Всего новостей: 2605577, выбрано 2 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кручинин Даниил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кручинин Даниил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708440 Даниил Кручинин

Технология развлечений: как блокчейн меняет рынок билетов на спортивные мероприятия и концерты

Даниил Кручинин

основатель p2p-платформы eTicket4.ru по продаже билетов на мероприятия

Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейна. Но поможет ли это избавиться от перекупщиков

Абсолютно все билеты на матч Суперкубка УЕФА между командами «Реал Мадрид» и «Атлетико Мадрид» были проданы с использованием блокчейн-технологий, интегрированных в систему мобильной продажи билетов. Bluetooth-датчики, расположенные в местах входа на стадион, автоматически считывали из специального мобильного приложения информацию о билете. Стадион в Таллине, на котором проходил матч, вмещает всего 12 000 зрителей, однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы эксперимент был признан успешным. Ранее УЕФА уже тестировала систему, например в этом году в финале Лиги Европы, который проходил во французском Марселе, 50% билетов было продано через мобильную блокчейн-систему.

Революция сверху

Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейн-технологий. Речь не только о билетах на спортивные события. Билетная индустрия — одна из тех, где технологии распределенного реестра будут крайне востребованы: блокчейн позволяет решить проблему с перекупщиками и мошенничеством, повышая прозрачность и безопасность индустрии до максимально возможного уровня.

На чемпионате мира по футболу в России лишь 7% билетов попало на вторичный рынок

Почему это важно? На чемпионате мира по футболу в России, по различным оценкам, лишь 7% билетов попало на вторичный рынок. Это примерно 140 000 билетов на сумму $22 млн. На Кубке конфедераций, который проходил в России годом ранее, до 40% билетов были проданы на вторичном рынке. Честно говоря, я был уверен, что на ЧМ ситуация будет примерно такая же: самое главное спортивное событие в мире, сотни тысяч иностранных болельщиков приедут в Россию и, конечно, мировые компании, специализирующиеся на вторичном рынке билетов, типа StubHub и Viagogo не упустят шанс заработать. Но вторичный рынок билетов ЧМ-2018 оказался в несколько раз меньше прогнозируемого. Это стало для меня вторым потрясением на ЧМ (первым была игра сборной России).

Главная причина в резком сокращении вторичного рынка — активность FIFA, которая после неудачи на ЧМ-2014 в Бразилии (тогда как раз около 40% билетов было скуплено и перепродано) решила сама заниматься продажей билетов, а не отдавать их местным дистрибьюторам. Огромное количество сайтов, которые предлагали билеты, моментально блокировались, а все крупные онлайн-классифайды получили предупреждение от FIFA о запрете на продажу билетов. Это сработало, правда, спровоцировало гигантские интернет-очереди. Люди жаловались, что не могут купить билеты. Это нормально для масштабного события с повышенным спросом, но все-таки вторичный рынок всегда в таких случаях играл (и пока еще играет) роль дополнительного канала продаж.

Революция снизу

Тем не менее билетный рынок ждут крутые перемены. За последние лет 10 власти разных стран — особенно отличилась Великобритания — всерьез озаботились разработкой законодательства, которое бы контролировало вторичный рынок. Во многом это связано с расцветом рынка: если до 2006 года крупная платформа была по сути одна — американская StubHub, — то начиная с середины нулевых компании стали появляться одна за другой типа британских Get Me In!, Seatwave или Viagogo. Во второй половине нулевых начались крупные M&A сделки: в 2007-м eBay купил StubHub за $307 млн, в 2009-м после покупки Live Nation компании Ticketmaster за $2,5 млрд на рынке появился монстр Live Nation Entertainment (LNE), скупающий вокруг себя все и вся. Правда, эта компания занимается не только и не столько вторичным рынком, сколько «обычной» продажей билетов, организацией и промотированием концертов, продюсированием и т. д.

Целей у законодательных органов разных стран, как правило, было две: обеспечить максимальную безопасность сделок для покупателей билетов и ограничить максимальные наценки. Но к любым ухищрениям регуляторов перекупщики быстро адаптировались, и билеты по-прежнему могли (и могут) продаваться в 5-10 раз дороже. Проблема в том, что пользователю того же Ticketmaster подчас сложно понять, какие билеты он покупает — первичного или вторичного рынка, и, соответственно, сколько именно он переплачивает.

«Внезапно» 13 августа Ticketmaster объявил о закрытии двух своих сайтов, специализирующихся на вторичном рынке, — GetMeIn и Seatwave. Причина закрытия — отнюдь не падение продаж (с этим как раз все хорошо), а все возрастающее количество претензий со стороны покупателей и музыкантов. Теперь Ticketmaster хоть и будет продолжать работать на вторичном рынке билетов, но их цена будет равна или ниже номинальной, а сама платформа будет брать за сделку комиссию 15%. Также считается, что компания пришла к такому решению под давлением музыкантов, недовольных тем, что через платформу, которая организует и рекламирует их концерты, перекупщики продают огромное количество билетов на те же концерты. Соответственно прибыль от этих продаж идет куда угодно, только не в карман музыкантам. Согласно отчету LNE за 2017 год, эта компания, куда входит и Ticketmaster, продала 500 млн билетов, а доход с продаж составил $2,1 млрд. Если учесть, что вторичный рынок составляет примерно 20% от первичного, то LNE на вторичном рынке смогла продать примерно 100 млн билетов на сумму $500 млн. Недовольство музыкантов легко понять.

Децентрализованная революция

Впрочем, эти проблемы были известно давно. С распространением блокчейн-технологий, а также с бумом ICO во всем мире стали появляться компании, которые предлагают так или иначе решить проблемы вторичного рынка. Как именно блокчейн преобразит этот рынок, сказать трудно. В любом случае блокчейн по определению предполагает прозрачность и скорость сделки, а также сокращение числа посредников на рынке. Это, кстати, скорее вызов именно для первичного, а не вторичного рынка. Многие билетные блокчейн-стартапы предполагают, что любой желающий может выпустить и продать билеты: артисты, промоутеры и т. д. Как минимум в этой схеме отсутствуют билетные операторы.

Новый рынок пытаются сформировать в том числе «пришельцы» из прошлого. Например, бывший вице-президент Ticketbis (платформа по продаже билетов на вторичном рынке, куплена в 2016 году StubHub за $165 млн) Джордж Диаз сейчас развивает блокчейн-стартап Tracer, который предложил рынку концепцию Smart Ticket. По идее с помощью него можно настраивать параметры покупки любого билета и дальнейшего распределения прибыли, отследить движение билета (например, сколько раз он был перепродан). На сайте проекта красуется энергичный слоган: «Прощайте, спекулянты!».

Платформа Aventus, в прошлом году собравшая на ICO $18,7 млн, разработала похожую блокчейн-систему. С помощью нее, утверждают разработчики, вообще любая компания (например, автозаправка) может организовать продажу билетов и на основе смарт-контрактов настроить параметры любых сделок: установить, что цена билета на вторичном рынке должна быть не более чем на 10% выше номинальной, комиссия за сделку — не больше 15%, и так далее.

Интересно, что именно вторичный, а не первичный рынок сейчас кажется более инновационным. Он работает быстрее и эффективнее, развивается активнее: ежегодный рост — около 20%, прогнозируемый объем в 2018 году — $9-10 млрд, в 2021-м — все $15 млрд.

Именно здесь есть новые возможности для предпринимателей. Сама бизнес-модель платформ по продаже билетов на вторичном рынке предполагает довольно простое масштабирование: достаточно организовать работу технической поддержки на национальных языках и установить контроль в лице регионального менеджера. С билетными брокерами, да и с отдельными артистами проще договориться, чем с театрами или концертными площадками.

Билетная индустрия будущего точно будет мобильной и безбумажной. Есть все основания полагать, что билеты на один из ближайших финалов Лиги чемпионов будут проданы с помощью блокчейн-технологий, а года через два все билеты на международные матчи и даже матчи чемпионата мира в Катаре в 2022-м будут продаваться только через блокчейн.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708440 Даниил Кручинин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414256 Даниил Кручинин

Лишний билетик. Как государству научиться получать доходы от перекупщиков

Даниил Кручинин

основатель p2p-платформы eTicket4.ru по продаже билетов на мероприятия

Оборот вторичного рынка билетов на Чемпионат мира по футболу может составить несколько миллиардов. Властям следует задуматься о регулировании этого рынка вместо того, чтобы идти по пути тотальных запретов

Второй этап продажи билетов на Чемпионата мира по футболу, который пройдет в России следующим летом, стартовал 5 декабря. На первом этапе спрос превысил предложение в пять раз, и, несмотря на все меры со стороны FIFA и угрозы штрафов, многие билеты попали к перекупщикам. Наценка достигает двух-пяти раз — и это не предел. Оборот вторичного рынка билетов на ЧМ может составить несколько миллиардов.

FIFA продает билеты на Чемпионат мира в несколько этапов. Первая часть стартового этапа закончилась 12 октября. Тогда FIFA отчиталась о продаже более 622 000 билетов, при том, что Ассоциация получила почти 3,5 млн заявок на покупку. Всего же на первом этапе было продано почти 743 000 билетов.

Билеты разбиты на четыре категории, самый дешевый можно было купить за 1280 рублей, самый дорогой — на финал — стоит 66 000 рублей. FIFA ввела ограничения — в одни руки не более четырех билетов на один матч, и всего можно посетить не больше семи матчей. Для покупки требуется обязательная регистрация на сайте. Кроме того, на Кубке Конфедераций, который прошел в России летом этого года, был опробован Паспорт болельщика — еще один документ, необходимый для прохода на стадион. Его нужно получить, пройдя регистрацию на специальном сайте.

Все эти меры призваны, во-первых, повысить безопасность, во-вторых — бороться с перекупщиками. В дополнение к этому в начале ноября премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что перекупщиков будут штрафовать, размер штрафа – от 50 000 до 1 млн рублей, соответствующий законопроект будет внесен на рассмотрение в Госдуму до 18 декабря. Но вряд ли все это принципиально изменит ситуацию.

На Кубке Конфедераций, не смотря на идентичные меры (регистрация на сайте ФИФА, лимиты на продажу билетов в одни руки, Паспорт болельщика), почти 40% всех билетов были проданы на вторичном рынке. Оборот таких билетов составил 2 млрд рублей, а компании, которые занимались перепродажей, заработали порядка 700 млн рублей. На Чемпионате мира цифры будут еще больше, минимум в полтора-два раза. К тому же нужно учесть, что теперь в Россию придут и будут продвигать свои услуги и все крупные западные игроки, такие как Viagogo и StubHub. Купить билеты у перекупщиков можно уже сейчас, цена начинается от 10 000 рублей, а, например, на билеты третьей категории на полуфинал минимальная цена составляет 55 000-60 000 рублей (на официальном сайте — 17 100 рублей). И спрос на билеты на вторичном рынке уже превышает предложение.

Вечный вторичный рынок

Сегодня любое популярное — спортивное или любое другое — мероприятие автоматически формирует вторичный рынок билетов. Подавляющее большинство людей не могут купить билеты из первых рук. Им остается только идти за билетами на вторичный рынок. На товарищеском матче сборной России со сборной Аргентины, который прошел 11 ноября в Москве, был огромный ажиотаж, в Лужниках был солд-аут: в Москву приехал сам Лионель Месси, звезда мирового футбола. Продажи на вторичном рынке начались за две недели до матча, 27 октября, поскольку на первичном рынке билеты были моментально раскуплены, оставались только VIP-места. В итоге, по оценке eTicket4.ru, на вторичном рынке на этот матч было продано до 40% билетов — цифры, сравнимые с матчем Россия-Португалия на Кубке Конфедерации.

Но перекупщики — проблема не только России. Мировой рынок вторичных билетов оценивается в $8 млрд, больше половины приходится на США. Другое дело, что в разных странах с ними борются по-разному. В России, например, годами можно услышать примерно одну и ту же риторику: запретить, оштрафовать, усилить меры, ввести всевозможные паспорта и так далее. Но, возможно, на проблему стоит посмотреть под другим углом.

В Великобритании перекупщики не запрещены законом, нельзя только перепродавать билеты на футбольные матчи. Однако и здесь есть исключения: лицензированные реселлеры могут договориться с клубами и вполне на законных основаниях перепродавать билеты. Так, в 2016 году один из крупнейших мировых игроков на вторичном рынке билетов Viagogo договорился с несколькими клубами английской премьер-лиги (АПЛ), включая «Челси» Романа Абрамовича. Конкурент Viagogo — StubHub — также сумел договориться с несколькими клубами. К слову, АПЛ зарабатывает больше всех футбольных лиг в мире, а на большинстве матчей аншлаги. В Канаде, Швеции, Ирландии реселлеры разрешены с некоторыми оговорками (направленными, в первую очередь, на борьбу с поддельными билетами). В США ситуация похожая, правда там законы разнятся от штата к штату.

Смысл же этих примеров в том, что правительства перечисленных стран постарались интегрировать реселлеров билетов в законодательную систему, и превратить вторичный рынок по возможности из «серого» в «белый». В итоге появились глобальные платформы, которые, с одной стороны, генерируют многомиллионные доходы, с другой — платят налоги, которые поступают в казну государства. Зрители же получают удобный и надежный сервис, площадки, на которых они могут купить быстро купить билеты (иногда даже ниже номинала, ведь цену формирует спрос), не боясь стать жертвой мошенников (именно мошенничество, а не накрутка цен — одна из главных проблем рынка, вот, например, статья The Guardian почти десятилетней давности, не потерявшая актуальности.

Опять блокчейн

Понятно, что организаторы Олимпиад, Чемпионатов мира по футболу и других международных событий, особенно в мире спорта, вряд ли когда-нибудь официально разрешат кому-то еще, кроме них самих, продавать билеты. Никто и не ждет от МОК или FIFA таких радикальных шагов. Но такие события, как Чемпионат Мира — это повод и возможность для нашего правительства задуматься о системном подходе в регулировании вторичного рынка билетов, а также о том, каким этот подход должен быть — запретительным или либеральным. Да, российскому рынку билетов далеко до зарубежных, по нашим оценкам его объем примерно $200 млн. Но и эта цифра не маленькая, и легализация хотя бы его части позволит получить казне дополнительный доход, который никогда не бывает лишним.

Правда, вполне вероятно, что уже в ближайшем будущем ситуация во всем мире кардинально изменится. Блокчейн приходит и на билетный рынок, в том числе и в России. Например, российский проект Crypto.Tickets, у которого 30 ноября завершилось ICO (началось 5 октября, должно было закончиться 5 ноября, но команда приняла решение продлить ICO до конца месяца, так как было собрано слишком мало средств; в итоге удалось собрать чуть больше $1,7 млн), обещают разработать блокчейн-платформу, к которой сможет подключиться любой организатор мероприятий и создать смарт-контракты для выпуска криптобилетов.

Примерно такая же концепция и у зарубежных конкурентов: английский Aventus, ирландский TicketChain, BitTicket (компания Cititzen Ticket, Великобритания), Blocktix и другие. Все они обещают произвести революцию на билетном рынке, ведь блокчейн сделает его прозрачным, децентрализованным, снизит издержки по дистрибуции билетов и так далее. Однако в большинстве своем эти проекты не предлагают решений для вторичного рынка, который вряд ли исчезнет с появлением новых технологий. Скорее всего, он тоже модернизируется, ассимилирует блокчейн, искусственный интеллект, big data, другими словами — станет высокотехнологичным.

Запрет или регулирование

Ведь спрос на билеты на мероприятия типа Чемпионата мира по футболу всегда будет превышать предложение, а перекупщики найдут способ обойти систему, какой бы защищенной она не была. Скорее изменится сам билетный рынок и ценообразование на нем, чем исчезнет вторичный рынок билетов. Похожая ситуация произошла и происходит в музыкальной и киноиндустрии: с появлением новых технологий в итоге изменяются не законы о пиратстве, а меняются способы дистрибуции контента, включая, например, премьерные показы в интернете или бесплатная публикация новых альбомов в сети. Запрещать вторичный рынок билетов? Лучше запретить дожди в июле. А еще лучше изобрести зонтики, дождевики и непромокаемую обувь.

И вряд ли предприниматели заставят себя долго ждать, так что скоро появятся проекты, которые сделают вторичный рынок билетов более цивилизованным — даже в России. Правда, в нашей стране все это так и останется на полулегальном положении, если не будут приняты соответствующие законы. Да, законотворчество всегда серьезно отстает от технологического развития: криптовалютам скоро десять лет, а их регулирование началось только в этом году. Но у законодателей сегодня не остается выбора, кроме как действовать быстрее обычного: слишком быстро блокчейн вдруг стал проникать в разные сектора экономики, в том числе государственные.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414256 Даниил Кручинин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter