встречи и будем продолжать их. С бизнесом наметили до конца апреля 38 семинаров в регионах.

Есть недостаток в получении информации, информированности и разъяснении. Наряду с этими семинарами мы договорились и брошюры достаточно доступные выпускать, потому что сам объём доклада только специалисты могут прочитать. Будем делать отраслевые разъяснительные материалы вместе с Министерством сельского хозяйства – по сельскому хозяйству очень много вопросов.

Второй вопрос – это механизмы, которые уже, Вы говорили, есть в рамках ВТО, чтобы мы их применяли: защитные меры, антидемпинговые меры. Здесь мы уже прорабатываем вместе с Евразийской экономической комиссией, потому что эти полномочия мы уже передали с национального на наднациональный уровень. Вся нормативная база принята, нам с бизнесом нужно отработать организационные механизмы, чтобы не было никаких проблем и проволочек в заседаниях комиссий.

В.В.Путин: Нельзя затянуть тут. Нужно вовремя всё это сделать.

Э.С.Набиуллина: Сейчас это будем делать, уже на первых каких-то кейсах отрабатывать.

В.В.Путин: Когда примерно, Вы считаете, эту работу можно будет завершить по отраслям?

Э.С.Набиуллина: В этом месяце мы проведём все узкоотраслевые совещания. До конца апреля ещё в регионах – 38 регионов мы наметили, съездим.

В.В.Путин: Хорошо.

Э.С.Набиуллина: Ещё есть элементы, которые мы сейчас принимаем, по госзакупкам. Вы помните, мы говорили о том, чтобы через госзакупки мы поддержали наши компании.

В.В.Путин: Чтобы они имели преференции.

Э.С.Набиуллина: Мы подготовили приказ, он уже практически на выходе, через месяц, думаю, вступит в силу, как раз о преференциях в этих отраслях. И ряд других мер наметили. План у нас утверждён на Правительственной комиссии по интеграции, мы его будем дополнять. Мы действуем по плану и надеемся, что все озабоченности компаний – большинство из них – снимем.

В.В.Путин: Хорошо.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 12 марта 2012 > № 511324 Владимир Путин


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 11 марта 2012 > № 511326 Владимир Путин, Александр Авдеев

В.В.Путин провёл рабочую встречу с министром культуры России А.А.Авдеевым.

Обсуждались в основном проблемы российских музеев. Глава Правительства поручил министру подготовить в течение 10–14 дней совещание по этому вопросу, о чём его просили сами музейные работники в ходе многочисленных встреч В.В.Путина с деятелями культуры. Кроме того, были затронуты вопросы о реставрации БДТ и строительстве Мариинки-2.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Александр Алексеевич, в ходе мероприятий, связанных с подготовкой выборов Президента, у меня было много встреч, вы знаете, в том числе с деятелями культуры. И музейные работники обратились с просьбой об отдельной встрече – о проведении совещания у нас, в Правительстве, по проблемам музейного дела. Мы с вами тоже эту тему обсуждали неоднократно. Я попросил вас такую встречу, такое совещание подготовить – в течение десяти дней, двух недель организовать с моим участием.

А.А.Авдеев: Хорошо. Спасибо, потому что такая встреча нужна: есть много вопросов для обсуждения. Не скрываю, что многие директора музеев ставили передо мной вопрос, чтобы организовать такую встречу. Эта встреча будет не только о проблемах, но и о хорошем – о том, что сделано. А хороших дел было сделано много, особенно в последние три года. Несмотря на экономический кризис, продолжались реконструкция, реставрация музеев.

Недавно вернулся из Тулы, там великолепный музей оружия. Он архитектурно очень интересен, Вы видели: он в виде шлема, традиционного русского костюма воина. И концепция музея такая, что аналогов такому музею в мире не будет.

Идёт нормальная, ритмичная работа по реконструкции, расширению музеев Эрмитажа. Сейчас после завершения архитектурной концепции Пушкинского музея мы приступим к его реконструкции, реставрации.

Очень хорошо сделаны некоторые музеи в провинции. Сейчас губернаторы понимают, что качественной жизни в регионах не будет, если не будет развиваться губернский музей. И, судя по моим поездкам, большинство губернаторов не только помогает музеям, но и является активными посетителями в музеях, хотя есть и исключения.

Очень хороший музей «Прохоровское поле» сделали. Инициатор – Николай Иванович Рыжков. Это будет один из лучших музеев страны.

Спасибо Вам большое за решение по открытию федерального музея А.И.Солженицына. Он действует, существует. Было сложно с финансированием, но статус федерального музея развяжет все проблемы.

В.В.Путин: В Переделкине забрали в федеральную собственность музей...

А.А.Авдеев: Вот это было бы замечательно в отношении других музеев в Переделкине: там везде проблемы, ещё проблемы из прошлого, из советского Литфонда, которые до сих пор не решены.

В.В.Путин: По поводу музея Б.Ш.Окуджавы, я думаю, это хороший шаг. Во всяком случае просили об этом коллеги давно.

А.А.Авдеев: Да, Ольга Владимировна, супруга, просила, и, конечно, для них это большая радость.

Сейчас делаем реконструкцию, реставрацию музея во Владикавказе. Реконструкция и реставрация продолжаются в «Царском Селе», в Саранске – к празднику 1000-летия единения народов Мордовии и России.

Музейные площади прибавились за последние три года на 43 тыс. кв. м, и это несмотря на кризис. Люди пошли в музеи: посетителей увеличилось на 2,5 млн человек. Идёт молодёжь.

Готовим хороший подарок нашей общественности – это музей современного искусства, потому что не может быть великой страны без большого музея современного искусства. У нас в Москве его нет. Мы подработали проект, замечательный проект огромного здания. Вы подписали постановление Правительства. Сергей Семёнович Собянин сейчас ищет площадку для этого музея, и деньги уже выделены.

В.В.Путин: Нужно закончить все споры вокруг реконструкции Пушкинского музея.

А.А.Авдеев: Да, конечно.

В.В.Путин: Нужно закончить и начать работу.

А.А.Авдеев: Как Вы поручили, продолжаем общественное обсуждение: проект выставлен в интернете. Очень много разных мнений. Но факт остаётся фактом, что в Пушкинском музее, как и в других музеях, проблема с депозитариями.

В.В.Путин: Тем не менее попросил бы вас прислушаться всё-таки к мнению самих музейных работников, директора музея. Не надо здесь мелочиться и нужно сделать так, чтобы людям удобно было работать.

А.А.Авдеев: Хорошо, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: У меня ещё вопрос, не связанный с музейным делом. В БДТ (Большой драматический театр им. Г.А.Товстоногова) мы разворачиваем работы. Как там с реставрацией?

А.А.Авдеев: В БДТ работы идут полным ходом. Противоаварийные работы почти выполнены. Оказалось, что решение о реконструкции БДТ было принято не просто правильно, а вовремя. И объём работ там куда больше, чем мы предполагали ранее, потому что прогнило всё – от фундамента до стен, трещины большие. И сейчас потребовалось дополнительно, как показала экспертиза, проведённая в конце года, еще 3 млрд рублей. Я направил Вам письмо, Владимир Владимирович, если деньги будут выделены, в декабре этого года мы сдадим БДТ.

В.В.Путин: Ну для такого театра найдём, конечно, деньги.

А.А.Авдеев: И мы сдадим новый Мариинский театр – Мариинку-2. Валерий Абисалович (В.А.Гергиев) просил Вам передать, что стройка идёт нормально, он доволен. Я туда ездил несколько раз. Мы сдали в Минфин не использованные в прошлом году 2 млрд рублей, и надо просто в этом году их нам вернуть, и тогда мы в этом году завершим строительство.

Был недавно в Ипатьевском монастыре в Костроме. Монастырь отреставрирован. Как Вы обещали, были выделены средства. Замечательный монастырь. Вывезены все музейные экспонаты, оставлены только те, которые сам музей попросил. Монастырский музей очень хорош, не хуже, а, может быть, и лучше многих наших классических музеев. Почти достроен депозитарий, осталось там процентов 10 достроить и начинить его современным оборудованием. Я вот привез письмо своё и губернатора Костромской области по этому вопросу.

В.В.Путин: Современным оборудованием – это правильно. И вообще, нужно помочь всем музеям сделать такую же программу, которая осуществлена в Русском музее. В.А.Гусев (директор Государственного Русского музея) сделал очень большую работу, надо ему сказать отдельное большое спасибо.

А.А.Авдеев: И мы ему говорим спасибо, потому что он создал систему виртуальных музеев.

В.В.Путин: Я про это и говорю.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 11 марта 2012 > № 511326 Владимир Путин, Александр Авдеев


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2012 > № 511325 Владимир Путин, Андрей Нелидов

В.В.Путин провёл рабочую встречу с главой Республики Карелии А.В.Нелидовым.

В ходе беседы обсуждались итоги социально-экономического развития республики за прошлый год, которые, по мнению Премьера, выглядят «очень достойно», а также проекты на будущее. Особое внимание при этом было уделено вводу жилья и реализации масштабной программы газификации республики. Кроме того, затрагивалась тема развития туризма, в частности, в связи с предстоящим в 2014 году 300-летием Кижей.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Андрей Витальевич, посмотрел справку по результатам работы за прошлый год. В целом всё очень достойно. Обращает на себя внимание рост количества сданного жилья – очень прилично, более чем на 50% по сравнению с прошлым годом. Но, мы сейчас об этом тоже поговорим, за счёт чего вам удалось сделать такой скачок. В целом как вы оцениваете результаты работы за прошлый год?

А.В.Нелидов: Прежде всего я отвечу на поставленный вопрос. Кроме того что есть рост ввода жилья, которое мы строим, наверное, более важным даже является то, что мы впервые за многие годы в Карелии строим жильё и продаём квартиру с отделкой по цене 34 тыс. с копейками не по программам, которые есть, а просто…

В.В.Путин: За квадратный метр.

А.В.Нелидов: Да, за квадратный метр… а просто для населения. При этом ещё предоставляем возможность пользоваться ипотекой, где мы тоже здорово поработали со Сбербанком и на сегодняшний день у нас есть программы «10-10-10»: это 10%, 10% годовых на 10 лет. Мы софинансируем часть ипотеки для категории лиц, которые подпадают под такую возможность, – и рынок оживился. Важно тут другое – что, когда мы начинали эту программу, стоимость жилья в Петрозаводске меньше 45 тыс. нигде не была. Мы начали строить условно-государственное жильё. То есть Фонд имущества получил землю, начал на ней что-то строить, объявил, что мы будем здесь продавать. Фонд имущества не успел достроить первый дом, как появились квартиры в городе Петрозаводске по цене, сопоставимой с ценой, которую объявил Фонд имущества. Я считаю, что таким образом и была достигнута задача не строить государственное жильё государственными структурами, а создать такую атмосферу, при которой рынок здесь становится конкурентным. И все скептики, которые считали, что это невозможно, оказались в конечном итоге застройщиками. Вот это что связано с жильём.

Кроме этого у нас за этот прошедший период есть какие-то вещи, которыми мы считаем, что можем гордиться. Есть явные неуспехи в каких-то вопросах. К успехам можно отнести макроэкономические показатели, которые за небольшой срок – один год… Например, по собираемости налогов мы на 20% подняли экономику. Минфин Республики Карелии занял третье место, по оценке Минфина российского. Минздрав недавно общался с Т.А.Голиковой, которая тоже посчитала, что мы в категории «хорошистов», как она сказала: это где-то 15 первых позиций, которые мы занимаем по программе модернизации здравоохранения.

Считаю особым достижением, которое осуществлено с Вашим участием и за что хотел сказать отдельное спасибо, – это начало масштабной программы газификации Карелии. На предыдущей встрече Вы любезно подписали письмо. После этого (я просто не могу этого не заметить) работа Миллера Алексея Борисовича (председатель правления ОАО «Газпром») стала конкретной и ясной. По всем данным мы на сегодняшний день имеем подписанный договор о том, что в 2012 году мы начинаем тянуть трубу, а структуры «Газпрома» уже на сегодняшний день (не прошло и полгода) работают теплоснабжающими организациями. То есть там схема такая: «Газпром» одновременно и тянет трубу, но уже предварительно заходит на объекты теплоснабжения, которые эксплуатируют ещё в старом режиме, на мазуте, на чём угодно они есть, и параллельно с этим строят газовую котельную.

В.В.Путин: Оборудование готовят уже.

А.В.Нелидов: Да, совершенно верно. И, когда труба подходит, они просто переключают кран. Если мы газифицируем Северное Приладожье по тому плану, что у нас есть, вместе с городом Петрозаводском, который был у нас уже ранее газифицирован, то мы выйдем на цифру – больше половины газификации. Этого недостаточно, но с учётом того, что её там вообще как таковой не было, а без газификации вообще невозможно никуда двигаться, потому что кроме тепла это ещё и энергетика, без которой ничего не построить… Этот проект я считаю очень важным для республики. Он непонятен сиюминутно – ну что такое, что там труба идёт, да? Но то, что без этого однозначно вообще говорить ни о чём нельзя, это было понятно с первых дней.

Мы с потерями, но настроили авиационное сообщение между Москвой и Петрозаводском. С потерями – потому что, к сожалению, один самолёт потерпел крушение, как Вы помните, в прошлом году. Это здорово подкосило вообще все позиции, потому что люди только начали привыкать, летать, заполняемость самолёта была уже практически полная – это важно, может человек летать или не может человек летать. Это важно для человека, для ощущения причастности к стране. Это важно для бизнеса, который не ездит в поездах по полсуток туда-полсуток обратно.

Когда мы говорили о развитии экономики, мы понимали, что без аэропорта мы не обойдёмся. И надо отдать должное, спасибо Минтрансу, Окулову (В.М.Окулов – заместитель министра транспорта Российской Федерации) лично, который проникся тем, что из Петрозаводска, Карелии самолётов никуда нет. И действительно, у нас вот рейсы на Москву стали ежедневными, у нас есть рейс на Хельсинки 3 раза в неделю – это придаёт такую европейскую направленность, но там к этому люди привыкли. У нас в Карелии, в Петрозаводске люди на выходные ездят в Финляндию. Зачем ездят? За творогом, вот так. Хотя ехать в общем-то дольше, чем от Петербурга, расстояние намного больше, но тем не менее вот корни какие-то общие у людей, которые там живут, они считают: «Я езжу туда. Зачем езжу? Порошок купить». – «Так у нас же такой же порошок!» – «У них лучше». Это традиции такие некоторые.

В.В.Путин: Молоко-то у нас точно лучше.

А.В.Нелидов: А молоко у нас лучше. У нас молоко (в Медвежьегорске есть такой комбинат) покупают – из Москвы приезжают, причём покупают те, которые не могут его купить здесь. Такие поставки тоже есть. Я покупаю исключительно это молоко.

В.В.Путин: Какие проблемы вы видите?

А.В.Нелидов: Владимир Владимирович, мы проблем в общем-то, готовясь к сегодняшней встрече, глубоких, не видим. На самом деле абсолютно понятна стратегия, куда нам надо развиваться. Из тех проектов, которые мы ведём сейчас и о которых хотелось бы сегодня поговорить, тема встречи была обозначена как приоритетные проекты, которые могут так или иначе изменить ситуацию в республике.

Стратегически развитие республики мы видим по двум направлениям. Первое – это чисто экономические проекты, это экономика, поднятие доходов, извлечение большей прибыли. Но современные производства, которые есть, решают эти вопросы, но не решают вопроса занятости населения, потому что современные производства – мы запускаем завод ягод, единственный в Европе, а на нём работает 100 человек, это ничего. Поэтому мы развиваем в двух направлениях. Первое – экономическое.

Второе – социальная занятость людей. По направлению занятости населения мы считаем очень важным развитие туризма в Республике Карелии. Мы этому посвятили много времени, много встреч и вышли на следующие результаты. Мы при поддержке и при участии, что очень важно, святейшего Патриарха Кирилла разработали проект «Духовное преображение Севера». Мы считаем, что духовность в России находится в той стадии, когда её надо возрождать. И мы согласились с тем, что если возрождать духовность в России, то это лучше начинать именно с севера, а не с другой какой-то точки. Это справедливо. На территории Карелии находится три храма Преображения, третий, правда, находится на территории теперь Архангельской области. Почему-то 50 лет назад так стало – Соловки, но раньше это была карельская территория. Это единственная точка в мире, где есть три храма Преображения. Это не только паломнический туризм – это исторический туризм, это очень красивый туризм.

В.В.Путин: И в этой связи что?

А.В.Нелидов: И в этой связи Вы пять лет назад дали поручение, выделили средства, начали строить дорогу, и у нас эти деньги осваиваются. Но, к сожалению, на сегодняшний день Министерство культуры не включило в программу… Причём, выделив первые деньги, сделало какой-то перерыв, а мы ждём 300-летия Кижей в 2014 году… И, собственно говоря, все эти деньги были приурочены к тому, чтобы сделать дорогу к Кижам, протянуть электричество, и тогда уже Кижи станут как бы более доступными и так далее. Но если нас не включат в программу на следующий год, то мы тогда к этому сроку не сможем.

В.В.Путин: Хорошо. Туризм и ещё?

А.В.Нелидов: А вторая тема более глобальная. Мы за этот год запустили завод по переработке ягод, запустили свинокомплекс на 12 тыс. голов – это столько, сколько всего в Карелии. Было 12 тыс., теперь ещё 12. У нас идёт мощный проект «Русского моря» – хотят, имеют амбиции производить форели столько же, сколько в Норвегии. Я не ошибся, у них амбиции такие – 5 млрд рублей они вкладывают в этот проект, – он может быть достигнут.

Крупный проект, который мы рассматривали, который может действительно изменить ситуацию, он очень интересный – это проект «Пудожская ривьера». Его смысл заключается в следующем: есть в Республике Карелии медвежий угол – Пудожский район. В нём нет ни энергетики, ни производств, ни работы – ничего, но живут люди и есть лес. Группа специалистов, причём таких известных и продвинутых, просто заинтересовалась и хочет сделать проект модульный, который можно будет применять дальше везде. Его смысл состоит в том…

В.В.Путин: А вы мне скажите укрупненно, что вы…

А.В.Нелидов: Укрупнённо – строительство двух лесопильных заводов: один по листве, один по хвое. А самое главное, сердцем этого всего является энергетическая установка, работающая на отходах лесозаготовок, даже не переработки, которая производит электричество и вырабатывает тепло. Тепло идёт на посёлок, а электричество даёт возможность развивать другие бизнесы.

В.В.Путин: Хорошо. И в этой связи что вы хотите от нас, от Правительства Российской Федерации?

А.В.Нелидов: Дело в том, что этот проект рассматривался в проекте «Моногорода», но по условиям включения в программу «Моногорода» нужно наличие градообразующего предприятия. То градообразующее предприятие, которое пять лет назад было представлено в проекте, к сегодняшнему дню обанкротилось, но зато появился вот этот мегапроект «Пудожская ривьера». Мы проговаривали с Минрегионразвития возможность снова включить город Пудож в статус городов, которые претендуют на право моногорода с участием в этом проекте. Специалисты Минрегионразвития были у нас в Карелии, полностью подтвердили, что этот проект действительно интересный, дали нам векселя в том, что, если будет поддержка (как Вы сказали: «Что вы от нас хотите?»), то 100% мы гарантируем, что у вас всё пойдёт очень быстро и качественно. Для нас этот проект крайне важен.

В.В.Путин: Хорошо, давайте посмотрим.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2012 > № 511325 Владимир Путин, Андрей Нелидов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2012 > № 509146 Владимир Путин

Председатель Правительства России В.В.Путин провёл заседание Президиума Правительства Российской Федерации.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Спасибо за аплодисменты. Я, в свою очередь, хочу вас тоже поблагодарить за работу в течение этого времени. Время было жаркое, много было политических баталий, споров. Тем не менее, Правительство Российской Федерации работало чётко, без всяких сбоев. Это действительно было очень востребовано. И вообще Правительство должно работать слаженно, но в периоды крупных политических, внутриполитических событий тем более, потому что много всяких вводных, которые сбивают нормальный ритм работы. У нас этого не случилось, нормальный ритм работы был сохранён, и я хочу вас за это поблагодарить.

Хочу также сказать, – и вы это знаете, мы со многими коллегами обсуждали в ходе формулирования программ работы на будущее, программ развития страны, социальной сферы, экономики, – вы знаете, были сформулированы задачи, которые мы должны решать. Повторяю ещё раз: и в социальной сфере, и с точки зрения развития экономики. Это требует от нас определённых планов, выверенных шагов.

Поэтому я уже говорил и ещё раз хочу повторить: нам нужно прямо сегодня, не откладывая в долгий ящик, приступить к формированию конкретных планов наших действий, – наших, но и для будущего Правительства Российской Федерации.

Что касается социальной сферы, ещё раз хочу подчеркнуть: не было ничего сформулировано такого, что невозможно было бы исполнить. Напомню, о чём идёт речь в социалке. Первое, и, считаю, очень важное, – это стимулирование рождения третьих детей в семье. Не считаю, что эта мера чрезмерно затратная. Повторю ещё раз, о чём шла речь и в статье, которая была опубликована не так давно, и в моих устных выступлениях. Речь шла о том, чтобы стимулировать рождение третьего ребёнка в регионах со сложной демографической ситуацией, которая демонстрирует на протяжении нескольких лет подряд отрицательную динамику в сфере демографии. Первое.

И второе. Речь идёт о поддержке тех семей, уровень доходов которых невысокий и ниже среднего уровня доходов в соответствующем регионе. То есть речь идёт о том, чтобы эта помощь была адресной. Конечно, это потребует определённых средств, но а) не чрезмерных и б) эти средства абсолютно необходимы, если мы хотим решать задачу демографического развития в Российской Федерации. Первое.

Вторая, достаточно ёмкая вещь – это, конечно, доведение социальных стипендий до уровня прожиточного минимума студента в соответствующих регионах Российской Федерации. Этот уровень в следующем календарном году будет где-то около 5 тысяч. Да, конечно, это много. Если сегодня посмотреть, у нас в среднем стипендия 1200-1400 – 5000 сразу. Ещё раз хочу сосредоточить внимание на чём – это тоже должна быть более адресная поддержка, во-первых, для студентов, нуждающихся в помощи государства, и, во-вторых, хорошо успевающих студентов.

Мы говорили неоднократно, и я хочу это подчеркнуть, мы вообще должны переходить к более адресной поддержке наших граждан, именно поддерживать тех, кто действительно в этой поддержке нуждается со стороны государства.

Достаточно затратная мера – это выведение уровня доходов профессорско-преподавательского состава вузов не только до среднего по экономике (мы должны будем сделать это с сентября текущего года), но до уровня, который в 2 раза превышает средний по экономике. Обращаю ваше внимание на то, что эта задача должна быть решена не в один год, а до 2018 года, у меня так в соответствующей статье прописано. Это первое.

И второе. Мы должны будем подумать и, разумеется, вместе с общественностью, вместе с Советом ректоров, они с этой позицией согласны, подумать на тему о том, чтобы сократить число неэффективно работающих вузов. Мы знаем, что сеть у нас переразмерена, она превышает соответствующую сеть ещё в советское время, и нужно будет провести определённую работу внутри самих учреждений. Ректоры соглашаются со мной в том, что во многих учебных заведениях количество преподавателей на энное количество студентов сейчас тоже слишком большое. Скажем, в МГУ, ректор это сказал сам публично, один преподаватель на четырёх студентов, а у нас норма – один преподаватель на 10 студентов.

Кроме того, соотношение профессорско-преподавательского состава и обслуживающего персонала вузов сегодня 50 на 50, и это тоже не оптимальное соотношение, и над этим надо подумать. О чём я сейчас говорю и почему я об этом говорю? Я говорю, что те финансовые затраты, которые мы должны будем сделать просто напрямую из бюджета, и увеличить бюджетное финансирование, они всё-таки должны быть сопряжены с заранее продуманными мерами по оптимизации соответствующих сетей и наведению порядков внутри этих учреждений. То есть за счёт экономии. Всё это вместе: и дополнительные ресурсы, и экономия – должны дать соответствующий положительный эффект. Я на это очень рассчитываю и надеюсь на то, что мы сейчас вместе к этой работе приступим.

Мы вчера говорили, у Дмитрия Анатольевича собирались. Где-то, я считаю, это до полутора процентов ВВП нам нужно будет обеспечить на эту работу дополнительно. Надо будет посмотреть и на расходы, которые мы с вами запланировали на этот, на ближайшие годы. Надо будет где-то их оптимизировать, эти расходы. Я обращаю внимание Министерства финансов Российской Федерации, Министерства экономического развития, других ведомств. Мы не будем нарушать принципы, которыми мы руководствовались в предыдущие годы. Вопросы макроэкономической стабильности, макроэкономической политики остаются приоритетом №1. Поэтому надо подумать и о лучшем администрировании налогов, и над другими мерами. Мы понимаем, о чём идёт речь, и прошу эти предложения в самое короткое время представить.

Сегодня я подписал поручение о графике работы над бюджетом 2013 года. Надеюсь, что Министерство финансов, другие министерства (фактически, работа уже началась) будут работать без сбоев по этому графику, с тем чтобы мы в предусмотренный законом срок вышли с проектом основного экономическою закона страны подготовленными и могли профессионально дискутировать с депутатами Государственной Думы при прохождении этого важнейшего закона. Это то, что мне бы хотелось сказать вначале.

Теперь по повестке дня. Здесь хотел бы выделить несколько вопросов, связанных прежде всего с защитой детей и охраной прав детей. Сегодня мы с вами должны будем принять решение о присоединении России к Международной конвенции о родительской ответственности и мерах по защите детей. Речь идёт о совершенствовании защиты прав и законных интересов детей, рождённых в браках с иностранными гражданами.

В последнее время, вы знаете, происходило много случаев резонансных, связанных со скандалами, причём со скандалами не только между конкретными физическими лицами и гражданами, но выходившими на уровень средств массовой информации, прямо скажем, отравлявшими даже межгосударственные отношения.

Нужно сделать всё, чтобы интересы детей были защищены, чтобы все эти споры, конфликты решались исключительно в правовом поле.

Например, применение Международной конвенции о защите прав детей позволит чётко очертить родительские права и обязанности в браках с иностранцами, решить вопросы опеки и попечительства, защитить права детей на полноценную спокойную жизнь и воспитание.

Следующий вопрос – это вопрос, связанный с обеспечением законных интересов детей, усыновляемых иностранными семьями. Я хочу сразу оговориться, приоритет при усыновлении детей-сирот в России должен отдаваться прежде всего российским гражданам, российским семьям. Но мы понимаем, что в современном мире возможны и другие альтернативы, возможно усыновление иностранными гражданами.

Нужно сказать, что в подавляющем большинстве случаев дети находят и в иностранных семьях, действительно, новую настоящую семью, людей, которые детей любят, окружают любовью. Но не секрет, что есть и другие случаи, к сожалению. Есть и случаи вопиющие, просто трагические, связанные даже с гибелью детей. Как правило, это происходит из-за низких требований к усыновителям, из-за отсутствия у специальных органов полномочий по вмешательству в судьбу ребёнка.

Иностранные организации, которые занимаются усыновлением, обязаны информировать российские власти о том, как складывается судьба ребёнка, как идёт его адаптация к новой жизни. Но, увы, такие структуры далеко не всегда охотно идут на сотрудничество.

Наиболее эффективный способ решения этой проблемы – заключение юридически обязывающих межгосударственных соглашений. Первый такой договор был заключён с Италией и вступил в силу в ноябре 2009 года. Сегодня обсудим подобное соглашение о сотрудничестве с Соединёнными Штатами Америки. Соглашение устанавливает чёткий порядок усыновления: только при содействии уполномоченных организаций. Отмечу также, что ребёнок сохраняет российское гражданство.

Кроме того, будущие приёмные родители обязаны проходить социально-психологическую подготовку, получать соответствующий сертификат. За условиями жизни в новой семье будет установлен строгий контроль. Приёмные родители должны будут регулярно отчитываться о самочувствии и воспитании ребёнка.

В случае возникновения проблем российские и американские уполномоченные органы будут иметь право на оперативное вмешательство, вплоть до передачи ребёнка в другую семью или возвращения на родину. Добавлю, что сейчас идёт разработка аналогичных соглашений с другими странами. Повторю, мы должны стремиться к тому, чтобы абсолютное большинство детей обретало свою семью у нас в России, а зарубежное усыновление стало редким, вынужденным исключением.

Следующий вопрос повестки дня связан с решением нашей системной проблемы. Речь идёт о повышении открытости и эффективности государственных и муниципальных закупок, причём в такой чувствительной сфере, как лекарственное обеспечение. Мы тратим на льготные лекарства, на приобретение медикаментов для больниц и поликлиник очень большие деньги. И эти финансовые ресурсы должны использоваться с полной отдачей. Важно стимулировать развитие конкуренции на российском фармацевтическом рынке, тем более что мы запустили масштабную программу модернизации фармацевтической и медицинской промышленности.

У нас сколько, Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.А.Голиковой), там в первом случае, по-моему, идёт 150 млрд и где-то 180 млрд рублей?

Очевидно, что существующие сегодня процедуры государственного и муниципального заказа на поставку лекарственных средств нуждаются в корректировке. Действующие правила позволяют заказчикам идти на разного рода ухищрения, искусственно ограничивать круг поставщиков, подыгрывать монополистам, закрывать доступ к заказам независимым производителям.

Существуют здесь и серьёзные коррупционные риски. В результате порой закупаются далеко не самые лучшие препараты и по завышенным ценам.

Предлагаемые изменения устанавливают более чёткий порядок и требования к размещению заказов.

Давайте перейдём к работе.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2012 > № 509146 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2012 > № 509137 Владимир Путин

Накануне 8 марта Владимир Путин поздравил журналисток правительственного пула и всех женщин России с наступающим праздником, а также ответил на ряд вопросов.

В.В.Путин: Я хочу поздравить всех женщин нашего журналистского пула с приближающимся праздником 8 марта. Знаю, что вы работали очень много, видел сам, своими глазами. В этой связи хотел бы, выражаясь известным языком, отметить ещё, что «есть женщины в русских селениях»... Мы с вами часто и много ездим по стране, сами видите. Так что я, как говорится, в вашем лице, хочу поздравить всех женщин страны, пожелать всего самого хорошего, самого доброго, счастья, любви и хорошего настроения, праздничного, потому что весна начинается. Слава Богу, прошли все внутриполитические встряски и дрязги. Очень рассчитываю на то, что мы в хорошем рабочем ритме приступим к осуществлению всех планов, о которых так много говорилось в последние месяцы и недели. Поздравляю, желаю всего самого хорошего!

Вопрос: Спасибо большое! А Вы нам обещали из планов рассказать различные интересные новости, в том числе какие будут кардинальные изменения в Правительстве сразу после того, как всё состоится. Всё состоялось, мы Вас поздравляем, а вот теперь?

В.В.Путин: Спасибо большое. А вот мы сейчас с Дмитрием Анатольевичем как раз собираемся это обсудить. Сегодня вечером, завтра, послезавтра – в ближайшие дни будем об этом говорить.

Вопрос: А какие кардинальные изменения Вы не расскажете пока?

В.В.Путин: Пока не расскажу, нам нужно сначала вдвоём с этим разобраться. Идеи есть определённые, просто зачем же раньше времени об этом публично говорить? Сначала нужно, чтобы всё это было положено на бумагу.

Реплика: Интересно.

В.В.Путин: Я понимаю.

Вопрос: Владимир Владимирович, в предпраздничную тему. В последнее время было несколько выступлений женских коллективов в Ваш адрес. Одно было в Храме Христа Спасителя, другое – на вашем избирательном участке. Как Вы к такой активности относитесь?

В.В.Путин: Я не видел даже, и не очень понимаю, о чём вы говорите. Если бы вы мне рассказали поподробнее…

Реплика: На избирательном участке девушки обнажились.

В.В.Путин: Я уже ушёл?

Ответ: Не дождались Вас немножко.

В.В.Путин: Сожалею.

Вопрос: Исполнили песню в Ваш адрес. Что Вы думаете по поводу такого внимания женского?

В.В.Путин: Пели хорошо? Если они нарушили порядок, заведённый в храме, то я приношу свои извинения всем верующим и священнослужителям за них, если они не смогли этого сделать сами. Надеюсь, что это больше не повторится.

Вопрос: Владимир Владимирович, грузинская телекомпания «Имеди». Пользуясь случаем, хотела бы задать вопрос.

В.В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Как Вы думаете, какие будут российско-грузинские отношения во время Вашего президентства? Вы же понимаете, что ни один грузин не смирится с тем, что наша территория так разрозненна. И всё-таки никому не нравится решение российской стороны о признании Абхазии и Южной Осетии независимыми.

В.В.Путин: Разве может кому-нибудь понравиться решение атаковать с помощью силы миротворцев? Это ведь тоже никому не понравилось. Во всяком случае у нас в России, особенно когда люди погибли. Но это же решение было принято, поэтому это результат не наших действий, это результат действий, к сожалению, сегодняшнего грузинского руководства.

Много раз говорили, и ещё раз хочу подчеркнуть: у нас особые отношения с грузинским народом и мы надеемся, что решение будет найдено. Но говорить преждевременно об этом и, наверное, не имеет смысла. Сегодня Президентом Российской Федерации является Дмитрий Анатольевич Медведев, он руководит внешней политикой. Пожалуйста, вопросы к нему. А потом посмотрим, что дальше будет.

Вопрос: Владимир Владимирович, кстати, Вы до инаугурации хотите продолжать работать Премьер-министром или всё-таки переедете в Кремль до 7 мая?

В.В.Путин: Зачем? У меня здесь рабочее место моё, куда мне переезжать? Дел полно! А кто же работать будет? Я на мостике отстою до конца.

Вопрос: Кстати, а Вы не хотите отдохнуть сами после предвыборной кампании?

В.В.Путин: Нет. Зачем?

Вопрос: Ну как, в отпуск пойти?

В.В.Путин: Нет. Я уже забыл, что такое отпуск. Мне будет некомфортно.

Вопрос: А когда Вы всё-таки переедете в Кремль, как будут выстраиваться отношения с оппозицией у государства? Будут ли они углубляться после таких массовых выступлений? Считаете ли Вы их реальной политической силой?

В.В.Путин: Реальной политической силой они станут тогда, когда воспользуются плодами предложенной реформы, встроятся в эту политическую систему, будут в состоянии сформулировать не только свои требования, но и свои предложения по развитию страны. И докажут какому-то количеству избирателей в отдельных регионах страны либо стране в целом, что их предложения являются привлекательными и люди им верят. Вот тогда они станут реальной политической силой.

Вопрос: Тогда будете с ними сотрудничать?

В.В.Путин: Почему? Мы и сейчас с ними сотрудничаем. Разрешение на проведение определённых массовых митингов, манифестаций – это же тоже сотрудничество. Президент Медведев с ними встречался – это же тоже сотрудничество. Как же? Мы же с ними в контакте постоянном.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы говорили, что надо закрыть вопрос о приватизации 1990-х годов. Собираетесь ли Вы дать какое-то поручение? Когда это может произойти? И как это всё будет выглядеть?

В.В.Путин: В принципе коллеги думают над этим, но, повторяю, здесь несколько элементов. Первое. Нужно найти такую формулу, которая была бы приемлема и для приватизаторов 1990-х годов, и для общества, для общественности, чтобы эта тема была закрыта окончательно. Можно ли найти такую формулу? Я не знаю. Я ведь когда об этом говорил, я прямо сказал, что это было предложение Григория Алексеевича Явлинского. Я считаю, что хорошо было бы такую формулу найти. Сможем ли мы это сделать? Я не знаю. В принципе коллеги в Правительстве тоже думают над этим. Посмотрим, что из этого получится. Мы готовы и с Григорием Алексеевичем, с его командой подумать вместе, активно поработать. Вот ваша коллега спрашивала по поводу сотрудничества с оппозицией, да мы всегда сотрудничали с оппозицией. Вы разве подзабыли, что «Правое дело» я же поддерживал – создание партии «Правое дело», поддерживал их прохождение в Думу предыдущего созыва. И они там были, работали, но, к сожалению, в следующий-то раз у них ничего не получилось. Это не наша вина, это их вина. Некоторые люди работают и сейчас из этих кругов. Антимонопольную службу возглавляет достаточно активный яблочник и работает хорошо. Один из лидеров «Правового дела», бывший, у нас возглавляет «Росатом», работает блестяще. Лукина я в своё время поддержал на известную позицию защитника прав человека. Он пользуется уважением в обществе, работает абсолютно независимо, под власть не подстраивается, но ведёт себя очень корректно при этом. Он интеллигентный человек, очень грамотный, последовательный и объективный. У нас много людей и во власти, пришедших из оппозиции. Это практика нашей работы. Здесь нет ничего необычного. Просто кто-то из оппозиции хочет себя сначала заявить на улице, но этого недостаточно, понимаете? Заявить себя можно, нужно программы предъявлять – программы реального позитивного развития. Кричать, что всё, караул, поезд ушёл или вокзал уехал, это, конечно, интересно, но надо же двигаться вперёд на этом поезде.

Реплика: Соединённые Штаты Америки планируют опубликовать…

В.В.Путин: Чего они там планируют? Коварные...

Реплика: Сейчас я Вам раскрою одну страшную тайну.

В.В.Путин: …коварные Соединённые Штаты, что они там опять задумали?

Ответ: Они планируют опубликовать данные банковских вкладов на граждан Америки, и не секрет, что…

В.В.Путин: На граждан Америки?

Ответ: Граждан США.

В.В.Путин: И пускай. Это их дело, но есть банковская тайна. Они решили нарушить банковскую тайну?

Ответ: Да, такое постановление…

В.В.Путин: Это очень хорошо, если я вас правильно понял, они решили похоронить банковскую тайну. Это очень хорошо, потому что все побегут тогда открывать счета в наших банках. Мы работаем прозрачно, в рамках известных международных процедур, финансовая разведка у нас работает эффективно. Но банковская тайна соблюдается. И если они решили в Штатах уничтожить банковскую тайну, то уверяю вас, даже законопослушные вкладчики будут искать место для вложений своих денег в других регионах мира.

Вопрос: Вопрос в чём: не секрет, что много лиц, аффилированных к российским чиновникам, которые имеют двойное гражданство. Собирается ли Администрация Президента, Правительство России в случае обнародования таких данных об этих двойных гражданствах родственников чиновников принимать какие-то меры? Или это нормально, на Ваш взгляд?

В.В.Путин: Что надо сделать? Вот совсем недавно я на встрече с вице-премьером Сечиным Игорем Ивановичем дал дополнительные поручения по вскрытию различных аффилированностей руководителей госкомпаний или компаний с государственным участием, с их поставщиками и контрагентами и клиентами, вплоть до предъявления всех сведений о счетах, доходах и так далее. Более того, мы решили ужесточить наше законодательство. Вот в тех же Штатах есть правило, как мне сказали (мне показали, надо ещё проверить, чтобы юристы поработали), что даже непредоставление сведений или отказ в предоставлении сведений может быть поводом для возбуждения уголовного дела. Вот мы по этому пути и пойдём. Что нужно ещё, вы мне скажите, мы примем любое ваше предложение, говорите прямо, не стесняйтесь.

Ответ: Мне кажется, что неправильно, если человек работает на государственной службе, в министерстве, а дети у него имеют двойное гражданство, и не потому что там…

В.В.Путин: А, ну это хорошая мысль. То есть, по вашему мнению, вообще нужно запретить работать на госслужбе всем иностранным гражданам?

Реплика: Мне интересно Ваше мнение.

В.В.Путин: Да, но давайте тогда сделаем следующий шаг, давайте запретим работать в общенациональных средствах массовой информации людям с иностранным паспортом или двойным гражданством или с грин-картой. Если я вас правильно понял, если мы будем действовать так последовательно и логично, то это следующий шаг. Давайте мы посоветуемся с обществом и примем такое решение, я не возражаю. А то у нас в некоторых средствах массовой информации работают исключительно иностранные граждане, это точно я могу сказать, точно, 100%. Есть средства массовой информации, носящие общенациональный характер, там работают практически только иностранцы. Вот такого средства массовой информации с подавляющим количеством сотрудников, имеющих российское гражданство, в Штатах, скажем, нет и даже представить себе невозможно, просто невозможно себе представить. Вы понимаете? Это невозможно. Их убьют на месте просто, административно, финансово.

Реплика: Но у нас же демократическое государство.

В.В.Путин: А у нас в отличие от них демократическое государство.

Вопрос: Как вы оцениваете действия полиции 5 марта?

В.В.Путин: Очень профессионально, никого не били, спецсредства не использовали, оттеснили их после того, как они начали нарушать.

Реплика: Но сколько задержанных журналистов и в Москве и в Питере...

В.В.Путин: Вы знаете, что есть и спасённые журналисты с помощью полиции? Потому что участники митинга их начали бить. Вам это известно? Да. Один журналист упал, побежал, его начали догонять и пытались бить. И сотрудник полиции прятал его в своей машине. Полиция обязана, я хочу это подчеркнуть, обязана добиваться от всех исполнения закона. Митингующие взяли на себя определённые обязательства, и в рамках действующего законодательства им всё было дозволено. После того как они начали нарушать закон, а они начали делать это сознательно, и публично, и открыто, полиция вынуждена была соответствующим образом действовать, причём действовала очень корректно, на мой взгляд, понимая при этом, что ряд митингующих добивается того, чтобы к ним была применена сила. У сотрудников полиции достаточно сил и средств, для того чтобы решать в рамках действующего законодательства те задачи, которые перед ними стоят.

Вопрос: Владимир Владимирович, а как вы относитесь к сегодняшнему заявлению Лиги избирателей, которая не признала результаты выборов?

В.В.Путин: Лига избирателей не признавала ещё до выборов, понимаете? Поэтому никакой новизны здесь нет для меня, понимаете? Ну что здесь такого? Они сначала признали, они сначала сказали, что больше 50% ваш покорный слуга набрал, а теперь подумали, в носу поковыряли и сказали, нет, пожалуй, это будет для нас многовато.

Реплика: Они говорят, больше 50%, но меньше 63%.

В.В.Путин: Нет. Они сначала сказали – больше 50%, а теперь уже говорят – меньше 50%.

Вопрос: А можно про выборы спросить?

В.В.Путин: У них семь пятниц на неделе. Я думаю, что для всех всё-таки было интересно и небесполезно наблюдать активность наших граждан на избирательных участках. Вы знаете, когда участки только открылись, даже наши коллеги-наблюдатели иностранные рот открыли от того, как и в каком количестве люди приходят на участки. Началось всё с востока. Скажем, на Чукотке. Там очередь просто! До сих пор картинки есть, сфотографировали. Очереди! Как люди пришли – в большом количестве сразу же. Наблюдатели говорят, у нас такого никогда нет. У них полупустые участки избирательные, а у нас есть. И это видно. Это не придумано.

Реплика: Может, это очереди из-за автобусов, которые… Карусели, говорят, там были?

В.В.Путин: Вы знаете, 45 млн человек на автобусах не перевезёшь. Есть вещи, против которых спорить невозможно, хоть, вы извините… Не буду говорить перед 8 марта. Есть вещи, понимаете, против которых невозможно ничего сказать. Если люди пришли и проявили свою волю в таком массовом масштабе, в таком масштабе, то здесь чего бы ни говорили… Вы знаете, нарушения возможны, наверное, они были, но они могут повлиять на сотые процента, ну на процент какой-то, ещё могу себе представить. Но не больше того. Не больше! Вы спросите у экспертов-то, которые неангажированные: если применять какие-то там антизаконные средства мобилизации электората, к чему это приведёт? Ну, 1%, максимум 2% – это невозможно даже себе представить. И вот понятно, что проигравшим всегда не нравится поражение, ничего здесь необычного нет, но это надо признать. Но вы знаете, в чём дело? Вот когда говорят: власти должны прислушиваться к тому, власти должны прислушиваться к этому, но наши оппоненты тогда тоже должны прислушиваться к тому голосу народа, который сказал своё слово. Почему это происходит? Вот я же вспомнил, «Правое дело» прошло когда-то в Парламент при моей прямой поддержке. А потом нет, мы им не противодействовали. Почему так получилось? Почему они провалились? Значит, то, что они предлагают обществу, обществу не очень нравится как минимум. Отдельные люди работают хорошо и идеи отдельные правильные, но в целом людям не нравится, понимаете? И они должны тоже для себя выводы делать, а не просто гнилым зубом на власть цыкать, понимаете? На себя пусть посмотрят.

Реплика: Можно скажу про выборы, но с другой стороны.

В.В.Путин: Пожалуйста, давайте с другой стороны.

Реплика: Российский избиратель сделал свой выбор, он выбрал Вас Президентом, но ведь свой личный выбор делали и Вы.

В.В.Путин: Да, я тоже голосовал. Наверное, догадываетесь за кого.

Реплика: Нет, я имею в виду не голосование, я имею в виду более серьёзный выбор, который касается будущих шести лет, которые, естественно, вряд ли Вы рассчитываете, что они будут лёгкими.

В.В.Путин: Конечно. Сейчас начинается самое главное – начинается работа по реализации того, о чём было сказано, что было заявлено.

Вопрос: Как Ваши родные и близкие к Вашему выбору отнеслись? Вы вообще советовались с ними, спрашивали?

В.В.Путин: Их это не очень радует.

Вопрос: Ну а что говорили вообще?

В.В.Путин: Ну, всё-таки это совсем интимное дело, можно я не буду об этом говорить публично.

Вопрос: Можно уточню ещё маленький вопрос. Вы сказали «поживём – увидим» насчёт российско-грузинских отношений. Есть какие-то заготовки? Вот Грузия уже отменила в одностороннем порядке визовый режим. Будете со своим коллегой как-то отношения ставить?

В.В.Путин: У нас безвизовый режим со странами СНГ, но Грузия вышла из СНГ.

Реплика: Но была в СНГ – визовый режим был.

В.В.Путин: Да, но было в связи с известными событиями всё это сделано. Вот теперь она и из СНГ ещё вышла.

Вопрос: То есть шесть лет то же самое останется?

В.В.Путин: Не знаю. Выборы в Грузии когда?

Ответ: От этого зависит?

В.В.Путин: От этого тоже очень многое зависит.

Реплика: Да нет политика такого, который признает Абхазию и Южную Осетию, понимаете, и который…

В.В.Путин: А вы что хотите от России? Чтобы Россия заставила Абхазию и Южную Осетию силой, что ли?

Ответ: Вывести войска из Абхазии и из Осетии.

В.В.Путин: И вы туда опять зайдёте своими войсками? Так, что ли?

Ответ: Ну почему?

В.В.Путин: Как почему? Вы уже однажды так сделали. Именно поэтому. Ведь если бы этого не было, то другая была бы ситуация. Вспомните, когда эти события тяжёлые начались, военные действия, Вы забыли, что я сказал? Первая фраза, которая была мною произнесена, я сказал: «Саакашвили совершил преступление против своего народа, против Грузии!» Он добился отторжения территории. Теперь как с этими людьми договариваться? Вот в чём ошибка-то! Ведь мы с Михаилом Николаевичем (Саакашвили) много раз говорили на этот счёт. Я не знаю, здесь ничего такого особенного нет, если я скажу об этом, я ему много раз говорил: «Михаил Николаевич, только не доводите до кровопролития!» Надо договариваться с этими людьми! Это же не вчера возникло, и не в результате провокаций со стороны России. А в 1921 году что было? Вы не знаете? Почитайте историю. Знаете ведь, правда? А в 1919 году? Эти рейды – двух или трёхкратные рейды. И в прежние тоже времена. Всё не просто! Межэтнические отношения – очень тонкая вещь. И нужно выстраивать отношения с этими людьми. Он сказал: «Да, конечно! Обязательно! Мы так и будем делать». А что сделано на самом деле? Всё наоборот. Мы с ним говорили о том, что мы не будем вмешиваться в Аджарии, когда там начнутся события, несмотря на наличие нашей базы. Я вам даю слово, мы пальцем не пошевелили, мы не вмешались. Он потом мне сказал: «Да, действительно Вы сдержали слово». А как поступило грузинское руководство? Мы договорились с ними о том, что мы создадим на месте нашей базы контртеррористический центр. Ну и где это всё? А когда я предложил Михаилу Николаевичу: «Давайте соглашение подпишем о том, что там будет антитеррористический центр», он сказал: «Нечего подписывать-то». Я говорю: «Ну как же? Соглашение». «Ну, если мы не хотим выполнять, так мы и соглашение выбросили». Ну, вот тебе здрасте! Как договариваться-то с такими людьми? О чём? Это почти прямая речь. Я знаю, Михаил Николаевич услышит, конечно, то, что я сейчас говорю, будет опровергать или как-то высказываться…

Реплика: Галстук.

В.В.Путин: Но Бог с ним, с галстуком. Человек нервничал, ничего страшного, бывает. С каждым может случиться. Я без всякой иронии сейчас говорю. Но, то, что я сейчас рассказал, это правда. Я не прибавил ни одного слова. Ну как нам с ним договариваться? И о чём?

Вопрос: То есть нового президента ждёте?

В.В.Путин: Грузинский народ определяет, кто должен быть президентом Грузии, а не мы. Мы свою позицию высказали, сформулировали. Не мы были инициаторами той трагедии, которая произошла, но, наверное, грузинское руководство должно что-то сделать, для того чтобы как-то поменять ситуацию.

Вопрос: Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, а Прохоров в Вашем Правительстве, когда Вы станете Президентом, какую позицию может занять? И Кудрин?

В.В.Путин: Вы знаете, я же уже сказал вашей коллеге, ещё раз могу повторить, мы только сегодня вечером, завтра, послезавтра будем с Дмитрием Анатольевичем обсуждать эти темы, поэтому говорить заранее, я считаю, некорректно.

Реплика: Но возможно, что они будут…

В.В.Путин: Михаил Дмитриевич человек серьёзный, предприниматель хороший, в принципе он мог бы быть востребован, наверное, в Правительстве, если он сам захочет. Я не знаю, захочет ли он. Но это надо нам, ещё повторяю, с Медведевым Дмитрием Анатольевичем поговорить.

Вопрос: Каким будет Ваш первый указ после инаугурации?

В.В.Путин: Ой, я не знаю.

Вопрос: Изменится ли отношение России к ситуации в Сирии и Иране?

В.В.Путин: Нет, у нас внешнюю политику осуществляет Президент, МИД под руководством Президента. Но мы же наиболее ключевые вопросы обсуждаем на Совете безопасности, на совещании Совета безопасности. Мы все в курсе этих событий. И у нас, конечно, у каждого есть и своё мнение, мы же все люди, понятно, но в целом по ключевым вопросам у нас есть консенсусы, и не думаю, что здесь будут какие-то кардинальные изменения.

Вопрос: А можно ли представить ситуацию, что Асаду (Башар аль-Асад – Президент Сирии) будет, предположим, политическое убежище предоставлено в России?

В.В.Путин: Мы даже не обсуждаем это.

Реплика: А вот последнее заявление Израиля о том, что необходимо решать военным путём иранские вопросы.

В.В.Путин: Я думаю, что военным путём лучше вообще ничего не решать. Я уже много раз по этому поводу высказывался, мы против любых военных действий особенно в таком чувствительном регионе, как Ближний Восток.

Вопрос: А можно ещё один вопрос? Возвращаясь к будущему. И Вы, и Дмитрий Анатольевич говорили о том, что Правительство ждут существенные кадровые перемены.

В.В.Путин: Так и будет.

Вопрос: Ждут ли существенные изменения Администрацию Президента?

В.В.Путин: Так там уже начались существенные изменения. Вот Сурков перебрался в Правительство.

Вопрос: А Иванов сохранит свою должность?

В.В.Путин: Иванов? Думаю, да, почему нет? Я его знаю давно, он очень опытный человек.

Вопрос: А сохранится ли такая должность, как советник Президента по работе с «большим правительством»?

В.В.Путин: Не знаю. Думаю, что нет. Это всё должно канализироваться уже в работу самого Правительства.

Вопрос: Все спорят, каким будет Путин в этом сроке. Он будет закручивать гайки? Каким он будет?

В.В.Путин: Обязательно. А как же? Не расслабляйтесь.

Реплика: Вы накануне выборов говорили, что сократите количество мигалок, но…

В.В.Путин: Сократим, точно!

Реплика: Вот эти особые номера.

В.В.Путин: Но мы сделаем ещё, наверное, до инаугурации. Мы уже с Дмитрием Анатольевичем это обсуждали. Никто же не против! Нам достаточно сложно воевать с теми людьми, которые с удовольствием пользуются этим, потому что мы их сократим-сократим, а они опять потом растут как грибы. Мы разговаривали с Дмитрием Анатольевичем. Я думаю, что в самое ближайшее время решим.

Вопрос: А блатные номера АМР, ЕКХ и пр.? Если их лишать мигалок, они же по-прежнему будут пользоваться спецполосами и прочим. Как с ними быть?

В.В.Путин: Честно говоря, не знаю даже, про блатные номера первый раз слышу.

Реплика: Такие особые номера, скажем.

В.В.Путин: Я даже не знал, что такие есть. Но если такие есть – значит, поработаем в этом направлении. Но как-то чиновники высокого ранга должны иметь возможность доехать до работы, конечно, но без всяких мигалок и без трещоток.

Вопрос: Владимир Владимирович, скажите, Вас все поздравили уже или кто-то ещё не поздравил? В частности, с Обамой Вы разговаривали?

В.В.Путин: Нет, с Обамой не разговаривал. Разговаривал с Саркози сегодня, разговаривал с Ху Дзинь Тао, разговаривал с Премьер-министром Индии, с Премьером и Президентом Пакистана, с Премьер-министром Великобритании. Много коллег. И из СНГ многие позвонили.

Реплика: Он Вас в Чикаго ждёт в мае.

В.В.Путин: Нурсултан Абишевич звонил, из Азербайджана, из Грузии… Ой, пардон, из Грузии, к сожалению, пока не звонили. Из Армении.

Вопрос: Вы поедете в Чикаго на встречу с ним?

В.В.Путин: Посмотрим. До Чикаго ещё сколько времени.

Реплика: Город неплохой.

В.В.Путин: Город, да, говорят, хороший. Там Аль Капоне жил, по-моему, да?

Реплика: Символично.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич сделал предложение о том, чтобы пересмотреть обоснованность приговоров Ходорковскому и Лебедеву. Как Вы относитесь к этому предложению? Освободите ли Вы их, когда будете Президентом?

В.В.Путин: Послушайте, я уже много раз на этот счёт высказывался. Есть судебные решения, они вступили в законную силу. И есть законом предусмотренные процедуры, связанные с возможным освобождением. Если есть у кого-то желание идти по пути реализации этих процедур – пожалуйста. Дмитрий Анатольевич действительно такое поручение дал, я здесь не вижу ничего особенного. Комиссия по правам человека обратилась к нему с этой просьбой, и он направил соответствующее поручение в прокуратуру. Я думаю, что это правильно. Это же Комиссия по правам человека при Президенте, и если у людей есть какие-то сомнения, то Президент с уважением отнёсся к этим людям и дал поручение. Но, друзья мои, мы всё говорим о какой-то политической стороне дела. Но вы чего? У вас глаза есть? Уши есть? Вы читать умеете? Вы читали решение Европейского суда по правам человека? Читали или нет? Поднимите и посмотрите, что там написано. Там написано, что Европейский суд по правам человека не усматривает там политической подоплёки. Нет, всё долбят и долбят, долбят и долбят. Сколько у нас заключённых, находящихся в местах лишения свободы за совершение преступлений в сфере экономики? Вы хотя бы об одном из них вспомнили?

Но что я хочу сказать? Путь есть. Путь есть! Он предусмотрен законом. Пожалуйста, пускай по этому пути идут. Никто не против. Все добиваются политического решения, а есть юридические способы. Пожалуйста. Никто же не хочет это делать.

Вопрос: Владимир Владимирович, Сечин считается самым влиятельным человеком в Кабинете Вашем, уходящем…

В.В.Путин: Да что вы? Я думал, это я…

Вопрос: Вас выделяют особенно, да. Вы за что Сечина цените?

В.В.Путин: За его профессионализм и хватку, за умение доводить дело до конца. Если он за что-то берётся, можно быть уверенным, что дело будет сделано, это очень важно в исполнительных органах власти.

Реплика: Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2012 > № 509137 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509155 Владимир Путин, Игорь Сечин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства И.И.Сечиным.

Обсуждались подготовленные по поручению Премьера предложения по контролю за деятельностью и доходами менеджмента крупных компаний с государственным участием. «Нужно ориентироваться на лучшие мировые практики, как, например, такую, при которой только за непредоставление сведений или за передачу искажённых сведений наступает уголовная ответственность», – заявил глава Правительства.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Игорь Иванович, я просил вас подготовить предложения о продолжении работы, связанной с контролем за деятельностью менеджмента крупных компаний с государственным участием: декларирование доходов соответствующих должностных лиц и создание ситуации, которая была бы абсолютно прозрачна с точки зрения их взаимодействия с партнёрами, с бизнес-партнёрами, с тем чтобы абсолютно исключить какую-либо аффилированность компаний с государственным участием и их бизнес-партнёров в ходе практически ежедневной работы. Я знаю, что у вас есть определённые предложения. Пожалуйста, я бы хотел их послушать. Разумеется, всю эту работу нужно выстроить в рамках действующего закона.

И.И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович! Действительно, после Вашего поручения, данного Правительству и ведомствам 19 декабря в ходе Вашей работы на Саяно-Шушенской ГЭС, была проведена работа по проверке деклараций руководящего состава госкомпаний. Помимо электроэнергетических компаний проверялись также компании нефтегазового сектора, транспорта, связи, банковской сферы. Было поручено обеспечить предоставление справок о доходах, раскрытие информации о цепочке собственников, контрагентов по действующим договорам. Реально это серьёзная проблема. Например, по двум таким компаниям текущие договора составляют объём порядка 522 млрд, заключенных с офшорными компаниями. В настоящее время под общее количество таких контрагентов подпадает порядка 9,8 тыс. компаний. Это действительно большая работа. Вместе с тем нам удалось чётко определить: круг лиц, предоставляющих сведения, критерии по сделкам. Были разработаны и доведены до всех компаний электронные формы с целью облегчения этой работы, потому что практически невозможно на бумажных носителях обмениваться информацией по такому большому количеству и сотрудников, и контрагентов, так что работа переведена уже в более такой системный режим.

Она уже дала определённый позитивный результат, и исполнение поручения уже привело к тому, что отмечены случаи выхода должностных лиц из состава участников коммерческих обществ. В некоторых случаях компании без рекомендации даже органов власти приняли необходимые кадровые решения. Проверки проводились параллельно отраслевыми министерствами и контрольно-надзорными органами. В них участвовали как Федеральная налоговая служба, так и Росфинмониторинг по Вашему поручению.

Предварительный анализ этих проверок выявил более 200 случаев сокрытия должностными лицами компаний сведений об участии в коммерческих организациях. К сожалению, мы пока не можем сказать, что в полном объёме получили всю информацию. Эта работа продолжается и должна быть выполнена. В целом, исходя из данных поручений, проводимый анализ информации уже способствует развитию конкуренции, росту эффективности всего госсектора. Эта работа – исполнение этих поручений – полностью соответствует мировому опыту, тем тенденциям, которые направлены на активизацию противодействия избыточной офшорной деятельности, и мы считаем, что она должна в целом привести к улучшению ситуации в экономике страны.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы проработали ряд предложений, которые требуют Ваших поручений ведомствам, министерствам. Эти предложения основаны на опыте, применяемом в крупнейших экономиках мира – Соединённых Штатах, Финляндии, Франции, Великобритании. Они направлены на внесение изменений в конкретные нормативные правовые акты, предусматривающие проведение этой работы по обеспечению прозрачности деятельности госкомпаний на постоянной основе. Они направлены на минимизацию негативного воздействия от избыточного применения офшорных схем.

Мы также хотели бы предложить, Владимир Владимирович, рассмотреть возможность дать поручение Минфину России совместно с Банком России проработать вопрос об усилении контрольно-надзорной функции в банковской сфере, потому что банковский сектор должен быть активным участником этой работы, без объективной информации по этой линии очень тяжело сопоставлять сведения, подаваемые компаниями. И мы хотели бы, чтобы было Ваше поручение представить проекты нормативных правовых актов, предусматривающие внесение изменений в действующее законодательство Российской Федерации, усиливающее всю работу, по которой Вы давали нам это поручение.

В.В.Путин: Да, давайте так и сделаем. Сейчас поподробнее расскажете про ваше предложение. Нужно ориентироваться на лучшие мировые практики, как, например, такую, при которой только за непредоставление сведений или за передачу искажённых сведений наступает уголовная ответственность. В некоторых законодательствах отдельных стран с развитой рыночной экономикой такая ответственность для должностных лиц предусмотрена. Это создаёт обстановку, при которой не возникает желания и заниматься незаконной деятельностью, и как-то обходить предложенные государством элементы контроля. Это не единственное, над чем нужно подумать. Ничего здесь выдумывать нам своего квасного, российского, не нужно – нужно посмотреть, как эти нормы работают в других странах. Посмотреть, ещё раз проанализировать и выйти с предложением к депутатам Государственной Думы.

И.И.Сечин: Такие меры, о которых Вы сказали, предусматривает действующее законодательство Соединённых Штатов Америки.

В.В.Путин: Ну вот и замечательно, давайте расскажите поподробнее.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509155 Владимир Путин, Игорь Сечин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509153 Владимир Путин

В.В.Путин провёл встречу с М.Д.Прохоровым, В.В.Жириновским и С.М.Мироновым

Разговор шёл прежде всего о прошедших президентских выборах и совместной работе в будущем. Как заявил Владимир Путин кандидатам в президенты, у нас подчас разные подходы к решению тех задач, перед которыми стоит страна, но будем искать консенсус, компромиссы и таким образом выходить на оптимальные решения для наших людей.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги! Мне очень приятно встретиться с вами на мирной, нейтральной территории. Исхожу из того, что боевые действия закончились. Прежде всего хотел бы вас всех поблагодарить за вчерашние поздравления. Но не только за это, а ещё и за то, что, на мой взгляд, всё-таки эта избирательная кампания, при всей её жёсткости, была лишена непомерной грязи, как бывало у нас в прежние времена, проводилась непосредственно кандидатами, и, что самое главное, нашими штабами достаточно корректно и интеллигентно, но, повторяю, при известной жёсткости, которая и должна быть присуща кампаниям подобного рода.

Я вас хочу в свою очередь тоже поздравить с вашими результатами: кто-то добился большего, чем ожидал, кто-то меньшего, чем ожидал, – не важно. Дело не в этом, дело в том, что за вашими плечами есть люди, которые за вас голосовали, их много в любом случае. У каждого из вас много сторонников, мы должны все вместе прежде всего с большим уважением отнестись к этим людям. Поэтому и предложил вам встретиться, поговорить о том, как мы будем дальше работать. Работать нужно вместе, объединяя усилия, для того чтобы наиболее эффективно решать проблемы, которые стоят перед страной.

Вот, собственно говоря, и всё, что я хотел бы сказать вначале. Владимир Вольфович (обращаясь к В.В.Жириновскому)!

В.В.Жириновский: Мне бы, если так получится на будущее, Владимир Владимирович, может быть, как-то сориентировать ЦИК и журналистский корпус объявлять результаты? Например, победил такой-то кандидат, остальные получили поддержку своих избирателей. А то не очень приятно звучит слово «проиграли»: здесь нет проигравших, у каждого кандидата собственный, его родной электорат. Тогда, может быть, будет легче восприниматься теми, кто голосовал за других, потому что явно, что мы рады и поддержали победу, но чтобы не звучало так, что остальные, мол, проиграли, – как в Госдуму: все, кто прошёл, они получили свои места и всё. Может быть, вот такую корректировку в оформлении результатов было бы неплохо.

И, может быть, учесть как-то специализацию наших партий. Например, если у Михаила Дмитриевича (М.Д.Прохоров) больше опыта в бизнесе, то нам бы хотелось, чтобы, может быть, к нам прислушивались больше в вопросах образования, внешней политики, СНГ, молодёжь – здесь мы видим, знаем, что есть у них желание слушать нас, и в этом смысл, конечно, есть большой, специализация вполне может быть. Левые показали, что это около 25%, если вместе всех взять. Она всегда остаётся, эта левая идеология. Слишком либеральная, правая, я думаю, это в пределах 10%. Слишком много не получится, как и в других странах мира. Поэтому здесь, видимо, как-то так разойдутся все эти проценты, люди.

И конечно, в целом чтобы и мы все, любые партии, и пресса, политологи – всё-таки больше был поворот в положительный формат, чтобы не было такого там: «жуткая оппозиция, системная, несистемная, проиграли», и начинают нам… какой-то исход – «будущего нет, партии рассыпятся, пора уходить». Это не их вопрос. Это вопрос избирателей, и никто никому не должен советовать: уходить – не уходить.

И конечно, по внутренним делам, если бы можно было снова как-то подумать, – укрупнение территорий, потому что слишком они уж разнородные: 50 тыс., 200 тыс., 5 млн, 12 млн. И это граждане хотят в принципе, этого только чиновники не хотят. Сидит вот за столом, он начальник и вдруг над ним будет ещё какой-то начальник… Это тоже имеет значение.

Программы, видимо, мы все можем поддержать. Если освоение Дальнего Востока – мы предложили только в рамках Дальневосточного федерального округа просто отменить налоги как эксперимент на год. Если мы увидим, что там начинается подъём, люди поехали, дальше продолжить, потому что нужен какой-то рывок, перелом. Просто так льготы, коэффициенты не действуют. А вот полная отмена всех налогов... Недобор можно взять в других местах.

Вот ЕГЭ. Уже объявили его. Давайте попробуем в этом году без ЕГЭ. Взять и сказать, что все поступают в любой вуз, и если будет действительно перебор – в МГИМО, какие-то там московские вузы, 3–4–5 вузов, – остальные могут дома остаться, и там тоже вузы есть. Как эксперимент. Я думаю, все поддерживали отмену ЕГЭ.

И все поддержат, чтобы больше было добровольцев в армии. Из СНГ, я уверен, много русских с удовольствием за получение паспорта – не восемь лет, а всего там полгода-год… Тоже проблему эту можно решить.

И продовольственные дела. Здесь тоже… Люди хотят к этой земле, дачная амнистия у нас пробуксовывает, до сих пор оформление идёт, люди стоят в очереди. Если бы быстрее дать возможность соединить с землёй, люди тоже поедут. Они хотят, но они видят, что в этом проблемы какие-то определённые создаются, а продовольствие – наиважнейший вариант. Газ, нефть во многих странах мира есть, и машиностроение во многих странах мира есть, а вот продовольствие – оно может быть очень важным в ближайшие годы, когда органическое, наше, без удобрений оно будет котироваться. В принципе люди умеют работать, хотят работать.

Ну и трудоустройство. Молодёжь на что обижается? Вузы хорошо, образование есть, а потом тупик – ему негде работать. Базу данных дать. Вот ты в Томске окончил юристом, а твоя работа на Кузбассе, ты в Москве окончил, а в Саратове тебя ждут. Базу данных пускай он имеет, где есть вакансии, и в вузе пускай говорят: мы вас готовим, но в нашем городе потребности такой нет. Это тоже их как-то сориентирует, что готовят, да, но поехать придётся в другое место: это мобильность для молодёжи, они в принципе не против.

Конечно, как-то с туризмом… Постоянно информация, что где-то там наши застряли, где-то там их кто-то бросил – надо здесь проверить, это обманутые дольщики и брошенные туристы. Это уже чисто администрация должна на местах посмотреть или налоговые органы, с какой стати у людей остаются неоплаченные гостиницы, какая-то проблема – значит, надо просто эти фирмы как-то прижимать или пускай будет больше гарантий. Если человек собрался отдыхать, то хотя бы оставьте его…

Судебные приставы – перебор бывает иногда. У человека там 5 тыс. неизвестно было, не было, а его на границе тормозят. Слушайте, отправьте на работу исполнительный лист! В советское время всё на работу шло. Сейчас они врываются в дом, идут по банкам, и человек даже не знает, что где-то там уже рассматривают его имущество. Пускай направят по месту работы исполнительный лист, и бухгалтерия автоматически всё у него заберёт. А когда с него требуют, но он забыл, не пришёл, не заплатил, (там может быть даже штраф ГБДД), потом мы портим отпуск этим людям – и лишнее обозление.

В том числе ещё последний мой вариант – органы опеки, ювенальная эта юстиция. Слушайте, ну если действительно там страшные условия в семье… А они для статистики… Нормальная мать, дочь, ребёнок, в холодильнике там мало творожка или мало игрушек, но девочка хочет жить с матерью. Нет, говорят, мы забираем девочку в приют, а мать остаётся без ребёнка. Минюст, служба судебных приставов… Они – новая служба, они правильно многое делают, но немножко перебор бывает, это злит людей.

Ну и, конечно, всё-таки подумать о медицине. Этот вопрос у всех стоит, всё-таки больше о бесплатной. Платную затягивают, специально затягивают: больше анализов, больше диагнозов и вытягивают, вытягивают. Человеку не жалко денег: ну это же здоровье, человеку надо за здоровьем… Поэтому надо здесь посмотреть, чтобы была больше бесплатная медицина и бесплатное образование. Коммерческие вузы – хорошо, но очень часто используют для получения диплома, для того чтобы уйти от армии. Мы получаем большое количество специалистов, и не всегда они высокого качества. Может быть, здесь тоже всё-таки больше бесплатно сделать, а деньги получить другим способом, чтобы действительно они учились, потому что в обычных вузах ребята учатся более добросовестно, чем в коммерческих. Он заплатил и всё: «Я вам заплатил, чего вы тут с меня берёте?»

Вот это вопросы, которые нам нужно всем вместе решать, но самое главное в конце – это моральная обстановка. Надо окончательно в позитив перевести. Одна страна, есть партии, есть профсоюзы, и таких жёстких вопросов, какого-то такого революционного не должно быть. Мы все можем договариваться, садиться. Открытые трибуны есть, круглые столы, но окончательно к лету нужно поломать настроение в пользу того, что мы все должны работать на позитив, а не на какие-то отрицательные вещи. ЛДПР готова сотрудничать по всем направлениям, у нас наработка есть: старейшая партия, 23 года, шестой раз мы в Госдуме. В любом случае 7–8 млн в среднем за нас голосовали эти 20 лет, это приличное количество людей.

В.В.Путин: Согласен.

Михаил Дмитриевич (обращаясь к М.Д.Прохорову), у вас в программе, я знаю, много очень дельных вещей, связанных с организацией экономики. Действительно, если говорить по-серьёзному, многие вещи, о которых вы говорите как о вещах, необходимых для развития экономики, они и применялись у нас достаточно активно, и планируются к применению. Поэтому я думаю, что если вы будете реализовывать свои планы по созданию партии, то у нас вполне есть основания для конструктивного диалога. А вот то, что сказал Владимир Вольфович по поводу развития Дальнего Востока, Сибири, вам это близко, вы сами и производственную деятельность осуществляли, и голосовали, по-моему, в Красноярске, да?

М.Д.Прохоров: Под Красноярском. Владимир Владимирович, я в первый раз участвовал в президентских выборах, для меня это новый опыт, что называется на свеженького. Мне кажется, что главная проблема в нашей стране заключается в том, что у нас вертикаль власти развивается медленнее, чем гражданское общество. Так вот инициатива снизу и инициатива сверху никак не могут встретиться из-за неэффективной региональной и местной власти, то есть она сильно отстаёт, она не даёт возможности пробиться конкуренции. Главная задача на следующий период – это ввести конкуренцию в политическую сферу, в экономическую и в общественную сферу. Это то, что мои избиратели (я с ними много встречался) говорят практически каждый раз: невозможно, закрыты социальные лифты. Мне кажется, это общая проблема для всех в нашей стране, и с учётом того, как меняется сейчас ситуация в мире, сейчас у всех проблемы: в Америке проблемы, в Европе проблемы. Поэтому, чтобы страна наша была сильной, должна работать система справедливого социального лифта. Вот сейчас эти двери закрыты. Граждане хотят иметь возможность в обществе равных возможностей делать карьеру, пробиваться, создавать семьи и быть счастливыми. Поэтому, на мой взгляд, важнейшей частью проверки власти на прочность будет как раз создание этой конкурентной среды для наиболее талантливых наших граждан.

И второй момент хотел бы отметить. Я думаю, что здесь все меня поддержат, что были нарушения на этих выборах, и очень часто они оставались без внимания. Мне кажется, сейчас нужно сделать всё возможное, чтобы каждый случай бы проверен, если он задокументирован, чтобы по закону Российской Федерации каждый человек, который допустил нарушения, был бы наказан. Нам это очень нужно, важно для того, чтобы двигать страну вперёд. За меня проголосовало больше 5,5 млн человек – для меня это точно кредит доверия, поэтому я буду отрабатывать этот кредит доверия путём создания новой политической силы. Мне кажется, сильная, новая политическая партия, которая будет демонстрировать желание развивать страну, двигать нашу страну на передовые позиции, мне кажется, такая политическая сила сейчас очень и очень востребована, поэтому я хочу этим заниматься.

В.В.Путин: Отлично. Вы знаете мою позицию в целом. Я в своё время очень активно поддержал создание партии «Правое дело», даже поддержал их при прохождении в Думу (ещё не в предыдущую Думу, а раньше). И многие из этих людей работают сейчас и во властных структурах, работают неплохо.

Что касается настроения ваших избирателей и вашего подхода к тому, что нужно создавать эти социальные лифты: очень трудно, действительно, пробиться на муниципальном и даже региональном уровне. Я полностью разделяю эту позицию – и вашу позицию, и ваших избирателей. Именно поэтому мы предпринимаем попытки создания таких лифтов в виде специальных структур типа Агентства стратегических инициатив. Но этого недостаточно. Я думаю, вы обратили внимание, в одной из статей я говорил о том, что, допустим, молодые ребята, которые отслужили в армии, должны получить возможность получить затем и хорошее образование при поддержке государства. Безусловно, бесплатное образование. Создать необходимо нам что-то вроде рабфаков, которые раньше, в советское время работали. Но это, конечно, только одно из направлений работы по преодолению той стены, которая часто возникает между гражданином и властными структурами, о которой вы сейчас сказали. Полностью это разделяю и будем с вами вместе работать, для того чтобы решать и эти, и другие вопросы.

Сергей Михайлович (обращаясь к С.М.Миронову), я видел, вы обратили внимание тоже на некоторые предложения в моей программе, считаете их левыми. Они не левые, они народные, я бы так сказал.

С.М.Миронов: Правильные.

В.В.Путин: Пожалуйста.

С.М.Миронов: Владимир Владимирович, граждане Российской Федерации выбор сделали. Это факт. Граждане России избрали Президентом Вас. Ваша победа убедительна. На этом фоне тем более удивительными и абсолютно непонятными становятся некие услужливые деяния мелких чиновников и, может быть, крупных чиновников на местах, которые хотели подсуетиться и немножко «покрасивше» сделать. В этой связи, я думаю, будет правильно, если всё-таки такие факты, а нарушения имели место… И, к сожалению, сами факты этих нарушений дают некую почву кому-то сомневаться. Я сегодня ночью, и когда Вам звонил, и публично сказал: у меня данные есть, мои наблюдатели работали, есть в том числе зафиксированные нарушения. Но то, что результат таков, каков он есть, я не сомневаюсь. Это реальное волеизъявление граждан. В этой связи есть предложение и обращение к Вам, просьба. Всё-таки внимательно посмотреть с учётом того, что выбор сделан – разрыв очень большой и победа в первом туре очевидна, если будут выявлены нарушения, причём не дожидаясь никаких судов, – просто аннулировать на конкретных участках результаты, потому что они не повлияют на окончательный расклад, но при этом тех председателей участковых комиссий, тех начальников, которые замешаны и повинны, надо всё-таки наказывать. Потому что после думской кампании, к сожалению, практически никого не наказали, и все это восприняли как некий сигнал: значит, можно и дальше дурить, можно заниматься фальсификациями. И мне кажется, это тоже такой вопрос принципиальный.

Вы и ночью в телефонном разговоре, и сейчас сказали, да, у нас в наших программах, в наших подходах, в нашем видении есть совпадающие пункты. Действительно, дело не в технологиях, левые они или какие-то… Это то, что нужно сегодня большинству народа. Я хочу Вас проинформировать, что на прошлой неделе наша фракция «Справедливая Россия» внесла очередной закон о строительно-сберегательных кассах в Государственную Думу, внесла очередной законопроект, новую редакцию закона о налоге на роскошь. Мы внесли новый вариант Избирательного кодекса. Я готовлю альтернативный законопроект по выборам депутатов Государственной Думы. Я все эти документы Вам передам. В любом случае особенно по закону о строительно-сберегательных кассах нам нужно получать заключение Правительства. Я надеюсь, что Вы внимательно посмотрите, дадите задание, потому что, Вы знаете, мы пять лет работали над этим законопроектом, всё разработано. Если есть какие-то другие взгляды на механизмы, которые позволят включить дополнительный инструментарий получения нашими гражданами квартир (что очень важно решать, эту социальную проблему), мы будем признательны за такое сотрудничество. И просто информирую Вас о том, что такая работа началась, и я готов такую работу продолжать, потому что нужно действительно реализовывать…

Сегодня, наверное, мы увидим опять желание таких митинговых страстей – и Ваши сторонники хотят собираться, и оппоненты, которые заранее говорят, что там всё нечестно. Я возвращаюсь к той мысли, что действительно, коль скоро нарушения были и мы все об этом знаем, в штабах у каждого есть такие данные, нужно действительно незамедлительно принять меры. Но, наверное, нужно митинги заканчивать, надо приступать к работе, созидательной работе, потому что люди, делая выбор, конечно, ориентировались на то, что всё-таки изменения будут. В этом контексте я и партия «Справедливая Россия» готовы помогать, готовы новые идеи предлагать, чтобы Вы их рассматривали, и вместе двигаться вперёд.

В.В.Путин: Спасибо большое. Что касается возможных нарушений, то, конечно, это всё подлежит тщательному анализу и необходимая реакция должна быть. Я могу действовать в рамках своей компетенции: если нарушения допустили люди, которые входят в юрисдикцию Правительства Российской Федерации, то реакция, конечно, будет. Но надеюсь на то, что прежде всего Центральная избирательная комиссия отреагирует должным образом, другие властные структуры. Должен вам сказать, что я с Владимиром Евгеньевичем Чуровым ещё ни разу не разговаривал, вот с вами мы встречаемся, а с Чуровым я не разговаривал ни вчера, ни позавчера, ни в ближайшие несколько дней. И после подведения итогов - я с экрана телевизора это видел, но с ним лично я пока не разговаривал... Такой разговор наверняка состоится, и я тоже обращу его внимание на то, что нужно тщательно проверить все возможные нарушения, которые поступают из ваших штабов. Вы правильно сказали, никто в этом не заинтересован, в этих нарушениях, и я не заинтересован прежде всего, мне это было не нужно изначально. Вы знаете, что я как раз был инициатором установки веб-камер, мне кажется, что не на 100%, но в значительной степени они всё-таки сыграли роль и повысили прозрачность нашего процесса.

С.М.Миронов: Сыграли свою роль.

В.В.Путин: Более того, я разговаривал с некоторыми иностранными партнёрами, они с полной уверенностью – и здесь нельзя не согласиться – говорят о том, что в мире вообще ничего подобного, нигде, никогда не осуществлялось, мы первые в этом отношении. Надеюсь, мы и дальше будем совершенствовать наши избирательные процедуры, будем увеличивать прозрачность и сводить к минимуму, к нулю возможные нарушения.

Что же касается нашей совместной работы, то я с вами согласен в том, что нужно приступать к созидательной совместной работе. Конечно, у нас будут, неизбежны споры, потому что у нас подчас разные подходы к решению тех задач, перед которыми стоит страна, но будем искать консенсус, будем искать компромиссы. Именно на компромиссах и в поиске компромисса, надеюсь, будем всегда выходить на оптимальные решения для наших людей, для наших граждан. Можем подробно без прессы поговорить ещё. Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509153 Владимир Путин


Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 февраля 2012 > № 502250 Владимир Путин

Пре