Всего новостей: 2577477, выбрано 892 за 0.035 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 декабря 2016 > № 2012231 Владимир Путин, Синдзо Абэ

Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам российско-японских переговоров.

С.Абэ (как переведено): Хотел бы ещё раз сказать добро пожаловать Вам, Президент России Путин, тебе, Владимир. Мы искренне рады этому визиту.

Я в 2013 году посетил Россию, и после этого мы проводили интенсивные переговоры. И наконец мы сумели встретиться в Японии. Три года потребовалось для того, чтобы осуществить этот визит. И мы смогли осуществить этот визит на фоне активного развития отношений и создания условий для развития сотрудничества.

Мы проводили различные встречи, в ходе которых обсуждали перспективы развития двусторонних отношений. Главная задача заключается в том, что на протяжении последних 70 лет между Россией и Японией так и не подписан мирный договор, и те люди, которые раньше жили на островах Итуруп, Кунашир, Хабомаи и Шикотан, с нетерпением ждут того часа, когда будет подписан мирный договор.

И я сумел донести их чаяния до Президента Российской Федерации в ходе наших встреч. Их средний возраст уже превышает 81 год. Времени на заключение договора не остаётся. Их искреннее желание – при жизни увидеть этот договор – донесено до Президента Российской Федерации.

После окончания войны были различные события, в том числе печальные, но теперь мы смогли найти путь к тому, чтобы укрепить доверие и успешно развивать сотрудничество в различных областях. И мне хотелось сделать так, чтобы те, кто раньше жили на островах, и те, кто сейчас живут на островах, смогли на основе доверия развивать связи и сотрудничество и создать условия, при которых они могли бы жить, совместно работать и думать о будущем этих островов. Поэтому говорили о том, чтобы сделать из этих островов зону совместного проживания, совместного процветания. Это моё искреннее желание, которое я донёс до Президента России.

На протяжении этого года мы хотели сделать так, чтобы эти люди смогли посетить те места, где они раньше жили, и, для того чтобы осуществить эту мечту, мы посвятили немало времени обсуждению гуманитарных вопросов и смогли договориться о тех положениях, которые мы могли бы реализовать для осуществления этих обменов.

Сейчас, после 71 года – периода отсутствия мирного договора, – мы переходим к тому периоду, когда мы сможем постепенно, шаг за шагом своими руками осуществить те действия, которые позволят нам реализовать мечту бывших и нынешних жителей островов.

Относительно территориальной проблемы – я ещё раз изложил позицию японской стороны по данной проблеме. И также полагаю, что у российской стороны есть своя позиция по этому вопросу, но мы могли бы подумать о том, чтобы, невзирая на эти противоречия, осуществить шаги в сторону решения этой проблемы.

Если бы мы только говорили о тех позициях, которые мы имеем, мы вряд ли бы продвинулись. Мы должны идти в другом направлении. Мы должны прилагать максимальные усилия, совместные усилия для того, чтобы Россия и японцы смогли бы построить отношения по принципу win-win (совместной победы) и открыть светлые перспективы для будущего, в том числе для решения этого вопроса в будущем. Для этого нам потребуется новый подход.

Я договорился с Президентом России о том, чтобы создать особый режим для налаживания совместной хозяйственной деятельности на этих островах. Мы об этом договорились. Эта совместная хозяйственная деятельность будет осуществляться не в ущерб позициям обеих сторон по проблеме мирного договора.

Этот особый режим будет направлен на то, чтобы создать условия для будущего решения проблемы, и станет очень важным шагом для решения в будущем проблемы мирного договора. И наши мнения с Владимиром в этом вопросе полностью совпали. Поэтому для решения проблемы мирного договора мы выразили самое искреннее стремление и смогли это продемонстрировать.

То, что мы не могли решить на протяжении 71 года, означает, что это очень непростая проблема. На этих островах сейчас японцы не живут, а живут многие россияне, и это продолжается уже более 70 лет.

На основе этого опыта, преодолевая этот сложный период, мы могли бы развивать обмены между жителями нынешними и бывшими, преодолевать недопонимание, строить доверие и развивать сотрудничество. Без доверия между странами и народами не найти решения такой очень трудной проблемы, и мы не сможем пройти этот путь.

Но сегодня мы договорились о новых перспективах на основе сотрудничества в рамках плана из восьми пунктов, которые я предложил. Он включает много конкретных проектов в важнейших областях, и реализация этих проектов, безусловно, принесёт выгоду России и Японии и, убеждён, укрепит доверие между нашими странами.

Думаю, что мы сможем поехать вместе после пресс-конференции в «Кодокан», центр дзюдо, и почувствовать философию и идеи основателя дзюдо Дзигоро Кано, которого уважает Владимир Путин, и сможем таким образом преисполниться важности российско-японских отношений.

Давай, Владимир, будем развивать наше доверие и сотрудничество и работать на благо наших стран.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Дамы и господа!

Прежде всего хотел бы выразить признательность японской стороне за тёплый, радушный приём. Программа визита была весьма насыщенной, содержательной. И вчера на родине господина Абэ, в городе Нагато в Ямагути, мы в дружественной атмосфере обсудили ключевые аспекты российско-японского сотрудничества, затронули ряд актуальных международных и региональных проблем.

Это замечательное место. Я, Синдзо, благодарен тебе за приглашение посетить твою малую родину. Очень красиво, особенно сегодня утром – снег пошёл, там просто сказочная атмосфера. И хочу поблагодарить жителей провинции и города. Очень тёплый приём, это было видно.

Одна из жительниц на улице приветствовала наш кортеж, держа на руках щенка акита-ину, – было очень приятно. Хочу только её предупредить, если она нас услышит: внешне это выглядит как игрушка, на самом деле это серьёзная собака, нужно с уважением к ней относиться. Это так, лирическое отступление. Хотел бы сказать теперь по сути.

Сегодня в Токио с участием руководителей министерств, а также представителей крупного бизнеса мы в деталях рассмотрели весь комплекс торгово-инвестиционных связей, наметили конкретные ориентиры для дальнейшей совместной работы.

По итогам переговоров и двустороннего бизнес-форума подписан солидный пакет межведомственных и коммерческих соглашений. Вы только что это видели. Мы также поручили профильным министрам проработать ряд новых договорённостей в инвестиционной, налоговой и трудовой сферах.

Япония – сосед и важный партнёр России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В последнее время между нашими странами оживился политический диалог – эта встреча с господином Абэ уже четвёртая в текущем году.

Налаживаются контакты по линии парламентов, советов безопасности, министерств иностранных дел, отраслевых министерств и ведомств. При этом предстоит ещё многое сделать, чтобы вывести двустороннее сотрудничество на уровень подлинного партнёрства, и прежде всего качественно улучшить наши экономические связи.

К сожалению, в текущем году двусторонний товарооборот снизился на 28 процентов. Такая негативная динамика обусловлена не только объективными причинами, среди которых колебания валютных курсов и нестабильность цен на сырьевые товары. Сказывается и санкционная политика в отношении России, к которой Япония также присоединилась.

Для наращивания встречных потоков товаров, услуг и капиталов по линии межправкомиссии согласован масштабный план совместной работы и сводный перечень, включающий несколько десятков приоритетных проектов по восьми магистральным направлениям. Это энергетика, промышленность, сельское хозяйство, инфраструктура, инновации, гуманитарные обмены.

Финансовую поддержку реализации этих и других перспективных деловых инициатив призван обеспечить и новый инвестиционный фонд. Сейчас только подписаны документы о его учреждении, с миллиардом долларов, создаваемый РФПИ и Японским банком международного сотрудничества.

Стратегической сферой российско-японского взаимодействия является энергетика. Россия – надёжный поставщик углеводородов в Японию. За счёт российских ресурсов обеспечивается около восьми процентов потребностей Японии в сжиженном природном газе.

Японские партнёры участвуют в крупнейшем в России проекте по производству сжиженного газа на Ямале. «Газпром» начал возведение Амурского газоперерабатывающего комплекса, продукция которого будет поставляться на рынки Азии, в том числе и в Японию.

«Роснефть» ведёт переговоры о привлечении японских инвесторов к добыче нефти и газа на шельфе Охотского моря, а также к строительству «Дальневосточного СПГ» на Сахалине. Изучается возможность создания энергомоста «Россия – Япония» и газопровода «Сахалин – Хоккайдо».

Реализация этих масштабных проектов обеспечит японских потребителей дополнительными поставками газа и электроэнергии по доступным ценам и по кратчайшим маршрутам.

Российская и японская стороны настроены на дальнейшее укрепление производственного и технологического взаимодействия. Признательны Японии за готовность стать страной-партнёром в международной индустриальной выставке «Иннопром-2017», которая пройдёт в Екатеринбурге в июле 2017 года.

Расширяется двусторонняя кооперация в автопроме. В Чувашии и Ульяновской области заработали три новых завода по выпуску автомобильной продукции. Во Владивостоке строится предприятие по сборке автодвигателей.

Перспективным является сотрудничество в сфере медицины и охраны здоровья. На основе японских технологий ведётся создание московского медицинского центра, а также центра диагностики сердечно-сосудистых заболеваний. Прорабатывается идея сооружения онкологического кластера во Владивостоке.

Ещё одна актуальная тема, которая рассмотрена в ходе переговоров, – взаимодействие в агропромышленном комплексе. Россия располагает значительными свободными сельхозугодьями, что открывает возможности для совместного производства продуктов питания и наращивания их экспорта в Японию.

Приветствуем интерес японской стороны к программам развития Дальнего Востока России и интеграции этого российского региона в производственно-сбытовые цепочки и транспортно-логистическую инфраструктуру стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Отдельно обсуждена тема формирования зоны свободной торговли между Японией и Евразийским экономическим союзом.

Особое значение для развития тесных партнёрских отношений между Россией и Японией имеет сотрудничество в гуманитарной сфере, контакты между людьми, культурные, научные и образовательные обмены. Ежегодно организуются форумы ректоров вузов. В июне в Японии открылся одиннадцатый Фестиваль российской культуры.

Убеждён, укреплению связей в этих сферах будет содействовать и проведение в 2017 году фестиваля «Русские сезоны в Японии», а в 2018 году – «перекрёстных годов» двух стран. Безусловно, мы с господином Премьер-министром будем уделять этому направлению нужное внимание.

В предстоящий период и Россия, и Япония будут принимать крупнейшие спортивные соревнования – чемпионат мира по футболу и Олимпийские игры в Токио в 2020 году. Наши страны заинтересованы сотрудничать в подготовке к этим мероприятиям, включая обмен опытом, обеспечение безопасности и логистики.

Естественно, большое место на переговорах заняла и международная проблематика. Тесное взаимодействие России и Японии по актуальным вопросам мировой политики является существенным фактором обеспечения глобальной и региональной безопасности, стабильности. Обсуждались вопросы сотрудничества в многосторонних организациях. В числе других, конечно, затронут и вопрос ситуации на Корейском полуострове, борьба с международным терроризмом.

Разумеется, речь шла и о проблеме мирного договора. Господин Премьер-министр сейчас уделил этому достаточно внимания. Как известно, этот вопрос обсуждается уже более семидесяти лет. Было бы наивно полагать, что мы можем в одночасье его урегулировать. Но искать решение, которое отвечало бы стратегическим интересам и России, и Японии, было бы принято народами обеих стран, безусловно, необходимо. Отсутствие до сих пор мирного договора между Россией и Японией, безусловно, является анахронизмом прошлого.

Для решения этого вопроса требуется кропотливая работа по укреплению взаимного доверия, всестороннему развитию всего комплекса российско-японских отношений. В этом контексте вместе с господином Абэ поддержали инициативу налаживания совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах. Рассчитываем, что такое сотрудничество будет способствовать созданию благоприятной атмосферы для продолжения переговоров по заключению мирного договора.

С учётом обращения Премьер-министра Японии дали поручения министерствам иностранных дел обсудить возможность упростить порядок посещения гражданами Японии могил своих родственников. И господин Премьер-министр вчера в беседе с глазу на глаз уделил этому много внимания, передал мне письма граждан Японии, которые стремятся к такому неформальному взаимодействию с российскими гражданами на этих островах.

Мы договорились о том, что максимально обеспечим свободный доступ даже в те районы, которые до сих пор были для них закрыты. И я со своей стороны предложил ввести режим свободного приграничного перемещения жителей Сахалинской области и Хоккайдо.

И в заключение хочу ещё раз поблагодарить японских коллег, лично господина Абэ за гостеприимство, плодотворную работу и деловой, конструктивный подход ко всем обсуждавшимся вопросам.

И хотел бы пригласить господина Премьер-министра посетить Россию в удобное для Вас время, имею в виду и Восточный экономический форум, и другие мероприятия, которые мы будем проводить в Российской Федерации.

Благодарю Вас за внимание.

Вопрос (как переведено): У меня вопрос к Премьер-министру Японии.

Вы уже 16 раз встречаетесь с Президентом России и говорите каждый раз, что вы обсуждали проблему мирного договора и наметили какую-то перспективу, но в то же время позиции расходятся. Скажите чётко, насколько они расходятся.

Вы сказали, что времени на решение проблемы уже нет. А как же вы собираетесь дальше это решать? И какое влияние окажет на решение этого вопроса налаживание совместной хозяйственной деятельности? Вы сказали, что будет особый режим, и это не будет затрагивать принципиальные позиции. Но как это будет реально осуществляться?

С.Абэ (как переведено): В этот раз мы с Владимиром в моей родной префектуре Ямагути очень подробно обсуждали этот вопрос. Мы до 23.30 (пять часов) обсуждали этот вопрос. Даже в ходе встречи один на один в течение 95 минут очень откровенно побеседовали. Думаю, что мы смогли понять друг друга.

Проблема мирного договора и её решение – это наше искреннее стремление. Мы смогли открыто выразить это стремление, но пока говорить о решении вопроса рано. Предстоит трудный путь. Если мы не смогли её решить в течение 71 года, мы её не можем решить очень быстро сейчас, в ходе одного или двух раундов переговоров. Но мы должны наметить перспективу решения этого вопроса.

И я уже сказал о том, передал искренние пожелания бывших жителей островов в отношении проблемы мирного договора непосредственно Президенту России, и это настроение, эти пожелания дошли до сердца Президента Путина. Поэтому мы договорились о том, чтобы бывшие жители могли свободно посещать те места, где они раньше проживали, и захоронения своих предков.

Мы договорились, исходя из гуманитарных соображений, немедленно приступить к переговорам относительно того, как обеспечить этот свободный доступ, и тем самым мы хотя бы чуть-чуть, но сможем удовлетворить пожелания бывших жителей островов.

Кроме того, мы договорились об особом режиме совместной хозяйственной деятельности на островах. Принципиальная позиция Японии относительно четырёх северных островов остаётся неизменной. Но совместная хозяйственная деятельность не наносит ущерба этой позиции, наоборот, её налаживание будет шагом вперёд, нестандартным таким шагом, который отличается от тех подходов, которые раньше стороны демонстрировали на переговорах. Мы продемонстрировали новый подход, а именно, обращённый в будущее, нацеленный на будущее перспективное, взаимоприемлемое решение этого вопроса, думаю, мы его найдём.

Вопрос: Господин Президент! Хотела бы вернуться к вопросам международной проблематики. Вы вчера в ходе переговоров обменялись мнениями о ситуации в Сирии, в частности. Но ситуация в Сирии постоянно меняется, оттуда приходят разные и иногда противоречивые новости. Например, у сирийской армии есть какие-то успехи в Алеппо, бои продолжаются за Пальмиру. Как Вы оцениваете ситуацию там, как Вы видите её развитие, какие перспективы, удастся ли удержать Алеппо и снова получить Пальмиру?

В.Путин: Что касается ситуации в Сирии и конкретно по этим пунктам. Всё, что происходит в Пальмире, это результат несогласованных действий между так называемой международной коалицией, сирийскими властями, Россией. Я уже много раз говорил о том, что для того, чтобы быть эффективными в борьбе с террористами, нужно объединять усилия. Вопрос Пальмиры, мне кажется, чисто символический.

Что касается военно-политического значения, то в этом смысле Алеппо, конечно, гораздо более важная тема. И я самых последних событий там не знаю, поскольку здесь уже нахожусь сутки, но, судя по тому, что я вижу, происходит именно то, о чём мы договаривались в том числе с Президентом Турции ещё во время его посещения Петербурга. Мы договорились о том, что Турция окажет всяческое содействие в выводе тех боевиков, которые будут готовы сложить в Алеппо оружие, прежде всего для сохранения жизни мирных граждан. Это первое.

И второе (это состоялось после наших последних переговоров) – я очень рассчитываю на то, что сирийской армии после, безусловно, успешных боевых действий в Алеппо удастся закрепиться, а мирные граждане смогут перейти к нормальной жизни. Уже несколько тысяч человек вернулись в свои дома, даже полуразрушенные.

Следующий этап – это достижение договорённости о полном прекращении огня на территории всей Сирии. Мы ведём очень активные переговоры с представителями вооружённой оппозиции, тоже при посредничестве Турции. И позавчера в своём телефонном разговоре мы договорились с Президентом Эрдоганом о том, что будем предлагать конфликтующим сторонам (мы со своей стороны – правительству Сирии, а Президент Турции – представителям вооружённой оппозиции) продолжить процесс мирных переговоров на новой площадке.

В качестве такой площадки могла бы быть столица Казахстана – Астана. Если стороны конфликта согласятся, то мы обратимся к Президенту Назарбаеву с просьбой поддержать этот процесс. Если это произойдёт, то это не будет площадка, которая будет конкурировать, скажем, с женевской, но это будет дополнять женевские переговоры. Во всяком случае, где бы ни встречались конфликтующие стороны, на мой взгляд, было бы правильно это делать и стремиться к политическому урегулированию.

Вот так мне видится перспектива.

Вопрос (как переведено): Хотел бы обратиться к Президенту Путину. Вы и в Ямагути, и в Токио долго беседовали на политические, экономические и другие темы. В чём Вы видите главный результат этих встреч? Как Вы могли бы это соединить, совместить с необходимостью решения проблемы мирного договора? Вы в ходе интервью японским СМИ сказали, что многое зависит от гибкости партнёра при решении этого вопроса, и в том числе использовали термин «ничья» («хикиваки»). Для японской стороны ваши слова означают некоторый отход от прежней позиции России. Скажите, какой уступки Вы ждёте с японской стороны, что Вы хотите?

В.Путин: Для того чтобы полноценно ответить на Ваш вопрос, мне придётся хотя бы очень коротко, хотя бы в двух словах, но всё-таки обратиться к истории.

Уважаемый господин Абер (да, я так расслышал Вашу фамилию?)! Уважаемые коллеги, друзья!

Ведь Япония впервые получила острова южнокурильской гряды в 1855 году, когда адмирал Путятин окончательно, по согласованию с правительством России и императором, передал эти острова под японскую юрисдикцию, потому что до тех пор Россия считала, что эти острова принадлежат ей, поскольку открыты русскими мореплавателями.

Для того чтобы заключить мирный договор, Россия эти острова передала. Ровно через 50 лет Япония посчитала, что этого недостаточно, и после войны 1905 года получила ещё, как результат этих военных действий, ещё и пол-Сахалина (граница тогда прошла по 50-й параллели северной широты), и ещё взяла в конце всю северную часть Сахалина.

Кстати говоря, в одной из статей Портсмутского мирного договора Япония получила право также экстрадировать с этой территории и русских подданных. Они могли оставаться, но Япония получила право и русских подданных экстрадировать с этой территории, с Сахалина. Ещё через 40 лет, после войны 1945 года, теперь уже Советский Союз не только вернул себе Сахалин, но и вернул острова южнокурильской гряды.

Мы с господином Премьер-министром вчера говорили, я читал эти очень трогательные письма бывших жителей Южных Курил. На наш взгляд, нужно прекратить исторический пинг-понг по этим территориям. Нужно, в конце концов, как-то понять, что фундаментальные интересы и Японии, и России требуют окончательного долгосрочного урегулирования, вот в чём всё дело.

Но вопросов здесь много, в том числе это и вопросы хозяйственной деятельности, и вопросы безопасности. Например, в 1956 году, когда Советский Союз и Япония близко подошли к разрешению этого спора и подписали (и не только подписали, но и ратифицировали) Декларацию 1956 года, как мы знаем, это исторический факт, Соединённые Штаты, которые считают, что у них есть интересы в этом регионе, практически устами тогдашнего госсекретаря господина Даллеса объявили ультиматум Японии: если в Японии сделают что-то, что противоречит интересам Соединённых Штатов, то тогда Окинава уйдёт полностью под юрисдикцию США.

Почему я это говорю? Мы должны с уважением относиться ко всем государствам региона, в том числе и к интересам Соединённых Штатов. Это совершенно очевидно. Но что это означает? Это означает, что у нас, например, во Владивостоке, чуть севернее, две большие базы флота, наши корабли океанской зоны выходят в Тихий океан, мы должны понимать, что будет происходить в этой сфере. Но в этом отношении, имея в виду особый характер отношений между Японией и Соединёнными Штатами и договорные обязательства в рамках Договора о безопасности между США и Японией, как будут строиться эти отношения, мы не знаем.

Когда мы говорим о гибкости, мы хотим, чтобы наши японские коллеги и друзья учитывали все эти тонкости и все озабоченности российской стороны. Кроме того, мы вернулись к переговорам на базе Декларации 1956 года, которая предполагала, если вы помните, возвращение Японии двух островов, правда, непонятно, на какой основе. Но окончательно Декларация вступала в силу, и там это написано, после заключения мирного договора.

Там много, очень много нюансов и проблем, которые мы должны профессионально, но очень доброжелательно в отношении друг друга, главное, в отношении людей, которые так или иначе связаны с этими территориями, действовать для достижения конечной цели. Какая это конечная цель? Я вначале уже об этом сказал, сейчас ещё раз хочу повторить. Эти острова вполне, если будем реализовывать планы господина Премьер-министра, могут стать не яблоком раздора между Россией и Японией, а наоборот, нечто объединяющим и Россию, и Японию.

Если мы сделаем правильные шаги в направлении плана, предложенного Премьер-министром (он предложил создать отдельную структуру по хозяйственной деятельности на островах, заключить межправсоглашение, отработать механизм взаимодействия), на этой базе формировать такие условия, которые позволили бы нам добиться окончательного решения по мирному договору.

Если кто-то считает, что мы заинтересованы исключительно в налаживании экономических связей, а мирный договор откладываем на второй план, – это не так. На мой взгляд, самым главным является заключение мирного договора, потому что это создаст нам условия для долгосрочного взаимодействия в исторической перспективе, на среднюю и долгосрочную перспективу. Это важнее, чем деятельность на островах.

Япония жила без сотрудничества с Россией 70 лет, без глубокого сотрудничества, и мы жили. Мы можем так жить дальше? Можем. Но это будет правильно? Нет, неправильно, потому что если мы объединим усилия, конкурентоспособность наших стран и экономик многократно возрастёт. К этому мы и должны стремиться.

Вопрос: Добрый день! У меня вопрос к обоим лидерам. Вы сегодня уже несколько раз говорили о плане из восьми пунктов, который в мае представил Премьер Абэ. И, как мы видим, в рамках этого плана сейчас уже под сотню совместных проектов. Но вот вопрос: есть ли реальное будущее у этих проектов, и какие из них вы считаете главными?

И вопрос российскому Президенту (Вы уже несколько слов об этом говорили): как Вам японское гостеприимство, кухня, горячие источники? Что Вы успели попробовать, а может быть, даже испробовать на себе?

С.Абэ (как переведено): Хотел бы начать отвечать на этот вопрос.

Думаю, что есть будущее у моего плана из восьми пунктов и у тех проектов, которые будут осуществляться в рамках этого плана.

Я с давних времён считал, что российско-японские отношения обладают огромным потенциалом для развития, и прежде всего в области развития экономического сотрудничества мы можем осуществлять взаимодействие по принципу win-win (совместной победы). И если мы сможем открыть эти возможности, это будет огромной выгодой для народов двух стран.

В мае в Сочи я предложил план из восьми пунктов и также непосредственно проекты, связанные с осуществлением этого плана. Думаю, благодаря этой реализации углубится взаимодействие между Россией и Японией, а также жизнь россиян станет лучше, они почувствуют эффект от такого сотрудничества. И кроме этого будет укрепляться доверие между двумя странами, я в этом убеждён.

Только что мы обменялись документами в приоритетных областях между правительствами, между организациями, между компаниями, более 80 проектов подписаны и выдвинуты к реализации. Это беспрецедентно для истории российско-японских отношений, это уже есть конкретное свидетельство того, что план из восьми пунктов не просто бумажка, а это реальная платформа для реализации сотрудничества. Есть душа у этого сотрудничества, которое будет развиваться в будущем. И, как я обещал Владимиру, я буду готов подъехать на Восточный экономический форум в будущем году в сентябре и провести обзор реализации того, что мы наметили. Спасибо.

В.Путин: Что касается совместных проектов, то господин Премьер-министр уже сказал.

По поводу горячих источников: мне удалось прикоснуться только к одному горячему источнику – это саке местного производства, называется «Восточная красавица». Очень рекомендую, но думаю, что нужно знать меру, как у нас говорят. Спасибо.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 декабря 2016 > № 2012231 Владимир Путин, Синдзо Абэ


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 декабря 2016 > № 2012227 Владимир Путин, Синдзо Абэ

Начало российско-японских переговоров.

С.Абэ (как переведено): Уважаемый господин Президент, уважаемые коллеги!

Спасибо всем присутствующим за то, что сегодня по случаю визита Владимира в Японию здесь собрались высокопоставленные лица и представители японского и российского бизнеса.

В этом году состоялось много визитов представителей высокого уровня двух стран, в том числе – посещение Японии председателями Госдумы и Совета Федерации России, взаимное посещение сегодня присутствующими министрами и другие.

Одним из факторов, способствовавших такой положительной динамике, являлась экономика.

Когда я говорю о японо-российских отношениях, я использую фразу «двусторонние отношения, обладающие самыми огромными возможностями», поскольку я уверен, что страны-соседи Япония и Россия имеют большой, но не раскрытый в широких областях потенциал.

Я считаю, что мы как руководители двух стран обязаны раскрыть такой потенциал японо-российских отношений, именно поэтому в мае в Сочи я решил предложить Владимиру план сотрудничества из восьми направлений, выгодный для активизации экономики и реставрации жизни простого народа и других.

Данный план сотрудничества из восьми направлений основывается на деловых отношениях, построенных усилиями сегодня присутствующих коллег из двух стран. Благодаря этому данный план сотрудничества может предоставлять пользу японцам и россиянам.

Например, в рамках недавнего Послания Федеральному Собранию господин Президент, перечисляя задачи в сфере медицины, отметил необходимости, связанные с передовой медициной, повышением качества кадров в медицинской сфере, телемедициной и другими.

В плане сотрудничества есть направление «Увеличение продолжительности здоровой жизни». В рамках этого мы будем проводить консультации и конкретизировать взаимодействие в этой сфере.

Кроме того, я хотел бы отметить важность предоставления японскими компаниями качественной занятости и найма на российском рынке; там уже создали приблизительно 13 тысяч рабочих мест. Также, благодаря дальнейшему выходу японских компаний на российский рынок, мы можем ожидать больше в плане улучшения условий жизни простого народа.

Прошло семь месяцев после того, как я предложил план сотрудничества. За это время мы беспрецедентно быстро конкретизировали данный план с активным участием и содействием заинтересованных предприятий двух стран. В результате сегодня мы приветствуем более 60 проектов в качестве результатов. Потом, в ходе церемонии обмена документами, мы подтвердим их как результаты визита Владимира в Японию.

Здесь хочу затронуть тему межправкомиссии по торгово-экономическим вопросам. Данная комиссия поддерживала и поддерживает сегодня развитие японо-российских экономических отношений под эгидой сопредседателей: Министра иностранных дел Кисиды и господина Шувалова. В рамках этого были обсуждены вопросы с целью развития наших связей в экономической сфере и были достигнуты договорённости в 12 межведомственных документах двух стран, и сегодня мы подтверждаем их как результаты.

Пользуясь этим случаем, ещё раз хотел бы выразить свою искреннюю благодарность всем коллегам из деловых кругов за вашу деятельность, а также за ваше содействие для конкретизации и расширения результатов по линии плана сотрудничества из восьми направлений. Спасибо.

В наших экономических отношениях на основе данного плана сотрудничества можно ожидать дальнейшую конкретизацию и увеличение проектов всё больше и больше. Вчера мы с Владимиром пришли к единому мнению – развивать наши двусторонние отношения и после данного визита Президента в Японию на основе такого мышления.

Сегодня здесь присутствуют министры, заинтересованные в данном плане сотрудничества из восьми направлений. Я рассчитываю, что мы можем дискутировать вместе с представителями деловых кругов о будущем двусторонних отношений на основе уже достигнутых результатов.

Кстати, с учётом важности и двусторонних межрегиональных обменов сегодня здесь присутствует губернатор Хоккайдо госпожа Такахаси и губернатор префектуры Мияги господин Мураи.

Спасибо за ваше внимание.

Теперь позвольте мне представить вам Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, впервые за эти 11 лет посетившего Японию.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги!

Мы вчера в Нагато провели обстоятельные переговоры с господином Премьер-министром, в ходе которых обсудили состояние всего комплекса российско-японских отношений, в том числе вопросы политического характера и возможность заключения мирного договора. Хочу поблагодарить тебя, Синдзо, и твоих коллег за очень тёплую атмосферу, которая была вчера создана в ходе нашей работы.

Теперь есть возможность для более детального разговора по вопросам торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества с участием как представителей правительств, так и деловых кругов. Полагаю, что именно совместная работа на экономическом треке поможет создать фундамент, необходимый для налаживания подлинно партнёрских отношений между нашими странами.

Экономики России и Японии взаимодополняемы и практически лишены конкурентных противоречий. Но, как только что Синдзо сказал, нам предстоит потрудиться над раскрытием потенциала двусторонних связей. Хорошей основой для этого мог бы стать и предложенный господином Премьер-министром план действий на восьми магистральных направлениях, и наши встречные предложения по приоритетным проектам.

Правительствами двух стран уже подготовлен обобщённый перечень совместных инициатив в энергетике, промышленности, медицине, сельском хозяйстве, сферах малого и среднего бизнеса. Рассчитываю, что сегодняшний диалог может не только помочь нам предметно обсудить текущее состояние дел, но и наметить новые цели для совместной работы.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 декабря 2016 > № 2012227 Владимир Путин, Синдзо Абэ


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 13 декабря 2016 > № 2005385 Владимир Путин

Интервью Владимира Путина телекомпании «Ниппон» и газете «Иомиури».

В преддверии официального визита в Японию Владимир Путин дал интервью японским СМИ – телекомпании «Ниппон» и газете «Иомиури».

В.Путин: Мне сказали, что вы хотели посмотреть Юмэ, пожалуйста, я вам её представил – она в отличной форме.

Реплика: Спасибо большое. Действительно, собачка очень бодрая.

Ещё раз хотели выразить благодарность за то, что Вы, несмотря на свою занятость, нашли время дать интервью японскому телевидению «Ниппон» и газете «Иомиури». Это собачка породы акита из префектуры Акита, мы очень рады видеть Юмэ весёлой и бодрой. Однако мы немного удивились и испугались, что начало встречи будет такое.

В.Путин: Правильно испугались, потому что она строгая собака. Очень много народу здесь, камеры работают, софиты светят, фотоаппараты стучат, и она выполняет охранные функции.

Реплика: Да, я думаю, что всегда она Вас так защищает.

В.Путин: Да, так оно и есть.

Вопрос: Итак, уже совсем скоро Вы посетите Японию в качестве Президента. Мы видим, что Вы очень заняты.

В.Путин: Я в последний раз в качестве Президента был в Японии, по-моему, 11 лет назад. Потом, правда, приезжал в качестве Председателя Правительства России. Но с Премьер-министром Абэ у нас очень частые контакты: мы несколько раз уже виделись в этом году.

Вопрос: В этот раз Вы будете встречаться и беседовать с Премьер-министром Абэ в его родной префектуре Ямагути. Чего Вы ожидаете от этой встречи?

В.Путин: Я вообще с большим интересом к Японии отношусь, это общеизвестно, к истории, к культуре Японии, поэтому мне, конечно, было бы интересно посмотреть, расширить свои знания о Японии. Я был в Токио, был ещё в паре городов, но в этой префектуре не был никогда, и мне просто интересно, как это выглядит, что там есть интересного, но я уверен, что премьер мне подробно об этом обо всём расскажет.

Вопрос: Там есть и горячие источники. Вы любите горячие источники?

В.Путин: Как-то я об этом не думал, но в принципе это интересно, конечно.

Вопрос: Вы очень известны в Японии как дзюдоист. В 2000 году в зале института «Кодокан» Вы продемонстрировали технику броска. Ваш облик спортсмена глубоко запечатлелся в глазах японцев. Позвольте немного коснуться темы дзюдо. Мы обратились к известному и уважаемому нами мастеру господину Ямасите с просьбой поделиться его впечатлениями от общения с Вами. Мы записали интервью, посмотрите, пожалуйста, это всего около минуты.

Я.Ямасита (запись): Мы часто общаемся и не только как спортсмены. Президент – удивительный человек. Когда мы с ним говорим, он всегда такой, каким я его раньше знал. Были, конечно, моменты, когда его слова звучали несколько холодно, но в целом у нас очень тёплые хорошие разговоры. Конечно, он прежде всего преследует интересы России, но для Японии он тоже, наверное, что-то хочет сделать.

Вопрос: Что Вы думаете по этому поводу?

В.Путин: Да, мне очень приятно это слышать. Господин Ямасита – действительно признанный мастер не только в Японии, но и во всём мире, поэтому в известном смысле он и для меня пример великолепного спортсмена и очень хорошего человека.

Дзюдо – это часть японской культуры уже, давно стало такой частью. И не случайно, мне кажется, этот вид спорта появился именно в Японии со всем его не только спортивным, но и философским содержанием. Это уважение к партнёру, уважение к старшему как к тренеру прежде всего, это очень важно и даёт хороший, позитивный заряд в отношениях с людьми и в других сферах, не только в спорте. И я очень доволен, что судьба сложилась именно таким образом, что ещё в детстве я занялся этим замечательным видом спорта. Это, безусловно, то, что называется первая любовь. Я люблю заниматься и другими видами спорта: и горными лыжами, и плавать люблю, и вот сейчас учусь играть в хоккей на льду с шайбой. Но дзюдо – это, безусловно, часть моей жизни, очень большая часть, и я очень доволен, что именно с этого начались мои занятия спортом, регулярные и серьёзные. И за это я тоже Японии очень благодарен.

Вопрос: Когда Вы были в Японии в 2000 году, Вы посетили «Кодокан». А в этот раз Вы планируете побывать там?

В.Путин: Я, честно говоря, даже не знаю, входит ли это в программу визита, но если время будет, с удовольствием заехал бы в «Кодокан». «Кодокан» – это для любого человека, который увлекается дзюдо, любит дзюдо, особое место. «Кодокан» – в значительной степени законодатель мод в этом виде спорта, из этой школы вышли выдающиеся мастера, и в известной степени для дзюдоистов это Мекка. Конечно, если время будет, с удовольствием заеду.

Вопрос: Мы очень надеемся, что у Вас будет такая возможность.

Позвольте затронуть тему японско-российских отношений. 15 декабря Вы будете в родной для господина Абэ префектуре Ямагути. В этом году это уже четвёртая встреча на высшем уровне. Мы все надеемся, что такой формат встречи имеет очень глубокий смысл.

Как Вы на это смотрите?

В.Путин: Мне кажется, что встречи на высшем уровне вообще в относительно неформальной обстановке всегда полезны, и есть основание ожидать, что мы продвинемся в решении вопросов, над которыми будем работать. Я помню своё самое первое знакомство с Японией. Я работал ещё в Петербурге и был заместителем мэра. Вдруг, неожиданно генеральный консул Японии в Петербурге пришёл ко мне в кабинет и сказал, что Министерство иностранных дел Японии хочет пригласить меня в Японию. Я очень удивился, потому что к Японии не имел никакого отношения, кроме того что занимался борьбой дзюдо. И тогда была возможность посетить и Токио, и пару других городов. И Вы знаете, столица – везде столица: официоз, определённый протокол. В провинции всегда легче разговаривается, легче складывается разговор. Так что я надеюсь, что в родных местах господина Премьер-министра обстановка будет такая, которая настроит нас на откровенный, очень предметный и, надеюсь, результативный разговор.

Вопрос: В этом году исполняется 60 лет с того дня, когда премьер-министр Хатояма и премьер-министр Булганин подписали Совместную японско-советскую декларацию 1956 года. Японский народ встречает этот исторический рубеж огромными надеждами.

Как Вы думаете, может он ждать этого «чего-то особого»?

В.Путин: Вы знаете, ведь Вы сейчас вспомнили про 60 лет и подписание декларации. Кстати говоря, 60 лет восстановления дипломатических отношений, но отношения между Японией и Россией имеют гораздо более глубокие корни. Мы в целом имеем дипломатические отношения в течение 150 лет, уже более чем 150 лет. Поэтому, мне кажется, нам не нужно такой экскурс делать только на 60 лет, надо посмотреть глубже, в века. Может быть, это даст нам возможность посмотреть на более отдалённую перспективу в будущем.

Что касается этих 60 лет и вообще за более чем вековую историю, у нас были разные отношения, были и трагические страницы нашей истории, но начиная с 1956 года когда мы восстановили дипотношения, у нас, к сожалению, до сих пор нет такой базовой основы, на которой мы могли бы строить отношения, соответствующие нашим желаниям и соответствующие тому, что востребовано на сегодняшний день в плане двустороннего взаимодействия. В мире, в регионе Дальнего Востока мы естественные партнёры, но отсутствие мирного договора не даёт нам возможности многопланово и многосторонне развивать наши отношения. Поэтому мы, разумеется, будем стремиться к заключению этого договора. Мы хотим полной нормализации отношений.

Отсутствие мирного договора между Россией и Японией – это анахронизм, доставшийся из прошлого, и этот анахронизм должен быть устранён. Но как это сделать – это вопрос сложный. Вы вспомнили про декларацию 1956 года, и в декларации были прописаны правила, которые подлежали исполнению с обеих сторон и которые должны были быть положены в основу заключения мирного договора. Там, если Вы помните, если Вы посмотрите внимательно текст этой декларации, написано, что мы сначала заключаем мирный договор, потом вступает в действие декларация, и два острова передаются Японии. Не сказано, на каких условиях передаются, под чьим суверенитетом это остаётся. Но тем не менее такой документ был подписан. Но он был не только подписан, он был ратифицирован как Верховным Советом СССР, то есть парламентом Советского Союза тогда, так и парламентом Японии.

Но после этого японская сторона заявила о том, что она эту декларацию выполнять не будет, а позднее и Советский Союз тоже заявил о том, что декларация не может быть исполнена в одностороннем порядке, только Советским Союзом. Но в 2000 году тогдашний премьер Японии обратился ко мне с просьбой вернуться к этому процессу, к этому разговору, к этим переговорам, кстати говоря, на основе декларации 1956 года. Я согласился. С тех пор мы ведем диалог на этот счёт, но не могу сказать, что наши японские партнёры и друзья остаются как раз в рамках этой декларации 1956 года. Мне кажется, предвосхищать наши переговоры с господином Премьер-министром слишком рано, но мы, разумеется, рассчитываем на то, что будем двигаться вперёд.

Вопрос: Вы сказали, что совместная декларация 1956 года является базовым документом. Вы, господин Президент, многократно обсуждали эту тему со многими японскими премьер-министрами начиная с 2000 года. Нынешний Премьер-министр Абэ исходит из того, что мирный договор может быть подписан на основе решения вопроса о принадлежности четырёх островов. Как мы понимаем, между Вами и господином Абэ больше года эта тема обсуждалась: в прошлом году осенью в Нью-Йорке – правда, только 10 минут, – в этом году в Сочи, во Владивостоке, в Лиме вы обсуждали эту проблему «один на один». Мы посчитали, в таком формате беседы длились в общем 2 часа 15 минут. Видно, что это была очень детальная дискуссия. Какие есть, по Вашему мнению, перспективы на предстоящей встрече определиться с подписанием мирного договора?

В.Путин: Конечно, мы будем к этому стремиться. Конечно, будем стремиться именно к такому результату. Но Вы вспомнили сейчас про соглашение 56–го года, а я напомню, что практически по инициативе Японии эти переговоры были позднее прекращены. И по просьбе моих японских коллег в 2000 году мы вернулись к обсуждению возможности заключения мирного договора на основе соглашения 56–го года. Но в соглашении 56–го года говорится о двух островах, а Вы сейчас сами сказали о том, что Премьер-министр ставит вопрос о четырёх островах. Значит, мы уже вышли за рамки соглашения 56–го года, это совсем другая ситуация и другая постановка вопроса.

Я думаю, что это не секрет, я очень люблю Японию, японскую культуру, спорт, в том числе дзюдо, но ничего обидного не скажу, если отмечу, что Россию я люблю ещё больше. И вести переговоры и господин Премьер-министр, и я будем исходя из наших национальных интересов – из интересов России, из интересов Японии. Мы должны найти компромисс. Мы должны понимать, что результаты той ужасной трагедии XX века, которой является Вторая мировая война, закреплены в соответствующих международных документах и это очень тонкая вещь, как отрегулировать все спорные вопросы, не разрушая всего фундамента международной правовой базы, возникшей в результате Второй мировой войны. Поэтому ещё раз хочу сказать: мы не можем предвосхищать хода и тем более результатов наших переговоров. Всё, о чём мы говорим, досталось нам в результате событий 70–летней давности. Так или иначе, в течение этих 70 лет мы вели какой-то диалог на этот счёт, в том числе насчёт заключения мирного договора. Но очень бы хотелось, чтобы в ходе моей поездки в родные места господина Премьер-министра мы вдруг достигли ясного понимания, как мы можем эту проблему решить. Если это произойдёт, мы будем очень рады. Есть ли шансы? Наверное. Шансы всегда есть, иначе нечего разговаривать. Насколько они велики? Мне сейчас трудно сказать, потому что это будет зависеть в том числе от гибкости наших партнёров.

Вопрос: Я не политик, не дипломат и не участник переговоров. Однако как гражданин Японии и как представитель журналистской профессии хотел бы отметить, что сложилась очень благоприятная ситуация: 60–летие декларации 1956 года. Вы, господин Президент, пользуетесь необычайно высокой политической поддержкой у себя в стране, которая выше 80 процентов. И правительство Абэ среди японских прежних правительств имеет самую прочную политическую позицию в Японии. По опросам общественного мнения, поддержка составляет 50 или 52 процента.

Если учесть эти факторы, этот временной момент, если к этому добавить и третье условие, я имею в виду то, что прежде большинство придерживалось позиции одновременного возврата четырёх островов, а теперь, согласно опросу, гораздо большее количество граждан Японии выступает за возврат сначала двух островов, я как представитель СМИ полагаю, что именно сейчас имеются нужные три условия.

И если столько условий сложилось вместе, конечно, хочется ожидать того, что эта сложная ситуация, которая, как я понял из Ваших слов, пока ещё имеется, как-то была преодолена.

В.Путин: Да, Вы заметили совершенно точно: и у господина Премьер-министра, и у меня здесь, на родине, достаточно большой уровень доверия со стороны наших граждан, но я лично для себя это трактую так, что я не имею права злоупотреблять этим доверием, и любое решение, которое будет найдено, должно соответствовать национальным интересам Российской Федерации.

Но в наши интересы, в интересы Российской Федерации, входит не в последнюю очередь нормализация отношений с Японией. Весь комплекс, который будет предложен для решения, весь комплекс, связанный с нормализацией наших отношений, с тем, что за этим последует, за этой нормализацией, – это целый большой набор вопросов, которые должны быть обсуждены и по которым должны быть приняты решения, причём эти решения должны быть практического характера.

Ведь мы, допустим, с господином Премьер-министром много говорили и очень правильно, я считаю, говорили о создании атмосферы доверия, дружбы между двумя странами и народами. На почву вот этого доверия должны ложиться и наши договорённости по созданию условий для подготовки мирного договора. Это, например, может быть достигнуто в результате масштабной совместной экономической деятельности, в том числе на южных Курильских островах. Это может быть достигнуто в результате решения вопросов чисто гуманитарного характера, например, беспрепятственных безвизовых поездок бывших жителей южных Курильских островов к местам своего прежнего проживания: посещения кладбищ, своих родных мест и так далее.

Это целый большой комплекс вопросов, который мы должны обсудить и по каждому из них принять решение. Смотрите, мы ведь не отказывались после возобновления переговорного процесса в 2000 году от того, чтобы последовательно вести дело к заключению этого мирного договора. Но в какой-то момент несколько лет назад Япония в одностороннем порядке сама прекратила эти переговоры и отказалась от контактов с нами. Это же не мы отказались от контактов с Японией, японская сторона отказалась от контактов с нами. Это первое.

Второе. Япония присоединилась к санкциям против Российской Федерации. Как мы будем развивать дальше экономические отношения на новой, гораздо более высокой базе, на более высоком уровне при наличии санкционного режима? Я сейчас не хочу давать оценок тому, что могла или должна была сделать Япония, это вообще не моё дело, это дело японского руководства. Но мы должны понять, насколько все наши договорённости в комплексе, насколько они исполнимы в рамках тех союзнических обязательств, которые взяла на себя Япония, насколько велика степень самостоятельности принятия этих решений, на что мы можем рассчитывать, к чему можем прийти, в конце концов?

Это очень непростые вопросы, и даже несмотря на те абсолютно очевидные, позитивные предпосылки, о которых Вы сейчас упомянули, а они действительно есть, можно ли на сто процентов сказать, что мы прямо сейчас достигнем окончательной договорённости? Не знаю, это ещё вопрос, который требует очень серьёзного обсуждения, хотя, повторяю ещё раз, мы искренне стремимся к этому результату.

Вопрос: Премьер Абэ всё время настаивает на том, что надо развивать диалог с господином Путиным. Например, Вы сказали сейчас про свободные поездки, чтобы бывшие японские жители островов могли их посещать. Но также и бизнесмены, туристы, – сделать эти связи более свободными, и на этой основе, может быть, развивать совместную хозяйственную деятельность. Это, конечно, будет связано с движением в сторону мирного договора. Каково Ваше мнение?

В.Путин: Да, что касается решения гуманитарных вопросов, это была инициатива господина Премьер-министра. Он поднял этот вопрос на нашей последней встрече в Лиме и прямо меня спросил, не будем ли мы согласны со свободным доступом граждан Японии в безвизовом режиме, решить вопрос так, чтобы они без виз могли посещать южные Курильские острова, посещать свои родные места? Я сразу сказал, что да, это вполне возможно. Надо только, чтобы министерства иностранных дел между собой решили чисто технические вопросы. Никаких политических ограничений я здесь не вижу.

То же самое касается и вопросов экономического характера. Мы-то готовы, но я ещё раз хочу повторить: в условиях, когда Япония присоединилась к санкциям против России, насколько Япония готова и в состоянии это сделать, не нарушая своих союзнических обязательств? Мы не можем дать на это ответа. На это ответ может дать только сама Япония. Но мы должны это понять для себя, точно, ясно представлять и иметь какие-то гарантии и сейчас, и на будущее.

Вот смотрите, из другого региона приведу вам пример. Мы договаривались о строительстве газотранспортной системы по дну Чёрного моря в Болгарию. Заключили определённые договоры технического характера, контракты на прокладку газовой системы. А потом Болгария создала такие условия, которые не позволили реализовать этот проект, явно в ущерб своим национальным интересам. И, собственно, прежнее болгарское руководство это осознавало и признавало. Но мы им поверили когда-то, начали проект. В конце концов, когда выяснилось, что Болгария отказывается от этого проекта, не даёт нам возможность его реализовать, мы вынуждены были тоже отказаться. Мы понесли многомиллионные, несколько сот миллионов долларов, убытки. Мы не хотим попадать в такие ситуации.

Я сейчас не хочу говорить о нашем сотрудничестве с Японией, там у нас, слава богу, таких проблем не возникало. Но не хочется, чтобы они возникли в будущем. Поэтому здесь всё должно быть заранее посчитано, обо всём мы должны заранее договориться. И не просто договориться, а закрепить эти договорённости в таких юридически обязывающих документах, которые были бы гарантией исполнения взаимных обязательств.

Вопрос: Когда-то Вы сами указывали на то, что надо использовать дух дзюдо, для того чтобы достичь решения вопроса по территориальной проблеме. Если сейчас вернуться к этой аналогии, то матч ещё продолжается? То есть, допустим, в олимпийском регламенте можно бороться только пять минут. Мы ещё в рамках пяти минут? Сколько остаётся до конца матча? Или мы уже вышли за дополнительное время?

В.Путин: Нет, вот смотрите, я же говорил уже, мы вели переговоры, потом японская сторона в одностороннем порядке эти переговоры приостановила. Теперь по просьбе наших японских партнёров мы опять вернулись к этим переговорам. Какая команда подаётся в этом случае в дзюдо? Вы знаете лучше меня, наверное, – ёши («продолжайте»). Вот мы и будем продолжать.

Вопрос: Получается, что вот эта команда – это совпадение воли двух сторон – продолжать? Остаётся какой-то ещё путь, который не пройден до завершения матча, и мы пока не можем сказать, сколько этого пути нам осталось. Вы так представляете себе дело?

В.Путин: Я думаю, что сегодня очень много вопросов, которые подлежат профессиональному анализу по линии самых различных ведомств: по линии политических ведомств – министерств иностранных дел, по линии экономических ведомств, по линии ведомств, которые занимаются вопросами безопасности. Нам нужно всё просчитать и всё понять, о чём мы можем договориться и какие будут последствия как для Японии, так и для России, с тем чтобы и российский народ, и японский народ пришли к выводу, что эти компромиссы приемлемы и соответствуют интересам наших стран.

Вопрос: Россия считает, что у неё нет других территориальных проблем, кроме вот этой проблемы с Японией?

В.Путин: Мы считаем, что у нас вообще нет никаких территориальных проблем. Это Япония считает, что у неё есть территориальные проблемы с Россией. Мы готовы на этот счёт разговаривать.

Вопрос: Но, как мы понимаем, довольно на высоком уровне разговор продолжается и ищется какой-то новый подход. Японский Премьер-министр говорит о новом подходе, и в этом плане уже в определённой степени есть продвижение. Но, судя по Вашим словам, получается не совсем так, такого продвижения ещё пока нет, у меня такое впечатление возникло. Я не ошибаюсь?

В.Путин: И да, и нет. Продвижение есть в том смысле, что господин Премьер-министр предложил, как бы наметил направление движения к достижению мирного договора и к решению вопросов, связанных с территориальными проблемами. А что он предложил? Он предложил создать обстановку доверия и сотрудничества. Я думаю, что по-другому вряд ли себе даже можно представить, что мы можем выйти на подписание этих документов, о которых мы говорим, без того, чтобы доверять друг другу и сотрудничать. Это просто невозможно себе даже представить.

Поэтому мы с этим согласны, и в этом смысле продвижение вперёд, безусловно, есть. Например, господин Премьер-министр предложил выйти на новый уровень экономического взаимодействия, предложив восемь направлений сотрудничества в самых важных, интересных и для нас, и для Японии областях взаимодействия. Он же, господин Премьер-министр, обратил внимание на необходимость решения вопросов гуманитарного характера. Об одном из этих вопросов мы уже упоминали – безвизовое посещение гражданами Японии южных Курильских островов.

Есть и другие направления. Например, скажем, область культуры. Чрезвычайно важная вещь. Мы всё время возвращаемся к спорту, к дзюдо, потому что я этим занимаюсь, но ведь кроме этого есть ещё и сфера культуры. Каждый год практически в Японии проходят те или иные мероприятия, связанные с Россией. В следующем году мы собираемся провести там целую серию мероприятий, которые хотим назвать «Русские сезоны». Свыше 40 различных мероприятий, причём думаем делать в разных городах.

Интерес к японской культуре в России не меньший, чем в Японии к русской, я Вас уверяю. Мы просто с большим уважением и интересом относимся к истории Японии, истории японского народа, такой самобытной культуре. У нас огромный интерес в России это вызывает!

Всё это вместе, если всё это мы будем делать, реализовывать, можно поговорить, и нужно говорить о совместных усилиях в направлении обеспечения международной безопасности, и не только в регионе Дальнего Востока. Разве нас не беспокоит увеличение опасности, связанной с распространением оружия массового уничтожения, ракетных технологий, например? Это всё представляет определённую угрозу для мира, для региона. Но у нас есть совершенно очевидные точки соприкосновения, которые касаются наших интересов. Если мы будем действовать по всем этим направлениям, мы создадим как раз условия, те самые условия доверия, о которых говорит господин Абэ, для того чтобы сделать ещё один шаг – заключить мирный договор на определённых условиях. Но нужно сначала эту часть пути пройти, а потом уже договориться и об условиях заключения мирного договора. И то и другое – это непростые задачи, но они достижимы. Эти цели достижимы, а задачи решаемы.

Вопрос: Господин Президент, Вы сейчас упомянули план господина Абэ, состоящий из восьми пунктов, Вы сейчас сами сказали, что это действительно единственный реалистичный путь такого рода сотрудничества, путь к решению проблем.

Считаете ли Вы реализацию этого плана одним из важнейших условий достижения соглашения по мирному договору?

В.Путин: Вы знаете, это не условие. Это создание необходимой атмосферы.

Мы с Китайской Народной Республикой, с нашими друзьями в Китае, вели переговоры по пограничным вопросам 40 лет. И там тоже были вопросы, связанные с определёнными территориями. Мы сегодня характеризуем российско-китайские отношения как отношения стратегического партнёрства, причём даже особого стратегического партнёрства. У нас никогда не было такого уровня доверия с Китайской Народной Республикой, как сейчас. Китай – самый крупный наш торгово-экономический партнёр в страновом измерении. Мы осуществляем огромные, многомиллиардные совместные проекты. Мы вместе работаем не только в Совете Безопасности Организации Объединённых Наций, что естественно, поскольку и Китай, и Россия являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, но и в таких региональных структурах, как Шанхайская организация сотрудничества, как БРИКС – это же глобальные организации, и так далее, и так далее.

Сейчас мы говорим о том, чтобы между созданной нами недавно на постсоветском пространстве организацией Евразийского экономического союза и Китаем заключить соглашение о свободной торговле так, как мы это сделали совсем недавно с Вьетнамом. А дальше будем сопрягать, во всяком случае, мы готовы к этому, китайскую идею «Экономического пояса Шёлкового пути» со вновь созданной нашей региональной организацией. То есть, понимаете, насколько многообразны, многовекторны и глубоки стали за последние пару десятков лет российско-китайские отношения?

И мы решили пограничный вопрос. Это не вызвало никаких больших проблем, если сказать вообще, были какие-нибудь или нет, ни в Китае, ни в России, хотя мы тоже пошли на взаимные уступки, на какие-то компромиссы. Но это компромиссы между дружескими странами. Мне кажется, что достичь компромиссов подобного рода на другой основе практически невозможно. И то, что предложил господин Абэ, это, на мой взгляд, может быть, даже единственный путь достижения цели, к которой мы все стремимся.

Вопрос: Вы говорите о решении проблем по границе с Китаем и очень высоком уровне доверия с Китаем. Но с Японией отношения такого уровня не достигают. Вы это имеете в виду?

В.Путин: Послушайте, я же только что говорил, Вы сами об этом знаете: у нас с Китаем самый высокий двусторонний оборот, и мы всё больше и больше либерализуем наши торговые отношения. А Япония ввела против нас санкции экономические. Вы понимаете разницу или нет? Почему? В результате событий на Украине или в Сирии? Где Япония и японско-российские отношения, где Сирия и события на Украине? Значит, есть какие-то обязательства союзнические у Японии. Мы относимся к этому с уважением, но нам нужно понять степень свободы Японии и на что Япония сама готова пойти. Надо с этим разобраться, это вопросы не второстепенного характера. В зависимости от того, что мы будем планировать как базу в конечном итоге для подписания мирного соглашения. Вот разница между тем, что мы имеем сейчас в российско-японских и российско-китайских, скажем, отношениях.

Я здесь не хочу ничего противопоставлять, просто Вы меня сами спросили, о чём идёт речь. Вот об этом – речь идёт о том, чтобы создать атмосферу доверия.

Вопрос: Господин Президент, Вы упомянули комплексный пакет мер, который необходим нам. Одним из направлений, Вы тоже об этом уже упомянули, могла бы стать совместная экономическая деятельность. Мне тоже так представляется. Вот в отношении этой совместной экономической деятельности – какой она Вам видится? Например, один из вариантов – это может быть на всех четырёх островах или, например, на части из них. Допустим, там будет создана какая-то особая экономическая зона, где могло бы осуществляться такое взаимодействие. Вот какой у Вас в голове имеется образ этого экономического сотрудничества, когда Вы о нём говорите?

В.Путин: Вы знаете, во-первых, на мой взгляд, нам нужно в широком смысле улучшать наши торгово-экономические связи. За последние два года они, к сожалению, очень потеряли в объёмах товарооборота между Россией и Японией, и нужно сделать всё для того, чтобы восстановить прежний уровень – хотя бы восстановить – и увеличить его, двигаться дальше.

Мы, как я уже говорил, естественные партнёры, потому что, разумеется, чего греха здесь таить, мы заинтересованы в участии Японии, скажем, в развитии российского Дальнего Востока в целом, в получении технологий. И примеры хорошие есть. Скажем, в автопроме есть очень хорошие примеры, в других отраслях, в сельское хозяйство японцы приходят с удовольствием. Надеемся, кстати говоря, что Япония откроет свои рынки для экологически чистой мясной продукции российского производства.

У нас много интересных направлений в энергетике. Девять процентов нефти и газа, потребляемого Японией, ваша страна получает из России. И есть ещё перспектива развития: «Сахалин–1», «Сахалин–2» работают активно, 75 процентов, по-моему, всего продукта, производимого на этих заводах, направляется в Японию по долгосрочным контрактам. Есть планы строительства третьего завода. Сейчас реализуются планы участия японских партнёров на севере России, на полуострове Ямал. У нас есть над чем работать, и это перспективно, масштабно.

Что касается островов южной Курильской гряды, то здесь разные варианты возможны. Мы готовы рассмотреть совместную работу и на одном острове, и на двух, и на трёх, и на четырёх. Важны условия, но условия должны быть максимально либеральными. Об этом говорил Премьер-министр Абэ, и я с ним согласен.

Вопрос: Какое будет юридическое оформление этой деятельности? Это будет российская зона или японская или какая-то совместная? Как организовать юридическую базу этого? Есть несколько способов и вариантов. Что Вы думаете об этом?

В.Путин: Я думаю, что японцы – очень творческий и очень умный народ. Вы сейчас продемонстрировали как раз блестящий пример такого подхода к дискуссии, поставили вопрос о том, что хозяйственная деятельность может развиваться на островах, суверенитет над которыми будет осуществлять Япония. Но если будет это так с первого шага, то тогда второго шага не нужно, потому что вопрос можно считать закрытым. Мы так не договаривались. Мы договаривались сначала решать вопросы политического характера принципиально, потом уже решать вопросы, скажем, о заключении мирного договора или то и другое вместе. Но при понимании того, что автоматически, только нарисовав планы возможного совместного сотрудничества, мы не можем, просто не в состоянии будем решать вопросы, связанные с заключением мирного договора и с его основой решения вопросов территориального характера. Поэтому это предмет очень тщательных, взвешенных и предметных профессиональных переговоров.

Вопрос: С позиции японца могу сказать, что, конечно, в совместной деятельности есть очевидные плюсы для Японии. И, допустим, сделав какие-то продвижения на этом треке, наверное, имело бы смысл как-то продвинуться в решении территориальной проблемы. Я думаю, что такие надежды, такие ожидания есть у многих японцев.

Вы, господин Президент, сами тоже говорили о том, что декларация 56–го года – это единственный законодательно оформленный документ между двумя странами, где указывается путь к решению нашей проблемы. И там написано, что действительно Шикотан и Хабомаи будут переданы Японии впоследствии.

Вы как раз нам сейчас сказали, что здесь разные трактовки могут быть, в частности, в отношении того, под чьим суверенитетом это может производиться. Я думаю, что если совместная деятельность принесёт свои плоды, если это получится, то в какой степени могла бы тогда быть решена проблема оформления передачи, под чьим суверенитетом могли бы быть переданы эти острова, например?

В.Путин: Сейчас об этом рано говорить. Вы всё время ссылаетесь на декларацию 56–го года, но Япония же отказалась исполнять эту декларацию. Понимаете, если Премьер-министр, если Кабинет министров Японии вернется именно к такой формулировке, тогда мы будем обсуждать. Если Вы внимательно посмотрите декларацию – там есть статья девятая, – то Вы увидите, что там говорится о передаче, но не написано, под какой суверенитет, не написано, на каких условиях. Там очень много вопросов. Даже в рамках декларации 56–го года ещё нужно много и много работать. А если японские партнёры выходят за рамки декларации 56–го года, то это вообще отдельная тема. Но для того, чтобы подойти к решению таких острых и давно назревших вопросов, я бы согласился с Премьер-министром, нужно создать атмосферу доверия, дружбы и сотрудничества между нашими странами. Мне кажется, что начать нужно именно с этого.

Вопрос: Касаясь четырёх островов. Премьер-министр Абэ говорит, что наши отношения за последнее время во многом улучшились. Касательно переговоров о мирном договоре в контексте четырёх островов, пока вы находитесь на постах премьера и президента, вы будете стремиться создать какие-то условия, чтобы решить проблему? Мы уже говорили, что и у Вас, и у господина Абэ большая поддержка в обществе. Вы стремитесь к решению проблемы?

В.Путин: Конечно, мы стремимся, мы говорим это искренне, потому что мы заинтересованы в закрытии всех проблем прошлого в отношениях с Японией. Нам ничего не должно мешать двигаться вперёд, это входит в один из наших национальных приоритетов. Мы этого хотим и в этом заинтересованы. Но ставить какие-то временные рамки, которые ограничены сроком моих полномочий, сроком полномочий господина Премьер-министра, – мне кажется, это было бы непрофессионально, потому что мы должны говорить не о сроках нашего пребывания у власти, а о качестве возможных договорённостей. Это первое.

Второе, я уже об этом сказал: да, доверие достаточно высокое и в России к действующему Президенту, в Японии – к Премьер-министру. Но я, например, для себя считаю, что я не имею права злоупотреблять этим доверием, я уже об этом говорил. Конечно, разумеется, каждый из нас хотел бы достигать каких-то крупных результатов в ходе своей профессиональной деятельности. И если получится у нас с господином Премьер-министром, я знаю его позицию, он хотел бы в рамках своих полномочий завершить этот процесс, мне бы тоже очень хотелось добиваться не только на японском направлении, но и на других направлениях: во внутренней политике, в экономике, в международных делах каких-то значимых, серьёзных результатов для своей страны. И я, разумеется, буду к этому стремиться. Получится или нет, я пока не знаю.

Вопрос: Спасибо.

Я хотел бы, чтобы Вы честно сейчас ответили, простите, Вы воспринимаете Абэ как хорошего партнёра, как своего друга? Как Вы его оцениваете?

В.Путин: Мне представляется, что господин Премьер-министр, во-первых, высокий профессионал, это совершенно очевидно. Он, безусловно, очень любит свою страну, и видно, что он нацелен на защиту её интересов, очень прагматично подходит к этому. И в моём представлении он очень надёжный, порядочный партнёр, с которым можно договариваться о конкретных и очень серьёзных вещах. Вот основываясь на таком понимании, намерен строить отношения в будущем с господином Премьер-министром, в том числе и по самым острым и ключевым вопросам нашего сотрудничества.

Вопрос: Господин Президент, хотел бы ещё один вопрос задать о наших отношениях. В России есть такая известная пословица: тише едешь – дальше будешь. Вот «дальше будешь» – это понятно что такое, это укрепление наших отношений, их развитие. А вот первая часть «тише едешь» – это что значит? Как нам это определить?

В.Путин: Если Вы хотите понять смысл этой поговорки, то она призывает к тому, чтобы не спешить в принятии серьёзных решений. Аккуратно, не спеша можно добиться наибольшего результата и лучшего качества. И эта пословица не направлена на какой-то саботаж в достижении цели, не направлена на то, чтобы делать вид, что кто-то стремится к цели, а на самом деле этого делать не собирается. Нет, это призыв к качественной работе без всякой спешки и суеты.

Вопрос: Спасибо.

Теперь хотел бы немножко отойти от российско-японских отношений, задать другие вопросы.

Отношения с Соединёнными Штатами. Сейчас будет новым Президентом господин Трамп, и Вы 14–го числа уже имели с ним беседу по телефону. Какое у Вас впечатление от него? Как Вы рассматриваете его?

В.Путин: Я имел с ним беседу только по телефону, а господин Абэ встречался с ним лично. Поэтому у него лучше спросить, какое впечатление избранный Президент США произвел на Премьер-министра Японии. Но хорошо известно, широко известно, что избранный Президент Соединённых Штатов публично выступает за нормализацию российско-американских отношений. Мы не можем этого не поддерживать. Мы, разумеется, за это, и, как я уже говорил публично, мы понимаем, что это будет непростая задача, имея в виду ту степень деградации, в которой находятся сегодня российско-американские отношения. Но мы готовы пройти свою часть пути.

Вопрос: Вы в своём Послании сказали, что Вы готовы устанавливать отношения, развивать отношения сотрудничества с новой администрацией Соединённых Штатов. В каких областях, в каких направлениях Вы готовы сотрудничать с Соединёнными Штатами?

В.Путин: В сфере международной безопасности, имея в виду, что Соединённые Штаты и Россия остаются крупнейшими ядерными державами. Мы вместе готовы бороться за укрепление режима нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки. Мы готовы вместе работать и гораздо более плотно, чем было до сих пор, над решением проблемы борьбы с терроризмом, международным терроризмом, и здесь, безусловно, у нас есть много возможностей. Если бы мы объединили свои усилия некоторое время назад, то тогда многих проблем, с которыми мир столкнулся сегодня, на мой взгляд, удалось бы избежать, во всяком случае, они не приобрели бы такого острого характера, как многочисленные террористические акты и жертвы этих террористических актов во многих регионах мира: в Европе, в тех же Соединённых Штатах. У нас не было бы и такой острой проблемы с беженцами, я нисколько в этом не сомневаюсь.

Затем, конечно, ещё одна сфера деятельности – это экономическое взаимодействие между Россией и Соединёнными Штатами. Сейчас, допустим, уже известно, что мы провели крупную приватизационную сделку одной из наших крупнейших нефтегазовых компаний – компании «Роснефть», которая продала консорциуму, состоящему из суверенного фонда Катара и одной из крупнейших мировых трейдерских фирм Glencore 19,5 процента своих акций. Мы знаем совершенно точно, что американские компании, так же как, впрочем, и японские, проявляют огромный интерес к сотрудничеству в нефтегазовом секторе России, к совместной работе. Это имеет огромное значение для мировых энергетических рынков и напрямую будет отражаться на всей мировой экономике.

Мы считаем, что мы могли очень многое сделать в работе по нейтрализации региональных конфликтов. И, допустим, продолжить совместную работу в космосе уже в мирных, гражданских целях. Кстати говоря, и Япония тоже, как известно, достаточно активно работает в сфере пилотируемой космонавтики в рамках международного проекта МКС. У нас много других направлений. И уверен, что каждое из них представляет интерес как для народа Соединённых Штатов, так и для российского народа. Нужна только добрая воля, и нужно переходить к работе с учётом интересов друг друга. На мой взгляд, это обязательное условие. Насколько я себе представляю, избранный Президент Соединённых Штатов как раз и готов к такой совместной работе. Какова будет реальная практика, мы пока не знаем. Нужно дождаться его вступления официально в должность и формирования администрации.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что за эти годы сложилось немало людей, которые скептически или, скажем, осторожно относятся к развитию российско-американских отношений, но интересы глубинные, фундаментальные интересы Соединённых Штатов и России требуют нормализации наших отношений.

Вопрос: Если сравнить с Президентом Обамой, я чувствую у Вас большой настрой на то, чтобы с новым Президентом развивать отношения. Вы не планируете в ближайшее время с ним непосредственно встретиться и обсуждать все эти вопросы?

В.Путин: Вы знаете, у нас и с действующей администрацией были намерения также развивать отношения, но как-то они не очень сложились по ключевым направлениям, на мой взгляд, не по нашей вине. Я сейчас не буду перечислять весь набор проблем, которые возникли за последние годы. Вот прямо в ходе решения текущих вопросов, например: наши американские коллеги внесли предложение по сирийскому урегулированию, а потом вдруг на площадке ООН заявили, что они не собираются с нами ни о чём разговаривать. Надо вообще понять, чего хотят люди в одном ведомстве Соединённых Штатов, в другом ведомстве, есть ли какая-то общая позиция? И так было неоднократно по очень многим направлениям нашего взаимодействия.

Есть и фундаментальные вопросы, связанные с тем, о чём говорил действующий пока Президент Обама, я имею в виду его тезис об исключительности американской нации. Я скептически отношусь к этому тезису. Безусловно, Соединённые Штаты и американский народ – это великая страна и великий народ, сомнений нет, никто на этот счёт не спорит, но говорить об исключительности, мне кажется, это совершенно избыточно и это создаёт определённые проблемы во взаимоотношениях, и не только с Россией, как мне представляется.

А что касается избранного президента, у него свой взгляд на вещи, тоже вполне естественно. И надо сказать, что его стремление, его тезис о том, чтобы сделать США снова великой страной – мы ещё должны понять, как он раскроет этот свой тезис, но надеемся, что здесь не будет никаких проблем для развития нашего сотрудничества.

Что касается встреч, то мне кажется, нужно дать избранному Президенту возможность хотя бы сначала сформировать администрацию, вступить в должность, а потом уже говорить о встречах. Мы готовы в любой момент, с нашей стороны нет никаких проблем, но мне думается, что сейчас сложный этап формирования новой администрации, нам нужно набраться терпения и подождать, пока это будет сделано.

Вопрос: Вы сейчас упомянули об экономических санкциях. Естественно, в отношениях между США и Россией это важная тема. У Вас есть какие-то особые ожидания в связи со сменой администрации?

В.Путин: Вопрос не только в отношениях между Россией и США. На мой взгляд, вообще любые ограничения в сфере экономики, продиктованные конъюнктурными политическими соображениями, крайне вредны для мировой экономики в целом. Это разрушает единство и правила игры.

Вот совсем недавно мы в Лиме в рамках АТЭС говорили об этом. Практически все лидеры, представленные на площадке АТЭС, Азиатско-Тихоокеанского региона – стран, расположенных по берегам Тихого океана, говорили об одном и том же: о том, что мы переживаем очень острый кризис мировой торговли, международной торговли, в том числе связанный с ограничениями на рынках отдельных стран.

Но это в том числе и результат использования политических инструментов в конкурентной борьбе либо просто для достижения политических целей с помощью экономических рестрикций. Это один из элементов, который нарушает мировой экономический порядок, сформированный когда-то в значительной степени самими Соединёнными Штатами на заре создания Договора о тарифах и торговле, а затем преобразованного во Всемирную торговую организацию.

Вот создание тихоокеанского партнёрства или создание атлантического партнёрства. У нас возникает определённая тревога по поводу того, что это делается в обход Всемирной торговой организации, поскольку в рамках этой организации не удаётся добиться компромиссов с развивающимися экономиками. Хорошо ли это? Думаю, не очень. Если будет такое сепарирование мировой экономики на замкнутые экономические блоки, то достаточно сложно будет добиваться единообразного понимания и применения международных правил экономической деятельности и мировой торговли. Поэтому мы-то выступаем за то, чтобы эти правила были универсальными. И если уж региональные объединения создаются – чтобы они действовали на базе норм Международной торговой организации, на базе ВТО.

Вот мы исходим из этого, ну а как всё будет складываться в ближайшее время, когда будет сформирована новая администрация, мы пока сказать не можем. Ближайшее время это покажет.

Нам надо с вами потихонечку заканчивать, а то мы с вами так до утра будем разговаривать. Хотя мне с вами приятно разговаривать, но до утра, наверное, вас не стоит утомлять.

Вопрос: Хорошо. Вы немножко говорили о Китае. Я хотел бы вернуться к этой теме.

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Вы говорите, что ваши отношения находятся на очень высоком уровне и в экономическом плане, и в политическом.

В.Путин: Так оно и есть.

Вопрос: Вы в Послании, когда упоминали страны, упомянули первым Китай, насколько я помню, потом Индию, потом Японию, потом уже США. То есть сейчас, по Вашему мнению, Китай действительно это главный партнёр России. Мы правильно понимаем?

В.Путин: Абсолютно.

Вопрос: Это действительно так?

В.Путин: Так и есть, конечно. У нас ведь с Китаем самый большой торговый оборот. В страновом измерении, я уже говорил об этом, торговый оборот у России с Китаем самый большой. Первое.

Второе. У нас очень крупные совместные проекты, которые мы осуществляем в сфере атомной энергетики, в логистике, в машиностроении, в торговле в целом, у нас в авиации хорошие проекты совместные, в вертолётостроении, в авиастроении. Мы думаем о возможном сотрудничестве и сотрудничаем в космосе активно в двустороннем плане, есть хорошие здесь перспективы. Но и уровень политического доверия у нас очень большой. У нас близкие позиции по основным международным проблемам или даже, как дипломаты говорят, эти мнения совпадают. Мы занимаем достаточно часто общую позицию по ключевым вопросам современной международной повестки дня. У нас очень тесные гуманитарные контакты, молодёжные обмены большие, образовательные, региональные контакты очень большие, и они всё развиваются и развиваются. Мы расширяем и улучшаем инфраструктуру наших отношений. Вы наверняка слышали, что Китай намерен принять участие в строительстве скоростной железнодорожной ветки между Москвой и городом Казанью в Поволжье России, в центре России. А затем мы планируем дальше продвигать этот проект и в Казахстан, и дальше в Китай.

У нас в области регионального сотрудничества и дороги строятся, и мосты строятся. Объём регионального сотрудничества постоянно растёт. Поэтому мы с полным основанием можем говорить, и я отмечаю это с большим удовлетворением, что с Китаем у нас сложились по-настоящему дружеские отношения, и в очень многих ключевых направлениях, без всякого преувеличения, отношения, которые носят стратегический характер. Как мы говорим, стратегический характер привилегированного партнёрства.

Вопрос: Хотелось бы вернуться к международной обстановке. Сейчас очень много популизма, и Вы упоминали об этом тоже. Хотелось бы Ваши соображения на этот счёт услышать.

В.Путин: Какие могут быть соображения? Популизм в политике всегда представляет из себя большую опасность, потому что дезориентирует людей, вселяет избыточные ожидания либо, наоборот, настраивает на работу по достижению целей, которые, безусловно, не являются приоритетными либо попросту недостижимы. Это работа вхолостую либо во вред, поэтому ничего хорошего в популизме нет. Если Вы хотели услышать моё мнение по этому поводу, пожалуй, оно такое.

Это, как правило, делается исходя из сиюминутной политической конъюнктуры теми, кто не задумывается о последствиях, кто не думает на шаг вперёд, не хочет думать и не собирается исполнять своих обязательств.

Вопрос: Хотел бы задать ещё один вопрос по российской внутренней ситуации. В 2018 году предстоят президентские выборы. Сейчас Вы пользуетесь огромной поддержкой среди россиян. Почему, как Вы думаете, Вам удаётся достигать такой высокой поддержки? Мне интересен был бы Ваш анализ, особенно в том, что молодые люди Вас поддерживают.

В.Путин: Наверное, нужно спросить тех людей, которые оказывают мне такую поддержку. Думаю, что люди видят, что я работаю напряжённо, открыто, честно и искренне стремлюсь к достижению тех результатов, которые нужны стране. Полагаю, что видят также и то, что не всё удаётся сделать, – у нас люди умные, наблюдательные. Но полагаю, что главным является искреннее стремление к максимальному результату, к тому, чтобы страна чувствовала себя в большей безопасности, а люди жили лучше. Я действительно стараюсь работать именно так. И я очень благодарен гражданам России за такое отношение к моей работе, за поддержку, потому что без такой поддержки работать было бы невозможно.

Вопрос: По Вашему собственному ощущению, у Вас есть кто-нибудь среди японцев, кого Вы действительно уважаете и, конечно, кто повлиял на Вас?

В.Путин: Дзигоро Кано, конечно.

Вопрос: У Вас есть его бюст или портрет?

В.Путин: У меня и несколько портретов есть Дзигоро Кано, есть и бюст очень красивый. К сожалению, он у меня не здесь, я бы его вам показал, продемонстрировал. Он у меня дома, в резиденции, где я живу постоянно. Очень хорошая работа, очень высокого качества, российского автора, на которой изображён не просто волевой, но думающий и добрый человек.

Вопрос: Вы говорили уже, что дзюдо – это и философия. Видно по Вам, что это так.

В.Путин: Это видно по дзюдо и по тем, кто его любит.

Вопрос: Понятно.

Если можно, последний вопрос. В преддверии визита в Японию, может быть, у Вас будет какое-нибудь послание, какой-нибудь месседж нашим гражданам? Если у Вас есть какое-то слово, с которым Вы хотите обратиться к японцам перед своим посещением.

В.Путин: Я знаете что хочу сказать, что у нас, к сожалению, много нерешённых проблем. Но огромное количество людей в России знают Японию, любят Японию и независимо ни от чего – я уверен, что мы когда-нибудь точно решим все наши проблемы, – вне зависимости от того, когда это будет, уже сегодня есть тяга миллионов, без всякого преувеличения, миллионов людей, живущих в России, и, мне думается, миллионов людей, живущих в Японии, к познанию друг друга, к сотрудничеству друг с другом, к обмену полезной информацией и искреннее желание к разрешению всех проблем, которые до сих пор ещё пока не решены.

Вопрос: Как один из граждан Японии, я очень желаю Вам, чтобы Ваш визит прошел успешно. И ещё раз большое спасибо Вам за то, что Вы нашли время для нас в своём занятом графике. Мы надеемся, что визит будет очень полезен для двусторонних отношений.

Спасибо.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 13 декабря 2016 > № 2005385 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 9 декабря 2016 > № 2001597 Владимир Путин

Приём по случаю Дня Героев Отечества.

Владимир Путин принял участие в ставшем традиционным ежегодном торжественном приёме по случаю празднования Дня Героев Отечества.

На приём приглашены более 300 военных и гражданских лиц, проявивших особое мужество и героизм. Среди участников мероприятия Герои Советского Союза, Герои России, полные кавалеры ордена Славы и кавалеры ордена Святого Георгия. Традиция чествования Героев Отечества возобновлена в соответствии с указанием Президента в 2013 году.

* * *

В.Путин: Дорогие ветераны! Уважаемые друзья!

Сегодня Россия отмечает День Героев Отечества, чествует тех, кто удостоен самых высоких наград нашей страны: Золотых Звёзд, орденов Славы и Святого Георгия – и чьи подвиги служат символом бескорыстия, силы духа, преданности Родине.

Россия гордится своими героями, причём всех исторических эпох и всех поколений. Гордится вами, кто в этот торжественный день собрался в этом легендарном Георгиевском зале Кремля. На его стенах история мужества и самоотверженности наших предков. Отвага, способность к жертвенному подвигу были и остаются важнейшим качеством национального характера народа России.

Подвиги совершаются не ради медалей, не ради орденов. Люди рискуют собой ради спасения других. До конца исполняют свой воинский, служебный, гражданский долг. Проявляют истинное благородство, волю и твёрдость, и герои Отечества всегда были и будут в России на особом, самом высоком счету.

Проходят годы, даже столетия, но их мужество остаётся в народной памяти, в исторической памяти нашего народа. И нам одинаково дороги защитники древней Руси, Российской империи, Герои 1812 года и Великой Отечественной войны.

Подвиги совершаются не ради медалей, не ради орденов. Люди рискуют собой ради спасения других. До конца исполняют свой воинский, служебный, гражданский долг.

Мы никогда не забудем, как 75 лет назад на подступах к Москве советский солдат бросался под танки, защищая собой столицу. И как в наше время вызывал огонь на себя российский офицер, окружённый террористами. Как наш полицейский, почти на наших глазах, глядя убийцам в глаза, произнёс ставшие легендарными слова: «Работайте, братья!». И как стойко, мужественно, бесстрашно, рискуя собой, выполняют свой ратный долг наши военнослужащие в Сирии.

На этих великих примерах воспитывается гордость за наш народ, нашу страну. Укрепляется вера в её будущее, любовь к родной земле. А у молодого человека рождается стремление стать лучше, отважнее, а если потребуется, стать дерзким – совершить выдающийся поступок во имя Отечества.

Сердечно поздравляю с праздником всех приглашённых и всех наших героев, которых, конечно же, просто не может вместить этот зал. Желаю вам всем здоровья и мира. Каждый из вас вписал свою, но яркую страницу в историю России.

Искренне благодарю вас за всё, что вы сделали, и предлагаю тост: за героев нашего Отечества! За Россию!

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 9 декабря 2016 > № 2001597 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 декабря 2016 > № 2001598 Владимир Путин, Андрей Никитин

Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

Под председательством Владимира Путина состоялось заседание наблюдательного совета автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов».

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги.

Мы с вами встречались в июле на Форуме стратегических инициатив, обсуждали там результаты, новые проекты. И помню, как шла тогда дискуссия: говорили о ключевых направлениях дальнейшей работы. В этой связи хотел бы отметить, что принципиально важно в следующем году выйти на конкретные, ощутимые результаты, прежде всего в тех областях, которые мы с вами обсуждали: имеется в виду деловой климат в регионах, развитие профессионального образования и, конечно, поддержка инициатив в социальной сфере.

В Послании Федеральному Собранию – вы, надеюсь, видели это – я просил вас совместно с Общественной палатой поддержать развитие волонтёрства, социально ориентированных некоммерческих организаций. Речь идёт о том, чтобы снять барьеры, которые мешают развитию волонтёрского движения, определить формат взаимодействия волонтёров, НКО с государством. Нужно, безусловно, помочь тем, кто стремится заниматься проектами в социальной сфере, продвигать важные инициативы по защите окружающей среды, тем более что следующий год, как вы знаете, у нас объявлен Годом экологии.

И ещё. На форуме в июле были показаны несколько интересных проектов для людей с ограничениями по здоровью. Хотелось бы, конечно, сегодня услышать, как идёт эта работа, с какими проблемами вы сталкиваетесь и что планируется по этому направлению дальше.

В рамках Национальной технологической инициативы вы уже начали заниматься развитием так называемых сквозных технологий, которые уже в краткосрочном периоде будут определять облик всех сфер жизни. Это, в том числе, робототехника, новые источники энергии и так далее – вы знаете, о чём идёт речь.

В Послании также было сказано о запуске программы развития цифровой экономики. И я, безусловно, просил бы Агентство организовать на своей площадке взаимодействие российских компаний, научных, образовательных и инжиниринговых организаций и центров.

Отмечу, что у нас появляется всё больше молодых специалистов и высококвалифицированных рабочих, способных решать задачи нового технологического уровня. Это наглядно продемонстрировали ребята, победившие на европейском чемпионате по профессиональному мастерству в Швеции.

Такие чемпионаты – это, безусловно (и мы с вами это хорошо понимаем), не только престижные турниры. Они задают тон, ориентир для развития национальной системы образования на основе лучших мировых практик, помогают настраивать образовательные программы и профессиональные стандарты под запросы текущего дня, экономики.

В этой связи просил бы Правительство, Министерство образования и науки обеспечить безусловное выполнение всех поручений по развитию движения WorldSkills в России, включая организацию чемпионата мира по рабочим профессиям, который должен пройти у нас в Казани в 2019 году.

Вы активно занимаетесь развитием этого движения. В нашей стране оно получило название «Молодые профессионалы» и сегодня объединяет более 20 тысяч участников. Конечно, было бы интересно послушать, узнать, что вы планируете в предстоящем году.

Прежде чем мы перейдём к работе, хотел бы вновь вернуться к вопросу улучшения инвестиционного климата.

Мы с вами вместе сформулировали задачу: добиться высокого качества деловой среды во всех субъектах Федерации. Это значит, что в каждом регионе предпринимателю должны оказываться всесторонние услуги, всесторонняя помощь и поддержка. При этом сроки подключения к инфраструктуре, выдачи различных документов, другие необходимые для бизнеса сервисы следует привести в соответствие с требованиями федерального закона.

Очень рассчитываю на то, что и деловые объединения, и Клуб лидеров продолжат контроль за исполнением принятых решений, в том числе за внедрением лучших практик на уровне регионов и муниципалитетов.

Надеюсь, что все участники антарктической экспедиции благополучно вернулись домой. Андрей Рэмович [Белоусов] и в этом году тоже не смог к вам присоединиться, но он сделает это в ближайшей перспективе. Он каждый год мне рассказывает о том, что он начинает готовиться к этому мероприятию, потом я вижу его здесь, в кремлёвских кабинетах, – прижился здесь, уже в Антарктику, по-моему, не тянет его.

Давайте начнём работать. Пожалуйста.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета!

Агентству стратегических инициатив уже больше пяти лет, но наш главный приоритет – это лидеры, активные граждане, их проекты. Он был с самого начала, все эти пять лет, он таковым остаётся и останется дальше в нашей работе.

В качестве одного из результатов хотел бы сказать, что нам удалось сформировать достаточно серьёзное сообщество вокруг себя. Порядка 100 тысяч человек участвуют сегодня так или иначе в разных инициативах Агентства, 500 тысяч предпринимателей участвуют в вопросах по национальному рейтингу по всей стране. И если посмотрим на наши отдельные инициативы, например, на атлас новых профессий, около шести миллионов человек ознакомилось с ним и, может быть, что–то для себя, для своих детей там увидело.

Наша цель на ближайшие полтора года – реализация и завершение всех тех инициатив, которые перед нами сегодня стоят, максимальное их приведение к конкретным, понятным, как Вы сказали, ощутимым результатам. Коротко расскажу, наверное, об этом, коллеги расскажут подробнее.

Хотел бы начать, наверное, с того, что Вы сказали в Послании, – это работа с волонтёрами и с некоммерческими организациями. Мы видим нашу роль в том, чтобы прежде всего выслушать этих людей, так же, как мы работали с предпринимательскими объединениями в рамках Национальной предпринимательской инициативы, дать возможность им рассказать о том, с какими барьерами и проблемами они сталкиваются, и дальше попробовать сформировать уже определённые планы, определённые решения, которые можно отрабатывать уже с коллегами из Правительства, и выходить на какие–то нормативные акты.

Вторая инициатива, которая связана с социальной сферой, – это новое качество жизни для людей с ограниченными возможностями. Очень много бюрократии в этой сфере, к сожалению, и зачастую она вредит и новым проектам, и люди получают какие–то вещи позже и меньше, чем могли бы. Светлана Чупшева и её команда этой темой занимается, она подробнее об этом сегодня расскажет.

В целом, конечно, логика работы с лидерами и с проектами лидеров – это та логика, которая все направления исповедует, особенно направление «Новый бизнес», коллегия Артёма Аветисяна.

Сегодня работа над нормативными актами Национальной предпринимательской инициативы в целом закончена, однако вопросы правоприменения, вопрос мониторинга этих всех актов – это, конечно, очень серьёзный вопрос, как это всё работает. Знаю, что коллегия на этой задаче планирует сфокусировать своё внимание совместно с другими предпринимательскими объединениями.

Появился также в направлении «Новый бизнес» ещё один системный проект. Этот проект связан с Антарктидой, решением системных проблем, которые там возникают. Здесь мы будем работать совместно с Русским географическим обществом.

Постоянно, безусловно, встают новые вызовы, Вы сказали об этом сейчас, – это цифровая экономика, вопросы, которые стоят перед предпринимателями высокотехнологичных отраслей.

Чуть меньше месяца назад на форуме «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату», который мы сделали совместно с ТАСС, мы собрали высокотехнологичные компании и поговорили с ними о тех барьерах, которые они перед собой видят и которые перед этим стоят. Эти барьеры есть. Эти барьеры не всегда такие, как у классических компаний. Поэтому, безусловно, здесь есть тема для работы с точки зрения упрощения различного рода процедур.

Национальная технологическая инициатива, конечно, очень долгосрочный проект, однако определённые серьёзные вехи и цели поставлены на 2017 год. Во многом они связаны с региональным развитием Национальной технологической инициативы. То же самое я могу сказать и о вопросах работы с рабочими кадрами – там очень много зависит от регионов. Дмитрий Песков об этой теме расскажет подробнее.

Вообще, в целом эти регионы и региональные управленческие команды, помимо тех вещей, с которыми мы с ними взаимодействуем, – мы видим, что они стали источником ярких, интересных и зачастую очень важных управленческих практик. Я Вам докладывал на наблюдательном совете весной о том, что мы хотим провести конкурс лучших практик. Мы его провели. Сегодня уже практики определены, и мы с федеральными ведомствами начинаем их внедрять уже в работу на уровне всей страны. Об этом Марина Валерьевна Коротаева тоже немножко скажет.

Я, пожалуй, в конце вкратце остановлюсь на одной из ключевых тем – это национальный рейтинг. Я хотел бы сказать, Владимир Владимирович, что все Ваши поручения, связанные с национальным рейтингом, на сегодня выполнены. Обеспечен механизм масштабирования, выверена методология, налажена система глубокого анализа результатов.

У нас в каждом регионе созданы проектные офисы. И в принципе на базе Российской академии народного хозяйства начато обучение, уже 36 регионов прошли обучение проектных команд. Программу для них Сергей Ильич Воробьёв, наш коллега, готовил.

На питерском экономическом форуме мы представим также новые результаты. Надеюсь, что в этом году они будут в динамике интереснее, чем в прошлом. Знаю, что многие регионы серьёзно посмотрели на то, что у них динамика была не очень хорошая в том году, и за эту работу более серьёзно взялись. Опросы уже идут.

Вы поставили задачу нового этапа работы с региональным инвестклиматом, поставили её в Ярославле. Хотел бы сказать о четырёх ключевых задачах, которые мы перед собой видим и решаем сегодня на 2017 год.

По 12 наиболее критичным для бизнеса направлениям – это стройка, подключение, кадастр и так далее – определены целевые ориентиры. Мы с Правительством эту работу практически закончили, остались технические детали, и в ближайшее время мы уже будем готовы это нормативно оформлять.

На основании этих целевых ориентиров уже чёткий план регионы начинают составлять, как их добиваться. Конечно, те регионы, которые традиционно лидируют, они в этой части лидируют и двигаются чуть быстрее.

Система мониторинга будет запущена до конца года. Как Вы и поручали, мы делаем основной акцент на территориальных отделениях деловых объединений, которые должны нести свою часть и работы, и ответственности. Это их инвестклимат, в их регионах, поэтому очень важно, чтобы они в регионах включались в эту работу с самого начала. Соответствующая электронная платформа будет готова до конца года, в тестовом режиме она уже работает.

И конечно, обучение. За год все те регионы, которые не попали в прошлогоднюю программу, пройдут обучение в РАНХиГС, у них эти soft skills, так называемые навыки командного управления, навыки проектного управления будут им доступны и понятны.

Абсолютно уверен, мы сделаем всё возможное, для того чтобы Ваше поручение было выполнено и различия в условиях ведения бизнеса от региона к региону сглажены за 2017 год в максимальной степени.

Далее мои коллеги расскажут о своих инициативах подробнее. Хотел бы сказать, что все инициативы мы обсудили в рамках комитета по стратегии наблюдательного совета, получили его поддержку.

Уважаемые члены набсовета! Уважаемый Владимир Владимирович! Прошу поддержать с учётом выступлений коллег эти инициативы для работы на следующий год.

Доклад окончен. Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Артём Давидович, прошу.

А.Аветисян: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Остановлюсь на трёх основных направлениях нашей работы.

Первое – это проектная деятельность. Направление «Новый бизнес» – это, по сути, то, чем мы занимаемся с первого дня работы Агентства.

Второе – это мониторинг Национальной предпринимательской инициативы.

И третье – это системный проект по итогам двух экспедиций Клуба лидеров в Антарктиду.

Что касается проектной работы. Сейчас уже мы видим, что в 2017 году мы завершим уже с ощутимыми результатами где–то 15 проектов. Это совершенно разные отрасли экономики: от приборостроения до информационных технологий. Например, компания «Геоскан» из Санкт-Петербурга производит беспилотники со своим программным обеспечением. Уже само программное обеспечение экспортируют в 103 страны мира, а сами беспилотники – и во Вьетнам, и в Швейцарию.

У нас в России до сегодняшнего дня эта технология не развивалась. Мы решили коллегам из «Геоскана» помочь и сделать первый пилот по созданию 3D–модели региона. Вообще, эти беспилотники используются для сканирования местности и для создания 3D–моделей. Это незаменимо в сельском хозяйстве, для того чтобы делать кадастрирование. Быстрее всех откликнулась Тульская область, и такой пилот уже сейчас в Тульской области реализуется.

Кстати, интересный факт. С помощью этих самых беспилотников удалось обнаружить неофициальный песчаный карьер, незарегистрированный, а также выявить 12 тысяч гектаров земли, которая в кадастр не попала. То есть, по сути, по оценкам экспертов, порядка 200–250 миллионов рублей минус из бюджета Тульской области, то есть неплохой бюджетный резерв.

Мы рассчитываем, что до конца следующего года будет разработана типовая технология, и такие работы сможет делать любой регион, и можно навести порядок с оборотом земель.

Что касается второго направления – Национальная предпринимательская инициатива, мы серьёзно обновили правовую базу.

В своём Послании Федеральному Собранию Вы, Владимир Владимирович, говорили о том, что надо сконцентрироваться на правоприменительной практике в этой сфере. Эта работа постоянно ведётся. В ней активно участвуют предприниматели из Клуба лидеров совместно с коллегами из «Деловой России», «Опоры России», РСПП, ТПП. У нас работает штаб по так называемым контрольным закупкам, мы получаем информацию из регионов, её анализируем и выявляем узкие места в правоприменении, и они достаточно быстро устраняются.

Если вы помните, я говорил на одной из наших встреч о сложностях с онлайн-регистрацией предприятий. Как раз в ходе таких контрольных закупок эта проблема была обнаружена и передана в ФНС, ФНС очень быстро, оперативно вместе с коллегами устранили. Сейчас я могу сказать, что каждое десятое предприятие в стране регистрируется онлайн. Когда мы говорили два-три года назад, это были единицы. Поэтому ключевая задача контрольных закупок, с одной стороны, помочь органам власти выявить слабые места, возможные сбои, сбои в регламентах, с другой стороны, как раз наглядно увидеть лучшие практики.

Мы буквально в сентябре запустили новый проект, новый вид контрольной закупки – это телевизионный проект совместно с «Россией–24», который называется «Агент бизнеса». В качестве агентов выступают наши герои-предприниматели, выступают в качестве потенциальных инвесторов. Они приезжают в регион и оценивают регион с точки зрения делового гостеприимства. Казалось бы, во всех регионах есть уже инвестиционные порталы, созданы корпорации развития, технопарки. Но по факту видно, что одни исполняют это чисто формально, а другие люди вкладывают душу в свою работу.

В качестве примера приведу Белгородскую область. Наш агент-предприниматель приехал, ему предварительно выслали все материалы, встретили, показали площадки. То есть видно, что люди заинтересованы в инвесторе. Пока это не во всех регионах, так что нам есть над чем работать.

Мы неделю назад обсудили результаты контрольных закупок на деловом завтраке конференции «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату». Были коллеги из наблюдательного совета, губернаторы, предприниматели. Все сошлись на мнении, что контрольные закупи надо продолжать, но выводить их немного на другой уровень. Может быть, легитимизировать на другой уровень. Поэтому у меня два предложения в этой связи.

Первое. У нас в рамках работы по национальному рейтингу создан рейтинговый комитет. Предлагаю расширить его мандат как раз в части контрольных закупок, наделить его функцией регламентировать и одобрять результат.

И второе предложение. Так как основными потребителями полученных результатов являются руководители регионов, то, безусловно, в первую очередь они заинтересованы в наших результатах. Поэтому предлагаю подписать с губернаторами соответствующие соглашения и проводить контрольные закупки в рамках таких соглашений.

Уважаемые коллеги, в завершение несколько слов о недавней экспедиции Клуба лидеров в Антарктиду. Хотел бы сразу поблагодарить Русское географическое общество за поддержку нашей миссии.

Владимир Владимирович, во время телемоста мы рассказывали Вам о том, что могут делать предприниматели к 200–летию открытия Антарктиды. Часть предложений уже реализуется членами клуба. Например, выделены средства на гранты, в ближайшее время пройдут конкурсы, и молодые учёные уже поедут в Антарктиду.

Кроме того, уже в следующем году будет разработан опытный образец гусеничного автобуса для наших полярников и, кстати, не только для наших. Мы общались с руководством чилийской, уругвайской, китайской станций, и все подтвердили актуальность такой техники.

Но есть ещё две идеи, по которым коллеги требуют Вашей поддержки.

Если помните, мы говорили о том, что наши предприниматели – члены Клуба лидеров готовы полностью взять на себя, финансово в том числе, и реконструировать одну из российских антарктических станций, и не только реконструировать, а взять под свой патронаж и дальше нести все расходы, связанные с функционированием этой станции.

Здесь предприниматели не просят денег. Наоборот, они готовы выступить в качестве меценатов, но оказалось, что это не так просто с юридической точки зрения – нет соответствующей законодательной базы, регламентирующей такое государственно-частное партнёрство.

К примеру, один из наших предпринимателей хотел передать станции снегоход, в Беллинсгаузене, но, хотя полярникам этот снегоход очень нужен, они не смогли его просто принять, потому что невозможно поставить на баланс, возникают расходы, которые как бы не вписываются в этот бюджет. Это первая ситуация.

Вторая идея – это создание первого 4D–тура по одной из наших российских станций. Мы предлагаем станцию «Восток». Это станция, на которой зафиксирована самая низкая температура на Земле, – минус 89 градусов. И те граждане, кто не имеет возможности поехать в Антарктиду, смогут с помощью современных технологий побывать там с помощью 4D или 5D, сейчас уже существуют такие технологии.

Здесь нам нужна помощь для включения четырёх специалистов в российскую антарктическую экспедицию в следующем году для сканирования, для фотографирования, для того чтобы такой проект создать к 200–летию.

Вообще, очень много идей по Антарктиде. Мы их решили объединить в один системный проект, который мы могли бы делать под эгидой АСИ. Коллеги, если согласны с идеей, прошу поддержать.

В.Путин: Хорошо, давайте так и сделаем.

Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены наблюдательного совета!

Наше управление концентрирует свою работу на поддержке и развитии новых отраслей и рынков. Мы прекрасно понимаем, что эти новые отрасли и рынки – это в первую очередь человеческий капитал, это люди, и в этом смысле задачи по развитию образования для нас являются абсолютно приоритетными. Поэтому первое наше направление – это развитие образовательных проектов.

Здесь хотел бы обратить внимание на некоторое интересное совпадение: за последний месяц было три события, которые впервые выводят российское образование, показывают его качественный уровень. То есть по результатам независимых тестов PISA, по результатам тестов TIMSS и чемпионата EuroSkills Россия одновременно получила результаты, которые являются средними для стран ОЭСР. Такого никогда не было.

Мы считаем, что это некоторое объективное доказательство уровня роста подготовки кадров в Российской Федерации, усилий, которые предпринимал Андрей Александрович Фурсенко, Дмитрий Викторович Ливанов. То есть по математике, чтению, естественнонаучной подготовке студентов, по практическим применениям навыков в сфере высоких технологий мы вышли либо на средний уровень ОЭСР, либо, как показал EuroSkills, мы в пиковых нагрузках, что называется, выходим даже в лидеры. То есть это такой шанс, как нам кажется, который нельзя упустить, нам надо этот потенциал сегодня максимально использовать и ни в коем случае не потерять.

Мы понимаем, что образование, с одной стороны, является отраслью, которая переживает радикальную технологическую трансформацию, с другой стороны, это, конечно, сфера социального служения и даже часто социального подвига. И здесь мы ищем такую модель социального консенсуса по этому поводу, потому что сегодня мы, конечно, видим очень сильные идеологические столкновения по поводу именно сферы образования.

В наших проектах мы пытаемся объединять. Мы на самом деле такого системного противоречия не видим, но нам кажется, что двигаться нужно в эту сторону. То есть, с одной стороны, не потерять технологические накопления, с другой стороны, сделать так, чтобы эти технологические достижения работали на страну.

Сильнее всего это видно в тех проектах, которые мы сегодня реализуем. Часть из них действительно носит массовый характер. Мы запустили самый большой профориентационный проект в России, он практически бесплатный для нас, так называемый «Атлас новых профессий», когда дети и родители могут выбирать профессии будущего. Действительно, через социальные сети с ним поработало около шести миллионов человек. Сегодня до 500 образовательных организаций, более 1000 педагогов по стране с ним предметно работают.

На онлайновых площадках, которые мы с вами, коллеги, здесь поддерживали как наблюдательный совет, – Universarium, Uniweb, GlobalLab – сегодня у нас более 700 тысяч человек работает в год, а АСИ заработало и как образовательная институция. То есть только за прошлый год через наши образовательные проекты прошло более 2,5 тысячи человек, то есть с получением сертификатов, с дипломами: от чиновников, губернаторов до людей, которые получали специфические навыки управления и развития в будущем.

Есть очень интересная точечная история. Помните, Владимир Владимирович, у нас была несколько лет назад дискуссия с Вами и с другими членами набсовета по запуску программы «Глобальное образование» по отправке студентов в ведущие мировые университеты? И мы в небольшом формате её стартовали, встроив туда несколько сильных предохранителей, – сделать так, чтобы они возвращались не в Москву, а в российские регионы, и необходимость вернуть за обучение двойной штраф. Прошло два года, начали сейчас возвращаться первые выпускники. Сейчас это четырнадцать человек – первая партия, что называется, в течение следующего года вернется ещё сто десять. Из тех, кто возвращается, пока там не остался ни один.

В.Путин: Но из тех, кто возвращается, точно никто не может не остаться.

Д.Песков: Пока возвращение 100 процентов.

В.Путин: Так лучше.

Д.Песков: Все возвращаются в регионы. У нас прекрасная история: девушка 26 лет вернулась в свой родной университет, ставит сейчас там образовательные проекты по неврологии.

Естественно, Рустам Нургалиевич был лидером и отправил сразу большую команду в американский университет. Они вернулись в университет «Иннополис» в Татарстане и ставят новую лабораторию по разработке промышленного программного обеспечения и робототехники.

Сложность пока есть буквально с одним участником: хочет остаться в Соединённых Штатах Америки, поступило очень интересное предложение. Мы считаем, что, если вернёт тройной штраф – ничего страшного, потому что всё равно прибыль большая, но всё равно ведём с ним переговоры.

Очень часто мы находим интересных сильных лидеров в ходе этих процессов. За последнее время у нас более 430 назначений как в органы власти, так и в компании с госучастием случилось из нашего кадрового резерва. То есть порядка 10 тысяч человек, и на разные позиции 430 человек через нас прошли. К нам стали регулярно обращаться федеральные органы власти, институты развития, мы им помогаем с этим набором кадров.

Мы, конечно, понимаем, что наша задача – это тесная связка с промышленностью и с бизнесом. Два года назад мы стартовали проект дуального образования, такой микс между немецкой практикой и советской практикой возрождения заводов-втузов. Сегодня это 20 тысяч человек, 5600 наставников в 13 регионах. Модель заработала.

Первые выпускники НПО «Сатурн» в Ярославле, когда дети три дня учатся и два дня сразу работают с наставниками на предприятиях, зная, что предприятия получают готовых специалистов. Конечно, здесь для нас приоритетный проект WorldSkills, и сейчас это действительно движение «Молодые профессионалы».

Коротко напомню, что 21 октября 2011 года мы впервые поддержали этот проект здесь, на набсовете, в следующем году вступили. В 2013 году на мировом чемпионате мы заняли почётное 41–е место из 41–го, то есть разрыв был катастрофический. В 2015 году мы поднялись на 14–е место с 41–го. В этом же году – никто не ожидал – мы выиграли право на чемпионат в Казани. В этом году мы поехали на европейское первенство. Опять же, если признаться, никаких планов на победу у нас не было. По общему зачёту мы были на 11–м, по медальному зачёту на 21–м месте, тоже последними.

Мы обсуждали несколько раз, что медали не являются нашей целью, поэтому мы выбрали для нашей команды сценарий, когда мы боремся за общее количество очков, то есть когда мы показываем высокую квалификацию по самому широкому перечню дисциплин. В этом году тем не менее мы сделали ставку на хай–тек.

Этого от нас тоже никто не ожидал, все нас отговаривали, говорили: Россия, хай–тек, да вы что, у вас нет никаких шансов. Несмотря на это, мы заняли первое место по набранным баллам, опередив команду Голландии, выиграли два «золота» именно в хай–теке – парень-электронщик и парень по холодильному оборудованию и кондиционированию. Девушка, графический дизайн, – «серебро». Мобильная робототехника – «серебро». В мобильной робототехнике мы выиграли у всех основных европейских конкурентов, хотя это сложнейшая задача по программированию автоматизированных складов. В этом году задача была сделать робота-археолога, он раскапывал остатки древних цивилизаций. И «бронза» – сетевое системное администрирование.

По новым компетенциям мы тоже выиграли, они не шли в общий зачёт, тем не менее «золото» – дизайн интерьера, акватроника. 3D–моделирование для компьютерных игр – «бронза». То есть мы сделали ставку на хай–тек и совершенно неожиданно победили.

Понятно, что мы не имеем права расслабляться, понято, что не может быть головокружения от успехов, но в целом стало ясно, что мы можем очень быстро догонять.

Конечно, мы победили, наверное, потому, что к нам не относились серьёзно, в нас не видели конкурентов, поэтому подножки стали ставить уже под конец соревнований. Когда стало ясно, что мы выиграли, два дня организаторы не вывешивали протоколы на сайт. Нам пришлось подавать официальные жалобы к организаторам, но в итоге справились.

В следующем году у нас чемпионат в Абу–Даби. Мы системно готовимся к Казани, надеемся, что мы там «выстрелим». Но, ещё раз, мы не боремся за медали, мы транслируем эти компетенции в отрасли. То есть ребята, которые становятся чемпионами, очень редко возвращаются к рабочему месту. Они становятся либо экспертами, либо их берут корпорации, и они становятся мастерами и наставниками этих корпораций, либо они открывают своё дело.

По итогам прошлого года несколько ребят, когда в том числе Герман Оскарович поддержал финансово, выделил им призы, они не потратили эти призы, а на эти призы открыли своё дело. Один парень открыл ювелирную мастерскую, у одной девушки большой текстильный бизнес. Мы тоже это направление видим.

Задача следующего года для нас – это, конечно внедрить уже в компанию. Мы начинаем переподготавливать мастеров производственного обучения и директоров колледжей.

Из компаний, которые лидируют, которые стали серьёзно перестраивать свои процессы под стандарты WorldSkills, – это «Росатом», абсолютный лидер, «Роскосмос», «Ростех», Челябинский трубопрокатный завод, где Вы недавно были, и «Татнефть». Это лидирующие компании, которые сегодня переподготавливают больше всего.

Мы, конечно, хотим использовать этих людей в новых отраслях и двигаем их в сторону Национальной технологической инициативы. В НТИ сегодня работает 12 рабочих групп. Модель НТИ предполагает, что у нас есть два соруководителя: один от бизнеса, один от государства. За четыре «карты» отвечает Минпром, за две – Минобр, по одной – Минсельхоз, Минздрав, «Сколково», и за одну – Центробанк. То есть мы разворачиваемся по всем направлениям.

Лидируют как государственные компании, с одной стороны: «Ростелеком», КамАЗ, ОСК, «РусГидро», – так и частные: «Яндекс», «Р–Фарм», «Таврида Электрик», «Транзас», КИА. У нас эта связка работает достаточно хорошо. Мы начали менять мандаты и профиль работы институтов развития под эту задачу.

РВК был практически полностью перестроен, сейчас немножко застряли, ждём назначения генерального директора, там очень долго процессы все эти проходят.

Фонд «Сколково» начал создавать новые фонды в логике НТИ. Фонд Бортника провёл недавно конкурс для небольших компаний на два миллиарда рублей с лишним. Сейчас вместе с ВЭБом в тяжёлом диалоге ищем модели, в котором ВЭБ тоже сможет давать возвратное финансирование под те проекты, которые уже выходят на экспорт, выходят на быстрый рост. Мы понимаем, что нам нужно здесь очень много талантов, поэтому мы стартовали в прошлом году новый формат – олимпиада НТИ.

В.Путин: Как называется?

Д.Песков: Олимпиада Национальной технологической инициативы, в том году семь тысяч человек. Партнёрами стали основные политехнические университеты со всей страны, и финал 2016 года у нас пройдёт в марте в «Сириусе». То есть мы «Сириус» делаем методическим центром, который эти результаты олимпиады забирает. У нас в итоге появился такой хороший замкнутый качественный процесс. В регионах они опираются на сеть «Кванториумов», которые создаются, то есть у нас связка заработала.

С институтами развития, конечно, есть большая проблема, которая состоит в том, что наши компании слишком быстро растут. Обычно у нас как? Либо деньги на прототип, либо деньги на масштабирование. А наши компании сделали прототипы, второй прототип они сразу продают в другие страны, и мы не попадаем, потому что, когда поддержка экспорта, там большой залог или 50 процентов софинансирование. Они ещё стартапы, они ещё маленькие, но очень быстрые.

И эта сложность для нас состоит в том, чтобы в этой растущей цифровой экономике научиться поддерживать быстрых. А они, пока год рассматривают, эти институты, они либо уезжают уже, либо темп теряют и проигрывают рынки. Нам, конечно, нужно настроить интерфейсы на гораздо более быструю работу. То же самое с нормативно-правовым регулированием.

Мы пытаемся сейчас начать работать с рынками Таможенного союза. По «Автонету» внесли первые предложения в техрегламенты. Мы понимаем, что российский рынок слишком маленький как пилотный, но это регулирование должно быть умным и эталоном одновременно. И здесь тоже скорость принятия решений небольшая. У нас ведомством, которое отвечает за эту координацию, является Министерство образования и науки. Честно говоря, в последние несколько месяцев, мягко выражаясь, нет на выходе никаких документов.

Мы очень просим, Владимир Владимирович, назначить нам персонального ответственного с персональной ответственностью за сроки, потому что мы срываем темпы. Темпы срываем, проигрываем рынки конкурентам, а сроки выхода на этот рынок очень маленькие.

Например, мы несколько лет назад проиграли рынки операционных систем наших мобильных телефонов, и у нас сейчас в мобильных телефонах этого нет. Уверен, что в ближайшие три года то же самое произойдет с рынком автомобилей, то есть в них тоже будут ставить операционные системы. Мы готовы сегодня вместе с НП «ГЛОНАСС», с ведущими компаниями, с «Яндексом» постоянно обсуждаем, сделать так, чтобы российская телематическая платформа операционной системы для автомобилей была российской, но для этого требуется постоянное внимание органов власти для создания этого эталонного регулирования. Иначе так же, как телефоны, мы можем этот рынок проиграть.

Стремительно входят университеты в эту логику, преобразуются. Мы начинаем конкурс по созданию центров компетенции НТИ. Сегодня у нас есть «горячая» десятка: это два университета Питера – ИТМО, питерский политех, – это московский политех, два томских вуза, физтех, Новосибирский университет, Калининградский, Дальневосточный, Севастопольский.

По Севастопольскому мы показывали Вам летом проект «Пионер–М» по созданию морского судна. Никто не верил, конструкторские бюро ОСК не верили, сейчас ребята уже выходят на техпроект. Сделали работу несколько десятков студентов, которую обычное КБ делает очень долго, за счёт именно цифрового моделирования.

В июле мы Вам показывали. И сегодня за счёт политической поддержки ОСК и ставки на молодых ребят, студентов мы двигаемся очень быстро. Сегодня мы обсуждаем такие же проекты с Минпромторгом по всем другим направлениям. То есть мы хотим, что там студенческие команды собирали эти прорывные технологии. Потому что, честно сказать, на такие большие структуры надежды не очень много.

Конечно, мы могли бы сделать с университетами то же самое, что сделали с WorldSkills. Если когда–то будет такая политическая воля, мы считаем, что мы можем сделать российский университет, который не в топ–100, а в топ–10 войдёт. Нам для продвижения за рубежом, конечно, нужны такие центры прорыва. Считаем, что такую конструкцию вполне себе можно собрать.

У нас есть первые результаты. За этот год в России построено три первых беспилотных автомобиля. Ещё два года назад их не существовало ни одного. В следующем году мы начнём их испытание уже на трассах. В Набережных Челнах идёт большая работа, которую ведёт КамАЗ. Volgabus делает «Матрёшку», приходят новые конкуренты. То есть мы очень надеемся, что к чемпионату мира 2018 года на закрытых трассах у нас уже беспилотники поедут. Одна из компаний даже сделала игрушечный робомобиль – правда, дорого, 300 тысяч рублей, – но в Новый год, что называется, от КБ «Аврора» уже можно такой купить. Группа «Транзас» в Питере начала испытание беспилотной зоны навигации в Финском заливе.

По «нейро» четыре российские компании, которые работают с инвалидами – экзоскелеты, биопротезы, – выступили в соревновании команд с ограниченной ответственностью в Швейцарии, заняли очень доступные места. Сделали такой смешной, казалось бы, проект, называется «Нейрокепка», но он может спасать множество жизней. Обычная кепка надевается на голову дальнобойщика, и в тот момент, когда вы засыпаете, она считывает альфа–ритмы, даёт сильную вибрацию и сильный световой сигнал, и человек просыпается. Сейчас тестируем на себе, даже Андрей Рэмович [Белоусов] одну взял, сказал, что ночью будет читать, потом расскажет.

Калининград, цифровая электростанция…

В.Путин: Ночью спит пускай, днём пускай работает.

Д.Песков: По искусственному интеллекту. Большой проект делает физтех, Павлов, с софинансированием Сбербанка. Мы надеемся, что тоже в следующем году уже покажет очевидные результаты.

И наконец, последнее. Мы, конечно, вели эту работу не то чтобы подпольно, ну не очень привлекая общественное внимание, но случилось так, что летом одна из наших промежуточных версий «утекла» в прессу одной из «дорожных карт», там было написано про квантовую телепортацию. Журналисты, естественно, слово «квантовая» выбросили и написали, что Россия к 2035 году осуществит телепортацию. Это сейчас один из десяти самых популярных запросов в Яндексе.

В.Путин: На Луну, и не нужно космических кораблей…

Д.Песков: Мировой фурор в средствах массовой информации. Они, конечно, всё перековеркали. «Телеграф» британский написал, что команда Путина сделает за два триллиона долларов телепорт к 2035 году, и это угроза национальной безопасности всем странам Запада.

В.Путин: Не надо было их разочаровывать, надо было эту версию так и поддерживать.

Д.Песков: Так о нас узнала страна и мир таким смешным образом. С другой стороны, ребята из Российского квантового центра очень благодарны. Они говорят, что к ним огромное количество внимания, заказов. И тема квантовой коммуникации получила дополнительное развитие.

Мы понимаем, что в 2017 году мы должны выйти на устойчивое развитие. Ключевое ограничение, единственное для нас, – это скорость поддержки со стороны государства. Даже не деньги, даже не какие–то другие вещи, а просто работать с соизмеримой скоростью.

Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо, очень интересно.

Светлана Витальевна, пожалуйста.

С.Чупшева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

За пять лет работы нашего направления поддержано 103 проекта в таких важных сферах, как образование, здравоохранение, культура, социальная защита. Очень важно, что все эти проекты реализованы не государственным сектором, а именно социальными некоммерческими организациями, благотворительными фондами и предпринимателями. Это не отдельные проекты, которые реализуются в конкретном, отдельном регионе. Удалось все эти проекты систематизировать, и сегодня они реализуются по всей стране.

Приведу два ярких примера. Во время работы с частным сектором по дошкольному образованию выявились слишком забюрократизированные правила в СанПиНах и административных регламентах. За счёт изменения документов коллегам удалось открыть этот сектор. И сегодня уже в 24 регионах нашей страны создано дополнительно 13 тысяч мест для детей в частных детских садах. Сегодня такие проекты реализуются по всей стране.

Второй проект: достаточно злободневная и, наверное, тяжёлая тема – отказ от новорождённых. К сожалению, такие случаи не единичны в нашей стране. Мы договорились с НКО и с 35 субъектами Российской Федерации апробировать модель профилактики отказов от новорождённых. Благодаря этой методике нам удалось 1600 детей оставить в своих семьях. Надеемся, что в следующем году уже все регионы смогут эту технологию у себя внедрять в системе здравоохранения и социальной защиты.

Теперь расскажу о планах на 2017 год. Владимир Владимирович, в Послании Федеральному Собранию Вы дали нам поручение совместно с Общественной палатой помочь сектору социальных некоммерческих организаций, а также помочь развитию волонтёрского движения в России. Мы считаем это очень важным направлением в нашей работе, и оно будет приоритетным в следующем году.

Хочу сказать, что те проекты, которые уже поддержаны и сегодня поддерживаются Агентством, также связаны с добровольческой деятельностью. У нас сегодня в наших проектах участвует порядка 35 тысяч волонтёров. Особенно их помощь востребована как раз в таких проектах, связанных с социальной защитой самых, наверное, незащищённых слоев населения – это дети из детских домов, старики и инвалиды.

Какие основные ограничения для развития волонтёрской деятельности отмечают сами некоммерческие организации и волонтёры? В первую очередь это неопределённый правовой статус волонтёра. То есть сегодня у нас такой сферы, как добровольчество, нет в нормативных правовых актах на федеральном уровне, что серьёзно препятствует развитию этого движения.

Например, субъекты либо ряд организаций сегодня на своё усмотрение принимают решение пускать какую–либо некоммерческую организацию либо волонтёров в учреждения здравоохранения, образования и социальной защиты. По сути, здесь такой двусторонний процесс. С одной стороны, они правы, потому что они несут ответственность и риски. Почему они должны пускать в эти учреждения абсолютно незнакомых людей с неопределённым статусом?

С другой стороны, мы видим те лучшие практики и те положительные эффекты от деятельности как раз некоммерческого сектора и волонтёрских организаций, которые уже на протяжении десятка лет помогают людям в различных направлениях, участвуют в различных проектах. Очень важно здесь найти золотую середину, какой–то баланс, который бы позволил действительно каждому человеку вне зависимости от возраста проявить своё желание быть волонтёром и участвовать в различных социальных проектах-инициативах как у себя в регионе, так и на федеральном уровне.

Мы здесь договорились с Общественной палатой, с Роспатриотцентром, что в ближайшее время, 14 декабря, на Форуме социальных инициатив проведём такую встречу с ведущими волонтёрскими организациями, социальными НКО, благотворительными фондами, для того чтобы уже обсудить первые всё–таки подходы, разработки модели взаимодействия государства, волонтёрских организаций и социальных учреждений.

Второй момент, который отмечают, такой болезненный для социального сектора и благотворительных организаций, а также волонтёров, – это недостаточность ресурсных центров в регионах, которые бы помогали и обучать желающих быть волонтёрами, и представлять различные методики и проекты, инициативы.

Есть у нас такие регионы-лидеры, которые активно ведут эту деятельность: это Татарстан, Ульяновская область, Москва, Московская область, Санкт-Петербург, где сегодня достаточно развита эта инфраструктура по поддержке и развитию добровольчества, – есть и ресурсные центры, и не один, есть платформы, где представлен запрос и спрос на волонтёрские добровольческие проекты, а также есть проекты для различных категорий граждан: это для школьников, студентов, для людей среднего и пожилого возраста, то есть любой человек может реализовать как раз своё желание и инициативу быть полезным и сделать что–то хорошее. Очень важно, чтобы такая инфраструктура была создана сегодня во всех субъектах Российской Федерации. Это та задача, которую мы для себя видим на 2017 год.

Уже сегодня мы собираем лучшие практики доступа негосударственного сектора в социальную сферу. Здесь тоже ряд регионов активно передают социальные услуги некоммерческому сектору: и социальным НКО, и предпринимателям. Мы видим колоссальный экономический эффект, социальный эффект, повышение качества социальной услуги, действительно удовлетворённость населения оказанием этих услуг.

Хочется, чтобы тоже эти лучшие практики были доступны для всех субъектов Российской Федерации и активно использовались. Для этого, Владимир Владимирович, хотим выстроить работу с регионами и с негосударственным сектором в социальной сфере по аналогии с проектом «Национальная предпринимательская инициатива».

Мы договорились в регионах создать проектные офисы, в которые войдут, по сути, заместители руководителей субъекта, которые будут отвечать за социальную сферу, профильные региональные ведомства: здравоохранение, образование, культура, соцзащита, – а также социальные некоммерческие организации, благотворительные фонды, волонтёрские организации и предприятия, имеющие развитые программы корпоративно-социальной ответственности. Их задача – сформировать такую краткосрочную, среднесрочную стратегию социального развития тех проектов в социальной сфере, в которые будет вовлечён как раз весь круг участников, и они вместе будут обсуждать возможности и ресурсы каждой из сторон для реализации.

Нам сегодня очень понравился проект Planeta.ru – краудфандинговая платформа, которая предоставляет возможности любому гражданину Российской Федерации поучаствовать и поддержать социальный проект, который им понравился. На этой платформе уже сегодня собрано более 550 миллионов рублей и поддержано 2300 социальных проектов, которые связаны и с культурой, и опять же с поддержкой детей из детских домов.

Такие проекты мы также хотим тиражировать во всех субъектах Российской Федерации. Сегодня обсуждали с Сергеем Ивановичем Морозовым. Они тоже запускают эти платформы у себя в регионе. Мы хотим, чтобы жители каждого региона смогли, во–первых, инициировать такие социальные проекты-инициативы и выкладывать их на эту платформу, а также все люди, граждане этого субъекта, если они считают важным и нужным, поддержать этот проект. Мне кажется, это достаточно интересная инициатива.

Ещё хотела отметить, что развитие волонтёрского движения очень востребовано со стороны старшего поколения. Вы также в Послании отметили необходимость развития детских технопарков «Кванториум». Здесь тоже коллеги привлекают пенсионеров – инженеров, конструкторов, которые вышли на пенсию, но имеют очень серьёзные компетенции в этой сфере, – в качестве наставников, тьюторов на эти площадки. Здесь мы тоже нашли такой двусторонний взаимный эффект и результат от этого сотрудничества.

Хочу сказать, что сегодня у нас таких площадок, Владимир Владимирович, семь по всей стране, на них обучаются 3,5 тысячи детей. Подготовлено 500 тьюторов, наставников для работы с детьми в этих проектных командах. Приглашаю всех 10 декабря принять участие в открытом марафоне – открытии «Кванториумов» ещё в 16 субъектах Российской Федерации. Мы планируем в следующем году, что у нас таких технопарков будет порядка сорока во всех регионах.

И очень важно, Владимир Владимирович, что уже действующие учреждения дополнительного образования присоединяются к этому стандарту «Кванториума». Мы тоже надеемся, что 60 таких площадок будут работать по этому стандарту в 2017 году. Это позволит нам 200 тысяч детей вовлечь в эту проектную деятельность в научно-технической сфере и подготовить 1200 специалистов-наставников из молодых ребят, а также людей старшего поколения, которые готовы будут делиться этими компетенциями и разрабатывать совместные проекты с ребятами.

Очень важно, Владимир Владимирович, что помимо компетенции в научно-техническом творчестве, то, чего сегодня не хватает в школе, там развиваются социальные навыки у детей – это умение работать в команде, самостоятельно ставить задачи и решать их. Это нешаблонное мышление, потому что сегодня в школе всё–таки дети привыкли с первого класса работать по некому заданному стандарту, а нам хочется вырастить детей-изобретателей, которые не будут ограничены какими–то определёнными рамками.

Такие площадки, не дожидаясь федерального финансирования, уже открыли Москва и Московская область. Здесь мы тоже очень благодарны коллегам, потому что в Москве это несколько десятков технопарков, которые будут работать по распределённой системе. В Московской области, в Королёве, коллеги открыли детский технопарк, который будет в основном скоординирован на направлении развития космической отрасли.

Что касается очень важного проекта и направления «Новое качество жизни для людей с ограниченными возможностями по здоровью», мы показывали Вам на форуме два инновационных проекта по производству технических средств реабилитации: это «ЭкзоАтлет». Хочу сказать, что сегодня уже ребята изготовили 36 таких изделий, их закупили регионы для своих реабилитационных центров, и, по сути, уже сотни инвалидов могут пройти реабилитацию на них. На следующий год у них сформирован заказ на 20 таких изделий: Татарстан, Санкт-Петербург и Нижегородская область уже изъявили такое желание. Мы надеемся, что, когда расширится число заказов и возможностей, безусловно, стоимость «ЭкзоАтлета» уже будет дешевле и доступна непосредственно самим инвалидам для использования в домашних условиях, что тоже очень важно, и мы будем здесь коллег поддерживать в этом.

А второй проект – «Моторика. Протезирование верхних конечностей для детей». Если помните, маленькая девочка Ксюша, которая демонстрировала, как она умеет прыгать на скакалке абсолютно быстро, и ей это очень нравится. Она пошла в первый класс в этом году, и папа сказал, что он очень рад, потому что она очень быстро влилась в коллектив и чувствует себя очень комфортно, уже подружилась, у неё появились новые друзья.

К сожалению, не все дети сегодня могут воспользоваться такой возможностью. В первую очередь, Владимир Владимирович, как оказалось, у нас нет статистики по числу детей, которые нуждаются в таком протезировании. Мы здесь договорились с Министерством труда, Министерством здравоохранения, не дожидаясь, когда будет сформирован общий реестр инвалидов, мы проведём такой опрос, как по слепоглухим мы делали, чтобы выявить в первую очередь как раз детей, которые нуждаются в таком протезировании. Здесь коллеги пошли нам навстречу. Мы надеемся тоже, что в течение первого полугодия мы эту работу выполним.

Второй момент, Владимир Владимирович, – системный. Проблема, которую отметили с точки зрения развития и поддержки инновационных технических средств реабилитации, – это то, что сегодня у нас отсутствует регламент внедрения инновационных технических средств реабилитации в индивидуальную программу реабилитации инвалида. То есть кто, на каком основании принимает решение включать это в программу реабилитации или нет, нет единого стандарта и подхода. Здесь тоже с коллегами из Министерства труда, Министерства здравоохранения готовы в следующем году эту работу выполнить. Также обсуждали этот вопрос с Александрой Юрьевной Левицкой в рамках комиссии по поддержке инвалидов. Здесь тоже эту работу проведём и организуем.

С точки зрения оказания финансовой поддержки инновационным производителям договорились с Министерством промышленности Российской Федерации и Фондом развития промышленности, уже разработали проект программы по поддержке инновационных ТСР. Коллеги в конце года должны представить его на одобрение экспертного и наблюдательного советов. Надеемся, это даст возможность уже в следующем году принять все необходимые документы, для того чтобы такие проекты, как «ЭкзоАтлет» и «Моторика», смогли получать финансовую поддержку.

Ещё один очень важный проект. Владимир Владимирович, Вы три года назад дали нам поручение создать Фонд поддержки слепоглухих. Хотела бы рассказать о результатах деятельности этого фонда. На самом деле эта категория инвалидности является наиболее сложной. Нам тоже удалось за это время выявить три тысячи людей, которые нуждаются в нашей помощи и поддержке. Очень важно, что это не просто список этих инвалидов, а то, что каждый человек получил индивидуальную программу адаптации, реабилитации и методологического сопровождения и поддержки.

В Москве у нас сегодня открыт современный ресурсный центр по адаптации и социализации слепоглухих, а также на площадке этого ресурсного центра разрабатываются новейшие методики сопровождения и обучения инвалидов. Ребятам из фонда удалось уже сегодня трудоустроить сто слепоглухих. Мы думаем, что их количество будет, конечно, расти.

Появился замечательный проект – театр «Прикасаемые». У нас слепоглухие участвуют в настоящих постановках на площадке Театра наций. Здесь Женя Миронов нам очень помогает, без него этого бы ничего не получилось. Сегодня этот проект номинирован на премию «Золотая маска» и уже выходит за пределы Российской Федерации, мы будем его представлять на международном уровне.

Здесь, Владимир Владимирович, особо хочу отметить роль Андрея Рэмовича Белоусова, который на ежедневной основе занимается этим проектом и очень помогает ребятам. А также Германа Оскаровича Грефа, который возглавил попечительский совет и здесь тоже оказывает серьёзную ресурсную и методологическую поддержку, проявляет внимание к этой теме. Мы очень благодарны коллегам.

Владимир Владимирович, на следующий год в рамках работы фонда мы хотим, чтобы такие ресурсные центры были открыты в 47 регионах Российской Федерации. Также в планах уникальная имплантация бионического глаза слепоглухим. Мы проведём три такие операции, в рамках которых будут подготовлены наши хирурги-специалисты, как провести такие операции. Они уникальные, и мы здесь тоже надеемся, что это даст какой–то толчок и возможность нашим производителям посмотреть на эту сферу и инновационные разработки все сконцентрировать на том, чтобы помочь этим людям вернуться обратно к жизни в обществе и по–другому почувствовать качество своей жизни.

Владимир Владимирович, вот кратко о наших проектах. Спасибо Вам огромное, спасибо всем коллегам за то, что поддерживаете наши направления и наши проекты.

В.Путин: Вам спасибо, Светлана Витальевна.

Пожалуйста, Марина Валерьевна.

М.Коротаева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В рамках нашей работы по национальному рейтингу губернаторы начали обращать внимание на различные социально-экономические практики, которые непосредственного отношения к инвестклимату не имеют, но при этом делают жизнь людей в регионе лучше и позитивно влияют на социально-экономическую сферу в целом. Кстати, многие из этих проектов касаются тех вопросов, которые Вы поднимали в Послании Федеральному Собранию на прошлой неделе.

Например, есть замечательный проект по волонтёрству в медицинской сфере. Это замечательный проект Республики Чувашия «Во имя пациента», в рамках которого ежемесячно одна из поликлиник подвергается комплексной оценке с точки зрения маршрутизации пациента, достаточности материальной базы и в целом отношения.

Или, например, создание сестринских постов, которые помогают формировать набор документов, которые помогают получать выписку льготных рецептов, получать справки и так далее, что позволяет высвободить как минимум 10 процентов времени врача от рутинной работы, с тем чтобы он больше времени уделил пациенту.

Есть практики по вовлечению общественности в принятие ключевых решений, таких, например, как «Народный бюджет», в рамках которого население принимает непосредственное участие в формировании бюджета и также в его распределении.

Зачастую у регионов одни и те же проблемы, а пути решения разные, и нет смысла изобретать велосипед, самое главное – выявить механизм и создать единую площадку для обмена лучшими практиками. Вы эту задачу поставили нам на прошлом набсовете, и мы предложили ежегодное проведение всероссийского конкурса социально-экономических практик, в котором бы участвовали непосредственно сами регионы, поскольку только они могут определить, насколько внедрение той или иной практики решило ту или иную социальную задачу.

Мы провели первый конкурс в июне этого года, 68 регионов приняло участие, более 400 заявок получили и определили порядка 300 очень хороших практик. На сочинском форуме в сентябре мы подвели первые итоги. И попечительским советом, который возглавляет Дмитрий Николаевич Козак – ему отдельное большое спасибо за поддержку нашего конкурса, – совместно с экспертным бюро было определено по три лучшие практики в шести номинациях. Итого 18 лучших практик. Мы сейчас эти практики дорабатываем совместно с ФОИВами, для того чтобы они могли быть масштабированы дальше в рамках всей страны и в других регионах.

Далее мы эти практики представляем уже в виде готовых решений в нашем новом проекте «Магазин верных решений», который мы запускаем в 2017 году. «Магазин верных решений» – это онлайн-площадка, единое информационное пространство, в котором регионы могут делиться своими лучшими практиками и получать их уже с чётким описанием самой практики и теми показателями, на которые повлияло внедрение этой практики в регионе, с нормативно-правовой базой, которая позволяет этим практикам существовать в правовом поле, организационной моделью, безусловно, финансовой моделью, там, где это необходимо бизнес-планом, типовыми «дорожными картами», и самое главное – это одобрение ФАИВов.

Поскольку здесь очень важно для региона понимание того, что курирующее министерство поддерживает эту практику и им как минимум не влетит за внедрение. И, безусловно, это список контактов, список контактов региона-донора, тех специалистов, которые в ведущем министерстве совместно с нами дорабатывают пакет документов для этой практики и курирующего руководителя этого проекта в Агентстве.

Онлайн-площадка будет интегрирована в единую информационную систему Агентства, что позволит нам мониторить процесс внедрения той или иной практики в режиме реального времени так, как мы это планируем сделать с целевыми моделями. Остальные удачные практики будут попадать в библиотеку лучших решений, которая также будет доступна регионам на этой площадке.

Безусловно, для того чтобы обеспечить успешное и оперативное внедрение этих практик, мы планируем задействовать нашу региональную сеть Агентства. Она динамично развивается, но, Владимир Владимирович, и задач становится значительно больше. Было очень много сделано за последние пять лет, но с увеличением количества проектов Агентства увеличивается наше взаимодействие с регионами, и, более того, есть запросы от регионов на это взаимодействие.

Условно, если раньше мы практически навязывали наши первые проекты: региональный инвестиционный стандарт, «дорожные карты» Национальной предпринимательской инициативы, – то сейчас регионы сами обращаются к нам за помощью, с тем чтобы мы помогли реализовать эти новые решения.

Наша основная задача на 2017 год – достроить систему коммуникаций с регионами, укрепить взаимодействие экспертных групп, волонтёрских движений и общественных организаций с органами исполнительной власти, региональными и муниципальными, добиться единообразия и стандартизировать проект внедрения наших новых проектов. Вместе с тем методологически достроить систему, которая позволит нам, с одной стороны, мониторить риски, с другой стороны, находить точки роста в регионах.

Год назад мы ещё не могли Вам показать полную сборку наших проектов. На сегодняшний момент у нас есть карта активности регионов, карта активности Агентства в регионах. Вы знаете, что мы работаем по разным направлениям, соответственно, с разными экспертными группами в том числе. Сейчас все проекты Агентства сведены воедино, у нас есть понимание портрета каждого региона со своими проектами, внедряемыми на территории, и экспертными группами.

Мы создаём систему, которая будет работать по трём направлениям: сверху вниз, когда нам будет необходимо внедрять проекты Агентства так, как мы это делаем, например, со стандартом кадрового обеспечения промышленного роста, который как раз сейчас разработан Дмитрием Николаевичем; по горизонтали, когда мы говорим о передаче лучших практик национального рейтинга между регионами, и снизу вверх, когда мы говорим как раз о лучших социально-экономических региональных практиках, которые мы планируем масштабировать на федеральном уровне.

Напомню, что в Агентстве на сегодняшний момент действует десять представительств в федеральных округах. На постоянной основе действуют представительства в Республике Татарстан, в Крыму и Севастополе. Вместе с тем для усиления нашего взаимодействия с регионами мы развиваем свою сеть общественных представителей, которые работают под таким проактивным девизом: «Вы всё ещё не внедряете? Тогда мы идём к вам».

Все наши общественные представители имеют специализацию по нашим трём направлениям. Это обычно уже успешные в регионах предприниматели или это лидеры общественных проектов, образовательных, инновационных проектов. С одной стороны, они помогают регионам внедрять проекты направлений, с другой стороны, нам помогают иметь обратную связь в режиме реального времени о внедрениях в регионе.

В настоящий момент у нас 59 общественных представителей, которые работают в 45 субъектах. К концу 2017 года мы планируем через общественный отбор получить порядка 140 общественных представителей.

У нас сейчас сформированы и работают в регионах экспертные группы. Мы планируем дальше усиливать нашу работу с выпускниками, с теми людьми, кто в регионах внедрял наши стандарты, кто помогал бороться с административными барьерами.

Откровенно говоря, Владимир Владимирович, наших людей сейчас с руками отрывают, особенно после внедрения проектных офисов в регионах. Поскольку люди, которые прошли школу проектов Агентства, умеют работать по «дорожным картам», хорошо понимают принципы проектного управления и в целом работу на результат.

Владимир Владимирович, в завершение хотела сказать, что год как я присоединилась к команде Агентства. До этого я даже представить не могла, что одна структура может одновременно заниматься вопросом нашего присутствия в Антарктиде, разработкой стандартов кадрового обеспечения промышленного роста, открывать технопарки и улучшать инвестиционный климат.

Мы понимаем, что есть системы, которые сложно масштабировать, такие как АСИ, такие как «Сириус». Но при этом наша основная задача – это тиражировать сам принцип работы Агентства в регионах. Думаю, что мы с этим справимся с Вашей помощью.

В.Путин: Спасибо.

Хочу обратиться к другим присутствующим. Есть ли желание что–то сказать?

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Вы в своём Послании отразили вопрос социально-экономической адаптации и самореализации граждан с ограниченной ответственностью. Во время прямого эфира на эту тему говорил ещё Никита Сергеевич Михалков. То есть инвалиды хотят себя реализовывать в микробизнесе, но просят помочь им в этой сфере.

Что мы предлагаем и считаем, что АСИ могло бы этим заняться? Сейчас на выходе находится закон о мобильной и нестационарной торговле. Минпромторг им занимается достаточно давно, и он находится на выходе. И если в мобильной и нестационарной торговле прописать механизмы и преференции предприятий инвалидов и работающих инвалидов, плюс к этому подключить ещё то, что наши производители нестационарных ларьков или автолавок обязаны закладывать в свои автолавки и ларьки специальные системы, чтобы инвалид мог заехать и торговать в этих ларьках, то тогда мы фактически в торговлю, в микробизнес дадим преференции огромному количеству инвалидов реализовать себя не только как предпринимателя, но и как гражданина Российской Федерации.

Торговля – это и общение, это и востребованность, то, что как раз многим этим людям и не хватает. Но эти преференции на выходе этого закона. Если бы АСИ подключилось и такой блок вместе с бизнес-объединениями, Минпромторгом, Минэкономразвития прописало, то мы хотя бы часть рынка этим людям-инвалидам гарантировали. И плюс бы у нас среда стала гораздо более доступной для инвалидов, имею в виду технику, ларьки и так далее. Это был бы, мне кажется, хороший проект АСИ и предпринимательских объединений.

Благодарю вас.

В.Путин: Давайте посмотрим. Хорошо.

Важно только, чтобы никто не прикрывался этой категорией наших граждан и таким образом не использовал бы преференции, которые, конечно, хотели бы дать людям с ограниченными возможностями по здоровью.

Сергей Ильич, пожалуйста.

С.Воробьёв: Хотел рассказать об идее-предложении, которое родилось у меня и у слушателей по итогам первой программы «Управленческое мастерство: развитие региональных команд».

Прежде всего хотел сказать огромное спасибо от Владимира Александровича Мау и себя лично Вам, АСИ, Андрею Рэмовичу за постановку задачи. Дело в том, что у нас давно была мечта «посягнуть на Шекспира» – на изменение самого представления о стандарте образования госслужащих и государственных управленцев и основных его составляющих, из чего это должно складываться. Но не хватало тяжёлой задачи, бескомпромиссной, и последовательного заказчика, чтобы если уж бить, то как следует.

Наконец эта ситуация была создана. Национальный рейтинг обеспечил необходимое давление на региональные команды, а целевые модели и совсем эту историю закрепили. А сама задача, оказывается, всего-навсего инвестиционного климата оказалась достаточно комплексной и неопределённой, то есть она и кросс–функциональная, и быстроменяющаяся по времени, и многоуровневая. Соответственно, похожа на нормальную, мирового класса бизнес-задачу.

Соответственно, для того чтобы с ней справиться, оказывается, нужно учиться и учиться, а списать невозможно. То есть попытка списать у коллег ни к чему не приводит. Соответственно, была поставлена задача сделать из региональных проектных офисов команды или команды изменений, которые способны биться сами, мягко говоря, не в самой дружелюбной среде. Отлично, чем тяжелее задача, тем больше шансов на то, что чему–то научимся. Им было велено учиться друг у друга быстро и делать проект за проектом, проектное управление. Главное, что мы увидели на программе.

Случилось чудо, участники проектных офисов резко превзошли, мне кажется, и наши, и свои собственные ожидания. То есть приехали напуганные чиновники по одному, не самые инициативные ребята и, мягко говоря, не самые обученные с точки зрения последних достижений управления. Ушли не просто 36 команд, а ушла фактически одна единая команда с горящими глазами, которая хочет теперь сама развиваться, они почувствовали к этому вкус.

Им кажется, что они уже готовы, кто–то из них, по крайней мере, к участию в мировых чемпионатах, они хотят улучшать деловую среду, они хотят улучшать жизнь в регионе, и главное, они поверили сами в собственные силы. Мы добивались от них ни больше ни меньше как изменения поведения в сторону максимальной конкурентоспособности, чтобы потом не переучивать. То есть учили их на грани возможного. Но мне где–то иногда даже казалось, что за гранью. Но выяснилось, что они были в состоянии взять этот барьер.

Теперь что они просят? Они просят не только провести все региональные проектные офисы через эту программу, они полюбили учиться друг у друга – тоже случилось неожиданное. И подумать, как подключить к этой истории, к «Программе изменений», как мы назвали, – то есть это не образование, это изменение по программе фактически управляемой, – не только муниципалитеты, о которых шла речь на Госсовете, но и ключевые для инвестиционной повестки дня федеральных руководителей контрольные органы, институты развития и самих губернаторов, не побоюсь этого слова, чтобы атака не захлебнулась.

Отлично, что задача инвестиционного климата сложная, она требует и мастерства, и сыгранности широкой команды. Многие проекты АСИ требуют также мастерства и сыгранности широкой команды: Национальная технологическая инициатива, то, о чём говорила Светлана Витальевна. То есть фактически можно продолжить эту инициативу, поддерживая развитие такое тяжёлое, на грани возможного, сыгрывая команды, которые должны поддерживать другие проекты.

Найденный рецепт программы включает в себя последние достижения мировой, российской школы работы с лидерами и командами, апробированность работы. Нам всем было страшно и тяжело, а теперь стало интересно. Соответственно, можно подумать о том, чтобы саму программу «Управленческое мастерство», – посмотреть на неё как на стратегическую инициативу Агентства стратегических инициатив, о том, ещё раз, как выращивать команду изменений в целях роста экономики, глобальной конкурентоспособности, но самое главное, активного желания самостоятельно удовлетворять спрос населения и общества и выигрывать мировые чемпионаты. И чтобы не только дети это могли делать, а, неожиданно, и государственные управленцы. Если честно, не ожидал, что я поверю, что это возможно при моей жизни. Мы все вместе напряглись, и я поверил, соответственно, готов это доказывать и предлагаю масштабировать это достижение критической массой командных изменений.

В.Путин: Давайте продолжим.

А.Репик: Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить АСИ за то, что у нас уже сделано для инвестклимата. То, что Вы в Послании отражаете, например, вызовы, которые нам даёт цифровая экономика, частично уже реализуются при изменении инвестклимата. То, что мы за 10 дней сейчас регистрируем право собственности и делаем в электронной форме, вывело Россию на восьмое место в рейтинге Doing Business, некое применение цифровой экономики в системе государственных услуг и государственного управления.

Если думать о будущем росте экономики, если смотреть на то, как обеспечиваются задачи того самого роста, о котором Вы говорили в Послании, мне кажется, самые большие надежды возлагаются именно на новую экономику, а рост новой экономики обеспечивается технологиями, но зависит от человека. Соответственно, для того чтобы эти технологии получалось применять, нужно эталонное регулирование, про которое говорил Дмитрий Николаевич Песков. Здесь НТИ, мне кажется, ответ на этот вопрос в принципе дать может, если мы будем работать быстро и не тормозить.

А с точки зрения инвестклимата, мне кажется, надо немного по–другому посмотреть на ситуацию, в регионах особенно. Осталось ещё полтора года, чтобы доделать то, что делается. Будет, конечно, продолжаться мониторинг, это всё важно и нужно. Но если мы смотрели на инвестклимат глазами компании, то сейчас нужно смотреть в новой экономике глазами человека, потому что новые компании не привязаны к территории, не привязаны к заводу. Часто они могут сидеть дома, где угодно – хочешь в Татарстане, хочешь в Париже. Зависит от человека, будет он работать в том или ином регионе, в той или иной стране, и от человека зависит успех компании и наш будущий рост.

В.Путин: В Татарстане лучше, безопаснее, спокойнее, и инвестклимат лучше, кстати сказать.

А.Репик: Очень надеюсь, что опыт таких хороших примеров Татарстана позволит нам посмотреть на инвестклимат более комплексно, включая качество городской среды, здравоохранения и образования, интернет и доступ к интернету, в конце концов вкусные места, где можно покушать, и хорошие гостиницы, где можно остановиться.

Этот новый инвестклимат, эту модель надо в принципе как минимум придумать, описать. Татарстан, кстати, может стать одним из пилотов и пионеров. Если АСИ поможет нам описать эту целевую модель, то мы перейдём к формированию нового инвестклимата, и Doing Business будет нам завидовать. Если поручите, я считаю, что у нас это получится.

В.Путин: Спасибо.

С.Морозов: Владимир Владимирович, спасибо огромное.

Мне представляется, что формирование инвестиционного предпринимательского климата, которым мы достаточно активно занимаемся, всё же в большей степени рассчитано на города, городское население. Тогда возникает вопрос: что нам делать почти с четвертью населения, которое проживает в сельской местности, которое, конечно, тоже заинтересовано в повышении качества жизни, что нам сделать, чтобы там обеспечить рост производства, создание таких же благоприятных возможностей?

Мы обсуждали у себя в Ульяновской области, что Вы очень правильную, мудрую вещь сказали в своём Послании, говоря о кооперации. Мне представляется, что если бы использовать тот организационный опыт, в том числе и те практики, которые сегодня наработало Агентство стратегических инициатив, мы могли бы все вместе помочь Центросоюзу в реализации этого проекта.

Не знаю, возможно, это будет тоже один из пилотных проектов АСИ, а возможно, это будет совместный проект, потому что мы достаточно быстро там получим с вами качество жизни.

В.Путин: Давайте подумаем. Пожалуйста, поработайте над этим.

Р.Минниханов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Многое говорили о субъектах. На самом деле мы с АСИ практически по всем направлениям работаем. Проектные команды, которые прошли обучение, их заслушали, когда они вернулись, на самом деле очень интересную работу по экспортоориентированности они подготовили, и по WorldSkills две медали наши, к нашему удивлению, даже не ожидали.

На самом деле, наверное, не случайно, потому что мы создали такой мощный ресурсный центр, где можно готовить специалистов мирового уровня и социального направления, и волонтёрского направления, некоммерческие организации. Нужен такой орган, наверное, который подпитывал бы нас этими идеями.

Много рекомендаций на самом деле по административным барьерам. Все они реализуются. Думаю, что те задачи, которые ставятся по их реализации, ставятся перед нами тоже. Надо обучаться и готовиться.

Пользуясь моментом, хотел бы сказать… Мой коллега сказал: что будем делать на селе? Вообще надо поднимать предпринимательский дух, надо людей учить работать, заставить работать.

Хотел бы привести пример, пользуясь тем, что Герман Оскарович здесь. Мы в мае запустили программу Сбербанка, которая составлена компанией Google «Малый бизнес» для начинающих и уже работающих предпринимателей. Очень мощная программа. Через шесть месяцев 14 тысяч человек прошли обучение, а 4050 человек полностью прошли все модули и прошли аттестацию. Я пригласил Германа Оскаровича, мы вместе с представителем Google подвели итог. То есть эта учёба очень важна.

И совсем недавно трёхдневные курсы – все министры, все главы администраций, муниципалитетов тоже прошли обучение в корпоративном университете. Считаю, что такие вещи очень важны. Пользуясь моментом, хочу доложить Вам, что такие процессы очень нужны.

Что касается того, чтобы село задействовать, считаю, что очень правильно, мы должны усилить кооперацию. Скажем, мы создаём специальные площадки, чтобы предприниматели приезжали, агропарки строим, но самой структуре муниципалитетов тоже нужна инфраструктура. У нас задача сейчас – 52 муниципальные промышленные площадки, там есть сельхозхимия, сельхозтехника, которые не очень востребованы, мы на этой базе делаем.

У нас есть программа «Лизинг–грант», когда предприниматель разрабатывает свой бизнес-план, мы через лизинг – это, между прочим, идёт через Министерство экономического развития – 30 процентов оплачиваем. И минимум 30 процентов проектов мы нацеливаем как раз на связанные с сельской местностью. Думаю, что эти инициативы тоже через АСИ можно было бы тиражировать и внедрять.

В.Путин: Спасибо.

Александр Николаевич.

А.Шохин: Владимир Владимирович, мы сегодня проводили второй ежегодный форум по развитию национальной системы квалификации. И в этой связи, чтобы не повторять коллег, хотел бы поблагодарить направление «Новые профессионалы» и Дмитрия Николаевича за эту работу, которая во многом совпадает с целями деятельности Национального совета по профессиональным квалификациям, который Вы учредили 2,5 года назад.

За это время 850 профстандартов разработано, около 1000 квалификаций описано, несколько сот комплектов оценочных средств. И действительно нужно нам состыковать эту работу, которую ведёт Национальный совет, Минтруд, Минобрнауки, с деятельностью направления «Новые профессионалы», с деятельностью WorldSkills. Думаю, мы эту работу будем вести достаточно активно.

Без того, чтобы не устранить разрыв между текущими и перспективными потребностями рынка труда и качеством уровня подготовки специалистов, мы на рубеже 2019–2020 года, конечно, на те четыре процента годового роста, которые в Послании Федеральному Собранию Вы обозначили, выйти не сможем. Тем более что у нас сейчас демографический провал намечается, и нам просто здесь нужно сконцентрироваться.

Пользуясь случаем, Владимир Владимирович, хотел бы обратиться к Вам с просьбой. Поскольку Национальный совет по профессиональным квалификациям – это Совет при Президенте, найти возможность в следующем году провести заседание этого Совета под Вашим председательством. Мы могли бы более подробно поговорить обо всех этих вопросах вместе с коллегами из АСИ и по бизнес-объединениям.

У меня одно замечание. Мы очень плотно работали на уровне подготовки к сегодняшнему заседанию наблюдательного совета через комитет по стратегии. Должен сказать, что мы довольны финальным материалом, поскольку все наши замечания учтены. Но вопрос у меня к Артёму Давидовичу: почему только Антарктида? Почему бы Арктикой не заняться?

Скажем, Шпицберген, там есть Баренцбург и Пирамида – пропадает это всё, и нужно, безусловно, сохранить хозяйственное присутствие России на Шпицбергене, подумать, как это лучше сделать, с тем чтобы не потерять эту возможность, не говоря о том, что есть Земля Франца-Иосифа.

Самая северная точка России знаете какая? Остров Рудольфа, мыс Флигели. Я стоял на этом мысе – и ощущение бескрайности простора. Давайте там станцию ставить, там сейчас только православный крест стоит погибшим полярникам, но это так, к слову.

Реплика: Надо олигархам поручить.

А.Шохин: Нет, у нас есть специалисты.

Г.Греф: Две ремарки.

Мы случайно наткнулись на очень интересную организацию в Голландии – волонтёры, которые перевернули вообще систему медицинской помощи и социальной помощи на дому, примерно в два раза дешевле, чем это делают государственные учреждения, и вообще потрясающая модель. Надо просто попросить внимательно посмотреть, послушать. Мне кажется, что это может быть очень интересно.

И второе. Мы сейчас много работаем в части попытки сделать цифровой бизнес, и мы всё больше и больше выходим на взаимодействие с государством, и, честно говоря, открываются совершенно новые перспективы, которые даже, честно, я год назад не понимал.

Спасибо, нас поддерживает и курирует Шувалов, очень много в Правительстве есть «зелёного света», Андрей Рэмович очень поддерживает это направление, но, мне кажется, было бы очень здорово, если бы смогли объединить усилия, то, о чём было сказано.

Мы все упираемся сейчас в государство. Если мы создадим эти хорошие стыковки между государством и сервисами, которые мы сейчас сделали, то это может дать удивительный эффект и на региональном уровне, и на федеральном уровне. Допустим, мы сейчас сделали несколько сервисов с Росрегистрацией. Это может привести к сокращению десятков тысяч чиновников и вообще к регистрации в режиме онлайн. Мы можем выйти на очень неплохие позиции в мире. Мало у кого может быть такая система регистрация в мире.

И по целому ряду других направлений такая же история. Налоговая служба у нас очень продвинутая. Всё, что мы делаем сейчас малому бизнесу, очень интересно получается. Налоговое администрирование, «облачные» технологии в режиме онлайн, вообще можно убрать в принципе все налоговые проверки тех, кто пойдёт на открытие в «облачные» сервисы.

Ребята – большие молодцы на самом деле, хотел бы им спасибо сказать, в том числе при подготовке стратегии действительно было очень хорошо поставлено взаимодействие. Может быть, эту тему отдельно посмотреть, это может дать очень серьёзный эффект.

В.Путин: Давайте посмотрим. Мы только сегодня в очередной раз это обсуждали в узком кругу.

Пропустил только по поводу этих волонтёрских организаций и их допуска на социальные объекты. Вы правильно сказали, всё–таки не только потому, что просто не хотят пускать, но ещё им нужно знать, кого они пускают, какие будут последствия.

Поэтому здесь нужно отработать критерии этих организаций, нужно, чтобы эти критерии были проверяемыми, а деятельность организаций – прозрачная. Это всё просто доработать нужно, а так, безусловно, будем это поддерживать. Вы знаете, я в Послании тоже об этом говорил.

Марина Валерьевна сказала про то, что у нас многопрофильная структура получилась. Так и задумывалось. Как задумывалось, так и получилось, что меня очень радует.

Хочу поблагодарить не только руководителей АСИ, но и членов наблюдательного совета за прямое участие в деятельности. Это очень интересные и, как выяснилось, слава богу, полезные структуры. Хочу пожелать вам успехов. Будем вместе трудиться дальше.

Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 декабря 2016 > № 2001598 Владимир Путин, Андрей Никитин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 7 декабря 2016 > № 2001603 Владимир Путин

Представление Президенту высших офицеров, назначенных на командные должности.

Владимир Путин встретился с высшими офицерами по случаю их назначения на вышестоящие должности и присвоения им высших воинских (специальных) званий.

Глава государства поздравил офицеров с назначениями и определил задачи, стоящие перед командным составом Вооружённых Сил и специальных служб.

* * *

В.Путин: Товарищи офицеры!

Приветствую вас в Кремле и поздравляю с назначением на высшие должности; поздравляю с присвоением очередных воинских и специальных званий. Рассчитываю, что новый статус и новые полномочия помогут вам решать более сложные и масштабные задачи, добиться на вверенных вам участках значительных, значимых для страны результатов.

Важно продолжать – и мы, безусловно, будем это делать – укрепление обороноспособности страны, модернизацию и техническое переоснащение Вооружённых Сил.

Убедительным свидетельством качественно возросших возможностей армии и флота стала военная операция против террористов в Сирии: она продемонстрировала слаженную работу частей, подразделений и, что очень важно, высокий боевой дух личного состава. Рискуя своей жизнью, российские военнослужащие делают всё, чтобы помочь сирийской армии в борьбе с террористами, чтобы спасти жизни мирных граждан.

Вы знаете, 5 декабря на своём посту погибли медики военного госпиталя сержанты Надежда Владимировна Дураченко и Галина Викторовна Михайлова, а вчера в Сирии после тяжёлого ранения, полученного накануне в результате обстрела террористов, скончался полковник Руслан Викторович Галицкий.

Почтим их память минутой молчания.

(Минута молчания.)

Прошу Министерство обороны представить всех наших товарищей к государственным наградам и сделать всё для того, чтобы поддержать в трудную минуту их близких.

Уважаемые товарищи!

Многие генералы и адмиралы, присутствующие в этом зале, принимали и принимают непосредственное участие в решении задач в Сирии. Прямая обязанность командного состава – максимально учитывать опыт военной операции в Сирии в дальнейшей работе по военному строительству, по оснащению армии и флота перспективными образцами вооружения и техники.

Важно повышать уровень подготовки войск, качество выполнения учебно-боевых задач; эти и многие другие направления работы обсудим на предстоящей в конце декабря ежегодной коллегии Министерства обороны.

Уважаемые коллеги!

Безопасность России, спокойствие наших граждан прямо зависит от эффективности работы всего силового блока страны. Не сомневаюсь, что офицеры специальных служб и правоохранительных органов это хорошо понимают.

Наступательно и решительно действует Федеральная служба безопасности. Так, на «отлично» выполнена одна из важнейших задач года – обеспечение безопасности в период подготовки к проведению выборов в Государственную Думу седьмого созыва.

За 10 месяцев 2016 года благодаря Федеральной службе безопасности предотвращены более 30 преступлений террористической направленности, в том числе десять террористических актов.

Важная роль в защите национальных интересов России принадлежит Службе внешней разведки. Рассчитываю, что новое руководство СВР будет в полной мере учитывать динамичные изменения в международной обстановке, сделает акцент на повышении технического и аналитического потенциала службы.

В рамках совершенствования военной организации государства в этом году сформированы войска национальной гвардии. В их компетенции защита конституционного строя и борьба с экстремизмом, охрана общественного порядка, контроль за оборотом оружия. Уверен, что личный состав Росгвардии обеспечит безупречное выполнение поставленных задач.

Значительной отдачи ожидает общество и от работы органов внутренних дел. Среди приоритетов беспощадная борьба с криминалом и коррупцией, повышение безопасности на дорогах.

В числе ключевых направлений работы прокуратуры остаются надзор за соблюдением законности в социальной сфере, в том числе нужно держать на постоянном контроле вопросы, связанные со своевременной выплатой заработной платы и пособий.

Важную роль в правоохранительной системе играет Следственный комитет, к компетенции которого отнесены расследования наиболее опасных видов преступлений. Рассчитываю, что сотрудники СКР будут эффективно выполнять свои задачи: готовить выверенную доказательную базу для вынесения затем объективных, справедливых судебных решений.

Весомый вклад в обеспечение национальной безопасности вносит Федеральная служба охраны. Не сомневаюсь, что вы и впредь будете действовать эффективно и ответственно.

Как всегда с высокой отдачей работали в этом году и сотрудники МЧС: они продемонстрировали профессиональные, грамотные действия при тушении лесных пожаров на территории Сибирского федерального округа, экстренной подаче тепла и света на социальные объекты Крыма и Севастополя.

Благодаря работе МЧС гуманитарные грузы доставлены более чем в десять государств мира. Российские спасатели помогли бороться с последствиями стихии в Португалии, Италии, других странах; большая помощь оказывается и мирным жителям в Сирии.

Федеральная служба исполнения наказаний: важно неукоснительно соблюдать требования к условиям содержания осуждённых. Никогда не забывать, что это оступившиеся, но тоже граждане России, повышать надёжность охраны следственных изоляторов и исправительных учреждений за счёт внедрения современных технологий.

Уважаемые товарищи!

Ещё раз поздравляю вас с новыми назначениями и званиями. Уверен, что вы оправдаете высокое доверие. Желаю вам здоровья и новых успехов по службе.

<…>

Уважаемые товарищи! Ещё раз сердечно поздравляю вас с новыми должностями, с новыми званиями. И желаю вам успехов и удачи. Всего доброго.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 7 декабря 2016 > № 2001603 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 декабря 2016 > № 2001599 Владимир Путин

Заседание Совета Безопасности.

Владимир Путин провёл заседание Совета Безопасности, посвящённое обсуждению проекта Стратегии экономической безопасности.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня обсудим проект Стратегии экономической безопасности России: в этом документе определены важнейшие направления работы по обеспечению суверенитета страны в экономической, технологической, финансовой сферах.

Ещё совсем недавно казалось, что такие документы и не нужны будут вовсе, но судя по тому, что происходит, нам необходимо думать обо всех угрозах, о которых мы сегодня поговорим.

Мы видим глубокие масштабные процессы, которые происходят в мире: формируются новые центры мирового экономического роста; с каждым годом возрастает конкуренция за рынки, технологии, капиталы; экономические ограничения, давление, санкции всё чаще используются в политических целях, а под видом политических целей часто просто в конкурентной борьбе.

Мы должны учитывать эти тенденции, превентивно реагировать на риски и угрозы. При этом наш главный, фундаментальный ответ заключается в том, чтобы наращивать свой собственный экономический потенциал. Не закрываться при этом от мировой экономики, а повышать свою эффективность. Это даст нам ресурсы для развития, для решения социальных задач, позволит надёжно, гарантированно обеспечивать национальные интересы и безопасность страны.

Надо выйти на темпы экономического роста выше мировых. Да, совсем недавно мы говорили о больших темпах роста. Но мы также понимаем, что происходит в мировой экономике, в нашей, и должны соответствующим образом корректировать свои планы. Но выйти на темпы роста выше мировых нужно уже на рубеже 2019–2020 годов. Для решения этой задачи в Послании Федеральному Собранию Правительству поручено разработать конкретный, чёткий план действий.

В основе такого роста должна быть глобальная конкурентоспособность наших отраслей экономики и компаний, делового климата, государственного управления и, что чрезвычайно важно, на это хотел бы особо обратить внимание, науки, системы образования. Надо быть гибкими, первыми откликаться на изменения в мировом развитии, участвовать в формировании новых, перспективных рынков.

Взрывное развитие технологий, по сути, настоящая технологическая революция, радикально меняет производственные, финансовые, банковские процессы, сам уклад жизни людей и состояние целых отраслей экономики.

Наличие собственных уникальных технологий становится одним из важнейших факторов обеспечения суверенитета страны: подробно говорил об этом на недавнем заседании Совета по науке и образованию и в Послании Федеральному Собранию.

Для повышения конкурентоспособности наших гражданских отраслей следует использовать и научно-технический потенциал оборонно-промышленного комплекса, тоже об этом уже неоднократно говорили.

Ещё одна тенденция сегодняшних дней – растущий протекционизм. Нужно активнее продвигать интересы отечественных компаний на глобальных рынках, защищать их от недобросовестной конкуренции, использовать возможности региональных интеграционных объединений.

Следует создать максимально благоприятные условия для развития несырьевого экспорта, снизить издержки российских экспортёров, оптимизировать налоговый и таможенный контроль, в том числе через внедрение информационных технологий. Требуют совершенствования и финансовые механизмы сопровождения экспортных контрактов.

В целом необходимо продолжить работу по формированию благоприятного инвестиционного, делового климата. Подчеркну: конкурентоспособность национальной юрисдикции – это тоже одна из важнейших гарантий экономической безопасности нашей страны.

Нужно в конце концов добиться, чтобы наши крупнейшие компании не уходили в иностранную юрисдикцию. Ругать их часто здесь не за что: они идут туда, где чувствуют большую безопасность и большую отрегулированность всех инструментов, используемых при организации и сопровождении экономической деятельности. И нам нужно добиться такого, все условия для этого у нас в стране есть.

Уважаемые коллеги!

Особое внимание нам надо уделить сбалансированному пространственному развитию территорий. Необходимо максимально использовать потенциал, который есть у каждого региона России. Создавать новые производства и рабочие места, а значит, базовые условия для демографического развития, повышения качества жизни людей.

Именно в этой логике мы ведём работу по подъёму и освоению Дальнего Востока. Учитывая значение, близость этого региона к крупнейшим экономикам Азиатско-Тихоокеанского региона, мы создаём здесь максимально благоприятные, в полном смысле этого слова конкурентные условия для бизнеса. И будем строго выдерживать те условия, которые мы создали для инвесторов как отечественных, так и иностранных.

В государственных и федеральных целевых программах появятся специальные разделы по Дальнему Востоку, причём объём финансирования по конкретным направлениям должен рассчитываться таким образом, чтобы не просто восполнить отставание, а обеспечивать опережающее развитие, укрепление человеческого капитала дальневосточных территорий. И сегодня Юрий Петрович Трутнев доложит, как решаются все эти поставленные задачи.

И наконец, важнейшее условие поступательного развития – это макроэкономическая стабильность. Рассчитываю, что Правительство, Банк России будут и дальше уделять особое внимание обеспечению устойчивости финансовой, банковской системы страны, повышению доступности кредитных ресурсов для реального сектора экономики; в Послании тоже об этом отдельно и достаточно много говорил.

Ещё важнее, что мы с финансовыми властями страны очень подробно обсуждаем это всё на наших закрытых совещаниях, но они закрытыми должны быть до определённого времени, пока решение не выработано. В принципе всё понятно, что и как нужно делать. Нужно только работать напряжённо.

Одновременно следует снижать и зависимость национальной денежной кредитной системы от колебаний конъюнктуры на международных финансовых и товарных рынках, продолжать работу по оздоровлению банковского сектора. Естественно, здесь тоже нужно действовать аккуратно и всегда помнить о социальных последствиях.

Нужно принимать меры, направленные на противодействие незаконному выводу денежных средств за рубеж, совершенствовать механизмы противодействия кибератаке на нашу финансовую инфраструктуру.

Давайте перейдём к конкретному обсуждению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 декабря 2016 > № 2001599 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2016 > № 1995127 Владимир Путин, Валерий Зорькин, Вячеслав Лебедев

Всероссийский съезд судей.

Владимир Путин принял участие в работе IX Всероссийского съезда судей.

Съезд проходит 6–8 декабря в Москве и посвящён вопросам, касающимся состояния судебной системы, перспективам её развития, мерам по совершенствованию деятельности судов.

В работе съезда принимают участие 780 делегатов: представители высших российских судов, федеральных судов общей юрисдикции, арбитражных и военных судов, мировые судьи, представители конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Позвольте поприветствовать делегатов съезда, гостей очередного Всероссийского съезда судей. Ваш форум, безусловно, значимое событие не только для судебной системы, для всех правоохранительных органов, но и для всей страны. Он вызывает неизменный, повышенный интерес в обществе.

Здесь обсуждаются актуальные вопросы российского правосудия и всегда звучат новые идеи, подходы, предлагаются решения. Повестка дня и повестка всего съезда важна и для судей, как я сказал, и для всей системы, для страны.

Уверен, и нынешний съезд, как и предыдущие, пройдёт конструктивно, с глубоким содержательным анализом задач, стоящих перед российской судебной системой. Хотел бы подчеркнуть, что это задачи, безусловно, высокого уровня, потому что они прежде всего касаются защиты прав граждан, их свобод и достоинства.

Исполнительная и законодательная власть обязаны учитывать ваши решения по совершенствованию работы судов. Уверен, что и ход ваших дискуссий, и итоговые документы съезда будут изучаться самым тщательным образом.

Понимаю, что нерешённых вопросов, как всегда и в любой системе, немало. Но за прошедшие четыре года были реализованы меры, оказавшие серьёзное позитивное влияние на саму организацию судебной системы и на практику рассмотрения дел.

Прежде всего это объединение высших судов, а также появление нового кодекса об административном судопроизводстве. Вы помните, это было одной из главных тем предыдущего съезда. Сегодня установлена понятная, прозрачная процедура рассмотрения споров граждан с органами власти разных уровней. 1 сентября этого года вступил в силу и Закон о третейском разбирательстве. Таким образом, реализованы планы реформирования третейских судов.

На что хотел бы ещё обратить внимание. Вы знаете о многочисленных изменениях, которые в последнее время внесены в уголовное, административное законодательство. Такие изменения есть практически во всех отраслях права. Каждая из этих новаций служит для суда руководством к действию при рассмотрении конкретных дел.

Безусловно, жизнь, развитие страны требуют корректировки, настройки нашей правовой системы и законодательства. Но вместе с тем нужно признать, что наше правовое поле меняется очень быстро, может быть, слишком быстро и порой несистемно, что создаёт немало угроз в процессе правоприменения. Судейское сообщество способно повлиять на эту ситуацию. Уверен, что парламент с должным вниманием отнесётся к вашему авторитетному мнению. Стабильность и предсказуемость законов – общая для всех цель, гарантия качества национальной юрисдикции. Это чрезвычайно важные вещи, которые мы всегда должны помнить.

Знаю, что на съезде планируется обсудить широкий круг вопросов. Это и разработка новой уголовной политики с расширением гуманизации, и дальнейшее внедрение электронных технологий в деятельность судов.

Остаётся по-прежнему острой и проблема перегрузки судов. Уже не раз мы с вами об этом говорили, знаю ваше мнение, иногда невозможно тащить такой огромный груз, огромный объём работы. Это, безусловно, сказывается на качестве судебных актов, может приводить к судебным ошибкам и в конечном итоге приводит к нарушению прав граждан, интересов государства. Полагаю, что на съезде будут выработаны такие рекомендации по этим вопросам, которые наконец нам позволят изменить эту ситуацию. Вы как никто другой знаете положение дел и ресурсы, доступные для использования, включая и упрощённый порядок рассмотрения ряда категорий дел.

В работе судов нет первостепенных и второстепенных задач. Это аксиома. Мы с вами всё это в институтах и университетах слушали, проходили и хорошо усвоили. Здесь важно всё: и укрепление статуса судей, гарантий их независимости, и оптимизация судопроизводства, и повышение открытости, прозрачности правосудия.

Понятно, что судьи постоянно находятся в атмосфере конфликтов, споров, а подчас даже человеческих бед и трагедий. Далеко не каждый может выдержать такое напряжение. Но вы сами выбрали эту стезю, сами определили для себя жизненный путь. И должен сказать, что это очень достойный, серьёзный, хороший выбор. Ваша профессия, непростая работа, ваша – здесь уместно будет сказать – миссия, которая нужна, необходима обществу, конкретным людям, стране в целом.

Кадровый вопрос – одна из постоянных тем ваших съездов. Судебная власть предоставляет особые полномочия людям, работающим в её системе. И абсолютно справедливо, что требования к ним тоже должны быть повышенными.

Судья должен быть примером объективности, неподкупности и безупречности в своих действиях и решениях. Основная ответственность за профессиональные и личные качества кандидатов на судейские должности возложена на квалификационные коллегии судей. Их работа требует совершенствования, безусловно, как и всё остальное. И надеюсь, что съезд уделит внимание этим вопросам.

Скажу лишь, что необходимо беречь чистоту судейского корпуса и повышать доверие к суду как главному защитнику прав любого человека – независимо ни от его доходов, ни возраста, ни национальности, ни должностного положения, ни даже гражданства, если этот человек находится в рамках российской юрисдикции.

Деятельность судов, их решения напрямую связаны с судьбами миллионов людей, с урегулированием споров в самых разных областях жизни. Поэтому запросы граждан к судебной системе, к работе судей, к их моральному и нравственному облику, конечно, очень высоки. И абсолютно очевидно, что надо им соответствовать в полной мере.

Уважаемые коллеги! Важные решения по совершенствованию судебной системы принимаются не только на съездах судей. Но именно такие форумы придают колоссальный импульс движению вперёд, к новому, более качественному уровню отправления правосудия.

Позвольте мне пожелать вам успехов в вашей работе и всего самого доброго.

Спасибо за внимание.

В.Зорькин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые делегаты и гости съезда!

Позвольте мне сердечно вас поприветствовать. Наш съезд проходит в очень ответственное и сложное время, когда становится всё более очевидным, что именно от качества судебной системы, от качества и профессионализма, порядочности судей зависит наше движение по пути утверждения верховенства права, принципов правового, социального, демократического государства.

Нынешний год для российской судебной власти знаменателен. Четверть века тому назад началась судебная реформа, и сегодня мы фактически отмечаем 25-летие судебной системы новой России. Об ориентирах применительно к деятельности судов общей и арбитражной юрисдикции уже было сказано и, наверное, многое будет ещё на этом съезде обсуждаться. Я же, с вашего позволения, остановлюсь на некоторых актуальных проблемах, которые связаны с деятельностью Конституционного Суда в системе судебной власти.

Прежде всего мне хотелось бы, конечно, отметить, что, как и прочие суды, Конституционный Суд должен, и он имеет определённую структуру, она апробирована практикой. Но мне бы хотелось особо подчеркнуть, что дело не только в этих юридических конструкциях, а дело в качествах самого судьи. Если выражаться высоким языком, я бы сказал, что судья – это человек homo justicus, то есть это человек справедливости, учитывая, что в латыни это слово имеет и второе значение, не только правосудие, но и справедливость. Вот таким должен быть судья. И сколько бы мы ни строили конструкций, очевидно, что любую конструкцию можно превратить в бездушность, и всё относительно, когда соединяются эти качества с этой конструкцией.

Вот представьте себе, если бы вдруг у нас сейчас появилась такая правовая конструкция: Министерство юстиции утверждало бы бюджет судов, назначало бы судей, рекомендовало внешние отношения судов. Что бы сказали не только критики судебной системы, но и мы сами, судьи? Можно себе представить. Между тем есть страна, которая относится к правовому государству, где это всё есть, и эта страна – Канада. Мои коллеги поправят меня, если я ошибаюсь.

Таким образом, я хотел бы сказать, что для Конституционного Суда в принципе надлежащее правовое регулирование создано, но в последнее время хотел бы отметить законодательную инициативу Президента Российской Федерации, который представил проект в Государственную Думу с целью установить дополнительные гарантии для надлежащего исполнения решений Конституционного Суда, что является необходимым, мне кажется, условием сохранения в стране законности и правопорядка.

Речь идёт о том, чтобы придать официальный, легальный статус постановлениям Конституционного Суда, когда наряду с его решениями о признании неконституционности и признании конституционности того или другого закона есть ещё специальный вид решений, когда Конституционный Суд признаёт конституционным тот или другой закон в том смысле, как это вытекает по смыслу Конституции.

Такая конструкция неоднозначное встречает отношение, вместе с тем, мне кажется, это свидетельствует о нынешнем современном подходе Конституционного Суда к осуществлению конституционного контроля. Надо сказать, что это не только делается в Конституционном Суде, такое направление, – итальянский суд давно пользуется уже этой конструкцией. Речь идёт о том, что как бы закон не изымается и не создаётся лишняя работа законодателю, в то же время и суды общей юрисдикции, они ориентируются на этот конституционный смысл. Таким образом, мне кажется, это способствует взаимодействию властей с сохранением общего принципа осуществления конституционной законности в стране.

Конструктивный разговор о взаимодействии различных звеньев судебной системы был бы невозможен без понимания места Конституционного Суда в этой системе. И я обращаю внимание на ту реформу, которая была произведена в 2014 году, когда Конституционный Суд остался как самостоятельная, независимая структура в судебной системе.

Это встречает разное отношение, как мы знаем, прежде всего ссылаются на опыт соединения Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда. Ну что сказать по этому поводу? Конечно, несомненно, положительный эффект от этого соединения есть. На мой взгляд, этот эффект заключается прежде всего в том, что устранена объективно складывающаяся и нараставшая тенденция, когда в двух верховных судах давалось разное толкование одной и той же нормы материального права. И это опасно для единства законности.

Но дело не только в этом. В этом, конечно, плюс, когда теперь этого нет и Верховный Суд имеет возможность, обобщив практику, дать направление ей с помощью толкования в постановлениях пленума. Но я бы специально подчеркнул на этом высоком собрании, что есть и другой, не столь очевидный, но не менее важный аспект этой проблемы. Дело в том, что в деятельности Высшего Арбитражного Суда в последний период его существования всё большее значение приобретало правотворческое начало.

Я глубоко согласен с тем, когда выступал президент университета, Правовой академии, Валентин Ершов, когда он сказал, что суд – это правоприменительный орган. И это «ядро», вообще говоря, любого суда, в том числе и Конституционного Суда. Речь идёт о том, что, конечно же, когда вместо того чтобы в надзорном порядке исправлять ошибки, суд занимается тем, что может опрокинуть всю предшествующую сложившуюся практику, тогда, конечно, возникает вопрос: в каком режиме он действует?

Но, я думаю, сидящие в зале догадываются, что речь идёт, видимо, о прецедентном правосудии, которое существует на почве англо-саксонской системы. Но дело в том, что это другая система. Это не континентальная система права, и поэтому нарастание вот этого движения, думаю, тоже было одной из глубинных, но доктринально теоретических основ, если уж не говорить о личных. Я сейчас не беру этот аспект во внимание.

Не буду вдаваться в детали подобных предложений, о которых я уже сказал, когда были предложения соединить и Конституционный Суд. Ну что сказать по этому поводу? Отец конституционного правосудия Ганс Кельзен говорил о том, что это суд не над людьми, а над самими законами. В этом смысле он говорил о том, что Конституционный Суд – это есть негативный законодатель. Но в условном, конечно, смысле, потому что он говорит, конституционен закон или нет. И это разные плоскости. Очевидно, на почве континентальной системы права, где суды общей юрисдикции и арбитражные суды руководствуются конституцией и законом, конечно же, резко отличает их от Конституционного Суда, потому что Конституционный Суд в Российской Федерации не решает конкретных дел, а он как раз проверяет конституционность закона или иного нормативного акта.

Думаю, что, очевидно, законодатели поступили правильно, когда они не пошли на соединение Конституционного Суда и Верховного Суда. Я прошу меня понять правильно. Конечно, я заинтересованный человек, я сижу в Конституционном Суде пока. Но я попытался найти правовые основы для этого.

Не могу также не сказать ещё об одной очень важной проблеме, которая в последнее время появилась (последнее – это двадцать лет), тогда, когда Россия, как подчеркнул уважаемый председатель Европейского Суда господин Раймонди, Россия вступила в Совет Европы. Конституционный Суд, надо сказать, начал ссылаться на решения Европейского суда до 1996 года. И я думаю, что ни один, может быть, суд в Европе не сделал столько, чтобы имплементировать конвенцию в российскую правовую систему.

Я думаю, что вот эта новая поправка в закон, о которой очень много было шума и у нас в стране, и за рубежом, о том, что Конституционный Суд рассматривает споры о возможности исполнимости решений Страсбургского суда в России, некоторые передержки в критике были. Порой мне казалось, что эта критика, она разная ведь бывает. Есть критика, я условно бы сказал, маяки, когда выдающиеся наши академики говорят, куда надо двигаться. Вот покойный Владимир Николаевич Кудрявцев или академик Нерсисянц, или Строгович и так далее. А есть, мне кажется, критики, которые сливаются, не побоюсь этого слова, с войной.

Разделить это порой очень трудно. Что идёт против Конституционного Суда? Критика или деструкция? Но не буду углубляться в эту тему. Хочу сказать, что Конституционный Суд, мне кажется, и российский законодатель, и исполнительная власть, в целом Российское государство всегда руководствовались, до тех пор пока мы находимся в Совете Европы, и будет, очевидно, руководствоваться (по крайней мере я твёрдо уверен в этом насчёт Конституционного Суда), – мы действуем не по принципу воздвижения стен, а по принципу строительства мостов. Мост между Страсбургом и Конституционным Судом, я думаю, он прочно работает и будет, наверное, работать.

Но я исхожу из того, что это двусторонний аспект. Не должно быть одностороннего движения по мосту и не должно быть какой-либо стены с одной только стороны. Стены не должно быть ни с одной стороны, а мосты должны быть друг на друга наведённые, с двусторонним движением.

Но есть проблема, мы не можем от неё уходить. Россия подписывала и ратифицировала конвенцию исходя из своего текста Конституции. Но бывают, конечно, случаи, в практике Европейского суда это появляется, когда возникает вопрос, можно ли исполнить постановление Европейского суда. И я хотел бы сказать, что Конституционный Суд занимается не тем, как не исполнить это решение, а наоборот, он руководствуется принципом, как по запросу надлежащих органов государственной власти найти пути для исполнения. Я думаю, примеры, скажем, по политическим правам, праву голоса заключённых, по приговору суда находящихся в местах заключения, или последнее решение о том, чтобы свидания длительные пожизненно заключённым, они свидетельствуют о том, что Конституционный Суд находит такие пути для того, чтобы провести решение Страсбургского суда в российскую правовую систему.

Поэтому проблема заключается не в той массе решений, которые регулярно и ординарно проводятся в жизнь, а в том, когда сталкивается истолкование конвенции с истолкованием Конституции. Можно ли это сделать без изменения Конституции – вот о чём идёт речь. Я думаю, что и впредь мы будем руководствоваться этим принципом.

Но не удержусь от некоторых замечаний. Порой складывается впечатление, что вот есть суд и у него есть устав, а у Европейского суда устава нет. Я не говорю, что это плохо, но, может быть, нужно подумать об этом.

И напоследок скажу, что интересы России на данном этапе требуют от нас упорной и будничной работы. Я бы сказал, не размашистых перемен, но тактически выверенных шагов, направленных на решение главной задачи – упрочить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех, как было сказано в известном манифесте ещё в XIX веке. Чётко соблюдая установленную Конституцией и законодателем компетенцию, поддерживая достоинство судебной власти, обеспечивая солидарное взаимодействие всех её составляющих и взаимопонимание между возглавляющими её органами. И хочу сказать, что с Верховным Судом у нас есть полное взаимопонимание. Надеюсь, Вячеслав Михайлович [Лебедев] со мной согласится. Не междусобойчик, а именно конструктивное движение.

Мы избежали такой ситуации, как в некоторых государствах было, – войны судов. Вот выполнение этих условий, тогда цель, к которой стремились ещё древние римляне: «Юстиция – регнорум фундаментум», – будет наконец-то достижима. Важно помнить, что с учётом двоякого смысла слова «юстиция» эта римская формула переводится не только как «правосудие – основа государства», но и в более глубоком смысле, как «справедливость – основа государства».

Спасибо.

В.Лебедев: Уважаемый Президент Российской Федерации! Уважаемые делегаты и гости IX Всероссийского съезда судей!

Настоящий съезд является важным общественно-политическим событием. Он подведёт итоги работы судов общей юрисдикции и арбитражных судов и определит стратегию дальнейшего совершенствования судебной системы Российской Федерации.

Время, предшествующее съезду судей, характеризуется развитием правосудия в Российской Федерации, направленного на укрепление конституционных гарантий права граждан на судебную защиту, самостоятельность судебной власти, независимость судей. Приняты федеральные законы, направленные на повышение открытости и прозрачности правосудия, эффективности и качества рассмотрения судебных дел, гуманизации уголовного законодательства. Принят Кодекс административного судопроизводства, по применению которого пленум Верховного Суда Российской Федерации дал необходимые разъяснения.

Создание в 2014 году действующего Верховного Суда Российской Федерации позволило обеспечить единство правовых подходов при осуществлении правосудия в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. Верховным Судом Российской Федерации принято свыше 90 правовых позиций, направленных на устранение имевшихся противоречий в правоприменении арбитражных судов и судов общей юрисдикции, исключающих возможность правовой неопределённости и отказа в судебной защите.

За последние четыре года пленум Верховного Суда России принял 180 постановлений, из которых более 50 – по применению норм права и разъяснениям вопросов судебной практики, 28 – по законодательной инициативе. В постановлениях пленума Верховного Суда Российской Федерации даны разъяснения по применению судами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В связи с внесением концептуальных изменений в Гражданский кодекс России, регулирующих положения об объектах гражданских прав и способах их защиты, о юридических лицах, о сделках, об обязательствах и об ответственности за нарушение обязательств, об исковой давности, представительстве и других новелл Гражданского кодекса Российской Федерации, Верховный Суд принял соответствующие постановления пленума. Приняты также постановления пленума по практике применения законодательства о страховании исполнительного производства, практике применения таможенного законодательства и процедур, применяемых в делах о несостоятельности, банкротстве физических лиц, о кадастровом учёте и определении кадастровой стоимости и другим вопросам, связанным с рассмотрением гражданских дел и экономических споров.

Постановления пленума и обзоры Верховного Суда, обзоры судебной практики направлены на повышение стабильности гражданского оборота, защиты прав и законных интересов граждан, на формирование у судов общей юрисдикции и арбитражных судов единообразной практики применения законодательства, создание беспристрастной, благоприятной инвестиционной среды и повышение уровня правовой определённости в сфере ведения бизнеса.

Верховным Судом России подготовлены предложения и сформированы правовые позиции, направленные на защиту прав иностранных инвесторов, которые были обсуждены на ежегодном IX Международном юридическом форуме стран Азиатско-Тихоокеанского региона в октябре этого года в городе Владивостоке. Эти предложения направлены на создание режима равноправного и справедливого отношения к иностранным инвесторам, обеспечение стабильности, предсказуемости и прозрачности внутри государственного регулирования в сфере инвестиций.

По законодательной инициативе Верховного Суда России принят закон, в котором установлена возможность применения приказного производства в арбитражном процессе и применения в гражданском процессе процедуры упрощённого судопроизводства и расширение перечня требований, которые могут рассматриваться в порядке приказного производства. Реализация этих положений закона позволит повысить оперативность правосудия и позитивно скажется на нагрузке судей, которая негативно влияет на эффективность судебной защиты.

В уголовном судопроизводстве значительное влияние на судебную практику оказали разъяснения пленума Верховного Суда по делам о терроризме, экстремизме, коррупции, по применению законодательства, регулирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности, о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога, о практике назначения уголовного наказания, а также об особенностях уголовной ответственности предпринимателей. Все эти вопросы были предметом постоянного мониторинга Верховного Суда России, что, безусловно, нашло отражение и в правоприменительной практике.

За последние пять лет ежегодно примерно четверть подсудимых освобождаются судом от уголовной ответственности. Существенно сократилось количество осуждённых к реальному лишению свободы: с 312 тысяч в 2006 году до 219 – в 2015-м, что свидетельствует об обеспечении разумного баланса между защитой общества от преступлений и дифференциацией мер уголовной ответственности с учётом принципа индивидуализации наказания.

Устойчиво снижается и судимость несовершеннолетних: с 82 тысяч в 2006 году до 22 тысяч – в 2015-м. Количество заключённых под стражу в качестве меры пресечения уменьшилось на 80 процентов: с 252 тысяч в 2006 году до 140 тысяч – в прошлом, 2015 году. Отмеченные тенденции корреспондируются со сведениями Федеральной службы исполнения наказаний, согласно которым за последние шесть лет количество содержащихся в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний сократилось на 223 тысячи лиц, на 25 процентов, из них отбывающих наказание в виде лишения свободы – на 195 тысяч, это 27 процентов, несовершеннолетних, отбывающих наказание в воспитательных колониях, – на 4300, с 6 тысяч до 1700 лиц, а содержащихся в следственных изоляторах – на 22 тысячи лиц. Это позволило ликвидировать 36 исправительных колоний, 35 воспитательных колоний и 8 следственных изоляторов.

Несмотря на очевидные позитивные изменения, сохраняются достаточные правовые условия для дальнейшей гуманизации уголовного законодательства. В суды продолжают поступать дела, не имеющие судебной перспективы. В первом полугодии текущего года из 473 тысяч дел, поступивших в суды, свыше 57 процентов, или 272 тысячи, относились к преступлениям небольшой тяжести, а 22,5 процента – к преступлениям средней тяжести. При этом от уголовной ответственности судами освобождено за преступления небольшой тяжести свыше 72 тысяч лиц, это 27 процентов, а за преступления средней тяжести, совершённые впервые, – более 30 тысяч, это 26 процентов. Совершили преступления небольшой тяжести впервые – 72 процента, это 139 тысяч, а преступления средней тяжести совершили впервые более 61 процента.

По инициативе Верховного Суда Российской Федерации принят Федеральный закон от 3 июля текущего года, в соответствии с которым введён новый институт назначения меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа при освобождении виновного от уголовной ответственности. Это направление заслуживает дальнейшего развития, в частности, путём разработки понятия уголовного проступка и мер уголовно-правового воздействия. Введение уголовного проступка позволит исключить некоторые составы из числа уголовно наказуемых деяний, сохранив за их совершение такие эффективные меры ответственности, как исправительные и принудительные работы, не характерные для Кодекса об административных правонарушениях. За уголовный проступок не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, он не образует судимости, которая влечёт существенные социальные ограничения.

Значительные изменения произошли и в судебной практике по делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Роль правосудия по этой категории дел состоит в том, чтобы защитить граждан, экономику страны от преступлений, но защитить и права, собственность, достоинство всех, кто соблюдает закон и честно ведёт бизнес. Недопустимо, когда экономические споры разрешаются с использованием уголовно-правовых средств и тем более незаконного уголовного преследования предпринимателей.

Количество осуждённых за эти преступления сократилось в четыре раза (с 8 тысяч в 2010 году до 2 тысяч в 2015 году), из них более 60 процентов осуждаются по этой категории за мошенничество. Реальное лишение свободы назначено каждому четвёртому осуждённому. Примерно каждый четвёртый был освобождён судом от ответственности или наказания. Меры пресечения в виде заключения под стражу избраны в отношении менее 200 лиц, а в отношении 69, или почти каждого четвёртого, в удовлетворении ходатайства об аресте было отказано.

Практика рассмотрения этой категории дел постоянно обобщается и анализируется Верховным Судом. 15 ноября текущего года пленум Верховного Суда принял постановление, в котором даны разъяснения об обеспечении, об особенностях уголовной ответственности предпринимателей.

Большое значение для совершенствования судебной практики имеют ежегодные совещания председателей верховных судов стран ШОС и БРИКС, на которых обсуждаются вопросы судебной практики и перспективы развития правосудия.

Дальнейшее совершенствование судебной деятельности предполагает развитие всех направлений правосудия, судопроизводства, судоустройства, обеспечения самостоятельности судебной власти и гарантий независимости судей, материального, финансового и организационного обеспечения деятельности судов, совершенствования статуса судей, вопросы конкурсного отбора и подготовки кандидатов на должности судей, повышения квалификации судей, совершенствования положений Кодекса судейской этики.

В течение нескольких лет отмечается рост обращений за судебной защитой. Только по первой инстанции судами рассмотрено 17 миллионов 400 тысяч гражданских и административных дел, один миллион уголовных дел в отношении 1 миллиона 300 тысяч лиц, свыше 6 миллионов 600 тысяч дел об административных правонарушениях, 2 миллиона 250 тысяч – о порядке исполнения судебных актов и судебного контроля, а также 1 миллион 500 тысяч дел по экономическим спорам.

Уменьшению служебной нагрузки будут способствовать определение оптимальных сроков рассмотрения дел, совершенствование порядка извещения лиц, участвующих в деле, в том числе с использованием информационных технологий, дальнейшее развитие упрощённых форм судопроизводства, расширение институтов досудебного и внесудебного урегулирования споров, сокращение категорий гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения.

В настоящее время судебным департаментом и Государственным университетом правосудия ведётся работа по определению норм служебной нагрузки. На развитие судопроизводства направлены также изменения процессуальных законов, предусматривающих возможность участников процесса подавать в суд в электронном виде исковые заявления, ходатайства и документы, имеющие доказательственные значения. Для обеспечения подачи в Верховный Суд России документов в электронном виде 22 ноября этого года приказом по Суду утверждён соответствующий порядок. Я напоминаю делегатам съезда о том, что этот закон вступает в силу с 1 января следующего года.

Требуют разрешения вопросы обеспечения деятельности мировых судей, которые ежегодно рассматривают свыше 46 процентов уголовных дел, 70 процентов гражданских дел и более 87 процентов дел об административных правонарушениях. Мировому судье законодательно должно быть предоставлено право согласования вопросов приёма и увольнения, поощрения и привлечения к дисциплинарной ответственности работников аппарата судебных участков. Необходимо предусмотреть и гарантии финансирования деятельности мировых судей, в полном объёме исключение произвольного сокращения бюджетных ассигнований, выделяемых на обеспечение их деятельности. При решении вопроса о сокращении финансирования мировых судей до 5 процентов необходимо согласие совета судей в субъекте Федерации, а свыше 5 процентов – с согласия конференции судей. Соответствующий законопроект 15 ноября текущего года Верховный Суд внёс в Государственную Думу.

Актуальными остаются вопросы повышения заработной платы работников аппарата судов, которые не соответствуют квалификационным требованиям, которые к ним предъявляются, в том числе и требованиям о высшем юридическом образовании, в результате чего сменяемость этих работников в крупных городах достигает 150–200 процентов в год.

С целью закрепления особенностей гражданской службы в органах судебной власти и повышения социальных гарантий работников аппарата судов и судебного департамента Совет судей Российской Федерации признал необходимым принятие Федерального закона «О судебной службе в Российской Федерации», проект которого внесён в Государственную Думу пленумом Верховного Суда 15 ноября текущего года.

Заслуживает внимания и предложение об отмене ограничений по присвоению квалификационных классов судей в зависимости от уровня суда, в котором он осуществляет правосудие. Квалификационный класс должен присваиваться исключительно по результатам аттестации судей.

Следует обеспечить каждому судье предусмотренное законом право на медицинское и санаторно-курортное лечение. Верховным Судом подготовлен законопроект, предусматривающий полномочия судебного департамента создавать санаторно-курортные учреждения.

С целью повышения независимости и объективности правосудия необходимо создать самостоятельные апелляционные и кассационные суды конституционных судов в системе судов общей юрисдикции. Реализация такой концепции судоустройства возможна за счёт имеющейся в распоряжении судов материальной базы и при распределении штатной численности судей и работников аппарата судов. Необходимо также и совершенствование уголовного, материального и процессуального законодательства.

В Уголовный кодекс Российской Федерации, который действует 20 лет, внесены изменения 195 федеральными законами, из которых 124 закона направлены на расширение сферы действия Уголовного кодекса и ужесточение санкций. В Уголовно-процессуальный кодекс, который действует 15 лет, внесены изменения примерно 200 федеральными законами. Кроме того, в постановлениях и многочисленных определениях Конституционного Суда Российской Федерации процессуальные и материальные нормы получили конституционно-правовое истолкование, отличающееся от буквального содержания норм Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса. Эти обстоятельства вызывают необходимость и в реформировании уголовного законодательства.

Уважаемые делегаты и гости съезда!

IX Всероссийский съезд судей обсудит и другие вопросы, актуальные для российского правосудия, и решения съезда внесут достойный вклад в обеспечение верховенства права и устойчивого развития общества.

Уважаемый Президент Российской Федерации, позвольте выразить Вам признательность за внимание, которое Вы постоянно уделяете вопросам развития и совершенствования российского правосудия.

Спасибо.

В.Путин: У вас впереди ещё два дня работы. Сейчас Председатель рассказал о том большом количестве проблем, которые обсуждаются, стоят на повестке. Думаю, что по всем этим проблемам вы будете говорить. Хочу вам пожелать успехов и в работе съезда, и в вашей повседневной работе.

Председатель Конституционного суда выступал, говорил о верховенстве Конституции. Вы знаете, мы в начале 2000-х годов, многие это помнят, предпринимали очень большие, серьёзные попытки – может быть, даже не очень видимые со стороны, но это была большая работа – по единообразному пониманию и применению норм Конституции на всей территории России. И конечно, не для того, чтобы наша Конституция подвергалась эрозии с какой-то другой стороны. Хотя и все свои международно-правовые обязательства мы тоже намерены соблюдать.

Ещё раз всего самого доброго. Успехов.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2016 > № 1995127 Владимир Путин, Валерий Зорькин, Вячеслав Лебедев


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2016 > № 1995119 Владимир Путин, Валерий Зорькин

Встреча с судьями Конституционного Суда.

Президент провёл в Кремле встречу с судьями Конституционного Суда Российской Федерации. Встреча приурочена к отмечаемому 12 декабря государственному празднику – Дню Конституции России.

В.Путин: Уважаемый Валерий Дмитриевич! Уважаемые коллеги! Добрый день!

Хочу ещё раз вас поздравить с 25-летием Конституционного Суда. Хочу поблагодарить и судей Конституционного Суда, аппарат за большую, огромную и очень важную работу, которую вы проводите.

Собственно говоря, и лишних слов не нужно по поводу того, как ваша работа осуществляется. Проверка всех наших нормативных актов, законов на конституционность – сам этот механизм позволяет добиваться высокого качества самой законотворческой работы.

Но речь идёт не только о законодателях. Речь идёт и об исполнительных органах власти. Когда Правительство либо отдельные министерства, ведомства принимают какие-то решения, очень часто поднимается вопрос и обсуждается, будет ли та или иная норма, которая планируется к принятию, соответствовать Конституции. Валерий Дмитриевич знает, я – не то чтобы каждый день, но нередко – звоню Валерию Дмитриевичу и спрашиваю у него, как будет смотреться та или другая норма, которая планируется к принятию либо на уровне законодателей, либо на уровне Правительства. В любом случае это помогает раскрывать потенциал нашей Конституции, что очень важно.

Особо хотел бы отметить важность решений Конституционного Суда в сфере обеспечения прав человека. Конституцией сохраняется равенство всех граждан перед законом. Но есть и большое конституционное поле, где сформулированы чёткие требования и к защите прав граждан, и к их ответственности за свои слова и действия. И эти нормы являются основой для консолидации общества, для понимания справедливости как баланса между частными и публичными интересами.

Подчеркну, что патриотизм вырастает не только из любви к Родине, но и из уважения государства к личности, к достоинству человека, из заботы граждан, с другой стороны, о своей стране, из взаимной ответственности государства и человека друг перед другом. Именно эти ценности чётко и аргументированно отстаивает и Конституционный Суд. Хотел бы вас за это поблагодарить.

Давайте, как обычно мы это с вами делаем на наших встречах в преддверии Дня Конституции, поговорим в более свободном режиме. Конечно, попросил бы Валерия Дмитриевича несколько слов сказать в начале.

В.Зорькин: Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо большое, что Вы теперь уже традиционно уделяете нам внимание. Для нас это большая честь и большая ответственность.

Но если бы Вы позволили, по поручению судей хотел бы ответное слово начать с того, чтобы вручить Вам сборник наших решений за 2015 год. Потому что иногда встаёт вопрос: что там Конституционный Суд, два-три решения в год принимает или нет?

Но за этот год у нас поступило примерно 13 тысяч жалоб по первое декабря и принято примерно три тысячи постановлений и определений. Конечно, для постановлений это мало, но думаю, что мы идём на уровне примерно, как другие суды в мире. Предположим, суд Соединённых Штатов, Верховный суд, принимает 70 постановлений в год, а мы – 30–35, но это пропорционально населению, и надо ещё учесть, что они исполняют некоторую роль Верховного суда по надзору. Сборник я вручаю не для того, чтобы показать, что мы не бездельничаем, в конце концов, написать можно было в два раза больше.

На самом деле интенсивная работа связана с тем, что трудности есть всегда, потому что новое законодательство, новые проблемы, в том числе в связи, скажем, со взаимоотношениями с Европой. Конечно, мы не политический орган, но меры, которые приняты, давление, будем говорить, и санкции тоже, ведь вносят какую-то атмосферу на юридическое поле. И естественно, мы тоже эти отголоски в своей деятельности не можем не испытывать.

Например, скажем, вдруг прибалтийское государство Литва, которое является нынче депозитарием Всемирной конференции судов (раз в три года она собирается), прислала нам недавно депешу о том, что судьи Конституционного Суда представляют собой угрозу для безопасности Литовской Республики.

В.Путин: Какие судьи? Наши судьи?

В.Зорькин: Наши судьи Конституционного Суда.

В.Путин: Ага, попались?

В.Зорькин: Возникает вопрос. Мы же не можем приехать на конференцию. У меня уже, грешным делом, была мысль обратиться к Вам и сказать: давайте мы эту Всемирную конференцию у нас проведём. Мы же никому не будем запрещать приезжать. Вещи удивительные порой творятся в связи с этим.

Но я думаю, что это наносное, потому что ведь не Германия запретила, и не Австрия, и не Италия. Так что у нас по международному вектору сохраняются традиционные очень большие, прочные позиции. Я к чему это говорю? К тому, что мы, конечно, живём не в отрыве от всего мира, не в вакууме.

В.Путин: Извините, а что, собственно, послужило поводом для такого идиотского, я бы сказал, вывода?

В.Зорькин: Наше решение по Крыму. Они считают, что мы нарушили неприкосновенность, территориальную целостность Украины и приняли неправильное решение.

А я докладываю Вам нашу общую позицию, потому что принято было единогласно. Не выдам я тайну совещательной комнаты, что у нас не было особых мнений по этому? Мы исходили из того, что мы решаем вопросы права. Народ Крыма выразил свою волю, и никто не может, с точки зрения Устава Организации Объединённых Наций, упрекнуть в некорректности наше решение. Литве показалось, что мы… Может быть, они подумали, что мы по Литве будем принимать?

В.Путин: Всё-таки вы принимали решение исходя из российской Конституции.

В.Зорькин: Конечно.

В.Путин: В рамках ли российской Конституции проводятся все эти действия, а не в рамках международного права. Очень странно. Иногда складывается впечатление, что люди вообще свалились с другой планеты.

В.Зорькин: Думаю, что, конечно, российский Конституционный Суд не пострадает от этого. По-моему, пострадает Литва, вообще говоря, от такого решения, в конечном счёте.

Я сделал отступление. В целом хочу сказать, что у нас решения практически по всем конституционным основам отраслей права, главным образом по уголовному процессу – больше всех. Вячеслав Михайлович сегодня был прав, в том смысле, что огромная масса идёт жалоб, и у нас очень много решений, когда мы поправляем уголовный процесс.

Я не знаю, настало ли время для того, чтобы новый кодекс принимать, это дело законодателя, наше решение – всё же дать оценку действующим нормам. Вот почему мне кажется, что я сейчас выражаю общую позицию судей, я говорил это уже на съезде.

Мы признательны за то, что Вы внесли законопроект о корректировке, связанной с нашими постановлениями, когда мы можем принять постановление, не уничтожая закон, а дать его конституционное истолкование в правильном конституционном смысле. Мне кажется, это уважительно к законодателю, но не только ради этого, а ради того, чтобы напрасно не приводить огромную машину в действие, зная сложность законодательного процесса, сложность налаживания правоприменительной практики. Мы всё же действуем здесь не наобум, конечно, а учитывая различные точки взаимодействия, в том числе с Верховным Судом.

И ещё раз хочу подчеркнуть, почему. Потому что в некоторых государствах, например в Венгрии, вообще война между Конституционным судом и Верховным судом. То есть они бодаются и решают, кто прав, кто виноват. Заканчивается это плохо для государства.

Но это не для того, чтобы там междусобойчик устроить, должны быть налажены деловые отношения. Там, где возникают эти спорные точки, мы стараемся консультироваться. Но как консультироваться? В рамках дозволенного, конечно, а не так, что просто договорились где-то за кулисами.

Проблема ещё одна, которая встаёт перед нами в нынешней ситуации, – это проблема проверки нормативных актов субъектов Российской Федерации. Сюда подключены суды конституционные и уставные. Они обращались к нам, что им плохо живётся, они не во всех субъектах. Но это дело регионов, мне кажется, субъектов Российской Федерации – создавать там или не создавать. Но при этом, наверное, нужно посмотреть на объём работы.

Не хочу сказать, что не нужно, это не наша задача, не задача Конституционного Суда. Но если, например, уставный суд или конституционный в республике принимает за год одно решение или ноль решений, то, наверное, субъекты должны задуматься над тем, как быть дальше, потому что, в конечном счёте, бюджетные затраты идут.

Я не говорю о том, что нужно их взять и ликвидировать, но задуматься есть над чем, потому что в некоторых регионах работают, а в других – вот такое. Естественно, возникает некоторое напряжение, потому что они к нам обращаются как к высшей инстанции. Но у нас нет подчинения, и, думаю, это правильно, потому что это самостоятельные органы государственной власти, пусть сами субъекты эти решают.

Что касается, я упомянул уже, зарубежного вектора, то наши отношения успешно развиваются. У нас теперь есть Ассоциация азиатских конституционных судов и приравненных к ним органов контроля. И Россия является одним из учредителей этой ассоциации. И думаю, видимо, дойдёт до нас очередь, когда мы тоже будем, наверное, делать конгрессы, мы тут уже будем обращаться к Вам в смысле материальной помощи.

Наши судьи активно участвуют в этой ассоциации. Она проводит и аналитическую работу, и организационную, по повышению квалификации судей и так далее. Даже выдвинута идея, Владимир Владимирович, о создании азиатского суда по правам человека. Корея такую идею выдвинула.

В.Путин: Корея?

В.Зорькин: Южная Корея, да. Они очень активно настаивают на таком, но думаю, что это не делается приказным порядком, это должно выкристаллизоваться.

В.Путин: Спасибо большое.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2016 > № 1995119 Владимир Путин, Валерий Зорькин


Россия. СЗФО > Транспорт > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995108 Владимир Путин

Открытие центрального участка Западного скоростного диаметра.

Владимир Путин принял участие в церемонии открытия центрального участка внутригородской платной скоростной магистрали «Западный скоростной диаметр» в Санкт-Петербурге.

Протяжённость основного хода ЗСД – 46,6 километра, общая протяжённость со съездами и развязками – более 70. На дороге предусмотрено функционирование 15 транспортных развязок, движение осуществляется по 4–8 полосам. Открытие магистрали разгрузит исторический центр Санкт-Петербурга, кольцевую дорогу, улично-дорожную сеть, даст возможность пересечь город менее чем за 20 минут.

Открывшийся сегодня центральный участок ЗСД свяжет кольцевую дорогу Санкт-Петербурга на юге и севере города, обеспечит выход на трассу «Скандинавия». Северный и южный участки магистрали уже построены и эксплуатируются.

* * *

В.Путин: Дорогие друзья, хочу поблагодарить всех вас, ваши коллективы, строителей, инженеров, всех, кто принимал участие [в строительстве]. Для жителей города это большое событие. Да и не только для Петербурга, но и для всего Северо-Запада. Думаю, вы это прекрасно понимаете, потому что это сооружение свяжет деловые центры города, позволит обойти исторический центр огромному количеству транспортных средств.

Сейчас действующие участки пропускают 3 миллиона [транспортных средств] в месяц. А только что говорили о том, что после ввода центральной части это уже будет где–то 6–7 миллионов в месяц. Представляете, какой огромный поток пойдёт мимо центра города. Это будет сохранять исторический центр города и, безусловно, будет улучшать экологическую ситуацию, чтобы полегче в центре было дышать людям.

И, кроме всего прочего, экономическая составляющая очень высокая, потому что это позволит активно развивать бизнес в этих районах города. И потом, это самый крупный проект с точки зрения сопряжения возможностей государства и частных компаний. 210 миллиардов он стоил, с 2005 года начато строительство, и вы его завершили. Это очень знаковое событие для Петербурга.

Вам большое спасибо. Я вас всех с этим поздравляю. И всем нашим участникам, в том числе специалистам, нашим друзьям, зарубежным компаниям большое спасибо. Надеюсь, что вам тоже было интересно здесь работать, будем думать над тем, как осуществлять подобные проекты совместно в будущем. Спасибо.

Реплика: Мы очень горды тем, что мы работаем здесь, с вами и для вас.

В.Путин: Вам спасибо. Надеюсь, вам понравилось. Этот проект – красивый, масштабный, современный. Здесь работало большое количество специалистов, наших крупнейших научных институтов, предприятий, которые осуществляли поставки всего, что необходимо для этого сооружения.

Реплика: Мы надеемся, что после Пулково у нас будет ещё один шанс.

В.Путин: Разумеется, надо только поговорить с теми, кто будет реализовывать подобные проекты. Вы, наверное, знаете о тех планах, которые сейчас здесь, на Северо-Западе, осуществляются, и тех планах, которые есть у нас в перспективе. Так что поговорим обязательно, будем работать.

Спасибо вам большое. Удачи.

Россия. СЗФО > Транспорт > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995108 Владимир Путин


Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995097 Владимир Путин

Открытие V Санкт-Петербургского международного культурного форума.

Президент выступил на церемонии открытия V Санкт-Петербургского международного культурного форума.

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Рад приветствовать в Санкт-Петербурге участников Международного культурного форума.

Посещение Мариинского театра, знакомство с творчеством его великолепных артистов уже стало для гостей форума доброй традицией. И это неудивительно.

Легендарная Мариинка – это не только звёздная труппа и одна из лучших сценических площадок мира. Театр хорошо известен своей благотворительной деятельностью, яркими просветительскими проектами, доказал, что культура не имеет границ, театр это лишний раз подтверждает своим творчеством и своей деятельностью на лучших мировых площадках и на скромных, региональных площадках в России.

Те, кто в эти дни собрался в Северной столице России, это знают. Знают, что такое искусство, как я сейчас говорил на встрече с нашими гостями, границ не имеет.

Вы говорите на этом языке, языке искусства, который не требует перевода. И ваш талант, душевная щедрость, мастерство несут мощный заряд созидания и добра, наполняя наш мир вдохновением, благородством, великой духовностью. И не случайно служители муз – художники, поэты, актёры, музыканты – имеют в обществе огромный авторитет.

Мы по праву гордимся своей российской, национальной культурой и делаем всё для её сохранения и развития. Достаточно упомянуть, что именно культуре были посвящены в России три последних года. Тысячи ярких, содержательных мероприятий, прошедших в рамках годов культуры, литературы, кино, привлекли миллионы людей и открыли им новые горизонты знаний и эмоций.

Уверен, участники форума помнят, как здесь, в Мариинке, мы завершали Год литературы, который прошёл с поистине триумфальным успехом.

Сегодня завершается Год российского кино. Но мы все понимаем, что официальные церемонии вокруг этих событий носят исключительно символический характер. Ведь работа по содействию творческим проектам, коллективам, учебным заведениям, конечно, будет продолжена. Тем более состоявшиеся «тематические» годы вызвали у общества большой, глубокий интерес, который, безусловно, нужно поддерживать. И мы будем это делать впредь.

Эти вопросы поднимаются и в Санкт-Петербурге на Международном культурном форуме. Уверен, что вы, его участники, представляющие всю палитру сферы культуры, сможете найти на этих встречах достойные ответы на вопросы, которые ставит перед нами сегодняшнее время.

Позвольте пожелать вам плодотворной работы, творческих успехов и всего самого доброго.

Благодарю вас за то, что вы здесь. Спасибо большое.

Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995097 Владимир Путин


Россия. Италия. Евросоюз > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995096 Владимир Путин

Встреча с российскими и иностранными деятелями культуры.

Владимир Путин встретился с российскими и иностранными деятелями культуры – участниками совместных культурных проектов. Встреча состоялась перед церемонией открытия V Санкт-Петербургского международного культурного форума.

На встрече, в частности, присутствовали художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, режиссёр Никита Михалков, директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, Министр культуры Греции, актриса Лидия Кониорду, кинорежиссёр Жерар Кравчик, писатель Олжас Сулейменов.

В ходе встречи коллекционер и меценат Пьетро Питтаро передал в дар музею-заповеднику «Петергоф» мемориальные предметы выдающегося русского художника Александра Бенуа. Мольберт, палитры, кисти и некоторые рисунки художника станут частью экспозиции музея семьи Бенуа.

* * *

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Наш Министр сразу, как в России говорят, взял быка за рога, не знаю, кто здесь бык. Тем не менее он взял инициативу в свои руки, я даже не успел с вами поздороваться. Поэтому прежде всего хочу вам сказать: добрый вечер, добро пожаловать в Россию, в Петербург, в Мариинский театр.

Мне очень приятно, что из года в год у нас собираются наши друзья, которые действительно не просто любят российское искусство, не просто любят российскую культуру, но чувствуют с нами примерно одинаково. Мы с вами на одной волне воспринимаем мир, каждый с большой долей самобытности, но тем не менее что–то общее есть.

Должен сказать, что мы уже третий год подряд проводим общенациональные мероприятия – в течение года, одного года, второго, третьего, – так или иначе связанные с российской культурой. В прошлом году у нас был Год литературы, этот – Год кино, позапрошлый – Год культуры непосредственно.

Мне очень приятно отметить, что мы хотя и заслуженно гордимся достижениями российской культуры, но констатируем всё время, что это часть мировой культуры, и, без всяких сомнений, это так. Каждый из вас может, безусловно, гордиться тем, что сделали ваши народы на протяжении веков, начиная Грецией, Италией, всеми другими странами мира, Китаем с его многовековой, тысячелетней культурой. Поэтому мне очень приятно отметить, ещё раз хочу это подчеркнуть, что русская культура – это часть общемировой культуры.

Я хотел бы вас поблагодарить за то, что вы и сегодня здесь, за то, что вы уделяете столько внимания нашему сотрудничеству по такому важному для нас направлению, как культурное сотрудничество, которое безусловно и действительно в прямом смысле этого слова не знает границ.

Здесь многое было сказано по поводу того, что нас связывает. Это душевная связь, согласен. Наши друзья из Франции приводили пример о том, что наш молодой человек уехал во Францию, а потом его сын приехал в Россию. Его отец уехал с каким–то душевным порывом, а его сын приехал за миллиардом, чтобы миллиард здесь заработать. Это влияние как раз западной культуры на Россию. Это, разумеется, шутка. Я в любом случае желаю удачи вашему фильму.

Хочу вам всем пожелать удачи во всех ваших начинаниях. Большое спасибо и нашему другу из Италии за тот замечательный подарок, который он преподнёс. Мы, поверьте, умеем оценить такие жесты. Большое Вам спасибо.

Позвольте вам пожелать приятного времяпрепровождения в Петербурге и в Мариинском театре.

Спасибо большое.

Россия. Италия. Евросоюз > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 2 декабря 2016 > № 1995096 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 декабря 2016 > № 1988123 Владимир Путин

Послание Президента Федеральному Собранию.

Владимир Путин обратился к Федеральному Собранию с ежегодным Посланием. Оглашение Послания по традиции состоялось в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Уважаемые члены Совета Федерации! Уважаемые депутаты Государственной Думы! Граждане России!

Сегодня, как обычно в Посланиях, речь пойдёт о наших задачах в экономике, социальной сфере, во внутренней и внешней политике. Больше внимания на этот раз уделим экономике, социальным вопросам и внутренней политике.

Нам приходится решать все эти задачи в сложных, неординарных условиях, как это не раз бывало в истории. И народ России вновь убедительно доказал, что способен отвечать на непростые вызовы, отстаивать и защищать национальные интересы, суверенитет и независимый курс страны.

Но вот что хотел бы, уважаемые коллеги, в этой связи сказать. Говорил уже несколько раз публично, но и сегодня хотел бы повторить.

Граждане объединились – и мы это видим, надо сказать спасибо за это нашим гражданам – вокруг патриотических ценностей не потому, что всем довольны, что всё их устраивает. Нет, трудностей и проблем сейчас хватает. Но есть понимание их причин, а главное уверенность, что вместе мы их обязательно преодолеем. Готовность работать ради России, сердечная, искренняя забота о ней – вот что лежит в основе этого объединения.

При этом люди рассчитывают, что им будут обеспечены широкие и равные возможности для самореализации, для воплощения в жизнь предпринимательских, творческих, гражданских инициатив, рассчитывают на уважение к себе, к своим правам, свободам, к своему труду.

Принципы справедливости, уважения и доверия универсальны. Мы твёрдо отстаиваем их – и, как видим, не без результата – на международной арене. Но в такой же степени обязаны гарантировать их реализацию внутри страны, в отношении каждого человека и всего общества.

Любая несправедливость и неправда воспринимаются очень остро. Это вообще особенность нашей культуры. Общество решительно отторгает спесь, хамство, высокомерие и эгоизм, от кого бы всё это ни исходило, и всё больше ценит такие качества, как ответственность, высокая нравственность, забота об общественных интересах, готовность слышать других и уважать их мнение.

Это показала и прошедшая в этом году избирательная кампания. Вы знаете, что инициатива о возвращении к смешанной модели выборов депутатов Государственной Думы была поддержана в Послании 2012 года. Это был принципиальный шаг навстречу общественному мнению.

Считаю, что курс на развитие политической системы, институтов прямой демократии, на повышение конкурентности выборов абсолютно оправдан, и мы, безусловно, будем его продолжать.

Выросла роль Государственной Думы как представительного органа. В целом укрепился авторитет законодательной власти. Его надо поддерживать, подтверждать делами. Это касается всех политических сил, представленных в парламенте.

Но, конечно, особая ответственность на партии «Единая Россия», которая, кстати, сегодня отмечает своё пятнадцатилетие. Партия имеет конституционное большинство в Госдуме, является главной опорой Правительства в парламенте. И нужно так выстроить совместную работу, чтобы все обещания, обязательства, взятые перед гражданами, были выполнены.

Именно граждане определили итоги избирательной кампании, выбрали путь созидательного развития страны, доказали, что мы живём в здоровом, уверенном в своих справедливых требованиях обществе, в котором укрепляется иммунитет к популизму и демагогии и высоко ценятся значимость взаимоподдержки, сплочённости, единства.

Речь не идёт, конечно, о каких–то догмах, о показном, фальшивом единении, тем более о принуждении к определённому мировоззрению – всё это в нашей истории, как вы хорошо знаете, было, и мы не собираемся возвращаться назад, в прошлое.

Но это не значит, что, жонглируя красивыми словами и прикрываясь рассуждениями о свободе, кому–то можно оскорблять чувства других людей и национальные традиции.

Вы знаете, если кто–то считает себя более продвинутым, более интеллигентным, даже считает себя поумнее кого–то в чём–то, – если вы такие, но с уважением относитесь к другим людям, это же естественно.

При этом, конечно, считаю неприемлемой и встречную агрессивную реакцию, тем более если она выливается в вандализм и в нарушение закона. На подобные факты государство будет реагировать жёстко.

Завтра у нас заседание Совета по культуре – обязательно обсудим вопросы, вызывающие широкую дискуссию, поговорим о принципах взаимной ответственности представителей гражданского общества и деятелей искусств.

Но хочу особо подчеркнуть: и в культуре, и в политике, в средствах массовой информации и в общественной жизни, в полемике по экономическим вопросам никто не может запретить свободно мыслить и открыто высказывать свою позицию.

Повторю, когда мы говорим о солидарности и единстве, имеем в виду осознанную, естественную консолидацию граждан ради успешного развития России.

Можно ли достичь значимых стратегических целей в раздробленном обществе? Можно ли решить эти задачи с парламентом, где вместо результативной работы идут состязания амбиций и бесплодные препирательства?

Можно ли достойно развиваться на зыбкой почве слабого государства и управляемой извне безвольной власти, потерявшей доверие своих граждан? Ответ очевиден: конечно, нет.

В последнее время мы видели немало стран, где такая ситуация открывала дорогу авантюристам, переворотам и в конечном счёте анархии. Везде результат один: человеческие трагедии и жертвы, упадок и разорение, разочарование.

Вызывает озабоченность и то, что в мире, причём даже в самых благополучных, казалось бы, странах и устойчивых регионах, возникает всё больше новых разломов и конфликтов на политической, национальной, религиозной, социальной почве.

Всё это накладывается на острейший миграционный кризис, с которым столкнулись, например, европейские и другие страны. Мы хорошо знаем, какие последствия несут так называемые великие потрясения. К сожалению, в нашей стране в минувшем веке их было много.

Наступающий, 2017 год – год столетия Февральской и Октябрьской революции. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революции в России. Не только для историков, учёных – российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий.

Это наша общая история, и относиться к ней нужно с уважением. Об этом писал и выдающийся русский, советский философ Алексей Фёдорович Лосев. «Мы знаем весь тернистый путь нашей страны, – писал он, – мы знаем томительные годы борьбы, недостатка, страданий, но для сына своей Родины всё это своё, неотъемлемое, родное».

Уверен, что у абсолютного большинства наших граждан именно такое ощущение Родины, и уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь.

Недопустимо тащить расколы, злобу, обиды и ожесточение прошлого в нашу сегодняшнюю жизнь, в собственных политических и других интересах спекулировать на трагедиях, которые коснулись практически каждой семьи в России, по какую бы сторону баррикад ни оказались тогда наши предки. Давайте будем помнить: мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна.

Уважаемые коллеги!

Смысл всей нашей политики – это сбережение людей, умножение человеческого капитала как главного богатства России. Поэтому наши усилия направлены на поддержку традиционных ценностей и семьи, на демографические программы, улучшение экологии, здоровья людей, развитие образования и культуры.

Знаете, не могу не сказать два слова о том, что реально происходит, что у нас здесь есть, чего мы добились. Естественный прирост населения продолжается.

В 2013 году – у демографов есть такое понятие «коэффициент рождаемости» – он в России составил 1,7, это выше, чем в большинстве европейских стран. Для примера скажу: Португалия – 1,2, в Испании, Греции – 1,3, Австрия, Германия, Италия – 1,4, в Чешской Республике – 1,5. Это данные за 2013 год. В 2015 году суммарный коэффициент рождаемости в России будет ещё больше, чуть-чуть, но всё–таки больше – 1,78.

Мы продолжим изменения в социальной сфере, чтобы она становилась ближе к людям, к их запросам, была более современной и справедливой. Социальные отрасли должны привлекать квалифицированных людей, талантливую молодёжь, поэтому мы повышаем и зарплаты специалистов, улучшаем условия их труда.

Отмечу, что конкурс в медицинские и педагогические вузы – совсем недавно он был почти нулевой – уверенно растёт. В 2016 году на педагогические специальности он составил 7,8 человека, а после прошедшего приёма в 2016 году общий конкурс на бюджетные места в медицинские вузы составил уже почти 28 человек на место. Дай бог всем здоровья и успехов – молодым специалистам – в их работе в будущем.

Хорошо помню, как в своё время обсуждали с коллегами проекты развития высокотехнологичной медицинской помощи, а также сети перинатальных центров, которых у нас и не было совсем. Сейчас их, в 2018 году, в России уже будет 94.

И сегодня наши врачи спасают новорождённых в самых трудных случаях. И по этим показателям мы также вышли на позиции передовых стран мира.

По итогам ещё 2015 года показатели младенческой смертности составили в России 6,5 на тысячу родившихся живыми, а в европейском регионе Всемирной организации здравоохранения показатель 6,6, то есть у нас уже был чуть получше. По итогам 10 месяцев 2016 года Россия вышла на уровень 5,9.

За последние десять лет в 15 раз увеличился объём высокотехнологичной медицинской помощи. Сотни тысяч сложных операций делаются не только в ведущих федеральных центрах, но и в региональных клиниках. Если в 2005 году, когда мы начали эту программу, 60 тысяч человек в России получали высокотехнологичную медицинскую помощь, в 2016–м это будет уже 900 тысяч. Тоже нужно ещё двигаться дальше. Но всё–таки сравните: 60 тысяч и 900 – разница существенная.

В следующем году нам нужно внедрить механизмы устойчивого финансирования высокотехнологичной помощи. Это даст возможность и дальше повышать её доступность, сокращать сроки ожидания операций.

В целом, надо прямо сказать, проблемы в здравоохранении сохраняются в целом, их ещё очень много. И прежде всего они касаются первичного звена. Его развитию необходимо уделить приоритетное внимание.

Граждане зачастую сталкиваются с очередями, с формальным, безразличным отношением к себе. Врачи перегружены, трудно попасть к нужному специалисту. Нередки случаи, когда поликлиники оснащены новейшим оборудованием, а у медицинских работников элементарно не хватает квалификации, чтобы применить это оборудование.

Начиная с будущего года на базе федеральных и региональных медицинских центров и вузов будет организована регулярная переподготовка врачей. При этом специалист с помощью образовательного сертификата сможет сам выбрать, где и как повысить свою квалификацию.

Продолжим наращивать и уровень информатизации здравоохранения, чтобы сделать удобной и простой запись на приём, ведение документации. Нужно освободить врачей от рутины, от заполнения вороха отчётов и справок, дать им больше времени для непосредственной работы с пациентом.

Также с помощью информационных технологий будет существенно повышена эффективность контроля за рынком жизненно важных лекарств. Это позволит избавиться от подделок и контрафакта, пресечь завышение цен при закупках медикаментов для больниц и поликлиник.

В течение ближайших двух лет предлагаю подключить к скоростному интернету все больницы и поликлиники нашей страны. Это позволит врачам даже в отдалённом городе или посёлке использовать возможности телемедицины, быстро получать консультации коллег из региональных или федеральных клиник.

Хочу обратить на это внимание Министерства связи. Министр заверил нас, что эта задача абсолютно реалистична, выполнима.

Я сейчас сказал об этом с трибуны, вся страна теперь будет за этим смотреть внимательно.

С учётом географии, огромных, порой трудно доступных территорий, России нужна и хорошая оснащённая служба санитарной авиации. Уже со следующего года программа развития санитарной авиации охватит 34 региона страны, которые получат средства из федерального бюджета.

Прежде всего это Сибирь, Север, Дальний Восток. На эти цели (депутаты знают об этом, это была в том числе и ваша инициатива) в 2017 году на закупку авиационных услуг в рамках проекта развития санитарной авиации будет предусмотрено (во втором чтении это должно пройти) 3,3 миллиарда рублей.

Уважаемые коллеги! Везде на всей территории нашей большой страны дети должны учиться в удобных, комфортных, современных условиях, поэтому мы продолжим программу реконструкции и обновления школ. У нас не должно остаться школьных зданий, находящихся в аварийном, ветхом состоянии, не имеющих элементарных удобств.

Необходимо, наконец, решить проблему третьих смен, а дальше и вторых. И конечно, нужно направить дополнительные усилия на повышение квалификации учителей. Вы знаете, что с 2016 года реализуется программа создания новых мест в общеобразовательных организациях. Эта программа рассчитана на 2016–2025 годы, по 25 миллиардов рублей предусматривается.

Кстати говоря, мы с вами хорошо знаем, это прежде всего ответственность регионального уровня. Но мы приняли решение поддержать регионы по этому важнейшему направлению. Всего в период с 2016 по 2019 год планируется создать 187 998 новых мест в школе.

При этом самое важное, что волнует родителей и учителей, общественность, – это, конечно же, содержание образовательного процесса, насколько школьное образование отвечает двум базовым задачам, о которых говорил ещё академик Лихачёв: давать знания и воспитывать нравственного человека. Он справедливо считал, что нравственная основа – это главное, что определяет жизнеспособность общества: экономическую, государственную, творческую.

Безусловно, важно сохранить глубину и фундаментальность отечественного образования. В школу уже вернулось сочинение, больше внимания стали уделять гуманитарным предметам.

Но только учебных часов из школьной программы здесь явно будет недостаточно – нужны проекты в театре, кино, на телевидении, музейных площадках, в интернете, которые будут интересны молодым людям, привлекут внимание молодёжи к отечественной классической литературе, культуре, истории.

В школе нужно активно развивать творческое начало, школьники должны учиться самостоятельно мыслить, работать индивидуально и в команде, решать нестандартные задачи, ставить перед собой цели и добиваться их, чтобы в будущем это стало основой их благополучной интересной жизни.

Здесь очень много экспериментов в школе проводится, и за рубежом, и у нас; надо быть, конечно, очень аккуратными с этими экспериментами, но двигаться вперёд, безусловно, нужно.

Важно воспитывать культуру исследовательской, инженерной работы. За ближайшие два года число современных детских технопарков в России возрастёт до 40, они послужат опорой для развития сети кружков технической направленности по всей стране. К этой работе должны подключиться и бизнес, и университеты, исследовательские институты, чтобы у ребят было ясное понимание: все они имеют равные возможности для жизненного старта, что их идеи, знания востребованы в России, и они смогут проявить себя в отечественных компаниях и лабораториях.

Как уже успешный заявил о себе образовательный центр для талантливых ребят «Сириус». Считаю, что нам нужно целое созвездие таких площадок, и рекомендовал бы главам субъектов Российской Федерации подумать о формировании в регионах на базе лучших вузов и школ центров поддержки одарённых детей.

Но при этом что бы хотел здесь сказать и на что бы хотел обратить внимание. В основе всей нашей системы образования должен лежать фундаментальный принцип: каждый ребёнок, подросток одарён, способен преуспеть и в науке, и в творчестве, и в спорте, в профессии и в жизни. Раскрытие его талантов – это наша с вами задача, в этом – успех России.

Уважаемые коллеги! Вижу в молодом поколении надёжную, прочную опору России в бурном, сложном XXI веке. Верю, что это поколение способно не только отвечать на вызовы времени, но и на равных участвовать в формировании интеллектуальной, технологической, культурной повестки глобального развития.

Не случайно много школьников и студентов участвуют сегодня в волонтёрских проектах, они активно развиваются в таких важных сферах, как уход за больными, поддержка пожилых, людей с ограничениями по здоровью, образование, спорт, культура, краеведение, поисковые движения, забота о природе и животных.

Особая примета нашего времени – широкое вовлечение граждан в самые разные благотворительные акции. Призывы в социальных сетях, средствах массовой информации собрать средства на лечение больных, на помощь детям быстро находят отклик, и люди делают это искренне, бескорыстно, как ответ на веление своего сердца. Иногда даже удивляешься, как люди с небольшим достатком быстро откликаются на такую свою внутреннюю потребность оказать помощь тем, кто особенно нуждается в этом.

Я прошу Общественную палату и Агентство стратегических инициатив предметно заняться поддержкой волонтёрских и благотворительных движений, некоммерческих организаций. Воля и великодушие граждан, которые участвуют в таких проектах, формируют столь необходимую России атмосферу общих дел, создают колоссальный социальный потенциал, и он должен быть обязательно востребован.

Необходимо снять все барьеры для развития волонтёрства, оказать всестороннюю помощь и социально ориентированным некоммерческим организациям. Основные решения здесь уже приняты. Со следующего года для некоммерческих организаций, имеющих соответствующий опыт, открываются возможности, открывается доступ к оказанию социальных услуг, которые финансируются за счёт бюджета.

Я хотел бы сейчас, уважаемые коллеги, обратиться ко многим из вас. Я хочу, чтобы меня услышали и губернаторы, и муниципальные власти. Я прошу вас, что называется, не жадничать, не отдавать по привычке, по накатанной предпочтения исключительно казённым структурам, а по максимуму привлекать к исполнению социальных услуг и некоммерческие организации. Давайте прямо скажем, у них ещё глаз не замылился, очень важно сердечное отношение к людям. И давайте вместе держать эти вопросы под особым контролем.

Все мы заинтересованы в том, чтобы активный приход НКО в социальную сферу вёл к повышению качества её. Поручаю Правительству совместно с законодателями завершить формирование чёткой правовой базы деятельности НКО – исполнителей общественно полезных услуг, установить требования к их компетенции, и при этом, конечно, не нагородив дополнительных бюрократических барьеров. Нужно ценить взыскательную, заинтересованную, деятельную позицию граждан.

Ещё раз хочу обратиться ко многим из вас: не прятаться в служебных кабинетах, не бояться диалога с людьми – идти навстречу, честно и открыто разговаривать с людьми, поддерживать их инициативы, особенно когда речь идёт о таких вопросах, как благоустройство городов и посёлков, сохранение исторического облика и создание современной среды для жизни.

К сожалению, порой эти вопросы решаются кулуарно, и, когда так происходит, действительно хочется спросить: «Вы уверены, что то, что вы предлагаете, исходя только из тех представлений, которые в служебных кабинетах возникают, это самое лучшее предложение? Не лучше ли посоветоваться с людьми, спросить у них, как они хотят видеть улицы, свои дворы, парки и набережные, спортивные и детские площадки?»

В будущем году мы направим регионам 20 миллиардов рублей на программы благоустройства, в том числе в моногорода, и дело принципа, чтобы в принятии решения по использованию этих ресурсов участвовали сами жители, определяли, какие проекты благоустройства осуществлять в первую очередь. Я прошу активно подключиться к этой работе и Общероссийский народный фронт, при этом обращаю внимание: нужно не только организовать эффективный контроль, а с его помощью добиваться конкретного результата, которого ждут люди, и, конечно, нужно поддержать граждан, которые готовы присоединиться к проектам благоустройства. Важно, чтобы гражданское общество активно участвовало и в решении таких задач, как совершенствование природоохранного законодательства, сохранение редких видов животных и растений, создание гуманной системы обращения с бездомными животными.

Следующий, 2017 год объявлен Годом экологии. Поручаю Правительству подготовить программы сбережения уникальных природных символов России, таких как Волга, Байкал, на Алтае.

По всей стране надо заняться уборкой загрязнённых территорий, ликвидировать свалки, в которые превратились окрестности многих населённых пунктов, недавно, только что об этом говорили с активистами Общероссийского народного фронта. Это проблема не только крупных городов, но и сёл, и посёлков.

Далее, в Москве и Санкт-Петербурге уже идут масштабные программы по развитию модернизации дорожной сети. Со следующего года начнём такие проекты и в других крупных городах, и городских агломерациях, где проживают около 40 миллионов человек. За два года здесь должно быть приведено в порядок не менее половины дорог. Сейчас не буду здесь останавливаться на этом подробнее, решение принято, средства намечены соответствующие, нужно только эффективно работать.

Необходимое внимание уделим и важнейшим федеральным трассам и возведению объекта общенационального значения – Крымского моста, его строительство идёт по графику.

Уважаемые коллеги, два года назад мы столкнулись с серьёзными экономическими вызовами, с неблагоприятной конъюнктурой на мировых рынках, с санкциями, которыми нас пытались заставить плясать под чужую дудку, как у нас говорят в народе, пренебречь своими фундаментальными национальными интересами. Однако, повторю, главные причины торможения экономики кроются, прежде всего, в наших внутренних проблемах. Прежде всего, это дефицит инвестиционных ресурсов, современных технологий, профессиональных кадров, недостаточное развитие конкуренции, изъяны делового климата. Сейчас спад в реальном секторе прекратился, наметился даже небольшой промышленный рост. Но вы знаете, что если в прошлом году у нас спад ВВП был где–то 3,7 процента, думаю, что в этом году он будет незначительным. За 10 месяцев 2016 года он составил 0,3 процента, и думаю, что так оно примерно и будет.

Важную роль сыграли программы поддержки ряда отраслей промышленности, а также жилищного рынка. Я тоже об этом сейчас скажу, потому что наметился рост промышленного производства, небольшой, но тенденция позитивная – безусловно, её нужно будет сохранить.

Так вот, по жилищному рынку. В 2015 году введено в строй более 85 миллионов квадратных метров жилья. Это рекордный показатель за всю историю страны.

Здесь очень важно, чтобы это было реализовано, разумеется, и нужно поднимать покупательные возможности людей. Тоже об этом скажу, имея в виду наши программы поддержки ипотеки.

Мы продолжим оказывать адресное содействие тем отраслям экономики, которые пока сталкиваются с негативной конъюнктурой. Я уже говорил о том, что наметился определённый, скромный, но всё–таки рост в области промышленного производства.

В автопроме у нас в целом небольшое снижение, но по грузовым автомобилям – рост 14,7 процента, по лёгким коммерческим – рост 2,9, по автобусам – рост 35,1 процента. В железнодорожном машиностроении – рост 21,8, по грузовым вагонам – 26. Очень неплохую динамику демонстрирует рост производства машин и оборудования для сельского хозяйства – 26,8 процента. В лёгкой промышленности тоже положительная динамика.

Мы обеспечили макроэкономическую устойчивость, вот что очень важно, сохранили финансовые резервы. Не уменьшились, а даже подросли золотовалютные резервы Центрального банка. Если на 1 января 2016 года это было 368,39 миллиарда долларов, то сейчас 389,4, почти 400 миллиардов. Здесь динамика тоже положительная.

Ожидаем, что по итогам текущего года значительно снизится инфляция, она будет ниже 6 процентов. Здесь тоже хотел бы обратиться к цифрам. Если вы помните, инфляция в 2015 году составила 12,9 процента. Надеюсь, что в этом году она не поднимется выше шести, будет где–то 5,8. Динамика, очевидно, положительная и существенно позитивная.

Напомню, что самая низкая инфляция зафиксирована в 2011 году, это было 6,1 процента. Повторяю ещё раз, в этом году может быть меньше даже. Это значит, что в следующем году мы действительно можем достичь целевого показателя в 4 процента. Это очень хорошие предпосылки для того, чтобы на базе здоровой экономики добиться существенного роста.

Однако хочу подчеркнуть: стабилизация не означает автоматического перехода к устойчивому подъёму. Если мы не решим базовые проблемы российской экономики, не запустим в полную силу новые факторы роста, то на годы можем зависнуть возле нулевой отметки, и, значит, нам придётся постоянно ужиматься, экономить, откладывать на потом своё развитие. Такого мы себе позволить не можем.

У нас есть другой путь, предполагающий чёткую постановку целей и поэтапное, системное их достижение. Именно такой подход не раз давал значимые позитивные результаты, причём в достаточно короткие сроки. Так, в своё время казалось, что проблемы в сельском хозяйстве будут существовать чуть ли не вечно. Мы знаем, как об этом говорили и как обижались на это наши сельхозпроизводители, когда говорили о сельском хозяйстве как о некой чёрной дыре, куда сколько денег ни давай, всё равно результата никакого нет. Нет, оказывается, совсем можно всё по–другому выстроить. Мы нашли выверенные решения, приняли госпрограмму, создали гибкую систему поддержки сельхозпроизводителей, и сегодня АПК – это успешная отрасль, которая кормит страну и завоёвывает международные рынки.

Но здесь, как у нас в народе говорят, нет худа без добра, наши так называемые партнёры ввели санкции, о которых я сказал, мы – ответные меры. Ну и помогли на внутреннем рынке нашим сельхозпроизводителям. Но они не должны забывать, что это не может и, наверное, не будет вечно продолжаться, да и потребитель нуждается в конкурентной обстановке на рынке, так что этой благоприятной ситуацией, которая сегодня сложилась, нужно, конечно, воспользоваться по полной программе.

Экспорт сельхозпродукции, о котором я уже упоминал, даёт нам сегодня больше, чем продажа вооружений. Совсем недавно, наверное, мы даже не могли такое себе представить. Я уже публично говорил об этом, могу ещё раз с этой трибуны повторить. Кстати, в области экспорта вооружений у нас тоже сохраняются достаточно серьёзные позиции: в 2015 году на 14,5 миллиарда долларов было реализовано на внешнем рынке, а сельхозпродукции – на 16 с лишним миллиардов, 16,2. В этом году мы ожидаем ещё больше, будет 16,9 скорее всего, очень хорошо. Давайте поблагодарим за это работников сельского хозяйства.

В развитии сельского хозяйства многое зависит от регионов. Считаю, что нужно дать им больше самостоятельности в определении приоритетов использования федеральных субсидий на поддержку АПК, а сам их объём связать с увеличением пашни, повышением урожайности, других качественных показателей эффективности производства, тем самым создав стимул для ввода в оборот простаивающих сельхозземель и внедрения передовых агротехнологий.

Здесь хотел бы подчеркнуть: если мы даём больше самостоятельности в использовании средств федерального бюджета, федеральной поддержки, то и ответственность регионов за результаты и эффективное вложение полученных ресурсов, за укрепление собственной экономической базы, решение проблем в социальной сфере, в жилищно-коммунальном хозяйстве также должна возрасти.

Далее, чтобы у наших фермеров появились новые возможности для выхода на рынок, необходимо уделить особое внимание поддержке сельхозкооперации. Я прошу заняться этим вопросом и Минсельхоз, Россельхозбанк, «Росагролизинг», а также Корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства, в следующем году мы пополним её капитал почти на 13 миллиардов рублей.

Мы провели глубокую модернизацию оборонно-промышленных предприятий, оборонно-промышленного комплекса. Результат – увеличение объёмов производства и, что особенно важно, существенный рост производительности труда. «Оборонка» демонстрирует здесь очень хорошие показатели и даёт хороший пример. В 2016 году ожидаемый темп роста производства ОПК составит 10,1 процента, а ожидаемый темп роста производительности труда – 9,8 процента.

И теперь необходимо нацелить отрасль на выпуск современной конкурентоспособной гражданской продукции для медицины, энергетики, авиации и судостроения, космоса, других высокотехнологичных отраслей. В ближайшее десятилетие её доля должна составить не менее трети от общего объёма производства в оборонно-промышленном комплексе.

Недавно мы на этот счёт проводили совещание, даже не одно, хочу с вами поделиться этими планами. В 2016 году ОПК будет выпускать «гражданки» примерно на 16,1 процента, в 2020–м планируется небольшой рост. Почему небольшой, потому что очень много заказов сейчас у Министерства обороны в связи с выполнением соответствующих программ обновления вооружений. В 2025–м уже 30, к 2030–му не менее 50 процентов должно быть гражданской продукции.

Я прошу Правительство организовать системную работу по решению этой задачи с участием институтов развития, ВЭБа, Российского экспортного центра, Фонда поддержки промышленности.

Одной из самых быстроразвивающихся отраслей стала у нас, уважаемые коллеги, IT–индустрия, что очень радует. Объём экспорта отечественных компаний за пять лет вырос вдвое. Я сейчас приводил цифры объёма экспорта «оборонки», сельхозпродукции. «Оборонка» – это 14,5 миллиарда. Совсем недавно IT–технологии составляли цифру, которая приближалась к нулю, сейчас – 7 миллиардов долларов.

Увеличились и другие показатели: выручка, налоговые поступления. Такую отдачу дали в том числе и льготы по страховым взносам. Минфин просил меня не говорить, что это только исключительно благодаря льготам, я говорю, что были и другие, конечно, инструменты поддержки отрасли, но всё–таки надо признать, что эти льготы сыграли свою существенную роль в поддержке IT–компаний. Эта мера позволила им эффективно реализовать свой интеллектуальный новаторский потенциал. Смотрите, в начале пути, в 2010 году, их налоговые отчисления составляли 28 с небольшим миллиардов рублей, а через два года – уже 54 миллиарда рублей. Представляете, какой рост! При этом так называемые выпадающие доходы, с учётом льгот, всего 16 миллиардов рублей. То есть реальный доход даже для бюджета. Чтобы поддержать такую динамику, предлагаю продлить эти льготы до 2023 года. Уверен, уже в ближайшее десятилетие есть все возможности сделать IT–индустрию одной из ключевых экспортных отраслей России.

В целом у нас хороший потенциал для увеличения несырьевого экспорта, при этом мы видим, что в мире растёт протекционизм, к сожалению, возводятся и торговые барьеры. Могу с вами поделиться: мы совсем недавно с коллегами встречались в Перу, в Лиме, говорили о проблемах мировой торговли. Одна из главных проблем – это рост протекционизма. Но что это означает для нас? Это значит, что нужно ещё активнее, решительнее бороться за доступ на внешние рынки. Сильная международная конкуренция закалит и оздоровит нашу экономику, обеспечит российским компаниям новый уровень эффективности, качества товаров и услуг, производительности труда.

Примеры, о которых сказал выше, показывают: мы уже целенаправленно меняем структуру экономики, обновляем существующие отрасли и формируем новые, создаём современные компании, способные работать на мировых рынках. Нужно продолжить идти в этом направлении системно и наступательно. Необходимы не абстрактные сценарии, в которых от нас мало что зависит, а профессиональный, выверенный прогноз развития. Надо чётко определить, какой вклад в экономический рост внесут улучшение делового климата, запуск крупных инвестиционных проектов, наращивание несырьевого экспорта, поддержка малого и среднего бизнеса, другие меры, какова будет роль регионов и отдельных отраслей производства.

Поручаю Правительству с участием ведущих деловых объединений не позднее мая будущего года разработать предметный план действий, рассчитанный до 2025 года, реализация которого позволит уже на рубеже 2019–2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых, а значит, наращивать позиции России в глобальной экономике.

Уважаемые коллеги! Вновь повторю, важно, чтобы такой план был поддержан, пользовался доверием у делового сообщества, чтобы предприниматели активно включились в его реализацию. Сегодня очевиден растущий запрос людей на расширение экономических свобод (мы об этом говорили не раз), на стабильные, устойчивые, предсказуемые правила ведения бизнеса, включая налоговую систему. Напомню, в 2014 году мы приняли решение на четыре года зафиксировать действующие налоговые условия для бизнеса. Не стали пересматривать их, несмотря на изменения в экономической ситуации, и это безусловно позитивно сказалось на работе предприятий.

Вместе с тем мы должны так ориентировать нашу налоговую систему, чтобы она работала на главную цель: на стимулирование деловой активности, на рост экономики и инвестиций, создавала конкурентные условия для развития наших предприятий. Нужно упорядочить существующие фискальные льготы, сделать их более адресными, отказаться от неэффективных инструментов.

Предлагаю в течение следующего года детально и всесторонне рассмотреть предложения по настройке налоговой системы, обязательно сделать это с участием деловых объединений. Несмотря на внутриполитический календарь, нам всё равно необходимо в 2018 году подготовить и принять все соответствующие поправки в законодательство, в Налоговый кодекс, а с 1 января 2019 года ввести их в действие, зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период.

Одновременно прошу Правительство проработать вопросы совершенствования механизмов обеспечения устойчивого бюджета и государственных финансов, исполнения всех наших обязательств вне зависимости от внешних факторов, включая цены на углеводороды.

Далее. Мы серьёзно обновили правовую базу в сфере предпринимательства. Сейчас важно обеспечить эффективное правоприменение – и прежде всего на местах. Обращаю внимание, в каждом регионе страны базовые сервисы для бизнеса: разрешение на строительство, доступ к инфраструктуре и так далее и тому подобное – должны в полной мере соответствовать требованиям федерального законодательства и лучшим региональным практикам.

Уважаемые коллеги! Мы совсем недавно в Ярославле, по–моему, собирались и говорили на эту тему. Это не проходная какая–то тема – это чрезвычайно важное направление нашей совместной деятельности. Мы будем самым внимательным образом следить за тем, что происходит в регионах по этим направлениям и определять качество работы региональных команд в значительной степени по этим показателям. И такую принципиальную задачу нужно решить уже в следующем году. Это позволит нам обеспечить не только единое, но и одинаково высокое качество деловой среды во всех субъектах России.

Мы с вами много говорили о совершенствовании контрольно-надзорных органов, уже в течение многих лет говорим об этом. Со следующего года кардинально повышается их прозрачность, в открытом доступе будут данные: кто, кого, как часто проверяет, какие результаты получены.

Это даст возможность оперативно реагировать на злоупотребления, на каждый факт нарушения прав предпринимателей со стороны контролёров. Сейчас не буду перечислять все эти принятые решения, их достаточно, нужно только, чтобы они выполнялись. Надо отменять инструкции, которые никак не влияют на качество услуг, обеспечение безопасности граждан, но при этом по рукам и ногам связывают бизнес.

Обращаю внимание Правительства: в работе контрольно-надзорных органов нужно ускорить внедрение подхода, основанного на оценке рисков, которые позволят существенно снизить число проверок, но повысят их результативность. Добавлю, что надзорные органы должны заниматься не только выявлением нарушений, но и профилактикой, не формально, а содержательно, и – это очень важно – оказывать консультативную помощь предпринимателям, особенно тем, кто только начинает своё дело.

Уже дал прямое поручение исключить трактовку работы самозанятых граждан как незаконной предпринимательской деятельности. Не нужно цепляться к ним по надуманным поводам. А чтобы таких поводов вообще не было, прошу в течение следующего года чётко определить правовой статус самозанятых граждан, дать им возможность нормально, спокойно работать.

Каждый, кто честно трудится в своём бизнесе или как наёмный работник, должен чувствовать, что государство, общество на его стороне. Справедливость не в уравниловке, а в расширении свободы, в создании условий для труда, который приносит уважение, достаток и успех. И, наоборот, несправедливо всё то, что ограничивает возможности, нарушает права людей.

В Послании прошлого года речь шла о давлении на бизнес со стороны некоторых представителей правоохранительных органов. В результате таких действий часто разваливаются и успешные компании, у людей собственность отбирают. Хочу поблагодарить парламентариев за поддержку законопроекта, который значительно усиливает уголовную ответственность правоохранителей за фабрикацию дел, в том числе с целью помешать работе предпринимателей.

Отдельно остановлюсь на теме борьбы с коррупцией. В последние годы было немало громких дел в отношении чиновников муниципального, регионального, федерального уровня. При этом, подчеркну, абсолютное большинство государственных служащих – честные, порядочные люди, работающие на благо страны. Но ни должность, ни высокие связи, ни былые заслуги не могут быть прикрытием для нечистых на руку представителей власти. Однако – и тоже хотел бы на это обратить внимание – до решения суда никто не имеет права выносить вердикт о виновности или невиновности человека.

И ещё. У нас, к сожалению, стало практикой поднимать информационный шум вокруг так называемых резонансных случаев. И нередко этим грешат сами представители следственных, правоохранительных органов. Хочу обратить, уважаемые коллеги, ваше внимание на это и сказать, что борьба с коррупцией – это не шоу, она требует профессионализма, серьёзности и ответственности, только тогда она даст результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества.

Уважаемые коллеги! Очевидно, что внешние ограничения, удорожание внутренних заимствований снизили и доступность финансовых ресурсов для предприятий и граждан. Тем не менее банковской системе удалось заместить зарубежное кредитование наших компаний и стабилизировать ситуацию, это очевидный факт.

Сейчас мы должны подкрепить деловую активность, реализацию крупных экономических проектов, доступное финансирование, тем более что инфляция снижается, уже говорил об этом, и это создаёт объективные условия для удешевления банковского кредита. Повторю, ситуация действительно немного улучшилась, но лишь по отдельным секторам. В целом кредитование экономики демонстрирует неустойчивую динамику.

В рамках антикризисной поддержки в 2015–2016 годах мы пополнили капитал банковской системы на 827 миллиардов рублей. По оценкам, этот ресурс позволял банкам существенно нарастить кредитование реального сектора.

Однако объём таких кредитов в текущем году не вырос, а немного даже и снизился. Я знаю о подсчётах в рублях, в иностранной валюте, но снижение всё–таки произошло, даже с учётом курсовой разницы; обращаю внимание на это тех экспертов, которые считают, что это очень важно – обратить внимание на курсовую разницу. Да, всё понятно, стоимость рубля изменилась к доллару, к евро, и это нужно учитывать, но всё–таки даже с учётом этого обстоятельства всё равно снижение кредитования имеет место.

Разумеется, нет сомнений в том, что нужно стимулировать кредитование реального сектора. Но ключевой вопрос остаётся: какими методами и средствами это сделать? Очевидно, что развивать кредитование могут только устойчивые банки с солидным запасом капитала.

В текущем году отечественные банки восстановили свою рентабельность. Прибыль этого сектора экономики за 10 месяцев прошлого года составила 193 миллиарда рублей, а за тот же период этого года уже 714 миллиардов рублей. Рост почти в четыре раза.

Кроме того, благодаря последовательной и решительной работе Центрального банка банковская система очищается от контор, которые нарушают закон, права клиентов, ведут сомнительные финансовые операции. С рынка ушли многие из них, во всяком случае слабые игроки. Проведено оздоровление банковской сферы, оно и продолжается Центральным банком. Всё это является хорошей основой для быстрого оживления экономики, для развития кредитования реального сектора.

В целом ряде государств для банков созданы стимулы кредитования именно этого, реального, сектора экономики. При этом в некоторых странах обсуждается ограничение возможности банков вкладывать привлечённые средства в финансовые инструменты. Не говорю, что всё, что делается за рубежом, нам нужно слепо копировать, тем более что российская экономика и её структура существенно отличаются от других стран, которые применяют такие меры, но проанализировать всю эту практику, взять на вооружение всё то, что нам подходит, можно и нужно.

Так, во многих государствах успешно работает небанковский финансовый сектор. Следует развивать его и у нас: это позволяет привлекать средства инвесторов, граждан в экономику через облигации и другие механизмы.

Мы, кстати уже довольно долго обсуждаем эту тему. Рассчитываю, что Банк России и Правительство совместно проработают предложения по развитию финансового рынка. Всё должно быть, конечно, нацелено на задачи экономического роста, при этом любые изменения не должны вести к проявлению макроэкономических дисбалансов и надуванию так называемых пузырей в экономике.

Очень важно поддержать кредитование малого бизнеса, которое пока продолжает тоже падать. Что для этого можно и нужно сделать дополнительно? Представители финансовых властей также считают, что это возможно.

Если к крупнейшим банкам по причине масштабов и сложностей их операций применяют строгие требования в соответствии с международными стандартами (а некоторые эксперты считают, что даже для нас слишком строгие, но сейчас не будем вдаваться в подробности), во всяком случае небольшие региональные банки, выполняющие важную функцию кредитования малого бизнеса и населения, осуществляющие, как правило, самые простые банковские операции, могли бы работать по значительно упрощённым требованиям регулирования их деятельности. Причём никаких рисков для банковской системы в целом это, безусловно, создать не может, учитывая их скромную долю во всей банковской системе – всего 1,5 процента от всех банковских активов. Такое дифференцированное регулирование банковской системы позволит клиентам обращаться в банк, наиболее соответствующий их потребностям, а малый бизнес не будет испытывать конкуренцию за кредитные ресурсы с крупными компаниями.

Конечно, фундаментальное условие остаётся неизменным: каждый из уровней банковской системы должен быть здоровым и устойчивым, чтобы и клиенты, и вкладчики могли быть уверенными в защищённости своих средств.

Уважаемые коллеги! Для выхода на новый уровень развития экономики, социальных отраслей нам нужны собственные передовые разработки и научные решения. Необходимо сосредоточиться на направлениях, где накапливается мощный технологический потенциал будущего, а это цифровые, другие, так называемые сквозные технологии, которые сегодня определяют облик всех сфер жизни. Страны, которые смогут их генерировать, будут иметь долгосрочное преимущество, возможность получать громадную технологическую ренту. Те, кто этого не сделает, окажутся в зависимом, уязвимом положении. Сквозные – это те, которые применяются во всех отраслях: это цифровые, квантовые, робототехника, нейротехнологии и так далее.

Нужно также учитывать, что в цифровых технологиях, например, кроются и риски, конечно. Необходимо укреплять защиту от киберугроз, должна быть значительно повышена устойчивость всех элементов инфраструктуры, финансовой системы, государственного управления.

Предлагаю запустить масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения, так называемой цифровой экономики. В её реализации будем опираться именно на российские компании, научные, исследовательские и инжиниринговые центры страны.

Это вопрос национальной безопасности и технологической независимости России, в полном смысле этого слова – нашего будущего. Надо провести инвентаризацию и снять все административные, правовые, любые другие барьеры, которые мешают бизнесу выходить как на существующие, так и на формирующиеся высокотехнологичные рынки; обеспечить такие проекты финансовыми ресурсами, в том числе нацелить на эти задачи работу обновлённого ВЭБа («Банка развития»).

Нам потребуются квалифицированные кадры, инженеры, рабочие, готовые выполнять задачи нового уровня. Поэтому совместно с бизнесом выстраиваем современную систему среднего профессионального образования, организуем подготовку преподавателей колледжей и техникумов на основе передовых международных стандартов.

Будем увеличивать число бюджетных мест по инженерным дисциплинам, по ИТ-специальностям, другим ключевым направлениям, которые определяют развитие экономики. В следующем году на базе ведущих вузов, в том числе региональных, будут созданы центры компетенции, они призваны обеспечить интеллектуальную, кадровую поддержку проектам, связанным с формированием новых отраслей и рынков.

Мощным фактором накопления научных и технологических заделов, необходимых для экономического роста, для социального развития, должна служить и фундаментальная наука. Перед ней стоит двоякая задача: оценить, спрогнозировать тенденции будущего и предложить оптимальные решения для ответа на вызовы, с которыми мы столкнёмся.

А в научной сфере, как и везде, будем развивать конкуренцию, поддерживать сильных, способных дать практический результат. Это необходимо учитывать и Российской академии наук, всем научным организациям. Продолжим формирование исследовательской инфраструктуры, которая позволит решать масштабные научные задачи.

В рамках программы мегагрантов уже создано более 200 лабораторий, без всякого преувеличения – мирового уровня; их возглавляют учёные, определяющие тенденции глобального научного развития (кстати говоря, многие из них наши соотечественники, ранее уехавшие за рубеж).

Недавно я встречался с группой таких исследователей. Уже сейчас большую часть своего времени многие из них работают в российских лабораториях, работают успешно, с удовольствием. И они видят, что сегодня в России ставятся интересные научные задачи, создаётся хорошая исследовательская база и материальные условия на достойном уровне.

Но, конечно, люди вправе и должны понимать, что у них есть горизонт работы и горизонт планирования, в этой связи предлагаю обеспечить долгосрочное финансирование эффективных исследовательских проектов, в том числе за счёт ресурсов Российского научного фонда.

При этом принципиально важно поддержать наших российских талантливых молодых учёных – их много, – чтобы они создавали в России свои исследовательские команды, лаборатории. Для них будет запущена специальная линейка грантов, рассчитанных на период до семи лет. На эти цели, а также на развитие научной инфраструктуры, открытие новых лабораторий только в 2017 году к уже заявленным ресурсам на науку будет выделено дополнительно 3,5 миллиарда рублей.

И конечно, деятельность научных центров должна быть тесно интегрирована с системой образования, экономикой, высокотехнологичными компаниями. Нам нужно превратить исследовательские заделы в успешные коммерческие продукты, этим, кстати говоря, мы всегда страдали: от разработок до внедрения огромное время проходит, да и вообще иногда… Это касается не только нашего времени, и даже не советского, а ещё в Российской империи всё было то же самое. Нужно эту тенденцию переломить – мы можем это сделать. Для решения этой задачи два года назад мы запустили Национальную технологическую инициативу, она призвана обеспечить лидерские позиции российских компаний и продукции на наиболее перспективных рынках будущего.

Уважаемые коллеги! Всё, о чём я сейчас говорил, все эти приоритеты заложены в Стратегию научно-технологического развития России. Указ о её утверждении подписан.

Всем хорошо известно, что в последние годы мы столкнулись с попытками внешнего давления. Уже дважды говорил об этом, вспоминал. В ход было пущено всё: от мифов про российскую агрессию, пропаганду, вмешательство в чужие выборы – до травли наших спортсменов, включая паралимпийцев.

Кстати, как говорил, нет худа без добра, так называемый допинговый скандал, уверен, позволит нам создать в России самую передовую систему борьбы с этим злом. Исхожу из того, что национальная программа противодействия допингу будет готова уже в начале будущего года.

Что хотел бы сказать: заказные информационные кампании, изобретение и вброс компроматов, менторские поучения всем уже порядком надоели – если потребуется, мы и сами кого угодно можем поучить, но мы понимаем меру своей ответственности и действительно искренне готовы принять участие в решении мировых и региональных проблем – конечно, там, где наше участие уместно, востребовано и необходимо.

Мы не хотим противостояния ни с кем, оно нам не нужно: ни нам, ни нашим партнёрам, ни мировому сообществу. В отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, мы не ищем и никогда не искали врагов. Нам нужны друзья. Но мы не допустим ущемления своих интересов, пренебрежения ими. Мы хотим и будем самостоятельно распоряжаться своей судьбой, строить настоящее и будущее без чужих подсказок и непрошеных советов.

При этом настроены на доброжелательный, равноправный диалог, на утверждение принципов справедливости и взаимного уважения в международных делах. Готовы к серьёзному разговору о построении устойчивой системы международных отношений XXI века. К сожалению, в этом плане десятилетия, прошедшие после окончания «холодной войны», пропали даром.

Мы за безопасность и возможность развития не для избранных, а для всех стран и народов, за уважение к международному праву и многообразию мира. Против любой монополии, идёт ли речь о притязаниях на исключительность или о попытках выстроить под себя правила международной торговли, ограничить свободу слова, фактически ввести цензуру в глобальном информационном пространстве. То нас всё время упрекали, что мы внутри страны якобы цензуру вводим, теперь сами упражняются в этом направлении.

Россия активно продвигает позитивную повестку в работе международных организаций и неформальных объединений, таких как ООН, «Группа двадцати», АТЭС. Вместе с партнёрами развиваем свои форматы: ОДКБ, БРИКС, ШОС. Приоритетом внешней политики России было и остаётся дальнейшее углубление сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза, взаимодействие с другими государствами СНГ.

Серьёзный интерес представляет и российская идея формирования многоуровневой интеграционной модели в Евразии – большого евразийского партнёрства. Мы уже начали её предметные обсуждения на разных международных и региональных уровнях. Убеждён, такой разговор возможен и с государствами Евросоюза, в которых сегодня растёт запрос на самостоятельный субъектный, политический и экономический курс. Мы видим это по результатам выборов.

Огромный потенциал сотрудничества России с Азиатско-Тихоокенским регионом показал прошедший в этом году Восточный экономический форум. Я прошу Правительство обеспечить безусловное исполнение всех принятых ранее решений по развитию российского Дальнего Востока. И, вновь подчеркну, активная восточная политика России продиктована отнюдь не какими–то там конъюнктурными соображениями сегодняшнего дня, не охлаждением даже отношений с Соединёнными Штатами Америки или Евросоюзом, а долгосрочными национальными интересами и тенденциями мирового развития.

В нынешних непростых условиях одним из ключевых факторов обеспечения глобальной и региональной стабильности стало российско-китайское всеобъемлющее партнёрство и стратегическое сотрудничество. Оно служит образцом отношений миропорядка, построенного не на идее доминирования одной страны, какой бы сильной она ни была, а на гармоничном учёте интересов всех государств.

Сегодня Китай выходит на позицию крупнейшей экономики мира, и очень важно, что с каждым годом наша взаимовыгодная кооперация пополняется новыми масштабными проектами в разных областях: в торговле, инвестициях, энергетике, высоких технологиях.

Важнейшим направлением внешней политики России является и развитие особо привилегированного стратегического партнёрства с Индией. Результаты прошедших в октябре в Гоа российско-индийских переговоров на высшем уровне подтвердили, что у наших стран огромный потенциал для углубления сотрудничества в самых разных областях.

Мы рассчитываем на качественный прогресс в отношениях с нашим восточным соседом – Японией. Приветствуем стремление руководства этой страны развивать экономические связи с Россией, запускать совместные проекты, программы.

Готовы к сотрудничеству и с новой американской администрацией. Важно нормализовать и начать развивать двусторонние отношения на равноправной и взаимовыгодной основе.

Взаимодействие России и США в решении глобальных и региональных проблем отвечает интересам всего мира. У нас общая ответственность за обеспечение международной безопасности и стабильности, за укрепление режимов нераспространения.

Хотел бы подчеркнуть, что попытки сломать стратегический паритет крайне опасны и могут привести к глобальной катастрофе. Забывать об этом нельзя ни на одну секунду.

И, конечно, рассчитываю на объединение усилий с США в борьбе с реальной, а не выдуманной угрозой – международным терроризмом. Именно эту задачу решают в Сирии наши военнослужащие. Террористам нанесён ощутимый урон. Армия и флот России убедительно доказали, что способны эффективно работать вдали от постоянных мест дислокации.

Кстати говоря, мы видим, какую работу проводят сотрудники специальных служб и подразделений и внутри страны по борьбе с террором. У нас там есть и потери. Всё это, безусловно, находится в поле нашего внимания. Будем продолжать эту работу. Хочу поблагодарить всех наших военнослужащих за профессионализм и благородство, мужество и храбрость, за то, что вы, солдаты России, дорожите своей честью и честью России.

Уважаемые коллеги!

Когда народ чувствует свою правоту, действует сплочённо, он уверенно идёт по избранному пути. В последние годы нам было непросто, но эти испытания сделали нас ещё сильнее, действительно сильнее, помогли лучше, чётче определить те направления, по которым надо действовать ещё более настойчиво и энергично.

Преодолевая текущие трудности, мы создали базу для дальнейшего движения вперёд, не прекращали работать над повесткой развития, что чрезвычайно важно. То есть мы не углубились в какие–то мелочи текущего дня, не занимались только проблемами выживания, мы думали над повесткой развития и обеспечивали её. И сегодня именно эта повестка становится главной, выходит на первый план.

Будущее страны зависит только от нас, от труда и таланта всех наших граждан, от их ответственности и успеха. И мы обязательно достигнем стоящих перед нами целей, решим задачи сегодняшнего и завтрашнего дня.

Спасибо вам большое за внимание.

Звучит Гимн России.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 декабря 2016 > № 1988123 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 ноября 2016 > № 1988130 Владимир Путин

Заседание Международного форума «Примаковские чтения».

Владимир Путин выступил на заседании Международного форума «Примаковские чтения», посвящённого изучению научного и политического наследия Евгения Максимовича Примакова.

В рамках Международного форума «Примаковские чтения» состоялась встреча Владимира Путина с бывшим генеральным секретарём Лиги арабских государств Амр Муссой, бывшим премьер-министром Италии Ламберто Дини и бывшим генеральным секретарём НАТО Хавьером Соланой.

Международный форум «Примаковские чтения» прошёл 28–30 ноября в Москве при поддержке Торгово-промышленной палаты и Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М.Примакова Российской академии наук.

* * *

В.Путин: Уважаемая Ирина Борисовна! Уважаемые дамы и господа! Коллеги, друзья!

Очень рад приветствовать всех вас на Международном форуме «Примаковские чтения». Его проведение – это дань памяти и уважения выдающемуся государственному деятелю, дипломату, учёному Евгению Максимовичу Примакову. Уже 1,5 года Евгения Максимовича с нами нет.

Он был действительно масштабной, многогранной личностью, открытым, доброжелательным, отзывчивым человеком, честным в отношениях с людьми.

Без преувеличения, это был великий гражданин нашей страны, великий гражданин России. Работать на благо Родины было для него абсолютно естественно и органично. Эффективное отстаивание национальных интересов, патриотизм, беззаветное служение Отечеству вызывали всегда искреннее уважение людей не только в нашей стране, но и за рубежом.

Талантливый человек и яркий мыслитель, Примаков оставил богатое наследие, причём в самых разных областях: в государственном строительстве, в науке, во внешней политике, экономике, журналистике.

Общеизвестно, что Евгений Максимович Примаков был уважаемым человеком и в России, и за рубежом, был уважаемым учёным. По его инициативе в Российской академии наук было создано новое Отделение глобальных проблем и международных отношений.

Блестящий арабист, он до тонкостей изучал и изучил Ближний Восток, глубоко понимал происходящие там сложные процессы, а возглавив Институт востоковедения, превратил его в крупный интеллектуальный центр.

Многое сделал Евгений Максимович для укрепления авторитета Института мировой экономики и международных отношений, который сегодня заслуженно носит его имя. Он пришёл туда молодым специалистом, а во второй половине 80-х возглавил его, стал директором. Это ведущее академическое учреждение нашей страны отмечает в этом году своё 60-летие, реализует важный исследовательский проект. Руководство института, его научный коллектив по праву считают себя учениками Примакова, достойными наследниками заложенных им традиций.

Примаков избегал в науке формализма, заезженных штампов, пустословия. Он всегда стремился мыслить свободно, делать взвешенные, обстоятельные выводы и, что особенно ценно, применять свои разносторонние знания на практике, в жизни, в работе.

Мы даже говорим об особом методе Примакова. В его основе – системный ситуационный анализ, позволяющий всесторонне рассматривать события в политике, в экономике, в общественной жизни, прогнозировать разные варианты их развития и предлагать оптимальную стратегию действий по конкретному направлению.

Такой научный метод он использовал и когда стал Председателем Правительства России, в разгар поразившего тогда страну тяжёлого кризиса в августе 1998 года. Подчеркну, что в конце 90-х, на переломном этапе российской истории, Евгению Максимовичу пришлось взять на себя ответственность за сохранение гражданского мира и согласия.

Вспомним, падало производство, росла безработица, накапливались долги по зарплате бюджетникам, в экономике, да и сама экономика погрузилась в рецессию. Тогда мало кто верил, что Россия сможет выстоять и выйти на траекторию роста. Но давайте посмотрим на последующую динамику развития нашей страны. Россия обеспечила необходимые высокие темпы экономического роста, освободилась от долгового бремени, накопила значительные резервы, уверенно строит современную социально ориентированную экономику.

Заняв позднее пост президента Торгово-промышленной палаты и «Меркурий-клуба», Примаков продолжал активно заниматься вопросами экономической политики, много выступал, выдвигал интересные, неординарные идеи и заслужил большое уважение предпринимательского сообщества, так как всегда старался вникнуть в суть реальных проблем бизнеса, разобраться в них.

Он умел чётко сформулировать позицию ТПП по развитию предпринимательства, бизнеса, донести её до Правительства и аргументированно защитить. Предлагал эффективные модели роста за счёт обновления промышленности и привлечения новых инвестиций, так, чтобы усилия государства на экономическом треке в конечном счёте позитивно влияли на качество жизни и благосостояние наших граждан.

Свой опыт, богатые знания, интуицию, талант управленца Евгений Максимович применил на пользу Отечества и в то время, когда возглавлял Службу внешней разведки, а затем Министерство иностранных дел России. Он сумел в трудное для этих ведомств время повысить авторитет этих организаций, укрепить кадровый состав, сохранить и развить их лучшие традиции.

Будучи Министром иностранных дел, Примаков много времени уделял разработке концепции современной внешней политики России, политики, основанной на чётком понимании реальной роли нашей страны в международных делах на основании ответственности за стабильность и безопасность во всём мире.

Примаков всегда стремился действовать как реалист и прагматик. Исходил из того, что дипломатия – это искусство возможного, и всегда нужно добиваться компромисса, уважительного отношения к позиции партнёра. С какими бы непримиримыми подходами ни садились люди за стол переговоров, они могут и должны найти взаимовыгодный, устраивающий все стороны вариант.

Решение самых сложных конфликтов исключительно мирным путём, недопустимость внешнего вмешательства в обход Устава Организации Объединённых Наций в дела суверенных государств – это тоже принципы международного сотрудничества, которые отстаивал Евгений Максимович.

Вспомним, что он одним из первых выдвинул предложение по урегулированию ядерной проблемы Ирана, и мы с вами знаем, во всяком случае те, кто вовлечены были в решение этой проблемы, мы знаем роль каждой страны, дипломатических служб, специальных служб в этом сложном процессе. Нам известна эта роль. И мы здесь ничего не преувеличиваем. Но одним из первых, кто выдвинул идею мирного урегулирования вопроса, был Примаков.

Среди заслуг Примакова назову и то, что ему принадлежит авторство концепции многополярности. После распада СССР и конца «холодной войны» начало формироваться совсем другое, однополярное мироустройство, однако Евгений Максимович обладал поистине стратегическим видением, позволившим ему заглянуть в будущее и увидеть, насколько нежизнеспособна и однобока такая однополярная модель.

Ему же принадлежит и идея выстраивания тесного взаимодействия в рамках стратегического треугольника Россия – Китай – Индия. Поначалу такое предложение было воспринято как нечто утопическое. Некоторые у нас в стране говорили о том, что это даже вредная идея. Однако сегодня мы видим, как быстро набирает вес и влияние в мире объединение БРИКС, начатое в трёхстороннем формате.

Глубокие знания Примаковым Ближнего Востока, его опыт и интуиция признавались всеми. Могу сказать, что я и сам всегда прислушивался к оценкам и к мнению Евгения Максимовича, как мудрому дипломату доверял, не могу сказать, что поручал, но просил его исполнить ответственные, деликатные миссии.

Подчеркну, в арабском мире он пользовался непререкаемым, неоспоримым авторитетом. За годы ещё до так называемой «арабской весны» Евгений Максимович предупреждал, какой катастрофой может обернуться обрушение светских режимов в ближневосточных странах. Слова Примакова сбылись. Здесь можно сказать: к сожалению, сбылись. К сожалению, Ближний Восток оказался ввергнут в череду кровавых конфликтов, превратился в очаг терроризма и религиозного экстремизма.

Сегодня понятно, что необходимым условием нормализации ситуации на Ближнем Востоке является эффективное взаимодействие всех заинтересованных и имеющих влияние международных игроков. В этой логике выдвинутая нами инициатива формирования широкого фронта борьбы с терроризмом должна быть реализована. К сожалению, пока такой фронт не создан, но альтернативы ему нет.

Отмечу, что Евгений Максимович всегда отстаивал необходимость тесных связей с партнёрами по Содружеству Независимых Государств. Продвижение интеграции уже в новых условиях и на новой основе считал чрезвычайно важным. Такой подход является стержнем нашей интеграционной политики в Евразии. Эта работа ведётся в рамках Евразийского экономического союза, деятельность которого основана на принципах открытой и свободной торговли Всемирной торговой организации. Рассчитываем, что переговоры с нашими партнёрами, в том числе о сопряжении с реализуемым Китаем проектом «Экономического пояса Шёлкового пути», позволят нам создать большое евразийское партнёрство.

Примаков был всегда уверен в том, что России нужны нормальные, конструктивные, хорошие отношения с западными странами. На вопрос: «А разве можно со всеми дружить в нашем мире?» – отвечал, напомню: «Нельзя. Но работать можно и нужно. Мир очень сложный».

К слову, благодаря российской переговорной команде под руководством Примакова в мае 1997 года был подписан основополагающий акт Россия – НАТО, который стал предтечей Совета «Россия – НАТО».

Примаков также считал, что без серьёзного партнёрства России и Соединённых Штатов справиться с современными масштабными вызовами будет очень сложно. В последние годы, к сожалению, мы с вами это знаем, российско-американские связи существенно деградировали, но это не наша вина. Сейчас, после того как отшумела избирательная кампания в Соединённых Штатах и в Белый дом скоро придёт новый Президент, хотелось бы верить, что появится шанс наладить отношения, которые важны не только для народов обеих стран, но и для обеспечения международной стабильности и безопасности. В ходе недавнего телефонного разговора с господином Дональдом Трампом мы сошлись во мнении, что нынешнее неудовлетворительное состояние российско-американских отношений, безусловно, нужно выправлять. Как я уже говорил, наша страна готова пройти свою часть пути.

В заключение хотел бы отметить один важный момент. Евгений Максимович всегда окружал себя талантливыми людьми, настоящими профессионалами, был им наставником, старшим товарищем, старался дать дорогу перспективным людям, перспективным сотрудникам и радовался их успехам. Где бы ни работал Примаков, он формировал мощную команду, которая была способна продолжить его дело, и потому его наследие – это не только труды и идеи, которые сохраняют свою актуальность и сегодня. Это прежде всего люди, воспитанники, ученики, последователи в самом широком смысле этого слова, те, кому посчастливилось работать, дружить с ним, учиться у него. Собственно говоря, многие из них присутствуют и в этом зале.

Хотел бы поблагодарить вас за внимание, пожелать вам всем больших успехов на благо нашей Родины, на благо выстраивания добрососедских, добрых отношений со всеми нашими партнёрами. Позвольте пожелать вам личных успехов. Спасибо вам большое за внимание!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 ноября 2016 > № 1988130 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 ноября 2016 > № 1981927 Владимир Путин

Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Обсуждались, в частности, вопросы поддержки несырьевого экспорта и улучшения экологической ситуации.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня поговорим о мерах по развитию несырьевого экспорта и улучшению экологической ситуации в стране.

Перед нами стоит задача создать целостный набор долгосрочных механизмов и инструментов, который, по сути, задаст новые рамки совместной работы бизнеса, государства, общественных организаций в области экологии и развития экспорта.

Отмечу, что все меры по этим направлениям должны носить исключительно прикладной характер и принять их нужно как можно быстрее, без так называемой раскачки. Уже по итогам следующего, 2017 года, мы должны иметь действующую, эффективную систему поддержки несырьевого экспорта и экологических программ, увидеть реальные результаты её работы.

В этой связи прошу Правительство уделить особое внимание финансовому обеспечению тех инициатив, которые мы сегодня будем обсуждать, а также всех остальных приоритетных проектов, о которых мы тоже с вами многократно говорили. Прошу Министра финансов в ходе нашего совещания отдельно доложить по этому вопросу.

Теперь по повестке дня. За последние годы в ряде отраслей российской экономики накоплен значительный, большой – причём нереализованный – экспортный потенциал. Прежде всего имею в виду авто- и авиапром, сельскохозяйственное и железнодорожное машиностроение – то, что принято называть производствами с высокой добавленной стоимостью. И развитие этих отраслей может стимулировать целую цепочку смежных производств в тяжёлой, лёгкой промышленности, на транспорте.

Нужно увеличить сбыт российской промышленной продукции, обеспечить широкий выход отечественных предприятий на внешние рынки. Для этого необходима единая система поддержки промышленных экспортёров, которая могла бы гибко подстраиваться под требования покупателей и делать работу на зарубежных направлениях проще и удобней.

Отмечу, что в сентябре на совещании в Туле мы затронули тему гражданского экспорта оборонно-промышленного комплекса. По сравнению с поставками вооружения и военной техники (это около 14,5 миллиарда долларов в 2015 году) экспорт гражданского сегмента ОПК сегодня практически отсутствует или очень мал.

Мы с вами – и в Туле об этом говорили, и сейчас хочу ещё раз напомнить – должны понимать, что такие масштабные заказы со стороны Министерства обороны когда–то, и даже непросто когда–то, а на понятном нам рубеже, в таком объёме закончатся. Производственные мощности будут развиты, оборудование новое закуплено – нужно, чтобы всё не простаивало, а работало.

По итогам той встречи Минпромторгу поручено подготовить целый набор мер по наращиванию гражданского экспорта «оборонки». Эта работа должна быть завершена к 1 декабря. Тем не менее просил бы уже сегодня рассказать, что делается в этой сфере и что мы намерены делать в этой сфере.

Ещё одно перспективное направление экспорта – продукция сельского хозяйства. В прошлом году поставки российского продовольствия на внешнем рынке превысили 16,2 миллиарда долларов. В текущем году, по оценкам экспертов, этот показатель будет около 17 миллиардов долларов, и это при том что объём экспорта вооружений, он у нас практически не снижается, – 14,5 миллиарда долларов, мы сейчас только с Председателем Правительства говорили об этом. Безусловно, это в значительной степени ваша заслуга, заслуга Правительства России.

Нам нужны системные решения, которые позволят российским производителям увеличить объёмы производства и экспорта сельхозпродукции и дальше, обеспечат их необходимой инфраструктурой и информацией. Разумеется, они проделали колоссальную работу, имею в виду селян, но поддержка со стороны Правительства должна быть обеспечена и на среднесрочную перспективу.

И ещё один вопрос, который хотел бы обсудить в рамках экспортной тематики. Опыт ведущих стран мира показывает, что в современной международной торговле всё больший вес приобретают малые и средние предприятия. Мы с вами знаем, какой процент вносят малые и средние предприятия в экономику развитых стран, какой процент – в развивающихся экономиках, какой процент у нас: у нас 21, по–моему, процент, а в других [странах] – до 90, 85–90 процентов – объём малого и среднего бизнеса в экономике. Так что нам ещё есть куда развиваться.

В свою очередь сбыт российской продукции малого и среднего бизнеса, как правило, и ограничен локальными рынками, районами, регионами, а экспортные возможности, даже при выпуске качественного конкурентоспособного товара, крайне малы.

Нужен механизм, который в масштабах всей страны обеспечил бы поиск и продвижение на внешние рынки продукции малого и среднего бизнеса. Действуют сегодня у нас, напомню, 5,8 миллиона субъектов малого и среднего предпринимательства. Рассчитываю услышать сегодня предметные соображения и на эту тему.

Теперь по второму вопросу нашей повестки дня. Речь пойдёт об улучшении экологической ситуации.

Сегодня в России накоплено около 100 миллиардов тонн бытовых и производственных отходов, которые занимают порядка четырёх миллионов гектар. Непростая ситуация и в сфере очистки сточных вод: лишь 13 процентов из них подвергаются нормативной очистке, остальное поступает напрямую в водоёмы.

Напомню, что 2017 год объявлен в России Годом экологии. Понятно, что за год все проблемы в этой сфере, копившиеся десятилетиями, не решить. Однако создать механизм их решения и начать продвигаться к поставленным целям не только возможно, но и крайне необходимо.

В первую очередь нужно разобраться с накопленными отходами, ликвидировать наиболее крупные залежи мусора, которые в прямом смысле слова отравляют людям жизнь. Не менее важно создать карту мусорных свалок, в особенности незаконных, и привлечь к этой работе общественность, сделать так, чтобы каждый желающий мог не только сообщать о незаконной свалке, но и обратиться за проведением соответствующей проверки.

И конечно, нужно создать экономические стимулы для вовлечения отходов в производственный оборот, добиться того, чтобы перерабатывать отходы было выгодней, чем сжигать или закапывать, или где–то просто сваливать.

Предлагаю также обсудить комплексные меры по очистке рек и водоёмов. Их состояние напрямую влияет на качество питьевой воды, а значит, на здоровье людей.

И в целом считаю важным предпринимать все меры для сохранения природы и лучше там, где она сохранилась ещё в первозданном виде, или возвращать её в первозданный вид для будущих поколений, защищать редкие виды животных, уникальные природные объекты. Предлагаю сегодня рассмотреть практические шаги по всем этим направлениям.

И в заключение ещё одна тема, которая получила широкий общественный резонанс, имею в виду обращение с бездомными животными, которые являются неотъемлемой частью экосистемы городов. Отсутствие норм и правил в этой сфере чревато ухудшением санитарной ситуации, а в отдельных вопиющих случаях выливается в жестокое, бесчеловечное отношение к животным. Насколько знаю, законопроект на эту тему прорабатывался в парламенте, однако до сих пор он находится там без движения. Давайте обсудим, как продвинуть и эту инициативу, как оформить цивилизованный порядок обращения с животными.

Слово – Евгению Ивановичу Елину, пожалуйста.

Е.Елин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

Проектные предложения, которые представляются вашему вниманию, подготовлены Минэкономразвития совместно с Минпромторгом, Минсельхозом и Российским экспортным центром в рамках приоритетного направления «Международная кооперация и экспорт».

В проектном предложении заложен ориентир на темпы прироста несырьевого, неэнергетического экспорта не менее семи процентов в год. Это значит, что ожидаемый к концу 2018 года рост составит не менее 15 процентов по сравнению с сегодняшним днём, и по итогам второго этапа (это 2025 год) объёмы несырьевого экспорта увеличатся почти вдвое.

Второй показатель проекта характеризует прирост числа отечественных экспортёров. Мы считаем, что создание комфортных, привлекательных условий для осуществления деятельности в этой области позволит нам достичь прироста числа экспортёров не менее чем на 10 процентов ежегодно.

Для достижения заявленных показателей мы выделили три ключевых направления. Во–первых, создание системы поддержки экспорта продукции в тех отраслях, которые уже осуществляют экспортные поставки и имеют значительный потенциал для их расширения. Прежде всего, конечно, мы имеем в виду промышленную продукцию.

Опережающий рост планируется достичь за счёт четырёх приоритетных секторов, которые, Владимир Владимирович, Вы уже назвали: автомобилестроение, авиастроение, железнодорожное машиностроение, сельскохозяйственное машиностроение. Реализация проекта обеспечит в стоимостных объёмах двукратное увеличение экспорта по приоритетным отраслям к концу 2018 года, а к концу 2025 года мы рассчитываем получить пятикратный рост.

Почему мы уверены, что именно в этих секторах сможем существенно нарастить экспорт?

Во–первых, огромные масштабы рынков этих секторов дают основание говорить о реальных возможностях потеснить конкурентов. Достаточно сказать, что объём только рынка автомобилестроения превышает два триллиона долларов в год, а весь российский экспорт не превышает 0,1 процента. То есть у нас есть огромный потенциал для расширения.

Объём рынка авиастроения – 296 миллиардов долларов в год при нашем достаточно скромном в нём участии, поэтому есть все основания считать, что у нас есть серьёзные перспективы.

Во–вторых, поскольку по качеству и по производственным затратам в этих секторах мы абсолютно конкурентны, экспортный потенциал будет определяться способностью снизить ряд издержек и предложить на рынок лучшую цену.

Какие это издержки? Назову наиболее важные из них. Прежде всего это транспортные затраты, в силу нашего географического расположения, до перспективных рынков. Во–вторых, масштаб производства наших производителей не позволяет обеспечить такое же снижение цены, как у наших конкурентов. Третье – стоимость связанного финансирования, которое мы можем предложить партнёрам; пока у нас выше, чем у наших конкурентов. И, наконец, наиболее чувствительные издержки связаны со входом на рынок – преодоление ввозных таможенных пошлин, носящих заградительный характер.

В настоящее время мы наблюдаем нарастание протекционистских настроений. Основным способом разрешения этой задачи является создание различных преференциальных и непреференциальных соглашений, обеспечивающих баланс интересов по доступу продукции обеих договаривающихся стран. У нас уже есть позитивный опыт по соглашению о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом. Оно позволит снизить или обнулить совсем ставки ввозных таможенных пошлин на большинство товарных позиций.

В настоящее время нами запущен переговорный процесс по заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, ведётся подготовка к запуску переговоров с Израилем, и к концу текущего года мы ожидаем решения о начале работы над аналогичными проектами с Египтом, Индией и Ираном.

Но просто заключить соглашение недостаточно – надо научиться локализовать производство на чужой территории, поэтому крайне важен и принципиален инфраструктурный проект в Египте, который реализует Минпромторг. Не буду останавливаться на проекте, более подробно о нём расскажет Министр промышленности Денис Валентинович Мантуров. Отмечу только, что по всему комплексу стимулирующих мер Правительством предусмотрено финансирование на 2017 год в объёме 16,5 миллиарда рублей.

Вторым ключевым направлением проекта является реализация экспортного потенциала агропромышленного комплекса. Мы ставим задачу обеспечить прирост объёма экспорта не менее 6,5 процента в стоимостном выражении ежегодно. Мы рассчитываем на экспортный потенциал ряда товарных групп, таких как мясо, мясные субпродукты, масложировая продукция, зерно и продукты переработки, готовые пищевые продукты.

Основной задачей по этому направлению является формирование системы поддержки экспорта продукции АПК, которая обеспечит доступ российской сельхозпродукции на зарубежные рынки. Здесь в первую очередь мы сконцентрируемся на переформатировании работы Россельхознадзора, который, как мы хорошо знаем, в настоящее время успешно решает задачи по обеспечению ограничения доступа импортной продукции на рынок. Теперь мы предполагаем его переориентировать на работу по вскрытию зарубежных рынков, представляющих наибольший интерес для приоритетной продукции.

Для решения этой задачи проектом предусмотрены мероприятия, направленные на организацию работы Минсельхоза и Россельхознадзора в части обеспечения аттестационных инспекций из стран-импортёров, модернизацию информационных систем обеспечения безопасности сельскохозяйственной продукции и продовольствия для осуществления экспорта.

Кроме того, предполагается внедрение специальных мер, учитывающих специфику сектора, направленных на продвижение продукции. Это создание системы комплексного анализа потенциальных зарубежных рынков, это маркетинговая часть, разработка региональных суббрендов, продвижение продукции АПК на зарубежных рынках в рамках знаковых сельскохозяйственных мероприятий. На поддержку экспорта агропромышленной продукции в 2017 году предусмотрено 0,7 миллиарда рублей, поскольку основные меры носят институциональный характер.

Значительные экспортные возможности открываются в связи с появлением принципиально новых рынков. Это плоды грядущей так называемой четвёртой промышленной революции, либо индустриализации 4.0, – по–разному её называют, и одним из таких рынков является рынок электронной коммерции. Поэтому третьим элементом в контур проектного предложения включён проект «Электронная торговля».

Проект заключается в формировании экосистем, обеспечивающих вывод в первую очередь продукции малых и средних предприятий на экспорт. Более подробно этот вопрос также осветит Денис Валентинович в своём выступлении. Только скажу, что реализация проекта обеспечит на первом этапе вывод на глобальный онлайн-рынок 300 компаний, это до 2018 года, и не менее пяти тысяч компаний в 2018–2019 годах.

Ещё одним важным элементом, на котором хочу остановиться, проектного предложения является развитие институтов поддержки экспорта. Это прежде всего укрепление Российского экспортного центра как ключевого института развития. Мы ставим задачу сформировать уже к 2017 году на базе Российского экспортного центра единый центр координации и поддержки экспорта, с участием которого будет поддержано не менее 30 миллиардов долларов США российского экспорта к концу 2018 года и не менее 40 миллиардов долларов США к концу 2025 года. А это значит, поддержку получат порядка 7,5 тысячи компаний-экспортёров к концу 2018 года и не менее 12 тысяч экспортёров к концу 2025 года. Данные показатели сопоставимы с уровнем поддержки экспортными агентствами в развитых странах.

Планируем достичь этого результата следующими путями: это расширение мер финансовой поддержки экспортёров в первую очередь; помимо этого, создание региональной инфраструктуры Российского экспортного центра; расширение присутствия экспортного центра в приоритетных странах и, конечно, развитие регуляторной среды. В целом на реализацию мероприятий предусмотрено 16,5 миллиарда рублей.

Суммируя все направления проектного предложения в целом на реализацию заявленных проектов, в 2017 году потребуется 33,8 миллиарда рублей. В рамках подготовки поправок к проекту федерального закона о бюджете на 2017-й и плановый период 2018–2019 годов учтены предложения по финансированию соответствующих мероприятий в рамках приоритетного направления.

И в заключение. Кроме того, что сказано выше, мы понимаем, что это не исчерпывающий перечень направлений и секторов. Серьёзный экспортный потенциал есть у отдельных видов услуг: это образовательные услуги, туристические, транспортные услуги, услуги в области ИТ. Мы прогнозируем рост экспорта услуг в целом к концу 2018 года не менее чем на 20–25 процентов и к концу 2025 года – в два раза. Соответствующие конкретные предложения мы прорабатываем, они будут представлены на рассмотрение Совета в установленном порядке.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Денис Валентинович, пожалуйста.

Д.Мантуров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По направлению «Международная кооперация и экспорт» Минпромторг выступает заказчиком по проектам развития экспортного потенциала высокотехнологичных отраслей и электронной международной торговли. В части программы поддержки экспорта помимо обозначенных уже отраслей промышленности, на которых планируется сконцентрировать основные усилия, мы ориентируемся на следующий эшелон приоритетов: это радиоэлектронная промышленность, медицинская техника, нефтегазовое, энергетическое машиностроение и ряд других направлений.

Расставляя приоритеты, мы исходили из трёх основных факторов. Первый – это наличие существующих производственных мощностей в отдельной индустрии и способность конкурировать на мировых рынках. Второй – это текущее состояние самих отраслей, а также оценка перспектив роста внутреннего и глобального спроса на эту продукцию. И третий фактор – это мультипликативный эффект для смежных отраслей промышленности.

Хотел бы особо отметить, что все предусмотренные проектом меры поддержки мы планируем распространить в том числе на предприятия оборонно-промышленного комплекса. Это полностью согласуется с Вашим поручением, которое Вы дали в Туле. Мы в этом направлении ведём работу для того, чтобы обеспечить диверсификацию предприятий ОПК. И это будет способствовать наращиванию производства гражданской продукции, продукции двойного назначения примерно по пять процентов ежегодно.

По итогам прошлого года предприятия ОПК реализовали гражданской продукции в общем объёме на внешний периметр на 112 миллиардов рублей, это 14 процентов от общего объёма производства. Треть этой суммы приходится в первую очередь на авиастроение. Только в этом сегменте за счёт реализации проекта поддержки экспорта мы рассчитываем к концу 2018 года увеличить объём поставок иностранным покупателям как минимум в три раза, в том числе за счёт перехода к продаже жизненного цикла продукции и развития системы послепродажного обслуживания.

Это станет основным залогом долгосрочного присутствия на внешних рынках. Сегодня принцип «продал и забыл» в условиях нарастающей глобальной конкуренции, сооружения регуляторных барьеров уже больше не работает. Необходим системный подход, предполагающий локализацию, организацию совместных центров компетенции, работу в периметрах зон свободной торговли для входа на крупнейшие региональные рынки.

Приведу пример. Благодаря подписанному соглашению о зоне свободной торговли с Вьетнамом, как раз сегодня так совпало, уже первая партия автомобилей «Рено», которые произведены на завода «Автофрамос» в Москве, находятся в порту Вьетнама. А со следующего года коллеги будут поставлять уже машинокомплекты не только для рынка Вьетнама, но и для всей Юго-Восточной Азии, где у Вьетнама выстроены возможности по ЗСТ.

Казалось бы, «Рено» – компания иностранная, но данный автомобиль «Рено» – было принято решение полностью снять со всех производственных площадок, которые у них разбросаны по миру, и сконцентрировать в Москве. Локализация – 70 процентов; получается, это российский «Рено». Такой формат мы рассматриваем в качестве стратегического вектора развития несырьевого экспорта.

То же самое могу сказать о создании индустриальных зон на территории иностранных государств. В качестве своего рода обкатки этой модели (то, что Евгений Иванович обозначил) принято решение, как раз с Вами согласованное и Президентом Египта, в части выделения нам в восточной части Порт-Саида на Суэцком канале 80 гектаров индустриальной зоны. В перспективе они готовы расширить эту зону до двух тысяч гектаров. В этой части мы ведём работу над межправительственным соглашением. Рассчитываем, что в первом квартале эта работа завершится. Для чего? Для того, чтобы обеспечить дополнительные преференции и гарантии нашим производителям, которые будут там размещать свои сборочные производства.

Такую практику мы планируем расширять, чтобы двигаться дальше по ключевым страновым хабам. Причём мы к этому процессу привлекаем наших коллег из Евразийского экономического союза (буквально недавно договорился об этом с министрами промышленности Белоруссии, Казахстана, позавчера – с министром экономики Армении; надеюсь, что и киргизские коллеги нас поддержат) для того, чтобы использовать также их потенциал, чтобы вместе выходить на эти рынки. Тогда, собственно, есть возможность выполнения основных задач кооперации со странами ЕАЭС.

Что касается электронной международной торговли, то развитие этого направления позволит вовлечь в экспортные потоки малый и средний бизнес, на котором ставится основной в этой части акцент. Ключевая задача – это обеспечение выхода наших российских поставщиков на крупнейшие мировые площадки электронной коммерции.

Для этого предусмотрены следующие меры. Первое – это формирование единой базы российских производителей из числа МСП.

Во–вторых, создание на глобальных онлайн-площадках своего рода национальных виртуальных павильонов.

В–третьих, это совершенствование регуляторной среды, это касается прежде всего упрощения налогового и таможенного администрирования данной сферы. Реализация этих мер вкупе с консультационной поддержкой предприятий должна обеспечить вывод более пяти тысяч предприятий МСП к концу 2019 года на глобальный онлайн-рынок.

Владимир Владимирович, окончательное утверждение наших предложений обеспечит достижение целевого верхнеуровневого индикатора проекта. Просим поддержать наш проектный подход, который согласован со всеми заинтересованными ведомствами.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Пожалуйста, Пётр Михайлович Фрадков.

П.Фрадков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета! Благодарю за предоставленное слово.

Создание конкурентоспособной системы поддержки несырьевого экспорта является нашей главной задачей. В рамках этого приоритетного направления система должна способствовать как поддержке действующих экспортёров, так и создавать новый экспорт. На экспортном поле России сегодня в основном работают крупные компании.

Мы посмотрели, объём экспорта в России на одного экспортёра в пять-семь раз больше показателя основных наших конкурентов. При этом доля экспортёров в общем числе компаний, конечно, намного меньше. Поэтому мы считаем, что наибольшим потенциалом в развитии объёмов экспорта, изменения его качественной структуры обладают именно компании среднего размера.

Имея в виду задачу вывода на внешние рынки именно компаний сегмента МСП, Российский экспортный центр, который должен стать одним из элементов этой системы, имеет три важные функции, я их коротко перечислю.

Первое – это выполнение роли координатора или штаба приоритетного направления, потому что мы уже, как мне кажется, де-факто стали площадкой межведомственной координации, но, конечно, в практическом смысле этого слова, и представляем интересы российских экспортёров, с одной стороны. С другой стороны, мы как специализированный институт развития в сфере экспорта должны сконцентрироваться на решении конкретных задач по продвижению интересов российских экспортёров за рубежом.

Была отмечена низкая узнаваемость российских товаров за рубежом, российских экспортёров. Поэтому одним из важных направления является формирование внешнеэкономического имиджа нашей страны и активная работа по продвижению брендов наших экспортёров, имея в виду в том числе товары народного потребления. Нам есть что предоставить на внешние рынки, у нас качественные показатели зачастую превосходят показатели наших конкурентов, но наши товары просто не знают. Поэтому мы будем проводить системную работу по присутствию в медиапространстве, интернет-ресурсах зарубежных рынков. Имеем программу по выставочно-ярмарочной деятельности, проведению целевых бизнес-миссий.

Российский экспортный центр уже начал работу по созданию за рубежом сети так называемых торговых домов. Мы хотим обратить внимание, что делаем акцент на практические запросы бизнеса и именно предполагаем финансовое участие того же бизнеса в этих торговых домах, потому что только сам бизнес может комплексно сформировать запрос на экспортные поставки и сформулировать, дать тот уровень качества продукции, который необходим. Здесь рассчитываем на поддержку со стороны деловых объединений, ассоциаций, бизнеса. Это в том числе будет содействовать в нашем понимании решению вопросов продвижения нашей продукции, лоббизма и решения вопросов, связанных с реализацией проектов промышленных зон.

Уже сейчас мы видим, что вовлечение регионов в создание и развитие экспортной среды требуется перевести, наверное, на более значимый уровень. Для субъектов должен появиться отдельный фокус на развитие несырьевого экспорта и как задача, и как ответственность.

Мы практическую задачу Российского экспортного центра видим в синхронизации работы профильных и региональных структур и стандартов их деятельности. Начали уже пилотно с коллегами из Минпромторга переориентировать территориальные органы Минпромторга именно на работу в экспортном направлении и отходим от таких базовых решений по выдаче, скажем, экспортных лицензий. Уже предлагаем систему, которая предполагает получение услуг, в том числе государственных услуг, инструментов по поддержке экспорта именно на местах. Нам очень важно, чтобы каждый конечный потребитель имел возможность получить доступ к тем ресурсам, которые государство уже предоставляет.

Если мы говорим о вовлечении в экспортную деятельность предприятий малых и небольших, то, конечно, наблюдаем, констатируем дефицит экспортных компетенций. Для решения этой задачи мы уже в пилотном режиме запустили так называемый образовательный проект, который в очень детальном режиме рассказывает и проводит, можно сказать, в ручном режиме экспортёров через все этапы экспортной деятельности.

В 2016 году мы отработали 13 пилотных регионов. Это делается совместно с субъектами Российской Федерации. В 2017 году планируем в этот проект вовлечь ещё 30 регионов. Речь идёт об обучении самих предпринимателей в субъектах инфраструктуры, а на каком–то этапе будем работать уже и со студентами высших учебных заведений. Не хотел бы подробно останавливаться на теме, связанной с продвижением электронной коммерции, об этом было подробно сказано, но хотел бы доложить в пилотном режиме.

В 2016 году организовали на одной из интернет-площадок, крупных интернет-площадок, наш национальный павильон, брендированный под знаком «Россия», сформировали перечень номенклатуры, которая пользуется спросом на этом рынке. Буквально за полтора месяца работы мы видим просто кардинальное повышение интереса к продукции из России, миллионы запросов, в десятках тысяч – покупки, и также не забываем про медиаконтент, через интернет-ресурсы этим вопросом занимаемся.

Видим недостаток: аналитическое, скажем так, сопровождение экспортной деятельности для компаний, отдельное решение, – это создание аналитического экспортного центра в рамках нашей организации, который будет предоставлять информацию о состоянии зарубежных рынков, потенциале российской экспортной продукции, торговых барьерах в вопросах регуляторики.

Продолжаем работу по финансовому сопровождению, сформулированы все продукты, необходимые по кредитно-страховой поддержке экспорта, в том числе с использованием специальных программ по субсидированию процентной ставки в целях приведения стоимости наших ресурсов и экспортного предложения в соответствие с международными требованиями и уровнем.

И новый большой запрос: мы сейчас совместно с коллегами из Минэкономразвития и Минпромторга разработали перечень новых функций господдержки, которая требуется и полностью соответствует международной практике. И Российский экспортный центр является агентом в каком–то смысле Правительства по распределению этого функционала. Это и субсидирование различных видов затрат, стратификация, логистика, омологация, помощь в компенсации затрат по патентованию прав интеллектуальной собственности за рубежом и некоторые другие виды работ. К концу года представим на рассмотрение стратегию Российского экспортного центра, которая будет полностью коррелироваться с параметрами и приоритетами данного проекта.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Коллеги, кто хотел бы по этому вопросу что–то сказать? Пожалуйста, ТПП.

С.Катырин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Несколько мыслей, которые сформулированы предпринимательским сообществом.

Первое – то, что касается экспорта малого и среднего бизнеса. Наибольшая сложность для них, одна, наверное, из наибольших сложностей – это вопрос сертификации продукции на зарубежных рынках. Порой при небольших партиях и широкой номенклатуре это сопоставимо с суммой сделки, на которую претендует то или иное малое предприятие.

Предусмотрено в программе, по–моему, 151 миллион рублей на поддержку сертификации. Но это будет выделяться предприятиям, которые будут обращаться за этим. С тем, чтобы системно решать этот вопрос и чтобы у нас появились лаборатории, сертификаты которых признаются за рубежом (соответственно, они будут выдаваться всем, кто будет обращаться на территории России), России необходимо присоединиться – есть две –к организациям. Одна из них называется Всемирная ассоциация аккредитованных органов по оценке соответствия, и вторая – Международное сотрудничество по аккредитации лабораторий. Тогда бы у нас появился свой орган по сертификации, признанный на Западе, с помощью которого мы могли бы уже тогда продвигать продукцию на эти рынки.

Вторая тема – это тема проведения выставочных мероприятий. Известно, что это один из серьёзных инструментов в продвижении продукции. Тема недешёвая для малого и среднего бизнеса. Мы полагаем, что сделать было бы очень неплохо две вещи. Первая – чтобы появился единый координатор, в принципе он есть, по высокотехнологичной продукции: это Минпромторг, определяющий на целый год перечень выставок, в которых предполагается российское участие, чтобы там появился российский раздел.

И тогда, привлекая малые и средние предприятия, которым можно было бы отчасти финансировать их участие, в значительной части они готовы свои средства вкладывать в участие в таких выставках, определять перечень этих выставок и собирать российский раздел, где могут быть представлены не только крупные компании, но и представители малого и среднего бизнеса.

Для того чтобы этот календарь соответствовал интересам бизнеса, было бы очень неплохо, чтобы был, в данном случае если мы говорим о Минпромторге, координирующий орган, который бы формировал этот календарь с участием бизнес-сообщества, и не только производителей, но и тех, кто является предпринимателями в области организации и проведения выставок. Потому что они лучше всех знают, какие выставки, с какой отдачей работают, какие выставки посещают ради туризма, то есть посмотреть, а какие выставки действительно работают с широким привлечением именно потребителей, и не только на страну, где проводится, но и на регион в целом.

И третье. Исторически так сложилось, что система торгово-промышленных палат с советских времён выполняла ряд функций, которые государство делегировало, по обслуживанию внешнеэкономической деятельности. Это и сертификаты происхождения, карнеты АТА, это признание форс-мажорных обстоятельств, ну и ряд других функций, международное третейское разбирательство, которые до сих пор наши палаты не только в центре, но и во всех регионах выполняют.

Сегодня к нам обращается ряд губернаторов с просьбой представительства РЭЦ, которые сейчас образуются в регионах, расположить на базе торгово-промышленных палат. Мы, естественно, готовы совместно работать с РЭЦ и такую работу ведём, но мы упираемся часто в решение вопросов в том, что не прописана система палат, как и другие объединения предпринимателей, как институты поддержки предпринимательства. Мне кажется, надо в этом плане доработать нормативную базу с тем, чтобы РЭЦ мог использовать все наработанные уже сегодня инструменты, которые существуют в центре, на местах в интересах общего дела.

В.Путин: Да, пожалуйста, можно сделать, легче будет работать.

Александр Николаевич.

А.Ткачёв: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Спасибо, что отметили заслуги агропромышленного комплекса.

На самом деле, действительно, это не было возможным без прецедентной поддержки, которая реализуется в последние годы. По рынку зерна мы отмечаем экспорт порядка 35–40 миллионов тонн. Мы увеличили количество стран, куда мы экспортируем зерно, с 60 (за последние два года) до 100, то есть практически в два раза. Мы практически по всему миру зерно продаём и по хорошей цене, хорошего качества. Если по зерну мы практически ограничены количеством, то по мясу, конечно, у нас огромные перспективы, то, о чём здесь уже говорилось.

Хочу проинформировать, мы только за последний год на 60 процентов увеличили объём экспорта, то есть 150 тысяч тонн, а начинали практически с нуля. Какие страны? Интересная статистика, допустим, по птице и по свинине: Бахрейн, Казахстан, Гонконг, Италия, Сербия; по говядине: Арабские Эмираты, Вьетнам. Переговоры активно ведутся, и практически эти рынки, скорее всего, в 2017 году у нас откроются: это Китай, Индонезия, Иран, Сингапур, Япония, Саудовская Аравия, Нигерия. Вы знаете, что сейчас Шувалов Игорь Иванович находится в Сингапуре, и там мы действительно близки к решению вопроса через Сингапур выходить на другие рынки, в том числе азиатские. Так устроен мир и рынок продаж.

Мы вообще ставим задачу к 2020 году, то есть через пять лет, объём экспорта мяса увеличить до миллиона тонн. А значит, мы сможем в целом и на зерне, и на мясопродуктах получить за счёт экспорта порядка 25 миллиардов долларов, то есть не 15, как сегодня, а уже на 10–11 и больше. Эти перспективы огромны.

Вы знаете, что благодаря национальным проектам и поддержке мы практически по свинине, мясу птицы уже нарастили и снимаем дефицит на 90 процентов. Но раздаются разные голоса: «Хватит, давайте остановимся и перейдём на другие приоритеты в области сельского хозяйства».

Хочу привести пример. Допустим, поголовье в Германии – более 40 миллионов свиней (у нас – 25), то есть половина поголовья сразу выращивается, производится на экспорт заранее – они завозят в страну валюту: это у них как нефть, газ и так далее. Дания: 5 миллионов населения – 20 миллионов поголовье (у нас – 25 миллионов), потому что 90 процентов на экспорт. Это приток валюты, это развитие. И поэтому нам ни в коем случае нельзя останавливаться. Мы должны также поддерживать и свиноводство, увеличивать и до 50 миллионов поголовье. Мы научились на конвейере, как строить свои свинокомплексы, птицекомлексы.

Мы сейчас на совещании у Дмитрия Анатольевича с Денисом Валентиновичем говорили о том, что нам нужно уже производить своё оборудование. Хочу проинформировать вас, что свинокомплекс практически на 80 процентов состоит из импортных деталей, материалов: оборудование, насосы, всевозможные прокладки, резиновые какие–то вещи и так далее. То есть это всё огромный потенциал для промышленности, который можно делать через дорогу, в соседнем городе производить. Дальше молокозаводы, пивзаводы, мясокомбинаты, крупозаводы, винзаводы – это всё оборудование импортное. Поэтому, конечно, огромный потенциал.

Я хочу ещё раз напомнить, мы в Твери с Вами проводили совещание о том, что мешает развивать особенно отрасли свиноводства, вообще мясную отрасль в нашей стране и снижает инвестиционный климат – конечно, очень плохая ветеринарная обстановка. Болезни по ЧС мы практически в десятки раз увеличили по всей стране. И конечно, главная беда – это наши дикие кабаны.

Кстати, надо отдать должное, мы с Минприроды уже нашли консенсус и работаем в этом направлении, но, безусловно, развитие, огромное развитие личных подсобных хозяйств, которое идёт без учёта, без ветеринарного должного контроля, и так далее. Поэтому хочу сказать, что если мы этого не сделаем, то никакой рынок нас не пустит.

Китай говорит: «Пока не победите африканскую чуму, мы не хотим с вами работать», – и так далее, а это огромный рынок, все бьются за него, весь мир работает с Китаем и на этом зарабатывают. Хочу проинформировать всех присутствующих, что мы начинаем огромную работу по Вашему поручению; меры будут, может быть, не очень популярны, но мы должны навести здесь порядок.

В.Путин: Нет, Вы меня здесь не особенно пристёгивайте к отстрелу кабанов, давайте сами занимайтесь и согласовывайте с Минприроды. А бороться с ЧС нужно, это, безусловно.

Пожалуйста.

А.Дворкович: При моей безграничной любви к сельскому хозяйству я всё–таки переменю тему. Буквально несколько нюансов.

Первое. Говорится о поддержке прежде всего несырьевого экспорта, но иногда, с нашей точки зрения и с точки зрения многих коллег, под сырьё завозится очень много разных реально несырьевых товаров. Говорилось о сельском хозяйстве, зерно считается у нас сырьевым экспортом. Боюсь, что и мясо потом будет считаться сырьевым экспортом. Удобрения у нас считаются сырьевым экспортом, хотя это высокотехнологичный продукт. Трубы даже у нас, как выяснилось совсем недавно, считаются сырьевым товаром, сырьевым экспортом, а это влияет сразу на систему мер поддержки, на доступ к инструментам поддержки, на порядок возмещения НДС и на многие другие вопросы. Нам в ближайшие недели предстоит ещё окончательно разобраться, что мы будем подводить под понятие сырьевого экспорта, а что будет всё–таки считаться несырьевым экспортом, который будет получать весь набор механизмов поддержки.

Вторая тема – это работа за рубежом. Кроме работы торгпредств, локализации отдельных производств необходимо понимать, что современные товары и технологии требуют сети обслуживания. Это очень важный вопрос и довольно затратный вопрос. Это то, где мы тоже проигрываем, причём по высокотехнологичной продукции. На это нужно обратить отдельное внимание. Сегодня специальным образом это не было акцентировано, поэтому мне кажется, это важно.

Третье – это система регулирования. У нас кроме создания собственных производств, которые имеют экспортный потенциал, есть хорошие возможности для локализации тех производств, которые сегодня находятся за рубежом, потому что есть определённые преимущества в размещении таких производств. Прежде всего это, конечно, с точки зрения цен и качества тоже. Но зачастую мы предъявляем к этим производствам более высокие требования, чем требуют другие страны, в которые мы собираемся экспортировать. Это иногда нерационально абсолютно. Нужно, наоборот, требования облегчать, делать их такими, чтобы они были минимально необходимыми для увеличения экспортных поставок.

И, наконец, четвёртое – где размещать ориентированные на экспорт производства. При всём желании поддержать уже существующие предприятия, расположенные по разным причинам в разных регионах страны (так была устроена система размещения производства ещё в Советском Союзе), сегодня выгодно размещать производство, которое изначально ориентировано на экспорт, в портах или очень близко к ним.

Необходимо ориентировать нашу поддержку на размещение новых производств рядом с портовой инфраструктурой, чтобы не тратить лишние деньги, в том числе из бюджета, на поддержку экспорта, чтобы доставить железной дорогой или автомобильным транспортом, – именно около портов. Это не значит, что других не надо совсем поддерживать, но рационально нужно подходить.

В.Путин: Терминалы могут быть и рядом с железной дорогой, там, где железная дорога способствует вывозу на экспорт.

А.Дворкович: Хотя бы относительно близко. Потому что сегодня, когда мы везём четыре тысячи километров и более из центральных районов страны и в Европу, и на Дальний Восток, получается, что и железная дорога с этим не всегда справляется. Мы должны тогда поддерживать «РЖД», чтобы они могли окупать свои затраты, и предприятия несут излишние издержки. Нужно везде, выбирая новые проекты для поддержки, учитывать, изначально это ориентировано на экспорт или всё–таки есть потенциал внутреннего рынка, который позволит окупить эти затраты.

Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Репик Алексей Евгеньевич.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

«Деловая Россия» включилась в работу по стратегическому направлению активно. Здесь есть один системный момент. Я вообще считаю, что формирование общественно-деловых советов в приоритетных направлениях – это очень хороший инструмент получения обратной связи делового сообщества.

Хотел бы обратить внимание на один момент. Крайне важно, что в целом ряде отраслей, особенно высококонкурентных, на первый план выходит не финансовая поддержка экспортёров, а системные меры по улучшению деловой среды, в том числе регуляторной, для экспортёров. Мы вообще уже хорошо научились работать с изменениями в части создания благоприятной деловой среды. Наши настоящие, можно сказать – чемпионские рывки в Doing Business тому подтверждение.

Рейтинг Всемирного банка не вполне отражает потребности экспортёров, поэтому я считаю очень важным то, что Российский экспортный центр вместе с АСИ, «Деловой Россией» и Федеральной таможенной службой сейчас подписал соглашение, где мы проводим скрининг операционной деятельности несырьевых экспортёров: выявляются проблемные точки, подводные камни.

Мне кажется вполне достижимым, чтобы на основе этого анализа решение российской компании экспортировать стало рутинным, простым, не требовало сложных экспортных компетенций, о которых говорил Пётр Михайлович, и, вообще, чтобы решение о выходе на новый рынок было не сложнее, чем принять решение о работе в новой области или в соседнем городе. И тогда мы установим лучшую мировую практику; я считаю, у нас есть для этого все основания.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста.

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы очень плотно работаем с Российским экспортным центром, Минпромторгом, Минэкономразвития, и должен поблагодарить эти ведомства, и Петра Михайловича лично за то, что мы действительно совместно вырабатываем многие схемы и технологии. В частности, дальше готовы над механизмом «одного окна» работать и рядом других проектов. Хотел бы обратить внимание на несколько моментов.

Очень хорошо то, что в понятие несырьевого экспорта включены услуги, и, действительно, экспорт образовательных услуг, услуг здравоохранения, ИТ-услуг – это, на мой взгляд, важное и очень перспективное направление; здесь, безусловно, нужно оценить наши возможности. Но по некоторым направлениям, например электронная коммерция, о которой много говорилось, мне кажется, недостаточно амбициозные задачи стоят. Предполагается, по–моему, 700 с небольшим миллионов рублей потратить за три года, и где–то, по–моему, два миллиона трансакций через три года по этой технологии осуществить.

Напомню, Alibaba (известный Вам, Владимир Владимирович, Джек Ма, неоднократно встречался с Вами) – они 140 тысяч транзакций в минуту проводят. Просто надо посмотреть, надо ли нам свои платформы только использовать либо выходить и на международные электронные торговые площадки. Но, безусловно, здесь перспективы могут быть намного большими.

Хотел бы, Владимир Владимирович, пользуясь случаем, поддержать позицию Аркадия Владимировича Дворковича. Действительно, наши члены РСПП многие ставят вопрос о расширении понятия несырьевого экспорта. Аркадий Владимирович перечислил те виды продукции, которые являются высокотехнологичными, но по традиции относятся к сырьевому экспорту. Было бы правильно посмотреть на этот перечень более внимательно, думаю, это было бы в интересах не только статистики, мы бы улучшили действительно быстро показатель, но по существу это помогло бы высокотехнологичные производства поддерживать. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Во–первых, у Александра Николаевича сегодня день рождения – 65 лет, и мы все Вас сердечно поздравляем. (Аплодисменты.) Спасибо большое.

Во–вторых, что касается электронной торговли, мы занимаемся этим обсуждением сейчас достаточно плотно. Есть поручения соответствующим ведомствам, Правительству в целом. Но нам нужно выстроить работу таким образом, чтобы вот эти электронные системы и площадки не нас использовали, а чтобы мы их использовали, или во всяком случае выстроили такую национальную систему, которая могла бы иметь перспективы развития и сотрудничала, конечно, с коллегами, но в тех рамках, объёмах и в том качестве, которое прежде всего отвечает интересам российского потребителя и развития российской промышленности. Но мы обязательно будем и советоваться с вами, с другими объединениями для того, чтобы принять наиболее оптимальные решения.

Александр Сергеевич Калинин, пожалуйста.

А.Калинин: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

«ОПОРА России» вместе с Общественной палатой и с Агентством стратегических инициатив проводит национальный конкурс «Бизнес-успех». И мы фиксируем, что последние два года интерес к экспорту со стороны микробизнеса чрезвычайно растёт. И мы, конечно, благодаря принятию этой программы должны не разочаровать людей как минимум, а как максимум сделать из них успешных бизнесменов.

Во–первых, если говорить о программе, мы считаем, что очень правильно, что появляется новая форма поддержки – это компенсация для бизнес-ассоциаций, бизнес-миссий, потому что рынки находятся достаточно далеко. И то, что сегодня, допустим, по отдельным программам 120 миллионов, а эта программа предусматривает 2,7 миллиарда, – это, конечно, позволит нам более качественно вывозить людей за рубеж и более качественно готовить вот такие бизнес-миссии, тем более там предусмотрено 50 на 50 или около того. То есть мы и свои деньги вкладываем, но получаем по факту компенсацию со стороны государства; это, конечно, мы приветствуем.

Следующий момент, что хотелось бы отметить, – хотелось бы, чтобы была синхронизированная работа этой программы и обустройство пунктов пропусков Росграницей. Вы провели соответствующее совещание в Оренбурге, и там, естественно, вот этот конкретный пункт пропуска будет обустроен. Но ведь таких пунктов пропусков достаточно много, и они прежде всего для микробизнеса. И, если сделать их ревизию и синхронизировать эти программы, это, конечно, логистику резко улучшит, особенно для микробизнеса.

Следующий момент. Здесь говорилось…

В.Путин: Давайте это отметим в сегодняшнем решении обязательно, это правильно абсолютно.

А.Калинин: Благодарю.

И ещё один момент, ведь туризм – это тоже экспорт. У нас помимо Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи есть ещё ряд регионов, которые мы включили в программу по туризму, но там туристический сезон короткий, – к примеру, Хибины или «Моя родина – Южный Урал».

В этот период, если бы была дополнительная компенсация перелётов именно в пределах туристического сезона, то многих наших иностранных коллег, может быть, заинтересовал не только отдых в Москве или Петербурге, они бы с удовольствием полетели ещё в ряд чудесных регионов нашей страны. Но когда цены на внутренние перевозки очень высокие, турист, естественно, ценник считает и отказывается от полётов внутри страны. Тем самым мы дополнительные деньги и в регионы не привлекаем.

В.Путин: Слетайте сначала в Минфин, обсудите этот вопрос по субсидиям.

А.Калинин: И ещё один момент, он касается Дальнего Востока. Вообще вопрос экспорта – это вопрос всего будущего этого региона, пять миллионов людей должны экспортировать. Необходимо начать проработку этой программы на принципах государственно-частного партнёрства, создания логистического центра для продуктов питания.

В одиночку бизнесу это не сделать, а если на принципах ГЧП как минимум в 2017 году спроектировать это, то это бы, конечно, сподвигло очень многих людей, кто занимается культурами, аквакультурами и так далее. Они уже понимают, куда продукцию сначала привезут, а потом будут экспортировать в Китай, в Корею и в другие государства.

В.Путин: Очень хорошая идея, кстати сказать. Нам надо отметить обязательно.

Смотрите, мы сейчас отмечаем, можно сказать, уже с гордостью и с благодарностью селянам за их работу, отмечаем растущий экспорт сельхозпродукции. Он существенный. Но он на чём основан? Он основан на росте производства. Совсем недавно, ещё несколько лет назад, когда у нас урожай был 65, 70, 71 миллион тонн, мы говорили: ой как хорошо, мы даже что–то будем закладывать в резервы. Потом у нас 95, 100, в этом году 117 будет. У нас появился самый большой в мире экспортный потенциал – 25 миллионов тонн, потому что растёт производство.

Мы сегодня с вами обсуждаем вопросы поддержки, по сути, речь идёт о высокотехнологичном экспорте, промышленном экспорте. Но для того, чтобы у нас был экспортный потенциал такой продукции, она должна производиться в необходимых объёмах для внутреннего потребления и для экспорта. Мы совсем недавно встречались с Алексеем Леонидовичем. Он поделился со мной наблюдениями за последние несколько лет.

У нас объём производства высокотехнологичной продукции растёт очень медленно, и одна из причин заключается в том, что очень много до сих пор бюрократических барьеров на пути производства такой продукции. Экономика не восприимчива, к сожалению, до сих пор к высоким технологиям.

Алексей Леонидович, несколько слов скажите, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня рассматриваем очень важные проекты, я поддерживаю эти проекты. Проект по поддержке экспорта считаю одним из ключевых. И если говорить о результатах, то они здесь скорее должны рассматриваться как пилотные проекты. Потенциал проектов, которые сегодня перечисляются, – к 2025 году нарастить примерно на 20 миллиардов долларов ту продукцию, о которой мы сейчас говорим: как промышленную по четырём секторам, так и сельскохозяйственную.

Но, чтобы нам развиваться устойчиво и поднять экономический рост до 4 процентов в год, даже если сделать постепенно в течение пяти-шести лет, то нам нужно, чтобы несырьевой, неэнергетический экспорт рос темпами примерно 6,8 процента в год на протяжении длительного периода. В результате нам нужно примерно за 10 лет удвоить объём неэнергетического, несырьевого экспорта примерно со 116 миллиардов долларов до 230–ти.

При этом за 20 лет нам нужно его довести до примерно 400–450 миллиардов долларов. Только тогда в совокупности всех факторов мы будем иметь достаточно устойчивый экономический рост. То есть большая часть задачи по экспорту лежит вне перечисленных секторов, а за счёт других видов товаров и услуг, которые тоже будут развиваться в силу того, что в этом проекте есть и общие регуляторные меры, как раз уменьшение вот этих барьеров по экспорту – доступ к финансам, кредитная поддержка, гарантийная. В этом смысле этот проект предусматривает эти меры, но мы должны понимать, что большая часть экспорта будет не в перечисленных секторах, а в других секторах. Мы для них должны дать этот толчок.

Последние семь лет, к сожалению, мы утрачивали позиции в несырьевом, неэнергетическом экспорте. Мы достигли некоторого пика в 2012–2013 годах, и затем в силу ряда обстоятельств последних мы потеряли примерно 30 миллиардов долларов этого экспорта. А сейчас мы должны говорить о том, чтобы существенно идти быстрее и накапливать эти возможности.

Должен сказать, что хороший опыт был. У нас в начале нулевых неэнергетический, несырьевой рост – под 20 процентов в год. У нас тогда шёл и энергетический, сырьевой, а он, оказывается, в силу ряда обстоятельств и модернизации, создания лучших условий тянул за собой и остальную часть экономики.

В этом смысле такой опыт есть. Вопрос, чтобы мы сделали этот тренд наращивания достаточно стабильным. Высокотехнологичная продукция в составе всей нашей продукции сейчас составляет всего 6 процентов экспорта продукции, всего 19 миллиардов долларов на прошлый год. Это то, что мы точно можем относить к высокотехнологичной продукции. У нас есть несырьевая продукция низкого, среднего и высокого передела, она больше составляет, конечно, но высокотехнологичная только пока около 19 миллиардов долларов. Это как раз тот сектор, который будет наиболее конкурентоспособным, который мы должны существенно расширить в ближайшие годы. В этом смысле здесь задача у нас очень напряжённая именно в создании условий для этого сектора продукции.

В.Путин: Спасибо.

Давайте мы всё это обобщим сегодня. Попрошу Андрея Рэмовича оформить это соответствующим образом, и будем двигаться дальше. Чем быстрее мы будем реализовывать те планы, о которых мы сегодня говорили, тем больших успехов добьёмся в решении одной из главных задач, которая стоит перед нами, – это диверсификация российской экономики, изменение её структуры.

Давайте ко второму вопросу перейдём. Пожалуйста, Сергей Ефимович Донской.

С.Донской: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как уже говорилось, одной из самых наболевших экологических проблем в России является рост образования отходов. О цифрах тоже было уже сказано, поэтому я перейду сразу к направлениям по решению этой проблемы.

Прежде всего благодаря Вашей поддержке, Владимир Владимирович, и многих коллег, которые здесь присутствуют, в 2014 году принят 458-й закон, который установил новую систему регулирования в сфере обращения с отходами, а именно формирование в каждом регионе прозрачного механизма сбора, транспортировки и размещения твёрдых коммунальных отходов. Кроме того, этот закон установил обязанность производителей и импортёров товаров самостоятельно утилизировать товары после утраты ими потребительских свойств или платить за их утилизацию государству.

Данный закон в части твёрдых коммунальных отходов должен был заработать в полной мере с 1 января 2017 года, но, к сожалению, сегодня необходимо дополнительное время для подготовки региона к переходу на новую систему регулирования, а самое главное – необходимо время для мониторинга обоснованности тарифа для населения на вывоз мусора. Учитывая это, Правительством было принято решение о продлении переходного периода до 1 января 2019 года.

Вместе с тем считаем, что эта дата должна быть финальной, поэтому в течение 2017–2018 годов законом должна быть установлена дорожная карта, обеспечивающая к 1 января 2019 года переход всех регионов на новую систему. Те же регионы, которые готовы перейти на новую систему раньше, смогут это сделать уже в 2017 году.

Сейчас мы формируем перечень таких пилотных регионов, где при поддержке Правительства будет осуществлён переход на новую систему сбора, транспортировки, размещения и утилизации мусора.

Кроме того, у нас уже заработала норма закона об ответственности производителей и импортёров за утилизацию товаров после утраты ими потребительских свойств. Пока только по восьми группам товаров установили такую обязанность.

В 2017 году мы планируем собрать более шести миллиардов рублей в бюджет за счёт экологического сбора. Эти средства будут направлены в первую очередь на субсидирование программ в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами по тем регионам, которые перешли на новую систему. Мы также планируем постепенно увеличить группы товаров, подлежащих утилизации, то есть перейти от восьми групп к большему количеству, и также повысить нормативы их утилизации.

В результате в будущем за счёт экологического сбора мы получим значительные средства на субсидирование региональных программ в сфере обращения с ТКО. Также необходимо консолидировать усилия органов экологического надзора, регионов, органов местного самоуправления, граждан и общественных организаций на борьбу с незаконными свалками. Для этого мы в 2017 году планируем ввести в эксплуатацию информационную систему народного контроля за несанкционированными свалками и действиями чиновников всех уровней по их ликвидации.

Важно, что каждое поступившее в систему и подтверждённое сообщение должно завершаться конкретными действиями. Эта система в качестве пилота уже заработает на Байкале и в ряде других регионов. И очевидно, что помимо образующихся нелегальных свалок есть и накопившиеся проблемы: это бесхозные бывшие промышленные промплощадки с опасными отходами, а также полигоны, свалки в границах населённых пунктов, которые оказывают негативное влияние на жизнь более 17 миллионов граждан нашей страны.

На ближайшие 2017–2019 годы мы планируем осуществить работы по ликвидации более 20 объектов накопленного вреда окружающей среды в 20 пилотных регионах. Также мы планируем в течение 2017 года осуществить инвентаризацию и сформировать реестр таких объектов, разделить их по степени воздействия, чтобы начать работать с наиболее опасными. Реализация предполагаемого комплекса мероприятий улучшит экологические условия для проживания 27 миллионов человек и позволит восстановить и ввести в хозяйственный оборот более 1,5 тысячи гектар загрязнённых земель.

Вторая задача, на которой я тоже хочу остановиться отдельно, – это сохранение нетронутых природных территорий.

В.Путин: Извините, в сельхозоборот вернуть?

С.Донской: В хозяйственный оборот.

В.Путин: В хозяйственный оборот – сколько?

С.Донской: Более 1,5 тысячи гектаров загрязнённых земель.

Вторая задача, на которой хочу остановиться отдельно, – это сохранение нетронутых природных территорий, редких видов животных, обитающих на них. Считаем, здесь важно создать возможности для граждан видеть то, что мы сохраняем.

В.Путин: Кабаны у нас скоро будут редкими видами животных.

С.Донской: Мы договорились уже с Минсельхозом, как будем работать в этом направлении.

В.Путин: Как, расскажите нам.

С.Донской: Когда мы у Вас собирались, договорились, что будет определён минимальный уровень количества кабанов по территориям, где находится как раз выпас свиней, где разведение свиней будет. Потом зоны, по которым мы граничим со странами, где достаточно высокая степень АЧС, – мы там устанавливаем карантинную зону, где вообще кабанов не будет. И, в целом, конечно, упор, как уже было сказано, будет делаться на ветеринарные направления.

В.Путин: Хорошо.

С.Донской: В современном мире национальный парк активно вовлекается в сферу развития экологического туризма. Наши нацпарки и заповедники расположены на площади более 62 миллионов гектаров, потенциально способны принять более 20 миллионов человек в год, однако сейчас существующая инфраструктура позволяет привлечь около двух миллионов человек, и при этом только на 12 процентах таких территорий. В потенциале это поле для развития малого, среднего бизнеса, возможность привлечения частных инвестиций и новые рабочие места – всё это вместе работает на формирование широкой поддержки в обществе идей сохранения природы.

Развитие познавательного туризма на особо охраняемых природных территориях потребует прежде всего создания инфраструктуры. Речь идёт об экологических тропах, визит-центрах и кордонах. Мы понимаем, что средств государства здесь пока недостаточно, поэтому в течение 2017 года предлагаем разработать и внедрить механизм привлечения частных средств, в том числе на основе концессионных соглашений и иных механизмов государственно-частного партнёрства.

Внедрение таких механизмов позволит нам в 2018 году реализовать пилотные проекты на особо охраняемых природных территориях: на Байкальской природной территории, на Горном Алтае и на Кавказе. В результате только на этих территориях мы увеличим количество граждан, которые смогут посетить нацпарки и заповедники, до 5 миллионов жителей нашей страны.

Развитие сферы познавательного туризма на ООПТ также даст мультипликативный эффект для развития туризма в соответствующих регионах. Так, реализация пилотных проектов обеспечит создание дополнительных рабочих мест в указанной сфере. Например, на Байкальской природной территории за четыре года будут привлечены к работе в указанной сфере более 37 тысяч человек.

Не могу не остановиться на ещё одной экологической проблеме, о которой тоже уже говорили, – это состояние наших водных объектов. На сегодняшний день 90 процентов стоков, попадающих в водоёмы, не проходит достаточной очистки. В результате в течение многих лет загрязнение водных объектов на территории России, в том числе Волги, Дона, Урала, остаётся стабильно высоким. При этом относительно чистые реки остались только там, где проживает меньшая часть населения страны, – это в Сибири и на Дальнем Востоке.

Для решения этой проблемы необходимо строить и модернизировать очистные сооружения, добиться кратного снижения поступления в водные объекты загрязнений, обеспечить оздоровление водоёмов и адекватную подготовку питьевой воды. Для этого необходим значительный объём государственного финансирования. Считаем, что его источник можно создать за счёт аккумуляции в бюджете в специальном фонде на указанные цели средств в объёме, эквивалентном платежам за сбросы загрязняющих веществ в водные объекты. Уважаемый Владимир Владимирович, прошу поручить нам совместно с Минфином, Минэкономразвития проработать возможное создание такого финансового института.

В заключение хочу остановиться на проблеме, о которой тоже говорили и которая вызывает на протяжении многих лет значительный общественный резонанс, – это проблема бездомных животных. Здесь общественный резонанс приобретают случаи жестокого обращения с бездомными животными. Растёт недовольство населения в связи с использованием негуманных способов регулирования их численности. Основная причина сложившейся ситуации – это отсутствие в России единой государственной политики и нормативно-правовой базы в этой сфере.

Ещё в марте 2011 года в первом чтении был принят соответствующий проект федерального закона об ответственном обращении с животными. Владимир Владимирович, считаем, что необходимо доработать его и принять, а также обеспечить разработку соответствующих нормативно-правовых актов и стандартов по содержанию и регулированию численности животных.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Пожалуйста, кто–то хочет высказаться по этому вопросу? Пожалуйста, Сергей Борисович!

С.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович!

В дополнение к тому, что Сергей Ефимович сейчас говорил, хочу только отметить, что совсем недавно на Вашей встрече с Общероссийским народным фронтом тема экологии очень активно и с болью, я бы сказал, поднималась многими выступающими, приводились ужасные цифры по количеству свалок, накопленных отходов.

Хотел бы напомнить, что, по данным «фронтовиков», в России на сегодняшний день из только посчитанных – 20 тысяч несанкционированных свалок (это из выявленных), что в четыре раза больше, чем сертифицированных полигонов.

Мне совсем недавно пришлось столкнуться с одной из таких свалок и проводить несколько совещаний. Вы знаете, что мы строим сейчас третью взлётно-посадочную полосу в аэропорту Шереметьево. И прямо в створе строительства этой полосы мы натолкнулись на крупную свалку. Сейчас там, конечно, уже давно мусор не выбрасывают, но это накопленный экологический ущерб. И, чтобы убрать только эту одну свалку, требуются средства в объёме 1 миллиард 300 миллионов рублей.

Мы нашли способ, что называется, вскладчину между правительством Московской области, потому что это их земля, Минтрансом и Минприроды – эти деньги нашли, не залезая дополнительно в бюджет. На этом примере я хочу показать, сколько стоит ликвидация только одной крупной несанкционированной свалки.

И Вы вспоминали на встрече с «фронтовиками», как Вам лично приходилось (я тоже помню этот момент) не допускать несанкционированный сброс мусора рядом с аэропортом – какая угроза от этого, я думаю, всем понятно. Кстати, у нас и в Петербурге в Пулково тоже такая угроза остаётся, и в Шереметьево сейчас ликвидируем. Это уже вопрос безопасности.

Вторая тема, связанная с мусором (считаю, одна из самых острых экологических проблем на сегодняшний день), – это строительство новых современных мусороперерабатывающих заводов по самым передовым или наилучшим технологиям, существующим в мире. Насколько я знаю, Правительством только что принято решение о начале строительства в Год экологии, в 2017 году, пяти таких заводов (этим будет заниматься компания «Ростехнологии» на конституционной основе): четыре – в Подмосковье, где самая острая ситуация с мусором, самая острая в стране, потому что одна Москва в год генерируют 20 миллионов тонн твёрдых коммунальных отходов, и один завод мы будем строить в Татарстане.

И третий момент, который хотел бы отметить. Ничего нельзя сделать без привлечения общественности и неравнодушных граждан, многие из которых высказывают пожелания выйти и благоустроить свой двор, свою улицу, в селе навести порядок. Мусора у нас хватает везде, если честно говорить.

Недавно встречался с Общероссийским движением школьников. Они создали экологически ударное, я бы сказал, движение, сделали «Зелёный патруль», который будет следить за лесовосстановлением, особенно за городскими лесами, которые, помните, мы говорили, оказались вне каких–либо законодательных норм: их можно безнаказанно уничтожать под строительство, как правило, крупных супермаркетов, торговых центров в крупных городах и так далее. Их защищать будем в том числе с помощью школьников, которые готовы этим заниматься и восстановлением леса, посадками кустиков, деревьев и так далее.

По сточным водам хочу только одно сказать. Мы на следующей неделе проводим уже второй оргкомитет Года экологии. Первой темой, естественно, мы выносим мусор, а второй – состояние сточных вод. Помимо того, что сказал Сергей Ефимович, огромный урон сейчас состоянию воды наносят моющие и чистящие средства бытовой химии, которые широко распространяются. Ничего плохого, конечно, в этом нет.

Но дело в том, что продаваемые в России чистящие и моющие средства содержат фосфаты, а фосфаты очень плохо влияют на состояние водных ресурсов, потому что очистка от фосфатов даже в тех очистных сооружениях, которые у нас есть, не производится.

При этом в мире, в развитых странах чистящие и моющие средства уже давно производятся без фосфатов. Это можно сделать, мы об этом будем говорить, потому что это один из ключевых моментов состояния воды.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, теперь Силуанов Антон Германович – о финансовом обеспечении приоритетных проектов.

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Бюджетные ассигнования на следующий год формировались с учётом паспортов приоритетных проектов. Хочу сказать, что в бюджете на 2017–2019 годы предусмотрены бюджетные ассигнования на реализацию десяти приоритетных проектов. Ко второму чтению сейчас подготовлены поправки по перераспределению части зарезервированных в бюджете средств в объёме 104 миллиарда рублей на реализацию приоритетных проектов, и общий объём ассигнований, который будет предусмотрен в 2017 году на реализацию этих проектов, составит 178,8 миллиарда рублей.

В последующие годы объём финансирования будет определяться с учётом паспортов утверждённых приоритетных проектов, хода реализации этих проектов. Необходимые ресурсы в бюджете 2018–2019 годов зарезервированы. Поэтому общий объём финансового обеспечения в 2017 году уже будет непосредственно определён по каждому приоритетному проекту, а в 2018–2019-м будем определяться в зависимости от хода их реализации.

В.Путин: Есть ли какие–то вопросы к Антону Германовичу, нет? Всё?

Спасибо большое. Мы продолжим работу с учётом высказанных сегодня замечаний и предложений. Благодарю вас.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 ноября 2016 > № 1981927 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978432 Владимир Путин, Андрей Фурсенко

Заседание Совета по науке и образованию.

Под председательством Владимира Путина состоялось заседание Совета при Президенте по науке и образованию, в ходе которого обсуждался проект Стратегии научно-технологического развития России.

Поручение о разработке Стратегии было дано главой государства в июле 2015 года. Со стороны Правительства за подготовку документа отвечало Министерство образования и науки, аналитическое обеспечение осуществлялось Центром стратегических разработок.

Проект Стратегии создавался с привлечением представителей научного сообщества, бизнеса, институтов инновационного развития, гражданского общества, государственной власти. Непосредственно в его разработке принимали участие более 200 экспертов, широкое обсуждение проходило на портале www.sntr-rf.ru.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы в таком широком составе, с участием членов Правительства Российской Федерации, рассмотрим проект новой Стратегии научно-технологического развития. Хотел бы также услышать предметные предложения по её практической реализации.

Сразу скажу, Правительство и Совет по науке и образованию подготовили обстоятельный взвешенный документ, над которым долго работали, провели большое количество встреч, обсуждений, совещаний. Учитывая решающую роль науки и технологий для страны, как вы знаете, ему придан особый статус: прямо в законе прописано, что он приравнен к Стратегии национальной безопасности.

Остановлюсь на некоторых ключевых моментах.

Первое. Следует сосредоточить повышенное внимание на развитии фундаментальной науки, нацелить её на получение принципиально новых знаний, поиск ответов на так называемые большие вызовы завтрашнего дня.

Несмотря на непростую ситуацию, необходимо поддержать уровень расходов на фундаментальную науку в процентах от ВВП. Сэкономив здесь сегодня, мы будем, безусловно, безнадёжно отставать завтра – и допустить этого не можем. Поэтому наряду с бюджетными средствами мы направим и внебюджетные, чтобы в целом сохранить объём финансирования фундаментальной науки в процентах от ВВП в ближайшие два-три года.

Второе. В результате широкого, открытого обсуждения Стратегии выработана консолидированная позиция учёных, государства, бизнеса относительно приоритетов для науки, сформулированы цели на ближайшую перспективу.

Нужно, прежде всего, создать мощную технологическую базу, чтобы обеспечить опережающий рост экономики и глобальную конкурентоспособность отечественных компаний, вывести на новое качество медицину и сельское хозяйство, ускорить освоение наших территорий, включая Арктику и Дальний Восток России.

Решить задачи такого уровня возможно только при концентрации бюджетных и частных ресурсов, при тесном взаимодействии между наукой, органами власти и отечественным бизнесом. В рамках Национальной технологической инициативы соответствующие инструменты уже созданы. Коллеги, работающие над проектом Национальной технологической инициативы, здесь сегодня присутствуют, и я просил бы их также поделиться своими оценками и своим опытом.

Третье. Надо раз и навсегда отказаться от практики размазывания бюджетных ресурсов тонким слоем между исследовательскими организациями. Деньги должны выделяться эффективным коллективам на основе конкуренции, конкурсного отбора с тем, чтобы мы рассчитывали на получение нужного нам конечного результата.

На этих принципах работают инструменты Российского научного фонда. Будем и дальше наращивать возможности этой структуры как за счёт средств государства, так и из внебюджетных источников. В следующем году бюджет фонда будет увеличен до 17,7 миллиарда рублей.

Наконец, учитывая масштаб целей, считаю необходимым выстроить современную систему управления научно-технологическим развитием, при этом исключить дублирование, когда схожими, а то и практически одинаковыми научными задачами занимаются разные министерства, ведомства, госкомпании, а то ещё и дважды-трижды получают за один и тот же результат. Прошу Совет по науке и образованию совместно с академией наук и Правительством в короткие сроки представить предложения и на этот счёт.

Уважаемые коллеги, новые технологии создают учёные, исследователи. От их открытий, разработок в решающей степени зависит успех всех наших планов, поэтому и государству, и бизнесу необходимо направить дополнительные усилия, ресурсы на укрепление кадрового потенциала отечественной науки.

Кстати говоря, вы и сами это, конечно, знаете, за последнее десятилетие число исследователей в возрасте до 39 лет увеличилось на треть. В целом, это очень хорошая тенденция.

Сейчас вместе с нашими компаниями создаём механизм поддержки одарённых школьников, студентов, молодых исследователей. Считаю, нам нужно выстроить комплексную систему сбережения, развития талантов. Она должна охватывать, как я уже сказал, и молодых учёных.

Задача не только помочь молодым людям раскрыть свои способности, получить глубокие, качественные знания, хорошее образование – у молодёжи должны быть стимулы, желание заниматься наукой именно в России, работать в интересах нашей экономики, в отечественных высокотехнологичных компаниях, исследовательских лабораториях. И для этого нужно им показать обязательно перспективу по времени. Мы уже имеем такой опыт, когда люди подрастают, и мы видим, что у них очень хорошие перспективы, но им непонятно, где и как они будут работать. А у тех, кто хочет их забрать, особенно подальше от родных рубежей, – у них есть такое понимание, и их просто туда приглашают, и они часто туда уезжают.

Нам нужно показать им перспективу, перспективу развития. И тоже хотелось бы ваши предложения на этот счёт услышать.

И конечно, нужно развивать те эффективные механизмы, которые уже позволили привлечь в нашу страну ведущих учёных мира, в том числе наших соотечественников, которые долгое время, многие годы работали – и успешно работали за рубежом. Вы знаете о целой программе так называемых мегагрантов; могу ещё раз сказать, проинформировать вас, что в рамках этой программы создано 200 лабораторий без всякого преувеличения мирового уровня и класса под руководством ведущих учёных. Речь, прежде всего, идёт о постановке масштабных, интересных научных задач, о запуске исследовательских проектов с долгосрочным горизонтом финансирования. Словом, нужно создать такие условия, чтобы сделать нашу страну одним из центров притяжения для лучших учёных со всего мира.

Давайте перейдём к обсуждению. Слово Андрею Александровичу Фурсенко, прошу Вас.

А.Фурсенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По итогам заседания нашего Совета в июне 2015 года Правительству совместно с президиумом Совета было поручено разработать Стратегию научно-технологического развития. Основные положения представленного документа обсуждались на различных дискуссионных площадках: это Восточный и Петербургский экономические форумы, это клуб «Валдай», целый ряд других [площадок], на заседаниях специально созданных экспертных групп, а также на организованном интернет-форуме. Это позволило вовлечь в работу более трёх тысяч экспертов из научно-образовательного, предпринимательского сообщества.

Активное участие в работе приняли представители Российской академии наук, в том числе корпус профессоров РАН, председатель [Координационного совета] которого по предложению Владимира Евгеньевича Фортова был включён в редакционную группу по подготовке итогового проекта документа.

Обсуждение шло непросто, но в итоге проект Стратегии был согласован с Правительством, принят профессиональным сообществом. Это не значит, что не осталось каких–то редакционных добавлений, я согласен, но в целом проект принят.

Открытое обсуждение было направлено на поиск тех решений, которые в сложившихся условиях и с учётом национальной специфики позволят трансформировать науку в основы социально-экономического развития Российской Федерации, обеспечить независимость и конкурентоспособность страны на основе развития научного потенциала.

Коротко остановлюсь на ключевых подходах и отличительных особенностях предлагаемого документа.

Первое. На горизонте 10–15 лет Россия будет сталкиваться с большими вызовами: совокупностью проблем, угроз, возможностей, сложностей, – масштаб которых таков, что они не могут быть решены исключительно за счёт увеличения финансирования или отдельных кадровых решений. Среди таких вызовов – необходимость диверсификация экономики, возникновение новых и возвращение старых инфекционных заболеваний, проблемы безопасности, обороноспособности. Перечень ключевых вызовов представлен в проекте документа.

Второе. Эффективный ответ на эти вызовы возможен только в случае глубоких структурных преобразований сектора исследований и разработок и перехода к качественно иному уровню его взаимодействия с социально-экономической сферой. Именно поэтому наука рассматривается Стратегией не как отдельный обособленный сектор, а как один из ключевых элементов развития общества и экономики страны. Хочу отметить, что странам – экономическим лидерам удалось добиться такого перехода, что существенным образом увеличило их конкурентные преимущества.

Третье. Стратегия ориентирует сектор исследований и разработок на достижение конкретных результатов. В этой логике предложены приоритеты научно-технологического развития, которые формулируются не как отдельные направления исследований, а как системы целей и требований к результатам, которых ожидает государство и общество от науки.

Например, мы говорим о переходе к персонифицированной прогностической медицине, что должно способствовать повышению качества жизни наших граждан; переход к передовым цифровым, интеллектуальным производственным технологиям обеспечит конкурентоспособность нашей экономики и промышленной сферы и так далее. При этом в Стратегии, естественно, ответы даны более конкретные и более подробные.

Стратегия формулирует общественный запрос на результаты исследований и разработок, ставит перед научным сообществом конкретные задачи, при этом сохраняет свободу научного поиска учёных, направленного на создание заделов для будущего. И в этой связи особое место в Стратегии отведено роли и значению фундаментальной науки.

Четвёртое. При разработке документа мы исходили из национальных особенностей и конкурентных преимуществ России. Так, с учётом размеров нашей страны важная роль отведена необходимости рационального освоения пространства России, развитию транспорта, энергетической инфраструктуры, систем связи нового поколения. Добавлю, что при научно-техническом взаимодействии со всеми нашими зарубежными партнёрами, международными организациями во главу угла мы также предлагаем поставить национальные задачи развития.

Реализация перечисленных подходов требует проведения соответствующей государственной политики в области научно-технологического развития. Ряд мер сформулирован в Стратегии. Среди них – создание условий для проведения исследований мирового уровня: это развитие современной исследовательской инфраструктуры; формирование новых организационных и финансовых инструментов; это приоритетная поддержка так называемых трансляционных исследований и организация технологического трансфера, обеспечивающих быстрый переход научных результатов в стадию практического применения; усиление взаимодействия науки, бизнеса и общества. Хочу сказать, что во всех обсуждениях на это обращали особое внимание практически все участники процесса, говоря, что это одно из ключевых узких мест, которые должны быть решены.

Наконец, это кадровое обеспечение научно-технологической сферы. Помимо мер, которые уже реализуются в соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, это грантовая поддержка молодых учёных, развитие современной системы научно-технического творчества молодёжи и студентов. В Стратегии первоочередное внимание предлагается уделять долгосрочному планированию и приоритетной поддержке новых амбициозных проектов, что позволит мотивировать молодых исследователей, разработчиков, предпринимателей, даст возможность молодым людям проявить себя в новых перспективных направлениях и в результате стать главными выгодоприобретателями от реализации Стратегии, – на это, собственно, нацелена вся Стратегия: она нацелена на молодых и на запросы молодых.

Уважаемые коллеги, для сохранения и приумножения потенциала нашей науки, решения перечисленных выше задач нам необходимо консолидировать усилия государства, научно-образовательного, предпринимательского сообщества, гражданского общества. Это требует адекватной масштабам задач системы управления научно-технологическим развитием.

На сегодняшний день основным источником финансирования науки в нашей стране является государство, в этих условиях оно не должно быть простым распределителем ресурсов. Чрезвычайно важно, чтобы органы государственной власти, государственные компании ставили науке конкретные задачи и оценивали полученные результаты, а не только соответствие хода расходования средств формальным требованиям. Важную роль в решении этого вопроса должны сыграть формируемые сегодня Правительством совместно с Российской академией наук советы по приоритетам научно-технологического развития. На эти советы будет возложена задача выявления, отбора, мониторинга реализации наиболее перспективных проектов и программ.

Владимир Владимирович, Вы сейчас упомянули вопросы необходимости, в первую очередь за счёт бюджета, сохранения объёма финансирования фундаментальных исследований. Не менее остро стоит вопрос финансирования сектора исследований и разработок в целом. В Стратегии предлагается довести уровень его финансирования до двух процентов от ВВП, включая в этот объём опережающий рост частных инвестиций, которые к 2035 году должны быть не ниже государственных. Сегодня, как мы знаем, у нас наука финансируется чуть не на 80 процентов за счёт бюджета. Это полностью противоречит международной практике и, в общем, не даёт возможности развития науки в целом.

Такой подход, такой сценарий предполагает преодоление сложившихся негативных тенденций, эффективную перестройку как корпоративного, так и государственного сектора исследований, разработок и инноваций. Для реализации этого подхода предлагается разработать новую госпрограмму, предусмотрев в ней консолидацию, координацию бюджетных ассигнований федерального бюджета на исследования и разработки гражданского назначения, содержащиеся сегодня в существующих государственных программах Российской Федерации. Строго говоря, в этом и была в своё время идея создания государственных программ – что программа, которая связана с каким–то ключевым направлением, должна содержать в себе все расходы, которые идут на это направление.

Уважаемые коллеги, Стратегия является рамочным документом, определяющим цели, основные принципы, направления, этапы и ожидаемый результат научно-технологического развития. Немаловажно, что документ предполагает возможность корректировки и реализации государственной политики в этой области и формулирует конкретные механизмы этой реализации. О необходимости такого подхода мы говорили на прошлом заседании Совета в январе этого года. Все эти положения должны найти отражение в плане реализации Стратегии. Предварительная работа над ним уже начата; мы рассчитываем, что по завершении Совета соответствующие поручения будут даны как Правительству, так и нашему Совету.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Владимир Евгеньевич, пожалуйста.

В.Фортов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Прежде всего я хотел бы Вас поблагодарить за то, что Вы проявили настойчивость и поставили этот вопрос на заседании Совета, отдав тем самым предпочтение именно ему среди большого количества важных, но прагматических проблем.

В целом обсуждаемая здесь Стратегия, конечно, шаг в верном направлении, в направлении консолидации наших общих усилий к одной цели. Эта консолидация тем более необходима, так как мы работаем в условиях падающего бюджета и в то же время в условиях самой радикальной академической реформы за всю историю.

Академия наук, как было сказано, активно участвовала в разработке Стратегии, предложила свой вариант, некоторые элементы которого были учтены, но, конечно, далеко не все.

Что здесь стоило бы особо отметить?

Первое. Я убежден, что самый большой вызов, и он отсутствует в Стратегии как сформулированный вызов, предъявляет нам сама природа, а первостепенная задача науки состоит в её изучении и разгадке природных тайн. И этот главный вызов возник уже с тех пор, как человек перестал ходить на четвереньках. Этот вызов будет стоять перед нами предстоящие десятки миллиардов лет, если, конечно, человечество до этого времени доживёт, в результате расширения Вселенной. В этом основной смысл и миссия фундаментальной науки. Вместе с тем представляется необходимым наряду с другими большими вызовами общего характера дать список конкретных и понятных людям задач, которые наш Президент неоднократно озвучивал, озвучивал он это и во вступительном слове, и которые исполняются нашими учёными уже не первый год. Не отменять же их, эти приоритеты, в самом деле.

В своём вступительном слове, Владимир Владимирович, Вы чётко сказали о приоритетах, и в первую очередь я бы поставил в безусловный приоритет фундаментальные исследования — наши конкурентные преимущества, визитная карточка нашей страны и нашей науки. Это основа и источник всех технологий и инноваций, существующих и будущих, это основной инструмент преобразования, парирование любых больших вызовов, там, где мы особенно сильны и где мы имеем все основания добиться реальных успехов. Здесь, за этим столом, сидят люди, которые получили в фундаментальных исследованиях первостепенные результаты.

Второе. Я посчитал, что в последнее время было подготовлено около двух десятков различных научных концепций, видений, прогнозов Стратегии. Кто их только не писал, но, увы, все они остались, к сожалению, на бумаге. Это оттого, что в этих документах отсутствуют механизмы практической реализации. Нет их и в тексте концепции, а «дорожная карта» слишком мелкотемная, мы так считаем.

Владимир Владимирович, по поводу механизмов Вы уже сказали, я не буду эту тему развивать, просто скажу, что нельзя же считать механизмом реализации Стратегии пункт 21 проекта РАН «О создании кружков технического творчества и формировании игровых коллективов дошкольных учреждений». Это снижает уровень бумаги. Надо, мне кажется, оставить серьёзные, концептуальные вещи.

Недаром, говоря о механизмах реализации любого дела, великий президент Академии наук Анатолий Петрович Александров в своё время говорил: «Принять документ — это 5 процентов дела, 95 процентов — это его выполнить».

Обсуждая механизм реализации, необходимо ясно понимать, что механизмы утверждения целей для фундаментальных наук не будут годиться для прикладных работ, и наоборот. В частности, было бы ошибкой, как это предлагается, все программы исследований академических, вузовских и корпоративных, всех наук, и оборонной, конечно, решать в рамках одной для всех мегапрограммы, собрав туда все научные средства. Это слишком упрощённый подход. Мы убеждены с коллегами, что суперцентрализованная модель организации всей науки вряд ли будет жизнеспособна.

Во всём мире принята иная практика организации таких исследований — практика многоканального финансирования. Слава богу, за последний год у нас появились очень эффективные каналы финансирования, про это сказали, это и фонды, и разного рода конкурсы, и так далее. Это очень важно, и этим, по–моему, стоит дорожить. В России программа многоканальности хорошо работает. И у нас существует программа фундаментальных исследований — это программа госкорпораций, НИИ и так далее. Если говорить о программе фундаментальных исследований, то во всей стране за неё отвечает академия наук. Хочу Вам дать материалы, это один из отчётов, мы каждый год такие отчёты выпускаем.

Проблема состоит не в том, как распределять финансы, а в том, чтобы исследования были хорошо координированы и коррелированны между собой по сути своей, по науке. Поэтому представляется, что предполагаемая программа, обсуждаемая программа должна носить не финансовый, а в первую очередь сутевой, координационный характер, то есть определять приоритеты, конкретные проекты, готовить предложения по кооперации и срокам, экспертизе полученных результатов, по многому другому, что необходимо сделать.

Многоканальность — это залог того, что мы уйдём от монополизма. Наш выдающийся учёный Юлий Борисович Харитон, который создал атомную и термоядерную бомбы, говорил так: «В науке не может быть монополизма. Монополизм убивает любую науку».

Особое внимание, как я уже говорил, необходимо уделить развитию фундаментальных исследований. По нашему мнению, это должна быть отдельная, обязательно конкурсная, Вы про это сказали, программа фундаментальных исследований, где бы участвовали все учёные страны. Пример такой работы — в этой книге.

В Российской академии наук, как это предусмотрено в 253–ФЗ, уже подготовлен проект концепции новой программы фундаментальной науки, которую мы готовы представить Вам, Владимир Владимирович, на обсуждение, когда она будет готова. Я думаю, на это уйдёт месяца три, не больше.

Поэтому предлагаем включить в решение Совета следующий пункт: «Российской академии наук подготовить и представить на рассмотрение Правительства Российской Федерации проект программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на 2018—2025 годы и дальнейшую перспективу».

Третий пункт. Стратегия, безусловно, стратегический документ по определению, и она неизбежно нацелена на горизонтное видение науки. Но её стратегические цели — ближайшие 20 лет. Но достижение этих стратегических целей, как нам представляется, невозможно без критического анализа сегодняшних реалий. Качественное экспертно-аналитическое обеспечение является одним из обязательных условий успешной реализации Стратегии, как нам кажется. Эта функция может быть поручена академии наук, поскольку только в академии собран полный корпус экспертов высшей квалификации по всем направлениям реализации Стратегии.

Это же относится к анализу хода реформы академического сектора. Трудно двигаться вперёд без чёткого понимания, как идёт реформа, какие цели поставлены, какие из них удалось либо не удалось реализовать и почему.

Прошло целых три года реформы, а привело ли это к заметному росту эффективности конкретного учёного, сколько–нибудь заметному улучшению его работы? Не начальника-бюрократа, а действующего учёного? Начальников у нас сильно прибавилось, Владимир Владимирович, за это время, и прибавилось количество бюрократических отчётов и прочей околонаучной мути. Ведь ещё великий Альберт Эйнштейн, человек, влюблённый в науку и ненавидящий формализм, говорил: «Бюрократия — смерть для любого хорошего начинания».

Конечно, за время продвижения реформы у нас есть положительный момент от этой реформы. Мы должны это оценить и поддерживать. Нам удалось бесконфликтно объединить три академии в одну, которая сейчас работает как единое целое. Я Вам докладывал это не так давно. Только что академия провела выборы с отдельно выделенными молодёжными вакансиями. Это впервые за нашу историю. Создан корпус молодых профессоров и директоров НИИ. Начаты интеграционные междисциплинарные проекты в области медицины, сельского хозяйства, обороны и Computer Science, Вы про это тоже упомянули. И мы очень дорожим тем, что Ваше предложение по этим приоритетам пошло в работу. В академии приступил к работе семитысячный корпус научных экспертов.

Академия наук успешно выполнила всё, что прописано в законе о реформе, а проблем у нас в академической науке всё прибавляется. В первую очередь, для того чтобы двигаться вперёд, надо наконец решить «вечнозелёную» и важнейшую для нас проблему разграничения полномочий между РАН и ФАНО. Мы об этом очень много говорим с Михаилом Михайловичем [Котюковым], но дело идёт с трудом. Причём разграничения чёткого, законодательного. В своё время, я это должен отметить, когда это всё начиналось, Вы на это обращали внимание, Вы сказали, что вообще это нужно кому–то одному поручать. Мы сейчас видим, что не срабатывает.

И наконец, надо сделать так, чтобы каждый из нас занимался своим делом: кто хозяйственным, а кто наукой и только наукой. Ведь недавно дошло до того, что на недавнем общем собрании выступающие говорили о том, что ФАНО приступило к созданию новой, параллельной РАН, ещё одной академии в нашей России. Я не уверен, что это кому–то пойдёт на пользу — ни РАН, ни ФАНО, ни, главное, учёным нашей с вами страны.

Спасибо Вам, Владимир Владимирович, за понимание этой проблемы и за Ваше недавнее поручение найти оптимальный вариант и Вам его доложить.

Ну и самое последнее. Нас продолжает остро волновать вопрос об академической собственности. Это тяжёлый вопрос. Получается так, что мы с ФАНО подготовили список лишнего имущества, которое можно было бы безболезненно реализовать.

Что касается остального, то мы просили бы их судьбу решать только Вашим указом и только с подачи академии наук. Я просил бы этот пункт тоже занести в протокол.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Владимир Евгеньевич.

Пожалуйста, Песков Дмитрий Николаевич.

Д.Песков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

В рамках реализации Национальной технологической инициативы мы, конечно, рассматриваем Стратегию научно-технологического развития как фундамент, но фундамент не для исследований, а для получения в итоге российскими компаниями конкурентного преимущества на новых рынках. Именно эта логика связывает НТИ и предлагаемую Стратегию.

Мы понимаем, что сегодня подлинные угрозы лежат не в распределении той или иной концентрации бюджетных средств, а эти угрозы внешние. Они внешние для страны, и мы видим сейчас три последовательно накатывающие на нас волны технологической революции, которые в значительной степени обнуляют наши предшествующие достижения, в том числе достижения, которые у нас есть в науке и образовании.

Если первая волна, которую мы переживаем сегодня, – это волна лёгкой цифровой экономики, IT, связь, банки, – по верху где–то проходит, то мы понимаем, что в 20–е — а у нас долгосрочная Стратегия — это вызов, которым мы должны будем перестроить образование, здравоохранение и промышленность. Вызов этой новой промышленности — то, что мы сегодня пытаемся ответить на него такими поисковыми исследованиями в рамках того, что называют TechNet, где у нас лидирует питерский политех, Сколтех и несколько структур Ростехнологии, в частности, НПО «Сатурн», мы пытаемся такую модель вместе выработать.

Следующая волна, ещё более масштабная, — это уже то, чем занимается Михаил Валентинович Ковальчук. Это новая биология, новая этика, новая натурфилософия, то, чему мы ещё даже названия не придумали. Но все эти угрозы абсолютно субстантивны, и они угрожают не только национальной безопасности и не только создают новые вызовы в сфере этики, но и создают прямые экономические вызовы существующему бюджету Российской Федерации, социальным обязательствам и, собственно говоря, основам для инвестиций в научные исследования, в научную деятельность. Эти экономические вызовы связаны с тем, что последовательно возникающие мыльные пузыри на инвестиционных рынках и на новых рынках, на которых мы работаем, рынках НТИ, не только создают добавленную стоимость где–то там, далеко, они забирают уже сегодня нашу с вами маржу с наших традиционных рынков, которые мы формируем в бюджет. Если раньше это были какие–то странные фрики-айтишники, то сегодня за счёт инвестиционного пузыря, за счёт этого мыльного пузыря мы видим, что большое количество проектов в космосе, в железных дорогах, в авиации, в сельском хозяйстве, в энергетике напрямую угрожают конкурентным преимуществам наших компаний. Это уже, ещё раз, не фантастика, это существующая тяжёлая реальность, в которой мы работаем, а основой этого конкурентного преимущества являются другие бизнес-модели.

Поставленные в центр всего этого другие модели организации труда, организации исследований и организации продаж создают конкурентные преимущества сильнее нашего в десять и более раз. Цифры фантастические. Цифровая платформа Alibaba 16 ноября этого года продала товаров на 17,6 миллиардов долларов за один день. Они научились проводить 140 тысяч сделок в одну секунду. Это реальность, когда можно продать на 1 миллиард долларов цифровых продуктов за один день. Мы видим, что капитализация этих стартапов, того же Uber, сравнима с капитализацией компании «Роснефть». Мы видим, что они не остаются где–то там, они уже пришли и подрывают наши традиционные рынки. Рынок такси в Москве в значительной степени принадлежит им, они извлекают из него маржу. И в этом смысле это технологии, которые на английском называются destruction technologies, а в русском – подрывные, разрушительные технологии. И в этом смысле они нацелены на то, чтобы подорвать существующую конкурентоспособность большого количества национальных моделей. В этом смысле это аналог «Интернационала» XIX века: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» И это серьёзная одновременно и идеологическая, и экономическая, и фундаментальная угроза.

Считаем, что Стратегия – как раз в логике ответа на большие вызовы – способна ответить на эти угрозы. Она про это, а не про то, как оптимизировать существующие финансовые процессы.

Глубоко убеждён, что ответ лежит на стыке фундаментальных исследований, рыночных технологий и фундаментальных ценностей, обращённых в будущее. Не соединив эти, казалось бы, несовместимые вещи, мы не найдём решения, которое позволит нам одновременно ответить на вопрос национальной безопасности и одновременно решить задачи экономики и финансирования фундаментальных исследований. В рамках НТИ мы экспериментируем вместе с Российской академией наук, с ведущими вузами над такого рода моделями.

Что нам позволяет надеяться, что это будет успешным? Мы научились за этот год формулировать так называемые технологические барьеры, то есть то, что позволяет нам сегодня создавать новые рынки. Технологические барьеры сформулированы, например, в тех же беспилотниках – барьер автономности, барьер шумности, барьер безопасности. И мы способны сегодня ставить задачи для научных коллективов, которые будут превращать фундаментальные исследования в знания, а эти знания – непосредственно в технологии, капитализированные на мировых рынках.

Примером такой работы являются работы группы Юрия Добровольского Института химической физики РАН над водородными аккумуляторами. Или работа консорциума, который сейчас складывается из МГУ, Института высшей нервной деятельности, ряда других институтов, по возвращению светочувствительности глаза методами оптогенетики. Казалось бы, это мелкая научная проблема, но аналогичная компания, в которую мы проинвестировали крошечные средства, летом этого года была продана лидеру мирового рынка за 560 миллионов долларов. То есть для компаний НТИ, R'n'D инвестиции в исследования являются абсолютно объективным процессом, необходимым для их выживания на этих новых рынках. И в этом смысле никакое государственное финансирование и ставка только на него не решит нам задачи поднятия новых рынков и поднятия фундаментальных исследований на этот уровень.

Принципиально важно, что фундаментальные исследования иногда дают мелкий, незначимый сопутствующий результат, который дальше можно капитализировать невероятным образом.

В рамках генетических исследований мелкий инструмент, все мы его знаем, – CRISPR/Cas9. Сейчас, если этот патент будет получен, то он, по разным оценкам, будет стоить несколько сот миллиардов долларов, возможно, до 1 триллиона долларов. Один патент одной технологии. Вот этот разворот в смычку от фундаментальных исследований к рыночным технологиям нам кажется вполне возможным, мы над ним экспериментируем, ищем эти решения. Стратегия нам фундамент для этой работы даёт.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Дмитрий Николаевич, я не думаю, что современные способы организации бизнеса ставят целью разрушить существующие. Они просто организуют так, как считают нужным и наиболее эффективным. Не нужно их подозревать в какой–то подрывной деятельности. Они просто работают современным способом, но объективно это, конечно, создаёт для нас угрозы. Совершенно с Вами в этом согласен.

Уважаемые коллеги, пожалуйста, кто хотел бы выступить? Прошу Вас.

Ю.Соломонов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Я хотел бы высказать несколько соображений по предлагаемому документу для обсуждения. С Андреем Александровичем [Фурсенко] мы обсуждали несколько дней назад, я высказал эти соображения и ему. О чём идет речь? Предыдущие выступления частично иллюстрируют то, о чём я хочу сказать.

Вообще–то, всё, что связано со Стратегией, должно укладываться в известную формулу: взаимодействие знания, эффективности и реализуемости. Если эти три аспекта надёжно, обоснованно сформулированы в Стратегии, успех её реализации абсолютно очевиден. И когда речь идёт об этих вещах, на мой взгляд, самым главным является грамотное, обоснованное формулирование приоритетов. Если вы сформулировали задачу актуальной, действительно значимой для государства, результат оценки того, чего это стоит и во времени, и в ресурсах, обязательно даст положительный результат.

На мой взгляд, в этом документе это слабое звено, над ним надо поработать, для чего я и предлагаю создать специальную редакционную комиссию или какую–то другую, не важно, как организовать её работу, тем не менее обязательно нужно это сделать. Если мы будем говорить об этих вещах и, как Вы сказали во вступительном слове, результатом этого будет размазывание тех средств, которые мы выделяем для этого, вместо того чтобы не растопыркой, а кулаком действовать при решении поставленной задачи, тогда то, на что нацелена Стратегия, будет просто несостоятельным.

И второе, что очень важно, на мой взгляд, тоже принципиально важно. Безусловно, нужно отразить значимость экспертизы при осуществлении этих работ. Насколько будет квалифицированной и независимой экспертиза, настолько будет и положительный результат нашей работы.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо. Согласен.

Кропачев Николай Михайлович.

Н.Кропачев: Я очень рад, что Стратегия в таком виде представлена вашему вниманию. Хотел бы отметить, что большинство предложений, которые были высказаны учёными Санкт-Петербургского университета, нашли отражение в Стратегии.

Несколько пометок по ходу, фактически их будет три, наверное.

Первое. Если посмотреть отдельные положения Стратегии, например, оценку – это раздел «Роль науки и технологий в обеспечении устойчивого положения», пункт 9д, здесь очень убедительно показана низкая продуктивность российских исследований. С одной стороны, серьёзные вложения, мы находимся на девятом месте в мире, с другой стороны, мы в третьей группе отстающих по продуктивности. При этом если посмотреть Стратегию дальше, основные направления, основные предложения, то предложения повысить опять–таки вложения финансовые в научные исследования есть, довести до соответствующего норматива есть, но повысить эффективность этих вложений, к сожалению, нет.

На мой взгляд, эта проблема есть во многих организациях. В Санкт-Петербургском университете увеличение финансирования в первые годы не дало правильного эффекта, только работа с эффективными контрактами, создание центров коллективного пользования привело в дальнейшем к увеличению продуктивности. Я думаю, что нужно прямо в Стратегии и одним из направлений зафиксировать повышение эффективности вложенных средств.

Опять–таки проблема средств, финансирования. Сегодня звучали уже слова о том, что финансирование должно происходить не только по линии государственного бюджета, но и частного финансирования. При этом, к сожалению, наверное, в силу зафиксированных в Конституции Российской Федерации и бюджетном законодательстве норм о самостоятельности бюджетов регионального уровня не говорится ни слова о региональном бюджете. При этом задачи, которые ставятся в концепции, например, решение проблем инфраструктуры государственных учреждений, научных и образовательных, жилищные проблемы и так далее, должны решаться что, опять за счёт бюджетного финансирования Российской Федерации? Я пять лет решал проблему выделения участка работающему в Санкт-Петербургском университете лауреату Филдсовской премии, премии Филдса, пять лет решал эту проблему. Думаю, что всё–таки их нужно решать не на уровне федерального бюджета и не на уровне финансирования конкретного вуза, а за счёт региональных руководителей.

Перехожу к третьей проблеме, на мой взгляд, она важнейшая. И эффективность вложенных средств, и финансирование из разных бюджетов, и чётко сформулированная задача объединения ресурсов, на мой взгляд, настоятельно требуют организационного решения. Такая задача, которая сейчас сформулирована в этом документе, может решаться только координированным образом. Наверное, не мне предлагать, учёному-ректору, управленческие решения, но всё–таки я юрист, и поэтому позволю себе сказать, что жёсткие управленческие решения необходимы для того, чтобы те задачи, которые здесь сформулированы, были решены. Координирующий орган нужен.

И в заключение очень приятно мне как гуманитарию отметить, что в этом документе наконец–то появилась гуманитарная составляющая. Долгое время во всех документах, которые определяли основные направления науки в Российской Федерации, о гуманитарной составляющей не говорилось ни слова, не было такого пункта. Сейчас это есть как минимум в шести-семи местах. Я знаю, что кто–то из коллег планирует об этом сказать отдельно. Государственный русский язык, обеспечение его, фундаментальное обеспечение единой коммуникацией в Российской Федерации должно быть, здесь хотя бы немного об этом сказано. Надеюсь, что со временем при разработке нового указа Президента об основных направлениях науки в Российской Федерации в числе приоритетов появится и гуманитарная сфера.

В.Путин: Спасибо большое.

Людмила Алексеевна, пожалуйста.

Л.Вербицкая: Я вот о чём хочу сказать. Прекрасный документ – «Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации».

Все материалы нам представлены, мы видим, какая огромная работа разного рода лежит за этим документом. Я тоже приветствую то, что здесь всё–таки есть гуманитарная составляющая, Владимир Владимирович, но, с моей точки зрения, совершенно недостаточная.

Ведь мы хорошо понимаем, и Дмитрий Сергеевич Лихачёв нам об этом говорил не раз: «Гуманитаризация образования – это путь к гуманизации общества». И мы должны это очень хорошо представлять себе. Я абсолютно уверена в том, что любой из глубокоуважаемых коллег, присутствующих здесь, принимающих важные государственные решения, сделает это гораздо более обдуманно, если будет иметь прекрасную гуманитарную подготовку.

О чём я бы хотела сказать ещё? Вы хорошо знаете, что ведь вначале было слово, и при подготовке, конечно, любой стратегии, в частности такой, мы должны об этом помнить. Вы представляете себе, у нас есть закон о русском языке как государственном языке Российской Федерации, это прекрасно, но при этом мы должны понимать, что обеспечение этого закона практически отсутствует. Ведь нет у нас сегодня настоящего словаря, словаря XXI века, который бы давал нам возможность и был одновременно и толковым, и грамматическим, и произносительным, который давал бы нам возможность показать, какой же это государственный язык Российской Федерации. Это только определённая часть, определённая сфера этого языка.

Мне кажется, что те работы, которые в Петербургском университете проводятся, в частности под руководством юриста, это потому что, Владимир Владимирович, мы такую фундаментальную подготовку даём, что выпускник любого факультета может многими проблемами заниматься. Николай Михайлович [Кропачев] как раз в последнее время несколько таких очень серьёзных работ по пониманию государственного языка Российской Федерации подготовил и опубликовал.

О чём я хочу сказать? Ведь если мы обеспечим понимание и знание всеми, что же такое государственный язык Российской Федерации, у нас и все документы, которые готовятся, будут другого рода, не будет каких–то недопониманий и многих других вопросов, которые сейчас возникают.

И самое последнее, Владимир Владимирович. Мы работаем с Российской академией наук очень тесно, и наши отчёты входят в состав общего отчёта. Я была рада, что сегодня Владимир Евгеньевич как раз о приоритете гуманитарных исследований сказал. Но мне кажется, что потенциал Российской академии образования должен быть гораздо более востребован. Ведь мы занимаемся фундаментальными исследованиями, связанными со здоровьем ребёнка, а дети – наше будущее, с положением ребёнка в обществе, с его настроениями. Я очень бы просила в дальнейших исследованиях всё–таки больше опираться на тех членов Российской академии образования, которые, мне кажется, неплохо работают.

Спасибо большое.

В.Путин: Виктор Антонович, пожалуйста.

В.Садовничий: Владимир Владимирович, я хотел бы от имени ректорского корпуса сказать. У нас состоялся Совет Союза ректоров. Это сто ведущих ректоров России, они представляли результаты обсуждения по всем регионам нашей страны. В этом заседании принял участие Андрей Александрович, Ольга Юрьевна. В некотором смысле я скажу общее мнение ректорского корпуса, поскольку университеты – составляющая часть научных исследований и вообще научной деятельности нашей страны.

В целом мы считаем, что такая Стратегия очень нужна сейчас. Особенно мы понимаем, что могут быть и дефициты ресурсов, конечно, и геополитические вызовы, и мы должны быть готовы к этому.

Второе общее замечание, которое я хотел сказать, что на каждый приоритет, видимо, необходимо разработать программу. Эти программы должны учитывать прежде всего сценарий не догоняющий, а опережающий. То есть надо увидеть, особенно на первых этапах реализации программ, такие приоритеты и такие сценарии, которые будут опережать развитие науки и тем самым требовать меньше ресурсов, меньше сил и более реальной реализации.

Теперь три предложения я хотел сделать. Сегодня хорошая новость, Владимир Владимирович, сегодня ночью опубликован рейтинг QS. Это один из тех рейтингов, который довольно жёстко нам оппонирует всё время. Впервые за последние 50 лет Московский университет занял третье место по успешности выпускников. Впереди Стэнфорд и Оксфорд. Все другие университеты – MIT, Токио и Кембридж – оказались ниже.

Что это означает? Мы рады, конечно, что этот оппонирующий в принципе нам рейтинг поставил Московский университет впервые с советского времени на третье место в мире. Прежде всего это фундаментальные знания, потому что этот рейтинг как раз определял востребованность выпускников. Это фирмы, зарубежные фирмы, а они базируются на зарубежных опросах, поставили наших выпускников на такое место, значит, это фундаментальные знания. И в этом смысле я поддерживаю всё, что было сказано о фундаментальной науке и фундаментальных знаниях, которые мы должны передать во время обучения наших студентов, это наши конкурентные преимущества.

Второе. Одни из больших вызовов, Владимир Владимирович, – это не отстать бы нам в создании Big Data, больших баз. Я немножко приведу примеры, вытекающие из моего общения с зарубежными коллегами. Это, конечно, транспорт, мы совсем уже недалеко, когда каждый автомобиль будет оснащён прибором, будет общая система, регулирующая потоки, она может, кстати, и остановить потоки, это такая мировая система, это медицина и так далее.

Интересный разговор был у меня и с одной из зарубежных научных групп. Они ставят задачу каждому человеку мира приписать несколько характеристик: его возраст, образование, характер, способность на действия и так далее. Если допустить, что будут экзафлопсные машины, которые способны обрабатывать такие базы данных, то по программным подходам, по программированию можно выбирать те или иные решения и принимать ту или иную информацию.

Владимир Владимирович, я предлагаю наряду с существующим, может быть, уже Центром суперкомпьютерных технологий создать центр суперкомпьютерных технологий гражданского назначения. В частности, Московский университет способен довести мощность машин уже до экзафлопсной мощности, что будет, безусловно, конкурентоспособным решением в мире. Мы обсуждаем это с Академией наук, с другими центрами – Новосибирском, московским отделением Академии наук. Если бы мы объединились и создали такой центр, поставили задачу, над чем сейчас весь мир думает, не отстать в больших базах данных, особенно в подготовке математиков – там другая математика, то это было бы одним из приоритетов развития нашей страны.

Третье, Владимир Владимирович, это кадры. Действительно, поток уезжающих стал меньше. Сыграло то обстоятельство, что условия стали у нас неплохие. Появляется среда, потому что для учёного главное – это среда, это та школа, в которой он вырастает. Молодой учёный прежде всего ориентируется на эту школу, чтобы был учитель, ученик и так далее.

Есть одно предложение. Молодые люди испытывают как бы ограничение пространства, они хотят как можно раньше – талантливые молодые учёные – получить самостоятельную лабораторию и получить поле для своей деятельности. Есть ограничения и традиции, что «ты ещё не дорос», «ты молод» и другие ограничения. Мы в Московском университете пошли на создание лабораторий для молодых – этого Совет молодых учёных требует, – с тем чтобы если это талантливый, даже ему 25–27 лет, то он получает самостоятельную лабораторию. Пусть мы будем немножко ресурсы на это использовать другие, но он может работать у нас в стране, ему это будет больше нравится. И он в имидже своём выиграет.

Я бы считал, что такой способ продвижения молодых людей у нас надо поддерживать.

В целом наш Совет – Совет Союза ректоров – считает, что такая программа своевременна, и после редактирования её, а надо обязательно провести хорошее редактирование перед утверждением, эта программа будет знаковой.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас, спасибо за предложение.

Прошу Вас.

А.Дворкович: Спасибо, Владимир Владимирович.

Правительство, все ведомства принимали активное участие в разработке проекта Стратегии и в ближайшие недели должны подготовить также план мероприятий по реализации данной Стратегии. Это даже более сложный документ, чем сама Стратегия, поскольку должен содержать в себе уже конкретные инструменты решения поставленных задач. Мы рассчитываем на поддержку всех членов Совета, будем вместе работать над этим документом.

Сама Стратегия, с нашей точки зрения, требует дополнительного уточнения в основном редакционного характера, тем не менее важного. Речь идёт о терминологии, которая используется. Прежде всего, с моей точки зрения, недостаточно чётко определены такие термины, как независимость России в сфере научно-технологического развития, само научно-технологическое развитие, ряд других терминов. Также ряд приоритетов требует более чётких формулировок, с тем чтобы было понятно, что именно мы хотим делать в той или иной сфере, что именно мы хотим обеспечить: не просто развитие транспортной системы, а какое это должно быть развитие, на чём оно должно быть основано, не просто повышение эффективности, а повышение эффективности, основанное на чём именно. Иначе эти слова так и останутся лозунгами, не будут привлечены в конкретные действия.

Я поддерживаю и гуманитарную составляющую, здесь она также сформулирована, мне кажется, довольно наукообразно – это возможность эффективного управления социотехническими системами. При неплохом образовании, которое я получил в Московском государственном университете, тем не менее я не сразу понял, что это такое. Думаю, что далеко не все читатели смогут этот термин правильно понять. Если коллеги имеют в виду просто управление обществом – так и надо писать, но я не уверен, что мы имеем в виду именно управление обществом, которое является всё–таки более широким институтом, чем даже само государство.

В общем, если суммировать, просьба дать нам неделю, чтобы окончательно отредактировать Стратегию и представить её к утверждению.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо.

Александр Александрович, пожалуйста.

А.Дынкин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Мне кажется, что основное содержание этой Стратегии заключается в том, что она ставит важную задачу развернуть науку и технологии от процесса к результативности, к выходу, к захвату рынков. И в этом, конечно, большая новизна, на мой взгляд.

Почему это важно? Потому что можно выстроить такую простую цепочку: производство высокой добавленной стоимости, высокая зарплата, высокое качество жизни, и тем самым можно создать спрос на высококвалифицированные рабочие места на своей территории. Удержание высококвалифицированных рабочих мест на территории, на мой взгляд, очень важная вещь, которая будет влиять на качество жизни.

Если говорить экономическим языком, Владимир Владимирович, мне кажется, что эта Стратегия не про наукоёмкость, а она про наукоотдачу, как сделать так, чтобы наука и технология приносили отдачу. Конечно, нам всем привычнее, приоритет – ресурсы: сколько–то физикам, чуть-чуть лирикам. Но, понимаете, жизнь говорит о том, что приоритет, в общем, часто становится инструментом лоббирования. Схема работает так: сначала испугать, сформулировать приоритет, получить ресурсы. Такой подход не ставит, на мой взгляд, конечные цели. В общем, очевидно, что нужен в кратчайшие сроки план реализации. Я согласен с тем, что общественным наукам не уделено достаточного внимания. Мне кажется, для её реализации, для запуска мотора инновационной экономики критически важна структурная и институциональная реформа – компонент этой Стратегии должен быть.

В.Путин: Спасибо.

Алексей Леонидович, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемые коллеги!

Центр стратегических разработок участвовал в подготовке этой стратегии. Я поддерживаю её положения и считаю, что это одна из основных стратегий, которая сегодня может определять развитие страны. Собственно, в ней определяется то, что это стратегия научно-технологического развития именно страны и конкурентоспособность страны. Здесь справедливо говорилось о необходимости захвата рынков, об усилении технологического экспорта.

В этом смысле сегодняшнее обсуждение Стратегии может стать поворотным этапом, действительно, в научно-технологическом развитии страны, а может и не стать. Вообще–то, создав основы рынка, Россия попыталась и сейчас пытается перезапустить технологический процесс. В Советском Союзе он шёл на других основах: была государственная экономика, государственное планирование, распределение ресурсов, создание всех институтов, КБ, которые были замкнуты на промышленность. С тех пор другого механизма уже в рамках новой экономики мы не создали до конца.

Владимир Евгеньевич сказал, что все предыдущие стратегии в этой области не выполнены. Последняя КДР, концепция долгосрочного развития, поставила очень амбициозные цели – к 2020 году выйти на долю инновационной продукции, долю технологических разработок в промышленности, в экспорте. Мы в самом лучшем варианте продвинулись по исполнению этих целевых показателей на 10 процентов. Частично они были в указах тоже. Мы движемся где–то на уровне 50 процентов в исполнении этих целей.

Эта Стратегия пытается создать новую парадигму увязки науки, НИОКР и экономики, выхода на результат. Об этом говорили участники. В этом смысле многое лежит за рамками этой Стратегии, а именно: выгодно ли в России осуществлять научно-технологический бизнес, то есть создавать компании, их реализовывать и продвигать? Сегодня однозначный ответ от большинства тех, кто попытался это сделать в России: это не выгодно, потому что риски в этом секторе намного выше, а затраты для осуществления этих задач тоже выше. То есть мы не создали механизм адаптации этих технологических разработок.

Поэтому я считаю задачи, поставленные в Стратегии именно в таком контексте, верными, но реализация их лежит в создании механизмов увязки науки и рынка. Дмитрий Песков говорил ярко про вызовы, которые в этой сфере существуют. И если нам удастся переосмыслить все основные процессы, институциональные процессы в экономике, в том числе и работу министерств в достижении каждым в своей сфере этого, тогда, наверное, новый разворот произойдёт. Без этого, Владимир Владимирович, отсутствие этой увязки экономики и технологий приводит к тому, что производительность нашего капитала в целом в экономике сейчас снижается год за годом. Мы даже объём инвестиций можем тот же самый иметь, а производительность этих инвестиций становится ниже и ниже.

Выход на устойчивый темп экономического роста в 4 процента, по нашим оценкам, мы их делали в преддверии этой Стратегии, возможен, только если у нас производительность капитала в целом за счёт внедрения новых технологий будет расти в год примерно по 4 процента. Сейчас это 1 процент в среднем за несколько последних лет – прирост производительности капитала экономики в нашей стране. Это главный вызов, который бы позволил в ближайшие 20 лет создать нам новую модель экономики, более производительную.

Собственно, этому, мне кажется, и должны быть посвящены структурные реформы или институциональные, которые этот потенциал реализуют.

В.Путин: Благодарю Вас.

Уважаемые коллеги, будем считать, что в этой части завершаем достаточно большой этап полуторагодовой работы, связанной с подготовкой Стратегии, но, безусловно, всё, что было сегодня сказано дополнительно, должно быть учтено в окончательной редакции этого документа. Конечно, если присутствующие считают, что нужно небольшое время для того, чтобы все эти замечания внести, осмыслить и правильно сформулировать, то такое время будет, безусловно, предоставлено.

В завершение нашей сегодняшней встречи у меня есть один технический, кадровый вопрос. Владимир Евгеньевич знает, в конце прошлого года я обратился с просьбой к своим коллегам и к президенту Академии наук. Просьба заключалась в том, что в прежние времена у нас много представителей различных уровней власти принимали участие в выборах в Академию наук, в том числе высшие должностные лица.

Я обратился с просьбой к своим коллегам воздержаться от участия в выборах новых членов государственных академий наук в силу того, что люди, которые замещают должности в органах государственной власти, особенно на верхних ступенях, заняты по службе или должны быть как минимум заняты по службе серьёзным образом, иначе они не способны выполнять свои служебные обязанности, и заниматься научными исследованиями могут только в свободное время, которого для людей, которые добросовестно работают на административных должностях, фактически не остаётся.

Возникает вопрос: могут ли они заниматься научными исследованиями в полном объёме с нужным результатом? Тем не менее некоторые наши коллеги из Управления делами Президента, из Министерства образования, из Министерства внутренних дел, из Министерства обороны, из Федеральной службы безопасности (ФСБ) и из некоторых других ведомств приняли участие в избрании и были избраны.

Владимир Евгеньевич, у меня вопрос к Вам и к другим представителям Академии наук: зачем вы это сделали? Они такие крупные учёные, что без них Академия наук обойтись не может? Первый вопрос. И второй вопрос: что мне теперь делать?

В.Фортов: Все они сказали, что получили разрешение от своих руководителей.

В.Путин: Нет, вопрос был не в этом. Они такие крупные учёные, что должны быть членкорами и академиками?

В.Фортов: Владимир Владимирович, они прошли весь конкурс без всякого изъятия и исключения. Я Вам докладывал, технология выборов такая, что шесть раз этот человек должен быть заслушан и шесть раз за него голосуют, таким образом.

В.Путин: То есть Вы прямо не отвечаете на вопрос, Владимир Евгеньевич, тем не менее я закончу фразу за Вас: значит, они крупные учёные, да?

В.Фортов: Значит, они достойны того, что их избрали.

В.Путин: Значит, они крупные учёные?

В.Фортов: Получается, что так.

В.Путин: Тогда вторым вопросом я Вас мучить не буду. Я думаю, что я должен буду предоставить им возможность заниматься наукой, потому что, судя по всему, их научная деятельность гораздо важнее, чем исполнение какие–то рутинных административных обязанностей в органах власти и управления.

Спасибо большое.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978432 Владимир Путин, Андрей Фурсенко


Россия. Весь мир > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978430 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

В.Путин: Думаю, что есть необходимость что–то разъяснить по сегодняшнему Совету. Пожалуйста.

Вопрос: Сегодня шла речь о сохранении объёмов финансирования фундаментальной науки, но понятно, что в бюджете средства ограничены, и Вы упомянули о внебюджетных источниках финансирования. Не могли бы Вы пояснить, что это за источники, какие объёмы этого финансирования?

В.Путин: Собственно говоря, такая практика уже применяется: мы в прошлом году, в этом и в 2017–2018-м приняли решение финансировать – уже это делаем – дополнительно, кроме бюджета, из доходов «Роснефтегаза». В прошлом году это было 14 с лишним миллиардов рублей, в этом году – где–то 12, в следующем году – примерно 11 миллиардов (могу ошибиться, но не намного). Это тот источник, который я не назвал, но который имел в виду в ходе сегодняшнего совещания.

Вопрос: Хотелось бы ещё уточнить: говорилось об основных вызовах, с которыми столкнётся общество, в том числе и наука в ближайшее время, – какие вызовы Вам видятся основными?

В.Путин: Это так называемые большие, крупные проблемы, но имеются в виду не научные проблемы, а проблемы общего характера, связанные с такими вызовами, как демография, например; с такими вызовами, как новый технологический уклад и всё, что он порождает.

Вы на различных площадках, наверное, слышали о том, о чём мы говорим с коллегами, а именно что если новый технологический уклад будет захватывать всё новые и новые отрасли производства, то это неизбежно должно привести к высвобождению большого количества людей с традиционных мест работы. Значит, возникает вопрос, что и как с этим делать, как своевременно осуществлять переподготовку, куда направлять освобождающиеся трудовые ресурсы.

Есть и другие вызовы общечеловеческого характера. Я говорил как раз о том, что наша деятельность в сфере науки, организация работы в этой сфере должна помочь нам справиться с этими крупными вызовами ближайшего времени.

Вопрос: На праймериз во Франции одержал победу бывший премьер Франсуа Фийон. Вы работали с этим человеком – что можете сказать об этом кандидате?

В.Путин: Насколько я понимаю, там ещё два человека остались в рамках борьбы за лидерство в республиканской партии: это господин Жюппе и господин Фийон. Первый был премьер-министром в 1990-е годы, а потом был министром иностранных дел – по–моему, во времена, когда Президентом Франции был господин Саркози. Но я с ним не работал в первом случае, потому что работал в Петербурге в середине 1990-х, а потом, когда он был министром иностранных дел, я был Президентом, и тоже у нас прямых контактов не было.

Но мы, безусловно, приветствуем заявления и одного, и второго кандидата по поводу их намерений восстановить в полном объёме российско-французские отношения, мы не можем не приветствовать это. Мы будем со своей стороны всячески способствовать этому в сегодняшней нашей совместной работе и с действующим руководством Франции, и с будущим.

Что касается господина Фийона, мы с Франсуа работали вместе, когда он возглавлял Правительство Франции и когда я был Председателем Правительства Российской Федерации, с 2008-го по 2012 год. Действительно, встреч было много, у нас сложились определённые личные отношения, очень добрые.

Должен сказать, что господин Фийон, на мой взгляд, сильно отличается от сегодняшних политиков – я имею в виду не только Францию, а вообще политиков в мире, – потому что он человек, на первый взгляд, закрытый, непубличный. Но при всех его европейских манерах, в лучшем смысле этого слова, он всегда умеет отстаивать свою точку зрения, делает это очень жёстко, последовательно. В этом смысле он жёсткий переговорщик, но он, безусловно, в высшей степени профессионал и очень порядочный человек.

Вопрос: Владимир Владимирович, а у Вас нет ощущения – Трамп в США победил, и Фийон и Жюппе говорят о позитивных отношениях с Россией, – что Вы находитесь на пороге нового периода в отношениях с Западом, что у России есть шанс действительно вернуться к какому–то ренессансу – не ренессансу, по крайней мере добиться какого–то прогресса в отношениях с Европой и США, добиться, может быть, снятия санкций в следующем году?

В.Путин: Мы не ставим перед собой целей добиться снятия каких–то ограничений. Не мы их вводили, и не нам это решать: это должны решать наши партнёры в США и в Западной Европе. Но мы всегда выступали за нормальные отношения, мы всегда говорили и только что на саммите АТЭС тоже говорили о том, что любые ограничения в сфере торговли, в сфере экономического взаимодействия вредят всем, всему международному экономическому порядку и наносят ущерб всем участникам международного общения в этой сфере. Ничего в этом хорошего нет, мы всегда выступали за нормализацию.

Вопрос: Владимир Владимирович, депутаты Европарламента приняли резолюции о противодействии российским СМИ, и там самыми опасными названы RT и агентство «Спутник». Как Вы оцениваете это?

В.Путин: Знаете, я пока об этом ничего не знаю. Знаю, что там шла дискуссия; о том, что приняли такое решение, слышу от Вас в первый раз, для меня это новость.

Что можно сказать: совсем недавно – собственно говоря, эти попытки ещё продолжаются – нас все пытались и пытаются до сих пор учить демократии. И всегда мы от этих учителей слышали, что самый порочный способ вести дела с оппонентами – это что–то запрещать, и это не соответствует принципам и нормам демократии, а лучшим способом является всегда открытая дискуссия и представление в этой дискуссии своих ярких и убедительных аргументов в защиту своей точки зрения.

Если правда то, что Вы сейчас сказали, если такое решение принято, это говорит о том, что мы наблюдаем некоторую, причём совершенно очевидную, деградацию (в политическом смысле этого слова) представления о демократии в западном обществе, в данном случае на уровне Европейского парламента.

Но очень рассчитываю на то, что всё–таки здравый смысл восторжествует и реально никаких ограничений мы здесь не увидим. А тех наших представителей прессы, журналистов, которые побудили представителей представительного европейского органа принимать такие решения, хочу поздравить с тем, что они проводят, судя по всему, весьма активно, результативно и талантливо свою работу.

Спасибо большое.

Вопрос: Владимир Владимирович, хотел уточнить по ситуации с российскими военными, которые задержаны украинской стороной, – какие меры предпринимаются?

В.Путин: Я пока ничего не могу сказать об этих мерах, могу только сказать то, что мы знаем: мы знаем, что эти военнослужащие – это бывшие военнослужащие украинской армии, которые после воссоединения Крыма с Россией перешли на службу в российскую армию.

Первое, что в этой связи хотелось бы отметить: мы всегда с большим уважением относились к военнослужащим украинской армии и с полным доверием. Именно поэтому им было предложено продолжить службу в рядах армии российской.

Второе. Они хотели подтвердить образование в одном из вузов Украины, именно поэтому, как известно, появились на границе. Их заманили чуть подальше, на несколько метров, и забрали. Думаю, что такое вероломство – оно в конечном итоге оборачивается против тех, кто осуществляет подобные мероприятия, потому что это сродни отключению света в Крыму накануне Нового года и в условиях зимы. Если кто–то в нашей соседней стране собирается таким образом завоевать симпатии крымчан, то это покушение с негодными средствами, выражаясь юридическим языком.

(В ответ на вопрос, касающийся участия в выборах в члены РАН госслужащих.) Человек не может занимать крупные должности, заметные, которые требуют от него полной отдачи сил и времени, и одновременно заниматься серьёзной исследовательской работой, будучи учёным, достойным того, чтобы стать членом-корреспондентом академии наук или действительным членом академии, это очевидный факт.

Год назад, в октябре прошлого года, я в письменном виде рекомендовал этого не делать – не избираться в академию наук. Если кто–то посчитал, что для него важнее заниматься исследовательской деятельностью – действительно, тогда, видимо, это крупные учёные, и своей работой по этому направлению они принесут гораздо бо?льшую пользу стране, обществу, как я уже сказал, чем исполняя рутинные функции в руководящих органах по линии государственных структур, это очевидная вещь. Поэтому они выбрали для себя, видимо, творческую, исследовательскую работу, и я хочу пожелать им успеха.

Вопрос: Вы не можете позволить, чтобы они пренебрегли рекомендацией Президента?

В.Путин: И это тоже. Это элемент дисциплины либо отсутствия таковой. Мне бы хотелось, чтобы всё–таки у нас в органах государственной власти дисциплина была на должном уровне.

Вопрос: Рамзан Кадыров – он же тоже у нас академик.

В.Путин: Послушайте, это имеется в виду Российская академия наук. У нас много всяких структур, которые называются академиями, но я имею в виду большую академию.

Вопрос: И, видимо, тех, кто только что был избран, а не тех, кто уже является?

В.Путин: Нет-нет, среди тех, кто был избран сейчас. Потому что мои рекомендации не делать этого были сформулированы в письменном виде в октябре 2015 года.

Россия. Весь мир > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 ноября 2016 > № 1978430 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 22 ноября 2016 > № 1978439 Владимир Путин

«Форум действий» Общероссийского народного фронта.

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании итогового «Форума действий» Общероссийского народного фронта.

Обсуждались итоги работы ОНФ за 2016 год и деятельности движения за последние три года. На мероприятии присутствовали федеральные и региональные эксперты ОНФ, активисты и народные контролёры из всех регионов страны.

Работа форума проходила по семи тематическим направлениям: «Честная и эффективная экономика», «Социальная справедливость», «Общество и власть», «Образование и культура», «Качество повседневной жизни», «Экология и защита леса», «За честные закупки».

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Я всех вас приветствую на завершающем ежегодном форуме Общероссийского народного фронта. Знаю, что за это время вами проделана очень большая работа. Действительно, это общественное движение – это не организация никакая, а именно общественное движение – приобрело массовый характер. Десятки тысяч людей во всех уголках страны активно включились в работу, в работу первоначально – и сейчас мы об этом, наверное, скажем – по контролю за исполнением майских указов Президента 2012 года.

Но ваша работа становится всё шире, шире, активнее, и это очень правильно, очень верно. Опросы ВЦИОМа показывают, что как раз люди настроены именно на такую вашу деятельность, на такую работу. И это говорит о доверии, которое у людей к вам возникает. Скажем, по различным проверкам в результате вашей работы скорректированы были различные программы и финансовые расходы государства разных уровней на 227 миллиардов рублей. Это очень серьёзная цифра даже для бюджета всей страны. Поэтому ваша работа отражается даже уже в таких конкретных, крупных, серьёзных суммах.

ОНФ проводит работу, связанную с качеством дорог, что чрезвычайно важно. Но важно не только содержание этой самой работы, что само по себе, естественно, людей беспокоит всегда, – это и строительство, и ремонт, – но и стоимость проводимых мероприятий очень важна. И здесь тоже проделана с вашей стороны серьёзная работа по этому направлению.

Немаловажное место всегда занимала такая тема, как экология, а следующий год у нас – Год экологии. И я очень рассчитываю на то, что мы с вами вместе поработаем по этому направлению. Очень, очень важная тема, потому что ничего не стоит, казалось бы, так дёшево для людей или некомпетентных, или недобросовестных и не приносит такую огромную отдачу для тех же людей, если эксплуатировать экологию, как правило, во вред гражданам, которые проживают на тех или других территориях. Это проще всего: взять за бесценок нечто такое, что представляет интерес для многих людей, проживающих в определённом микрорайоне, районе или в городе, в посёлке, и эксплуатировать эту территорию, получая сверхприбыль, имея в виду уже развитую инфраструктуру рядом.

Есть и другие направления, которые, безусловно, являются очень важными, и на что бы хотел обратить внимание: прежде всего это, конечно, касается вопросов социальной политики, причём политики на уровне муниципалитетов, регионов, да и всей страны.

Я бы на этом свой монолог завершил. Давайте перейдём к обычной уже, по сути, нашей с вами работе в таком формате. Я очень рассчитываю на то, что вы мне расскажете, что сделано и что вы предлагаете сделать, по каким направлениям предлагаете двигаться дальше.

Спасибо большое.

С.Говорухин: Собственно, я говорить ничего не должен. Вы уже, как я понял, всё знаете.

Вести [заседание] мне будут помогать сопредседатель центрального штаба Бречалов Александр Владимирович и Ольга Тимофеева.

Здесь тысяча человек только участников из всех регионов, от Камчатки до Калининграда: эксперты, представители ведомств, министры, журналисты.

Саша, начинай вести. Для экономии времени всё остальное опустим.

А.Бречалов: Спасибо, Станислав Сергеевич.

Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Позвольте начать, наверное, с наиболее острой темы для общества – коррупции. Борьба с коррупцией – одно из основных направлений деятельности Общероссийского народного фронта. Как Вы уже отметили, действительно, сотни закупок на сотни миллиардов рублей – это тот результат за три года, которого достигли наши активисты. Благодаря общественному контролю со стороны наших активистов практически исчезли из госзакупок роскошные автомобили, чартерные перелёты и другие предметы роскоши. А если мы вспомним, три года назад, на первом «Форуме действий», как раз мы тогда докладывали о новогодних корпоративах, когда нас встречали, похлопывали по плечу, по–отечески говорили: «Что вы ерундой занимаетесь? Мы как встречали Новый год, так и будем встречать». Сейчас эти затраты, эти закупки исчезли.

В конце прошлого года, Владимир Владимирович, Вы встречались с активистами проекта «За честные закупки». Одним из результатов той встречи стал Ваш указ, в соответствии с которым восемь неэффективных особых экономических зон были закрыты. Тем самым мы с Вами сэкономили для бюджета миллиарды рублей.

Мы все считаем, что один из ключевых факторов, способствующих развитию нашей страны, – это эффективность, эффективность управленческих решений и, безусловно, эффективность расходования бюджетных средств.

Позвольте о новых расследованиях попрошу рассказать руководителя проекта «За честные закупки» Анастасию Муталенко.

А.Муталенко: Владимир Владимирович, здравствуйте.

Сегодня большое внимание уделяется развитию внутреннего и въездного туризма. Мы знаем, что в этом направлении делается много. У нас сегодня действует федеральная целевая программа, она работает с 2011 года. И уже сегодня должно функционировать 15 туристических кластеров.

В общем программа предусматривает финансирование в размере 140 миллиардов рублей, из которых 40 – это бюджетные деньги и 100 миллиардов рублей – привлечённые в туристический бизнес инвестиционные средства.

По состоянию на 2016 год у нас должно работать 15 туристических кластеров. Сегодня наши активисты проехали территории и посмотрели, как это работает на местах. К сожалению, только семь кластеров на сегодня готовы принимать туристов. Более того, две территории работали ещё до того, как были включены в федеральную целевую программу.

Фактически на сегодня освоено 11,5 миллиарда рублей. Ну, как освоено? У нас есть положительный опыт – это Алтайский край, курорт Белокуриха, но есть и регионы с отрицательной динамикой, с отрицательными показателями. Этот опыт необходимо исправить и обязательно учесть.

Основная проблема, с которой столкнулись эксперты, анализируя проблемы в этой отрасли, – это то, что бюджетные деньги регион получает, инфраструктуру строит, а инвестор на объект не приходит. Дело в том, что когда регион подаёт заявку на участие, предоставляет соглашение с инвестором о намерении поучаствовать в федеральной программе. Но это намерение, как мы знаем, никакой финансовой ответственности в дальнейшем для инвестора не несёт. Поэтому бюджетные деньги из казны берутся, строится инфраструктура, на её обслуживание и содержание в дальнейшем тратятся деньги, а объектов инфраструктуры не прибавляется.

Например, туристический кластер «Амур» в Амурской области. Освоили 1,2 миллиарда бюджетных средств, отсыпали огромную искусственную набережную, сделали тротуар, но на сегодня эта площадка заросла травой, и, кроме старых ржавых бытовок, там больше ничего нет, инвестор там не присутствует.

Республика Бурятия. Здесь должен быть туристический кластер. Обещали бальнеологические лечебницы, новые гостиницы, рестораны, торгово-развлекательные центры. Для этого освоили 230 миллионов рублей, сделали дорогу, очистные сооружения, но никаких обещанных бизнес-планов объектов инфраструктуры там нет. При этом говорят, что туристический кластер создан, создано новых 500 рабочих мест и увеличился туристический поток в Бурятию аж на 180 тысяч туристов в год.

Якутия. Здесь инфраструктура проложена вообще в чистом поле. За 150 миллионов проложили газопровод, электроснабжение, дорогу, тротуары вымостили плиткой, но никакого царства якутской зимы, этнических и реабилитационных центров там тоже нет.

Ещё одна проблема состоит в том, что регионы в развитие и для участия в федеральной целевой программе закладывают объекты инфраструктуры, которые до этого уже работали. Например, как в Ельце: освоили миллиард бюджетных средств, но что они на эти деньги сделали? Проложили шесть километров водопровода на 14 улицах, проложили в городе 2,5 километра канализации на других семи улицах, поменяли насосы на насосных станциях. Всё здорово! А инвестор согласно их липецкой программе открыл спортбар, построил торговые центры, детские центры. Но дело всё в том, что это всё объекты, находящиеся в разных частях города, и как такового туристического кластера в Ельце нет. Более того, учитывая, что все инвестиционные адреса, которые должен построить инвестор, прописаны в программе с учётом детализации, до дома, наши активисты посмотрели, что сделал инвестор, и там, где должен быть культурно-оздоровительный центр, сегодня только этот двухэтажный торговый дом.

А вот это уже Хабаровский край. Здесь в программу развития туризма вставили инвестиционные затраты по загородному комплексу «Заимка». Дело в том, что этот комплекс уже 30 лет принимает туристов, и свою четырёхзвёздную классную гостиницу на 600 мест бизнес построил до включения в федеральную целевую программу. Однако сегодня регион отчитывается, что это помогло создать тысячу рабочих мест и привлекло 3,5 миллиарда дополнительных инвестиций.

Включение в программу именно таких показателей позволяет потом докладывать о том, что у нас три привлечённых инвестиционных рубля на один бюджетный рубль. Но это всё называется «подмена понятий», потому что сегодня у нас получается, что бюджетные деньги выделяются для того, чтобы регион их осваивал, а не для того, чтобы помогать тому бизнесу, который реально привлекает туристов.

У нас есть обратный пример. Фонд «Большая земля» за свои деньги организовал в Териберке (это на берегу Баренцева моря, в глухом посёлке в Мурманской области) Арктический фестиваль, который в прошлом году посетило 600 человек, в этом году приехало туда в два раза больше людей. И после всей этой деятельности, которую предприниматели делали за свой счёт, Териберку, в общей сложности, посетило 5 тысяч туристов. После фестиваля там открылось два новых производства, две новые гостиницы и первое для Териберки кафе.

Сегодня, спасибо Вам, этот фонд получил премию в размере 3 миллионов рублей. Но что здесь? Здесь сначала бизнес показал свою эффективность, а уже потом получил господдержку. И именно в этом русле нужно менять концепцию федеральной целевой программы по развитию туризма, именно в этом направлении, чтобы сначала бизнес показывал свою эффективность, а уже потом ему была государственная поддержка.

Дополнительно обязательно нужно предусмотреть возврат федеральных средств, если регион не выполняет своих обязанностей по привлечению туристов. Нужно конкретно прописать ответственность конкретных лиц за конкретные показатели.

Ну и, конечно, оптимизировать количество кластеров. Сегодня у нас 56 туристических кластеров, которые заявляют о своей работе более чем в 40 регионах. При этом каждый год количество туристических кластеров растёт, а эффективность от этого не увеличивается.

Ещё один вопрос, который анализировали активисты в 2016 году, – это программа приватизации имущества. Впервые мы Вам об этом докладывали на форуме в Йошкар-Оле, и тогда Вы сказали, что приватизация должна быть вовремя и по разумным ценам. И вот по каким ценам она проходит, мы проанализировали и увидели огромные потери для бюджета.

Оказывается, у нас сегодня есть единоличный агент – Российский аукционный дом, который на основании постановления Правительства Российской Федерации без конкурсной основы является агентом по продаже госимущества. Более того, он наделён правами самостоятельно оценивать продаваемое имущество и проводить экспертизу этой оценки. У нас в этом плане как минимум вопросы. В частности, после продажи первой образцовой типографии, которая находится в Москве, её оценили в 2 миллиарда, и она была продана с минимальным повышением, со скандалом, практически без конкурса.

По оценке аналогичных экспертов, её рыночная стоимость начинается от 3 миллиардов. Вообще 2 миллиарда для такого объекта как минимум странно, потому что только кадастровая стоимость земли под двумя объектами, принадлежащими типографии, 1,5 миллиарда. Это стоимость двух участков в Москве. А вообще типографии принадлежит более 200 объектов в шести регионах нашей страны.

Мы проанализировали, как Российский аукционный дом продаёт имущество, и выявили картину, когда за три года они продали 89 объектов. Изначально сами оценили их в 15 миллиардов, а продали за 13. При этом параллельно Росимущество продавало самостоятельно примерно такое же количество объектов и продало их с дополнительной прибылью 500 миллионов рублей.

Возникают вопросы и к оценке, и к процедуре продажи госимущества. Например, в Санкт-Петербурге НИИ градостроительства было продано с дисконтом 50 процентов. В результате бюджет недополучил около 150 миллионов рублей. Сегодня, когда конкуренция стимулирует экономику во всех отраслях, мы считаем, что просто необходимо исключительно на конкурсной основе отбирать агента по продаже госимущества, но минимальную стоимость и начальную стоимость продажи, оценку, оставлять за Росимуществом как государственным органом.

И конечно, необходимо ускорить переход на электронный вид аукциона. Спасибо.

В.Путин: Анастасия, Вы меня всё время расстраиваете. Как Вы поднимаетесь, я чувствую, что что–то Вы сейчас скажете такое, что требует нашего повышенного внимания. Это правда.

Начнём с туризма. Безусловно, внутренний туризм у нас существенным образом увеличился, возрос. Но это отчасти только заслуга тех, кто занимается туризмом. В большей степени связано это – и надо говорить об этом всегда честно, прямо – с курсовой разницей, связано с тем, что ездить за границу сейчас стало дороже. Но, правда, у нас появился такой мирового уровня туристический кластер, причём круглогодичный, как Сочи. Правда, появились возможности отдыхать в Крыму, хотя там ещё очень многое нужно сделать для развития этого туристического кластера и для того, чтобы хотя бы подняться до уровня Советского Союза. Сейчас это гораздо ниже, чем было в Советском Союзе даже.

Появляются и другие точки на карте страны, где можно сегодня достойно и с удовольствием отдыхать, хотя потенциал, внутренний потенциал, очень высокий для внутреннего туризма. Международные эксперты отмечают и проблемы, а они и нам с вами хорошо всем известны, – это отсутствие должной инфраструктуры прежде всего. И я уж сейчас точно не помню, соответствующие те самые международные структуры, о которых я говорил, они ставят наши туристические возможности сегодня где–то на 49-е место в мире. Чуть-чуть мы за последние годы поднялись.

Вклад туристической отрасли в ВВП страны крайне мал: 1,6 процента. В странах, где этой отрасли экономики уделяется больше внимания, это примерно 10 и больше процентов. То есть потенциал у нас колоссальный. Именно поэтому несколько лет назад, ещё до всех экономических сложностей, мы приняли решение о развитии внутреннего туризма и программу создали. Вы сказали, там 150 миллиардов, там 141 миллиард, в этой программе, изначально, по–моему, на три года предусматривалось. Из них львиную долю должны были внести вот эти самые инвесторы, о которых Вы сказали, – свыше 100 миллиардов, 101 миллиард. Я могу чуть-чуть ошибиться, но, по–моему, 31 миллиард – это федеральные деньги и где–то 19 или 13–19 – это региональные.

Что там происходит? Конечно, коллеги частенько ссылаются на те известные экономические трудности, которые возникли в последние пару-тройку лет, связанные с этой курсовой разницей, с высокими ставками и так далее и тому подобное, и указывают на то, что им трудно привлечь в этой связи и в этой обстановке инвесторов, частных инвесторов. Но я не могу с вами не согласиться в том, что, во всяком случае, нужно лучше считать, где и что возможно сделать, – первое.

Второе. Всегда возникают сомнения в том, действительно ли хотели создать какой–то новый туристический кластер или просто хотели дать каким–то близким своему сердцу подрядчикам определённую работу. Подрядчики отработали, всё вроде сделали, водопровод построили или дорогу даже подвели, но она оказалась никому не нужна. Подрядчики заработали, результат не достигнут. И вроде все счастливы, никто ничего при этом даже не украл, но результата нет. И это требует самого, конечно, пристального внимания.

Я с Вами, безусловно, здесь согласен. Нужно самым тщательным образом анализировать все предложения регионов. Ведь что сейчас происходит? Федерация деньги направляет, но фактически никак не контролирует, что там происходит. Это просто отдаётся на откуп региональным властям. Где–то получается (Вы привели хорошие примеры): в Республике Алтай кое–что построено, в Алтайском крае, – хотя и там есть проблемы, по–моему, Вы же на них в своё время и указывали, где там озеро искусственное создали, но на самом деле кластера вокруг этого искусственного озера так и не получилось. При этом начали Вы своё выступление с того, что в этом направлении многое делается, а потом сами сказали: «Всего семь кластеров создано». Даже не семь, семь работают, а два из них было до начала программы. Так что, наверное, будет более точным сказать, что кое–что делается, но совершенно не то, что нам нужно, и не в том объёме.

Нужно ещё раз пересмотреть то, как выстроена эта работа. Федеральные деньги идут именно на инфраструктуру. И в общем и целом, как мы видим, как вы сами видите, федеральные деньги выделяются, инфраструктура строится, подрядчика и частного инвестора не приводят местные власти, хотя должны были бы это и сделать. Часто даже свои собственные деньги не очень–то вкладывают, осваивают только федеральную часть, а она, как я уже сказал, не самая большая доля в этой общей программе. Надо к этому вернуться ещё раз, может быть, и денег даже добавить, но только при увеличении качества и нацеленности на конечный результат. Давайте ещё раз к этому вернёмся, это я вам обещаю сделать. Очень рассчитываю на то, что и вы не ослабите внимание к этому вопросу.

Внутренний туризм, конечно, мы будем развивать, потому что мы хоть и стоим на каком–то 40-м месте по привлекательности потенциала, но мы сами знаем, что он колоссальный, просто такого в мире нет. Вот этого 141 миллиарда, при этом всего 31 миллиард из федерального бюджета, конечно, совершенно недостаточно для того, чтобы инфраструктуру развивать. Самая дорогая вещь – дороги, электроснабжение, водоснабжение, водоотведение, газоснабжение. Давайте договоримся вместе с вами о том, что мы эту программу продолжим, но с большим контролем и при понимании того, что нам нужно добиваться отдачи, с одной стороны, а с другой стороны, надо спрашивать более строго с тех, кто не добивается конечного результата, вкладывая государственные деньги. Мне и добавить здесь, пожалуй, больше нечего.

Теперь по поводу программы приватизации. Здесь примерно всё то же самое, когда мы говорим, что государственное имущество продаётся ниже первоначально заявленной рыночной стоимости. Рыночная стоимость определяется, скажем, полгода назад определилась рыночная стоимость, потом, когда все эти процедуры прошли, она уже может упасть.

Ведь раньше у нас так и было, как вы сейчас сказали по поводу того, чтобы демонополизировать эту сферу. У нас на каждую приватизационную сделку Росимущество привлекало по конкурсу какую–то компанию. В конечном итоге это привело к тому, что увеличилось количество банкротств и необоснованно долго затягивались сами процедуры подготовки к аукционам и к продажам. Именно поэтому Правительство приняло решение о том, чтобы назначить одного, но на самом деле это не один монополист, там ещё одна есть банковская структура, это, по–моему, Внешэкономбанк, у них есть одна структура, которая номинирована Правительством для проведения этих работ.

Те примеры, о которых Вы сказали, да, они, наверно, не самые лучшие. Это выбор всегда: вообще что–либо продавать в условиях падения рынка или оставить на будущее. Это такой, знаете, экономико-философский подход.

Есть специалисты, которые считают, что цель приватизации заключается не только в том, чтобы получить фискальный результат, но как можно больше собрать денег в бюджет, а цель заключается в том, чтобы изменить структуру самой экономики в надежде на то, что, попав в частные руки, та или иная собственность начнёт лучше функционировать и в конечном итоге даст лучший, больший эффект от использования и государство получит большие деньги в виде налоговых отчислений во все уровни налоговой системы. Но те примеры, которые Вы привели, там не выявлено никаких нарушений с точки зрения Уголовного законодательства, с точки зрения экономической целесообразности надо, конечно, посмотреть.

Насколько мне известно (я смотрю, что в Питере происходит),тот объект, о котором Вы сказали, – там на конкурс вообще никто не пришёл изначально, просто никто не заявился. И такие вещи надо учитывать, хотя нужно, безусловно, продолжить контроль и самое пристальное внимание к мероприятиям подобного рода. Это, безусловно, и то, что Вы вот это делаете, это чрезвычайно важно. Здесь очень много в прежние времена, если сейчас покопаться, наверно, тоже найдём, есть и злоупотребления. Нужно возвращаться к прежней системе. Давайте мы всё–таки посмотрим, как отработают вот эти два избранных Правительством агента, для того чтобы эти задачи решать.

А.Бречалов: Владимир Владимирович, мониторинг исполнения майских указов, безусловно, главное направление нашей работы. Я напомню коллегам, что три года назад, на первом «Форуме действий», Владимир Владимирович, Вы поручили разработать механизм учёта мнения Общероссийского народного фронта при осуществлении контроля за исполнением поручений.

Что мы имеем сейчас в цифрах из 171 поручения, по которым мы дали свою экспертизу? К сожалению, мы констатируем, что только 16 процентов мы рекомендовали снять с контроля. Соответственно, 84 процента, мы считаем, что с контроля снимать нельзя. Внутри этих 84 процентов есть, конечно, те поручения, которые серьёзно не исполняются, и есть поручения, которые в высокой степени исполнения. Здесь у нас всегда дискуссия и с министрами, и даже с Контрольным управлением. Но я Вам скажу, что здесь нет никаких противоречий вот почему. Возьмём, мы считаем, вполне успешную программу по переселению из ветхого и аварийного жилья. Программа, действительно, высокой степени выполнения.

У нас есть такой реестр – реестр нового аварийного жилья, когда построили дом по программе, но в нём жить нельзя. У нас несколько десятков объектов в этом реестре есть. И мы считаем, что пока мы каждый последний объект не вычеркнем, то есть там не будут устранены замечания, мы это поручение не можем снять с контроля. Даже за всего лишь процентом неисполнения стоят жизни и судьбы людей, и для нас это ключевой показатель. В соответствии с одним из пунктов 597-го указа о мероприятиях по реализации государственной социальной политики Вы поручили сформировать независимую оценку качества.

И в этом году, в мае этого года, Вы также поручили Народному фронту взять на контроль внедрение механизма данной оценки. Вот о том, как Общероссийский народный фронт оценивает работу данного механизма и каковы возможности граждан высказывать своё мнение о работе поликлиник, больниц, школ, детских садов, я попросил бы рассказать Юлию Игоревну Камал – президента благотворительного фонда «Равные среди равных».

Ю.Камал: Добрый день!

Владимир Владимирович, я выступаю перед Вами первый раз, но боюсь, что тоже придётся Вас немного расстроить, потому что и в этой области тоже не всё очень гладко.

Сегодня с утра прошли площадки дискуссионные, и на одной из них – «Социальная справедливость» – мы обсуждали как раз вопрос независимой оценки качества оказания услуг. Да, действительно, эта система начала развиваться, но, к сожалению, на местах к её реализации подходят иногда формально и забывают про главную цель создания этой системы – это всё–таки повышение качества оказания услуг и информированности граждан.

Кроме этого независимая оценка, как мы сегодня услышали на площадке от экспертов, не всегда бывает реально независимой. К сожалению, подчас операторами привлекаются именно государственные бюджетные учреждения. Работники этих учреждений занимаются сбором анкет, анализ происходит на основании небольшого количества анкет, и выводы делаются из небольшой, практически нерепрезентативной выборки.

Кроме этого нас всех потряс сегодня факт, который привёл эксперт на площадке, о том, что оценка не меняется достаточно длительное время на сайтах. И как пример она привела Новохопёрский психоневрологический интернат в Воронежской области, который в 2015 году сгорел, в нём погибли 23 человека. Интернат сейчас находится на реконструкции, а в рейтинге он по–прежнему занимает 11-ю позицию из 44 учреждений этого профиля в Воронежской области.

Ещё один вопрос, который мы обсуждали, – это вопрос того, что федеральные ведомства разработали порядки доступности объектов и услуг и «дорожные карты» к ним, а в методиках независимой оценки качества те же ведомства не всегда сумели отразить доступность этих услуг для инвалидов. Очень важно обратить внимание на этот вопрос.

У нас как пример прозвучало Министерство культуры. Оно совсем не внесло показателей по доступности для инвалидов своих учреждений. Министерство здравоохранения внесло лишь критерии по доступности зданий и прилегающих территорий. А ведь доступность для инвалидов – это не только пандусы. У нас, к сожалению, по–прежнему бытует мнение, что пандус сделан, поручень есть – и доступная среда уже сформирована. Это не так.

Я бы очень просила привлекать к этой работе, действительно, экспертов от общественных организаций инвалидов, всероссийских общественных организаций. А там, где таких организаций нет, а это поле, где находятся дети-инвалиды, – экспертов от родительских организаций. Такие организации есть, и это движение крепнет.

У нас есть серия предложений, которые выработала наша секция, – во все методики независимой оценки качества включить отдельную группу показателей доступности услуг для всех категорий инвалидов, в том числе для детей-инвалидов.

Ввести ответственность за недостоверную или неполную информацию, которая размещена на сайте, внести изменения в нормативную базу, которая обеспечит возможность оперативно пересматривать оценки и рейтинги. Это как раз на примере того, как долго висят результаты.

И самое важное, пожалуй, – обязать органы власти разрабатывать и публиковать меры по повышению качества оказания услуг. Ведь главное, чтобы люди были довольны – довольны тем качеством услуг, а для этого мало голых цифр, важны именно те меры, которые помогут повысить это качество. Спасибо.

В.Путин: Можно вернуться к первой части? Вот первое. Вы там что–то предлагаете, когда Вы начали говорить. Что Вы хотите предложить?

Ю.Камал: Самое первое предложение – внести показатели доступности в те методики, которые разработаны федеральными ведомствами, именно доступности для инвалидов и для детей-инвалидов.

В.Путин: Понял. В этой части полностью с Вами согласен. В эти методики такие показатели должны быть внесены. Если их там нет, как очень часто бывает, в основном так и бывает, после наших с вами встреч следует определённая реакция в виде моих поручений Правительству, отдельно министерствам, ведомствам, и здесь это тоже будет сделано.

Полностью с Вами согласен. Доступность услуг для инвалидов – это вообще один из показателей здоровья самого общества, поэтому я полностью, ещё раз повторяю, с Вами согласен по поводу того, что не только пандусы, не только поручни нужно сделать. Там гораздо больше составляющих, и это действительно не такие уж и большие деньги, это только нужно внимание со стороны определённых чиновников разного уровня: и муниципальных, региональных, даже и федеральных, потому что много и федеральных объектов, которые нуждаются в улучшениях в этом направлении. Это первое.

Теперь второе, по поводу общественной экспертизы. Общественная экспертиза при оценке качества действующим законом не предусмотрена, но это не значит совсем, что общественные организации, в том числе и прежде всего Общероссийский народный фронт, не должны принимать участие в этой работе. Во–первых, Общероссийский народный фронт может, и я бы просил согласиться с такой формулировкой, если уж мы занимаемся этим, то и должен уделять этому необходимое внимание, должен следить за тем, что там происходит, в этой сфере. Давайте мы практически просто позанимаемся более плотно этой работой, а в зависимости от того, как она будет идти, посмотрим: если недостаточно того, что есть в нормативной базе, можно внести соответствующие изменения в закон и предусмотреть эту общественную экспертизу. Повторяю, но это сегодня даже при отсутствии в законе предварительной общественной экспертизымероприятий, которые проводят те или иные органы власти, не мешает общественным организациям и Общероссийскому народному фронту этим заниматься и давать свою оценку. Конечно, нужно своевременно вносить изменения в информационную базу, и уж точно совершенно все действия по этому направлению любых органов власти должны быть прозрачными и понятными. Информационная база должна обновляться своевременно. Вот эти вещи, примеры, которые Вы привели, просто чушь какая–то. Правда? Учреждения уже не существует, а оно в рейтинге стоит.

Уж точно совершенно нужно своевременно и в полном объёме информировать граждан, общественность о том, что органами власти делается по этому направлению. Это всё должно быть в интернете, в средствах массовой информации, всё должно быть доступно и проверяемо. Будем добиваться этого.

Полностью Вас поддерживаю.

О.Тимофеева: Что ж, идём дальше. На очереди тема экологии. Напомню коллегам, что на одном из форумов Общероссийского народного фронта мы обращались к Вам, Владимир Владимирович, с просьбой объявить в стране Год экологии. Мы сегодня, действительно, ждём 2017 год, чтобы сконцентрировать все усилия власти, общества, общественников, бизнеса. Но мы не просто ждём. После многочисленных обращений к нам активистов, которые рассказывали о незаконных вырубках, незаконных свалках, чадящих трубах, мы создали центр общественного мониторинга по экологии и защите леса.

Хочу сказать, что сегодня это действительно очень действующая, эффективная площадка. Что такое центр? 1,5 тысячи активистов, экологов-профессионалов, учёных со всей страны. Что такое центр? Это восемь сотен обращений, из которых две трети сегодня получили положительное решение. Что такое центр? Это сегодня практически 100 уголовных и административных дел по нарушению законодательства в сфере природоохраны. То есть это реальная работа, и центр – это на самом деле реальные дела. Мы останавливаем вырубки, мы запрещаем стройки там, где нельзя строить, мы заставляем власть убирать свалки там, где они не санкционированы. Не всё просто, но тем очень много, и мы действительно движемся в этом направлении.

Но самое главное сегодня – мы начинали несколько лет назад с мониторинга в области лесного хозяйства. Хочу сказать, что это оказалось по факту достаточно опасной темой, потому что нам приходилось защищать своих активистов, в прямом смысле слова, от физического давления.

Сегодня мы провели экологические форумы в Иркутске и в Улан-Удэ, подготовили свои общественные предложения, в том числе и на законодательном уровне. И хотели бы послушать на самом деле Ваше мнение, возможно, Ваши советы.

Слово Сергею Апановичу, Иркутская область.

С.Апанович: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Во–первых, я хочу выполнить поручение группы офицеров правоохранительных органов и ФСБ, находящихся в отставке, но занимающихся данной проблемой – проблемой защиты лесов от преступных посягательств.

Владимир Владимирович, я хочу выразить огромную благодарность именно в Ваш адрес за поддержку нас, активистов Общероссийского народного фронта, а также выразить благодарность за Вашу инициативу – проведение в 2017 году Года экологии. Мы выражаем благодарность Вам как Президенту, как человеку, неравнодушному к нарушениям в сфере экологии и в сфере окружающей среды. Надейтесь на нас. Мы не подведём. Вместе мы победим!

А сейчас, Владимир Владимирович, я хочу рассказать о некоторых темах, которые волнуют чуть ли не всё население нашей страны.

Занимаясь лесами, я имею в виду спасение от пожаров, от преступных посягательств, занимаясь проблемой лесовосстановления, мы, между прочим, несмотря на все другие острые проблемы, отодвинули одну из острейших проблем на второй план. А эта проблема заключается в массовом сокращении городских лесов, и она касается практически любого жителя нашей страны.

Почему? Дело в том, что три четверти населения проживает в городах, а за последние 15–20 лет площадь зелёных насаждений в российских городах сократилась, заметьте, на 20 процентов. В Москве площадь зелёных насаждений сократилась на 678 гектаров, в Иваново – на 20 процентов, в Красноярске – вдвое. И это касается практически всех городов Российской Федерации.

Для того чтобы защитить леса, мы, во–первых, предлагаем принять на законодательном уровне норму, которая позволит все площади городских лесов включить в состав формируемого «зелёного щита». Особая благодарность Вам за поддержку в принятии данного федерального закона – о «зелёном щите».

Второе. В связи с тем, что с 90-х годов в правовой практике практически потерялось такое понятие, как «городские леса», мы предлагаем дополнить Лесной кодекс Российской Федерации расширенным комплексным понятием «городские леса».

И третье. Мы хотим даже попросить у Вас поддержки, чтобы прокуратура провела свою проверку в отношении городских лесов, которые используются недобросовестными муниципальными властями в других целях – нецелевое использование.

Ещё одна важная проблема, на которой я хотел бы заострить внимание, – эта проблема касается недостаточного количества инспекторов в природоохранной сфере. В российских лесничествах сегодня работает более 40 тысяч человек, и на одного инспектора лесного надзора приходится – я просто хочу акцентировать внимание на этой цифре – более 40 тысяч гектаров лесов. Похожая ситуация сложилась и с рыболовными, и с охотничьими инспекторами. И мало того, что в отдельных случаях те участки, на которых осуществляется надзорная деятельность тех или иных служб, просто-напросто накладываются друг на друга. К примеру, охотинспектор не имеет права составить протокол об административном правонарушении в отношении лесов и наоборот.

Мы предлагаем, вместе с экспертами проработав эту ситуацию, наделить инспекторов лесного надзора, охотнадзора, рыбнадзора общими полномочиями по защите природы, что позволит безболезненно для бюджета увеличить штат природоохранных инспекторов и повысить эффективность по защите окружающей среды.

Третья проблема, на которой я хотел бы остановиться, связана с проведением необоснованных санитарных рубок, когда здоровые деревья вырубаются по ложному заключению экспертов-лесопатологов либо при организации фиктивных пожаров.

Я хочу привести один пример работы нашего движения по защите леса. По инициативе иркутского отделения Общероссийского народного фронта региональные власти ввели мораторий на все лесохозяйственные работы на территории иркутского лесничества. После введения моратория площадь лесных пожаров на территории Иркутского района (просто я хочу также акцентировать внимание на тех цифрах, которые я приведу) сократилась, в сравнении с аналогичным периодом 2015 года, в 70 раз. Ущерб от лесных пожаров сократился в 30 раз. Поэтому то, о чём я сказал, – фиктивные лесные пожары, на основании которых проводятся необоснованные санитарные рубки, иногда бывают на руку и тем, кто отвечает за их сохранность и за тушение лесных пожаров.

Не удивительно, что эти эффективные лесопатологические заключения являются, действительно, системной проблемой. Поэтому наше предложение заключается в следующем. Первое. Предусмотреть ответственность для тех лесопатологов, которые делают ложные заключения относительно заболеваний деревьев, а также закрепить в нашем законодательстве такую норму, согласно которой санитарно-оздоровительные мероприятия будут проводиться только при согласовании с федеральными органами власти (я имею в виду Рослесхоз), которые должны нести консолидированную ответственность за проведение этих мероприятий. Спасибо за внимание.

В.Путин: Прежде всего хотел бы сказать вот что. Вы от имени бывших офицеров передали мне добрые слова благодарности. Я хочу вернуть Вам ответную шайбу и сказать вот что.

Вы знаете, у нас есть такая расхожая фраза: «бывших не бывает». Это в значительной степени так и есть. И не потому, что бывшие офицеры, где бы они раньше ни служили, как–то связаны со своим бывшим, прошлым местом работы, а часто так и бывает, – дело совершенно не в этом. Дело в том, что человек, который всю жизнь служит стране, народу, Родине, он по–другому себя ощущать не может. Это чувство служения стране, Родине, народу остаётся с нами навсегда, на всю жизнь. И вот в этом смысле прежде всего бывших офицеров не бывает.

А то, чем Вы занимаетесь и занимаются Ваши коллеги, – требует действительно характера и определённой закалки. Здесь уже было сказано, что такая работа по охране природы, как это ни покажется странным, работа по охране лесов, в частности, сопряжена с определёнными рисками. Эта работа связана прежде всего с этим риском потому, что при незаконной организации этого рода деятельности прибыль очень высокая. И очень много заинтересантов в том, чтобы всё продолжалось так, как есть. В этом заинтересованы некоторые группы. Но в этом не заинтересован российский народ, особенно те люди, которые проживают вблизи лесов, в крупных агломерациях, даже и в маленьких посёлках, в небольших населённых пунктах и небольших городах.

В этой связи что хотел бы отметить. Первое – дело в том, что эти городские леса или поселковые леса до сих пор не входят в государственный кадастр. И именно это даёт возможность распоряжаться ими как угодно и кому угодно. Как правило, эти леса, они очень близки к объектам инфраструктуры, и там легче всего и дешевле всего осуществлять коттеджное строительство, да и просто многоэтажное строительство, не надо вкладывать деньги в инфраструктуру более отдалённых районов. Первое, что нужно сделать, – нужно обязательно добиться внесения этих лесов в государственный кадастр. И хорошо, что Вы обратили на это внимание, мы это обязательно сейчас зафиксируем, это будет оформлено в соответствующих документах и моих поручениях Правительству. Первое.

Второе. Я с Вами согласен и Ваше предложение тоже поддержу, нужно эти городские леса внести в категорию городских парков, и тогда это позволит их более эффективно и прямо, что называется, немедленно защитить.

И наконец, по поводу так называемых недобросовестных лесопатологов. Да, действительно, это всегда выпадало из поля нашего зрения. Самое простое – получить разрешение на вырубку, если за этим стоят какие–то научные, а в данном случае квазинаучные изыскания. И тоже согласен с Вами в том, что нужно предусмотреть ответственность за недобросовестное исполнение своих обязанностей так называемыми лесопатологами или целенаправленное искажение реальных данных. Вот это совершенно точно нужно продумать и такую ответственность ввести. Согласен. Спасибо Вам большое за эту работу. Надеюсь, что Вы её продолжите.

Извините, пожалуйста. Здесь ещё было одно предложение, я пометил, забыл сказать. По поводу перекрёстных полномочий для тех, кто занимается охраной леса, охотой или рыболовством. Полностью согласен, нужно это сделать. Готов это поддержать.

О.Тимофеева: Я продолжу экологическую тему. На самом деле у нас на особом контроле очень много направлений ООПТ – особо охраняемые природные территории, заказники, заповедники. Всплыло огромное количество несанкционированных свалок, всплыли десятки незаконных карьеров, то есть тем огромное количество, питьевые источники, в каком санитарном состоянии они находятся.

Конечно же, особая тема, которая сегодня есть, – это мусор. Мы пытаемся сравнить, что сегодня нам говорят власти, где у нас есть свалки, и пытаемся сказать, насколько это всё соответствует действительности. Не всегда соответствует. Мы пытаемся заставить местные власти убирать, но это нереально, потому что мусор захватил такие просторы и гектары, такое количество, что тоже невозможно убрать.

Именно для этого была несколько лет назад задумана «мусорная реформа», если говорить человеческим языком, чтобы у каждого мусора был хозяин, чтобы мы знали, сколько это стоит и как это правильно утилизируется, потому что в стране с этим действительно нужно что–то делать.

Сегодня мы промониторили ситуацию. Мы, действительно, видим, что и здесь реформа немного пробуксовывает и очень высоки риски роста тарифа. Если можно, слово координатору работы Центра общественного мониторинга Владимиру Гутенёву.

В.Гутенёв: Уважаемый Владимир Владимирович!

Большая просьба, перед тем как мы проинформируем Вас о результатах работы по Вашему поручению об обороте отходов и размещению отходов, всё–таки коснуться нескольких аспектов лесной тематики, поскольку наш центр стартовал именно по лесной тематике: борьба с чёрными лесорубами, с нарушением природоохранного законодательства.

Это был старт нашей работы. Нам очень сильно помогло тесное взаимодействие с «Роскосмосом». Мы заключили соглашение по использованию спутниковой группировки ДЗЗ (дистанционного зондирования Земли). Нам ребята помогали с дешифрацией снимков. Если на начальном этапе мы прежде всего хотели защитить наших активистов от возможного воздействия, а были не только, к сожалению, угрозы. Дистанционный способ позволяет не рисковать их жизнями, судьбами, имуществом. Впоследствии эти схемы мы распространили и на твёрдые бытовые отходы.

Помимо задач, реакций на локальные проблемы для нас чрезвычайно важно системное решение вопросов, и мы выходили с целым рядом законодательных инициатив. Было принято даже несколько законов, один из которых – это закон по лесовосстановлению, чрезвычайно важный.

Второй же закон, который обрёл своё имя ещё до внесения в Государственную Думу, его назвали закон «зелёный щит», закон, который регламентирует создание лесопарковых защитных зелёных поясов. Этот закон благополучно после внесения «отлёживался на полке» в Государственной Думе, до тех пор пока по нашей просьбе, по нашему обращению Вы не дали соответствующих указаний, и закон получил нужную динамику, был принят. Он затрагивает порядка 50 миллионов жителей нашей страны. Только за первый месяц 100 тысяч наших граждан подписались на сайте госуслуг за его внесение. Поэтому, уважаемый Владимир Владимирович, искренне благодарим Вас за ту помощь, которую Вы оказали в принятии данного закона.

Теперь что касается твёрдых бытовых отходов, ТКО (твёрдых коммунальных отходов). Ситуация формировалась на протяжении последних 40–50 лет. В год образуется порядка 60 миллионов тонн отходов – огромная цифра. К огромному сожалению, они размещаются на 1,5 тысячи полигонов и 7 тысячах свалок, где фактически не перерабатываются. Только лишь 4 процента подвергается действительно существенной переработке.

Эти свалки и полигоны условно законны. Почему условно? Мы сталкиваемся с тем, что тот периметр, который регламентирован в выданных лицензиях, уже давно перешагнули.

Много примеров, в том числе и по Московской области. В Чеховском районе Кулаковский полигон – к 7 гектарам захвачено ещё порядка 10 гектаров леса. Наши обращения в правоохранительные органы, в Природнадзор не всегда, к сожалению, позволяют эту проблему купировать.

Но наряду с этими 1,5 тысячи полигонов и 7 тысячами свалок выявлено ещё 20 тысяч незаконных свалок. На этих незаконных свалках формируется более половины всех отходов, что создаёт очень серьёзную угрозу не только экологии, но и качеству жизни наших граждан.

Все эти проблемы призван решить 458-й федеральный закон об обращении с отходами, который должен решить несколько задач. Прежде всего это утверждение региональными властями территориальных схем обращения с отходами. Выбор региональных операторов и определение новых тарифов. Тот мониторинг, который мы проводим, уже чётко показывает, что велика вероятность столкнуться с новыми, в разы, а порой кратно выросшими, тарифами. В частности, на сегодняшнем нашем заседании приводились конкретные факты. Факты, когда стоимость утилизации увеличивается не в разы, а на порядок. Эти факты нам приводили по Нижегородской области. В Чувашии стоимость тарифа с 45 рублей за кубический метр выросла до 425, фактически в десять раз. Но самое грустное, что это не приводит к изменению работы с этими отходами.

Помимо всего прочего, к сожалению, население, активные граждане отсечены от принятия решений. И поэтому у нас есть две просьбы, два предложения, одно из которых – сделать обязательным общественное обсуждение в рамках выработки территориальных схем. Мы считаем, что нужно внести изменения в законодательство в части экологической экспертизы, и очень просили бы в этом поддержать.

Второй аспект – это то, что закон имеет очень чёткие временные рамки, и до конца сентября территории должны были согласовать и утвердить территориальные схемы размещения отходов. На октябрь, по данным Росприроднадзора, только в 64 субъектах, можно так сказать, условно согласованы схемы. Ещё в шести есть существенные недостатки, в пяти субъектах они отданы на доработку. И поэтому, конечно, существует большая опасность, что наше население столкнётся с ростом тарифов без изменения реальной ситуации в работе с обращением отходов.

Поэтому, Владимир Владимирович, если по каким–то причинам, как говорят, семь раз отмерь, один раз отрежь, и в силу неготовности достаточной или по данной проблематике будут приниматься какие–то иные решения, просьба сформировать несколько модельных регионов, где в качестве пилотных проектов можно было бы всё–таки тщательно отработать весь механизм, чтобы если уж и увеличатся тарифы, но желательно, чтобы это было не на порядки, кардинально менялась ситуация с обращением отходов.

Спасибо большое.

В.Путин: Вы знаете, Вы очень важную тему затронули, очень. Она беспокоит огромное количество граждан страны. Это не менее важно, чем борьба за леса, за сохранение лесов, за городские парки и так далее. Вот совсем недавно, до недавнего времени, действительно всё, что связано с мусором, с твёрдыми бытовыми отходами, включалось в общий тариф коммунальных услуг. Потом было принято решение о том, что это должно быть выделено в отдельную строчку. И это вызвано необходимостью, имея в виду ту огромную неурегулированность и нарастающий ком проблем, о котором Вы сейчас говорили. Действительно, 7 тысяч свалок, 1,5 тысячи полигонов, лицензии просрочены по многим объектам (это я Ваши данные привожу), 20 тысяч незаконных свалок. Это просто создаёт невозможные условия для жизни многих наших граждан вблизи этих объектов.

Я должен вам сказать, признаться, мне приходилось, что касается Московской области, лично некоторыми вопросами заниматься, просто лично. Никак не сдвинуть с мёртвой точки. Там и криминал вокруг этого крутится, и бизнес процветает какой–то. Гражданам просто невозможно решить эти вопросы. Пока по моей личной команде там не вставали сотрудники внутренних войск или Нацгвардии, по сегодняшним названиям, ничего не могли прекратить, даже местные власти ничего не могли сделать.

Чрезвычайно важная вещь и очень сложная для регулирования. В чём эта сложность заключается? Да, действительно, 458-ФЗ принят. Он должен был привести к тому, что до сентября текущего года, Вы правы, все регионы Российской Федерации должны были принять соответствующие решения. Какие это должны были быть решения?

Первое. Нужно было определиться с местами, где можно создавать новые так называемые полигоны. Нужно было выбрать организации, которые будут этим заниматься, и нужно было добиться того, чтобы эти организации заключили соответствующие контракты, договоры с муниципальными и региональными властями на проведение этих работ. И действительно, во многих субъектах, чтобы не ошибиться, как минимум в 33 такая работа не завершена.

Вот вы сказали: «Если будут приняты иные решения…» К сожалению или к счастью, не знаю, наверное, к сожалению, но иное решение уже принято Правительством Российской Федерации. Правительство своим постановлением согласилось с тем, что эта работа должна быть закончена не в сентябре 2016 года, а к 1 января 2019 года. Связано это, повторяю, прежде всего с тем, что многие регионы и муниципалитеты никак не могут определиться, а куда же перемещать эти полигоны.

Ваше предложение по поводу обязательного общественного обсуждения при экологической экспертизе. Вы знаете, я – «за», только это должно быть организовано таким образом, чтобы эта дискуссия не шла вечно. Потому что этой дискуссией и этим общественным обсуждением могут воспользоваться и те, там очень много людей уже богатых, работающих в этом бизнесе и поднаторевших, они вам так организуют общественное мнение, что решение не будет принято никогда. Нужно подходить к этому очень-очень аккуратно. То есть, без всякого сомнения, граждане, которые проживают на той или другой территории, должны понимать, что происходит, знать и влиять на эти решения. Но эти решения должны быть абсолютно открытыми.

Знаете, я скажу очень простую вещь. Полигон можно организовать где–то под боком, а можно подальше. Как правило, людям хочется, чтобы это было подальше. Но от этого зависит стоимость. Поэтому нам нужно смотреть, что там будет субсидироваться местными или региональными властями, в каком объёме они в состоянии это сделать, обоснованность тарифов нужно, конечно, проверять. В разы невозможно это сделать. То есть всё возможно нарисовать, но это может привести просто к ситуации, когда люди не в состоянии будут за это платить. И значит, тогда государство, регион, если нужно, наверное, и федерации в чём–то и когда–то должны включиться в эту работу.

Безусловно, без такого тщательного прямого общественного контроля здесь не обойтись, потому что здесь злоупотреблений может быть выше крыши. И я просто боюсь сейчас публично об этом сказать, в закон это надо внести, в какие–то регламентирующие нормы подзаконных актов, решения Правительства, но общественность должна быть к этому подключена. В какой форме – повторяю, это нужно подумать.

Собственно говоря, вот и всё. Я очень рассчитываю на то, что мы вместе с Вами эту работу продолжим. Одна из самых ключевых проблем на сегодняшний день, как это ни странно. Но, собственно, странного ничего нет, потому что у нас никогда эти вопросы не решались с промышленной точки зрения, а просто имея в виду, что у нас огромная территория, сваливали где ни попадя и всё подряд. А нужно переводить в цивилизованное русло всю эту работу. Так что продолжим обязательно и Ваши предложения учтём.

Спасибо.

А.Бречалов: Владимир Владимирович, возвращаясь к майским указам, хотел бы обратить внимание на важнейшую тему для миллионов россиян, – это доступность дошкольного образования для детей до трёх лет. В соответствии с Указом «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» к 2016 году необходимо было достичь ста процентов доступности дошкольного образования для детей в возрасте от трёх до семи лет.

«Народный фронт» неоднократно поднимал эту тему, и в том числе в этом году на региональном форуме в Ставрополе. На данный момент практически все регионы отчитались об исполнении поручения, однако сегодня остро стоит проблема доступности дошкольного образования для детей до трёх лет, это ясельные группы полного дня. И у нас здесь есть конкретные предложения. О них расскажет Наталья Борисовна Горбачёва, методист дошкольного отделения образовательного учреждения города Москвы.

Н.Горбачёва: Уважаемый Владимир Владимирович!

Вся моя профессиональная деятельность связана с дошкольным образованием, поэтому и вопросы, и проблемы я поднимаю по дошкольному образованию.

Около ста процентов детей в возрасте от трёх до семи лет в данный момент посещают дошкольные учреждения. Это очень хорошо, это замечательно.

В.Путин: Сколько Вы сказали?

Н.Горбачёва: Около ста процентов от трёх до семи лет посещают дошкольные образовательные учреждения.

В.Путин: 98 с чем–то, почти 100 процентов.

Н.Горбачёва: Но, решая проблему стопроцентного посещения детей от трёх до семи лет, произошло разрушение групп ясельного возраста. Они были или ликвидированы, или закрыты. Даже тогда, когда возникла возможность их открытия, они не открывались. И сейчас остро стоит проблема доступности дошкольного образования для детей до трёх лет – это ясли полного дня.

Как можно решить эту проблему? Во–первых, я думаю, что нужно провести мониторинг свободных помещений в дошкольных образовательных учреждениях и их использования в настоящий момент. А также я думаю, мы не справимся, если мы не будем привлекать негосударственные образовательные учреждения.

Вы знаете, я бы хотела узнать, всё–таки какой процент, какую долю негосударственные образовательные учреждения занимают в дошкольном образовании?

Мониторинг, который проводил Роспотребнадзор, говорит о том, что то дополнительное финансирование, которое даёт государство негосударственному сектору, увеличило количество открытий частных дошкольных учреждений. Но всего 4 процента негосударственных дошкольных учреждений составляют от числа государственных образовательных учреждений. Вы сами понимаете, очень мало.

Я сегодня поднимаю проблему – хочу, чтобы она была решена, – именно доступности дошкольного образования для детей до трёх лет, открытия групп полного дня, ясельных групп, и чтобы эта проблема стала первоочередной задачей в сфере образования.

Я думаю, что надо как–то решать проблему для негосударственного сектора, чтобы было более привлекательно открывать группы раннего возраста, до трёх лет, и негосударственным сектором. Может быть, ввести принцип «деньги идут за человеком», но ввести сертификаты, где государство будет прописывать, какая сумма денег выделяется на ребёнка до трёх лет. И родители будут определять, если они не устроили ребёнка в государственное учреждение, у них будет возможность устроить его в негосударственное учреждение, так как они будут иметь сертификат на руках.

Кроме того, может быть, дать возможность негосударственным учреждениям частично использовать инфраструктуру государственных учреждений, там, где есть свободные места, для открытия групп раннего возраста, групп до трёх лет. С одной стороны, это даст дополнительные рабочие места людям, доступность и, самое главное, экономию государственных денег. Владимир Владимирович, пожалуйста, народ ждёт, когда этот вопрос будет решён. Работая в этой структуре, каждый день встречаюсь с родителями, поверьте, мамы спрашивают: ну когда же откроются группы полного дня? Это молодые мамы, которые хотят учиться, работать, мамы и папы. А бабушки тоже молоды, они тоже ещё работают, и они ещё не пенсионеры. Поэтому давайте все вместе как–то этот вопрос решим.

Спасибо.

В.Путин: Наталья Борисовна, у нас с 2007 года нам всем на радость растёт рождаемость в стране. И в последние три года, слава богу, у нас естественный прирост населения начался. Это большое наше с вами достижение. Главное здесь – чтобы вот этот тренд, эта тенденция сохранялась и как можно дольше, потому что мы все хорошо знаем и помним: в 90–е годы у нас был большой провал в демографии. В этой связи у нас даже с набором в армию будут проблемы в ближайшие время, потому что этот провал даст о себе знать уже сейчас, в ближайшее время.

Напомню, в эти годы наше население сокращалось примерно на миллион человек, на 900 с лишним тысяч в год население России становилось меньше и меньше. Меньше и меньше. На миллион! Представляете? Кошмар. Эксперты ООН говорили, что к 2020 году нас будет где–то 140 миллионов человек. Постоянное уменьшение на 1 миллион. Мы эту тенденцию с вами переломили. Вы знаете, это зависит не от мужского или женского здоровья, это зависело и зависит прежде всего от социально-экономической ситуации в стране. Она и сейчас с большими проблемами, у нас много проблем. Мы сейчас это всё обсуждаем и с вашей помощью решаем эти проблемы, но их ещё очень много, и тем не менее такой тренд есть.

К чему это привело? К тому, что у нас перестало хватать мест в детских садах и в ясельных группах. Кстати говоря, дефицит в ясельных группах где–то 340 тысяч примерно сейчас.

Значит, потом мы поставили такую жёсткую задачу: во что бы то ни стало обеспечить страну, наших людей, граждан, молодые семьи возможностью определить ребёнка с трёх до семи лет в детский сад, имея в виду, что до трёх лет женщины имеют право на отпуск по беременности и родам и получают за это деньги.

Я согласен с Вами в том, что, безусловно, желательно как можно быстрее решить вопрос с ясельными группами, хотя следующая тема, которая вышла на федеральный уровень после решения вопроса о детских садах, а это одна из основных социальных тем, которая была затронута как раз в моих майских указах 2012 года, и, слава богу, Правительство её фактически решило, за меленькими-меленькими исключениями, небольшими. Мы сейчас это доработаем в некоторых регионах.

Но другая тема, которая всплыла и стоит перед нами в полный рост, – это школы. У нас почти четверть школ, 24 с лишним процента, работают во вторую, а некоторые и в третью смену. Это касается более миллиона детей, почти двух миллионов, которые занимаются в школах во вторую и в третью смены.

Мы с вами должны понимать наши финансовые возможности. Надо понимать, что является первоочередным, куда мы должны вложить деньги, что является самым острым. Мы сейчас, знаете, выделяем из федерального бюджета, хотя это, строго говоря, не относится к федеральным полномочиям, но тем не менее мы выделяем федеральные деньги на то, чтобы решать проблему по школам.

Но и проблема ясельных групп не менее важна для нас, я с Вами согласен. Здесь нужно подумать и об отдельных программах регионального характера, может быть, в будущем и федерального. Но один из способов решения вопроса, и здесь я с Вами не могу не согласиться, – это привлечение некоммерческого сектора.

В этой связи хотел бы Вам сказать, проинформировать Вас о том, что принято решение о поддержке деятельности некоммерческих организаций. И более того, не просто о моральной поддержке, что очень важно для людей, которые искренне и от души занимаются делом помощи людям, которые нуждаются в этой помощи, но речь идёт и о материальной поддержке, в том числе о привлечении тех некоммерческих организаций, работающих в социальной сфере, которые доказали свою дееспособность.

Принято решение о выделении соответствующих средств, финансовых ресурсов, которые раньше предусматривались исключительно только для работы муниципальных и региональных организаций. И теперь некоммерческие социально ориентированные организации должны быть подключены к этому источнику финансирования. И дальше нужно развивать этот сектор самым широким образом.

До чего, честно говоря, я сам не додумался, это до того, чтобы дать возможность использовать государственную или муниципальную инфраструктуру для частных организаций, которые хотят заниматься этим видом деятельности. Уверен, что и это можно и нужно сделать. Это очень хорошая идея.

А что касается того, чтобы разрешить частным организациям финансироваться из муниципальных и государственных источников, эти решения уже приняты, нужно только добиться того, чтобы они исполнялись. Полностью с Вами согласен. Так что, будем работать.

О.Тимофеева: Знаете, у нас ещё одна тема как раз в продолжение разговора. Вот только что говорили о строительстве школ.

Мы за эти годы фиксировали в Общероссийском народном фронте разные тенденции. Вначале находили приватизированные в маленьких сёлах и городах муниципальные объекты, бывшие школы, садики, а потом эти же территории выходили к федеральному центру, к областным, краевым руководителям: стройте нам детские сады, потому что негде детей размещать.

Потом была новая тенденция – находили долгострои, стоящие здания, которые строили под социальные объекты, к сожалению, недостраивали.

Потом была тенденция, как уже здесь отмечали, «нового аварийного жилья», когда мы осваивали деньги, закрывали программы, строили, переселяли людей, а люди говорили: вы знаете, мы жили в «более лучших» домах. И появился термин «новое аварийное жильё».

Сегодня, когда, конечно же, сложный бюджет, мы считаем каждую копейку, мы понимаем, что нам нужны и школы, и садики, и поликлиники, мы находим в ряде территорий страны объекты, которые были построены, на них выделены деньги, они были даже открыты, но они стоят.

Слово о так называемых «строительных полуфабрикатах» Жанне Рябцевой.

Ж.Рябцева: Здравствуйте, Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Вы так чётко сейчас подметили: да, мы рожаем, и не собираемся на этом останавливаться! И Вы знаете, мы все ждём эти объекты, которые вводятся: школы, больницы, самое главное, роддом – с чего начинается всё, роддом Вы забыли, – садики. И мы ждём, когда откроются торжественно, мы придём. А правильно сегодня сказали: их открывают, приходят губернаторы, приходят уважаемые журналисты, приходят все чиновники, приходят эти волшебные дети с шариками, становятся на эту парадную лестницу – завтра же они в садик пойдут, все с пафосом открывают, перерезают красные ленточки – классно, весёлые картинки! На следующий день садик закрыт. Дети–то приходят, родителям говорят: «Подождите!» – «Мы же вчера только отметили всё, сегодня мы с путёвкой заходим». Им говорят: «Нет, вы знаете, мы ещё оборудование не закупили, а ещё мы, наверное, электричество поменяем, а у нас ещё крыша протекает. Давайте чуть попозже».

Так вот проблема в том, что у нас таких объектов много накопилось на сегодняшний день в реестре, а мы называем их в «Общероссийском народном фронте» «строительными полуфабрикатами». И к нам за два месяца пришло множество сигналов. А всего в реестре 40 объектов из 27 регионов. Я из Свердловской области.

В 2011 году с такими же красивыми картинками сдали роддом в Заречном, 300 миллионов потратили, и прошло пять лет – представляете, роддом стоит! В чём проблема? Перебили кабель, четыре года выясняли, кто виноват. А роженицы ходили-ходили, говорят: мы не можем ждать, не три же года ходить, можно мы куда–то в другой город поедем?

И таких проблем накопилось очень много по этим объектам, и мы понимаем, что же там случилось. Я сказала, нарушение строительных норм, нарушение проектирования. Подрядчик, застройщик вечно решают свои вопросы. Люди волнуются, переживают, ждут. Но эти проблемы касаются не только тех объектов, которые уже достроены, и ленточки перерезаны, а ещё тех, где сдача объектов затягивается.

Опять же Свердловская область. В прошлом году мы строили детские сады в деревнях, сёлах – Шалинский район, Талицкий район, Каменск-Уральский район, но часть этих объектов, больше десятка, не сданы. Детям приходится ходить в аварийные бараки, реально в аварийные бараки, а напротив стоит построенный садик, но там опять же нет электричества, нет благоустройства территории. У нас уже минус 30 «давило» на прошлой неделе, а он не подключён к электричеству. Что будет весной? Ну значит, у нас опять будет реестр уже нового аварийного садика. Кстати, не хочу, но прогнозирую.

Владимир Владимирович, просим ужесточить ответственность чиновников за срыв сроков строительства таких объектов. Потому что предоставление недостоверной информации Вам, потому что на бумаге построили, а фактически не работает – это уже, я считаю, за гранью цинизма. Обязательно необходимо усиливать контроль надзорных органов.

И вот сегодня Вы говорили, Вас все расстраивают, я Вас взбодрю.

В.Путин: У Вас уже получилось.

Ж.Рябцева: Мы когда начали реестр формировать, все, услышав о том, что начинается мероприятие, в некоторых регионах открыли уже детские сады, даже драматический театр открыли, и в декабре – первая премьера. Пока роддома нет ещё.

Но самое главное – мы хотим эту тему продолжать. И если Вы поддержите, мы бы действительно сделали такой «фронтовой» проект «Строительные полуфабрикаты», чтобы мы действительно не просто бодрили, а придавали ускорение нашим чиновникам, чтобы вот этот реестр не пополнялся, а уменьшался.

Спасибо большое.

В.Путин: То, что вы собираетесь рожать, – это очень хорошо, и очень хорошо, что вы следите за тем, что происходит в реальной жизни.

Мне добавить к тому, что Вы сказали, нечего. Я с Вами не могу не согласиться, всё правильно. Нужно усилить этот контроль и усилить ответственность, тоже не могу не согласиться. Надо понять только, в каком виде, что это должна быть за дополнительная ответственность? Давайте обязательно подумаем. Кстати, предлагаю всем присутствующим на этот счёт подумать. Есть ведь вещи чисто объективно характера. Но когда мы сталкиваемся с массовым явлением подобного рода, подобного недостроя, то это уже по–другому называется.

Вообще, знаете что хочу Вам сказать и всем остальным коллегам, которые здесь находятся, и через средства массовой информации ещё раз, чтобы граждане об этом знали: у нас общее правило принято несколько лет назад. В чём оно заключается? В том, что мы не должны выделять деньги на новые объекты, пока не завершили строящиеся. И если какие–то объективные обстоятельства не дали возможности завершить ту или иную стройку в срок, то на новые объекты деньги выделять нельзя. Да, может быть, тогда показатели будут чуть-чуть пониже у различных наших коллег в регионах на региональном или муниципальном уровне. Наверное. Но зато это не даст возможность разбазаривать государственные деньги и даст возможность людям рассчитывать на реальные услуги, а не на прописанные на бумаге.

За этим тоже можно и нужно следить общественности, в том числе Общероссийскому народному фронту. Если не завершено одно, второе, третье, пятое и десятое, а начинают вкладывать деньги в новые объекты, отчитываясь по незавершенным, то это абсолютно недопустимая вещь. Здесь, безусловно, ещё раз обращу на это внимание Генеральной прокуратуры и всех органов прокуратуры на местах, но и общественные организации должны это держать на контроле. Будем вместе это делать. Я в этом заинтересован не меньше, чем те граждане, которые хотят детей в школу посылать, потому что это было моё поручение. Я считаю, что оно должно быть исполнено добросовестно.

А.Бречалов: Владимир Владимирович!

Капитальный ремонт. Мы не раз поднимали эту тему, у нас всегда проходят жаркие дискуссии, но нельзя не признать, что за последние два года система капитального ремонта сложилась. Тем не менее есть проблемы, и вот о проблемах расскажет Дмитрий Волобоев, инженер-строитель, эксперт регионального отделения ОНФ в Самарской области.

Д.Волобоев: Уважаемый Владимир Владимирович, коллеги!

О капремонте зданий – нашем больном вопросе. Отмечу, что всё–таки это одна из тех важнейших программ нашей страны, которая обладает такой живой обратной связью, причём с таким социальным уклоном. Понятно, что программа помогает нам поддерживать дома в необходимом техническом состоянии, чтобы обеспечить безопасность и жизнеспособность наших зданий. Однако мы отмечаем достаточно много фактов дискредитации этой программы. К примеру один из них: дома в программах, которые практически не стоит смысла ремонтировать, включаются в программы. Приходят подрядчики, и люди нам говорят: «А зачем вы нам это делаете? У нас тут, того и гляди, перекрытия или лестница упадут на головы, а вы нам пытаетесь стены покрасить или крышу перекрыть». Так вот мы считаем, что это является следствием необъективности критериев, по которым здания заходят в эту программу.

Что получается? Регионы в основном используют только дату постройки дома. А ведь мы с вами сами видим, какое строительство велось там в 70–х годах, в 2000–х. Просто нужно оценивать сам физический износ, техническое состояние этого здания.

В общем, мы считаем, для того чтобы в правильное русло ввести эту программу, нам просто необходимо ввести критерии оценки зданий, для того чтобы регионы правильно могли формировать программу. Здесь учитывается физический износ, техническое состояние здания, то есть реально, чтобы увидеть, как это здание существует, как оно стоит, чем оно дышит. Это поможет нам поддержать программу капитального ремонта и всё–таки предупредит попытки дальнейшей дискредитации программы вводить в заблуждение граждан России.

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, что касается программы расселения аварийного жилья. Речь идёт, хочу напомнить, о расселении именно аварийного жилья. Думаю, что те, кто выехал из аварийного жилья, никогда не скажут, что эта программа имеет какой–то дискриминационный элемент.

Напомню, как она создавалась. Деньги в соответствующий фонд по расселению аварийного жилья были направлены изначально, по–моему, в объёме 200 миллиардов, что–то около этого, после реализации активов компании «ЮКОС». После того как компания «ЮКОС» была продана, реализована, возникло несколько проектов на основе этих денег, достройка мостов, которые строились ещё с советского времени, начиная с 80–х годов, и не были достроены, были брошены, через крупнейшие наши реки, и расселение аварийного жилья. Вот туда были направлены деньги. И ещё частично на создание компании «Роснано», поскольку считалось, что это одно из ключевых направлений будущего нашей экономики. Собственно говоря, не считалось, я и до сих пор так считаю. Но не важно. Во всяком случае, значительные ресурсы были направлены на эту программу.

Хочу ещё раз повторить: эти деньги были направлены на расселение именно аварийного жилья. И здесь существует одна проблема, о которой я бы хотел сказать. Она заключается в том, что деньги мы в регионы из федерального бюджета направляем, а этот фонд был уже многократно докапитализирован чисто из федерального бюджета и не должен вести к снижению региональных затрат на текущий ремонт, потому что, если это будет происходить именно так, а иногда, к сожалению, так происходит, это ведёт к тому, что мы расселяем одно аварийное жильё, а появляется тут же многократно увеличивающееся новое аварийное жильё, поскольку вовремя не ремонтировали жилой фонд. Но это проблема, требующая особого внимания со стороны губернаторского корпуса прежде всего.

Ну а что касается критериев отнесения того или иного жилья к аварийному, то здесь я не могу не согласиться. Если вы увидели, что эти критерии являются необъективными, что они являются неточными и наносят ущерб в том смысле, что деньги тратятся не туда, куда нужно, то давайте мы эти критерии поправим. Обещаю Вам, что обязательно к этому вернёмся.

Спасибо Вам большое.

Мне постепенно нужно будет уже переходить к другой части сегодняшней моей работы, поэтому я предлагаю так: давайте мы от каждого сектора по одному вопросу, и будем завершать.

Е.Лазарева: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Евгения Лазарева, проект «За права заёмщиков».

Большое спасибо, что поддерживаете это направление, потому что благодаря Вашему прошлому поручению у нас в России появился институт банкротства физических лиц, и он заработал.

Сейчас мой вопрос о досудебном урегулировании споров между гражданами – потребителями финансовых услуг и соответствующими организациями. Дело в том, что этот вопрос сейчас как никогда актуальный. В прошлом году в Роспотребнадзор поступило рекордное количество обращений граждан – более 30 тысяч, это рекорд за семь лет. В службу по защите права потребителей финансовых услуг – более 180 тысяч обращений граждан.

Дело в том, что отсутствие такого эффективного механизма ещё и порождает мошеннические действия.

В.Путин: Эффективного механизма чего?

Е.Лазарева: Досудебного урегулирования споров между потребителями финансовых услуг и кредиторами, и заёмщиками, грубо говоря.

У нас есть, конечно, финансовый уполномоченный, Павел Медведев. Но дело в том, что вопрос настолько актуальный, что защиты, которую сейчас обеспечивает Банк России и службы, и Роспотребнадзор, недостаточно.

В 2014 году в первом чтении был принят закон о финансовом уполномоченном, но дальше вся работа затормозилась, и ничего не происходит.

В период как раз экономического кризиса очень просим Вас, чтобы, может быть, Вы дали поручение активизировать эту работу и Правительству и, собственно говоря, совместно с Банком России предпринять действия в этом направлении. Ведь уполномоченный сейчас очень нужен, и вопрос актуален.

Второй есть вопрос ещё. Он касается ответственного кредитования, точнее «безответственного» кредитования со стороны кредиторов. Дело в том, что сейчас есть такая практика, когда гражданину выдают десятый, двадцатый кредит, и при заработке в 21 тысячу он получает кредит 27 тысяч рублей. Это тоже большая проблема. Считаете ли Вы целесообразным, если бы банк, который выдавал двадцатый кредит, тоже нёс ответственность за то, что он делает? А как это может быть? Например, в случае, если заёмщик не справляется с задолженностью, то кредитная организация, которая выдала последний кредит, собственно говоря, снижает свои аппетиты, даёт возможность ему реструктуризировать свою задолженность. Или же, например, возвращая долг, претендует не больше чем на основную часть долга и не больше чем на одну треть процентной ставки комиссии. Вот такой вопрос. В общем–то, про ответственность.

Спасибо.

В.Путин: Что касается законопроекта о финансовом уполномоченном. Думаю, Вы правы, надо его продвинуть и поддержать. Я с удовольствием поддержу. Считаю, что это очень верно. Почему? Потому что в сегодняшних условиях взаимоотношения между кредитором и банком, финансовым учреждением, нужно, конечно, самым внимательным образом регулировать и отслеживать в деталях.

Мы знаем о политике Центрального банка, направленной на оздоровление финансового сектора. В этой связи возникают вопросы урегулирования отношений между вкладчиками даже финансового учреждения, теми, кто получил кредит. Там много возникает вопросов. И чем более отрегулированным будет механизм взаимодействия между финансовым учреждением и получателем кредита, тем будет лучше. И то, что Вы предлагаете, то, что мы обсуждаем сейчас уже давно, но до сих пор не реализовано, должно быть доведено до конца. Мы получим ещё один инструмент урегулирования этих отношений, этих споров, в том числе и досудебных. Суды и так завалены всякими бумагами. Поэтому здесь и очень большой объём работы сегодня у мировых судей, колоссальный просто. Объём дел, которые решают мировые судьи, уже в разы, по–моему, превышает объём дел в народных судах, в районных и так далее. Поэтому расширение практики внесудебных разбирательств абсолютно правильно, в этом направлении нужно двигаться. Это первое.

Второе – по поводу ответственности финансовых учреждений, которые выдают необеспеченные кредиты. Мы с вами хорошо знаем, Вы наверняка знаете, поскольку занимаетесь этим вопросом, что, скажем, кризис ипотечного кредитования возник в Соединённых Штатах именно в силу того обстоятельства, что финансовые учреждения выдавали необеспеченные ипотечные кредиты. И на такой ком пирамида создалась огромная, которая чуть не обрушила всю финансовую систему в этом секторе экономики Соединённых Штатов и так негативно повлияла в 2008–2009 годах на всю мировую экономику, без всякого преувеличения. И конечно, наши финансовые учреждения должны за этим строго следить. У Центрального банка есть целый набор инструментов, которые должны предотвращать подобное негативное развитие событий. Если Вы считаете, что этого недостаточно, можно подумать.

Вместе с тем на что хотел бы обратить внимание? Мы серьёзным образом докапитализировали нашу финансовую систему по принципам Базеля III. Вы в курсе того, что там происходило? В курсе, наверное. Но не важно. Важно только то, что мы её докапитализировали примерно, дай бог памяти, по–моему, где–то на 600 с лишним миллиардов рублей. Могу ошибиться в деталях, но примерно. А банки выдали кредитов просто несопоставимо с тем объёмом ресурсов, которые были направлены государством в банковский сектор, за счёт легализации ОФЗ.

В принципе перед нами стоит задача – подтолкнуть финансовые учреждения к кредитованию реального сектора экономики и граждан. Подтолкнуть, потому что сегодня, по мнению многих экспертов, этот объём кредитования из финансовых учреждений является недостаточным. Вопрос только в том, как это сделать, административным способом либо какими–то экономическими инструментами, создавая для банков более благоприятные условия для этого кредитования. Надо внимательно на это посмотреть.

Г.Сандырев: Город Пермь, Сандырев Геннадий, сопредседатель регионального штаба ОНФ и по совместительству руководитель консалтинговой компании.

Тема, которую я хотел бы сегодня с Вами обсудить, касается завышенной кадастровой оценки недвижимости и земли. Тема достаточно актуальна. Хочу обратить Ваше внимание, что за последние годы очень резко возросло количество обращений бизнеса по оспариванию данной оценки. Только за последний год наша компания оспорила порядка 200 таких обращений, помогла, всего по Пермскому краю порядка 5 тысяч. То есть можно себе представить, какой объём идёт.

Наше мнение, что это искусственно созданный административный барьер, причём административный барьер не только для бизнеса, но и для граждан, потому что кадастровая оценка выросла у всех. Мы знаем, что Вы огромное внимание уделяете этому вопросу, в курсе этого вопроса. Отдельно хотелось бы Вам сказать спасибо за то, что Вы в феврале этого года дали поручение Правительству навести порядок в этой сфере. Да, ряд предложений уже учтён, приняты изменения в Федеральный закон «О государственной кадастровой оценке». Тем не менее работа продолжается дальше.

В ходе нашей работы, в ходе мониторингов, проведённых здесь, в том числе и мониторингов, проведённых Общероссийским народным фронтом, мы выявили достаточно серьёзную ещё одну ключевую проблему. Проблема состоит в том, что на сегодняшний момент – Вы уже в своём сегодняшнем выступлении про это сказали – на кадастровом учёте, а соответственно, и на налоговом учёте стоит только 53 процента земельных участков. В некоторых категориях земель, конкретно сельхозземли, некоторые эксперты оценивают, что только 20 процентов стоит на кадастровом учёте.

Наша просьба, суть нашего предложения: мы Вас просим здесь поддержать, дать поручение Правительству усилить работу в этом направлении и до 2021 года увеличить количество участков, поставленных на кадастровый учёт, соответственно, и на налоговый учёт до 85 процентов.

На наш взгляд, данное мероприятие позволит увеличить поступление земельного налога, при этом никоим образом не увеличит нагрузку ни на бизнес, ни на население.

Спасибо.

В.Путин: Значит, что касается кадастровой оценки земли, вообще недвижимости, я хочу напомнить, что инициатива принятия решения в этой сфере принадлежит не федеральным властям, а прежде всего региональным. Это именно по настойчивой просьбе региональных властей, крупных городов прежде всего, Правительство Российской Федерации приступило к решению этой проблемы.

Значит, напомню и аргументы, которые приводили нам коллеги из регионов. Они вам тоже наверняка хорошо известны. Для тех, кто не занимался этим профессионально, могу напомнить. В чём они заключаются, эти аргументы? Они заключаются в том, что ранее по имевшимся оценкам БТИ, а это копеечные оценки, приводили к тому, что, скажем, в крупных городах крупные торговые центры, например, в городской бюджет в течение года платили тоже копейки. Странно, но это так: за год, допустим, крупный торговый центр мог уплатить налогов в московский бюджет, допустим, несколько тысяч рублей. Всё. Просто ничего, это ноль! При этом ещё и зарегистрированы в офшорных зонах. И именно это обстоятельство побудило наших коллег и позволило убедить Правительство Российской Федерации, что нужно переходить к другой системе.

Напомню, что то, что касается граждан изначально, и я на это сразу обратил внимание всех, кто работал над этой темой, чтобы физических лиц это касалось в наименьшей степени, а так называемым льготным категориям эта мера была рассчитана таким образом, что все льготы, которые раньше имели льготные категории граждан, для них сохранились. В федеральном законе так всё и отрегулировано. Другое дело, что практика далеко не всегда так радужна, как излагает законодатель либо инициаторы этих нововведений. И действительно, некоторые вещи выходили, по–моему, в такое обсуждение, как сегодня, и мне приходилось давать прямые поручения некоторым нашим коллегам в крупных субъектах Российской Федерации. Реакция там была, но это совсем не значит, что всё там до конца отрегулировано. И действительно, в некоторых случаях это мешает и гражданам, создаёт для них проблемы, причём серьёзные, и бизнесу, особенно мелкому и среднему, кстати сказать. Людям приходится платить за объекты недвижимости, которые они использовали, по совершенно другим ставкам, увеличивающимся в разы, а мелкий и средний предприниматель никогда не закладывал такие расходы в свои планы. Больше того, для того чтобы просто сохранить свой бизнес, людям необходимо было бы в разы увеличить стоимость оплаты своих услуг. К такому результату мы, конечно, не должны прийти, и нужно всё сделать для того, чтобы этого не случилось.

Что касается постановки на кадастровый учёт. Конечно, это совершенно точно одна из главных тем и главных задач, которая должна быть решена в ходе этой совместной работы. Наверняка вам тоже известно, что те наши коллеги, которые не спешат это делать, всегда ссылаются на отсутствие необходимых финансовых ресурсов. Но их никогда и не будет, если этого не делать, потому что финансовые ресурсы будут появляться после того, как эти мероприятия будут проведены.

Поэтому полностью вас поддерживаю. Будем всячески подталкивать региональные власти и федеральное Правительство к тому, чтобы оно помогало региональным властям, чтобы эта работа была проведена и завершена как можно быстрее.

Реплика: Уважаемый Владимир Владимирович!

Сегодня на площадке мы обсуждали те успехи в агропромышленном комплексе, которых удалось достичь за последние годы, в том числе и в первую очередь благодаря Вашим решениям, за это Вам отдельное спасибо. Безусловно, агропромышленный комплекс в целом и сельское хозяйство в частности – это ведущие системообразующие отрасли экономики. Они не только обеспечивают сегодня продовольственную безопасность и экономическую безопасность, но и формируют кадровый и поселенческий потенциал нашей страны.

В то же время сегодня отрасль развивается фактически без единого фундамента, потому что документ стратегического планирования отрасли фактически отсутствует. По мнению как отраслевой науки, так и отраслевого сообщества, положения такого документа должны быть руководством для органов власти как региональных, так и федеральных, в разработке как государственных программ, так и мер поддержки.

Сегодня госпрограмма, которая действует, основа в первую очередь на доктрине продовольственной безопасности, концепции социально-экономического развития экономики и законе о развитии сельского хозяйства. В частности, Вы сделали уже первый шаг в этом направлении. В том году по Вашему поручению была принята Стратегия устойчивого развития сельских территорий. Мы очень просим Вас сделать второй шаг в направлении АПК и дать поручение в целях выработки единой государственной политики развития агропромышленного комплекса и регулирования рынков сельхозпродовольствия и сырья, дать такое поручение и разработать долгосрочную стратегию развития агропромышленного комплекса Российской Федерации.

Спасибо.

В.Путин: Как Вы думаете, зачем это нужно? Чего сегодня не хватает в той работе, масштабной работе, которая проводится в сфере развития сельского хозяйства?

Реплика: Как бизнесу, так и власти, на наш взгляд, нужны чёткие, ясные, долгосрочные условия развития. Власть, как нам кажется, должна нам поставить чёткие задачи в долгосрочной перспективе и взять на себя обязательства по поддержке по этим направлениям, а бизнес возьмёт соответствующие обязательства по их выполнению.

В.Путин: Ну хорошо. Действительно, Вы правы, это все уже знают, как у нас энергично и хорошо развивается сельское хозяйство, каковы результаты развития сельского хозяйства. Действительно, наши ответные меры на так называемые санкции, а мы это связали с развитием сельского хозяйства, мы, по сути, освободили свой внутренний рынок для сельхозпроизводителя. Они, к сожалению, но это было неизбежно, привели в краткосрочном варианте к некоторому росту цен на продовольственные товары, и в прошлом году у нас инфляция была свыше 12 процентов. Сегодня у нас инфляция на данный момент, если взять год к году, – 4,7 процента. Понимаете, это, честно говоря, редкое достижение. Было 12, стало 4,6. Но в целом по году инфляция будет больше, она будет где–то в районе 5,7–5,8 процента.

Напомню, что за новейшую историю самый низкий показатель инфляции у нас был в 2011 году, он составил 6,1 процента, в этом году скорее всего будет меньше шести. Это хорошо. В том числе благодаря эффективной работе сельского хозяйства. Почему? Потому что индекс роста цен на продовольственную группу товаров резко снизился, сократился.

Хотя есть ещё и проблемы. Вы, поскольку этим занимаетесь, я так понимаю, профессионально, знаете: у нас проблемы ещё остаются по овощам, по фруктам, по некоторым другим видам товаров. У нас ещё недостаточно так называемого красного мяса собственного производства, говядины, например. По многим товарам мы просто сделали огромный шаг вперёд. Хочу ещё раз сказать, что в этом году у нас будет рекордный за всю историю новейшей России урожай зерновых – 117 миллионов тонн. Поздравляю от души всех, кто имеет к этому отношение.

Больше того, как вы помните, в советские времена мы были абсолютным покупателем зерновых, прежде всего пшеницы. У нас даже портовые сооружения работали только на приём зерна. У нас не было сооружений, которые могли бы его отгружать. Хочу вас ещё раз – может быть, кто–то слышал уже об этом, кто–то впервые узнает – проинформировать: Россия за прошлый сельскохозяйственный сезон заняла первое место в мире по экспорту пшеницы.

В абсолютных величинах мы производим меньше, чем, скажем, Китай, Соединённые Штаты, но у них потребление намного выше, чем наше. Население почти полтора миллиарда человек в Китае. А по экспортному потенциалу и по экспорту мы заняли первое место. И также по очень многим другим направлениям и видам деятельности. Селяне провели колоссальную работу! Но там ещё очень много проблем. И те люди, которые живут на селе, знают об этом. Не случайно поэтому у нас принята программа социального развития села, и она осуществляется. Но, на мой взгляд, тоже недостаточно должными темпами. Но если мы сделаем главное, если мы добьёмся повышения уровня благосостояния и роста доходов тех, кто на селе живёт, то тогда и все другие вопросы, в том числе и социального порядка, будут решаться, в том числе и на корпоративном уровне, более эффективно, чем это до сих пор делало государство.

Нужна ли вот такая стратегия? Главное, чтобы она не была мертворождённой, чтобы это не было только на бумаге. Давайте посмотрим и вместе с вами, вместе с экспертным сообществом подумаем на эту тему. Я ничего против не имею. Повторяю, не хотелось бы просто плодить бумаг ради бумаг. Но если вы считаете, что там действительно нужны какие–то долгосрочные ориентиры и это пошло бы на пользу развитию отрасли, давайте сделаем это, конечно.

Е.Малышева: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Малышева Елена. Я представляю Российский союз сельской молодёжи, также являюсь главой крестьянско-фермерского хозяйства Московской области.

В.Путин: А что Вы производите?

Е.Малышева: Это молочное животноводство, производим молоко.

В.Путин: С прибылью работаете? Молоко как продаётся?

Е.Малышева: Пока мы вышли только на самоокупаемость. Мы из числа начинающих, так скажем.

Первое, с чем мы столкнулись и в ходе своей общественной работы, общаясь с людьми, – существует такая проблема, связана она с земельным вопросом. На данный момент необходимо упрощение процедуры получения земель сельхозназначения для крестьянско-фермерских хозяйств, потому что сейчас получить землю можно только с аукциона или с торгов, где единственным критерием отбора является цена. И практика сложилась по России, в особенности это Московская область, Ленинградская область, что на аукционы, на торги выступают аффилированные лица, чтобы конкурс состоялся.

В.Путин: Да, а потом перепродают и требуют с фермеров сумму, чтобы уйти с аукциона и фермер выиграл. Можете дальше не продолжать. Я понимаю, о чём Вы говорите, и полностью с Вами согласен, и готов поддержать реализацию земель сельхозназначения не на аукционной, а на конкурсной основе, имея в виду все обстоятельства, связанные с теми, кто претендует на получение того и другого участка.

Надо только это продумать всё, чтобы тоже здесь не создать какой–то схемы жульнического характера, но Вы правы абсолютно. Понимаю, о чём вы говорите. Это было одним из основных недостатков 44–го Федерального закона когда–то. Значит, но и в данной сфере это совершенно точно нужно поправить. Полностью с Вами согласен. Запомним это и попробуем реализовать.

Кстати говоря, у нас в прошлом году общее состояние ВВП было, как вы помните, не самое радужное, но в этом году тенденция изменилась серьёзно. У нас где–то будет по этому году, может быть, минус 0,3. Но сельское хозяйство при этом – плюс 3 процента рост, причём уже несколько лет подряд. Так что все меры, которые мы принимали до сих пор, являются правильными, правда, там есть и рост в смежных областях. Я сейчас не помню, боюсь просто неправильную цифру назвать, но заметный рост в области сельхозмашиностроения. Это уже такая хорошая производная, связанная непосредственно с промышленностью. Кстати говоря, и в некоторых секторах промышленности тоже наблюдаем очень существенный, значительный рост, и в целом в реальном секторе экономики наблюдается хороший сдвиг.

Мы все люди свои, мы же с вами все из одного учреждения, из одного движения, так скажем. Дай бог, чтобы эта тенденция сохранилась, реальный сектор начинает оживать. Для примера, поскольку мы от сельского хозяйства отталкиваемся сейчас, так получилось, мы в прошлом году где–то в районе 14 миллиардов долларов получили за счёт продажи оружия, а за счёт продажи сельхозтоваров – 16 миллиардов.

Кардинальным образом возрос экспортный потенциал высокотехнологичной сферы экономики. Скажем, продажа IT–продуктов составила 7 миллиардов долларов. Знаете, уже всё сопоставимо становится. Это говорит о постепенно меняющейся структуре экономики. Очень медленно, к сожалению, но она всё–таки двигается в нужном, правильном для нас направлении.

Реплика: Уважаемый Владимир Владимирович, я вернусь к детям.

В.Путин: Хорошо.

Реплика: Рождаемость растёт, младенческая смертность падает. Это очень хорошо. Но у нас есть цифры, на которые стоит обратить внимание. За 10 лет у нас выросла инвалидность детского населения, поэтому в связи с этим дети школьного возраста требуют особенного внимания. Потому что 80 процентов детей, которые заканчивают школу, уже имеют проблемы при выборе профессии.

В.Путин: Точно.

Реплика: Это на медицинском языке nota bene, то есть требует внимания. Я хотела бы сказать и предложить, что нам надо обратить внимание на школьную медицину, потому что, к сожалению, многие годы она оставалась где–то далеко. И те медицинские кабинеты, которые находятся в школах, учитывая двухсменную, трёхсменную работу школ, остаются пустыми из–за отсутствия кадров.

Я думаю, что необходимо разработать программу и внести изменения в программу государственного развития здравоохранения, для того чтобы это было отдельной подпрограммой. Потому что это очень важно и необходимо. Прежде всего кадры, обеспечить кадрами в школе. Но они должны быть особенными, они должны заниматься профилактической медициной, они должны обучать наше население, которое должно тоже отвечать за здоровье своих детей.

Спасибо.

В.Путин: Я с Вами согласен, и мы, по–моему, где–то обсуждали уже этот вопрос. Действительно, вопрос здоровья детей школьного возраста, он становится всё острее и острее. Связано это со многими причинами, кстати говоря, с той же экологией, на мой взгляд, связано это с нагрузкой в школах, связано с уменьшением количества часов занятий физической культурой и спортом, и так далее, и так далее. Здесь много-много вопросов. Вопрос в том числе и в организации, я с Вами здесь согласен, у нас одно ведомство занимается здоровьем, другое ведомство занимается образовательным процессом. А школа обязана только что сделать? Только предоставить помещение, и всё. И дальше это никак не регулируется в рамках Министерства образования. Нам нужно законодательно, я с Вами согласен, сейчас не будем забегать вперёд, но, точно совершенно, нужно законодательно здесь многое поменять и сосредоточить внимание на главном – на здоровье детей. А вот как это сделать, сейчас просто мне публично не хочется об этом говорить, потому что есть разные подходы к этому и разные экспертные мнения на этот счёт, но в конечном итоге нужно выбрать наиболее приемлемое и закрепить это тоже в законе, согласен. Так что nota bene, «заметь хорошо» – это не только медицинское, это вообще очень хорошее латинское выражение. Мы должны заметить это хорошо для себя и закрепить в законе, и добиться того, чтобы он исполнялся. На этот счёт есть другое латинское выражение: суров закон, но он закон. Нужно добиться его исполнения. Давайте поработаем над этим.

В.Гофман: Добрый день всем!

Виктор Гофман, город Калининград, самый западный город. И конечно, у нас есть вопрос, вся делегация здесь находится.

Я лично состою в совете директоров одного из крупнейших предприятий в сельском хозяйстве на территории Калининградской области, «Новое поле» называется, десять лет производит замечательную продукцию. Пока мы занимались в основном растениеводством: рапс, пшеница. У нас поголовье ангусов, красное мясо. У нас работает много совместных предприятий, в основе своей это российские предприятия. Есть замечательное колбасное предприятие, которое возглавляет господин Рихтер. Человек приехал из Германии, уже 20 лет живёт на нашей территории, производит замечательную продукцию. Мы ему – красное мясо, он производит. То есть всё очень неплохо работает. Есть намётки – выращиваем сады. Мы не зависим от Польши уже, не зависим от фруктов.

В.Путин: Яблок мы сколько производим и сколько потребляем, Вам известно?

В.Гофман: Мы на сегодняшний день себя уже обеспечили, честно говоря.

В.Путин: Вы только, да? Россию обеспечьте ещё яблоками.

В.Гофман: В следующем году уже в Россию пойдёт, в Ленинград, во всяком случае.

В.Путин: Хорошо.

В.Гофман: У меня один вопрос от всех предпринимателей. Мы хорошо там устроились, довольно мило и очень хорошо работаем. Но какова перспектива, Владимир Владимирович?

Мне господин Рихтер говорит: «Если у тебя получится, передай привет, пожалуйста. И ни в коем случае не отменять никаких санкций. Ни в коем случае. Особенно в Калининградском регионе». Мы от этого очень зависим, Владимир Владимирович. А хотелось бы как–то… Потому что мы собираемся в этом году, может быть, тысячу голов ещё скота скупить. Риски большие, вклады серьёзные, вклады – миллиарды уже. Поэтому хотелось бы быть уверенными.

В.Путин: Господину Рихтеру привет передавайте.

Смотрите, какая любопытная ситуация. Господин Рихтер приехал из Германии и выступает за то, чтобы мы как можно дольше держали наши ответные меры, это не санкции, а ответные меры, направленные на защиту нашего внутреннего рынка. А почему так происходит? Понятно, потому что он вложил, видимо, свои деньги в это производство, вот и всё, и он заинтересован в том, чтобы мы сохранили господствующее положение на своём, внутреннем рынке.

В этой связи вот что хочу сказать. Мы действительно сделали это сознательно и, по сути дела, воспользовались теми, прямо скажем, недальновидными решениями, которые были приняты в отношении нашей страны со стороны так называемых наших партнёров, вводивших эти санкции, а мы воспользовались этим и в ответ ввели ограничения на поставку сельхозпродукции на наш рынок, создав тем самым условия для производства сельхозпродукции внутри страны. И конечно, все производители внутри страны заинтересованы в том, чтобы эта ситуация продолжалась как можно дольше.

И теперь я скажу совершенно неожиданную, может быть, криминальную, на ваш взгляд, вещь: но потребитель заинтересован в том, чтобы получать товары хорошего качества по наименьшей цене, и поэтому нам нужно создавать конкурентные условия. А потребителей гораздо больше, чем производителей.

Вот видите, вы согласны со мной, мне это очень приятно. Но тем не менее я вас понимаю и на ушко могу вам шепнуть: будем тянуть как можно дольше.

Всем вам большое спасибо.

Позвольте мне вас поблагодарить ещё раз за совместную работу и выразить надежду на то, что мы так и дальше с вами будем продолжать. Вы сами видите, насколько наша дискуссия сегодняшняя предметна, конкретна и касается жизни, условий жизни миллионов наших граждан. То есть я хочу что ещё раз сказать? То, чем вы занимаетесь, нужно людям, а вот для людей, как мы говорим, неравнодушных, которые с удовольствием посвящают часть, значительную часть своей жизни работе, которую вы проводите, на мой взгляд, это тоже очень важно. В этом человек самовыражается, самоутверждается, чувствует, что он занимается важным, нужным делом.

Ещё раз большое вам спасибо и до следующих встреч. Хочу вам пожелать в ближайшее время вот так же работать, как это было до сих пор.

Спасибо большое.

С.Говорухин: Спасибо, Владимир Владимирович, спасибо от всех нас.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 22 ноября 2016 > № 1978439 Владимир Путин


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 ноября 2016 > № 1978431 Владимир Путин, Александр Лукашенко

Встреча с Президентом Белоруссии Александром Лукашенко.

В ходе встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко обсуждались ключевые вопросы двусторонних отношений, перспективы продвижения евразийской интеграции, актуальные международные проблемы.

Президент Белоруссии прибыл в Москву с рабочим визитом.

* * *

В.Путин: Уважаемый Александр Григорьевич, мы с Вами встречаемся регулярно и достаточно часто. И всегда есть о чём поговорить, потому что объём наших отношений очень большой.

Россия остаётся торгово-экономическим партнёром номер один для Белоруссии, а Белоруссия входит в пятёрку крупнейших торгово-экономических партнёров России.

Правда, имея в виду известные всем нам обстоятельства, в прошлом году было небольшое снижение, в первом полугодии этого года тоже есть небольшое, где–то 8 процентов. Но исходим из того, что это всё явления временные, а главное, что у нас есть не просто большие проекты. Главное – что создан механизм и воспроизводства объёма наших торгово-экономических связей, и их диверсификации.

В рамках существующих и созданных нами и при Вашей активной поддержке институтов мы не только в состоянии всё это восстановить, но и, безусловно, двигаться дальше.

Продолжаются взаимные инвестиции. В белорусскую экономику российских инвесторов и белорусских инвесторов – в российскую экономику. Продолжается расширение кооперации, в том числе в сфере машиностроения, сельхозмашиностроения. Всё это предпосылки для того, чтобы двигаться дальше.

Я очень рад возможности увидеться с Вами ещё раз, на этот раз по такому приятному поводу, как юбилей нашего Патриарха. Но, как обычно бывает, мы любую возможность используем для деловых дискуссий, для обсуждения наших текущих дел и планов на ближайшую перспективу.

А.Лукашенко: Владимир Владимирович, во–первых, хочу поблагодарить Вас за приглашение и хорошую идею, поданную Вами примерно две недели назад: вместе приехать и поздравить нашего Патриарха с юбилеем, что мы и сделали. Это хороший штрих к отношениям двух президентов, двух народов, близких, родных народов. И Вы, наверное, почувствовали в зале отношение всех присутствующих к тому, что два президента близких народов прибыли для того, чтобы поздравить нашего Патриарха.

Вы абсолютно правы, мы всегда так поступаем. Все наши хорошие, приятные дела, действительно, на перекрёстке с рабочими делами. В это бурное время, когда на нас накатывают то с одной стороны, то с другой разного рода кризисы, мы не изолированы от этого. Есть вопросы, которые мы должны оперативно, быстро решать. Думаю, мы оговорим эти вопросы, которые время от времени возникают, и, как всегда, примем самое точное решение.

Ещё раз благодарю Вас за возможность сегодня побывать здесь, в Кремле, и обсудить наше насущное.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 ноября 2016 > № 1978431 Владимир Путин, Александр Лукашенко


Перу. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 ноября 2016 > № 1978437 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам встречи лидеров экономик форума АТЭС.

По окончании рабочих заседаний глав государств и правительств форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» Владимир Путин ответил на вопросы журналистов.

В.Путин: Добрый день! Или вечер, или доброй ночи уже по Москве.

Давайте я без вступительных слов отвечу на те вопросы, которые вас интересуют. Пожалуйста.

Вопрос: В кулуарах саммита буквально витали страхи по поводу последствий брекзита и избрания Трампа. Многие считают, что эти события могут плохо сказаться на планах по развитию торговли в зоне стран АТЭС. Вы такие страхи разделяете?

В.Путин: Нет. Да и страхов я особенно не видел, не слышал. Где они там витали, в каких кулуарах – неведомо. Конечно, вопросы такие есть. И этими вопросами коллеги мои задаются, собственно говоря, это очевидно. А страхов здесь быть не должно. Всё так или иначе на свои места встанет.

Что касается брекзита, то многое будет зависеть от формы выхода Великобритании, от темпов. Есть, конечно, определённые угрозы, но мне кажется, что всем хватит здравого смысла – нашим коллегам в Евросоюзе, в Великобритании специалисты очень хорошие. Поэтому уверен абсолютно, ситуация будет развиваться спокойно, и нагнетать здесь ничего не нужно. Я сомневаюсь, что кто–то предпримет шаги себе в ущерб – и наши британские коллеги, и европейские. Конечно, определённые угрозы есть, но я почти не сомневаюсь в том, что удастся их обойти.

По поводу вновь избранного Президента Соединённых Штатов. Мы все хорошо понимаем, все знают о том, что между предвыборной риторикой и реальной политикой большая разница всегда, практически во всех странах.

Что касается заявлений господина Трампа о том, что он хотел бы вернуть в Соединённые Штаты промышленные предприятия, создать и обеспечить тем самым новые рабочие места в своей собственной стране, – что здесь плохого? Это ведущая экономика мира – Соединённые Штаты, и от того, как она будет развиваться, насколько успешно она будет решать стоящие перед ней проблемы, в том числе проблему очень большого государственного долга, будет зависеть в значительной степени здоровье мировой экономики.

Я думаю, что не менее важно, как будет вести себя ФРС, как будут меняться ставки, как будет укрепляться доллар, будет ли он укрепляться, какими темпами. От этого, конечно, очень многое зависит в развивающихся экономиках, на развивающихся рынках. От этого зависит, как будут вести себя национальные валюты стран АТЭС, как будут двигаться финансовые ресурсы. Всё это обсуждалось, но обсуждалось в абсолютно рабочем, спокойном режиме.

Вопрос: Владимир Владимирович, уже не первый год внутри пространства АТЭС идут разговоры (да и действия предпринимаются) о создании каких–то внутренних экономических блоков, совершенно закрытых, несмотря даже на критику, возражения. Насколько известно, даже на этом саммите прошла кулуарная встреча, посвящённая Транстихоокеанскому торговому партнёрству. Вы уже не раз высказывались по этому поводу – скажите, Ваше мнение сейчас не изменилось? И может ли ЕАЭС составить какую–то конкуренцию этим закрытым блокам или чем–то им ответить? Спасибо.

В.Путин: Моя позиция не изменилась. Более того, я сказал ещё раз о том, что мы считаем, Россия считает (собственно говоря, не только Россия, а многие другие страны и МВФ считают – сегодня Кристин Лагард тоже об этом говорила), что одним из факторов восстановления экономического роста в мире является развитие международной торговли. А международная торговля, по моему глубокому убеждению, не может эффективно развиваться без свободного движения товаров, капиталов, лучшей рабочей силы. Но ограничений, к сожалению, много.

Наша позиция заключается в том, что региональные объединения важны и нужны. Это естественный процесс. Но они должны создаваться и развиваться на базе универсальных норм, принятых во Всемирной торговой организации.

Именно таким образом создавался и на этой основе функционирует Евразийский экономический союз. Он никогда не ставил перед собой цели создать какую–то конкуренцию другим региональным организациям. И конечно, имея в виду объёмы экономики, скажем, стран Евразийского союза и того объединения, которое создаётся на тихоокеанском пространстве, — они несопоставимы, здесь мы не собираемся ни с кем конкурировать в этом смысле.

Но, как вы знаете, мы говорим о возможности объединения, скажем, Евразийского экономического союза с планами Китайской Народной Республики по реализации идей китайского руководства и Председателя Си Цзиньпина, касающихся «Экономического пояса Шёлкового пути». Это как первый шаг.

Вторым шагом могло бы быть развитие кооперации в сфере уже Шанхайской организации сотрудничества и других азиатских объединений. И таким образом можно было бы создать достаточно широкое кооперационное объединение в рамках Евразийского континента.

Если нам удастся пойти по этому пути, тогда, конечно, это будет сопоставимо с тем, что сейчас создаётся в рамках или в зоне тихоокеанского партнёрства.

Но, на мой взгляд, если мы хотим эффективно влиять на процессы, происходящие в мировой экономике, то никаких закрытых объединений создаваться не должно. А если это будет происходить именно таким образом, то это не пойдёт на пользу ни развитию мировой торговли, ни мировой экономике в целом.

Вопрос: Насколько мы знаем, во время встречи с Премьер-министром Японии господином Абэ Вы предложили совместное экономическое сотрудничество на Курильских островах. Скажите, пожалуйста, какое именно сотрудничество Вы имеете в виду? Это первое.

Второе. Господин Абэ всегда подчёркивает важность нового подхода для решения проблемы мирного договора. Скажите, пожалуйста, какой подход Вы считаете новым? И какой подход для Вас старый? Спасибо.

В.Путин: Мне бы очень не хотелось забегать вперёд по вопросу об основной проблеме, которой мы занимаемся, а именно по подготовке подписания мирного договора. Думаю, что и для Японии, и для России совершенно очевидно, что отсутствие такого договора между Россией и Японией – это анахронизм прошлого, который мешает нам двигаться вперёд, развиваться. Тем более что Россия и Япония являются абсолютно естественными партнёрами друг для друга в регионе, естественным образом дополняют друг друга или могли бы дополнять, если бы отношения базировались на мирном договоре, которого, к сожалению, до сих пор нет.

И Россия, и Япония хотят заключения такого договора. Путь к нему непрост, мы давно этим занимаемся, не хотелось бы возвращаться далеко в историю этого вопроса. Тем не менее ваша позиция нам хорошо известна.

Что касается Курильских островов, это результат Второй мировой войны, и мы считаем, что это на сегодняшний день суверенная российская территория, закреплённая в международных документах после Второй мировой войны. Но мы готовы вести диалог с нашими японскими партнёрами. Мы говорим о том, что различные варианты возможны. Напомню, что в 1956 году был заключён соответствующий документ между Советским Союзом и Японией, где предполагалось, что Японии будут возвращены два острова. Не говорилось, на какой основе, под чьим суверенитетом останутся эти два острова, на каких условиях они будут переданы. Мы знаем позицию японской стороны, которая говорит о четырёх островах. Это всё предмет наших переговоров.

Но ещё раз хочу подчеркнуть, и Россия, и Япония – мы искренне хотим заключения мирного договора и ищем пути того, как это сделать. Что является старым подходом, что новым, я не знаю – я знаю только одно, что это стремление нужно всячески поддерживать.

На базе чего могла бы быть достигнута договорённость? На базе повышения доверия друг к другу, а один из путей достижения этого доверия – это расширение сотрудничества. Именно поэтому Премьер-министр Японии господин Абэ предложил свою программу расширения деловых и экономических связей. Его программа состоит, по–моему, из восьми пунктов. Это реализация достаточно крупных проектов и не только на островах, но и между Россией и Японией в целом.

Мы говорили, и вот на последней встрече, о том, что можно было бы сделать совместно собственно на островах. Это решение и экономических, и гуманитарных вопросов. Но пока об этом говорить рано, потому что окончательных договорённостей нет.

Мы продолжим наши контакты и на уровне министерств иностранных дел. Диалог восстановлен по инициативе японской стороны. Договорились, что если состоится мой визит в Японию, то весь этот комплекс вопросов будет основным и на нашей встрече во время моего визита.

Вопрос: Для многих стала неожиданностью история с господином Улюкаевым. Не могли бы Вы прокомментировать эту историю? Насколько эта история может сказаться на итогах передачи госпакета «Башнефти» «Роснефти»? Когда нам ждать нового министра и есть ли кандидатуры?

В.Путин: Что же здесь комментировать? Это в конечном итоге должны прокомментировать правоохранительные и судебные органы, только после этого можно сказать что–то по сути. Но сам факт того, что это состоялось, – это очень печальный факт. Но я бы хотел сказать только, что мы и дальше будем нетерпимо относиться к любым проявлениям подобного рода.

На мой взгляд, я в этом глубоко убеждён, такие действия правоохранительных органов не только не наносят ущерба деловому климату, а, наоборот, только укрепляют деловой климат в России. Все должны знать: и наши партнёры, и внутри страны, мы все сами – должны понимать и знать, что вне зависимости от служебного положения кого бы то ни было закон будет применяться одинаково ко всем.

Что касается сделки по «Башнефти», то никак не может повлиять это печальное событие на сделку «Роснефти» по приобретению пакета «Башнефти». Более того, мы рассчитываем на то, что синергетический эффект будет значительным. Ведь, когда мы высказывали сомнения по поводу целесообразности приобретения «Башнефти» «Роснефтью», мы говорили о том, что контрольный пакет в «Роснефти» принадлежит государству. Но это, кстати говоря, негосударственная компания: значительный пакет (19,5 процента, по–моему) принадлежит иностранному участнику – «Бритиш петролеум». А вот следующий шаг, приватизация самой «Роснефти», – это прямая приватизация госсобственности. Поэтому мы в этом смысле никак не отказываемся от своих первоначальных планов по приватизационным сделкам. Разумеется, и Правительство, и менеджмент «Роснефти» будут работать над реализацией второго шага этого плана, то есть над продажей пакета самой «Роснефти».

Реплика: Когда новый министр будет назначен?

В.Путин: Надеюсь, скоро. Кандидаты, конечно, есть, их несколько. Мы с Председателем Правительства только что об этом говорили, с некоторыми другими членами Правительства, – как минимум три-четыре кандидата есть. Я сейчас вернусь, мы окончательно с этим разберёмся и поставим точку.

Вопрос: Мы видели, что Вы сегодня пообщались с Президентом Обамой, который покидает свой пост. Приоткройте тайну, о чём Вы с ним говорили? Видимо, это Ваше заключительное общение с Президентом Обамой.

Возвращаясь к Вашему разговору с избранным президентом Трампом, есть ли всё–таки договорённость о первой встрече?

В.Путин: Ну, что в таких случаях – обычные вещи. Мы отметили, что, несмотря на то, что диалог между нами шёл непросто, было сложно, можно даже сказать, работать друг с другом, но и я, и Президент Обама отметили, что мы всегда с уважением относились к позициям друг друга и друг к другу. Я поблагодарил его за эти годы совместной работы и сказал, что в любое время, если он сочтёт возможным и будет необходимость и желание, мы будем рады видеть его в России.

Что касается разговора по телефону с избранным Президентом США, вновь избранный Президент Соединённых Штатов подтвердил свои намерения по нормализации американо-российских отношений; со своей стороны я, конечно, сделал то же самое – мы всегда об этом говорили. Вопрос о конкретной встрече и о возможной дате этой встречи не обсуждался, но мы констатировали, что, может быть, было бы полезно организовать встречу наших сотрудников. Пока мы видим, вновь избранный президент Соединённых Штатов активно занимается формированием своей собственной команды, даже сотрудникам встретиться в ближайшее время затруднительно, поскольку и официальных сотрудников–то у него пока не появилось. Подождём, время ещё есть.

Вопрос: Если можно, у меня одно уточнение в развитие вопроса моего коллеги и один вопрос. Сохраняется ли у Вас после ареста Улюкаева доверие к кабинету министров в целом?

И второй вопрос по поводу встречи ОПЕК, которая пройдёт в конце ноября. Как Вы считаете, насколько всё–таки реально, что там будет достигнута договорённость про ограничение добычи, насколько важна эта договорённость для Российской Федерации и есть ли уже какие–то предварительные намётки по тому, чтобы российские компании согласились это сделать с нашей стороны? Спасибо.

В.Путин: Что касается печального события, связанного с задержанием нашего Министра экономики, то это никак не отразилось на моём отношении к Правительству в целом. Правительство работает профессионально, несмотря на всю критику, которая естественна. Правительство всегда находится под особым вниманием со стороны общественности, и каждый его шаг анализируется. Мы все работаем не без ошибок, и, наверное, можно было бы и Правительству кое–что делать побыстрее. Но в целом, повторяю ещё раз, я считаю, что Правительство работает эффективно и достаточно результативно в тех непростых условиях, в которых нам приходится функционировать.

Кстати говоря, и сегодня, когда мы в первой части встречались с госпожой Лагард, я с ней тоже говорил на эту тему, и МВФ подтверждает, мои оценки совпадают – оценки работы финансового экономического блока Правительства и Центрального банка.

Что касается предстоящей встречи ОПЕК и нашей позиции, она остаётся неизменной, и мы уже говорили об этом неоднократно. Мы готовы к тому, чтобы заморозить добычу на той «полке», на которой сейчас находится эта добыча. Мы не видим никакого ущерба для нашего энергетического сектора. С ведущими компаниями Министр энергетики постоянно в контакте, и они готовы к такой работе.

Будет ли достигнута договорённость, на 100 процентов я сказать не могу, но большая вероятность того, что она будет достигнута, есть. Потому что основные противоречия, которые были внутри ОПЕК, как мне представляется, основные, хотя, может быть, не все, но основные, в целом если не устранены, то могут быть устранены, потому что острых вопросов, насколько мы себе представляем, уже не осталось. Ну а мы сделаем со своей стороны всё, чего от нас ожидают наши партнёры по ОПЕК, во всяком случае заморозить добычу для нас не представляет никакого труда.

Вопрос: Владимир Владимирович, думаю, Вы могли, если было время, прочитать новости, или Вам докладывали, самолёт с чиновниками, с нами, который следовал сюда, на саммит, перед Вами, сопровождали на очень близком, опасном расстоянии швейцарские ВВС. Всё–таки что это было: акт агрессии или акт уважения? Приблизились ли истребители «F-18» к нашему борту номер один? Спасибо.

В.Путин: Будем считать, что это почётный эскорт.

Спасибо. Удачи вам.

Ещё что–то хотели спросить? Пожалуйста.

Вопрос: В декабре ожидается Ваш визит в Японию. Как Вы оцениваете нынешнюю подготовку Вашего визита в Японию? Это первый вопрос.

И второй вопрос. Два года назад Вы сказали: шайба – на стороне Японии. Как Вы думаете, «шайба» уже немножко двигается? Спасибо.

В.Путин: То, что мы договариваемся о следующих контактах, в том числе в Японии, мне кажется, уже признак того, что что–то двигается в наших взаимоотношениях. Что касается подготовки, то она только начинается, об этом ещё рано говорить. Хотя если считать, что те дискуссии, которые мы восстановили с нашими японскими друзьями по заключению мирного договора, начались, то это уже в известной степени прогресс.

Вопрос: Вы встречались с новым лидером Филиппин. Он до этого неоднократно очень положительно о Вас говорил. Как Вам эта встреча? Можно ли считать, что у нас появится новый союзник?

В.Путин: Вы насчёт союзников России знаете уже, поэтому я повторяться не буду.

А что касается более продуктивного и предметного взаимодействия, в том числе с Филиппинами, это вполне возможно. Во всяком случае Президент Филиппин высказал заинтересованность в развитии таких отношений. Мы тоже, разумеется, настроены на то, чтобы развивать отношения со всеми странами АТЭС.

Филиппины – большая страна, большая экономика, и мы договорились о том, что проанализируем все возможности. Сегодня объём торгово-экономических связей незначительный, тем не менее взаимный интерес есть, есть направления, по которым мы совершенно точно можем развиваться: это машиностроение, авиация, космос, некоторые направления высоких технологий, та же энергетика, военно-техническое сотрудничество. Здесь может быть много интересных взаимных проектов. И мы договорились о том, что мы сейчас создадим соответствующие переговорные инструменты и будем вычленять наиболее перспективное и реализуемое в самое ближайшее время.

Спасибо вам большое. Всего доброго вам, хорошей дороги домой.

Перу. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 ноября 2016 > № 1978437 Владимир Путин


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 ноября 2016 > № 1978440 Владимир Путин, Синдзо Абэ

Встреча с Премьер-министром Японии Синдзо Абэ.

Владимир Путин встретился с Премьер-министром Японии Синдзо Абэ. В ходе беседы обсуждались актуальные вопросы двустороннего сотрудничества.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр, уважаемые коллеги!

Очень рад возможности в очередной раз – в этот раз в Латинской Америке, в Лиме – провести очередную встречу.

В начале беседы хотел бы отметить, что мы возобновили некоторые механизмы, некоторые инструменты, которые позволяли нам двигаться вперёд в двусторонних отношениях. Имею в виду консультации по линии МИДов, встречи министров иностранных дел, министров обороны. Недавно прошла встреча на уровне руководителей советов безопасности. Продолжается активная работа по реализации Ваших инициатив, направленных на активизацию торгово-экономических отношений.

Сегодня есть хорошая возможность сверить часы по всем этим направлениям.

С.Абэ (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Прежде всего хотел бы передать слова благодарности за гостеприимство во Владивостоке.

Мне радостно, что в соответствии с нашим обещанием сегодня здесь, в Лиме, мы с тобой проводим пятнадцатую встречу.

Владимир, я приветствую, что в целях твоего визита в Японию у нас проводятся активные консультации в широких сферах и идёт подготовительная работа как следует.

Кстати, в моём городе Нагато, в префектуре Ямагути, народ с нетерпением ожидает твоего визита, и там приподнятая атмосфера. Я готов принять тебя в японской традиционной гостинице с горячим источником, и на следующий день мы заедем в Токио и обсудим экономические вопросы.

Что касается политического диалога между нашими странами, то, как сейчас ты правильно отметил, за моим визитом во Владивосток следовали визит в Японию госпожи Матвиенко, визит министра Сэко и секретаря японского Совета безопасности Яти в Россию, также визит господина Шувалова в Японию. Таким образом, наш политический диалог активизируется всё больше и больше.

Уже через месяц планируется твой визит, Владимир, в город Нагато, так что теперь я рассчитываю, что мы с тобой обсудим вопросы о твоём предстоящем декабрьском визите, а также о проблеме заключения мирного договора и сотрудничестве в экономической сфере.

В.Путин: Спасибо, Синдзо.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 ноября 2016 > № 1978440 Владимир Путин, Синдзо Абэ


Филиппины. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 ноября 2016 > № 1978434 Владимир Путин, Родриго Дутерте

Встреча с Президентом Филиппин Родриго Дутерте.

Владимир Путин и Президент Республики Филиппины Родриго Дутерте обсудили вопросы развития двустороннего сотрудничества. Встреча состоялась в столице Перу, Лиме, куда лидеры государств прибыли для участия в саммите АТЭС.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги, друзья!

Позвольте мне вас сердечно поприветствовать, очень рад нашему знакомству.

Господин Президент, выборы в вашей стране состоялись 9 мая, как раз в день одного из наших самых заметных национальных праздников – Дня Победы в Великой Отечественной войне, над нацизмом. И для Вас это тоже день победы, так что я Вас ещё раз – уже лично – хочу поздравить.

Господин Президент, в этом году мы отмечаем сорокалетие установления дипломатических отношений между нашими странами. Это по историческим меркам очень маленький срок, но нам очень многое удалось сделать для развития отношений всестороннего партнёрства и повышения доверия между нашими странами.

Очень рад возможности поговорить с Вами и с Вашими коллегами по вопросам развития наших двусторонних отношений.

Р.Дутерте (как переведено): Уважаемый господин Президент, добрый день!

Я очень ждал этого момента, сегодняшнего дня, когда смогу с Вами познакомиться, не только потому, что Вы представляете великую страну, но и из–за Ваших личных лидерских качеств.

Дело в том, что наша страна, Филиппины, относила себя всегда к западному миру, и мы хотели быть частью этого западного мира, Европы, развивать торговлю, партнёрство со всем миром. К сожалению, была «холодная война», в результате произошло разделение, хотя исторически, цивилизационно мы себя относим всегда к западному миру.

Но что касается недавнего времени, последнего исторического периода, то мы можем видеть, что западные нации сегодня пытаются нападать и запугивать малые государства, это свидетельство их ханжества. Они, как мне кажется, хотели бы начать войну (они уже начинают войну и кампанию против нас), хотя участвовать в этой войне сами они боятся. Возьмём, например, Соединённые Штаты Америки, которые ведут войны по всему миру: во Вьетнаме, в Афганистане, в Ираке. Это абсолютно деструктивная политика.

Хотел бы также сказать, уважаемый господин Президент, что мы в свою очередь пытались им помогать: в корейской войне участвовали, посылали филиппинских солдат, в Ираке, во Вьетнаме. Но ничего не произошло, никакой поддержки с их стороны мы не увидели.

Когда была иракская кампания – наши солдаты тоже там были. Но был захвачен гражданин Филиппин, и был поставлен ультиматум: если филиппинские войска будут выведены, тогда его отпустят, в противном случае его обещали обезглавить. Конечно, мы придерживаемся прежде всего своих национальных интересов, решаем свои проблемы. Мы вывели наши войска, таким образом сохранив жизнь нашего гражданина.

Филиппины. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 ноября 2016 > № 1978434 Владимир Путин, Родриго Дутерте


Вьетнам. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 ноября 2016 > № 1978433 Владимир Путин, Чан Дай Куанг

Встреча с Президентом Вьетнама Чан Дай Куангом.

В Лиме на полях саммита АТЭС состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Социалистической Республики Вьетнам Чан Дай Куангом.

В.Путин: Уважаемый господин Президент, дорогие друзья, добрый день!

Мне очень приятно с Вами познакомиться лично и поговорить о состоянии российско-вьетнамских отношений. С самого начала нашей беседы хотел бы отметить, что мы удовлетворены тем, как развиваются межгосударственные связи, основанные на традициях дружбы, взаимной поддержки, помощи.

В сфере экономики мы опираемся на развитие связей в сферах высоких технологий, энергетики, военно-технического взаимодействия, культуры и образования, науки.

Несмотря на все проблемы, о которых мы знаем, в мировой экономике, за девять месяцев текущего года объём товарооборота между Россией и Вьетнамом вырос на пять процентов. И произошло очень важное событие, я считаю, – достигнута договорённость и подписан договор о свободной торговле между Вьетнамом и Евразийским экономическим союзом. Вьетнам стал первой страной, которая получила облегчённый доступ на рынок России и наших стран-партнёров.

Рад возможности обсудить с Вами и с нашими друзьями весь комплекс этих вопросов.

Спасибо.

Чан Дай Куанг (как переведено): Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Я очень рад с Вами сегодня встретиться в кулуарах саммита Краткая справка Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) АТЭС в Лиме, в Перу, а также рад встретиться с другими российскими друзьями, которые были плечом к плечу с Вьетнамом в прошедшие годы.

Ещё раз выражаю Вам благодарность за Ваши поздравления и тёплое отношение лично ко мне, когда меня избрали Президентом Вьетнама и когда у меня был День рождения.

Очень рад сотрудничать лично с Вами, Владимир Владимирович, и с другими российскими друзьями для того, чтобы активизировать наши связи. Особенно отмечаю традиционно дружественные отношения.

За прошедшее время в наших отношениях отмечены позитивные сдвиги в таких областях, как экономика, торговля, инвестиции, военное сотрудничество, наука, технологии, образование и так далее. Укрепляется политическое доверие наших стран, развиваются также традиционные сферы сотрудничества.

Разделяю оценку Владимира Владимировича о том, что соглашение о зоне свободной торговли между Вьетнамом и странами ЕАЭС стало хорошей вехой для того, чтобы активизировать экономические связи.

Пользуясь случаем, хотел бы ещё раз выразить благодарность лично Президенту России и российским друзьям за ту помощь, которую вы нам оказали в годы войны, когда мы боролись за национальное освобождение, и сегодня, когда мы строим свою страну.

Согласен с Владимиром Владимировичем, когда Вы давали основные ориентиры для развития наших связей на ближайшее время, особенно в такой ситуации, когда идёт глобализация и идёт техническая революция.

Спасибо Вам за российскую поддержку на международных форумах, и особенно в рамках АТЭС.

В следующем году во Вьетнаме пройдёт следующий саммит АТЭС, пользуясь случаем, я хочу пригласить Владимира Владимировича принять участие в саммите АТЭС и посетить Вьетнам с официальным визитом.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое. Мы с удовольствием примем Вас тоже в Москве в любое удобное для Вас время. И я, конечно, приеду и с визитом тоже, и на АТЭС.

Вьетнам. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 ноября 2016 > № 1978433 Владимир Путин, Чан Дай Куанг


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 ноября 2016 > № 1969818 Владимир Путин

Посещение завода «Автодизель».

В ходе рабочей поездки в Ярославль Владимир Путин посетил ПАО «Автодизель» (Ярославский моторный завод, входящий в «Группу ГАЗ»), где выпускается продукция под маркой «ЯМЗ». Глава государства ознакомился с производством и встретился с рабочими предприятия.

В.Путин осмотрел стенды, посвящённые 100–летию Ярославского моторного завода, двигатели ЯМЗ, ознакомился с экспозицией компонентов мотора ЯМЗ–530. Президент также осмотрел новые, созданные на заводе микроавтобусы для перевозки детей и реанимобиль.

Глава государства также принял участие в торжественном пуске серийного производства новых газовых двигателей ЯМЗ–530 CNG экологического стандарта «Евро–5». В рамках церемонии Президенту и сотрудникам завода представили первый сошедший с конвейера мотор.

«Автодизель» – одно из крупнейших российских предприятий по производству дизельных двигателей многоцелевого назначения, сцеплений, коробок передач, запасных частей к ним, а также стационарных агрегатов на их базе.

* * *

Встреча с рабочими завода «Автодизель»

П.Никитин: Владимир Владимирович, у меня вопрос.

Никитин Павел, главный специалист управления главного технолога Ярославского моторного завода.

В.Путин: Главный специалист, серьёзный начальник.

П.Никитин: Я пришёл на Ярославский моторный завод в 2007 году и практически сразу попал в команду проекта, которая занималась строительством этой новой площадки. Но в 2008 году был кризис, и строительство было заморожено. Практически год у нас была введена сокращённая рабочая неделя, уже хотели на другие проекты переориентировать, немного грустное впечатление было. Но потом Вы к нам приехали с визитом на Ярославский моторный завод, поверили в этот проект – ЯМЗ–530, и дали поручение ВЭБу обеспечить финансирование проекта.

Хотелось бы от всех нас, от молодёжи, которая работает на этом предприятии, Вам выразить благодарность, что теперь мы можем работать на одном из самых современных заводов в России, но и в Европе.

И вопрос такой у меня: Вы уже прошли по нашему производству, какое Ваше впечатление?

В.Путин: Знаете, я начну с того, что всех вас и всех нас, всю отрасль, да и всю страну поздравлю со столетием этого крупнейшего и старейшего предприятия. Ещё в 1916 году в соответствии с решением Николая II тогда было создано это предприятие как производящее автомобильную технику, а потом, в период первой пятилетки, перешли на выпуск именно грузовой техники, автобусов, и даже первый двухэтажный троллейбус здесь был сделан, сейчас мне показывали. За это время многое изменилось, завод стал специализироваться на производстве двигателей.

Что было, то было. Что греха таить, было много проблем, особенно в 90–е годы, к этому времени и основные мощности уже устарели совсем, были неэффективными, своевременно не вкладывали ресурсы. Рынок открыли для иностранной достаточно дешёвой и, надо прямо сказать, качественной техники, и собственные предприятия стали просто умирать довольно быстрыми темпами. В таком состоянии я в первый раз застал этот завод.

Но действительно за это время многое сделано, и сегодняшняя площадка, где мы находимся, Вы точно совершенно сказали, – это один из лучших, если не лучший завод в Европе. Здесь осуществлены новейшие разработки, самые новые технологии, и мы целенаправленно проводили эту работу.

Действительно, 2008 год был сложным, и если вы помните, а если не помните, я напомню, это не было связано с нашими внутренними проблемами, кризис пришел извне. Это был сначала финансовый, а потом и мировой экономический, по сути, кризис, который повлиял и на нашу экономику.

Но ещё раз хотел бы вспомнить то, о чём мы тогда говорили, и тогда на одном из публичных мероприятий я, если помните, сказал: «Мы не знаем, как будет развиваться ситуация на сто процентов, но точно я обещаю: мы не повторим печального опыта 1998 года». И, слава богу, это удалось сделать, хотя то, что я тогда сказал, было большим риском, потому что очень много было так называемых факторов неопределённости.

Наверняка, на сто процентов, мы не могли сказать. Но нужно было верить в себя, нужно было двигаться и решать конкретные задачи, в том числе в области промышленного производства.

Один из проектов, результат которого мы сейчас здесь видим, родился ещё раньше. Вы сказали, в 2007–м начали об этом думать. Действительно, даже не на год, на полтора примерно всё затихло, в 2009–м реально началась новая работа.

Сейчас мы вспоминали, мы через систему Внешэкономбанка проинвестировали примерно 4,5 миллиарда рублей, оказывали другую поддержку, нефинансового характера, но очень важно, что здесь нашлись такие люди, как вы. Это существенно, это самое главное, наверное, потому что и наши иностранные специалисты, и, надо отдать должное, акционеры компании, в целом компании «ГАЗ», и те, кто изначально работал над этим проектом, постарались, и вы все вместе добились вот этого блестящего результата. Так что какие впечатления? Самые лучшие. Я вас поздравляю.

П.Волощенко: Когда я обучался в аспирантуре, приводил на наш завод студентов на практику, и было видно, что ребятам не хватает знаний современного высокотехнологичного производства, такое, как это. И у группы «ГАЗ» есть позитивный опыт. Допустим, в Нижнем Новгороде они открыли в университете кафедру по производственным системам, где преподают сотрудники предприятия.

В.Путин: «ГАЗ» открыл в Нижнем Новгороде?

П.Волощенко: Есть планы и в Ярославе открыть. То есть сотрудники предприятия читают лекции, потом приводят студентов на завод и дают им реальное задание, которое они решают. То есть руководители уже видят, кто заинтересован, кто к ним придёт, сами студенты выбирают. Я так же пришел, допустим, на свой завод. И в связи с этим хотел бы предложить распространить этот опыт на всю страну. И, кроме того, у меня такой вопрос: будет ли Правительство поддерживать подготовку инженерных кадров для крупных производств?

В.Путин: Я думаю, что если мы будем все вместе создавать производство, подобное вашему, то люди с удовольствием пойдут работать. Потому что, конечно, уровень заработной платы важен, а он у вас не самый большой, я понимаю, я знаю, сколько здесь примерно средняя заработная плата, но очень важны ещё и условия, в которых люди работают, очень важно чувствовать, что ты занимаешься таким серьёзным, важным и перспективно важным, интересным делом. В этом смысле такие производства создают такие условия для привлечения молодых и талантливых специалистов.

Что касается этого опыта, «Группы ГАЗ», то, конечно, его надо распространять. Хотя у нас с 2013 года, по–моему, уже действуют правила, закреплённые в законе, которые в обратную сторону работают, а именно: высшим учебным заведениям предоставлено право создавать кафедры на производстве. Высшее учебное заведение может прямо на каком–то крупном предприятии создавать свои кафедры. Я не знаю, существуют они сейчас или нет, по–моему, где–то есть. В советское время были такие высшие учебные заведения, втузы назывались, прямо при конкретных предприятиях и группе компаний создавались. То есть это дорога с двусторонним движением, и, конечно, это очень хорошая практика.

Вы не можете этого не замечать, мы в последние годы постоянно к этому обращаемся, ведём очень интенсивный диалог с бизнес-сообществом, с тем чтобы работодатели подключались к этому процессу и вырабатывали профессиональные стандарты вместе с Правительством и в соответствии с этими стандартами готовили бы специалистов.

Государство выделяет на это необходимые ресурсы, можно сказать, или нельзя сказать, что необходимые, денег всегда недостаточно, но они выделяются, и мы будем дальше это делать. Так что, безусловно, практика замечательная, надо посмотреть, что конкретно делает «Группа ГАЗ», вместе будем работать, конечно.

Ю.Шудин: Меня зовут Юрий Шудин, я инженер-конструктор Объединённого инженерного центра. Ещё студентом я участвовал в программе «Робототехника» от фонда «Вольное дело» Олега Владимировича Дерипаски. Собственно, благодаря этому проекту я определил свою профессию, то есть сейчас я работаю здесь.

Не секрет, что всё больший оборот набирает тема беспилотных транспортных средств в мире. Европа, Америка уже давно этим занимаются, мы с недавнего времени тоже активно к этому подключаемся. На сегодняшний момент разработали электромобиль на базе «Газели», «Газель-электро» называется проект, и на его базе же будет беспилотное транспортное средство.

Хотелось бы узнать, по Вашему мнению, получит ли у нас в России эта тема широкое распространение? Приживётся ли оно у нас?

В.Путин: Вы с чего начали, Вы сказали?

Ю.Шудин: С того, что я был участником «Робототехники».

В.Путин: Участником «Робототехники» – это что было такое?

Ю.Шудин: Проекта от фонда «Вольное дело», «Робототехника», либо со школьной скамьи, либо в моём случае со студенчества.

В.Путин: Это продолжение ответа на Ваш вопрос.

Ю.Шудин: То есть мне посчастливилось, но, к сожалению, не всем посчастливилось.

В.Путин: Я понял. Но сейчас мы плавно от Вашего вопроса перейдём к вопросу, который задал коллега. Кроме практики совместной подготовки кадров с производствами, крупными предприятиями, у нас развивается ещё и такое движение, как WorldSkills — подготовка специалистов в области рабочих профессий, но в высокотехнологичной сфере производства. Кстати говоря, мы готовимся к чемпионату мира, вы знаете, национальные соревнования проводим, и из Ярославля тоже принимала участие команда в последнем чемпионате, по–моему, шесть человек. Двое, по–моему, взяли золотые медали, двое – серебряные. Так что Ярославль – хорошая площадка для подготовки молодых специалистов.

А что касается беспилотников, конечно, это перспективная вещь. И в рамках технологической инициативы, о которой вы наверняка слышали, у нас предусматриваются меры поддержки развития и беспилотной автомобильной техники. На первом этапе мы планируем сделать несколько пилотных проектов, для того чтобы эти беспилотные аппараты могли быть использованы на закрытых территориях.

Реплика: <…>

В.Путин: Это, допустим, какие–то закрытые торговые зоны, производственные зоны, где можно обеспечить безопасность, как вы понимаете. Но в дальнейшем мы исходим из того, что это можно будет использовать и при обеспечении движения общественного транспорта, но соответствующим образом это всё должно быть проработано.

На сегодняшний день важнейшими задачами является подготовка соответствующих технических компонентов, технологических и удалённых серверов, которые будут связаны с обеспечением безопасности самого движения, программное обеспечение уже соответствующее создать и удалённые центры управления.

Вот постепенно, постепенно будем к этому двигаться, мы должны быть в тренде мирового прогресса, а ещё лучше, хотя бы на шаг опережать его. Опережать надо. Если мы хотим сохранить конкурентоспособность, всегда нужно быть на шаг вперёд. Но, естественно, мы должны быть частью мирового процесса развития и всё равно стремиться быть на шаг впереди. Это возможно, мы по многим направлениям уже сегодня добиваемся такого результата.

Реплика: Владимир Владимирович, меня как молодого специалиста из области технической кибернетики прежде всего интересует развитие наших наукоёмких производств. В частности, ракетно-космической отрасли. И у меня такой вопрос к Вам: считаете ли Вы, что в перспективе есть тенденция к развитию российской космической программы в связи с успешным запуском космодрома «Восточный», и какие средства и методы есть у нашего государства на сегодняшний день для поддержки частных инициатив в развитии этого направления? Например, такой проект, как «Космокурс» в рамках фонда «Сколково».

Спасибо.

В.Путин: Мы всегда гордились достижениями Советского Союза, затем России в области ракетостроения, освоения космического пространства. Мы до сих пор остаёмся одной из ведущих держав в этой сфере. Как вы знаете, мы осуществляем в процентном отношении самое большое количество пусков в мире и своих собственных аппаратов, и по кооперации, и как бизнес. Есть сферы в этой области, за которыми нам нужно не только внимательно следить, но и, к сожалению, в некоторых местах ещё догонять.

Мы помним и опыт советского «Бурана», это всё возможно, такие разработки у нас тоже есть, есть уже даже соответствующие проекты. Буквально через несколько дней мы будем обсуждать стратегию развития космической отрасли до 2030 года, и намечено, по–моему, у нас где–то дней через пять совещание на этот счёт. Будем на всё это внимательно смотреть.

Что касается восточной части программы и строительства космодрома «Восточный», то я могу с гордостью сказать, что это была действительно моя идея. Во–первых, Россия должна иметь свой космодром, именно гражданский, национальный. Мы, конечно, будем оставаться на Байконуре, будем работать с нашими казахстанскими друзьями, и не просто работать. Между прочим, скажу, что мы договариваемся о том, что будем помогать им создавать отрасль. И это правильно, это наши самые ближайшие союзники, партнёры, и у них такое огромное наследие, как Байконур. И конечно, они хотят иметь право, и для нас самих это выгодно будет, создавать у них соответствующие компетенции.

Но Россия, как одна из самых мощных космических держав, должна иметь собственный космодром. У нас ведь этого не было, у нас остались только площадки Министерства обороны, по сути дела. И вот на севере – это же просто позиционный район одной из ракетных дивизий, вот и всё. А это новая, современная, технологичная площадка, которая и для отрасли важна, и для региона очень важна. Потому что нам нужно поддерживать интерес к Дальнему Востоку России, прежде всего своих собственных граждан, нужно, чтобы он был перспективным, интересным, привлекал бы туда высококлассных специалистов, таких как вы, в другой отрасли работающих. Мы же там целый город строим, Циолковский. Городочек будет небольшой, но, я надеюсь, очень комфортный для жизни.

Основные элементы первого этапа завершены, вы знаете, что уже пуск произошёл, в следующем году будет намечено ещё два пуска. А этап строительства, который мы планируем, – это создание стола и пусковых установок для тяжёлых ракет, которые будут использоваться в том числе для пилотируемых полётов. Вот оттуда мы планируем это делать в будущем.

Что касается систем многоразового использования. Кстати говоря, «Восточный» предполагается к использованию и для изучения дальнего космоса. Что касается многоразовых аппаратов, то вопрос только цены и качества в данном случае.

Реплика: Дело в том, что уже есть какие–то разработки у нас в стране.

В.Путин: Есть, они есть, специалисты об этом знают. И на Западе есть, и у нас есть. Вопрос, чтобы они были эффективными. Возможно ли привлечение частных ресурсов? Конечно, можно. А почему нет? Но ведь привлечение любых частных ресурсов предполагает хорошую экономическую эффективность. Нужно, чтобы рынок соответствующим образом созрел для того, чтобы частный инвестор был заинтересован в таких вложениях.

Реплика: Возможно, какая–то дополнительная фискальная и налоговая политика должна быть введена.

В.Путин: Да, согласен. И это тоже нужно и можно будет делать с того момента, когда мы увидим, что есть реальные инвесторы, которые видят коммерческую перспективу. Она может появиться, эта коммерческая перспектива. Вы понимаете, ведь из России, скажем, до Вашингтона можно долететь за 20 минут. Ну а как же? Вот космический корабль вышел в космос. Сколько он выходит? Четыре-пять минут, не помню. А потом в космосе до Вашингтона, до Нью-Йорка, условно, всего 15–16 минут, и посадка. Но для этого нужна соответствующая техника. Вот если техника будет отвечать потребностям рынка, то, конечно, я уверен, пойдут и предложения от частных инвесторов.

Но есть и сложности. Вот сверхзвуковой самолёт. У нас был Ту–144, а там был «Конкорд» французский. Их же нет сейчас. И дело не в безопасности. Дело в целесообразности экономического характера. Когда Председателя Совета Министров Косыгина спросили, сколько стоит Ту–144, он сказал: «Это знаю только я один, и никому не скажу». Нам нужно, чтобы все знали, сколько это стоит, и эффективно использовать.

А.Шагалов: Алексей Шагалов, Объединённый инженерный центр.

В этом году «Группа ГАЗ» впервые представила свою коммерческую технику в Евросоюзе. Это произошло в Ганновере. И мне довелось участвовать в этой выставке. Я видел мнение журналистов, видел потенциальных потребителей. Многим из них автомобили нравятся: нравятся по дизайну, по качеству, по функциональности.

В.Путин: Напугали ваших конкурентов? Я смотрел первую реакцию, в том числе в Ганновере: «Русские идут!»

А.Шагалов: Да. Я хочу отметить, раньше мы ездили на зарубежные выставки, фотографировали конкурентов и пытались создать что–то подобное. Я имею в виду, детально фотографировали узлы, системы. А в Ганновере был обратный процесс, то есть инженеры конкурирующих компаний приходили и фотографировали «Газель», «Газон», «Урал» буквально до каждого болта. Конечно, есть определённые сложности. В Европе нас не ждут, и уровень технического регулирования там несколько иной: там более жёсткие экологические стандарты, там требуется выполнение норм «Евро–6». У нас сейчас есть «Евро–4», «Евро–5». Мы работаем над «Евро–6», но, конечно, это инвестиции. Мы уже поставляем в 40 стран мира нашу коммерческую технику, но Евросоюз – это очень перспективный рынок. В связи с этим мой вопрос: будет ли какая–то от Правительства программа поддержки экспорта? И как, по Вашему мнению, не помешают ли санкции, которые периодически возникают, нашему выходу?

В.Путин: Вы знаете, если оттолкнуться от последнего, по поводу санкций, все эти санкционные ограничения, они формулируются не гигантами мысли, это не большие интеллектуалы, кто предлагает вот такую форму взаимодействия в мировой экономике, но и полной идиотией они тоже не страдают. Поэтому если мы будем производить, если вы будете производить высокотехнологичный и конкурентоспособный продукт для мирового рынка – европейского, азиатского, латиноамериканского или североамериканского, то никакие ограничения никому не помогут. И ограничения связаны в основном с чем? Связаны с ограничением доступа к нам финансов, инвестиций, попытки, во всяком случае, и технологий на наш рынок.

Ваше предприятие показывает, что закрутить это практически невозможно. А если на базе этой кооперации вы будете производить высокотехнологичные, конкурентоспособные продукты для мирового рынка, то, конечно, можно предпринимать и предпринимаются эти ограничения входа на собственный национальный рынок, они используются, к сожалению, во всём мире, несмотря на все принятые решения в рамках Всемирной торговой организации. Но всё равно качественный продукт всегда себе дорожку протопчет и свою нишу займёт. Поэтому нужно бороться за качество и за эффективность. Но, безусловно, эти вопросы, связанные с выходом на рынок, дорогостоящие, мы это знаем. Это связано прежде всего с транспортом, сертификацией и некоторыми другими вопросами формального характера. У нас есть целая программа поддержки, она, к сожалению, небольшая. Сколько там, 6,3 миллиарда у нас?

Д.Мантуров: На следующий год запланировано 26 миллиардов.

В.Путин: 26 миллиардов запланировали на следующий год как раз для решения этих вопросов: логистика, то есть в основном транспорт, сертификация и некоторые другие формальности такого характера. Это главное, чего, кстати говоря, и бизнес от нас ждёт. Будем это делать и дальше.

Я знаете хотел бы что отметить? У нас эти программы есть, у нас же она и в этом году работает. Уже сегодня за 2–3 года у нас экспорт машин и оборудования в общем объёме экспорта вырос в два раза практически. Он у нас был в 2014 году, по–моему, три с небольшим миллиарда, а сейчас уже шесть. Это мало пока, это очень мало, но тенденция очень хорошая, надо эту тенденцию сохранить.

Реплика: Здравствуйте!

Я специалист по закупкам.

В этом году на моторном заводе у нас произошёл рост производства двигателей, порядка 20 процентов и отчасти за счёт реализации государственных программ поддержки по закупкам для среднего бизнеса, малого бизнеса, социальных учреждений автомобилей как грузовых, так и пассажирских. Это во многом нам помогло, и мы хотели бы сохранить в будущем также тенденцию роста производства. Запланированы ли какие–то программы на будущий год по поддержке или обновлению автопарков?

Спасибо.

В.Путин: Вопрос понятный. Мы вчера только с Денисом Валентиновичем об этом говорили, с привлечением других членов Правительства. В этом году общий объём поддержки автопрома составил 65 миллиардов рублей. Если бы этой поддержки не было, а она у нас осуществляется по очень многим направлениям: от субсидирования приобретения машин до закупок и обновления транспорта, скажем, школьных автобусов, спецтехники для системы жилищно-коммунального хозяйства и так далее, – если бы этой поддержки не было, то у нас было бы сокращение рынка на 30–40 процентов. А так нам удалось не только сохранить сегмент в сфере производства легковых автомобилей, но и даже чуть–чуть увеличились продажи грузовиков и автобусов. Это вот такая наша общая победа, потому что это реально требовало от нас усилий.

Что будет сделано в следующем году, я пока не смогу сказать, мы как раз этим занимаемся. Я вот сказал, вчера только это обсуждали, Министр, Денис Валентинович, «выкатил» целую «простынь» требований, предложений и планов. Сейчас Министерство экономического развития, Министерство промышленности и торговли, Министерство финансов всё это вместе посмотрят – поддержка будет. Я сейчас просто боюсь забегать вперёд и боюсь называть конкретные цифры или конкретные направления, способы этой поддержки, пока преждевременно, но она будет.

Реплика: Всё–таки эта программа утилизации – это очень серьёзный инструмент для поддержки рынка на самом деле. И мы тоже здесь оцениваем и видим, насколько серьёзно всё это происходит. На самом деле я ведь хотел сказать, что она для нас очень важна, потому что машиностроение, двигателестроение и автомобилестроение как конечный продукт создают очень большую цепочку прибавленной стоимости. И я понимаю так, что в ближайшее время будет решаться этот вопрос как раз?

В.Путин: У нас программа утилизации существует, действует.

Реплика: А она будет продолжена?

В.Путин: Будет. А я не вижу оснований её прекращать. А какие основания? Я потом скажу, кто и как это придумал, когда камеры выключат, но это мы думали так настойчиво над этим, имея в виду ограничения Всемирной торговой организации. Но вопросы экологического характера решать никто не запрещает.

При этом я хочу обратить ваше внимание на то, что мы предъявляем требования по утилизации, а это связано с экологией, чтобы у нас утилизация была своевременной и правильно промышленно организованной. Это, конечно, прежде всего решение вопросов экологического характера – сохранение природы. Но это и целая отрасль производства, между прочим, – утилизация должным образом. Это первое.

Второе, это поддержка автопроизводителей, которые производят новую технику, чтобы гарантировать наш рынок от того, чтобы завозился всякий хлам по бросовым ценам.

Третье, это распространяется, что очень важно, на всех производителей: и на отечественных, и на иностранных. Там есть дальше нюансы, об этих нюансах я расскажу, когда пресса уйдёт, но они все находятся в рамках Всемирной торговой организации. Так что мы будем работать, я не вижу оснований прекращать работу.

Реплика: А можно ещё один вопрос? Или даже предложение я бы хотел внести.

В.Путин: Пожалуйста.

Реплика: Вы ходили по нашему предприятию, Вы видели, мы большую работу по импортозамещению проводим сейчас, в течение последних двух лет.

В.Путин: Да, здорово. Вы знаете – извините, что я перебиваю, – это просто отлично. Я не знаю большого количества примеров, когда «Мерседес», допустим, разрешает ставить произведённый за границей двигатель на свои машины. А здесь, у вас, такая работа с ними сложилась. Это показатель, очень хороший показатель высокого, если не сказать, высшего качества.

Реплика: Да, но я хотел бы несколько конкретизировать. Понимаете, автомобильная отрасль в России относительно небольшая по объёмам. Но существует целый ряд смежных отраслей, где много продуктов или видов технологий, они примерно такие же. Вот существует координационный совет по развитию дизелестроения, и, может быть, в рамках этого совета создать какой–то более расширенный совет, межотраслевой совет, который позволил бы некоторые комплектующие объединять. Таким образом, поставщики могли бы находить себе ресурсы для более ёмкого рынка, потому что реально тяжело нам приходится.

В.Путин: Вот здесь начальник отрасли сидит, командир, он услышал. Это идея неплохая, это хорошая мысль, и, безусловно, вот эти прямые контакты между производителями различных компонентов из смежных отраслей пойдут только на пользу. Потому что одно дело – лакокраска, другое дело – производители металла, и когда они друг друга слышат, они начинают понимать, в чём интерес друг друга. Это хорошая идея, надо только организовать грамотно и своевременно.

С.Богачёв: Уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Сергей Богачёв, Ярославский завод дизельной аппаратуры, главный конструктор.

В.Путин: Все такие молодые – все такие большие начальники, все главные конструкторы. Здорово, мне это очень нравится.

С.Богачёв: Во–первых, от лица нашего предприятия хочу Вам как главе государства сказать спасибо, что наше предприятие получает субсидированную поддержку новых инновационных проектов через Минпромторг. В недавнее время мы получили субсидии, и во многом благодаря этому нам удалось создать продукты нового класса, нового мирового уровня. Наш завод не такой большой, как моторный, но дизельная аппаратура в составе двигателя, она является самым высокотехнологичным элементом и, в общем–то, ключевым элементом.

И сейчас на фоне наших успехов с «Автодизелем», с КамАЗом, к нам обращаются уже представители таких заводов, как «Звезда», Санкт-Петербург, «Дизель», Коломна, «Пензадизельмаш», Уральский дизель-моторный завод, и просят для своих новых двигателей, новых разработок перспективных также им сделать системы common rail, с которыми они вошли бы в новые рынки. Сейчас там фирма Bosch, фирма Heinzmann, фирма Liebherr. К сожалению, отечественной топливной аппаратуры практически нет.

В связи с чем у меня возникает вопрос: будет ли продолжаться политика поддержки со стороны Минпромторга в ближайшие несколько лет, выделение субсидий на новые инновационные проекты? В одиночку нам с такой глобальной фирмой, как Bosch, которая нас в десятки, сотни раз больше, очень сложно конкурировать, но всё равно мы это делаем.

В.Путин: Будет. Сколько у нас предусмотрено?

Д.Мантуров: У нас по Ярославскому заводу дизельной аппаратуры по прошлому году, позапрошлому и по этому в общей сложности получается, в целом по «Группе ГАЗ», около миллиарда рублей только на НИОКРы. И плюс они получают сейчас льготный заём по Фонду развития промышленности. Мы исходим из того, что все эти направления будут обязательно на контроле у Министерства, и мы, собственно, для этого и создавали инструменты.

В.Путин: Из Фонда поддержки промышленности сколько?

Д.Мантуров: Около 300 миллионов.

В.Путин: Спасибо.

Одним из эффективных инструментов оказался Фонд поддержки промышленности, который был создан по инициативе вашего Министерства, и вопрос решается о его докапитализации, поддержке. Будем продолжать все эти программы. Но, конечно, нужно в каждом конкретном случае смотреть, что за программа, какой поддержки она требует, но в целом высокотехнологичные производства конечно должны быть поддержаны.

Мы это прекрасно понимаем, отдаем себе отчёт в том, что такое прорваться на рынок, даже на собственный, внутри страны. Не так просто. Если бы не эти умники, которые придумали санкции, мы бы не смогли даже на собственном рынке сейчас сельхозпродукции себя чувствовать уверенно. Только благодаря нашим ответным мерам рынок освободили. Да, был сложный момент, когда цены поднялись. Да, но сейчас они будут постепенно-постепенно… У нас инфляция в этом году до 6 процентов будет, сейчас только 4,7. Всё выравнивается, а в сфере высокого производства, высокотехнологичного производства, конечно, нужна поддержка. И, безусловно, она будет, просто сейчас я не готов всю палитру этих инструментов сказать, какая будет приниматься, это Министерство решает. Но то, что мы будем это делать, будем на это ресурсы выделять, – это точно.

А.Буслаева: Буслаева Анна, инженер-конструктор, Ярославский моторный завод.

У нас в стране есть программа по ипотеке для молодых семей. Но для Вас также не секрет, что молодые специалисты после института не особо рвутся идти работать на производство.

В.Путин: На такое производство, я думаю, пойдут с удовольствием.

А.Буслаева: Всё–таки с целью привлечения молодых квалифицированных специалистов на производство возможно ли обеспечить их льготной ипотекой?

Спасибо.

Реплика: Владимир Владимирович, извините, что перебиваю, но я хотел бы дополнить. При запуске производства мы общались с иностранными специалистами, и у них процент по ипотеке варьируется 3–4 процента. Можно ли как–то у нас эту программу опробовать?

В.Путин: Это можно и нужно сделать. Но это можно сделать на основе развития экономики. Смотрите, там 3–4 процента, потому что там ставки рефинансирования, ставки Центрального банка, приближаются к нулю. Там у них совсем другая экономика и другие проблемы. У нас инфляция, а у них дефляция, во многих странах. Сейчас не буду вам голову забивать этим, но, во всяком случае, ставка по ипотеке не может быть ниже в нормальном режиме.

Я сейчас пошире отвечу на Ваш вопрос, потому что вопрос очень важный. Он жизненно важный для любой семьи, а для молодой семьи тем более. Но, строго говоря, исходя из требований законов экономики ставка по кредитам вообще и ипотечным в частности не может быть ниже, чем ключевая ставка Центрального банка. Она может снижаться и должна снижаться для определённых категорий людей, но это делается отдельными инструментами, дополнительными. Скажем, для молодых семей, для семей с малолетними детьми, для инвалидов и так далее. Сейчас у нас в целом ипотечная ставка где–то, по–моему, 12,5 процента, но при использовании различных инструментов поддержки отдельных категорий граждан, включая молодые семьи, она может опускаться даже до 10,5 процента. Это связано в том числе и с суммой первого взноса. Если первый взнос поменьше, то ипотечная ставка побольше, если первый взнос достигает 50 процентов, то тогда и ставка по ипотеке может быть 10,5 процента.

Кроме этого, во многих регионах создаются специальные, отдельные программы, когда из регионального бюджета для отдельных категорий граждан, в том числе для молодых семей с детьми, даются дополнительные льготы, и там эта ставка уходит тогда ниже, но это чисто за счёт государства, это уже не рыночная ставка. А в некоторых регионах идут ещё дальше – не помню, в каком регионе: при рождении второго или третьего ребёнка вообще освобождают от выплат, сам регион платит за такую семью.

На сегодняшний день мы будем стремиться к распространению такой практики для отдельных категорий граждан, стимулировать регионы. Это возможно и при участии бизнеса, и крупных предприятий, например, такое как ваше тоже может вносить за своих работников определённые деньги. Будем развивать систему жилья по найму, наёмного жилья, служебного жилья. То есть это может быть целая программа в рамках программы «Жилище». Мы будем эту программу продолжать и всячески стимулировать, повторяю, и бизнес, и регионы к тому, чтобы они участвовали в совместной работе, в софинансировании.

Ну а в целом, хочу на этом закончить, всё это возможно, для всех уже граждан, дальнейшее снижение, при снижении инфляции, снижении ключевой ставки Центрального банка и коммерческих банков. А инфляция как раз у нас, я говорил, в прошлом году была 12 с лишним, а в этом году, сейчас, только 4,7. Но по году, может быть, будет 5–5,5, 5,7. Около шести. Уже в два раза снизили уровень роста потребительских цен.

Реплика: Вы знаете, а если некоторые предприятия сами захотят предоставлять своим сотрудникам льготную ипотеку, возможна ли поддержка таких предприятий каким–нибудь льготным налогообложением либо льготным кредитованием, например?

В.Путин: Возможна, но это будет не по–честному. Потому что тогда это не их поддержка, а опять же поддержка со стороны государства, только из основного кармана государство вынет, а в другой им положит.

Реплика: Владимир Владимирович, раз актуальная тема про жильё поднялась… У меня семья, двое маленьких детей, мы состоим в федеральной программе «Молодая семья» по субсидированию покупки жилья, то есть оплата части стоимости, и стоим в ней уже третий год. Там очередь очень большая, и, по нашим подсчётам, когда эта очередь до нас дойдёт, мы уже де-факто молодой семьёй не будем считаться и из программы уйдём. Вот в ближайшее время будет со стороны государства какая–то поддержка на сокращение этой очереди?

В.Путин: Это связано только с бюджетными ограничениями. Слава богу, у нас молодых семей с детьми всё больше и больше, и чтобы такие программы поддерживать, нужно денег всё больше и больше, чисто бюджетного финансирования. Здесь, как говорят в деревне, два «путя»: или давать дополнительные деньги из бюджета, либо способствовать повышению уровня заработной платы. Мы будем стараться идти по обоим этим путям, для того чтобы добиться искомого результата. Вот по программе «Жилище», а молодая семья – это часть общей программы «Жилище», у нас целевой показатель был к 2018 году, по–моему, улучшить жилищные условия для 400 с лишним тысяч семей. Это целевой показатель, исходя из бюджетных возможностей.

Для молодых семей, конечно, хотелось бы в первую очередь это делать. Есть у нас такая категория, как ветераны, инвалиды и так далее. Государство хочет всех поддержать – всех сразу сложно, но всё равно, исходя из принципа социальной справедливости, государство действует, поддерживая все эти льготные категории. Конечно, хочется молодым помочь. Будем стараться, посмотрим, что получится. Если по–простому, это нужно просто насыпать больше бюджетных денег.

Ю.Щербакова: Наладчик отдела промышленной электроники, Ярославский моторный завод, Щербакова Юлия.

Я мама двоих детей. Мы получили материнский капитал. Планируем его в скором будущем реализовать. Но есть многодетные семьи, которые нуждаются не только в квартирах, но и в машинах.

В.Путин: Молодец! Это называется лоббирование отрасли через социальные программы государства.

Ю.Щербакова: И может ли государство помочь таким семьям приобрести микроавтобусы?

В.Путин: Вы знаете, когда я встречаюсь с многодетными семьями, и когда спрашиваешь, чем помочь, в полуприватном порядке, как правило, ставят вопрос об этих микроавтобусах. Особенно там, где в полном смысле этого слова многодетная семья, где 5–6 детишек или больше. У нас пока такой программы нет, хотя программа материнского капитала развивается, она существует до сих пор. Она должна была бы прекратить своё существование в 2016 году, но мы приняли решение продлить её до конца 2018 года.

Кстати говоря, обращаю внимание тех, у кого ещё нет детей, здесь много молодых людей: до конца 2018 года действует программа материнского капитала, 450 тысяч рублей. И в следующем году мы сохраним поддержку по линии материнского капитала на уровне текущего, 2016 года. Уже таких, как Юля, мам, которые получили материнский капитал, 7,5 миллиона человек, 7,5 миллиона. Только в этом году количество получателей материнского капитала возросло на 600 тысяч человек, 600 тысяч семей.

Почему я об этом говорю? Это очень серьёзные затраты для государства. Никогда такой программы в истории России и Советского Союза не было. Да не только в истории России и Советского Союза, нигде и никогда этого не делалось. Мы эту программу придумали, осуществляем, она требует очень больших финансовых ресурсов. У нас, Юля, наверное, знает, надеюсь, Вы пользовались и другими инструментами, выражаясь бюрократическим языком, поддержки материнства и детства: лекарства, витамины и прочее, целый набор – это всё мы генерировали, всё это придумывали, всё это работает. У нас, слава богу, демография начала улучшаться. Напомню, что в 90–е годы Россия, как это ни печально сказать, вымирала, потому что каждый год у нас количество наших граждан уменьшалось в стране почти на миллион человек, 900 с лишним тысяч была естественная убыль населения, почти миллион, 900 с лишним тысяч. Катастрофа, понимаете? И нам уже предрекали демографы со всего мира, и специалисты ООН даже говорили, как будет падать население России в ближайшее десятилетие. А это системные проблемы создаёт для всего, вплоть до удержания нашей огромной, самой большой в мире территории, до обороноспособности, до качества производства – до всего. Но нам, тьфу-тьфу-тьфу, удалось переломить эту ситуацию, в том числе и благодаря, думаю, материнскому капиталу, вообще целой системе поддержки материнства и детства.

У нас – не помню, не ошибиться бы, – по–моему, в 2012 году ещё коэффициент рождаемости был средний – а коэффициент рождаемости – это среднее количество рождений на одну женщину, он был 1,69, а сейчас он 1,777. Казалось бы, рост незначительный, 1,69 и 1,777, но он существенный, потому что он прямо лежит на водоразделе, что называется, начался рост численности населения.

К сожалению, с января по сентябрь у нас количество рождений немножко стало поменьше, но всё равно естественный прирост продолжается, потому что увеличивается ещё и продолжительность жизни. Мы все эти тенденции не только видим, мы радуемся вместе с вами этому, и все эти инструменты, наиболее эффективные, стараемся сохранить. Вопрос в том, чтобы машины ещё давать, конечно, тоже бы очень хотелось.

Реплика: Может, программа будет стимулирующая?

В.Путин: Очень бы хотел, это бы поддержало и семьи многодетные, автопром бы поддержало, но пока такой программы нет. Подумаем, ладно?

Реплика: Владимир Владимирович! Такой вопрос, волнующий, наверное, больше мужскую составляющую нашего коллектива.

В.Путин: Женщинам уши закрыть нужно?

Реплика: Нет, можно послушать. Приближается всё–таки чемпионат мира по футболу.

В.Путин: Чего Вы женщин обижаете? Играют женщины сейчас в футбол и болеют, наверное.

Реплика: Мы успеем с вами достроить стадионы?

В.Путин: Успеем, конечно.

Реплика: И дополнительно вопрос. Вы–то за кого конкретно болеете? В плане хоккея мне интересно, и футбола, конечно.

В.Путин: Вы, думаю, меня поймёте, я не имею права болеть за какую–то конкретную команду. Я болею за национальные сборные и там, и там. Хотя люблю посмотреть красивую игру. Честно сказать, красивую игру национальной сборной мы давно не видели. А хоккеисты радуют, безусловно, они растут. Хотя и здесь нам ещё очень многое нужно сделать. И прежде всего нужно работать с молодыми, начинающими и перспективными спортсменами. Нужно создавать условия, для того чтобы они могли себя здесь реализовать. Так же, как и в любой другой сфере. Спортивная школа у нас очень хорошая, и она генерирует большое количество талантливых, перспективных ребят. И, конечно, что называется, на рынке труда они востребованы, их тащат везде. Нам нужно создавать условия, чтобы им и не захотелось уезжать. И в принципе мы над этим работаем.

Реплика: Условия надо создавать.

В.Путин: Условия надо создавать: финансовые условия, условия для тренировок. Требования определённые должны быть. Отыграл он здесь какое–то время, потом можешь куда–то поехать. Законодательные нормы нужно прописывать соответствующим образом, так, чтобы и ребята были заинтересованы, и чтобы клубы наши не теряли, и чтобы мы были частью мирового спортивного движения, в том числе в области футбола и хоккея.

Что касается стадионов, хочу заверить вас и всех остальных любителей футбола: всё будет сделано вовремя, в срок и качественно. Напомню, что у нас должны пройти соревнования в 11 городах на 12 стадионах. Всё в режиме. Где–то есть небольшие какие–то отставания, это носит временный, технологический характер. Всё будет сделано.

А.Багров: Я играю в хоккей в Ночной лиге, как и Вы. Хочу Вас поблагодарить за создание этой лиги, очень приятно, много молодых людей, которые когда–то раньше закончили заниматься хоккеем, сейчас – заново. То есть видно, что всем очень нравится.

И хочется поговорить о детском спорте, о том, что с каждым годом он всё хуже и хуже развивается в плане коммерции. То есть теннис и различные виды спорта – это коммерческие виды спорта, и родители не в силах потянуть. Они могут год-два, а дальше уже начинаются поездки, и приходится постоянно платить за тренировки. И как Вы сами понимаете, это немаленькие деньги. Хочется задать такой вопрос: будет ли развитие дальше как детского спорта, так и любительского уровня?

В.Путин: Да, конечно. Как Вас зовут?

А.Багров: Александр.

В.Путин: Саша, как сказал, «мастер участка», у меня сразу первая ассоциация, я отца вспомнил. У меня отец работал мастером на заводе и очень всегда этим гордился. Ну ладно.

Что касается спорта детского, юношеского. Безусловно, это та область – я только что об этом говорил Вашему соседу справа, – которую государство должно поддерживать. Но эта поддержка должна идти на уровне регионов прежде всего. Кстати, большие клубы должны создавать вокруг себя такую сеть.

А.Багров: Например, у нас хоккейный клуб очень хорошо работает с детьми, у нас очень много и подразделений школ, то есть прекрасно.

В.Путин: Да, я знаю, мне как раз Ваш губернатор, исполняющий обязанности губернатора, мне это рассказывал совсем недавно.

Реплика: Одна из сильнейших школ в России.

В.Путин: Да, он мне подробно об этом рассказывал и говорил уже о перспективах, о том, как это нужно, как он считает, дальше это нужно развивать, делать, поддерживать. И всё правильно.

Но, что называется, массовый детский спорт, конечно, должен поддерживаться на уровне регионов и муниципалитетов. Мы всячески будем этому способствовать, настраивать на это. Но и чтобы это было хорошей базой затем для спорта высоких достижений.

Реплика: А Вы не планируете создавать лиги по другим видам спорта, так же как в Сочи ездят люди?

В.Путин: Да, есть такая идея – создание такой же лиги. Вы имеете в виду типа ночной спортивной лиги? Любительские?

Реплика: По футболу, по волейболу.

В.Путин: По футболу, да. По–моему, уже должны были создать даже в прошлом году. Если нет, то это должно быть сделано в ближайшее время. Футбол, да.

Почему хоккей? Почему футбол? Потому что массовые виды спорта.

Реплика: Массовые. У нас хоккея очень много, у нас 20 команд в одной лиге только играет, то есть очень много.

В.Путин: Я знаю. Ярославль любит хоккей, я это знаю.

Реплика: Владимир Владимирович, у нас в Ярославской области новый губернатор – Дмитрий Юрьевич Миронов. В первую очередь он приехал к нам на производство. Нам в принципе, нашим коллегам это очень понравилось, потому что производство у нас градообразующее.

В.Путин: Он приехал только вместе со мной или он раньше приезжал?

Реплика: Нет, раньше приезжал. Как вступил в должность, он сразу же приехал. Молодая команда нового губернатора очень много делает для нашего города. Они как–то взялись быстро и очень хорошо.

В.Путин: Это вопрос или Вы решили похвалить его на всякий случай – может, чего подбросит?

Реплика: Мы это не готовили.

Реплика: Нет-нет, это очень хорошо, правда.

Реплика: Я как отец замечаю: у нас столько лет не ремонтировались детские площадки, а сейчас пошли проверки детских площадок, у нас стали убираться улицы.

В.Путин: Как раз хотел спросить: улицы–то убирают?

Реплика: Да-да.

Реплика: Можно я добавлю? У нас привели в порядок историческую часть города, у нас убрали оттуда баннеры, и вообще у нас город правда похорошел. Спасибо Вам большое, Дмитрий Юрьевич. Побольше бы таких губернаторов.

Реплика: Да, у нас недавно была проведена акция «Снежный билет», которая коллапс наш разгрузила на улицах города.

Вот интересует вопрос: какими критериями Вы руководствуетесь при выборе губернатора?

В.Путин: Критерии обычные, здесь нет ничего секретного, – критерии профессиональной пригодности и порядочности. Дмитрия Юрьевича я знаю очень давно, много лет. Он дорос до уровня замминистра внутренних дел, в министерстве занимался тоже вопросами экономики, человек очень деятельный, энергичный, способный, иначе я бы не предложил ему эту работу. И очень порядочный, это один из главных критериев. Надеюсь, что он свои лучшие качества на этой работе и проявит. Собственно, вот и всё, я желаю ему успехов.

Е.Васильева: Я бы хотела добавить к теме досуга. Ребята занимаются хоккеем, футболом интересуются, а я, например, ещё люблю путешествовать, я люблю нашу страну.

В.Путин: Я тоже, всё время путешествую.

Е.Васильева: И я люблю путешествовать по городам России, в том числе по Золотому кольцу, в состав которого входит наш город Ярославль.

В.Путин: У вас три города входят.

Е.Васильева: Три города, в том числе Ярославль.

В.Путин: Переславль-Залесский, Ростов-Великий и Ярославль. И что?

Е.Васильева: К сожалению, иногда мне приходится как путешественнику, как туристу сталкиваться с какими–то недостатками нашей туристической индустрии. Допустим, мне очень хочется пожить в хорошем современном отеле, но по разумной цене. Также очень хочется видеть более развитую дорожно-транспортную сеть. Мы все прекрасно знаем, что у нас сейчас активно развивается туризм в Крыму, Краснодарском крае, в Алтайском крае. Может ли сейчас Правительство предпринимать какие–то шаги для такого же активного развития туристической индустрии и инфраструктуры именно в Центральном регионе России?

В.Путин: Какой аккуратный человек Лена! Она сказала «иногда я встречаю», «кое–где». Помните, у нас в советское время был фильм «Следствие ведут Знатоки», там песенка: «Если кто–то кое–где у нас порой честно жить не хочет…».

К сожалению, у нас не кто–то, не кое–где и не порой, а очень часто мы наблюдаем неурегулированность и неустроенность в сфере внутреннего туризма. Но у нас есть программа развития внутреннего туризма. В прошлом году в России, внутри нашей страны, отдохнули 70 миллионов человек, из них 50 миллионов – это граждане Российской Федерации. Значит, 20 миллионов – это приезжих, это немало, хотя и немного.

Сейчас я скажу, по каким критериям немного. У нас самая большая территория в мире, и, конечно, она не может быть неинтересной, одна Камчатка чего стоит. Там нужно круизникам разрешать заход в различные места красивые. Дальний Восток – вообще в целом шикарное место, просто уникальное, Сибирь, Алтайский край, Республика Алтай, Краснодарский край, теперь Крым.

Наибольшие показатели роста внутреннего туризма показали как раз Краснодарский край, Сочи стал круглогодичным курортом, и зимой и летом теперь работает, как мы и хотели. Зимой там лыжные виды спорта, в горах, летом – море, всё это очень хорошо совмещается друг с другом. Там скоростные поезда ходят даже, кроме двух трасс, там две трассы идут, от нижнего кластера наверх, автомобильные, есть ещё сейчас скоростные поезда, которые ходят наверх, 25 минут, по–моему, 20 минут – и всё, вы в горах. Вырос сильно Крым, после 2014 года там большой рост, Татарстан.

Конечно, огромный потенциал у Центральной России и у Золотого кольца, это я с Вами полностью согласен. Мы уже с вами выяснили, что Ярославская область три города направила в это Золотое кольцо, да и сам Ярославль. Ведь исторический центр Ярославля включен в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО. Я очень рассчитываю на то, что и новое руководство города, и новое руководство Ярославской области сделают всё для того, чтобы привлекательность росла. А федеральная программа развития внутреннего туризма действует, и дальше будем над этим работать. Я полностью разделяю Ваше мнение о том, что нужно это делать.

А почему мало? Знаете, у нас туристическая отрасль вносит вклад туризма в ВВП страны, если всё взять за 100 процентов, 1,6 процента всего. В странах с развитым туристическим сектором экономики это 10 процентов, а у нас всего 1,6.

Д.Воробьёв: Вопрос про армию. Наша армия сейчас на подъёме, туда поступает новейшая техника, форма красивая, у молодёжи интерес появился к службе в армии. А что ещё будет сделано для того, чтобы наша армия оставалась такой же сильной? Если не военная тайна, конечно же.

В.Путин: Я Вам скажу, но Вы никому, ладно?

У нас же существует целая программа развития гособоронзаказа, и вообще программа развития армии должна быть, как мы много уже лет подряд говорим, компактной, но очень эффективной. Так что мы будем продолжать и структурные реформы, изменения, будем продолжать оптимизацию численности без всяких массовых сокращений, просто смотреть по родам и видам войск, что и как нужно делать. Будем особое внимание уделять таким компонентам вооружённой составляющей государства, как информатизация, разведка в широком смысле этого слова – не только агентурная разведка, а техническая разведка, – системам связи. Разумеется, современному высокоточному, высокотехнологичному вооружению.

Вы, наверное, уже заметили, такие наши совещания стали регулярными, два раза в году я их провожу в Сочи, в мае и в ноябре. Целую неделю я собираю там представителей промышленности, главных конструкторов, директоров крупных предприятий оборонки и руководство Министерства обороны отдельными родами и видами войск. И мы смотрим, что сделано за предыдущие шесть месяцев, чего почему–то не сделано и что нужно сделать для того, чтобы, безусловно, обеспечить исполнение гособоронзаказа. Так что армия наша никому не угрожает, хочу это ещё раз подчеркнуть, чтобы все услышали, не только здесь сидящие. Но она боеспособна, она стала современной и высокоэффективной. В разы увеличилось количество тренировок, учений, в том числе и внезапных проверок, которые время от времени почему–то беспокоят наших партнёров, условно их назовем так. Когда они проводят какие–то учения, мы не беспокоимся, а они почему–то сразу начинают нервничать. Нервные такие они.

Но, повторяю, и это важно, мы никому не угрожаем и никому не собираемся угрожать. Да нам зачем? У нас территория самая большая в мире, я уже об этом сказал, все знают. Нам нужно надёжно обеспечить безопасность своей собственной страны, своего собственного народа. Наша армия сделать это в состоянии. Будем и дальше её развивать.

Ну что, может, потихонечку будем заканчивать?

Реплика: Последний вопрос?

В.Путин: Да, завершающий.

Вопрос: Вот по–человечески, Ваша работа насколько тяжёлая? Хотелось бы узнать положительные и отрицательные стороны.

В.Путин: Если серьёзно, то самая положительная сторона моей работы ничем не отличается от положительной стороны вашей. Когда вы видите, что она приносит удовлетворение, и вы добиваетесь поставленных перед собой целей, задач, вы делаете важное, нужное, доброе дело, оно идёт на пользу и вам, и тому, ради кого вы работаете, – вот это и есть самое большое удовлетворение. Оно возникает, это всегда самое большое удовлетворение, от полученных результатов.

Отрицательные – много, конечно, отрицательных эмоций, ничего не поделаешь, но и в вашей работе наверняка ведь то же самое, когда у вас что–то не получается или вас кто–то подводит, или сталкиваетесь с другими какими–то непредвиденными обстоятельствами. Но в этом и состоит прелесть нашей с вами работы – что мы в состоянии эти трудности преодолеть и добиться нужного для нас результата. Я вам такого и желаю.

Реплика: Спасибо большое.

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 ноября 2016 > № 1969818 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 12 ноября 2016 > № 1969815 Владимир Путин

Совместное заседание президиума и консультативной комиссии Государственного совета о мерах по повышению инвестиционной привлекательности регионов.

Владимир Путин провёл совместное заседание президиума Государственного совета и консультативной комиссии Госсовета, посвящённое мерам по повышению инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы, как и договаривались, обсудим сегодня пути повышения инвестиционной привлекательности субъектов Федерации, в целом улучшение делового климата.

Отмечу, что мы впервые проводим совместное заседание президиума Госсовета и его консультативной комиссии. Члены комиссии – это главы регионов – лидеров по привлечению инвестиций. Полагаю, что их опыт будет полезен для распространения наиболее успешных практик в целом по стране, а формат, который мы сегодня используем, будет ещё не раз востребован при обсуждении ключевых вопросов социально-экономической повестки.

Создание комфортных условий для бизнеса – одно из ключевых условий обеспечения устойчивого роста, стабильного развития экономики и социальной сферы.

Знаю, что в Ярославской области началась подготовка долгосрочной программы социально-экономического развития региона. При этом особый акцент в ней будет сделан также именно на привлечении инвестиций, на поддержку бизнеса.

За последние годы был принят целый ряд мер для улучшения инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации. Сформирована соответствующая законодательная база, в целом реализованы «дорожные карты» Национальной предпринимательской инициативы, запущен национальный рейтинг инвестиционного климата в регионах.

Позитивные изменения в инвестиционном климате отмечают и сами предприниматели, и авторитетные эксперты, в том числе и наши зарубежные коллеги. Так, в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса (Doing Business) Россия заняла в этом году 40-е место, поднявшись ещё на 11 позиций. В целом это уже очень достойное место.

Важно и то, что разница между лучшими и отстающими регионами по качеству бизнес-среды сокращается. Правда, происходит это не так быстро, как бы нам хотелось, но в целом позитивные тенденции есть. Несмотря на наличие единого федерального законодательства и равные правовые возможности субъектов Федерации, всё–таки сохраняется эта разница.

Например, среднее время выдачи разрешения на строительство, на подключение к электросетям или регистрация прав собственности отличается от региона к региону, к сожалению, в разы до сих пор: в два, в три и более раз. Это значит, что власти на местах, там, где это происходит, безусловно, как бы так помягче сказать, имеют ещё много резервов, а если попроще – не дорабатывают на своих территориях.

Между тем в регионах-лидерах картина другая: здесь последовательно снижаются избыточные административные барьеры, сокращаются сроки и процедуры предоставления государственных услуг, а сами услуги переводят наши коллеги, которые работают таким образом, в электронный вид. В результате получают весомую отдачу за счёт развития бизнеса, имеются в виду и налоги, и новые рабочие места.

И хотел бы ещё раз повторить: нужно активнее распространять, тиражировать такие успешные практики.

В ходе подготовки нашей сегодняшней встречи, нашего заседания федеральные органы власти совместно с деловым сообществом выработали соответствующие целевые модели и типовые «дорожные карты». Они базируются, прежде всего, на лучших региональных практиках, на лучшем региональном опыте.

Теперь на их основе в каждом субъекте Федерации должны быть подготовлены свои региональные «дорожные карты». В течение 2017 года их необходимо реализовывать в полном объёме. Такой работой должны будут предметно заниматься специально созданные в каждом регионе проектные офисы.

Хочу подчеркнуть: благодаря внедрению лучших практик у всех субъектов Федерации появляется реальный шанс в разы повысить свою инвестиционную привлекательность. По сути, мы должны создать единое, высокое качество деловой среды на всей территории Российской Федерации, чтобы предпринимателю было удобно и комфортно работать в каждом нашем регионе.

Отмечу, что реализация «дорожных карт» будет находиться под постоянным контролем Министерства экономического развития. Также прошу подключиться к такому мониторингу деловые сообщества и Агентство стратегических инициатив.

Знаю, что Агентство предлагает использовать для этого современные информационные технологии и уже тестирует специальную электронную платформу. С её помощью можно будет буквально в режиме реального времени видеть, как организована работа в каждом регионе, как улучшаются административные процедуры, кто из представителей региональных команд повышает свои профессиональные навыки и компетенции, а кто, к сожалению, на месте стоит.

Давайте приступим к работе. Слово – губернатору Тюменской области Владимиру Владимировичу Якушеву, который и возглавлял соответствующее направление работы. Пожалуйста.

В.Якушев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Благодарю Вас за доверие и возможность подготовить доклад рабочей группы по обсуждаемому сегодня вопросу.

Как Вы уже отметили, Владимир Владимирович, действительно, с 2011 года и до сегодняшнего дня – скачок со 124-го места до 40-го [в рейтинге Doing Business]. Улучшился инвестиционный климат за счёт системной, последовательной работы, которую регионы ведут совместно с Правительством Российской Федерации, Агентством стратегических инициатив и общественными объединениями предпринимателей. Ситуация кардинально изменилась после запуска Агентством стратегических инициатив трёх ключевых проектов. Это «Региональный инвестиционный стандарт», «Национальная предпринимательская инициатива» и «Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата».

Напомню, что стандарт предусматривал создание на региональном уровне ключевых институтов и инструментов содействия и развития инвестиционной деятельности. Этот этап успешно внедрили все субъекты Российской Федерации, за исключением Республики Крым и Севастополя, которые в силу объективных причин начали этот процесс позже остальных и сегодня активно двигаются в этом направлении.

В рамках национальной предпринимательской инициативы сформированы «дорожные карты», направленные на улучшение условий ведения бизнеса по наиболее важным и проблемным сферам государственного регулирования. Прописанные мероприятия в настоящий момент исполнены на 77 процентов. Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата прошёл обкатку в 21 субъекте Федерации в 2014 году, он отражает оценку восприятия бизнес-сообществом усилий, которые предпринимают органы власти всех уровней по улучшению состояния инвестиционного климата в российских регионах.

С 2015 года началось полномасштабное внедрение рейтинга среди всех регионов. Итоги рейтинга свидетельствуют, что есть существенные резервы, в первую очередь в части оптимизации ключевых условий ведения бизнеса. Количество и продолжительность одних и тех же процедур в разных субъектах Федерации отличается. Поэтому наша рабочая группа, в которую вошли представители предпринимательского сообщества и крупнейших отраслевых и предпринимательских объединений, а также органов власти федерального и регионального уровней, сконцентрировалась на разработке стандартизированных подходов в части улучшения делового климата в регионах.

Нам поступило несколько десятков предложений. Мы детально изучили существующее положение дел по основным направлениям, максимально учли представленные наработки и подготовили 12 целевых моделей. Они станут основой для реализации четвёртого ключевого проекта, естественно, если сегодня он будет одобрен.

Целевая модель представляет собой систему факторов, обеспечивающих благоприятный инвестиционный климат. По каждому фактору определено целевое значение, то есть та рамка, к которой нужно стремиться, а также показатели, с помощью которых можно оценить процесс движения к поставленной цели.

Очень важно отметить, что целевые модели прописаны на основе лучших региональных практик, то есть сегодня это реально присутствует на конкретных территориях. А если это получается у одних, значит, это получится и у других.

Кратко прокомментирую модели по их содержанию.

Первая модель – развитие и повышение качества регионального законодательства о механизмах защиты инвесторов и поддержки инвестиционной деятельности. При её разработке был учтён опыт Москвы, Татарстана, Свердловской и Томской областей в части полноты регулирования и информирования потенциальных инвесторов, а также эффективности правоприменения.

Вторая модель – повышение эффективности работы специализированной организации по привлечению инвестиций и работе с инвесторами. В этой модели был учтён опыт Кемеровской, Тульской и Ульяновской областей, Алтайского края, Белгородской области и Республики Татарстан.

Третья модель – качество инвестиционного интернет-портала. За основу данной модели взяты порталы Забайкальского края, Воронежской, Калужской, Ленинградской, Ростовской областей и Тульской области, удобные с точки зрения навигации, содержательности и простоты использования.

Четвёртая модель – эффективность обратной связи инвесторов и руководства региона. В создании этого стандарта использованы наработки Москвы, Липецкой области, Воронежской области, Владимирской области, где практикуется качественное и системное общение органов власти с предпринимателями.

Пятая модель – государственный кадастровый учёт. Оптимизирует процедуру постановки на кадастровый учёт, в том числе с использованием многофункциональных центров. Модель включает 11 факторов, по каждому из них свои лидеры, чьи практики и были использованы для составления модели. Это Адыгея, Амурская область, Калининград, Краснодарский, Приморский и Ставропольский края, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автономные округа, город Санкт-Петербург, Чеченская Республика.

Шестая модель – государственная регистрация прав. При разработке этой модели мы использовали опыт коллег из Республики Башкортостан, Московской области, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в вопросах доступности подачи заявлений и упрощения процедур.

Седьмая модель – получение разрешения на строительство. Здесь по ряду факторов мы учли наработки Московской, Новосибирской, Тюменской, Псковской, Брянской областей и Краснодарского края по оказанию госуслуг в электронном виде и получению через МФЦ технических условий для начала строительства.

Восьмая модель – технологическое присоединение к электросетям. Успешными практиками в этой части признан опыт сетевых организаций Москвы и Санкт-Петербурга, Ульяновской области, где созданы максимально удобные условия для потребителя от подачи заявки до подключения.

Девятая модель – технологическое присоединение к сетям газоснабжения. Своим опытом по сокращению сроков и стоимости подключения к газу через оптимизацию и унификацию процедур поделились Московская и Тюменская области. По сути, все основные процедуры, связанные с подключением к газу, сведены в одном окне и чётко прописаны по срокам.

Десятая модель – подключение к инфраструктуре тепло-, водоснабжения и водоотведения. Формированию этой модели нам помог успешный опыт Псковской области и Татарстана. Регионы лидируют в открытости информации обо всех доступных мощностях и объектах инфраструктуры, скорости прохождения процедур.

Одиннадцатая модель – организация контрольно-надзорной деятельности в субъектах Российской Федерации. Хорошие практики продемонстрировали Новосибирская, Костромская области, Республика Коми, Ямало-Ненецкий автономный округ, Республика Чувашия. В этих регионах создано наиболее качественное нормативно-правовое обеспечение контрольно-надзорной деятельности. При организации проведения проверок элементы риск-ориентированного подхода используются в Республике Северная Осетия – Алания, Красноярский край, Ярославская область.

Двенадцатая модель – поддержка малого и среднего предпринимательства. В ряде регионов выявлены различия по уровню развития малого и среднего предпринимательства, многое зависит от внимания к этой сфере региональных и муниципальных властей. В рамках этой модели выделены 9 ключевых факторов. По каждому из них свои лидеры, чьи практики и были взяты за основу: Республика Башкортостан, Архангельская, Брянская, Владимирская, Калужская, Ленинградская, Липецкая, Мурманская, Орловская, Саратовская и Смоленская области.

Широкая география положительных практик, учтённых в 12 целевых моделях, с очевидностью подтверждают, что регионы активно включились в работу по улучшению инвестиционного климата. Рабочая группа считает, что именно стандартизация передовых практик и решений, оформленных в виде целевых моделей, позволит нам существенно повысить инвестиционную привлекательность каждого региона.

В то же время мы понимаем, что отдельные модели разнятся по организационным и ресурсным затратам. Например, третья модель – качество инвестиционного интернет-портала – требует усилия одного ответственного органа, который должен обеспечить наполнение портала нужной и востребованной информацией, а успешность реализации 5-й модели – государственный и кадастровый учёт – зависит от скоординированности действий всех уровней власти – муниципальной, региональной и федеральной, а также от профессионализма самих участников рынка кадастрового учёта.

Так, регион и муниципалитет должны обеспечить наличие генеральных планов, организовать быстрое и качественное предоставление услуг по утверждению схемы участка на кадастровом плане и присвоению адреса, Федеральная кадастровая палата – организовать постановку на учёт. Только из этого примера мы видим, что инвестор трижды обращается к государству за услугами: дважды – по вопросам, предшествующим постановке на кадастровый учёт, и собственно за кадастровым учётом.

В этих точках соприкосновения бизнеса и власти и взаимоотношения должны быть предельно прозрачны и понятны. Институты, гарантирующие такие взаимоотношения, в регионах созданы, и рабочая группа считает их масштабирование важнейшим фактором улучшения инвестиционного климата. Во–первых, это многофункциональные центры оказания услуг, которые образованы по всей стране в соответствии с Вашим, Владимир Владимирович, поручением, зафиксированным в Указе от 7 мая 2012 года. На сегодня охват населения услугами МФЦ составляет более 90 процентов.

Во–вторых, это оказание услуг в электронном виде, когда инвестор может направить необходимые документы через интернет-ресурсы. Электронные услуги МФЦ, проекты, реализуемые под патронажем Минэкономразвития России и Минкомсвязи России, и практика подтверждают их востребованность.

В–третьих, это система одного окна с широким диапазоном возможностей для инвестора. Отмечу, что в регионах, где используются все три названных института, мы наблюдаем высокую инвестиционную активность. Инструментом внедрения целевых моделей являются региональные «дорожные карты», они будут реализовываться посредством проектного управления. Разумеется, для успешного выполнения мероприятий необходимо провести обучение региональных команд. Об этом, а также о системе управления и мониторинга внедрения целевых моделей более подробно расскажет Никитин Андрей Сергеевич.

То, что касается нашего опыта в Тюменской области. Мы активно участвуем во всех трёх проектах Агентства стратегических инициатив, это позволило нам по итогам национального рейтинга в 2015 году занять 15-е место, а в 2016 году – 5-е.

Работая над целевыми моделями, которые представлены сегодня вашему вниманию, мы увидели резервы, которые позволят нам при их внедрении улучшить в целом инвестиционный климат в регионе.

С учётом вышеизложенного, Владимир Владимирович, прошу Вас поддержать решение нашей рабочей группы и утвердить представленные Вашему вниманию целевые модели, а регионы, в свою очередь, готовы сформировать «дорожные карты» по достижению показателей целевых моделей. Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Андрей Сергеевич, пожалуйста, продолжите.

А.Никитин: Спасибо. Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Национальный инвестиционный рейтинг помог нам понять, что мешает выровнять условия для бизнеса на территории всей страны. И сначала я хотел бы сказать о принципах, которыми мы руководствовались.

Первый принцип. Все предложения, которые указаны в докладе, можно реализовать в рамках существующего федерального законодательства. Соответственно, они где–то уже, в каких–то регионах реализованы.

Второй. Здесь нет ничего такого, что нельзя было бы сделать за один год.

И, наконец, самое важное. Инвестиционный климат существует не в голове руководителей региональных или каких–то других чиновников, а вокруг забора конкретного предприятия. Поэтому всё, что мы делаем, и всё, что мы предлагаем, должно быть в первую очередь основано на запросе самих предпринимателей.

Под руководством Владимира Владимировича Якушева мы разработанные целевые модели сопоставили с реальной ситуацией во всех 85 регионах. Стало понятно, какие есть отклонения, соответственно, появилась возможность убедиться, во–первых, в работоспособности этих целевых моделей, а во–вторых – разработать рекомендации, что можно сделать, на какие примеры опираться. Огромное спасибо коллегам из Минэкономразвития, Минстроя, Минэнерго и Росреестра.

Коротко остановлюсь на нескольких целевых моделях. Специализированные организации по работе с инвесторами – к ним много вопросов: формализм, бюрократия, непрофессионализм сотрудников. Поэтому необходимо чётко закрепить функционал таких организаций и установить показатели их эффективности: сколько привлекают инвестиций, сколько сопровождают проектов, сколько рабочих мест позволяют создать. Алгоритм таких действий у регионов есть.

Немного о блоке регуляторики. Государственный кадастровый учёт и Росреестр – много сделано в этой области, но на региональном и особенно муниципальном уровне проблемы остаются. Большая их часть связана с тем, что на местах не собирают и не предоставляют информацию. Так, например, в Государственном кадастре недвижимости почти нет данных о границах муниципальных образований и между регионами, указаны только 26 границ, а должно быть 380. Сведения как минимум о половине земельных участков неточные, нет информации о свободных площадках в государственной и муниципальной собственности, которые можно использовать, отсутствуют проекты межевания территорий, 80 процентов отказов регистрации прав связано с ошибками, которые делают кадастровые инженеры. Таким образом, это стоит бизнесу недель и месяцев простоя в создании своих предприятий, в их открытии, в создании новых рабочих мест, и в итоге проигрывают все: и регионы, и предприниматели.

Получение разрешений на строительство – ещё один больной вопрос для предпринимателей. Задачи здесь в принципе понятны: упростить подготовку документов по планировке, сократить сроки проектирования и стройки, в том числе за счёт электронных сервисов. Целевая модель включает получение градостроительного плана, заключение договоров подключения к сетям, прохождение экспертизы. Сейчас для получения разрешения на строительство нужно пройти три экспертизы в ряде случаев. Это экспертиза проектной документации и результатов инженерных изысканий – 60 дней, экологическая – 90 дней, и историко-культурная. Здесь мы предлагаем использовать опыт Московской области по объединению этих экспертиз в одну и прохождению всех этих процедур параллельно, что позволит сократить сроки более чем в два раза.

Технологическое присоединение к электрическим сетям. В этой сфере мы занимаемся работой уже не первый год. Результаты, безусловно, есть, они неплохие. Но, тем не менее, и Вы об этом сказали, у нас сроки продолжают очень сильно различаться: где–то два этапа, а где–то девять, где–то полтора месяца, а где–то – я подчеркну, коллеги, – 700 дней занимает получение разрешения подключения к электросетям.

Мы проанализировали, почему так происходит, и видим, что в субъектах и территориальных сетевых организациях по–разному выстроены процессы, у ряда регионов собственные трактовки этапов присоединения. Что можно сделать? Во–первых, типовые договоры, во–вторых, удобная подача заявки – электронная форма, упрощённые процедуры для некоторых объектов. Все эти вещи у нас изложены в целевых моделях. Схожий подход применён также к целевым моделям подключения к газу, а также к теплу, системам водоснабжения и водоотведения.

В целом, если говорить о процедурах ведения бизнеса, основной резерв для улучшения ситуации – это перевод как можно большего числа услуг в электронный вид. Здесь одним из лидеров является Москва, и мы, конечно, использовали этот опыт, внимательно на него смотрим.

Отдельный важный вопрос – это программа по стимулированию развития малого и среднего предпринимательства. Такая программа должна быть в каждом регионе и в каждом муниципалитете. Нужно, чтобы мэр города, мэр муниципалитета думал каждый день о том, какие рабочие места он создаёт, как он помогает малому бизнесу.

Коллеги, сегодня мы представляем разработанные целевые модели вашему вниманию, и хотел бы коротко сказать о ряде механизмов реализации этих планов.

На основе полученных целевых моделей каждый регион, точнее региональный проектный офис, формирует свои «дорожные карты», поэтапные планы-графики достижения поставленных целей. Это огромный объём, более 1000 документов, если посмотреть на всю страну, и, конечно, как Вы сказали, Владимир Владимирович, это всё надо делать в электронном виде, используя современные информационные технологии.

Мы такую систему с регионами разрабатываем, она в самое ближайшее время будет запущена. И, действительно, в онлайн ежедневно будет видно, как какой регион двигается в рамках исполнения «дорожных карт».

Но хотел бы обратить внимание на другой момент. Доступ к этой системе получат также предприниматели и деловые объединения на местах. И мы будем видеть, как, с одной стороны, отчитывается региональный профильный министр по исполнению «дорожной карты», а также будем видеть, предприниматели будут иметь возможность рассказать о том, как они в реальности в том или ином регионе проходят эти процедуры и сколько времени на это тратят. Таким образом, у нас появится объективная оценка.

Но самое главное во всей этой работе – это, конечно, кадры. Для того чтобы реализовать эти задачи, регионам нужны специалисты с принципиально иным качеством подготовки, с новым набором компетенций.

Благодаря Вашему поручению, Владимир Владимирович, мы на базе Академии народного хозяйства создали Центр развития регионов. Уже 36 регионов прошли обучение по программе развития управленческих компетенций. Примерно по 10 человек от каждого региона – это вице-губернаторы, мэры крупных городов, представители территориальных органов исполнительной власти и федеральных. И результаты этой программы показывают, что где–то впервые для многих регионов люди стали воспринимать себя как часть единой команды, настроенной на то, чтобы заниматься улучшением ведения бизнеса в регионе. До конца 2018 года все регионы такое обучение пройдут.

Для того чтобы процесс был непрерывным (жизнь на месте не стоит), мы создали систему дистанционного образования, она будет доступна на той же самой платформе, где будут работать региональные проектные офисы. Все новые идеи, новые лучшие практики будут загружаться туда, и регионы будут иметь к этому постоянный и обновляющийся доступ.

В заключение не могу не затронуть ещё один важный момент. Участники проектных офисов – это люди в первую очередь, и им важно, чтобы за хорошую работу им говорили спасибо, чтобы они чувствовали, что их усилия видят и ценят. Мы в докладе предложили какие–то варианты мотивации, это могут быть благодарности руководства, это могут быть какие–то ускоренные условия продвижения по службе для тех людей, которые действительно хорошо работают и выполняют свои задачи, просим на это тоже обратить внимание.

Спасибо большое. Доклад окончен.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Миронов Дмитрий Юрьевич, пожалуйста.

Д.Миронов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Для всех ярославцев почётно, что местом проведения очередного заседания президиума Государственного совета выбрана Ярославская область. Неделю назад мы с Правительством и представителями областного бизнеса, общественности наметили ключевые направления социально-экономического развития нашего региона. Они будут отражены в долгосрочной программе развития области, которая сейчас разрабатывается. Цель этой программы – изменить жизнь к лучшему, жизнь ярославцев, сделать её по–настоящему комфортной, достойной. Чтобы достичь этой цели, нам потребуется существенно нарастить экономический потенциал и вывести область на устойчивую траекторию роста. Для этого мы можем предложить инвесторам не только максимально удобные условия для капиталовложений, но и результат эффективной работы нашей системы подготовки кадров.

С 2012 года мы тесно сотрудничаем с Агентством стратегических инициатив. Ярославская область стала одним из 13 пилотных регионов, которые участвуют в проекте Агентства по подготовке рабочих кадров для высокотехнологичных отраслей промышленности, и наши выпускники уже занимают лидирующие позиции на конкурсах профессионального мастерства WorldSkills.

В области внедрён стандарт по обеспечению благоприятного инвестиционного климата, запущены промышленные парки со всей необходимой инфраструктурой, сняты многие административные барьеры, сокращены сроки получения разрешительной документации. По итогам прошлого, 2015 года Ярославская область поднялась на две позиции в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата и заняла 28-е место.

Конечно, надо смотреть дальше. В конкуренции за инвестора побеждает тот, кто повышает качество государственных услуг, развивает институты поддержки бизнеса, внедряет лучшие практики. Именно такая работа в Ярославской области уже сейчас ставится на системную основу. У нас для каждого крупного инвестиционного проекта, имеющего большой социальный эффект, мы создадим в области так называемый «зелёный коридор». Планируем за такими проектами закрепить персонального куратора на уровне заместителя председателя регионального правительства. Куратор будет нести личную ответственность за прохождение всех бюрократических процедур в предельно сжатые сроки.

Приоритетом для Ярославской области является наращивание инвестиций в высокотехнологичных отраслях, где у нас создан хороший задел. Месяц назад, в октябре, мы отметили 100-летие ярославского моторостроения. Лидеры этого направления – предприятия «Сатурн» и «Автодизель», которые реализуют уникальные проекты. Так, «Автодизель» приступил к выпуску двигателя стандарта «Евро-5» на сжатом природном газе. Для обеспечения экспортного прорыва идёт доработка этого двигателя до стандарта «Евро-6». В свою очередь, НПО «Сатурн» освоило выпуск газотурбинных двигателей международных стандартов. Специально для «Сухого Суперджет-100» разработана линейка турбореактивных двигателей.

Мы будем всячески поддерживать развитие ведущих предприятий региона, одновременно формировать базу для появления новых производств, технологичных, с высокой добавленной стоимостью. Эффективным механизмом их создания могут стать центры компетенции на базе крупных предприятий. С помощью этих центров промышленные лидеры смогут передавать современные технологии для массового внедрения. Так, уже создан региональный центр инжиниринга, который сотрудничает с НПО «Сатурн» в этом направлении. В дальнейшем такой механизм станет у нас в области основным для локализации новых производств.

Серьёзные перспективы видим в развитии кластера фармацевтической промышленности и инновационной медицины. Уже сегодня в нашем кластере представлены такие лидеры фармацевтической отрасли, как компания «Р-Фарм», «Такеда», «Тева», стабильно показывающие ежегодный рост. В наших планах создать на территории области крупнейшую в России агломерацию данного типа.

Отмечу, что наш фармкластер нацелен не только на производство лекарств и субстанций, но и на их разработку. В сентябре текущего года в Ярославле был открыт центр трансферта фармацевтических технологий. Его материальная база позволяет проводить полный цикл исследований по разработке новых фармацевтических технологий и лекарственных форм. Подготовку специалистов для фармкластера ведут несколько высших и средних специальных учебных заведений области, причём в этом процессе активно участвуют и сами инвесторы. Например, компания «Такеда» запустила программу обучения специалистов по стандартам лучших мировых производственных практик на базе Ярославского химико-технологического лицея.

Ещё одним перспективным направлением для инвестиций мы видим развитие туризма. На территории Ярославской области находятся три из восьми основных городов Золотого кольца. Это культурное богатство во многом определяет туристическую привлекательность области. Здесь мы будем делать ставку на расширение линейки туристических продуктов, на активное продвижение области как в нашей стране, так и за её пределами, в том числе для этого будем приводить в порядок и развивать дорожное хозяйство и гостиничную инфраструктуру.

Уважаемые коллеги! Важнейшим условием благоприятного делового инвестиционного климата является высокий уровень развития человеческого капитала, наличие квалифицированных кадров. Мы этому вопросу будем уделять особое внимание.

В Ярославской области успешно развивается система дуального образования, в рамках которого образовательные организации и предприятия совместно разрабатывают обучающие программы, а самообучение ведётся с прохождением практики на будущих рабочих местах.

В наших планах на ближайший год проанализировать эту работу, с тем чтобы в среднесрочной перспективе создать в вузах области базовые кафедры ведущих компаний и предприятий, а также модернизировать учреждения среднего образования с учётом самых современных производственных стандартов.

Следующим этапом развития региональной системы образования видим создание образовательного технопарка. Он сконцентрирует технологии и образовательные практики, идеи и кадры для взаимодействия центра трансферта технологий, центров дополнительного профессионального образования, центра опытных производств и производственных лабораторий.

Хотел бы отметить также, что Ярославская область первой в России создала единую базу талантливых детей. Мы выявляем таких ребят и, что называется, ведём их. Сейчас наша задача – развить систему ранней профессиональной ориентации. Эта тема станет одной из главных на форуме «Будущие интеллектуальные лидеры России», который пройдёт в Ярославле с 21 по 24 ноября сего года.

Пользуясь случаем, приглашаю всех принять в нем участие. Благодарю вас за внимание.

В.Путин: Спасибо, Дмитрий Юрьевич.

Пожалуйста, Александр Сергеевич Калинин, «ОПОРА России».

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Малый, средний и крупный бизнес работает в регионах. Именно в регионах образуются и развиваются наши предприятия, работают наши трудовые коллективы. Когда инвестиционный климат, административные процедуры в разных субъектах страны значительно различаются, а иногда в разы, бизнес задумывается о переезде в другие регионы. И прежде всего это характерно для малого бизнеса ввиду его мобильности. Если эта ситуация будет продолжаться, то в перспективе бизнес сконцентрируется в тех регионах, где инвестиционный климат лучше, то есть в Республике Татарстан, Москве, Тюменской области, Владимирской, Ульяновской, Тульской, Калужской, Белгородской, Ханты-Мансийском округе и других регионах-лидерах. Но ведь люди не хотят уезжать из привычных мест, хотят иметь возможность раскрыть свой человеческий, экономический потенциал в тех местах, где они родились. Поэтому мы считаем крайне важным создание равных экономических условий для ведения бизнеса во всех субъектах Российской Федерации.

Все деловые объединения: «ОПОРА России», «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей – мы поддерживаем разработанные рабочей группой Государственного совета на площадке АСИ целевые модели и считаем необходимым создание проектных офисов в регионах по их внедрению. Это выгодно и самим регионам, поскольку в этом случае регион получает бесплатный доступ к экспертному потенциалу экспертов Агентства стратегических инициатив.

Кроме того, мы считаем, что поскольку в разработанных целевых моделях речь идёт именно о бизнес-климате, мы считаем, что в проектных офисах должны обязательно принять участие представители бизнес-объединений. Как положительный пример – это опыт города Москвы, где уже с 2012 года действует штаб по защите бизнеса, который возглавляет мэр города. Или пример Тюменской области, где создана экспертная группа по инвестиционному климату. Это фактически уже и есть проектные офисы, которые успешно работают.

Мы считаем, что успешные команды проектных офисов, руководители тех проектных офисов, которые будут созданы, их необходимо рассматривать в качестве кадрового резерва для продвижения по государственной службе. А также должно быть предусмотрено целевое премирование проектных офисов за достижение целевых показателей.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Внедрение целевых моделей и создание равных возможностей для ведения бизнеса во всех регионах будет являться гарантией единства экономического пространства Российской Федерации, предусмотренного статьёй 8 Конституции нашей страны. Поэтому мы поддерживаем предлагаемые рабочей группой материалы и благодарим Вас за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Уважаемые коллеги! Кто хотел бы что–то добавить, прокомментировать то, что предлагается Владимиром Владимировичем и группой, которая готовила материалы? Пожалуйста.

В.Мау: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Прежде всего, я хочу поблагодарить Вас за то поручение, которое вышло полтора года назад, по созданию Центра развития регионов, который мы создали и который, как говорит руководитель АСИ, мы совместно активно развиваем.

Я хотел сказать, что в этом центре, собственно, формируются команды будущих проектных офисов. Это 9–10 человек от регионов во главе с вице-губернатором, министрами и федеральными чиновниками, работающими в регионе. Естественно, там есть некоторые лекции, в том числе и международных профессоров, но основное – это, конечно, обмен опытом, это опыт командного взаимодействия, реальное формирование команд. Те Soft Skills, «мягкие качества», которые формируют реальный инвестиционный климат, навык и проектные работы. И главное, что здесь итогом этой работы, этого обучения является формирование проектов, которые в процессе защиты одобряются или не одобряются (но пока одобряются) и дальше должны реализовываться как проекты этих проектных офисов.

Я очень хочу поблагодарить Наталью Владимировну Комарову, Анатолия Дмитриевича Артамонова и Владимира Владимировича Якушева, которые сами участвовали в защите этих проектов. Причём слушали не только свои регионы, но и всех остальных. Очень интересный опыт у нас возник, когда три команды (Ярославской, Костромской и Владимирской областей) объединились и защищали один проект по развитию Золотого кольца. Поэтому то, что Дмитрий Юрьевич говорил, там уже готовый проект. Кстати, он по итогам 36 регионов этого года был признан лучшим из всех регионов. То есть это у нас уже некая готовая вещь.

Дальнейшие шаги – это, естественно, нам надо обучить оставшиеся 49 регионов. Это масштабирование проекта, что говорил Никитин Алексей, распространение, в том числе и на муниципальном уровне, особенно применительно к крупным муниципалитетам. И совместно с АСИ (вся работа идёт совместно с АСИ) провести работу по дальнейшему обобщению опыта и его тиражированию.

Я хотел обратить внимание и поддержать то, что говорил Калинин. Тут, конечно, те люди, которые выходят с этими проектами, это такой потенциальный очень сильный резерв. Кстати, не могу не отметить, что один из наших слушателей в процессе обучения стал губернатором (и. о. губернатора на данный момент). Но, тем не менее, кто–то уходит, кто–то приходит, команды меняются. Я бы предложил, чтобы не терять людей, а на них тратятся немалые вообще бюджетные деньги, сохранить их в той или иной форме в кадровом резерве. Потому что команды губернаторов могут меняться, но они прошли очень важную практику, получили очень большой опыт. И вот это было бы моё предложение.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо, учтём.

Пожалуйста, прошу Вас.

Р.Темрезов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Карачаево-Черкесская Республика уже второй год подряд принимает участие в национальном рейтинге состояния инвестклимата в субъектах Российской Федерации. Нам всегда было интересно, как предприниматели оценивают условия ведения бизнеса в регионе и сравнить показатели республики с другими субъектами Российской Федерации, что рейтинг и позволил сделать.

Используя сборник лучших практик национального рейтинга, нам удалось обеспечить сокращение времени получения разрешения на строительство на 33 дня, подключения к электросетям, регистрации прав собственности – на четыре дня. Мы пересмотрели механизмы сопровождения инвестора в регионе, запустили новый инвестпортал. Уже в этом году мы увидели положительную оценку бизнеса данных мер. Мы полностью поддерживаем работу, проводимую на площадке Агентства стратегических инициатив совместно с ФОИВ по разработке 12 целевых моделей улучшения инвестклимата. Мы уже успели с ними ознакомиться, нам абсолютно понятен разработанный инструмент и пути достижения целевых показателей. Понятно, что есть нам ещё над чем работать – подтягиваться к более сильной группе, чем мы и занимаемся.

Спасибо огромное.

В.Путин: Хорошо.

С.Орлова: Можно, Владимир Владимирович?

В.Путин: Да, пожалуйста.

С.Орлова: Во–первых, спасибо большое и Дмитрию Ильичу, и Владимиру Александровичу. Действительно, проект «Золотое кольцо» был очень интересным, и теперь, конечно, очень важно и дело чести нам его сделать, чтобы это были равные условия для всех трёх регионов и для туристов, которые поехали, тем более 50 лет Золотого кольца – это очень важный момент.

Следующий момент, мне кажется, очень важный. Владимир Владимирович, у нас принята социальная хартия. Мы начали делать гранты для наших некоммерческих организаций. Они тоже привносят сегодня большую роль, это тоже малый и средний бизнес. Мы, конечно, сегодня уже видим по развитию малого бизнеса: это и инновации, и сельское хозяйство, и обрабатывающие отрасли. Но сейчас аспект такой пошёл – образовательный, дуальное образование. Я могу привести пример. У нас немецкая компания, и кто бы мог подумать, что три представителя нашего техникума в Гусь-Хрустальном, это маленький город, через дуальное образование сегодня имеют уже заработную плату такую, что могут купить машину. Это только третий курс техникума.

Следующий момент, который касается культурных проектов. Здесь, мне кажется, мы тоже могли бы двинуть эти все вопросы, потому что «мягкая сила» тоже сегодня помогала решению многих задач.

И последнее. Все механизмы созданы: и агентства, и микрозаймы. То, что мы сейчас делаем проектный офис, у нас не хватает хороших проектов. И абсолютно правильно, что мы начинаем здесь конкурировать.

Теперь по подключению к сетям. Я уже Вам говорила, когда в Твери мы собирались: у нас есть инвестиционная программа, мы можем сегодня минимизировать риски. Но если мы не наведём порядка по гарантирующим поставщикам, которые ни за что не отвечают, и, сколько бы мы ни старались, здесь нужны открытость и понимание, кто они такие, почему такая цена, почему для одного предприятия одна цена на электроэнергию, для другого – другая цена. И, мне кажется, усилив эту инвестиционную программу, мы бы могли тоже получить более серьёзный результат. А в целом тема очень интересная, и уже большой интерес на местах к этому вопросу.

В.Путин: По последней теме решения готовятся. Я полностью с Вами согласен – это серьёзная вещь. Это тема отдельного разговора по гарантирующим поставщикам. Мы несколько месяцев назад собрались у меня как раз с коллегами, договорились о том, что будут представлены соответствующие предложения. Надеюсь, что они в конце концов будут сформулированы и конкретная работа начнётся.

А по поводу социальной стороны дела – безусловно, Вы правы, и на это нужно обратить внимание, потому что инвестиционная привлекательность региона связана, как правило, с хорошими кадрами, высококвалифицированными, а они не будут работать там, где негде ни в театр пойти, ни детей устроить нормально. Это, конечно, очень важная составляющая инвестиционной привлекательности региона.

Пожалуйста, ещё. Всё?

Во–первых, хочу поблагодарить Владимира Владимировича и всех коллег, которые работали над этой темой. Я не буду сейчас много говорить опять по тем вопросам, которые вы сейчас готовили, о которых здесь докладывали.

Тем не менее в завершение вот что хочу сказать. Мы всё это делаем не из академических соображений. Хочу, чтобы всем было понятно. Не для того, чтобы поговорить на заданную и интересную, вроде бы как правильную тему, а мы это делаем всё для того, чтобы ситуация менялась к лучшему. И я хочу, чтобы меня коллеги услышали.

Ситуация, при которой эти условия ведения бизнеса (сейчас не будем говорить параметры по подключению к тому, к сему, к пятому, к раздесятому) отличаются в разы. Иногда это обосновано, иногда есть объективные обстоятельства даже этого отличия. Но иногда это абсолютно неприемлемо. И я хочу, чтобы мы все понимали и относились к этому серьёзно и никто бы не обижался потом за то, что будут приниматься какие–то меры, в том числе административного и кадрового характера, если ничего не будет меняться к лучшему.

Условия инвестиционной деятельности и ведения бизнеса – это одни из ключевых условий развития экономики, а значит жизнеспособности, конкурентоспособности страны, обеспечения решения всех других задач, перед которыми государство стоит, в социальной сфере, в экономике в целом, в сфере оборонной безопасности. Это чрезвычайно важная основа всего нашего существования и движения вперёд. Обращаю на это самое серьёзное внимание, и сам обращаю, и вас прошу то же самое делать.

Очень рассчитываю на то, что мы вместе будем двигаться по этому пути так, как предлагает рабочая группа Госсовета.

Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 12 ноября 2016 > № 1969815 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 ноября 2016 > № 1960416 Владимир Путин

Форум активных граждан «Сообщество».

Владимир Путин принял участие в работе форума активных граждан «Сообщество».

«Сообщество» – двухдневный форум, организованный Общественной палатой России и приуроченный ко Дню народного единства.

В мероприятии приняли участие более 3500 человек, среди которых представители социально ориентированных НКО и гражданских активистов со всей России. Обсуждались проблемы некоммерческого сектора в различных областях.

На полях форума глава государства также общался с командой красноярского футбольного клуба «Тотем», победившей на последнем чемпионате мира по футболу среди детских домов и школ-интернатов.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Второй год подряд форум «Сообщество» проходит во всех субъектах Российской Федерации и завершается здесь, в столице, в Москве. Не мог отказать себе в удовольствии заехать к вам и поприветствовать вас.

Символично, что итоговое мероприятие, итоговый форум проходит накануне и приурочен к Дню народного единства. Сама суть этого праздника тесно связана с идеей гражданской активности, со стремлением людей разных возрастов, профессий, национальностей, вероисповеданий – я вижу, здесь таких людей как раз много, – со стремлением объединиться ради общего блага.

Сегодня здесь собрались именно такие неравнодушные, деятельные, творческие люди. И в целом во всех регионах России сейчас всё больше граждан включается в волонтёрскую деятельность, в деятельность некоммерческих организаций и различных структур, иногда индивидуально люди этим занимаются.

Желание людей реализовать свои инициативы, опыт, знания ради полезных дел говорит о растущей зрелости российского общества, о том, что активно возрождаются традиции добровольчества, меценатства, милосердия. Такой бескорыстный, зачастую подвижнический труд заслуживает самой искренней и самой душевной поддержки и благодарности.

Вы знаете, что учреждены государственные премии за выдающиеся достижения в области правозащитной и благотворительной деятельности; расширяется программа президентских грантов для НКО, в этом году – в четыре раза больше, чем в 2012 году.

Создание условий для развития гражданского общества, некоммерческого сектора было и остаётся одним из наших безусловных приоритетов. В этой связи хочу сказать, что особое значение имеют меры поддержки социально ориентированных НКО, в том числе помогающих людям с ограниченными возможностями или попавшим в трудную жизненную ситуацию, и, конечно, семьям с детьми-инвалидами.

На предыдущем форуме было высказано предложение о предоставлении преференций социально ориентированным некоммерческим организациям, доказавшим эффективность своей работы. И, как вы знаете, эта тема потом нашла своё отражение и в Послании Президента Федеральному Собранию.

Необходимые решения приняты, внесены поправки в законодательство, устанавливающие для НКО особый правовой режим – режим исполнителей общественно-полезных услуг. Определены двадцать приоритетных направлений вашей деятельности в этой сфере; Правительство утвердило перечень таких услуг и критерии оценки их качества.

В результате для НКО, получающих особый правовой статус, станут доступны финансовые ресурсы, которые выделяются государством на социальные цели, причём минимум на два года Это позволит обеспечить, во всяком случае надеюсь на то, что это позволит обеспечить стабильность и более высокий уровень работы таких НКО. Рассчитываю также, что Государственная Дума нового созыва сможет оперативно рассмотреть необходимые поправки в Бюджетный кодекс и практический механизм получения особого правового статуса будет реализован уже с 1 января 2017 года.

В целом наша задача – создать благоприятную, я бы даже сказал – дружелюбную, дружескую среду для развития социально ориентированных НКО. Возможно, имеет смысл предоставить им и некоторые дополнительные преференции, например те, которые уже имеют субъекты малого предпринимательства. Просил бы вас такие идеи обсудить и сформулировать свои предложения, и очень надеюсь, что удастся их также отразить и в Послании Президента этого года.

Хотел бы также отметить важную черту большинства российских добровольческих и благотворительных организаций – это готовность работать вместе с государством при решении общих задач.

Хотел бы также отметить важную черту большинства российских добровольческих и благотворительных организаций – это готовность работать вместе с государством при решении общих задач. Такое партнёрство, безусловно, в разы увеличивает эффективность нашей совместной работы.

При этом необходимо развивать механизмы общественного контроля, в том числе через систему региональных общественных палат. Как вы знаете, с первого января будущего года вступает в силу новый закон, регламентирующий их деятельность. И очень бы вас просил, дорогие друзья, включиться в постоянный мониторинг применения этого закона.

Гражданская активность открывает широкие возможности для работы в одной команде со своими единомышленниками, здесь как раз такие люди и собрались. Доверие, взаимоподдержка, радость общения, в конце концов, – основа для успешной деятельности некоммерческого сектора и огромный ресурс для достижения конкретных, востребованных нашим обществом результатов.

Форумы «Сообщество» вносят большой, если не сказать огромный вклад в укрепление сотрудничества между самими некоммерческими структурами, организациями. Здесь собираются тысячи представителей этих команд, идёт заинтересованный обмен мнениями, идеями, опытом, обсуждаются трудности и проблемы, способы их преодоления. Вместе всегда легче найти выход из любой, даже очень сложной ситуации, тем более что ещё далеко не везде, это тоже нужно отметить, понимают и ценят потенциал и возможности некоммерческого сектора. Убеждён, с каждым годом вы, ваши организации, те люди, с которыми вы вместе работаете, будут приобретать не только опыт, но и общественный вес, уважение людей.

Позвольте мне пожелать вам всего самого доброго в вашей работе и выразить надежду на совместную деятельность.

Благодарю вас за всё, что вы делаете. Спасибо вам большое, удачи!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 ноября 2016 > № 1960416 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 октября 2016 > № 1949512 Владимир Путин, Тарья Халонен, Хайнц Фишер, Табо Мбеки

Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии XIII ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема заседания в этом году – «Будущее начинается сегодня: контуры завтрашнего мира».

В течение трёх дней более 130 экспертов и политологов из 35 стран мира рассматривали актуальные вопросы развития международных отношений, внутриполитического устройства, экономики, демографии и технологий.

Дискуссии, в частности, были посвящены мерам по смягчению последствий радикальных изменений на политической карте мира и кризиса демократических процедур, обсуждению путей развития отношений России и ЕС, устройства глобального мира через 10 лет.

В работе итоговой сессии также приняли участие бывшие президенты: Финляндии – Тарья Халонен, Австрии – Хайнц Фишер и ЮАР – Табо Мбеки.

* * *

Т.Колтон (как переведено): Добрый день, дамы и господа! Меня зовут Тимоти Колтон. Я знаком со многими присутствующими сегодня здесь. Мне чрезвычайно приятно, что меня попросили выступить модератором этой последней сессии в 2016 году в рамках Валдайского дискуссионного клуба, так мы его называем.

Хотел бы особо приветствовать нашего основного выступающего – это Владимир Владимирович Путин, Президент Российской Федерации. Он нашёл время, чтобы приехать сюда, принять участие. Мы знаем, как он занят. Мы также высоко ценим его готовность отвечать на наши вопросы.

В какой–то момент, когда Вы выйдете на пенсию, господин Президент, и напишете свои мемуары, попытайтесь подумать, сколько времени Вы потратили на ответы и вопросы. Я уверен, Вы будете поражены этим. Мы очень благодарим Вас за это. Спасибо за то, что Вы с нами сегодня.

Позвольте мне также представить других участников сегодняшней сессии. Я представлю их в том порядке, в котором они будут выступать. Прежде всего Тарья Халонен, которая сидит справа от господина Президента. У неё была блестящая карьера, в течение 12 лет она была президентом соседа Российской Федерации – Финляндской Республики, до 2012 года. Затем выступит господин Хайнц Фишер, который сидит слева от Президента Путина. У него также очень длинная, разнообразная карьера. Совсем недавно он вышел в отставку с поста президента Австрийской Республики, он занимал этот пост с 2004 года до 2016 года. Сейчас в Австрии нет президента, к сожалению, но это уже другая история.

Третий выступающий, я хотел бы представить его, господин Табо Мбеки, ещё один человек с длительной карьерой. С 1999 года по 2008 год он занимал пост президента Южно-Африканской Республики.

Я не думаю, что я должен представлять Андрея Быстрицкого. Он активно участвует в наших встречах, но он всё–таки коротко остановится на встрече Валдайского клуба здесь. Он возглавляет Совет, занимающийся Валдайским форумом.

Пожалуйста, Андрей, слово Вам.

А.Быстрицкий: Спасибо большое.

Уважаемый господин Президент! Уважаемые гости и модератор! Уважаемые участники Валдайского форума!

Мы собрались на заключительное пленарное заседание нашей ежегодной большой Валдайской конференции. За три дня работы, как мне представляется, мы проделали большой путь. И, как мне кажется, эта конференция была исключительно интересной. Мы обсуждали, что уже сегодня определяет завтра, наше будущее. В общем, мы сконцентрировались примерно на пяти сферах современной жизни, положение дел в которых, мы видим, это будущее и определяет.

Это международные отношения, это экономика, это демография и миграция, это технологии и общественное устройство. Эти сферы важны по очевидным причинам. От международных отношений в прямом смысле зависят вопросы войны и мира, от экономики – общая возможность развития человечества. Демографические и миграционные проблемы способны поколебать стабильность очень многих стран. А технологии в состоянии изменить все наши представления о том, что возможно и что невозможно в этом мире.

И наконец, внутреннее устройство страны, оно, впрочем, как и всегда, но сейчас в иной форме влияет в том числе и на внешнюю политику этих стран. И, в общем, конференция прояснила много вопросов, впрочем, поставила и много новых. С одной стороны, вроде бы все сошлись на том, что современный мир немыслим без международных институтов и международного права, хотя их нынешнее состояние представляется не идеальным и мир нуждается как в развитии, так и в улучшении уже действующих, а может быть, и создании чего–то нового и дополнительного.

Естественно, интересно и то, что, обсуждая противоречия, которые естественным образом возникают между крупными мировыми игроками, большинство сошлось на том, что эти противоречия всё же не являются непреодолимыми, что шанс, хотя и не безусловный, преодолеть их и договориться есть. Любопытно, но многие ответили, что при сохранении по–прежнему важной роли США влияние многих государств, прежде всего таких, как Китай, Индия, Россия, растёт, а о Западной Европе так сказать нельзя, при всей экономической мощи в политическом отношении её возможности и активность представляются недостаточными. Более того, возможно, они уменьшаются в сравнении с растущей Азией и Россией.

Обсуждались и те сферы, которые если и зависимы от политики властей, то не прямо, это уже упомянутые технологии и миграции, например. В ходе дискуссии о миграции, которая называлась «Мир после переселения народов», прозвучала мысль о том, что правильнее назвать не «мир после», а «мир до переселения народов», поскольку, возможно, главные миграционные волны и самые главные угрозы ещё впереди.

О технологиях тоже было сказано немало, и хотя сегодня мы понимаем их возрастающую мощь и даже видим отдельные серьёзные последствия, но всё же сколько–нибудь полного понимания о масштабах и влиянии и долгосрочных последствиях у нас нет. Отчасти вследствие этого, мы сегодня об этом говорили, Валдайский клуб совместно с Всероссийским центром изучения общественного мнения попытается с помощью нового, нами разрабатываемого индекса измерить уровень готовности стран к будущему.

Кроме того, чрезвычайно интересными были две специальные сессии: по Ближнему Востоку и по Европе. Высказывались весьма разные точки зрения, подчас полярные.

Также мне кажется, что очень интересно прошли встречи с Игорем Ивановичем Шуваловым, с Вячеславом Викторовичем Володиным, с Сергеем Викторовичем Лавровым, Алексеем Леонидовичем Кудриным. Здесь у нас принимала участие Элла Александровна Памфилова в дискуссиях и многие, многие другие очень известные российские и не только российские учёные, деятели и так далее.

В общем, конечно, рассказать в три минуты о том, что было в три дня, невозможно. Но мы, как всегда, подготовим доклад по итогам Валдайского клуба и, естественно, представим его вашему взыскательному вниманию.

Спасибо большое.

Т.Колтон: Очень хорошо.

А теперь давайте перейдём к делам. У нас потрясающая тема: как вы видите эту философию международного развития в интересах нового мира? И это вызывает в памяти серьёзные вопросы, которые, на мой взгляд, могут дать нам возможность двигаться в разных направлениях, послушать разнообразные комментарии, различные точки зрения.

Философия – это очень требовательное слово, однако, когда речь идёт о международном развитии, я думаю, что это подходящее слово. Вчера я провёл поиск Google и использовал слова «международное развитие», «философия». Результатов было 13 миллионов. Так что очень много слов потрачено на описание этой темы. Однако она настолько сложна, настолько многоаспектна, что есть элементы, заслуживающие дополнительного исследования, в особенности в свете того, что мы видим в интернете, в газетах, где заголовки в основном касаются вопросов конфликтов, безопасности и так далее.

Так что очень просто забыть о повестке дня в области развития, а она между тем очень масштабна, она преображает наш мир. Удивительно, каким образом эти компоненты складываются воедино, как они отражаются на нашей парадигме развития. Если раньше это был вашингтонский консенсус, сейчас он подвергается нападкам со всех сторон.

Очень удивительно смотреть на то, что происходит с официальной помощью развитию, это особый компонент развития. Совсем недавно такая помощь в основном доминировала ограниченным числом стран, это богатые страны, которые имеют развитую промышленную систему и выделяли основную часть помощи. Сейчас же появились новые доноры, которые ранее были реципиентами помощи.

Такие, например, как страны БРИКС, в том числе Южная Африка, Южная Корея, Саудовская Аравия, Турция, Венесуэла, Чили, Таиланд. Усложняется ситуация ещё и тем, что многие из этих доноров новых по–прежнему остаются и реципиентами помощи, то есть категория получателя помощи и выделителя её несколько размыта.

А сейчас я передаю слово Президенту Путину. Пожалуйста.

В.Путин: Уважаемые Тарья, Хайнц, Табо! Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Я тоже очень рад нашей новой встрече. И хочу прежде всего поблагодарить российских и зарубежных участников Международного клуба «Валдай» за содержательное участие в его работе, а наших уважаемых гостей – за готовность принять участие в открытой дискуссии.

Наш уважаемый модератор пожелал мне благополучно выйти на пенсию, я тоже себе этого желаю, когда время придёт, это очень правильно, это нужно сделать. Но пока я ещё не на пенсии, действующий руководитель большой державы, я должен быть сдержанным, не проявлять в своих выражениях излишней агрессивности. Собственно говоря, я и не думаю, что это мой стиль.

Тем не менее полагаю, что особенно в этой аудитории мы должны быть откровенны друг с другом, должны вести открытую дискуссию, иначе она не имеет смысла, она будет постной и абсолютно неинтересной.

Такой стиль нашего общения, действительно, на мой взгляд, сегодня чрезвычайно востребован, потому что на фоне масштабных перемен, которые происходят на планете, тема нынешнего заседания «Валдая» – «Будущее начинается сегодня: контуры завтрашнего мира» – звучит очень актуально.

В прошлом году в рамках Валдайского форума мы говорили о неустроенности миропорядка. К сожалению, за прошедшие месяцы к лучшему мало что изменилось, если быть откровенным – ничего к лучшему не изменилось.

Противоречия, связанные с перераспределением экономической мощи и политического влияния, только нарастают, груз взаимного недоверия сужает наши возможности для того, чтобы эффективно отвечать на стоящие перед мировым сообществом реальные вызовы и реальные угрозы. По сути в кризисе оказался сам проект глобализации, а в Европе говорят уже – мы это хорошо знаем, слышим – о несостоятельности мультикультурализма.

Считаю, что такая ситуация – во многом следствие ошибочного, поспешного, а в чём–то и самоуверенного выбора, сделанного элитами некоторых государств четверть века назад. Тогда, на рубеже 80 – 90-х годов, был шанс не просто ускорить процессы глобализации, а придать им качественно иной, гармоничный, устойчивый характер.

Однако, посчитав себя победителями в «холодной войне», – не посчитав, а мы слышали, прямо рассуждая об этом, некоторые страны предпочли просто начать «перелицовывать» мировой политический и экономический порядок под себя, под свои интересы.

Находясь в явной эйфории, они по сути отказались от содержательного, равноправного диалога с другими участниками международной жизни, предпочли не создавать и совершенствовать универсальные институты, а попытались распространить на весь мир действие своих собственных структур, норм и правил, пошли по пути глобализации и безопасности «для себя, любимых», для избранных, а не для всех. Оказалось, что далеко не все с этим согласны.

Что греха таить, мы с вами прекрасно знаем и понимаем: многие были не согласны, но кто–то уже не мог этому противостоять, а кто–то ещё не был к этому готов. Но в результате, тем не менее, систему международных отношений лихорадит, глобальная экономика не может выйти из системного кризиса. При этом принципы и правила – как в политике, так и в экономике – постоянно перетасовываются, зачастую выворачивается наизнанку то, что совсем недавно считалось истиной, возводилось в догму.

Если сегодня «сильным мира сего» выгодны какие–то стандарты или нормы, они заставляют подчиняться им и всех остальных. Но если завтра такие стандарты начинают мешать, их немедленно отправляют «в корзину», объявляют устаревшими и устанавливают новые правила или пытаются это сделать.

Так было принято решение о нанесении ракетно-бомбовых ударов в центре Европы, по Белграду; по Ираку, затем по Ливии. Да и, собственно говоря, в Афганистане операция началась без соответствующего решения Совета Безопасности Организации Объединённых Наций. Стремясь изменить в свою пользу стратегический баланс, сломали и международно-правовой режим, запрещавший развёртывание новых систем противоракетной обороны. Создали и накачали оружием террористические группировки, жестокость которых толкает миллионы мирных людей к бегству, переселению, миграции, а целые регионы ввергает в хаос.

Мы видим, как жертвуют свободой торговли и используют так называемые санкции для политического давления, в обход Всемирной торговой организации пытаются формировать закрытые экономические альянсы с жёсткими правилами и барьерами, где главные выгодоприобретатели – свои транснациональные корпорации. Почему это происходит, мы тоже знаем: не удаётся решить в рамках ВТО накопившиеся проблемы, значит, в стороночку отодвинем все эти правила и саму организацию и создадим новую. Это именно то, о чём я только что сказал.

При этом мы не видим желания некоторых наших партнёров решать реальные международные проблемы. В созданных ещё во время «холодной войны» и явно переживших свой век структурах, таких, например, как НАТО, несмотря на все разговоры о необходимости адаптации к новым условиям никакой реальной адаптации к новым условиям не происходит. А такой важный механизм обеспечения общеевропейской, да и трансатлантической безопасности, как ОБСЕ, постоянно пытаются превратить в инструмент обслуживания чьих–то внешнеполитических интересов. И в результате этот важнейший инструмент работает вхолостую.

При этом постоянно штампуются угрозы – вымышленные, мифические, вроде пресловутой «российской военной угрозы». Действительно, это прибыльное занятие: можно новые военные бюджеты выбивать в своих собственных странах, нагибать союзников под интересы одной сверхдержавы, расширить НАТО, приблизить инфраструктуру альянса, боевые подразделения, новую технику к нашим границам.

Конечно, очень приятно, подчас и выгодно, выдавать себя за защитников цивилизации от каких–то новых варваров. Однако дело в том, что Россия–то ни на кого нападать не собирается. Да и смешно это: я ведь тоже читаю и ваши аналитические материалы, не только присутствующих здесь в зале, но и аналитиков из тех же Соединённых Штатов, из Европы.

Немыслимо просто, глупо и нереалистично. В одной Европе – 300 миллионов, все члены НАТО; с США общая численность населения – 600 миллионов человек, наверно. В России 146 миллионов всего сейчас. Просто смешно даже об этом говорить. Нет, это всё равно используется для достижения своих политических целей.

К числу мифических, придуманных проблем относится и развёрнутая в США истерия, по–другому не могу сказать, по поводу влияния России на ход нынешних выборов американского Президента. Казалось бы, в Америке действительно множество острых, действительно насущных проблем – от колоссального государственного долга до роста насилия с применением огнестрельного оружия и фактов полицейского произвола.

И, наверное, в ходе выборов разговор должен был бы идти именно об этом, о других нерешённых проблемах. Но, видимо, сказать элите особенно нечего, нечем общество успокоить. Поэтому куда проще отвлечь внимание людей на российских так называемых хакеров, шпионов, агентов влияния и так далее, и тому подобное.

Хочу задаться вопросом и вам этот вопрос задать: неужели кто–то всерьёз думает, что Россия может как–то повлиять на выбор американского народа? Америка – это какая–то «банановая страна», что ли? Америка – это великая держава. Если я не прав, поправьте меня, пожалуйста.

Возникает вопрос: если дальше всё будет развиваться в таком русле, что ждёт мир? Каким он будет завтра? Есть ли ответы на вопросы, как обеспечить стабильность, безопасность, устойчивость экономического роста? Как повысить благосостояние людей?

Как это ни печально признать, никакого консенсуса на этот счёт в мире нет. Не знаю, может быть, в ходе состоявшихся дискуссий вы пришли к такому общему выводу, мне было бы, конечно, интересно об этом услышать. Но существует, совершенно точно, дефицит стратегии и идеологии будущего. Это создаёт атмосферу неуверенности, которая прямо влияет на общественные настроения.

Социологические исследования, проводимые по всей планете, показывают, что жителям разных стран и континентов будущее, к огромному нашему сожалению, чаще всего кажется смутным и мрачным. Будущее не зовёт, оно пугает. При этом люди не видят реальных возможностей и механизмов что–либо изменить, как–то повлиять на ход событий, на выбор политики.

Да, формально все атрибуты демократии в современных странах налицо: выборы, свобода слова, доступ к информации, право выражать своё мнение. Однако даже в так называемых развитых демократиях у большинства граждан нет реального влияния на политические процессы, нет прямого, реального влияния на власть.

Граждане чувствуют, что их интересы и представления элит о единственно правильном курсе, который эти элиты выбирают, всё чаще и больше расходятся между собой. Как следствие – референдумы, выборы всё чаще преподносят сюрпризы, сюрпризы для власти. Люди голосуют совсем не так, как им советовали официальные, респектабельные средства массовой информации, и не так, как это рекомендуют так называемые системные партии. А общественные движения, которые ещё совсем недавно считались слишком «левыми» или слишком «правыми», выходят на авансцену, оттесняя политических тяжеловесов.

Сперва такие неудобные результаты поспешили объявить некой аномалией, случайностью. Когда они стали повторяться, заговорили о том, что общество не понимает тех, кто находится на олимпе власти, не доросло до того, чтобы оценить устремления властных структур, заботу о народном благе, а то и вовсе доходят до истерики, мол, это следствие зарубежной, как правило, российской пропаганды.

Я вам скажу, уважаемые друзья и коллеги, хотелось бы мне иметь такую пропагандистскую машину в России, но это, к сожалению, не так. У нас нет таких глобальных средств массовой информации, как CNN, BBC и некоторые другие, у нас таких возможностей пока нет.

Что касается тезиса о торжестве маргиналов, популистов над здравомыслящим, трезвым, ответственным меньшинством, то дело, конечно, и не в популистах и иже с ними, а дело в том, что простые люди, рядовые граждане перестают доверять правящему классу, вот в чём проблема.

Кстати, политическая повестка и так уже выхолощена, выборы перестают быть инструментом перемен, а сводятся к скандалам, обсуждению компроматов. Простите меня, к обсуждению того, кто кого за что ущипнул, кто с кем спит. Это просто переходит всякие границы. Да и, честно говоря, если посмотреть на программы различных кандидатов, то такое впечатление, что они вообще скроены по одним и тем же лекалам, разница–то небольшая или её вообще, по сути, нет.

Элита словно не замечает углубляющегося расслоения в обществе и размывания среднего класса, и при этом насаждают идеологические модели, которые, на мой взгляд, разрушают культурную, национальную идентичность. А в некоторых случаях, в некоторых странах и жертвуют национальными интересами, отказываются от суверенитета в обмен на благосклонность сюзерена.

Резонно возникает вопрос: так кто же, в самом деле, маргинален? Расширяющийся класс наднациональной олигархии и бюрократии, часто фактически не избираемый и не контролируемый обществом, или большинство граждан, которое хочет, в общем–то, простых и понятных вещей: стабильности, свободного развития своих стран, жизненных перспектив для себя и своих детей, сохранения своего культурного лица, а главное, элементарной безопасности для себя и своих близких.

Так, люди откровенно напуганы тем, что на их глазах терроризм из какой–то далёкой угрозы стал повседневностью, что теракт может произойти буквально рядом, на соседней улице, если не на собственной улице, а орудием массового убийства способно стать любое подручное средство: от изготовленной кустарным способом взрывчатки до обычного грузовика.

Более того, теракты последних лет в Бостоне, других американских городах, в Париже, Брюсселе, Ницце, в городах ФРГ, да, к сожалению, в нашей стране, показывают, что террористам уже не нужны ни ячейки, ни организационные структуры, они могут действовать и в одиночку, автономно, достаточно лишь идеологически их мотивировать и направить на врага, на нас с вами.

На примере террористической опасности со всей очевидностью проявляется неспособность оценить характер, причины возникновения нарастания угроз. Мы видим это по тому, как развивается ситуация в Сирии. Остановить кровопролитие и запустить политический процесс не удаётся. Казалось бы, после долгих переговоров, огромных усилий и сложных компромиссов наконец начал формироваться единый фронт борьбы с терроризмом.

Однако этого не произошло, он фактически не создан. Не сработали и наши личные договорённости с Президентом Соединённых Штатов, в Вашингтоне нашлись силы, которые сделали всё, чтобы эти договорённости не были реализованы на практике. Всё это демонстрирует необъяснимое, я бы сказал, иррациональное стремление западных стран раз за разом повторять свои ошибки, как у нас в народе говорят, наступать на одни и те же грабли.

Все мы видим, что происходит в том же Афганистане, Ираке, Ливии, ряде других стран. Я задаюсь вопросом: где результаты борьбы с терроризмом и экстремизмом? По большому счёту, в глобальном масштабе, регионально где–то, в отдельных местах результаты есть, но глобально результатов борьбы с терроризмом нет, а угрозы только нарастают.

Мы все помним эйфорию некоторых столиц по поводу так называемой «арабской весны». Где сегодня эти бравурные марши? А призывы России к совместной борьбе с террористами игнорируются. Более того, террористические группировки продолжают вооружать, снабжать, обучать в надежде использовать их, как и прежде, для достижения своих политических целей. Это очень опасная игра, и хочу ещё раз обратиться к подобным игрокам: в данном случае экстремисты хитрее, умнее и сильнее вас, и, заигрывая с ними, вы всегда будете проигрывать.

Уважаемые участники форума! Очевидно, что сейчас мировому сообществу важно сосредоточиться на действительно реальных проблемах, стоящих перед всем человечеством, решение которых позволит сделать мир и безопасным, и стабильным, а систему международных отношений равноправной и справедливой. И, как уже говорил, в конечном счёте превратить глобализацию из глобализации для избранных в глобализацию для всех. Убеждён, любые вызовы и угрозы можно преодолеть только сообща, на прочной основе международного права и Устава Организации Объединённых Наций.

Сегодня именно ООН продолжает оставаться структурой, которой нет равных по представительности и универсальности, уникальной площадкой для равноправного диалога. Универсальные правила ООН необходимы, чтобы включить как можно большее число стран в процесс экономической и гуманитарной интеграции, гарантировать их политическую ответственность и обеспечить согласованность действий, разумеется, при сохранении суверенитета и своей модели развития.

У нас нет сомнения, суверенитет – это центральное понятие всей системы международных отношений. Его уважение, укрепление – это залог мира, стабильности и на национальном, и на международном уровне. Стран, которые, как Россия, могут опереться на тысячелетнюю историю, в мире немало, и мы научились ценить свою идентичность, свободу и независимость. При этом мы не стремимся ни к глобальному доминированию, ни к экспансии какой–то, ни к конфронтации с кем бы то ни было.

В нашем понимании настоящее лидерство сегодня заключается не в том, чтобы выдумывать эфемерные угрозы и, спекулируя на них, пытаться подмять под себя остальных, а в том, чтобы видеть реальные проблемы, содействовать объединению усилий государств в их решении. И именно так Россия понимает сегодня свою роль в мировых делах.

Приоритеты, без которых благополучное будущее нашей общей планеты немыслимо, абсолютно очевидны. Не скажу ничего нового. Прежде всего это равная и неделимая безопасность для всех государств. Только прекратив вооружённые конфликты и обеспечив мирное развитие всех стран, мы сможем говорить об экономическом прогрессе, решении социальных, гуманитарных и других ключевых проблем. Важно на деле бороться с терроризмом и экстремизмом. Уже не раз говорилось о том, что победить это зло можно, только объединив усилия всех государств мира. Россия предлагала и предлагает до сих пор это всем заинтересованным нашим партнёрам.

Необходимо поставить в международную повестку и вопрос о восстановлении прочной государственности, экономики и социальной сферы стран Ближнего Востока. Колоссальный масштаб разрушений требует сегодня выработки долгосрочной и комплексной программы, если хотите, своего рода «план Маршалла» для возрождения этого истерзанного войнами и конфликтами региона. И Россия, конечно, готова принять активное участие в такой совместной работе.

Мир нельзя сделать стабильным, если не обеспечить поступательное развитие глобальной экономики. Важно создать условия для созидательного труда и экономического роста, обеспечить темпы экономического роста так, чтобы мир не был больше разделён на вечно проигрывающих и вечно выигрывающих. Правила игры должны быть такими, чтобы развивающиеся экономики имели шанс хотя бы догнать тех, кого мы называем экономиками развитыми. Нужно добиваться выравнивания темпов экономического развития, подтягивать отстающие страны и регионы, чтобы плоды экономического роста и технологического развития были доступны всем, в том числе это позволит победить одну из самых тяжелейших проблем современности – бедность.

Абсолютно очевидно и то, что экономическое сотрудничество должно быть взаимовыгодным и базироваться на всеобщих универсальных принципах, чтобы каждое государство могло стать равноправным участником мировой хозяйственной жизни. Да, в среднесрочной перспективе тенденция на регионализацию мировой экономики, видимо, продолжится, но региональные торговые соглашения должны дополнять, развивать, а не подменять универсальные нормы и правила.

Россия выступает за гармонизацию региональных экономических форматов на основе принципов прозрачности и уважения интересов друг друга. Именно так мы выстраиваем деятельность Евразийского экономического союза, ведём переговоры с нашими партнёрами, в том числе о сопряжении с реализуемым Китаем проектом «Экономического пояса Шёлкового пути». Рассчитываем, что это позволит создать большое Евразийское партнёрство, которое в перспективе может превратиться и в один из центров формирования в Евразии широкого интеграционного контура. Для воплощения этой идеи уже начаты переговоры в формате «пять плюс один» по соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве между всеми участниками этого процесса.

Важная задача – это развитие человеческого потенциала. Только мир с широкими возможностями для всех, с высококвалифицированными работниками, доступными знаниями, богатством путей самореализации может считаться по–настоящему свободным. Только мир, в котором люди разных стран живут полноценной жизнью, а не борются за выживание, может быть стабильным.

Достойное будущее невозможно без заботы об экологии, конечно, и решения климатических проблем. Поэтому сохранение природного богатства и его многообразия, снижение антропогенной нагрузки на окружающую среду в ближайшие десятилетия станут всё более значимым делом.

Не менее важна и задача глобальной охраны здоровья. Безусловно, здесь немало проблем с масштабными эпидемиями, снижением смертности в ряде регионов мира и множество, множество других. Здесь же огромное поле для развития, конечно. Дать жителям планеты, причём всем опять же, а не избранным, возможность по–настоящему здоровой, долгой, полноценной жизни – это очень благородная цель. Словом, фундамент для будущего мира нужно, безусловно, искать уже сегодня, вкладывая средства во все приоритетные направления развития человечества. И конечно, важно, чтобы контуры нашего общего будущего широко обсуждались, чтобы все здравые, перспективные предложения были услышаны.

Уважаемые коллеги, дамы и господа! Не сомневаюсь, что в этой работе вы – члены Валдайского клуба – примете самое активное участие. Ваш высокий экспертный потенциал, уровень позволяет всесторонне оценить процессы, происходящие и в России у нас, и в мире, увидеть, спрогнозировать развитие долгосрочных тенденций, дать им оценки, идеи подтолкнуть новые и рекомендации предоставить, которые помогут нам найти путь к более благополучному и более стабильному будущему, в котором мы все так нуждаемся.

Спасибо вам большое за внимание!

Т.Колтон: Спасибо большое, господин Путин.

А сейчас хотел бы предоставить слово госпоже Халонен. Она так же, как я понимаю, выступит от трибуны.

Т.Халонен (как переведено): Господин Президент! Ваши превосходительства! Дамы и господа! Уважаемые участники!

Большое спасибо за организацию Валдайского клуба, спасибо, что пригласили меня поучаствовать в этих обсуждениях. Тема очень интересная, своевременная, как было уже отмечено. И мы видим новую динамику, которая влияет на всех нас, на глобальный мировой порядок, на региональные дела. Я очень рада тому, что мои коллеги, мои хорошие друзья – бывший президент Австрийской Республики господин Фишер, а также господин Путин – со мной сегодня разделяют трибуну. Мы сотрудничали на протяжении последних десятилетий вместе, и мы разделяем многие идеи о том, как мы бы хотели, чтобы мир развивался в будущем. Поэтому я думаю, что обсуждения будут очень открытыми, откровенными.

Философия международного развития для нового мира используется в заголовке наших обсуждений, и она напоминает мне о тех годах Горбачёва, говорившего о новом мировом порядке. Новый мировой порядок произошёл частично, как предусматривалось, а частично не так, как предусматривалось. И я не уверена, можем ли мы говорить действительно о порядке. Конечно же, мы приветствуем оптимизм, мы многого добились, мир действительно изменился. Тем не менее, думаю, не все понимают, что мир будет состоять из многих игроков. И что это значит, когда у нас так много игроков одновременно?

Коллективные глобальные действия сталкиваются со многими сложностями, в частности в сфере глобальной политики безопасности. Таким образом, люди говорят, что изменения всегда представляют собой возможность. Но сегодня, несмотря на усилия, направленные на стабилизацию международных отношений, глобальной экономики и благосостояния, как уже сказал Президент Путин, у нас есть проблема того, как справляться с кризисами.

И действительно, очень много вызовов и проблем стоит перед нами. Что же я наблюдала во время участия в различных форумах за последние годы, особенно во время своего президентства? Люди всегда говорят, что этот мир – это мир полной неопределённости. Это действительно так. Люди чувствуют каждый день, что они очень сомневаются в будущем, и иногда это очень парадоксально, поскольку мы настолько продвинулись вперёд.

В любом случае это мир, в котором мы живём, мир, в котором нам нужно строить фундамент для устойчивого будущего, и если мы будем ждать, лучше не станет, и мы должны быть в состоянии работать на различных фронтах. И хотя, к сожалению, конфликты по–прежнему имеют место и становятся всё более гибридными по своей природе, нам нужно понимать, что представляет собой устойчивое развитие. Возможно, нам уже известно, каким может быть порядок в будущем. Конечно, СМИ всегда заинтересованы в освещении конфликтов, но хочу рассказать вам о том, что будет в будущем.

Повестка, принятая Организацией Объединённых Наций в сентябре 2015 года до 2030 года, представляет собой мощную основу для дальнейшей работы. И именно Организация Объединённых Наций объединила все крупные державы, основных игроков, и мы добились успеха. Мне очень приятно сознавать, что борьба с нищетой и неравенством является центральным элементом этой повестки дня, в особенности неравенство гендерное.

С момента саммита в Рио, думаю, что мы все заявили о том, что мы слишком сильно используем свои природные ресурсы. Однако, к сожалению, мы недостаточно использовали человеческий потенциал, в особенности потенциал женщин, бедного населения, а также молодых людей. И когда я смотрю на этот зал, я вижу, что многое уже меняется.

Очень серьёзная политическая воля была проявлена в 2015 году. Однако сейчас необходимо сдержать сделанные обещания, лидеры должны будут сделать то, что они взяли на себя в качестве ответственности. У нас есть ресурсы, у нас есть необходимые научные знания. Стоит вопрос о политической воле. Во–первых, это морально необходимо и абсолютно нужно. Более того, речь идёт о создании интеллектуальной экономики, о правильном, умном выборе, и я уверена, что мы сможем добиться успеха.

Организация Объединённых Наций традиционно базировалась на трёх основах. Во–первых, на безопасности, правах человека и развитии. Что касается развития и прав человека, мне кажется, что удалось на историческом отрезке добиться серьёзного успеха. К сожалению, конфликты по–прежнему очень ожесточённые, полны насилия, они стали куда сильнее и куда более многочисленными, нежели мы надеялись бы. Однако, как я сказала, к несчастью, не закончился период катастроф и проблем.

Традиционные угрозы, может быть, становятся реже, однако вооружённые конфликты поражают многие страны. Гражданское общество, женщины и дети являются целью таких конфликтов, к сожалению. Я считаю, что это трагедия. Я работала с организациями системы ООН, с различными группами для того, чтобы способствовать благополучию, здоровью, безопасности женщин и детей. Ужасно видеть то, что происходит в Сирии, в Йемене, во многих других местах.

Однако давайте посмотрим на картину ещё с другой стороны. Очень грустно, мы видим, что военная сила, которая используется, может быть слишком сильной. И я должна сказать, что порой нам приходится пользоваться военной силой для того, чтобы положить конец насилию. Но каким образом? Мы не можем принять, чтобы люди страдали, гражданское население страдало, в особенности дети.

Более того, мы знаем, что в рамках глобализации всем хорошо известно, что происходит по всему миру. Так что мы в качестве населения реагируем на то, что происходит в других частях мира. Люди понимают, что справедливо, что хорошо, а что нет. И то, что хорошо, должно получать от нас поддержку. Такова основа моей философии.

Позвольте привести только один пример для того, чтобы завершить своё выступление. Я из Финляндии, из Хельсинки, из рабочего класса. В моей церкви 24 октября очень долго звонят колокола для того, чтобы помянуть жертв среди гражданского населения в Алеппо. Это гуманитарное движение распространилось по всей территории Финляндии, а сейчас перекинулось и на другие страны.

Церкви в Финляндии также стали прибежищем для тех, кто не получил статус беженца, но кто нуждается. Как вы видите, люди прекрасно понимают, что правильно, а что нет во многих странах, и они все говорят, что необходимо положить конец насилию в Сирии, Йемене, других местах. Они говорят о том, что мы должны быть больше людьми, более человечными по отношению друг к другу.

Господин Президент, господин Путин! Я была обеспокоена Вашим выступлением, потому что Вы нарисовали такую мрачную картину будущего, однако в конце Вы сказали, что есть всё–таки проблеск надежды и есть воля к сотрудничеству. И хочу сказать, даже когда самые обычные люди, рядовые граждане, которые живут в серьёзных, стеснённых условиях, они все хотят, чтобы у них была надежда в будущем. Нам необходимо работать вместе для того, чтобы эта надежда воплотилась в жизнь. И мне очень приятно будет продолжать дискуссию.

Спасибо Вам!

Т.Колтон: Спасибо. Я благодарю Вас. А сейчас слово предоставляется господину Хайнцу Фишеру.

Х.Фишер (как переведено): Господин Президент! Уважаемая аудитория! Ваши превосходительства! Дамы и господа!

Прежде всего хотел бы поблагодарить организаторов этой встречи за направленное нам приглашение принять участие в Валдайской конференции, которая посвящена обмену мнениями о проблемах, о шансах, изменениях в международных отношениях. В частности, она посвящена вопросу о будущем международных отношений.

На мой взгляд, каждый желает знать, насколько это только возможно, каково будет будущее – будущее отдельно взятой личности, политическое будущее, экономическое будущее и так далее. Однако никогда не может быть удовлетворительного ответа на этот вопрос, потому что будущее – это не только результат воли человека, его личности, это также ещё и продукт объективных факторов. Но этого недостаточно, это очень сложная смесь двух этих компонентов, двух элементов. Есть множество философских течений, которые пытаются объяснить соотношения в этой смеси. Есть много интереснейших книг, в которых выражается различный подход к тому, как мы должны смотреть на будущее. Есть два основных направления мысли.

Во–первых, некоторые считают, что в начале цивилизации, на заре, был золотой век, рай, а затем люди из–за своих грехов пали. И они всё падали и падали, это падение продолжалось на протяжении истории. Согласно другому подходу говорится, что сперва существовал хаос, все воевали против всех, право сильного господствовало, насилие царствовало. Затем сложилось рабовладельческое общество, феодальное общество, наконец, капиталистическое общество, и в конце концов настал последний этап, когда причины антагонизма, насилия остались позади. Мне кажется, что ни тот, ни другой подход не подходит нам.

Сам я родился ещё до Второй мировой войны. Я помню о последних днях этой войны, помню, в частности, о сложных, но многообещающих временах восстановления после войны. Проблеском надежды, положительной чертой послевоенного времени нашей эры было подписание в 1955 году Соглашения о восстановлении суверенного Австрийского государства. И говорилось тогда в этом договоре о выводе иностранных войск из нашей страны. Мы считали, что этот момент положит начало положительному периоду успеха не только для Австрии, но и для всей Западной Европы.

Однако, к сожалению, одна тень нависла над этим положительным развитием. А именно, разделение Европы в ходе «холодной войны», а также возникла угроза «горячей войны». На излёте 90-х годов пропало разделение Европы, которое было главной причиной напряжённости. В тот момент казалось, что будущее будет светлым, что международные отношения будут развиваться хорошо и поступательно. Однако вновь развитие пошло по другому направлению, надежды, чаяния не оправдались.

Можно даже сказать, что те возможности, которые возникли в тот момент, не были задействованы полностью. Вновь было продемонстрировано, что история, как я только что сказал, не представляет собой линейный процесс, она развивается волнами, она качается от прогресса к регрессу, есть положительные изменения, есть отрицательные изменения. Конечно, прогресс – разница от континента к континенту, вне зависимости от глобализации.

Хотел бы сконцентрировать своё внимание на Европе и на соседнем регионе. Я по–прежнему убеждён, что проект европейского сотрудничества, который был закреплён в виде идей, лежащих в основе Европейского союза, по–прежнему необходим, это такое предприятие, которое нам нужно. Более того, европейское сотрудничество будет оставаться важной целью, важным стратегическим элементом в обозримом будущем.

Отчасти это объясняется тем, что, как мы слышали на протяжении многих дискуссий, Европейский союз отчасти лишился слаженности и своей привлекательности. Объясняется это недостаточным уровнем финансовой и экономической координации. Существуют различные интересы между государствами-членами, эти интересы всё более и более проявляются, возникают проблемы, европейская солидарность не работает так, как она должна работать.

Я должен упомянуть проблему беженцев. Европейский союз на фоне этой проблемы продемонстрировал отчасти свою несостоятельность и отсутствие солидарности. Отношения между ЕС и Российской Федерацией также развивались не так, как мы на то надеялись 25 лет назад. Я знаю аргументы, приводимые обеими сторонами относительно того, кто или что ответственны за такое развитие событий. Однако сейчас мы говорим ведь не о прошлом, мы говорим о будущем. И та, и другая сторона должны продемонстрировать, что они осознают важность отношений друг с другом. Европейский союз, в частности, не должен упускать из виду тот факт, что на протяжении последнего века развивались отношения между Европой и Россией, и что Москва иначе смотрит на развитие НАТО, и точка зрения Москвы отличается от брюссельской или вашингтонской.

Россия же должна принимать к сведению, она должна учитывать то, что некоторые действия, связанные с использованием военной силы, не соответствуют международному праву, они вызывают раздражение европейской публики и отражаются на политике ЕС. В частности, последний пример тому – Крым.

Алеппо – это символ того, каким образом сложно провести грань между борьбой с террористами, с одной стороны, и бомбардировками ни в чём неповинного населения. Я очень внимательно сегодня утром слушал дискуссию. Есть очень много проблем, которые сопряжены с этим процессом. Война в Сирии длится уже дольше, нежели Первая мировая война, и длится дольше, нежели вторжение Гитлера в Советский Союз во время Второй мировой войны.

Это ужасная война уже унесла сотни тысяч человеческих жизней, и она привела к ухудшению отношений между теми странами, которые даже не имеют общей границы с Сирией. Доверие было подорвано. Более того, этот процесс сопряжён с всплеском терроризма. Более того, терроризм порождает страх, страх порождает агрессию, а агрессия ведёт к возникновению фанатизма, с одной стороны, жёсткого национализма, что ставит под угрозу мир и свободу.

То же самое, пусть и несколько в другом масштабе, мы наблюдаем на примере палестино-израильского конфликта. Кажется, что решение этого конфликта как никогда далеко. Совсем недавно я присутствовал на похоронах Шимона Переса в Иерусалиме. Даже в слове на этих похоронах говорилось о том, что мир должен быть достигнут. Шимон часто говорил: «Невозможно Израилю безопасно существовать без мира». Нынешнее же правительство Израиля концентрируется не на мире, а на безопасности. Они утверждают, что без безопасности не может быть мира. Однако безопасность не может пользоваться приоритетом перед миром, и тот и другой фактор, и то и другое условие должны быть воплощены в жизнь одновременно.

Дамы и господа, можно задаться вопросом: есть ли какие–то положительные аспекты, есть ли какие–то положительные возможности, таящиеся в будущем? Ответ – да. Соглашение между «пятёркой» и «пять плюс один» в формате с Ираном по иранской ядерной программе – это хороший пример успеха.

Ещё один пример успеха – это успешное подписание Парижского соглашения по изменению климата. Это первый положительный шаг, хотя многое ещё предстоит сделать для того, чтобы решить эту проблему в целом. Европейская интеграция как таковая, даже невзирая на ряд негативных тенденций, которых я только что коснулся, невзирая на решения, даже нерешительность в целом представляет собой историю успеха.

Я также возлагаю большие надежды на работу Организации Объединённых Наций. Очень часто ООН попадает под град критики, их обвиняют в бессилии, тем не менее ООН по–прежнему остаётся важнейшим игроком в международных отношениях, а также нравственным авторитетом. Цели развития тысячелетия сыграли ключевую роль в сокращении крайней нищеты почти на 50 процентов. С тех пор удалось добиться снижения материнской смертности, детской смертности на 45 процентов и на 50 процентов соответственно. Была принята новая повестка дня – развитие до 2030 года. В рамках этой повестки дня поставлены цели – продолжить этот прогресс, были сформулированы реалистичные, важные цели.

Дамы и господа! Даже несмотря на то, что невозможно в количественных показателях измерить развитие демократии, я убеждён, что демократия в качестве политической системы, ограничивающей власть тех, кто находится у кормила, наблюдается. Более того, мирный переход к демократии будет становиться всё более и более распространённым. То же самое касается прав человека, а также растущего уважения к правам человека.

Всё шире и шире наблюдается признание этого показателя в качестве показателя эффективного управления. Более того, я считаю, что демократия должна сыграть важную роль в наших обсуждениях о том, каким должно быть будущее. Это, в частности, касается следующего факта, это моё мнение. Демократическая система, а также готовность к миру, к избеганию войны в некотором смысле переплетены, взаимосвязаны.

Уважаемые гости! В футболе следующий матч всегда становится самым важным. Во внутренней политике следующие выборы всегда самые важные, а в международных отношениях следующие 10 лет – это самое важное время, а также самое сложное время одновременно. Однако кое–что совершенно ясно, несомненно, история не носит линейного характера. Но поскольку историю творит человечество, мы несём на своих плечах ответственность за то, каким образом история будет развиваться на протяжении следующего десятилетия. Вот почему. Речь идёт о нашей коллективной ответственности. Мы должны поддерживать мир, пользоваться теми возможностями, которые нам предоставляются. Мы должны учиться на прошлых ошибках, а также стремиться к положительному развитию в будущем.

Я благодарю Вас за внимание.

Т.Колтон: Спасибо, господин Фишер. Господин Мбеки.

Т.Мбеки (как переведено): Большое спасибо, господин модератор!

Как и мои коллеги, хочу поблагодарить Валдайский дискуссионный клуб за приглашение поучаствовать.

Ваше превосходительство господин Президент Путин! Уважаемые панелисты! Уважаемые делегаты!

Я хотел бы верить в то, что вы поймёте, почему сегодня я выступаю перед вами, для того чтобы представить никем не санкционированное мнение Африканского континента о вопросах нашей повестки дня. Думаю, что все из нас вспомнят о Декларации тысячелетия ООН, которая была принята в 2000 году, где говорилось о целях развития тысячелетия, а также содержались глобальные обязательства, в частности, я цитирую: «Обеспечить специфические нужны Африки». И затем, в 2002 году, в сентябре, Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию по новому партнёрству в целях развития Африки.

И затем в 2002 году, в сентябре, Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию по новому партнёрству в целях развития Африки, и международная поддержка, реализация этого нового партнёрства в целях развития Африки крайне важна – это опять была цитата.

В октябре 2014 года Генеральный Секретарь ООН созвал совещание высокого уровня, перед которым была поставлена задача выработать рекомендации по операциям ООН сегодня и в будущем. В докладе этой группы, этой панели, содержалось следующее: в плане предотвращения конфликтов или реагирования на конфликты региональные партнёрства на Африканском континенте должны укрепляться.

И думаю, что для того чтобы понимать полностью важность этих рекомендаций, мы должны помнить о том, что в 2015 году 80 процентов миротворцев ООН были развёрнуты в Африке. И уважаемые коллеги заметили, что процитированные мною документы ООН, относящиеся к двум главным проблемам Африканского континента, – это социально-экономическое развитие, обеспечение мира и безопасности.

Я упомянул эти документы для того, чтобы обозначить главные проблемы, с которыми сталкивается Африканский континент, во–первых.

Во–вторых, обозначить, что эту реальность признаёт мировое сообщество.

И, в–третьих, что международное сообщество принимает на себя обязательство вступить в партнёрство с Африкой для того, чтобы успешно справляться с этими проблемами.

Учитывая тему, выдвинутую на обсуждение, хотел бы сделать несколько высказываний о том, с какими проблемами сталкивается Африка, а также объём, в котором ООН реагирует на эти проблемы, также о философии развития.

В первую очередь хотел бы сказать в этой связи, что для того чтобы Африка добилась упомянутых мною целей, Африке необходим новый мир. Второе категоричное утверждение, которое я хочу сделать, – это то, что эти требования представляют собой категоричное противоречие тому, что Африканский континент является мировой периферией. И третье категоричное утверждение, которое я сделаю, заключается в том, что глобальное процветание и мир во всём мире недостижимы, в то время как Африка исключена и как участница таких прекрасных результатов. И четвёртое утверждение, которое я хотел бы сделать: поддержание мира и развитие невозможно без относительной автаркии в том, что относится к Африканскому континенту.

Что касается борьбы с бедностью и других целей – хотел бы подтвердить, что наш континент по–прежнему с энтузиазмом относится к принятию очень амбициозных целей устойчивого развития, как уже упомянул наш президент. И это связано с теми глобальными обязательствами, поскольку для достижения целей устойчивого развития никто не останется позади – я опять упомянул цитату.

Для нас, африканцев, это означает, что система глобального правительства должна меняться таким образом, чтобы можно было достигнуть действительно цели устойчивого развития и тех целей, которые я обозначил. И в различные периоды времени существовали системы неравных правительств, в том числе в конце «холодной войны». Всё это привело к тому, что образовался однополярный мир, гегемония, с Соединёнными Штатами в качестве гегемона.

И в том, что касается африканского тысячелетия, как я упомянул, даже победа римлян над карфагенянами, колониализм, неоколониализм. Я хотел бы сказать, что существование гегемона приводит к возникновению феномена центра, который преуспевает за счёт существования периферии. И именно в плане глобального распределения у нас есть такая ситуация, когда, я думаю, что комментарий, который сделал господин Президент Путин сегодня днём, указывает на то, как существует сегодня этот мир.

Для Африки невозможно избавиться от существующей ситуации вне контекста мира, в котором бы уважалось равенство всех наций в плане определения миропорядка. И по этой причине как африканцы, и именно потому, что мы относительно слабы в глобальном плане – в экономическом, политическом, технологическом плане, – нам очень нужна свободная, универсально согласованная система международного права, которую будут уважать все страны.

И, на наш взгляд, какие бы легитимные предложения ни выдвигались в отношении создания лучшего мира, они должны быть основаны на той степени международного права, которая уже была согласована. И это подчёркивает абсолютный императив для всех наций вернуться к духу и букве для того, чтобы реализовать то, что было отражено в Уставе ООН и в других стратегических документах, которые были приняты после 1945 года в рамках ООН. Существование согласованного международного права, а также надежда на реформированные институты ООН должны быть центром философии международного развития для нового мира.

Большое спасибо.

Т.Колтон: Сейчас мы уже выслушали выступление всех четырёх ораторов. Мы начнём обсуждение довольно коротко, поскольку здесь так много желающих задать вопросы. Возможно, я начну с небольшим, коротким вопросом, и на него может ответить любой из присутствующих ораторов.

Во время комментариев Президента Путина меня удивил акцент на безопасности и отсутствии безопасности. И с дилеммой безопасности, с которой мы сталкиваемся, когда мы говорим о вопросах развития, я думаю, что это естественный способ, поскольку мы извлекли тот урок из истории, что без безопасности, предсказуемости развития не будет. Поэтому сейчас очень мучительный момент, когда развитие осуществляется.

Люди, которые живут в четырёх странах, представители которых сидят здесь, живут лучше, чем их предки, всё это происходит по всему миру, но отсутствие безопасности в мире тем не менее есть, и философ Гоббс говорил об этом, что это то состояние, при котором нет власти, приводит к отсутствию безопасности, нестабильности и неспособности отдельных людей обеспечить себе лучшую жизнь. И по всему миру происходил процесс строения государств, более сильных государств, и необходимо государствам учиться жить друг с другом в мире, в мирном сосуществовании.

Поэтому хотел бы задать очень общий вопрос нашим панелистам. Хотел бы спросить следующее. Во время выступлений каждого из вас вы все упоминали о том решении, которое предлагал Гоббс, – это построение институтов, изменение институтов. И хотел бы спросить вас, что должно быть нашим важнейшим приоритетом сейчас?

Президент Путин отметил в конце выступления важность ООН, важность того, чтобы ООН стала более эффективной, и использование ООН вместе с другими силами. Некоторые другие ораторы говорили о необходимости реформировать созданные институты. Например, господин Мбеки об этом упомянул. Наши европейские коллеги упоминали историю успеха, включая Европейский союз, например. ЕС появился достаточно недавно. Поэтому мой вопрос: что самое важное, о чём мы должны подумать сообща?

Мы должны создавать новые институты для вопросов безопасности или мы должны говорить о возвращении к тем институтам, которым сейчас уделяется меньше внимания, таким как ООН? Или мы должны в первую очередь концентрировать свои усилия на реформировании существующих институтов? А когда я говорю об институтах, я говорю прежде всего о международных институтах. Поэтому хотел бы сейчас предложить ораторам, может быть, начиная с Президента Путина, поделиться своим мнением, если у вас есть такое желание, конечно.

В.Путин: Просто полностью присоединяюсь к тому, что сказал Президент Табо Мбеки. Он сказал, я даже записал, процитирую: «Нужна система международного права, которая уважалась бы всеми странами». Нужно вернуться к Уставу Организации Объединённых Наций. Абсолютно правильно. И если бы он этого не сказал, я должен был бы сказать это сам. Я полностью разделяю эту точку зрения. Мы просто пренебрежительно начали относиться к Уставу ООН, вытесняя его при принятии очень важных решений, делая вид, что это уже не важно, устарело.

А потом, когда мир сталкивается с острыми проблемами, те, кто виноват в нарушении Устава Организации Объединённых Наций, резко начинают призывать к исполнению основных положений Устава ООН. Так нужно с самого начала, чтобы все это помнили и уважали Устав ООН. Нужна надёжная система международного права, которая была бы гарантией от любых злоупотреблений сил.

Т.Халонен: Думаю, что мы сейчас, на данный момент, создали государство наций. Мы знаем слабости государства наций, и нам нужно тем не менее развивать их сильные стороны. Я, поскольку сама из Финляндии, говорю о государстве благосостояния. Это демократия, это верховенство закона, это благосостояние, это социальные, экономические, культурные права народов, всех людей, также и мигрантов. И когда мы говорим о разнице между целями тысячелетия, целями устойчивого развития… Помню, когда я была сопредседателем на саммите тысячелетия, я слышала от людей, что они хотят добиться лучшего будущего.

И это крайне важно, поскольку некоторые люди говорят, что мы слишком наивные в наших надеждах сделать мир лучше. Действительно, мы добиваемся каких–то успехов, может быть, не во всём, но всё–таки мы двигаемся к успеху. Если мы сравним ЦРТ и ЦУР, ЦРТ в основном создавались для правительств, в основном для правительств богатых стран, которые преуспевают, для того чтобы продемонстрировать глобальную солидарность со странами Юга.

Но сейчас цели устойчивого развития показывают, что мир – это нечто большее, чем просто государство-нация, это также и бизнес-сообщество, это также проблема. Без системы, в которой будет больше игроков, нам будет сложно. И, как господин Фишер, бывший президент Австрийской Республики, говорил о системном анализе, думаю, что в рамках Валдайского клуба вы также могли бы подумать о том, как консультироваться с экспертами, которые специализируются на системном анализе. Я думаю, что это часть ответа на Ваш вопрос.

Также необходимы меры укрепления доверия. Это очень простые слова, и всё это лежит в основе государства-нации. Всё, что мы можем сделать в целях укрепления доверия, мы видим в Балтийском море, нашем общем море, а также на других, более крупных участках.

Мне было бы очень интересно узнать, поскольку мы сейчас в России, как Вы, господин Путин, видите это развитие, таким образом, в будущем. Думаю, что у меня есть некий луч надежды в отношении Вашего интереса, в отношении ООН.

Т.Колтон: Вы хотели бы сейчас ответить, господин Президент, или мы сначала выслушаем других ораторов?

В.Путин: Думаю, что выслушаем Хайнца и Табо.

Т.Колтон: Хорошо, спасибо.

Господин Фишер, пожалуйста.

Х.Фишер: Нам всем известно, что институты, а также неправильно созданные институты могут частично являться проблемой. Но в большинстве случаев они не представляют собой целую проблему, и те же самые институты, которые хорошо функционируют при определённых ситуациях, могут при других обстоятельствах, в другой среде, при другой экономической ситуации быть гораздо слабее и казаться неправильно созданными.

В том, что касается Европейского союза, в последние годы ситуация, если мы посмотрим, например, на торговые соглашения с Канадой, становится очевидно, что часть ответа на вопрос лежит в том, что необходимо создавать больше возможностей для центральных институтов в Европейском союзе, больше властных полномочий парламенту, больше власти комиссии, а также общая экономическая налоговая политика.

С другой стороны, очевидно, что именно это является очень чувствительной проблемой, и многие люди чувствуют, что наша автономия, наши возможности как государства всё больше передаются в Брюссель. И поэтому, если кто–то говорит: давайте запустим процесс модернизации и изменения институтов Европейского союза, – на данный момент я бы сказал: давайте подождём, давайте не будем торопиться, поскольку на данный момент это создало бы очень проблемную ситуацию во многих европейских странах.

Что же касается Организации Объединённых Наций, то я с большим интересом прислушиваюсь к аргументам, согласно которым Совет Безопасности, являющийся наиболее влиятельным органом Организации Объединённых Наций, был создан более 70 лет назад. Так что в соответствии с этой аргументацией было бы полезно, было бы необходимо дать Совету Безопасности новую структуру, такую структуру, которая позволила бы ему эффективно работать в текущей обстановке, быть более представительным органом в том, что касается различных сторон государства.

Однако мы, конечно, понимаем сложности, сопряжённые с этим процессом. Если мы обратимся к нашим австрийским представителям в ООН с вопросом, возможно ли это, они скажут: нет, это совершенно невозможно, слишком расходятся мнения. Так что решение проблем при помощи реформирования институтов может быть только частью решения проблемы, частью того, что необходимо сделать.

Т.Колтон: Спасибо большое.

Т.Мбеки: Что должно быть сделано – это должно быть сделано. Вы знаете, когда госпожа Халонен говорила, что ООН концентрировалась на трёх столпах направления: на безопасности, на правах человека, и, в–третьих, на развитии. Я в действительности убеждён, что, когда мы говорим о безопасности в глобальном масштабе, о правах человека в глобальном масштабе, о развитии в глобальном масштабе, невозможно решить какие бы то ни было из этих проблем в одиночку успешно на глобальном уровне, если мы не обратим свой взор вновь на Организацию Объединённых Наций в контексте Устава Организации Объединённых Наций, в контексте согласованной политики. Мне кажется, что участники конференции принимают это. Мир стал многополярным, и необходимо, чтобы эта многополярность перетекала в реальные действия на практике, для того чтобы успешно справляться с вызовами.

Каковы многополярные институты, которые сейчас существуют? Таким институтом должна быть ООН. Проблема реформирования Совета Безопасности становится именно в этом контексте особенно важной. Как сказал господин Фишер, Совет Безопасности создан очень давно, и он сейчас не отражает нынешнюю многополярную систему международных отношений. Он должен быть изменён, это сложно. Россия – член Совета Безопасности, может быть, она тоже является препятствием на пути этой реформы. Однако реформирование Совбеза должно произойти.

Мы должны также посмотреть на взаимоотношения Совета Безопасности и Генассамблеи, посмотреть на взаимоотношения с ЭКОСОС, то есть на все структуры. Они должны выражать многополярный характер мира, для того чтобы мы добились успеха на глобальном уровне в решении проблем, связанных с безопасностью, прав человека и развития. Это невозможно отбросить в сторону. Я не говорю, что это единственное, что необходимо сделать, но структуры должны быть укреплены, они должны быть более представительны и они должны быть также активизированы таким образом, чтобы все эти институты с уважением относились, во–первых, к реформированному международному праву.

А во–вторых, как сказал Президент Путин, необходимо… Я не говорю, что поскольку у нас есть ООН, то пропадает суверенитет. Суверенитет никуда не пропадает. Существует равенство государств. Само существование государств покоится на этом принципе, и это должно быть учтено при реформировании института ООН. Многополярный мир должен найти своё полноценное отражение в ООН. Если бы это произошло, то не было бы никакой катастрофы в Ливии, например.

Я завершаю уже свои комментарии. Когда мы говорим о целях устойчивого развития, они очень важны для Африканского континента и, я убеждён, для всех развивающихся стран. Одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся на континенте, – это сложность переговоров с ЕС по соглашениям об экономическом партнёрстве. Более того, я считаю, что те переговоры, которые сейчас ведутся с ЕС, ведутся так, что многие требования ЕС противоречат требованиям ЦУР – целям устойчивого развития. Если вы посмотрите на глобальный уровень, то необходимо будет провести соотношение этих соглашений, с одной стороны, и целей устойчивого развития, посмотреть, не противоречат ли они друг другу. Вот о чём я хотел бы сказать. Спасибо большое.

Т.Колтон: Вы знаете, я был несколько взволнован. Я боялся, что мой вопрос не вызовет таких интересных ответов. Но спасибо большое.

Президент Путин, Вы не могли бы прореагировать на то, что было сказано?

В.Путин: Ещё маленькая ремарка по поводу того, что господин Фишер сказал. Он упомянул дискуссию в ЕС по поводу торгового договора с Канадой. Это чисто внутриеэсовское дело. Просто маленькая ремарка, если позволите.

Да, действительно, я знаю, что определённое раздражение в Европе вызывает позиция Валлонии, где всего три с половиной миллиона человек, и они, эти три с половиной, заблокировали принятие решения по такому глобальному вопросу, как торговое соглашение с Канадой. Но ведь, когда Бельгия создавала Евросоюз, она создавала его на определённых принципах и исходила из того, что и у неё в целом, и у Валлонии будут определённые права.

Если к сегодняшнему дню ЕС разросся очень сильно, изменился его состав и так далее, но права–то никто не менял. Может быть, и нужно эти права поменять, но сначала нужно тогда предоставить людям, которые создавали эту организацию, демократическим образом права поменять, а потом уже требовать от них согласия.

Теперь что касается спора. Я знаю этот спор не так хорошо, как, конечно, европейцы, тем не менее, много или мало прерогатив у наднациональных органов в ЕС, замечу, я уже говорил об этом публично: количество обязательных решений, которые принимает Европарламент в отношении стран – членов ЕС, больше гораздо, чем количество обязательных решений, которые принимал Верховный Совет СССР в отношении республик Советского Союза во время существования самого СССР. Хорошо это или плохо – это не нам решать. Мы за то, чтобы Европа была сильной, централизованной – наша позиция. Но в самой Европе, там разные точки зрения, и это, надеюсь, когда–нибудь завершится каким–то позитивным решением.

Теперь по поводу ООН. Я уже говорил об этом, вынужден повторить: нам нужно обязательно вернуться к тому, что написано в Уставе ООН, потому что другой организации, такой универсальной, как ООН, в мире не существует. И если мы сейчас от неё откажемся – это верная дорога к хаосу. Ничего другого в мире универсального не существует. Да, ситуация поменялась в мире. Да, ООН и Совет Безопасности нуждаются в реформах и реконструкции. Но, как у нас в МИДе принято говорить, это можно сделать, если мы хотим, чтобы сохранялась эффективность этого инструмента, это можно сделать на основе широкого консенсуса. Нужно, чтобы с этими реформами согласилось подавляющее большинство участников международного общения.

Теперь почему нужно обязательно вернуться к единообразному пониманию принципов норм международного права, выработанных на основе Устава ООН? Потому что создавалась эта Организация после окончания Второй мировой войны, был определённый расклад сил в мире. Потом, после распада Советского Союза, Соединённые Штаты решили, что теперь, в общем–то, не с кем согласовывать и не надо ни с кем согласовывать кардинальные вопросы. И началось.

Сначала в середине 90–х годов – удары по Белграду. По сути, агрессия. Я сейчас не буду говорить про гуманитарную составляющую, которая предшествовала этим решениям, но просто наблюдать за ракетно-бомбовыми ударами в конце XX века в центре Европы… Не знаю, как вам, но для меня это было дикостью какой–то, просто дико. Тем не менее это было в обход Устава ООН, никто же этого не санкционировал. Как только столкнулись с этим, сразу начали говорить, что устарело, надо бы чего–нибудь поменять.

Дальше больше, дальше события в Ираке. ООН разве санкционировала действия в Ираке? Нет. А до этого был Афганистан в 2001 году. Да, мы знаем трагические события 11 сентября 2001 года, но всё равно по действующему международному праву надо было сходить в Совет Безопасности ООН и получить сначала там соответствующую резолюцию. Нет.

Потом Ирак. Потом принята была резолюция по Ливии – о чём резолюция по Ливии? Здесь же все эксперты, все знают, читали же все эту резолюцию. Что там написано? Бесполётная зона. Какая же бесполётная зона, если начали наносить ракетно-бомбовые удары по территории! Грубо извратили просто, опять нарушили Устав Организации Объединённых Наций.

Потом Сирия. Тарья, по–моему, говорила или Хайнц выступал, что в Сирии только умножается число террористов из–за действий в Алеппо. Разве с этого началось приумножение терроризма? Разве в Ираке были террористы? Близко не было никаких террористов до разрушения государственных структур страны. А в Ливии? Да ничего подобного там не было, никаких террористов, там и духу их не было. Как только разрушили государственность в стране, сразу этот вакуум был заполнен кем? Террористами. То же самое и в Сирии происходит.

Я понимаю намёк на наши действия в том же Алеппо или где. Но позвольте, как только началась война в Сирии, она началась задолго до нашего участия в этих событиях, там сразу и террористы появились, их начали снабжать оружием. Я же говорил об этом в своём выступлении. Их начали воспитывать, науськивать на Асада и так далее. Потому что других возможностей не было, они самые эффективные. И до сих пор это продолжается. Потому что это самые эффективные боевые подразделения. Их можно, как считают некоторые, направить, а потом мы, мол, с ними разберёмся. Ничего потом не будет! Не получится! В этом вся проблема.

И хотел бы тоже отреагировать на абсолютно правильные вещи, которые происходят, скажем, в Финляндии. Колокола звонят по погибшим в Алеппо. Давайте позвоним по погибшим сейчас в районе Мосула. Сейчас начинается операция в Мосуле. Уже, по–моему, свыше 200 человек террористы расстреляли в надежде остановить наступление на город – давайте не будем про это забывать. А в Афганистане? Одним только ударом авиации уничтожали целые свадьбы по 120 человек, одним ударом! Мы забыли об этом? А сейчас что происходит в Йемене? Колокола должны звонить по всем этим безвинным жертвам! Согласен с Вами.

Мы всё время слышим: Алеппо, Алеппо, Алеппо… Ну да. Вопрос в чём? Или оставить там террористическое гнездо, или, минимизируя, делая всё, чтобы избежать жертв среди мирного населения, всё–таки это гнездо дожать? Если не нужно вообще ничего трогать, тогда не нужно наступать и на Мосул. Давайте всё оставим как есть. Давайте Ракку не будем трогать. Ведь мы всё время слышим от наших партнёров: нужно наступать на Ракку, нужно уничтожить это гнездо терроризма. Но в Ракке тоже живут мирные граждане. Мы не будем с ними бороться вообще? Когда они где–то в городах захватывают заложников, мы что, оставляем их в покое? Возьмите пример с Израиля, Израиль никогда так не делает, он всегда борется до конца и благодаря этому существует, да и другого выбора нет, надо бороться. Если мы постоянно будем сдавать позиции, мы всегда будем проигрывать.

Теперь о том, что Тарья спросила по поводу безопасности в районе Балтийского моря. Напомню, что эта тема возникла не по нашей инициативе, она возникла в ходе моего визита в Финляндию, в Наантали, и она возникла по инициативе Президента Финляндии господина Ниинистё. Он совершенно неожиданно для меня поставил вопрос о том, чтобы российская авиация не летала без включённых транспондеров. Для тех, кто далёк от военного дела, скажу, что это приборы, которые на самолётах стоят и подают сигнал о том, что они в воздухе находятся. И включение этих систем, конечно, увеличивает безопасность в районе Балтийского моря. Это правильно, это правда. Я сразу же сказал, что, во–первых, количество полётов нашей авиации в разы уступает количеству полётов авиации стран НАТО, в разы. Это первое.

И второе. Я пообещал господину Президенту Финляндии, что мы обязательно поставим этот вопрос перед нашими партнёрами на ближайшей встрече в рамках Совета Россия–НАТО. Докладываю вам: мы это сделали. Результат: наши партнёры по НАТО предложение отклонили, более того, они сказали, что отклоняют предложение Путина. Путин здесь ни при чём, они отклоняют предложение господина Ниинистё, Президента Финляндской Республики.

Для нас тоже, между прочим, не так уж и просто это было, не так это было просто – пойти на такой шаг, потому что там есть технические вещи, есть и вещи чисто военного характера. Но я соответствующие указания Министерству обороны дал – поискать такую возможность, не нанося ущерба нашей безопасности. И наше Министерство обороны такую возможность нашло. Но наши коллеги из НАТО не хотят. Так что, пожалуйста, все вопросы туда, в Брюссель, в штаб-квартиру.

Т.Колтон: Тарья, насколько я понимаю, Вы хотели бы ответить коротко на этот вопрос?

Т.Халонен: Если позволите, я отвечу. Я очень рада, что у нас по–прежнему продолжается замечательный диалог с Вами, господин Президент.

Это открытая дискуссия. Как правило, мы ведём такие дискуссии в меньших группах, тем не менее мне кажется, что предложение Президента Ниинистё было прекрасным примером. Считаю, что это важно для безопасности в нашем регионе. Однако, как сказал Президент Путин, есть очень много технических вопросов, других проблем с обеих сторон.

А это говорит нам о чём? Даже когда речь идёт о каком–то ограниченном вопросе, требуется время, требуется сила. И тем не менее я считаю, что мы по–прежнему все согласны. Нам необходимо добиться этого для того, чтобы обеспечить безопасность в регионе. Мы должны добиться принятия этих предложений. Надеюсь, что дискуссия будет продолжаться. И хорошая работа продолжится.

Позвольте мне так же коротко остановиться на других аспектах, которые были упомянуты Президентом Путиным. Конечно, Алеппо и Йемен – это те проблемы, о которых мы постоянно слышим в средствах массовой информации, в западных странах и в России тоже. Но здесь нет чёрного и белого. Это очень сложный вопрос. Но мы должны с уважением относиться к чувствам людей, они совершенно верно говорят: это неправильно. ЮНИСЕФ со стороны ООН тоже говорит о том, что то, что происходит, – неправильно. У нас есть, к счастью, эксперты, которые могут разобраться во всём этом.

Что же касается ООН, я очень рада, что мы много говорили об ООН, я сторонница ООН, я там работала, и я буду работать с ними, я обещала господину Пан Ги Муну, и следующему Генеральному секретарю я обещаю сотрудничество. Мы все понимаем, что если мы ничего делать не будем, то это может нам очень дорого обойтись.

Возьмём, например, Совет Безопасности. Я с большим интересом слушала то, что сказал Министр Лавров. Как мне кажется, если мы не сможем добиться успеха в Совете Безопасности, это ещё не всё, мы должны подумать о работе Генассамблеи, об ЭКОСОСе, ведь ООН – очень большая структура. Мы должны подталкивать их вперёд. И надеюсь, что мы добьёмся прогресса.

Спасибо за то, что Вы подняли эти вопросы, и эти вопросы и далее будут обсуждаться.

Т.Колтон: Сейчас я хотел бы поблагодарить всех и передать слово тем, кто присутствует в зале, для вопросов. У нас здесь представлено большое число экспертов, почти все хотят задать вопрос, и вы можете отвечать на вопросы, на которые хотите, отмечать их.

Хотел бы сказать, что, к сожалению, Ваша популярность, господин Президент, растёт; моя к концу дня, наверное, сократится. А времени у нас очень мало.

Позвольте, мы передадим слово сначала первым, кто заявил о желании задать вопросы. Многие из них, думаю, будут адресованы Президенту Путину. Однако если кто–то желает тоже ответить, даже если они напрямую не направлены им, то, пожалуйста, отвечайте.

Вопрос (как переведено): Господин Президент, как Вам известно, растёт обеспокоенность международного сообщества относительно киберпространства, киберконфликтов. Ключевой вопрос состоит в следующем. Это обеспокоенность осуществления кибератак для достижения политических целей, учитывая, что вопрос кибератак очень молодой вопрос в отличие от других войн. Пространство кибератак очень известно, государства не должны использовать киберпространство для атаки на инфраструктуру других государств. Поэтому мой вопрос заключается в следующем.

Во–первых, в теории. Я слышал, что Вы уже говорили, поэтому в теории: должны ли национальные избирательные системы считаться критической национальной инфраструктурой?

И второй вопрос: какие конкретные правила Вы бы предложили по мере того, как международное сообщество думает о киберпространстве, для того чтобы снизить угрозу кибервойн в будущем?

В.Путин: На мой взгляд, вмешательство во внутриполитические процессы, одной страны в другую, недопустимо вне зависимости от того, каким способом такие попытки могут предприниматься: с помощью кибератак либо с помощью каких–то других инструментов, подконтрольных организаций внутри той или иной страны.

Например, вы знаете, что произошло в Турции, и знаете позицию Президента Турции Реджепа Эрдогана по поводу того, что он считает. А он считает, что попытка переворота в Турции была предпринята структурами, которые были воспитаны на идеях и при прямом участии организации некоего Гюлена, проживающего уже девять лет в Соединённых Штатах Америки. И это недопустимо, и кибератаки недопустимы.

Но нам не избежать, наверное, взаимного влияния друг на друга, в том числе и в киберпространстве. Но Вы задали вопрос конкретный, а именно Вы задали вопрос об избирательной системе. Я считаю, что это абсолютно недопустимо. А как избежать подобных эксцессов, если они где–то будут возникать, нет никакого другого способа, как договариваться и вырабатывать определённые правила, причём такие правила, которые будут единообразно пониматься, будут признаны на правительственном, государственном уровне и могли бы быть проверяемыми.

Встаёт вопрос, конечно, о свободе интернета и всего, что с ним связано, но мы знаем, что очень во многих странах, в том числе и в тех, кто всегда выступал за свободу интернета, предпринимаются и на практике реализуются шаги по ограничению этого доступа, связанного с интересами большинства граждан. Это касается и преступлений, которые там могут готовиться либо совершаться в киберпространстве. Например, покушение на банковские системы, незаконные переводы денег, это касается всяких суицидов, преступлений против детей и так далее. Но эти же правила на национальном уровне принимаются, значит, мы можем принимать соответствующие правила и на национальном уровне в отношениях между государствами.

Т.Колтон: Спасибо.

Хотел бы предоставить слово господину Сушенцову, затем слово господину Быстрицкому.

Господин Сушенцов, Вам слово.

А.Сушенцов: Владимир Владимирович! Андрей Сушенцов, университет МГИМО, Валдайский клуб.

В зарубежных СМИ сложилось мнение, что у России есть однозначный фаворит на американских президентских выборах – Дональд Трамп. Какую на самом деле роль играет фигура следующего американского президента для России, для двусторонних отношений? И каким условиям должна удовлетворять американская внешняя политика по отношению к России, для того чтобы отношения нормализовались?

В.Путин: По поводу так называемых фаворитов или не фаворитов в избирательной кампании в Соединённых Штатах. Вы сказали о том, что это образ, который создан СМИ? Он и создан, этот образ, СМИ. Я Вас уверяю, не случайно. Я вообще редко вижу, когда что–то случайно создаётся ведущими средствами массовой информации. Сама идея вброшена в общественное сознание в ходе президентской кампании в Соединённых Штатах, на мой взгляд, только с одной целью – с целью борьбы тех, кто защищает интересы кандидата от Демократической партии госпожи Клинтон в борьбе с представителем Республиканской партии, в данном случае в борьбе с господином Трампом.

Как это делается? Во–первых, создаётся образ врага в виде Российской Федерации, в виде России, а потом объявляется, что Трамп – наш фаворит. Это полный бред и полная чушь! Это просто способ внутриполитической борьбы, способ манипулирования общественным мнением накануне президентских выборов в самих Соединённых Штатах.

Да, на самом деле я много раз говорил, хочу повторить: мы не знаем, как поведёт себя любой из кандидатов, который добьётся победы. Мы не знаем, как поведёт себя господин Трамп, мы не знаем, как поведёт себя госпожа Клинтон, если она будет избрана, что там будет исполнено, что не исполнено. Поэтому по большому счёту для нас это более или менее безразлично. Но, конечно, мы не можем не приветствовать слова, мысли, намерения, о которых публично говорится, о нормализации отношений между Соединёнными Штатами и Россией. И в этом смысле, конечно, мы приветствуем такие заявления, от кого бы они ни исходили. Вот, собственно говоря, и всё.

Что касается самого господина Трампа, он выбрал, видимо, свой способ достучаться до сердец избирателей. Какой? Он, конечно, ведёт себя экстравагантно, мы все это видим. Но, я думаю, не так уж это всё и бессмысленно. Потому что, на мой взгляд, он представляет интересы той части общества, а она значительная в Штатах, которая устала от тех самых элит, которые десятилетиями находятся у власти. Он просто представляет интересы таких простых людей.

Он и сам изображает из себя такого простого парня, который критикует тех, кто уже десятилетиями находится у власти, тех, кому не нравится (мы же читаем аналитику, в том числе и американскую) передача власти по наследству, допустим. Об этом прямо некоторые эксперты пишут в США. И он работает на этой «поляне».

Но насколько это будет для него эффективно, выборы покажут в ближайшее время. Но хочу повторить ещё раз один штамп, который всё время повторяю: мы будем работать с любым президентом, которого изберёт американский народ и который захочет работать с нами.

А.Быстрицкий: Владимир Владимирович, можно вопрос в развитие темы безопасности, которая только что поднималась? Понятно, что здесь ключевым и важным элементом, в этой теме безопасности, является взаимодействие. И понятно, что оно может быть сложным. Например, в случае упомянутых только что в разговоре транспондеров. Но в конце концов самолёты могут летать.

Но есть критически важные области, где речь идёт непосредственно о жизни людей, и жизни людей невинных. Вы недавно вспоминали дело Царнаевых. И, как я понимаю, информация с российской стороны была предоставлена, но это не возымело ни малейшего действия, как я тоже понимаю. Означает ли это, что на таком практическом уровне взаимодействия в сфере безопасности ситуация критическая?

В.Путин: Я уже говорил об этом. Не помню когда. По–моему, на встрече с французскими журналистами, что ли? Да, действительно, мы предоставили в своё время информацию по этим братьям Царнаевым американским партнёрам. Написали один раз – ответа никакого. Потом ещё раз написали – опять никакого ответа нет. И уже после второго письма пришел ответ, что они наши граждане, вы сюда не лезьте, мы сами разберёмся. Ладно, я директору ФСБ сказал: всё, сдаю в архив. Так ответ у нас в архиве и лежит до сих пор.

Но потом, к сожалению, через несколько месяцев произошёл теракт в Бостоне во время известного марафона, погибли люди. Очень жаль, что эта трагедия произошла. Если бы контакты и доверие были бы на другом уровне между нами и нашими партнёрами, уверен, можно было бы избежать этой трагедии. Потом у нас и американцы появились сразу, приехали, мы отдали материалы, которые у нас были. Но поздно, уже люди–то погибли.

Это, кстати говоря, отчасти ответ на предыдущий вопрос. Те, кто хочет с нами работать, – я не знаю, будут они или не будут, но они формулируют правильно тезис о том, что это необходимо для всех, особенно на поле борьбы с терроризмом. В этом смысле мы приветствуем, повторяю, всех, кто об этом заявляет.

Но, скажем, я тоже уже говорил об этом, например, в ходе подготовки к Олимпийским играм здесь, в Сочи, американцы реально нам помогали. И я благодарен им за это, мы все им за это благодарны, они сотрудничали и здесь, на месте, сотрудничали с нами очень эффективно и на более высоком уровне – на уровне руководства спецслужб. Были и другие примеры хорошего сотрудничества.

В целом у нас неплохо обстоят дела по этому направлению с европейскими партнёрами, как раз с французскими спецслужбами, там достаточно откровенный, профессиональный разговор идёт, обмен информацией имеет место быть. В общем, не всё так плохо, но могло бы быть гораздо лучше.

Т.Колтон: Хорошо.

Хотел бы сейчас предоставить слово Сафине Фишер из Берлина.

С.Фишер: Спасибо. Мой вопрос Президенту Путину, он касается Украины.

Президент Путин, недавно после достаточно длинной паузы состоялась встреча «нормандской четвёрки» в Берлине. И после этой встречи стороны несколько по–разному интерпретировали результаты переговоров. Поэтому мне бы очень хотелось услышать Вашу оценку результатов и атмосферы этой встречи.

Помимо этого, считаете ли Вы «нормандский формат» в данной форме эффективным или Вы думаете, что он мог бы работать более продуктивно, если бы, например, туда присоединились Соединённые Штаты Америки?

Спасибо большое.

В.Путин: Можно уточняющий вопрос? Какая разная интерпретация была результатов встречи? О чём Вы говорите? Как ни странно, я просто не слышал этих разных интерпретаций. Какие?

С.Фишер: Были обсуждения полицейской миссии в Донбассе, с одной стороны, и упор на «дорожную карту», которая делалась, например, в России в СМИ и тоже в политических дебатах. По–моему, это действительно были разные интерпретации результатов.

В.Путин: Здесь секрета никакого нет. Я скажу, вообще как было. Некоторые вещи, может быть, не буду говорить, чтобы не ставить никого в трудное положение и не мешать самому процессу.

Как вы знаете, в Минских соглашениях, думаю, что эксперты все читали, там чёрным по белому написано: через 30 дней после подписания Минских соглашений на Украине Рада должна принять постановление, которое очертило бы географические границы районов, в которых начал бы сразу действовать закон об особом статусе этих непризнанных республик. Потому что единственное, чего не хватало, чтобы он начал работать, было отсутствие описания этих географических границ.

И это нужно было принять не законом, а постановлением парламента, и это постановление с нарушением сроков, но тем не менее было принято. И, казалось бы, этот закон должен был бы сразу вступить в действие. Он был принят, хочу напомнить, парламентом Украины, проголосован, и он был согласован с непризнанными республиками, что очень важно, и в этом смысле он является, на мой взгляд, жизнеспособным и ключевым элементом политического урегулирования.

Но, приняв это постановление Рады, украинская сторона, парламент страны принял дополнение к этому закону пунктом в статью девятую или десятую, в которой написал, что этот закон вступит только тогда, когда произойдут муниципальные выборы на этих территориях. То есть опять отложил вступление этого закона в силу, повторяю, по нашему мнению, абсолютно ключевого для политического урегулирования кризиса на юго-востоке страны. Причём сделал это, конечно, уже ни с кем не согласовывая, с этими непризнанными республиками даже не консультировались.

Год назад в Париже мы это очень активно обсуждали, спорили. Я настаивал на том, чтобы это было сделано, и сделано незамедлительно, поскольку это прописано в Минских соглашениях и является ключевым элементом, на наш взгляд. Тем не менее Президент Украины настаивал на том, что это сделать невозможно. И зашло всё в тупик. Поскольку зашло в тупик, и всё могло закончиться сразу же на месте год назад в Париже, неожиданно Министр иностранных дел ФРГ господин Штайнмайер предложил компромисс.

Он сказал: «Давайте мы так договоримся. Этот закон вступит в силу в день выборов в муниципальные органы власти на этих территориях на временной основе, и на постоянной – после того как БДИПЧ ОБСЕ признает, что выборы состоялись в соответствии с правилами ОБСЕ». Это было совсем не то, что написано в Минских соглашениях, но, чтобы не заводить дело в тупик, я согласился и сказал: «Хорошо, договорились. Мы это согласуем с Донецком и Луганском». И мы согласовали.

Но на встрече в Берлине вдруг неожиданно Президент Украины попытался изменить и эту формулу, уже как бы компромиссную. Пошёл ещё дальше, по сути, отказываясь вообще от имплементации этого закона когда бы то ни было. Опять возник тот же самый кризис, который мы имели в Париже год назад. Но я хочу отметить роль Федерального канцлера. Она всё–таки нашла аргументы и убедила всех собравшихся в том, что мы можем и должны остаться на согласованной позиции, и невозможно каждый раз, встречаясь через год, менять то, о чём мы договаривались до этого, так мы никогда ни о чём не сможем договориться. Но нюансы и детали того, как это должно имплементироваться, договорились погрузить в ту концепцию, о которой Вы сказали и которую предстоит ещё выработать.

Вот, пожалуй, и всё. Но в принципе много было сделано по вопросам обеспечения безопасности – там мы практически согласовали почти каждый из пунктов. Почти ни о чём не договорились по вопросам гуманитарного характера – эти территории остаются в строгой блокаде, и ситуация там очень сложная. На это, кстати говоря, весь так называемый цивилизованный мир предпочитает не обращать никакого внимания. Сейчас не хочу даже открывать дискуссии на эту тему.

Но что касается формата, он полезен или не полезен, – просто другого нет. Да, дискуссии идут сложно, да, это не очень эффективно, соглашусь с этим, но другого нет, и если мы хотим хоть чего–то добиться, надо оставаться в рамках этого формата.

Нужно ли привлекать кого–то другого? Российская позиция такая: мы не против привлекать кого бы то ни было, в том числе и наших американских партнёров. Но договорились таким образом со всеми участниками этого процесса, что мы с нашими американскими коллегами будем работать параллельно. И вы знаете, мой помощник и госпожа Нуланд постоянно встречаются, регулярно эти темы обсуждают, ищут компромиссы. Но это, разумеется, делается не келейно, не тайно, и все участники нормандского формата в курсе, знают, и мы учитываем, конечно, и позицию наших американских партнёров.

Т.Колтон: Анджела Стент, пожалуйста.

А.Стент (как переведено): Спасибо. Мой вопрос адресован Президенту Путину. Я профессор Джорджтаунского университета Вашингтона.

Россия недавно вышла из соглашения с Соединёнными Штатами по уничтожению плутония, но в то же время российское Правительство заявило, что рассмотрит повторное вступление к соглашению, если будут выполнены три условия. Первое, что войска НАТО должны вернуться к тем позициям, которые они занимали до 2000–х годов в Европе, во–вторых, «закон Магнитского» должен быть отменён, и в–третьих, что санкции, введённые против России с момента начала украинского кризиса, должны быть сняты, и России должна быть предоставлена компенсация.

Вопрос заключается в следующем. 20 января у нас будет новый президент, я настроена оптимистично, должны ли мы понимать в США, что эти три условия лягут в основу изначальной переговорной позиции со стороны Российской Федерации с новым американским президентом, когда он вновь восстановит отношения высокого уровня с Кремлём?

В.Путин: Вы профессор, сразу видно, что не дипломат. Если Вы у дипломатов спросите, они Вам скажут, что есть такое понятие, как запросная позиция, и решение по поводу договора об уничтожении избыточного количества оружейного плутония – мы из него не вышли. Соединённые Штаты вышли из договора по противоракетной обороне, а мы не вышли, мы приостановили его действие. Но почему? Я думаю, что все здесь знают почему. Это соглашение что предусматривало? Оно предусматривало, что и в России, и в США будут построены заводы, которые будут уничтожать избыточное количество оружейного плутония, наработанного как в США, так и в России.

США свои обязательства не только не выполнили, а объявили, что выполнять не намерены – со ссылкой на финансовые трудности. Как будто у нас таких финансовых трудностей нет. Но мы завод построили и уничтожаем этот плутоний промышленным способом. То, что объявили Соединённые Штаты, причём в одностороннем порядке, никак с нами свои действия не согласовывая… Они сказали, что они будут его разбавлять, этот оружейный плутоний, там хранить в каких–то пластах и так далее.

Это значит, специалисты говорят, это называется возвратный потенциал. В любую секунду можно вернуть, опять обогатить, и всё снова здорово, как у нас в народе говорят. А мы–то уничтожаем его промышленным способом. Мы завод построили, деньги истратили. Мы что, богаче Соединённых Штатов, что ли?

И очень по многим вопросам нам очень трудно разговаривать с администрацией сегодняшней, потому что ничего почти не выполняется, почти никакие договорённости не исполняются, в том числе и по Сирии. Может, ещё к этому вернёмся. Но мы готовы будем разговаривать с новым президентом и искать решения любых сложных вопросов, любых.

Вопрос (как переведено): Господин Президент, хотел бы задать Вам вопрос по политике России в отношении Азии. Сегодня акцент делается на построении многополярного мира во внешней политике России. Но помимо этого вы также уделяете особое внимание многополярности в Азии. Сегодня в Вашей речи Вы, в частности, на мой взгляд, указали на рост напряжённости в отношениях с Западом и о переориентировании на Азию. Но есть и проблемы в Азии. В частности, появление новых игроков ведёт к появлению страхов, появляются новые разделительные барьеры. Скажите, есть ли опасность того, что Россия путём акцента на многополярном мире может недооценить опасность однополярной Азии в ущерб необходимости всех великих держав работать вместе для создания нового мира?

В.Путин: Мы интенсифицируем развитие наших отношений с азиатскими странами не потому, что у нас напряглись отношения с Европой или Соединёнными Штатами. Просто то, что сейчас происходит, диктуется самой жизнью. Необходимость расширения наших контактов, увеличение этих контактов диктуются жизнью. Почему?

Рост и значение азиатских стран растут и будут расти дальше, причём достаточно высокими темпами. Но для России, значительная часть территории которой находится в Азии, было бы нелепым не использовать своё географическое преимущество и не развивать отношения с нашими соседями.

Китай – наш сосед, я говорил об этом во вступительном слове. С Индией у нас хорошая предыстория отношений, что грех было бы это не использовать для развития отношений с Индией сегодня и на длительную историческую перспективу. У нас много совпадающих интересов. Мы естественным образом взаимодополняем друг друга, кстати говоря, как в политике, так и в экономике.

Но что касается многополярности или однополярности Азии, Азия не является однополярной, мы это прекрасно видим и понимаем.

Жизнь вообще сложна и многообразна, она вообще вся соткана из противоречий. Важно только, чтобы эти противоречия разрешались цивилизованным способом. Мне кажется, что у лидеров азиатских стран сегодня достаточно здравого смысла, чтобы выйти именно на такой режим работы друг с другом. И мы готовы работать в таком же режиме со всеми.

Вы знаете, что я недавно был с визитом в Индии, только что вернулся из Индии наш Министр обороны. У нас не только по линии оборонных ведомств, по линии промышленного производства в оборонной сфере, но и в гражданских областях очень много пересекающихся интересов с Индией, Китаем, тем же Вьетнамом, с другими странами региона. И они очень перспективные и масштабные.

Т.Колтон: Тома Гомар, пожалуйста.

Т.Гомар (как переведено): Господин Президент, в сентябре 2014 года на Валдайском клубе Вы описали отношения между Украиной и Россией следующим предложением: две страны – один народ. А каким образом Вы сегодня описали бы отношения между этими двумя странами?

В.Путин: Я сейчас не буду говорить про то, кто в чём виноват, но я считаю, как и считал, что русские и украинцы – это действительно один народ. У нас есть люди крайних националистических взглядов, как в России, так и в Украине. Но в целом в большинстве своём это один народ – народ одной истории, одной культуры, очень близкий этнически. Нас сначала разделили, а потом стравили, но мы сами в этом виноваты. И мы должны сами найти выход из этой ситуации. Уверен, что здравый смысл восторжествует, и мы этот выход найдём.

Вопрос: Уважаемый господин Президент! До моего вопроса хотел бы очень коротко передать Вам слова моих молодых студентов. Два года назад, когда Вы были в Шанхае по очень важным другим делам, наши студенты пропустили шанс встретиться в университете с Вами и Вас спросить. Но они сказали мне, что всегда Вас ждут. И это не зависит от того, будете Вы на пенсии или нет.

Мой вопрос такой. Сегодня мы обсуждаем философский вопрос международных отношений. Человеческое сообщество уже переживало многие вариантов международной системы. По Вашему представлению, будущие системы до какой степени будут похожи на бывшие? И на какие положительные элементы нам больше нужно обращать внимания? Это немножко теоретически, по каким принципам, более универсальным или более многообразным? Какие сочетания, какие комбинации среди них Вы предпочитаете?

Ещё конкретный вопрос. В текущие дни очень оживлённо обсуждаем вопрос, какие взаимоотношения между Россией, Западом и Китаем.

В.Путин: Хайнц здесь такую ремарку сделал, что это очень философский вопрос, об этом можно долго рассуждать.

Будет ли мир будущего таким, каким он был в прошлом? Конечно, нет. Разве это возможно? Мир меняется очень сильно. Разве Китай 60–70–х годов похож на Китай сегодняшнего дня? Совсем две разные страны, да и Советского Союза нет.

Господин Мбеке говорил про Африку. Я с этими тезисами согласен. Но Африка не может быть где–то на периферии. Если кто–то так думает, то он глубоко заблуждается. Если мы будем действовать именно таким образом, нас ждут очень тяжёлые испытания. Мы уже сейчас видим, говорят: беженцы-беженцы, Сирия-Сирия. Я сегодня только смотрел – очередное событие в Средиземном море, где итальянская береговая охрана вылавливала беженцев из Африки. При чём здесь Сирия? Вы знаете, это очень серьёзный вопрос – будущее мира и будущее Африки. Так же и взаимоотношения в Азии, там много конфликтных, таких потенциально конфликтных ситуаций.

Хочу повторить то, что я только что сказал. Вопрос в том, хватит ли у нас ума и мужества найти приемлемые способы решения всех этих проблем и сложных конфликтов. Мне бы очень хотелось, чтобы это было именно так, чтобы мир действительно стал многополярным и чтобы учитывались мнения всех участников международного сообщества. Маленькая это страна или большая, должны быть единообразно понимаемые общие правила, гарантирующие суверенитет и интересы народов.

А что касается наших взаимоотношений между нашими партнёрами в Европе, в Соединённых Штатах, в Америке вообще, в азиатских странах, мы выстраиваем разновекторную политику, и не только в силу своего географического положения. Наша политика в отношении всех наших партнёров строится на основе равноправия и взаимного уважения.

Т.Колтон: Хорошо.

Николай Злобин, пожалуйста.

Н.Злобин: Владимир Владимирович, у меня вопрос тоже философский, но я подразумеваю, что Вы уже думали на эту тему, поэтому хотел бы получить от Вас ответ в Вашем стиле. Вы умеете формулировать афористично, мы все это знаем.

Я вернусь к Вашей речи, к ней пока никто не апеллировал. Я не согласен с одной вещью в Вашей речи, где Вы описывали мир. Вы описывали его правильно, но мне кажется, что сводить всё к злой воле элит или каких–то отдельных лидеров, это не совсем правильно. Страны действуют под влиянием очень большого количества объективных факторов. Даже Вы сейчас, говоря о евразийском сотрудничестве, сказали, что жизнь требует так поступать. Я помню, когда была история с Крымом, Вы сказали: я не мог поступить иначе, хотя весь мир считал, что это не самый лучший жест доброй воли.

Мой вопрос в этой связи. Думаю, что страны действуют под влиянием национальных интересов, того, как они видят мир. И очень часто эти национальные интересы входят в противоречия, одной страны и другой страны.

Однажды в интервью какому–то западному агентству Вы сказали, что Ваша работа – продвигать национальные интересы России. Поэтому я подозреваю, что Вы знаете, что такое национальные интересы России, причём не тактические, не сегодняшние, а фундаментальные, которые существовали раньше и будут существовать потом. Думаю, что Вам ещё рано на пенсию уходить, но всё равно когда–нибудь это случится, и национальные интересы сохранятся. Есть у Вас формула в голове, ёмкая, хорошая, как объяснить миру? Потому что одна из проблем, что Россия воспринимается страной непредсказуемой. Можете Вы объяснить одной формулой, которая сохранится надолго, что такое национальные интересы России?

В.Путин: То, что хорошо для русского человека, то и национальные интересы России и вообще для народов Российской Федерации. Но вопрос не в том, чтобы любой ценой продвигать эти национальные интересы, вопрос в том, как это делать. Я хочу вернуть нас к ставшему ключевым вопросу: мы считаем, что добиваться своих национальных интересов нужно в диалоге со всеми участниками международной жизни, уважая их интересы и пользуясь единообразно понимаемыми правилами игры, которые называются «международное право».

Кстати, когда выступала Тарья, она сказала, что несколько мрачновато прозвучали мои оценки. Если именно так и восприняли, что исключительно в ошибках элит заключаются все проблемы сегодняшнего дня, то, конечно, я не это имел в виду. Это одна из серьёзных проблем сегодняшнего дня – расхождения между интересами так называемых широких масс и правящими классами, но не единственная, а в основе, конечно, лежат и интересы, но способы достижения своих интересов важны, вот что важно.

А.Мухин: Владимир Владимирович, на Украине постоянно пытаются что–нибудь запретить российское. И складывается такое ощущение, что любые российские компоненты просто выдавливаются из украинского общества. В этой связи у меня тоже философский вопрос. Пётр Порошенко говорил о том, что он намерен продать свой российский бизнес. Этот бизнес существует вообще или нет? И как Вы к этому относитесь?

В.Путин: Мы стремимся к тому, чтобы уважать право собственности. Алексей Леонидович – горячий приверженец, считает, что это один из столпов экономической политики, и в этом смысле я с ним полностью согласен. У нас далеко не всегда так получается, нам практику нужно ещё поправлять, и в законодательстве многое нужно сделать, но мы всегда будем к этому стремиться.

То же самое касается и наших иностранных инвесторов, в том числе и украинских инвесторов. Пётр Алексеевич Порошенко является одним из таких инвесторов, имею в виду, что он является собственником достаточно крупного предприятия в Липецкой области – фабрики «Рошен». Там, собственно, два предприятия, второе занимается, по–моему, реализацией продукции. Там есть некоторые проблемы, связанные с невозвратом НДС, и судебные органы ввели определённые ограничительные меры, но фабрика работает, работает ритмично, выплачивает зарплату, получает прибыль, и нет никаких ограничений, связанных с использованием этой прибыли, в том числе и с переводом её за границу. Я сейчас не помню, сколько, не погружаюсь в такие детали, но она работает с прибылью, и работает успешно.

П.Дуткевич: Господин Президент, я уже задал этот вопрос заместителю Министра иностранных дел вчера, но я понял свою ошибку, потому что исключительным адресатом этого вопроса являетесь Вы, Владимир Владимирович.

Вопрос такой: поступила информация, я не знаю, насколько она достоверна, что во время встречи с господином Обамой в Китае в сентябре этого года Вы разговаривали о перемирии в Сирии. Не знаю, насколько это достоверно, но Вам предложили семидневное перемирие. Вы засомневались и сказали, что невозможно за такой короткий период развести радикалов от мирных, и вряд ли можно это сделать. Поэтому Вам на это был ответ, что если мы не сумеем это сделать, тогда у вас свободные руки. Вы можете вспомнить этот разговор? Потому что он очень важный для истории того, что происходит сейчас в Сирии.

В.Путин: Да мне и не нужно его вспоминать, я его и не забывал. Это очень важный разговор. Там действительно шла речь о том, чтобы прекратить работу российской и сирийской авиации по нанесению ударов по объектам террористов в Алеппо до разделения так называемой здоровой части оппозиции от «Джабхат ан-Нусры» – террористической организации, признанной в таком качестве Организацией Объединённых Наций, входящей в перечень международных террористических организаций.

В этой связи хотел бы заметить, что не секретом является то, что нам наши американские партнёры обещали это сделать. Они признали, во–первых, что это нужно сделать, они признали, что часть Алеппо занята террористическими организациями – и ИГИЛ, и «Джабхат ан-Нусрой». Собственно говоря, это видно на кадрах телевизионной хроники, когда мы видим знамя ИГИЛ, знамя «Джабхат ан-Нусры» в определённых районах Алеппо. Они признали, что это надо сделать, и заверили нас, что сделают это.

А после этого мы договорились о том, что вместе определим прямо на поле боя, где здоровая часть оппозиции, и мы их не будем трогать вообще, а где террористы, и мы будем вместе с американскими нашими партнёрами работать по этим террористам. Они обещали нам многократно и на уровне Минобороны, и на уровне министров иностранных дел, и на уровне специальных служб. К сожалению, раз за разом всё это срывалось, и они этого не делали.

В очередной раз этот вопрос был поднят во время нашей встречи в Китае. Действительно, мой американский партнёр, Президент Обама, предложил в очередной раз их развести. Но он настаивал на том, чтобы сначала мы объявили день Д, день тишины, прекратили бы боевые действия, удары авиации, а затем в течение семи дней они брали бы на себя обязательство развести оппозицию здоровую и «Джабхат ан-Нусру» друг с другом. Я сейчас не буду говорить о деталях, потому что не считаю себя вправе какие–то детали воспроизводить вслух. Всё–таки в ходе таких переговоров остаётся какая–то часть, которая доверительно доводится друг до друга. Но факт остаётся фактом.

Вместо того чтобы развести террористов, «Джабхат ан-Нусру», и здоровую часть оппозиции, наши американские партнёры сами сорвали это перемирие. Кстати говоря, в конечном итоге я хоть и настаивал на том, что сначала развести нужно, а потом прекратить полёты авиации, но в ходе дискуссии согласился с мнением американского партнёра. Он настаивал, и я с ним согласился, пошёл навстречу, сказал: ладно, бог с ним, мы сначала объявляем перемирие, не будем летать, не будем наносить удары, пожалуйста, вот вам семь дней.

Перемирие было объявлено, по–моему, 12 сентября. 17–го американская авиация нанесла удар по сирийским войскам, после чего подразделения ИГИЛ перешли в наступление. Нам сказали, что удар был нанесён по ошибке, а ИГИЛ перешёл в наступление случайно, это случайность. Может быть, и так, но перемирие было сорвано и далеко не по нашей вине.

А что там обещал или что не обещал Президент Соединённых Штатов, это всё–таки Вы спрашивайте у него. Я думаю, что в ходе, допустим, своей поездки по европейским странам он сам об этом расскажет нашим европейским уже партнёрам. И думаю, что нужно сделать это откровенно и честно, а не просто использовать их для того, чтобы повлиять на нашу позицию по Сирии.

Да, кстати говоря, вы знаете, сегодня уже девятый день, когда российская и сирийская авиация в районе Алеппо просто не работает. Вот вам ещё не семь дней, вот вам ещё девять, уже десять дней сейчас будет. Где разведение террористов и здоровой части оппозиции? Понимаете, если мы не будем выполнять взятых на себя обязательств, мы никогда не добьёмся успеха в решении задач борьбы с террором.

Я понимаю, это непростая задача, и мы здесь не склонны никого ни в чём обвинять, но уж если о чём–то договорились, надо исполнять. Во всяком случае, на нас не перекладывать вину и не обвинять во всех смертных грехах. Это просто неприлично. Мы пока ведём себя сдержанно и также по–хамски нашим партнёрам не отвечаем, но всё имеет свои границы, можем и ответить.

Т.Колтон: Господин Черногорский из Словакии. Пожалуйста, Вам слово.

Черногорский: Я буду как будто продолжать вопрос Анджелы Стент, хотя мы не договорились. Господин Президент, условия, которые, Вы сказали, в связи с договором об утилизации плутония, по сути, являются наступательными условиями. Когда бы эти условия были исполнены, это бы означало практически, что будут аннулированы все отступления России практически со времён Михаила Горбачёва. Меня интересует время. Как Вы оцениваете, когда бы такие условия могли быть исполнены или, скажу это по–другому, думаете, что Вы увидите исполнение этих условий ещё как Президент Российской Федерации?

В.Путин: Условия, о которых Вы говорили сейчас и которые Вы назвали наступательными, они изложены на бумаге. Это Указ Президента Российской Федерации. Это бумажка.

А условия уничтожения оружейного плутония, которые нарушили Соединённые Штаты, – это очень серьёзный вопрос в сфере международной безопасности и обращения ядерных материалов. Это совершенно две разные категории. И мы вышли из этого договора, потому что Соединённые Штаты не выполняют взятых на себя обязательств. А об условиях того, как вести нам переговорный процесс по широкому кругу проблем, мы договоримся.

Т.Колтон: Михаил Погребинский, пожалуйста, из Киева.

М.Погребинский: Владимир Владимирович, возвращаюсь к вопросу, который был задан коллегой из Германии. Мне кажется, Вы не вполне ответили на него, а это важно, по–моему.

Речь идёт о том, что, действительно, насколько мы понимаем, интерпретации результатов этого Берлина были разные в Киеве и в Москве. Во всяком случае, два слова скажу, что киевская интерпретация такая: главный успех Порошенко на этих переговорах – это то, что он убедил ООН и вообще участники переговоров убедили Вас в том, что Вы согласились на полицейскую миссию.

При этом в Киеве понимают эту полицейскую миссию как некую такую систему, которая будет с оружием обеспечивать безопасность до проведения выборов и после проведения выборов какое–то время. Информация из Москвы официальная была такая, что, в общем, не совсем так.

Можете внести какую–то ясность по этому поводу, чтобы было понятно?

В.Путин: Я могу попросить Тарью или Хайнца, они очень хорошо знают, что такое ОБСЕ, как работает эта организация. Скажу Вам свою позицию по этому вопросу.

Президент Порошенко выступил с инициативой так называемой полицейской миссии во время проведения будущих возможных выборов в Донбассе, в Донецке и Луганске. Я единственный, кто его поддержал. Просто я не называю это полицейской миссией в силу того, что вообще все остальные участники процесса возражают, а возражают не потому, что не хотят помочь Петру Алексеевичу, а потому, что ОБСЕ никогда ничего подобного не делала, у неё нет такого опыта, нет людей, нет практики осуществления каких бы то ни было полицейских миссий.

И на сегодняшний день эта идея, выдвинутая Петром Алексеевичем Порошенко и поддержанная Вашим покорным слугой, она другими участниками этого процесса не поддерживается, но мы называем это не полицейской миссией, а возможностью тех, кто будет обеспечивать выборы и безопасность на выборах, находиться там с табельным стрелковым оружием. Те, кто против реализации этого предложения, указывают на то, что это может спровоцировать неизвестно кого на применение оружия против вооружённых людей.

Они считают, что сила наблюдателей ОБСЕ заключается не в том, что у них табельное оружие, а в том, что они как раз представляют общепризнанную мировую солидную международную организацию, и как раз они сами не вооружены, и применять против них силу и оружие – это абсолютно неприемлемо и будет восприниматься как самое неприемлемое поведение кого бы то ни было. И в этом их сила, а не в том, что у них будет пистолет.

Хотя, если Пётр Алексеевич считает, что это пошло бы на пользу, я лично его поддерживаю, но я единственный, кто это делает. Это странная ситуация, это единственное, где наши мнения совпадают. Но я уже об этом говорил неоднократно, и здесь нет никакой новизны, и в конечном итоге все согласились, что это возможно, но нужно это проработать, в том числе на площадке ОБСЕ. Не знаю, Тарья меня поправит, но, по–моему, в практике ОБСЕ никогда такого не было. Тарья, можно тебя спросить?

Т.Халонен: Да, должна честно сказать, что не могу припомнить таких случаев. Возможно, стоит спросить кого–то, у кого есть более актуальная информация, но я займусь этим вопросом.

Т.Колтон: Представитель, пожалуйста, из Пекина.

Вопрос (как переведено): Бывший Президент Австрийской Республики господин Фишер сказал, что отношения между ЕС и Россией не такие, как 25 лет назад ожидалось, какими они будут. И, к сожалению, это сейчас имеет место, но нам нужно быть оптимистами тем не менее.

И хочу спросить господина Президента: с Вашей точки, почему это так происходит? И какие могут быть ожидания? Какие ожидания 25 лет назад были неверными или были неверными всё время? И с философской точки зрения какие уроки, как Вам кажется, следует извлечь для следующих 25 лет?

В.Путин: Что было сделано правильно, а что неправильно? Ожидания были большие в связи с тем, что Советский Союз перешёл к политике открытости, в связи с тем что практически то, что считалось главным, что разделяло Советский Союз и потом Россию, и западный мир, исчезло – я имею в виду идеологические разногласия. И, откровенно говоря, у нас сначала и в Советском Союзе при Горбачёве, а дальше и в России все считали, что сейчас начнётся совершенно другая жизнь. Вот здесь один из наших экспертов правильно сказал: существуют вещи, как оказалось, гораздо более глубинные, чем даже идеологические противоречия, а это так называемые и национальные, и геополитические интересы.

Можно было бы сделать что–то по–другому? Да, можно. Я на прошлой встрече здесь, по–моему, в этом зале, говорил: был такой немецкий политик господин Рау, известный деятель Социал-демократической партии Германии, его уже нет среди нас, но он тогда вёл очень активную дискуссию с руководством Советского Союза. И он тогда говорил – у нас есть записи этих бесед, мы до сих пор никак не можем это опубликовать, но надо это сделать, – что в Европе должна быть создана новая система международной безопасности.

Помимо НАТО нужно создать ещё структуру, в которую входил бы и Советский Союз, и те страны, которые выходят из Варшавского договора, но с участием США, с тем чтобы была сбалансированная система. И дальше он продолжал, что если этого не будет сделано, в конечном итоге это будет приводить к тому, что вся эта система, созданная во времена холодной войны, будет работать против Советского Союза. И он говорил, что это беспокоит меня только потому, что это будет разбалансировать всю систему международных отношений и вопросы безопасности в Европе будут подвергаться серьёзным испытаниям.

Как этот дед сказал, так и случилось. И тогда вот те люди, которые работали над преобразованиями в мире, одни не хотели ничего менять, им представлялось, что и так они на коне, а другие не имели политической воли, чтобы реализовать эти абсолютно правильные мысли очень мудрого и опытного немецкого политика.

Но я надеюсь, что всё–таки с изменением реального соотношения сил в мире будет меняться и политико-дипломатическое и нормативное сопровождение этих изменений в лучшую сторону. Мир будет более сбалансированным и многополярным.

Х.Фишер: Могу добавить следующее, что 25 лет назад, в начале 90–х годов, в Европейском союзе было 12 членов. Швеция, Финляндия, Австрия присоединились лишь в 1994–1995 годах. Это была эпоха такого «медового месяца» между Россией и Европой, в частности между Россией и Германией, Россией и другими важными странами Европы. Это был период до экономического кризиса, когда темпы экономического роста были более высокими, перед введением евро. Введение евро – очень важная мера, но евро – это также проблематичный компонент, если вы посмотрите на ситуацию в Греции или в Италии. Такие факторы тоже следует принимать во внимание.

Спасибо.

Т.Халонен: Я также хотела бы добавить, что 25 лет назад Россия была другой, Европейский союз был другим. Я также была вовлечена в этот процесс. Думаю, что урок, который мы могли бы извлечь со стороны ЕС и со стороны Совета ЕС – это была очень хорошая возможность для расширения. Возможно, нам следовало бы больше вкладывать в процесс расширения, не только до процесса расширения, но и после процесса расширения. И, возможно, процесс проходил бы легче сегодня. Но, конечно, всегда времени не хватает. Мы не можем вернуться в прошлое, мы сейчас стараемся строить будущее дальше.

Т.Колтон: Габор Штиер, пожалуйста.

Г.Штиер: Мой вопрос Президенту Путину об Украине.

С приближением зимы обычно в последние годы часто говорим о том, что будет на Украине, что будет с безопасностью экспорта российского газа. Будет ли тепло в украинских квартирах? Будет ли Киев платить за газ? Откуда будет покупать? Мой вопрос следующий. Ведутся ли переговоры о поставке газа теперь в Украину? И говорили ли об этом с украинским Президентом в Берлине?

В.Путин: У нас вызывает обеспокоенность то, что происходит сейчас с этой энергетической, очень важной составляющей на Украине. Потому что, по нашему мнению, по мнению наших специалистов, а они не хуже, чем на Украине, потому что это когда–то был единый комплекс, как известно, во времена Советского Союза, мы прекрасно себе отдаём отчёт в том, что там происходит. Для того чтобы обеспечить бесперебойные поставки в Европу, нужно закачать необходимый объём в подземные хранилища. Не для внутреннего потребления, а для обеспечения транзита. Вот в чём технологический смысл того, что было сделано ещё во времена Советского Союза.

Газа закачано мало, недостаточно. В принципе от 17 до 21 миллиарда должно быть закачено в подземное хранилище, закачано только, по–моему, четырнадцать, и более того, сейчас уже начался отбор оттуда. Это вызывает определённые опасения. Мы с Президентом Украины по его инициативе обсуждали вопрос с газоснабжением Украины. Он задал вопрос, может ли Россия возобновить поставки. Конечно, может в любую секунду. Для этого ничего не нужно.

У нас есть контракт, есть дополнение к нему. Нужно только одно – предоплата. И на тот объём денег, которые будут предоплачены, мы точно и гарантированно будем осуществлять поставки наших энергоносителей для потребителей Украины. Но сегодня цена для Украины, а мы договорились об этом раньше, мы сказали об этом раньше, ещё в прошлом году, будет не выше, хочу это подчеркнуть, не выше, чем у соседних государств, в частности для Польши.

Сейчас самой актуальной ценовой ситуации не знаю, но на момент нашего разговора Польша у нас по тем договорным обязательствам, которые есть и которые действуют, покупала газ где–то по 185, по 184 доллара за тысячу кубов. Украине мы могли бы продавать за 180. Я эту цену назвал – 180 долларов за 1 тысячу кубов. Но нам сказали, что лучше им покупать по реверсу, – пожалуйста. Это, правда, нарушение контрактов между «Газпромом» и его контрагентами в Западной Европе, но мы смотрим на это уже сквозь пальцы, с пониманием.

Если нравится больше по реверсу – пожалуйста, пусть по реверсу покупают, но, насколько мне известно, стоимость газа для конечного потребителя, для промышленных потребителей на Украине сегодня уже превышает 300 долларов за 1 тысячу кубов. Мы предлагаем продавать по 180, но у нас брать пока не хотят. У меня есть основания полагать, что посредники, которые участвуют в этих сделках, покупая по реверсу, видимо, близки сердцу некоторых руководителей в топливно-энергетическом комплексе на Украине. Флаг им в руки, пусть они работают, только главное, чтобы они обеспечили транзит в европейские страны.

Ф.Лукьянов: Владимир Владимирович, в развитие темы, которую Вы и в речи затронули, и потом немножко звучала. Мы все читаем газеты, ведущие мировые журналы, обложки смотрим, тоже очень красивые бывают, наверное, и Вы тоже видите что–то из этого. Вам приятно чувствовать себя самым опасным и самым могущественным человеком в мире? Это вообще высокая очень оценка ведь.

В.Путин: Вы знаете, мне, конечно, приятно с вами беседовать сегодня, не скрою, и я люблю это дело. Но гораздо более важным считаю прохождение бюджета Российской Федерации через российский парламент, с тем чтобы нам обеспечить воздействие бюджета на решение самых главных вопросов, перед которыми стоит страна. А именно: обеспечение темпов устойчивого роста, необходимых для нашей экономики, решение социальных задач. У нас их огромное количество. Слава богу, нам удаётся сейчас сдерживать инфляцию, которая у нас будет в этом году, надеюсь, все эксперты так говорят, ниже шести процентов. У нас дефицит бюджета, надеюсь, не превысит заданных величин, где–то три процента.

Как вы знаете, у нас кардинальным образом, в разы, уменьшился отток капитала. Разные есть причины на этот счёт, они есть разные, но реально уменьшился этот отток. У нас много нерешённых проблем, перед которыми стоит страна. И только от решения этих проблем, прежде всего в сфере экономики, социальной сфере, зависит внутренняя политическая стабильность и вес России в мире. Вот я о чём думаю, а не о каком–то мифическом могуществе.

Т.Колтон: Мы работаем уже два с половиной часа. Мне как модератору надо Вам задать вопрос. Сколько у Вас остаётся резерва времени и терпения? Ваше решение.

В.Путин: Я пришёл сюда, чтобы пообщаться с аудиторией. Вы здесь руководите процессом…

Т.Колтон: Я местный президент, можно сказать.

В.Путин: Я готов подчиниться тому регламенту, который Вы здесь будете продвигать. Пожалуйста.

Т.Колтон: Давайте, работаем ещё полчаса. Он готов. Хорошо.

В таком случае у меня ещё список желающих задать вопросы. Я попытаюсь внести в него обновления.

Следующий выступающий Юрий Слёзкин, Калифорния.

Ю.Слёзкин: Как Вы думаете, какие темы будут главными в главе «Путинская эпоха» в будущих учебниках русской истории? То есть эти учебники уже пишутся, эти главы уже некоторые начинают писать. Некоторые называют Вас строителем государства, преобразователем, централизатором и сравнивают с Екатериной, Петром и другими.

Некоторые считают Вас по большей части консерватором и охранителем. Некоторые делят Ваше правление на два периода: первый – строительство и укрепление государства, и второй период – реакции. И в этом смысле сравнивают Вас со Сталиным и Иваном Грозным среди прочих. Как Вы себе представляете эту главу будущего учебника?

И если я могу ещё задать вопрос, имеющий к первому вопросу отношение: о ком и о чём, по–Вашему, будет следующая глава? Потому что у нас тут два дня назад Вячеслав Володин повторил своё утверждение двухлетней давности о том, что нет Путина – нет России. И это, мне кажется, подчёркивает важность одного из основных вопросов любой политической системы – вопроса о механизме наследования власти, механизме преемственности. О механизме, который в русской истории очень редко работал гладко и предсказуемо. Что, по–Вашему, нужно сделать, чтобы следующая глава в нашем учебнике русской истории не называлась «Смутное время»?

В.Путин: На Екатерину я точно не похож по гендерному признаку.

Что касается того главного, о чём, мне кажется, будет интересно узнать будущим исследователям русской истории: главное заключается в том, как нам удалось добиться сплочённости российского общества и русского народа, объединить всех вокруг решения общенациональной задачи. А позволю себе вернуться в ещё советскую историографию и всё–таки подчеркнуть, что при всей важности личности в истории всё–таки реальным творцом являются сами люди, сами граждане страны.

А на Ваш вопрос о том, в отношении кого и в отношении чего можно будет писать следующую главу, на это тоже ответят люди, в отношении того, кого они выберут, и в отношении того, что эти люди вместе с будущим руководством страны сделают.

Вопрос: Добрый день! Вашингтонское отделение Международного института стратегических исследований. У меня три конкретных нефилософских вопроса.

В.Путин: Вы шпион?

Реплика: Нет. (Смех.)

В.Путин: А кто же тогда?

Реплика: Учёный.

В.Путин: Нет, я здесь ничего плохого не вижу. Ладно, потом я расскажу историю про одного крупного очень известного политического деятеля в США, которого я очень уважаю и очень люблю. У нас с ним был такой интересный разговор на этот счёт.

Пожалуйста, извините.

Вопрос: У меня вопрос по поводу договора об РСМД. Сейчас он испытывает большие трудности, как Вы знаете; есть много громких взаимных обвинений и так далее. И в этом контексте очень важно понимать общий подход России к этому договору. Есть ли ценность для России в этом договоре – если да, то какая? И вообще стоит ли этот договор сохранить?

В.Путин: Он представил бы очень большую ценность для нас, если бы нашему с Соединёнными Штатами примеру последовали другие страны. Ведь что получилось: наивное бывшее российское руководство пошло на то, чтобы ликвидировать ракеты средней дальности наземного базирования. Американцы ликвидировали «Першинги», мы – ракеты СС-20, их порезали. Была в этой связи известная трагедия, которая связана с тем, что главный конструктор этих систем покончил жизнь самоубийством, посчитал, что это предательство национальных интересов и одностороннее разоружение.

Почему одностороннее? А потому что по этому соглашению мы наземный комплекс порезали, но это соглашение не затронуло ракет средней дальности, расположенных на море и в воздухе. Воздушного и морского базирования (это соглашение ракетно-воздушного и морского базирования) это соглашение не коснулось. У Советского Союза их просто не было, а Соединённые Штаты их оставили на вооружении.

Но получилась явная диспропорция: Соединённые Штаты оказались вооружены ракетами средней дальности – какая разница, они на море находятся, в воздухе тем более или на суше; а Советский Союз просто лишил себя этого вида оружия. Тем более что соседние наши государства – вот в Штатах никто из соседей Соединённых Штатов такое оружие не производят: ни Канада, ни Мексика, а у нас соседние страны почти всё производят: и страны на востоке наших границ, и на Ближнем Востоке, и так далее – кругом. Поэтому для нас это особое испытание, но тем не менее мы считаем необходимым соблюдать это соглашение. Тем более, как вы знаете, у нас тоже сейчас появилось такое же оружие – ракета средней дальности морского и воздушного базирования.

Т.Колтон: Я передаю слово господину Тайсу Кею, Токио.

Тайс Кей: Токийский фонд, Япония. Наконец–то в сентябре объявлена дата Вашего визита в Японию: это 15 декабря. И сейчас идут интенсивные переговоры о подготовке к этому. Уверен, что ваш визит окажет большой толчок к укреплению отношений между Японией и Россией.

В связи с этим у меня такой вопрос. Накануне Вашей встречи с Премьер-министром Абэ во Владивостоке Вы дали интервью, что нынешнего состояния атмосферы между Японией и Россией недостаточно для подписания мирного договора. У меня такой вопрос: Вы сохраняете такую же оценку сейчас? И если это так, то насколько реалистично ожидать создания атмосферы, которая позволит Японии и России подписать мировой договор в ближайшем будущем – я имею в виду в течение двух, трёх, четырёх лет?

В.Путин: Вы знаете, это тот случай, где, на мой взгляд, нельзя, невозможно и даже вредно определять какие–то сроки. Скажем, мы с Китайской Народной Республикой вели переговоры по территориальным вопросам на границе в течение 40 лет. И мы договорились окончательно и подписали соответствующее соглашение, в том числе, а может быть, прежде всего потому, что мы с Китаем достигли беспрецедентного уровня сотрудничества, который мы называем больше, чем стратегическим партнёрством – привилегированное стратегическое партнёрство. Так и есть, очень большая степень доверия. И конечно, к сожалению, наши отношения с Японией такого качества ещё не достигли. Но это не значит, что мы не можем этого сделать. Более того, на мой взгляд, и Япония, и Россия заинтересованы в окончательном урегулировании вообще всех вопросов, потому что это соответствует нашим взаимным национальным интересам. Мы этого хотим, мы к этому стремимся.

Когда это будет сделано, как это будет сделано и будет ли сделано вообще, я сейчас ответить не могу. Это вопрос, который мы должны решать вместе, и опираясь на то, что уже было достигнуто в прежние времена, и, конечно, главным образом посматривая в будущее. Я очень рассчитываю, что наши МИДы, наши эксперты внесут в это достойный вклад, и мы сможем на это опереться.

О.Москателли: Вице-министр иностранных дел Богданов нам сказал, что если Ливия или Ирак попросят помощь России против терроризма, Вы будете принимать это серьёзно во внимание. Скажите нам, пожалуйста, на самом деле возможна новая практически военная российская интервенция на Ближнем Востоке, и думаете ли Вы, что это могло бы помочь разрешить проблемы в регионе или наоборот?

В.Путин: А что вы понимаете под словом «интервенция»? Это незаконное или законное участие, что?

О.Москателли: Помощь против терроризма – значит, либо нанести удар… Я не знаю, как Вы на это смотрите, но если принимать серьёзно во внимание, значит, какая–то, может быть, интервенция, это неправильное слово, но акция военная точно.

В.Путин: Я понял. Нет, мы ничего подобного нигде не планируем.

К.Затулин: Владимир Владимирович, на дискуссии, которая у нас была здесь по Сирии, я задал вопрос Клиффорду Капчану, на который он не ответил. Я сказал о том, что мы пришли в Ближний Восток, в Сирию в том числе для того, чтобы помочь в чувствительном для Запада вопросе борьбы с терроризмом, но сейчас наблюдаем двойные стандарты, когда дело касается операции в Алеппо и операции в Мосуле.

И вопрос мой заключался в том, достигли бы мы победы во Второй мировой войне, если бы всё время любые действия на советско-германском фронте сопровождались бы обвинениями в том, что мы неправильно воюем, со стороны наших союзников, а в свою очередь мы бы обвиняли их в том, что они неправильно воюют на Тихом океане. Вопрос о двойных стандартах, и даже не связанный с Мосулом и Алеппо – с другой территорией. В Сирии нас убеждают, что надо иметь в виду всегда точку зрения оппозиции: она уважаемая, её приглашают в Лозанну, в Женеву и так далее.

Когда дело касается переговоров по Украине, то мы ведём переговоры в формате «нормандской четвёрки», но официально в переговорах никогда не участвуют ДНР и ЛНР. Это непризнанные государства, но это сторона конфликта. Почему она не признаётся стороной конфликта? Это то, что происходит в Приднестровье, то, что было в Абхазии, в Осетии и так далее. Можно ли этого добиться и нужно ли?

В.Путин: Это даже не вопрос – это констатация печального факта, согласно которому нарушаются вообще принципы урегулирования конфликтов, когда, конечно, должны непосредственное участие в выработке решений принимать конфликтующие стороны. Первое.

И, второе, это нарушение самих договорённостей в Минске, потому что там предусмотрено, что напрямую диалог будет. Ведь Минские соглашения подписаны как раз представителями Донецкой и Луганской народных республик. Украинская сторона настаивала на том, чтобы там стояли подписи руководителей этих республик. Мы эти подписи получили, а теперь с ними отказываются разговаривать. Даже логики в этом нет никакой. Это, конечно, контрпродуктивно. Вот и всё, вот и весь комментарий.

Давайте мы всё–таки дадим слово нашим иностранным друзьям. Попрошу наших российских коллег не обижаться, всё–таки наши гости приехали издалека, давайте им дадим слово. Пожалуйста.

Вопрос (как переведено): Для меня большая честь быть приглашённым сюда уже шестой раз подряд. У меня очень простой вопрос. Все мы представляем разные страны мира, у нас разное мнения насчёт того, что Вы делаете, у нас разное мнение насчёт внешней политики России. Но Вы приезжаете сюда для глубоких обсуждений с нами, Вы проводите с нами большое количество времени. Мы знаем, что у Вас очень плотное расписание, Вы один из самых занятых, наверное, людей. Поэтому мой вопрос: зачем Вы сюда приезжаете, зачем Вы с нами разговариваете? Я знаю, что Вы единственный лидер, который таким образом обменивается мнением с представителями интеллектуальной элиты со всего мира. В чём выгода лично для Вас? Как Вы можете содействовать национальным интересам России здесь и за пределами?

В.Путин: Две задачи. Первая – послушать умных людей, экспертов. Мне реально интересно ваше мнение, это полезно и для меня, и для моих коллег. И второе – донести до вас и через вас нашу точку зрения из первых уст. Вот и всё. Я считаю, что это важно.

Пожалуйста.

Вопрос (как переведено): Спасибо, господин Президент.

Мне неважно, зачем Вы здесь, но я очень благодарна Вам, что Вы здесь. Думаю, для нас большая честь, что Вы здесь присутствуете.

Мой вопрос касается отношений с США. Критика США в Вашем выступлении была гораздо менее резкой, чем несколько лет назад, но я не думаю, что кто–либо здесь был бы удивлён тому, что большая часть критики была направлена на США.

Когда я слушала Ваше выступление о выборах в США, о нашем поведении, я не могла не думать о заголовке в США, когда будет опубликована запись наших обсуждений. Хочу Вам рассказать о тех заметках, которые я сделала.

Люди в Америке говорят: действительно ли российский лидер верит, что описание американского политического процесса, которое он представил, выдвигается для того, чтобы противодействовать критике, звучащей в Америке, в отношении российского политического процесса, или же это возврат к чему–то тому, что, на Ваш взгляд, являлось нашей системой, но на самом деле не является? В этом заключается мой вопрос, поскольку Ваше описание нашего избирательного процесса звучит действительно так же, как наше описание вашего избирательного процесса. Это первый вопрос.

Второй вопрос. Описание нарушений международного права, например, в Белграде, звучит точно так же, как наше описание того, что произошло в Крыму. Поэтому хотела бы задать Вам следующий вопрос. Наш диалог с обеих сторон – способствуют ли ему такие описания, которые звучат и с российского телевидения, и с американского телевидения?

У нас есть такое выражение, что, если вы в яме, единственный способ выбраться оттуда – перестать копать эту яму. И поэтому такие односторонние шаги, шаги в отношениях с другими странами, – есть ли какие–то шаги, которые могли бы быть предприняты, чтобы порвать этот порочный круг, который заключается в том, что мы описываем друг друга таким образом, что не способствуем развитию наших отношений? Мне кажется, без этого перспективы наших отношений, наверное, не очень–то и светлые.

В.Путин: Да, конечно. Я согласен с Вами в том, что нужно, безусловно, предпринять хотя бы попытку прервать этот порочный круг. Но не мы его начали чертить, этот круг. Мы–то, наоборот, открылись полностью в середине 1990-х годов.

Мы ожидали, что это будет равноправный диалог, что будут учитываться наши интересы, мы сможем дискутировать, в чём–то идти навстречу друг другу. Но нельзя же решать все вопросы в одностороннем порядке, и всё. И любой ценой добиваться своих целей.

Вот Вы привели пример бомбардировок, скажем, бывшей Югославии, Белграда и Крыма. Спасибо Вам за такой пример, просто замечательный пример. Бомбардировки Белграда – вот это и есть интервенция в обход норм и правил международного права. Разве Совет Безопасности ООН принимал решение о военной интервенции в Югославии? Нет. Соединённые Штаты сделали это в одностороннем порядке.

Вы сейчас мне скажете, Вы сказали: в Крыму. А что в Крыму? Что Вы сделали в Югославии и потом отделили от неё часть государств, в том числе и Косово, а потом от Сербии. В Косово парламент проголосовал после военных действий интервенции, после многочисленных жертв. И всё, решение принято, и все с этим согласились.

В Крыму не было никакой войны. Не было никаких бомбовых ударов, военных действий, жертв нет, вообще ни один человек не погиб. Единственное, что мы сделали, – обеспечили право народа на волеизъявление в полном соответствии, кстати говоря, с уставом Организации Объединённых Наций. И слово в слово почти всё то же самое сделали, что вы сделали по Косово, только чуть больше.

В Косово парламент принял решение об отделении, а здесь люди пришли на референдум и на референдуме сказали своё мнение. А затем парламент это решение парафировал и уже как независимое государство обратился в Россию с целью воссоединения.

Конечно, можно сколько угодно пикироваться, но этот порочный круг надо прервать. Я много раз говорил об этом, хочу ещё раз сказать. Югославия, потом Ирак, я же вам говорил, потом Ливия, Афганистан, движение НАТО – это что? А потом каждый раз что–то забывается, выбрасывается, нас на что–то провоцируют, на какие–то действия по защите своих интересов, а потом говорят: вот злобная Россия предпринимает такие–то и такие–то шаги. Так вы нас не провоцируйте на это, не провоцируйте нас на активную защиту своих интересов. Давайте мы с вами будем договариваться о чём–то. Договориться же ни о чём невозможно. А о чём договариваемся – не выполняется.

Мне очень хотелось бы, чтобы с новой администрацией у нас сложились другие отношения – отношения партнёрства и учёта взаимных интересов.

О.Антоненко: Владимир Владимирович, если позволите, небольшую ремарку и потом вопрос. Ремарка такая: Вы в ответе на вопрос Фёдора Лукьянова сказали, что для Вас более важным является то, что происходит в России: принятие бюджета, реформы, – чем внешняя политика; поэтому она касается именно этого – того, что происходит в России.

Мы с Всемирным банком проводим каждые пять лет опросы во всех странах переходной экономики и странах бывшего Советского Союза, и в Восточной Европе, теперь в Турции и на Ближнем Востоке. И последний опрос только что закончился, и в том числе там был вопрос о том, как люди воспринимают своё положение.

И очень интересные данные по России. 30 процентов людей с самым низким доходом в России: их отношение к своей жизни за последние пять лет никоим образом не уменьшилось – наоборот, в чём–то немного увеличилась. Это несмотря на инфляцию, несмотря на падение реального дохода, несмотря на всё, что произошло за последние три года. Но зато у тех людей, которые представляют 30 процентов наибольшего дохода, падение почти 30 процентов. Это самое большое среди всех стран переходного периода. Интересные данные.

Как Вам кажется, Вы не сказали ещё, собираетесь ли Вы баллотироваться в 2018 году, но, если Вы всё–таки собираетесь, как Вы хотите этой категории людей доказать, что Вы отвечаете их интересам? И не кажется ли Вам, что у них есть запрос, вот то, что Алексей Леонидович Кудрин называл, – на снижение геополитической напряжённости, во–первых; во–вторых, на проведение реформ и, в третьих, борьбу с коррупцией.

В.Путин: У нас у всех есть запрос на снижение геополитической напряжённости, только не способом наших похорон. Если плата за то, чтобы снизить геополитическую напряжённость, – наши похороны, то нас никого это не устроит, в том числе и тех, кто проявляет сомнение по поводу эффективности работы действующей власти, или тех, кто хотел бы серьёзных перемен. Таких немало в стране.

По поводу того, о чём Вы сказали, что большинство всё–таки удовлетворено своим положением. Думаю, что это связано с тем, что у нас всё–таки на минимальном уровне находится уровень безработицы: он меньше 6 процентов. Если в некоторых европейских странах за 25 зашкаливает, в странах Евросоюза, и больше – у нас в среднем меньше шести. У нас есть свои проблемы, особенно на Кавказе, там с занятостью есть проблема. Это первое.

Второе. Мы всё–таки стремимся к исполнению своих социальных обязательств, и люди видят это, видят, что, с одной стороны, есть проблемы, но с другой стороны – государство делает всё для того, чтобы обеспечить их интересы. Мы проводим очень взвешенную социальную политику и при этом обеспечиваем макроэкономическую стабильность. Это основа того, что и такой активный слой населения, активный класс, особенно предпринимательское сообщество, может иметь перспективы улучшения ситуации.

Мы сейчас говорили, Вы говорили о геополитической напряжённости. Так мы разве в этом заинтересованы? Нельзя же добиваться от нас того, чего кто–то хочет, исключительно, хочу это подчеркнуть – исключительно за счёт наших национальных интересов. Всё же к этому сводится. Диалога нет, понимаете, в чём дело. Формулируют позицию, объявляют её правильной, и вся дискуссия сводится к тому, как быстро мы согласимся с этой позицией. Вот и всё. Но разве такая работа возможна? Почти по любому вопросу. А там, где–то чего–то обещают, – не выполняют, но делают вид, что не заметили, и дальше пошли.

Вы представляете очень солидный финансовый институт, у нас хорошая предыстория отношений. Почему Вы пошли на поводу у политиков и свернули проекты в России? Это Вам вопрос. Он ведь создавался не для этого, не для того, чтобы усугублять геополитическую напряжённость, а чтобы, наоборот, сглаживать. Но даже такие институты используют для других целей. Это печально, это же не мы придумали.

В отношении этих ограничений – никому не нравится; это, конечно, вызывает наши озабоченности, это мешает нашему развитию, но мне кажется, я уже об этом говорил, что, даже если бы не было этих проблем, связанных с Украиной, с юго-востоком, с Крымом, с Сирией, всё равно нашли бы что–нибудь другое для сдерживания России. Потому что не нравится наша независимая позиция по ряду вопросов – надо поднажать, надо заставить, надо мобилизовать ресурсы. Что–то не сделали наши американские партнёры по сирийской проблеме (им даже неудобно, они же знают, что они не сделали, договорённости не использовали) – раз, подсылают европейцев, давайте поднажмём с другой стороны. Это не способ решения проблем.

Вот эти ограничения. Некоторые западные эксперты считают, что где–то у нас серьёзные потери. Я думаю, что это преувеличение. Да, Вы согласны со мной, я понимаю. Считают, 0,5 процента ВВП. Я думаю, что это не так.

Сами европейские страны потеряли экспорт в Россию в объёме почти 60 миллиардов долларов или евро, не помню, где–то 58 с чем–то. Вот недополученная выгода от реального нормального сотрудничества. У нас–то потери в основном связаны с падением цен на нефть, потом к ним привязаны цены на газ, а к этому привязаны цены на производство химических продуктов, удобрений, нефтехимии и так далее, и так далее. Там целая цепочка возникает. Поэтому прежде всего вот это на нас действует.

Хотя финансовые ограничения тоже вредны, они вызывают определённую нервозность у инвесторов. Это и не нравится тем 30 процентам, о которых Вы сказали. И мне не нравится. А кому может понравиться? Мы будем работать над тем, чтобы этого не было. Надо только, чтобы это была дорога с двусторонним движением.

Пожалуйста.

А.Островский: Господин Президент, за последние 15 лет Россия очень сильно продвинулась в смысле экономики. Её экономика выросла с 1 триллиона до 3,5 триллиона рублей, и Россия стала страной с доходом выше среднего. Появился очень мощный, экономически мощный средний класс и выросло первое постсоветское поколение: те, кому сегодня 25, родились в том самом 1991 году. Некоторых из них мы видели на протестах в Москве в 2011–2012 годах. Считаете ли Вы, что для дальнейшего успешного развития российской экономики нужна смена политической и экономической модели в стране? Это первый вопрос.

И второй вопрос. На Западе огромную озабоченность вызывает всё, что касается, естественно, ядерного оружия. И, когда по российским государственным каналам звучат слова о том, что Америку можно превратить в ядерный пепел (которые не звучали даже в советское время), считаете ли Вы использование самой риторики, касающейся ядерного вооружения, приемлемой?

В.Путин: Первое, что касается перемен: перемены всегда нужны, без этого наступает стагнация, – вопрос, каким способом осуществляются эти перемены. Или революционным, и это, как правило, наносит только вред. И я считаю, что часть людей, которых Вы сейчас упомянули, – иных уж нет, как у нас говорят, а те далече, – даже если предположить, что они хотели лучшего, способ достижения этих целей неправильный и вредный. Нужен эволюционный процесс. И я очень рассчитываю на то, что мы и будем двигаться этим способом, эволюционным.

Сейчас не буду вдаваться в детали, у нас просто уже формат не позволяет, но мы над этим думаем. У нас и Центр стратегических разработок функционирует, и мы привлекаем экспертов самых разных. Думаем на тему о том, как мы будем развиваться и до президентских выборов, и после 2018 года.

И по поводу атомного оружия. Бряцать атомным оружием – самое последнее дело. Это вредная риторика, и я её не приветствую. Но надо исходить из реалий, исходить из того, что ядерное оружие является фактором сдерживания и фактором обеспечения мира и безопасности во всём мире. Нельзя его рассматривать как фактор какой бы то ни было потенциальной агрессии, потому что это невозможно, это означает конец вообще существования всей нашей цивилизации, наверное.

Но как фактор сдерживания, это совершенно очевидная вещь, имеет место быть, и многие эксперты считают, что если мир не знал крупных вооружённых конфликтов 70 лет с лишним после окончания Второй мировой войны, то это в том числе благодаря наличию у ведущих стран мира ядерного оружия. Важно только, чтобы соблюдались режимы нераспространения, касающиеся самого ядерного оружия, средств доставки и чтобы все ядерные державы относились очень ответственно к своему ядерному статусу. Россия будет придерживаться именно таких подходов, несмотря ни на какие заявления, которые в ходе полемики, конечно, наверное, могут где–то звучать. Но, повторяю, на государственном уровне Россия всегда к своему ядерному статусу будет относиться очень ответственно.

Кстати говоря, Вы дали мне повод для того, чтобы сказать о том, что, когда наши американские партнёры в одностороннем порядке вышли из Договора по противоракетной обороне (напомню, что я сейчас скажу, это очень важно), мы сказали, что поскольку мы сейчас не готовы развивать такие системы, они неизвестно как будут работать, насколько они эффективны, но это вынуждает нас совершенствовать ударный системный комплекс. На что нам наши американские друзья ответили: «Делайте что хотите, потому что система ПРО, которую мы будем делать, не против вас, а мы будем исходить из того, что то, что вы делаете по ударным комплексам, – не против нас». Я сказал: «Хорошо, пошло». И мы работаем. Но таким образом всё–таки, хотят этого или не хотят, но подтолкнули в известной степени гонку вооружений даже в этой сфере. Повторяю, главное, чтобы все относились к этому очень ответственно. Россия будет это делать.

Т.Колтон: Мы уже переступили через 3-часовой порог, и думаю, что наши четыре панелиста, конечно, здесь участвовали все, но господин Путин, наверно, поработал больше остальных. Хочу поблагодарить всех за вопросы, за работу. Уверен, что вопросов ещё осталось очень много, но это обсуждение было очень полезным.

Большое всем спасибо.

В.Путин: Я хочу тоже всех поблагодарить, большое спасибо, и всех моих коллег – за терпение, за участие. Благодарю вас.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 октября 2016 > № 1949512 Владимир Путин, Тарья Халонен, Хайнц Фишер, Табо Мбеки


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2016 > № 1949482 Владимир Путин

Межрегиональный форум Общероссийского народного фронта.

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании межрегионального форума Общероссийского народного фронта «Форум действий. Крым».

Среди основных тем форума – энергетика и газоснабжение, развитие АПК и туристического потенциала полуострова, повышение доступности образования и качества услуг в сфере ЖКХ, вопросы экологии, сохранения объектов культурного наследия.

К участию в обсуждениях приглашены около 350 человек, в том числе гражданские активисты Крыма и Севастополя, эксперты, представители профессиональных сообществ: врачи, учителя, работники сельского хозяйства, учёные, предприниматели.

«Форум действий. Крым» в Ялте – третий из запланированных на 2016 год межрегиональных форумов Общероссийского народного фронта, ранее дискуссии о выполнении майских указов и поручений Президента в субъектах Российской Федерации состоялись в Ставрополе и Йошкар-Оле.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья, спасибо большое за аплодисменты.

Общероссийский народный фронт проводит уже третье мероприятие, третий межрегиональный форум в этом году: в Йошкар-Оле проводили, в Ставрополе, теперь здесь, в Крыму.

Мы знаем, как много среди крымчан, севастопольцев активных людей, неравнодушных, с активной позицией, искренне болеющих, переживающих за судьбу Крыма, за судьбу России в целом. И самое яркое подтверждение этому, конечно, события весны 2014 года, когда люди сами определили свою судьбу, сами решили, где и как они хотят жить.

С того момента была проведена масштабная и трудоёмкая работа по интеграции Республики Крым, Севастополя в единое правовое, экономическое, социальное пространство России. Это непростая, действительно, работа оказалась.

В сжатые сроки сняты вопросы энергетической, водной блокады полуострова, хорошими темпами идёт строительство транспортного перехода через Керченский пролив. Рассчитываю, что и подходы к мосту, и вся необходимая сопутствующая инфраструктура также будут сделаны качественно и в срок.

В реализации этих проектов, в решении других насущных вопросов важную роль сыграл вовлечённый, деятельный настрой самих жителей Крыма и Севастополя, их энергия, нацеленность на результат. И не случайно здесь были востребованы механизмы ОНФ. Я хотел бы в этой связи напомнить, что ОНФ, Общероссийский народный фронт, – это первое объединение общественное, которое пришло в Крым после проведения референдума.

Работа, повторю, проведена большая, но мы понимаем, что этого совершенно недостаточно. Многие проблемы ещё не решены, это естественно, тем более что многие из этих вопросов копились годами, если не сказать десятилетиями.

Конечно, в первую очередь мы должны сосредоточиться на самых чувствительных для граждан вопросах: на модернизации социальной инфраструктуры, обновлении транспортной сферы, создании новых рабочих мест. При этом необходимо грамотно распределять финансовые ресурсы, добиваться того, чтобы вложенные средства давали максимальную отдачу.

Кроме того, крайне важно слышать мнение людей, понимать, какие вопросы их больше всего волнуют, получать так называемую обратную связь. Без этого меры по развитию региона не будут в полной мере эффективными.

Очень надеюсь, что активисты ОНФ (Общероссийского народного фронта) продолжат свою работу по мониторингу и анализу наиболее острых проблем, волнующих крымчан, по выработке конкретных предложений, направленных на улучшение ситуации. Это крайне важное и чрезвычайно нужное, полезное дело, от него напрямую будет зависеть само качество повседневной жизни людей.

Уважаемые друзья! Как показывает опыт предыдущих форумов ОНФ, такие встречи дают возможность не только обменяться мнениями по той или иной проблеме, но и выйти на действительно содержательные решения. Мы видим, что практика прямого диалога действует и даёт результат.

Знаю, в ходе форума вы обсуждали многие насущные проблемы, звучали различные предложения по тому, как решать эти вопросы. Очень рассчитываю, что и в этой части нашей совместной работы мы будем так же откровенны друг с другом, будем поднимать острые вопросы, которые вы уже обсуждали между собой, и очень рассчитываю на то, что выйдем на нужные для людей решения.

Спасибо вам большое за внимание.

С.Говорухин: Коллеги, начнём работать.

Как всегда, наш форум проходит два дня. Вчера мы на тематических площадках обсуждали наболевшие, самые насущные вопросы. Те проблемы, которые требуют участия руководства страны, с проектами готовых решений будут сегодня доложены нашему лидеру Владимиру Владимировичу.

Мне будут помогать два соведущих: это Елизавета Цокур, координатор волонтёрского корпуса 70-летия Победы города Севастополя, и Борис Левин, главный врач участковой больницы в посёлке Кольчугино Симферопольского района, журналист, лауреат премии «Золотое перо России».

Пожалуйста, Борис Романович, начинайте.

Б.Левин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Мы, крымчане, очень внимательно следили за ходом межрегиональных форумов, о которых Вы говорили, – и в Ставрополе, и в Йошкар-Оле, и отметили не только их большую важность, но и эффективность – то, к чему крымчане и стремятся в последние 2,5 года.

Наметились очень серьёзные позитивные изменения в нашей жизни. Подавляющее большинство крымчан поддерживает и Ваши инициативы, и всё, что происходит у нас на полуострове за эти 2,5 года. Но остаются ещё вопросы, действительно, которые мы вправе предложить Вам для решения сегодня на нашем «Форуме действий. Крым», мы на это очень рассчитываем и на дальнейшую эффективность наших тем.

Е.Цокур: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вчера на тематических площадках форума обсуждали действительно важнейшие вопросы развития Республики Крым и города Севастополя: это и аграрные вопросы, и развитие экономики, образование, культура. Позвольте, пожалуйста, перейти к нашим предложениям и вопросам.

В.Путин: Конечно.

Е.Цокур: 2018 год – это крайне важный год для Республики Крым, ведь именно тогда будет открыт мост через Керченский пролив, и, естественно, количество туристов, прежде всего автомобильных туристов, увеличится в разы. Однако придорожная инфраструктура, стоит сказать честно, оставляет желать лучшего. Я хочу предоставить слово предпринимателю, активисту ОНФ Ивану Комелову.

И.Комелов: Добрый день, Владимир Владимирович.

Иван Комелов, Севастополь.

Мы на тематической площадке обсудили проблематику развития придорожной инфраструктуры. На сегодняшний день прекрасно понимаем, что уже в этом году более миллиона автомобилей въехали на полуостров. После ввода в эксплуатацию моста это количество увеличится в разы, и, естественно, вопрос этот встанет очень остро.

Мы прекрасно понимаем, что, конечно, Вы уделяете огромное внимание развитию Крыма и Севастополя в частности: строится [федеральная трасса] «Таврида», строится мост. Но вызывает определённую обеспокоенность появившаяся информация, что при съезде с четырёхполосного моста съезды будут двухполосные, точно так же и ряд участков «Тавриды» в 2018 году будут двухполосными. Это вызовет определённый эффект «бутылочного горлышка» и может стать проблемой.

Что касается инфраструктуры, хотелось бы обратить внимание, что и в программе, в ФЦП, и в проекте «Таврида» на сегодняшний день сами объекты придорожной инфраструктуры не учтены. И было бы очень хорошо дать поручение проектировщикам, чтобы они такие объекты запроектировали. Тем более что предприниматели Севастополя, предприниматели Крыма готовы и имеют опыт для организации соответствующего обеспечения туристов, организации такого сервиса, но нужно это сделать безопасно, качественно и, естественно, в рамках проектировочных норм.

Поэтому было бы замечательно, если бы у Вас была возможность дать такое поручение проектировщикам обратить на это внимание. Мы были бы Вам очень благодарны. Спасибо.

В.Путин: Я видел эти сообщения в прессе, по телевизионным каналам прошла информация о том, что может образоваться вот это самое «бутылочное горлышко», когда четыре автомобильные полосы с моста будут уходить в две полосы дороги.

Планируется в целом четыре полосы, на первом этапе – две. Почему? Чтобы не закрыть движение вообще. Мы постараемся сделать эту работу как можно быстрее. Планируется, что будет осуществлено строительство двух абсолютно новых полос, вернее – сначала двуполосное движение. Потом та дорога, которая сейчас есть, будет практически перестроена. Будет фактически новая дорога в том же коридоре, но, пока будут строить новую, она будет работать. После того как будет построена новая, возьмёмся за старую, если от неё что–то останется. По сути, это будет тоже новая дорога. И в конечном итоге это будет четырёхполосное движение тоже, как и по мосту.

Действительно, объём возрастёт существенно: по предварительным подсчётам, в Крыму этот мостовой переход должен обеспечить где–то (там же ещё и поезда будут ходить в обе стороны) примерно 14 миллионов туристов, и где–то до 13 миллионов транспортных средств может проходить. Поэтому это вопрос, который изучался. Честно скажу, первоначально хотели даже двухполосный мост сделать, но в конечном итоге всё–таки убедил своих коллег в том, что это тот случай, когда нужно сработать на вырост. Я уверен, что это будет востребовано.

У нас то же самое произошло во Владивостоке: меня все убеждали, что там не нужен такой аэропорт, какой построен, не нужны эти дороги, которые там построены, не нужно железнодорожное сообщение из аэропорта в центр, потому что после проведения саммита АТЭС не будет это всё востребовано. Ничего подобного: оказалось, что перевалочным пунктом Владивосток стал довольно быстро, и многие пассажиры используют Владивосток для поездок в другие страны. Уже практически всё загружено и востребовано. И здесь будет то же самое, я даже не сомневаюсь.

Что касается придорожной инфраструктуры: чрезвычайно важная составляющая работы – я думаю, что это должно было быть сделано, должно быть предусмотрено в планах строительства дорожной сети. Но если этого нет – конечно, обратим на это внимание проектировщиков. Здесь коллеги находятся, всё слышат, мы это зафиксируем в протоколе нашей сегодняшней встречи, и это будет передано в Министерство транспорта. Соответственно и Сергей Валерьевич [Аксёнов] тоже здесь, слышит, пометит для себя.

Но, мне кажется, этого, может быть, даже недостаточно. Здесь знаете, над чем надо подумать? Я был бы готов помочь даже местному бизнесу реализовывать эти программы, для этого должна быть программа развития придорожной инфраструктуры, имею в виду строительство автозаправочных станций, кафе, ресторанов и так далее. Конечно, мы всегда и везде исходим из того, что это исключительное дело самого бизнеса: вам площадку дали, инфраструктуру обеспечили – пожалуйста. Вполне возможно было бы предусмотреть и дополнительные субсидии на реализацию этих проектов, только нужно понять объёмы, направления – и так, если мы подойдём к этому, чтобы эти деньги не растворились неизвестно куда, а шли на конкретные проекты.

Прикиньте это вместе с коллегами. Сергея Валерьевича попрошу это продумать, потому что это дело региональных властей. Сделайте такую программу, а я постараюсь помочь с организацией финансирования, источники поищем.

Е.Цокур: Владимир Владимирович, позвольте, я продолжу тему строительства Керченского моста, она очень важна для нас. Хочу предоставить слово коренной керчанке Майе Хужиной для продолжения темы.

М.Хужина: Добрый день!

Я родилась, выросла, живу и работаю в городе Керчи, и этот город и его проблемы волнуют меня постоянно. Наш город когда–то был тупиковым, но на сегодняшний день у нас идёт с опережением графика невероятное строительство этого огромного сооружения, как Керченский мост.

Но керчан сейчас, особенно тех керчан, которые живут в зоне строительства этого моста, волнует проблема переселения. 31 октября планировалось переселить этих людей в новые жилые дома. Люди сегодня живут в своих домах, график отставания по строительству – 46 суток. Фирма-подрядчик не выполняет свои обязательства, строительство не соответствует ГОСТу. Таким образом, ни качество, ни сроки не выполняются.

Жители города, особенно жители этих домов, обеспокоены своим отселением и очень просят Вас, пожалуйста, Владимир Владимирович, возьмите под личный контроль строительство домов для переселенцев, чтобы эта проблема не омрачила то грандиозное и долгожданное событие, которого мы все с Вами ждём. Спасибо.

В.Путин: Эта проблема мне тоже известна. Сергей Валерьевич докладывал в прошлый раз, когда я в Керчи был, – насколько я знаю, во всяком случае так он сказал. Сергей Валерьевич говорил: «Можно я Вас не поеду провожать?». Я говорю: «Конечно, можно». – «Я должен срочно поехать с людьми встретиться», – по этому как раз вопросу ездил.

Что касается качества работ, темпов и сроков, которые должны выдержать подрядчики, – конечно, региональные власти должны за этим внимательно следить. Насколько я знаю, финансирование там идёт без сбоев. Это задача федеральных органов власти – обеспечить своевременное финансирование. Сергей Валерьевич подтверждает, никаких ограничений, сбоев в финансировании этой программы нет.

Вопрос – в обеспечении качества и сроков работы теми, кто это делает. Сергей Валерьевич держит это на контроле. Если нужно будет от нас что–то, от федеральных органов власти, мы тоже сделаем. Но, Вы понимаете, мы же не можем там сами стоять и каждый день контролировать, а местные власти могут: и местные, и региональные.

Я могу посоветовать Сергею Валерьевичу: нужно поставить камеры, вывести в режиме онлайн прямо в кабинет себе и смотреть, что каждый день там происходит.

Очень рассчитываю на то, что всё будет закончено с нужным качеством и в срок. Конечно, нужно за качеством следить, я с Вами согласен; нужно внимательно смотреть за тем, чтобы вот эти квадратные метры жилья, на которые, как мы договаривались, на каждый квадратный метр определённое количество рублей выделяется, – чтобы это соответствовало одно другому. Я посмотрю ещё раз повнимательнее. Но и очень рассчитываю, что люди будут довольны тем, что они получат.

У нас такая же проблема, может быть – гораздо более острая, стояла в Сочи, когда мы осуществляли олимпийский проект. Там с этим тоже было очень много проблем и вопросов, и очень много было обеспокоенности у людей. В конечном итоге люди получили – если по–честному, а я думаю, что они тоже с этим согласятся, – многие, во всяком случае, получили жильё такого качества, которого у них никогда не было и которое вряд ли они получили бы, если бы не этот олимпийский проект и не это отселение.

Мне бы очень хотелось, чтобы и здесь было сделано на хорошем, высоком уровне, в срок и должного качества, как я уже говорил. Посмотрим, будем это вместе с местными властями контролировать. Но в любом случае это будет доведено до конца, здесь сомнений не может быть никаких, в любом случае.

Б.Левин: После исторических событий марта 2014 года крымчане столкнулись со многими сложными вопросами, и они не скрывали их, и знали чётко Вашу позицию по их реализации; это очень большое значение имело, и я это знаю не понаслышке, как обозреватель МИА «Россия сегодня»: мы контактируем постоянно с нашими слушателями.

Очень важные моменты интеграции нашей республики в российское пространство. Были сложные первые этапы, но постепенно многие вопросы решаются, и очень важный вопрос, который уже в стадии решения, – это внедрение многофункциональных центров. За это огромное спасибо и от многотысячной аудитории наших слушателей.

Алексей Волков сегодня продолжит эту тему.

А.Волков: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич [Говорухин], уважаемые коллеги!

Это очень важный вопрос, острый (я продолжу Вашу тему), это вошло в список поручений, майских указов.

Многофункциональные центры в Республике Крым и Севастополе запущены, сегодня охват населения практически 100 процентов. Однако многофункциональный центр как «единое окно» для предоставления государственных и муниципальных услуг работает ещё со сбоями. Это касается и несвоевременного финансирования, это касается и вопросов южной ментальности в части количества посредников, которые участвуют на этом рынке, и вопросов отсутствия взаимодействия муниципальных, региональных и исполнительных органов власти, которые не передают достаточное количество услуг.

Если мы говорим о других субъектах Российской Федерации, это более 150 услуг, более 200 документов; и 15 минут – и у вас в кармане несколько услуг или документов. На «материке» в Российской Федерации по факту этот вопрос уже решён. Мы только входим в это, но мы просим Ваш личный контроль с данного поручения не снимать.

В.Путин: Нет, конечно. Вы знаете – коллеги здесь присутствуют из федеральных, из республиканских органов власти, – это достаточно сложный оказался процесс притирки. Нам местные коллеги говорят: мы сами сделаем то–то и то–то. Им говорят: «Вам сложно будет». – «Нет, мы сами». Я говорю: ладно, не трогайте, пусть сами.

Сергей Валерьевич не даст соврать, не получается – не потому что люди глупые или безрукие, совсем нет. Дело в том, что они же не знают, как устроена правовая система России. Это только кажется на первый взгляд, что так просто. Там очень много вопросов, мелких проблем, невидимых на первый взгляд. Федеральные начинают пытаться здесь что–то сами делать – они местных условий не знают, это тоже правда. Поэтому вопрос вхождения, я об этом сказал, в правовое поле, в административное поле России – это оказалось процессом не таким простым. Но реально основные вещи мы уже практически преодолели.

Процесс передачи полномочий у нас и в России ещё до конца не решён, я имею в виду в континентальной России, потому что Крым и Севастополь – тоже Россия. И там всё ещё до конца не решено, мы годами спорим и решаем вопросы, что передать с федерального уровня на региональный, с регионального – на муниципальный и так далее. Но обязательно будем иметь это в виду. И я разделяю Вашу точку зрения, согласно которой это правильное решение по сути – когда из «одного окна» человек в состоянии получить сразу набор услуг. Мы обязательно будем по этому пути дальше идти, в том числе в Крыму и в Севастополе.

И конечно, никто с контроля это снимать не будет, даже после того, как активисты ОНФ придут к выводу, что там всё в порядке. Я вас уверяю, всегда будут проблемы, на которые нужно будет внимательно посмотреть.

Е.Цокур: В Крыму уникальная природа, и ни для кого не секрет, что защищать природу мы действительно готовы. Вчера поднимались эти вопросы, и в преддверии Года экологии, конечно, крайне важна именно экологическая защита нашего региона.

Хочу предоставить слово учёному, которая более 40 лет посвятила именно изучению Чёрного моря, это Наталия Мильчакова. Хочу, чтобы она раскрыла эту тему.

Н.Мильчакова: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич!

Наверное, проблемы экологии волнуют каждого жителя Крыма и Севастополя.

Но прежде всего я хотела бы благодарить Вас за Крым. Извините за личное, но моей маме 92 года, а в 90 лет она сидела в 6 часов утра, ждала итогов референдума. Кланяется Вам, благодарит, и мы тоже.

В.Путин: А мы кланяемся таким, как Ваша мама.

Н.Мильчакова: Спасибо.

Я родилась в Керчи, занимаюсь проблемами изучения и сохранения экосистемы Азово-Черноморского бассейна. Много проблем.

Но мы пришли в Россию, мы сохранили наши фундаментальные исследования, наши институты в Севастополе. Проблем, конечно, много, но наш дом должен быть чистым для наших поколений, для тех, кто приедет к нам в гости. И конечно, проблема сохранения экосистемы всей нашей: и моря, и береговой зоны, и пляжей – это большая проблема.

Не буду занимать ваше время, но среди наиболее острых проблем – добыча, траловый промысел, это добыча шпрота у берегов Крыма, иногда даже в 200–300 метрах. Отдыхающие, находящиеся в береговой зоне, видят эти тралы. Уничтожается всё биологическое разнообразие, гибнут моллюски-фильтраторы, которые помогают очищать воду. Такая проблема, конечно, стоит.

Росрыболовство, безусловно, делает уже многое, запрещены некоторые районы для использования тралов. Однако такая мера, как ограничить траловый сбор в одномильной зоне от берега, от уреза воды, – это полумера. И конечно, кардинальная мера – может быть, я не совсем права, тем не менее даже рыбаки говорят, что траловый промысел разноглубинными тралами должен быть запрещён у берегов Крыма и России. Причерноморские государства ушли от этого тралового сбора и в бассейне Средиземного моря. Конечно, есть другие методы.

Это социальная проблема; рыбаки, конечно, связаны с ней. Но тем не менее если подойти кошельковыми методами, обратиться во внутренние водоёмы, где можно зарыблять водохранилища, то рыбакам работа будет.

Эта часть запрета, конечно, всегда действует не очень хорошо. Но, согласитесь, если комбайн пустить по цветам (практически такой комбайн идёт по дну) – и где те цветы, что мы оставим поколениям? Это, конечно, образно.

Что бы мы рекомендовали как учёные. Мне хотелось бы, чтобы Вы дали поручение, может быть, или Ваши заместители, всё–таки сесть за один стол переговоров со всеми природопользователями, которым нужна чистая вода. Водный ресурс Крыма ограничен, надо бережно к нему относиться. Сесть с природопользователями, учёными, органами государственной власти, местными органами – вместе мы создадим стратегию, концепцию развития береговой зоны Азово-Черноморского бассейна, и, возможно, она поможет решить вопрос. Сегодня – трал, завтра возникнет другая проблема. Нужна стратегия, нужна концепция. Благодарю, если Вы обратите на это внимание.

В.Путин: Наталия Афанасьевна, я не буду скрывать, что перед тем, как приехать, вчера я сел у себя и внимательно посмотрел ещё раз, чем Крым живёт, посмотрел на проблемы, с коллегами поговорил.

Да, это действительно одна из крымских проблем – траловый способ добычи рыбы. Вы справедливо этот вопрос поднимаете, потому что в некоторых регионах мира – я уже говорил об этом, наши японские друзья не любят об этом вспоминать: они у своих берегов вытащили всё, там даже воспроизводства трудно добиться – это реальная проблема. Не знаю, прямо сейчас как у них там, дай бог, чтобы всё восстановилось, но они реальную проблему создали когда–то. Лучше бы нам таких экспериментов не повторять, это правда.

Вместе с тем на что я обращаю внимание: во–первых, донный траловый лов в Азово-Черноморском бассейне России запрещён. Вы сказали, я её даже записал, такую фразу: «Как будто комбайн идёт по дну, это образно». Таких образов не должно быть, комбайн не должен ходить по дну.

Донный траловый лов запрещён, так же как и запрещено использовать вот эти тралы, которые идут по дну, как комбайн. Разрешён траловый лов в толще воды, не по дну. В некоторых регионах, здесь, на Южном берегу Крыма, с 1 апреля по 1 октября в одномильной зоне и это запрещено, так же как это запрещено в некоторых других районах Крыма в течение всего года в одномильной зоне.

Тем не менее проблема остаётся, думаю, что Вы правы, потому что он запрещён, этот донный траловый лов, а как и кто его соблюдает – ответить на этот вопрос очень сложно. И здесь возникает сразу один вопрос, который точно можно и нужно отрегулировать как можно быстрее, – это контроль. Прежде всего нужно наладить действенный, эффективный контроль за исполнением уже принятых решений, это первое.

Второе, на что хотел бы обратить внимание. Вы тоже об этом упомянули, сказали, что это вопросы социальные, это правда. Таким способом, с помощью небольшого тралового флота, добывается в Крыму 35 тысяч тонн рыбы, с помощью тралов – 35 тысяч; в одномильной зоне – от 14 до 18, больше половины.

Вообще, этот вид деятельности можно назвать бюджетообразующим, он приносит достаточно большие доходы в бюджеты, первое, и, второе, это, конечно, рабочие места: людям где–то работать надо.

Вы сказали о создании программы. Да, над такой программой надо подумать, и, наверное, её можно сделать, в том числе и внутренние водоёмы зарыбливать, и так далее. Но это будет, во–первых, уже не морская рыба, а во–вторых, эту программу ещё надо разработать, отфинансировать, создать, а людям–то нужно сегодня работать, и зарплату получать, и семьи кормить.

Поэтому у меня вот какое предложение. Когда я это всё читал, я подумал над этим. Здесь нам всем вместе можно и нужно поработать: вместе с рыбаками, с учёными, вместе с общественными организациями подумать, как эффективно заместить этот прибрежный лов. Вы сказали, отдыхающие видят. Они не должны этого видеть. С 1 апреля по 1 октября вообще запрещено в одномильной зоне на ЮБК ловить рыбу таким образом. Если кто–то ловит – это нарушение.

Но сейчас я не об этом, а о том, что ведь в таких случаях, как правило, речь идёт об обновлении флота. Тогда нам нужно подумать на тему о том, что нужно сделать, чтобы флот обновить, чтобы люди и без работы не сидели, и могли бы отойти от этой мили, уйти чуть подальше. Но это нужно вместе со специалистами, с Росрыболовством, с вами, с рыбаками. И, если все мы придём к выводу о том, что это возможно с помощью обновления флота, мы готовы будем подключиться, я готов буду подключиться и обеспечить схемы и источники финансирования для обновления флота в Крыму.

Это очень серьёзный вопрос, это вопрос, связанный с тем же самым субсидированием, с определением источников финансирования под эту программу. И мы найдём эти средства, нам нужны только реальные предложения, которые вместе с вами и вместе с представителями в данном случае рыболовного бизнеса, вместе с местными властями можно было бы подготовить. Давайте вместе поработаем и подготовим такую программу.

Б.Левин: Владимир Владимирович, не могу не воспользоваться случаем, как врач с 40-летним стажем сельского здравоохранения: я очень рад, что на наших площадках вчера очень активно обсуждалась тема развития здравоохранения в Республике Крым. За эти два с половиной года (можно, наверное, посвятить несколько форумов только этой теме) многое сделано уже в этом отношении.

Лариса Мельник продолжит.

Л.Мельник: Добрый день, Владимир Владимирович!

В.Путин: Предыдущий вопрос – не забудьте его. Давайте сделаем это, это не шутка. Мы реально готовы будем выделить соответствующие ресурсы под это. Программу давайте, программу вместе с рыбаками и с региональными властями, давайте программу обновления флота с тем, чтобы он ушёл за эту одномильную зону, если это возможно. Это специалисты должны сказать, я этого не знаю, в том числе и вы, учёные, те, кто изучают биологию моря, особенно здесь, – это возможно или нет. Наверное, да, но нужны другие способы просто, возможности. Мы готовы помочь, программу давайте.

Л.Мельник: Мельник Лариса, депутат Ленинского муниципального округа города Севастополя, активист Общероссийского народного фронта.

Мне и моим коллегам приходится заниматься вопросами медицины, и мы стараемся это делать очень добросовестно. Я бы вначале хотела поблагодарить от имени коллег Вас за то, что увеличено финансирование медицины полуострова: оно сегодня возросло в два раза по сравнению с 2014 годом, – за модернизацию, в результате которой мы уже получили более 4 тысяч единиц оборудования, за лекарственное обеспечение, в том числе и льготными препаратами, и за обновление парка автомобилей скорой помощи. Крым и Севастополь сегодня получили 182 автомобиля, 60 из которых – реанимобили.

По результатам мониторингов, которые проводят активисты ОНФ регулярно, мы выяснили, что люди признательны за доступность бесплатной медпомощи, за доступность высокотехнологичной медпомощи, за возврат к системе диспансеризации и бесплатных профосмотров и многое другое.

Однако не все проблемы ещё решены. И по результатам тех же мониторингов мы выяснили, что основная проблема, которая волнует население Крыма, это длительность сроков получения медпомощи и – наш извечный бич – очереди в поликлиниках. В связи с этим у нас есть несколько пожеланий, если можно.

Первое. У нас пробуксовывает почему–то внедрение системы информатизации и автоматизации медицины на полуострове. А ведь именно внедрение таких достижений прогресса, как электронная регистратура, единая информационная система, могло бы существенно улучшить организацию первичного приёма больных. Соответственно это могло бы уменьшить очереди. В связи с этим мы просили бы профильное Министерство усилить контроль именно за информатизацией медицины.

И второе. Часто приходится слышать, что у нас не хватает лечебных учреждений, дескать, поэтому у нас очереди. Владимир Владимирович, честно говоря, у нас на полуострове достаточное количество лечебных учреждений. Вопрос в том, что состояние большинства из них сегодня не выдерживает никакой критики и, конечно, не подходит ни под какие стандарты, что, кстати, и влечёт за собой проблемы в их лицензировании.

И у нас родилось такое нескромное пожелание: может быть, можно как–то изучить вопрос расширения строительства новых клиник, новых больниц, поликлиник вместо реконструкции старых, потому что мы считаем, что именно новые лечебные учреждения помогли бы преодолеть нам проблему очередей. Спасибо.

В.Путин: Да, это, действительно, одна из проблем, Вы правы. Вы лучше меня знаете, количество медицинских учреждений достаточное на определённое количество проживающего населения, а качество плохое.

Не будем сейчас говорить о прошлом, будем говорить о том, что есть, и о том, что нам нужно сделать самим, чтобы было хорошо. Если Вы считаете, что один из таких вопросов текущих, но важных – информатизация, мы обязательно над этим не просто подумаем, а мы его в самое ближайшее время начнём более эффективно решать, чем это было до сих пор. Министр здесь находится, я Вас прошу мне доложить, какие нужны дополнительные шаги для того, чтобы эту проблему начать прямо сейчас закрывать.

Оборудование нужно ставить, и людей обучать, чтобы они могли соответствующим образом работать, и подключать эти учреждения к соответствующим клиникам в России на «континенте», чтобы легко было получать соответствующую помощь от ведущих специалистов.

Но этого, конечно, недостаточно, нужно строительство новых серьёзных многопрофильных лечебных заведений. Они планируются в Республике Крым и в Севастополе, мы вчера только разговаривали с Дмитрием Владимировичем [Овсянниковым], вчера или позавчера. На мой взгляд, очень всё затягивается. Только в июне собирались выйти на то, чтобы получить документы для начала строительства. Мы договорились, что и в Республике Крым, и в Севастополе в I квартале следующего года должны начаться строительно-монтажные работы.

Дмитрий Николаевич Козак здесь находится, он тоже у нас большой начальник, под его руководством функционируют структуры, которые занимаются всякими экспертизами, они экспертизы могут делать года два – [ужно,] чтобы они сделали экспертизы быстро, качественно, с тем чтобы строительные организации могли приступить к работе.

Согласен с Вами, это должна быть не реконструкция уже имеющихся учреждений, это должно быть строительство на абсолютно новой базе с новым, если не сказать новейшим оборудованием. А мы в России делаем именно так: если уж новое строительство – и оборудование новое там появляется.

Владимир Петрович здесь, я просил его тоже подъехать. Вы в Севастополе или в Крыму будете строить?

В.Евтушенков: И там, и там.

В.Путин: И там, и там. Владимир Петрович здесь, это АФК «Система», такая компания многопрофильная тоже есть у нас. Он будет строить многопрофильные лечебные заведения и в Севастополе, и в Республике Крым.

(Обращаясь к С.Аксёнову) Сергей Валерьевич, я знаю, что Вы планировали к имеющейся многопрофильной больнице что–то пристраивать. Давайте договоримся, это должно быть новое учреждение. Пускай оно будет рядом, но это должно быть новое.

Почему я с коллегой согласен? Вы знаете, я уже тоже об этом говорил много раз публично: мы когда–то дискутировали, делать нам или не делать, строить или не строить высокотехнологичные медицинские центры в регионах Российской Федерации. И очень многие отговаривали, говорили: «Не надо, всё равно у них кадров нет, оборудование поставим, на нём некому будет работать». Что получилось? Во–первых, кадры сразу появились, люди едут, высококлассные специалисты приезжают из крупных городов-миллионников, чтобы работать в более скромных, на первый взгляд, населённых пунктах, поскольку там есть новейшее, самое лучшее в мире оборудование. Люди из–за границы возвращаются, чтобы работать здесь. Всё получилось, и всё функционирует.

Кроме того, что тысячи людей пользуются услугами этих центров, есть ещё и другой эффект, совершенно неожиданный. Когда появляется такой центр в регионе, все остальные имеющиеся, имевшиеся до сих пор, начинают подтягиваться так или иначе. Это очевидный факт, и очень хороший, кстати сказать, факт, очень полезная составляющая всего этого процесса. Поэтому, конечно, должны быть новые центры.

Владимир Петрович, сможете начать в первом квартале строительно-монтажные работы?

В.Евтушенков: Владимир Владимирович, мы сегодня уже с Министром здравоохранения Ольгой Юрьевной Голодец, с главой Крыма приняли решение, какие проекты делать. Естественно, начать в этом году нужно, иначе мы к 2018 году не успеем. Есть ряд вопросов, которые надо бы обсудить, если это возможно.

В.Путин: Ещё раз не хочу поднимать руководителей Крыма и Севастополя – проекты можно годами согласовывать, а проекты есть, их нужно только привязать к местности, больше ничего не надо, и это точно совершенно можно сделать быстро.

Рассчитываю на то, что Правительство Российской Федерации обеспечит все процедуры, которые от него зависят, а местные власти смогут сделать всё для выделения участков, подключения к инфраструктуре, согласования проектов, потому что на региональном уровне власти согласовывают эти проекты, и работа будет начата. Я просил, чтобы она была начата в I квартале следующего года, но если в этом году – ещё лучше. Дай вам Бог здоровья всем.

Е.Цокур: Владимир Владимирович, в нашем многонациональном Крыму проживает 175 народностей и национальностей. Я бы хотела предоставить слово представителю крымско-татарского народа Ибраиму Ширину.

И.Ширин: Добрый день, Владимир Владимирович!

В.Путин: А на крымско-татарском тоже «здравствуйте» или у вас по–другому?

И.Ширин: Нет, у нас «мераба».

С возвращением Крыма в Россию очень многое изменилось для крымских татар. Самое интересное, говорили о строительстве соборной мечети более 20 лет – с возвращением в Россию началась стройка, и я вижу, что строительство закончится в сроки, и верю в это. Выдаются земли под строительство индивидуального жилья, выкупаются квартиры для семей, которые не один год стояли в очереди, печатаются и издаются газеты и журналы, которые сберегли традиции и язык крымско-татарского народа, такие как «Йылдыз», «Къырым», «Янъы Дюнья». У нас теперь есть свой национальный телеканал «Миллет», название которого переводится как «народ».

И самое приятное для меня и важное, что у нас теперь издаются книги на крымско-татарском языке – начиная от учебников для школ и заканчивая книгами по истории. Почему важно? Потому что у меня семь месяцев назад родилась дочь, я теперь понимаю, что моя дочь пойдёт в школу и будет учить не только русский государственный и английский как зарубежный, но и государственный крымско-татарский, потому что в Крыму теперь три государственных языка: крымско-татарский, украинский и русский.

Хочу Вас поблагодарить и сказать большое Вам спасибо за Указ о реабилитации коренных народов Крыма. Это очень важно, особенно для крымских татар. Мы 70 лет этого ждали, и тяжело даже сдержаться, чтобы не заплакать, потому что это надо прочувствовать. У нас всё изменилось: и богатство жизни, и взгляды меняются.

Хотел бы сказать, что у нас есть такой праздник, как Хыдырлез. Это наш национальный праздник, есть он только у крымских татар. Я знаю, что вы в 2000 году были в городе Казани на Сабантуе. Пользуясь случаем, хочу Вас пригласить на Хыдырлез в следующем году в мае, все крымские татары были бы рады Вас видеть.

В.Путин: Спасибо.

Если в любом месте в России, абсолютно в любом, скажете, что сегодня Сабантуй, все поймут, что праздник. Хыдырлез пока так широко не известен, но надеюсь, что и это тоже будет достоянием культуры всех народов России. За приглашение спасибо большое.

Я действительно очень надеюсь на то, что все решения, которые были приняты, не останутся на бумаге, а будут реализовываться.

Реабилитация, о которой Вы сейчас сказали, очень важная морально-политическая составляющая нашей работы, но этого, хочу подчеркнуть, недостаточно. Мы обязательно должны будем проводить мероприятия, связанные с социально-экономическими вопросами реабилитации и поддержки людей.

Но ещё раз хочу сказать вот о чём. Я сейчас не помню в абсолютных цифрах… Дмитрий Николаевич, не помните в абсолютных цифрах, сколько мы на эти цели выделяем в программе развития Крыма?

Д.Козак: 10 миллиардов.

В.Путин: 10 миллиардов рублей.

Хочу, чтобы было понятно, что мы выделяем 10 миллиардов на поддержку народов, которые пострадали во время репрессий, на их реабилитацию, на их поддержку. Прежде всего речь идёт о социально-экономической поддержке, потому что политические вопросы уже решены, эти решения приняты. Это касается языка и культуры и возможности обучения на родном языке, касается периодических изданий, а вот материальные вопросы, экономические требуют финансовых ресурсов.

Мы выделили 10 миллиардов на то количество людей, которые сейчас здесь живут. Это и крымские татары, которые здесь живут, и другие народы, которые пострадали. Скажем, немцы же тоже пострадали. В партизанском отряде, где воевал в начале войны мой отец, командир группы был немец. Он здесь при чём, когда немцев отсюда высылали? Там были люди, которые с нацизмом воевали, погибали в борьбе с нацизмом. Но они оказались репрессированными. Или другие народы. Много ведь народов у нас репрессированных.

Мы выделили 10 миллиардов на реабилитацию тех, которые проживают в Крыму. Мы готовы и дальше выделять средства, ресурсы на тех, кто будет приезжать или хотел бы приехать. Но мы должны быть честными в отношениях со всеми и сказать: у нас есть эти средства, мы их выделяем на тех, кто здесь живёт. Когда мы решим основные проблемы, тогда мы можем сказать: давайте, может быть, пойдём дальше. Но пока эти средства на вас, на тех, кто здесь живёт. Мы просто должны честно друг с другом разговаривать.

Я так понимаю, что раньше вообще никаких денег не выделялось на эти цели, и многие посёлки, где крымскотатарское население проживает, они, как бы так сказать помягче, в печальном состоянии находятся. И дороги нужны, и социальные объекты нужны, у некоторых электричества нет, элементарных санитарных удобств нет. Это же всё нужно делать, это же деньги. Вот мы деньги и выделили на тех, кто живёт.

Мы хотим сказать всем, кто хотел бы ещё приехать: да, мы всем рады, но, пожалуйста, имейте в виду, что у нас ресурсы ограничены. Мы будем сначала помогать людям, которые здесь уже есть, а уже потом, может быть, сможем что–то сделать и другое. Мы хотим это сделать, но сейчас просто выделили деньги на тех, кто здесь.

Хочу, чтобы это было понятно. Не потому, что мы не хотим кого–то приглашать, мы хотим, но ресурсы у нас такие, какие есть, ограниченные, но будем, разумеется, дальше делать.

Если вы в этом зале находитесь, значит, вы тоже считаете себя активистами Общероссийского народного фронта. Эти средства выделяются, мне бы очень хотелось, чтобы вы здесь тоже подключались и смотрели, как ритмично, неритмично, рационально, нерационально распределяются эти ресурсы. И вообще, они есть или нет, происходит что–то или не происходит. Я и всех остальных наших коллег призываю как раз к этому.

Любые средства, которые выделяются Федерацией либо республикой, либо городом Севастополем, должны находиться под контролем общественности.

Б.Левин: Владимир Владимирович, для многих не секрет, что Крым – это курортная Мекка, конечно. Наверное, у любого можно спросить про ассоциации с Крымом, скажут: это дворцы, это памятники архитектуры, замечательное море, солнце. Но Крым – очень мощный аграрный сектор и житница. Думаю, что по качеству наших фруктов, овощей, наших продуктов все без исключения приезжающие к нам на отдых говорят только в замечательных, высоких степенях. Действительно, так и есть. Наш регион – это замечательная житница, и наши аграрии не шутя говорят, что они могут пол-России прокормить.

Сергей Кривуца добавит по этому поводу, потому что вопросы ещё, к сожалению, остаются.

С.Кривуца: Добрый день!

Уважаемый Владимир Владимирович, сегодня государственная поддержка субъектов малой и средней форм сельскохозяйственной деятельности крайне необходима для Крыма. Для успешного развития сельскохозяйственной отрасли необходимо создание современных оптово-распределительных центров, способных принимать, осуществлять качественную переработку и хранение производимой нами продукции.

Однако согласно приказу № 381 Министерства сельского хозяйства данную форму государственной поддержки могут получить лишь крупные предприятия, так как минимальный порог в данном приказе установлен не менее 30 тысяч тонн обрабатываемой продукции. Мы же сегодня производим в разы меньше. Много факторов, которые мешают, в том числе отсутствие ОРЦ.

В.Путин: Отсутствие чего?

С.Кривуца: ОРЦ – оптово-распределительных центров современных.

В.Путин: Понятно. ЧК, НКВД, ОРЦ. Пугаете нас только аббревиатурами.

С.Кривуца: Создание же небольших оптово-распределительных центров, ОРЦ, в нескольких районах Крыма позволит в первую очередь уменьшить расходы сельхозпроизводителей, связанные с перевозкой, хранением и обработкой продукции, снизит потери, которые на сегодняшний день составляют до 30 процентов и более.

Для этого мы предлагаем рассмотреть возможность уменьшения установленного порога в данном приказе и создания небольших эффективных центров, способных оказать весь спектр услуг. Для этого необходим экспертный подход. То есть каждый район необходимо рассматривать и согласно наличию воды, и согласно используемой земли. Здесь необходимо привлекать экспертов. Может быть, в одном районе 10 тысяч [тонн сделать], в другом районе – пять.

В.Путин: Понятно. Спасибо.

Я, конечно, не знаю этого приказа, № 381. Александр Николаевич здесь, руку поднимает, я сейчас дам ему слово, он расскажет.

Насколько я себе представляю, эта работа ведётся в министерстве, там уже принято решение в этих ОРЦ как раз снизить объёмы хранения до 10 тысяч. Так, Александр Николаевич? Но есть и плодоовощные хранилища – ещё такая есть структура, для плодов, по–моему, до 500, для картофеля, овощей – до 1000 тонн. Поэтому те, кто организует такие мероприятия, имеют право на субсидию.

Почему я Александру Николаевичу не даю говорить, я хочу, чтобы он дослушал, что я скажу сам. Честно говоря, для Крыма как пилотный проект я сделал бы то, что они просят. Пускай будет там, где плодоовощное хранилище, 500 или 1000 тонн, достаточно, но до 5 тысяч я бы дал такую возможность хранения в этих оптово–распределительных центрах.

Пожалуйста.

А.Ткачёв: Кроме того, это объединит фермеров и уберёт так называемых перекупщиков, которые сегодня приезжают в поля, покупают и привозят на рынок, на привоз.

В.Путин: Да. Александр Николаевич, то есть Вы согласны, да? Скажите «да», садитесь, и всё.

А.Ткачёв: Нет, и буду спорить.

В.Путин: Демократия у нас в России, чтоб вы понимали.

А.Ткачёв: Особенно в Крыму. Это очень чувствуется.

Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

На самом деле тема очень важная и стратегическая для Крыма и в целом для всей России. Мы имеем здесь мощностей [хранения] порядка 35 тысяч, нужно еще 50 построить в ближайшие пять-семь лет, чтобы полностью по высоким технологиям хранить овощи, фрукты и другую продукцию.

Дело в том, что такое ОРЦ?

В.Путин: Сейчас он Вам скажет, что невозможно разделить помещение для того, чтобы в одной его части хранить эффективно одни продукты, а в другой – другие. Правильно?

А.Ткачёв: Да, правильно. Это раз.

В.Путин: У нас с ребятами каждый шаг уже записан Ваш, понимаете?

А.Ткачёв: Тем не менее я продолжаю.

Во–вторых, по оценкам экспертов, собственно, десятитысячники наиболее рентабельны.

И в–третьих, многие путают ОРЦ и овоще- и картофелехранилища. 500 и 1000 тонн – это как раз то, что необходимо. Мне кажется, давайте мы ещё раз с экспертным сообществом, естественно, с фермерами, с руководителями предприятий сядем и обсудим, глубоко изучим эту тему, потому что мы с 30 тысяч опускаемся на десять – наше предложение. Есть и на пять, но мне кажется, игра не стоит того, чтобы мы поломали, в общем–то, схему, технологии, которые были придуманы, когда мы писали госпрограмму импортозамещения.

Владимир Владимирович, позвольте, мы оценим ситуацию и о принятом решении Вас проинформируем. Думаю, что это будет то решение, которое устроит всех, по крайней мере, большинство участников этого рынка.

В.Путин: Чувствуется, что Александр Николаевич не просто министр, он же губернатором был ещё совсем недавно. И видите, как у нас началась дискуссия. Я: скажите да. Он говорит: нет. Теперь говорит: давайте встретимся, обсудим. То есть трансформация взглядов происходит постепенно.

Знаете, о чём я хотел бы сказать и просил бы вас подумать, теперь уже без всяких шуток? Значительная часть сельского хозяйства Крыма была основана на воде, получаемой из канала, который сопредельное государство закрыло и этим самым поставило сельское хозяйство республики в очень сложное положение. До конца ни Министерство сельского хозяйства, ни руководство республики и города Севастополя пока все эти проблемы так и не решили, потому что мы все вопросы с водоснабжением ещё не решили.

Для Крыма можно было бы сделать исключение в этой связи. В других регионах такой ситуации нет. И я вас прошу, когда вы будете принимать окончательное решение, иметь это в виду.

Е.Цокур: Продолжая тему водообеспечения, хотелось бы предоставить слово доктору геолого-минералогических наук Виктору Тарасенко.

В.Тарасенко: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич!

Я представляю здесь и наш крымский Общероссийский народный фронт, и учёных-экологов Крыма. Вода – мы сейчас об этом говорим – это действительно важнейший ресурс, от которого много чего зависит, прежде всего, конечно, развитие аграрного сектора.

В связи с известными событиями мы оказались в той ситуации, что нужно делать ставку на собственные ресурсы Крыма. В этом плане специалисты водохозяйственного комплекса Крыма и учёные Крыма разрабатывают, продолжают разрабатывать концепцию, спорят о том, как нам организовать хозяйство, чтобы максимально использовать наш потенциал крымский, гор и предгорий, а он немалый в принципе. Рационально, разумно распределить эту воду, восстановить так природную среду, реки, озёра подземные, чтобы мы могли не загрязнять, а сохранить эти воды – это раз.

Идёт поиск альтернативы. Альтернатива – это деминерализация минерализованных грунтовых вод, которые не использовались, это опреснение морской воды, что в мире принято, это, конечно, очистка сточных вод. У нас мощный дренажный сток территорий, и города дают порядка 35 миллионов кубов, Симферополь, Севастополь и так далее. Около 150 миллионов кубов только сточных вод, их немножко надо доочистить, и они могут идти на сады, огороды и решать проблемы, которые мы сейчас обсуждали. Но это стратегия.

Сегодня много идёт переговоров и дискуссий особенно о межрегиональном перебросе вод, о том, чтобы Республика Крым дала воду Севастополю и так далее. Это нужно решать, это в пределах Крыма.

Но есть актуальная задача, она беспокоит нас, – это пресная вода для жителей Крыма и гостей сегодня. Получается, что есть очень серьёзная социальная несправедливость. Есть регионы экономически достаточные. Это Алушта, Ялта, Симферополь, Евпатория. Жители получают воду по 20 рублей за кубометр, кто–то чуточку больше. Есть регионы, где вообще – в горном Крыму – 5 рублей за кубометр, а есть, как Ленинский район, 112 рублей за кубический метр, 60 рублей, 80 рублей в степном Крыму. Итак люди там климатическими и природными условиями ограничены, сегодня там сложные условия в связи с отсутствием Северо-Крымского канала, и ещё вот эти экономические проблемы.

Проанализировав ситуацию, мы убедились в том, что здесь есть такие моменты, что два рядом села находятся, одна и та же фирма – «Чистота и порядок» в Кировском районе – одним поставляет за 20 рублей за кубометр, другим за 60.

То есть нужно поработать, очевидно, и нашей Федеральной антимонопольной службе. Конечно, должны быть даны Вами совместно с нами поручения нашему Правительству, Комитету по формированию цен и тарифов найти способ в рамках наших возможностей, чтобы как–то уравнять плату за воду, поднять её выше. Ведь в России уровень всё–таки немножечко повыше оплаты, и могли бы поднять для тех, кто сегодня получает даровой природный продукт, а другой платит за него очень большие деньги.

Собственно говоря, с просьбой, чтобы такие поручения были даны, шло у нас обсуждение на площадках. Мы, «фронтовики», должны быть ближе к народу. И сегодня вода – важнейший жизненный ресурс, она должна показать, как мы работаем на свой народ, на свой регион.

Спасибо.

В.Путин: Мы все помним ещё с кинофильма «Волга-Волга»: без воды и ни туды, и ни сюды. Это действительно важнейший ресурс. Слава богу, в России мы богаты водой.

Здесь есть проблемы, в Крыму. На первом этапе этот вопрос стоял очень остро, особенно после того, как отключили от канала наши соседи. В целом – вы наверняка это знаете – острота проблемы, особенно острота, связанная с питьевой водой, в целом снята, именно острота, проблема в целом ещё не решена, но острота снята.

Мы направили на решение этой задачи из федерального бюджета 23 миллиарда рублей с лишним. С 2015 по 2020 год ещё в федеральной целевой программе по развитию Крыма и Севастополя планируется ещё свыше 40 миллиардов рублей. Важно, чтобы эти деньги были рационально израсходованы и чтобы мы добились нужного результата. Это и скважины внутренние, это и водоводы возможны, опреснение или деминерализация, как Вы сказали.

Много способов. Я сейчас не буду углубляться в детали. Таким людям, как Вы, даже виднее, какой способ является наиболее эффективным. Вместе с привлечением таких специалистов, как Вы, федеральные органы власти и региональные эту проблему должны решить и обязательно решат, у меня в этом сомнений нет никаких. Россия в состоянии решить этот вопрос. Россия в состоянии решить этот вопрос, и мы решим его. Вопрос только в том, чтобы рационально деньги тратились на это, чтобы мы деньгами не разбрасывались.

Что касается разницы в оплате. У нас сбор идёт в муниципалитеты за заводы [предприятия], и муниципалитет назначает. Мы сейчас дискутировали с Министром сельского хозяйства, он до недавнего времени был губернатором Краснодарского края, как вы знаете. Даже в Краснодарском крае от одного муниципалитета к другому, соседние районы, разница в оплате воды где–то в пять, а то и в шесть раз. В Калмыкии в два раза разница в оплате воды у близких муниципалитетов и так далее. Да, при этом в разных районах люди всё–таки и живут немножко по–разному, и доходы разные у людей. Мало того что где–то воды больше, но там, может быть, и доходов поменьше, поэтому заставлять их платить за воду больше – тоже вопрос, это первое.

А второе, как перекачивать деньги, полученные в одном районе, в другой район. Это их право – назначать тот тариф, который муниципальные органы власти считают правильным. Нужно подумать, с тем чтобы тем не менее было поровнее, что называется. Кроме как субсидированием, мы этот вопрос не решим.

Попрошу Сергея Валерьевича и исполняющего обязанности губернатора Севастополя подумать на этот счёт, если в Севастополе есть такие же проблемы, и просто представить свои предложения на этот счёт.

Но, конечно, если такая большая разница в оплате воды в близких, особенно в близких населённых пунктах, то вопрос выравнивания не праздный, здесь я с Вами согласен. Давайте подумаем все вместе.

Б.Левин: Владимир Владимирович, когда мы говорим о проблемах водообеспечения, это действительно одна из главных проблем после перекрытия Северо-Крымского канала. Но 22 ноября [2015 года] все крымчане тоже очень хорошо помнят – день энергоблокады.

События развивались стремительно при Вашей поддержке, и Ваши специальные визиты сюда были связаны с подключением ниток энергомоста. И мы в конечном итоге благодаря Вашему участию и крымчан сплотились в этой очень сложной ситуации.

Анна Глухова сейчас несколько слов добавит по этому поводу.

А.Глухова: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич!

Анна Глухова, председатель севастопольского регионального отделения Всероссийской общественной молодёжной организации «Всероссийский студенческий корпус спасателей». Мы занимаемся подготовкой студентов-добровольцев и созданием студенческих спасательных отрядов в городе Севастополе.

Режим ЧС для нас, всех крымчан, конечно, был большой неожиданностью и очень неприятным сюрпризом. Но мы чувствовали поддержку огромной страны, поддержку нашего Президента, и это давало нам силы. Ежедневно совместно с Главным управлением МЧС России по городу Севастополю мы занимались оповещением населения, проводили опросы и на основании этих опросов составляли списки тех граждан, которым в первую очередь необходимо оказать помощь.

Но также особенно важным для нас было оказать помощь ветеранам Великой Отечественной войны. Мы уделяли им большое внимание, разговаривали с ними, помогали им. Именно они всегда внушали нашей огромной стране уверенность в завтрашнем дне и все как один на ситуацию с энергоблокадой говорили: мы пережили и не такое в 1941–м, это совсем маленькая неприятность, которая скоро разрешится.

Именно благодаря Вашему непосредственному контролю вопрос с энергообеспечением был решён оперативно. Мы знаем, что на данный момент введены четыре линии энергомоста, и проблем сейчас нет. Одновременно решались и проблемы с газообеспечением Крыма, и сейчас средний уровень [газификации] в Крыму и в городе Севастополе выше среднего уровня по всей России.

Я как коренная крымчанка скажу Вам точно и с уверенностью, что таких высоких темпов развития инфраструктуры и Крыма, и Севастополя при украинской власти не было. Позвольте от всей души поблагодарить Вас от имени всех крымчан и севастопольцев за Ваше внимание, за Ваше решение проблемы энергообеспечения и газификации Крыма. Огромное Вам спасибо.

Мы также всегда чувствуем поддержку всех россиян, за что им огромная благодарность.

В.Путин: Что касается прекращения подачи воды либо вот эта акция, связанная с блэкаутом, с прекращением подачи электроэнергии, – всё это на грани преступления против человека. Потому что взять достаточно крупный регион, в котором несколько миллионов человек проживают – 2,5–2,6 миллиона, – отключить от электроснабжения зимой, даже в Крыму, – это, знаете, такая вещь… У нас правозащитные организации воды в рот набрали, язык проглотили и молчат. На самом деле это серьёзное преступление. А больницы, а дети, а старики? Это серьёзная очень вещь. Все молчат, как будто так и надо. Бог с ними в конце концов.

Я вам честно скажу – Вы сейчас сами об этом сказали, а я могу сказать вам о моих чувствах: я любовался теми людьми, которые в Крыму и в Севастополе проживают, и их реакцией на то, что происходит. Вот эта собранность, мужество, желание бороться за свои интересы… А вообще для тех, кто это сделал: это такая глупость, на что они рассчитывали, я даже не понимаю. Что все встанут на колени и будут просить подачку? Удивительные идиоты просто те, кто это сделал.

Но проблемы ещё полностью не решены. Не знаю, это известно или нет, должно быть известно: в конце этого года в Крым должна прийти магистральная газовая труба. С этого момента и начнётся настоящая полноценная газификация и электроснабжение уже от собственной генерации. Будет первичный источник – газ, и Вы знаете, что мы планируем и сейчас уже осуществляем строительство электростанции, как раз в том числе на этом газе. Поэтому с этого момента начнётся действительно реально стабильная, что называется, на вырост, газификация и энергообеспечение всего полуострова, включая и Севастополь. Это будет уже, честно говоря, другая жизнь, имея в виду возможности, в том числе для развития всех других отраслей.

Кстати говоря, сейчас наш коллега говорил о различных способах решения водной проблемы, но опреснение, как мы знаем с вами, связано с большими энергозатратами. Появляются дополнительные возможности для опреснения, так же как и для решения всех других вопросов: развития рекреационных зон, строительства новых санаториев и так далее. Всё это связано с энергообеспечением, и это будет сделано на вырост, с будущим ростом потребления.

Но обязательно нужно синхронизировать, конечно, приход этих возможностей, приход магистральной трубы с разведением по потребителям – и по бытовым, и по промышленным. Это обязательно должны делать уже республиканские власти, городские власти. Наверняка денег всегда не хватает, заранее нужно закладывать и федеральную помощь на всякие трубы низкого давления и на другие способы и виды потребления, об этом заранее нужно подумать.

Кардинально вопросы будут, повторяю, решаться с конца этого года и в последующие – в 2017, 2018 годах. Эти проблемы будут закрыты полностью абсолютно и на долгие годы вперёд.

Е.Цокур: Владимир Владимирович, хотим также затронуть тему очень важную для нас – это сохранение культурного наследия, которое формировалось ещё с античных времён и вобрало, на наш взгляд, всё самое лучшее из других культур.

Хочу предоставить слово археологу Александру Герцену, который поднимет эту тему.

А.Герцен: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Станислав Сергеевич!

В течение уже довольно многих лет силами студентов-практикантов и студентов-добровольцев мы проводим исследования замечательного памятника – средневекового городища Мангуп, расположенного на труднодоступном изолированном плато, на котором возникла ранее византийская крепость, а в XIV-XV веках сформировался город – столица православного княжества Феодоро, которое устанавливало связи с Великим княжеством Московским. Но процесс был прерван османским вторжением на полуостров.

В.Путин: Это было греческое княжество, да?

А.Герцен: Поствизантийское, позднее византийское. Язык действительно греческий, а реальное население – это огреченные и византинизированные потомки готов, аланов и других этнических компонентов средневекового населения Крыма.

В.Путин: Как хорошо излагает: «других компонентов». То есть это наши с Вами предки на самом деле.

А.Герцен: Конечно. Естественно.

Владимир Владимирович, у нас есть что показать, приезжайте или прилетайте, не пожалеете. От нас открывается великолепный обзор панорамы горного юго-западного Крыма. Рассматривайте это как предложение, это теперь уже будет Ваш вопрос.

А мой вопрос следующий. В своё время Алексей Максимович Горький назвал Крым золотым дном для археологии. Это «дно» сейчас насчитывает, если в статистическом изложении, более 10 тысяч объектов. Я думаю, это ещё заниженная цифра, потому что каждый день даёт нам новую информацию. И «золото» нуждается и в охране, и в строгом учёте – тут–то у нас масса проблем. Те официальные органы, которые отвечают за это, их сотрудники, чиновники, – они, честно говоря, не могут голову выставить из кабинетов, задавлены бюрократической работой, уничтожают лес, переводя тонны бумаги. Но это не их вина, это, скорее, беда, и не только их, но и наша общая.

В.Путин: Переходим на электронный информационный оборот.

А.Герцен: Совершенно верно. Это насущная необходимость, экологическая, я бы даже сказал, необходимость.

О чём идёт речь, на что надежда? Без усилий общественных организаций мы не сможем решить эти насущные проблемы, а это то, что надо делать на этой грешной земле. Во–первых, нужно устанавливать информационные таблички, знаки, которые уже во многом, на 80 процентов, предотвращали бы варварство по отношению к этим объектам. Необходимо собирать информацию для составления соответствующей учётной документации уже для официальных органов. Наконец, нужно вести постоянную разведку.

Понимаете, то, что сейчас происходит, это действительно напоминает фронт, на котором против нас, против нашего культурного наследия стоят головотяпство, варварство, невежество и великолепно организованный криминалитет. И выиграть эту борьбу можно только в том случае, если мы будем располагать хорошими возможностями для сбора информации, грубо говоря, разведки. Нам нужно даже иметь эффективно действующую агентурную сеть, потому что именно своевременная информация позволяет принимать своевременные меры.

В.Путин: Это по моей части. Вы правильно, по адресу обращаетесь.

А.Герцен: Я догадываюсь.

Вот к чему всё сводится. Как Вы относитесь к тому, чтобы одним из векторов, направлений работы Народного фронта была борьба, деятельность именно на этом реальном фронте – конечно, во взаимодействии, что называется, по–взрослому с научными организациями, административными органами, которые призваны эти проблемы решать?

Спасибо за ответ.

В.Путин: С точки зрения культурного наследия Крым, безусловно, является жемчужиной России. У нас немало таких территорий, возьмите Дербент в Дагестане – город с тысячелетней историей, есть и другие места, которыми мы можем гордиться. Крым – одно из них, безусловно. Начиная с Боспорского царства, V век до нашей эры – это то, что мы знаем из оставшихся элементов материальной культуры, и из того, что осталось в древней литературе, и это всё здесь. Я уже не говорю про более поздние периоды: и греческий, и римский периоды, когда римские легионы пришли, защищали эти границы от сарматов, от племён и так далее. Очень интересно, это, безусловно, часть нашего культурного наследия. Это то, из чего, по сути, мы, даже не понимая этого, не отдавая себе отчёта, состоим духовно, ментально – в культурном смысле этого слова.

Конечно, нужно уделять этому больше внимания, чем это делается до сих пор, не только в Крыму, вообще в стране в целом. Я бывал на раскопках, несколько раз бывал в Новгородской области, в Новгороде, в Приладожье. Очень интересно, на меня это производит впечатление. Это уникальная работа, которой люди занимаются. Я уже рассказывал, учёные мне тоже поведали: раскапывали-раскапывали, нашли место, где был суд, и из записки на бересте стало ясно, что является предметом судебного разбирательства. Потом дальше работали и через пять лет нашли ещё одну бересту, из которой стало ясно, чем закончилось судебное разбирательство. То есть реконструкция жизни просто удивительная. И это создаёт у нас правильные впечатления и представление о том, кто мы такие, а это помогает выстраивать нам и наше будущее.

Поэтому я считаю, что Крым, конечно, – это особенное место, исходя из древностей, исходя из того, что мы знаем совсем уж достоверно – за 100, 150, 200 лет тому назад, что чрезвычайно важно для нас. И Министра культуры – его нет здесь, Владимира Ростиславовича [Мединского], но он знает, – я просил специально заняться этими вопросами.

Но за то, что Вы подняли этот аспект, – Вам спасибо большое. Действительно, в Крыму несколько тысяч, если с Севастополем брать – около 5 тысяч объектов культурного наследия и примерно столько же мест, где могут и должны проводиться археологические изыскания. Давайте предложения, я Вам просто обещаю: сделаю всё для того, чтобы по максимуму эти предложения были реализованы, несмотря на то что все наши чиновники загружены большим количеством бумажной переписки.

Документооборот мы всё–таки будем переводить, как я уже обещал, в электронный способ взаимодействия друг с другом. И в этой части то же самое, кстати говоря, очень многое можно будет сделать современными способами и средствами, но очень многое будет зависеть и зависит от региональных органов власти. Потому что эти бесконечные застройки и борьба с застройками в местах, так скажем, отчуждения, которые нужны для сохранения памятников истории или мест археологических раскопок, – это прежде всего, конечно, задача региональных органов власти. Мы из Москвы не накомандуемся, это не наша прерогатива, особенно с учётом определённых особенностей Крыма и Севастополя. Поэтому нам нужна тесная и совместная работа с руководством Республики Крым и с руководством Севастополя.

Ваши предложения я лично с удовольствием посмотрю, по максимуму сделаем всё, чтобы обеспечить нормальную работу для вас.

С.Говорухин: Разрешите мне тоже задать вопрос.

Владимир Владимирович, Вы недавно упоминали о морском сообщении между городами Крыма, речь шла о «Метеорах» и «Ракетах». Я ведь много лет прожил в Крыму, снимая тысячу морских картин. Мне кажется, что без круизных судов жизнь в Крыму совсем не интересна.

В прежнее время круизы пользовались огромным успехом, окупались, конечно, бешено. Кстати, эти суда существовали и как пассажирские, всегда можно было купить билет и доехать из Ялты до Севастополя.

Возможно ли, например, закупить, необязательно новых, два-три-четыре парохода и организовать круизы Севастополь – Сочи с заходом в дружественную Абхазию? Насколько интереснее была бы жизнь, да и помогло бы просто осуществлять пассажиропоток. Мне кажется, что это для государства не такие уж большие деньги, тем более что необязательно новые [суда].

В.Путин: Не буду вдаваться сейчас в детали, хотя они есть, они существенные, эти детали. Это должна быть частная инициатива, её можно и нужно поддержать. Согласен с Вами в том, что это сделает жизнь на Черноморском побережье вообще, не только здесь, в Крыму, но и на Кавказе, более содержательной, поживее всё будет, динамичнее. Я сам в советское время пользовался таким видом транспорта, из Абхазии когда–то перебирался в другие места, туда дальше, в Одессу, и в Ленинград ехал на поезде. И я уверен, таких людей будет много, желающих перемещаться туда, особенно в летний период.

С.Говорухин: Представляете, какая тоска сейчас и на кавказском побережье, и тут, ведь на горизонте ни одного пассажирского парохода. По–моему, это так легко сделать.

В.Путин: Были в советское время те, которыми я пользовался, они назывались «Грузия», «Казахстан», по–моему, ещё как–то, – их просто нет сейчас. Я даже не знаю, куда они делись, растащили куда–то. Но я хочу Вам точно сказать, как ни покажется странным, Станислав Сергеевич, мы просто с Вами видим и одинаково думаем. Я вчера как раз, как Вы именно, так и думал на эту тему. Думаю, обязательно надо поручить Министерству транспорта, чтобы они это проработали.

С.Говорухин: Я думаю, это было бы очень благое дело. И атмосфера изменилась бы совершенно в Крыму, на Кавказе.

В.Путин: Обязательно этим займёмся.

Б.Левин: И в продолжение, Владимир Владимирович, этой темы…

В.Путин: Руку товарищ поднимает, дайте ему, пожалуйста, микрофон.

А.Баталин: Генеральный директор завода «Фиолент» Баталин, Симферополь.

Эту тему мы обсуждали в пятницу, проводил совещание Дмитрий Олегович Рогозин и Сергей Валерьевич, эта тема обсуждалась, и мы договорились, Дмитрий Олегович принял решение: на декабрьской Морской коллегии к этой теме подойдём, потому что есть вопросы финансовые, необходима организация этой работы. То есть в декабре эта тема будет рассмотрена.

Владимир Владимирович, я поднялся почему? Потому что я промышленник и хочу Вас поблагодарить за Ваше поручение по «дорожным картам» для промышленников. Не секрет, промышленность Крыма вошла в Россию в плачевном состоянии. И должен сказать, Ваше личное поручение по созданию «дорожных карт» по развитию крымского промышленного потенциала настолько сработало, и мы благодарны Правительству России, мы благодарны нашему главе республики за оперативное, внимательное, квалифицированное решение проблемы.

Владимир Владимирович, представьте себе, я не знаю, Вам докладывали ли, но нет [другого] региона в России, где за первое полугодие 2016 года по сравнению с 2015 годом рост промышленного производства составил почти 30 процентов.

В.Путин: Это в сто раз больше, чем в России, потому что в России промышленное производство 0,3 процента. Нет, вру, это не промышленное производство, это рост ВВП – 0,3, а промышленное производство – три с лишним процента, 3,6.

А.Баталин: Владимир Владимирович, я ещё из «красных» директоров, 30 лет работаю директором, но такого подъёма – я всю жизнь живу в Крыму – никогда не было. Поэтому ещё раз Вам большое спасибо.

Сегодня поднимали вопрос, в том числе, спасибо Вам, Вы дали поручение по поводу возможного строительства тралового флота. Это же было в Крыму, и мы это строили. В качестве хорошего, доброго примера – керченский завод «Залив». Я приборист, а он судостроитель. Представьте себе, когда Крым входил в состав России, то ежедневно на заводе работало чуть больше 300 рабочих, все остальные – две трети – были в отпусках. Сегодня керченский завод «Залив» – две тысячи человек, в четыре раза увеличена заработная плата. Рад за керчан, они начали строить жильё, начали строить детские сады. Планируют выйти в ближайшие годы на четыре тысячи рабочих мест, и там громадный объём. И самое полезное для Крыма и для Севастополя, что крымские предприятия способны участвовать в разработке и изготовлении подобных судов не только для ОПК, но и гражданских.

Я о чём хочу сказать? Это пример, когда Ваше поручение – ещё раз благодарю Правительство, главу Республики Крым – сработало. И по другим заводам у нас нет сомнения, что «дорожные карты» сработают, я думаю, что мы закончим год такими же добрыми, хорошими темпами.

Но Вы же поставили новую задачу, и мы это знаем, мы отслеживаем – это диверсификация производства в части оборонки. Мы поставили увеличение объёмов производства до 2020 года почти в два раза. Поэтому я бы просил Вас с учётом того, что появился потенциал и в Крыму, и в Севастополе, и мы вчера это обсуждали на наших площадках, чтобы суда, траловый флот, который раньше был в Севастополе и Керчи, где это крайне необходимо, проекты местного значения, что связано с этим, было бы Ваше поручение… Оно было, но я Вас прошу, если можно, его продлить и на будущее. Все считают: сейчас переходный период, а что дальше? Поэтому просьба к Вам продлить Ваше доброе поручение. Я Вам обещаю от промышленников Крыма: мы – потенциал, Ваши поручения будем выполнять.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо.

Вы мне почти не оставили ничего, что я мог бы сказать. Вот почему: завод в Керчи просто и был в достаточно приличном состоянии, материальная база завода приличная была. Туда вошёл новый собственник, вошёл органично, ничего ни у кого не отбирали, сделали это цивилизованно.

В чём заключалось моё поручение? Загрузить предприятия Крыма и Севастополя. Из того, что Вы сейчас сказали, я делаю вывод о том, что в целом моё поручение исполнено. Но вторая часть, и Вы сейчас тоже обратили на неё внимание, является не менее важной, чем первая: загрузить сейчас, а дальше что?

Нужно заниматься развитием предприятий, нужно их переоснащать, готовить кадры, нужно понимать, где рынки на эту продукцию и так далее. Эта работа, конечно, будет продолжена, без всяких сомнений.

С.Говорухин: Борис Романович, простите, что я сломал Ваш сценарий, продолжайте, пожалуйста.

Б.Левин: Спасибо за Ваш комментарий, вопрос. По–моему, он очень актуален был.

Владимир Владимирович, о многополярности Крыма сегодня мы уже говорили: это и аграрный сектор, и промышленное производство, но всё равно он у всех будет звучать как народная здравница. Но наших климатических и природных условий явно недостаточно, чтобы развивался как народная здравница наш край, наша республика.

Мы обсуждали вчера на площадке очень важную тему реабилитационного туризма и в целом медицинской реабилитации, которая тоже мне близка. Сегодня участвует в нашем пленарном заседании член Паралимпийской сборной Российской Федерации, бронзовый призёр Паралимпиады 2012 года, многократная чемпионка мира и Европы по плаванию Ани Палян.

А.Палян: Здравствуйте!

В первую очередь я хотела бы выразить благодарность Вам, Владимир Владимирович, за оказанную поддержку паралимпийцам в трудный для нас период.

Но сейчас я бы хотела сказать о проблеме реабилитации инвалидов в Крыму, так как эта проблема очень близка для меня. У меня поражение опорно-двигательного аппарата. Моя семья много лет назад переехала именно в Крым, чтобы я получила лучшую реабилитацию. Так и произошло, мне это очень помогло.

Первую свою реабилитацию я получила в санатории имени Бурденко в Саках, на тот момент это был лучший санаторий страны.