Всего новостей: 2578810, выбрано 893 за 0.033 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 сентября 2016 > № 1886737 Владимир Путин

Интервью международному информационному холдингу Bloomberg.

Опубликована полная версия интервью Владимира Путина международному информационному холдингу Bloomberg. Запись состоялась 1 сентября во Владивостоке.

Дж.Миклетвейт (как переведено): Господин Президент, спасибо большое, что согласились поговорить с Bloomberg. Мы во Владивостоке находимся, на границе России, – Тихоокеанское побережье, практически граница, – и это уже второй ВЭФ, который будет проводиться. Что Вы планируете достичь в рамках этого форума?

В.Путин: Это способ привлечь внимание наших партнёров, потенциальных инвесторов к Дальнему Востоку России. В этом смысле данное мероприятие, данное событие мало чем отличается от других региональных форумов подобного рода. Мы в России проводим таких много: это и Экономический форум в Санкт-Петербурге (обычно мы проводим его летом, в начале лета), это Экономический форум в Сочи.

Дальний Восток для нас имеет особое значение, имея в виду приоритетность развития этого региона. В последние годы, даже, скажем так, в последние десятилетия мы здесь столкнулись с большим количеством проблем. Мало уделяли внимания этой территории, а она заслуживает гораздо большего, потому что здесь сосредоточены огромные богатства и возможности будущего развития России. Не только развития России как таковой, но и развития всего региона АТР, потому что эта земля очень богата природными и минеральными ресурсами.

Обычно, когда мы говорим о Дальнем Востоке, мы имеем в виду и собственно Дальний Восток – Приморский край, Хабаровский край, это Камчатка, это Чукотка, но это и так называемая Восточная Сибирь. Если всё это вместе взять, то вся эта земля содержит колоссальные ресурсы: это нефть, газ, это 90 процентов запасов российского олова, 30 процентов запасов российского золота, 35 процентов запасов леса, здесь добывается 70 процентов российской рыбы, в этих водах.

И это регион, где достаточно развита транспортная инфраструктура, железнодорожная. Мы в последние годы активно развиваем автомобильное сообщение. И огромный потенциал: возможности развития авиационной промышленности, космической промышленности. Если Вы обратили внимание, мы запустили в одном из регионов Дальнего Востока новый российский космодром. Здесь традиционно развивается, как я уже сказал, авиация, в том числе и боевая авиация. Известные во всём мире самолёты «Су» производятся именно на Дальнем Востоке России.

Наконец, мы возобновляем здесь производство морских судов, прежде всего гражданского назначения. Только сегодня я присутствовал при начале работы одной из очень перспективных площадок в этом плане.

И это очень хорошая возможность для обмена в гуманитарном плане с нашими соседями. Мы предполагаем здесь развивать музыку, театральную деятельность, выставочную деятельность. Совсем недавно прошли концерты нашего выдающегося музыканта, дирижёра господина Гергиева. Мы открываем здесь филиал петербургского Мариинского театра. Планируем здесь открыть также филиалы петербургского Эрмитажа, Вагановского балетного училища.

Как видите, мы с Вами сейчас работаем в здании Дальневосточного федерального университета. Я думаю, что Вы тоже смогли оценить масштаб этого учебного заведения: здесь уже тысячи молодых людей из зарубежных стран учатся, большое количество иностранных преподавателей. Нам бы очень хотелось, чтобы здесь развивалась наука и высшая школа, образование, причём с тем, чтобы это было одним из заметных центров научной деятельности во всей системе АТР. Конечно, здесь ещё многое можно сделать, но с учётом потребностей рынка труда востребованность такого учебного заведения, она очевидна.

Но есть ещё одно направление, которое для нас очень интересно и перспективно, кроме всего, что я перечислил выше, – это биология моря. Традиционно и на протяжении многих лет здесь находится один из ведущих институтов Академии наук России как раз по изучению биологии моря. Вы знаете, мы здесь запускаем новый центр, при нём мы построили океанариум, который должен быть не просто площадкой для публики, которая, думаю, будет получать удовольствие от общения с живой природой, но это ещё и часть самого Института биологии моря. Здесь складывается интересный, перспективный кластер, и нам бы очень хотелось, чтобы наши потенциальные инвесторы, наши коллеги из зарубежных стран, прежде всего из стран АТР, знали о нём больше.

Дж.Миклетвейт: Один из гостей [форума] – это Премьер-министр Японии Абэ, он приезжает во Владивосток, и кажется, что намечается политическая сделка, можно так сказать. Возможно, вы отдадите один из Курильских островов в обмен на серьёзное экономическое сотрудничество, его наращивание. Готовы ли Вы к такой сделке?

В.Путин: Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас ещё в 1956 году был подписан договор, и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять, а затем и Советский Союз как бы свёл тоже на нет все договорённости в рамках этого договора.

Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали, мы пошли навстречу. За предыдущие пару лет не по нашей инициативе, а по инициативе японской стороны фактически эти контакты были заморожены. Но сейчас наши партнёры проявляют желание вернуться к обсуждению этой темы. Речь не идёт о каком–то обмене, о каких–то продажах. Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей.

Дж.Миклетвейт: Но а вы сейчас к этой сделке близко подошли? Ближе, чем в 1956 году?

В.Путин: Я не думаю, что ближе, чем в 1956 году, но, во всяком случае, мы возобновили диалог на этот счёт и договорились о том, что наши министры иностранных дел и соответствующие эксперты на уровне заместителей министров активизируют эту работу. Конечно, это всегда является и предметом обсуждения и на уровне Президента России, и Премьер-министра.

Уверен, что, когда мы будем встречаться с господином Абэ здесь, во Владивостоке, мы также будем эту тему обсуждать, но для того, чтобы её решить, она должна быть очень хорошо продумана и подготовлена, повторяю ещё раз, на принципах не нанесения ущерба, а наоборот, на принципах создания условий для развития межгосударственных связей на длительную историческую перспективу.

Дж.Миклетвейт: Действительно, мне кажется, что территория на восточном фланге Вас не так сильно волнует. Вы остров Тарабаров, например, Китаю отдали в 2004 году, а вот Калининград, например, может, тоже отдать?

В.Путин: Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет – хочу это подчеркнуть, 40 лет, – и в конце концов нашли компромисс. Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой.

Хочу подчеркнуть, что это стало возможным исключительно – это очень важно – на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие–то компромиссы.

Но есть принципиальная разница между вопросом, связанным с японской историей, и, скажем, с нашими переговорами с Китаем. В чём она заключается? Она заключается в том, что японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплён в международных документах, связанных с результатами Второй мировой войны. А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и с какими–то военными конфликтами не имеют. Первое. Вернее, это уже второе.

А третье – что касается западной части. Вы сказали про Калининград.

Дж.Миклетвейт: Это шутка, конечно.

В.Путин: А я Вам скажу без всяких шуток. Если кому–то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому–то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, – пожалуйста, флаг в руки, начинайте.

Дж.Миклетвейт: А про Китай могу ещё спросить? В 2013 году Вы сказали, что хотели бы, чтобы торговый оборот с Китаем достиг 100 миллиардов долларов к 2015 году и 200 миллиардов – к 2020 году. В прошлом году товарооборот снизился где–то до 70 миллиардов долларов. Что же пошло не так? Я знаю, что есть проблемы с ценой на нефть, с курсом рубля. Думаете ли Вы, что этот целевой ориентир – 200 миллиардов долларов в 2020 году – всё ещё достижим?

В.Путин: Да, думаю, что это вполне достижимо, и Вы сами назвали причины падения уровня товарооборота. Мы на первом этапе ставили перед собой цель достичь оборота где–то в 100 миллиардов долларов, и мы почти добрались до этой цифры, потому что она была под 90 миллиардов. Так что эта цифра была почти уже достигнута. Но мы знаем причины, они действительно заключаются в падении цен на наши традиционные экспортные товары, они заключаются в курсовой разнице. И это просто объективные данные. Вы прекрасно это знаете.

Дж.Миклетвейт: Санкции как–то повлияли на это?

В.Путин: Санкции и наши отношения с Китаем друг с другом никак не связаны, потому что Китайская Народная Республика, с которой у нас сложились отношения беспрецедентно высокие и по уровню, и по качеству, мы их называем «всеобъемлющего партнёрства и стратегического качества». Санкции здесь совершенно ни при чём. В основе падения товарооборота лежат вещи объективного характера, связанные с ценами на энергоносители и с курсовой разницей. Но физические объёмы у нас не упали, они даже растут.

Что касается наших торгово-экономических отношений с Китаем, то они на сегодняшний день всё больше и больше приобретают диверсифицированный характер, чего мы постоянно добивались вместе с нашими китайскими партнёрами. Обратите внимание: кроме чисто торговли, причём традиционными товарами (с одной стороны, скажем, энергоносители – углеводороды, нефть и теперь уже газ, нефтепродукты, с другой стороны, допустим, текстиль и обувь), мы перешли совершенно к другому уровню кооперации. Мы работаем, допустим, уже по космическим совместным программам. Сейчас мы разрабатываем, и в ближайшее время этот проект будет реализован, производство тяжёлого вертолёта, работаем над планом создания широкофюзеляжного дальнемагистрального самолёта.

Мы кооперируемся в области машиностроения, в области высокоскоростного железнодорожного сообщения, в области переработки, переработки леса и так далее, в области атомной энергетики.

Мы уже построили Тяньваньскую атомную электростанцию, два блока уже работают, причём работают очень хорошо, строим ещё два блока. Так что та цель, которую мы перед собой ставили, – диверсифицировать наши отношения, – она реализуется.

Дж.Миклетвейт: Я слушал Вас, и давайте, если мы посмотрим назад, когда Вы в 2000 году стали Президентом, за этот период посмотрим на то, что происходило. Россия за это время стала всё–таки более азиатской страной и немного менее европейской? Как Вы считаете?

В.Путин: Вы знаете, она стала более развитой страной. Я вообще не стал бы сегодня проводить черту между азиатами, европейцами, водораздел лежит в другой плоскости – в плоскости развития. Объём российской экономики увеличился в 1,7 раза, почти в два раза выросла российская экономика. По паритету покупательной способности российская экономика стала занимать пятое-шестое место в мире на сегодняшний день.

И совершенно точно десять, уж не говоря о том, что пятнадцать лет назад, мы бы не могли ответить на те санкции, которые ввели в отношении России, ответными мерами, скажем, в области сельского хозяйства. Мы не смогли бы закрыть свой рынок для сельхозпродуктов тех стран, которые недружественно поступили в отношении нашей страны, потому что мы не могли обеспечить собственный рынок своими собственными товарами, а теперь мы можем. Первое.

Второе – освобождение собственного рынка даёт возможность нашим сельхозпроизводителям наращивать товарное производство внутри страны. У нас при общем падении ВВП в связи с целым рядом событий (не только санкционного характера, но и чисто объективного – с процессами в мировой экономике) небольшое падение ВВП есть, и промышленности тоже есть. А вот сельское хозяйство растёт темпами три процента в год, причём стабильно растёт, и в этом году будет три процента, а может быть, больше, и в следующем.

Поэтому, если говорить о том, что произошло, скажем, за 15 лет – произошло очень многое, но не только в этом дело, дело ещё и в том, что произошло существенное оздоровление российской экономики. В 2000 году у нас было 12 миллиардов золотовалютных резервов и, по–моему, свыше 20 миллиардов внешних долгов.

Сегодня Россия входит в десятку стран с наиболее благоприятным соотношением внешнего долга и золотовалютных резервов. На 1-е число прошлого месяца у нас было почти 400 миллиардов долларов золотовалютных резервов – 395 миллиардов, и где–то всего около 13 процентов от ВВП внешнего долга. Это соотношение – одно из лучших в мире считается.

У нас за чертой бедности жила треть населения – свыше 40 миллионов человек, сейчас эта цифра упала почти в три раза, но за последние год-полтора, к сожалению, немножко подрастает с учётом экономических сложностей и общего падения доходов населения, но всё–таки это несопоставимо положительная величина с тем, что было 15 лет назад. Пенсии выросли в разы, реальная заработная плата выросла несопоставимо с тем, что было. Поэтому эти составляющие привели к тому, за что мы боролись и что лежит в основе развития каждого государства – демография.

В начале 2000-х казалось, что нам не переломить негативную демографическую тенденцию, население России убывало с каждым годом, сейчас я Вам назову ужасную цифру: почти на миллион человек (минус 900 тысяч ежегодно). Сейчас, в последние три года, мы наблюдаем естественный прирост населения, у нас самая низкая….

Дж.Миклетвейт: Романы, видимо, поддерживаете.

В.Путин: Мы можем считать и записать себе в актив, что у нас самая низкая младенческая смертность и самая низкая материнская смертность за всю нашу новейшую историю. По–моему, в советское время такого не было.

Мы ставили перед собой задачу роста продолжительности жизни. Она за последние пять лет росла темпами гораздо большими, чем мы планировали. Так что всё это вместе даёт нам основания полагать, что мы были на правильном пути.

Конечно, ещё многое можно и нужно сделать и, наверное, можно было добиться и больших результатов, но в целом мы двигаемся в правильном направлении.

Дж.Миклетвейт: Вы говорили о российской экономике, о ресурсах (мы об этом ещё поговорим), но пока Вы говорили, я подумал, что Вы дали детали, насколько Россия усилилась. Вы поедете на «двадцатку», Вы смотрели, как идут дела на Западе, давно за этим наблюдаете, и Вы были на саммите «двадцатки» больше, чем любой другой лидер. Вы когда–либо видели, чтобы Запад был так разделён, так недоволен собой, в таких сомнениях? Мы все помним про выход Великобритании, миграционный кризис, выборы и все остальные проблемы. Сейчас кажется ли Вам Запад разобщённым как никогда или нет? Как Вы это объясните?

В.Путин: Много проблем в мировой экономике в целом, в западной экономике тоже много проблем: старение населения, падение темпов роста производительности труда. Это очевидные вещи. Вообще, в целом демография такая очень тяжёлая.

Потом, наверное, ведь сами специалисты, а Вы как раз один из лучших специалистов в этой сфере, считают, что в политике расширения Евросоюза не были учтены некоторые элементы, связанные с готовностью тех или иных экономик к вхождению в зону евро, допустим.

Войти в единую валюту с достаточно слабыми экономическими показателями и удержать не то чтобы темпы роста, а удержать саму экономику от тяжёлых испытаний очень сложно. Мы это проходили не только в Европе, мы знаем это (сколько там – лет десять назад или больше) по Аргентине, когда они привязали национальную валюту жёстко к доллару, а потом уже не знали, что с этим делать. Так же вход в зону евро.

Дж.Миклетвейт: Как Вы думаете, евро выживет вообще, валюта евро?

В.Путин: Надеюсь, что да, потому что, во–первых, мы верим в фундаментальные основы европейской экономики. Мы видим, что западноевропейские лидеры в основном (идут споры, конечно, всё это понятно, мы это прекрасно тоже видим и наблюдаем, анализируем), но всё–таки придерживаются, я считаю (не могу сказать, правильных, неправильных, – это всегда с какой стороны посмотреть), очень прагматичных подходов к решению экономических проблем.

Они не злоупотребляют финансовыми инструментами, финансовой накачкой, а стремятся прежде всего к структурным изменениям, что, собственно говоря, не менее остро стоит и в нашей экономике, а может быть, даже более остро, имея в виду проблему, которую мы до сих пор не можем преодолеть, а именно, доминирование нефтегазового сектора в Российской Федерации и как результат – зависимость от этих нефтегазовых доходов.

Но и в Европе тоже есть это, не зависимость от нефти и газа, но структурные реформы давно назрели, и думаю, что ведущие экономики очень прагматично и грамотно подходят к решению стоящих перед европейской экономикой проблем. Поэтому мы и держим примерно 40 процентов наших золотовалютных резервов в евро.

Дж.Миклетвейт: Как Вы думаете, Европа выживет, и будет столько же членов? Из Европейского союза никто не выйдет больше после Британии?

В.Путин: Вы знаете, я не хочу отвечать на Ваш провокационный вопрос, хотя я понимаю, что он может быть интересен.

Дж.Миклетвейт: Но Вы много раз критиковали Европу, почему бы сейчас…

В.Путин: Да, я критиковал, но повторяю ещё раз: мы держим 40 процентов наших золотовалютных резервов в евро, и мы не заинтересованы в развале зоны евро. Хотя я не исключаю, что могут быть приняты какие–то решения, которые консолидируют группу стран, равную по развитию экономики, и тем самым, на мой взгляд, это приведёт только к укреплению евро.

Но могут быть какие–то и другие промежуточные решения с целью сохранения в зоне евро имеющегося количества членов сегодня. Это не наша задача, но мы всегда очень внимательно следим и желаем успехов нашим европейским партнёрам.

То, что Вы говорили о критике, я критиковал внешнюю политику, но это совсем не значит, что мы должны со всем соглашаться. Мы действительно многие вещи критикуем, мы считаем, что наши партнёры совершают немало ошибок (наверное, мы тоже, никто не гарантирован от ошибок), но что касается экономики, повторяю ещё раз, на мой взгляд, и Еврокомиссия, и ведущие экономики Европы действуют очень прагматично и находятся на правильном пути.

Дж.Миклетвейт: Можем к российской экономике вернуться? Может быть, начнём с обменного курса рубля? Я знаю, что Вы скажете, что это прерогатива Центрального банка и устанавливается курс рынком, но 19 июля, когда за доллар давали 62,8 рубля, Вы сказали, что рубль слишком крепок. Вы раскритиковали эту тенденцию. Сейчас 65 рублей дают. Достаточно ли он ослаб, чтобы Вы были довольны, или надо дальше?

В.Путин: Я не раскритиковал позицию Центрального банка. Я действительно всегда считал и считаю, что Центральный банк должен действовать самостоятельно. На самом деле он так и действует, можете мне поверить. Я не вмешиваюсь в решения Центрального банка и не даю директивных указаний правлению Центрального банка либо председателю Центрального банка.

Центральный банк смотрит на то, что происходит в экономике, и, разумеется, я в контакте и с членами правления, и с председателем Центрального банка, но я никогда не даю директивных указаний. Если я говорил о том, что рубль слишком окреп, то я не говорил, что позиция Центрального банка неправильная. Я говорил о том, что это накладывает дополнительную нагрузку на экспортно ориентированные отрасли экономики. А то, что это так, мы с вами хорошо понимаем, когда рубль послабее, легче продавать, здесь производить за дешёвый рубль, а продавать за дорогой доллар и получать большую выручку в долларах, а потом менять на рубли и потом получать больший доход. Поэтому это элементарные вещи.

Но если говорить о фундаментальных вещах, то вопрос регулирования курса действительно относится к функции главного регулятора, а именно, к функции Центрального банка. И здесь он должен думать, конечно, о том, как экономика, как промышленность реагируют, но он должен думать и о своих фундаментальных задачах, чтобы обеспечить стабильность курса.

Главный вопрос в стабильности курса, а это так или иначе Центральному банку при всех нюансах всё–таки удаётся. И это удалось в конце концов сделать, после того как Центральный банк перешёл к плавающему курсу национальной валюты.

Центральный банк должен учитывать и другие вещи: стабильность банковской системы страны, должен смотреть на то, как увеличивается либо сокращается денежная масса в экономике, как это влияет на инфляцию. Там очень много составляющих, о которых должен подумать Центральный банк, и лучше не трогать его компетенции.

Дж.Миклетвейт: А Вы хотели бы, чтобы рубль всё–таки ещё немножко ослаб? Это помогло бы российской экономике? Вот лично Вы? Я знаю, что это не Ваша зона ответственности, но Вы прокомментировали. А сейчас Ваша позиция какая?

В.Путин: Вы знаете, моя позиция заключается в том, что курс должен соответствовать уровню развития экономики. Потому что это всегда баланс, баланс интересов, и в нём должен отражаться этот баланс. Баланс между теми, кто продаёт что–то за границу, и им выгоден слабый курс, и баланс между интересами тех, кто покупает, а им нужно, чтобы курс был повыше.

Баланс между производителями внутри страны, скажем, сельхозпроизводителями, – это их интерес. А у нас так или иначе с селом связано 40 миллионов российских граждан. Это очень важная вещь! Но также нужно не забывать про интересы просто покупателей, которым нужно, чтобы цены в магазинах были чуть-чуть пониже.

Поэтому, повторяю, курс не должен ориентироваться на интересы конкретной группы либо одной-двух групп, он должен соответствовать фундаментальным интересам развития самой экономики.

Дж.Миклетвейт: Больше Вы не жалуетесь, больше Вы не выражаете недовольства, я могу так судить?

В.Путин: Я и не выражал недовольства, и не жаловался. Я просто отмечал, что для одной из групп, а именно экспортёров, выгодней было бы иметь более слабый рубль.

Дж.Миклетвейт: Что касается резервов. Вы сказали, что было 500 миллиардов долларов, сейчас – 400. Конечно, лучше, чем в начале кризиса. Вы хотите вновь нарастить до 500 миллиардов долларов. Как Вы думаете, реалистично на такие показатели ориентироваться и когда Центробанку надо начать покупать доллары, чтобы ресурсы нарастить, и нужно ли вообще?

В.Путин: Центробанк и так постоянно покупает, покупает-продаёт – это его работа. За последние полгода, по–моему, золотовалютные резервы Центрального банка выросли на 14 процентов.

Дж.Миклетвейт: Немножко вернулись к прошлому уровню, но они так же не продолжают систематически покупать доллары, как раньше.

В.Путин: Знаете, мы знаем с Вами о необходимом уровне запасов Центрального банка, а цель нам тоже с Вами хорошо известна, но для широкой публики мы можем с Вами сказать. Цель золотовалютных резервов Центрального банка не в том, чтобы финансировать экономику, а в том, чтобы обеспечивать внешнеторговый оборот. Для этого нужно, чтобы этот уровень был бы способен обеспечить внешнеторговый оборот для такой экономики, как Россия, как минимум на три месяца. Но у нас уровень такой, что он может обеспечить наш товарооборот, если всё прекратит работать, только за счёт золотовалютных резервов как минимум полгода, а то и больше, поэтому это более чем достаточно.

Поэтому с точки зрения обеспечения стабильности экономики и внешнеторгового оборота у нас сегодня абсолютно достаточный уровень золотовалютных резервов. А всё другое – покупка и продажа валюты – связаны с регулированием внутреннего валютного рынка. А как на это будет реагировать Центральный банк и приведёт ли это к росту ЗВР – пока трудно сказать. Давайте не будем забывать, что у нас ещё два резервных фонда Правительства: собственно Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, а это, то и другое вместе, – 100 миллиардов долларов.

Дж.Миклетвейт: Могу спросить Вас о цене на нефть, Ваша любимая тема. Два года назад Вы говорили, когда цена на нефть упала до 80 долларов, что если это произойдёт, то добыча нефти схлопнется. Цена всё ещё ниже 50 долларов, и добыча не прекратилась. Изменился ли Ваш подход к этому вопросу?

В.Путин: Если я говорил, что добыча нефти прекратится, то я ошибался. Правда, не помню, где я это сказал, видимо, сгоряча, но, по–моему, я даже такого и не говорил, но может быть, не помню этого. Я говорил о том, что при определённом уровне цены на нефть новые месторождения вряд ли будут вводиться. Собственно говоря, так и происходит. Но, может быть, даже на удивление наши нефтяники и газовики (нефтяники главным образом) продолжают инвестировать.

За последний год нефтяники проинвестировали полтора триллиона рублей, а если учитывать ещё инвестиции государства в развитие трубопроводного транспорта и в электроэнергетику, то у нас общие инвестиции в энергетику получились 3,5 триллиона рублей за прошлый год. Это очень существенно.

У нас растёт добыча нефти, производство электроэнергии. У нас немножко сократилась, по–моему, на один процент… Кстати говоря, по экспорту газа мы занимаем лидирующее место в мире – 20 процентов мирового рынка. По экспорту жидких углеводородов мы тоже заняли лидирующую позицию, заняли первое место.

У нас, несмотря на то что мы сохраняем первое место по экспорту газа, немножко сократилась внутренняя добыча, но связано это с тем, что увеличился объём гидрогенерации для электроэнергетики, и поэтому потребность в газе на тепловых электростанциях несколько упала. Это результат реструктуризации ситуации на внутреннем энергетическом рынке. Но в целом «Газпром» в отличной форме и наращивает экспорт в страны своих традиционных партнёров.

Дж.Миклетвейт: Вы будете говорить с наследным принцем Саудовской Аравии Сальманом на «двадцатке». Будете ли Вы дальше поддерживать заморозку добычи нефти, если саудовцы захотят сделать это?

В.Путин: Господин Сальман, насколько мне известно, является заместителем наследного принца, но это уже детали. Он очень энергичный государственный деятель, у нас с ним действительно сложились очень добрые отношения. Это человек, который знает, чего он хочет, и умеет добиваться своих целей. Но в то же время я считаю его очень надёжным партнёром, с которым можно договариваться и можно быть уверенным в том, что договорённости с ним будут исполнены.

Но ведь это не мы отказались от замораживания объёмов добычи, это наши саудовские партнёры в последний момент изменили свою точку зрения и решили сделать паузу в принятии этого решения. Но хочу повторить нашу позицию, она не изменилась. Если мы с принцем Сальманом будем говорить на этот счёт, я, конечно, нашу позицию воспроизведу снова: мы считаем, что это для мировой энергетики правильное решение – первое.

Второе. Всем хорошо известно, о чём спор шёл: спор шёл о том, что если замораживать добычу, то это должны сделать все, в том числе и Иран. Но ведь мы понимаем, что Иран начинает с очень низкой позиции, связанной с известными санкциями в отношении этой страны, а было бы несправедливо оставлять его на этом санкционном уровне. Думаю, что на самом деле с точки зрения экономической целесообразности и логики было бы правильно найти какой–то компромисс, уверен, что все это понимают.

Вопрос лежит не в экономической, а в политической плоскости. Мне очень хотелось бы надеяться, что все участники этого рынка, заинтересованные в сохранении стабильной и справедливой мировой цены на энергоносители, всё–таки в конце концов примут необходимое решение.

Дж.Миклетвейт: То есть Вы бы поддержали заморозку добычи нефти, позволив Ирану несколько компенсировать свои позиции?

В.Путин: Да.

Дж.Миклетвейт: Вернёмся немножко назад. Цена на нефть, многие разные факторы, тем не менее ваш бюджет сейчас находится в периоде дефицита, необходимо повышать выплаты пенсионерам, в какой–то момент придётся занимать деньги. Будете ли вы обращаться на внутренний рынок либо вы будете обращаться на внешний рынок для того, чтобы заимствовать ресурсы?

В.Путин: Пока такой необходимости нет. У нас нет необходимости заимствования на внешнем рынке, хотя как такой традиционный инструмент – инструмент в мировых финансовых отношениях – мы применяем всегда и сейчас применяли, и у нас были размещения, и желающих приобрести наши финансовые инструменты достаточно, у нас просто нет такой необходимости сегодня. При наличии таких резервных фондов Правительства – в 100 миллиардов долларов – это просто для нас бессмысленно, имея в виду стоимость заимствований. Здесь всегда нужно внимательно смотреть. Кстати говоря, и заимствования тоже возможны, надо только понимать, что выгоднее на данный момент времени. Это первое.

Второе – что касается дефицита. В прошлом году дефицит федерального бюджета был 2,6 процента. Это, согласитесь, достаточно приемлемая величина. В этом году мы ожидаем, что он будет чуть побольше, где–то в районе трёх процентов, может, три с небольшим. Это тоже абсолютно приемлемая величина. Но мы идём по какому пути? По пути оптимизации бюджетных расходов. Мы в этих не простых для нас условиях, на мой взгляд, прагматично очень подходим к решению экономических, социальных вопросов, мы решаем основные задачи социального характера, выполняем обещания перед населением.

Сейчас только Правительство объявило о том, что мы проиндексировали пенсии на четыре процента, но второе полугодие не индексировали, зато в начале следующего года сделаем единовременную выплату в размере пяти тысяч рублей для каждого пенсионера, которая, в общем–то, сопоставима с компенсацией. Мы действуем очень прагматично и очень осторожно. Мы сокращаем расходы по тем позициям, которые не считаем первоочередными, и не собираемся бездумно раскидывать наши резервы и бездумно жечь их в угоду каким–то политическим амбициям. Мы будем действовать очень осторожно.

Надеюсь, что нам особенно и не потребуется, у нас не будет нужды, во всяком случае, обращаться за внешним финансированием. Ведь у нас, обратите внимание, упал [торговый баланс], но всё–таки сохраняется положительное сальдо. У нас сейчас, по–моему, за первое полугодие 45 миллиардов долларов положительное сальдо торгового баланса.

Инфляция сократилась год к году в разы. В разы просто сократилась! У нас была, если год к году смотреть, где–то под 10, что ли, процентов уже, если смотреть август к августу, а сейчас – 3 с небольшим процента. Безработица сохраняется на достаточно приемлемом уровне – 5,7 процента. У нас макроэкономические показатели стабильны. И это даёт мне основания полагать, надеяться на то, что мы спокойно, уверенно будем проходить этот непростой период в нашей экономике, которая, безусловно, уже адаптировалась к современным условиям.

Дж.Миклетвейт: Хотел бы опять задать вопрос о приватизации и нефти. Приватизация «Башнефти», Вы отложили приватизацию? Как мы сообщали, Игорь Сечин из «Роснефти» предложил купить за 5 миллиардов долларов половину «Башнефти», но Вы всегда говорили, что не хотите, чтобы крупные государственные компании приобретали новые приватизируемые компании. То есть Вы не разрешите этому случиться?

В.Путин: Знаете, Вы сейчас сказали о государственных компаниях. «Роснефть», строго говоря, не является государственной компанией. Давайте не будем забывать, что часть принадлежит компании BP, кстати говоря, британской компании, Вы же – поданный Британии, правда? То есть Вы, по сути дела, в известной степени тоже являетесь….

Дж.Миклетвейт: Но, вероятно, у Вас больше контроля за «Роснефтью», чем у Терезы Мэй над BP.

В.Путин: Да, может быть, у нас и больше контроля, но, строго говоря, это не государственная компания. Я вот о чём хотел сказать, и думаю, что это очевидный факт: 19,7 процента принадлежит иностранному инвестору. Тем не менее, имея в виду, что контрольный пакет находится у государства, наверное, это всё–таки не лучший вариант, когда одна компания, подконтрольная государству, приобретает другую, чисто государственную компанию. Это одна позиция.

А вторая заключается в том, что в конечном–то итоге для бюджета важно, кто даст больше денег при торгах, которые должны быть организованы в ходе приватизационного процесса. И в этом смысле мы не можем дискриминировать участников рынка, ни одного из них, но пока это не актуально, поскольку Правительство приняло решение приватизацию «Башнефти» отложить.

Дж.Миклетвейт: И опять–таки вопрос приватизации. Вы говорили в 2012 году, что хотите наращивать обороты приватизации, однако время было не самым лучшим. Почему не всё сработало? Почему Российскому государству необходимо, чтобы ему принадлежало 50 процентов таких компаний, может быть, нужно больше продавать?

В.Путин: Российскому государству нет необходимости держать такие крупные пакеты, и мы намерены обязательно реализовать наши планы. Вопрос не в том, хотим мы этого или не хотим, вопрос в том, целесообразно или нет и в какой момент. В целом это целесообразно хотя бы с одной точки зрения – с точки зрения структурных изменений в самой экономике. Государства, действительно, слишком много, может быть, сегодня в экономике России, но делать это на падающем рынке даже с точки зрения фискальных интересов не всегда целесообразно. Поэтому мы подходим аккуратно, но наш тренд с точки зрения приватизационных процессов и постепенного ухода государства из определённых активов остаётся неизменным.

Кстати говоря, Вы упомянули компанию «Роснефть». Мы сейчас активно занимаемся подготовкой приватизации части пакета самой «Роснефти». Это лучшее подтверждение того, что мы своих кардинальных планов не поменяли. Или, например, одна из крупнейших российских компаний в мире по добыче алмазов. Мы приватизируем часть этого пакета.

Дж.Миклетвейт: «АЛРОСА»?

В.Путин: «АЛРОСА». Также мы действуем и по другим направлениям, поэтому мы принципиально своей позиции не меняем. Просто это не тот случай, когда мы должны, как у нас говорят, суетиться, то есть проявлять какую–то нервную реакцию: мы должны немедленно и любой ценой. Нет, любой ценой мы делать не будем. Мы будем делать с максимальным эффектом для Российского государства, российской экономики.

Дж.Миклетвейт: То есть вы планируете продать акции «Роснефти» в этом году?

В.Путин: Мы готовимся к этой сделке в этом году. Не знаю, сможет ли Правительство подготовиться, реализовать эту сделку вместе с менеджментом самой «Роснефти», найдут ли соответствующих стратегических инвесторов. Мне кажется, речь должна идти именно о таких инвесторах. Но мы готовимся и планируем сделать это именно в текущем году.

Дж.Миклетвейт: И что касается этой доли, 50 процентов… Российскому государству принадлежало менее 50 процентов в этих компаниях?

В.Путин: Мы здесь не видим ничего страшного. Вы знаете, я помню, у нас была одна из компаний, сейчас не буду называть её, но когда в неё вошли на 50 процентов иностранные акционеры, иностранные инвесторы, их взнос в федеральный бюджет и налоговые платежи увеличились в несколько раз сразу, а эффективность компании нисколько не ухудшилась. Поэтому, с точки зрения интересов государства, конечных интересов государства, с точки зрения фискальных интересов мы имеем положительный опыт, скорее всего, а не отрицательный.

Дж.Миклетвейт: Можно я на Вас немного надавлю?Я смотрел на Вас все эти годы. Вы очень решительно и агрессивно действовали в проведении внешней политики. Все согласятся с этим. С точки зрения экономики…

В.Путин: Я не соглашусь с Вами. Я действовал решительно, но не агрессивно.

Дж.Миклетвейт: Да, скорее решительно.

В.Путин: Действовал в соответствии с складывающимися обстоятельствами.

Дж.Миклетвейт: Но с точки зрения экономики, напротив, Вы действовали менее решительно, с точки зрения продвижения реформ. Есть такие страны, как Китай, Вьетнам. Вы знаете, они существенным образом изменили свою экономику. А Россия по–прежнему зависит от нефти, от небольшого количества компаний, всё ещё управляемых одними и теми же людьми. Не думаете ли Вы, что Вы не провели достаточное количество реформ в этой связи?

В.Путин: Нет, я так не думаю. Более того, смотрите, мы провели земельную реформу, у нас в России трудно было себе представить, что это когда–нибудь будет возможно. Обратите внимание, в отличие от многих государств мира с достаточно развитой рыночной экономикой у нас, скажем, нефтяной сектор почти полностью приватизирован. Вы назвали компании «Роснефть» и «Башнефть», все остальные – частные компании. И смотрите, что в Саудовской Аравии происходит в этом секторе, в Мексике, во многих других нефтедобывающих странах.

Почему Вы считаете, что Россия меньше продвинулась в направлении этих реформ?

Другое дело, что при высокой цене на нефть очень трудно переориентировать участников экономической деятельности от тех отраслей, где они получают большие доходы, и побудить их вкладывать деньги, ресурсы в другие отрасли.

Для этого нужно осуществлять целый набор мер, вот мы их и делаем постепенно. К сожалению, может быть, эффект не такой большой, как нам бы хотелось, сейчас я закончу, секундочку, наберитесь терпения, но всё–таки результат тоже есть.

Смотрите, в позапрошлом году от доходов от нефти и газа бюджет получал 53 процента, в позапрошлом году, в 2014-м; в 2015-м, – 43, а в этом году будет 36 примерно. Так что всё–таки и структурные изменения тоже происходят. Дело не только в цене, дело и в росте экономик, в росте отдельных отраслей производства. Мы, допустим, сейчас наблюдаем рост промышленного производства в целом по стране – 0,3 процента, небольшой, но всё–таки есть. А, скажем, на Дальнем Востоке, где мы с Вами находимся, рост промышленного производства, именно промышленного, – 5,4 процента.

Дж.Миклетвейт: Хотел бы привести Вам пример. Недавно прошли перестановки в политической среде, в Администрации, но посмотрим сейчас на такие компании, как, например, «Газпром». Только что проверил, что в долларовом выражении «Газпром» теперь стоит всего лишь 15 процентов того, что он стоил десять лет назад, и из крупнейших десяти компаний теперь занимает 188-е место в мире. Алексей Миллер управляет компанией уже 15 лет, Вы продлили его срок ещё на пять лет, то есть я говорю, что Вы не так жёстко подходите к деловикам, которые работают в нефтяном секторе, по сравнению с другими людьми в других секторах. Думаете ли Вы, что это так, и почему Вы с этим миритесь? Вы известны как эффективный управленец.

В.Путин: Послушайте, «Газпром» явно недооценён, это абсолютно очевидный факт. Мы его продавать пока не собираемся, и связано это с особенностями российской экономики, социальной сферы и российской энергетики. Одна из функций «Газпрома» – обеспечить бесперебойное прохождение страны на осенне-зимние максимумы, обеспечить большую энергетику России, и он справляется с этой функцией. Думаю, что оценки «Газпрома» носят сегодня достаточно спекулятивный характер, и нас это абсолютно не беспокоит и не волнует.

Мы знаем, что такое «Газпром», чего он стоит и чего он будет стоить в ближайшие годы, несмотря на, допустим, развитие газа в Соединённых Штатах или где–то в других регионах мира. Трубный газ всегда будет дешевле. И «Газпром» наращивает сейчас экспорт в страны своих традиционных партнёров. В Европу, посмотрите отчёты «Газпрома», особенно за последние месяцы растут продажи.

Уверен, так и будет в будущем. Почему? Потому что в ближайшее время, несмотря на развитие альтернативной энергетики, всё–таки, если посмотреть на экономическую составляющую и на требования к экологическим стандартам, никакого другого первичного энергетического источника, кроме газа, в мире нет. Кроме что атомной энергетики. Но здесь тоже очень много проблем и противников атомной энергетики. У газа нет таких противников. Но есть страна, которая, безусловно, является лидером по запасам газа. Это наша страна, Российская Федерация. И «Газпром» исполняет все функции, которые на них, на менеджмент возложены.

Есть, конечно, и вопросы, есть и проблемы. Мы их видим. Знаю, что менеджмент «Газпрома» предпринимает необходимые шаги для того, чтобы эти проблемы решать, борется за свои интересы на мировых рынках. Хорошо он это делает, плохо – это другой вопрос. Многие его критикуют, говорят, что нужно было бы вести себя более гибко, надо было бы перейти на плавающие цены в зависимости от текущей ситуации в экономике.

Но газовый бизнес очень специфический. Это даже не торговля нефтью. Это отдельный бизнес, который связан с большими инвестициями в добычу и транспортировку, и,значит, добывающие структуры должны быть уверены, что они реализуют и по определённой цене.

Можно, конечно, договариваться с партнёрами о каких–то плавающих рамках в зависимости от каких–то условий. Думаю, что это тоже может быть предметом переговоров, но, если, скажем, наши европейские партнеры хотят обеспечить свою конкурентоспособность на мировых рынках, они сами, в конечном итоге, должны быть заинтересованы в долгосрочных контрактах с «Газпромом».

Смотрите, когда цены были высокими, сколько было претензий к «Газпрому» о том, что нужно что–то сделать для того, чтобы верхнюю планку цены немножко понизить. Сейчас цены на нефть упали, а цена на газ привязана к нефти, и никто не поднимает почему–то вопрос о том, что нужно поднять цены на газ, всех это устраивает. Значит, есть естественные противоречия между продавцом и покупателем. Но есть и какие–то рамки, в которых они могут договариваться для того, чтобы минимизировать свои риски. Но, наверное, они могут об этом поговорить.

Дж.Миклетвейт: Я знаю, что Вы щедрый человек, но представьте себе, что у Вас есть генерал, который потерял бы 50 процентов армии, – вряд ли бы его сохранили на этой позиции. То же самое можно сказать о «Газпроме», потому что «Газпром» справляется даже хуже, чем тот генерал.

В.Путин: Это другой случай. Если говорить о генерале, то в данном случае генерал ничего не потерял, а перевёл в резервы, которые в любой момент могут быть востребованы и использованы.

Дж.Миклетвейт: Итак, на предстоящей «двадцатке», вероятно, Вы в последний раз увидите Барака Обаму. Как Вы знаете, предстоят выборы в Америке – и предстоит выбрать между Дональдом Трампом и Хиллари Клинтон. С кем бы Вы скорее контактировали по ту сторону океана с точки зрения геополитической ситуации – с Дональдом Трампом или Хиллари Клинтон? Есть ли у Вас какие–то соображения на этот счёт?

В.Путин: Мне бы хотелось иметь дело с человеком, который может принимать ответственные решения и исполняет достигнутые договорённости. Фамилии совершенно не имеют значения. И конечно, нужно, чтобы этот человек пользовался доверием американского народа, тогда у него будет не просто желание, но и подкреплённая политическая воля для того, чтобы исполнять все эти договорённости.

Поэтому мы никогда не вмешивались, не вмешиваемся и не собираемся вмешиваться во внутриполитические процессы, будем внимательно смотреть за тем, что происходит, и ждать результатов выборов, а потом готовы работать с любой администрацией, если она сама этого хочет.

Дж.Миклетвейт: Немножко надавлю. В 2011 году Вы обвиняли Хиллари Клинтон в том, что она пыталась подогреть протесты, которые разгорелись в России в тот момент. Дональд Трамп много говорил о Вас в 2007 году, он говорил, что «Путин прекрасно справляется»; в 2011 году он хвалил Вас; в следующем году он сказал, что Вы его новый друг, лучший друг; потом сказал, что Вы опережаете Америку ,– много таких примеров. Если будет выбор между женщиной, которая, вероятно, пытается избавиться от Вас, и мужчиной, который так хорошо о Вас думает, с чрезвычайной симпатией, – Вы могли бы принять решение, потому что один из таких выборов, который Вы сделаете, будет более благоприятным.

В.Путин: Вы знаете, я уже, по сути, ответил на Ваш вопрос, а ещё раз могу его переформулировать, другими словами сказать: мы готовы работать с любым Президентом, но, конечно, – я тоже об этом сказал – настолько, насколько готова будет будущая администрация. И, если кто–то говорит, что он хочет работать с Россией, мы приветствуем это. А если кто–то, как Вы выразились (может быть, неточный перевод), хочет от нас избавиться, это совершенно другой подход. Но мы и это переживём: здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе.

Вы понимаете, в чём дело, я уже неоднократно видел, что антироссийские карты разыгрываются в ходе внутриполитических кампаний в Штатах. Я считаю, что это очень недальновидный подход.

В то же время нам присылают всякие сигналы со всех сторон, что на самом деле всё хорошо. И в прежних администрациях так было в ходе предвыборных кампаний, что мы там всё восстановим потом. Но, Вы знаете, мне кажется, что это не отвечает тому уровню ответственности, которая лежит на плечах Соединённых Штатов. Мне представляется, что всё это должно быть более солидно, спокойно, более уравновешенно.

По поводу того, что нас кто–то критикует. Вы знаете, и со стороны команды господина Трампа тоже раздаются критические высказывания в наш адрес. Например, один из участников или членов его команды сказал, что якобы Россия платила семье Клинтон через какие–то фонды и что на самом деле мы руководим семьёй Клинтон. Ерунда полная. Я даже не знаю, где там Билл выступал, через какие фонды. Это просто и одной, и второй стороной используется в качестве инструмента внутриполитической борьбы, что, на мой взгляд, плохо. Но, разумеется, когда кто–то говорит о том, что он хочет работать с Россией, мы это приветствуем – и вне зависимости от того, как фамилия этого человека.

Дж.Миклетвейт: Еще одно обвинение, которое часто звучит, что люди, которые поддерживаются Россией, взломали базу данных Демократической партии. Но, наверное, это совсем неправда?

В.Путин: Я об этом ничего не знаю. Вы знаете, столько много хакеров сегодня, причём они действуют настолько филигранно, настолько тонко, могут показать в нужном месте и в нужное время свой след – или даже не свой след, а закамуфлировать свою деятельность под деятельность каких–то других хакеров из других территорий, из других стран. Это абсолютно труднопроверяемая вещь, если вообще возможно её проверить. Во всяком случае на государственном уровне мы этим точно не занимаемся.

А потом, разве это важно, кто взломал эти какие–то данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон? Разве это важно? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле. Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими–то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал.

Но хочу Вам ещё раз сказать, мне об этом точно совершенно ничего не известно и на государственном уровне Россия никогда этим не занимается. Я, честно говоря, даже не мог себе представить, если сказать Вам откровенно, что информация подобного рода может представить интерес для американской общественности, что, оказывается, предвыборный штаб одного из кандидатов, в данном случае госпожи Клинтон, работал на неё, а не равномерно на всех кандидатов Демократической партии. Да мне просто в голову не приходило, что это может быть для кого–то интересно. Поэтому даже с этой точки зрения мы никак туда официально не могли залезть. Для этого, понимаете, нужно чувствовать нерв и особенности внутриполитической жизни Соединённых Штатов. Не уверен, что даже наши специалисты в МИДе чувствуют это должным образом.

Дж.Миклетвейт: Сейчас такое время, когда надо

признаться честно, Америка пытается Россию взламывать и наоборот, Китай пытается взломать и Америку, и Россию – все друг друга взламывают, пытаются взломать.

И «двадцатка», например, попытается выработать свод правил для того, чтобы как–то упорядочить внешнюю политику. Или, может быть, нам надо признать, что это имеет место и это будет просто новая реальность?

В.Путин: Мне думается, что лучше бы «двадцатке» в это не вмешиваться, для этого есть другие площадки. «Двадцатка» всё–таки собиралась как площадка для обсуждения, прежде всего, вопросов мировой экономики.

Конечно, политика влияет на экономические процессы, это очевидный факт, но если мы туда переложим какие–то склоки или даже не склоки, а вопросы очень важные, но относящиеся к чисто мировой политике, то мы перегрузим повестку дня «двадцатки» и вместо того, чтобы заниматься вопросами финансов, вопросами структурных изменений экономики, вопросами ухода от налогообложения и так далее, – вместо этого будем бесконечно спорить по проблемам Сирии или по каким–то другим мировым проблемам, их достаточно много, по ближневосточной проблеме начнём дискутировать… Для этого лучше находить другие площадки, другие форумы, их достаточно: ООН, например; Совет Безопасности.

Дж.Миклетвейт: По Трампу последний вопрос. Кто–то говорит, что он слишком переменчив, чтобы быть Президентом США. А Вы рады были бы, чтобы он стал Президентом? Или всё–таки Клинтон, например, предпочтительнее?

В.Путин: Мы не можем отвечать за американский народ. Ведь при всём эпатаже одного и, кстати говоря, другого кандидата (они же оба занимаются эпатажем, только каждый по–своему) они же умные люди, очень умные люди, и они понимают, на какие точки нужно немножко поднажать, чтобы их поняли, почувствовали и услышали избиратели в самих Соединённых Штатах.

Трамп делает упор на традиционный республиканский электорат, на среднего человека со средним достатком, на рабочий класс, на определённую группу предпринимателей, на людей, которые придерживаются традиционных ценностей.

Госпожа Клинтон – на другую часть электората, тоже на неё пытается воздействовать своими способами, поэтому они друг на друга нападают и в некоторых случаях, я бы не хотел, чтобы мы брали с них пример, как они это делают. Думаю, это не самый лучший пример, который они подают. Но такова политическая культура в Соединённых Штатах, это просто нужно принять как есть. Америка – великая страна, и она заслужила того, чтобы никто не вмешивался и извне не комментировал.

Отвечая на Ваш вопрос в третий раз, могу сказать, что мы будем работать с любой администрацией, с любым Президентом, которому окажет доверие американский народ – если, конечно, он сам будет хотеть сотрудничать с Россией.

Дж.Миклетвейт: Про другую страну спрошу. Вы на «двадцатке» встретитесь с Терезой Мэй, это другой человек. Британия скоро, возможно, будет в той же ситуации, как и Россия. Она – часть Европы, но скоро она не будет частью Европейского союза, скорее всего. Вы будете с ними вести переговоры о зоне свободной торговли?

В.Путин: Чтобы закончить предыдущий вопрос. Вы всё–таки много лет в журналистике работаете, Вы очень информированный человек и понимаете все угрозы, связанные с обострением международной обстановки, правда? Особенно между крупнейшими мировыми ядерными державами. Мы же все это понимаем.

Вы меня, конечно, спрашиваете: это – интервью, которое Вы у меня берёте, а не наоборот. Но всё–таки я позволю Вас спросить: Вы хотите обострения на уровне Карибского кризиса?

Дж.Миклетвейт: Никто не хочет.

В.Путин: Конечно, нет, никто не хочет.

Дж.Миклетвейт: Именно поэтому я спросил о Трампе, потому что он более непредсказуемым кажется, чем Хиллари Клинтон.

В.Путин И Вы наверняка бы тоже хотели, чтобы у России складывались добрые отношения и с Великобританией, и с Соединёнными Штатами, правда? И я этого хочу. Если кто–то в Америке, в Соединённых Штатах говорит: «Я хочу наладить хорошие партнёрские отношения с Россией», – значит, мы с Вами это должны поприветствовать: и Вы, и я, такие, как я, и такие, как Вы. А что там на самом деле как будет проходить после выборов, мы пока не знаем. Именно поэтому я говорю, что мы будем работать с любым Президентом, которого назовёт в качестве такого народ Америки.

Что касается Великобритании. У нас запланирована встреча с Премьер-министром в Китае, на полях «двадцатки». Мы разговаривали по телефону. К сожалению, не самым лучшим образом складывались отношения между Россией и Великобританией в последнее время, но не по нашей вине. Не мы сворачивали отношения с Великобританией – это Великобритания решила заморозить по многим направлениям наши взаимные контакты. Если британская сторона считает, что необходимость диалога есть по некоторым направлениям, то мы готовы, мы не собираемся здесь как–то надувать губы, обижаться на кого–то. Мы очень прагматично подходим к сотрудничеству с нашими партнёрами, считаем, что это полезно было бы между двумя странами.

Вот мы говорили о нашей крупнейшей нефтяной компании «Роснефть», и уже я вначале вспомнил, что почти 20 процентов (19,7) принадлежит BP. А это чья компания? «Бритиш петролеум», правда? Наверное, уже неплохо. Должен вам сказать, что капитализация «Бритиш петролеум» в значительной степени связана и с тем, что она владеет 19 процентами с лишним «Роснефти», которая располагает огромными запасами в России и за рубежом. Это же отражается на устойчивости компании.

Вот BP попала в сложное положение после известных печальных событий в Мексиканском заливе. Мы всё делали для того, чтобы её поддержать. Разве Британия в этом не заинтересована? Думаю, что заинтересована – так же и по другим направлениям.

Сейчас мы отмечаем юбилей Северных конвоев, Вы знаете об этом, да? Мы реально, это не для красного словца я говорю, относимся к участникам Северных конвоев как к героям. Они и были такими на самом деле. Мы знаем, в каких условиях они воевали – в тяжелейших. Они каждый раз шли на смерть ради общей победы, и мы это помним.

Дж.Миклетвейт: Возможно, Британия сейчас, когда она выходит из Европейского союза, будет более расположена к достижению соглашения с Россией?

В.Путин: Британия выходит и вышла уже фактически из Европейского союза, но она не вышла из особых отношений с Соединёнными Штатами – и, думаю, то, что касается отношений с Россией, зависит не от её присутствия либо отсутствия в Европейском союзе, а зависит от её особых отношений со Штатами. Если она будет проводить более независимую внешнюю политику, то тогда, наверное, можно будет сделать это. А если Британия будет руководствоваться союзническими обязательствами и будет считать, что это представляет больший национальный интерес, чем сотрудничество с Россией, тогда пусть будет так.

Это же не наш выбор в конечном счёте, это выбор наших британских партнёров, выбор приоритетов. Но так или иначе, конечно, мы понимаем, что в рамках союзнических отношений и особых партнёрских отношений со Штатами Великобритания должна делать поправку в отношениях с Россией на мнение своего главного партнёра – Соединённых Штатов. Мы относимся к этим реалиям как к данности, но, повторяю, как далеко Великобритания готова будет пойти на установление сотрудничества с нами, настолько же и мы готовы будем идти. Это зависит не от нас.

Дж.Миклетвейт: Последний вопрос по «двадцатке» – Эрдоган. Когда недавно турецкие танки вошли на территорию Сирии, Вы не протестовали особенно. Почему? Вы считаете, что Турция сейчас перешла ближе к вашим позициям, что всё–таки в какой–то степени Президент Асад останется в будущем, или как? Вы как–то изменили своё отношение к Президенту Эрдогану? Вы говорили, что он ударил вас в спину, когда был сбит российский бомбардировщик. Что–то изменилось в Турции, как Вам кажется, как Вы считаете?

В.Путин: Прежде всего, мы исходим из того, что Турция принесла извинения за инцидент, который произошёл, за гибель наших людей, сделала это прямо, без всяких оговорок, и мы это ценим. Президент Эрдоган пошёл на это, и мы видим явную заинтересованность Президента Турции в полноформатном восстановлении отношений с Россией. У нас много совпадающих интересов и в регионе Чёрного моря, и в глобальном плане, и в регионе Ближнего Востока.

Мы очень рассчитываем на то, что нам удастся наладить конструктивный диалог, у нас много больших проектов в сфере энергетики – тот же самый «Турецкий поток». Думаю, что мы его в конечном итоге реализуем, во всяком случае первую часть, касающуюся расширения транспортных возможностей и увеличения поставок на внутренний турецкий рынок, но с возможностью транспортировки и для европейских партнёров, – если они опять же этого захотят, если Еврокомиссия будет это поддерживать.

У нас очень большой проект по строительству атомной электростанции – по уникальным условиям. Они состоят там из нескольких элементов: мы кредитуем, владеем и эксплуатируем. Эта уникальность даёт нам основания полагать, что это реализуемый проект с учётом тех договорённостей по экономическим параметрам, в основе которых лежит стоимость киловатт-часа электроэнергии, что это будет экономически выгодный проект обеим сторонам.

Но кроме всего прочего, как я уже говорил, у нас есть взаимное стремление прийти к договорённости по проблемам региона, в том числе и по сирийской проблеме. Я как считал, так и продолжаю считать, что извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти.

Когда я слышу, что какой–то президент должен уйти, слышу не внутри страны, а со стороны, то это вызывает у меня большие вопросы. Я уверен просто, и такую уверенность мне придают события последних десяти лет, а именно попытки демократизации в Ираке, попытки демократизации в Ливии, – мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма.

Где в Ливии Вы видите элементы демократии? Может быть, они когда–то возникнут, я очень на это рассчитываю. Или продолжающаяся гражданская война в Ираке – а что там будет вообще с Ираком в целом в будущем? Пока это всё большие вопросы.

То же самое и в Сирии. Когда мы слышим, что Асад должен уйти (почему–то со стороны кто–то так считает), то у меня большой вопрос: а к чему это приведёт? Вообще, соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения и способствовать изменению структуры самого общества – и, набравшись этого терпения и способствуя изменению структуры общества, подождать, пока произойдут естественные изменения внутри.

Да, это не произойдёт с сегодня на завтра, но, может быть, в этом и заключается политическая мудрость – в том, чтобы не суетиться, не забегать вперёд, а постепенно вести дело к структурным изменениям, в данном случае в политической системе общества.

Что касается действий Турции. Мы находимся в контакте с нашими турецкими партнёрами. Всё, что противоречит международному праву, мы считаем недопустимым. Но мы находимся в контакте и на политическом уровне, и на уровне Министерства обороны, Министерства иностранных дел. Уверен, что и на встрече с Президентом Турции господином Эрдоганом в Китае мы тоже будем об этом говорить.

Дж.Миклетвейт: По Сирии. Мы приблизились к соглашению между Россией и США по плану того, что будет с Сирией в итоге. Мне кажется, что там были переговоры, и недавно мы всё–таки небольшой шажок в этом направлении сделали, небольшой прогресс достигнут всё–таки.

В.Путин: Вы знаете, переговоры идут очень тяжело. Одна из кардинальных сложностей заключается в том, что мы настаиваем, и против этого не возражают наши американские партнёры, что так называемая здоровая часть оппозиции должна быть отделена от радикальных группировок и террористических организаций, таких как «Джабхат ан-Нусра».

У нас складывается впечатление, что «Джабхат ан-Нусра» и иже с ней мимикрируют, другими названиями себя уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Они начинают поглощать так называемую здоровую часть оппозиции, и в этом нет ничего хорошего. Кроме всего прочего, это уже не элемент внутренней борьбы – это пришлые боевики, получающие вооружение и амуницию из–за границы. И, по сути, наши американские партнёры с этим согласны, но они не знают, как это сделать.

Тем не менее, несмотря на все эти сложности, мы всё–таки находимся на правильном пути. Должен отметить, что госсекретарь Керри проделал, конечно, колоссальную работу. Я удивляюсь его терпению и настойчивости одновременно. Но всё–таки, на мой взгляд, мы постепенно двигаемся в правильном направлении, и не исключаю того, что в ближайшее время можем уже о чём–то договориться и предъявить мировой общественности наши договорённости. Пока об этом рано говорить, но мне кажется, что мы действуем, как я уже сказал, двигаемся в нужном направлении.

Дж.Миклетвейт: Если мы посмотрим на всё Ваше президентство, Вы можете сказать, что ситуация с Западом всегда характеризовалась нехваткой доверия, там были разные конфликты. Но, если обозревать весь этот период, как Вы думаете, что–то сделали бы Вы по–другому, если бы знали, как всё повернётся?

В.Путин: Нет, я бы ничего не стал делать по–другому. Думаю, что наши партнёры должны были бы сделать многое по–другому. Ведь когда Советский Союз прекратил существование, образовалась новая Россия, мы просто открыли свои объятия для наших партнёров на Западе. Вспомните, чего стоил хотя бы такой жест, как открытие наших систем подслушивания в американском посольстве в Москве. Никто в ответ нам ничего подобного не сделал. Вы что думаете, у ЦРУ нет подслушивающих устройств где–то у нас? Конечно, есть. Больше того, они ещё усилили свою работу по этому направлению.

Мы, например, прекратили полёты нашей стратегической авиации вдоль границ Соединённых Штатов, а Соединённые Штаты – нет. Мы десять лет не летали, а Соединённые Штаты так и не прекратили, так и летали. Зачем? Мы говорили о том, что мы готовы были бы создать какую–то новую систему европейской безопасности с участием Соединённых Штатов. Вместо этого начался процесс расширения НАТО, продвижение его к нашим границам: одна итерация, потом вторая.

Мы говорили о том, что нужно вместе решать вопросы, связанные с системами противоракетной обороны и сохранить или модернизировать Договор о противоракетной деятельности. Соединённые Штаты в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО и развернули активное строительство стратегической системы противоракетной обороны, именно стратегической системы как части своих стратегических ядерных сил, вынесенных на периферию, перешли к строительству позиционных районов в Румынии и затем в Польше.

Тогда, на первом этапе, как Вы помните, делали это со ссылкой на иранскую ядерную угрозу, потом с Ираном подписали договор, в том числе Соединённые Штаты, ратифицировали уже сейчас, никакой угрозы нет, а позиционные районы продолжают строить. Вопрос: против кого? Нам тогда говорили: «Мы не против вас», – а мы отвечали: «Но мы тогда будем совершенствовать наши ударные системы». А нам ответили: «Делайте, чего хотите, мы будем считать, что это не против нас». Мы это и делаем. Сейчас видим, что, когда у нас кое–что начало получаться, наши партнёры забеспокоились, говорят: «Как же так, что ж там происходит?»

Почему был такой ответ в своё время? Да потому что никто не думал, наверное, что мы в состоянии это сделать.

В начале 2000-х годов на фоне полного развала оборонно-промышленного комплекса России, на фоне, прямо скажу, низкой, мягко говоря, боеспособности Вооружённых Сил в голову никому не приходило, что мы в состоянии восстановить боевой потенциал Вооружённых Сил и воссоздать оборонно-промышленный комплекс. У нас же наблюдатели из Соединённых Штатов – Вы знаете об этом, да? – сидели на наших заводах по производству ядерного оружия. Они прямо на заводе сидели, вот такой был уровень доверия. И потом эти шаги – один, второй, третий, четвёртый. Мы же должны как–то на это реагировать. А нам всё время говорят: «Это не ваше дело, это вас не касается, а это не против вас».

Я уже не говорю об очень чувствительном периоде нашей истории – о тяжёлых событиях на Кавказе и в Чеченской Республике. Вы же журналист, Вы знаете, как реагировал политический истеблишмент Запада и пресса. Это что, была поддержка законной российской власти в восстановлении и укреплении государственности? Нет, совсем наоборот, это была поддержка сепаратизма и, по сути дела, терроризма. Потому что никто не хотел слышать, что на стороне боевиков и сепаратистов воюет «Аль-Каида». Нам говорили: «Вы беспокоитесь, а мы только думаем о развитии демократии в вашей стране». Спасибо большое за такую заботу. Тем не менее мы настроены благожелательно, мы понимаем логику политической и геополитической борьбы, мы готовы к сотрудничеству – если готовы к такому сотрудничеству наши партнёры.

Дж.Миклетвейт: Если посмотреть на Запад и суммировать, резюмировать, что они думают, – наверное, по их мнению, корни недоверия в том, что Вы хотите расширить зону влияния России, может быть – не географически, но, по крайней мере, контролировать приграничные страны. Сейчас, конечно, нервозность в основном из–за Прибалтики (Латвия, Эстония, Литва). Вы говорили о доверии. Вы можете сказать что–то, что успокоило бы их на этот счёт?

В.Путин: Послушайте, думаю, что все здравомыслящие люди, которые реально политикой занимаются, понимают, что ссылки на угрозы со стороны России в отношении, скажем, Прибалтики – это полный бред. Мы что, собираемся воевать с НАТО, что ли? В странах НАТО сколько человек проживает – где–то 600 миллионов, да? А в России – 146 миллионов. Да, мы – крупнейшая ядерная держава. Но Вы что, реально предполагаете, что мы собираемся завоевать Прибалтику, используя ядерное оружие, что ли? Что за бред? Это первое, но далеко не самое главное.

Самое главное заключается совершенно в другом. У нас очень богатый политический опыт, который заключается в том, что мы глубоко убеждены в том, что ничего нельзя делать вопреки воле народа. Вопреки воле народа ничего нельзя сделать, а некоторые наши партнёры как будто этого не понимают. Когда вспоминают о Крыме, они стараются не замечать, что воля народа, проживающего в Крыму, где 70 процентов этнических русских, а все остальные говорят на русском языке как на родном, была присоединиться к России. Этого стараются просто не видеть. В одном месте, в Косово, можно волю народа исполнить, а здесь нельзя. Это всё – политические игрища.

Так вот, чтобы успокоить, я Вам могу сказать, что Россия проводила и собирается проводить абсолютно миролюбивую внешнюю политику, направленную на сотрудничество.

Что касается какого–то расширения зоны нашего влияния. Я из Москвы во Владивосток летел 9 часов. Это немножко меньше, чем из Москвы до Нью-Йорка через всю Западную Европу и Атлантический океан. Как Вы думаете, у нас есть необходимость что–то расширять, что ли? Вопрос совершенно не в территориях.

А что касается влияния, то да, мы хотим, чтобы влияние России было более заметным, существенным, но мы вкладываем в это абсолютно мирное и позитивное содержание: влияние экономическое, гуманитарное, влияние, связанное с развитием равноправного сотрудничества с нашими соседями – вот на что мы нацеливаем нашу внешнюю политику и, кстати говоря, и внешнеэкономическую деятельность, в этом может никто не сомневаться.

Дж.Миклетвейт: Пример приведу. Вы говорили о Крыме, упомянули, что там произошло, Вы дали какие–то гарантии, успокоили, Вы говорили о 2014 годе. Наш корреспондент в это время спрашивал Вас несколько раз (по–моему, три раза), что же происходит в Крыму и знаете ли Вы что–нибудь о российских войсках в Крыму, которые там занимают правительственные здания? Вы сказали, что ничего не знаете, а потом через год Вы говорили, что Вы руководили операцией по приведению под контроль Крыма. Что–то можете прокомментировать на сей счёт?

В.Путин: Конечно. Я уже много раз комментировал эти вещи. Здесь нет ничего проще, я уже об этом говорил. Да, наши военнослужащие обеспечили безопасное проведение голосования и референдума. Если бы мы этого не сделали, мы столкнулись бы с трагедией худшей, чем сожжение заживо людей в Доме профсоюзов в Одессе, когда националисты окружили людей беззащитных и безоружных и заживо их сожгли. В Крыму это бы носило массовый характер. Мы этого сделать не позволили. А то, что люди сами пришли на избирательные участки и проголосовали ,– это факт, под дулом автомата никто бы не пошёл на избирательные участки.

Это настолько очевидно, что спорить с этим невозможно, поезжайте сами в Крым сейчас, погуляйте там – и Вам всё станет ясно. Вот и всё. Поэтому, да, наши военные были в Крыму, мы даже не превысили численного состава нашей группировки, которая находилась там в рамках соответствующего договора с Украиной.

Но самое главное совершенно в другом: самое главное, что за этот референдум, а потом и за независимость проголосовал парламент Крыма, избранный за два года до голосования по украинскому закону, то есть это абсолютно легитимный представительный орган власти людей, проживающих в Крыму. Это первая позиция, а вторая – международно-правовая составляющая. В ходе решения вопроса по Косово Международный суд ООН принял решение, и все западные партнёры аплодировали этому решению, а решение заключается в том, что при определении вопроса по независимости решения центральных властей той или иной страны не требуется. Вот и всё. Так что мы действовали в полном соответствии с международным правом, с Уставом Организации Объединённых Наций и на основе демократических принципов, а это прежде всего не что иное, как волеизъявление людей.

Дж.Миклетвейт: Последние несколько вопросов по наследию и достижениям. Вы решили – участвовать ли в 2018 году в президентских выборах или нет?

В.Путин: Сейчас мы стоим перед парламентскими выборами. Нужно пройти эти выборы, посмотреть на результат. И даже после этого ещё впереди у нас будет почти два года. Поэтому говорить об этом абсолютно преждевременно. Знаете, в современном быстро меняющемся мире говорить об этом просто вредно. Нужно работать, нужно добиваться того, чтобы были реализованы планы и задачи, которые мы перед собой ставили, нужно добиваться повышения жизненного уровня людей, развития экономики, социальной сферы, повышения обороноспособности страны. В зависимости от решения этих задач будем потом смотреть, как организовывать кампанию президентских выборов в 2018 году и кто должен принять в ней участие. Я пока ничего для себя не решил.

Дж.Миклетвейт: Думаете ли, что сейчас проще управлять Россией или, наоборот, сложнее?

В.Путин: Проще, чем когда: при Иване Грозном, или при Николае II, или при Брежневе, Хрущёве, Сталине?

Дж.Миклетвейт: В Ваше время.

В.Путин: Думаю, что сложнее, потому что всё–таки – при всей критике со стороны прежде всего наших западных партнёров – у нас развиваются процессы внутренней демократии. У нас, скажем, на этих выборах на порядок больше будут участие принимать партии, чем в предыдущие годы. И это, безусловно, будет накладывать отпечаток на ход и результаты избирательных кампаний.

Это имеет практическое измерение, вот о чём я говорю. Сейчас, мы смотрим, рейтинг ведущей нашей политической силы, партии «Единая Россия», – он немножко понизился, и многие задаются вопросом: «А что такое, что произошло, что случилось?» Да что? Началась активная избирательная кампания, и это большое количество партий, которые сейчас принимают участие в избирательном процессе, – они все выходят на экраны телевизоров, в средства массовой информации, в газеты. А с чем они выходят? Они все критикуют власть. Они, правда, не говорят, как сделать лучше, или говорят такие вещи, которые даже для человека с поверхностными взглядами кажутся малореалистичными или вообще неисполнимыми, но зато они очень красиво смотрятся на экране телевизора: они ругают, они клеймят позором представителей правящей партии. Но они не говорят, готовы ли они взять на себя ответственность за принятие каких–то не очень популярных, но нужных в конечном итоге [решений].

Дж.Миклетвейт: Китайцам не приходится проходить через все эти выборные процедуры.

В.Путин: В Китае другая политическая система, там и другая страна. Думаю, что Вы бы не хотели, чтобы полтора миллиарда человек почувствовали какую–то дезорганизацию своего общества и государства. Поэтому давайте предоставим китайцам право и возможность решать, как им нужно организовать свою страну, своё общество. Россия – другая страна, у нас другие процессы, другой уровень развития политической системы, и это вообще другое качество. Даже дело не в уровне, а дело в качестве политической системы, но она развивается, она становится сложнее.

На самом деле меня это только радует, и мне бы хотелось, чтобы и в будущем эта система укреплялась, чтобы возникли такие балансы внутри политической системы страны, которые бы позволяли ей всегда находиться в дееспособном состоянии и быть нацеленной на развитие.

Дж.Миклетвейт: В 2018 году Вы станете Президентом, который дольше всего оставался у власти. Есть ли у Вас какие–то соображения в отношении того, как Вы сдадите свои полномочия?

В.Путин: Я могу либо принять участие в выборах, либо не принимать. Если не буду принимать участия, то тогда будет избран другой глава государства, другой Президент России, и тогда уже сами граждане решат, за кого нужно проголосовать.

Но я на что хочу обратить внимание: в любом случае мы уже сейчас должны думать о том, как мы видим (когда я говорю «мы», я имею в виду и себя, и членов моей команды: Правительство, Администрацию Президента) будущее развитие страны: и политические, и внутриполитические, и экономические процессы. Поэтому уже сейчас мы работаем над стратегией развития экономики, прежде всего экономики, конечно, – после 2018 года.

Как бы ни развивались внутриполитические процессы, мы, и я в этом убеждён, должны будем предложить стране наше видение этого развития. А дело будущего Президента, будущего Правительства согласиться с этим, не согласиться, скорректировать как–то либо предложить что–то совершенно новое.

Дж.Миклетвейт: Вы только что реорганизовали своё Правительство: некоторых повысили, некоторых бывших из Службы охраны Вы повысили. Думаете ли Вы, что будущий лидер России будет представителем более молодого поколения?

В.Путин: Да, конечно. Исхожу из того, что будущий лидер должен быть достаточно молодым человеком, но зрелым.

Что касается представителей различных спецслужб, Вооружённых Сил, никакой новизны здесь нет. У нас не в первый раз, скажем, на уровне руководства регионов выдвигаются представители Министерства обороны, Федеральной службы безопасности, не исключением является, скажем, Федеральная служба охраны, чем они хуже? Главное, чтобы человек хотел расти, был бы способен к этому росту, хотел бы служить своей стране на участке работы с более широкими полномочиями и ответственностью. И если он хочет и я вижу, что у человека есть потенциал, – почему нет, он вполне может поработать.

В конце концов что касается, скажем, регионального уровня управления, то тоже придётся пройти через выборы и внести свои предложения на суд населения того или другого региона, нужно, чтобы люди посмотрели, познакомились с этими программами, с человеком познакомились. Должна сложиться определённая химия отношений между лидером региона и людьми, которые там проживают. Люди должны почувствовать своего возможного будущего руководителя, и, если уж будут за него голосовать, исхожу из того, что будут ему доверять, иначе они не проголосуют.

Дж.Миклетвейт: Вы только что говорили о системе, которая сложится после Вас. Можно сказать, что в России очень личная система, система, основанная на личности: голосуют за Вас, а не за партию. С другой стороны, в России всё ещё есть сложности с точки зрения соблюдения закона – случай убийства Немцова. Знаю, что Вы осудили этот инцидент. Сложно ли управлять Россией на данный момент?

В.Путин: Вы знаете, любой страной сложно управлять, я Вас уверяю. Что, Соединёнными Штатами легко управлять, что ли? Разве легко решать даже, казалось бы, такие несложные задачи – Гуантанамо, допустим? Президент Обама в первом сроке своём сказал, что он ликвидирует Гуантанамо. Но оно до сих пор живо. Почему? Он не хочет, что ли? Конечно, хочет. Уверен, что хочет. Но просто тысяча обстоятельств возникает, которые не дают окончательно решить этот вопрос. Кстати говоря, это очень плохо на самом деле, но это другая тема.

Любой страной сложно управлять, даже очень маленькой. Вопрос не в том, большая страна или маленькая, – вопрос, как относиться к своему делу, насколько ответственно к этому относиться.

И Россией сложно управлять. Но Россия находится на этапе развития и политической системы, и становления рыночных принципов экономики. Это процесс сложный, но очень интересный. Россия действительно не просто большая, а великая страна – имея в виду её традиции, культурные особенности. Да, есть свои особенности и свои традиции в политической сфере. Но, чего греха таить, мы же знаем прекрасно, у нас была абсолютная монархия, потом почти сразу наступили коммунистические времена – база немножко расширилась, но в известной степени система руководства страны стала даже ещё более жёсткой. Только в 1990-х годах мы перешли к строительству совершенно другой внутриполитической системы, основанной на многопартийности. И это тоже такой сложный, неоднозначный процесс, нельзя перепрыгивать через определённые этапы. Нужно, чтобы и граждане привыкли, чтобы они чувствовали свою собственную ответственность, когда идут к избирательным участкам, чтобы не доверялись просто, скажем, таким популистским решениям, соображениям или просто ругани одних претендентов в адрес других претендентов.

Надо, чтобы граждане тоже внимательно смотрели, анализировали, что предлагается кандидатами: это касается и выборов в парламент, это касается и президентских выборов. Но, кстати говоря, там, где чёткая президентская форма правления, там в значительной степени голосуют не за партию, а голосуют за кандидата в Президенты; это везде практически так, поэтому здесь в этом смысле ничего необычного в положении в нашей стране нет.

Дж.Миклетвейт: Посмотрим Чечню и влияние Кадырова, скажем. Он полностью свободно управляет, отдельная ситуация, отдельная система сложилась в Чечне, там больше беззакония и больше личностных подходов.

В.Путин: Вы знаете, это как посмотреть. Мы же не должны забывать, что там было совсем недавно, там на рынках открыто людьми торговали, там господствовали представители международных террористических организаций, включая Аль-Каиду, людей обезглавливали. Мы что, всё это забыли, что ли? Нет. А тот же сегодняшний Глава Чечни Рамзан Кадыров – он в так называемую первую чеченскую войну с оружием в руках воевал против федеральных сил. Это ведь очень сложная и большая трансформация, причём, когда его отец сначала, первый Президент Чечни, а затем он сам – они пришли к выводу о том, что будущее Чечни связано с Россией, они же сделали это не под давлением какой–то силы – они это сделали по внутренним убеждениям.

Прекрасно помню свои первые разговоры с отцом Рамзана Кадырова, с первым Президентом Чечни. Он мне прямо сказал, я был премьером тогда, в 1999 году: «Мы видим, что будущее Чечни не может быть отделено от России, иначе мы попадём под зависимость других сильных мира сего, и там нам будет хуже. Но главное, – я это тоже очень хорошо запомнил, – чтобы вы нас не предали».

Тогда была очень сложная ситуация, федеральный центр вёл себя непоследовательно: то наступал, то отступал, то с чем–то соглашался, то потом рвал договорённости. Чеченскому народу нужна была последовательная, ясная позиция центральной власти страны. Но надо не забывать, через какие трансформации прошли эти люди. Мы подписали договор с Чечнёй, этот договор находится полностью в рамках Конституции Российской Федерации. Но у нас федеративное государство и у нас члены Федерации наделены определёнными правами, и это, как мы видим на примере Чечни, не разрушает, не разваливает страну, а, наоборот, объединяет её.

Да, конечно, наверное, многое ещё нуждается в совершенствовании, многое нуждается в том, чтобы эти тяжёлые события середины 1990-х годов забылись и окончательно зарубцевались, на всё это нужно время.

Я уверен, что мы будем укреплять свою внутреннюю политическую структуру и экономику, и просто никаких сомнений у меня в этом нет. Думаю, что самые тяжёлые страницы своей истории Россия перевернула, мы будем только идти вперёд и только укрепляться.

Дж.Миклетвейт: Вы смогли управлять Россией 16 лет. Посмотрим на ключевых лидеров: мало кто из них держится дольше пяти-шести лет. Какой совет Вы дали бы этим людям, чтобы они подольше продержались у власти?

В.Путин: Как это ни странно прозвучит, но не нужно хвататься, любой ценой стараться удержаться за какое–то кресло. Ведь я не просто, как Вы сказали, был там 16 лет: я восемь лет был Президентом Российской Федерации, а потом, не нарушая Конституции, не изменяя её под себя, просто не стал баллотироваться на третий срок (что было невозможно в рамках действующей Конституции). У нас в Конституции написано, что можно избираться два срока подряд. Всё, я так и сделал: два срока был избран, а потом просто ушёл и перешёл на другую работу – работал четыре года Председателем Правительства. В соответствии с Конституцией, когда такое право у меня возникло через четыре года, я баллотировался на должность Президента, был избран и работаю сейчас.

Так что это не 16 лет, это четыре и четыре, восемь, и сейчас четыре: в должности Президента я работаю 12 лет.

Дж.Миклетвейт: Хотел понять просто, какова причина Вашего успеха. В чём заключается Ваш успех?

В.Путин: Сейчас, подождите. Что касается длительности, один из примеров – Канада, допустим: по–моему, 16 лет был у власти; а канцлер ФРГ – она сколько у власти, если мы говорим о первой позиции в исполнительной власти?

Дж.Миклетвейт: Но не 16 лет. Вы преуспели, Вы обогнали всех их.

В.Путин: Я не 16, я – 12. Она уже, по–моему, не меньше.

Дело ведь не в этом. Я не знаю, какие здесь могут быть секреты. У меня секретов нет, я просто всегда стараюсь чувствовать настроения людей, чувствовать их потребности, их настрой на формы, на способы решения задач, на их приоритеты и ориентировать прежде всего на это. И мне думается, что это самое главное в работе любого человека, который занимается той работой, которую народ России доверил мне.

Дж.Миклетвейт: Посмотрите на мир сейчас, много стран, которые стали династиями: это Клинтоны и Бушы; на юге много людей, дети которых продолжают работу. Хотели ли бы Вы, чтобы Ваши дочери имели такую жизнь, как Вы, – работали в политике?

В.Путин: Я не считаю себя вправе хотеть чего–то за них. Они молодые, но всё–таки взрослые люди, и они сами должны определить своё будущее. В целом, насколько я себе представляю, они уже выбрали: они занимаются наукой, ещё кое–какими видами деятельности, весьма благородными и нужными людям. Они чувствуют себя востребованными, они получают удовольствие от своей работы, и меня это очень радует. Они очень ответственно и по–честному относятся к тому делу, которое для себя выбрали.

Дж.Миклетвейт: Последний вопрос. Когда я летел сюда на «Корейских авиалиниях», у меня был выбор: посмотреть фильм «Доктор Живаго», а второй фильм – «Крёстный отец». Что бы Вы посоветовали посмотреть тому, кто пытается понять Россию?

В.Путин: Не знаю. Вы знаете, у нас есть известное высказывание: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать, в Россию можно только верить». Но русская культура многогранна и многообразна. Поэтому, если Вы хотите понять, почувствовать Россию, конечно, нужно и книжки почитать: и Толстого, и Чехова, и Гоголя, и Тургенева, – послушать музыку Чайковского, посмотреть наш классический балет. Но самое главное – с людьми нужно поговорить. Я вас уверяю, как только Вы начнёте встречаться с обычными, рядовыми гражданами, Вы поймёте, что русский человек, да и вообще россиянин, будь то татарин, мордвин, чеченец, дагестанец, – очень открытые люди, открытые и даже немного наивные. Но есть одна отличительная черта, которая, наверное, у всех народов есть, но у нас она особенно ярко выражена, – это стремление к справедливости. Это одна из доминирующих черт, мне кажется, в менталитете россиянина и русского человека.

И ещё одна составляющая, которая характерна для ментальности российского человека, – это стремление к каким–то [идеалам]. Конечно, это такая общая черта, нас – миллионы людей, все люди разные, но в среднем всё–таки мы, конечно, хотим жить материально очень хорошо, и я буду стремиться всё, что от меня зависит, сделать для того, чтобы люди жили лучше, чтобы уровень жизни становился лучше. Но при всём при этом в ментальности, в душе русского человека всегда есть стремление к какому–то высокому моральному идеалу, к каким–то высоким моральным ценностям. Это нас точно отличает – и, уверен, в хорошую сторону.

Дж.Миклетвейт: Тогда скорее всего «Доктор Живаго».

Президент Путин, благодарю Вас за то, что поговорили с нами, Вы очень щедро распорядились своим временем.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 сентября 2016 > № 1886737 Владимир Путин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 5 сентября 2016 > № 1884406 Владимир Путин

Путин комментирует Трампа, ОПЕК, Роснефть, Японию

Владимир Путин дал интервью главному редактору агентства Bloomberg Джону Миклтвейту, в котором рассказал о своем видении выборов в США, ответил на обвинения во взломе тысяч электронных писем и документов Национального комитета Демократической партии, прокомментировал возможную сделку с ОПЕК по замораживанию добычи, планы продажи пакета ПАО «Роснефть», отношения между Японией и Россией, а также будущее еврозоны после решения Великобритании покинуть Европейский Союз.

Джон Миклтвейт (John Micklethwait), Bloomberg, США

Джон Миклтвейт: Президент Путин, спасибо вам большое за интервью агентству Bloomberg. Здесь, во Владивостоке, мы находимся на краю Тихого океана, накануне второго Восточного экономического форума. Чего вы надеетесь достичь на нем?

Владимир Путин: Это способ привлечь внимание наших партнеров, потенциальных инвесторов к Дальнему Востоку России. В этом смысле данное мероприятие, данное событие мало чем отличается от других региональных форумов подобного рода. Мы в России проводим таких много. Это и экономический форум в Санкт-Петербурге (обычно мы проводим его летом, в начале лета), это и экономический форум в Сочи.

Дальний Восток имеет для нас особое значение, имея в виду приоритетность развития этого региона. В последнее годы, даже, скажем так, в последние десятилетия, мы здесь столкнулись с большим количеством проблем. Мало уделяли внимания этой территории, а она заслуживает гораздо большего, потому что здесь сосредоточены огромные богатства и возможности будущего развития России. Не только развития России как таковой, но и развития всего региона АТР, потому что эта земля очень богата природными и минеральными ресурсами.

Обычно, когда мы говорим о Дальнем Востоке, мы имеем в виду и собственно Дальний Восток — это Приморский край, Хабаровский край, это Камчатка, это Чукотка, но это и так называемая Восточная Сибирь. Если все это вместе взять, вся эта земля содержит колоссальные ресурсы. Это нефть, это газ, это 90% запасов российского олова, 30% запасов российского золота, 35% запасов леса, здесь добывается 70% российской рыбы, в этих водах.

И это регион, где достаточно развита инфраструктура транспортная, железнодорожная. Мы в последние годы активно развиваем автомобильное сообщение. И огромный потенциал: возможности развития авиационной промышленности, космической промышленности. Если Вы обратили внимание, мы запустили в одном из регионов Дальнего Востока новый российский космодром. Здесь традиционно развивается, как я уже сказал, авиация, в том числе и боевая авиация, известные во всем мире самолеты Су производятся именно на Дальнем Востоке России. Наконец, мы возобновляем здесь производство морских судов, прежде всего гражданского назначения. Только сегодня я присутствовал при начале работы одной из очень перспективных площадок в этом плане.

И это очень хорошая возможность для обмена в гуманитарном плане с нашими соседями.

Мы предполагаем здесь развивать музыку, театральную деятельность, выставочную деятельность. Совсем недавно здесь прошли концерты нашего выдающегося музыканта и дирижера господина Гергиева, мы открываем здесь филиал Мариинского петербургского театра. Планируем здесь открыть также филиал петербургского Эрмитажа, Вагановского балетного училища.

Как видите, мы с вами сейчас работаем в здании Дальневосточного федерального университета. Я думаю, что Вы тоже смогли оценить масштаб этого учебного заведения: здесь уже тысячи молодых людей из зарубежных стран учатся, большое количество иностранных преподавателей. Нам бы очень хотелось, чтобы здесь развивалась наука и высшая школа, образование, причем с тем чтобы это было одним из заметных центров научной деятельности во всей системе АТР. Конечно, здесь еще многое можно было бы сделать, но с учетом потребностей рынка труда востребованность такого учебного заведения, она очевидна. Но есть еще одно направление, которые для нас очень интересно и перспективно, кроме всего, что я перечислил выше, —это биология моря. Традиционно и на протяжении многих лет здесь находится один из ведущих институтов Академии наук России как раз по изучению биологии моря. Вы знаете, мы здесь запускаем новый центр, при нем мы построили океанариум, который должен быть не просто площадкой для публики, которая, думаю, будет получать удовольствие от общения с живой природой, но это еще и часть самого Института биологии моря. Здесь складывается интересный, перспективный кластер, и нам бы очень хотелось, чтобы наши потенциальные инвесторы, наши коллеги из зарубежных стран, прежде всего из стран АТР, знали о нем больше.

— Один из гостей, которые приедут на форум, это Синдзо Абэ. Он прибывает во Владивосток. Кажется, это может положить начало политической сделке, если хотите, в рамках которой вы могли бы отдать один из Курильских островов в обмен на более широкое экономическое сотрудничество? Вы открыты для сделки такого рода?

— Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой. И нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас еще в 1956 году был подписан договор и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным советом СССР и японским парламентом. Но затем японская сторона его отказалась выполнять, ну а затем и Советский Союз как бы свел на нет все договоренности в рамках этого договора.

Несколько лет назад японские коллеги просили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали, пошли навстречу. За предыдущие пару лет не по нашей инициативе, а по инициативе японской стороны фактически эти контакты были заморожены, но сейчас наши партнеры проявляют желание вернуться к обсуждению этой темы. Речь не идет о каком-то обмене, о каких-то продажах, речь идет о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя в накладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей.

— Но сейчас вы ближе к решению, чем в 1960-е? Сейчас для этого лучшее время, чем в тот период?

— Я не думаю, что ближе, чем в 1956 году, но, во всяком случае, мы возобновили диалог на этот счет и договорились о том, что наши министры иностранных дел и соответствующие эксперты на уровне заместителей министров активизируют эту работу. Конечно, это всегда является и предметом обсуждения и на уровне президента России, и премьер-министра.

Уверен, что когда мы будем встречаться с господином Абэ здесь, во Владивостоке, мы также будем эту тему обсуждать, но для того чтобы ее решить, она должна быть очень хорошо продумана, подготовлена, повторяю еще раз, на принципах не нанесения ущерба, а наоборот, на принципах создания условий для развития межгосударственных связей на длительную историческую перспективу.

— Кажется, что территории на восточном фронте Вас не так волнуют. Мы упомянули Курилы, вы отдали Китаю остров Тарабаров. Вы могли бы подумать о том, чтобы вернуть Калининград г-же Меркель?

— Мы ничего не отдавали. Это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет — хочу это подчеркнуть, 40 лет, — и в конце концов нашли компромисс. Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой.

Хочу подчеркнуть, что это стало возможным исключительно — это очень важно — на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьемся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие-то компромиссы. Но есть принципиальная разница между вопросом, связанным с японской историей, и, скажем, с нашими переговорами с Китаем. В чем она заключается? Она заключается в том, что японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплен в международных документах, связанных с результатами Второй мировой войны. А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и с какими нибудь военными конфликтами не имеют. Первое. Вернее, это уже второе. А третье — что касается западной части. Вы сказали про Калининград.

— Это была шутка…

— А я Вам скажу без всяких шуток. Если кому-то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, — пожалуйста, флаг в руки, начинайте.

— Могу я еще раз спросить Вас о Китае? В 2013 году Вы сказали, что хотели достичь товарооборота с Китаем в 100 миллиардов долларов к 2015 году, 200 миллиардов долларов к 2020 году. Но в прошлом году она упала примерно до 67-70 миллиардов долларов в год. Что пошло не так? Я знаю, что есть проблемы с рублем и проблемы с нефтью. Но что пошло не так, и думаете ли Вы по-прежнему, что цель в 200 миллиардов долларов в 2020 году достижима?

— Да, думаю, что это вполне достижимо, и Вы сами назвали причины падения уровня товарооборота. Мы на первом этапе ставили перед собой цель достичь оборота где-то в 100 миллиардов долларов, и мы почти добрались до этой цифры, потому что она была под 90 миллиардов. Так что эта цифра была почти уже достигнута. Но мы знаем причины, они действительно заключаются в падении цен на наши традиционные экспортные товары, они заключаются в курсовой разнице. И это просто объективные данные. Вы прекрасно это знаете.

— Санкции как-то повлияли на это?

— Санкции и наши отношения с Китаем друг с другом никак не связаны, потому что Китайская Народная Республика, с которой у нас сложились отношения беспрецедентно высокие и по уровню, и по качеству, мы их называем отношениями «всеобъемлющего партнерства и стратегического качества». Санкции здесь совершенно ни при чем. В основе падения товарооборота лежат вещи объективного характера, связанные с ценами на энергоносители и с курсовой разницей. Но физические объемы у нас не упали, они даже растут. Что касается наших торгово-экономических отношений с Китаем, то они на сегодняшний день все больше и больше приобретают диверсифицированный характер, чего мы постоянно добивались вместе с нашими китайскими партнерами.

Обратите внимание: кроме чисто торговли, причем традиционными товарами (с одной стороны, скажем, энергоносители — углеводороды, нефть и теперь уже газ, нефтепродукты, с другой стороны, допустим, текстиль и обувь), мы перешли совершенно к другому уровню кооперации. Мы работаем, допустим, уже по космическим программам совместным. Сейчас мы разрабатываем, и в ближайшее время этот проект будет реализован, производство тяжелого вертолета, работаем над планом создания широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. Мы кооперируемся в области машиностроения, в области высокоскоростного железнодорожного сообщения, в области переработки, переработки леса и так далее, в области атомной энергетики. Мы уже построили Тяньваньскую атомную электростанцию, два блока уже работают, причем работают очень хорошо, строим еще два блока. Так что та цель, которую мы перед собой ставили, — диверсифицировать наши отношения, — она реализуется.

— Слушая вас, мне стало интересно, оглядываетесь ли Вы назад. Вы стали президентом в 2000 году, и теперь думаете ли Вы, что за прошедший период Россия стала немного более азиатской страной и менее европейской?

— Вы знаете, она стала более развитой страной. Вы знаете, я сейчас бы не стал проводить черту между азиатами, европейцами. Водораздел лежит в другой плоскости — в плоскости развития. Объем российской экономики увеличился в 1,7 раза, почти в 2 раза выросла российская экономика. А по паритету покупательной способности российская экономика стала занимать пятое-шестое место в мире на сегодняшний день.

И совершенно точно десять, уж не говоря о том, что пятнадцать лет назад, мы бы не могли ответить на те санкции, которые ввели в отношении России, ответными мерами, скажем, в области сельского хозяйства. Мы не смогли бы закрыть свой рынок для сельхозпродуктов тех стран, которые недружественно поступили в отношении нашей страны, потому что мы не могли обеспечить собственный рынок своими собственными товарами, а теперь мы можем. Первое.

Второе — освобождение собственного рынка дает возможность нашим сельхозпроизводителям наращивать товарное производство внутри страны. У нас при общем падении ВВП в связи с целым рядом событий (не только санкционного характера, но и чисто объективного — с процессами в мировой экономике) небольшое падение ВВП есть, и промышленности тоже есть. А вот сельское хозяйство растет темпами три процента в год, причем стабильно растет, и в этом году будет три процента, а может быть, больше, и в следующем.

Поэтому, если говорить о том, что произошло, скажем, за 15 лет — произошло очень многое, но не только в этом дело, дело еще и в том, что произошло существенное оздоровление российской экономики. В 2000 году у нас было 12 миллиардов долларов золотовалютных резервов и, по-моему, свыше 20 миллиардов долларов внешних долгов. Сегодня Россия входит в десятку стран с наиболее благоприятным соотношением внешнего долга и золотовалютных резервов. На 1-е число прошлого месяца у нас было почти 400 миллиардов долларов золотовалютных резервов — 395 миллиардов долларов, и где-то всего около 13% от ВВП внешнего долга. Это соотношение — одно из лучших в мире считается.

У нас за чертой бедности жила треть населения — свыше 40 миллионов человек, сейчас эта цифра упала почти в три раза, но за последние год-полтора, к сожалению, немножко подрастает с учетом экономических сложностей и общего падения доходов населения, но все-таки это несопоставимо положительная величина с тем, что было 15 лет назад. Пенсии выросли в разы, реальная заработная плата выросла несопоставимо с тем, что было. Поэтому эти составляющие привели к тому, за что мы боролись и что лежит в основе развития каждого государства — демография. В начале 2000-х казалось, что нам не переломить негативную демографическую тенденцию, население России убывало с каждым годом, сейчас я Вам назову ужасную цифру: почти на миллион человек (минус 900 тысяч ежегодно). Сейчас, в последние три года, мы наблюдаем естественный прирост населения.

— Вы поощряете романы…

— Мы можем считать и записать себе в актив, что у нас самая низкая младенческая смертность и самая низкая материнская смертность за всю нашу новейшую историю. По-моему, в советское время такого не было. Мы ставили перед собой задачу роста продолжительности жизни. Она за последние пять лет росла темпами гораздо большими, чем мы планировали. Так что все это вместе дает нам основания полагать, что мы были на правильном пути. Конечно, еще многое можно и нужно сделать и, наверное, можно было добиться и больших результатов, но в целом мы двигаемся в правильном направлении.

— Вы только что говорили про российскую экономику, мы к этому еще вернемся, и я Вас спрошу про резервы буквально через секунду. Но вот мне пришло в голову, пока Вы детально рассказывали, как Россия стала сильнее: вы скоро отправитесь на G20. Вы изучали и наблюдали, как идут дела на Западе. К настоящему моменту Вы участвовали в G20 чаще, чем любой другой лидер. Были ли Вы когда-либо на G20, где Запад был бы настолько разделен и его раздирали бы такие сомнения и недоверие к самому себе? Посмотрите на то, что происходит сейчас в Европе — миграция, Брексит, посмотрите на Америку с выборами и проблемами, с ними связанными. Не кажется ли Вам, что сейчас Запад особенно разобщен? Чем это объясняется?

— Много проблем в мировой экономике в целом, в западной экономике тоже много проблем: старение населения, падение темпов роста производительности труда. Это очевидные вещи. Вообще, в целом демография — очень тяжелая. Потом, наверное, ведь сами специалисты — а Вы как раз один из лучших специалистов в этой сфере — считают, что в политике расширения Евросоюза не были учтены некоторые элементы, связанные с готовностью тех или иных экономик к вхождению в зону евро. Войти в единую валюту с достаточно слабыми показателями экономическими и удержать не то чтобы темпы роста, а удержать саму экономику от тяжелых испытаний — очень сложно. Мы это проходили не только в Европе, мы знаем это (сколько там — лет десять назад или больше) по Аргентине, когда они привязали национальную валюту жестко к доллару, а потом уже не знали, что с этим делать. Так же и вход в зону евро.

— Как Вы думаете, евро выживет?

— Надеюсь, что да, потому что, во первых, мы верим в фундаментальные основы европейской экономики. Мы видим, что западноевропейские лидеры в основном — идут споры, конечно, все это понятно, мы это прекрасно тоже видим и наблюдаем, анализируем — но все таки придерживаются, я считаю (не могу сказать, правильных, неправильных, — это всегда с какой стороны посмотреть), очень прагматичных подходов к решению экономических проблем.

Они не злоупотребляют финансовыми инструментами, финансовой накачкой, а стремятся прежде всего к структурным изменениям, что, собственно говоря, не менее остро стоит и в нашей экономике, а может быть, даже более остро, имея в виду проблему, которую мы до сих пор не можем преодолеть, а именно, доминирование нефтегазового сектора в Российской Федерации и как результат — зависимость от этих нефтегазовых доходов. Но и в Европе тоже есть это, не зависимость от нефти и газа, но структурные реформы давно назрели, и думаю, что ведущие экономики очень прагматично и грамотно подходят к решению стоящих перед европейской экономикой проблем. Поэтому мы и держим примерно 40% наших золотовалютных резервов в евро.

— Вы ожидаете, что евро выживет, и что Европа сохранит существующих членов, что не потеряет больше, не потеряет еще одну страну, как потеряла Британию?

— Вы знаете, я не хочу отвечать на ваш провокационный вопрос, хотя понимаю, что он может быть интересен.

— Вы много, много раз критиковали Европу, Вы могли бы…

— Да, я критиковал, но повторяю еще раз: мы держим 40% наших золотовалютных резервов в евро, и мы не заинтересованы в развале зоны евро. Хотя я не исключаю, что могут быть приняты какие то решения, которые консолидируют группу стран, равную по развитию экономики, и тем самым, на мой взгляд, это приведет только к укреплению евро. Но могут быть какие-то и другие промежуточные решения с целью сохранения в зоне евро имеющегося количества членов сегодня. Это не наша задача, но мы всегда очень внимательно следим и желаем успехов нашим европейским партнерам. То, что Вы говорили о критике, я критиковал внешнюю политику, но это совсем не значит, что мы должны со всем соглашаться.

Мы действительно многие вещи критикуем, мы считаем, что наши партнеры совершают немало ошибок (наверное, мы тоже, никто не гарантирован от ошибок), но что касается экономики, повторяю еще раз, на мой взгляд, и Еврокомиссия, и ведущие экономики Европы действуют очень прагматично и находятся на правильном пути.

— Можем ли мы поговорить о российской экономике? Давайте, наверное, начнем с обменного курса. Я знаю, что Вы скажете, что обменный курс — это прерогатива центробанка и что курс рубля определяет рынок. Но я помню, что в июле, 19 июля, когда доллар стоил 62,8 рубля за доллар, вы сказали, что рубль слишком крепкий, вы критиковали это. Сейчас рубль ослабел до 65 за доллар. Такого ослабления достаточно, чтобы Вы были довольны? Или Вы бы хотели, чтобы он еще немного ослабел?

— Я не раскритиковал позицию Центрального банка. Я действительно всегда считал и считаю, что Центральный банк должен действовать самостоятельно. На самом деле он так и действует, можете мне поверить. Я не вмешиваюсь в решения Центрального банка и не даю директивных указаний ни правлению Центрального банка, ни председателю Центрального банка. Центральный банк смотрит на то, что происходит в экономике, и, разумеется, я в контакте и с членами правления, и с председателем Центрального банка, но я никогда не даю директивных указаний. Если я говорил о том, что рубль слишком окреп, то я не говорил, что позиция Центрального банка неправильна.

Я говорил о том, что это накладывает дополнительную нагрузку на экспортоориентированные отрасли экономики. А то, что это так, мы с вами хорошо понимаем, когда рубль послабее, легче продавать, здесь производить за дешевый рубль, а продавать за дорогой доллар и получать большую выручку в долларах, а потом менять на рубли и потом получать больший доход. Это элементарные вещи. Но если говорить о фундаментальных вещах, то вопрос регулирования курса действительно относится к функции главного регулятора, а именно, к функции Центрального банка. И здесь он должен думать, конечно, о том, как экономика, как промышленность реагируют, но он должен думать и о своих фундаментальных задачах, чтобы обеспечить стабильность курса.

Главный вопрос в стабильности курса, а это так или иначе Центральному банку при всех нюансах все-таки удается. И это удалось в конце концов сделать, после того как Центральный банк перешел к плавающему курсу национальной валюты. Центральный банк должен учитывать и другие вещи: стабильность банковской системы страны, должен смотреть на то, как увеличивается, либо сокращается денежная масса в экономике, как это влияет на инфляцию. Там очень много составляющих, о которых должен подумать Центральный банк, и лучше не трогать его компетенцию.

— Но лично Вы хотели бы, чтобы рубль все же был чуть слабее? Помогло бы это российской экономике, с Вашей точки зрения? Я знаю, что это не Ваша работа, но Вы тогда это прокомментировали. Что Вы скажете сейчас?

— Вы знаете, моя позиция заключается в том, что курс должен соответствовать уровню развития экономики. Потому что это всегда баланс, баланс интересов, и в нем должен отражаться этот баланс. Баланс между теми, кто продает что-то за границу, и им выгоден слабый курс, и баланс между интересами тех, кто покупает, а им нужно, чтобы курс был повыше. Баланс между производителями внутри страны, скажем, сельхозпроизводителями, — это их интерес. А у нас так или иначе с селом связано 40 миллионов российских граждан. Это очень важная вещь! Но также нужно не забывать про интересы просто покупателей, которым нужно, чтобы цены в магазинах были чуть-чуть пониже. Поэтому, повторяю, курс не должен ориентироваться на интересы конкретной группы либо одной-двух групп, он должен соответствовать фундаментальным интересам развития самой экономики.

— То есть Вы больше не жалуетесь? Тогда я это понимаю как то, что Вы не слишком недовольны тем, где рубль сейчас… А что с резервами?

— Я и не выражал недовольства, и не жаловался. Я просто отмечал, что для одной из групп, а именно экспортеров, выгодней было бы иметь более слабый рубль.

— Возвращаясь к резервам, вы упоминали их ранее. У России было 500 миллиардов долларов резервов. Сейчас их $400 миллиардов. Это намного выше, чем когда Вы стали президентом, но все же они снизились до 400 миллиардов долларов. И у Вас есть цель вернуть их к $500 миллиардам. Как Вы думаете, реалистично к таким показателям стремиться? И должен ли Центробанк покупать больше долларов, чтобы поскорее вернуться к $500 миллиардам?

— Центробанк и так постоянно покупает, покупает-продает, покупает-продает — это его работа. За последние полгода, по-моему, золотовалютные резервы Центрального банка выросли на 14%.

— Резервы выросли немного, но Центробанк не покупал доллары так же систематически, как делал это ранее.

— Знаете, мы знаем с Вами о необходимом уровне запасов Центрального банка, а цель нам тоже с Вами хорошо известна, но для широкой публики мы можем с Вами сказать. Цель золотовалютных резервов Центрального банка не в том, чтобы финансировать экономику, а в том, чтобы обеспечивать внешнеторговый оборот. Для этого нужно, чтобы этот уровень был бы способен обеспечить внешнеторговый оборот для такой экономики, как Россия, как минимум на три месяца. Но у нас уровень такой, что он может обеспечить наш товарооборот, если все прекратит работать, только за счет золотовалютных резервов как минимум полгода, а то и больше, поэтому этого более чем достаточно. С точки зрения обеспечения стабильности экономики и внешнеторгового оборота у нас сегодня абсолютно достаточный уровень золотовалютных резервов.

А все другое — покупка и продажа валюты — связаны с регулированием внутреннего валютного рынка. А как на это будет реагировать Центральный банк и приведет ли это к росту ЗВР — пока трудно сказать. Давайте не будем забывать, что у нас еще два резервных фонда правительства: собственно Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, а это, то и другое вместе, — 100 миллиардов долларов.

— Могу я Вас спросить о цене на нефть — Ваша любимая тема. Почти два года назад Вы говорили, что если цена на нефть упадет ниже 80 долларов за баррель, тогда производство нефти обрушится. Сейчас цена все еще ниже 50 долларов за баррель и добыча не остановилась. Изменилось ли Ваше мнение по этому поводу?

— Если я говорил, что добыча нефти прекратится, то я ошибался. Правда, не помню, где я это сказал, видимо, сгоряча, но, по моему, я даже такого и не говорил, но может быть, не помню этого. Я говорил о том, что при определенном уровне цены на нефть новые месторождения вряд ли будут вводиться. Собственно говоря, так и происходит. Но, может быть, даже на удивление, наши нефтяники и газовики (нефтяники главным образом) продолжают инвестировать.

За последний год нефтяники проинвестировали 1,5 триллиона рублей, а если учитывать еще инвестиции государства в развитие трубопроводного транспорта и в электроэнергетику, то получилось, у нас общие инвестиции в энергетику 3,5 триллиона рублей за прошлый год. Это очень существенно.

У нас растет добыча нефти, производство электроэнергии. У нас немножко сократилась, по моему, на один процент… Кстати говоря, по экспорту газа мы занимаем лидирующее место в мире — 20% мирового рынка. По экспорту жидких углеводородов мы тоже заняли лидирующую позицию, заняли первое место.

У нас, несмотря на то что мы сохраняем первое место по экспорту газа, немножко сократилась внутренняя добыча, но связано это с тем, что увеличился объем гидрогенерации для электроэнергетики, и поэтому потребность в газе на тепловых электростанциях несколько упала. Это результат реструктуризации ситуации на внутреннем энергетическом рынке. Но в целом Газпром в отличной форме и наращивает экспорт в страны своих традиционных партнеров.

— Вы будете говорить с заместителем наследного принца Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом на G20. Будете ли Вы дальше поддерживать заморозку добычи нефти, если саудовцы захотят сделать это?

— Господин Сальман, насколько мне известно, является заместителем наследного принца, но это уже детали. Он очень энергичный государственный деятель, у нас с ним действительно сложились очень добрые отношения. Это человек, который знает, чего он хочет, и умеет добиваться своих целей. Но в то же время я считаю его очень надежным партнером, с которым можно договариваться и можно быть уверенным в том, что договоренности с ним будут исполнены.

Но ведь это не мы отказались от замораживания объемов добычи, это наши саудовские партнеры в последний момент изменили свою точку зрения и решили сделать паузу в принятии этого решения. Но хочу повторить нашу позицию, она не изменилась. Если мы с принцем Сальманом будем говорить на этот счет, я, конечно, нашу позицию воспроизведу снова: мы считаем, что это для мировой энергетики правильное решение — первое.

Второе. Всем хорошо известно, о чем спор шел: спор шел о том, что если замораживать добычу, то это должны сделать все, в том числе и Иран. Но ведь мы понимаем, что Иран начинает с очень низкой позиции, связанной с известными санкциями в отношении этой страны, а было бы несправедливо оставлять его на этом санкционном уровне. Думаю, что на самом деле с точки зрения экономической целесообразности и логики было бы правильно найти какой то компромисс, уверен, что все это понимают. Вопрос лежит не в экономической, а в политической плоскости. Мне очень хотелось бы надеяться, что все участники этого рынка, заинтересованные в сохранении стабильной и справедливой мировой цены на энергоносители, все таки в конце концов примут необходимое решение.

— То есть вы бы поддержали заморозку добычи нефти, но предоставив при этом некую свободу Ирану сделать то, что им необходимо?

— Да.

— Вернемся немного назад. Нефть и многие другие факторы влияют на бюджет. У вас сейчас дефицит бюджета. Но вы только что решили дать больше денег пенсионерам, о чем Вы говорили ранее. В какой-то момент придется занимать деньги. Будете ли Вы это делать в этом году? Будете ли Вы занимать на внутреннем рынке или за рубежом?

— Пока такой необходимости нет. У нас нет необходимости заимствования на внешнем рынке, хотя как такой традиционный инструмент — инструмент в мировых финансовых отношениях — мы применяем всегда и сейчас применяли, и у нас были размещения, и желающих приобрести наши финансовые инструменты достаточно, у нас просто нет такой необходимости сегодня. При наличии таких резервных фондов правительства — в $100 миллиардов — это просто для нас бессмысленно, имея в виду стоимость заимствований. Здесь всегда нужно внимательно смотреть. Кстати говоря, и заимствования тоже возможны, надо только понимать, что выгоднее на данный момент времени. Это первое.

Второе — что касается дефицита. В прошлом году дефицит федерального бюджета был 2,6 процента. Это, согласитесь, достаточно приемлемая величина. В этом году мы ожидаем, что он будет чуть побольше, где то в районе 3 процентов, может, три с небольшим. Это тоже абсолютно приемлемая величина. Но мы идем по какому пути? По пути оптимизации бюджетных расходов. Мы в этих не простых для нас условиях, на мой взгляд, прагматично очень подходим к решению экономических, социальных вопросов, мы решаем основные задачи социального характера, выполняем обещания перед населением.

Сейчас только правительство объявило о том, что мы проиндексировали пенсии на четыре процента, но второе полугодие не индексировали, зато в начале следующего года сделаем единовременную выплату в размере пяти тысяч рублей для каждого пенсионера, которая, в общем-то, сопоставима с компенсацией. Мы действуем очень прагматично и очень осторожно. Мы сокращаем расходы по тем позициям, которые не считаем первоочередными, и не собираемся бездумно раскидывать наши резервы и бездумно жечь их в угоду каким то политическим амбициям. Мы будем действовать очень осторожно.

Надеюсь, что нам особенно и не потребуется, у нас не будет нужды, во всяком случае, обращаться за внешним финансированием. Ведь у нас, обратите внимание, упал [торговый баланс], но все-таки сохраняется положительное сальдо. У нас сейчас, по-моему, за первое полугодие 45 миллиардов долларов положительное сальдо торгового баланса. Инфляция сократилась год к году в разы. В разы просто сократилась! У нас была, если год к году смотреть, где-то под 10, что ли, процентов уже, если смотреть август к августу, а сейчас — 3 с небольшим процента. Безработица сохраняется на достаточно приемлемом уровне — 5,7%. У нас макроэкономические показатели стабильны. И это дает мне основания полагать, надеяться на то, что мы спокойненько, уверенно будем проходить этот непростой период в нашей экономике, которая, безусловно, уже адаптировалась к современным условиям.

— Могу я Вас спросить о приватизации и нефти? Приватизация Башнефти — вы ее отложили. И, как мы сообщали, Игорь Сечин из Роснефти предложил купить половину Башнефти за 5 миллиардов долларов. Но Вы всегда говорили, что не хотите, чтобы крупные государственные компании покупали новые приватизируемые компании. То есть Вы не позволите этому случиться?

— Знаете, Вы сейчас сказали о государственных компаниях. Роснефть, строго говоря, не является государственной компанией. Давайте не будем забывать, что 19,7% принадлежит компании BP, кстати говоря, британской компании. Вы же поданный Британии, правда? То есть Вы, по сути дела, в известной степени тоже являетесь…

— Я думаю, у Вас больше контроля над Роснефтью, чем у Терезы Мэй над BP.

— Да, может быть, у нас и больше контроля, но, строго говоря, это не государственная компания. Я вот о чем хотел сказать, и думаю, что это очевидный факт: 19,7% принадлежит иностранному инвестору. Тем не менее, имея в виду, что контрольный пакет находится у государства, наверное, это все таки не лучший вариант, когда одна компания, подконтрольная государству, приобретает другую, чисто государственную компанию. Это одна позиция.

А вторая заключается в том, что в конечном то итоге для бюджета важно, кто даст больше денег при торгах, которые должны быть организованы в ходе приватизационного процесса. И в этом смысле мы не можем дискриминировать участников рынка, ни одного из них, но пока это не актуально, поскольку правительство приняло решение приватизацию Башнефти отложить.

— То есть вопрос отложен. Но все-таки, говоря о приватизации — в 2012 году Вы отмечали, что хотите расширить программу приватизации. Это оказалось непросто. Почему это не получилось? Почему российскому правительству необходимо владеть 50 процентами в таких компаниях? Может быть, можно продать больше?

— Российскому государству нет необходимости держать такие крупные пакеты, и мы намерены обязательно реализовать наши планы. Вопрос не в том, что хотим мы этого или не хотим, вопрос в том, целесообразно или нет и в какой момент. В целом это целесообразно хотя бы с одной точки зрения — с точки зрения структурных изменений в самой экономике. Государства, действительно, слишком много, может быть, сегодня в экономике России, но делать это на падающем рынке даже с точки зрения фискальных интересов не всегда целесообразно. Поэтому мы подходим аккуратно, но наш тренд с точки зрения приватизационных процессов и постепенного ухода государства из определенных активов остается неизменным.

Кстати говоря, Вы упомянули компанию Роснефть. Мы сейчас активно занимаемся подготовкой приватизации части пакета самой Роснефти. Это лучшее подтверждение того, что мы своих кардинальных планов не поменяли. Или, например, одна из крупнейших российских компаний в мире по добыче алмазов. Мы приватизируем часть этого пакета.

— Алроса?

— Алроса. Также мы действуем и по другим направлениям, поэтому мы принципиально своей позиции не меняем. Просто это не тот случай, когда мы должны, как у нас говорят, суетиться, то есть проявлять какую-то нервную реакцию: мы должны немедленно и любой ценой. Нет, любой ценой мы делать не будем. Мы будем делать с максимальным эффектом для российского государства, для российской экономики.

— То есть вы продадите Роснефть в этом году? Вы надеетесь, что сможете продать акции Роснефти в этом году?

— Мы готовимся к этой сделке в этом году. Не знаю, сможет ли правительство подготовиться, реализовать эту сделку вместе с менеджментом самой Роснефти, найдут ли соответствующих стратегических инвесторов. Мне кажется, речь должна идти именно о таких инвесторах. Но мы готовимся и планируем сделать это именно в текущем году.

— И что касается этой доли в 50%, Вы были бы довольны иметь ситуацию, при которой российскому государству принадлежало бы менее 50% в этих крупных компаниях?

— Мы здесь не видим ничего страшного. Вы знаете, я помню, у нас была одна из компаний, сейчас не буду называть ее, но когда в нее вошли на 50 процентов иностранные акционеры, иностранные инвесторы, их взнос в федеральный бюджет и налоговые платежи увеличились в несколько раз сразу, а эффективность компании нисколько не ухудшилась. Поэтому, с точки зрения интересов государства, конечных интересов государства, с точки зрения фискальных интересов мы имеем положительный опыт, а не отрицательный.

— Позвольте мне развить тему. Потому что когда я анализирую Ваши действия за все эти годы, во внешней политике Вы очень агрессивны, очень решительный, очень смелый, и каждый с этим согласится. Но в экономической политике Вы кажетесь…

— Я не соглашусь с этим. Я действовал решительно, но не агрессивно.

— Да, решительно…

— Действовал в соответствии со складывающимися обстоятельствами.

— Но в экономике Вы были менее решительным с точки зрения продвижения реформ. Если Вы посмотрите на такие страны, как Китай и Вьетнам, Вы знаете, они совершенно изменили свои экономики. А Россия, как Вы сказали, по-прежнему зависит от нефти, по-прежнему зависит от нескольких компаний, которые по-прежнему управляются теми же людьми. Не думаете ли Вы, что за все эти годы были в некоторым смысле неудачными, что Вы недостаточно провели реформ?

— Нет, я так не думаю. Более того, смотрите, мы провели земельную реформу, у нас в России трудно было себе представить, что это когда-нибудь будет возможно. Обратите внимание, в отличие от многих государств мира с достаточно развитой рыночной экономикой у нас, скажем, нефтяной сектор почти полностью приватизирован. Вы назвали компании Роснефть и Башнефть, все остальные — частные компании. И смотрите, что в Саудовской Аравии происходит в этом секторе, в Мексике, во многих других нефтедобывающих странах. Почему вы считаете, что Россия меньше продвинулась в направлении этих реформ?

Другое дело, что при высокой цене на нефть очень трудно переориентировать участников экономической деятельности от тех отраслей, где они получают большие доходы, и побудить их вкладывать деньги, ресурсы в другие отрасли. Для этого нужно осуществлять целый набор мер, вот мы их и делаем постепенно. К сожалению, может быть, эффект не такой большой, как нам бы хотелось… Сейчас, я закончу, наберитесь терпения, но все-таки результат тоже есть.

Смотрите, в позапрошлом году от доходов нефти и газа бюджет получал 53%, в позапрошлом году, в 2014-м; в 2015-м — 43, а в этом году будет 36 примерно. Так что все-таки структурные изменения тоже происходят, и дело не только в цене, а дело и в распределении, в росте экономики, в росте отдельных отраслей производства. Допустим, сейчас мы наблюдаем рост промышленного производства в целом по стране — 0,3%, небольшой, но все-таки он есть. А, скажем, на Дальнем Востоке, где мы с Вами находимся, рост промышленного производства, именно промышленного — 5,4%.

— Позвольте мне привести пример. Вы недавно провели политические перестановки среди чиновников в администрации. Если посмотреть на бизнес, например, компанию Газпром, я проверял, в долларовом выражении капитализация Газпрома сейчас меньше пятой части того, что было 10 лет назад, и Газпром выпал из десятки крупнейших мировых компаний, сейчас на 198-м месте. И у Вас 15 лет был один и тот же менеджер, который управлял компанией — Алексей Миллер, Вы только продлили его контракт еще на 5 лет. Я хочу сказать, что Вы — не такой жесткий с бизнесменами, которые управляют нефтяными компаниями, каким Вы можете быть с другими людьми. Почему Вы с этим миритесь? Вы широко известны как эффективный человек.

— Послушайте, Газпром явно недооценен, это абсолютно очевидный факт. Мы его продавать пока не собираемся, и связано это с особенностями российской экономики, социальной сферы и российской энергетики. Одна из функций Газпрома — обеспечить бесперебойное прохождение страны в осенне-зимние максимумы, обеспечить большую энергетику России, и он справляется с этой функцией. Я думаю, что оценки Газпрома носят сегодня достаточно спекулятивный характер. И нас это абсолютно не беспокоит и не волнует.

Мы знаем, что такое Газпром, чего он стоит, и чего он будет стоить в ближайшие годы, несмотря на, допустим, развитие, «shale» газа в Соединенных Штатах или где-то в других регионах мира. Трубный газ всегда будет дешевле. И Газпром наращивает сейчас экспорт в страны своих традиционных партнеров. В Европу — посмотрите отчеты Газпрома — особенно за последние месяцы, растут продажи.

Уверен, так и будет в будущем. Почему? Потому что в ближайшее время, несмотря на развитие альтернативной энергетики, все-таки, если посмотреть на экономическую составляющую и на требования к экологическим стандартам, никакого другого первичного энергетического источника, кроме газа, в мире нет. Кроме разве что атомной энергетики, но здесь тоже очень много проблем и противников атомной энергетики. У газа нет таких противников. Но есть страна, которая, безусловно, является лидером по запасам газа. Это наша страна, Российская Федерация. И Газпром исполняет все функции, которые на них возложены, на менеджмент возложены.

Есть конечно, и вопросы, есть и проблемы, мы их видим. Знаю, что менеджмент Газпрома предпринимает необходимые шаги для того, чтобы эти проблемы решать, борется за свои интересы на мировых рынках. Хорошо он это делает или плохо — это другой вопрос. Многие его критикуют, говорят, что нужно было бы вести себя более гибко, надо было бы перейти на плавающие цены в зависимости от текущей ситуации в экономике. Но газовый бизнес, он очень специфический. Это даже не торговля нефтью.

Это отдельный бизнес, который связан с большими инвестициями в добычу и транспортировку. Это значит, что добывающие структуры должны быть уверены, что они реализуют товар и по определенной цене. Можно, конечно, договариваться с партнерами о каких-то плавающих рамках в зависимости от каких-то условий. Думаю, что это тоже может быть предметом переговоров, но если, скажем, наши европейские партнеры хотят обеспечить свою конкурентоспособность на мировых рынках, они сами, в конечном итоге, должны быть заинтересованы в долгосрочных контрактах с Газпромом.

Смотрите, когда цены были высокими, сколько было претензий к Газпрому о том, что нужно что-то сделать для того, чтобы верхнюю планку цены немножко понизить. Сейчас цены на нефть упали, а цена на газ привязана к нефти, и никто не поднимает почему-то вопрос о том, что нужно поднять цены на газ, всех это устраивает. Значит, есть естественные противоречия между продавцом и покупателем. Но есть и какие-то рамки, в которых они могут договариваться, чтобы минимизировать свои риски. Но, наверное, они могут об этом поговорить.

— Я знаю, Вы великодушный человек, но если бы у Вас был генерал, который потерял 80% своей армии, Вы бы, наверное, не оставили его в качестве генерала. У Газпрома по-прежнему монополия на экспорт, Вы не думаете о том, чтобы забрать ее, учитывая такую работу, поскольку ее результаты хуже, чем у других газовых компаний?

— Это другой случай. Если говорить о генерале, то в данном случае генерал ничего не потерял, а перевел в резервы, которые в любой момент могут быть востребованы и использованы.

— Предстоящая G20 будет одной из последних возможностей встретиться с Бараком Обамой. Как Вы знаете, в Америке предстоят выборы, и выбор стоит между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. Кого бы Вы хотели слышать на другом конце провода, если возникнет геополитическая ситуация — Дональда Трампа или Хиллари Клинтон? Какие у Вас чувства на этот счет?

— Мне бы хотелось иметь дело с человеком, который может принимать ответственные решения и исполняет достигнутые договоренности. Фамилии совершенно не имеют значения. И конечно, нужно, чтобы этот человек пользовался доверием американского народа, тогда у него будет не просто желание, но и подкрепленная политическая воля для того, чтобы исполнять все эти договоренности.

Поэтому мы никогда не вмешивались, не вмешиваемся и не собираемся вмешиваться во внутриполитические процессы, будем внимательно смотреть за тем, что происходит, и ждать результатов выборов, а потом готовы работать с любой администрацией, если она сама этого хочет.

— Могу я развить тему? В 2011 году Вы обвиняли Хиллари Клинтон в том, что она пыталась подогреть протесты, с которыми Вы тогда столкнулись. И, напротив, когда я вспоминаю некоторые из вещей, которые о Вас говорил Дональд Трамп: в 2007 году он говорил, что Путин прекрасно справляется, в 2011 году он хвалил Вас за серьезный подход, на следующий год он сказал, что Вы — его новый лучший друг, на следующий год, что Вы перехитрили американцев, он сказал, что у Вас хорошие рейтинги. Я могу так продолжать… И Вы сейчас мне говорите, что если бы у Вас был выбор между женщиной, о которой Вы думаете, что она пытается избавиться от Вас, и мужчиной, который, кажется, относится к вам с большой симпатией, почти граничащей с гомоэротизмом, то Вы не стали бы выбирать между ними двумя, поскольку один из них, кажется, будет более благоприятным для Вас?

— Вы знаете, я уже, по сути, ответил на Ваш вопрос, а еще раз могу его переформулировать, другими словами сказать. Мы готовы работать с любым президентом, но, конечно, — я тоже об этом сказал — настолько, насколько готова будет будущая администрация. И если кто то говорит, что он хочет работать с Россией, мы приветствуем это. А если кто-то, как Вы выразились (может быть, неточный перевод), хочет от нас избавиться, это совершенно другой подход. Но мы и это переживем: здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе.

Вы понимаете, в чем дело, я уже неоднократно видел, что антироссийские карты разыгрываются в ходе внутриполитических кампаний в Штатах. Я считаю, что это очень недальновидный подход.

В то же время нам присылают всякие сигналы со всех сторон, что на самом деле все хорошо. И в прежних администрациях так было в ходе предвыборных кампаний, что мы там все восстановим потом. Но, Вы знаете, мне кажется, что это не отвечает тому уровню ответственности, которая лежит на плечах Соединенных Штатов. Мне представляется, что все это должно быть более солидно, спокойно, более уравновешенно.

По поводу того, что нас кто-то критикует. Вы знаете, и со стороны команды господина Трампа тоже раздаются критические высказывания в наш адрес. Например, один из участников или членов его команды сказал, что якобы Россия платила семье Клинтон через какие то фонды и что на самом деле мы руководим семьей Клинтон. Ерунда полная. Я даже не знаю, где там Билл выступал, через какие фонды. Это просто и одной, и второй стороной используется в качестве инструмента внутриполитической борьбы, что, на мой взгляд, плохо. Но, разумеется, когда кто то говорит о том, что он хочет работать с Россией, мы это приветствуем — и вне зависимости от того, как фамилия этого человека.

— Очень коротко: еще одно обвинение, с которым Вы сталкивались или о котором много слышали, связано с тем, что Россия или люди, поддерживаемые Россией, взломали базу данных Демократической партии. Это Вы, наверное, тоже назовете совсем неправдой?

— Нет, я об этом ничего не знаю. Вы знаете, как много хакеров сегодня, причем они действуют настолько филигранно, настолько тонко, могут показать в нужном месте и в нужное время свой след — или даже не свой след, а закамуфлировать свою деятельность под деятельность каких-то других хакеров из других территорий, из других стран. Это абсолютно такая, труднопроверяемая вещь, если вообще возможно ее проверить. Во всяком случае на государственном уровне мы этим точно не занимаемся.

А потом, послушайте меня, разве это важно, кто взломал, эти какие-то там данные из штаба, предвыборного штаба госпожи Клинтон? Разве это важно? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вот вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле, не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими-то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал.

Но хочу Вам еще раз сказать, мне об этом точно совершенно ничего неизвестно, и на государственном уровне Россия никогда этим не занимается. Я, честно говоря, даже не мог себе представить, если сказать Вам откровенно, что информация подобного рода может представить интерес для американской общественности, что, оказывается, предвыборный штаб одного из кандидатов, в данном случае госпожи Клинтон, работал на нее, а не равномерно на всех кандидатов Демократической партии. Да мне просто в голову не приходило, что это может быть для кого-то интересно. Поэтому даже с этой точки зрения мы никак туда официально не могли залезть. Для этого, понимаете, нужно чувствовать нерв и особенности внутриполитической жизни Соединенных Штатов. Я не уверен, что даже наши специалисты в МИДе чувствуют это должным образом.

— Вы не думаете, что сейчас такое время, когда каждый должен в этом признаться? Россия пытается взломать Америку, Америка пытается взломать Россию, Китай пытается взломать Америку, Китай пытается взломать Россию? Все пытаются друг друга взломать. Не думаете, что одна из задач «двадцатки» выработать свод правил, чтобы это как-то упорядочило внешнюю политику, когда каждый этим занимается. Якобы.

— Мне думается, что лучше бы «двадцатке» в это не вмешиваться, для этого есть другие площадки. «Двадцатка» все-таки собиралась как площадка для обсуждения, прежде всего, вопросов мировой экономики. Конечно, политика влияет на экономические процессы, это очевидный факт, но если мы туда переложим какие-то склоки или даже не склоки, а вопросы очень важные, но относящиеся к чисто мировой политике, то мы перегрузим повестку дня «двадцатки» и вместо того, чтобы заниматься вопросами финансов, вопросами структурных изменений экономики, вопросами ухода от налогообложения и так далее, — вместо этого будем бесконечно спорить по проблемам Сирии или по каким-то другим мировым проблемам, их достаточно много, по ближневосточной проблеме начнем дискутировать, для этого лучше находить другие площадки и другие форумы — их достаточно. ООН, например, Совет безопасности.

— Могу я задать последний вопрос по Дональду Трампу? Некоторые люди говорят, что он слишком переменчив, чтобы быть американским президентом. Вы были бы так же довольны, если бы он стал президентом, как были бы, если бы увидели Клинтон в этой роли?

— Вы знаете, мы не можем отвечать за американский народ. Ведь при всем эпатаже одного и, кстати говоря, другого кандидата — они же оба занимаются эпатажем, только каждый по-своему — они же умные люди, очень умные люди, и они понимают, на какие точки нужно немножко поднажать, чтобы их поняли, почувствовали и услышали избиратели в самих Соединенных Штатах. Трамп делает упор на традиционный республиканский электорат, на среднего человека со средним достатком, на рабочий класс, на определенную группу предпринимателей, на людей, которые придерживаются традиционных ценностей; госпожа Клинтон — на другую часть электората тоже пытается воздействовать своими способами, поэтому они друг на друга нападают, и в некоторых случаях я бы не хотел, чтобы мы брали с них пример. Думаю, это не самый лучший пример, который они подают. Но такова политическая культура в Соединенных Штатах, это просто нужно принять как есть. Америка — великая страна, и она заслужила того, чтобы никто не вмешивался и внешне не комментировал.

Отвечая на Ваш вопрос в третий раз, могу сказать, что мы будем работать с любой администрацией, с любым президентом, которому окажет доверие американский народ — если, конечно, он сам будет хотеть сотрудничать с Россией.

— Позвольте мне спросить о другой стране. Еще один человек, с которым вы встретитесь на «двадцатке», это Тереза Мэй. Британия в итоге оказалась в такой же ситуации, как и Россия. Она — часть Европы, но, по-видимому, не будет частью Евросоюза. Вы будете вести с ними переговоры о зоне свободной торговле?

— Вот смотрите, чтобы закончить предыдущий вопрос. Вы все-таки много лет в журналистике работаете, вы очень информированный человек и понимаете все угрозы, связанные с обострением международной обстановки, правда? Особенно между крупнейшими мировыми ядерными державами. Мы же все это понимаем.

Вы меня, конечно, спрашиваете, это интервью, которое Вы у меня берете, а не наоборот. Но все-таки я позволю себе спросить. Вы хотите обострения на уровне Карибского кризиса?

— Нет, никто не хочет.

— Нет, конечно, нет, этого никто не хочет.

— Именно поэтому я и спросил о Дональде Трампе, потому что его воспринимают как более непредсказуемого человека, чем Хиллари Клинтон.

— И Вы наверняка бы тоже хотели, чтобы у России складывались добрые отношения и с Великобританией, и с Соединенными Штатами, правда? И я этого хочу. Если кто-то в Америке говорит: «Я хочу наладить хорошие отношения партнерские с Россией», — значит мы с Вами это должны поприветствовать: и Вы, и я, такие, как я, и такие, как Вы. А что там на самом деле, как будет проходить после выборов, мы пока не знаем. И именно поэтому я говорю, что мы будем работать с любым президентом, которого назовет в качестве такого народ Америки.

Что касается Великобритании. У нас запланирована встреча с премьер-министром в Китае, на полях «двадцатки». Мы разговаривали по телефону. К сожалению, не самым лучшим образом складывались отношения между Россией и Великобританией в последнее время, но не по нашей вине. Не мы сворачивали отношения с Великобританией, это Великобритания решила заморозить по многим направлениям наши взаимные контакты. Если британская сторона считает, что необходимость диалога есть по некоторым направлениям, то мы готовы, мы не собираемся здесь как-то надувать губы, обижаться на кого то. Мы очень прагматично подходим к сотрудничеству с нашими партнерами, считаем, что это полезно было бы между двумя странами.

Вот мы говорили о нашей крупнейшей нефтяной компании Роснефть, и уже я вначале вспомнил, что почти 20% (19,7) принадлежит BP. А это чья компания? British Petroleum, правда? Наверное, уже неплохо. Должен Вам сказать, что капитализация British Petroleum в значительной степени связана и с тем, что она владеет 19 с лишним Роснефти, которая располагает огромными запасами в России и за рубежом. Это же отражается на устойчивости компании.

Вот BP попала в сложное положение после известных печальных событий в Мексиканском заливе. Мы все делали для того, чтобы ее поддержать. Разве Британия в этом не заинтересована? Думаю, что заинтересована — так же и по другим направлениям.

Сейчас мы отмечаем юбилей Северных конвоев, Вы знаете об этом, да? Мы реально, это не для красного словца я говорю, относимся к участникам Северных конвоев как к героям. Они и были такими на самом деле. Мы знаем, в каких условиях они воевали — в тяжелейших. Они каждый раз шли на смерть ради общей победы, и мы это помним.

— Вы думаете, Британия сейчас, когда она выходит из Европейского союза, будет более расположена к достижению соглашения с Россией?

— Британия выходит и вышла уже фактически из Европейского союза, но она не вышла из особых отношений с Соединенными Штатами — и, думаю, то, что касается отношений с Россией, зависит не от ее присутствия либо отсутствия в Европейском союзе, а зависит от ее особых отношений со Штатами. Если она будет проводить более независимую внешнюю политику, то тогда, наверное, можно будет сделать это. А если Британия будет руководствоваться союзническими обязательствами и будет считать, что это представляет больший национальный интерес, чем сотрудничество с Россией, тогда пусть будет так.

Это же не наш выбор в конечном счете, это выбор наших британских партнеров, выбор приоритетов. Но так или иначе, конечно, мы понимаем, что в рамках союзнических отношений и особых партнерских отношений со Штатами Великобритания должна делать поправку в отношениях с Россией на мнение своего главного партнера — Соединенных Штатов. Мы относимся к этим реалиям как к данности, но, повторяю, как далеко Великобритания готова будет пойти на установление сотрудничества с нами, настолько же и мы готовы будем идти. Это зависит не от нас.

— Могу я Вам задать в последний раз вопрос об еще одном участнике «двадцатки»? Президент Эрдоган. Вы не особенно протестовали, когда недавно турецкие танки вошли на территорию Сирию. Почему? Вы считаете, что Турция приблизилась к вашей идее, что будущее Сирии подразумевает, что президент Асад каким-то образом останется? Или Вы изменили свое мнение о президенте Эрдогане? Недавно Вы жаловались, что он ударил вас в спину, когда был сбит российский самолет. Что-то изменилось в Турции, как Вы считаете?

— Прежде всего, мы исходим из того, что Турция принесла извинения за инцидент, который произошел, за гибель наших людей, сделала это прямо, без всяких оговорок, и мы это ценим. Президент Эрдоган пошел на это, и мы видим явную заинтересованность президента Турции в полноформатном восстановлении отношений с Россией. У нас много совпадающих интересов и в регионе Черного моря, и в глобальном плане, и в регионе Ближнего Востока.

Мы очень рассчитываем на то, что нам удастся наладить конструктивный диалог, у нас много больших проектов в сфере энергетики — тот же самый «Турецкий поток». Думаю, что мы его в конечном итоге реализуем, во всяком случае первую часть, касающуюся расширения транспортных возможностей и увеличения поставок на внутренний турецкий рынок, но с возможностью транспортировки и для европейских партнеров, — если они опять же этого захотят, если Еврокомиссия будет это поддерживать.

У нас очень большой проект по строительству атомной электростанции — по уникальным условиям. Они состоят там из нескольких элементов: мы кредитуем, владеем и эксплуатируем. Эта уникальность дает нам основания полагать, что это реализуемый проект с учетом тех договоренностей по экономическим параметрам, в основе которых лежит стоимость киловатт-часа электроэнергии, что это будет экономически выгодный проект обеим сторонам.

Но кроме всего прочего, как я уже говорил, у нас есть взаимное стремление прийти к договоренности по проблемам региона, в том числе и по сирийской проблеме. Я как считал, так и продолжаю считать, что извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти. Когда я слышу, что какой то президент должен уйти, слышу не внутри страны, а со стороны, то это вызывает у меня большие вопросы. Я уверен просто, и такую уверенность мне придают события последних десяти лет, а именно попытки демократизации в Ираке, попытки демократизации в Ливии, — мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма.

Где в Ливии Вы видите элементы демократии? Может быть, они когда-то возникнут, я очень на это рассчитываю. Или продолжающаяся гражданская война в Ираке — а что там будет вообще с Ираком в целом в будущем? Пока это все большие вопросы.

То же самое и в Сирии. Когда мы слышим, что Асад должен уйти (почему-то со стороны кто-то так считает), то у меня большой вопрос: а к чему это приведет? Вообще, соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения и способствовать изменению структуры самого общества — и, набравшись этого терпения и способствуя изменению структуры общества, подождать, пока произойдут естественные изменения внутри.

Да, это не произойдет с сегодня на завтра, но, может быть, в этом и заключается политическая мудрость — в том, чтобы не суетиться, не забегать вперед, а постепенно вести дело к структурным изменениям, в данном случае в политической системе общества.

Что касается действий Турции. Мы находимся в контакте с нашими турецкими партнерами. Все, что противоречит международному праву, мы считаем недопустимым. Но мы находимся в контакте и на политическом уровне, и на уровне Министерства обороны, Министерства иностранных дел. Уверен, что и на встрече с президентом Турции господином Эрдоганом в Китае мы тоже будем об этом говорить.

— Очень коротко о Сирии. Мы немного приблизились к российско-американским договоренности по плану того, что произойдет с Сирией? У вас недавно были переговоры. Кажется, что вы немного приблизились, но есть ли какой-то прогресс? И думаете ли Вы, что мы сейчас ближе к этому, чем когда-либо?

— Вы знаете, переговоры идут очень тяжело. Одна из кардинальных сложностей заключается в том, что мы настаиваем — и против этого не возражают наши американские партнеры — что так называемая здоровая часть оппозиции должна быть отделена от радикальных группировок и террористических организаций, таких как «Джабхат Ан-Нусра» (запрещена в России).

А у нас создается впечатление, что Джабхат Ан-Нусра и иже с ней, они там мимикрируют, другими названиями себя там уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Они начинают поглощать так называемую здоровую часть оппозиции, и в этом нет ничего хорошего. Кроме всего прочего, это уже не элемент внутренней борьбы, это уже пришлые боевики, получающие вооружение и амуницию из-за границы. И, по сути, наши американские партнеры с этим согласны, но они не знают, как это сделать.

И тем не менее, несмотря на все эти сложности, мы все-таки находимся на правильном пути. И должен отметить, что госсекретарь Керри проделал, конечно, колоссальную работу. Я удивляюсь его терпению и настойчивости одновременно. Но все-таки, на мой взгляд, мы постепенно-постепенно двигаемся в правильном направлении, и не исключаю того, что в ближайшее время можем уже о чем-то договориться и предъявить мировой общественности наши договоренности. Пока об этом рано говорить, но мне кажется, что мы действуем, как я уже сказал, двигаемся в нужном направлении.

— Если посмотреть на весь период с тех пор, как Вы президент, Вы могли бы поспорить, что то, как сложились отношения с Западом, связано с проблемами доверия… И мы можем остановиться на каждом из конфликтов. Но если оглянуться на эти отношения с Западом, которые не всегда работают, считаете ли Вы, что могли бы сделать что-то по-другому, зная, к чему все может привести?

— Нет, я бы ничего не стал делать по-другому. Думаю, что наши партнеры должны были бы сделать многое по-другому. Ведь когда Советский Союз прекратил существование, образовалась новая Россия, мы просто открыли свои объятия для наших партнеров на Западе. Вспомните, чего стоил хотя бы такой жест, как открытие наших систем подслушивания в американском посольстве в Москве! Никто в ответ нам ничего подобного не сделал. Вы что думаете, у ЦРУ нет подслушивающих устройств где-то у нас? Конечно, есть! Больше того, они еще усилили свою работу по этому направлению. Мы, например, прекратили полеты нашей стратегической авиации вдоль границ Соединенных Штатов, а Соединенные Штаты — нет. Мы десять лет не летали, а Соединенные Штаты так и не прекратили, так и летали. Зачем? Мы говорили о том, что мы готовы были бы создать какую-то новую систему европейской безопасности с участием Соединенных Штатов. Вместо этого начался процесс расширения НАТО, продвижение его к нашим границам: одна итерация, потом вторая.

Мы говорили о том, что нужно вместе решать вопросы, связанные с системами противоракетной обороны и сохранить или модернизировать Договор о противоракетной деятельности. Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО и развернули активное строительство стратегической системы противоракетной обороны, именно стратегической системы как части своих стратегических ядерных сил, вынесенных на периферию, перешли к строительству позиционных районов в Румынии и затем в Польше.

Тогда, на первом этапе, как Вы помните, делали это со ссылкой на иранскую ядерную угрозу, потом с Ираном подписали договор, в том числе Соединенные Штаты, ратифицировали уже сейчас, никакой угрозы нет, а позиционные районы продолжают строить. Вопрос — против кого? Нам тогда говорили: ‘‘Мы не против вас’’. — А мы отвечали: ‘‘Но мы тогда будем совершенствовать наши ударные системы’’. — А нам ответили: ‘‘Делайте, чего хотите, мы будем считать, что это не против нас’’. Мы это и делаем. Сейчас видим, что когда у нас кое-что начало получаться, наши партнеры забеспокоились, говорят: ‘‘Как же так? Что ж там происходит?’’ Почему был такой ответ в свое время? Да потому что никто не думал, наверное, что мы в состоянии это сделать.

В начале 2000-х годов на фоне полного развала оборонно-промышленного комплекса России, на фоне, прямо скажу, низкой, мягко говоря, боеспособности Вооруженных Сил в голову никому не приходило, что мы в состоянии восстановить боевой потенциал Вооруженных Сил и воссоздать оборонно-промышленный комплекс. У нас же наблюдатели из Соединенных Штатов (Вы знаете об этом, да?), сидели на наших заводах по производству ядерного оружия. Они прямо на заводе сидели, вот такой был уровень доверия. И потом эти шаги — один, второй, третий, четвертый. Мы же должны как-то на это реагировать. А нам все время говорят: «Это не ваше дело, это вас не касается, а это не против вас».

Я уже не говорю об очень чувствительном периоде нашей истории — о тяжелых событиях на Кавказе и в Чеченской Республике. Вы же журналист, Вы знаете, как реагировал политический истеблишмент Запада и пресса. Это что, была поддержка законной российской власти в восстановлении и укреплении государственности? Нет, совсем наоборот, это была поддержка сепаратизма и, по сути дела, терроризма. Потому что никто не хотел слышать, что на стороне боевиков и сепаратистов воюет «Аль-Каида». Нам говорили: «Вы не беспокойтесь, мы только думаем о развитии демократии в вашей стране». Спасибо большое за такую заботу. Тем не менее мы настроены благожелательно, мы понимаем логику политической и геополитической борьбы, мы готовы к сотрудничеству, если готовы к такому сотрудничеству наши партнеры.

— Если бы я обратился к Западу и обобщил, что они думают, их позицию, я думаю, что их доводом стало бы, что в основе их недоверия лежит идея того, что они думают, что Вы хотите расширить зоны влияния России, в некоторых случаях географически, но также что, как минимум, Вы хотите контролировать страны на границе с вами. И в настоящий момент, основной очаг нервозности по этому вопросу в Прибалтике —Эстонии, Литве, Латвии. Вы говорили о доверии… Вы могли бы сказать что-то, что могло бы придать им спокойствия на этот счет?

— Послушайте, думаю, что все здравомыслящие люди, которые реально политикой занимаются, понимают, что ссылки на угрозы со стороны России в отношении, скажем, Прибалтики — это полный бред. Мы что, собираемся воевать с НАТО, что ли? В странах НАТО сколько человек проживает? Где-то 600 миллионов, да? А в России — 146 миллионов. Да, мы — крупнейшая ядерная держава. Но Вы что, реально предполагаете, что мы собираемся завоевать Прибалтику, используя ядерное оружие, что ли? Что за бред? Это первое, но далеко не самое главное.

Самое главное заключается совершенно в другом. У нас очень богатый политический опыт, который заключается в том, что мы глубоко убеждены в том, что ничего нельзя делать вопреки воле народа. Вопреки воле народа ничего нельзя сделать, а некоторые наши партнеры как будто этого не понимают. Когда вспоминают о Крыме, они стараются не замечать, что воля народа, проживающего в Крыму, где 70% этнических русских, а все остальные говорят на русском языке как на родном, была присоединиться к России. Этого стараются просто не видеть. В одном месте, в Косово, можно волю народа исполнить, а здесь нельзя. Это все — политические игрища.

Так вот, чтобы успокоить, я Вам могу сказать, что Россия проводила и собирается проводить абсолютно миролюбивую внешнюю политику, направленную на сотрудничество. Что касается какого-то расширения зоны нашего влияния. Я из Москвы во Владивосток летел 9 часов. Это немножко меньше, чем из Москвы до Нью-Йорка через всю Западную Европу и Атлантический океан. Как Вы думаете, у нас есть необходимость что-то расширять что ли? Вопрос совершенно не в территориях.

А что касается влияния, то да, мы хотим, чтобы влияние России было более заметным, существенным, но мы вкладываем в это абсолютно мирное и позитивное содержание: влияние экономическое, гуманитарное, влияние, связанное с развитием равноправного сотрудничества с нашими соседями. Вот на что мы нацеливаем нашу внешнюю политику и, кстати говоря, и внешнеэкономическую деятельность. В этом может никто не сомневаться.

— Я только хочу привести один пример по этому вопросу. Вы упомянули Крым, Вы упомянули, что тогда происходило и те заверения, которые вы давали. В 2014 году 4 марта, и мы проверяли, трижды наш корреспондент спрашивал Вас, что происходит внутри Крыма, знаете ли Вы что-то о российских войсках, которые брали под контроль украинскую власть там. И Вы сказали: нет, ничего не знали ни об этом, ни о военных базах. И спустя год Вы говорили о том, что собственноручно управляли операцией по возвращению Крыма. Вы признаете, что иногда могли бы четче комментировать события в тот момент, когда они происходят?

— Конечно. Я уже много раз комментировал эти вещи. Здесь нет ничего проще, я уже об этом говорил. Да, наши военнослужащие обеспечили безопасное проведение голосования и референдума. Если бы мы этого не сделали, мы столкнулись бы с трагедией худшей, чем сожжение заживо людей в Доме профсоюзов в Одессе, когда националисты окружили людей беззащитных и безоружных и заживо их сожгли. В Крыму это бы носило массовый характер. Мы этого сделать не позволили. А то, что люди сами пришли на избирательные участки и проголосовали, это факт, под дулом автомата никто бы не пошел на избирательные участки.

Это настолько очевидно, что спорить с этим невозможно, поезжайте сами в Крым сейчас, погуляйте там, и Вам все станет ясно. Вот и все. Поэтому, да, наши военные были в Крыму, мы даже не превысили численного состава нашей группировки, которая находилась там в рамках соответствующего договора с Украиной.

Но самое главное совершенно в другом: самое главное, что за этот референдум, а потом и за независимость проголосовал парламент Крыма, избранный за два года до голосования по украинскому закону. То есть это абсолютно легитимный, представительный орган власти людей, проживающих в Крыму. Это первая позиция.

А вторая — международно-правовая составляющая. В ходе решения вопроса по Косово Международный суд ООН принял решение, и все западные партнеры аплодировали этому решению, а решение заключается в том, что при определении вопроса по независимости решения центральных властей той или иной страны не требуется. Вот и все. Так что мы действовали в полном соответствии с международным правом, с Уставом Организации Объединенных Наций и на основе демократических принципов, а это, прежде всего, не что иное, как волеизъявление людей.

— Последняя серия вопросов о Вашем наследии или Ваших текущих достижениях. О будущем: Вы уже решили, будете ли вы баллотироваться в президенты в 2018 году?

— Сейчас мы стоим перед парламентскими выборами. Нужно пройти эти выборы, посмотреть на результат. И даже после этого еще впереди у нас будет почти два года. Поэтому говорить об этом абсолютно преждевременно. Знаете, в современном, быстро меняющемся мире говорить об этом просто вредно. Нужно работать, нужно добиваться того, чтобы были реализованы планы и задачи, которые мы перед собой ставили, нужно добиваться повышения жизненного уровня людей, развития экономики, социальной сферы, повышения обороноспособности страны. В зависимости от решения этих задач будем потом смотреть, как организовывать кампанию президентских выборов в 2018 году, и кто должен принять в ней участие. Я пока ничего для себя не решил.

— Вы думаете, сейчас Россией легче или сложнее управлять?

— Проще, чем когда? При Иване Грозном или при Николае II, или при Брежневе, Хрущеве?

— В Ваше время.

— Думаю, что сложнее, потому что все-таки при всей критике со стороны, прежде всего, наших западных партнеров у нас развиваются процессы внутренней демократии. У нас, скажем, на этих выборах на порядок больше будут участие принимать партий, чем в предыдущие годы. И это, безусловно, будет накладывать отпечаток на ход и результаты избирательных кампаний.

Это имеет практическое измерение, вот о чем я говорю. Сейчас мы смотрим, рейтинг ведущей нашей политической силы, партии «Единая Россия», он немножко понизился, и многие задаются вопросом: «А что такое? Что произошло? Что случилось?’» Да что? Началась активная избирательная кампания, и это большое количество партий, которые сейчас принимают участие в избирательном процессе, они все выходят на экраны телевизоров, в средства массовой информации, в газеты. А с чем они выходят?

Они все критикуют власть. Они, правда, не говорят, как сделать лучше или говорят такие вещи, которые даже для человека с поверхностными взглядами кажутся малореалистичными или вообще неисполнимыми, но зато они очень красиво смотрятся на экране телевизора: они ругаются, они клеймят позором представителей правящей партии. Но они не говорят, готовы ли они взять на себя ответственность за принятие каких-то не очень популярных, но нужных в конечном итоге [решений].

— Вы завидуете китайцам, которым не надо проходить через выборы?

— В Китае другая политическая система, там и другая страна. Думаю, что Вы бы не хотели, чтобы 1,5 миллиарда человек почувствовали какую-то дезорганизацию своего общества и государства. Поэтому давайте предоставим китайцам право и возможность решать, как им нужно организовать свою страну, свое общество. Россия — другая страна, у нас другие процессы, другой уровень развития политической системы, и это вообще другое качество. Даже дело не в уровне, а дело в качестве политической системы, но она развивается, она становится сложнее.

На самом деле меня это только радует, и мне бы хотелось, чтобы и в будущем эта система укреплялась, чтобы возникли такие балансы внутри политической системы страны, которые бы позволяли ей всегда находиться в дееспособном состоянии и быть нацеленной на развитие.

— У вас есть стратегия ухода из власти? В 2018 году Вы можете стать президентом, который дольше всего находится у власти со времен войны. Вы будете даже дольше, где-то так же, как и Брежнев. У вас есть представление о том, как Вы оставите власть?

— Я могу либо принять участие в выборах, либо не принимать. Если не буду принимать участия, то тогда будет избран другой глава государства, другой президент России, и тогда уже сами граждане решат, за кого нужно проголосовать.

Но я на что хочу обратить внимание: в любом случае мы уже сейчас должны думать о том, как мы видим (когда я говорю «мы», я имею в виду и себя, и членов моей команды: правительство, администрацию президента) будущее развитие страны — и политические, и внутриполитические, и экономические процессы. Поэтому уже сейчас мы работаем над стратегией развития экономики — прежде всего, экономики, конечно, — после 2018 года.

Как бы ни развивались внутриполитические процессы, мы — и я в этом убежден — должны будем предложить стране наше видение этого развития. А дело будущего президента, будущего правительства согласиться с этим, не согласиться, скорректировать как-то либо предложить что-то совершенно новое.

— Вы недавно реорганизовали часть государственного аппарата, продвинули некоторых людей, некоторые из них телохранители или подобные люди. Вы думаете, эта та сфера, откуда может прийти новый лидер для России? Будет ли это выходец из более молодого поколения, которое начинает заявлять о себе?

— Да, конечно, да, я исхожу из того, что будущий лидер должен быть достаточно молодым человеком.

— Молодой человек, как Алексей Дюмин, или кто-то подобный?

— Но зрелым. Что касается представителей различных спецслужб, вооруженных сил — никакой новизны здесь нет. У нас не в первый раз, скажем, на уровне руководства регионов выдвигаются представители Министерства обороны, Федеральной службы безопасности, не исключением является, скажем, Федеральная служба охраны — чем они хуже? Главное, чтобы человек хотел расти, был бы способен к этому росту, хотел бы служить своей стране на участке работы с более широкими полномочиями и ответственностью. И если он хочет, и я вижу, что у человека есть потенциал, почему нет, он вполне может поработать.

В конце концов, что касается, скажем, регионального уровня управления, то тоже придется пройти через выборы и вынести свои предложения на суд населения того или другого региона, нужно, чтобы люди посмотрели, познакомились с этими программами, с человеком познакомились. Должна сложиться определенная химия отношений между лидером региона и людьми, которые там проживают. Люди должны почувствовать своего возможного будущего руководителя, и если уж будут за него голосовать, исхожу из того, что будут ему доверять, иначе они не проголосуют.

— Вы только что говорили о системе, которая может сложиться после Вас. Люди могут сказать, что существуют две вещи, которые делают управление Россией очень сложным. Одна из них — это очень персонифицированная система, когда многие люди больше голосуют за Вас, чем за партию. И другая причина —это то, что в России достаточно много беззакония. И у вас все еще проблемы в Чечне, у вас происходят события, подобные убийству Бориса Немцова, которое, я знаю, Вы осудили и призвали к ответу виновных, но заказчик до сих пор не найден. Сейчас Россия — это страна, которой очень сложно управлять?

— Вы знаете, любой страной сложно управлять, я Вас уверяю. Что, Соединенными Штатами легко управлять, что ли? Разве легко решать даже, казалось бы, такие несложные задачи? Гуантанамо, допустим. Президент Обама в первом сроке своем сказал, что он ликвидирует Гуантанамо. Но оно до сих пор живо. Почему? Он не хочет, что ли? Конечно, хочет. Уверен, что хочет. Но просто тысяча обстоятельств возникает, которые не дают окончательно решить этот вопрос. Кстати говоря, это очень плохо на самом деле, но это другая тема. Любой страной сложно управлять, даже очень маленькой. Вопрос не в том — большая страна или маленькая. Вопрос — как относиться к своему делу, насколько ответственно к этому относиться.

И Россией сложно управлять. Но Россия находится на этапе развития и политической системы, и становления рыночных принципов экономики. Это процесс сложный, но очень интересный. Россия действительно не просто большая, а великая страна, имея в виду ее традиции, культурные особенности. Да, есть свои особенности и свои традиции в политической сфере. Но чего греха таить, мы же знаем прекрасно: у нас была абсолютная монархия, потом почти сразу наступили коммунистические времена, база немножко расширилась, но в известной степени система руководства страны стала даже еще более жесткой.

Только в 90-х годах мы перешли к строительству совершенно другой внутриполитической системы, основанной на многопартийности. И это тоже такой сложный, неоднозначный процесс, нельзя перепрыгивать через определенные этапы. Нужно, чтобы и граждане привыкли, чтобы они чувствовали свою собственную ответственность, когда идут к избирательным участкам, чтобы не доверялись просто, скажем, таким популистским решениям, соображениям, или просто ругани одних претендентов в адрес других претендентов.

Надо, чтобы граждане тоже внимательно смотрели, анализировали, что предлагается кандидатами. Это касается и выборов в парламент, это касается и президентских выборов. Но, кстати говоря, там, где четкая президентская форма правления, там в значительной степени голосуют не за партию, а голосуют за кандидата в президенты — это везде практически так, поэтому здесь в этом смысле ничего необычного в положении в нашей стране нет.

— Конечно, если Вы посмотрите на Чечню и влияние кого-то, как Рамзан Кадыров. Он довольно своевольный, не похоже на то, что его кто-то держит под контролем. Это совершенно другая ситуация, чем если бы мы говорили об условном Миссиссиппи или Теннесси. Это совершенно другая система, то, что происходит в Чечне. Она, безусловно, совершенно другая. Она более персонифицирована и в ней больше беззакония.

— Вы знаете, это как посмотреть. Мы же не должны забывать, что там было совсем недавно, там на рынках открыто людьми торговали, там господствовали представители международных террористических организаций, включая «Аль-Каиду», людей обезглавливали. Мы что, все это забыли, что ли? Нет. А тот же сегодняшний глава Чечни Рамзан Кадыров, он в так называемую первую чеченскую войну с оружием в руках воевал против федеральных сил. Это ведь очень сложная и большая трансформация, причем, когда его отец сначала, первый президент Чечни, а затем он сам — они пришли к выводу о том, что будущее Чечни связано с Россией, они же сделали это не под давлением какой-то силы, они это сделали по внутренним убеждениям.

Прекрасно помню свои первые разговоры с отцом Рамзана Кадырова, с первым президентом Чечни. Он мне прямо сказал, я был премьером тогда, в 1999 году, что «мы видим, что будущее Чечни не может быть отделено от России, иначе мы попадем под зависимость других сильных мира сего, и там нам будет хуже. Но главное — я это тоже очень хорошо запомнил — чтобы вы нас не предали».

Тогда была очень сложная ситуация, федеральный центр вел себя непоследовательно: то наступал, то отступал, то с чем-то соглашался, то потом рвал договоренности. Чеченскому народу нужна была последовательная, ясная позиция центральной власти страны. Но надо не забывать, через какие трансформации прошли эти люди. Мы подписали договор с Чечней, этот договор находится полностью в рамках Конституции Российской Федерации. Но у нас федеративное государство, и у нас члены Федерации наделены определенными правами, и это, как мы видим на примере Чечни, не разрушает, не разваливает страну, а, наоборот, объединяет ее. Да, конечно, наверное, многое еще нуждается в совершенствовании, многое нуждается в том, чтобы эти тяжелые события середины 90-х годов забылись и окончательно зарубцевались. На все это нужно время.

Я уверен, что мы будем укреплять свою внутреннюю политическую структуру и экономику, и просто никаких сомнений у меня в этом нет. Думаю, что самые тяжелые страницы своей истории Россия перевернула, мы будем только идти вперед и только укрепляться.

— Личный вопрос. Вы управляете Россией 16 лет. Если вы посмотрите на генеральных директоров и бизнесменов, которые смотрят Bloomberg, лишь некоторые из них остаются на своих должностях более 5-6 лет. Какой совет Вы могли бы дать им, чтобы дольше сохранять свои посты?

— Как это ни странно прозвучит, но не нужно хвататься, любой ценой стараться удержаться за какое-то кресло. Ведь я не просто, как Вы сказали, был там 16 лет, я восемь лет был президентом Российской Федерации, а потом, не нарушая Конституции, не изменяя ее под себя, просто не стал баллотироваться на третий срок, что было невозможно в рамках действующей Конституции. У нас в Конституции написано, что можно избираться два срока подряд. Все, я так и сделал: два срока был избран, а потом просто ушел и перешел на другую работу — работал четыре года председателем правительства. В соответствии с Конституцией, когда такое право у меня возникло через четыре года, я баллотировался на должность президента, был избран и работаю сейчас. Так что это не 16 лет, это четыре и четыре — восемь, и сейчас четыре, в должности президента я работаю 12 лет.

— Какова причина Вашего успеха?

— Сейчас, подождите. Что касается длительности, один из примеров — Канада, допустим. По-моему, 16 лет был у власти. А канцлер ФРГ, она сколько у власти? Если мы говорим о первой позиции в исполнительной власти.

— Не 16 лет. Вы были у власти дольше, чем большинство.

— Так и я не 16, я 12. Она уже, по-моему, не меньше. Дело ведь не в этом. Я не знаю, какие здесь могут быть секреты. У меня секретов нет, я просто всегда стараюсь чувствовать настроения людей, чувствовать их потребности, их настрой на формы, на способы решения задач, на их приоритеты и ориентировать прежде всего на это. И мне думается, что это самое главное в работе любого человека, который занимается той работой, которую народ России доверил мне.

— Если посмотреть на ситуацию в мире сейчас, то есть много стран, где у власти династии — Клинтоны, Буши в Америке. У Вас есть дети, которых Вам успешно удается скрывать от публики. Вы бы хотели, чтобы одна из Ваших дочерей занялась политикой? Вы хотите для них такую же жизнь, как у Вас?

— Я не считаю себя вправе хотеть чего-то за них. Они молодые, но все-таки взрослые люди, и они сами должны определить свое будущее. В целом, насколько я себе представляю, они уже выбрали, они занимаются наукой, еще кое-какими видами деятельности, весьма благородными и нужными людям. Они чувствуют себя востребованными, они получают удовольствие от своей работы, и меня это очень радует. Они очень ответственно и по-честному относятся к тому делу, которое для себя выбрали.

— Когда я летел сюда корейскими авиалиниями, у меня был на выбор два фильма: «Доктор Живаго» и вторым был «Крестный отец». Какой из них Вы бы порекомендовали человеку, который хочет понять Россию?

— Не знаю. Вы знаете, у нас есть известное выражение: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать, в Россию нужно просто верить». Но русская культура многогранна и многообразна. Поэтому, если Вы хотите понять, почувствовать Россию, конечно, нужно и книжки почитать — и Толстого, и Чехова, и Гоголя, и Тургенева, послушать музыку Чайковского, посмотреть наш классический балет. Но самое главное — с людьми нужно поговорить. Я вас уверяю: как только Вы начнете встречаться с обычными, рядовыми гражданами, Вы поймете, что русский человек, да и вообще россиянин, будь то татарин, мордвин, чеченец, дагестанец — очень открытые люди, открытые и даже немного наивные.

Но есть одна отличительная черта, которая, наверное, у всех народов есть, но у нас она особенно ярко выражена. Это — стремление к справедливости. Это одна из доминирующих черт, мне кажется, в менталитете россиянина и русского человека. И еще одна составляющая, которая характерна для ментальности российского человека — это стремление к каким-то… Конечно, это такая общая черта, нас — миллионы людей, все люди разные, но в среднем все-таки мы, конечно, хотим жить материально очень хорошо, и я буду стремиться все, что от меня зависит, сделать для того, чтобы люди жили лучше, чтобы уровень жизни становился лучше. Но при всем при этом в ментальности, в душе русского человека всегда есть стремление к какому-то высокому моральному идеалу, к каким-то высоким моральным ценностям. Это нас точно отличает, и уверен, в хорошую сторону.

— Тогда скорее «Доктор Живаго». Президент Путин, благодарю Вас за интервью агентству Bloomberg, Вы очень щедро распорядились своим временем.

— Спасибо Вам большое за интерес.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 5 сентября 2016 > № 1884406 Владимир Путин


США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1879047 Владимир Путин

Интервью международному информационному холдингу Bloomberg. Часть 4.

Публикуем четвёртую часть интервью Президента международному информационному холдингу Bloomberg. Запись состоялась 1 сентября во Владивостоке.

Дж.Миклетвейт: Последний вопрос по «двадцатке» – Эрдоган. Когда недавно турецкие танки вошли на территорию Сирии, Вы не протестовали особенно. Почему? Вы считаете, что Турция сейчас перешла ближе к вашим позициям, что всё–таки в какой–то степени Президент Асад останется в будущем, или как? Вы как–то изменили своё отношение к Президенту Эрдогану? Вы говорили, что он ударил вас в спину, когда был сбит российский бомбардировщик. Что–то изменилось в Турции, как Вам кажется, как Вы считаете?

В.Путин: Прежде всего, мы исходим из того, что Турция принесла извинения за инцидент, который произошёл, за гибель наших людей, сделала это прямо, без всяких оговорок, и мы это ценим. Президент Эрдоган пошёл на это, и мы видим явную заинтересованность Президента Турции в полноформатном восстановлении отношений с Россией. У нас много совпадающих интересов и в регионе Чёрного моря, и в глобальном плане, и в регионе Ближнего Востока.

Мы очень рассчитываем на то, что нам удастся наладить конструктивный диалог, у нас много больших проектов в сфере энергетики – тот же самый «Турецкий поток». Думаю, что мы его в конечном итоге реализуем, во всяком случае первую часть, касающуюся расширения транспортных возможностей и увеличения поставок на внутренний турецкий рынок, но с возможностью транспортировки и для европейских партнёров, – если они опять же этого захотят, если Еврокомиссия будет это поддерживать.

У нас очень большой проект по строительству атомной электростанции – по уникальным условиям. Они состоят там из нескольких элементов: мы кредитуем, владеем и эксплуатируем. Эта уникальность даёт нам основания полагать, что это реализуемый проект с учётом тех договорённостей по экономическим параметрам, в основе которых лежит стоимость киловатт-часа электроэнергии, что это будет экономически выгодный проект обеим сторонам.

Но кроме всего прочего, как я уже говорил, у нас есть взаимное стремление прийти к договорённости по проблемам региона, в том числе и по сирийской проблеме. Я как считал, так и продолжаю считать, что извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти. Когда я слышу, что какой–то президент должен уйти, слышу не внутри страны, а со стороны, то это вызывает у меня большие вопросы. Я уверен просто, и такую уверенность мне придают события последних десяти лет, а именно попытки демократизации в Ираке, попытки демократизации в Ливии, – мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма.

Где в Ливии Вы видите элементы демократии? Может быть, они когда–то возникнут, я очень на это рассчитываю. Или продолжающаяся гражданская война в Ираке – а что там будет вообще с Ираком в целом в будущем? Пока это всё большие вопросы.

То же самое и в Сирии. Когда мы слышим, что Асад должен уйти (почему–то со стороны кто–то так считает), то у меня большой вопрос: а к чему это приведёт? Вообще, соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения и способствовать изменению структуры самого общества – и, набравшись этого терпения и способствуя изменению структуры общества, подождать, пока произойдут естественные изменения внутри.

Да, это не произойдёт с сегодня на завтра, но, может быть, в этом и заключается политическая мудрость – в том, чтобы не суетиться, не забегать вперёд, а постепенно вести дело к структурным изменениям, в данном случае в политической системе общества.

Что касается действий Турции. Мы находимся в контакте с нашими турецкими партнёрами. Всё, что противоречит международному праву, мы считаем недопустимым. Но мы находимся в контакте и на политическом уровне, и на уровне Министерства обороны, Министерства иностранных дел. Уверен, что и на встрече с Президентом Турции господином Эрдоганом в Китае мы тоже будем об этом говорить.

Дж.Миклетвейт: По Сирии. Мы приблизились к соглашению между Россией и США по плану того, что будет с Сирией в итоге. Мне кажется, что там были переговоры, и недавно мы всё–таки небольшой шажок в этом направлении сделали, небольшой прогресс достигнут всё–таки.

В.Путин: Вы знаете, переговоры идут очень тяжело. Одна из кардинальных сложностей заключается в том, что мы настаиваем, и против этого не возражают наши американские партнёры, что так называемая здоровая часть оппозиции должна быть отделена от радикальных группировок и террористических организаций, таких как «Джабхат ан-Нусра». А у нас складывается впечатление, что «Джабхат ан-Нусра» и иже с ней мимикрируют, другими названиями себя уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Они начинают поглощать так называемую здоровую часть оппозиции, и в этом нет ничего хорошего. Кроме всего прочего, это уже не элемент внутренней борьбы – это пришлые боевики, получающие вооружение и амуницию из–за границы. И, по сути, наши американские партнёры с этим согласны, но они не знают, как это сделать.

Тем не менее, несмотря на все эти сложности, мы всё–таки находимся на правильном пути. Должен отметить, что госсекретарь Керри проделал, конечно, колоссальную работу. Я удивляюсь его терпению и настойчивости одновременно. Но всё–таки, на мой взгляд, мы постепенно двигаемся в правильном направлении, и не исключаю того, что в ближайшее время можем уже о чём–то договориться и предъявить мировой общественности наши договорённости. Пока об этом рано говорить, но мне кажется, что мы действуем, как я уже сказал, двигаемся в нужном направлении.

США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1879047 Владимир Путин


Россия. Весь мир. ДФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1879028 Владимир Путин

Встреча с перспективными инвесторами Дальневосточного федерального округа.

На полях Восточного экономического форума состоялась встреча Владимира Путина с перспективными инвесторами Дальневосточного федерального округа.

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья, уважаемые господа! Я очень рад вас видеть.

Мы, собственно говоря, вчера ещё начали общение с некоторыми из здесь присутствующих – у стендов, у которых вы рассказывали мне о своих планах и о том, что уже сделано вами на Дальнем Востоке. И я начать наш разговор хотел бы с того, что выразить слова благодарности вам за то внимание, которое вы уделяете усилиям России по развитию нашего Дальнего Востока, в частности Приморского края, но не только Приморского, но и Хабаровска, Амурской области и так далее, включая и Камчатку, и Чукотку.

Вы видите, что мы предпринимаем в последние годы энергичные усилия для того, чтобы создать на этих территориях благоприятные условия для работы бизнеса. Выработана целая система мер и инструментов поддержки бизнеса на территории Дальнего Востока России: это и территории опережающего развития, и свободный порт Владивосток. А сейчас, вы знаете, это в целом пять портов на востоке страны, с очень льготными условиями ведения бизнеса, с минимальным административным сопровождением. Во всяком случае мы стремимся к тому, чтобы это сопровождение шло действительно на пользу бизнесу, а никак не сковывало вашу инициативу.

Вы тоже знаете, что уже создано 13 территорий опережающего развития, в пяти субъектах, как я уже говорил, запущен режим свободного порта. Набор льгот и преференций в этих свободных портах примерно такой же, как и на территориях опережающего развития.

Сегодняшняя встреча проходит по вашей просьбе, но и мы: и я, и мои коллеги – с удовольствием не только принимаем участие в ней, но и считаем её очень важной, потому что мы хотим послушать ваше мнение о том, что нам удаётся сделать по созданию условий для развития экономики на Дальнем Востоке, что нужно сделать дополнительно. Разумеется, самый взыскательный и самый объективный участник этого процесса – тот, на ком и лежат основные трудности в реализации проектов, поэтому мы вас выслушаем с удовольствием и готовы будем внести коррективы в нашу работу.

На этом я бы хотел свой монолог закончить, мы с удовольствием вас послушаем.

Наверное, нужно, чтобы кто–то взял на себя инициативу. Пожалуйста, уважаемые коллеги, мы вас просим начать эту дискуссию.

С.Колесников: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания!

Компания «ТехноНИКОЛЬ» – это частная компания, у нас 49 предприятий в шести странах мира. 4 августа мы получили разрешение на пуск завода на территории ТОР «Хабаровск».

Мы производим строительные материалы, в частности каменную вату, кровельные материалы. И за последние два года наш экспорт вырос почти в четыре раза. Сейчас примерно 15 процентов нашей продукции в целом от Выборга до Хабаровска мы экспортируем. С прошлого года стали активно экспортировать в Китай, 25 августа начали поставки в том числе и в Канаду.

Соответственно с какими проблемами мы столкнулись? Проблем по ТОРу у нас уже нет, мы уже работаем. Мы столкнулись с тем, что при экспорте через пост «Пограничный» Уссурийской таможни наши машины, каждая вторая, стоят в очереди четверо суток, в то время как на западной границе мы проходим границу меньше чем за 12 часов. Естественно, что мы получили недовольство наших транспортных коллег, они подняли нам цены из–за этого. И в целом, конечно же, мы видим в этом узкое место.

И вторая проблема или предложение. У меня есть опыт работы с Европой: наши немецкие и польские коллеги могут приезжать к нам на заводы, а наши машины могут в принципе доезжать до любого европейского города. Нам было бы удобно, если бы мы не перегружали свою продукцию в Китае – мы её перегружаем, поскольку у нас нет соглашения: мы перевозим, границу пересекаем и перегружаем её в китайские машины. Нам было бы очень легко, если бы наши машины ездили по всей территории Китая.

И третий пункт. Мы уже с Минпромторгом согласовывали, и нас Денис Валентинович поддержал, – это субсидии на сертификацию экспортной продукции, поскольку стройматериалы сертифицируются во всех странах, это существенная статья. Если раньше мы поставляли в 30 стран, теперь ещё 49 добавилось, и эти расходы стали существенными для нас.

Спасибо большое.

В.Путин: Коллеги мои добавят, я коротко постараюсь ответить на Ваши озабоченности.

Первое – это таможня. Здесь несколько проблем, одна из них заключается в том, что водители занимают очередь на пункты пропуска до окончательного оформления документов, и потом это просто создаёт проблемы для них самих. Они сначала занимают очередь, а потом начинают документы оформлять. Но это, конечно, не значит, что таможня и пограничные службы не должны совершенствовать свою деятельность. В планах и таможни, и Пограничной службы ФСБ заложено решение вопросов, связанных с расшивкой этих сложных мест, с дополнительным строительством и с дополнительным количеством людей, которые должны на этих таможенных пунктах пропуска работать.

Кроме того, вы знаете о решении, что пункты пропуска должны работать круглосуточно, а сейчас они работают, по–моему, с 9 до 21 часа. Это необходимо согласовать, в том числе и прежде всего с нашими китайскими партнёрами. Мы над этим работаем, причём с обеих сторон, такие переговоры ведутся. В принципе решения приняты, нам нужно только их довести до реализации. Надеюсь, что это поможет в вашей работе. Я это услышал, понимаю, теперь ещё более понятно становится, что это реальная, практическая задача, которая перед нами стоит, и реальная проблема для вас при реализации своих бизнес-планов и практической работы.

Второй вопрос, который Вы затронули, связан с перегрузкой товаров. Проблема не в том, что у нас нет соответствующего соглашения с Китаем, – проблема в том, что в самом Китае есть ограничения, связанные с политикой Китайской Народной Республики по транспортировке и доставке грузов на территории Китая. У них общее правило, согласно которому машины должны двигаться по заданным маршрутам, первое, и, второе, [перевозки] осуществляются внутренними перевозчиками. Это касается не только российских перевозчиков, но и всех остальных.

Вместе с тем и наши китайские друзья понимают, что эти естественные ограничения создают проблемы для участников экономической деятельности. Мы сейчас с ними ведём переговоры по поводу того, как можно эту сферу деятельности либерализовать. Надеюсь, что мы достигнем каких–то конкретных решений, особенно если это касается конкретных производителей и конкретных маршрутов движения. Думаю, что мы найдём общий язык, и будет достигнута договорённость, во всяком случае что от производителя до получателя продукции можно будет разбюрократить эту проблему.

И ещё одна – субсидии. Вы знаете, что Российский экспортный центр субсидии выдавал, и у него было соответствующее финансирование. Я уже не помню, сколько первоначально мы выделяли денег.

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, в РЭЦ всего было дано 8,9 миллиарда.

В.Путин: 8,9 миллиарда было дано. Я понимаю и знаю, что эти средства практически уже израсходованы. Стоит вопрос о том, чтобы дофинансировать их деятельность. Источник Минфином не определён в связи с бюджетными ограничениями, никаких других причин нет. Мы понимаем, что это нужно сделать, что это полезно сделать.

Есть разные предложения, у Минвостокразвития было предложение достаточно оригинальное, которое заключалось в том, что часть налогов, которые идут в федеральный бюджет, нужно направить на проблемы Дальнего Востока, в том числе и на решение этой задачи. Естественно, Минфин считает, что это подрывает единую систему бюджетирования, налогообложения, и он возражает. Тем не менее мы будем думать над тем, как эти деньги раздобыть. Я согласен, это реальный вопрос, который нужно решить.

(Обращаясь к Д.Мантурову.) Хотите что–то добавить? Пожалуйста.

Д.Мантуров: Если можно, Владимир Владимирович.

Сергей Анатольевич [Колесников] как раз сказал по поводу поддержки в части сертификации омологации на внешних рынках. Да, у нас отдельные мероприятия в «антикризисе» этого года прописаны. По следующей трёхлетке мы ведём работу в рамках нашего бюджета. И я думаю, что мы решим уже в этом году путём переориентации других мер поддержки, которые сегодня менее актуальны и востребованы. И тот запас средств, которые мы направим в этом году по этой статье, в том числе хватит, я думаю, и по следующему году. Поэтому, если Вы поддержите, мы в ближайшее время выйдем с такой инициативой.

В.Путин: Денис Валентинович нас всех порадовал. Если сделать это как можно быстрее, будет лучше.

Д.Мантуров: Около миллиарда рублей мы планируем пустить на эти мероприятия.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста.

М.Соколов: Вопрос первый был по поводу [пункта] пропуска «Пограничный». План по его расширению есть, проектная документация уже разработана, до конца этого года мы заключим договор на строительство со сроком его исполнения – I квартал 2018 года. Таким образом, необходимая ёмкость и пропускная способность – с учётом того, что будет, конечно, обеспечен и численный состав со стороны сотрудников пограничных служб и таможни, – будут обеспечены уже в начале 2018 года с нашей стороны.

В.Путин: Пожалуйста, Вадим Николаевич, прошу.

В.Мошкович: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания!

Компания «Русагро». Мы реализуем проект по строительству свиноводческого комплекса, 30 миллиардов рублей инвестиций, вчера мы Вам докладывали на стенде.

Благодаря действиям Правительства, под Вашим руководством проблема продовольственной безопасности, на наш взгляд, решена. Сегодня основная задача – это открытие экспортных рынков, и, конечно, китайский рынок для нас один из ключевых, Игорь Иванович Шувалов активно этим занимается. Просим включить этот вопрос и в Вашу повестку дня, если можно.

В.Путин: Во–первых, мы уже об этом с нашими китайскими партнёрами разговаривали. Я говорил об этом и в ходе последнего визита в Пекин, партнёры знают об этом – больше того, они положительно к этому относятся. Мы указывали на то, какие страны имеют доступ на внутренний китайский рынок по мясу свинины. Они это все понимают, надеюсь, что решение будет. Мы эту дискуссию будем продолжать.

В.Мошкович: Второй вопрос уже на нашей, российской, стороне лежит – это африканская чума свиней. И без решения этой проблемы мы, несмотря на всё Ваши усилия, не откроем китайский рынок. Просьба уделить этому вопросу повышенное внимание. Распространение чумы идёт; мы пока не можем купировать, это большая проблема для нас.

В.Путин: Я знаю, мы последний раз это обсуждали на встрече в Тверской области, были разные предложения. Сейчас Минсельхоз в диалоге с Минприроды это изучают – мы найдём решение.

Пожалуйста, Андрей Рэмович добавит.

А.Белоусов: Во исполнение поручения Президента Российской Федерации, которое было дано как раз на совещании в Твери, Правительство сейчас подготовило развёрнутый план по борьбе с африканской чумой свиней.

Он касается двух аспектов. Первый аспект – это, собственно, пресловутые дикие кабаны, это простая сторона вопроса. Сложная сторона вопроса, но и решающая – это борьба с АЧС в личных подсобных хозяйствах.

Тем не менее решение есть, этот план будет в понедельник рассматриваться окончательно у вице-премьера Аркадия Владимировича Дворковича, и 7-го числа планируется доложить его Президенту уже публично. Поэтому работа такая ведётся.

В.Мошкович: Спасибо большое.

Третье. Владимир Владимирович, важный вопрос – это наука. Мы видим гигантский потенциал в генетике, селекции семян и животных. Просим Вас и этому вопросу уделить сегодня внимание, потому что мы можем расти дальше в сельском хозяйстве и выйти на все мировые рынки. Спасибо.

В.Путин: Мы этим и занимаемся, Вы знаете.

Пожалуйста, господин Маэда.

Т.Маэда (как переведено): Это вторая моя возможность встретиться с Вами, господин Президент, после Санкт-Петербурга.

Я хотел бы остановиться на двух вопросах. Первый – это значение рыночной интеграции не только российского Дальнего Востока, но и соседних стран, в том числе Японии.

Имеется меморандум о взаимопонимании с «РусГидро» относительно участия в капитале; кроме этого, они и мы будем осуществлять стратегические проекты в регионе, мы будем предоставлять финансовую поддержку современного энергетического оборудования на российском Дальнем Востоке. И мы надеемся, что будет обеспечена необходимая связь между Сахалином и островом Хоккайдо в Японии (северный остров в Японии), и это проложит путь к большей рыночной интеграции России и Японии.

Второе. Мы подписываем меморандум о взаимопонимании с Фондом развития Дальнего Востока по повышению эффективности деятельности специальных экономических зон, территорий опережающего развития. Из–за американских санкций потенциальные японские инвесторы испуганы, потому что это долгосрочные обязательства, – необходимо повысить у них уровень уверенности. У нас имеется опыт такой работы в других странах, например в Индии (промышленный коридор Дели – Мумбаи), а также в Мьянме, в их особой экономической зоне.

Самое главное – собрать необходимую информацию для того, чтобы разобраться в информации для потенциальных инвесторов, и сориентировать инвесторов с тем, чтобы они эффективнее инвестировали свои средства. Мы будем создавать совместную организацию вместе с Российским фондом развития Дальнего Востока для представления консалтинговых услуг, для повышения уровня менеджмента – вот то, что мы планируем делать.

Третье и последнее, мы будем предъявлять некоторые дополнительные требования. Например, мы подписали меморандум о стратегическом альянсе с «НОВАТЭК» на Ямале для того, чтобы проложить вот этот арктический путь для сжиженного природного газа с Ямала на Дальний Восток. Если у вас есть какие–то идеи создания, например, портовых возможностей, терминала для СПГ на российском Дальнем Востоке, то мы были бы очень рады предоставить поддержку для этого. Спасибо.

В.Путин: Что касается портовых возможностей на Дальнем Востоке. Вы знаете, что из всего сжиженного газа, который добывается у нас на Сахалине, скажем, в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2», 70 процентов идёт на японский рынок. Мы знаем потребности Японии, понимаем проблемы, связанные с ядерной энергетикой. Мы готовы к этому сотрудничеству, в том числе, если потребуется, и по развитию портовой инфраструктуры, потому что при транспортировке сжиженного газа есть свои особенности, требуются дополнительные инвестиции.

Но вот то, что делается на Сахалине, вполне всех устраивает и работает эффективно. Всё работает как часы, никаких проблем не возникает.

Есть идеи и по «Сахалину-3», в целом мы тоже это поддерживаем, вопрос только в договорённости между участниками экономической деятельности.

Что касается «Ямал СПГ», это крупнейший проект, идёт он достаточно успешно, на удивление. На удивление, потому что условия суровые, арктические, но всё идёт по плану, без всяких сбоев. И, если японская сторона заинтересована в получении продукта, я думаю, что здесь нужно просто вместе сесть и как следует подумать о логистике. Потому что мы понимаем, если по Северному морскому пути надо передвигаться, тогда надо понять, в какие сроки, когда, в какое время года. Или это можно делать по свопу вполне, здесь есть варианты. Потому что логистика смотрит на Европу в основном, на другие регионы мира, но по свопу вполне можно работать. И здесь мы можем договориться с кем угодно. «Газпром», допустим, может поставлять в одном направлении, а вы можете получать соответствующие квоты по другому. Можно договариваться и с другими производителями, можно с Катаром договариваться. Это предмет таких серьёзных переговоров и расчётов, но мы готовы к этому, и мы здесь не видим никаких проблем.

Теперь, что касается «РусГидро». Мы активно работаем и, по сути, считаем, что мы знаем, что нужно сделать, как нужно поставить точку в расшивке вопросов финансового характера, связанных с «РусГидро». Если японские наши партнёры и друзья собираются войти в капитал, мы будем это только приветствовать, здесь мы не видим никаких политических ограничений, у нас их ни от чего нет. Вы сказали сейчас про американские санкции, но мы никаких санкций в отношении Японии не вводили и вводить не собираемся, поэтому нужно просто работать и договариваться с партнёрами об условиях вхождения в капитал.

А «РусГидро» – одна из крупнейших мировых компаний в своей сфере, она будет работать, будет работать самостоятельно, это будет самостоятельная компания, мы не собираемся её ни с кем ни сливать, никак поглощать – ничего подобного здесь происходить не будет, эта компания будет работать как самостоятельная структура. А как с ней вам выстраивать отношения на будущее – я думаю, что здесь тоже варианты возможны.

Вы сейчас сказали про энергомост на Хоккайдо – мы давно об этом говорим и всячески будем поддерживать, нужно только найти способ, который сделает этот проект экономически целесообразным. Но я считаю, что это очень полезная вещь, это будет реальным шагом к интеграции региона.

М.Сато (как переведено): Я возглавляю компанию «Джей Джи Си», меня зовут Сато. Занимаюсь проектом на Ямале, и мы ещё в Хабаровске занимаемся выращиванием овощей в закрытом грунте – занимаемся такими разными задачами.

Как мы добиваемся успеха? Есть три причины: во–первых, это желание, скорость и прозрачность. Конечно, мы чувствуем, что есть желание со стороны Правительства на федеральном уровне, также со стороны местных властей. И для успеха в Хабаровске мы сотрудничали с российскими коллегами.

Что касается прозрачности, то это лицензии и прохождение всех процедур, это открытый подход со стороны Правительства. Мы очень благодарны в этом плане, это очень хорошо. Хабаровское правительство тоже нас всячески поддерживает, это, я думаю, важно.

И что касается скорости. Что требуется для инвесторов? Быстро проходить различные процедуры. Надо сокращать сроки, это будет залогом успеха. Короткий срок нужен, это открывает большие пути. Спасибо большое.

В.Путин: Срок решения каких вопросов, о каких вопросах Вы говорите? Какие конкретно вопросы, Вы считаете, требуют особого внимания, чтобы ускорить процедуры окончательного принятия решения, о чём речь?

М.Сато: Например, разрешение на строительство. Конечно, это уже ускорено, но хотелось бы ещё быстрее. Это просьба, конечно.

Чтобы в этом регионе работать, нужны выдающиеся кадры. Хотели бы, чтобы эти выдающиеся кадры не уезжали в другие регионы, это нам было бы очень полезно.

Ещё один момент: думаю, что цель – экспорт. Естественно, что здесь нужно улучшение условий по логистике – это, наверное, предложение. Мы с нашими российскими партнёрами очень хорошо сотрудничаем, увеличиваем инвестиции в контакте с малыми и средними предприятиями. Конечно, это тоже путь к дальнейшему успеху. Спасибо.

В.Путин: Что касается разрешения на строительство. Во Владивостоке находится губернатор Хабаровского края (я просто не знаю, здесь он или нет, наверное – нет, – мы его найдём), я попрошу его с Вами встретиться, и Вы поговорите с ним напрямую. Уверен, что реакция будет. Это первое.

Что касается логистики и экспортной ориентированности. Вы предполагаете из Хабаровского края или из Амурской области, где у вас сельхозпроизводство, экспорт на китайский рынок или на японский?

М.Сато: В основном на российский рынок сейчас.

В.Путин: Вы сказали, должна быть ориентация на экспорт – имеется в виду китайский рынок или японский?

М.Сато: Китайский.

В.Путин: Думаю, это очень правильно, потому что уровень благосостояния китайского народа растёт, где–то под 200 миллионов в ближайшее время людей будут ориентироваться на чистую агропродукцию, это совершенно точно будет интересно. Но мы не просто думаем над этим, а мы осуществляем ряд проектов в приграничных территориях в строительстве дорог, мостов и будем это делать дальше, даже не сомневайтесь – будет работа.

Министр транспорта, как осуществляются у нас планы по строительству моста в Амурской области?

М.Соколов: У нас в Амурской области строится мост между Благовещенском и Хэйхэ, в прошлом году подписано Межправительственное соглашение. Сейчас ищем совместно с Фондом Дальнего Востока инвесторов, в том числе с китайской стороны.

А что касается железнодорожного моста в Еврейской автономной области Нижнеленинское – Тунцзян, то проект стартовал с нашей стороны в этом году, и мы надеемся, что войдём в график и в 2018 году он будет введён в эксплуатацию.

В.Путин: То есть мы над этим работаем и будем работать дальше.

В.Рубахин: Владимир Владимирович, я представляю компанию «Агротек». Мы работаем на Камчатке и занимаемся производством продуктов питания, в частности работаем в сфере мясопереработки. Доля рынка, которую мы насыщаем своей продукцией, порядка 70 процентов. Пять лет назад мы реализовали проект в сфере свиноводства и постепенно наращиваем производство свинины, уже охлаждённой, в Камчатском крае.

Те меры поддержки, которые сейчас формируются на Дальнем Востоке, нам очень нравятся в целом. Мы чувствуем постоянно внимание Правительства по развитию Дальнего Востока и поддержку нашего проекта. В частности, нам было обещано строительство инфраструктуры.

Владимир Владимирович, если коротко, то в настоящее время мы планировали увеличить производство на Камчатке и полностью уйти от привозного импортного сырья, которое мы используем, в пользу своего, местного. Кормовая база у нас тоже развивается в Приморском крае. Мы потихоньку осваиваем, распахиваем новые земли, и именно это служит для того, чтобы дальше поставлять зерно на Камчатку, там есть комбикормовый завод. Проект получил поддержку и стал значимым для Камчатского края, поддержан Правительством – все плюсы.

Компания работает уже 20 лет на рынке, и ровно 17 лет мы берём кредиты во всех банках. Мы никогда не испытываем никаких проблем с этим, в том числе и с исполнением своих обязательств перед банками. Что интересно, последнее время мы стали испытывать трудности с крупнейшими банками Российской Федерации с госучастием. То есть затягиваются сроки рассмотрения наших кредитных заявок, и уже полтора года мы находимся между небом и землёй, как говорится. Знаете, ведь инфляция, постоянно финансовая модель крутится, и уже нет сил.

В этой ситуации мы обратились в Фонд развития Дальнего Востока. Мы знаем, что там есть недорогие ресурсы, но, к сожалению, и там всё подходит к концу, и требуются дополнительные усилия по наполнению этого Фонда. В связи с этим, Владимир Владимирович, к Вам вопрос. Есть ли в Правительстве Российской Федерации какая–нибудь программа по стимулированию банков к поддержке кредитования именно Дальнего Востока – для предприятий, которые сегодня, видя перспективы, хотят расти и развиваться дальше?

И второй вопрос. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы Фонд Дальнего Востока постоянно пополнялся средствами. Спасибо большое.

В.Путин: Что касается докапитализации Фонда, то это то же самое, что и предыдущий вопрос от Вашего коллеги. Этот вопрос связан с бюджетными ограничениями, тем не менее мы над этим думаем, и такие планы на последующие годы есть.

А вот работа с банками, конечно, заслуживает особого внимания, потому что банки ищут хороших клиентов, мне совершенно точно известно. И у них нет вопросов с наличием ресурсов на сегодняшний день, таких проблем у наших ведущих банков не существует: свободные ресурсы есть.

Что касается идеи, которую Вы сейчас сформулировали, а именно создать какой–то особый режим работы наших крупнейших банков с госучастием для Дальнего Востока, над этим точно надо подумать. Я попросил бы Минфин проработать и с ЦБ, и с ведущими центральными банками, подумать на эту тему. Это совершено точно небесполезно сделать. Правительство это делает, и нужно, чтобы наши финансовые институты тоже создали какие–то особые режимы работы по Дальнему Востоку. Понятно, что есть свои принципы работы финансовой системы в целом, это всё понятно, но в рамках этих принципов сосредоточить особое внимание на этих территориях не помешает, а даже будет очень полезно. Мы это пометим для себя и поработаем с ними.

Д.Сарана: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания!

Владивостокский морской рыбный порт.

Дальний Восток – рыба и порты. По размеру наш порт второй во Владивостоке примерно из 20 и крупнейший в России по рыбной продукции. Предприятию уже скоро 80 лет, полторы тысячи сотрудников. Порт наш – давно универсальный, самые разные грузы, но рыба всегда остаётся в приоритете, в прошлом году мы в два раза увеличили её перевалку. Практически весь прирост добычи дальневосточной рыбы в прошлом году прошёл через наши краны, причалы.

В.Путин: Сейчас селёдка подошла?

Д.Сарана: Всё: и минтай, и селёдка.

В.Путин: Сейчас подошла какая?

Д.Сарана: Сейчас красная рыба.

В целом около 40 процентов всей дальневосточной рыбы проходит через нас. Раньше это было и 1,5 миллиона тонн в год, сейчас – 300–350 тысяч.

Тарифы постоянные уже лет пять, наверное (все рублёвые, естественно), то есть мы рынок держим, но на этом не останавливаемся. У нас сейчас большие планы развития, хотим по самым современным технологиям построить огромный холодильник на 40 тысяч тонн, это сразу на 50 процентов увеличит все ёмкости на Дальнем Востоке.

Проект достаточно дорогой, более миллиарда рублей, для отрасли это много. В принципе уже давно ничего подобного в портах не делалось. При этом – учитывая вид груза – экономика достаточно сложная и окупается долго. И здесь как раз очень кстати режим свободного порта Владивостока, он вовремя был принят.

На сегодня проект признан приоритетным Правительством, мы стали самым первым резидентом в свободном порту. Одобрено финансирование, подписано Фондом развития Дальнего Востока на 10 лет, меморандум мы как раз на прошлом форуме год назад подписали, сейчас всё готово. В целом Юрий Петрович [Трутнев], Министерство нам помогает, сопровождают – в общем, всё хорошо. Заканчиваем сейчас проектирование, к следующему году уже его возведём: 10-этажное здание почти, если считать высоту. Пригласим Вас, Владимир Владимирович.

Но проблема есть небольшая, она в чём: кроме холодильников, кранов, железных дорог в порту, складов, то есть наземной всей инфраструктуры, нам нужна собственно морская: сами причалы, доступ к морю. За этими причалами нужно следить, глубины нужно поддерживать, ремонтировать постоянно.

На Дальнем Востоке причалов у нас много, береговая линия – видите сами какая. Грузов не хватает. Многие причалы до сих пор государственные, остались со времён ещё приватизации, некоторые частные. Так вот в нашем случае деньги до них не доходят, они как бы государственные, но бесхозные. И в это время соседи вкладывают успешно в свою инфраструктуру, успешно её развивают, и нам конкурировать гораздо сложнее.

Чтобы грузы привлечь, тем более международные, нужна эффективность, нужны инвестиции, нужно технологии подтягивать и всё остальное. То есть нужны деньги, нужны инвесторы. Инвесторам нужна стабильность и понятность.

Владимир Владимирович, мы с коллегами, с экономистами всё просчитали, всю нашу портовую экономику по региону. Самый эффективный вариант для отрасли – это всё–таки приватизация того, что осталось: причалов. Либо, может быть, где–то концессия, если сначала восстановить надо. И налогов будет поступать больше в бюджет однозначно, инвесторы на много лет вперёд уверены сразу, и издержки у нас минимальные будут, стимул есть. Сохранность имущества: причалы – их никуда не увезут, в России они как были, так и останутся, поэтому рисков никаких нет.

Вы в августе в Волгограде именно про это говорили, я помню, читал. Были рекомендации рабочей группы Госсовета, на Сахалине Юрий Петрович и Игорь Евгеньевич Левитин были. Очень просим поддержать, разрешить приватизацию либо концессию для инфраструктуры в морских портах, терминалах на Дальнем Востоке, в свободном порту Владивосток. Это будет очень экономически эффективно, никаких расходов не нужно; даст нам мощный импульс развития. Необходимо Ваше государственное решение. Спасибо большое.

В.Путин: Государственно-частное партнёрство не устраивает?

Д.Сарана: Концессия есть. У нас есть такие разрушенные причалы здесь, Юрию Петровичу в прошлом году показывали, их приватизировать невозможно, их никто не купит, ни рубля не даст, туда нужно вкладывать и вкладывать. Их можно по ГЧП передать собственнику на 49 лет, он будет эти 49 лет вкладывать, содержать, потом как новенькие передаст обратно государству, тоже рабочий вариант. А там, где они хорошие, – их просто продать, будут доходы, и всё, потому что половина уже частных и так.

В.Путин: Давайте мы сейчас договоримся о том, что Минвостокразвития получит такое поручение и вместе с ведомствами, с Минэкономразвития, Росимуществом, Минтрансом всё это как следует просчитают и доложат. Я в целом считаю, что Вы правы. Что пропадает зря? Это должно быть пущено реально в хороший коммерческий оборот и приносить доход, быть элементом развития региона. Тем не менее, Вы меня извините, с голоса прямо здесь окончательное решение принять не можем, но в целом я на Вашей стороне, только надо проработать.

Д.Сарана: Спасибо большое.

В.Путин: Посмотреть все нюансы, на все стороны проблемы посмотреть, в том числе и вопросы конкуренции (я сейчас не говорю о каких–то других), вопросы, чисто связанные с экономикой. Спасибо.

Прошу Вас.

В.Путин: Посмотреть все нюансы, на все стороны проблемы посмотреть, в том числе и вопросы конкуренции (я сейчас не говорю о каких–то других), вопросы, чисто связанные с экономикой. Спасибо.

А.Сарапкин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания!

Компания «Амурагроцентр», мы – резиденты ТОРа «Белогорск», это сельскохозяйственный ТОР, который находится в Амурской области.

Задам, наверно, общий вопрос, который интересует всех резидентов и всех участников сегодняшнего совещания, которые занимаются инвестициями: это вопрос возврата НДС, который мы выплачиваем на таможне при импорте технологического оборудования, которое используем при строительстве наших объектов. Дело в том, что, на наш взгляд, не существует единой информационной базы или координации между Федеральной таможенной службой и Федеральной налоговой службой. Как правило, налоговики не могут, скажем так, корректно оценить добросовестность импортёра и не могут принять своевременное решение для возврата НДС, крайне необходимого нам для осуществления наших инвестиций.

Было бы неплохо, если бы дали поручение Минфину для того, чтобы все участники этого процесса были заинтересованы: и налоговики, и таможенники, естественно – мы, – чтобы своевременно получать эти средства и возвращать их дальше в инвестиции. Это первый вопрос.

Если можно, я второй вопрос сразу задам. Он касается, наверное, преимущественно сельхозпереработчиков: это вопрос субсидирования краткосрочных кредитов, которые мы получаем на закупку сельхозпродукции ежегодно. Мы берём средства в банках, срок кредита – не больше года, мы финансируем сельхозтоваропроизводителей, покупая сырьё будущего урожая, и покупаем в момент уже производства этого урожая непосредственно у них.

Существует федеральный закон. Каждый год Министерство сельского хозяйства принимает порядки, по которым мы имеем право получать эти средства. Учитывая напряжённость бюджета, мы это понимаем, уже второй год мы, переработчики, не получаем средств вообще. Сельхозтоваропроизводители, которые непосредственно работают на земле, в полях, имеют возможность получать эти средства, но не в полном объёме. А переработчики уже второй год практически лишены этого права. EBITDA [прибыль до вычетов] невысокая в переработке, бывает 5–6 процентов, высокая конкуренция, высокая насыщенность этих предприятий, но проценты составляют до половины EBITDA, то есть мы остаёмся в достаточно сложных условиях. Как предложение – может быть, если это возможно, хотя бы предприятиям, находящимся на Дальнем Востоке (у нас всё–таки не совсем равные условия с компаниями в Европейской [части] России), тем более на территории опережающего развития, дать возможность в каком–то объёме получать средства по субсидии коротких кредитов, направленных опять же для сельского хозяйства на закупку сырья?

В.Путин: Первая реакция с нашей стороны: несколько странно то, что сейчас сказали, потому что никаких ограничений на получение субсидий нет. Я лично не понимаю, с чем это связано, но, может быть, связано с какими–то чисто финансовыми ограничениями и приоритетами, которые выстраивает Минсельхоз, но мы посмотрим на это и на необходимость особого внимания к территориям Дальнего Востока ещё раз.

Думаю, что с учётом предыдущего выступавшего и Вашего [выступления] нужно будет всё–таки сориентировать ещё раз министерства и ведомства на принятие соответствующих решений по работе на Дальнем Востоке. Мы создали специальное Министерство, вице-премьер здесь и полпред, который занимается этим, но нужно выстроить, видимо, и дополнительно настроить работу министерств и ведомств, финансовой системы. Посмотрим насчёт этих субсидий ещё раз, почему сбои происходят.

Первый вопрос – НДС. В ТОРах, территориях опережающего развития, так же как и в свободном порту, принято решение об ускоренном возврате НДС. Вы в ТОРе не работаете, Вы не являетесь резидентом ТОРа, да?

А.Сарапкин: Мы являемся. Я начал с того, что мы являемся резидентом.

В.Путин: Тогда я не очень понимаю, в чём проблема.

А.Сарапкин: Вы знаете, я высказываю общее мнение всех участников территорий опережающего развития Амурской области.

В,Путин: Понятно.

А.Сарапкин: Коллективная просьба. Дело в том, что наше предприятие имеет свободную таможенную зону, и мы как бы от этого ушли, а другие резиденты ТОРа не являются.

В.Путин: И у них проблемы есть.

А.Сарапкин: У них нет такой возможности.

В.Путин: Да, я понял.

А.Сарапкин: Они не могут уже в течение значительного периода времени (я боюсь ошибиться – наверное, с год) получить эти возможности, потому что хозяйственную деятельность они не начали.

В.Путин: Хорошо. Первое, мы подумаем, как можно усовершенствовать эту систему так, чтобы она распространялась на всех участников экономической деятельности и как можно быстрее. Прошу на это обратить внимание моих коллег.

Вообще–то, мы специально для того, чтобы избежать сбоев подобного рода, передали ФТС (Федеральную таможенную службу) и ФНС (Федеральную налоговую службу) в ведение Министерства финансов. В Федеральной налоговой службе очень много внимания в последнее время уделяли разработкам соответствующих программ. Эти программы разработаны и достаточно эффективно функционируют. Именно для того, чтобы не было сбоев между двумя федеральными ведомствами, мною и было принято в своё время решение, не так давно, передать это всё под контроль и под управление Министерства финансов. Перед ФНС поставлена задача выработать единые информационные системы. Они сейчас над этим работают. Я справлюсь, в каком состоянии находится эта работа, и, конечно, мы постараемся подтолкнуть.

А.Сарапкин: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Дмитрий Владимирович.

Д.Конов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я представляю нефтехимическую компанию «СИБУР» и хотел бы рассказать об особенностях проектов, которые реализует «СИБУР» и в какой–то части «Газпром» в Амурской области. Почему я могу рассказать о проекте «Газпрома»? Потому что входящий в «СИБУР» проектный институт выполняет большую часть работ по проектированию и управлению проектом.

На схеме, которая перед вами, в принципе показана их взаимосвязь, этих проектов. Амурский газоперерабатывающий завод «СИБУРа» – это проект, который является «финальной пробкой» на газопроводе «Сила Сибири»: очищает все фракции из природного газа, после того как они добываются на Чаядинском месторождении в Ковыкте, и дальше поставляются по контракту в Китай. Часть из этого отделяемого продукта впоследствии может быть использована как сырьё для нефтехимии. То есть два проекта, которые зависят друг от друга. Бюджет, если посмотреть на бюджет этих проектов, около 700 миллиардов рублей у «Газпрома» и около 550 – проект «СИБУРа». Немного разнесены по времени, потому что мы ждём, пока появится сырьё оттуда, пока построится ГПЗ, и это сырьё необходимо будет для «СИБУРа».

Помимо большой работы Минвостокразвития по ТОСЭРам (ТОРам), которая крайне важна, и мы считаем, что это исключительно полезный и эффективный инструмент, мы видим несколько особенностей такого рода больших проектов, которые, может быть, стоит учесть при следующей стадии развития законодательства о ТОСЭР.

Хотел бы сказать о шести особенностях проекта. Буду говорить быстро.

Первое – то, как работает режим сейчас. Инвестор, который приходит, имеет право на определённые льготы – льготы как быстрые, так и длительные. Быстрые – это таможня и земля, возможность по изъятию земли, что является иногда проблемой. А длительные необходимы для окупаемости: налог на прибыль и налог на имущество.

С учётом проекта «Газпрома», который идёт около восьми лет (проектирование, потом строительство), проект «СИБУРа», который идёт примерно шесть-семь лет (тоже проектирование и строительство), получается, что мы должны побежать либо за одним, либо за другим. Потому что режим сегодня работает следующим образом: льготы выделяются тому, кто пришёл и зарегистрировался в течение определённого количества лет. И мы не успеваем. Мы или не заходим, тогда мы теряем право по земле и по таможне, – либо мы заходим сейчас и теряем налог на прибыль и на имущество.

Одна из вещей, которую, возможно, стоит рассмотреть, – это корректировка в этой части в законодательстве. Это первый вопрос.

Второй вопрос. Мы говорим: проект газоперерабатывающего завода появился, за ним пошла нефтехимия, дальше за нами пойдёт переработка. Всё это занимает достаточно долгое время и много лет. Сегодня законодательство, например, по соцстраху, по льготам построено так, что тот, кто пришёл в течение трёх лет, льготы имеет, а тот, кто пришёл позже, нет.

Мы создаём мультипликативный эффект для того, чтобы переработка развивалась, но, так как мы всё это строим долго, а ТОСЭР регистрировались много лет назад, новый переработчик, которому особенно это важно, потому что мелкий и средний бизнес, на это право не имеет. Это тоже, если есть возможность, хотелось бы рассмотреть для такого продления, по сути, эффекта от больших проектов, которые здесь реализуются.

Третья тема касается реализации крупных проектов, когда есть инжиниринговые компании, которые привлекаются для взятия на себя целого пакета обязательств. То есть один большой проект обычно разрезан на несколько связанных технологиями подпроектов, когда заказывается проектирование и вместе с этим проектированием заказываются поставки оборудования. Часть из этого оборудования, например, импортная. Причём эти компании могут быть как российскими, так и зарубежными, которые эту услугу оказывают.

Сейчас право на получение льгот имеет резидент – это тот, кто инвестирует. Получается, что оборудование привозит клиент, которого резидент привлёк, а тот, кто привозит это оборудование, резидентом не является и право на льготы не имеет. Получается, что заказчик имеет льготу, но он купил услугу по изготовлению, по проектированию изготовления оборудования, оно пришло, а тот, кто его привёз, право на эту льготу не имеет. Это тоже по возможности хотелось бы скоординировать. Вот три темы, которые связаны с особенностями реализации крупнобюджетных проектов именно с точки зрения размеров бюджета и сроков.

Второй блок вопросов, две маленькие темы, – это реализация проекта в городе Свободный. Если посмотреть на ту схему, которая перед Вами, то город Свободный, где примерно 50 тысяч человек, является концентрацией большой инвестиционной активности. Есть газоперерабатывающий завод, есть газохимический завод, процесс активного строительства одного и другого – около восьми лет, они все одинаковы. Пиковая нагрузка строителей на Амурскую область, это 25 тысяч человек. Когда проекты пересекаются, это очень много.

С точки зрения рабочих мест, которые создаются. «Газпром» создаёт около 2 тысяч. Если это будут и члены семей, то они почти все прибудут из других регионов – будет 6–7 тысяч. Сибуровский проект – 1,5 тысячи и до четырёх тысяч соответственно с увеличением. На город в 50 тысяч человек падают две нагрузки: одна в ходе реализации проекта, другая – после. Получается, что город Свободный, который находится в списке моногородов, получает одновременно 25 тысяч строительных рабочих, которые там каким–то образом должны содержаться, их жизнь должна обеспечиваться, а инфраструктура социальная, транспортная и прочая не позволяет это делать. То же самое происходит потом по людям, которые приезжают туда работать.

Получается, что это изменение профиля города, кардинальное изменение его статуса, а активы или средства, которые могут быть на это выделены, находятся в разных источниках, в разных карманах.

Мы совершенно чётко понимаем, что происходит, – и «Газпром», и «СИБУР» будут в это инвестировать. С другой стороны, было бы полезно скоординировать усилия по различным программам, чтобы для проектов такого масштаба сделать это централизованно и более концентрированно.

Вторая тема, касающаяся города Свободный. Если посмотреть на транспорт крупногабаритного оборудования, который не проходит по железной дороге, – это несколько сотен единиц до 950 тысяч тонн, до 100 метров, идущих едиными кусками. Мы видим, основной транспортный путь, единственно возможный, – это река Амур, потом Зея. Мы активно работаем с Министерством транспорта по этому вопросу. В Зее небольшая глубина, совсем небольшая, 60–70 сантиметров местами – примерно 230 километров. Проблема ещё в том, что достаточно илистая почва, она постоянно заносится. Поэтому мы хотели доработать (ещё раз хочу сказать, что Министерство транспорта активно принимает в этом участие) программу по поддержанию судоходства на Зее, потому что без этого все эти проекты «Газпрома» и «СИБУРа» реализоваться не смогут.

Шестая тема, на которую у меня нет предложения по решению. Мы говорим о российском проекте, и мы рассматриваем это как российский проект. Если, например, посмотреть на проект, который Вы хорошо знаете, в Тобольске, который мы сейчас активно строим, – оборудование идёт и из России, и из–за рубежа. Из–за рубежа оно идёт в четыре раза дороже, потому что путь дольше: через Суэцкий канал, наверх, потом опускается вниз. В России идёт только по железной дороге или поверху. Это создаёт возможность для российских производителей оборудования.

Если мы смотрим на проект в Амурской области, то, наоборот, российское оборудование, например, из Петербурга поедет обратным ходом через Суэцкий канал, через Амур и Зею приедет сюда, а производимые в Японии и в Китае (мы любим наших партнёров, но всё–таки для российского машиностроения – это некий вызов) – то, что будет производиться в Японии, в Корее, в Китае, которые являются достаточно мощными производителями оборудования для наших отраслей, – они имеют транспортировку в пять раз дешевле по объективным причинам, чем из России.

У меня действительно нет решения, что можно сделать, я не понимаю, как можно субсидировать такого размера перевозку: это сотни миллионов долларов каждому из проектов. Объективно получается, что, строя в этой географии, мы имеем меньше возможностей использовать российское оборудование.

Мы активно над этим работаем и с Министерством промышленности и торговли, Денис Валентинович Мантуров и его коллеги плотно мониторят это направление, но для больших проектов с крупным оборудованием, которые реализуются на Дальнем Востоке, в частности в Амурской области, российские машиностроители находятся в гораздо более проблемной ситуации.

В.Путин: Если начать с последнего, то нужно просто не спеша подумать. Надеюсь, что мы заинтересованы в реализации проектов подобного рода, разумеется, и нужно спокойно, не за этим столом, а вместе с вами, вместе с Минтрансом, вместе с Минфином, с Минэкономразвития подумать над этой логистикой и над финансовым сопровождением. У меня тоже сейчас прямо сходу ответа нет, но, имея в виду заинтересованность государства в реализации проектов подобного рода, мы постараемся как–то продвинуться в решении этого вопроса.

Теперь по поводу социальной инфраструктуры и координации усилий. Да, конечно, надо это сделать. Вчера только, когда мы занимались вопросами судостроения, в частности судостроительного завода здесь, под Владивостоком, «Звезда» (город Большой Камень), уже стало ясно, что и АИЖК, и наше агентство новое, и местные власти, и само предприятие, и акционеры даже уже на конкретном предприятии – всё это нуждается в координации. Возникает много мелких вопросов, если не собраться, не скоординироваться, ничего не получается.

Мы вчера за три минуты обо всём договорились, просто за три минуты, встали и договорились. Поэтому это всё можно сделать, и Министерство должно обратить на это внимание. Безусловно, проблема острая, а может стать острее, если её вовремя не решать.

Теперь по поводу инжиниринговых компаний. Тот, кто закупает, имеет льготы, а тот, кто привозит, не имеет. Но это можно, мне кажется, юридически выстроить: распространить льготы на тех, кто приобретает. Нужно просто с юристами проработать.

Д.Конов: Самый первый быстрый путь, который кажется реализуемым, – того, кто привозит, тоже зарегистрировать резидентом. Но это неправильная дорога, потому что он привозит, получает льготы, а сам не инвестирует.

В.Путин: Вы понимаете, это же можно выстроить, просто юридическая схема должна быть. Вы можете заключить с ними какой–то договор, они могут создать филиал, который станет частью вашей компании. Мне кажется, это можно сделать.

Андрей Рэмович, Вы посмотрите.

Д.Конов: Продолжим работать.

В.Путин: С господином Белоусовым напрямую поработайте.

Что касается увеличения срока получения льгот при длящихся контрактах, при больших проектах, я с Вами согласен и думаю – не думаю, а уверен, что мы такие решения должны принять, и мы их примем. Более того, я об этой проблеме знаю, вчера только разговаривал с Министром финансов, он это тоже поддерживает.

Д.Конов: Спасибо.

В.Путин: Так что надо просто технически отработать и внести соответствующие коррективы в действующее законодательство, в том числе и в Налоговый кодекс, наверное.

Пожалуйста, господин Нисикава.

Пожалуйста, господин Нисикава.

Ё.Нисикава (как переведено): Благодарю Вас за то, что дали возможность поучаствовать в этом разговоре.

Я представляю «Иида груп холдингс», меня зовут Нисикава.

Мы являемся одним из крупнейших строителей жилищных объектов в Японии, в год мы производим порядка 40 тысяч дешёвых деревянных домов в Японии.

Вообще в Японии, как вы знаете, много сложных природных условий: землетрясения, тайфуны, – и наша компания, конечно же, учитывает это. Крупнейшее землетрясение в Кумамото, в северной и восточной Японии несколько лет назад – наши дома практически не разрушались, как все знают, нам удалось избежать человеческих жертв и даже травм.

Что касается Дальнего Востока России, то мы хотели бы рассмотреть все возможности выхода на этот рынок, вовлечения в этот регион. При этом мы могли бы использовать прекрасные лесные ресурсы региона, то есть соединить эти два фактора в плодотворную деятельность.

Два вопроса я хотел бы в связи с этим задать. Первый вопрос: существуют ли на Дальнем Востоке потребность в наших домах такого рода, нужны ли наши дома Дальнему Востоку?

Второй вопрос. Мы сами хотели бы как можно скорее определиться со своими планами в этой области. Сейчас, я так понимаю, прервано обсуждение в комитете по рассмотрению иностранных инвестиций. Можно ли будет рассмотреть наш проект в рамках формата обсуждения внешних инвестиций?

В.Путин: Конечно, почему нет? Всё, что представляет из себя ценность, может быть рассмотрено в рамках этого формата. Здесь я не вижу никаких ограничений.

А что касается востребованности вашей продукции в России – конечно, востребована. Потому что и в районах Дальнего Востока мы живём, так же как и японцы, в условиях большой сейсмики, у нас тоже происходят постоянные землетрясения, достаточно вспомнить землетрясение на Сахалине несколько лет назад. Да и не только, кстати говоря, на Дальнем Востоке – на Юге Российской Федерации, в районе Черноморского побережья, тоже дома должны строиться под 8–9 баллов. Поэтому такая продукция, конечно, востребована, вопрос – в продвижении этой продукции. Это чисто коммерческий рыночный вопрос. Я здесь не вижу вообще никаких ограничений.

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, я просто добавлю.

Мы как Минпромторг, который курирует деревянное домостроение и переработку стройматериала, вместе с Минстроем делаем отдельную программу по продвижению деревянного домостроения и вышли с предложением в Правительство, нас поддержали, в части введения отдельной категории деревянных домов по льготной ипотеке.

Думаю, что это будет стимулировать население к тому, чтобы приобретать именно деревянные дома. Это всё–таки вопрос больше уже ментальности. Все привыкли: если дом, то он должен быть каменный или бетонный. Мы постепенно меняем эти подходы, потому что сегодняшний деревянный дом – не просто из бруса или кругляка: это и клеёный брус, и специальные деревянные домостроительные панели.

Мы сейчас прорабатываем даже стандарт строительства многоэтажных, до пяти этажей, деревянных домов. Поэтому будем всячески помогать, стараться продвинуть этот проект. Если коллеги к нам обратятся, мы готовы.

В.Путин: Современные технологии делают эти дома достаточно надёжными и очень удобными в эксплуатации. Уверен, что японские партнёры именно такие изделия и производят.

Ю.Трутнев: Уважаемый Владимир Владимирович, проект группы «Иида» рассматривали на комиссии, там была проблема с объёмами инвестиций и с глубиной переработки. Поэтому проект, к сожалению, был разрешён в части приобретения порта, но отклонён в части приобретения лесосек, поскольку объём инвестиций не предполагал глубокой переработки на территории Российской Федерации.

Мы говорили с руководством компании, договорились о том, что будут представлены новые расчёты, и мы вновь будем рассматривать.

В.Путин: Я этого не знал. То есть вы в диалоге находитесь. Давайте продолжим его и будем стремиться к выходу на взаимовыгодные и приемлемые решения.

Пожалуйста.

К.Богданенко: Здравствуете, Владимир Владимирович!

Меня зовут Богданенко Константин, я представляю владивостокский проект, он называется «Авиаполис Янковский».

«Авиаполис Янковский» сейчас стал одним из первых резидентов свободного порта Владивосток. И надо признать, что мы с самого начала работы над законом очень активно над ним работали и помогали, так что спасибо Юрию Петровичу и Александру Сергеевичу [Галушке], это правда.

«Авиаполис Янковский» – это технопарк, промышленный парк, он достаточно большой. К 2025 году, когда мы планируем его завершить, он должен занять примерно 180 гектаров земли. При условии, что он будет полностью заполнен, а мы постараемся это сделать, объём инвестиций туда составит 24 миллиарда, даже больше немножко. Сейчас мы находимся в завершении первого этапа, он закончится в следующем году, – 25 гектаров земли.

Казалось бы, в общем–то, всё нормально и можно продолжать дальше. Так оно и есть, но есть два момента, два вопроса, которые сейчас заставляют волноваться о ближайшем будущем. Они, конечно, локальные, тем не менее от этого менее важными не становятся.

Первый вопрос касается выделения дополнительной земли под проект с точки зрения его расширения. Да, на сегодняшний день в Земельном кодексе предусмотрена возможность выделения земли резидентам свободного порта без конкурса, но, к сожалению, надо признать, что за последний год с момента прошлого форума, где мы подписали, кстати, соглашение с региональной администрацией о совместном развитии этого проекта, мало что сдвинулось с места.

Этот вопрос действительно важный и общий, потому что в середине августа Приморское отделение «ОПОРА России» (мы активно там тоже работаем) собрало всех действующих резидентов свободного порта Владивосток, чтобы выяснить, какие вопросы являются наиболее важными, всё–таки уже полгода прошло с момента начала проекта. И вопросы, касающиеся выделения земли, волнуют всех на сегодняшний день.

Вы знаете, у нас есть, может быть, пожелание следующего рода: нам кажется, что системным решением проблемы может стать расширение полномочий Корпорации развития Дальнего Востока с точки зрения единого окна, в которое должен обращаться резидент свободного порта Владивосток, и, возможно, наделение Корпорации развития полномочиями для выделения этих участков земли.

В.Путин: Можно продумать, но здесь придётся вносить, видимо, какие–то изменения в законодательство, потому что, собственно, землю в соответствии с действующим законодательством должен оформлять муниципалитет, насколько я понимаю. И если это является какой–то проблемой, надо будет это проработать, я согласен. Здесь тоже все эти вопросы лежат в области межведомственных согласований, и лучше их, конечно, избегать. Нам надо, видимо, принять какое–то общее решение, согласно которому, если вся территория выделяется, в том числе и при участии муниципалитета, то дальше работа должна строиться в рамках, наверное, самой Корпорации.

Ю.Трутнев: Владимир Владимирович, у нас порядок на территории опережающего развития: мы изымаем землю и раздаём её инвесторам от Корпорации развития, и там проблем ни у кого нет. Проблемы действительно есть в свободном порту, потому что свободный порт не ограничен границами. Соответственно мы должны изъять всю землю у субъекта, что невозможно. Поэтому в свободном порту порядок другой, землю предоставляет не Корпорация – предоставляет субъект. Действительно, есть проблемы по Приморью, я с губернатором говорил, там будут приняты достаточно серьёзные решения.

В.Путин: Нужно, чтобы это было общее решение, понятное и прозрачное, иначе это каждый раз будет упираться в беготню по административным кабинетам.

А.Галушка: Это можно сделать через соответствующие поправки в закон о свободном порте Владивосток.

В.Путин: Вот над этим нужно подумать – так, чтобы территория развивалась, а не развивались только левые доходы чиновников, которые уполномочены принимать решения. Давайте продумаем.

К.Богданенко: Второй вопрос касается энергообеспечения юга Приморья. К сожалению, до сих пор, по крайней мере наши объекты, а они достаточно большие, мы вынуждены отапливать с помощью угля, использовать топливо для отопления: уголь, дизельное топливо и так далее.

Программа газификации в Приморье – честно говоря, нам неизвестно, в каком состоянии она находится, и не очень понятно, когда она завершится. И поэтому хотелось бы Вас попросить внести какую–то определённость в этот вопрос для того, чтобы можно было планировать. Потому что на сегодняшний день, для примера могу сказать, стоимость отопления квадратного метра здесь, во Владивостоке, если взять, например, местную цену на литр дизельного топлива и среднюю цену природного газа из трубы, отличается на 64 процента. Это огромная цифра, и в итоге за шесть месяцев зимы она набегает тоже в очень большие цифры. И для резидентов это становится очень большой, серьёзной проблемой в процессе принятия решения о заходе.

В.Путин: Да, действительно, эта проблема возникла не вчера даже, а гораздо раньше, ещё с советских времён. Здесь никогда не занимались газификацией – ведь об этом идёт речь, о газификации. Никогда не занимались газификацией, и результат какой? Если газификация здесь, в Приморском крае, находится на уровне 0,1 процента, в то время как по Российской Федерации это свыше 66 процентов – 66,7. В городах в Приморском крае газификация – 0,2 процента, а в Европейской части – 70 процентов; газификация здесь на селе – вообще ноль.

Поэтому это проблема, которая требует решения, не имеет быстрого решения, но планы, о которых Вы сказали, есть. Это касается и разработки соответствующих газовых месторождений на Сахалине, и связно с трубой, которая сюда уже дошла, связано с разработками других газовых месторождений в Восточной Сибири, в том числе и с «Силой Сибири», от которой тоже планируем направлять ресурсы на внутреннюю газификацию.

Проект плана «Газпрома» по газификации есть и предложен на рассмотрение руководству Приморского края. Планируется, по–моему, что до 2020 года уже изменения должны быть заметными.

Я попрошу Министра энергетики Новака Александра Валентиновича прокомментировать, может быть, он скажет ещё что–то поподробнее. Пожалуйста.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, «Газпром межрегионгаз» направил соответствующую программу в администрацию Приморского края. Она подразумевает газопроводы и отводы, 11 штук, общей протяжённостью порядка 164 километров на период с 2016 по 2020 годы. То есть постепенно эта задача будет решаться.

Как Вы, Владимир Владимирович, справедливо отметили, она должна решаться параллельно с возможностью разработки месторождений на Сахалинском шельфе, поскольку это Южно-Киринское месторождение, как раз то, которое должно быть источником для поставок газа, для газификации восточных регионов – синхронизированно с газификацией непосредственно населённых пунктов.

Потому что сейчас тот газ, который приходит на ТЭЦ, условно, субсидируется, причём субсидируется за счёт бюджета Российской Федерации, потому что цена его абсолютно рыночная, по мировым ценам, а реализуется потребителям по ценам, сопоставимым с теми, которые были до газификации при потреблении альтернативных источников: регулируемые тарифы.

Поэтому здесь двойная задача: с одной стороны, уйти от субсидий, с другой стороны – разработать месторождение и реализовать программу газификации. Мы работаем с «Газпромом».

В.Путин: Но я бы ещё добавил. У «Газпрома» есть планы соединения западносибирских источников, месторождений, добычи и этой нашей газотранспортной системы с той системой, которая складывается на Дальнем Востоке. И такие планы не только есть – они реально приступают к проектированию этой работы. Это связано и с внутренними потребностями дальневосточных регионов, и с желанием «Газпрома» расширить свой рынок сбыта на экспорт. И, если какие–то сложности будут возникать в Европе, мы легко будем переключать потоки на восток, и это тоже даст нам серьёзные дополнительные возможности по газификации дальневосточных регионов.

К.Богданенко: Владимир Владимирович, я сказал про «ОПОРА России» – от лица членов Приморского отделения я бы хотел Вам подарить книгу: эта книга как раз рассказывает о тех предпринимателях, которые стояли у истоков развития государственности и вообще бизнеса в Приморском крае, это было в XIX веке, очень интересно.

В.Путин: Спасибо большое, с удовольствием почитаю.

А.Бин-Сулайем (как переведено): Добрый день!

Мне очень приятно находиться здесь сегодня. Я хотел бы поздравить вас с тем, что делается относительно свободного порта Владивосток. Мы уже встретились с господином Трутневым, который оказал нам большую поддержку в наших инициативах, далее мы подписали совместное соглашение.

Сегодня мы обслуживаем большое количество морских терминалов, обрабатываем миллионы контейнеров во всех регионах мира. Я говорю об этом вот почему: сегодня мы подписали меморандум о взаимопонимании с «Суммой» с тем, чтобы развивать свободную зону.

Одним из наиболее важных моментов является следующее: таможенные процедуры – на всех наших терминалах, господин Президент, мы используем безбумажный документооборот. Это позволяет нам видеть всё до того, как приходит груз, мы всё знаем заранее, всё контролируется. Имеется специальный движок, который отделяет подозрительные грузы, подозрительных лиц, подозрительных клиентов. Надёжные компании обрабатываются быстро, а ненадёжные компании задерживаются.

Мы хотели бы провести дальнейшее обсуждение вместе с налоговыми органами России возможности использования такой системы, мы хотим использовать её на наших терминалах, она прекрасно работает. Это обязательно нужно сделать, особенно когда приходят грузы из Китая и из Северной Кореи – естественно, эти грузы будут проходить.

Мы управляем тремя портами в Китае. Китайцы разрабатывают один очень важный проект, который настроен на ускорение работы. Проблема с логистикой состоит в том, что любые задержки усложняют всё и всё удорожают. Спасибо.

В.Путин: Только, наверное, Вам нужен дополнительный контакт не с налоговой, а с Федеральной таможенной службой, об этом идёт речь. Давайте это и сделаем, мы организуем такой контакт, и Вы с ними подискутируете.

Но перед Таможенной службой России стоит задача как раз перехода на электронное оформление. Они над этим работают, и думаю, что Ваш опыт, конечно, можно и нужно будет учитывать.

А вы в каких странах ещё работаете? В США не работаете, нет?

А.Бин-Сулайем: Нет. Канада, Латинская Америка – четыре терминала, конечно – Китай, Вьетнам, Австралия. В Соединённых Штатах у нас нет бизнеса, но мы отправляем туда грузы из Перу, мы используем порт Доминиканской Республики, а также мы отправляем туда грузы из Канады.

В.Путин: По–моему, в Штатах есть просто ограничения законодательные, они, по–моему, в оперирование иностранным компаниям свои порты не отдают. Может быть, я ошибаюсь.

А.Бин-Сулайем: Мы сейчас не работаем в Соединённых Штатах, а в Канаде у нас есть бизнес.

В.Путин: Понятно, спасибо.

Прошу Вас.

С.Цивилёв: Цивилёв Сергей Евгеньевич, компания «Колмар», Южная Якутия.

Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания!

У Советского Союза и у Японии есть хороший опыт совместной деятельности. В 1974 года было подписано соглашение о поставке южно-якутских углей в Японию, а из Японии – машин и механизмов. Это соглашение очень эффективно работало 25 лет. За счёт этого был построен город Нерюнгри, Нерюнгринский [угольный] разрез, Восточный порт.

Мы, компания «Колмар», в Южной Якутии второе градообразующее предприятие. Сегодня добываем 4,5 миллиона тонн угля, у нас больше миллиарда тонн запаса коксующихся углей, и наша программа позволит к 2019 году добывать 20 миллионов [тонн угля в год] – превзойти даже те результаты, которые были у Нерюнгринского разреза.

Интерес к нам со стороны японских коллег очень большой, у нас подписано соглашение с Sojitz, Sumitomo, с Marubeni, у нас сегодня грузится в Восточном порту, во время экономического форума, первая партия концентрата коксующихся углей для компании «Джей Эф И».

По нашему мнению и по мнению наших японских коллег, учитывая предыдущий опыт, как это было сделано в 1974 году, – если будет поддержка, появится второе дыхание у этого проекта на высшем государственном уровне, то, конечно, это существенно ускорит продвижение нашего проекта. Поэтому если это возможно, в период пребывания здесь Премьер-министра…

В.Путин: Мы с Вами вчера уже об этом говорили. У меня через час как раз будет встреча с Премьером, так что мы поговорим по всем аспектам нашего взаимодействия.

Вы знаете, что сама японская сторона неожиданно для меня во время встречи в Сочи предложила довольно развёрнутый план развития сотрудничества по восьми направлениям, энергетика там занимает одно из ведущих мест. Мы поговорим об этом тоже обязательно.

С.Цивилёв: Спасибо большое.

В.Путин: Коллеги, есть ещё что–то? Пожалуйста.

Хуаньлинь Лю (как переведено): Большое спасибо за возможность напрямую поговорить с Президентом. Мы также при поддержке Юрия Трутнева и Александра Галушки создали агропромышленный фонд на 16 миллиардов рублей – переработка сои и морепродуктов. Это два основных направления нашей работы. Поэтому у нас есть планы на ближайшие 5–10 лет, мы их согласуем с правительствами Приморья. Мы хотели бы согласовать их – вот это просьба.

Кроме того, у нас есть делегация из провинции Хэбэй. Эта авторитетная делегация хотела бы встретиться и с Министерством развития Дальнего Востока, и с администрацией Приморья для того, чтобы создать отношения побратимства с Приморьем. У них есть очень сильное желание развивать сотрудничество. Это две просьбы.

В.Путин: Отлично. Мы рады тому, как развиваются наши отношения с Китаем в целом и с пограничными провинциями. Будем только приветствовать эти идеи. Министр Галушко здесь находится, слышит, наверняка воспринимает это положительно. Так что считайте, что договорённость об этой встрече достигнута. Я желаю вам успехов.

Пожалуйста.

О.Мисевра: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги! Я постараюсь коротко. «Восточная горнорудная компания», Мисевра Олег Анатольевич.

Мы осуществляем проект по добыче угля, строительству конвейера по транспортировке угля в порт и соответственно экспортный проект, Вы его в своё время поддержали на конференции. Проект стоимостью 42 миллиарда, уже более 10 миллиардов мы проинвестировали.

Проект развивается успешно, удачно, всё хорошо. Есть одна маленькая и в то же время серьёзная просьба. Все присутствующие, когда говорят о портах, говорят о свободном порте, и я им завидую белой завистью. Потому что мы, к сожалению туда не попали, а сейчас готовится закон по свободным портам Дальнего Востока, насколько я понимаю.

В.Путин: Там пять портов у нас уже выделено. А Вы о каком сейчас говорите?

О.Мисевра: У нас маленький порт Шахтёрск, поэтому его никто не замечает.

В.Путин: Это где?

О.Мисевра: На Сахалине.

В.Путин: А почему не попали? Знаете, у нас федеральные ведомства беспокоит, что те льготы, которые предоставляются на Дальнем Востоке, нельзя распространять на другие территории.

Эти ограничения логичны, потому что иначе Дальний Восток не будет настолько привлекательным. А что касается вашего порта, он же на Дальнем Востоке находится. Я здесь не вижу никаких ограничений для того, чтобы эти льготы тоже и на вас распространились. Мы же хотим развивать эти территории в целом. Так что давайте подумаем.

Я попрошу своих коллег сейчас это проработать.

О.Мисевра: Спасибо.

В.Путин: Да, прошу Вас.

Жань Тао (как переведено): Спасибо.

Я также представляю Китай. Год назад я здесь участвовал в первом форуме. И я вижу, как действительно нарастает позитив во всех сферах. Это внушает оптимизм, в том числе и для нас, тех, кто работает здесь.

Мы в целом, наша компания «Сириус» вложила 200 миллионов долларов, построен цементный завод, он уже работает.

Мы хотели бы поблагодарить Ваше Превосходительство Президента за Вашу поддержку, потому что после того, как Вы распорядились, Юрий Трутнев и Министр развития Дальнего Востока, многие вопросы получили разрешение.

Я сегодня хотел бы высказать два соображения.

Первое. В то время как рубль сейчас пока находится – в общем, он стоит дёшево, появилась возможность для российских экспортёров нарастить экспорт. Это, возможно, привлечёт многих китайских предпринимателей в Россию.

В мае этого года мы создали электронную платформу для электронной торговли для таких городов, как Хэйхэ, Пекин. Уже 300 производителей активно продают там свои товары. То есть эта платформа позволяет производителям в Китае напрямую выходить на потребителей в России, поэтому там очень большой объём сделок произошёл.

В чём преимущество? Мы можем снизить себестоимость в два раза; сейчас мы подсчитали, что эта платформа позволяет снизить эти расходы на 20–25 процентов. Мы считаем, что это позитивное развитие, и очень многие в России этим заинтересовались. Я надеюсь, что мы сможем рассчитывать на поддержку властей в России, в том числе чтобы российские товары поступали на китайский рынок.

Второе, мне кажется, нужно больше внимания уделять пропаганде того, что в России можно работать, чтобы больше китайских предпринимателей знали о тех возможностях, которые здесь открываются. Например, мы занимаемся цементом, нефтепереработкой, уже вложили большие инвестиции в Россию, и очень многие частные, именно частные предприниматели – они пока не знают об этом, но они тоже могли бы воспользоваться этими возможностями, в том числе низким рублём.

Можно ли предпринять какие–то специальные меры для поощрения частных предпринимателей из Китая? Вот такой вопрос я хотел задать.

Мы могли бы предложить в ТОРах, например в Хэйхэ и Благовещенске, в этом районе, на острове Большой Уссурийский на море, рядом с Хабаровском, создать какие–то трансграничные зоны, где как раз можно было бы сконцентрировать этих людей, их капиталы, их проекты. Приведу пример – например, мороженое. Мы, китайцы, очень любим российское мороженное, но его не разрешают вывозить. Можно только приехать в Россию и здесь полакомиться. Тут можно что–то сделать, чтобы облегчить это, чтобы китайцы могли запросто приехать, закупить партию мороженого и продать его в Китае.

Пожалуй, на этом я остановлюсь. Спасибо.

В.Путин: Вы меня очень удивили по поводу запрета на вывоз мороженого, как будто это национальное достояние, культурная ценность, – первый раз об этом слышу. Теперь, когда буду ездить, то Председателю Си буду привозить с собой мороженое, если так сложно его добыть, как особый подарок.

Что касается трансграничных зон, то это интересная идея, об этом нужно, безусловно, подумать.

Теперь по поводу мер привлечения предпринимателей вообще и китайских в частности. Мы исходим из того, что, создав, скажем, территории опережающего развития, создав свободные порты, мы как раз и создаём эти условия для привлечения наших друзей, наших партнёров для работы в России.

Теперь что касается относительно слабого рубля – конечно, нужно воспользоваться этим. Мы исходим из того, что этим и пользуются российские производители и те производители, которые пришли из–за границы и работают у нас; мы вас тоже рассматриваем, как своих производителей и будем к вам относиться именно таким образом.

Но мы должны ориентироваться не на сегодняшнюю курсовую разницу – мы должны ориентироваться на фундаментальные основы развития российской экономики.

Сегодня у нас же плавающий курс валюты, вы знаете. Поэтому здесь есть большие плюсы. Сейчас один из этих плюсов Вы обозначили. Есть и определённые сложности, которые возникают. Но мы решение такое приняли. Просто вы должны знать, что эти решения состоялись надолго. Первое.

Второе. Мы никогда не уклонялись от принятых когда–то принципов либерализации движения капитала, и это тоже вы должны знать. Даже в самых сложных условиях 2008–2009 годов я не пошёл на то, чтобы ограничивать вывоз капитала. Такие предложения и в прошлом, в позапрошлом году звучали. Мы этого не делаем и делать не собираемся. Да, мы понимаем, что есть такой административный способ ограничения вывоза капитала, в том числе ограничения его движения, но в среднесрочной перспективе, не говоря уже о более отдалённой, мы думаем, что это будет вредно, и поэтому мы этого не делаем.

Должен сказать, что эта наша политика даёт определённые плоды. Если посмотреть год к году, то в этом году у нас вывоз капитала сократился по сравнению с прошлым годом в пять раз. Мы это фиксируем, и это очень хороший показатель доверия к экономической политике российского Правительства.

Что касается главного вопроса – электронной торговли, мы будем её развивать. Вместе с тем мы должны быть очень аккуратными с тем, чтобы эти современные способы торговли не наносили ущерба фискальным интересам государства. Но я с вами согласен в том, что электронная торговля разбюрокрачивает очень многие вещи, понижает себестоимость в конечном счёте и может способствовать – и способствует на самом деле – снижению цен для конечного потребителя. Конечно, государство в этом заинтересовано. Будем работать.

Коллеги, мне потихонечку надо будет, наверное, завершать уже нашу встречу.

Мы на эту сторону переедем. Давайте.

А.Колот: Уважаемые коллеги, меня зовут Колот Андрей Викторович, генеральный директор компании «Мерси Агро Приморье». В рамках этого холдинга работают два резидента ТОР «Михайловский»: это компания «Мерси трейд» и «Приморский бекон». Цель проекта – строительство холдинга с сетью свиноводческих комплексов общей производственной мощностью 540 тысяч голов в год на убой. Что сделано на сегодня? Работает свинокомплекс мощностью 39 тысяч голов, в октябре начинаем получать 83 тысячи голов. Есть свой департамент растениеводства (обрабатываем 12 тысяч гектаров земли), свои элеваторные мощности, свой комбикормовый завод. То есть мы двигаемся, скажем так, семимильными шагами.

У меня даже не вопрос, а хочу просто поделиться коротко своим впечатлением от работы в ТОР. Уже 10 месяцев мы в ТОР, преференции реально работают. И все обязательства государства перед нами неукоснительно выполняются.

Знаете, когда на одной чаше весов преференция, то на другой чаше весов – это однозначно ответственность сами резидентов ТОРа и мы это очень хорошо понимаем.

Я хочу выразить надежду и уверенность в том, что взаимодействие резидентов ТОРов и государства будут таким же стабильными, правила меняться не будут, будут надёжными и взаимовыгодными. Хочу пожелать всем удачи.

В.Путин: Хочу за Вас заверить, что мы здесь ничего менять не собираемся. Всё будет функционировать так, как принято. Совсем недавно мы запустили эти вопросы. Мы видим, что действительно эффект есть. Он нарастает, мне очень приятно констатировать, что и Вы отмечаете, и наши иностранные друзья это отмечают, наши партнёры. Мы совсем недавно только это запустили, опыт совсем незначительный, когда был принят закон о ТОРах?

А.Галушка: Закон о ТОРах вступил 30 марта прошлого года, а первые ТОРы были созданы в июне юридически.

В.Путин: 30 марта прошлого года. Год с небольшим, как закон принят, год прошёл с небольшим. Поэтому только первые шаги, и мы видим положительный эффект. Конечно, ничего мы здесь отменять не собираемся. Исключено.

Пожалуйста, давайте завершающий вопрос.

В.Рашевский: Владимир Владимирович, уважаемые коллеги.

Компания «СУЭК». Мы более 10 лет работаем на Дальнем Востоке, более 40 миллиардов уже инвестировали и в добычу угля, и в строительство транспортной инфраструктуры. Опыт у нас большой; должен сказать, что за последнюю буквально пару-тройку лет, конечно, качественный скачок сделан в регулировании и выстраивании условий снятия административных барьеров. Большое спасибо Вам, Юрию Петровичу, Министерству Дальнего Востока за это.

Какая проблематика осталась? Мы её частично касались. Одна из ключевых проблем – это привлечение специалистов. Территории большие, много проектов, которые реализуются в медвежьих углах. Один из вопросов – это, конечно, жильё; второй – это упомянутая социальная инфраструктура; третий – транспортная доступность.

Жильё. О чём хотелось бы попросить подумать? Есть механизмы льготной ипотеки, но сегодня льготная ипотека – это 11–12 процентов годовых. Жильё, особенно на удалённых территориях, получается по объективным причинам – транспортное расстояние – более дорогим; финансовая модель даже при более высоких заработных платах, чем в среднем по стране, не особо складывается. Поэтому, если бы было можно посмотреть ТОРы, например, по критериям, – критерий, например, территорий, где реализуются ключевые проекты Дальнего Востока, свободный порт, попробовать сделать механизмы, чтобы ставку сделать на уровне 5–6 процентов годовых, – тогда, по нашим оценкам, модель сложится. Это первое соображение.

В.Путин: Это без субсидий не обойтись.

В.Рашевский: Мы и сейчас субсидируем, когда 11–12 процентов. Здесь вопрос размера субсидий. То есть, по сути дела, можно ли по критерию, который я обозначил, посмотреть возможность более глубокого субсидирования? Не думаю, что это великие деньги будут.

Второе соображение. На самом деле опять в отдалённой территории люди психологически не очень готовы покупать жильё, они думают: «Я приеду года на три, может – на пять, потом уеду». На самом деле на три-пять лет приехал, а потом остался. Человека надо завлечь. Чем его можно было бы завлечь? Арендным жильём.

Вот тут надо разработать механизм: либо государство строит арендное жильё, либо, были мысли такие, через концессионные механизмы строить арендное жильё, причём потом совместить с переходом в какую–нибудь льготную ипотеку. Думаю, это бы заработало. То есть сначала арендное жильё, а потом с возможностью выкупа, или самостоятельно. Это сюжет номер один.

По поводу социальной инфраструктуры. Тут, конечно, координация важна, чтобы и регион, и Министерство Дальнего Востока, и компании, которые развивают, но всё как всегда в деньги упирается. Поэтому, если по тому же самому критерию, то есть ТОРы, свободный порт, территории, где развиваются ключевые проекты, можно было бы посмотреть какую–то программу специальную, где бы из федерального бюджета какую–то денежку добавить.

Обычно это работает хорошо: если есть софинансирование из федерального бюджета, то в региональном бюджете деньги находятся быстрее. Это второе соображение.

Третье соображение – авиационная и транспортная доступность. Здесь много территорий, где автомобильных дорог нет, где железная дорога сводится к одному поезду. Например, в советские времена построено довольно много аэродромов: и грунтовых, и бетонных аэродромов. Развитие авиационно-транспортного сообщения было бы очень важно.

Спасибо.

В.Путин: Здесь у меня больших комментариев нет. Мы все эти проблемы видим, думаем над их решением. Что касается развития малой авиации, совсем недавно было принято решение о том, что мы возобновим производство, уже даже нашли источники для производства авиационной техники соответствующего уровня и для решения как раз этих самых задач, турбовинтового самолёта.

Будем развивать сеть аэродромов. Здесь, конечно, такие территории – с учётом, прямо скажем, небольшого объёма перевозок далеко не всегда экономически целесообразно дороги строить, если они будут пустовать. Мы даже дорогу Чита – Хабаровск строили – считали пропускную способность и по количеству машин, которые должны там ездить, даже не стали строить дополнительные полосы, зарезервировав только необходимые участки земли для расширения, когда это потребуется. Поэтому всё это ясно.

По поводу экономических инструментов решения проблем инфраструктуры, в том числе социальной, строительство жилья – тоже думаем. Руководитель Министерства и полпред Президента здесь присутствуют, и мой помощник Андрей Рэмович Белоусов тоже занимается постоянно со своим аппаратом этими вопросами. Я услышал, мы для себя пометили, и вместе с вами будем думать над тем, как решать эти вопросы.

Вам большое спасибо. Мы с вами ещё увидимся завтра. Надеюсь, вы остаётесь, будете здесь до конца.

Хочу вас ещё раз поблагодарить за те усилия, которые вы прикладываете для работы на Дальнем Востоке, и желаю вам успехов.

Россия. Весь мир. ДФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1879028 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1879020 Владимир Путин

Интервью международному информационному холдингу Bloomberg. Часть 3.

Публикуем третью часть интервью Владимира Путина международному информационному холдингу Bloomberg. Запись состоялась накануне, 1 сентября, во Владивостоке.

Дж.Миклетвейт: Вы говорили о российской экономике, о ресурсах (мы об этом ещё поговорим), но пока Вы говорили, я подумал, что Вы дали детали, насколько Россия усилилась. Вы поедете на «двадцатку», Вы смотрели, как идут дела на Западе, давно за этим наблюдаете, и Вы были на саммите «двадцатки» больше, чем любой другой лидер. Вы когда–либо видели, чтобы Запад был так разделён, так недоволен собой, в таких сомнениях? Мы все помним про выход Великобритании, миграционный кризис, выборы и все остальные проблемы. Сейчас кажется ли Вам Запад разобщённым как никогда или нет? Как Вы это объясните?

В.Путин: Много проблем в мировой экономике в целом, в западной экономике тоже много проблем: старение населения, падение темпов роста производительности труда. Это очевидные вещи. Вообще, в целом демография такая очень тяжёлая.

Потом, наверное, ведь сами специалисты, а Вы как раз один из лучших специалистов в этой сфере, считают, что в политике расширения Евросоюза не были учтены некоторые элементы, связанные с готовностью тех или иных экономик к вхождению в зону евро, допустим.

Войти в единую валюту с достаточно слабыми экономическими показателями и удержать не то чтобы темпы роста, а удержать саму экономику от тяжёлых испытаний очень сложно. Мы это проходили не только в Европе, мы знаем это (сколько там – лет десять назад или больше) по Аргентине, когда они привязали национальную валюту жёстко к доллару, а потом уже не знали, что с этим делать. Так же вход в зону евро.

Дж.Миклетвейт: Как Вы думаете, евро выживет вообще, валюта евро?

В.Путин: Надеюсь, что да, потому что, во–первых, мы верим в фундаментальные основы европейской экономики. Мы видим, что западноевропейские лидеры в основном (идут споры, конечно, всё это понятно, мы это прекрасно тоже видим и наблюдаем, анализируем), но всё–таки придерживаются, я считаю (не могу сказать, правильных, неправильных, – это всегда с какой стороны посмотреть), очень прагматичных подходов к решению экономических проблем.

Они не злоупотребляют финансовыми инструментами, финансовой накачкой, а стремятся прежде всего к структурным изменениям, что, собственно говоря, не менее остро стоит и в нашей экономике, а может быть, даже более остро, имея в виду проблему, которую мы до сих пор не можем преодолеть, а именно, доминирование нефтегазового сектора в Российской Федерации и как результат – зависимость от этих нефтегазовых доходов.

Но и в Европе тоже есть это, не зависимость от нефти и газа, но структурные реформы давно назрели, и думаю, что ведущие экономики очень прагматично и грамотно подходят к решению стоящих перед европейской экономикой проблем. Поэтому мы и держим примерно 40 процентов наших золотовалютных резервов в евро.

Дж.Миклетвейт: Как Вы думаете, Европа выживет, и будет столько же членов? Из Европейского союза никто не выйдет больше после Британии?

В.Путин: Вы знаете, я не хочу отвечать на Ваш провокационный вопрос, хотя я понимаю, что он может быть интересен.

Дж.Миклетвейт: Вы много раз критиковали Европу, почему бы сейчас…

В.Путин: Да, я критиковал, но повторяю ещё раз: мы держим 40 процентов наших золотовалютных резервов в евро, и мы не заинтересованы в развале зоны евро. Хотя я не исключаю, что могут быть приняты какие–то решения, которые консолидируют группу стран, равную по развитию экономики, и тем самым, на мой взгляд, это приведёт только к укреплению евро. Но могут быть какие–то и другие промежуточные решения с целью сохранения в зоне евро имеющегося количества членов сегодня. Это не наша задача, но мы всегда очень внимательно следим и желаем успехов нашим европейским партнёрам.

То, что Вы говорили о критике, я критиковал внешнюю политику, но это совсем не значит, что мы должны со всем соглашаться. Мы действительно многие вещи критикуем, мы считаем, что наши партнёры совершают немало ошибок (наверное, мы тоже, никто не гарантирован от ошибок), но что касается экономики, повторяю ещё раз, на мой взгляд, и Еврокомиссия, и ведущие экономики Европы действуют очень прагматично и находятся на правильном пути.

Дж.Миклетвейт: Можем к российской экономике вернуться? Может быть, начнём с обменного курса рубля? Я знаю, что Вы скажете, что это прерогатива Центрального банка и устанавливается курс рынком, но 19 июля, когда за доллар давали 62,8 рубля, Вы сказали, что рубль слишком крепок. Вы раскритиковали эту тенденцию. Сейчас 65 рублей дают. Достаточно ли он ослаб, чтобы Вы были довольны, или надо дальше?

В.Путин: Я не раскритиковал позицию Центрального банка. Я действительно всегда считал и считаю, что Центральный банк должен действовать самостоятельно. На самом деле он так и действует, можете мне поверить. Я не вмешиваюсь в решения Центрального банка и не даю директивных указаний правлению Центрального банка либо председателю Центрального банка.

Центральный банк смотрит на то, что происходит в экономике, и, разумеется, я в контакте и с членами правления, и с председателем Центрального банка, но я никогда не даю директивных указаний. Если я говорил о том, что рубль слишком окреп, то я не говорил, что позиция Центрального банка неправильная. Я говорил о том, что это накладывает дополнительную нагрузку на экспортно ориентированные отрасли экономики. А то, что это так, мы с вами хорошо понимаем, когда рубль послабее, легче продавать, здесь производить за дешёвый рубль, а продавать за дорогой доллар и получать большую выручку в долларах, а потом менять на рубли и потом получать больший доход. Поэтому это элементарные вещи.

Но если говорить о фундаментальных вещах, то вопрос регулирования курса действительно относится к функции главного регулятора, а именно, к функции Центрального банка. И здесь он должен думать, конечно, о том, как экономика, как промышленность реагируют, но он должен думать и о своих фундаментальных задачах, чтобы обеспечить стабильность курса. Главный вопрос в стабильности курса, а это так или иначе Центральному банку при всех нюансах всё–таки удаётся. И это удалось в конце концов сделать, после того как Центральный банк перешёл к плавающему курсу национальной валюты.

Центральный банк должен учитывать и другие вещи: стабильность банковской системы страны, должен смотреть на то, как увеличивается либо сокращается денежная масса в экономике, как это влияет на инфляцию. Там очень много составляющих, о которых должен подумать Центральный банк, и лучше не трогать его компетенции.

Дж.Миклетвейт: А Вы хотели бы, чтобы рубль всё–таки ещё немножко ослаб? Это помогло бы российской экономике? Вот лично Вы? Я знаю, что это не Ваша зона ответственности, но Вы прокомментировали. А сейчас Ваша позиция какая?

В.Путин: Вы знаете, моя позиция заключается в том, что курс должен соответствовать уровню развития экономики. Потому что это всегда баланс, баланс интересов, и в нём должен отражаться этот баланс. Баланс между теми, кто продаёт что–то за границу, и им выгоден слабый курс, и баланс между интересами тех, кто покупает, а им нужно, чтобы курс был повыше. Баланс между производителями внутри страны, скажем, сельхозпроизводителями, – это их интерес. А у нас так или иначе с селом связано 40 миллионов российских граждан. Это очень важная вещь! Но также нужно не забывать про интересы просто покупателей, которым нужно, чтобы цены в магазинах были чуть-чуть пониже.

Поэтому, повторяю, курс не должен ориентироваться на интересы конкретной группы либо одной-двух групп, он должен соответствовать фундаментальным интересам развития самой экономики.

Дж.Миклетвейт: Больше Вы не жалуетесь, больше Вы не выражаете недовольства, я могу так судить?

В.Путин: Я и не выражал недовольства, и не жаловался. Я просто отмечал, что для одной из групп, а именно экспортёров, выгодней было бы иметь более слабый рубль.

Дж.Миклетвейт: Что касается резервов. Вы сказали, что было 500 миллиардов долларов, сейчас – 400. Конечно, лучше, чем в начале кризиса. Вы хотите вновь нарастить до 500 миллиардов долларов. Как Вы думаете, реалистично на такие показатели ориентироваться и когда Центробанку надо начать покупать доллары, чтобы ресурсы нарастить, и нужно ли вообще?

В.Путин: Центробанк и так постоянно покупает, покупает-продаёт – это его работа. За последние полгода, по–моему, золотовалютные резервы Центрального банка выросли на 14 процентов.

Дж.Миклетвейт: Немножко вернулись к прошлому уровню, но они так же не продолжают систематически покупать доллары, как раньше.

В.Путин: Знаете, мы знаем с Вами о необходимом уровне запасов Центрального банка, а цель нам тоже с Вами хорошо известна, но для широкой публики мы можем с Вами сказать. Цель золотовалютных резервов Центрального банка не в том, чтобы финансировать экономику, а в том, чтобы обеспечивать внешнеторговый оборот. Для этого нужно, чтобы этот уровень был бы способен обеспечить внешнеторговый оборот для такой экономики, как Россия, как минимум на три месяца. Но у нас уровень такой, что он может обеспечить наш товарооборот, если всё прекратит работать, только за счёт золотовалютных резервов как минимум полгода, а то и больше, поэтому это более чем достаточно.

Поэтому с точки зрения обеспечения стабильности экономики и внешнеторгового оборота у нас сегодня абсолютно достаточный уровень золотовалютных резервов. А всё другое – покупка и продажа валюты – связаны с регулированием внутреннего валютного рынка. А как на это будет реагировать Центральный банк и приведёт ли это к росту ЗВР – пока трудно сказать. Давайте не будем забывать, что у нас ещё два резервных фонда Правительства: собственно Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, а это, то и другое вместе, – 100 миллиардов долларов.

Дж.Миклетвейт: Вернёмся немножко назад. Цена на нефть, многие разные факторы, тем не менее ваш бюджет сейчас находится в периоде дефицита, необходимо повышать выплаты пенсионерам, в какой–то момент придётся занимать деньги. Будете ли вы обращаться на внутренний рынок либо вы будете обращаться на внешний рынок для того, чтобы заимствовать ресурсы?

В.Путин: Пока такой необходимости нет. У нас нет необходимости заимствования на внешнем рынке, хотя как такой традиционный инструмент – инструмент в мировых финансовых отношениях – мы применяем всегда и сейчас применяли, и у нас были размещения, и желающих приобрести наши финансовые инструменты достаточно, у нас просто нет такой необходимости сегодня. При наличии таких резервных фондов Правительства – в 100 миллиардов долларов – это просто для нас бессмысленно, имея в виду стоимость заимствований. Здесь всегда нужно внимательно смотреть. Кстати говоря, и заимствования тоже возможны, надо только понимать, что выгоднее на данный момент времени. Это первое.

Второе – что касается дефицита. В прошлом году дефицит федерального бюджета был 2,6 процента. Это, согласитесь, достаточно приемлемая величина. В этом году мы ожидаем, что он будет чуть побольше, где–то в районе трёх процентов, может, три с небольшим. Это тоже абсолютно приемлемая величина. Но мы идём по какому пути? По пути оптимизации бюджетных расходов. Мы в этих не простых для нас условиях, на мой взгляд, прагматично очень подходим к решению экономических, социальных вопросов, мы решаем основные задачи социального характера, выполняем обещания перед населением.

Сейчас только Правительство объявило о том, что мы проиндексировали пенсии на четыре процента, но второе полугодие не индексировали, зато в начале следующего года сделаем единовременную выплату в размере пяти тысяч рублей для каждого пенсионера, которая, в общем–то, сопоставима с компенсацией. Мы действуем очень прагматично и очень осторожно. Мы сокращаем расходы по тем позициям, которые не считаем первоочередными, и не собираемся бездумно раскидывать наши резервы и бездумно жечь их в угоду каким–то политическим амбициям. Мы будем действовать очень осторожно.

Надеюсь, что нам особенно и не потребуется, у нас не будет нужды, во всяком случае, обращаться за внешним финансированием. Ведь у нас, обратите внимание, упал [торговый баланс], но всё–таки сохраняется положительное сальдо. У нас сейчас, по–моему, за первое полугодие 45 миллиардов долларов положительное сальдо торгового баланса. Инфляция сократилась год к году в разы. В разы просто сократилась! У нас была, если год к году смотреть, где–то под 10, что ли, процентов уже, если смотреть август к августу, а сейчас – 3 с небольшим процента. Безработица сохраняется на достаточно приемлемом уровне – 5,7 процента. У нас макроэкономические показатели стабильны. И это даёт мне основания полагать, надеяться на то, что мы спокойно, уверенно будем проходить этот непростой период в нашей экономике, которая, безусловно, уже адаптировалась к современным условиям.

Дж.Миклетвейт: Итак, на предстоящей «двадцатке», вероятно, Вы в последний раз увидите Барака Обаму. Как Вы знаете, предстоят выборы в Америке – и предстоит выбрать между Дональдом Трампом и Хиллари Клинтон. С кем бы Вы скорее контактировали по ту сторону океана с точки зрения геополитической ситуации – с Дональдом Трампом или Хиллари Клинтон? Есть ли у Вас какие–то соображения на этот счёт?

В.Путин: Мне бы хотелось иметь дело с человеком, который может принимать ответственные решения и исполняет достигнутые договорённости. Фамилии совершенно не имеют значения. И конечно, нужно, чтобы этот человек пользовался доверием американского народа, тогда у него будет не просто желание, но и подкреплённая политическая воля для того, чтобы исполнять все эти договорённости.

Поэтому мы никогда не вмешивались, не вмешиваемся и не собираемся вмешиваться во внутриполитические процессы, будем внимательно смотреть за тем, что происходит, и ждать результатов выборов, а потом готовы работать с любой администрацией, если она сама этого хочет.

Дж.Миклетвейт: Немножко надавлю. В 2011 году Вы обвиняли Хиллари Клинтон в том, что она пыталась подогреть протесты, которые разгорелись в России в тот момент. Дональд Трамп много говорил о Вас в 2007 году, он говорил, что «Путин прекрасно справляется»; в 2011 году он хвалил Вас; в следующем году он сказал, что Вы его новый друг, лучший друг; потом сказал, что Вы опережаете Америку ,– много таких примеров. Если будет выбор между женщиной, которая, вероятно, пытается избавиться от Вас, и мужчиной, который так хорошо о Вас думает, с чрезвычайной симпатией, – Вы могли бы принять решение, потому что один из таких выборов, который Вы сделаете, будет более благоприятным.

В.Путин: Вы знаете, я уже, по сути, ответил на Ваш вопрос, а ещё раз могу его переформулировать, другими словами сказать: мы готовы работать с любым Президентом, но, конечно, – я тоже об этом сказал – настолько, насколько готова будет будущая администрация. И, если кто–то говорит, что он хочет работать с Россией, мы приветствуем это. А если кто–то, как Вы выразились (может быть, неточный перевод), хочет от нас избавиться, это совершенно другой подход. Но мы и это переживём: здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе.

Вы понимаете, в чём дело, я уже неоднократно видел, что антироссийские карты разыгрываются в ходе внутриполитических кампаний в Штатах. Я считаю, что это очень недальновидный подход.

В то же время нам присылают всякие сигналы со всех сторон, что на самом деле всё хорошо. И в прежних администрациях так было в ходе предвыборных кампаний, что мы там всё восстановим потом. Но, Вы знаете, мне кажется, что это не отвечает тому уровню ответственности, которая лежит на плечах Соединённых Штатов. Мне представляется, что всё это должно быть более солидно, спокойно, более уравновешенно.

По поводу того, что нас кто–то критикует. Вы знаете, и со стороны команды господина Трампа тоже раздаются критические высказывания в наш адрес. Например, один из участников или членов его команды сказал, что якобы Россия платила семье Клинтон через какие–то фонды и что на самом деле мы руководим семьёй Клинтон. Ерунда полная. Я даже не знаю, где там Билл выступал, через какие фонды. Это просто и одной, и второй стороной используется в качестве инструмента внутриполитической борьбы, что, на мой взгляд, плохо. Но, разумеется, когда кто–то говорит о том, что он хочет работать с Россией, мы это приветствуем – и вне зависимости от того, как фамилия этого человека.

Дж.Миклетвейт: По Трампу последний вопрос. Кто–то говорит, что он слишком переменчив, чтобы быть Президентом США. А Вы рады были бы, чтобы он стал Президентом? Или всё–таки Клинтон, например, предпочтительнее?

В.Путин: Мы не можем отвечать за американский народ. Ведь при всём эпатаже одного и, кстати говоря, другого кандидата (они же оба занимаются эпатажем, только каждый по–своему) они же умные люди, очень умные люди, и они понимают, на какие точки нужно немножко поднажать, чтобы их поняли, почувствовали и услышали избиратели в самих Соединённых Штатах. Трамп делает упор на традиционный республиканский электорат, на среднего человека со средним достатком, на рабочий класс, на определённую группу предпринимателей, на людей, которые придерживаются традиционных ценностей; госпожа Клинтон – на другую часть электората, тоже на неё пытается воздействовать своими способами, поэтому они друг на друга нападают и в некоторых случаях, я бы не хотел, чтобы мы брали с них пример, как они это делают. Думаю, это не самый лучший пример, который они подают. Но такова политическая культура в Соединённых Штатах, это просто нужно принять как есть. Америка – великая страна, и она заслужила того, чтобы никто не вмешивался и извне не комментировал.

Отвечая на Ваш вопрос в третий раз, могу сказать, что мы будем работать с любой администрацией, с любым Президентом, которому окажет доверие американский народ – если, конечно, он сам будет хотеть сотрудничать с Россией.

Дж.Миклетвейт: Про другую страну спрошу. Вы на «двадцатке» встретитесь с Терезой Мэй, это другой человек. Британия скоро, возможно, будет в той же ситуации, как и Россия. Она – часть Европы, но скоро она не будет частью Европейского союза, скорее всего. Вы будете с ними вести переговоры о зоне свободной торговли?

В.Путин: Чтобы закончить предыдущий вопрос. Вы всё–таки много лет в журналистике работаете, Вы очень информированный человек и понимаете все угрозы, связанные с обострением международной обстановки, правда? Особенно между крупнейшими мировыми ядерными державами. Мы же все это понимаем.

Вы меня, конечно, спрашиваете: это – интервью, которое Вы у меня берёте, а не наоборот. Но всё–таки я позволю Вас спросить: Вы хотите обострения на уровне Карибского кризиса?

Дж.Миклетвейт: Никто не хочет.

В.Путин: Конечно, нет, никто не хочет.

Дж.Миклетвейт: Именно поэтому я спросил о Трампе, потому что он более непредсказуемым кажется, чем Хиллари Клинтон.

В.Путин: И Вы наверняка бы тоже хотели, чтобы у России складывались добрые отношения и с Великобританией, и с Соединёнными Штатами, правда? И я этого хочу. Если кто–то в Америке, в Соединённых Штатах говорит: «Я хочу наладить хорошие партнёрские отношения с Россией», – значит, мы с Вами это должны поприветствовать: и Вы, и я, такие, как я, и такие, как Вы. А что там на самом деле как будет проходить после выборов, мы пока не знаем. Именно поэтому я говорю, что мы будем работать с любым Президентом, которого назовёт в качестве такого народ Америки.

Что касается Великобритании. У нас запланирована встреча с Премьер-министром в Китае, на полях «двадцатки». Мы разговаривали по телефону. К сожалению, не самым лучшим образом складывались отношения между Россией и Великобританией в последнее время, но не по нашей вине. Не мы сворачивали отношения с Великобританией – это Великобритания решила заморозить по многим направлениям наши взаимные контакты. Если британская сторона считает, что необходимость диалога есть по некоторым направлениям, то мы готовы, мы не собираемся здесь как–то надувать губы, обижаться на кого–то. Мы очень прагматично подходим к сотрудничеству с нашими партнёрами, считаем, что это полезно было бы между двумя странами.

Вот мы говорили о нашей крупнейшей нефтяной компании «Роснефть», и уже я вначале вспомнил, что почти 20 процентов (19,7) принадлежит BP. А это чья компания? «Бритиш петролеум», правда? Наверное, уже неплохо. Должен вам сказать, что капитализация «Бритиш петролеум» в значительной степени связана и с тем, что она владеет 19 процентами с лишним «Роснефти», которая располагает огромными запасами в России и за рубежом. Это же отражается на устойчивости компании.

Вот BP попала в сложное положение после известных печальных событий в Мексиканском заливе. Мы всё делали для того, чтобы её поддержать. Разве Британия в этом не заинтересована? Думаю, что заинтересована – так же и по другим направлениям.

Сейчас мы отмечаем юбилей Северных конвоев, Вы знаете об этом, да? Мы реально, это не для красного словца я говорю, относимся к участникам Северных конвоев как к героям. Они и были такими на самом деле. Мы знаем, в каких условиях они воевали – в тяжелейших. Они каждый раз шли на смерть ради общей победы, и мы это помним.

Дж.Миклетвейт: Возможно, Британия сейчас, когда она выходит из Европейского союза, будет более расположена к достижению соглашения с Россией?

В.Путин: Британия выходит и вышла уже фактически из Европейского союза, но она не вышла из особых отношений с Соединёнными Штатами – и, думаю, то, что касается отношений с Россией, зависит не от её присутствия либо отсутствия в Европейском союзе, а зависит от её особых отношений со Штатами. Если она будет проводить более независимую внешнюю политику, то тогда, наверное, можно будет сделать это. А если Британия будет руководствоваться союзническими обязательствами и будет считать, что это представляет больший национальный интерес, чем сотрудничество с Россией, тогда пусть будет так.

Это же не наш выбор в конечном счёте, это выбор наших британских партнёров, выбор приоритетов. Но так или иначе, конечно, мы понимаем, что в рамках союзнических отношений и особых партнёрских отношений со Штатами Великобритания должна делать поправку в отношениях с Россией на мнение своего главного партнёра – Соединённых Штатов. Мы относимся к этим реалиям как к данности, но, повторяю, как далеко Великобритания готова будет пойти на установление сотрудничества с нами, настолько же и мы готовы будем идти. Это зависит не от нас.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1879020 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1878918 Владимир Путин

Интервью международному информационному холдингу Bloomberg. Часть 2.

Публикуем вторую часть интервью Владимира Путина международному информационному холдингу Bloomberg. Запись состоялась накануне, 1 сентября, во Владивостоке.

Дж.Миклетвейт: А про Китай могу ещё спросить? В 2013 году Вы сказали, что хотели бы, чтобы торговый оборот с Китаем достиг 100 миллиардов долларов к 2015 году и 200 миллиардов – к 2020 году. В прошлом году товарооборот снизился где–то до 70 миллиардов долларов. Что же пошло не так? Я знаю, что есть проблемы с ценой на нефть, с курсом рубля. Думаете ли Вы, что этот целевой ориентир – 200 миллиардов долларов в 2020 году – всё ещё достижим?

В.Путин: Да, думаю, что это вполне достижимо, и Вы сами назвали причины падения уровня товарооборота. Мы на первом этапе ставили перед собой цель достичь оборота где–то в 100 миллиардов долларов, и мы почти добрались до этой цифры, потому что она была под 90 миллиардов. Так что эта цифра была почти уже достигнута. Но мы знаем причины, они действительно заключаются в падении цен на наши традиционные экспортные товары, они заключаются в курсовой разнице. И это просто объективные данные. Вы прекрасно это знаете.

Дж.Миклетвейт: Санкции как–то повлияли на это?

В.Путин: Санкции и наши отношения с Китаем друг с другом никак не связаны, потому что Китайская Народная Республика, с которой у нас сложились отношения беспрецедентно высокие и по уровню, и по качеству, мы их называем «всеобъемлющего партнёрства и стратегического качества». Санкции здесь совершенно ни при чём. В основе падения товарооборота лежат вещи объективного характера, связанные с ценами на энергоносители и с курсовой разницей. Но физические объёмы у нас не упали, они даже растут.

Что касается наших торгово-экономических отношений с Китаем, то они на сегодняшний день всё больше и больше приобретают диверсифицированный характер, чего мы постоянно добивались вместе с нашими китайскими партнёрами. Обратите внимание: кроме чисто торговли, причём традиционными товарами (с одной стороны, скажем, энергоносители – углеводороды, нефть и теперь уже газ, нефтепродукты, с другой стороны, допустим, текстиль и обувь), мы перешли совершенно к другому уровню кооперации. Мы работаем, допустим, уже по космическим совместным программам. Сейчас мы разрабатываем, и в ближайшее время этот проект будет реализован, производство тяжёлого вертолёта, работаем над планом создания широкофюзеляжного дальнемагистрального самолёта.

Мы кооперируемся в области машиностроения, в области высокоскоростного железнодорожного сообщения, в области переработки, переработки леса и так далее, в области атомной энергетики. Мы уже построили Тяньваньскую атомную электростанцию, два блока уже работают, причём работают очень хорошо, строим ещё два блока. Так что та цель, которую мы перед собой ставили, – диверсифицировать наши отношения, – она реализуется.

Дж.Миклетвейт: Могу спросить Вас о цене на нефть, Ваша любимая тема. Два года назад Вы говорили, когда цена на нефть упала до 80 долларов, что если это произойдёт, то добыча нефти схлопнется. Цена всё ещё ниже 50 долларов, и добыча не прекратилась. Изменился ли Ваш подход к этому вопросу?

В.Путин: Если я говорил, что добыча нефти прекратится, то я ошибался. Правда, не помню, где я это сказал, видимо, сгоряча, но, по–моему, я даже такого и не говорил, но может быть, не помню этого.Я говорил о том, что при определённом уровне цены на нефть новые месторождения вряд ли будут вводиться. Собственно говоря, так и происходит. Но, может быть, даже на удивление наши нефтяники и газовики (нефтяники главным образом) продолжают инвестировать.

За последний год нефтяники проинвестировали полтора триллиона рублей, а если учитывать ещё инвестиции государства в развитие трубопроводного транспорта и в электроэнергетику, то у нас общие инвестиции в энергетику получились 3,5 триллиона рублей за прошлый год. Это очень существенно.

У нас растёт добыча нефти, производство электроэнергии. У нас немножко сократилась, по–моему, на один процент… Кстати говоря, по экспорту газа мы занимаем лидирующее место в мире – 20 процентов мирового рынка. По экспорту жидких углеводородов мы тоже заняли лидирующую позицию, заняли первое место.

У нас, несмотря на то что мы сохраняем первое место по экспорту газа, немножко сократилась внутренняя добыча, но связано это с тем, что увеличился объём гидрогенерации для электроэнергетики, и поэтому потребность в газе на тепловых электростанциях несколько упала. Это результат реструктуризации ситуации на внутреннем энергетическом рынке. Но в целом «Газпром» в отличной форме и наращивает экспорт в страны своих традиционных партнёров.

Дж.Миклетвейт: Вы будете говорить с наследным принцем Саудовской Аравии Сальманом на «двадцатке». Будете ли Вы дальше поддерживать заморозку добычи нефти, если саудовцы захотят сделать это?

В.Путин: Господин Сальман, насколько мне известно, является заместителем наследного принца, но это уже детали. Он очень энергичный государственный деятель, у нас с ним действительно сложились очень добрые отношения. Это человек, который знает, чего он хочет, и умеет добиваться своих целей. Но в то же время я считаю его очень надёжным партнёром, с которым можно договариваться и можно быть уверенным в том, что договорённости с ним будут исполнены.

Но ведь это не мы отказались от замораживания объёмов добычи, это наши саудовские партнёры в последний момент изменили свою точку зрения и решили сделать паузу в принятии этого решения. Но хочу повторить нашу позицию, она не изменилась. Если мы с принцем Сальманом будем говорить на этот счёт, я, конечно, нашу позицию воспроизведу снова: мы считаем, что это для мировой энергетики правильное решение – первое.

Второе. Всем хорошо известно, о чём спор шёл: спор шёл о том, что если замораживать добычу, то это должны сделать все, в том числе и Иран. Но ведь мы понимаем, что Иран начинает с очень низкой позиции, связанной с известными санкциями в отношении этой страны, а было бы несправедливо оставлять его на этом санкционном уровне. Думаю, что на самом деле с точки зрения экономической целесообразности и логики было бы правильно найти какой–то компромисс, уверен, что все это понимают. Вопрос лежит не в экономической, а в политической плоскости. Мне очень хотелось бы надеяться, что все участники этого рынка, заинтересованные в сохранении стабильной и справедливой мировой цены на энергоносители, всё–таки в конце концов примут необходимое решение.

Дж.Миклетвейт: То есть Вы бы поддержали заморозку добычи нефти, позволив Ирану несколько компенсировать свои позиции?

В.Путин: Да.

Дж.Миклетвейт: Хотел бы задать вопрос о приватизации нефти. Приватизация «Башнефти», Вы отложили приватизацию? Как мы сообщали, Игорь Сечин из «Роснефти» предложил купить за 5 миллиардов долларов половину «Башнефти», но Вы всегда говорили, что не хотите, чтобы крупные государственные компании приобретали новые приватизируемые компании. То есть Вы не разрешите этому случиться?

В.Путин: Знаете, Вы сейчас сказали о государственных компаниях. «Роснефть», строго говоря, не является государственной компанией. Давайте не будем забывать, что часть принадлежит компании BP, кстати говоря, британской компании, Вы же – поданный Британии, правда? То есть Вы, по сути дела, в известной степени тоже являетесь….

Дж.Миклетвейт: Но, вероятно, у Вас больше контроля за «Роснефтью», чем у Терезы Мэй над BP.

В.Путин: Да, может быть, у нас и больше контроля, но, строго говоря, это не государственная компания. Я вот о чём хотел сказать, и думаю, что это очевидный факт: 19,7 процента принадлежит иностранному инвестору. Тем не менее, имея в виду, что контрольный пакет находится у государства, наверное, это всё–таки не лучший вариант, когда одна компания, подконтрольная государству, приобретает другую, чисто государственную компанию. Это одна позиция.

А вторая заключается в том, что в конечном–то итоге для бюджета важно, кто даст больше денег при торгах, которые должны быть организованы в ходе приватизационного процесса. И в этом смысле мы не можем дискриминировать участников рынка, ни одного из них, но пока это не актуально, поскольку Правительство приняло решение приватизацию «Башнефти» отложить.

Дж.Миклетвейт: И опять–таки вопрос приватизации. Вы говорили в 2012 году, что хотите наращивать обороты приватизации, однако время было не самым лучшим. Почему не всё сработало? Почему Российскому государству необходимо, чтобы ему принадлежало 50 процентов таких компаний, может быть, нужно больше продавать?

В.Путин: Российскому государству нет необходимости держать такие крупные пакеты, и мы намерены обязательно реализовать наши планы. Вопрос не в том, что хотим мы этого или не хотим, вопрос в том, целесообразно или нет и в какой момент. В целом это целесообразно хотя бы с одной точки зрения – с точки зрения структурных изменений в самой экономике. Государства, действительно, слишком много, может быть, сегодня в экономике России, но делать это на падающем рынке даже с точки зрения фискальных интересов не всегда целесообразно. Поэтому мы подходим аккуратно, но наш тренд с точки зрения приватизационных процессов и постепенного ухода государства из определённых активов остаётся неизменным.

Кстати говоря, Вы упомянули компанию «Роснефть». Мы сейчас активно занимаемся подготовкой приватизации части пакета самой «Роснефти». Это лучшее подтверждение того, что мы своих кардинальных планов не поменяли. Или, например, одна из крупнейших российских компаний в мире по добыче алмазов. Мы приватизируем часть этого пакета.

Дж.Миклетвейт: «АЛРОСА»?

В.Путин: «АЛРОСА». Также мы действуем и по другим направлениям, поэтому мы принципиально своей позиции не меняем. Просто это не тот случай, когда мы должны, как у нас говорят, суетиться, то есть проявлять какую–то нервную реакцию: мы должны немедленно и любой ценой. Нет, любой ценой мы делать не будем. Мы будем делать с максимальным эффектом для Российского государства, российской экономики.

Дж.Миклетвейт: То есть вы планируете продать акции «Роснефти» в этом году?

В.Путин: Мы готовимся к этой сделке в этом году. Не знаю, сможет ли Правительство подготовиться, реализовать эту сделку вместе с менеджментом самой «Роснефти», найдут ли соответствующих стратегических инвесторов. Мне кажется, речь должна идти именно о таких инвесторах. Но мы готовимся и планируем сделать это именно в текущем году.

Дж.Миклетвейт: И что касается этой доли, 50 процентов… Российскому государству принадлежало менее 50 процентов в этих компаниях?

В.Путин: Мы здесь не видим ничего страшного. Вы знаете, я помню, у нас была одна из компаний, сейчас не буду называть её, но когда в неё вошли на 50 процентов иностранные акционеры, иностранные инвесторы, их взнос в федеральный бюджет и налоговые платежи увеличились в несколько раз сразу, а эффективность компании нисколько не ухудшилась. Поэтому, с точки зрения интересов государства, конечных интересов государства, с точки зрения фискальных интересов мы имеем положительный опыт, скорее всего, а не отрицательный.

Дж.Миклетвейт: Ещё одно обвинение, которое часто звучит, что люди, которые поддерживаются Россией, взломали базу данных Демократической партии. Но, наверное, это совсем неправда?

В.Путин: Я об этом ничего не знаю. Вы знаете, столько много хакеров сегодня, причём они действуют настолько филигранно, настолько тонко, могут показать в нужном месте и в нужное время свой след – или даже не свой след, а закамуфлировать свою деятельность под деятельность каких–то других хакеров из других территорий, из других стран. Это абсолютно труднопроверяемая вещь, если вообще возможно её проверить. Во всяком случае на государственном уровне мы этим точно не занимаемся.

А потом, разве это важно, кто взломал эти какие–то данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон? Разве это важно? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле. Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими–то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал.

Но хочу Вам ещё раз сказать, мне об этом точно совершенно ничего не известно и на государственном уровне Россия никогда этим не занимается. Я, честно говоря, даже не мог себе представить, если сказать Вам откровенно, что информация подобного рода может представить интерес для американской общественности, что, оказывается, предвыборный штаб одного из кандидатов, в данном случае госпожи Клинтон, работал на неё, а не равномерно на всех кандидатов Демократической партии. Да мне просто в голову не приходило, что это может быть для кого–то интересно. Поэтому даже с этой точки зрения мы никак туда официально не могли залезть. Для этого, понимаете, нужно чувствовать нерв и особенности внутриполитической жизни Соединённых Штатов. Не уверен, что даже наши специалисты в МИДе чувствуют это должным образом.

Дж.Миклетвейт: Сейчас такое время, когда, надо признаться честно, Америка пытается Россию взламывать и, наоборот, Китай пытается взломать и Америку, и Россию – все друг друга взламывают, пытаются взломать.

И «двадцатка», например, попытается выработать свод правил для того, чтобы как–то упорядочить внешнюю политику. Или, может быть, нам надо признать, что это имеет место и это будет просто новая реальность?

В.Путин: Мне думается, что лучше бы «двадцатке» в это не вмешиваться, для этого есть другие площадки. «Двадцатка» всё–таки собиралась как площадка для обсуждения, прежде всего, вопросов мировой экономики. Конечно, политика влияет на экономические процессы, это очевидный факт, но если мы туда переложим какие–то склоки или даже не склоки, а вопросы очень важные, но относящиеся к чисто мировой политике, то мы перегрузим повестку дня «двадцатки» и вместо того, чтобы заниматься вопросами финансов, вопросами структурных изменений экономики, вопросами ухода от налогообложения и так далее, – вместо этого будем бесконечно спорить по проблемам Сирии или по каким–то другим мировым проблемам, их достаточно много, по ближневосточной проблеме начнём дискутировать… Для этого лучше находить другие площадки, другие форумы, их достаточно: ООН, например; Совет Безопасности.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1878918 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1878768 Владимир Путин

Интервью международному информационному холдингу Bloomberg. Часть 1.

Владимир Путин дал интервью международному информационному холдингу Bloomberg. Запись состоялась накануне, 1 сентября, во Владивостоке.

Дж.Миклетвейт (как переведено): Господин Президент, спасибо большое, что согласились поговорить с Bloomberg. Мы во Владивостоке находимся, на границе России, – Тихоокеанское побережье, практически граница, – и это уже второй ВЭФ, который будет проводиться. Что Вы планируете достичь в рамках этого форума?

В.Путин: Это способ привлечь внимание наших партнёров, потенциальных инвесторов к Дальнему Востоку России. В этом смысле данное мероприятие, данное событие мало чем отличается от других региональных форумов подобного рода. Мы в России проводим таких много: это и Экономический форум в Санкт-Петербурге (обычно мы проводим его летом, в начале лета), это Экономический форум в Сочи.

Дальний Восток для нас имеет особое значение, имея в виду приоритетность развития этого региона. В последние годы, даже, скажем так, в последние десятилетия мы здесь столкнулись с большим количеством проблем. Мало уделяли внимания этой территории, а она заслуживает гораздо большего, потому что здесь сосредоточены огромные богатства и возможности будущего развития России. Не только развития России как таковой, но и развития всего региона АТР, потому что эта земля очень богата природными и минеральными ресурсами.

Обычно, когда мы говорим о Дальнем Востоке, мы имеем в виду и собственно Дальний Восток – Приморский край, Хабаровский край, это Камчатка, это Чукотка, но это и так называемая Восточная Сибирь. Если всё это вместе взять, то вся эта земля содержит колоссальные ресурсы: это нефть, газ, это 90 процентов запасов российского олова, 30 процентов запасов российского золота, 35 процентов запасов леса, здесь добывается 70 процентов российской рыбы, в этих водах.

И это регион, где достаточно развита транспортная инфраструктура, железнодорожная. Мы в последние годы активно развиваем автомобильное сообщение. И огромный потенциал: возможности развития авиационной промышленности, космической промышленности. Если Вы обратили внимание, мы запустили в одном из регионов Дальнего Востока новый российский космодром. Здесь традиционно развивается, как я уже сказал, авиация, в том числе и боевая авиация. Известные во всём мире самолёты «Су» производятся именно на Дальнем Востоке России.

Наконец, мы возобновляем здесь производство морских судов, прежде всего гражданского назначения. Только сегодня я присутствовал при начале работы одной из очень перспективных площадок в этом плане.

И это очень хорошая возможность для обмена в гуманитарном плане с нашими соседями. Мы предполагаем здесь развивать музыку, театральную деятельность, выставочную деятельность. Совсем недавно прошли концерты нашего выдающегося музыканта, дирижёра господина Гергиева. Мы открываем здесь филиал петербургского Мариинского театра. Планируем здесь открыть также филиалы петербургского Эрмитажа, Вагановского балетного училища.

Как видите, мы с Вами сейчас работаем в здании Дальневосточного федерального университета. Я думаю, что Вы тоже смогли оценить масштаб этого учебного заведения: здесь уже тысячи молодых людей из зарубежных стран учатся, большое количество иностранных преподавателей. Нам бы очень хотелось, чтобы здесь развивалась наука и высшая школа, образование, причём с тем, чтобы это было одним из заметных центров научной деятельности во всей системе АТР. Конечно, здесь ещё многое можно сделать, но с учётом потребностей рынка труда востребованность такого учебного заведения, она очевидна.

Но есть ещё одно направление, которое для нас очень интересно и перспективно, кроме всего, что я перечислил выше, – это биология моря. Традиционно и на протяжении многих лет здесь находится один из ведущих институтов Академии наук России как раз по изучению биологии моря. Вы знаете, мы здесь запускаем новый центр, при нём мы построили океанариум, который должен быть не просто площадкой для публики, которая, думаю, будет получать удовольствие от общения с живой природой, но это ещё и часть самого Института биологии моря. Здесь складывается интересный, перспективный кластер, и нам бы очень хотелось, чтобы наши потенциальные инвесторы, наши коллеги из зарубежных стран, прежде всего из стран АТР, знали о нём больше.

Дж.Миклетвейт: Один из гостей [форума] – это Премьер-министр Японии Абэ, он приезжает во Владивосток, и кажется, что намечается политическая сделка, можно так сказать. Возможно, вы отдадите один из Курильских островов в обмен на серьёзное экономическое сотрудничество, его наращивание. Готовы ли Вы к такой сделке?

В.Путин: Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас ещё в 1956 году был подписан договор, и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять, а затем и Советский Союз как бы свёл тоже на нет все договорённости в рамках этого договора.

Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали, мы пошли навстречу. За предыдущие пару лет не по нашей инициативе, а по инициативе японской стороны фактически эти контакты были заморожены. Но сейчас наши партнёры проявляют желание вернуться к обсуждению этой темы. Речь не идёт о каком–то обмене, о каких–то продажах. Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей.

Дж.Миклетвейт: Но а вы сейчас к этой сделке близко подошли? Ближе, чем в 1956 году?

В.Путин: Я не думаю, что ближе, чем в 1956 году, но, во всяком случае, мы возобновили диалог на этот счёт и договорились о том, что наши министры иностранных дел и соответствующие эксперты на уровне заместителей министров активизируют эту работу. Конечно, это всегда является и предметом обсуждения и на уровне Президента России, и Премьер-министра.

Уверен, что, когда мы будем встречаться с господином Абэ здесь, во Владивостоке, мы также будем эту тему обсуждать, но для того, чтобы её решить, она должна быть очень хорошо продумана и подготовлена, повторяю ещё раз, на принципах не нанесения ущерба, а наоборот, на принципах создания условий для развития межгосударственных связей на длительную историческую перспективу.

Дж.Миклетвейт: Действительно, мне кажется, что территория на восточном фланге Вас не так сильно волнует. Вы остров Тарабаров, например, Китаю отдали в 2004 году, а вот Калининград, например, может, тоже отдать?

В.Путин: Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет – хочу это подчеркнуть, 40 лет, – и в конце концов нашли компромисс. Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой.

Хочу подчеркнуть, что это стало возможным исключительно – это очень важно – на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие–то компромиссы.

Но есть принципиальная разница между вопросом, связанным с японской историей, и, скажем, с нашими переговорами с Китаем. В чём она заключается? Она заключается в том, что японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплён в международных документах, связанных с результатами Второй мировой войны. А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и с какими–то военными конфликтами не имеют. Первое. Вернее, это уже второе.

А третье – что касается западной части. Вы сказали про Калининград.

Дж.Миклетвейт: Это шутка, конечно.

В.Путин: А я Вам скажу без всяких шуток. Если кому–то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому–то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, – пожалуйста, флаг в руки, начинайте.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 сентября 2016 > № 1878768 Владимир Путин


Россия. ДФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 сентября 2016 > № 1878737 Владимир Путин

В День знаний Владимир Путин посетил гимназию во Владивостоке.

Владимир Путин посетил гимназию №2 во Владивостоке. Глава государства поздравил учащихся и преподавателей с Днём знаний, осмотрел несколько классов и кабинетов, а также побеседовал со старшеклассниками.

Гимназия №2 Владивостока основана в 1990 году, в ней учатся около 1400 человек; в учебном заведении преподают шесть иностранных языков (английский, французский, немецкий, китайский, корейский и японский). Гимназия сотрудничает с Институтом Конфуция ДВФУ, французскими образовательными учреждениями, школами Азиатско-Тихоокеанского региона. В 2016 году гимназия вошла в число 11 пилотных школ по развитию Российского движения школьников.

* * *

В.Путин: Добрый день! Хочу прежде всего вас, всех школьников России, всех преподавателей школ поздравить с праздником, с началом учебного года – Днём знаний, пожелать вам успехов.

Мне сейчас директор гимназии [Инна Шендрик] рассказала о том, как у вас строится процесс, как вы боретесь за результаты и чего вы добиваетесь. Я посмотрел: такое большое количество всяких кубков у вас в фойе – видимо, успех действительно приходит к тем, кто к нему стремится.

У вас школа необычная, всё–таки это одна из базовых школ для работы с ребятами, которые стремятся к успеху и могут его добиваться, это площадка для работы с одарёнными молодыми людьми. Кроме этого вы дополнительно изучаете иностранные языки – корейский, японский, китайский, – что, безусловно, раскрывает горизонты, возможности для последующих профессий и жизненного успеха.

Вы знаете, я не хотел бы произносить длинных монологов. Давайте с вами побеседуем в живом режиме. Мне было бы интересно услышать, как вы сами оцениваете особенности вашего школьного процесса обучения. У вас есть возможности производственной практики, что, на мой взгляд, чрезвычайно важно для того, чтобы молодой человек, будущий специалист, даже специалист со средним специальным и тем более со специальным высшим образованием, почувствовал, где он может применить свои навыки, свои умения, знания, свои способности для того, чтобы найти себя в жизни, заняться любимым делом. А это, вы знаете, чрезвычайно важно и даже самое главное – найти то дело, которым ты будешь заниматься с удовольствием, потому что если человек приходит на работу с удовольствием, он, как правило, добивается хороших результатов.

У вас есть возможности общения со сверстниками в других учебных заведениях и в стране, и за рубежом. Если бы вы мне всё это рассказали со своим, так скажем, критическим анализом того, что происходит, мне это было бы очень интересно и полезно. А если у вас есть вопросы, я на них постараюсь ответить.

О.Котляр: Наверное, хотелось бы рассказать Вам о нашем общении с ребятами из сеульской школы, которые приезжают к нам по обмену. Это мужская гимназия. Ребята к нам приезжают осенью, мы их принимаем в свои семьи, и весной мы летим к ним с обратным визитом. Также мы до сих пор поддерживаем связи с теми, у кого жили, с кем общались, с ребятами. Иногда они просто приезжают к нам в гости.

Очень интересно смотреть на другую культуру, жить в другой семье. Когда ты привык к одному – и тут смотришь, что в других странах живут люди по–другому: еда другая, всё другое. Ребята очень приветливые, с ними интересно общаться.

Мы смотрим на то, как чем–то отличается школа, особенно то, что это мужская гимназия, для нас это немного непривычно, потому что все мы учимся в школе – и мальчики, и девочки, – совмещённая школа, а у них только мальчики. И то, как они занимаются спортом, то, какое у них развитие, – это очень интересно наблюдать.

В.Путин: Кстати говоря, вы знаете, что такая система образования, когда либо только мальчики учатся в школах, либо только девочки, они во многих странах сохранились. Вы к этому как относитесь? Как считаете, это хорошо или не очень?

О.Котляр: С одной стороны, это хорошо, а с другой стороны, не очень, наверное.

В.Путин: Тебе нужно дипломатом быть. Так хорошо или нет?

О.Котляр: Я больше считаю, что лучше, когда совмещённая школа.

В.Путин: Почему?

О.Котляр: Часто бывает, допустим, когда мужская гимназия и мальчики не видят девушек, то им не к чему стремиться. Также девушки пытаются как–то перед парнями больше выделиться, и у них есть стимул к учёбе.

В.Путин: На самом деле я согласен с тобой и, на мой взгляд, дело не в том, что кто–то хочет выделиться, а в том, что это создаёт культуру общения между мужчинами и женщинами. А когда такого общения нет, то и такой культуры не возникает или она возникает с опозданием, какие–то большие проблемы возникают во взаимоотношениях.

И то, что ты сказала, это тоже правильно, что девушки хотят понравиться юношам и наоборот, поэтому в этом тоже есть определённый смысл. А то, что у вас складываются такие отношения со сверстниками из соседней страны, в данном случае из Республики Корея, это очень хорошо.

Это экономически очень развитая страна, и там есть на что посмотреть. И в то же время и нам наверняка есть что показать детям, не сомневаюсь. Взаимный обмен – всегда интересно.

Кстати говоря, вы знаете, что мы подошли наконец к открытию дельфинария. И на это торжественное мероприятие согласились приехать и принять участие Премьер-министр Японии и Президент Южной Кореи. Я вас приглашаю тоже принять участие в этом, у вас будет возможность посмотреть, а может быть, пообщаться с лидерами стран – с нашими соседями. И дельфинарий посмотрите как минимум. (Смех.) Поскольку вы изучаете корейский, японский, думаю, что такое мероприятие может представить для вас интерес.

В.Полищук: У нас в школе есть совет управления, мы занимаемся организацией различных мероприятий в школе, помогаем учителям при надобности, иногда занимаемся со школьниками, которые младше нас, – это начальные классы. Но в скором времени благодаря Российскому движению школьников у нас пройдут выборы. Мне очень хотелось узнать…

В.Путин: И у вас выборы – везде выборы. (Смех.)

В.Полищук: И, может быть, советы Вы дадите тем, кто хочет баллотироваться в председатели совета или просто кто хочет узнать, как нужно правильно это сделать, чтобы заинтересовать людей в деле, которое мы делаем.

В.Путин: Это человек сам должен для себя определить. Но я думаю, что если человек хочет куда–то избираться и продвигать какие–то свои идеи, во–первых, у него эти идеи должны быть для организации какой–то структуры, в данном случае школьной структуры. Первое.

Второе, он должен уметь убедить других в том, что его идеи направлены на какие–то позитивные цели.

И самое главное, у этого человека или у этих людей, которые хотят заниматься организацией жизни каких–то коллективов (больших или маленьких – не важно) на уровне школы, института, университета, района, города, края, страны, самое главное – в душе должен быть настрой на то, чтобы приносить пользу тем, ради кого он собирается это делать. Не удовлетворять своё эго, не удовлетворять свои амбиции, а должно быть стремление к улучшению жизни коллектива или района, края. Если этого нет, то тогда бессмысленно.

Это так же, как медицинским работникам: если нет внутреннего горячего желания помогать людям, лечить людей, тогда лучше в медицинский вуз не идти. То же самое и здесь.

И потом, во внешних проявлениях нужно стремиться, конечно, избегать крайностей в отношениях, нужно быть сдержаннее и доброжелательнее.

Е.Монахов: В конце года у нас проводится фестиваль «Лидер», где награждают тех, кто отличился в течение года больше всего либо обладает какими–либо талантами во всех областях, начиная с пения и заканчивая наукой или участием в олимпиадах. В связи с этим возникает вопрос: были ли подобные фестивали в Ваше время и в Вашей школе?

В.Путин: Нет, у нас таких фестивалей не было. И, наверное, это имеет смысл. В этом есть смысл, безусловно, в том, что вы делаете. Но я учился в двух школах: в обычной, а потом в специализированной. Там всё было нацелено на поступление в высшее учебное заведение. И это было мерилом успеха – поступить в институт. Это первое.

Второе, что касается лидерства и проявления талантов. Специалисты считают, что практически у каждого человека талант есть. Вопрос в том, сможет ли он сам проявить этот талант и есть ли вокруг него люди, которые помогают ему это сделать. В этой связи хотел бы что сказать.

Что тот, кто добивается того, чтобы считаться лидером и получить какую–то номинацию, никогда не должен задирать нос, полагая, что он лучше всех. Как только человек начинает считать, что он лучше всех, с этого момента он начинает проигрывать. Амбиции – хорошо, зазнайство – плохо.

А сама эта система, которая ведёт к закалке характера, конечно, правильная как одна из форм воспитания личности, воспитания человека, который способен к активной жизненной позиции, борьбе и за себя, и за свою школу, за район, за город, за страну, это очень правильно.

С.Нуянзина: Я представляю школьную газету и школьное телевидение. У нас это довольно развитая тема – массмедиа, у нас уже четвёртый год существует. И конечно, очень заметна разница того, с чего мы начинали и какая она сейчас.

Хотелось бы, наверное, сказать, что с нашей газетой мы ездили в Петербург, наша редакция, в Царское Село. Там проходил конкурс. Девочки уже выпустились, к сожалению, но очень больших успехов добились. И сейчас наша редколлегия, которая была в самом начале, года два-три назад, она уже почти вся выпускается сейчас, и у нас подрастающее поколение – новая редакция. И на газету смотришь – тоже очень сильно меняется в зависимости от людей.

И также у нас существует школьное телевидение, оно у нас существует уже второй год. Активно существует. Получается, на всех школьных мероприятиях присутствуем, снимаем, всё это монтируем, по школьным телевизорам показываем. То есть это всё довольно чётко ученикам потом подаётся. И получается, в Российском движении школьников планируем тоже рассказывать и в газете школьной, и школьном телевидении показывать это всё.

Сами, допустим, тоже думаем снимать какие–то видеоролики, чтобы это не был видеоролик, который прислан из Москвы, с другими детьми, а чтобы это именно наши ученики снимались в видеоролике, чтобы ребята видели, что действительно в нашей школе это есть, что это интересно.

И также хотелось бы добавить про центр интерактивного общения, это сейчас мы, грубо говоря, в нём находимся. Эти две камеры у нас стоят, это круговые камеры, и недавно у нас школа выиграла грант, и планируется до декабря закончить оборудование нашего интерактивного центра и также обучить ребят, учеников старших классов, чтобы они могли тут работать.

И про сеульскую школу уже сказали, планируем видеоконференции с ними создавать, какие–то общие мероприятия проводить. Но так как нет возможности, конечно, всё это лично делать, два раза в год всего видимся. И, на самом деле, мы очень благодарны за то, что будет такая возможность с ребятами не просто прийти, пообщаться сюда, потому что такое расстояние, и очень бы хотелось тут с ними видеться, проводить какие–то мероприятия. Нам это очень интересно.

В.Путин: Молодцы. Но то, что вы два раза в год имеете возможность общаться, – это уже хорошо. Уверен, что несколько лет назад такой возможности вообще не было, даже никто не думал, а теперь она есть, и это здорово. Уверен, что такие возможности будут дальше расширяться.

Что касается деятельности вашего средства массовой информации, то вы правильно сориентировались. Зачем перепечатывать какие–то вещи федеральной повестки дня или из других городов и весей? Это тоже интересно, но только как сравнение с тем, что происходит в собственном коллективе. Потому что ценность средств массовой информации, даже очень скромных, таких, как ваше, заключается в том, чтобы освещать деятельность в данном случае своей собственной школы. И конечно, посмотреть, что происходит и в других коллективах подобного рода, что в стране происходит.

Но это аккуратно нужно делать, опять же применительно к тому, что происходит у вас внутри коллектива. Конечно, это здорово, но нужно тоже никогда не забывать, что самое главное в работе таких структур, вообще средств массовой информации – это объективность. Это не только подача своего собственного мнения, а если это собственное мнение, об этом нужно сказать, что это собственное мнение, но самая основная задача – информационное обеспечение работы и жизни школы. Здесь нужно быть также последовательным, как и в случае с теми, кто занимается какой–то выборной работой. Если этот человек, как я уже сказал, любит это дело и к людям относится по–доброму, тогда следует этим заниматься.

Я вчера с губернатором разговаривал – у вас сейчас, мы знаем, непогода. Он мне говорит: «Можно я с Вами первый день проведу, а потом поеду всё–таки по краю, посмотрю, чем людям помочь?» Это правильный подход. Также и в средствах массовой информации нужно из этого исходить.

В.Маняков: Как Вы видите, у нас в школе очень много организаций, в которых дети принимают участие, проводится большое количество конкурсов, фестивалей, праздников. И, думаю, назревает вопрос: участвовали ли Вы в свои школьные годы в таких организациях, и какого рода деятельности, какой направленности они были?

В.Путин: Да, что–то подобное было. Это же было в советское время, были пионерские дружины, отряды, я там где–то функционировал в каком–то качестве. И должен сказать, что мне запомнилось с тех пор, а мне кое–что запомнилось, как это ни покажется странным, несмотря на то, что прошло столько лет. И я, кстати говоря, сейчас об этом только что, отвечая на вопрос, сказал.

Нельзя быть слишком резким, некорректным. Надо перед тем, как что–то сказать и сделать, вообще подумать, каковы будут последствия. Поэтому такой юношеский радикализм, он присущ всем людям молодого возраста, но надо всегда помнить о том, что всем молодым людям присущ этот радикализм, и его нужно немножко притапливать, и тогда результат будет лучше.

Д.Попинака: Хотела бы затронуть тему личностного развития у школьников. Есть такое предложение – включить в систему метапредметное образование, то есть собрать определённые группы людей, которые хотели бы развиваться в различных сферах. Я предлагаю геополитику, предпринимательство и архитектуру.

В.Путин: Геополитику?

Д.Попинака: Да. И архитектуру, то есть различные сферы. Можно ещё психологию. Пригласить молодых специалистов, которые готовы разработать программу, чтобы преподнести школьникам это в интересном виде, чтобы разнообразить выбор профессий, и проводить мастер-классы.

В.Путин: Очень интересно. Просто такая разнообразная палитра: от геополитики до архитектуры. А что Вы хотите сказать о геополитике?

Д.Попинака: Я к геополитике мало отношусь.

В.Путин: Понятно, что пока мало. (Смех.)

Д.Попинака: У меня есть знакомые, которые хотели бы этим заниматься. Я лично пробовала себя в предпринимательстве, проходила какие–то модули – в этом себя пробовала, и в архитектуре.

В.Путин: А какие?

Д.Попинака: Я принимала участие в Тихоокеанской проектной школе, и там у нас были занятия. То есть мы сначала разрабатывали архитектурный проект, и потом нас учили, как его подать с точки зрения предпринимательства. То есть мы это немного на практике пытались сделать, занимались с различными молодыми специалистами.

В.Путин: Здорово, это очень интересно, конечно. Здесь есть чем заниматься, во Владивостоке. Несмотря на то, что город преобразился после подготовки и проведения саммита АТЭС, всё–таки, как говорили в советские времена, родимые пятна военной базы ещё присутствуют во Владивостоке, и нужно, конечно, очень много ещё сделать для того, чтобы он был краше, чем сегодня.

Потому что то, что у вас в песенках поётся: «Владивосток – это фонтаны, мосты, сопки, море и песок», – этого недостаточно. Здесь нужно ещё поработать с точки зрения архитектуры, и есть что сделать, есть над чем работать. И главное, что задача это благородная, результаты этой работы остаются на века. А если это ещё и сопряжено с возможностью продвижения своих идей, то это тем более нужно делать.

Д.Попинака: А скажите, пожалуйста, посоветуйте нам, именно школьникам, чем мы можем помочь нашему городу развиваться? Мы в будущем студенты – это всё понятно, у них там свои студенческие отряды, они этим занимаются. Вот нам именно в рамках движения школьников что можно было бы такого сделать, чтобы город преобразился в лучшую сторону?

В.Путин: Надо показать, что здесь самые талантливые, самые трудолюбивые и успешные школьники страны, и тогда это будет реально привлекать сюда людей со всей страны. И это не шутка, это действительно так. Представляете, если утвердится в сознании миллионов людей России, что здесь шикарная, эффективная система подготовки молодых специалистов, школьная система, которая даёт публичную путёвку в жизнь? Это уже будет привлекать сюда людей, а это одна из ключевых задач сегодня в стране, а именно: прекращение депопуляризации районов Дальнего Востока, в том числе и Приморского края.

Это такая глобальная задача, а есть ещё и более скромные, но только на первый взгляд. На самом деле, скажем, более прикладные. Сейчас девушка говорила по поводу архитектуры. Молодые люди вполне могут генерировать такие идеи, которые являются абсолютно свежими, талантливыми, очень перспективными. И так, собственно говоря, во всех сферах жизни, особенно это касается, конечно, старших классов, таких, как вы.

Н.Горбунова: Мы изучаем языки, конечно же, и у нас вообще очень развито азиатское направление в школе. Вообще по городу во многих школах идёт такой профиль, как восточные языки. В нашей школе мы более подробно погружаемся в культуру, традиции, изучаем даже коренные народы Приморья и погружаемся в историю Приморья. И такой вопрос: сейчас вообще актуально азиатское направление для России, чтобы к нам сюда ехали и погружались тоже вместе с нами?

В.Путин: Вы же знаете, что Азиатско-Тихоокеанский регион наиболее быстрыми темпами развивается. Объём экономики растёт такими темпами, которых не знает ни один другой регион мира. Даже в недавнем прошлом это и Япония, так называемые «азиатские тигры», Южная Корея та же самая. Но не только.

Индия – такой колосс, колоссальная страна, самая большая демократия в мире. Поэтому и мы всё больше и больше (мы – я имею в виду Россию) внимания уделяем этому азиатскому вектору, нашему сотрудничеству и взаимодействию. Не случайно мы здесь организовали и Восточный экономический форум, на который в этом году, по–моему, 2,5 тысячи человек приезжает. Уже даже в первом форуме почти на 1 триллион 300 миллиардов рублей заключили контрактов. Поэтому, конечно, это очень важное направление. А потом нам, для того чтобы эффективно развивать эти территории, конечно, нужно сотрудничать с нашими соседями. Это высокотехнологичные страны.

Скажем, Япония. Основные предприятия Япония открывает в сфере, скажем, машиностроения, в европейской части, а сырьевые – здесь. И нужно договариваться с ними, чтобы они вкладывали свои ресурсы, свои капиталы в эту часть нашей страны. Мы очень многое можем дать нашим соседям и многое от них можем получить.

Видите, мы здесь фактически построили, вторая и третья очереди должны быть космодрома. Мы возрождаем здесь, но я не Приморье имею в виду, а Дальний Восток, в Приморье возрождаем судостроительный кластер, я сейчас поеду на строящийся завод «Звезда». Мы здесь продолжаем развитие авиационной промышленности. В Комсомольске-на-Амуре одно из самых успешных предприятий, которое производит лучшие в мире боевые самолёты.

И я сказал об океанариуме только что. Кстати, не просто какой–то объект показа, а это часть очень крупного международного уровня центра по изучению биологии моря. И по всем этим направлениям (это не окончательный список) мы должны активно и быстро развиваться. Активно и быстро развиваться в современном мире в изоляции невозможно. Поэтому, конечно, нам эти контакты нужны. И то, что вы сейчас уже, будучи школьниками, развиваете контакты со своими сверстниками, это очень хороший задел на будущее. Так что этот вектор очень важен.

Е.Белова: У нас в школе существует патриотическое воспитание детей, у нас организован краеведческий кружок. Совместно с учителем истории мы посещаем порты Владивостокской крепости, изучаем историю, образование, заброшенные и действующие порты. Также мы ездили в археологическую экспедицию и раскапывали государство, которое было на территории Приморского края, Бохай, находили различные артефакты. Как Вы думаете, полезно ли такое развитие для детей?

В.Путин: Во–первых, это очень интересно – интересно знать, где мы живём, каковы наши корни. А ведь вы хоть и изучаете времена, давно ушедшие от нас, но всё равно, как бы ни было, даже если считается, что тот или иной этнос исчез с лица Земли, всё равно он оставляет после себя определённые следы и наследие, в том числе и культурное наследие. По–другому невозможно.

И мы являемся продолжателями того, что было на самом деле за тысячу лет до нас. Как бы ни было, так или иначе культура народов, которые жили на определённых территориях, остаётся и в сегодняшнем поколении. Даже пускай самое минимальное значение, но это есть. Поэтому, конечно, нужно знать, наследниками чего мы являемся. Это первое.

Второе – это тоже сближает нас с нашими соседями, потому что, как правило, это часть нашего общего прошлого. Границы государств меняются, а народы переселяются, передвигаются. Это, безусловно, нечто, что нас объединяет. Это интересно, поэтому я желаю вам успехов.

Е.Монахов: Каково быть единственным лидером страны на протяжении такого долгого срока и сколько Вам приходится учиться в настоящее время, чтобы быть в курсе текущих событий?

В.Путин: Каково – я не буду говорить. Каково – это люди определяют на выборах, куда приходят и голосуют. А учиться нужно всю жизнь, постоянно, каждый день. Каждый день нужно что–то получать новое. Насколько я понимаю, когда я посмотрел справки, в том числе о вашей школе, на это ваши преподаватели вас и нацеливают: учиться и учиться, уметь учиться.

Если человек сделал такую привычку для себя, приобрёл такой навык, – каждый день искать что–то новое, получать что–то новое и уметь пользоваться этим новым, дополнять свои знания, – то тогда, безусловно, я считаю, это существенные преимущества при любого рода деятельности, в том числе и в той сфере, которой мне приходится заниматься. А вам хочу пожелать успехов. Поздравляю вас ещё раз с началом учебного года!

Россия. ДФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 сентября 2016 > № 1878737 Владимир Путин


Россия > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 26 августа 2016 > № 1873478 Владимир Путин

Заседание президиума Госсовета о повышении инвестиционной привлекательности российских курортов.

В ходе рабочей поездки в Алтайский край Владимир Путин провёл заседание президиума Государственного совета «О мерах по повышению инвестиционной привлекательности санаторно-курортного комплекса в Российской Федерации».

Основной доклад подготовлен руководителем рабочей группы, губернатором Алтайского края Александром Карлиным, содокладчики – Министр здравоохранения Вероника Скворцова и Министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов.

Перед началом заседания президиума Госсовета глава государства осмотрел с вертолёта курортный комплекс «Белокуриха» и ознакомился с планами по развитию нового курортного кластера «Белокуриха-2». Президенту также рассказали о фармацевтических возможностях алтайской промышленности и новых технологиях, применяемых в медицине.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Вижу, что здесь собрались руководители многих регионов, которые сами могут похвастаться своими возможностями с точки зрения курортного дела; под возможностями имею в виду прежде всего природную составляющую.

Мы сейчас поговорим обо всех проблемах, обо всех вопросах, которые есть в этой сфере. Но, думаю, посмотреть на то, что есть в Сибири, что делается в Сибири, – для всех будет полезно обменяться опытом и выработать на федеральном уровне шаги, необходимые для развития санаторно-курортного дела, а именно об этом мы сегодня и поговорим.

Уникальная природа, эффективные методики лечения на наших современных курортах – это колоссальная база для повышения их конкурентоспособности, для того, чтобы они были востребованы и российскими гражданами, и зарубежными гостями.

Вы знаете, я был здесь в первый раз в начале 2000-х, в 2003-м, вода была, радон никуда не делся, хотя дебет сокращается, поэтому будет развиваться второй кластер, «Белокуриха-2», но всё, что касается материальной базы, находилось, мягко говоря, в совершенно убитом состоянии, всё было на уровне 30-х, в лучшем случае 50-х годов, так всё и сохранялось.

За последние годы, конечно, и внешне, и содержательно очень многое здесь изменилось, безусловно, в лучшую сторону. Но проблем в этой сфере ещё очень-очень много. Мы летом прошлого года определили меры по развитию внутреннего и так называемого въездного туризма, а сегодня, как я уже сказал, поговорим об инвестиционной привлекательности отечественного санаторно-курортного комплекса. Оба эти направления, безусловно, пересекаются, но и дополняют друг друга. Полагаю, что многие решения по туризму вполне применимы и к санаторно-курортному комплексу.

Исторически он развивался в нашей стране как неотъемлемая часть всей системы здравоохранения. Сегодня по–прежнему высока его роль в лечении самых разнообразных заболеваний, их профилактике, реабилитации больных и в целом в сохранении здоровья граждан России, их трудоспособности и активной жизни.

Для справки: регулярное оздоровление в санаторных условиях позволяет увеличить продолжительность жизни людей от 3 до 15 лет. Больные, прошедшие санаторный этап реабилитации, в большинстве случаев возвращаются к труду. У них в два, а то и в три раза снижается временная и стойкая нетрудоспособность…

Необходимость развития курортов не исчерпывается их медико-социальной значимостью. Санатории расположены по всей стране, и для многих городов, районов и даже регионов они могут стать основой для роста экономики, совершенствования транспортной инфраструктуры, сервисных услуг. Сейчас, кстати говоря, у нас действует 1875 санаторно-курортных организаций.

Нам нужна полноценная, всесторонне продуманная стратегия развития санаторно-курортного комплекса страны, которая определяла бы приоритеты государственного финансирования и порядок привлечения частных средств в эту сферу.

Уникальная природа, эффективные методики лечения на наших современных курортах – это колоссальная база для повышения их конкурентоспособности, для того, чтобы они были востребованы и российскими гражданами, и зарубежными гостями. Так же, как у нас развивается въездной туризм, безусловно, может и должна развиваться та сфера деятельности, о которой мы сейчас говорим. В данном случае имею в виду привлечение зарубежных гостей, имею в виду, что природные условия в России часто являются абсолютно уникальными, без всякого преувеличения.

Однако развитие в этой сфере сдерживается низким уровнем материально-технической базы большинства здравниц. По этой причине сейчас не используется почти 46 процентов площадей государственных санаториев. Вы представляете, 46 процентов площадей – мы почти половину не используем. К сожалению, в основном это собственность регионов.

По оценкам, для восстановления и модернизации существующих санаториев потребуется порядка 37 миллиардов рублей. Цифры, безусловно, внушительные, и понятно, что с каждым годом, если ничего не делать, они будут только расти. Здесь трудно полагаться лишь на бюджетные средства, поэтому консолидация финансовых ресурсов, их активный поиск – одна из самых актуальных задач.

Примеры современных, прекрасно оснащённых курортов в России, конечно, есть. Для их развития активно привлекаются частные инвестиции. Среди них алтайская Белокуриха, где мы находимся. За последнее время только пять миллиардов привлечено сюда: один миллиард федеральных средств и пять миллиардов частных инвестиций.

Санатории расположены по всей стране, и для многих городов, районов и даже регионов они могут стать основой для роста экономики, совершенствования транспортной инфраструктуры, сервисных услуг.

Здесь в том числе реализуется и новый перспективный инвестиционный проект субкластера «Белокуриха-2». Здесь будет и зимний курорт, и санаторная часть на три тысячи мест с развитой инфраструктурой отдыха и оздоровления, с горнолыжным курортом прямо напротив гостиниц.

Инвестиционный проект «Белокуриха-2» реализуется в рамках Федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации» и, сейчас Александр Богданович [Карлин] рассказывал, получил в 2013 году награду как лучший проект лечебного курорта на Международном научном конгрессе и 66-й сессии Генеральной ассамблеи Всемирной федерации водолечения и климатолечения. Проект хороший, нужно только довести его до ума и реализовать.

Судя по тому, что делается, по развитию инфраструктуры (надеюсь, вам Александр Богданович показал, как дороги строятся здесь), есть все основания считать, что проект будет реализован, фактически основные элементы инфраструктуры уже созданы.

Очевидно, что нам нужна полноценная, всесторонне продуманная стратегия развития санаторно-курортного комплекса страны, которая определяла бы приоритеты государственного финансирования и порядок привлечения частных средств в эту сферу.

Пока такого базового документа нет, и Правительство должно приступить к его разработке как можно быстрее и принять его на первоначальном уровне не позже мая. Думаю, что за полгода точно можно сделать. Прошу вас в марте эту работу завершить.

Создавая условия для бизнеса, для притока частных инвестиций, мы не должны забывать о главном: санаторно-курортный комплекс призван эффективно работать на сохранение и укрепление здоровья граждан России и его услуги должны быть доступны для людей с самыми разными доходами.

Одновременно нужно завершить и формирование государственного реестра курортного фонда и обеспечить его постоянную актуализацию. Нужно также создать открытые информационные ресурсы для российских и иностранных граждан о возможности санаторного лечения в России.

Считаю, нужно разработать и чёткие критерии для введения системы категорий для санаториев по аналогии с так называемыми звёздами у гостиниц. Это поможет людям лучше ориентироваться при выборе здравницы и станет дополнительным стимулом для собственников и персонала санаториев постоянно повышать качество своей работы.

Одна из ключевых задач – создание благоприятной инвестсреды в курортных территориях. Так, принципиальным вопросом для бизнеса являются обозначения охранных границ курортов и постановка их на кадастровый учёт. Такие режимы предусмотрены законодательством, в том числе для сохранения рекреационного потенциала курортов, однако далеко не всегда соблюдаются.

С особым вниманием (хочу, извините за тавтологию, обратить на это ваше внимание) и осторожностью нам нужно обсудить и предложения ряда руководителей субъектов Российской Федерации о введении регионального курортного сбора. Да, действительно, он действует в очень многих странах мира. Его размер, как правило, небольшой. Тем не менее прошу докладчиков детально и мотивированно обосновать это предложение. И конечно, люди должны чётко понимать – на что конкретно тратятся собранные средства, как, кем, каков порядок контроля за этими расходами.

Важная тема – приоритетность господдержки проектов, которые нацелены на решение задач развития курортов и туризма. Кроме того, необходимо наделить Федеральное агентство по туризму полномочиями по продвижению услуг санаторно-курортного комплекса России на внутренних и мировых туристических рынках.

И наконец, о сигналах, которые поступают в последнее время из ряда регионов, из ряда субъектов: речь о резком повышении платы за пользование земельными участками.

Прошу детально и мотивированно обосновать предложение о введении регионального курортного сбора. Люди должны чётко понимать – на что конкретно тратятся собранные средства, как, кем, каков порядок контроля за этими расходами.

Уважаемые коллеги! Ясно, что субъекты Федерации пытаются найти таким образом способы пополнить свои бюджеты, ничего зазорного здесь нет, понятно. Однако накручивание платежей за землю в погоне за быстрой выгодой, сиюминутной, можно сказать, выгодой, может негативно сказаться на перспективах развития ваших территорий.

Прежде всего на их инвестиционной привлекательности, в том числе и в курортных зонах. Комментировать, наверное, не нужно. Если слишком дорого платить придётся потенциальному инвестору, так он просто не придёт к вам, если задрали плату за землю. Прошу руководителей регионов, где уже приняты подобные меры, ещё раз тщательно всё проанализировать, взвесить все «за» и «против», посмотреть на долгосрочные последствия таких решений.

Уважаемые коллеги! В заключение хотел бы особо подчеркнуть, что, создавая условия для бизнеса, для притока частных инвестиций, мы не должны забывать о главном: санаторно-курортный комплекс призван эффективно работать на сохранение и укрепление здоровья граждан России и его услуги должны быть доступны для людей с самыми разными доходами.

Давайте обсудим все вопросы, которые представляют интерес для развития санаторно-курортного комплекса.

Слово нашему хозяину – Александру Богдановичу Карлину. Пожалуйста.

А.Карлин: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Обсуждение стратегически важных для развития санаторно-курортного комплекса в Российской Федерации вопросов повышения инвестиционной привлекательности на площадке города-курорта федерального значения Белокуриха является для нас, жителей Алтайского края, добрым сигналом. Это и оценка уже проделанной значительной работы, и задел для успешной реализации наших весьма амбициозных планов и проектов ближайшего будущего.

Санаторно-курортное лечение, как Вы уже отметили, Владимир Владимирович, в России существует более 200 лет и имеет сложившуюся, весомую репутацию и у нас в стране, и в мире. В современных условиях возможность высокоэффективного лечения на отечественных курортах является доступной альтернативой выездному лечебно-оздоровительному туризму и способствует развитию въездного туризма, в том числе и медицинского. При этом дополнительными мультипликативными выгодами развития инфраструктуры санаторно-курортного комплекса является активизация многих экономических процессов. Мы это видим на примере нашего региона на транспорте, в финансовой, социальной сферах, индустриальном и сельхозпроизводстве: повышение внимания к градостроительству и природоохранной политике, рост туристической и имиджевой привлекательности страны и в конечном счёте изменение позиций нашего государства на мировом туристическом рынке.

Возможности России как страны привлекательной для медицинского туризма пока недостаточно, на наш взгляд, используются, и этот пробел мог быть заполнен опережающим развитием инновационных технологий санаторно-курортного лечения и медицинской реабилитации, которые так востребованы сегодня в мире. Текущее состояние материально-технической базы санаторно-курортных организаций, недостатки в системе управления, недостаточная экономическая доступность услуг для значительной части российских граждан и малая информированность жителей других стран о возможностях здравниц России существенно уменьшают привлекательность этой сферы для инвесторов и не позволяют пока получить всю возможную отдачу от развития этого важного актива. Очевидно, что инвестпривлекательность санаторно-курортной отрасли не может сводиться только к содействию в реализации инвестиционных проектов, должны быть в целом созданы условия для комфортной, понятной и прозрачной деятельности отрасли при условии неукоснительного соблюдения требований законодательства России.

В первую очередь необходимо реализовать меры по совершенствованию системы государственного управления и долгосрочного планирования в санаторно-курортном комплексе, созданию инструментов комплексного социально-экономического развития курорта. С этой целью и мы в рабочей группе, Владимир Владимирович, это предложение разделяем, по созданию государственной стратегии развития санаторно-курортного комплекса и созданию механизма эффективной межведомственной координации при реализации мероприятий по сохранению и развитию курортов лечебно-оздоровительных местностей и природных лечебных ресурсов.

Совершенствование санаторно-курортного комплекса, повышение его инвестиционной привлекательности невозможно без реализации мер по сохранению природного и рекреационного потенциала территорий курортов и лечебно-оздоровительных местностей, а также рациональному использованию и воспроизводству природных лечебных ресурсов.

В течение последних десятилетий накоплен комплекс проблем, повлёкших повышение экологической, антропогенной и техногенной нагрузки на курорты. Эти проблемы вызваны как несовершенством законодательства, так и тем, что существующие нормы ведения хозяйственной деятельности в границе зон округов санитарной охраны курортов обеспечиваются не в полной мере.

В связи с этим, по мнению рабочей группы, необходимо в первую очередь провести ревизию и актуализировать все нормативно-правовые акты, определяющие статус и устанавливающие границы курортов федерального, регионального и местного значений с внесением в Государственный кадастр недвижимости сведений о границах их зон округов санитарной, горно-санитарной охраны.

В целях снижения техногенной и антропогенной нагрузки на курортные территории нужно сделать акцент на проведение комплексного и долгосрочного территориального планирования, препятствующего росту вышеуказанных негативных факторов, с одной стороны, и обеспечивающего сохранение курортного облика городов и сбалансированное развитие инженерной инфраструктуры.

В нашем регионе комплексному развитию вопросов курортной и инженерной инфраструктуры в Белокурихе в последние годы способствовало применение кластерного подхода, что Вы отметили, Владимир Владимирович, к развитию этой сферы деятельности. И мы предусмотрели такой подход в нашей региональной программе развития туризма в Алтайском крае на 2016–2020 годы. И этот же подход реализован в Федеральной целевой программе «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации на 2011–2018 годы».

Администрацией края в прошлом году принято решение о создании вокруг Белокурихи, в том числе на территории двух прилегающих сельских районов, природного парка регионального значения общей площадью около 40 тысяч гектаров, играющего роль экологического пояса безопасности нашего курорта. Источник финансирования таких мероприятий может быть также сформирован через введение на первом этапе механизма курортного сбора на пилотных территориях.

Эти предложения, Владимир Владимирович, мы очень тщательно обсуждали на рабочей группе, было много доводов и «за», были и определённого рода опасения. Мы учли, что соответствующий проект уже разрабатывается Правительством Российской Федерации. При этом, на наш взгляд, этот проект должен носить рамочный характер и должен предусмотреть только возможность введения такого сбора по решению законодательных органов субъектов Российской Федерации.

В.Путин: Но мы же с вами понимаем, как только это будет сделано – сразу везде будет введено. Да, Сергей Валерьевич?

С.Аксёнов: Так точно.

А.Карлин: Владимир Владимирович, а мы не будем спешить, я Вас уверяю, мы очень осторожно к этому подойдём, потому что все мы понимаем, что этот сбор в конце концов, так скажем, окажется в составе соответствующего ценника…

В.Путин: Вениамин Иванович тоже считает, что надо вводить?

В.Кондратьев: Сегодня у нас в данный момент около 12 миллионов туристов уже прошло, но адекватное поступление в бюджет не наступает. Здесь в любом случае или фискально надо усиливать все, что сегодня обеспечивает этот огромнейший поток, или понимать…

В.Путин: То есть Вы – «за»?

В.Кондратьев: Это же вся инфраструктура, конечно, «за». Я поддерживаю коллегу, у нас с ним общие сегодня задачи, поэтому мы не можем порознь.

В.Путин: Владимир Владимирович, а Вы?

В.Владимиров: Я тоже, так точно. Сразу введём.

В.Путин: Аккуратно, понимаете? Когда такой поток – 12 миллионов.

В.Владимиров: 12 миллионов уже, да. Ещё сезон, ещё месяц.

В.Путин: Когда такой поток, конечно, каждая копеечка будет отражаться на бюджете. Поэтому если это делать, то делать очень аккуратно, не задирая.

В.Владимиров: Не заметно для отдыхающих, не заметно. Если даже 100 рублей для них, а в рамках такого потока… Это инфраструктура, которая может в разы подняться для их же потом обслуживания.

В.Путин: Как Минфин на это смотрит? Деньги должны быть?

А.Силуанов: На самом деле мы считаем, что вполне возможно вводить курортный сбор, должен быть приемлемый для отдыхающих, я тоже считаю, что это 50–100 рублей, и главное, что эти деньги должны идти на развитие курортов, то есть это как раз во благо отдыхающих и будет. Кстати, и Совет Федерации поддерживает эту идею, неоднократно ставился вопрос.

В.Путин: Только чтобы не получилось так, что вы сократите поддержку по другим направлениям.

А.Силуанов: Здесь жадничать не будем, Владимир Владимирович.

В.Путин: Нет, правда. Серьёзно. Потому что если Минфин будет считать, что они разбогатели за счёт этого сбора, значит, там что–то можно сократить, но тогда они эти деньги просто направят на другие цели, вот и всё. А мы–то говорим о развитии именно инфраструктуры туризма и в данном случае санаторно-курортного лечения, отдыха. Надо подумать над этим как следует.

Извините, Александр Богданович.

А.Карлин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Мы как раз разделяем позицию Антона Германовича в том, что средства, которые будут консолидироваться по этому механизму, однозначно должны использоваться на цели, прямо оговорённые в законодательных актах федерального уровня в первую очередь. И тогда этот сбор будет понятен для тех, кто, в конце концов, будет его платить. И люди должны ощутить результаты консолидации этих ресурсов и их правильного целевого использования.

И как бы в продолжение Вашей мысли, Владимир Владимирович, у меня содержится тезис моей справки.

В.Путин: Нет, это Ваши мысли, не мои. (Смех.) Сами придумали сборы и говорят: Ваша мысль. Это Ваша мысль.

А.Карлин: О статусе федеральных курортов, которые в настоящее время, выполняя задачи и профилактики, и восстановления здоровья населения в общенациональном масштабе, фактически не имеют ни преференций, в том числе налоговых, ни специальной финансовой поддержки для развития за счёт средств федерального бюджета. Появление таких стимулов на территории федеральных курортов, на наш взгляд, способствовало бы привлечению инвесторов к строительству новых объектов санаторно-курортной сферы и совершенствованию соответствующей инфраструктуры.

В настоящее время расходы, связанные с развитием и поддержанием инженерной инфраструктуры городов-курортов, а также повышенными требованиями к благоустройству курортных территорий, ложатся дополнительным бременем на бюджеты этих территорий. Однако при имеющемся уровне доходов муниципалитетов обеспечить соответствующие расходы без помощи федерального и регионального бюджетов невозможно. Здесь, на наш взгляд, возможно использовать механизм государственно-частного партнёрства, о чём я Вам докладывал, Владимир Владимирович.

В частности, на территории Белокурихи по решению представителей бизнеса в самом широком смысле этого слова, не только санаторного, но и гостиничного бизнеса, бизнеса, который оказывает досуговые услуги, торгового бизнеса, создана организация, которая консолидирует добровольные взносы предпринимательского сообщества. И эти взносы под контролем созданного ими же коллегиального контрольного органа используются для обустройства территории курорта, для решения общих дел, которые идут на пользу тех, кто получает лечение на курорте.

В этом году в этот коллективный фонд будет консолидировано в общей сложности около 40 миллионов рублей, 35 миллионов уже освоено, и результаты, что называется, налицо. И я должен сказать, что каких–то жалоб и обращений от бизнеса мы в государственных структурах не получили, потому что бизнес имеет полную свободу в контроле за целевым использованием этих ресурсов. Если будет поэтапно, в первую очередь в пилотных регионах, вводиться так называемый курортный сбор, мы будем предлагать, чтобы подобные механизмы контроля обязательно сопутствовали этому инструментарию.

Мы прекрасно понимаем, что повышение конкурентоспособности отечественного санаторно-курортного комплекса невозможно без развития научного и кадрового потенциала. Постоянная интеграция научных исследований в области санаторно-курортного лечения и профилактическое здравоохранение на объектах санаторно-курортного комплекса позволит не только повысить качество и эффективность санаторно-курортного лечения, но и привлечь новых потребителей услуг.

Кроме того, необходимо реализовывать меры по совершенствованию системы профессиональной подготовки и переподготовки специалистов с медицинским и не медицинским образованием с целью повышения их информированности о возможностях и профилях отечественных здравниц и санаторно-курортной сферы.

В этой связи должен доложить, что в рамках реализации такого подхода нашим регионом заключено соглашение о стратегическом партнёрстве с Федеральным медико-биологическим агентством, с Владимиром Викторовичем. И создан здесь, на площадке в Белокурихе, Алтайский научно-исследовательский институт природных ресурсов и курортной медицины. Деятельность этой организации направлена на исследование природных лечебных факторов и факторов создания высокоэффективных диагностических, лечебных и профилактических технологий, а также внедрение новых технологий медицинской реабилитации, основанных на применении местных природных лечебных факторов и ресурсов.

Санаторно-курортная сфера, занимая пограничное положение между здравоохранением и туризмом, имеет перспективы для интеграции возможностей и преимуществ высокотехнологичной медицины (она сегодня у нас в регионе, равно как и во многих других регионах России, активно развивается), а также нашей фармацевтики и биофармацевтики. У нас такой кластер в Алтайском крае создан первым в стране. И деятельность и того, и другого также способствует развитию медицинского туризма у нас в регионе.

Для создания комфортных условий для инвесторов, по мнению рабочей группы, необходимо реализовать меры в следующих направлениях. Первое – активизировать работу по улучшению инвестиционного климата на территории курортов в рамках соответствующих мероприятий, проводимых на территории страны в целом. В этом направлении главную роль играют региональные и муниципальные власти, мы это понимаем, отвечающие за внедрение стандартов повышения инвестпривлекательности. Но наряду с этим необходимо организовать мониторинг и обеспечить доступность информации о состоянии и динамике изменения инвестклимата на территории курортов. Здесь должен быть особый измеритель и особый учёт этого климата.

Учитывая, что на законодательном уровне в целом сформированы необходимые инструменты поддержки инвестдеятельности, на наш взгляд, следует обеспечить активное их использование и применение на инвестпривлекательных курортных территориях. В частности, по мнению рабочей группы, на федеральном уровне целесообразно провести работу по созданию в пилотном режиме территорий опережающего социально-экономического развития на курортах, имеющих наибольший инвестпотенциал в развитии санаторно-курортного комплекса с применением соответствующих льгот и преференций. Думается, что приоритет должен принадлежать здесь курортам федерального значения.

Кроме того, необходимо активизировать работу по использованию инфраструктурной поддержки проектов в санаторно-курортном комплексе по механизмам, предусмотренным в рамках Федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма, о которой я уже упоминал. И она зарекомендовала себя как эффективный инструмент развития санаторно-курортных кластеров в России.

Хотел бы здесь сказать слова благодарности и Министру культуры, и руководителю Федерального агентства по туризму. Мы ощущаем Ваше личное внимание к нашему проекту и поддержку, и мы сегодня видим, как при согласованной работе федерального уровня власти, регионов и муниципалитетов на самом деле достигаются ощутимые результаты в этой важнейшей сфере.

На наш взгляд, следует также расширить применение механизма субсидирования процентной ставки по привлекаемым на реализацию соответствующих инвестпроектов кредитам именно в санаторно-курортной сфере. Сегодня этот механизм применяется только по проектам, реализуемым в составе кластеров, но, на наш взгляд, необходимо с этой меры государственной поддержки выходить за пределы кластеров.

Безусловно, важнейшим фактором доступности курортов для населения, соответственно, привлекательности для инвесторов, является стоимость внутрироссийских перелётов и железнодорожных перевозок.

Владимир Владимирович, я не буду здесь подробно на этой тематике останавливаться, она у нас и в прошлом году активно обсуждалась, она также актуальна и для санаторно-курортной сферы. Мы надеемся, что с повышением бюджетных возможностей Правительство всё же положительно откликнется на наши просьбы в этом отношении. Министерство транспорта нас уже понимает, Владимир Владимирович, вопрос только в источниках этих ресурсов.

Хотел бы поблагодарить членов рабочей группы, созданной для подготовки к проведению заседания президиума Госсовета, многих экспертов, которые активно участвовали в её работе, и специалистов отрасли. Мы действительно работали дружно и заинтересованно, Владимир Владимирович. И те предложения, которые я озвучиваю и прозвучат сегодня из уст моих коллег по рабочей группе, действительно плод нашей совместной, согласованной работы.

Полагаю, что решение этих вопросов как раз и сможет оказать существенное влияние на повышение инвестиционной привлекательности санаторно-курортного комплекса в России, и укрепит позиции лечебно-оздоровительного туризма как приоритетной отрасли экономики и социальной сферы во многих субъектах Российской Федерации.

Владимир Владимирович, я не могу не выразить от имени жителей Алтайского края и Белокурихи (Вы, собственно, настроение людей сегодня уже почувствовали сами) слова признательности и благодарности за те решения, которые Вы в своё время, как Вы определили этот период, приняли и по инфраструктурному развитию региона в целом, в первую очередь строительство транспортных магистралей и газификацию региона. И эти решения как раз привели к возрождению Белокурихи, и она сегодня получила такое лицо, которое она имеет, это достойный курорт мирового уровня, это признано уже европейскими экспертами и представителями мировых организаций.

Поэтому большое спасибо, Владимир Владимирович. Заверяю Вас, что те средства, которые предполагаются к выделению на дальнейшее развитие Белокурихи по проекту «Белокуриха-2», будут использованы рачительно, по–хозяйски, и мы получим эффекты не ниже тех, которые мы получили на площадке классической «Белокурихи».

Владимир Владимирович, доклад окончен.

В.Путин: Спасибо.

Газификация и электрификация этого участка, когда она фактически началась?

А.Карлин: Газ в Белокуриху, Владимир Владимирович, пришёл в 2007 году. Мы плохое не держим же в памяти, так устроена она у нас, ведь просто банально люди в номерах мёрзли зимой, не хватало тепла. Сегодня все санатории имеют суперсовременную водную составляющую.

В составе ЗАО «Курорт Белокуриха» работает объект, это не мои оценки, я не большой специалист по зарубежным курортам, потому что их просто плохо знаю, говорят, что Баден-Баден немножко погрубее выглядит, чем наш водный комплекс в Белокурихе. И таких несколько здесь на площадке. И это стало возможным только после того, как сюда пришёл газ, а с ним тепло и гарантированное электроснабжение города.

А дорога – это задача, которую Вы мне поставили в своё время.

В.Путин: Я помню, да.

А.Карлин: На курорт по колдобинам не ездят.

В.Путин: А сколько вы получили федеральных средств в рамках программы въездного и внутреннего туризма?

А.Карлин: Сегодня мы уже реализовали на проект «Белокуриха-2» порядка полутора миллиардов рублей. Да, Олег Петрович?

О.Королёв: 1,8.

А.Карлин: Он всегда побольше считает, а я немножко поменьше. Но в целом всё соответствует, Владимир Владимирович.

Но уже на этом этапе, на раннем этапе, соотношение государственных инвестиций и частных как бы пока в пользу государственных, но уже, по оценкам Олега Петровича, мы получили порядка одного миллиарда частных инвестиций, которые уже работают на площадках «Белокурихи-2». И Владимир Ростиславович, который смотрел эти площадки, тоже подтверждает, что это на самом деле так.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Скворцова Вероника Игоревна – Министр здравоохранения.

В.Скворцова: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как уже было сказано, санаторно-курортная сфера является важным разделом системы здравоохранения – оказания профилактической, лечебной, реабилитационной медицинской помощи, основанной на использовании природных лечебных ресурсов. И по потенциалу природных лечебных ресурсов, их разнообразию аналогов тому, что мы имеем в нашей стране, в мире нет.

Санаторно-курортные организации имеют статус лечебно-профилактических и функционируют на основании лицензий на осуществление медицинской деятельности, что является ключевым отличием их от организаций отдыха и немедицинского туризма. В соответствии с действующим законодательством координирующая роль в организации санаторно-курортного дела возложена на Минздрав, включая вопросы нормативно-правового регулирования, классификации природных лечебных ресурсов, их государственных экспертиз, подтверждения лечебных свойств, организации санаторно-курортной помощи лечебной, контроля за качеством и безопасностью этой помощи, ведения государственного реестра курортного фонда, а также обеспечения и развития кадрового и научного потенциала.

За последние годы в санаторно-курортной сфере произошло много изменений, которые в целом отражают контекст социально-экономических изменений как в стране, так и в здравоохранении. Мы провели актуализацию государственного реестра курортного фонда, которая показала, как уже было отмечено, что общее количество санаторно-курортных организаций составляет 1875, при этом 33 процента – это государственные и муниципальные организации, 67 процентов – уже сейчас частные и негосударственные, иные медицинские организации. За последние три года общее количество мест в этих организациях увеличилось на 10 процентов – до 448 тысяч.

Привлекательность санаторно-курортного комплекса во многом определяется качеством оказания санаторно-курортной помощи. В условиях развития организаций разной формы собственности явилось необходимым обновить нормативно-правовую базу на основе единых принципов и требований работы этих медицинских организаций. В этой связи были разработаны и приняты единые порядки организации медицинской реабилитации санаторно-курортного лечения, перечни медицинских показаний и противопоказаний для санаторно-курортного лечения, внесены изменения в порядок направления граждан на лечение в федеральные санаторно-курортные организации, которые предусматривают для отдельных категорий граждан возможность бесплатного проезда к месту лечения и обратно.

С 2012 года в рамках утверждённой государственной программы развития здравоохранения и соответствующих территориальных программ реализуются мероприятия по развитию медицинской реабилитации санаторно-курортного лечения, целью которых является увеличение роста обеспеченности нуждающихся пациентов в санаторно-курортной помощи более чем в два раза и повышение качества санаторно-курортной помощи.

Для этого в 2013 году Минздравом введён новый комплекс Российского научного центра курортологии и медицинской реабилитации, на который возложены функции головного учреждения в данной сфере. На его базе сформированы центральные лаборатории для организации и проведения экспертиз лечебных природных ресурсов, а также разработки подходов к их сохранению, медицинский научно-образовательный санаторно-курортный кластер, объединяющий филиальную сеть в наиболее значимых курортных регионах, в том числе в Алтайском крае и в регионах от Калининградской области до Камчатского края, с целью интеграции и развития общей методологии санаторно-курортной помощи научного и образовательного потенциала, а также обеспечения внедрения инноваций в клиническую практику.

Начиная с 2013 года совместно с экспертным сообществом проведено мероприятие по повышению структурной эффективности работы подведомственных федеральных санаторно-курортных организаций, в том числе путём открытия новых направлений лечения и реабилитации и реорганизации 39 процентов федеральных санаториев путём создания реабилитационных подразделений ведущих федеральных научно-практических центров, а также передачи ряда санаториев (11 процентов) с федерального на региональный уровень. Это позволило улучшить работу койки в федеральных санаториях. Сейчас это уже наросло до норматива 310–315 дней в году, за исключением противотуберкулёзных санаториев, где койка работает до 290 дней в году.

Объём санаторно-курортных услуг за последние три года нарос на 20 процентов, а с 2000 года – на 34 процента. По данным Российской ассоциации медицинского туризма, количество россиян, которые воспользовались оздоровительными программами на территории страны, существенно увеличилось, за 2015 год – вдвое по сравнению с 2014 годом, и ожидается ежегодный прирост не менее 10 процентов.

Развился и въездной медицинский туризм. За прошлый год он увеличился на 21 процент, за первое полугодие 2016 года – на 35 процентов, в том числе на 12 процентов в санаторно-курортных учреждениях. Вместе с тем проведённая по Вашему поручению, Владимир Владимирович, инвентаризация государственных и муниципальных санаториев выявила негативные факторы, сдерживающие развитие санаторно-курортного комплекса и его конкурентность на международном рынке, прежде всего это износ материально-технической базы и моральное устаревание; 18 процентов государственных санаторно-курортных организаций имеют износ, превышающий 80 процентов. Реконструкция и модернизация требуют вклада в один объект от 85 до 200 миллионов рублей. В этой связи мы, безусловно, горячо поддерживаем необходимость стимулирования частных инвестиций в развитие санаторно-курортной сферы как в условиях государственно-частного партнёрства, прежде всего на основе концессионных соглашений, так и иных, предусмотренных законодательством, механизмов.

При этом, осознавая всю значимость привлечения частных ресурсов, важно подчеркнуть, что ряду санаторно-курортных учреждений должны оставить государственный статус. Прежде всего это касается организаций, оказывающих помощь больным с социально значимыми заболеваниями – туберкулёз, психоневрология, а также организаций, обладающих уникальными для всей страны лечебными природными ресурсами. Это позволит сохранить в том числе гарантированное государством бесплатное санаторно-курортное лечение социально незащищённым категориям граждан: детям-сиротам, детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, гражданам, профессия которых связана с особым риском для здоровья и жизни, а также пострадавшим в результате стихийных бедствий, техногенных катастроф и так далее.

Для дальнейшего повышения инвестиционной привлекательности санаторно-курортного комплекса необходимо принятие дополнительных мер, о которых уже в своём докладе от рабочей нашей совместной группы говорил Александр Богданович. Мы всецело поддерживаем необходимость разработки межведомственной и долгосрочной стратегии развития санаторно-курортной помощи в России. Комплексные программы территориального планирования, которые, с одной стороны, препятствовали бы избыточному росту нагрузки экологической, техногенной и антропогенной на территории лечебно-оздоровительных местностей и курортов, но, с другой стороны, позволили бы эти местности гармонизированно развивать с помощью новых инженерных, транспортных, социальных инфраструктур.

Хотела бы ещё раз подчеркнуть важность ревизии части действующих нормативных актов, которые определяют статус и границы округов санитарной охраны, в том числе потому, что появились абсолютно новые эффективные инженерные технологии, позволяющие сузить зоны первой, второй и так далее категорий. Важно закрепить обязательность включения в государственный реестр курортного фонда сведений о всех частных и иных негосударственных санаторно-курортных организациях и сформировать на базе государственного реестра единую открытую базу данных, которой смогут воспользоваться все заинтересованные лица и организации.

В заключение хотелось бы отметить, что, конечно, успешное развитие санаторно-курортного комплекса является важнейшим фактором, позитивно влияющим на здоровье и социальное благополучие населения, а вместе с тем на развивающуюся очень эффективную, экономически эффективную отрасль внутреннего и въездного туризма, повышающим престиж и привлекательность страны.

В.Путин: Спасибо большое.

Кузнецов Лев Владимирович – Министр по делам Северного Кавказа.

Л.Кузнецов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В своих выступлениях Александр Богданович и Вероника Игоревна уже большинство вопросов осветили, поэтому остановлюсь только на тех вкраплениях, которые требуют, может быть, более детального уточнения и обсуждения.

Ещё раз, Владимир Владимирович, хочу сказать, что, действительно, с точки зрения Минздрава сегодня проделана большая работа по созданию новых регламентов, правил, регулирующих работу санаторно-курортных учреждений, созданию информационной базы по тому перечню услуг, стандартов, качеству, которые они должны обеспечивать. Но правильно говорил Александр Богданович, что санаторно-курортный комплекс – это не только сами лечебные учреждения, это и курортные территории, на которых расположены эти объекты.

Поэтому для нас ключевая задача – это как раз гармонизировать развитие этих двух компонентов. При этом обратив особое внимание на то, что Вы подчёркивали, Владимир Владимирович, в выступлении, и сейчас прозвучало, что с точки зрения природно-лечебных факторов нам конкурентов нет. Но с точки зрения уровня сервиса, качества инфраструктуры, степени благоустройства наших курортных территорий, муниципалитетов, к сожалению, мы в последнее время эту конкуренцию проигрываем, и поэтому туристы часто предпочитают курорты за пределами нашего государства. Поэтому акцент нужно, конечно, сделать именно в развитие, в привлечение инвестиций, в две эти компоненты – это в первую очередь в сохранение, развитие курортных территорий.

И здесь уже, как говорили, мы должны, с одной стороны, учитывать, что большинство курортных территорий – это муниципалитеты, в которых живут люди, и поэтому есть те же общие задачи по развитию муниципалитета. Но всё–таки у них есть специфика и определённые ограничения, и здесь очень важно ещё раз проанализировать законодательство, которое определяет требования к землепользованию, застройке городов и территорий курортов, благоустройству, архитектурно-планировочным организациям. Это в том числе и задание, которое мы ставим по вводу нового жилья, потому что понимаем, что здесь как раз, может быть, не нужно количество, а очень важно качество и здоровый баланс.

Второе – обязательно нужно, по нашей оценке, восстановить вопрос по экологической экспертизе объектов, которые предполагаются к реконструкции и строительству в курортной зоне. Такие требования до 2014 года были, так же, как это было установлено для особо охраняемых природных территорий. После законодательство это отменило. Но, по оценке всей рабочей группы, именно в курортной зоне, мы не говорим в целом, муниципалитет, чтобы не создавать дополнительных сложностей, ухудшать инвестклимат и все остальные бюрократические процедуры, но именно в курортной зоне, где находятся ключевые природно-лечебные факторы, всё–таки экологическая экспертиза крайне необходима.

Много говорилось об охранных зонах, и акцент делался на границе, но мы имеем проблему, что, часто установив границы, само законодательство не соблюдается, происходит всё равно незаконная застройка, легализация через судебные решения. Часто после актуализации границ у нас попадают те объекты, которые в соответствии с законодательством находиться не могут. Поэтому очень важно здесь также проработать и создать систему, останавливающую незаконное строительство, и, с другой стороны, найти цивилизованные формы, которые позволили бы те объекты, которые не соответствуют требованиям законодательства, не ущемляя интересов собственников, в правовом режиме всё–таки найти механизм их перемещения или адаптации к этим жёстким требованиям.

Владимир Владимирович, уже большая была дискуссия по курортному сбору, поэтому я акцент делать не буду. Хочу сказать, что мы как раз как Министерство вместе со Ставропольским краем отвечаем за его разработку. Ещё раз только подчеркну, что мы создаём именно предельные размеры, как предполагаем, установить, обязательно льготные категории определить, на которые курортный сбор не распространяется, и механизмы администрирования, ключевым из которых является именно специальный целевой фонд, так же, как по примеру Дорожного фонда, закрытым перечнем направлений, по которым эти денежные средства можно расходовать. Уже принимать или не принимать – это, конечно, территория, и мы считаем, что есть как раз четыре пилотных территории, это Кавказские Минеральные Воды (Ставропольский край), Крым, Алтайский край и Краснодарский край, где мы предлагаем все нюансы в пилотном режиме отрегулировать и потом уже принимать решение: распространять эту практику, или её корректировать, или от неё отказываться.

Второй важный вопрос, Владимир Владимирович, это, как мы говорили, привлечение инвестиций. Александр Богданович сказал, что мы предлагаем распространить режим ТОР на специальные территории именно санаторно-курортного комплекса. И здесь предлагаем, так как это сегодня только действует для Дальнего Востока и моногородов, вместе с Минэкономразвития проработать порядок и принципы. Единственное исключение, учитывая всё–таки сегодня состояние федерального бюджета, Пенсионного фонда, мы считаем, что необходимо отказаться от льгот по страховым взносам всё–таки. Мы считаем, что те другие налоговые преференции, которые в рамках этого режима существуют, они достаточны, и в то же время распространение этого режима не создаст нам сложностей по тем социально значимым расходным статьям бюджета и внебюджетных фондов, которые сегодня решаются на уровне Правительства Российской Федерации.

Очень важно ещё, мы понимаем, что курорт – это всё–таки ограниченная территория, и ключевая задача, с одной стороны, стимулировать эффективных инвесторов и собственников, с другой стороны, всё–таки и здесь, в Белокурихе, мы имеем примеры нерадивых инвесторов или тех, кто в спекулятивных целях захватил участки и, соответственно, ждёт, когда вырастет цена. Поэтому мы также в рамках рабочей группы предлагаем разработать, и такие механизмы есть, стимулирующего налогообложения, которые позволяли бы собственнику или же принимать решение о том, что он достраивает объект и пользуется как раз теми преференциями, которые мы предлагаем. Или всё–таки цивилизованно отказаться от этих площадок, дав возможность реальным инвесторам реализовать те важные экономические и социальные задачи, которые сегодня обсуждаются.

И ещё один вопрос. Вы отметили, и Вероника Игоревна отметила, что у нас, конечно, вопрос государственной собственности на курортах очень большой. Не вопрос, а количество санаториев очень большое, поэтому здесь нужно тоже дать, мы считаем, поручение Правительству, всем ФОИВам проанализировать всё–таки целесообразность нахождения в собственности государства или же по эффективному управлению теми санаториями, которые в первую очередь находятся на балансе федеральном, региональном или местном.

И как раз через использование инструментов концессии, инструментов приватизации изменить качественно состояние основных активов, поднять их сервис-соответствие, которые выдвигает сегодня Минздрав, и повысить конкурентоспособность наших регионов и наших, соответственно, курортов. Думаю, что реализация этих задач в конечном итоге позволит санаторно-курортный комплекс сделать не бюджетозависимым, а экономическим драйвером развития курортных регионов, и через это решить в том числе ключевую задачу здоровья нации.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Разумов Александр Николаевич, президент Национальной курортной ассоциации.

А.Разумов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Сегодня в Вашем выступлении, Владимир Владимирович, Вы обозначили социально-экономическую значимость развития курортной отрасли Российской Федерации. Хотелось бы отметить, что в условиях новой России курортное дело, как и все виды хозяйственной деятельности страны, претерпело очень значительное изменение и потребовало создания новой законодательной нормативно-правовой базы, о которой здесь говорил и Александр Богданович, и другие коллеги.

В 1991 году в целях достижения советской научно-практической курортологии и консолидации профессионального сообщества была создана Национальная курортная ассоциация. Хотел бы обратить ваше внимание, что в 1995 году с участием Национальной курортной ассоциации были разработаны проекты законов, которые были приняты Государственной Думой и сыграли решающую роль в сохранении объектов курортного богатства нашей страны. О чём идёт речь? Прежде всего это 26-й Федеральный закон о природных лечебных ресурсах в лечебно-оздоровительных местностях и курортах, а также 33-й Закон об особо охраняемых природных территориях, на которые здесь ссылались выступающие.

Надо отметить, что курортное сообщество уже 16 лет в целях развития санаторно-курортной отрасли совместно с Министерством здравоохранения проводит Всероссийский форум «Здравница», который наглядно демонстрирует достижения санаторно-курортной отрасли, является уникальной площадкой для деловых контактов и получения комплексной информации о современных тенденциях развития технологий оздоровления, восстановительного лечения, медицинской реабилитации, курортологии, а также индустрии курортного и туристического бизнеса.

Хотелось бы заметить, что с целью реализации проекта по созданию Федеральным агентством по туризму национального туристического портала, в соответствии в Вашим поручением, на основании проведённой экспертной оценки каждой санаторно-курортной оздоровительной организации и выданным в установленном порядке заключением будет создан раздел – лечебно-оздоровительный туризм. Информационный ресурс санаторно-курортных и оздоровительных организаций Российской Федерации оказывает качественную медицинскую помощь с использованием природных лечебных факторов, включая мобильное приложение для этого раздела.

Необходимо отметить, что для полномасштабного внедрения практики санаторно-курортного лечения и оздоровления в систему здравоохранения требуется интеграция информационного портала для совершенствования работы санаторно-курортных комплексов, в том числе через изменение принципа работы всех сотрудников, не только медицинской части.

Здесь уже говорилось, что Россия располагает уникальными природными лечебными ресурсами, но я бы хотел отметить, что не только находится всё в таком аховом состоянии, но есть и хорошие примеры развития и есть развитие. Прежде всего речь идёт о ведомственных и частных здравницах. В частности, совершенство формы управления через создание системы акционерных обществ, чему может служить пример, на который уже ссылались, это курорт «Белокуриха».

В этой связи, уважаемые коллеги, хочу выразить озабоченность профессионального сообщества ситуацией в курортной отрасли, сложившейся начиная с 2000 года, когда происходила и происходит по сей день ревизия двух основных законов, о которых Вы говорили. Это прежде всего Федеральный закон №406, который внёс: «Из перечня особо охраняемых (читаю дословно) природных территорий исключены лечебно-оздоровительные местности и курорты». Как можно регулировать?

Далее в 2015 году Правительством Российской Федерации внесён в Государственную Думу проект Федерального закона №555658-6 в части регулирования, опять же, земельных и градостроительных отношений применительно к территориям лечебно-оздоровительных местностей и курортов и иным территориям, обладающим природными лечебными ресурсами.

В случае принятия этого закона он окажет крайне отрицательное влияние на развитие курортного дела в России и разрушит само понятие курорта.

В.Путин: Секундочку, что Вас беспокоит, что будут изыматься земли под градостроительные цели?

А.Разумов: Владимир Владимирович, извините, пожалуйста, я сформулирую предложение, что надо сделать.

В.Путин: Нет, а беспокоит Вас что?

А.Разумов: Беспокоит, что нарушаются границы застройки лечебно-оздоровительных территорий.

В.Путин: То есть Вы боитесь, что будут изымать земельные участки?

А.Разумов: Я боюсь, что они будут застроены без учёта охраны этих лечебных природных территорий, которые носят особый статус.

В.Путин: Понятно. Просто обыкновенное жильё начнут там строить и продавать, и всё.

А.Разумов: Но жильё, если оно уходит в инфраструктуру, о которой здесь говорили, то да, с сохранением тех требований, которые необходимы с точки зрения экологической безопасности, с точки зрения формирования нормальных сетей, которые бы не влияли на добычу минеральных природных вод, грязей и так далее.

В.Путин: Да, понял. Понятно, спасибо.

А.Разумов: Разрешите продолжить.

Внесённые поправки коренным образом меняют роль государства в регулировании и контроле использования ранее особо охраняемых природных территорий, где расположены все запасы минеральных вод и других природных лечебных ресурсов Российской Федерации, что создаёт реальную угрозу безопасности в России, в том числе экологической.

Уважаемые коллеги! Изменение основополагающих законов, на которых основано существование и развитие курортной отрасли России, требует очень взвешенного подхода, учёта всех возможных последствий, что реализуемо при участии профессиональных сообществ. Исходя из того, что создание инвестиционной привлекательности российских курортов является стратегической задачей для экономики России, а сложившаяся законодательная и нормативно-правовая база санаторно-курортной отрасли требует неотложных изменений, в настоящее время необходимо: первое – отменить статьи Федерального закона, имеется в виду 406-го, и вернуть лечебно-оздоровительные местности и курорты в категорию особо охраняемых природных территорий.

Отклонить от дальнейшего рассмотрения проект Федерального закона, о котором говорил, в части регулирования земельных и градостроительных отношений применительно к территориям лечебно-оздоровительных местностей и курортов и иным территориям, обладающим природно-лечебными ресурсами. Также рассмотреть вопрос об установлении минимальной ставки налогообложения санаторно-курортных и оздоровительных организаций по налогу на прибыль.

И самое главное, уважаемые коллеги, исключить из Федерального закона 395-го, статья 274, пункт 1. При этом деятельность, связанная с санаторно-курортным лечением, не относится к медицинской деятельности. Но мы все говорим о важности, говорим о том, что курорты являются составляющей здравоохранения. Мы должны поднять этот вопрос. В 2010 году это как–то попало, узнали через полгода, что вышло такое недоразумение.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! От имени Национальной курортной ассоциации, по поручению профессионального сообщества хочу выразить Вам уважение и признательность за внимание к проблемам курортной отрасли. Люди, много лет работающие в курортной отрасли, являются истинными патриотами своего дела и своей страны, хотят видеть Россию сильной и процветающей, а граждан здоровыми.

Спасибо.

В.Путин: По поводу последнего Вашего замечания – того, что санаторно-курортная деятельность не относится к медицине. А, по Вашему мнению, должна относиться?

А.Разумов: Абсолютно.

В.Путин: Вам зачем это нужно как предпринимателю? И что это даёт? Хочу понять просто.

А.Разумов: Хочу заметить, Владимир Владимирович, что я не предприниматель.

В.Путин: Нет, но всё–таки Вы ассоциацию возглавляете, и там у нас бизнес же входит активнее и активнее. Просто хочу понять, что это даёт, какие преимущества или как–то мешает?

А.Разумов: Это даст возможность не просить изменить налог на прибыль, а для медицинских организаций совершенно другие преференции. А так получается, что по статусу это медицинская организация, а по сути своей деятельности основной – по медицинской деятельности – не относится к медицинской деятельности.

В.Путин: И не имеет этих преференций?

А.Разумов: Конечно, только и всего.

В.Путин: Понятно.

А.Разумов: Лицензию медицинскую получают.

А.Бердников: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

Думаю, все присутствующие согласятся, что Горный Алтай – это идеальное место для развития массового оздоровительного туризма. У нас есть уникальное сырьё растительного и животного происхождения: панты, кумыс, мёд, большое количество лечебных трав и целебные минеральные радоновые воды, благоприятный климат и, конечно, восхитительная природа. Многие бывали, в этом убедились.

В Республике Алтай самое большое стадо маралов, мы производим более 80 процентов всех пантовой продукции Российской Федерации. Пантовое лечение сегодня особенно популярно у туристов, и не только граждан Российской Федерации, но и зарубежных наших гостей. Количество желающих получить именно такие услуги стремительно расширяется.

Как частный пример, небольшой: у нас в этом году в гостях был мэр города Праги и дочь Президента Чехии Катержина Земанова, которые принимали ванны, я их убедил, и высоко оценили оздоровительный эффект на самом деле. А немцы переступили порог боязни и тоже активно купаются в наших ваннах, говорят: «Пока мы не понимаем, что это такое, что нам даёт». Как показали исследования Томского НИИ курортологии и физиотерапии, Республика Алтай…

В.Путин: Немцы – бесстрашный народ. (Смех.) Не всегда у них всё получается, но они бесстрашные.

А.Бердников: Они стали принимать, раньше боялись это делать. Сейчас говорят: помогает очень.

В.Путин: Нет, они ничего не боятся.

А.Бердников: Республика Алтай имеет все предпосылки для значительного расширения сети санаторно-курортных учреждений. В стратегии развития региона основным направлением указали именно оздоровительный туризм под девизом: «В Горный Алтай – за здоровьем, в Горный Алтай – за долголетием!»

Мы далеки от иждивенческих настроений, Владимир Владимирович, не стоим на месте. Уже сейчас много делаем для развития этого направления. Вы были, видели количество баз, их ухоженность и красоту.

Решаем проблему энергодефицитности. На днях открываем уже третью солнечную электростанцию мощностью 5 мегаватт. Всего к 2019 году будет производиться более 100 мегаватт солнечной генерации, что практически полностью закроет потребности республики. Два года назад первую станцию Вы такую открывали.

Успешно решаем вопрос транспортной доступности, работает аэропорт, проектируется международный терминал, реконструируется Чуйский тракт. В 2008 году в республику пришёл природный газ, это тоже большой комплекс. Кстати, Республика Алтай по экологической чистоте и безопасности входит в пятёрку традиционно самых чистых регионов Российской Федерации.

С открытием авиасообщения с Москвой ежегодно расширяется география прибывающих гостей не только из промышленных центров Сибири – Новосибирск, Кузбасс и других, но и из европейской части нашей страны, ближнего и дальнего зарубежья.

В 2014 году, Вы знаете все, у нас наводнение было серьёзное, затопило полреспублики. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло, мы восстановили 200 километров дорог, построили вновь 30 мостов и 170 восстановили. Развиваем сеть хороших отелей, где уже предлагаются качественные оздоровительные процедуры. Однако нужно честно сказать, что спрос пока превышает предложение.

Сегодня на все, даже зимние, свободные и праздничные дни туроператоры все места уже продали. Турпоток растёт с каждым годом. В прошлом году было 1 миллион 830 тысяч человек. В этом году мы ожидаем не менее двух миллионов человек, как в Алтайском крае. Мы работаем здесь консолидированно и вместе продвигаем наш турпродукт с Александром Богдановичем.

Вы говорили о курортном сборе. У нас нет статуса курорта, но у нас экологически чистая территория, можно и экологический сбор, чтобы мы тоже не оказались на этом празднике жизни чужими. Потому что 2 миллиона, за территорией нужно ухаживать, особо привлекательные места нужно чистить, в бюджете на это денег нет. Бизнес тоже неохотно этим занимается. Поэтому просьба – нас тоже где–то включить.

Поток туристов из–за рубежа, как я сказал, ежегодно прирастает на 15 процентов. В этом году 30 тысяч уже было. География – от Кореи и Японии, американцы понемножку, но больше всего, конечно, из Западной Европы. Одна 15-минутная процедура принятия ванны в таких неблагоприятных условиях – три тысячи рублей, просто эти деньги лежат, только нужно помочь нам их взять. Поэтому без господдержки нам не решить всех проблем.

Назрела необходимость провести научные исследования новых методов оздоровления. До сих пор зачастую всё делается наугад, нет достоверной информации, как именно влияют на организм человека препараты из пантов марала. У нас были совместные планы с медико-биологическим агентством, уже конкретная работа с Уйбой Владимиром Викторовичем, провести такие исследования. Мы выделили площадку под экспериментальный марало-кабаржиный питомник, но планы застопорились, финансирование прекратилось. Хотя, конечно, это направление, с учётом перспективы, желательно активизировать.

Сегодня мы находимся с вами на прекрасном курорте «Белокуриха», здесь развитием материальной базы начал заниматься ещё император Николай I, когда появилась первая купель.

В прошлом веке курорт развивали такие монстры, как Минсредмаш, то есть оборонная промышленность (академик Славский Ефим Павлович), «Центросоюз», «Угольщик» и другие мощные структуры-нефтяники. Мы начинали, можно сказать, на голом месте, до революции Горный Алтай, Владимир Владимирович, был кабинетными землями, личная собственность императора с особыми для Горного Алтая преференциями.

В связи с этим я обращаюсь к Вам с такой просьбой, Владимир Владимирович, с учётом нашего уникального потенциала на будущее для России с этой стороны придать Республике Алтай, рассмотреть такую возможность, статус территории опережающего развития. Возможно, можно и сделать её, поизучать пилотные территории и развитие санаторно-курортного дела в плане оздоровительного туризма. Это будут не пустые траты.

До сих пор большинство турбаз у нас находятся на федеральных землях, это тоже лесной фонд, это тоже проблемы, они не узаконены, имеют статус временного строения, то есть со всеми вытекающими последствиями. Мы не забираем с них те ресурсы, которые можно было бы забирать, их 150 у нас, только более-менее серьёзных и крупных.

В республике побывали все руководители госкорпораций, не по одному разу оздоравливались, но до сих пор пока никто не изъявил желания вложить в развитие материальной базы. Конечно, это дело сложное, может быть, рассмотреть возможность, дать соответствующее поручение какой–либо из этих структур на какую–то корпоративную запустить базу, чтобы оздоравливались их сотрудники. Конечно, очень поможет принятие федеральной целевой программы развития санаторно-курортного дела в Российской Федерации не только для тех территорий, которые уже имеют состоявшийся статус курортных территорий, но и перспективные, не только Республика Алтай.

У нас готова концепция создания современного конкурентоспособного санаторно-курортного кластера курортов Горного Алтая, включающего разработку нормативно-правовой базы, мы сейчас этим путём движемся в пределах нашей компетенции. Поэтапное строительство объектов, производство биопродуктов из пантов марала, биофармацевтической продукции, мы тоже это уже делаем. Всё это можно реализовать в кратчайшие сроки.

Основной площадкой, Владимир Владимирович (такая больная тема), для развития кластера должна стать особая экономическая зона «Долина Алтая», именно это позволит нам выйти из озёрного кризиса. Вы знаете прекрасно, о чём идёт речь, – о том, что федеральные ресурсы были потрачены, а озера так нет и нет. Ну, были различные ошибки, сейчас нет смысла обсуждать. Ещё советовали, когда Народный фронт спрашивал, прыгать в это озеро без воды. Наверное, это правильно, кто это строил.

Сегодня из тех федеральных средств, которые планировалось выделить на строительство инфраструктуры ОЭЗ в соответствии с соглашением между Правительством России и правительством республики, освоена всего половина. При этом, за исключением озера, на зоне построена вся необходимая инфраструктура: готовая площадка, производственно-техническая база, газовая котельная, подстанция, очистные сооружения, водозабор, пожарная часть, внутриплощадочные дороги, освещение и многое, многое другое.

Любой инвестор может заходить на площадку – там всё готово работать, даже уже вчера. В непосредственной близости построен и работает аэропорт, реконструирован Чуйский тракт, построен завод по переработке твёрдых бытовых отходов, единственный за Уралом, подведён природный газ. Но сейчас всё находится в подвешенном состоянии, никто не принимает решение.

Чтобы зона заработала, чтобы немалые бюджетные ресурсы не оказались потраченными напрасно, мы обращаемся к Вам с просьбой, Владимир Владимирович, дать поручение о передаче на уровень субъекта Федерации, то есть Республики Алтай, земельных и имущественных прав на особую экономическую зону вместе с остатком денег, предусмотренных соглашением на 2016 год.

Были Ваши рекомендации изучить вопрос, что делать с озером. Мы провели большую работу совместно с Минэкономразвития России, они активно в этом участвовали, с экспертным и научным сообществом, и нашли альтернативное решение – вместо озера площадью 50 гектаров построить на этом же месте три открытых аквапарка, закрытый аквапарк и два плавательных бассейна: открытый и закрытый. Будет даже привлекательным первый вариант на месте этого озера.

Есть реальный инвестор, мы вместе с полномочным представителем Меняйло Сергеем Ивановичем десять дней назад это обсуждали на месте и уже готовы приступить к работе. Вот такие правила игры, которые сегодня сложились, они не устраивают, потому что нет уверенности в завтрашнем дне, и поэтому люди не идут, потому что нет чётких правил, всё меняется постоянно и очень часто. Поэтому просим поддержать и поручить выделить необходимые ресурсы для завершения работ по соглашению с Правительством Российской Федерации.

Уважаемый Владимир Владимирович! Вы с большим вниманием относитесь к развитию туристической отрасли. Мы Вам благодарны за решение субсидировать перелёты в республику. Сейчас загрузка рейсов полная, до 1 октября – 100 процентов. Запускаем пробные рейсы в ближайшие дни на Санкт-Петербург, пока два пилотных, в Уфу, города Сибири. Приветствуем, благодарим Вас за решение субсидировать затраты туроператоров, что поможет поддержать турпоток в низкие сезоны. И всё, что, в принципе, это справедливо, сейчас развивается в Горном Алтае, создано при Вашей непосредственной поддержке.

Поддержите нас на этот раз, мы не подведём. У нас есть всё: Богом данная природа, программа развития этого направления, площадки, инфраструктура, есть желание. Мы берём всю меру ответственности на себя. Я уверен, что у нас всё получится и Горный Алтай в ближайшем будущем будет одним из признанных центров оздоровительного туризма федерального и международного уровня.

Спасибо за внимание, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо, Александр Васильевич.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё хотел? Пожалуйста, Сергей Валерьевич.

С.Аксёнов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно, тема для Республики Крым очень важна, и то, что она проходит сегодня и обсуждается на Госсовете под Вашим руководством, убеждает меня, что всё это будет доведено до логического завершения. При этом у нас эта сфера демонстрирует реальный рост, налоговые поступления растут из года в год. В этом году по итогам семи месяцев мы получили в бюджет Республики Крым 1миллиард 150 миллионов, в прошлом году за тот же период – около 800 миллионов, то есть налицо определённая позитивная динамика.

При этом сегодня заключено 23 инвестиционных договора в этой сфере на общую сумму около 9 миллиардов рублей, и благодаря Вашему поручению Правительство Российской Федерации в рамках Федеральной целевой программы предусмотрело 24 миллиарда рублей на развитие пяти туристских кластеров. Думаю, что это как раз позволит продвинуть эту тему на полуострове в нужном направлении. И по результатам сегодняшнего Госсовета, уверен, тоже будут приняты все соответствующие решения.

Поддерживаю своих коллег в тех предложениях, которые были озвучены по результатам деятельности рабочей группы. При этом хотел обозначить, Владимир Владимирович, один вопрос, достойный Вашего внимания, касающийся функционирования пляжей, о заключении договоров водопользования на прилегающих к пляжам акватории. Смысл получается в чём? Что согласно федеральному законодательству заключение договоров возможно только по результатам проведения аукционов.

При этом субъекты хозяйствования, эксплуатирующие пляжи, сегодня не имеют преимущественного права на заключение таких договоров. И по результатам деятельности, по прошлому году у нас получилось, что около 20 случаев, когда водную акваторию, прилегающую к пляжу, и сам пляж используют различные хозяйствующие субъекты, что вызывает конфликтные ситуации, противоречащие. У нас около десяти пляжей в итоге не открылись в этом году.

Мы просим Вас дать поручение Правительству Российской Федерации предусмотреть возможность внесения изменений в федеральное законодательство (там, по–моему, статья 16-я Водного кодекса) в той части, что субъекты хозяйствования, эксплуатирующие пляж, могут получить прилегающую водную акваторию без аукциона. В данном случае это выровняло бы, действительно, ситуацию. А так получается, что разные субъекты хозяйствования, один использует воду, при этом никаких отношений с субъектом, который использует пляж, не имеет. Зачастую ситуации превращаются в конфликтные, что вредит общему делу. Прошу Вашей поддержки по этому вопросу.

В.Путин: А как воду используют? Что они делают?

С.Аксёнов: Катера маломерные ставят, кто–то мотоциклы водные ставит, кто–то и рыбу начинает ловить, случаи были такие. И в данном случае не могут найти общий язык, приходится вмешиваться правоохранительным органам. Но, на мой взгляд, если пляж использует уже конкретное юридическое лицо, логично было бы предложить, чтобы и водную акваторию, прилегающую к конкретному пляжу, использовало бы это же юридическое лицо без аукциона.

В.Путин: Давайте Министра послушаем, пожалуйста.

С.Донской: Владимир Владимирович! Коллеги!

У нас сейчас подготовлен законопроект. Мы на следующей неделе вносим его в Правительство, как раз который предполагает бесконкурсное заключение договоров по водопользованию операторам пляжей. То есть осенью мы должны принять это уже.

В.Путин: У нас на Кавказе то же самое происходит. И на всём побережье?

В.Кондратьев: Владимир Владимирович, конечно, опять поддерживаю коллегу, потому что у нас с ним общие проблемы. Но если касается пляжей, то ему очень хорошо, у него вообще все пляжи Крыму принадлежат, а у нас Федерации отчасти. И у нас проблема в том (тоже прошу Вашей помощи), чтобы нам передали в субъект, а мы в муниципалитеты, или сразу в муниципалитеты. Невозможно Москве заключать договор на аренду пляжей и контролировать, что делает арендатор с этими пляжами.

Поэтому если уж так, тогда пусть приезжают из Москвы и смотрят – есть там мусор или нет. В противном случае ну как можно спрашивать с главы муниципального образования за чистоту на пляже, если арендатор на него вообще внимания не обращает? Потому что он не является арендодателем. А арендодатель находится в Москве.

В.Путин: А кто заключает эти договоры?

В.Кондратьев: Росимущество.

В.Путин: Росимущество? Надо обязательно в этом разобраться.

Пожалуйста.

А.Улюкаев: По этому вопросу мы, безусловно, готовы, мы дадим директиву Росимуществу о том, чтобы передать в собственность.

В.Путин: В сегодняшнее поручение надо записать. Хорошо, договорились.

Сергей Ефимович.

С.Донской: Ещё хотел на комментарий коллеги ответить по поводу того, что в 2013 году было внесено изменение в закон об особо охраняемых природных территориях, исключение, где развели особо охраняемые природные территории и особо охраняемые территории, которые как раз регулируют вопросы, связанные с курортами.

Сегодня прозвучала тема, связанная с введением экологической экспертизы, она была в своё время исключена на курортах. Считаю, что как раз та тема, которая звучала от Александра Николаевича, связанная с тем, что застройка, может быть, курортов, она и решается через экологическую экспертизу. То есть все объекты инфраструктурные, которые будут строиться, они будут проходить через экологическую экспертизу, и если они негативно влияют на природную территорию, на природные условия и, соответственно, ухудшают все аспекты курорта, они будут как раз исключаться. То есть тем самым вопрос этот решается.

В.Путин: Я понимаю так, что Александра Николаевича это не устроит, потому что изменения в закон гарантируют…

С.Донской: Там другой режим, Владимир Владимирович. На ОПТ нельзя строить…

В.Путин: …чтобы не было злоупотребления, а экспертиза ваша не очень. Да, Александр Николаевич?

С.Донской: Там особый режим, там капитальное строительство нельзя. То есть тот режим, который на ОПТ, он жёстче и развитие будет тормозить. Мы как раз и развели, чтобы на особо охраняемых территориях курортных можно было развивать всю инфраструктуру, а на ОПТ – там только минимальный экологический…

В.Путин: А как минимизировать риски того, что это будет застроено неизвестно чем?

С.Донской: На самом деле здесь и зоны, всё устанавливается. Три зоны, в первой зоне вообще невозможно строить…

В.Скворцова: То, о чём я говорила, Владимир Владимирович. Дело в том, что здесь есть ресурс оптимизации определения самих зон, потому что совершенно изменились технологии, и в принципе мы должны линзы подводные охранять, источники, а не территории как таковые топографические на карте. Поэтому мы на эту тему много с Сергеем Ефимовичем говорили и, я так думаю, придём к оптимальному решению.

В.Путин: Тем не менее эти озабоченности, которые Александр Николаевич сформулировал, их нужно ещё раз проанализировать.

В.Скворцова: Мы вместе проработаем всё.

В.Путин: Да. Спасибо. Владимир Ростиславович, пожалуйста.

В.Мединский: Уважаемый Владимир Владимирович! Хотел бы на двух вопросах сконцентрироваться.

Первое – это, собственно, та ФЦП «Туризм», оператором которой является наш Ростуризм и которая является сейчас фактически единственным инструментом, который есть у Правительства для субсидирования инфраструктуры. «Белокуриха-2» – яркий пример успешности подобного проекта. Уникальность ФЦП «Туризм» заключается в том, что на каждый бюджетный рубль в среднем четыре рубля частных вложений идёт.

Помимо «Белокурихи» у нас строится ещё три санаторно-курортных комплекса (в Краснодаре, Ставрополе, Оренбургской области) и около 50 туристических и автотуристических комплексов. Я буквально вчера попросил Ростуризм, чтобы они дали нам фотографии о том, что строится сейчас. Вот могу Вам просто передать для примера.

Кроме того, пять аналогичных кластеров включены в перечень перспективных инвестиционных проектов: четыре из них – на Кавказе, один – в Бурятии и 56 туристических проектов. Ни у одного из этих проектов нет никаких шансов быть реализованным, потому что инвесторы у них есть, а денег на ФЦП «Туризм» нет. Денег на ФЦП нет, потому что с момента, как она задумывалась в 2011 году, она многократно и постоянно секвестировалась. На данный момент общий секвестр составляет 80 процентов.

Даже когда в прошлом году, в середине 2015 года, утвердили окончательно сниженные цифры, в среднем 5–6 миллиардов в год, их после этого в этом году опять сократили, и у нас на 2017 год 3,6 миллиарда, на 2018-й – 3,5. Дальнейшая судьба ФЦП пока не ясна. Мы поднимали этот вопрос на совещании по туризму, которое проводил в январе Дмитрий Анатольевич. Дмитрий Анатольевич нас поддержал, возмещение секвестированных этих средств было включено в так называемый антикризисный план, однако пока до сих пор этих денег нет.

Владимир Владимирович, хотел бы попросить, чтобы не просто ФЦП «Туризм» пролонгировали после 2018 года как самый эффективный сейчас инструмент поддержки развития инфраструктуры санаторной и туристической, но и всё–таки рассмотрели вопрос о хотя бы возвращении его в позиции 2015 года, прошлого, до последнего секвестра, иначе мы эти, например, пять кластеров так и не сможем запустить. Это первое предложение.

В.Путин: Это не секвестры, это же оптимизация. Минфин говорит – это оптимизация.

В.Мединский: Да, глубинная оптимизация. Это первый вопрос.

И второй вопрос. Помимо создания инфраструктуры надо эту инфраструктуру загрузить. Конечно, у нас Ростуризм много делает для пропаганды туризма и въездного, и внутреннего. Тут и порталы, о которых Александр Николаевич говорил, участие во всевозможных выставках за рубежом. Мы, кстати, открыли в прошлом году 10 офисов Visit Russia, это всё ГЧП. Открываются они за рубежом за счёт бизнеса, мы осуществляем оргподдержку. И эти офисы работают с иностранными туроператорами по привлечению туристов к нам, от Китая до Германии, очень пользуются большой популярностью.

Но с учётом тех реальных ресурсов, которые есть у Ростуризма, а у него сейчас 70 миллионов рублей на всё продвижение въездного и внутреннего туризма в России, это меньше, чем любая из южных стран тратит только на рекламу в России своих услуг. Уже не говорю о штате Ростуризма, тоже не прошу никаких дополнительных ставок, сразу скажу, но для сравнения: одни Арабские Эмираты, средненькие, Рас-эль-Хайма, я взял для примера, 200 тысяч население, там штат их «эмиратского Ростуризма» больше, чем нашего федерального, не говоря уже об их зарубежных представительствах.

Что мы предлагаем? Мы не просим увеличить финансирование на рекламу, это очень сложно отследить и сложно понять эффективность. Но есть инструмент, который отработан уже десятилетиями, и все страны, которые занимались въездным туризмом: Турция, Таиланд, Кипр, Египет, даже Италия – все этот инструмент использовали и используют по сей день. Они, по сути, напрямую стимулируют иностранные турагентства и платят за каждого приехавшего туриста, за каждый прибывший чартер. Естественно, и российские туроператоры слабо замотивированы в том, чтобы направлять массового туриста на наши курорты, им гораздо выгоднее продавать южную страну, потому что это лёгкие деньги и ещё тебе приплачивает зарубежное правительство.

Поэтому мы также в январе на совещании у Дмитрия Анатольевича подняли этот вопрос, чтобы ввести временно аналогичную систему и у нас, когда, естественно, для стимулирования въездного и внутреннего туризма мы доплачиваем туроператорам, при этом, естественно, с массой условий, никто не собирается субсидировать Сочи в августе. Это может быть только вместе с регионом на паритете 50 на 50, если регион заинтересован, только не в сезон, только крупные организованные группы, это всегда выгодно – пакетные продажи, и новые, нераскрученные направления.

Соответствующие предложения мы Правительству представили, они были тщательно просчитаны, тоже включены в антикризисный план. Но пока руки до их поддержки не дошли, а это самая простая и отработанная схема поддержки внутреннего и въездного туризма.

Тоже просим к этому вернуться и рассмотреть. Это не кабинетные мечтания, а это абсолютно такая конкретная и одобренная и регионами, и профессиональным сообществом мера.

Спасибо большое.

В.Путин: Алексей Валентинович, есть что сказать?

А.Улюкаев: Да, Владимир Владимирович.

Мы обсуждаем тематику инвестиционной привлекательности санаторно-курортного комплекса. С точки зрения инвестора это возвратный капитал. Возвратный капитал определяется тремя базовыми здесь позициями.

Первое – это неизменность условий. Вот здесь говорили – а как же вкладывать, когда мы постоянно меняем условия? Нынешнее законодательство о ГЧП, концессия, прежде всего, дают такую возможность взаимных долгосрочных обязательств. Надо активнее этим пользоваться – неизменностью условий при реализации крупного бизнес-проекта в области санаторно-курортной или в целом туристической деятельности.

Второе – это сезонность. Конечно же, в отличие от обычного туризма санаторно-курортный комплекс имеет здесь преимущества, потому что здесь есть мощная медицинская, лечебная составляющая, но она должна быть подкреплена. Здесь, в «Белокурихе», у нас, если я не ошибаюсь, загрузка в среднем за год – 85 процентов тех 6,5 тысячи мест, которые есть. Это фантастически высокая загрузка вообще в мире, а в условиях резко континентального климата, как здесь, я не знаю таких больше примеров.

Почему так случилось? Потому что газ пришёл, потому что получилась возможность продавать эти услуги постоянно, всесезонно, в любое время. Вот это вторая важная вещь – обеспечение сезонности. И инвестор, понимая это (всё остальное он сделает сам), на самом деле ему не нужно каких–то там специальных условий.

И третье – это дополнительная гарантия трафика, которая достигается субсидированием транспортной составляющей. Опять же в нашем примере это не так важно, потому что здесь в основном отдыхают сибиряки, они из Омска, из Новокузнецка, из Кемерово приезжают, приезжают в основном на машинах, на автобусах. Но если мы хотим продавать это за рубеж или хотя бы в Москву и в Питер, мы должны понимать, что, конечно же, без субсидирования транспортной составляющей это сделать, видимо, не удастся. Это чрезвычайно важное направление.

В части курортного сбора я лично был бы очень осторожен. Смотрите, опять же здесь, в «Белокурихе», один приезжающий в среднем оставляет 9 тысяч рублей в сутки, примерно половина – проживание и так далее, а остальное – это услуги, которые он покупает. Вот мы говорим, 100 рублей – это маленькая цифра, она будет не замечена. А так ли это? Грубо говоря, если мы 100 рублей, скажем, платим, это будет 9100 вместе, или это останутся те же самые 9 тысяч, только он не заплатит, не купит какую–то услугу. И психологически для туриста во многом это так. Одно дело – вы продайте ему какую–нибудь услугу дополнительную, он вам ещё тысячу оставит, а просто так 100 рублей он десять раз подумает и сочтёт, что это такое, не совсем комфортное, к нему отношение.

Если идти по этому пути, то только создавая отдельный фонд, это абсолютно окрашенные деньги, нужен какой–то наблюдательный совет, куда войдут руководители здравниц и которые будут объяснять людям: «Этот источник восстановлен на средства курортного сбора». Там должна быть соответствующая табличка, чтобы все понимали. Для людей это очень чувствительно. Он не готов платить просто так эти деньги, потому что недоверие есть довольно большое. Здесь нужно быть очень осторожным.

Относительно территорий опережающего развития. Владимир Владимирович, Вы знаете, что мы были всегда сторонниками того, чтобы не создавать каких–то специальных условий для одного региона, а распространять на всю территорию Российской Федерации. И сейчас закон предполагает, что через три года возможность вводить ТОСЭР будет всюду. И я готов поддержать предложение Министра Кузнецова о том, чтобы приблизить эту возможность, потому что действительно этим пользуются.

А насчёт того, чтобы исключить льготы по страховым платежам, я понимаю подноготную этого дела, но опять же с точки зрения инвестора всё остальное – это местная льгота, там налог на прибыль, земля и имущество – это всё бюджеты муниципалитетов и бюджеты субъектов Федерации. Тут возникает очень сложная коллизия. У них будет, возможно, заинтересованность в том, чтобы создавать и поддерживать эту зону, а ведь её нужно поддерживать инфраструктурно, это дополнительные бюджетные затраты. С одной стороны, мы говорим: «Ты недополучишь бюджетных денег». С другой стороны, говорят: «Ты ещё потрать бюджетные деньги, а мы остальную часть отсюда уберём». Мне кажется, это было довольно хорошо проработано как комплексная мера. Если идти на это, то, мне кажется, в комплексе со всем тем механизмом, который там есть.

Ещё один момент, это в связи с ФЦП и в связи в целом с нашими бюджетными расходами на инфраструктуру санаторно-курортного комплекса. ФЦП по туризму мы здорово сжали и продолжаем сжимать, и остальные расходы по ФАИПу то же самое. Смотрите, у нас 2016 год, в этом году у нас 11,3 миллиарда по ФАИПу на те здравницы, которые отнесены к ведению федеральных органов исполнительной власти. В следующем году мы это сожмём больше, чем в два раза, – у нас 4,8, и дальше восстанавливать не будем.

А изношенность фонда довольно большая, и если мы не готовы свои собственные здравницы поддерживать своими собственными инвестициями федеральной адресной инвестиционной программы, то я бы поддержал, нужно передавать тогда, передавать, включать более смело в программу приватизации, передавать субъектам, с тем чтобы они свои программы реализовывали. Зачем нам держать такое количество здравниц, в которые мы не собираемся вкладывать деньги?

В.Путин: Спасибо.

Антон Германович, пожалуйста.

А.Силуанов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Здесь столько предложений было и по выделению бюджетного финансирования, и льготы, и так далее. Вообще–то надо сейчас очень аккуратно с этим обращаться, потому что не до жиру. Понятно, в какой ситуации мы находимся. Особенно, честно сказать, меня удивило предложение коллеги Мединского о том, чтобы ещё и доплачивать туроператорам из бюджета для того, чтобы стимулировать турпоток. Вообще это должны делать те организации, которые оказывают услуги, которые привлекают туристов, которые привлекают тех людей, которые получают услуги. Поэтому они должны как раз договариваться с туроператорами, рекламу развивать и так далее, но никак это не за счёт бюджета делать.

Бюджет сейчас в первую очередь сосредоточен на выполнении своих публичных, собственных обязательств, в первую очередь таких, от которых мы не откажемся, – это и зарплаты, и социальные выплаты, и так далее. Развитие бизнеса, конечно, это нужно осуществлять, но не за счёт бюджетных денег, потому что в конечном счёте мы не можем постоянно осуществлять субсидии и субсидирование, а потом говорить об их отмене – это значит уже ухудшение условий. Поэтому лучше говорить не о каких–то дополнительных деньгах, а об условиях. Вот я об этом как раз сейчас хотел пару слов сказать.

Речь идёт сегодня о санкуре. Мы должны здесь говорить именно о создании условий для бизнеса. А что для бизнеса, собственно, важно? Для бизнеса должен быть понятен спрос, он должен быть стабильным, этот спрос, и понятен объём рынка. У нас объём рынка, по нашим данным, составляет более 110 миллиардов рублей, причём половина из этого объёма осуществляется за счёт бюджетных средств, в том числе и федерального бюджета, большей части федерального бюджета – около 40 миллиардов рублей, и бюджетов субъектов Российской Федерации и Фонда социального страхования. При этом у нас действительно сейчас большинство услуг предоставляется подведомственной сетью, особенно федеральных структур, сетью, которая имеет большой износ, об этом Вероника Игоревна говорила.

И эта сеть не даёт развиваться конкуренции, потому что работник соответствующего учреждения направляет в свою сеть, там, соответственно, нет конкурентных условий и нет развития. Поэтому, на наш взгляд, нужно уходить от прямого бюджетного финансирования, а государство должно покупать услугу, причём услугу должны покупать не только из своих подведомственных организаций, а должны покупать на рынке. Это более правильный подход.

Что для этого нужно? Для этого нужно создать стандарты медицинских услуг и определить стоимость услуг этих стандартов. Ольга Юрьевна, наверное, не согласна, но в душе она понимает, что это правильно.

В.Путин: Нет, она как раз с этим полностью согласна.

А.Силуанов: Поэтому сейчас, для того чтобы этот рыночный механизм заработал, нужно как раз, ещё раз говорю, создать стандарты медицинских услуг, определить их стоимость, создать правовую основу для возможности выбора застрахованными лицами, если мы говорим о тех лицах, по которым государство определило, что они должны получать эти услуги. Должны быть созданы основы для возможности выбора застрахованными лицами и незастрахованными в получении услуг в любом учреждении, независимо от того, ведомственное оно, подведомственное, государственное, негосударственное, – это обязательный тоже механизм.

А услуги сверх этого стандарта должны оказываться уже за счёт платы в рамках дополнительных ресурсов или дополнительного страхования. Нужно создавать конкурентный рынок санаторно-курортных услуг. Хочу сказать, что у нас сегодня подведомственных учреждений только на федеральном уровне находится в количестве 155. Ольга Юрьевна, 155 учреждений у нас находится – только на федеральном уровне. И я согласен, что для того, чтобы создать рынок, мы должны отказываться приватизировать их, их должно быть минимальное количество, с тем чтобы действовали именно рыночные механизмы.

Что делать в отношении льготных категорий граждан? Чтобы вот это денежное наполнение стандарта услуг санаторно-курортных было достаточно для оказания качественных услуг, ещё раз, может быть, посмотреть нам на те категории, которым у нас государство оказывает услуги бесплатного или льготного характера, и периодичность предоставления этих услуг. Речь не идёт о какой–то оптимизации, а о том, чтобы сконцентрировать те ресурсы, которые государство сегодня выделяет, именно на тех, кто более нуждается, и им больше и качественнее оказывать такие услуги.

В заключение хотел бы сказать следующее, что здесь речь идёт в первую очередь не о льготах и о бюджетных деньгах, сколько о создании механизма и создании отрасли санаторно-курортной, которая была бы привлекательна для инвесторов, для инвестиций. Такие инструменты мы должны создать, и тогда, собственно, эта отрасль заработает в полную силу.

В.Путин: Спасибо большое.

Давайте мы подведём итог. Я сейчас не буду повторять всё, что говорили коллеги. Во–первых, хочу вас поблагодарить за такое неравнодушное отношение к этой теме. Видим, что с большим энтузиазмом все этот вопрос обсуждают. И понятно почему. Потому что это не просто отрасль, не просто бизнес, это ещё и, совершенно очевидно, социальная составляющая, здоровье граждан России. И здесь, действительно, нам нужно подумать о том, чтобы делать эту отрасль привлекательной для бизнеса, это, конечно, так.

Но мы тоже понимаем, что привлекательна она будет настолько, насколько будет велика прибыль, а прибыль, как правило, возникает из того, сколько платят люди. Для того чтобы все категории граждан были так или иначе, а лучше побольше обеспечены этим санаторно-курортным обслуживанием, этими услугами, нужно либо льготировать этот вид деятельности или тогда всё–таки брать определённый объём на бюджет. Резко нам не скакнуть. Потому что если мы говорим о том, что это должен быть исключительно бизнес, тогда нам это сопоставлять нужно с ростом доходов населения, с покупательной способностью граждан.

Санаторно-курортный комплекс – не просто отрасль, не просто бизнес, это ещё и, совершенно очевидно, социальная составляющая, здоровье граждан России.

Поэтому давайте мы всё очень внимательным образом проанализируем, все сегодняшние предложения. Они все на самом деле так и иначе обоснованы, нам нужно просто найти, как обычно в таких случаях бывает, найти золотую середину между часто диаметрально противоположными мнениями. Её точно здесь можно найти. Нельзя, конечно, всё перекладывать на бюджет, это просто невозможно, нереалистично, но если мы хотим доступность обеспечить, нужно подумать, как это сделать.

И есть вещи, о которых говорят люди, которые занимаются много лет этим видом деятельности, которые нужно поправить в законодательстве, посмотреть внимательно, как работают действующие нормы, и при необходимости внести в них корректировки.

Вообще мне очень хотелось бы, чтобы мы как следует доработали подготовленный проект поручения, с тем чтобы этот будущий документ дал хороший толчок в развитии санаторно-курортного дела в России на среднесрочную и более отдалённую перспективу.

Спасибо большое.

У Александра Александровича Жилкина – день рождения. Александр Александрович, мы Вас поздравляем. (Аплодисменты.)

Россия > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 26 августа 2016 > № 1873478 Владимир Путин


Россия > Транспорт > kremlin.ru, 15 августа 2016 > № 1867494 Владимир Путин

Заседание президиума Госсовета по вопросу развития внутренних водных путей.

Президент провёл в Волгограде заседание президиума Государственного совета по вопросу развития внутренних водных путей.

Перед началом заседания глава государства осмотрел выставку «Водный транспорт – задачи настоящего, перспективы будущего», на которой представлены, в частности, макеты современных речных судов разного назначения – как проектируемых, так и запущенных в производство, а также макеты проектируемых Багаевского и Нижегородского гидроузлов. Пояснения давал Министр транспорта Максим Соколов.

Стенографический отчёт о заседании

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы собрались с вами сегодня в Волгограде, на берегу Волги. И не случайно именно здесь, потому в нашей повестке – вопрос о развитии внутренних водных путей России. Это вопрос чрезвычайно важный – и не только для Поволжья, но и для всей страны.

Судоходные пути сообщения проходят по 60 регионам Российской Федерации. Здесь проживает 80 процентов населения России, производится до 90 процентов внутреннего валового продукта.

Насыщенность, плотность водных путей сопоставима с железными дорогами. Но это не только транспортная артерия протяжённостью 100 тысяч километров: предназначение водных путей имеет комплексный характер. Они задействованы для решения задач в таких ключевых сферах, как гидроэнергетика, жилищно-коммунальное хозяйство, сельское хозяйство.

Предназначение водных путей имеет комплексный характер: они задействованы для решения задач в таких ключевых сферах, как гидроэнергетика, жилищно-коммунальное хозяйство, сельское хозяйство.

До появления железных дорог они служили вообще основными магистралями, по которым шли перевозки и грузов, и пассажиров. Реки, дополненные каналами, и сегодня обеспечивают многосторонние контакты между регионами и людьми, играют огромную роль в укреплении единого экономического пространства России, способствуют развитию международного сотрудничества.

Внутренний водный транспорт имеет большой конкурентный потенциал. Это низкая себестоимость перевозок, особенно на дальние расстояния, энергоэффективность и относительно невысокие затраты на содержание водных путей. Говорю – относительно невысокие, потому что даже на эти относительное невысокие нужно своевременно деньги выделять.

А для ряда регионов водный транспорт просто не имеет альтернативы, особенно для тех, кто обеспечивается северным завозом.

Мы сегодня с утра разговаривали с руководителем Якутии, и он мне доложил, что северный завоз идёт нормально, всё по графику, но не всегда так бывает, в том числе и из–за состояния рек. Однако все эти преимущества реализуются – а их много – не в полной мере. Так, в Транспортной стратегии России до 2030 года отмечено значительное отставание водных путей по сравнению с другими видами транспорта.

Сегодня мы проанализируем проблемы, которые есть в этой сфере, поговорим о том, что мешает развитию этой чрезвычайно важной области, обсудим, какие меры нужно принять для того, чтобы эти проблемы решить, – и на перспективу, и в ближайшее время.

Я остановлюсь на самых важных, как мне представляется, направлениях.

Реки, дополненные каналами, обеспечивают многосторонние контакты между регионами и людьми, играют огромную роль в укреплении единого экономического пространства России, способствуют развитию международного сотрудничества.

Первое – преодоление инфраструктурных ограничений. К ним прежде всего относится снижение глубины водных путей, она в последние 25 лет сократилась в среднем на четверть, а протяжённость путей с гарантированными габаритами судового хода снизилась на 30 процентов. Эти проблемы усугубляются и маловодностью ряда рек. В таких условиях более половины судов не могут ходить с полной загрузкой. А это к чему ведёт: это ведёт к убыткам, к увеличению количества убыточных рейсов – в итоге грузооборот водного транспорта уменьшился в 3,3 раза. В 1990 году грузооборот водного транспорта был сопоставим с автомобильным, сейчас разрыв увеличился в четыре раза. В 1980 году, для примера, по рекам было перевезено 481 миллион тонн грузов, в 2015-м – 120 с небольшим миллионов. Резко упали и пассажирские перевозки по водным путям. В том же 1980 году они составляли 103 миллиона человек, в 2015-м – 13,5.

На Единой глубоководной системе сейчас немало так называемых узких мест, а если быть точным – мелких мест, где глубина значительно ниже минимально необходимой для прохождения судов. Это привело к разделению Волги и Нижнего Дона на отдельные участки. Сейчас мы с губернатором разговаривали, в этом году вроде воды достаточно, уровень приличный, но так бывает далеко не всегда.

Это стало причиной фактически полного прекращения сквозного судоходства для грузовых и пассажирских судов на этих реках. Потеряны популярные – и прежде всего для въездного туризма – сквозные маршруты из Петербурга и Москвы в направлении южных регионов России. И проектам в этой сфере следует уделить приоритетную поддержку. При этом все стадии проектирования и экспертизы должны идти в тесном контакте с природоохранными ведомствами и ведущими экологическими организациями. Природная среда Волги, других наших рек бесценна и абсолютно уникальна. Необходимо сделать всё, чтобы минимизировать возможный ущерб, свести его к нулю.

Также нужно подумать, что следует сделать для возрождения и стимулирования речного круизного туризма, в том числе въездного, о котором я уже упоминал. Здесь один из ключевых вопросов – совершенствование визового режима, и сегодня тоже хотел бы услышать, какие здесь есть предложения.

Внутренний водный транспорт имеет большой конкурентный потенциал. Это низкая себестоимость перевозок, особенно на дальние расстояния, энергоэффективность и относительно невысокие затраты на содержание водных путей.

Второе направление – достижение сбалансированности перевозок разными видами транспорта и, как результат, снижение не только бюджетных затрат, но и издержек грузоотправителей. Хорошо известно, что для транспортировки одной тонны грузов по водным путям требуется намного меньше средств, чем по автомобильным дорогам.

Сегодня более четверти федеральных автомагистралей работает в режиме перегрузки, особенно в этот период, в каникулярный, летом, когда люди едут в отпуска, возвращаются домой, а рядом грузовой транспорт со щебнем и песком, – и всё это в период навигации по рекам. Это возможности, которые практически не используются или используются неэффективно.

Хотя, честно говоря, мы уже обсуждали этот вопрос, и поручение соответствующее Правительству было ещё в апреле 2014 года посмотреть на эту проблему. Сами перевозчики не спешат менять свою привычную логистику. Работа здесь идёт, как говорится, по накатанному пути. Правительству, конечно, уже необходимо принять оперативные меры для стимулирования перевозок по рекам.

Добавлю, что, например, у наших соседей в Китайской Народной Республике, где протяжённость рек сопоставима с нашей, чуть-чуть больше, грузооборот по водным путям в 12 раз больше. А если сравнивать использование водных путей с другими видами транспорта, то российские объёмы грузооборота отстают даже от тех стран, где протяжённость рек на порядок меньше, чем у нас: это европейские страны, такие как Нидерланды, Германия, Франция, например. Водные пути здесь играют значительную роль, несмотря на высокое развитие автомобильного транспорта.

Нужно развивать портовую инфраструктуру, современные контейнерные терминалы. И добавлю, что Правительством ещё в 2014 году утверждены нормативы содержания внутренних водных путей. Очевидно, чтобы в полном объёме реализовать эти цели, эти задачи и эти решения, а также обеспечить реконструкцию судоходных гидротехнических сооружений, потребуются дополнительные источники финансирования, и, разумеется, над этим тоже надо подумать. Надеюсь, мы сегодня тоже об этом поговорим.

Потеряны популярные маршруты из Петербурга и Москвы в направлении южных регионов России. И проектам в этой сфере следует уделить приоритетную поддержку. При этом все стадии проектирования и экспертизы должны идти в тесном контакте с природоохранными ведомствами и ведущими экологическими организациями.

Третье направление – обновление речного флота. Здесь темпы, к сожалению, – мне только что рассказывал руководитель нашей судостроительной компании о новинках, но в целом нужно отметить, что темпы очень низкие. За последние 15 лет построено 800 судов, но они не могут компенсировать тот объём работ, который выполняли уже выбывшие суда, а таких судов в 13 раз больше, чем введено новых. Если в 2000 году на наших реках работало 21 тысяча транспортных судов, то сегодня осталось всего 11 тысяч, при этом их средний возраст превышает 36 лет.

Обновление флота – вопрос непростой, мы не первый раз обсуждаем эту тему, уже были приняты и соответствующие решения. Хотелось бы сегодня услышать, как идёт работа по их реализации.

Большие трудности и с эксплуатацией портовых сооружений, особенно причалов. В основном это железобетонные изношенные конструкции, не соответствующие современным техническим требованиям и зачастую небезопасные для пассажиров. Как правило, причалы стоят на государственном балансе и не вовлечены в хозяйственный оборот. Денег на их ремонт и реконструкцию в бюджетах, как правило, всегда не хватает. Всё это тормозит развитие пассажирских и туристических перевозок. Очевидно, что необходимо вводить эти объекты в хозяйственный оборот, привлекать к их обустройству частные деньги, частный капитал, частный бизнес. И здесь тоже готов выслушать ваши предложения.

Актуальный вопрос – эффективность использования водных путей и их инфраструктуры. Так, гидроэлектростанции ограничивают, конечно, своими плотинами свободное течение рек. Это создаёт для других водопользователей дополнительную нагрузку. Причины этой и других проблем во многом обусловлены тем, что на реках пересекаются интересы самых разных отраслей экономики, а федеральные органы власти замыкаются на сугубо ведомственных решениях, которые зачастую противоречат друг другу. Это известная ситуация, когда каждый тянет в свою сторону, а реки, качество водных путей, состояние их инфраструктуры далеко не всегда при этом выигрывают.

Для транспортировки одной тонны грузов по водным путям требуется намного меньше средств, чем по автомобильным дорогам. Более четверти федеральных автомагистралей работает в режиме перегрузки, и всё это в период навигации по рекам. Это возможности, которые практически не используются или используются неэффективно.

Ясно, что здесь необходима координация работы ведомств. Структура, обладающая такими полномочиями, у нас есть: это Правительственная комиссия по вопросам природопользования и охраны окружающей среды. Правда, насколько известно, проблемами водных путей она пока тоже как следует не занимается. Полагаю, что наш президиум и его решения активизируют работу и этой комиссии.

И в заключение ещё одна тема. Этим летом, 10 июля, исполнилось пять лет со дня крушения теплохода «Булгария». Все мы помним эту ужасную трагедию и знаем о её причинах. За прошедшее время многое сделано, чтобы такие страшные события не повторялись, но вопросы безопасности судоходства, конечно, нужно постоянно держать в зоне внимания. Особо подчеркну необходимость применения современных навигационных технологий, что позволит не только повысить эффективность использования водных путей, но и предупреждать возможные происшествия, контролировать в режиме реального времени ситуацию на судовом ходу. Вопросы безопасности всегда, хочу это подчеркнуть – всегда должны стоять на первом месте. Здесь ничего нельзя упускать.

Уважаемые коллеги!

Сегодня наша работа начнётся с прямого включения Астрахани, где на судостроительном заводе состоится закладка нового круизного пассажирского судна класса «река – море», только что мы об этом говорили, показывали, как это судно должно будет выглядеть. Давайте послушаем наших коллег. Пожалуйста, Астрахань.

Большие трудности с эксплуатацией портовых сооружений, особенно причалов. Всё это тормозит развитие пассажирских и туристических перевозок. Необходимо вводить эти объекты в хозяйственный оборот, привлекать к их обустройству частный капитал, частный бизнес.

Е.Загородний: Уважаемые коллеги!

Дело возрождения отечественного пассажирского речного и морского флота – один из важнейших приоритетов судостроительной отрасли. И сегодня на судостроительном заводе «Лотос» закладывается судно PV300 класса «река – море», не имеющее аналогов в истории отечественного пассажирского судостроения.

Суда аналогичного класса не строились более 60 лет. Закладка данного судна станет катализатором дальнейшего развития внутренних речных и морских круизов на новом уровне. По сути, мы являемся свидетелями возрождения отечественной компетенции в судостроении. Заказчиком судна выступает Московское речное пароходство, строительство будет вестись судостроительным заводом «Лотос» в кооперации с заводом «Красное Сормово», и это задел на длинную серию.

Уверен, что Ваши слова напутствия – и не только, а наши реальные дела послужат залогом того, что об отечественном флоте будут говорить только с гордостью.

Приступаем к закладке судна класса «река – море» PV300.

В.Путин: Пожалуйста, Евгений Николаевич.

Е.Загородний: Закладка судна завершена, судостроительный завод «Лотос» приступает к строительству судна.

В.Путин: Уважаемый Евгений Николаевич, уважаемые коллеги! Хотим пожелать вам успеха.

Надеюсь, что это первый, но не только не последний, но и успешный, действительно успешный шаг в строительстве целой серии. И не сомневаюсь, что серия эта будет востребована перевозчиками, в данном случае пассажирскими перевозчиками.

Вопросы безопасности судоходства нужно постоянно держать в зоне внимания. Особо подчеркну необходимость применения современных навигационных технологий, что позволит не только повысить эффективность использования водных путей, но и предупреждать возможные происшествия.

И всё это наряду с теми мерами, которые мы сегодня обсудим и, уверен, будем внедрять в практическую нашу жизнь, послужит реальному возрождению пассажирских перевозок по рекам и развитию внутреннего въездного туризма.

Спасибо, удачи вам!

Е.Загородний: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Жилкин Александр Александрович.

А.Жилкин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума Государственного совета! Коллеги!

В первую очередь, Владимир Владимирович, хочу от имени всех губернаторов, руководителей регионов поблагодарить Вас за принятое решение о рассмотрении на заседании президиума такого важнейшего для нас вопроса, как развитие внутренних водных путей. Хочу поблагодарить и руководителей субъектов, и муниципальных образований, министерств и ведомств, с которыми мы взаимодействовали по этой тематике.

Рабочей группой был получен большой объём информации от регионов, которую мы проанализировали, обобщили, провели три заседания рабочей группы, совещание Морской коллегии и форум «Реки России», где выслушали представителей заинтересованных отраслей, бизнес-сообщества, тем самым дополнили материалы и усилили отдельные положения сегодняшней повестки.

По результатам проведённой работы был подготовлен доклад, где на основе оценки текущего состояния даны предложения по совершенствованию законодательства, системы управления и использования водных ресурсов. Остановлюсь на нескольких ключевых моментах, которые имеют большое значение для развития водных путей России.

И абсолютно верный Ваш акцент на то, что, первое, это комплексное их использование. Наша страна обладает одной из самых крупных воднотранспортных систем, которая повлияла, прежде всего, на расселение, агломерацию территорий, формировала традиционный уклад жизни и обеспечивала размещение производств. Внутренние водные ресурсы имеются в подавляющем большинстве регионов России.

Основной проблемой, препятствующей использованию водного потенциала, является ухудшение состояния самих водных путей, в том числе их обмеление. Особенно актуален вопрос обмеления для Алтайского и Забайкальского края, Архангельской, Астраханской, Ростовской областей, республик Татарстан и Башкортостан. И сегодня определено 48 участков протяжённостью более 5 тысяч километров, где глубина рек не позволяет нормально проходить судам.

Соответственно эта проблема привела к существенному снижению перевозок грузов по водным путям. К тем цифрам, которые, Владимир Владимирович, Вы назвали, для сравнения: только в нашем регионе количество судозаходов туристических и круизных теплоходов с советского времени сократилось на порядок.

Что касается грузового судоходства. Коллеги помнят, по Волге перевозили овощи, бахчевые, лес, металлопрокат, нефтепродукты, песок, щебень. Сейчас в таком объёме река не работает. Из–за недостаточных глубин приходится на 30 процентов и более недогружать суда, иначе они просто не могут пройти по имеющимся узким местам. Понятно, что это отражается на эффективности грузоперевозок. Идут прямые потери для собственников, страдает вся экономическая цепочка.

Но хочется отметить, что регионы заинтересованы в развитии реки и делают акцент на востребованности перевозок внутренним водным транспортом.

Для обеспечения необходимых параметров водных объектов требуются средства на их содержание. Первый шаг к этому сделан: постановлением Правительства России утверждены нормативы финансовых затрат на содержание внутренних водных путей и судоходных гидротехнических сооружений. Предусмотрен поэтапный переход к ним к 2018 году. Но, конечно, объём финансирования остаётся пока на прежнем уровне – естественно, по объективным причинам.

Но Вы абсолютно правы, недостаточное нормативное финансирование приведёт к ещё большому ухудшению состояния водных путей, снизит доступность транспортных услуг на территории со слаборазвитым сухопутным сообщением, особенно в районах Сибири и Крайнего Севера, Дальнего Востока.

Сегодня мы видим, к чему приводит отсутствие регулярности проведения дноуглубительных работ. Основная доля водных путей страны не соответствует эксплуатируемым судам из–за длительного невнимания к данному вопросу. Мы можем прогнозировать, что недофинансирование также приведёт к ещё большому ухудшению интенсивности судоходства.

Рабочая группа в целях частичного покрытия дефицита рассматривала несколько вариантов. Затрагивалось в том числе подключение к выполнению данных мероприятий и гидроэнергетиков, то есть компаний, которые вырабатывают энергию за счёт тока воды. Также рассматривался вариант использования части акцизов на топливо и направление их на содержание внутренних водных путей. Не хочу сказать, что все с энтузиазмом приняли эти решения, там их ещё десяток. Но я бы просил, Владимир Владимирович, может быть, по источникам дополнительного финансирования сделать соответствующее поручение Правительству – в виде экспертной группы, экономическому блоку проработать с учётом и компаний, и регионов варианты не только нагрузки на федеральный бюджет.

Сегодня многие регионы, и коллеги это подтверждают, имеют портфели проектов, которые требуют улучшения параметров водных путей. Если будут, конечно, найдены источники, такие проекты будут реализованы. Кроме того, большое значение для развития проектов по пассажирским перевозкам внутренним водным транспортом имеет эффективное управление имущественным комплексом.

Сегодня большинство причальных стенок и пассажирских причалов, которые используются на регулярных социальных пассажирских перевозках даже по местным и пригородным маршрутам, находятся в федеральной собственности и не имеют эффективного балансодержателя. Субсидия на возмещение недополученных доходов перевозчикам, осуществляющим такие перевозки, выплачивается из бюджетов субъектов Российской Федерации. В связи с этим справедливо поставить вопрос о передаче этих причалов, задействованных в обслуживании социальных перевозок, в собственность субъектов Российской Федерации или даже муниципалитетов.

Несмотря на то, что основные законодательные ограничения для этого на сегодняшний день сняты, существующий механизм передачи федеральной собственности в региональную собственность зачастую не позволяет этого сделать, и сама процедура, я бы мягко сказал, несколько забюрократизирована. Сделка не может быть произведена без предварительного оформления технической документации, регистрации права собственности Российской Федерации на предполагаемые к передаче объекты, что в свою очередь, безусловно, требует дополнительных финансовых ресурсов из федерального бюджета.

Мы полагаем, для решения этой проблемы целесообразно поручить Правительству Российской Федерации совместно с заинтересованными субъектами Российской Федерации проработать предложения по возможности безвозмездной передачи объектов федерального имущества, задействованного в обслуживании пассажиров, в государственную собственность, муниципальную собственность (как будет решение принято) без предварительной государственной регистрации права собственности Российской Федерации на передаваемое имущество.

Ещё одним вопросом, на который обращают внимание члены рабочей группы, является необходимость соблюдения интересов всех водопользователей на реке. Мы сталкиваемся с различной потребностью в использовании водных ресурсов с позиции судоходства, энергетики, сельского хозяйства, рыбной отрасли, питьевого водоснабжения, а также экологии, инженерной защиты территорий и населения от техногенных катастроф и паводков.

Руководством к действию, которое бы исключило конфликт интересов, служат прописанные в Водном кодексе схемы использования водных объектов. Они являются обязательными для органов государственной власти и местного самоуправления, на их основе осуществляются водохозяйственные мероприятия, охрана водных объектов, расположенных в границах речных бассейнов.

Рабочая группа, Владимир Владимирович, согласна и с Вашим высказыванием, что в целях сбалансированного использования водных путей, во–первых, надо дать чёткое понимание того, чьи интересы в каждом конкретном случае приоритетны: или рыбного хозяйства, или судоходства, или гидроэнергетики. Считаем, что для управления этими процессами необходим системный координатор – возможно, в рамках той комиссии, о которой Вы упоминали, которая будет работать надведомственно. Она будет проводить комплексную оценку влияния конкретного проекта на различные отрасли и определять целесообразность его реализации с водохозяйственной точки зрения.

При этом на заседаниях рабочей группы неоднократно поднимался вопрос необходимости установления приоритета при развитии речного судоходства: это обеспечение безопасности.

В этой сфере проведена существенная работа, в том числе и на основе риск-ориентированного подхода к проверке судов и судоходных компаний, Вы это тоже в своей речи отметили. Большая роль в этом вопросе принадлежит Росморречфлоту и Ространснадзору. К сожалению, Владимир Владимирович, сложилась ситуация, при которой уже почти год не назначен руководитель Ространснадзора, что, конечно, негативно сказывается на работе на местах.

Ещё одним вопросом, важным для обсуждения, является необходимость рационального и эффективного использования водных ресурсов. Рациональное, то есть экономное, использование водных ресурсов предполагает работу с основными потребителями воды, и одним из активных водопользователей является сельское хозяйство.

На примере только Астраханской области можно наблюдать, какие положительные изменения приносит применение современных методов орошения. Если в 1980-е годы потребности регионального сельского хозяйства ежегодно обеспечивались 2,8 миллиарда кубов воды, которая подавалась на орошение земель, то сегодня с внедрением современных технологий капельного орошения мы стали использовать воды почти в шесть раз меньше, порядка 450 миллионов кубометров. При этом отмечу, что даже в лучшие советские периоды регион не смог выращивать даже 900 тысяч тонн, а мы три года подряд (вот прошлый год подтверждает, и в этом году будет больше) миллион 400 тысяч тонн при шестикратном уменьшении использования воды вырастили урожая. Полагаю, что для всех регионов вопрос именно внедрения технологий, позволяющих сберегать водные ресурсы, должен стать одним из приоритетных.

Что касается эффективного использования внутренних водных путей, здесь мы говорим о транспортной составляющей, о потребностях промышленности, о грузоперевозках, как альтернатива – при недозагруженности или полном простое реки это использование автомобильных дорог. Как следствие, растёт нагрузка на дорожное полотно, оно быстрее приходит в негодность, требует большого внимания и средств для ремонта, также зачастую увеличиваются (и существенно) затраты перевозчиков, которые в конечном итоге через себестоимость продукции ложатся на потребителей.

Альтернативные способы перевозки в отдельных случаях могут быть и вовсе невозможны, поскольку в этих регионах нет никаких других путей, кроме водного. Основные же вопросы рационального и эффективного использования ещё предстоит, безусловно, решать, поскольку, как мы уже отмечали в своём докладе, здесь сталкиваются интересы многих сторон. И предложения прозвучат, я думаю, и от выступающих сегодня докладчиков.

Ещё один вектор развития внутренних водных путей, над которым стоит активно поработать, – это водный туризм. И Вы, Владимир Владимирович, абсолютно верно акцентировали приоритетные направления использования реки Волги, Волго-Донского канала, а значит, и Дона целиком, по маршрутам, излюбленным для россиян и иностранных туристов: это Санкт-Петербург – южные регионы, Москва – южные регионы.

Я считаю, что после строительства Нижегородского низконапорного гидроузла круизное судоходство по Волге восстановится. Развитие внутренних водных путей также даст импульс для совершенствования туристической инфраструктуры во всех поволжских городах. Появятся благоустроенные причалы, набережные, зелёные стоянки, пляжи, вокзалы, оживится торговля. В плюсе будут не только перевозчики, но и муниципалитеты, регионы, туроператоры, малый бизнес. Появятся дополнительные средства для дальнейшего улучшения инфраструктуры.

Только сейчас дали старт строительству серии круизных теплоходов. И вы помните решение глав по Вашей инициативе, которое было принято в 2014 году на саммите руководителей прикаспийских государств, – о круизах по Каспию. Уникальная природа, пляжи Каспийского моря, отели, достопримечательности будут интересны не только российским, но и иностранным туристам. И сегодня уже достаточно серьёзная тяга – предложения формируются.

Важным условием для этого может стать благоприятный визовый режим. Существующие в настоящее время сложности и длительность процесса оформления виз прямым образом сказываются на снижении туристического потока иностранных граждан. Мировая практика показывает, что любое упрощение визовых формальностей увеличивает турпоток как минимум на 30 процентов. В России такие механизмы уже применяются. Мы предлагаем законодательно закрепить разрешение безвизового пребывания организованных иностранных групп сроком до 15 дней, прибывающих в Россию через аэропорты городов – крупнейших речных туристических центров, таких как Казань, Ростов, Астрахань, Волгоград, для дальнейшего путешествия по рекам России.

Совместно с регионами мы разработали ещё одно предложение, направленное на привлечение инвестиционных средств для обновления флота. Длительная окупаемость таких проектов настораживает инвестора и тормозит строительство новых судов. Мы предлагаем создать механизмы, предусматривающие софинансирование региональных программ развития туризма и упрощения процедуры возмещения затрат на уплату процентов по кредитам инвестиционных проектов. Конечно, речь идёт о тех проектах, которые направлены на создание или модернизацию объектов туристско-рекреационного использования с длительным сроком окупаемости.

Считаем, что полная реализация потенциала развития речных круизов в России позволит не только увеличить доходы отрасли, но и повысить престиж туризма в нашей стране, улучшит инфраструктуру городов, увеличит доходы малого бизнеса.

Уважаемые участники заседания, в своём выступлении я обозначил лишь часть вопросов, над которыми мы работали, поэтому хочется надеяться, что мы придём к взаимопониманию и найдём столь нужный всем баланс в использовании богатейших ресурсов рек, озёр и водоёмов, которыми обладает Россия.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Максим Юрьевич, пожалуйста.

М.Соколов: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума Государственного совета, участники заседания!

Хотел бы также поблагодарить за возможность рассмотрения вопросов развития внутренних водных путей на столь высоком уровне, поблагодарить рабочую группу, Александра Александровича Жилкина за такую детальную подготовку Государственного совета и поддержать те предложения, которые были высказаны в его докладе.

Основная миссия внутреннего водного транспорта – это обеспечение экономичной, безопасной, энергоэффективной и экологичной перевозки массовых и тяжеловесных грузов на большие расстояния, а также перевозка пассажиров труднодоступных районов и туристов. И внутренний водный транспорт сегодня представляет сложный производственно-технологический комплекс, в состав которого входит и речной флот, и инфраструктура внутренних водных путей, судоходные гидротехнические сооружения, речные порты, промышленные предприятия, судостроительные заводы и туристические компании. И по протяжённости внутренние водные пути практически в два раза превышают федеральные автомобильные дороги. При этом порядка 80 процентов водных путей являются безальтернативными для возможности доставки грузов и пассажиров, обеспечивая в том числе и северный завоз.

Большая часть грузов перевозится по Единой глубоководной системе в Европейской части России, её протяжённость 6,5 тысячи километров, и здесь расположено подавляющее количество судоходных гидротехнических сооружений, которые имеют комплексное значение. Всего же в ведении Росморречфлота находится 741 судоходное гидротехническое сооружение, и только 14 процентов из них используются непосредственно для пропуска судов. Остальные решают комплексные задачи водоснабжения, обводнения рек, поддержания напорного фронта водохранилищ, защиты территории и населения от техногенных катастроф и паводков. Кроме того, решаются задачи обороноспособности и безопасности государства, в том числе по выполнению заказов на речных верфях.

И – учитывая комплексный характер сооружений – финансирование их содержания необходимо, конечно же, осуществлять вне зависимости от интенсивности самого судоходства; это важный, принципиальный момент. Подчеркну, что некоторые судоходные гидротехнические сооружения, обеспечивая подачу воды, большую часть перекачивают в целях водоснабжения и обводнения, что никак не связано с судоходством. Например, и Канал имени Москвы, и Волго-Донской канал, где мы полностью несём затраты на перекачку воды и осуществляем содержание и ремонт этих сооружений; например, Канал имени Москвы, обеспечивает 80 процентов водоснабжения нашей столицы. И общие платежи за водоснабжение от конечных пользователей хоть и достаточны для покрытия текущих расходов на содержание гидросооружений, но доходят до эксплуатирующих организаций в сильно урезанном виде. Поэтому прошу дать поручение соответствующим субъектам Федерации, ФАС, Минтрансу России проработать вопрос по определению экономически обоснованного тарифа на оплату услуг организаций, которые эксплуатируют эти гидротехнические сооружения.

В соответствии с Вашими поручениями, уважаемый Владимир Владимирович, за последнее время проведена значительная работа по совершенствованию правовых основ функционирования внутреннего водного транспорта. Так, в конце 2014 года Правительством утверждены нормативы финансирования и содержания внутренних водных путей. В июле этого года законодательно закреплена возможность создания региональных водных путей, и это позволит расширить географию перевозок и грузов, и пассажиров уже в интересах самих регионов.

Кроме того, в феврале этого года Правительством утверждена Стратегия развития внутреннего водного транспорта Российской Федерации на период до 2030 года. Одной из целей этой стратегии является повышение уровня безопасности судоходства. И этому направлению уделяется действительно особое внимание.

В 2012 году созданы администрации бассейнов внутренних водных путей, всего 15 администраций. Тогда же внедрена система государственно-портового контроля, уже показавшая свою эффективность, назначены капитаны бассейнов, персонально отвечающие за обеспечение безопасности судоходства, введена и действует система управления безопасностью в судоходных компаниях и на судах. Осуществляется также регулярная аттестация капитанов судов, внедряются современные навигационные технологии на основе ГЛОНАСС и электронной картографии, введена обязательность страхования гражданской ответственности судовладельцев за причинение вреда. В совокупности эти меры привели к существенному повышению уровня безопасности судоходства и снижению аварийности на реках. Тем не менее электронная картография пока ещё в недостаточной мере используется на речных судах. Полагаем, что нужны и дополнительные меры по оснащению судов и повышению доступности навигационных устройств приёмниками ГЛОНАСС.

Вместе с тем в сфере внутреннего водного транспорта остаётся и ряд проблем, требующих рассмотрения и решения на уровне Государственного совета. Так, в 2014 году Госсоветом была поставлена задача по переориентации перевозок тяжеловесных и крупногабаритных грузов с автомобильного на железнодорожный и внутренний водный транспорт.

Отмечу, что загруженность автодорог постоянно растёт, при этом многие направления перевозок совпадают с направлением речных путей. Например, один речной состав грузоподъёмностью 8 тысяч тонн способен заменить четыреста 20-тонных грузовых автомобилей. Для решения этой задачи по переориентации введён запрет на перевозку делимых грузов тяжеловесными транспортными средствами по автомобильным дорогам, обустраиваются дополнительные пункты весогабаритного контроля, внедрены инструменты возмещения вреда автодорогам, имею в виду систему «Платон».

Период навигации совпадёт с периодом повышения нагрузки на автодороги из–за роста сезонных перевозок грузов и пассажиров, и в рамках уже принятых решений, используя систему взимания платы с 12-тонников, возможно регулирование путём повышения тарифа в период речной навигации: с апреля по ноябрь. Возможно делать это и на автомагистралях, направления которых совпадают с направлениями водных магистралей, определив такой перечень.

Сезонный пик нагрузки на железные дороги также приходится на летние месяцы, то есть сезон речной навигации, и было бы целесообразно в этот период не предоставлять скидок на перевозку массовых и тяжеловесных грузов железнодорожным транспортом.

Одними запретами и ограничениями, конечно, в отношении автомобильного транспорта обеспечить переориентацию грузопотоков в их нынешнем состоянии невозможно, поскольку те преимущества внутреннего транспорта, которые были отмечены, не реализуются в полной мере из–за наличия инфраструктурных ограничений.

Также недофинансирование содержания за последние 20 лет привело к ощутимому снижению протяжённости внутренних водных путей с гарантированными габаритами судов, об этом сегодня говорилось уже. И на Единой глубоководной системе существует три узких места: Нижний Дон – станица Багаевская, на Волге в районе Городца, где глубины значительно меньше, чем на остальных участках, и на реке Свирь, где ограничена пропускная способность шлюза.

В последние годы проблемы с судоходством на реках также усугубляются и маловодностью. Практически за эти два года мы утратили сквозное судоходство по реке Волге, и это сказалось на перевозке туристов круизными судами.

Из–за инфраструктурных ограничений потери провозной способности флота составляют ежегодно порядка 46 миллионов тонн. И мы продолжаем терять эти грузопотоки, поскольку в 2015-м, прошлом году, в направлении портов Азово-Черноморского бассейна планировалось перевезти 13 миллионов тонн, а из–за маловодности и инфраструктурных ограничений перевезли только восемь.

В свою очередь автомобильный и железнодорожный виды транспорта развивались в последние годы опережающими темпами. И на этом фоне в условиях ухудшения состояния инфраструктуры внутренних водных путей речной транспорт утрачивает свою привлекательность и конкурентоспособность. Падение грузооборота на внутреннем водном транспорте привело к тому, что в настоящее время его доля в общем грузообороте страны не превышает трёх процентов, хотя в 1990-х годах он был сопоставим с грузооборотом автомобильного транспорта.

Для устранения инфраструктурных ограничений первое, что необходимо сделать, – это строительство Нижегородского и Багаевского гидроузлов. Закончено проектирование первого этапа Нижегородского гидроузла, до конца года мы начнём проектирование Багаевского. И для отрасли критически важно завершить строительство этих двух объектов в 2020 году, что позволит на всём протяжении Единой глубоководной системы страны обеспечить достижение четырёхметровой глубины и рост провозной способности речного флота более чем в два раза. Даже понимая существующие бюджетные ограничения, прошу поддержать завершение реализации этих проектов в 2020 году в качестве приоритетных.

Второй вопрос – это нормативное финансирование содержания внутренних водных путей. На эти цели требуется чуть более 21 миллиарда рублей в год. И недостаток средств сегодня составляет около 8 миллиардов рублей. Несмотря на принятые решения, в том числе и на правительственном уровне, финансирование по нормативам не обеспечивается. А если этого не делать, то устранить такие узкие места будет невозможно, и параметры судоходных путей будут продолжать ухудшаться, что, конечно же, увеличит нагрузку на дорожную сеть страны и приведёт к дисбалансу всей транспортной системы. Поэтому крайне важно обеспечить переход к 2018 году на полное финансирование за счёт средств как федерального бюджета, так и других источников.

Сознавая трудность обеспечения финансирования гидроузлов до 2020 года, рабочая группа по подготовке президиума Госсовета сформулировала предложения по определению возможных источников финансирования этих затрат. Стимулом переориентации навалочных и тяжеловесных грузов будет взимание дополнительного акциза на дизельное топливо, используемое преимущественно большегрузными коммерческими автомобилями, при этом рост стоимости от текущей цены не превысит 1 процента.

Подобный положительный опыт есть у Германии, где с 2004 года дополнительным источником финансирования внутренних водных путей стала часть средств, взимаемых с грузовых автомобилей массой 12 тонн и более. После же восстановления параметров путей и ликвидации узких мест возрастёт экономическая эффективность речных перевозок, и это позволит уже ввести платёж, взимаемый с судоходных компаний, за использование вновь созданной инфраструктуры. Мы обсуждали с бизнесом и с судовладельцами такой принцип, и он был ими поддержан.

Также при создании гидроэлектростанции естественное течение реки было перекрыто, и для продолжения возможности судоходства построены соответствующие судопропускные сооружения, то есть шлюзы. Условия судоходства, которые раньше были естественными, существенно усложнились, и после строительства шлюзов габариты судна у нас жёстко лимитированы. В условиях маловодности рек этот недостаток также мог бы быть компенсирован строительством судов с меньшей осадкой и увеличенной шириной.

Но в существующих условиях из–за ширины габаритов шлюзов это сделать невозможно. Поэтому в целях компенсации негативного воздействия на судоходство от наличия гидроэлектростанций на реке предлагается также посмотреть возможность введения платежей с произведённой этими, именно этими гидроэлектростанциями энергии на содержание внутренних водных путей. Прошу также рассмотреть и поддержать эти предложения.

В свою очередь восстановление параметров на внутренних водных путях создаст экономические условия и для обновления речного флота. Потребность в строительстве нового грузового флота до 2020 года оценивается более чем в 200 единиц, а пассажирского флота – порядка 40. Строительство нового флота осложняется тремя ключевыми факторами: в первую очередь это высокая капиталоёмкость, во–вторых, дорогие кредиты, которые составляют в общем объёме до 100 процентов стоимости нового судна за весь период кредитования, и, в–третьих, длинными, по сравнению с другими видами и транспорта, и бизнеса, сроками окупаемости – более 10 лет. И очевидно, что сегодня без государственной поддержки реализовать такую программу обновления флота сложно.

Как показала практика, самым эффективным инструментом стимулирования отечественного судостроения является программа, реализуемая Минпромторгом России, по субсидированию кредитных ставок и лизинговых платежей при закупке судов. Эта мера уже позволила построить порядка 90 единиц нового крупнотоннажного флота и привлечь дополнительно около 70 миллиардов рублей частных инвестиций в российское судостроение, не говоря уже о вновь созданных и сохранённых рабочих местах. Существующий подход в реализации этой программы сегодня предусматривает субсидирование только в пределах текущего бюджетного периода, сейчас это вообще один год. И конечно, именно это обстоятельство является препятствием для принятия судовладельцами инвестиционных решений о строительстве новых судов.

Ещё одной значимой мерой является подготовленная Минпромторгом России программа судового утилизационного гранта, которая простимулирует сдачу в металлолом устаревших судов с обязательством строительства новых. Это также обеспечит загрузку отечественных верфей. Такая программа хорошо работает по другим видам транспорта.

Безусловно, важная мера, которая стимулирует строительство речного флота, – это возможность заключения долгосрочных контрактов с российскими грузоотправителями, на что последние идут, к сожалению, как и везде, крайне неохотно. Полагаем, что в этом случае можно подумать также о подходах, которые реализуются при выдаче лицензии на разработку шельфовых месторождений, где приоритет отдаётся заказывающим флот на российских верфях.

Нерешённой остаётся проблема причальной инфраструктуры на внутренних водных путях. Сегодня об этом тоже говорилось в материалах основного доклада. Подавляющая часть причальных сооружений является федеральной собственностью, не имеющей эффективного балансодержателя, и, как следствие, длительное время не осуществляется финансирование их надлежащего содержания.

Ещё в 2012 году законодателем была установлена возможность приватизации причальных сооружений, однако массового отчуждения их в частную собственность не произошло. Причиной этого является несоответствие оценочной стоимости причалов экономической целесообразности их приобретения потенциальным инвестором. И предлагается внести в законодательство о приватизации уже согласованные с Росимуществом изменения, направленные на ускорение перехода объектов речных портов в руки эффективных собственников.

Для причалов невостребованных, но имеющих важное социальное значение, целесообразно создать по аналогии с «Аэропортами Севера» казённые предприятия. Также необходимо обеспечить добросовестным арендаторам, которые имеют право преимущественной покупки, приватизацию объектов речных портов по цене, соответствующей их инвестиционной стоимости.

Существуют также вопросы и в сфере водопользования, поскольку неоднозначность норм Водного кодекса создаёт предпосылки для спекуляции правом водопользования, ограничивающего, в некоторых случаях парализующего осуществление портовой деятельности. У нас есть также согласованное с Минприродой понимание решения данного вопроса, для чего потребуется внесение изменений в Водный кодекс. Поэтому по итогам Госсовета прошу дать соответствующие поручения о подготовке законопроекта.

Эффективная работа речного флота невозможна, конечно же, без высокопрофессиональных кадров. И мы полагаем, что водное транспортное образование, как и все направления подготовки кадров для транспортного комплекса страны, должно сохраниться в ведении Минтранса России. Сегодня прорабатывается проект создания Российского университета транспорта для решения задач по подготовке кадров, научного обеспечения транспорта страны.

Прошу также поддержать вопрос сохранения и отраслевого образования, и создание Российского университета транспорта.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Реализация предложенных в протокольном проекте решений позволит сделать значительный шаг в направлении развития внутренних водных путей и сбалансированности транспортной системы России в целом.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Василий Юрьевич, пожалуйста, прошу Вас.

В.Голубев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума!

Река Дон, как известно, одна из крупнейших рек европейской части России. Это стратегический водный путь. По нему сегодня перевозят около 40 процентов экспортных грузов Российской Федерации от всех перевозок по внутренним речным путям.

Однако из–за маловодности 2009–2015 годов очень заметно снизилась пропускная способность флота и, конечно, безопасность его плавания. Почти прекращены круизные перевозки на Москву, Санкт-Петербург, волжские города. Теряют свой потенциал речные перевозки. Например, в 2015 году потребность в них превышала 13 миллионов тонн, а перевезли чуть больше половины.

При этом, по прогнозам Росгидромета, мы находимся только в начале маловодного периода. Сегодня водность нижнего Дона напрямую зависит от сброса воды из Цимлянского водохранилища, которое контролирует 75 процентов стоков Донского бассейна. В условиях, когда приток воды значительно ниже нормы, приходится снижать и расход воды. Из–за этого трудности с обеспечением населения питьевой водой, забором воды для Новочеркасской ГРЭС, орошением сельхозугодий. Идёт серьёзное разрушение берегов и заиления ложа, загрязнение водохранилища сточными водами, интенсивное развитие сине-зелёных водорослей, которые очевидно влияют на экологическую ситуацию, снижается рыбопродуктивность.

Для решения этих проблем в сентябре 2015 года, Владимир Владимирович, Вам было направлено обращение, по которому Вы дали поручение о разработке плана оздоровления водохранилища и его притоков. Хотел бы высказать Вам слова благодарности, это очень основательно было воспринято и общественностью, река Дон в той или иной степени охватывает жизнедеятельность почти 2 миллионов человек, проживающих вдоль неё на территории Ростовской области.

Сегодня Минприроды совместно с Минэнерго, Минсельхозом и Минтрансом подготовили соответствующий план. Ключевое мероприятие этого плана – строительство Багаевского гидроузла комплексного назначения. Проект плана и проект распоряжения Правительства сегодня проходят согласование в ведомствах, затем материалы будут направлены повторно в Минфин Российской Федерации.

Я хотел бы поддержать выступавших до меня, Владимир Владимирович. Дело в том, что для нас это просто жизненно важно. И прошу поддержать предложения, которые уже прозвучали, и, соответственно, ускорить утверждение плана мероприятий в предложенном объёме по данному вопросу.

В свою очередь Ростовская область оценила и свои возможности в решении этой задачи, и мы берём на себя обязательство по софинансированию проектов на территории Ростовской области в объёме примерно 2 миллиардов рублей. Учитывая огромное значение для области этого проекта, прошу также включить строительство Багаевского гидроузла в перечень приоритетных проектов и поручить соответствующим ведомствам обеспечить его безусловное строительство до конца 2020 года.

Одновременно с этим из–за аналогичных проблем, Максим Юрьевич об этом также сказал, и Александр Александрович об этом говорил, необходимо строительство Нижегородского низконапорного гидроузла на участке реки Волга у Нижнего Новгорода. Только в комплексе с Багаевским гидроузлом они смогут обеспечить перевозки с Волги в направлении Азовского и Чёрного моря. Это основной поток сегодня экспортных грузов и туристического потока внутреннего водного туризма. Поэтому строительство Нижегородского гидроузла также необходимо обеспечить, по нашему мнению, в эти же сроки, то есть до 2020 года. И хотелось бы, чтобы это тоже было в числе приоритетных проектов, они в комплексе смогут работать. Оба проекта сегодня находятся в федеральной целевой программе по развитию транспортной системы России до 2020 года.

Я бы ещё один вопрос выделил, Владимир Владимирович. Для нас очень актуально, чтобы строительство этих объектов создало предпосылки для развития и рыбоводства в этой части Ростовской области. Участок от Цимлянского водохранилища до устья реки Северский Донец сегодня полностью зашлюзован, там три судоходных гидроузла. Это, к сожалению, не позволяет рыбе осуществлять свободный проход в места нерестилищ. И при наращивании объёмов судоходства очень принципиальная задача – создать условия для недопущения потери рыбопродуктивности. Решить проблему этого может строительство рыбоходно-нерестового канала вокруг Кочетовского гидроузла. Вы его открывали в Ростовской области. В 2008 году планировалось его построить за счёт федерального бюджета при условии строительства за счёт области рыбоходного канала вокруг Усть-Манычского гидроузла. Область это условие выполнила, поэтому просил бы Вас поручить Правительству Российской Федерации рассмотреть вопрос строительства рыбоходно-нерестового канала, учитывая, что это как бы комплекс всех мероприятий, который был запланирован.

И ещё один вопрос, я хотел бы его тоже поднять, это вопрос состояния реки Северский Донец, которая является на сегодняшний день основным притоком реки Дон. На самом деле дело в том, что в настоящее время Минтранс ведёт реконструкцию гидроузлов, и, собственно говоря, эта задача продолжает выполняться, но полностью вопрос по гидроузлам решить не сможет. Почему? На наш взгляд, это река, которая может послужить в дальнейшем развитию грузоперевозок, а сегодня она 105 тысяч тонн перевозит, это в разы меньше, чем прежде, она и обеспечит рост внутреннего водного туризма, и очень важно было по ней отработать ряд мероприятий.

Что это за мероприятия? Я считаю, что нужно активнее заняться расчисткой малых рек, притоков реки Северский Донец. По Ростовской области таких рек проходит пять, а всего их четырнадцать. Проблема, конечно, усугубляется тем, что река Северский Донец проходит не только по территории Ростовской области, Белгородской области, но ещё по трём областям Украины. И тем не менее решение задач на территории Российской Федерации очевидно может в лучшую сторону изменить ситуацию по Северскому Донцу. Мы готовы отработать проектирование этой работы. Ну а сами работы – мы с Министром обсуждали эту тему – могло бы выполнить Министерство, потому что такие правила. Мы проектируем расчистку малых рек. По нашим расчётам, это примерно 900 километров, если взять все реки, которые как притоки приходят в Северский Донец. И сама река не только судоходная, рыбоводная, она ещё является красивым природным местом. Эти предложения я хотел бы внести, Владимир Владимирович, но вопрос, который сегодня внесён, он очевидно жизненно сверхважен для территории Ростовской области, для жителей, для самых разных отраслей экономики региона.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Уважаемые коллеги, я думаю, вам знаком проект перечня поручений, который предусматривает как раз и создание этих гидротехнических сооружений, и поиск источников финансирования, это различные варианты здесь, и другие мероприятия. Какие есть у вас соображения по этому документу или предложения?

Пожалуйста, прошу вас.

А.Клявин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Госсовета, участники заседания!

От имени Российской палаты судоходства я хотел бы поблагодарить за ту возможность, которая сегодня дана нам, чтобы выступить по всем этим вопросам. Коротко хотел бы обозначить интересы бизнеса во всех обозначенных сегодня вопросах, в комплексе этих проблем.

Во–первых, мы ведём постоянный мониторинг ситуации на внутреннем водном транспорте. Но в преддверии Госсовета мы провели специальный опрос среди крупнейших судоходных компаний на предмет выявления болевых точек и причин сложившейся ситуации. И это не было странным, но сто процентов судоходных компаний ответили, что основным препятствием в работе внутреннего водного транспорта являются инфраструктурные ограничения. И это подтвердили сегодня все участники заседания. Поэтому те меры, которые сегодня были предложены, судоходное сообщество полностью поддерживает. Судоходные компании относят вот эти инфраструктурные ограничения, по существу, к системным проблемам, и решены они могут быть только на системном государственном уровне.

К числу других проблемных вопросов отнесены разные вопросы. В частности, административные барьеры, законодательство, кредитные ресурсы и так далее. Но все эти проблемы уже не носят системного характера, они решаются. Министр сегодня подчеркнул, что недавно буквально были приняты изменения в Кодекс внутреннего водного транспорта, которые реально решили целый ряд проблем судоходных компаний на сегодняшний день.

Я хотел бы просто в качестве примера привести, что за последние три года падение грузооборота внутреннего водного транспорта составило более 18 миллиардов тонно-километров. Чтобы представить себе эти объёмы – это колоссальные объёмы – это примерно один миллион рейсов необходимо совершить из Волгограда в Москву, для того чтобы перевезти это двадцатитонными грузовиками. А если представить себе колонну автомобилей, это примерно 30 тысяч километров, или три четверти экватора.

Владимир Владимирович, Вы ставили вопрос по поводу круизного судоходства. Действительно, разрезанная Волга не позволила нам серьёзно решать эти вопросы. И в ряде случаев пришлось в 2014–2015 годах перевозить пассажиров автомобильным транспортом с одного судна на другое, с тем чтобы не срывать эти круизы. На сегодняшний день судоходная компания подчёркивает, что примерно на 30 процентов сократился въездной туризм. И те меры, которые сегодня предложены в качестве упрощения визовых формальностей, судоходное сообщество поддерживает полностью.

В части, касающейся нового судостроения, судоходные компании, входящие в состав Российской палаты судоходства, достаточно активно с 2011 года строили суда. И я хотел бы поблагодарить за те меры, которые приняты. Очень хорошо работал 305–й закон, который был принят по поддержке судоходства и судостроения, и постановление по компенсации процентных ставок по кредитным и лизинговым платежам.

К сожалению, 2014 и 2015 годы – маловодье, заказы серьёзно снизились, в 2016 году мы ожидаем, что будет построено всего два судна. Поэтому те меры, которые были предложены в части предложения системы по компенсации процентных ставок по кредитам и лизинговым платежам, необходимо продолжить на обозримую перспективу, по крайней мере на 10 лет, поскольку для судоходных компаний это очень важно. Длительный период окупаемости судов требует и уверенности в том, что эти кредитные ресурсы будут обеспечены. Мы горячо поддерживаем инициативу, связанную с судовым утилизационным грантом, поскольку, по нашему мнению, это придаст серьёзный импульс для судоходных компаний по выходу на рынок нового судостроения.

Владимир Владимирович, к третьему уровню проблем, которые мы определили, отнесены были недостаточность грузовой базы и отток квалифицированных кадров. Но я хотел бы здесь, может быть, на первый взгляд такой непростой вопрос поднять.

Кадры для нас – это всё. Федеральным законом «Об образовании» предусмотрено обеспечение курсантов учебных заведений, подготавливающих специалистов плавательных специальностей, форменной одеждой. Это на самом деле очень важный элемент в воспитании новых кадров, которые придут на наш флот работать. А форма серьёзно влияет на качество обучения, вырабатывает чувство локтя, чувство экипажа. И просим дать поручение рассмотреть этот вопрос и решить вопрос по форменной одежде в учебных заведениях, которые готовят плавсостав.

И последнее: в части, касающейся возможного участия бизнеса в частичной компенсации затрат государства по строительству гидроузлов. Мы действительно здесь, в Волгограде, три года назад рассматривали этот вопрос, и судоходное сообщество заинтересовано в их строительстве. И судоходные компании подтверждают свою готовность частично участвовать в финансировании затрат государства по возведению новой инфраструктуры, это позволит работать эффективно, рентабельно, устанавливать соответствующие фрахтовые ставки и оказать существенное влияние государству в частичной компенсации затрат государства на строительство.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, кто ещё хотел?

Егор Афанасьевич, пожалуйста.

Е.Борисов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У меня конкретные вопросы, которые я хотел бы озвучить и попросить поддержки.

Первое. Для нас является проблемной реализация технического регламента, который должен вступить в силу в 2018 году. К сожалению, сегодня оформление двойного дна с двойным бортом практически невозможно. Мы сегодня спустили на воду только два судна, а нам необходимо до 2018 года спустить 66 судов на воду, реально не получается. Поэтому первая наша просьба – по техрегламенту установить более реальные сроки, потому что сегодня появляется ответственность у судовладельцев. Это первый вопрос, который я хотел бы озвучить сегодня.

Второе – это вопрос, связанный с исключением из того же реестра требований судов с подъёмностью до 600 тонн. Сегодня и маленькие суда тоже требует реконструировать под двойное дно. Всё–таки сегодня реальная ситуация такова, что мы могли бы работать и с этими судами, до 600 тонн, с одним дном. Я думаю, можно допустить сегодня. А зачем сегодня требовать тогда, когда мы не можем решить даже класс «река–море»? Это второй вопрос.

Третий вопрос. Сегодня, Владимир Владимирович, нам позарез нужно поддержать северный завоз. Конечно, не хватает инвестиций, поэтому в порядке исключения по тем наиболее сложным субъектам, которые работают в бассейнах, допустить всё–таки какие–то налоговые облегчения. В частности, по НДС. Мы эти освобождаемые средства могли бы отправить на инвестиции на реновацию флота.

В Якутии бассейн реки Лена занимает 23 процента от общего объёма Российской Федерации. Очень большой объём, и притом, самое главное, это единственный безальтернативный вид транспорта. У нас нет железных дорог, у нас нет автомобильных дорог, поэтому мы просим в порядке исключения всё–таки посмотреть эту нашу позицию.

И последнее. Мы сегодня с Минпромторгом, с Минэкономики начали реализовывать инвестиционный проект – восстановить и реализовать высокотехнологичное производство судов с четырёх заводов в одном Затайском ремонтном заводе. Мы просим, чтобы этот проект была реализован быстро, чтобы решить ту задачу, которая поставлена техническим регламентом.

Вот такие просьбы у нас.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, коллеги, ещё? Прошу вас.

Е.Москвичёв: Уважаемый Владимир Владимирович!

Разрешите высказать слова благодарности от депутатов Государственной Думы, от транспортников, от Комитета по транспорту за то, что данный вопрос, который рассматривается, он сегодня нужен, важен. И, мы надеемся, в течение трёх лет 20–25 процентов объёма перевозок сыпучих грузов уйдут именно на реку.

Мы понимаем, что дороги надо освобождать, дороги надо развивать, но там действительно большие затраты. И, пользуясь случаем, просили бы в 2017 году на одном из президиумов Госсовета рассмотреть вопрос о развитии наземного пассажирского транспорта. Наземный пассажирский транспорт ежедневно перевозит более 50 миллионов пассажиров.

Спасибо большое.

В.Путин: Хорошо, запланируем.

Андрей Юрьевич, есть комментарии?

А.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума Госсовета!

Мы в целом прорабатывали те предложения, которые озвучены Министерством транспорта и рабочей группой. Дополнительно в развитие этих предложений хотелось бы отметить, что те компенсационные платежи и иные платежи, о которых говорит Министерство, надо было бы вводить с учётом необходимости учёта всех этих платежей и средств, конечно, в федеральном бюджете.

У нас уже в настоящий момент времени очень много различных сборов существует за пользование водными ресурсами. У нас «Росводресурсы» собирают 15 миллиардов рублей в год. У нас Министерство сельского хозяйства, Министерство энергетики, есть «Росморречфлот» и так далее. И часть этих средств мы в федеральном бюджете не видим, сейчас мы нарастим. При этом расходы, например, на водный транспорт, составляют по государственной программе – соответственно, только по 2017 году – 51 миллиард, из которых, как уже говорилось здесь, 13 миллиардов – на содержание, 32 миллиарда – это капиталка, 33 практически.

Поэтому мы бы предложили увязать предложения по введению новых платежей, с тем чтобы они нашли комплексное отражение в федеральном бюджете, чтобы они были консолидированно и сбалансированно распределены в зависимости от предназначения тех или других водных ресурсов – и для транспортной системы, и для водопользования для разных целевых назначений.

Во–вторых: понятно, что мы по нормативному содержанию с Правительством Российской Федерации принимали решения, когда у нас другие были макроэкономические условия. И можно было бы рассмотреть ещё вопрос о поэтапном всё–таки доведении до нормативного содержания внутренних водных путей. Как уже здесь говорилось о Единой глубоководной системе, два эти гидроузла – это 6 тысяч из 110 тысяч километров водных путей, но при этом это 50 процентов судоходства. И того объёма, который уже есть в федеральном бюджете на содержание, достаточно для доведения до нормативного содержания именно этой части единой глубоководной системы. Поэтому поэтапное, так скажем, введение нормативного содержания позволило бы сделать более плавным увеличение нагрузки на всех участников процесса.

В части, касающейся обновления флота из судового утилизационного гранта, мы поддерживаем предложения Министерства промышленности, мы с ним работаем, и эта позиция понятна, в отношении софинансирования субъектов также. Поэтому в целом, Владимир Владимирович, просим поддержать.

В.Путин: Спасибо.

Аркадий Владимирович, прошу.

А.Дворкович: Спасибо, Владимир Владимирович.

Мы предложения, которые сегодня прозвучали, внимательно прорабатывали. А что касается ключевых вопросов, источники финансирования для доведения до нормативного состояния внутренних водных путей и реализации инвестпроектов, в целом основные министерства поддерживают предложенные источники.

Но, конечно же, с учётом сложной ситуации экономики в целом никому сегодня не хотелось бы существенно увеличивать финансовую нагрузку на кого бы то ни было, и мы должны действовать максимально аккуратно. Речь идёт и о гидроэнергетике, где любое увеличение нагрузки приведёт к сокращению инвестиционной программы компании «РусГидро», которая по Дальнему Востоку несёт достаточно уже большое бремя реализации инвестпроектов. Что касается акцизов на дизельное топливо, мы в рамках налогового маневра сможем, я думаю, скорректировать так ставки, чтобы учесть интересы внутренних водных путей и увеличить финансирование.

Наконец, что касается сборов с судоходных компаний после реализации крупных инвестпроектов, которые ведут к увеличению пропускной способности, – это тоже можно делать, но аккуратно, я думаю, что должно быть право Правительства такие сборы устанавливать, заранее лучше не говорить, что мы всегда их будем устанавливать, потому что это сильно зависит от характера инвестиционного проекта.

А что касается других предложений по инвестпроектам, мы уже включили и Багаевский гидроузел, и Нижегородский гидроузел в стратегии развития внутренних водных путей к числу самых приоритетных проектов, проектирование Нижегородского узла уже фактически завершено и должно начаться финансирование. Проектирование Багаевского гидроузла будет завершено в следующем году, начнём финансирование реализации этого проекта.

Наконец, по работе Правительства по координации всей этой тематики. Полностью согласен с тем, что правительственная комиссия, которая занимается природопользованием и водохозяйственным комплексом, должна координировать вопросы приоритетности использования водных ресурсов в интересах отдельных отраслей: транспорт, сельское хозяйство, промышленность, рыболовство, энергетика. И эта функция комиссии должна быть действительно ключевой.

Что касается других вопросов, например, внутренний туризм, въездной туризм по рекам, ряд других направлений, которые носят узковедомственный характер и не связаны с необходимостью координации между ведомствами, этим, мне кажется, должны заниматься соответствующие комиссии и органы власти. У меня просьба в этой части немного скорректировать подготовленный проект решения.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Уважаемые коллеги, думаю, что нет необходимости подробно говорить ещё раз о важности вопроса, который мы с вами сегодня рассматриваем. Напомню только, что сама российская государственность в своё время складывалась именно по берегам наших великих рек. Прежде всего, конечно, в европейской части, на северо-западе, но и развивалась она потом тоже по берегам рек, поскольку других способов сообщения в древние времена практически и не было.

Конечно, сегодня у нас есть многое другое: есть и автомобильные дороги, которые тоже требуют особого внимания с нашей стороны, есть и авиационное сообщение – и всё это развивается. Но значение водных путей не становится меньше, а тем более для нашей страны, у которой есть возможность эффективно использовать эти водные пути.

Я уже говорил о преимуществах этого вида транспорта. Неоднократно принимали решения уже по этим вопросам, но реализуются они пока, мягко говоря, не так, как бы хотелось. Разумеется, не хочется увеличивать какую–то нагрузку на кого бы то ни было, но источники должны быть, источники решения проблем, перед которыми мы стоим. Поэтому мы очень аккуратно в проекте решения отразили необходимые для принятия меры.

Важно только, чтобы для всех участников экономической деятельности был понятен тренд того, что мы будем делать. Не резко, не жёстко, но чтобы было понятно, что Правительство будет действовать таким–то и таким–то образом. И чтобы все участники экономической деятельности были к этому готовы и заранее выстраивали свои планы. Вот это самое главное.

И второе. Нужно, конечно, все намеченные планы осуществлять.

Давайте мы доработаем сегодняшний проект решения в соответствии с предложениями, которые были высказаны участниками нашего сегодняшнего совещания, конечно, предварительно проработав их со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами.

Большое спасибо.

Россия > Транспорт > kremlin.ru, 15 августа 2016 > № 1867494 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 10 августа 2016 > № 1853440 Владимир Путин

Совещание с членами Правительства.

Владимир Путин провёл в Кремле совещание с членами Правительства. Обсуждался комплекс мер по развитию Дальнего Востока, а также ряд текущих вопросов, в частности итоги сдачи в школах Единого государственного экзамена и пути поддержки моногородов.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами договорились сегодня обсудить вопросы развития Дальнего Востока, поговорить о том, как выполняются наши планы по Дальнему Востоку; меры развития этого важнейшего региона.

Перед тем как мы начнём обсуждать вопрос, ради которого собрались, попросил бы Дмитрия Викторовича Ливанова несколько слов сказать об итогах сдачи ЕГЭ и приёмной кампании в высшие учебные заведения, а потом Игоря Ивановича Шувалова – по моногородам, потому что вопросы важные, давайте не будем выпускать это из нашего поля зрения. Тем более что, знаю, Правительство принимало в последнее время дополнительные решения на этом направлении.

Пожалуйста.

Д.Ливанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Восьмого августа завершилась приёмная кампания в наши вузы на очное отделение. В этом году при определении структуры и количества бюджетных мест мы делали акцент на инженерные, медицинские и педагогические направления подготовки. Почему?

Потому что мониторинг трудоустройства выпускников показал, что именно эти направления пользуются наибольшим спросом у работодателей, процент трудоустройства выше и уровень заработной платы в течение первого года после окончания вуза выше, чем по другим направлениям.

Общее количество бюджетных мест для приёма в вузы в этом году превысило 507 тысяч, мы обеспечиваем доступность мест на I курсе вузов для выпускников 11-х классов на уровне примерно 60 процентов. Это происходит в течение последних пяти лет, и дальше мы этот уровень планируем поддерживать таким же.

Процедура распределения бюджетных мест по конкретным направлениям подготовки, регионам, вузам определяется потребностью рынка труда, в соответствии с этим изменяется и структура приёма. Мы в этом году существенно увеличили объём подготовки на инженерные, естественнонаучные направления, например, по химии, биологии, информационной безопасности, ядерной энергетике, самолётостроению, судостроению – на 20 процентов, нанотехнологий – на 18 процентов, на медицину. И в целом в структуре приёма этого года почти 50 процентов принятых – это будущие инженеры, 9 процентов – это будущие педагоги, и 8,5 процента – это будущие медики.

Хочу отметить, что и со стороны абитуриентов растёт интерес именно к этим специальностям, несмотря на увеличение приёма, на расширение возможностей, конкурс всё равно вырос, на технические направления он составляет, например, в этом году восемь человек на место.

Говоря о Едином государственном экзамене, хочу подчеркнуть, что в этом году он прошёл максимально организованно и прозрачно с минимальным количеством нарушений: не было ни утечек экзаменационных материалов в интернет, ни массовых случаев списывания и подсказок на экзамене.

Этому, конечно, способствует то, что мы максимально широко используем систему видеонаблюдения. В этом году около 80 процентов пунктов приёма экзамена были оснащены этой системой. В следующем году этот показатель достигнет 90 процентов.

Для нас честный экзамен – это крайне важный индикатор состояния качества образования. Когда мы три года назад впервые в условиях открытости и прозрачности провели экзамен, то мы увидели, что в целом ряде регионов страны показатель знаний, успеваемости выпускников школ существенно ниже, чем средний.

И мы уже тогда приняли специальные меры для того, чтобы целевым образом повышать качество преподавания русского языка, математики в этих регионах. Наши ведущие педагогические университеты были подключены к этому проекту, и уже сейчас мы видим результаты.

В этом году, например, число тех, кто не смог преодолеть минимальный пороговый бал, существенно снизилось – оно сейчас меньше одного процента. Это те ребята, которые не смогли сдать экзамен и, соответственно, не могут получить аттестат о среднем образовании. Но для них мы специально в этом году (это тоже впервые произошло) в сентябре предусмотрели возможность пересдать экзамен так, чтобы, сделав это, они смогли поступить на программу среднего профессионального образования уже в этом году, без потери года.

Хочу также отметить, что меняется структура самих экзаменов. Мы уходим от тестовой части, мы вводим устную часть, она уже используется в экзаменах по иностранному языку. И в течение двух-трёх лет мы после режима апробации сделаем это в экзамене по русскому языку и, возможно, в других экзаменах гуманитарного цикла.

Мы также отмечаем в этом году рост интереса выпускников 11-х классов к сдаче по выбору экзаменов естественно-научного цикла, таких как физика, химия, биология. Например, по физике на 21 тысячу выпускников больше, чем в прошлом году, сдавали экзамен.

Хочу также отметить, что сейчас идут международные предметные олимпиады по школьным дисциплинам, и наши сборные команды показывают очень хорошие результаты. Сейчас прошли четыре таких олимпиады (по математике, физике, химии и биологии), и все наши команды показали результаты существенно лучше, чем в последние годы.

По химии мы заняли второе место в мире, по физике заняли четвёртое в мире, лучшее – в Европе, по биологии высокие результаты, по математике наша команда привезла четыре золотых медали, выступив гораздо лучше, чем в прошлом году.

Хочу также отметить, что команда по математике проходила тренировочный сбор в центре «Сириус», и ребята, и тренеры отмечают, что это оказало очень хорошее влияние на результат. У нас очень много талантливых ребят. Приведу только один пример.

Александр Артемьев из Кировской области показал уникальный результат на Едином экзамене – он сдал на 100 баллов три предмета: математику, физику и информатику. Он стал победителем нашей Всероссийской олимпиады по физике, вошёл в состав национальной команды по физике, и на Международной олимпиаде, которая была в Цюрихе в августе, он не только привёз золотую медаль, но и получил приз как лучший теоретик. То есть он лучше всех участников олимпиады выполнял задания теоретического тура и также был признан лучшим участником из Европы. Задача нашей образовательной системы – дать возможность каждому ребёнку, каждому школьнику максимально раскрыть свой талант.

Сейчас идёт активная подготовка к началу нового учебного года, мы проверяем школы на готовность ко Дню знаний, к безопасному проведению учебных занятий в течение года, уверены в том, что будет обеспечена стопроцентная готовность образовательных организаций к началу нового учебного года.

Хочу также отметить, что мы в этом году начали масштабную программу создания новых мест в системе школьного образования, и 1 сентября откроют двери 92 новые школы – такого не было все последние годы. А в целом сейчас в стадии строительства почти 200 школ, они будут введены в эксплуатацию в этом и в следующем году, и дальше, естественно, эта программа будет продолжаться.

Доклад закончен, спасибо.

В.Путин: Хорошо. А средний балл по стране больше 7?

Д.Ливанов: У нас средний балл Единого экзамена чуть-чуть вырос по всем предметам, но, в общем, находится на уровне прошлого года.

В.Путин: То есть не балл, а конкурс, извините, – конкурс, оговорился.

Д.Ливанов: Средний конкурс – около 7.

В.Путин: Около 7 или свыше 7?

Д.Ливанов: 7,3. Сейчас ещё результаты уточняются, потому что только 8 августа были подписаны вузами приказы о зачислении, поэтому сейчас мы статистику в течение двух недель окончательно дадим, но в целом конкурс выше, чем в прошлом году.

В.Путин: Хорошо.

Игорь Иванович, пожалуйста, по моногородам.

И.Шувалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Правительство активно занимается отслеживанием ситуации в монообразованиях, начиная с осени 2008 года, и мы стали понимать, что из 319 монообразований около 100 городов находятся в очень сложной ситуации. Сейчас в системе мониторинга ситуации моногородов как раз находятся эти 319 образований, в «красной зоне» – около 100 моногородов.

В этих городах проживает 9 процентов населения страны, и свыше 7 миллионов человек – это люди трудоспособного возраста. Уровень регистрируемой безработицы чуть выше, чем в среднем по стране. Если по стране – это 1,3 процента, то здесь на один процент выше.

Что мы делаем сейчас, Владимир Владимирович. Проводя Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам, Вы определили направления, по которым Правительство будет работать вместе с парламентом, с региональными правительствами по определённым проектам.

Комплексное развитие моногородов обозначено как один из приоритетов. Мы, работая по этому проекту, должны будем в ближайшее время, в ближайшие недели на заседании президиума, которое проводит Председатель Правительства, по Вашему поручению определить ключевые показатели эффективности.

Сейчас по предварительным материалам, которые мы получаем из Министерства экономического развития (а это Министерство отвечает за комплексное развитие моногородов), предлагается взять наиболее важные параметры для таких монообразований, как высшие показатели эффективности. Это сколько создано новых рабочих мест, не связанных с базовым предприятием (градообразующим предприятием города), сколько привлечено новых инвестиций не в это предприятие, а при создании новых рабочих мест. И как изменяется городская среда в таких монообразованиях.

Мы считаем, что успешно можно этот проект развивать, в том числе сопрягая и административные, и финансовые возможности с другими приоритетными проектами, которые мы будем проводить в это время. А именно – это малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы (это тоже один из приоритетов).

Международная кооперация и экспорт – многие предприятия будут создавать экспортно ориентированные направления, и продукция будет успешно продаваться на зарубежных рынках. Ипотека и арендное жильё, ЖКХ и городская среда. То есть в совокупности все эти направления по монообразованиям мы будем комплексно смотреть, как по каждому из направлений можно поддержать проект, чтобы был совокупный эффект значительно выше, если бы мы просто рассматривали этот проект в отдельности.

Мы сейчас рассматриваем наиболее сложные моногорода и понимаем, что по этим моногородам к концу текущего 2016 года Фондом развития моногородов будет принято решений порядка на 20 миллиардов рублей. И это будет касаться 20–25 городов, где ситуация наиболее сложная.

Вместе с тем мы приняли решение, что Фонду поддержки моногородов, который создан при Вашей поддержке Внешэкономбанком (и этот Фонд работает под Министерством экономического развития), необходимо рассматривать и наиболее удачные способы избавления от монозависимости – не только те города, которые находятся в «красной зоне», но и те, которые демонстрируют совершенно новый подход в муниципальном управлении и взаимодействие с правительственными источниками (такими, как Фонд поддержки промышленности и другими), образовывают новые рабочие места и создают новую современную городскую среду.

По поручению Правительства комиссия и представители Фонда поддержки моногородов провели совещание в Краснотурьинске, это город в Свердловской области, который совсем недавно пережил сложное время, и по Вашему поручению Ваш помощник Андрей Рэмович Белоусов занимался ситуацией, когда закрывалось алюминиевое производство в этом городе. Ситуация была крайне напряжена, и базовый инвестор – это «РУСАЛ» – при поддержке теперь Фонда моногородов и вместе с администрацией Свердловской области образовали управляющую компанию.

Что в этом городе будет проходить? Будет создаваться индустриальный парк и новые рабочие места, которые в том числе будут посвящены созданию комплектующих для авиапрома. Это совсем не связано с глинозёмом и алюминиевым производством. Есть уверенность в том, что такая продукция будет восприниматься рынком.

Договорённости, в том числе и с компаниями с государственным участием, которые занимаются самолётостроением, ОАК. Это абсолютно частный инвестор, не связан с государством, который является базовым инвестором в соседней области, и им те условия, которые предлагает Свердловская область и Правительство Российской Федерации, представляются привлекательными.

Почему ещё привлекательным становится этот механизм? Те решения, которые Правительство раньше принимало в отношении в первую очередь дальневосточных регионов, по созданию территорий опережающего развития, было принято решение, что в отношении моногородов как исключение будут приниматься решения о наделении монообразований таким специальным статусом ТОРов или ТОЭСов, как их называют теперь, и для новых производств будут все те льготы, которые предусмотрены для дальневосточных регионов, в этих муниципальных образованиях будут также на них распространяться.

Какие, разрешите я скажу сейчас, наиболее интересные проекты проходят в моногородах. В Набережных Челнах – Камский индустриальный парк «Мастер». Сейчас будет запускаться, мы будем работать по запуску шестой очереди – это около трёх тысяч новых рабочих мест, и вообще это очень хороший проект, Владимир Владимирович, как на высвобождаемых площадях старого советского автомобильного гиганта, когда эти площади были абсолютно разрушенными, вместе с федеральным Правительством и Республикой Татарстан создавали новые индустриальные парки, рабочие места как по комплектующим для «КамАЗа», так и вообще по производственной сфере, которая не связана с автопроизводителем.

Дальше, это новые предприятия в городах Кузбасс, Югра и Анжеро-Судженск – это 3,5 тысячи новых рабочих мест, также они связаны с ранее существовавшими градообразующими предприятиями. И, как я Вам сказал, индустриальный парк в городе Краснотурьинск Свердловской области – это две тысячи новых рабочих мест к 2020 году.

Мы сейчас обсуждаем, как по проектному методу вместе с Министерством экономического развития и Фондом развития моногородов нам выстроить новую систему управления. Это тоже задача, которую Вы ставили, когда проводили Совет. И задача – это не только по направлению, но и научиться работать по–новому.

Мы намереваемся вне министерств и ведомств, а, скорее всего, на базе этого фонда создать институт линейных менеджеров, которые будут работать – каждый из них – по 8–10 моногородам.

Мы провели весной учёбу, на которую пригласили всех руководителей монообразований на базе бизнес-школы «Сколково». И сейчас большой запрос, в том числе и от руководителей регионов, которые хотят вместе с руководителями моногородов, чтобы Правительство ещё раз организовало такой семинар.

Сейчас мы ведём переговоры со Сбербанком России, чтобы после утверждения ключевых показателей эффективности по этому проекту в октябре на базе Корпоративного университета Сбербанка провести такой семинар. То есть мы будем смотреть и обсуждать сами показатели, как этих показателей лучше добиться, и порядок работы, как мы будем вместе с проектными командами отрабатывать в течение 1,5–2 лет по этому направлению.

В.Путин: У нас 319 моногородов, где проживает 13,5 миллиона человек, – направление чрезвычайно важное. Мы знаем, как реагирует экономика этих образований в случае каких–то сбоев в текущих внутренних экономических делах, и реакция идёт на ситуацию на мировых рынках. Столкнулись с этим ещё в 2008 году.

И тогда ещё мы начали складывать систему целенаправленной работы по этим моногородам для того, чтобы диверсифицировать экономику в этих точках. Надо её настойчиво продолжать. Вот то, что Вы сейчас изложили, это хороший пример целенаправленной работы. Главное здесь – не снижать внимания к этим вопросам, а целенаправленно вести дело к реализации этих планов, о которых Вы сейчас сказали.

И.Шувалов: Будем работать и докладывать.

В.Путин: Спасибо.

Александр Сергеевич, начнём. Прошу Вас.

А.Галушка: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы отметить, в этом году на Дальнем Востоке лучшая демографическая динамика начиная с 1992 года. С 1 января по 1 июня 2016 года в четыре раза сократился отток населения с Дальнего Востока, естественный прирост населения составил 935 человек (это в 1,7 раза больше показателя за аналогичный период прошлого года), а миграционная убыль сократилась в 3,2 раза.

При этом в трёх регионах Дальнего Востока рост численности населения: в Якутии – на 1463 человека, в Хабаровском крае – на 913 человек, в Чукотском автономном округе – на 131 человека. А в Сахалинской области прекратился отток населения, и его численность не сократилась за первые пять месяцев этого года.

Позитивным демографическим тенденциям способствовали положительные изменения в экономике и социальной сфере Дальнего Востока. По итогам первого полугодия 2016 года рост промышленного производства составил 5,4 процента, в первом квартале 2016 года рост инвестиций на Дальнем Востоке составил 1,8 процента. Всего же в 2015 году было реализовано инвестиций на Дальнем Востоке в объёме 885 миллиардов рублей.

Со второй половины прошлого года начали работать и сегодня уже вносят свой вклад в развитие Дальнего Востока новые механизмы: ТОРы, свободный порт Владивосток, доступное под 5 процентов годовых и длинное, до семи лет, финансирование Фонда развития Дальнего Востока и субсидии инвесторам на создание инфраструктуры.

Уже в этом году по новым механизмам развития стартует и будет запущено 51 новое предприятие, за которыми стоят 80 миллиардов рублей вложенных инвестиций, что даст до 10 процентов прибавки к инвестициям 2015 года.

Кроме того, мы рассчитываем на устойчивую тенденцию прироста инвестиций и роста экономики. Это связано с тем, что 61 инвестиционный проект с объёмом инвестиций 617 миллиардов рублей находится на этапе строительно-монтажных работ, а 28 проектов с объёмом инвестиций 113 миллиардов рублей – на этапе разработки проектно-сметной документации.

Всего же до 2024 года объём привлечённых уже сегодня инвестиций позволит реализовать 295 инвестиционных проектов на сумму 1 триллион 160 миллиардов рублей, будет создано 67 тысяч новых рабочих мест. Мы ни в коем случае не собираемся останавливаться на достигнутом. Работаем регулярно по привлечению новых инвестиций и в течение года рассчитываем достичь объёма таких привлечённых инвестиций на Дальний Восток два триллиона рублей.

Во многом достижению указанных результатов способствует Восточный экономический форум, который помогает и новых инвесторов находить, и привлекать их на Дальний Восток. Форум состоится через три недели. Для представления на полях Восточного экономического форума отобрано 111 проектов с объёмом инвестиций 2,2 триллиона рублей. Интерес к форуму большой: 1647 человек из 24 стран мира по состоянию на сегодня зарегистрировано в качестве его участников, и ожидаем на форуме более 2,5 тысячи гостей.

Закреплению положительных тенденций развития Дальнего Востока будет способствовать и бесплатное предоставление земельных участков на Дальнем Востоке. Соответствующий закон реализуется в настоящее время в пилотном режиме в девяти муниципальных районах Дальнего Востока. Идёт отработка нормативно-правовой базы, технологии работы, специального электронного сервиса.

До 1 февраля 2017 года правом на получение земельных участков обладают только дальневосточники, что, в общем–то, справедливо, а с 1 февраля 2017 года любой гражданин России сможет получить бесплатно земельный участок на Дальнем Востоке. Интерес к дальневосточному гектару значителен. Об этом говорит интенсивность посещения сайта «На Дальний Восток.рф», через который происходит соответствующее предоставление земель. На сегодняшний день его посетило более 400 тысяч человек.

Далее. Вслед за экономикой важно развивать и социальную сферу. Ряд задач были решены за последние три годы. А именно: на Дальнем Востоке ликвидирована очередь в детские сады, построено 152 новых объекта образования, начали работать 58 новых учреждений культуры, построено 36 новых спортивных объектов, открыто 7 новых крупных больниц.

Кроме того, в 2016 году приняты и реализуются новые программы развития Курильских островов, города Комсомольск-на-Амуре, в которых преобладает социальная составляющая. В целом новое качество развития социальной сферы на всём Дальнем Востоке должно обеспечить новый системный подход к развитию Дальнего Востока в государственных программах Российской Федерации, которые реализуются в настоящее время Правительством в соответствии с Вашим, Владимир Владимирович, поручением.

В рамках этого подхода Дмитрий Анатольевич Медведев утвердил перечень из 27 государственных программ, в которых формируются специальные дальневосточные подпрограммы, ориентированные на специфические проблемы Дальнего Востока и потребности ускоренного развития Дальневосточного региона.

Прежде всего это госпрограммы социальной направленности в сфере здравоохранения, жилищного строительства, транспортной и социальной инфраструктуры. Именно тех направлений, которые, как показывают социологические опросы и регулярные встречи с людьми, наиболее волнуют жителей Дальнего Востока. Данную работу реально сделать полностью в течение года, приступив к прицельной реализации соответствующих подпрограмм по ключевым направлениям развития Дальнего Востока.

Просили бы, уважаемый Владимир Владимирович, Вашей поддержки для того, чтобы эта работа была проведена, не буксовала, и соответствующего поручения до 1 июля 2017 года завершить формирование подпрограмм по опережающему развитию Дальнего Востока в 27 госпрограммах и предусмотреть их финансирование, в том числе в рамках реализации комплексного плана развития Комсомольска-на-Амуре.

Из числа проблем, которые традиционно волнуют жителей Дальнего Востока, хочу выделить доступность авиасообщения, и прежде всего приемлемость цены на авиабилеты. В этом направлении реализуется ряд решений. Во–первых, компанией «Аэрофлот» для всех групп населения установлен плоский тариф в дальневосточном направлении. Сегодня билет в один конец в компании «Аэрофлот» стоит 12 тысяч рублей, и туда и обратно стоит 20 тысяч рублей. В 2015 году данным тарифом воспользовался 1миллион 400 тысяч пассажиров, в 2016 году ожидается, что это уже будет 1 миллион 600 тысяч пассажиров.

Во–вторых, работает программа поддержки регионального авиасообщения, в рамках которой из федерального бюджета субсидируется 20 маршрутов внутри Дальневосточного федерального округа, из региональных бюджетов – 233 маршрута. За шесть месяцев этого года в рамках этой программы перевезено 225 тысяч человек.

В–третьих, субсидируются из федерального бюджета в размере более трёх миллиардов рублей перелёты молодых граждан и пенсионеров, проживающих на Дальнем Востоке. Всего субсидируется 52 маршрута в европейскую часть России и обратно, цена на билеты составляет от 1800 рублей до 12 500 рублей в одну сторону, в зависимости от дальности перелёта. В первом полугодии в рамках данной программы перевезено 158 тысяч пассажиров.

Уважаемый Владимир Владимирович! Также просили бы Вас поддержать увеличение субсидирования перелётов в европейскую часть России и обратно. С начала реализации этой программы перечень маршрутов был расширен более чем в два раза – с 24 до 52 – без соответствующего увеличения финансирования.

Ещё один вопрос, который сдерживает развитие Дальнего Востока и решается в настоящее время, это снижение тарифов на электроэнергию в тех регионах Дальнего Востока, где они выше среднероссийского уровня. Законопроект, позволяющий реализовать принятые вами решения, полностью готов к рассмотрению в осеннюю сессию работы Государственной Думы, что позволит приступить к снижению энерготарифов на Дальнем Востоке с 1 января 2017 года.

И последнее. Вчера Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев утвердил новую редакцию государственной программы развития Дальнего Востока до 2025 года, которая учитывает все новые механизмы развития Дальнего Востока и всю ту работу, которую необходимо выполнить для успешного развития нашего Дальнего Востока.

В ней заложены ориентиры бюджетного финансирования на 2017–2019 годы в размере 46,7 миллиарда рублей ежегодно, что позволит продолжить последовательную работу по развитию Дальнего Востока. Таковы ключевые итоги на сегодняшний день.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 10 августа 2016 > № 1853440 Владимир Путин


Турция. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 августа 2016 > № 1853436 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Пресс-конференция по итогам переговоров с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Только что мы завершили основную часть переговоров с господином Президентом Эрдоганом. Понятно, что эта встреча имеет очень большое значение для дальнейшей судьбы российско-турецких отношений.

Состоялся предметный и, хотел бы подчеркнуть, конструктивный разговор по всему комплексу двусторонних связей, а также по международной повестке дня.

В истории отношений наших стран были разные, порой очень непростые и даже драматичные периоды, но логика взаимного уважения неизбежно брала верх.

Прежде всего отмечу, что, несмотря на сложную внутриполитическую обстановку в Турции, господин Эрдоган нашёл возможность приехать в Санкт-Петербург, и этот шаг, безусловно, свидетельствует о заинтересованности турецких партнёров в восстановлении сотрудничества с Россией.

Сегодня мы сначала в узком составе, а затем в расширенном, с участием руководителей министерств и ведомств, глав крупных компаний, наметили алгоритм дальнейших действий и первоначальные задачи для эффективного восстановления многоплановых межгосударственных связей. Приоритет – выход на докризисный уровень двустороннего сотрудничества.

И это действительно насущная задача, ведь только за пять месяцев текущего года объём российско-турецкого товарооборота просел на 43 процента. Если вспомнить, что в прошлом году спад был 23 процента, 26 процентов, то понятно, что эта тенденция очень печальная. Нам предстоит кропотливая работа по реанимации торгово-экономического взаимодействия. Этот процесс уже запущен, но он потребует определённого времени.

Важным шагом стал визит в конце июля в Москву представителей турецкой делегации экономического блока правительства, её переговоры с российскими коллегами.

Особое внимание намерены уделять наращиванию инвестиций, товарных потоков, реализации перспективных проектов. Очень важно, что нас в этом поддерживают наши деловые круги. После пресс-конференции у нас будет ещё возможность подробно поговорить с руководителями крупных компаний двух стран. Имеем в виду поэтапно отменять введённые ранее специальные экономические меры в отношении турецких компаний, ограничения. По линии Правительства готовится проект среднесрочной программы торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества на 2016–2019 годы.

Мы договорились с господином Президентом планомерно возобновлять работу основных механизмов взаимодействия. На осень намечена сессия смешанной Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Дано поручение профильным ведомствам двух стран в первой половине 2017 года провести встречу совместной группы стратегического планирования.

В связи с этим хотел бы отметить, что ключевое место в торгово-экономическом сотрудничестве между Россией и Турцией давно занимает энергетика. В этой связи мы обсудили крупные совместные проекты в этой области, продолжение работы над которыми потребует и конкретных политических решений. Кстати, отмечу, что определённые решения, о которых мы говорили ранее, турецкой стороной уже приняты по ряду крупных проектов – по таким, например, как строительство атомной электростанции «Аккую» и газопроводной системы «Турецкий поток».

На повестке дня также возвращение наших туристов в Турцию. В конце июня был отменён запрет на продажу российским гражданам турпутёвок в Турцию. Полагаю, выход на докризисный объём туристического потока – это только вопрос времени. Главное здесь – обеспечение турецкой стороной условий максимальной безопасности российских граждан, и такие гарантии мы от наших партнёров получили. В этой связи мы рассмотрели и возможность возобновления чартерного авиасообщения. Это, пожалуй, тоже дело техники и ближайшего времени.

В ходе переговоров затрагивался вопрос об отмене ограничений на привлечение турецких граждан и компаний к реализации строительных подрядов. Мы над этим работаем, решим это в ближайшее время. При этом хотелось бы отметить, что двустороннее сотрудничество по некоторым масштабным проектам вообще не прекращалось. К примеру, на конец года запланировано открытие движения по центральному участку автодороги «Западный скоростной диаметр» здесь, в Петербурге, которая возводится турецким генеральным подрядчиком и итальянской компанией совместно.

Мы подробно обменялись мнениями и по актуальным международным проблемам. Кстати говоря, договорились о том, что после пресс-конференции отдельно обсудим все вопросы, связанные с сирийским урегулированием. Есть общее понимание, уверен в этом, что борьба с терроризмом является важнейшим элементом нашей совместной работы, и поговорим об этом поподробнее.

В завершение хочу поблагодарить господина Президента Эрдогана за откровенный разговор, который сегодня состоялся. Переговоры подтвердили, что у наших стран есть все возможности для восстановления нормальных, полноформатных отношений, которые бы способствовали укреплению стабильности не только в нашем регионе, но и во всём мире. Россия готова к такой работе.

Благодарю вас за внимание.

Реджеп Тайип Эрдоган (как переведено): Уважаемый господин Президент, дорогой друг! Уважаемые министры! Уважаемые представители прессы! Дамы и господа!

Я хотел бы выразить вам самые искренние свои приветствия и своё уважение и прежде всего поблагодарить моего дорогого друга господина Владимира Путина за его приглашение и за тот тёплый приём, который он мне оказал.

Сегодня мы с уважаемым Президентом Владимиром Путиным провели весьма обстоятельные и содержательные переговоры. Как вы знаете, это были первые переговоры после известного события и спустя долгий период это наша первая встреча с глазу на глаз. Кроме того, после попытки государственного переворота 15 июля в Турции я свой первый визит за рубеж совершил именно в Россию.

Мы хотим вывести наши отношения, обе стороны решительно настроены на то, чтобы вывести наши отношения на докризисный уровень и даже на более высокий уровень. У нас есть политическая воля к этому. Думаю, что и общество наших стран ожидает от нас именно этого.

В результате тех переговоров, которые у нас состоялись сегодня, политические, социально-экономические, культурно-гуманитарные отношения между Россией и Турцией наконец будут выведены на заслуженный уровень, который был свойственен им до кризиса.

Кроме того, необходимо восстановить чартерное сообщение, воздушное сообщение между нашими странами, отменить те ограничительные меры, которые применяются в отношении турецких сельскохозяйственных товаров, открыть дорогу к деятельности турецких строительных подрядных организаций. Надеюсь, что мы все вместе шаг за шагом будем предпринимать все необходимые шаги в этом направлении.

И конечно, я бы хотел в особенности сказать о том, что мы готовы предоставить статус стратегической инвестиции проекту «Аккую», и по этому вопросу мы достигли договорённостей. Мы намерены развивать сотрудничество в сфере оборонной промышленности.

Что касается региональных вопросов России, Турции и Азербайджана, мы запустили механизм трёхстороннего формата, мы оцениваем это весьма положительно. Наряду с этим такие крупные, такие масштабные проекты, как строительство АЭС «Аккую», чрезвычайно важны, и нам нужно активно способствовать этому. Я надеюсь, что в результате этих шагов наша ось дружбы Москва – Анкара будет восстановлена.

И, говоря о дружбе, не могу проигнорировать ещё вот какое обстоятельство. С 15-го на 16 июля в нашей стране мы пережили наиболее подлую, наиболее кровавую попытку госпереворота. Члены террористической группировки Фетхуллы Гюлена предприняли попытку переворота, целью которой было свержение нашего правительства. Это была попытка переворота, направленная против нашей демократии. И мы будем продолжать противостоять им в солидарности с нашими друзьями.

Кроме того, «Турецкий поток» тоже будет осуществлён. Мы предпримем вместе с нашими заинтересованными министерствами и ведомствами необходимые шаги для того, чтобы обеспечить поставки российского газа в Европу по этому газопроводу.

На следующий день после упомянутой попытки государственного переворота Президент Владимир Путин позвонил нам, это действительно важно для нас и с психологической точки зрения, это была своего рода моральная поддержка, и с точки зрения солидарности России и Турции.

Дорогие представители прессы! Турецко-российские отношения – это не только торгово-экономические отношения. Мы также надеемся на то, что их восстановление, их нормализация принесёт мир и стабильность в регион, и это очень важно. Кроме того, через некоторое время у нас будет встреча в очень узком составе, и на этой встрече у нас появится возможность обсудить и эти вопросы.

Взаимоотношения России и Турции в последние годы благодаря политической воле, которую проявили лидеры двух стран, и при поддержке общественного мнения обеих стран действительно вышли на уровень, с которого можно брать пример другим странам. У нас есть общее видение, у нас есть потенциал для сотрудничества. Это наши достижения, которых нам удалось достичь.

Сегодня дорогой мой друг Владимир Путин и я обнаружили, продемонстрировали сходную позицию по вопросам нормализации наших отношений, и потенциал, которым обладают наши страны, мы должны использовать во имя стабильности в регионе. Мы считаем, что российско-турецкие отношения сейчас гораздо более устойчивы, чем когда бы то ни было, и они помогут нам противостоять всевозможным кризисам.

Завершая свою речь, я бы ещё раз хотел сказать спасибо моему дорогому другу Владимиру Путину от своего имени и от имени турецкой делегации и выразить своё уважение и любовь представителям прессы и всем слушателям.

Вопрос (как переведено): Мой вопрос адресован обоим президентам, сначала Президенту Турции, а потом уважаемому господину Путину.

Конечно, с точки зрения урегулирования ситуации в Сирии были определённые расхождения между двумя странами, между лидерами. Однако обе страны выступают за демократические преобразования в этой стране, и вы говорили об этом.

Насколько сирийский вопрос обсуждался сегодня между вами? И какая, может быть, дорожная карта будет выработана обеими странами для урегулирования этого вопроса?

Реджеп Тайип Эрдоган: Прежде всего я хочу сказать, что в ходе переговоров, которые имели место, мы пока не обсуждали этот вопрос. После пресс-конференции мы намерены его обсудить, намерены его рассмотреть всесторонне. Поэтому пока я не могу ничего сказать, поскольку мы не обсуждали эту тему.

В.Путин: Я подтверждаю то, что было сейчас сказано нашим гостем, уважаемым Президентом Турции. Всем известно, что наши взгляды по урегулированию далеко не всегда совпадали на сирийском направлении. Мы договорились, что после этой части соберёмся отдельно с министрами иностранных дел, с представителями специальных служб, обменяемся информацией и поищем решение.

Вы сейчас говорили о демократических преобразованиях. Мы исходим из того, что демократические преобразования могут быть достигнуты только демократическими средствами. Такова наша принципиальная позиция.

А что касается согласования наших взглядов и подходов, я думаю, что это тоже возможно, хотя бы потому, что у нас есть общая цель – урегулирование сирийского кризиса. И думаю, что на этой платформе, основываясь на этом общем подходе, мы и будем искать приемлемое общее решение.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы говорили о необходимости реанимации торгово-экономических отношений между двумя странами и, в частности, о некоторых уже достигнутых договорённостях по крупным проектам. Если можно, я хотела бы уточнить, для российской стороны какой проект является более приоритетным: «Южный поток», с учётом прозвучавших, в частности, из Софии заявлений, или «Турецкий поток», с учётом того, о чём вы сегодня договаривались и вообще общего характера взаимодействия России и Турции сейчас? Или какой–то возможен компромисс по этим двум проектам?

И, господин Эрдоган, Вы говорили о том, что заинтересованы в реализации проекта АЭС «Аккую» и даже намерены предоставить новый статус этому проекту. Но я так понимаю, что для его продолжения необходимо принять ряд законов в Турции и получить ряд лицензий. Когда можно ожидать практических шагов на этот счёт? Спасибо.

В.Путин: Мы никогда не политизируем вопросы экономического сотрудничества. Мы исходили, изначально предлагая проект «Южный поток», из того, что наш газ может прийти в Южную Европу напрямую к потребителям Евросоюза. Но сначала Европарламент принял решение, которое препятствовало реализации этого проекта, затем Еврокомиссия послала письмо в правительство Болгарии с требованием прекратить подготовительные работы, и в конечном итоге мы не получили разрешения болгарских властей на вход на болгарскую территорию.

Да, теперь мы видим и знаем, что болгарская сторона хотела бы вернуться к этому проекту, но мы понесли определённые убытки в связи с отказом европейских партнёров от реализации этого проекта. Теперь нам одних намерений недостаточно, нам нужны абсолютно железобетонные гарантии юридического характера. Их нет.

Мы изначально рассматривали «Турецкий поток» даже не как альтернативу «Южному», а как возможность расширения нашего сотрудничества в газовой сфере и с Турцией, и с Европой. Одна часть «Турецкого потока» предусматривалась исключительно для внутренних потребителей Турции в связи с растущими потребностями и ростом экономики Турецкой Республики. Мы сегодня так об этом и говорили, что эта часть вообще не подлежит никакому сомнению, может начаться реализация в самое ближайшее время.

Вторая часть, связанная с маршрутированием наших энергоносителей в Европу, зависит, конечно, и от третьей стороны. Мы должны прорабатывать эти вопросы с европейскими странами и с той же самой Еврокомиссией в Брюсселе. Мы вместе с нашими турецкими партнёрами, друзьями готовы к такой работе, но, повторяю ещё раз, нужно договориться со всеми участниками.

Что касается всяких разрешений, то, надо отдать должное нашим турецким коллегам, в отличие от проекта «Южный поток», за предыдущее время, даже несмотря на кризис наших отношений, турецкая сторона работала, и основные разрешения, вопросы, связанные с «Турецким потоком», уже оформлены и получены. Есть ещё некоторые вопросы, которые требуют дополнительного разрешения, мы сегодня об этом говорили, по отдельным участкам.

Что касается «Аккую», внесены изменения в турецкое законодательство, в три закона. Мы ставили вопрос о предоставлении этому проекту статуса стратегической инвестиции – сегодня услышали положительный ответ. Всё это говорит о том, что эти крупные проекты, а речь идёт о проектах, которые измеряются десятками миллиардов долларов, вполне возможны к реализации. Я надеюсь, что так оно и будет.

Реджеп Тайип Эрдоган: Что касается проекта «Аккую». На самом деле то, чего от нас ждали, – это то, чтобы мы придали ему статус стратегической инвестиции. И с этой точки зрения мы переговорили с друзьями, переговорили с нашими коллегами, мы намерены как можно скорее принять решение и предоставить российскому проекту статус стратегической инвестиции. Таким образом, проект «Аккую» займёт своё место в ряду других проектов в нашей стране и будет пользоваться всеми необходимыми льготами, которые предоставляет этот статус.

Что касается других вопросов, в частности «Турецкого потока», – как вы знаете, 28 миллиардов кубометров газа мы закупаем в Российской Федерации: 18 миллиардов выкупают государственные организации, с государственным участием, и 10 миллиардов – частные. Таким образом, мы намерены по двум направлениям реализовывать этот поток, одно из которых как раз предусматривает и поставки российского газа в Европу, и придать ускорение этому проекту, это одна из наших сегодняшних задач; я думаю, что это правильно.

Спасибо.

В.Путин: Знаете, я бы добавил, что наше сотрудничество не ограничивается только энергетикой, ни газом, ни электростанцией – оно у нас достаточно разностороннее: это и машиностроение, и металлургическая промышленность, в прямом смысле торговля; много говорили мы сегодня о возобновлении поставок сельхозпродукции. Мы всё это будем делать в рамках тех планов, которые сегодня формулировали.

Вопрос (как переведено): Вопрос обоим лидерам. Прежде всего, господин Путин, я хочу спросить у Вас. Насколько мы поняли, Вы решительно настроены на то, чтобы восстановить отношения на докризисном уровне. Но Вы, кроме того, можете сказать, есть ли здесь какая–то необходимость, нужно ли время для этого, и если нужно время, то какой график Вы предусматриваете для этого? Кроме того, Вы сказали, что есть вопрос упрощения визового режима между странами. Собираетесь ли Вы вернуться к нему?

И, господин Президент Турции, у меня есть вопросы к Вам. Мы видим, что отношения вступили в свою новую фазу, но, кроме того, Вы сказали, что очень удовлетворены и благодарны господину Путину за то, что он позвонил Вам после попытки госпереворота. И я хочу [задать вопрос] именно в свете состояния турецко-американских отношений: можно ли охарактеризовать отношения Турции с Россией как стратегические? Наступил ли новый этап стратегических отношений?

В.Путин: Что касается восстановления отношений в полном объёме – хотим мы этого или не хотим? Да, хотим. И мы будем это делать. Жизнь очень быстро развивается. И после того, как были внесены определённые ограничения, в рамках этих ограничений в жизни начали происходить определённые трансформации. Нам нужно учесть эти трансформации при реализации планов по восстановлению наших торгово-экономических связей.

В этой связи мы приняли решение на правительственном уровне подготовить среднесрочную программу, я сейчас только об этом говорил, торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества на 2016–2019 годы. Я очень рассчитываю, что эта программа будет принята в самое ближайшее время. По тем направлениям и по тем вопросам, которые не требуют особо долгого согласования между ведомствами, мы сделаем это в ближайшие недели. Что потребует более длительного согласования – значит, это будет заложено в эту самую среднесрочную программу. Поэтому предлагаю вам последить за работой нашей Межправкомиссии и соответствующих ведомств.

Мы только что договорились о том, что коллеги будут продолжать контакты вне рамок бюрократического режима, а в постоянном контакте будут находиться. И ряд вопросов будут приняты в самое ближайшее время.

Что касается визовых вопросов – да, они тоже должны быть решены, имея в виду, что так или иначе это относится к вопросам экономического взаимодействия. Мы сегодня говорили, наши турецкие партнёры указали на то, что в области транспорта, в области железнодорожных перевозок, авиационного сообщения в связи с визовыми ограничениями возникают ограничения экономического характера. Это всё мы должны учесть для того, чтобы разблокировать вопросы экономического взаимодействия.

Реджеп Тайип Эрдоган: Большое спасибо, господину Президенту в особенности.

Вы предлагаете мне какое–то сравнение, провести какие–то аналогии, но я могу сказать вам следующее. В российско-турецких отношениях в экономическом плане мы достигли товарооборота в 35 миллиардов долларов. Мы те две страны, которые смогли это сделать. И конечно, после известных событий в прошлом году наш товарооборот упал примерно до 28 миллиардов, затем ещё ниже.

У нас есть такой механизм, как ССВУ, Совет сотрудничества высшего уровня, который и предполагает такого рода стратегическое сотрудничество. И мы осуществляли своё взаимодействие в рамках этого механизма. Мы надеемся, что в следующем году сможем провести очередное заседание ССВУ и возобновить наше сотрудничество с той точки, на которой остановились именно здесь, в Санкт-Петербурге.

Если помните, у нас была цель – достичь торгового оборота в 100 миллиардов долларов, и мы будем решительно стремиться к тому, чтобы достичь этой цели. По состоянию на сегодняшний день мы снова, я могу сказать, начинаем процесс, мы начинаем идти к этой цели.

Я должен ещё сделать следующий вывод: с точки зрения туристического потока, конечно, Турция действительно имела серьёзный доход от поездок российских туристов, и это сближало наши народы. Я полагаю, нам этот процесс не нужно оставлять в стороне. В результате и в ходе наших переговоров, которые мы провели сегодня, уважаемый господин Президент сказал, что ускорится процесс возобновления чартерных воздушных перевозок между нашими странами. Как раз этот момент, этот процесс является очень важным признаком того, что это сближение будет идти ещё быстрее.

Спасибо.

Вопрос: Владимир Владимирович, недавно в зарубежных СМИ вновь стала подниматься тема выплаты американцами Ирану 400 миллионов долларов наличными. Есть официальная версия: якобы это деньги за поставки вооружения в 1979 году. Но есть и другая версия, что это якобы выкуп за освобождение из иранских тюрем четырёх американцев. Вспоминается Ваша недавняя встреча с госсекретарём США Керри, где Вы сказали, что выполнили просьбу Барака Обамы по освобождению американцев. Хотелось бы узнать подробности этой спецоперации и уточнить: к нам тоже из Вашингтона летают самолёты с миллионами долларов наличных? Спасибо.

В.Путин: Ваша ирония отчасти понятна. Хотел бы сказать, что мы обменами и выкупами не занимаемся, но, действительно, американская сторона несколько месяцев назад обратилась к нам с просьбой оказать содействие в освобождении американского гражданина, который оказался на территории Сирийской Республики. После соответствующей работы мы это сделали. Это не было какой–то спецоперацией, мы просто договорились с властями Сирии, получили этого человека и передали американской стороне – разумеется, без всяких денег и без всяких выкупов, действовали исключительно исходя из соображений гуманитарного характера. Всё. Если представится возможность помочь людям, оказавшимся в такой сложной ситуации, как этот американский гражданин, мы готовы и в будущем это сделать в отношении граждан любого государства. Надеемся на то, что и в отношении наших граждан наши партнёры будут действовать аналогичным образом.

В завершение я хотел бы поблагодарить представителей средств массовой информации, поблагодарить господина Президента за его визит, за то, что он привёз такую представительную делегацию, правительство Турецкой Республики и деловое сообщество.

Хотел бы сказать, что да, действительно, мы пережили очень сложный момент в наших межгосударственных отношениях, но нам всем очень хотелось бы, и мы чувствуем, что этого хочется и нашим турецким друзьям, преодолеть эти сложности во имя интересов граждан Турции и граждан России.

Высшие интересы наших народов, наших стран требуют восстановить уровень наших межгосударственных отношений – и не только исходя из прагматических соображений, но и исходя из соображений долгосрочного добрососедства и дружбы между народами Турции и Российской Федерации.

Большое спасибо.

Турция. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 августа 2016 > № 1853436 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Словения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 июля 2016 > № 1839880 Владимир Путин

100-летие Русской часовни у перевала Вршич.

Вместе с Президентом Словении Борутом Пахором Владимир Путин принял участие в мемориальной церемонии по случаю 100-летия возведения у перевала Вршич Русской часовни в память о российских воинах, погибших в этих местах в годы Первой мировой войны.

В июле 1915 года вблизи города Краньска-Гора был организован лагерь для русских военнопленных, руками которых строилась дорога через перевал Вршич. В марте 1916 года более 300 человек погибли под снежной лавиной. В память о своих товарищах военнопленные в 1916 году построили вблизи своих временных бараков небольшую деревянную часовню.

Всего за время существования лагеря (в 1915–1917 годах) от тяжелого труда и голода погибло около 10 тысяч человек. В 1920-е годы останки были перезахоронены близ часовни в братской могиле, над которой в 1930-х был установлен обелиск с надписью «Сынамъ России».

В ходе мемориальной церемонии Владимир Путин и Борут Пахор, а также председатель Общества дружбы «Россия – Словения» Саша Иван Гержина возложили к обелиску венки.

Сегодня Русская часовня имеет статус памятника культуры, охраняемого государством, прилегающая территория преобразована в мемориальный парк. Дорога, ведущая из города Краньска-Гора мимо Русской часовни к перевалу Вршич, названа «Русской дорогой».

* * *

Выступление на мемориальной церемонии

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа! Дорогие друзья! Спасибо вам большое за приглашение!

Я очень рад вновь побывать в дружественной Словении, где всегда с искренним радушием принимают гостей из России. Особое волнение и я, и все мои соотечественники испытывают, когда посещают это место – русскую Свято-Владимирскую часовню.

Ровно сто лет назад она была возведена в честь российских солдат, трагически погибших в этих местах в ходе Первой мировой войны. Поражает, что ее построили тоже русские солдаты в память о своих погибших товарищах.

Известно, что только в одном лагере для военнопленных у этого перевала от непосильного труда, голода, лишений погибли около 10 тысяч русских солдат.

Когда я поднялся сюда, увидел эту скромную часовню, я подумал: «Кто из тех, кто строил это скромное сооружение, мог думать, что через сто лет после этого мы здесь соберемся и будем вспоминать о жертвах Первой мировой войны?» Думаю, они об этом даже не думали.

Но это происходит. Происходит благодаря представителям различных конфессий, представителям католической церкви, православной церкви, представителям мусульманской общины. Это происходит благодаря жителям города Краньска-Гора, благодаря многим поколениям словенцев.

От всего сердца, от всей России, от себя хочу поблагодарить Словению и словенцев за то, что вы делаете для сохранения памяти о жертвах, которые мы все вместе, в том числе Россия, принесли на алтарь победы не только в Первой мировой, но и во Второй мировой войне.

Повторю еще раз: спасибо, Словения!

Недаром и дорога через перевал, проложенная нашими солдатами, заслуженно называется русской. Эта часовня стала символом дружбы российского и словенского народов, символом общего стремления к миру, сотрудничеству и процветанию.

Сегодня мы вместе с господином Президентом откроем в Любляне новый мемориал – памятник российским и советским солдатам, погибшим на территории Словении в двух мировых войнах. Он будет напоминать нам о самоотверженности воинов России и решающем вкладе Советского Союза в освобождение Европы от нацизма, о бессмертном подвиге поколений победителей. Памятник будет отражать нашу общую принципиальную позицию о недопустимости попыток исказить и переписать историю, оправдать преступления, повлекшие гибель миллионов людей.

Именно поэтому мы вместе будем продолжать просветительскую работу, прежде всего среди молодежи. Чтобы мы не только помнили об ужасах войны, но и вместе работали над укреплением взаимопонимания, доверия и безопасности в Европе и мире.

Сегодня в ходе переговоров с господином Президентом мы, безусловно, наметим новые перспективные проекты по развитию всего комплекса наших отношений.

И в заключение хотел бы выразить искреннюю признательность руководству Словении, членам Общества дружбы «Словения – Россия», другим общественным организациям, всем словенцам за бережное отношение к нашей общей истории, за память о российских гражданах, судьба которых оказалась связанной с трагическими событиями на словенской земле.

Хотел бы поблагодарить за искреннее стремление и усилия по укреплению фундамента европейского единства, на котором и должно строиться будущее Европы.

Спасибо.

Словения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 июля 2016 > № 1839880 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Агропром. Химпром > kremlin.ru, 29 июля 2016 > № 1839881 Владимир Путин

Посещение компании «Акрон».

В ходе рабочей поездки в Великий Новгород Владимир Путин посетил публичное акционерное общество «Акрон». Группа «Акрон» является одним из крупнейших мировых производителей минеральных удобрений.

Глава государства ознакомился с производственным процессом в цехах компании «Акрон», где запущен в работу новый проект «Аммиак-4».

Кроме того, в режиме видеоконференции Президент принял участие в выводе на проектную мощность горно-обогатительного комбината «Олений ручей» – производственной площадки группы «Акрон» в Мурманской области.

* * *

Выдержки из стенографического отчёта о презентации деятельности публичного акционерного общества «Акрон»

В.Путин: Во–первых, по поводу аграрного лобби. Я встречаюсь с представителями всех отраслей экономики: и с аграриями, и с представителями промышленности, причём всех отраслей промышленности.

Сейчас мы с вами, в этом смысле вы тоже лоббисты отрасли в целом, – не вижу в этом ничего дурного. Наоборот, думаю, что как раз в ходе таких прямых дискуссий мы и выработаем с вами, найдём наиболее оптимальные решения для развития соответствующих отраслей и для их взаимодействия.

Что касается того, что, когда меняются параметры на мировых рынках, меняются и подходы, настойчивость увеличивается тех или иных представителей тех или иных отраслей по поводу соответствующих поддержек либо со стороны других производителей, либо со стороны государства, – это естественно, потому что все сразу смотрят на уровень доходов, если меняются показатели на мировых рынках.

И все говорят: «Они сырьё здесь получают по дешёвым внутренним ценам, а как они продают на мировых рынках по мировым ценам, почему мы должны от этого страдать?» У вас своя логика, у них своя логика, но в целом, если я что–то скажу не так, меня коллеги из Правительства поправят, но в общем Правительство тоже примерно так действует.

Скажем, когда меняются соответствующие параметры на мировых рынках, допустим по нефти или газу, как только доходы компаний увеличиваются, Правительство сразу увеличивает всякие налоги и сборы, чтобы часть дохода изъять в доход государства, в бюджет. Поэтому, если речь идёт о перераспределении этих доходов между отраслями, здесь тоже ничего необычного нет.

Конечно, мы должны минимизировать эти вмешательства. И если мы сможем добиться той цели, которую Вы сейчас сформулировали, а она абсолютно правильно поставлена, именно если мы сможем сделать так, что взаимодействие между отраслями производства будет у нас вестись на системной основе и по максимально рыночным принципам и законам, то это будет идеально.

Во всяком случае, мы будем к этому стремиться и всячески будем в этом помогать. Поэтому тезис о том, что дело не в цене удобрений, а в количестве их внесения, – с ним можно поспорить, потому что количество внесённых удобрений зависит от цены, поэтому здесь всё взаимосвязано.

<…>

Теперь по тем предложениям, которые Вы выдвинули.

Первое – продавать внутри страны по рыночным ценам, но не выше экспортных, это прямо скажем, как–то… С вами торговаться будет крестьянам трудно – не выше экспортных. Экспортные всегда выше, чем у нас внутренние.

Реплика: Внутренние цены сейчас примерно в полтора раза ниже…

В.Путин: Да, мне коллега подсказывает более-менее точную цифру: внутренние цены на удобрения у нас в 1,8 раза ниже, чем экспортные. Поэтому нужно совершенно точно стремиться к рыночному выравниванию. Делать это аккуратно, спокойно, находить механизмы, находить элементы поддержки со стороны государства для сельхозпроизводителей, но не нанося ущерб ни одной отрасли, ни другой.

До сих пор в целом нам это удавалось сделать – думаю, вы со мной согласитесь, – и, надеюсь, так оно и будет дальше, и будем идти именно по этой дороге – рыночного регулирования.

<…>

По поводу собственного терминала в Усть-Луге. Целиком и полностью поддерживаю: чем активнее мы будем действовать в направлении строительства и расширения собственных логистических возможностей, инфраструктуры, тем лучше.

Мы на каждом этапе работы, в том числе и на транспорте, должны, конечно, прежде всего стремиться к тому, чтобы поднимать собственную налоговую базу регионов, где работают наши предприятия, обеспечивать рынок труда новыми высококвалифицированными рабочими местами и так далее. Чего мне перечислять, мы и сами всё прекрасно понимаем.

<…>

Прежде всего хотел бы отметить нацеленность вашей компании, или, точнее сказать, группы компаний «Акрон», на повышение доли высоких технологий в производстве. В принципе, это и так высокотехнологичное производство, но то, что вы сделали в последнее время, радует особенно, потому что это не просто высокотехнологичное производство, это новый шаг, безусловно, для российской промышленности, да и для европейской тоже.

В этой связи очень радует, что вы восстановили проектный институт и собственными силами в состоянии теперь мультиплицировать проекты подобного рода либо расширять их на совершенно новой технологической базе. Это очень здорово. Но и кадровый потенциал, я так понимаю, восстанавливается, новые люди приходят, готовые к такому уровню работы. Собственный проект вы сделали по «Акрону-4», по сути, и это не просто приятно об этом говорить, это ведёт к реальному результату, который выражается в повышении, увеличении эффективности самого производства, что действительно не может не радовать, имея в виду и экологическую составляющую проектов подобного рода, потому что чем меньше газа нужно на единицу произведённой продукции, тем меньше там происходит всех этих химических процессов. И потом, это намного эффективней, это повышает производительность и все другие показатели. Это не может не радовать, просто это очень здорово.

Третье, на что хотел бы обратить внимание. На то, что, несмотря на все сложности с финансированием, о которых вы сейчас говорите, всё–таки за последние годы компания проинвестировала очень большой объём средств, это пять миллиардов долларов, – это очень солидные инвестиции, и хочу вас с этим поздравить.

Не менее важно, что само производство хотя и считается таким, которое требует особого внимания с точки зрения соблюдения экологических стандартов, но как раз вам это удаётся сделать. И это ещё одно достижение, это очень здорово. Потому что нужно не только создавать рабочие места, но всегда думать о среде обитания и для тех людей, которые работают на производстве, и для тех людей, которые рядом живут. И это как раз тот случай, когда вы об этом подумали.

И наконец, решение социальных задач в рамках довольно большой группы и то внимание, которое вы уделяете решению социальных задач, не может не радовать и не может не вызвать желание мультиплицировать практику подобного рода.

Так что большое спасибо. Желаю вам успехов.

Россия. СЗФО > Агропром. Химпром > kremlin.ru, 29 июля 2016 > № 1839881 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Агропром > kremlin.ru, 28 июля 2016 > № 1839869 Владимир Путин, Александр Ткачев

Совещание по развитию сельского хозяйства Центрального Нечерноземья.

Владимир Путин провёл совещание о мерах по развитию сельского хозяйства Центрального Нечерноземья.

Перед началом совещания глава государства ознакомился с продукцией Дмитрогорского мясоперерабатывающего завода.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня с вами поговорим о мерах по развитию сельскохозяйственного производства Нечернозёмной зоны, нечернозёмных регионов Центральной России.

Сейчас только что с коллегами посмотрели здесь одно хозяйство. Очень хорошее, интересное – я бы сказал, перспективное и так быстро и эффективно развивающееся, что просто это не может не вызывать удовлетворения. Начали здесь совсем недавно, практически десять лет назад; по меркам сельхозпроизводства уже превратились… – когда начали?

Реплика: С 2006 года.

В.Путин: За десять лет получилось хорошее, полноценно и эффективно развивающееся хозяйство.

Напомню, что из 18 регионов Центрального федерального округа 12 относятся к Нечерноземью: это Тверская, Ярославская, Владимирская, Брянская, Калужская, Рязанская, Тульская области, а также Ивановская, Костромская, Московская, Орловская и Смоленская.

Безусловно, в сравнении, например, с Кубанью или Доном условия для земледелия в Центральном Нечерноземье менее благоприятные. Несмотря на это, территория обладает большим потенциалом.

Среди конкурентных преимуществ, мы сейчас только с исполняющим обязанности Губернатора об этом говорили, близость к крупным рынкам сбыта — традиционно хорошее условие для развития животноводства и переработки сельхозпродукции.

И конечно, эти преимущества нужно использовать, повышать эффективность тех направлений сельского хозяйства, которые гарантированно принесут отдачу. Некоторые регионы уже ведут такую работу: программно выделили приоритеты аграрной политики, предусмотрели меры поддержки и привлекли инвесторов, что очень важно, для реализации масштабных проектов. Так, в Брянской, Калужской, Орловской, Смоленской и Тверской областях построили крупные мясо-молочные и тепличные комплексы.

На такие позитивные примеры, конечно, нужно ориентироваться. На одном из этих комплексов мы и находимся. Мы отметили в ходе того, как посещали это хозяйство, что лет десять назад не только здесь, да и по всей стране, наверное, поискать было таких хозяйств. Их практически и не было у нас.

Уверен, есть резерв для роста эффективности АПК для ввода новых производственных мощностей и в других регионах Центрального Нечерноземья. Государство продолжит оказывать вам необходимую поддержку, хочу это отметить. Только в текущем году на мероприятия по развитию сельского хозяйства в Центральной нечернозёмной зоне запланировано направить 23 миллиарда рублей, это на три миллиарда больше чем годом ранее: в 2015-м было около 20 – 19,8 миллиарда.

Напомню, что деньги выделяются в рамках государственной программы развития сельского хозяйства с общим объёмом финансирования 224 миллиарда рублей. Важно обеспечить эффективное использование этих ресурсов, в том числе нужно совершенствовать механизм субсидирования сельскохозяйственных производителей, делать это более понятным, прозрачным способом, своевременно доводить средства до конкретных получателей, тщательно контролировать, безусловно, как расходуются эти деньги, следить за тем, чтобы деньги не уходили на проекты, не способные приносить результат.

Сегодня хотел бы поговорить с вами на тему о том, какие шаги для этого нужно предпринять. Остановлюсь на некоторых ключевых вопросах.

Первое, что касается растениеводства. Чтобы повысить эффективность отрасли, нужно внедрять современные технологии, активнее проводить мелиоративные работы, позволяющие повысить урожай, а также вводить в оборот сельхозземли, которые не используются по целевому назначению. Напомню, эта тема поднималась и в Послании 2015 года.

Здесь, так же как и в других секторах экономики, конечно, нужно привлекать инвесторов, прежде всего, конечно, частных инвесторов, наладить хорошие конструктивные отношения с финансовыми учреждениями. Необходимые законодательные условия также сформулированы, имея в виду оборот сельхозземель. Прошу региональные власти идти навстречу сельхозпроизводителям, не создавать излишних трудностей с оформлением соответствующих документов.

Тоже хотел бы напомнить, что у нас в целом по России не используются по целевому назначению более 12 миллионов гектар сельхозугодий. Только здесь в области, где мы находимся, 2,8 миллиона гектар, неиспользуемые пашни, пригодны для ведения сельского хозяйства и не пущены пока в оборот.

В этой связи хотел бы вернуться ещё раз к тому, что только что сказал, имея в виду нормативное обеспечение этой работы. Вы знаете, что законодатель принял решение об изъятии: 3 июля сего года приняты поправки в законодательство, которые предусматривают возможность изъятия земельных участков в случае их неиспользования в течение трёх лет по целевому назначению, и в течение года затем новый собственник должен ввести их в сельхозоборот.

И здесь очень важно, чтобы не создавались искусственные сложности при этих действиях нового собственника. Нельзя допустить, чтобы человек или хозяйство получило сельхозземли для введения в оборот, у него год всего для того, чтобы это сделать, – и он не должен год бегать по кабинетам и оформлять бумаги. Наоборот, вы должны сделать всё, чтобы это было быстро, эффективно, качественно. Но и финансовые учреждения должны подключиться для того, чтобы обеспечить соответствующее финансирование.

И ещё. При возделывании новых земель особое внимание нужно обратить на те культуры, которые климат Нечерноземья позволяет выращивать наиболее успешно. Среди них, вы сами знаете, картофель, лён, кормовые и масличные культуры.

Второе. Важно наращивать глубокую переработку сельхозпродукции. Причём не только вводить новые перерабатывающие мощности, но и обеспечивать их нормальную загрузку. Например, в настоящее время из–за нехватки сырья у нас нет загруженной производственной мощности по переработке в масло семян. Но у нас производственные мощности позволяют перерабатывать до 20 миллионов тонн сырья, а Россией производится всего 14 миллионов тонн. И это при том, что растительное масло, как и зерно, являются ценным экспортным товаром. Отмечу, кстати, что в этом сельхозгоду Россия заняла первое место в мире по экспорту пшеницы. Это очень хороший результат наших сельхозпроизводителей: 24,6 миллиона тонн против 21 миллиона тонн в 2014–2015 годах.

Считаю, что хорошая перспектива по укреплению своих позиций на внешнем рынке есть и у наших производителей растительных масел, о чём я уже говорил.

Третье. По–прежнему достаточно остро стоит вопрос с развитием тепличного овощеводства. Проблема не новая, но она, к сожалению, решается очень медленно. Например, в Центральном Нечерноземье валовой сбор овощей в 2015 году увеличился на шесть процентов, в том время как производство тепличных овощей снизилось на 13,7.

В прошлом году я уже давал поручение разработать и внедрить механизмы, предусматривающие возможность снижения стоимости или компенсации части затрат на электроэнергию в сфере тепличного овощеводства. И хотел бы сегодня услышать, что в этом отношении делается.

Теперь, что касается животноводства. За последние 10 лет во многом благодаря весомой государственной поддержке было обеспечено ускоренное развитие свиноводства и птицеводства. Мне было сегодня приятно услышать от руководителя хозяйства, что принятые нами решения и внедрение программы развития сельхозпроизводства в 2005 году позволили начинающим хозяйствам сделать первые шаги и развиться до сегодняшнего состояния. Достаточно сказать, что уровень самообеспеченности, например, по свинине и мясу птицы вырос с 60 до 95 процентов, это реально очень хороший результат.

В 2015 году впервые за долгие годы нам удалось достичь и даже превысить порог доктрины продовольственной безопасности по мясу. Доля отечественной мясной продукции, в целом мясной продукции достигла в общем объёме ресурсов 88 процентов. Даже по этой доктрине, о которой я упомянул, цель ставилась 85 процентов.

К сожалению, в мясном и молочном скотоводстве, имеется в виду прежде всего КРС, конечно, такой позитивной динамики пока нет. Считаю, что именно эти направления должны стать якорными для развития регионов Центрального Нечерноземья, и хотел бы повторить, для этого здесь есть все возможности: обширные земельные ресурсы и кормовая база.

В этой связи прошу проработать механизмы повышения эффективности молочного и мясного скотоводства в Центральном Нечерноземье, стимулировать привлечение фермеров в эти секторы. В частности, предлагаю рассмотреть возможность увеличения размера грантовой поддержки начинающим фермерам в сфере молочного и мясного скотоводства с 1,5 до 3 миллионов рублей, а семейных животноводческих ферм – с 21 до 30 миллионов рублей.

Давайте подробно об этом всем поговорим. Слово Министру сельского хозяйства Александру Николаевичу Ткачёву.

А.Ткачёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В нечернозёмных регионах Центральной России действительно менее благоприятные условия для производства зерна, чем на Юге России, но есть, конечно, и преимущества. Как Вы отметили, это хорошие сенокосы, пастбища для скота, а значит, есть условия для развития животноводства. Тем не менее климат Нечерноземья, с достаточным количеством осадков (у нас не везде, не во всех регионах преобладают осадки), благоприятен и для овощеводства. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Благодаря органическим и минеральным удобрениям нечернозёмные почвы становятся вполне плодородными и способны давать хорошие урожаи.

Хочу отметить, уважаемый Владимир Владимирович, земли этой русской равнины очень похожи на земли соседней Белоруссии – Белоруссия, Смоленск, Брянск и так далее, – которые за последние 10 лет, хочу отметить, существенно преуспели в производстве зерновых и животноводческой продукции, особенно молока. То, о чём сейчас Вы ставите задачи, мы это непременно сделаем и выполним. Но белорусские коллеги начали осваивать, конечно с учётом их ограниченности в земельных ресурсах, те земельные ресурсы, которые у них есть, и сделали серьёзные подвижки. Нам есть чему у них учиться на сегодняшний момент.

В Белоруссии поголовье крупного рогатого скота на 100 гектар сельхозугодий в пять раз выше, чем в России. Аналогичная ситуация в свиноводстве. Белоруссия производит в три раза больше молочной продукции на душу населения в год, чем мы.

О чём говорят эти цифры? Это нереализованные возможности регионов Нечерноземья. То есть практически мы здесь и по площади, и по нашим ресурсам, возможностям имеем примерно такой же потенциал. И конечно, нам нужно пересматривать подходы по развитию сельского хозяйства в округе и определить точки роста.

Хочу напомнить и хочу поблагодарить Вас, действительно, за своевременность этого совещания, ведь в советское время на самом деле в Нечерноземье была целая большая государственная программа, очень большое внимание и поддержка. И были, безусловно, другие результаты. И сегодня пришло время поднимать эти субъекты Российской Федерации, которые, как я уже говорил и Вы в своём выступлении, имеют колоссальный потенциал.

Хочу напомнить, что за 25 лет, с 1990 года, посевная площадь регионов Центрального Нечерноземья сократилась в два раза. В шесть раз или на два миллиона тонн снизилось производство озимой ржи. Рожь здесь всегда доминировала. В основном рожь шла на переработку на спиртзаводы, а также на хлебопекарные предприятия.

Сейчас потребности в увеличении посева озимой ржи уже нет, поскольку спиртзаводы закрыты, а её перепроизводство приводит, естественно, к резкому падению цен. Теперь пришла пора менять структуру севооборота.

Условия Нечерноземья, как Вы отметили, Владимир Владимирович, позволяют выращивать масличные культуры: рапс, рыжик, лён масличный и даже соя. Производственные мощности по переработке масла семян в настоящее время недозагружены, поэтому потенциал развития существенный.

На сегодняшний день заводы по переработке растительного масла могут перерабатывать до 20 миллионов тонн сырья, а в России производится масличных культур только 14 миллионов, то есть излишние мощности. То есть 6 миллионов – это наш резерв. И здесь, в Центральной зоне, мы можем как раз это производить.

Многие сельхозтоваропроизводители уже делают ставку на масличные культуры, в том числе и в Центральном регионе. За 25 лет производство рапса в нечернозёмных регионах существенно выросло, то есть практически в 14 раз.

При проведении мелиоративных работ и соблюдении всех агротехнических технологий мы можем получить хороший урожай кормовых культур – овса, ячменя и многолетних трав – клевера и люцерны. Это, конечно, для заготовки кормов для крупного рогатого скота.

В 1990 году площадь кормовых культур в Центральной Нечернозёмной зоне превышала шесть миллионов гектар. За эти годы она сократилась в два раза.

За 25 лет в три раза снизилось производство исконно русской и традиционной для Центрального Нечерноземья культуры – льна-долгунца, который продолжают выращивать, кстати, сельхозтоваропроизводители Брянской, Костромской, Смоленской, Тверской, Ивановской, Московской и Ярославской областей. Здесь доминирует, конечно, Тверская область, они молодцы, можно здесь брать за основу и дальше двигаться по другим субъектам.

Минсельхоз осуществляет поддержку производства льна-долгунца, выделяя средства из федерального бюджета на реализацию экономически значимых региональных программ в этом направлении.

С учётом близости регионов Центральной России к Москве, а значит, к рынкам сбыта, которые входят в двадцатку крупнейших потребительских рынков в мире, необходимо активно наращивать производство овощей для замещения импорта.

Картофель даёт хороший урожай на торфяных почвах. Увеличивая посевные площади под картофелем в два раза, Нечерноземье может стать картофельным огородом Москвы и существенно нарастить доходы селян.

В прошлом году производство картофеля в Нечернозёмной зоне уже выросло на 22 процента, а производство овощей – на 6 процентов. То есть программа импортозамещения в этом направлении работает. Кстати, в рамках её реализации мы предусмотрели меры, направленные на увеличение мощностей по хранению овощной продукции, – тоже ключевая позиция.

Помимо субсидирования и кредитов государством также предусмотрена новая мера поддержки – компенсация 20 процентов затрат на строительство овощехранилищ. Этим активно пользуются Московский регион и Калуга.

На сегодняшний день в 12 регионах Нечерноземья функционирует более 500 хранилищ плодоовощной продукции общей мощностью на два миллиона тонн. Это только на две трети закрывает потребности. Дефицит мощностей ещё на миллион тонн, все должны об этом знать. У нас есть меры и инструменты поддержки. Конечно, этим надо заниматься.

В ближайшие два года планируется построить хранилищ примерно на 250 тысяч тонн. Строительство хранилищ в достаточном объёме позволит снимать излишки продукции с рынка, поддерживая справедливую цену и обеспечивая потребителей свежей овощной продукцией в несезонный период.

В прошлом году Минсельхозом также отработано для оказания господдержки 25 инвестиционных проектов, направленных на создание и модернизацию тепличных комплексов, из них пять проектов в Центральном Нечерноземье. Их реализация даст прирост производства тепличных овощей на 15 тысяч тонн. Но надо сказать, что в прошлом году в Нечерноземье зафиксировано падение на 14 процентов, а в целом по стране, наоборот, фиксируется рост производства овощей.

Надо увеличить производство тепличных помидоров и огурцов на 30 тысяч тонн ежегодно, в том числе для этих 12 субъектов Российской Федерации, центра. Конечно, это даст прирост, безусловно, – 200 тысяч тонн мы примерно посчитали, – чтобы через пять лет полностью заместить импортные овощи в Центральной России, Естественно, в Московском регионе эту работу необходимо сделать.

Ускоренному развитию этого направления препятствуют высокие тарифы на электроэнергию, поскольку тепличные комплексы относятся к числу наиболее энергоёмких производств. По Вашему поручению, Владимир Владимирович, мы направили в ведомства предложения оптимизировать затраты сельхозтоваропроизводителей на электроэнергию, но наши предложения не поддержали, хотя такая льгота не стала бы существенной нагрузкой для энергетики, поскольку сельское хозяйство потребляет лишь 1,5 процента в общем котле. То есть речь идёт, конечно, о перекрёстном субсидировании, и нам, безусловно, для тепличных комплексов нужен льготный тариф. Хочу напомнить, что в промышленности, особенно в металлопереработке, тариф – порядка 35 процентов, у нас, у селян, – от 2 до 6 процентов в разных территориях.

Нельзя сбрасывать со счетов и богатые леса Центральной России. Это своего рода «витаминный пояс» здоровья округа. Прошу обратить внимание глав регионов на возможность получения фермерами грантовой поддержки на выращивание или сбор ягод: клюквы, брусники, земляники, малины, черники.

Сегодня мы с вами пробовали местный йогурт из прибалтийской клюквы. Я абсолютно убеждён, что в следующем году, ближайшие два-три года, конечно, мы активно будем заниматься и производством, и сбором этих культур, и, конечно, переработкой.

Более того, я хочу с грустью констатировать о том, что Россия импортирует только одних грибов на два миллиарда долларов – где, как принято говорить, грибов как грязи. А импортируем, потому что нет промышленной основы, промышленного производства. Конечно, я буду просить Вас о том, что мы должны переработку грибов…

В.Путин: Импортируем грибов?..

А.Ткачёв: Да, на два миллиарда долларов из других стран, в том числе из Белоруссии, раньше из Польши очень много завозили.

В.Путин: Водку на клюкве, я смотрю, производят, а йогурт почему–то на своей клюкве нельзя произвести. Нужно завезти обязательно клюкву из–за границы.

А.Ткачёв: А потому что нужна промышленная основа, производство, высокие технологии. А так, понимаете, и грибы потребляют и собирают местные жители. То есть то, что съели, закрутили и забыли. А для больших городов, для промышленных центров России, конечно, нужна промышленная основа, высокие технологии, естественно: качество, хранение и так далее.

Эти меры, которые мы сегодня будем оговаривать, в том числе мы должны сделать ставку на Нечерноземье. Потому что мы здесь тоже сотни миллионов долларов точно тратим на покупку: и повидло, и всё что угодно – это всё импорт. В самолётах небольшие стеклянные расфасовки, банки и так далее. С прошлого года мы также поддерживаем развитие кооператива по заготовке и переработке такой продукции.

Развитие растениеводства по перечисленным мною направлениям возможно только при условии активной работы по четырём направлениям.

Первое – возвращение пустующих земель в сельхозоборот. Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, действительно благодаря вашей позиции этот уникальный закон… Сам работал в регионе и видел, особенно возле больших центров, городов земля просто разбазаривалась, разбирались сельхозугодия. Потом ждали наилучших времён, когда она перейдёт в поселение и на этом делать уже бизнес, продавая уже втридорога и так далее.

Сегодня этот закон позволяет Россельхознадзору вместе с субъектами изымать – естественно, через суд – и на конкурсе передавать в эффективные руки. Мы максимально закрыли все лазейки (раньше переписывали на родственников, потом ещё что–то) для того, чтобы действительно мы включили в оборот миллионы гектаров земли, которые будут нам давать зерно, другие культуры и так далее.

Конечно, проведение осушительных и мелиоративных работ, особенно здесь, для Нечерноземья, это высокоактуально. Дальше. Комплексное агрохимическое оздоровление почвы – это раскисление. Именно здесь проблема эта существует. И, конечно, обновление парка сельхозтехники.

На сегодня площадь неиспользуемой пашни в регионах Центрального Нечерноземья составляет четыре с лишним миллиона гектаров, и при этом почти треть не использовано пашни, пригодной для ведения сельхозоборота. То есть практически три миллиона, бери – не хочу. Но для этого, конечно, нужен комплекс мер, и об этом я буду сейчас говорить.

Чтобы вовлечь в оборот земли, нам нужны дополнительные средства. К сожалению, без денег мы не сможем. Но я уверен, что вложения окупятся сторицей.

Недавно я посещал Алтайский край, Ростовскую, Саратовскую, Калининградскую области. Там схожие проблемы. У нас вообще в России, конечно, дефицит влаги – совершенно очевидная проблема, и её решать можно только способом мелиоративных работ, как, собственно, решается во всём мире. На всё про всё у нас с вами семь миллиардов рублей, и только из них два миллиарда непосредственно на ремонт, модернизацию сети мелиоративной – всё то, что, в общем–то, будет давать большую воду на суходолы и так далее. В том числе регионам Центрального Нечерноземья было выделено 420 миллионов рублей. В целом по России это позволяет охватить, эта сумма средств на мелиорацию, средствами господдержки порядка пяти процентов от общей площади мелиорируемых земель. То есть условно у нас несколько миллионов, и только пять процентов мы сегодня используем и поливаем – условно с влагой.

Хочу привести пример. В Соединённых Штатах мелиорируемых земель 40 процентов – от пашни, у нас – 6 процентов, в Китае – 55 процентов, в Германии – 45 процентов. Китай производит 508 миллионов тонн зерна, мы – 105, Америка – 435, Индия – 236, потому что практически в половине работает мелиорация активно.

Вот опять же пример Саратова. Летишь – пустыня, земли практически чернозём, не настолько хуже, чем на Кубани, но как только работает мелиорация, только подаём воду, капельное орошение, кукуруза – 80 центнеров, соя – 40 центнеров. То есть это практически Айова. Но, к сожалению, без мелиорации они это сделали, но это сделали ещё 30–40 лет назад, когда у нас не было ни сил, ни возможностей. Но это вложения, которые изменят Россию. И, конечно, 200 миллионов тонн зерна для нас – это абсолютно нормальная позиция, это то, что укрепит нашу страну экономически прежде всего и даст возможность укрепить благосостояние наших крестьян.

На территории 12 регионов Нечерноземья площадь (подчёркиваю, у нас 7 миллиардов всего, из них 2 только идёт), конечно, нужно увеличивать кратно, хотя бы в два раза эту цифру и, конечно, бить точечно: Калининград, Нечерноземье – везде. Здесь раскисление, там, наоборот, переувлажнение, там – недобор влаги.

У нас в советское время было Министерство мелиорации, и они чем–то занимались, огромные ресурсы осваивали. Нам бы восстановить то, что было, это уже мы качественно поменяем жизнь тех отдалённых территорий, где мы говорим: это бесперспективно. 120 мм осадков – там ничего не растёт. Действительно, 120 – это ноль. 5 центнеров, 10 центнеров с гектара – это ни о чём. А там может расти 30–40 центнеров. Вот у него 50 центнеров, потому что он занимается практически сам за свои средства каждым клочком, и понятно, что он землю восстановил, и она здесь. А кто–то рядом с ним 20 центнеров получает.

К 2020 году надо ввести в сельхозоборот дополнительно 20 процентов, или 200 тысяч мелиорируемых сельхозземель, которые сейчас с учётом климата Нечерноземья просто заболочены. Это позволит в два-три раза повысить урожайность зерновых на этих землях – с 15 до 40. Это революция, мы просто не узнаем свою страну или по крайней мере эти регионы.

Это касается и овощей. Справочно: в Саратовской области мы проводили эксперимент. Это не теория, это жизнь. Без полива урожайность лука – 120 центнеров, то есть 1 тонна 200, огурцов – 8 тонн, а с капельным орошением урожайность вырастает в 10 раз и на помидорах, и на огурцах, в том числе на других культурах. Для этого нужно удвоить объёмы господдержки, то, о чём я говорил.

Ещё одна составляющая – это агрохимическое восстановление плодородия почв. Это очень актуально для этих земель. По примеру Белоруссии в том числе надо на постоянной основе проводить известкование и фосфоритование почвы. Это снижение кислотности, потому что при такой структуре почвы мы здесь ничего доброго не получим.

За последние 25 лет внесение удобрений в нечернозёмных регионах сократилось в 2,5 раза, что ведёт естественно к истощению почв. А что мы хотим? Мы ничем не кормим, плодородие снижается – конечно, и урожаи, в том числе вместе с ним, а отсюда и уровень жизни, и зарплаты, и доходы, и налоги, и так далее.

Минсельхоз готов пересмотреть подходы по распределению несвязанной поддержки в растениеводстве для эффективного распределения средств, учитывающих показатель по внесению минеральных удобрений, то есть через погектарную поддержку.

При распределении средств у нас была ситуация абсолютно абсурдная. Мы на Юге давали больше средств, чем на Дальнем Востоке, в Сибири и так далее. Там и так всё неплохо, а мы туда ещё денег. То есть, наоборот, сюда переведём потоки погектарной поддержки; естественно, в том числе и Сибирь получит, и все те, кто нуждается в этом для того, чтобы улучшить плодородие.

Благодаря поддержке государства за последние два года мы увеличили темпы обновления парка сельхозтехники. Если до введения санкций в общем объёме закупок на 40 процентов отечественной сельхозтехники приходилось 60 процентов импортной, то уже в этом году доля закупок отечественной техники выросла на 15 процентов, соотношение: уже 55 процентов – отечественная, и 45 – импортная. Но это касается только тракторов и зерноуборочных комбайнов.

А у нас, допустим, ситуация плачевная по машинам по обработке садов, всё это импортное, виноградарство – в том числе только импортное. А здесь, в Нечерноземье, нужно меры, которые, собственно, и предприняли наши коллеги из братской республики, а именно нужна специализированная техника. Она, в общем–то, производится у них в том числе.

В ближайшее время мы планируем, если Вы поддержите, подготовить предложения по закупке такой техники с господдержкой в рамках действующих правил по субсидированию – 1432, где скидка должна быть не ниже от 30 до 50 процентов. Потому что это тяжёлая техника, дорогая, это техника, которая может выкорчёвывать берёзы, сосны, которые выросли уже на наших пахотных землях, и, собственно, отвоёвывать у леса плодородную землю, и на ней уже, естественно, выращивать урожаи и так далее.

И создавать типа МТС – вот наши предложения – в регионах. Естественно, это частно-государственное партнёрство, но мы должны существенно финансировать, и тогда это будет выгодно, это будет интересно, и бизнес займётся раскорчёвкой этих земель.

В развитии животноводства в регионах Центрального Нечерноземья в целом отмечается позитивная динамика. За последний год удалось существенно нарастить производство мяса, птицы и свинины, Вы об этом говорили. В целом по округу сохраняется устойчивый рост по этим направлениям животноводства в пределах пяти процентов к прошедшим годам.

Более подробно хочу остановиться на развитии свиноводства, поскольку стабильному функционированию этой отрасли в округе угрожает африканская чума свиней. Именно хочу сказать, здесь, в Центральном округе, потому что за последние годы «африканка» зарегистрирована в 42 регионах России, особенно вирус получил распространение в Центральной России, в Поволжье, на Юге и Северо-Западе России.

Регионы Центрального Нечерноземья производят 10 процентов от общего производства свинины в стране. Это очень много, это существенная доля. Свиноводство ориентировано как на обеспечение внутренних потребностей, так и на экспорт продукции. И темпы экспорта с каждым годом растут. Так за пять месяцев текущего года экспортировано в пять раз больше, чем в прошлом году.

Владимир Владимирович, Вы нас поддерживали в Китае, и мы сегодня боремся, весь мир борется за рынки Китая, потому что у нас скоро будет перепроизводство свинины. У нас есть два пути. Или мы останавливаемся, а значит, сокращаем бизнес. Людям уже понравилось: у него миллион голов – он хочет два миллиона. Это же рабочие места, здесь же производственная база, производство, налоги. А для чего нам нужен экспорт? Для того чтобы Китай, Иран, страны Персидского залива – и не только свинины, но и птицы, говядины и так далее.

В.Путин: С Ираном Вы загнули, и Персидский залив.

А.Ткачёв: Я по птице и говядине сказал.

Так вот Китай на переговорах выставляет нам абсолютно объективные условия: «Коллеги, у вас есть в регионах африканская чума, мы не можем себе позволить». А у них, хочу проинформировать, в Китае 430 миллионов поголовье свиней ( у нас в России — 24 миллиона, и мы уже практически подбираемся к удовлетворению потребления) – 430 миллионов. И конечно, если этот вирус попадёт, – понятно, у них же плотность населения, плотность животных очень высокая – конечно, это может просто угробить им эту отрасль. И не только китайцы – все.

И если мы не наведём порядок у себя в стране в этом смысле, то, конечно, мы никогда не выйдем на экспорт, мы просто обречены, и Евросоюз рано или поздно, и все остальные. Этот аргумент будет доминировать и будет ключевым для нас. И конечно, у этой проблемы две проблемы, если так можно высказаться. Это источник вируса. Чаще всего выступают дикие кабаны и домашние свиньи. Это, кстати, мировая практика, это тенденция. Если страны с этим справились, то, собственно, они и занимаются промышленным производством свинины. Недопустимо закрывать глаза на дальнейшее распространение вируса в охотхозяйствах, в личных подворьях, оберегая частные интересы и ущерб целой отрасли.

Хочу напомнить, что при Вашей поддержке за последние 10 лет в свиноводство вложено более 350 миллиардов рублей. Я сам был свидетелем, когда работал в регионе: мы потеряли более 100 тысяч поголовья. Плотность населения большая на Кубани; естественно, перемещения, потоки, курорты; вирус: одно животное болеет – сразу выбивается комплекс в 50 тысяч голов. И ты ничего не сделаешь, потому что не лечится во всём мире. Это страшная беда. Конечно, я понимаю, как дрожат коленки и у него, и у всех, потому что это всё вокруг и рядом ходит, через дорогу; неизвестно, когда это может случиться, и он может потерять бизнес – вот что такое африканская чума.

И, естественно, нам нужно – и Россельхознадзору, и Минприроды, потому что в ведении Минприроды находится охота, – принять меры по депопуляции, то есть сокращению дикого кабана, а также на особо охраняемых природных территориях федерального и регионального значения. И мы предлагаем опять же общемировую практику, потому что все остальные уговоры, рекомендации не работают.

Нужно запустить следующий механизм – стимулирование, то есть платить за каждую тушу кабана, и особенно платить больше за маточное поголовье. Тогда мы сократим насыщенность, и заболевания будут менее распространяться, и деньги на это относительно небольшие – условно порядка 200–300 миллионов рублей. Мы готовы найти средства, но по–другому мы не приведём в чувства ни тех собственников этих угодий, и, естественно, у каждого есть свои причины, это не болит, как у большинства. То есть у большинства не болит, поэтому не чувствуют эту проблематику.

Конечно, по ЛПХ тоже болезненная тема. И у нас, к сожалению, в 90 случаях распространение АЧС – это в личных подсобных хозяйствах. У нас, в том числе здесь, мягко говоря, бардак, потому что можно иметь в ЛПХ и 100 голов, и 200 голов, там ни учёта, ни дисциплины, ни регистрации в поселениях. Естественно, ветврач не может зайти, никакие рекомендации… Конечно, абсолютно бесконтрольно перемещаются грузы. Поэтому у него сдохли свиньи, он тут же прикопал: «А у меня ничего не было». Каждый, естественно, покрывает. Мы каждый день фиксируем вспышки АЧС.

Поэтому какой там экспорт! Нам бы своё поголовье удержать, которое сегодня существует. Поэтому, Владимир Владимирович, мы готовим ряд естественно объективных мер, которые, конечно, добросовестных собственников не ущемят. А тех, кто не хочет выполнять правила и, собственно, живёт лишь бы набить карман, то, конечно, они будут способствовать наведению здесь порядка.

Хочу ещё раз подчеркнуть, потенциал развития нечернозёмных регионов заложен в мясном и молочном скотоводстве. Многие регионы Центральной России: Тверская, Брянская, Калужская, Смоленская, Тульская – доказали это на своём примере, это перспективные точки роста. За последние пять лет поголовье специализированного мясного скота в сельхозорганизациях выросло в 2–4 раза, это хороший показатель; поголовье молочного скота на 7 процентов прибавилось.

Но, для понимания, в 1990 году поголовье крупного рогатого скота в сельхозорганизациях в 5 раз превышало текущие показатели. Есть к чему стремиться. Особенно это актуально для развития малых форм хозяйствования в качестве переориентации со свиноводства на содержание крупного рогатого скота.

Спасибо, Владимир Владимирович, за то, что поддержали наше предложение по фермерам – увеличение размера грантовой поддержки с 1,5 до 3 миллионов. На мой взгляд, это важнейшая сегодня роль государства и поддержка. У нас очередь за грантами от Калининграда до Дальнего Востока, особенно Сибирь, огромные расстояния. Мы ничем больше не сможем занять этих людей, они сами создают семейные фермы, животноводческие фермы, то есть кормят себя. Естественно, нанимают людей на работу.

Это ключевая, на мой взгляд, вещь, она и политическая, люди закрепляются. И надо, конечно, мы предлагаем в два раза как минимум (сегодня 11) – 20 миллионов, чтобы все желающие получить грант на развитие, получили. Тогда это активность, на мой взгляд, очень перспективное направление. То же самое для животноводческих ферм – с 20 до 30 миллионов рублей, Вы об этом сказали.

Стоит также рассмотреть возможность расширения поддержки небольших молочных ферм. Для этого можно снизить критерии отбора с 400 до 100 коров. То есть условно если 200 коров по нашим требованиям, то есть он не подлежит субсидиям, – неправильно. Нужно снизить эту планку; значит, мы больше людей сможем и поддерживать, и субсидировать, а значит, этот бизнес для них будет интересным.

Для увеличения фермеров в мясное скотоводство можно использовать ресурс крупных хозяйств, которые выращивают скот мясных пород. Совместно с отраслевиками и Рослизингом мы разрабатываем механизм господдержки приобретения такого скота и передачи его в лизинг небольшим фермерским хозяйствам. Это существенно повысит эффективность мясного скотоводства.

Но вообще, Вы говорили о проблемах молока, на самом деле нам нужно восемь миллионов тонн молока. Мы практически на 1,5 миллиарда долларов завозим из Белоруссии: это молоко, сыры, молочную продукцию и так далее. Конечно, наверное, не очень здорово. У нас есть огромнейший потенциал, мы прирастаем – и здесь медленно, тем не менее двигаемся вперёд.

За последние два года импорт продовольствия сократился почти на 40 процентов, за два года – на 40 процентов импорт продовольствия, с 43 миллиардов до 26 миллиардов. По нашим оценкам, при условии финансирования мер господдержки не ниже заявленного уровня текущего года, а мы настаиваем, чтобы этот уровень был 237 миллиардов, то есть и уровень 2014 года. Только, я прошу прощения, Вы сказали – 224, это с учётом 10 миллиардов на сельхозтехнику.

В.Путин: Восемь.

А.Ткачёв: Восемь. Которую, в общем–то, мы не учитывали. Это Минпром, это мы, это развитие машиностроения. А 237 – это были чисто инвестпроекты, короткие кредиты, капексы, мелиорация, малые формы и так далее, то есть это непосредственное развитие, то, что даёт сегодня 2–3 процента роста сельхозпроизводства.

В.Путин: Если так считать, то мелиорация тоже один из источников.

А.Ткачёв: Нет, мелиорация – это то, что… Хорошо, пусть будут сельхозмашины. Тогда 247 – не 237.

Если мы будем двигаться такими темпами, Владимир Владимирович, уже через пять лет объёмы экспорта и импорта сельхозпродукции и продовольствия сравняются и достигнут порядка 22 миллиарда, то есть 22 на 22. Сегодня 43 на 26, а было вообще 60 на 20.

Учитывая специфику региона в развитии сельского хозяйства и климатические особенности, удалённость от рынков сбыта, традиции, Минсельхоз предлагает консолидировать ряд субсидий, сократив их число с 54 до 7 субсидий. Это расширит полномочия регионов при определении приоритетов в аграрной политике, повысит оперативность и своевременность доведения средств до получателей.

Минсельхоз готов разработать соответствующие методические рекомендации по разработке региональных программ развития сельского хозяйства, и уже с 1 января 2017 года, подчёркиваю, с 54 субсидий (на самом деле много, очень много было путаности, сложности) довести их до семи. Это упростит, это будет более прозрачная ситуация. И думаю, что выиграют все. И мы даём больше полномочий регионам, то, о чём они нас и просили.

Завершая, прошу обратить внимания, коллеги, уважаемый Владимир Владимирович, на то, что все перечисленные предложения по развитию сельского хозяйства могут быть реализованы при условии сохранения тех объёмов, как уже сегодня мы с вами договорились, – 247 миллиардов рублей. Тогда мы сможем обеспечить через пять лет на 80–90 процентов основными видами продуктов питания насыщение нашего рынка.

Это историческая миссия. Никогда Россия и Советский Союз даже и близко не стояли к этому. И конечно, если уровень поддержки останется, как сегодня, 224, а более того, Минфин нам даже прогнозирует ещё снижение, как и другим отраслям, то, чудес не бывает, в 2017–2018 годах у нас не будет роста. И, более того, все те надежды, тот сигнал, который получили сельхозтоваропроизводители, – мы просто их обманем, и они развернутся, умоются и, собственно, перестанут двигаться в этом направлении. Это ключевые вещи.

Более того, регионы вам скажут сегодня о том, что мы недофинансируем. То есть новые проекты начаты, а мы в силу того, что нас подрезали, мы не можем додать по капексам, по инвестам, по коротким. Короткие – вообще это жизнь: это ГСМ, это удобрения, это техника, это оборотные средства. Их нет в регионах. А значит, это грозит разочарованием в определённой степени и оттоком инвесторов с этого рынка.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Чувствуется, что бюджетный процесс начался, прямо в воздухе висит.

А.Ткачёв: На самое больное в данный момент наступают.

В.Путин: Понятно.

Аркадий Владимирович, как по поводу поддержки в сфере энергетики? И я об этом упомянул, и Александр Николаевич тоже.

А.Дворкович: Владимир Владимирович, эта тема уже стала долгоиграющей. Основная причина была в том, что любые льготы кому бы то ни было – это всегда перекладывание издержек на кого–то ещё, и поэтому, конечно, тяжело Минэнерго давалось это решение. Тем не менее на этой неделе Министр энергетики собрал всех квалифицированных людей: и представителей отрасли, и энергетиков – и по итогам встречи принял решение о возможности поддержки, по крайней мере в качестве позиции Минэнерго, этого направления, этих проектов.

Какими мерами? Есть три основные меры.

Первое. Нужно оптимально выбирать места для размещения тепличных комплексов с тем, чтобы в первую очередь использовать те точки, где в непосредственной близости есть соответствующая либо генерация, либо сетевая инфраструктура, подстанции с достаточными резервами мощности, которые не выдаются в использование. Таких объектов много, десятки объектов только в этом регионе, и их вполне можно использовать. Губернаторы об этом хорошо знают. У кого–то их чуть больше, у кого–то чуть меньше, но они точно есть, около генерации – абсолютно точно.

Здесь есть правовая проблема, которую Минэнерго знает, как решить, они должны внести соответствующий акт.

Наконец, третье – это подключение к сетям ФСК непосредственно напрямую. Проект акта Правительства готов, он уже в Аппарате Правительства, думаю, что на следующей неделе может быть уже выпущен.

За счёт трёх этих мер, думаю, что проблема будет решена, и удастся примерно от полутора до двух раз снизить затраты на электроэнергию для вновь стоящихся тепличных хозяйств.

Отдельная проблема для существующих. Здесь такого прямого решения нет, потому что здесь уже точно если мы их переключаем на сети ФСК, то это потери у территориальных сетевых организаций немедленные, сразу же возникают убытки. Здесь такого лёгкого решения не будет. С другой стороны, они уже существуют, работают, и нам важно поддержать расширение этой деятельности в большей степени, чем существующие комплексы, хотя хотелось бы всех.

Кроме этого, коллеги, может быть, будут говорить, у нас есть ещё необходимость в стабильном режиме с точки зрения ограничения импорта. У нас сейчас действует эмбарго. Это хорошая возможность для наших овощеводов, как и для других отраслей.

В.Путин: Не эмбарго, а ответные меры.

А.Дворкович: Да, я сленг использую – ответные меры в этой сфере.

Кроме того, чтобы усилить эти ответные меры, Россельхознадзор также ввёл свои ограничительные меры. Даже если мы отменим по каким–то причинам, например политическим, наши ответные меры, останутся действия Россельхознадзора, который сможет регулировать этот процесс.

Это абсолютно правильно, потому что у нас есть вопросы к безопасности соответствующих продуктов. А каждое такое хозяйство должно проходить инспекцию, и необходимо действовать очень постепенно. Мы говорим об этом абсолютно открыто нашим коллегам, в том числе из Турции и из других стран. Мы будем проверять, мы не будем открывать всё. Они это понимают, это абсолютно нормально, мы здесь открыты для диалога со всеми.

Против нас действуют так, и мы действуем так. В мире это общепринятая практика. Я в том числе говорю это открыто и для средств массовой информации, мы будем действовать здесь именно таким образом, главное – соблюдать стандарты, главное – соблюдать все правила и действовать одинаково по отношению ко всем.

Три-четыре года нужно нашим инвесторам, чтобы в России было обеспечено конкурентоспособное производство этой продукции.

В.Путин: Спасибо.

Игорь Михайлович Руденя, пожалуйста.

И.Руденя: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Развитие агропромышленного комплекса и сельских территорий – это один из приоритетов Правительства Тверской области. Для нас очень важно, что на федеральном уровне началась работа по формированию программы развития сельского хозяйства в Центральном Нечерноземье. Мы надеемся, что данная программа будет принята уже в текущем году.

Инициированная Вами, уважаемый Владимир Владимирович, работа по вводу в оборот неиспользуемых земель сельхозназначения и принятие соответствующего федерального закона окажут существенную помощь нашему региону в решении приоритетной задачи по вводу в оборот неиспользуемых земель.

Правительство Тверской области планирует за пять ближайших лет начиная уже с текущего года вовлечь в оборот не менее 100 тысяч гектаров неиспользуемой пашни. Таким образом, мы увеличим площадь используемых сейчас пахотных земель более чем на 20 процентов. Справочно: у нас в Тверской области – Вы сказали, собственно говоря, какие есть резервы, – и мы видим, что у нас используется только одна вторая, одна четвёртая часть (в зависимости от того, как быстро мы сейчас сможем это сделать) нашего потенциала.

Для комплексного развития растениеводства мы также намерены восстановить и сеть хлебоприёмных предприятий и линейных элеваторов. Потому что, когда будет растениеводство, соответственно мы должны получить урожай, дальше вопрос будет, куда его собрать и где его разместить.

Сегодня в порядке информации могу сказать, что у нас сохранилось только два хлебоприёмных предприятия и два мельничных элеватора, которые есть на территории Тверской области. Поэтому это тоже задача – восстановить инфраструктуру.

Второе важнейшее направление – это развитие молочного и мясного животноводства. Наряду с крупными аграрными проектами для данного направления мы считаем эффективным развитие формата малого и среднего бизнеса.

На прошлой неделе мы встречались с руководителями наших сельхозпредприятий и приняли решение о развитии кооперации в переработке данной сельхозпродукции. Потому что тяжело построить средним и маленьким свой завод, а в режиме кооперации, как это происходит в Европе, мы считаем, что это будет эффективно и достаточно быстро.

Для обеспечения реализации продукции наших предприятий мы намерены более активно использовать удачное географическое расположение Тверской области между Москвой и Санкт-Петербургом. Как и по всей стране, наши предприятия, производящие продукты питания, к сожалению, испытывают трудности с выходом на прилавки в федеральных торговых сетях, мы сегодня об этом говорили.

Но при том что у нас есть некоторые законодательные поправки, всё равно есть в чём совершенствоваться. Мы понимаем, что это естественный признак конкуренции и видим один из путей решения этого вопроса: это развитие собственной региональной розничной сети. В этой связи планируем со следующего года в рамках действующего законодательства оказывать максимальную поддержку в развитии региональной розничной торговли. И хотели предложить нашим коллегам по Центральному федеральному округу присоединиться к этому проекту.

Владимир Владимирович, если будет Ваше поручение, может быть – под эгидой Александра Дмитриевича Беглова, мы бы тогда такую программу разработали.

Важным и перспективным направлением для АПК Тверской области является льноводство. На сегодняшний день по площади посевов льна-долгунца мы вышли на первое место в России. Сейчас мы приступили к формированию льняного кластера и созданию безотходного перерабатывающего производства.

В настоящее время в АПК Тверской области реализуется 21 инвестиционный проект, в порядке информации хотел просто доложить. Это свыше 20 миллиардов рублей инвестиций и около двух тысяч новых рабочих мест.

Также мы видим большой потенциал для развития АПК Нечерноземья, в том числе и Тверской области, в развитии аквакультуры. У нас, в порядке информации, на территории Тверской области более 1760 озёр и более 900 рек, то есть это огромный водный бассейн. Могу сказать, что, так же как и дикоросы, о чём сейчас говорил Александр Николаевич, также и аквакультура имеет очень большой потенциал. Причём это формат среднего и малого бизнеса, это та же самая занятость людей, это то же самое вовлечение людей в деловую активность. Примером качественной реализации инвестиционных проектов крупного формата является фирма «Дмитрова Гора», на территории которой сегодня проходит наше совещание.

Хотел бы особо отметить, что надёжными партнёрами в развитии малого и среднего бизнеса на территории Тверской области являются Минсельхоз России, Россельхозбанк и Росагролизинг. Здесь присутствуют наши коллеги. Хотел доложить, что в апреле текущего года мы заключили соглашения с банком и с лизингом. На сегодняшний день мы уже получили 909 миллионов кредитных средств. Всего нам выделили по лимиту более 1 миллиарда 150 миллионов. Для сравнения, в прошлом году мы получили всего за весь год только 292 миллиона, то есть мы в три раза в этом году уже выросли на сегодняшний день за это непродолжительное время. Росагролизинг нам запланировал выдать до конца текущего года 50 единиц новой техники кроме текущих контрактов, которые они обслуживают.

Также хотел сказать, что в нашем регионе активно стало развиваться молодёжное фермерское движение. У нас на сегодняшний день в Тверской области начал свою работу Форум сельской молодёжи Центрального федерального округа. Он проходит на базе филиала Тимирязевской академии, которая расположена в городе Твери. Благодаря областной поддержке молодых специалистов мы считаем, что у нас есть такая устойчивая тенденция закрепления их на селе.

Уважаемый Владимир Владимирович! В завершение своего выступления хочу попросить Вас поддержать разработку и принятие программы развития сельского хозяйства в Центральном Нечерноземье, в Центральном федеральном округе именно в этом году, если это возможно, чтобы мы успели к бюджетному периоду уже сформировать какие–то стандартные предложения и соответственно предусмотреть в наших региональных бюджетах меры поддержки софинансирования, а также включить в данную программу меры по стимулированию льноводства, аквакультуры (то, о чём мы сейчас говорили) и дикоросов (то, о чём сказал Александр Николаевич), а также закрепление молодых специалистов и кадров на селе.

Также, Владимир Владимирович, просим дать поручение рассмотреть возможность по увеличению или дофинансированию Минсельхоза по субсидиям по длинным кредитам и коротким, потому что у нас часть проектов может зависнуть в середине инвестиционной фазы. То есть мы уже начали строить и боимся, что можем несвоевременно их закончить. Поэтому такая просьба. И конечно, очень рассчитываем на помощь Минсельхоза и Минфина в этом вопросе.

Большое спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Сергей Валерьевич Королёв, пожалуйста, президент Национального союза производителей овощей.

С.Королёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Разрешите сначала поблагодарить Вас лично, Владимир Владимирович, Правительство Российской Федерации, Минсельхоз за те меры поддержки, которые у нас появились по развитию овощеводства в стране. Это случилось не так давно, фактически это 2013 год, то есть мы в самом начале пути.

Могу Вам доложить, что результаты не заставили себя долго ждать. Мы на сегодняшний день имеем постоянный ежегодный рост. Если в 2014–2015 годах он составлял всего 6,5 процента, то за первый полгода 2016-го этот рост составил уже 22 процента. А по отдельным культурам, таким, например, как томаты, он достиг более 60 процентов. Это, в общем–то, рекорд отрасли, такого не было никогда. Это свидетельствует о том, что те меры господдержки и те субсидии, которые на сегодняшний день есть в госпрограмме, – они работают, привлекают инвесторов, и мы консолидируем достаточно большие объёмы инвестиций.

Могу Вам сказать, что за это время в отрасль инвестировано уже более 85 миллиардов рублей. Наверное, сегодня в агропромышленном комплексе тепличное овощеводство – это одна из самых быстрорастущих, если не самая быстрорастущая, подотрасль.

Нам, конечно, важно на сегодняшний день сохранить те темпы, которые мы набрали: инвесторы поверили, люди пришли, причём пришли не только из сельского хозяйства, а из свиноводства приходили, из сахарной подотрасли. Мы сегодня имеем инвестора из автомобильного бизнеса, нефтяного, из телекоммуникаций, из розничной торговли. То есть сегодня этот круг инвесторов расширяется, и, безусловно, мы очень рассчитываем, что то, что есть сейчас, те меры поддержки – они сохранятся для того, чтобы нам поддержать эти темпы инвестиций.

Всего нам нужно построить 1,5 тысячи гектаров теплиц, и на это нужно 300 миллиардов рублей. На самом деле это не такие большие деньги. То есть если мы создадим достаточно выгодные условия, то эти инвестиции придут. То есть у нас уже фактический результат на сегодняшний день есть. Нам нужно примерно инвестировать около 50–60 миллиардов рублей в год для этого. Если мы такие темпы сохраним, то к 2020 году, я хочу подтвердить слова Александра Николаевича, мы действительно уйдём от импортозамещения по самым сложным нашим позициям: это тепличные, это зимние овощи.

Что касается ситуации, которая есть сейчас, как она изменилась. То, что мы начали, – это очень хорошо, всё это развивается. Что изменилось? Изменилось то, что на сегодняшний день у нас резко подорожало оборудование, которое мы ввозим, потому что в основном оно всё импортное, мы закупаем за евро. Если раньше нам гектар теплиц обходился примерно где–то в 130 миллионов рублей, то на сегодняшний день цена достигла уже 200 миллионов рублей. Но при этом цены на готовую продукцию у нас не растут. То есть данные Росстата свидетельствуют о том, что в этом году у нас действительно нет роста цены. Правительственная комиссия по мониторингу цен на продовольствие…

В.Путин: В прошлом году рост был какой?

С.Королёв: В прошлом году был 15 процентов. То есть рост цен и на самом деле потребительский спрос на сегодняшний день очень ограничены, поэтому мы даже не видим для себя никаких перспектив для роста и не хотим этого роста на самом деле, потому что нам нужно сбывать свою продукцию. То есть мы в такие немножко экономические ножницы попали. Срок окупаемости проектов у нас увеличился где–то с 7–8 до 11–12 лет именно из–за этого. Конечно, эту ситуацию необходимо как–то анализировать. То есть мы это уже делаем совместно с Министерством, с Правительством в части того, как нам сократить эти сроки окупаемости.

Фактически на сегодняшний день речь идёт о том, что у нас самая большая статья затрат, особенно операционные затраты, – это электричество, Вы правильно сегодня сказали об этом. У нас требуемая мощность для строительства одного гектара составляет 2 мегаватта в час. Если мы построим 1,5 тысячи гектаров теплиц к 2020 году, то потребляемая мощность достигнет 4 гигаватт в час. Это будет один из крупнейших потребителей в России по электроэнергии – тепличная отрасль. Причём потребитель постоянный, который без этого работать не может, он не может остановить производство, он постоянно выращивает.

Вы дали поручение, мы активно его отрабатывали под руководством Аркадия Владимировича. Сегодня, безусловно, самое простое и технологичное решение – то, что хотят все: снизить тариф до 2–2,5 рубля, чтобы все могли прийти в региональную сеть подключиться, и это бы работало. Но мы понимаем проблему перекрёстного субсидирования. Действительно, эта проблема тоже есть.

Один из вариантов, который мы обсуждаем, наиболее реальный – это подключение к сетям ФСК. Сети ФСК на сегодняшний день – единственный из всех вариантов, который даёт возможность получить тариф два рубля. Могу вам сказать, что буквально позавчера было проведено совещание в Минэнерго, и ФСК обнародовало цифру, то есть они уже получили заявок на подключение на 1 гигаватт в час от тепличных комплексов.

Но, безусловно, это достаточно такая дорогая история, потому что подключение стоит – если у нас комплекс, допустим, средний стоит 2 миллиарда, то подключение – примерно 500 миллионов. И соответственно у нас возникает проблема, что у нас действует программа так называемого возмещения 20 процентов капитальных затрат, и мы бы очень хотели, чтобы эти затраты тоже туда попадали, чтобы нам снизить нагрузку на наших инвесторов.

Есть ещё один механизм тоже в рамках ФСК, Владимир Владимирович, – это подключение к так называемым уже существующим резервным мощностям напряжением ниже 110 киловольт. Но это нужно делать по отдельному распоряжению Правительства. Конечно, если взять наш отдельный тепличный комплекс, он никогда не дойдёт до Правительства и не сможет решить этот вопрос.

Нам хотелось бы, конечно, чтобы был разработан такой регламент, который бы позволял нам системно подключить к имеющимся мощностям, о которых я сказал, наши тепличные комплексы. Это бы существенно удешевило наши затраты, буквально в разы. Сегодня такая работа уж ведётся. Мы примерно по четырём площадкам уже получили предложения от ФСК. Нам необходимо просто их сейчас дальше отработать.

В.Путин: А как с понижением мощности вы справляетесь?

С.Королёв: С понижением? Там у нас есть два варианта, то есть это свыше 110 киловольт подключение к сетям и ниже 110. Если свыше 110 – это можно делать и без разрешения Правительства, а ниже 110 киловольт – это отдельное распоряжение.

В.Путин: Распоряжение – ладно, а технологически? Там же нужно трансформаторы строить для понижающей…

С.Королёв: Нет, понижающие трансформаторы и там, и там нужно. Но только во втором случае это стоит в разы дешевле, потому что они уже существуют там, просто к ним нужно подключиться.

Мы сейчас все эти площадки отрабатываем. Создана уже на сегодняшний день карта распределения этих мощностей – она отработана с Министерством энергетики, и мы, безусловно, по этому пути пойдём. Но здесь, конечно, нужен именно системный подход, чтобы мы и по одному варианту, и по второму могли подключаться, и получали по этому направлению тоже субсидии так называемые – 20 процентов возмещения капитальных затрат. Потому что это составная часть тепличного комплекса. Это достаточно большие деньги, я сказал уже, – 50 миллиардов рублей, а если мы 20 процентов берём, то это 10 миллиардов в год. То есть мы эти цифры, собственно, и в Министерство сельского хозяйства дали, и Правительство проинформировали.

Безусловно, если мы этот вопрос решим по электроэнергетике, то думаю, что у нас инвестиционный процесс продолжится так же активно, как он начался.

Мы сегодня также обсуждали вопросы субсидирования покупки электроэнергии, но тут есть определённые бюджетные ограничения. Безусловно, мы пониманием, поэтому будем работать по варианту ФСК пока. Самое главное, чтобы этот вариант сохранился, и нам давали такую возможность. Аркадий Владимирович нас поддерживает в этом вопросе, поэтому мы будем двигаться.

В.Путин: У вас уже принято решение?

А.Дворкович: У нас проект акта уже подготовлен, поэтому в течение нескольких дней, думаю, может быть выпущен.

В.Путин: Постановление Правительства?

А.Дворкович: Да, постановление Правительства.

С.Королёв: Владимир Владимирович, и сегодня уже обсуждался вопрос – безусловно, мы все знаем, что у Вас состоится встреча с Президентом Эрдоганом. По Турции у нас введены ответные меры. Они действительно дали результат. В этом году большинство наших тепличных комплексов перепрофилируются с огурцов на томаты. До этого у нас было 75 процентов всех площадей занято под огурцом и только 25 – под томатом, потому что было очень тяжело конкурировать с турецкой продукцией, которая, к сожалению, очень низкого качества и небезопасная. Поэтому они обрушивали рынок, и наши производители уходили в другие культуры.

В.Путин: Аркадий Владимирович сказал сейчас о том, что мы будем обращать внимание в любом случае на качество продукции.

С.Королёв: Спасибо.

И могу Вам сказать, что тот результат, который мы имеем сегодня, плюс 60 процентов по томатам, – это как раз ответ на те ограничения, которые были введены. Мы успели перепрофилироваться и увеличить это производство. Нам тоже нужно это сохранить. Кстати, и турецкая лира тоже сейчас очень сильно обесценилась, девальвировала на 30 процентов по отношению к рублю, это тоже создаст им дополнительные экономические конкурентные преимущества на нашем рынке.

Владимир Владимирович, ещё один вопрос, который хотели поднять, он, безусловно, касается не только овощеводства, но и других направлений сельского хозяйства. Сегодня мы бы хотели обсудить порядок отбора инвестиционных проектов, потому что сохранить инвесторов очень важно для нас сейчас в этот сложный момент, когда у нас есть определённые бюджетные ограничения. Мы считаем, что инвестор, когда он заходит в проект, должен знать, что, когда он этот проект реализует, он точно получит обещанные деньги, обещанные субсидии. Потому что сегодня иногда получается так, что он получил кредит, всё оформил, принёс заявку – и какое–то время не проводится отбор.

В.Путин: Да, я знаю такие случаи.

С.Королёв: Владимир Владимирович, по капексам то же самое. Мы сегодня считаем, что нужно разработать механизм, который бы на этапе входа в проект инвестора давал ему гарантию, потому что, когда он его реализует, он получит эту поддержку. Самое главное, чтобы это была ответственность двусторонняя. Если инвестор не сделал то, что обещал, то он должен понести какой–то штраф за это или какую–то ответственность.

Поэтому мы предлагаем предусмотреть порядок, особенно по отбору проектов по возмещению капитальных затрат, 20 процентов, заключать соглашения между федерацией, регионом и инвестором, и чтобы это соглашение …

В.Путин: Федерация – это кто, Минсельхоз?

С.Королёв: Да, в лице Минсельхоза. Для того чтобы и у федерального центра, и у региона, и у инвестора был понятный регламент действий, порядок действий и сроки исполнения этих обязательств. Тогда это позволит нам включить это в бюджетный процесс в рамках программы проектного финансирования.

В.Путин: Сергей Валерьевич, я Вас полностью поддерживаю. Знаю такие случаи, когда все вроде пообещали, разговоры состоялись, а к моменту оформления документов выясняется, что кого–то вычеркнули из программы, кого–то забыли или специально отодвинули.

С.Королёв: Владимир Владимирович, знаете, получается так, что если вдруг вычеркнули, как Вы сказали, то в первый год – это дефолт.

В.Путин: Да.

С.Королёв: Нарушение обязательств, и всё. Даже сейчас с банками получается такая ситуация, что они эти меры поддержки, вроде которые есть в госпрограмме, продекларированы, но многие их не учитывают в расчёте окупаемости проектов и оценки рисков по проектам. Поэтому, если бы мы такой механизм ввели, и для банков было бы проще принимать решение.

В.Путин: Давайте обязательно зафиксируем это в сегодняшнем решении. Вопрос просто в повышении дисциплины совместной работы на этих трёх уровнях, о которых Вы сказали. Вы правы.

С.Королёв: Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Юшин Сергей Евгеньевич, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации.

С.Юшин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за предоставленное слово.

Во–первых, мне, с одной стороны, проще, с другой – сложнее, потому что основные вопросы, о которых я сегодня хотел бы сказать, уже и Вы в своём вступительном слове упомянули, Александр Николаевич достаточно подробно, но всё же какие–то акценты хотелось бы сделать.

Во–первых, спасибо за Вашу высокую оценку. Вы заметили, что мясную отрасль мы создали. Правильно сказал Сергей Анатольевич, с 2006 года начался такой глобальный у нас скачок. И, что греха таить, сегодня иностранные телевизионные компании чаще приезжают на наши предприятия снимать передачи, чем федеральные. Японцы уже в Брянской области были, американский Wall Street Journal пишет. Действительно, это не фанфары – это реальный успех.

Хотел бы обратить внимание, что когда мы говорим о Центральном Нечерноземье, абсолютно правильно было сказано, что одно из направлений, которые здесь можно развивать, – это мясное скотоводство. Более того, именно Брянская область, одна из областей, которая как раз относится к региону, стала таким лидером. Вы знаете, этот проект «Мираторга» – в том, чтобы создавать базу для дальнейшего развития.

Но хотел бы обратить внимание, вообще в целом ситуация, конечно, с крупным рогатым скотом в регионе очень сложная, гораздо сложнее, чем в среднем по стране. Если поголовье молочного и мясного скота упало на 65 процентов с 1990 года, то в областях, которые сегодня здесь представлены, – от 80 до 88, то есть тяжёлая ситуация. При том что в целом мы понимаем, и правильно сказал Александр Николаевич, пастбища есть, климат хороший, влага есть, логистическая составляющая присутствует, эпизоотическая ситуация здесь лучше, чем в ряде регионов.

Поэтому я думаю, что сейчас, вслед за Брянской областью – не думаю, я практически уверен – и другие области подключатся к развитию мясного скотоводства. Почему я так думаю? Потому что, во–первых, уже, в частности, в Смоленской, Орловской, Калужской областях и в Брянской уже с начала года построено пять новых ферм по пять тысяч поголовья каждая, с пастбищами. Смоленская область недавно подписала дополнительное соглашение на инвестиции в 6 миллиардов. Это тоже дополнительные фермы. А всего будет построено несколько десятков крупных товарных ферм.

Но, как совершенно правильно было сказано, рассчитывать на постоянное развитие отрасли, только опираясь на мощные компании, это недальновидно. У них всё равно ограниченные ресурсы, будь то финансовые, человеческие, управленческие и так далее. Поэтому мы подходим к тому моменту, когда мы должны фактически вовлекать средний (мелкий я бы не хотел говорить, всё–таки средний) бизнес на селе в некие технологические процессы, которые им можно отдавать фактически на аутсорсинг. Сегодня мы даже начали прорабатывать программу такую взаимодействия с фермерами.

В.Путин: А что это может быть?

С.Юшин: Сейчас я скажу. Мы до сих пор ставили цель и её, в общем–то, выполняли – наращивать маточное поголовье. Понятно, что это всегда нужны большие площади, опять–таки пастбища и так далее. Но есть такой цикл в производстве, называется он по–простому «корова – телёнок», когда у фермера на пастбище – конечно, это должно быть культурное пастбище с соответствующими травами, должна быть скважина, вода обязательна (в такую погоду пять часов без воды – и скота больше нет у вас) – фермер содержит, продаём ему нетель или тёлочку, её осеменяют под присмотром опять–таки соответствующих правильных людей технологически, дальше обслуживание ветеринарное, обеспечение соответствующими семенами. Технику ему тяжело покупать, можно в аренду технику сдавать и так далее, – то есть он под крылышком, как франшиза фактически. Его задача одна – смотреть за скотом в соответствии с определённой технологической картой и (примерно через два года это будет) сдавать бычка обратно, продавать, простите, по заранее оговорённой цене, то есть он может уже просчитать экономику, обратно на такую компанию-интегратор.

Потому что этим компаниям, у которых сегодня образуется маточное поголовье, важно свои мощности по убою заполнять своим скотом. Его же не хватает, но скот должен быть стандартизированный, определённых кондиций. Простите, я сказал, что сначала на убой, – неправильно: сначала он на свою площадку откормочную, вы тоже видели, где уже финальный докорм проходит, там 4–6 месяцев, и мы получаем тот скот, который идёт на убой. То есть фермер точно знает, что его работа от сих до сих, но это работа, это тяжёлая работа, вообще работа с КРС не для слабонервных.

Здесь что очень важно? У нас сегодня, к сожалению, Росагролизинг ограничен нормативно так, что он может только приобретать и передавать в лизинг с господдержкой племенной скот. Но зачем фермерам заниматься этим племенным скотом? Это не их дело, правильно же? Поэтому нам сегодня, помимо того что, конечно, племенную базу мы будем наращивать и расширять, нам надо расширять эту товарную уже базу, то есть скот, который пойдёт уже на убой. И мы предлагаем как одну из мер предусмотреть, разработать Минсельхозу совместно с Росагролизингом механизм, согласно которому можно было бы приобретать такой товарный скот, чистопородный (это очень важно, чтобы отбирали они не мусор какой–то) скот мясных пород для передачи с господдержкой и соответствующим субсидированием фермерам.

Что касается самих программ – в частности, проект такой программы в Ивановской области уже губернатору представили, он уже с удовольствием на базе одного из своих предприятий готов этим заниматься. В этом участвует и наша ассоциация, и Союз производителей говядины, Союз скотопромышленников России. И самое главное, что сейчас тот момент, когда и крупные компании, которые раньше не хотели этого (потому что где фермеров ещё взять), – они тоже поняли, что в этом будущее, так они быстрее смогут заполнять свои мощности.

То есть первое – это нужно, чтобы у нас был инструмент, чтобы скот доставался, скажем так, по доступной цене или с доступным финансированием.

Второе – это, как раз Вы уже тоже сказали (я понял, что вопрос практически решён), увеличение грантовой поддержки. Мы так считаем. Мы не просим дополнительных денег, пусть будет меньше фермеров да лучше, как говорилось. Просто их надо обучать, потому что, когда мы говорим о вовлечении фермеров в такую кооперацию, мы всё–таки имеем в виду, что экономически это им интересно, когда это, скажем так, не пугайтесь, от 200 гектаров. Тогда он получает, если расчёты сделаны, порядка 180 тысяч рублей в месяц дохода. Это уже солидная штука получается. Конечно, более мелких тоже можно, но там доход будет поменьше. Но, как говорится, надо с чего–то начинать. Поэтому, если гранты увеличат, мы с удовольствием это будем приветствовать.

Конечно, огромная просьба к регионам. Нам уже сейчас надо таких людей постепенно в регионах искать. Мы сюда летели, с губернатором разговаривали. Нам надо с людьми уже начинать разговаривать, понять, кто готов вообще включаться в эту работу. Может, у кого–то уже есть земля, или кто–то по каким–то механизмам сможет получить от региона льготную аренду, или что–то. Но нам сегодня надо формировать этих людей, их надо начинать обучать, потому что знаний этих нет, Владимир Владимирович. Вы знаете, мы с нуля строим всё это. Поэтому к регионам такая большая просьба. Это не только фермеров – небольшие сельхозорганизации тоже могут это делать. Конечно, это очень существенное вовлечение земель в сельхозоборот.

Хотел бы напомнить, я как–то уже к Вам обращался с такой идеей, понимая, что это денежная идея, но сегодня она прозвучала: всё–таки нужно каким–то образом материально стимулировать возврат земель в сельхозоборот. Если мы не берём какие–то пашни, а только пастбища со средней залесённостью, то без учёта скважины, без учёта ограждений, но с учётом того, что мы траву посеяли, это на гектар 20 тысяч рублей. Это не так мало. Если бы мы изыскали какие–то ресурсы, не знаю там – внутренние, для того, чтобы вводить, 100 тысяч гектаров – один миллиард. В общем–то, кажется, сумма небольшая, но 100 тысяч гектаров – это огромные площади, и, главное, кумулятивный эффект для регионов совершенно другой, не на миллиард будет. Поэтому я бы, наверное, постарался такие деньги найти.

И конечно, надо вовлекать активнее недавно созданную корпорацию по поддержке малого и среднего предпринимательства. Почему? Во–первых, они уже с аграриями работают, а во–вторых, у них среди задач есть создание консультативных центров. Поэтому я думаю, что мы можем попросить регионы, чтобы они поплотнее взаимодействовали с корпорацией для того, чтобы опять–таки такие центры создавать в областях, куда фермеры могли бы обращаться за соответствующими знаниями. А мы бы помогали эти знания до них доводить.

Поэтому, повторяю, мясное скотоводство будет обязательно развиваться в ближайшие годы очень активно в Центральном регионе. Но хотелось бы, повторяю, чтобы мы постепенно делали это как в других странах. Последняя цифра: в Америке на фермеров, у которых до 500 голов, приходится более 30 процентов всего поголовья страны. В Германии на фермах от 200 голов, я про мясной скот говорю, – 44 процента. То есть вот основа как раз сельской жизни.

Теперь о старом, о больном. Вы меня извините, может быть – я десятый раз говорю про АЧС, ещё в 2008 году в Ершово сказал, что это наша будущая беда. Но всё же хотел бы акцентировать то, о чём говорил Александр Николаевич, тем более здесь присутствует один из крупнейших свиноводов, Сергей Анатольевич. Только могу подтвердить, так как я, собственно, с первого дня член штаба по борьбе с АЧС.

К сожалению, меняются руководители, которые посещают совещания, именно посещают, они не работают, а посещают совещания штаба из Минприроды, но они не работают там для того, чтобы решить проблему. Это постоянная ссылка на какие–то нормативные акты, почему того и сего нельзя.

Аргументы смешные: мы должны сохранить видовое многообразие. Да, конечно, у нас страна Россия большая, и можно кабанов сохранить в другом месте, тем более их завезли в Центральную часть искусственно в советское время, искусственно. Это смесь дикого кабана со свиньёй, но это завезли, его тут не было. Поэтому даже если вдруг будет депопуляция полная…

В.Путин: Откуда завозили?

С.Юшин: Из других районов, здесь не было этого.

В.Путин: Ладно уж, не было!

Реплика: Из Краснодара завозили и из Сибири завозили. Это было в 1950-е годы.

С.Юшин: Владимир Владимирович, когда я прихожу на совещание, Вам я не могу ни одну цифру соврать. Это будет последний мой шаг, потому что это как у сапёра. Нет, это точная информация, у нас специалисты всё проверяют. Спасибо, что поддержал, Сергей Алексеевич, действительно не было.

Хорошо, Минприроды говорит: это инвестиция в кабанов. Сегодня цифра звучала: 350 миллиардов вложено в свиноводство. Мы вообще что сравниваем6 продовольственную безопасность страны, наш потенциал экспорта или желание поохотиться? Но, простите, можно поохотиться на кабанов в Сибири или где–то ещё. Или есть олени, косули.

Поэтому, Владимир Владимирович, от всего свиноводческого сообщества говорю следующее. Кабаны в Центральной части России, в регионах, которые поражены, и соседних должны встречаться реже, чем слоны и леопарды, реже. Это совершенно не шутка. У нас в этом году ситуация приближается к самой плохой – к 2013 году: АЧС подобралась к самым крупным комплексам – к Тамбовской области, к самым крупным иностранным инвесторам, которые, кстати, уже вложили порядка 800 миллионов долларов в российское сельское хозяйство, – тайцы. Они уже под угрозой. Мы же всех распугаем. Поэтому, извините, что я так эмоционально, но нет уже сил наблюдать за тем, как кабаны… Повторяю, это не единственная проблема, но одна из главных проблем. Кстати, в Польше к уничтожению (нет другого слова) кабанов сельскохозяйственная палата привлекла армию, а в Эстонии платят за каждую голову 100 евро.

Реплика: 80.

А.Беглов: У нас пять регионов граничат с Украиной и Белоруссией.

С.Юшин: Это проблема. Вы абсолютно правильно сказали, что ещё нужно смотреть, чтобы оттуда ничего не пришло.

А.Беглов: Специально запускают к нам, диверсии такие есть.

В.Путин: Давайте про диверсии сейчас не будем, но то, что такие случаи возможны, конечно, это очевидно.

С.Юшин: Да уж, как мы растём, занимая уже шестое в мире, никто ничего не должен исключать.

Поэтому просьба большая дать соответствующее поручение Минприроды, Россельхознадзору приступить, скажем так, разработать, может быть, программу максимальной – я понимаю, что невозможно всех кабанов выбить, – депопуляции. Дискуссии на эту тему пора прекращать.

По этому же вопросу в 2013 году ещё Аркадий Владимирович дал поручение Россельхознадзору, Минсельхозу, Россельхозакадемии, Росстату утвердить правила идентификации животных. Понятно, что у нас сегодня, когда животные и продукция перемещаются бесконтрольно фактически (хорошо, бумажные переведём на электронные), мы не можем оперативно, моментально реагировать на соответствующие угрозы. Здесь вопрос не только в АЧС.

Вы знаете, у нас ящур, сибирская язва с оленями случилась, нодулярный дерматит, который просто может убить наш КРС. Поэтому большая просьба дать поручение ведомствам ускорить принятие этих правил по идентификации животных. Более того, это наши обязательства как страны в рамках Евразийского союза. Наши коллеги, белорусы и казахи, худо-бедно, но уже сделали.

И следующее. Уже немного поднимали административную ответственность за нарушение ветправил. Понятно, когда нигилизм правовой присутствует: ну что мы такие жёсткие люди, мы же свободные, – то людям, когда маленькие штрафы, гораздо выгоднее нарушать правила: перевозить животных бесконтрольно, продавать без соответствующих документов.

Ну, хорошо, сколько собирает Россельхознадзор штрафов? Я могу сказать, средний штраф с юридических и физических лиц за последние полгода составил меньше 10 тысяч рублей за раз. За год собирается 100 миллионов, потери бюджетов и бизнесов – миллиарды рублей. Поэтому штрафы по КоАПу должны кратно расти.

Когда человек едет пьяным за рулём – это очень плохо, но он может две-три машины, два-три калеки, не дай бог кто погиб. Когда у нас эпизоотия – это не только тысяча животных, но это многие жизни людей находятся под угрозой. Поэтому большая просьба – дать поручение Минюсту и Минсельхозу внести предложение о кратном повышении ответственности за нарушение ветеринарных правил.

И самое последнее. Вы сегодня сказали, что 10 лет назад начали, будет нескромно, но я думаю так: апэкашники, колхозники за это время очень много чего сделали. У нас нацпроект начался 10 лет назад, фактически юбилей. Поэтому я думаю, что лидеров отраслей, инвесторов, не только доярок, это всегда красиво, но инвесторов, которые рискнули своими деньгами, многие жён и детей заложили, чтобы только построить свои свинокомплексы или крупный рогатый скот, надо каким–то образом в этом году отметить.

В.Путин: Отметим. Но перегибать по поводу того, что заложили жён и детей, – это перебор: помогать нам должны и жёны, и дети.

Да, пожалуйста, прошу Вас.

О.Ковалёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я по АЧС тоже хочу сказать. На сегодня мы столкнулись в Рязанской области с этой темой в 2015 году, когда началась в нацпарке «Мещёра», – ничего не могли поделать, то, что он сказал. Потом это пришло в Приокский биосферный и сейчас по всей Рязанской области. Еле держим крупные хозяйства.

Но, когда мы начали заниматься, оказывается, Минприроды вообще не слушает эпизоотическую комиссию. МВД выполняет наши решения, там другие силовые структуры, Минобороны выполняет решения, а Минприроды не выполняет решения. Это первое.

Второе. У нас действует инструкция, которая говорит о борьбе с чумой, с 1980 года. Она уже морально и физически устарела. Необходимо постановлением Правительства принять новый нормативный акт, который отразил бы все аспекты исходя из реалий сегодняшнего дня.

Даже такой парадоксальный вроде бы пример. Там, где есть карантин по АЧС, но, допустим, в крупном хозяйстве нет АЧС, он может продавать свинину со своим сертификатом через торговую сеть, а через рынки не может. А рынки–то уже другие стали, они уже торговые места, там ещё входной контроль есть, не только выходной, когда из хозяйства идёт, – входной. Они не могут там. То есть это всё необходимо сконцентрировать, и такую инструкцию принять.

И ещё одно хочу добавить. Полностью согласен с Александром Николаевичем, необходимо, конечно, сохранить и, может быть, усилить программу устойчивого развития сельских территорий, потому что всё, что мы реализовываем, это всё опирается на кадры. Кадры – это когда мы развиваем село, инфраструктуру, тогда мы берём.

Мы в этом году на село отправили 60 молодых специалистов, 60 семей. Естественно, они получили там определённые подъёмные и всё, но жилищная проблема там. Детские сады, вся эта инфраструктура, даже интернет – это необходимо нам делать. И эта программа должна всё–таки быть усилена, особенно по нашему Нечерноземью, по нашему региону, Владимир Владимирович.

Спасибо.

Реплика: Можно короткое предложение?

В.Путин: Да, пожалуйста.

И.Руденя: По африканской чуме. Я не знаю, может быть, Аркадий Владимирович поддержит меня и Александр Николаевич.

У нас раньше охота была в Минсельхозе, за полномочиями закреплена. И у нас всё было в одних руках: и Минсельхоз, и Россельхознадзор – и был полный контроль. Отдали в Минприроды – Минприроды теперь их не слушает и, кроме того, ещё и не взаимодействует должным образом с Россельхознадзором. Поэтому, если можно, если Аркадий Владимирович не будет возражать с Андреем Рэмовичем, поручить рассмотреть вопрос Правительству всё–таки передать функцию охоты обратно в Минсельхоз и в Россельхознадзор, соответственно будет, как раньше это у нас было исторически всегда, регулировать эту историю. Потому что в Минприроды краснокнижные только были животные, у них не было этой истории с охотой. Я просто думал, вы посмотрите на комиссии, взвесьте.

Реплика: Абсолютно правильно.

В.Путин: Аркадий Владимирович говорит: подойдём творчески.

И.Руденя: Это правильно абсолютно. С этого момента бардак и начался. Как только в Минприроды отдали охоту, так и история началась.

Реплика: В Россию АЧС зашла через Грузию, Абхазию, Сочи и через горы.

В.Путин: Андрей Рэмович, давайте мы в поручении Правительству аккуратненько, но укажем на это, с пометкой «рассмотреть вопрос и доложить». Если все руководители регионов придерживаются этой точки зрения, а я так понимаю, что это фактически единая позиция, то нельзя мимо этого проходить.

С.Орлова: Можно?

В.Путин: Да, пожалуйста.

С.Орлова: Мы все столкнулись в этом году, у нас в ЦФО мы не одно совещание провели межрегиональное, потому что без этого мы не справились бы с этой темой. Кабан мигрирует за ночь только 40 километров и в течение месяца разносит: траву покосил, где прошёл кабан, – пожалуйста.

Почему координация: у нас началось всё с охотхозяйств, больше на 400 тысяч голов. Мы так боролись с бешенством с лисами: дали деньги на отстрел и побороли бешенство. Так же и с кабаном.

Конечно, Минприроды не отвечает. Абсолютно правы мои коллеги: если был бы координирующий орган, мы договорились с Минсельхозом, они провели селекторное, а когда будет координирующий орган, тогда какая–то ответственность будет. Поэтому здесь я коллег полностью поддерживаю.

Теперь по электроэнергии, Владимир Владимирович. Мы каждый имеем свою инвестиционную программу. И, естественно, мы заинтересованы в развитии – всё, что касается тепличных хозяйств. Каждая инвестиционная программа предусматривает льготы, когда заходит инвестор. Тем более Вы приняли это решение, то, что касается субсидирования по теплицам. 15 тысяч мы сдали, и сейчас там в Торчино над 50 гектарами ещё работаем с Минсельхозом, со всеми. Смысл какой?

У нас есть ещё гарантирующие поставщики, и, мне кажется, Аркадий Владимирович, рынок гарантирующих поставщиков – 2,7 триллиона. Не постесняюсь сказать, что они там жируют. Когда у кого–то нет, они друг на друга перекладывают и всё закрывают. Но главный инвестор ничего не получает от этого, программа–то инвестиционная с МРСК. Хорошо, на ФСК переложить. Мне кажется, тот, кто получил статус гарантирующего поставщика, тоже должен работать на инвестора. Это тогда будет очень правильно.

Казалось бы, наша область небольшая, Владимир Владимирович, но я уже говорила, и коллеги знают, прошлый год мы заняли первое место по молоку. Мы плюсуем: в ЦФО – первое, седьмое – по России. На 2 тысячи голов мы купили больше. Мы стали развивать кроликов на 28 тысяч тонн, грибы. Вот сказал Александр Николаевич. У нас было грибоварен 140 во Владимирской области. Сейчас у нас, конечно, 140 нет, но мы это всё восстанавливаем по карте, два завода, всё это перерабатываем.

Теперь по поддержке малых форм. Абсолютно правильно коллеги говорят, малый и средний бизнес в сельском хозяйстве не просто пошёл, а пошёл как литерный. Вот у нас 14 фермерских хозяйств, 90 начинающих. Чего они только ни выращивают: цесарки, гуси, кролики, бараны, коровы, крупный рогатый скот. И абсолютно правильно.

Но мы ещё снизили ставку земли. Почему? Потому что для них это тоже большая поддержка. У нас 225 тысяч гектаров земли не используется. Это непростая тема, Вы абсолютно правильно сказали, законы приняты, через суды сегодня забираем и эти вещи решаем.

Фонд Бравермана. Александр Николаевич, у нас два завода по производству сыра, и Вы пробовали. Второй завод мы ведём сейчас через фонд Бравермана. И на этом заводе менеджер, кстати, швейцарец. Так что мы тоже скоро будем конкурировать по сырам. А один из них – это Джон, англичанин, который Вам задавал вопрос; у него великолепные сыры.

Закон № 244 помогает, торговые сети стали откликаться. Они даже второй год у нас финансируют под заказ.

В.Путин: Откликаются они как?

С.Орлова: Кстати, но это трудно было, Владимир Владимирович, я Вам скажу, очень тяжело было с ними навести порядок. Но мы сейчас выставили стационарную торговлю, 50 машин у нас, тоже хороший комплекс сдан, у нас тоже вкусная колбаса очень и йогурт (кстати, с нашей клюквой, который делает Судогодский завод).

Поэтому первое. Спасибо Вам большое за поддержку этой программы. Коллеги абсолютно правы, 10 лет прошло – село поднялось. Мы начинаем занимать уже и внешние рынки, мы уже горох поставляем в Арабские Эмираты и дальше будем двигаться по этим рынкам. Поэтому, считаю, денег просить сейчас лишних неприлично, просто нужно минимизировать риски. Если будет семь субсидий, их можно будет разумно распределить, у кого на поддержку почвы. Мы рапс сегодня высаживаем, у нас кстати, хорошее льняное масло. Два завода уже по производству льняного масла. Это тоже всё копеечка туда же идёт, в бюджет. И сельское хозяйство сегодня больше дало налогов, чем в 2013 году.

Поэтому Вам спасибо большое. Сегодня такой день – иконы Владимира, поэтому я думаю, что сегодняшний день тоже даст такой нам всем посыл. И думаю, что сельское хозяйство – одно из таких драйверов развития. Хотела коллег поблагодарить: и Россельхозбанк, и Рослизинг, и все ассоциации.

Знаете, люди стали закрепляться на селе, Владимир Владимирович. И водопровод пошёл, и ФАПы. И, если только программа по школам – помните, мы по садикам сделали капитальный ремонт, не только строительство, а если мы по школам ещё сделаем, мы тогда сможем ещё сельские школы отремонтировать.

А так спасибо большое.

В.Путин: Отметим праздник принятием решения о развитии сельского хозяйства в Нечерноземье.

Пожалуйста.

А.Артамонов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Мне, как человеку, который долго работал в сельском хозяйстве, приятно сегодня присутствовать при этом разговоре, потому что говорят профессионалы. А сельское хозяйство, я рискну сказать, – это самая сложная отрасль народного хозяйства. Здесь не только специальными знаниями надо обладать, но ещё и интуицией – в расчёте на погодные условия, стечение различных факторов и так далее.

Сегодня Александр Николаевич сказал, несколько цифр приводил в сравнении с Белоруссией. В Белоруссии, конечно, климат помягче, они, в отличие от нас, в марте начинают посевные работы, а мы – в конце апреля – мае. Самое главное то, что белорусы в советское время мелиоративные работы провели по уму, а не так, как мы: просто закопали деньги во многих случаях, и всё. Я этому был свидетелем и сам вынужден был участвовать. Мы пролетали с вами, видели посреди болот железобетонные мосты стоят. Тем не менее, конечно, мелиоративными работами заниматься надо, особенно в результате того, что мы получили.

Мы же долго не могли, и Вы несколько раз обращали на это внимание и торопили с принятием закона об обороте сельхозземель, но сопротивление было мощнейшее. За это время, конечно, многие наши поля подзаросли, причём основательно, а кое–какие уже теперь в лесные угодья надо переводить.

В этом смысле, конечно, в наших краях, о чём сегодня речь идёт, в Центральном Нечерноземье эти средства на мелиорацию должны быть в первую очередь направлены на освобождение этих полей от закустаренности, от уже появившейся лесной растительности. Если мы опять их направим на осушение или орошение, – это актуально, но это будет потом. Сейчас это надо сделать в первую очередь, пока ещё, может быть, год-два природа нам даст возможность эту работу сделать.

Мы у себя создали свою МТС государственную, она как раз этими работами и занимается. Когда приходит инвестор, мы им помогаем освободить эти поля и сделать их пригодными. Но, конечно, силами одного только региона мы достаточной мощности создать не в состоянии. И здесь было бы очень здорово, если бы мы совместно эту работу делали.

Совершенно правильно, сегодня много различных отраслей, которые, может быть, в советское время нам казались бы экзотическими, а они оказываются востребованными и очень хорошо развиваются, в том числе и грибоводство. Очень многие фермеры сегодня занимаются выращиванием грибов, не только шампиньоны, но и вёшенка, которая в несколько раз более ценная, чем шампиньоны. Но грибы, Александр Николаевич, не значатся у нас ни в одной из программ, и они никакую поддержку не получают.

Мы, кстати говоря, не только импортируем грибы, но мы их в огромном количестве экспортируем, только экспорт наш неорганизованный. Вот сегодня всё наше население сельское – оно где: в лесах собирает лисички. Поляки закупают, эти же самые прибалты, и не факт, что меньше, чем на два миллиарда, на которые мы закупаем шампиньоны. Но организовать эту работу – и мы бы сами могли закупить и поставить, как государство, тогда, конечно, было бы гораздо больше толку.

Вот то, что касается всё–таки закона об обороте земель сельхозназначения. Ну, первое. Владимир Владимирович, там вкралось одно словечко, которое… – но это опять же вот оппоненты нам оставили: регионы обязаны выкупать те земли, которые мы будем изымать у недобросовестных пользователей. Надо было записать: «имеют право». Что такое «обязаны»?

При нашем сегодняшнем безденежье, вы прекрасно понимаете, это значит поставить, нам сказать: хотите – занимайтесь, только деньги ищите, чтобы выкупить у нас, причём по цене не менее 50 процентов от кадастровой стоимости. А она сегодня на рынке стоит 10 процентов от кадастровой стоимости. Здесь надо всё–таки ещё изучить этот вопрос, и я свои предложения давал (кстати говоря, они не были приняты) на этот счёт. И можно было бы здесь ещё поправить.

И второе. Владимир Владимирович, к этому же закону. На наш регион у Россельхознадзора 14 инспекторов. Когда они смогут актировать эти все земли? Им нужен не один год, а десятилетия. Мы с Сергеем Алексеевичем этот вопрос обсудили, и предлагаю, пожалуйста, хотите – пилотный какой–то проект, хотите – по всей стране, дать это право сельским администрациям. Они не сильно перегружены, прямо надо сказать, сегодня работой – те, кто работают в сельских администрациях.

В.Путин: А они смогут это сделать?

А.Артамонов: Они смогут это сделать. А инспектор пусть заверит своей печатью, проверит правильность оформления документов и заверит. Мы такую работу, кстати говоря, делаем в некоторых случаях с налоговыми органами, и нормально получается. И тогда мы могли бы за год-два эти все поля неиспользуемые каким–то образом обследовать, актировать и вернуть их в оборот. Иначе закон есть, но он может не сработать.

То, что касается энергоёмких объектов. Я абсолютно согласен, и мы сами такой имеем не очень хороший опыт, мы сейчас создаём тепличный комплекс по выращиванию овощей крупнейший в Европе – 100 гектар в одном месте. Он уже в прошлом году произвёл 25 тысяч тонн овощей. В этом году мы произведём 40 или чуть больше тысяч тонн, а проектная мощность у него 70 тысяч тонн, при том что, Александр Николаевич говорил, нам надо прибавлять по 20 тысяч, – вот 70 тысяч тонн один комплекс. Мы его разместили прямо под линией электропередач 220 киловольт, специально это сделали. Там же и особая экономическая зона. Но решить вопрос с тем, чтобы накинуть туда провода и поставить понижающие трансформаторы, это целая проблема. Вообще говоря, есть большой риск, что этот проект может просто застопориться, потому что тяжело решить.

Я согласен с тем, что нельзя давать бизнесу хаотично размещать эти энергоёмкие объекты, надо обязательно, чтобы было какое–то государственное видение и с энергетиками согласовывать эти вещи. Но, когда согласовали, как в данном случае, о котором я говорю, тогда уже энергетики должны позаботиться о том, чтобы электроэнергию туда подать. А она с этой стороны, с 220, будет априори дешевле.

Ничего они, Аркадий Владимирович, там не теряют, потому что у них нет этих расходов по транспорту. То, что они её продают по 1 рубль 80, – это их цена, это себестоимость. И они могут их продать без всяких потерь. Но это позволит нам избежать перекрёстного субсидирования, которое абсолютно неправильно. Нам этот ящик Пандоры просто открывать нельзя – перекрёстного субсидирования.

Что бы я хотел сказать по поводу финансовой поддержки? Я абсолютно согласен с тем, что сказал Александр Николаевич, это не только его позиция, это и регионы высказывают, и у Андрея Рэмовича мы собирались на предварительное такое совещание по подготовке сегодняшнего мероприятия. Конечно, надо сокращать количество этих субсидий.

Но у нас даже на этой территории Центрального Нечерноземья регионы очень разные. В одном регионе лён растёт, в другом он не растёт. В одном регионе картошку можно выращивать, в другом это бессмысленно. Я думаю, что каждый регион должен иметь свою собственную программу развития агропромышленного комплекса. Мы, например, её имеем. Мы эту программу должны с Минсельхозом согласовать, в этой программе должны быть указаны эти семь направлений той деятельности, по которой мы можем получить поддержку от государства. На юге – это зерно. Нам в этом нет смысла, мы неконкурентоспособны в этом направлении. И тогда мы бы знали, что, допустим, у нас молочное животноводство, мясное скотоводство, картофелеводство, то, что касается Калужской области, несколько направлений выбрать, их поддержать, и они бы дали рост сразу, большой рост. Это было бы полезно для страны.

И то, что касается вообще самой системы поддержки. Кто–то здесь сказал: обязательно сюда надо включить ответственность регионов. Казалось бы, это от меня звучит немножко, я должен стараться уходить. Нет, я согласен. У нас должна быть субсидиарная ответственность вместе с Правительством Российской Федерации. Мы должны отвечать за успешность этих проектов. Но нам надо давать тогда не только ответственность, но и право определять, куда в первую очередь надо направлять эти деньги по субсидированию проектов в агропромышленном комплексе.

Не так, что, допустим, он поехал, у него какие–то там есть возможности, привёз проект и говорит: я получил финансирование. Он–то получил финансирование, а я ему должен софинансировать из регионального бюджета. А потом, оказывается, прошёл год-два – он сдулся, и всё. А кто будет возвращать эти деньги? Да никто. В таком случае, если мы будем чувствовать на себе эту ответственность и за нами будет записана обязанность вернуть, мы тогда очень аккуратно будем подходить к набору тех проектов, которые мы будем субсидировать.

Больше того, может быть, мы не сразу в начале строительства начнём их субсидировать, а тогда, когда он покажет результат. Во–первых, какой–то проект, может быть, когда он будет в стадии завершения. Да, мы верим, начинаем субсидировать, но мы комиссионно соберёмся и определим вместе с депутатами, ещё кого–то пригласим к этому разговору. Или же, может быть, тогда, когда уже начнёт он производить продукцию, и тогда меньше будет этих ошибок. У нас очень много денег уходит в никуда зачастую.

Больше того, многие стараются поучаствовать в этих программах для того, чтобы заработать именно на процессе строительства, создания, завышают искусственно. Вот капексы – это очень опасная штука. То есть мы берёмся субсидировать какой–то процент от капитальных затрат. Ему выгодно сейчас эти затраты раздуть, получить процент, допустим, от капитальных затрат на создание объекта, а потом уже в принципе можно и не беспокоиться, будет он работать, не будет он работать. Одним словом, если включатся регионы со своей субсидиарной ответственностью – наверное, тогда качество этих проектов значительно будет лучшим.

В.Путин: Сейчас разве этого нет?

А.Артамонов: Сейчас нет этого.

И последнее, то, что говорил Александр Николаевич. Я абсолютно поддерживаю, Владимир Владимирович, сельхозтоваропроизводители очень нуждаются в том, чтобы были короткие кредиты на текущую деятельность, но у них зачастую уже всё, остаётся только жену и детей заложить, но под будущий урожай.

В.Путин: Что вам всем хочется от жён избавиться, заложить их куда–то. (Смех.)

А.Артамонов: А дом, где они живут, закладывают, между прочим. Почему нельзя выдавать под будущий урожай эти кредиты?

В.Путин: Другого имущества нет, что ли?

А.Артамонов: Эти кредиты надо выдавать под будущий урожай, и тогда всё будет нормально, и он будет себя нормально чувствовать. Но опять же мы видим, мы же знаем на местах, кому можно выдать кредит, а кому их нельзя выдать.

А.Ткачёв: Можно?

В.Путин: Да.

А.Ткачёв: Спасибо.

Мы из 54 делаем объединённые семь субсидий. Это на самом деле маленькая революция, такого не было никогда. То есть мы многие полномочия сегодня передаём, но по ключевым вещам, всё–таки здесь не будем немножко максималистами, чтобы тоже не наломать других дров.

Выступал коллега Королёв: дисциплина и так далее – слушайте, а давайте скажем честно, почему это происходит. Мы в начале года начали открывать проекты новые, выдавать инвесторам, обещать по крайней мере. Потом нам 20 миллиардов срезали и сказали, что нам не дадут. А кому? Мы же должны эти средства кому–то дать, а кому–то не дать. Сказали, что просто тупо нет денег. Так бывает. Отсюда вся и проблема.

В.Путин: Александр Николаевич, так не то, что бывает, это всегда так: денег всегда не хватает.

А.Ткачёв: Они были, у нас забрали.

В.Путин: Вопрос в том, чтобы их рационально расходовать. Анатолий Дмитриевич сейчас сказал, что есть правила, которые побуждают участников экономической деятельности действовать неэффективно с точки зрения достижения конечного результата, так же как по строительству при некоторых проектах. Вот о чём речь.

Мы с вами собрались сегодня для того, чтобы обсудить один из важнейших вопросов жизнедеятельности страны, а именно развитие сельского хозяйства в Нечернозёмной зоне России. Что говорить? Это коренная Россия, Центральная её часть. Нам нужно решить здесь целый комплекс вопросов, связанных с тем, чтобы людям здесь было жить комфортно, чтобы люди из сельских территорий не уезжали в города. Это комплексная проблема, связанная с развитием инфраструктуры, с решением социальных вопросов, с развитием сельского хозяйства как такого, как производства, как отрасли экономики.

Совершенно очевидно, что здесь есть конкурентные преимущества, мы об этом уже сегодня много раз сказали. Они заключаются, повторю ещё раз, в близости рынков сбыта, в достаточно развитой энергетике. Здесь много, реально много конкурентных преимуществ – нужно только их определить, как грамотно ими воспользоваться.

Конечно, нужно настроить и механизмы государственной поддержки. Эти механизмы есть, средств выделяется немало, мы уже говорили, – 247 миллиардов. Даже если предположить, не предположить, а мы знаем, что часть – это не прямое сельское хозяйство, это сельхозмашиностроение, мелиорация, какие–то другие направления, но так или иначе это связано с развитием сельского хозяйства. Надо только рационально эти средства использовать.

Здесь много прозвучало хороших предложений. Думаю, что у нас разговор очень такой предметный, конкретный и совершенно очевидно заинтересованный со стороны всех участников нашей сегодняшней встречи, интересный разговор на самом деле.

Мы видим, что за последние годы сельское хозяйство, безусловно, демонстрирует уникальные темпы роста, уникальные просто. Но каждый день нам преподносит какие–то новые задачи. Сейчас мы говорили о взаимоотношениях с энергетиками, и здесь есть что настроить, совершенно очевидно. Мы говорим и о внешнеэкономической составляющей с нашими партнёрами. Это касается не только наших турецких партнёров, это касается и Евросоюза, и касается тех стран, которые не входят в Евросоюз. Нам нужно иметь это в виду.

Раньше нам было вообще всё равно; по сути, нам нужно было только подешевле завезти в страну продукцию любого качества, только бы рынок не был пустым. Теперь другая ситуация, теперь у нас, смотрите, я уже говорил по мясу, особенно по мясу птицы и по свинине, 95 процентов – собственное производство. Послушайте, такого никогда не было. Я вообще не знаю, было ли когда–нибудь вообще такое. В Советском Союзе точно не было, но в царской России, наверное, было.

А.Ткачёв: Мы зерно завозили 40 миллионов тонн.

Реплика: И в царской России не было, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ну вот. Поэтому у нас совершенно другая жизнь началась. Здесь есть плюсы безусловные, большинство плюсов, но есть и новые вызовы, как говорят по–современному. Поэтому нам нужно с вами подумать, как их преодолеть. Разумеется, за эти два часа нашей работы мы даже и не вскроем все эти вопросы. Но часть – она стала для нас более понятной.

Поэтому я попрошу своих коллег, Администрацию Президента, Правительство, соответствующие наши ведомства всё проанализировать, то, что сегодня прозвучало. Мы не оставим все эти вопросы в покое. Наша цель применительно к данной встрече – наметить эффективные меры по развитию именно этого региона, но как части всего сельскохозяйственного комплекса Российской Федерации.

Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > kremlin.ru, 28 июля 2016 > № 1839869 Владимир Путин, Александр Ткачев


Бразилия. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 27 июля 2016 > № 1837512 Владимир Путин

Встреча с олимпийской сборной России.

Владимир Путин принял в Александровском зале Большого Кремлёвского дворца членов олимпийской сборной России.

Среди участников встречи – свыше 100 спортсменов, как будущих участников Олимпийских игр в Рио–де-Жанейро, так и отстранённых от соревнований, а также более 40 тренеров, врачей и других специалистов сборной.

* * *

В.Путин: Дорогие друзья, добрый день!

Встреча с членами сбор­ной России перед отъ­ез­дом на Олим­пийские иг­ры – уже давняя и очень добрая, хорошая традиция. Действительно, на­ка­­­нуне столь ответствен­ных стар­тов важна мо­ральная под­держ­ка страны, со­ли­дарность, добрые слова, чувство, что за тебя болеет и пере­живает вся Россия.

В этом году проводы на­циональной команды на Олимпиаду имеют особый характер. И вы, конечно, понимаете, о чём идёт речь, о чём я сейчас буду говорить.

Сегодня здесь собрались те, кто долго, упорно, честно готовился к главн­о­му старту четырёхлетия и заслу­­­жил право защищать спортивную честь России. Одна­ко, к сожалению, воп­лотить в жизнь свою мечту – вы­сту­пить в Рио – смогут не все.

И здесь прямо нужно сказать, что недальновидные политиканы не оставляют в покое и спорт, хотя как раз спорт призван сближать народы и сглаживать имеющиеся между странами противоречия, а сло­жив­шаяся ситуация вышла за рамки не только право­вого поля, но и, собственно, здра­вого смысла.

Целенаправленная кам­па­­ния, целью которой стали на­ши атлеты, вклю­чала и прес­ловутые так называемые «двойные стан­дар­ты», и не­совместимый со спортом – да и вообще со спра­вед­ли­во­стью и элемен­тарными нор­мами права – принцип кол­лектив­ной от­вет­ствен­ности, или – как было ска­зано – «отмену пре­зумпции невиновности». Похоже, что люди, которые так говорят, даже не понимают, о чём они говорят.

Незаслуженно пост­ра­дали не только многие наши атлеты, против кото­рых так и не было выдви­нуто никаких конк­ретных – хочу подчеркнуть, – никаких конкретных доказательных обвинений. Факти­чески наносится удар по всему ми­ро­вому спорту и по Олим­пийским играм.

Ведь очевидно, что от­сут­ствие российских спортсменов – лидеров по мно­гим дис­циплинам – заметно сни­жает, будет снижать на­кал борь­бы, а значит, и зрелищность предстоящих сорев­нова­ний. Хочу вас заверить в том, что мы–то здесь, в России, будем на наших спортсменов-лидеров смотреть как на победителей Олимпийских игр со всеми вытекающими отсюда последствиями административного и материального характера.

Думаю, что и ваши коллеги из других ведущих спортивных держав мира понимают – не все говорят об этом открыто, понятно, но все понимают, – что «качество», «проба» их медалей будет другой.

Ведь одно дело – выигрывать у равных, сильных соперников, и совсем другое – соревноваться с теми, кто явно ниже тебя по классу. У такой победы совсем другой вкус, или, может быть, безвкусица.

Повторю, по большому счёту речь идёт об угрозе дискредитации самих принципов равенства, справедливости, взаимного уважения, прав так называемых «чистых» спортсменов. По сути это ревизия, или попытка ревизии, во всяком случае, идей Пьера де Кубертена – основателя современных Олимпийских игр.

Международный олимпийский комитет, как вы знаете, несмотря на огромное открытое давление на него и созданный как по команде крайне негативный информационный фон, не стал вносить раскол в олимпийское движение и наделил правом допуска на Игры международные федерации по видам спорта. Правда, несмотря на то, что до Олимпиады остаются считаные дни, до сих пор не понятно число наших атлетов, которые поедут на Игры, и такая неопределённость, безусловно, влияет на подготовку спортсменов.

Мы не можем согласиться с огульной дисквалификацией и наших легкоатлетов с абсолютно – хочу это подчеркнуть, – абсолютно чистой допинговой историей. Не можем мириться и не будем мириться с тем, что называется и является по сути откровенной дискриминацией. Это полностью не соответствует принципам олимпизма. Однако добиваться правды мы будем исключительно в законном порядке, действовать в строгом соответствии с Олимпийской хартией. Уверен: Олимпийский комитет России и дальше будет защищать интересы наших спортсменов.

И конечно, Россия делом докажет свою принципиальную приверженность чистой и честной борьбе, готовность к реальному партнёрству с мировым спортивным сообществом в противодействии допингу. Мы намерены не только привлечь к ответственности всех причастных к допинговым скандалам, невзирая на чины и заслуги, но главное – сформировать эффективную систему предотвращения допинга в спорте в соответствии с Национальным планом по борьбе с допингом, к разработке которого, как вы знаете, мы уже приступили.

Вы также в курсе, что созданная недавно независимая комиссия под руководством почётного члена МОК Виталия Георгиевича Смирнова будет максимально тесно сотрудничать с профильными международными организациями и действительно абсолютно прозрачно и непредвзято будет организовывать свою работу. Вместе с тем рассчитываем, что такому же принципу открытости последуют все члены мировой олимпийской семьи.

Скажем прямо: с проблемами допинга сталкиваются все страны, однако иногда складывается впечатление, что требования и контроль по отношению к атлетам из разных стран – разные. Спортсменов словно кто–то хочет делить на «чужих» и «своих», создавая не соответствующие честной конкурентной борьбе преимущества.

Убеждены: чтобы действительно эффективно, а не выборочно бороться с допингом, нужно разработать единые международные требования допинг-контроля. И конечно, и сами спортсмены, и болельщики должны иметь открытый доступ к результатам проверок, к тому, как, где, кто, когда, каким способом проверяет, какие получены результаты и какие делаются выводы. Причём эта информация должна быть абсолютно открытой, прозрачной и подконтрольной международной спортивной общественности.

Нынешняя ситуация недвусмысленно диктует необходимость именно такого шага. Только так мы сможем добиться – подчеркну – равных для всех условий спортивной борьбы. Иначе эта борьба просто теряет смысл. Избежать дискриминации, исключить здесь возможность для злоупотреблений, предвзятости и политических манипуляций – вот задачи, которые должна будет решать международная спортивная общественность. И мы тоже будем работать солидарно с нашими коллегами. Уверен, в этом заинтересована не только Россия, но и весь мировой спорт.

Уважаемые друзья! Вы знаете, что, несмотря на все попытки бросить тень на российских спортсменов, лишить их права участвовать в Олимпиаде, миллионы болельщиков – хочу подчеркнуть – из самых разных стран мира, конечно, включая Россию, искренне переживают за нашу сборную.

И, разумеется, самую горячую поддержку вам оказывали и будут оказывать болельщики именно нашей страны. Уверен, вы это чувствуете. Говорю и о наших так называемых «чистых» атлетах, которых несправедливо лишили соревнований, и о всех других, кто будет участвовать в этом спортивном мероприятии.

Сейчас многим спортсменам и тренерам – представителям лёгкой атлетики, ряда других видов спорта, конечно, и горько, и тяжело, мы это прекрасно понимаем. Но хочу, чтобы вы знали: мы вне всяких сомнений вами гордимся и сделаем всё, чтобы отстоять ваше доброе имя, спортивную честь, достоинство. Справедливость обязательно восторжествует!

Тем, кто поедет в Рио, конечно, будет непросто. Но в нашем российском характере есть одна очень важная, замечательная черта: трудности нас только закаляют и сплачивают, они пробуждают колоссальную силу духа и открывают путь к самым сложным высотам.

Искренне желаю вам проявить все свои таланты и мастерство, показать всему миру, что мы умеем побеждать – побеждать честно и открыто. За вас будет болеть вся наша огромная страна. Желаю вам успехов.

С.Тетюхин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые друзья!

Вы знаете, Олимпийские игры в Рио–де-Жанейро – это мои шестые Олимпийские игры. Я знаю, насколько это ответственные соревнования, знаю, насколько нам важно быть единой, дружной командой, где каждый человек, каждый спортсмен готов подставить своё плечо и прийти на помощь в трудной ситуации.

Конечно, на Олимпийских играх большая ответственность ложится на опытных спортсменов, на спортсменов с характером, тех людей, которые могут повести за собой в самый непростой момент.

Вы все прекрасно знаете, что в данный момент непростая ситуация вокруг нашей Олимпийской сборной, но на фоне всего, что происходит, всех тех трудностей мы должны объединиться, мы должны стать намного сильнее. И я обещаю, что мы будем сражаться на площадках, на спортивных аренах за нашу страну, за флаг, за честь, за наше доброе имя.

И хотел бы в конце поблагодарить всех тех, кто имеет прямое отношение к нашей подготовке, наших родных и близких, наших болельщиков и всех людей спорта. Спасибо большое. И хотел пожелать нам всем удачи в Рио.

Е.Исинбаева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые спортсмены!

Спасибо огромное прежде всего за эту мощную поддержку в Вашем лице. На самом деле для нас это очень важно, потому что…(Аплодисменты.) …потому что это на самом деле очень важно.

Сегодня лёгкая атлетика оказалась в самой сложной ситуации: сегодня нас отстранили без доказательств, нагло, грубо и не дали никакого шанса себя оправдать и побороться за право именно участвовать на Олимпийских играх. Конечно, обидно, конечно, неприятно, поскольку для многих из нас эта Олимпиада была для кого–то первая, для кого–то – последняя в своей профессиональной карьере.

Естественно, мы, как и все присутствующие здесь спортсмены, шли к этому целых четыре года. Мы себя не жалели, с отдачей работали и практически вышли на финишную прямую, и у нас эту мечту отобрали. Отобрали ту цель, которая нами движила, которая нас мотивировала себя преодолевать каждый день.

Но ничего, мы сильные, мы не единственные: в этом зале сидят ещё люди, которые не поедут на Олимпиаду, потому что мы платим за ошибки менее ответственных спортсменов, спортсменов, которые нарушали правила, и сегодня мы коллективно за это отвечаем.

Мы сегодня столкнулись с таким беззаконием, с такой несправедливостью, самовольством со стороны определённого количества людей в мировом спорте, которые возомнили делать что хотят, придумывают новые правила за месяц до ответственного решения, и мы не знаем, что будет дальше, мы не знаем, как они будут относиться к нам на Олимпиаде.

Но я хочу сказать вам, ребята: мы с вами одна команда, мы с вами одна большая держава, и эта ситуация должна нас сплотить. Вы должны показать всё, на что вы способны, и за себя, и за нас. Вы можете, мы в вас верим. Не позволяйте вас дестабилизировать, не позволяйте вас давить, ходите с гордо поднятой головой, чтобы все эти псевдочистые иностранные спортсмены поняли, что не на тех напали.

Мы вам этого искренне желаем, мы в вас верим, мы будем переживать у экранов телевизоров за вас. Желаю вам всем удачи, веры в себя, и выступите так, чтобы весь мир содрогнулся и чтобы Гимн Российской Федерации не переставая звучал на спортивных аренах в Рио! С Богом! (Аплодисменты.)

Владимир Владимирович, а Вас мы, естественно, просим, прямо прошу Вас, защитите нас перед этим беззаконием. Ваша поддержка, Ваши советы нужны, потому что, к сожалению, сегодня спортсмены остались беззащитны. Мы можем, мы хотим, но нас не слышат, и, естественно, какие–то кардинальные меры предпринять не можем. Мы в Вас очень верим, мы Вас очень любим, спасибо за поддержку! Мы должны наказать всех, кто к этому причастен!

В.Путин: Лена сейчас сказала о несправедливости – так и есть. Это попытка перенести в мировой спорт те правила, которые, к сожалению, часто доминируют в мировой политике. Лена спросила: «А что делать?» Но потом она в конце, собственно говоря, ответила: «Быть ещё сильнее!» Мы в вас верим и желаем вам удачи!

До свидания!

Бразилия. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 27 июля 2016 > № 1837512 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 июля 2016 > № 1832472 Владимир Путин

Заседание экспертного совета АСИ.

Владимир Путин принял участие в заседании экспертного совета Агентства стратегических инициатив (АСИ), отмечающего пять лет со дня создания.

Глава государства также посетил выставку, где представлены проекты, получившие поддержку АСИ в разные годы, в частности, передовые разработки в области медицины, связи, транспорта, ЖКХ и сельского хозяйства, в сфере дополнительного и профессионального образования, а также создания комфортных условий для лиц с ограничениями по здоровью.

Форум стратегических инициатив АСИ проходит 21–22 июля на ВДНХ. В программе – обсуждение концепции долгосрочного социально-экономического развития России, обмен опытом по лучшим разработкам и практикам в сфере государственного управления, технологий и бизнеса. Кроме того, в рамках форума состоялась презентация проекта стратегии Национальной технологической инициативы на период до 2035 года.

Автономная некоммерческая организация «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» создано в 2011 году по инициативе Владимира Путина. Среди задач АСИ – поддержка перспективных общественно значимых проектов среднего бизнеса, улучшение делового климата, содействие развитию молодых управленцев и профессионального менеджмента в социальной сфере.

* * *

Выступление на заседании экспертного совета Агентства стратегических инициатив

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Пять лет назад – почти ровно пять лет – впервые собрался экспертный совет Агентства стратегических инициатив. Если мне память не изменяет, где–то 27 июля мы собирались пять лет назад.

АСИ задумывалось как площадка, куда представители бизнеса, гражданского общества приходили бы со своими проблемами и со своими проектами, чтобы вы помогали каждому, кто хочет заниматься созидательной деятельностью, добиваться успеха, реализовывать свои планы и идеи.

Как вы помните, был объявлен открытый конкурс на замещение руководящих должностей в АСИ. Тогда у многих, да и у меня тоже, не скрою, был соблазн поставить во главе Агентства известных специалистов с солидным послужным списком.

Но всё–таки мы приняли правильное решение, а именно – осуществили выбор те, кто сегодня руководит АСИ, через конкурс. Сейчас мы посмотрели на выставку и увидели некоторые из уже реализованных инициатив. Всего же за пять лет АСИ поддержало почти двести проектов.

Знаю, что здесь присутствуют и лидеры этих проектов, и многие из тех, кто сотрудничал с Агентством по самым разным направлениям. Всех вас поздравляю с пятилетием Агентства и хочу поблагодарить за работу. Благодарю вас за смелость, за упорство, за искреннее стремление принести пользу России. И прямо нужно сказать: все вы показали достойные результаты. Агентство начало с помощи конкретным, иногда небольшим, проектам из разных регионов и получило срез тех системных проблем, с которыми ежедневно сталкивается бизнес.

Итогом Национальной предпринимательской инициативы стало существенное сокращение административных барьеров, меньше бумажной волокиты, больше здравого смысла и понятных, прозрачных процедур. Правда, мы видим, что и здесь, как и в законотворчестве в целом, над законами, как известно, думают сотни тысяч людей, а над тем, как обойти, – миллионы, и у второй категории всё лучше получается, как правило.

Здесь сегодня рассказывали про электронную подпись. Казалось бы, что проще – электронная подпись вместо кучи бумаг. Нет, теперь нам нужно, оказывается, пять электронных подписей. Так что и творчество чиновников – оно тоже безгранично, а это значит, что нужно не только думать над тем, что и как сделать, чтобы упростить работу бизнеса, но и постоянно держать это под контролем. Рассчитываю, что запущенный вами Национальный рейтинг инвестиционного климата послужит серьёзным стимулом для качественного улучшения условий ведения бизнеса в российских регионах.

Агентство также сделало значительный шаг к формированию современной системы подготовки кадров для промышленности и экономики. Вы предложили организовать чемпионаты рабочих профессий на основе лучших международных стандартов. И движение «Молодые профессионалы» постепенно охватывает всю страну; в 2019 году в Казани, как известно, пройдёт международное первенство.

Кадры, образование, деловой климат – всё это важнейшие элементы глобальной конкурентоспособности России. Важно, что, работая по этим направлениям, вы видите не только ближайшую перспективу, но и смотрите далеко за горизонт. В рамках Национальной технологической инициативы стали воплощать в реальность самые смелые мысли, формировать условия для лидерства России на рынках будущего. И вы увлекли немало людей, которые думают над технологическим прорывом, – это, конечно, прежде всего молодые люди.

Подчеркну: во многом успех России через 10–20–30 лет зависит от того, какие знания, навыки мы сегодня дадим нашему подрастающему поколению. И работая с вами, целые регионы уже выстраивают инновационные планы своего развития. Сегодня исполняющий обязанности губернатора Тульской области рассказывал о том, что они уже сделали план [развития] до 2035 года, собираются его выстраивать с Агентством стратегических инициатив. Это очень здорово. Знаю, что и в других регионах вы очень активно работаете.

Считаю, что нужно реализовывать и другие масштабные и системные программы по развитию и воспитанию детей, прежде всего тех, кому предстоит в ближайшие десятилетия работать и развивать страну. Просил бы вас особо думать об этом и на этом тоже сосредоточить своё внимание.

И конечно, говоря о социальном направлении, отдельно упомяну вашу инициативу по созданию благотворительного фонда поддержки слепоглухих. Вы показали пример соучастия, солидарности с нашими гражданами, которые очень нуждаются в помощи и поддержке. Рассчитываю, что вы продолжите оказывать содействие проектам, имеющим большое нравственное значение, привлечёте гражданских специалистов, волонтёров. Их энергия, деятельное участие помогут улучшить социальную среду и в целом повысить сплочённость нашего общества. Я сегодня посмотрел – действительно, очень много хороших уже реализованных проектов и тех, которые предстоит ещё реализовать.

Дорогие друзья! Я назвал конкретные направления, в которых вы добились значительных результатов, но многое из того, что вы сделали за эти годы, выходит за рамки отдельных проектов, даже крупных инициатив. Вам удалось задать новую динамику работы государственных общественных институтов.

Многие чиновники в министерствах, в регионах, о чём я только что говорил, муниципалитетах стали менять свои подходы к постановке целей, решению задач и отбору кадров. Важно, что в органах власти регионов, в муниципалитетах появляется всё больше людей, которые инициируют важные преобразования на уровне городов, посёлков, целых территорий. Кстати, некоторые из них участвовали в разных проектах и программах Агентства.

Вокруг вас сформировалось сообщество талантливых, смелых профессионалов, которыми движет желание приносить пользу стране. Это и Клуб лидеров, это эксперты, предприниматели, гражданские активисты – словом, десятки тысяч наших неравнодушных граждан. И, наверное, самое главное, что вы смогли в хорошем смысле зарядить многих вокруг себя стремлением к позитивным переменам. Мы вместе с вами должны сделать так, чтобы эти позитивные изменения приобрели необратимый характер.

Ещё раз поздравляю вас с пятилетием и желаю вам успехов.

<…>

По итогам заседания экспертный совет Агентства стратегических инициатив одобрил пять проектов, претендовавших на поддержку АСИ.

Проект «Наставники: не рядом, а вместе!» направлен на оказание помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации. В качестве наставников для таких детей привлекаются не только волонтёры, но и представители власти, бизнеса, культуры и спорта.

Ещё один проект – этнографический парк «Этномир» в Калужской области, за десять лет существования принявший полтора миллиона гостей. Парк рассчитывает расширить свою территорию и увеличить посещаемость до 10 миллионов человек в год.

Поддержку Агентства получил и молодёжный проект «Пионер-М» на базе Севастопольского государственного университета; в рамках проекта студенты занимаются созданием научно-исследовательского судна и морских мобильных лабораторий.

Проект «Внедрение технологий обследования территории с применением беспилотной авиации» направлен на расширение возможностей использования профильной технологии для картографии, строительства и сельского хозяйства.

Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого представил проект по созданию «Фабрик будущего» – площадок цифрового проектирования и моделирования продукции нового поколения в области автомобилестроения, судостроения, вертолётостроения и т. д.

<…>

В.Путин: Замечаний у меня никаких нет, есть только одно пожелание: чтобы не снижался темп и качество вашей работы. Думаю, что все мы согласимся с тем, что проект АСИ оказался удачным, и меня это очень радует.

Мы действительно смогли и внести новую струю в работу административных органов, и создать новую площадку для взаимодействия между административными структурами и бизнес-сообществом.

Имеет место некоторый заметный и позитивный «оживляж» во взаимодействии между госструктурами и гражданским обществом, в частности бизнес-сообществом, что меня очень радует, тем более что есть конкретные результаты.

Так держать! Спасибо большое.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 июля 2016 > № 1832472 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 19 июля 2016 > № 1832479 Владимир Путин

Встреча с благотворителями фонда «Талант и успех».

В рамках посещения образовательного центра для одарённых детей «Сириус» Владимир Путин провёл встречу с организаторами, попечителями и благотворителями фонда «Талант и успех».

Образовательный центр «Сириус» создан на базе бывшего медиацентра Олимпиады-2014. Задача центра – дать молодым людям возможность проверить свои способности, а также познакомиться с достижениями в области науки, технологий и искусства.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, друзья! Добрый день!

Сегодня у организаторов, попечителей, благотворителей фонда «Талант и успех» своеобразная «контрольная работа». Почти год назад мы создали этот фонд и передали часть олимпийской инфраструктуры под новый образовательный центр, который назвали «Сириус», поскольку Сириус, как известно, после Солнца – самая яркая звезда на небосклоне.

Имелось и имеется в виду организовать это учреждение как центр работы с талантливыми детьми, талантливыми подростками. Думаю, что вы, как люди, которые успешно себя реализовали во многих отраслях производства, в бизнесе, да и, многие, в науке, прекрасно понимаете, насколько это важно для страны, насколько важен этот импульс.

Хочу вас поблагодарить за то, что вы не остались равнодушными к этому, а принимаете участие в этом большом, интересном и очень важном – и для наших людей, для семей российских, для детей, для подростков, надеюсь, что и для ваших производств, для экономики в целом – деле.

Хотел бы обратить внимание на то, что – руководительница центра сейчас рассказывала о планах, наверняка вы тоже об этом уже знаете – есть идея создать парк науки и искусств. Очень бы вас просил, кроме того вклада, который вы уже делаете и который является чрезвычайно важным для реализации этого перспективного проекта, ещё обратить внимание на то, что этот парк науки и искусств, конечно, должен быть укомплектован современным оборудованием.

Хочу ещё раз вернуться к тому тезису, который мы с вами в разных форматах постоянно обсуждаем, а именно, что образовательный процесс и производство должны быть тесно между собой связаны. Знаю ваши нарекания, вашу критику по поводу того, что наши школы, в том числе высшая школа или школа высшего специального образования, далеко не всегда пока готовят востребованные и нужного уровня и качества кадры.

Здесь есть такая уникальная возможность напрямую работать с подростками, направлять сюда ваших специалистов и, где это возможно, конечно, не в ущерб производству, насыщать этот центр и этот парк науки и искусства современным оборудованием, для того чтобы ребята могли бы совершенствовать свои навыки и знания.

Мне бы очень хотелось, чтобы работа в этом центре была связана не только с тем, что мы как бы морально поддерживаем талантливых ребятишек, но связана с созданием системы сопровождения талантливых детей от школы до высшего учебного заведения и дальше до производства – собственно говоря, до ваших производств.

Мне бы очень хотелось, чтобы наши талантливые ребята смогли реализовать себя в нашей стране. И мы с вами должны это сделать не путём административных ограничений, а путём создания наилучших условий для применения их таланта.

В этом заключается цель создания этого центра. Думаю, что вы согласитесь с тем, что она более чем благородная, но это и интересная задача. Думаю, что и вам лично, и тем людям, которые рядом с вами работают по развитию ваших производств, секторов экономики, где вы работаете, будет интересно здесь побывать.

Во всяком случае, здесь точно интересно побывать: я разговаривал со многими выдающимися преподавателями и учёными – им интересно бывать среди молодых ребят, подростков, передавать им свои знания, слушать то, что, как и о чём они думают, как они размышляют, как они формулируют задачи, которые считают важными для сегодняшнего дня, и как предполагают их решать.

Это чрезвычайно важная вещь для любого из нас как людей, которые хотят сами себя реализовать. Знаю, что каждый из вас добился большого успеха, и в этом смысле все здесь присутствующие себя реализовали, но этого недостаточно. Для того, чтобы реализовать себя полностью, нужно ещё и предпринять эффективные шаги и дающие конкретные плоды, результаты в работе с молодыми людьми, с подростками.

И такую возможность центр «Сириус» предоставляет каждому из нас, не только здесь сидящим, но и для многих наших коллег, которые сегодня не присутствуют. Что я сейчас имею в виду? Я имею в виду то, что «Сириус» должен по замыслу стать не только эксклюзивным центром, через который проходят талантливые ребята, но и быть определённым центром для создания целой системы подобных учреждений в регионах Российской Федерации. Собственно говоря, там, где вы в значительной степени работаете, где расположены ваши предприятия, учреждения.

Хотелось бы вас попросить посмотреть на то, что можно сделать в регионах. Разумеется, мы будем стараться со своей стороны подталкивать к этому руководителей субъектов Российской Федерации, с тем чтобы объединять с производством, с бизнесом, могли бы создавать в регионах нечто подобное «Сириусу». Конечно, может быть, не в таком масштабе, но напрямую связанное с «Сириусом», который мог бы быть методическим центром для подобной общенациональной работы.

Это всё, что я хотел сказать в начале. И хочу вас, действительно, сердечно поблагодарить, именно сердечно поблагодарить за ваш вклад в развитие этого замечательного предприятия, если позволено так сказать. И хотел бы передать Елене слово, для того чтобы она дополнила то, что мной было только что сказано.

Е.Шмелёва: Спасибо за то, что Вы приехали сейчас, за то, что Вы приезжаете, разговариваете с детьми. Потому что создать такую питательную среду, где передаётся живое знание, обсуждаются какие–то проблемы, вопросы, – это была наша задача. Потому что только тогда появляется живой интерес, только тогда выбираются жизненные модели и в том числе профессии.

Потому что в основе всё–таки лежит задача, которую человек применяет к себе, собирается её решать, он ищет здесь партнёров, ищет инструменты для её решения. Практически всё, что мы сделали вместе с Вами… Вы знаете, все, кто к нам приезжал и читал лекции, Вы знаете, что Вас всегда очень ждут все наши дети, все смены.

Смены у нас не очень длинные – 24 дня, но за эти 24 дня практически каждый выбирает чуть ли не годовой объём по предмету: 120 часов академических у нас длится та программа, на которую сейчас приехали ребята, которых Вы видели, с которыми Вы разговаривали. И, конечно, это большой объём, который связан с тем, что они выбирают действительно задачу, которая, как нам кажется, дальше их поведёт по жизни.

То, что сейчас у нас появилась возможность создать, – наверное, это такой, знаете, научно-исследовательский институт, настоящий научный парк, где растут дети, растут идеи, ставятся идеи, ставятся новые вопросы. И самое главное, что Вы видели, – это всё межпредметное. То, как сейчас это всё развивается, – это межпредметные знания, межпредметные задачи, работа в командах.

Очень важно, что многие экспонаты, которые там стоят, сделаны Вами, потому что Вы лучше знаете, как развиваются технологии, куда Вы хотели бы привлечь этих одарённых детей. И самое главное, нам хотелось бы обратить внимание, что, конечно же, нужно работать с педагогами этих детей.

Потому что мы видим сейчас очень чёткий запрос, что когда есть одарённый ребёнок, который задаёт очень много вопросов (опять же те, кто к нам приезжал, Вы ведь знаете и видите, какие вопросы задают, им это интересно), они нуждаются в том, чтобы не только высшее образование приходило в школу, начиная с 5-го, 6-го класса, но чтобы и мы приходили в школу.

И фактически центр «Сириус» – это просто новое отношение к школьникам, педагогам, к тем предметам, которые мы хотели бы дать, и тем инструментам, которыми мы можем располагать для этого.

И, конечно, нам хотелось бы заявлять какие–то критерии отбора, по которым могли бы попадать к нам в центр «Сириус» и в те региональные центры, которые уже сегодня с нами связаны такой партнёрской сетью, те дети, которые преуспели и в естественно-научных дисциплинах, как у нас сейчас.

Сюда приехали – это итоговая смена, сюда приехало очень много детей, которые уже в течение года сюда приезжали за счёт своих побед в олимпиадах по физике, химии, математике, биологии. Но сейчас они ещё выбрали для себя проектную работу, которую, как Вы видели, успешно реализуют. Для этого нужны лаборатории, для этого нужны банки идей и нужны наставники.

Наставники к нам приезжают, которые представляют предприятия, ведущие отраслевые НИИ, ведущие вузы, и фактически они таким активным образом начинают формировать себе будущих студентов и будущих сотрудников. В этом плане мы хотели бы Вам предложить нас как партнёрскую площадку, которая сможет этого ребёнка очень рано найти, его очень рано увлечь, вовлечь теми идеями, которые вы тоже решаете творчески и на будущее.

Мы, конечно, хотели бы ещё предложить Вам видеть нас как инфраструктуру. Фактически здесь, мы надеемся, что можно открывать какие–то филиалы R&D-центров, которые есть в компаниях, филиалы научно-исследовательских лабораторий. Фактически здесь тогда дети могут не просто выполнять учебные проекты, на самом деле мы думаем, что очень многие проекты будут носить учебный характер.

Сейчас мы им дали в руки современнейшие лаборатории, уникальные педагоги работают с ними, и результаты получились удивительные. Смена будет длиться ещё несколько дней, но мы сейчас уже видим ряд работающих проектов, которые, безусловно, имеют потенциал и развития их авторов, и тех идей, которые заложены, и, конечно же, потенциал опять же межпредметного использования.

Если говорить о том, что в будущем мы планировали здесь сделать, это, действительно, развитие образовательных проектов, популяризация очень многих наработок, которые были сделаны и благодаря которым Россия в мире известна и будет известна всегда благодаря тем технологиям, которые стояли в основе производственных циклов. Вот «Технолес» (большое спасибо партнёрам, которые предоставили все экспонаты) – это для этого.

Мы рассказываем о тех инженерных технологиях, которые уже внедрены, которые работают, которые стояли у основ очень и очень многих процессов, на которые сейчас ребята смотрят как в будущее, потому что фактически задача показать в 10–15 лет горизонт, перспективы, обсудить это, потому что они – школьники, большая часть из тех, кто сегодня внизу, это 9–10 классы. Фактически они ещё даже не выпускники, но мы знаем, что они к нам вернутся ещё не раз уже в виде ассистентов, в виде, наверное, научных сотрудников.

И мы очень были бы заинтересованы в том, чтобы мы развивали программу ранних стажировок на предприятиях, потому что фактически, когда они заканчивают, они должны с двумя, тремя, четырьмя предприятиями уже познакомиться активно, а вы – с ними. В любом случае мы готовы к длительной программе действий, у нас есть для этого все инструменты.

Мы ведём сейчас реестр одарённых детей по всем регионам, у нас очень хорошие связи с теми регионами, которые стали лидерами инвестиционного развития. Там мы собираемся пилотировать конкурс проектных работ школьников, которые будут нам привлекать детей, в научно-техническом творчестве состоявшихся уже и заинтересованных.

И у нас огромная сеть партнёров, педагогов, центров допобразования, кружков. Фактически мы являемся тем методическим центром, который передаёт лучшие методики работы с ними, и поддерживаем педагогов. Поэтому мы очень благодарим всех, кто нас поддерживал, всегда ждём в гости и всегда открыты к любым формам сотрудничества в интересах тех детей, которых Вы видели и которые приезжают в центр «Сириус».

В.Путин: Смотрите, как зарождалась эта идея, откуда она взялась. У нас ещё с советских времён была создана целая сеть физико-математических школ, потом – биологических школ, музыкальных школ, художественных училищ, балетных училищ. Мы всегда гордились нашими достижениями в некоторых видах спорта.

Скажем, поскольку здесь зимняя Олимпиада проходила, имелись в виду хоккей и фигурное катание. С чего мы начали? Мы начали с того, что обратили внимание на эти физико-математические школы, на химические школы, и именно оттуда начали выбирать, делать выборку именно оттуда, имея в виду, что эта сеть уже создана и работает.

Что касается музыки, то у нас при всех ведущих консерваториях (почти при всех) давно, с советских времён, существуют так называемые десятилетки, где уже производится первая селекция, отбор талантливых ребят. Туда просто так не берут, кого ни попадя. Там сначала происходит отбор, берут в эти школы-десятилетки при консерваториях, где учатся дети в обычном режиме, по обычной программе, плюс углублённое изучение музыки. То же самое в физико-математических школах. Вот оттуда мы начали проводить дополнительную селекцию.

Что касается спорта, естественно, приглашают сюда тех, кто уже себя в чём–то зарекомендовал, скажем, по фигурному катанию и по хоккею, имея в виду, что прямо здесь, в Имеретинке восемь катков. И вопрос в своё время встал, что их нужно как–то перепрофилировать, вкладывать деньги в то, чтобы что–то новое там создать. Зачем, когда мы можем использовать это для развития детского спорта?

Собственно говоря, с этого началось. Но потом мы приняли решение расширить эту программу за счёт биологии, имея в виду то значение, которое уже имеет, приобретает и будет иметь ещё большее значение биология в ближайшее время в жизни человечества, в широком смысле этого слова. Я уже не говорю про экономику.

Начали приглашать из биологических школ, тем более что за последние годы была создана сеть специализированных учебных заведений, где в углублённом порядке изучается биология. Добавили сюда ещё литературу, русский язык и художественное творчество, и тоже из художественных школ, которых у нас целая сеть по стране давно создана.

Первая реакция была очень позитивная. Это такое учреждение, которое должно и отличается пока, слава богу, и с вашей помощью так и будет отличаться. И такие известные места детского отдыха, как «Океан» на Дальнем Востоке, здесь у нас «Орлёнок», на Черноморском побережье, или «Артек» в Крыму – это хорошие, нужные учреждения для детского отдыха и развития.

Но этот центр имеет особые задачи. Ещё раз подчеркну, его задача – работать с одарёнными детьми, проводить дополнительный отбор и сопровождать их до высшего учебного заведения, а затем и до трудоустройства.

Здесь работают 154 высококвалифицированных преподавателя, а в течение года 400 академиков, профессоров, докторов наук постоянно здесь присутствуют, ведут семинары и занятия со школьниками, то есть это не просто детская площадка для детского отдыха, это образовательный центр.

И когда я говорил о том, что очень рассчитываю, что те, кто прошли через этот центр «Сириус», а затем через высшее учебное заведение, обязательно найдут своё место в жизни в нашей стране, на ваших предприятиях, – это не пустые слова; но, конечно, исключительно силами государства, без вашей помощи и поддержки, не только финансовой, за что я вам очень благодарен, я знаю, что многие из вас финансово поддерживают, но без административной помощи, без интеллектуальной поддержки, без сопровождения тех программ, которые здесь формируются, этот проект не может быть успешным.

Именно поэтому я хотел, чтобы вы здесь побывали, своими глазами всё посмотрели. И я бы вас просил помнить об этом и подумать на тему о том, как мы вместе с вами можем этот проект развивать.

Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 19 июля 2016 > № 1832479 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 19 июля 2016 > № 1832474 Владимир Путин

Заседание попечительского совета фонда «Талант и успех».

Владимир Путин провёл заседание попечительского совета фонда «Талант и успех». В ходе заседания подведены итоги первого года работы фонда и открытого на его базе образовательного центра «Сириус».

В.Путин: Уважаемые друзья, коллеги, добрый день!

Сегодня можно подвести итоги первого года работы фонда «Талант и успех» и открытого на его базе образовательного центра «Сириус» – образовательного центра для талантливых молодых ребят.

Мы посетили практически все его площадки, надеюсь, вы тоже походили, посмотрели всё, что здесь происходит, с ребятами побеседовали, познакомились с их работами. Впечатления, конечно, у меня лично весьма позитивные, надеюсь, что у вас тоже.

Если будут какие–то соображения, замечания, предложения, мы, собственно, для этого и собрались – для того, чтобы поговорить на эту тему, обсудить и, если нужно, что–то скорректировать. Считаю, что деятельность центра в целом соответствует нашим замыслам, планам. Здесь обучаются наиболее одарённые дети, как мы знаем, проявившие себя в естественных науках, в разных областях искусства и спорта.

Прошло уже тринадцать смен, в них приняло участие более 6600 учеников, и, что очень важно, они приезжают сюда из всех регионов Российской Федерации. Для работы с детьми фонд привлекает ведущих педагогов, учёных, тренеров, наставников, и здесь есть возможность для интенсивного занятия и творчеством, и спортом.

154 преподавателя и 400 профессоров, преподавателей высшей школы, причём ведущих специалистов, приезжали сюда в течение года, чтобы работать с ребятами. 600 выпускников каждой образовательной смены уезжают домой, получив не только новые знания и навыки, но и опыт работы в сплочённой команде, что очень важно, которая мотивирована на развитие, достижение больших результатов.

Мы рассчитываем, что такая нацеленность на успех будет передаваться и дальше и большинство ребят привезут такой настрой в свои классы, в свои школы, где они учатся постоянно. И мне кажется, что такой эффект уже в целом можно отметить. Только за первый год работы «Сириус» получил признание в педагогическом сообществе, среди школьников и среди родителей.

На успехи центра обратили внимание руководители крупных предприятий, научных институтов, творческих объединений. Только что, перед концертом, мы встречались с попечителями, это руководители наших крупнейших компаний, так или иначе кто–то из них уже вовлечён в работу центра, кто–то постепенно вовлекается в эту работу. Будут продвигать свои предложения, свои идеи по развитию центра – именно об этом мы с ними сегодня и говорили.

Теперь очень важно, чтобы на местах тоже стремились к организации пусть не таких масштабных, как «Сириус», но крайне нужных детям центров, чтобы в школах уделяли внимание самореализации ребят, нацеливали их на развитие своих сильных качеств. Для этого центр проводит работу по повышению квалификации школьных учителей – в текущем году программы стажировок и переподготовку в центре прошли более 1300 преподавателей.

Сейчас в «Сириусе» проходит так называемая проектная смена, мы посмотрели, как она организована. Сюда приехали дети, увлечённые наукой, конструированием, техническим творчеством. Идея проведения такой смены возникла как ответ на потребность ребят научиться применять полученные в школе знания по математике, физике, химии, биологии, использовать их для решения конкретных технологий и междисциплинарных задач.

Участники представляют свои идеи, разработки, опытные образцы, и результаты мы сегодня видели, и они, действительно, впечатляют. Но, конечно, ещё многое нужно сделать для того, чтобы оборудовать все эти площадки современными средствами обучения, современными материалами и другими средствами, которые дадут возможность ребятам реализовать самые свои смелые планы.

Это только один, но далеко не единственный пример того, как «Сириус» расширяет горизонты познания и творчества и даёт шанс самым способным детям. И, конечно, такие проекты удалось реализовать во многом благодаря поддержке сильных, стратегически мыслящих, болеющих за страну и её будущее людей. Хочу выразить искреннюю признательность педагогам, тренерам, партнёрам «Сириуса» – всем, кто помогает воплощать в жизнь его масштабные замыслы.

Сейчас в мире, как вы знаете, идёт напряжённая борьба за интеллектуальные ресурсы. И для нас очень важно не потерять ни одного талантливого ребёнка. Работа по их выявлению и сопровождению по жизни, во всяком случае, в той её части, которая касается получения образования и профессиональных навыков, должна быть приоритетной.

Это одна из ключевых задач фонда, он поддерживает связь со своими воспитанниками, следит за их дальнейшими успехами и за их продвижением. Рассчитываем также, что и в будущем фонд станет методическим центром федерального уровня для российских регионов, будет вести специальную информационную базу, позволяющую отследить траекторию развития каждого способного ребёнка.

С этого года фонд начал выплачивать президентские гранты талантливым ребятам, обучающимся в вузах нашей страны. Так, в его орбите оказываются не только выпускники «Сириуса», но и другие школьники и студенты – те, кто уже проявил свои способности, действительно лучшие из лучших.

Как вы знаете, мной был подписан соответствующий указ в прошлом году: мы выделили соответствующие гранты по 20 тысяч рублей ежемесячно для каждого студента. Заключено уже 450 договоров на выплату этих грантов. Все получатели грантов приняли обязательство по последующему трудоустройству в Российской Федерации.

Интерес к деятельности «Сириуса» приведёт к увеличению предложений о расширении направлений его работы. Первоначально, как вы помните, она охватывала те сферы, где Россия традиционно занимает лидирующие позиции: это физика, математика, музыка, балет; из спорта – фигурное катание и хоккей. За год появились новые направления – это живопись, химия и биология. В ближайших планах введение программ по литературному творчеству, информатике.

Продолжается формирование инфраструктуры фонда. В распоряжении воспитанников «Сириуса» появляются новые и современные лаборатории, инженерные мастерские, экспериментальные площадки. Центр может приглашать ведущих специалистов в профильных областях и организовывать серьёзную профессиональную работу с их участием.

Нам удалось создать уникальную площадку для обучения и творчества талантливых ребят, и теперь главное не снижать эту планку, двигаться дальше. Давайте сегодня об этом поговорим подробнее.

И я просил бы Елену Владимировну начать.

Е.Шмелёва: Уважаемые коллеги! Уважаемый Владимир Владимирович! Позвольте доложить о кратких итогах нашей годовой работы. Они видны, мне кажется и я надеюсь.

Что произошло за этот год? Мы видим, что у нас сложилась оптимальная смена, её длительность составляет 24 дня. Смена – это образовательная программа, на которую приезжают 600 школьников, по 200 в каждом направлении: наука, искусство и спорт – в равных долях.

И нам удалось добиться того, что вместе живут и учатся юные музыканты, художники, артисты балета, физики, химики, биологи, математики, фигуристы, шахматисты, хоккеисты. И это им всем даёт очень уникальный опыт – опыт и творческого общения, и междисциплинарного. Потому что интеграция междисциплинарных знаний – это то, что сейчас развивается и будет развивать наших детей, выпускников центра.

За этот год сложились и доказали эффективность своей работы критерии, которые мы применяли для отбора наших детей, участников наших смен: по направлению «наука» – это результаты участия их в предметных олимпиадах, турнирах, конкурсах региональных, международного уровня; по направлению «спорт» – это их высокие результаты; по музыкально-исполнительскому искусству, хореографии, производится индивидуальный творческий отбор нашим экспертным советом. Точно так же отбираются у нас педагоги на программу, и точно так же мы приглашаем ведущих мастер-классов.

Таким образом, мы разработали большое количество, наверное свыше 500, маленьких образовательных модулей, которые позволяют фактически индивидуально подбираться под каждый тип одарённости тех детей, которые приезжают сюда учиться по индивидуальным образовательным программам.

Мы можем констатировать, что у школьников, которые принимали участие в наших образовательных программах, высокая результативность. 80 процентов победителей и призёров всероссийских предметных олимпиад – выпускники «Сириуса». Также обучение в «Сириусе» прошли члены международных команд по физике и математике, которые несколько дней тому назад завоевали золотые и серебряные медали на олимпиадах 2016 года в Цюрихе и Гонконге.

Мы следим за достижениями наших выпускников, мы ведём личные кабинеты, где отражаются их достижения. Мы создали реестр победителей и призёров наиболее значимых региональных и федеральных мероприятий, которые отбирают одарённых детей.

И, собственно говоря, эта работа, работа по созданию образовательных программ в «Сириусе», работа по выплате грантов Президента, позволяет нам говорить о том, что линейка этих инструментов по поддержке детей, по консолидации частной и государственной поддержки этих детей у нас сложилась. Теперь мы предлагаем её вместе наполнять нашим партнёрам.

Таким образом, поскольку наша основная задача – именно раннее выявление, развитие и дальнейшее сопровождение одарённых детей и их педагогов – поставлена, мы последовательно привлекаем партнёров с целью создания самыми сильными специализированными школами, ведущими российскими университетами и компаниями фактически открытой интеграционной структуры для усиления наших позиций на рынке труда и новых технологий.

К нам приезжают спортсмены, известные учёные, деятели культуры, музыканты. Они работают вместе. Это «играющие тренеры», люди, которые сами разрабатывают технологии, внедряют их. Они знают, куда должно привести развитие того или иного знания. Фактически речь идёт о том, что здесь живая структура по передаче этого знания, потому как следующие поколения россиян впитывают всё самое лучшее, что было создано в рамках педагогических и профессиональных школ.

И именно благодаря такому партнёрству стало возможным открыть такую программу, как проектная смена. Ею мы завершаем год. Эта программа для людей, увлечённых наукой, – для ребят. Именно здесь, в новом здании центра, открыты проектные лаборатории, мастерские, и они наполнены, конечно же, реальными задачами, которые решают сейчас приоритетные для нас отрасли экономики, инженеры, которые приезжают и рассказывают о них детям, вовлекая их тем самым в свой предмет и исследования, и внедрений.

Идея проектной смены – это дать школьникам возможность применить свои знания, полученные в рамках конкретных дисциплин. Сейчас здесь работают 394 участника. Они делают 69 проектов по семи разным, но во многих проектах, как мы видели, пересекающимся предметам.

Следующий шаг в работе с партнёрами – это развитие программы ранних стажировок и их, как мы надеемся, постоянное представительство в научном парке «Сириуса», а также совместное с ними развитие всего здания медиацентра под развивающие и популяризирующие науку, искусство и спорт мероприятия и экспозиции.

Нам кажется принципиально важным отметить следующий итог года: вокруг «Сириуса» сложилась сеть самых сильных школьных педагогов специализированных школ, школ искусств, которые сюда приезжают для того, чтобы передавать свой опыт и лучшие практики работы другим педагогам.

У нас очень востребованная программа повышения квалификации, а с появлением новых лабораторий и мастерских в научном парке «Сириуса» и с окончанием строительства школы, которое началось сейчас у нас, думаю, появится возможность для разработки таких программ и их последовательного внедрения.

Таким образом, мы говорим о том, что вместе с нашими партнёрами, педагогами, заинтересованными предприятиями, научными институтами мы создали концепцию. Создание и развитие на переданных фонду объектах городского спортивного парка, многофункционального театрально-концертного зала, science-центра, дворца детского творчества, мы собираемся ряд программ открывать для гостей Сочи, художественных галерей и выставочных залов.

Я подвожу итоги года, благодарю наших коллег, партнёров, педагогов, экспертов, попечителей за их весомый и постоянный вклад в наш проект и постоянную поддержку его в течение этого года.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 19 июля 2016 > № 1832474 Владимир Путин


Канада. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 18 июля 2016 > № 1832469 Владимир Путин

Заявление в связи с докладом Комиссии Всемирного антидопингового агентства.

В.Путин: События последнего времени, непростая атмосфера, складывающаяся вокруг международного спорта и олимпийского движения, невольно вызывают аналогию с началом 80-х годов прошлого века. Тогда многие страны Запада, ссылаясь на ввод советских войск в Афганистан, бойкотировали московскую Олимпиаду. А спустя четыре года Советский Союз в отместку ответил бойкотом Игр в Лос-Анджелесе. Предлогом послужил якобы недостаточный для советской команды уровень безопасности.

В результате многие советские, американские атлеты, спортсмены других стран, втянутых в кампанию взаимных бойкотов, лишились возможности вписать своё имя в историю мирового спорта, насмарку пошли годы труда, тяжелейших тренировок. Словом, людям поломали жизнь, сделали их заложниками политического противостояния. А само олимпийское движение столкнулось с серьёзным кризисом, оказалось расколотым. Позднее некоторые политические деятели того времени с обеих сторон признали, что это было ошибкой.

Сейчас мы наблюдаем опасный рецидив вмешательства политики в спорт. Да, формы такого вмешательства изменились, но суть – прежняя: сделать спорт инструментом геополитического давления, формирования негативного образа стран и народов. Олимпийское движение, которое играет колоссальную объединяющую роль для человечества, вновь может оказаться на грани раскола.

Сегодня в ход пошли так называемые «допинговые скандалы», предпринимаемые попытки распространить санкции за выявленные случаи употребления допинга на всех, в т. ч. «чистых» спортсменов под видом якобы защиты их интересов. И это притом, что в отличие от тех же 80-х годов спортсмены сегодня проходят жесточайший тотальный антидопинговый контроль как в ходе соревнований, так и во время всего тренировочного цикла. А в последние полгода все российские спортсмены проходили антидопинговую проверку по рекомендации ВАДА под контролем британского антидопингового агентства и в иностранных антидопинговых лабораториях.

Обвинения в адрес российских спортсменов построены на показаниях одного человека – человека со скандальной репутацией. В отношении его в 2012 году уже возбуждалось уголовное дело по нарушению антидопингового законодательства, однако собранных на тот момент доказательств оказалось недостаточно, и дело было прекращено. 17 июня 2016 года в связи с его заявлением об участии в манипуляциях с запрещёнными препаратами и обращениями российских спортсменов о вымогательствах уголовное дело в отношении его было возобновлено по вновь открывшимся обстоятельствам. Одна из его близких родственниц, ранее работавшая под его руководством, уже была осуждена в России за незаконный оборот анаболических стероидов. Возникает вопрос: могли ли быть достоверными и вескими выводы, основанные исключительно на показаниях людей подобного рода.

На днях Американское антидопинговое агентство (ЮСАДА) с несколькими аналогичными структурами из других стран, не дожидаясь официального оглашения доклада Комиссии Всемирного антидопингового агентства, поспешили призвать к отстранению всей команды России от участия в Олимпиаде в Рио–де-Жанейро.

Что стоит за такой спешкой: попытка создать определённый информационный фон, оказать давление? Складывается впечатление, что эксперты ЮСАДА как минимум имели доступ к неопубликованному докладу, а может, и сами задавали его тон и содержание. В таком случае опять национальная структура одного государства диктует свою волю всему спортивному мировому сообществу.

Должностные лица, названные в докладе Комиссии как прямые исполнители, будут временно отстранены от занимаемой должности до полного завершения расследования. Однако для того, чтобы принять окончательное решение об ответственности соответствующих должностных лиц, просим Комиссию ВАДА представить более полную, объективную, основанную на фактах информацию для учёта её в расследовании российскими правоохранительными и следственными органами, работа которых, вне всяких сомнений, будет доведена до конца с последующим принятием исчерпывающих мер для предотвращения нарушений российского законодательства и взятых на себя нашей страной международных обязательств.

Мы всегда чётко обозначали свою позицию: допингу нет места в спорте. Это угроза для здоровья и жизни атлетов, дискредитация честной спортивной борьбы. Мы последовательно искореняем это зло, совершенствуем национальное законодательство, открыто взаимодействуем с профильными международными организациями и Международным олимпийским комитетом, строго выполняем свои обязательства.

Россия хорошо понимает огромную значимость и созидательную силу олимпийского движения и всецело разделяет ценности олимпизма: взаимное уважение, солидарность, справедливость, дух дружбы и сотрудничества. Только так мы можем сохранить единство олимпийской семьи, обеспечить развитие мирового спорта в интересах сближения культур и народов. Россия открыта для сотрудничества в достижении этих благородных целей.

Канада. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 18 июля 2016 > № 1832469 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 июля 2016 > № 1824833 Владимир Путин

Совещание с членами Правительства.

Президент провёл совещание с членами Правительства, посвящённое реализации плана действий кабинета министров, направленного на обеспечение стабильного социально-экономического развития России в 2016 году.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Поговорим с вами сегодня о плане действий Правительства на 2016 год. Но начать хотелось бы с нескольких актуальных вопросов.

Вы знаете, как широко обсуждались некоторые последние законодательные акты и решения Государственной Думы, в частности поправки к антитеррористическому законодательству. И я попросил бы Николая Анатольевича Никифорова прокомментировать в том числе и те поручения, которые были мною даны Правительству после консультаций с вами и с участниками рынка. Пожалуйста.

Н.Никифоров: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, процесс принятия закона был такой, что часть предложенных поправок, отражённых в отзыве Правительства, была учтена. Часть вопросов с точки зрения правоприменения осталась открытой. Если потребуются дополнительные поправки в соответствующий закон, они будут подготовлены, внесены на Правительство и представлены к осенней сессии Государственной Думы. Но позицию тех, кто сегодня строит различные эмоциональные оценки, не разобравшись в вопросе, мы не разделяем, потому что, во–первых, самая резонансная норма, которая касается вопросов хранения данных пользователей, отнесена на 2018 год, поэтому мы не видим никаких рисков повышения цен в 2016 году.

Во–вторых, во исполнение Ваших поручений незамедлительно даны соответствующие поручения Правительству. Заинтересованные ведомства прорабатывают все детальные вопросы правоприменения, будет определён порядок: кто, что должен хранить, какой объём времени требуется для реализации антитеррористических мер. Уже отсюда будут вытекать соответствующие требования к оборудованию, к операторам связи, и лишь потом можно будет давать те или иные оценки.

Кроме того, поручения предусматривают хранение данных с использованием российского оборудования, российского программного обеспечения. Коллеги из Минпромторга тоже поддерживают эти предложения. Вместе с телекоммуникационной индустрией мы готовим соответствующие технические задания и совместно данные предложения будем отрабатывать. Если, ещё раз повторю, потребуются те или иные уточнения с точки зрения правоприменения конкретных норм, мы подготовим эти поправки и в осеннюю сессию внесём.

Добавлю, что наша страна может гордиться сегодня одним из самых низких в мире уровней цен на связь благодаря высокой конкуренции в отрасли, и мы намерены это лидерство сохранять и поддерживать.

В.Путин: Хорошо, а поручения, о которых я говорил, как вы собираетесь реализовывать?

Н.Никифоров: Поручения касаются детализации и вопросов правоприменения. То есть закон – это одно, вопрос – уже подзаконной базы.

В.Путин: И как практически вы предполагаете всё это реализовать, эти поручения?

Н.Никифоров: Прежде всего идёт проработка конкретного объёма хранения данных, что и как должно собираться и храниться; второе, на чём храниться. Здесь мы делаем ставку на отечественную промышленность, и исходя из этого будет выработан оптимальный вариант.

В.Путин: Наша промышленность выпускает соответствующее оборудование?

Н.Никифоров: В большинстве случаев ещё нет, но вместе с коллегами из Минпромторга мы как раз и разрабатываем техническое задание для того, чтобы максимально сопоставить потребности индустрии в связи с принятием данного законопроекта и возможностями конкретных компаний. Здесь находимся в полном контакте с коллегами.

В.Путин: Это надо сделать оперативно, надо загружать свои предприятия, тем более хороший гарантированный заказ.

Н.Никифоров: Будет сделано.

В.Путин: Спасибо.

Мы в последние годы активно занимаемся развитием системы профессиональных квалификаций. Принято совсем недавно законодательное решение и поправки в Трудовой кодекс, принят федеральный закон, регламентирующий принципиально новый механизм оценки квалификаций. Я попросил бы Максима Анатольевича тоже прокомментировать это.

Прошу Вас.

М.Топилин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Одна из ключевых задач, которую мы в последние годы действительно решаем, – предоставить гражданам наибольшие возможности с точки зрения информированности о ситуации на рынке труда, о профессиях, которые получают развитие, о требованиях, предъявляемых работодателями к этим профессиям. Соответственно это делается для того, чтобы мы могли дать нормальные импульсы, в том числе и системе образования, и выбору, и развитию карьеры каждого конкретного человека, повысить его конкурентоспособность на рынке труда.

Здесь несколько аспектов работы, которая проводилась. Во–первых, это дальнейшая работа по подготовке профессиональных стандартов. Эта работа продолжается, и уже сегодня у нас более 800 профессиональных стандартов. Мы её не сворачиваем. Мы договорились с объединениями работодателей, с Национальным советом в этом году планируем ещё порядка 200 профессиональных стандартов подготовить.

И главное сейчас – тот закон, который принят, применение профессиональных стандартов, их внедрение в жизнь. С 1 июля эта норма вступает в действие, Правительство выпустило соответствующее решение. И для всех государственных учреждений бюджетной сферы, государственных корпораций, обществ с государственным участием предусмотрен переходный период до 2020 года. Главная задача будет заключаться в том, чтобы граждане смогли пройти переподготовку с тем, чтобы повысить свои знания и умения.

Второе направление – это то, что связано со справочником профессий. Этой работе также было посвящено достаточно много времени. Мы такой справочник вместе с Агентством стратегических инициатив, с работодателями, с отраслевыми объединениями работодателей подготовили. И теперь задача заключается в том, чтобы он стал общедоступным, постоянно обновляемым, чтобы люди действительно могли по нему ориентироваться. Сейчас подготовлен законопроект, он в ближайшее время на Правительстве будет рассмотрен, и осенью мы его хотим принять.

И третье направление – это новая система оценки квалификаций. Третьего июля закон подписан. В чём сейчас проблема и какие задачи мы видим перед данным законом? Он ещё требует принятия достаточно большого количества актов Правительства до конца года. Сейчас люди сталкиваются с тем, что, когда они переходят с одного предприятия на другое, с них требуют подтвердить свои знания и умения: работодатели не доверяют просто тому, что записано в трудовой книжке.

И вторая проблема заключается в том, что зачастую те, кто имеет навыки и опыт просто в силу того, что они работали где–то, но не имеют подтверждения образования, документа образовательного учреждения. Закон эту проблему позволит решить, так как работодатели на основе отраслевых союзов создадут советы (эти советы уже создаются) и создадут центр оценки квалификаций. С одной стороны, работодатели смогут туда направлять работников. При этом у работника будут сохранены все гарантии, заработная плата, и работодатель сможет эти расходы включать в себестоимость. Мы внесли соответствующие изменения в Трудовой кодекс, чтобы эта система была интересна всем. И работники смогут эти все подтверждения получить, если они такое решение примут, то есть для них появляется большая возможность использовать эту независимую структуру.

Как я сказал, нам ещё предстоит принять достаточно большое количество нормативных актов вместе с работодателями и вместе с профсоюзами. Надеемся, что с 1 января эта система заработает, хотя уже отдельные элементы её в экспериментальном режиме существуют. И мы полагаем, что эта система даст новый импульс для повышения квалификаций, для развития новых навыков и новых потребностей рынка труда.

Спасибо.

В.Путин: Очень важно создать систему квалификаций, утвердить стандарты, но по этим стандартам и в рамках этой системы квалификаций нужно ещё и людей готовить, молодых людей. Поэтому у нас принято решение о создании целой сети центров подготовки по наиболее востребованным рабочим профессиям. Первые семь должны появиться в Тюменской области, в Московской области, в Ульяновской, в Свердловской областях, Хабаровском крае, Республике Татарстан и Республике Чувашия. Из федерального бюджета мы договорились выделить на это весьма солидные средства – 900 миллионов. Плюс ещё миллиард предполагается из субъектов Федерации. 300 миллионов должны на это направить предприниматели, предпринимательское сообщество.

Я попросил бы Дмитрия Викторовича поподробнее об этом рассказать.

Д.Ливанов: Владимир Владимирович, мы начали в этом году создание этой сети. Она крайне важна, во–первых, как площадка для тренировки нашей национальной сборной по профессиональному мастерству в рамках движения «Молодые профессионалы».

В каждом межрегиональном центре компетенций будут созданы специальные учебные центры и тренировочный полигон. Они будут оснащены современным оборудованием, на котором будут внедрены современные, передовые отечественные и зарубежные образовательные технологии. Это именно то оборудование, которое используется в международных соревнованиях WorldSkills и которое необходимо для обеспечения мирового уровня подготовки по всем, без исключения, перспективным рабочим профессиям.

Как Вы сказали, этих центров семь: это такие профессиональные области, как машиностроение и обработка материалов (Свердловская область), автоматизация, радиотехника, электроника (Чувашия), информационные технологии (Татарстан), обслуживание, транспорт и логистика (Ульяновская область), строительство (Московская область), сфера услуг (Тюменская область), инженерные и промышленные технологии (Хабаровский край, в городе Комсомольск-на-Амуре).

Безусловно, наряду с задачей эффективной и быстрой подготовки нашей сборной команды перед этими центрами стоит и задача служить опорными центрами распространения передового опыта, делать так, чтобы они превратились в эффективно функционирующие стажировочные площадки для всей системы среднего профессионального образования, распространяя таким образом эти стандарты на всю систему.

В дополнение к этому могу сказать, что мы на базе детского центра «Смена» в Краснодарском крае создаём Всероссийский учебно-тренировочный центр профессионального мастерства, где будут формироваться надпрофессиональные компетенции: это личная эффективность, управление временем, владение иностранным языком, способность работать в команде, творческие способности, психологическая и физическая подготовка и так далее. И там будут проходить сборы расширенного состава нашей национальной команды, происходить командообразования. Это тоже крайне важный элемент подготовки нашей сборной команды к международным соревнованиям, в том числе к всемирному чемпионату, который в 2019 году пройдёт в Казани.

Спасибо.

В.Путин: Это хорошо.

У нас начат очень хороший большой проект: в Дубне в июне началось строительство российского коллайдера. В 2020 году он должен быть запущен, да?

Д.Ливанов: Да.

В.Путин: 26 стран, по–моему, принимают участие в этой работе.

Д.Ливанов: Я хочу прежде всего сказать, что Вы ещё в 2011 году проводили заседание Правительственной комиссии по инновациям и высоким технологиям, на которой рассматривались несколько десятков проектов создания в нашей стране научных установок мегауровня, то есть крупных научных исследовательских платформ. И одним из победителей был признан именно этот проект, он называется NICA. Это коллайдер для столкновения тяжёлых ионов. Почему это очень важно для науки? На этой установке будет изучаться так называемая кварк-глюонная плазма. Это состояние вещества с очень высокой плотностью, той, например, которая была реализована в первые моменты развития Вселенной после Большого взрыва или существует в нейтронных звёздах. Тот набор физических параметров, которые будут обеспечены в этой установке, не имеет аналогов в мире ни в уже существующих установках, которых немало, ни в тех, которые только проектируются. Поэтому это даст для нашей страны уникальное преимущество. Там будет площадка для работы не только наших учёных, но и учёных со всего мира. Уже сейчас в международной кооперации принимают участие свыше тысячи учёных из 36 стран. Безусловно, эта кооперация будет расширяться. И все, без исключения, эксперты говорят, что на этой установке можно ожидать результатов уровня Нобелевской премии.

Считаем крайне важным этот проект сейчас развивать. Он подкреплён финансированием, строительные работы идут полным ходом. Первый этап завершится в 2018 году, а полностью этот комплекс войдёт в строй к 2020 году.

В.Путин: У нас сколько институтов принимают участие, не помните?

Д.Ливанов: 36 стран в целом.

В.Путин: Нет, наших институтов сколько?

Д.Ливанов: Наших институтов около 90. В том числе, безусловно, наши организации задействованы и в разработке, проектировании и в производстве оборудования, что является самым важным и самым ценным в этой установке.

В.Путин: А объём финансирования какой?

Д.Ливанов: Объём финансирования в целом около 17 миллиардов рублей. Примерно половину покрывает Объединённый институт ядерных исследований за счёт тех взносов, которые вносят разные страны, в том числе и Российская Федерация. Примерно половину мы планируем финансировать из федерального бюджета. На три года уже соответствующие финансовые решения приняты, и Российская Федерация профинансировала своё участие в этом проекте, то есть строительные работы до 2018 года обеспечены финансированием.

В.Путин: В Дубне база хорошая.

Д.Ливанов: В Дубне очень сильная интеллектуальная атмосфера, там работают учёные с мировыми именами, очень сильный инженерный состав, поскольку это не только строительная задача – это прежде всего инженерная научная задача. Мы уверены в успехе этого проекта.

В.Путин: Пожелайте им успеха. Я Вас прошу сопровождать это, административно поддерживать. Спасибо.

У нас в разгаре летний отпускной сезон. Олег Петрович, как идёт работа? Как решаются вопросы и проблемы, с которыми люди сталкиваются?

Пожалуйста.

О.Сафонов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Предварительные итоги первых летних месяцев туристского сезона 2016 года показали положительную динамику внутрироссийских турпродуктов и высокий уровень загрузки российских курортов.

В этом году расширена практика реализации пакетных туров. Если раньше пакетные туры в основном продавались с вылетом из Москвы и Санкт-Петербурга, то в этом году география вылетов значительно расширилась: это Екатеринбург, Ижевск, Казань, Уфа, Самара, Нижний Новгород и другие города.

Реализация пакетных туров привела к снижению стоимости внутреннего турпродукта на 20–30 процентов, что очень важно. Эти пакетные туры являются очень популярными среди российских туристов. Собственно, это тот турпродукт, который очень популярен среди наших туристов. В основном туристы ранее, выезжая за рубеж, покупали пакетные туры. Теперь эта практика очень широко распространяется по нашей стране.

В этом году совместно с «РЖД» мы отработали и реализовали практику запуска чартерных поездов и чартерных вагонов на юг, что тоже позволило сделать ещё более доступным турпродукт для широких слоёв нашего населения. Минимальная цена порядка 15 тысяч рублей на неделю. Пользуется данный турпродукт большой популярностью.

Я хотел бы сказать, что в настоящее время Россия является самым продаваемым турпродуктом внутри страны, обеспечивает до 22 процентов продаж. Это впервые, ранее доля Российской Федерации была значительно ниже.

Хотел бы сказать, что открытие Турции как туристского направления, как мы считаем, стало серьёзным дополнительным стимулом для российских курортов к повышению качества услуг, которые оказываются российским туристам. Это мгновенно привело к снижению цены, причём и на наших курортах, и на зарубежных курортах это снижение цены уже произошло. Я считаю, это очень важный, позитивный факт.

Субъекты Федерации сегодня активно предлагают российским туристам различные варианты отдыха. Очень популярный отдых в Крыму: более 1,5 миллиона человек уже отдохнуло в Крыму, рост более чем на 20 процентов в этом году. Очень популярен Краснодарский край, рост 7 процентов, более 4,6 миллиона человек там отдыхает. Очень большой популярностью и спросом пользуются различные альтернативные виды отдыха, в частности район Кавказских Минеральных Вод предлагает широкий набор санаторно-курортного лечения, рост мы видим за полугодие на 5 с лишним процентов. В Алтайском крае, который предлагает и оздоровительный, и экскурсионный, экологический виды туризма, рост более 10 процентов, уже более 700 тысяч человек туда приехали. Очень популярны наши экскурсионные центры: это и Москва, и Санкт-Петербург, рост примерно на 6 процентов. Пользуется большим спросом и Дальний Восток, распродана полностью, на 100 процентов Камчатка.

Мы считаем и прогнозируем, что в этом году сохранится положительная динамика внутренних туристских потоков. Ожидаем увеличение турпотоков примерно на 15 процентов. И считаем очень важным и актуальным дальнейшую модернизацию и строительство туристской инфраструктуры, повышение количества номерного фонда, повышение качества обслуживания наших туристов. Эти все мероприятия реализуются в рамках федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма.

Мы считаем, что повышение качества услуг, внедрение новых турпродуктов, активное продвижение нашего российского турпродукта и внутри страны, и за рубежом будут способствовать усилению положения Российской Федерации на мировом туристском рынке.

В.Путин: Количество иностранных туристов увеличивается?

О.Сафонов: В прошлом году, Владимир Владимирович, количество увеличилось на 5 процентов. В этом году вышла статистика, надо будет поработать, потому что мы видим некоторое снижение количества въездных турпотоков.

В.Путин: С чем вы это связываете?

О.Сафонов: По ряду стран мы видим увеличение турпотоков; по ряду стран, к сожалению, мы видим сокращение. Наверное, мы должны предпринять дополнительные усилия, чтобы всё–таки количество въездных туристов увеличилось. По Китаю, например, у нас увеличение въездных потоков на 50 процентов – в рамках безвизовых групповых туристских поездок.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 июля 2016 > № 1824833 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 июля 2016 > № 1824832 Владимир Путин

Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось первое заседание Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Президент объявил о создании Совета на Петербургском международном экономическом форуме. Глава государства подчеркнул, что Совет будет заниматься реализацией ключевых проектов, направленных на структурные изменения в экономике и социальной сфере, а также на повышение темпов экономического роста.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы проводим первое заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Он призван стать центром поиска решений по структурным преобразованиям в экономике и социальной сфере. Обозначать направления, которые являются определяющими для ускорения экономического роста, для повышения качества жизни и благосостояния граждан Российской Федерации. При этом крайне важно сохранить преемственность целей, закреплённых в майских указах Президента 2012 года.

По каждому направлению должны быть сформулированы и запущены приоритетные проекты. Совет будет ставить задачи, определять способы их решения и контролировать ход реализации проектов.

Предстоящая работа должна носить общенациональный характер. К ней надо привлекать экспертов, предпринимателей, гражданских активистов. Именно поэтому я сегодня попросил вас здесь собраться, чтобы поговорить об этом, и ранее попросил коллег таким образом сформировать состав, чтобы в него входили представители и деловых объединений, и Общественной палаты.

Совет будет опираться на президиум, который станет штабом проектной работы, играть главную роль в отборе проектов, координировать деятельность министерств и ведомств, регионов Российской Федерации. Президиум Совета возглавит Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев.

Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам призван стать центром поиска решений по структурным преобразованиям в экономике и социальной сфере.

Отмечу, что проектная работа начинается не с чистого листа. Реализовав национальные проекты, удалось добиться значимых результатов в образовании, здравоохранении, сельском хозяйстве, жилищной сфере. Помните, как мы над этими проектами ранее работали. Такой подход был использован и в рамках Совета по модернизации экономики. Этот опыт, успешные практики, безусловно, будут полезны при решении сегодняшних системных задач национального развития.

Но нужно понимать, конечно, и мы, безусловно, знаем это, что они – сегодняшние задачи – намного более сложными являются, чем прежние. Текущая ситуация принципиально отличается от середины 2000-х, когда были запущены эти национальные проекты. Тогда внешняя конъюнктура складывалась более благоприятно, имею в виду и экономическую, и политическую.

Сейчас нужно работать в условиях известных серьёзных ограничений. Но, безусловно, без этого проектного подхода нам сегодня не решить стоящие перед страной задачи, и нужно опираться на то, что мы имели раньше, нужно иметь в виду сегодняшнюю ситуацию и, конечно, наилучшие практики администрирования работы в сфере экономики и решения стоящих перед нами задач.

Необходимо максимально сконцентрировать финансовые, административные, управленческие ресурсы, усилить ответственность за решение поставленных задач, увеличить отдачу от использования финансовых ресурсов.

Нужно выстроить слаженную работу не только между руководителями, но и на уровне коллективов министерств, ведомств, регионов. Избавиться от изматывающего людей бюрократизма, обеспечить быстрое принятие и исполнение решений.

Подчеркну: нельзя рассматривать проекты как заявку на освоение бюджетных средств и всё. Необходимо достигать практических результатов, кардинально повышать эффективность расходов. При этом, если существуют объективные причины для дополнительного финансирования проектов, это должно быть сделано с учётом выбранных приоритетов.

Далее. Какие бы задачи мы ни решали – будь то безопасность на дорогах, лекарственное обеспечение, развитие экспорта, прежде всего, конечно, высокотехнологичного экспорта, – все они требуют чёткого межведомственного взаимодействия.

Нужно выстроить слаженную работу не только между руководителями, но и на уровне коллективов министерств, ведомств, регионов. Избавиться от изматывающего людей бюрократизма, обеспечить быстрое принятие и исполнение решений.

Между тем межведомственное взаимодействие не должно размывать личной ответственности. Всю полноту ответственности за результаты должны нести соответствующие руководители – руководители проектов. Я прошу это чётко зафиксировать в нормативных документах.

И, наконец, ещё один важный момент. Использование проектного подхода не означает, что надо немедленно и радикально менять существующую систему управления. Нам революции в этой сфере не нужны. Нужно всё делать спокойно, взвешенно, рассчитать каждый шаг, с тем чтобы, как говорится, не навредить.

Необходимо максимально сконцентрировать финансовые, административные, управленческие ресурсы, усилить ответственность за решение поставленных задач, увеличить отдачу от использования финансовых ресурсов.

В рамках решения конкретных задач нужно внедрять современные управленческие технологии, распространять, как я уже сказал, лучшие практики, выстраивать механизмы подготовки кадров и привлекать людей с проектным мышлением.

Словом, здесь нужна кропотливая, творческая, неравнодушная работа. Именно тогда реализация проектов будет способствовать повышению качества государственного управления в целом.

Уважаемые коллеги! Обозначу основные подходы к формированию приоритетных проектов.

Первое. Нельзя распылять усилия, браться за пусть важные, но локальные проблемы. Каждый проект должен быть нацелен на ограниченный круг наиболее острых, актуальных, пусть и сложных, задач, решение которых может дать системный позитивный эффект для развития страны, повысить качество жизни граждан. Главное, чтобы цели проектов соответствовали чаяниям, запросам и ожиданиям людей. Только тогда их реализация станет действительно общенациональной задачей.

Второе. Прошу Правительство глубоко, содержательно подойти к формулированию конечных результатов. От этого, без преувеличения, зависит весь ход дальнейшей работы и её успех. Надо максимально чётко и ясно сказать обществу, чего мы хотим добиться. И, конечно, ни в коем случае нельзя морочить людям голову подробным перечислением законов, мер, поручений. Граждане не это хотят услышать.

Результаты должны измеряться позитивными, понятными вещами. Например, снижением очередей в поликлиниках, скоростью оказания медицинской помощи для тех, кто живёт в труднодоступных районах. Условиями ипотеки, которые должны меняться к лучшему, и так далее. Возможностью для каждого проверить и понять, как формируются, например, коммунальные платежи.

Конечно, не все результаты – мы уже с вами, с членами Правительства, обсуждали все эти вопросы, и совсем недавно, – не все эти результаты можно, что называется, «оцифровать». Но эту работу надо сделать по максимуму прозрачной и понятной рядовому гражданину.

Третье. По каждому проекту следует внятно сформулировать, что мы сделаем уже к 2018 году. Одновременно выстроить траектории на среднесрочную перспективу, обозначить задачи, которые должны быть решены к 2020-му и 2025 году. Совсем не значит, что мы должны нивелировать и забыть то, что говорили раньше, забыть те цели, которые мы ставили раньше, к тому же 2020 году. Разумеется, нужно вносить коррективы, которые диктуются самой жизнью.

В рамках решения конкретных задач нужно внедрять современные управленческие технологии, распространять лучшие практики, выстраивать механизмы подготовки кадров и привлекать людей с проектным мышлением.

Четвёртое. Необходимо чётко прослеживать и просчитать все расходы, исключить заведомо неэффективные траты. При формировании федерального бюджета на 2017 год и на период 2018–2019 годов следует обеспечить проекты национального развития финансовыми ресурсами. Иначе всё это сведётся к пустым разговорам и к благим пожеланиям. Сделать это нужно, как уже говорил, в приоритетном порядке, при этом не выходя за границы бюджетной сбалансированности.

И ещё. Решая задачи стратегического развития, формулируя планы на перспективу, конечно, Правительство не должно ослаблять внимание к текущим проблемам. Каждодневная эффективная работа, создание новых возможностей для труда, образования, лечения – лучшая гарантия того, что граждане поверят в успех приоритетных проектов, поддержат их, включая, конечно, реализацию на всех стадиях.

И сейчас хотел бы предоставить слово Председателю Правительства Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Пожалуйста, Дмитрий Анатольевич, прошу рассказать, какие направления Вы считаете приоритетными после обсуждения с коллегами и как предполагается организовать эту работу.

Пожалуйста.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Президент только что сформулировал смысл проектной работы, новой проектной работы, которой мы будем заниматься, – это концентрация финансовых, управленческих, административных ресурсов на решении наиболее важных задач в экономике и социальной сфере с выходом на ощутимые, реальные результаты.

Такая работа действительно подразумевает более высокий уровень персональной ответственности и, конечно, требует чёткой координации деятельности всех министерств, ведомств, вообще всех структур, которые будут принимать в этом участие.

Конкретные направления работы продиктованы текущей экономической ситуацией и, конечно, также теми целями, которые были заявлены, в том числе в указах Президента от 7 мая 2012 года. Но главное, конечно, это всё–таки сами запросы людей, видение будущего нашей страны. И такая повестка дня находится вне политической конъюнктуры и является базовой для любой ответственной политической силы.

Основной блок проектов должен быть нацелен на решение самых чувствительных вопросов, тех, которые связаны с созданием комфортных условий для повседневной жизни, для работы. В число наиболее значимых направлений – я об этом уже говорил на съезде «Единой России» и хочу ещё раз подчеркнуть – мы предлагаем включить развитие здравоохранения и образования, повышение их качества и доступности, развитие ипотеки и арендного жилья, жилищно-коммунального хозяйства и городской среды, а также экологию и создание сети безопасных и современных качественных дорог. В отдельное направление также предлагается выделить работу по улучшению ситуации в моногородах. Это вполне оправданно.

И вторая ключевая задача, на решение которой необходимо чётко сориентировать проектное управление, – формирование более современной, более конкурентоспособной структуры экономики. Если первая часть – это всё–таки такие отраслевые проекты, то вторая часть инфраструктурная, которая необходима для устойчивого экономического роста.

Для этого необходимо создавать благоприятную среду для малого бизнеса и индивидуального предпринимательства (это один из возможных инфраструктурных проектов), совершенствовать сферу контрольно-надзорной деятельности, повышать производительность труда, стимулировать участие наших предприятий в международной кооперации и наращивать несырьевой экспорт. Это всё возможные направления проектной работы. Их можно было бы зафиксировать на сегодняшнем заседании Совета решением. Владимир Владимирович, я прошу Вас, если это всё получит поддержку, утвердить этот перечень, чтобы в ближайшее время президиум начал по нему практическую работу.

Сегодня мы предлагаем уже не только заниматься такими общими вопросами, а рассмотреть четыре направления из этого перечня: здравоохранение, образование, жилищное строительство и вопросы жилищно-коммунального хозяйства. По ним будут отдельные выступления моих коллег министров, но я бы хотел отметить несколько принципиальных моментов.

Во–первых, начну с темы здравоохранения. Мы уже в целом предприняли довольно много усилий для развития материально-технической базы здравоохранения за последние годы, она действительно изменилась, появилось современное оборудование в медицинских учреждениях. Таких инвестиций, наверное, наше здравоохранение не видело, если сопоставлять с предыдущим периодом, с такой степенью интенсивности, никогда. Но дело не в цифрах, о чём совершенно справедливо сейчас Владимир Владимирович сказал.

Дело не в том, сколько денег в какой–то момент было инвестировано, а дело в том, какой результат мы получаем, это касается абсолютно всех направлений проектной работы. Наши граждане должны почувствовать реальное улучшение ситуации. Что это значит в здравоохранении? Самые очевидные вещи – это меньше очередей в больницах и поликлиниках, доступность современных медицинских центров, доступность новых лекарств и методов лечения для любого человека, внедрение новых технологий, причём не эксклюзивное, а именно широкое внедрение.

Мы также рассчитываем на повышение профессиональной компетенции медицинских работников, это ещё одна тема, на которую обращают внимание люди. Как показывает и наш опыт, и мировая практика, такого рода задачи наиболее успешно решаются именно в рамках проектного подхода. Но особенно важно, чтобы проектная работа была организована без ущерба для текущей работы учреждений здравоохранения, включая вопросы лекарственного обеспечения, строительства перинатальных центров и других важнейших направлений, о чём тоже Владимир Владимирович сказал.

Проектная работа не отменяет и не заменяет обычной работы министерств и ведомств по исполнению тех обязанностей, которые на них возложены. Отдельные направления в этом проекте будут, естественно, ещё доработаны, плюс на стыке с этим очевидно, что необходимо развивать нашу фармацевтическую промышленность. Это не совсем проект здравоохранения, он на стыке между здравоохранением и собственно промышленным развитием, но без этого не может быть нормальных современных дешёвых препаратов, которые нужны нашей стране.

Второе. Такого же подхода, который совмещает и проектную работу с базовой повесткой дня, нам нужно придерживаться и в сфере образования. Будем, в частности, продолжать программу строительства новых школ (она рассчитана на среднесрочную перспективу), поддержку высшего образования, в том числе продвижение наших университетов в рейтинге лучших университетов мира, а стало быть, повышение общего качества университетского образования. В фокусе проектного управления будет развитие электронных форм образования, причём на всех этапах образовательного процесса: в школе, в университете, при повышении квалификации, при переобучении. Последнее особенно важно, имея в виду ситуацию на рынке труда.

Ещё одно важнейшее направление – развитие среднего профессионального образования. Речь идёт о внедрении современных стандартов подготовки с учётом нового технологического цикла и о выстраивании полноценного взаимодействия образовательных учреждений с базовыми предприятиями и потенциальными работодателями. Эта деятельность начиналась и раньше, но всё–таки такого полноценного характера она пока не приобрела.

Третье. Это очень важная, сложная тема – жильё. Нам, прежде всего, сегодня, с учётом экономической ситуации, исключительно необходимо, важно сохранить набранные темпы жилищного строительства, в том числе потому, что это помогает снижать стоимость квадратного метра, а стало быть, делает жильё более доступным для наших граждан. Чтобы привлечь частные инвестиции в жилищное строительство, запущен целый ряд финансовых механизмов, которые свою эффективность в целом показали.

Это прежде всего ипотека. И хотя мы сегодня договорились о цифрах не особенно говорить, потому что не цифры важны, тем не менее отмечу одну позицию. За пять месяцев этого года у нас выдано 322 тысячи кредитов. Это, по сути, 322 тысячи квартир, мы понимаем, или домов, то есть за этими цифрами реальные квартиры или дома. Это почти на 50 процентов больше, чем за аналогичный период прошлого года, когда у нас немножко эти цифры «провалились». Эту динамику, конечно, исключительно важно сохранить. Надеюсь, что проектная работа этому поможет.

И четвёртое, о чём бы хотел сказать. В сфере жилищно-коммунального хозяйства наша главная цель – сделать рынок коммунальных услуг действительно конкурентным, чтобы на нём работали ответственные, эффективные компании, современные компании, прозрачные, с прозрачным механизмом ценообразования и для потребителей, и для поставщиков услуг, а информация аккумулировалась в единой для всей сферы жилищно-коммунального хозяйства информационной системе, потому что очень часто люди жалуются на то, что в информации не разобраться: она сложная либо спрятана таким образом, что не поймёшь, чего и откуда вытекает. Только на этой основе мы сможем избежать необоснованного раздувания стоимости коммунальных услуг. И этот вопрос, конечно, сейчас очень всех волнует.

Несколько слов буквально в заключение о том, как будет организована работа по поручению Президента. В ближайшее время необходимо будет определиться по приоритетам уже в рамках каждого направления, естественно, с учётом того, о чём сказал Владимир Владимирович, этих соображений, о которых я только что доложил, может быть, ещё что–то появится. Я бы просил исходить из того, что мы будем более гибко к таким вопросам подходить.

Считаю также, что имеет смысл ориентироваться на очень ограниченный набор показателей, понятных, структурированных по уровням ответственности и поэтому легко контролируемых. Потому что чем больше показателей, тем больше запутаться или, наоборот, спрятаться в них, для того чтобы сказать: «Мы хорошо поработали, посмотрите, здесь есть подвижки в лучшую сторону и так далее». Нет, показатели должны быть укрупнённые, чтобы каждому было ясно, за что он отвечает, какими ресурсами располагает и какой результат от него ожидается. Только что об этом сказал Владимир Владимирович в своём выступлении.

И до конца года должны быть отобраны не только конкретные проекты и должна начаться их реализация, но и обязательно должны быть достигнуты хотя бы какие–то первые результаты, которые мы для себя должны наметить. А в процессе отбора проектов будут те критерии, о которых сегодня говорил Президент. Вся эта работа должна быть встроена, естественно, в бюджетный процесс. Мы скорректируем целый ряд государственных программ, с тем чтобы в проекте бюджета, который осенью будет направлен в Государственную Думу, все эти изменения были учтены.

Ещё раз хотел бы отметить то, о чём говорил Владимир Владимирович. Приоритетные проекты – это не повод требовать дополнительных бюджетных денег. Тем не менее даже в существующих финансовых условиях мы будем направлять средства в эффективные проекты, где они будут работать с максимальной отдачей. Эта проектная работа – в известной степени тест на умение решать поставленные задачи, выделяя приоритеты за счёт других, менее актуальных направлений, умение искать нестандартные решения, отбирать самые эффективные механизмы и, конечно, грамотно и гибко пользоваться имеющимися финансами, использовать современные информационные, управленческие технологии, которые смогут существенно сэкономить и время, и деньги.

Мы действительно занимались подобной работой некоторое время назад в рамках приоритетных национальных проектов. И понятно, что оптимальная аккумуляция ресурсов – это сложная, но решаемая управленческая задача. По каждому направлению также будут выделяться свои приоритеты, которые будут укладываться в эти жёсткие требования. Должна быть также сформулирована и утверждена инфраструктура проектного управления.

Сегодня проводится первое заседание Совета, в ближайшее время я проведу первое заседание президиума Совета. В дальнейшем его заседания должны проходить регулярно, например каждый месяц. В случае необходимости, конечно, по отдельным направлениям совещания в Правительстве будут проходить на еженедельной основе. Предстоит также большая работа по формированию соответствующих проектных офисов в министерствах и ведомствах по подготовке кадров, по информационным ресурсам, которые позволят вести мониторинг проектов в регионах. В Аппарате Правительства соответствующее подразделение уже моим распоряжением создано.

Это повестка дня на ближайшее время; о первых результатах мы планируем доложить на следующем заседании Совета под руководством Президента.

В.Путин: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич.

У меня просьба к Администрации Президента. Я посмотрел, у нас в составе Совета нет представителей профсоюзов. Надо с ФНПР переговорить, и если заинтересованность есть у лидеров, нужно, чтобы они здесь присутствовали. Мы будем обсуждать вопросы, которые непосредственно должны отражаться на жизни людей. Профсоюзы должны быть в составе Совета.

Спасибо большое.

Пожалуйста, Скворцова Вероника Игоревна.

В.Скворцова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотелось бы сказать о том, что за последний период времени благодаря реализации государственной программы развития здравоохранения и комплекса мер по повышению доступности и качества медицинской помощи удалось закрепить все положительные тенденции, которые намечались в демографической политике страны за последние годы. За 2015-й и уже половину 2016 года в стране увеличилась продолжительность жизни, снизилась общая смертность и особенно смертность лиц трудоспособного возраста, детей и беременных женщин.

В то же время мы имеем огромные ресурсы для дальнейшего развития. Важнейшим направлением наших действий является совершенствование системы материнства и младенчества. По данным Всемирной организации здравоохранения, именно показатели младенческой и материнской смертности отражают реальную эффективность национальных систем здравоохранения. Благодаря принятым за последние годы системным мерам, в том числе национальному приоритетному проекту «Здоровье», нам удалось достичь исторического национального минимума по этим показателям и только за последние четыре года снизить их на 29 и 38 процентов соответственно.

В 2016–2018 годах запланирована реализация проекта по достраиванию трёхуровневой системы оказания медицинской помощи беременным женщинам и новорождённым детям в 27 субъектах Российской Федерации с вводом в строй новых 29 перинатальных центров, с изменением логистики оказания медицинской помощи на современную, перемаршрутизацией бригад скорой помощи и подготовкой более 3400 соответствующих специалистов – это врачи-неонатологи, детские анестезиологи-реаниматологи, акушеры-гинекологи и так далее.

Проведение этой программы позволит нам уже к концу 2018 года дополнительно снизить младенческую смертность не менее, чем на 15 процентов, – до 5,5 на тысячу рождённых живыми детей – и материнскую смертность не ниже, чем на 10 процентов, – до 9 на 100 тысяч. В перспективе представляется целесообразным распространить эту программу в целом на детскую медицину и достраивать уже трёхуровневую систему оказания помощи детям от трёх лет и старше, включая совершенствование инфраструктуры детских поликлиник и больниц.

Другим приоритетным направлением, определяющим развитие здравоохранения, является переход от инфраструктурной информатизации здравоохранения к широкому применению дигитальных (цифровых) технологий в медицинской практике.

Благодаря программам модернизации 2012–2013 годов установлено коммуникационное и компьютерное телекоммуникационное оборудование более чем в семи тысячах государственных медицинских организаций, организована единая защищённая сеть передачи медицинских данных, разработаны федеральные компоненты единой информационной системы.

Уже в настоящее время в 81 регионе страны внедрены медицинские информационные системы, к которым подключены автоматизированные рабочие места 57 процентов врачей, 83 региона организовали электронную запись на приём к врачу, 66 – внедрили единую региональную систему диспетчеризации скорой помощи.

За 2016–2018 годы мы планируем совместно с Министерством связи Российской Федерации реализовать проект, позволяющий к концу 2018 года не менее 95 процентов всех государственных медицинских организаций подключить к единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения путём внедрения единой электронной медицинской карты.

Данный законопроект, обязующий субъекты Российской Федерации к подключению к этой системе, уже подготовлен, прошёл общественное обсуждение, согласован со всеми заинтересованными федеральными органами и в ближайшее время поступит в Правительство.

Граждане России получат доступ к защищённому личному кабинету «Моё здоровье» на портале государственных услуг, который обеспечит широкий набор возможностей: запись на приём к врачу, проверку полиса ОМС, прикрепление к поликлинике, вызов врача на дом, просмотр собственной электронной медицинской карты и получение информации по здоровому образу жизни и по другим важным вопросам.

К системе будут подключены к концу 2018 года не менее 95 процентов врачей, работающих в субъектах Российской Федерации в государственных медицинских организациях. Это позволит полностью перейти на электронный документооборот, отказаться от ведения бумажной документации врачом и тем самым высвободить 30 процентов рабочего времени на непосредственное общение с пациентом.

Кроме того, будет обеспечена преемственность лечения пациента независимо от медицинской организации и введение единых информационных систем, помогающих принять решение врачом. Это система электронного классификатора, которая в настоящее время уже в активной разработке и будет закончена к концу года, включающего клинические алгоритмы, руководство, лекарственные и другие справочники, которые должны быть в любой момент удобны для использования врачами, в том числе и первичного звена.

Кроме того, будут обеспечены дистанционные программы непрерывного медицинского образования. Для повышения доступности качественной медицинской помощи в каждом регионе к концу 2018 года будут внедрены: единая диспетчеризация службы скорой помощи, что позволит обеспечить сокращение времени доезда до пациента, телемедицинское консультирование между специалистами разных медицинских организаций разного профиля и уровня – от районных больниц до ведущих федеральных центров.

Кроме того, будет внедрена автоматизированная система льготного лекарственного обеспечения, которая не только улучшит управление торговыми запасами лекарств, но и сделает лекарственное обеспечение более адресным и комфортным для каждого человека. В перспективе планируется подключить к единой информационной системе все медицинские организации, включая частные, в рамках единой национальной системы здравоохранения, а также распространить телемедицинские технологии на отношения «врач – пациент» с внедрением дистанционного мониторирования состояния здоровья, что особенно важно для удалённых районов страны и для сельской местности. Таким образом, внедрение цифровых технологий позволит оказать комплексное позитивное влияние на доступность и качество медицинской помощи, условия работы врача и удовлетворённость населения.

Важным приоритетом является повышение доступности медицинской помощи в труднодоступных районах страны со сложными климатогеографическими условиями, где отсутствует круглогодичное транспортное сообщение и населённые пункты удалены от тех региональных центров, где расположены медицинские организации, оказывающие специализированную помощь. В таких условиях проживает более миллиона человек в 34 субъектах Российской Федерации – это семь процентов населения страны.

В России развита эффективная система оказания экстренной медицинской помощи. У нас создано более 1,5 тысячи травмоцентров и более 540 сосудистых центров, однако необходимы удобные дороги для того, чтобы этими центрами можно было воспользоваться. Поэтому особую актуальность имеет участие санитарной авиации в оказании медицинской помощи. В настоящее время ежегодное число вылетов санавиации в обозначенных 34 регионах составляет 17,4 тысячи – это 83 процента от всех вылетов на территории страны. Но в то же время это обеспечивает лишь 70 процентов необходимой потребности.

Важно отметить, что число работающих авиационных медицинских бригад у нас достаточно, и с 2015 года они полностью финансируются из системы обязательного медицинского страхования. Необходима лишь поддержка данным регионам в развитии сети вертолётных площадок и в оплате закупаемых у авиапредприятий авиатехнических услуг. При нахождении этих относительно небольших ресурсов мы сможем сохранить жизнь и здоровье не менее восьми тысячам человек, повысить удовлетворённость доступностью медицинской помощи, а также поддержать отечественную вертолётную промышленность.

Одним из достижений последних лет явилось существенное увеличение объёма высокотехнологичной медицинской помощи: за период с 2013 года – на 63 процента, а за десять лет – в 13,7 раза. При этом хотелось бы отметить, что за один 2015 год число региональных медицинских организаций, оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь, увеличилось на четверть – до 800.

Для прорывного скачка в эффективности медицинской помощи необходимо ускоренное инновационное развитие медицины с формированием персонализированных подходов как к прогнозированию предрасположенности к развитию заболевания, так и к индивидуальной профилактике и лечению на основе индивидуального генетического кода и других персональных особенностей человека.

За последние годы благодаря слаженной межведомственной работе, организации научных фондов, институтов развития у нас существенно активизировались посевные и инициативные биомедицинские исследования как на уровне вузов и научных центров, так и в бизнес-структурах. И это привело к существенному расширению спектра фундаментальных и прикладных технологий, которыми уже сейчас владеет наша страна.

В рамках утверждённой Стратегии развития медицинской науки Минздрав разработал программу направленного инновационного развития медицины. На основе скрининга имеющихся технологий как в нашей стране, так и за рубежом вычленяются наиболее значимые приоритеты, формируется запрос на создание необходимого прорывного продукта, разработка которого требует создания отдельного проектного офиса, и команды носителей технологий, как правило, междисциплинарной и межведомственной и достаточно часто – межтерриториальной, а также обеспечивается административное сопровождение реализации каждого проекта. Такой подход позволяет существенно сократить длительность инновационной цепочки в несколько раз, по опыту разработки вакцины против лихорадки Эбола – от идеи до регистрации препарата за 15 месяцев.

Реализация программы в 2016–2018 годах обеспечит разработку и внедрение в практику не менее 36 инновационных лекарственных препаратов, значительно повышающих эффективность лечения сейчас неизлечимых заболеваний, таких как злокачественные метастатические опухоли, в том числе меланомы и рака лёгкого, аутоиммунных и других системных заболеваний, инфекций и общеметаболических расстройств, не менее 37 комбинированных клеточных продуктов, в том числе аутологичных тканей человека, а также 9 биоаналитических детекторных приборов.

С 2015 года законодательно закреплён механизм клинической апробации, который на основе клинико-экономического анализа позволяет принимать решение о включении или не включении инновационных продуктов, лекарств, технологий, медицинских изделий в программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи населению. В 2016–2018 годах в рамках клинической апробации пройдут обследования и лечение более 24 тысяч человек, а в рамках госгарантий высокотехнологичную помощь получат более 2,5 миллиона человек.

И последнее. Если можно, остановлюсь на том, что развитие персонализированной медицины подразумевает активное партнёрство врача и пациента, основанное на ответственном отношении пациента к своему здоровью. Важную роль в создании пациентоориентированной системы здравоохранения играет деятельность страховых медицинских организаций, которые должны стать реальными защитниками прав пациента.

В структуре страховых организаций должны быть сформированы службы страховых представителей, обеспечивающих информационное сопровождение застрахованных на всех этапах оказания помощи, помощь в разрешении возникающих вопросов, и главное – мотивирование к ведению здорового образа жизни и прохождению профилактических осмотров, учёт приверженности каждого застрахованного к ответственному поведению. Эти меры наряду с созданием условий, нормативных и организационных, для здорового образа жизни существенно усилят приоритет профилактики в российском здравоохранении.

Организация службы страховых представителей не требует дополнительных средств ОМС и трудовых ресурсов, так как может осуществляться за счёт финансовых и кадровых ресурсов страховых медицинских организаций. Совместно со страховым сообществом, Минздравом и федеральным фондом ОМС определён функционал страховых представителей, проработаны технологические процессы взаимодействия, разработана и внедрена специальная образовательная программа и уже подготовлены первые 500 специалистов, внесены необходимые изменения в нормативную базу, в правила ОМС.

Уже сейчас созданы круглосуточные «горячие линии» в страховых медицинских организациях, на которые можно позвонить в любое время, чтобы задать вопросы и получить консультацию. В полной мере институт страховых представителей должен заработать с 2018 года.

Таким образом, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, есть основание считать, что реализация данных приоритетных проектов направлений позволит обеспечить дальнейшее повышение доступности и качества медицинской помощи, существенно повысит удовлетворённость населения её оказанием и в целом улучшит демографические показатели в нашей стране.

В.Путин: Спасибо большое.

Ливанов Дмитрий Викторович.

Д.Ливанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Основные направления развития образования, ключевые приоритеты этой отрасли заданы в майских указах Президента 2012 года. Опыт реализации высветил ряд проблем, решение которых требует концентрации сил и проектного управления. Именно на решение этих проблем направлены приоритетные проекты в образовании, которые мы предлагаем.

Выполнение Указа Президента об обеспечении доступности дошкольного образования показало, что мы способны решать задачи масштабного обновления образовательной инфраструктуры в короткие сроки. Нашим приоритетом на ближайшие десять лет в общем образовании мы видим задачу выстраивания современной образовательной среды, интегрирующей школьное и дополнительное образование. Мы будем внедрять на каждом этапе обучения подходы и практики, необходимые для приобретения знаний, самоопределения, профессиональной ориентации, выстраивания каждым школьником успешной жизненной траектории. Это потребует разработки и реализации комплекса серьёзных мероприятий.

Поставлена задача исключения сменного обучения, и мы будем постепенно двигаться к результату. Мероприятия призваны обеспечить эффективное выполнение требований современных школьных стандартов по организации внеурочной деятельности, кружковой работы, в том числе технической и спортивной направленности. Конечно, у ребёнка должно быть и время для таких занятий, и должна быть соответствующая инфраструктура, где они могут проходить. Для этого мы будем развивать соответствующие сети организаций и, безусловно, совершенствовать механизмы взаимодействия между ними. Мы уже знаем очень позитивные примеры сотрудничества школ с музеями, концертными и выставочными залами, спортивными объектами, технопарками.

Строительство и реконструкция школ должны не только позволить обеспечить продуктивную занятость детей в программе основного образования, но и сделать практически универсальным дополнительное образование. Здания школ во вторую смену смогут использоваться для проектной деятельности, занятий по интересам, в том числе совместно с организациями дополнительного образования, в них могут реализовываться и программы образования и отдыха во время каникул.

Развивая школьную среду, мы не можем не думать о безопасности детей. Во–первых, все обучающиеся в школах со значительным износом зданий будут переведены в новые здания. Во–вторых, в крупных городах мы будем создавать механизмы взаимодействия образовательных организаций дополнительного образования и школ, чтобы детям не нужно было проезжать полгорода для того, чтобы позаниматься спортом или научиться рисовать, например.

Это могут быть школьные филиалы организаций дополнительного образования, работающие в школьных зданиях. Такие модели в некоторых регионах уже успешно реализуются. В сельской местности самостоятельные организации дополнительного образования можно и нужно размещать в новых строящихся школах. Это обеспечит эффективное использование бюджетных ресурсов.

Второй проект также связан с образовательной средой, но уже цифровой. В последнее десятилетие мы сделали колоссальный шаг в компьютеризации образования. По уровню развития соответствующей инфраструктуры мы уже догнали первую десятку стран ОЭСР, а по темпам развития – первую тройку. Однако наполнения созданной информационной среды пока недостаточно: и школьники, и студенты всё больше пользуются зарубежными образовательными ресурсами. Мы предлагаем к 2020 году сделать прорыв в доступности отечественных цифровых образовательных ресурсов на всех уровнях образования и выйти на глобальный рынок таких образовательных ресурсов.

Что конкретно нужно сделать? В школьном образовании мы обеспечим не только активное создание образовательных ресурсов, но и их привязку к школьной программе так, чтобы учителю было легко использовать эти ресурсы при планировании и проведении уроков. И, более того, совокупность таких ресурсов позволит обеспечить качественное и персонифицированное образование любому ребёнку в России, в том числе детям с ограниченными возможностями здоровья, детям, живущим в сельской, отдалённой местности.

Аналогичный прорыв мы планируем сделать и в высшем образовании. Мы пока сильно отстаём от стран-конкурентов по предложению современных онлайн-курсов по модернизации дистанционного образования. Сегодня зарубежные платформы подобного рода охватывают аудиторию не менее десятков миллионов человек. К 2020 году по использованию онлайн-ресурсов мы должны догнать страны-лидеры. В части высшего образования мы создадим отечественную систему электронного образования, которая будет включать в себя не менее тысячи открытых вузовских учебных курсов и модулей. В их создании будут участвовать ведущие российские университеты, с обязательным привлечением работодателей к формированию содержания.

Такая сетевая платформа обеспечит доступ для наших студентов к лучшим образовательным программам в стране независимо от того, где сегодня учатся студенты, в том числе исключит практику заочного псевдообразования. Заочные программы будут реализовываться на базе курсов, подготовленных самыми сильными нашими университетами. Для того чтобы вся эта система работала, будут внедрены механизмы по учёту результатов освоения онлайн-курсов в рамках традиционных образовательных программ. Эта система станет и очень мощным фактором популяризации и продвижения русского языка за рубежом, развития культурного влияния нашей страны за границей и источником знаний для организации широкого дополнительного образования взрослых людей.

Третье. Активное включение России в международное движение WorldSkills позволило увидеть потенциал нашего среднего профессионального образования. Сегодня мы чётко видим направление модернизации программ и инфраструктуры среднего профессионального образования, она необходима для подготовки кадров с квалификацией мирового уровня по наиболее востребованным и перспективным профессиям. Для этого мы обновим содержание и технологии среднего профессионального образования, вовлечём бизнес в реализацию программ СПО и в повышение квалификации соответствующих преподавателей, а именно программы среднего профессионального образования, наиболее инвестиционно привлекательные для вложений со стороны частного сектора.

Мы сформируем современную систему мониторинга программы СПО, в том числе с использованием инструментов профессионально-общественной аккредитации, с учётом мониторинга трудоустройства выпускников, наконец, будем мотивировать молодёжь к получению среднего профессионального образования через движение «Молодые профессионалы». Численность его участников к 2020 году достигнет миллиона человек. И, безусловно, важным элементом этой работы будет успешное проведение мирового чемпионата по профессиональному мастерству в 2019 году в Казани.

Наш четвёртый приоритет – это программа повышения конкурентоспособности высшего образования. Эта программа реализуется, Владимир Владимирович, в рамках Вашего Указа, позволит нам обеспечить вхождение не менее пяти вузов в первую сотню авторитетных международных университетских рейтингов к 2020 году. Мы предлагаем дополнить эту задачу ещё одной, чтобы не менее 15 вузов вошли в первые 250 вузов мира. Это обеспечит нам более широкую группу университетов, которая задаст высокую планку развития нашего высшего образования.

Принципиально, что эти рейтинги имеют для нас, безусловно, значение индикаторов наших успехов, но ключевая задача здесь – это создание в наших университетах заделов технологического превосходства, центров капитализации знаний, активного включения их в реализацию проектов национальной технологической инициативы. К 2020 году в наших университетах будет функционировать сеть центров научно-технологического превосходства, характеризующихся высокой результативностью научно-исследовательской деятельности, в том числе высокой степенью коммерциализации результатов исследований.

За последние годы к нам вернулось более тысячи учёных, работающих на самом передовом мировом уровне, публикационная активность наших вузов увеличилась более чем в два раза, число публикаций в топовых мировых журналах – более чем в три раза. Мы уверены, что наши университеты к 2020 году смогут привлечь около пяти тысяч учёных, работающих на переднем крае науки, которые обеспечат научное, технологическое и интеллектуальное лидерство нашей страны.

Доклад закончен.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Пожалуйста, Мень Михаил Александрович.

М.Мень: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В качестве основных приоритетов деятельности на среднесрочную перспективу мы выделяем две стратегические задачи, которые предлагаем к реализации именно как проектные.

Первый проект – это обеспечение граждан доступным жильём. Сегодня существует серьёзный запрос общества на решение жилищной проблемы, поэтому основной задачей Правительства является достижение показателя по объёму вводимого жилья – 100 миллионов квадратных метров ежегодно. Мы понимаем, что одним из главных условий достижения такого показателя является эффективное вовлечение в оборот в целях жилищного строительства как новых земель, так и неэффективно используемых территорий внутри городов, включая бывшие промышленные зоны. Такая возможность сейчас появилась после подписания Вами, Владимир Владимирович, соответствующего Закона.

Одним из инструментов реализации данного комплексного механизма станет программа Агентства ипотечного жилищного кредитования по вовлечению федеральных земель под жилищное строительство. К 2018 году будет вовлечено более 15 тысяч гектаров, на которых в перспективе дополнительно будет построено жильё для двух миллионов наших семей. Безусловно, такой объём вводимого жилья должен быть обеспечен стабильным спросом.

Повышение доступности ипотечного кредитования возможно благодаря снижению ставки по ипотеке путём механизма, который запускает наш единый институт развития в жилищной сфере – это формирование рынка ипотечных ценных бумаг с поручительством АИЖК, а также внедрение электронной закладной. Реализация этих мер в сочетании с поэтапным снижением ключевой ставки Центрального банка позволит существенно повысить доступность ипотеки и стимулирует спрос на новое жильё.

Правительство также планирует запуск инструмента коллективных инвестиций, основанного на создании паевых инвестиционных фондов для реализации проектов арендного жилья. Для расчёта перспектив и экономических параметров этого нового для страны рынка АИЖК запускает сегодня соответствующие проекты в крупных городах.

Второй проект – это повышение качества работ жилищно-коммунального хозяйства. Мы видим, что проводимая реформа даёт первые результаты, но также и понимаем, что сегодня эта сфера ещё имеет большие, серьёзные проблемы. И наша стратегическая цель – превратить ЖКХ в отрасль, отвечающую современным требованиям людей. Для достижения этой цели Правительство выделяет несколько направлений работы.

Первое – это формирование конкурентного рынка управления жильём. В первую очередь для этого нужно сделать рынок абсолютно прозрачным. Это создаст равные конкурентные условия для всех участников рынка и заставит их повышать качество услуг. А за счёт создания современных удобных сервисов будут снижаться расходы на жилищные услуги и повышаться эффективность управления жильём. Для этого начинает работать государственная информационная система ГИС «ЖКХ», которая позволит оплачивать квитанции, подавать жалобы и контролировать их выполнение онлайн и ещё многое другое.

Система сделает открытой всю информацию о ценах и качестве на услуги ЖКХ. Это позволит управляющим компаниям конкурировать друг с другом, а собственники смогут в удобном онлайн-формате принимать участие в управлении домом. Правительством поставлена задача к концу 2017 года полностью наполнить систему информации по каждому дому, каждой управляющей компании и каждой ресурсоснабжающей организации в стране.

Второе стратегическое направление – это модернизация коммунальной инфраструктуры за счёт привлечения частных инвестиций. Оптимальным инструментом привлечения частного бизнеса в отрасль мы считаем концессию. Реализация заключённых за последние два года концессий показывает рост эффективности коммунальных предприятий. В первую очередь это касается снижения числа аварий и претензий потребителей. При этом государство экономит свои средства, так как бюджетные дотации замещаются частным капиталом.

Важно контролировать и уровень расходов людей на ЖКХ. Правительство считает необходимым продолжить ограничивать рост совокупного платежа в среднем по стране на уровне не выше инфляции. Вся необходимая нормативно-правовая база для работы концессии сегодня создана, сейчас задача – обеспечить её выполнение. Для этого для каждого региона будут установлены чёткие целевые показатели в части модернизации коммунальной инфраструктуры за счёт привлечения частных инвестиций и использования их при оценке эффективности работ региональных властей.

Правительством также планируется сохранить государственную поддержку инвестиционных проектов в малых городах, куда гораздо сложнее привлечь частный бизнес. Это даст возможность поддержать развитие жилищно-коммунального хозяйства во всех малых городах и во всех уголках страны. Результатом такой работы мы видим увеличение доли людей, обслуживаемых концессионерами, а значит, снижение к концу 2017 года в полтора раза количества аварий в коммуналке, сокращение потерь и повышение коммунальных услуг.

И третье направление в рамках проекта жилищно-коммунального хозяйства – это обеспечение существующего качества жилищного фонда (существующего на сегодняшний день). В рамках его реализации запущена масштабная программа модернизации жилья. За прошедшие два года отремонтировано 30 тысяч многоквартирных домов, а к 2018 году мы удвоим эти темпы и выйдем на цифру в 100 тысяч многоквартирных домов общей площадью более 200 миллионов квадратных метров жилья, что позволит улучшить условия проживания около 11 миллионов жителей нашей страны.

Также будет продолжена работа по расселению людей из аварийного фонда. Дома, которые ремонтировать бессмысленно, мы продолжим расселять. В 2018 году мы запустим новый, постоянно действующий механизм расселения. Законопроект и финансовая модель сейчас прорабатываются в Правительстве, и далее будет общественное обсуждение этой инициативы. Комплексная реализация этих мер позволит улучшить жилищные условия граждан и повысить качество оказываемых им жилищно-коммунальных услуг.

Спасибо.

Доклад окончен.

В.Путин: Михаил Александрович, мы понимаем с Вами, что снижение ключевой ставки ЦБ – не единственное условие для понижения ставок по ипотечным кредитам. Поэтому давайте мы будем иметь это в виду, но это не панацея. Это так, между прочим.

А сейчас в рамках обмена мнениями мне бы хотелось некоторых коллег послушать в обязательном порядке, во всяком случае я просил бы вас высказаться, а потом мы в свободном режиме.

Я хочу предложить высказаться Бречалову Александру Владимировичу – секретарю Общественной палаты.

А.Бречалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я буду краток, поскольку и деятельность Общероссийского народного фронта, и Общественной палаты, наверное, про главное – про эффективность. Проектный подход предусматривает, наверное, два основных элемента – это ключевые показатели эффективности и управление изменениями.

Владимир Владимирович, мы не раз на форумах демонстрировали на основании наших исследований и расследований, что при реализации тех или иных федеральных целевых программ в территориях у нас и с KPI, и с управлением изменениями есть реальные серьёзные проблемы. Мы с Татьяной Алексеевной Голиковой уже второй раз на Санкт-Петербургском экономическом форуме говорим о примерно 15–20 процентах бюджетных средств, которые, на наш взгляд, расходуются неэффективно.

Поэтому хотелось бы обратить Ваше внимание на это и привлечь, в частности, Общероссийский народный фронт по аналогии с мониторингом исполнения майских указов к этой работе. Потому что любые, самые актуальные инициативы, любые самые актуальные проекты без основы ключевых показателей эффективности и управления изменениями будут не столь эффективны.

Спасибо.

В.Путин: Алексей Леонидович Кудрин, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемые коллеги!

Ныне объявленные проекты, конечно, определяют главные сферы, которые очень важны для населения. В разрабатываемой стратегии развития с 2018 по 2024 год предусматривается также увеличение эффективности в этих направлениях, но не только по тем проектам, которые сегодня названы, но более комплексно, с увязкой с другими отраслями, поскольку мы должны опираться на более высокий темп экономического роста, привлечение больших инвестиций.

С другой стороны, в ближайшие 3–4 года мы ожидаем снижение расходов бюджета всех уровней в реальном выражении. Это означает, что средств в среднем на достижение основных показателей будет меньше. Здесь как раз очень важно сделать то, что сегодня было произнесено: переориентировать часть средств на приоритетные направления. За последние 4–5 лет наиболее высокими темпами развивались сфера оборонных расходов и социальных расходов.

Каждая из них выросла примерно на полтора процента ВВП в общем объёме расходов наших государственных ресурсов. В настоящий момент сохранение этих приоритетных расходов, которые увеличились, позволит по тем названным сегодня приоритетам как минимум не упасть ниже в реальном выражении. Но даже для этого потребуются дополнительные усилия перераспределения средств с других направлений. Это, мне кажется, очень амбициозная задача, которую трудно выполнить.

К Вашим словам, Владимир Владимирович, о том, что нам, с одной стороны, нужно опираться на сбалансированную бюджетную систему, с другой стороны, зачастую не требовать новых финансовых ресурсов, – в этих условиях выполнение многих показателей, о которых здесь говорилось, очень сложно. Я бы, конечно же, поддержал все эти названные проекты и в рамках бюджетной политики на ближайшие несколько лет постарался бы как минимум не снизить в реальном выражении расходы на сферу образования и здравоохранения прежде всего и инфраструктуру. Потому что, повторяю, мы сегодня стоим перед рисками даже снижения.

В более долгосрочной перспективе, до 2025 года, нам нужно сделать манёвр, увеличивая расходы в этих отраслях как минимум на один процент суммарно по всем трём отраслям, а если мы хотим темпов экономического роста больше, чем три процента или желательно четыре процента, то нам нужно нарастить расходы в этих отраслях, по нашим расчётам, на три процента ВВП. Это означает, что в других отраслях нужно снижать. Этот манёвр осуществить очень сложно. Он был неоднократно проработан, сейчас мы ещё раз проводим как бы оценку, ревизию этих подходов. Тем не менее пока такого лёгкого решения в ближайшие как три года, так и до 2025 года нет. Это очень амбициозная задача.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, Катырин Сергей Николаевич, президент Торгово-промышленной палаты.

С.Катырин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мне кажется, что масштабные проекты, о которых здесь сегодня докладывали, невозможно реализовать, если не будут полноценно задействованы все работающие в российских регионах. И я полагаю, что каждый из проектов, тех, которые сегодня прозвучали в докладах, естественно, должны быть и каким–то образом оценки даны тем, кто работает в регионах на уровне губернаторских команд, может быть, и ниже. Я имею в виду муниципальные образования, тех, кто больше всего работает с представителями бизнеса, особенно малого и среднего бизнеса, которые больше всего замкнуты на этот уровень. В любом случае, мне кажется, когда мы будем оценивать конечные итоги, чего мы достигли, было бы очень неплохо, чтобы мы давали оценки и тем, кто работает на местах.

В.Путин: Спасибо большое.

Шохин Александр Николаевич, пожалуйста.

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мне кажется, что очень важно, действительно, сформировать ограниченное число ключевых показателей эффективности, результативности всей этой работы. И мне кажется, что эти ключевые показатели должны быть достаточно амбициозными. Действительно, они должны быть ориентированы на изменение структуры экономики, не просто на достижение каких–то показателей, связанных с освоением бюджетных ресурсов и так далее.

К примеру, мне кажется, что если говорить о таком направлении, как развитие малого и среднего предпринимательства, такими KPI могли бы быть, может быть, даже более амбициозные, чем в Программе развития МСП до 2030 года, увеличение доли малого и среднего предпринимательства в два раза до 2030 года. Можно было бы поставить амбициозную задачу: сократить долю государственного сектора в экономике за 10 лет в два раза. Она выросла за 10 лет у нас в два раза, с 35 до 70 процентов, стало быть, можно за 10 лет и сделать обратный манёвр.

Если говорить о контрольно-надзорной деятельности как проекте, безусловно, здесь уже обозначены, в том числе в программе «Единой России», такие KPI, как, например, сокращение числа проверок бизнеса в два раза. Можно было бы сократить, скажем, за 2–3 года и количество контрольно-надзорных органов в два раза. Я специально использую одну и ту же цифру: увеличили в два раза, уменьшили в два раза. Это, конечно, вещь счётная, и Экономический совет мог бы, и группа Алексея Леонидовича [Кудрина] посчитать, но, мне кажется, без такого рода амбициозных задач, количественно сформулированных критериев будет трудно выйти на другую структуру экономики, включая и долю социально-инфраструктурных отраслей, и более современную структуру экономики.

Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Никитин Андрей Сергеевич.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Проектное управление как способ управления существует довольно–таки давно и имеет очень чёткую методологию своей работы. Две самые главные вещи, которые нужны для того, чтобы такое управление было успешным, – это чёткие цели, предельно чёткие и предельно конкретно измеримые, то есть они должны укладываться буквально в три предложения, никак иначе.

И второе – это наличие независимого контроля. Здесь хотел бы коллег из ОНФ поддержать, что очень важно, чтобы оценку реализации проектов давали в том числе и внешние эксперты.

Спасибо.

В.Путин: Репик Алексей Евгеньевич.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мне кажется, заявленные сегодня задачи всегда для страны приоритетом являлись, и достижение результатов и в краткосрочном, и среднесрочном, и стратегическом горизонте более чем возможно при условии более активного вовлечения предпринимательского сообщества во всех субъектах Российской Федерации.

Поэтому в этом контексте, принимая во внимание, что задачи национальные, всё равно мы должны доводить реализацию их до каждого субъекта, до каждого города, до каждого муниципалитета. Вместе с коллегами мы этим будем стараться заниматься.

В.Путин: Спасибо.

Татьяна Алексеевна [Голикова], по поводу того, что денег всегда не хватает…

Т.Голикова: Вы знаете, Владимир Владимирович, я неоднократно Вам докладывала, и буквально недавно, в преддверии бюджетной комиссии, у нас состоялся разговор с Дмитрием Анатольевичем относительно того, что внутри бюджета можно и нужно найти те резервы, которые можно было бы переориентировать на поддержку тех приоритетных направлений, которые в конечном итоге будут определены и выделены.

И в этом смысле я бы считала, что формулирование тех направлений, показателей и ресурсов, которые под эти направления нужны, нужно искать от тех проблем, которые сегодня существуют во всех этих отраслях. И такие проблемы есть, и реальная статистика нам это показывает. Но, к сожалению, у нас есть такие траты, которые мы осуществляем, не очень заботясь о том, что у нас есть ограничения по макроэкономическим показателям, по дефициту бюджета. Но эти ограничения нас будут ждать в ближайшей перспективе, и мы не можем на это не обращать внимания.

Я могу привлечь ваше внимание лишь к нескольким цифрам, чтобы проиллюстрировать, что такое у нас «неэффективные расходы». Например, ежегодно на создание информационных систем федеральных органов исполнительной власти тратится 103 миллиарда рублей. Это видимые расходы, по этим расходам Министерство связи осуществляет согласование создания информационных систем. Одновременно скрытые расходы, которые не администрирует Министерство связи, и когда по усмотрению соответствующих федеральных органов исполнительной власти информационные системы создаются – это ещё 90 миллиардов рублей. Для чего, почему создаются такие информационные системы – никому не известно.

Если, например, исследовать тему по поводу того, что мы уже создали, то мы увидим, что у нас создано 339 государственных информационных систем. Если мы обратимся к тому, как они функционируют, есть ли на них информация в режиме онлайн, нет ли, – мы, к сожалению, увидим достаточно печальные результаты. Но мы не просто потратили деньги на создание этих информационных систем, мы ещё и отправляем деньги на их поддержание. Но мы буквально смотрели отдельные системы – не буду их называть, хотя примеры их есть, – которые не функционируют так, как они должны функционировать.

Приведу второй пример. 1 января 2018 года у нас не за горами. И согласно всей нормативной базе государственные унитарные предприятия должны завершить своё существование и быть либо приватизированы, либо преобразованы, либо какие–то другие действия с ними должны быть совершены.

Таких предприятий, если мне память не изменяет, на 1 января 2016 года 1247. К сожалению, федеральные органы исполнительной власти выбирают самый простой путь – путь, когда эти предприятия преобразовываются в федеральные бюджетные учреждения, казённые учреждения, автономные учреждения. Тем самым мы вынуждены тратить на них и так скудные финансовые ресурсы. При этом непонятно, какой функционал на себе несут эти государственные унитарные предприятия в ряде случаев сегодня, и непонятно, какой функционал они будут нести в существующей системе бюджетных правоотношений. И если мы не начнём предметно этим заниматься уже сейчас и в преддверии формирования бюджета 2017 года, то мы эту задачу к 2018 году точно не решим, и нам придётся этот груз нести ещё достаточное количество лет.

По–моему, 8884 различных типа бюджетных учреждений с филиалами сегодня администрируют федеральный бюджет, при этом значительное количество этих учреждений вообще по своему функционалу не соответствует государственным функциям. Но мы устанавливаем для них государственные задания, мы устанавливаем для них соответствующие бюджетные расходы.

Стоимость такого учреждения – от 250 до 320 миллионов рублей. Более того, среди них есть такие учреждения, у которых соотношение между установленным госзаданием и теми доходами от предпринимательской деятельности, которые они получают на рынке, от двух раз до четырнадцати. То есть госзадание – единица, а там, соответственно, в два или четырнадцать раз больше. Наверное, они должны работать на рынке, если они обеспечивают себя таким образом.

Но проблема ещё в другом: что уровень услуг на рынке иногда превышает уровень государственных услуг, а иногда наоборот. Но это на самом деле, с одной стороны, расходы, которые нам не нужны, это точно, с другой стороны, это скрытые неналоговые доходы, которые взимаются с бизнеса. Потому что никаким главным распорядителем и руководителем министерства не контролируется работа по поводу того, как устанавливается стоимость этих услуг и почему она таким образом взимается с рынка. А это тот самый предпринимательский климат, о котором мы часто говорим. Но мы всё время говорим в логике доходов и налогового законодательства, но мы никогда не говорим в логике скрытых неналоговых доходов.

Владимир Владимирович, список можно продолжать. Мы с Дмитрием Анатольевичем довольно подробно на эту тему говорили и с моим коллегой Антоном Германовичем, что есть все возможности для того, чтобы уже в 2017 году переориентировать ряд расходов, для того чтобы встроить те приоритеты, которые реально нужны стране, которые реально нужны населению. Потому мне кажется, что, в общем, наше население нас будет оценивать по таким показателям, к которым они привыкли: продолжительность жизни, снижение смертности, улучшение доступности услуг в сфере образования и здравоохранения, где–то снижение платности, где–то улучшение качества дорог и так далее. И мне кажется, что мы должны говорить о том… В отсутствии денег возрастает запрос на справедливость. Мы должны предъявить обществу вот это справедливое распределение тех ресурсов, которые хоть и ограничены, но в государстве сегодня имеются.

Спасибо.

В.Путин: Владимир Евгеньевич Фортов.

В.Фортов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я буквально хочу сказать пару слов об инновационной составляющей медицинского проекта. Речь идёт о том, чтобы с максимальной пользой использовать те кумулятивные эффекты, которые у нас возникли в результате объединения трёх академий в одну. И с этой целью мы разработали программу с условным названием «Физика – медицине», это условное название. И цель – использовать тот мощный потенциал, который накоплен в естественных науках, для того чтобы применить их в практическом здравоохранении.

Мы создали программу буквально месяц назад в трёх организациях: Академии наук, Минздраве и ФАНО. Цель этой программы – попытаться использовать тот потенциал и те компетенции, которые есть в естественных науках, они признаны во всём мире, для того чтобы в медицинскую практику внедрить те или иные методы.

Приведу только несколько примеров. Фемтосекундные лазеры. Сейчас учёные научились делать лазеры, которые дают настолько короткие импульсы, что свет проходит расстояние в 100 раз меньше, чем диаметр человеческого волоса, – очень короткие импульсы. Это значит, что вы можете воздействовать на организм совершенно по–новому. Лазерное излучение таких параметров даёт очень большие мощности, но очень малую энергию, поэтому фактически он не портит здоровые клетки, а часто попадает именно в патогенные клетки. Вот один из примеров. В офтальмологии, в онкологии, во многих других вещах мы уже провели даже клинические испытания в отдельном случае, и у нас есть готовая аппаратура, которую просто надо тиражировать и делать.

Есть интересное направление, которое тоже в России получило серьёзное развитие, – так называемая плазменная медицина. В физике научились делать низкотемпературную плазму. Низкотемпературная – это такая плазма, у которой температура ионов равна комнатной, то есть она холодная, вы можете руками потрогать лампу дневного света и не обожжётесь. Но светит она ярко, потому что электрон имеет температуру порядка десятков тысяч градусов. И вот комбинация таких уникальных условий даёт возможность действовать на микробы, которые не восприимчивы к антибиотикам. Это великая проблема в медицине.

Такие установки тоже есть, они могут использоваться. Я этот список могу очень долго продолжать, я не буду этого делать. Я просто хочу сказать, что уже сегодня есть у нас совместный межведомственный совет, мы заседали несколько раз, рабочую группу сделали. Короче, эта программа готова, её можно без раскачки начинать уже сейчас реализовывать. Она имеет именно целевую направленность, потому что речь идёт о приборах, которые будут стоять в клинике. Поэтому я просил бы обратить на это внимание, и без раскачки мы могли бы приступить к этой программе, она готова.

И второе, что я хотел сказать очень коротко, – это то, о чём Вы сказали в своём вступительном слове: изматывающий бюрократизм. Нам надо пытаться проекты, которые мы ведём, построить таким образом и придумать такие защитные барьеры, чтобы бюрократия была бы сведена к минимуму, потому что она расцветает по экспоненте и приводит к очень серьёзным последствиям. Мы на ровном месте теряем конкурентоспособность, у нас это плодит безответственность и многое другое, что, в общем, тормозит наше движение. Вот я бы просил обратить на это внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Валентина Ивановна Матвиенко, пожалуйста.

В.Матвиенко: Владимир Владимирович, мне показалось, что в рамках утверждённого проекта общенациональных проектов очень важно сосредоточиться на том, чтобы внутри этих проектов были реально перспективные, стратегические вещи, которые бы стали драйвером развития целой отрасли и дали бы наибольший кумулятивный эффект, чтобы не растечься по дереву и не включать туда текущую работу, которую должны выполнять министерства и ведомства. Выбрать чётко, пусть их немного, с конкретными целевыми показателями, тогда от этого эффект будет больше.

Второе. Практика реализации общенациональных проектов – это и Сочи, и строительство космодрома, и программа ускоренного развития Дальнего Востока – показывает их высокую эффективность. Может быть, программы программами, сделать вообще такой отдельный список стратегических, крупных, инфраструктурных, транспортных, инвестиционных проектов, которые Россия собирается реализовать в течение ближайших 10, 15, 20 лет. Это был бы правильный сигнал для бизнеса, это возможность реализации их на принципах частно-государственного партнёрства, это те проекты, которые бы тоже были такими драйверами, точками роста экономики.

Поскольку перечень национальных приоритетных проектов не закрыт, я бы внесла ещё два предложения. Первое, мы всё–таки федеративное государство, мы не должны об этом забывать и постоянно укреплять основы федерализма. Последнее десятилетие очень тревожные тенденции в том, что нарастает разрыв в уровнях экономического и социального развития, уровнях бюджетной обеспеченности, уровнях качества оказания населению услуг и так далее. А устойчивое экономическое и социальное развитие субъектов Федерации – это фактор сохранения суверенитета, территориальной целостности, стабильности в государстве. И я бы предложила отдельно сделать национальный приоритетный проект «Устойчивое экономическое и социальное развитие субъектов Федерации».

Он не потребует больших финансовых ресурсов. Просто назрела необходимость уже в новых взглядах, подходах к региональной политике, начиная от стратегического планирования заканчивая надстройкой межбюджетных отношений, выравниванием условий, созданием условий для более быстрого экономического и социального развития. Если это надо обсуждать, но мне бы казалось, это было важно, и важным сигналом для регионов, и здесь есть уже «мясо», наработанное вместе и Правительством, и Советом Федерации к Совету Безопасности, который готовился по основам региональной политики. Такой проект, мне кажется, позволил бы укрепить основы федерализма.

И второе. Владимир Владимирович, Вы подписали в своё время очень важный Указ о Стратегии в интересах детей. Правительство приняло очень содержательную программу. Эта Стратегия заканчивает своё действие в следующем году, и за эти годы реально очень много сделано. Главное – удалось объединить усилия федеральных, региональных властей, институтов гражданского общества, Общественной палаты, привлечь к этому внимание, и очень многое, начиная от индустрии специальных детских промышленных товаров, которую утвердил Минпромразвития, и заканчивая другими вопросами.

Она заканчивается в 2017 году. Может быть, по опыту Организации Объединённых Наций объявить Десятилетие детства (я условно называю), с тем чтобы сосредоточиться на этой теме. Проблем ещё очень много, начиная от инвалидизации детей. Не буду перечислять, этой аудитории всё известно, понятно. Может быть, это тоже можно было бы обозначить как общенациональный, такой звучный, важный социальный проект «Десятилетие детства».

В.Путин: Спасибо.

Коллеги, кто хотел бы ещё?

Пожалуйста, Сергей Евгеньевич [Нарышкин].

С.Нарышкин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Реализация проектов по обозначенным направлениям с большой вероятностью потребует внесения каких–то корректив, изменений в действующее законодательство. В этой связи я просил бы Вас и Вас, Дмитрий Анатольевич, со временем дополнить состав президиума Совета, наверное, специалистами, председателями профильных комитетов, очевидно, и со стороны Совета Федерации может такая просьба быть.

В.Путин: Хорошо.

Коллеги, кто ещё хотел бы что–то сказать? Будем считать, что мы в этой части нашу установочную встречу закончили. На что хотел бы ещё раз обратить внимание.

Здесь уже говорили об ограничении бюджетных возможностей и ресурсов. Давайте прямо скажем, что даже в самые тучные годы мы всегда говорили о том, что у нас бюджетные возможности ограничены. Это всегда так происходит и везде. Почему? Потому что чем больше доходов, тем больше аппетитов по их уничтожению, если сказать по–честному. Потому что далеко не всегда мы работаем эффективно.

В чём смысл всей нашей работы по тому направлению, ради обсуждения которого мы сегодня собрались? Смысл в том, чтобы сконцентрировать ресурсы на важнейших направлениях развития. И в этой связи возникает необходимость конкретизации задач этого развития. Это первое.

Нам нужны ясные и чёткие понятия того, что мы должны сделать, к чему прийти и какие задачи решить, – с полной персонификацией ответственности за это достижение или, наоборот, за отсутствие результатов. Это принципиально важная вещь.

Второе, на что нужно ещё раз обратить внимание, – на оптимизацию этих самых расходов. Задача – понять наиболее приоритетные и понять, как мы сконцентрируем на решении этих задач имеющийся у нас ресурс. Собственно говоря, самое главное – повышение эффективности управления и отраслями, и экономикой в целом, и ресурсами. Это ключевая задача.

Ради этого, собственно говоря, мы и создали структуру, которая называется нашим Советом, и президиум, который должен возглавить Председатель Правительства. Вопрос в том, чтобы перенять самые наилучшие практики управления и отраслями, и экономикой в целом, и социальной сферой. Это самое главное.

Нам нужны не размытые, непонятные даже специалистам критерии развития, а ясные и чёткие понятия того, что мы должны сделать, к чему прийти и какие задачи мы должны решить, – с полной персонификацией ответственности за это достижение или, наоборот, за отсутствие результатов. Это принципиально важная вещь.

На этом хотел бы закончить. Прошу сконцентрировать нашу работу в ближайшем будущем, в том числе в рамках президиума.

Большое спасибо.

Смотри

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 июля 2016 > № 1824832 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 8 июля 2016 > № 1820959 Владимир Путин

Заседание Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами.

Владимир Путин провёл заседание Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами.

В совещании приняли участие Руководитель Администрации Президента Сергей Иванов, помощник Президента Владимир Кожин, директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александр Фомин, директор Федеральной службы безопасности Александр Бортников, Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, Министр финансов Антон Силуанов, Заместитель Председателя Правительства Дмитрий Рогозин, помощник Президента Юрий Ушаков, директор Службы внешней разведки Михаил Фрадков, генеральный директор государственной корпорации «Ростех» Сергей Чемезов, Министр обороны Сергей Шойгу, гендиректор «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! У нас с вами вторая в этом году встреча – совещание по военно-техническому сотрудничеству.

Вы знаете, что мировой рынок вооружения предъявляет растущий спрос не только на конечный продукт, но и прежде всего на технологии и подготовку кадров. Совсем недавно состоялся выпуск из наших военных учебных заведений – обратил внимание, что там немало военнослужащих и из других стран, прежде всего из стран Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ, но не только. Это, конечно, очень правильно, что мы продолжаем эту работу. Так и нужно поступать в дальнейшем.

Задачи, поставленные на 2016 год в системе российского ВТС, выполняются. Объём экспортных поставок вооружения и военной техники уже достиг отметки почти в пять миллиардов долларов – 4,6 миллиарда, а портфель заказов уверенно превышает 50 миллиардов.

Отечественное оружие и военная техника доказывают свою эффективность, надёжность в самых разных условиях. Они стоят на вооружении в странах Европы, Азии, Африки, Ближнего Востока и Латинской Америки. Важно, что география поставок последовательно расширяется, подписываются новые межправсоглашения, создаются двусторонние рабочие группы. Вместе с тем нужно и дальше повышать эффективность военно-технического сотрудничества, действовать в этой сфере более чётко и более скоординированно. При этом нужно быть готовыми к тому, что активизация наших усилий, безусловно, обострит конкуренцию.

В этой связи хотел бы поблагодарить российских экспортёров оружия, которые в условиях жёсткой конкурентной борьбы успешно работают в новых реалиях, адекватно реагируют на порой недобросовестные действия наших оппонентов.

Россия инвестирует в разработку передовых оборонных технологий, расширяет спектр поставляемой продукции: от стрелкового оружия – до новейших средств ведения воздушного и морского боя, которые способны изменить соотношение на любом театре военных действий.

Российское оружие становится всё более эффективным, но при этом по–прежнему является достаточно простым в эксплуатации и неприхотливым в техническом обслуживании. Убедиться в этом можно не только на выставках. Потенциальные заказчики могут узнать характеристики российского оружия и в ходе практического применения, и на полигонах, на аэродромах, и в морских акваториях. Нужно и дальше уделять пристальное внимание демонстрации достижений российских оружейников и продвижению отечественной техники, развивать более удобные формы работы с покупателями.

И конечно, важным механизмом военно-технического сотрудничества является техническое обслуживание поставляемой продукции, налаживание современной системы взаимодействия с иностранными заказчиками по этому вопросу, снабжению вовремя, в срок запасными частями.

Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 8 июля 2016 > № 1820959 Владимир Путин


Финляндия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 июля 2016 > № 1810263 Владимир Путин, Саули Ниинисте

Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам российско-финляндских переговоров.

С.Ниинистё (как переведено): Добрый день! Приветствую всех!

Мы провели очень интересную, очень хорошую, конструктивную беседу. Объём наших совместных дел и вопросов свидетельствует о том, что мы ещё собираемся продолжать за ужином. И я поднимал во время нашей беседы такую проблему: мы живём в таком мире, где наблюдается своего рода порочный круг, из которого достаточно сложно выйти.

Это касается как ситуации на Украине, так и тех вопросов, которые у нас наблюдаются здесь, в регионе Балтийского моря. Потому что на Украине сейчас идёт очень активная дискуссия по поводу исполнения минских соглашений, и проходит это, можно сказать, на двух направлениях.

Во–первых, по направлению безопасности, и потом по направлению политического урегулирования. Так что ни одно из этих направлений не продвигается, нет прогресса в одном направлении, если нет прогресса в другом направлении, и получается такой замкнутый круг, и дела не идут вперёд.

И, насколько мне известно, насколько мне понятно, сейчас для того, чтобы гарантировать соблюдение режима прекращения огня, делаются серьёзные усилия. И начиная с этого можно идти вперёд, двигаться по этому пути как в одном направлении, так и в другом, как по одному комплексу вопросов, так и по другому.

И почему я сказал о ситуации в регионе Балтийского моря – это потому, что нам известно, что в странах Балтии и в других местах тоже присутствует определённая боязнь или страх перед Россией, там боятся России. Это с одной стороны.

С другой стороны, в России НАТО рассматривается как большая угроза. И вот таким образом получается этот замкнутый круг. И чтобы разорвать этот круг, ключевое слово – это доверие. И для наращивания этого доверия важно, чтобы хотя бы маленькими шагами мы могли бы двигаться вперёд в правильном направлении.

И одними из таких небольших шагов, наверное, могла бы стать деятельность или работа по избеганию всякого рода негативных инцидентов или аварий, и поэтому я поднимал вопрос о полётах авиации с выключенными транспондерами.

Потому что нам всем известно, что такие полёты всё–таки связаны с определённым риском и достаточно большой опасностью. И поэтому я внёс предложение, чтобы в регионе Балтийского моря была достигнута совместная договорённость о том, что эти транспондеры всегда должны включаться при полётах в этом регионе.

И мы также обсуждали двусторонние отношения, двусторонние вопросы. Один из таких вопросов связан с полигоном опасных отходов «Красный Бор». Там действительно хранятся токсичные отходы, и существование такого рода объекта влияет на жизнь всех жителей нашего региона – региона Балтийского моря.

И мы будем продолжать обсуждение этой тематики за ужином. Там будут присутствовать министры экологии наших двух стран, и мы будем уже рассматривать, обсуждать такие прагматичные, практические шаги или мероприятия, которые могли бы предприниматься при этом. У нас, в Финляндии, есть компания «Экокем», которая уже обсуждала эту проблематику. Компания «Фортум», которая недавно купила компанию «Экокем», заинтересована в том, чтобы продолжать эту работу.

И потом, за ужином, мы также будем обсуждать наши торгово-экономические отношения и дела. В этих отношениях наблюдается известный спад, и, наверное, в основном он обусловлен международной конъюнктурой экономики, и практически за рамками тех ограничительных мер, которые действуют, которые существуют, ещё остаётся достаточно места для того, чтобы развивать эти отношения и таким образом противостоять мировой конъюнктуре.

Хочу ещё в заключение поблагодарить Президента Путина за такой откровенный и конструктивный разговор.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Действительно, в узком составе сейчас состоялась очень обстоятельная беседа. Надеюсь, в таком же деловом ключе продолжим переговоры с участием делегаций в расширенном составе.

Хочу ещё раз сказать о том, что считаем Финляндию нашим приоритетным партнёром. Наши отношения действительно опираются на прочный фундамент дружбы и добрососедства. Разные были периоды в истории наших отношений. Напомню, что Россия способствовала независимости Финляндии, первой признала эту независимость, 100-летие этого события будем отмечать в следующем году.

Мы продолжаем сохранять с нашим соседом политические контакты, вести партнёрский диалог, активно сотрудничать в торгово-экономической сфере. Правда, в связи с известными событиями мы несём в этой области значительные потери. Но прошедший только что в Петербурге Международный экономический форум подтвердил заинтересованность наших финских друзей в расширении взаимовыгодного экономического партнёрства.

Сейчас в России работает около семи тысяч финских фирм, и многие из них переходят к локализации продукции в России. Объём финских капиталовложений, инвестиций – почти семь миллиардов долларов, российских в финскую экономику – два с половиной миллиарда. Продолжаем осуществлять крупные проекты. Например, строительство на северо-западе Финляндии с участием нашего «Росатома» атомной электростанции. Общий объём капиталовложений превышает семь миллиардов долларов.

В России активно работают финские фирмы, я уже об этом сказал. Например, финский концерн «Фортум», о котором было здесь упомянуто, в апреле завершил масштабную инвестиционную программу объёмом четыре миллиарда долларов по модернизации теплоэлектростанций в российских регионах.

Продолжается сотрудничество в судостроительной сфере. Наша Объединённая судостроительная корпорация с 2014 года является собственником хельсинкского судостроительного предприятия. Здесь осуществляются хорошие проекты, в том числе высокотехнологичные. И в апреле этого года начаты ходовые испытания первого в мире ледокола, работающего на сжиженном газе и дизельном топливе.

Господин Президент упоминал об экологическом проекте. Это действительно острая проблема, и если её не решать своевременно, то она может стать не только региональной, но и межрегиональной, чего бы очень не хотелось. У нас хорошие отношения и наработанное партнёрство с финской стороной в сфере экологии.

Что касается вопросов безопасности, в том числе в регионе Балтийского моря, господин Президент обратил моё внимание на инциденты, которые там происходят, и на ситуацию, которая сложилась в регионе Балтийского моря, и выступил с инициативой разработать систему мер доверия, повышающую безопасность в регионе Балтийского моря.

Напомню, что не только российские самолёты летают над Балтикой, не включая соответствующие приборы опознавания, но и самолёты всех стран НАТО. Количество полётов стран НАТО над Балтикой в таком режиме в два раза превышает эффективность полётов российской авиации. Это не наша выдумка, это статистика.

Мы согласны с предложением Президента Финляндии, и более того, по возвращении в Москву дам поручение Министерству иностранных дел Российской Федерации и Министерству обороны поставить этот вопрос на повестку дня в ходе предстоящего заседания Краткая справка Совет Россия – НАТО (СРН, англ. NRC) Совета «Россия – НАТО» в Брюсселе, который должен состояться после саммита НАТО в Варшаве.

Вопрос: Владимир Владимирович, за то время, пока Вы не были здесь, три года, действительно, как Вы говорили в начале Вашей встречи, изменилась не только международная ситуация, изменилась и ситуация в торговых отношениях России и Финляндии, торговля фактически рухнула в два раза.

Несмотря на перечисленные Вами проекты, они всё больше в инвестиционной сфере, есть ли у президентов какие–то идеи, как исправить ситуацию в сфере торговой, или всё–таки придётся ждать просто изменения политической конъюнктуры в наших отношениях с Европейским союзом?

И уточнить у господина Президента Финляндии. Сегодня были продлены санкции Евросоюза в отношении России. Осознают ли европейские партнёры, что таким образом они могут окончательно лишиться российского рынка?

В.Путин: Что касается глобального «потепления». Думаю, что поскольку Финляндия является дисциплинированным, надёжным партнёром в рамках европейских структур, то глобальные изменения могут произойти только после принципиальных изменений в наших отношениях по этому вопросу с Евросоюзом.

Ущерб от взаимных рестрикций есть, но сокращение товарооборота не такое большое, как Вы сказали, не в два раза. Сокращение финского экспорта в Россию – 40 процентов; сокращение поставок сельхозпродукции на российский рынок – 72 процента.

Какой может быть выход в этих условиях, ничего не нарушая? Такой выход есть – локализация производства продукции на российской территории, и некоторые финские партнёры так и делают. Например, компания «Валио» 90 процентов продукции, которую продавала раньше на территории Российской Федерации и завозила из Финляндии, теперь локализовала на территории России.

И касаемо инвестиционной деятельности, о которой Вы сами сказали, она тоже – выход из ситуации, с тем чтобы минимизировать потери от сегодняшнего состояния дел. Есть и другие, более кардинальные решения. Но вы в Лондон обратитесь, они вам подскажут, что надо.

С.Ниинистё: За сокращением объёмов торгово-экономического сотрудничества между нашими странами стоит целый ряд причин, и, наверное, главная причина всё–таки заключается в международной, мировой экономической конъюнктуре. Конечно, повлияли, наверное, такие факторы, как снижение цены на нефть, снижение курса рубля. Они повлияли на покупательную способность.

И, конечно, так называемые санкции тоже играют свою роль, имеют определённое значение. Но при этом хочу чётко сказать о том, что Финляндия из–за своей дисциплинированности соблюдает те мероприятия, те требования, которые имеются в рамках Европейского союза. Финляндия принимала участие в выработке этих решений, принятии этих решений.

Исполнение требований минских соглашений представляет очень большое значение при этом и для торговли, и для экономики в том числе. Я благодарен за то, что уважаемый коллега подробно рассказал о своих мыслях, о своих соображениях по поводу того, как можно продвинуться в исполнении минских соглашений.

Вопрос (как переведено): Уже было упомянуто о ситуации безопасности в регионе Балтийского моря, но хотелось бы ещё задать вопрос Президенту Путину касательно военной обстановки в регионе Балтийского моря. После присоединения Крыма к России там ситуация напряжённости, в этом регионе, тоже выросла, и Россия открыто также заявляла о наращивании своего военного присутствия, в том числе в этом регионе. И хотелось бы задать такой вопрос: что это означает на практике и к чему стремится Россия при этом?

В.Путин: Хочу обратить Ваше внимание на то, что Россия никогда не провоцирует напряжение ситуации. Вы начали с Крыма – не Россия провоцировала государственный переворот на Украине и не Россия поставила под угрозу жизнь, здоровье и безопасность людей, проживающих на Крымском полуострове. Воссоединение Крыма с Россией произошло абсолютно бескровно, без одного выстрела, без единой жертвы, на основе волеизъявления людей, проживающих на полуострове, в полном соответствии с международным правом.

Сделав этот шаг, и я считаю, он абсолютно провокационный был со стороны тех, кто поддерживал госпереворот на Украине, потом предпринимаются и другие шаги, в том числе по нагнетанию напряжённости в других регионах мира, Европы, в том числе в регионе Балтийского моря. Военная инфраструктура НАТО подвигается к нашим границам.

Под надуманным предлогом противодействия иранской ядерной угрозе разворачивается система противоракетной обороны и, несмотря на то что угроза уже миновала, подписан договор с Ираном, тем не менее после этого в Румынии размещены радары и антиракеты, направленные на нейтрализацию нашего ядерного потенциала.

Хорошо известно, что пусковые системы «Иджис», в которых устанавливаются противоракеты, используются в основном для крылатых ракет средней дальности – две с лишним тысячи километров. И это может быть сделано абсолютно скрытно, незаметно, в течение нескольких часов, только достаточно поменять компьютерную программу. Всё это создаёт для нас очевидную угрозу, которую никто не хочет замечать. Диалога с нами по этой проблеме никто не хочет вести.

Теперь говорят о постановке такой же системы радаров и антиракет на территории Польши, а это уже регион Балтийского моря. Что нам делать? Как нам купировать эти угрозы? Мы должны будем соответствующим образом реагировать. Теперь объявляется о том, что будет увеличен контингент НАТО в Прибалтийских странах. Передвижение наших войск на нашей собственной территории объявляется элементами агрессивного поведения, а военные учения НАТО у наших границ таковыми почему–то не считаются.

Мы считаем, что это абсолютно несправедливо и не соответствует реалиям. Что мы должны делать в ответ на увеличение присутствия НАТО у наших границ? Напомню вам, что Россия приняла решение и реализовала его: мы от финско-российской границы отвели наши войска на расстояние 1500 километров. И ничего до сих пор не поменяли, так оно и есть. А на наших границах в Прибалтике войска НАТО увеличиваются. И что нам делать?

Господин Президент сформулировал сегодня предложения по хотя бы первым шагам, направленным на увеличение доверия, предупреждение конфликтов. Я уже сказал, что с этим согласен. Попробуем начать диалог с НАТО на саммите в Брюсселе.

Вопрос: Недавно стало известно, что ещё некоторых [российских] спортсменов пытаются отстранить от Олимпиады: гребца уличили в применении допинга. И количество таких случаев просто зашкаливает. Я знаю, что в России ведётся своё расследование, следственные органы, прокуратура ведёт расследование. Но, может быть, этих мер недостаточно, есть ещё какие–то способы защитить наших спортсменов, по крайней мере честных?

В.Путин: Прежде всего я хочу сказать, что мы должны быть благодарны нашим коллегам из Всемирного антидопингового агентства – из ВАДА, и самым внимательным образом отнестись к их информации. Мы на государственном уровне всегда боролись и будем бороться с любым допингом. Надеемся, что информация, которая к нам будет поступать, или которую мы сами будем получать, она будет, безусловно, объективной, будет носить объективный характер.

Мы ни в коем случае не должны основываться и делать каких–то практических выводов, практических шагов на основе слухов или просто подозрений. Мы должны получить факты. И наш Следственный комитет, Генеральная прокуратура осуществляют соответствующие проверки и работают над получением этих фактов.

И конечно, ни в коем случае нельзя основываться исключительно на показаниях людей, которые сами объявляют о том, что они совершали правонарушения, сами распространяли допинг, – они являются нарушителями и виновниками такой ситуации.

И второе – нужно ужесточать ответственность. Только вчера я на этот счёт разговаривал с Правительством Российской Федерации. Мы приняли решение поддержать ужесточение в законодательстве, повысить ответственность и принять закон о возможности использования оперативно-разыскных методов, дать нашим правоохранительным органам такое право – использовать оперативно-разыскные методы в работе по выявлению использования допинга и по его распространению. Надеюсь, что Дума следующего созыва поддержит это предложение Правительства Российской Федерации.

Вопрос (как переведено): Вопрос Президенту Путину. Здесь, в Финляндии, нам кажется, что Россия себя ведёт таким образом, что как будто она гонит Финляндию в НАТО. И, по крайней мере здесь, в Финляндии, настроения были в основном против присоединения к НАТО, но сейчас этот вопрос хотя бы обсуждается, и достаточно серьёзно. И почему Россия ведёт себя подобным образом? И, может быть, у Вас будут какие–нибудь конкретные предложения, что можно было бы сделать для того, чтобы Финляндия, финны больше чувствовали себя в безопасности? Это вопрос к Президенту Путину.

И вопрос к Президенту Ниинистё касательно намерений Финляндии, Великобритании и США о разработке соглашения или договора о сотрудничестве в сфере обороны. Вы не могли бы объяснить, о каком соглашении, о каких намерениях идёт речь?

В.Путин: Мы не очень понимаем, чем могут быть вызваны озабоченности жителей Финляндии, граждан Финляндии. Я уже сказал, мы приняли решение и реализовали его: отвели от границ Финляндии все наши Вооружённые Силы на глубину 1500 километров. И, несмотря ни на какое напряжение, несмотря на напряжение в регионе Балтийского моря, в других регионах мира, ничего не сделали такого, что могло бы вызвать озабоченность финнов.

Кстати говоря, мы это делаем, исходя из нейтрального статуса Финляндии. Представьте себе, что Финляндия вступит в НАТО. Это значит, что финские войска уже перестанут быть независимыми, перестанут быть суверенными в полном смысле этого слова, они станут частью военной инфраструктуры НАТО, которая в одночасье окажется на границах Российской Федерации.

Как вы думаете, мы так и будем дальше действовать: на 1500 отвели наши войска, так они там и останутся, что ли? Но мы в любом случае с уважением отнесёмся к любому выбору финского народа. Как защищать свою независимость, обеспечивать свою безопасность – это выбор финнов.

Мы, безусловно, дорожим нейтральным статусом Финляндии, с уважением к этому относимся, но не нам решать этот вопрос. Перефразируя высказывание одного из моих финских друзей, мог бы сказать, что организация НАТО, наверное, с удовольствием бы воевала с Россией до последнего финского солдата. Вам это нужно? Нам – нет, мы не хотим, а вы сами решайте, что вам нужно.

С.Ниинистё: Да ничего такого драматичного, в общем–то, не связано с той новостью, которую мы сегодня услышали касательно этих соглашений между Финляндией и Великобританией, Финляндией и США. Практически они носят такой технический характер и оговаривают те положения, то состояние дел, которое уже существует.

Но при этом я хотел бы напомнить об основных составляющих обороны Финляндии, политики обороны Финляндии. Первая опора, можно сказать, нашей обороны – это самостоятельная оборона страны и такая же сильная воля охранять и защищать свою страну. И в рамках Европы, в общем–то, по силе этой воли защищать свою страну Финляндия занимает первое место, и можно сказать, что мы ещё и развиваем нашу обороноспособность, именно самостоятельную.

И мы сотрудничаем с разными странами и организациями, в том числе западными организациями, мы также уплотняем, углубляем наше сотрудничество со Швецией в сфере обороны, в рамках Европейского союза занимаемся тем же самым. Финляндия является партнёром НАТО, и также у нас существуют двусторонние контакты, двустороннее взаимодействие с США, в особенности в плане военных технологий.

И мы в то же время сотрудничаем и с восточными партнёрами, в том числе с Россией. Мы хотим сохранять открытыми все наши каналы общения, связи, и мы развиваем сотрудничество, проводим такую работу во многих отраслях с Россией именно в гражданском секторе.

И четвёртая такая опора, или составляющая, – это именно та защита, охрана, которую предоставляют международные соглашения, международные договоры и организации. Финляндия как небольшая страна поддерживает и соблюдает те принципы, которые выработаны в рамках таких международных структур.

Спасибо всем.

Финляндия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 июля 2016 > № 1810263 Владимир Путин, Саули Ниинисте


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 июня 2016 > № 1810267 Владимир Путин

Совещание послов и постоянных представителей Российской Федерации.

Владимир Путин выступил на восьмом совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации, состоявшемся в Министерстве иностранных дел России.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Рад приветствовать вас на нашей традиционной встрече в Министерстве иностранных дел. И прежде всего хотел бы поблагодарить руководство и коллектив Министерства иностранных дел, сотрудников загранаппарата за профессионализм и высокую самоотдачу, выразить уверенность, что вы продолжите работать так же слаженно и эффективно.

Россия проводит независимую и самостоятельную внешнюю политику, стремится выстраивать открытое, честное взаимодействие со всеми государствами – и на западе, и на востоке, и на юге, и на севере, – выступает за развитие взаимовыгодных конструктивных связей в самых разных областях. Причём мы никому не навязываем ни свою волю, ни свои ценности, твёрдо следуем нормам международного права, последовательно отстаиваем ключевую роль Организации Объединённых Наций, Совета Безопасности в решении глобальных и региональных проблем.

Положение дел в мире, как вы знаете, далеко от стабильного и становится всё менее предсказуемым. Серьёзные изменения претерпевают все сферы международных отношений. Усиливается конкуренция и за влияние, и за ресурсы. При этом сталкиваются различные подходы к тому, как должны выстраиваться механизмы глобального управления в XXI веке, а кое–кто предпринимает попытки вообще отбросить в сторону любые правила и любые условности.

Всё это препятствует налаживанию эффективных многосторонних усилий по урегулированию кризисных ситуаций и провоцирует всё новые и новые очаги напряжённости. Растёт конфликтный потенциал. Риски в области безопасности, экономической и гуманитарной сферах не ослабевают, а, напротив, множатся и охватывают всё новые и новые регионы мира.

Убеждён, избежать опасных срывов, неконтролируемого развития ситуации можно только на основе диалога и взаимодействия. Международному сообществу необходимо продвигаться к формированию более справедливого миропорядка, построенного на принципах единой и неделимой безопасности и коллективной ответственности.

Очевидно, что мир всё более взаимозависим и вызовы перед всеми государствами являются в значительной части общими. Эта истина не нуждается в доказательствах. Поэтому повторю: именно сотрудничество, общая воля и готовность к выработке компромиссов должны стать ключом к решению любых, самых сложных проблем, в какой бы точке земного шара они ни возникали.

Вместе с тем мы видим настойчивые попытки ряда партнёров сохранить монополию на геополитическое доминирование. При этом задействуется как веками копившийся опыт подавления, ослабления, сталкивания конкурентов лбами, так и усовершенствованные политические и экономические, финансовые, а сегодня уже и информационные рычаги.

Имею в виду вмешательство во внутренние дела других стран, провоцирование региональных конфликтов, экспорт так называемых цветных революций и так далее, и тому подобное. В пособники иной раз берутся для проведения такой политики и террористы, и фундаменталисты, и крайние правые националисты, подчас даже откровенные неофашисты.

Прямые свидетельства пагубности такой политики мы уже видим вблизи наших границ. Два года назад череду региональных горячих точек пополнила, к огромному нашему сожалению, и Украина, где разожгли внутренний конфликт, цена которому – человеческие жертвы, разрушение хозяйственных связей, поток беженцев, в том числе в Россию.

Мы искренне желаем, чтобы урегулирование украинского кризиса было достигнуто как можно скорее, будем и далее сотрудничать с участниками и нормандского формата, и Соединёнными Штатами, хотим видеть в Украине доброго соседа, предсказуемого, цивилизованного партнёра, живущего в мире в первую очередь с самими собой. Но для этого в Киеве должны наконец прийти к пониманию неизбежности прямого диалога с Донбассом, с Донецком и Луганском, необходимости выполнения своих обязательств по минскому комплексу мер, причем во всей их совокупности.

Считаем недопустимым затягивание украинского кризиса и настойчивое желание обвинить в этом кого бы то ни было, прежде всего Россию. Это приведёт к ухудшению и без того нездоровой ситуации на европейском континенте, усугубит последствия той большой ошибки, сделанной в своё время, имею в виду сейчас выбор в пользу расширения НАТО на восток вместо строительства с полноценным участием России архитектуры равной и неделимой безопасности от Атлантики до Тихого океана.

Кстати, антироссийская направленность НАТО сегодня нарочито выпячивается, альянс не только ищет в поведении России подтверждения легитимности и целесообразности своего существования, но и предпринимает в отношении нас реальные конфронтационные шаги. Ушла мифическая иранская ядерная угроза, я уже об этом публично неоднократно говорил, которой оправдывали строительство противоракетной обороны, однако на востоке Европы вовсю продолжают возводить объекты противоракетной инфраструктуры. Мы ещё тогда, когда только зародилась эта идея, говорили, что это обман, фетиш, просто предлог. Так оно и есть на самом деле. Резко возросло число военных учений, в том числе на Чёрном и Балтийском морях. Нас постоянно обвиняют в том, что мы осуществляем какую–то военную активность. Где? На своей территории. А то, что у наших границ развивается, это нормально. В Польше, в Прибалтике размещаются силы быстрого реагирования, пополняются арсеналы наступательных вооружений. Всё это направлено на подрыв десятилетиями складывающегося военного паритета.

Подчеркну, что постоянно держим все эти процессы в поле зрения, знаем, как адекватно реагировать, и будем это делать, безусловно, в будущем. Но не собираемся поддаваться милитаристскому угару, а именно к этому, похоже, нас и стараются подтолкнуть, спровоцировать на затратную и бесперспективную гонку вооружений, сделать так, чтобы мы отвлекали силы и ресурсы от решения важнейших задач собственного социально-экономического развития. Этого не будет. Но не будет также и нашей слабости, мы всегда надёжно сможем себя защитить и гарантируем безопасность Российской Федерации и её граждан.

Безответственная и ошибочная политика использования грубой силы, наиболее ярким примером чего стали интервенции в Ираке и военное вмешательство в Ливии, привели к росту терроризма и экстремизма, это вообще абсолютно всем сегодня понятно, появлению таких зловещих феноменов, как так называемое Исламское государство – ДАИШ. Террористы не без успеха пытаются воспользоваться сломом государственных систем и результатами неуклюжих, прямо скажем, экспериментов по экспорту демократии в регион Ближнего Востока и Северной Африки. Сейчас только ленивый не говорит об этом. Было бы смешно, если бы не было так грустно, если бы не было столько трагедий.

Террористическая угроза многократно усилилась и вышла на уровень главного вызова международной безопасности. Да, террористы пока не обладают всеми современными военными техническими средствами, но они уже протянули руки к химическому оружию, их действия простираются далеко за рамки одного региона, и сложно предсказать, где ждать новых крупных ударов.

В эпицентре борьбы с терроризмом оказалась Сирия. Не будет преувеличением сказать, что от судьбы этой страны во многом зависит не только будущее ближневосточного региона. На сирийской земле решается исход борьбы с этим самым ИГИЛ, под знамёнами которого собрались террористы и экстремисты всех мастей, объединённые стремлением к экспансии на весь исламский мир.

Закрепиться в Ливии, Йемене, Афганистане, странах Средней Азии, у наших границ, собственно, мы знаем, это их задача. Именно поэтому осенью прошлого года мы откликнулись на просьбу законного руководства Сирии о помощи в борьбе с террористической агрессией. Хочу вновь поблагодарить наших военнослужащих, которые сделали всё, чтобы отбросить террористов, не допустить нелегитимного внешнего силового вмешательства в дела Сирии, сохранить саму сирийскую государственность. Позитивную роль здесь сыграла и российская дипломатия.

Вместе с тем на этот раз вместе с Соединёнными Штатами, другими партнёрами нам удалось в целом в ряде районов Сирии установить режим прекращения огня, запустить процесс межсирийских переговоров. Это только лишний раз подтверждает высказанный мною вначале тезис о том, что решать сегодняшние острые проблемы можно только вместе.

Мы запустили процесс межсирийских переговоров. Понятно, что до окончательного урегулирования ещё очень и очень далеко. Но опыт, накопленный за последние месяцы в Сирии, наглядно показал, что только объединяя усилия, как я только что сказал, в русле создания широкого антитеррористического фронта, к чему так настойчиво призывала и призывает Россия, можно успешно противостоять сегодняшним угрозам, терроризму, другим вызовам, с которыми сталкивается человечество.

Именно в таком ключе на прошлой неделе на юбилейном, 15–м саммите Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте мы обсуждали с коллегами совместные меры обеспечения безопасности в центральноазиатском регионе, договорились наращивать контакты в политической, экономической, культурно-гуманитарной и информационной сферах, перевели в практическую стадию процесс расширения организации за счёт Индии и Пакистана. Это действительно значимый политический шаг. Хотел бы отметить, что он стал возможен благодаря беспрецедентному уровню отношений сотрудничества и доверия, которое сложилось у России с Китайской Народной Республикой.

Отдельно упомяну о ситуации вокруг наших отношений с соседом на юге – с Турцией. Вчера, как вы знаете, состоялся разговор с Президентом этой страны. Известно также, что Анкара принесла извинения за сбитый российский бомбардировщик. С учётом этого имеем в виду в ближайшее время предпринять меры по восстановлению двустороннего сотрудничества.

Безусловно, в числе приоритетов – укрепление стратегического партнёрства на пространстве Евразии. Вместе с Белоруссией, Казахстаном, Арменией и Киргизией реализуем масштабный интеграционный проект Евразийского экономического союза, или ЕАЭС, как мы договорились кратко его называть.

В рамках союза не только ликвидируются барьеры на пути торговых и инвестиционных потоков, но и, по сути, формируется на принципах ВТО общее социально-экономическое пространство с единой политикой в различных отраслях хозяйства, едиными стандартами, развивается промышленная и технологическая кооперация, осуществляются совместные научные и образовательные программы.

При этом наш союз заинтересован во взаимодействии со всеми странами и интеграционными объединениями на принципах свободы и открытости и, конечно, при соблюдении универсальных правил мировой торговли. Консультации о создании в ЕАЭС зон свободной торговли проводятся с более чем 40 государствами и международными организациями. Соответствующее соглашение уже заключено с Вьетнамом, запущены переговоры с Израилем, Сербией, на очереди проработка договорённостей с Египтом.

На днях в ходе визита в Китай был дан старт переговорам о создании всеобъемлющего торгово-экономического партнёрства в Евразии на основе Евразийского союза и китайского проекта «Экономического пояса Шёлкового пути». Видим в этом первый шаг к формированию большого евразийского партнёрства, в том числе с участием стран Евразийского экономического союза, других государств СНГ, Китая, Индии, Пакистана и в будущем Ирана. Добавлю, что эта идея была поддержана и лидерами Юго-Восточной Азии на майском саммите Россия–АСЕАН в Сочи.

О том, как наладить тесные, уважительные взаимоотношения между ЕАЭС и Евросоюзом, мы говорили в ходе Петербургского экономического форума с Председателем Еврокомиссии господином Юнкером, с главой Правительства Италии господином Ренци.

Европейцам сейчас, конечно, непросто, мы все видим, понимаем, что там происходит. Итоги референдума о выходе Великобритании из ЕС зашатали рынки, однако думаю, что в среднесрочной перспективе всё, безусловно, восстановится.

Хотел бы вновь акцентировать, что так называемый брекзит – это выбор поданных Великобритании, и мы никак в этот процесс не вмешивались и не вмешиваемся. Но намерены, конечно, внимательно следить за тем, как далеко пойдут переговоры между Лондоном и Брюсселем и каковы будут последствия для всей Европы, для нас. Ясно, что травматический эффект от результатов референдума будет ощущаться довольно продолжительное время. И посмотрим, как принципы демократии у них там реализуются в практическом плане.

Подчеркну: Россия не только не отказывается от идеи формирования с ЕС единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана, но считает её самой перспективной в плане обеспечения долгосрочного устойчивого развития всего Евразийского континента.

Что касается Соединённых Штатов Америки, там в финальную стадию, как мы знаем, входит президентская избирательная кампания. Мы, естественно, будем уважать выбор американского избирателя и готовы работать с любым будущим Президентом.

Более того, подчеркну, что мы заинтересованы плотно взаимодействовать с Соединёнными Штатами в международных делах, но, безусловно, не приемлем подхода той части американского истеблишмента, которая считает, что они сами решают, в каких вопросах с нами сотрудничать, а в каких наращивать на нас различного рода нажим, в том числе и санкционный. Мы за равноправное партнёрство с учётом интересов друг друга. Только на такой базе, на такой основе и будем работать.

Подводя итог сказанному, хотел бы отметить, что многообразие и сложность международных проблем, вызовы и угрозы, с которыми сталкивается Россия, требуют постоянного совершенствования нашего дипломатического инструментария в политической, экономической, гуманитарной и информационной сферах.

Обновлённая концепция внешней политики Российской Федерации, подготовка которой сейчас завершается, ориентирует на активную работу по обеспечению международного мира и стабильности, утверждению справедливого и демократического миропорядка на основе Устава Организации Объединённых Наций.

Российская дипломатия должна и далее активно содействовать урегулированию имеющихся и предотвращению возникновения новых очагов напряжённости и конфликтов. В первую очередь у наших границ, разумеется, укреплять суверенитет и территориальную целостность, отстаивать интересы нашей страны.

Важно способствовать созданию атмосферы сотрудничества и добрососедства с другими странами, формировать благоприятные внешние условия для роста благосостояния наших граждан, динамичного развития России как правового демократического государства с социально ориентированной рыночной экономикой.

Для этого надо повысить отдачу в части нашей с вами работы на экономическом направлении, на направлении экономической дипломатии, на деле помогать отечественному бизнесу продвигать за рубежом передовые российские разработки, выводить высокотехнологичную продукцию на региональные и глобальные рынки, заимствовать лучшие зарубежные изобретения и технологии, формы, способы и методы управления.

Наши дипломаты, конечно, понимают, насколько важна сегодня борьба за влияние на общественное настроение, на общественное мнение. В последние годы мы много занимаемся этими вопросами, однако в условиях настоящей информационной атаки, развязанной некоторыми нашими так называемыми партнёрами против нашей страны, встаёт задача ещё более нарастить усилия на данном направлении.

Мы живём в информационную эпоху, и афоризм «кто владеет информацией, тот владеет миром», безусловно, отражает реальности сегодняшнего дня. Иногда складывается впечатление, что событий вообще никаких не происходит, если о них не сообщает пресса. Мне как–то Жак Ширак ещё сказал: надо обязательно позвать камеры, а то вроде как мы и не встречались совсем. Вот так на самом деле на практике происходит.

Надо энергично противостоять информационной монополии западных медиа, в том числе поддерживать всеми доступными методами российские средства массовой информации, работающие за рубежом. И, естественно, нельзя просто пропускать враньё в отношении России и допускать фальсификацию истории.

Уважаемые коллеги! Хотел бы сказать и о решениях, принятых в интересах дальнейшего укрепления потенциала российской внешнеполитической службы, создания условий для дальнейшей результативной работы дипломатов.

К прошлой нашей встрече в 2014 году был выпущен Указ Президента Российской Федерации о совершенствовании системы оплаты труда дипломатических работников, существенно увеличился уровень их материального обеспечения, в том числе и пенсионного.

На днях подписан закон о чрезвычайном и полномочном после в иностранном государстве и постоянном представителе Российской Федерации при международной организации. В нём зафиксирован высокий статус российских послов, определён круг их полномочий, установлены дополнительные социальные гарантии.

Принято также распоряжение, касающееся ветеранов дипломатической службы, вышедших в отставку до 1996 года. Им повышается пожизненная ежемесячная доплата к пенсии по старости. Знаю, что руководство МИД выступило с инициативой усовершенствования системы медицинской помощи сотрудникам дипслужбы на базе создаваемого в Министерстве специализированного реабилитационного центра. Поддерживаю эту идею и прошу Правительство подготовить соответствующие предложения по обеспечению финансирования за счёт федерального бюджета.

Руководство страны будет и далее внимательно рассматривать ваши предложения по совершенствованию ресурсного и кадрового обеспечения дипслужбы, социальной защищённости её сотрудников и членов семей. На этом хотел бы первую часть выступления закончить, поблагодарить наших коллег из средств массовой информации. Мы несколько слов ещё скажем в закрытом режиме.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 июня 2016 > № 1810267 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 июня 2016 > № 1806079 Владимир Путин

Съезд партии «Единая Россия».

Владимир Путин принял участие в XV съезде Всероссийской политической партии «Единая Россия».

В рамках работы съезда, в частности, будет утверждена предвыборная программа партии и представлены партийные списки кандидатов на выборах в Государственную Думу VII созыва.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, дорогие друзья!

Приветствую делегатов и гостей съезда «Единой России».

Съезд – это значительный этап избирательной кампании, и сегодня вы будете принимать решения о предвыборной программе и о списке кандидатов в депутаты Государственной Думы Российской Федерации. Это действительно принципиальный момент, потому что избиратели увидят, с чем и с кем вы идёте на эти выборы.

Граждане заинтересованы в победе уважаемых и профессиональных кандидатов – тех, кто чувствует, знает нужды людей, кто настроен на бескорыстную, плодотворную работу ради страны и наших граждан.

Всеми этими качествами должны обладать кандидаты «Единой России», которых вы сегодня выдвигаете. Рассчитываю также, что они покажут пример честной и добросовестной конкуренции.

«Единая Россия» многое делает для утверждения открытости и легитимности избирательной кампании. В мае вы провели предварительное голосование по выбору партийных кандидатов. Впервые оно прошло столь масштабно: в нём приняли участие более 10 миллионов человек.

В такой открытости ярко проявилась приверженность «Единой России» принципам прямой демократии, а партия получила первый для предстоящей кампании, но вполне весомый результат – это новые, сильные кандидаты в Госдуму.

Партия несёт всю полноту ответственности за тех, кто будет сегодня включён вами в список кандидатов. Но и сами кандидаты должны осознавать, что любое их действие, мнение, высказывание отражается на репутации партии и что нужно поддерживать, приумножать авторитет «Единой России».

На выборах все кандидаты от партии, особенно идущие по одномандатным округам, не должны забывать, что представляют не просто себя, а крупнейшую, ведущую политическую силу, и обязаны всегда и во всём действовать в интересах людей. Это ваша работа.

Уважаемые коллеги! Сегодня проходит XV съезд «Единой России», столько же лет и самой партии. В принципе, не много, даже мало для серьёзной, мощной политической силы. Но за это время она смогла стать самой массовой и самой влиятельной, и это доверие завоёвано огромными усилиями, его важно не потерять.

Хорошо помню, как и в каких условиях создавалась «Единая Россия». Мы все с вами знаем об этом, это была как раз моя инициатива. Действительно, я сам и инициировал, и создавал эту партию. Потребность в ней была жизненно необходима, прежде всего для укрепления российской государственности и консолидации общества.

А в каком состоянии была тогда страна, все вы хорошо помните и сами знаете. Была и угроза её распада, и это было реальным. В правовом и политическом плане она представляла собой действительно лоскутную территорию. Северный Кавказ был буквально накрыт террористической агрессией против России.

И что греха таить, в головах многих людей всё тогда перемешалось: и добро, и зло, и честность, и предательство. Значительная часть экономики, ряд важных государственных институтов контролировались олигархическими или, откровенно говоря, просто криминальными структурами.

Нам предстояло изменить, выправить ситуацию, укрепить действующую Конституцию, по сути, восстановить дееспособность государства, укрепить его целостность и федеративные основы, преодолеть раскол в самом обществе. Реализовать эти задачи можно было только с опорой на мощную, консолидирующую политическую силу, и такой точкой «сборки страны» стала «Единая Россия».

Во многом благодаря её усилиям было достигнуто общественное согласие по стратегическим вопросам развития, что позволило реализовать глубокие экономические и социальные преобразования, в том числе запустить приоритетные национальные проекты, масштабную демографическую программу. Подчеркну и важность формирования надёжной, чёткой законодательной базы. Парламентская фракция «Единой России» и её депутаты в региональных законодательных собраниях сыграли здесь определяющую роль.

В основе политики и идеологии «Единой России» – уважение к традициям, культуре, истории нашего многонационального народа, глубокое понимание государственных интересов России, умение их грамотно и достойно отстаивать. Приверженность таким важнейшим ценностям, как патриотизм, правда и справедливость, национальное единство, сочетание здорового консерватизма и открытости к переменам, которые востребованы и необходимы всегда, но сегодня – в особенности.

Избиратели поверили в «Единую Россию», этот успех проверен временем, подтверждён вашими достижениями и конкретными делами, ответственностью за выполнение своих предвыборных обещаний. Убеждён, вместе мы справимся с любыми трудностями и задачами, но только в том случае, если будем слышать людей, и только тогда мы сможем решить стоящие перед нами задачи.

Дорогие друзья! Хотел бы обратиться ко всем политическим силам, которые будут принимать участие в избирательной кампании, ко всем, кто станет кандидатом в депутаты Государственной Думы, к региональным законодательным собраниям, к тем, кто будет баллотироваться на пост губернатора или в органы муниципальной власти.

Прошу вас ценить доверие людей, обещать только то, что можно выполнить, дорожить политической и общественной стабильностью, которой мы вместе добивались во все предыдущие годы. Ведь только в условиях общенационального согласия мы можем идти вперёд, добиваясь выполнения намеченных планов, и изменять жизнь к лучшему для наших людей.

Самое опасное сегодня – спекулировать на текущих трудностях. Речь не о критике действующей власти – она нужна и обязательно должна быть. И, разумеется, будет. Выборы, кстати, – то самое время, когда претензии звучат прямо и жёстко, и это очень хорошо, это нормально, и в большинстве случаев, безусловно, всё это идёт на пользу делу.

Речь о другом – о лжи и передёргивании фактов, о прямом предательстве интересов страны, о пустых обещаниях, которые хуже всякого предательства и которые ничем не подкреплены и за которыми лишь стремление дестабилизировать ситуацию, расколоть общество, любой ценой прорваться к власти, а потом, как у нас в народе говорят, как бог на душу положит. Это самое опасное, вот этого нельзя допустить. Мы должны сделать всё возможное, чтобы такого развития событий не было.

Дорогие друзья! Общество всё активнее включается в политический процесс, повысилась требовательность избирателей. Убеждён, что «Единая Россия» готова ответить на этот вызов. Партия должна обсуждать с гражданами любые, самые сложные, даже неприятные на первый взгляд вопросы, чувствовать, что волнует людей больше, слышать голос каждого – в этом обязанность депутатов парламента.

Время стремительно меняется, и надо глубже понимать всю сложность современных вызовов, знать, как на них отвечать, как реагировать. Только так можно быть лидером. Сейчас нам важно сосредоточиться на ключевых направлениях и прорывных проектах, которые обеспечат динамичное развитие страны и благополучие граждан.

А это и социальное развитие, жильё, благоприятная среда для жизни в городах и посёлках, продолжение той работы, которую мы вели в рамках национальных проектов, но уже на качественно новом уровне. И, конечно, это устойчивый рост экономики во всём его многообразии.

Вы знаете о решении создать президентский совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам, уже скоро состоится его первое заседание. Уверен, даже больше того, знаю, что Дмитрий Анатольевич Медведев, который возглавит президиум Совета, сегодня как раз подробно остановится на конкретных инициативах, которые предстоит реализовывать.

С масштабом задач, которые стоят перед страной, в полной мере соотносится и предвыборная программа партии, потому рассчитываю на самое тесное взаимодействие. Нам всем нужна сильная и самостоятельная, открытая и благополучная Россия, где каждый может реализовать себя, свой талант, свои возможности, где государство и граждане слышат, поддерживают и уважают друг друга, а общественное согласие, солидарность и интересы страны стоят выше любых разногласий, потому что главное для нас, дорогие друзья, самое главное – это люди, самые простые, рядовые граждане, проживающие в городах и на селе, на всей необъятной территории нашей, люди, являющиеся носителями языка, традиций, культуры.

Все они упорно или трудились, или работают сейчас, все добивались или добиваются успехов. Но мы с вами знаем и о том, что многие, очень многие ещё живут очень тяжело и трудно, но все они надеются на вас, верят, что вы не только сохраните, но и преумножите это уникальное своеобразие, эту уникальную и дорогую каждому из наших сердец цивилизацию, имя которой Россия! Не обманите их ожидания! Не подведите их! (Аплодисменты.)

Спасибо за внимание!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 июня 2016 > № 1806079 Владимир Путин


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 июня 2016 > № 1806041 Владимир Путин, Си Цзиньпин

Заявления для прессы по итогам российско-китайских переговоров.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин! Дорогие друзья из СМИ, дамы и господа, добрый день!

Мы с моим старым другом Президентом Путиным очень рады встретиться с вами.

Вчера мы с Президентом Путиным присутствовали на юбилейном саммите Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте, в Узбекистане, а сегодня здесь, в Пекине, провели официальную встречу. Горячо приветствуем Президента Путина с визитом.

Мы обстоятельно обменялись мнениями по двусторонней повестке дня, актуальным международным и региональным проблемам и достигли договорённостей по широкому спектру вопросов. Нами подписано и обнародовано Совместное заявление Китайской Народной Республики и Российской Федерации, Совместное заявление об укреплении глобальной стратегической стабильности и Совместное заявление о взаимодействии в области развития информационного пространства. Нашими внешнеполитическими ведомствами обнародовано заявление Китая и России о повышении роли международного права. Подписан целый ряд соглашений о сотрудничестве в приоритетных сферах между компетентными органами и предприятиями двух стран.

Нынешний визит Президента Путина плодотворный, он придал новую движущую силу развитию китайско-российских отношений. 20 лет тому назад между Китаем и Россией установлены отношения партнёрства и стратегического взаимодействия, а 15 лет назад сторонами подписан Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Эти два события – вехи в истории развития китайско-российских отношений, ведь именно благодаря духу стратегического взаимодействия и зафиксированной в договоре идее вечной дружбы китайско-российские отношения непрерывно обогащаются, углубляются и выходят на новые рубежи.

Мы с Президентом Путиным единодушно решили, что чем сложнее складывается международная обстановка, тем решительнее нам надо руководствоваться духом стратегического взаимодействия и идеей вечной дружбы, усилить взаимную поддержку, укрепить политическое и стратегическое взаимодействие и взаимодоверие, неуклонно углублять наши отношения.

С начала текущего года благодаря общим усилиям в практическом взаимодействии наших стран появилась добрая тенденция развития. С января по май сего года двусторонний товарооборот составил 25,8 миллиарда долларов США, перестал сокращаться и увеличился на 2,7 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Накапливаются позитивные факторы в торгово-экономических отношениях. Например, Китай по–прежнему является крупнейшим торговым партнёром России. Динамично растёт экспорт в Китай машинотехнической и высокотехнологической продукции из России. Ускоренными темпами продвигаются крупные совместные проекты стратегического значения.

Китай и Россия – основные экономики мира из стран с формирующимися рынками. Мы с Президентом Путиным отметили, что у обеих сторон есть уверенность и возможности расширить региональное экономическое сотрудничество, преодолеть трудности и вызовы в мировой экономике и сохранить положительную динамику экономического развития наших стран через углубление практического сотрудничества и совмещение интересов, в частности путём сопряжения национальных стратегий развития и строительства «Одного пояса и одного пути» и Евразийского экономического союза.

В последние годы благополучно разворачивается наше гуманитарное взаимодействие. Успешное проведение на государственном уровне национальных годов Китая и России, годов китайского и русского языка, туризма, дружественных молодёжных обменов способствовало укреплению взаимного понимания и традиционной дружбы наших народов. В прошлом году 2,46 миллиона наших граждан посетили друг друга, Китай стал крупнейшим источником туристов для России.

Сегодня больше 20 тысяч российских студентов изучают китайский язык, а русский язык у нас в Китае изучают 50 тысяч студентов. Общее число обучающихся друг у друга – 45 тысяч человек.

Оба мы считаем, что нам нельзя довольствоваться этими цифрами. Стороны должны продолжить укреплять взаимопонимание и дружественные чувства через проведение мероприятий в рамках годов СМИ и тем самым формировать более благоприятное общественное мнение для развития двусторонних отношений, и сообща укрепить наше право голоса на международной арене. Надеюсь, что вы, друзья из СМИ, примете активное участие в мероприятиях в рамках годов СМИ и внесёте свой вклад в китайско-российское дружественное взаимодействие.

Мы с Президентом Путиным считаем, что Китай и Россия, как постоянные члены Совбеза ООН и конструктивные силы обеспечения региональной и международной безопасности и стабильности, будут решительно отстаивать цели и принципы Устава ООН и основные нормы международного права, обеспечивать глобальный стратегический баланс и стабильность и твёрдо защищать международную справедливость.

Мы всегда выступаем за политическое урегулирование межгосударственных споров и актуальных региональных проблем путём дружественных консультаций и мирных переговоров, против применения силы и угрозы силой, против лёгкого допуска санкций и угрозы их применения, против односторонней политики и применения односторонних действий без согласия заинтересованной стороны. Будем и впредь прилагать усилия по формированию международных отношений нового типа на принципах сотрудничества и общего выигрыша.

Дорогие друзья!

Мы с Президентом Путиным готовы прилагать совместные усилия по содействию устойчивому и здоровому развитию китайско-российских отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия. До конца года нам предстоит ещё ряд встреч на полях значимых международных мероприятий. Я уже пригласил Президента Путина приехать в китайский город Ханчжоу в начале сентября сего года для участия в саммите лидеров стран «Группы двадцати», будем продолжать там обмен мнениями.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Уважаемый Председатель Си Цзиньпин! Дамы и господа!

Текущий год, 2016-й, имеет действительно особое значение для наших двусторонних связей. Мы отмечаем, как уже господин Председатель сказал, 20-летие установления российско-китайского стратегического партнёрства и 15 лет подписания Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.

Юбилейный характер нынешнего визита во многом предопределил его насыщенность и высокую интенсивность. Думаю, вы сейчас смогли в этом убедиться, когда смотрели подписание различных документов. Они – мы сейчас обменялись с Председателем мнениями, когда шли в этот зал, – относятся к самым разным видам деятельности, сотрудничества. Это и гуманитарное сотрудничество, и средства массовой информации, я сейчас об этом скажу, и экономика, конечно, причём в разных направлениях.

Мы завершили переговоры с господином Си Цзиньпином, и сначала в узком составе, а затем в расширенном – с участием вице-премьеров, глав министерств, ведомств, руководства крупных компаний двух стран – подробно обсудили весь комплекс вопросов двусторонней и международной повестки дня. Подписан, как я уже сказал, солидный пакет соглашений.

До этого состоялась обстоятельная беседа российской делегации с Премьером Госсовета господином Ли Кэцяном. Состоялся также обмен мнениями о роли межпарламентских связей с Председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей.

Приоритетное внимание в ходе переговоров было традиционно уделено вопросам укрепления сотрудничества в экономической сфере. Китай является – здесь уже было сказано об этом – ведущим торговым партнёром России.

Перепады в мировой экономике, нестабильность на сырьевых рынках, на валютных рынках, конечно, не могли не сказаться и на наших двусторонних связях. Мы наблюдали определённое сокращение объёма, вместе с тем в прошлом году российско-китайский товарооборот составил 63,5 миллиарда долларов, это самый высокий показатель для России в страновом измерении.

Мы договорились с китайскими партнёрами наращивать усилия, чтобы эту тенденцию переломить. А как уже Председатель КНР сказал, действительно в начале этого года мы наблюдаем позитивную динамику, что очень нас радует.

В этом году почти вдвое выросли продажи в Китай машин и оборудования из России. И мы очень благодарны нашим китайским друзьям, потому что структура нашего товарооборота всегда находилась в центре нашего внимания, мы всегда уделяли этому большое значение. Благодаря совместным усилиям и благодаря очень доброжелательному отношению наших китайских друзей мы меняем в нужном направлении структуру нашего товарооборота.

На 30 процентов возросли и аграрные, продовольственные поставки на китайский рынок. В результате, как я уже сказал, у нас наметилась позитивная динамика.

Для снижения зависимости от внешней конъюнктуры мы расширяем и использование национальных валют во взаиморасчётах. Доля российского рубля в таких платежах составляет три процента, китайского юаня – гораздо бо?льшую величину в 9 процентов. Причём последний показатель должен ощутимо вырасти после создания в России расчётно-клирингового центра для юаневых операций.

Мы делаем упор на наращивании промышленной кооперации, запуске общих проектов в области инфраструктуры, освоения ресурсов, развития сельского хозяйства.

Совместная комиссия по инвестиционному сотрудничеству – её очередное заседание прошло вчера – уже отобрала 58 различных коммерческих инициатив общим объёмом капиталовложений в 50 миллиардов долларов; 12 проектов уже в стадии реализации.

Конечно, «локомотивом» деловых связей наших стран остаётся энергетика. Россия наращивает объёмы поставок по российско-китайскому нефтепроводу, продолжается реализация проекта возведения Тяньцзиньского нефтеперерабатывающего завода.

Строго по графику осуществляется строительство газопровода «Сила Сибири», который должен заработать в полную мощность в 2020 году. Идёт согласование условий поставок в КНР российского газа по «западному» маршруту. Китайские партнёры нарастили своё участие в крупнейшем в России проекте по производству сжиженного природного газа «Ямал СПГ».

Развивается сотрудничество в сфере мирного атома. Мы ведём дело к тому, чтобы в 2018 году на Тяньваньской АЭС заработали ещё два энергоблока, построенных по российским технологиям. И мы договариваемся о том, что мы активнее будем работать совместно и на рынках третьих стран.

Расширяем тесную кооперацию в авиастроительной и ракетно-космической отраслях. Только что подписаны межправсоглашения, запускающие программы совместной разработки и создания широкофюзеляжного дальнемагистрального самолёта и тяжёлого гражданского вертолёта. «Роскосмос» и Национальная космическая администрация Китая договорились развивать взаимодействие в области ракетного двигателестроения.

Россия и Китай осуществляют масштабные инициативы по развитию транспортной инфраструктуры. Вместе прокладываем новую автодорогу из Европы через Россию в Азию – по сути, трансъевроазиатскую магистраль, призванную улучшить автосообщение на всём этом огромном континенте. Повышаем грузопропускную способность портов в Приморском крае. До конца года согласуем строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва – Казань, хотя и сегодня сделан шаг вперёд по этому направлению. Наши страны участвуют в налаживании «нового сухопутного зернового коридора», что будет способствовать расширению экспорта сибирского зерна в Китай и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Подобная диверсификация транспортных и логистических маршрутов полностью вписывается в концепцию сопряжения Евразийского союза и «Экономического пояса Шёлкового пути». Сегодня дан официальный старт переговорам по подготовке соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между нашими интеграционными проектами. В перспективе речь идёт о выходе на новый уровень партнёрства, подразумевающего построение общего экономического пространства на всём Евразийском континенте.

Особое внимание на переговорах уделялось укреплению межрегиональных и приграничных связей. Отмечу, что высокую эффективность демонстрирует сравнительно новая площадка взаимодействия в формате «Волга – Янцзы» между Приволжским федеральным округом России и провинциями верхнего и среднего течения реки Янцзы. В рамках данного механизма уже подписано 20 соглашений о сотрудничестве.

Договорились и о дальнейшем развитии гуманитарных связей двух стран. В рамках перекрёстных годов средств массовой информации укрепляется взаимодействие в информационной сфере. В ближайшее время начнёт своё вещание для китайской аудитории третий российский телеканал «Катюша». Условились углублять контакты с китайскими партнёрами ИТАР-ТАСС и «Первый канал».

Наращиваем взаимодействие и в области спорта. Со следующего сезона – мы говорили об этом на предыдущих встречах с нашим другом, Председателем КНР, – со следующего года мы реализуем планы по участию китайской хоккейной команды «Красная звезда Куньлунь» в Континентальной хоккейной лиге. Думаю, что это привлечёт внимание болельщиков и в Китае, и в России, и в других странах, которые участвуют в этом широком международном мероприятии.

Естественно, большое место на переговорах заняла международная проблематика. Россия и Китай придерживаются на международной арене точек зрения, которые очень близки или практически совпадают. Мы будем и дальше тесно координировать шаги в многосторонних организациях, прежде всего в ООН, в Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС. Как Вы обратили внимание, вчера в рамках ШОС сделан очень важный шаг по расширению этой организации.

Российская сторона окажет китайским друзьям необходимую поддержку в ходе их текущего председательства и в «Группе двадцати», и в подготовке к саммиту «двадцатки», который пройдёт 4–5 сентября в Ханчжоу, поскольку мы уже председательствовали в этой организации, но знаем, что китайские партнёры очень серьёзно подходят к подготовке этого мероприятия.

Обсудили последующие действия в решении наиболее острых мировых и региональных проблем. Совместные усилия по борьбе с международным терроризмом, укреплению безопасности в АТР, обеспечению безъядерного статуса Корейского полуострова. В числе общих внешнеполитических задач – содействие сирийскому урегулированию, поддержанию мира и стабильности в Южно-Китайском море, в Центральной Азии.

В заключение хочу поблагодарить наших китайских друзей за гостеприимство, плодотворную работу, деловой, конструктивный подход ко всем обсуждавшимся вопросам. Действительно, наши встречи, наши беседы проходили в очень откровенной и, без всякого преувеличения, дружеской атмосфере.

Большое спасибо.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 июня 2016 > № 1806041 Владимир Путин, Си Цзиньпин


Узбекистан. Китай. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 июня 2016 > № 1801450 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов по завершении рабочего визита в Узбекистан для участия в заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества, приуроченном к 15-летию создания ШОС.

Вопрос: Хотелось бы спросить о «брексит». Ещё до голосования Россию обвиняли в том, что она будет только счастлива, если Британия примет решение о выходе из ЕС. После голосования тоже прозвучали такие заявления, что России это на руку и ещё в том контексте, что это может позитивно повлиять на вопрос о снятии санкций с России. Как Вы оцениваете результаты голосования? На чьей стороне были Вы? Как теперь будут строиться отношения России с Евросоюзом и с Британией? К каким последствиям для нашей экономики приведёт это решение?

В.Путин: Всё–таки мы находимся в Ташкенте, только что закончился саммит Шанхайской организации сотрудничества. И я начать всё–таки хотел с благодарности Президенту Исламу Абдуганиевичу Каримову, всем нашим узбекистанским друзьям за то, что они сделали в ходе своего председательства.

Вы видели, мы подошли к приёму двух крупных стран – Индии и Пакистана, остались чистые формальности, можно считать, что они уже со следующего года будут полноценными членами этой Организации. С их вступлением, конечно, Организация приобретает другое звучание и другой вес.

Мы подошли к приёму двух крупных стран – Индии и Пакистана, остались чистые формальности, можно считать, что они уже со следующего года будут полноценными членами ШОС.

Это почти половина населения планеты – 45 процентов, и пока меньше 20 процентов мирового производства, но всё–таки это и так большой показатель, а будет наверняка больше, потому что всё это страны с развивающимися экономиками. И в этой связи можно с полной уверенностью сказать, что саммит прошёл успешно.

Теперь по поводу заявлений до голосования в Великобритании и после голосования. Я уже говорил, что мы никогда не вмешивались, никогда не высказывались по этому поводу, вели себя, на мой взгляд, очень корректно. Конечно, внимательно следили за тем, что происходит, но никак не влияли на этот процесс и даже не пытались этого делать. Поэтому заявление Премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона до референдума, в котором он озвучил позицию России, не имеют и не имели под собой никаких оснований.

Заявление Премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона до референдума, в котором он озвучил позицию России, не имеют и не имели под собой никаких оснований.

Считаю, что это не что иное, как некорректная попытка повлиять на общественное мнение в собственной стране. Как мы видим, даже это не имело нужных результатов. И тем более после голосования заявлять о какой–то позиции России, на мой взгляд, никто не имеет права. Это не что иное, как проявление низкого уровня политической культуры.

Теперь по существу, по сути. И для Великобритании, и для Европы в целом, и для нас это, конечно, будет иметь последствия. Если сама организация этого референдума и последующие имеющиеся уже сегодня результаты не что иное, как самоуверенность и поверхностное отношение к решению судьбоносных вопросов для своей собственной страны да и для Европы в целом со стороны руководства Великобритании, то последствия уже будут иметь глобальный характер, повторяю, они неизбежны; они будут и со знаком плюс, и со знаком минус. Рынки, конечно, просядут, они уже просели. В среднесрочной перспективе всё восстановится, безусловно. Что там будет больше – плюсов или минусов, – покажет жизнь, покажет практика.

Для рядовых граждан, рядовых подданных Великобритании, мне кажется, что понятно, почему это произошло. Во–первых, никто не хочет кормить и субсидировать более слабые экономики, содержать другие государства, целые народы. Это очевидный факт. Видимо, люди недовольны также решением вопросов в сфере безопасности, что на сегодняшний день резко обострилось на фоне мощных миграционных процессов. Люди хотят быть более независимыми.

Один из лидеров, уже бывших лидеров, стран Евросоюза мне как–то сказал, что количество обязательных решений Европарламента в процентном отношении больше, чем количество обязательных решений, которые принимал Верховный Совет СССР в отношении союзных республик.

Это значит, что концентрация власти там наверху очень высокая. Кому–то это нравится, кто–то хочет движения по этому пути – размывания национальных границ, кому–то это не нравится. Подавляющему большинству подданных Великобритании, судя по всему, судя по результатам, это не нравится, их это не устраивает.

Но хочу ещё раз сказать, о чём совсем недавно говорил на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме. Это выбор подданных Великобритании. Мы никак в это не вмешивались, не вмешиваемся и вмешиваться не собираемся. Судя по всему, сейчас последуют какие–то формальные процедуры, связанные с решением британцев о выходе из Евросоюза.

Мы внимательно будем за этим следить, анализировать, будем стремиться к тому, чтобы минимизировать какие–то негативные явления от этого решения для нашей экономики, потому что мы видим: если сейчас это ударило по рынкам, по валютам, то это неизбежно отразится, уже отражается, на биржевых индексах, а значит, и на ценах на наши традиционные товары, но я уверен, что всё это скорректируется в самое ближайшее время.

Никакой глобальной катастрофы мы в этой связи не ожидаем. Разумеется, будем, как я сказал, внимательно следить и будем как–то корректировать нашу экономическую политику, будем корректировать наши отношения с партнёрами в Европе.

Что же касается санкционной политики, я не думаю, что это как–то отразится на наших взаимоотношениях с Евросоюзом в этом отношении. Не мы начинали эти санкционные изъятия с обеих сторон, мы только отвечаем всегда на те рестрикции, которые принимались в отношении нашей страны.

Если наши партнёры когда–нибудь созреют для того, чтобы вести конструктивный диалог с ними по этим вопросам, мы к этому готовы.

Хочу ещё раз подчеркнуть: если наши партнёры когда–нибудь созреют для того, чтобы вести конструктивный диалог с ними по этим вопросам, мы к этому готовы. Мы к этому не только готовы, мы этого хотим и будем отвечать позитивом на позитив, но только нельзя от нас ожидать исполнения некоторых вещей, которые находятся вне зоны нашей компетенции.

Мы с вами знаем, что эти ограничения якобы связаны с исполнением Минских соглашений, но ключевые вопросы исполнения Минских соглашений сегодня находятся в руках наших киевских партнёров, в руках киевских властей. Без них мы не сможем ничего сделать. Мы не можем внести изменения в Конституцию Украины, не можем имплементировать и начать действие закона об особых формах управления на известных территориях – ЛНР и ДНР, мы не можем за Президента Украины подписать закон об амнистии.

Это ключевые вопросы урегулирования ситуации на Донбассе. И ждать этих решений от нас просто нелепо, я по–другому даже высказываться не могу. Тем не менее мы терпеливо работали до сих пор и так же терпеливо готовы работать и с украинскими партнёрами, и с нашими партнёрами в Евросоюзе. Но никакого другого способа, кроме как исполнить Минские соглашения, для урегулирования в полном объёме ситуации на Донбассе не существует.

А что будет происходить в экономике, в политической сфере после выхода Великобритании [из ЕС], мы увидим в самое ближайшее время. Посмотрим.

Узбекистан. Китай. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 июня 2016 > № 1801450 Владимир Путин


Узбекистан. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 июня 2016 > № 1801440 Владимир Путин

Выступление на расширенном заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

В.Путин: Уважаемый Ислам Абдуганиевич! Уважаемые коллеги, друзья!

Мы собрались в юбилейный год. За 15 лет значительно возрос авторитет Организации, усилилось её влияние на региональные процессы, и Россия рассматривает взаимодействие в рамках ШОС в качестве одного из приоритетов своей внешней политики. Мы намерены и далее активно содействовать наращиванию потенциала Организации и укреплению её роли в международных и региональных делах.

Считаем залогом успешного развития ШОС то, что её работа строится на основе принципов равноправия, взаимного уважения и учёта интересов друг друга. В деятельности объединения участвуют 18 государств: 6 государств-учредителей, 6 наблюдателей и 6 партнёров по диалогу, на которые в совокупности приходится более 16 процентов глобального валового продукта, о населении даже не говорю – это 45 процентов мирового населения.

В завершающую стадию входит процесс вступления в ряды полноправных членов Шанхайской организации сотрудничества Индии и Пакистана. Важное политическое решение о начале процедуры их приёма было принято в прошлом году в Уфе.

Одним из итогов нынешнего саммита станет подписание меморандумов об обязательствах, которые Индия и Пакистан должны выполнить для получения статуса государств-членов. Рассчитываем, что партнёры смогут пройти оставшийся путь максимально быстро – к следующей нашей встрече в Казахстане.

При этом уже сейчас нужно вплотную заниматься встраиванием Индии и Пакистана в механизмы рабочего взаимодействия в рамках ШОС, такие как Совет глав правительств и регулярные заседания министров иностранных дел.

Давно и активно участвует в деятельности Организации в качестве наблюдателя Иран – с 2005 года. Считаем, что после урегулирования иранской ядерной проблемы и снятия санкций ООН не осталось никаких препятствий для положительного рассмотрения заявки Тегерана.

Уважаемые коллеги!

Основные направления совместной работы на долгосрочную перспективу определены в разработанной по инициативе России в прошлом году Уфимской стратегии развития ШОС. План по её реализации на период до 2020 года нам предстоит сегодня утвердить.

Этот документ содержит более чем 70 мероприятий в сфере политики, экономики, культуры; они направлены на достижение практических результатов и помогут сделать сотрудничество в рамках Организации более эффективным.

Безусловно, главным направлением общей деятельности является обеспечение безопасности на пространствах ШОС. Необходимо и далее наращивать потенциал региональной антитеррористической структуры, совершенствовать координацию силовых ведомств в рамках ООН и других международных организаций, ускорить подготовку проекта конвенции ШОС по борьбе с экстремизмом, обновить антинаркотическую стратегию и программу по её реализации, укреплять правовую базу сотрудничества в сфере информационной безопасности.

Конечно же, особого внимания требует ситуация в Афганистане. Важно вместе с афганскими партнёрами активизировать противодействие исходящим с территории этой страны угрозам терроризма и трансграничной оргпреступности, работать по пресечению производства и оборота наркотиков, помогать Афганистану в деле национального примирения и экономического возрождения.

Важной составляющей деятельности ШОС видится развитие тесного экономического взаимодействия. Нужно и далее снимать барьеры на пути торговли, движения капиталов и рабочей силы, углублять промышленную и технологическую кооперацию, выстраивать производственные цепочки, общую транспортную инфраструктуру.

Хорошие перспективы в этой связи открываются с началом переговоров о сопряжении Евразийского союза и китайского «Экономического пояса Шёлкового пути». Убеждён, что подключение к этому интеграционному процессу всех участников ШОС, а также государств СНГ стало бы прологом к формированию большого евразийского партнёрства.

Отмечу, что заинтересованность в сотрудничестве с ШОС на экономическом треке высказывают и страны Юго-Восточной Азии: речь об этом недавно шла в Сочи на саммите Россия–АСЕАН.

Успешной реализации многосторонних экономических проектов по линии нашей Организации могли бы способствовать финансовые институты развития. Имею в виду прежде всего Евразийский банк, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк БРИКС.

Не может не вызывать удовлетворения набирающее динамику гуманитарное сотрудничество в рамках Организации. Принимаемая сегодня программа развития туризма направлена на формирование единого туристического пространства и повышение безопасности туристов.

Среди знаковых проектов в сфере образования – университет ШОС, который уже объединил в одну учебную сеть порядка 80 вузов наших стран. Рассчитываем, что до конца года будет подписано межправсоглашение, регламентирующее правовой статус этого университета.

Полезную роль играет студенческий форум и молодёжный совет ШОС. Упомяну, в частности, инициативу по разработке «карты молодого человека ШОС»: имеются в виду скидки студентам на проезд, проживание в гостиницах, посещение музеев и других культурно-исторических объектов на территории стран Организации.

Уважаемые коллеги!

В завершение хотел бы выразить благодарность руководству Узбекистана, Президенту Исламу Абдуганиевичу Каримову за то гостеприимство, которое всем нам здесь оказано, а также пожелать успехов казахским друзьям, к которым переходят с сегодняшнего дня председательские полномочия в рамках нашей Организации.

Благодарю вас за внимание.

Узбекистан. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 июня 2016 > № 1801440 Владимир Путин


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 июня 2016 > № 1801420 Владимир Путин

Интервью китайскому информационному агентству «Синьхуа».

В преддверии визита в КНР Владимир Путин дал интервью китайскому информационному агентству «Синьхуа». Запись интервью состоялась 17 июня на полях Петербургского международного экономического форума.

Цай Минчжао: Уважаемый господин Президент!

Для меня большая честь и большая радость накануне Вашего визита в Китайскую Народную Республику иметь возможность взять у Вас интервью в Вашем родном городе.

Я хотел бы от имени агентства «Синьхуа», во–первых, выразить наше искреннее уважение Вам.

В.Путин: Спасибо.

Цай Минчжао: При Вашем активном участии и поддержке и совместно с Председателем КНР Си Цзиньпином российско-китайское взаимодействие уже сейчас находится на крайне высоком уровне.

Если можно, я хотел бы задать несколько вопросов.

В прошлом году Вы с Председателем КНР встречались пять раз. При Вашем участии и поддержке и при усилиях, которые Вы совместно с господином Си Цзиньпином прикладываете, российско-китайское взаимодействие постоянно углубляется и расширяется.

Какие, по Вашему мнению, направления взаимодействия Москвы и Пекина можно сейчас назвать приоритетными? Какие планируется развивать в перспективе? И какие у Вас взгляды на ожидания с предстоящим визитом в Китай?

В.Путин: Вы уже фактически дали характеристику нашим отношениям, когда сказали, что они находятся на очень высоком уровне.

Я бы обратил сейчас внимание ваших читателей на две даты. 25 лет назад мы объявили о строительстве новых отношений, отношений стратегического партнёрства, и 15 лет назад подписали договор о дружбе и сотрудничестве. За это время проделана огромная работа, которая привела нас к беспрецедентному уровню взаимного доверия, которое лежит в основе нашего взаимодействия.

Поскольку такого уровня отношений у нас, пожалуй, раньше никогда не было, то наши эксперты даже затруднялись дать определение тому состоянию наших общих дел, которые мы имеем сегодня. Оказалось, сказать, что это просто стратегическое взаимодействие, уже даже недостаточно. Поэтому мы стали говорить о всеобъемлющем партнёрстве и стратегическом взаимодействии. Всеобъемлющее – это значит, что мы работаем практически по всем важнейшим направлениям. А стратегическое означает, что мы придаём этому огромное межгосударственное значение.

Вы упомянули о нашем взаимодействии с Председателем Китайской Народной Республики. Это действительно так. Наша с ним работа, работа на нашем уровне, конечно, является определённым драйвером наших отношений, подталкивает. Мы на своём уровне обсуждаем основные вопросы стратегии нашего взаимодействия.

Господин Си Цзиньпин уделяет огромное личное внимание развитию российско-китайских отношений. Он друг хороший и очень надёжный партнёр.

25 лет назад мы объявили о строительстве отношений стратегического партнёрства и 15 лет назад подписали договор о дружбе и сотрудничестве. За это время проделана огромная работа, которая привела нас к беспрецедентному уровню взаимного доверия.

Но наших усилий было бы недостаточно для успешного развития российско-китайских связей. Для этого, конечно, нужно было наладить механизм работы между правительствами Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Регулярные встречи проходят на уровне глав правительств обоих государств. Создано два с лишним десятка подкомиссий, межправкомиссий, по–моему, 26 подкомиссий, где все наши товарищи работают очень эффективно и напряжённо. Далеко не всегда сразу удаётся договориться по сложным вопросам, но мы все вопросы, какими бы сложными они ни были, все подчиняем общей цели – цели продвижения нашего сотрудничества, и всегда находим решение.

С учётом известных сложностей в мировой экономике это отразилось и на нашем взаимодействии: у нас несколько сократился общий товарооборот, но мы уверены, что это временное явление, связанное с текущей конъюнктурой отдельных товаров и с курсовой разницей.

Вместе с тем нам удаётся решать главное. Нам удаётся делать существенные шаги в облагораживании структуры нашего торгового оборота.

Я могу сейчас ошибиться, нужно будет посмотреть соответствующие справки: за последний год существенно, по–моему, на 44 процента, вырос объём поставляемой нами в Китайскую Народную Республику машинотехнической продукции. Это для нас чрезвычайно важно. Мы обсуждали эту проблему в течение многих лет с китайскими партнёрами. И я хочу поблагодарить наших друзей за то, что нам удалось выстроить это важнейшее направление таким образом и добиваться поставленных целей. Это были наши общие цели. Мы договаривались об этом и двигаемся в нужном направлении.

В этой связи важнейшим направлением является, конечно, диверсификация наших связей, придание ей более благородного характера, имея в виду повышение внимания к высокотехнологичной сфере нашего взаимодействия.

Мы работаем вместе и над космическими программами, в сфере авиации, разрабатываем и широкофюзеляжный самолёт, и тяжёлый вертолёт. Вместе работаем над экологическими вопросами, продолжаем очень крупные масштабные проекты в сфере энергетики, в том числе в атомной энергетике.

Цай Минчжао: Российская сторона обладает очень хорошими конкурентными способностями и преимуществами в этой сфере.

В.Путин: Так оно и есть. Портфель заказов у нашей компании «Росатом» очень большой. Два блока на Тяньваньской атомной электростанции уже работают восемь лет и очень хорошо себя зарекомендовали.

Мы работаем ещё над двумя блоками, и думаю, что это не предел. Мы должны расширять наше сотрудничество не только в направлении увеличения количества атомных электростанций в Китае, но и над расширением научно-технического взаимодействия в этой сфере.

Китай усиливает своё присутствие на нашем энергетическом рынке, является крупным акционером в одном из наших значимых проектов – «Ямал СПГ», приобрёл 10 процентов в одном из наших ведущих химических холдингов – «Сибур». Мы приветствуем эти китайские инвестиции не только с точки зрения вложения финансовых ресурсов, но и с точки зрения углубления нашего партнёрства.

Известный проект высокоскоростной магистрали Москва–Казань: работа идёт очень активно, на отдельных участках поезда будут развивать скорость до 400 километров в час. Мы очень внимательно относимся к этим перспективам, это может быть только началом большого сотрудничества в инфраструктуре.

Но не менее важным является наше взаимодействие в гуманитарной сфере. Это перекрестные годы Китая в России, России в Китае, Год молодёжных обменов, Год русского и, соответственно, китайского языка, туристических обменов и так далее. Часть из этих мероприятий была инициирована российской, часть – китайской стороной, но все они очень успешно прошли и будут, безусловно, способствовать созданию атмосферы доверия между нашими народами. Такие проекты не менее важны, чем, скажем, энергетика с её огромным проектом «Сила Сибири», имеются в виду поставки российского газа по вновь создаваемому восточному маршруту из России в Китай с объёмом 38 миллиардов кубических метров газа в год. Добавьте к этому сотрудничество по дипломатической линии, по военной и в сфере военно-технического сотрудничества.

Важнейшим направлением является диверсификация наших связей, придание ей более благородного характера, имея в виду повышение внимания к высокотехнологичной сфере нашего взаимодействия.

Как правило, все эти вопросы нами обсуждаются в ходе совместных встреч. Как видите, повестка дня огромная, если не сказать колоссальная. Поэтому я ожидаю, что у нас состоятся очень содержательные переговоры, насыщенные, и, как всегда, они проходят в атмосфере дружбы и взаимного доверия.

Цай Минчжао: Вы только что сказали о важных проектах сотрудничества в экономической сфере между Россией и Китаем. Эти крупные проекты очень вдохновляют нас. Сотрудничество между Россией и Китаем имеет огромный потенциал. Вы часто подчёркиваете необходимость сближения интеграционных процессов, в частности в отношении Евразийского экономического союза и китайского проекта «Шёлковый путь». Наши деловые круги также уделяют внимание этой теме.

Какие конкретные шаги будут предприниматься для развития этого сотрудничества? И как с помощью этого сотрудничества можно повысить уровень российско-китайского торгово-экономического взаимодействия?

В.Путин: Вы затронули очень интересную и масштабную тему. Мы знаем, что Председатель Си Цзиньпин инициировал возрождение самой идеи Большого Шёлкового пути. Считаем, что его инициатива является очень своевременной, интересной и перспективной и направлена на расширение сотрудничества со всеми странами мира, и, конечно, прежде всего с соседями, потому что, куда бы путь ни шёл, он всегда прежде всего идёт через соседей.

Мы ведём переговоры по двум направлениям: на двусторонней основе – Россия и Китай, и по направлению Китай и Евразийский экономический союз. Совсем недавно в Астане мы с моими коллегами из Евразийского экономического союза, куда входят пять стран сейчас, обсуждали эту возможность, и все высказались за развитие н