Всего новостей: 2577477, выбрано 686 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о задачах по достижению значений показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня, о реализации крупных инвестиционных проектов, о создании инфраструктуры для экспорта товаров, о развитии экологического туризма.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы проводим большое заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Место проведения выбрано мной не случайно, поскольку мы должны обсуждать развитие Дальнего Востока и Байкальского региона не только находясь в Москве, а периодически посещая регионы, которые и составляют Дальний Восток и Байкальский регион. Здесь многое можно посмотреть, но мы с вами сегодня прежде всего остановимся на основной проблематике.

Сегодня мы с вами встречаемся в обновлённом составе. Неделю назад я утвердил новый состав комиссии. Здесь присутствуют и новые члены Правительства – кабинета министров, и временно исполняющие обязанности руководителей регионов, для которых подобного рода комиссия тоже проходит в первый раз.

Мы сегодня с вами обсудим четыре темы. Во-первых, дальнейшие планы работы в экономике и социальной сфере. Во-вторых, реализацию крупных инвестиционных проектов. В-третьих, создание инфраструктуры для экспорта товаров. В-четвёртых, вопросы экологического туризма.

Я начну с первой темы, она, по сути, самая важная. На ближайшие шесть лет перед нами стоят весьма серьёзные задачи развития. Они определены майским указом Президента №204, другими программными документами. И все заданные национальные ориентиры в экономике, социальной сфере должны быть достигнуты в том числе и на Дальнем Востоке. Я прекрасно понимаю, что эта задача труднее, чем во многих других регионах нашей страны. Здесь нам придётся приложить немалые усилия. Конечно, главная цель – ликвидировать отставание Дальнего Востока в уровне жизни, социальном развитии от среднероссийского. Если здесь будут нормальные больницы, школы, дороги, жильё, работа, конечно, условия для бизнеса, то и люди с большей охотой поедут в этот уникальный макрорегион.

Мы за последние годы приняли целый комплекс мер, которые направлены на развитие Дальнего Востока и Байкальского региона. Это и территории опережающего развития, и свободный порт – модель свободного порта, и программа дальневосточного гектара. На 10 лет закрепили неизменность налоговых условий для проектов в ТОР и свободном порту. Сохранили, также на 10 лет, сниженные тарифы страховых взносов для компаний, которые станут резидентами территории опережающего развития до конца 2025 года, – то есть 7,6% вместо 30%. Распространили механизм электронной визы на международные аэропорты Дальнего Востока, хотя это только начало происходить.

Здесь есть и вполне ощутимые результаты, о них надо помнить, не стесняться о них говорить. В прошлом году на Дальнем Востоке, по данным Росстата, зафиксирован рекордный прирост инвестиций – более 17%. В этом году двузначный темп роста также сохраняется. Доля иностранных инвестиций, которые приходятся на этот большой макрорегион, достигла практически трети от общероссийского объёма. Ещё совсем недавно таких результатов и близко не было. Этому способствовали разные факторы, тем не менее это надо помнить. В территориях опережающего развития и свободном порту заработали почти полторы сотни новых предприятий, это сотни миллиардов рублей инвестиций, почти 12 тыс. новых рабочих мест.

Недавно, в июне, мы запустили программу строительства и модернизации социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке. До 2020 года на эти цели будет направлено более 50 млрд рублей. Планируется построить и реконструировать 32 школы и детских сада, 20 больниц, 26 спортивных объектов, 7 центров культуры. Это важное направление, поэтому обращаюсь к Минвостокразвития, к губернаторам: надо обеспечить самый строгий контроль за расходованием денег и проследить за тем, чтобы все объекты были введены в срок.

Все эти решения – хорошая основа для дальнейшего развития, но этого недостаточно. Поэтому сейчас мы активно формируем национальные проекты, там должны быть учтены и отражены потребности территорий, которые находятся в поле нашего особого внимания, – это Дальний Восток, Байкальский регион. Причём достигнуть необходимых показателей – универсальных или обобщающих показателей, таких как продолжительность жизни, – можно, только если заниматься решением проблем в конкретном регионе. Это невозможно сделать в среднем по стране или в среднем даже по округу. Все знают свои проблемы, надо признаться, это действительно трудная задача на Дальнем Востоке. У министерств есть предложения на этот счёт, мы их обсудим.

Вторая тема касается инвестиционных проектов. Сейчас на Дальнем Востоке реализуется несколько десятков крупных инвестпроектов, более 30, это газовый и нефтехимический комплексы, крупнейшая судостроительная верфь, золоторудные и угольные месторождения, животноводческие комбинаты, перегрузочные хабы. По сути, некоторые из этих проектов закладывают сейчас новые отрасли в экономике региона. Мы все понимаем специфику развития бизнеса на Дальнем Востоке – это огромные расстояния, тяжёлые климатические условия, недостаточно развитые энергетические сети. Поэтому бизнесу здесь необходима поддержка государства, в том числе в подготовительной работе – по созданию инфраструктуры, по выделению земли, по подводке мощностей.

Сегодня утром я проводил совещание по созданию морского комплекса для перевалки СПГ на восточном побережье Камчатки, на подходе некоторые другие проекты. Сейчас какие-то объекты уже готовы к работе, какие-то только строятся. Понятно, что с учётом масштаба и сложности строек на любой стадии проекта могут возникнуть вопросы, которые требуют внимания и поддержки. Если у присутствующих здесь представителей компаний есть пожелания по этому поводу, давайте их рассмотрим.

Понятно, что любая поддержка государства должна быть точечной, государство не может и не должно страховать бизнес, брать на себя его риски. За этими большими стройками, мегастройками, нельзя забывать о небольших компаниях, которые заняты в сфере торговли или услуг. Задача губернаторов и Минвостокразвития – оказывать малому и среднему бизнесу всю необходимую помощь.

Третья тема – повышение конкурентоспособности российских товаров и экспорт продукции с Дальнего Востока в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Главное, чего сейчас требуют растущие потребности экспорта, – это достаточное количество современных пунктов пропуска через государственную границу. Причём всех типов – и автомобильных, и железнодорожных, и морских. Любые задержки, трудности с провозом товаров чреваты убытком для компаний, чего нельзя допускать.

Нужны удобные, технологичные терминалы, которые оснащены оборудованием, с хорошей навигацией, специалистами. А работа по реконструкции пунктов пропуска должна быть синхронизирована со строительством подъездных дорог и экспортными планами предприятий. Это, к сожалению, не так во многих случаях. И мы не должны допустить ситуаций, когда тот или иной инфраструктурный объект построен, а из-за отсутствия пункта пропуска по нему нет никакого движения. Люди этого не поймут. Я уж не говорю о том, что в этом случае бездарно растрачиваются средства.

На предыдущем заседании правительственной комиссии я давал ряд поручений. Хотел бы сегодня услышать, что сделано.

Четвёртый вопрос повестки – развитие экологического туризма.

Перед началом заседания я встретился с сотрудниками уникального Кроноцкого государственного заповедника, одного из старейших в нашей стране. Людей, которые работают там, конечно, волнуют и вопросы развития экологического туризма, посещаемости. А в том, что у нас есть что посмотреть, все убедились. Я думаю, даже в этом смысле очень важно, чтобы мы периодически проводили такого рода выездные мероприятия, чтобы понять проблемы, связанные с развитием отдельных отраслей.

Готовность туристической инфраструктуры, скажем прямо, пока слабая. На Камчатке сейчас пик туристического сезона. И практически все места в гостиницах заполнены. Поэтому даже отдельным участникам совещания, тем, кто занимался подготовкой, пришлось в палатках ночевать. На самом деле, это не шутка. Это означает, что у нас, несмотря на то что Камчатка, например, очень красивый, особый регион, тем не менее мест не хватает.

Хорошо, что люди едут. Это признак того, что интерес к Дальнему Востоку стал очень высоким. Но очевидно, что ситуация требует дополнительных решений.

Вот основной набор вопросов. Давайте приступим к работе. Начнём с доклада Министра по развитию Дальнего Востока – о задачах федеральных органов исполнительной власти по достижению показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня.

Пожалуйста, Александр Александрович (обращаясь к А.Козлову).

А.Козлов: Цели и стратегические задачи развития Российской Федерации до 2024 года определены Указом Президента №204. Каждое направление – это не просто цель, за ней стоят тысячи людей, их комфортное жильё, их будущие дети, достойная старость, возможность получать своевременно медицинские услуги, заниматься спортом в современных залах и, как ни странно, в XXI веке звонить по мобильному телефону и выходить без проблем в интернет.

Конкретизировать каждую цель по всем дальневосточным регионам должны национальные федеральные проекты.

Подготовка к реализации указа уже ведётся. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, разработана «дорожная карта», определены ключевые сроки и ответственные органы в рамках этой «дорожной карты».

На первом этапе мы совместно с командами дальневосточных губернаторов и коллегами из Минстроя, Минздрава, Минкультуры и Минтруда определили показатели и мероприятия, которые необходимы для воплощения указа. Все наши предложения мы представили в федеральные ведомства. Мы понимаем, что команды профильных министерств лучше знают, что конкретно и как надо сделать для достижения определённых целей. Цифры, которые приведены, также подлежат корректировке.

Отмечу, что по многим позициям Дальний Восток сильно отстаёт от среднероссийских показателей. Это отставание невозможно ликвидировать без специальных мер. Поэтому просим профильные министерства оценить, чего не хватает, или предложить более эффективные меры, чтобы Дальний Восток не просто достиг всех показателей, а превысил их.

Я бы хотел остановиться более подробно именно на ключевых отставаниях в рамках поставленных целей.

Цель – обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Дальнего Востока. Численность населения Дальнего Востока продолжает сокращаться. Естественная убыль и миграционный отток формируют отрицательную динамику. Две основные составляющие естественного прироста – это рождаемость и смертность.

Давно обсуждается необходимость реализации специальных мер государственной поддержки рождаемости для Дальнего Востока, направленных на улучшение демографической ситуации в округе.

Ещё в августе 2016 года было дано поручение Президента Российской Федерации за номером Пр-1658 (ответственные – Минтруд России, Минздрав), но до сих пор специальных мер для Дальнего Востока не предусмотрено. Считаем, что они должны быть, и в качестве специальных мер поддержки семей с детьми предлагаем предусмотреть: единовременную выплату при рождении первого ребёнка в размере 150 тыс. рублей, доплату к материнскому капиталу в размере 30%, пониженную ставку ипотечного кредита при рождении ребёнка.

Хоть дальневосточный коэффициент выше среднероссийского, но за три года мы потеряли 11700 детей.

Также Дальний Восток нуждается в ясельных группах – для детей от двух месяцев до трёх лет. Причём места должны даваться не за пять-шесть кварталов от дома, а в том районе, где комфортно родителям малышей.

Нам также необходимо построить и реконструировать 345 объектов спорта, оснастить их современным оборудованием и инвентарём. Хочу обратить внимание, что, по статистике, на Дальнем Востоке уровень обеспеченности спортивной инфраструктурой соответствует среднероссийскому значению. Однако при неплохой средней обеспеченности, как правило, остаются не охваченными сельские территории и малочисленные населённые пункты, жители которых не могут воспользоваться созданной инфраструктурой из-за транспортной отдалённости. Проблема характерна также для всех направлений социальной сферы. Эту специфику Дальнего Востока надо учитывать.

У нас есть посёлок Новобурейский в Амурской области, в котором построен единственный круглогодичный каток, и его ездят посещать дети из Еврейской автономной области, потому что у них нет никакой инфраструктуры. Автобус сопровождает полиция, предаёт полиции Еврейской области, принимает ГИБДД, везут детей, катаются, и два часа обратно в Облученский район возвращаются. Есть и такие примеры, к сожалению.

Следующая наша задача – это снижение смертности. Это вторая важная составляющая естественного прироста. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке существенно ниже среднероссийского значения – на 2,6 года. По ДФО – 71, по России – 72,7. Национальная цель – 78 лет к 2024 году.

Две ключевые проблемы: запредельная смертность населения в трудоспособном возрасте и высокая младенческая смертность. Мы считаем, что необходимо принять срочные меры по изменению ситуации. Требуется строительство более 300 ФАПов и врачебных амбулаторий в труднодоступных и сельских территориях. Это первичное звено медико-санитарной помощи, на формирование которого ориентирует нас Минздрав России.

Актуальными остаются вопросы санитарной авиации. Вместе с коллегами – министрами здравоохранения регионов посчитали: больше 4 тыс. дополнительных вылетов нужно. Приобретение мобильных и медицинских комплексов.

И конечно, кадры. Квалифицированные медицинские кадры – дефицит (особенно по узким специальностям – стоматологи, детские педиатры, гинекологи), который особо сильно испытывают сельские удалённые территории.

Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие, областные больницы организуют выездные бригады, но это не выход, когда врач приезжает раз в две недели. Люди не могут болеть по расписанию.

Хочу обратить внимание, что в национальном проекте «Здоровье» отсутствует капитальный ремонт. Его основное преимущество – бюджетная эффективность. Зачем строить, если можно привести в порядок имеющиеся учреждения? Там, где здание находится в ветхом, аварийном состоянии, конечно, не обойтись без строительства и реконструкции.

Важным является вопрос оснащения специализированных учреждений здравоохранения, особенно детских больниц, сердечно-сосудистых и онкологических центров.

Отдельная задача – снижение смертности на дорогах. Из 924 случаев гибели людей на транспорте в ДФО в 2017 году 904 приходится на автотранспорт. Основная причина – низкое качество автомобильных дорог. Из-за отсутствия дорог с твёрдым покрытием около 1400 населённых пунктов в весенне-осенний период остаются отрезанными от транспортных коммуникаций. Практически половина автодорог в округе – грунтовые и сезонные.

Не завершено формирование опорной сети автомобильных дорог в первую очередь в северных регионах: Якутия, Магадан, Чукотка. По этим причинам уровень смертности от ДТП на Дальнем Востоке выше среднего по стране – 14,7 человека на 100 тысяч населения. По России – 13 человек. К 2024 году необходимо снизить целевой показатель до 4 человек. Для выполнения требуется привести в нормативное состояние региональные и муниципальные дороги. Это очень важно и для оперативной работы скорой помощи – от «золотого часа» зачастую зависит жизнь человека.

В национальном проекте акцент сделан на региональных дорогах, в то время как 70% ДТП и 40% погибших приходится на муниципальные дороги.

Мы находимся на Камчатке. Здесь за прошлый год на федеральных дорогах погибло 16 человек, на муниципальных – 20. Якутия: на федеральных дорогах в прошлом году погибло 44 человека, на муниципальных – 51. Хабаровский край: на федеральных дорогах погибло 23 человека, на муниципальных – 70.

Предусмотрена поддержка городских дорог для агломераций с численностью жителей больше 500 тысяч. Это всего два города Дальнего Востока: Владивосток и Хабаровск.

Мы знаем, что у Министерства транспорта есть предложение понизить до 100 тысяч человек и включить в проект все столицы. Есть ещё два города – две столицы на Дальнем Востоке, которые, к сожалению, не попадут под эту часть. Хотелось бы также обратить внимание, что у нас малая населённость, протяжённость дорог. И мы хотели бы, чтобы это предложение распространялось в национальном проекте на все дальневосточные городские округа и административные центры муниципальных районов вне зависимости от численности проживающих.

Отдельный вопрос – текущее недофинансирование системы здравоохранения. Основным источником финансирования учреждений здравоохранения является Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. В соответствии с действующей методикой объём субвенций регионам определяется с применением показателя индекса бюджетных расходов. Он отражает затратность оказания государственных услуг в каждом конкретном регионе с учётом его специфики, включая районные коэффициенты и северные гарантии работников бюджетной сферы, транспортную доступность, стоимость жилищно-коммунальных услуг. Однако данный показатель применяется федеральным фондом в размере не менее 1 и не более 3. При этом отмечу, что индекс бюджетных расходов по правилам Минфина при расчёте дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности применяется в полном объёме. В результате пять регионов страны – Ненецкий округ и четыре дальневосточных (Саха, Камчатский край, Магаданская область и Чукотский автономный округ), у которых значение индекса бюджетных расходов более 3, невольно дотируют другие регионы, имеющие значение индекса менее 1, то есть 59 субъектов страны. Из-за такого ограничительного подхода наши четыре региона ежегодно недополучают больше 13 млрд рублей, или 24%, по оценке регионов. Индекс составляет: по Чукотке – 12, по Магадану – 4,7, по Камчатке – 5,3, по Республике Саха – 4,5.

Есть два выхода из этой ситуации: либо добавить этим регионам деньги, либо их перераспределить. Я прошу поддержать применение единого подхода и учесть индекс бюджетных расходов в полном объёме. Для этого надо внести изменение в постановление Правительства №462 от 2012 года в редакции от 6 декабря 2017 года о порядке предоставления и распределения. К сожалению, в проекте протокола этого пункта нет, и, если он войдёт в протокол, это будет важно.

Обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования – вхождение в мировую десятку. Можно формировать современные школы, но, к сожалению, есть на Дальнем Востоке здания школ, которые находятся в аварийном состоянии. По данным регионов, таких зданий 133. 723 требуется капитальный ремонт, в 221 школе туалет находится на улице. То есть мы говорим о качестве образования, о внедрении современных технологий, а тысячи ребят на Дальнем Востоке в тридцатиградусный мороз ходят в уличный туалет. Мы считаем, эту ситуацию надо тоже держать на контроле.

Не лучшая ситуация и в профессиональном образовании. Также хотелось бы обратить внимание на то, что рабочим специальностям, которые сегодня так нужны региону, обучают на оборудовании из прошлого века. Например, будущие дорожники в глаза не видели современных катков, аграрии не знают, как подступиться к новым комбайнам.

Я прекрасно понимаю, что в статистических данных этих цифр нет. Мы с регионами выверяли по каждому учебному учреждению, вся эта информация поступила в рамках формирования национальных проектов в профильные ФОИВ.

Улучшение жилищных условий. В рамках национальной цели по улучшению жилищных условий принципиально важно ликвидировать на Дальнем Востоке аварийное жильё. 3,2 млн кв. м – из них 2,2 млн кв. м уже стоят на учёте как аварийные. А 1 млн кв. м – это прогноз прироста аварийного фонда с учётом его износа. Это стоит 236 млрд рублей. В федеральном проекте Минстроя пока заложено, к сожалению, только 37. То есть уже сегодня понятно, что эта цель не будет достигнута.

Есть ещё вторая тематика. Считаем, что при оценке потребности дальневосточных регионов в средствах на реализацию указа стоит брать реальную цену квадратного метра по данным Росстата. В настоящее время фактическая стоимость 1 кв. м жилья в регионах Дальнего Востока, по данным Росстата, значительно превышает норматив, установленный Минстроем. Это приводит к тому, что недофинансируются федеральные жилищные программы на территории Дальнего Востока. По этой причине – отсутствие заявок на установленную цену квадратного метра, сорвалась реализация программы «Жильё для российской семьи» в Комсомольске-на-Амуре.

Президент поставил задачу в полтора раза увеличить объём жилищного строительства. Когда мы вместе с коллегами из Минстроя оценили решение задачи на нашей встрече в Хабаровске, столкнулись с тем, что в регионах Дальнего Востока практически отсутствуют площадки с инфраструктурой для комплексной застройки. Если стоимость инфраструктуры войдёт в стоимость квадратного метра, он будет стоить ещё дороже, чем я сейчас сказал.

Считаем, что в этой связи Минстрою России совместно с регионами необходимо будет предусмотреть эффективные механизмы финансирования инженерной инфраструктуры.

И конечно, нельзя умолчать, что на обеспечение жильём льготных категорий граждан – это порядка 86 тысяч человек – в соответствии с действующим федеральным законодательством требуется 259 млрд рублей. Из них 66 тысяч – это выезжающие с Крайнего Севера, 16 тысяч детей-сирот и 3,2 тысячи – инвалиды и ветераны боевых действий.

Ввиду низкой плотности населения округа и транспортной доступности вопрос обеспечения качественной связью дальневосточников стоит очень остро. На сегодня имеющаяся инфраструктура связи не позволяет в полной мере его решить. Это касается как магистральных каналов связи с выходом в единую сеть страны, так и телекоммуникационной инфраструктуры населённых пунктов. В результате 10% населения региона не имеет качественной устойчивой связи. В её отсутствие вынуждены оплачивать высокую стоимость спутниковой связи.

К примеру, стоимость услуг связи и доступа в интернет по спутниковой связи при скорости 1 Мбит на Курильских островах составляет 40 тыс. рублей в месяц.

Дальнему Востоку достаточно сложно конкурировать в развитии высоких технологий с Центральной Россией, где базируется вся информационная инфраструктура, образовательные и исследовательские центры, где тарифы интернет-сетей в разы доступнее дальневосточных. Например, тариф для юридических лиц со скоростью доступа 100 Мбит в секунду в Якутии в 2 раза, а на Камчатке в 2,7 раза дороже, чем в Москве. Необходимо в первую очередь обеспечить качественной связью образовательные и медицинские учреждения, увеличить долю домохозяйств, имеющих широкополосный доступ к сети Интернет, до 97% к 2024 году.

Отдельного внимания заслуживает вопрос покрытия сетями федеральных и региональных дорог. В зимний период возможность экстренного вызова – это уже вопрос жизни.

Отмечу, что все предложения – это результат совместной работы с регионами. За каждым мероприятием стоит целевой показатель указа, а за ним – люди. Понимаем, что на Дальнем Востоке достижение каждой единицы целевого показателя дороже в силу его специфики. Но мы не должны допустить того, что средний показатель по стране будет выполнен за счёт других регионов, а население Дальнего Востока так и останется с теми проблемами, которые, к сожалению, сегодня ещё сохранились. Прошу нас поддержать и довести до конца принципиальное решение о достижении среднероссийского уровня во всех регионах Дальнего Востока.

Учитывая сжатые сроки, просим дать соответствующие поручения профильным федеральным органам исполнительной власти, ответственным за разработку национальных проектов.

Первое. Федеральным органам исполнительной власти в срок до 15 августа представить в Правительство предложения по включению в национальные и федеральные проекты перечня мероприятий, обеспечивающих выполнение стратегических задач указа и достижение значений показателей социально-экономического развития выше среднероссийского уровня по каждому региону, с указанием необходимых объёмов финансирования по годам реализации.

Второе. Определить источники их финансирования по каждому дальневосточному региону.

Третье. При распределении субсидий и иных межбюджетных трансфертов учитывать отклонение показателей социально-экономического развития регионов от среднероссийского уровня, имея в виду необходимость увеличения финансирования отстающих регионов за счёт перераспределения средств с регионов, имеющих показатели выше среднероссийского уровня.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Александрович.

Доклад достаточно содержательный, даже местами острый. В чём невозможно не поддержать докладчика, так это по ожидаемой продолжительности жизни. Если посмотреть цифры в Дальневосточном округе, они, мягко говоря, не лучшие по отношению даже к среднероссийским. Но самое главное, что эта ожидаемая продолжительность жизни по-хорошему должна быть достигнута в каждом субъекте Федерации. И не путём каких-то удивительных манипуляций, когда берётся продолжительность жизни на Северном Кавказе, складывается с продолжительностью жизни в Дальневосточном округе и в результате показатель выглядит вполне оптимистически. Это не то, к чему мы стремимся, это просто обман. Исходя из этого и нужно готовить предложения.

Я сейчас попрошу высказаться коротко руководителей субъектов Федерации. Если вы хотите специально что-то отметить именно по этому вопросу, каким образом всего этого можно достигнуть.

В.Илюхин: Конечно, для нас вопрос продолжительности жизни очень важен. Мы сегодня говорили об отдельной категории проживающих на Камчатке – представителях коренных малочисленных народов Севера. И безусловно, нужно выполнить очень большой объём работы, чтобы выйти на показатели, которые обозначены известным указом.

Мы сегодня плотно работаем с министерством, чтобы понять этот путь, понять, какова будет «дорожная карта». Но на этом пути очень много трудностей. Не выполнить эти показатели мы не можем, но нет и ясного представления, каким образом мы можем этого достичь.

А.Цыденов: Доклад – всё в тему. Хотелось бы добавить, что Байкальский регион здесь не упоминался, но ситуация в нём такая же, по некоторым аспектам даже хуже. Это касается очередей в детские сады (мы сейчас от двух месяцев даже не обсуждаем, обсуждаем от трёх до семи лет), третьей смены в школах.

Есть предложение либо добавить в проект протокольного решения Байкальский регион, либо провести заседание комиссии по Байкальскому региону отдельно и создать при Минэке рабочую группу для подготовки такой же программы по Байкальскому региону. Поскольку в рамках Министерства по развитию Дальнего Востока – своё направление.

С.Носов: За счёт чего мы можем попытаться достичь среднероссийских показателей – с учётом отставания, которое у нас есть? Мне кажется, за счёт использования самых последних разработок и технологий, которые применяются на территории Российской Федерации.

Интернет, цифровизация экономики – это залог успеха, наш рычаг и, если хотите, то, от чего мы можем оттолкнуться. Без телемедицины сегодня трудно представить, что мы можем сделать в условиях нехватки квалифицированных кадров, в условиях тех проблем, которые накопились. И с этого нужно начинать.

А проблемы существуют очень серьёзные.

У нас, например, в Магаданской области шесть из девяти районных центров не имеют интернета, а если через спутник, то это очень дорого и медленно. Это первое.

Второе. Каждое направление, каждая национальная программа так или иначе влияет на главный результат, если мы говорим о продолжительности жизни, привлекательности жизни на Дальнем Востоке. А на данный момент я говорю не просто о Дальнем Востоке, но о территориях Крайнего Севера.

Здесь поднималась проблема дорог в муниципалитетах. Но если у нас в регионе сегодня доля дорог, федеральных трасс в том числе, с гравийно-песчаным покрытием – 79% при среднероссийском показателе 7%, то это сказывается на всём: на качестве жизни, качестве обеспечения продуктами питания, здравоохранении. И для того, чтобы хотя бы приблизиться к среднероссийскому уровню (мы считали, в том числе со специалистами Росавтодора), примерно 65 км дорог нужно делать ежегодно. А насколько нам известно, в программе Росавтодора заложено на пять лет всего 80 км. В среднем, значит, на уровне 15–17 км. Уже сегодня закладывается отставание, и я считаю, что это серьёзно.

Один вопрос, который не попал в программы, но я хотел бы, Дмитрий Анатольевич, чтобы Вы об этом знали.

Сегодня на приём приходит очень много людей. Магаданская область – это территория Крайнего Севера. Жилищные сертификаты когда-то были или должны были стать одним из преимуществ, обеспечивающих привлекательность районов Дальнего Востока и Крайнего Севера. Но на данный момент сложилась следующая ситуация: задолженность – 17 млрд рублей. Ежегодно из федерального бюджета приходит 150 млн рублей – меньше 1%. При этом стоимость квадратного метра жилья возрастает ежегодно примерно на 12%. И уже к 2025 году эта задолженность, по прогнозам, будет 26 млрд рублей. После принятия поправок к закону о наследовании задолженности эта цифра переходит в бесконечность. И здесь необходимо, на мой взгляд, принимать какие-то решения и находить новые подходы к этой ситуации.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов


Россия. ДФО > Экология. Миграция, виза, туризм. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699229 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с сотрудниками Кроноцкого заповедника.

Председатель Правительства посетил Кроноцкий государственный заповедник и встретился с его сотрудниками.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я сердечно всех приветствую, приветствую сотрудников Кроноцкого государственного природного заповедника. В такой обстановке я ещё с вами не общался, притом что на территории заповедника я был два раза. Конечно, это незабываемые впечатления для меня, для моих коллег, которые были со мной. Каждый раз, когда приезжаешь, что-то новое открываешь. Огромное количество фотографий осталось, которые потом интересно смотреть.

Я хотел бы начать наш разговор со слов благодарности в адрес всех, кто трудится в заповеднике. Скажу прямо, люди, которые работают в таких государственных структурах, это люди, которые любят свою землю. Потому что никогда там не бывает каких-то сверхвысоких заработков или стерильных условий труда, масса сложностей разных, которых в нашей жизни хватает. Но тот, кто приходит и остаётся служить своей земле, кто работает в заповеднике, – это особые люди. Люди, для которых это в настоящем смысле слова призвание. Поэтому хочу вас поблагодарить за всё, что вы делаете.

Чтобы наш разговор не превращался в монолог, я с удовольствием готов пообщаться на самые разные темы, которые вас волнуют как жителей Камчатского края, как сотрудников государственного учреждения, то есть заповедника, и вообще просто как обычных людей.

П.Шпиленок (директор Кроноцкого государственного заповедника): Дмитрий Анатольевич, в первую очередь я бы хотел поблагодарить руководство нашей страны за поддержку, которая оказывается в последние годы заповедной системе. Это здорово, мы это чувствуем. Но ещё столько вопросов нерешённых, которые хотелось бы обсудить.

Конечно же, нас всех в первую очередь интересует то, как заповедная система будет развиваться в ближайшие годы. Каким образом будет выстраиваться создание новых ООПТ, вопросы финансирования… Потому что на сегодняшний день, мы все прекрасно понимаем, есть определённое недофинансирование. Возникают вопросы и с пожарами, особенно в Дальневосточном регионе.

Д.Медведев: Первое, что я хотел бы сказать: хорошо, что мы наконец этим стали заниматься, потому что на протяжении достаточно длительного периода, я имею в виду особенно 1990-е годы, да и начало 2000-х, у нас денег на развитие и содержание заповедников, особо охраняемых природных территорий почти не выделялось. Прошлый год был Годом экологии. В рамках этого года, вы знаете, мы массу полезных мероприятий провели. Но мы, конечно, на этом не останавливаемся, и развитие систем особой защиты, особой охраны природных территорий продолжится. Чтобы не быть голословным: я буквально несколько дней назад подписал постановление Правительства о создании заповедника «Ленские столбы». Это очень известное место в Якутии. Эта работа будет идти и дальше.

В настоящий момент готовится отдельный национальный проект «Экология», в рамках которого будут решаться самые разные вопросы развития системы особо охраняемых природных территорий. По этому проекту, по его паспорту, предполагается, что в ближайшие годы на федеральном уровне будет принято решение о создании 24 новых особо охраняемых природных территорий. И это только то, что называется федеральной территорией. Мы сегодня на эту тему с губернатором, Владимиром Ивановичем (Илюхиным), говорили. Есть и региональные территории, они тоже ценные и важные, их нужно сохранять. То есть это те организационные решения, которые мы обязаны будем принять. Естественно, будем выпускать их постепенно. С пониманием того, где и как эти территории создаются, кто там будет работать и каково будет финансирование. Финансирование на эти цели тоже будем планировать. Чудес я вам обещать не могу, но что это будут в целом для системы достаточно серьёзные финансовые вливания – это совершенно очевидно, особенно если сравнить с тем, в каком состоянии система заповедников, заказников, особо охраняемых природных территорий находилась ещё 10–15 лет назад.

Мы понимаем, что особо охраняемые природные территории важны и ценны не только как особые места, где есть уникальные природные условия. Там должны бывать люди. Поэтому нужно найти баланс, создать гармоническое сочетание между возможностью посещения этих мест организованными группами туристов, а с другой стороны – не убить саму природу. Я у вас бывал несколько раз и хочу сказать, что в этом смысле здесь всё организовано очень хорошо. Проблемы всегда есть, но этот баланс удаётся сохранять. Чем внимательнее мы будем к этому относиться, тем лучше. Если говорить о деньгах, это не только бюджетное финансирование. В ряде случаев могут быть и частные инвестиции, ничего плохого в этом нет, в мире это используется. Предложения будем рассматривать.

Р.Корчигин (заместитель директора заповедника по познавательному туризму): К вопросу о финансах. Мы много общаемся с предпринимателями, которые хотели бы сотрудничать с заповедником. Не только на Камчатке, не только с Кроноцким заповедником – это часто происходит и в других регионах. Механизм государственно-частного партнёрства создан. Что касается нашей территории, на сопредельной части мы могли бы с предпринимателями что-то развивать, но они хотят бóльших гарантий.

Д.Медведев: Это продолжение того, о чём я начал говорить. Предприниматель и должен немного рисковать. Тот, кто не хочет рисковать, выбирает себе другую стезю. Поэтому совсем без риска тут не получится. Но государство должно создать разумные условия для возникновения такого рода партнёрства. То есть быть открытым к запросам предпринимателей.

Если говорить о заповедниках, туристических зонах, экологическом туризме, который становится всё более популярным, мы понимаем, что вряд ли этим будут заниматься сверхкрупные компании, у которых много денег и которые скажут: мы миллиард сюда вложим, и всё будет хорошо. Скорее всего, будет приходить наиболее уязвимая категория бизнеса. У них денег не так много, нет активов, которые можно было бы принести в банк и сказать: дайте нам под этот актив кредит. Если говорить о землях особо охраняемых природных территорий, так их невозможно передать в собственность или даже в пользование, то есть их нельзя использовать как залоговую базу. Здесь есть проблемы, мы обязательно будем стараться их решать.

Если есть желание заниматься развитием таких территорий, привлекая бизнес, если есть хорошая поддержка со стороны органов власти региона (из Москвы всего не сделаешь, это понятно), тогда такого рода ГЧП будут возникать. Здесь можно посмотреть на различные юридические формы. Может быть, какие-то концессионные начала использовать, сейчас это достаточно популярная, модная тема. И эффективная в области государственно-частного партнёрства. Любой юридически корректный вариант можно использовать. В данном случае я адресуюсь к губернатору. Понятно, что без поддержки со стороны региона, районных властей никакое подобное ГЧП не выживет. Здесь нужна общая работа. Если надо какие-то документы на эту тему готовить, в том числе в сфере регулирования заповедников, особо охраняемых природных территорий в целом, это уже задача министерства. Дмитрий Николаевич (Кобылкин), надеюсь, здесь свою лепту внесёт.

П.Шпиленок: Стоит затронуть тему развития малой авиации. Вообще, развитие туризма, познавательного туризма в Дальневосточном регионе без развития малой авиации будет очень затруднительно.

Потому что возьмём вертолёт Ми-8: 200 тыс. – лётный час. А тот же самый ТВС-2МС или какой-то другой легкомоторный самолёт – это будет порядка 50 тыс. То есть это сразу же изменится по стоимости.

И люди сейчас – что их останавливает в смысле перемещения на Дальнем Востоке? В первую очередь дороговизна. Когда начинаешь считать, понимаешь, что это просто непосильные средства. И в рамках развития туризма этот вопрос логистический нужно, конечно, решать в первую очередь. Это краеугольный камень, без которого не продвинуться дальше.

Мы построим инфраструктуру и так далее, но мы поймём, что мы её построили лишь для очень узкого слоя посетителей, которые могут себе это позволить. Допустим, у нас есть проект строительства взлётно-посадочных площадок на территории заповедника. Но возникают, с одной стороны, и экологические ограничения, мы должны это сделать максимально щадящим образом.

С другой стороны, столкнувшись с проектированием, этапами, этими нормами, ФАПами и так далее, – мы видим, что оказывается всё не так просто. Приведу такой пример практический. Проектируем мы полосу. Мы должны получить, как в сейсмоопасной зоне, где более девяти баллов, спецтехусловия. Но одно дело – дом, капитальное строительство. Другое дело – полоса, спецтехусловия готовят как минимум несколько месяцев...

Авиация на Камчатке была исторически. Существуют заброшенные аэродромы рядом с заповедником, рядом с Южно-Камчатским заказником, в других местах. Ведь очень важно формировать этот туристический центр рядом с границей заповедника. И привлекать бизнес рядом с границей заповедника. А нам, заповеднику, создавать условия, то есть инфраструктуру. Иначе мы просто не сможем обеспечить посещение большого количества людей.

И тут, конечно, в авиации без государственной поддержки нам очень тяжело.

Д.Медведев: Это точно без государственной поддержки не сделать, и мы это понимаем. Если говорить о малой авиации, мы сегодня практически с самого утра об этом разговариваем и с губернатором, и с моими коллегами, с которыми я прилетел. Нельзя сказать, что мы ничего в этом направлении не делаем. Надо признаться опять же, что ситуация сдвинулась с мёртвой точки. Потому что в какой-то момент в сфере малой авиации, да и вообще авиации, у нас на Дальнем Востоке практически ничего не происходило.

Начну с малой авиации. Основная проблема заключается в том, что устарел парк. И скажем прямо, на смену всем хорошо знакомым (во всяком случае людям среднего и старшего поколения, да и молодым тоже) самолётам типа Ан-24 и отчасти Як-40 у нас пока ничего нет. Этот сегмент оказался выбитым. Вы знаете, мы в ближайшие годы вводим в эксплуатацию, да и уже ввели, целый ряд среднемагистральных самолётов – «Сухой Суперджет» и МС-21 (он совсем скоро начнёт уже производиться в коммерческом назначении, сейчас он проходит испытания). Но это не годится для полётов даже между населёнными пунктами. Я не говорю о ситуациях, когда речь идёт о совсем маленьких площадках. Поэтому нужен такой самолёт.

Есть несколько идей, как к этому подступиться. Есть проект, который находится в стадии отработки. Это проект самолёта Ил-114, который должен производиться на Улан-Удэнском заводе. Он тоже не совсем маленький будет по размеру, тем не менее это всё-таки турбовинтовой самолёт, который может садиться на достаточно короткую грунтовую полосу.

Кроме этого в настоящий момент мы начали эксплуатировать самолёт Л-410. Его производство развёрнуто на Урале. В принципе это хороший самолёт. У вас уже, насколько я знаю, в парке есть несколько таких машин. Он в целом годится для того, чтобы решать разные задачи. Он не всепогодный – зимой, может быть, не всегда подходит, но в целом этот самолёт сейчас дорабатывают для местных условий и даже, насколько я знаю, пытаются создавать для него более герметичную кабину, что очень важно в наших условиях и когда требуется выходить на определённые высоты. Л-410 тоже перспективная машина.

Есть ещё одна идея, которая в настоящий момент отрабатывается. Это выпуск самолёта на замену нашему старому основному самолёту, который и кукурузником называют, и как только не называют. Но это новая версия, которая делается из композитных материалов с использованием самых современных двигателей. У него длинное пока название – ТВС-2МС. Мы должны также начать его выпуск. Надеюсь, он как раз может прийти на смену тому, что было. Это та линейка, которая есть. Может быть, в ближайшее время ещё что-то появится, потому что, несмотря на то, что я назвал, здесь нет прямой замены Ан-24. И этот сегмент очень важен. Если, например, для посещения заповедников этот маленький самолётик годится, то для перелёта между районными центрами, например на Камчатке, где расстояния в сотни километров, такой самолёт не подходит. Нужен всё-таки самолёт на замену Ан-24. Здесь нужно будет думать. Будем обязательно этим заниматься, как, собственно, и развитием вертолётного парка. Хотя вертолёт зачастую дороже, но и без вертолёта в ряде случаев не обойтись. Такова ситуация, она реальная.

Мы в целом в такого рода проекты и в закупку летательных аппаратов, то есть воздушных судов, разными авиакомпаниями вкладываем деньги. Этим занимается государственная лизинговая компания. В общем, на эти цели в бюджете предусмотрено 5 млрд рублей, из них около 300 млн идёт на субсидирование кредитной ставки по лизинговым договорам. То есть инструменты здесь есть.

П.Шпиленок: Здесь ещё важно, чтобы совместно с субъектом к этому времени, когда будут самолёты, были подготовлены места, где садиться. Взлётно-посадочные площадки.

Д.Медведев: Это правда. Это отдельная тема, но здесь действительно это нужно делать совместно с субъектами Федерации. В этом смысле федеральное Правительство всегда готово пойти навстречу. Мы принимали относительно недавно… В каком году было решение по вашему аэропорту? В 2012-м, то есть пять-шесть лет назад. Там целый ряд бывших аэропортов, или полос, находятся в разной собственности. Это может быть и федеральная собственность, и региональная собственность, где-то это в ведении Министерства обороны. Это всё нужно оживлять, потому что наша страна не может жить в условиях, когда нет авиационного сообщения. Скажем честно, где-нибудь в Монако или в Лихтенштейне это не нужно, а в наших условиях без самолёта нет единой страны.

Т.Гульбина (заместитель директора заповедника по экологическому просвещению и связям с общественностью): Дмитрий Анатольевич, меня зовут Татьяна Гульбина, я заместитель директора по экологическому просвещению. Правильно говорите, что без самолётов нет единой страны. И у меня вопрос по стоимости авиаперевозок. Билет Москва – Петропавловск-Камчатский стоит минимально около 20 тыс. рублей. Мы бы, конечно, не хотели чувствовать себя отрезанными от всей страны. Сможем ли мы летать за доступную стоимость билетов и комфортно?

Д.Медведев: Очевидно, эта проблема действительно есть, и она очень важна для нашей огромной страны. И билеты зачастую очень дороги. Это правда. С другой стороны, мы, и Вы тоже это знаете, приступили к программе субсидирования целого ряда направлений. Это касается и внутрирегиональных, и межрегиональных, и федеральных направлений. Понятно, что это далеко не всё. Если говорить, к примеру, о целом ряде субсидий, они носят адресный характер и касаются или молодёжи, или людей уже достаточно зрелых. Само по себе это неплохо, потому что это всё-таки делает фиксированной стоимость такого полёта и даёт возможность достаточно широкому кругу людей этим пользоваться.

Я почему вам об этом рассказываю? Потому что ко всему привыкаешь – и сейчас это нормально. Я помню, как я эту идею лично пробивал, продвигал, когда тяжёлая ситуация была, очередная волна кризиса – 2012–2013 годы. И мои коллеги мне говорили: «У нас на это денег нет. Почему мы должны тратить деньги на полёты других людей? В конце концов, пусть зарабатывают деньги и летают». Тем не менее мы эти решения приняли. И в бюджете на эти цели каждый год фиксируются миллиарды рублей.

Это первое направление, но не единственное. Очень важно, чтобы подобные программы также существовали на межрегиональном и региональном уровне. Этим мои коллеги занимаются – Юрий Петрович Трутнев, руководители регионов. Здесь несколько направлений уже есть – по-моему, два или три направления вы по фиксированной стоимости ввели? Магадан, Анадырь… Будем надеяться, что такие субсидированные направления тоже будут расширяться.

Наконец, третье. Это уже сугубо экономическая история, но она тоже важна. Я помню, в каком состоянии находились перевозки лет 15–12 назад с Дальнего Востока. Здесь летали буквально одна-две компании, билеты стоили просто безумные деньги, вообще неподъёмные. В результате определённой конкуренции и мер по государственному регулированию всё-таки появились разные тарифы. И вот то, что Вы сказали, эти 20 тыс. рублей, это приличные тоже деньги, но это не 100 тыс., как это, к сожалению, было ещё несколько лет назад. Такие билеты тоже есть, но всё-таки уже появился выбор. Поэтому полностью демотивировать авиационные компании и говорить: «Знаете, мы всё субсидировать будем» – это невозможно. Так не делают ни в одной стране мира. Поэтому мы будем стараться их подталкивать к разумной конкуренции, чтобы они держали так называемый плоский тариф и он был бы более или менее приемлем для абсолютного большинства тех, кто живёт на Дальнем Востоке.

П.Шпиленок: Можно увеличить количество рейсов в летний период, когда улететь невозможно порой?

Д.Медведев: Можно увеличивать. Нужны деньги. Я скажу простую вещь. Часть этой квоты, которая у нас на всю страну, не выбирается. И тогда мы принимаем решение о перераспределении. Если не ошибаюсь, я в июле такое распоряжение подписал и перераспределил часть квоты, по-моему, 600 млн рублей, на Дальний Восток. Часть как раз пойдёт на субсидирование полётов из Камчатского края. Это то, о чём Вы говорите. Что мы можем делать, мы делаем.

В.Халманов (заместитель директора заповедника по охране – руководитель службы охраны заповедных территорий): В настоящий момент мы наблюдаем введение необоснованных американских санкций. Какие ещё санкции могут ввести в отношении нашей страны и как они повлияют на экономику?

Д.Медведев: Тема неприятная, несмотря на то что мы с вами встречаемся в фантастическом месте, а вы занимаетесь очень благородной работой, которая, казалось бы, очень далека от всяких санкций. Но что скрывать, это так или иначе влияет на нашу жизнь. Ничего хорошего в этом нет, потому что всякого рода ограничения в конечном счёте сказываются на самочувствии экономики, на движении курса валюты. Это невозможно не заметить. Это волнует всех, и нас тоже.

Все эти санкции не мы придумали. Это было сделано специально для того, чтобы ограничить нашу страну. Скажем по-честному, всё это делалось неоднократно. Вы помладше меня, но тоже, наверное, знаете, что в отношении Советского Союза эти санкции вводились несколько десятков раз в общей сложности, более крупные или менее крупные. То есть в общей сложности наша страна последние сто лет существовала в условиях постоянного санкционного давления.

Для чего это делается – я могу вам высказать свою точку зрения: для того чтобы убрать Россию, что называется, из числа мощных конкурентов на международном поле. Вы знаете, наша страна неплохо развивалась и в начале ХХ века. И несмотря на все сложности советского времени, тогда тоже были периоды довольно бурного развития. Это многим не нравилось, прежде всего тем странам, которые занимались введением санкций. Понятно, кто это: Соединённые Штаты Америки и целый ряд их союзников. Ничего не изменилось и сейчас.

Эти санкции (как бы кто ни рассуждал на тему, что русские плохие, русские проводят неправильную политику, что Правительство России должно изменить свою позицию по целому ряду вопросов) в значительной степени – ограничение нашей экономической мощи. Ныне действующий Президент Соединённых Штатов взял и сказал: «А что это русские торгуют с немцами газом? Не надо никакого газа поставлять из России в Европу. Мы будем поставлять наш сжиженный природный газ». Это и есть метод недобросовестной конкуренции. Всё это было упаковано в один закон, который получил название закона о противодействии агрессивному поведению России. И несмотря на то, что это абсолютно нерыночная, антиконкурентная мера, направленная на то, чтобы удушить наши возможности, это превратилось в политику. Значительная часть мер, которые вводят сейчас Соединённые Штаты, направлены на то же. Кстати, они касаются не только нас. Посмотрите, какой огромный пакет санкционных решений, так называемых протекционистских мер американцы сейчас ввели против Китая. До 500 млрд долларов. Это, конечно, никому не нравится. Это не нравится в первую очередь китайцам. И наша задача – всем этим мерам противостоять. Разговоры о будущих санкциях я сейчас не хотел бы комментировать. Могу сказать только одно. Если воспоследует что-то подобное – типа запрета деятельности банков или использования той или иной валюты – это можно назвать совершенно прямо: это объявление экономической войны. И на эту войну необходимо будет реагировать. И наши американские партнёры должны это понимать.

П.Шпиленок: Есть и другие насущные темы. Одна из них – пожары. Может, кто-то скажет про пожары? Для Дальнего Востока это очень актуально.

Д.Медведев: Пожалуйста. Это очень актуально не только для Дальнего Востока. Но и для Дальнего Востока в том числе.

П.Мокеров (государственный инспектор заповедника): В настоящее время ответственными за тушение лесных пожаров на ООПТ являются бюджетные учреждения, в ведении которых эти территории находятся. При этом в Сибири и на Дальнем Востоке значительное количество территорий труднодоступны – дорожная сеть отсутствует полностью. То есть тушить лесные пожары можно только авиационными методами. Это делается путём заключения договоров со специализированными организациями, что создаёт определённые трудности. Может быть, целесообразно рассмотреть вопрос о создании специализированных организаций в субъектах, которым будут полностью переданы полномочия по тушению лесных пожаров, либо о передаче данных полномочий уже имеющимся специализированным организациям типа «Авиалесоохраны», которые имеют опыт? Поскольку, в моём понимании, это не совсем задача заповедника.

Д.Медведев: Трудно с Вами не согласиться. Тем более если бы у вас были какие-то колоссальные возможности, тогда да, но у вас же таких возможностей нет. Понятно, одно дело – профилактика или локализация каких-то небольших происшествий… Может быть, есть смысл подумать о том, чтобы такие специализированные организации создавать. Что региональные руководители думают? У нас здесь есть и действующие губернаторы, и бывшие губернаторы. Как скажете?

Реплика: Хорошая идея. Нужна организация, которая смогла бы на территории заниматься тушением пожаров.

Д.Медведев: В чьём ведении она должна быть? Мы с вами понимаем, это же вопрос ответственности, потому что это чрезвычайное происшествие, и вопрос денег, конечно.

Реплика: Да, в первую очередь вопрос денег. Субъекты не смогут в полной мере эту задачу выполнить без взаимодействия с федеральными властями.

Д.Медведев: Что скажете, Дмитрий Николаевич? Вы сами ещё недавно пожары тушили.

Д.Кобылкин: Это очень серьёзная проблема, конечно, и решать её надо системно по всей стране. Потому что на самом деле это вопрос не только Дальнего Востока.

Д.Медведев: Тогда нужно просто подумать, что это должны быть за специализированные организации, в какой системе они должны находиться. Потому что просто передавать это в федеральное подчинение – это будет тоже очень сложная задача. Вы понимаете, какая у нас страна – 85 субъектов Федерации, гигантская, самая большая территория на планете. Значит, это всё-таки должны быть какие-то региональные силы. Но в то же время я понимаю, что далеко не все регионы с этим способны справиться. Хорошо, давайте продумаем это. Потому что этот вопрос существует. Может быть, это на какие-то категории нужно разделить? Правда, когда пожар развивается, это специалисты должны оценивать. Давайте подумаем об этом.

П.Шпиленок: Разделение пожаров на категории – острая тема для заповедников, особенно для заповедников Сибири и Дальнего Востока, у которых огромные пространства, миллионы гектаров, где в принципе не ступает нога человека. То есть возникает какая ситуация: где-нибудь в центре заповедника начинается пожар, куда человеку просто невозможно добраться. Всё-таки это научно доказанные факторы – сухие грозы и так далее. Всё равно мы его обязаны тушить любыми способами. Хотя это, по сути, естественные процессы. Вы сегодня говорили про Соединённые Штаты, там уже достаточно давно существует комиссия, которая определяет пожар: природного он или техногенного характера. Может быть, если населённых пунктов нет, приниматься решение о его нетушении, потому что закапываются, по сути, огромные деньги. Интересна была бы здесь Ваша позиция.

Д.Медведев: Мне трудно, конечно, сейчас сразу сказать, как я отношусь к такой позиции, потому что, боюсь, наши люди это не поддержат, если те или иные власти примут решение не тушить пожар. Даже если рядом нет населённых пунктов. Действительно, мы часто наблюдаем, как в целом ряде стран всё это предоставлено непосредственно огню и власти в это не вмешиваются. У нас в этом смысле как раз возможности, может быть, и лучше, чем у них. Если брать, например, парк самолётов, который используется обычно для тушения пожаров, – это Бе-200, Ил-76, то у нас он самый большой в мире. Правда, у нас и территория самая большая. Если у кого-то что-то горит в той же самой Европе, как известно, мы туда зачастую направляем эти самолёты.

Но по категориям это надо точно проработать. Потому что потом благодарные потомки нам скажут: почему вы это не потушили и на территории, предположим, такой жемчужины, как наш заповедник, выгорело такое количество лесов? Особенно если это какие-то особо ценные леса, реликтовые леса, здесь нужен аккуратный подход.

П.Шпиленок: А что касается пожаров в заповедниках, просто пример из жизни. Заповедник обязывают тушить пожары. У них есть средства на госзадание, которое они должны выполнять. Они эти средства отправляют на тушение, заключают договор с «Авиалесоохраной», потому что там десятки миллионов, тушат пожар, чтобы не пришла прокуратура, не наказала за то, что пожар не потушили. И потом директора снимают за то, что он нецелевым образом использовал средства госзадания. Даже такие ситуации бывают.

Д.Медведев: Это как раз, я считаю, можно отрегулировать. В том числе нормативными актами установить, что в этом случае возникает форс-мажор, непреодолимая сила, или состояние, как иногда говорят юристы, крайней необходимости, или ещё что-то, и вывести из-под ответственности тех, кто в условиях именно такого форс-мажора принял решение. Потому что тем самым он спас более высокие ценности. Но это должно происходить по какой-то определённой процедуре. Он должен куда-то докладывать, говорить о том, что такое решение принял. Но в принципе, действительно, нужно постараться руководителя заповедника, особо охраняемой природной территории от ответственности за такое решение – а оно может спасти весь заповедник – освободить, это правильно.

Давайте подумаем, какие нормативные акты здесь можно было бы посмотреть и изменить. Если это потребуется.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, что будет с пенсионным возрастом? Дума приняла новый законопроект с изменениями в пенсионном законодательстве пока только в первом чтении. Как всё будет?

Д.Медведев: Это, действительно, сейчас самый сложный вопрос, который вызывает большие дискуссии в обществе. Такого рода изменения в пенсионном законодательстве, даже если человек хочет работать, большинство людей не радуют. Как справедливо заметил Владимир Владимирович Путин, это никого не радует и среди членов Правительства.

Но есть решения, которые по разным причинам необходимы. Это как горькое лекарство. Человек не хочет его пить, но понимает, что, если он это лекарство не выпьет, всё может закончиться гораздо хуже. Так же и эти изменения.

Необходимость изменений в пенсионном законодательстве связана с тем, что пенсионная система находится в весьма непростом положении. Я хотел бы напомнить, что в период её формирования на одного пенсионера приходилось четыре с небольшим работающих человека. Это было связано с небольшой продолжительностью жизни. А сегодня это соотношение уже почти один к одному.

С точки зрения развития страны это хорошо, люди живут дольше. Но с точки зрения бюджетной системы это большие риски, потому что в какой-то момент эту систему просто может разорвать, несмотря на то что мы предоставляем ей дотации и можем переводить определённые деньги из резервов.

К тому же предложения, которые подготовило Правительство, сформулированы таким образом, чтобы был определённый период, в течение которого происходит переход к новому пенсионному возрасту. Этот период, как нам представляется, достаточно разумный.

Действительно, сейчас прошло только первое чтение законопроекта, идут экспертные обсуждения, парламент ещё будет рассматривать этот законопроект во втором и третьем чтениях. Своё слово, по всей вероятности, скажет и Президент страны.

Вопрос: Многие пожилые люди готовы и хотят работать дальше. Но согласится ли с этим работодатель? Не окажемся ли мы выкинутыми на улицу накануне выхода на пенсию?

Д.Медведев: Сейчас готовятся предложения, очень разные, вплоть до введения жёсткой административной и уголовной ответственности за увольнение таких работников. Если такие предложения будут сделаны и они будут поддержаны парламентом и Президентом, это создаст достаточно серьёзные гарантии.

В каждом таком случае необходимо будет разбираться.

В этой связи можно в качестве примера привести норму уголовного законодательства, запрещающую увольнять женщину, находящуюся в декретном отпуске. Я думаю, что подобную систему гарантий необходимо создавать и в отношении лиц зрелого возраста. Это совершенно нормально.

Россия. ДФО > Экология. Миграция, виза, туризм. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699229 Дмитрий Медведев


Россия. Азия. ДФО > Нефть, газ, уголь. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699227 Дмитрий Медведев

О проекте строительства морского перегрузочного комплекса для перевалки сжиженного природного газа.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы договорились сегодня провести совещание по перспективам создания морского комплекса для перевалки сжиженного природного газа в бухте Бечевинская на восточном побережье Камчатки. Идея в том, чтобы подобный пункт, хаб значительно улучшил логистику стратегических объектов: «Ямал СПГ» и в будущем «Арктик СПГ 2». Этот морской комплекс должен принимать танкеры ледового класса, которые транспортируют газ по Северному морскому пути из Сабетты в Обской губе, и перегружать на обычные газовозы для доставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Возможности строительства комплекса просчитывает компания – владелец «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ 2», то есть «Новатэк». Объём частных инвестиций – в районе 70 млрд рублей. Плановый срок запуска первой очереди комплекса – 2022 год.

Создание такого транспортно-логистического узла позволит решить сразу несколько важнейших для Камчатки и вообще всего Дальневосточного региона задач. Значительно нарастить экспорт нашего сжиженного природного газа в Азиатско-Тихоокеанский регион. Ожидается, что объём перевозок по Северному морскому пути здесь утроится и он перейдёт на круглогодичную загрузку. Во-вторых, это позволит обеспечить серьёзными заказами российских судостроителей. Планируется построить 10 танкеров-газовозов ледового класса. Кроме того, есть достаточно интересные идеи по газификации Камчатского края, что, безусловно, также является важным направлением.

Очевидно, что этот проект важен в целом для развития экономики Дальнего Востока, для укрепления позиций нашей страны на рынках АТР. Его успешная реализация в значительной степени связана и с поддержкой со стороны государства. Прежде всего речь идёт о создании объектов инженерной и портовой инфраструктуры, в том числе об углублении дна и сооружении системы защиты от цунами. Также есть предложение включить в границу нашего ТОР «Камчатка», то есть территории опережающего развития, комплекс и прилегающую акваторию. Для этого, правда, потребуется внести поправки в действующее законодательство о такого рода территориях.

Есть и некоторые другие проблемы, давайте их обсудим, для того чтобы выйти уже на окончательные решения.

Россия. Азия. ДФО > Нефть, газ, уголь. Транспорт > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699227 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699225 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

В повестке: об итогах работы Внешэкономбанка за 2017 год, о финансируемых банком инвестиционных проектах.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня подведём итоги работы Внешэкономбанка в прошлом году, обсудим проекты, которые предлагается поддержать средствами ВЭБа, а также ряд вопросов, которые касаются корпоративного управления и текущей деятельности.

За последнее время мы приняли целый комплекс решений по серьёзному обновлению и модернизации всей группы ВЭБа. Банк сейчас проходит этап трансформации, формирует контуры оптимальной бизнес-модели, которая позволит ему активно участвовать в исполнении наших стратегических задач, в частности, Указа Президента №204 от 7 мая. Совместно с другими институтами развития финансировать проекты, которые имеют первостепенное значение для нашей страны, прежде всего в сфере инфраструктуры и цифрового развития.

Государство оказывает банку постоянную и весьма существенную поддержку. Напомню, что недавно мы запустили на базе ВЭБа новый инвестиционный механизм – фабрику проектного финансирования. Этот механизм ориентирован на тех инвесторов, которые готовы работать в реальном секторе, вкладывать деньги в современное производство, создание перспективных высокотехнологичных продуктов и услуг, причём не только для российского рынка. Такие проекты пройдут тщательный отбор и получат государственные гарантии. Необходимые для этого деньги мы уже предусмотрели в федеральном бюджете, это довольно значительные ресурсы. Мы рассчитываем на соответствующий результат. Я подписал распоряжение Правительства 7 августа о предоставлении государственной гарантии Российской Федерации по облигационным займам, которые привлекаются обществом с ограниченной ответственностью «Специализированное общество проектного финансирования "Фабрика проектного финансирования"». Предусматривается предоставление в 2018 году госгарантий на сумму 294 млрд рублей сроком действия по 31 декабря 2040 года. Такого рода решение, надеюсь, будет способствовать работе в рамках фабрики проектного финансирования.

Теперь несколько слов об итогах прошлого года. В целом показатели, которые были определены для банка в стратегии развития, выполнены. Запущено семь новых инвестиционных проектов, суммарный объём их финансирования превышает 220 млрд рублей. Среди них поставка по лизингу для «Аэрофлота» 20 новых самолётов «Сухой Суперджет», проекты в сфере транспорта, глубокой переработки минерального сырья, целый ряд других проектов. Растёт кредитная и гарантийная поддержка промышленного экспорта, хотя, конечно, и не так быстро, как нам бы этого хотелось.

И ещё одно направление, по которому банк работает, – это управление пенсионными накоплениями. В прошлом году не только была обеспечена их абсолютная сохранность, что естественно, но и доходность от их инвестирования ВЭБом была почти в 3,5 раза выше годовой инфляции. Это неплохой результат.

Одной из основных задач банка остаётся участие в проектах по развитию цифровых технологий. Мы относительно недавно говорили об этом с председателем банка Игорем Ивановичем Шуваловым. А сегодня мы рассмотрим возможность финансирования за счёт средств ВЭБа одного из таких проектов. Речь идёт о создании новых орбитальных спутников связи и телерадиовещания на базе предприятия «Космическая связь». Все мы понимаем, какая конкуренция в этой сфере, насколько быстро здесь развиваются технологии. И чтобы не отстать, нашим компаниям нужно по этому треку быстро двигаться. Заменять устаревшие космические аппараты более мощными, более современными, более высокотехнологичными. Финансирование со стороны ВЭБа позволит укрепить позиции наших операторов на глобальном рынке связи и поддержит российские предприятия оборонно-промышленного комплекса, которые будут участвовать в этом проекте.

Следующий вопрос касается участия ВЭБа в финансировании новых объектов в аэропорту Шереметьево. Здесь банк сработал как эффективный и надёжный институт развития, поддержал проект в самом начале, когда были высокие риски и было трудно привлечь качественного долгосрочного инвестора. Сейчас ситуация другая. Все включённые в проект объекты введены в эксплуатацию и показывают достаточно высокую рентабельность. Погашение кредита идёт без задержек. Поэтому и рынок проявляет к этому проекту заметный интерес. Сегодня рассмотрим его перспективы.

И целый блок вопросов связан с управлением дочерними и зависимыми обществами группы ВЭБа. В частности, речь идёт о трансформации двух дочерних банков – Глобэксбанка и Связь-банка. Напомню, что ранее, в апреле, мы с вами приняли решение об их объединении – исходя из того, что коммерческие банки должны постепенно уходить из структуры группы. Сегодня рассмотрим конкретные параметры того, что необходимо в этом направлении сделать.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699225 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694674 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов в части жилищно-коммунального хозяйства и строительства.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы сегодня начинаем серию отраслевых совещаний по основным направлениям расходов федерального бюджета на следующие три года.

Общие подходы к формированию бюджета мы обсуждали на заседании комиссии по бюджетным проектировкам. В ближайшее время определим объёмы бюджетных денег, которые будут выделены для развития науки, здравоохранения, образования, других секторов социальной сферы, для поддержки важнейших отраслей, я имею в виду промышленность, энергетику, транспорт, сельское хозяйство и строительство, а также для того, чтобы обеспечить сбалансированность региональных бюджетов.

Минфин уже довёл до главных распорядителей бюджетных средств соответствующие лимиты. У министерств и ведомств, естественно, как всегда и бывает, есть встречные предложения. Чтобы согласовать подходы (ещё раз хотел бы обратиться к моим заместителям, каждого по своим вопросам это касается), нужно оперативно провести дополнительные совещания с коллегами.

Цель всей этой работы – выйти на взвешенные и сбалансированные решения, которые станут основой нового федерального бюджета. Мы рассмотрим его на заседании Правительства, а затем, соответственно, направим в Государственную Думу. Напомню, что это нужно сделать до 1 октября. Времени не так много, поэтому это нужно иметь в виду.

В новом бюджетном цикле мы прежде всего должны сосредоточиться на достижении основных целей национального развития, которые сформулированы в майском Указе Президента №204, предусмотреть все необходимые для этого средства. Конечно, не забывая о традиционных для нашей современной бюджетной политики задачах – об обеспечении макроэкономической стабильности и выполнении социальных обязательств.

Чтобы сконцентрировать ресурсы именно на этих важнейших направлениях, получить на выходе конкретный результат, мы занимаемся подготовкой национальных проектов. По каждому определяем контрольные точки и показатели, а также объёмы необходимых финансовых ресурсов. Только вчера, например, на заседании президиума Совета по стратегическому развитию мы обсудили предложения по проектам «Жильё и городская среда» и «Экология».

Сегодня мы продолжим тему жилищно-коммунального хозяйства и строительства, но уже с точки зрения бюджетного финансирования – в узком смысле.

Все последние годы мы много занимаемся этими вопросами. Стараемся сделать рынок строительных и коммунальных услуг более современным, более прозрачным. Расселяем аварийное жильё, ветхое жильё, создаём условия для того, чтобы ипотечные кредиты становились всё более доступными как можно большему числу людей. Помогаем регионам со строительством необходимой инфраструктуры.

Вчера на заседании президиума мы говорили о задачах, которые связаны с увеличением темпов жилищного строительства, о дальнейших мерах по снижению ставок по ипотечным кредитам, замещении аварийного и ветхого жилья, модернизации всей строительной отрасли. В результате всех этих мер порядка 5 миллионов семей должны улучшать свои жилищные условия каждый год.

Есть и ещё один важный момент, на который я хочу обратить особое внимание. Я имею в виду обязательства государства по обеспечению жильём некоторых категорий наших граждан. Речь идёт о ветеранах и некоторых других категориях.

Мы также много в последние годы стараемся делать для того, чтобы у молодых семей была возможность улучшить свои жилищные условия. Эта программа становится всё более востребованной, а стало быть, мы будем её продолжать. Нужно ещё раз проанализировать, какие деньги на все эти направления мы можем выделить. Рассчитываю сейчас услышать конкретные соображения на сей счёт. Знаю, что у Минстроя есть предложения по дополнительному финансированию некоторых мероприятий, есть своя позиция и у Минфина. Сегодня мы послушаем и ту и другую сторону, но хочу сразу всех предупредить, что предложения по дополнительным бюджетным ассигнованиям должны быть обоснованы предельно чётко. Надо реально оценивать наши ресурсы, которые мы имеем. Все мероприятия, а значит, и деньги, которые мы под них выделяем, должны быть увязаны в единую систему.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694674 Дмитрий Медведев


Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева газете «Коммерсантъ»

10 лет грузино-югоосетинскому конфликту.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, та августовская война 2008 года – было ощущение, что она неизбежна, ещё до её начала. У Вас такие предчувствия в тот период были?

Д.Медведев: Нет, никакой неизбежности не было. И мои оценки остаются прежними: если бы не безответственное, аморальное, преступное поведение Саакашвили и его приспешников, никакой войны бы не было.

Да, там в тот период была высокая степень напряжённости. Она, собственно, возникла не в 2008 году, а в 1991-м. И эти напряжённые отношения между отдельными составными частями на тот период Грузинской Советской Социалистической Республики ощущались даже до того периода.

Я вспомнил, как в 1990 году из Сочи приехал впервые в жизни на территорию Абхазии – тогда, соответственно, в составе Грузии. И во время разговора с обычными людьми в каких-то ресторанчиках, ещё где-то я почувствовал, что у них очень сложное отношение к тем процессам, которые в республике уже к тому времени набирали обороты, и к представителям близких этносов. То есть напряжение уже тогда чувствовалось на бытовом уровне. Это было для меня довольно непривычно, потому что ещё ни в Москве, ни в Ленинграде это никак не ощущалось, никаких признаков этого не было.

Поэтому корень проблем, конечно, заключается в том, что было в 1990-е годы, в тех решениях, которые принимала в 1990-е годы власть в Тбилиси и которые не были приняты ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. Вследствие этого возник конфликт, были введены миротворцы.

Но до 2008 года удавалось балансировать все эти негативные процессы, выступления, проявления насилия даже, которое вспыхивало спорадически.

А в 2008 году правительство Грузии во главе с президентом дало зелёный свет агрессии, и произошло то, что произошло. Это не было неизбежно. Это, безусловно, являлось субъективным выбором Саакашвили и его окружения.

Вопрос: Но в какой-то момент казалось, что Ваши с ним отношения складываются довольно неплохо. В какой же момент что-то пошло не так? Вы встречались, общались...

Д.Медведев: Да, оно поначалу и выглядело неплохо, и во время первой встречи, когда я только вступил в должность Президента, он сказал, что хотел бы восстановить отношения, что рассчитывает дружить – в общем, наговорил массу приятных слов. Я это всё послушал и говорю: хотите развивать отношения – давайте будем развивать. Нам нужны нормальные, дружеские отношения с нашим соседом – Грузией, мы к этому готовы. Мы понимаем, какой у вас внутренний конфликт есть, мы понимаем, что страна разделена на части, но мы готовы помогать – потихоньку, аккуратно способствовать процессу сближения, в конечном счёте для того, чтобы сохранить возможность существования самого государства в таких границах, будь то федерация, конфедерация, ещё как-то. Это мог бы быть выбор всех народов, населявших Грузию в тот период, то есть и самих грузин, и осетин, и абхазов. Он сказал «я готов». Потом мы ещё несколько раз где-то пересекались, в том числе, помню, в Астане. Он тоже там демонстрировал всяческое желание что-то обсуждать, развивать, а потом как-то пропал. Мы о чём-то договорились – о каких-то встречах, контактах, и я отчётливо помню, что где-то с начала июля 2008 года он ушёл со связи. Я тогда не придал этому большого значения, но теперь склонен считать, что это уже была выработанная линия. Он, с одной стороны, рассчитывал, что новый руководитель Российской Федерации займёт какую-то иную позицию во взаимоотношениях с его правительством и с ним лично. Иными словами, просто не будет вмешиваться в те процессы, которые будут там идти, не будет никак реагировать на действия, которые могут быть предприняты в отношении и наших миротворцев, и, самое главное, граждан Российской Федерации, которые жили и в Абхазии, и в Южной Осетии. А с другой стороны, я думаю, к тому времени он уже провёл полномасштабные консультации со своими покровителями – в данном случае речь идёт прежде всего о Соединённых Штатах Америки. Как известно, у него побывала Кондолиза Райс (в тот период в качестве государственного секретаря Соединённых Штатов Америки). До этого у него были контакты с господином Фридом, который занимался отношениями с бывшим Советским Союзом. Он советолог, который всегда имел крайне русофобскую позицию.

И, по-моему, Чейни тогда тоже приезжал. То есть там все уже успели отметиться. И к тому времени, я думаю, у Саакашвили сформировалось жёсткое убеждение в том, что американцы поддержат его при любых раскладах.

Вопрос: Вот произошло то, что произошло. И после этого Вы принимаете решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Я слышал мнение, что это решение не было бесспорным, что были и оппоненты, те, кто считал иначе, что не надо этого делать. Как всё это происходило, как это всё принималось?

Д.Медведев: Я могу рассказать, как это принималось, здесь ничего нет сверхъестественного. Всякое решение должно быть обдумано, и всякое решение требует, что называется, взвешивания положительных и отрицательных моментов. После завершения военной составляющей кампании по «принуждению Грузии к миру» встал вопрос «А что дальше?» – естественно, прежде всего передо мной как главой государства.

Я определённое время думал и пришёл к выводу, что ничего лучше, чем признать независимость двух этих образований, по всей вероятности, предложить невозможно. Я руководствовался прежде всего тем, чтобы сохранить прочный мир на будущее, сохранить стабильность в Закавказье, сохранить стабильность в нашем регионе. И это, на мой взгляд, был единственно возможный шаг.

Через некоторое время я переговорил с Председателем Правительства Владимиром Владимировичем Путиным. Он меня тоже в этом поддержал. После этого вопрос был вынесен на заседание Совета Безопасности. Мы обсуждали, естественно, все нюансы этого решения, понимая, какую реакцию мы получим. Но в данном случае и другие коллеги по Совету Безопасности меня также поддержали.

Решение было принято. Я подписал соответствующий указ 26 августа 2008 года о признании государственной независимости, суверенитета Южной Осетии и Абхазии. И с этого момента для этих территориальных образований началась новая жизнь.

Вопрос: То есть никаких дискуссий на эту тему не было, единогласно принято было решение?

Д.Медведев: Дискуссии были, есть и будут всегда, это совершенно нормально для любого гражданского общества. Дискуссии были и тогда, достаточно поднять прессу того периода, в интернете посмотреть, какие были дискуссии. Но если говорить о позиции высшего политического руководства, то позиция была единой.

Вопрос: Мне просто и сейчас в российских госструктурах попадаются люди, которые говорят, что, может быть, следовало не признавать, а «подвесить», ввести войска, но оставить возможность для дальнейшего разговора на эту тему с Грузией, тем самым как бы для восстановления с ней отношений. Вы как к такой точке зрения относитесь?

Д.Медведев: Понимаете, любое подвешенное решение имеет, наверное, какой-то смысл, потому что можно действительно вести дискуссии, как Вы говорите. Но, к сожалению, оно не решает главного вопроса. Оно оставляет поле, или пространство, для силовых действий.

Если это независимые территориальные образования, если это государства, с которыми у нас есть договоры и с которыми у нас существуют соглашения о размещении там нашего воинского контингента, то тогда всё ясно, никто ничего против них не будет делать. Все понимают, что дороже связываться с Российской Федерацией, чем проводить в жизнь какие-то утопические идеи. А если это подвешенная ситуация, значит, тогда можно периодически провокации какие-то совершать, рассчитывать на то, что в результате каких-то очередных дурацких военных кампаний удастся что-то оторвать и так далее.

А с учётом того, что во главе Грузии в тот период стоял такой несбалансированный в психическом смысле человек, как Михаил Саакашвили, другого варианта просто не было. Может быть, если бы там было другое руководство, можно было что-то и обсуждать. Но я уверен, что другое руководство просто не приняло бы такого безобразного решения о нападении на стариков и детей, нападении на российских миротворцев и, по сути, объявлении войны Российской Федерации.

Вопрос: Я в тот период как раз находился в Грузии и помню, как российские танки остановились в нескольких десятках километров от Тбилиси. А почему не пошли дальше?

Д.Медведев: Потому что цель была в том, чтобы выбить грузинские войска из Цхинвала, навести порядок. И предотвратить возможность дальнейшей эскалации насилия, то есть военных действий. Цель не состояла в том, чтобы разгромить Грузию или казнить Саакашвили. Я считаю, что я правильно поступил, когда принял решение о том, чтобы проявить сдержанность и не форсировать дальнейшие действия.

В конечном счёте это дало нам возможность успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами. Если Вы помните, в тот период, несмотря на довольно жёсткую реакцию, в конечном счёте мы достаточно быстро смогли договориться, а результатом работы комиссии Хайди Тальявини была констатация того, что военный удар был нанесён грузинской стороной и они начали агрессию.

Были, конечно, определённые суждения и в наш адрес – по поводу пропорциональности использования силы и так далее, но это уже оценочные суждения. Самое главное, был сделан вывод, что агрессию начала Грузия. И этого уже из истории не вычеркнуть. Но я не считал правильным этот градус, что называется, противостояния поддерживать. Именно поэтому мною как Верховным Главнокомандующим было принято решение развернуть войска и вернуть их в нашу страну.

Вопрос: Тогда действительно многих поразило, насколько быстро нормализовались отношения России и Запада. Случилось «Партнёрство для модернизации» с Евросоюзом, произошла перезагрузка с США, Ваши отношения с тогдашним президентом США Бараком Обамой были довольно тёплыми.

Д.Медведев: Да у меня даже с Джорджем Бушем сразу после этого были совершенно нормальные отношения. Мы с ним встречались как раз в конце 2008 года. Он во время нашего последнего разговора (тогда мировой кризис начался, вся наша беседа в основном касалась экономики) даже не упомянул ситуацию в Грузии и проблемы Южной Осетии и Абхазии.

Вопрос: Да. А сейчас мы наблюдаем очередной кризис в отношениях России и Запада, связанный уже в первую очередь с Украиной (или начавшийся с Украины). Так почему в тот период последствия были так быстро преодолены, а сейчас до сих пор не удаётся этого сделать и Россия и Запад стоят в этом клинче?

Д.Медведев: Это разные ситуации. И люди там другие уже работают: наши партнёры совершенно другую позицию занимают. Но самое главное, что это просто принципиально разные истории. Хотя, скажем прямо, позиция российской стороны заключается в том, что и применительно к событиям, которые случились на Украине, если бы наши партнёры проявили бóльшую кооперабельность, если бы они не пытались сразу перевести стрелки на Российскую Федерацию, а проявили бы лучшую сбалансированность, как это, например, было в 2008 году, ситуация была бы гораздо проще.

Вопрос: Если вернуться к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии: что получила Россия, признав эти две республики? Какие преимущества в стратегическом, геополитическом плане?

Д.Медведев: Россия получила главное – мир. Мы смогли защитить своих граждан – их много, граждан Российской Федерации, которые живут и в Абхазии, и в Южной Осетии. И у нас не болит постоянно голова о том, что в какой-то момент будет очередное нападение, нам придётся вмешиваться, защищать наших граждан, защищать нашу безопасность, давать какой-то ответ. В результате просто в регионе всё понятно. И это самое главное.

Вопрос: Вы уже упомянули в связи с действиями тогдашнего грузинского руководства Соединённые Штаты. И после этого Вы неоднократно говорили, что Грузии активно помогали США. Один из взглядов на эту ситуацию состоит в том, что Россия, признав Абхазию с Южной Осетией, поломала игру Запада в этом регионе. Имеются в виду попытки ускорить интеграцию Грузии в НАТО. И очень распространено мнение, что именно с этим связано признание Абхазии с Южной Осетией, последующее размещение там военных баз и всё, что происходит сегодня. Насколько это соответствует действительности?

Д.Медведев: Я не буду это объяснять в терминах «чья-то игра», «ломка этой игры», скажу о другом. Мы были свидетелями того, как разрушились Советский Союз и Варшавский договор. В то же время сохранилось НАТО, которое со всех сторон пытается окружить Российскую Федерацию. Дело не в том, нравится кому-то политическое руководство России или не нравится, дело не в каких-то идеологических принципах или разнице в ценностях, а дело в простых вещах, совершенно очевидных для любого обычного человека. Сейчас нет ситуации, когда существует два блока, находящихся в состоянии противостояния, находящихся в прямом, по сути, конфликте, как это было во времена существования Варшавского договора и НАТО. А НАТО продолжает действовать. И НАТО не просто продолжает существовать, оно расширяется и всё большее количество стран пытается вовлекать в Североатлантический альянс. Мы к этому не можем относиться равнодушно, потому что никто не отменял ядерного паритета в мире, никто не отменял того, что для военачальников крайне важно понимать соотношение между стратегическими ядерными силами различных государств. А государства НАТО, что бы там ни говорили наши коллеги из этого альянса, всё равно рассматривают Российскую Федерацию в качестве потенциального противника. И совершенно очевидно, что их военные возможности, включая ядерную триаду, нацелены на Российскую Федерацию. Это, к сожалению, факт.

Соответственно, и мы должны понимать, что можем противопоставить в этой ситуации. И когда кольцо вокруг нашей страны начинает сжиматься – а количество стран, которые входят в НАТО, всё увеличивается и увеличивается, – это нас не может не беспокоить. Потому что в данном случае уже речь идёт не только о стратегических ядерных силах, но уже и о тактическом ядерном оружии, которое при приближении к границам Российской Федерации приобретает качество стратегического ядерного оружия, а также о неядерных средствах, которые в настоящий момент, с учётом того, что они носят высокоточный характер, способны причинить колоссальный ущерб.

Иными словами, расширение НАТО – это безусловная угроза Российской Федерации. И это безусловный вызов.

Относительно недавно было принято очередное решение о том, что Грузию ждут и примут в Североатлантический альянс. Как это можно прокомментировать? Это абсолютно безответственная позиция. Это просто угроза миру. Мы все понимаем, что на территории Грузии существует определённое напряжение, что Грузия рассматривает сопредельные территории, или, с нашей точки зрения, государства, как свои. Значит, есть неурегулированный территориальный конфликт, вне зависимости от того, на какой позиции мы находимся. И такую страну, такое государство примут в военный блок? Мы понимаем, чем это грозит?

Это может спровоцировать страшный конфликт. Непонятно, зачем это надо. Если это просто дипломатическая уловка, типа «мы вас примем, не волнуйтесь», а на самом деле ничего делать не будем, – это другая история. Пусть тогда наши коллеги из Североатлантического альянса посмотрят ещё по сторонам, ещё чего-нибудь придумают умного. Можно, например, и Косово принять в Североатлантический альянс. Можно, например, Республику Северного Кипра принять в Североатлантический альянс. Это как, улучшит ситуацию в мире?

Вопрос: Вы предварили мой вопрос. Я хотел бы уточнить: хотя сроков в НАТО никто не обозначал, просто сказали «да, примем», теоретически если представить, что это произойдёт – что Грузию принимают в НАТО без Абхазии и Южной Осетии, с той ситуацией, которая сейчас есть, – это потенциальный конфликт с участием России?

Д.Медведев: Это может привести к потенциальному конфликту, вне всякого сомнения, потому что для нас Абхазия и Южная Осетия – это самостоятельные государства, с которыми у нас дружественные отношения, и государства, в которых находятся наши военные базы. И мы понимаем, что если другая страна рассматривает их как свою территорию, то это может привести к очень тяжёлым последствиям. Поэтому я надеюсь, что у руководства НАТО достанет всё-таки сообразительности ничего не предпринимать в этом направлении.

Вопрос: Никто из тех, кого принято считать союзниками России, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Я имею в виду в первую очередь союзников по ОДКБ. Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия хранят на эту тему молчание. Кого Вы считаете настоящими союзниками России? Порой складывается впечатление, что это как раз Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и теперь уже ДНР и ЛНР.

Д.Медведев: Я понимал, насколько это сложная тема для обсуждения. Когда это всё произошло, не помню, на каком мероприятии, где собрались мои коллеги в тот период, я сказал, что понимаю, насколько это сложный выбор, поэтому я, уважаемые друзья, ничего вам не предлагаю, вы вольны поступать, как считаете правильным. Потому что это было наше решение, это не ваше решение. Сохраняются наши обязательства в рамках ОДКБ, но это совершенно другая история. Собственно, на этом и базировались отношения по этому поводу с нашими партнёрами.

Вопрос: Ещё до войны в Грузии Вы выходили с инициативой подписания договора о европейской безопасности, а уже после войны появился проект договора, но дело никуда не сдвинулось. Как Вы считаете, учитывая, как много говорят о необходимости выработки правил игры в международной политике, эта инициатива похоронена навсегда или ещё можно её реанимировать?

Д.Медведев: Да ничего в международной жизни не является, что называется, забытым навсегда, всё можно реанимировать, было бы желание.

Мы действительно тогда прошли большой путь. И даже несмотря на конфликт августа 2008 года, смогли подняться над этими проблемами. С Европейским союзом. В известной степени и с Соединёнными Штатами Америки – появился Договор об ограничении стратегических вооружений (СНВ-3), рассматривались различные формы новых договоров об обеспечении безопасности в Европе. Мы вошли в «Партнёрство для модернизации» с десятком стран.

Я не думаю, что эта ситуация будет вечной. Мне кажется, осознание того, что общаться и дружить всё-таки лучше, чем бесконечно объяснять, в чём мы не правы, приходит к нашим соседям из Европы. Надеюсь, что и в Соединённых Штатах Америки, к их руководителям, в конечном счёте тоже такого рода осознание придёт. Поэтому двери не закрыты. Тем более что не мы начинали санкционную кампанию, всякого рода ограничения, высылку дипломатов, введение экономических мер. В этом смысле шарик, что называется, всегда на их стороне, они могут какие-то сделать движения, которые будут свидетельствовать о желании восстановить отношения. Мы к этому готовы.

Вопрос: А если говорить о Грузии, то признание Абхазии и Южной Осетии навсегда закрыло возможность восстановления отношений с той стороной? Потому что для них это камень преткновения.

Д.Медведев: Я думаю, что это тоже не является проблемой, которая навсегда предопределила характер отношений между Россией и Грузией.

Я напомню, там сейчас другое Правительство. И если говорить о карьере Саакашвили, то она, по всей вероятности, в Грузии завершена, что, мне кажется, очень хорошо для самой Грузии. А с новым руководством (безотносительно даже к тому, как их фамилии, какова их партийная принадлежность) мы готовы выстраивать отношения. Дипломатические отношения могут быть восстановлены, не мы их разрушали. Если грузинские коллеги будут готовы к тому, чтобы их восстановить, мы, естественно, возражать не будем.

За последние годы произошла существенная активизация торгово-экономического сотрудничества, туристического общения, самолёты летают, люди приезжают в Грузию отдыхать. В общем, всё это, безусловно, в плюс. В конечном счёте, я надеюсь, это будет способствовать и нормализации политических контактов и возобновлению полноценного диалога между Москвой и Тбилиси.

Реплика: Спасибо большое.

Грузия. Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > premier.gov.ru, 7 августа 2018 > № 2694673 Дмитрий Медведев


Россия > Экология. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693781 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам.

О национальных проектах «Жильё и городская среда» и «Экология».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы продолжаем проработку предложений по национальным проектам, которые готовятся в рамках выполнения майского Указа Президента №204. Сегодня обсудим две темы – по жилью и городской среде и по экологии.

Начнём с проекта «Жильё и городская среда». Этой сферой мы традиционно много занимаемся. Это одна из тех отраслей, от которой напрямую зависит позитивная динамика смежных секторов промышленности, сферы услуг и, конечно, комфортная жизнь миллионов семей.

Задачи, поставленные в указе, очень масштабны. Нужно добиться того, чтобы ежегодно 5 миллионов семей улучшали свои жилищные условия. Предстоит существенно увеличить объём ввода жилья. И сделать это в условиях перехода на новую модель финансирования жилищного строительства. Законодательная база для этих целей создана. Важно синхронизировать систему банковского регулирования с этими новыми подходами, обеспечив бесперебойное финансирование отрасли.

Нельзя забывать и про ещё один важнейший ресурс – я имею в виду землю. Значительный резерв для развития национального проекта можно найти в повышении эффективности её использования как на федеральном, так и на региональном уровне. Необходимо на системной основе этим вопросом заниматься.

Но нужно, конечно, не только строить больше. Важно поддерживать спрос. А значит, как минимум необходимо добиться дальнейшего снижения ставок по ипотечным займам. У нас здесь в целом результаты неплохие. Но есть и другие возможности для того, чтобы сделать ипотеку ещё доступнее. Нужно развивать рынок ипотечных ценных бумаг. Здесь, понятно, одну из ведущих ролей должен играть Банк России.

У нас уже действует механизм расселения аварийного жилья, но нам нужно двигаться дальше, создавать новые инструменты, чтобы обеспечить устойчивое сокращение непригодного для проживания жилья и заместить его новыми, современными домами и квартирами.

Ещё один важный момент – это доверие людей. Чтобы они не опасались вкладывать деньги в недвижимость, понимали, что их деньги не пропадут из-за каких-то мошенников. Нередко это сбережения не только конкретной семьи, но и родителей, близких родственников. Поэтому нужно модернизировать и саму строительную отрасль, снижать долю устаревших технологий, максимально внедрять передовые решения – и в проектировании, и в материалах. И, конечно, уменьшать административную нагрузку на бизнес.

Но комфорт нужен людям не только в пределах нескольких десятков квадратных метров своей квартиры. Удобно должно быть и в общественных пространствах – на набережных, центральных площадях, в городских парках, на стадионах. Чтобы рядом с домом были благоустроенные дворы и скверы, детские и спортивные площадки. Люди сами должны принимать решение, в какой городской среде они хотят жить и как они хотят проводить своё свободное время.

Мы эту работу тоже начали. У нас есть предложения по этому поводу, которые подготовлены Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Подробнее доложит министр.

Коротко скажу, что в рамках национального проекта предполагается реализовать четыре федеральных проекта. Они охватывают все ключевые направления – от развития ипотеки до сокращения аварийного жилья.

Второй национальный проект, предложения по которому мы обсудим, направлен на то, чтобы кардинально улучшить экологическую обстановку в нашей стране. Сейчас во многих регионах, скажем прямо, она оставляет желать лучшего, часто негативно влияет на жизнь и здоровье людей, прежде всего в крупных городах, и, конечно, может помешать достижению показателей, которые мы запланировали в рамках национального проекта «Здравоохранение». Напомню, мы в начале июля его обсуждали на президиуме.

Проект «Экология» позволит комплексно подойти к решению проблем окружающей среды, сократить объёмы вредных выбросов на крупных предприятиях, ликвидировать целый ряд свалок и особо опасных загрязнённых зон. Но не только.

По сути, мы начинаем создание новой индустрии, которая занимается переработкой твёрдых бытовых отходов, их обращением и последующей утилизацией. Конечно, к этому нужно подключать бизнес, а также сформировать запрос на профильных специалистов, оборудование, комплектующие и различные исследования.

Также мы ожидаем улучшений в других сферах. Например, для туризма – благодаря планируемым работам по развитию профильной инфраструктуры в национальных парках, по оздоровлению уникальных озёр, таких как Байкал или Телецкое озеро. Мы на заседании Правительства в пятницу уже приняли решение выделить первый транш денег, чтобы привести в порядок часть береговой линии этого озера.

У нас есть предложения по национальному проекту, которые подготовило Министерство природных ресурсов и экологии. Подробнее доложит Министр природных ресурсов. В проект включены 10 федеральных проектов, которые охватывают многие сферы этой работы.

Давайте перейдём к обсуждению двух этих вопросов.

Россия > Экология. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693781 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Экология > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693780 Дмитрий Медведев, Алексей Гордеев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о развитии особо охраняемых природных территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с темы, которая связана с охраной окружающей среды.

Напомню, прошлый год у нас был Годом экологии, мы разработали целый комплекс мер в рамках его проведения. В том числе приняли решение создать более 11 новых национальных парков по всей стране.

Некоторые из них появились в прошлом году, ряд парков был создан в этом году, и сейчас я подписал постановление Правительства о создании национального парка «Ленские столбы» в Республике Саха (Якутия).

Это будет огромная территория площадью более 1,2 млн га с уникальным природным фондом. Знаменитые Ленские столбы были включены в Список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО в 2012 году. На территории будущего парка есть растения, которые не встречаются больше нигде в мире. Это место обитания редких животных, редких птиц, среди которых многие занесены в Красную книгу. Разумеется, мы должны сделать всё возможное, чтобы сохранить уникальную природу этих мест.

На этой неделе у меня запланирована поездка на Дальний Восток, где я собираюсь провести заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. В том числе будем обсуждать темы, связанные с экологическим туризмом.

Алексей Васильевич (обращаясь к А.Гордееву), чуть подробнее о новом парке расскажите. И что ещё планируется делать для особо охраняемых природных территорий?

А.Гордеев: Национальный парк действительно уникальный. Несколько цифр назову. На его территории обитает 38 видов крупных млекопитающих, гнездится более 100 видов птиц, ряд видов занесены в Красную книгу. Сами Ленские столбы являются геологическими обнажениями кембрийского периода, то есть им порядка 500 млн лет.

Данный природный комплекс входит в мировой список геологических объектов, подлежащих охране. Можно ещё добавить, что созданный национальный парк – 55-й в заповедной системе Российской Федерации. На территории нашей страны действует также 105 заповедников и 58 заказников, которые суммарно занимают (достаточно интересная цифра) 11% территории Российской Федерации. То есть у нас в стране много миллионов гектаров особо охраняется государством.

Дмитрий Анатольевич, сегодня на заседании президиума мы Вам будем докладывать о национальном проекте «Экология». В рамках этого проекта существует отдельный федеральный проект «Сохранение биологического разнообразия». К 2024 году планируется создание не менее 24 новых особо охраняемых природных территорий и увеличение численности редких животных на 3,5 тысячи особей.

Это большая, серьёзная работа. Мы к ней готовы и сегодня Вам доложим о плане мероприятий на ближайшие шесть лет.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте займёмся этой темой и некоторыми другими.

Россия. ДФО > Экология > premier.gov.ru, 6 августа 2018 > № 2693780 Дмитрий Медведев, Алексей Гордеев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2018 > № 2692746 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: проекты федеральных законов, бюджетные ассигнования.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Есть предложение освободить от ответственности всех налоговых агентов, которые самостоятельно до обнаружения налоговой инспекцией факта неперечисления (или неполного перечисления) платежей уплатили налоги и соответствующие пени. Сейчас, если такая компания, такой налоговый агент погасил всю задолженность, но не представил уточнённую декларацию, его штрафуют задним числом. Это неправильно и несправедливо, поскольку фактически все обязательства перед государством были исполнены. Теперь мы эту коллизию устраняем.

Ещё один вопрос касается повышения безопасности на дорогах. Речь идёт о техническом осмотре. Подготовлен пакет законопроектов, который поможет бороться с выдачей так называемых серых диагностических карт состояния автомобиля. По сути, конечно, это просто фальшивки. Зачастую их выдают компании, которые вообще ничем подобным не занимаются, ничего не осматривают. Понятно, что в итоге повышается риск для всех участников движения – и для водителей, и для пассажиров, и для пешеходов. Чтобы эту практику прекратить, предлагается откорректировать нормы закона о техосмотре транспортных средств и внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс.

Что там меняется?

Во-первых, процедура техосмотра будет фиксироваться на фото и видео, а диагностическая карта должна оформляться как полноценный электронный документ, который подписан электронной подписью.

Во-вторых, вводится перечень новых требований к месту, где проводятся техосмотры. В том числе мы должны учитывать пропускную способность таких пунктов.

В-третьих, за правонарушения при проведении техосмотра все участники – водители, эксперты, компании-операторы – будут нести административную или уголовную ответственность. Кроме того, для водителей, которые управляют автомобилем без нормально оформленной диагностической карты, возрастает размер штрафа. Технического эксперта, если он делает что-то противоправное – выдаёт такого рода разрешения или без должных оснований, или с нарушениями, – могут дисквалифицировать. Операторы же будут нести административную ответственность за нарушение порядка ведения реестра. А за проведение техосмотра без аккредитации оператор будет нести уголовную ответственность. Контролировать соблюдение правил будет Министерство внутренних дел.

Мы также выделяем ряду регионов деньги из резервного фонда на строительство школ и детских садов. Сегодня на эти цели распределяется более чем 1 млрд рублей в рамках госпрограммы «Развитие образования».

Кроме того, из резервов Правительства мы выделим ещё почти 450 млн рублей Северной Осетии на строительство детских садов. Хотя проблему с местами в детских садах для детей в возрасте от трёх до семи лет мы практически закрыли, ряд территорий всё-таки остаётся с определёнными проблемами. Республика пока отстаёт по этому показателю. Рассчитываем, что с этой государственной поддержкой в следующем году там будут открыты ещё три новых детских сада.

Ещё 104,5 млн рублей из резервного фонда Правительства направляется на оздоровление Телецкого озера. Деньги пойдут на благоустройство набережных в двух сёлах Республики Алтай. В нормальное состояние будет приведено определённое количество километров береговой линии. Эти набережные важны и для жителей, и для туристов.

Но это лишь первый этап. Предстоит ещё много работы. Вопросы, которые касаются оздоровления Телецкого озера – а это действительно жемчужина и Республики Алтай, и вообще всей нашей страны, – мы будем решать в рамках национального проекта «Экология». Поговорим об этом подробнее в понедельник на заседании президиума Совета по стратегическому развитию.

Я на совещании давал поручение компенсировать часть затрат сельхозпроизводителей в связи с ростом цен на горюче-смазочные материалы. Мы говорили об этом на селекторе. Сегодня обсудим выделение 5 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Деньги поступят в бюджеты регионов, и это позволит закупить не менее 90 тыс. т дизельного топлива в этом году. Необходимо перечислить деньги как можно скорее, поскольку уборочная кампания уже идёт, аграрии этих денег ждут. Обращаю на это внимание Министерства сельского хозяйства и Министерства финансов.

Мы рассмотрим вопрос о выделении денег Якутии для ликвидации последствий паводка, который случился в мае. Речь идёт о 1,5 тыс. домов и более чем 3 тыс. приусадебных участков. Размыты дороги, пострадала инфраструктура, и есть целый ряд других проблем.

Ещё один вопрос – о дотациях регионам для стимулирования их налогового потенциала. Общий объём средств превысит 30 млрд рублей. Они будут распределены между регионами, которые в прошлом году обеспечили положительный прирост поступлений по налогу на прибыль. Напомню, это своего рода премия, поощрение за улучшение бюджетных показателей, за результативную работу. И одновременно – стимул к дальнейшему увеличению собственных доходов, увеличению доходной базы регионов. Такого рода дотации в этом году получат 63 региона, у которых есть определённая позитивная динамика. Они смогут этими деньгами распорядиться по собственному усмотрению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 августа 2018 > № 2692746 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689962 Дмитрий Медведев

О социально-экономическом развитии Республики Крым и Севастополя.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев принял участие в церемонии открытия регулярного движения скоростного морского пассажирского судна на подводных крыльях «Комета 120М».

Проект организации регулярных морских скоростных пассажирских перевозок в Азово-Черноморском бассейне осуществляется концерном «Калашников» совместно с судостроительным заводом «Вымпел» во исполнение поручения Президента России.

Для реализации проекта Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях имени Р.Е.Алексеева спроектировало новое судно «Комета 120М» (СПК). Торжественный спуск на воду первого СПК состоялся 20 октября 2017 года на заводе «Вымпел». Планируется, что судно будет работать на регулярной линии Севастополь – Ялта – Севастополь.

Судно создано на базе судов на подводных крыльях проектов «Комета», «Колхида», «Катран» и предназначено для перевозки пассажиров в прибрежной морской зоне. Пассажировместимость судна – 120 человек (бизнес-класс – 22 человека, экономкласс – 98 человек), максимальная скорость хода – 35 узлов (65 км/ч) .

Основным отличием судна от ранее эксплуатируемых проектов стало улучшение комфорта пассажиров и экипажа, в частности, за счёт применения автоматической системы снижения качки и перегрузки, использования систем кондиционирования воздуха, применения современных вибропоглощающих материалов.

Совещание о социально-экономическом развитии Республики Крым и Севастополя

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня наше совещание посвящено текущему положению дел в сфере социального и экономического развития Крыма, города Севастополя. Обсудим, как идёт исполнение федеральной целевой программы, есть ли потребность в каких-то дополнительных проектах, в какой срок их надо подготовить и реализовать. И – в этом контексте – нужно ли продление программы в целом. Также в повестке ещё один важный вопрос – борьба с последствиями продолжительной засухи в регионе.

В Крым за прошлые годы мы вложили немало сил и средств. Стояла беспрецедентная по трудности и масштабам задача – в кратчайшие сроки интегрировать полуостров в правовое, инфраструктурное, экономическое пространство Российской Федерации. Подобного опыта нет практически ни у одной страны. Мы приняли десятки нестандартных решений по энергоснабжению, водоснабжению, обеспечению газом, транспорту. В прошлом регион десятилетиями недофинансировался, инженерный и коммунальный комплексы полностью выработали свой ресурс, дорожный фонд не обновлялся с советских времён. И на это накладывалась непростая внешнеполитическая обстановка.

Сегодня можно сказать, что наиболее трудный этап пройден. Мы вошли в режим более спокойной, плановой работы. Наша главная цель – создать на полуострове совершенно иные стандарты жизни, отдыха, новую социальную среду, превратить Крым в динамично развивающийся регион. Мы уже завершили более трети всех объектов и мероприятий в рамках действующей ФЦП. Ещё более половины находятся в работе. Прежде всего это строительство дорог (тут ещё много чего предстоит сделать) и социальных объектов, энергетический комплекс, инженерная инфраструктура.

Тем не менее уже сейчас Крым заметно отличается от того, каким он был четыре года назад. Это все отлично знают. Это видно и по уровню жизни людей, и по отдельным инфраструктурным решениям. Ликвидирован дефицит электроэнергии. В этот курортный сезон люди впервые смогли приехать в Крым по новому мосту. Это уникальное инженерное сооружение, где запущено движение по автодорожной части. Сейчас в разгаре работы по строительству железнодорожной ветки. Работает аэровокзальный комплекс аэропорта Симферополь. И ведётся целый ряд других крупных инфраструктурных проектов.

В социальной сфере: к 2019 году будет сдано 36 дошкольных учреждений и 13 школ. Они в значительной мере позволят решить проблему второй смены в школах и проблему очередей в детские сады.

Мы прекрасно понимаем, как они важны, как ждут крымчане и эти детские сады, и школы, и поликлиники, и культурные центры. Ждут обновления автобусного и троллейбусного парка. Мы сейчас ехали – посмотрели на новые автобусы, которые закуплены и стоят здесь, в Севастополе. Но в любом случае этот парк нужно обновлять и довести его обновление до необходимого разумного уровня. Предприятия нуждаются в сетевых комплексах, газопроводах, снабжении водой. Поэтому все сроки, обязательства, которые заложены в утверждённый план-график строительства, должны строго соблюдаться.

К сожалению, не всё строится с такой скоростью, как мы планировали. Где-то затягиваются сроки подготовки конкурсной документации, где-то возникают проблемы с площадками. Это требует организационной и бюджетной дисциплины, более тщательной работы с заказчиками. Местным властям нужно держать ситуацию на постоянном контроле – на это я обращаю особое внимание.

Ещё одна задача, которую мы решаем в Крыму, – это улучшение инвестиционного климата и развитие предпринимательства.

Сейчас мы активно готовим новый национальный проект в сфере малого и среднего бизнеса. В нём будут содержаться и конкретные целевые ориентиры, и планы нашей дальнейшей работы. При этом, конечно, мы будем принимать и индивидуальные решения, если в них есть потребность.

Есть предложение о докапитализации государственной микрофинансовой и региональной гарантийной организации в Крыму на полмиллиарда рублей. Я думаю, это идея интересная, давайте её обсудим и рассмотрим. Доступные кредиты должны оживить деловую активность, упростить старт бизнеса для тех, кто только хочет открыть своё дело. Помочь модернизировать уже действующие компании за счёт пополнения оборотного капитала.

И ещё одна тема, которую я хотел бы затронуть на сегодняшнем совещании. В начале июня на всей территории Крыма был введён режим чрезвычайной ситуации из-за засухи. Сельхозпредприятия несут ущерб из-за гибели посевов, недобора урожая. Сегодня обсудим, что мы сможем сделать: сможем ли покрыть недостающую потребность в зерне из запасов, требуются ли здесь какие-либо решения из федерального центра. И ряд других вопросов рассмотрим.

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Действительно, катастрофическая недофинансированность инфраструктуры Крыма в постсоветский период де-факто потребовала реализации комплексной программы по созданию нового инфраструктурного каркаса полуострова. Основные ресурсы в последние годы и сейчас направляются на создание транспортной, энергетической, инженерной, жилищно-коммунальной инфраструктуры. Общий объём финансирования программы, которая была запущена в 2015 году на пятилетний срок, составляет более 800 млрд рублей, из которых 790 млрд приходится на средства федерального бюджета. Помимо этих ресурсов в инфраструктуру региона активно инвестируются сотни миллиардов рублей средств государственных компаний – по разного рода проектам.

К настоящему моменту завершено создание трети запланированного – это 214 объектов. Ещё порядка 350 находятся на этапе реализации. Наиболее важные объекты инфраструктуры известны всей стране: электросетевой энергомост, мост через Керченский пролив, новый аэропортовый комплекс. Сейчас в заключительной стадии находится строительство новых теплоэлектростанций, объектов инженерной инфраструктуры, что позволит обеспечивать водой Восточный Крым, и, конечно, строительство трассы «Таврида», которая свяжет восток и запад полуострова.

С точки зрения эффекта на экономику, на развитие региона реализация программы обеспечивает прирост пассажиропотока на воздушном транспорте более чем на 1 миллион человек ежегодно, на железнодорожном транспорте – почти на 4 миллиона. И, что очень важно, прирост объёма перевозок грузов – до 13 млн т.

С точки зрения социальной сферы – растёт количество высокотехнологичных мест в объектах здравоохранения (на 10%), создаётся 11 тыс. мест в учреждениях общего образования и более 20 тыс. мест в детских садах. Во многом эти инвестиции помогают решить проблему второй смены в школах и серьёзно сократить очереди в детских садах.

Программа задумывалась на пять лет, но уже есть определённый объём накопленных поручений по новым объектам. Поэтому мы подготовили предложение по продлению программы до 2022 года с увеличением её финансирования. Как минимум, те объекты, которые сейчас есть, – это объекты на 37 млрд рублей: 85 объектов по Республике Крым и 55 объектов по Севастополю.

Вы упомянули управленческую дисциплину с точки зрения реализации программы. У нас на текущую дату реализация 501 объекта и мероприятия (это примерно 80%) осуществляется в соответствии со сроками плана-графика и взятыми обязательствами. По 120 объектам есть отставание. Если посмотреть по ведомствам, ответственным за объекты, хуже всего ситуация у Минобрнауки – 15 объектов (33% от общего количества), Росжелдор – 3 объектов (75%), Республика Крым – 72 объекта (16%), город Севастополь – 20 объектов (22%).

С точки зрения кассового исполнения. В прошлом году у нас кассовое исполнение составило практически 93% по программе, в этом году на 20 июля – практически 50 млрд рублей (31% годового объёма). Если сравнивать это с 2017 годом, у нас здесь ситуация улучшилась на 10 процентных пунктов, то есть исполнительская дисциплина поднимается. Но при этом есть ряд заказчиков, где кассовое исполнение составляет менее 10%. Это Минкультуры – 1% всего, Минэнерго – 5%, Росморречфлот – 8%, и низкий процент исполнения за первое полугодие зафиксирован в городе Севастополе – всего лишь 5% от предусмотренных на 2018 год средств. По Севастополю ситуацию, конечно же, нужно исправлять, потому что, с одной стороны, поступают предложения по расширению действующей программы, с другой стороны, те объекты, которые есть, не всегда финансируются, и зачастую исполнители сталкиваются с проблемами при их реализации.

Вы правильно отметили, что вопрос предпринимательской активности на полуострове очень важен. Здесь важно понимать, что 62% занятости в регионе обеспечивается как раз малыми и средними предпринимателями.

Реализация крупных инфраструктурных проектов будет улучшать логистическую связанность полуострова с остальной частью России, позволит сокращать стоимость, сроки поставок товаров, повысит доступность полуострова для туристов. Всё это, конечно, будет способствовать улучшению инвестиционного климата. Но одна из проблем, довольно серьёзная для развития предпринимательства, это неразвитая система финансирования по вполне понятным ограничениям, которые есть на полуострове. Поэтому, если будет принято решение о докапитализации микрофинансовой организации, она, конечно же, повысит капитализацию фонда Крыма более чем в два раза относительно текущих уровней. Это будет очень хороший, позитивный толчок для создания новых бизнесов и развития уже имеющихся. С начала деятельности фонда, который был создан в 2014 году, выдано более 540 займов на общую сумму 640 млн рублей. Средняя ставка 9,5% – это то, что действительно привлекает серьёзный спрос. Все мы прекрасно знаем, что микрофинансовая организация в Крыму сейчас не в состоянии удовлетворить все заявки, которые поступают со стороны предпринимателей.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > premier.gov.ru, 30 июля 2018 > № 2689962 Дмитрий Медведев


Армения. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686018 Дмитрий Медведев, Тигран Саркисян

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграна Саркисяна.

Из стенограммы:

Вопрос: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Анатолий Курманаев, газета Wall Street Journal.

Вы сегодня рассказали о планах создания единого газового рынка. Что он может собой представлять? Какие ещё конкретные меры планируются по экономической интеграции ЕАЭС? И какие меры могут увеличить привлекательность транспортного коридора ЕАЭС для китайских экспортёров?

Д.Медведев: Начну с дальнейших шагов по интеграции. На мой взгляд, все решения, которые мы сегодня рассматривали, направлены на укрепление интеграции внутри Евразийского союза. Что ни возьми – и цифровая повестка дня, и всё, что связано с системой прослеживаемости движения товаров, и внедрение упрощённых процедур, различного рода сервисов, которые мы предлагаем представителям бизнеса, – это всё укрепляет нашу интеграцию, делает работу в Евразийском союзе более привлекательной. Начнём с того, что за последнее время мы существенным образом нарастили масштабы этого сотрудничества. Эти цифры приводили в своих выступлениях и я, и мои коллеги – главы правительств. Это действительно именно так, и всё это результат интеграции.

Поэтому по всем направлениям, хочу подчеркнуть, – «цифра», энергетика, биотехнологии, фармацевтическая промышленность, вообще высокие технологии, логистические возможности, сельское хозяйство – по всем этим направлениям интеграция будет развиваться.

Как-то мой коллега сказал о том, что если Европейский союз, как известно, возник из союза угля и стали (Европейское объединение угля и стали), то наш Евразийский союз – это в значительной степени газово-нефтяной союз. Это, конечно, преувеличение, но действительно во многом это изначально было так, потому что страны-участники хотели внятных, прозрачных, предсказуемых правил торговли нефтью, газом, создания единого рынка нефти и газа. И эти цели, естественно, остаются в повестке дня. Где-то мы продвинулись больше, где-то меньше.

Сегодня мы достаточно долго, скажу откровенно, обсуждали вопросы создания рынка газа. Там есть пока ещё не согласованные странами подходы, в том числе связанные с транспортировкой и тарифом, который должен вырабатываться, то есть платой за транспортировку газа. Но мы договорились провести некий мозговой штурм. Я только что подписал вместе с другими своими товарищами, председателями правительств, премьер-министрами, решение межправсовета о том, чтобы провести консультации сначала на уровне министров энергетики, потом, я думаю, мы плотно поработаем в рамках нашей комиссии вместе с коллегами, которые занимаются этими вопросами, а потом уже встретимся в формате межправсовета.

И я думаю, что это может быть одной из центральных, больших тем. То есть ей можно было бы посвятить не пять минут обсуждения или пятнадцать, а обсудить серьёзно. Потому что слишком важные решения, весьма фундаментальные вопросы. Но двигаться в этом направлении необходимо. Мы договаривались при создании нашего союза о том, что это будет одна из целей.

Есть определённые сроки, и мы к этим срокам внимательно относимся, будем стараться договориться по этим параметрам.

Что же касается привлекательности логистических возможностей Евразийского союза, в том числе для наших партнёров из Китайской Народной Республики, я напомню, что мы в настоящий момент уже согласовали с ними практически работу в рамках специального формата между Евразийским союзом и Китайской Народной Республикой. Это пока ещё не свободная экономическая зона, особая экономическая зона, зона свободной торговли, но некий первый инструмент соединения наших возможностей.

Вы знаете, что мы с китайскими партнёрами договаривались развивать здесь сотрудничество в формате: ЕАЭС и известный проект «Один пояс – один путь». Там есть «дорожная карта», и все необходимые поручения на эту тему даны.

Очевидно, что использование транспортных коридоров на территории стран Евразийского союза является исключительно выгодным, даже с точки зрения экономии времени. Если представить себе такого рода коридор, который бы, например, связывал Пекин и Европу, то, по подсчётам экономистов, специалистов, время транспортировки может быть существенно меньше, чем в случае транспортировки иными маршрутами. Но для этого нужно создать инфраструктуру. Такие проекты есть. Они очень большие. В том числе – по высокоскоростному железнодорожному сообщению, включая грузовое сообщение, между Пекином, странами Евразийского союза и европейскими странами.

На это потребуются очень значительные финансы. Но если мы сможем договориться о принципах работы, то такой проект мог бы быть мегапроектом в области логистики, в области транспортного сообщения между нашими странами. Я уж не говорю о том, что это было бы очень важно и выгодно для жителей различных регионов стран Евразийского союза.

Будем работать над этим дальше.

Вопрос: Владимир Орехов, телеканал «Россия», петербургские «Вести». У меня вопрос сразу и к Дмитрию Анатольевичу, и к Тиграну Суреновичу. Какие решения приняты в сфере реализации цифровой повестки по итогам сессии? Какие резонансные вопросы в принципе обсуждались и какие были приняты по ним решения?

Т.Саркисян: Во-первых, хочу подчеркнуть: в основе нашей дискуссии лежит понимание, что мы должны проводить согласованную политику в сфере цифровых трансформаций. Если каждая страна будет реализовывать свою собственную политику, это приведёт к созданию новых барьеров и препятствий для формирования наших общих рынков. И это понимание есть, теперь надо детально прорабатывать механизмы, как проводить согласованную политику.

Мы договорились, что мы должны стремиться к тому, чтобы обеспечивать интероперабельность наших проектов. Во-вторых, мы должны стремиться создавать общие стандарты в цифровой трансформации. Третье – должна быть чётко выстроена система управления, чтобы мы могли согласовывать позиции национальных правительств.

И сегодня премьер-министры дали нам поручение, чтобы мы проработали вопросы, которые сегодня чрезвычайно актуальны.

Во-первых, мы сегодня обсуждали вопрос об обеспечении прослеживаемости товаров при пересечении наших границ, в том числе товаров из третьих стран. Мы запускаем пилотный проект, и это очень важная принципиально договорённость. По этому пилотному проекту мы уже выработаем более конкретные механизмы и примем решение, как углублять этот пилотный проект прослеживаемости. Потому что все главы правительств согласны с тем, что это необходимое направление нашей цифровой трансформации.

Для того чтобы в дальнейшем наши пилотные проекты давали эффект, необходимо разработать экосистему, в том числе и «цифровые песочницы». Потому что «цифровые песочницы» позволяют реализовывать пилотные проекты, а потом видеть позитив и негатив этих проектов. И если мы по итогам этих проектов имеем возможность всё апробировать, мы можем, используя этот инструмент, все наши проекты и инициативы реализовывать. На сегодняшний день у нас 25 инициатив в проработке. Из них по трём мы уже запустили по решению совета НИРы, то есть научно-исследовательские работы, по итогам которых совет будет принимать решение, как их дальше продвигать.

Так что наша цифровая программа, наша повестка входит в активную стадию реализации.

Д.Медведев: Я могу лишь добавить несколько моментов, потому что Тигран Суренович всё абсолютно точно сказал.

Мы сегодня обсуждали с коллегами в узком составе: «цифра» – это отдельный проект? Нет. «Цифра» – это, по сути, новая платформа. Это базис для решения самых разных задач. Именно поэтому это межотраслевой проект, если его всё-таки называть проектом.

Иными словами, «цифра» нужна во всех проектах, которые мы сейчас реализуем – и в национальных экономиках, и в рамках Евразийского экономического союза. А раз это так, то мы достаточно долго обсуждали, кто должен быть концентратором этой работы, где должен находиться офис. Эти вопросы тоже сейчас в повестке дня.

Но моё мнение, что ввиду универсального характера цифровой платформы для развития наших экономик в целом мы должны это делать все вместе и понимая, что, как было правильно сказано, здесь не может быть разных подходов. Подходы должны быть абсолютно одинаковые, единые. Только в этом случае у нас будет единый язык общения, единый код коммуникаций – в прямом и переносном смысле этого слова.

И целый ряд смежных вопросов, о которых тоже было сказано. Действительно, очень важны и «регулятивные песочницы», где можно отрабатывать модели развития тех или иных сервисов и правил регулирования. Вопросы интернет-торговли тоже затрагивались, потому что нам и здесь нужны единые правила регулирования. У нас единое экономическое пространство, а значит, и правила регулирования должны быть одинаковыми. И ряд других вопросов.

Будем обязательно этим заниматься. Ещё раз подчеркну: это объединяющая всех повестка дня, это единая платформа. Именно поэтому она исключительно важна.

Т.Саркисян: Дмитрий Анатольевич, с Вашего позволения хочу сделать ещё одно заявление, мне кажется, очень важное: по вопросу, который мы сегодня обсуждали, – об антидемпинговом расследовании по гербицидам. Вы знаете, комиссия получила заявление от производителей гербицидов из Белоруссии, Казахстана и России, что некоторые европейские крупные компании демпингуют на этом рынке. И расследование подтвердило эту обеспокоенность наших производителей. Действительно, факт имеет место быть, и европейские конкуренты применяли демпинг на нашем рынке.

Мы сегодня этот вопрос обсуждали. Комиссия подтвердила в соответствии с буквой закона и союзного договора, что факт демпинга существует. И мы договорились (несмотря на то, что наши казахские коллеги применили право вето на это решение коллегии) о том, что комиссия продолжит работу с европейскими производителями, чтобы создать равные конкурентные условия и чтобы не было искажений на нашем рынке. Надо эту информацию довести и до производителей, и до потребителей, для того чтобы некоторые недобросовестные конкуренты не пытались «разводить» наши пять стран, с тем чтобы добиваться на нашем общем рынке каких-то нерыночных преимуществ.

Д.Медведев: Раз уж об этом заговорили, тогда я тоже скажу, что наш союз только тогда будет что-нибудь стоить, если он сможет, как раньше принято было говорить, защищаться. И антидемпинговые расследования – это и есть такие меры защиты, меры борьбы с недобросовестной конкуренцией. Нам нужно научиться применять эти меры, потому что нас очень часто этими мерами пытаются сдавливать, душить, открывают антидемпинговые расследования в отношении практически всех государств. Нам нужно тоже уметь это делать. Я считаю, что это то оружие, которое должно быть постоянно наготове. Только так мы сможем наши национальные интересы отстаивать, интересы всех стран, входящих в Евразийский союз.

***

По завершении заседания Евразийского межправительственного совета состоялись встречи Дмитрия Медведева с Премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном и Премьер-министром Республики Киргизия Мухаммедкалыем Абылгазиевым.

Армения. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686018 Дмитрий Медведев, Тигран Саркисян


Армения. Киргизия. ЕАЭС. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686016 Дмитрий Медведев

Заседание Евразийского межправительственного совета.

Д.Медведев: «В I квартале 2018 года внутренний товарооборот стран союза и объём внешней торговли продолжили рост (на 16,4% и почти 24% соответственно). Причём государства-участники увеличили поставки на общий рынок союза не только сырья, но и машин, оборудования, металлов, изделий из металлов, продукции химической промышленности».

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Евразийского межправительственного совета

Уважаемые коллеги!

Теперь уже в расширенном формате хочу поприветствовать всех в Санкт-Петербурге на заседании Евразийского межправительственного совета. Впервые в этом формате участвуют премьер-министры Армении и Киргизии – Никол Воваевич Пашинян и Мухаммедкалый Дуйшекеевич Абылгазиев. Мы сегодня уже успели вместе с вами, с вашим участием обсудить много важных вопросов.

Сегодня у нас второе заседание в рамках председательства России в ЕАЭС. До этого мы встречались в Алма-Ате 2 февраля. Своими задачами мы видим реализацию в полном объёме всех договорённостей, которые были достигнуты нашим союзом как на уровне глав государств, так и на уровне глав правительств, и постановку новых целей.

Евразийская «пятёрка» работает успешно, постепенно раскрывает свои возможности. В I квартале 2018 года и внутренний товарооборот стран союза, и объём внешней торговли продолжили рост (на 16,4% и почти 24% соответственно). Причём государства-участники увеличили поставки на общий рынок союза не только сырья, но и машин, оборудования, металлов, изделий из металлов, продукции химической промышленности, продовольственных товаров, сельхозсырья.

Всё это говорит о том, что внутрисоюзные торговые потоки становятся более сбалансированными, а обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство наших стран получают новые возможности для расширения производства и создания рабочих мест.

Мы намерены последовательно решать поставленную главами наших государств задачу – обеспечить темпы экономического роста не ниже 2% и поддерживать низкую инфляцию. Это зафиксировано в Основных ориентирах макроэкономической политики государств – членов ЕАЭС на период 2018–2019 годов.

Одно из ключевых направлений нашего сотрудничества – развитие и внедрение «цифры». Все мы понимаем, насколько это важно для построения экономики будущего. Скоординированные усилия по цифровизации экономического пространства вошли в число приоритетов российского председательства.

Сейчас в ЕАЭС создана нормативная база для запуска первых цифровых проектов по приоритетным направлениям. Мы со своей стороны предложили ряд инициатив в области интернет-торговли, технологии прослеживаемости движения товаров, создания транспортных коридоров, промышленной кооперации. Мы только что всё это обсуждали на нашем заседании в узком составе. Считаю важным, чтобы эти проекты представляли не только государства, но и коммерческие компании. Только в этом случае здесь будет жизнь.

Приоритетное внимание мы продолжаем уделять улучшению наднационального регулирования. И здесь мы с вами тоже достаточно подробно обсуждали формирование в нашем союзе общих рынков нефти и нефтепродуктов, рынка природного газа.

Мы должны обеспечить для бизнеса недискриминационные и прозрачные условия. В целом нам нужно будет проделать дополнительную работу по устранению препятствий, которые мешают созданию общих рынков ЕАЭС. И об этом мы с вами тоже только что договорились в узком формате. Мы сформировали экспертную группу по ликвидации барьеров. В неё вошли представители бизнес-сообществ наших стран. Их опыт и профессионализм здесь будут востребованы.

В целом мы неплохо продвигаемся в этих направлениях. В начале этого года было подписано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации. Рассчитываю на то, что скоро в государствах-участниках пройдут все необходимые процедуры, чтобы документ вступил в силу уже в этом году. Как вы знаете, мы планируем до конца года создать в в России такую систему, которая охватит весь цикл – от выпуска товаров таможней до их продажи в рознице. Предлагаю в максимально сжатые сроки распространить этот механизм на весь союз. Выгоды очевидны: налаживание эффективного государственного контроля, защита потребителей, создание благоприятных условий для ведения бизнеса.

Уважаемые коллеги, актуальным вопросом остаётся поиск адекватного ответа на всякого рода торговые ограничения, которые вводятся зарубежными партнёрами.

Разумеется, вопросы, которые затрагивают сферу безопасности, – это национальная зона ответственности. Мы используем своё право на защиту экономической безопасности. Национальная компетенция на применение ответных ограничительных мер закреплена в международном праве, в нормах ВТО. Она есть у всех членов Евразийского союза.

Тем не менее важно и коллективные шаги определить, если потребуется отстаивать наши общие торгово-экономические интересы. А это не исключено, и опыт последнего периода – всякого рода споров, которые идут в различных регионах с участием самых разных стран и союзов стран, это напрямую доказывает.

При этом хотел бы подчеркнуть: мы всегда открыты к сотрудничеству. Хотим, чтобы экономические отношения с иностранными партнёрами строились по известному принципу, который называется win-win, то есть для выгод всех участников.

В этом контексте важным событием стало заключение в мае временного соглашения о зоне свободной торговли ЕАЭС – Иран и соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС – Китай. Переговорный процесс был долгим, очень непростым. Благодаря конструктивной работе удалось выйти на взаимоприемлемые договорённости. Теперь государства-участники должны оперативно провести процедуры, которые необходимы для вступления этих решений в силу.

Отмечу также, что решением Высшего Евразийского совета одобрено положение о статусе государства-наблюдателя в ЕАЭС. Такой статус предоставлен Молдавии.

Мы искренне приветствуем желание развивать взаимовыгодное сотрудничество со странами нашего союза. Если говорить о молдавском представителе, то он может быть направлен для того, чтобы начать диалог с Евразийской экономической комиссией.

Армения. Киргизия. ЕАЭС. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686016 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Медицина > premier.gov.ru, 25 июля 2018 > № 2685419 Дмитрий Медведев

О развитии онкологической помощи населению Российской Федерации.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил Онкорадиологический центр Московского областного онкологического диспансера. Председатель Правительства осмотрел лабораторию по изготовлению препаратов на основе изотопов, а также высокотехнологичное оборудование центра.

Онкорадиологический центр оснащён высокотехнологичным медицинским оборудованием, позволяющим реализовать самые современные методы диагностики и лучевой терапии (радиотерапии) злокачественных опухолей.

Диагностика опухолей осуществляется с помощью методов позитрон-эмиссионной томографии (ПЭТ), сцинтиграфии, магниторезонансной томографии и компьютерной томографии. Доступны как современные методики лучевой терапии (радиотерапии), так и методы высокоточного облучения опухолей (радиохирургия).

Онкорадиологический центр является компонентом формирующегося в Московской области онкологического кластера. В одном месте, на территории Московского областного онкологического диспансера пациенты получают полный цикл современной диагностики и специализированного, в том числе высокотехнологичного, лечения международного уровня.

Онкорадиологический центр построен в государственно-частном партнёрстве и начал работать в апреле 2018 года.

Совещание о развитии онкологической помощи

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы проводим наше совещание в Московском областном онкологическом диспансере, который только что осмотрели. Конечно, это уникальное медицинское учреждение, абсолютно современное, недавно открылись и хирургический корпус, и онкорадиологический комплекс. Люди здесь получают весь спектр медицинской помощи – от ранней диагностики и до лечения. Причём лечения, естественно, высокотехнологичного, с использованием самых современных радиологических методик. Большинству пациентов помощь здесь оказывается в рамках обязательного медицинского страхования, то есть бесплатно.

Интересно, кстати, что этот онкорадиологический центр в Балашихе – это ещё и первый концессионный проект в ядерной медицине в нашей стране. Построен в рамках государственно-частного партнёрства с участием Российского фонда прямых инвестиций. Даже в этом смысле интересно, как всё организовано, надо подумать о возможности распространения подобного опыта и на другие регионы, если это окажется целесообразным. Такие центры, безусловно, являются важной частью системы оказания онкологической помощи в нашей стране.

Онкология остаётся одной из главных причин смертности, она стоит на втором месте после сердечно-сосудистой патологии. Поэтому мы такое внимание уделяем этой проблеме. Сегодня во многих случаях онкология успешно лечится. Хорошая динамика спустя пять и более лет после установления диагноза наблюдается больше чем у половины пациентов. Хотя, конечно, и эти показатели являются недостаточными.

Чтобы изменить ситуацию, добиться лучших результатов, нам нужно разработать и выполнить общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями. Эта задача была поставлена Президентом в послании, в ряде других документов, и она должна обеспечить достижение такой важнейшей нашей стратегической цели, как повышение продолжительности жизни к 2030 году до 80 лет.

В майском Указе Президента №204 определены конкретные целевые показатели, на которые нужно выйти к 2024 году. Главный из них – это снижение смертности от онкологии. Соответствующие цифры известны.

У нас подготовлен новый национальный проект «Здравоохранение». 23 июля по этой теме выступала Министр здравоохранения у меня на совещании. Также Вероника Игоревна (В.Скворцова) была у Президента, докладывала по этому поводу.

Недавно мы рассматривали паспорт проекта на президиуме Совета (Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам). Особое место в нём занимает федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями». В него включён комплекс мер по всем направлениям диагностики и лечения рака, которые будут выполняться как на федеральном уровне, так и в регионах, им сейчас как раз нужно подготовить паспорта своих проектов с учётом единых подходов.

Что нужно сделать, на что я хотел бы обратить внимание в начале нашего совещания?

Первое – это, конечно, профилактика и ранняя диагностика. Как известно, рак в самом начале зачастую протекает без симптомов. И главное здесь – фактор времени. Ранняя диагностика зачастую помогает или полностью излечить человека, или продлить ему жизнь на долгие годы. Я напомню, что ещё 10 лет назад эта болезнь на ранней стадии выявлялась приблизительно в 16% случаев. Сейчас это больше половины, то есть 56%, и мы стремимся к тому, чтобы эти цифры увеличить.

К 2024 году планируем перейти на ежегодный профилактический осмотр всех граждан. А с этого года у нас введён новый порядок проведения диспансеризации. Теперь каждый человек один раз в два года будет проходить скрининг, обследование на самые распространённые виды онкологии. Кроме того, врачи будут уделять повышенное внимание людям с высоким риском развития онкологии – по определённым критериям. Конечно, многое зависит от стремления самих людей проходить диспансеризацию.

Второе – это инфраструктура. Конечно, важно, чтобы, вне зависимости от того, где человек живёт, ему были доступны самые современные методы диагностики. И поэтому просто необходимо сокращать срок от первого обращения к врачу до постановки диагноза и начала лечения.

Для этого мы прорабатываем вопрос о создании во всех регионах межрайонных центров амбулаторной онкологической помощи. Они могут быть созданы на базе имеющихся многопрофильных больниц, работать на муниципальном уровне. Но главное, чтобы в них было всё необходимое оборудование, чтобы специалисты были готовы быстро провести исследования и поставить диагноз.

Параллельно планируем создать в регионах так называемые референс-центры, где в сложных случаях можно перепроверить результаты обследования. Это поможет избежать ошибок в постановке диагноза и, конечно, повысит качество диагностики.

Будем также модернизировать региональные онкодиспансеры и ряд других организаций, у которых есть потенциал и база для лечения онкологии. Фактически нужно создать сеть современных, хорошо оборудованных специализированных центров, которые, используя успешный опыт региональных сосудистых центров, показавших уже, в общем, неплохие результаты, тоже будут работать. По их примеру в регионах может быть внедрена централизованная система организации онкологической помощи. Это значит, что человека сразу будут стараться доставить туда, где ему будет оказана наиболее эффективная помощь, вне зависимости от уровня её сложности. Но, конечно, этого ещё нужно достичь. В том числе речь идёт и о центрах ядерной медицины.

Очень важно, чтобы самое пристальное внимание уделялось детям. Мы недавно приняли решение о расширении и реконструкции Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии. Там будет построен корпус ядерной медицины, его планируется открыть в 2022 году. На это мы выделяем деньги из федерального бюджета.

Третье – это кадры. Очевидно, что в онкологических центрах должны работать врачи самой высокой квалификации. Причём нужны разные специалисты. Те, кто обслуживает сложнейшие радиотерапевтические комплексы, как, например, здесь есть, создаёт новые препараты, радиотехнологии. Инженеры, радиологи, радиохимики и медицинские физики. Всё это междисциплинарные специалисты, которых мы стараемся сейчас готовить. Ну и, конечно, фармацевты, лаборанты, морфологи и ряд других. Для них будет действовать программа подготовки и переподготовки.

Есть ещё целый ряд дополнительных условий. Об этом подробнее скажет Министр здравоохранения. Пожалуйста, Вероника Игоревна (обращаясь к В.Скворцовой).

В.Скворцова: Я хотела бы ещё раз подчеркнуть, что для того, чтобы исполнить основные национальные задачи, поставленные перед российским здравоохранением (увеличить продолжительность жизни населения и снизить смертность), нам необходимо использовать максимально весь смысловой ресурс. Реализация онкологической программы позволит нам уменьшить число смертей в 2024 году более чем на 23 тысячи и, кроме того, существенно повысить качество жизни наших граждан – и детей, и взрослых.

Важно отметить, что национальный проект «Здравоохранение» построен так, что из восьми федеральных проектов четыре являются направленными, целевыми проектами, связанными с исполнением основных задач, поставленных Президентом в послании и Указе №204, и четыре – это проекты, обеспечивающие, соответственно, возможность реализации первых четырёх.

Борьба с онкологическими заболеваниями тесно сопряжена с реализацией таких федеральных проектов, как развитие национальных медицинских исследовательских центров – кураторов онкологической службы по регионам, обеспечение онкологической программы квалифицированными кадрами, а также создание единого цифрового контура в здравоохранении.

За последние годы, с 2012 по 2017 год, в целом системе здравоохранения удалось увеличить пятилетнюю выживаемость при онкологических заболеваниях и снизить одногодичную летальность. Это произошло благодаря тому, что мы перешли с 2013 года на систематическую диспансеризацию, включившую в свой состав онкологические скрининги, и сумели в несколько раз увеличить раннюю выявляемость онкологических заболеваний. Причём для заболеваний, которые наиболее распространены на территории нашей страны (скажем, репродуктивной системы женщины, онкологические заболевания молочной железы), у нас ранняя выявляемость (первая, вторая стадии) уже превысила 70%. Это и дало возможность резкого снижения летальности и смертности.

Стандартизованные показатели смертности в нашей стране практически соответствуют средним по Европейскому союзу. Имеются в виду стандартизованные показатели по структуре населения стран. Вместе с тем мы пока ещё отстаём по выявляемости, в том числе ранней выявляемости, и первичная заболеваемость у нас на треть ниже, чем в странах Европы. И отстаём по показателю одногодичной летальности. Мы сумели выйти на 22,5%. В Евросоюзе этот показатель ниже 16%.

Важно отметить, что у регионов, которые сумели при подготовке программы включить основные координирующие механизмы, показатели уже соответствуют европейским и даже ниже европейских. Мы находимся на территории Московской области. Хочу отметить, что, по последним данным (за первую половину этого года), одногодичная летальность – 13,5%. И общая смертность уже ниже среднероссийской, она составила 147 на 100 тысяч. Это один из лучших в мире показателей. То есть наши усилия работают.

По организационной модели онкологической службы, о которой Дмитрий Анатольевич уже рассказал. Я хотела бы только отметить следующее: первой, базовой ступенью является формирование системы, когда каждый человек может пройти онкоскрининг на все основные виды рака. И кроме того, когда все врачи – и первичного звена, и узкие специалисты – будут иметь тотальную онконастороженность и не пропускать первые признаки онкологических заболеваний.

Для этого в конце 2016 года была разработана дистанционная образовательная программа. Она внедрена с начала прошлого года. 80% терапевтов первичного звена уже сертифицированы по этой программе, и сейчас она распространяется на врачей общей практики, педиатров и узких специалистов.

Второй уровень: при подозрении больные направляются в межрайонные амбулаторные онкологические центры, которые формируются в населённых пунктах с населением от 50 тысяч человек на базе уже существующих многопрофильных стационаров, консультативно-диагностических центров и поликлиник.

Как Вы уже сказали, мы планируем сформировать 18 референс-центров, по шесть по каждому направлению. Это томографические исследования – МРТ, КТ. Они находятся в каждом федеральном округе (два округа соединены – Южный и Северо-Кавказский). Каждый федеральный округ имеет референс-центр, и они выходят на федеральные, головные референс-центры. Важно отметить, что они все в едином цифровом контуре, и цифровые изображения могут дистанционно передаваться – МРТ, КТ, морфология, иммуногистохимия.

И третье направление, наиболее новое для нашей страны, – молекулярная генетика для определения опухолевых мутаций.

Главная задача всей диагностической системы сводится к тому, что мы, где бы человек ни проживал, должны формировать правильно код онкологического заболевания по международной классификации, который включает не только локализацию и стадию процесса, но и правильно поставленный морфологический и иммуногистохимический диагноз и генетику мутаций. Важно отметить, что даже если один компонент – генетика – различается, то при всех остальных схожих тем не менее применяются разные международные протоколы. Например, рак молочной железы – пять протоколов, отличающихся только генетической мутацией.

В настоящее время подготовлено 77 клинических рекомендаций и 940 моделей пациентов – онкологических больных. Каждый протокол полностью создан в виде алгоритма и, что самое главное, полностью разбит на клинико-статистические и экономические группы, которые позволили нам просчитать стоимость каждого клинического протокола.

Кроме того, клинические рекомендации включают утверждаемые нормативно критерии качества, которые ложатся в основу регламентов экспертизы качества медицинской помощи.

Я бы хотела отметить, что, пока не сформирован единый цифровой онкологический контур, мы ввели специальную систему учёта лечения и диагностики онкологических заболеваний через систему обязательного медицинского страхования, добавив дополнительные поля, которые нам показывают, какие клинико-статистические группы используются, какие химиотерапевтические препараты используются, объём и качество оказываемой помощи. Пока это позволяет собирать информацию и ретроспективно оценивать ситуацию за прошедший месяц. Будущее системы управления качеством сводится к тому, что в рамках единого контура будет введена система электронного бенчмаркинга и по каждому пролеченному случаю будет определяться качество лечения и полнота оказанной помощи.

Как я уже отметила, центры амбулаторной онкологической помощи не будут в рамках программы строиться или создаваться сызнова. Они формируются на базе уже существующей инфраструктуры, которой у нас достаточно, и фактически меняют логистику и маршрутизацию пациентов при подозрении на онкологическое заболевание.

В то же время для нас принципиально, что, как только мы понимаем, какой клинический протокол нужен для лечения пациента, он должен направляться в то онкологическое учреждение, которое может оказать помощь в соответствии с этим протоколом. И в идеале это должна быть одноэтапная система, за исключением случаев, когда биопсия возможна только интраоперационно. В этом случае система является двухэтапной.

На сегодняшний день в стране 96 онкологических диспансеров. Общее количество коек превышает 37 тыс. Это лучше рекомендуемых международных показателей. То есть обеспеченность у нас формально достаточная. И в рамках программы мы предлагаем модернизировать имеющиеся региональные онкологические центры или онкологические отделения многопрофильных больниц в соответствии с принятым уже порядком, паспортом минимально достаточным. Мы предложили всем регионам 146 позиций оборудования, включающих всё необходимое тяжёлое оборудование, в том числе радиологическое. И по этому перечню будет проходить переоснащение.

В настоящее время на территории нашей страны уже 56 ПЭТ-сканеров. Из них две трети – частные ПЭТ-сканеры, которые работают в системе государственных гарантий, по тарифам программы государственных гарантий бесплатного оказания помощи, это система ОМС. На межрегиональном уровне опции будут несколько расширены за счёт работы «горячих коек» и таких методов, как брахитерапия.

И конечно, возглавляют нашу пирамиду, систему федеральные центры, которые обладают опциями в том числе протонной терапии. Сейчас у нас работают два протонных ускорителя, но в декабре будет сдан центр в Димитровграде и добавятся ещё четыре протонных ускорителя, в том числе детский и ускоритель для микрообъектов.

Таким образом, проект состоит из 11 групп мероприятий, все они проработаны, в том числе со всеми 85 субъектами Российской Федерации. Они все финансово оценены. И мы очень надеемся, что реализация совместно с регионами всех 85 региональных сегментов единого федерального проекта позволит нам выйти на те показатели по снижению смертности, летальности и улучшению выживаемости после онкологических заболеваний и качества жизни, которые ставите перед нами Президент и Вы.

А.Воробьёв: Для нас очень важно, что совещание по одному из национальных проектов по актуальной теме – борьба с онкологией – проходит у нас здесь, в Подмосковье.

Мы системно работаем в рамках указа Президента по снижению общей смертности. Благодаря поддержке Правительства России нам удалось добиться заметных результатов – смертность снижена на 20% за последние пять лет.

Первая большая программа, которая нами совместно с федеральным Правительством была реализована, – по строительству сердечно-сосудистых центров. Эти центры позволили нам в полтора раза снизить смертность от инфарктов и инсультов, это 20 тысяч сохранённых жизней за пять лет.

Мы также завершили большую президентскую программу по развитию родовспоможения. Мы в прошлом году сдали пять перинатальных центров. И сегодня в Подмосковье смертность упала практически в два раза и составляет 3,7 промилле (пять лет назад было почти 8). Такой результат достигнут во многом благодаря созданию трёхуровневой системы родовспоможения, где третий, наивысший уровень – это центры материнства и детства, перинатальные центры.

Что касается онкологии, мы также выстраиваем трёхуровневую систему. За пять лет нам удалось снизить смертность от онкологии на 24%: было 230 случаев на 100 тыс., сейчас 170. Мы в России переместились с 70-го места на 23-е. Это заметный прорыв. Каким образом мы добились этого результата? Вы в своём выступлении сказали, что диспансеризация и раннее выявление онкологии – залог решения этой проблемы, победы над этой болезнью. Поэтому мы очень активно оснащаем наши консультативно-диагностические центры. Очень активно рекламируем диспансеризацию. Сегодня у нас каждый человек может своевременно пройти диспансеризацию. За 2018 год мы выявили 13 тыс. случаев онкологии, из них на ранней стадии – половину.

Что касается инфраструктуры по борьбе с раком, за последнее время мы тоже серьёзно продвинулись. Онкорадиологический центр, на территории которого мы находимся, – этот комплекс сдан в конце прошлого года. Два ПЭТ-центра, радиологических корпуса, – здесь, в Балашихе, и Подольске – самые ультрасовременные в стране. И с первого дня по системе ОМС (то есть не нужно платить дополнительные средства) наши граждане могут получать здесь лечение и проходить высококачественное обследование.

Мы активно внедряем телемедицину, то есть второе мнение. Количество тяжёлого оборудования у нас растёт: МРТ, КТ-обследования. В 8–10% случаев врачи пользуются вторым мнением, чтобы наиболее точно поставить диагноз. Конечно, особое внимание уделяется новообразованиям. И каждый врач, работающий на таком оборудовании, безусловно, особое внимание обращает на эти проблемы.

Что касается наших планов на будущее, то наш онкологический центр не справляется, поэтому мы хотели бы войти в федеральную программу – построить новый современный комплекс. Сегодня главный врач сказал, что каждый день в нашем центре делается 30 операций, а потребность практически в два раза больше. Мы очень надеемся, что в ближайшее время завершим проектирование и приступим к созданию этого очень важного для нашего региона проекта. Что касается КДЦ, то мы хотим его дооснастить и проводить химиотерапию в амбулаторных условиях. Это тоже очень востребовано. Спасибо РФПИ, эти два современных комплекса построены, как Вы заметили в своём выступлении, по концессии – мы не затратили бюджетных средств.

Что касается медицины вообще, то на встречах с жителями озвучивается огромный запрос на модернизацию здравоохранения. Мы стараемся уделять внимание высоким технологиям, но, конечно, не забываем о первичном звене – привлечении терапевтов, педиатров, своевременном снабжении лекарствами наших стационаров. Ведётся масштабная работа: за пять лет мы увеличили бюджет на здравоохранение со 120 млрд до 170 млрд рублей. Это всё делается в рамках федеральных решений, указа Президента.

Очень рассчитываем, что наша совместная работа, привлечение лучших врачей в эти центры даст заметный результат.

Россия. ЦФО > Медицина > premier.gov.ru, 25 июля 2018 > № 2685419 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 23 июля 2018 > № 2685430 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам.

О национальных проектах «Демография» и «Культура».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги, у нас очередное заседание президиума совета. Он продолжает работу, причём в обновлённом, более компактном составе и с уточнённым названием. Теперь он называется Советом при Президенте по стратегическому развитию и национальным проектам.

За последние две недели мы рассмотрели предложения по четырём национальным проектам, которые касаются качества автодорог, здравоохранения, повышения производительности труда и поддержки предпринимательства. Сегодня обсудим предложения по таким важнейшим направлениям, как демография и культура. Они должны обеспечить достижение целей развития, которые поставил в майском Указе №204 Президент страны.

Тема демографии. Мы занимаемся этой темой далеко не первый год и в постоянном режиме. И у нас есть достаточно неплохие результаты. Главный – это увеличение средней продолжительности жизни. Сегодня она достигла исторического максимума – почти 73 года. Благодаря этому в майском указе установлена следующая цель, а именно – 80 лет к 2030 году.

Накопленный опыт надо максимально использовать при разработке и реализации нового национального проекта. Важно сосредоточиться на трёх ключевых моментах.

Во-первых, учитывая демографические тренды, надо формировать условия для активного долголетия. Важно, чтобы граждане в нашей стране не просто жили дольше, а чтобы эта жизнь была и активной, и полной, и достойной. Поэтому прежде всего необходима забота о здоровье людей старшего поколения. Это значит, что все возможные проблемы со здоровьем надо стремиться выявлять на ранних стадиях. Для этого должны быть увеличены масштабы диспансеризации, диспансерного наблюдения. В каждом регионе необходимо создать гериатрические центры для сохранения здоровья людей старшего поколения. И конечно, сделать систему социального обслуживания и ухода за людьми старшего возраста современной и удобной. Это касается не только материально-технической базы (хотя она, скажем честно, у нас хромает во многих отношениях), но и методов работы. И здесь большое значение имеет участие социально ориентированных общественных организаций в национальных проектах.

Уже сейчас в шести регионах реализуется пилотный проект по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста. Недавно об этом говорили на Совете по вопросам попечительства в социальной сфере.

Заботиться о здоровье надо в любом возрасте. Поэтому необходимо вывести работу, которую мы делали в рамках приоритетного проекта «Формирование здорового образа жизни», на новый уровень. В том числе за счёт усовершенствования деятельности центров здоровья, кабинетов медицинской профилактики. Чтобы любой желающий мог пройти быстрое и качественное профилактическое обследование, получить рекомендации специалиста на тему сохранения своего здоровья. Это второе направление нашей работы.

И конечно, предстоит добиться того, чтобы спортом систематически занимались более половины граждан. Уверен, что крупные спортивные события, которые наша страна принимала в последние годы, создали для этого и соответствующий настрой, и хорошие условия.

В-третьих, для нашей страны важно, чтобы российские семьи были больше по своему составу, чтобы росла рождаемость, особенно в регионах с непростой демографической ситуацией. Поэтому мы и дальше будем поддерживать тех, кто решил стать родителями, поддерживать семьи с детьми. Речь идёт об адресных выплатах, материнском капитале, льготной ипотеке 6-процентной, расширении возможностей экстракорпорального оплодотворения и целом ряде других направлений.

Кроме того, нужно позаботиться о мамах, которые хотят быстрее вернуться на работу. Мы уже решили проблему с детскими садами для детей от трёх до семи лет. Теперь предстоит создать более 250 тыс. новых мест для самых маленьких детей, чтобы две трети мам могли выходить из декрета раньше и трудиться.

Все эти масштабные планы потребуют соответствующего финансирования. Речь идёт о сумме в общей сложности более чем 3,5 трлн рублей. Деньги очень большие. Стало быть, каждое предложение в национальный проект «Демография» должно быть ориентировано на максимальный эффект. Это, собственно, касается любых наших проектов.

Теперь о другой теме заседания. Национальный проект «Культура» имеет две главные цели. Прежде всего, конечно, сделать богатейшую культуру нашей страны более доступной – и для российских граждан, и для иностранных гостей.

Для этого планируется провести реконструкцию, реставрацию, техническое переоснащение более чем 3,5 тыс. объектов культуры. При этом речь идёт как о жемчужинах истории и культуры, архитектуры, которые привлекают туристов со всего мира, так и об обычных домах культуры, кинотеатрах, библиотеках в малых городах, отдалённых территориях. Чтобы люди, которые там живут, не были оторваны от культурной жизни страны.

Для решения этой задачи предстоит провести и цифровизацию культурной сферы. В том числе, как сказано в указе, создать 500 виртуальных концертных залов. «Цифра» позволит расширить аудиторию учреждений культуры на 30 миллионов человек.

Вторая главная цель национального проекта – раскрыть творческий потенциал людей, дать им возможность продемонстрировать свои таланты как в России, так и за рубежом.

Должна быть создана эффективная система поощрения одарённых детей и молодёжи – в виде конкурсов, фестивалей, грантов, обучения и стажировок. Одной из форм такой поддержки станет создание национального молодёжного симфонического оркестра.

Кроме того, надо дать возможность проявить себя тем, кто поддерживает и сохраняет национальные обычаи и традиции народов России, занимается патриотическим воспитанием, участвует в культурных событиях на волонтёрских началах.

Есть целый ряд других предложений в национальный проект. Давайте их сегодня рассмотрим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 23 июля 2018 > № 2685430 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Леспром. Экология > premier.gov.ru, 20 июля 2018 > № 2685431 Дмитрий Медведев

Об охране и защите лесов и глубокой переработке древесины.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил деревообрабатывающий комбинат «Калевала».

Предприятие запущено в эксплуатацию в 2013 году и производит ориентированно-стружечные плиты. Годовая мощность комбината при запуске составила 300 тыс. куб. м плит в год. К настоящему времени продукция «Калевалы» реализуется более чем в 20 странах ближнего и дальнего зарубежья. Комбинат является безотходным производством – отходы сжигаются в собственном энергоцентре мощностью 50 МВт, что позволяет не только снизить негативное воздействие на окружающую среду, но и оптимизировать собственное энергопотребление.

Совещание об охране и защите лесов и глубокой переработке древесины

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Сегодня обсудим состояние и перспективы развития лесопромышленного комплекса. Это не первая встреча на эту тему и, наверное, не последняя, но я вижу резон это делать регулярно, поскольку лесопромышленный комплекс для нас очень важен. Наша страна, как известно, лидер и по площади лесов, и по запасам древесины, поэтому наша задача – соблюдать баланс между разумным использованием такого ресурса и его сохранением и возобновлением.

Я несколько тем затрону вначале, потом мы их разовьём. Есть возможность высказаться у присутствующих по различным направлениям.

Начнём с темы охраны и защиты лесов. Здесь мы работаем по двум основным направлениям.

Первое – борьба с незаконной рубкой леса. Хотя доля такой рубки в легальном обороте снижается, результаты определённые есть, но это происходит, на наш взгляд, недостаточными темпами. Ущерб по-прежнему значительный и ежегодно измеряется миллиардами рублей. Сегодня использование леса отслеживается гораздо лучше, чем раньше, в том числе на основе космических снимков и некоторых других технологий. Работает федеральный государственный лесной надзор. С конца 2015 года мы запустили единую государственную систему учёта древесины и сделок с древесиной (ЛесЕГАИС). Через неё можно отслеживать движение древесины с момента рубки и до конечного потребителя. С прошлого года в системе отражается и оборот пиломатериалов.

Сразу хочу сказать, с учётом того, что мы сейчас создаём новую систему прослеживаемости движения товаров в стране (она должна будет в конечном счёте покрыть движение всех товаров, не только особо важных, ценных, подакцизных, а вообще всех), надо сделать в том числе и проекцию на лесную систему, на учёт древесины. Здесь я обращаюсь к Министерству природных ресурсов, Министерству промышленности: нужно эти подходы состыковать. Так, чтобы мы создавали единую систему в конечном счёте, те же электронные метки и всё, что планируем делать. Короче говоря, нам не нужно создавать отдельную систему учёта для леса, отдельную систему для чего-то другого – это всё должно быть в одном месте. Это не значит, что это задача уже текущего года, но критерии, технологические решения должны быть совместимыми. Надеюсь, это все понимают.

В целом система, которая уже работает, неплохо себя зарекомендовала. Она помогает следить за движением основного товара, помогает привлекать к ответственности тех, кто нарушает нормы лесного законодательства. Очевидно, что эту систему мы будем развивать. И здесь необходимо межведомственное взаимодействие и, самое главное, чтобы мы совместили общие подходы по контролю движения товаров, прослеживаемости движения товаров в обороте – задача, которую мы решаем сегодня вместе с нашими коллегами по Евразийскому союзу.

Кроме того, нам нужно в целом сделать федеральный государственный лесной надзор более эффективным, решить вопросы материально-технического обеспечения инспекторов. Эта сложная тема тоже известна. И конечно, использовать лучший опыт борьбы с незаконным оборотом древесины. Здесь в ряде регионов есть уже определённый опыт. В Иркутской области в прошлом году начали пилотный проект по маркировке заготавливаемой древесины. В результате там за I квартал этого года объём незаконных рубок по сравнению с аналогичным периодом снизился почти на 70%. Давайте к этому вернёмся.

Второе направление – охрана лесов от пожаров, которые являются большой проблемой для нашей страны. Самое важное – научиться по возможности такие бедствия предотвращать. Для этого мы принимаем системные меры. Существенно увеличено финансирование противопожарных мероприятий в регионах, в этом году – до 6 млрд рублей. Это приблизительно на 40% больше, чем в 2017 году. Причём деньги должны идти не только на тушение пожаров, но и на авиапатрулирование территорий.

Создан федеральный штаб по координации деятельности по тушению пожаров. Во всех регионах должна быть необходимая лесопожарная техника, оборудование и снаряжение, для того чтобы предупреждать и тушить пожары. Можно подумать и о выделении дополнительных средств по этому направлению.

В удалённых районах лесные пожары чаще всего распространяются из-за того, что их обнаружили слишком поздно. Поэтому необходимо развивать и систему малой авиации, причём (мы сейчас этим тоже занимаемся, задача достаточно объёмная) прежде всего формируя этот парк из судов российского производства. Обсудим, как это можно сделать.

Теперь что касается лесопереработки. По-прежнему основной проблемой остаётся то, что на экспорт у нас идёт гораздо больше древесины, чем готовой продукции. За I квартал этого года экспорт изделий из древесины увеличился почти на четверть, что само по себе, конечно, неплохо (он составил почти 4,5 млрд долларов, и если считать год к году, то это возрастание на четверть), но это не соответствует потенциалу отрасли, как не соответствуют ему и темпы роста готовой продукции.

Мы наблюдаем определённое увеличение производства мебели, бумаги, паркета, ДСП. Но всё равно такого роста недостаточно, надо думать, каким образом этот рост увеличивать.

Ситуацию можно поменять, стимулируя развитие переработки, запуская новые производства, модернизируя существующие. Мы только что побывали на комбинате «Калевала», который работает, – солидный, большой комбинат. Осенью прошлого года там изменили технологию производства, реализуется проект по расширению мощностей. Это всё выглядит солидно. Таких предприятий, очевидно, должно становиться больше – это, наверное, самое главное. В том числе для этого оказывается поддержка лесопромышленному комплексу, субсидируются инвестиционные проекты в этой сфере. Сегодня мы рассмотрим вопрос поддержки крупных инвестиционных проектов по строительству целлюлозно-бумажных мощностей. Кроме того, производителям предоставляются льготные займы по линии Фонда развития промышленности, субсидии на компенсацию затрат на транспортировку продукции на экспорт.

Действуют и некоторые нематериальные формы поддержки, такие как ограничение на участие иностранных компаний в государственных закупках мебели и ряда товаров из дерева. В зоне постоянного внимания – реализация инвестиционных проектов в области освоения лесов, поскольку они не только дают стимул для развития лесопереработки, но и позволяют создавать новые рабочие места.

Сейчас у нас почти 150 таких проектов (147) с общим объёмом заявленных инвестиций более чем на полтриллиона рублей, из них почти 410 млрд уже фактически проинвестировано. В этом году было начато четыре проекта в Вологодской, Архангельской и Костромской областях, ещё четыре планируется запустить.

Есть ещё одна тема. Мы занимаемся развитием деревянного домостроения. В марте я подписал постановление Правительства, которое предусматривало льготную процентную ставку для тех, кто хочет взять кредит на покупку деревянных домов заводского изготовления. Давайте поговорим о том, насколько востребована оказалась такая льгота, какие ещё меры нужны. Мы с коллегами говорили про технические требования, про СанПиН, поднимали целый ряд других вопросов, которые обычно возникают, когда речь идёт о внедрении новых технологий, включая технологию использования дерева для домостроения.

Россия. СЗФО > Леспром. Экология > premier.gov.ru, 20 июля 2018 > № 2685431 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 июля 2018 > № 2677251 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня у нас в повестке ряд вопросов, в том числе законопроекты.

Начнём мы с развития малого и среднего бизнеса – вопрос, который постоянно находится в зоне контроля. В понедельник обсуждали предложения по профильному национальному проекту в рамках указа Президента. Сейчас этот документ дорабатывается.

Но при том, что это как бы фундаментальные вещи, есть обычные вещи, обычная работа, она тоже не должна останавливаться. У нас действует прежний приоритетный проект, который мы запустили ещё в 2016 году. Мы продолжаем совершенствовать условия работы малых и средних предприятий, в частности, при их взаимодействии с госкомпаниями.

Сегодня мы обсудим законопроект, который позволит навести порядок в сфере добровольной сертификации. Сейчас бывают случаи (они, в общем, нередки), когда она используется государственными структурами для того, чтобы просто создавать барьеры для малого и среднего бизнеса. Государственные компании, по сути, отсеивают тех, с кем не хотят работать, и далеко не всегда это из-за претензий по качеству. Просто, что называется, не хочется связываться с небольшими поставщиками или какие-то иные причины.

Чтобы изменить ситуацию, предлагается усилить контроль. Наделить Росстандарт полномочиями, которые позволят ему вести мониторинг системы добровольной сертификации и при выявлении нарушений приостанавливать регистрацию компаний. Одновременно будет введено взаимное признание сертификатов различных компаний, чтобы сократить расходы производителей и покупателей. Кроме того, для малых и средних предприятий будет ограничена стоимость самой процедуры сертификации – по сумме затрат на её проведение. Сейчас таких ограничений нет, и цены могут устанавливаться произвольно, то есть они носят весьма значимый характер для представителей такого бизнеса. Все эти шаги позволят, надеюсь, сделать более прозрачным механизм ценообразования в системе добровольной сертификации и выравнять условия для участников.

Следующие два законопроекта направлены на то, чтобы привлечь негосударственные организации в социальную сферу, к оказанию государственных и муниципальных услуг за счёт бюджетных средств, повысить качество этих услуг.

Сейчас у нас социальные услуги предоставляют в основном государственные организации, так повелось ещё с советского периода. В мире это давно не так. Во многих странах такую работу за счёт бюджетных денег ведёт и государство, и коммерческие организации, что создаёт в известной степени конкуренцию в этой сфере. Конечно, есть определённый опыт и у нас, в высшем образовании, социальном обслуживании – на региональном уровне, в муниципалитетах. Но существующие механизмы привлечения негосударственных организаций имеют ряд недостатков.

Теперь мы создаём равные условия и для негосударственных организаций, которые работают в этом сегменте, устраняем сложившееся неравенство в сфере финансового обеспечения. Власти на местах смогут отбирать компании в ходе конкурса. В нём будут участвовать и государственные, и частные организации. Сейчас конкурсы проходят только для негосударственных структур, поэтому между госучреждениями и частными организациями стена – нет никакой конкуренции и нет смысла бороться за потребителя. Кроме того, люди будут получать услуги с помощью сертификатов и сами выбирать организацию из числа тех, которые отобраны по специальным критериям. Таким образом, деньги будут следовать за потребителем.

Все эти меры должны привести к развитию конкуренции в социальной сфере, повысить качество оказания услуг. У государственных и муниципальных учреждений появится мотивация работать лучше, у коммерческих структур – доступ к бюджетным средствам.

Сегодня также рассматриваются вопросы, связанные с валютным законодательством, касающиеся экспортёров и импортёров. Сейчас они могут попасть под штрафные санкции за самые незначительные нарушения сроков поступления валютной выручки по внешнеторговым контрактам на счёт в уполномоченном банке. Нередко это происходит не по их вине: сроки может сорвать зарубежный контрагент, повлиять на которого наши компании могут далеко не всегда. В результате им приходится оформлять различные дополнительные соглашения, терять время, нести лишние расходы.

Теперь устанавливается льготный период, в течение которого административная ответственность наступать не будет. Это 30 календарных дней после окончания срока, который установлен внешнеторговым контрактом.

Существенно снижаются и сами штрафы. Раньше экспортёры и импортёры могли получить штраф в размере всей суммы незачисленных денежных средств, теперь этот штраф варьируется от 5 до 30% – в законопроекте.

Ещё один вопрос касается поддержки семей, которые имеют детей.

Мы рассмотрим законопроект, который позволит сократить срок выдачи сертификата на материнский капитал вдвое – с одного месяца до 15 дней с момента приёма заявления.

Программа материнского капитала должна быть подспорьем в решении материальных проблем, и вполне понятно, что люди хотят получить сертификат как можно быстрее и без лишних проволочек. Помимо этого будут уменьшены сроки проверок документов (с двух недель до пяти дней) для принятия решений о дополнительных мерах государственной поддержки.

И мы сегодня выделяем пяти регионам более полумиллиарда рублей на строительство и реконструкцию объектов здравоохранения. Это больницы скорой помощи, кардиологический диспансер, детские больницы, целый ряд других объектов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 июля 2018 > № 2677251 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 июля 2018 > № 2677253 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко

Встреча Дмитрия Медведева с членами Совета палаты Совета Федерации Федерального Собрания.

Обсуждались различные аспекты взаимодействия Правительства и Совета Федерации в ходе законотворческого процесса, в частности, реализация задач, установленных Указом Президента №204 от 7 мая текущего года.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые коллеги, члены Совета палаты Совета Федерации!

У нас очередная встреча после определённого промежутка времени. Мы в последний раз встречались чуть больше года назад, в феврале 2017 года. Я считаю, что такой формат общения полезен и достаточно эффективен. В прошлый раз мы тоже рассматривали актуальные вопросы жизни нашей страны, и практически все ваши предложения, адресованные Правительству, идеи, которые тогда высказывались, были учтены, как нам представляется, по максимуму.

Сегодня, как и обычно, в Правительстве очень важно уточнить позицию с законодателями. Особенно сейчас, когда Правительству и законодателям предстоит реализовать задачи развития, которые установлены Указом Президента №204 от 7 мая текущего года. Причём график у нас достаточно напряжённый. В Совет Федерации продолжают поступать законопроекты из Государственной Думы. На своём заседании в минувшую пятницу вы одобрили 19 федеральных законов, которые были внесены Правительством.

Как и коллегам из Государственной Думы, вам пришлось продлить сроки работы, за что хочу вас искренне поблагодарить.

Теперь о некоторых позициях по наиболее актуальным направлениям нашего взаимодействия. Это общая рамка, естественно, разговор наш будет касаться и тех вопросов, которые вы посчитаете необходимым обсудить. Тем не менее есть важные темы, которые, очевидно, для всех, участвующих во встрече, представляют интерес.

Во-первых, это поддержка региональных бюджетов после повышения минимального размера оплаты труда. Мы знаем, что в ряде регионов эта тема стала чувствительной. Регионы не так легко способны решить эту задачу. Я имею в виду повышение минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума. Я об этом говорил, выступая в Госдуме с отчётом ещё от имени предыдущего Правительства, и сказал там, и ещё раз хотел бы сказать здесь, в этом кругу: мы, конечно, регионам обязательно поддержку здесь будем оказывать. Уже выделили на эти цели из резервного фонда Правительства 36 млрд рублей (я подписал два документа) и прорабатываем вопрос о дополнительном финансировании. Думаю, что эту тему мы ещё так или иначе затронем.

Эти меры поддержки должны быть обязательно увязаны с комплексным развитием территорий. Поэтому второе важное для нас направление – Стратегия пространственного развития. Сразу хочу сказать, что подготовка документа завершается. Вы много сделали для того, чтобы документ получился сбалансированным. Ввели в том числе в свою практику так называемый час субъекта. Главы регионов получили возможность выступить с парламентской трибуны. Всё это, безусловно, должно быть учтено в стратегии.

Есть целый ряд других направлений, на которых, я думаю, мы тоже сегодня остановимся.

Это и строительство школ. Мы и в прошлом году об этом говорили, потому что программа действует и, по всей вероятности, ещё будет действовать достаточное количество лет с учётом прогнозов, которые у нас есть. Мы планировали её на 10 лет. Тем не менее тут есть, наверное, нюансы, о которых нужно поговорить.

Мы затрагивали вопросы медицинской помощи, туризма в ходе нашего предыдущего общения. Мы с Валентиной Ивановной (Матвиенко) недавно, во время встречи в рамках совещания по Десятилетию детства, обсуждали вопрос медицинского сопровождения детских учреждений здравоохранения, их состояния. Давайте, может быть, к этому вопросу обратимся.

Есть и другие весьма важные и сложные темы. Не так давно вы обсуждали на заседании комитета по социальной политике законопроект об изменениях в пенсионное законодательство. Совсем скоро, в четверг, его уже будет рассматривать в первом чтении Государственная Дума. Позиция Правительства вам известна. Хорошо, что и вы подключились к этой дискуссии, тем более что тема действительно непростая и такого рода дискуссия необходима. Рассчитываю, что Совет Федерации и в дальнейшем будет участвовать в этом.

Хотел бы специально отметить, что между Советом Федерации и Правительством установлены хорошие рабочие отношения практически на всех уровнях. Успешно сотрудничают профильные комитеты палаты с министерствами и ведомствами. Мы работаем вместе в правительственной Комиссии по законопроектной деятельности, которую возглавляет Руководитель Аппарата. Министры регулярно участвуют в заседаниях Совета Федерации в рамках правительственного часа. Уверен, что и сегодняшний разговор будет продуктивным и мы сможем выйти на новые идеи и предложения, которые будут полезны для граждан нашей страны.

Мы договорились, что просто обменяемся мнениями. Хотел бы передать слово Валентине Ивановне (Матвиенко).

В.Матвиенко: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Прежде всего хочу искренне поблагодарить Вас за возможность руководящему составу Совета Федерации на регулярной основе с Вами встречаться. Если можно, мы бы просили, чтобы это было не реже двух раз в год. Мы так же, как и Вы, считаем эти встречи крайне полезными. Совет Федерации как палата регионов – это та площадка, куда оперативно стекается информация со всей страны, из всех субъектов Федерации по проблемам, которые волнуют регионы, по вопросам, которые требуют решения. А для нас это возможность донести эти тревоги и до Вас.

И второе, почему мы считаем такие встречи полезными, – потому что они очень результативны. Все предыдущие встречи – поручения, которые Вы по ним дали, исполнены абсолютно. Эти встречи – это не просто «поговорить», мы к этим встречам готовимся, стараемся максимум возможного выжать в виде Ваших поручений и результата, который потом достигается.

Основные проблемы, которые нас волновали, – это плохое финансовое положение регионов и большой уровень задолженности. Объективно огромная работа проделана Правительством за это время. Ситуация далека от идеальной, остаются проблемы, но ситуацию удалось сдвинуть – с точки зрения снижения уровня долга, более внимательного отношения к субъектам Федерации, поиска резервов улучшения финансовой ситуации. Кроме того, наметился – в среднем, но тем не менее – рост собственных доходов регионов. Но проблема была и остаётся острой. И мы, и Вы будем вместе держать руку на пульсе, с тем чтобы её решать.

Конкретные меры – я могу много примеров привести, где именно Совет Федерации поднимал острые проблемы. Это и нормализация алкогольного рынка. Очень много удалось сделать за это время: уменьшить нелегальное производство водки в разы, увеличить доходы в бюджеты и так далее.

Мы многократно ставили вопрос о консолидированной группе налогоплательщиков и проблемах, которые в этой связи возникли. Правительство услышало, приняты, на наш взгляд, правильные решения, поэтапные, но абсолютно правильные.

Мы постоянно с Министерством экономического развития работаем над Стратегией пространственного развития. Мы не просто критикуем, мы работаем с экспертным сообществом, со специалистами, работаем с субъектами Федерации. Мы предлагаем, что, на наш взгляд, надо сделать, что нужно в основу такого серьёзного документа положить. И, знаете, он стал намного лучше. Коллеги мои ещё выступят по этому вопросу.

Хотя, на мой взгляд, для разработки такого масштаба стратегического документа, как Стратегия пространственного развития, конечно, нужно усиливать интеллектуальный аппарат, потенциал тех людей, которые этим занимаются, чтобы это не свелось, как мы говорили, к агломерациям, только к крупным инфраструктурным и иным проектам для связывания страны, и то в рамках финансовых возможностей. В общем, над этим вопросом мы будем дальше работать вместе с Министерством экономического развития и другими.

Хочу сказать, Дмитрий Анатольевич, что Ваше уважительное отношение к парламенту переносится и на стиль работы Правительства. У Совета Федерации действительно сложилось конструктивное взаимодействие с Правительством. У нас сложился дух партнёрства, у нас нет ни у кого никакой фанаберии, нет такого: «старший/младший брат» – мы работаем в одной команде и всегда находим понимание.

Наработаны эффективные формы взаимодействия – это и правительственные часы, Дни субъектов Федерации, парламентские слушания, расширенные заседания комитетов, ежегодные совещания со статс-секретарями – по определению приоритетов законодательной деятельности. Мы недавно встречались с новым Заместителем Председателя Правительства – Руководителем Аппарата Константином Анатольевичем Чуйченко, проанализировали эти форматы, условились их развивать, расширять и работать над повышением их эффективности.

Хочу отметить, что у нас уже сложились хорошие рабочие контакты и с новыми министрами, и с Аппаратом Правительства.

Нынешняя встреча – первая после формирования обновлённого состава Правительства, которое пополнилось целым рядом грамотных профессионалов. Нам как палате регионов приятно, что многие из этих профессионалов имеют серьёзный опыт работы в регионах. То, что губернаторы пополнили состав Правительства, люди, имеющие такой большой опыт регионального управления, безусловно, пойдёт на пользу. При этом важно, что сохранился крепкий управленческий фундамент, выстроенный Вами, показавший свою эффективность в непростых политических, экономических условиях последних лет.

Сегодня очевидно, что выполнение майского указа, поставленных Президентом амбициозных, масштабных задач потребует ещё большей консолидации усилий органов исполнительной, законодательной власти, Федерального Собрания и субъектов Федерации. Мы к такой работе готовы. Для того чтобы во многих сферах совершить прорыв (это слово должно войти в наш менталитет), прорыв в структурных реформах, прорыв в развитии экономики, в социальной сфере и так далее – а именно такую задачу поставил Президент, – для того чтобы добиться высоких целевых показателей, нужна, безусловно, обновлённая, более современная законодательная база. И времени для раскачки у нас нет. Важность этого указа, кроме содержания, я считаю, ещё и в том, что основные направления обозначены в виде конечных целевых показателей, которых мы должны достигнуть. И это очень ответственно для власти, потому что теперь не только депутаты, но и институты гражданского общества, политические партии, да просто граждане будут строго спрашивать с власти, как идёт реализация этих целевых показателей и выйдем ли мы на конечные результаты через шесть лет.

Всё это успеть сделать не позволит, на мой взгляд, существующая практика подготовки законопроектов, очень забюрократизированная, длительная по срокам, с усложнёнными процедурами межведомственного согласования. И если её не изменить, не придумать новый инструментарий, новые механизмы, новый порядок, – мне кажется, прорыва достичь не получится. Мне думается, чтобы реализовать майский указ, нужно оперативно сформировать пакет первоочередных законов и предложить новую организационную форму ускоренной их разработки и принятия. Конечно же, ни в коем случае не в ущерб качеству. Но резервы для более плотной работы, безусловно, у нас есть.

Вот если, например, взять государственную программу по развитию цифровой экономики, очень серьёзный, основательный документ, – она была утверждена в октябре прошлого года (уже год прошёл, время так быстро летит). В этой программе есть отдельный раздел о её законодательном обеспечении, там предусмотрен пакет из 56 законов. Я буквально вчера ещё раз поинтересовалась – ни одного законопроекта ещё не внесено, и только по 16 ведётся работа по разработке проектов законов. Как мы тогда эту программу реализуем, если... Что впереди – лошадь или телега? Конечно, лошадь – в виде законов, которые обеспечат реализацию этой программы. И много других таких примеров можно привести. Конечно, это не обеспечит прорыв.

Второе. Президентом поставлена задача в целях выполнения майского указа до 1 октября сформировать национальные проекты. Причём отдельно отмечено, что эту работу нужно вести с непосредственным участием регионов. Целевые показатели, если упрощённо говорить, должны слагаться из суммы целевых показателей, которые будут достигнуты в субъектах Федерации. Только на федеральном уровне, безусловно, невозможно их достичь. Пока в регионах (как показывают мои последние поездки в несколько регионов, встречи с руководством, активом, общественными структурами) такого взаимодействия федерального центра с субъектами Федерации по разработке этих национальных проектов не чувствуется.

Пожалуй, два исключения я бы отметила. Вчера мы проводили первое общественное слушание в Совете Федерации по уже рассмотренному Правительством национальному проекту «Здравоохранение». Оно прошло очень интересно и содержательно. В том числе мы рассматривали национальную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями. У Минздрава есть такое понимание, они взаимодействуют с каждым субъектом. Сегодня намечено селекторное совещание с участием вице-губернаторов, министров здравоохранения. Минздрав работает с каждым субъектом в плане разработки его программы национального проекта по здравоохранению, и таким образом сложится большой национальный проект.

По Десятилетию детства после Вашего совещания (ещё раз хочу поблагодарить Вас за поддержку этого важнейшего государственного проекта) также началась организационная работа по включению субъектов. Вы разослали (или разошлёте в ближайшее время) письма с задачами. Так должна строиться работа с регионами и по другим субъектам.

Собираем актив, два-три часа разговора. Они ждут указаний из центра. Конечно, инициатива должна в регионах проявляться в первую очередь, как задействовать потенциал. На конкретные вопросы – «Как вы собираетесь, какими инструментами, какими механизмами сократить бедность в два раза?» – тишина. «Какими механизмами вы собираетесь увеличить объём строительства жилья, чтобы 120 млн построить, какие-то есть идеи?» (не буду называть регион, чтобы не обижать, 0,2 кв. м строится, а минимум нужно 1 кв. м) – «Мы ждём, что нам там скажут». Сейчас нужно очень серьёзно работать с субъектами Федерации. Я попросила Вас дать соответствующее поручение на этот счёт.

Ещё хочу отметить, очень приятно, что нас слышат. Правда – никогда нет отказа со стороны Правительства. Идёт диалог. Мы не политизированы, не популистская палата, мы палата регионов. Мы стараемся выдвигать только конструктивные предложения. И мы благодарны за такое внимательное отношение.

Вот к Вам обращались, Вы поддержали – Силуанов Антон Германович услышал – по орфанным заболеваниям. Мы условились, что будем действовать поэтапно, и первые пять нозологий, особенно в части обеспечения лекарствами детей, будут внесены уже в этом году в закон. Мы такой законопроект внесли в Думу, постараемся на весенней сессии его принять, чтобы с 2019 года уже закупка этих лекарств и финансировалась, закупалась централизованно Минздравом. И будем поэтапно двигаться.

Такой компромисс всегда возможен, если стороны слышат друг друга.

Мы действительно продлили сессию. Совет Федерации всегда готов работать столько, сколько надо. У нас завершающее заседание 28 июля. Хочу сказать, что сессия была напряжённая – и с точки зрения принятия законов, и с точки зрения нашей деятельности по развитию межпарламентского сотрудничества, общественной деятельности и иной. Сенаторами, Советом Федерации на этой сессии внесено существенно больше законодательных инициатив и проектов (мы стараемся активно использовать наше право законодательной инициативы), большинство из которых либо приняты, либо на стадии принятия.

Мы сейчас выстраиваем планы на осеннюю сессию и включим все приоритетные задачи, которые определит Правительство, для активной работы в осенне-зимнюю сессию.

Д.Медведев: Сейчас хочу передать слово нашим коллегам. Только на один Ваш тезис отреагирую – по поводу того, что «сидят и ждут указаний из центра». Это, к сожалению, бывает в нашей жизни. Но мы все прекрасно понимаем, что регионы, даже несмотря на то, что они все разные, у всех разная бюджетная обеспеченность, разные географические условия, разная структура населения и так далее, должны, как Вы сами справедливо сказали, проявлять инициативу в исполнении указа Президента. И самое главное – в общем повышении уровня жизни, поиске новых источников роста. Я слышу то, что Вы говорите, и считаю, что регионы должны, безусловно, принять участие в подготовке документов, связанных с национальными проектами. Кстати, регионы участвуют в этом – в составе нашего президиума совета по стратегическому развитию. Я его заседания регулярно провожу – практически на каждом присутствуют руководители регионов.

Но, наверное, Вы правы в том, что нам нужно сделать так, чтобы регионы понимали в большей степени, что от них требуется, даже несмотря на то, что они должны сами работать. Такого рода методическая работа действительно должна идти по линии министерств и ведомств. Я думаю, её следует усилить в ближайшее время. В противном случае мы можем создать ситуацию, когда в центре занимаются одним, а в ряде регионов – другим.

Это касается даже понятийного аппарата. Мы недавно проводили совещание по национальным проектам, и я специально сказал, и хотел бы, чтобы и члены Совета Федерации меня услышали: у нас нет никаких региональных проектов. У нас есть национальные проекты, которые предложены в указе Президента для того, чтобы достичь целей развития. И у них есть региональная составляющая. А когда мы начинаем это всё делить: это федеральный проект, пусть на это нам деньги дадут и объяснят, как с этим работать, а это региональный проект, мы сами его придумали... В те цели развития, которые в указе №204 от 7 мая 2018 года установлены, и в национальные проекты, паспорта которых мы в настоящий момент готовим (эта работа будет осенью завершена), включено практически всё. И было бы желательно, чтобы эту идею все понимали. Это в части организации работы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 июля 2018 > № 2677253 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674907 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о ситуации в связи с паводком в Забайкальском крае, об улучшении инвестиционного климата.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вчера завершился чемпионат, состоялся финальный матч. За матчем следили люди на всех континентах. Уверен, что каждый, кто во всяком случае интересуется футболом, чувствовал себя частью этого большого события. Сегодня мы можем сказать, что наша страна провела чемпионат весьма достойно, на самом высоком уровне. Искренне поздравляем победителей ещё раз. Хочу поблагодарить наших футболистов, главного тренера, специалистов, которые работали, за игру, которой в настоящий момент гордится вся страна. Для российского футбола – я это говорил во время общения с футболистами – этот чемпионат открыл новую эпоху, это совершенно очевидно.

По предварительным оценкам, города, в которых проходили матчи чемпионата, суммарно приняли более 3 миллионов иностранных туристов, это примерно вдвое больше, чем на Олимпиаде. Уверен, что абсолютное большинство этих туристов увезли из России только хорошие впечатления. Отдельные слова признательности хотел бы адресовать жителям городов, которые принимали матчи и были базами для тренировок, волонтёрам чемпионата. Я уверен, что всё это повлияет на то, каким образом нашу страну будут воспринимать в мире. Конечно, хотел бы выразить искреннюю благодарность всем, кто принимал участие в подготовке и проведении этого масштабного спортивного мероприятия. Подготовка велась на протяжении нескольких лет, в Правительстве этой темой занимались разные коллеги. Это действительно была сложная работа, но ещё раз хотел бы сказать, что, на мой взгляд, она была проделана на отлично.

Чемпионат позади, мы должны подумать о том, что делать дальше. Как известно, есть тема, связанная с наследием чемпионата. Этот вопрос в ближайшее время также будет рассматриваться.

Теперь к текущим проблемам. Давайте обсудим ситуацию в Забайкальском крае. Там в результате проливных дождей, таяния снега в горах реки вышли из берегов, от воды пострадали около 30 населённых пунктов – точнее, 29, включая и столицу – Читу. В зоне паводка оказались более 5 тысяч человек, в том числе 1100 детей. Серьёзные проблемы возникли с транспортной инфраструктурой. Достаточно сказать, что полностью разрушены 13 автомобильных мостов. По предварительной оценке, общий ущерб уже сейчас превысил 1 млрд рублей.

Я хотел бы, чтобы информацию о том, как организована помощь и какие строительные мероприятия должны пройти, предоставили наши коллеги. Давайте начнём с Виталия Леонтьевича Мутко, потом Владимир Владимирович Якушев несколько слов скажет.

В.Мутко : Вы отметили размер бедствия, которое произошло на территории Забайкальского края. Я хотел бы отметить, что ситуация прогнозировалась нашими специалистами в кризисных ситуационных центрах, Гидрометцентре. В целом были заранее разработаны модели реагирования, заблаговременно было отселено 1972 человека, в том числе 402 ребёнка, в четыре пункта временного размещения, сейчас там находятся 94 человека, в том числе 35 детей. Гражданам, которые пожелали остаться в своих домах, оказана всяческая поддержка и помощь, адресная, подвоз продовольствия, питьевой воды. С 9-го числа объявлена чрезвычайная ситуация. Правительством Забайкальского края совместно с МЧС была сформирована серьёзная, большая группировка, сосредоточена техника, был принят ряд мер, направленных на предотвращение и снижение последствий негативных явлений, вызванных обильным выпадением осадков.

Сегодня ситуация нормализовалась, силами различных служб в полном объёме восстановлено энергоснабжение, с 11-го числа по полной схеме восстановлено движение железнодорожного транспорта, идёт работа по предотвращению последствий, восстановление автомобильного движения, работает соответствующая комиссия по установлению ущерба и оказанию материальной помощи гражданам, которые частично или полностью утратили своё имущество.

На сегодняшний день на территории 7 муниципальных образований в 24 населённых пунктах остаются подтопленными 173 частных жилых дома с населением 1611 человек, 280 детей, 5 придомовых территорий, 768 приусадебных участков, 2437 дачных участков. Разрушено 13 мостов, и повреждено ещё 11 мостов. Отрезанных от дорожного сообщения населённых пунктов нет.

Сейчас идёт устойчивое снижение уровня воды, но есть негативный прогноз: в период с 19-го по 23-е специалисты предсказывают ещё один циклон, который может повлечь за собой выпадение очень обильных осадков, что может привести к ухудшению паводковой ситуации. Поэтому это всё сейчас держится на контроле. Мы в ежедневном режиме находимся с регионом на связи, штаб работает оперативно, работают все службы, вовлечены все специалисты, ситуация отслеживается. И мы договорились, что, если вода будет последовательно уходить, в ближайшее время оценим полностью ситуацию и тогда примем решение об оказании в том числе и материальной поддержки Забайкальскому краю.

В.Якушев : Хотел бы отметить две проблемы для Забайкальского края.

Первая: достаточно серьёзно повреждена транспортная инфраструктура. Сейчас уходит вода, точную оценку дать невозможно, но по 16 мостам из 35, по предварительным данным, движение будет невозможно. Какой будет ремонт – капитальный, реконструкция, – сказать пока не могут, но это серьёзная точка напряжения.

И второе – то, что касается людей. 26 многоквартирных домов, которые у нас подтоплены, и 1100 индивидуальных жилых домов. Это всегда самая серьёзная точка напряжения, люди в этот момент не понимают, что дальше будет происходить. Регион занимает активную позицию в этом плане, несмотря на сложности с бюджетом, они уже начали выплаты по 10 тыс. рублей и в течение двух дней планируют их завершить. Также планируют начать выплаты по 50 тыс. рублей тем, у кого частичная потеря имущества, и 100 тыс., у кого полная потеря.

Ещё одна серьёзная точка напряжения – подтопленные дачные кооперативы. Там всегда возникает одна проблема, потому что некоторые люди проживают там постоянно, документов нет, подтвердить это невозможно. И это тоже ещё один момент, который региону надо будет пройти, разобраться с этими людьми. Мы тоже на постоянном контроле отрабатываем.

Есть ещё один момент – скотомогильники, но им в данный момент ничего не угрожает. Как Виталий Леонтьевич уже сказал, если в ближайшее время всё пройдёт и не будет нового витка, то вода будет уходить, мы оценим ущерб более предметно, по цифрам, доложим, чем необходимо помочь региону.

Д.Медведев: Коллеги, надо быть в полном контакте с властями региона, оценить текущие последствия, включиться в процесс подсчёта убытков. Я вчера разговаривал с Министром по чрезвычайным ситуациям, они тоже свою работу ведут, окажите им методическую поддержку.

Что касается помощи региону, это будет результат расчёта причинённого убытка. Она будет касаться нескольких аспектов. Это возможная поддержка самих граждан в случае необходимости, если регион за такой поддержкой обратится. И, безусловно, надо оценить последствия для транспортной инфраструктуры, судя по всему, там повреждения значительные. Надо понять, как поступать с теми или иными инженерными сооружениями – что подлежит восстановлению, а что нет, какие дороги в основном будут эксплуатироваться. Всё это надо оценить с учётом того, кому принадлежат эти дороги.

По домам и по индивидуальным жилым строениям, включая дачные домики, – также это должен быть результат совместной работы администрации края, Министерства по чрезвычайным ситуациям и Министерства строительства. Посмотрите, что там в итоге получится, а потом окончательно мне доложите.

Есть ещё один вопрос, он затрагивает инвестиционную сферу. Мы все постоянно этим занимаемся, это одно из важнейших направлений деятельности Правительства. Совершенствуем законодательство, включая гражданское законодательство, деятельность юридических лиц, порядок создания, реорганизации, ликвидации этих юридических лиц – стараемся упрощать эти правила.

Так повелось, наверное, в последние 25 лет, это помнят все, кто начинал когда-то, в начале 1990-х годов, заниматься бизнесом, кто занимался юридической практикой: у нас активно распространились учредительные документы, очень значительные по объёму, которые дублируют императивные нормы законов. С одной стороны это неплохо, потому что руководство предприятий и все, кто имеет отношение к деятельности коммерческих организаций, да и некоммерческих организаций, могут всегда почитать этот устав, но, с другой стороны, там очень много дублирующих моментов, и сегодня это скорее усложняет жизнь и бизнесу, и государству. Государство несёт лишние расходы. Здесь можно подумать, что делать.

Константин Анатольевич (обращаясь к К.Чуйченко), какие предложения есть на сей счёт? Я знаю, Вы занимались этим.

К.Чуйченко : Действительно, на сегодняшний день учредительные документы, а именно уставы предприятий, на 95% состоят из императивных норм законодательства.

Д.Медведев: То есть норм, которые нельзя изменить по соглашению сторон.

К.Чуйченко: Да. На этапе перехода к рыночной экономике, может быть, это было оправданно, потому что это служило просвещению и росту правосознания наших граждан, включая предпринимателей. Но сейчас, когда жизнь ушла далеко вперёд, мы видим, что в некотором смысле это положение усугубляет и утяжеляет жизнь как бизнеса, так и государства, в этом нет никакого здравого смысла. Поскольку то, что написано в законе, будет применяться независимо от того, будет это инкорпорировано в учредительные документы или нет.

Что получит бизнес от этого?

Во-первых, легче будет учреждать предприятия. Устав в этом случае будет состоять из одной-двух страниц, где будут определяться индивидуальные признаки предприятия и диспозитивные правила, которые вытекают из диспозитивных норм закона.

Кроме этого у серьёзных компаний всегда стоит проблема – поспевать за изменениями действующего законодательства. Вы долгое время были председателем совета директоров «Газпрома» и помните, что каждый год в повестку годового собрания включались один-два вопроса о приведении в соответствие с действующим законодательством устава «Газпрома». А это что означает? Этот вопрос надо подготовить, материалы разослать 540 тысячам акционеров. Это была достаточно серьёзная нагрузка. Ко всему прочему, предприятиям приходится ксерокопировать и нотариально удостоверять свои учредительные документы и изменения в них. Это всё утяжеляет их экономику.

Что государство от этого имеет?

Во-первых, не будет необходимости проверки соответствия: насколько корректно инкорпорированы императивные нормы закона в учредительные документы. Далее, не будет необходимости такого масштабного ксерокопирования и архивирования учредительных документов. На наш взгляд, резоны здесь очевидны, и мы достаточно большую работу провели по консультациям с различными представителями бизнес-сообщества, профессионального сообщества, включая адвокатов, представителей государств, которые этой проблемой занимаются, и все единодушно поддерживают это предложение.

Как это делать, в ближайшем будущем мы решим. Если Вы согласны с этим, мы просили бы Вас подписать соответствующее поручение, и в течение двух-трёх месяцев мы предложим пути решения этой проблемы.

Д.Медведев: Хорошо, давайте так и поступим. Поручения подготовьте, и будем работать над этим законопроектом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674907 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674905 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О национальных проектах «Повышение производительности труда и поддержка занятости» и «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня регулярная встреча в рамках президиума Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Сегодня обсудим предложения ещё по двум национальным проектам, которые мы с вами готовим в рамках выполнения майского указа Президента №204. Первый касается производительности труда и поддержки занятости, а второй – развития малого и среднего предпринимательства и индивидуальной предпринимательской инициативы.

Несколько слов по производительности труда. Все задачи известны. В послании Президента была поставлена задача, чтобы производительность росла темпами не ниже 5% в год. Пока мы по этому показателю существенно отстаём от мировых лидеров, многие из них давно уже сделали это приоритетом экономической политики. Мы запустили профильную программу чуть меньше года назад, в августе 2017 года. Её цель – помочь регионам реализовать соответствующие проекты, апробировать целый ряд типовых решений. Посмотрим, как она будет развиваться. Участниками программы стало более 200 предприятий в 16 регионах. Мы предусмотрели различные инструменты финансовой поддержки, запущена программа льготных займов Фонда развития промышленности. В рамках предварительных итогов на отдельных предприятиях рост производительности труда может составить более 20%.

Успешный опыт есть и у делового сообщества. Есть ситуации, когда этот показатель удалось увеличить даже не на проценты, а в разы, но это скорее исключительные примеры, нежели повсеместная практика. Причём это не всегда связано с какими-то фантастическими расходами, в ряде случаев достаточно просто правильной мотивации, контроля. Теперь этим процессам мы должны постараться придать системный характер. Есть предложения по паспорту национального проекта, который подготовило Министерство экономического развития, предполагается задействовать около 10 тыс. средних и крупных предприятий в базовых несырьевых отраслях. Подробнее расскажет Министр экономического развития и Министр труда.

Главный целевой показатель второго национального проекта, который мы сегодня обсуждаем, также определён майским указом – это увеличение численности занятых в малом и среднем бизнесе и индивидуальных предпринимателей до 25 миллионов человек (по текущей ситуации это 19 миллионов 200 тысяч человек, по данным Федеральной налоговой службы). Кроме этого предполагается расширить долю сектора в несырьевом экспорте, увеличить банковское кредитование и закупки со стороны государственных компаний. Для малого и среднего бизнеса была создана инфраструктура поддержки – профильная корпорация развития, гарантийная система. Мы занимаемся снижением ставок по кредитам, в качестве покупателей привлечены государство, государственные компании. Запущен приоритетный проект, но его действие заканчивается в 2019 году. Есть предложения, которые подготовило Минэкономразвития, по структуре и наполнению национального проекта – это упрощение налоговой отчётности, расширение доступа к имуществу на льготных условиях, включая доступ к земле, активизация цифровых платформ поддержки, автоматизация отчётности о продажах у самозанятых, совершенствование системы закупок государственными компаниями и целый ряд других идей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674905 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об ускорении темпов роста инвестиций в основной капитал и повышении их доли до 25% валового внутреннего продукта.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в повестке несколько важных вопросов. Они все важные, но есть и фундаментальные по своему значению. Прежде всего мы рассмотрим комплекс мер по кардинальному улучшению ситуации в инвестиционной сфере.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Напомню, что в послании Президента была обозначена задача по доведению доли инвестиций в основной капитал в валовом внутреннем продукте до 25%, в первую очередь для направления их на модернизацию и технологическое обновление реального сектора экономики. Это задача сложная, масштабная, рассчитанная не на один год, но без её решения мы вряд ли сможем добиться необходимых темпов экономического роста, не сможем стабильно развиваться при той конкуренции, и экономической, и политической, и технологической, которая существует. Надо скоординировать действия всех участников, подключить экспертов, бизнес и распределить ресурсы, которыми мы располагаем.

Минэкономразвития по моему поручению подготовило проект плана. Министр экономического развития об этом несколько подробнее расскажет. Я назову несколько принципиальных моментов.

Работа будет структурирована по четырём блокам. Во-первых, это системные меры по улучшению инвестиционного климата и снижению издержек бизнеса. Речь идёт о том, чтобы деловая среда стала более стабильной и комфортной для частных инвесторов, чтобы мы создали условия на макроуровне и поддерживали их в дальнейшем, обеспечили предсказуемые правила игры в области неналоговых платежей и тарифного регулирования, довели до завершения реформу контрольно-надзорной деятельности.

Во-вторых, надо активнее решать инфраструктурные проблемы, они остаются одним из главных препятствий для инвестиций. По сути, нам предстоит создать высокотехнологичный «инфраструктурный каркас» для инвестиций, который поможет каждому региону найти собственные точки роста.

Мы приняли решение о создании Фонда развития – это серьёзный ресурс. Надо определить механизмы инвестирования этих денег, порядок отбора инфраструктурных проектов и методику оценки результатов. Но только за государственные деньги мы инфраструктурные проблемы не решим, это очевидно. Надо активнее привлекать в эту сферу частных инвесторов. Если это необходимо, корректировать законодательство так, чтобы у нас было больше возможностей для участия в проектах государственно-частного и муниципально-частного партнёрства. У предпринимателя должна быть в этом смысле свобода выбора подходящей финансовой и инвестиционной схемы.

В-третьих, для того чтобы бизнес стал активнее вкладываться в производственные проекты, нужна здоровая конкурентная среда. В этом разделе предусмотрены меры по постепенному сокращению доли государства на конкурентных рынках, в том числе через законодательно закреплённое ограничение на создание государственных структур.

И в-четвёртых, финансовое обеспечение инвестиций. На сей счёт есть конкретные предложения. Речь идёт о том, чтобы сделать длинные деньги более доступными для малого и среднего бизнеса, инвестиции – более привлекательными и надёжными.

В дальнейшем для отраслевых министерств должны быть установлены конкретные ключевые показатели эффективности по привлечению инвестиций – в увязке с отраслевыми мерами по их достижению. Нужно это сделать не позднее 1 октября текущего года.

Два законопроекта направлены на то, чтобы также укрепить страховой рынок. Чтобы автомобилисты, которые приобретают полис ОСАГО, были лучше защищены в случае возникновения финансовых проблем у страховых компаний.

В июне этого года вступил в силу закон о санации страховых организаций. Вместе с тем возможны другие механизмы, которые не требуют финансового участия государства. Например, если у компании недостаточно активов для выполнения обязательств, страховой портфель может передаваться другому страховщику – с компенсацией из резерва Российского союза автостраховщиков. Здесь есть целый ряд предложений, в том числе по отказу от обложения налогом на прибыль тех средств, которые поступили в этот самый союз, поскольку это целевые поступления.

И мы продолжаем оказывать поддержку регионам. Сегодня распределяем дотации региональным бюджетам на обеспечение сбалансированности, это 5,6 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Там есть ещё несколько идей, прошу Министра доложить более подробно.

Мы скорректируем распределение субвенций регионам на обеспечение льготников лекарствами и медицинскими изделиями, а детей-инвалидов – лечебным питанием. Мы ежегодно выделяем деньги из федерального бюджета на эти цели. На 2018 год предусмотрен уже 31 млрд рублей с лишним. Тем не менее тех, кто имеет право на такую поддержку со стороны государства, стало больше, вырос норматив финансовых затрат на каждого такого человека, поэтому мы увеличиваем общую сумму субвенций до 33,5 млрд рублей, это позволит закупить регионам необходимые лекарства для тех, кому это положено.

Мы занимались на прошлой неделе вопросами Десятилетия детства, планом развития, обсудили разделы этого плана. Вопросов, которые касаются будущего детей, действительно много. Участвовать в работе по выполнению плана будут более 30 органов исполнительной власти, нужно обеспечить их взаимодействие. Поэтому мы договорились, что создадим специальный координационный совет при Правительстве, и сегодня это можно сделать.

Давайте перейдём к первому вопросу – о мерах по ускорению темпов роста инвестиций доложит Максим Станиславович Орешкин.

М.Орешкин: Президентом была поставлена задача выхода российской экономики на темпы роста выше среднемировых и вхождения в пятёрку крупнейших экономик мира. Это означает, что уже в ближайшие годы экономический рост должен превысить 3%. С учётом демографических ограничений единственный способ выполнить эту задачу – перейти к модели роста, основанной на инвестиционной активности.

Международные сопоставления показывают, что устойчивому на длительном промежутке времени темпу роста на уровне 3–3,5% соответствует доля инвестиций 25–27%. По итогам 2017 года доля инвестиций у нас в стране составила всего 21%. При этом важно отметить, что инвестиции должны быть эффективными, результативными и простая накрутка валового объёма инвестиций даст только негативный эффект.

Рост доли инвестиций в структуре ВВП на 4 процентных пункта – это существенное изменение структуры расходов в экономике от текущих к инвестиционным.

В теории есть два способа решить эту задачу. Первый – за счёт перераспределения доходов от населения к компаниям – конечно, нам не подходит, так как означает высокую безработицу и низкие темпы реального роста заработных плат.

Остаётся второй – через увеличение нормы сбережений населения и рост инвестиционной активности компаний.

Что нужно, чтобы выполнить эту задачу?

Первое – создать благоприятную среду для инвестиций. Второе – обеспечить рост необходимой инфраструктуры. Третье – повысить эффективность работы финансовой системы, увеличив сбережения населения и инвестиции в корпоративный сектор. И четвёртое – снять ограничения в отраслевом регулировании, сделать его более инвестиционно ориентированным.

Представленный план как раз и направлен на решение данных задач. Он, конечно, работает не в одиночку, он работает совместно с подготавливаемыми Правительством сейчас национальными проектами. Речь идёт о национальных проектах, касающихся экспорта, малого и среднего бизнеса, производительности труда. Всё это вместе работает на рост инвестиционной активности.

Остановлюсь на ключевых элементах плана. Системный раздел ориентирован на создание инвестиционного климата, который является удобным, простым, предсказуемым и обеспечивает минимальные издержки ведения бизнеса.

Здесь хочу отметить запуск нового механизма по улучшению условий ведения бизнеса – так называемой трансформации делового климата. Он призван заменить «дорожные карты» национальной предпринимательской инициативы. Нами уже создано 15 рабочих групп, и совместно с Агентством стратегических инициатив, деловыми объединениями уже подготовлено порядка 600 предложений, над которыми начата работа.

Для создания предсказуемых условий ведения бизнеса за последние годы Правительством вместе с Банком России был реализован комплекс структурных макроэкономических реформ, которые во многом позволили изолировать экономику от волатильности внешней конъюнктуры.

Теперь задача стоит в обеспечении стабильных налоговых условий, разного рода платежей, взимаемых с бизнеса, и регулируемых тарифов. Предсказуемыми и справедливыми должны быть также взаимоотношения бизнеса с правоохранительной системой.

Необходимо также завершить работу по реформе контроля и надзора. Разработанный Минэкономразвития законопроект уже прошёл первое чтение, и в настоящее время мы готовим поправки ко второму.

Главная задача реформы – обеспечить максимально эффективный контроль и надзор, основанный на риск-ориентированном подходе и применении современных технологий. Эффективный – означает обеспечение требуемого уровня безопасности при минимально возможной административной нагрузке.

Отдельный раздел плана – это развитие конкуренции и повышение эффективности государственного сектора. Ключевые направления здесь – снижение доли государства за счёт выхода Банка России из капитала санируемых банков, отказа от использования унитарных предприятий, продолжение постепенной продажи государственных пакетов акций крупных предприятий и ускоренная малая приватизация.

Кроме того, считаем необходимым продолжать работу по повышению эффективности компаний с государственным участием. Эта работа будет включать в себя корректировку систем ключевых показателей эффективности, пересмотр долгосрочных программ развития в целях повышения эффективности инвестиций, фиксацию единых принципов дивидендной политики.

В части вопросов развития инфраструктуры уже принято решение о создании Фонда развития объёмом до 0,5% ВВП. Задача, как, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали во вступительном слове, – помимо бюджетных средств обеспечить также соинвестирование со стороны частных инвесторов. Здесь мы работаем над поправками в законодательство, также активно работаем с такими институтами, как РФПИ, Внешэкономбанк, по привлечению частных инвестиций.

В настоящее время министерство работает над созданием методики отбора наиболее значимых инфраструктурных проектов с учётом всего комплекса социально-экономических эффектов, и совместно с другими ведомствами готовится план комплексного развития магистральной инфраструктуры.

Для обеспечения нормальной работы электроэнергетики необходимо также запустить программу «ДПМ-штрих», которая обеспечит объём инвестиций около 1,5 трлн рублей в электрогенерацию и позволит энергосистеме быть готовой к динамичному росту экономики.

В финансовой области ключевые направления работы следующие. Первое – это, конечно, переход Банка России от нейтрального регулирования к стимулирующему с учётом риск-ориентированного подхода. Это предполагает создание более благоприятных условий для развития проектного финансирования, кредитования малого и среднего предпринимательства, ипотечного кредитования. Конечно же, здесь работа Банка России будет дополняться программами Правительства.

К вопросу контроля за рисками хочу отметить, что во вторник Банк России объявил о том, что планирует пересмотреть шкалу коэффициентов риска по кредитам на потребительские цели в зависимости от значений полной стоимости кредита. Такое и аналогичные решения будут способствовать формированию структуры кредитного портфеля банков, способствующего устойчивому экономическому росту.

Развитию механизма проектного финансирования также должна способствовать работа механизма фабрики проектного финансирования и обновлённого регулирования синдицированного кредитования. Всё это было запущено в этом году.

Для роста инвестиций в акционерный капитал ключевая история – создание эффективно работающих механизмов формирования долгосрочных сбережений населения. Речь идёт в первую очередь о новом механизме индивидуального пенсионного капитала. Кроме того, с Банком России и Минфином сейчас разрабатывается дополнительный пакет мер, направленных на повышение эффективности финансовых рынков в целях развития потенциала финансирования экономического роста со стороны институциональных инвесторов, перераспределение сбережений физических лиц на рынок капитала и расширение доступной линейки инструментов долевого и долгового финансирования.

Также хочу сказать, что в вопросе повышения инвестиционной активности важную роль играют и институты развития, поэтому в ближайшее время будет проведена работа по системной ревизии таких институтов и приведению их стратегий в соответствие с целями, поставленными Президентом.

Для успешной разработки отраслевой части инвестиционного плана считаем необходимым установить ключевые показатели эффективности по темпам роста инвестиций в отраслевом разрезе и с механизмом их регулярного мониторинга, а также настроить отраслевое регулирование на задачи инвестиционного роста. Вы уже дали поручение к 1 октября закончить формирование отраслевого разреза плана. Мы готовы в ближайшие месяцы вместе с коллегами отработать это поручение и учесть результаты работы при подготовке основных направлений деятельности Правительства.

Д.Медведев: Есть проект решения, которым одобряется план, есть поручение подготовить отраслевой раздел плана, включающий ключевые показатели эффективности, о чём говорили я и министр.

Мы с вами проводили совещание у меня на эту тему относительно недавно, там определённые поручения тоже давались. Я хотел бы, чтобы другие члены Правительства послушали информацию о том, каким образом мы будем реализовывать эту масштабную идею о повышении объёма инвестиций, увеличении темпа роста инвестиций в основной капитал до 25% и связанные с этим задачи по инвестиционному климату.

Если всем всё понятно, давайте информацию к сведению примем и одобрим этот проект плана, для того чтобы он стал основой для работы. Нет возражений?

Хорошо, принимаем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674213 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О ситуации в топливно-энергетическом комплексе Северного Кавказа, о приоритетных направлениях работы в рамках госпрограмм и национальных проектов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги, у нас сегодня с вами очередное заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Северо-Кавказского федерального округа.

Наша комиссия впервые собралась в таком составе. Теперь тематику Северного Кавказа курирует вице-премьер Виталий Леонтьевич Мутко, профильное министерство возглавляет Сергей Викторович Чеботарёв. И, как вы знаете, приступил к своим обязанностям новый полномочный представитель Президента в округе Александр Анатольевич Матовников. Рассчитываю, что такое кадровое обновление даст положительный эффект. Проблем в округе немало, все они требуют эффективного решения.

Сегодня мы обсудим два достаточно острых вопроса.

Первый, к сожалению, носит для нашей комиссии традиционный характер. Это ситуация в топливно-энергетическом комплексе округа, она совсем не простая. Решения по исправлению ситуации выполняются не слишком быстро. Там есть и положительная динамика, и отрицательные процессы. Будем разбираться, по каким причинам это происходит.

Во-вторых, нам предстоит определить приоритетные направления работы в рамках государственных программ и национальных проектов, чтобы подтянуть показатели социально-экономического развития субъектов округа до среднероссийских. Это одна из важнейших задач, которую мы с вами исполняем в последние годы.

Начнём с топливно-энергетического комплекса. Проблема давняя и главная – это неплатежи.

В прошлом году было оплачено меньше 85% потреблённого газа. Общая задолженность выросла на 13 млрд рублей. Долги за электроэнергию увеличились более чем на 3,5 млрд. В этом году ситуация фактически не меняется и задолженность продолжает расти. Да, часть задолженности гасится, но проблема заключается в том, что платежи всё равно не составляют требуемой суммы, то есть стопроцентной оплаты нет. И соответственно, общий объём задолженности продолжает расти.

Неплатежи в значительной степени вызваны отсутствием должного учёта поставленных энергоресурсов и системной работы с потребителями. Мы с вами – я в данном случае уже обращаюсь к руководителям регионов, входящих в округ, – это всё хорошо знаем. Газовые и электрические сети на Кавказе сильно изношены. И на потери при транспортировке часто списывают всё, что фактически было просто украдено – как в результате самовольных подключений и врезок, так и с применением различных схем уклонения от уплаты, включая намеренное банкротство предприятий ЖКХ и энергосбытов. Ветхие сети (иногда непонятно, кому принадлежащие, бесхозные, или хозяин всем известен, но юридически этого хозяина найти невозможно, хотя фактически понятно, кто что контролирует), абсолютно неточные клиентские базы – это всё выгодно прежде всего самим злоумышленникам, то есть тем, кто на этом зарабатывает. Они тормозят решение этих проблем и подпитывают коррупцию в этой сфере.

Чтобы переломить ситуацию, требуется координация усилий глав регионов, руководства энергокомпаний и правоохранительных органов. Мы с вами уже этим занимались на протяжении нескольких предыдущих лет. Ещё раз хочу сказать: ситуация в чём-то меняется, но меняется недостаточно. Потребуются и кадровые решения, и, конечно, наказание виновных. Хочу сегодня услышать, что было сделано в этом направлении как по линии федеральных структур, так и энергетических компаний, какие есть предложения. Естественно, обсудим это с участием руководителей регионов.

Теперь – о государственных программах и национальных проектах. Мы отлично с вами знаем, что многие показатели социально-экономического развития Северо-Кавказского округа ниже среднероссийских. Я это говорю про такие тяжёлые истории, например, как третья смена в школах, чем мы тоже с вами занимались. Поэтому для достижения общероссийского уровня округу нужно развиваться быстрее других. Собственно, с этим и связано наличие нашей с вами комиссии, потому что по другим округам подобных комиссий мы не создаём, кроме Дальнего Востока.

В прошлом году Северный Кавказ получил статус приоритетной территории. Это значит, что в действующих государственных программах надо было сформировать специальные разделы по поддержке развития регионов округа, причём по многим направлениям – опережающими темпами.

Тем не менее эта работа пока не ведётся на должном уровне. Специальные разделы по Северо-Кавказскому округу предусмотрены только в 22 госпрограммах (из предполагаемых 28). Уровень их финансирования тоже является недостаточным.

Федеральные ведомства должны полнее учитывать специфику округа при определении финансирования государственных программ, региональные власти – тщательнее прорабатывать свои предложения, Министерство по делам Северного Кавказа – отладить механизмы взаимодействия между всеми этими структурами.

Это в полной мере касается и подготовки предложений в приоритетные проекты.

Все они направлены на решение задач, которые поставлены Президентом в майском указе.

Главная задача – сделать жизнь людей более обеспеченной и благополучной. Очевидно, что для решения этой задачи в округе требуются серьёзные усилия. И это должно быть учтено в планах мероприятий по приоритетным проектам. Особенно по таким направлениям, как состояние школ в округе, развитие научного и культурного потенциала. Внимательного отношения, конечно, требует и уникальная природа Кавказа, и целый ряд других вопросов.

Развитие экономики округа – ещё одна важнейшая задача. Это, собственно, связанные задачи. Для её решения требуются квалифицированные кадры. Я подписал распоряжения Правительства, которые впервые включают Карачаево-Черкесскую Республику и Чеченскую Республику в программу содействия переселению соотечественников из-за рубежа. Ожидается, что в течение трёх лет, с 2018 по 2020 год, в Чеченскую Республику приедет 150, а в Карачаево-Черкесскую – 375 человек. Прежде всего это высококвалифицированные специалисты и рабочие, специальности которых востребованы на региональном рынке труда. Надеюсь, это поможет укрепить экономику республик и округа в целом.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 июля 2018 > № 2674213 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > premier.gov.ru, 10 июля 2018 > № 2674211 Дмитрий Медведев, Евгений Дитрих

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О национальных проектах «Безопасные и качественные автомобильные дороги» и «Здравоохранение».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги!

Сегодня в рамках заседания президиума Совета по приоритетным проектам поговорим о выполнении майского указа Президента. Обсудим две темы, они касаются развития автомобильных дорог и системы здравоохранения. Обе темы, без преувеличения, важны для всех граждан нашей страны. Мы должны найти оптимальный путь решения задач, которые в настоящий момент стоят, определиться по тактике работы и по деньгам, чтобы ресурсы – а расходы по этим проектам предстоят немаленькие – были использованы с максимальной эффективностью.

Начнём с развития автомобильных дорог. Проект объединяет многие территории нашей страны, предполагает реконструкцию трасс и развязок, приведение их в нормативное состояние, что необходимо для расширения пассажирских и грузовых перевозок, развития торговли и в целом более устойчивого развития экономики. Ряд шагов в этом направлении мы уже сделали в прошлом году в рамках приоритетного проекта «Безопасные и качественные дороги», который был принят, напомню, в конце 2016 года. Но тогда основные усилия мы концентрировали на крупных городах, где традиционно ситуация на дорогах наиболее сложная: пробки, проблемы с доставкой, негативное влияние на атмосферу – это всё далеко не лучшие условия для развития удобной городской среды.

В том проекте приняли участие крупнейшие города страны – 38 агломераций в 36 регионах. По итогам 2017 года более половины улиц и дорог городов-участников были приведены в нормативное состояние. Теперь мы планируем добиться изменений и в регионах в целом, снизить количество перегруженных и аварийно-опасных участков, увеличить там долю качественных трасс, чтобы не менее 50% протяжённости дорог регионального значения соответствовало нормативным требованиям.

И конечно, реализация проекта должна не только усилить транспортную связанность страны, но и снизить смертность на дорогах. Позитивные сдвиги здесь тоже есть. Число погибших в результате аварий постепенно снижается. Для этого, в частности, и была принята Стратегия безопасности дорожного движения.

В качестве целевого ориентира был установлен низкий показатель смертности – не более 4 погибших на 100 тысяч человек. Мы хотим добиться того, чтобы гибель людей на дорогах и вовсе стала крайне редкой, поэтому должны создать такую инфраструктуру, которая поможет сохранить жизнь и здоровье всем участникам движения.

У нас есть предложения, которые подготовило Министерство транспорта. Структуру национального проекта предлагается составить из четырёх федеральных проектов. Они охватят практически всю автодорожную инфраструктуру – от магистралей в крупнейших городских агломерациях до региональных дорог, качество которых, как я уже сказал, должно постепенно подниматься до федеральных требований.

Проект подразумевает активное внедрение новых технологий.

Второй национальный проект – по здравоохранению. Этой теме мы всегда уделяли особое внимание – и в рамках предыдущего национального проекта «Здоровье», который стартовал в 2006 году, и в рамках других программ и проектов. У нас здесь есть ряд достижений. Но в случае, когда речь идёт о здоровье людей, останавливаться на достигнутом недопустимо.

Проект подготовлен Минздравом. Он носит комплексный характер. Включает в себя восемь составляющих, восемь проектов. Они охватывают практически все сферы нашего здравоохранения – от развития первичной медико-санитарной помощи (именно на этом этапе часто определяется, какая помощь нужна пациенту в дальнейшем) до развития профильного образования и экспорта медицинских услуг.

Одна из ключевых задач этого национального проекта – снижение смертности от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Для этого будут создаваться центры амбулаторной онкологической помощи. Пройдёт переоснащение региональных сосудистых центров и первичных сосудистых отделений. Будет вестись масштабная профилактика соответствующих заболеваний.

Конечно, в проект будет включено и развитие детского здравоохранения. Мы всегда этому вопросу уделяем самое пристальное внимание. В пятницу мы обсуждали план мероприятий в рамках Десятилетия детства. В том числе говорили о детской медицине, о необходимости развития профильных больниц и отделений для детей. О ремонтах, которые во многих регионах такого рода больницам необходимы. Сегодня посмотрим, как лучше интегрировать эту задачу в национальный проект.

Естественно, оба национальных проекта должны обсуждаться с регионами.

Брифинг Евгения Дитриха по завершении заседания

Из стенограммы:

Е.Дитрих: На заседании президиума рассматривался проект паспорта национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Национальный проект структурирован в соответствии с требованиями Указа Президента от 7 мая 2018 года №204. Национальный проект предусматривает достижение показателей по приведению в нормативное состояние дорожной сети городских агломераций.

Минтранс предложил продолжить приоритетный проект для 38 агломераций, который мы уже реализуем начиная с 2017 года, а также дополнительно к ним развернуть этот проект в 40 агломерациях с меньшим количеством жителей. Таким образом, эта часть национального проекта охватит 78 городских агломераций с численностью жителей – более половины населения страны. Предусмотрено приведение в нормативное состояние улично-дорожной сети этих городов и пригородов и ликвидация точек аварийности на дорожной сети этих агломераций.

Кроме того, проект предусматривает, что должны быть приведены в нормативное состояние региональные автомобильные дороги, связывающие эти агломерации. Более половины таких региональных автомобильных дорог должны быть приведены в нормативное состояние для удобства и безопасности передвижения по ним.

В проекте существует блок, связанный со снижением смертности в дорожно-транспортных происшествиях, который предусматривает целый ряд мероприятий, направленных на усиление медицинской помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях, ускорение оказания этой медицинской помощи. Ряд мероприятий направлен на пропаганду соблюдения правил дорожного движения и обучение детей, школьников правильному поведению на дорогах.

Кроме того, предусматривается целый ряд мероприятий по усилению ответственности водителей за отдельные, наиболее аварийные категории правонарушений. В целом по этому поводу также предусмотрено выполнение показателей, которые определены Указом Президента №204.

Вопрос: Во сколько оценивается реализация мероприятий?

Е.Дитрих: По этому поводу ещё продолжаются дискуссии.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > premier.gov.ru, 10 июля 2018 > № 2674211 Дмитрий Медведев, Евгений Дитрих


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июля 2018 > № 2663466 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко

О плане основных мероприятий в рамках Десятилетия детства.

Совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня встречаемся в особом формате, с участием наших коллег из Совета Федерации, Государственной Думы и, конечно, представителей Правительства, для того чтобы обсудить, что надо сделать в рамках так называемого Десятилетия детства. Специально об этом говорю, потому что сам по себе проект стал продолжением Национальной стратегии действий в интересах детей. Такое решение было принято Президентом по инициативе Валентины Ивановны (В.И.Матвиенко).

Мы уделяли и будем уделять нашим детям самое пристальное внимание, стремиться к тому, чтобы ребёнок был здоровым и счастливым (это общие вещи, но они абсолютно правильные), чтобы молодой человек мог научиться думать, самостоятельно принимать решения, добиваться успехов. Десятилетие детства даёт возможность сконцентрироваться на решении именно этих вопросов, сделать такую работу (которая и так должна вестись на всех уровнях, и раньше она велась) более системной для всех уровней власти – в этом я вижу основной смысл и Десятилетия детства как проекта, и тех мер, которые мы реализуем.

Ряд мер реализуется с начала этого года. Приняты федеральные законы о выплатах семьям при рождении первого и второго ребёнка. Мы продлили срок действия материнского капитала до конца 2021 года, расширили возможности его использования. Строго говоря, этот процесс не прекращался, мы постоянно расширяли границы и возможности использования материнского капитала, и сейчас этот процесс идёт. Начали программу субсидирования ипотечных кредитов для семей с детьми.

Правительство разработало план мероприятий в рамках Десятилетия детства до 2020 года, то есть на ближайшие три года. Он охватывает все вопросы, которые, по мнению Правительства, являются наиболее важными. Что хотел бы прежде всего с вами обсудить – насколько этот план является достаточным, действительно ли туда попали (хотя мы консультировались со всеми присутствующими) все вопросы, которые там должны быть. План содержит в общей сложности 131 мероприятие, структурирован по 15 разделам: повышение благосостояния детей и семей с детьми, современная инфраструктура детства, обеспечение безопасности детей, всестороннее образование, культурное развитие детей, развитие физкультуры и спорта и целый ряд других направлений. Предполагается, что новый план будет приниматься на каждые три бюджетных года. Конечно, надо будет анализировать, что уже сделано, корректировать дальнейшие шаги, если это требуется, причём ориентируясь не только по показателям и финансам, но и по некоторым другим, самым важным моментам отношения семей к этим всем мероприятиям и решениям и так далее.

У каждого региона должны появиться собственные планы, которые должны быть увязаны с федеральным. Такое поручение главам регионов я дам, хотя я знаю, что некоторые регионы уже начали готовить такие документы, надо просто проследить, чтобы они находились в створе, что называется, тех решений, которые попали в федеральный план.

Теперь несколько подробнее о направлениях, в которых предлагается работать.

Первое направление – это поддержка семей с детьми. Для родителей появление ребёнка – это, конечно, не только большая радость, но и безусловная ответственность, в том числе и финансовая ответственность. Сотни тысяч семей с детьми получают от государства расширенный пакет материальных гарантий. До 2020 года мы усовершенствуем механизмы этой поддержки, разработаем новые, в том числе на основе так называемого социального контракта. Расширим использование программы материнского капитала.

Один из главных вопросов, который волнует практически большинство семей, – это жильё. Эту проблему мы будем стараться помогать решить, прежде всего многодетным семьям, чтобы они могли приобрести в ипотеку новую квартиру или дом по пониженной на настоящий момент ставке – 6%. Сегодня такой кредит доступен семьям, где рождается второй или третий ребёнок. Мы готовим поправки в законодательство, после которых воспользоваться льготной ипотекой смогут также семьи при рождении четвёртого и последующего детей. На эту тему был, напомню, разговор во время Прямой линии с Президентом.

Будем сокращать очередь на получение земельных участков, которые выдаются после рождения третьего ребёнка. Это сложная тема, я когда-то принимал это решение. Надо признать, что оно выполнятся по-разному – где-то нормально, где-то с большими осложнениями. Это зависит от самого субъекта Федерации, от его реальных возможностей, в том числе в области земель, инфраструктуры и так далее. Для детей из многодетных семей предусмотрим дополнительные льготы, в частности бесплатные занятия в спортивных секциях, кружках, курсах.

Второе направление касается здоровья и безопасности детей, это абсолютный приоритет. Здесь ещё многое предстоит сделать. Надо совершенствовать систему профилактики, медицинской помощи. Целый ряд сопряжённых вопросов также должен решаться, включая вопросы питания, здорового и активного образа жизни, спортивного воспитания, – всё в этом направлении.

Третье – по важности его можно назвать и первым – это образование. Речь не только о том, чтобы обеспечить детей местами в детских садах и школах. Здесь у нас определённые успехи есть, за последние годы мы сильно добавили в этом направлении. Практически решили проблему очередей в детские сады для детей от трёх до семи лет, чего никогда не было, за последние годы создали более 1 млн дополнительных мест. Постепенно возвращаем и ясельные группы, этой проблемой сейчас активно занимаются регионы. Чтобы в детских садах появились места для детей до трёх лет, мы заложили в бюджете в общей сложности 49 млрд рублей на ближайшие два года. Посмотрим, как будут идти эти процессы.

Начали программу строительства новых современных школ по всей стране. Эта программа длительная, первые объекты уже построены, введены в эксплуатацию. К 2025 году у нас должно появиться более 6,5 млн дополнительных учебных мест.

Здесь, конечно, надо дать детям возможность изучать что-то помимо школьной программы, развивать свои способности. Важно, чтобы дети получали практическое и разностороннее образование – пробовали себя в разных областях, погружались в профессию, были вовлечены в культурную жизнь, знакомились с произведениями искусства, литературы, смотрели качественные фильмы, участвовали в различных фестивалях. И конечно, очень важно обеспечить нормальный отдых, чтобы было интересно проводить каникулы, путешествовать по нашей стране и не только.

Семья – это особая ценность, но, к сожалению, не все дети растут с родителями. Есть дети, которые находятся, как принято говорить, в трудной жизненной ситуации, дети с инвалидностью. Государство, естественно, продолжит о них заботиться. Будет продолжена программа помощи устройства в семьи, создания условий для так называемого инклюзивного образования. Здесь мало ограничиться только материальной помощью, нужна моральная поддержка, это во многом зависит от профессионализма социальных работников, психологов. Такие специалисты сейчас очень востребованы во всех организациях детского образования. Надо обратить внимание на развитие и психологических служб, и целого ряда других направлений.

Я лишь некоторые темы обозначил. Нам предстоит определиться и с рядом организационных моментов. Мы создадим координационный совет, видимо, тоже при Правительстве, который будет отвечать за проведение Десятилетия детства. Министерство труда подготовило проект соответствующего акта Правительства, который мы рассмотрим на одном из ближайших заседаний Правительства. Затем я дам поручение подготовить предложения по составу такого координационного органа.

Я просил бы Валентину Ивановну Матвиенко продолжить.

В.Матвиенко : Спасибо, что сегодня в таком формате Председатель Правительства практически осуществляет запуск нового, очень важного национального проекта.

Стратегические задачи и цели по прорывному развитию страны, которые были поставлены в майском указе Президента, в конечном счёте нацелены на главное – повышение качества, уровня жизни наших граждан, рост благополучия семей. Президентом поставлена задача, как известно, до 1 октября сформировать все национальные проекты во исполнение указа. И подписанный Вами план мероприятий на три года в рамках Десятилетия детства можно считать, по сути, первым уже сформированным, утверждённым, отработанным – первым и, может быть, самым главным национальным проектом. Как в семье, так и в государстве главная забота, конечно, должна быть о детях.

Ценность таких документов, таких проектов в том, что они рассчитаны на длинный горизонт планирования, их ценность – в системном, программном подходе, выделении чётких приоритетов.

На мой взгляд, план получился добротным. Хочу поблагодарить министров, членов Правительства, Аппарат Правительства – тех, кто его готовил. Была проделана большая работа. Она проводилась не в кабинетах. План мероприятий обсуждался и в электронных средствах массовой информации, на сайте, и широким кругом общественных организаций, неправительственных организаций, специалистов. Не бывает идеальных документов, но, на мой взгляд, он соответствует задачам, которые поставлены.

Конечно, мы исходим из того, что это будет не некий закостенелый документ. Жизнь богаче. В него будут вноситься изменения, дополнения, он будет актуализироваться. И важно, что вместе с проектом бюджета на следующую трёхлетку будет актуализироваться этот план мероприятий, будет увязываться с финансовыми возможностями. Важно, что план носит межведомственный характер, поэтому я поддерживаю Ваше предложение, Дмитрий Анатольевич, о котором Вы сказали. Нужен чёткий организационный механизм в форме координационного совета, который будет координировать всю эту работу не только на федеральном уровне, но и с субъектами Федерации, регионами, что очень важно. Мне кажется, что этот совет можно было бы поручить возглавить Татьяне Алексеевне Голиковой, человеку с большим опытом, который сумеет организовать эту сложную, важную, нужную работу.

Вы отметили, что многие субъекты Федерации уже приняли свои планы, но ещё далеко не все. Мы бы просили Вас, Дмитрий Анатольевич, направить каждому губернатору письмо от Вашего имени, обозначив важность и значимость этого национального проекта, с поручениями принять региональные планы в увязке с планом мероприятий, утверждённым Правительством. Чтобы у нас была единая выстроенная политика в этой части. Безусловно, будет важно привлечь к этой работе широкий круг общественных организаций и институтов гражданского общества, родительскую общественность, педагогов, экспертов, специалистов – всех неравнодушных людей, чтобы все на эти 10 лет «заболели» детством. Оно должно стать для страны, для государства, для общества важнейшим приоритетом.

В рамках координационного совета я бы попросила разработать чёткую систему показателей контроля реализации плана. У нас научились красиво отчитываться, а если поглубже копнуть, то отчёты часто либо не соответствуют действительности, либо поверхностные. Поэтому, если будут чёткие критерии, оценивающие результаты реализации Десятилетия детства, – и для регионов, и в целом, то это будет дисциплинировать, на мой взгляд, всех участников этого процесса.

Наряду с государственным контролем должен осуществляться и общественный контроль. Предполагается, что это будет делаться в рамках совета при Президенте, который будет называться Советом при Президенте в интересах семьи и детей. Туда мы постараемся в основном включать общественных представителей, чтобы они предметно контролировали, как будет реализовываться этот план.

Очень важно выстроить систему информационного сопровождения реализации Десятилетия детства. Причём такую систему, чтобы эта тема была постоянно на слуху, чтобы это не были некие разовые акции. Может быть, подумать о создании специальных программ, специальных рубрик, освещающих эту тему в более широком контексте: семья, детство, роль и влияние власти, государства, общества. Естественно, мы рассчитываем, что будет расширен объём детских передач, фильмов, издание отечественных детских книг. Вы также об этом говорили.

Объективности ради надо сказать, что в последние годы очень много уделялось внимания проблемам семьи, детства и очень многого удалось добиться. Начат очень правильный, на мой взгляд, программный подход. Берётся проблема, сосредотачиваются ресурсы, и она решается. Так была решена проблема (ещё достраиваются, тем не менее в целом) перинатальных центров. Мы видим, какой это дало эффект и результат в плане снижения младенческой смертности. У нас 5,5 промилле – это один из лучших результатов за всю историю, это соответствует европейским показателям.

Программа детских садов, обеспечения детей с трёх до семи лет местами в детских садах – эффект от этой программы огромный, и не только социальный, но и экономический, потому что мы дали возможность родителям продолжать работу, свою экономическую деятельность. Программа материнского капитала очень серьёзно повлияла на демографическую ситуацию. Конечно, стратегия в интересах детей, которая шесть лет реализовывалась в России, собрала всех вместе в одну команду. В рамках стратегии тоже очень многое удалось сделать. Но то, что у нас в два раза уменьшилось количество детей-сирот в детских домах, – это показатель, который очень радует. На 27% снизилось количество родителей, лишённых родительских прав. То есть идёт моральное оздоровление общества в этой сфере. Действительно есть чем гордиться.

Хотелось бы помечтать. Пётр I говорил, что мечты сбываются, и «Газпром» взял этот лозунг. Хотелось бы, чтобы у нас всех мечты сбывались в рамках Десятилетия детства. Что я имею в виду? Вы уже перечислили основные важные направления. Мне бы хотелось, чтобы по каждому этому направлению был результат, чтобы за эти 10 лет мы привели в порядок инфраструктуру детства, основную инфраструктуру детства. Если взять детское здравоохранение, демографический пакет, который озвучил Владимир Владимирович (Путин), всё это, безусловно, имеет большое значение. Поликлиники – поставлена задача привести детские поликлиники в порядок. Но не только поликлиники. В рамках партийного проекта «Единой России» Совет Федерации вместе с Министерством здравоохранения и субъектами Федерации сделали тщательнейший анализ состояния детских больниц. Не буду перечислять, но есть детские больницы, где нет отопления, которые не ремонтировались по 50–60 лет, которые являются отделениями многопрофильных больниц и так далее. На самом деле это не космические средства. Мы даже примерно представляем размер этих средств, естественно, с участием регионов. Если бы Вы по итогам сегодняшнего заседания дали поручение Татьяне Алексеевне Голиковой, Министерству финансов и Министерству здравоохранения сформировать программу приведения в порядок детских больниц, это было бы решение крупной, серьёзной задачи. За 10 лет это вполне посильная задача – где-то надо ремонт сделать, где-то оборудование заменить, где-то построить новую больницу, потому что она вышла из строя.

Если спросить родителей, что для них главное в жизни, что для них есть счастье, ответ у всех будет один: чтобы ребёнок был здоров, чтобы они имели возможность следить за его здоровьем, чтобы ребёнок получал хорошее, качественное образование, чтобы ребёнок имел условия для развития. Приоритеты этого плана на это и рассчитаны.

По здравоохранению. Кроме системной программы по приведению в порядок больниц надо посмотреть (очень чувствительно общество на это реагирует): почему мы всё время говорим о необходимости медицинских операций в Европе? У нас потрясающие хирурги, у нас замечательное оборудование есть. Мы можем это делать. Давайте в детском здравоохранении сделаем так, чтобы можно было делать операции детям, выхаживать их в России, а не где-то. Давайте посмотрим, что у нас с лекарственным обеспечением детей. Мы благодарны, Дмитрий Анатольевич, Вам за поддержку, первому вице-премьеру Силуанову – уже пошло движение в правильном направлении по переводу закупки лекарств по орфанным заболеваниям на федеральный уровень. Силуанов пообещал, что первые пять новых нозологий к семи существующим будут включены в федеральный бюджет. И в первую очередь это касается детей. Обеспечение детей, больных орфанными заболеваниями, – задача номер один. Надеюсь, что с 2019 года мы закроем эту проблему, и не надо будет собирать по миру деньги, чтобы обеспечить ребёнка лекарством. Хотя я ничего плохого не вижу в том, что благотворительные организации, граждане занимаются благотворительностью. Но всё-таки закрывать эту проблему должно государство.

Ещё один вопрос в этой сфере. Координационный совет по нацстратегии выступил с этим, Президент поддержал, Вы поддержали и дали поручение – о возрождении Евпатории как всероссийской детской здравницы. Мы знаем, что в Советском Союзе именно там была всероссийская детская здравница. Там сохранилась хорошая база, медицинские школы, коллективы. Надо просто организовать программу, довести это всё до соответствующего уровня.

Что касается образования, Вы о главном сказали: надо продолжать строительство школ, чтобы уйти от второй смены, потому что это не только детям неудобно, но и работающим родителям. Чтобы во вторую смену можно было использовать базу школы для развития детей – для кружков, внеклассной работы, спорта. И конечно, новые школы должны обязательно строиться с бассейнами, со всей инфраструктурой, чтобы это уже были школы будущего.

Может быть, на таком высоком собрании неудобно об этом говорить, но я считаю, что нужно: у нас более 2,5 тыс. школ, не имеющих тёплых туалетов. Дмитрий Анатольевич, это катастрофа. И девочки и мальчики потом страдают бесплодием. Эта проблема вообще не стоит выеденного яйца. Мы в Совете Федерации ею сейчас предметно занялись, работаем с каждым регионом. Надеемся, что до конца года разрешим её. Это не стоит больших денег, это вопрос внимания.

Д.Медведев: Валентина Ивановна, я считаю, если говорить о таких проблемах, нам тоже нужно правильно делить ответственность. Это задача регионов. Тут даже нечего обсуждать. Надо просто сказать номера школ и поставить эту задачу перед субъектами Федерации. Если не решат, пусть тогда сами выходят там и строят всё.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич, Вы абсолютно правы. Мы сейчас насели на субъекты Федерации, у нас есть поадресно эта тема. И таких узких мест, кому-то кажущихся незначимыми, не требующих больших денег… Это вопрос внимания. Мне кажется, что программа «Десятилетие детства», план мероприятий как раз и будет обращать внимание регионов, всех, кто должен за это отвечать, – и на развитие спорта, и на решение таких проблем. И Минпросвещения, конечно, должно обязать соответствующих министров образования регионов решить эту задачу и проконтролировать её исполнение.

Дмитрий Анатольевич, я хочу сказать спасибо Президенту за то, что он поддержал эту инициативу по Десятилетию детства, издал соответствующий указ. Спасибо Вам, что Вы так к этому трепетно относитесь, неравнодушно. Почему я считаю, что это общенациональный проект? Потому что это проект, который затрагивает каждую семью. Нет ни одной семьи, которая может остаться равнодушной к этой теме. И мы как органы законодательной власти самым активным образом будем участвовать в этой работе, и если мы вместе займёмся, то будут хорошие результаты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июля 2018 > № 2663466 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 июля 2018 > № 2663465 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Начнём с жилищно-коммунального хозяйства. С проблемами в этой сфере люди сталкиваются постоянно. Основные вопросы, которые обычно задают власти, связаны именно с ЖКХ. Во многом поэтому повышение эффективности жилищно-коммунального хозяйства, качества его услуг является стратегическим направлением развития нашей страны. И мы ведём здесь работу в рамках приоритета по обеспечению качества жилищно-коммунальных услуг.

Сегодня рассмотрим два законопроекта, которые касаются обеспечения бесперебойного снабжения теплом, а также горячей и холодной водой.

Первый законопроект предусматривает возможность введения публичного управления предприятиями жилищно-коммунального хозяйства, если они не выполняют свои функции. И от этого могут пострадать люди, могут возникнуть проблемы. Речь идёт об аварийных отключениях тепла, воды и о неспособности предприятий ЖКХ исправить ситуацию. А также о тех случаях, когда угроза отключения по объективным обстоятельствам неизбежна, но в то же время коммунальные службы ничего не делают, чтобы это предотвратить.

Законопроект предусматривает запрет на создание новых муниципальных унитарных предприятий и государственных унитарных предприятий, то есть МУПов и ГУПов, в сфере тепло- и водоснабжения. Уже действующие должны быть преобразованы в казённые предприятия в течение полутора лет. Это делается для того, чтобы в случае банкротства невозможно было просто списать их долги. Такая мера должна остановить рост задолженности коммунальных предприятий перед поставщиками.

Второй законопроект вводит административную ответственность собственников и руководителей жилищно-коммунальных компаний за нарушение нормативов по созданию и использованию запасов топлива. Это поможет устранить лазейки для различных злоупотреблений, в том числе хищений, чтобы топлива хватало для надёжного и бесперебойного теплоснабжения, а температура воды в трубах, батареях соответствовала нормативным требованиям. Надеюсь, эти нововведения позволят прежде всего более эффективно предотвращать чрезвычайные ситуации в сфере ЖКХ, ликвидировать их последствия, в целом снизить количество технологических нарушений в работе жилищно-коммунальных компаний, в том числе за счёт более строгого спроса с их владельцев и руководителей.

Также сегодня мы рассмотрим поправки в Налоговый кодекс, которые касаются поддержки пассажирских перевозок автомобильным и электротранспортом по государственным и муниципальным контрактам. Речь идёт о предприятиях, которые перевозят людей на автобусах, троллейбусах, трамваях по регулируемым тарифам. Теперь эти услуги будут освобождены от налога на добавленную стоимость.

Сегодня по существующим нормам при оплате выполненных работ по государственным и муниципальным контрактам требуется взимание НДС, что, конечно, влияет и на расходы государства в этой сфере.

Отмена НДС позволит развивать бизнес по перевозке пассажиров по регулируемым тарифам и, конечно, сократит расходы региональных и местных бюджетов.

Рассмотрим законопроект, который направлен на развитие круизного туризма в Арктической зоне России и на Дальнем Востоке. Там есть целый ряд новелл. Прежде всего они касаются портов и населённых пунктов, в которых иностранным туристическим судам разрешается принимать на борт и высаживать на берег пассажиров-туристов. В этих местах существуют особые ограничения. Мы специально этим вопросом занимались.

Во-вторых, уточняется, что такие круизные корабли могут пополнять припасы в наших портах.

Ещё один вопрос касается Северного морского пути. Мы достаточно долго его обсуждали. Чтобы развитие этого большого и перспективного проекта шло динамичнее, принято решение расширить полномочия «Росатома», чтобы сосредоточить в его руках целый ряд ключевых компетенций.

В частности, «Росатом» в рамках проекта станет главным распорядителем бюджетных денег и одновременно администратором доходов государства, будет готовить предложения по государственной политике и де-факто станет «единым окном» для потенциальных инвесторов и перевозчиков.

При этом мы сохраним принцип «двух ключей», по которому «Росатом» и Минтранс будут согласовывать позиции. Утверждать планы развития инфраструктуры будет министерство, готовить будет государственная корпорация. Разрешение на прохождение судов также будет выдаваться в Минтрансе, но по согласованию с «Росатомом». Эти вопросы достаточно долго обсуждались. Надеюсь, что это в целом поможет осваивать все эти возможности гораздо более успешно.

В будущем Правительству также предстоит принять ряд актов, которые будут регламентировать порядок взаимодействия «Росатома» и Минтранса, в том числе по вопросам навигационно-гидрографического обеспечения и администрирования в акватории Северного морского пути.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 июля 2018 > № 2663465 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 июля 2018 > № 2663464 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с ректорами высших учебных заведений.

Д.Медведев: «Россия – страна, где спрос на высшее образование один из самых высоких в мире: 9 из 10 родителей видят своих детей с вузовскими дипломами. В этом году мы увеличили план приёма на 9 тыс. мест. В общей сложности он превышает 514 тыс. мест».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы встречаемся регулярно, что не умаляет необходимости обсудить целый ряд вопросов. Сегодня здесь присутствуют руководители ряда ведущих государственных университетов, университетов разного профиля. Многие из вас – люди, которые давно работают в системе высшей школы, люди с мировым именем и авторитетом. Самое главное, что для вас небезразлично, каким образом высшая школа будет развиваться, – как, скажем прямо, и для нас это небезразлично.

Я знаю, что в конце апреля был XI съезд союза ректоров, в котором принимал участие Президент. Там обсуждалось много вопросов, значительная часть которых входит в компетенцию Правительства Российской Федерации. Давайте сегодня рассмотрим некоторые из этих вопросов и другие темы.

Первое, о чём хотелось бы сказать, у нас завершилось проведение основного периода единых государственных экзаменов. Период госэкзаменов прошёл в достаточно спокойной обстановке, без серьёзных осложнений. Хотя подготовка к ЕГЭ – это всегда очень напряжённый, ответственный период для выпускников, родителей. От результатов экзаменов зависит будущее молодых людей. Пользуясь возможностью, я хочу ещё раз поздравить всех, кто прошёл через это испытание, пожелать успешного поступления в высшие учебные заведения, в университеты.

Россия – страна, где спрос на высшее образование один из самых высоких в мире: 9 из 10 родителей видят своих детей с вузовскими дипломами. Напомню, что в прежнюю эпоху в нашей стране, я имею в виду Советский Союз, да и в других странах, эти представления были совсем иными. В одной из книг я наткнулся на описание того, что считалось успешной карьерой – причём не у нас, а в Соединённых Штатах Америки – для женщины в конце 1950-х годов: окончить курсы машинописи, хорошо владеть этой техникой и поступить на работу. Это считалось достаточным для того, чтобы создать основу для жизни, карьеры человека на длительное время: школа и курсы машинописи. Сейчас всё изменилось – изменилась наша страна, мир, наши ценности и представления о ценностях самого образования.

Приёмная кампания в разгаре. В этом году мы увеличили план приёма, напомню, на 9 тыс. мест. В общей сложности он превышает 514 тыс. мест. На ближайшие шесть лет задачи у нас весьма амбициозны, они обозначены в президентском указе №204 от 7 мая текущего года. Большинство из них не может быть эффективно решено без сильной высшей школы, то есть без новых специалистов, идей, разработок. Правительство сейчас разрабатывает национальные проекты в сфере образования и науки. В этих проектах будут сведены воедино и детализированы все наши планы, механизмы их выполнения, заложено финансирование, что исключительно важно. Эту тему курирует Татьяна Алексеевна Голикова. Также, как вам хорошо известно, у нас теперь есть отдельное министерство, которое возглавляет Михаил Михайлович Котюков. Я просил бы всех коллег-ректоров подключиться к этой работе. Я имею в виду работу по подготовке национальных проектов в сфере образования и науки.

Ряд задач, которые в указе поставлены, напрямую касается образования и научной сферы. Напомню, что наша страна должна обеспечить конкурентоспособность российского образования в мире. К 2024 году поставлены задачи по вхождению в пятёрку стран-лидеров по научным исследованиям. Задачи крайне непростые. Научные образовательные сообщества давно стали глобальными – студенты, учёные, преподаватели сами выбирают, где им работать, где воплощать в жизнь свои идеи. Не только люди конкурируют за места в университетах. Сами университеты конкурируют уже в этой борьбе за таланты. Мы можем не проиграть в ней, только повышая качество нашего высшего образования и, самое главное, его привлекательность для молодых специалистов, молодых учёных, улучшая академическую среду, доступность образовательной и научной инфраструктуры.

Здесь наша работа будет построена по нескольким направлениям. Напомню, что благодаря программе 5-100 мы закрепились в ряде глобальных рейтингов. Мы всегда говорим, что рейтинги не главное, но это всё-таки индикаторы, которые так или иначе отражают как минимум движение. Вопрос не в конкретном месте в этом рейтинге, потому что это всегда субъективные вещи. Мы понимаем, что целый ряд рейтингов отражает специфику отдельных групп государств. В англосаксонском мире это одно, в тихоокеанском регионе – другое. Тем не менее движение в рейтингах – это точно тренд, и на это нужно обращать внимание.

Что ещё хочу сказать? У нас есть по понятным причинам сильные и слабые стороны, сильные и слабые направления. Сильные, как всем известно, это математика, физика, область компьютерных знаний, машиностроение, отдельные гуманитарные направления типа лингвистики. Но мы пока довольно серьёзно отстаём в биотехнологиях, биомедицине, транспортных науках, телекоммуникациях, в специальностях, связанных с дизайном и архитектурой. Этому следует уделять сегодня большее внимание.

Мы активно формируем образовательные онлайн-платформы, расширяем сегмент бизнес-образования. Это тоже важное направление. Буквально неделю назад мы подробно об этом говорили на заседании попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета.

В-третьих, ведущие вузы страны с их потенциалом и историей успеха должны играть более активную роль в развитии образовательной и научной среды в регионах. Для этого у нас есть, например, проект создания в регионах университетских центров. Подобные инициативы нужно развивать.

Я обратил внимание, как во время встречи с союзом ректоров ректорское сообщество аплодировало, судя по стенограмме (написано: аплодисменты), когда Президент сказал, что нужно заниматься кампусами. Это действительно правда. В мире ничего другого не придумано. Да, это непросто, это требует земли, это подчас требует значительного финансирования, но представление об университетах просто как о зданиях, да ещё разбросанных по городу (нам это хорошо известно – и в Москве, и в Питере), – это представление XIX–XX веков, а не XXI века. Университет – это среда. А среда – это коммуникации, инфраструктура. Без кампусов, без университетских городков, университетских центров это сделать невозможно. Понятно, это появится не сразу и не везде, но для ведущих университетов это, безусловно, приоритетный путь развития.

В.Садовничий : Спасибо за Ваше внимание к системе высшего образования, мы это чувствуем. Я хотел выступить с позиции того, что система образования является стратегически важной для нашей страны. Наша страна огромная. У нас 600 университетов, Вы упомянули, они разные, есть проблемы. Задача нашего университета и тех, которые достигли определённого уровня, – помочь, чтобы в России все университеты были сильные. Если государство даёт диплом о высшем образовании, он должен быть качественным и отвечать уровню образования нашей страны. Нам есть что показать и чем гордиться. В связи с этим на съезде была выдвинута идея программы «Вернадский», это условное название. Речь идёт о том, чтобы в регионах создавать кластеры, цель работы которых состояла бы в том, чтобы молодые учёные, студенты, аспиранты ехали не в центр, а наоборот – было бы привлекательным поехать в регион, в Ханты-Мансийск, например, на Сахалин, на Камчатку. Чтобы создать там нужную научную школу, исходя из потребностей региона, его промышленности, экономики, ресурсов. А ведущие университеты могли бы в этом поучаствовать и сыграть ведущую роль.

Я вспомнил историю, был её свидетелем, когда в советское время, в 1959 году, начиная с 1957-го, страна создала несколько таких центров: в Новосибирске – Академгородок, туда поехали профессора Московского университета, Ленинградского университета. Ректор Александров там был, Лаврентьев, наш профессор. И то, что получилось, – чудо, наукоград в Новосибирске изменил научную карту России. Точно такие же центры были созданы на Дальнем Востоке, в Екатеринбурге, других городах. Наше предложение созвучно, но оно должно отвечать современности, чтобы пойти по этому пути.

Есть ещё одно хорошее обстоятельство – мы, Московский университет, выступили инициатором закона о научно-технологических долинах при университетах. На выходе ваши постановления о старте такой долины в МГУ, но они при каждом университете могут быть, и кое-где уже существуют и научные парки, и…

Д.Медведев: Я только, Виктор Антонович, не люблю слово «долина». Это же у нас не Silicon Valley, у них это в долине, а мы вроде назвали это центром.

В.Садовничий: Я назвал это долиной исторически… Так вот, передать в эти центры структуры, научные парки, которые есть. Эта программа, на мой взгляд, должна быть хорошей, она принята региональными университетами, мы общаемся. И конечно, при соответствующей поддержке – может, коллеги будут это моё предложение развивать, дополнять – это было бы хорошей программой поднятия уровня и распределения потенциала по всей стране.

Второе. Мы живём в цифровую эпоху, и какова роль университетов? Я полагаю, что роль университетов – развитие онлайн-образования, которое было бы качественным, приемлемым для всей страны, для регионов. Это образование должны давать профессора и университеты, которые обладают таким научным потенциалом. Мы, 12 университетов (здесь они в основном присутствуют), образовали консорциум. Эти 12 университетов уже читают около 300 курсов, которые слушают 2 миллиона человек. Это наша платформа «Открытое образование». Мы полагаем, что «Национальная платформа открытого образования» заслуживает внимания и уже хорошо заработала.

Есть ещё одно обстоятельство, которое говорит в пользу того, чтобы это развивать, так называемое междисциплинарное образование. Три года назад я в Московском университете наобум выдал: «Давайте, чтобы лектор мехмата читал математику для юристов, для биологов, для психологов, а студенты слушали не по направлению курс». Преподаватели все были против: это наш хлеб, кафедры!.. Я тогда сказал: «Давайте на сайте в интернете студенты запишутся. Если их будет больше 10 тысяч – откроем. Не будет – не будем». Записалось 20 тысяч. Сейчас на этих онлайн-курсах у нас 34 тысячи слушателей, на междисциплинарных курсах. И это очень востребовано людьми.

Но каково было моё удивление, когда несколько дней назад я нашёл постановление Совета Народных Комиссаров (1933 года). В этом постановлении сказано: «Открыть в Московском университете междисциплинарные курсы для повышения уровня образования в нашей стране». То есть это уж и не столь оригинально… Но то, что мы говорим об открытом образовании, это, безусловно, заслуживает поддержки, будут развиваться эти предложения. Я предлагаю их включить в наши решения.

Третье – математическое образование. Не потому, что я математик, я исхожу из международного опыта. Несколько лет назад Президент Соединённых Штатов создал комиссию во главе с Гленном (с тем, который летал в космос), и Гленн для этой комиссии написал доклад. Доклад называется «Пока ещё не слишком поздно». Американцы сделали такой доклад. Он обсуждён в Конгрессе и принят Президентом к исполнению. В чём суть этого доклада?

Суть в том, что Америка отстаёт в математическом образовании. И дальше были приняты меры поддержки учителей математики в школах, университетской математики и так далее. Мы предлагаем, конечно, не буквально повторяя это, но всё-таки поддержать что-то подобное. Может быть, мы съезды учителей-математиков будем проводить. И ещё важно, чтобы наши журналы (об этом будет говориться) в основном естественно-научного профиля, – были поддержаны.

Я ещё рос в то время, когда гонялись за нашими журналами, а зарубежные... Сейчас, увы, (и об этом будут говорить очень подробно коллеги) всё наоборот, причём для нас довольно плачевно.

И ещё такое предложение – это экспорт нашего образования. Мы – сильная страна. У нас за пять лет число иностранных студентов увеличилось в пять раз. Было 50 тысяч, сейчас 250 тысяч. В Московском университете 10 тысяч. Такого никогда не было, даже в советское время.

Союз ректоров провёл 50 форумов за 10 лет. 2 тысячи ректоров зарубежных стран участвовали в этих форумах. Мы авторитетны. Но для того, чтобы наращивать эти усилия, нужны кампусы. К нам едут, когда понимают, что у нас можно жить, учиться. Поэтому в этом смысле нужна какая-то программа общежитий. Я построил на 3 тыс. мест общежитие год назад, места в нём мгновенно расхвачены.

И в заключение – о поиске талантов. Дмитрий Анатольевич, очень важно, чтобы эти таланты мы находили и чтобы они равномерно были распределены, работали на страну. Как находить? С помощью олимпиад. У нас в этом году 2,5 миллиона участников олимпиад – с первого класса до выпускного. Союз ректоров проводит эти олимпиады. Конечно, все они будут поступать в вузы – выпускники. Есть разные точки зрения. Есть точка зрения, что надо в сильный вуз привлекать. Например, в Московский университет. Они там получат настоящее высшее образование. Я придерживаюсь немного другой точки зрения. Я считаю, что этот талант хорошо бы окунуть в среду, создавая её в том или ином регионе. Есть Дальневосточный университет. Мне ректоры говорят, что там есть проблемы. Поэтому поиск талантов нужно сопрячь с тем, что эти таланты должны всю Россию поднимать. В этом наш долг.

Совсем недавно в Сочи на Фестивале молодёжи и студентов в присутствии Владимира Владимировича (Путина) я предложил создать Международный союз молодых учёных. Это предложение было поддержано, и такой союз создан. Он начал работать, выбрал ряд приоритетов. Многие страны (около 60) включились в этот союз. Экология, цифровая экономика, искусственный интеллект – всё это очень волнует молодёжь не только нашей страны, но и всего мира. Союз молодых учёных – наш приоритет, и, конечно, он тоже требует поддержки, потому что это ещё и политический приоритет.

За всем этим стоит, о чём Вы сказали, формирование приоритетов в области науки и образования. И конечно, важно, чтобы мы были представлены в союзе с Академией наук. Я член её президиума и неоднократно говорил на заседаниях президиума, что мы порознь не сильны, мы сильны вместе и надо даже это настроение изжить, что мы, дескать, сами по себе. Мы вместе с академией, и всё, что мы говорим, мы предлагаем делать вместе с академией, интегрируясь в группы и центры.

Вопрос средств, денег мы сейчас не ставим, потому что знаем, что трудно стране. Но, конечно, всё, о чём сказано и будет сказано, требует определённой поддержки, и мы, сдавая свой «экзамен», рассчитываем на хорошую оценку, в том числе и финансовую.

Я.Кузьминов : Здесь собрались ректоры ведущих российских университетов, имеющих право на собственные стандарты. Собственно, это наиболее общее и формальное определение ведущих университетов, которое мы сейчас имеем.

Перед встречей мы с Татьяной Алексеевной обсуждали, что такое ведущие университеты. Собственно, это университеты, которые активно ведут исследования. Да, это глобальные университеты, которые участвуют в глобальном рынке высшего образования, кадров и так далее, но главное – это университеты, которые берут на себя ответственность, выходящую за рамки их узких задач: ответственность за развитие образования в России в целом (у всех собравшихся здесь есть амбиции), ответственность за международное продвижение России, ответственность за экономическое, технологическое и социальное развитие страны или регионов в секторах своей профессиональной ответственности.

Мы сегодня хотели бы рассказать о том, как мы видим эти зоны ответственности и как мы в них работаем. Виктор Антонович уже сказал, что определяющая черта сегодняшнего времени – это цифровая революция. Она создаёт возможность рывка, возможность догнать и перегнать сильных конкурентов, у которых больше денег, чем мы тратим в традиционных формах.

Фокус цифровой революции – это школы, конечно. Там нужны новые интерактивные цифровые учебники, обучающие симуляторы. Движки для них есть, и мы готовы участвовать в наполнении контента, в цифровом обновлении наших школ. И вузы должны помогать школам определять и вытаскивать таланты – это система олимпиад, которую Виктор Антонович возглавляет, это интеграция университета в профильных старших классах.

Сегодня 4 из 10 лучших школ Москвы – это лицеи в составе университетов и СУНЦ МГУ, но, кроме СУНЦ, им всего несколько лет – это некий показатель того, что может сделать такого рода обращение вузов в школу.

Высшее образование – это массовые онлайн-курсы, конечно, ведущих профессоров страны. Они должны заместить традиционные лекции. Мы в ведущих вузах это начали делать. «Вышка» включила по одному онлайн-курсу в год в каждую из 220 программ своего высшего образования. Кое-где просто ожесточённая война была у самых прогрессивных экономистов – они сопротивлялись до последнего, говорили, что они лучше, чем онлайн-курсы.

Д.Медведев: А Вы сами как считаете? Они лучше, чем онлайн-курсы?

Я.Кузьминов: Смотря какие онлайн-курсы. Наверняка можно найти онлайн-курс, который слабее Олега Замулина.

Д.Медведев: Безусловно.

Я.Кузьминов: Надо разбирать онлайн-курсы. Если нет у себя, давайте американский слушать, английский, наверняка можно найти у умного человека, которого у тебя нет на факультете.

Это электронные библиотеки, дающие доступ ко всем существующим научным результатам, ко всем открытым данным. Вот это создаёт возможность огромного, совершенно невиданного раньше выбора для студентов – курса, образовательного трека. Даже для научного руководителя. Но одновременно это возможность разгрузить преподавателя от рутинных задач, от повторения в лекциях того, что, в общем, уже написано, уже сделано.

Теперь есть возможность перенести фокус работы всех университетов на исследования и проектную работу. И быстрое освоение цифровых инструментов, на наш взгляд, должно быть общенациональной программой, задачей для всей высшей школы. Надо снять существующие препятствия для зачёта онлайн-курсов в качестве равноправных элементов образовательной программы, даже желательных элементов.

Мы с Рособрнадзором обсуждали это дело, мне кажется, можно решение какое-то предлагать.

Предлагаем также включить в национальный проект закупку государством для всех вузов России доступа к основным мировым базам электронных библиотек – от научных статей до юридических баз, баз материалов, а для инженеров это компонентные базы, как вы знаете.

И критерием оценки вуза должно стать, насколько он обеспечивает бесплатный доступ своих студентов к нацплатформе открытых курсов, к глобальным электронным библиотекам, курсеровским курсам, где Россия тоже активно представлена.

У нас платформа – Виктор Антонович о ней сказал, я продолжу – это самый близкий и экономически эффективный резерв повышения качества высшего образования. Мы предлагаем до 2020 года с 300 до 1000 онлайн-курсов её достроить, покрыть все важнейшие предметы по всем направлениям высшего профобразования. Это будет такое ежегодно пополняющееся национальное достояние. И предлагаем разработать такую экономическую модель, когда использование онлайн-курсов ведущих профессоров было бы бесплатным для региональных университетов. Авторы курсов получали бы вознаграждение в связи с числом записавшихся студентов.

Такая модель реализована Собяниным в Москве для курсов Московской электронной школы и хорошо работает.

И разумеется, на базе онлайн-курсов нацплатформы мы можем радикально изменить качество заочного высшего образования в России. Это 40% российских студентов, недавно было 50%. Часто из семей с низкими доходами, невысоким уровнем образования родителей. Это незащищённые люди. А во многом это обучение взрослых, это второй шанс у многих людей.

Просили бы Вашего поручения Минобрнауки разработать специальный проект по переводу заочного образования в принципиально новый цифровой формат в рамках нацпроекта по образованию. Присутствующие здесь участники нацплатформы, наши 12 вузов, к этому готовы. Это действительно может радикально повернуть не просто образование, а судьбу людей, которые пошли на эти курсы.

По науке. Программа глобальной конкурентоспособности – спасибо за Вашу высокую оценку – действительно за четыре года обеспечила быстрый качественный рост наших университетов. Сегодня мы обеспечиваем половину российских публикаций в самых высокоцитируемых журналах. Рост в базе Scopus за четыре года – в 3,5 раза, рост по цитируемости – в 5 раз.

Но для устойчивых позиций России нам необходимо выйти на нормальное соотношение научного и образовательного бюджета исследовательских университетов. Мы Татьяне Алексеевне показывали: Гарвард – три к одному, Стэнфорд – два с половиной к одному, MIT – три к одному, притом что образовательный бюджет у них хороший.

Мировой опыт показывает, что один к одному – это минимально приемлемый показатель для группы исследовательских университетов в топ-100, мировом общем рейтинге.

Д.Медведев: Один к одному – соотношение между чем и чем?

Я.Кузьминов: Наука и образование.

Д.Медведев: Расходы?

Я.Кузьминов: Да. И в части госзаданий, и в части зарабатываемых средств.

Сейчас наш показатель такой (мы с Садовничим считали): 15% в среднем для российских вузов (от 13 до 15%), для вузов группы 5-100 – 25%.

Д.Медведев: Это наука?

Я.Кузьминов: Наука.

Для МГУ и «Вышки» – 28%.

Эта ситуация, конечно, должна быть исправлена.

У нас есть расчёты, по паритету покупательной способности посчитали: наш образовательный бюджет в расчёте на студента – это примерно 70% от стран ОЭСР, то есть в общем можем соревноваться при каких-то изменениях. Но научный бюджет в расчёте на студента в 8 раз ниже. Это явно требует изменений.

Нужна «дорожная карта» по изменению такой ситуации. И здесь есть несколько критических точек.

Первая, самая простая (мы с Михаилом Михайловичем (Котюковым) это обсуждали несколько раз), – это горизонт финансирования. У нас это два-три года, а часто, все присутствующие знают, фактически это год. Год – вся отчётность, всё заново. Как удержать в этой ситуации перспективного учёного? Мы говорим об устойчивости налоговой ситуации для бизнеса, но учёный тоже человек, ему тоже надо себя планировать. Мы просто проиграем заранее, если не выйдем на горизонт пять, семь, десять лет – и для грантовой системы, и для собственных программ по финансированию в ведущих университетах.

Следующая проблема. Мы отобрали в прошлом году 90 лучших научных проектов 5-100. Это было предусмотрено программой. Но деньги из программы пропали. Мы находимся в крайне неловком положении перед нашими партнёрами.

Д.Медведев: Куда пропали?

Я.Кузьминов: Пропали из бюджета. Там было 3 млрд рублей.

Д.Медведев: Почему?

Я.Кузьминов: Потому что их Минфин сократил в своё время.

Д.Медведев: А почему он их сократил, может, они не выбраны были?

Я.Кузьминов: Нет, не было ещё проведено конкурса, их заранее убрали, там было 14, а осталось 3.

Д.Медведев: То есть, если говорить прямо, Вы считаете, что это тайный умысел Минфина или же всё-таки нерасторопность отдельных университетов? Вот так, по-честному. Или органов управления?

Я.Кузьминов: Университеты, Дмитрий Анатольевич, здесь совершенно ни при чём.

Нерасторопность Минобрнауки, которое не смогло вовремя отстоять. Я не думаю, что для Минфина эти 3 млрд были…

Д.Медведев: То есть это проблема всё-таки органов исполнительной власти – профильного министерства.

Я.Кузьминов: Да. Просто мы в неловком положении и перед нашими партнёрами. Их проекты одобрены, и из года в год мы не знаем, что им сказать. И членам международного совета, которые голосовали за эти проекты. Мы бы очень просили к этому вопросу вернуться.

Подчеркну, когда мы говорим о науке, речь не идёт только о бюджетных средствах. В России исследовательские университеты выстраивают долгосрочное партнёрство с крупными корпорациями, так у нас рынок организован. Это практическая ориентация – образование и финансирование поисковых прикладных исследований в интересах этих корпораций. «Вышка», в частности, работает активно со Сбербанком, с группой ВТБ, с «Яндексом» мы работаем, ещё с несколькими. И я думаю, что целый ряд коллег то же самое делают. Но этой работе имело бы смысл государственный систематический характер придать. На таком открытом рынке конкурсов больше, чем сейчас зарабатывают, заработать не смогут, потому что, со своей стороны, без того, чтобы иметь институционализированное в программах развития этих корпораций некое партнёрство с тремя-четырьмя отобранными университетами или с группой университетов в этом секторе, я думаю, мы не достигнем тех цифр, о которых я говорил.

В связи с этим хотел бы остановиться на проблеме соотношения вузов и отраслевых ведомств. Идут дискуссии по этому поводу, мы тоже слышим эти дискуссии. На наш взгляд, ответ очевидный. Если учредитель инвестирует в вуз, его исследования и проекты, обеспечивает востребованность на практике, тогда есть все основания сохранять такой университет в рамках ведомства. Кстати, Правительство России как учредитель четырёх присутствующих здесь вузов показывает пример такой ответственности: мы чувствуем и востребованность, и то, что вы нам…

Д.Медведев: А если бы Правительство этого не делало, то тогда это вообще было бы катастрофой.

Я.Кузьминов: Минздрав обеспечивает за счёт традиционно клинических практик, начиная с того времени, когда Татьяна Алексеевна возглавляла это дело, до 30% бюджета медицинских вузов. Вряд ли у кого-то возникнет идея сейчас эти вузы передать. Но есть противоположные примеры. И считаем, что это как раз ответственность ведомства – обеспечить наполнение.

Д.Медведев: Какие?

Я.Кузьминов: Минсельхоз, Минтранс.

Д.Медведев: Я достаточно подробно этой темой занимался – даже в момент подготовки предложений о системе органов исполнительной власти, появления нового министерства, деления компетенций между двумя министерствами, которые относятся к образованию теперь, то есть среднее образование – Министерство просвещения – высшее образование. И этот вопрос действительно был главным: инвестирует ли учредитель университета деньги в развитие этих университетов? От этого и нужно плясать.

Я.Кузьминов: Собственно говоря, я к чему клоню – было бы неплохо, может быть, дать поручение Минфину и Минэкономразвития проработать возможность включения университетов в отраслевые госпрограммы, потому что Минфин занимает сейчас исходную… Сейчас такая ситуация: вот у вас есть собственная программа образования, там все вещи, включая отраслевые, должны быть, а мы вам ничем не обязаны. При этом эти госпрограммы идут к исполнителям, которые часто слабее даже, чем отраслевые вузы.

Д.Медведев: Или нужно все отраслевые вузы передать сюда.

Я.Кузьминов: Или так. Но если они не востребованы, значит, они им не нужны, наверное.

О научных кадрах. Есть проблема приглашения ведущих перспективных молодых учёных из-за рубежа, да и удержания отечественных учёных, которые интересны для глобального рынка. Хороший опыт есть у Китая. Там государство оплачивает университету 50% зарплаты такого специалиста. Ты нанимаешь за 10 тыс. долларов в месяц – столько стоит профессор на мировом рынке, – правительство смотрит его публикации, его реальный уровень и тебе 50% возмещает. Университет тоже рискует. Университет берёт на себя ответственность, но всё-таки он не сам справляется с этой нагрузкой.

Д.Медведев: А кто принимает решение о том, что этот профессор достоин приглашения? Чиновники?

Я.Кузьминов: Мне кажется, комиссия Минобрнауки должна принимать – из ведущих профессоров по этому профилю.

Д.Медведев: Это другое дело. Потому что иначе таких наприглашают...

Я.Кузьминов: Нет, мне кажется, что это должен быть не сам университет точно.

Д.Медведев: Но и точно не министерство.

Я.Кузьминов: И не чиновники. Профильные комиссии. Мне кажется, что и у них так сделано.

И аспирантура. Аспирантура сегодня – это 100 тысяч человек, которые получают от 2 до 7 (у технарей) тысяч рублей в месяц. Взрослому человеку, нередко с семьёй, надо на что-то жить. Ведущие учёные время от времени находят деньги на поддержку своих аспирантов...

Д.Медведев: А раньше что, много получали?

Я.Кузьминов: Раньше получали среднюю зарплату по России, 80 рублей получали, 105.

Д.Медведев: Я аспирантом стал в 1987 году. Какие 105? 70 рублей.

Я.Кузьминов: У нас было 80.

Д.Медведев: Вы столичные. А в Ленинградском государственном университете – 70 рублей.

Я.Кузьминов: В любом случае это не нынешние 2 или 7 тысяч.

Д.Медведев: Согласен.

Я.Кузьминов: Это не самая роскошная жизнь, но это хотя бы основа жизни. Подрабатывать можно...

Д.Медведев: Это извечная дискуссия по поводу того, можно ли жить на стипендию и на такого рода платежи.

Я.Кузьминов: Но это уже не стипендия, её честнее отменить.

Д.Медведев: А что делать с аспирантскими выплатами? На Ваш взгляд?

Я.Кузьминов: Мне кажется, нужны гранты тем аспирантам, которые подтвердили свои результаты по итогам первого года, на дальнейшую работу. И честно говоря, Дмитрий Анатольевич, нам надо 100 тысяч сокращать до 30–35. У нас 14% аспирантов защищаются. Если мы в два раза увеличим круг защит, я считаю, это будет очень хорошее решение.

Т.Голикова: Тогда их надо вести с самого начала. Надо правильных аспирантов отбирать.

Я.Кузьминов: Да, надо заранее отбирать. Мы к себе в аспирантуру начинаем предварительно уговаривать, зачислять на втором курсе.

Д.Медведев: Так и было всегда. И в советские времена аспирантов присматривали из студентов. Все, кто защищался в тот период, – а здесь большинство присутствующих именно из той поры, – знают: всегда аспирантов присматривали из студентов. Редко когда какой-нибудь гений приезжал откуда-нибудь со стороны и ему говорили: ладно, становись аспирантом. Своих аспирантов готовили из своих студентов.

Я.Кузьминов: И последнее, что я хотел сказать. Вы уже сами за меня сказали, что у нас есть серая зона, где Россия не представлена даже в топ-500 глобальных рейтингов по предметам. Это такие вещи, как сельское хозяйство, транспорт, строительство, если брать отрасль. Слушайте, мы собираемся экономический рывок на инфраструктуре обеспечивать! Целиком на заёмных технологиях, получается? Конечно, нужно расширить, по нашему мнению, проект 5-100 за счёт целевых конкурсов по нужным направлениям. Не так, как его первоначально формировали. У нас есть три аэрокосмических университета и медицинские есть. Вот эти направления.

И проект надо продлить, поставив задачу к 2025 году обеспечить место российских вузов в топ-100 не менее половины глобальных рейтингов (сейчас четверть всего) и к 2030-му – 75%. Будут совершенно конкретные задачи перед Минобрнауки: как отбирать, как помогать, а остальное уже можно, детали, предоставить министру.

Д.Медведев: Я, конечно, в конце всё прокомментирую, а сейчас буквально только два слова скажу в отношении вещей, которые являются исключительно важными, но в то же время абсолютно новыми для нашей страны. И Виктор Антонович, и Ярослав Иванович говорили про цифровую революцию и онлайн-курсы. Очевидно, что подобного рода курсы в любом университетском сообществе изначально встречаются в штыки. Большинство преподавателей, даже с мировым именем, уверены, что это халтура, и не воспринимают это. Но плыть против течения в этом направлении неверно.

Наша задача, задача государства, – сделать таким образом, чтобы эти онлайн-курсы были качественными.

Вот Вы сказали, я сразу посмотрел эту платформу: здесь даже не 300 курсов пока, а 277. Если все ведущие вузы считают, что это лучшая база для развития онлайн-образования, значит так и нужно делать. Нам здесь не нужно распылять силы.

Я сейчас не говорю про иностранные курсы, у них есть достоинства и недостатки, я говорю про нашу национальную платформу. Она должна быть одна, потому что человек, который пользуется ею (вот такая большая платформа), должен ей доверять. Пожалуйста, пусть будут любые другие – любительские, написанные одним человеком, энтузиастом, – всё это прекрасно и здорово. Но если мы хотим, чтобы у нас онлайн-образование развивалось как в том числе общественно-государственный проект, такая платформа должна быть именно большой и включающей в себя ведущие университеты. Тогда к ней будет доверие.

Я посмотрел, кто здесь, действительно серьёзные силы. И я, выбирая такой курс, естественно, буду на это ориентироваться. При этом я не знаю, как там – attendance, то, что Вы говорите, – присутствие на лекциях выглядит. Объективно всё-таки в очных лекциях и семинарах есть определённый смысл, от этого, конечно, образование никогда не откажется.

Более того, когда ты выбираешь онлайн-курс, мне кажется, что здесь, конечно, есть и преимущества, потому что не нужно никуда ходить, но и известные недостатки, которые неустранимы для онлайн-сферы, для виртуальной реальности, скажем так. Поэтому сосуществование между нормальным, традиционным образованием и онлайн-курсами, которые верифицированы ведущими университетами и учёными, – это является магистральным путём развития такого рода образования в нашей стране.

Я уже два слова сказал по поводу того, каким образом нам нужно смотреть на судьбу университетов. Здесь я не могу не согласиться с тем, что основным критерием является отношение учредителя. Это правильно. Неважно, как этот учредитель выглядит, это может быть государственная структура, государственный орган или частные учредители. Если учредителю наплевать на судьбу университета, такой университет должен быть в конечном счёте, если это государственный университет, важный для страны, передан в Министерство науки и высшего образования, и тогда к нему будут применяться общие критерии. Либо, если этот университет относится к частной сфере, учредитель просто должен призадуматься, каким образом ему этот университет содержать. Другого здесь быть не может.

Я такой порядок хочу распространить, или применить, вместе с коллегами, конечно, и в отношении российского университетского сообщества, включая наши отраслевые вузы, за которые часто ратуют отраслевые министры, а когда дело доходит до их финансирования, они разводят руками и говорят, что у нас на университеты денег не остаётся, мы должны другим заниматься. Если это так, тогда эти университеты должны быть в общей системе, и это совершенно очевидно.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 июля 2018 > № 2663464 Дмитрий Медведев


Россия. Швейцария. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июня 2018 > № 2654471 Дмитрий Медведев

О вопросах международной торговли.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги!

Мы сегодня рассмотрим некоторые вопросы, связанные с участием нашей страны в системе международной торговли. Обсудим дальнейшие шаги с учётом ограничительных мер, которые приняты в последнее время некоторыми странами в отношении нашего государства.

Напомню, что, вступая во Всемирную торговую организацию, мы взяли на себя определённые обязательства, продвигаем их в жизнь, смотрим, как они исполняются. Была произведена адаптация нашей экономики: мы снизили таможенные пошлины, где необходимо – перешли на единые стандарты. Дополнительно поддержали отрасли, которые в наибольшей степени затронуты новыми условиями работы (сельское хозяйство, автомобилестроение, лёгкая промышленность, пищевая промышленность). При этом, конечно, всё это обсуждалось с бизнес-сообществом.

Вполне естественно, мы рассчитываем, что и наши партнёры будут последовательно выполнять свои обязательства, соблюдать принятые в ВТО правила. К сожалению, мы видим иногда прямо противоположную ситуацию: без каких-либо легитимных оснований в одностороннем порядке вводятся ограничительные или запретительные пошлины, используются другие протекционистские меры. Наша страна столкнулась с этим напрямую, когда в нарушение правил свободной торговли в отношении нашего бизнеса были применены жёсткие экономические санкции. Как известно, нами введены ответные ограничительные меры в отношении ряда стран по отдельным категориям товаров. Они сохраняют силу, и с учётом ранее принятых решений в Евросоюзе, в некоторых других странах нам нужно будет рассмотреть вопрос о продлении этих мер на следующий период. Я в данном случае имею в виду 2019 год.

Кроме того, недавно были приняты решения Администрацией США по отдельным группам товаров в отношении довольно значительного количества стран. Эти меры также носят дискриминационный характер, не могут оставаться без последствий. Ответные шаги уже были сделаны странами Евросоюза, Китайской Народной Республикой, и нам нужно подумать о введении ответных мер. Прошу Минэкономразвития подготовить соответствующие предложения.

Тем не менее мы, конечно, не ставим под вопрос наше участие во Всемирной торговой организации. Более того (мы об этом неоднократно говорили на различных площадках), сегодня никакой альтернативы ВТО не существует. Её роль медиатора в международных торговых спорах остаётся ведущей. Другое дело, что и нам нужно научиться полностью использовать доступный в рамках ВТО правовой инструментарий, причём использовать максимально эффективно.

Тем более что сегодня в сфере международной торговли мы работаем не в одиночку. Четыре из пяти государств Евразийского союза уже являются полноправными членами ВТО. Значит, у нас есть дополнительные возможности для коллективной защиты своих интересов и проведения согласованной политики.

Прежде всего мы заинтересованы в поддержке российских производственных компаний, которые уже экспортируют или планируют экспортировать свою продукцию на внешние рынки. Мы видим сложности, с которыми они сталкиваются, в том числе из-за необоснованных ограничительных мер. И должны хорошо продумать стратегию и тактику наших ответных действий. Естественно, не только на правительственном уровне, но и в консультациях с бизнес-сообществом.

Рассчитываю сегодня услышать предложения на этот счёт.

Россия. Швейцария. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июня 2018 > № 2654471 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 июня 2018 > № 2654477 Дмитрий Медведев

О действиях по развитию экономики и социальной сферы.

Совещание о вопросах регулирования рынка труда в контексте внесённого Правительством в Госдуму пакета законопроектов по изменениям в пенсионной системе.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы встретились в таком составе с руководителями общественных объединений, представляющих бизнес, предпринимательское сообщество, для того чтобы обсудить некоторые вопросы, которые поставлены в майском указе Президента №204 и некоторых других документах, которые носят стратегический характер. Уверен, что бизнес и работодатели в целом активно подключатся к выполнению указа. Очевидно, что мы все в данном случае являемся участниками партнёрства между государством и бизнесом. Будем работать для того, чтобы наша страна развивалась интенсивно, чтобы был достигнут нормальный, полноценный уровень жизни и, конечно, чтобы каждый участник такого рода отношений вносил свою лепту в эти процессы.

Вы знаете, что Правительство направило в Государственную Думу пакет проектов законов по изменениям в пенсионное законодательство. Мы рассчитываем, что этот пакет будет рассмотрен в первом чтении в весеннюю сессию. Предложенные изменения в пенсионное законодательство начнут действовать со следующего года. Напомню, целью этих изменений является достижение ситуации, когда дополнительные ресурсы можно будет направить на увеличение пенсий, обеспечить долгосрочную сбалансированность пенсионной системы. При этом мы стараемся максимально учесть интересы всех, кто участвует в пенсионных отношениях, – самих работников, работодателей и интересы государства в целом. Напомню, что у нас уже сегодня на одного пенсионера приходится вдвое меньше работающих людей, чем 50 лет назад, я имею в виду ситуацию в 1970 году – 3,7 приходилось на одного пенсионера, а в текущем году 1,8, то есть это двукратное уменьшение. Конечно, этот дисбаланс означает дополнительную нагрузку и на работающих, и на работодателей. Эти процессы в целом продолжаются, они скорее двигаются по нарастающей.

Конечно, предлагая изменения в пенсионную систему, мы учитывали все факторы – основной из них заключается в том, что увеличилась продолжительность жизни, причём существенно. Более длительным является активный период жизни. Сохраняется возможность продолжать профессиональную карьеру. Сейчас у нас в среднем за год трудится около 12 миллионов пенсионеров, то есть примерно четверть – чуть больше четверти всех пенсионеров. А в первые годы после наступления пенсионного возраста в целом остаётся работать каждый второй пенсионер.

Известно, что работодатели – и в этом, может быть, одна из основных целей сегодняшней встречи – далеко не всегда охотно берут на работу людей в возрасте, пожилых людей. Многие сейчас уже волнуются, что будет сложно сохранить работу, найти новую работу, несмотря на то что это хорошие специалисты с огромным опытом, зачастую с уникальной квалификацией. И к тому же они могут эффективно организовать работу, научить более молодых работников.

Нам очень важно не потерять ни одного профессионала. Приложить все усилия, чтобы у людей в зрелом возрасте не было проблем при приёме на работу. Ещё раз хочу подчеркнуть, возраст ни в коем случае не должен быть причиной для увольнения людей. Дискриминация по возрасту в трудовых отношениях у нас законодательно запрещена. Совсем недавно я поручил Роструду тщательно за этими процессами следить. И прошу всех присутствующих также максимально внимательно ко всем этим вопросам относиться – и представителей власти, и представителей работодателей.

Мы предусмотрели достаточно длинный и относительно плавный переход, чтобы и наши граждане, и бизнес могли адаптироваться к новым правилам. Все эти изменения будут продолжаться до 2034 года.

На какие моменты необходимо обратить особое внимание? Во-первых, надо серьёзно перестроить работу с кадрами старшего возраста, подумать, что дополнительно можно сделать для таких специалистов. У многих людей сейчас не самый простой момент, в определённой степени приходится корректировать свои жизненные планы. Надо людей в этой ситуации поддержать, чтобы они чувствовали себя востребованными и могли передать свои профессиональные навыки молодёжи в самых разных качествах, в том числе и в виде наставничества. Конечно, профессиональная активность удлиняет жизнь, но важно, чтобы человек, который в старшем возрасте продолжает трудиться, был здоров, чтобы у него было достаточно сил. Поэтому надо обязательно уделять внимание диспансеризации, профилактическим осмотрам и стимулировать занятия физкультурой, активную социальную жизнь.

Во-вторых, о чём хотел бы сказать, многим людям старшего поколения действительно потребуется переобучение. Цифровые технологии серьёзно меняют рынок труда, это сказывается на всех, не только на людях зрелого возраста, но и на людях достаточно молодых, потому что очень быстро всё происходит. Некоторые профессии уходят, появляются новые профессии. Надо организовать переобучающие программы, которые позволят людям освоить востребованные или совсем новые специальности. Бизнес в этом может и должен принять самое активное участие, а государство должно помогать предпринимателям в этих процессах. Сейчас мы соответствующие меры прорабатываем, потом ещё раз, может быть, встретимся, их обсудим.

Конечно, это не всё, есть и другие предложения на этот счёт. Давайте поговорим и об этом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 июня 2018 > № 2654477 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652642 Дмитрий Медведев

Заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета.

Дмитрий Медведев является председателем попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета. На заседании обсуждались вопросы создания единого университетского кампуса.

Перед заседанием попечительского совета Председатель Правительства посетил кампус «Михайловская дача» Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, осмотрел аудитории учебного корпуса, актовый зал, студенческий клуб.

Дворцово-парковый ансамбль «Михайловская дача» – объект исторического и культурного наследия федерального значения, памятник архитектуры середины XIX века. В создании усадьбы и парка, принадлежавших великому князю Михаилу Николаевичу Романову, в 1857–1862 годах принимали участие выдающиеся зодчие Боссе, Штакеншнейдер, Шарлемань и др.

Усадьба была передана Санкт-Петербургскому государственному университету в 2005 году. Реконструкция ансамбля «Михайловская дача» и строительство объектов для размещения бизнес-школы СПбГУ осуществляются с 2006 года.

В 2015 году введены в эксплуатацию главный учебный корпус (20 120 кв. м), многофункциональный студенческий центр (4960 кв. м) для досуга студентов, внеучебной работы, проведения научных и общественных мероприятий до 1 тысячи человек, хозяйственный корпус.

В настоящее время осуществляется строительство комплекса общежитий для бакалавров. Пять из девяти корпусов будут завершены в 2018 году, а ввод в эксплуатацию всего комплекса планируется в 2020 году.

Заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Всех сердечно приветствую в университете. Для многих присутствующих это альма-матер. И для меня это именно так.

Мы посмотрели сейчас бизнес-школу – новое структурное подразделение университета, современное, которое находится на весьма передовых позициях, если говорить о рейтингах бизнес-образования.

Но сегодня мы собрались говорить не о бизнес-образовании. Сегодня у нас мероприятие, которое не проводилось достаточно давно, а именно заседание попечительского совета Санкт-Петербургского государственного университета – большого университета, главного университета Петербурга. Такие мероприятия устраиваются, чтобы принять стратегические решения, задают основные направления развития университета, его базы на годы вперёд.

Санкт-Петербургский государственный университет входит в особую группу высших учебных заведений, ключевой задачей которых является подготовка специалистов высшей квалификации, проведение фундаментальных исследований по всем научным направлениям.

Перед нами стоит большая задача – совершить прорыв по самым разным направлениям жизни нашей страны, включая науку и образование. Это вытекает из указа, который был подписан Президентом 7 мая текущего года, и целого ряда других документов.

Мы принимаем разные решения по этому поводу. Сегодня я не буду касаться решений, которые принимаются в Правительстве на эту тему. Задача – сконцентрироваться именно на развитии Санкт-Петербургского государственного университета. Хотя понятно, что его развитие неотделимо от развития вузовской науки, развития университетского образования в нашей стране.

При принятии решений о системе органов государственной исполнительной власти мы вновь вернулись к министерству, которое имеет в качестве специального объекта регулирования, в качестве главной компетенции высшее образование, – мы создали Министерство науки и высшего образования. И сегодня в заседании нашего попечительского совета принимает участие министр.

Мы выделяем значительные деньги на повышение уровня глобальной конкурентоспособности и качества российского образования. Напомню, что в предыдущий период, то есть с 2013 по 2017 год, было выделено более 50 млрд рублей на соответствующие программы.

Определённые результаты есть. В прошлом году 11 российских университетов вошли в топ-100 ведущих вузов планеты. Эту работу мы будем продолжать, понимаем, насколько она сложна. И здесь, конечно, решениями не достигается результат, это может быть только результатом кропотливой постоянной работы всех, кто участвует в этом процессе, – самих университетов, власти, бизнеса, работодателей. Работу эту, повторяю, будем продолжать.

Мы сегодня уделим внимание очень важному для судьбы университета вопросу, а именно созданию единого университетского кампуса. Мы об этом говорили в прошлый раз.

Только что мы с ректором обсуждали этот вопрос и вспомнили, что ещё в 1915 году было обращение к императору по поводу того, чтобы создать единый университетский город. Но этому не суждено было сбыться по вполне понятным причинам. Впоследствии, в 1960-е годы, советская власть принимала решение о том, чтобы создать единый университетский городок (слово «кампус» тогда ещё не использовалось). Но это решение было реализовано, как известно, лишь частично. В результате реализации этого решения часть факультетов университета переехала в Петродворец, а университет оказался разорван ещё в большей степени, чем до тех пор. И все, кто учился в университете, отлично помнят, что университет как единый комплекс никогда и не воспринимался. Были отдельные факультеты, до которых нужно было добраться. Было здание Двенадцати коллегий. Но если говорить о едином университетском центре, едином университетском городке, университетском кампусе, то его не было.

Надо признать, что это существенным образом снижает возможности такого образовательного центра. Во всём мире все ведущие университеты имеют университетские кампусы, где и протекает университетская жизнь – и учебная, и научная, и просто обычная жизнь. Студенты и преподаватели общаются, и это даёт вполне понятные результаты.

Я давал поручение на предыдущем заседании совета сформировать концепцию единого кампуса. При Министерстве экономического развития была создана рабочая группа. В неё вошли представители Правительства, Парламента, региональной власти и университета. Проект подготовлен. Его основные положения Минэкономразвития, как я понимаю, в целом одобрены. Сегодня мы сможем это обсудить.

И самое главное – найти оптимальное решение. Чтобы сконцентрировать возможности вуза в одной географической точке. Нам ещё предстоит понять, где это будет.

Сейчас университет использует более 200 различных зданий и сооружений. Часть этих зданий не пригодна не только для научно-учебной деятельности, но даже для эксплуатации. Треть площадей расположены во дворцах и исторических памятниках Санкт-Петербурга. И вряд ли это тоже можно признать обоснованным.

Это сдерживает, как я уже сказал, развитие университета как единого научного и образовательного центра. Ситуацию эту нужно поменять. Для этого мы с вами после проведения определённых процедур, в которых, я надеюсь, примут участие городские власти, власти Ленинградской области и федеральные власти, должны будем окончательно принять решение, где можно было бы создавать единый университетский центр и за счёт каких ресурсов. Денег на это потребуется довольно много, но очевидно, что довольно значительную часть требуемого финансирования можно получить от реализации объектов, которые в настоящий момент находятся в оперативном управлении университета.

На этом я хотел бы завершить. Слово – ректору университета Николаю Михайловичу Кропачеву.

Н.Кропачев (ректор Санкт-Петербургского государственного университета): Санкт-Петербургский университет – динамично меняющееся сообщество обучающихся, преподавателей, учёных и корпоративных клиентов – друзей университета. Динамика изменений во многом предопределена как конкурентной средой, в которой все российские университеты оказались в последние десятилетия, так и задачами, которые поставлены перед ведущими российскими университетами Президентом и Правительством Российской Федерации.

Долгое время основными характеристиками университетов были экстенсивные показатели, например количество студентов, факультетов, учёных, преподавателей, объём библиотеки, количество научного оборудования. Конечно, и в представленных вам сегодня материалах такого рода характеристики есть, но они отнюдь не основные.

Бóльшая часть представленных вам сведений об университете – это показатели эффективности работы и университета как организации в целом, и наших работников и студентов. Такого рода оценки дают прежде всего нам самим возможность оценить ситуацию, принимать решения о дальнейших шагах, поощрять сотрудников и тому подобное.

Поэтому в презентации, которая вам представлена, вы найдёте пока не стандартную для российских университетов подборку сведений: информацию о результативности более 450 исследовательских коллективов (слайд №2), загруженности научного оборудования (например, на слайде №25) и других основных ресурсов университета, количестве не только основных, но и дополнительных образовательных программ (на слайде №2 указано более 400 основных и более 1 тыс. дополнительных программ, подавляющее большинство которых в нашем университете являются междисциплинарными), условиях использования более 300 тыс. информационных ресурсов в дополнение к более чем 7 млн бумажных изданий, как показано на слайдах №2 и №27. Более 15 тыс. научных публикаций в год, из них почти 4 тыс. – в изданиях, индексируемых Web of Science и Scopus, из них треть – в первом квартиле, то есть топ-25. Более 11 тысяч выпускников каждый год. Причём основной объём – это теперь выпускники дополнительных образовательных программ и слушатели наших онлайн-курсов, что вполне соответствует концепции образования в течение всей жизни. Свыше 50 научных открытий в год.

Особое внимание, в том числе с учётом вопроса, который нам сегодня предстоит рассмотреть, я прошу вас обратить на сведения о разобщённости университета, а также на то, как в этих условиях мы сегодня реализуем потенциал наших учёных и студентов. Так, на слайде №5 есть карта, на которой вы видите территориальную разобщённость нашего университета. Мы вынуждены сегодня при организации деятельности учитывать необходимость, а иногда и невозможность перемещения больших групп людей. Конечно, открытый доступ к кадровым позициям и исследовательскому оборудованию, прозрачные правила взаимодействия сотрудников, электронные сервисы и цифровизация уже много лет позволяют нам преодолевать эту разобщённость, но и тут есть определённые пределы.

Так, из-за территориальной разобщённости нам приходится иногда содержать дублирующие ресурсы, например аудиторный фонд. В нынешних условиях эффективность его использования, даже при использовании цифровых систем планирования расписания, в принципе будет в два-три раза ниже, чем в условиях единого кампуса.

С другой стороны, сейчас значительная часть студентов тратит почти год из шести лет обучения (если считать бакалавриат и магистратуру) на переезд из мест проживания в места занятий научными исследованиями. Сейчас 70% студентов – иногородние. И каждый год число их растёт, а студенты из Петергофа до центра города добираются два часа.

Сегодня основные акценты развития и в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, и в международном научно-образовательном пространстве – это междисциплинарный подход и трансляционные науки. Трансляционные в том смысле, что результаты фундаментальных и прикладных исследований в одной отрасли знаний передаются и используются в других, иногда совершенно неожиданных областях. Так, например, в нашем университете развиваются такие исследования, как дизайн в медицинской среде, право в генетике. Причём есть соответствующие публикации, в том числе и в журналах Nature.

В этой связи особо хочу подчеркнуть, что наш университет стал победителем конкурса на создание центра научно-технологической инициативы в области распределения реестров, то есть блокчейна. И мы всех, безусловно, призываем, приглашаем к сотрудничеству.

В университете благодаря утверждённой Правительством Российской Федерации в 2010 году программе развития (слайд №9, на котором слева написано, что ранее, до 2010 года университет непонятно, как планировал программу своего развития) у нас появились приоритетные, причём именно междисциплинарные трансляционные направления. Как можно заметить на слайде №10, нам удалось сделать определённый рывок и в количестве исследовательских проектов, и в портфеле наших образовательных программ, и в количестве научных публикаций во всех этих направлениях.

В презентации представлены сведения об объёмах разработанной в университете интеллектуальной собственности (лишь, к сожалению, в малой части пока реализованной в коммерческих целях), о росте объёмов финансирования НИР как из средств федерального бюджета, добываемых на конкурсной основе, так и из внебюджетных источников (слайд №15), об объёме оказываемых высокотехнологичных и интеллектуальных услуг, в том числе в форме экспертной деятельности (слайд №3).

Профессиональная успешность наших выпускников также определяет нашу конкурентоспособность. Например, благодаря этому показателю университет – единственный среди российских вузов – входит в топ-25 рейтинга магистерских программ в области менеджмента, который ежегодно проводит Financial Times.

Именно эти достижения сегодня демонстрируют эффективность работы университета и определяют нашу конкурентоспособность, ведь результативность в сегодняшних условиях – прямое следствие конкурентоспособности. Конечно, резервы развития конкурентоспособности у нас пока есть и в имеющихся зданиях. Хотя по мере того, как мы задействуем эти резервы, возможностей остаётся всё меньше. Вот несколько примеров.

Пример первый. Благодаря мощной поддержке государства Санкт-Петербургский и Московский университеты получили дополнительные средства на реализацию своих программ развития. В рамках этой программы у нас в университете создан научный парк. Основные его характеристики представлены на слайдах №25 и №26. Обращаю внимание на то, что научный парк нашего университета является уникальным для страны примером истинного центра коллективного пользования. Доступ к нему с использованием смарт-контрактов обеспечен не только студентам и сотрудникам университета, но и всем внешним пользователям по прозрачным и понятным правилам, с соблюдением прав собственности университета на результаты интеллектуальной деятельности. Средняя загрузка оборудования научного парка сегодня составляет около 16 часов в сутки. Для некоторых приборов – 24 часа в сутки. Таким образом, объективный предел достигнут. Как и предел загрузки, достигнут предел скорости доступа – он осуществляется исключительно через электронный сервис. Замечу только, что сегодня мы были вынуждены территориально разобщить и ресурсные центры. Сейчас наши ресурсные центры единого, как мы говорим, научного парка находятся в четырёх частях города.

Пример второй. Доступ к информационным ресурсам. Вот уже последние пять лет Санкт-Петербургский университет, по крайней мере по данным крупнейших мировых провайдеров, является национальным лидером по уровню подписки на электронные научные издания. Нашу модель сегодня многие хотят использовать в качестве примера. Учёные университета получили доступ к максимальному количеству источников научной информации на уровне топ-3 университетов мира. С другой стороны, это означает, что и здесь мы используем доступный ресурс с предельной эффективностью и возможности роста немного, но отстают.

Например, чтобы встретиться и обсудить очно (а заочно такие обсуждения не проводятся из-за большого количества участников, которым надо спорить друг с другом) вопросы подготовки заявки на крупный международный конкурс грантов, университетским учёным, чьи рабочие места расположены в Петергофе, в Смольном, на Васильевском острове и на острове Голодай, на 14-й линии, нужно несколько дней. А для того, чтобы подать заявку, выделяется неделя-две. Сколько мы проигрываем, сколько мы не делаем заявок, сколько мы не выигрываем грантов!

Пример третий. И для производства научных исследований, и для реализации образовательного процесса, и для создания коммерциализируемых результатов интеллектуальной деятельности необходимы материальные и финансовые ресурсы. Для того чтобы обеспечить максимальный уровень конкурентоспособности, мы с 2009 года планомерно к 2016 году вышли на то, что любые университетские ресурсы, начиная с финансовых, – финансирование научных исследований, тревел-грантов, позиций постдоков и многого другого – фактически всё происходит только на конкурсной основе. Причём при наличии принципиальной возможности, по всем понятным правилам, на условиях открытых конкурсов с возможностью участвовать учёным извне, студентам и так далее. Особенно если речь идёт о конкурсном замещении должностей учёных и преподавателей.

Наш с вами университет, как вы знаете, имеет право проводить конкурсный отбор на должности по собственным правилам (спасибо Министру юстиции в первую очередь и Министру образования), и с 2016 года мы активно пользуемся этими правилами. Конечно, тут есть и определённые резервы (посмотрите слайд №14), связанные, например, с тем, что российские учёные, в отличие от зарубежных коллег, не так спокойно относятся к смене места работы и жительства. Но и этот инструмент имеет свои принципиальные ограничения в виде периодичности сроков контрактов и всегда ограниченных объёмов финансирования.

Таким образом, в ближайшее время на первый план выходит совершенно новая для нас характеристика – скорость доступа к человеческому потенциалу, возможность быстрого, но глубокого и детального человеческого контакта учёных друг с другом для обсуждения возникающих проблем с использованием всех доступных ресурсов университета.

Конечно, онлайн-технологии выполняют здесь свою роль. В случаях уже стартовавших и налаженных процессов они позволяют нам обеспечить повышение скорости. Но даже для того, чтобы собрать видеоконференцию ректоров вузов Северо-Запада, порой требуется две-три недели. И это не преувеличение. Причём даже в этом случае зачастую участвуют не ректоры, а заместители. Замечу, что у учёных заместителей нет.

В науке сейчас скорость гораздо выше. Например, некоторые наши статьи в области генетики в журнале Nature публикуются в срок две-три недели. Поэтому наши учёные должны иметь возможность мгновенных рабочих контактов, наши студенты должны иметь прямой доступ к нашим учёным, а наши заказчики и партнёры должны иметь возможность оперативно участвовать в работе университета.

Довольно скоро это превратится в логистическую проблему, которую управленческими мерами будет преодолеть просто невозможно. Тут стоит вернуться к тому, что междисциплинарное и межотраслевое взаимодействие будет иметь ещё и синергетический эффект.

Перехожу к вопросу концепции единого кампуса. Здесь отмечу следующее: для разработки концепции по поручению Дмитрия Анатольевича в 2014 году была создана комиссия. В состав комиссии вошли представители Министерства экономического развития, министерств науки, здравоохранения, Министерства финансов, Агентства по управлению имуществом, Совета Федерации, Государственной Думы, Аппарата Правительства, аппарата полномочного представителя Президента в Северо-Западном федеральном округе, правительства города, области и университета.

Как отмечено в тексте концепции, в ходе работы над проектом членами межведомственной рабочей группы проведён анализ инфраструктуры и опыта организации работы ведущих университетов мира, подходов и опыта реализации проектов создания университетских кампусов на территории Российской Федерации, взаимодействия и взаимного влияния в реализации проекта создания университетских кампусов с окружающей региональной средой.

В соответствии с концепцией, разработанной межведомственной группой, после создания единого университетского кампуса должна измениться структура и организация работы университета в целом.

Ядром университета на базе университетской медицинской клиники должны стать трансляционные научные исследования, межотраслевые и междисциплинарные образовательные программы. В едином кампусе могут наконец появиться объекты социальной, спортивной, культурно-массовой инфраструктуры, которые будут доступны не только универсантам, но и местным жителям и вообще всем желающим. Основные показатели единого кампуса в деталях приведены в имеющихся у вас концепции и приложениях, поэтому подробно на них я останавливаться не буду. Упомяну только про такой важнейший элемент, как научно-технологическая долина, или, как теперь написано в законе, научно-инновационный центр. Территория для его создания также должна быть предусмотрена рядом с единым кампусом.

На мой взгляд, Министерством экономического развития и лично заместителем Министра экономического развития Олегом Владиславовичем Фомичёвым проведена объёмная и успешная работа. В сроки на три года ранее установленных подготовлена концепция создания единого кампуса, который позволит обеспечить единство и конкурентоспособность университета.

Для дальнейшего движения вперёд необходимо, чтобы земельные участки, о которых речь пойдёт далее, полностью соответствовали требованиям, указанным в концепции, с учётом всех технических параметров, которые в ней уже заложены.

Не менее важно учитывать и принципиальную возможность согласовать, скорректировать планы градостроительного развития с учётом реализации этого проекта и дальнейшего развития кампуса.

Россия. СЗФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 июня 2018 > № 2652642 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 22 июня 2018 > № 2652654 Дмитрий Медведев

О задачах по обеспечению проведения в 2018 году сельскохозяйственных уборочных работ.

Селекторное совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня на нашем селекторном совещании мы обсудим текущую ситуацию, готовность к уборке урожая, сложности, которые всегда имеются так или иначе, и что надо предпринять, чтобы уборочная кампания прошла успешно. В большинстве регионов посевная кампания проведена достаточно гладко – в целом, по данным Минсельхоза, яровой сев по стране проведён почти на 96%. В южных регионах уже началась уборка зерновых и зернобобовых. Пока о конкретных цифрах говорить рано, мы ожидаем достаточно приличного результата. Урожай тепличных овощей уже вырос, на начало июня их собрали на 17% больше, чем в прошлом году. Неплохими темпами идёт заготовка кормов, что важно, конечно, и для развития животноводства.

Общий результат, который мы имеем, как мы с вами понимаем, связан с серьёзной государственной поддержкой, которую мы оказываем аграриям. Более половины тех средств, которые были предусмотрены в этом году в рамках государственной программы по развитию сельского хозяйства, уже направлено в регионы. Надо заниматься своевременным доведением денег до сельхозтоваропроизводителей. Соответственно, сначала в региональные бюджеты, из региональных бюджетов – и это уже ответственность губернаторов – деньги должны доходить до сельхозтоваропроизводителей. Здесь главное, чтобы не было избыточных бюрократических проволочек и всё это шло в соответствии с тем графиком, который мы имеем.

Активно идёт выдача кредитов по льготной ставке и для инвестиционных целей, и для тех, кто берёт кредиты под краткосрочные оперативные цели.

Неплохая ситуация с обеспечением аграриев удобрениями, новой техникой. На уровне прошлогодних показателей сохраняются эти цифры.

Что касается топлива, понятно, что рост цен на горюче-смазочные материалы так или иначе влияет на ситуацию, тем не менее в целом она достаточно стабильная, потому что часть объёма топлива была закуплена ещё в прошлом году. Но всё равно нужно следить за ситуацией с ценами на горюче-смазочные материалы. Профильные министерства и ведомства и Минсельхоз, конечно, руководители регионов должны эту ситуацию самым тщательным образом отслеживать.

Наши сельхозтоваропроизводители не должны остаться без государственной поддержки в случае необходимости. Мы эту тему затрагивали недавно, в среду, на совещании, которое было у Президента, и договорились, что сегодня на селекторе к этому вопросу ещё раз вернёмся, для того чтобы определиться с параметрами поддержки для целей стабильного снабжения горюче-смазочными материалами.

Давайте тоже эту проблематику отдельно сегодня обсудим.

Более сложная ситуация на рынке страхования. Тема эта для нас, к сожалению, традиционная. Уровень страхования в сельском хозяйстве, несмотря на предпринятые усилия, падает. И это при том, что в ряде регионов уже зафиксированы чрезвычайные ситуации из-за непогоды. В отдельных субъектах пришлось переносить сроки проведения посевных работ из-за этих факторов. И тем не менее ситуация на страховом рынке остаётся сложной.

В Думу в мае поступил законопроект, который должен откорректировать ситуацию на рынке сельхозстрахования. Но пока, к сожалению, этого закона нет, и наши сельхозпроизводители продолжают нести потери по тем рискам, которые не застрахованы. Хотя средства из бюджета по этому направлению предусмотрены в рамках единой субсидии, они в ряде случаев просто не расходуются. Нужно внимательно относиться к этой теме.

Хотел бы послушать ещё раз и регионы, и руководителей профильных ведомств: что мешает развитию сельхозстрахования? Хотя мы с вами неоднократно к этой теме обращались. Но здесь нужны такие меры, которые самым существенным образом эту ситуацию изменят.

Давайте послушаем доклад Министра сельского хозяйства, а потом я подключу регионы и мы обсудим ситуацию в региональном разрезе.

Д.Патрушев: Я в первую очередь хочу поблагодарить Правительство и руководителей регионов за то внимание к теме уборочной кампании, которое оказывается. Без правильной её организации будет сложно решать задачи и продовольственной безопасности, и увеличения экспорта, которые стоят перед нами.

В текущем году доведение средств государственной поддержки идёт опережающими темпами. На счета территориальных органов Федерального казначейства перечислены средства федерального бюджета в размере 90,2 млрд рублей. Из них по состоянию на 13 июня до сельхозтоваропроизводителей средства доведены в размере 48,9 млрд рублей, или 54,2%, а по состоянию на 19 июня уже доведено 50,8 млрд рублей, или 56,3%.

Объём выданных кредитных ресурсов на проведение сезонных полевых работ составил уже порядка 166 млрд рублей, что практически на 20% выше уровня аналогичного периода. При этом порядка 144 млрд рублей кредитных средств выдано сельхозтоваропроизводителям Россельхозбанком.

Благодаря предоставленной государственной поддержке и кредитам, выделенным сельхотоваропроизводителям, в настоящее время по всей стране работы по севу яровых культур близятся к завершению. По состоянию на 15 июня посеяно более 50 млн га, или 96% к прогнозному объёму ярового сева. Уже завершён сев сахарной свёклы, ярового рапса, подсолнечника, завершён сев сои, картофеля и овощей. При этом из-за неблагоприятных погодных условий с отставанием идёт яровой сев в регионах Сибирского федерального округа.

По предварительным прогнозам, в текущем году всего предстоит обмолотить около 48 млн га зерновых и зернобобовых культур и 13 млн га масличных. Первыми к уборке зерновых и зернобобовых культур приступили у нас Республика Крым и Республика Адыгея, а также Краснодарский и Ставропольский края. Из-за засухи уборочные работы начались на 20 дней раньше, чем в прошлом году.

Уже на сегодняшний день в Российской Федерации собрано более 1 млн т зерна. При этом можно констатировать, что урожайность примерно на 4 центнера с гектара ниже, чем по прошлому году.

Минсельхоз России в постоянном режиме ведёт мониторинг чрезвычайных ситуаций природного характера на всей территории Российской Федерации. На 15 июня из-за засухи и наводнений режим чрезвычайной ситуации уже введён на территории шести субъектов Российской Федерации. Это Чеченская Республика, Республика Крым и Саха (Якутия), Алтайский край, Архангельская и Томская области.

Таким образом, в связи с засухой в южных регионах России и сдвигом сроков сева в регионах Сибирского и Уральского федеральных округов общий объём урожая зерна на сегодняшний день можно пока предварительно спрогнозировать в пределах 100 млн т. Опережающими темпами ведётся заготовка кормов в Южном, Северо-Кавказском, Центральном, Приволжском федеральных округах.

Хочу обратить особое внимание на ситуацию, сложившуюся в результате повышения цен на горюче-смазочные материалы. Рост цен на 14 июня по сравнению с ценами на аналогичную дату прошлого года составил по дизельному топливу 27,9% (это 52,5 тыс. рублей за тонну), а по бензину 21,9% (соответственно, 56,5 тыс. рублей за тонну).

Данная ситуация привела к значительному росту затрат сельхозтоваропроизводителей при проведении весенних полевых работ, которые в первой половине 2018 года увеличились, по оперативной информации регионов, на 11,9 млрд рублей с учётом инфляции. Следует отметить, что эта информация включает показатели 28 тыс. товаропроизводителей, что составляет только 55% от общего их числа.

С учётом этого предлагаю рассмотреть возможность компенсации указанных потерь для сельхозтоваропроизводителей. Указанные средства предлагается направить из резервного фонда Правительства Российской Федерации в рамках мероприятий по оказанию несвязанной поддержки сельхозтоваропроизводителям. Порядок расчёта и доведения указанной поддержки мы бы отработали с Минфином дополнительно отдельно.

К сожалению, продолжает несколько снижаться оснащённость сельхозпроизводителей техникой. На 15 июня количество тракторов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилось на 4,5 тыс. единиц (в абсолюте это звучит несколько устрашающе, но в относительном выражении всего 1%) и кормоуборочных комбайнов на 134 единицы (всего 0,7%). Тем не менее такой тренд есть.

Д.Медведев: Это всё равно не очень хорошо, потому что мы с вами понимаем: нам, наоборот, надо наращивать количество сельхозтехники, которую используют товаропроизводители, потому что она старая до сих пор во многих хозяйствах. Поэтому здесь не должно быть падения, всё равно должно быть прирастание какое-то.

Д.Патрушев: Поэтому обращаем на это внимание, и я прошу руководителей регионов обратить особое внимание на техническое оснащение. На эти цели по постановлению №1432 в текущем году выделено 10 млрд рублей. По состоянию на 15 июня объём освоенных субсидий составляет 1 млрд рублей, или 10% от лимита бюджетных обязательств. При этом, по информации регионов, зарегистрировано договоров купли-продажи техники на сумму 3,7 млрд рублей.

По информации Минпромторга России, производителями сельхозтехники в 2018 году в рамках указанной поддержки заключено договоров на сумму 6 млрд рублей. В связи с этим прошу принять исчерпывающие меры по наращиванию темпов обновления парка техники. Мы совместно с Минпромторгом России со своей стороны приложим все усилия для 100-процентного удовлетворения ваших заявок, поступающих в 2018 году.

Д.Медведев: Давайте теперь послушаем коллег. Но прежде чем мы это сделаем, я сразу хочу сказать по поводу компенсаций потерь в связи с ростом цен на топливо. Хорошо, что часть запасов топлива была сделана ещё по ценам предыдущего года, но это только часть. Выпадающие тут есть, и такого рода компенсации нужны.

Я это решение готов поддержать – в рамках несвязанной поддержки, как было сказано, возможностей резервного фонда, и, наверное, надо какие-то другие источники тоже посмотреть. Обращаюсь к Антону Германовичу (Силуанову) и Дмитрию Николаевичу (Патрушеву): посмотрите, пожалуйста, определите окончательно сумму. Но в целом решение по этому поводу положительное. Мы примем решение, я такое решение подпишу – о компенсации потерь, связанных с ростом цен на бензин и дизельное топливо. Прошу это всех иметь в виду – обращаюсь и к коллегам по Правительству, и к руководителям регионов.

Теперь давайте послушаем и тех, у кого ситуация попроще, и тех, у кого посложнее. Начнём с Кубани, это наша главная житница.

В.Кондратьев: В этом году не только мы, все коллеги из южных регионов столкнулись с аномальной жарой. В таких условиях мы вынуждены были начать уборку на две недели раньше, и мы её начали 19 июня. Ставим перед собой задачу максимально оперативно собрать урожай и, конечно, качественно, что немаловажно.

Предстоит убрать 1,7 млн га зерновых, колосовых, зернобобовых – это на 38 тыс. га больше, чем в прошлом году. Озимой пшеницы – более 1,4 млн га, озимого ячменя – 126 тыс. га.

К уборке приступили. Все муниципальные образования обеспечены современной, надёжной техникой, что отличает сегодня качество уборочных работ на Кубани.

На сегодняшний день мы уже собрали 1 млн т зерна (это Краснодарский край). В том числе 755 тыс. т озимого ячменя – обработано 95%. Средняя урожайность по ячменю – 63 центнера с гектара. И 252 тыс. т пшеницы, средняя урожайность – 61,4 центнера с гектара. Если мы сохраним такую урожайность в этих погодных условиях, можно смело сказать, что задачу по обеспечению продовольственной безопасности страны Кубань выполнит.

Уборочную кампанию планируем провести в течение 15 дней. Проблем с зерном и хранением зерна в крае нет. У нас максимально готовы к приёму зерна 13 элеваторов. Единственное, в прогнозах на урожай мы сейчас осторожны, это связано с дефицитом осадков, который негативно сказывается на развитии сельхозкультур.

Хочу сказать Вам огромное спасибо за поддержку в части компенсации затрат на топливо, потому что за первые пять месяцев наши аграрии дополнительно затратили на ГСМ 1,3 млрд рублей, а если прогнозировать на год, то плюсом будет ещё 2,6 млрд, и в итоге дополнительные затраты кубанских аграриев на ГСМ составят примерно 3,9 млрд – для нас это ощутимо. Поэтому если решение, которое Вы сейчас поддержали, будет принято и реализовано – огромное спасибо.

Д.Медведев: Оно уже принято. Если я об этом сказал, это решение принято.

В.Кондратьев: Спасибо ещё раз огромное.

По страховым выплатам. Сегодня в рамках того правового поля, которое существует, аграриям невыгодно страховать свои урожаи, потому что страховой случай наступает, когда 30% по большому счёту потеряно. Поэтому, если есть возможность скорректировать, чтобы страховой случай наступал не при превышении 30% потерь, а меньше, но на тех же условиях, тогда страхование будет максимально принято сельхозтоваропроизводителями.

Д.Медведев: Спасибо, Вениамин Иванович. Будем это учитывать, когда вернёмся к вопросу о страховании.

С.Аксёнов: В Крыму примерно похожая погодная ситуация. В шести регионах Республики Крым объявлен режим ЧС из-за засухи. Предварительно на сегодняшний день ущерб от ЧС составляет пока 300 млн рублей, однако он может достигнуть миллиарда рублей. Мы сейчас подсчитываем убытки. Будем просить Вас, Дмитрий Анатольевич, проработать вопрос, дать поручение Правительству о возмещении убытков сельхозтоваропроизводителям.

Cпасибо Вам огромное, что средства Правительство нам выделило – Министерство сельского хозяйства, благодаря им аграрии ещё до уборки получили возмещение понесённых затрат, связанных с посевом сельхозкультур и приобретением семян в полном объёме.

«Росагролизинг» по Вашему поручению выделил беспрецедентную квоту, 630 млн рублей, на приобретение сельхозтехники. У нас на сегодняшний день парк сельхозтехники обновлён на 50%. Сегодня мы видим, что нам предстоит убрать 544 тыс. га. Фактически обмолочено сегодня 132 тыс. га, или 24% к прогнозу. Средняя урожайность, к сожалению, составляет сегодня по зерновым и зернобобовым 16 центнеров с гектара, в два раза меньше, чем в прошлом году. Соответственно, общий объём сбора в прошлом году был 1 млн 700 тыс. т, в этом году всего будет 800 тыс. т зерновых и зернобобовых, к большому сожалению.

Гибель посевов озимых отмечена у нас на площади более 18 тыс. га, яровые погибли на площади около 4 тыс. га. Такая же ситуация с обеспечением кормами. Сегодня в республике по кормам заготовлено 6 центнеров кормовых единиц на одну условную голову (установленная норма – более 17 центнеров). Согласно прогнозу, потребность в грубых кормах у нас на зимний период удаётся покрыть на 58%, сочных – на 15%. Если осадки будут – а такой прогноз с августа вроде есть, – то прогноз этот может быть улучшен.

Готовность сельхозтехники к проведению уборочных работ – 98%, задействовано сегодня 874 комбайна, из них 730 собственных. Благодаря поддержке Правительства у нас практически полностью обновлён парк комбайнов. Для сравнения: в прошлом году возраст комбайнов более 10 лет был 90%, в этом уже 44%. Поэтому процесс движется.

По оперативным данным, у сельхозтоваропроизводителей имеется 1870 т дизельного топлива и 420 т бензина. По дизтопливу это чуть меньше трети от потребности, по бензину – менее половины. Тем не менее мы договорились, что при поддержке Минсельхоза компенсируем, в том числе по стоимости дизельного топлива, нашим сельхозпроизводителям все потери. То есть у нас этот вопрос в полном объёме решён.

При этом, Дмитрий Анатольевич, учитывая острую потребность в мукомольных и хлебопекарных предприятиях, в зерне, просим Вас рассмотреть возможность реализации зерна III–V класса федерального интервенционного фонда в объёме 50 тыс. т, которое находится на хранении в крымских элеваторах. По прямым договорам, без проведения биржевых торгов, по цене себестоимости закладки.

В общем, ситуация находится на контроле. По плодово-ягодным к уборке приступили, у нас собрано черешни 665 т, ягод собрано 122 т сегодня. В текущем году валовый сбор плодово-ягодной продукции, по прогнозам, может превысить уровень средних многолетних показателей производства. Ожидаемый вал по производству плодово-ягодной продукции – 145 тыс. т, а винограда – 68 тыс. т.

Находимся в полном контакте с Правительством, с Минсельхозом, спасибо огромное за помощь. Проблемных вопросов – таких, которые бы не обсуждались на уровне министров, у нас нет.

Д.Медведев: Хорошо, Сергей Валерьевич.

Мы понимаем, что на юге действительно ситуация в этом году аномальная, тяжёлая – засуха, высокие температуры. Это сказывается и на урожае. Тем не менее я просил бы своих коллег посмотреть те вопросы, которые были упомянуты главой Республики Крым, в том числе по этому зерну III–V классов и некоторые другие.

Займёмся этим вопросом.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 22 июня 2018 > № 2652654 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 21 июня 2018 > № 2649176 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – о внесении изменений в Налоговый кодекс в части завершения налогового манёвра в нефтегазовой отрасли.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

На сегодняшнем заседании Правительства – целый ряд законопроектов.

Напомню, что в прошлый раз мы приняли ряд важных решений, которые касаются пенсионной и налоговой систем. Основной массив документов, законопроектов был рассмотрен. Большинство этих документов уже в Государственной Думе.

Я давал поручение на предыдущем заседании Правительства доработать законопроекты по налоговым вопросам, где оставались определённые разногласия. Речь идёт о документах, которые определяют основные параметры так называемого налогового манёвра в нефтегазовой сфере. Были проведены согласования, встречи с представителями отрасли. Сегодня мы обсудим доработанные документы. В самое ближайшее время их также нужно будет внести в Государственную Думу, чтобы коллеги смогли их рассмотреть до конца весенней сессии.

Налоговый манёвр – вернее, его завершающий этап – предусматривает поэтапное снижение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты с 30% до нуля. Параллельно и также постепенно будет расти ставка налога на добычу полезных ископаемых – нефти и газового конденсата.

Эти изменения начнут действовать со следующего года – в течение ближайших шести лет. Чтобы они не создавали дополнительной нагрузки на цены, предлагается, во-первых, сохранить действующие льготы по НДПИ. Речь идёт о добыче нефти на новых морских месторождениях, а также о добыче газового конденсата, который используется для производства СПГ (сжиженного природного газа) на месторождениях в Ямало-Ненецком автономном округе. Кроме того, пониженные ставки НДПИ останутся для месторождений со сложными условиями: для выработанных месторождений, малых участков недр и для трудноизвлекаемой нефти.

Во-вторых, предлагается использовать механизм отрицательного акциза. Нефтеперерабатывающие заводы, где налажено производство высококачественного бензина и дизельного топлива не ниже пятого класса, получат вычет по акцизу на нефть. Хотел бы также подчеркнуть, что такой льготой смогут воспользоваться только те компании, которые поставляют нефтепродукты на внутренний рынок, по вполне понятным причинам.

В целом ситуация на рынке стабильна. Вчера мы говорили об этом на совещании у Президента. Меры, которые были приняты Правительством, дали эффект. Тем не менее нужно следить за всеми процессами, которые происходят на нефтяном рынке и на рынке бензина. При необходимости, как мы и договаривались, будем предпринимать дополнительные шаги.

Сегодня мы рассмотрим ещё два законопроекта, которые позволят перейти к принципу одного окна при взаимодействии с государственными органами. Это меры по снижению административной нагрузки на бизнес. Теперь не нужно отдельно отчитываться перед Росстатом. Достаточно будет направить один экземпляр бухгалтерского отчёта в Федеральную налоговую службу, причём в электронной форме. Налоговики станут вести федеральную базу налоговой отчётности и при необходимости делиться данными с другими ведомствами, для чего с информации, которая будет храниться в базе, снимается статус налоговой тайны. Но при этом контроль за отчётностью будет усилен.

Вносятся изменения в Земельный кодекс. Цель – навести порядок с определением правового режима земель различного назначения. У фермеров в этом случае появляется возможность строить дома на землях сельхозназначения. Разумеется, при определённых ограничениях – как по предельным параметрам домов, так и по запрету на перепродажу земли под этими домами. Люди, которые арендовали землю для личного подсобного хозяйства или огородничества, смогут выкупить её без торгов – при условии её надлежащего использования в течение трёх и более лет.

Кроме того, этот законопроект защищает интересы собственников. Если регламенты использования земли были изменены без согласования с ними, то убытки должны гаситься за счёт бюджета соответствующего уровня.

Новая система использования земель будет опираться на целый ряд документов. Это и градостроительные документы, и лесохозяйственные регламенты, положение об особо охраняемых природных территориях и некоторые другие.

Также мы сегодня рассматриваем пакет из трёх законопроектов, которые направлены на повышение эффективности и прозрачности государственных закупок.

О чём идёт речь?

Во-первых, для оформления результатов экспертиз закупок появляются единые требования. Это упрощает контроль за предоставлением недостоверных и заведомо ложных заключений.

Во-вторых, очевидно, что, если экспертиза носит ложный характер, она способна повлечь действительно опасные последствия. Это и хищения в сфере государственных закупок, и риски причинения вреда жизни и здоровью людей (когда, например, речь идёт об экспертизе лекарств), и другие последствия.

Для того чтобы влиять на эту ситуацию, в Уголовный кодекс предлагается ввести новый состав преступления. За предоставление экспертом заведомо ложного заключения устанавливается уголовная ответственность в этих случаях.

В-третьих, эксперты и представители экспертных организаций теперь будут нести также административную ответственность как должностные лица, если мы такие решения примем. Речь идёт о тех случаях, когда их действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Там, соответственно, установлены штрафы, причём достаточно значимые – для компаний штраф, скажем, измеряется 150 тыс. рублей.

В повестке дня ещё два законопроекта, которые должны улучшить условия кредитования. Речь идёт о возврате заёмщику части страховой премии за неистекший период страхования, если заёмщик, то есть должник, досрочно погашает кредит. Сейчас банк зачастую отказывает в этом, ссылаясь на действующие правила, в том числе Гражданский кодекс.

Сегодня предлагается рассмотреть поправки в гражданское законодательство и законы, которые регулируют потребительские кредиты и ипотеку.

Это значит, что при принятии этих законопроектов у заёмщика в случае досрочного погашения кредита появится право вернуть часть денег, которые потрачены на страховку.

И некоторые другие вопросы у нас в повестке дня.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 21 июня 2018 > № 2649176 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 июня 2018 > № 2645204 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: проекты федеральных законов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня мы с вами рассмотрим ряд очень важных для дальнейшего развития нашей страны решений. Речь идёт об изменениях пенсионной системы и о корректировке налогов. Соответственно, рассмотрим законопроекты.

Мы понимаем, насколько все эти решения непростые, поэтому мы шли к ним длительное время. У нас были острые дискуссии, мы прорабатывали самые разные варианты, взвешивали все за и против. Но точно так же мы с вами понимаем, что эти изменения назрели, и назрели давно, они необходимы. Без этих решений мы не можем двигаться вперёд ни в повышении уровня жизни людей, ни в социальной сфере, ни в развитии экономики.

Сначала – о пенсионной системе. Ключевая задача, которая поставлена Президентом, – повысить пенсии. Мы должны их увеличивать темпами выше инфляции, вне зависимости от внешних обстоятельств и внутренних проблем. Но демографическая ситуация такова, что доля работающих людей становится всё меньше, пенсионеров, соответственно, всё больше. С каждым годом этот дисбаланс будет только расти – и, следовательно, нагрузка на тех, кто работает. Всё это, если не принимать решений, может привести к разбалансировке пенсионной системы, вплоть до того, что государство не сможет исполнять свои социальные обязательства. Чтобы этого не произошло, мы должны принять дополнительные меры. Только так мы сможем обеспечить нормальный уровень жизни пенсионерам, причём на долгосрочный период.

Принимая эти решения, мы должны руководствоваться несколькими факторами. Во-первых, нынешний порог окончания трудовой деятельности был установлен для части категорий в 1930-е годы, а окончательно был утверждён в 1956 году для рабочих и служащих, в 1964 – для членов сельскохозяйственных предприятий. С тех пор продолжительность жизни выросла более чем на 30 лет, кроме того, изменились и бытовые условия, и условия труда. А сроки выхода не пенсию остались прежними. Их поэтому давно пора пересмотреть.

Во-вторых, в последние годы нам удалось добиться существенного увеличения продолжительности жизни – она достигла почти 73 лет. Это результат системной работы, которую мы ведём последние 20 лет по всем направлениям социально-экономической политики. Базовый принцип – инвестиции в человека. Это и материнский капитал, и различные выплаты семьям с детьми, и общее развитие системы образования и здравоохранения. Цель была одна – чтобы в зрелом возрасте люди жили дольше и лучше. В этой логике мы будем действовать и дальше.

Мы долго готовились к увеличению пенсионного возраста и подошли к этому только сейчас, в том числе и потому, что созданы условия для решения задачи по увеличению продолжительности жизни в рамках программы «80+». Но сейчас люди не просто живут дольше – дольше остаются активными. Человек пенсионного возраста лет 30 назад и сегодня – это просто разные люди. Многие в этом возрасте полны сил и желания работать, у многих ещё дети даже не выросли. Число работающих пенсионеров в среднем за год составляет около 12 миллионов человек. Они не хотят выходить на пенсию, они продолжают трудиться. И с каждым годом такая тенденция будет только усиливаться.

В-третьих, на сегодняшний день практически все страны уже повысили пенсионный возраст. Причём начали это делать ещё в 80-е годы прошлого века. В нашей стране возраст выхода на пенсию один из самых низких – и по сравнению с нашими партнёрами по СНГ, и с европейскими странами. Скажем, после распада СССР пенсионный возраст был увеличен во всех странах ЕАЭС, в других странах СНГ, кроме России и Узбекистана. Белоруссия сделала это некоторое время назад, а Казахстан и Молдавия – ещё 20 лет назад. Более того, наши коллеги в разных государствах из Евразийского союза сейчас делают уже следующий шаг в повышении границ пенсионного возраста. И мы тоже в общем и целом приступили к этой проблеме – к повышению пенсионного возраста, но пока это коснулось только гражданских и муниципальных госслужащих, а также депутатов. Там, как известно, в действующем законодательстве предусмотрена граница в 65 лет для мужчин и 63 года для женщин.

Не буду говорить общеизвестные вещи. В Европе люди завершают работу ещё позже – и в 67, и в 70 лет. Иными словами, по этому пути идут все страны. Тем не менее, несмотря на поздний старт по этому вопросу, предлагается ввести достаточно длительный переходный период. Начать его предлагается с 2019 года, чтобы пошагово достичь выхода на пенсию в 65 лет для мужчин в 2028 году, и в 63 года для женщин в 2034 году. Это позволит нам направить дополнительные средства на увеличение пенсии сверх уровня инфляции. И в целом переходный период даст возможность синхронизировать изменение пенсионного возраста и дальнейшее, более активное развитие социальной сферы.

Для большинства людей, которые готовились выходить на пенсию в ближайшее время, изменения будут плавными, повышение пройдёт постепенно. Например, мужчины, родившиеся в 1959 году, и женщины 1964 года рождения смогут выйти на пенсию в 2020 году – соответственно в возрасте 61 года и 56 лет. Мужчины 1960 года рождения и женщины 1965 года рождения получат право выхода на пенсию в 2022 году – соответственно в возрасте 62 и 57 лет. А у молодого поколения впереди ещё достаточно времени для адаптации к новым границам.

В качестве компенсационной меры мы предлагаем предусмотреть возможность для всех лиц, которые имеют большой стаж (40 лет – для женщин, 45 лет – для мужчин), выйти на пенсию на два года раньше общеустановленного пенсионного возраста в условиях его повышения. При этом предлагается сохранить существующие льготы на досрочные пенсии для ряда категорий. Это право останется у тех, кто работает на вредном и опасном производстве (так называемые списки); у женщин, которые имеют пять и более детей; у инвалидов по зрению I группы и военной травмы; у одного из родителей или опекунов инвалидов с детства; у чернобыльцев; у некоторых других категорий, которые имеют такие льготы по социальным мотивам.

Требования к стажу педагогов, медицинских и творческих работников также предлагается оставить прежними. Сейчас данным категориям работников необходимо выработать специальный стаж от 15 до 30 лет, в зависимости от конкретной категории работника по льготам. Эти правила останутся без изменений в настоящий период. При этом возраст выхода на пенсию этих работников будет исчисляться с учётом общих подходов к темпам повышения пенсионного возраста. Таким образом, возраст, в котором эти работники вырабатывают специальный стаж и приобретают право на досрочную пенсию, фиксируется, а реализовывать это право и назначать досрочную пенсию можно будет в период с 2019 по 2034 год и далее с учётом увеличения трудоспособного возраста и тех переходных положений, которые предусмотрены. Для тех, кто проработал в особых климатических условиях, в районах Крайнего Севера, приравненных местностях, пошагово выход на пенсию будет осуществляться для мужчин – в 60 лет, для женщин – в 58 лет.

Ещё один важный момент, который я хочу особо подчеркнуть. Он касается нынешних пенсионеров. Во-первых, в отношении них никакие правила, естественно, не меняются. Во-вторых, благодаря программе увеличения трудоспособного возраста их пенсии будут расти ориентировочно на тысячу рублей в год. Кроме того, они, как и раньше, будут получать все положенные им иные социальные выплаты.

Хотел бы в этом контексте обратиться к профессиональным союзам, работодателям, с тем чтобы они оперативно организовали проведение необходимых процедур, рабочую группу. И чтобы мы в кратчайшие сроки провели заседание Российской трёхсторонней комиссии.

Также сегодня мы рассмотрим ратификацию 102-й Конвенции о минимальных нормах социального обеспечения. Её положения позволят привести к международным стандартам законодательное регулирование пенсионной сферы. Это назревший вопрос. Конвенция достаточно долго обсуждалась, пора её ратифицировать. Она устанавливает чёткое соотношение между средним размером пенсии и средним заработком.

Наши социальные партнёры по объединению независимых профсоюзов обращались в Правительство с предложением о ратификации этой конвенции. Давайте это сделаем.

Коллеги, принимаемые меры позволят не только повысить пенсии, они дадут возможность дополнительно сбалансировать рынок труда. У нас уже сейчас рекордно низкая безработица. В среднесрочной перспективе мы и вовсе можем столкнуться с ситуацией, когда нам будет не хватать трудовых ресурсов. Что скрывать, в ряде регионов их уже не хватает. Поэтому старшее поколение, а это люди с огромным опытом, зачастую уникальной квалификацией, которые умеют работать, ещё многое смогут сделать.

Мы должны предпринять все усилия, чтобы устранить любые ограничения при приёме на работу людей, уже достигших определённого возраста, чего наши люди давно требуют. Поэтому я поручаю Роструду особенно внимательно следить за этими процессами. Если граждане хотят работать, они должны работать, тем более что доход от такой работы всегда выше пенсии. И нам необходимо обеспечить людям в нашей стране такую возможность. Это понимание должно быть не только у государства (почему я на этом акцентирую внимание), но и у работодателей – они должны в полной мере обеспечить работой людей старшего поколения.

Теперь о налогах. Говоря об этом в контексте совершенствования пенсионного законодательства, я имею в виду, что свою часть экономической нагрузки за повышение уровня жизни пенсионеров должен нести бизнес. Предложений было много. Напомню, мы обсуждали и введение налога с продаж, и переход к прогрессивной шкале налога на доходы физических лиц, и просто повышение ставки этого налога, вплоть до отмены всех налоговых льгот, включая льготы по НДС на авиаперевозки, на продукты, на детские товары. Но мы отказались от таких неоправданно тяжёлых для людей шагов и остановились на следующих решениях, которые предлагаются к рассмотрению.

Первое. Будет изменена ставка налога на добавленную стоимость. Сейчас базовая ставка НДС – 18%. Предлагается сделать её 20%. Чтобы эта нагрузка не падала на людей, все льготы по налогу на добавленную стоимость на основные социально значимые товары, на основные услуги будут сохранены. Это пониженные ставки в отношении продовольствия, детских товаров, медицинских товаров и нулевые ставки на внутренние межрегиональные воздушные перевозки.

Второе. Мы приступили к завершающему этапу налогового манёвра в нефтегазовой отрасли. Речь идёт об отказе от экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты и о параллельном повышении налога на добычу полезных ископаемых, нефти и газового конденсата. Этот процесс будет завершён постепенно, начиная с 2019 года и в течение шести лет. Проводя налоговый манёвр, мы, конечно, не можем не учитывать рисков повышения внутренних цен на бензин и дизельное топливо. Выводы из ситуации с ростом цен на топливо сделаны, и, чтобы не допустить этого в будущем, предлагается ряд серьёзных новаций и соответствующих механизмов.

Мы приняли решение временно с 1 июня снизить акцизы на бензин и дизельное топливо. А для того, чтобы компенсировать регионам выпадающие доходы, мы изменим структуру распределения акцизов между федеральным и региональными бюджетами.

Напомню, что деньги, полученные за счёт акцизов, можно использовать только на ремонт и содержание автодорог. Теперь та часть этих поступлений, которая пойдёт в региональные дорожные фонды, вырастет. И соответственно, уменьшится часть, которая раньше шла в федеральный бюджет.

Соответствующие законодательные инициативы находятся в высокой степени готовности. Поручаю оперативно согласовать оставшиеся позиции с участием всех заинтересованных сторон и на следующем заседании Правительства рассмотреть доработанные документы по вопросам налогового манёвра.

Инициативы, которые мы сегодня рассматриваем, предполагают и ряд существенных налоговых послаблений.

Во-первых, предлагается закрепить наконец на постоянной основе применяемые сейчас в качестве льготных тарифы страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (в Пенсионный фонд, в фонды социального страхования и обязательного медицинского страхования) на уровне 30%. То есть зафиксировать эту величину уже окончательно.

Во-вторых, мы приняли решение отказаться в будущем от использования такого института, как консолидированные группы налогоплательщиков, в связи с тем, что мы отменяем требование о контроле за трансфертными ценами внутри страны.

Проблема так называемых консолидированных групп не новая. Мы её не раз обсуждали с коллегами из Государственной Думы, Совета Федерации и с главами регионов.

У этого механизма есть существенные недостатки. Прежде всего речь идёт о выпадающих доходах региональных бюджетов. Поэтому начиная с 2016 года, напомню, мы приостановили создание новых групп и запретили расширение уже действующих, ввели ряд ограничительных мер. А с 2023 года этот институт на федеральном уровне вообще будет ликвидирован. Принимая это решение заранее, мы должны сделать так, чтобы и у налогоплательщиков, и у региональных властей было время подготовиться к изменению налоговых правил в части консолидированных групп налогоплательщиков.

Налоговые меры, которые мы собираемся принять, позволят, во-первых, обеспечить выполнение майского указа Президента по достижению целей развития и, во-вторых, поддержать экономический рост, будут стимулировать технологическое обновление, развитие малого бизнеса, индивидуального предпринимательства. Эти инициативы в части налогов также необходимо рассмотреть на Российской трёхсторонней комиссии.

Считаю правильным в случае, если эти инициативы будут приняты, если они вступят в силу, зафиксировать новую налоговую конфигурацию на ближайшие шесть лет. Мы придерживались такого подхода в предыдущий период, и, скажем прямо, в целом он себя оправдал.

Наряду с этими мерами предлагается сохранить первичный дефицит бюджета на уровне 0,5% валового внутреннего продукта и зачислять эти средства в специально создаваемый фонд развития, чтобы осуществлять инвестиционные расходы на выполнение нового майского указа Президента.

Уважаемые коллеги, все законопроекты, все сопроводительные документы должны быть направлены в Государственную Думу в самое ближайшее время, чтобы наши коллеги-депутаты могли до конца весенней сессии рассмотреть их в первом чтении. Поэтому прошу всех профильных министров, заместителей Председателя Правительства, Аппарат Правительства заняться этим в приоритетном порядке, плотно и конструктивно работать с парламентом.

Отдельно хочу обратиться к коллегам из Государственной Думы и Совета Федерации – прежде всего к коллегам из фракции «Единая Россия», но и к другим тоже: рассчитываю, что парламент эти инициативы поддержит, рассчитываю, что «Единая Россия» также предпримет все усилия для поддержки этих законопроектов.

И ещё один важный момент. Я уверен, вы все понимаете (мы с вами об этом говорили совсем недавно): времени для дальнейших теоретических дискуссий нет, нам необходимо заниматься практической работой по выполнению национальных целей развития. Это единственно возможный путь к успеху. Это принципиальная позиция Правительства, это принципиальная позиция Президента.

А.Силуанов: Задачи, которые стоят перед Правительством, очень амбициозны: добиться повышения темпов роста экономики на уровне не ниже мировых, обеспечить рост реальных доходов населения и снижение бедности, обеспечить рост пенсий выше уровня инфляции. Для реализации этих задач нужны как структурные преобразования, так и дополнительные ресурсы, включая и бюджетные, и частные инвестиции.

Меры, предлагаемые для реализации задач, определены, Дмитрий Анатольевич, в Вашем выступлении. По сути дела, это три ключевых блока вопросов: изменение налогов, налоговой политики, дополнительные бюджетные расходы для создания специального фонда развития, также это изменения пенсионной системы, связанные с повышением пенсионного возраста и увеличением реальных доходов пенсионеров. Таким образом, участвует и бизнес, и бюджет, и работники в решении этих задач.

Задачи, поставленные перед Правительством, будут реализовываться путём принятия соответствующих национальных проектов по ключевым направлениям развития страны: это образование и здравоохранение, поддержка экспорта и малого предпринимательства, развитие цифровой экономики и инфраструктуры и ряд других. На эти цели и будут направлены изменения, которые предусматриваются в рамках налоговых изменений и бюджетного законодательства. Изменения в пенсионной системе позволят обеспечить рост в реальном выражении пенсий, повысить соотношение среднего размера пенсии и среднего заработка.

Остановлюсь на изменениях налогового законодательства и бюджетного законодательства.

Первое. Дмитрий Анатольевич, Вы уже озвучили предложение о повышении с 1 января следующего года размера ставки НДС с 18 до 20%. Этот шаг приведёт к дополнительным доходам федерального бюджета более чем на 600 млрд рублей в год, начиная со следующего года. Эти средства вместе с дополнительными доходами от завершения нефтегазового манёвра будут основными источниками для финансирования национальных целей развития, поставленных в указе Президента от мая текущего года. Готовящийся налоговый пакет Правительства предусматривает набор решений по компенсации эффекта от повышения НДС и снижению налоговой нагрузки.

В частности, предлагается обеспечить ускорение возмещения НДС экспортерам путём снижения пороговых значений сумм уплаченных предприятием за три года налогов, что даёт право на ускорение возмещения НДС, с 7 до 2 млрд рублей. Предусматривается снизить нагрузку на плательщиков НДС за счёт сокращения сроков проведения камеральных проверок при возмещении НДС; отменить сложный для бизнеса и дестимулирующий инвестиции налог на движимое имущество.

Все эти налоговые решения будут внесены в составе готовящихся Правительством проектов законов, и надеемся на их принятие парламентом в весеннюю сессию.

Кроме того, мы планируем зафиксировать базовые параметры налоговой системы и не менять их в ближайший шестилетний период, как Вы определили в наших задачах, Дмитрий Анатольевич, в своём вступительном слове.

Правительство также предлагает на бессрочной основе зафиксировать тариф страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в размере 22% с предельной величиной базы для обложения взносами и 10% сверх предельной величины. В настоящее время постоянный тариф составляет 26%, и он должен быть реализован с 2021 года. При этом дефицит Пенсионного фонда будет, как в настоящее время, в полном объёме компенсирован за счёт средств федерального бюджета.

Кроме того, мы предлагаем отменить контроль за трансфертным ценообразованием. Это существенно снизит административную нагрузку на бизнес, сократит отчётность в Федеральную налоговую службу. Мы будем и дальше снижать административную нагрузку на предпринимателей, в том числе на малых предпринимателей.

Решение о создании условий по улучшению администрирования и снижении административной нагрузки позволит нам снизить налоговую нагрузку и административную нагрузку на самозанятых, индивидуальных предпринимателей. Такие предложения будут подготовлены и реализованы уже в ходе рассмотрения законодательных актов в текущем году.

Создание фонда развития. Источником для такого фонда станут дополнительные государственные заимствования в объёме до 0,5% валового внутреннего продукта, их объём на шестилетнем промежутке времени составит около 3,5 трлн рублей. Этот сбалансированный объём, который мы можем себе позволить, не будет угрожать устойчивости государственных финансов, доступности кредитных ресурсов для частного сектора, с одной стороны, и позволит запустить ключевые инфраструктурные проекты, проекты в области цифровой экономики, поддержать наших экспортёров, оказать содействие малому и среднему предпринимательству. То есть это те меры, которые необходимы для стимулирования экономического роста.

Проекты, которые будут финансироваться из фонда, будут отбираться исходя из необходимости повышения темпов роста экономики. Здесь и проекты в области инфраструктуры, городской и цифровой инфраструктуры, межрегиональной связанности – всё то, что будет влиять непосредственно на задачи экономического роста.

Средства фонда будут позволять привлекать помимо бюджетных средств деньги частных инвесторов. Для более эффективного использования бюджетных ресурсов предлагается задействовать существующие институты развития, включая Внешэкономбанк, Российский фонд прямых инвестиций, Российский экспортный центр и другие.

Просьба поддержать подготовленные изменения в налоговое и бюджетное законодательство. Они прошли обсуждение, согласование, и мы готовы к внесению их в парламент.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 июня 2018 > № 2645204 Дмитрий Медведев


Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 июня 2018 > № 2640357 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Д.Медведев: «Наши торгово-экономические отношения находятся на подъёме. За прошлый год товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов. Почти на четверть (на 24% с лишним) выросла и торговля услугами. В этом году мы не снижаем темпов. Рост взаимной торговли за четыре месяца – порядка 17%».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Уважаемый Андрей Владимирович!

Приветствую вас в Москве на заседании Совета Министров Союзного государства.

Для российско-белорусских отношений июнь получился весьма интенсивным. В начале месяца мы беседовали с Андреем Владимировичем (Кобяковым) в Душанбе. На прошлой неделе коллеги провели заседание Группы высокого уровня. Ещё через неделю в Минске запланирован Высший Государственный совет. Такая плотность контактов подтверждает высокий уровень интеграции в масштабах Союзного государства.

Есть вопросы, которые сегодня требуют нашего внимания. Это прежде всего торгово-экономическое сотрудничество, развитие инфраструктурных проектов, транспортной системы, вопросы бюджета, прогнозных балансов, исполнения ранее принятых решений.

Наши торгово-экономические отношения находятся в целом на подъёме. На прошлом заседании Совмина в декабре 2017 года мы анализировали предварительные данные по итогам прошлого года. И уже тогда выходили на приличные результаты. Сегодня у нас есть окончательная статистика. За прошлый год товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов. Почти на четверть (на 24% с лишним) выросла и торговля услугами.

В этом году мы не снижаем темпов. Рост взаимной торговли за четыре месяца – порядка 17%. Речь идёт об увеличении поставок. Если говорить о России, это оборудование, металлы, продовольствие, химия; если говорить о Белоруссии, то это продовольствие, сельхозтовары, транспортные средства, текстиль, некоторые другие позиции.

Есть и другие значимые результаты. Скажем, четыре из пяти платежей при взаимных расчётах (в цифрах это порядка 83%) в прошлом году были проведены в российских рублях, что само по себе неплохо. Это, во-первых, говорит об определённом доверии к российской национальной валюте и, во-вторых, снижает нашу зависимость, что самое главное, конечно, от внешней конъюнктуры.

Расширяется инвестиционное сотрудничество. Крупные проекты, которые мы реализуем, подтверждают, что мы готовы и открыты к такому взаимодействию. Речь идёт прежде всего о возведении Белорусской атомной станции мощностью 2400 МВт. В 2020 году будет введён в эксплуатацию первый блок. Это также некоторые другие проекты: строительство завода по производству технического углерода, предприятий по производству сухих смесей, переработке сои.

Наши связи имеют традиционный и довольно значительный региональный охват. Почти каждый российский регион (точнее, 80 из 85) развивает прямые торговые отношения с Белоруссией, что даёт нам дополнительные возможности для кооперации, и, конечно, это нужно обязательно использовать.

Есть и то, чем следует заниматься, над чем работать.

Нам нужно и дальше двигаться в сторону устранения препятствий для доступа товаров и услуг, создавать равные правила для ведения бизнеса. Соответствующее решение мы сегодня закрепим в постановлении Совета Министров.

Одна из наших главных целей – увеличение доли наукоёмкой продукции с высокой степенью переработки. Нужно создавать на территории России и Белоруссии условия для производства экспортно ориентированных товаров. Важно последовательно работать над этим вместе с бизнесом, слушать и слышать пожелания предпринимателей.

Год назад мы создали Комиссию по формированию единого научно-технологического пространства. Она занялась координацией совместных исследований и разработок и выработкой приоритетов в этой сфере.

Современное развитие невозможно без технологий и инноваций. Сегодня в числе прочих вопросов мы рассмотрим вопрос об учреждении премии Союзного государства в области науки и техники. Надеюсь, эта премия послужит ещё одним стимулом для успешного продвижения высокотехнологичных проектов.

У нас в повестке дня – вопрос о развитии объединённой транспортной системы Союзного государства. Мы завершаем трёхлетний план мероприятий в этой сфере. Проведены работы на отдельных участках международных трасс, по модернизации железнодорожной, транспортной инфраструктуры, по развитию скоростного движения пассажирских поездов.

Мы должны также утвердить новый трёхлетний документ. Предстоит решить целый ряд задач в сфере транспортной безопасности и разрешительной системы перевозок грузов. Эти вопросы непосредственно интересуют предпринимателей наших стран.

Вот что вкратце мне хотелось бы сказать при открытии заседания союзного Совмина.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства, уважаемые участники заседания!

Сегодня у нас первое заседание Совета Министров Союзного государства после выборов Президента Российской Федерации и формирования нового состава Правительства России.

Убеждён, что нам удастся не только сохранить достигнутый уровень межправительственных отношений, но и поднять его на новую высоту, отвечающую современным требованиям и вызовам.

Наше заседание имеет особое значение, поскольку его итоги станут предметом рассмотрения на предстоящем заседании Высшего Госсовета Союзного государства.

Поэтому предлагаю провести сегодня обзор наших двусторонних отношений не только в контексте констатации проблем, но и с позиций определения конкретных подходов к дальнейшим действиям.

Основой сотрудничества была и остаётся экономическая сфера. Закреплённый в 2017 году позитивный тренд к восстановлению экономического роста в наших странах нашёл отражение в итогах двусторонней торговли.

Дмитрий Анатольевич уже упоминал, что за прошлый год взаимный товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов США. Причём взаимный товарооборот на 8% с лишним обеспечен платежами в национальных валютах, прежде всего в российских рублях.

Хотел бы ещё добавить, что хорошо было бы, если бы весь наш взаимный товарооборот и в области ценообразования тоже формировался исключительно в национальных валютах – в российских рублях и белорусских рублях.

Сейчас важно приложить максимум усилий для закрепления тенденции роста взаимного товарооборота. В качестве стратегической задачи предлагаю закрепить выход на ранее существовавший уровень товарооборота в объёме свыше 40 млрд долларов США. Мы это имели совсем недавно, в 2012–2013 годах.

Инструментами решения указанной задачи должны стать построение общего рынка, создание равных условий хозяйствования, сохранение потенциала машиностроительного комплекса и сотрудничество в сфере агропромышленного комплекса, устранение действующих барьеров и ограничений и, наконец, создание союзного продукта и его совместное продвижение на рынки третьих стран. Весь этот комплекс вопросов прорабатывался в преддверии нашего заседания в рамках созданных межведомственных отраслевых рабочих групп, однако практические итоги проведённой работы остаются пока достаточно скромными и процесс решения проблемных вопросов движется не так быстро, как хотелось бы. Собственно говоря, по этому поводу мы в том числе сегодня и собрались. В поле зрения остаются вопросы поставок на российский рынок белорусской сельскохозяйственной продукции, а также участия белорусских предприятий, осуществляющих производство и сборку техники в Российской Федерации, в госзакупках и программах субсидирования.

По определённым причинам есть различия в подходах к решению данных вопросов со стороны отраслевых ведомств. Поэтому наша общая задача – найти взаимовыгодный компромисс для обеспечения справедливой и равной конкуренции. Хочу выразить надежду, что предлагаемые сегодня решения будут предельно конкретными и конструктивными.

Кроме того, представляется важным наполнение нашей повестки дня темами, имеющими высокую перспективную значимость для экономик двух стран и для дальнейшего поступательного развития Союзного государства. Одна из таких тем – деятельность Комиссии по формированию единого научно-технологического пространства Союзного государства, о чём также уже упоминал Дмитрий Анатольевич. Отмечу, что пока, на наш взгляд, подготовленные решения больше напоминают дежурные формулировки, со штатным посылом продолжить работу. А вместе с тем стратегии и приоритеты инвестиционного и научно-технического развития наших стран занимают центральное и определяющее место в совместном будущем экономическом развитии. Ситуация вокруг подталкивает нас к интенсивной работе по модернизации и переводу национальных экономик на инновационный путь развития, на новый технологический уклад, который позволит нам обеспечить не только экономическую, но и политическую безопасность на обозримое будущее. В связи с этим необходимо активизировать разработку и принятие консолидированных мер по обеспечению перехода к этапу формирования и функционирования полномасштабного единого научно-технологического пространства. В рамках этой работы следует обеспечить максимально высокую степень интеграции возможностей, научно-технических и инновационных потенциалов Белоруссии и России. Причём делать это нужно как на межгосударственном, так и на межотраслевом уровне.

В развитие этой темы сегодня мы принимаем постановление союзного правительства по новой редакции порядка разработки и реализации союзных программ. Мы поддерживаем это решение и предлагаем на практике идти ещё дальше. По таким перспективным темам, как единое научно-технологическое пространство, станкостроение, микроэлектронные технологии, развитие машиностроительных комплексов, и другим ввести в практику принятие решений в рабочем порядке, не теряя времени и не дожидаясь очередного заседания союзного Совмина. Конечно, в строгом соответствии с установленным нами сегодня порядком.

Другим приоритетным направлением должно стать формирование и реализация в рамках Союзного государства цифровой повестки. Правительства Белоруссии и России уделяют большое внимание вопросу развития цифровой экономики как одного из ключевых факторов глобальной конкурентоспособности и национальной безопасности двух стран.

Как вы знаете, цифровая повестка рассматривается и в Евразийском экономическом союзе. Представляется важным проведение согласованных действий Белоруссии и России по формированию и реализации цифровой повестки в формате Союзного государства. При этом взаимодействие сторон на площадке Союзного государства будет не дублировать, а дополнять работу, проводимую в рамках ЕАЭС. Ведь область применения цифровизации выходит за пределы компетенции договора о Евразийском экономическом союзе и предполагает максимально широкий охват сфер жизнедеятельности: трудовые, социальные, правовые, гуманитарные и прочие отношения.

Заинтересованные государственные органы белорусской стороны уже ведут работу по включению вопросов цифровой повестки и развития сотрудничества в сфере высоких технологий и инноваций в повестку высших органов Союзного государства. И это наша общая задача, поэтому прошу наших партнёров, может быть, более заинтересованно подключиться к этой работе.

При приоритете вопросов экономики мы не должны обходить вниманием и гуманитарную составляющую.

Наиболее важные темы в этой сфере обозначены в последних решениях Высшего Госсовета. Это реализация проектов по созданию музея-усадьбы Фёдора Михайловича Достоевского в Брестской области, реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», созданию Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Уважаемые коллеги! Повестка сегодняшнего заседания предусматривает рассмотрение ряда других достаточно важных вопросов. В частности, это прогнозные балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, индикативные балансы топливно-энергетических ресурсов, деятельность ТРО Союзного государства и другие.

Желаю всем плодотворной работы.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за 2017 год»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об отчёте об исполнении бюджета Союзного государства за 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства по углю и электрической энергии на 2018 год»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения в 2017 году Плана мероприятий по формированию и функционированию объединённой транспортной системы Союзного государства на 2016–2018 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы Комиссии по формированию единого научно-технологического пространства Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе реализации программы Союзного государства "Совершенствование системы защиты общих информационных ресурсов Беларуси и России на основе высоких технологий"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О совершенствовании бюджетного процесса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Порядке составления и утверждения смет расходов на функционирование Парламентского Собрания Союза Беларуси и России (Парламента Союзного государства) и Постоянного Комитета Союзного государства и смет доходов и расходов на содержание Государственного учреждения "Телерадиовещательная организация Союзного государства"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об итогах деятельности Государственного учреждения "Телерадиовещательная организация Союзного государства" в 2017 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Порядок разработки и реализации программ Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об учреждении Премии Союзного государства в области науки и техники»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Высшего Государственного Совета Союзного государства от 30 июня 2017 года»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства».

Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 июня 2018 > № 2640357 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 8 июня 2018 > № 2636327 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в пленарном заседании конференции «Государство и благотворители: вместе к общей цели».

Д.Медведев: «Нам надо выйти на такой режим работы, когда государство помогает некоммерческим организациям, занимающимся благотворительностью, а некоммерческие организации в известной степени берут на себя ту работу, в которой государство либо неэффективно, либо не способно быстро достичь результата».

Цель конференции – обсуждение различных направлений благотворительной деятельности и достижений российских благотворителей, лучших практик взаимодействия благотворителей с государственными и муниципальными органами, вопросов совершенствования законодательства, деятельности исполнительной власти и самоорганизации сообщества благотворителей.

Среди участников конференции – руководители органов исполнительной власти, главы регионов, представители профильных некоммерческих организаций, общественные деятели.

Перед пленарным заседанием Председатель Правительства осмотрел фотовыставку «Объективная благотворительность», которая проводится в рамках конференции.

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании:

Дорогие коллеги!

Когда я посмотрел на проблематику конференции – государство и благотворительность, задумался о том, что далеко не все люди у нас одинаково воспринимают эту тему. Хорошо, что конференция проводится именно по этой проблематике, поскольку это совершенно нормальное явление, когда и государство, и некоммерческие организации, которые занимаются благотворительностью, движутся, как сказано в теме конференции, к общей цели.

Какие суждения можно подчас услышать? Как вам не стыдно (я имею в виду государству): благотворители деньги собирают, а вы там штаны просиживаете! Вместо того чтобы взять деньги из бюджета и потратить на благое дело, на самые разные цели, причём действительно очень чувствительные. Зачем вообще нужны эти благотворительные организации, когда есть государство?

Мы понимаем, что в мире всё устроено иначе, и даже в самых богатых странах государство и некоммерческие организации, которые занимаются благотворительностью, не только вместе работают, а взаимно обогащают друг друга, помогают друг другу. Я думаю, что и нам надо выйти на такой режим работы, когда государство помогает некоммерческим организациям, а некоммерческие организации в известной степени берут на себя ту работу, в которой государство либо неэффективно, либо не способно быстро достичь результата. Поэтому я думаю, что тема конференции очень своевременна и актуальна.

Я хотел бы, пользуясь возможностью, поздравить всех с Днём социального работника. Сегодня отмечается этот праздник. Мы понимаем, что от деятельности социальных работников зависят жизнь и здоровье огромного количества людей. Те, кто трудится в этой системе, трудятся, как известно, за небольшие деньги. Обычно это люди, мотивированные совершенно другими моментами, это люди, у которых доброе сердце. Они в этой системе остаются и работают. Хочу от имени всех присутствующих поздравить социальных работников с этим праздником.

Теперь прокомментирую кое-что из того, что прозвучало.

По совершенствованию законодательства. Мы понимаем, что это основная задача государства в сфере благотворительности – создать нормальные правила, по которым можно жить, работать, которые не носят репрессивного характера, которые стимулируют, помогают. Хорошо, что в 2009 году были утверждены концепция и план. Я согласен с тем, что их надо уже освежить – и саму концепцию посмотреть, и по плану пройтись. Но в целом мы работали на основании этих документов. Посмотрим в отношении поправок к закону о благотворительной деятельности, я лично дам поручение, чтобы внимательнее отнеслись к тому, каким образом этот законопроект проходит.

По поводу противоречий и нестыковок в законодательстве. Они, конечно, были и, наверное, будут. Самое главное – их вовремя выявлять и рассматривать. Это, кстати, и есть, может быть, один из треков взаимодействия между государством и благотворительными некоммерческими организациями. Давайте этим заниматься. Есть всякие новомодные регуляторные идеи, которые иногда мне кажутся правильными, а иногда неправильными. Упоминалась тема, связанная с регулированием краудфандинга и некоторых других современных явлений. Здесь надо посмотреть, нужно это в каком-то жёстком варианте регулировать или нет. Отсутствие регулирования в ряде случаев, когда это не противоречит общественным интересам, интересам государства, обеспечению безопасности, может способствовать тому, чтобы многие эти процессы протекали неформально. Когда мы пытаемся всё зарегулировать, обычно выходит криво.

По поводу аудита. Можно посмотреть на эту проблематику, я имею в виду периодичность аудитов – в зависимости от тех сумм, которыми оперируют НКО.

Льготы. Это самая тонкая тема, самая чувствительная, потому что она связана с бюджетными интересами государства. Мы, конечно, будем внимательно относиться к тем льготам, которые уже действуют. Посмотрим и на пролонгацию некоторых льгот, которые существуют. Давайте все вместе эти вопросы оценим. Я ещё попрошу Татьяну Алексеевну (Голикову) на эту тему несколько слов сказать.

В части секции, которая была связана с борьбой с бедностью. Я не могу не согласиться с тем, что система поддержки отдельных людей должна трансформироваться в систему поддержки семьи. Это абсолютно правильно. Мы стараемся, чтобы многие льготы носили персональный, адресный характер, но применительно к семьям с невысоким достатком надо смотреть сквозь призму семьи, а не отдельного человека, это очевидно.

Мониторинг потребностей, того, что необходимо в этой сфере делать, популяризация услуг, которые существуют, подготовка персонала некоммерческих организаций – это очень важные темы, абсолютно согласен. Тем более что зачастую сотрудники некоммерческих организаций готовы лучше это делать, чем государственные сотрудники.

Я услышал вопрос в части налогового законодательства, налоговых последствий передачи неиспользованных продуктов и каких-либо иных товаров: что дешевле утилизировать, нежели передать. Давайте это оценим. Если требуются какие-то изменения, я думаю, это можно сделать, с тем чтобы организации, у которых такого рода запасы существуют, могли без существенных для себя издержек их передавать, потому что это в чистом виде благотворительность.

Современные технологии в деятельности некоммерческих организаций. Очевидно, что цифровой мир, социальные сети очень сильно изменили взаимоотношения между людьми. Если говорить о благотворительной деятельности, то влияние цифрового мира в этой сфере фундаментальное, очень важное. Ведь там, где практически человек был отрезан – подчас неделями, месяцами – от общения, сейчас возможности для такого общения есть круглые сутки. И это, конечно, благо, это очевидное достижение цифрового мира. Главное – им грамотно пользоваться. Платформы, которые существуют и в том числе развиваются на государственные гранты, мы и дальше будем поддерживать. А мошенники, о которых упоминали коллеги, конечно, есть в любой сфере. Здесь единственный выход – просто вовремя их выявлять. Благо тот же цифровой мир (социальные сети, интернет) позволяет информацию о мошенниках достаточно быстро распространять, для этого необязательно, чтобы прокуратура приняла какое-то решение, такого рода информация легко распространяется в сетях. Но взаимодействовать с правоохранительными организациями, безусловно, надо. Это правильно, я не могу с этим не согласиться.

По поводу регистрации некоммерческих организаций в режиме онлайн. Это, конечно, не самая простая проблема, скажу откровенно. Если говорить о создании коммерческих организаций, там чуть проще всё это. В отношении некоммерческих организаций, особенно достаточно сложных организаций типа фондов и так далее, применяются более сложные процедуры. Но в любом случае мы будем двигаться в этом направлении. Понятно, что такого рода регистрация должна основываться на цифре, на цифровых источниках информации. Возможности очень быстрой регистрации – здесь нужно оценить возможности государства и, скажу прямо, соображения безопасности.

И не менее важная тема, связанная с доверием, культурой благотворительности, собственно, я с этого и начал. Действительно, мы пришли уже к той ситуации, когда и государство, и некоммерческие организации, которые занимаются благотворительностью, должны создать полноценный симбиоз, для того чтобы достигать общих целей. Для этого нужны и средства массовой информации, и публикации в этих СМИ, и сайты использоваться должны, и упомянутая социальная реклама. Я рад, что мы движемся в позитивном направлении. Вы упомянули комиссии. Я не знаю, где они созданы, а где нет. Давайте проверим. Будем надеяться, что эти комиссии существуют не только на бумаге и что их деятельность не носит секретного характера. Разберёмся.

Дорогие друзья, у нас на уровне Правительства действует специальный совещательный орган – Совет по вопросам попечительства в социальной сфере. Им занималась Ольга Юрьевна Голодец, за что ей спасибо. Сейчас у неё другой круг обязанностей. Зато появилась Татьяна Алексеевна Голикова. Я хочу её вам в этом качестве отрекомендовать. Теперь этим советом будет заниматься Заместитель Председателя Правительства Татьяна Алексеевна Голикова. Татьяна Алексеевна, желаю Вам успехов в этой непростой работе.

Хочу всех присутствующих поблагодарить за участие в этой очень полезной конференции. Не могу ещё раз не сказать, что у нас общая цель, давайте к ней двигаться.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 8 июня 2018 > № 2636327 Дмитрий Медведев


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 31 мая 2018 > № 2625935 Дмитрий Медведев, Кохир Расулзода

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и Кохира Расулзода

Из стенограммы:

К.Расулзода: Уважаемые представители средств массовой информации, дамы и господа!

Мы высоко оцениваем результаты официального визита Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева в Республику Таджикистан. В ходе переговоров, которые прошли в атмосфере дружбы и полного взаимопонимания, мы детально обсудили актуальные вопросы повестки дня наших двусторонних отношений, сверили позиции сторон по перспективам их дальнейшего развития.

Основу переговоров составляли вопросы экономического взаимодействия и его комплексного развития. В этом направлении мы условились наращивать совместные усилия по дальнейшему расширению экономической составляющей взаимоотношений, в том числе в рамках межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. В контексте рассмотрения ключевых направлений торгово-экономического сотрудничества двух стран была выражена взаимная заинтересованность в более полном использовании существующих возможностей для увеличения объёмов и оптимизации структуры товарооборота, совместной реализации конкретных экономически выгодных проектов. Было отмечено, что на сегодняшний день в Таджикистане зарегистрировано более 300 совместных предприятий с участием российских партнёров, которые осуществляют свою деятельность в таких важных отраслях, как гидроэнергетика, горнорудная промышленность, производство строительных материалов, сельское хозяйство, строительство, связь, лёгкая промышленность, финансовые услуги и, конечно, сфера торговли. Было заявлено, что стороны рассматривают сотрудничество в этих областях как одно из ключевых направлений взаимодействия своих государств.

Были также обсуждены вопросы, связанные с пребыванием таджикских трудовых мигрантов на территории Российской Федерации. Нами были намечены дальнейшие действия по рассмотрению и изучению вопросов, связанных с увеличением срока регистрации граждан Республики Таджикистан в Российской Федерации, упрощением требований и сроков для получения патента на осуществление трудовой деятельности. Была обсуждена тематика правового статуса членов семей трудовых мигрантов и студентов, обучающихся в вузах России.

Важное место в переговорах занимали вопросы углубления культурно-гуманитарного сотрудничества. Мы высказались за дальнейшее расширение отношений наших стран в областях науки и образования, культуры, информации и искусства. Стороны отметили важность проведения запланированных в 2018 году Дней культуры Таджикистана в Российской Федерации и Дней города Душанбе в Санкт-Петербурге.

По итогам переговоров было подписано три межведомственных документа, направленных на расширение двустороннего взаимодействия в области образования, антимонопольного регулирования, земельных ресурсов и кадастра. Мы пришли к мнению о необходимости наращивания нашего взаимодействия по этим и другим направлениям взаимовыгодного сотрудничества.

В заключение хотел бы подчеркнуть своё глубокое удовлетворение состоявшимися переговорами. Убеждён, что официальный визит Председателя Правительства дружественной России откроет новую страницу богатой истории отношений между двумя государствами.

Д.Медведев: Уважаемые представители средств массовой информации, только что завершились наши переговоры с Премьер-министром Таджикистана господином Кохиром Расулзода. Они прошли в доверительном, конструктивном ключе. И в очередной раз подтвердили, что наши страны связывают крепкие стратегические отношения. Мы подробно обсудили состояние и перспективы двусторонних отношений по всем ключевым вопросам, только что господин Премьер-министр об этом сказал. Это и гидроэнергетика, и сельское хозяйство, и миграция, и культура, и образование. Подписаны три соглашения, которые открывают новые перспективы сотрудничества в образовании, антимонопольной политике, геодезии.

Мы в целом отметили, что торгово-экономические отношения между нашими странами развиваются. В товарообороте доля нашей страны составляет практически четверть. Объём двусторонней торговли в прошлом году, может быть, рос не так, как мы хотели, о чём только что говорили с Президентом страны, но по итогам I квартала этого года отмечено его более зримое увеличение – почти на 20%. И эту тенденцию нужно обязательно закрепить. Я имею в виду такие области, как сельское хозяйство, торговля, поставки техники. Мы договорились о дальнейших шагах, которые могли бы поддержать развитие экспорта, активизировать работу по текущим проектам. Наш крупнейший проект на сегодня – это Сангтудинская ГЭС-1. Я хорошо помню, как мы почти 10 лет назад вместе с уважаемым Эмомали Шариповичем открывали эту станцию. Знаем, как для Таджикистана важен этот проект. Не менее важен он и для России, в него вложены знания наших специалистов, наши технологии, наши инвестиции. Поэтому в общих интересах обеспечить максимальную отдачу от его работы. В ходе переговоров мы на эту тему обменялись предложениями.

Расширяется культурно-гуманитарное сотрудничество. Российское высшее образование неизменно востребовано в Таджикистане. На текущий учебный год для республики выделено 618 государственных стипендий.

В местных школах применяются российские образовательные программы, стандарты. Соглашения, которые были подписаны, открывают новые перспективы. Мы продолжим направлять в ведущие школы республики преподавателей из нашей страны. С 1 сентября этого года здесь будет работать уже более 50 учителей по различным предметам. Эта инициатива была несколько лет назад предложена и сейчас получила массу положительных откликов.

Нынешний год насыщен и культурными событиями. Сейчас проходит Год культуры в СНГ. Запланированы показы на театральной сцене, неделя российского кино, музейные гастроли, а осенью в Москве и Санкт-Петербурге пройдут Дни культуры Таджикистана.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить Президента страны Эмомали Шариповича Рахмона и моего коллегу Премьер-министра господина Расулзода за рабочую атмосферу и те результаты, которые мы вместе рассматриваем как весьма успешные.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 31 мая 2018 > № 2625935 Дмитрий Медведев, Кохир Расулзода


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 мая 2018 > № 2606179 Дмитрий Медведев

Рабочая встреча с Дмитрием Медведевым.

Президент провёл рабочую встречу с Дмитрием Медведевым, в ходе которой Председатель Правительства представил главе государства структуру нового кабинета министров.

Премьер-министр также сообщил, что предложения по персональному составу Правительства будут представлены 18 мая.

* * *

В.Путин: Слушаю Вас.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии со статьёй 112 Конституции Председатель Правительства должен представить Президенту в недельный срок структуру Правительства Российской Федерации. Выполняя эту обязанность, хотел бы соответствующий Указ представить на Ваше рассмотрение.

Что содержит в себе предлагаемая структура?

С одной стороны, с учётом того что действующая структура Правительства доказала свою работоспособность, каких–то принципиальных изменений, масштабных, в предложенной структуре не предлагается.

С другой стороны, есть ряд важных предложений, которые направлены на оптимизацию действующей системы органов исполнительной власти. В частности, речь идёт о том, чтобы разделить Министерство образования на два отдельных органа власти, которые будут заниматься вопросами образования в стране. А именно: Министерство просвещения, в компетенцию которого входят вопросы общей образовательной деятельности, то есть школы и среднего специального образования, и Министерство науки и высшего образования, к компетенции которого относились бы вопросы деятельности научных учреждений и вообще развития науки в стране в целом и, соответственно, деятельность университетов и деятельность высших учебных заведений.

Это позволит лучше сконцентрировать наши возможности по развитию и одной системы образования, и другой системы образования. И, соответственно, в этом случае агентство по научным учреждениям, которое у нас занималось вопросами Академии наук, войдёт в структуру Министерства науки и высшего образования. Это одно из изменений, которое предлагается.

И тогда отдельным органом, который будет надзирать за образованием в стране, будет специальное агентство по надзору за образованием, которое в этом случае уже будет находиться под Правительством, осуществляя функции надзора как в отношении средней школы, так и в отношении высшей школы и науки.

Ещё одним важным изменением, которое предлагается для рассмотрения, является преобразование Министерства связи и массовых коммуникаций в Министерство цифрового развития, для того чтобы реализовать ту самую цифровую повестку дня, которой занимается весь мир и которая является абсолютно актуальной и в нашей стране, о чём Вы, Владимир Владимирович, говорили и в Послании, и в Указе от 7 мая текущего года.

Также немаловажной является идея, связанная с переносом работы торговых представительств, которые сейчас находятся в системе Министерства экономического развития, в структуру Министерства промышленности. Это позволит сконцентрироваться именно на вопросах поддержки экспорта наших промышленных предприятий, нашего технологического экспорта за границей, то есть теми задачами, которыми в настоящий момент и так занимается Министерство промышленности. В этом случае будет неплохое соединение их возможностей внутри страны и представительства по вопросам торговли за границами нашего государства. Это ещё одно изменение в структуре, которое предлагается.

И также приводятся в соответствие с тем, что мы с Вами обсуждали, количество вице-премьеров в структуре Правительства и некоторые другие вопросы, связанные со штатной численностью и другими технологическими вопросами деятельности Правительства нового состава.

В.Путин: Хорошо, согласен. Прямо сегодня подпишу этот Указ.

Дмитрий Анатольевич, когда Вы будете готовы сделать предложения по кадровому составу?

Д.Медведев: Владимир Владимирович, я буду готов прибыть к Вам в пятницу и доложить все предложения по кадрам.

В.Путин: Хорошо.

Д.Медведев: Договорились.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 мая 2018 > № 2606179 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591397 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Вести в субботу» телеканала «Россия».

Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Добрый день.

С.Брилёв: Время бежит ужасно быстро, 2012 год, когда Вы стали Председателем Правительства, кажется, был вчера, а прошло шесть лет. И Правительство – рекордсмен, такого долгого Правительства не было. Оглядываясь на эти шесть лет, какую бы Вы оценку поставили Правительству, ну и себе, возможно?

Д.Медведев: Оценки не мне ставить. А что касается периода, который мы все вместе прожили, эти шесть лет, это был особый период в жизни нашей страны. И в этом смысле работа Правительства была действительно беспрецедентной. И по сроку работы, потому что за всю новейшую российскую историю деятельность этого Правительства была самой длительной. Именно шесть лет – так, как это и положено по Конституции. Во-вторых, деятельность Правительства проходила в беспрецедентных условиях. Условия эти сформировались, с одной стороны, на волне того кризиса, который был в 2008 году. А с другой стороны – тех неблагоприятных изменений в мировой экономике, изменений на рынке углеводородов и санкций, которые возникли уже в 2014 году. Всё это сформировало набор шоков, как это принято говорить среди экономистов, которые наша страна не испытывала ни в один период новейшей истории. Даже если сравнить с кризисом 1998 года, который тоже был очень жёсткий, всё-таки нужно признать, что тогда все финансовые рынки для нашей страны были открытыми. И даже часть стран в этих довольно сложных условиях того периода нам пыталась помогать. А в 2014 году и впоследствии мы были предоставлены сами себе. Внешнего финансирования нет, действуют санкции, введённые в отношении российских компаний, отдельных лиц. И всё это накладывается на очень низкие цены на углеводороды, которые являются нашим основным экспортным товаром. Я имею в виду, естественно, нефть и газ. Так что время было сложное, но, с другой стороны, это способствовало мобилизации. И те задачи, которые мы смогли решить за этот период, в этом смысле выглядят очень и очень существенно. Может быть (мы об этом говорили неоднократно) такие трудности действительно мобилизуют все лучшие качества, присущие и нашей стране, и народу нашей страны, и те возможности, которые были заложены и которые до поры до времени просто дремали. Поэтому есть определённые результаты.

С.Брилёв: Тем не менее – удовлетворительно, хорошо, отлично?

Д.Медведев: Ещё раз повторяю, не мне ставить оценку. Я могу сказать одно: те задачи, которые ставил Президент перед Правительством, задачи, которые были поставлены в рамках программ правительственных, плана действий работы Правительства, в целом выполнены. Что я имею в виду? Мы должны были обеспечить устойчивое развитие страны – даже в условиях санкций, даже в условиях кризиса, и мы это обеспечили. Мы должны были обеспечить нормальное социальное самочувствие людей в этот очень сложный период, и мы постарались это обеспечить. Все те социальные обязательства, которые государство имело и по пособиям, и по пенсиям, и по выплате заработной платы, – все эти задачи решены. Я считаю, что это очень важно.

С.Брилёв: Какими достижениями Вы гордитесь? И о чём, возможно, жалеете, на что не хватило времени?

Д.Медведев: Что, на мой взгляд, из важного нам удалось сделать… Когда на страну вот таким образом наваливаются различные внешние силы, когда сама структура экономики не является в государстве идеальной, самое главное – не допустить разбалансировки экономики, не допустить разбалансировки нормальной хозяйственной жизни. Если говорить об этих моментах, а это то, что принято называть макроэкономикой, то в этом смысле нам удалось сделать многое из того, что мы не смогли даже сделать в период предыдущего кризиса, то есть в 2008–2010 годах. Взять такой важнейший суммарный показатель, как рост валового внутреннего продукта: даже несмотря на провалы в развитии, связанные с введением санкций и падением цен на нефть и газ, когда у нас экономика упала на 3%, за эти шесть лет общий рост валового внутреннего продукта в стране составил 5%. Это неплохо с учётом того, что в определённый период он провалился на 3%.

С.Брилёв: То есть плюс 5 – это среднее арифметическое за шесть лет получается?

Д.Медведев: Это означает общий накопительный рост, который был достигнут. Притом что, напомню, например, в период 2008–2009 годов наша экономика проваливалась на 8 и даже более процентов. То есть в этом смысле за этот промежуток нам удалось обеспечить не очень большой – меньше, чем мы надеялись, меньше, чем было установлено плановыми показателями, – но всё-таки достаточно устойчивый рост экономики. В прошлом году этот рост составил 1,5%, а если говорить о I квартале текущего года, то в целом и рост промышленности около 2%, и рост оборота торговли где-то 2 с небольшим процента, сельское хозяйство растёт уже – 2,5%. Это суммарно очень хороший показатель.

Второй момент очень важный, на мой взгляд, – инфляция. Мы всегда в качестве цели ставили перед собой задачу уменьшения инфляции, ещё с 1990-х годов. Помните, в 1990 году у нас инфляция достигала полутора тысяч процентов?

С.Брилёв: Помню, не хочу вспоминать.

Д.Медведев: Это тяжелейшее было время. И в нулевые годы, как принято говорить, нам в качестве ориентиров всегда было важно, чтобы инфляция была ниже 10%.

С.Брилёв: В одну цифру, как тогда говорилось.

Д.Медведев: Хотя бы да, в одну, так сказать, цифру. Из-за тех проблем, которые возникли в экономике, у нас инфляция выкатилась за рамки 13%. Тем не менее мы в конце 2017 – начале 2018 года имеем совершенно другие, беспрецедентно низкие темпы инфляции. Иными словами, цены растут всего на 2,5%, если брать усреднённый показатель по стране, это самый низкий показатель инфляции за всю историю нашего государства. Притом что мы даже таргетировали, как принято говорить, несколько более высокие цифры. Но 2,5 – это совсем низкая цифра. Почему это важно – это не только цены на продукты питания в магазинах, цены на услуги, но это и возможность получать кредиты для предприятий. Ведь в чём признак здоровой экономики? Когда предприятие может получить нормальный кредит. Кредит, который оно способно обслуживать по относительно невысокой ставке. Низкая инфляция позволяет Центральному банку снижать ключевую ставку. Стало быть, эффективные коммерческие кредитные ставки уже тоже находятся в разумных пределах, чуть больше 10%. А если, например, взять такой важнейший показатель, как ипотечная ставка, то тоже впервые за всю историю она опустилась ниже 10%. Я считаю, что это очень хороший показатель.

Исполнение социальных обязательств. Я об этом сказал, но я ещё раз хочу повторить: в этих условиях для нас было важно не скатиться на какие-то другие уровни исполнения социальных обязательств, социальных гарантий государства.

С.Брилёв: А соблазн был наверняка?

Д.Медведев: Дело не в соблазне, а в том, что просто экономика очень жёстко диктует свои законы. И если бы мы не смогли обеспечить общеэкономическую стабильность, нам бы пришлось принимать крайне непопулярные меры. Но мы этого избежали. В том числе – и прежде всего – за счёт того, что мы сохранили управляемость экономикой и позволили нашему экономическому росту всё-таки выйти на те параметры, о которых я только что сказал. Так что, если говорить об оценке макроэкономического регулирования, которым занималось Правительство в этот период, я считаю, мы своих целей достигли.

С.Брилёв: А если по отраслям посмотреть на достижения или на то, где, может быть, не хватило времени?

Д.Медведев: По отраслям ситуация тоже выглядит достаточно неплохо. Это не означает, что у нас во всех отраслях одинаковые процессы, тем не менее есть отрасли, где за эти годы удалось обеспечить очень хороший, иногда даже беспрецедентный рост. Приведу, в общем, такие вполне показательные примеры. Мы всё время говорили, что в Советском Союзе много выпускали техники, и мы на этой технике работали. Она не идеальная была, но это была наша техника. Почему мы, мол, в своей стране сейчас этого не делаем и всё из-за границы везём, да ещё и за валюту? Что получилось за эти шесть лет: сельхозмашиностроение – это комбайны, тракторы, различного рода сельхозоборудование, которое мы брали за валюту, – сейчас у нас эта отрасль растёт темпом 300% за этот период.

Если говорить о железнодорожном машиностроении – это вагоны, локомотивы, – тоже очень важный для нас сегмент экономики, потому что страна у нас железнодорожная, огромное количество грузов возится железными дорогами, возится в вагонах. Так вот, наше железнодорожное машиностроение за этот период выросло на 200%.

Если говорить об этом показателе, мы практически, я думаю, на 90–95% закрываем свой рынок. Это и есть то самое импортозамещение. Я недавно в Думе выступал, и коллеги спрашивали: «Где, приведите примеры, где это импортозамещение?» Да вот оно – и оно произошло на наших глазах. Мы действительно себя сейчас обеспечиваем и сельскохозяйственным инвентарём и техникой, и железнодорожными вагонами, локомотивами, занимаемся тем, что создаём поезда для метро. Всё то, что, собственно, когда-то наша страна умела делать.

С.Брилёв: Да, и воспринималось это как данность – «а что, бывает по-другому?», – и вдруг это исчезло.

Д.Медведев: В общем, да, как данность. Но это ещё и инновационные продукты. Это уже всё-таки не советское качество, это уже вполне конкурентоспособная продукция. И поэтому то, о чём я говорю, что особенно отрадно, поставляется в значительную часть стран мира. Я с удивлением обнаружил, что даже наши отдельные сельскохозяйственные виды продукции, я имею в виду сельхозмашиностроение, отдельные виды сельхозтехники поставляются в страны ЕС. А мы до этого, естественно, всё покупали там. А сейчас туда…

С.Брилёв: ЕС, который Европейский союз, не Евразийский?

Д.Медведев: Европейский союз, конечно. То есть в этом смысле качество оказалось весьма и весьма удовлетворительным. Следующая отрасль, которая, мне кажется, исключительно важна для огромного количества наших людей, – фармакология, фармацевтическая промышленность. За последний период, как раз за срок действия полномочий нашего Правительства, там рост составил около 80%. Что это означает? В номенклатуре жизненно необходимых и важнейших препаратов есть такая градация, там приблизительно 600 препаратов, значительную часть – 85% уже сегодня – составляют наши российские препараты. А стало быть, они подешевле, и они ни в чём не уступают по качеству. Препараты, которые выпускаются у нас, в любом случае по цене, естественно, доступнее для граждан. Понятно, что цифры всегда вызывают разные оценки, но я скажу всё-таки об этой цифре. Если говорить об этой номенклатуре, то на жизненно необходимые препараты в прошлом году цены не росли из-за того, что это российские препараты, а по отдельным сегментам даже снижались. Не намного, на 1–2%, но это уже очень важно. Потому что до этого всё время цены росли. Потому что мы, например, покупали иностранный препарат за валюту, курс рубля менялся, и, стало быть, нашим людям приходилось платить за это дороже. Вот это очень важные изменения. Я уж не говорю про химию, энергетику. Несмотря на все условия, несмотря на жёсткий отбор, который существует в мире, мы всё-таки сохраняем за собой, как экспортная страна, важнейшие позиции. По экспорту газа мы первая страна в мире.

С.Брилёв: Да и рекорд поставили, по-моему, только что по поставкам в Европу.

Д.Медведев: И рекорд поставили только что по поставкам газа на экспорт. По нефти второе место в мире. Одно время и первое было, сейчас второе место в мире. И по экспорту угля третье место в мире. То есть в этом смысле мы своих позиций не сдали. Другое направление, тоже очень важное для обеспечения нормальной жизнедеятельности страны, – продовольствие. Мы же действительно сейчас себя в значительной степени обеспечиваем собственными продуктами питания. Собрали беспрецедентный урожай, самый крупный за всю историю нашей страны, я имею в виду и Российскую империю, и Советский Союз, и Российскую Федерацию, если брать нашу страну в нынешних границах, – 135 млн т. Мы крупнейший экспортёр пшеницы в мире.

С.Брилёв: Кто бы сказал лет 25 назад…

Д.Медведев: Конечно. Я прекрасно помню, как ещё в советский период, несмотря на то, что у нас были огромные пахотные земли, размер земельного клина был огромный...

С.Брилёв: И на каждом углу висел лозунг «Продовольственная программа КПСС – в жизнь!». Но пшеница почему-то шла из Канады и Аргентины.

Д.Медведев: Мы покупали пшеницу в Канаде и некоторых других странах. Сейчас мы пшеницей снабжаем. Но пшеница – это и возможность развития животноводства. Это развитие и молочного животноводства, и мясного животноводства, и органического сельскохозяйственного производства. То есть это масса факторов.

И наконец, может быть, последнее, но не по важности. За эти годы мы научились правильным образом управлять и такой важнейшей составляющей, как государственная программа вооружений. А это труд огромного количества людей в нашей стране и, конечно, обеспечение нашей государственной безопасности. У нас гособоронзаказ, который очень часто выполнялся на 70–75%, сейчас выполняется на 93–95, а иногда на 99%. Это означает, что все те обязательства, которое государство берёт, в том числе и перед оборонщиками, мы исполняем. Это очень важно.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, а Вы никогда не пробовали смотреть на эти достижения с точки зрения не только процентов и рублей, а и рабочих мест? Рабочих мест прибавилось в стране?

Д.Медведев: Это очень правильная постановка вопроса. Потому что мы должны не только обеспечить собственную страну нормальной продукцией, нормальными товарами, но и сохранить рабочие места. Если говорить о состоянии дел на рынке труда, то на сегодняшний день мы имеем самую низкую безработицу, чуть меньше 5%.

С.Брилёв: По сравнению с самими собой в предыдущие годы?

Д.Медведев: Да, у нас безработица поднималась и гораздо выше – и 6, и 7%, я имею в виду безработицу, которая исчисляется по методике Международной организации труда. А в настоящий момент она в районе 5%. Это беспрецедентно низкие цифры.

С.Брилёв: Причём даже не европейские, они лучше европейских.

Д.Медведев: Они гораздо лучше европейских, в этом сомнений нет, потому что, если взять какие-нибудь южноевропейские страны, там безработица ниже 20–25% не опускается. И в большинстве развитых стран это 7–9%. Но очень важно, что мы всё-таки начали программу по переходу из нынешнего экономического уклада в более современный, заключающийся в том, чтобы создать максимально большее количество высокотехнологичных рабочих мест. Там, где зарплаты выше. Конечно, идёт и высвобождение сотрудников, и в то же время создаются новые высокотехнологичные рабочие места. Этот процесс будет идти, он носит абсолютно объективный характер, особенно в цифровую эпоху.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы сейчас сказали фразу, которая, может быть, кому-то не понравится, а мне, честно говоря, очень понравилась. Вы сказали: «Я с удивлением узнал, что у нас увеличился экспорт сельхозтехники в Европу». Я признаюсь в том, что мне лично по душе больше вариант, когда государства в экономике поменьше, а экономика сама развивается, и государство ей не мешает. Но есть совершенно противоположный, кстати, намного более традиционный для нас взгляд о том, что государство должно быть не добрым пастырем, а таким надсмотрщиком. Потому что упустишь вожжи, бизнес понесёт – кто куда… А если оценить эти шесть лет работы вашего Правительства, оно какой из этих двух школ в большей степени соответствует?

Д.Медведев: Я очень доволен тем, что при принятии решений мы основывали их не на пристрастии к каким-либо школам, а исходили из реальной оценки ситуации, из прагматических соображений. И в этом главная задача Правительства. Если правительство начинает заниматься доктринёрством, говорит: мы тут либералы, а тут мы социалисты, это мы будем делать, это не будем делать, – скорее всего, это правительство или развалится, или его постигнут неудачи.

Вы поставили очень важный вопрос, он всегда стоит в повестке дня, в любой стране, кстати: соотношение государственного регулирования и частных начал, соотношение государственной собственности и частной собственности. На этот вопрос никогда невозможно дать однозначного ответа. Невозможно предложить уникальную модель какую-то: вот мы должны к этому стремиться. Да, конечно, рынок основан на инициативе частных лиц, этого никто не отменял, и наша рыночная экономика должна покоиться на этом. Но это не означает, что государство должно утратить какие-то важнейшие рычаги. В каждый конкретный исторический период соотношение между государственным воздействием, государственной собственностью и частной инициативой, регулированием частного рынка может быть разным. Этот период в этом смысле был сложным. Потому как после введения санкций в отношении нашей страны и изменения ситуации на рынке энергоносителей мы вынуждены были чаще принимать оперативные решения. В том числе даже для того, чтобы поддержать отдельные отрасли промышленности. Вот я автомобильную отрасль не упомянул, там тоже очень хороший рост. Правда, он, конечно, связан с покупательной способностью населения или компаний. Тем не менее, если бы мы в какой-то момент не придумали специальные программы по поддержке автопрома, я не знаю, где был бы сейчас этот автопром. Что это такое? Это, конечно, государственное вмешательство. Это может противоречить тем или иным доктринам. Но нам что важнее – доктрина или то, что мы спасли свой автопром?

И сегодня люди, наши граждане, могут приобретать нормальные, качественные российские машины. Причём это машины как российских брендов, так и иностранных брендов, которые собираются и локализованы в нашей стране. Я считаю, что это очень хорошо.

С.Брилёв: Я ничего более страшного в своей жизни, чем стоящий (в 2008 году это было, в 2009-м) конвейер КамАЗа, не видел. Это жуткое ощущение.

Д.Медведев: Это грустное как минимум ощущение, это правда.

С.Брилёв: И он должен был запуститься, и он, к счастью, запущен.

Д.Медведев: Да, он запустился, там всё работает. И это сделали мы в прошлом цикле. Но и сейчас ни одно производство, если говорить о важнейших предприятиях, ведь не остановилось. И в этом, кстати, хотим мы того или не хотим, некоторая оценка того, насколько успешны были наши действия.

С.Брилёв: Давайте поговорим о качестве жизни. Здесь много критериев есть: бедность, не бедность, уровень, не уровень... Но есть очень понятные вещи, например здравоохранение. И совсем понятная вещь – это действительно объективно – растущая продолжительность, средняя продолжительность жизни в России. Что произошло здесь за шесть лет? Продолжительность жизни растёт?

Д.Медведев: На самом деле это главный показатель. Об этом сказал Президент в послании совсем недавно, об этом я говорил, когда выступал на заседании Государственной Думы. Что является суммарным показателем, квинтэссенцией качества жизни? В том числе и деятельности Правительства, других институтов власти. Продолжительность жизни. Она выросла за эти годы и сейчас составляет практически 73 года. Я не буду напоминать, какие цифры мы имели ещё 10–15 лет назад, это совсем грустные цифры.

С.Брилёв: Вы как-нибудь с Обамой встретитесь, напомните ему… В 2014 году, говоря о России, он взял цифры 15-летней давности.

Д.Медведев: Да, это было, но он как-то к нам не особенно ездит, он вообще обещал нам, что наша экономика будет порвана в клочья. Пусть приезжает, посмотрит на эти клочья.

А если говорить об этом суммарном показателе, то в нём, по сути, всё. Мы действительно уже перешли в категорию стран, у которых относительно развитая современная медицина. Она не идеальная, конечно, это мы понимаем. И обязательно будем принимать решения для того, чтобы эта медицина развивалась и дальше. В этом показателе, помимо медицинского фактора, естественно, и зарплаты, и пенсии, и всё, что должно обеспечивать государство.

С.Брилёв: Но и медицина всё-таки тоже.

Д.Медведев: Медицина всё-таки тоже. Я отлично помню, когда в 2007 году мы начинали заниматься национальными проектами, и, по сути, первый раз подошли к теме возрождения медицины, в нашей стране в общей сложности производилось порядка 100 тыс. высокотехнологичных медицинских операций, сложных операций, на которые очередь и которые, по сути, вопрос жизни и смерти.

С.Брилёв:100 тысяч примерно 10 лет назад?

Д.Медведев: Да, примерно 10 лет назад. Сейчас их миллион. Десятикратный рост. Если раньше для того, чтобы сделать операцию, связанную с сердцем, иные хирургические манипуляции произвести, нужно было ехать или в центр, в Москву и Петербург, или за границу, то сейчас эти операции делаются практически в каждом региональном центре. Почему? Потому что мы построили центры высокотехнологичной медицинской помощи. Второе направление. Страна огромная, расстояния огромные, медицинские условия везде разные, но мы начали развивать дистанционную медицину. Когда просто по истории болезни, по анализам можно получить консультацию, например, столичного специалиста. Это очень важно. Человек живёт где-то очень далеко, смотрят его анализы, говорят: по таким-то показаниям нужно делать то-то и то-то. Это делают высококвалифицированные специалисты из Москвы, Питера, региональных центров. Это тоже очень важно. Но помимо этого за эти годы было построено большое количество сельских амбулаторных центров, так называемых ФАПов. Это крайне важно для того, чтобы медицинские услуги оказывались на селе. Эта программа была развёрнута практически в каждом регионе.

С.Брилёв: Сколько их осталось достроить? И Президент в послании это упоминал...

Д.Медведев: Дело в том, что это нужно определять в зависимости от системы организации медицины и конкретного субъекта. У нас есть субъекты высокоурбанизированные, менее урбанизированные, но оптимальной является модель, при которой практически в каждом крупном сельском поселении есть ФАП.

Помимо этого мы огромные средства и, как мне кажется, с неплохим успехом вложили в перинатальные центры. Перинатальные центры десять лет назад и даже шесть лет назад в значительной степени были экзотикой. Понятно, что такое родовое отделение в больнице или же родильный дом. А что такое перинатальный центр – это что-то из области космических технологий…

Сейчас перинатальные центры, которые оказывают самый широкий спектр услуг, медицинских услуг маме и ребёнку, причём не только после родов, но и в дородовой стадии, так называемые пренатальные, и неонатальные медицинские услуги – практически в каждом субъекте Федерации. И женщины к этому привыкли. И отлично, что это так. С этим, кстати, связано и увеличение рождаемости. Нам же прогнозировали, что мы упадём совсем в демографическую яму. А мы тем не менее эти годы прирастали. Да, ситуация неровная. Я, конечно, сразу оговорюсь, потому что сейчас уже выходит как раз в такой период, когда женщина активно думает о потомстве, когда семьи заводятся, поколение…

С.Брилёв: 1990-х.

Д.Медведев: 1990-х годов. Когда действительно у нас был провал. Но даже в этих условиях нужно сделать всё, чтобы демографические тренды закрепить. У нас для этого есть все основания. Так что медицина, на мой взгляд, за эти годы сделала существенный шаг вперёд. Это то, что касается медицины. Но качество жизни – это, конечно, не только медицина. Это и доходы, и пенсии.

Если говорить про доходы. Очень важно было сделать так, чтобы эти доходы не свалились, особенно в этой драматической ситуации с кризисом и санкциями. И, насколько это возможно, мы этого постарались достичь. За счёт чего? За счёт исполнения указов Президента по увеличению зарплат различным категориям бюджетников. Всё-таки это не самые богатые люди в нашей стране. Все те показатели, которые были заложены по зарплатам для категорий бюджетников, исполнены. Вторая важнейшая история, которую мы впервые осуществили в этот период, – это ситуация, когда минимальный размер оплаты труда у нас в настоящий момент приравнен к прожиточному минимуму. И эта норма начинает действовать прямо сейчас.

С.Брилёв: А такого не было ведь никогда у нас?

Д.Медведев: Такого не было никогда. В советский период эти показатели не рассчитывались в том виде, в котором они рассчитываются сегодня. Эти 25 лет минимальный размер оплаты труда от прожиточного минимума отставал иногда довольно-таки драматически. Сейчас они приравнены. Это не огромные деньги. Но это стандарты, и их обязательно нужно соблюдать.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я могу перейти к теме пенсии?

Д.Медведев: Эта тема, которая волнует 44 миллиона человек в нашей стране.

С.Брилёв: Я Вам задам общий системный вопрос. По итогам шести лет, какой Ваш вердикт: система в том виде, в каком она сейчас существует, может продолжить работу?

Д.Медведев: Да, система жизнеспособна. Она, как и всякая пенсионная система, не идеальна. Мы её донастраивали. Тем не менее эта система прозрачна. Система работает. Ещё раз подчеркиваю, она не идеальна, и её, конечно, придётся в будущем донастраивать.

Но самое главное, чтобы эта система была обеспечена деньгами. И эта задача является важнейшей задачей для любого Правительства. И для нашего Правительства, и для будущего Правительства. И в этом смысле задача Пенсионного фонда – обеспечивать сбалансированность расходов и доходов, на это направлена масса самых разных решений. Несмотря на все треволнения, несмотря на ситуацию в экономике, несмотря на целый ряд неблагоприятных факторов, все пенсионные обязательства сохраняются, обеспечиваются и исполняются. Есть сложности, и такие сложности, я напомню, были. Тут нечего скрывать, например, в определённый период, а именно в 2016 году, мы вынуждены были отказаться от одной индексации. Правда, потом уже, в 2017 году, мы заплатили 5 тыс. рублей всем, кто эту индексацию потерял. Тем не менее такая сложность была. В настоящий момент индексация обеспечивается всеми обязательствами бюджета. Более того, эта индексация в настоящий момент превышает по своим темпам инфляцию, потому что инфляция порядка 2,5%, накопленная за прошлый год, а индексация – она уже проводится и проведена – составляет 3,7%. И, кстати, напомню, что в послании Президента говорится о том, что и в будущем нам необходимо – всем институтам власти, Пенсионному фонду – обеспечить опережение темпов роста индексации пенсии над темпами инфляции. Это очень важный, сложный и исключительно чувствительный момент.

С.Брилёв: А возраст?

Д.Медведев: Про возраст я могу сказать следующее. Понимаете, решение по этому поводу так или иначе государству придётся принимать. Но принимать, исходя из целой суммы факторов, принимать аккуратно, принимать так, чтобы не разбалансировать пенсионную систему, а с другой стороны, не создать отрицательных настроений среди людей.

С.Брилёв: Некомфорта.

Д.Медведев: Некомфорта, ощущения незащищённости среди людей. Поэтому все эти факторы должны быть взвешенны. Но подступаться к этой теме необходимо именно в силу того, о чём я уже говорил. Пенсионный возраст, который в настоящий момент у нас, как известно, составляет 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин, был установлен в 1940-е годы. А средняя продолжительность жизни, если говорить о периоде конца 1930-х годов...

С.Брилёв: Тогда мало кто доживал до этого пенсионного возраста.

Д.Медведев: Да, она составляла, я Вам могу абсолютно точно сказать, я специально смотрел статистические данные... Если в начале 1930-х годов она вообще была чудовищная, но это последствия Гражданской войны и того, что часть людей просто была выбита этой Гражданской войной…

С.Брилёв: И коллективизация, там одно к другому.

Д.Медведев: И коллективизация, и Гражданская война… То в конце 1930-х годов средняя продолжительность жизни была около 40 лет. Около 40 лет! И практически сразу же после войны эти параметры были установлены. Жизнь, слава богу, изменилась. И мы только что говорили о том, какова средняя продолжительность жизни в нашей стране. Это тоже, естественно, усреднённый показатель. Есть субъекты, где ситуация хуже, и там обязательно нужно этой проблемой заниматься. И медициной, и просто различного рода мероприятиями, направленными на улучшение труда и быта людей, формирование здоровых привычек. Но есть субъекты, где эта ситуация, конечно, выглядит и лучше. Тем не менее по стране ситуация изменилась. И это даёт необходимые основания для того, чтобы к этому вопросу вернуться и принять те или иные решения. Но ещё раз подчёркиваю, они должны быть выверенными, они должны быть сделаны на базе консультаций с экспертным сообществом, они должны создавать достаточно комфортную атмосферу по их применению в будущем.

С.Брилёв: Но процесс консультаций ещё не начат? Мы всё в будущем времени говорим?

Д.Медведев: Нет, консультации, конечно, идут, и мы этого никогда не скрывали. И обсуждения идут уже не один год. Экспертиза уже достаточно серьёзная проведена всех этих вопросов. Так что мы, в общем, на пороге того, чтобы начать это обсуждать уже на законодательном уровне.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, мне как политическому журналисту, я считаю, очень повезло. За эти шесть лет мы не раз с Вами встречались. Для меня лично один из самых драматичных моментов, за который мне досталось от зрителей, был, когда я Вас спросил о том, сохранится ли плоская шкала налогообложения. Вы ответили утвердительно. Мне нравится плоская шкала. Поэтому я вопрос задам так: как Вам удалось её удержать? Она была 13% и осталась 13%. Может быть, это было достигнуто за счёт того, что всё-таки, называя вещи своими именами, росла косвенная налоговая нагрузка? Ну на тот же бизнес. Ну выплаты по «Платону» – налогом они не называются, но это же де-факто налог.

Д.Медведев: Удержать удалось не без труда. Потому что, как и у любой экономической модели, у плоской шкалы налога на доходы физических лиц есть и приверженцы, и противники. Я опять же недавно в Госдуме на эту тему как раз коллегам объяснял свою позицию. Действительно, плоская шкала НДФЛ, налога на доходы физических лиц, она привлекательна, потому что она проста, она легко администрируется, по ней не возникает никаких споров. И, скажем, самое главное, если эта ставка разумная, а она у нас совсем разумная, 13%...

С.Брилёв: От неё не хочется увиливать, и незачем.

Д.Медведев: От неё незачем увиливать, все платят. И люди с невысокими доходами, и богатые люди. Собственно, ради этого она и была введена, и это принесло очень хороший эффект. Вот чтобы Вы понимали сейчас… Ведь налог на доходы физических лиц зачисляется в региональные бюджеты. В общей сложности это приблизительно 3 трлн 300 млрд рублей. Это огромная цифра. Это, по сути, база для развития регионов. И эти деньги платятся. Поэтому, принимая решение, например, о переходе к прогрессу, а такая модель есть, она во многих странах используется, нужно прикинуть, не потеряем ли мы здесь деньги. Я уже не говорю о том, что мы вызовем неудовольствие большого количества людей, которые скажут: вы знаете, мы платили 13%, мы не хотим платить даже 15% или тем более 20 или 25%. Я не говорю про 75%, как в некоторых странах Европы, откуда бегут куда-то для того, чтобы, так сказать, свои доходы в другое место пристроить. Поэтому я считаю, что мы её сохранили правильно, люди были спокойны.

И вообще, я хотел бы отметить, и по поручению Президента, и в рамках тех решений, которые Правительство принимало, мы же действительно не изменили налоговую нагрузку. Были соблазны это сделать в очень сложный период. И масса идей была, и в Правительство приходили, и к Президенту страны, ко мне приходили, говорили: давайте здесь налоги увеличим. Но мы понимали, что это, скорее всего, ударит и по людям, и по экономике, и не сделали этого. «Платон», о котором Вы сказали, это всего лишь 45 млрд рублей, причём накопленных уже за эти годы. Поэтому это точно ничего не замещает. Но это даёт возможность развивать дорожное хозяйство, планировать перевозки, снимать ту нагрузку на дорожную сеть, которая образуется, контролировать, собственно, количество машин, которое перемещается. Да, это часть такой большой государственной работы.

С.Брилёв: Значит, «Платон» – это 45 млрд, а сборы от НДФЛ – это 3 трлн…

Д.Медведев: 3 трлн 300 млрд.

Поэтому, конечно, одно не компенсирует другое, и если, например, чем-то замещать, то нужно было бы принимать какие-то другие решения. Ещё раз подчёркиваю, я считаю, что наша налоговая система выдержала проверку временем, и хорошо, что мы её не трогали.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы в отчёте перед Государственной Думой, да и сейчас, в начале нашей беседы, привели такие убедительные цифры в плане сохранения макроэкономической стабильности в России. Но если взглянуть на весьма эмоциональную реакцию наших рынков, в том числе валютного, на недавний пакет американских санкций, то всё-таки эта эмоциональность заставляет думать, что это является серьёзным испытанием для экономики. Что скажете?

Д.Медведев: Понимаете, эмоциональность реакции не означает, что есть какие-то фундаментальные проблемы. Экономика вообще эмоциональная история. Экономика – она гораздо в большей степени от людей зависит. Вот есть там какие-то объективные экономические законы. Ну посмотрите: решение иностранных государств, решение международных организаций типа ОПЕК, региональные конфликты, ещё что-либо, да даже природные стихийные бедствия – всё отражается на мировой экономике. Конечно, подобные действия отразились и на нашем фондовом рынке, на валютном рынке. Но сейчас всё успокоилось, потому что не было, мы сразу об этом сказали, никаких фундаментальных причин.

С.Брилёв: Что касается рубля, действительно – два дня по два рубля плюс, а потом всё нормально.

Д.Медведев: Значит, никаких фундаментальных причин не было, потому что мы достигли высокой степени стабильности экономики. Но это не означает, что мы приветствуем такие решения.

С.Брилёв: Понятно.

Д.Медведев: Это безобразие, хамство просто. Это, по сути, неконкурентная борьба с российскими компаниями. Эти компании, которые попали под санкции, многие же из них очень крупные, некоторые вообще обеспечивают первые – вторые места в мире по отдельным позициям. Например, по тому же самому алюминию и так далее. Значит, американцы защищают свой рынок, это называется протекционизмом. Они борются с китайцами, они борются с европейцами, и они под соусом того, что русские нехорошо себя ведут, борются с нами. Они ввели в отношении российских компаний некие персональные санкции. Я считаю, что это просто недобросовестная конкуренция.

С.Брилёв: Я вообще иной раз смотрю на решения Трампа, например, по стали или алюминию, которые касаются ведь и России, и европейцев, союзников… Мне это иной раз кажется даже не столько антироссийской историей – хотя, конечно, это оборачивается, особенно политически, именно так, – сколько очень таким американским эгоизмом, защитой своего рынка, своих, возможно, приятелей по бизнесу из прошлой жизни.

Д.Медведев: Это, несомненно, так. Кстати, американцы всегда так себя вели. Они даже, выдвигая кому-то политические условия, максимально защищали свой рынок и пытались продвигать экономическую повестку дня. Я всегда поражался этому. То есть они могли нам какие-то выкатывать вопросы политического, гуманитарного порядка. Потом говорили: «У нас здесь экономические интересы, в том числе в России, вы их не трогайте!» Да, и это как бы абсолютно отдельная история, здесь ничего делать нельзя. В этом смысле это абсолютно жёсткий американский прагматизм. В чём-то, кстати, нам этому даже нужно поучиться. Но это не значит, что мы с этим согласны. Более того, естественно, на такого рода действия будет противодействие.

С.Брилёв: Какой бы ни была природа этих санкций, противодействие им наступает, мы все об этом знаем. Есть асимметричные ответы, есть симметричные ответы, но это, так сказать, тактика. По крайней мере мы в этом пока только разбираемся в последние месяцы (или в последние недели). А есть ли понимание стратегии развития страны в этом, очевидно, другом мире, который наполнился в том числе таким понятием, как «санкционные войны»?

Д.Медведев: Да, Вы знаете, эта ситуация привела в значительной степени к переосмыслению нашего понимания места России в мире. И в чём наши выводы, во всяком случае, мои выводы (их разделяют, я знаю, и мои коллеги)? Во-первых, курс на ограничение России, курс на то, чтобы сдерживать Россию, является стратегическим. И наши партнёры по международному сообществу и дальше его будут проводить. Вне зависимости от того, как называется наша страна. И в отношении Российской империи пытались это делать, и в отношении Советского Союза многократно, и в отношении нашей страны. Поэтому мы должны к этому приспосабливаться. И эта история импортозамещения, развития собственной экономики, совершенствования собственных социальных институтов является единственной реакцией, альтернативы которой не существует. Именно поэтому мы и в будущем будем исходить из предположения о том, что и санкции сохранятся на достаточно длительный период, тем более если говорить о последнем санкционном законе, о котором мы с Вами уже говорили. Американцы не просто его приняли, продавили через свой парламент, через Конгресс. Они ещё и по рукам и ногам связали Президента – и нынешнего и будущего, спеленали его, чтобы он, не дай бог, не отменил антироссийские санкции. Поэтому эта гипотеза должна распространяться на наше экономическое развитие на десятилетия вперёд. Хорошо ли это? Плохо, конечно. Ни к чему это хорошему не приводит. Это и для нас потери, и для европейцев потери. В меньшей степени для американцев потери, потому что у нас объём торговли с ними небольшой. Но тоже определённые потери. Поэтому само по себе это плохо, и это, конечно, будет оказывать влияние на наше развитие на протяжении значительного количества лет. Но самое главное, что мы это осознаём, что мы выработали инструменты реагирования на такого рода воздействия. Мы прошли стресс-тест. Мы его выдержали. Экономика живёт, социальная сфера развивается.

С.Брилёв: Ровно в этом контексте: что Вы думаете о законопроекте, который появился сейчас в Государственной Думе, по поводу ответа на новые санкции Соединённых Штатов? Там же разные положения.

Д.Медведев: Там положения разные, потому что это только лишь законопроект, он сейчас обсуждается и коллегами из Государственной Думы, и в Правительстве готовится отзыв на него. Очевидно, что при подготовке и принятии этого закона – а мы должны реагировать на действия американцев – нужно исходить из нескольких моментов. Первое, я об этом уже говорил: ни в коем случае нельзя навредить самим себе, потому что мы должны быть прагматичными. Даже если нас что-то раздражает, а ведут они себя, ещё раз подчеркиваю, по-хамски, всё равно нельзя вредить самим себе. Во-вторых, ответ должен быть или симметричным или асимметричным, но он должен быть достаточно чувствительным. Чего ради просто, так сказать, покусывать, если это ни к чему не приведёт? Это всё-таки должны быть чувствительные меры.

Поэтому всё это необходимо ещё раз взвесить и обсудить. При этом я коллегам говорил, считаю, что, на мой взгляд, в этом законопроекте обязательно должны содержаться правила о том, что по поручению Президента, или сам Президент, или Правительство вправе вводить индивидуальные санкции в отношении любого юридического или физического лица – резидента Соединённых Штатов Америки. И в этом смысле мы тогда поступим абсолютно симметрично. Они принимают решение в отношении наших физических лиц просто потому, что им кто-то не нравится, – и у нас такое право должно быть. Какая-то компания им не понравилась – и у нас такое право должно быть. Но это не значит, что необходимо принимать решения сразу же по целым секторам или ещё как-то поступать, в любом случае это всё равно должно быть в законе упаковано в решение Президента и Правительства. И даже если в законе есть какие-то соответствующие положения, они точно не должны иметь автоматического применения. Это, мне кажется, достаточно важно.

Что ещё мне кажется важным, о чём сейчас коллеги-депутаты заговорили, мы же из чего исходим: все эти санкции носят абсолютно жёстко направленный против интересов нашей страны подтекст. Они, по сути, направлены на разрушение нашего общественно-политического строя и на причинение вреда и экономике, и отдельным людям. Если это так, то исполнение этих санкций для граждан нашей страны должно быть правонарушением. Никто не вправе исполнять эти американские санкции под страхом административной или уголовной ответственности.

С.Брилёв: Жёстко.

Д.Медведев: А как иначе! В Америке, кстати, исполнение решений иностранного государства, которое причиняет ущерб американскому государству, рассматривается как преступление.

С.Брилёв: В скобках вопрос задам?

Д.Медведев: Пожалуйста.

С.Брилёв: А ВТО ещё живо на этом фоне?

Д.Медведев: Несмотря на действия отдельных стран и отдельных руководителей, ВТО остаётся безальтернативной торговой организацией. Там масса проблем, масса несогласованностей, бесконечный Дохийский раунд так называемый.

С.Брилёв: Эти санкции, это вообще соответствует…

Д.Медведев: Санкции, патернализм… Но если мы откажемся от ВТО, в международной торговле вообще не будет регулирования.

С.Брилёв: Действующие санкции сохранятся?

Д.Медведев: Да, вне всякого сомнения.

С.Брилёв: Я имею в виду действующие российские.

Д.Медведев: Да, я понимаю, Вы имеете в виду так называемые контрсанкции, или ответные ограничительные меры. Конечно, сохранятся, потому что совсем недавно наши партнёры по Европейскому союзу и американцы вновь продлили те решения, которые ранее были приняты.

С.Брилёв: Они же периодически намекают: ребята, мы такие славные, вы там отмените ваши контрсанкции, а мы…

Д.Медведев: Нет, это невозможно сделать. Это невозможно сделать, потому что здесь, конечно, должна быть взаимность. Я уже не говорю о том, что санкции, связанные с закрытием ряда продовольственных потоков из Европы, были встречены аплодисментами нашими аграриями.

С.Брилёв: Да, Вас без конца просят их не отменять, я был свидетелем.

Д.Медведев: Их всё время просят продлить, неоднократно просили и просят. И это, по сути, обеспечивало нашу продовольственную безопасность. Собственно, те рекордные урожаи, которые мы собираем, те надои, которые есть, те показатели животноводства, растениеводства, которые мы имеем, они все связаны с ответными ограничениями.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, как будем поддерживать те компании, которые попали под последний санкционный список американский?

Д.Медведев: Это большие компании, и именно поэтому их государство и должно поддерживать. Поддерживать прежде всего сами производственные подразделения, сами предприятия.

С.Брилёв: С точки зрения логики рабочих мест, о которых мы с Вами говорили.

Д.Медведев: Да, необходимости сохранения рабочих мест. Чтобы люди, которые трудятся на этих предприятиях – а это десятки и десятки тысяч людей по всей нашей стране, если брать этот новый санкционный список, – не потеряли работу, чтобы были сохранены рабочие места, чтобы эти предприятия развивались. В этом логика поддержки.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пришёл к Вам на интервью и всё-таки себе составил вопросы. Вы на них отвечаете, и у Вас тут нет ни компьютера, и (поверьте, зрители) здесь нет никакого суфлёра. Вы тем не менее помните все эти цифры. А каково это вообще – держать эту огромную экономику в голове?

Д.Медведев: Это интересная, большая работа, интересная задача, так что, если Вы будете работать в Правительстве когда-нибудь…

С.Брилёв: Тьфу-тьфу-тьфу.

Д.Медведев: Вы все эти цифры тоже будете знать назубок.

С.Брилёв: Прошло шесть лет. А готовы ли Вы дальше работать?

Д.Медведев: Безусловно, я пока не собираюсь уходить отдыхать. Я готов работать и буду работать там, где смогу принести максимальную пользу своей стране.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за интервью.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591397 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2018 > № 2569149 Дмитрий Медведев

Отчёт Правительства о результатах работы в 2012–2017 годах.

«Правительство Российской Федерации: <…> представляет Государственной Думе ежегодные отчёты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой» (Конституция Российской Федерации, статья 114, подпункт а пункта 1).

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые депутаты Государственной Думы! Уважаемые Вячеслав Викторович (В.Володин), Валентина Ивановна (В.Матвиенко)!

В этом году отчёт Правительства – особенный по многим причинам. Во-первых, глава исполнительной власти страны выступает перед парламентом в десятый раз. Я считаю, что традиция представлять отчёт в Государственной Думе, которая была заложена в 2008 году, помогает Правительству точнее оценить результаты своей работы, лучше планировать следующие шаги и, конечно, разъясняет позицию Правительства по самым разным вопросам жизни страны.

Самое главное, что этот отчёт делает наше с вами взаимодействие более эффективным. Могу говорить об этом с полным основанием – как Председатель Правительства, которое проработало самый длительный срок в истории современной России. Мы с депутатами Государственной Думы VI и VII созывов решали сложнейшие задачи по развитию страны, находили оптимальные выходы из самых непростых ситуаций. Их действительно было очень много. И всё, что я сегодня буду говорить с этой трибуны (прошу всех приготовиться, это не очень короткое выступление), – это результат нашего с вами общего труда. За прошедшие шесть лет законами стали свыше полутора тысяч инициатив, которые подготовило Правительство. И я хотел бы поблагодарить весь депутатский корпус за эту совместную работу.

Отчёт Правительства – это обычно подведение итогов работы за год, но с учётом того, что это особый отчёт, о чём я сказал, сегодня, наверное, недостаточно говорить только об этом. Страна выбрала Президента. И 7 мая, после вступления в должность, Правительство в соответствии с Конституцией сложит свои полномочия, поэтому это последний отчёт его нынешнего состава. Поэтому я считаю важным вспомнить все шесть лет работы, какими они были, каковы результаты нашей деятельности.

Эти шесть лет – это не преувеличение, не фигура речи – были годами испытаний, испытаний на прочность нашей экономики. Никогда прежде за столь короткий период она не получала столько сильных ударов одновременно. Это и мировой финансовый кризис, и обвал сырьевых рынков, и санкции, закрытие финансовых и технологических рынков. От таких шоков нет иммунитета у любой, даже самой здоровой экономики, а у нашей – с её структурными проблемами – это ей грозило просто катастрофой. Но мы не просто выжили, мы начали развиваться, как бы нам ни пытались помешать извне.

Эти шесть лет были также периодом избавления от иллюзий, скажем прямо – иллюзий о наших партнёрах. Сотрудничество всегда выгоднее, чем конфронтация, в экономике, культуре, в борьбе с общими угрозами. Такая логика партнёрства представляется всем очевидной. Но, к сожалению, это оказалось не так. Вопреки здравому смыслу в Америке и Европе нашей стране начали упорно навязывать роль врага. Старались, стараются выдавить нас из мировой политики, мировых экономических отношений. Кстати, и последние решения администрации США в этой сфере – это попытка бороться с нами путём недобросовестной конкуренции. Ограничивать наше развитие, создавать напряжение в экономике, на валютном, фондовом рынке. Нет сомнения, что мы с этим давлением справимся. Мы уже научились это делать. И обратим в конечном счёте все эти действия на пользу нашей собственной экономике, нашему собственному экономическому развитию. Но не забудем тех, кто продолжает антироссийскую политику, кто вредит нашей стране.

Хорошо и то, что сценарии сегодняшнего глобального развития пишут не только такие силы. Интеграцию и сотрудничество с Россией успешно развивают страны Азиатско-Тихоокеанского региона, евразийского пространства. А один только ЕАЭС – это сегодня 180 миллионов человек. Это другая реальность, и с ней сегодня тоже все вынуждены считаться.

Эти шесть лет были также годами открытия самих себя, открытия новых возможностей. Мы осознали, что должны быть гораздо более самодостаточными. И на промышленной продукции всё чаще написано: «Сделано в России». И, что самое главное, сделано хорошо! Мы вернули себе статус ведущей аграрной державы, наш хлеб покупают по всему миру. Так же как и российский софт, который в России создаёт основу для цифровой экономики. Мы защищали и защитили свой дом от террористов, остановив превращение Ближнего Востока в глобальный террористический лагерь.

Таким образом, мы научились превращать вызовы в стимулы нашего развития.

Это были шесть лет покорения новых вершин. Мы подготовили и отлично провели летнюю Универсиаду, Кубок Конфедераций, но главное – зимнюю Олимпиаду и Паралимпиаду. Мы гордимся этими соревнованиями и нашими атлетами.

Мы быстрее всех за эти годы выросли в рейтинге делового сообщества Doing Business. Наши ребята начали участвовать в соревнованиях профессионального мастерства WorldSkills совсем недавно и уже заняли первое место. А в мировых олимпиадах по многим предметам лидерами являются наши школьники и студенты.

Происходило освоение Арктики. И конечно, в эти шесть лет Крым и Севастополь вернулись домой. Это событие, вне всякого сомнения, изменило страну, изменило мир и открыло новую главу в истории современной России. Эта глава началась с восстановления справедливости и большой и напряжённой работы. Наша страна писала эту главу с огромной гордостью и достоинством. Буквально за один год Крым стал нашим не только на политической карте, но и в экономической, инфраструктурной и социальной системе нашей страны. Роман-Кош, Ай-Петри, Аюдаг вновь стали вершинами Российской Федерации.

Эти шесть лет были периодом большой стройки. Эта стройка была по всей стране. Мы никогда раньше не возводили столько жилья, детских садов и школ. В городах ремонтируются дворы и парки. Практически заново отстроен олимпийский Сочи. Приводятся в порядок города, которые примут чемпионат мира по футболу. Преобразились Владивосток и остров Русский. Завершено строительство первой очереди космодрома Восточный. Спроектированный нами самолёт МС-21 совершил первый опытный полёт. Практически возведён Керченский мост. Идёт модернизация БАМа и Транссиба. Строится Центральная кольцевая дорога. Запущен Западный скоростной диаметр в Петербурге и Московское центральное кольцо. По всей стране реконструируются морские и воздушные порты.

За шесть лет мы прошли путь, на который многие страны тратили десятилетия – причём в условиях, когда на них никто не давил, когда они были в свободном, спокойном состоянии, когда никто не пытался с помощью санкций, ограничений целенаправленно замедлить их развитие. Всё это было непросто. Ещё раз хочу сказать, мы справились. В этом никто из нас и не сомневался. Именно с таким настроем наша страна вступает и в новый период своего развития. Как показали итоги выборов и в Государственную Думу в 2016 году, и особенно Президента – в 2018 году, люди поддерживают этот курс – курс на развитие России, который мы все вместе реализовывали в течение шести лет.

Показателей, которые описывают, какими темпами движется страна, в каком состоянии находится экономика, довольно много. Но есть один индикатор, который является важнейшим (если хотите, синтетическим), характеризует всю картину жизни в государстве, в нашей стране: как человек лечится и что он ест, в каком доме живёт, каким воздухом дышит, сколько денег зарабатывает. Этот индикатор – продолжительность жизни. За истекшие шесть лет она выросла на два с половиной года. Сегодня продолжительность жизни в нашей стране, если брать период, за который вообще такого рода аналитика велась, рекордная – почти 73 года. Это, правда, средние цифры, это тоже нужно понимать.

Мы преодолели порог в 70 лет, который, как считают демографы, отделяет развивающиеся страны от более развитых стран. Это качественный скачок, который позволил Президенту поставить новую цель: к концу следующего десятилетия продолжительность жизни должна составить более 80 лет.

Конечно, решающий вклад в продолжительность жизни вносит медицина.

Что можно сказать по этому поводу?

Во-первых, за шесть лет нам удалось снизить общую смертность на 6,8%. Особенно от сердечно-сосудистых заболеваний, от туберкулёза (прошу обратить внимание на эти цифры). Именно на борьбе с ними мы сосредоточились в рамках исполнения майских указов.

Была перестроена система экстренной помощи, создана сеть региональных сосудистых центров, отделений с самым современным оборудованием. Результат – за шесть лет смертность от инсультов снизилась на 20%, от инфарктов – на 17%.

Серьёзно обновлён парк скорой помощи. Только в прошлом году в регионы было поставлено почти 1,5 тыс. новых автомобилей.

Второе. За шесть лет мы добились самой низкой за всю историю страны материнской и младенческой смертности. Младенческая снизилась почти на 35%, материнская – на 36,5%.

Я думаю, все понимают, какой вклад в это внесли перинатальные центры. В них есть всё, чтобы помогать мамам, новорождённым в самых трудных, в самых тяжёлых случаях. По программе строительства перинатальных центров мы возвели 49 таких клиник. И, кстати сказать, продолжаем строить.

Мы подготовили программу по детским поликлиникам и детским поликлиническим отделениям в больницах.

Я буду и в ходе доклада вкратце отвечать на те вопросы, которые представили уважаемые фракции. Этим интересовались коллеги из «Единой России». Регионам на ближайшие три года выделяем из федерального бюджета по 10 млрд рублей в год.

В-третьих, настоящий прорыв произошёл в медицине высоких технологий. Раньше в регионах мало кому удавалось сделать высокотехно­логичную операцию. Нужно было ехать в Москву, в крупные города, а то и вообще за границу. Сейчас это можно сделать практически в любом областном центре. За шесть лет объёмы оказания высокотехнологичной медицинской помощи выросли более чем в два раза. Если в 2012 году её получали 450 тысяч человек, то в 2017 году – уже более 1 миллиона человек.

А я помню время, это было в 2006–2007 годах, когда мы только начинали национальный проект по здравоохранению, мы делали меньше 100 тыс. таких операций в год по стране. Рост десятикратный за эти десять лет. Количество медицинских организаций, где такую помощь оказывают, за это время выросло в три раза, сейчас это более 1 тыс. медицинских учреждений.

В-четвёртых. Мы принимаем меры, чтобы люди, которые живут в отда­лённых районах, тоже без проблем получали медицинскую помощь. Об этом спрашивали коллеги из ЛДПР. У нас действует отдельный приоритетный проект по развитию санитарной авиации. Мы, естественно, будем его продолжать, потому что масштабы страны диктуют необходимость развития и этого вида медицинской помощи.

Кстати, мы весьма продуктивно обсудили демографическую повестку дня в ходе моей встречи с коллегами из ЛДПР при подготовке этого отчёта.

Цифровые технологии, электронные медицинские карты, запись к врачу, телемедицина (об этом спрашивали коллеги из «Единой России») – всё это тоже помогает сделать медицину мобильной и более доступной.

В-пятых, за эти шесть лет мы изменили ситуацию на фармакологическом рынке. Мы расширяем перечень жизненно необходимых и важнейших препаратов. За последние три года в него дополнительно включено свыше 100 лекарств. Доля российских лекарств из этого перечня увеличилась с 2012 года с 63 до 84%. У нас есть необходимость сделать эту долю где-то в районе 90%, тогда мы можем считать себя абсолютно независимыми в этой сфере. Благодаря государственному регулированию цены на эти лекарства удалось удержать, а в целом ряде случаев и снизить. Чтобы в аптеках не было поддельных лекарств, к концу 2020 года все препараты будут промаркированы, чтобы каждый человек мог проверить их легальность.

Шестое. Мы начали создавать качественно новую систему социального обслуживания. Теперь социальные услуги можно получить как в государственных, так и в негосударственных организациях. Их число с 2013 года возросло с 67 до 239. Развивается волонтёрство. У нас сейчас порядка 20 тыс. таких добровольческих объединений, в которых участвует 5 миллионов человек. И этот год объявлен у нас, напомню, Годом волонтёра.

И ещё одно. Очень важно, что наши люди стали выбирать здоровый, активный образ жизни. Число людей, которые регулярно занимаются спортом, увеличилось в полтора раза и достигло 50 миллионов человек. Около 17 миллионов детей занимаются физкультурой и спортом. Во многом это, конечно, результат тех больших спортивных проектов, которые проходили и проходят в России, но не только. Параллельно со спортом высоких достижений мы развивали массовый спорт. Об этом, кстати, спрашивали разные фракции, коллеги из «Справедливой России». За шесть лет было построено и реконструировано около 43 тыс. спортивных объектов, а на сегодняшний день их у нас открыто более 300 тыс.

Всё это помогает людям жить дольше. Но мы хотим, чтобы в нашей стране рождалось больше детей, чтобы наша страна молодела. Поэтому был принят целый ряд мер по поддержке рождаемости, и только благодаря этим мерам (об этом можно уже с абсолютной уверенностью сказать) мы не скатились в очередную демографическую яму. За эти шесть лет в России родилось свыше 11,3 миллиона детей. Это на 2,6 миллиона больше (практически на треть), чем за предшествующую шестилетку. Численность населения выросла на 3,8 миллиона человек. Но сейчас родителями становятся те, кто родился в 1990-е годы. Их по известным причинам меньше. Поэтому для поддержки рождаемости по инициативе Президента принят (с вашим участием, конечно, уважаемые коллеги-депутаты) новый демографический пакет. Продлена программа материнского капитала – до конца 2021 года, предусмотрены дополнительные возможности его использования. Тем, у кого родился второй или третий ребёнок, мы субсидируем ставку по ипотеке сверх 6%. Малообеспеченные семьи теперь также получили право на ежемесячные выплаты на первого ребёнка, как родного, так и усыновлённого. Тем более что наши граждане стали гораздо активнее забирать детей из детских домов. Это действительно очень отрадный факт. У нас за шесть лет более чем в два раза сократилось число сирот, которые не устроены в семьи: почти со 120 тысяч до 51 тысячи. Это очень хорошие показатели, надеюсь, что эта цифра будет и дальше меняться.

Конечно, когда люди собираются стать родителями, они прежде всего задумываются, на что они будут растить ребёнка. Мы хорошо понимаем, что бедность остаётся острейшей проблемой в стране, наверное, самой большой. Но то, что удалось сделать за эти три года, к сожалению, недостаточно, чтобы её победить. Меры принимались и будут приниматься. Мы сделали серьёзные шаги, повысили МРОТ до прожиточного минимума – впервые в истории современной России. С 2013 года он вырос почти в два раза, как известно, с 1 мая составит 11 163 рубля. Это коснётся более 3 миллионов человек, причём половина из них работает в бюджетной сфере. Коллеги из «Единой России» спрашивали, найдут ли регионы деньги на повышение зарплат (там действительно всегда ситуация не самая лёгкая, с учётом увеличения МРОТ). Хочу прямо сказать: мы им поддержку обязательно окажем. Уже сейчас мы выделили им на эти цели из резервного фонда Правительства 36 млрд рублей.

Рост минимального размера оплаты труда – это, соответственно, меньше разница между зарплатами в разных регионах. Это скажется на развитии спроса, тем более что инфляция у нас очень низкая теперь, это минимальные показатели за всё время. Но есть люди, которые не в состоянии в полном объёме обеспечить себя. Мы им обязаны помогать. Те, чей доход не дотягивает до прожиточного минимума (это пенсионеры, инвалиды, ветераны, ряд многодетных семей), получают доплату в виде различных пособий и выплат. Мы надеемся, что эта доплата будет становиться всё более адресной и более ощутимой.

Ключевой для нас и объективно одной из самых сложных задач в эти годы стало повышение зарплат в бюджетной сфере. Мы им занимались практически каждый день, начиная с выхода известных указов от 7 мая 2012 года. В рамках этих указов нам пришлось работать, но совершенно в других экономических условиях, чем те, которые были в 2012 году. В разных регионах повышение зарплат достигалось разными темпами. Но зарплаты учителей, медицинских работников, преподавателей вузов и работников культуры, педагогических работников детских садов и социальных работников вышли на заданные в майских указах показатели.

В этом году мы продолжаем повышать зарплаты бюджетникам. Это уровень жизни миллионов людей – врачей, учителей, тех, кто воспитывает детей, ухаживает за пожилыми людьми, преподаёт в университетах, занят в культуре и науке. Кто делает важнейшую работу для нашей страны. Качество медицинской, социальной помощи и образования действительно становится одной из главных сфер государственного внимания.

Если раньше считалось, что работа является делом всей жизни любого человека, то сейчас совершенно очевидно, что это не совсем так. Учёба становится делом всей жизни. Информация в современной жизни, в цифровую эпоху очень быстро устаревает. Наша задача – сформировать у всех поколений умение и желание постоянно учиться и меняться. В том числе делая непрерывным само образование. Причём начинать надо с самого раннего возраста. Для этого нужны современные учебные заведения, где содержание учебного процесса и всё, что с этим связано, будет мотивировать человека к учёбе.

Напомню, у нас были очень большие проблемы с детскими садами. В 2012 году была одна ситуация. С тех пор мы открыли более 5,7 тыс. новых детских садов и создали более 1,5 млн дополнительных мест. Практически ликвидировали очереди в детские дошкольные учреждения для детей в возрасте от трёх до семи лет. Это была масштабная работа. Для этого потребовалось только бюджетных денег более 130 млрд рублей. И, пользуясь этой возможностью, я ещё раз хотел бы искренне поблагодарить всех коллег-депутатов за поддержку этого проекта.

Теперь мы решаем эту же задачу для детей до трёх лет. Коллеги-депутаты из «Единой России» интересовались этим вопросом. Сразу скажу, мы делаем всё, чтобы родители уже к 2021 году могли отдать ребёнка в ясли, если они этого захотят. Софинансируем расходы регионов, которые являются ответственными за эту тему. Речь идёт о практически 50 млрд субсидий в этом и следующем году. За прошедший год у нас появилось более 100 тыс. дополнительных мест в детских садах, в том числе для самых маленьких детей.

Но к тому времени, когда дети подрастают, их должна ждать принципиально новая школа. Теперь обновление содержания учебных программ идёт с учётом новейших научных достижений в образовании. Дети живут уже в мире цифровых технологий. За несколько лет мы проектируем и строим школы нового формата. На эти цели в 2016–2017 годах выделено более 50 млрд рублей. 146 школ уже открыли свои двери, из них 83 – в прошлом году. Для детей, которые живут вдалеке от школ (у нас страна очень большая, и эта проблема часто встречается), мы закупали и закупаем автобусы по просьбе регионов, хотя это их полномочия. 12 тыс. за последние семь лет было приобретено, из них 1,5 тыс. – в прошлом году.

Но сегодня знаний одной лишь школьной программы, конечно, недостаточно. Мы развиваем и дополнительное образование по всем направлениям: и по гуманитарным наукам, по техническим, по естественно-научному. Почти в половине регионов появились технопарки «Кванториум». Там дети на новейшем оборудовании занимаются робототехникой, промышленным дизайном, знакомятся с нано- и биотехнологиями.

И даже отдых в летних лагерях становится интереснее, именно потому, что он позволяет детям развиваться. Такие лагеря, как «Артек», «Орлёнок», «Сириус», – отличный пример новой модели детского отдыха. А для молодых людей постарше мы регулярно проводим форумы: «Территория смыслов на Клязьме», «Таврида», «Балтийский Артек», «Арктика. Сделано в России». Только в прошлом году в различных форумах приняли участие более 370 тысяч человек.

Д.Медведев: «Для тех, кто лучше хочет узнать нашу страну, мы строим туристическую инфраструктуру. В рамках ФЦП запустили инвестиционные проекты более чем на 100 млрд рублей. В результате в 35 регионах страны формируются 45 туристических кластеров. Турпоток в 2017 году, по предварительным данным, превысил 56,5 млн поездок».

Развиваются и цифровые формы образования. Создана цифровая платформа для всех уровней обучения, в том числе профессионального. Уже в этом году онлайн-курсы пройдут более 1,5 миллиона человек. Конечно, они позволяют выявлять наиболее талантливых подростков из регионов.

Шесть лет назад мы поставили перед собой цель: к 2020 году не менее пяти российских вузов должны входить в первую сотню ведущих мировых университетов. Это очень сложная задача, потому что конкуренция в образовательном мире очень острая. На эти цели было направлено более 50 млрд рублей. Из них 10,5 млрд – в прошлом году. И сейчас в топ-100 различных мировых рейтингов – 11 наших университетов. Ещё 17 вошли в топ-200. Но эта работа должна быть продолжена.

Мы активно участвуем в движении WorldSkills, чтобы популяризировать среднее профессиональное образование.

Образование – это не только знания из учебника, лекции преподавателя. У каждого человека должна быть возможность самому смотреть, как живёт страна, путешествовать, знакомиться с искусством. Мы помогаем крупным культурным проектам и фестивалям, таким как «Золотая маска», где представлены спектакли практически из всех регионов, Чеховский, Пасхальный фестивали и другие. Развиваются гастрольные программы. Количество выставочных проектов с 2012 года увеличилось почти наполовину, посетителей музеев – практически больше чем на треть.

В сёлах и малых городах вновь заработали дома культуры, что особенно отрадно, потому что там было всё очень тяжело. Возрождаются муниципальные театры, открываются кинозалы. Мы начали возрождать и детские театры, которые долгое время практически были забыты.

В прокат выходят новые российские фильмы. Прошлогодние кассовые сборы от них впервые за долгое время превысили 13 млрд рублей – это почти четверть кассовых сборов со всех фильмов, а вы понимаете, насколько жёсткой является конкуренция в мире кинематографа.

Для тех, кто лучше хочет узнать нашу страну, мы строим туристическую инфраструктуру. В рамках ФЦП запустили инвестиционные проекты более чем на 100 млрд рублей. В результате в 35 регионах страны формируются 45 туристических кластеров. Сейчас, кстати, один рубль, который мы вкладываем в туризм, даёт нам пять рублей прибыли. Турпоток в 2017 году, по предварительным данным, превысил 56,5 млн поездок. И внутренние авиаперевозки (это, естественно, эффект развития туризма в том числе) в 2017 году оказались почти в два раза выше уровня 2011 года.

Но строим мы не только туристическую инфраструктуру. Конечно, основные наши усилия сосредоточены на строительстве жилья. Это действительно важнейшая задача. 2015 год, напомню, вообще стал пиковым – более 85 млн кв. м. Напомню, что в РСФСР, которая тоже активно строила, в рекордном 1987 году было 72,8 млн кв. м.

Когда начинался кризис, некоторые эксперты вообще предрекали нам обрушение жилищного рынка. Да, к сожалению, в 2014–2015 годах многие проекты остановились, к части из них приступали с опаской. В итоге в прошлом году ввод жилья немного снизился. Но он всё равно остаётся на очень высоком уровне – 78,6 млн кв. м.

Ни в один другой период в нашей стране ставки по ипотеке не были такими низкими – они сейчас меньше 10%. В прошлом году более 1 миллиона семей взяли около 2 трлн рублей на приобретение жилья. Сейчас примерно каждая третья семья может позволить себе взять ипотечный кредит, и, конечно, нужно сделать всё, чтобы количество таких семей расширялось. Выдача новых кредитов за январь – февраль почти удвоилась. Всё это стало возможным благодаря запуску в марте 2015 года программы субсидирования процентных ставок по ипотечным кредитам. В результате почти 40% займов было выдано именно в рамках этой государственной программы. Это позволило и дома достроить, начатые в период высокого спроса, и запустить новые проекты.

В целом строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний. По сути, мы провели реформу института саморегулирования. На смену «коммерциализированным» допускам к строительству пришёл гораздо более прозрачный принцип. Чтобы работать в качестве генподрядчика на строительном рынке, нужно быть членом саморегулируемой организации, соответствовать определённым требованиям и внести взнос в компенсационный фонд возмещения вреда. Главное, что мы реализуем на практике принцип финансовой ответственности саморегулируемых организаций за своих участников.

Мы также провели подробный анализ ситуации с обманутыми дольщиками. Напомню, что в октябре 2017 года заработал государственный компенсационный фонд. Сейчас реализуется «дорожная карта» по переходу на новые формы финансирования жилищного строительства. Цель – перенести строительные риски с будущих жильцов на профессиональных участников, а это застройщики и банки.

Одновременно со строительством нам приходится решать другие непростые задачи. К примеру, расселение аварийного жилья, которое было признано таковым до 1 января 2012 года. Эта программа беспрецедентна по масштабам, она не имеет аналогов. Она должна завершиться в ближайшие месяцы. Полностью свой аварийный фонд, напомню, расселил 71 регион, ещё 12 завершают этот процесс (по тому состоянию, которое было выбрано за точку отсчёта). Хочу сообщить, в том числе и фракции «Единой России», которая этот вопрос задавала: по состоянию на 1 марта в новые квартиры переехало 678 тысяч человек, расселено 10,5 млн кв. м такого жилья. Фактически с нуля был построен город величиной, например, с Ижевск или Барнаул.

Для системного решения проблемы мы сейчас создаём постоянный механизм расселения аварийного жилья. Соответствующий законопроект будет внесён в Государственную Думу.

Для того чтобы не допустить появления нового ветхого жилья, мы начали не менее амбициозную программу по капитальному ремонту. За четыре года отремонтировано более 400 млн кв. м, то есть в порядок приведён каждый шестой многоквартирный дом, который внесён в программу капитального ремонта.

Для сравнения: в 2014 году собиралось только 65% взносов на квартирную плату, за коммунальные услуги, в прошлом году – более 92%. Это осознание ответственности людей за своё имущество, свою собственность. И это итог развития за шесть лет. Мы создали систему, когда главными в управлении многоквартирными домами становятся люди, а не управляющие компании.

Удалось на 60% снизить аварийность в сетях теплоснабжения и почти в два раза – в сетях водоснабжения, в том числе благодаря тому, что была создана система привлечения частных инвестиций в сферу жилищно-коммунального хозяйства. Инвестиционные обязательства, которые взяли на себя концессионеры, превышают 250 млрд рублей в этой сфере.

Развитие жилищного строительства и коммунального хозяйства мы видим как пазлы общей картины городской среды. Сейчас 77% жилого фонда в России – это однообразные микрорайоны (так они застраивались) с весьма плотной застройкой и далеко не всегда развитой городской инфраструктурой. И здесь наша задача – обновить общественные пространства, создать новые места для отдыха и развития людей.

Напомню, в прошлом году с вашей поддержкой мы запустили по всей России программы благоустройства дворов, улиц, площадей, набережных, парков. Всего за год было оборудовано свыше 20 тыс. дворов и 200 парков. 20 тыс. – это уже, конечно, хорошая цифра.

Для экономии денег сформирован реестр лучшей проектной документации, это своего рода банк идей для застройщиков. Другой способ сократить стоимость государственных и муниципальных строек заключается в применении реальных, без учёта предложений всяких посредников, цен на современные технологии и материалы. Государственная информационная система, посвящённая этим вопросам, уже работает.

Особое внимание мы уделяем снятию административных барьеров в строительстве и в сфере предоставления земель под дороги, инженерные сети и другую инфраструктуру. Создаются прозрачные механизмы регулирования и контроля застройки. Сегодня в Государственной Думе на рассмотрении находится пакет правительственных законопроектов, которые посвящены решению этих важнейших вопросов. Просил бы вас, уважаемые депутаты, принять эти законопроекты в весеннюю сессию.

Очевидно, что никакое благоустройство невозможно без нормальных дорог. Начали мы с крупнейших городов, запустив соответствующий приоритетный проект, потому что именно там основная нагрузка на дороги. В итоге с опорой на самые современные технологии отремонтировано более половины дорог федерального значения – 26 тыс. км. Об этом спрашивали коллеги из ЛДПР. Уже в прошлом году нам удалось сократить число аварийно-опасных участков по отношению к уровню 2016 года. Это тысячи спасённых жизней.

Уважаемые коллеги! Всё, что было сделано за шесть лет в строительстве, в социальной сфере, в ряде других направлений, – это наше совместное достижение. И мы в Правительстве чувствовали поддержку Государственной Думы, а когда это требовалось – и вполне серьёзную конструктивную критику тех или иных решений. Конечно, мы уважали ваше стремление сделать ещё больше. Кто из нас этого не хочет? Ценили ваше понимание условий, в которых нам приходилось работать. Вашу готовность находить баланс между желанием добиться мгновенного результата и реальными возможностями государства. А они были не так велики, как бы нам всем хотелось. Я предлагаю ещё раз к этому обратиться, чтобы это осталось сегодня в нашем общении в рамках доклада.

2012 год. Мир ещё не вышел из тяжелейшего финансово-экономического кризиса 2008–2009 годов. Все страны вместе искали эффективные решения, договаривались, пытались сделать мировую систему более устойчивой и справедливой.

Россия не допустила обвала ни в своей экономике в целом, ни в социальной сфере. Начала уверенно двигаться вперёд. Напомню, что ВВП в 2012 году неплохо рос.

В 2014 году цены на нефть упали вдвое. Так же резко сжались доходы бюджета. Сложилась сложная ситуация на биржах. Двузначный рост цен образовался. По итогам 2014 года инфляция составила около 11%. Плюс к этому – закрытые, причём одномоментно, главные международные рынки капиталов и технологий. Самые мрачные прогнозы западных аналитиков: буквально с минуты на минуту российская экономика должна рухнуть, а большинство предприятий и банков – разориться.

Благодаря точечным антикризисным мерам мы не только удержали ситуацию и адаптировали реальный сектор и финансовую систему к новым условиям. Самое главное – я хотел бы ещё раз об этом сказать – мы поддержали людей и наиболее уязвимые территории, отрасли и предприятия. Буквально каждую неделю я и мои коллеги проводили антикризисные совещания и принимали точечные решения, кому конкретно помогать. Это, может быть, в обычных условиях и не самый правильный метод управления экономикой, но в тех условиях это было абсолютно необходимо. В результате этой поддержки по итогам прошлого года безработица составила 5,2%. В феврале текущего года – 5%. Но напомню, что ещё в 2009 году она превышала 8%.

Мы провели докапитализацию банков, чтобы в кризис люди не потеряли свои деньги, финансовая система работала устойчиво. Причём сделали это аккуратно, не раскручивая инфляцию.

Ещё пару лет назад всегда во время отчёта задавался вопрос, что мы делаем, чтобы сдержать рост цен. Это было вполне понятно. Очень важно, что по итогам прошлого года цены выросли на 2,5%. В этом году (в период с января по март) инфляция пока чуть выше 2%.

А ведь низкая инфляция – это не только стабильные цены в магазинах. Это ещё и доступные кредиты, дешёвая ипотека, возможность открыть своё дело.

В общем и целом я считаю, что мы достойно прошли этот тяжёлый и ответственный период, который стал по-настоящему стресс-тестом для всего государства – не только для банков, предприятий, а вообще для всего государства. Сформировали стабильную макроэкономическую среду. Причём сделали это так, как и обещали – без изменения налоговой нагрузки. А за счёт того, что оперативно настроили бюджетную систему применительно к новым условиям, улучшили администрирование и оптимизировали государственные расходы.

Скорректировали мы и бюджетный процесс в соответствии с проектным подходом. В середине 2016 года начали работу по 11 стратегическим направлениям развития. Поставили понятные и чёткие цели: строительство жилья и школ, обустройство дорог, развитие ипотеки, арендного жилья, расширение несырьевого экспорта. Часть из них я уже сегодня упоминал.

В целом за шесть лет валовой внутренний продукт вырос на 5%. И даже в два самых тяжёлых, кризисных года совокупные потери валового внутреннего продукта не превысили 3%. Это гораздо меньше, чем потери, которые были на предыдущем витке кризиса, когда наша экономика потеряла почти 8%. Это означает, что мы научились работать и в кризисных условиях.

Сейчас экономика показывает рост – по итогам прошлого года приблизительно 1,5%. Конечно, эти цифры, хотя и со знаком «плюс», не очень большие – мы все это понимаем, но они говорят о качественных изменениях, которых удалось добиться. Сегодня наша экономика гораздо меньше зависит от внешних условий. Она гораздо более современная и конкурентоспособная и может стабильно развиваться даже при относительно низких ценах на нефть, опираясь прежде всего на собственные источники. Экономику сегодня толкают вперёд не только сырьевые, но и другие отрасли: я имею в виду химическую промышленность, сельское хозяйство, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение, уже упомянутое жилищное строительство, фармацевтику, IT-отрасль.

Ещё одна тема, о которой хотел бы сказать. Наша экономика готовится к ответам на глобальные технологические вызовы. Современный мир – это мир новых идей, новых технологий. И в этом мире позиции страны определяются способностью генерировать инновации. Мы практически во всех отраслях создаём информационную инфраструктуру, которая станет основой перехода на цифровые технологии, стараемся сформировать благоприятную среду для появления новых высокотехнологичных компаний и продуктов. Все эти направления предусмотрены новой программой «Цифровая экономика», которая была принята в прошлом году. Параллельно мы выстраиваем инфраструктуру поддержки инновационной деятельности. За счёт различных институтов мы поддержали практически 6 тыс. стартапов во всех сферах. И эта работа идёт на разных площадках. Только в «Сколково» суммарная выручка от стартапов превысила 150 млрд рублей. Реализуется Национальная технологическая инициатива. Она создаёт условия для выхода на рынок принципиально новых товаров. Через различные механизмы поддержку получают более 500 проектов.

Безусловно, технологические прорывы невозможны без достижений фундаментальной науки. В 2016 году Президент утвердил Стратегию научно-технологического развития страны. Академия наук всё активнее участвует в реализации общегосударственных задач, в поиске ответов на так называемые большие вызовы – это и искусственный интеллект, и цифровизация, медицина, биотехнология, энергетика, новые материалы и целый ряд других направлений.

Важно, что мы перестали терять научные кадры. В 2014 году впервые общая численность исследователей не сократилась, а увеличилась. И отрадно, что в эту сферу идёт всё больше перспективной молодёжи. По мере бюджетных возможностей, конечно, мы стараемся увеличивать ассигнования в гражданскую науку. В 2017 году её финансирование составило 336 млрд рублей, что на 20% больше, чем в 2016 году. Очень важно, что за эти шесть лет в новые технологии поверил бизнес. У нас возник слой динамичных частных компаний, которые активно применяют инновационные подходы и растут быстрее других. Безусловно, наша задача – чтобы таких компаний было больше во всех сферах. С приходом новых технологий в традиционные отрасли они начинают расти быстрее.

Но того факта, что наша промышленность выстояла, не рухнула на пике кризиса 2014–2015 годов, конечно, недостаточно. Эту задачу мы уже решили и постепенно перешли от оперативных антикризисных действий к мерам долгосрочного характера: от адресной, в том числе веерной, помощи всем – к стратегиям по конкретным секторам.

Сегодня наша цель – создать новую конкурентоспособную промышленность. Поэтому одна из наших долгосрочных задач – это разумное замещение промышленного импорта на конкурентоспособную российскую продукцию. Добавлю, что речь идёт не о тотальном вытеснении всего импорта (это было бы странным), а только о тех позициях и секторах, где зависимость приобрела критический характер. Таких достаточно, к сожалению.

В общей сложности у нас реализуется 24 отраслевых и 78 региональных планов импортозамещения. Мы настраиваем на решение этой задачи систему государственных закупок, закупок госкомпаний. Эффективно работает и Фонд развития промышленности. Завтра я буду проводить очередное совещание, посвящённое импортозамещению.

По большинству отраслей целевые показатели, которые мы закладывали в планы импортозамещения, достигнуты. Но это не означает, что сделано абсолютно всё. Есть отрасли, где мы видим наибольший эффект (и мне ещё раз об этом хотелось бы сказать, потому что это важные и наши совместные с вами, уважаемые коллеги, достижения), я имею в виду фармацевтику, транспорт, нефтегазовое машиностроение. В этих отраслях доля отечественной продукции выросла более чем на 10% (в некоторых случаях на 20 и даже больше). Выше плановых значений идут также медицинская промышленность, лесная и деревообрабатывающая промышленность, автомобилестроение и радиоэлектроника.

За период 2014–2017 годов доля российской продукции в общем объёме закупок государственных компаний топливно-энергетического комплекса выросла с 50% с небольшим до 85% и даже 95%. Это очень важно, потому что наши крупнейшие компании зачастую покупали иностранную продукцию, а сейчас они практически в полном объёме сориентированы на нашу промышленность.

Но мы фокусируемся, конечно, не только на внутреннем рынке. Мы занимаемся продвижением нашей промышленной продукции на внешних рынках. Для координации этой работы выделено отдельное направление стратегического развития – «Международная кооперация и экспорт». Работает Российский экспортный центр. По четырём пилотным отраслям утверждены экспортно ориентированные стратегии – по сельхозмашиностроению, автопрому, железнодорожному машиностроению и гражданскому авиастроению.

Эти меры дают некоторые первые результаты. Общий рост несырьевого неэнергетического экспорта оценивается в 2017 году в 22% с лишним, то есть больше чем на пятую часть наш несырьевой экспорт уже вырос.

Никакой экспорт не будет востребован без технологического перевооружения промышленности. Мы ориентируем систему государственной поддержки, требования технического регулирования таким образом, чтобы предприятия постепенно переходили на самые современные технологии.

Чтобы бизнес активнее занимался реконструкцией предприятий, был принят закон о переходе на принцип наилучших доступных технологий, и этот закон сейчас реализуется.

Ликвидация экологического ущерба также должна стать самостоятельной отраслью, которая генерирует спрос на перспективные технологии и оборудование. Тем более что целый ряд проблем здесь, включая расчистку свалок, стал одной из самых важных и серьёзных тем для обсуждения.

Начиная с 2012 года мы активно занимаемся ликвидацией экологически опасных объектов, которые достались нам ещё с советских времён: это брошенные предприятия, полигоны промышленных отходов. Реализовано 30 проектов по ликвидации экологического ущерба. И конечно, эта работа должна быть продолжена, причём по всей территории страны.

Инициирована программа развития возобновляемой энергетики. Построено 22 объекта и создано высокотехнологичное производство основного оборудования для солнечных электростанций.

Несколько цифр по ряду ключевых отраслей. Вопросы по их развитию есть у всех фракций, я постараюсь ответить на эти вопросы.

Автомобилестроение. За прошлый год производство всех видов автомобилей выросло почти на 20%. Экспорт в 2017 году вырос на 30% (включая автокомпоненты). Доля автомобилей российского производства (включая мировые бренды) на внутреннем рынке достигла 85%.

В сельхозмашиностроении производство за шесть лет выросло (в денежном измерении) в три раза, в прошлом году – почти на 20%. Доля российской продукции составила 56%. Экспорт вырос на 16%. Сработали меры поддержки аграриев, которые приобретают нашу технику со скидкой. Если в 2016 году в серийное производство поступили 75 новых моделей техники, то в 2017 году это число выросло в два раза – до 150 новых машин, я имею в виду модели.

Железнодорожное машиностроение. За три года производство грузовых вагонов выросло почти в два раза. Свою роль сыграли меры, которые простимулировали транспортные компании заняться обновлением грузового вагонного парка, а также меры по поддержке экспорта. В 2017 году экспорт грузовых вагонов вырос почти на 60%.

Химическая промышленность. За шесть лет прирост производства составил почти 30%.

Фармацевтика. Прирост производства за шесть лет составил 70,5%. Мы поддержали производство лекарств, о чём я уже говорил, которые включены в перечень жизненно необходимых.

Весьма интенсивно развивалась IT-отрасль. За последний год объём цифровой экономики оценивается в 5% ВВП. Это уже значимые цифры. При этом электронная торговля увеличилась на 21%. Инфраструктура цифровой экономики, включая программное обеспечение, выросла на 32%.

Интернетом в России сегодня пользуется свыше 87 миллионов человек, его охват составляет 72,5%. Россия занимает 2-е место в мире по доступности услуг сотовой связи по уровню тарифов и 10-е место по доступности услуг широкополосного доступа в интернет также по уровню тарифов. И работу эту, конечно, мы продолжим. Мы усилили свою позицию в сфере кибербезопасности. С нуля была построена национальная платёжная система «Мир».

Но, конечно, не все отрасли росли равномерно. Например, металлурги сталкиваются с политически мотивированными решениями, когда для них закрывают рынки сбыта. Тем не менее отрасль существенно обновила фонды, освоила производство новой продукции.

Инвестируя в перерабатывающие отрасли, мы не можем забывать о добывающих. В топливно-энергетическом комплексе нам удаётся удерживать лидирующие позиции. В 2017 году Россия сохранила за собой первое место по экспорту газа. Второе – по экспорту нефти. Третье – по экспорту угля.

За шесть лет экспорт газа (включая сжиженный природный газ) вырос на 20%. За этот период глубина переработки нефти увеличилась на 10%.

В оборонно-промышленном комплексе мы решали сразу несколько задач. Ключевая – повышение боеспособности Вооружённых Сил. Здесь усилия были сосредоточены на выпуске высокотехнологичной продукции, принципиально новых образцов стратегического вооружения. О них подробно рассказал Президент в Послании Федеральному Собранию.

В то же время налаживалось и производство обычных вооружений. Система гособоронзаказа стала более чёткой и эффективной. За шесть лет его исполнение существенно улучшилось. Раньше он выполнялся примерно на 80%, сейчас – стабильно на 97%. За эти годы в войска поступило более 58 тыс. единиц различных систем и комплексов, это позволило модернизировать 800 воинских частей и подразделений.

Мы сохраняем лидирующие позиции на международном рынке вооружений. В 2012 году объём экспорта был в районе 14 млрд долларов. Все последующие годы находился на уровне 15 млрд долларов. Даже в условиях санкций портфель заказов не опускался ниже 45 млрд долларов. География военно-технического сотрудничества постоянно растёт. Сегодня среди партнёров России – больше 100 государств.

Важное направление нашей работы – диверсификация оборонно-промышленного комплекса. При помощи госпрограмм мы провели масштабную модернизацию оборонных предприятий и теперь используем этот потенциал для увеличения доли гражданской продукции. В числе приоритетов – гражданская авиация. Проектируются и строятся самолёты и вертолёты, двигатели для них. И конечно, эта задача будет решена.

Мы обеспечили России независимый доступ в космическое пространство. Была построена первая очередь космодрома Восточный. Произошёл первый, исторический пуск ракеты-носителя с тремя спутниками в апреле 2016 года. Сейчас начинается строительство второго стартового стола. Здесь не всё проходило гладко, вы знаете. Этими вопросами интересовались депутаты из разных фракций. Конечно, мы занимаемся анализом возникающих проблем. Обязательно должны быть найдены причины и сделано всё, чтобы эту ситуацию исправить.

Несмотря на различные проблемы, космодром Восточный ещё раз подтвердил, что Россия входила, входит и будет входить в элиту стран, которые осваивают космос.

Более подробно о сельском хозяйстве. Российский аграрно-промышленный комплекс – это действительно наша гордость. В 2017 году прирост производства продукции сельского хозяйства по отношению к 2012 году составил более 20% в хозяйствах всех категорий. Мы успешно снизили зависимость нашего внутреннего рынка от импорта и собираем рекордные урожаи. В этом году урожай зерновых составил более 135 млн т. Я в канун нашей встречи встречался с представителями фракции КПРФ, мы подробно обсуждали вопросы развития сельского хозяйства. Был сформулирован ряд предложений. Этот бурный рост – результат небывалой ранее государственной поддержки аграрно-промышленного комплекса, того внимания, которое мы все вместе ему уделяли. За шесть лет из федерального бюджета туда направлено более 1,2 трлн рублей. Мы дали аграриям доступ к льготным кредитам по ставке до 5%. У регионов появилась возможность через единую субсидию самим определять приоритетные направления поддержки АПК. Кроме того, мы увеличили размер грантов для фермеров.

Но помогать нужно не только деньгами. Сельхозпроизводителям нужна была земля. Мы скорректировали законодательство с вашей помощью, и в прошлом году впервые за 15 лет посевная площадь превысила 80 млн га.

Чтобы повысить урожайность, аграриям нужны качественные семена. В прошлом году было отобрано 13 инвестиционных проектов по созданию селекционно-семеноводческих центров, которые получают государственную поддержку. Эту тему затрагивали коллеги из ЛДПР.

Ещё одна мера государственной поддержки – гибкая тарифная политика. Осенью мы собрали такой большой урожай зерновых, что было сложно возить по железной дороге, поэтому был введён льготный тариф на перевозку зерна. Мы также строим новые терминалы в портах, создаём сеть оптово-распределительных центров. Эти центры нужны сельхозпроизводителям уже сейчас. География нашего экспорта расширяется, мы выходим на новые рынки, в том числе в Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке. В прошлом году экспорт сельхозпродукции и продовольствия составил более 20 млрд долларов. Это хорошее достижение.

На примере сельского хозяйства мы видим, как инвестиции в отрасль превращаются в цифры роста, причём речь идёт не только о государственных, но и о частных деньгах. Бизнес не должен бояться вкладывать средства, поэтому одной из ключевых задач в истекший период было формирование более привлекательной деловой среды. Напомню, что мы стартовали с весьма низкого уровня. В 2012 году Россия занимала 120-е место в рейтинге Doing Business, причём это достаточно спокойный, благополучный год был. Тогда нашими ближайшими соседями по рейтингу были такие страны, как Кабо-Верде и Коста-Рика. Нельзя сказать, что за шесть лет мы добились идеальных условий, это было бы преувеличением. Проблем ещё хватает. Но мы поднялись в рейтинге на 85 позиций и заняли 35-е место. Ни одна страна так быстро по этому рейтингу не двигалась. Теперь мы находимся рядом с Японией в этом рейтинге, и есть все предпосылки, чтобы двигаться вперёд и дальше.

Конечно, сами по себе подобные рейтинги – лишь индикатор. Тем не менее интерес инвесторов мы видели и по динамике прямых иностранных инвестиций, даже несмотря на введённые санкции. Этот интерес мы активно поддерживали все шесть лет, развивали финансовый рынок, создавали ключевую инфраструктуру. У нас появились единый мегарегулятор на базе Банка России, центральный депозитарий. Также были созданы особые налоговые механизмы, чтобы поддержать интерес к новым проектам на территории России. Специальные соглашения и контракты, которые инвесторы могли бы заключить как с центром, так и с регионами. Особые условия в рамках отдельных территорий. Снижение или обнуление налогов для новых промышленных площадок. А совсем недавно введена возможность предоставления инвесторам права на инвестиционный налоговый вычет, который позволяет уменьшить налоговые обязательства инвестора на 90% расходов на приобретение или реконструкцию основных фондов. Сейчас деньги инвесторов идут на установку нового оборудования, внедрение современных технологий, привлечение и создание собственных ноу-хау.

Шесть лет назад был создан Российский фонд прямых инвестиций, который вместе со своими партнёрами развивает нашу экономику. Этот фонд и его соинвесторы вложили более 1,2 трлн рублей в российские компании, сфокусировавшись в том числе на проектах в области инфраструктуры и технологий.

Сами представители бизнеса активно помогали в улучшении бизнес-климата. Вместе с Агентством стратегических инициатив с 2012 года прорабатывались «дорожные карты», были упрощены или ускорены многие процедуры, которые имеют значение при старте и ведении нового проекта.

Особое внимание в рамках работы по улучшению инвестклимата должно быть уделено малому и среднему бизнесу – это так и происходило. Коллеги из Коммунистической партии интересовались вопросами поддержки этого сектора. Мы приняли большой пакет решений – от создания профильной Корпорации МСП и инфраструктурных решений до налоговых льгот и особых условий кредитования. Статистика показывает, что эти решения принесли неплохой результат – за шесть лет количество малых и средних предприятий увеличилось приблизительно на треть и в начале этого года превысило 6 млн. Вклад этого сектора также вырос – до 22,3%. Но понятно, что это ещё не та цифра, которую все мы хотели бы видеть.

Расширяется доступ малого и среднего бизнеса к деньгам. Ставки по кредитам снижаются не только из-за низкой инфляции, но и благодаря развитию Национальной гарантийной системы и субсидированию кредитов МСП. Сейчас небольшие предприятия могут привлекать кредиты по ставке не выше 6,5%.

Общий уровень финансовой поддержки малых и средних предприятий в 2017 году составил почти 234 млрд рублей. Это качественно новый уровень. Создан гарантированный рынок сбыта для малых и средних предприятий – это закупки крупнейших заказчиков.

Что касается поддержки так называемых микропредприятий, чем интересовались коллеги из «Справедливой России», по нашему законодательству они относятся к категории малых предприятий. Это основа сектора МСП – порядка 95% общего числа предприятий. Так что все решения, о которых я говорил, касаются и микропредприятий.

Важным элементом работы по улучшению инвестиционного климата стало повышение открытости в работе Правительства, формирование системы обратной связи. Для этого мы создали систему предварительного обсуждения проектов и решений. При министерствах появились активные общественные советы. Экспертный совет при Правительстве стал неотъемлемым элементом работы кабинета министров в текущий период.

Радикально повысилась и прозрачность бюджета. Сегодня наша страна входит в топ-15 стран по этому показателю. При крупнейших естественных монополиях созданы советы потребителей. Без учёта их позиции не принимаются важнейшие тарифные и инвестиционные решения. Крупные инвестиционные проекты государственных компаний проходят публичный, технологический и ценовой аудит.

Начата реформа контрольно-надзорной деятельности. Подготовлен законопроект, который прошёл первое чтение в Государственной Думе. По сути, это новая система государственного контроля. Многие годы этот контроль был достаточно отсталым, малоэффективным, затратным. В отдельных случаях – просто формальным.

Нам нужна современная, гибкая система контроля и надзора. Но главное, чтобы она была стопроцентно надёжной. Цель начатой программы – кардинально повысить безопасность людей, снизить число смертельных случаев, заболеваний, отравлений. И снизить материальный ущерб.

Законодательно утверждено использование проверочных листов, создан Единый реестр проверок.

Отношение бизнеса к государственному контролю тоже постепенно меняется, но очевидно, что необходимо и встречное движение. Бизнес должен в полной мере осознавать и нести ответственность в вопросах безопасности людей. Чтобы трагедия Кемерова, которая стала действительно трагедией всей страны, никогда не повторилась.

Надо провести консультации с объединениями предпринимателей, продумать дополнительные шаги, чтобы без изменения решений по снижению административной нагрузки на бизнес безопасность была полностью гарантирована. И в каждом конкретном случае нужно учитывать специфику, степень и вероятность возникновения рисков.

Настоящий прорыв произошёл в сфере оказания государственных услуг. Я имею в виду многофункциональные центры. Благодаря им поменялась практика общения людей с государством. Теперь почти каждый житель страны в «едином окне» за один запрос может получить около 30 видов государственных услуг и порядка 150 муниципальных. Не нужно бегать за справками по инстанциям, стоять в многочасовых очередях, общаться с посредниками.

К 1 марта 2018 года у нас открыто почти 3 тыс. таких центров. Доля граждан, которые теперь могут пользоваться их услугами, достигла 96%. Это очень хороший результат, и все признают, что эти новации действительно облегчают жизнь большому количеству людей. Напомню, что на 1 января 2013 года было всего 12% людей, которые могли пользоваться этими услугами. Центры продолжают открываться. Мы передаём им всё больше полномочий. И этот проект оказался настолько удачным, что и для бизнеса, для ведения предпринимательской деятельности такие центры начали предоставлять услуги.

Уважаемые коллеги, когда мы говорим о наших достижениях и проблемах, конечно, речь должна идти не только о Москве, Петербурге, крупных городах, должна идти обо всей стране. Важно, чтобы эти перемены ощущались в каждом доме. Чтобы каждый человек видел: построен новый микрорайон, открылось предприятие, разбит парк, появился аэропорт – на всей территории страны, от Калининграда до Дальнего Востока, Крайнего Севера. Кстати, перед отчётом мы встречались с коллегами из «Справедливой России», обсуждали, в каких нелёгких климатических условиях у нас люди живут на Севере. Решение любых вопросов там требует особого подхода. Конечно, Север должен и дальше находиться в постоянном фокусе внимания Правительства, чтобы он не просто сохранился, но и развивался.

В последние годы мы пересмотрели подход к пространственному развитию. Его смысл не в том, чтобы все возможности в рамках нашей огромной страны были одинаковыми, это малореально, а в том, чтобы эти возможности были созданы. Несколько лет мы проводили анализ. Результаты этой работы будут положены в основу Стратегии пространственного развития.

Конечно, мы понимаем, что многим регионам непросто. Перед ними стоят задачи повышать зарплаты, пенсии, создавать рабочие места. В значительной части регионов эти проблемы решены, но обратной стороной стала разбалансировка региональных бюджетов. Поэтому нашей целью было поддержание устойчивости региональных бюджетов, повышение самодостаточности регионов.

Объём федеральной поддержки регионам на протяжении последних лет неуклонно рос. В этом году он превысит 1,7 трлн рублей (это приблизительно на 2,5% больше, чем в 2017-м). Коллеги из «Единой России» спрашивали, планирует ли Правительство оказывать регионам дополнительную помощь на повышение зарплат бюджетникам. Ответ на этот вопрос: да, планирует. В этом году её размер составит более 136 млрд рублей.

В позапрошлом году региональные бюджеты исполнены с минимальным дефицитом за 10 лет – он уменьшился с более чем 170 млрд рублей до 12 млрд рублей. Достаточно сопоставить эти цифры.

Произошёл перелом негативной тенденции с долгами регионов. У коллег из КПРФ этот вопрос был, да и у других фракций тоже. По итогам 2017 года впервые за многие годы объём госдолга регионов сократился на 1,6%. Сокращение, может, не такое большое, но обращаю внимание на то, что до этого государственный долг регионов всё время рос. Мы с вами встречались, встречались с коллегами из Совета Федерации, всё это обсуждали, что долг растёт и растёт и надо что-то с этим делать. И вот впервые он начал сокращаться. Эту тенденцию, конечно, нужно закрепить.

Проводится большая работа по реструктуризации задолженности регионов. Значительная часть коммерческих кредитов замещена бюджетными. Ставка по ним ниже, срок возврата также продлён, льготы введены.

Проведена инвентаризация расходных полномочий региональных и местных органов власти. Теперь финансовая помощь из федерального бюджета должна в полном объёме распределяться с учётом реальных потребностей регионов и состояния их финансов. В качестве мотивации для наиболее динамично развивающихся регионов предусмотрены гранты. Для тех, кто смог добиться роста налоговых поступлений, – с этого года, напомню, возвращается налог на прибыль организаций.

Но есть регионы, специфика которых потребовала от нас особых усилий. Месяц назад наша страна отметила четырёхлетие с момента возвращения Крыма. На всех нас лежала колоссальная ответственность – наладить нормальную жизнь на полуострове. Понятно, что там она была далека от российских стандартов. И сейчас проблемы, конечно, ещё сохраняются. Крым пережил экономическую блокаду, перебои с поставками, обрывы транспортного сообщения. Больницы и школы оставались без света и тепла.

Буквально весь полуостров был «поставлен на капитальный ремонт». В кратчайшие сроки в Крым переброшен энергомост. Реконструированы и обустроены аэропорты, морские терминалы, дороги улучшаются. Построены десятки инженерных объектов, новая газотранспортная система. В ближайшие месяцы откроется автомобильное движение по Керченскому мосту. А до конца года – по автодороге от Керчи до Севастополя. Напомню, что за эти годы на развитие Крыма из федерального бюджета в рамках межбюджетных трансфертов было направлено почти 415 млрд рублей, при этом в рамках ФЦП – более 360 млрд.

Пожалуй, ещё никогда в современной российской истории не уделялось столько внимания Восточной Сибири и Дальнему Востоку. В прошлом году впервые за четыре года рост инвестиций в основной капитал в регионе почти в четыре раза превысил общероссийские темпы. Теперь около четверти всех прямых иностранных инвестиций приходится на Дальний Восток. Индексы промышленного производства, сельского хозяйства, строительства на Дальнем Востоке выше, чем в среднем по стране. Это отрадный факт. Это результат работы инвесторов в территориях опережающего развития, свободном порту Владивосток и таких инициатив, как программа «Дальневосточный гектар» или снижение энерготарифов для промышленности на Дальнем Востоке.

Уважаемые коллеги, всё, о чём я сейчас говорил, – это не просто рассказ о том, что сделано. Это, если хотите, отчёт в том числе и о будущем. Новый состав Правительства продолжит масштабные проекты, которые мы вместе с вами осуществляли все эти шесть лет. Наша главная идея проста: достойная жизнь для каждого человека, каждого гражданина нашей страны, достойная жизнь для всей нашей страны.

Константин Симонов как-то написал, что мы упрямый народ. И если однажды нам в голову пришла хорошая идея, рано или поздно мы эту идею осуществим, причём осуществим с поистине русским размахом. Мы так и будем действовать.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

В.Володин: Коллеги, переходим к вопросам от фракций.

В.Шурчанов (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Вы сказали, что задолженность консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации сейчас составляет порядка 2,5 трлн рублей. Причиной её возникновения является передача более чем 140 полномочий без сопровождения финансовыми мандатами.

Как Правительство видит решение этой проблемы? Может быть, нужно вернуться к старому бюджетному правилу? В 2000-х годах у нас бюджет делился 50 на 50 между Федерацией и субъектами. Это дало бы больше свободы субъектам в решении своих вопросов.

Ещё один большой вопрос – по обманутым дольщикам. Их более 500 тысяч по стране. Каждый день они перед Государственной Думой стоят со своими плакатами. Все решения вроде бы приняты, однако действительного движения вперёд по этим вопросам нет.

Что касается субъектов, у них сейчас в связи с санкциями будут опять потребности в расходной части возрастать, потому что часть нагрузки они будут вынуждены взять на себя.

Д.Медведев: По поводу задолженности регионов я уже некоторые позиции обозначил. Эта задолженность формировалась исторически. Мы осознаём, насколько она давит на региональные бюджеты. Практически везде это было сделано из благих побуждений, деньги брались на различные проекты, в том числе в коммерческих банках, но в результате всё это легло на региональные бюджеты и очень сильно отягощает жизнь.

Именно поэтому мы начали вместе с регионами расчистку этих бюджетов, принимали решения. В ряде случаев это принесло большой эффект. Переходили с коммерческих кредитов на бюджетные кредиты, где совершенно другие ставки. Региональные бюджеты задышали гораздо легче.

Именно поэтому эта задолженность наконец перестала расти и начала снижаться. Нужно продолжить делать всё, что мы делали в последнее время, чтобы эта задолженность была по силам всем регионам. Мы с вами понимаем, у нас очень разные регионы, и то, что может позволить себе Москва, вряд ли сможет позволить себе Чукотка. Поэтому здесь решения должны быть, с одной стороны, общими, но с учётом текущей ситуации.

Вы сказали о 140 полномочиях. Строго говоря, их не 140, а меньше, в районе 110. Но Вы правы в том, что нам нужно внимательнее отнестись к тому, какие полномочия переданы, какие из них переданы без денег. И такого рода работа продолжается. Мы должны найти оптимальную модель соотношения этих полномочий на будущее.

Что касается налоговых источников региональных доходов, то сейчас они делятся приблизительно в пропорции 52 на 48% в пользу федерального центра. Но здесь это вопрос будущего и вопрос выбора. Мы понимаем, что целый ряд налоговых источников вполне органично привязан к регионам и оттуда уходить не должен.

С другой стороны, некоторые налоги вряд ли можно себе представить в виде региональных источников доходов. Я имею в виду, например, НДС, который сопровождает процесс движения товара и приращения добавленной стоимости во всех циклах. Или НДПИ, поскольку НДПИ в полной мере зависит от текущей ситуации на рынке углеводородов, и если там будут скачки – а от этого никто не застрахован, – соответственно, будет падать налоговая обеспеченность регионов. Поэтому вопрос закрепления источников – отдельная и сложная тема, но, безусловно, ей нужно заниматься и дальше. Самое главное, что наметились вполне позитивные факты и в этой сфере.

Что касается проблемы дольщиков, мы с вами понимаем, насколько она сложна для нашей страны. Мы и год назад её обсуждали в этом зале. Количество обманутых дольщиков уменьшается, работа эта ведётся, и, по-моему, в 67 регионах Министерство строительства с ними подписало «дорожные карты» о том, каким образом эти задачи будут решаться.

Понятно, что сделать это одномоментно нереально. Где-то, к сожалению, таких людей больше, где-то меньше. Но каждый регион этим занимается, и мы оказываем поддержку по линии федерального бюджета.

Вы знаете, что был создан специальный фонд поддержки обманутых дольщиков, с тем чтобы мы вообще не допускали на будущее подобных ситуаций и переложили бремя финансовой ответственности на институты, которые способны такую ответственность нести, – я имею в виду на застройщиков и банки. В будущем, надеюсь, эта система так и будет функционировать.

И последнее. В дальнейшем нам вообще нужно отойти от модели долевого строительства и перейти к нормальным кредитным отношениям в жилищной сфере, как это есть во всём мире.

М.Дегтярёв (председатель Комитета ГД по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи, член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Наезд на Россию в полной мере ощутили на себе наши спортсмены, болельщики возмущены дискриминацией наших олимпийцев и паралимпийцев. Мы проводим какое-то расследование? Есть ли результаты его? Этим интересуются наши избиратели. Также народ интересуется, подаём ли мы иски в суд о защите чести и достоинства, будем ли подавать. Потому что оболганные спортсмены лишены возможности выступать.

Успехи в сфере спорта очевидны. Также на Совете по спорту при Президенте глава государства говорил, что пора смещать расходы и господдержку с профессионального спорта на массовый и детско-юношеский спорт. Планирует ли Правительство, какое Ваше мнение, окончательный фокус внимания и расходы сместить в эту сферу? Мы будем так больше получать здоровых людей.

Д.Медведев: Действительно, не могу с Вами не согласиться, решения, принятые в отношении наших спортсменов, нашей сборной, вообще нашего олимпийского движения, являются несправедливыми, и я об этом сказал открыто, хотя это даже вызвало какую-то там обиду и непонимание со стороны руководителя Международного олимпийского комитета. Тем не менее и сейчас ещё раз готов это повторить, особенно в свете тех решений, которые состоялись в спортивном арбитраже, так называемом суде CAS, когда наши спортсмены были восстановлены. Вопросы, которые были связаны с употреблением допинга, не нашли своего подтверждения. Были приняты решения по наградам Олимпийских игр в Сочи. Тем не менее ни одно из этих решений не получило своего отражения в последующих решениях Международного олимпийского комитета, когда наши спортсмены, несмотря на восстановление, не были допущены до участия в Олимпиаде.

Более того – я интересовался буквально вчера этим вопросом, – до сих пор нет мотивировочной части решения этого Олимпийского суда, спортивного суда. Это означает, что вокруг всей этой темы продолжаются какие-то не вполне понятные процессы. Уже прошло очень много времени с момента вынесения решения, а его выдать нам боятся. Считаю, что это абсолютно несправедливое и политизированное отношение к нашей стране и нашим спортсменам.

Теперь по поводу самих спортсменов. Я абсолютно согласен с Вами, нужно добиваться справедливости всеми юридически возможными способами. Это и судопроизводство в спортивном арбитраже, в CAS, туда требования заявлены и спортсменами, и даже одним моим коллегой по Правительству, я имею в виду Виталия Леонтьевича Мутко. Эти иски должны быть рассмотрены, и по ним должны быть вынесены решения. На мой взгляд, абсолютно необходимо продолжать такого рода исковое производство и в других судах, в том числе в иностранных общегражданских судах, куда наши спортсмены могут заявить свои требования, и они это сделали. Это касается и Соединённых Штатов, и Канады, и Финляндии, некоторых других стран. И там нужно добиваться решения о защите чести и достоинства в рамках существующих процедур и правил. И в наших судах, в российских судах тоже нужно добиваться соответствующих решений.

Поэтому поддержку – и моральную, и иную поддержку на эту тему, я считаю, мы все обязаны нашим спортсменам оказать.

Что касается массового спорта, я кое-что сказал в выступлении. Это важнейшая тема, предмет государственного внимания, и хорошо, что коллеги из Государственной Думы этим занимаются. Помимо спорта высших достижений массовый спорт – это, может быть, ещё более важная для страны задача, поскольку это касается огромного количества людей. Цифра, которую я привёл – 50 миллионов человек у нас занимается спортом сейчас на постоянной основе, – это действительно очень хорошая цифра. Нужно сделать всё, чтобы эта цифра росла.

Я также привёл ещё одну цифру. У нас в настоящий момент действует 300 тыс. спортивных сооружений. Если пролистать немножко назад наши воспоминания, то, я думаю, лет 10 назад количество таких спортивных сооружений было раз в пять-семь меньше, чем сейчас. Это означает, что мы все – и вы, уважаемые коллеги, депутаты, – избрали поддержку спорта массового в качестве своего приоритета. Мы на это направляем деньги. Программы на это также направлены и реализуются. Мы обязательно должны продолжить это делать и в будущем.

В.Богодухов (член фракции политической партии «Единая Россия»): Международная ситуация, в которой оказалась наша страна, требует разработки и создания отечественных прорывных технологий. Однако проблемой для достижения этой цели является недостаточное количество молодых, перспективных, высококвалифицированных кадров. Скажите, пожалуйста, какими способами можно создать скоординированную систему мер и стимулов для закрепления молодёжи в оборонно-промышленном комплексе?

И второе. Какие меры со стороны Правительства Российской Федерации принимаются для привлечения молодёжи в данную отрасль?

Д.Медведев: Я думаю, что наиболее развёрнутый ответ на Ваш вопрос прозвучал в ходе оглашения Президентом Послания Федеральному Собранию, поскольку всё то, что было представлено Президентом, – это свидетельство того, что наш оборонно-промышленный комплекс не просто живёт, он развивается и достигает новых успехов. Причём используя технологии и решения не советской поры, о чём нам частенько приходилось раньше слушать – что всё это переиздание советских решений. Это принципиально новые решения. Откуда они появились? Они появились именно потому, что есть большое количество молодёжи, которая готова трудиться в оборонно-промышленном комплексе. Такая система была создана. Сначала были определены стипендии для тех, кто работает в ОПК. Это довольно значительные деньги, они делятся на категории. И большое количество молодёжи стало эти стипендии получать. Мы обсуждали это с Владимиром Владимировичем (Путиным). Он рассказал, что разговаривал с молодым конструктором, который ему сказал: как только я стал получать стипендию, я понял, что государство из этой отрасли не уйдёт, и поэтому решил в ней остаться. Вот лучший пример этой поддержки.

Помимо грантов, стипендий нам нужно обязательно и дальше проводить обучение по основным специальностям. Это прежде всего инженерные специальности. В настоящий момент, насколько я помню, около 22 тысяч человек учатся по этим направлениям. Такая поддержка будет обязательно продолжена.

М.Емельянов (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, наша фракция, конечно, ценит тот оптимизм, которым пронизан Ваш доклад, но, честно говоря, хотелось бы в докладе слышать не только об успехах, но и о проблемах, которые стоят перед страной, и путях их решения.

Важнейшей из них мы считаем обеспечение экономического роста. К сожалению, показатели минимизированы, более того, налицо тенденция к затуханию, в ряде отраслей продолжается спад. Отдельные успехи в отдельных отраслях достигнуты скорее вопреки макроэкономическим условиям, нежели благодаря им, в результате активности отдельных промышленных предприятий, отдельных ваших министров, министерств. Действия же финансово-экономического блока скорее направлены на торможение экономического роста, нежели на его стимулирование. По крайней мере не в пользу экономического роста экстенсивная бюджетная политика, искусственное ограничение доходов населения, прежде всего работающих пенсионеров, налоговая политика в пользу сырьевых, необрабатывающих отраслей.

Вопрос простой. Готовы ли вы к изменению макроэкономической политики, поставить во главе её угла экономический рост и как вы намерены этого добиться?

Д.Медведев: Я могу, конечно, развёрнуто начать отвечать на этот вопрос, но в силу специфики доклада, это, наверное, с моей стороны было бы неправильно, потому что за изменение подходов к экономическому росту, налоговую политику и иные вопросы, которые Вы задаёте, в принципе будет отвечать новое Правительство Российской Федерации.

Если Вы говорите или спрашиваете о том, что было сделано, то я постарался достаточно подробно, как Вы сказали, с известным оптимизмом (я абсолютно уверен в том, что мы достигли достаточно многого за эти шесть лет нашей с вами совместной работы), об этом всём рассказать.

Контуры же будущей политики, вне всякого сомнения, основаны на Послании Президента Федеральному Собранию, и, по сути, это была предвыборная программа нашего кандидата в Президенты – Владимира Владимировича Путина. Естественно, будущее Правительство должно будет сделать всё для того, чтобы эту программу реализовать.

А.Журавлёв (независимый депутат, избранный от политической партии «Родина»): В 2016 году на Петербургском экономическом форуме Владимир Владимирович Путин сказал, что мы выступаем за создание широкого партнёрства – евразийского партнёрства с участием таких стран, как Китай, Индия, Пакистан, Иран, и ряда других. И мне кажется, это было бы действительно серьёзным ответом на те вызовы, перед которыми мы сейчас стоим, а именно западные вызовы. И у нас есть серьёзный манёвр на территории Азии, Африки, Ближнего Востока.

Я понимаю, что Правительство многое делает для того, чтобы создать евразийское партнёрство, но на территории бывших республик СССР. Что делает Правительство для того, чтобы действительно создать широкую коалицию, о которой говорит Президент?

Д.Медведев: Мы стараемся, действительно, не ограничиваться только рамками евразийского сообщества, хотя это важнейшие изменения в геополитике на постсоветском пространстве, это полноценное интеграционное объединение. Силу этой интеграции и, конечно, проблемы, связанные с интеграцией, мы все уже успели ощутить. Но интеграция не должна замыкаться только евразийским сообществом, только Евразийским экономическим союзом.

Я и мои коллеги активно участвуем в создании различных форм кооперации с различными государствами-партнёрами. Напомню, что в настоящий момент уже подписано торговое соглашение с Вьетнамом. Это быстрорастущая экономика, достаточно тесно связанная с нами. Это торговое соглашение далось нам не очень просто, потому что это всегда поиск компромиссов, поиск каких-то экономических развязок. Тем не менее это первый пример торгового соглашения.

В настоящий момент мы вовсю продвигаем наше сотрудничество и обсуждаем вопрос достижения специального соглашения с Китайской Народной Республикой в рамках в том числе объединения возможностей Евразийского экономического союза и концепции «Один пояс – один путь».

У нас в самой продвинутой фазе находятся взаимоотношения по подписанию торгового соглашения с Сингапуром, Израилем, Ираном и целым рядом других стран. Я думаю, это вопрос ближайших месяцев или нескольких лет.

При этом каждый раз, когда мы готовим такие соглашения, мы должны думать о нескольких моментах.

Во-первых, мы должны, естественно, защитить своего национального производителя. В результате подписания таких соглашений мы ничего не должны потерять, а только приобрести, в том числе новые рынки, новые технологии и новые возможности.

Во-вторых, мы должны смотреть на сроки такого рода интеграционных документов и принимать решения ответственно, чтобы не забегать вперёд.

Относительно недавно, в конце прошлого года, я был на саммите АСЕАН, это так называемый Восточноазиатский саммит, и там тоже огромное количество наших потенциальных партнёров. Между Евразийским экономическим союзом и АСЕАН могут быть установлены полноценные отношения по развитию кооперации.

Так что эта работа будет обязательно продолжена.

Д.Новиков (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Майские указы Президента 2012 года предполагали решить целый ряд проблем, создать 25 млн высокотехнологичных рабочих мест, помочь модернизации экономики, увеличить зарплаты бюджетников.

По выполнению указов много вопросов.

Номинальный рост заработной платы бюджетников нередко сопровождался сокращением штатов, переводом работников на неполную ставку.

Сегодня общая задолженность по зарплате в стране составляет почти 3 млрд рублей, а данные Федеральной службы судебных приставов свидетельствуют, что долгов здесь накопилось уже 15 млрд. Получить людям средства крайне сложно – организации обанкрочены, исключены из списка юридических лиц. Именно так, например, обстоит дело на шахте «Восточная» в Гукове Ростовской области. Как предполагается решать эти проблемы?

И в целом что, по Вашему мнению, стало причиной далеко не полного исполнения майских указов: недостаток финансирования, нехватка квалификации у конкретных чиновников или какие-то другие проблемы?

Д.Медведев: Конечно, ситуация с исполнением указов находится в центре внимания. Мы её, кстати, вчера обсуждали и с Президентом страны.

Очевидно, что сделать всё-таки, на мой взгляд, удалось весьма немало. Другое дело, что исполнение не является идеальным, и это тоже правда. Именно поэтому нам нужно приложить все усилия для того, чтобы на тех позициях, по которым нам не удалось выйти на запланированные рубежи, работу эту сконцентрировать и усилить на будущее.

Тем не менее отдельные моменты, о которых Вы сказали, я прокомментирую, потому что ситуация выглядит несколько иначе. По поводу, например, 25 млн рабочих мест. Эта работа продолжается, и там плановые показатели установлены не в 2018 году, а в 2020 году, и поэтому сейчас ещё подводить итоги рано.

Если говорить об увеличении зарплаты бюджетников, это была сложная тема. Я, выступая с докладом, сказал о том, что мы взялись за её решение в одной экономической ситуации, а к 2013–2014 годам она оказалась совершенно другой. Это действительно был очень тяжёлый процесс. Кстати, мои коллеги, которые этим занимались, что называется, ночами не спали вместе с коллегами из регионов, для того чтобы выйти на необходимые результаты. Не всё, не сразу, но тем не менее удалось сделать. Если говорить о показателях по зарплате бюджетников, у них в качестве индикаторов было поставлено 1020 позиций, вот мне коллеги докладывают, что из них исполнено 1016, то есть полностью выполнено практически всё и везде, за исключением четырёх позиций в четырёх регионах. И это также решаемая задача. То есть по зарплате бюджетникам в целом нам решение найти удалось, хотя, подчёркиваю, это действительно был весьма непростой труд.

Если говорить о сокращении штатов, нужно эти меры отличать друг от друга. В ряде случаев оптимизация численности была изначально необходима, и мы об этом открыто говорили. В ряде случаев эта оптимизация была либо незапланированной, либо неправильной, и приходилось корректировать решения, связанные с такой оптимизацией. Но подобного рода кадровые решения всё равно должны быть продолжены. Я имею в виду необходимость в целом оптимизации всей бюджетной сети так, чтобы и люди не пострадали, но в то же время чтобы наша бюджетная сеть была достаточно прозрачной, понятной, управляемой и современной.

Если говорить о задолженности, то задолженность бюджетникам не является большой, это, в общем, совсем небольшие цифры, это управляемая ситуация, и, естественно, Правительство за ней следит.

Если говорить о задолженности по обанкроченным предприятиям, по коммерческим структурам, это более сложная проблема. Я неоднократно тоже совещания проводил – Вы упомянули Гуково, – я думаю, что там целый ряд решений, который был принят, позволит расшить и эту проблему с выплатой заработной платы работникам этой шахты.

Но в любом случае тема исполнения указов всё равно должна будет находиться на контроле у Правительства.

С.Маринин (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): В Ульяновской области расходы на лекарства для граждан растут, а обеспеченность препаратами сохраняется на уровне 2016 года, по отдельным категориям – ещё ниже.

Основная проблема в том, что почти половина расходов по этой статье уходит на лекарства больным редкими (орфанными) заболеваниями. У нас в области проживает 143 таких пациента, стоимость годового лечения каждого из них доходит до 23 млн рублей. Регионы неоднократно просили Правительство помочь в финансировании лечения данной категории больных. В Госдуме мы задавали этот вопрос, но воз и ныне там.

Проблемы серьёзные, из года в год кредиторская задолженность медучреждениям растёт. В Ульяновской области она уже достигла 2 млрд рублей. Из-за огромных региональных долгов больные могут остаться без лекарственной помощи.

Дмитрий Анатольевич, готовы ли Вы сказать, что Правительство России сделало всё, чтобы обеспечить нуждающихся граждан жизненно важными лекарствами? Эффективна ли эта работа?

Д.Медведев: Я в своём докладе говорил, что у нас происходило с финансированием лекарств на протяжении последних шести лет, а также со списком жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Этот список, во-первых, с каждым годом расширяется. Я сказал, что он увеличился ещё на 100 единиц.

Во-вторых, жизненно необходимые лекарственные препараты в значительной степени теперь выпускаются в Российской Федерации. 84 или 85% этих препаратов выпускается в России, а стало быть, цены на них становятся ниже, если сравнивать с покупкой подобных препаратов, препаратов со сходной химической формулой за границей.

В-третьих, мы продолжаем этот рынок регулировать. В противном случае его бы разорвало на части и мы получили бы совершенно другую ситуацию. Регулирование на этом рынке позволяет следить за ценами на лекарства. В прошлом году, если брать кластер жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, цены у нас не только не выросли, они даже немного, буквально на процент, но уменьшились. Это результат такой работы.

И наконец, последнее, что я хотел бы сказать на эту тему. Мы, естественно, продолжим помощь и поддержку регионов по теме лекарственных препаратов. В текущем году на это запланировано порядка 30 млрд рублей. Значительная часть этих средств пойдёт в регионы, чтобы удовлетворить спрос и поддержать людей, которые такого рода препараты используют.

И самое последнее – по орфанным препаратам. Наверное, нам нужно будет (я имею в виду и нынешнее Правительство, и будущее Правительство) посмотреть на эту тему под несколько иным углом. Может быть, есть смысл обсудить вопрос о передаче финансирования лечения орфанных заболеваний и покупки соответствующих дорогостоящих препаратов на федеральный уровень.

О.Окунева (член фракции политической партии «Единая Россия»): В 2017 году Правительство работало над сохранением позитивных тенденций в демографической ситуации. В своём докладе Вы сказали о пакете демографических инициатив, о новых выплатах при рождении первого, второго ребёнка до достижения им возраста полутора лет. Продолжается выплата для семей при рождении третьего ребёнка, последующих детей до трёх лет.

Однако при нахождении в отпуске от полутора до трёх лет граждане, находящиеся в отпуске, мамы продолжают получать пособие уже более 20 лет в размере 50 рублей ежемесячно.

Планирует ли Правительство инициировать пересмотр размера этой компенсационной выплаты с учётом критериев адресности, безусловно, и принципов нуждаемости?

Д.Медведев: Это пособие было установлено в 1994 году, и его нужно пересмотреть.

Что же касается демографических инициатив, с которыми выступил Президент страны, то они будут реализованы, это очень значительные и серьёзные инициативы, которые позволят поддержать рождаемость в нашей стране в весьма сложный демографический период. Естественно, мы должны будем изыскать и административные, и финансовые ресурсы для обеспечения реализации этих демографических инициатив.

О.Шеин (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Ведущие российские СМИ сообщили о достигнутом в Правительстве консенсусе о повышении ставки подоходного налога с 13 до 15%, а Аркадий Дворкович сказал, что для населения разница будет невелика.

Вместе с тем в России, по оценкам Росстата, неофициально в сегменте экономики работает 15 миллионов человек, фонд оплаты труда ежегодно составляет порядка 10 трлн, выпадающие доходы местных бюджетов легко посчитать – 1,5 трлн, выпадающие объёмы поступлений в Пенсионный фонд, другие внебюджетные фонды – 3 трлн рублей в год.

Не находите ли Вы правильным вместо того, чтобы повышать налоги с работников:

а) ввести прогрессивную шкалу подоходного налога в отношении топ-менеджмента;

б) те фирмы, которые используют неофициальный труд и фактически укрываются от налогов, отсечь от государственных налоговых льгот и от исполнения государственных подрядов и государственных закупок?

Д.Медведев: Мы с вами эту тему неоднократно в ходе отчёта Правительства обсуждали.

Первое. Решения, касающиеся налоговых ставок, должны будут приниматься новым составом Правительства. Никаких предварительных решений на сей счёт не существует. Комментарии, которые делаются, – это мнение отдельных членов Правительства, не более того.

Второе. Очевидно, что 13-процентная плоская шкала НДФЛ создала принципиально новую ситуацию с уплатой этого налога на территории Российской Федерации. Мы все очень быстро забываем плохое, так устроена человеческая память. Но достаточно вспомнить, как у нас платился этот налог в тот период, когда была прогрессивная ставка, какое количество серых схем, конвертов использовалось и что произошло сразу после перехода к плоской шкале. Все этот налог стали платить. Даже те, у кого доходы весьма и весьма значительные.

Поэтому, прежде чем принимать какие-либо иные решения на сей счёт – об увеличении налоговой ставки, сохранении плоской шкалы налогообложения в рамках налога на доходы физических лиц или введении прогрессивной шкалы, – нужно взвесить все за и против, и далеко не все аргументы по прогрессивной ставке налогообложения, что называется, подвигают нас к принятию этого решения.

Вы отлично знаете, что и у нас в стране, и в других странах, во-первых, прогрессивная шкала налогообложения, как правило, наиболее затруднительной становится не для тех, у кого сверхдоходы, а для тех, у кого средние доходы, и больше всего бьёт по среднему классу. Это нужно иметь в виду.

Во-вторых, очевидно, что при введении прогрессивной шкалы сразу входим в другую реальность, связанную с административным обслуживанием уплаты НДФЛ, а именно: необходимо будет снова подавать налоговые декларации, возникнут всякого рода проблемы, связанные с исчислением налогов, и, конечно, часть налогов уйдёт, совершенно очевидно, в серую зону.

Каков объём этих уходов, тоже нужно оценить. Я никогда не говорил, что в нашей стране невозможна прогрессивная шкала налогообложения. Наверное, как и в других странах, элементы такого рода налогообложения возможны, но это нужно самым внимательным образом просчитывать, не разрушая того, чего мы добились в деле уплаты налога на доходы физических лиц за последние 15 лет. Это всё-таки фундаментальные изменения.

И наконец, если что-то делать в этой сфере, на мой взгляд, это обязательно необходимо сопровождать мерами по поддержке наименее обеспеченных слоёв населения. Я имею в виду налоговые вычеты, необлагаемые минимумы и так далее. Всё это предстоит обсуждать.

Р.Шайхутдинов (независимый депутат, избранный от политической партии «Гражданская платформа»): Президент поставил задачу довести количество самозанятых в малом бизнесе и вообще занятых в малом бизнесе до 40%. Сегодня, мы знаем, занятых всего 76 миллионов человек, занятых в малом бизнесе – 19 миллионов. В теневой экономике занятость доходит до 24 миллионов. Огромные средства выделяются, ресурсы для решения задач, поставленных Президентом. Но, согласно отчёту Счётной палаты, вся деятельность по поддержке малого и среднего предпринимательства признана неэффективной и непрозрачной. Задачи, поставленные Президентом, не решаются. Количество занятых в МСП сокращается. Небольшое увеличение количества предприятий связано в основном с тем, что большие превращаются в маленькие. Вывод самозанятых из тени пока провалился. В чём Вы видите причину? То ли подходы неверны, то ли меры не те?

Д.Медведев: У меня несколько иные ощущения всё-таки, я о них сказал с трибуны. Я не считаю, что меры по поддержке малого и среднего бизнеса вообще ничего не достигают. В противном случае у нас бы его просто не было, а он у нас растёт. Я имею в виду даже процент людей, занятых в малом и среднем бизнесе. Не могу не согласиться с тем, что, наверное, растёт не такими темпами, как нужно нашей экономике, – неоднократно об этом и Президент говорил, и Правительство. Нам нужно там процентов 50 людей, чтобы занимались малым бизнесом, а у нас пока около 25 в лучшем случае. И это, конечно, задача на ближайшие годы. Это первое.

Второе. Меры по поддержке, которые принимаются в рамках Корпорации МСП. Я неоднократно встречался с коллегами из малого и среднего бизнеса, они называют эти меры вполне удачными. Другое дело, что ими воспользоваться могут не все, в том числе и из-за того, что не на всех хватает ресурса финансового. Но работа эта в рамках корпорации обязательно будет продолжена – и по выдаче кредитов под низкую процентную ставку 6,5, и по гарантированию.

Третья категория – самозанятые, о которых Вы сказали. Мне кажется, задача Правительства и Государственной Думы – наконец разобраться, что это вообще такое. Потому что понятие самозанятых в нашем законодательстве в настоящий момент отсутствует. Нам нужно окончательно определиться, кого мы понимаем под этими людьми. Если это просто те, кто подрабатывает, то это никакие не самозанятые, а если это люди, которые скрываются от регистрации и получают доходы, это другая история. Но в любом случае государственная регистрация нужна. И это вопрос довольно сложной законодательной работы. Давайте её проведём.

Н.Арефьев (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Санкции США вошли в сферу финансовых операций. Рассматривается вопрос о введении запрета на инвестирование в добычу углеводородного сырья и газо- и нефтепроводы. Также рассматривается полный запрет на операции с российскими ценными бумагами, которых реализовано на сумму 1,6 трлн рублей, а это чревато тяжкими последствиями. Как Вы думаете, не пора ли нам ввести зеркальные санкции и возвратить 100 млрд долларов, вложенных в ценные бумаги США, так же как и международные резервы? У нас есть полное основание опасаться, что на эти средства могут наложить арест, как это было с Ираном, Ираком и другими странами.

Д.Медведев: Трудно не согласиться с Вами, что мы живём уже в несколько иной реальности, имея в виду наши взаимоотношения с целым рядом крупнейших стран, включая Соединённые Штаты Америки.

Попытки давления, неприкрытого использования всякого рода санкционных законов под надуманными предлогами не только не уменьшаются, а увеличиваются. К числу этих попыток я могу отнести и изменения в санкционном списке, и подведение под соответствующие санкции, по сути, целых отраслей российской экономики, если брать, например, алюминиевую промышленность. Это же борьба не с конкретным представителем крупного бизнеса, мы с вами понимаем, здесь детей нет. Это борьба за рынки, борьба с крупнейшими поставщиками алюминия, цветных металлов, иными представителями металлургической отрасли, которую развернули американские политические и деловые круги.

Посмотрите, что они делают. Они приняли решение об ограничениях, связанных с европейским рынком. Они, по сути, развернули полноценную торговую войну с Китайской Народной Республикой, и сейчас они под другим соусом, под разговоры о том, что мы пытаемся наказывать русских, которые плохо себя, мол, ведут, на самом деле используют неконкурентные способы борьбы за экономические рынки. Это именно так и надо называть. И это должно получить соответствующую оценку, в том числе в рамках решений различного рода торговых институтов. Мы, кстати, не исключаем возможность обращения за защитой в эти торговые институты.

Что касается ответных мер, они, конечно, должны быть хорошо просчитанными, они не должны наносить ущерба нам самим, они должны быть адекватными. Тем не менее я не исключаю, что по известным направлениям мы должны будем взвесить все аспекты нашего сотрудничества с Соединёнными Штатами Америки. Решение об этом принимает Президент страны. Правительство, естественно, будет реализовывать тот курс, который определит Президент. Но понятно, что нас пытаются всё жёстче и жёстче брать в определённое финансово-экономическое кольцо, и не реагировать на это мы не можем. Рассчитываю, что и коллеги – депутаты Государственной Думы выступят с соответствующими инициативами.

На нашем рынке довольно много продуктов, я имею в виду экономических продуктов, которые мы получаем из Соединённых Штатов Америки, с которыми нужно отдельно разбираться (это довольно сложная история, мы неоднократно с вами об этом говорили), но и целый ряд других товаров, которые к нам на рынок поставляются или даже производятся американским бизнесом на территории нашей страны.

А.Курдюмов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Есть такая позиция – создаём комфортные условия для малого бизнеса, в том числе меньше проверяем его, потому что иначе людям зарабатывать некогда будет, всё рабочее время уйдёт на проверки. И Президент говорил неоднократно о снижении административных барьеров для наших предпринимателей. Но снижать – это же не значит, что их надо отменять, тем более если предприниматели напрямую оказывают услуги людям и любое нарушение тут же может сказаться на здоровье и безопасности потребителей.

Посмотрите на трагедию в Кемерове: торгово-развлекательный центр «Зимняя вишня» с его оборотом – это якобы малый бизнес, в ведении которого никто не заметил нарушений правил пожарной безопасности.

Что может предложить Правительство для предотвращения подобной ситуации, чтобы бизнес не лишить возможности развиваться и чтобы люди от этого бизнеса не страдали?

Д.Медведев: Я достаточно подробно, мне казалось, в выступлении сказал об этом, но, раз Вы спрашиваете, я какие-то дополнительные разъяснения также дам.

Очевидно, что из трагедии, которая произошла в Кемерове, должны быть извлечены самые серьёзные уроки. И здесь недопустимы скоропалительные оценки, но очевидно, что помимо следствия, определения виновных, их наказания необходимо посмотреть и на вопросы, связанные с организацией бизнеса на такого рода предприятиях и организацией контрольных мероприятий. И действующая система контроля и надзора, даже при наличии так называемых надзорных каникул, не освобождает бизнес от проведения всех необходимых мероприятий по соблюдению техники безопасности.

С другой стороны, у всех проверяющих организаций все возможности по контролю сохраняются. Поэтому, когда я иногда слышу от некоторых наших коллег: всё, что произошло, связано с тем, что изменилась система контроля и надзора, – это, конечно, не так.

При наличии желания правильным образом исполнять свои контрольно-надзорные функции ни один представитель малого или какого-то иного бизнеса не может ничего противопоставить законному желанию проверяющей организации. И поэтому именно в таком ключе наши контрольно-надзорные органы и должны действовать. Но в свою очередь, и я об этом тоже сказал, это не устраняет ответственности самого бизнеса.

Действительно, очень странно, когда крупные площади обслуживают компании, которые действуют в форме малого бизнеса, применяют упрощённую систему налогообложения, хотя там обороты явно другие. Это тоже предмет проверок, включая проверки правоохранительных органов, и на это нужно также обратить в будущем самое пристальное внимание.

Наконец, если говорить о реформе законодательства в этой сфере, сейчас у вас на рассмотрении в Государственной Думе находится законопроект о контрольно-надзорной деятельности, который ориентирован на риск-ориентированный подход. Нужно сделать так, чтобы законопроект, который в конечном счёте появится, учитывал все плюсы и минусы текущей ситуации, смотрел бы на эту ситуацию под более серьёзным, более внимательным углом зрения, чтобы не допустить в будущем каких-либо провалов в контрольно-надзорной деятельности.

Я не исключаю, что известные изменения в этот законопроект тоже потребуются. Но об этом, я думаю, мы сможем поговорить в ходе консультаций между Правительством и Государственной Думой.

Ю.Смирнов (член фракции политической партии «Единая Россия»): Президент Владимир Владимирович Путин в Послании Федеральному Собранию подверг критике результаты оценки кадастровой стоимости имущества физических лиц.

Ещё острее стоит вопрос в сфере коммерческой недвижимости, результаты оценки кадастровой стоимости которой оказались значительно выше рыночной. Это привело к резкому росту налогов на недвижимость. Суды завалены исками о пересмотре результатов оценки, их рассмотрение затягивается на многие месяцы, нанесён урон инвестиционному климату.

Какие меры принимает Правительство по упорядочению оценки кадастровой стоимости коммерческой недвижимости, с тем чтобы она стала на уровне рыночной?

Д.Медведев: Действительно, эта проблема есть, трудно возражать, что здесь всё гладко.

Я напомню, у нас действовал старый закон об оценочной деятельности, принятый ещё в 1990-е годы. В результате применения этого закона и, наверное, старых методик получилось так, что в ряде случаев, особенно это касается развитых экономических субъектов, рыночная стоимость отдельных участков земли оказалась ниже кадастровой стоимости. Это, конечно, странно и абсолютно недопустимо. Ровно поэтому сейчас подготовлены изменения в методические указания, происходит замена членов комиссий, которые занимаются этой оценкой.

Надеюсь, что введение нового закона на эту тему, который вступил в силу, введён в действие с 1 января 2018 года, поможет эти сложности преодолеть.

Хотя объективности ради надо признать, что в ряде случаев наблюдается и обратная картина, когда рыночная стоимость слишком сильно отличается от кадастровой стоимости и кадастровая стоимость незначительна по отношению к рыночной. То есть существуют проблемы и с одного, и с другого угла. С ними необходимо будет обязательно разбираться путём издания новых методических указаний и наведения порядка. И судебные процедуры тоже никто не исключал. Ровно поэтому о них и говорилось.

Г.Хованская (председатель Комитета ГД по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству, член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Жилые помещения имеют целевое назначение и предназначены исключительно для проживания граждан. Использование их в качестве так называемых хостелов не допускается ни гражданским, ни жилищным законодательством. Это подтверждает и судебная практика.

Думой в первом чтении принят законопроект, исключающий использование жилых помещений в качестве гостиниц. Концепция поддержана Президентом в апреле 2016 года и согласована с ГПУ ко второму чтению в декабре 2017-го. Однако в Правительстве готовятся поправки, полностью меняющие концепцию, поддержанную Президентом. Они снимают ограничение на целевое использование квартир и направлены на легализацию гостиничного бизнеса в жилищном фонде.

Поддерживаете ли Вы концепцию проекта, согласованную с Президентом?

Д.Медведев: Галина Петровна, мы же с Вами встречались, обсуждали это, и, по-моему, Вы услышали то, что я сказал в ходе наших консультаций. Я понимаю, что Вы хотите, чтобы я это ещё раз публично произнёс, ровно поэтому этот же вопрос задаёте. Как человек обязательный я это сделаю.

Первое. Естественно, мы подходы Президента будем реализовывать.

Второе. Законопроект, на мой взгляд, должен предусматривать обратную силу – действие этого закона и его распространение на те гостиницы (я предлагаю вообще термин «хостелы» не использовать, его нет в нашем законодательстве), которые были созданы до его вступления в силу. А также предусматривать весьма жёсткие ограничения, связанные с функционированием такого рода гостиниц, включая право вето со стороны жильцов на создание этих гостиниц, чтобы конечное слово оставалось за жильцами, а не за теми, кто пытается эти гостиницы создавать.

И наконец, вступление в силу этого закона где-то с 1 октября текущего года.

О.Смолин (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Экс-министр финансов и в прошлом Ваш оппонент Алексей Кудрин постоянно поднимает вопрос о повышении пенсионного возраста женщинам до 63, а мужчинам до 65 лет. При этом в России до 65 не доживают 45% мужчин.

Тот же Кудрин приводит данные, согласно которым в Корее ежегодно на 10 тысяч населения внедряются 478 многофункциональных роботов, в Китае – 36, в России – 2. Понятно, что повышение пенсионного возраста удешевит рабочую силу и ещё более замедлит технический прогресс.

Кроме того, год назад я задавал вопрос о возобновлении индексации пенсий работающим. В результате ухода пенсионеров в тень потери трёх фондов, региональных бюджетов с учётом недоплаченных налогов значительно превышают экономию.

Вопрос: каково Ваше личное отношение к повышению пенсионного возраста и возобновлению индексации пенсий хотя бы работающим людям с низкой зарплатой, хотя бы людям с инвалидностью? Спасибо.

Д.Медведев: Олег Николаевич, действительно, это тот вопрос, который мы тоже неоднократно обсуждали в стенах Государственной Думы.

Первое, что хотел бы сказать. Конечно, Алексей Леонидович (А.Кудрин) не мой оппонент, это мой коллега, но это не означает, что у нас должны быть одинаковые позиции по всем вопросам и что мы во всём сходимся.

В отношении темы повышения пенсионного возраста. Это сложный и очень важный вопрос, который мы с вами в том числе, а также с экспертным сообществом обсуждаем на протяжении, наверное, последних 10 лет. Очевидно, что наша страна, люди в нашей стране меняются, и, несмотря на цифры, которые Вы сейчас привели, всё-таки невозможно не отметить, что в настоящий момент у нас уже принципиально другая продолжительность жизни.

Если говорить о моменте установления пенсионного возраста, то это произошло в 1930-е годы, когда продолжительность жизни в нашей стране была приблизительно, я специально статистику поднимал, на 30 лет меньше, чем сейчас. Средняя продолжительность жизни в середине 1930-х годов была 39–41 год. И можно посчитать, как это соотносилось с пенсионным возрастом. Очевидно, что мы живём в другой стране, с другой медициной, что, конечно, не означает, что у нас все задачи здесь решены, об этом я говорил только что, выступая с докладом.

Поэтому при принятии решения о пенсионном возрасте, очевидно, не должно быть резких, непродуманных и непросчитанных решений, но при этом государство, исполнительная власть должны всё-таки ориентироваться на существующие реалии. Такого рода решения, я думаю, уже назрели, их нужно обсуждать и по ним нужно определяться.

Что касается пенсии работающим пенсионерам. Очевидно абсолютно, что в какой-то момент мы приняли очень гуманную (и это на самом деле хорошо) модель соотношения между пенсиями и работой.

Я напомню, Олег Николаевич, Вы человек тоже зрелый, знаете об этом. В советский период достаточно длительное время, где-то до середины 1970-х годов вообще не допускалось одновременное получение зарплаты и пенсии. Вообще не допускалось! Это допускалось только в определённых рамках, если пенсия небольшая и зарплата маленькая. Моя бабушка, например, работала сторожем и получала пенсию рублей 40 или 50 и зарплату порядка 60 рублей. Потом появились ещё акты, которые распространяли эти возможности на наиболее тяжёлые виды профессий (горячие цеха и так далее), но это всё равно суммировалось только до определённого предела.

Мы выбрали другую модель, и в настоящий момент человек, который получает пенсию (вне зависимости от размера этой пенсии) и зарплату (вне зависимости от размера этой зарплаты), может получать оба источника существования. Я просто хочу, чтобы мы с вами как законодатели и представители исполнительной власти об этом помнили.

Второе. Мы действительно платили или начисляли индексацию работающим пенсионерам. В какой-то момент мы вынуждены были от этого отказаться только по экономическим причинам – просто потому, что у нас не хватало на это денег. Это не означает, что к этому вопросу невозможно вернуться. К этому вопросу можно возвращаться, при этом нужно понимать, что всё-таки финансовое положение работающих пенсионеров и неработающих пенсионеров несколько разное.

Но подчёркиваю, этот вопрос не закрыт.

Б.Чернышов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Приближается самый главный экзамен в России, я имею в виду ЕГЭ по русскому языку. Средний балл по русскому языку в стране практически не меняется, за 2017 год такой же, как и раньше.

Хотя многое было уже сделано, необходимо проводить такие акции, как тотальный диктант, дальше пропагандировать и стимулировать изучение русского языка. К слову, Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, уже дважды участвовал в этом мероприятии.

И самое важное – это продолжать дорабатывать государственные образовательные стандарты, учесть, что обучение русскому языку нужно наладить и для тех, кому русский язык не является родным, потому что молодёжь из соседних стран, которая изучает национальные языки, приедет в нашу страну и будет работать.

В связи с этим хотелось бы узнать, какие меры принимает Правительство, чтобы скорректировать образовательные стандарты и повысить грамотность выпускников? И что делает для развития сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза по этому вопросу?

Д.Медведев: Трудно не согласиться, что русский язык – это, по сути, культурный код, код общения между гражданами нашей страны и между нашими гражданами и иностранцами. И мы должны делать всё для того, чтобы сохранять живой, современный, и в то же время правильный литературный язык, к чему так активно стремится и к чему нас в том числе побуждает и Владимир Вольфович Жириновский, когда выступает в разных местах.

Если говорить об образовательном стандарте, то он действительно должен быть также весьма и весьма современным, но в то же время учитывать уровень подготовленности самих школьников, а если говорить о преподавании русского как иностранного – уровень подготовленности иностранцев. Поэтому здесь должны соединиться два принципа.

Вообще, стандарт в этой сфере должен, с одной стороны, давать определённый воздух для тех школ, которые этот стандарт внедряют, с другой стороны, содержать набор общеобязательных требований, минимальных требований, которые должны обеспечивать сохранение и развитие нормального, современного и в то же время литературного русского языка.

По понятным причинам в настоящий момент существуют разные варианты языка. Мы с вами понимаем, что компьютерный язык очень сильно отличается от литературного языка, а сленг очень сильно отличается от литературных традиций конца XIX – начала XX века, которые нашли своё блестящее отражение в русской классической литературе. В то же время все эти факторы нужно учитывать при подготовке образовательных стандартов.

Что касается наших контактов с коллегами из Евразийского союза, из других стран, очень важно, чтобы преподавание русского языка для них велось на нормальном, достаточном уровне. Чтобы те решения, которые здесь принимаются, были выполнимыми и в то же время обеспечивали надлежащую адаптацию таких лиц в российский социум, чтобы они могли здесь жить, работать, не нарушая наших законов и не разрушая наших традиций. Именно поэтому они обязаны сдавать экзамены и по русскому языку, и по нашей истории, и по нашему законодательству. Я считаю это правильным.

В.Катенев (член фракции политической партии «Единая Россия»): Я тоже об образовании, только об инженерном. При обсуждении отчёта Правительства за 2016 год отмечалось, что в стране не хватает дипломированных инженеров. Что было предпринято Правительством Российской Федерации в 2017 году, чтобы привлечь выпускников школ в технические вузы? Как адаптируются программы подготовки в вузах к потребностям рынка труда? Есть ли взаимодействие с работодателями в этом процессе? По сути, нужна модернизация инженерного образования, Вы с этим согласны?

Д.Медведев: Я абсолютно поддерживаю фракцию и вообще всех, кто выступает за развитие инженерного образования. Вы знаете, к сожалению, в 1990-е годы произошла эрозия инженерного образования. В результате мы потеряли, может быть, даже целое поколение современных, грамотных инженеров. И сейчас пытаемся восполнить этот пробел. Насколько я помню, у нас приблизительно 225–230 тыс. бюджетных мест в настоящий момент для подготовки специалистов-инженеров установлено. И я считаю, что мы и дальше должны делать всё для того, чтобы обеспечить хорошую подготовку инженеров. Должны сохранять это количество бюджетных мест и даже, может быть, увеличивать.

По понятным причинам инженера подготовить гораздо сложнее, чем юриста, хотя я сам когда-то обучался этой специальности. Это и дополнительные деньги, но всё это возвращается нам новыми технологическими решениями и в конечном счёте развитием экономики. Поэтому и программа подготовки инженерных кадров, и сохранение рабочих мест, и активная профориентация, и работа самих предприятий, то есть деятельность работодателей, – всё должно приниматься во внимание.

О.Нилов (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Мой вопрос о реформе и проблемах от неё в лесной отрасли России. Если коротко, разрешите по-райкински спросить. Кто шил костюм нашему лесничеству и лесному хозяйству последние 10 лет? И что делать с этой узкой специализацией, когда один пилит, другой тушит, третий контролирует и так далее? В итоге миллионы гектаров леса горят, миллионы кубометров кругляка по-прежнему вывозятся за рубеж, а в казне многомиллиардные убытки от богатейшей отрасли мира. Может быть, возродить Минлеспром, как до сих пор это работает в Белоруссии? Или дать людям право не только на валежник, но и на лес для строительства домов, реновации сёл России? 20 млн кубов экспортируемого кругляка – это 500 тыс. деревянных домов, 50 млн кв. м жилья, в разы более дешёвого и лучшего, чем…

Д.Медведев: Для нас очень важно сохранить лес как ведущее богатство нашей страны и обеспечить его правильную переработку с высокой добавленной стоимостью на территории нашего государства, а не экспорт этого пресловутого кругляка за три копейки за границу. Но проблема эта действительно не самая лёгкая. Я напомню, что уже приблизительно 11 лет все эти полномочия относятся к числу региональных, и, наверное, с учётом масштабов нашей страны, объёмов лесного богатства в целом это правильно. Но если говорить о системе управления, что бы мне хотелось поддержать: нам, конечно, нужно попытаться установить такие правильные два ключа между Федерацией и регионами, а в настоящий момент это не работает как следует. Хотя отдельные примеры, как нужно следить за лесными богатствами, есть.

Вот я посмотрел, в Иркутской области, например, проходил эксперимент, пилотный проект по маркировке вообще всех тех поставок, которые осуществляются, чтобы мы просто понимали, что происходит. И здесь система маркировки грузов, система прослеживаемости поставляемых товаров, которой мы сейчас занимаемся в масштабах всей страны, по всей номенклатуре товаров, – должна сыграть свою роль.

Что касается создания или возрождения Минлеспрома, наверное, я здесь не скажу ничего нового: создание министерства далеко не всегда приводит к каким-то позитивным последствиям, как правило, приводит к обратным последствиям – становится больше бюрократов, а регулирование не становится лучше.

Но то, что требуется настроить эту систему именно в два, так сказать, ключа, о которых я сказал, чтобы мы понимали, что происходит, – это я не могу не поддержать.

С.Пантелеев (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Дмитрий Анатольевич, почему Минфин торпедирует самые эффективные постановления по поддержке отечественной промышленности, АПК (номера 1432, 1528, 145) поправками в 170-ю статью Налогового кодекса, вводящими двойное налогообложение на получающих субсидии?

Почему «Росагролизинг», имея 83 млрд бюджетных средств в уставном капитале, из которых ежегодно 15 млрд возвратные, в 2017 году в два раза снизил закупку отечественной техники для АПК? При острой необходимости техники на селе рынок затоваривается.

И в продолжение. Ваше отношение к выработке более жёстких критериев отбора для предоставления субсидий в рамках постановления №1528 с целью поддержки исключительно отечественного товаропроизводителя?

Д.Медведев: Нашего производителя надо поддерживать. И сейчас мы больше половины сельхозтехники закупаем внутри страны. Напомню, ещё совсем недавно это было 10–15%, и мы радовались любой приобретённой единице сельхозтехники, в том числе из-за границы.

Но Вы правы: чем больше будет закупаться нашей техники, тем лучше. И в качестве критерия отбора закупка российской сельхозтехники обязательно должна использоваться. Я это не могу не поддержать.

Что же касается постановлений №1432, №1528, №145 и трактовки статьи 170-й Налогового кодекса – по субсидиям, как я понимаю, и по налогу на добавленную стоимость, – мне об этом говорили в ходе встречи коллеги из вашей фракции. И я обещал в этом разобраться, чтобы такого двукратного удержания не было, особенно по чувствительным категориям, связанным с поставкой сельхозтехники. Такое поручение Минфину дано. Я вчера специально уточнял, Минфин этим занимается.

По «Росагролизингу». Мы с вами понимаем, его возможности тоже не беспредельны. Он и так очень многое делает для закупки качественной сельхозтехники. На этот год предусмотрены достаточно большие средства. Но в системе «Росагролизинга» нужно правильным образом управлять деньгами, которые мы передаём по бюджетной линии, и иными привлечёнными средствами. В настоящий момент нужно отбалансировать эту модель.

А.Шерин (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): В результате санкций либо недоработок Правительства в России за чертой бедности более 20 миллионов человек, то есть каждый седьмой, и это наши с вами сограждане. У них нет счетов за границей, нет недвижимости в Лондоне и США, они вынуждены ежемесячно отдавать минимум половину доходов за ЖКХ, собирать деньги на лечение детей через СМС, старики месяцами копят на котелку колбасы.

По ТВ народ видит озабоченность Правительства, как поддержать тех, кто хранит свои капиталы за рубежом. А живущим от зарплаты до зарплаты повышают МРОТ до 11 тыс. рублей и разрешают собирать бесплатно дрова в лесу.

ЛДПР помимо прочего предлагает повысить МРОТ до 20 тыс. рублей. Но наша инициатива не прошла в Государственной Думе.

Какие меры планирует принять Правительство для реальной поддержки бедного населения страны в нынешних условиях?

Д.Медведев: Я в своём выступлении сказал, что, как и Вы, считаю бедность наиболее сложной и наиболее кричащей проблемой современной России. Об этом и Президент страны говорил, когда обращался с Посланием Федеральному Собранию.

Шаги, которые предпринимаются в этом направлении, я могу сказать лишь одно, пока не являются достаточными. Но эти шаги должны быть комплексными. Невозможно решить эту проблему только путём увеличения МРОТ, как бы нам этого ни хотелось. Я уж не говорю о том, что денег на упомянутое Вами увеличение минимального размера оплаты труда в бюджете в настоящий момент нет. Я и так считаю, что мы вместе прошли очень большой путь, когда приняли известные решения, связанные с минимальным размером оплаты труда, и в настоящий момент эти решения уже будут реализованы.

Существуют разные подходы к тому, каким образом эту проблему решать. Это задача всей государственной машины – это задача и исполнительной власти, и законодательной власти, и, конечно, в конечном счёте это связано просто с нашим экономическим положением.

Я напомню, что, когда мы приступали к решению этой проблемы – я имею в виду то, что было в начале 2000-х годов, – к категории бедных у нас относилось до 30 миллионов человек. В настоящий момент мы оцениваем, исходя из существующих критериев, количество людей, которые находятся за чертой бедности, в районе 20 миллионов человек. Эта цифра несколько подросла, к сожалению, в ходе кризиса.

Мы должны сделать всё, чтобы как минимум вернуться к тем параметрам, которые были ещё несколько лет назад, и в целом стараться эту проблему решить. Рассчитываю на то, что и фракция ЛДПР внесёт в решение этой проблемы свой вклад.

П.Федяев (член фракции политической партии «Единая Россия»): Ситуация с обеспечением безопасности дорожного движения на железнодорожных переездах оценивается как критическая. По данным ГИБДД, в 2017 году на железнодорожных переездах произошло 242 ДТП, как правило, это тяжёлые ДТП. Это на 17,5% выше, чем в 2016 году. При этом отдельные переезды закрывают на время до 19 часов. Конечно, это создаёт многокилометровые пробки. Служба спасения, полиция, скорая помощь, пожарные не могут проехать на место происшествия, оказать помощь нашим гражданам, когда помощь нужна в экстренном порядке.

Поддерживает ли Правительство предложение фракции «Единая Россия» о ликвидации железнодорожных переездов в одном уровне с автомобильными дорогами посредством строительства автомобильных путепроводов по единому типовому проекту с предусмотренным выделением на это средств из федерального бюджета ежегодно?

Д.Медведев: Проблема переездов через железнодорожное полотно относится к числу наиболее опасных и требующих государственного внимания.

Буквально несколько дней назад в Крыму произошла авария (к сожалению, с большим количеством погибших) именно на железнодорожном переезде. И это, естественно, предопределяет наше общее внимание к этой теме. Я думаю, что создание переездов по стандартному единому проекту в принципе могло бы быть неплохой идеей в тех случаях, когда речь идёт о достаточно стандартизованных ситуациях. Наверное, полностью ликвидировать – так, как Вы говорите, – эту проблему при помощи единых подходов и проектов к проектированию переездов будет сложно, но использовать эту модель можно.

Готовьте предложения, давайте посмотрим, что можно сделать, в том числе и с использованием федеральных ресурсов.

В.Гартунг (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Как Вы уже сказали, российская экономика показывает весьма скромные темпы роста – менее 1,5% в год, при этом под контролем государства находится более 70% российской экономики. И чрезвычайно важным для роста экономики является повышение эффективности этого сектора. Как правило, эта эффективность заключается в эффективности государственных закупок, и Правительство достаточно много вносит поправок в законодательство – в 44-й, в 223-й федеральные законы – по увеличению прозрачности и конкурентоспособности закупок.

Но при этом в декабре этого года Правительство внесло поправку, по которой вывело из-под действия этих законов закупки у взаимозависимых лиц. Речь идёт о триллионах и даже десятках триллионов рублей.

Хотел бы знать Ваше личное мнение, потому что представитель Правительства, когда объяснял эту поправку, сказал, что Правительство не может остановить этот поток и поэтому решило этот процесс возглавить. Как Вы лично к этому относитесь?

Д.Медведев: Я не присутствовал на обсуждении этого закона, но не могу не разделить Ваших опасений, насколько я понимаю, по поводу возможности манипулирования отдельными законодательными конструкциями, в том числе моделью так называемых взаимозависимых лиц, когда на взаимозависимых лиц не распространяются правила 223-го федерального закона и целый ряд других правил.

Мы новое законодательство в этой сфере готовили для повышения прозрачности подобного рода закупок, а не для того, чтобы использовались какие-то схемы. Иными словами, давайте посмотрим, каким образом будет работать эта модель. Если эта модель приведёт к манипулированию понятием взаимозависимых лиц, для того чтобы избежать конкурентных закупок, тогда от этой модели нужно будет отказаться.

В.Володин: Сейчас у нас в рамках процедуры выступления от фракций.

Г.Зюганов: Очень важно в трудную минуту верно оценить ситуацию, правильно определить основные угрозы и выработать стратегию развития.

В этой связи обсуждение сегодня проблем страны не только важно, но и весьма полезно. Почти все министерства и ведомства провели коллегии, встречи и собеседования, и премьер довольно подробно изложил их взгляд на происходящее.

К его отчёту я добавил бы следующее. Прежде всего мы обязаны сделать главный вывод, а главный вывод заключается в том, что в стране продолжается кризис, и по многим характеристикам он осложняется. Мир развивается гораздо быстрее, чем мы. Темпы развития в мире 3,5% – эта установка Президента, которая дана была год назад, не выполнена. Мы вышли на 1,5%, но если вы уберёте сырьевую составляющую, как правило, или стагнация, или отрасли продолжают спад.

Общество расколото, причём этот раскол нарастает. За прошлый год число долларовых миллионеров увеличилось почти на 17%, население 42-й месяц подряд продолжает нищать, и это главное «достижение», которое должно быть немедленно преодолено.

Что касается износа оборудования, то это нарастает даже в нефтегазовой отрасли, где износ превысил 55%.

Да, мы прирастали в населении, но за прошлый год уже потеряли 134 тысячи, убывает энергично население на Дальнем Востоке, где уровень жизни по-прежнему остаётся крайне низким.

Что касается послания Президента. Я не согласен, что после 7 мая наступит что-то иное. Все здесь сидящие законодатели и члены Правительства будут работать в стране, и мы должны сегодня посмотреть, что будет завтра.

Президент поставил задачу не просто выйти на мировые темпы, но и всё сделать, чтобы ВВП в ближайшие шесть лет вырос на душу населения в полтора раза, а это означает, надо иметь темпы минимум 7–8%. Мы имели такие темпы перед войной почти 20 лет, они составили около 15%. Китайцы имели такие темпы, по реформам Дэн Сяопина они составили около 10%. Но у нас последние пять лет был спад ВВП.

Чтобы выходить на эти темпы, мы обсуждали с премьером и сошлись в том, что надо минимум завтра иметь 10 трлн в кармане. Премьер сказал: от 7 до 15. Давайте, допустим, 10 трлн, это большая сумма, которая позволит решить ряд проблем. Но каким образом можно победить в любой борьбе, если вы не решите три проблемы – нужна сплочённость общества, максимальная мобилизация ресурсов и освоение новейших технологий.

Что касается сплочённости общества. Да, часть мер мы приняли, но нам надо срочно решать проблему, назову, хотя бы образно, аварийного жилья. Дмитрий Анатольевич, объём аварийного жилья вырос за эти годы на 12 млн кв. м и нарастает. Будут падать балконы, взрываться квартиры. Эта проблема не решена.

Что касается «детей войны» (мы вносили), их 14 миллионов. Пять раз вносили. Мы настаивали, чтобы Вы приняли решение. 140 млрд всего нужно, это бы имело колоссальный и моральный авторитет в стране.

У нас сейчас дополнительные доходы составляют 1,3 трлн, давайте решим. У них средняя пенсия в деревне 8–9 тыс., в городе 10–13, это жалкое существование людей, которые победили и страну отстраивали.

Давайте решим вопрос по ЕГЭ. Министр Васильева принимает меры. Смотрите, как её «долбят» со всех сторон. Она пытается вернуть образование к классической русской, советской и мировой лучшей школе. Но у нас ЕГЭ господствует, он угробит последнее поколение, которое должно завтра будет работать.

Что касается мобилизации ресурсов. Кто вам не даёт решить простую проблему… Говорите, у вас денег нет. Берите за три года отчёт: золота, алмазов, леса, газа, нефти, продают каждый раз примерно на 20 трлн рублей, в бюджете ни разу не было больше 8. Возьмите ещё пятёрку, это совсем другая картина будет.

Введите госмонополию на спиртоводочную промышленность. В царское время 30–35 рублей, в советское 25–30 рублей, сейчас ни рубля не получают. 40 тысяч трупов от палёной водки, давайте решим эту проблему.

Что касается налогов. Неправда, что вы не повышаете налоги. Возьмите сборы – уже шесть или семь новых сборов, от «Платона» до экологического и курортного сбора, вы в прошлом году 250 млрд вытащили из карманов граждан. На эти деньги можно было многое сделать и поправить положение.

Возьмите новые технологии. Кто нам не даёт решить вопрос о распространении уникального опыта нашего депутата Жореса Алфёрова, который создал школу лучших математиков, физиков? Университеты, академии, суперпроизводство – почему это не реализуется в стране в каждом субъекте Российской Федерации? ФАНО удушило всех. У нас бегут из страны специалисты. Три года назад убежало 20 тысяч лучших специалистов, год назад – 42 тысячи. Оставьте их работать в стране, создайте нормальные условия, мы получим колоссальную отдачу только по этой статье.

Народные предприятия. Ну сколько можно говорить! Вам не нравится Казанков в Марий Эл. Там глава был, сидел, возглавлял бандитов, сейчас сидит в тюрьме. Сам звонил ему: отвяжись от народного предприятия. Отвязался. Это народное предприятие сейчас работает, 1,2 млрд одних налогов заплатило. Шикарная зарплата. Три новых завода построили. Но он нам там не дал землю для развития народного предприятия. Мы взяли два района в Татарстане и вывели их в передовые.

Вам не понравился Грудинин со своим совхозом. Суперуникальное предприятие. Все его лупили и сейчас продолжают по инерции. Съездите и гляньте, как можно решать проблемы, ни одной копейки у государства не взяли. Школы лучшие в мире, детские сады лучшие в Европе, зарплата самая высокая в стране. Чего бы не распространить и поддержать! Мы же этот закон писали вместе с Примаковым, Маслюковым и Геращенко, когда после дефолта страна на коленях стояла. Причём уникальный опыт, никаких дополнительных затрат. Возьмите и реализуйте.

Мы разбирали с вами бюджет. Бюджет, чтобы было развитие, 25 трлн. Его не после 7 мая надо формировать, его сейчас надо формировать. Но открываете бюджет, который вы приняли, там минус 17% на экономику, столько же на социалку и 32 на ЖКХ – при таком износе оборудования и жилищного хозяйства. Давайте принимать сейчас решение. Мы рассмотрели с Вами, Дмитрий Анатольевич, 20 программ. У одних 8 трлн. Правильно. Но устойчивость села аграрная – 16 млрд. На селе живёт 38 миллионов человек. Каждый четвёртый – одно рабочее место на селе, шесть в городе. Тогда из восьми 2 трлн отдайте деревне, у нас ни одна программа не окрашена деньгами, которые должны идти на село. И детские сады, и всё остальное на селе решается в пять раз хуже, чем в других местах. Давайте тогда примем это решение. Я бы на Вашем месте сейчас на село отдал бы дополнительно 100 млрд.

Получили 135 млн т хлеба, ни на одну копейку нигде не подешевело, цены обвалили, село потеряло 125 млрд, и сейчас не могут закупать технику, затоварились наши собственные заводы.

Главное богатство – земля, вода, лес. Вот вы все говорите насчёт леса, он уже полыхает с марта. Почему в Белоруссии лесников больше, чем у нас? Лесное хозяйство – одно из самых уникальных. Мы умели работать на этом поприще. Если бы мы взяли да купили 150 заводов глубокой переработки леса, мы бы озолотились, мы 100 млрд долларов получили бы по этой статье без ущерба для природы. Ни одна программа, ни «Чистая вода», ни «Лес», ни «Транспортные магистрали»… Тогда выстраивайте их на будущее, если собираетесь избавиться от той петли, которую нам на шею сегодня набросили. А петлю набросили и будут затягивать. А чтобы нас не душили, нужен новый курс, сильное и профессиональное Правительство и очень эффективная работа.

И последнее. Все беды, которые были в последнее время, связаны с нарушением СНиП и норм, правил строительства. В СССР был Госстрой и девять крупнейших фирм – от Сельстроя до Промстроя и Спецстроя. Я с ними работал на объектах. Вот такие мастера были! А сейчас куда ни ткнёшься, нет фирмы, которая бы даже ликвидировала серьёзную аварию. Надо делать выводы. Мы у очень опасной черты.

В.Жириновский: По экономическим проблемам. Вот можно было бы какое замечание. Наверное, Министру природных ресурсов. Ну что, мы со свалками не можем разобраться? Кстати, свалки тоже от советской власти идут, выбрасывают мусор куда угодно. Все давно делают заводы. Швеция ждёт мусор из других стран, вон даже Китай перерабатывает, все перерабатывают, у нас он валяется. И это же видно всё. Но в этом-то вопросе можно наладить. Что мы, не можем заводы сделать такие, чтобы вообще ничего не дымило и шла переработка?

Такая огромная страна. Давайте вывозить его туда, где никто не живёт. Давайте тундру засыпать этим мусором. Там некому проводить митинги. Туда не поедет московская оппозиция, не доберутся ни на оленях, ни пешком, ничего. В тундру направьте весь мусор. В нашей стране вдруг некуда положить мусор – ну это же наивность такая! Видимо, чиновники сидят в кабинетах и не могут спуститься.

Это такой момент, который действительно неприятен тем, что люди выходят на улицы. Но чем же им дышать, если открывают окно и туда дует ветер с этой свалки? А вопрос решается предельно просто.

По налогам. Наверное, можно всё-таки немножко начать снижать НДС и медленно замещать налогом с продаж. Так мы усилим наше машиностроение. Мы дадим рабочие места. Больше доходов, заработает больше потребительский рынок. Но мы всё время душим.

Но технические специалисты есть. Здесь вот «Единая Россия» уже переняла нашу программу по инженерному образованию.

Мы рады, что все три партии, так сказать, перенимают наши наработки.

В.Володин: Наше сегодняшнее заседание носит, безусловно, особый характер. В своём выступлении Председатель Правительства уже подчеркнул, что нынешний отчёт подводит итог работы за шесть лет. Это даёт нам возможность проанализировать и обсудить путь, который прошла страна за эти годы, оценить результаты и ответить на вопрос, что нам ещё необходимо предпринять, какие шаги сделать.

Месяц назад Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин обратился со стратегическим посланием к Федеральному Собранию – к нам с вами, коллеги. Поставлены задачи принципиально нового уровня на ближайшие десятилетия. Главная цель – обеспечить прорывное развитие России. И сегодня мы обсуждаем, как этого достичь, какой фундамент создан за предыдущие годы.

Работа проделана огромная. Прошло шесть лет – один из самых важных, непростых и ответственных периодов в современной истории нашей страны. Возвращение Крыма и Севастополя в состав России определило эту эпоху. За последние четыре года, в очень короткий срок, удалось сделать многое, чтобы наши законы, социальные программы, крупнейшие инфраструктурные проекты заработали в Крыму и Севастополе.

В то же время мы столкнулись с огромными внешними вызовами. На самом деле давление на нашу страну, уважаемые коллеги, существовало всегда – и в период Российской империи, и в советский период, и даже в 1990-е годы, хотя это было время, когда можно было и не предпринимать недружественных шагов, потому что Россия была слабой и мы делали всё во многом под диктовку советчиков, которые представляли другие страны. Но именно сегодня, когда наша страна стала развиваться более активными темпами, когда она стала составлять реальную конкуренцию, это давление приобрело неприкрытый и агрессивный характер.

Объявленные против нашей страны санкции направлены на то, чтобы остановить развитие России. Достаточно вспомнить, как ещё в начале 2015 года бывший Президент Соединённых Штатов Америки Барак Обама бодро заявлял, что под санкционным давлением Россия изолирована, а её экономика разорвана в клочья.

Но за последние годы мир убедился, что ничего подобного не произошло. Мы достойно и эффективно ответили на брошенный нам вызов. Смогли обеспечить устойчивость и стабильность в макроэкономической сфере, в развитии реального сектора экономики, в решении социальных проблем.

Инфляция по итогам 2017 года составила 2,5% и стала самой низкой за последние десятилетия.

Нам удалось создать национальную платёжную систему. Восстановлен экономический рост. Приняты и реализованы важнейшие решения, позволившие обеспечить импортозамещение.

Рост сельскохозяйственного производства – рекордный даже по сравнению с советским периодом.

Рекордными являются и объёмы жилищного строительства, причём речь идёт о строительстве современного, комфортного жилья. Правительству удалось реализовать основные задачи, которые ставились в майских указах. Это было непросто.

Заработали и развиваются президентские демографические инициативы. Уровень гарантий для молодых семей существенно расширен.

Но мы не можем, коллеги, и не должны успокаиваться. Видим, как сейчас предпринимаются всё новые и новые попытки усилить давление на Россию, её предприятия, целые отрасли экономики, и мы обязаны поддержать наши компании, наших производителей в условиях такого внешнего давления. Мы говорим о наших важнейших предприятиях, о жизни моногородов, где эти предприятия являются единственным местом работы граждан, обеспечивают фактически всю жизнь города. Речь идёт о многотысячных трудовых коллективах, о зарплатах людей, об их семьях, жизненных планах и благополучии.

С другой стороны, коллеги, нам пора ответить на хамское поведение со стороны Соединённых Штатов Америки, на неприкрытый лоббизм США своих интересов, на создание препятствий для работы российского бизнеса.

И в этой связи, уважаемые коллеги, Дмитрий Анатольевич, представители всех фракций Государственной Думы, было бы правильно принять зеркальные меры по отношению к продукции, которую США к нам ввозят. Сделать ровно то, что они предпринимают по отношению к нашим товаропроизводителям. У нас такая возможность есть.

Нельзя воспринимать порядочность как слабость. А власти Соединённых Штатов Америки, по-видимому, считают, что наша порядочность является слабостью. Это не так. И те, кто сегодня инициирует недружественные решения, это должны понимать.

Россия строит международные отношения на понятных, открытых принципах – принципах дружбы, принципах выстраивания двусторонних отношений, исключающих двойные стандарты, принципах невмешательства в суверенные дела других государств. И мы этому будем следовать дальше, но не потерпим, когда против нас применяются подлые методы политической работы, двойные стандарты, предпринимаются недружественные шаги, и будем стараться сделать всё, чтобы им противостоять.

Коллеги, сегодня прозвучало достаточно критики. Наверное, она прозвучит и после меня. Работа над ошибками всегда нужна, но главное – предлагать, как их исправить или избежать.

Мы с вами постоянно бываем в регионах, знаем, сколько ещё нерешённых проблем, как трудно живут многие семьи. И в этой связи нам предстоит многое сделать.

Необходимо признать, сегодня не хватает контроля за решениями, которые мы сами же принимаем. Это вопрос и к нам самим, и к Правительству. Чтобы законы эффективно работали и достигали заявленных целей, необходимо вовремя принимать качественные подзаконные акты. Это тем более важно, что обозначенные Президентом России в послании стратегические приоритеты развития требуют серьёзного законодательного обеспечения.

Коллеги, в рамках своих полномочий мы работаем с Правительством полтора года. За это время мы многое смогли сделать. Вспомним непростые слушания по проблемам обманутых дольщиков, реновации, лесной амнистии, развитию сельского хозяйства, принятые нами совместно с Правительством поправки в регламент, работу министров с профильными комитетами. В этой связи давайте, уважаемые коллеги, товарищи, выразим благодарность Председателю Правительства Дмитрию Анатольевичу Медведеву за то, что он ориентировал Правительство на более тесную работу с парламентом. Именно благодаря его позициям мы многое сделали по повышению качества принимаемых законов.

Послание Президента, стратегические задачи, сформулированные в нём, нас ко многому обязывают. Нам необходимо сделать всё, чтобы улучшить жизнь людей, чтобы наша страна была сильной, современной.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые члены Правительства, которые присутствуют в нашем зале, спасибо вам за конструктивную совместную работу над решением этих задач.

С.Миронов (руководитель фракции политической партии «Справедливая Россия»): Как мы слышали в отчёте Правительства, уж чему точно Правительство научилось, так это отчитываться. Очень информативно, очень серьёзный доклад. И действительно за шесть лет немало сделано, есть позитивные примеры.

Но в целом, говоря о политике нашего Правительства в 2017 году и во все предыдущие годы, нужно чётко сказать, что это был курс на либеральные реформы, курс либеральный. И Правительство с упорством, достойным лучшего применения, шло и продолжает идти именно этим путём.

Незначительный экономический рост и отдельные позитивные сдвиги как раз оттеняют тот печальный вывод, что Правительство явно требует и структурных, и кадровых перемен. Робкие попытки организовать стратегическое планирование, найти точки роста и дать им необходимую поддержку не дают соответствующих результатов. К сожалению, тенденция деградации социального государства только увеличивается.

Хочу затронуть несколько проблем, которые особенно чувствительны для граждан нашей страны.

Народосбережение. Мы абсолютно убеждены, что ключевая задача Правительства именно народосбережение, а значит, качество жизни, все социальные вопросы, будь то образование, здравоохранение, заработная плата, пенсии, жилищная политика. И здесь мы видим, что, как в народе говорят, конь практически не валялся. Правительство, очевидно, упускает самую главную цель своей деятельности, а именно улучшение качества жизни людей. Именно поэтому наша партия внесла уже в Государственную Думу законопроект о народосбережении, где мы прописываем ясную, чёткую государственную концепцию народосбережения и предлагаем сформировать новый координационный орган – национальный совет по народосбережению, который должен возглавить Президент Российской Федерации, а самое активное участие в этом совете должно принимать Правительство и исполнительные органы власти субъектов Российской Федерации.

Безусловно, эти предложения потребуют дополнительных финансов. Мы неоднократно говорили Правительству, где необходимо брать деньги. Это и прогрессивная шкала подоходного налога.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы, отвечая на вопрос из зала, сказали, что, наверное, имеет смысл подумать о некоем фрагменте или каком-то элементе прогрессивной шкалы. Вот очередная инициатива, она внесена в Государственную Думу. Я ещё раз повторю, мы не покушаемся, как Вы сказали, на доходы среднего класса. Мы предлагаем сделать вилку: 13% для всех и 18% только для тех, кто получает больше 2 млн рублей в месяц. Я могу назвать цифру: 20 тысяч человек в Российской Федерации. Для налоговых органов обсчитать 20 тысяч человек очень легко, но это даст 200 млрд рублей дохода в бюджет. Давайте попробуем, посмотрим. Мы не предлагаем сразу большую линейку, давайте с этих вещей начинать.

Также мы предлагаем расширить применение налога на роскошь, отмену возврата НДС для экспортёров сырья, введение государственной монополии на оборот и производство этилового спирта. Мы с коммунистами об этом постоянно говорим. Мы посчитали: действительно, раз и навсегда решение проблемы палёной водки и смерти наших людей – и 450 млрд рублей дохода в казну государства.

И конечно, в условиях санкций нам немедленно нужно возвращать наши деньги из стран НАТО. Непонятно, зачем мы кредитуем экономики (давайте называть вещи своими именами) вражеского нам государства, которое демонстрирует самые агрессивные намерения в отношении нашей страны. И здесь из серии: ещё вчера, может быть, было рано, но завтра может быть уже поздно.

Образование. В Послании Федеральному Собранию Президент сказал, что одна из главных проблем, которая стоит перед нашей страной, это технологическое отставание. Но реформы в системе образования за последние годы привели к тому, что у нас очень хромает инженерная наука, у нас выпускники школ, поступая в институт, не умеют учиться, они не умеют думать, потому что их только натаскивают на сдачу пресловутого Единого государственного экзамена. И вместо того, чтобы работать с каждым ребёнком, идёт натаскивание, как я сказал, и дрессировка детей для сдачи ЕГЭ.

Министр образования Ольга Васильева пытается вернуться к обсуждению сути образования и содержания образования и распространить единое образовательное пространство на территории всей страны. Но она натыкается на жесточайшее сопротивление прежних реформаторов образования, которые столько там наломали дров, что нам ещё долго придётся расхлёбывать.

Именно содержание образования, а не некие навыки и компетенции, о которых любят говорить, – вот что приведёт в конечном итоге нашу страну и к технологическому прорыву, и к современной, мощной, высокотехнологичной экономике, и в конце концов к независимости.

Наша фракция, наша партия считает вызовом современности унизительное положение учителя в нашей стране. Несмотря на майские указы, сегодня учитель, для того чтобы получить ту зарплату, о которой отчитываются, должен работать в два-три раза больше. Огромная бюрократическая отчётность. И мы считаем, что учителя, как и наши врачи, и работники культуры, обязательно должны быть приравнены по заработной плате и по социальным гарантиям к государственным служащим.

Здравоохранение. К сожалению, здесь реформы последних лет привели к тому, что сегодня 17 тыс. населённых пунктов в нашей стране (да, как правило, это небольшие населённые пункты) не имеют ни одного медицинского пункта, фельдшерско-акушерского пункта. То есть люди, случись что, не имеют возможности получить какую бы то ни было медицинскую помощь. И мы видим, что показатели смертности, к сожалению, растут, несмотря на то что общая продолжительность жизни благодаря демографическим инициативам Президента подрастает. Здесь проблем ещё очень много.

Государство совершенно правильно, например, охрану безопасности, охрану границ, охрану закона, охрану правопорядка ни в коей мере не отдаёт в стихию рынка. А важнейший вопрос – охрану здоровья граждан – спокойно отдали на усмотрение рыночных механизмов.

Сегодня огромное количество частных страховых компаний как пиявки присосались к нашему бюджету, в частности, к Фонду обязательного медицинского страхования, и качают деньги. И становится в конце концов выгодно долго лечить, выгодно создавать различные новые лечебные процедуры, но не вылечивать. Это абсолютно неправильно.

Мы противники в целом Фонда обязательного медицинского страхования. Мы считаем, что это обязанность государства и должно быть прямое бюджетное финансирование.

Если говорить о ещё одной ситуации, не могу не сказать с этой трибуны: считаю позором для нашей страны, позором для Правительства нашей страны, когда на центральных каналах телевидения идут призывы собирать деньги всем миром на лечение детей, а десятки миллиардов рублей у нас утекают в карманы частных страховых медицинских компаний.

Следующая тема – это жильё. Здесь, конечно, упование на ипотеку. Большинству наших граждан концы с концами не свести, есть не на что. Поэтому ипотека не решит всех проблем.

Наши предложения, о которых мы неоднократно говорили: и стройсберкассы, и возвращение кооперации, и, безусловно, фонд некоммерческого жилья (мы закон такой внесли, поддержал Президент), и конечно, социальное жильё, потому что люди неимущие, инвалиды, ветераны, дети-сироты только социальное жильё могут получить. Здесь (Дмитрий Анатольевич, на эту тему с Вами говорили), действительно, можно подумать о том, что, если социальное жильё, необязательно оно должно иметь возможность приватизации, необязательно получать его в собственность, жить-то можно сегодня и сейчас.

Завершая своё выступление, хочу сказать, что нынешняя экономическая модель развития нашей страны неэффективна и уклоняться от выбора новой, адекватной условиям России экономической модели Правительству больше нельзя.

Сегодня системно не решена ни одна социальная проблема, потому что реформа образования завершилась тем, что у нас уровень образованности упал, реформа здравоохранения – тем, что стало платно и недоступно, реформа ЖКХ – дороговизной, пенсионная реформа – дефицитом Пенсионного фонда и намёками Правительства о необходимости повысить пенсионный возраст. И абсолютно неравномерно успехи и какие-то экономические ростки распределяются.

Больше всего мы победили знаете в чём? В росте количества долларовых миллионеров. Вот здесь мы впереди планеты всей. Увы, это тоже реалии сегодняшнего дня. А на другом полюсе – более 20 миллионов граждан нашей страны, которые живут практически за чертой бедности.

России нужен рост для всех, чтобы и успехи делились на всех, и любые тяготы тоже были разделены на всех.

Мы уверены, что с действующим финансово-экономическим блоком Правительства этого добиться невозможно. Политика Правительства Российской Федерации, безусловно, требует не просто корректировки, а кардинального пересмотра.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Уважаемые коллеги!

Я всегда, когда на протяжении этих шести лет завершал отчёт, отвечал своим товарищам, коллегам, оппонентам, руководителям фракций, комментировал наиболее яркие, искренние, острые выступления. Они действительно и яркие, и острые, и интересные. Сегодня я этого делать не буду.

Мы все с вами очень разные. Это хорошо. В то же время все присутствующие в этом зале в чём-то очень близкие люди. Почему? Мы с вами все по-разному, тем не менее искренне хотим процветания своей стране. Мы хотим счастья нашим детям, нашим внукам.

Спасибо вам за большую совместную работу!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2018 > № 2569149 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563927 Дмитрий Медведев

Встреча с Председателем Правительства Дмитрием Медведевым.

Д.Медведев информировал Президента об основных темах отчёта о деятельности Правительства за 2017 год, который будет представлен депутатам Государственной Думы 11 апреля.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, у Вас завтра должен состояться ежегодный отчёт правительства перед Государственной Думой. Спасибо Вам за проект Вашего доклада. Тем не менее хотелось бы поговорить о том, что Вы считаете приоритетным отметить в выступлении перед депутатами Государственной Думы. И я думаю, что не только за прошедший, 2017 год, но, может быть, и поглубже взять, за последние несколько лет.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, этот отчёт перед Государственной Думой в известной степени носит особый характер.

Во-первых, это десятый отчёт вообще Правительства Российской Федерации перед парламентом. И во-вторых, я бы действительно хотел представить нашим коллегам-депутатам картину развития страны не только – как это положено по Конституции – за 2017 год, но и за период деятельности, взаимодействия между Правительством Российской Федерации и Государственной Думой и прежнего созыва, и действующего созыва, то есть практически за шесть лет. Картина эта получилась пёстрой, потому что это был очень сложный период.

Начинали мы с периода восстановительного роста экономики, когда в общем и целом всё неплохо развивалось. Потом наступили очень значительные сложности, связанные как с внешними факторами, включая падение цен на энергоносители, а также впоследствии введение санкций в отношении нашей страны, так и с внутренними факторами, диспропорциями, которые в экономике накопились за последние десятилетия.

Тем не менее по итогам за 2017 год я собираюсь доложить коллегам-депутатам о том, что в целом ситуация в экономике абсолютно стабильная, макроэкономические показатели находятся на должном уровне, они стремятся к тем установкам, которые были обозначены Президентом.

В частности, как известно, начался рост валового внутреннего продукта, он не такой быстрый, наверное, как все бы мы хотели, тем не менее он очевидный, он ощутимый, и наша задача, конечно, его поддержать. На абсолютно низком уровне находится инфляция, что даёт возможности как для развития кредитования в стране, так и для решения важнейших задач.

Низким является объём государственного долга, и внутренних заимствований, и внешнего долга, что также позволяет нашей экономике стабильно развиваться.

Хотел бы также констатировать, особо обозначить тот факт, что по итогам 2017 года, как и было обещано, в полном объёме исполнены социальные обязательства. Всё, что было поручено сделать Президентом, что Правительство принимало на себя в качестве ориентиров, всё сделано. С учётом того, что этот отчёт носит пролонгированный характер, хотел бы также депутатам рассказать о том, что определённые итоги можно уже представить по исполнению указов Президента от 7 мая 2012 года.

Вы проводили неоднократно совещания на эту тему, тем не менее надо всё-таки, чтобы эта картина была представлена в полном объёме, включая те важнейшие показатели, которые удалось достичь, а именно, например, показатели по росту заработной платы для тех категорий, которые были этим указом обозначены.

Несмотря на сложности, несмотря на диспропорции, несмотря на ситуацию в отдельных регионах, всё-таки удалось выйти на плановые показатели, установленные указами. Я считаю, что это в общем очень неплохой результат.

В.Путин: Вы посмотрите, там всё-таки не по всем направлениям на 100 процентов удалось всё сделать, поэтому прошу проанализировать, и вместе с коллегами это нужно обсуждать.

Д.Медведев: Мы это обязательно проанализируем, Владимир Владимирович. Там практически всё уже пришло на установленный уровень, правда, не по состоянию на конец прошлого года, а по состоянию на начало текущего года. За эти месяцы как раз кое-что удалось наверстать. Но, естественно, это должно быть в поле зрения Правительства, это абсолютно точно.

Целый ряд неплохих результатов предъявили отрасли и промышленности нашей, я имею в виду и химию, включая нефтехимию, газохимию, фармацевтику, высокие технологии – собственно, то, что также было установлено указом. И обо всём этом я собираюсь рассказать коллегам- депутатам.

Есть позиции, по которым необходимо работать дальше. В своём Послании Вы обозначали тему инвестиций в основной капитал, поскольку пока, к сожалению, рост инвестиций в основной капитал достаточно вялый, и это задача, которую предстоит решать в самом ближайшем будущем.

И по некоторым другим вопросам я также хотел проинформировать депутатов в рамках того документа, который находится перед Вами.

В.Путин: Хорошо. Я желаю Вам хорошей, позитивной и конструктивной работы с депутатами Государственной Думы.

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563927 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 февраля 2018 > № 2500543 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Россия 24».

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущей Марии Бондаревой.

Из стенограммы:

М.Бондарева: Дмитрий Анатольевич, приветствую Вас здесь, в нашей студии. Спасибо, что пришли.

Д.Медведев: Добрый день.

М.Бондарева: Первый вопрос, естественно, связан с Вашим только что закончившимся выступлением. Там получилась полемика между органами федеральной власти, региональной власти и бизнесом. На Ваш взгляд, в чём суть полемики?

Д.Медведев: Такие форумы и такая пленарная дискуссия, которая была, – я вижу их смысл именно в том, что различные слои нашего общества (это и бизнес, и эксперты, и представители власти) могут свободно обмениваться мнениями по самым актуальным вопросам. И поэтому инвестиционный форум, который проходит в Сочи, регулярно проходит, каждый год, с участием практически всех регионов нашей страны, – тоже затрагивает самые актуальные темы. Это было и сегодня. Там звучали разные предложения…

М.Бондарева: Очень жаркие иногда дискуссии.

Д.Медведев: Это нормально, иначе было бы скучно. Знаете, самое страшное, когда на таких мероприятиях хочется спать. А сегодня аудитория была достаточно активна, было подчас даже весело…

М.Бондарева: Чехова цитировали.

Д.Медведев: Чехова я цитировал, это мой любимый писатель. Есть целый ряд идей – и в этом, мне кажется, ценность форума, – которые, например, родились на прошлом форуме, а в этом году уже начали действовать как реально отработанные проекты. Я в своём выступлении сказал о том, что создана фабрика проектного финансирования, а идея впервые прозвучала год назад на этом же сочинском форуме. В результате подготовлена нормативная база, правила выдачи специальных субсидий, для того чтобы в дальнейшем направлять их на подобного рода крупные проекты. И сегодня же наши крупнейшие банки подписали соглашение о софинансировании, об участии в фабрике этих проектов. Соглашение подписали Внешэкономбанк, Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк, а это наши крупнейшие финансовые институты. Это означает, что фабрика проектного финансирования состоялась. Деньги будут идти в развитие наиболее важных проектов в сфере промышленности, сельского хозяйства, которые будут проходить необходимый отбор и финансироваться на приемлемых условиях.

Если говорить о каких-то других – актуальных, но в то же время не до конца согласованных вопросах… Я только что заходил на круглый стол, там идёт жаркая дискуссия по поводу так называемой инфраструктурной ипотеки.

М.Бондарева: Мы с Антоном Германовичем Силуановым тоже затрагивали такой новый институт. Очень интересно было бы понять, что он собой представляет.

Д.Медведев: Инфраструктурная ипотека – это возможность получить деньги на разумных условиях, то есть по достаточно низкой ставке на продолжительный срок для развития инфраструктуры нашей страны.

Я, выступая там, сказал одну вещь, хочу её повторить. Вопрос инфраструктуры для России – это вопрос, по сути, сохранения единого государства. Какое-то маленькое государство в сердце Европы может особенно и не заниматься инфраструктурой: всё равно там всё само по себе будет развиваться. А мы должны вкладывать в инфраструктуру огромные деньги – миллиарды, триллионы, по сути, рублей – и в железную дорогу, и в автодороги, и, естественно, в развитие аэропортового хозяйства, и в закупку самолётов. Для всего этого необходимо создать инфраструктурную ипотеку.

Идут дискуссии. Скажу прямо, Минфин и Минэкономразвития дебатируют этот вопрос. Подводя итоги этого круглого стола, я им сказал, чтобы они в течение недели договорились.

М.Бондарева: Мне так показалось, что Вы результат озвучили, что всё-таки этому институту быть.

Д.Медведев: Да, конечно. Я им сказал, что в недельный срок они должны внести окончательные варианты постановления Правительства и других нормативных актов по этому вопросу.

М.Бондарева: Вы сами как сейчас оцениваете инфраструктуру в России?

Д.Медведев: Вопрос в точке отсчёта. Я уже достаточно давно наблюдаю за тем, как живёт наша инфраструктура. Я помню советскую инфраструктуру, раннюю постсоветскую инфраструктуру. Сейчас инфраструктура развивается. И это не фигура речи. У нас появляются новые аэропорты, новые взлётно-посадочные полосы – в том числе и в контексте крупных мероприятий типа футбольного чемпионата мира, – дороги. Ещё совсем недавно наши федеральные трассы были в ужасном состоянии. Сейчас приблизительно 75–80% федеральных трасс находятся в нормативном состоянии. То есть это весьма приличное состояние. К сожалению, с местными региональными дорогами ситуация гораздо хуже, там только 30% региональных трасс находятся в нормальном состоянии. В это направление будем вкладывать деньги, в том числе и этой инфраструктурной ипотеки, которая должна состояться.

Если говорить о железных дорогах, они тоже развиваются: новые поезда, новые направления. Но скажем прямо: Россия огромная страна, и нам ещё потребуются и значительные финансы, и достаточно немалое время для того, чтобы всё это вывести на мировой уровень. А мы обязаны это сделать, потому что наша страна обладает уникальными логистическими возможностями и с точки зрения транспортировки по России, и с точки зрения транспортировки морем, ну и пролёта, проезда по территории нашей страны.

М.Бондарева: Чтобы было понятно нашим зрителям: как в то, что Вы объясняете, вписывается слово «ипотека»?

Д.Медведев: Граждане нашей страны уже совершенно точно понимают, что означает «жилищная ипотека». Хотя ещё совсем недавно, десять лет назад не знал никто, что такое ипотека. И когда мы использовали этот термин, люди задавали вопрос: что это такое? Сейчас абсолютное большинство людей понимают, что это способ решения жилищной проблемы, когда ты получаешь кредит под залог приобретённой жилищной недвижимости. А потом его на каких-то условиях в течение какого-то времени с определённой процентной ставкой возвращаешь. То же самое и здесь.

М.Бондарева: Но только это не жильё.

Д.Медведев: Только это не жильё, это долгосрочное вложение в развитие инфраструктуры, когда есть кредитор, есть заёмщик, есть объект залога, есть некоторые другие обременения, которые используются, и в результате этого появляются новые дороги, новые железные дороги, новые объекты транспорта.

М.Бондарева: Очень многое в Вашей речи касалось так или иначе точек роста, дальнейшего роста экономики, будущих инвестиций. Где Вы видите это будущее?

Д.Медведев: Все точки роста, все будущие инвестиции, все стратегические направления инвестирования определены. Мы относительно недавно в силу разных причин, прежде всего внутренних, перешли к модели так называемого импортозамещения. Причём хочу ещё раз подчеркнуть, что это было сделано не потому, что в отношении нашей страны были объявлены какие-то санкции. Это был побудительный мотив, но главное – по другим причинам. Мы просто должны иметь нормальные производственные мощности в промышленности, транспорте, сельском хозяйстве, развивать цифровую экономику, развивать критически важные для нас направления: энергетику, фармацевтическую промышленность. Всё это, по сути, объекты импортозамещения, развития наших собственных возможностей. Этим занимаются все ведомства в Правительстве. Транспортом занимается Министерство транспорта. Если говорить о предприятиях различных отраслей, то это Министерство промышленности и торговли. Сельским хозяйством занимается Минсельхоз. Если говорить о цифровой экономике, о развитии телекоммуникаций – это Министерство связи. Все приоритеты определены, надо просто сконцентрироваться и работать. И у нас уже в этом смысле есть, я считаю, первые успехи, по целому ряду направлений мы существенным образом продвинулись вперёд.

Сегодня на пленарной дискуссии выступал руководитель «Биокада» Дмитрий Морозов, рассказывал, как развивается его предприятие, как они с конкурентами борются. И я специально подчеркнул: наша фармацевтическая промышленность растёт темпом 25% в год. Такого никогда не было. Что делали раньше? Просто брали валюту и закупали таблетки за рубежом. Естественно, на этом ещё и довольно большое количество посредников зарабатывало. А сейчас это вложения в нашу науку (она там очень сложная, вся фармакология сейчас – это высочайшая с точки зрения научного подхода область знаний, прикладных знаний), в производство, в упаковку и впоследствии в реализацию. И всё это работает. И мне очень отрадно, что таких отраслей у нас становится всё больше и больше.

У меня недавно был руководитель «Транснефти». Вы знаете, это крупнейшая компания, которая занимается транспортировкой нефти и нефтепродуктов по территории нашей страны. Она беспрецедентна по своему объёму работы, потому что работает в России. И вот что мне сказал руководитель компании Токарев. Он сказал: 93% закупаемого нами оборудования, в том числе самого сложного – управленческих комплексов, насосов, двигателей, турбин, самих труб, – российское. 93%! И это касается не только «Транснефти», это касается и «Роснефти», и «Газпрома». Все наши крупные компании, которые в настоящий момент испытывают давление из-за границы, где говорят: мы вас обложим со всех сторон, стараются перейти на внутренние, российские технологии, на внутренних, российских поставщиков. Я уверен, что это можно сделать.

М.Бондарева: Получается, что из-за, как Вы сказали, давления, расширяющегося в последнее время, нужно расширять и импортозамещение. Как Вы считаете, сейчас куда нам нужно нацелить все свои силы?

Д.Медведев: Как раз в эти самые стратегические, критически важные для нас отрасли, для того чтобы мы могли просто жить нормально, ни от кого не зависеть.

Ещё один пример приведу, он простой, но очень важный. Ещё совсем недавно мы с вами 50–60%, а то и 80% продуктов на своём столе видели только как импортные. Это касалось всего. В настоящий момент у нас есть Доктрина продовольственной безопасности. По очень важным направлениям мы достигли порога Доктрины продовольственной безопасности и даже превысили его. Это касается таких очень важных продуктов для жизни страны, как зерновые, пшеница – всё, что необходимо для производства хлеба и хлебобулочных изделий. Это касается сахара, целого ряда кормовых добавок, мяса птицы. Ещё совсем недавно мы закупали кур и другую живность за границей, сейчас это всё наше, российское. И стоит задача полностью решить эту продовольственную проблему по всем видам животноводческой продукции, по другому мясу и по молоку и маслу. Как только мы это сможем сделать, мы, по сути, будем кормить себя абсолютно сами – и реализовывать ещё и экспортный потенциал, а у нас он огромный. Мы и сейчас уже являемся крупнейшим нетто-экспортёром по зерновым и зернобобовым культурам. А в прошлом году собрали беспрецедентный по размеру урожай – 135 млн т, даже чуть больше. Это даёт нам возможность поставлять зерно на рынки крупнейших стран.

М.Бондарева: А что касается, если можно так сказать, финансового импортозамещения… Потому что сейчас, как мы видим, круг всё сужается и сужается…

Д.Медведев: Понимаете, сколько бы ни сужался круг, всё равно нас не смогут взять в кольцо, из которого нет выхода. Никогда этого не было в истории нашей страны.

М.Бондарева: Но сделать что-то нужно.

Д.Медведев: Во-первых, всякие санкции вредят обеим сторонам. Во-вторых, даже финансовые потребности мы в значительной степени покрываем за счёт наших внутренних возможностей – ищем новые финансовые рынки. Конечно, целый ряд проектов из-за финансовых санкций оказался под угрозой. Мы смогли найти иные финансовые ресурсы, мы мобилизовали наши внутренние возможности. Но, скажем прямо, лучше бы этих решений не существовало, потому что, ещё раз говорю, они вредят и иностранному бизнесу, и российскому. И всегда бьют по двум сторонам.

М.Бондарева: Естественно, одной пострадавшей стороны никогда не бывает.

Д.Медведев: Нет, бывает, но в данном случае эта мера бьёт именно по двум сторонам.

М.Бондарева: А если брать последние… даже санкциями их сложно назвать. Вот «кремлёвский доклад» – это, наверное, даже не санкции, а какой-то такой пугающий список. Что Вы можете о нём сказать? Он как-то тормозит развитие бизнеса?

Д.Медведев: Любые санкции, ещё раз подчеркну, конечно, работают в отношении всех, кто затрагивается этими решениями, – и тех, кто принимает эти решения, и тех, на кого они распространяются. Другое дело, какой они дают результат. Я всегда вспоминаю историю советского периода. В отношении Советского Союза санкции вводились около десятка раз. Ни одна из этих мер не привела ни на йоту к изменению позиции правительства Советского Союза. Это просто экскурс в историю.

Что касается нынешней темы, связанной с какими-то списками – опубликованными, неопубликованными... Во-первых, на мой взгляд, это в значительной степени внутриамериканская проблема. Это проблема борьбы американского истеблишмента с Президентом Трампом, это проблема сведения счётов между демократами и республиканцами, это проблема противоречий в республиканской части американской элиты. И вокруг этого крутится российская тема, при помощи которой значительная часть американского истеблишмента решает свои внутренние задачи.

Действительно, для бизнеса попадание в различного рода списки – это всегда настораживающий момент. И именно на это рассчитывают те, кто пытается давить на нашу страну. Причём это касается не только и, на мой взгляд, не столько российского бизнеса, сколько бизнеса, например, европейского. Когда списки формируются, они тем самым как бы говорят: вот посмотрите, такая-то компания попала в список, вы аккуратнее с ней, потому что мы её где-то там указали. Почему они это делают? По сугубо прагматическим причинам. Потому что они хотят продвинуть свои компании на европейский рынок (а скажем прямо, между Европой и Соединёнными Штатами Америки сейчас не лучший период отношений) и вытеснить наши компании, разорвать хозяйственные связи, которые сложились за десятилетия между Европейским союзом и Российской Федерацией, между компаниями из Евросоюза и России. И продвинуть свои проекты. Примеров полно, но я приведу, наверное, самый крупный. Американцы напрямую в своих законах борются с нашим «Северным потоком». Но не потому, что он не соответствует идеологии администрации Соединённых Штатов или Конгресса, а по вполне прозаическим, простым причинам: они хотят продвинуть свой сжиженный природный газ на европейский рынок и постараться нас вывести из игры.

М.Бондарева: Как это называется – геополитика? Как Вы считаете, будет ли новый виток санкций? Нас пугают, что есть какой-то ещё скрытый список, что могут ввести какие-то новые санкции. Ваше личное мнение, Ваши личные ожидания? Идут ли кулуарные обсуждения этой темы?

Д.Медведев: Мы ничего не ожидаем. Если кто чего захочет – может это сделать. Пусть у них голова болит. Мы готовы к любым решениям. Российская экономика за последние два года доказала, что способна справиться с очень серьёзными вызовами, в том числе с санкционными ограничениями – и по поставкам, и в области финансов. От того, что они какие-то очередные списки опубликуют или какие-то решения объявят, принципиально ничего не изменится. Это не значит, что мы не следим за ситуацией. Мы готовимся. Например, специальный банк недавно появился, который должен заниматься обслуживанием в том числе оборонной промышленности. Просто для того, чтобы нас, что называется, не застигли врасплох. Но в целом я никаких существенных угроз для нашей экономики, а тем более для граждан нашей страны не вижу.

М.Бондарева: Последний вопрос об отношениях России и Запада. Столько уже санкций, столько взаимных упрёков... И политические санкции, и экономические, и спортивные – чего только не было за это время! Нет ли такого ощущения у Вас лично, что какая-то черта невозврата пройдена?

Д.Медведев: Да нет никаких черт невозврата. Нет никаких красных линий. Есть история, которая всё расставляет на свои места. Много было разных эпизодов в российской истории с западными странами – и с Соединёнными Штатами, и с европейскими странами. В конечном счёте разум брал верх. Отношения стабилизировались, дурацкие решения отменялись, бизнес продолжался. Я уверен, что и в этот раз так будет. Хотя, прямо скажем, это время действительно в наших отношениях потрачено зря. Бизнес потерял деньги, рабочие места, никто от этого ничего не приобрёл.

М.Бондарева: Если говорить о правилах для бизнеса: сегодня на пленарной дискуссии шла речь, и недавно на РСПП тоже бизнес яро высказывал свою точку зрения по поводу того, что правила должны быть чёткими, стабильными, не меняться и так далее. Тем более ввиду обострённой геополитической ситуации. Должен ли бизнес опасаться повышения налоговой нагрузки?

Д.Медведев: Мы некоторое время назад (Президент об этом сказал, Правительство получило президентское поручение) договорились не менять условия игры. И я считаю, что мы (я имею в виду в широком смысле – власти) эту договорённость соблюдаем. Есть какие-то нюансы всегда, но мы сказали, что до 2018 года никак не трогаем налоговую систему, – мы её не трогаем. Бизнес иногда говорит: вы налоги не трогаете, но неналоговые платежи меняете. Да, в некоторых случаях это происходит, тот же нефтяной налоговый манёвр, некоторые другие решения. Но всё-таки это не кардинальные изменения налоговой системы. Давайте призадумаемся: например, подоходный налог в нашей стране уже не меняется 18 лет практически, ну чуть меньше, хотя в других странах он прыгает – то одна ставка, то другая…

Это означает, что мы всё-таки стараемся создать стабильные условия работы, условия жизни и для граждан, и для бизнеса. За последние годы мы не меняли, ещё раз говорю, налоговых правил. Это не означает, что налоговая система является абсолютно оптимальной. Какие-то изменения назрели, но их нужно обсудить, сделать это открыто и не создавать условий, которые кардинальным образом будут отличаться от тех, что есть.

В этом смысле, я считаю, бизнес может чувствовать себя спокойно.

М.Бондарева: А простым россиянам в этом плане есть чего опасаться?

Д.Медведев: Я же сказал, что мы в последние годы ничего практически не трогали в налоговой системе. И никаких опасений быть не может в том плане, что власть вдруг ни с того ни с сего решит каким-то непонятным образом ввести какие-то обременительные налоги, платежи новые, – ничего подобного мы делать не должны. Всякие изменения в налоговой системе должны быть сбалансированными и предварительно обсуждёнными и с экспертным сообществом, да и просто с людьми. Но ещё раз говорю: это не значит, что нужно стоять на месте. Нужно развиваться.

М.Бондарева: То есть всё-таки изменения какие-то будут?

Д.Медведев: Какие-то изменения всегда необходимы.

М.Бондарева: Последняя тема – цифровая экономика. Вы о ней уже говорили. Это, скажем, то, на что сейчас делает ставку наша страна – по планам Кремля, Правительства, это для нас драйвер роста. Вы поручили своей команде, Правительству, министрам изучить big data, блокчейн и так далее.

Д.Медведев: Понимаете, это, так сказать, не позиция, которую придумали где-то в высших инстанциях, в Кремле, в Правительстве. Это веление времени. Весь мир развивается сейчас как цифровой мир. И эти красивые выражения, которые ещё пять лет назад никто не слышал и не использовал в повседневной жизни, сейчас приобрели абсолютно конкретные измерения. Вот Вы сказали про блокчейн. Что такое блокчейн? Это система распределённых данных, которая позволяет верифицировать целый ряд операций, сделать их абсолютно доверенными, не подверженными мошенническим манипуляциям и тем самым укрепить доверие вообще к финансовой системе, к системе регистрации. У этой системы в целом огромное будущее, просто потому, что эту систему невозможно исказить, она сама себя поддерживает. Я уверен, что система распределённых данных будет применяться в самых разных областях.

М.Бондарева: Вы в это верите?

Д.Медведев: Я не просто в это верю. Уже сегодня – так. Хотя какие-то моменты могут и исчезнуть. Вот много про криптовалюты говорят…

М.Бондарева: Только хотела спросить: а в майнинг и биткойн верите?

Д.Медведев: Понимаете, все эти разговоры должны основываться на реальных потребностях. Судьба криптовалют нам непонятна. Именно с этим, кстати, связана высокая степень волатильности таких валют, то есть падения и роста курса этих валют. К ним нет доверия. Это бесконечный набор спекуляций.

М.Бондарева: Нет регулирования.

Д.Медведев: И нет регулирования, совершенно верно. Здесь регулирование необходимо и национальное, и наднациональное. Останутся они или исчезнут – на сей счёт есть очень разные мнения. Но возвращаясь к технологии распределённого реестра данных, или блокчейна: вне зависимости от судьбы этих криптовалют блокчейн и система верификации, которая основана на этой технологической идее, останутся точно. И это очень полезно для человечества и должно использоваться и в нашей стране. То, что связано с большими массивами данных (Вы упомянули уже big data), – тоже очень важное направление, которое позволяет обобщать результаты огромного массива данных, на основе этого устанавливать закономерности и принимать технологически, а впоследствии и экономически выверенные решения, в том числе о том, каким образом развивать ту или иную сферу экономики или социальную сферу, каковы реальные доходы. Всё это, безусловно, нуждается в государственной поддержке. Мы приняли программу цифровой экономики и обязательно будем воплощать её в жизнь.

М.Бондарева: Я так понимаю, вопрос, покупаете ли Вы биткойны, задавать нет смысла, потому что ответ будет «нет».

Д.Медведев: Я Вам могу прямо ответить: конечно, нет.

М.Бондарева: Получится через год нам с Вами здесь встретиться и записать интервью, как Вы считаете?

Д.Медведев: Если Вы меня пригласите дать интервью, я всегда к этому готов. Это не проблема. Был бы предмет для разговора. Но я уверен, что предмет для разговора будет, потому что наша экономика растёт, развивается. Такие форумы, как сочинский, очень популярны. И мои коллеги по Правительству вне зависимости от того, какова будет их судьба, я уверен, будут и дальше принимать участие в обсуждении ключевых вопросов. Сюда будет приезжать бизнес, эксперты. Потому что это прекрасное место и для того, чтобы обсудить сложные экономические и социальные вопросы, и просто для того, чтобы отдохнуть, скажем, покататься на лыжах.

М.Бондарева: Спасибо Вам большое за интервью. Желаю Вам, чтобы удачно прошёл этот форум.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 февраля 2018 > № 2500543 Дмитрий Медведев


Казахстан. СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 2 февраля 2018 > № 2485563 Дмитрий Медведев

Заседание Евразийского межправительственного совета.

Выступление Дмитрия Медведева на заседании:

Уважаемые коллеги, уважаемые члены делегаций! Хочу поблагодарить Казахстан за организацию нашего заседания, за создание максимально комфортной обстановки для работы. Нам всегда приятно бывать в Казахстане, посещать гостеприимную Алма-Ату. Поздравляю всех с началом года. Конечно, год начинается с подведения итогов, постановки новых задач. Мы действительно в узком составе уже к этому приступили – провели консультации, по каким-то вопросам нашли решение, по каким-то вопросам продолжим эти консультации, провели в общем продуктивные дискуссии, теперь уже в широком составе продолжим обсуждение всех этих тем.

Несколько слов об итогах 2017 года. Мы в целом положительно оцениваем прошлый год как с точки зрения экономической ситуации, так и развития институтов союза. Удалось добиться неплохого качества макроэкономических показателей в рамках нашего Евразийского союза. Напомню, что объём взаимной торговли между нашими странами, как и прогнозировалось, увеличился почти на 27%. И валовый внутренний продукт растёт, и промышленное производство растёт, и сельское хозяйство. Рост поставок отмечен практически по всем товарным позициям. И в России, и по союзу в целом имела место опережающая динамика экспорта несырьевых товаров. Это те позитивные итоги, которые мы в настоящий момент имеем.

Впервые с момента создания союза уровень инфляции во всех странах «пятёрки» не превышает её предельное значение, которое установлено Договором о Евразийском союзе, а именно 7,5% по всей группе стран. Более того, в большинстве стран уровень инфляции существенно ниже. И, как прямое следствие, – это важно и для граждан, и для компаний – замедлился рост цен. Немалую роль в этих изменениях сыграли решения, которые мы с вами принимали, уважаемые коллеги, на интеграционном треке.

В текущем году Россия председательствует в органах Евразийского союза. Приоритеты нашей работы были изложены Президентом Российской Федерации в обращении к лидерам союза 18 января текущего года. При этом мы, конечно, открыты к предложениям партнёров, готовы их учитывать. Коротко остановлюсь на основных направлениях.

Первое. Важно выполнить работу по стратегическим задачам, стоящим перед союзом. Для этого предстоит заняться устранением барьеров и ограничений, остающихся на нашем рынке. Мы в узком составе это подробно и продуктивно обсуждали. Целенаправленно и последовательно развивать внутренний контур интеграции, формировать единые рынки товаров и услуг, проводить согласованную политику в промышленности и сельском хозяйстве, выстраивать политику импортозамещения, чтобы в конечном счёте выйти на взаимовыгодные совместные проекты и перейти к созданию высокотехнологичной продукции.

За прошлый год нам удалось ликвидировать 10 барьеров, но количество актуальных обращений бизнеса существенно больше. Наиболее проблемными являются сферы технического и таможенного регулирования, транспортных услуг. Все эти нормативные изъяны нам и предстоит ликвидировать по всем национальным экономикам. Поэтому экспертная группа по вопросам устранения барьеров должна работать максимально активно.

Второе. Одной из главных задач остаётся настройка наднационального регулирования. Напомню, что с начала этого года заработал один из ключевых документов союза – новый Таможенный кодекс. Нужно, и в этом смысле мы призываем комиссию, не снижать темп выработки решений в развитие кодекса, а странам не затягивать с имплементацией положений кодекса в национальное законодательство. Это касается всех стран. От этого напрямую зависит и бизнес-климат, и условия ведения торговли.

Сегодня мы, кстати, подпишем Соглашение о маркировке товаров, которое призвано повысить контроль за оборотом товаров на территории союза. Прослеживаемость поможет значительно усовершенствовать работу единого рынка (мы с вами уже в этом убедились на отдельных товарных позициях), повысить собираемость налогов, вывести из тени целые секторы розничной торговли. Важно поэтапно распространять маркировку на новые группы товаров, пока не будут охвачены все товарные потоки, как, собственно, мы с вами и договаривались.

Третье. Нужно дополнить нашу работу и новыми инициативами. Мы приехали сюда и на цифровую конференцию. В своём выступлении на форуме и я, и мои коллеги, естественно, определяли приоритеты, по которым мы будем двигаться. Нам нужно создавать режим гибкого регулирования, который был бы привлекателен для участников рынка. Необходимы собственные цифровые платформы и собственная инфраструктура, притом что мы должны действовать совместно, сообща, используя единые стандарты. Применений этому может быть масса. Речь идёт о той же прослеживаемости, развитии электронной коммерции, переходе на единые стандарты, внедрении IT-технологий в транспорте, промышленности и таможенном деле. Нужно консолидировать наши национальные предложения и начать эту работу.

Очевидно, что назрела необходимость глубже заняться другими темами. Это, в частности, атомная энергетика, научно-техническое сотрудничество, медицина, экология, туризм, спорт.

Отдельно хотел бы выделить социальную сферу. Именно в ней зачастую есть конфликтный потенциал, и по ней люди оценивают вообще работу правительств. В этом году, мы надеемся, будет подписан договор о пенсионном обеспечении трудящихся, а с принятием этого решения людям станет проще менять место работы в пределах союза. Это та самая трудовая мобильность, к которой в целом мы стремимся. Люди получат возможность выбора, где им выходить на пенсию.

И четвёртое направление – это международное сотрудничество. Предстоит продолжить и по возможности завершить переговоры по созданию зон свободной торговли с целым рядом стран. Бакытжан Абдирович (Сагинтаев) уже их называл: Египет, Израиль, Индия, Иран, Сербия, Сингапур. Нужно наладить взаимодействие наиболее близких интеграционных форматов, а именно Евразийского союза и СНГ, и подготовить к подписанию соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китайской Народной Республикой.

Есть и другие темы. Мы их рассмотрим на последующих заседаниях межправсовета.

Таковы российские оценки.

Документы, подписанные по итогам заседания Евразийского межправительственного совета:

Подписание принятых по итогам заседания Евразийского межправительственного совета документов

Подписание принятых по итогам заседания Евразийского межправительственного совета документов

- Поручение «О ходе реализации цифровой повестки Евразийского экономического союза и механизмах проведения согласованной политики»;

- Поручение «Об анализе ситуации, складывающейся на рынках сахара государств – членов Евразийского экономического союза»;

- Распоряжение «О ходе работы по созданию органа по расследованию авиационных происшествий»;

- Решение «Об отмене Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 26 сентября 2017 года №130»;

- Решение «Об отмене Решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 14 ноября 2017 года №151»;

- Распоряжение «О макроэкономической ситуации в государствах – членах Евразийского экономического союза и предложениях по обеспечению устойчивого экономического развития»;

- Распоряжение «О состоянии взаимной торговли между государствами – членами Евразийского экономического союза в 2017 году»;

- Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в Евразийском экономическом союзе;

- Распоряжение «О совместных прогнозах развития агропромышленного комплекса, баланса спроса и предложения государств – членов Евразийского экономического союза по сельскохозяйственной продукции, продовольствию, льноволокну, кожевенному сырью, хлопковолокну и шерсти на 2017–2018 годы»;

- Решение «Об утверждении Положения о разработке, финансировании и реализации межгосударственных программ и проектов в промышленной сфере»;

- Распоряжение «О вопросах, связанных с реализацией Договора о пенсионном обеспечении трудящихся государств – членов Евразийского экономического союза»;

- Распоряжение «О реализации Решения Высшего Евразийского экономического совета от 8 мая 2015 года №13»;

- Распоряжение «О представлении Высшему Евразийскому экономическому совету кандидатуры члена Совета Евразийской экономической комиссии»;

- Распоряжение «О времени и месте проведения очередного заседания Евразийского межправительственного совета».

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Я не буду говорить вступительных слов, поскольку во время своего выступления уже достаточно подробно рассказал и о приоритетах российского председательства в Евразийском союзе, которые изложены в специальном обращении Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, и о правительственной позиции по этому поводу. Скажу лишь, что мы хорошо поработали и в узком составе – в тёплой атмосфере, сопровождавшейся, как известно, небольшим землетрясением в период рассмотрения одного из очень интересных вопросов, посвящённых постановлению Совета Министров Республики Беларусь №666 – что, конечно, наводит на различные мысли. Тем не менее всё благополучно было рассмотрено, все решения приняты, подписаны. Я готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: «Интерфакс», Ксения Голованова. Дмитрий Анатольевич, по поводу соглашения, которое Вы только что подписали, о маркировке идентификационными знаками. Скажите, пожалуйста, когда начнёт действовать эта система, насколько длительный процесс, готовы ли наши партнёры к этому и с чего планируется начать? Про эксперимент с меховыми изделиями известно, какие следующие товарные группы?

Д.Медведев: Это действительно очень важная тема, связанная с цифровой маркировкой и прослеживаемостью товаров. По сути, это и есть общий рынок. Если раньше на создание общего рынка уходили иногда десятилетия, потому что надо было понять, как передвигаются товары, смотреть бумажки, товарно-транспортные накладные, изучать спрос, предложения, основные товаропотоки, – то сейчас это всё можно сделать в цифровой форме, о чём мы сегодня, в том числе и на конференции, говорили. Вы знаете о проведении эксперимента по шубам. Я могу сказать, что результаты там вполне вдохновляющие. Притом что шуба – дорогостоящий товар, в результате проведения эксперимента с маркировкой шуб общее количество товаров такого рода, которое мы увидели, увеличилось в 13 раз! А реализация в розницу этих изделий увеличилась в 7 раз. Вот что это значит. Мы из тени вытащили дорогие товары, и их количество увеличилось в 13 раз.

В настоящий момент мы готовы к тому, чтобы постепенно переходить к маркировке фармацевтических товаров, что очень важно, чтобы наши граждане были уверены, что лекарства продаются надлежащего качества, что они не являются контрафактными и что они продаются по нормальным ценам. Табачные изделия готовы к такого рода маркировке и некоторые другие. В рамках этой работы мы надеемся покрыть практически все группы товаров. Будем делать это постепенно, чтобы не напрягать рынок, но в то же время последовательно продвигая эту идею.

Кстати, хочу поблагодарить всех наших партнёров по Евразийскому союзу, потому что, когда эта тема начиналась, вокруг неё было очень много наслоений. Что скрывать, вокруг движения товаров всегда крутится очень много бизнесов. Этот бизнес так или иначе пытается влиять в том числе и на позиции министерств, ведомств. И всё-таки нам удалось в рамках Евразийского союза – я считаю, что это достижение нашего союза, – согласовать общую позицию, и сегодня идея оцифровывания всех товарных потоков, маркировки товаров ни у кого сомнений не вызывает. Это, я считаю, наше большое достижение.

Вопрос: Игорь Тур, телеканал «ОНТ», Минск. Дмитрий Анатольевич, в 2017 году Президент Белоруссии неоднократно высказывал замечания в адрес ЕАЭС, иногда это переходило в критику. Задекларированные цели – свободное движение капиталов, товаров, услуг – достичь никак не удаётся. Наверняка для этого есть ряд причин – барьеры остаются, изъятия остаются. На Ваш взгляд, теоретически может существовать на сто процентов единый рынок ЕАЭС? В теории и на практике возможно ли такое в принципе? Как Вы думаете, к этому сейчас идёт объединение? Либо страны немного пересматривают свою позицию и разворачиваются, обоснованно и логично, в сторону защиты своих национальных интересов?

Д.Медведев: Понимаете, эти тренды всё равно будут всё время находиться в определённом противоречии – меры по защите собственного рынка и по созданию общего рынка. Это не мы придумали, то же можно наблюдать и в Европейском союзе, и в других интеграционных объединениях. Вот постановление Совмина Республики Беларусь №666. Собственно, на наш взгляд, как раз это постановление вводит определённые ограничения. Причём мой коллега, Андрей Владимирович Кобяков, достаточно убедительно тоже объяснял, почему такие решения были приняты: чтобы контролировать качество, чтобы всякую дрянь на рынок не тащили. Это всё правильно. С другой стороны, это ограничение. И вот баланс между регулированием собственного рынка, иногда защитой собственного рынка, и созданием общего рынка – это самая сложная задача.

Достижим ли в принципе абсолютно свободный рынок товаров, работ и услуг? Абсолютного ничего в мире не бывает, но стремиться в этом направлении необходимо. В этом плане у нас ещё очень большая работа предстоит, она касается ограничений, которые есть во всех государствах Евразийского союза. Мы договорились о том, что будем их снимать. Есть так называемая Белая книга, где они перечислены. В прошлом году мы сняли, по-моему, 10 ограничений, их ещё несколько десятков. Будем их постепенно устранять и двигаться именно в этом направлении. Думаю, что это правильная цель.

Вопрос: Добрый день! Роберт Францев, телеканал «Россия». Дмитрий Анатольевич, как Вы оцениваете, когда будет принято решение о пороге беспошлинной интернет-торговли в ЕАЭС и будет ли это единый порог для всех стран, входящих в союз, или каждое государство будет устанавливать этот уровень по отдельности? И, на Ваш взгляд, для России какой уровень приемлем?

Д.Медведев: Этот уровень должен быть, естественно, единым, потому что в противном случае рынок будет фрагментирован. Такое решение принято, и оно уже воплотилось в акты Евразийского союза. Оно состоит в том, что до конца текущего года беспошлинный порог для товаров, ввезённых в рамках интернет-торговли, составляет 1 тыс. евро, с 1 января 2019 года этот порог устанавливается в размере 500 евро, с 1 января 2020 года этот порог устанавливается в размере 200 евро. Но это как бы верхний порог, и страны могут на нём остаться. Целый ряд стран уже установили для себя более жёсткие требования (насколько я знаю, в Республике Беларусь они уже действуют), в этом смысле они имеют право установить более жёсткие цифры. Вопрос ведь не только в том, каков этот порог. Кстати, он определяется не только суммой ввезённых товаров, которые продекларированы, но и весом товаров. Там есть ещё один ограничитель, он в нашей стране, например, составляет 31 кг. По-моему, эта же цифра там тоже воспроизведена. Вопрос ещё и в том, каковы пошлины, которые взыскиваются при сверхлимитном ввозе товаров. И это тоже дело каждого государства.

Какой порог для нас является необходимым и достаточным, ещё предстоит выяснить. Дискуссии на эту тему продолжаются, но ориентиры в рамках Евразийского союза заданы этим решением. То есть это верхний порог, нижний может быть иным, но это надо обсудить. В любом случае надо принять сбалансированное решение, которое, с одной стороны, защитит внутренний рынок и национальных производителей, а с другой стороны, сохранит все возможности приобретения товаров через интернет-магазины, которые расположены в других странах.

Вопрос: Меня зовут Мирус, я представляю IT-совет Национальной палаты предпринимателей Казахстана. Дмитрий Анатольевич, наш Премьер-министр поддерживает наши инициативы, наши IT-решения в государственной системе. Не будем скрывать, у нас есть амбиции, мы хотим выйти на российский рынок и покорить его, в том числе и в государственном секторе. Скажите, пожалуйста, какие двери вы нам можете открыть в рамках сотрудничества наших стран?

Д.Медведев: Мы готовы открыть перед вами как перед нашими друзьями и партнёрами любые двери, которые вы сами сможете открыть, которые окажутся вам под силу. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы представители IT-индустрии из дружественных нам стран, стран Евразийского союза работали не только у себя дома. Рынок действительно един, особенно цифровой рынок, рынок IT-технологий в наших странах. Это свободный переток интеллекта, и продукты, которые в этом случае создаются, могут использоваться в разных государствах. Тем более что в Евразийском союзе этот рынок пока очень маленький. Мне сейчас коллеги показали список стартапов, которые принято называть единорогами, которые достигли миллиарда долларов. В первой тридцатке, по-моему, наших компаний нет, и это очень печально. Там есть компании, например, из Китайской Народной Республики. Многие из них, наверное, невеликие с точки зрения интеллектуальных решений, но там эффект масштаба: то, что предлагается, сразу масштабируется по всей цепочке продаж, например в Китае, и за счёт этого компания, стартап взлетает вверх. Много американских, европейских компаний, Сингапур, некоторые другие азиатские страны. Наших пока нет – я имею в виду всех нас, Евразийского союза. Может быть, вы будете одной из первых таких компаний, если создадите. Мы в этом, во всяком случае, заинтересованы. Надо выращивать свои IT-компании. Давайте это делать.

Казахстан. СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 2 февраля 2018 > № 2485563 Дмитрий Медведев


Бельгия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 января 2018 > № 2477782 Дмитрий Медведев, Шарль Мишель

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и Шарля Мишеля по завершении российско-бельгийских переговоров.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые дамы и господа! Уважаемые представители средств массовой информации! Господин Премьер-министр!

Только что мы завершили переговоры с моим коллегой, Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем. Это для господина Премьер-министра первый визит в нашу страну. Надеемся, что этот визит оправдает ожидания и Вы увезёте домой не только хорошие впечатления о зимней Москве, но и определённые результаты. Помимо только что подписанного протокола эти результаты выражаются в наших переговорах, в обсуждении наиболее важных, актуальных тем для Российской Федерации и Королевства Бельгии, для Европейского союза и Российской Федерации, целого ряда международных проблем.

У нас давние традиции дружбы и взаимопонимания. В этом году дипломатическим отношениям между нашими странами исполняется 165 лет. А в прошлом году отмечалось 300-летие посещения Петром I бельгийских земель, то есть в этом смысле у нас действительно очень хороший бэкграунд.

Если говорить о торговле, она в целом за последнее время стала восстанавливаться. За 11 месяцев прошлого года товарооборот вырос на 20%, причём позитивная динамика есть как со стороны Российской Федерации, так и со стороны Бельгии, и эту динамику нужно было бы сохранить.

Несмотря на известные обстоятельства, связанные с санкционной политикой, инвестиционное сотрудничество тоже не замерло. Объём накопленных инвестиций составляет со стороны Бельгии 1,2 млрд долларов (по состоянию на середину прошлого года). С российской стороны – приблизительно 0,5 млрд долларов.

Многие бельгийские компании успешно работают в России. Мы только что с господином Премьер-министром говорили о перспективах, проектах, которые реализованы, и трудностях, которые обычно возникают в ходе реализации проектов. Без этого не обходится, но очень важно, чтобы эти проблемы оперативно снимались. Есть неплохие перспективы для развития бизнеса. Это касается и металлургии, и новых проектов, которые были запущены совсем недавно в Липецке, – я имею в виду компанию «Бекарт», которая планирует дополнительные инвестиции. Мы это только приветствуем.

Ещё одно направление сотрудничества, о котором мы только что говорили, – это медицинские технологии. Для лечения онкологических заболеваний бельгийская компания IBA запускает так называемую систему протонной терапии в Ульяновской области. Это важное направление.

Мы говорили о том, что неплохо было бы посмотреть и на фармакологический сектор. Хочу сказать (не успел сказать это во время нашего общения с господином Премьер-министром): у нас фармацевтический сектор растёт огромными темпами – в среднем 20–25% в год. И в этом смысле на нашем рынке вполне есть место для бельгийских компаний, для создания совместных производств. Тем более это и есть высокие технологии, на которые мы все в настоящий момент уповаем.

Есть большие проекты в области энергетики, в аэрокосмической области, в химической промышленности, собственно, в узком смысле – в высоких технологиях. Видим заинтересованность бизнес-сообщества. Надеюсь, что предприниматели будут вести себя активнее. Мы об этом тоже говорили. И только что подписан дополнительный протокол к Конвенции об избежании двойного налогообложения. Важно завершить ратификационные процедуры.

В феврале пройдёт заседание межправкомиссии, для того чтобы выработать конкретные предложения о будущих совместных проектах. Оно намечено в Сочи.

Развиваются гуманитарные связи. Это действительно очень важно, особенно в тот период, когда между странами существуют те или иные проблемы. Когда существует проблема доверия, взаимопонимания, очень важно сохранить гуманитарную составляющую. Развиваются контакты в области образования, молодёжные обмены. С прошлого года в Антверпене работает Центр языкового тестирования, где можно получить официальный документ о владении русским языком и использовать его при устройстве на работу в России или при поступлении в российские вузы.

Есть ряд других важных направлений, о которых мы сегодня тоже сумели переговорить.

Хочу ещё раз искренне поблагодарить господина Мишеля за содержательные переговоры. Уверен, что, несмотря на достаточно сложную ситуацию в международной обстановке и в наших текущих отношениях с Европейским союзом, сотрудничество между Россией и Бельгией будет развиваться в самых разных сферах.

Ш.Мишель (как переведено): Во-первых, хотел бы поблагодарить Премьер-министра за то, как меня приняли, как приняли мою делегацию.

Мы очень рады, что смогли провести интенсивные дебаты и обмен мнениями. Мы говорили о двусторонних отношениях между Российской Федерацией и Королевством Бельгии, обсудили определённые вопросы, в том числе в экономической сфере. Мы определили секторы, где уже есть давнее сотрудничество между нашими странами, которое очень хорошо развито. Допустим, в области металлургии и сталелитейной промышленности, где у нас действительно исторические отношения. Это отрасль, в рамках которой российские экономические игроки играют очень важную роль. В частности, речь идёт о компании НЛМК, которая разрабатывает разного рода проекты.

Учитывая, что у нас слишком много производится стали в мире, мы, конечно, также говорили о других отраслях, об алмазах. В Антверпене российские компании уже давно работают.

Мы обсудили ключевой, важнейший вопрос для Бельгии – энергетический вопрос. Вы знаете, что в Бельгии и ЕС мы разрабатываем стратегию для энергетического сектора. Во-первых, мы обсудили энергетический вопрос. В частности, проект «Северный поток – 2», который разрабатывается на европейском уровне в рамках партнёрства с Российской Федерацией, а также другие проекты в области СПГ – сжиженного природного газа, в рамках которых мы приняли решение организовать более технический визит, для того чтобы углубить наше сотрудничество. И также для нас очень важно, что бельгийская компания Fluxys активно сотрудничает с российскими партнёрами, а порт Зебрюгге является главным, ключевым инфраструктурным местом, через которое можно сотрудничать в экономической сфере.

Премьер-министр об этом уже говорил, есть и другая отрасль, в которой можно развить сотрудничество и углубить его, – это сектор здравоохранения, сектор фармацевтики, который является очень важным для Бельгии, очень развит в Бельгии: допустим, компания IBA очень хорошо работает в этой отрасли. У нас делается большое количество инвестиций, инноваций в фармацевтику. И государственная политика здравоохранения также может предусмотреть определённое количество партнёрств и сотрудничество в этих рамках, после нашей встречи, встречи на этом уровне.

Мы также обсудили другой вопрос, который очень важен для Бельгии, – он касается производства фруктов, сельского хозяйства. Это груши и яблоки, садоводческий сектор. Конечно же, мы без каких-либо табу, очень искренне и прямо говорили на эту тему.

Мне очень понравилось, что мы могли открыто и прямо говорить с господином Премьер-министром. Я ему также заявил, что в Евросоюзе мы много говорим о России, но не разговариваем с ней, не общаемся с ней, с Россией. Я как Премьер-министр, человек, который постоянно был в авангарде европейской политики, своего рода первопроходцем, убеждён, что в будущем было бы полезно расширить диалог между Россией и Евросоюзом, сделать его более структурным.

Конечно, у нас есть определённые разногласия. Мы отличаемся друг от друга. Особенно, когда говорим, допустим, о территориальной целостности Украины, вопросах Крыма, Донбасса. У нас есть разногласия, и мы не можем закрывать на это глаза. Но мы можем разговаривать на эти темы, можем обмениваться мнениями. Мне кажется, это нам помогает лучше понимать наши позиции. И это является условием для доверия и прогресса.

Также я абсолютно согласен с господином Премьер-министром, когда он говорит, что в будущем мы должны развивать стратегический политический диалог. И необходимо обращать внимание в этих рамках на другие вопросы, особенно на юге. Мы обсудили ситуацию в Ливии. Обменялись мнениями на эту тему и подумали о разных решениях, которые можно принять для того, чтобы стабилизировать данный регион. Мы также говорили о Ближнем Востоке и декларации администрации Дональда Трампа, которая вызвала реакцию в Евросоюзе, в Бельгии.

Мы обсудили вопрос Сирии, который является очень комплексным. Мне кажется, что необходимо иметь более определённую стратегию в этих рамках.

Несмотря на все наши различия, я думаю, что мы хотим сотрудничать в борьбе против терроризма. На территории Евросоюза и Российской Федерации мы должны бороться с этой проблемой, и, может быть, стоит сотрудничать более тесно против радикального исламизма.

Вот некоторые элементы, о которых хотелось бы вас оповестить.

Хочу поблагодарить господина Премьер-министра за тёплый приём. В рамках нашей первой встречи я увидел качество и интенсивность нашего обмена мнениями. Мы очень прямо говорили друг с другом, были очень открытыми.

Мы говорили об истории. Международная история, конечно, влияет на то, что происходит сегодня. Я думаю, мы ответственны, когда учимся на уроках истории и вдохновляемся этими уроками для того, чтобы сделать наш мир более стабильным, более мирным. Я думаю, мы должны следовать этому вместе.

Спасибо большое, господин Премьер-министр, за Ваш тёплый приём и за то, что мы смогли обменяться мнениями.

Вопрос: Здравствуйте. У меня вопрос к Дмитрию Анатольевичу. Сегодня в США был опубликован так называемый кремлёвский список, в который попали сотрудники Администрации Президента, практически весь состав кабинета министров, в том числе представители крупного бизнеса. Как бы Вы прокомментировали появление этого списка и попадание в него названных людей?

Если можно, хотелось бы услышать мнение об этом списке и Премьер-министра Бельгии.

Д.Медведев: Давайте я несколько слов скажу на эту тему. Я думаю, это та ситуация, когда непопадание в этот список – это повод уволиться. Но мы, конечно, так поступать не будем.

Очевидно абсолютно, что в рамках этого списка фигурирует практически вся команда органов власти, существующая в нашей стране. Та команда, которая была в определённый период собрана Президентом Путиным, дополненная также представителями крупнейшего российского бизнеса, который, по сути, покрывает всю российскую экономику.

Каково значение этого списка? Я бы сказал, что значение этого списка – зеро, оно стремится к нулю.

Почему? Потому что, если бы мы представили себе обратную ситуацию: мы, допустим, взяли и подготовили список, в который включили Администрацию Президента Трампа целиком, Палату представителей, Сенат, Верховный суд, офис генерального прокурора, – что произойдёт после этого в Америке? Ничего. То же самое произойдёт и в нашей стране, то есть ничего не произойдёт. Тем не менее мы прекрасно понимаем, что даже при наличии всякого рода списков для контактов никаких других людей нет. Других писателей для Соединённых Штатов Америки, с которыми бы власти США могли общаться, у нас не существует. Точно так же, как и у них не существует других должностных лиц. Именно поэтому я считаю, что значение подобного рода списков, если говорить об официальной части, если говорить о должностных лицах, стремится к нулю.

Тем не менее это реализация того закона, который был принят, который носит абсолютно дискриминационный характер в отношении нашей страны, который, безусловно, будет отравлять наши контакты, наши отношения на протяжении достаточно длительного времени. И это само по себе плохо.

Если же говорить об иных последствиях, то, безусловно, все власти в нашей стране – исполнительная власть, законодательная власть и, конечно, Президент – будут отслеживать другие формы реализации этого закона. Если они состоятся, то на эти действия последует реакция. Какая? Она будет адекватной тому, что будет происходить.

В конечном счёте публикация подобных списков, безусловно, отравляет наши отношения. И очевидно, что в нашей стране будет больше людей, которые будут не любить Америку, а в Америке будут укрепляться антироссийские настроения. Очевидно, что и то и другое в конечном счёте уводит нас от конструктивного диалога: и антиамериканские настроения в нашей стране, и антироссийские настроения в Соединённых Штатах Америки. Такие списки, к сожалению, эти тенденции закрепляют.

Ш.Мишель (как переведено): Я не собираюсь комментировать двустороннюю ситуацию между Соединёнными Штатами Америки и Российской Федерацией. И опять же тот же посыл у меня, как в Москве, так и в Брюсселе: санкции не являются целью как таковой, конечной целью. Диалог очень важен, для того чтобы лучше понимать тот путь, который мы должны пройти, чтобы построить более стратегические, плодотворные отношения между ЕС и Российской Федерацией.

В рамках нашего разговора мы говорили о Минских соглашениях, которые являются для нас центральным вопросом. Реализация Минских соглашений это то, что необходимо сделать. Хотелось бы подчеркнуть, что Европейский союз принял решение не поддерживать усиление санкций. Как я уже говорил во вступительном слове, необходимо активизировать наши отношения, да, у нас есть определённое количество разногласий, это правда, но нужно и открыть диалог. Потому что диалог является единственным путём для того, чтобы управлять какими-то разногласиями, и для того, чтобы лучше понимать разные процессы для принятия решений. Чтобы было больше стабильности, чтобы лучше предвидеть вопросы.

Я уже говорил о том, что необходимо говорить не только о вопросах, которые возникают на восточных границах Евросоюза, но также о том, что происходит на южных границах Евросоюза. Российская Федерация и ЕС, мы заплатим высокую цену, если не будем гарантами стабильности. Я уже говорил о ситуации в Ливии, которая повлияла, конечно, на ситуацию всего Сахельского региона. И завтра эта ситуация может дестабилизировать определённое количество стран, что может стать просто трагическим для наших граждан.

Вопрос: Бельгийское телевидение. Премьер Бельгии хочет нового, более постоянного диалога между Россией и Европейским союзом. Возможно ли это, если санкции остаются? И как Вы видите роль Бельгии? Бельгия для вас – это страна хорошего шоколада или что-то большее?

Д.Медведев: Вне всякого сомнения, Бельгия для нас – это что-то большее, потому что наши отношения с Королевством насчитывают уже 300 лет, дипотношения – 165 лет. Мы ценим наших партнёров, друзей в Бельгии. Кстати, визит господина Премьер-министра как раз свидетельство того, что Бельгия хочет и готова играть более активную роль в восстановлении нормальных, полноценных отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом. Это правильная и прагматичная позиция. Ещё раз хочу за эту позицию господина Премьер-министра поблагодарить. Потому что всё, что мы сейчас обсуждаем, всякие санкции, ответные меры, какие-то списки, – пройдёт несколько десятилетий, и это будет только мелким шрифтом изложено в учебниках истории. А наши страны, наши отношения останутся. И мы всё равно будем соседями и, уверен, деловыми партнёрами с Европейским союзом. И вот это главное. Поэтому желание восстановить полноценный диалог, в конечном счёте – восстановить доверие я не могу не приветствовать.

Возможен ли диалог в период действия санкций, ответных мер? Возможен, конечно. Мы неоднократно об этом говорили. Мы живём при этих санкциях. И кстати, в советский период жили многие годы. Ничего особенного из-за этого не происходит. В ряде случаев (мы тоже об этом неоднократно говорили) санкции даже полезны для развития внутренней экономики. Хотя они сказываются на наших отношениях с нашими партнёрами. Диалог возможен. Но желательно и санкционный период преодолеть. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше будет для всех – для государств, для бизнеса наших стран и для граждан наших государств.

Вопрос: «Интерфакс». Вопрос обоим премьер-министрам в продолжение вопроса бельгийского коллеги и с акцентом на двусторонних торгово-экономических отношениях. На ваш взгляд, насколько сильно санкции и действующие контрсанкции Российской Федерации мешают двустороннему инвестиционному и торговому сотрудничеству?

Ш.Мишель (как переведено): Как я уже говорил, санкции не являются целью как таковой. Мы, когда продлевали санкции, думали о том, что необходимо просто сделать так, чтобы эти санкции активизировали диалог с Российской Федерацией. В последние годы мы видим, что не было реального диалога на самом высоком уровне по вопросу Восточной Европы и по поводу того, какую роль может играть Россия на юге Европы. Поэтому, учитывая, что мы, бельгийцы, очень активно работаем на европейском уровне, мы должны со своей стороны всё равно, несмотря на санкции, наращивать двустороннее сотрудничество и, может быть, делиться некоторым геополитическим анализом ситуации.

Россия и Евросоюз всегда будут соседями. И если мы соседи, мы должны прагматично понимать, каким образом мы будем развиваться, учитывая наши стратегические интересы. Мы не согласны по определённому количеству вопросов. У нас разная история, разные реалии, разные трудности. И только через диалог мы можем обмениваться аргументами и прогрессировать, понимать, какая озабоченность у нас и у вас. И у нас есть определённое количество сфер, в которых мы можем развивать это, – борьба с терроризмом и так далее.

Санкционный вопрос не помешал нам иметь очень интенсивный диалог. Мы внимательно работали над разными вопросами с господином Премьер-министром.

Мы говорили о чемпионате мира по футболу. Говорили, кстати, о перспективах бельгийской команды. Большое спасибо, что Вы побеспокоились о нашей команде, господин Премьер-министр.

Д.Медведев: Честно говоря, даже не знаю, чьи перспективы на чемпионате мира по футболу выглядят более радужно. Про нашу сборную ничего говорить не будем, посмотрим, как она сыграет. А сборной Бельгии я пожелал успехов.

Что же касается продолжения этой темы по санкциям, я в принципе согласен с тем, что сказал мой коллега. В период самых жёстких санкций всё равно необходимо сохранять диалог, продолжать сотрудничество. Ещё раз напомню, что я говорил неоднократно: в отношении СССР санкции вводились 10 раз. Ни разу за период введения санкций это никаким образом не поменяло политику Советского Союза. Я, кстати, сейчас не говорю о том, какая это была политика, это вопрос оценки, вопрос историков, – я просто говорю про эффективность санкций.

Эффективность санкций, как правило, не достигает даже трети того, на что рассчитывают те, кто их вводит. Санкции бьют по экономике, бьют по бизнесу, и само по себе это плохо. Санкции, с другой стороны, порождают необходимость заниматься собственными экономическими проблемами, решать их самостоятельно, что иногда весьма и весьма полезно. Вы знаете, что за последние годы из-за введения этих санкций и ответных российских мер мы довольно серьёзным образом нарастили потенциал нашего сельского хозяйства, оно кардинально отличается от того, что мы имели 15–20 лет назад.

Но даже в период санкций необходимо сохранять сотрудничество, о чём господин Премьер-министр сказал. Это касается не только вопросов делового климата, не только вопросов сотрудничества между бизнес-комьюнити. Это касается и консультаций, сотрудничества по наиболее актуальным международным вопросам, а также по основным вызовам и угрозам, с которыми сталкиваются наши страны. И Россия, и Бельгия страдают от терроризма, и поэтому нам необходимо обязательно сохранять консультации, причём на всех уровнях. Не закрывать двери, а сохранять консультации, причём по самым чувствительным вопросам. Если таких консультаций нет – радуются только террористы. Вот об этом нужно помнить всем, кто голосует за введение тех или иных санкций.

Вопрос (как переведено): Добрый день! RTL Info. Господин Премьер-министр, Дмитрий Анатольевич, учитывая, что мы заново начали диалог между Бельгией и Россией, можно ли гарантировать восстановление импорта груш из Бельгии в краткосрочной, среднесрочной, долгосрочной перспективе?

Д.Медведев: Не думал, что груши станут такой важной темой нашего сегодняшнего диалога, но, видимо, это важная экспортная статья. Я сказал моему коллеге господину Премьер-министру: в принципе у нас вообще холодно. Но не везде так холодно, как в Москве, Петербурге или Мурманске. У нас тоже груши растут. Растут на Кавказе, в Ростовской области, на Ставрополье, растут, наконец, в Крыму. Но это не значит, что мы закрываем возможности для поставок плодоовощной продукции, в том числе груш, яблок, других видов фруктов, и из других стран. Тем более, есть уникальные сорта. Но для того, чтобы это произошло, нам нужно отказаться от ограничений, которые мы ввели. И здесь возможен только симметричный подход. Если есть санкции, есть ответные меры. Если санкции схлопываются или мы намечаем какую-то карту ухода от этих санкций, естественно, мы намечаем и каким образом будем восстанавливать торговлю товарами, которые попали под ограничения. Если мы будем идти таким путём, тогда всё это состоится.

Ш.Мишель (как переведено): Можно мне добавить кое-что? Я отвечу на вопрос, который задавали не мне. Мы говорили о погоде, которая необходима для выращивания груш, также мы говорили о фитосанитарных нормах, о том, что необходимо наладить сотрудничество в этом плане. В феврале будет заседание смешанной экономической комиссии между Бельгией и Россией, и, конечно, необходимо будет продолжить работу и над вопросом по фруктам и овощам.

Бельгия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 января 2018 > № 2477782 Дмитрий Медведев, Шарль Мишель


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 декабря 2017 > № 2433691 Дмитрий Медведев

Рабочая встреча с Дмитрием Медведевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Председателем Правительства Дмитрием Медведевым. Премьер-министр информировал о подготовке Правительством указа Президента об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции. Документ направлен на дополнительное регулирование в сфере антимонопольной деятельности.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, совсем недавно руководитель антимонопольной службы мне докладывал, я знаю, что он и у Вас был, и мы договорились о подготовке указа Президента, который должен будет внести дополнительное регулирование в сферу антимонопольной деятельности. Это, безусловно, вопросы, которые относятся к числу фундаментальных с точки зрения развития экономики.

Знаю, что Правительство и Вы лично тоже работали над этим документом, и у нас есть возможность сейчас закончить эту работу.

Д.Медведев: Именно так, Владимир Владимирович.

Правительство в рамках поручения, которое Вы давали, подготовило указ Президента об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции. Как Вы справедливо сказали, это фундаментальный документ, и именно поэтому нужно, чтобы он вышел в формате Указа Президента, притом что он, конечно, в основном посвящён экономической проблематике.

Фундаментальный – потому, что развитие конкуренции всё равно остаётся важнейшим элементом нашей государственной экономической политики, позволяющий смотреть в будущее и развивать гармонично все секторы российской экономики.

В рамках указа, сразу скажу, помимо общих положений, относящихся к компетенции антимонопольного ведомства и к компетенции Правительства, также предусматривается утверждение отдельного национального плана развития конкуренции на период с 2018 по 2020 год, который предусматривает поддержку малого и среднего бизнеса, что является обязательным условием развития конкурентных начал, и дополнительные меры по антимонопольному регулированию.

Потому что наше понимание монополии – оно тоже меняется. Сейчас недостаточно сказать, что какая-то структура является монополией: надо посмотреть, какие элементы являются, как принято говорить, инфраструктурными или естественно монопольными, а что можно отделить и передать уже в конкурентный рынок. Это на самом деле ведёт и к удешевлению работы этих монополий, и к снижению затрат, и, соответственно, меняет тарифную политику этих монополий.

Также предусмотрен целый ряд мер и поручений Президента, направленных на совершенствование законодательства. В частности, например, в последнее время получили развитие ситуации, когда для того, чтобы свернуть конкуренцию на региональном уровне, на муниципальном уровне, а иногда это и на федеральный уровень протекает, принимаются решения о создании унитарных предприятий, причём в конкурентном секторе.

Не там, где это объяснимо обеспечением безопасности или какими-то специальными целями, а именно в конкурентном секторе. Создают унитарное предприятие, и тогда всё идёт через него. Это конечно, меры, которые по сути сворачивают конкурентоспособность нашей экономики.

Этот указ ставит такого рода решения либо под запрет, либо в необходимых случаях они должны приниматься только на основании специальных актов Президента и Правительства.

И целый ряд других мер по развитию законодательства также содержится в этом указе и в национальном плане, который Правительство просит Вас подписать.

В.Путин: Что касается унитарных предприятий, то мы с Вами знаем, что, к сожалению, даже часть функций министерств и ведомств передаётся после создания этих унитарных предприятий именно туда. Таким образом, мы ещё и перекладываем туда функции федеральных органов власти и управления.

Здесь нужно внимательно вообще посмотреть, в том числе и в ходе приватизационного процесса, когда Правительство будет формировать план по приватизации, на этот сегмент точно нужно обратить внимание.

Д.Медведев: Хорошо.

В.Путин: Что касается самого указа – конечно, я его сейчас подпишу. Хочу Вас поблагодарить за то, что такая работа большая проделана и завершена. Теперь нужно будет внимательно посмотреть за так называемой правоприменительной практикой, как это будет работать в жизни, на деле.

Д.Медведев: Правительство это организует, Владимир Владимирович.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 декабря 2017 > № 2433691 Дмитрий Медведев


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419866 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Д.Медведев: «Мы продолжаем фиксировать положительную динамику – за девять месяцев этого года взаимный товарооборот увеличился почти на четверть по сравнению с тем же периодом прошлого года. Вырос и российский, и белорусский экспорт».

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым.

Из стенограммы:

А.Кобяков: Уважаемые коллеги, мы рады вас приветствовать в Гомеле. Интенсивность нашего общения, как вы обратили внимание, на всех уровнях заметно возросла в последнее время. Есть определённые результаты, в том числе в торгово-экономической деятельности. Поэтому мы сегодня собрались прежде всего в таком составе, до союзного Совмина, с тем чтобы расшить ещё имеющиеся узкие места, что нам позволит заметным образом решить возникающие проблемы двустороннего сотрудничества и двигаться дальше по тем направлениям, которые мы считаем важными.

Поэтому рады вас приветствовать. Я надеюсь, что работа наша на Гомельщине будет положительно оценена бизнесом, субъектами хозяйствования, руководством соответствующих органов управления и нашими гражданами, которые должны почувствовать результаты нашей деятельности. Поэтому есть предложение, Дмитрий Анатольевич, если не возражаете, приступить.

Д.Медведев: Андрей Владимирович, уважаемые коллеги, хочу вас поблагодарить за приглашение посетить Гомель, провести здесь двусторонние консультации, а также заседание нашего союзного Совета Министров.

Интересно посмотреть один из крупнейших регионов Республики Беларусь.

Мы с вами увидели очень хороший пример нашего взаимодействия в рамках Союзного государства, причём абсолютно человеческий пример, – центр, где оказываются медицинские услуги по теме радиологии. Это важно, особенно с учётом того, что территории наших стран – и Гомельская область, и прилежащие области Российской Федерации пострадали от событий, связанных с аварией на Чернобыльской станции. К сожалению, до сих пор проявляются эти проблемы.

Там оказываются квалифицированные медицинские услуги. Это я считаю действительно важным для развития отношений между двумя нашими странами.

А сейчас мы обменяемся мнениями по основным направлениям нашего двустороннего сотрудничества, что потом плавно перетечёт в заседание союзного Совмина.

<…>

Заседание Совета Министров Союзного государства

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович! Уважаемые коллеги! В рамках существующих процедур хочу открыть наше заседание Совета Министров Союзного государства. Это всегда хорошая возможность обсудить актуальные вопросы взаимодействия России и Республики Беларусь в различных областях, оценить результаты совместной работы, наметить планы на будущее.

Хочу, конечно, отдельно поблагодарить Андрея Владимировича и других белорусских коллег за организацию нашего мероприятия в Гомеле. Вообще, стало хорошей традицией проводить заседания Совмина Союзного государства в разных местах – как на территории России, так и на территории Белоруссии. Мне кажется, это позволяет лучше чувствовать пульс, или нерв, развития наших стран и, соответственно, Союзного государства, которое нас объединяет. Кстати, сегодня, 8 декабря, одна из важных годовщин в жизни нашего Союзного государства – именно в этот день был подписан союзный договор в 1999 году. Так что в этом есть определённая символика.

Мы сейчас только что провели консультации и в узком составе, и в более расширенном составе, с участием части присутствующих коллег, поэтому моё выступление базируется уже и на определённых результатах рассмотрения ряда вопросов.

Хочу констатировать, что с нашей июньской встречи работа была проделана достаточно значительная. Тем не менее есть вопросы, входящие в повестку дня, их более 20. Можно подвести некоторые предварительные итоги торгово-экономического сотрудничества в этом году. Хорошо, что мы продолжаем фиксировать положительную динамику – за девять месяцев этого года взаимный товарооборот увеличился почти на четверть (чуть меньше, по нашей статистике, – около 23%) по сравнению с тем же периодом прошлого года. Вырос и российский, и белорусский экспорт, что само по себе хорошо, и прибавку даёт торговля услугами. В целом это даёт основания полагать, что общие показатели будут достаточно приличными.

Ещё один позитивный момент: мы активно снижаем зависимость от иностранных валют. Это цель, которую мы ставили перед собой. В настоящее время значительная часть расчётов между нашими странами в двусторонней торговле производится в рублях, а значит, наши торговые отношения в меньшей степени зависят от внешней конъюнктуры. Такая задача действительно важна.

Сегодня мы поговорим о дальнейшей работе, в частности о приоритетах, которые стоят перед Союзным государством в предстоящие пять лет. Это касается и выработки единой промышленной политики, и формирования единого научно-технологического пространства. Частично мы эти вопросы только что рассмотрели.

На этом этапе для нас важно находить новые точки роста – это касается и машиностроения, и агропромышленного комплекса, и импортозамещения. И конечно, двигаться по линии крупных инвестиционных проектов, включая атомную станцию. Нужно увеличивать и долю наукоёмкой продукции с высокой степенью переработки.

В проекте бюджета Союзного государства на будущий год, который мы также рассмотрим, заложено финансирование ряда перспективных программ. Это сфера биотехнологий, микроэлектроники, безопасности. Но, конечно, ведущую роль в этом процессе должен играть сам бизнес. Чем более комфортная для него среда будет создана в Союзном государстве, тем лучше будут реализовываться инициативы и в итоге тем больший вклад получат наши экономики.

Не менее важным направлением в следующие пять лет должна стать унификация законодательства в социальной сфере, предстоит обеспечить равные права россиян и белорусов на трудоустройство, получение образования. Мы сегодня говорили о возможности выравнивания условий по медицинским услугам и дополнительным возможностям получать такие медицинские услуги, соответственно, или на территории Республики Беларусь, или территории Российской Федерации. Для этого надо проработать все финансовые моменты. Пенсионное и социальное обеспечение, страхование – также в повестке дня. Это должно принести нашим людям практическую пользу.

Одним из значимых итогов стало принятие в июне плана по формированию единого миграционного пространства. В ближайшем будущем мы рассчитываем на то, что нам удастся договориться о взаимном признании виз и урегулировать другие вопросы въезда на территорию Союзного государства иностранных граждан и лиц без гражданства. Это важно было бы обкатать и в контексте предстоящих международных событий в нашей стране, например чемпионата мира по футболу.

В повестке дня – ряд гуманитарных вопросов, которые также являются исключительно важными. Мы сегодняшнее мероприятие начали с посещения Гомельского центра радиационной медицины и экологии человека, он получает в том числе поддержку из бюджета Союзного государства, как и ряд центров на территории России. Задачей его является смягчение последствий чернобыльской аварии, оказание всесторонней высококвалифицированной помощи людям. Это хороший центр и хороший проект. Уверен, что его деятельность будет полезна для жителей нашего Союзного государства.

Есть целый ряд других вопросов, включая присуждение премий Союзного государства в области литературы и искусства и некоторые другие. Передаю слово Андрею Владимировичу Кобякову.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства! Уважаемые участники заседания!

Прежде чем начать обсуждение вопросов повестки дня, хочу ещё раз искренне поприветствовать вас в Гомеле. Как видите, мы продолжаем добрую традицию, о чём сегодня уже сказал Дмитрий Анатольевич, проводим заседание Союзного правительства в регионах Белоруссии. Рассчитываем, что и в Российской Федерации сумеем побывать не только в Санкт-Петербурге и Москве. Я думаю, что мы с коллегами эту тему дополнительно ещё обсудим.

Наше сегодняшнее заседание проходит в историческом месте – Дворце Румянцевых и Паскевичей Гомельского дворцово-паркового ансамбля. Мы надеемся, что у вас будет время для того, чтобы ознакомиться с этим интересным местом. В этом году мы проводим уже второе заседание Совета Министров, в июне мы встречались в Санкт-Петербурге. Заседания Совета Министров всегда являются насыщенными мероприятиями, в ходе которых рассматриваются и находят решение наиболее актуальные вопросы союзного строительства.

Как уже сказал коллега, повестка насчитывает более 20 вопросов, хочу лишь только напомнить в части касательно торгово-экономического сотрудничества, что для Белоруссии Российская Федерация является ключевым торговым партнёром. В свою очередь для Российской Федерации относительно небольшая Беларусь по товарообороту в этом и прошлом году занимает 4-е место среди всех стран мира (а это после Китая, Германии и Нидерландов) и 1-е место в СНГ.

Да, у нас хорошая динамика в этом году по росту товарооборота, вместе с тем хочу отметить, что к концу нынешнего года мы в лучшем случае достигнем показателей 2010 года – 28 млрд долларов, которые выдающимися назвать сложно, особенно если учесть, что в лучшие времена наш товарооборот достигал более 40 млрд. В этой связи нам надо продолжить прилагать максимум усилий для закрепления наметившихся положительных тенденций. В целях развития торгово-экономического сотрудничества мы продолжим выработку совместных мер по дальнейшему снятию препятствий во взаимной торговле, либерализации условий экономической деятельности субъектов хозяйствования.

Эти подходы нашли отражение в приоритетных направлениях и первоочередных задачах дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу, на 2018–2022 годы. Этот документ должен стать обновлённой стратегией развития интеграционных процессов Союзного государства, его реализация позволит максимальным образом направить внутренние резервы двух стран на укрепление союзных отношений.

Также мы примем решение по другим значимым вопросам, в частности, о ходе выполнения решения Высшего Госсовета Союзного государства о среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018–2019 годы, а также об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2018 год и некоторые другие.

Рассмотрим также вопросы формирования и исполнения бюджета Союзного государства. Вернее, мы уже рассмотрели эти вопросы и выработали предложения по эффективному и полному исполнению бюджета. Прежде всего это касается реализуемых союзных программ. В этой связи представляется оправданным усовершенствовать механизм отбора проектов, а также, на наш взгляд, назрела необходимость корректировки порядка разработки и реализации программ Союзного государства.

Сегодня мы рассматриваем результаты выполнения плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства. Нам предлагается признать план в целом реализованным. Вместе с тем проектом решения предусмотрено дать поручение продолжить на двусторонней основе взаимодействие в области промышленности и обеспечить регулярное проведение заседаний межведомственной рабочей группы по импортозамещению и промышленности.

Также, как сказал Дмитрий Анатольевич (мы договорились в узком составе), будет обсуждён сегодня на расширенном заседании ход работы по формированию единого миграционного пространства на территории государств – участников Договора о создании Союзного государства. Думаю, все согласятся, что свобода перемещений в Союзном государстве – одно из важнейших достижений союзной интеграции. В этом году был утверждён новый план по формированию единого миграционного пространства на 2017–2020 годы. Совместно с российскими коллегами мы в ближайшее время завершим работу над проектом соглашения о взаимном признании виз.

Безопасность Союзного государства является одним из важнейших приоритетов нашего взаимодействия. Документы, которые мы сегодня утвердим, позволят заинтересованным государственным органам Беларуси и России продолжить эффективное взаимодействие по вопросам безопасности и обороноспособности нашего интеграционного объединения. Это и план совместных мероприятий по противодействию терроризму на территории Союзного государства в 2018 году, и программа в сфере совершенствования пограничной безопасности до 2021 года, и план совместных мероприятий по обеспечению функционирования региональной группировки войск Республики Беларусь и Российской Федерации в 2018 году.

Согласен, что важнейшее место в союзном строительстве занимает гуманитарная составляющая. За счёт средств Союзного государства планируется к реализации проект реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и создание Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Находясь в Гомеле, нельзя не отметить тему защиты населения и реабилитации территорий, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы. Как мы уже вас проинформировали, сегодня мы с Председателем Правительства России посетили Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, который является, по нашей оценке, одной из лучших специализированных клиник в Европе.

В повестке дня сегодня итоги выполнения программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства.

Уважаемые коллеги, безусловно, есть и другие вопросы, которые требуют нашего внимания и рассмотрения. Все темы, которые рассматриваются на заседаниях союзного правительства, в равной степени важны для наших стран, и я уверен, что общими усилиями мы успешно достигнем целей, которые ставим перед собой в ходе нашего взаимодействия.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за I полугодие 2017 г.»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Декрет Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О проекте Декрета Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О выполнении Приоритетных направлений и первоочередных задач дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу (2014 - 2017 годы) и дальнейшем развитии Союзного государства на 2018 - 2022 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018 - 2019 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Порядке возмещения за счет средств бюджета Союзного государства части расходов

по уплате процентов по кредитам, полученным в российских и белорусских кредитных организациях в рамках финансирования программ и проектов Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О результатах выполнения Плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы по формированию единого миграционного пространства на территориях государств - участников Договора о создании Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Плане совместных мероприятий по противодействию терроризму на территории Союзного государства в 2018 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах выполнения Программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства на период до 2016 года»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Программе Союзного государства «Совершенствование пограничной безопасности Союзного государства» на период 2017 - 2021 годов»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О научно-технической Программе Союзного государства «Разработка инновационных энергосберегающих технологий и оборудования для производства и эффективного использования биобезопасных комбикормов

для ценных пород рыб, пушных зверей и отдельных видов животных» («Комбикорм-СГ»);

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об итогах деятельности Государственного учреждения «Телерадиовещательная организация Союзного государства» в 2016 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О присуждении премий Союзного государства в области литературы и искусства за 2017 - 2018 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Положение о Спартакиаде Союзного государства для детей и юношества»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О проекте Союзного государства «Капитальный ремонт, реставрация и музеефикация сооружений Брестской крепости в мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Высшего Государственного Совета Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об Основных вопросах к заседаниям Совета Министров Союзного государства на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об Основных вопросах к заседаниям Высшего Государственного Совета Союзного государства на 2018 год»;

Протокол между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Республики Беларусь о порядке обмена сведениями о гражданах Российской Федерации и Республики Беларусь, в отношении которых действуют ограничения на выезд.

Заявления Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова для прессы по завершении заседания

Из стенограммы:

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые представители средств массовой информации!

Только что завершилось очередное заседание Совета Министров Союзного государства. Повестка была очень насыщенной и включала более 20 вопросов. До начала заседания мы с Дмитрием Анатольевичем (в узком составе) содержательно обсудили весь спектр вопросов белорусско-российского взаимодействия – от регионального сотрудничества до макроэкономики.

Что касается непосредственно заседания Союзного правительства.

Об итогах торгово-экономического сотрудничества. Наметившиеся в текущем году позитивные тенденции к восстановлению экономического роста в наших странах нашли отражение и в итогах двусторонней торговли. За 10 месяцев 2017 года взаимный товарооборот увеличился на 22,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 26 млрд долларов. Это больше, чем за весь 2016 год. Это, конечно, хорошо, но мы отметили, что если посмотреть на ситуацию объективно, то данный уровень товарооборота – это фактически показатель 2010 года, притом что в лучшие времена мы имели товарооборот более 40 млрд. Поэтому мы приложим максимум усилий и наработали меры для того, чтобы закрепить сложившуюся тенденцию увеличения товарооборота, чтобы обеспечить дальнейшее развитие нашего торгово-экономического сотрудничества.

Сегодня мы приняли постановление Совета Министров Союзного государства о приоритетных направлениях и первоочередных задачах дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу, на 2018–2022 годы. В данном документе в качестве первоочередных задач определены следующие направления: проведение согласованной макроэкономической, промышленной, бюджетной политики, углубление торгово-экономических отношений. Предусматривается выработка совместных мер по дальнейшему сокращению барьеров, изъятий и ограничений во взаимной торговле, либерализация условий экономической деятельности субъектов хозяйствования.

Заслушаны и приняты решения по ряду важных вопросов. В первую очередь о среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018–2019 годы.

Проанализирован ход реализации плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства. В целом мероприятия плана можно считать реализованными, однако, принимая во внимание важность этого вопроса, мы поручили профильным министерствам продолжить на двусторонней основе взаимодействие в области промышленности и регулярно проводить заседания межведомственной рабочей группы по импортозамещению и промышленности.

Сегодня мы обсудили ход работы по формированию единого миграционного пространства на территориях государств – участников Договора о создании Союзного государства. В рамках реализации нового плана по формированию единого миграционного пространства на очередной трёхлетний период осуществляется подготовка к подписанию протокола между МВД Белоруссии и МВД России о порядке обмена сведениями о гражданах наших стран, в отношении которых действует ограничение на выезд, а также межправительственного соглашения об информационном взаимодействии и обмене информацией. Близка к завершению кропотливая работа над проектом соглашения о взаимном признании виз.

В целях обеспечения безопасности и обороноспособности Союзного государства сегодня утверждено несколько документов, направленных на противодействие терроризму, совершенствование пограничной безопасности, а также функционирования региональной группировки войск.

Серьёзное место в повестке заняло гуманитарное направление. За счёт средств Союзного государства планируется реализация проектов по реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и создание Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Сегодня мы с Дмитрием Анатольевичем посетили Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, участие в создании которого принимала и российская сторона. Это одна из лучших клиник, и не только в Европе, в которой специализированная медицинская помощь оказывается по 19 врачебным специальностям и ежегодно в стационаре проходят лечение порядка 14 тысяч пациентов.

Уважаемые коллеги, как видите, спектр обсуждённых вопросов весьма широк, решения по ним приняты. Убеждён, что достигнутые в ходе заседания договорённости будут способствовать развитию наших стран, а также укреплению союзного строительства.

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович! Уважаемые представители СМИ!

Вообще-то Андрей Владимирович всё сказал, поэтому я мог бы просто поблагодарить белорусских друзей за гостеприимство и на этом откланяться, но всё-таки с учётом того, что вы здесь собрались и ждёте каких-то слов и от меня, четыре позиции обозначу.

Первое. Мы одобрили бюджет, что само по себе всегда очень важно. Ни одно государство не может жить без бюджета, в том числе и наше Союзное государство. Его доходная часть составляет почти 7 млрд российских рублей, а расходная – порядка 5 млрд. Эти деньги будут направлены на фундаментальные исследования, на НИОКР, на развитие промышленности, энергетики, строительства – на всё, что подчёркивал мой коллега. Но на что надо обратить дополнительное внимание – тот профицит, который существует, неизрасходованная часть этого бюджета должна расходоваться лучше, в этом нет никаких сомнений. В том числе и на достижение тех целей, которые носят первоочередное значение для граждан Союзного государства, то есть для жителей Российской Федерации и Республики Беларусь, включая и медицинские технологии, которые мы сегодня смотрели. Поручение об этом дано.

Второе. Мы обсудили исполнение ключевого документа нашего Союзного государства, то есть приоритетных направлений, и одобрили аналогичный план работы на последующий период. Он охватывает много направлений. Сейчас самое главное, чтобы за этими направлениями стояла реальная работа. Это в силах и нашего союзного органа, я имею в виду постоянный комитет, и, конечно, здесь ему помощь и поддержку будут оказывать национальные правительства наших стран.

Третье – торгово-экономическое сотрудничество. Невозможно не согласиться с тем, что, с одной стороны, рост – это хорошо. И действительно, рост почти на четверть – это весьма убедительная цифра. Но если сопоставлять общую картину с тем, что мы имели до кризиса 2008 года, то есть до тех неблагоприятных моментов, которые начались в мировой экономике и затронули потом и наши экономики, то нам есть к чему стремиться.

Для наших стран взаимная торговля носит первостепенное значение – для Республики Беларусь Россия является важнейшим партнёром, для нашей страны Республика Беларусь также является одним из самых важных партнёров, потому что входит в четвёрку основных торговых партнёров нашего государства. Поэтому надо развивать торговое сотрудничество, развивать инвестиции, вернуться к целому ряду проектов, которые в настоящий период ещё не реализованы. Надо заниматься решением важнейших задач по снятию административных барьеров, потому что их всё-таки достаточно и в нашей стране, и у наших коллег.

В-четвёртых, мы обсудили миграционную тематику, на чём тоже хочу акцентировать внимание. Это действительно важно, поскольку готовится межправительственное соглашение о взаимном признании виз. Это касается вопросов въезда и выезда иностранных граждан, лиц без гражданства, связано с целым рядом решений, которые принимались и у нас в стране, и в Республике Беларусь. Наши эксперты сейчас ведут интенсивные переговоры. Мы договорились, что такого рода работа должна быть завершена в кратчайшие сроки, потому что она затрагивает интересы большого количества людей.

Ещё раз хочу поблагодарить Андрея Владимировича, наших белорусских друзей за прекрасную организацию работы и возможность посетить город Гомель.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419866 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419865 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заявления Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова для прессы по завершении заседания Совета Министров Союзного государства.

Из стенограммы:

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые представители средств массовой информации!

Только что завершилось очередное заседание Совета Министров Союзного государства. Повестка была очень насыщенной и включала более 20 вопросов. До начала заседания мы с Дмитрием Анатольевичем (в узком составе) содержательно обсудили весь спектр вопросов белорусско-российского взаимодействия – от регионального сотрудничества до макроэкономики.

Что касается непосредственно заседания Союзного правительства.

Об итогах торгово-экономического сотрудничества. Наметившиеся в текущем году позитивные тенденции к восстановлению экономического роста в наших странах нашли отражение и в итогах двусторонней торговли. За 10 месяцев 2017 года взаимный товарооборот увеличился на 22,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 26 млрд долларов. Это больше, чем за весь 2016 год. Это, конечно, хорошо, но мы отметили, что если посмотреть на ситуацию объективно, то данный уровень товарооборота – это фактически показатель 2010 года, притом что в лучшие времена мы имели товарооборот более 40 млрд. Поэтому мы приложим максимум усилий и наработали меры для того, чтобы закрепить сложившуюся тенденцию увеличения товарооборота, чтобы обеспечить дальнейшее развитие нашего торгово-экономического сотрудничества.

Сегодня мы приняли постановление Совета Министров Союзного государства о приоритетных направлениях и первоочередных задачах дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу, на 2018–2022 годы. В данном документе в качестве первоочередных задач определены следующие направления: проведение согласованной макроэкономической, промышленной, бюджетной политики, углубление торгово-экономических отношений. Предусматривается выработка совместных мер по дальнейшему сокращению барьеров, изъятий и ограничений во взаимной торговле, либерализация условий экономической деятельности субъектов хозяйствования.

Заслушаны и приняты решения по ряду важных вопросов. В первую очередь о среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018–2019 годы.

Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2018 год. Это пять балансов – по нефтяному сырью, бензину автомобильному, дизельному топливу, мазуту, топочному газу.

О проекте Декрета Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2018 год», а также о реализации ряда программ Союзного государства.

Проанализирован ход реализации плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства. В целом мероприятия плана можно считать реализованными, однако, принимая во внимание важность этого вопроса, мы поручили профильным министерствам продолжить на двусторонней основе взаимодействие в области промышленности и регулярно проводить заседания межведомственной рабочей группы по импортозамещению и промышленности.

Сегодня мы обсудили ход работы по формированию единого миграционного пространства на территориях государств – участников Договора о создании Союзного государства. В рамках реализации нового плана по формированию единого миграционного пространства на очередной трёхлетний период осуществляется подготовка к подписанию протокола между МВД Белоруссии и МВД России о порядке обмена сведениями о гражданах наших стран, в отношении которых действует ограничение на выезд, а также межправительственного соглашения об информационном взаимодействии и обмене информацией. Близка к завершению кропотливая работа над проектом соглашения о взаимном признании виз.

В целях обеспечения безопасности и обороноспособности Союзного государства сегодня утверждено несколько документов, направленных на противодействие терроризму, совершенствование пограничной безопасности, а также функционирования региональной группировки войск.

Серьёзное место в повестке заняло гуманитарное направление. За счёт средств Союзного государства планируется реализация проектов по реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и создание Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Сегодня мы с Дмитрием Анатольевичем посетили Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, участие в создании которого принимала и российская сторона. Это одна из лучших клиник, и не только в Европе, в которой специализированная медицинская помощь оказывается по 19 врачебным специальностям и ежегодно в стационаре проходят лечение порядка 14 тысяч пациентов.

Уважаемые коллеги, как видите, спектр обсуждённых вопросов весьма широк, решения по ним приняты. Убеждён, что достигнутые в ходе заседания договорённости будут способствовать развитию наших стран, а также укреплению союзного строительства.

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович! Уважаемые представители СМИ!

Вообще-то Андрей Владимирович всё сказал, поэтому я мог бы просто поблагодарить белорусских друзей за гостеприимство и на этом откланяться, но всё-таки с учётом того, что вы здесь собрались и ждёте каких-то слов и от меня, четыре позиции обозначу.

Первое. Мы одобрили бюджет, что само по себе всегда очень важно. Ни одно государство не может жить без бюджета, в том числе и наше Союзное государство. Его доходная часть составляет почти 7 млрд российских рублей, а расходная – порядка 5 млрд. Эти деньги будут направлены на фундаментальные исследования, на НИОКР, на развитие промышленности, энергетики, строительства – на всё, что подчёркивал мой коллега. Но на что надо обратить дополнительное внимание – тот профицит, который существует, неизрасходованная часть этого бюджета должна расходоваться лучше, в этом нет никаких сомнений. В том числе и на достижение тех целей, которые носят первоочередное значение для граждан Союзного государства, то есть для жителей Российской Федерации и Республики Беларусь, включая и медицинские технологии, которые мы сегодня смотрели. Поручение об этом дано.

Второе. Мы обсудили исполнение ключевого документа нашего Союзного государства, то есть приоритетных направлений, и одобрили аналогичный план работы на последующий период. Он охватывает много направлений. Сейчас самое главное, чтобы за этими направлениями стояла реальная работа. Это в силах и нашего союзного органа, я имею в виду постоянный комитет, и, конечно, здесь ему помощь и поддержку будут оказывать национальные правительства наших стран.

Третье – торгово-экономическое сотрудничество. Невозможно не согласиться с тем, что, с одной стороны, рост – это хорошо. И действительно, рост почти на четверть – это весьма убедительная цифра. Но если сопоставлять общую картину с тем, что мы имели до кризиса 2008 года, то есть до тех неблагоприятных моментов, которые начались в мировой экономике и затронули потом и наши экономики, то нам есть к чему стремиться.

Для наших стран взаимная торговля носит первостепенное значение – для Республики Беларусь Россия является важнейшим партнёром, для нашей страны Республика Беларусь также является одним из самых важных партнёров, потому что входит в четвёрку основных торговых партнёров нашего государства. Поэтому надо развивать торговое сотрудничество, развивать инвестиции, вернуться к целому ряду проектов, которые в настоящий период ещё не реализованы. Надо заниматься решением важнейших задач по снятию административных барьеров, потому что их всё-таки достаточно и в нашей стране, и у наших коллег.

В-четвёртых, мы обсудили миграционную тематику, на чём тоже хочу акцентировать внимание. Это действительно важно, поскольку готовится межправительственное соглашение о взаимном признании виз. Это касается вопросов въезда и выезда иностранных граждан, лиц без гражданства, связано с целым рядом решений, которые принимались и у нас в стране, и в Республике Беларусь. Наши эксперты сейчас ведут интенсивные переговоры. Мы договорились, что такого рода работа должна быть завершена в кратчайшие сроки, потому что она затрагивает интересы большого количества людей.

Ещё раз хочу поблагодарить Андрея Владимировича, наших белорусских друзей за прекрасную организацию работы и возможность посетить город Гомель.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419865 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Китай. Индия. Казахстан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 1 декабря 2017 > № 2411091 Дмитрий Медведев

Заседание Совета глав правительств государств – членов ШОС.

Д.Медведев: «Шанхайская организация сотрудничества является оптимальной площадкой для состыковки национальных стратегий, трансграничных проектов и многосторонних интеграционных инициатив. Необходимо и дальше укреплять авторитет и роль ШОС в мировой экономике».

Главы делегаций государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Министр иностранных дел Республики Индии Сушма Сварадж;

Премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Абдирович Сагинтаев;

Премьер Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцян;

Премьер-министр Кыргызской Республики Сапар Джумакадырович Исаков;

Премьер-министр Исламской Республики Пакистан Шахид Хакан Аббаси;

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев;

Премьер-министр Республики Таджикистан Кохир Расулзода;

Премьер-министр Республики Узбекистан Абдулла Нигматович Арипов.

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС в узком составе:

Уважаемые коллеги! Сердечно приветствую всех ещё раз в Сочи. Надеюсь, что ваше пребывание здесь, в Сочи, столице зимних Игр 2014 года, будет приятным.

Наша встреча сегодня носит особый характер. Впервые заседание Совета глав правительств пройдёт с участием наших коллег из Индии и Пакистана. Мы поздравляем новых участников со вступлением в Шанхайскую организацию и выражаем надежду на плодотворную работу.

Сегодня завершается российское председательство в Совете глав правительств. Наша работа была направлена на придание новой динамики развитию организации и, конечно, развитие торгово-экономических связей, гуманитарных связей, обеспечение безопасности. Благодарим всех, кто принимал участие, за поддержку и конструктивный вклад в достижение этих целей. Надеюсь, что дискуссия и в узком составе, и в широком составе будет способствовать эффективному сопряжению на нашей уже расширенной платформе национальных стратегий развития и интеграционных инициатив.

В общем, я думаю, мы могли бы начать работать. В любом случае мы должны думать о будущем, продвигаться вперёд. Хотел бы с учётом того, что жизнь не стоит на месте, поздравить наших китайских друзей с успешным проведением XIX съезда Коммунистической партии, а наших киргизских партнёров – с достаточно важным событием в политической жизни – избранием Президента.

Проект повестки дня у всех имеется. Если нет возражений, давайте начнём по этой повестке работать. Предлагаю следующий порядок: исходя из сложившейся практики, в качестве председательствующего я мог бы открыть заседание, а затем приглашаю выступить глав делегаций в соответствии с русским алфавитом, по названиям государств (то есть Индия, Казахстан, Китай, Киргизия, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан).

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС в расширенном составе:

Дамы и господа! Уважаемые коллеги! Друзья!

Сердечно приветствую всех в Сочи. Сегодня здесь прекрасная погода. Желаю всем приятного пребывания в нашем городе.

Мы только что провели встречу в узком составе, сосредоточились на вопросах углубления сотрудничества в целях дальнейшего развития Шанхайской организации сотрудничества. Особое внимание было уделено задаче эффективного использования потенциала Шанхайской организации сотрудничества как по вопросам безопасности, так и по вопросам экономического взаимодействия.

Потенциал сотрудничества укрепился в результате присоединения Индии и Пакистана. В ходе обмена мнениями подчёркивалась необходимость наращивания взаимодействия и с нашими государствами-наблюдателями, которые сейчас представлены здесь, с партнёрами по диалогу и международными организациями.

Мы понимаем, что такой подход востребован с учётом текущей мировой ситуации, проблем, которые существуют в мировой экономике, выстраивания справедливой и равноправной архитектуры устойчивой безопасности на пространстве Шанхайской организации сотрудничества и в целом в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Повестка дня нашей работы у всех имеется. Регламент опирается на сложившуюся практику. Если нет замечаний и предложений, то можно перейти к дискуссии.

По сложившейся традиции в качестве нынешнего председательствующего я готов изложить позицию России, а потом в порядке существующих традиций передать слово всем участникам нашего заседания.

Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что встреча глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества впервые проходит с участием Индии и Пакистана, которые присоединились к ШОС в июне этого года. Это означает, что организация находится на подъёме, укрепляется практическое сотрудничество по всем направлениям – от экономики до кооперации в сфере безопасности.

Вместе с тем мы должны принимать во внимание условия, которыми сейчас характеризуется международная обстановка. Региональные конфликты никуда не делись, более того, часть из них стали более острыми. Идёт борьба за политическое влияние, за природные ресурсы, за рынки сбыта, за контроль над ключевыми торговыми маршрутами. Происходит поворот к так называемому новому протекционизму. Мы все видели это на примере целого ряда заявлений лидеров некоторых стран. Более того, некоторые государства используют односторонние санкции для получения конкурентных преимуществ.

Очень серьёзный вызов нам бросает международный терроризм. Российская позиция вам хорошо известна. Благодаря нашим усилиям, а также усилиям наших партнёров из Ирана и Турции, других заинтересованных сторон по боевикам в Сирии нанесён сокрушительный удар. Однако угроза со стороны ИГИЛ по-прежнему актуальна. И мы, естественно, должны всем этим заниматься.

Также нас беспокоит положение дел в регионе. Далека от спокойствия ситуация в Афганистане, который является наблюдателем в нашей организации. Мы поддерживаем процессы национального примирения и экономического возрождения в этой стране. Практические аспекты этих тем мы рассматриваем в формате контактной группы между Шанхайской организацией сотрудничества и Афганистаном. Первое заседание этого форума прошло в октябре в Москве.

К общим усилиям по развитию экономик важно привлекать бизнес-сообщество наших стран. В том числе через площадки Делового совета и Межбанковского объединения ШОС. По прогнозам нашего Министерства экономического развития, объём взаимной торговли России с другими участниками Шанхайской организации по итогам этого года превысит значительные объёмы – более 80 млрд долларов.

Среди перспективных направлений, конечно, межрегиональное сотрудничество. Уверен, что наша инициатива о создании форума глав регионов Шанхайской организации укрепит наше взаимодействие. Я предлагаю приурочить старт новой площадки к саммиту организации в июне следующего года в Циндао.

Неплохо зарекомендовал себя и Форум малого бизнеса стран – участниц ШОС и БРИКС, который проходит в Уфе.

Продвигается сотрудничество в области транспорта. Необходимо начать реализацию межправительственного соглашения о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок, о чём мы говорили в узком составе и что я хотел бы специально здесь подчеркнуть. Следующим этапом могла бы стать совместная работа в сферах железнодорожного и авиационного транспорта. Мы также продолжаем укреплять сотрудничество в области энергетики, прежде всего по линии Энергетического клуба на площадке ШОС.

Ещё одна важная тема – развитие связей в сфере сельского хозяйства. С акцентом на продовольственную безопасность (это мировая проблема) Россия готова участвовать в этом, поставлять сельхозпродукцию всем заинтересованным партнёрам. Мы по итогам текущего года выходим на рекордный урожай зерновых – почти 140 млн тонн, что является дополнительной возможностью для укрепления продовольственной безопасности и в масштабах ШОС, и в мировых масштабах.

Конечно, нужно расширять сотрудничество в области инноваций. Мир стремительно меняется, переходит к новому технологическому укладу, включая регулирование глобальных процессов. Мы прекрасно понимаем, что возможности качественного роста только за счёт дешёвой рабочей силы и сырьевого экспорта практически исчерпаны. Надо развивать инновационные производства, создавать конкурентоспособную продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Убеждён, что государства ШОС могут внести значительный вклад в мировой прогресс. Мы обладаем передовыми технологиями и компетенциями в таких сферах, как освоение космоса, авиастроение, автомобилестроение, атомная энергетика, электронная промышленность, IT-индустрия. И самое главное – есть высококвалифицированные кадры и образовательные учреждения. Нужно развивать и профессиональные команды, которые занимаются такими видами образовательных проектов, как WorldSkills. Мы готовы делиться своим опытом, включая очередной чемпионат, который у нас в 2019 году пройдёт в Казани. Всех приглашаю на эти соревнования.

Уважаемые коллеги! Шанхайская организация сотрудничества действительно является оптимальной площадкой для состыковки национальных стратегий, трансграничных проектов и многосторонних интеграционных инициатив. Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу и Китаем активно занимаемся сопряжением строительства Евразийского союза и проекта «Один пояс – один путь».

Россия выдвинула инициативу о формировании Большого евразийского партнёрства. Это масштабный проект, который должен быть основан на принципах открытости, равноправного участия и взаимовыгодного сотрудничества. Двигаться нужно к этому проекту через создание двусторонних и многосторонних торгово-экономических договоров. Этим мы действительно сейчас занимаемся, по целому ряду таких договоров продвинулись очень существенно вперёд. В общем, достаточно скоро они уже выйдут на подписание.

Необходимо и дальше укреплять авторитет и роль Шанхайской организации в мировой экономике. Будем рады видеть представителей ШОС, ведущих российских и иностранных предпринимателей на крупных экономических форумах, которые проходят в нашей стране. Совсем скоро, в середине февраля, здесь, в Сочи, будет Российский инвестиционный форум, а в мае состоится Петербургский экономический форум. Я, конечно, всех приглашаю принять участие.

Следующая встреча пройдёт в 2018 году в Таджикистане, к которому переходит председательство в Совете глав правительств ШОС. Желаю коллегам успехов и плодотворной работы.

Документы, подписанные по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Подписание документов по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Подписание документов по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Соглашение о порядке формирования и исполнения бюджета Шанхайской организации сотрудничества;

Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Об Отчёте Секретариата Шанхайской организации сотрудничества о ходе реализации Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств – членов Шанхайской организации сотрудничества;

О Финансовом отчёте Шанхайской организации сотрудничества по исполнению бюджета Шанхайской организации сотрудничества за 2016 год;

Об авансовых платежах государств – членов ШОС в Фонд оборотных средств Шанхайской организации сотрудничества;

О бюджете Шанхайской организации сотрудничества на 2018 год;

Совместное коммюнике по итогам заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые представители средств массовой информации!

Я не буду делать отдельного заявления по итогам работы Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества. Все итоги видны – это и подписанные документы, и заявления, которые были сделаны публично главами правительств, главами делегаций. Поэтому нет необходимости их ещё раз повторять. В распоряжении СМИ они уже имеются. Но если у вас есть вопросы, я, конечно, на них отвечу.

Вопрос: Вероника Романенкова, ТАСС.

Уже несколько лет обсуждается возможность вступления Ирана в ШОС. Какие препятствия существуют сейчас на этом пути? Только что на заседании премьер-министр Афганистана сказал, что его страна хотела бы вступить в ШОС и поднять этот вопрос на следующем заседании. Как к этому в Москве относятся?

Д.Медведев: Я встречался с Первым вице-президентом Исламской Республики Иран и Главным исполнительным лицом Афганистана на полях сегодняшнего заседания Совета глав правительств, и оба эти высших должностных лица исполнительной власти эти вопросы ставили. Действительно, такие заявки со стороны Ирана и со стороны Афганистана существуют, притом что эти страны уже достаточно давно являются наблюдателями в Шанхайской организации сотрудничества.

Что здесь можно сказать?

По иранской заявке мы свою позицию высказывали: мы не видим каких-либо препятствий сейчас для вступления Ирана в организацию, если говорить о фактической стороне дела. Раньше там были достаточно сложные ситуации, касающиеся урегулирования известной международной проблемы, связанной с ядерным статусом этого государства. Сейчас все эти проблемы в прошлом. И действительно наши партнёры хотели бы это сделать. Но напомню, что все решения, которые касаются появления новых членов Шанхайской организации сотрудничества, принимаются консенсусом. Это нормально абсолютно. Именно поэтому и новые участники ШОС – Индия и Пакистан – тоже прошли достаточно длительный период согласования их участия в Шанхайской организации сотрудничества. И сегодня в составе Совета глав правительств впервые принимали участие делегации этих стран. Я думаю, что подобные согласования, подобные процедуры должны быть выдержаны и в отношении Ирана, и, потенциально, в отношении Афганистана, где тоже есть подобная заявка. Мы понимаем, что Афганистан находится в достаточно сложном положении. Сама по себе страна находится под влиянием очень сложных политических факторов, борется с терроризмом. Мы оказываем в этом Афганистану соответствующую поддержку, как и целый ряд других стран. По всей вероятности, при принятии решений о возможном членстве Афганистана в Шанхайской организации сотрудничества нужно принимать во внимание и текущую внутриполитическую ситуацию, притом что мы неоднократно подчёркивали наше желание способствовать процессу национального примирения в Афганистане. И, кстати, в Шанхайской организации сотрудничества уже определена структура, которая будет заниматься этими вопросами в формате ШОС – Афганистан. В рамках нашей двусторонней повестки дня также подобного рода процессы мы всячески стараемся поощрять. Так что, я думаю, эти решения в целом состоятся, но для этого требуется консенсус стран-участниц и достижение определённой политической ситуации.

Вопрос (как переведено): Здравствуйте, я из агентства «Синьхуа». После участия в саммите АТЭС и ВАС Вы говорили о том, что опыт ШОС можно использовать при урегулировании северокорейской проблемы. Что именно Вы имели в виду?

Д.Медведев: Вот что я имел в виду. Я напомню, что вообще-то ШОС у нас создавался прежде всего как площадка для решения вопросов по обеспечению безопасности стран – участниц ШОС. И именно это было главной задачей при создании организации. Потом, по мере развития событий, появились и экономические аспекты, вопросы межрегионального сотрудничества, координации по различным отраслям хозяйственной жизни и так далее.

Но если говорить о компоненте безопасности, то Шанхайская организация сотрудничества была, собственно, для этих целей в какой-то момент и создана. Накоплен неплохой опыт: действует Антитеррористическая структура, работают другие органы, которые в определённых ситуациях давали рекомендации, каким образом избежать тех или иных сложных последствий. Это первое.

Второе. Есть известная российско-китайская инициатива, посвящённая возможностям урегулирования северокорейской проблемы, которая в настоящий момент стала исключительно острой. Эта инициатива, по сути, предусматривает «дорожную карту», которую можно было бы тоже рассматривать и в формате Шанхайской организации сотрудничества, как общий, совместный проект. В рамках этой «дорожной карты» предлагается так называемая идея двойного замораживания, как известно, заключающаяся в том, чтобы все стороны, которые в настоящее время находятся в фазе жёсткого противостояния (а именно Северная Корея и с другой стороны – Южная Корея и её союзники, прежде всего Соединённые Штаты Америки), отказались от действий, которые провоцируют нагнетание напряжённости. Это ядерные испытания, пуски ракет, с одной стороны, если говорить о Северной Корее, и с другой стороны, если говорить о Южной Корее и союзниках Южной Кореи, это масштабные учения, которые постоянно проводятся в регионе и по понятным причинам сильно нервируют северокорейский режим.

Поэтому, если бы мы взяли за основу российско-китайское предложение и совместили бы это с возможностями Шанхайской организации сотрудничества, мне кажется, это было бы неплохо. Во всяком случае, это была бы дополнительная возможность достижения мира на Корейском полуострове.

Вопрос: Международное информационное агентство «Казинформ». Господин Медведев, расскажите, пожалуйста, о возможности создания зоны свободной торговли стран ШОС. Есть ли конкретные сроки и перспективы?

Д.Медведев: Мы сейчас много чего обсуждаем в смысле создания зон свободной торговли. Прежде всего это касается нашей основной интеграционной структуры – Евразийского союза. И там уже один такой договор заключён – с Вьетнамом, и такая зона свободной торговли создана. Она уже работает. Там есть и успехи, и какие-то проблемы, которые мы обсуждаем. Это всегда очень сложная история. На подходе, как известно, в рамках Евразийского союза – несколько других кандидатов, таких как Сингапур, Израиль, некоторые другие страны. Иран, кстати сказать. Но это всегда очень сложный процесс притирки по вопросам экономических интересов, прежде всего тарифной политики, различного рода ограничений, продвижения собственных, национальных товаров, брендов. Поэтому это штучная работа.

Если же говорить о зоне в масштабах Шанхайской организации сотрудничества и наличии общего договора, то это более масштабная, более сложная задача. В настоящий момент мы ведём переговоры по линии Евразийского союза с одной стороны и Китайской Народной Республики с другой стороны. Китайская экономика огромна, она оказывает колоссальное влияние на мировую экономику. И поэтому нужно сначала на этой модели, что называется, потренироваться. Но в принципе я не исключаю, что когда-нибудь мы выйдем на подобные договорённости в масштабах Шанхайской организации сотрудничества. Но это уже более высокая степень интегрированности и более высокая степень доверия, которая должна быть достигнута в формате переговоров между всеми участниками ШОС.

И наконец, последнее, что я хотел бы заметить по этому поводу: у нас есть участники Евразийского союза, которые не являются участниками Шанхайской организации сотрудничества. Поэтому для того, чтобы достигнуть такого соглашения, нужно сначала договориться внутри Евразийского союза. То есть это будет сопровождаться целым рядом процедур. Но на будущее, мне кажется, это вполне интересная, перспективная идея.

Вопрос: Антон Лядов, канал «Россия». Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, в мировом масштабе Шанхайская организация может ли составить конкуренцию или, может быть, стать альтернативой другим экономическим блокам? Особенно учитывая пробуксовку Трансатлантического партнёрства?

Д.Медведев: Я не хотел бы сравнивать возможности Шанхайской организации сотрудничества и какие-то другие проекты – типа Транстихоокеанского или Трансатлантического партнёрства, тем более там есть свои сложности, коллеги там ведут бесконечные переговоры, какие-то страны откалываются, какие-то присоединяются. Но в любом случае нужно принимать во внимание несколько моментов.

Весь мир движется в сторону региональной интеграции. Если вы обратите внимание, регулярно проводятся саммиты, форумы на самых разных площадках. Сейчас мы в Сочи встречаем наших друзей по Шанхайской организации сотрудничества. Совсем недавно я был на саммите АСЕАН и связанном с ним Восточноазиатском саммите. Есть другие региональные организации на всех континентах – в Латинской Америке и, естественно, в Европе есть развитые формы интеграции. Мы свои формы интеграции продвигаем – региональные. Поэтому в принципе это мировой тренд.

Шанхайская организация сотрудничества задумывалась изначально, напомню, именно как организация, которая занимается вопросами координации политики по проблемам безопасности. Но сейчас мы уже выдвинулись и в вопросы экономического сотрудничества, и потенциальной экономической интеграции, о чём я только что говорил, когда отвечал на предыдущий вопрос. Шанхайская организация сотрудничества очень большая теперь – как минимум по населению стран, которые представлены внутри ШОС. Это колоссальная организация, которая объединяет значительную часть мирового населения. Экономики, которые её составляют, тоже имеют большое значение в мировой экономике. Конечно, можно рассматривать и этот экономический аспект развития отношений внутри ШОС.

Это необязательно должны быть формы интеграции типа соглашения о зоне свободной торговле или какие-то иные, более продвинутые формы экономической интеграции. Если мы сумеем внутри ШОС реализовать хотя бы те проекты, которые в настоящий момент есть (а это очень солидные проекты, например, в сфере дорог, инфраструктуры), то это уже будет колоссальное движение вперёд. А такие возможности у нас точно есть. Но предстоит ещё договориться по целому ряду вопросов, в том числе и по отдельным механизмам экономического сотрудничества внутри ШОС, потому что эти дискуссии о банке ШОС, о специальном счёте ШОС ведутся последние лет десять. Я на каждом мероприятии слышу выступления об этом моих коллег и сам на эту тему выступал и выступаю. Здесь уже пора всё это переводить в плоскость договорённостей, а не толочь воду в ступе. Всё в наших руках.

Китай. Индия. Казахстан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 1 декабря 2017 > № 2411091 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам.

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущих Валерия Фадеева («Первый канал»), Сергея Брилёва («Россия»), Ирады Зейналовой (НТВ), Игоря Полетаева («РБК») и Михаила Фишмана («Дождь»).

Из стенограммы:

С.Брилёв: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире ежегодный формат «Разговор с Дмитрием Медведевым». Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Здравствуйте.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я как-то уже формулировал, что у этой программы есть две константы: Вы – в центре внимания – и телеканал, радиоканал ВГТРК как постоянный вещатель. У нас постоянно практически обновляется круг тех, кто задаёт Вам вопросы. По часовой стрелке: Ирада Зейналова – НТВ, Игорь Полетаев к нам присоединяется в этом году – представляет РБК, Михаил Фишман – телеканал «Дождь» и Валерий Фадеев – «Первый канал».

Дмитрий Анатольевич, я на правах традиционного каналовещателя задам традиционный вопрос об итогах года, но обозначу такую особенность этой линии: ваше Правительство – это уже правительство-рекордсмен, в новой России так долго ни одно правительство не работало. В то же время вот-вот истекает срок президентства, с которым ваше Правительство ровесники. Об этом чуть позже, пока всё-таки давайте о текущем годе.

Как Вы оцениваете результаты работы Правительства, как Вы оцениваете состояние экономики?

Д.Медведев: Мы обычно с этих вопросов и начинаем, и это правильно, поскольку нужно дать оценку тому, что происходило.

На мой взгляд, сегодня мы можем свидетельствовать, что экономика вошла в стадию роста и в целом те изменения, которые в экономике происходили, вполне благоприятны.

Кстати, вчера Владимир Владимирович Путин как раз сказал, что главное достижение или, так сказать, главная оценка уходящего года заключается в том, что экономика вышла из рецессии. Это именно так, потому что, я напомню, ещё в прошлом году у нас было падение развития экономики, то есть так называемый отрицательный рост, в размере (с учётом пересчётов) 0,2%. Немного совсем, но всё-таки рост был практически нулевой и даже отрицательный. В этом году ситуация другая. Сейчас, конечно, тоже прогнозов очень много, тем не менее все аналитики – и наши, и иностранные – сходятся, что по итогам текущего года мы получим приблизительно 2% прироста валового внутреннего продукта. Это не огромная цифра, но это всё-таки уже цифра, которая соответствует среднемировым темпам роста в развитых странах.

Далее. Что, может быть, ещё более важно, в этом году у нас будет зафиксирована рекордно низкая инфляция. По всей вероятности, она будет ниже 3%. Пока не называю абсолютных цифр. Нужно ещё, чтобы статистика поработала и год закончился. Но это будет абсолютным достижением за всю постсоветскую эпоху. То есть за весь период развития современной России инфляция никогда не опускалась так низко. Это имеет, конечно, прямое значение и для экономики, где такая инфляция позволяет выдавать более дешёвые кредиты, и для обычных граждан, для которых обесценение денег и платёжеспособность валюты становятся более понятными величинами.

Далее. Что немаловажно, в этом году мы можем констатировать, что происходит рост реальных доходов населения, рост реальной зарплаты. Она по итогам года, по всей вероятности, прирастёт приблизительно на 3%. Если говорить о номинальном росте, то это 7%. Это, может быть, тоже не самый выдающийся результат, тем не менее это важное изменение тренда. Это означает, что мы вошли в ситуацию, когда доходы уже не падают, а растут. И это очень важно, исключительно важно для всех граждан нашей страны.

Есть и другие очень серьёзные макропоказатели, на которые я хочу обратить внимание. Например, инвестиции в основной капитал, которые также характеризуют общую ситуацию в экономике. Они по итогам года вырастут более чем на 4%. Этого тоже мы не видели в последние годы, и это тоже результат развития экономики в этом году. Я не говорю о таких важных в целом показателях, как сбалансированность бюджета, валютные резервы, которые в этом году также прирастают. Наконец, исключительно важным является и то, что по итогам года мы можем констатировать, что курс рубля является стабильным и предсказуемым. Но об этом мы, вероятно, ещё сегодня поговорим, потому что эта тема всегда достаточно важная.

Это макропоказатели, показатели устойчивости экономики, и они и характеризуют истекший год. Но не менее важно и другое, и я об этом хотел бы сразу же сказать: несмотря на всякие мрачные прогнозы, несмотря на давление, несмотря на то, что сохраняют силу все вызовы, с которыми столкнулась наша экономика, мы в полном объёме исполнили социальные обязательства. Всё, что запланировали, мы сделали. И я считаю, что это неплохой результат, который показала экономика, и в целом неплохой результат деятельности всех структур, которые в этом принимали участие.

С.Брилёв: Хотелось бы услышать подробности.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, а если мы как раз заостримся на курсе рубля к доллару. Мы, конечно, слезаем с нефтяной иглы, у нас всё замечательно, у нас исторически низкая инфляция, но при этом мы же слышим разговоры о том, что низкая инфляция не может быть самоцелью, что производительность растёт не так быстро, как мы хотели бы, что происходит некое спасение, санация банков, что сейчас будут платить корпоративные долги и тому подобное. Близится конец года, и мы все помним, что бывает в конце года. Скажите, какой будет курс рубля, на Ваш взгляд, в ближайшие месяцы? И в чём сейчас хранить сбережения, потому что конец года – такой критический для россиян период?

Д.Медведев: Ирада, вообще самоцелью не может быть ни один макропоказатель. Самоцелью является рост благосостояния граждан Российской Федерации. Вот это важнейшая цель.

И.Зейналова: В рублях или в долларах?

Д.Медведев: Хорошо, если это происходит и в том и в другом.

Теперь отвечаю непосредственно на Ваш вопрос. Совершенно очевидно, что курс национальной валюты в настоящий момент стабилен, притом что на валютный курс всегда оказывает влияние целый ряд показателей, параметров. Это, конечно, и мировая финансовая система, соотношение между курсами основных резервных валют. Это внутреннее состояние экономики. Применительно к нашей стране совершенно понятно, что внутреннее состояние экономики в значительной степени продиктовано ценами на углеводороды, то есть нефтяными ценами. Плюс другие факторы, включая соответствующие внешние шоки или внешние воздействия типа санкций. Так вот сейчас по совокупности можно признать, что все эти параметры, хотя и оказывают влияние на курс рубля, но всё-таки не такое, чтобы он был таким волатильным, как несколько лет назад. Посмотрите, что происходило, например, с курсом рубля и что происходило с ценами на нефть. За последний год (чуть больше) нефть у нас колебалась в пределах до 50% – от 43 долларов за баррель до 65. То есть разлёт огромный. Раньше, когда мы наблюдали такую волатильность, такую динамику цен на нефть, точно так же за нефтью следовал рубль.

И.Зейналова: А теперь он отвязался.

Д.Медведев: А теперь он отвязался. И это очень хорошо, это означает, что он стабилен. Иными словами, за это же время курс рубля находился в границах между 56 рублями за 1 доллар и 64–65. Притом что и курс доллара, естественно, не является зафиксированным, он тоже двигался и изменялся за это время. Иными словами, экономика вошла уже в другую фазу.

Теперь отвечаю на вторую часть Вашего вопроса. Действительно, национальная валюта стабильна. Возникает вопрос, в чём хранить деньги. На этот вопрос, на мой взгляд, есть как минимум два ответа. Первый: конечно, зависит от того, какие цели преследует конкретный гражданин или компания, которая собирается какие-то деньги сохранить. Иными словами, готово ли это лицо к рисковым операциям. Таких операций не так много обычно происходит на рынке в удельном весе всех рыночных сделок. А второй вопрос, в чём хранит накопления гражданин и чем расплачивается гражданин в своей повседневной деятельности. С учётом того, что абсолютное, подавляющее большинство наших граждан хранит свои накопления сегодня в рублях, платит в рублях и получает зарплату в рублях, очевиден ответ, в чём хранить денежные средства, в чём хранить запасы.

И.Зейналова: То есть перед Новым годом традиционного обвала рубля…

Д.Медведев: Он не традиционный. У нас действительно была очень непростая ситуация, когда рубль подвергся такому воздействию и когда мы, по сути, перешли к открытому, свободному коридору, но ничего подобного в этом году не прогнозируется и представить себе невозможно.

М.Фишман: У меня тоже вопрос про экономический рост. Вы сказали, что экономика вышла из рецессии. Это отрадно, но вопрос о качестве роста всё равно стоит. Вы назвали цифру 2%, я сошлюсь на скорректированный прогноз Центрального банка по итогам года – темпы роста 1,8%. Так или иначе, это мало, это, по сути, прогноз на стагнацию. И если это так, то, конечно, встаёт вопрос, почему это происходит. Есть разные мнения. Есть мнение, что это эффект внешних факторов, санкций, цена на нефть упала, хотя она подросла в последнее время. Или есть мнение, эксперты об этом говорят: это наша экономика возможности в нынешнем своём виде исчерпала, и без реального разгосударствления экономики, без реальных гарантий прав собственности, без работающей судебной системы и так далее такой рост – это наш потолок.

Д.Медведев: Михаил, я всё-таки не могу согласиться с тем, что 2% – это стагнация. Потому что, скажем по-честному, некоторые страны позавидовали бы этим 2%. Вопрос, конечно, в том, какова база – база роста. У нас она не такая значительная, как мы бы хотели, и нас действительно 2% не устраивают, хотя это гораздо лучше, чем минус 2, или минус 3, или около нуля.

Теперь по поводу того, исчерпали ли мы возможности для роста или нет. Я думаю, что мы их, конечно, не исчерпали, но Вы правы в том, что наша экономика находится под воздействием того, что экономисты называют шоками. Это, кстати, было и в предыдущий период, и сейчас. Я имею в виду и внешние шоки, и внутренние шоки, или внутренние вызовы. Из внешних, естественно, – это цены на углеводороды, которые, хотя и подросли, всё-таки сильно отличаются от того, что мы имели три-четыре года назад. И внешние санкции, то есть попытки влиять на наше экономическое положение за счёт принятия политических мер отдельными государствами. Но не менее важной, а может быть, более значимой проблемой, конечно, остаётся структура нашей экономики, которая до сих пор в значительной степени ориентирована на углеводородный рост.

Да, она меняется. Мы эти факторы и в прошлом году с вами анализировали. Действительно, мы сейчас уже больше половины доходов, около 60%, получаем не от торговли нефтью и газом, а за счёт других источников. Но желательно, чтобы этих источников было процентов на 80, 85. Чтобы мы не так зависели от всех тенденций на рынке нефти. Поэтому задача изменения структуры экономики, проведения структурных реформ, в необходимых случаях и того, о чём Вы говорите: выхода государства из каких-то отраслей или, наоборот, если это целесообразно, захода государства в какие-то сегменты, – остаётся актуальной. Эту модель нужно будет реализовывать в ближайшие годы, если мы не хотим «замерзнуть» на 2%, а это действительно было бы плохо.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему структурных реформ и санкций. У нас ведь есть узкие места в экономике – высокотехнологичные отрасли: станкостроение, микроэлектроника. Это сложные отрасли. Они требуют очень серьёзной работы. И я не уверен, что только частный бизнес с этим справится. В связи с санкциями, в связи с рисками, которые есть у нас извне, какие предполагаются меры по развитию таких сложных отраслей?

Д.Медведев: Да, эти отрасли сложные, но исключительно важные для нас. И именно в этом и заключается несырьевой рост.

Меры понятны. Мы, собственно, их уже начали реализовывать. Это вложения в те отрасли, которые Вы называете. Вот то, что называется станкостроением или производством средств производства. Мы ещё совсем недавно приобретали по экспорту 87% станков. По сути, 90%. Сейчас эта цифра, по итогам этого года, уже будет в районе 70%. Тоже много, но это всё-таки уже существенная прибавка. Появились, кстати, и крупные игроки на этом рынке – сугубо российские. Такие, как группа «СТАН», например, и некоторые другие. Это уже сугубо российские участники. Притом что мы всё равно должны получать технологии, создавать совместные бизнесы с нашими иностранными партнёрами и так далее.

Если говорить о микроэлектронике, об IT, это тоже очень сложная сфера. Нельзя сказать, что мы никогда ею не занимались. Тот же самый Зеленоград ещё в советский период был создан как центр развития микроэлектроники. И наши ведущие предприятия также появились практически на основе того, что тогда создавалось. Главное, чтобы они соответствовали тому уровню, который диктует сегодняшняя ситуация. А это очень тонкие, сверхчувствительные вещи. Кстати сказать, часть этих технологий нам, естественно, поставили под санкции, чтобы мы себя чувствовали в этом смысле некомфортно.

Но мы должны всё равно развиваться, и мы всё равно должны использовать эти технологии в быту. Без такого рода технологий невозможно представить современную жизнь.

У нас ещё совсем недавно не было собственной внутренней платёжной системы. Дело ведь не в санкциях, а просто в том, что мир очень уязвим. Цифровые технологии уязвимы. Полным-полно всяких гавриков, которые вредят просто, принимая те или иные решения и воздействуя на ту же самую сеть. Мы создали свою платёжную систему. Но как эту платёжную систему эксплуатировать? Естественно, мы должны иметь свои чипы и свои карты. Это было сделано в форме этого проекта – карты «Мир». Задача в том, чтобы всё это было на самом высоком уровне.

Есть другие вопросы, которыми мы сейчас занимаемся, и я совсем недавно об этом говорил с коллегами из Евразийского союза: идея прослеживаемости товаров и электронных меток.

Вы понимаете, современный мир так устроен, что в принципе очень важно знать, каким образом товар к нам попал (любой – от зубной пасты и заканчивая автомобилем) и какие этапы прошёл. Для того чтобы ставить барьер контрафакту, для того чтобы ставить барьер всякого рода серым ввозам, нарушению законодательства, в конечном счёте просто неплатежам налогов с этих сделок. Поэтому прослеживаемость товаров, электронные метки – это будущее экономики. Только что была принята программа «Цифровая экономика», она именно на это и направлена.

Если говорить о вложениях, то эти вложения были и в антикризисной программе, и сейчас сохраняются. Это вложения по линии Фонда развития производства, по линии наших инновационных институтов. Например, если говорить о станкостроении, то в настоящий момент кредитная поддержка составляет около 3 млрд рублей, и это только по одному из каналов. Поэтому мы этим занимаемся, мы понимаем, насколько это важно, и понимаем, что в этом будущее нашей экономики. Здесь никаких сомнений быть не может.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел затронуть вопрос, который коллега Михаил (Фишман) уже поднимал. По оценкам Аналитического центра при Правительстве, сейчас в России порядка 12 миллионов работающих бедных, за чертой бедности живут более 20 миллионов человек. И есть мнение, что снизить этот показатель удастся лет через пять-семь. Значит ли это, что бедность мы не сможем победить за счёт, например, повышения темпов роста ВВП до среднемирового уровня или выше в ближайшие годы?

Д.Медведев: Бедность – это, конечно, одна из самых кричащих проблем. Естественно, сама бедность является оборотной стороной недоразвитости экономики, потому что не может быть ситуации, когда экономика находится в слабом состоянии, а бедных вообще нет.

Очень важно, чтобы мы за счёт консолидированных усилий предпринимали реальные шаги, направленные на борьбу с бедностью, с низкими доходами людей. У нас действительно за последние несколько лет ввиду экономических проблем количество таких людей выросло. Оно всё равно существенно меньше, чем то, с чего мы начинали в начале текущего столетия, лет 10–15 назад. Тогда количество людей, которые имели доходы ниже положенного уровня, измерялось цифрой 30 миллионов человек. Но всё равно это большая, очень большая цифра. Это первое, что я хочу сказать.

Второе. Не может быть абстрактных призывов бороться с бедностью: давайте сделаем экономику лучше, и бедных будет меньше. Это, конечно, не так. Это абсолютно системная, конкретная работа, которая касается отдельных групп населения, именно тех, кому нужно помогать.

В чём проблема нашей социальной системы (она была и до сих пор остаётся)? Система в этом смысле не вполне справедлива, потому что она размазывает всё практически тонким слоем. И людям, у которых неплохие доходы, какие-то пособия положены, и людям, у которых доходы совсем низкие, – те же самые пособия. Поэтому идея адресности исключительно важна. Только её нужно довести до логического завершения, то есть взять на учёт любого человека, который нуждается в поддержке.

Какие это группы людей? Понятно, какие группы. Это пенсионеры, люди с ограничениями по здоровью, то есть инвалиды, и, как правило, люди, у которых большая семья, в том числе многодетные семьи. Именно по этим категориям и принимаются решения.

Если говорить о пенсионерах, то, конечно, здесь главная задача – увеличение пенсий. Вот то, с чем мы столкнулись некоторое время назад, – задача индексировать пенсии в соответствии с инфляцией или даже выше инфляции. Собственно, это мы сейчас обеспечили.

Если говорить о программах поддержки людей с ограничениями по здоровью, инвалидов, то это, естественно, программы их социальной и медицинской реабилитации. Такие программы мы тоже реализуем, они носят вполне конкретный характер.

Поддержка семей с детьми – это вообще ключевая задача, потому что мы знаем, в какой демографической ситуации находимся. Это наше будущее. И очень плохо, когда люди, которые принимают решения о том, как планировать семью, сталкиваются именно с материальными проблемами. Это главный ограничитель. Когда мы начинали программу материнского капитала и начали выплачивать это материнское пособие за рождение второго ребёнка, исходили из того, что это может простимулировать прирост детей. Так и произошло. Кстати, эта программа работает, и только что Президентом было объявлено, что он предлагает эту программу сохранить на последующий период – до конца 2021 года. Это долгожданное решение. Мне кажется, оно свою роль будет играть.

Были озвучены и некоторые другие, очень важные шаги. Напомню какие. Одно из таких новых решений – это пособия для тех семей, которые решили завести первого ребёнка. Потому что мы убедились, что сейчас уже пора стимулировать, побуждать людей к рождению не вторых детей, как мы это пытались делать 10 лет назад, а первых детей. И для этого вводится пособие – адресное, сразу подчеркиваю, это именно та адресность, о которой я говорил, – для семей, которые заводят первого ребёнка. Это пособие будет составлять один прожиточный минимум и выплачиваться до возраста полутора лет.

Есть ещё одно решение: за счёт материнского капитала платить аналогичное пособие, но уже тем, у кого вторые и третьи рождения, если эти семьи хотят получать дополнительные деньги.

Ещё одно важнейшее решение. Когда люди заводят семью и думают о детях, вопрос не только в том, что конкретно заработано в конкретный месяц, какие пособия выплачены, но и в том, где жить. Это самая главная, может быть, задача для любой семьи. Именно на это направлена ещё одна идея, заключающаяся в том, чтобы субсидировать ипотечные кредиты сверх уровня 6% (а по всем мировым расчётам, 6% – это именно та ипотека, которую вполне потянут абсолютное большинство семей, когда процентная ставка 6%). Так вот, разница между 6% и текущей ипотечной ставкой будет компенсироваться за счёт федеральных средств. Это будет касаться тех, кто заводит второго и третьего ребёнка, причём на три года и на пять лет такого рода меры вводятся. Мне кажется, это существенным образом и людей будет мотивировать, и, с другой стороны, простимулирует саму по себе ипотечную программу, что тоже для нас исключительно важно.

Все эти решения, как мне представляется, вкупе и направлены на то, чтобы мы помогли тем людям, у которых есть проблемы с доходами.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, я из года в год задаю один и тот же вопрос по поводу пенсий. Не хотелось бы в старости остаться совершенно беспомощным и без денег. Сейчас вдруг пошли заявления (которые, конечно, опровергли, но осталось ощущение, что дыма без огня не бывает), что Пенсионный фонд пуст и платить в принципе нечем. Притом что уже были разговоры, что индексируют пенсию только неработающим пенсионерам. И работающие в результате ушли в тень и не платят налоги, каким-то образом пытаясь выжить. Так есть чем вообще платить пенсии для этой категории? Потому что иначе будут работающие и неработающие не просто бедные, а нищие.

Д.Медведев: Ирада, понятно, что всякого рода негативная информация всегда оставляет глубокую рану в душе, потому что, как принято у нас говорить, осадочек остаётся. Вроде опровергли, а всё равно мутно как-то получается.

Хочу официально сказать и от имени Правительства, и от имени Пенсионного фонда: в этом смысле всё в порядке в Пенсионном фонде, деньги на выплату пенсий в полном объёме есть, и никаких проблем не будет вообще. Никаких проблем не будет.

Другое дело, что нам нужно думать, каким образом оптимизировать сами эти денежные накопления, как ими управлять, каким образом позиционировать государство в этой системе, взаимоотношения между федеральным бюджетом и Пенсионным фондом. Это всё задачи ближайших лет, но они никак не связаны с выплатами, где всё абсолютно в порядке. Тем более что пенсии касаются 43 млн человек, то есть пенсионеры – это, по сути, треть населения нашей страны. Поэтому это исключительно чувствительная тема, по которой не может быть никаких двусмысленностей. Деньги есть, всё будет выплачиваться.

Более того, мы исходим из необходимости выплатить пенсии и проиндексировать их в следующем году, даже не в феврале, а в январе. И эта индексация будет явно выше, чем инфляция, потому что инфляция, как я уже сказал в начале нашей программы, будет ниже 3%. Может быть, даже достаточно серьёзно ниже 3%, поживём – увидим. А индексация уже запланирована, на неё выделены деньги, она будет 3,7%. Это всё-таки означает, что мы вернулись к нормальному состоянию, когда индексация происходит на размер инфляции или выше этого размера. Таким образом мы и будем поступать, здесь никаких сомнений нет.

И.Зейналова: То есть те, кто это всё говорил, не правы?

Д.Медведев: Кто это всё говорил, имели в виду совершенно другое. Потому что именно те, кто это всё говорил, потом сами на эту тему давали опровержения. Если Вы имеете в виду несколько слов, которые сказал Алексей Кудрин: он сказал, что имел в виду необходимость развития пенсионной системы, а не наличие там денег, мол, его слова выдернули из контекста.

С.Брилёв: Тогда давайте про налоги. Это мой любимый вопрос. Мне пару лет назад досталось от зрителей, когда я зримо обрадовался на Ваш ответ, что не будет меняться НДФЛ. Сейчас опять пошёл новый круг разговоров о налоговой нагрузке. Но я на НДФЛ хотел остановиться, потому что он касается всех. Дмитрий Анатольевич, он всё-таки останется плоским? То есть пусть он будет не 13, а 15–17%, лучше пониже, если честно... Но плоским он останется – налог на доходы физических лиц?

Д.Медведев: Мы пообещали, что в течение текущего периода (Президент об этом сказал, Правительство это всё ретранслировало) не будет меняться основа налоговой системы. И мы это выполнили, что бы ни говорили, как бы ни упрекали нас в том, что мы какие-то квазиналоговые платежи вводим и так далее. Понятно, налоговая система сложная, но в целом основа налоговой системы, налоговые ставки все сохранились. Назовите мне страну, где было бы так же, как у нас, где на протяжении четырёх-пяти лет вообще не менялись налоговые ставки. Таких стран практически нет. Поэтому здесь мы всё сделали.

По поводу НДФЛ. Никаких решений в настоящий момент об изменении НДФЛ нет. Возможны ли изменения в будущем? Вечных налогов не бывает. Я могу лишь сказать только то, что плоская шкала НДФЛ оказалась очень удачной для нашей страны. Она себя оправдала – мы вытащили из тени огромное количество доходов, налоги не боятся платить не только люди с низкими доходами, но и очень богатые люди. Рост собираемости вырос, мы собираем до 3 трлн налога на доходы физических лиц в год – это огромная сумма. Конечно, принимая решение о том, в какую сторону идти, надо думать о том, сколько мы будем собирать, если ставка изменится, и о том, кто что будет платить.

С.Брилёв: Могут начать мухлевать, называя вещи своими именами...

Д.Медведев: Не исключено, если, например, сделать что-то неграмотно. Тогда явно произойдёт возврат к конвертам, серым и иным платежам, бюджет не будет получать необходимые доходы – всем будет от этого только хуже. Это не означает, что никогда нельзя покуситься на эту самую плоскую шкалу. Более того, мы с вами об этом говорили, большинство современных развитых стран, стран с развитой экономикой, всё-таки имеет более сложную шкалу налогообложения, чем мы. Я не говорю – пропорциональную систему, но более сложную шкалу.

Например, Вы говорите про 13%, но у нас есть люди с очень низкими доходами, о которых мы говорили. Наверное, гипотетически можно рассматривать и вариант введения каких-то льгот, когда люди с очень низкими доходами вообще налог не платят. Вычтут из налогооблагаемой базы, совершенно справедливо. С другой стороны, часть людей, наверное, способна платить и несколько больший налог. Всё это надо взвесить и принять окончательное решение. И чтобы на позитиве закончить, я считаю, что простая для исчисления, понятная шкала налога на доходы физических лиц себя оправдала. А там посмотрим.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел глобальный экономический вопрос задать. Международные рейтинговые агентства не исключают, что триллионные затраты на оздоровление проблемных банков с участием ЦБ могут в перспективе привести к бюджетному кризису. Что думаете по этому поводу? И Вы в целом довольны работой финансовой системы?

Д.Медведев: Главное не в том, доволен ли я. Довольны ли люди, как работает финансовая система, граждане нашей страны? И, естественно, компании, бизнес доволен ли, как работает финансовая система? Это две ключевые составляющие. Я считаю, что в настоящий момент наша финансовая система находится в стабильном, равновесном, нормальном состоянии. Несмотря на сложности, которые у нас были несколько лет назад, эта система была отбалансирована за счёт удачных решений, которые принимал Центральный банк, они были резонансными, но в конечном счёте оказались удачными для финансовой системы. Правительство в своей части эти решения также принимало или поддерживало. То, как они были реализованы, привело к тому, что финансовая система находится в стабильном состоянии.

Это не значит, что мы полностью спокойны и не должны ничем заниматься. Центральный банк продолжает активную работу по наведению порядка в финансовом мире. У нас действительно было очень много банков, часть их либо не имели достаточного капитала, для того чтобы развиваться, либо принимали решения, направленные на поддержку отдельных групп акционеров, по сути, обесточивая деятельность самого банка и выводя деньги через весьма сомнительные операции. По таким банкам Центральный банк принял решение отозвать лицензию, закрыть. Это проблемная история, это всегда иски, споры, люди теряют деньги. Но это всё равно расчистка финансового поля, потому что, когда таких банков становится очень много, они могут расшатать всю систему, в том числе даже самые крупные банки. Поэтому необходимость наводить здесь порядок никаких сомнений не вызывает. Мне кажется, что Центральный банк с этим справляется.

Для банков очень важны показатели – формирование резервов, достаточность капитала, норматив риска на одного заёмщика, вопросы ликвидности, то есть наличия достаточного капитала, денег в самом банке. За всеми этими позициями Центральный банк и Правительство в той части, в которой это касается Правительства, следили и будут следить. Но оснований полагать, что эти меры приведут к какому-то обратному эффекту, абсолютно нет. Наоборот, мне кажется, что наша финансовая система в результате всего того, что происходило в последние два-три года, укрепилась. Это, кстати, в известной степени проявляется не только в показателях нашего финансового мира, но и в котировках нашей валюты, о которых мы уже говорили.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальной теме. Обманутые дольщики. Одно время казалось, что тема закрыта и обманутые дольщики навсегда останутся обманутыми. Но в этом году очень серьёзные сдвиги произошли: закон принят Государственной Думой, чтобы больше таких обманутых людей не было, принимаются какие-то серьёзные меры. Люди, которые уже потеряли веру в то, что квартиры свои получат, веру, кажется, снова приобретают. Что здесь делается? И стало ли меньше уже обманутых дольщиков?

Д.Медведев: Вы правы, Валерий, что определённые решения приняты. На мой взгляд, решения долгожданные. Но это не значит, что на этом нужно останавливаться.

Проблему дольщиков я бы разбил на две части. Первая заключается в том, чтобы в будущем не допускать манипулирования деньгами дольщиков. Для этого принят закон, создан Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства. Причём эта защита осуществляется двояко: или путём помещения накопленных средств собственно в достройку, или путём выплаты компенсаций. Средства эти должны быть заложены в сами договоры, по которым организация, осуществляющая долевое строительство, обязана перечислить часть стоимости строительства…

В.Фадеев: Пугают, что цены сразу вырастут.

Д.Медведев: Там всего 1,2%. Это никак не скажется на стоимости строительных услуг и вообще подрядных работах. Более того, Вы знаете, что в последнее время эти цены падают. И наши застройщики, наши подрядчики как раз волнуются по этим причинам. То есть на ценах, на строительном рынке это практически никак не сказалось. Но это создаёт денежный мешок, за счёт которого можно эти проблемы решать. Это часть проблемы.

Есть другая часть проблемы. Она заключается в необходимости помочь тем, кто уже попал в эту ситуацию. На них эти правила в таком объёме распространяться не могут, и там это уже штучная работа, которую ведут регионы при поддержке федерального Правительства. Там есть самые разные проблемы. Регион от региона сильно отличается. Где-то много таких людей, где-то их совсем мало. Где-то регион был успешен и решил эти задачи, где-то очередь и необходимость достройки домов измеряется десятками тысяч. Всё это нужно развязывать, делать это внимательно, относясь с предельным вниманием и тактом к тем, кто попал в такую ситуацию. Я получаю огромное количество таких обращений. В социальных сетях люди пишут. Естественно, мы стараемся указывать регионам, на что обратить внимание. И деньги на соответствующие цели в федеральном бюджете есть. Это, правда, не позволяет решить проблему одномоментно, тем не менее здесь тоже понятно, что делать. Это вторая вещь.

И третья – на будущее. Нужно действующие договоры завершить, закрыть всю проблему обманутых дольщиков, которая сформировалась за последние годы. А на будущее вообще нужно отказаться от договоров долевого строительства. Это всё, если хотите, рудименты прежней эпохи. Это всё – наследие недоразвитого жилищного рынка. Ни в каких других странах не существует таких договоров долевого строительства. Ипотека – да. Взял деньги, желательно по нормальной ставке, и купил квартиру. А здесь из-за того, что финансовая система работала так себе, что называется, из-за того, что строительные технологии были не на высоте, нужно было финансировать стройки за счёт самих граждан, и у нас появилась эта модель.

На будущее надо постепенно уходить из долевого строительства в нормальную, цивилизованную ипотеку – с субсидиями в случае необходимости, в том числе за государственный счёт или за счёт работодателя, что, кстати, тоже очень распространено. Это и будет лучшей гарантией от манипулирования деньгами тех, кто хочет приобрести квартиру.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, ещё по поводу поддержки. Это очень красиво звучало: хватит кошмарить бизнес. И все говорили: мы прекратим кошмарить бизнес, хватит... И вдруг я разговариваю с учителями, разговариваю с врачами и сталкиваюсь с совершенно удивительной проблемой: кошмарят социальную сферу. Учителя должны составить миллиард бумаг, чтобы купить каждый учебник. Ученика нельзя попросить стереть с доски, потому что это может быть рассмотрено как использование детского труда. Врачи должны составить тысячу бумаг, потому что каждая таблетка может оказаться в одном списке и не оказаться в другом. В результате реформа здравоохранения, которую мы все так ждём и так хотим получить, выливается в то, что формально врачи должны отчитываться о неких невероятных научных работах, а не решать проблему, как добраться до отдалённой деревни. Каким образом в эту реформу здравоохранения сейчас заложена сама проблема повышения доступности медицинских услуг и повышения качества в принципе профессиональных услуг в социальной сфере? Иначе врачи погрязнут в формальных бумагах, и нам не достанется ни образования нового, ни здравоохранения…

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

Д.Медведев: Что нужно делать? Во-первых, отчётность в целом нужна, полностью от неё отказаться нельзя. Потому что если сказать: вообще ничего не фиксируйте, не записывайте, – может быть оборотная сторона, попадём в другую крайность, когда невозможно отследить, как человека лечили, как человека учили, что происходило в школе или больнице. Но, конечно, эта отчётность должна быть разумной, а не запредельной. За последнее время ворох этой отчётности действительно разросся, на это указывают все: учителя, врачи, работники социальной сферы и сами граждане, которые вынуждены проводить много времени во врачебном кабинете, причём 80% этого времени врач что-то пишет, пишет и не смотрит на пациента.

Что делать? Внедрять современные формы контроля и отчётности. Что это за формы? Это электронные формы, ничего тут сверхъестественного нет, врач всё делает в электронном формуляре. У него всё есть уже, он просто несколько позиций расставляет и отчитывается точно так же. Это совершенно нормально. То же самое делает социальный работник, потому что мы переходим к тому, чтобы вести трудовые книжки в электронной форме. То же касается и учителей. Это одна сторона задачи. Вторая сторона задачи заключается в том, чтобы обеспечить лучшую доступность, о чём Вы говорите. И здесь тоже на помощь…

И.Зейналова: Чтобы врачи компьютером умели пользоваться...

Д.Медведев: Я думаю, Ирада, что всё-таки уже умеют пользоваться. Мне самому казалось, что всё у нас в этом смысле сложно. Я 10 лет назад начинал в нашей стране переход школ к интернету, что называется. Тогда у нас и подключений было совсем немного. И когда я заходил в школу, смотрел, как наши учителя, часто уже солидного возраста, с тоской смотрят на все эти компьютеры, которыми легко пользуются дети. Нет сейчас этой проблемы, все научились. И это, мне кажется, абсолютно нормально. Но очень важно, чтобы была обеспечена доступность, и эта доступность действительно связана с использованием современных цифровых технологий. Ведь вовсе необязательно, для того чтобы проконсультироваться, пациента везти куда-то из района в областной центр. Иногда это сотни километров, это тяжело, и пациент, человек просто может чувствовать себя неважно. Но если есть электронная связь, если есть прямая коммуникация по интернету, можно показать все данные обследования, приборы, которые снимают показания с пациента, и получить квалифицированную консультацию или в региональном центре, или даже в Москве, в ведущем центре (причём это займёт 15 минут), составить правильную картину и принять правильное медицинское решение. Это очень важно, и сейчас мы обсуждаем вопрос о том, чтобы дополнительные деньги направить на создание такой системы электронных коммуникаций между центральными районными больницами, региональными больницами и федеральными клиниками.

М.Фишман: Я про отчётность и про то, как кошмарят, продолжу. Только я про театры спрошу. Вы наверняка знаете про уголовное дело «Седьмой студии». Знаменитый режиссёр Кирилл Серебренников сидит под домашним арестом. Софья Апфельбаум, бывший руководитель профильного департамента в Министерстве культуры, тоже бывший руководитель театра, сидит под домашним арестом. Алексей Малобродский, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии», сидит в СИЗО, за решёткой уже пять месяцев. Отчётность проверять надо, это понятно. Но здесь масштаб выдвинутых обвинений и агрессия, которая при этом проявляется, выходят за мыслимые пределы. Театральное сообщество реагирует. Союз театральных деятелей уже сказал, что это, по сути, демонстративная избирательная акция устрашения, кампания, развёрнутая против театров. Они говорят, что законы такие, что такие претензии можно предъявлять любым театрам. По сути, криминализуется нормальная, обычная театральная деятельность. Хватай любого. Союз музеев России их тоже поддержал, тоже говорят, что законы надо менять. И конечно, я хочу спросить, как Вы смотрите на это дело конкретно и на всю эту ситуацию?

Д.Медведев: Я думаю, что наши представители творческих профессий правы в том, что законодательство в этой сфере крайне несовершенно. Применительно к театрам, кинопроизводству, целому ряду других творческих профессий.

Я тоже неоднократно это обсуждал с ними. К сожалению, перемены не так быстры, как нам бы всем хотелось. Всё крутится вокруг государственных закупок и государственных услуг. Это так называемый 44-й закон, который диктует в общем вполне понятные конкурентные требования. И мы все за конкуренцию. Рынок есть рынок. Но как только мы переходим в творческий мир, все эти критерии дают сбой. Одно дело – закупать скрепки и карандаши по конкурсу, а другое дело – реквизит, или создавать что-то на сцене, или заниматься кинопроизводством где-нибудь в далёкой деревне. Какой там конкурс? Единственный исполнитель? Это первое.

Второе. Я с этим уже неоднократно сталкивался, ко мне обращались режиссёры: знаете, мы фильм снимаем, сейчас все заложено в систему, которую Минфин предложил, систему контроля и администрирования по линии казначейства. Всё это хорошо, мы с этим полностью согласны, но как нам расплатиться с плотником, который нам какие-то декорации создаёт где-то в далёком сибирском местечке? Нам нужны наличные деньги, без них мы ничего не сделаем, у него нет счёта, с ним невозможно расплатиться карточкой.

Мы идём навстречу, и по системе казначейского сопровождения я лично дважды давал указание каждый год, чтобы здесь были применены более гибкие критерии. Но в целом система государственных подрядов и государственных закупок применительно к театрам, к кинопроизводству, к другой творческой деятельности должна стать более лояльной. Но, как обычно, вопрос в пределах этой лояльности. Мы с вами не можем допустить и другой ситуации, когда нам скажут: знаете что, вот я буду снимать фильм, мне нужно 5 млн рублей, выдайте мне всё это наличными, потому что я не смогу ни с кем из участников кинопроизводства расплатиться иным способом. Отчитываться – ну какие-то бумажки вам принесу.

Тоже вопрос. Поэтому здесь нужно создать работающую модель. Это первое. Второе – это, конечно, вопрос точности отражения всех этих действий в бухгалтерии. Вы сказали, что наши коллеги из творческой среды говорят, что подобные претензии, по их мнению, можно предъявить к любому творческому производству – к кинопроизводству, и к театральному производству. Наверное, огрехи есть у всех, но всё-таки задача тех, кто этим занимается, по максимуму следовать существующим правилам. Это сложно, но этому нужно уделять внимание. Так делают во всём мире. Таким образом, движение должно быть встречным – с одной стороны, нужно создать более понятную, более работоспособную, более лояльную, если хотите, рамку творческой деятельности и её оформление в правовом виде для творческих профессий, а с другой стороны, сами представители творческих профессий, сами организации, которые этим занимаются, должны максимально внимательно следить за тем, что у них происходит.

Теперь в отношении этого дела. Мне, конечно, сложно сейчас комментировать, потому что там ещё следствие идёт. Дело очень резонансное, комментировать подобного рода вещи – неблагодарная история. Надо точно разобраться, где там возможные нарушения, а где, по сути, необходимость принятия оперативных решений, которые не выходят за рамки закона. Надеюсь, что следственные и судебные структуры с этим смогут разобраться.

М.Фишман: Дмитрий Анатольевич, Вы позволите, я уточню (потому что Вы сами говорите, что резонансное дело, и действительно нашу аудиторию это очень и очень беспокоит) про избирательность? Буквально на днях Следственный комитет прекратил уголовное дело против директора другого крупного театра, это Новосибирский театр оперы и балета, по срокам давности. Они похожи, эти сроки давности, а тут люди сидят в СИЗО. И это как бы избирательность…

Д.Медведев: Я Вам скажу так, Михаил, мне было бы очень грустно, если бы окончательные решения принимались только с учётом истечения сроков давности. Желательно всё завершить в положенные законом сроки. Это первое. Второе. Всегда у всех процессов есть разные стороны. Есть правоохранительные органы, есть суд, а есть истцы, которые, например, считают, что в действиях тех или иных людей, лиц, организаций, в том числе творческих, содержатся составы административных или уголовных преступлений. И эти истцы имеют право на обжалование, в том числе решений, которые принимаются МВД, прокуратурой и даже судом. Применительно к другим казусам, о которых Вы говорите, я не знаю, как они будут поступать. Это в их праве. Так может и государство поступать, так поступают и другие участники.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальным проблемам. Ещё одна острая проблема – цены на лекарства. Из аптек вымывается дешёвый ассортимент. Это явление последних лет. Производителям и торговцам выгодно работать с дорогими лекарствами. Даже если говорить о списке жизненно необходимых лекарств, там ведь наценка фиксируется, и, конечно, тоже им выгодно, чтобы лекарство было как можно дороже. Это важнейшая проблема, и это тема, которая касается проблемы бедности, о которой Вы говорили. Какие здесь принимаются меры?

Д.Медведев: Это действительно важнейшая тема, она касается абсолютно всех людей в нашей стране, потому что лекарства так или иначе принимают все. Мы говорили о контроле. Это та сфера, где контроль государства должен быть неослабным, постоянно жёстким. Кто этим занимается? Этим занимается Федеральная антимонопольная служба в целом в рамках государственного регулирования. Мы сейчас с учётом того, что экономика у нас рыночная, конечно, не регулируем в полном объёме цены на лекарства, но следим за сбалансированностью этих цен. И это важнейшая задача государства, Правительства и Федеральной антимонопольной службы.

Каким образом достичь этой сбалансированности? Деньги там вращаются огромные. Я сегодня с утра специально, понимая, что так или иначе мы будем об этом говорить, позвонил министру, спросил, на что мы рассчитываем в будущем по поводу финансирования, приобретения лекарственных средств по федеральной и региональной линии. Это приблизительно полтриллиона рублей ежегодно – федеральные и региональные бюджетные средства. Они через бюджет и через систему обязательного медицинского страхования идут. Надо следить, чтобы эти деньги шли на дело, чтобы они были направлены на приобретение действительно жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Это список, который утверждает Правительство. Я как Председатель Правительства его подписываю. Сейчас он состоит из 699 наименований. Было 400–500 наименований, а сейчас уже почти 700. Это очень важно: чем шире этот список, тем выше доступность этих препаратов.

Второе. Очень важно следить за обязательным ассортиментом в аптеках, чтобы не происходило так: лежит дорогой препарат, а дешёвого препарата нет. И это дело контрольных инстанций. За этим обязательно должны следить и Минздрав, и антимонопольная служба, и другие организации, которые призваны за этим наблюдать.

Третье. Очень важно, чтобы сами препараты были и качественные, и разумно дешёвые, чтобы они продавались по приемлемым для людей ценам. Как этого достичь? Понятно, всё, что покупается за валюту, всегда дороже. У нас и вера определённая сформировалась в то, что иностранная таблетка работает лучше, чем российская. К сожалению, не беспочвенно. Целый ряд производителей действовал не очень красиво. Надо обязательно наводить порядок на фармакологическом рынке. У нас сейчас приблизительно 70% препаратов в стоимостном измерении приобретается из-за границы и только 30% – внутри страны. Но по наименованиям ситуация иная: у нас 60% наименований, так называемых международных медицинских непатентованных наименований, приобретается внутри страны и только 40% – из-за границы. Если взять список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, там уже 85% приобретается внутри страны.

Почему я об этом говорю? Это не только поддержка нашей фармацевтической промышленности. Просто объективно это дешевле. И это не зависит от колебаний иностранной валюты и соотношений между рублём и другой валютой. Вот это ключевая задача. Это и есть импортозамещение, которым мы занимаемся и на которое мы должны обращать самое пристальное внимание.

Наконец, самое важное. Нужно, чтобы все участники этого рынка вели себя ответственно. Мы сейчас приняли решение о том, чтобы маркировать лекарства по-новому и использовать другую упаковку. Сразу же появились вопросы – мол, это приведёт к росту стоимости лекарств и так далее. Нам нужны качественные, а не поддельные препараты. Нам нужна нормальная, современная фармацевтическая промышленность. Мы знаем, сколько там проблем и махинаций. Поэтому нужно навести на этом рынке порядок. Тогда в аптеках будут нормальные, дешёвые российские препараты, не хуже иностранных.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, позвольте к хлебу насущному, в прямом смысле. В России несколько лет подряд рекордный урожай зерна, в том числе пшеницы. В связи с ростом поставок из нашей страны падают цены и на мировом рынке, и внутри России. Для аграриев это проблема. Режутся инвестпрограммы, сокращаются рабочие места. Планирует ли государство жёстче регулировать зерновой рынок? И как в итоге сбалансировать цены и интересы аграрных производителей?

Д.Медведев: Я начну с того, что мы добились выдающихся результатов. Просто здесь хочется похвалить всех аграриев. И в конечном счёте похвалить те меры, которые мы принимали для поддержки сельскохозяйственной отрасли. 140 млн т зерна – зерновых и зернобобовых – это результат, которого никогда не знала наша страна, ни в каком веке, ни при каком строе, ни при каком государстве. Результат выдающийся. Теперь нужно этим грамотно распорядиться.

Мы превратились в самого крупного нетто-экспортёра пшеницы и зерновых. Это капитал, это валюта. И в принципе это может помочь нашим аграриям. Поэтому, если мы выйдем на уровень экспорта порядка 45–50 млн т, а этот урожай позволяет это сделать, с соблюдением всех норм о переходящих запасах, чтобы всё было в порядке с обеспечением хлебом, зерном всех производителей, – это решит многие задачи. Это первое.

Второе. Надо, конечно, вкладываться в глубокую переработку зерна. Это современные технологии, это производство аминокислот, это просто огромное количество различных добавок, которые используются в том числе для поддержки животноводства, для развития животноводства. Это второе.

Третье: очень важно, чтобы наши логистические возможности были приведены в соответствие с нашими возросшими возможностями по производству зерна. То есть это инвестиции в порты, инвестиции в дороги.

И четвёртое, но связанное с третьим, – это тарифная составляющая. С учётом конкретных результатов, которых мы добились в этом году, выдающихся результатов по сбору урожая, мы приняли ряд решений, и ещё примем, о том, чтобы поддержать аграриев за счёт использования более низких тарифов на железнодорожные перевозки.

И.Зейналова: А вагонов-то у нас хватит?

Д.Медведев: Хватит.

М.Фишман: Если можно, спрошу у Вас о политике снова. Мы подводим итоги года. Один из итогов года: в этом году очень много заменили губернаторов, около 20 замен – уволены, поставлены исполняющими обязанности. Была группа весной, потом большая группа осенью. Это беспрецедентный масштаб замен. Я, по крайней мере, такого не помню. Среди них много «варягов», то есть тех, кто изначально не связан с регионами, на которые их ставят. Среди них есть, кстати, и заместители министров в вашем Правительстве. Вы их, наверное, хорошо знаете. Поэтому интересно, что Вы об этом думаете. В частности, меня волнует такой вопрос: не означают ли такие масштабные перестановки, с которыми мы впервые сталкиваемся, что за этими новыми губернаторами де-факто закрепляется статус представителя центральной власти на местах, несмотря на их формальную избираемость? Вроде бы выборы есть, но тем не менее?..

Д.Медведев: Если говорить об общей тенденции, то мне она кажется правильной. Она, кстати, появилась не сейчас, не в этом году. Она была и в предыдущие годы, и даже в предыдущий период. Мы достаточно активно начали эти процессы, связанные с омоложением губернаторского корпуса, наверное, уже, лет восемь-десять назад. Действительно, сейчас это был большой отряд людей, относительно молодых, которые получили новые назначения. Но я обращаю внимание, что пока они только временно исполняющие обязанности. Их ещё должны избрать. Часть из них уже получила доверие, в том числе те самые «варяги», о которых Вы говорите. Это не является ключевым фактором, хотя, конечно, люди всегда, когда голосуют, смотрят: свой – не свой, разбирается в проблемах или не разбирается.

Я во многих регионах был и в период, когда избирательная кампания была, и смотрел, как работают назначенцы, за которых тогда ещё не проголосовали. Я был, честно сказать, приятно удивлён, как быстро они погрузились в местный материал. Знаете, есть какие-то колебания: вот человек умный, толковый, но как он на землю встанет? Сможет он разговаривать с людьми на одном языке, принимать решения вполне земные, а не рассуждать абстрактно о том, как кривая доходности будет расти? Очень неплохо они вписались. Конечно, всё будет зависеть от них, их команд, от того, как они будут работать. Это касается и бывших заместителей министров, это касается и других людей.

Теперь в отношении того, кто такой губернатор. Я напомню, что губернатор – это не президент субъекта Федерации в том смысле, в котором мы понимаем фигуру общенационального Президента, который является гарантом Конституции.

Вообще, руководитель субъекта Федерации, как правило, или в 99 процентах случаев, – это глава исполнительной власти. Поэтому они де-факто и де-юре и так являются участниками большой вертикали исполнительной власти, во главе которой стоит Правительство, соответственно, правительство субъектов Федерации и те лица, которые принимают исполнительные решения в муниципальных образованиях. Их не надо из этого контекста вырывать. Но, конечно, самое главное – это поддержка людей. И сейчас другая группа людей, которые получили подобные назначения, должна доказать свою работоспособность в этих условиях.

Я ведь не только глава Правительства, но и руководитель крупнейшей политической партии. Я со всеми кандидатами встречался и с каждым из них разговаривал, спрашивал (особенно это касается, например, заместителей министров): заместитель министра – очень высокая должность, в то же время ты отвечаешь за конкретную отрасль или подотрасль и в ней можешь быть докой, абсолютным авторитетом для кого-то, принимать управленческие решения в масштабах всей страны. А здесь тебе нужно будет заниматься другими вещами. Ты должен разбирать всякие спорные ситуации, заниматься жильем, следить за канализацией, водопроводом, газоснабжением. Ты к этому готов? Тебе это интересно? И надо отдать им должное, они все говорят: да, это вызов, это интересно, мы хотим быть полезными своей стране и конкретному региону.

Посмотрим, что у них получится.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пытался вспомнить, куда я сам за этот год съездил к новым губернаторам. Тула, Ярославль, Иваново, Калининград, Киров, Самара, Новгород, Рязань, Пермь – всех не упомню. Но знаете, какая штука? Я, конечно, не начальник, я рядовой избиратель, налогоплательщик, но всё-таки как журналист тоже что-то вижу. Омоложение состоялось, обновление тоже состоялось, но в принципе система управления остаётся в общем-то старой. У нас государство вроде как федерация, а управление в известной степени унитарное. Взять те же самые межбюджетные отношения. Для того чтобы выполнить майские указы Президента, регионы, в том числе те, которые я перечислил, залезали в долги. Есть разные механизмы решения этой проблемы. Но в целом, по Вашим ощущениям, если эти долги прощать, то их списывать? Или, может быть, предоставить регионам больше самостоятельности, для того чтобы наша, по сути, унитарная федерация стала больше федерацией? Хотя это опасная штука. Не всякий регион это может потянуть. Палка о двух концах, я понимаю.

Д.Медведев: Вот видите, Вы, не будучи начальником, как Вы сказали, уже всё абсолютно правильно разложили в том смысле, что здесь всегда палка о двух концах и нужно держать баланс.

Действительно, наши регионы все очень разные. Одно дело Москва, а другое дело, например, Чукотка. И по масштабам, и по населению, и по удалённости от центров.

Второе. У всех регионов есть свои проекты. Я уверен, что абсолютное большинство этих проектов создавалось для того, чтобы помочь региону, помочь людям, развить экономику. В ряде случаев эти проекты были не очень хорошо просчитаны. Залезли в долги, в том числе в коммерческие долги, назанимали денег.

С.Брилёв: Необязательно по майским указам.

Д.Медведев: Необязательно. Я говорю в основном про инвестиционные долги.

И.Зейналова: Майские указы так и не выполнили, а в долги залезли.

Д.Медведев: И такое бывает. Хотят показать, как у них инвестиции хорошо идут, в то же время не следят за бюджетной сферой. Всё это есть. Поэтому ситуации разные. Как мы собираемся эти ситуации разрешать? Или как помогать регионам? А помогать им всё равно придётся. Несмотря на федеративный характер государства, всё равно мы несём всю полноту ответственности – я имею в виду федеральное Правительство – за то, как работают экономические механизмы в регионах.

Что нужно делать? Конечно, нужно посмотреть, что это за кредиты. И по возможности (мы это делали в этом году и в прошлом году) перевести часть коммерческих кредитов в бюджетные. Это, безусловно, помощь, потому что там другая кредитная ставка. Приблизительно 50% этих кредитов мы уже перевели в бюджетные кредиты.

Второе – можно подумать о реструктуризации задолженности. И такие решения принимались. В общей сложности её реструктурировали приблизительно на 700 млрд. Это тоже существенная помощь.

Третье, условно, – система дотаций, трансфертов, поддержки самих регионов. В этом году это чуть больше 600 млрд рублей. Все эти меры в совокупности позволяют удерживать ситуацию. Но, конечно, руководители регионов должны вести себя ответственно. И когда они принимают решения, они должны прежде всего просчитать свои социальные обязательства, и это самое главное, что есть: зарплата, пособия, какие-то иные выплаты, которые идут за счёт регионального бюджета, включая, естественно, и то, что положено по указам Президента от 7 мая 2012 года. То есть, развитие собственной социальной сферы, и уже после этого – развитие экономики. Поэтому это вопрос выстраивания приоритетов. Но мы губернаторам – и новым губернаторам, и тем, кто уже давно работает, – будем помогать, конечно.

С.Брилёв: Но в принципе регионам самостоятельности прибавить стоит, как Вы считаете?

Д.Медведев: Понимаете, это ещё одна тема, которую я не назвал. Мы сейчас проводим мониторинг так называемых федеральных полномочий – иными словами, что они могут забрать из федеральных полномочий, что не могут. Нужно смотреть, как это соотносится с региональными полномочиями, потому что часть регионов говорит: да мы и это готовы взять. Берут, а потом исполнить не могут.

С.Брилёв: Ну да, у нас асимметричная Федерация такая получится.

Д.Медведев: Понимаете, здесь вопрос в чём: у нас не может быть абсолютно симметричной Федерации, потому что, если бы у нас все наши территории, земли были абсолютно одинаковыми, тогда было бы легко, но они же очень разные. Экономические возможности разные. В Москве, ещё раз говорю, 15 миллионов человек, а на Чукотке или в Ненецком округе – 40–50 тысяч человек. Юридически полномочия одинаковые, но мы понимаем, что осуществлять их можно очень по-разному. И это нужно всё принимать во внимание.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте тему сменить. В мире технологическая революция идёт. Мы все это понимаем и смотрим, с одной стороны, с большим интересом, а с другой стороны, есть некоторое напряжение, потому что все ключевые решения, ключевые исследования ведь не у нас – они в США и Европе. Уже, я думаю, Китай скоро подтянется. А у нас-то есть шансы вернуться в число лидеров? Мы не опоздаем?

Д.Медведев: Есть шансы, но медлить уже нельзя – нужно заскакивать в идущий и ускоряющийся поезд. Потому что этот поезд, надо по-честному сказать, набрал обороты сначала без нас. В этом смысле Вы правы. Мы долгое время находились в ситуации, когда вынуждены были просто выживать. Это происходило в 1990-е годы. В 1980-е годы этому вообще особого внимания не уделялось. И только сейчас мы начали создавать основу своего технологического развития. Для этого всё есть. Есть институты, есть деньги. Наверное, не фантастические, но всё-таки довольно приличные деньги, которые аккумулированы в различных фондах поддержки. Есть инструменты, которые уже опробованы. И самое главное, есть люди. Уж талантливых-то людей у нас очень много.

Чего нет? Нет пока способности быстро преобразовывать технологические новинки в работающие и коммерчески успешные проекты. Вот с этим у нас всё не очень хорошо обстоит. Не очень мы это умеем.

В.Фадеев: Так всегда было, к сожалению.

Д.Медведев: К сожалению, в этом смысле мы действительно не можем похвастаться каким-то великолепным прошлым, тем не менее этому тоже можно научиться. Есть ведь страны другие, где очень хорошо умеют коммерциализировать и гораздо хуже умеют выдумывать. Что-то списать, срисовать – да. А самим придумать тяжелее.

Нам, конечно, нужно научиться этой самой коммерциализации. На это должны быть обращены и государственные усилия, и усилия бизнеса. Бизнес должен вкладываться в НИОКР, должен вкладываться в исследования в сфере IT, в современные технологии.

Мне лет десять назад приходилось, по сути, палкой крупные компании туда загонять, чтобы они какие-то инвестиции планировали. Потому что компании огромные, доходы огромные, а на НИОКР у них там какие-то слёзы... «У нас и так всё хорошо. А всё, что нам нужно, мы у них купим». А сейчас мы уже и у них не купим, и свои исследования не вели как надо.

Поэтому, действительно, это задача исключительной важности. Но я уверен, что шансы встать в один ряд с наиболее продвинутыми странами у нас есть. Мы же такие задачи решали в XX веке, и сейчас можем.

И.Зейналова: Я, может быть, больше всех здесь (после Вас, конечно) интересовалась киберновинками. Несколько недель подряд шла эта тема, одно за одним. Может быть, Вы видели, что по всему миру хватали наших компьютерщиков, называя их хакерами, обвиняя в том, что они взламывали Google, PayPal, всё что угодно. Мы даже не будем говорить, виноваты они, не виноваты, и тем не менее… Существует уже такая вещь, как кибервойна. Я понимаю, что мы уже не купим какие-то вещи, сами изобретём, тем не менее сейчас люди, которые глубоко «погрязли» в компьютерном мире, глубоко забрались и строят этот компьютерный мир, говорят о том, что мы должны обеспечивать свой киберсуверенитет. Помимо обычного суверенитета. То есть война ведётся на суше, на море, в воздухе и теперь она может вестись ещё в киберпространстве. Вы всё время говорите: цифровая экономика, маркировки и тому подобное, врачи будут лечить по телевизору… Как при этом обеспечить безопасность людей, которые всё равно будут находиться под ударом тех же хакеров, которым неизвестно что в голову придёт?

Д.Медведев: Да, это задача мирового масштаба. Конечно, лучше не кибервойна, а киберсотрудничество, к чему мы, кстати, всё время призываем наших партнёров в разных странах.

К сожалению, если говорить о международном законодательстве, о конвенциях в сфере кибербезопасности, в сфере регулирования отношений в области цифровых технологий, мы сейчас, по сути, на нулевом уровне. Человечество никуда не продвинулось, условно, с периода 70–80-х годов прошлого века, а мир изменился самым радикальным образом.

Киберсуверенитет – как его надо понимать? Мы должны быть самодостаточными, но не закрытыми. Самодостаточными в том смысле, что у нас должны быть все современные кибертехнологии, которые позволяют нам развивать экономику. Об этом мы уже сегодня говорили. Закрытость – вредная история, потому что мы тем самым можем себя отрезать и превратиться в государство, которое вообще не развивается. Здесь надо искать баланс.

И.Зейналова: Тогда будут подбирать отмычки к этой закрытости.

Д.Медведев: Тогда будут подбирать отмычки и всё равно делать какие-то гадости. По поводу упрёков, которые в наш адрес раздаются. Это действительно сейчас расхожая тема, избитая песня, которую поют нам постоянно, о том, что вообще все хакеры в мире – это агенты Кремля. Такое ощущение, что мы только этим и занимаемся. Это отдельный сформировавшийся мировой рынок.

И.Зейналова: Кстати, они к нам лезут, эти хакеры?

Д.Медведев: Все лезут ко всем. Нисколько не сомневайтесь. Все пытаются следить друг за другом. Поэтому упрекать в этом одну нашу страну – это смешно. Все это отлично понимают, но для некоторых государств это превратилось просто в способ решения внутренних политических проблем, способ внутренней разборки.

Надо принимать эти решения. Надо заниматься серьёзными вещами в сфере обеспечения кибербезопасности, а не орать, что вокруг одни хакеры из той или иной страны. Что имеется в виду – противодействие террористической угрозе. Вот это реальная проблема. Террористы реально используют современные технологии. С этим надо бороться, причём бороться вместе, всем государствам, которые с этим столкнулись. Это первое.

Второе – это все современные цифровые технологии, на которых сегодня строится мир. Поэтому, я уверен, здесь поводов для сотрудничества гораздо больше, чем поводов для ревности или подозрений.

И.Зейналова: А защита каким образом… Я понимаю, государства сотрудничают, но они же должны и защищать себя друг от друга, как бы они ни дружили. Есть вилка интересов.

Д.Медведев: Защита здесь заключается в том, чтобы иметь самодостаточные возможности внутри страны – сетевые, по контролю за теми или иными информационными потоками. Но, скажем прямо, абсолютной защиты, которая будет существовать десятилетиями или даже годами, не существует. Потому что на каждую меру, связанную с киберзащитой, всегда находится та или иная уловка. Это то соревнование, которое будет идти в мире постоянно, в этом никаких сомнений нет. Мы просто к этому должны быть готовы. Мир в этом смысле изменился.

И.Зейналова: Насколько мы готовы? Что Вам говорят, докладывают? Вы много этим занимались. Насколько мы защищены?

Д.Медведев: Я скажу так: мы защищены сейчас с учётом разных решений – и открытых, и закрытых, и денежных, и правовых – в принципе не хуже, чем другие крупнейшие страны. Тем более на нас огромная ответственность как на ведущей ядерной стране, как на самой большой по территории стране, как на постоянном члене Совета Безопасности.

С.Брилёв: Хочу спросить про традиционно дружественные российско-американские отношения. Здесь присутствует ряд ведущих еженедельных программ. Серия пересечений Путина и Трампа во Вьетнаме произошла перед выходными, после чего мы это всё разбирали по мелким деталькам, предполагая, что за человек Трамп, не слишком ли он зигзагообразно менял некоторые свои заявления по ходу азиатского турне. Но мы предполагали, а Вы с Трампом увиделись через два дня после этого на саммите на Филиппинах. Рукопожатия там были. Вы общались. Дмитрий Анатольевич, что он за человек? С ним вообще можно иметь дело?

Д.Медведев: Я общался недолго, так, как это происходит на подобных саммитах, а до меня такое же общение было у Президента страны. Я уже об этом говорил: если говорить о внешнем впечатлении, то он доброжелательный, желающий установления полноценных контактов, всё абсолютно адекватно воспринимающий политический деятель. И мы действительно сидели, обсуждали разные вопросы во время этого ужина. Он вспоминал о нашем сотрудничестве в период Второй мировой войны и говорил о том, что это важно и для России, и для Америки. В этом смысле контакт вполне нормальный. Уверен, и об этом Президент Путин тоже говорил, что у него всё в порядке в личном взаимоотношении.

Проблема ведь заключается не в наших личных отношениях. Это, конечно, важно, но это всё-таки подчинённая история по отношению к тем решениям, которые мы принимаем, по отношению к той атмосфере, которая создаётся. А вот она в отношениях между нашими странами, между Соединёнными Штатами Америки и Россией, очень плохая. Я бы сказал, она отвратительная. Она самая плохая во всяком случае за весь тот период, который я помню. А я помню ещё встречи Леонида Ильича Брежнева с различными президентами Соединённых Штатов. И вот это, конечно, очень плохо.

С.Брилёв: Вы уже упомянули, что есть вещи, которые используются из внутриполитических соображений. То есть Россия – такое пугало, на самом деле за счёт упоминания России как-то решаются всякие дела. Из последних новостей: коллеги с телеканала RT (Russia Today) за последние сутки лишены аккредитации в Конгрессе Соединённых Штатов, хотя как это влияет на национальную безопасность, абсолютная загадка. Было много обвинений в адрес России: вы во всём виноваты. Хотя как-то странно. Как во всём виноваты? Кто первым внёс в списки иноагентов? Дошло до сокращения диппредставительств. В Вашингтоне говорят, что всё дело во вмешательстве России в выборы, в Москве всё отвергается. Как Вы считаете (лично – не лично, системно – не системно), шанс на улучшение российско-американских отношений упущен? Надежды были, что при Трампе будет как-то по-другому.

Д.Медведев: По поводу виновности – это наша достаточно избитая тема, и отвечать на вопрос о виновности тех или иных сил или государств можно именно так, как принято говорить: дело не в том, кто виноват, а в том, что с этим делать. У нас есть своя позиция, она всем известна. Мы не считаем, что действовали таким образом, чтобы испортить наши отношения. Но сейчас дело не в этом. Вопрос именно в том, что делать. Вы говорите: упущен ли шанс? Я думаю, что шанс всегда существует. Об этом говорил и Президент страны, и коллеги из Министерства иностранных дел, и я, конечно, тоже говорил. Вопрос в том, чтобы начать полноценное общение по важнейшим, существеннейшим темам. Вот смотрите: ко мне приезжают представители крупного американского бизнеса – у нас есть комиссия по иностранным инвестициям, там 10–12 человек из Америки, это всё первые лица корпораций, которые стоят сотни миллиардов долларов. У кого-нибудь из них хоть какая-то политическая тема звучала? Они все говорят: хотим работать – хотим работать на российском рынке, хотим работать вместе с вами. Бизнес хочет. Если говорить о человеческой позиции, то, я уверен, она тоже сильно отличается от политики, которую сегодня проводит вашингтонский истеблишмент и от которой, кстати, в значительной степени страдает и Президент Трамп.

С.Брилёв: Это, конечно, королевство кривых зеркал получается.

Д.Медведев: У нас есть ощущение, что целый ряд американских политиков пытаются решить собственные задачи за счёт нас, пытаются воздействовать на своего Президента, именно разыгрывая эту самую российскую карту. Эта штука достаточно редкая, потому что в предыдущей истории такого я не могу припомнить, разве что 1950-е годы, период маккартизма, но и то тогда речь не шла о том, чтобы сводить счёты с собственным Президентом.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему Соединённых Штатов. Соединённые Штаты, собственно говоря, не скрывают, что санкции против России призваны в том числе заместить наш газ на европейском рынке. Мы в этой связи не останемся ли в газовой изоляции? В начале года американцы анонсировали новый санкционный пакет. Мы к нему готовы? Вообще, мы понимаем, что можем оказаться в ситуации стран, которые десятилетиями живут под санкциями?

Д.Медведев: Если говорить откровенно, мы весь XX век провели под санкциями. Я неоднократно об этом говорил, западные страны вводили санкции в отношении Советского Союза и впоследствии новой России – 10 раз. Если говорить об известной поправке Джексона – Вэника, она действовала около 40 лет. Уже и государства этого не стало, и проблема эта исчезла, а поправка действовала. Поэтому мы всё время жили под санкциями. А сейчас наши партнёры пытаются ещё эти санкции сделать долговечными, то есть зацементировать при помощи этого закона, сделать таким образом, чтобы даже Президент Соединённых Штатов не мог их отменить. Потому что по поправке Джексона – Вэника, напомню, было решающее слово Президента, он мог отложить действие этой пресловутой поправки. Теперь и у Президента нет этих полномочий, на что мы обращали внимание, что это в известной степени ограничение даже исполнительной власти Президента США.

Но бог с ними, с этими санкциями, мы выжили с ними и в XX веке, и сейчас выживем. Мы научились это делать, мы научились все эти трудности превозмогать. В чём-то нам это даже помогло. Курс на импортозамещение, совершенно очевидно, не появился бы в том виде, в котором он сейчас реализуется, без этих новых санкций. Это просто вредит всем.

Последний пакет явно направлен на то, чтобы ограничить наши газовые возможности в Европе. Почему? Здесь позиция совершенно циничная: мы хотим поставлять свой сжиженный природный газ в Европу, русские нам мешают свои трубопроводным газом, своим трубным газом так называемым, поэтому мы хотим их выдавить. Абсолютно беззастенчиво, даже у европейцев волосы дыбом встают. Правда, не у всех, потому что, к сожалению, наши коллеги в Брюсселе тоже начали эту ситуацию слегка мутить, принимая решения, направленные на то, чтобы на наши поставки распространить так называемую Третью газовую директиву, Третий энергетический пакет. Но будем надеяться, что в Европе разум возобладает и эти газовые проекты будут реализованы, потому что они носят коммерческий характер и обоюдовыгодны и для Европы, и для России.

С.Брилев: Дмитрий Анатольевич, дабы завершить эту международную часть, есть одна история, где нам бы подучиться. Я имею в виду взаимодействие с международным спортивным сообществом. Под угрозой участие наших спортсменов в зимней Олимпиаде в Корее. ВАДА как-то не убеждается в чистоте наших спортсменов. Доклад Макларена всё ещё висит на горизонте. Какие выводы можно сделать из происходящего со сборной и как Правительство собирается помочь нашим спортсменам?

Д.Медведев: Мы, естественно, находимся в постоянном поиске выхода из сложившейся ситуации, и мои коллеги по Правительству этим занимаются, и вообще всё Правительство так или иначе этим озабочено, и Президент этим неоднократно занимался и высказывал свою позицию. Здесь нужно отделить две вещи. Первая – это наша позиция по допингу. Она остаётся прежней и недвусмысленной: мы против использования допинга. У нас есть определённые проблемы с этим, и мы с этим будем бороться, что ни в коей мере не ставит под сомнение блестящий результат Российской Федерации на нашей зимней Олимпиаде. Это была честная и абсолютно объективная победа, и никакие иностранные силы никогда нас не убедят в том, что всё было сделано как-то не так. Всё было достигнуто за счёт усилий наших спортсменов и за счёт той атмосферы поддержки, которая сложилась в тот период в Сочи.

Это одна сторона. А вторая сторона заключается в том, что, вот Вы говорите: ВАДА не убеждается. Да никто ни в чём не хочет убеждаться! Эта тема стала абсолютно политической, абсолютно автономной, и допинг здесь имеет 30% от этой темы. Всё остальное – это политические манипуляции.

К сожалению, эта тема стала основой для раскрутки очередной антироссийской кампании. Причём мы чувствуем, что её пик должен прийтись на определённый политический цикл, для того чтобы показать, как у нас в этом смысле всё плохо обстоит. В этом есть определённый, вполне очевидный замысел. Спорт любят, за наших спортсменов болеют. Если взять и отрезать наших спортсменов, естественно, это вызывает у всех нас чувство разочарования. Поэтому это в чистом виде, на мой взгляд, уже теперь политика. Если раньше были какие-то сомнения, то теперь этих сомнений не осталось. Это касается и доклада Макларена. Есть там и другие персонажи, типа Родченкова, который какие-то дневники публикует. Но это, мне кажется, уже скорее психиатрическая проблема. Достаточно посмотреть на эти дневники, чтобы понять, что этому гражданину нужна прежде всего психиатрическая помощь, а не какая-то другая. Но это мы оставим в стороне. А в целом эта ситуация очень сильно разочаровывает.

И.Зейналова: Но они уже замахиваются на чемпионат мира. Родченков и про это начинает писать.

Д.Медведев: Это политика. Это всё стало инструментом политического манипулирования. Мы, конечно, будем всему этому противодействовать на всех этажах общения, во всех организациях, но нужно понимать, что это политическая кампания – не спортивная, не кампания, связанная с противодействием допингу, – которая развёрнута против нашей страны, и только так её и оценивать.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, выборы Президента не за горами, в марте следующего года. Владимир Путин не объявляет пока, пойдёт ли он на выборы. Вы председатель партии «Единая Россия». Наверняка в партии обсуждается идея, чтобы партия выступила с инициативой, выдвинула Путина в президенты. Наверняка? Это первый вопрос.

Второй. Вы лидер правящей партии «Единая Россия». Может быть, Вы готовы выдвинуть свою кандидатуру на выборы?

Д.Медведев: В отношении кандидатов на должность Президента всё будет понятно уже совсем скоро. Вы позицию «Единой России» и мою позицию отлично знаете.

Если действующий Президент страны Владимир Владимирович Путин выдвинет свою кандидатуру или согласится на её выдвижение, безусловно и недвусмысленно наша партия и я лично как председатель партии будем всячески его в этом поддерживать, потому что считаем, что он является успешным Президентом, который руководит нашей страной. В этом плане всё должно быть сделано в рамках закона. Кто будет выдвигать – в конечном счёте зависит от самого кандидата. Какой способ кандидат избирает – такой способ, например, «Единая Россия» и поддержит. Если Владимир Владимирович себя в этом смысле согласится выдвинуть и если такая поддержка ему потребуется, то, конечно, «Единая Россия» эту поддержку, вне всякого сомнения, обеспечит.

Что касается меня лично, то в текущем политическом сезоне я себя в этом качестве не вижу, но работать я продолжу.

М.Фишман: Если Владимир Путин пойдёт на выборы, вы его поддержите и он выиграет (в этом мало кто сомневается), то к концу следующего срока он Президентом проработает в совокупности 20 лет. И ещё в промежутке – четыре года Премьер-министром. Брежнев, Вами упомянутый, у власти был меньше в итоге, чем получится у Путина. У меня вопрос очевидный: это не нарушает, с Вашей точки зрения, принцип сменяемости власти, который у нас в Конституции заложен?

Д.Медведев: Мне кажется, всякого рода нарушения возможны или могут быть так оценены только в том случае, если речь идёт о нарушениях закона. Ситуация, когда то или иное лицо побеждает прямо и недвусмысленно за счёт абсолютной поддержки населения, не может рассматриваться как нарушение закона, если всё это происходит в рамках действующей Конституции и в рамках действующего законодательства. Это касается и того, о чём Вы говорите, и разных других стран. Достаточно вспомнить, что происходит в той же Германии, где одна и та же политическая сила, один и тот же кандидат на протяжении десятилетий может быть главой правительства. А, по сути, глава правительства там – это в значительной степени глава государства, потому как все полномочия там находятся, и ни у кого это не вызывает сомнений. Поэтому всё, что находится в рамках конституционных полномочий и основано на народовластии, на мнении народа, соответствует закону. И это нормально.

М.Фишман: В Германии меньше получается по срокам.

Д.Медведев: То ли ещё будет!

М.Фишман: Алексей Навальный. Аудитория моих коллег его, наверное, знает хуже, чем наша аудитория, потому что на центральные телеканалы его не пускают, на выборы тоже не пускают. Но в марте этого года он выпустил фильм-расследование, посвящённый Вам. Вы тогда очень скупо на это реагировали, Вы говорили «компот», «чушь» – в таких терминах, несмотря на то что был достаточно большой общественный резонанс, люди на улицы выходили. И я, конечно, хочу спросить, может быть, Вы хотите что-то добавить к этому?

Д.Медведев: Нет. Я всё сказал, когда охарактеризовал всё, что там было сделано, во время одного из интервью. Других комментариев у меня нет. Что мне это комментировать? Чем больше комментируешь всяких обормотов и проходимцев, тем для них лучше, они на это и рассчитывают.

М.Фишман: В продолжение темы. Вы как юрист почему в суд не подали тогда?

Д.Медведев: Именно для того, чтобы подобных людей не раскручивать. Потому что создание опусов типа этих фильмов преследует одну простую политическую цель – раскрутить себя и создать напряжение. А с учётом характеристики этих граждан, которые всем этим занимаются, зачем мне создавать им дополнительную рекламу? Никакого смысла в этом нет. Если они проходимцы, значит проходимцы.

Но это не значит, что люди и организации, кого этот фильм затронул, не имеют права на защиту. Если вы следили за информационной поляной, в последнее время было несколько судов по разным линиям, где информация, которая содержится в этом опусе, была признана не соответствующей действительности, признана ложной и подлежит опровержению, а также устранению из информационных источников. Теперь вопрос в том, как эти решения исполнить. На создателях подобных опусов как раз лежит ответственность за исполнение судебных актов. А они вступили в законную силу. Если такого исполнения не происходит, должна наступать административная или уголовная ответственность.

Я, кстати, считаю, что нам надо подумать о том, чтобы усилить административную и уголовную ответственность за неисполнение решений судов. Думаю, что этим можно было бы озаботиться и Правительству, и депутатам Государственной Думы.

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, всё, что сейчас обсуждается, рассматривается через призму выборов – спорт, безопасность, пенсии, бюджет и тому подобное, всё равно выборы где-то на подкорке. Не будем спекулировать, кто будет следующим премьером, кому раздадут портфели, потому что по Конституции Президент будет обязан отправить Правительство в отставку и набрать новое. Вы сейчас, через пять с половиной лет работы во главе Правительства, – абстрактно, для некоего абстрактного премьера после выборов-2018 можете подвести итог, как это Правительство сделать эффективнее и так распределить обязанности, чтобы оно работало, не дублируя себя, не пропуская какие-то отрасли? Потому что иногда кажется, что где-то два человека, а где-то ни одного.

Д.Медведев: Вы знаете, давать советы – дело не очень благодарное. Структура будущего Правительства будет определяться избранным Президентом. Если Вы меня спрашиваете в отношении структуры действующего Правительства (оно действительно довольно давно уже работает, пять с половиной лет – это в известной степени большой период), я не могу сказать, что она идеальная, но в какой-то момент она была принята Президентом, Правительством как достаточно оптимальная. Но мы её меняли. Я напомню, что мы создавали некоторые министерства типа Министерства Крыма, а потом упраздняли их, когда считали, что задачи выполнены. Мы отдельные министерства просто расформировали – типа Министерства регионального развития, передав его полномочия в другие места. Но при этом сохранили министерства по делам Кавказа и по развитию Дальнего Востока. Это всё работа, которую надо почувствовать, кто бы этим ни занимался в Правительстве, кто бы ни возглавлял Правительство, как удобно работать. Я напомню, у нас были разные правительства, в некоторых был один вице-премьер, а в некоторых (в современной России) – 12 или, по-моему, даже 13 вице-премьеров. Говорить, что один всегда лучше, чем 13, или наоборот, неправильно. Вопрос в том, как распределить нагрузку.

У меня, естественно, есть своё представление о том, как должно работать Правительство. Наверное, нам чего-то не удалось сделать, наверное, есть чем заниматься с точки зрения структуры Правительства, оптимизации технологических процессов. Та же самая цифровая повестка дня ведь стоит и перед технологиями, в которых работает Правительство. Это совершенно очевидно. Бумаги, которые мы все создаём, действительно в значительной степени уже пора менять на современные цифровые способы управления. Сделать это непросто. Правительство – высший исполнительный орган, и целый ряд решений, которые мы принимаем, вступают в силу немедленно и имеют внешне тихие последствия, но результаты могут быть тектоническими. Поэтому действовать нужно очень ответственно.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, сейчас, оглядываясь назад, какой самый сложный вызов для вашего Правительства? Это, может быть, дешёвая нефть, санкции, что-то ещё? И достойно ли Правительство ответило на него, на этот сложный вызов?

Д.Медведев: Я коротко Вам отвечу. Самый сложный вызов – это оба этих вызова. Одновременно. Никогда в истории нашей страны не бывало, чтобы драматически обвалились цены на нефть и были введены санкции. Бывало или одно, или другое. Я даже не говорю про структуру экономики – она как была неидеальной, так и остаётся. И вот этот вызов был в известной степени уникальным.

Как мы с ним справились, пусть оценивают граждане нашей страны, но мне кажется, что целый ряд решений, которые мы приняли, оказались абсолютно адекватными. И даже выход из рецессии оказался несколько быстрее, чем многие представляли, не говоря уже о том, что проседание было существенно ниже, чем, например, в 2008 и 2009 годах. Тогда у нас ВВП и промышленное производство упало на 8%, а в этот период только на 3%. Тем не менее очевидно, что, наверное, можно было сделать и больше.

И.Зейналова: То есть Вы довольны проделанной работой?

Д.Медведев: Никогда нельзя быть довольным всем. Мы должны всегда иметь разумную долю скепсиса в отношении всех решений, которые принимаем. Это совершенно точно. И это совет любому правительству.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, тогда последнее. Вам самому нравится быть премьер-министром? Вообще, похоже, нравится. Каким Вы будущее своё видите? Мы ходили вокруг да около, но я всё-таки задам этот вопрос.

Д.Медведев: Я как-то на эти темы размышлял. И отвечу приблизительно так же, как один раз отвечал, потому что это абсолютно искренний ответ. Мне всегда (наверное, в жизни повезло) нравилось то, чем я занимаюсь, – и когда я был студентом, и когда был аспирантом и молодым преподавателем, и когда начал заниматься юридической практикой, начал заниматься какими-то вопросами бизнеса. И после этого – когда меня позвали в Москву и я стал работать в Администрации Президента, потом руководителем Администрации Президента. Потом перешёл на работу в Правительство, потом был избран Президентом страны. И сейчас работаю Председателем Правительства. Это всё исключительно интересная работа. Она, вне всякого сомнения, является огромным вызовом и, с другой стороны, приносит удовлетворение. В этом плане я достаточно счастливый человек, потому что это очень интересная работа.

С.Брилёв: А дальше-то что?

Д.Медведев: Дальше будем служить России – именно потому, что мне не только нравится та работа, которой я занимался в течение всей своей трудовой биографии, но мне просто нравится жить и работать в Российской Федерации.

Кстати, для того, чтобы всё-таки завершить не вопросами, адресованными лично ко мне, а какими-то привычными словами… Мы с Вами уже приблизительно в таком формате 10-й раз встречаемся. У нас сегодня, правда, последний день осени, но Новый год уже точно не за горами – ещё не началось активное празднование, но ёлки уже кое-где появляются. Люди начинают готовиться к новогодним праздникам. Поэтому, пользуясь этой возможностью, я хочу, уважаемые коллеги, вас всех сердечно поздравить с наступающим Новым годом и поздравить всех граждан нашей страны, пожелать им счастья и здоровья.

С.Брилёв: Спасибо большое, с наступающим! На этом ежегодная программа «Разговор с Дмитрием Медведевым» завершена. Всего доброго и до встречи.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев


Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 ноября 2017 > № 2387433 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в 12-м Восточноазиатском саммите.

Темы саммита – укрепление безопасности и обеспечение устойчивого экономического роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе, развитие сотрудничества в сферах энергетики, финансов, здравоохранения, образования.

Восточноазиатский саммит был создан в 2005 году для стратегического диалога лидеров Азиатско-Тихоокеанского региона по вопросам безопасности и экономического роста. Встречи в этом формате проводятся ежегодно в привязке к мероприятиям Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) на высшем уровне.

В настоящее время участниками Восточноазиатского саммита являются 18 государств: «десятка» стран АСЕАН и её диалоговые партнёры (Австралия, Индия, Китай, Республика Корея, Новая Зеландия, Россия, США и Япония).

Темы 12-го Восточноазиатского саммита – укрепление безопасности и обеспечение устойчивого экономического роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также развитие сотрудничества в таких приоритетных сферах ВАС, как энергетика, финансы, здравоохранение, образование, чрезвычайное реагирование и взаимосвязанность.

На полях 12-го Восточноазиатского саммита состоялись встречи Дмитрия Медведева с Президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином и Премьер-министром Вьетнама Нгуен Суан Фуком.

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении саммита АСЕАН и Восточноазиатского саммита

Из стенограммы:

Вопрос: Газета «Известия». Дмитрий Анатольевич, в конце ноября стартует Совет глав правительств стран ШОС. За последнее время организация выросла территориально, и в этом году будет проходить совещание в формате «восьмёрки». На Ваш взгляд, какие есть перспективы развития сотрудничества между ШОС и АСЕАН?

Д.Медведев: Если говорить о текущем состоянии дел в Шанхайской организации, то действительно организация развивается, там появились новые участники, а именно Индия и Пакистан. В результате, можно сказать, в состав организации сейчас входят страны, которые составляют 44% населения всей нашей планеты и которые создают приблизительно четверть валового мирового продукта. Иными словами, это страны, которые создают в масштабах всей нашей планеты четверть экономического роста. Понятно, что это пока организация, которая не является в чистом виде интеграционным объединением, это не общий рынок, это не экономический союз, тем не менее это структура, которая координирует политику крупных, очень важных государств. В этой структуре, в этой организации участвует наша страна.

Прежде всего это вопросы, связанные с обеспечением безопасности, вопросы поддержания мира, урегулирования конфликтов. И вопросы экономического развития – именно поэтому мы обсуждаем в таких форматах, как саммит глав правительств государств – участников Шанхайской организации сотрудничества, вопросы экономического развития. Такое мероприятие в составе глав правительств стран ШОС состоится в конце ноября – начале декабря в Сочи. Я с нашими партнёрами, которые были здесь, в Маниле, обсуждал некоторые моменты, связанные с организацией этого мероприятия. В частности, со своим китайским коллегой.

Но очевидно, что в формате взаимодействия с АСЕАН тоже существуют проблемы или темы, которые можно назвать перекрещивающимися и которые можно рассматривать с использованием инструментов, существующих как в Шанхайской организации сотрудничества, так и у государств АСЕАН. Тем более что это очень близкие регионы: в рамках Восточноазиатского саммита, саммита стран Восточной Азии, принимают участие и государства АСЕАН, и государства, которые входят в Шанхайскую организацию сотрудничества. В этом смысле набор вызовов, угроз, как экономических, так и политических, угроз в сфере безопасности – практически один. Это создаёт неплохие возможности для того, чтобы эти проблемы обсуждать и вырабатывать единые решения.

Приведу такой пример. Сегодня мы обсуждали на Восточноазиатском саммите вопросы, связанные с поддержанием режима безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе вопросы, связанные с ситуацией на Корейском полуострове. Совершенно очевидно, что ряд подходов, которые мы апробировали в ШОС, и я об этом сказал в своём выступлении, может быть применён здесь и скоординирован с усилиями стран АСЕАН. Поэтому я вижу в этом неплохие перспективы.

А если говорить об экономической повестке дня, то совершенно очевидно, что это может быть сделано по пути интеграции, создания различных торговых, инвестиционных режимов, начиная двусторонними договорённостями и заканчивая гипотетически какими-то полноформатными договорённостями, которые создают единое экономическое пространство, затрагивающее и Шанхайскую организацию сотрудничества, и АСЕАН. Конечно, это вопрос достаточно далёкого будущего, но определённое движение в эту сторону мы наблюдаем.

Страны АСЕАН отмечали 50-летие своей организации. Это очень важное событие, мы их с этим поздравили. И я специально сегодня сказал, что эти страны многого добились и в формате просто взаимодействия, и с учётом создания в 2015 году экономической структуры АСЕАН. Шанхайская организация сотрудничества гораздо моложе и не столь интегрирована внутри, как сообщество АСЕАН. Мы сегодня общались с участием руководства Шанхайской организации сотрудничества. Был Генеральный секретарь организации, который принял участие в обсуждении вопросов. Иными словами, контакты уже установлены как по линии глав государств и правительств, так и по линии аппаратов, что очень важно для будущего.

Вопрос: Дмитрий Мешков, «Интерфакс». Дмитрий Анатольевич, что Вы думаете о возможном наращивании торгово-экономического сотрудничества с Филиппинами, прежде всего в части агроэкспорта в эту страну? Особенно на фоне проблем с урожаем у более традиционных для этого рынка поставщиков – США, Австралии, Канады?

Д.Медведев: Если ориентироваться на сотрудничество, не нужно делать акцент только на неурожае. В этом году неурожай, в следующем году урожай. Надо просто развивать сотрудничество, кооперацию, экономические отношения с Филиппинами. В этом смысле, мне кажется, у нас очень неплохие перспективы.

Переговоры с Филиппинами, с Президентом Дутерте уже вышли на принципиально новый уровень. Мы сотрудничаем практически во всех областях, причём в тех областях, в которых, скажем прямо, ещё три-пять лет назад сотрудничество трудно было даже себе представить, включая вопросы обеспечения безопасности, военно-техническое сотрудничество. Вы, наверное, слышали: вчера Президент, когда мы вечером встречались, упомянул о помощи, которую Российская Федерация оказала в контексте антитеррористической операции, которая проводилась Правительством Филиппин в Марави. И Президент сказал прямо и откровенно, что это помогло. Но дело даже не в этом в конечном счёте, а в том, что отношения вышли на качественно новый уровень.

В чём это заключается? Это заключается в том, что у нас уже полноценная нормативная основа этих отношений. Только вчера было подписано девять соглашений на различные темы, как межправительственных, включая ведомственные документы, так и корпоративных, что, на мой взгляд, не менее важно, потому что это именно та ткань, которая соединяет экономики двух стран.

Если вернуться к аграрному сотрудничеству, то, действительно, это большой рынок, здесь живёт больше 100 миллионов человек. С одной стороны, здесь есть свои, особые продукты питания, которые наши филиппинские друзья могут поставлять и в нашу страну. Я имею в виду прежде всего тропические фрукты и продукты моря, которые здесь вылавливают в большом количестве и которые могут поставляться в нашу страну. С другой стороны, поставка зерновых, зернобобовых культур, а также мяса, включая мясо птицы, свинину, говядину была бы очень выгодна для нас. И в этом смысле мы пока только начинаем эту работу, но товарооборот вырос за последнее время, причём в значительной степени – за счёт поставок именно филиппинских товаров и продовольствия на наш рынок. Нам ещё нужно только осваивать рынок Филиппин, я думаю, это можно будет сделать в ближайшие годы. Во всяком случае, такие намерения есть у обеих сторон.

Вопрос: «Вести FM». Я хотела бы вспомнить о соглашении между ЕАЭС и Вьетнамом, которое было подписано год (может быть, чуть больше года) назад. О каких результатах можно говорить на сегодняшний день? Планируется ли подписание подобного соглашения (о ЗСТ) ещё с какими-то странами в ближайшее время? И на минувшем саммите шёл ли разговор о подобном соглашении между ЕАЭС и АСЕАН?

Д.Медведев: Нам нужно двигаться шаг за шагом. Вы справедливо упомянули соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Я сегодня встречался с вьетнамским премьером. Мы как раз обсуждали результаты действия этого соглашения. В чём они заключаются? Наш товарооборот, несмотря на разные неблагоприятные тенденции, которые на рынке существуют, за счёт этого соглашения показывает прирост приблизительно на 20%. И это очень хороший результат. Вьетнамская цифра, кстати, не 20, а 25 (всегда существует разница в оценке таможенной стоимости, там различные товарные потоки). Тем не менее очевиден факт, что или пятая, или четвёртая часть товарооборота приросла в результате реализации этого соглашения. Причём мы не всё реализовали. Там ещё есть целый ряд позиций, которые подлежат реализации, в частности, они касаются нашего автопрома. Мы отдельно с нашими вьетнамскими друзьями это проговаривали. Это специальный протокол, я сегодня особо акцентировал внимание на необходимости его выполнения. Поэтому этот инструмент работает, он важный, интересный, благодаря ему активизируется товарообмен и инвестиционные связи, его можно тиражировать, в том числе с участием стран АСЕАН. Хотя я прямо скажу: мы ведём подобные переговоры не только со странами АСЕАН.

В рамках этого визита проблематику, связанную с подготовкой очередного, нового соглашения о зоне свободной торговли я вёл с Премьер-министром Сингапура господином Ли Сянь Луном, и мы договорились о том, что ускорим эту работу, так как это соглашение в достаточно высокой стадии готовности. Это непростая работа, потому что нужно смотреть на тарифы, на то, чтобы не оставить беззащитным свой рынок. С другой стороны, чтобы всё-таки произошла определённая либерализация торговых потоков и страны могли получить в результате этого соглашения особый, льготный или преференциальный режим для взаимных поставок. С Сингапуром такое соглашение готовится, мы обсуждаем эти вопросы и с другими странами, с Камбоджей, целым рядом других стран АСЕАН. В принципе я не исключаю вполне, что в какой-то момент мы выйдем уже и на возможность подготовки соглашения о такой свободной торговле между экономическим сообществом АСЕАН и Евразийским экономическим союзом, но для этого нужно пройти ещё достаточно большой путь. Будем двигаться от частного к общему.

Вопрос: Канал «Россия». Дмитрий Анатольевич, вопрос, касающийся наших западных партнёров. Сейчас Еврокомиссия рассматривает возможность применения новых ограничений в отношении нашего «Северного потока». Речь идёт о третьем энергопакете. Как это может повлиять на реализацию проекта и что Россия может сделать в этом случае?

Д.Медведев: Строго говоря, этот вопрос касается не только наших западных партнёров, он и нас касается, потому что это совместный проект, важный, большой проект. Действительно, в последнее время мы услышали (пока именно услышали) мнение, которое пришло из Брюсселя, о том, что надо переоценить критерии действия так называемого третьего энергетического пакета и распространить этот пакет не только на газопроводы, на трубопроводный транспорт, который идёт по территории стран Евросоюза, но и на мощности, которые идут в нейтральных зонах, включая нейтральные воды, то есть на морские газопроводы. Как минимум с правовой точки зрения это позиция весьма спорная, если не сказать абсурдная. Так можно объявить зоной покрытия любым экономическим пакетом, энергетическим или каким угодно вообще любые отношения в мире. По всей вероятности, это способ давления на нашу страну и на некоторые государства – участники Европейского союза с целью побудить отказаться от строительства второй нитки «Северного потока» или каким-то образом усложнить эту работу.

Пока комментировать дальше я не буду, кроме уже сказанного о том, что, на мой взгляд, в правовом смысле это решение абсурдно, что, кстати, подтверждали юридические ведомства самого Европейского союза в Брюсселе. Но пока решений нет. Посмотрим, как поведут себя в этом случае европейские страны, в том числе страны, которые активно заинтересованы в реализации этого проекта, и к чему в конечном счёте будет склоняться Европейская комиссия.

Одно лишь могу сказать: наш подход к реализации этого проекта остаётся неизменным. Это не политический инструмент, не средство влияния нашей страны на европейские страны, как это иногда подают отдельные государства и политики. Это совершенно другое. Это нормальный коммерческий проект, направленный на обеспечение энергетической безопасности Европы, который, конечно, выгоден и Российской Федерации, поскольку приносит нам весьма немалые валютные доходы. Именно так мы его и позиционируем.

Вопрос: Андрей Блашкевич, ТАСС. Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, на саммите в эти дни Вам удалось пообщаться с Президентом США Дональдом Трампом? Если да, как Вы оцениваете эти контакты?

И по американской теме в целом. Как Вы оцениваете ужесточение санкций со стороны США, которые они собираются и дальше ужесточать (уже известны планы)? Может ли это привести к сворачиванию каких-то проектов, которые Россия ведёт совместно с западными партнёрами? Как Россия будет минимизировать ущерб от этих санкций?

Д.Медведев: Сначала про саммит. Всегда есть возможность пообщаться с коллегами в той или иной форме. Я впервые встретился на таком мероприятии с действующим Президентом Соединённых Штатов Америки. У нас было общение в ходе ужина, который давали в честь 50-летия АСЕАН. Поскольку Президент Дональд Трамп сидел практически рядом со мной, мы могли пообщаться.

Общее впечатление совпадает с тем, что недавно сказал Владимир Владимирович Путин на эту тему: он открытый, доброжелательный человек, с которым можно комфортно говорить на самые разные темы. В том числе мы вспоминали историю наших отношений с Соединёнными Штатами Америки, Вторую мировую войну и некоторые другие моменты. Само по себе это неплохо.

Плохо другое. Плохо, что, несмотря на наличие контактов, возможность обсуждать какие-то вопросы, наши отношения деградируют день ото дня. Они находятся в самой низкой точке за последние десятилетия. Я даже не знаю, с чем это сравнить. Я неплохо помню ситуацию, которая была в наших отношениях в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Я, откровенно сказать, не уверен, что тогда наши отношения были хуже. Не было, например, законов, которые называются законами о распространении санкций на государства, являющиеся врагами Соединённых Штатов Америки. А сейчас такой закон действует. С недвусмысленной терминологией. Причём любопытно в этой истории то, что те же Соединённые Штаты Америки нас призывают к активному взаимодействию по ряду самых сложных мировых проблем, например, в борьбе с терроризмом или по разрешению ситуации на Корейском полуострове. С другой стороны, такими решениями объявляют нас весьма недвусмысленно не только своими оппонентами, а, по сути, врагами. Это как минимум непоследовательная позиция.

Если говорить о новом пакете санкций, то вы, наверное, знаете, что сам по себе этот закон не создаёт принципиально новых правил, но он кодифицирует исполнительные указы администрации Соединённых Штатов Америки. И если до этого закона все эти решения, все эти санкции можно было отменить актом Президента, то сейчас для этого требуется решение Конгресса. Это означает, что, по сути, происходит увековечивание всех этих решений. Если хотите, здесь можно провести параллель с поправкой Джексона – Вэника. Хотя этот закон гораздо шире, чем поправка Джексона – Вэника, поскольку для отмены этих решений потребуется новый закон. Более того, даже отложение действия этих правил требует гораздо более сложной процедуры. Я, конечно, не специалист по американскому праву, но, по-моему, там процедура даже сложнее, чем использование вейвера, который применяли Соединённые Штаты Америки, для того чтобы блокировать поправку Джексона – Вэника. Что это такое? Это означает, что, по сути, наши отношения будут подорваны на протяжении десятилетий. Другие люди уже будут управлять нашими странами, а отношения будут вот в таком состоянии. Поэтому мы считаем, что это очень плохо.

Если же говорить об экономических последствиях, то в значительной степени всё это относится к компетенции исполнительной власти Америки, то есть как раз той же администрации. Посмотрим, какие решения они будут принимать. В любом случае мы к различного рода ограничениям готовы. Во-первых, потому что они появились не сегодня, во-вторых, потому что наша экономика адаптировалась к условиям жизни как в ситуации с общеэкономическим кризисом, так и с учётом тех ограничений, которые ввели в отношении российской экономики Соединённые Штаты Америки и целый ряд других западных стран. Поэтому принципиально нового ничего не произойдёт. Но у нас есть способы влияния на эту ситуацию. Ещё раз говорю, наша экономика адаптировалась, Правительство имеет необходимый арсенал решений, которые можно будет задействовать в случае возникновения каких-то неожиданностей. Ещё раз подчеркну, само по себе это весьма прискорбно и создаёт абсолютно неприемлемый, на наш взгляд, уровень взаимоотношений с Соединёнными Штатами Америки. И это уже никак не связано ни с персоналиями, ни с чем другим.

И последнее, может быть, о чём я хочу сказать. Экономика всё равно сильнее, чем многие политические решения. Они всякие санкции вводят, пытаются нас ущемить где-то, где-то заблокировать нашу работу, но, с другой стороны – бизнес хочет этого? Если говорить о товарообороте с Америкой, то он за последнее время, несмотря на санкции, подрос. Если говорить о товарообороте с Европейским союзом, то он тоже подрос. Здесь есть и вклад углеводородов, тем не менее всё равно рост происходит.

В конечном счёте, если будут использованы отдельные инструменты этого закона, это ударит прежде всего по европейскому бизнесу, по интересам граждан Евросоюза. Будет создавать напряжение на рынке этих стран, потому что не будут реализованы новые проекты, могут произойти какие-то иные изменения, в том числе по ценам. Этот закон в известной степени превращается в инструмент конкурентной борьбы для продвижения сжиженного газа из Соединённых Штатов Америки на европейский рынок, причём с нарушением правил конкуренции. И вот этого не видеть тоже нельзя. Это действительно возмущает многих представителей бизнеса из Европейского союза, да и отдельных политиков Евросоюза, о чём они делали вполне недвусмысленные заявления.

Вопрос: «РИА Новости». Дмитрий Анатольевич, у меня вопрос экономического плана. По некоторым данным, в последнее время российская экономика выходит из своего кризисного состояния. Однако по прогнозу МВФ достичь уровня 3%, о чём ранее говорил Президент, давал поручения, удастся не за 3 года, а за 7–10 лет. Кстати, по данным Росстата, рост ВВП в III квартале составил 1,8%, что несколько ниже. Скажите, какие меры необходимо принять, чтобы изменить ситуацию и достичь поставленных целей?

Д.Медведев: Всякие прогнозы – дело достаточно сложное и зачастую неблагодарное. Вы упомянули МВФ. Ещё совсем недавно МВФ прогнозировал рост нашей экономики около 1%.

Сейчас они прогноз поменяли. Эти прогнозы должны всё-таки сверяться с реальной ситуацией. Действительно, за последнее время (и это не некоторые данные, это уже, так сказать, медицинский факт, это уже диагноз, который поставили экономические аналитики) экономика вошла в стадию роста. Я не могу сказать, что это абсолютно уверенный рост, такой, какого мы бы хотели достичь. Тем не менее рост порядка 2% – это по мировым масштабам весьма неплохой рост. Достаточно посмотреть на рост экономик так называемых развитых стран, или рост развитых экономик.

Но нам этого мало. Это действительно так, и об этом говорилось в поручениях Президента, говорится на различных экономических совещаниях. Мы не считаем удовлетворительной ситуацию в целом. Российская экономика должна развиваться гораздо быстрее, для того чтобы ускорить решение проблем, которые у нас возникли в 1990-е годы и которые связаны с кризисом 2008 года и последствиями кризисных явлений текущего десятилетия.

Что для этого делать? У нас есть антикризисные решения, которые мы пока не отменяли, которые действуют. Я ещё раз об этом скажу, хотя мы неоднократно это подчёркивали: очень важно, что у нас стабильные макроэкономические условия. Сегодня это уже понимают все, вне зависимости от экономических взглядов, предпочтений и даже идеологии. Невозможно планировать нормальный рост экономики в условиях гиперинфляции. Сколько бы ни говорили на эту тему: давайте денег напечатаем, качнём их в промышленность, в сельское хозяйство, – всё съест инфляция. В результате инфляционного таргетирования, в результате курса на снижение инфляции мы вошли в число стран с цивилизованным уровнем инфляции. И это, может быть, важнейшее достижение последних лет, если не десятилетий, – самый низкий уровень инфляции за всю историю Российской Федерации как самостоятельного государства.

У нас растёт валовый внутренний продукт. На фоне снижающихся темпов инфляции можно корректировать отдельные элементы бюджетной политики и, безусловно, можно и нужно заниматься снижением кредитных ставок в структуре коммерческих банков. Здесь индикацию даёт Центральный банк Российской Федерации, аккуратно снижая ключевую ставку, но в конечном счёте это подталкивает к тому, чтобы выходить на другой уровень кредитных ставок, а это делает кредиты гораздо более доступными для бизнеса и, что не менее важно, делает кредиты гораздо более доступными для тех, кто хочет получить ипотеку. Вы знаете, что ипотечная ставка – я имею в виду не субсидированную ставку, а простую ставку, без субсидий от государства – достигла самого низкого уровня опять же за всю нашу новейшую историю. И я уверен, что ипотечная ставка продолжит снижаться. Это означает возможность роста жилищного сектора и, конечно, решение важнейшей социальной проблемы – проблемы получения жилья, приобретения жилья.

Снижение инфляции даёт огромный позитивный эффект с точки зрения предсказуемости цен на основные продукты питания и товары – это то, что непосредственно отражается на кошельке людей, граждан нашей страны.

Все эти макроэкономические условия вкупе с небольшим бюджетным дефицитом, который тоже снижается и в ближайшие годы может выйти уже в нулевую или даже профицитную фазу, дают основания полагать, что мы сможем достичь этих показателей в достаточно короткой перспективе.

Но дело даже не в показателях и не в темпах роста. Мы должны выйти на принципиально новую структуру российской экономики. Я часто слышу упрёки: «Что же вы так медленно проводите диверсификацию? Почему так медленно модернизируется экономика?» У нас экономика очень сложная. Это экономика самого крупного по территории государства. Экономика, которая ещё совсем недавно, двадцать с небольшим лет назад, жила по законам плана. Поэтому для того, чтобы перевести её на другие рельсы, для того, чтобы добиться её диверсификации, нужно потратить значительные усилия. Тем не менее я ещё раз акцентирую внимание на том, что за последнее время мы, по сути, получаем бóльшую часть доходов уже не от торговли нефтью и газом. Это уже другие доходы. О чём это говорит? Это говорит о том, что меняется сама структура экономики. Да, пока недостаточно быстро. Но эти изменения происходят.

Очень важно сделать технологические заделы, чтобы не отстать от всего мира. Для этого подготовлена и принята программа перехода к цифровой экономике. Этим занимаются сейчас все. Если кто-то скажет, что в каком-либо государстве, даже самом высокоразвитом, эта задача решена, это будет нечестно. Цифровая экономика как явление не существует ни в одной стране мира. Мы только движемся к ней. Но это движение необратимо, и мы должны занять в этом движении достойное место. Уверен, что мы это сможем сделать.

Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 ноября 2017 > № 2387433 Дмитрий Медведев


Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в Деловом и инвестиционном саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии.

Тема дискуссии – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего».

Выступление Дмитрия Медведева

Уважаемые дамы и господа!

Я искренне рад возможности выступить на таком представительном форуме – Деловом и инвестиционном саммите АСЕАН, встретиться с бизнесменами, политиками, экспертами, поговорить о том, как будет выглядеть экономика региона в ближайшие годы.

Тема этого делового саммита АСЕАН – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего», – на мой взгляд, очень точно отражает особенности настоящего момента. Именно сейчас формируются контуры будущей глобальной экономики – экономики новых идей, новых технологий, новых материалов, которая, конечно, потребует и новой глобальной инфраструктуры, и новых механизмов регулирования.

Несмотря на бурное развитие электронной коммерции, цифровых технологий, международное регулирование мировой торговли по-прежнему существует в прежних рамках, в парадигме сорокалетней давности. Сохраняется нестабильность сырьевых рынков, растёт корпоративная и государственная задолженность, всё чаще используются методы так называемого нового протекционизма, когда экономические санкции становятся инструментом конкурентной борьбы.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сталкиваются и со специфическими вызовами. Многие ресурсы экономического роста, которые ещё недавно успешно использовались, сегодня уже не дают такой отдачи. Сегодня трудно развиваться, опираясь только на дешёвую рабочую силу и низкие цены на сырьё. И всё это принципиально новая парадигма развития и для так называемых восточных драконов, которые последние 20 лет были локомотивами мирового экономического роста. А значит, это проблема и для глобальной экономики в целом.

Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось несколько оздоровить национальную экономику, слегка изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%.

В чём смысл этой экономической политики? Прежде всего в том, что мы проводили антикризисную поддержку перспективных отраслей, банковского сектора. Некоторые меры поддержки мы сохраняем и сейчас, так же как сохраняем плавающий валютный курс и режим инфляционного таргетирования. Жёстко контролируется бюджетный дефицит, чтобы обеспечить сбалансированность бюджетной системы при относительно низких ценах на нефть, которые имеют для нашей экономики большое значение до сих пор. Мы стараемся улучшать деловой и инвестиционный климат.

Выправляются структурные дисбалансы. Хорошую динамику показывают секторы экономики, которые не связаны с добычей нефти и газа. Они получили конкурентные преимущества на внутреннем рынке.

У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции.

Д.Медведев: «Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось оздоровить национальную экономику, изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%».

Но этого мало. Мы, как и весь мир, понимаем, что будущее за цифровой экономикой. Перед нами сложная, нетривиальная задача: с одной стороны, нужно стимулировать международное сотрудничество в сфере информационных технологий, поощрять электронную коммерцию, трансграничный бизнес, с другой – обеспечивать национальную безопасность и защиту информации, в том числе такой информации, как персональные данные, в конечном счёте – выстроить прозрачные правила игры. Это непросто совмещаемые задачи. Россия, как и большинство других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, готова в этой работе активно участвовать. Мы приняли специальную стратегию развития информационного общества и программу по цифровой экономике.

Россию и АСЕАН уже 20 лет связывает особая форма взаимодействия – диалоговое партнёрство. И общий настрой на активизацию взаимовыгодного сотрудничества. Напомню, что диалоговое сотрудничество между Россией и АСЕАН возникло в июле 1996 года. Прежде всего это торговля и инвестиции, хотя, скажем прямо, пока показатели взаимного товарооборота остаются достаточно скромными, особенно на фоне наших торгово-экономических связей с другими странами региона.

И по инвестициям, конечно, нам точно тоже есть чем заниматься. Возможностей для этого немало, тем более что есть необходимый инструментарий, включая механизмы взаимодействия и программные документы, и есть успешный опыт реализации совместных проектов на двусторонней основе. Но главное – мы видим реальный интерес делового сообщества наших стран к сотрудничеству в области энергетики, транспорта, сельского хозяйства, спутниковой навигации, в сфере высоких технологий, финансовых услуг, практически во всех значимых сферах это возможно. И это тем более логично, что АСЕАН сегодня по объёму экономики – шестая экономика в мире и третья в Азии.

Д.Медведев: «У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции».

Российские предприниматели регулярно посещают Юго-Восточную Азию с бизнес-миссиями. Мы рассчитываем, конечно, и на ответные визиты, ваши визиты в нашу страну. Будем рады видеть вас в России.

Только в период с 2014 по 2017 год были организованы комплексные бизнес-миссии в Индонезию, Малайзию, Сингапур, Вьетнам, Камбоджу, Бруней-Даруссалам, Мьянму и на Филиппины.

Мы также готовы подключиться к инициативам АСЕАН по развитию энергетической, транспортной и информационной инфраструктуры. Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов, что очень важно для бизнеса. Развиваем свои морские и воздушные порты на Дальнем Востоке, создаём трансграничные нефте- и газопроводы.

Главная цель всех этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Стараемся создавать там специальные условия для бизнеса, которые соответствуют лучшим мировым практикам.

Приятно констатировать, что этими возможностями уже активно пользуются бизнесмены из разных стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе из стран АСЕАН, Китая, Японии, Республики Корея, Индии. Многие приезжают к нам в Россию, на Дальний Восток, чтобы посмотреть, как работают инструменты развития, принять участие в наших инвестиционных форумах. Они проходят в Петербурге, Сочи, Владивостоке. Там находят и перспективных партнёров. На Дальнем Востоке уже запущено более 500 совместных инвестиционных проектов. Совсем недавно у нас на Дальнем Востоке прошёл Восточный экономический форум. Было подписано много контрактов – в общей сложности на сумму около 50 млрд долларов. Так что в этом смысле развитие происходит.

Д.Медведев: «Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов. Главная цель этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего АТР».

Ёмкий рынок, понятное регулирование, хорошая инфраструктура – это базовые условия успешного бизнеса. Именно такую среду мы стремимся создать и в рамках нового интеграционного объединения – Евразийского экономического союза, который мы создали в рамках нашего взаимодействия с пятью государствами. Важно, что многие азиатские, ближневосточные компании это уже оценили, как и хорошие перспективы экспорта в третьи страны.

Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу заинтересованы в максимально широкой кооперации со странами АСЕАН на основе универсальных принципов и норм международной торговли. Год назад вступило в силу первое полноформатное соглашение о свободной торговле государств Евразийского союза с одной из стран АСЕАН – Вьетнамом. Недавно завершены переговоры по такому соглашению в формате Евразийский союз – Китай. И идут переговоры, мы обсуждаем создание зоны свободной торговли в многостороннем формате – ЕврАзЭС – АСЕАН. Подобные переговоры идут и с другими странами АСЕАН в отдельности.

Уважаемые друзья!

По геополитическим, историческим и экономическим причинам Россия является частью Азиатско-Тихоокеанского региона. Развитие сотрудничества со всеми расположенными здесь странами, так же как и активное участие в решении региональных проблем, – это наш стратегический курс. Мы придаём этому региону сейчас особое значение.

В этом году Ассоциации государств Юго-Восточной Азии исполнилось 50 лет. История её развития убедительно доказывает, что можно находить взаимоприемлемые решения по самым сложным вопросам, несмотря на все различия. И в современном мире такой опыт нам исключительно важен.

Я сердечно поздравляю всех вас с этим юбилеем! Желаю участникам форума интересных дискуссий. И ещё раз всех приглашаю в Российскую Федерацию.

Спасибо за внимание!

Ответы Дмитрия Медведева на вопросы участников сессии:

Джои Консепсьон (председатель Делового консультативного совета АСЕАН, модератор сессии) (как переведено): В первую очередь хотел бы поблагодарить Его Превосходительство Премьер-министра Медведева за то, что он согласился ответить на вопросы аудитории. Первый вопрос задаст член Делового консультативного совета АСЕАН от Таиланда Арин Джира.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Арин Джира. Я представляю Таиланд в Деловом консультативном совете АСЕАН. Хотел бы задать такой вопрос. Российская Федерация достигла больших успехов и высокого уровня технологической компетенции в сфере инфраструктуры. Особенно сильное впечатление производит система метро в вашей стране. Какую роль могла бы сыграть Россия и что могла бы сделать ваша страна, чтобы содействовать осуществлению и ускорить темпы реализации Генерального плана по взаимосвязанности АСЕАН и наладить более тесное сотрудничество между Россией и нашим регионом в этой области? Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо большое за этот вопрос. Я уже начал, по сути, отвечать на него в своём вступительном слове. Конечно, с учётом нашей огромной территории развитие инфраструктуры имеет для России ключевое значение. И мы готовы предоставить свои инфраструктурные возможности всем государствам АСЕАН. Причём это не только аэропорты, но и морские терминалы, железная дорога, автомобильные дороги, трубопроводный транспорт, линии электропередачи и, конечно, то, что сейчас очень важно в любой стране, – высокоскоростные каналы связи. Это всё то, что создаёт единое экономическое пространство, создаёт эту самую взаимосвязанность, так сказать, connectivity, о чём Вы как раз и спрашивали. Не менее важно это для стран АСЕАН, поэтому мы считаем, что эти возможности могут быть применены и с учётом нашего перспективного сотрудничества, тем более что в последние годы реализован целый ряд крупных инфраструктурных проектов в этой сфере.

Мы готовимся к чемпионату мира по футболу, который пройдёт у нас в следующем году. Кстати, пользуясь этой возможностью, хочу пригласить всех присутствующих в этом зале посмотреть футбольные состязания, которые состоятся в нашей стране. Но мы смотрим в целом на инфраструктурные проекты максимально широко, поэтому видим большой потенциал и в развитии Северного морского пути. Мы реконструировали крупные дороги в нашей стране, такие как Байкало-Амурская и Транссибирская железнодорожные магистрали, которые также связывают Европу с Азией. Развиваем мы и международные коридоры. Все эти возможности могут быть использованы нашими партнёрами из АСЕАН. Мы приглашаем вас принять в этом участие.

Конечно, в значительной степени это будет зависеть и от активной позиции бизнеса, имею в виду и совместные проекты. Кстати, такие проекты уже есть. В частности, например, наша компания «Российские железные дороги» участвует в реализации крупного проекта по созданию на острове Калимантан в Индонезии комплексной инфраструктуры – мы считаем, что это один из хороших примеров, –там идёт строительство железнодорожной ветки, угольный терминал создаётся.

Кстати, есть примеры и обратного инвестирования, инвестирования в российскую инфраструктуру. В частности, сингапурская компания «Чанги эйрпортс» инвестирует в развитие авиахаба во Владивостоке.

Так что примеры сотрудничества в области инфраструктуры уже существуют. Конечно, мы бы хотели, чтобы их было как можно больше, и готовы предоставить все наши транзитные возможности нашим друзьям из стран АСЕАН.

Джои Консепсьон: Ещё один вопрос. Его задаст председатель Делового консультативного совета АСЕАН от Индонезии Анангга Русдьоно.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Анангга Русдьоно, я из Индонезии. Вы говорили об отношениях между Россией и АСЕАН. В чём заключается стратегическая позиция России в отношении Экономического сообщества АСЕАН?

Дмитрий Медведев: Мы видим в экономическом сообществе АСЕАН (это сообщество создавалось, по сути, на наших глазах, я помню провозглашение создания сообщества в 2015 году) очень многообещающего партнёра и очень серьёзную форму региональной интеграции. Я думаю, что буквально в ближайшие годы мы увидим в регионе влиятельное объединение экономик стран «десятки».

Конечно, для «десятки» существует и целый ряд вызовов, мы их также видим. Это серьёзный разрыв в области социально-экономического развития. Страны все разные, и разным является уровень их экономической подготовленности. Существуют и сложности логистического, транспортного порядка. Есть нестабильность на рынках, нарастание протекционизма. Все эти угрозы, безусловно, влияют и на Экономическое сообщество АСЕАН. Но я уверен, что эти угрозы преодолимы, тем более что налицо воля участников этого сообщества развивать такого рода экономическую интеграцию.

Для нас это тоже исключительно важно, потому что именно в формате такого рода взаимоотношений мы видим сотрудничество между Россией и государствами АСЕАН. Хотя пока, как я уже сказал, далеко не все возможности мы сумели реализовать, учитывая потенциал, который имеем. Во всяком случае, товарооборот между Российской Федерацией и Экономическим сообществом АСЕАН, если брать в целом, пока не так велик, как мы бы хотели. Он колеблется в пределах где-то до 15 млрд долларов в год. За последний год произошло его увеличение на треть, но потенциал существенно больше. Он может быть больше в разы. Потенциально, может, даже в десятки раз. Поэтому нужно будет сделать всё, чтобы развить эти отношения на новой основе.

В мае прошлого года у нас в Сочи прошёл саммит Россия – АСЕАН. Он стал знаковым для наших отношений с ассоциацией экономик АСЕАН. Надеюсь, что это даст хороший импульс и для формирования стратегического партнёрства между нашей страной, между Евразийским экономическим сообществом и «десяткой» экономик АСЕАН. Именно в этом мы видим основные перспективы нашего сближения.

Джои Консепсьон: Следующий вопрос, пожалуйста, Мокья Эбакчир из Мьянмы.

Мокья Эбакчир (как переведено): Господин Премьер-министр, ещё раз спасибо за то, что нашли время встретиться с представителями азиатских деловых кругов. Все, кто занимается бизнесом, знают, что для развития необходим выход на новые рынки. Экономика Азиатско-Тихоокеанского региона растёт наиболее быстрыми темпами, особенно экономика небольших стран, таких как Камбоджа, Лаос, Мьянма и Вьетнам. Эти растущие экономики способны стать новыми рынками для российских компаний. Почему бы Вам как Премьер-министру не призвать российских бизнесменов обратить внимание на Азию? Как можно стимулировать их интерес к Азии и азиатским рынкам? Россия добилась неплохих результатов в Таиланде, там работают многие российские компании. Что Вы думаете о том, чтобы пригласить азиатские компании на свой рынок? Как можно мотивировать азиатский бизнес к выходу на российский рынок?

Дмитрий Медведев: Мне кажется, мы этим и занимаемся. Я за последние несколько лет побывал во всех трёх странах, которые Вы упомянули, – в Камбодже, Лаосе, Мьянме. Туда же были направлены наши бизнес-миссии. Наверное, этого мало. Надо, чтобы компании из всех стран АСЕАН и упомянутой «тройки» тоже бывали в нашей стране. Тем более что, ещё раз подчеркну, пока наши экономические связи не являются такими активными, как нам бы хотелось.

В прошлом году внешнеторговый оборот стран АСЕАН составил более 2,22 трлн долларов. Наши торговые отношения гораздо скромнее. Это касается и инвестиций. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы эти связи наращивать.

Естественно, по линии Правительства Российской Федерации мы придаём импульс такого рода контактам, но не менее важно, чтобы развивались прямые взаимоотношения между представителями бизнеса.

В октябре этого года был согласован российско-асеановский план действий в сфере науки, технологий и инноваций. Надеюсь, что представители бизнеса тоже найдут там своё место. Одобрена рабочая программа по развитию энергетики на период до 2020 года. У нас есть рабочая программа со странами АСЕАН по сельскому хозяйству и продовольственной безопасности, действует программа в сфере туризма. Я думаю, что все эти программы могут внести дополнительный вклад в развитие наших связей.

И конечно, очень важно, чтобы свою лепту вносили бизнес-контакты. Деловой совет Россия – АСЕАН, который собирался в мае прошлого года в Сочи, Деловой консультативный совет АСЕАН, Торгово-промышленная палата, а также деловые клубы отдельных стран – естественно, все эти контакты мы будем поощрять как по правительственной линии, так и по линии наших общественных объединений – представителей делового мира. Причём, надеюсь, всё это приведёт к активизации наших переговоров по созданию соглашений о свободной торговле.

Я напомню, что мы, я имею в виду Евразийский экономический союз, подписали пока такое соглашение одно, с Вьетнамом (из государств АСЕАН), но в настоящий момент прорабатываются договорённости с целым рядом других стран Юго-Восточной Азии, в том числе с АСЕАН в целом. Надеюсь, что здесь будет полезное движение, которое поможет всем представителям бизнеса из государств «десятки» АСЕАН и упомянутых вами трёх стран. Так что мы ждём вас у нас, и, конечно, бизнес-миссии будут и в страны АСЕАН.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, позвольте мне задать последний вопрос. Тема АСЕАН – 2017 – «Партнёрство ради перемен, обеспечение процветания для всех». Проблема бедности остаётся актуальной для многих стран АСЕАН. В чём заключается ваша «дорожная карта» по поддержке малых предприятий в России, чтобы они могли выходить на более высокие уровни производственно-сбытовых связей и становиться средними и крупными предприятиями? На Филиппинах на малые и микропредприятия приходится 99,6% всей коммерческой деятельности. Не могли бы Вы поделиться вашим опытом поддержки малых предприятий в России?

Дмитрий Медведев: Я, когда говорил о перспективах сотрудничества с «десяткой» экономик АСЕАН, упомянул о том, что эти перспективы очень значительные, но есть и проблемы. Они заключаются ровно в том, о чём Вы только что сказали, а именно в том, что существует разница в экономическом развитии стран АСЕАН. Есть более развитые экономики, менее развитые экономики, есть проблема бедности, о которой Вы сказали, есть проблема неразвитости инфраструктуры, проблема развития образования.

Очевидно, что это вообще-то глобальные проблемы, над которыми работают практически все страны, даже те, у которых уровень развития выше, чем в странах АСЕАН. Я считаю, что мы можем совместными усилиями внести свой вклад в их решение, прежде всего за счёт совместных бизнес-инициатив, а также тех инициатив, которые мы продвигаем в сфере образования, в гуманитарной сфере и просто в сфере помощи и поддержки государств АСЕАН. Всё это, кстати, будет предметом рассмотрения на завтрашней встрече в рамках Восточно-Азиатского саммита. Мы будем говорить о том, о чём Вы сказали.

Если говорить о нашем опыте, то действительно за последнее время мы приняли целый набор мер, направленных на поддержку российского малого бизнеса, потому что мы считаем, что за малым бизнесом в значительной степени будущее нашей страны. Скажем прямо, у нас тоже здесь есть ещё определённые проблемы, поскольку мы недовольны уровнем охвата малым бизнесом наших экономических отношений. Мы полагали бы, что где-то приблизительно 50 или 60% населения нашей страны должно участвовать именно в проектах, связанных с малым бизнесом. Пока эти цифры меньше. Где-то 25% нашего населения занимается различными формами малого бизнеса. Поэтому наша задача – простимулировать развитие малого бизнеса в нашей стране. Может быть, этот опыт будет использован и в других странах.

Что для этого делается? Мы приняли целый набор законодательных актов, направленных на то, чтобы поощрять развитие малого бизнеса. Это различного рода льготы – льготы налоговые, льготы, которые связаны с арендой различного рода средств производства, поощрением инвестиционных проектов.

Мы стараемся также помогать малому бизнесу через фонды – государственные фонды, которые создаются для того, чтобы можно было реализовывать различные проекты в сфере малого бизнеса. Не так давно такой фонд у нас заработал. В его орбиту попадают сотни тысяч малых предприятий. Надеюсь, они смогут использовать возможности, которые связаны с развитием этого фонда.

Наш набор мер поддержки малого бизнеса, наверное, не уникален. Мы идём здесь по тому пути, который выбирают и другие страны. Самое главное, как мне кажется, чтобы государство, государственная власть, Правительство уделяли этому значительное внимание.

В России есть очень крупные государственные и частные компании, но не менее важно, чтобы внимание государства, Правительства было сконцентрировано на развитии малого бизнеса. Мы готовы делиться этим опытом и с нашими друзьями из АСЕАН.

Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев


Узбекистан. СНГ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 3 ноября 2017 > № 2375695 Дмитрий Медведев, Сергей Лебедев

Заседание Совета глав правительств государств – участников Содружества Независимых Государств.

Список глав делегаций государств – участников СНГ:

Председатель Правительства Российской Федерации, председатель Совета глав правительств СНГ Дмитрий Анатольевич Медведев;

Первый заместитель Премьер-министра Азербайджанской Республики Ягуб Абдулла оглы Эюбов;

Премьер-министр Республики Армения Карен Вильгельмович Карапетян;

Премьер-министр Республики Беларусь Андрей Владимирович Кобяков;

Премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Абдирович Сагинтаев;

Премьер-министр Киргизской Республики Сапар Джумакадырович Исаков;

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Молдова в Республике Белоруссия, постоянный и полномочный представитель Республики Молдова при уставных и других органах Содружества Независимых Государств Виктор Сорочан;

Премьер-министр Республики Таджикистан Кохир Расулзода;

Заместитель Председателя Кабинета министров Туркменистана Эсенмырат Оразгельдиев;

Премьер-министр Республики Узбекистан Абдулла Нигматович Арипов;

Председатель Исполнительного комитета – исполнительный секретарь Содружества Независимых Государств Сергей Николаевич Лебедев.

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – участников Содружества Независимых Государств в расширенном составе:

Уважаемые коллеги, уважаемые главы правительств, уважаемые главы делегаций!

Открывая нашу осеннюю встречу, в качестве председательствующего от имени всех присутствующих хочу поблагодарить Президента Республики Узбекистан Шавката Миромоновича Мирзиёева и Премьер-министра республики Абдуллу Нигматовича Арипова за приглашение провести Совет глав правительств государств – участников СНГ в Ташкенте. Это действительно новое начинание для наших друзей из Узбекистана. Мы его всячески приветствуем и благодарим за прекрасные условия проведения совета.

Содружество является ведущей площадкой для развития многовекторного сотрудничества стран региона – с фундаментальной договорно-правовой базой (я подчёркиваю именно этот момент, потому что ни одна наша международная организация, в которой мы участвуем, такой развитой договорно-правовой базы не имеет). И это, откровенно сказать, нужно ценить, потому как это даёт возможности для поиска взаимоприемлемых решений, нахождения компромиссов.

Россия, как и прежде, привержена ценностям и стратегическим целям Содружества. Намерена и впредь укреплять сотрудничество с партнёрами во всех сферах на основе принципов равноправия, доверия и добрососедства.

Мы только что в узком составе обменялись мнениями по актуальным экономическим вопросам.

В текущем году (это все отметили) есть положительная динамика взаимной торговли. Мы вышли в рост. Цифры уже названы. Товарооборот в рамках СНГ за первое полугодие увеличился примерно на четверть. Товарооборот с третьими странами – почти на 27%.

Мы наметили дальнейшие шаги, как закреплять эти экономические успехи.

Главный инструмент для развития торгово-экономических связей, который имеется у нас в руках, – это Договор о зоне свободной торговли Содружества. Если мы полностью реализуем заложенные в нём положения, то в наших экономиках исчезнут ненужные издержки и будет обеспечен рост товарооборота.

За последний год в этом направлении достигнуты определённые успехи. Во взаимной торговле стали чуть более сдержанно применяться защитные и антидемпинговые меры, снижены ставки вывозных таможенных пошлин по отдельным группам товаров – это всё следствие наших прежних договорённостей. Но вместе с тем этого недостаточно. Необходима системная заинтересованная работа всех участников договора по снятию барьеров, упрощению процедур, внедрению технологий. Только так мы сможем добиться качественных изменений в действующем торговом режиме и с