Всего новостей: 2577477, выбрано 686 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 30 января 2014 > № 999519 Дмитрий Медведев

Совещание о социальной норме потребления коммунальных услуг.

Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года №600 Правительству Российской Федерации было поручено разработать комплекс мер, направленных на переход к установлению социальной нормы потребления коммунальных ресурсов, предусмотрев компенсационные меры для одиноких пенсионеров, проживающих в квартире не менее 10 лет.

Вступительное слово Дмитрия Медведева.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы договаривались встретиться, поговорить о социальной норме потребления. Тема острая, активно обсуждаемая. Есть нормативная основа для того, чтобы этим заниматься. Есть ощущения, они разные в разных регионах, есть позиция властей, есть позиция людей – они тоже, эти позиции, разные, по-разному оценивается то, что происходит. Собственно, это я и предлагаю сейчас обсудить, но исходя из чего? – исходя из того, что в целом введение социальной нормы энергопотребления должно решить несколько задач.

Во-первых – и это главное: если мы этого достигаем (и в этом основная цель), – большинство граждан нашей страны после этого должны платить за электроэнергию меньше, а не больше, чем сегодня. Второе: естественно, должны постепенно сократиться объёмы перекрёстного субсидирования в энергетике, и, конечно, мы в этом смысле должны лучше заниматься энергосбережением.

Пять месяцев (с 1 сентября прошлого года) в шести регионах действуют соответствующие пилотные проекты. Эксперимент проводился в Забайкальском и Красноярском краях, Владимирской, Нижегородской, Орловской и Ростовской областях.

Д.Медведев: «Решение о введении социальной нормы, её корректировке регион должен принимать самостоятельно с учётом реального состояния дел в регионе – климата, доходов населения, состояния жилищного фонда, причём делать это можно будет в определённой временной перспективе».

Правительство, уточняя процедуру введения социальной нормы, ставило задачу охватить не менее 70% населения в каждом субъекте Федерации c учётом климатических особенностей региона, с учётом состояния коммунальной инфраструктуры, то есть что основным является в регионе – электроприборы или другие способы обогрева и подачи энергии. В принципе эта задача, или этот пилотный проект, в этих регионах была реализована, но с разными результатами. Об этом мы поговорим.

Для некоторых категорий потребителей удалось снизить цену за киловатт-час в рамках социальной нормы (во всяком случае, в Ростовской области этого удалось добиться). Люди сумели сэкономить. В некоторых регионах таких результатов нет.

Очевидно, что итоги эксперимента требуют специального анализа. Есть сверхвысокий уровень энергопотребления, который характерен для многоквартирных домов бизнес-класса или так называемых элитных посёлков. Там есть прирост цены, хотя он не фантастический, но он есть.Есть некоторые другие результаты, но в любом случае регионы должны максимальным образом дифференцировать систему платежей так, чтобы она была понятна потребителю с любым уровнем дохода и была справедливой.

Поэтому хотел бы сказать, что, на мой взгляд, решение о введении социальной нормы, её корректировке регион должен принимать самостоятельно с учётом реального состояния дел в регионе – климата, доходов населения, состояния жилищного фонда, причём делать это можно будет (давайте сейчас это обсудим) в определённой временной перспективе. Какой она может быть? Об этом нужно договориться, и после этого уже каждый регион будет по своему графику такого рода социальную норму вводить. Обязаловки и тотального введения, я думаю, нам сейчас допускать нельзя ровно потому, что у нас нет абсолютно точных данных, что и как будет происходить. Вернее, скажем так: у нас просто такая страна, что всё будет очень пёстрым.

Д.Медведев: «Нужно будет проделать определённую работу, особенно в отношении социально незащищённых категорий граждан, в отношении которых сохраняются особые условия. Речь идёт о многодетных семьях, инвалидах, сельских жителях, одиноких пенсионерах, жильцах аварийных и ветхих домов. В отношении этих категорий можно договориться о введении исключения из общих правил».

Если бы речь шла о введении этой нормы на территории центральной части России, может быть, и можно было бы на это пойти одномоментно. Но с учётом того, что у нас страна очень разная, регионы очень разные, ещё раз говорю, по экономическому потенциалу, состоянию жилищного фонда, платёжеспособности населения даже, нам лучше делать это разноскоростным путём на основе решений, которые принимаются руководством территории.Вот, собственно, базовый посыл, который я хотел дать сегодня на совещании. Тем не менее нужно будет проделать определённую работу, особенно в отношении социально незащищённых категорий граждан, в отношении которых сохраняются особые условия. Речь идёт о многодетных семьях, инвалидах, сельских жителях, одиноких пенсионерах, жильцах аварийных и ветхих домов. В отношении этих категорий можно договориться о введении исключения из общих правил. Но речь всё же идёт о социальной норме и о том, что делается в этом направлении в конкретных регионах.

Д.Медведев: «Соответствующие новые правила энергопотребления помогут нашим товаропроизводителям, и это очевидный позитивный эффект. Он менее социально ориентирован, и, конечно, мы должны отказываться от поддержания искусственного ценового перекоса в электроэнергетике, когда плата для населения в целом сохраняется невысокой только за счёт увеличения тарифов для промышленности».

Надеюсь также, что соответствующие новые правила энергопотребления помогут нашим товаропроизводителям, и это очевидный позитивный эффект. Он менее социально ориентирован, и, конечно, мы должны отказываться от поддержания искусственного ценового перекоса в электроэнергетике, когда плата для населения в целом сохраняется невысокой только за счёт увеличения тарифов для промышленности. Это на самом деле именно так, здесь ситуацию нужно выравнивать, но делать это осмысленно. Кстати, благодаря эксперименту перекрёстное субсидирование сократилось на сумму почти 3 млрд рублей. Это, наверное, правильно. Соответственно, выгоды от появления социальной нормы должны быть прочувствованы и представителями среднего и малого бизнеса.

Вот что предлагаю сегодня обсудить и исходя из каких подходов. Я специально их обозначил в начале совещания, чтобы вы знали мою позицию. Кстати, эту позицию мы обсуждали неоднократно, во всяком случае я это обсуждал на целом ряде встреч и с «Единой Россией», и просто с представителями региональной общественности, руководителями регионов, – эта позиция является достаточно проработанной.Пожалуйста, Михаил Александрович Мень. Короткое сообщение о том, как прошли пилотные проекты.

М.Мень: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Мы внимательно изучили опыт всех шести пилотных регионов, которые вводили социальную норму, я думаю, губернаторы ещё здесь несколько слов скажут. Но хотелось бы остановиться на опыте Ростовской области, потому что именно Ростовская область учла в своём пилотном проекте как раз те параметры, которые были «зашиты» в нашем 614-м постановлении, поэтому здесь мы по этому пилоту можем понять те результаты, которых мы можем добиться в случае введения социальной нормы по стране.

М.Мень: В Ростовской области тарифы в пределах социальной нормы были снижены на 3,3% (это для тех, кто попал в социальную норму) по отношению к ранее действовавшему тарифу. Потребление, вот важная цифра: более чем 86% домохозяйств полностью уложились в соответствующие пределы социальной нормы. На наш взгляд, неплохой результат.

Итак, в Ростовской области тарифы в пределах социальной нормы были снижены на 3,3% (это для тех, кто попал в социальную норму) по отношению к ранее действовавшему тарифу. А тарифы сверх социальной нормы (для тех, кто не попал в социальную норму) выросли на 7,5%. Потребление, вот важная цифра: более чем 86% домохозяйств полностью уложились в соответствующие пределы социальной нормы. На наш взгляд, неплохой результат. Доля семей, чьё потребление более чем в 2 раза превысило социальную норму, составило около 4,4%, и в основном, конечно, это относится к жителям коттеджных посёлков, загородных домов, жилья бизнес-класса с большой площадью. Соответственно, потребление таких домохозяйств превышает социальную норму от 2 до 5 раз. Вместе с тем для таких потребителей прирост платежей тоже не превысил в среднем 4%.Анализ хода реализации пилотных проектов также выявил потребность в совершенствовании нормативно-правовой базы в части совершенствования порядка обмена информацией по вопросам установления и применения соцнормы и установления нормы в отношении многодетных семей и домохозяйств, имеющих в своём составе инвалидов, детей-инвалидов. Здесь необходима социальная норма с повышающим коэффициентом в 1,5 раза. Безусловно, это очень важный момент.

М.Мень: «Что касается тех домохозяйств, которые попадают в пределы социальной нормы, понижение тарифа относительно сегодня существующего – от 3 до 10%, чтобы люди реально могли почувствовать. И сверх соцнормы для тех, кто не попадает в социальную норму, рост не должен превышать, по нашей оценке, 40%. Если будет принято решение, что регионы будут самостоятельно вводить социальную норму, то они могут отталкиваться от этих параметров».

Теперь что касается определённых развилок, которые на сегодняшний день мы предлагаем установить для наших регионов. Что касается тех домохозяйств, которые попадают в пределы социальной нормы, понижение тарифа относительно сегодня существующего – от 3 до 10%, чтобы люди реально могли почувствовать. И сверх соцнормы для тех, кто не попадает в социальную норму, рост не должен превышать, по нашей оценке, 40%. Если будет принято решение, что регионы будут самостоятельно вводить социальную норму, то они могут отталкиваться от этих параметров. Доклад окончен.

Д.Медведев: Коротко. Спасибо, Михаил Александрович.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 30 января 2014 > № 999519 Дмитрий Медведев


Россия > Медицина > premier.gov.ru, 29 января 2014 > № 998363 Дмитрий Медведев, Вероника Скворцова

О реализации программы развития перинатальных центров.

Д.Медведев: «В тех субъектах Федерации, в которых есть перинатальные центры, показатели младенческой и материнской смертности ощутимо снизились».Вступительное слово Дмитрия Медведева

Строительство региональных перинатальных центров в Российской Федерации осуществляется во исполнение поручений Президента и продолжает реализацию мероприятий приоритетного национального проекта «Здоровье», направленного на улучшение демографической ситуации в Российской Федерации, создание условий для оказания доступной и качественной медицинской помощи матерям и детям, а также снижение материнской и младенческой смертности.

В 2007–2012 годах в рамках национального проекта «Здоровье» построено и оснащено 2 федеральных, а также 22 региональных перинатальных центра. Из федерального бюджета на эти цели выделено более 19 млрд рублей, из региональных бюджетов – более 24,4 млрд рублей.

В настоящее время в Российской Федерации функционирует 98 перинатальных центров, в том числе 58 самостоятельных и 40 в составе многопрофильных больниц.

Программой развития перинатальных центров, утверждённой распоряжением Правительства от 9 декабря 2013 года №2302-р, предусмотрено строительство в 2013–2016 годах 32 перинатальных центров в 30 регионах.

Стенограмма совещания:

Д.Медведев: Добрый день всем, и кто на связи также находится!Сегодня у нас обсуждение одного очень важного вопроса в режиме видеоселектора – это перинатальные центры, медицинская помощь самым маленьким нашим гражданам, их мамам. Строительство перинатальных центров у нас по-серьёзному, что называется, началось только с реализации нацпроекта «Здоровье». После этого было сделано довольно много.

Д.Медведев: «В период с 2007 по 2012 год построено и оснащено в общей сложности 24 центра, из них 22 в регионах и 2 федеральных. А в целом в стране сейчас работает практически почти 100 таких центров».

Напомню, что в период с 2007 по 2012 год построено и оснащено в общей сложности 24 центра, из них 22 в регионах и 2 федеральных. А в целом в стране сейчас работает практически почти 100 таких центров. Если сопоставлять эту цифру с цифрой 10–12-летней давности (Вероника Игоревна (Скворцова) знает лучше), я думаю, что это разница кратная, потому что, по сути, как класс эти перинатальные центры в нашей стране отсутствовали. Была традиционная система родовспоможения, но таких объектов у нас не было. Половина из этих центров – сейчас самостоятельные учреждения, я прежде всего о них говорю, остальная часть находится в составе многопрофильных больниц.

В центрах созданы нормальные, комфортные, можно считать, условия для матери и ребёнка, широко используются современные перинатальные технологии, применяются новейшие высокотехнологичные методы лечения для женщин и для новорождённых, совершенствуется территориальная модель оказания медицинской помощи матерям и новорождённым детям.Результаты есть. Они прежде всего заключаются в главном: в тех субъектах Федерации, в которых есть перинатальные центры, показатели младенческой и материнской смертности ощутимо снизились. Я цифры называть не буду, но, может быть, Министр здравоохранения чуть подробнее скажет об этом.

Д.Медведев: «В конце прошлого года была утверждена программа развития перинатальных центров до 2016 года. Она предусматривает строительство 32 перинатальных центров в 30 регионах».

Работа по созданию центров будет продолжена и в период с 2014 по 2016 год. В конце прошлого года была утверждена программа развития перинатальных центров до 2016 года. Она предусматривает строительство 32 перинатальных центров в 30 регионах. Это было сделано распоряжением Правительства 9 декабря 2013 года.Общий объём финансирования без учёта, подчёркиваю, инвестиций региональных бюджетов – более 52 млрд рублей. Деньги большие. Задача, естественно, остаётся прежней – сделать медицинскую помощь более доступной и качественной по этому направлению и, конечно, работать над дальнейшим снижением материнской и младенческой смертности. Эту задачу нужно решать последовательно и неуклонно.

Сейчас идёт первый организационный этап программы. Целый ряд регионов у нас на связи, некоторые коллеги здесь присутствуют, в зале.

К концу июля региональные власти должны завершить разработку проектной документации, определиться с подрядчиком и разработать программы подготовки и переподготовки медицинского персонала.

К сожалению, не во всех регионах выполнены взятые на себя обязательства, прежде всего по софинансированию. Часть регионов пока не подтвердила наличие в своём бюджете средств на строительство перинатальных центров.

Кроме того, не все региональные программы согласованы с Минздравом и утверждены регионами.

Д.Медведев: «Общий объём финансирования без учёта, подчёркиваю, инвестиций региональных бюджетов – более 52 млрд рублей».Ещё более неправильная ситуация в тех регионах, которые не обеспечили выделение земли под строительство. Здесь, уважаемые коллеги, надо определяться: если вы хотите строить, нужно эти решения принимать, если нет, то нужно честно сказать, что мы этим заниматься не будем.

Это может затормозить выполнение программы. Надо составить чёткие графики по той работе, которую вы будете вести, представить их в Правительство в ближайшие дни. Минздрав должен обеспечить координацию и контроль этой работы.

В некоторых регионах, к сожалению, отсутствует даже нормативный акт субъекта, который утверждает соответствующую программу. Я их назову: Дагестан, Ингушетия, Карелия, Ставропольский край, Архангельская, Брянская, Калужская, Нижегородская, Пензенская, Ульяновская и Челябинская области.

В части регионов не изменены региональные бюджеты и не представлены документы на земельные участки. Коллеги, вы все это знаете: о ком идёт речь и о чём идёт речь. Надо с этим разобраться, подчёркиваю, быстро.

Построить перинатальный центр и оснастить его современным оборудованием – это, конечно, ещё не всё. Очень важно, чтобы был квалифицированный персонал. Программа подготовки специалистов для будущих центров должна быть создана, нужно также рассмотреть вопрос о стажировках медицинских работников в ведущих медицинских центрах России и за границей.

Минздраву это всё нужно просчитать и предусмотреть в своих планах.

Всё. Теперь выступление Министра здравоохранения. Прошу всех выступать компактно. Я основные позиции озвучил, так что, Вероника Игоревна (обращаясь к В.Скворцовой), это вас освобождает от необходимости повторять какие-то вещи. Потом послушаем коллег-губернаторов и присутствующих здесь министров. Пожалуйста.

В.Скворцова: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! У нас действительно в последние годы наметилась устойчивая тенденция к снижению младенческой и материнской смертности, и по результатам 2012 года мы вышли на показатель материнской смертности 11 на 100 тыс. родов, снижение младенческой смертности – на 6,9% от аналогичного периода прошлого года. Мы достигли нашего целевого индикатора – 8,2 на 1 тыс. родившихся живыми.Д.Медведев: Причём это с учётом изменения критериев родившихся живыми, потому что это стало гораздо сложней. Теперь мы считаем уже и детей с экстремально низкой массой тела.

В.Скворцова: Да. При всём этом всё-таки сохраняется достаточная вариативность этих показателей между регионами, в том числе в находящихся рядом регионах иногда показатели отличаются в 1,6, в 1,7 раза, притом что и климатические, и географические, и демографические параметры примерно сопоставимы. Комплексный анализ свидетельствует о том, что главный фактор, влияющий положительно на ситуацию, – это функциональная зрелость трёхуровневой системы. Третий уровень – это и есть перинатальный центр. Мы провели мультипараметровый математический анализ 34 наиболее значимых факторов, которые влияют на показатели младенческой и материнской смертности. К тройке ведущих, самых влиятельных факторов относится наличие перинатального центра, то есть наличие современных медицинских технологий выхаживания детей с экстремально низкой массой тела.

В.Скворцова: «По результатам 2012 года мы вышли на показатель материнской смертности 11 на 100 тыс. родов, снижение младенческой смертности – на 6,9% от аналогичного периода прошлого года».

Как Вы уже сказали, Дмитрий Анатольевич, большой вклад внёс национальный проект «Здоровье», были созданы 24 перинатальных центра. И у нас сформировалось существенное опережение в плане нормализации и уменьшения показателей младенческой и материнской смертности в тех регионах, где есть перинатальные центры, причём за 11 месяцев 2013 года этот разрыв составил более 17% (в предыдущие годы – 14%, 10%). Таким образом, при отлаживании работы всей трёхуровневой системы преимущества в появлении перинатальных центров усиливаются.

Кроме того, хотелось бы отметить, что в прошедшем году мы вышли на максимальную загруженность койки в перинатальных центрах (это 321 день в году, учитывая необходимые санитарные требования). В 2011 году этот показатель был 303 дня.

В.Скворцова: «В прошедшем году мы вышли на максимальную загруженность койки в перинатальных центрах (это 321 день в году, учитывая необходимые санитарные требования). В 2011 году этот показатель был 303 дня».

Во вновь построенных перинатальных центрах увеличивается количество родов нефизиологичных, и на это я хотела бы тоже обратить внимание. В основном это многоплодие и преждевременные роды, то есть как раз те случаи, для которых перинатальные центры создаются. И число патологических родов или родов осложнённых, в том числе многоплодием, составляет уже сейчас 13,4%. Показатель, до которого мы можем расти, 16–17%, тогда, соответственно, это оправдывает наличие самой структуры перинатальных центров.

На основании поручения Президента 17 марта 2013 года были разработаны мероприятия по развитию перинатальных центров в субъектах Российской Федерации. Использовались критерии по специальной формуле для отбора российских регионов из 83 субъектов, которая включала разные факторы, в том числе показатели материнской, младенческой перинатальной смертности, инфраструктуру высокотехнологичной перинатальной помощи, географические, демографические факторы и текущее состояние (оптимизация) перинатальной службы в этих регионах.Постановлением Правительства от 15 октября №925 были утверждены изменения в Правила финансового обеспечения Программы модернизации здравоохранения с учётом мероприятий по строительству перинатальных центров. Была разработана методика и утверждена этим постановлением Правительства. В результате действия этой методики отобраны 30 субъектов Российской Федерации, нуждающихся в первоочередном строительстве перинатальных центров, – 30 регионов, о которых Вы, Дмитрий Анатольевич, уже сказали.

Если посмотреть на карту, каким образом они распределяются по стране, то в основном они распределяются по территориям с высокой, средней плотностью населения и вблизи от федеральных трасс, что является закономерным. В число 32 центров, которые планируются к строительству начиная с 2014 года, входит также Норильск, входит Якутск и Южно-Сахалинск – те регионы, которые прежде всего этого требуют, достаточно удалены и имеют среднюю плотность населения.

В.Скворцова: «Согласно утверждённой методике были распределены финансовые средства в общей сумме 52,7 млрд рублей по 30 регионам, по 32 центрам. Прежде всего учитывались особенности, сложности строительства на каждой территории соответствующего центра».

Согласно утверждённой методике были распределены финансовые средства в общей сумме 52,7 млрд рублей по 30 регионам, по 32 центрам. Прежде всего учитывались особенности, сложности строительства на каждой территории соответствующего центра. Я не буду подробно останавливаться. Это документы, утверждённые в конце 2013 года.

9 декабря распоряжением Правительства утверждена программа развития перинатальных центров. Она включила не только сам факт строительства объектов, но и подготовку и переподготовку медицинских кадров перинатальных центров. Я хотела бы отметить, что за последние два года создано восемь симуляционных тренинговых центров специально для снижения младенческой и материнской смертности, отрабатывающих, соответственно, методику ведения поздних стадий беременности, родовспоможения, неонатальной реанимационной помощи. Также в программу включены меры по совершенствованию территориальной модели оказания акушерской и неонатологической помощи с учётом работы трёхуровневой системы. В декабре 2013 года принята вся необходимая нормативная база, которая включает постановление Правительства о внесении изменений в правила финансового обеспечения региональных программ модернизации, приказы министерства об установлении порядка и формы предоставления отчётности о реализации региональных программ, типовой порядок заключения соглашений между высшими исполнительными органами государственной власти субъектов, Минздравом и Федеральным фондом ОМС. И необходимы другие нормативные акты.

В.Скворцова: «За последние два года создано восемь симуляционных тренинговых центров специально для снижения младенческой и материнской смертности, отрабатывающих, соответственно, методику ведения поздних стадий беременности, родовспоможения, неонатальной реанимационной помощи. Также в программу включены меры по совершенствованию территориальной модели оказания акушерской и неонатологической помощи с учётом работы трёхуровневой системы».

Подготовлен план-график выполнения работ по реализации программы развития перинатальных центров. Этот план-график был обсуждён на межведомственной рабочей группе, она проводилась в видеоселекторном режиме вместе со всеми субъектами Российской Федерации, которые утверждены для реализации данных мероприятий. И в рамках этого плана мы должны до конца февраля заключить соглашения со всеми 30 субъектами Российской Федерации на основе отработанных критериев. До 1 июля мы должны утвердить программу подготовки и переподготовки медицинского персонала, и субъекты Российской Федерации должны разработать технические задания, проектную документацию и определиться с подрядчиком полностью.

До 1 июня 2016 года должно, соответственно, быть завершено строительство перинатальных центров, и до декабря 2016 года должен быть осуществлён ввод в эксплуатацию перинатальных центров.Основные условия заключения соглашения с субъектами – наличие утверждённой высшим исполнительным органом государственной власти субъекта программы строительства перинатальных центров, наличие предусмотренных в бюджете субъекта бюджетных ассигнований на финансовое обеспечение программы и наличие правоустанавливающих документов на земельный участок для строительства перинатального центра.

В настоящий момент уже заключены соглашения с тремя субъектами Российской Федерации, и им перечислен первый денежный транш, это Белгородская, Липецкая и Смоленская области. Всё подготовлено к заключению соглашения (оно будет на этой неделе заключено) с Оренбургской областью, Республикой Бурятия и Республикой Хакасия, и также в ближайшие дни сразу будут перечислены ресурсы. Мы обозначили на представленных слайдах, каким образом процесс происходит во всех остальных субъектах Российской Федерации, кто на какой стадии находится.

Нужно отметить, что на сегодняшний день в семи субъектах Российской Федерации отсутствуют решения уполномоченного органа исполнительной власти субъекта о выделении земельного участка, о чём Вы, Дмитрий Анатольевич, уже сказали; в законах о бюджетах 10 субъектов отсутствуют бюджетные ассигнования на проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию перинатальных центров; и 11 субъектов не утвердили нормативный правовой акт по строительству перинатальных центров. В силу того, что достаточно большое количество объектов в короткий период времени должно быть возведено, и в силу того, что существует богатый опыт у государственной корпорации «Ростехнологии» по эффективному строительству в таком коротком периоде времени высокотехнологичных центров – а центры перинатальные являются тоже высокотехнологичными профильными центрами, – было представлено предложение о том, чтобы в качестве координатора всей программы по строительству перинатальных центров выступила государственная корпорация «Ростехнологии» в непосредственно тесной связи с Министерством здравоохранения и с Федеральным фондом обязательного медицинского страхования.

В.Скворцова: «От 1 апреля 2013 года было подписано указание Президента Российской Федерации о подготовке необходимых нормативных правовых актов об определении государственной корпорации «Ростехнологии» единственным исполнителем функции заказчика строительства перинатальных центров».

От 1 апреля 2013 года было подписано указание Президента Российской Федерации о подготовке необходимых нормативных правовых актов об определении государственной корпорации «Ростехнологии» единственным исполнителем функции заказчика строительства перинатальных центров. Во исполнение этого указания Министерством здравоохранения был подготовлен проект распоряжения, который обсуждался на совещаниях в Аппарате Правительства, Минфине, экспертном и главном правовом управлениях Администрации Президента, и согласованный вариант был внесён в Правительство Российской Федерации 23 января 2014 года.

По состоянию на 27 января 2014 года соглашение о намерениях между субъектами Российской Федерации и государственной корпорацией «Ростехнологии» о строительстве перинатальных центров заключено с 13 субъектами Российской Федерации. Я не буду их перечислять, но работа эта продолжается, и ряд субъектов в настоящее время тоже проводят переговоры с госкорпорацией «Ростехнологии» по подписанию подобного соглашения.

В качестве заключения я хотела бы отметить, что вся необходимая нормативная база полностью готова, все механизмы реализации программы отработаны. В настоящее время мы ждём соответствующего шага от субъектов Российской Федерации, и мы надеемся, Дмитрий Анатольевич, что это позволит нам в срок и без перевода в долгострой очень чётко эту программу полностью реализовать.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь давайте послушаем коллег-губернаторов. Начнём с присутствующих здесь, в этом помещении. Пожалуйста, коротко, просто о том, как сейчас с готовностью. Олег Петрович Королёв – несколько слов, потом видеоконференция.

О.Королёв: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, докладываю. Все вопросы, которые должны быть решены, перед тем как выполнить Ваше поручение по строительству перинатальных центров, полностью решены. Проектно-сметная документация разработана нашим институтом. У нас нет проблемы удорожания проектно-сметных работ, потому что мы институт проектный выкупили. Он в собственности администрации Липецкой области, поэтому у нас нет этой проблемы.

О.Королёв: Проект по строительству перинатальных центров согласован со всеми службами, он утверждён как отвечающий самым современным требованиям. Решены полностью вопросы выделения земли, всех инженерных сетей, вчера уже получен первый транш.Проект согласован со всеми службами, он утверждён как отвечающий самым современным требованиям. Решены полностью вопросы выделения земли, всех инженерных сетей, вчера уже получен первый транш. У нас очень сильные строители, они отличаются высоким качеством и строят десятки объектов даже в городе Москве, принимают участие в строительстве объектов Сочи. Поэтому даже работа по комплектованию будущего перинатального центра кадрами решена на 80%, с тем чтобы 20% оставить выпускникам тех медицинских институтов, куда мы направляем с нашими же стипендиями, с нашими же доплатами. Мы доплачиваем каждому выпускнику 200 тыс. рублей, если он возвращается в нашу область. У нас больных вопросов нет. Единственное, что могу добавить в отличие от документов, представленных Вам, – то, что это позволяет нам сократить сроки строительства и сдать этот объект не в мае 2016 года, как предписывается графиком производства работ, а к 1 января 2016 года.

И в завершение я очень хотел бы поблагодарить Правительство Российской Федерации, Министерство здравоохранения, Фонд обязательного медицинского страхования, Министерство финансов за такую могучую помощь, которую мы получили в целом в рамках программы модернизации здравоохранения, и, конечно, за её продолжение. Спасибо.

Д.Медведев: Хорошо.

Давайте теперь в режиме видеоконференции тоже некоторых коллег послушаем. Пожалуйста, Кузнецов Лев Владимирович, Красноярский край.Л.Кузнецов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я вначале хотел бы поблагодарить за то, что Красноярский край выбран как территория дальнейшей реализации программы строительства перинатальных центров.

Хочу отчитаться. Земельные участки на сегодняшний день у нас выделены и предоставлены, мы такую информацию в Фонд обязательного медицинского страхования направили. Деньги в бюджете у нас также предусмотрены. Дмитрий Анатольевич, у нас есть только одно расхождение (но я думаю, мы его решим технически), потому что сегодня требуют отдельной строчкой… У нас эти деньги показаны строчкой в программе развития здравоохранения, поэтому я просил бы Веронику Игоревну (Скворцову) просто дать нам паузу, когда мы проведём корректировку бюджета и, если нужно, отдельной строчкой их покажем. Но у нас в бюджете предусмотрено не только на этот год, у нас в целом, включая и 2016 год, 1 млрд 60 млн рублей заложено, чтобы полностью реализовать программу.

Л.Кузнецов: По результатам этого года на 1 тыс. родившихся снижение смертности материнской более чем на 40% – с 20 до 12,2%, и так далее. Поэтому мы не видим каких-либо сложностей и гарантируем, что программу строительства перинатальных центров мы выполним так же успешно, как это было сделано по предыдущей программе.

Проект сегодня дорабатывается и 30 марта выйдет из экспертизы, и, соответственно, дальше мы будем готовы все необходимые требования выполнять. Почему я так уверенно говорю? Потому что недавно, два года назад, мы построили в Красноярске перинатальный центр: 190 коек мощность была, поэтому мы понимаем, как строить, как готовить кадры. Сегодня показатели, которые Вероника Игоревна (Скворцова) докладывала, по снижению младенческой смертности для нас, конечно, являются критичными, Красноярский край всегда был отстающим от общероссийских показателей, а по результатам этого года у нас 8,2% на 1 тыс. родившихся. На 1 тыс. родившихся снижение смертности материнской более чем на 40% – с 20 до 12,2%, и так далее. Поэтому мы не видим каких-либо сложностей и гарантируем, что программу строительства перинатальных центров мы выполним так же успешно, как это было сделано по предыдущей программе.

Д.Медведев: Спасибо. Нам в любом случае необходимо будет всё это строить.

Россия > Медицина > premier.gov.ru, 29 января 2014 > № 998363 Дмитрий Медведев, Вероника Скворцова


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 января 2014 > № 998366 Дмитрий Медведев, Андрей Воробьев

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым.

Д.Медведев: «Совмещение школ с детскими садами – это довольно удобная история, тем более для такой густонаселённой области, как Московская. Может быть, когда речь идёт о новых стройках, – идти по этому пути. Это может позволить сэкономить деньги».

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Андрей Юрьевич, начался новый год. Задачи, конечно, у нас у всех общие. Мы их решаем в масштабах страны, и, естественно, и в Московской области они все, что называется, налицо. Расскажите коротко, с чем вы вошли в 2014 год. И можем вернуться к одной из тех тем, которую мы с Вами регулярно обсуждаем, я и на объекты периодически в Московской области выезжал – я имею в виду строительство детских садов. Как дела с этим?А.Воробьёв: Дмитрий Анатольевич, 2013 год был очень насыщенным. Если говорить про экономику, то нам удалось, несмотря на разного рода сложности, всё-таки показать плюс экономического роста под 3%. Инвестиции, которые пришли в Московскую область, – в иностранном выражении это 5 млрд долларов и накопленные в рублях – 587, совокупно порядка 25 млрд долларов. Это нас очень радует, потому что, очевидно, без мощной экономической базы нам решать глобальные социальные проблемы не представляется возможным.

Большое спасибо за регулярное внимание и поддержку Правительства Российской Федерации. Регион большой, и по многим направлениям – по экологии, в частности, по дошкольному, школьному образованию – мы всегда чувствуем поддержку коллег из федерального Правительства. Для нас это очень важно, и одно из таких подтверждений – это детские сады. Так получилось, что мы – регион, который имеет самую большую очередь (и по указам Президента это наш очевидный приоритет): порядка 40 тыс. человек ждут очереди в детский сад.

Д.Медведев: Было ещё недавно 50, Вы мне говорили.

А.Воробьёв: 47 тыс. с лишним точно.

Д.Медведев: То есть снижение всё-таки идёт?

А.Воробьёв: Мы получили из федерального бюджета 1,8 млрд рублей и ввели 100 детских садов – столько, сколько за последние четыре года вместе взятых, но чтобы выполнить указ Президента и ликвидировать очередь, нам нужно и в 2014, и в 2015 году строить столько же. Очень важны изменения в СанПиН, санитарных нормах и правилах. Они также позволили нам создать дополнительные места, и вообще мы хотели бы предложить Московскую область как пилотную площадку для обсуждения разного рода ограничений по СНиП и СанПиН.

Д.Медведев: Раз уж Вы об этом заговорили, я этой темой занимаюсь, наверное, лет семь уже. У меня было такое ощущение, что мы по СанПиН сняли почти всё, что можно. Или всё-таки остаются какие-то бессмысленные ограничения?

А.Воробьёв: На мой взгляд, остаются. В части противопожарной безопасности требуются очень дорогостоящие тяжёлые металлические двери, дополнительные решётки. Мы хотим всё-таки ещё и на это обратить внимание.

Д.Медведев: У нас сейчас с вами здесь идёт как раз сбор. Поговорите с министром на эту тему, а потом можно к этому вернуться, потому что это на стыке требований СанПиН и нашей противопожарной службы.

А.Воробьёв: И очень важный момент: насколько я знаю, с этого года можно приступать к проектированию трёхэтажных детских садов – до сих пор детские сады двухэтажные. Стоимость одного места при строительстве и оснащении детского сада – плюс-минус порядка 1 млн рублей. Всё-таки хотелось бы сделать это наиболее рациональным способом. При совокупности решений всех этих проблем, СанПиН в частности, стоимость снижается до 800 тыс. рублей.

Д.Медведев: Мы ещё на что обратили внимание. Кстати, об этом было сказано и в послании Президента, и обсуждали на совещаниях различных. Это тема, связанная с совмещёнными школами и детскими садами. Это довольно удобная история, тем более для такой густонаселённой области, как Московская. Может быть, в будущем где-то – ну в тех случаях, когда речь идёт о новых стройках, конечно, – идти по этому пути. Это может позволить сэкономить деньги.

А.Воробьёв: У нас такой опыт уже есть, когда, по сути, дошкольную пристройку к основной школе можно универсально использовать. Соответственно, и малыши в школу сразу идут… И в случае, если будет нехватка мест…

Д.Медведев: И это, кстати, удобно для тех населённых пунктов, где относительно небольшое население. В Московской области оно достаточно плотное, но всё-таки есть районы и деревни, где относительно немного людей живёт и где это вполне было бы рационально.

Насчёт того, чтобы какие-то проекты делать на территории Московской области в пилотном режиме, я не возражаю. Давайте об этой поговорим.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 января 2014 > № 998366 Дмитрий Медведев, Андрей Воробьев


Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 28 января 2014 > № 998364 Дмитрий Медведев

О работе единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Дмитрий Медведев принял участие во Всероссийском сборе руководящего состава МЧС, где были подведены итоги деятельности системы по предотвращению и ликвидации ЧС и выполнения мероприятий гражданской обороны в 2013 году и определены задачи на 2014 год.Вступительное слово Дмитрия Медведева на Всероссийском сборе руководящего состава МЧС

Вручение государственных наград

Осмотр экспозиции МЧС России

В 2013 году на территории Российской Федерации произошло 332 чрезвычайные ситуации, в числе которых 173 техногенных, 114 природных и 45 биолого-социальных происшествий. В ходе спасательных операций спасено более 38,7 тыс. человек (в 2012 году произошло 438 чрезвычайных ситуаций и спасено 4,8 тыс. человек).

Всего спасательные подразделения МЧС России свыше 157 тыс. раз привлекались для ликвидации последствий дорожно-транспортных происшествий.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые друзья, уважаемые коллеги!У нас сложилась определённая традиция, и в этом году я рад приветствовать участников всероссийского сбора.

Сегодня мы с вами подведём итоги работы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, системы РСЧС, и мероприятий гражданской обороны за прошедший год и, конечно, поговорим о развитии этой системы, поговорим о задачах, которые предстоит решать в году наступившем.

Д.Медведев: Безопасность граждан является безусловным приоритетом государства. Наш общий долг – я подчёркиваю, именно общий долг – стараться сохранять человеческие жизни в любых экстремальных ситуациях – и во время стихийных бедствий, и пожаров, и техногенных катастроф.

Безопасность граждан является безусловным приоритетом государства. Наш общий долг – я подчёркиваю, именно общий долг – стараться сохранять человеческие жизни в любых экстремальных ситуациях – и во время стихийных бедствий, и пожаров, и техногенных катастроф. Конечно, мы не можем в полной мере управлять природными факторами, но постараться максимально защитить наших граждан от опасных природных событий и помочь им справиться с их последствиями мы обязаны.В результате вашей работы в прошлом году было спасено очень много людей, по сути, сотни тысяч жизней, сократилось количество погибших. Это действительно очень серьёзные и очень впечатляющие цифры, это практически население крупного города.

Прошлый год не раз испытывал спасателей на прочность. Наиболее серьёзным экзаменом для системы РСЧС явилось крупномасштабное наводнение на территории Дальневосточного федерального округа. Беспрецедентный удар, как известно, обрушился на Амурскую область, Хабаровский край, Еврейскую автономную область. По всем известным наблюдениям, уровень воды в Амуре превышал максимальные отметки за всё время наблюдений, а это более 100 лет. Из-за сильных дождей вышли из берегов реки в Якутии, Приморье, Магаданской области. Вода лишила жилища десятки тысяч людей.

Я считаю, что в целом власти работали оперативно в этой ситуации и в полной мере принимали все необходимые решения по оказанию помощи людям и ликвидации последствий наводнения.

Система РСЧС очень хорошо свою работу выполнила. Благодаря её действиям в результате наводнения среди гражданских лиц не погиб ни один человек, удалось снизить и материальный ущерб.

Д.Медведев: Хотел бы сказать, подводя итоги прошлого года, что система РСЧС доказала свою эффективность и надёжность в условиях очень сложных ситуаций. Механизм, направленный на предупреждение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций, на снижение материальных потерь и, главное, конечно, на сохранение жизни, работает.

В целом хотел бы сказать, подводя итоги прошлого года, что система РСЧС доказала свою эффективность и надёжность в условиях, ещё раз подчёркиваю, очень сложных ситуаций. Механизм, направленный на предупреждение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций, на снижение материальных потерь и, главное, конечно, на сохранение жизни, работает.

Этот год ставит перед системой РСЧС новые задачи. Событий у нас в этом году тоже достаточно. Главное событие общегосударственное, да и, по сути, мировое – это зимние Олимпийские и Паралимпийские игры, которые совсем скоро откроются в Сочи. Система РСЧС наряду с другими ведомствами должна обеспечить безопасность проведения этого международного спортивного праздника. Я уверен, что вы об этом сегодня на сборе достаточно подробно поговорите.

Необходимо также совершенствовать системы мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций, в том числе с использованием системы ГЛОНАСС, ведь вовремя предсказанная природная катастрофа всегда имеет меньше последствий.

Д.Медведев: Российские спасатели должны работать с самой современной и надёжной техникой – оснащение такими средствами пожарно-спасательных подразделений должно завершиться в этом году. Нам необходимо ускорить работу по внедрению вызова экстренных оперативных служб по единому номеру 112 во всех регионах страны. Эта работа идёт давно, пора её завершать.

Конечно, российские спасатели должны работать и с самой современной и надёжной техникой – оснащение такими средствами пожарно-спасательных подразделений должно завершиться в этом году. Нам необходимо ускорить работу по внедрению вызова экстренных оперативных служб по единому номеру 112 во всех регионах страны. Эта работа идёт давно, пора её завершать.

Также предстоит продолжить работу по формированию у граждан нашей страны общей культуры безопасности. Очевидно, что и гражданской обороне необходимо учиться, причём желательно со школьной скамьи, здесь не грех использовать и опыт прошлого. В любом случае наши дети должны знать основы безопасности. Поэтому важно, чтобы участие в решении этих задач принимали и учебные заведения, и средства массовой информации.

Уважаемые коллеги, друзья! В завершение я бы хотел выразить благодарность органам управления РСЧС, всем сотрудникам МЧС России за самоотверженную работу и высокий профессиональный уровень, который позволяет сохранить самое ценное – человеческие жизни.

Желаю участникам Всероссийского сбора плодотворной работы. И, пользуясь случаем, с учётом того, что у нас это превращается уже в добрую традицию, с удовольствием вручу сейчас государственные награды.

Спасибо.

Дмитрий Медведев вручил государственные награды сотрудникам МЧС России.

Дмитрий Медведев осмотрел экспозицию МЧС РоссииГлава Правительства ознакомился с ходом внедрения в стране единой системы экстренного вызова «112». В этом году система должна начать действовать в основных мегаполисах России.

Премьеру рассказали о работе по совершенствованию системы космического мониторинга чрезвычайных ситуаций. Сейчас эту работу осуществляют 10 спутников, а до 2020 года сигнал планируется принимать уже с 24 космических аппаратов с оперативностью снимков 1–2 часа, при этом разрешение полученных из космоса фотографий составляет до 0,8 м. Главе Правительства продемонстрировали возможности такого мониторинга на примере города Сочи.

Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 28 января 2014 > № 998364 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 января 2014 > № 998368 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

Повестка:

об индексации пенсий;

о контроле за правопорядком в общественных местах;

об оказании универсальных услуг связи;

об увеличении числа госслужащих в советах директоров компаний с госучастием.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! Начнём с вопросов, касающихся социальной политики, точнее, решения, которое затрагивает пенсионные права почти 38 млн граждан России.В конце прошлой недели я подписал постановление об индексации с 1 февраля страховой части трудовых пенсий по старости, а также трудовых пенсий по инвалидности и по случаю потери кормильца. Это постановление принято в рамках закона «О трудовых пенсиях».

Коэффициент индексации должен определяться Правительством исходя из уровня роста цен, то есть, проще говоря, из инфляции, которая, по данным Росстата, в прошлом году составила порядка 6,5%. После перерасчёта средний размер трудовых пенсий увеличивается на 665 рублей соответственно.

Финансирование расходов, а это порядка 280 млрд рублей до конца текущего года, будет осуществлено за счёт бюджета Пенсионного фонда. И Пенсионному фонду нужно будет донести информацию о размере коэффициента индексации до всех своих территориальных органов. Проследите за этим, пожалуйста.О.Голодец: Хорошо.

Д.Медведев: Теперь ещё вопрос, который связан с осуществлением контроля – в данном случае уже за правопорядком в общественных местах. Есть такая у нас концепция, или аппаратно-программный комплекс, как его называют, «Безопасный город», он внедряется у нас в различных территориях, но эта работа идёт с разной степенью интенсивности. В связи с этим мы договорились создать межведомственную комиссию, которая будет заниматься этими вопросами.Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), несколько слов на эту тему скажите.

Д.Рогозин: Да, Дмитрий Анатольевич!

Вашим распоряжением создана межведомственная комиссия. Надо сказать, что ещё с 2007 года шла работа по созданию разного рода программных комплексов по обеспечению безопасности российских городов, но в основном вся эта работа шла на муниципальном уровне и велась разрозненно.

Д.Рогозин: Сейчас создана комиссия, задачи которой следующие. Это единое программное обеспечение для всех уровней, задействованных в программе «Безопасный город», это не борьба с последствиями, а превентивные действия, это не только контроль за местами массового скопления граждан, но это ещё и контроль за критически важными объектами, то есть объектами инфраструктуры.

С одной стороны, это были муниципальные органы милиции, МЧС, здравоохранения, но единого системного подхода не было. Сейчас, после вашего решения, создана комиссия, задачи которой, по сути дела, следующие. Это единое программное обеспечение для всех уровней, задействованных в программе «Безопасный город», это не борьба с последствиями, а превентивные действия, это не только контроль за, собственно говоря, местами массового скопления граждан, но это ещё и контроль за критически важными объектами, то есть объектами инфраструктуры. И, конечно, здесь дело даже не только в технике, не только в железе, а именно в том, чтобы предложить именно такие умные подходы, связанные с определённой системой алгоритмов, когда не просто большое количество экранов, требующих большого количества операторов, а когда некие действия, по сути дела, на основе алгоритмов привлекают внимание аппаратного комплекса, поскольку выбиваются из общей рутинной картины, и тем самым обращается внимание на то, что что-то происходит, на что необходимо обратить самое пристальное внимание правоохранительных органов.

Поэтому мы сейчас привлекаем организации российского оборонно-промышленного комплекса, и также есть предложение, что первое заседание комиссии, Дмитрий Анатольевич, мы проведём в ближайшие дни, совместив его с заседанием комиссии по внедрению системы ЭРА-ГЛОНАСС, поскольку крайне важно также использовать и этот арсенал средств, космических услуг. Мы с этого года уже запустили программу ЭРА-ГЛОНАСС, поэтому и эту систему будем внедрять в программу «Безопасный город». Буду Вам докладывать по ходу внедрения этого системного подхода. Надеюсь, что действительно с учётом и последних террористических актов, которые были у нас до Нового года, и вообще важности самой по себе темы эта программа себя в полной мере оправдает.

Д.Медведев: Посмотрим. Доложите потом, что из этого получится.Теперь про ещё одну тему, касающуюся услуг связи, причём так называемых универсальных услуг, это телефонная связь и предоставление доступа к интернету на всей территории страны. Причём, конечно, для нас очень важно с учётом масштабов нашей страны, чтобы этим пользовались и жители мегаполисов, и жители удалённых территорий – небольших посёлков и вообще всех наших населённых пунктов, которые находятся далеко от центра страны.

В прошлом году мы обсуждали этот вопрос на заседании Правительства. Государственная Дума совсем недавно приняла закон по механизмам предоставления универсальных услуг. Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), как это будет состыковано и в чём будет выражаться?А.Дворкович: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! В настоящее время на территории России установлено около 150 тыс. таксофонов во всех населённых пунктах, и люди имеют возможность воспользоваться таксофонами как для звонков платных, так и для вызова экстренных служб на бесплатной основе. Около трети всех звонков делается именно для вызова экстренных служб. Обычные звонки также совершаются, но потребность в них сокращается, за последние три года примерно на треть стало меньше обычных звонков. При этом возрастает потребность в других услугах, а именно услугах интернета, в получении данных, информации. Эти услуги в основном оказываются через пункты коллективного доступа, 80% которых находятся в отделениях «Почты России», таксофоны в основном у «Ростелекома», 90% таксофонов.

А.Дворкович: За счёт средств универсального обслуживания на основе контракта с фиксированной ценой, равной объёму резерва универсального обслуживания, «Ростелеком» и «Почта России» должны будут обеспечить предоставление универсальной услуги, а именно тот же самый объём услуг по звонкам и связи с экстренными службами, а также широкополосный доступ с определённой скоростью – скоростью, определённой напрямую в законе, – в населённых пунктах 250 человек и более. Сейчас это 500 человек и более.

С тем чтобы обеспечить все необходимые услуги на должном уровне, с должным качеством (а в «Почте России» в основном скорость передачи данных в тех пунктах коллективного доступа, которые есть, сейчас маленькая), был выработан механизм, который позволяет за счёт имеющихся средств резерва универсального обслуживания (эти деньги перечисляют операторы) профинансировать всю услугу, что будет сделано начиная со второй половины следующего года, а в полном объёме – со следующего года. За счёт средств универсального обслуживания на основе контракта с фиксированной ценой, равной объёму резерва универсального обслуживания, «Ростелеком» и «Почта России» должны будут обеспечить предоставление универсальной услуги, а именно тот же самый объём услуг по звонкам и связи с экстренными службами, а также широкополосный доступ с определённой скоростью – скоростью, определённой напрямую в законе, – в населённых пунктах 250 человек и более. Сейчас это 500 человек и более. Соответственно, мы расширяем доступность услуги, повышаем её качество и устанавливаем фиксированные требования, фиксированные объёмы финансирования на долгосрочный период. Правительство должно будет принять подзаконные акты, проекты этих актов уже подготовлены, в короткое время они будут приняты. В этом году пока, в ближайшие месяцы, продолжается оказание услуги по прежним стандартам, действовавшим до принятия этого закона.А.Дворкович: …услуги по прежним стандартам, действовавшим до принятия этого закона.

А.Дворкович: …услуги по прежним стандартам, действовавшим до принятия этого закона.Д.Медведев: Хорошо. Тоже следите за тем, как события там развиваются.

Игорь Иванович, у нас завершается работа по выдвижению кандидатур в советы директоров – так, как это и положено законом «Об акционерных обществах», во всяком случае по тем, где есть необходимость это сделать в установленные сроки, там порядок кое-где разный. Сейчас много разговоров о том, что там опять большое количество служебных позиций возникло и соответствующее число государственных служащих туда должно входить. Доложите, как обстоят дела.

И.Шувалов: Дмитрий Анатольевич, в соответствии с корпоративными процедурами Правительство Российской Федерации как акционер тех акционерных обществ, где мы участвуем, должно до 30 января представить списки для выдвижения членов советов директоров, которые предлагаются Российской Федерацией как акционером.

В этом году, надо сказать, процедура была значительно изменена. Была образована специальная комиссия Министерства экономического развития, которая рассматривала кандидатуры. Кандидатуры, кстати, заблаговременно были представлены на интернет-портале, и лица могли выдвигать себя самостоятельно. Затем комиссия рассматривала все предложения как со стороны министерств и ведомств, так самовыдвиженцев.Д.Медведев: На интернет-портале Минэкономразвития?

И.Шувалов: Минэкономразвития. Также была создана специальная комиссия по конфликту интересов в Росимуществе, поскольку поступали сигналы о том, что некоторые независимые члены советов директоров не совсем были независимые, в полной мере этот статус не оправдывали. И было рекомендовано, что некоторые члены советов директоров, которые получили статус независимых, больше выдвигаться не будут Правительством.

Какие данные в настоящий момент по сравнению с 2013 годом?

Независимых директоров выдвигалось 102 человека, в 2014 году предлагается выдвинуть 106. Государственных служащих выдвигалось 122 человека, в этом году предлагается 136 человек. Таким образом, мы немного больше выдвигаем независимых директоров, но и на 14 человек государственных служащих больше. Это связано с тем, что по некоторым обществам, где работа связана с конфиденциальной информацией и вопросами государственной тайны, мы от министерств и ведомств получаем информацию, что члены советов директоров к такой информации не имеют доступа, не обладают соответствующими…

Д.Медведев: Не госслужащие просто не обладают допуском.

Д.Медведев: То, что было сделано некоторое время назад, было сделано правильно – то, что у нас министры не входят в советы директоров и не возглавляют их, вообще члены Правительства, как в принципе и сотрудники Администрации Президента. Поэтому государственные служащие должны быть там, но в разумном количестве и на разумных позициях находящиеся, то есть на тех позициях, которые являются достаточными для принятия решений, но не более того.

И.Шувалов: Не обладают допуском, поэтому нам задают много вопросов: действительно ли в этом году происходит что-то значительное с тем, что вот этот класс людей, которые представляют министерства и ведомства, будет больше представлен в советах директоров? Нет, эта разница всего 14 человек, но и на фоне того, что независимых директоров выдвигается больше…Д.Медведев: Ладно, следите за этими пропорциями. Здесь не может быть универсальных таких рецептов, но в любом случае то, что было сделано некоторое время назад, было сделано правильно – то, что у нас министры не входят в советы директоров и не возглавляют их, вообще члены Правительства, как в принципе и сотрудники Администрации Президента. Поэтому государственные служащие должны быть там, но в разумном количестве и на разумных позициях находящиеся, то есть на тех позициях, которые являются достаточными для принятия решений, но не более того.

Хорошо. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 января 2014 > № 998368 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 24 января 2014 > № 991024 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев посетил Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС».

Председатель Правительства осмотрел научно-исследовательские лаборатории, выставку научно-технических проектов университета и встретился со студентами.

Осмотр научно-исследовательских лабораторий и выставки научно-технических проектов университета.

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский технологический университет “МИСиС”» – ведущий учебно-научный центр страны по подготовке специалистов в области металлургии и материаловедения, специализирующийся на выполнении перспективных фундаментальных и прикладных исследований и разработке наукоёмких технологий.Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 июля 2009 года №1073-р утверждена программа создания и развития университета на 2009–2017 годы.

В 2008 году университету (первому в Российской Федерации наряду с Национальным исследовательским ядерным университетом «МИФИ») была присвоена категория «национальный исследовательский университет».

К приоритетным направлениям развития университета относятся нанотехнологии и технологии новых материалов, информационно-телекоммуникационные технологии, энергосберегающие технологии, технологии рационального природопользования.Университет стал победителем конкурсного отбора вузов на получение государственной поддержки в целях повышения конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров.

МИСиС является вузом-партнёром «Сколково».

Дмитрий Медведев осмотрел выставку научно-технических проектов, где, в частности, представлены новые материалы для авиакосмического комплекса, Центр инжиниринга промышленных технологий, стенд «Инженеры будущего», а также экспозиция лаборатории цифрового производства «ФАБЛАБ».

Дмитрий Медведев посетил научно-исследовательскую лабораторию «Сверхпроводящие метаматериалы», где занимаются созданием высокотехнологичных функциональных материалов для электроники. В частности, тут изучают возможности получения эффекта невидимости за счёт огибания объекта лучами. Сотрудники лаборатории пояснили, что в настоящее время фактически добились создания материала, с помощью которого можно сделать невидимым объект в диапазоне радиоволн, не исключив при этом возможности в будущем добиться и оптической невидимости.

Премьер-министр также осмотрел научно-исследовательскую лабораторию «Неорганические наноматериалы», которая занимается разработкой эффективных методов получения новых видов ультралёгких и сверхпрочных композиционных материалов на основе алюминиевых и магниевых сплавов, упрочнённых различными наноструктурами, наносферами, нанослоями.

Стенограмма встречи:

Д.Медведев: Привет! Хорошая, настоящая аудитория такая, громкая… С наступающим вас Днём студенчества российского! Надеюсь, настроение у всех хорошее. Сессию сдали?Реплики: Да!

Д.Медведев: Тем, кто ещё не сдал, желаю максимальных успехов, вовремя отстреляться и со спокойной совестью уйти на каникулы.

Я пришёл к вам для того, чтобы посмотреть, как вы живёте. Мне уже кое-что показали, несколько лабораторий. Лаборатории классные, современные. Приятно, что у нас такие есть. Хорошо, что это есть в вашем университете. Лекций никаких я вам читать не буду, поэтому я без галстука, и вы можете спросить меня всё, что хотите. Давайте пообщаемся.

Д.Козлов (аспирант Института экотехнологий и инжиниринга): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Дмитрий Козлов, аспирант МИСиС и директор малого инвестиционного предприятия «Тектис». Хотел просто сказать спасибо за ту энергию, которая вкладывается в малый бизнес, предпринимательство вообще. Чувствуется прямо. Все сейчас знают, что такое стартап, все хотят что-то такое своё открыть. Это реально здорово. И чувствуется, что прямо лучше становится.

Д.Медведев: По себе чувствуете, да?

Д.Козлов: Чувствуется, что появляются такие интересные сервисы, в частности, в интернете, которые облегчают жизнь. Качество услуг становится молодёжное, современное. Я сам по себе чувствую.

Д.Медведев: А вы где-то участвуете?

Д.Козлов: Да, я участвовал и в «Селигерах», во всех проектах – и «Прорыв», и «Умник на старт», разные фонды, так что спасибо, это действительно помогает. У меня, наверное, сегодня будет много вопросов, каверзных вопросов, пожеланий. Даже предложение – я хотел предложить попробовать такой бесплатный тест-драйв. Дело в том, что мы в МИСиС сделали технологию повышения эффективности компаний, и сейчас прибыль в нескольких малых компаниях повысилась на 50%, даже больше. Я неделю назад приехал с Сахалина, там нефтяные проекты, платформы, и мы за последний год увеличили до?бычу в 2 раза благодаря этой системе эффективности.

Д.Медведев: Вы явно стали настоящим нефтяником, раз стали говорить «до?быча». Все нормальные, обычные люди говорят «добы?ча», но все нефтяники говорят «до?быча», так что в этом смысле вы ассимилировались.

Д.Козлов: Эта технология – именно правильное управление русскими людьми. Потому что у нас свой менталитет в России, и русские люди не могут… Когда мы берём какую-то западную технологию, она почему-то в России не работает. И мы поняли, в чём смысл русской души, почему русские люди работают несколько по-другому. И хотели бы предложить тест-драйв той компании, эффективность которой, на Ваш взгляд, не очень хороша.

Д.Медведев: Дим, а в чём тест-драйв?

Д.Козлов: Мы можем это внедрить. У нас есть IT-система, которая помогает внедрять, и сессии, семинары. Обычно как проходит? Людям рассказывают: так управлять эффективно, так нет. Месяца три – и все как-то забывают, всё возвращается на свои места. Мы сделали специальную IT-систему, которая позволяет, после того как мы сделали сессии, провели обсуждение, «прокачали» руководителей, чтобы это всё жило и не умирало в компании. Соответственно, вот такое решение…

Д.Медведев: Где-то испытали это? На нефтяниках?

Д.Козлов: На нефтяниках. Есть около пяти молодых компаний, которые испытали. Ну работают русские люди, казалось бы иногда, такие мрачные, суровые, которые не хотят ничего вроде делать, они меняются.

Д.Медведев: Жёстко настроены.

Д.Козлов: Нефтяники – они такие достаточно суровые сами по себе.

Д.Медведев: Суровые. У них условия такие, это правда.

Д.Козлов: Условиясуровые. Оказалось, что даже в такой суровой атмосфере всё это работает и применимо.

Д.Медведев: Ну пришлите, посмотрим, как это можно использовать.

Д.Козлов: Хорошо.

Д.Медведев: Пожалуйста. Я, когда встречаюсь со студентами и вообще в больших аудиториях выступаю, обычно делаю таким образом: вот здесь у нас четыре сектора, чтобы никому не было обидно, мы пойдём, например, вот отсюда и вот туда. Давайте начнём тогда вот с этого сектора. Прошу вас. По одному вопросу и дальше возвращаемся.В.Сюбаев (студент 4 курса Института экономики и управления промышленными предприятиями): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Сюбаев Вадим, я студент 4-го курса, кафедра экономической теории.

Д.Медведев: Добрый день!

В.Сюбаев: Спасибо большое, что Вы приехали сегодня к нам. У меня небольшой вопрос по моей специальности. Как Вы уже знаете, Московский институт стали и сплавов совместно со «Сколково» и другими институтами разрабатывает новые технологии – это новые материалы и робототехника. Это для внедрения на производственные предприятия. В результате мы получаем увеличение объёма производства, качества продукции, но тем не менее высвобождение большого количества сотрудников. Как Вы видите перспективы развития данных технологий, особенно если мы получаем рост безработицы, и в моногородах?

Д.Медведев: Спасибо, Вадим. Ну вы такой очень серьёзный вопрос задали. На самом деле абсолютно справедливый и правильный в условиях создания современных рабочих мест и внедрения новых технологий.

Я напомню, что мы перед собой поставили довольно амбициозную задачу – за ближайшие годы создать несколько десятков миллионов новых рабочих мест, причём высокоэффективных, высокопроизводительных. Естественно, что эти рабочие места должны по идее заместить те рабочие места, где производительность труда низкая, где технологии используются устаревшие, но это хорошо в теории, на практике всё, конечно, гораздо сложнее.

Д.Медведев: У нас ситуация с безработицей самая спокойная из всех достаточно современных и развитых экономик. Я имею в виду и европейские экономики, и азиатские экономики, и американскую экономику. У нас безработица сейчас приблизительно 5,5% экономически активного населения. Это очень низкая величина применительно, подчёркиваю, к мировому уровню.

Я вам скажу следующее. Во-первых, пока у нас ситуация, если говорить, например, о безработице, самая спокойная из всех, скажем прямо, достаточно современных и развитых экономик. Я имею в виду и европейские экономики, и азиатские экономики, и американскую экономику.

У нас безработица сейчас приблизительно 5,5% экономически активного населения. Это очень низкая величина применительно, подчёркиваю, к мировому уровню. Но это не значит, что у нас всё хорошо. У нас есть целый ряд моногородов, где безработица высокая. Все эти моногорода у нас на учёте, по каждому из них есть программа реабилитации, они все отличаются.

Но по-хорошему, конечно, просто в моногородах нужно создавать новые производства, если не принято решение, например, об отселении людей, но это решение можно принимать только в самом крайнем случае, тем более обычно люди не очень хотят уезжать из насиженных мест, из тех мест, где они жили, где у них дома и всё остальное.

Д.Медведев: Мы обязаны следить за состоянием дел на рынке труда и обязаны поддерживать социальную сбалансированность, но сохранять рабочие места любой ценой неправильно, так не делают ни в одной стране мира. Поэтому если где-то нам придётся пойти на высвобождение работников, на это надо идти, но предлагать и соответствующий набор социальных гарантий, который установлен законом, и предлагать новые рабочие места. Только таким образом мы сможем изменить ситуацию и создать действительно высокоэффективную экономику, создать экономику, основанную на инновациях.

Поэтому по моногородам есть отдельные программы, и мы их все будем воплощать в жизнь. Что касается в целом этой проблемы, я считаю (я недавно об этом говорил, кто-то к этому относится спокойно, кто-то меня за это критиковал), что мы, конечно, должны очень внимательно относиться к ситуации на рынке труда. Я сказал следующее на Гайдаровском форуме: мы обязаны следить за состоянием дел на рынке труда и обязаны поддерживать социальную сбалансированность, но сохранять рабочие места любой ценой неправильно, так не делают ни в одной стране мира. Поэтому если где-то нам придётся пойти на высвобождение работников, на это надо идти, но предлагать и соответствующий набор социальных гарантий, который установлен законом, и предлагать новые рабочие места. Только таким образом мы сможем изменить ситуацию и создать действительно высокоэффективную экономику, создать экономику, основанную на инновациях. Бояться этого не надо.

Е.Пряникова (студентка 5-го курса Института новых материалов и нанотехнологий): Меня зовут Пряникова Екатерина, я студентка 5-го курса кафедры материаловедения полупроводников и диэлектриков. Я представляю Российскую ассоциацию студентов по развитию науки и образования. Наша ассоциация занимается не только сохранением традиций студенчества, но и внедрением новых форм деятельности студентов в науке и образовании.

Сегодня государством создана программа по модернизации экономики, образования, науки. И в этой программе участвуют представители бизнеса, индустрии, но я считаю, что студенчество также, возможно, является партнёром государства в этом. Необходимо включать его в этот процесс.

Д.Медведев: И я так же считаю. Студенчество – партнёр государства.

Е.Пряникова: Сегодня в России много студентов, активных, талантливых ребят, готовых решать новые задачи, новые проекты предоставлять, и созданная нами организация объединяет их. Нами уже реализованы такие проекты, как «Сервисное студенческое научное общество», «Честный ЕГЭ», «Рейтинг вузов», «Электронный университет», «Качество образования», и мы не могли бы этого всего добиться…

Д.Медведев: Екатерина, а можно я вас прерву, мне просто стало любопытно, что за проект «Честный ЕГЭ» – что там? Расскажите, просто любопытно на самом деле.

Е.Пряникова: Проект «Честный ЕГЭ» включает в себя создание сети федеральных наблюдателей, которые инспектируют участки, на которых проходит ЕГЭ. Они представляют собой независимых экспертов.

Д.Медведев: Но это те же самые студенты могут быть, я так понимаю?

Е.Пряникова: Это студенты, выпускники вузов, 5-й курс и аспиранты. Они осуществляют независимый контроль на данных площадках и помогают внедрять нашу систему среди абитуриентов. Кроме того, они помогают…

Д.Медведев: Вы сами-то готовы этим заниматься?

Е.Пряникова: Да. Я уже занимаюсь.

Д.Медведев: Ну мы вам подберём какой-нибудь наиболее сложный регион и туда отправим.

Е.Пряникова:На самом деле мы уже внедряем наш проект в нескольких регионах. Есть проблемные регионы, и мы не могли бы этого добиться без поддержки органов власти, без экспертного сообщества, в которое входит наш наблюдательный совет. И, пользуясь случаем, я хочу пригласить возглавить наш наблюдательный совет Российской ассоциации студентов по развитию науки и образования.

Д.Медведев: Меня?

Е.Пряникова: Да.

Д.Медведев: Спасибо. Это честь. Хорошо, я подумаю.

Е.Пряникова: Можно Вам передать…

Д.Медведев: Можно, конечно.

Е.Пряникова: Спасибо большое.

Д.Медведев: Написано не совсем мне, но я всё равно возьму. Написано: «Ректору Национального исследовательского технологического университета Черниковой…»

А, вот это точно мне. Ладно. Спасибо большое. Это интересно. Если говорить серьёзно, то вы молодцы, что всем этим занимаетесь. Я нисколько не иронизирую, это на самом деле так. Потому что, если не вы, то кто этим будем заниматься? Это правда.

Д.Медведев: Единственный способ, который может стимулировать успешного студента остаться работать в России, если ему сделано предложение работать за границей, заключается в том, чтобы условия жизни в нашей стране были не хуже, чем там, и условия для профессионального развития должны быть не хуже. Это единственное, что способно остановить. Но я не вижу ничего страшного и в том, когда выпускники наших вузов на какое-то время отбывают на стажировку или поработать в другие страны.

С.Воротыло (студент 4-го курса Института экотехнологий и инжиниринга): Здравствуйте. Я Степан Анатольевич, студент 4-го курса. Хотел бы Вам задать такой вопрос. Не секрет, что последние два десятка лет существует тенденция среди выпускников, молодых учёных к эмиграции на Запад или, в случае если это обучение по обмену, к возврату на родину. Как Вы считаете, нужно ли бороться с этой тенденцией? Если да, то как? Как стимулировать молодых учёных, которые получили своё образование в России, оставаться здесь, а не уезжать за границу?

Д.Медведев: Я уже неоднократно на эту тему высказывался, скажу и в этой уважаемой аудитории. Вы знаете, с этим точно не нужно никак бороться, это бессмысленно. Единственный способ, который может стимулировать успешного студента остаться работать в России, если ему сделано предложение работать за границей, заключается в том, чтобы условия жизни в нашей стране были не хуже, чем там, и условия для профессионального развития должны быть не хуже. Это единственное, что способно остановить. Но вообще-то, если серьёзно к этому относиться, я не вижу ничего страшного и в том, когда выпускники наших вузов на какое-то время отбывают на стажировку или поработать в другие страны. Во-первых, это просто обогащает, создаёт совершенно другой угол зрения. Во-вторых, когда побываешь за границей и поработаешь там, видишь ведь не только плюсы жизни или исследовательской деятельности за границей нашей страны, но и минусы. Их там тоже достаточно, все мы это должны понимать, и не только потому, что это другая страна. В каждом государстве есть свои нюансы. Мы привыкли жить по-своему (наш коллега рассказывал только что), там живут несколько иначе. Поэтому я считаю, что вообще ничего критичного не происходит. Но это не значит, что государство должно к этому относиться пассивно. Нет, конечно. Ничего не надо запрещать. Нужно делать всё, чтобы труд любого специалиста после окончания университета был востребован, если, конечно, это та специальность, которая нужна стране.Мы с вами встречаемся у вас в МИСиС. Конечно, сегодня мы, например, заинтересованы в том, чтобы в нашей стране выпускалось как можно больше квалифицированных инженеров. С другой стороны, по-моему, мы за последнее время процентов на 7 или на 10 увеличили количество бюджетных мест. Да, Дмитрий Викторович (Д.Ливанов)? С другой стороны, у нас уже избыток целого ряда специалистов гуманитарной направленности, это и экономисты, и юристы. Количество бюджетных мест по этим направлениям нужно сокращать. Ничего в этом страшного нет. 20 лет назад было наоборот. Я учился ещё раньше. Тогда действительно инженеров вроде бы выпускали много (не факт, что всё это было очень хорошо и что все инженеры были одинаково подготовлены). То есть государство должно определять приоритеты, на что обратить внимание. Сейчас таким приоритетом является инженерное образование. Я надеюсь, что вы всё-таки как студенты это ощущаете или хотя бы начали ощущать. Мы для этого будем делать всё, именно потому, что для развития страны нам нужны квалифицированные специалисты-инженеры. Поэтому, подводя итог тому, что я сказал: государство не должно бороться с этим, но государство должно делать всё, чтобы жизнь молодого специалиста в нашей стране была не хуже, чем в других государствах, при этом понимая, что всё равно определённая мобильность будет – к нам будут приезжать люди из-за границы, часть наших выпускников так или иначе будет работать за рубежами нашей страны.

М.Марченко (студент 4 курса Института экотехнологий и инжиниринга): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Максим Марченко. Я студент 4-го курса, учусь по специальности «Обработка металла давлением». Вы сейчас говорили, что стране необходимы инженеры. Я учусь как бакалавр. Вопрос заключается в следующем: является ли переход от нашей системы специалистов и инженеров к западной системе бакалавров и магистров эффективным, по Вашему мнению, и оправданным?

Д.Медведев: Вы знаете, вы сами мне скажите об этом. Вот я, например, достаточно легко себе могу представить, что моих товарищей по юридическому цеху начали готовить по Болонской системе. Я посмотрел просто программы и бакалавриата, и магистратуры по юриспруденции – это практически то же самое, что было. Но это то, в чём я понимаю, а в инженерных специальностях я плохо разбираюсь. Вот вы сами-то как считаете, что лучше для подготовки качественных инженеров: специалитет или же Болонская система?

М.Марченко: То, что мне довелось пока сравнить, – программы были очень схожи, то есть даже у бакалавров и специалистов, которые с нами учатся в параллельной группе. Но так как я не представляю, что будет в магистратуре, мне тяжело сказать.

Д.Медведев: Но вы пойдёте в магистратуру?

М.Марченко: Да, я планирую идти обязательно в магистратуру, потому что без этого я считаю образование всё же незаконченным.

Д.Медведев: Честно сказать, я тоже так считаю, но на самом деле с правовой точки зрения завершение учёбы в бакалавриате является законченным высшим образованием. Но мы понимаем, что сегодня нельзя получить один диплом на всю жизнь, всё равно нужно повышать квалификацию, учиться, по возможности готовить новые работы, исследования проводить. Поэтому мне кажется, что стремление поступить в магистратуру абсолютно оправдано для любой специальности, неважно, инженерной или гуманитарной. Посмотрим, как всё это будет проходить. Ещё лет десять назад большинство ректоров наших крупных университетов (и вашего, наверное, тоже) при словах «Болонская система» бросало в дрожь, и студенты точно так же к этому относились. Но, мне кажется, сейчас, после того как мы, по сути, перешли к такой подготовке, ничего страшного не произошло. Все те плюсы, которые были в нашем образовании, остались, но остались и все минусы, которые есть в нашем образовании, но они никак не связаны с Болонской или же советской системой.

М.Марченко: Дмитрий Анатольевич, можно ещё пару слов буквально? Вы сейчас говорили, что несколько дипломов, разные специальности – это всё правильно. Сегодня большинство студентов, присутствующих здесь (я не знаю, в курсе Вы или нет), получили сертификат IELTS.

Д.Медведев: В курсе. Мне сказала ваша ректор и подтвердил министр.

М.Марченко: Хотелось бы поблагодарить Вас, Дмитрий Анатольевич, и Вас, Дмитрий Викторович (Ливанов), за предоставленную возможность обучаться по программе Touchstone и бесплатно, на бюджетной основе сдать этот экзамен.

Д.Медведев: Я очень рад, что у вас такая возможность есть. Спасибо за добрые слова. На самом деле, мне кажется, это очень важно для любого студента и, конечно, для будущего инженера в том числе. Спасибо.

А.Каширский: Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Алексей Каширский, Московский горный университет, кафедра геологии, аспирант. У меня, наверное, самый несерьёзный вопрос прозвучит сегодня. Я знаю (читал Вашу биографию немножко), когда Вы учились в университете, Вы проходили офицерские военные курсы в Карелии. Я периодически выезжаю туда на рыбалку...

Д.Медведев: Да. В посёлке Хухоямяки Лахденпохского района Карельской Автономной Советской Социалистической Республики.

А.Каширский: Поделитесь секретом, как Вам удавалось справляться на протяжении полутора месяцев с карельскими комарами.

Д.Медведев: Хороший вопрос. Спасибо, Алексей. У меня, конечно, остались очень разнообразные воспоминания о сборах. Я периодически к этому периоду в жизни возвращаюсь. Он на самом деле очень интересный. Там на самом деле была реальная учёба, но военному делу, результатом был государственный экзамен, присвоение первого офицерского звания. Конечно, там масса других эмоций была. О чём-то я в этой аудитории могу рассказать, о чём-то не смогу рассказать (может быть, когда-нибудь вам лично расскажу), но там очень красиво, исключительно красиво.

И мы всё время, когда были на сборах, спали в палатках в совершенно нормальных армейских условиях, и там были действительно фантастические карельские пейзажи. Комаров там страшно много, это правда. Но с учётом того, что это была, по сути, настоящая военная подготовка, комары были самым меньшим испытанием, с которым мы сталкивались. Я даже, честно говоря, не помню, чем мы опрыскивали друг друга. Там была масса других, скажем откровенно, трудностей для человека, который только что окончил университет (а у нас это было даже ещё до завершения, это было после 4-го курса). И всё это очень хорошо врезалось в память.

Одну вещь расскажу из того, что я там пережил. Нас там всегда кормили, как и принято в полевых условиях, причём стоя, то есть там были поставлены такие столы, и три раза в сутки нас туда строем выводили, мы стояли, ели. Про качество еды говорить не буду, оно было нормальным, армейским (по стандарту советского периода). Тем не менее человек всегда хочет есть, особенно если он живёт в поле, если он занимается военной подготовкой. Мы там, в общем, всё это молотили с большим аппетитом. Потом я вернулся домой, и родители, естественно, накрыли мне поляну – там то, чего не было на сборах, и то, что вообще не так часто встречалось, может, в тот период в советских магазинах, то есть овощи, фрукты, колбаса какая-нибудь и всё остальное. И всё это так аппетитно выглядит, а я похудел на сборах килограмма на три-четыре. Я начинаю это есть и чувствую: не идёт. Потом я понял, в чём дело. Я встал и нормально поел.

С.Лукавый (сотрудник Института экотехнологий и инжиниринга): Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Моё имя Лукавый Сергей. Я представляю коллектив исследователей Инженерного металлургического центра процесса Ванюкова. Это малое предприятие, созданное на базе НИТУ «МИСиС». Вопрос у нас такой. В мае 1991 года был принят закон об изобретениях №2213-1, если мне не изменяет память. Он предусматривал отмену налога на прибыль, полученную от внедрения изобретений или же от продажи лицензий на использование этого изобретения в течение пяти лет, что, на наш взгляд, сильно стимулирует бизнес к внедрению новых высокотехнологичных изобретений. Скажите, пожалуйста, планируется ли в ближайшее время принятие подобного рода законов?

Д.Медведев: Спасибо. Сергей, я помню этот закон. Я даже в какой-то период (достаточно долгий, почти лет восемь) содержание этого закона преподавал студентам на юридическом факультете Петербургского университета, потому что это курс гражданского права, а я, собственно, им и занимался. Туда входят все права на интеллектуальную собственность, включая право на изобретения. Действительно, этот закон предусматривал целый ряд льгот, но далеко не все эти льготы оказались востребованы, а с другой стороны, далеко не все эти льготы правильным образом применялись.

В принципе то, о чём вы сказали, вообще-то неплохая история. И, наверное, мы должны подумать о том, каким образом стимулировать к внедрению запатентованных разработок.

Но, с другой стороны, проблема заключается в том, что с точки зрения обычных налоговых подходов очень часто в соответствующую упаковку облекались (насколько я помню), скажем откровенно, никому не нужные, практически фиктивные изобретения, для того чтобы получить необходимый набор налоговых льгот, и поэтому здесь не всё так просто с точки зрения интересов государства. Потому что мы с вами понимаем, что в условиях, когда изобретение сегодня защищается не так, как это было при советской власти… Тогда изобретения защищались двумя формами охраны – это авторские свидетельства и патенты, и авторские свидетельства были основной формой охраны. Это такая советская форма охраны, но у неё был только, может быть, один плюс: естественно, изобретение проверялось на все его основные составляющие, в том числе на новизну и практическую применимость.

После того как мы перешли к мировой системе охраны, патентной системе, в настоящий момент, по сути, запатентовать можно всё, что угодно, практически абсолютно всё, что угодно, и это хорошо, потому что, по сути, ни одно техническое решение задачи, которое может создавать положительный эффект, не остаётся без охраны, если вы решили на это какие-то деньги потратить. С другой стороны, может статься, что это изобретение вообще никогда не выстрелит или, по сути, оно повторяет те или иные технические решения. То есть здесь очень сложная сфера патентоведения, в которой разбирается довольно небольшое количество людей.

Я к чему это всё говорю? Если мы за каждое такое изобретение будем предоставлять налоговые льготы, то я боюсь, что у нас все станут изобретателями. Это не очень правильно. Вот так. Тем не менее создавать систему стимулирования к внедрению современных технических решений, объектов интеллектуальной собственности, безусловно, надо, только делать это нужно несколько тоньше, чем это было предусмотрено в законе 1991 года.

А.Касьянова (студентка 3 курса Института информационных технологий и автоматизированных систем управления): Здравствуйте, меня зовут Касьянова Ангелина, я студентка 3-го курса специальности «прикладная информатика». Я представляю проект «Новая реальность 2.0». Этот проект направлен на развитие креативных навыков среди студентов. Мы считаем, что развитие креативных навыков – это тренд в современном мире информации. Правильно взглянуть на проблему, решить её быстро и эффективно сможет далеко не каждый человек, и мы хотим помочь студентам в обучении правильному решению проблем.

Подобные проекты уже существуют в других странах мира, таких как США, Китай, Япония, при этом этот проект направлен как общенациональный, он широко поддерживается государством, есть огромные инновационные центры, которые развивают специальные навыки. На базе инвестиций этот проект существует с 2012 года. В прошлом году он был представлен в Общественную палату, где был рекомендован другим институтам страны. Нам бы хотелось узнать, как Вы относитесь к этому проекту и каким видите его развитие?

Д.Медведев: Хорошо отношусь. Что вы хотите, чтобы я ещё сказал? Это хорошая штука. Я не знаю, я пока не вижу его развития, потому что я глубоко эту ситуацию не знаю. Но то, что это позитивная история и хорошее начинание, это абсолютно точно. Если нужно что-то от нас, от власти, вы сформулируйте, мы будем стараться вам как-то помочь в этом? Договорились?

Э.Нобатов (студент 4-го курса Института экотехнологий и инжиниринга): Здравствуйте, Нобатов Эсен, 4-й курс, кафедра ТЛП (литейщик). Хотелось бы узнать, какова Ваша жизненная философия? По телевизору смотрю – Вы ходите всегда подтянутый, улыбаетесь. В чём секрет?

Д.Медведев: В этом и есть жизненная философия: ходить подтянутым и улыбаться.

Э.Нобатов: Спасибо.

Д.Медведев: Так, друзья, давайте договоримся таким образом: мы сейчас ещё один раунд пройдём, чтобы всё по-честному было, и потом вы меня отпустите, потому что меня уже ждут другие дела, ладно? Договорились.

И.Новикова (студентка 5-го курса Института экономики и управления промышленными предприятиями): Здравствуйте, меня зовут Новикова Ирина. Я студентка 1-го курса магистратуры. И у меня к Вам даже не вопрос, а просьба... Не могли бы Вы к нам ко всем подойти, чтобы сделать общую фотографию?

Д.Медведев: Да, Ирина, я с удовольствием. Вопрос только в том, каким образом мы все на ней получимся. Чтобы я вот сюда встал, что ли? Пожалуйста.

(Фотографируются)

Так, это был действительно почти не вопрос, поэтому продолжим ещё здесь общение.

С.Шестаков (студент 5-го курса Института новых материалов и нанотехнологий): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Шестаков Сергей, я студент 5-го курса МИСиС, являюсь председателем вышеупомянутой ассоциации студентов по развитию науки и образования. Я также Вас приглашаю в качестве руководителя наблюдательного совета нашей ассоциации.

И хочется немножко рассказать про сервисную модель студенческого научного общества. Сейчас мы её реализуем в шести вузах по стране, начиная от Дальнего Востока и заканчивая Петербургом, и в нашем университете (поскольку это наш вуз, нам приятнее и ближе здесь это делать). В чём она заключается? Современные студенческие научные общества – чаще всего просто конференции, и за последние 50 лет их ход не изменился, то есть как был стол, как стоял человек и рассказывал о своих достижениях, так это и осталось. Мы же сейчас стимулируем внедрение задач, которые стоят перед производством, в учебный процесс. Стола нет.

Д.Медведев: Я просто смотрю, что здесь…

С.Шестаков: В октябре у нас пройдёт кадровый форум, куда я Вас приглашаю.

Д.Медведев: Спасибо.

С.Шестаков: Здесь, в МИСиС, где будут показаны результаты того, как наши студенты решают реальные задачи, которые им ставит предприятие, закрывая свои академические задачи, такие как курсовые, дипломы и КНИР.

Д.Медведев: Можно, Сергей, я у вас спрошу одну вещь? Скажите, вообще много студентов деньги-то зарабатывают на этих предприятиях? Потому что мы их создавали когда-то, и, как сейчас помню, даже в известной степени я продавливал тогда соответствующий закон. Там было много возражений разных. Сейчас вообще работает кто-то на таких предприятиях у вас?

С.Шестаков: Есть, работают. Я сам сотрудничаю с резидентом «Сколково» как раз. Мы сейчас уже вышли на финальную стадию разработок и собираемся со следующего года уже продавать нашу технологию. Это термоэлектрическая эффективность, у нас там сплавы.

Д.Медведев: Понятно. Здесь сидят и студенты, и аспиранты, и те, кто в бакалавриате и магистратуре. Поднимите, пожалуйста, руки, кто так или иначе связан с этими предприятиями и кто там какие-то копейки хотя бы получает. Просто интересно. Не так много, как, может быть, хотелось бы…

С.Шестаков: Наша модель была представлена на «Селигере», на Всероссийском студенческом форуме, и многие студенческие научные общества хотят внедрять её в своих вузах, но, к сожалению, во многих университетах руководство вузов не идёт с ними на контакт. И мы создали ассоциацию, чтобы как-то упростить этот процесс. Скажите, пожалуйста, как можно эффективно работать в таких ситуациях?

Д.Медведев: Вот сидит Министр образования, мы ему поручим все вузы собрать здесь вместе, с тем чтобы они всё-таки работали в вашей ассоциации тоже.

С.Шестаков: Спасибо большое.

Д.Медведев: Договорились.

Е.Волкова: Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Очень приятно задавать вопрос лично, а не по электронной почте.

Д.Медведев: А вы по электронной уже задавали, да?

Е.Волкова: Нет, я хотела задать по электронной. Меня зовут Евгения, я выпускница МИСиС 2013 года. У меня вопрос такой: как Вы относитесь к частным школам, которые формируют свою систему обучения, совсем не похожую на систему школ Российской Федерации? Например, есть такая частная школа «Взмах» в Санкт-Петербурге – вероятно, Вы о ней что-то слышали. Меня эта школа вдохновляет своей креативностью и высоким уровнем профессионализма. Например, некоторые уроки для детей с пяти лет там ведут на английском языке, тем самым создавая английскую среду в России, чего так не хватает в настоящих российских школах. Большинство выпускников школы «Взмах» поступает в лучшие университеты мира. На мой взгляд, это лучший результат работы школы. Вот.

Д.Медведев: Понятно. Я вам отвечу. У меня такое отношение: во-первых, я в целом хорошо отношусь к частным школам, потому что это нормальная форма образования, и слава богу, что они в нашей стране появились. Когда я учился, никаких частных школ не было, все школы были государственные, и, наверное, это неправильно. Но школы должны быть разные: должны быть и государственные школы, которые дают полный набор образовательных услуг в соответствии со стандартом, который существует для среднего образования, должны быть и частные школы. Понимаете, ведь в конце концов сами люди должны определять, где учить своих детей. Это первое.

Д.Медведев: Я в целом хорошо отношусь к частным школам, потому что это нормальная форма образования, и слава богу, что они в нашей стране появились.Но школы должны быть разные: должны быть и государственные школы, которые дают полный набор образовательных услуг в соответствии со стандартом, который существует для среднего образования, должны быть и частные школы.

Второе. Скажем прямо, частные школы, как правило, платные, и в некоторых из них плата довольно высокая. Я не говорю, что это само по себе плохо, но это позволить себе могут не все. Ровно поэтому мы должны иметь сбалансированную систему школьного образования, которая включает в себя и то и другое.

Надо ли с пяти лет всем детям обязательно ввести занятия на английском языке, я не знаю. На самом деле языки учить очень хорошо, и действительно, чем раньше ты начинаешь, тем лучше знаешь язык. Это абсолютно очевидно. Если это школа хорошая (не скрою, не слышал этого названия, не буду врать) значит отлично, если оттуда люди поступают в ведущие университеты наши и заграничные. В общем, я выступаю за то, чтобы все школы были в нашей стране представлены – и частные, и государственные.

Д.Медведев: В отношении самой системы образования и стандартов, которые применяются. Хорошо, если в школе используются разные образовательные методики, разные дидактические приёмы, если преподают современные, интересные педагоги.

Теперь в отношении самой системы и тех стандартов, которые применяются. Понимаете, конечно, хорошо, если в школе используются разные образовательные методики, разные дидактические приёмы, если преподают современные, интересные педагоги. Это всё здорово. Это, кстати, есть и в государственной школе, и в негосударственной школе. Но всё-таки я, например, как родитель, должен понимать, какой базовый уровень получит мой сын или дочка. Иными словами, если это совсем новаторская школа, это хорошо. Но я должен понимать, что всё-таки определённый стандарт знаний по всем предметам, начиная от математики и заканчивая историей, моё чадо получит. Если я в этом не уверен – какая бы эта школа крутая ни была, сколько б там денег ни брали за образование, кто бы там на каком языке ни читал, я не уверен, что хотел бы отправить туда своего ребёнка. Кстати, в моей жизни не то чтобы такая ситуация была, но в какой-то момент я реально обсуждал, помню, со своими товарищами (они тоже родители), какой объём знаний получают наши дети, потому что их учили не так, как учили нас, и, наверное, это неплохо. Но мы не могли понять всё-таки: они базовый уровень получают, например по алгебре в 6-м классе, или нет? И вот это самое сложное при внедрении передовых образовательных технологий.

Поэтому суммирую: школы должны быть разные, но должен обязательно обеспечиваться определённый стандарт, стандарт не в преподавании, а стандарт в наборе знаний – вот это мне кажется крайне важным.

Е.Волкова: Готовы ли Вы или Ваши помощники поддерживать с наставнической точки зрения (не говоря о финансировании) начинания молодых инноваторов в области создания частных школ?

Д.Медведев: Конечно.

Е.Волкова: С наставнической. Вот просьба, потому что как раз про эти образовательные стандарты есть такой момент. Потому что я инженер, а не педагог, и моя команда педагогов хотела бы это сделать.

Д.Медведев: В школах должны появляться разные педагоги. Там должны быть не только выпускники педагогических университетов, но и выпускники классических университетов, и даже выпускники такого университета, как ваш, потому что у вас свой, уникальный взгляд на вещи, и далеко не всегда такой взгляд присутствует, например, у выпускника стандартного педагогического вуза. Поэтому я за те школы, где преподают выпускники очень разных вузов, а не только выпускники педагогических университетов.

Д.Медведев: Во-первых, готов, естественно, поддерживать, и это нужно делать, но дело не только в том, что поддерживать, а ещё и в том, чтобы в наши школы приходили разные преподаватели. Понимаете, мы исторически считали раньше, что в школах должны преподавать люди с педагогическим образованием, и действительно педагогика – это определённый набор навыков, это не только знания, допустим, в области географии, но это ещё и возможность, и желание работать с детьми, потому что это очень непростая аудитория. Но, с другой стороны, в какой-то момент (и я разговаривал и с коллегами-учителями, и с руководителями образования) все стали понимать, что в школах должны всё-таки появляться разные педагоги. Там должны быть не только выпускники педагогических университетов, но и выпускники классических университетов, и даже выпускники такого университета, как ваш, потому что у вас свой, уникальный взгляд на вещи, и далеко не всегда такой взгляд присутствует, например, у выпускника стандартного педагогического вуза. Поэтому я за те школы, где преподают выпускники очень разных вузов, а не только выпускники педагогических университетов.

К.Бояркина: Добрый день, меня зовут Карина, я студентка 4-го курса МИСиС по специальности «бизнес-информатика». Хотелось бы продолжить тему школы, и хотела бы задать вопрос. Ученики после окончания школы чаще всего не знают, в какой именно специальности они хотят себя реализовать. И так часто происходит, что после окончания университета (института) они реализуют себя совсем в другой специальности, нежели та, где они себя нашли в университете.

И вопрос такой: как, на Ваш взгляд, стоит ученикам после школы направлять себя, чтобы правильно прийти к своему будущему, чтобы они учились пять лет (или четыре года) не просто так?

Д.Медведев: Карина, у всех своя судьба. Знаете, я, когда оканчивал школу – может, я скажу сейчас не очень правильную в педагогическом плане вещь, – ещё не понимал, куда я поступать буду. Ну и ничего, поступил. Точнее, у меня была ориентация профессиональная, но она была очень разноплановая. Я просто сейчас вспоминаю: я думал о том, чтобы поступить на филологический факультет, параллельно со своими товарищами я ходил на курсы для поступления в военмех и слушал там совершенно другие вещи, понимал, что для меня это всё интересно, но сложно, тем не менее я ходил, я занимался, мы там понятно что изучали... И в конце концов я поступил на юридический факультет.

Поэтому у каждого человека свой путь. И мне кажется, нельзя своих детей с третьего класса мучить и говорить: «Ты кем будешь? Я хочу, чтобы ты инженером стал! Или юристом». Пусть человек, даже маленький человек, сам развивается и сам до этого дойдёт. У кого-то профессиональная ориентация происходит чуть раньше, человек говорит «я хочу учителем быть» или «хочу быть инженером», а кто-то думает до самого конца и выбирает. Это очень тонкий процесс, и родителям нужно себя вести крайне аккуратно, ничего не навязывать. Я своим родителям благодарен за то, что они ничего мне не навязывали, не говорили, что тебе туда нужно идти или туда поступать, притом что у меня отец, например, преподавал в технологическом институте и, наверное, каким-то образом мог бы мне помочь, чтобы я лучше подготовился как минимум к поступлению, но он ничего этого не делал. Я сам всё выбирал, и я считаю, что я всё очень правильно выбрал.

Ну что, друзья. Я могу, прежде чем вас поблагодарить, дать возможность задать ещё один вопрос, только один, и на этом мы наше общение завершим. У кого есть самый оригинальный вопрос? Сразу руки!

Хорошо, если у вас оригинальный, пожалуйста, задавайте.

О.Мансуров (студент 5-го курса Института экотехнологий и инжиниринга): Не знаю, насколько он оригинален. Меня зовут Мансуров Олег, я студент 5-го курса факультета экотехнологий и инжиниринга, также являюсь выпускником Открытого университета «Сколково», и как раз на эту тематику хотел бы задать первый вопрос.

Д.Медведев: Молодец! Уже, так сказать, освоился.

О.Мансуров: Ни для кого не секрет, что МИСиС с самого начала проектаактивно участвует в его развитии. Некоторые наши студенты и выпускники являются студентами Сколтеха, студентами Открытого университета «Сколково», также некоторые стали резидентами. Мне в прошлом году довелось поучаствовать в международной исследовательской группе, которую организовывал «СколТех» совместно с MIT (Massachusetts Institute of Technology, Массачусетский технологический институт). В ней также участвовали представители Германии, Японии и других стран. Исходя из этого, на Ваш взгляд, не является ли «Сколково» хорошим примером международного сотрудничества? И какие задачи Вы видите перед «Сколково» на 2014 год? Это первый основной. А второй: немного хотелось рассказать про внутреннюю деятельность МИСиС.

Д.Медведев: Пожалуйста.

О.Мансуров: Я с коллегами из МИСиС, МФТИ и МИФИ занялся сейчас решением одной проблемы. Она связана с дуальным образованием. Мы начали привлекать компании, чтобы они тоже участвовали в учебном процессе. Сейчас готовится образовательный стандарт, и кроме этого параллельно мы отработали технологию доработки анализа проектов в виде проектных сессий, и такие проектные сессии мы уже проводим и планируем проводить дальше. Исходя из этого, как можно, на Ваш взгляд, привлечь компании с государственным участием к нашей деятельности, чтобы мы могли студентов лучших технических вузов погружать в проекты этих компаний?

Д.Медведев: Серьёзные вопросы. По поводу «Сколково» я считаю, что это такой большой и интересный проект. Он развивается не без трудностей, и в то же время у него есть очень много положительных моментов. Основное, конечно, заключается в том, что мы создаём совершенно другую среду, современную среду для образования, с одной стороны, а с другой стороны, для создания современных видов научной продукции и последующей коммерциализации этой продукции.

Вы знаете, всегда много всяких разных рассуждений по поводу того, надо делать в этом месте, не надо, да у нас очень много центров академических и таких и сяких и университетов много хороших. Всё это правильно, но иногда нужно что-то делать заново. И вот, как мне представляется, ценность «Сколково» именно в этом и заключается, что мы всё делаем несколько на иных принципах, чем то, что у нас делалось до этого. Это не значит, что это делалось плохо, нет. Как раз очень многое и в области фундаментальной науки, и прикладной науки у нас делалось очень хорошо, но всё равно иногда нужно менять точку отчёта. И некоторые мои коллеги, в том числе даже те, которые иногда поругивают этот проект, когда я с ними в частном порядке общаюсь, говорят: «Знаете, всё правильно абсолютно, всё нужно делать в чистом поле… Вот мы, когда начинали крупный проект, ещё советский, в 1950-е годы, ничего не было – чистое поле, и Министерство обороны нам выдало участок, и в результате возник вот этот колоссальный центр…» Поэтому, мне кажется, ценность именно в том, что мы используем просто новые подходы.

Теперь в отношении государственных компаний и использования научных разработок студенческих, аспирантских, коммерциализации различных разработок. Если честно, мы всем этим последние годы только и делаем, что занимаемся. Ещё некоторое время назад наши крупные государственные компании в исследовательскую деятельность вкладывали минимальную часть бюджета. Потом в какой-то момент мне пришлось их собрать, всех руководителей наиболее крупных государственных компаний, у которых НИОКР измеряются миллиардами рублей, десятками миллиардов рублей, и сказать: «Ребята, вы должны сейчас повернуться лицом к науке, к исследованиям, к инновационной экономике и вкладывать туда деньги, потому что без этого у нашей страны нет будущего и у ваших компаний не будет развития».

И надо признаться, что, может быть, медленно, с некоторым напряжением, но эта машина всё-таки стала крутиться, и теперь практически все компании и долю НИОКР увеличили в своём бюджете, в своих инвестпланах, и создали при себе и в других местах довольно большое количество стартапов, финансируют новые проекты. Это всё стало развиваться. Может быть, мы не видим такой быстрой отдачи, но тем не менее всё это пошло.

И, конечно, очень важно, чтобы потенциальные будущие работодатели приходили в университеты. Но, насколько я знаю, в вашем университете в этом плане всё в порядке, у вас хорошие отношения с целым рядом крупных компаний, и не только с государственным участием. Вообще такого рода партнёрство с бизнесом нужно обязательно для любого университета и особенно университета, который готовит инженеров.

Ладно, дорогие коллеги, завтра Татьянин день, мы раньше его не отмечали. У вас есть возможность его отметить.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, у нас есть подарок от лица студентов МИСиС. (Студенты вручают майку и толстовку.)

Д.Медведев: Буду спортом заниматься в ваших подарках.

В общем, желаю вам хорошо отметить Татьянин день, но в то же время желаю завершить сессию как следует. Одно другому не противоречит. И хотел бы вам сказать, что на самом деле вам выпало великое счастье – учиться в очень интересное время, в то время, когда развитие чувствуется везде. И, я не скрою, с большим интересом и даже плохо скрываемым удовлетворением сегодня слышал рассказы о том, какие новые возможности появились в вашем университете, какое оборудование появилось, какие работы ведутся, в каких журналах вы публикуетесь, какие гранты вы получаете – всё это очень здорово и всё это нужно ценить. Наверное, у нас ещё полным-полно проблем и недостатков, но я вам скажу предельно откровенно: совсем недавно ничего этого, таких возможностей, не было, и то, что мы сейчас это имеем – это очень хорошо. Я уверен, что вы этим всем воспользуетесь и станете классными специалистами. Счастья вам!

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 24 января 2014 > № 991024 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 23 января 2014 > № 991015 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об итогах реализации проекта модернизации региональных систем общего образования.

Вступительное слово Дмитрия МедведеваДоклад Министра образования Дмитрия Ливанова

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта

Сообщение Министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова

Сообщение заместителя Председателя Правительства Ольги Голодец

Стенограмма:

Д.Медведев: Сегодня мы поговорим сначала о модернизации региональных систем общего образования. Мы этим занимаемся уже три года, с 2011 года процесс начался. Это часть комплексной работы по совершенствованию всей системы образования, начиная от дошкольного уровня и закачивая университетским и послевузовским образованием. Главная цель – создать условия для развития наших детей, нашей молодёжи.

Сегодня наша школа, где бы она ни находилась, должна выявлять и развивать способности учеников, чтобы они могли достойным образом конкурировать в экономике знаний, могли достигать жизненных успехов.Несмотря ни на какие проблемы, колебания в экономическом развитии, модернизация регионального образования финансировалась в этот период в полном объёме: за три года это 120 млрд рублей, а также свыше 28 млрд рублей из бюджетов субъектов, так что деньги были затрачены приличные.

Д.Медведев: Несмотря ни на какие проблемы, колебания в экономическом развитии, модернизация регионального образования финансировалась в полном объёме: за три года это 120 млрд рублей, а также свыше 28 млрд рублей из бюджетов субъектов.

Мы уделяли и уделяем внимание оснащению школ современным учебным оборудованием, в том числе компьютерами, доступом в интернет. Эта программа у нас реализована уже достаточно давно. Почти в половине российских школ также был проведён текущий ремонт помещений (порядка 21 тыс. школ), пятая часть была отремонтирована капитально. При этом особое внимание по понятным причинам мы уделяли сельским школам.В большинстве российских школ обновлено программное обеспечение и приобретены электронные образовательные ресурсы. Значительно улучшена способность интернет-трафика, а новой учебной литературой пополнились практически библиотеки всех школ.

Д.Медведев: «За счёт покупки почти 9 тыс. школьных автобусов решена проблема транспортной доступности базовых образовательных учреждений. Четверть школ сегодня осуществляет дистанционное образование для почти 70 тыс. школьников, включая детей-инвалидов».

За счёт покупки почти 9 тыс. школьных автобусов решена проблема транспортной доступности базовых образовательных учреждений. Четверть школ сегодня осуществляет дистанционное образование для почти 70 тыс. школьников, включая детей-инвалидов.

Во многом, для того чтобы добиться этих результатов, необходимо было изменить труд учителей, и то, что школа меняется, безусловно, это их заслуга в значительной степени. Их профессиональному росту и вознаграждению за труд уделялось серьёзное внимание также в программе модернизации – за время её действия две трети педагогических работников прошли повышение квалификации или профессиональную переподготовку.

Конечно, педагоги должны получать и достойную заработную плату, эта задача была поставлена (имею в виду её решение в форме доведения заработной платы до уровня средней по экономике региона), в большинстве субъектов эта задача выполнена, хотя там есть ещё на что обратить внимание и чем заниматься.Д.Медведев: «По сравнению с 2011 годом средняя зарплата учителей выросла более чем в 1,5 раза (строго говоря, в 1,7 раза)».

По сравнению с 2011 годом средняя зарплата учителей выросла более чем в 1,5 раза (строго говоря, в 1,7 раза). Конечно, это усреднённые цифры, самое главное здесь не потерять человека и обращать внимание на те регионы, где ещё не всё благополучно, – это задача и Правительства, и самих регионов. Ну и, конечно, чтобы каждый работник понимал не только механизм начисления заработной платы, но и мог планировать свой профессиональный рост.

В целом мы создали неплохую базу для дальнейшего развития российской школы. Эту работу предстоит вести властям субъектов Федерации в соответствии с утверждённым комплексом мер до 2020 года. При этом следует развивать разные формы получения образования, усиливать воспитательную составляющую, обеспечивать поддержку так называемых инклюзивных форм обучения. Всё это потребует от педагогов совершенствования их профессиональных навыков.

Мы в последнее время серьёзно занимаемся расширением сети детских садов. В ближайшее время, естественно, дети, которые ходят в детские садики, пойдут в школу, и, конечно, нам нужно решать те проблемы, которые в школе сохраняются, я имею в виду вторую и третью смену, а также вопросы строительства и оснащения всех школьных зданий по современным стандартам.Большинство школ в нашей стране были построены, как известно, в 70-х годах прошлого века. Часть из них, по сути, выслужила срок эксплуатации или требует капитального ремонта, я об этом говорил на селекторном совещании, на мероприятиях по линии «Единой России». Нам необходима программа капитального ремонта школ и, в случае необходимости, если капитальный ремонт невозможен или нецелесообразен, строительства новых школ по типовым проектам. Я предлагаю такую программу реализовать после программы по детским садам. Давайте обсудим подход и к этой программе, проведём обследование школ, посчитаем необходимые ресурсы и всё это сможем обсудить на одном из совещаний, посвящённых развитию школьного образования. Подробнее доложит Министр образования и науки.

Д.Медведев: «Нам необходима программа капитального ремонта школ и, в случае необходимости, если капитальный ремонт невозможен или нецелесообразен, строительства новых школ по типовым проектам. Я предлагаю такую программу реализовать после программы по детским садам».

Сегодня мы рассматриваем также целый ряд документов, федеральных законов, в том числе о присоединении к Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана. Мы всё-таки серьёзный игрок в этой сфере и должны иметь необходимую нормативную базу и финансировать наши мероприятия.

Также обсудим вопрос о распределении субсидий на поддержку сельского хозяйства. Субсидии мы традиционно распределяем на заседании Правительства. Они должны помочь сельхозтоваропроизводителям адаптироваться к правилам Всемирной торговой организации. В данном случае речь идёт о племенном животноводстве, выделяется порядка 3,5 млрд рублей. Поговорим, в общем, о том, что предстоит ещё сделать, для того чтобы эти субсидии работали так, как, мы считаем, они должны работать. Регионы тем более получают деньги на условиях софинансирования, Минсельхоз за этим должен следить. В то же время у части регионов есть проблема закредитованности, что также мешает реализации целого ряда аграрных проектов. Мы, собственно, к этой теме неоднократно возвращались и сегодня тоже частично об этом поговорим.

Вот, собственно, и всё, кроме того, что хотел бы сегодня также поздравить с днём рождения президента Российской академии наук Владимира Евгеньевича Фортова. Владимир Евгеньевич, мы вас сердечно поздравляем, желаем вам здоровья и успехов! Хорошо, что вы уже здесь, а не в Антарктиде, но я думаю, что это путешествие тоже, кстати, такой небольшой подарок к дню рождения. Это на самом деле очень интересно. Желаем вам успехов.

Пожалуйста, проект модернизации региональных систем общего образования – Дмитрий Викторович Ливанов.

Д.Ливанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Инвестиции в образование не одномоментно приводят к повышению его качества, это известный факт. Соответственно и полная оценка образовательных и социальных эффектов проекта модернизации общего образования, который осуществлялся в 2011, 2012 и 2013 годах, ещё впереди, но уже сегодня можно заявить, что позитивные результаты проекта очевидны. Мы видим его влияние на школу и на общество в целом. Произошло значительное преодоление накапливавшихся десятилетиями инфраструктурных проблем нашей школы. Важно отметить, что это преодоление произошло не только за счёт финансовых ресурсов, выделенных на проект, но и прежде всего за счёт системы содержательных ориентиров и механизмов, выстроенных на предыдущих этапах нашей работы. Я имею в виду национальный приоритетный проект «Образование», инициативу «Наша новая школа», принятые федеральные государственные образовательные стандарты нового поколения, новый закон «Об образовании».Д.Ливанов: «Общий объём финансирования проекта из федерального бюджета за три года составил 120 млрд рублей, 20, 60 и 40 соответственно в 2011, 2012 и 2013 годах, региональное софинансирование – около 30 млрд рублей».

Позвольте начать с финансовой составляющей. Общий объём финансирования проекта из федерального бюджета за три года составил 120 млрд рублей, 20, 60 и 40 соответственно в 2011, 2012 и 2013 годах, региональное софинансирование – около 30 млрд рублей. Таким образом, только прямые инвестиции в проект составили около 150 млрд. Финансирование по проекту было предусмотрено по следующим направлениям: приобретение оборудования, приобретение транспортных средств для перевозки обучающихся, пополнение фондов школьных библиотек, повышение квалификации, профессиональная переподготовка педагогических работников, организация дистанционного обучения, проведение капитального и текущего ремонтов и реконструкция образовательных учреждений, осуществление мер, направленных на энергосбережение в системе общего образования.

Хочу обратить особое внимание на то, что главный акцент в проекте был сделан на сельские школы. При определении размера субсидии по субъектам Российской Федерации численность школьников в сельской местности учитывалась с удвоенным коэффициентом. В итоге около половины средств, почти 60 млрд рублей, из федерального бюджета направлено именно на поддержку сельских школ, хотя там обучается примерно 26% наших школьников – 3,5 млн из 13,5 млн обучающихся всего.

В начале реализации проекта МРСО перед нами стояло пять основных задач – это серьёзное повышение зарплаты учителей; привлечение молодых учителей в систему общего образования; обеспечение инфраструктурных условий для введения новых федеральных образовательных стандартов; оптимизация сети образовательных организаций, создание базовых школ и филиалов; и, наконец, пятое – развитие в школах информационных технологий.

Д.Ливанов: «В итоге около половины средств, почти 60 млрд рублей, из федерального бюджета направлено именно на поддержку сельских школ, хотя там обучается примерно 26% наших школьников – 3,5 млн из 13,5 млн обучающихся всего».

Мы отдавали себе отчёт в масштабности и сложности этих задач, тем более что решение некоторых из них, например, привлечение в систему образования молодых учителей, требовало не только финансирования, но и изменения такого фактора, как мировоззренческий, серьёзного изменения отношения общества в целом к профессии педагога. Могу сегодня сказать, что все задачи проекта решены.

В начале реализации проекта средняя заработная плата учителей составляла 15,9 тыс. рублей, это было примерно 70% от средней заработной платы по экономике России. Сегодня заработная плата учителей превышает 28 тыс. рублей, это 95% от средней заработной платы в нашей стране. Таким образом, прирост заработной платы учителей за 2,5 года реализации проекта составил более 76%. Это действительно беспрецедентно высокие цифры.

Хочу отметить, что в 51 регионе России средняя заработная плата педагогов общего образования не только достигла, но и превысила среднюю по региону. Лучшие показатели здесь в пяти субъектах Российской Федерации: Хабаровский край – 113%, Тверская область, Ставропольский край, Кабардино-Балкария – по 111%, Ямало-Ненецкий автономный округ – 110%. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить глав этих регионов за внимание к учителям, к основному кадровому ресурсу системы образования.

Д.Ливанов: «В начале реализации проекта средняя заработная плата учителей составляла 15,9 тыс. рублей, это было примерно 70% от средней заработной платы по экономике России. Сегодня заработная плата учителей превышает 28 тыс. рублей, это 95% от средней заработной платы в нашей стране. Таким образом, прирост заработной платы учителей за 2,5 года реализации проекта составил более 76%. Это действительно беспрецедентно высокие цифры».

Повышение заработной платы реально повысило общественный экономический статус учителей, изменило их социальное самочувствие, позволило привлечь в школу молодёжь. Доля молодых учителей со стажем до пяти лет выросла с 8 до 13%. За два последних года число молодых учителей в школе увеличилось на 20 тыс., составило всего 80 тыс. Растёт востребованность программ педагогического образования у абитуриентов вузов. Средний балл по результатам единого государственного экзамена тех, кто поступает именно на педагогические направления, в 2013 году вырос на 7%. Это рост, который превышает рост по всем другим направлениям и специальностям подготовки.

Мы очень серьёзно продвинулись в обеспечении условий для реализации в школах новых современных федеральных государственных образовательных стандартов. Приведу несколько цифр, демонстрирующих количественные результаты проекта. Приобретено более 66 млн единиц учебной литературы, пополнен фонд более чем 94% школ. Осуществлены ремонты: текущий – более чем в 20 тыс. школ, капитальный – более чем в 9 тыс. школ. Почти 98% из числа общеобразовательных организаций, имеющих соответствующие технические возможности, в том числе почти 18 тыс. сельских школ (это две трети от их общего числа), оборудовано системами канализации и тёплыми туалетами. Если в 2011 году в современных условиях обучались 8,3 млн школьников, то в 2013 году – 10,1 млн ребят. Это две трети от общей численности обучающихся. Таким образом, благодаря проекту прямо были созданы современные условия обучения ещё для 2 млн наших детей.

Д.Ливанов: «Приобретено более 66 млн единиц учебной литературы, пополнен фонд более чем 94% школ. Осуществлены ремонты: текущий – более чем в 20 тыс. школ, капитальный – более чем в 9 тыс. школ. Почти 98% из числа общеобразовательных организаций, имеющих соответствующие технические возможности, в том числе почти 18 тыс. сельских школ (это две трети от их общего числа), оборудовано системами канализации и тёплыми туалетами».

Приобретено оборудование – учебно-лабораторное, компьютерное, спортивное, медицинское, оборудование для школьных столовых. Всё это существенно улучшило как условия обучения, так и организацию, и качество питания, обеспечило выполнение требований к санитарно-бытовым условиям обучения и охране здоровья учеников. 726 тыс. педагогов, в том числе все учителя начальной школы, повысили квалификацию, прошли профессиональную переподготовку для работы по новым образовательным стандартам. За три года почти половина педагогических работников, а это 486 тыс. человек, прошли аттестацию с получением или подтверждением первой и высшей квалификационной категории. Приобретено свыше 9 тыс. транспортных средств для подвоза детей, большинство, конечно, для сельских школ – 7,5 тыс. В результате все сельские базовые школы обеспечены транспортными средствами для подвоза детей.

Здесь важно отметить, что структурирование сети сельских школ, создание базовых школ (а это школы с наилучшими условиями обучения) сделало обучение доступным для всех детей из ближайших населённых пунктов, а старшеклассникам дополнительно предоставило возможность выбора индивидуальной образовательной траектории.

Модернизация образования невозможна без современных информационных технологий, и этот посыл был также одной из важнейших целей проекта. Хочу сообщить, что к концу реализации проекта, к концу 2013 года, более 98% школ имеют устойчивую интернет-связь, а в почти половине школ, ранее имевших интернет, пропускная способность трафика значительно ускорена. Почти 30 тыс. школ обновили программное обеспечение, приобрели современные электронные образовательные ресурсы, благодаря этому мы на 40% увеличили количество школ, осуществляющих дистанционное обучение, и сегодня его используют более 70 тыс. школьников. Таким образом, доступность общего образования для всех детей выросла.

Особенно хочу отметить, что всем без исключения детям-инвалидам, которые учатся на дому, обеспечены условия для полноценного обучения в дистанционной форме. Мы также расширили условия для обучения одарённых детей, которые обучаются по индивидуальному плану, а также для сельских школьников, старшеклассников, которые желают в старшей школе получить профильное обучение.

Д.Ливанов: «Почти 30 тыс. школ обновили программное обеспечение, приобрели современные электронные образовательные ресурсы, благодаря этому мы на 40% увеличили количество школ, осуществляющих дистанционное обучение, и сегодня его используют более 70 тыс. школьников».

Приведённые количественные и качественные показатели – это не просто цифры и факты исполнения проекта, это свидетельства реального инфраструктурного рывка в нашей школе и, как следствие, серьёзного повышения уровня общего образования.

Главный результат проекта, таким образом, – это именно повышение качества обучения, качества условий образования, качества труда педагогов и качества учебных результатов школьников.

Обращаю особое внимание на то, что проект привёл и к позитивным социальным изменениям. Повышение заработной платы учителям сделало возможной реализацию масштабной программы льготной ипотеки для молодых учителей. Если в 2012 году участников этой программы было всего 2,5 тыс., то в 2013 году – уже более 7 тыс.

Другим важным позитивным социальным следствием проекта стала модернизация социальной инфраструктуры села. Проект стал инструментом повышения качества жизни людей за счёт развития сопутствующих сфер экономической занятости населения, распространения различных услуг. Кроме этого важно отметить, что в некоторых регионах уже сама удовлетворённость условиями обучения детей стала важной компонентой повышения качества жизни.

Ещё один немаловажный фактор, ставший результатом проекта, – это активизация не только учебной, но и внеучебной работы школьников, коллективных, творческих и социально ориентированных дел, что в свою очередь повлекло за собой постановку и решение новой задачи – расширение воспитательной компоненты в работе наших школ.

Достижение позитивных системных эффектов в нашей системе образования подтверждают и международные сравнительные исследования качества образования. Так, в международном исследовании TIMSS, где проверяется компетенция обучающихся по предметам «Математика» и «Естественные науки», результаты российских школьников существенно превышают средние международные показатели. Например, в ходе последнего такого исследования в 2012 году Россия продемонстрировала максимальный среди всех стран рост результатов по математике в 8-м классе. Среди 42 стран-участников (а участвуют все ведущие страны), мы занимаем по математике 6-е место, по естественным наукам – 7-е место. В другом исследовании PIRLS, где оценивается способность выпускников начальной школы читать и понимать тексты, мы в 2001 году занимали 12-е место из 35 стран (мы тогда только начали участвовать в этом исследовании), а в 2012 году – уже 2-е место среди 45 стран.

Серьёзный прогресс, хотя пока недостаточный, продемонстрировали мы в результатах международного исследования PISA. Оно проверяет способность школьников использовать приобретённые компетенции во внеучебных ситуациях. Переход на новый современный образовательный стандарт основной и старшей школы поможет нам существенно продвинуться вперёд и в этом направлении.

Д.Ливанов: «Позитивные изменения условий образования для наших детей, возникающая удовлетворённость этими изменениями в обществе подтверждается результатами последних опросов общественного мнения. По социологическим исследованиям, свыше 75% обучающихся и более 65% учителей высоко оценивают происходящие изменения, поддерживают их».

Позитивные изменения условий образования для наших детей, возникающая удовлетворённость этими изменениями в обществе подтверждается результатами последних опросов общественного мнения. По социологическим исследованиям, свыше 75% обучающихся и более 65% учителей высоко оценивают происходящие изменения, поддерживают их. Согласно опросу ВЦИОМа, проведённому в декабре 2013 года, наши граждане довольны обеспеченностью школ современным оборудованием, предметными кабинетами, компьютерами, возможностью быть в курсе жизни школы посредством мобильной связи и интернета. В целом 56% опрошенных поддерживает вектор развития, выбранный Министерством образования и науки, и полагает, что заявленные идеи и цели благоприятны для образования в России.Уважаемые коллеги! Несмотря на то что этап финансирования проекта по модернизации общего образования из средств федерального бюджета завершён, сам проект продолжается до 2020 года.

Несмотря на очевидные позитивные достижения, у нас есть и проблемы, связанные с всё ещё недостаточным соответствием школьной инфраструктуры для введения новых федеральных образовательных стандартов в основной и старшей школе. Эти проблемы являются особо острыми в связи с демографическими процессами, происходящими в России. В настоящее время растёт потребность в дополнительных местах в школах. К 2020–2021 учебному году численность школьников возрастёт ещё примерно на 2,5 млн человек, притом что уже сейчас 10 686 школ (а это почти четверть) вынуждены вести обучение в две, а иногда и в три смены. В таких условиях сегодня обучается свыше 1,8 млн детей, а обучение в две, тем более в три смены несовместимо с применением стандартов общего образования нового поколения.

Кроме того, в регионах сохраняются здания школ, спроектированные и построенные ещё в середине прошлого века, иногда и существенно раньше. Естественно, они не отвечают возросшим требованиям к качеству обучения и целому ряду критериев комфорта и безопасности. На 1 января этого года 633 школьных здания находятся в аварийном состоянии и ещё свыше 8 тыс. зданий требуют капитального ремонта. 5,4 тыс. зданий сельских школ всё ещё пока не соответствуют современным санитарным требованиям.

В связи с этим на следующих этапах реализации проекта мы будем уделять особое внимание решению следующих задач: первая – это модернизация инфраструктур общего образования, о чём Вы сказали, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове, включая строительство и реконструкцию зданий школ в соответствии с требованиями к современным условиям обучения. Нам необходимо обеспечить функциональную гибкость помещений, позволяющую их использовать для разных видов деятельности и возрастов. Предстоит гарантировать не только удовлетворительный средний уровень инфраструктуры школ, но и достижение базового, то есть необходимого для новых стандартов уровня инфраструктуры в каждой российской школе.

Д.Ливанов: «В настоящее время растёт потребность в дополнительных местах в школах. К 2020–2021 учебному году численность школьников возрастёт ещё примерно на 2,5 млн человек, притом что уже сейчас 10 686 школ (а это почти четверть) вынуждены вести обучение в две, а иногда и в три смены».

Кроме того, для нас принципиально важно обеспечить неформальное и глубокое внедрение новых стандартов образования и нового стандарта профессиональной деятельности педагогов. Необходимо сформировать национальную систему оценки качества образования, сочетающую объективную внешнюю оценку с рефлексивными механизмами изменения в самой системе образования.

Наконец, необходимо обеспечить постоянное подтягивание инфраструктуры школ к новым стандартам и технологиям образования. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Как и принято у нас, обычно просим регионы тоже охарактеризовать ситуацию. Сегодня в этом качестве Хабаровский край. Вячеслав Иванович Шпорт, прошу вас.

В.Шпорт: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Во-первых, пользуясь случаем, что здесь весь кабинет министров, позвольте мне выразить всем министрам, всему кабинету, возглавляемому Вами, слова благодарности от жителей края за оказанную и оказываемую поддержку в ликвидации крупномасштабного наводнения, которое прошло на территории края. После Вашего посещения города Комсомольска все поручения, которые Вы дали, выполнены на сегодня. 20 января в школе №13, которая наиболее пострадала в крае, прошла линейка, и сегодня приступили к занятиям дети, которые были разбросаны по всем школам.Д.Медведев: Слава богу.

В.Шпорт: Теперь по теме. У нас в Хабаровском крае отрасль образования является приоритетной, и консолидированный бюджет отрасли составляет 30 млрд рублей. Это треть бюджета Хабаровского края. Всего в крае 408 школ, 131 тыс. школьников, 10,5 тыс. педагогов. Половина школ в крае – это сельские школы. Федеральный проект модернизации системы общего образования позволил нам сделать существенный прорыв в создании современных условий обучения, повышении заработной платы и квалификации учителей, и как результат – улучшение качества общего образования.

В.Шпорт: «Начиная с 2011 года по проекту модернизации и далее в рамках исполнения указов Президента из краевого бюджета дополнительно выделено 5,3 млрд рублей на повышение заработной платы педагогических работников, в том числе учителей. Заработная плата педагогических работников школ за три года выросла в 2 раза. За 2013 год она составила 38 тыс. рублей, что превышает уровень средней заработной платы по экономике в крае на 12%».

За три года Хабаровский край получил из федерального бюджета 1 млрд 336 млн рублей, это очень серьёзная финансовая поддержка. В свою очередь усилия края были направлены на то, чтобы в максимальной степени повысить статус учителя, улучшить его социальное самочувствие. Начиная с 2011 года по проекту модернизации и далее в рамках исполнения указов Президента из краевого бюджета дополнительно выделено 5,3 млрд рублей на повышение заработной платы педагогических работников, в том числе учителей. Заработная плата педагогических работников школ за три года выросла в 2 раза. За 2013 год она составила 38 тыс. рублей, что превышает уровень средней заработной платы по экономике в крае на 12% (по экономике – 34 тыс.). Повышение заработной платы положило начало качественным изменениям в кадровом корпусе педагогов.Помимо федеральных мер поддержки в крае показали свою эффективность программа сберегательного капитала для педагогов, работающих в труднодоступных и отдалённых школах, 35-процентная надбавка молодым специалистам, доплата за высшую квалификацию (категорию) в размере 7 тыс. рублей и другие. В школу начала приходить и оставаться в ней работать молодёжь, это очень важно для нас. На сегодня почти четверть школьных педагогов – молодые люди в возрасте до 35 лет.

Важнейшей задачей для нас является создание современных условий для обучения детей, включая меры по благоустройству и оснащению школ. Оснащение школ позволило нам перейти на новый качественный уровень обучения, успешно вводить в школах новые государственные образовательные стандарты, реализовывать профильное обучение, создавать новые модели школ (школы возрастных ступеней, цифровые школы, школы полного дня), социокультурные центры.

В Хабаровском крае по сравнению с 2010 годом количество 100-балльных результатов ЕГЭ увеличилось в 12 раз (в 2013 году – 47 человек). В 2 раза выросла доля выпускников, получивших 80 и более баллов по всем учебным предметам. Как результат, возросла удовлетворённость населения работой системы общего образования Хабаровского края, и сегодня она составляет 65%. В крае активно проводится работа по созданию условий для того, чтобы образование было ориентировано на экономику края, чтобы молодёжь оставалась жить и работать на территории Хабаровского края.

В.Шпорт: «В строительство объектов образования за пять лет вложено 5,5 млрд рублей из консолидированного бюджета края. Построено взамен ветхих семь школ, ведётся строительство ещё двух современных школ с современными технологиями и пришкольного интерната. Планируется в ближайшие три-пять лет заменить ещё 11 ветхих школ».

В строительство объектов образования за пять лет вложено 5,5 млрд рублей из консолидированного бюджета края. Построено взамен ветхих семь школ, ведётся строительство ещё двух современных школ с современными технологиями и пришкольного интерната. Планируется в ближайшие три-пять лет заменить ещё 11 ветхих школ. По предварительным расчётам, на это потребуется примерно 2,6 млрд рублей. Конечно, пять лет – это срок не быстрый, долгий для замены ветхих зданий, и здесь нам без федеральной поддержки будет сложно обойтись.У нас на федеральном уровне, Дмитрий Анатольевич, действовал проект по капитальному ремонту школ на условиях софинансирования. Он был очень эффективен. Сегодня требуется не только капитальный ремонт, но и замена школ, которые (было отмечено в докладе) ещё с прошлого века, устаревшие, ветхие и так далее. Есть предложение – рассмотреть возможность распространения действия такого же механизма софинансирования данного проекта по строительству новых школ с современными условиями. Я думаю, это будет способствовать, и регионы быстрее завершат этот процесс. Доклад окончен. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Вячеслав Иванович. Хорошо, что школы восстановили практически все, в том числе ту, где мы с вами были тогда. Что касается проекта по капитальному ремонту школ и частичному строительству новых, как я и сказал во вступительном слове, я считаю, что это действительно необходимое дело, но, наверное, мы к нему приступим не сию секунду, потому что у нас есть определённые планы, есть финансы под это. Но через некоторое время, видимо, к этому придётся приступить именно как к общегосударственному проекту, потому что с капитальным ремонтом школ ситуация плохая. Нам нужно оценить наши потребности, количество школ, которые требуют капитального ремонта по всей стране, естественно, финансовые затраты, подумать о режиме софинансирования. Всё это мы обсудим на совещании и окончательное решение примем.

Спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что-то сказать? Прошу вас.

Н.Никифоров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Дмитрий Анатольевич, и Вы в своём выступлении отметили, что за последние годы удалось добиться серьёзного улучшения подключения школ к сети Интернет, повысилась скорость, и министр также в докладе отразил, что нашим приоритетом являются сельские школы, им нужно уделить наибольшее внимание. Хочу доложить, что Минкомсвязь России совместно с коллегами из Государственной Думы, Совета Федерации завершили формирование того пакета (законопроекты, подзаконные акты) относительно реформы в части широкополосного доступа. В течение ближайших лет мы обеспечим подключение всех населённых пунктов от 250 жителей и более по высокоскоростным каналам связи. Очевидно, что во всех этих населённых пунктах или в большинстве из них есть те самые школы, о которых мы говорили сегодня.

Исходя из поставленной задачи, считаем нужным, может быть, в проекте решения отразить необходимость приоритетного подключения этих объектов как социально значимых для реализации всех тех компонентов программы развития школьного образования, именно школ в этих населённых пунктах.

Также важно посмотреть (думаю, что коллега-министр поддержит это) совместное предложение Минобрнауки и Минкомсвязи относительно оплаты этого скоростного подключения для таких малых школ. Дело в том, что эта услуга будет новая, скоростная, и это тоже потребует определённых средств. Мы должны посмотреть тарифы, насколько они умещаются в существующие бюджеты, провести работу с операторами связи. Уверен, что такое поручение позволит нам уже в ближайшие два-три года значительно увеличить количество школ, подключённых именно по волоконно-оптическим линиям связи на высокой скорости. Это откроет и дистанционное образование, и позволит контролировать качество образования, и вообще это будет действительно новая, современная школа с современными услугами связи, поэтому прошу поддержать и такое совместное поручение нам дать.

Д.Медведев: Хорошо. Я думаю, что это было бы неплохо в качестве продолжения программы по улучшению интернет-трафика и в целом компьютеризации школ. Пожалуйста, у кого ещё какие соображения? Пожалуйста, Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец).О.Голодец: Замечательный проект, который мы сегодня обсуждаем, привёл к изменению облика школы и места школы в муниципалитете, районе, регионе. И, Дмитрий Анатольевич, во исполнение Вашего поручения… От имени «Единой России» я напомню, что мы на этот год разработали программу и также приступаем к её реализации – это развитие спортивного ядра на базе школ, причём с акцентом именно на сельские школы. Сегодня к школьному образованию у нас также тяготеют проекты дополнительного образования, поскольку школы превращаются в такие серьёзные образовательные центры (у нас намечается и тенденция привязки дошкольного образования к школьному образованию), то есть сегодня школа рассматривается как место пребывания ребёнка, получается, практически весь день. Поэтому мы сегодня думаем и о возможностях дополнительного образования в спортивных школах, а также о дополнительном музыкальном образовании, хореографическом образовании. То есть сегодня учреждения дополнительного образования также тяготеют к школьной инфраструктуре, и это мы тоже должны учитывать в новых проектах и новых подходах.

Д.Медведев: Спасибо. Есть ещё дополнения к проекту решения? Нет? Хорошо. Тогда давайте примем проект по первому вопросу и продолжим работу над модернизацией региональных систем общего образования так, как было доложено нам министром.

Россия. ДФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 23 января 2014 > № 991015 Дмитрий Медведев


США. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 22 января 2014 > № 991014 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телекомпании CNN.

Дмитрий Медведев ответил на вопросы ведущей авторской программы телекомпании CNN Кристиан Аманпур.

Об Олимпиаде в СочиОб урегулировании ситуации в Сирии

О российской экономике

К.Аманпур (как переведено): Позвольте мне начать с вопроса об Олимпиаде в Сочи. Это предмет огромной гордости для России и время больших надежд для спортсменов всего мира. Тем не менее, по заявлениям Правительства и спецслужб, есть серьёзная угроза безопасности на Играх. Вы не могли бы рассказать подробнее об этой угрозе? Насколько велик риск?

Д.Медведев: Добрый день. Вы правильно сказали, что это действительно большое событие для нашей страны и всего мира. Олимпиада – это всегда большой спортивный праздник. Мы ожидаем приезда большого количества гостей: и наших граждан, и иностранцев, для того чтобы они могли посмотреть Олимпийские игры. В общей сложности продано 1,2 млн билетов – это большая цифра для зимней Олимпиады. А с использованием телевизионных возможностей за Олимпиадой будет следить 3 млрд человек, так что это большой спортивный праздник, и, конечно, мы сделаем всё для того, чтобы он удался. Все работы завершены, все спортивные объекты готовы, всё получилось так, как мы планировали, несмотря на то, что это был сложный, долгий процесс.Что касается угроз: угрозы на общественных мероприятиях присутствуют всегда, и не только в нашей стране. Но в нашей стране они имеют определённую природу. Конечно, мы это учитывали и учитываем при подготовке к Олимпиаде. Речь идёт и об обычной полицейской мобилизации, о том, чтобы за проведением Игр наблюдало большое количество сотрудников полиции, в необходимых случаях будут привлекаться и другие силы.

Также, это контроль за самими объектами в процессе их строительства. Всё это было заложено с самого начала, мы смотрели за тем, что, кем и как строится.

Наконец, это общая кооперация, которая должна быть при таких мероприятиях, потому что, к сожалению, примеров в истории действительно было много разных. Мы рассчитываем на то, что при проведении этой Олимпиады мы будем сотрудничать с нашими партнёрами, кстати сказать, и с американскими партнёрами, с которыми есть соответствующие соглашения, для того чтобы предотвратить те угрозы, которые могли бы возникнуть. Но в целом, я уверен, всё будет в порядке, эти Олимпийские игры пройдут на превосходном уровне. Мы всех приглашаем смотреть Олимпийские игры, а тех, кто купил билет: приехать в Россию и увидеть всё вживую.

К.Аманпур: Тогда буду конкретнее. Российские спецслужбы и Правительство разослали предупреждение о так называемой «чёрной вдове», которая, вероятно, проникла через стальное кольцо безопасности вокруг Сочи. Персоналу гостиниц даны указания быть начеку, чтобы не пропустить её появление. Власти распространили листовки и постеры с её изображением. Учитывая объём ресурсов, брошенных на обеспечение безопасности, какова вероятность, что это могло бы случиться перед самыми Играми?

Д.Медведев: Если бы мы рассчитывали только на те меры безопасности, которые принимаются сегодня - это было бы неправильно. Вы знаете, у нас идёт очень жёсткая борьба с терроризмом. Это, к сожалению, реалии нашей жизни, поэтому те угрозы, в том числе и упомянутые вами, которые существуют, возникают не только в контексте, скажем так, Олимпийских игр – мы боремся с ними постоянно. Где-то эти меры дают свой результат, где-то, к сожалению, они не всегда приводят к тому результату, на который мы рассчитываем, но борьба всё равно будет продолжена вне контекста Олимпийских игр. Я хотел бы, чтобы это тоже понималось и нашими иностранными коллегами, и, естественно, гражданами России.

К.Аманпур: Как Вы знаете, некоторые спортсмены из других стран уже выразили свое беспокойство. Они видели видеозапись и предупреждение джихадистов, которые сказали, что если вы будете проводить Олимпиаду, то получите «подарок». Их это очень беспокоит. Один американский сенатор даже выступил на CNN с предупреждением для американских спортсменов и призвал их отказаться от поездки в Сочи. Это наверняка очень волнует и Вас. Вы боитесь, что кто-то из участников просто не приедет?

Д.Медведев: Я думаю, если говорить предельно откровенно, что угроз на сочинской Олимпиаде не больше, чем было на Олимпийских играх в других местах. Мир глобален. Мы знаем, какие печальные события происходили в других странах, в том числе и в Соединённых Штатах Америки, на спортивных состязаниях, поэтому говорить о том, что сегодня все угрозы концентрируются вокруг Сочи, было бы несправедливо и неправильно.

К.Аманпур: Вы имеете в виду Бостонский марафон?

Д.Медведев: Да, именно Бостонский марафон я и имею в виду. Поэтому считать, что в настоящий момент есть какие-то специальные, особые угрозы для американских атлетов, неверно. Но любой человек, любой сенатор, имеет право на свою позицию. Мы абсолютно уверены, что сможем защитить всех спортсменов, которые прибудут на Олимпиаду, и, ещё раз говорю, постараемся провести Олимпийские игры очень хорошо.

К.Аманпур: Удивительно, но некоторые спортсмены едут с собственной охраной. США, естественно, держат наготове военные корабли и самолёты, готовят целый план по эвакуации на тот случай, если что-то пойдёт не так и возникнет опасность. Глава специального комитета по разведке при Палате представителей США, конгрессмен Роджерс сказал в интервью CNN: «Они, русские, не дают нам полной картины возможной опасности». Кого нам следует опасаться? Готовят ли новые теракты террористические группы, которым удавалось осуществить свои планы в прошлом? Почему США считают, что Россия недостаточно сотрудничает? Это правда?Д.Медведев: Я считаю, что у нас неплохая кооперация между специальными службами России и Америки по этому вопросу. Это, кстати, мы доказывали в самых разных ситуациях – и, к сожалению, после террористических актов в наших странах, и в процессе нашего сотрудничества по Афганистану, и в целом ряде других мест.

Но я считаю, что вообще такого рода рассуждения – это скорее попытка отвлечь людей от текущей ситуации внутри страны. Потому что, я думаю, в нынешнем мире, в условиях глобальных угроз безопасности и законодатели, и исполнительная власть, прежде всего, должны заниматься своими угрозами, а не рассуждать на тему угроз, существующих в других государствах. Этим нужно заниматься всем, в том числе и законодателям Соединённых Штатов Америки, а нам, безусловно, заниматься своими угрозами, и мы это делаем.

К.Аманпур: То есть Вы подтверждаете для Соединённых Штатов, что готовы сотрудничать в полной мере?

Д.Медведев: Не бывает ситуаций, когда нечего совершенствовать. Конечно, мы считаем, что наша кооперация может быть и лучше – наверное, это так. Но, в целом, кооперация между спецслужбами, между ФБР, с одной стороны, и ФСБ, с другой, в настоящий момент на хорошем уровне, особенно по вопросам Олимпиады. Я считаю, что эти контакты помогают нам в решении целого ряда внутренних задач – помогают и нам, и американцам. И конечно, эта кооперация, я уверен, будет на хорошем уровне в период проведения Олимпиады.

Можно ли здесь что-то совершенствовать – я уверен, что можно, потому что применительно к сотрудничеству спецслужб есть два момента, о которых всегда нужно помнить. Во-первых, всё-таки у каждой национальной спецслужбы есть свои задачи, это очевидно абсолютно. И второе: чем чаще происходит такая кооперация, тем больше уровень доверия. И поэтому масштабные совместные операции, решение каких-то общих задач – или на территории наших стран, или на территории третьих стран – это поднимает дух доверия, и я надеюсь, что и Олимпийские игры этому будут способствовать. Потому что уж где-где, как не здесь, нашим спецслужбам сотрудничать, потому что это общее мероприятие. По сути, это ведь не российская Олимпиада, это мировая Олимпиада, и гости там будут из разных стран, в том числе и американцы. И мы всех ждём.

К.Аманпур: Что касается чеченского террориста Доку Умарова, нет даже точной информации о том, жив он или мёртв. Какие сведения доступны Вам? Он жив или мёртв?

Д.Медведев: Я думаю, что до тех пор, пока не предъявлены доказательства смерти того или иного террориста (я не хочу никакие фамилии произносить), спецслужбы должны числить его живым. Если же предъявлены такие доказательства, тогда этот террорист должен быть вычеркнут из списка живущих.

К.Аманпур: Я ещё вернусь к другим аспектам проведения Игр, а сейчас хотела бы коснуться другого очень важного события, а именно предстоящей мирной конференции «Женева-2», которая пытается разрешить сирийский кризис. За последние три года в Сирии погибло более сотни тысяч человек. Люди голодают. Складывается ощущение, что ситуацию разрешить невозможно. Какие надежды именно Вы связываете с проведением Женевской конференции? Как Вы считаете, смогут ли участники прийти к какому-то решению?

Д.Медведев: У меня умеренно оптимистические ожидания от этого события. Не скрою, я внимательнейшим образом наблюдаю за тем, что происходит в Сирии, и начал это делать ещё в тот период, когда работал Президентом. Потому что по нашей Конституции у нас именно Президент отвечает за внешнюю политику.Я отлично помню, как во время саммита «восьмёрки», который проходил в 2011 году, эта проблема впервые стала обсуждаться. И тогда я сказал, что, по моему мнению, не должно быть никакого силового сценария решения сирийской проблемы. Равно как и всякого рода санкции, которые до этого использовались в отношении других стран, не приведут ни к какому результату. Я считаю, что последующее развитие событий доказало это со всей очевидностью. Первое: та проблема, которая существует в Сирии, это внутрисирийская проблема. Это не проблема Российской Федерации, это не проблема Соединённых Штатов Америки, это не проблема Ирана, это не проблема Саудовской Аравии, и это даже не в полной степени проблема арабского мира, хотя, конечно, это имеет отношение к ситуации на Ближнем Востоке.

На мой взгляд, корень этой проблемы лежит в самой Сирии и заключается во внутрисирийском урегулировании. Но это как раз и есть самое сложное. Иногда ситуацию в Сирии принято упрощать. Она выглядит как конфликт между тоталитарным режимом, жёстким режимом, который ассоциируется с президентом Асадом, с одной стороны, и неким набором гражданских сил, которые вступили с ним в конфликт.

Но это не так, мы с вами это прекрасно понимаем. Сирия – очень сложная, многоконфессиональная страна, и если разрушить тот баланс, который там формировался десятилетиями, мы получим общество, которое воюет друг с другом.

Симптомы этого мы видим уже сейчас, когда происходит столкновение между суннитами и шиитами. При этом общество было выстроено исходя из того, что ключевые позиции в нём занимали алавиты. Есть христиане, есть друзы. Этот очень сложный полиэтнический, многоконфессиональный котёл, который создавался на протяжении десятилетий, сейчас начал кипеть.

Задача международного сообщества заключается в том, чтобы помочь этому процессу – процессу восстановления национального урегулирования. Если нам это удастся, то тогда получится и «Женева-2».

Но это ещё достаточно большой путь. И последнее, что мне хотелось бы отметить применительно к этому: в урегулировании должны участвовать все заинтересованные страны, все страны, которые, так или иначе, являются либо соседями, либо партнёрами Сирии и других сил, имеющих ключевые позиции на Ближнем Востоке.

Почему я об этом говорю? То, что произошло с отзывом приглашения для Ирана, мне представляется абсолютно недопустимой вещью. Неужели кто-то думает, что сирийскую проблему можно серьёзно обсуждать без учёта иранского фактора? Безусловно, всё это должно учитываться. Но когда международное сообщество или Организация Объединённых Наций сначала посылает приглашение, потом отзывает его, это непоследовательно и не способствует достижению результата.

К.Аманпур: Прошу прощения, господин премьер-министр, всё происходящее наводит меня на мысль о том, что международное сообщество просто парализовано. Никто не понимает, что делать. Запад и другие арабские страны предпринимали какие-то попытки, но не вмешивались напрямую. Госсекретарь Керри недавно сказал, что Сирия в наши дни сильнее всех притягивает терроризм. Многие говорят, причиной этому то, что страна в последние три года буквально загнивала. Президент Асад всё время говорит о борьбе с терроризмом, и Вы также очень обеспокоены террористической угрозой. Но неужели Вы не допускаете, что режим Асада уничтожил слишком много людей? Неужели Вам не кажется, что уже пора прекратить это? И никто ничего не делает.

Д.Медведев: Проблема заключается в том, что в Сирии, к сожалению, по сути, идёт гражданская война. Кто в этом виноват? На мой взгляд, в этом виноваты все силы, которые существуют на территории Сирии, которые пытаются на этот процесс влиять. Я не идеализирую Асада, и, кстати, и мною когда-то, и Президентом Путиным, говорилось о том, что Асад не относится к числу наших стратегических партнёров. С Асадом прежде всего дружили наши коллеги и партнёры из Европы.

Но, с другой стороны, мы не можем не видеть, что эта ситуация имеет как минимум несколько сторон. Да, я вспоминаю 2011 год и вспомнил то, что я говорил в 2011 году: нужно было всех раньше посадить за стол, начать процесс национального примирения, провести необходимые изменения в Конституции, начать национальный диалог, провести выборы.

Я, кстати, тогда, помню, звонил Президенту (Сирии) и говорил об этом. Этого не было сделано. Но считать, что в развитии ситуации виноват только правящий режим, было бы абсолютно неверным, потому что мы понимаем, что государству в данном случае противостоят очень разные силы. Там есть просто люди, недовольные режимом, это понятно, но есть и откровенные бандиты. Я не могу назвать иначе людей, которые именуют себя государством Ирака и Леванта. Это просто бандиты, это террористы. Это «Аль-Каида». Какие с ними могут быть переговоры?

Поэтому ситуация очень и очень сложная. И ещё раз повторю: единственный выход – в проведении внутрисирийского диалога и, конечно, в использовании международных инструментов, таких, которые, я надеюсь, будут использованы во время встречи в Швейцарии.

К.Аманпур: Я хотела бы показать Вам один шокирующий снимок. На нём изображён истощённый сириец. Эта и другие подобные фотографии пришли от перебежчика, который ранее служил в военной полиции Сирии. Около 55 тыс. снимков демонстрируют, что режимом Асада было уничтожено 11 тыс. человек. Международная комиссия очень уважаемых юристов подтвердила, что снимки являются подлинными. Что Вы думаете об этом? Это прямое обвинение, которое, по словам юристов, могло бы быть поддержано в суде против режима Асада.Д.Медведев: Знаете, меня когда-то в моём родном университете, где я учился праву, учили тому, что до тех пор, пока не доказан в суде факт вины, лицо нельзя признать виновным. Это то, что называется презумпцией невиновности. На мой взгляд, она должна распространяться на всех – и на обычных людей, и на руководителей.

Если в установленном порядке международный суд, созданный либо Организацией Объединённых Наций, либо какой-то иной инстанцией, докажет факт совершения международных преступлений, то в этом случае и режим, и отдельные его лица могут быть подвергнуты ответственности. В противном случае всё это пока, к сожалению, лишь набор рассуждений.

То, что жертв много, я знаю, и это очень печально, но это не означает, что само по себе наличие жертв или наличие жертв в конкретном месте – это однозначное свидетельство того, что это жертвы режима, а не бандитов, которые что-либо делали там, или какой-либо иной силы. Мы с вами понимаем, что ситуацию на территории Сирии, к сожалению, для самой Сирии, контролирует, по сути, набор группировок, и не в полной мере контролирует режим, который существует в Сирии.

К.Аманпур: По словам перебежчика, снимки были сделаны в правительственном следственном изоляторе в Сирии. Это подтвердили и международные юристы, которые служили главными обвинителями на трибуналах ООН, очень уважаемые и авторитетные юристы из Великобритании и США. С 2011 года 11 тыс. человек были замучены голодом, задушены и избиты до смерти. У меня есть ещё один снимок, который я могу Вам показать, если хотите, но…

Д.Медведев: Да, я видел различные фотографии. Я понимаю, это всё очень печальные фотографии и это очень печальные последствия того конфликта, который существует там. Но я хотел бы, чтобы мы всё-таки говорили здесь на одном языке. Ещё раз повторяю: все эти преступления, а это точно преступления, должны быть зафиксированы, доказательства по ним собраны, и впоследствии эти деяния могут быть предъявлены или власти, или тем, кто оппонирует власти. Но это ещё всё нужно доказать. И самое главное, что это должно быть применено внутри уголовного процесса. Мы не можем судить режим в Сирии или Асада или кого-либо из его приближённых и даже представителей так называемых повстанческих сил только потому, что нам так кажется. Необходимо всё это запротоколировать, собрать и использовать как базу доказательств на будущее. Вот это, наверное, было бы правильно. Но не менее важно, помимо того, что уже произошло, прекратить это на будущее.

К.Аманпур: Юристы считают, что эти снимки могли бы стать основанием для международного трибунала и являются доказательством преступлений против человечества и военных преступлений. Я понимаю, что требуется юридическая процедура, но если дойдёт до суда над президентом Асадом, Вы будете на стороне обвинения? Ни от одного представителя российской власти я не слышала обвинений в адрес Асада в убийстве более 11 тыс. человек, о чём свидетельствуют эти фотографии.

Д.Медведев: Я как раз и сказал о том, что такого рода обстоятельства подлежат уяснению в самом процессе. Неважно на самом деле, кого судят – одного человека или целый режим. Но давайте обратимся к международной практике, к тем процессам, которые человечество проводило, например, Нюрнбергский процесс. Там были собраны доказательства, они были предъявлены, и целый ряд преступников были осуждены. Это нормальный, цивилизованный путь, основанный на международном праве, а не на наших эмоциях. Притом что, ещё раз повторяю, мы никого не оправдываем. У нас нет ни любимчиков, ни тех, кого мы изначально называем преступниками. Но, как нам представляется, это должно распространяться на всех участников конфликта. Мы не можем изначально провозглашать того же самого Асада преступником. Асад – действующий глава государства. Игнорировать его невозможно. Ситуация в стране очень сложная. Поэтому главная задача международного сообщества – постараться способствовать погашению этого конфликта, а потом уже разбираться. Вполне вероятно, что те или иные судебные процессы будут на территории Сирии после того, как этот конфликт исчезнет. В конце концов это право сирийского народа.

К.Аманпур: Вы сказали, что президент Асад является президентом Сирии. Не знаю, слышали ли Вы его заявление на этой неделе, но существует большая вероятность, что в ответ на общественное мнение в Сирии, он будет баллотироваться на новый срок. Что Вы думаете об этом? Верите ли Вы, что сейчас это обнадёживающее заявление, учитывая, что делаются попытки разрешить конфликт между правительственным режимом и оппозицией?

Д.Медведев: Мне сейчас не очень просто на эти темы рассуждать, потому что если говорить предельно откровенно, то я в большей степени сейчас занимаюсь всё-таки внутренними российскими задачами, занимаюсь подготовкой к Олимпиаде, занимаюсь ситуацией в российской экономике. Мы пытаемся решать целый ряд очень сложных задач, связанных с развитием нашей страны. И в гораздо меньшей степени я принимаю участие в этих мероприятиях, именно потому, о чём я сказал: у нас за внешнюю политику отвечает Президент.

Тем не менее, раз Вы меня так подробно спрашиваете, я могу сказать следующее. Мы считаем, что для того, чтобы в целом ситуацию в Сирии урегулировать, необходимо, чтобы за столом переговоров сидели все, кто так или иначе влияет на ситуацию. Игнорировать действующую власть невозможно. Я не знаю, какова политическая судьба Асада. Хотя я с ним знаком, я был в Сирии, в отличие от огромного количества людей, которые сегодня учат сирийцев жить и говорят о том, что там плохо, а что хорошо.

Могу вам сказать откровенно, в тот период, когда я там был, это была спокойная, в достаточной мере толерантная страна. Но это уже в прошлом. В любом случае нужно садиться за стол и договариваться о будущем. И это дело самих сирийцев. Дело международного сообщества – помогать, а не мешать этому процессу. Нам представляется не вполне правильным, когда целый ряд соседей Сирии говорят о том, что там должна идти война до победного конца, что ни в каких переговорах с Асадом они участвовать не будут. Мне кажется, что тем самым наши партнёры только провоцируют конфликт и создают пространство для ещё большего количества жертв. Надо успокаивать ситуацию, а не нагнетать её. Это, если хотите, наш месседж в адрес всех, кто принимает участие в переговорах.

К.Аманпур: Господин премьер-министр, мне хотелось бы перейти к обсуждению российской экономики, которая является Вашей главной сферой ответственности. Многие годы экономика России полагалась на дорогую энергию, нефть и природные ресурсы. За последний год рост экономики снизился до примерно 1,3%. Насколько трудно для Вас вновь запустить двигатель российской экономики?

Д.Медведев: Проблем, строго говоря, две: одна внешняя, одна внутренняя. Внешняя проблема очевидна. Это последствия глобального экономического кризиса. Ситуация в мировой экономике не очень хорошая, ситуация практически во всех экономиках сложная, ситуация в европейской экономике очень сложная. Европа – наш основной партнёр: порядка 410 млрд долларов торгового оборота, - и то, что европейская экономика в депрессии, конечно, не может не отражаться на нашей экономике. Но это не всё и, наверное, не главное. Главное заключается в том, что наша экономика ещё, к сожалению, пока несёт на себе очень значительную печать сырьевой экономики, построенной на экспорте энергоносителей. То есть главная проблема – это структурная ситуация: структура российской экономики, структура производства и, естественно, структура экспорта. Если бы мы имели несколько иную структуру, мы были бы в меньшей степени зависимы от ситуации на мировых рынках, хотя, конечно, всё равно зависимы. Все, так или иначе, зависимы – зависима Япония, Америка зависима, Европа зависима, все зависимы, Китай зависим. Тем не менее, главная задача заключается в том, чтобы эту структуру поменять и выйти на другой технологический уровень, создать современную, высокотехнологичную экономику, которая основана на знаниях, на инновациях. Задача сложная, но решаемая, с учётом того, что Россия – мощная страна с хорошим образовательным уровнем и в принципе с хорошей основой, которая создавалась в XX веке. Именно этим мы и занимаемся.К.Аманпур: Журналист одного делового журнала сказал, что Вы, господин премьер-министр, буквально цепляетесь за свою работу, потому что Президент Путин недоволен состоянием экономики. Это правда? Вы боитесь потерять работу?

Д.Медведев: Мы все озабочены тем, в каком состоянии находится наша экономика. Хотя, знаете, вы привели цифру, она чуть-чуть неточна. Наша экономика выросла в прошлом году на 1,4%. Это немного, но это и не катастрофа, если посмотреть на ситуацию в Европе или сравнить эту ситуацию, например, с американской ситуацией. У нас приблизительно одинаковый в этом смысле рост. У нас неплохое соотношение между долгом и ВВП. А можно сказать даже прямо: лучшее соотношение, потому что у нас всего 10,7% внешнего и внутреннего долга к ВВП. Сравните с американскими цифрами или с европейскими. У нас низкая инфляция, для России, правда. Она всё равно должна снижаться, но для России она довольно низкая, в сравнении с тем, что у нас было ещё 10 лет назад – около 6% с небольшим. И, наконец, у нас низкая безработица. Всего приблизительно 5,5%.

Поэтому ситуация в экономике в общем и целом нормальная, с одной стороны. Но с другой стороны, она никого не радует. Она не радует меня, она, естественно, не радует Президента, она не радует тех, кто этим занимается. Потому что для того, чтобы расти так, как я Вам сказал, мы должны совершить что-то более качественное, сделать рывок вперёд. Если это удастся, тогда будут решены те задачи, которые мы ставим перед своей страной.

К.Аманпур: И, конечно, есть очень много людей, которые хотят вести бизнес в России. Как Вы уже сказали, в России существует огромный слой образованных людей, и Вам хотелось бы избежать утечки мозгов, которая происходит сейчас. ОЭСР недавно опубликовала отчёт, согласно которому проблема заключается не только в структуре экономики, но и в том, что экономика находится на распутье. Её тормозит неэффективное управление, отсутствие уважения к закону. Например, в отчёте сказано, что только 10% предпринимателей никогда не давали взятки. Другими словами, предположительно 90% бизнесменов, которые пытаются вести дела в России, вынуждены платить взятки или сталкиваются с коррупцией. По словам предпринимателей, коррупция является огромной проблемой в вашей стране. Вы признаёте это? Что происходит с управлением и как добиться верховенства закона, которое вселит инвесторам уверенность, необходимую для ведения бизнеса в России?

Д.Медведев: Я не знаю, какой конкретно отчёт ОЭСР вы имеете в виду, но я только что встречался с руководителем ОЭСР (OECD) на Гайдаровском форуме, я имею в виду господина Гурриа, и вот он сказал там хорошую фразу: «Даже кризис в вашей стране лучше, чем в других странах». Он был на самом деле весьма оптимистично настроен по отношению к ситуации в нашей экономике. Я понимаю, может быть, это были ещё и добрые слова гостя, но в целом я не могу сказать, что со стороны ОЭСР звучали какие-то жёсткие оценки. Напротив, они были для нашей страны во многом комплиментарные. Но они не должны и нас вводить в заблуждение.

Вы назвали целый ряд проблем, и, я согласен, эти проблемы существуют. Если говорить об основном наборе сложностей, которые мы должны преодолеть, может быть, главная проблема – это проблема создания нормального делового климата.

Это не только коррупция, хотя она, безусловно, зло и влияет на деловой климат, она раздражает наших людей, не только бизнесменов, она раздражает всех. Но это не только коррупция. Это ещё и слабость институтов, которые должны участвовать в формировании делового климата. Объективности ради надо признать, что коррупция есть везде. Другое дело, что у нас масштаб этого явления, может быть, после перехода к рыночной экономике стал существенно больше, чем был в советские времена, поэтому эта проблема остаётся в повестке дня. Но, ещё раз подчеркиваю, проблема институтов является не менее важной. Я имею в виду работу судебных властей, я имею в виду работу органов исполнительной власти, я имею в виду возможность быстро получить все необходимые разрешения, для того чтобы начать свой бизнес и вести его без особых проблем, если ты соблюдаешь законность, платишь налоги, то есть если ты делаешь всё по правилам.

Именно этим мы занимаемся. Мы работаем по так называемым дорожным картам по бизнесу. Каждая эта карта посвящена отдельной проблеме. Например, ситуации с таможенными структурами, уплатой налогов, регистрацией своего бизнеса и целым рядом других факторов, которые влияют на деловой климат. По этим картам мы движемся, а то, как мы движемся, оценивают международные структуры, в том числе и ОЭСР, о которой вы сказали, и они оцениваются различными индикаторами, которые для этого существуют.

Так что в этом смысле я считаю, что мы движемся вперёд. Может быть, не так быстро, как всем бы нам хотелось, но даже по тому рейтингу, который является наиболее показательным - Doing Business, мы продвинулись за последний год на несколько десятков пунктов вверх.

Не уверен, что это так быстро, как нам бы хотелось, но тем не менее движение есть.

К.Аманпур: Конечно, этот вопрос стал ещё более актуальным в свете Олимпиады. Российское правительство утверждает, что организация Игр обошлась в 6,4 млрд долларов. Это верная цифра? Сколько денег ушло на Олимпиаду? Действительно 6,4 млрд? Я спрашиваю, потому что все остальные источники дают цифру 50 млрд долларов.

Д.Медведев: Я сейчас объясню, из чего складываются цифры. Ситуация такая. Когда мы начали заниматься сочинским проектом, мы понимали, что это проведение Олимпиады там, где ничего олимпийского не было. Это не Олимпиада в центре Европы, или в каком-либо хорошо развитом городе России, или в Америке. Это морской курорт, а мы проводим зимние Олимпийские игры. Причём проводим их в весьма непростых горных условиях, поэтому мы понимали, что в целом затраты на проведение Олимпиады не будут маленькими.

Но я бы хотел отделить затраты на подготовку самой Олимпиады (спортивные сооружения, создание целого ряда инфраструктурных объектов для Олимпиады), с одной стороны, и развитие Сочи, с другой стороны. Эти цифры нельзя путать, потому что Олимпиада пройдёт, спортивные состязания закончатся, а в Сочи будет другая инфраструктура жизни.

Собственно затраты на саму Олимпиаду составляют чуть более 200 млрд рублей, то есть это приблизительно та цифра, которую вы назвали в долларах. Но если говорить об общих затратах на развитие Сочи – на создание дорог, отелей, на железную дорогу, на решение очень сложных инфраструктурных проблем, которые в Сочи копились десятилетиями (там не было нормального водопровода, там электроснабжение, к сожалению, было очень плохим, постоянно свет отключался), – то эти цифры, конечно, существенно больше. Но это, по сути, затраты, которые пошли на развитие одного из наших регионов. Что это принесло?

К.Аманпур: Так на Ваш взгляд, 50 млрд долларов – это разумные затраты на развитие региона?

Д.Медведев: Если говорить о развитии региона, то да.

К.Аманпур: То есть эта цифра точная? Как Вы говорите, в неё входят затраты на Олимпиаду и затраты на развитие региона?

Д.Медведев: Совершенно верно, первая цифра – это собственно Олимпиада, а вторая – это цифра развития региона, потому что, решая олимпийскую задачу, мы, конечно, занимались развитием самого региона. Две цифры по поводу того, что удалось получить уже сейчас. Во-первых, это 500 тыс. новых рабочих мест, что для людей, которые живут в этом регионе, очень важно, и практически нулевая безработица. Я не говорю даже про новые инфраструктурные объекты, проекты, дороги, мосты, тоннели, железную дорогу, водопровод, электрификацию – всё это сделано. Но даже в человеческом плане это полмиллиона рабочих мест, поэтому, когда мы говорим о больших цифрах, нужно понимать, что эти цифры пошли на развитие одного из очень крупных российских регионов.К.Аманпур: Вас не беспокоит, что часть этих денег пошла кому-то в карман, что деньги отмываются?

Д.Медведев: Вы знаете, здесь то же самое, о чём мы с вами говорили применительно к международным проблемам. Конечно, нужно проводить расследование. Если будет доказано, что кто-то что-то украл или где-то есть коррупция – процедуры идут, расследования по целому ряду совершённых действий в настоящий момент проводятся, – то тогда можно говорить о масштабах коррупции. Сейчас у нас таких данных нет. Просто нет данных о том, что там какие-то запредельные цифры коррупции применительно к общей ситуации в стране. Да такого и не бывает. У нас, я вам откровенно сказал, не идеальная ситуация с этим вопросом, но это не значит, что в Сочи отдельный анклав, где ситуация какая-то другая, поэтому, когда некоторые наши коллеги эти вопросы комментируют, неплохо бы всё-таки руководствоваться юридическими критериями, а не досужими рассуждениями или эмоциями.

И ещё один факт, о котором я просто не могу не сказать. И в Сочи, и в регионе в целом, существенным образом улучшилась экологическая обстановка, а это очень важно. Стало лучше качество воды, лучше стало море, просто потому, что мы смогли ввести новые очистные сооружения. Об этом не говорят так часто, но это очень важно.

К.Аманпур: Вы правы. Очень важно заниматься охраной окружающей среды. Позвольте вернуться к некоторым политическим вопросам. В одном из предыдущих интервью несколько лет назад – а Вы, очевидно, считаете себя демократом – Вы сказали, что ни одно недемократическое государство не достигло настоящего процветания по одной простой причине: свобода лучше, чем её отсутствие. Вы до сих пор в это верите?

Мир смотрит на Россию с удивлением, разочарованием и беспокойством. В вашей стране происходит очевидное ущемление свобод. Мы видим, как Президент Путин осуществляет жёсткий контроль над оппозицией до такой степени, что политическая оппозиция не может вздохнуть. Это противоречит Вашим словам. Что происходит с правами сексуальных меньшинств в России? Я знаю, что они не находятся вне закона, но мы сделали уже столько репортажей о геях в России, им приходится менять своё поведение, они напуганы. Однополые пары боятся, что по новому закону у них отберут детей. Ситуация с гражданскими свободами в России печальная. Это должно беспокоить и Вас, ведь на кону Ваша репутация. Проблема касается ваших граждан, вашего руководства, вашей перспективы к процветанию.

Д.Медведев: У меня такое ощущение, что ситуация, которая реально существует у нас внутри страны, и её интерпретация снаружи существуют как будто бы в разных, параллельных мирах. Это меня несколько заботит, хотя, конечно, я согласен, что для того, чтобы полноценным образом развиваться в сообществе современных демократических государств, мы должны понимать друг друга и говорить на одном и том же языке.

Я действительно когда-то сказал, что свобода лучше, чем несвобода, и я этого же мнения придерживаюсь и сейчас, никаких сомнений здесь быть не может, но когда мне говорят о том, что общая атмосфера, ситуация в стране стала мрачной, сложной, тяжёлой, что права подавляются…

К.Аманпур: Я говорю о правах человека, о демократии, о возможности выражать свои политические взгляды. Это базовые демократические права.

Д.Медведев: Да, я имею в виду именно это. Я считаю, что это не соответствует реальному положению дел.

К.Аманпур: Но нет никаких оппозиционных партий!

Д.Медведев: По поводу оппозиции. У нас в парламенте сейчас четыре партии. Из них только одна партия ассоциируется с действующей властью, это партия, которую я возглавляю, она называется «Единая Россия». Это нормально, потому что у этой партии парламентское большинство.

В парламенте у нас есть ещё три политические силы. Одна из них – это наши предшественники на политическом поприще – коммунисты, которые правили страной достаточно долгое время. У них большая фракция в Государственной Думе. Вторая партия, которая называется «Справедливая Россия», – социал-демократического направления. И есть ещё третья фракция – либеральных демократов. При этом, почти половина мест в парламенте принадлежит этим трём политическим силам, а не той партии, которая ассоциируется со мной и которую некоторое время назад возглавлял Президент Путин. Более того, когда я работал президентом, мною был инициирован законопроект о том, чтобы упростить регистрацию политических партий, и сейчас у нас этих партий уже практически около сотни. Это самые разные политические группы. Они могут быть совсем маленькие, они могут быть больше, меньше, поэтому говорить о том, что не существует места для политической оппозиции, по меньшей мере несерьёзно.

К.Аманпур: Но многие из них сейчас отбывают наказание, включая несогласных с политикой властей журналистов.

Д.Медведев: При всём уважении к журналистам им, как и всем другим людям, во-первых, свойственно ошибаться, а во-вторых, есть и преувеличения. Когда говорят о том, что никакой отдельной политики, кроме той политики, которая осуществляется основной политической силой, не существует, – это несерьёзно. У нас довольно богатая политическая жизнь, ещё раз подчеркиваю: есть партии, которые находятся внутри парламента, это парламентские политические партии, и партии, которые только пытаются проникнуть в парламент, которые только начинают свою политическую карьеру. Но это довольно бурная, сложная и весьма насыщенная политическая жизнь. Если же кто-то просто неспособен добиться политических целей, наверное, он и говорит о том, что ему мешают жить, мешают работать, мешают ему попасть в парламент, мешают добиться политических целей... Но так рассуждают и некоторые лидеры маргинальных политических группировок, сектантских групп и в других странах.

Я думаю, что если спросить руководителей каких-нибудь очень маленьких партий в других государствах, они тоже скажут: если бы не власти, мы бы давным-давно уже правили этим государством. Пусть добиваются своих целей, пусть объясняют свои задачи, пусть объясняют свой курс людям. Пусть объясняют, для чего они это всё делают. Это в отношении партий. Теперь в отношении гражданских свобод и законодательства. Оценки могут даваться разные, на них имеют право все – и журналисты, и аналитики, и российские, и иностранные. Тем не менее если говорить об общей конструкции, конституционной конструкции, о законодательной конструкции, которая обеспечивает баланс интересов, конструкции, которая регулирует основные права и свободы наших граждан, – она нисколько не изменилась с момента принятия Конституции в 1993 году.

Вы упомянули целый ряд резонансных законопроектов...

К.Аманпур: Вы имеете в виду закон о запрете пропаганды гомосексуализма?

Д.Медведев: Например. Они носят либо эмоциональный характер, либо никак не связаны с реальной ситуацией в стране. Обратите внимание, что все эти комментарии в основном (во всяком случае на 95%, если не больше) делаются из-за границы, но никто в нашей стране на эту тему не говорит.

К.Аманпур: Господин премьер-министр, многие россияне говорят, что напуганы. Многие уезжают из страны, например люди нетрадиционной ориентации. Они обеспокоены, они боятся за своё будущее. Как Вы можете развеять их страхи?

Д.Медведев: Если вы имеете в виду ситуацию с законом о запрете пропаганды, так называемых нетрадиционных ценностей, то я думаю, что эта проблема в нашей стране волнует очень незначительную часть населения. Это первое. Второе – я практически не слышал (пока, во всяком случае) о применении этого закона на практике. Разговоров много, но этот закон нигде не применяется. Третье – в отличие от целого ряда стран, и об этом мы неоднократно говорили, где такого рода сексуальные отношения находятся под запретом, у нас они никак не запрещены. Поэтому я считаю, что это не имеет ничего общего с реальной ситуацией в нашей стране и с правами тех же самых представителей сексуальных меньшинств. Я не видел, откровенно скажу, ни одного обращения, даже в интернете, со стороны представителей российских сексуальных меньшинств, где бы они писали, что их права ущемлены. А вы прекрасно понимаете, что в нашей стране в полной мере обеспечивается свобода коммуникации. Люди выражают своё мнение в интернете как хотят – и в отношении властей, и в отношении премьера, и в отношении Президента и кого угодно. Я довольно активный пользователь интернета, скажу вам откровенно, но я не встречал ни одного обращения со стороны представителя так называемых нетрадиционных сексуальных сообществ российских к властям о том, что их права каким-то образом ущемлены.

В то же время эта ситуация вызвала переполох в других странах. Я думаю, что это надуманная проблема. Если же мы увидим, что права той или иной категории населения нарушаются – неважно, к какой категории это относится, – мы, конечно, будем вносить изменения в законы. Но пока применительно к тем вопросам, о которых вы говорите, проблемы просто не существует. Вообще не существует.

К.Аманпур: Господин премьер-министр, благодарим за интервью.

Д.Медведев: Спасибо.

США. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 22 января 2014 > № 991014 Дмитрий Медведев


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 января 2014 > № 991011 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «РБК-ТВ».

«Мы должны сделать ставку на улучшение делового климата в стране, иначе мы просто не сможем развиваться. А новое качество делового климата – это не только крупные компании, которые долгое время были драйверами развития, это прежде всего малый и средний бизнес».

Стенограмма:

Ж.Немцова: Мы находимся на Гайдаровском форуме и беседуем с Председателем Правительства Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте!Д.Медведев: Здравствуйте.

Ж.Немцова: Спасибо, что согласились дать интервью нашему телеканалу.

Ю.Таманцев: И всему предпринимательскому сообществу в его лице. Это интервью тем более актуально, так как ситуация в экономике становится более чем тревожна. Бизнес хочет узнать, что делать.

Ж.Немцова: Кстати, сегодня в ходе пленарного заседания Вы сказали уже, что наблюдается стагнация, и отметили особо, что это вызвано в первую очередь внутренними факторами, а не внешней конъюнктурой. Действительно, сейчас нет драйверов для роста ВВП. Мы видим, что и потребительские расходы сокращаются (об этом говорят в том числе и крупные ритейлеры), и компании режут свои инвестпрограммы, я имею в виду госкомпании. В этих условиях на что будет делать ставку Правительство? Будет ли оно делать ставку именно на развитие, на стимулирование бизнеса, снижение налоговой нагрузки на предпринимателей?

Д.Медведев: Много вопросов назадавали! Ещё раз спасибо, что позвали после Гайдаровского форума поговорить о проблемах экономики. Я вообще старался некоторые позиции высказать, но тем не менее постараюсь ещё раз их акцентировать.Действительно, возможности для роста в том виде, в каком мы этот рост понимали, может быть, последние лет 10, в настоящий момент исчерпаны. Я прямо скажу: я не уверен, что это так плохо, потому что, когда мы уповали только лишь на состояние дел в наших энергетических компаниях, на экстенсивное развитие за счёт роста стоимости энергоносителей, мы понимали, что есть предел, который был достигнут в определённый момент. Потом произошёл кризис в 2008–2009 годах, потом начался восстановительный рост, который обычно продолжается несколько дольше, чем считают экономисты, но тем не менее у него тоже есть определённый потолок. Всё, восстановительный рост закончился, мировая экономика находится в довольно сложном положении, европейская экономика находится почти что в рецессии, и у нас есть свои проблемы, проблемы, о которых я также сегодня несколько раз говорил.

На что нам нужно делать ставку? Я думаю, что не открою секрет, если скажу, что мы действительно должны сделать ставку на улучшение делового климата в стране. У нас нет просто уже другого ресурса для роста. Конечно, мы можем и денег подкачать, и какие-то механизмы дополнительные включить, но в целом, если мы не выйдем на новое качество делового климата, мы просто не сможем развиваться. А новое качество делового климата – это всё, это не только крупные компании, которые, действительно, очень долгое время были драйверами развития, это прежде всего малый и средний бизнес. Я сегодня приводил такую цифру: в нашей стране за счёт малого и среднего бизнеса образуется всего лишь порядка 20%, может быть, 25% валового внутреннего продукта, всё остальное – это то, что производится в других видах деятельности, за счёт крупного бизнеса в том числе.

Ж.Немцова: Какие конкретные меры Вы предлагаете?

Д.Медведев: Все меры, которые предложены, уже работают, надо просто заниматься тем, чтобы эти меры доходили до адресата. Смотрите: мы всё время говорим о том, что нужно сделать так, чтобы малый и средний бизнес получил доступ и к нормальным кредитам, и к нормальным контрактам. С 1 января текущего года вступил закон о федеральной контрактной системе – это не панацея, но тем не менее там заложены очень правильные подходы к тому, каким образом обеспечивать договорами и участием, соответственно, в государственных подрядах, в государственных поставках наши компании малого и среднего бизнеса. Если мы, допустим, сможем двинуть малый и средний бизнес именно в эту сферу, я уверен, что это даст очень неплохой и достаточно быстрый эффект.

Другая тема. Мы всё время говорим о том, что нам не хватает нормальных кредитов по нормальным кредитным ставкам. Понятно, что это не вопрос, который решается за несколько месяцев, тем не менее я считаю, что сейчас Центральный банк начал проводить довольно разумную политику по оздоровлению банковской системы в целом, и с учётом целого ряда системных решений это в конечном счёте должно всё-таки улучшить ситуацию на кредитном рынке, даже в условиях, может быть, затухающего потребительского спроса. Хотя как будет развиваться этот спрос, мы тоже до конца, естественно, не знаем, потому что мы понимаем с вами: этот год, который начался, 2014-й, может быть не менее сложным, чем 2013-й, но тем не менее есть и другие прогнозы. И хотя я сегодня в основном говорил о наших внутренних проблемах, о структурных проблемах российской экономики, о необходимости изменений именно внутри самой экономической системы нашей страны, но не скрою, конечно, мы в значительной мере зависим и от ситуации на европейских рынках и мировых рынках. Если она улучшится, то это скажется и на ситуации в российской экономике.

Ю.Таманцев: Есть такой уже анекдот по поводу 2014 года: он будет хуже, чем 2013-й, но лучше, чем 2015-й.

Д.Медведев: Хотелось бы, чтобы было иначе.

Ю.Таманцев: Возвращаясь к проблеме малого бизнеса, хотели бы обратить Ваше внимание на то, сколь глубоки противоречия между тем, что декларируется сейчас Правительством, и тем, что происходит в реальности. Если брать прошлый год: увеличение взносов для малых предпринимателей до 30%, увеличение их же для индивидуальных предпринимателей практически в 2 раза, введение уже с этого года повсеместной кадастровой оценки земли, недвижимости организаций. Малый и средний бизнес – это часть нашей целевой аудитории, и нам известны чаяния его. Знаете, что говорят, что просят? Не надо льготных кредитов, не надо каникул, дайте стабильности, хотя бы 5 лет не меняйте правила игры на этом рынке. Глава Правительства может в эфире телеканала «РБК» объявить мораторий на изменение правил игры?

Д.Медведев: Не может, такого не бывает, и пусть сказки никто не рассказывает. Правила игры меняются во всём мире, меняются каждый год. Должны быть фундаментальные вещи, которые не подвержены изменениям и которые действительно определяют деловой климат. Но давайте так. Я сам в бизнесе провёл больше 10 лет, и если бы мне кто-нибудь рассказал о тех условиях, которые будут для ведения бизнеса сегодня, году в 1995, я бы просто никогда в это не поверил, я бы считал, что это почти стерильные условия. Сейчас они нам не нравятся, по вполне понятным причинам мы тоже не довольны ими, и полным-полно проблем, которыми можно заниматься. Но есть фундаментальные вещи – налоговые ставки. Вот их трогать без какой-то особой нужды нельзя. Мы специально провозгласили, это курс Правительства, что не будем вторгаться в налоговую систему. Если где-то какая-то маленькая настройка идёт, то она, во-первых, не должна затрагивать существенные условия хозяйствования, а если вдруг мы чувствуем, что мы что-то сделали слишком жёстко, мы иногда даже вынуждены отыгрывать. И мы это сделали в прошлом году применительно к страховым взносам – вспомним, что происходило. Поэтому фундаментальные условия ведения экономической деятельности мы трогать не будем, у нас есть масса позиций, которые очень хорошо себя зарекомендовали. Достаточно взять хотя бы плоскую шкалу налогообложения. Скажем честно, если бы не она, у нас бы абсолютное большинство зарплат до сих пор так и платилось в конвертах, но сейчас же этого нет. Поэтому изменения будут, но они не будут затрагивать существенных условий ведения хозяйственной деятельности.

Ж.Немцова: Правительство считает, что возможно стимулировать и ускорить экономический рост, инвестируя в инфраструктурные проекты, и, в частности, средства Фонда национального благосостояния будут потрачены на эти проекты. Насколько я знаю, Вы уже подписали соответствующий документ в ноябре о выделении 150 млрд рублей на строительство ЦКАД. Какие ещё проекты получат, с Вашей точки зрения, финансирование? И насколько действительно велика экономическая отдача? Понятно, что на момент строительства, возможно, мы увидим какой-то прирост, а что будет дальше? Это просчитано каким-то образом?

Ю.Таманцев: Я добавлю. Есть уже некоторые оценки, что реализация этих масштабных инфраструктурных проектов, по крайней мере для введения их на полную мощность, будет давать не более 0,7% в год.

Д.Медведев: Вы знаете, подсчёты есть разные. Мы понимаем, как по-разному можно те или иные положительные эффекты считать от реализации проектов. Я скажу так: у нас абсолютно уникальная страна, в этом её преимущества и её проблемы. Если мы не будем вкладываться в инфраструктуру, у нас просто не будет единой страны.

Я довольно много размышлял на тему того, куда, например, можно помещать деньги Фонда национального благосостояния. Он же тоже не резиновый, не беспредельный по своему размеру. Вот в инфраструктуру, на мой взгляд, можно. Причём куда? Я слежу за тем, например, что пишут наши граждане и, кстати, представители предпринимательского сословия. Говорят: «А почему это, допустим, ЦКАД? Почему это Московский транспортный узел, почему не в какое-то другое место помещаете?» А ответ очень прост: это не потому, что мы с вами в Москве живём, а потому что через этот узел проходит до 50% транспортных потоков нашей страны. У нас так страна устроена. Да, это, наверное, не очень хорошо, но я напомню, что у нас в европейской части нашей страны живёт подавляющее большинство населения, поэтому туда деньги мы обязательно направим, и все задачи, которые поставлены перед Московским транспортным узлом, решим где-то, наверное, к 2018 году. За счёт этого мы получим действительно определённое приращение. Сколько оно будет, я бы сейчас пока никакие цифры не выводил. Но это не значит, что мы не будем заниматься Сибирью и Дальним Востоком, в том числе за счёт средств ФНБ, поэтому из тех 450 млрд, которые мы планируем потратить на развитие инфраструктуры, значительная часть (порядка 300 млрд) пойдёт именно на развитие Восточного полигона так называемого, то есть того, что находится на Дальнем Востоке, – это БАМ, Транссиб и то, что даёт нам опять же возможность отправлять наши грузы, переваливать их на территорию государств, находящихся уже на Дальнем Востоке, и доставлять, соответственно, грузы нашим удалённым регионам, развивать там производство. А там очень много планов, и хороших.

Ж.Немцова: А будет ли финансирование (ещё об одном проекте шла речь) строительства высокоскоростной магистрали Москва – Казань?

Ю.Таманцев: Наши источники в Правительстве говорят, что в связи с дороговизной этого проекта (метр, по-моему, больше миллиона)…

Д.Медведев: Проект действительно недешёвый, это правда. Его оценивают по-разному, но, в общем, он может в конечном счёте вылиться приблизительно в триллион рублей. Это большие инвестиции, и мы не отказываемся от этого проекта. Но необходимо всё-таки всё посчитать, ну и, может быть, дождаться такой чуть более энергичной экономической ситуации. Хотя вообще сама по себе тематика высокоскоростных магистралей мне кажется для нашей страны очень позитивной, потому что далеко не всегда самолёт летает, далеко не везде можно проложить обычные дороги. Это всё-таки очень удобный способ доставки, но дорогой – это правда. Поэтому от проекта не отказываемся, вернёмся к нему чуть позже.

Ж.Немцова: Ещё одну, наверное, больную тему хотелось бы поднять. Межбюджетные отношения, долги регионов. В некоторых регионах долг бюджету уже приближается к 100%, и все винят именно майские указы, в частности индексацию зарплат бюджетников.

Как будет эта проблема с регионами решаться? Как-то будут меняться межбюджетные отношения, регионам отдадут возможность увеличить налоговую базу? Что будет сделано? Насколько это опасно вообще, вот эта ситуация, которая сейчас сложилась?

Д.Медведев: Я не считаю эту ситуацию опасной, но она как минимум требует внимания. Я думаю, все понимают, что выполнение указов, подписанных Президентом в мае 2012 года, требует действительно серьёзной финансовой мобилизации, просто потому что эти указы посвящены очень важным и очень ёмким в финансовом плане областям нашей жизни – это и здравоохранение, и образование, и в целом развитие бюджетного сектора. Конечно, значительная часть этих расходов ложиться на регионы, в этом нет ничего удивительного. Часть из них с ними справляется, часть из них, действительно, говорит о том, что им трудно, но это не значит, что эти расходы невыполнимы. Все указы должны быть исполнены, и цели, которые в них поставлены, должны быть достигнуты. Те, кому сложно, приходят ко мне, приходят к Президенту, приходят в Минфин, и мы стараемся оказывать им определённую поддержку – это обычная, совершенно нормальная практика. Но за счёт, с другой стороны, реализации этих указов происходит выполнение важнейших социальных задач и в области образования, и в области здравоохранения. Мы понимаем, что они, в конечном счёте, тоже приносят свой экономический эффект, поэтому это не просто траты куда-то в никуда, наоборот, это выполнение задач государства, которое сегодня эти задачи способно решать.

Да, лучше бы, конечно, если бы у нас был немножко другой рост, это правда, чтобы регионы имели чуть больше источников дохода, и мы на это ориентировались изначально, но так сложились экономические обстоятельства. Это не значит, что мы свернём с этой дороги. Если потребуется, регионы получат необходимую меру поддержки, они уже её получают.

Ж.Немцова: В том числе расширение налоговой базы?

Д.Медведев: В отношении расширения налоговой базы. Мы к этому готовы подойти, но, нужно понимать, таким образом, чтобы расширение налоговой базы региона всё-таки не сказалось на выполнении общих задач государства. Я напомню, у нас где-то в 1990-е годы баланс между доходами, которые аккумулируются на федеральном уровне и в регионах, был приблизительно 50 на 50. С одной стороны, это вроде бы справедливо, а с другой стороны, мы не могли решить целый ряд общегосударственных задач, а они действительно есть, и они очень сложные, включая Вооружённые силы, безопасность. От этого никто уйти пока не может. В настоящий момент эта пропорция приблизительно 70 на 30. Я не говорю, что она оптимальная. Мы будем думать о том, каким образом её выравнивать. Может быть, она должна быть несколько другой, может быть, это не 70 на 30, а 60 на 40. Но факт тот, что мы должны сделать так, чтобы реализация общегосударственных задач не наносила ущерба экономике регионов и наоборот.

Ю.Таманцев: Важно ещё понимать временной лаг, плечо исполнения майских указов. Может ли быть реструктурировано исполнение этих указов на срок, допустим, до после 2018 года?

Д.Медведев: Что значит реструктурировано? Это завещание потомкам, что ли?

Ю.Таманцев: Пролонгировано, скажем так.

Д.Медведев: Знаете, ни одна политическая сила – и, естественно, и Президент страны, и Правительство страны – не может позволить себе такую роскошь и сказать, что, знаете, у нас что-то не получилось, поэтому вы нам разрешите ещё поработать, а мы всё это реализуем. Поэтому мы будем стараться сделать всё в тот период, который отведён действующими сроками исполнения полномочий Президента и Правительства и других органов власти. Другого просто не дано.

Ж.Немцова: Ещё один вопрос про инновационное развитие. Пока доля наукоёмких производств остаётся ничтожной, и в структуре экспорта доля эта небольшая. Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете успехи России в области инновационного развития? Есть ли они, или как-то эта идея провалилась, с Вашей точки зрения?

Д.Медведев: Вы знаете, я оцениваю ситуацию как разную. То, что мы продвинулись, это абсолютно точно. Я буквально на днях встречался с руководителем компании «Роснано» Анатолием Борисовичем Чубайсом, который тоже на этом самом Гайдаровском форуме был, и я у него спросил: что у нас получается-то? Он мне на самом деле показал целый ряд проектов, которые работают очень неплохо, которые приносят реальный результат. Это очень высокого уровня инновационные проекты в области нанотехнологий и в сопряжённых технологиях. Часть из них уже приносит деньги, часть из них деньги принесёт, может быть, чуть позже. С другой стороны, он мне говорит: «По некоторым направлениям нам продвинуться не удалось».

Почему я вспомнил об этой встрече? Потому что вообще любая наукоёмкая продукция и вообще любая инновационная деятельность – это всё-таки высокорисковая деятельность, начиная от стартапа и заканчивая уже коммерческим использованием. Это довольно сложный процесс, но мы обязательно должны перевернуть нашу экономику и сделать так, чтобы доля наукоёмкой продукции в общих объёмах продукции, которая производится, была как можно выше. При этом речь идёт о самых разных отраслях, я об этом не устаю повторять. Это не только, например, какие-то рафинированные нанотехнологии или что-то совсем такое тонкое, типа информационных технологий. Нет. Это даже всем нам понятная энергетическая сфера. Даже производство нефти, газа, переработка могут создавать основу для применения высоких технологий и уже создают. Поэтому это очень большая, серьёзная работа по всем направлениям.

Ю.Таманцев: Наши зрители очень взволнованы возможностью возвращения Следственному комитету прав возбуждать уголовные дела по налоговым правонарушениям. «Никто не забыт, ничто не забыто». Мы помним, чем это оборачивалось до 2010, до 2011 года. Ваше отношение к этому? И к какому знаменателю всё же мы придём?

Д.Медведев: Мне кажется, что, в общем, всё, что было сделано за последние годы, не пропало и не ушло куда-то в другую сторону. Государство настраивает систему уголовного судопроизводства, то есть предварительного расследования, в том числе по налоговым преступлениям.

Как я уже об этом говорил, мне представляется, что очень важно, чтобы такого рода решения, которые принимаются следственными структурами, базировались на компетентном экономическом мнении, потому что это очень сложная материя. Если говорить абсолютно прямо, вообще налоговое право – оно очень сложное и в нашей стране, и в других странах, поэтому необходима помощь. Но при этом, с другой стороны, налоговые преступления относятся к числу наиболее тяжких преступлений, совершаемых практически в любой стране мира.

Поэтому та модель, которая сейчас предложена, носит, на мой взгляд, вполне компромиссный характер и соединяет, с одной стороны, право принятия следственными органами решений о возбуждении уголовного дела по одному из налоговых преступлений, с другой стороны, она основана на возможности получить компетентное мнение налоговых властей, которые должны сказать, есть здесь правонарушение или его нет.

В конечном счёте как, я понимаю, эта модель может работать? Если, допустим, следственные структуры понадеялись только на себя, такие дела просто будут разваливаться в суде, поэтому на месте любого грамотного следователя я при наличии такой модели обязательно обращался бы к мнению налоговых властей, которое бы впоследствии действительно показывало, есть ли событие преступления или его нет. В этом случае, я считаю, эта модель будет работать и не должна нанести ущерба тем общественным отношениям, которые охраняются.

Ж.Немцова: Спасибо Вам большое за интервью, было очень приятно с Вами пообщаться. Надеюсь, не в последний раз.

Д.Медведев: Взаимно, спасибо большое. Вам успехов и, конечно, вашему каналу и вашим зрителям. Спасибо.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 января 2014 > № 991011 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 11 декабря 2013 > № 961277 Дмитрий Медведев

Заседание попечительского совета некоммерческой организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий»

Заседание прошло в инновационном центре «Сколково».

Перед заседанием Дмитрий Медведев посетил подземную подстанцию «Союз» инновационного центра «Сколково»

Подстанция мощностью 126 МВт будет снабжать электроэнергией здания и объекты инновационного центра «Сколково». Она является второй в России подземной подстанцией напряжением 220 кВ. Официальное открытие подстанции состоится до конца года.

На подстанции применён ряд достижений в области высоких технологий, в частности, автоматизированная система управления технологическими процессами и современные микропроцессорные устройства релейной защиты и противоаварийной автоматики.

В будущем на базе подстанции планируется заряжать электромобили и сделать единый центр управления, в том числе связью, водоснабжением, внедрять новые «умные» счётчики, которыми можно управлять по телефону.В ходе посещения «Сколково» премьер также ознакомился с основными направлениями развития территории Новой Москвы.

Мэр Москвы Сергей Собянин, в частности, сообщил главе Правительства, что в Новой Москве определены основные точки экономического роста, среди которых административно-деловой центр «Коммунарка», зоны «Мосрентген» и «Румянцево», аэрокластер «Внуково», логистический узел «Бекасово», рекреационная зона «Вороново» и другие. Как отметил Сергей Собянин, с момента присоединения к Москве на территориях Троицкого и Новомосковского административных округов уже введено в эксплуатацию 2,27 млн кв. м недвижимости, создано более 30 тыс. рабочих мест.

Говоря о развитии улично-дорожной сети на присоединённых территориях, суммарная протяжённость которой в настоящее время составляет 600 км, градоначальник сообщил, что со временем она должна быть увеличена почти вдвое. В частности, в следующем году на территории Новой Москвы будет введено три станции метрополитена, а в перспективе протяжённость подземки на территории административных округов составит почти 40 км (17 станций).

Среди крупных проектов на территории Новой Москвы, которые завершены, Сергей Собянин назвал строительство торгово-выставочного центра «Лотос-Сити», бизнес-центра «Ростелеком» на 100 тыс. рабочих мест, а также школ, поликлиник, жилых комплексов.

Мэр Москвы ознакомил Дмитрия Медведева с проектами строительства аэрополиса «Внуково» площадью 1 млн кв. м, ходом строительства бизнес-платформы и логистического комплекса «Бекасово», административно-делового центра «Коммунарка».

В ходе посещения инновационного центра «Сколково» Дмитрий Медведев выполнил учебный взлёт на лётном тренажёре самолёта Boeing-737 NG.

* * *

В присутствии Дмитрия Медведева в «Сколково» был подписан ряд документов

Подписанные документы:

– Соглашение об обучении авиационного персонала между компанией Boeing и группой «Промышленные инвесторы»;

– Соглашение о поставке тренажёрного оборудования между группой «Промышленные инвесторы» и группой «Транзас»;

– Соглашение между фондом «Сколково» и компанией Boeing о создании авиационного учебного центра и создании и размещении Центра НИОКР в «Сколково»;

– Соглашение между фондом «Сколково» и компанией Schneider Electric о создании и размещении Центра НИОКР в «Сколково».

* * *

Стенограмма начала заседания:

Д.Медведев: Сегодня у нас заседание попечительского совета нашей организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий». Название сложное, но на самом деле фонд обычно просто называют фондом «Сколково».Сегодня мы рассмотрим ход реализации в целом всего замысла...

Дам общую оценку, как, наверное, и должен это сделать. Задачи, которые мы ставили, когда этот проект начинался, в целом выполняются. У нас создаётся современный центр коммерциализации технологий, причём создаётся на новых принципах, он изначально по замыслу был ориентирован на самые высокие международные стандарты. «Сколково» уже встроено в глобальное инновационное сообщество. Собственно, церемония подписания документов с нашими партнёрами, которая была только что, прямое этому свидетельство. Но самое главное даже не это, а формирование профессионального сообщества разработчиков, людей, которые не только умеют правильно мыслить, но и (что у нас, к сожалению, не так хорошо получалось) достигают коммерчески значимого результата, конечного результата. Идей у нас всегда предостаточно, главная задача – научиться этими идеями правильно распоряжаться.

Если говорить о показателях, то я ряд позиций упомяну, но не буду отнимать хлеб у Виктора Феликсовича (Вексельберга), который более подробно об этом скажет.

В «Сколково» в настоящий момент зарегистрировано уже более 1 тыс. компаний-резидентов, создано порядка 13 тыс. новых высокотехнологичных рабочих мест. Более 30 международных и российских компаний планируют развернуть здесь свои исследовательские центры.Важно и то, что сколковские стартапы выходят не только на наш рынок, но и на зарубежные рынки: более 40 компаний продают свои разработки уже за границей и привлекают иностранные инвестиции именно под эти стартапы, под свои проекты – порядка уже четверти миллиарда долларов.

Центр активно сотрудничает с российскими научными организациями. Более 40 компаний – участников проекта созданы как дочки институтов Российской академии наук, что, на мой взгляд, тоже очень важно и правильно. Фонд предоставил более 1,5 млрд рублей грантов на проекты учёных нашей академии.

Ещё одно важное направление, которое сейчас развивается, – это создание Технологического университета. Сформирован эндаумент, то есть фонд целевого капитала этого университета, набраны первые студенты, 70 человек, и приглашены преподаватели, приглашён профессорско-преподавательский состав, из которого половина – это преподаватели из разных стран.

Мы не раз говорили о том, что необходимо стимулировать спрос на инновации. Мы видим, что крупные компании уже используют достижения резидентов «Сколково» для решения своих стратегических задач. Речь идёт о таких секторах, как топливно-энергетический комплекс, медицина, фармацевтика, IT, телекоммуникации, вопросы обеспечения безопасности. Я надеюсь, что эти связи будут укрепляться.

Добавлю также, что, по опыту заседаний президиума Совета по модернизации экономики и инновациям, резидентами «Сколково» (а они там частые гости), как правило, на любом из этих президиумов такие доклады делаются и представляются интересные и действительно инновационные разработки.

Хотел бы ещё раз в завершение вступительного слова сказать, что государство заинтересовано в том, чтобы проект развивался успешно и, конечно, чтобы те ресурсы, которые на него выделяются из бюджета (это весьма приличные деньги), вкладывались максимально эффективно. Это касается и, собственно, самого строительства центра. Сейчас оно набрало обороты и ведётся довольно активно. Я посмотрел из вертолёта, когда подлетал, и посмотрели мы сейчас новый энергетический объект, который введён, подстанция, – современный и инновационный. Тем не менее строить надо быстрее, потому что темпы пока несколько ниже запланированных, и я надеюсь, что на это тоже будет обращено внимание и в докладе руководителя фонда, и в других сообщениях.

Давайте приступим к обсуждению вопросов повестки дня. Мы сначала должны рассмотреть некоторые организационные вопросы, для того чтобы нам работать, потому что я выступал сейчас в качестве Председателя Правительства, но есть необходимость и органы управления попечительского совета ещё раз образовать. Пожалуйста, Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), вам слово.

А.Дворкович: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В соответствии с уставом фонда «Сколково» президиум Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию России сформировал новый состав попечительского совета. Также согласно уставу председатель совета избирается из числа членов попечительского совета большинством в две трети голосов. Председатель попечительского совета организует работу совета, определяет повестку дня, ведёт заседания, подписывает протоколы и иные документы, исходящие из попечительского совета. Вношу предложение об избрании председателем попечительского совета фонда Председателя Правительства России Дмитрия Анатольевича Медведева.

Д.Медведев: Если нет возражений никаких или нет желания у кого-то другого этим позаниматься…

А.Дворкович: Возражений у членов совета, насколько я понимаю, нет. Поэтому предлагаю считать решение принятым.

Д.Медведев: Спасибо, коллеги, за доверие, продолжим работу. Теперь, собственно, доклад Виктора Феликсовича Вексельберга, посвящённый текущим результатам. Пожалуйста.

В.Вексельберг: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Сейчас коллеги установят презентацию. Я хотел бы, прежде чем перейти к докладу о том, что было сделано в период между этим и предыдущим заседанием попечительского совета, которое состоялось в апреле 2012 года, очень коротко напомнить о том, какие в целом стоят задачи, какая миссия фонда и какие основные целевые показатели.

Задача, которую решает фонд, – это создание экосистемы, благоприятной для развития предпринимательства и исследований. Собственно говоря, это наша стратегическая цель, а результаты, которые должна обеспечить эта экосистема, в августе 2013 года нашли своё отражение в подпрограмме создания и развития инновационного центра «Сколково», которая была рассмотрена и утверждёна Правительством Российской Федерации. На данном слайде приведены основные показатели этой программы. Я не буду их зачитывать, обращу только ваше внимание на то, что при достижении основных целей к 2020 году общий интегральный вклад в экономику проекта должен составить более 200 млрд рублей.

Построение экосистемы для нас – это построение системы, в которой есть основные элементы. И я построил свой доклад на том, что расскажу, что сделано фондом в период за прошедший год по развитию каждой в отдельности подсистемы создаваемого нами центра.

На данном слайде приведены основные параметры, они полностью соответствуют той программе, которая утверждена Правительством. И я сейчас проинформирую Вас, Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, о том, какие нами достигнуты результаты на текущий момент.

Основным элементом построения нашей экосистемы является отбор и поддержка наиболее интересных, наиболее передовых инновационных проектов. Для того чтобы это осуществлялось квалифицированно и грамотно, мы создали очень представительную и квалифицированную экспертную панель. На сегодняшний день более тысячи экспертов входят в состав этой панели. На данном слайде приведена информация о том, что в состав панели входят три нобелевских лауреата, большое количество ведущих специалистов Академии наук, представителей бизнеса, международных научных сообществ. Но хотелось бы отметить главное: мы построили, и сегодня работает полностью уникальная система, которая обеспечивает в первую очередь независимость данной оценки (ни работники фонда, ни эксперты не контактируют с заявителями, и данная процедура обеспечивает полностью анонимность данного процесса). Мы можем претендовать на то, что решения принимаются абсолютно объективно, потому что для принятия решения формируется пул экспертов порядка 10 человек, и для того, чтобы решение было принято, нужно, чтобы шесть экспертов поддержали соответствующее решение. Эта процедура распространена как на процедуру присвоения статуса резидентства, так и на процедуру выделения грантов тем или иным проектам. При этом независимо от того, что вроде бы это выглядит достаточно громоздким, ниже приведена информация о том, что сегодня мы вполне конкурентны с точки зрения сроков рассмотрения заявок. Общий срок рассмотрения наших заявок на статус резидента составляет примерно месяц и около трёх месяцев – на выделение соответствующего гранта.

Следующая таблица характеризует полностью информацию о том, что произошло с точки зрения рассмотрения нами заявок, присвоения статуса резидентства, количества выделенных грантов, суммы этих грантов в период между заседаниями попечительского совета. Здесь информация разбита по кластерам. Вы хорошо знаете, что их у нас пять. На сегодняшний день интегральные показатели здесь приведены. Нами рассмотрено более 5 тыс. заявок, статус резидентства получили более 1 тыс. компаний, около 200 получили гранты, сумма выделенных грантов – порядка 10 млрд рублей, которые подтверждены, а фактически получено чуть более 6 млрд.

На следующем слайде приведены результаты деятельности участников проекта, и здесь, мне кажется, очень наглядно показана информация о том, как наращивается объём выручки резидентов по сравнению с предыдущим годом, как растёт количество рабочих мест в наших стартапах. Отдельно, это очень важно, хотел бы обратить ваше внимание на показатель, связанный с интеллектуальной деятельностью наших стартапов. На сегодняшний день более 400 заявок в этом году подано нашими проектами. Я думаю, что темп, который мы взяли, вселяет в нас определённую надежду на то, что качество работы наших проектов должно соответствовать самым передовым и международным стандартам.

Важным элементом нашей экосистемы является технопарк. Технопарк – это тот центр, который оказывает стандартные услуги, традиционно присутствующие в технопарке. Это и юридические услуги, это и услуги по подготовке бизнес-планов, это и информационная поддержка, это и визовая поддержка для иностранных граждан. Но я хотел бы отдельно выделить очень важную часть работы технопарка, связанную с созданием центров коллективного использования. Обычно это наиболее спорный вопрос, и, прежде чем принимать решение о том, какие именно центры коллективного использования нужны, какое необходимо закупать оборудование, мы выполнили или начали выполнять работу, связанную с аудитом того технологического ресурса, который есть у наших партнёров, то есть у институтов Академии наук, у Высшей школы, у наших ключевых партнёров. И прежде чем приобретать какое-либо оборудование, мы сформировали требования к центрам коллективного пользования, таким образом мы, оказывается, вовлекли в орбиту взаимодействия с инновационным центром широкий круг существующих на сегодняшний момент центров, которые могут оказывать услуги нашим стартапам. Сегодня у нас уже больше 10 таких центров зарегистрировано, они зарегистрированы не на территории фонда «Сколково», а на базе тех организаций, которые с нами взаимодействуют, мы планируем эту работу продолжать и сами будем приобретать лишь только то оборудование, которое отсутствует или носит достаточно уникальный и специфический характер. Здесь у вас, коллеги, лежит большая стопка документов и материалов, на которые я буду делать определённые ссылки, есть брошюра...

Д.Медведев: Ссылки делайте, только у меня просьба: компактно всё-таки всё это осуществлять, потому что у нас сегодня не отчётный доклад съезда компартии.

В.Вексельберг: Хорошо. Информация по технопарку приведена в отдельной брошюре, можно подробно ознакомиться с тем, какие у нас центры на сегодняшний день созданы и работают.

Соответственно, запущено строительство здания технопарка, которое будет общей площадью 157 тыс. кв. м. На следующем слайде приведён график строительства.

Д.Медведев: Когда оно будет завершено?

В.Вексельберг: К концу следующего года оно будет построено, первая очередь будет введена во II квартале 2014 года.

Д.Медведев: Понятно.

В.Вексельберг: Нами создан Центр интеллектуальной собственности, который направлен на то, чтобы оказывать поддержку нашим стартапам по регистрации их прав. На сегодняшний день 25% резидентов «Сколково» пользуются этими услугами. Мы активно взаимодействуем с Всемирной организацией интеллектуальной собственности, получили сертификат. Нашими партнёрами здесь являются мировой лидер IBM, работа с интеллектуальной собственностью, и информационное агентство Thomson Reuters. Я думаю, что центр показывает очень хорошие, успешные результаты.

Второй важный элемент нашей экосистемы – это Сколковский институт науки и технологий, базовая информация приведена на этом слайде. У нас отдельный вопрос, который будет представлен Президенту по повестке дня. Я думаю, всю информацию по Сколтеху мы получим из его презентации. Проект Сколтеха: на сегодняшний день начато строительство, у него будет тоже две очереди, первая очередь будет закончена в конце 2015 года. Общая площадь 130 тыс. кв. м для размещения студентов и профессорского состава, который мы обозначили чуть выше (это более 1 тыс. студентов и соответственно, постдоков). График строительства представлен на соответствующем графике.

Важным элементом работы фонда на сегодняшний день является Открытый университет. Открытый университет – это инструмент, который позволяет, с нашей точки зрения, вовлечь в орбиту очень широкие слои наших партнёров. Как вы видите, здесь приведена информация, что сотни тысяч людей проявили интерес к нашему проекту. Цель в конечном счёте – вовлечь людей в конкретную работу в рамках проекта создания центра. ОтУС позволил сегодня создать 25 инновационных проектов, 9 из которых у них получили статус резидента. Ребята, которые работают совместно с ОтУСом, сегодня являются и студентами Сколтеха первого потока.

Отдельная брошюра по Открытому университету, самые разнообразные программы – межкластерные, межкорпоративные, межрегиональные – это очень эффективно работающая виртуальная система, которая позволяет вовлекать широкие круги молодых ребят.

Третий элемент – это наши венчурные партнёры, то есть инвестиционные фонды. На данном графике приведена информация, что было сделано в этот период. Хотел бы обратить внимание, что интерес к нам стабилен и растёт, я бы сказал, в геометрической прогрессии, то есть за год мы практически удвоили количество аккредитованных фондов. На сегодняшний день уже только этими фондами инвестировано 2,8 млрд рублей в проекты, которые реализуются нашими резидентами. Имена, которые с нами работают, это мировые лидеры, подтверждают уровень и статус наших стартапов.

Четвёртый элемент – это исследовательские центры крупных наших партнёров и корпораций. Здесь те же самые цифры о том, что за год мы удвоили количество компаний, которые приняли решение создать здесь свои собственные центры. Показательная цифра: ежегодный бюджет исследовательских центров к 2015 году должен составлять 32 млрд рублей – это достаточно большой, серьёзный объём.

Хотелось бы также подчеркнуть, что наряду с компаниями, которые создают исследовательские центры и планируют арендовать у нас помещения, есть большая группа компаний, которые приняли решение о строительстве собственных исследовательских центров, которые являются существенным фактором и снижают нагрузку на наше бюджетное финансирование с точки зрения строительства физической инфраструктуры. Отдельно хотелось бы сказать, что в университете созданы исследовательские центры по тесному взаимодействию между нашими ведущими отраслевыми направлениями. Я думаю, наибольший интерес представляет центр по композитным материалам, который работает с ведущими авиационными компаниями и нашими партнёрами институтов развития.

Пятый элемент – это, собственно говоря, город. Здесь приведена программа строительства с основными показателями, общий объём строительства должен составить 2,5 млн кв. м. Здесь расписано по годам и по категории объектов, которые должны быть построены в этот период, с указанием источника финансирования (бюджетного и внебюджетного). Соответственно, у вас также находится информация, здесь более конкретно… Отдельная книга у вас есть, которая полностью расписывает сроки, объёмы строительства по каждому объекту.

Хотел бы подчеркнуть отдельно, что нами осуществляется практически ежедневный мониторинг работы наших подрядных организаций. У нас есть еженедельные отчёты, которые полностью предоставляют нам информацию по графику реализации строительства этих объектов. На сегодняшний день мы соответствуем тому плану, который нам утвердило Правительство.

Хотелось бы отдельно подчеркнуть наше взаимодействие с институтами развития: мы тесно взаимодействуем с Российской венчурной компанией, «Роснано», у нас есть перекрёстное участие представителей в органах управления, в тендерных комитетах, в советах директоров. Многие компании, которые получают поддержку одного из институтов, получают поддержку и на следующем этапе. Мне кажется, что идея создания инновационного лифта начинает постепенно реализовываться и наполняться конкретным содержанием.

Очень важный элемент – международное взаимодействие фонда, потому что мы не видим себя в отрыве от очень тесной интеграции с международным сообществом – как индустриальным, так и университетским. Здесь приведена информация о том, что нами подписаны соглашения с ведущими технопарками, которые уже достигли определённого успеха, университетами, и количественные показатели участия либо иностранных компаний, либо иностранных граждан в этой работе. Хотелось бы отдельно подчеркнуть, что у нас есть программа по работе с нобелевскими лауреатами, и совсем недавно мы достигли соглашения с нашим соотечественником Андреем Геймом, нобелевским лауреатом, о том, что будет организована и реализована специальная программа по стажировке наших студентов на базе его лаборатории.

С учётом того, что мы всё-таки являемся центром коммерциализации, помимо поддержки научной деятельности важный элемент – это взаимодействие с бизнес-школами. У нас сложились хорошие отношения и с Высшей школы экономики, и с РЭШ, и с Бизнес-школой. Есть набор программ, которые позволяют нам готовить не только специалистов в области научно-исследовательской деятельности, но и также с элементами дальнейшей коммерциализации.

Конечно, главным нашим результатом являются успехи и продвижение наших стартапов. Наверное, много можно говорить, но за нас должны говорить успехи наших проектов. У вас здесь лежит такая брошюра, это некоторая подборка тех проектов, которые на сегодняшний день являются типичными представителями ряда кластеров. Наверное, мы всё-таки венчурный проект по своей природе, и трудно рассчитывать, что все будут успешные, средний показатель успешности, наверное, порядка 10–15%. Но, глядя на качество наших стартапов, мы выражаем уверенность в том, что мы достигнем этих показателей. Пожалуйста, ознакомьтесь с этими материалами, чтобы иметь представление о том, кто всё-таки является нашим сердцем и наполнением.

В заключение я бы хотел сказать следующее. Я хотел бы воспользоваться и процитировать живого классика, члена попечительского совета Жореса Ивановича Алфёрова, который повторяет, что Сколково – это не территория, а Сколково – это идеология. Нам бы очень хотелось, чтобы всё, что делает сегодня фонд, а именно – развивает и поддерживает инициативы, связанные с научно-исследовательской деятельностью, и учит людей коммерциализировать, стало серьёзной частью нашей российской экономики в будущем. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Я попрошу теперь наших коллег, которые готовы были несколько слов сказать по целому ряду тем – а у нас несколько вопросов и о деятельности фонда «Сколково», и о реализации проекта по созданию Сколтеха, и некоторые другие вопросы, связанные с работой фонда, – выступить с короткими сообщениями, потому что основной доклад прозвучал на эту тему, можно составить себе впечатление, плюс есть материалы, которые розданы, они разноплановые и, наверное, требуют более внимательного изучения. Я просил бы выступить наших коллег и наших гостей. Передаю слово господину Мартину Буигу – владельцу соответствующей французской промышленной группы.

М.Буиг (совладелец французской промышленной группы «Bouygues», как переведено): Спасибо, господин председатель. Господа министры! Уважаемые члены попечительского совета! Я очень рад быть сегодня среди вас и благодарю вас за приём. Конечно, Россия всегда отличается своей репутацией, гостеприимством. Будучи членом попечительского совета фонда «Сколково», я с большим интересом слежу за развитием инновационного центра, который будет на острие современного развития во многих областях.

Как представитель одной из французских групп я интересуюсь новыми технологиями и исследованиями, и я уверен, что инновации на благо наших клиентов, создание духа предпринимательства связаны с нашим обязательством предлагать свою лучшую продукцию нашим клиентам, и это, наверное, главное условие успеха, – что мы и делаем у себя в «Буиг» (Bouygues) с создания в 1952 году. Мы изменили свою экономическую модель, и наша задача – снизить выбросы парниковых газов, экономить энергию, и это даёт позитивные результаты, то есть производим больше энергии, чем потребляем, и это очень важный пример.

Другой пример: наш филиал «Коллас – дорожные работы» разрабатывает новые материалы органического происхождения, с тем чтобы снизить влияние на экологию. Также телевидение, наш канал TF1 является цифровым и может теперь охватывать публику с любым оборудованием в доме, и Bouygues Telecom – это 4G. Также мы создали центр исследований типа «Сколково», с тем чтобы начинать молодые стартапы. Работа, которая проводится в России, также нас интересует. Alstom, один из наших главных участников, специализируется в области энергетики и железных дорог, является партнёром «Сколково». 45 тыс. кв. м будет размер центра в «Сколково», и там же будет размещаться и центр Alstom. Я, несомненно, вернусь на открытие этого центра, для меня это будет важно. Я считаю, что этот проект полон будущего. Благодарю вас.

Д.Медведев: Спасибо большое. Прошу также выступить господина Суреша Прабху, председателя Совета по энергетике, окружающей среде и водным ресурсам Индии. Пожалуйста.

С.Прабху (председатель Совета по энергетике, окружающей среде и водным ресурсам Индии, как переведено): Господин Премьер-министр, уважаемые министры, уважаемые члены совета попечителей! Для меня большая честь находиться здесь в этот знаменательный день. Я полагаю, что такие дни редко случаются, поэтому мне чрезвычайно приятно быть сегодня здесь. Я горд тем, что делает фонд «Сколково» и чем он занимался на протяжении последнего года. Я удивлён, сколь многого удалось добиться за столь короткий срок. Хотел бы поблагодарить Вас, господин Премьер-министр, за Ваши лидерские качества, за то, что Вы сумели помочь «Сколково», поскольку этот проект позволяет решать проблемы, с которыми сталкивается мир, при помощи новых технологий, делая их коммерчески выгодными, что чрезвычайно важно. Была проделана большая работа. В мире с ограниченными ресурсами наши потребности растут неостановимо, поэтому нам необходимо изменить наш метод мышления, чтобы справиться с этими проблемами.

Мне чрезвычайно приятно присоединиться к семье «Сколково» в качестве члена попечительского совета. Я рассчитываю на плодотворное сотрудничество со всеми вами. Я оценил то, что сказал господин Вексельберг: он планирует посетить Индию для того, чтобы посмотреть, каким образом мы можем работать вместе. В Индии огромное население, огромный рынок. У нас сейчас население составляет 1,3 млрд человек. Наши отношения с Россией чрезвычайно важны. Я полагаю, что Индия может стать лабораторией для идей, которые разрабатываются здесь. Она позволит расширить масштаб вашей работы. На уровне мирового рынка Индия также чрезвычайно полезна. К несчастью, я не бизнесмен, как многие присутствующие здесь, однако ранее я был членом кабинета министров и поэтому могу предложить вам свои идеи. Я полагаю, что помимо энергетики, которая является одной из точек приложения ваших усилий, вы должны работать и на других направлениях. К сожалению, до сих пор в Индии очень многие люди не имеют доступа к коммерчески выгодным источникам энергии, а старые источники энергии ведут к выбросам парниковых газов. Нам необходимо разработать методы производства устойчивой энергетики. Я уверен, что мы все вместе при помощи этого процесса сумеем добиться успехов.

Помимо этого мы должны работать над проблемой водных ресурсов. 2 млрд людей в мире не имеют доступа к чистой питьевой воде. Как вам известно, некоторые пьют лишь несколько стаканов воды. Однако помимо этого вода используется для производства продовольствия. Нам необходимо подумать о том, каким образом мы можем использовать наши знания для того, чтобы решить проблему недостатка воды. Возможно, мы выступим совместно в целью решения этой проблемы, с которой сталкивается мировое население. Я уверен, развивающиеся страны примут такое решение.

Я хотел бы вновь поздравить Вас. Я прошу Вас, господин Премьер-министр, посетить Индию с визитом.

Д.Медведев: Спасибо большое.

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 11 декабря 2013 > № 961277 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 10 декабря 2013 > № 961276 Дмитрий Медведев

Конституция, функции Правительства России и эффективные технологии управления

Статья Дмитрия Медведева для журнала «Закон» и «Российской газеты».

Любой юбилей — повод, чтобы, вспомнив о прошлом, спланировать будущее. Россия-1993 и Россия-2013 — это две разные страны. И нашей сегодняшней Россией мы гордимся больше. Значит, 20 лет прошли не зря.

У каждого государства — свои этапы развития. Но в истории любой страны есть событие, которое становится символом качественного изменения государства. Это принятие конституции — главного документа, или, если говорить терминами, принятыми уже не только в юридической среде, но и в обществе, — Основного закона.

Обычно в конституции закрепляются коренные положения политической, экономической, социальной жизни общества, утверждаются базовые регуляторы. Наша Конституция особенная: она стала не просто итогом социального консенсуса, своего рода Общественным договором, как ее европейские «сестры», но и реальным инструментом реформ, которых так хотело большинство граждан тогдашней РСФСР.

Путь к правовому государству

С 1993 г. экономическая, социальная, общественно-политическая система России строится на базе нового Основного закона. На протяжении всех этих лет много говорилось о значении Конституции, о ее огромном регулятивном потенциале, который еще предстоит раскрыть по мере развития страны, о Конституции как правовой основе рыночной экономики и частной собственности. Безусловно, все это верно. Но, как представляется, не менее важно то, что принятая на всенародном голосовании новая Конституция впервые в тысячелетней истории провозгласила Россию правовым государством. Впервые верховенство права, законность стали идеологическими началами долгосрочного развития, принципами, определяющими построение всей системы общественных отношений. Впервые не политическая целесообразность, не высшая воля, не произвольная неограниченная власть государства, а закон был объявлен базовым принципом жизни и развития страны.

В нашем государстве конституционализм развивался по сложному пути. Еще сто лет назад отечественные юристы отмечали, что «конституционное государство есть практическое осуществление идеи правового государства» (Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. 2-е изд. М., 1912. С. 261.). Однако короткий век Основных государственных законов Российской империи был оборван Первой мировой войной и Октябрьским переворотом. В XX в. советские конституции оставались после принятия политическими декларациями, не имеющими ничего общего с реальной жизнью. Независимо от норм Основного закона действительную власть в стране осуществлял партийный аппарат, взаимодействие которого с обществом регулировалось директивными решениями партийных органов, не обладающими юридической силой даже с точки зрения советского законодательства. В середине прошлого века фактически высшим органом публичной власти с неограниченными полномочиями было Политбюро ЦК КПСС, вообще не упомянутое в действовавшей тогда Конституции СССР. Мы хорошо помним те времена, когда политические и личные свободы, перечисленные в Конституции, грубо попирались. Государство просто не считало необходимым даже формально соблюдать нормы законов, полагая, что его легитимность не происходит из Конституции, а основывается на победе в борьбе за власть, что она обусловлена историческими и идеологическими предпосылками.

Жестокая ирония истории заключается в том, что некоторые авторы проекта «сталинской» Конституции СССР 1936 г., закрепляющей на бумаге обширные юридические гарантии реализации прав человека и гражданина, сами, вместе с миллионами современников, стали жертвами незаконных репрессий.

Конституция и юридические технологии

Сегодня конституция шире понятия нормативного текста Основного закона. В любой развитой стране конституция — это не только конституционные законы и практика органов конституционного правосудия. Конституция как система государственного и общественного уклада — это международные договоры, законы, акты глав государств и правительств, акты министерств и ведомств, судебная практика, опыт взаимодействия органов публичной власти друг с другом и с общественными институтами, с региональной и муниципальной властью. В наши дни юридический процесс, процесс формирования, модификации и реализации конституционных норм намного шире и сложнее собственно законодательного процесса, процесса подготовки и принятия изменений в конституцию. Невозможно получить полное представление о современной политической или экономической системе, просто ознакомившись с текстом конституции страны (как это было два столетия назад). Необходимо понять, как она применяется, как осуществляется реальное взаимодействие государственных и общественных институтов, как реализуются властные полномочия в экономической и социальной сферах, какое действительное значение имеют те или иные органы управления, наконец, кем принимаются и как юридически оформляются основные политические решения.

Не только практика применения положений конституции, но даже подзаконное регулирование могут неузнаваемо изменить толкование Основного закона, модифицировать смысл его норм под воздействием стремительно меняющихся политических, экономических и социальных условий. Это придает любой современной конституции гибкость и адаптивность, но может привести к глубоким проблемам развития государства как механизма управления, основанного на принципе верховенства права, к угрозе возникновения технологического, управленческого разрыва в системе публичной власти. Тем более что никто не отменял простого принципа, сформулированного еще Монтескьё: «Законы должны иметь для всех одинаковый смысл».

В правовом государстве каждое управленческое решение, прежде всего в социально-экономической сфере, каждое властное решение, затрагивающее права и интересы людей, оформляется в правовых актах. Отсюда следует, что право — ключевой инструмент, опосредующий публичное управление.

Процесс подготовки и принятия правовых актов как формы управленческих решений, правильного и полного отражения в юридических актах их организационного, экономического и социального содержания — вопрос юридической технологии. Любое нормативное предписание, прежде чем превратиться в юридический акт, проходит через целый ряд процедур, включая подготовку проекта, его согласование, обсуждение на различных уровнях, оценку политического и социально-экономического эффекта, формальное утверждение, опубликование, вступление в силу. Например, в российской системе федеральных органов исполнительной власти нормативный акт Правительства РФ проходит стадии подготовки профильным министерством, согласования с заинтересованными государственными органами, общественного обсуждения, правовой и антикоррупционной экспертизы, доработки и обсуждения на площадке Аппарата Правительства, утверждения на заседании Правительства. Процедура еще больше усложняется, когда речь идет об указе Президента РФ или федеральном законе. Часто весь процесс подготовки и принятия нормативно-правового акта с участием различных субъектов может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет. Важнейший вопрос: как избежать в результате прохождения правовым актом многоступенчатых процедур «юридического искажения» его политического, экономического или социального содержания и, что более важно, — его конституционного смысла?

Конституция РФ определяет цели публичного управления, общий конечный результат государственного и общественного развития. К их числу относятся защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение суверенитета государства, экономическое благополучие, целостность и безопасность страны, социальная справедливость и др. Указанные цели прямо в ней закреплены (прежде всего в главе 1) и являются ориентирами для государственной политики во всех сферах. Но Конституция не устанавливает конкретных средств, технологий достижения закрепленных в ней целей. По сути, такие технологии в самом общем виде описаны лишь в положениях Конституции о системе разделения властей, о полномочиях Президента, Правительства, Федерального Собрания и суда. Однако это не означает, что государственный аппарат абсолютно свободен в определении средств и технологий достижения поставленных перед ним Конституцией целей.

Право как инструмент управления

Сегодня юридические технологии, приемы юридической техники, правила подготовки нормативно-правовых актов намного сложнее, чем даже десять лет назад. Они меняются вместе с экономикой, социальными институтами, с внедрением информационно-коммуникационных систем и, главное, вместе с усложнением приемов и методов управления. Актуальной задачей является повышение эффективности юридического процесса. От этого зависят в том числе рост национального благосостояния и инвестиционная привлекательность страны.

Юридические недостатки правового акта (неточность формулировок, использование неопределенных понятий, внутренние противоречия акта, непродуманные положения о вступлении в силу) всегда негативно влияют на регулятивный потенциал документа, на его способность позитивно воздействовать на реальные общественные отношения. В сфере применения экономического законодательства большое значение имеет транспарентность и эффективность публичных процедур (например, в антимонопольном, инвестиционном, градостроительном законодательстве, законодательстве о связи, об электроэнергетике и т.д.). Поэтому законодательный пробел, юридическая неточность, допускающие неопределенность правоприменения, для любого хозяйствующего субъекта, для экономики в целом означают реальные материальные потери, а также повышенные страновые риски для за­рубежных инвесторов, снижение кредитных рейтингов, удорожание денежных ресурсов для развития национального бизнеса.

В условиях построения правового государства мы должны отчетливо понимать, что языком государственного управления становится именно юридический язык, язык правовых актов. А юридические технологии занимают все более заметное место в арсенале технологий управления.

Процесс трансляции нормативных положений Конституции в федеральные законы, подзаконные акты, в решения судов всех уровней не может искажать смысл Основного закона. Такой процесс должен быть последовательным и продуманным. Именно поэтому написание закона во всех странах, политическая система которых строится на основе принципа верховенства права, становится отдельной профессией, особой специализацией юристов. Общемировая тен­денция также заключается в повышении роли юристов в общественной жизни, увеличении доли людей с юридическим образованием и юридическим опытом в органах исполнительной и, что очень важно, законодательной власти. Рычагом управления экономикой и социальной сферой уже давно стал закон, правовой акт.

Такие же тенденции отчетливо прослеживаются и в негосударственном, корпоративном секторе управления. В крупнейших компаниях во всем мире формируются собственные правовые системы. По количеству правовых предписаний, ширине сферы их применения в ежедневной деятельности сотрудников подчас они не уступают законодательным системам отдельных государств. Также и в частном секторе растет роль юридических подразделений, которые задействованы практически во всех бизнес-процессах для оценки юридических рисков, правового обеспечения проектов в различных юрисдикциях, взаимодействия с органами публичного управления.

Однако здесь нельзя впадать в крайности. Очень опасна иллюзия того, что любая социально-экономическая проблема, чрезвычайная ситуация может быть разрешена спешным изданием очередного закона. Такой «легизм» ведет не просто к казуистичности правового регулирования, разрушению правовой системы. Он вызывает у людей недоверие и неуважение к закону, создает разрыв нормативного акта с жизнью. Принятие закона — лишь один из этапов юридического процесса. Необходимо не только обеспечивать его безусловное исполнение — надо внимательно следить за правоприменением, постоянно анализировать действие акта, при необходимости корректировать его. А в некоторых случаях — своевременно ставить вопрос об отмене неэффективного закона. В юридическом процессе важна оперативность принятия решений, согласованность действий всех субъектов правовых отношений, понимание общей задачи правового регулирования.

Правительство и Основной закон

В соответствии со ст. 110 Конституции РФ исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации. Правительство руководит деятельностью большинства федеральных органов исполнительной власти, в свою очередь отвечающих за выработку и реализацию государственной политики в важнейших сферах обще­ственной жизни: в экономике, финансах, транспорте, связи, энергетике, культуре, науке, образовании, здравоохранении, социальном обеспечении, экологии, управлении федеральной собственностью.

Таким образом, Правительство и возглавляемая им система федеральных органов исполнительной власти занимают в механизме применения юридических технологий управления особое, уникальное место. В конституционной системе разделения властей Правительство:

· взаимодействует со всеми без исключения субъектами публичного управления: Президентом РФ, палатами Федерального Собрания, судами, органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

· отвечает за предельно широкую сферу вопросов социально-экономического развития страны;

· в сложившейся системе правового регулирования принимает акты прямого действия, прежде всего нормативные постановления, без которых многие нормы федеральных законов остаются де-юре или де-факто бессильными.

Не будет преувеличением сказать, что по предметному охвату, по количеству и объему правовых актов Правительство и подведомственные ему федеральные структуры управления (включая их территориальные органы) находятся на ведущем месте среди всех публичных субъектов.

Федеральная исполнительная власть — центр всего юридического процесса как формы государственного управления. Правительство обладает правом законодательной инициативы, — оно готовит поправки, заключения, официальные отзывы на рассматриваемые Федеральным Собранием законопроекты. Значительная часть нормативных указов Президента РФ также готовится при непосредственном участии Правительства. Как уже отмечалось, традиционно важную роль в современной российской правовой системе играют постановления и распоряжения Правительства, принимаемые в рамках собственной компетенции, установленной Конституцией, федеральными законами и указами Президента РФ.

Реализация норм федеральных законов, их применение к конкретным отношениям, как правило, опосредуется подзаконными правовыми актами — ведомственными приказами, счет которых с момента принятия Конституции, с момента формирования новой правовой системы идет на десятки тысяч. Обязанности по координации и контролю административного правотворчества также лежат на Правительстве. В огромном потоке ведомственных нормативно-правовых актов важно обеспечить не только их формальное соответствие нормативным документам более высокого уровня, но и юридическое качество самих актов, их согласованность друг с другом.

Управленческие связи Правительства РФ в юридическом процессе разнонаправлены. Вертикальные — обеспечивают взаимодействие Правительства, с одной стороны, с Президентом РФ, а с другой — с федеральными органами исполнительной власти, с региональными властями. Сегодня большое количество актов Правительства издается во исполнение прямых поручений Президента РФ, на основании его программных указов, положений ежегодного Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию.

Горизонтальные управленческие связи обеспечивают взаимодействие Правительства РФ с органами государственной власти, стоящими с ним на одной конституционной ступени: Федеральным Собранием, высшими судами.

Не менее важными в современном механизме государственного управления являются внутренние связи в рамках системы самого Правительства. Организация качественного взаимодействия органов ведомственного управления, Аппарата Правительства, повышение эффективности их работы в юридическом процессе — ключевая функция Правительства РФ. По сути, оно — «перекресток дорог» в юридическом процессе, управленческий центр для большинства проектов, реализуемых в системе федеральной исполнительной власти. При этом каждый, ознакомившись на официальном сайте с повесткой любого заседания Правительства или с перечнем издаваемых им актов, может оценить разброс рассматриваемых вопросов, как по отраслям регулирования, так и по значению в жизни страны. Многие вопросы имеют действительно общегосударственный, программный характер. В других случаях принимаемое решение касается лишь узкой сферы экономики либо отдельных государственных корпораций, конкретных объектов федеральной собственности. В структурах Правительства сосредоточены, таким образом, все ступени государственного управления: от микро- до макроуровня.

Совершенствование системы исполнительной власти

Российское государство прилагает значительные усилия к совершенствованию системы исполнительной власти в Российской Федерации и повышению эффективности ее функционирования. Неслучайно одним из приоритетных направлении административной реформы, проводившейся в нашей стране начиная с 2004 г., стал переход от отраслевого принципа построения системы федеральных органов исполнительной власти к функциональному.

В ходе реформы была предпринята попытка четко определить сферы ответственности органов исполнительной власти, оптимизировать их состав и механизмы функционирования. Однако сделать это безупречно не удалось. Далеко не во всех сферах управления государственные функции удалось распределить в рамках триады «министерство — служба — агентство». В результате ряд нежизнеспособных звеньев пришлось упразднить. Многие службы пытались избавиться от опекающих их министерств и перейти в прямое подчинение к Правительству РФ — и некоторым это удалось. Наконец, чрезмерная концентрация разнообразных полномочий в рамках министерств потребовала их разукрупнения и создания самостоятельных органов власти. Все это сопровождалось конкуренцией административных структур, на что подчас уходили основные усилия некоторых органов исполнительной власти.

Возникает вопрос: что лучше для исполнительной власти — стабильность ее структуры или периодические перемены в ее организации? Скорость жизни увеличивается стремительно, и исполнительная власть должна успевать модернизироваться в соответствии с современными вызовами. Но желание перемен может быть обусловлено и чисто бюрократическими мотивами — стремлением уволить неугодных, имитацией активной деятельности. Такие изменения бессмысленны, они причиняют серьезный ущерб, мешая формированию эффективного государства.

Тем не менее, несмотря на некоторые издержки административной реформы, одним из ее наиболее значимых результатов стало содержательное разделение функций отдельных государственных органов. Крайне редкой стала ситуация, при которой орган исполнительной власти, по сути дела, сам устанавливает обязательные для применения и исполнения субъектами хозяйствования требования... и сам же контролирует их исполнение. В прошлом это создавало благоприятную среду для различных злоупотреблений со стороны должностных лиц. Теперь детальная регламентация деятельности государственных органов, нормативно-правовое закрепление процедур, установление строгих процессуальных рамок и алгоритмов принятия управленческих решений задано извне, другими государственными органами. Их закрепление специальными нормативными правовыми актами — административными регламентами — делает процесс государственного управления более открытым и эффективным, позволяет обеспечивать четкость и быстроту реагирования власти на запросы общества.

Отсюда — один шаг до создания типового административного регламента, а от него — к принятию закона об основах исполнительно-распорядительной деятельности, о котором шла речь еще в 1960-е гг. Однако тогда такой закон разработать и принять не удалось. Теперь для этого есть все необходимые условия, осталось только поставить такую задачу и решить ее.

Правительство, контроль и управление рисками

Таким образом, ключевой задачей сегодня становится модификация юридических технологий в системе федеральной исполнительной власти — от подготовки инициативы по принятию правового акта до мониторинга его применения. При этом важно сочетать централизацию и децентрализацию юридического управления, дифференцировать публичные процедуры правотворчества в зависимости от важности, сложности и срочности решаемых задач, привлекать общественные силы, квалифицированных негосударственных экспертов. Так же как и в бизнесе, в государственных орга­нах должна существовать эффективная современная система управления юридическими и менеджерскими рисками при принятии решений.

Необходимо обеспечить высокий уровень планирования юридического процесса, подготовку большинства проектов законодательных актов федеральными органами исполнительной власти строго в рамках планов законопроектной деятельности Правитель­ства и, как следствие, эффективно использовать имеющиеся ресурсы (прежде всего человеческие). Нужно сформировать целостную систему прогнозирования развития законодательства, мониторинга экономической и социальной эффективности принятых актов на федеральном и региональном уровнях.

Особого внимания требуют организация государственного контроля и обеспечение стабильности правового регулирования.

Осуществление государством контрольной функции как одного из средств обеспечения законности и поддержания дисциплины гарантирует развитие общества при сохранении его стабильности. В последние два года была проделана довольно большая работа по корректировке и детализации правил осуществления контрольно-надзорных мероприятий, позволившая восполнить ряд пробелов, существовавших еще с 1990-х гг. Они отрицательно сказывались как на уровне защиты прав подконтрольных субъектов, так и на качестве контроля (надзора). Однако не все произошедшие изменения работают в полную силу. Определенная часть существующих проблем пока не решена. Следует признать: эти проблемы связаны с несовершенством не только материального права, что подразумевает дальнейшее уточнение обязательных требований к поведению подконтрольных лиц, но и процедур проведения проверок и применения принудительных мер в отношении выявленных нарушений. Дальнейшее совершенствование контрольно-надзорных функций связывается и с формированием нормативной базы Таможенного союза и Единого экономического пространства.

Нестабильность правового регулирования, частое изменение законодательства, регулирующего экономическую деятельность, пробелы, внутренние противоречия, несогласованность правовых актов, низкое лингвистическое качество текста — вот те факторы, которые снижают эффективность государственного управления.

Сегодня необходимы эффективные, часто инновационные решения обозначенных проблем. Ответственность за разработку таких решений лежит не только на юристах, работающих в государственных структурах. Это общая задача юридической науки и практики.

Юристы должны предлагать качественные (и часто типовые) правовые инструменты и технологии для применения в сфере публичного управления, в корпоративном секторе, экономике, международных отношениях. Как это ни прискорбно звучит для огромной корпорации юристов, право сегодня все меньше — искусство и все больше — технологии. Такие технологии не должны находиться в диссонансе с общими задачами, на решение которых они направлены. Разработка эффективных юридических технологий, очевидно, не является самоцелью, — эти инструменты должны меняться вместе с вектором развития государства, общества, экономики, внешней политики.

Исполнительная власть и гражданское общество

Серьезное воздействие на государство оказывает гражданское общество, его отдельные институты, которые уже не довольствуются статусом объектов управления и хотят сами влиять на власть. В этих условиях к правовому регулированию, системной организации, технологиям функционирования, профессиональной подготовке персонала и другим параметрам исполнительной власти предъявляются чрезвычайно высокие требования.

Одними из важных элементов повышения эффективности деятельности органов исполнительной власти должны стать большая открытость госорганов, а также привлечение граждан к участию в управлении делами государства, в том числе через систему «Открытое правительство». Новые механизмы взаимодействия исполнительной власти с институтами гражданского общества создают предпосылки для решения проблемы, которую можно назвать хронической для российской государственности. Еще в 1862 г. выдающийся русский правовед Б.Н. Чичерин писал о том, что «разлад между правительством и общественным мнением всегда составляет преграду народному развитию» (Чичерин Б.Н. Несколько современных вопросов. М., 1862. С. 7.).

Ряд шагов по ее преодолению Правительством уже сделан. Так, в июле 2012 г. на сайте Министерства экономического развития РФ был размещен для общественного обсуждения документ под названием «Концепция формирования механизма публичного представления предложений граждан Российской Федерации с использованием сети Интернет для рассмотрения в Правительстве Российской Федерации предложений, получивших поддержку не менее 100 тыс. граждан» («Российская общественная инициатива»). В августе 2012 г. Концепция была утверждена Правительством РФ.

Принцип открытости предполагает создание и свободное использование специализированного сетевого ресурса, который обеспечивает открытый доступ любого человека к размещенным там предложениям, возможность ознакомиться со всеми принятыми по ним решениями и результатами голосования.

Подписан и вступил в силу Указ Президента РФ от 04.03.2013 № 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса „Российская общественная инициатива"». Документ определяет правила, по которым граждане с помощью современных технологий могут донести до власти и общества свои предложения по вопросам социально-экономического развития страны, совершенствования государственного и муниципального управления.

И позитивные примеры уже есть. Предметом общественной экспертизы стали такие значимые доку­менты, как проекты федеральных законов «Об образовании в Российской Федерации», «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», «Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и послед­ствий потребления табака».В поисках баланса

Сама Конституция — живая ткань права. Меняется ее толкование, в нее вносятся дополнения при неизменности базовых конституционных начал и принципов. Те или иные положения становятся более значимыми для общества в конкретный исторический период. По-разному понимается баланс частных и публичных интересов.

Формирование и изменение управленческих технологий должны происходить в конституционных рамках, в пределах предусмотренного Основным законом общего правового и организационного инструментария. Необходимо точно, без искажений отражать букву и дух Конституции, учитывать лучшие мировые практики публичного управления. При этом, как справедливо писал С.С. Алексеев, «существующие реалии, относящиеся к действующей российской Конституции, должны быть уроком, поводом к размышлениям с перспективой на будущее» (Алексеев С.С. Самое святое, что есть у Бога на земле. Иммануил Кант и проблемы права в современную эпоху. М., 2013. С. 236.).

Это означает, что к каждому участнику нормотворческого процесса предъявляются особые требования. Аппарат государства должен крайне тщательно подходить к выбору средств, методов и технологий ради достижения конституционных целей. Исключений здесь не может быть ни для кого, включая Правительство. И не важно, будет это подзаконный акт, закон или даже целый кодекс.

Конечно, не каждый закон можно написать так ясно, доступно и красиво, как сформулированы главы Конституции. Но стремиться к этому идеалу нужно. Особенно в условиях все возрастающей конкуренции правовых систем. Сейчас, когда бизнес с легкостью перемещается с континента на континент, уводя за собой капиталы, высококвалифицированные кадры и новые технологии или выбирая для себя возможность воспользоваться иностранными, а может быть, и международными судами, наша правовая система испытывает колоссальное давление. Как облегчить это давление, а облегчив — повысить конкурентоспособность нашей экономики? Ответ очевиден: прежде всего — повысив качество правотворчества и правоприменения.

В современных условиях Правительство РФ, действительно, находится на перекрестке юридических процессов. Его задача в том, чтобы тщательно спланировать законотворчество, руководствуясь Конституцией как своего рода дорожной картой. Ведь потенциал Основного закона по-прежнему огромен. Именно такой подход позволит обеспечить развитие России как правового государства на долгие десятилетия вперед.

Журнал "Закон"

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 10 декабря 2013 > № 961276 Дмитрий Медведев


Словения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 10 декабря 2013 > № 961275 Дмитрий Медведев

Беседа Дмитрия Медведева с Председателем Правительства Республики Словения Аленкой Братушек; присутствие на церемонии подписания совместных документов; совместная пресс-конференция.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Уважаемая Премьер-министр, я сердечно Вас приветствую! Рад возможности познакомиться с Вами и обсудить перспективы развития российско-словенских отношений. Они и так развиваются неплохо, устойчиво. Даже несмотря на всякого рода проблемы, которые существуют в мировой экономике, наше торговое сотрудничество демонстрирует рост, что уже само по себе хороший признак. Речь идёт и о торговле, и об инвестиционном сотрудничестве, хотя, конечно, нет предела совершенству: я надеюсь, мы сегодня с Вами обсудим и новые объекты, новые места для того, чтобы развивать сотрудничество между нашими странами. Будет подписан ряд важных документов, надеюсь, они тоже придадут динамику нашему сотрудничеству. Поэтому ещё раз сердечно Вас приветствую, желаю успешного пребывания на российской земле, тем более это Ваш первый визит в качестве Премьер-министра в нашу страну!

А.Братушек (как переведено): Большое спасибо, господин Премьер-министр. Согласна с Вами, наши отношения действительно очень хорошие, но, как Вы уже сказали, действительно нет предела совершенству. Мы приехали к Вам буквально с инвестиционной конференции, на которой мы хотели представить нашим российским друзьям и партнёрам, что Словения – действительно страна, в которую стоит вкладываться. Большое спасибо министру Никифорову, который принял участие в этой конференции.Есть, конечно, ещё несколько предложений по конкретным проектам. Я надеюсь и верю, что нам удастся сегодня на эту тему поговорить.

< . . . >

* * *

По окончании российско-словенских межправительственных переговоров в присутствии Дмитрия Медведева и Аленки Братушек был подписан ряд совместных документов.

Подписанные документы:

– Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Словения о военно-техническом сотрудничестве;– Соглашение между Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и Министерством внутренних дел Республики Словения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров;

– Меморандум между Министерством спорта Российской Федерации и Министерством образования, науки и спорта Республики Словения о сотрудничестве в области физической культуры и спорта;

– Программа совместных действий на период 2014–2015 годов в области туризма между Федеральным агентством по туризму (Российская Федерация) и Государственным агентством Республики Словения по содействию предпринимательству, инновациям, развитию, инвестициям и туризму;

– Меморандум о сотрудничестве между правительством Ярославской области и Министерством экономического развития и технологий Республики Словения.

* * *

Стенограмма пресс-конференции:

Д.Медведев: Уважаемые представители средств массовой информации и коллеги! Мы завершили переговоры с Председателем Правительства Республики Словения госпожой Аленкой Братушек. Обмен мнениями подтвердил то, что мы находимся на хорошем уровне доверительного сотрудничества, обеспечена необходимая преемственность во взаимоотношениях. И конечно, в целом хотел бы констатировать, что наши отношения находятся на подъёме: даже несмотря на экономические сложности, тем не менее эти торгово-экономические отношения в настоящий момент растут.Есть, естественно, и задачи на будущее. Мы отметили, что если говорить об инвестиционном потенциале, то он точно не исчерпан, а наоборот, объём инвестиций и со словенской стороны, и особенно с российской стороны может быть существенно увеличен. Ещё одна тема касается совершенствования структуры торгового оборота, на это направлена Программа расширения двустороннего экономического сотрудничества прежде всего в таких областях, как информационные технологии, фармацевтика и опять же привлечение инвестиций.

Энергетика, безусловно, остаётся тоже важным направлением сотрудничества. Строительство «Южного потока» на территории Словении в этом смысле стратегический проект, мы, естественно, уделили внимание и ему.

Мы надеемся, что работа по «Южному потоку» будет продвигаться по тому графику, который существует, и, естественно, ценим позицию словенского руководства, которое поддерживает этот проект.

Только что были подписаны документы, всего 5 штук, в том числе в такой тоже важной сфере для наших стран, как туризм. Мы рассчитываем, что та программа, которая запланирована, будет реализована. Потенциал сотрудничества достаточно высок. Надеемся, что будет расти не только общее количество туристов, которые посещают Словению и Россию, но и инвестиционная активность в этом сегменте будет возрастать.

Также важной составляющей является сотрудничество в военно-технической сфере (документ тоже был подписан), ну и ряд других направлений, включая региональное сотрудничество. Во время обеда, который у нас только что был, – завтрака, вернее говоря, – мы констатировали, что российские регионы довольно активно сейчас стремятся развивать отношения со Словенией, и только что был подписан соответствующий документ с участием Ярославской области.

И ещё одно направление сотрудничества – это культура, гуманитарные связи. Мы об этом говорили и в узком составе, и в широком составе. Я считаю, что у нас для развития этих отношений есть прекрасная основа, историческая основа, есть желание сторон заниматься этим сейчас, тем более что впереди целый ряд знаменательных дат: и столетие начала Первой мировой войны, и та дата, которая наши страны связывает, – 2016 год, который является особым для истории наших отношений (мы договорились о том, что будем делать), и 70-летие Победы во Второй мировой войне. Я считаю, что эта военно-мемориальная тематика должна также занять достойное место в наших культурных связях и в целом в отношениях между нашими государствами.

Спасибо! И я передаю слово моей коллеге.

А.Братушек (как переведено): Большое спасибо, господин Председатель! Очень тяжёло что-то добавить после такого обширного разговора с Вами сегодня.

Сначала хотела бы ещё раз поблагодарить за такой приятный, дружеский приём в России. Я и сама считаю, что сотрудничество между нашими странами осуществляется на высоком уровне, это показывают результаты последних лет. И эти результаты показывают также, что у нас есть ещё много резервов в тех областях, о которых мы сегодня говорили.

Те данные, которыми мы располагаем, показывают, что словенских инвестиций намного больше, чем российских в Словении. Это говорит о том, что есть ещё очень много мест для углубления такого инвестиционного сотрудничества. И сегодня много фирм, много представителей приняли участие в нашей конференции, это свидетельствует о том, что интерес к этому есть.

Как вы видели, сегодня мы подписали пять документов, соглашений и меморандумов. И я очень хотела бы, чтобы они воплотились, дали какие-то конкретные результаты. И я очень рада тому, что ежегодно в мемориальных торжествах у русской часовни на Вршиче принимают участие много представителей российской стороны. Это является такой точкой в наших отношениях. Хотела бы, чтобы в 2016 году, когда будет отмечаться 100-летний юбилей, мы провели вместе с Россией это достойно и на уровне.

В России на сегодняшний день самым крупным проектом является Олимпиада в Сочи, и я очень рада тому, что в этом проекте принимают участие и специалисты из Словении.

Господин Председатель Правительства сказал мне, что у него осталось такое печальное, грустное впечатление от Словении, потому что это было на футбольном матче, где Россия проиграла, поэтому я пригласила его, чтобы показать ему Словению с лучшей стороны.

Д.Медведев: Хва?ла («спасибо» по-словенски). Спасибо. Но не на футбол!

Вопрос: У меня вопрос к обоим премьер-министрам. Вы сейчас упомянули о перспективах роста взаимной торговли и товарооборота, но нет ли опасения, что мировой кризис внесёт коррективы в эти радужные планы?

Д.Медведев: У нас нет опасений просто исходя из фактических данных. С какими-то европейскими государствами у нас снижение торгового оборота, это правда, в силу того, что в целом европейская экономика балансирует на грани рецессии. Но со Словенией у нас рост, он был в прошлом году, и он в этом году. Причём, хочу отметить (может быть, это фактор, который отчасти связан с определёнными дисбалансами, и тем не менее): этот рост достигается не за счёт увеличения объёмов поставок энергоносителей. У нас есть рост и по достаточно крупным современным проектам в области высоких технологий. Есть рост, кстати, и в области туризма, что означает, что этот рынок не сворачивается, а, наоборот, разворачивается. Он, конечно, в большей степени направлен по понятным причинам в Словению, но рост количества туристов в этом году по отношению к прошлому – 30% (треть даже, больше 30%). В общем, это означает, что потенциал не исчерпан.

А.Братушек: Мы не очень боимся того, чтобы этот кризис как-то повлиял, представлял собой какую-то помеху. Наше сотрудничество развивается из года в год, и, в общем-то, не вижу никакой причины, чтобы это не продолжалось далее. Словения пока ещё не вырвалась из этого кризиса, но должна сказать, что в Словении из месяца в месяц ситуация улучшается. Я хотела подчеркнуть, что показатели, которые мы получили, свидетельствуют о том, что результаты III квартала показывают, что по сравнению со II кварталом у нас не было больше падения производства, какого-то падения экономики, и это нас воодушевляет.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, что «Южный поток» является одним из самых крупных проектов (не столько, конечно, для России, как для Словении – это где-то 1 млрд евро, большие деньги в Словении). Вы в курсе, конечно, что Евросоюз недавно сказал, что те договоры, которые Словения, Болгария, Сербия, Венгрия подписали с Российской Федерацией, нарушают законодательство Евросоюза. Вопрос к Вам: что это значит для самого проекта? Как он будет осуществляться? Кто с кем будет сейчас разговаривать? Это будут разговоры между Москвой и Брюсселем или это будут разговоры Москва – Любляна – Белград? И, конечно (Вы сами упомянули график, сроки), получит ли Словения, как это планировалось, в 2016 году газ из Ямала по газопроводу «Южный поток»?

Д.Медведев: Спасибо. Это действительно сложная тема, которую мы обсуждали с госпожой Премьер-министром. 3 декабря еврокомиссар Эттингер отправил нашему министру Новаку письмо на эту тему с предложением пересмотреть межправсоглашения, которые были заключены Россией и странами Евросоюза, а именно Австрией, Болгарией, Венгрией, Грецией, Италией, Словенией и Хорватией, с тем чтобы привести их в соответствие с Третьим энергопакетом. Хотел бы, чтобы вы понимали нашу позицию. С точки зрения международного права акты Евросоюза являются для стран Евросоюза национальным законодательством. С точки зрения международного права межправсоглашения, заключённые между Россией и упомянутыми странами Евросоюза, являются актами международного права. В международном праве и вообще праве в целом действует принцип примата или преимущества международного права над национальным законодательством, и мы только так это и понимаем. С правовой точки зрения это может быть истолковано именно так и не иначе при всём уважении к позиции отдельных еврокомиссаров и Евросоюза в целом. Тем не менее для того, чтобы не входить в клинч, что называется, по этим вопросам, мы сегодня провели консультации. Здесь существуют возможности различного порядка, для того чтобы и интересы Евросоюза, и соответствующие решения, которые принимались, были исполнены, и в то же время те проекты, которые мы продвигаем, а именно «Южный поток», также исполнялись. Эти решения носят либо юридический характер, либо они на стыке между правом и экономикой. Я прошу прощения, увлёкся, больно тема такая серьёзная.

И ещё одно замечание, если позволите. Я вообще считаю, что любые документы национального права или европейского права должны приносить пользу, а не проблемы. К сожалению, с Третьим энергопакетом ситуация выглядит иначе. Да, он был направлен, в общем-то, на вполне благие цели, но в результате создаётся напряжение и внутри Евросоюза, и между отдельными государствами Евросоюза и Брюсселем, и, естественно, между Россией в данном случае и государствами Евросоюза. В конечном счёте, вот эти надежды на более справедливое установление энергетических, экономических отношений не оправдываются. Поэтому мы неоднократно обращались к нашим партнёрам из Брюсселя с предложением как минимум посмотреть на юридическую корректность и экономическую сбалансированность этого самого Третьего энергопакета. Шарик на стороне Евросоюза. Мы ждём от наших партнёров ответа на наши инициативы.

И последнее. Европа газ получит, не сомневайтесь, в положенные сроки. Я надеюсь, что в те сроки, которые существуют.

А.Братушек: Я хочу коротко добавить, что для Словении проект «Южный поток» – это очень важный стратегический проект, его стоимость – 1 млрд евро. И Словения как член Евросоюза должна соблюдать законодательство Евросоюза, что касается в принципе всех его членов.

Я уверена, что все проблемы будут решаться двумя путями: в рамках Евросоюза, страны – члены Евросоюза, и второй уровень, второй путь – это Россия – Евросоюз, Брюссель – Москва.

И я уверена, что наша сегодняшняя встреча – это первый шаг в этом направлении. Я уверена, что этот проект будет, проблемы мы решим.

Вопрос: У меня вопрос к обоим премьер-министрам. Да, конечно, «Южный поток» является одним из приоритетных на повестке дня. А можете ли вы рассказать о каких-то других совместных проектах, может быть, за пределами энергетического поля, которые готовятся к реализации и принесут выгоду обеим сторонам? И, возвращаясь к теме «Южного потока», хотелось бы госпожу Братушек попросить прокомментировать недавнее совместное решение премьеров Словении, Болгарии и Венгрии выступать с единой позицией на переговорах относительно проблематики «Южного потока». В чём это будет выражаться в диалоге с Россией, в диалоге с «Газпромом»?

А.Братушек: Как я сказала, мы все, члены Евросоюза, должны соблюдать требования законодательства Евросоюза, и считаю, что наши совместные действия, Болгарии, Венгрии и Словении, могут быстрее и эффективнее дать результат в решении этого вопроса. В конце концов речь идёт об одном и том же проекте, поэтому нет никакой причины, чтобы каждая страна где-то единолично решала этот вопрос, отдельно.

Д.Медведев: Мне лишь остаётся сказать, что в настоящий момент основное направление нашего сотрудничества – это не только энергетика, о которой мы уже сегодня довольно много говорили в контексте «Южного потока». Это, конечно, и другие проекты в области информационных технологий, фармацевтики, различные виды кооперации в области туризма. Поэтому я считаю, что нам не нужно зацикливаться только на энергетической проблематике, тем более что, ещё раз повторю, за истекший год и прошлый год прирост торгового оборота происходил не за счёт естественного изменения цен на энергоносители или более масштабных поставок энергоносителей (того же самого газа) из России в Словению, а за счёт других факторов, за счёт в том числе притока товаров из Словении в нашу страну. В этом смысле нам нужно ещё подумать над оптимизацией торгового оборота, но это означает, что это сотрудничество имеет перспективы. Госпожа Премьер-министр абсолютно справедливо, кстати, сказала о том, что объём инвестиций, которые накоплены, существуют в России (словенские), больше, чем российских в Словении. В общем, у нас тоже есть свои возможности, и мы надеемся на то, что эти возможности также будут реализованы, особенно в контексте предстоящей приватизации ряда объектов в Словении.А.Братушек: Здесь были упомянуты химическая промышленность, фармацевтика, деревообрабатывающая промышленность, туризм, но к этому хотела бы добавить, что Словения – прекрасная страна. Приезжайте, мы приглашаем вас посетить нас.

Вопрос: Вопрос к Премьер-министру Словении: когда Вы опубликуете стресс-тесты банков и хватит ли, по Вашим оценкам, денег на то, чтобы покрыть дыру, не прибегая к внешней помощи? И сколько, по Вашим оценкам, потребуется средств для докапитализации банков? Источники называют цифру в районе 5 млрд евро.

А.Братушек: Это не было темой сегодняшней встречи, но в последнее время эта тема очень муссируется и меня часто об этом спрашивают. Результаты стресс-тестов будут известны вкратце. Придётся подождать ещё несколько дней, пока будут опубликованы уже официальные данные, потому что всё, что сейчас можно увидеть в СМИ, – это всё только инсинуации и какие-то предположения. Разговор идёт о 2 млрд и выше, давайте подождём несколько дней и посмотрим, какая получится точная цифра.

И, конечно, все проблемы мы решим сами. Сейчас в СМИ можно увидеть, что не только Европейская комиссия нам уже в этом доверяет, но и финансовые рынки, поэтому мы наверняка с проблемой справимся сами.

Д.Медведев: Мне остаётся пожелать только всем счастливого Рождества и наступающего Нового года. Уже можно начинать практически всё это дело – это первое. И второе – конечно, хороших результатов стресс-тестов.

А.Братушек: Большое спасибо!

Д.Медведев: Спасибо. Хва?ла.

Словения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 10 декабря 2013 > № 961275 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 декабря 2013 > № 961268 Дмитрий Медведев

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

Традиционное интервью Дмитрия Медведева, посвящённое итогам работы Правительства в уходящем году. Свои вопросы задали телеведущие Ирада Зейналова («Первый канал»), Сергей Брилёв (ВГТРК), Марианна Максимовская («Рен ТВ»), Вадим Такменёв (НТВ) и Михаил Зыгарь («Дождь»).

Стенограмма:

С.Брилёв: Здравствуйте, в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24», «Дождь» и «Вести ФМ» уже ежегодный формат разговора с Дмитрием Медведевым. Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Здравствуйте.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы хорошо знаете всех моих коллег, но я как представитель большинства средств массовой информации и вещателей немножко на себя одеяло перетяну в данном вопросе. Вот стакан, наполовину полон он или наполовину пуст, ну, не этот, конечно, – а экономика? Вопрос Вам как Председателю Правительства.

Д.Медведев: У меня чуть больше, чем наполовину.

С.Брилёв: Смотрите, действительно, противоречивые вводные этой осенью у нас есть. С одной стороны, взрывной, если вообще не рекордный рост сельского хозяйства, это факт. С другой стороны, все говорят, что тучные нулевые закончились, идёт сокращение со следующего года зарплат чиновников, что в принципе популярная идея, но тем не менее она же происходит. При этом цена на нефть никуда не упала, а в экономике наступила стагнация или иначе застой. Кто виноват и что делать? – это традиционно русские вопросы. Как Вы в целом оцениваете состояние наших экономических дел?

Д.Медведев: Вы знаете, состояние дел в нашей экономике, наверное, такое же, как и в большинстве развитых и быстро развивающихся рынков мира – оно довольно сложное. Я не так давно употребил такой термин – кислое состояние. То есть у нас в целом, может быть, даже несколько лучше ситуация, чем в Европе и в целом ряде других стран, иными словами, у нас есть определённый рост, правда, небольшой. Мы рассчитывали на 3%–3,5%, в результате получим, может быть, около 1,5%, но, с другой стороны, в Европе просто нет роста, есть падение производства. Так что у нас ситуация довольно сложная. Связано это с двумя причинами. Первая – мы стали интегральный частью мировой экономики и с этим ничего не поделаешь. Мы испытываем на себе всё то же давление, которое испытывает мировая экономика. Но у нас есть и свои проблемы, и свои ограничители роста, включая структуру нашей экономики, производительность труда, недостаток инвестиций и деловой климат. Если мы будем этим заниматься последовательно, мы сможем улучшить своё положение. Но подчеркну прямо и откровенно: мы не можем радикально изменить ситуацию, если мировая экономика будет падать, это совершенно очевидно. И это, кстати, продемонстрировал кризис 2008 года, который ударил по всем странам: все страны оказались в сложной ситуации. У нас есть определённые резервы, которые помогают нам развиваться и которые позволяют нам говорить о том, что у нас в целом ситуация под контролем. Что я имею в виду? Помимо того что наша экономика всё-таки растёт, а не падает, у нас хорошие показатели по безработице – порядка 5,5% по методике Международной организации труда, что в 2–3 раза меньше, чем на развитых рынках. У нас небольшой объём долга к валовому внутреннему продукту, то есть порядка 10,5% – это хороший показатель. У нас хорошие золотовалютные резервы и вообще резервы, они в общей сложности составляют порядка 700 млрд долларов, что создаёт нам определённую подушку безопасности. И у нас в целом есть нормальное регулирование всех экономических процессов, которые мы создали за последние годы. Но это не значит, что мы можем расслабиться, и этот год это показал, потому что мы в результате рассчитывали на бо?льшие темпы роста, а получили меньшие.

И.Зейналова («Первый канал»): Дмитрий Анатольевич, полтора года работы Правительства – достаточный срок, чтобы понять, насколько работоспособна команда, насколько оправдалась ставка на молодость, кто из менеджеров справляется, кто нет. Так вот, насколько она работоспособна? И стоит ли ждать замен и перемен в этой команде?

Д.Медведев: Вы знаете, Правительство – это же не футбольная команда, где люди отбираются по принципу возраста или физической подготовленности. Правительство – это всегда сложный конгломерат людей. Моё мнение: Правительство – абсолютно работоспособная команда, она возникла, она состоялась, но при этом, конечно, есть сложности, есть проблемы, которые возникают в деятельности тех или иных министерств и министров. Люди все в достаточной мере подготовлены к тому, чтобы руководить министерствами, но в то же время работа министра – это очень сложная деятельность, и на самом деле она отлична от работы, например, государственных служащих в других органах власти и управления. Поэтому, скажем откровенно, далеко не все те, кого я приглашал, сразу же показали свою подготовленность к тому, чтобы руководить крупными производственными процессами, а министр – это публичная фигура, и он руководит крупными производственными процессами. У кого-то вообще не получилось, и это, может быть, даже и не всегда его вина, но этим людям пришлось принять решение о том, чтобы перейти на другую работу, – это тоже нормально. Но в целом Правительство состоялась как команда, она работает, и в этой команде есть люди разных возрастов, что, на мой взгляд, очень неплохо: у нас в Правительстве есть люди, которым 30 лет, чего не было на самом деле никогда, наверное, во всяком случае начиная с ХХ века, но и есть люди вполне зрелые, состоявшиеся, которые очень давно работают.

И.Зейналова: То есть сейчас финальный вариант команды? Все, кто не справлялся…

Д.Медведев: Никаких финальных вариантов быть не может просто потому, что Правительство – это живой организм. Но в целом я считаю, что радикальных изменений никаких быть сейчас не должно. Все расставлены на свои места, все работают. Появились новые блоки, мы усилили блок, который связан с Дальним Востоком (появился отдельный вице-премьер, поменялся министр), и усилили строительно-хозяйственное направление – направление, связанное с жилищно-коммунальным хозяйством и строительством. Появилось отдельное министерство, и был назначен новый министр.

М.Максимовская («Рен ТВ»): Дмитрий Анатольевич, давайте теперь про то, как работает… Вы сами сейчас говорили о новом министре ЖКХ. Наверное, не ошибусь, если скажу, что россиян больше всего волнует именно тема ЖКХ. Тарифы растут, при этом населению беззастенчиво врут чиновники, что рост за год составил 6%, а не 12%, как в действительности. А тут Вы недавно озвучили инициативу брать с граждан предоплату за услуги ЖКХ, для того чтобы справиться с неплатежами. Но ведь большая часть неплатежей происходит не по вине людей, а по вине управляющих компаний. Так может быть, надо не перекладывать снова всё на плечи людей, а разобраться с теми же управляющими компаниями в сфере ЖКХ?

Д.Медведев: Марианна, во-первых, почему сразу «врут»? Никто не врёт, это разговоры только. О чём говорило Правительство в своём решении? О том, что у нас по итогам года будет 6%, а второго полугодия, то есть полугодия, когда мы увеличили тарифы (мы сделали это во втором полугодии), – 12%, для отдельных мест – 15%. Подчёркиваю: не 12 по итогам года, а 12 по итогам полугодия, а для некоторых мест – 15.

Что мы сейчас имеем? По итогам года (года, я подчёркиваю) у нас будет не больше чем 5,5%, а по итогам полугодия – где-то порядка 11,5%. Это не значит, что в каких-то местах не произошло сбоя, и с этим мы разбираемся. Но если брать общую ситуацию, то она именно такая, и эти цифры такие, как они есть, я за них отвечаю.

М.Максимовская: Но сбои много где произошли, как Вы говорите.

Д.Медведев: Вы знаете, не так много, как кажется, просто это всегда вызывает сильное раздражение. Я понимаю людей – выходят дядьки в костюмах и говорят: «Будет 6%, а по итогам II квартала 12%». А они – бац, получают платёжку, а там не 12%, а, например, 18%, и сразу возникает ощущение несправедливости и вранья, хотя таких случаев очень немного. Я специально совещание проводил, и мои коллеги… То есть их можно пересчитать по пальцам, но они всегда кричащие такие, и это понятно.Теперь в отношении того, что вообще делать дальше. Действительно, ЖКХ – убитая сфера, очень тяжёлая, в которую никто не хотел вкладываться. Я недавно встречался с представителями нашего крупного бизнеса, и они говорят: «Мы хотели бы присмотреться к жилищно-коммунальному хозяйству». Потому что раньше считалось, что нормальный бизнесмен туда не пойдёт. Вот в нефтянку – да, конечно, в торговлю – да, даже новые технологии какие-то – да, а в ЖКХ – нет. Вот сейчас настала пора вкладывать туда деньги – и государственные, и частные средства. Для этого создаём инструмент государственно-частного партнёрства.

Теперь в отношении инициативы, о которой вы сказали.

М.Максимовская: Предоплаты.

Д.Медведев: Предоплаты. Это тоже некоторое недоразумение. Во-первых, это сейчас только обсуждается, во-вторых, никто не говорил о том, чтобы в порядке предоплаты или авансом платили все граждане, это неправильно. У нас 94% граждан вовремя рассчитываются за жилищно-коммунальные услуги. За что же их наказывать-то? Не за что абсолютно. Речь идёт только о 6%, у которых есть просрочка, и речь идёт о такой ситуации, когда эта просрочка длится более полугода. Согласитесь, это тоже не вполне корректно по отношению к остальным: все платят, а 5% не платят. Если есть необходимость какую-то помощь адресную оказывать, это другое дело. За ней нужно обращаться и так далее. Но в принципе платить за ЖКХ должны все. Поэтому в этой идее речь шла только о 6% и только после ситуации, когда полгода не вносятся платежи за жилищно-коммунальное хозяйство. Ещё раз подчёркиваю: это обсуждается и решение окончательное не принято.

М.Максимовская: Скажите, а у Вас тоже дома из крана течёт ржавая вода, как у Президента?

Д.Медведев: Если Президент говорит, что у него периодически течёт, значит и у меня течёт, потому что мы с ним рядом живём.

М.Максимовская: То есть тандем и в этом смысле тоже тандем?

Д.Медведев: Мы с ним соседи практически. Вода из крана ржавая может потечь у кого угодно – и у гражданина, который живёт очень далеко от Москвы, и у Президента с премьером, просто потому, что у нас коммуникации такие. Так что будем этим заниматься обязательно и заниматься с удвоенной энергией, потому что эта тема действительно волнует абсолютное большинство наших граждан.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, ещё вопрос про деньги в карманах и инициативу. Предложили инициативу: заморозить накопительную часть пенсии. Резко негативное отношение тех, кто сейчас работает для того, чтобы достойно жить в старости на эти деньги. Объясните: здесь какие-то компенсационные механизмы должны быть включены или что? Ведь люди на эти деньги рассчитывают.

Д.Медведев: Давайте про пенсии порассуждаем, потому что это тема тоже очень острая, как и ЖКХ, и она касается всех, просто не все думают об этом. Не знаю, как присутствующие, – думаете ли вы о пенсии, – но о пенсии, мне кажется, должен думать любой человек даже в тот момент, когда он начинает свой жизненный путь, оканчивает школу, поступает учиться куда-то. Наша пенсионная система, как и любая пенсионная система, не идеальна. И последние, скажем, лет 15–20 она находится в таком модернизационном цикле. Мы относимся к тому, что сделали, уважительно, но в то же время понимаем, что это не догма и что пенсионная система должна настраиваться. Если мы этим не занимаемся, то можем получить всякого рода косяки в будущем. Поэтому мы решили поменять ряд моментов.

Первый из них касается пенсионной формулы. Это действительно новый подход к тому, каким образом исчислять пенсию. Причём в целом, что бы там ни говорили (как обычно, разговоров много, а содержание никто не смотрит), ситуация должна стать проще, чем она есть сейчас. И пенсия у людей должна зависеть от двух факторов: от размера заработной платы (что, согласитесь, справедливо) и от трудового стажа. Вот эти два фактора являются главными, или ключевыми. Чем больше размер зарплаты, чем больше стаж, тем больше пенсия. Поэтому вводится специальная балльная система, которая должна начать действовать с 1 января 2015 года.

Сейчас мы ведём подготовку ко всем этим мероприятиям. Проходят через Государственную Думу законопроекты, они вызвали много всяких разных вопросов, их совершенствуют. Это нормальная абсолютно ситуация. Я ещё раз скажу, что пенсионная система всегда нуждается в донастройке. Тем не менее введение этой самой пенсионной формулы должно объяснить любому человеку, каким образом рассчитывается его пенсия, что это не подарок откуда-то сверху, какие-то непонятные люди посчитали – на, получи, а – ты сам понимаешь, каким образом эта пенсия складывается. Поэтому возникла идея пенсионного калькулятора, то есть такого электронного, так сказать, прибора, который находится на сайте Пенсионного фонда или в других местах может быть, при помощи которого ты можешь рассчитать свою пенсию. Я хочу вам сказать, что услугами этого пока предварительного электронного калькулятора пенсии воспользовались уже 2,15 млн человек.

И.Зейналова: Говорят, он завышает.

Д.Медведев: Ничего он не завышает.

И.Зейналова: А Вы свою пенсию посчитали?

Д.Медведев: Я считал. Я же считал при всех, но у меня зарплата большая, поэтому у меня и пенсия получилась хорошая. Причём я считал…

В.Такменёв (НТВ): А там есть порог, по-моему, зарплатный – 47 тыс.

Д.Медведев: Да-да. Я считал эту пенсию с учётом того, что я рано на пенсию не уйду, и в этом ещё одна новелла: мы стимулируем граждан к тому (так во всём мире), чтобы они трудились после достижения пенсионного возраста – после 55 и 60 лет. Обратите внимание: в отличие от огромного количества стран мы не повышаем пенсионный возраст и не собираемся этого делать. Хочешь в 55 лет на пенсию или в 60 – уходи, пожалуйста.М.Максимовская: Это такое скрытое повышение.

Д.Медведев: Нет, это не скрытое повышение. Каждый человек – кузнец своего счастья. Хочешь на огороде сидеть, хочешь заниматься внуками – можно уйти в 55 и в 60 лет, и в общем и целом эта пенсия всё равно выше, чем то, что было 10–15 лет назад, это мы тоже понимаем. Но если хочешь продолжить работу, ты тем самым создаёшь для этого дополнительную базу и увеличиваешь, как принято говорить среди специалистов, объём пенсионных прав. Так вот, я себе посчитал с учётом работы до 70 лет – по максимуму, что называется. Да, и, соответственно, с зарплатой, которая у премьера, конечно, выше, чем у большого количества людей.

И.Зейналова: С учётом работы премьером до 70 лет?

Д.Медведев: С текущей заработной платой, потому что я никакую другую зарплату не могу ввести сейчас, у меня же такая зарплата сейчас. Получилась немаленькая пенсия. Но на самом деле такой же расчёт делали люди, у которых и зарплата поменьше, и у них получаются цифры, конечно, существенно лучшие, чем то, что они имеют сейчас.

Теперь дальше в отношении того, что будет происходить. Мы будем принимать пенсионные законы. Вы упомянули накопительную часть, и хочу сразу сказать: Правительство не планирует отмену накопительной пенсии. Почему-то это тоже такая фигура речи – «всё отменяется». Ничего не отменяется! Мы просто делаем эту систему, на наш взгляд, более справедливой, потому что опять же каждый человек должен понять, как ему распоряжаться своими деньгами. Страна, Пенсионный фонд, учитывает то, что вы накопили, учитывает в системе тарифов.

Наша пенсия может состоять из двух элементов: первый элемент – накопительная часть, а второй элемент – страхование. Так вот, в соответствии с той моделью, которую мы предлагаем принять, вы сами будете определять, что вам дороже и чем бы вы хотели пользоваться (если речь идёт о гражданах, которые родились после 1967 года). Вы можете в этом случае, с одной стороны, всё передать в страховую часть, и тогда страховой тариф индивидуальный будет 16%, и таким образом забыть про накопительную пенсию и всё предоставить государству. Но вы можете сохранить накопительную часть пенсии, это тоже совершенно нормально, и принять решение о том, чтобы отправить свои 6% в эту накопительную часть, и тогда вы сохраняете накопительную часть в размере 6% от тарифа и 10% – страховую часть. Мне кажется, это абсолютно справедливо. Вы сами должны взвесить, что для вас выгоднее и интересней.

Но наша задача сейчас – именно поэтому мы отдельные законы принимаем по накопительной пенсии, – сделать так, чтобы те управляющие компании, те негосударственные пенсионные фонды, которые этим занимаются, были прозрачными, понятными и чтобы они не лопнули в какой-то момент, потому что мы всё время говорим о банках, о страховых компаниях, но это не менее важная часть. Вы знаете, насколько большие деньги там лежат, поэтому очень важно, чтобы они были проверены и включены в соответствующую систему, и только после этого можно будет вот эти все решения принимать. Поэтому, как мне представляется, мы принимаем разумные решения в отношении того, каким образом строить нашу пенсионную систему на годы вперёд, и все разговоры о том, что она становится более сложной и менее прозрачной, абсолютно неправильные, наоборот, она яснее и понятнее, чем есть сейчас.

М.Максимовская: Дмитрий Анатольевич, но всё-таки реформы, которые вы сейчас пытаетесь провести – и пенсионная, и та же реформа в сфере ЖКХ, – они непопулярны в народе. Вы не боитесь, что Вы в результате именно ими запомнитесь в качестве премьер-министра?

Д.Медведев: Марианна, неужели вы думаете, что я этого боюсь? Вообще, любой нормальный человек, который приходит руководить какими-то процессами, уж тем более на государственную службу, а уж тем более занимает высокую государственную позицию, точно не должен этого бояться. Иначе ты никакого решения никогда не примешь, кем бы ты ни работал – Президентом, премьером, если ты всё время думаешь: «А как это отразится на моём рейтинге? Как это отразится на популярности, на каких-то индексах?» Нельзя вести себя, как слон в посудной лавке, нельзя совершать необдуманных, глупых поступков. Но нужно набираться мужества и принимать решения, в том числе по довольно сложным вопросам. К их числу относятся и жилищно-коммунальное хозяйство, и пенсионная система. Правительство будет этим заниматься, это наша ответственность.

М.Зыгарь («Дождь»): Дмитрий Анатольевич, хочется перейти от проблем нашего бюджета, нашей экономики к проблемам соседней Украины. Скажите, с учётом всех проблем, которые сейчас есть у нас – в бюджете, в экономике, – какую цену Россия готова заплатить за то, чтобы не допустить европейской интеграции Украины? Почему это так принципиально и, по-вашему, оправданы ли все эти усилия? Не кажется ли Вам, что снова, как в 2004 году, Россия настраивает против себя большу?ю часть украинского общества?

Д.Медведев: Я об этом неоднократно говорил и абсолютно в этом уверен: решение о том, где быть Украине и что ей делать, должна принимать сама Украина, украинский народ и, естественно, украинское руководство, власть, которую украинский народ создал. Поэтому это их прерогативы, их полномочия, пусть они сами с этим и разбираются.Другое дело, что нам не безразлично, что там происходит. Это очень близкая нам страна, там живут люди очень близкие нам, и, кроме того, Украина для нас – очень важный торгово-экономический партнёр, как и мы для Украины. Может быть, мы для Украины ещё в большей степени. Поэтому, конечно, мы смотрим за тем, каким образом Украина будет развивать свою экономику. У нас нет никаких противопоказаний против интеграции Украины с кем бы то ни было. Это их дело, но они должны посчитать, во что это выльется, во что выльется, например, для Украины ассоциация с Евросоюзом, во что выльется решение присоединиться к Таможенному союзу. То есть это должно быть просчитанное решение. Насколько мы можем понять, украинское руководство именно этим сейчас и озабочено. Они долго шли к тому, чтобы создать зону действия свободной торговли и подписать отдельный договор об ассоциированном членстве с Евросоюзом. Мы им говорили: пожалуйста, принимайте решение, но в этом случае у вас будут проблемы, связанные с регулированием на территории страны, вам требуется большое количество денег для того, чтобы это регулирование ввести, и, кроме того, ни Россия, ни Беларусь, ни Казахстан не могут оставаться безучастными к тому, что вы откроете свой рынок для европейских товаров. Мы сами с европейцами дружим, торгуем, у нас 400 млрд долларов торгового оборота, но это не значит, что мы должны разоружиться, открыть все границы и сказать: «Посылайте к нам всё, что хотите, то, что у вас не покупают». Мы должны всё-таки понимать, каким образом эти товары будут перемещаться. Поэтому мы сказали нашим партнёрам: «Вы должны просчитать, что будет происходить». Они посчитали и поняли, что в настоящий момент они к этому не готовы. Поэтому, по всей вероятности, приняли решение о том, чтобы, во всяком случае, отодвинуть подписание соответствующего документа. Это их внутреннее дело. Мы просто обращали внимание на проблемы, говорили им, что у них они могут быть. Они своё решение приняли. Кстати, приняли, на мой взгляд, абсолютно в соответствии с конституцией, ничего не нарушали. И правительство, и президент вправе принимать решение о том, в каких альянсах находиться, какие документы подписывать.

Но то, что там происходит сегодня, – это, конечно, сложная ситуация. Это, безусловно, отражает эмоциональную сторону решений, и мы самым внимательным образом следим за тем, что происходит на Украине. При этом ещё раз хочу сказать, что со всеми этими проблемами должно разбираться украинское руководство и украинское общество, а не иностранцы, не Россия. Но и другие страны должны вести себя корректно. Посмотрите: приезжают наши партнёры на уровне министров иностранных дел и идут не просто где-то поговорить с руководством или с оппозицией – это нормально абсолютно, а идут прямо в гущу политических событий, идут на мероприятия, которые проходят, скажем прямо, в противоречии с существующими правилами организации митингов, участвуют в этих мероприятиях. Я думаю, как например, чувствовали бы себя наши немецкие партнёры, если бы российский Министр иностранных дел взял бы и пошёл на какое-нибудь сборище, которое проводилось бы в противоречии с правилами немецкими. Я не думаю, что они бы посчитали это дружественным шагом или что это правильный шаг. Встречаться – да, но участвовать в таких мероприятиях – это, простите, называется очень просто: «вмешательство во внутренние дела».

В.Такменёв: Миша перескочил на Украину, я хотел бы всё-таки вернуться в Россию.

Д.Медведев: Пожалуйста.

В.Такменёв: Наверное, Вы убедились, что на телевидении тоже есть дедовщина: мои коллеги-старожилы этого формата задали уже по два вопроса, а я как новичок ждал своей очереди.

И.Зейналова: Ябеды тоже существуют.

Д.Медведев: Вадим, зато вы кино снимали с Правительством.

В.Такменёв: Тоже верно.

Дмитрий Анатольевич, хотел бы вот о чём спросить. В 1970-е годы, когда на рынке нефти вроде бы было всё неплохо, руководители страны использовали эту ситуацию в том числе для того, чтобы наделать побольше танков и ракет, а экономисты спустя годы (как правило, экономисты умны задним умом) сказали, что экономику Советского Союза погубила гонка вооружений.

Сейчас, судя по выделяемым деньгам, эта гонка в той или иной степени продолжается. Ещё у нас самый дорогой саммит АТЭС прошёл, у нас самая недешёвая Олимпиада намечается. Что там ещё? Чемпионат мира по футболу, для которого нужно построить стадионы и так далее. Я бы, знаете, как это назвал? Гонка сооружений. Вы не думали о том, что Правительство и, в частности, Вас рано или поздно обвинят, что вы ввязались в эту гонку сооружений, и… я не могу, конечно, сказать – «погубили экономику», но эта гонка сооружений повлияет на экономику России, о чём, кстати, наш министр Улюкаев много уже говорил?

Д.Медведев: Во-первых, сооружать – это хорошо. Как принято у нас на Руси говорить: ломать – не строить. Надо строить – это первое.

Второе: в отношении того, что происходило в Советском Союзе и что происходит у нас. Если говорить про объём бюджетных средств, то это тоже очень часто такая сфера, по которой существует масса неверных суждений.

Сначала про вооружение. Вот смотрите: у нас есть затраты на образование, здравоохранение, оборону. Общим местом считается следующее: у нас милитаризированный бюджет, мы много тратим денег на оборону. Кто-то, кстати, считает, что это правильно, кто-то считает, что не совсем. У меня и с моими коллегами, например, были определённые расхождения, вы знаете, по этому поводу, и поэтому страдают другие статьи. Наверное, было бы лучше, если бы мы вообще меньше тратили сил на вооружение и оборону, но так устроен мир. Во-вторых, давайте сопоставим цифры. У нас консолидированные расходы на образование в этом году (давайте вдумаемся в эту цифру) 2 трлн 900 млрд рублей. Это расходы федерального бюджета, региональных бюджетов и муниципальных бюджетов. Но это всё идёт в образование, потому что людям, честно говоря, всё равно, откуда эти деньги берут – из Москвы они приходят или вынимаются из других бюджетов. Расходы на здравоохранение – 2,5 трлн рублей. Это расходы федерального бюджета, региональных бюджетов и фондов медицинского страхования. Расходы на оборону – 2 трлн 100 млрд рублей. Вот сопоставьте. Это как минимум вещи абсолютно сравнимые, и совокупный объём затрат на здравоохранение и образование в 2 раза больше (больше чем в 2 раза), чем на оборону. Поэтому мы и дальше этот курс будем проводить и, естественно, будем стараться увеличивать затраты в бюджете нашей страны на социальную сферу, потому что это курс Правительства – предпочтение будет отдаваться социальной сфере.

Теперь в отношении сооружений. Ведь без этих сооружений не будет никакого развития. Давайте просто подумаем. Вы упомянули саммит АТЭС, вы упомянули, естественно, Сочи, предстоящий чемпионат мира. Владивосток – прекрасный город, очень красивый. Канализации не было в нём! Стыдно сказать: канализации не было в городе, который является витриной нашей страны на Востоке. Да, конечно, каждый повод такого рода, в том числе и саммит АТЭС, мы стараемся использовать не ради того, чтобы показать нашим гостям красоты России (хотя это неплохо), а ради того, чтобы деньги инвестировать.

Вы знаете, меня когда-то поразила одна тема, я впервые об этом задумался в 2000 году, когда в составе нашей делегации принимал участие в саммите «восьмёрки» на Окинаве в Японии (остров). На проведение саммита там был затрачен 1 млрд долларов – по тем временам очень значительные деньги. И когда я начал спрашивать: «Зачем? Почему? Всё-таки это относительно небольшой остров», – мне было сказано следующее: «Вы знаете, мы просто решили, что по японским меркам это одна из самых отсталых территорий, поэтому мы воспользовались саммитом для того, чтобы погрузить туда такие инвестиции». Я подумал: «Да, это правильно». Мы делаем то же самое. Смотрите, после саммита АТЭС там есть не только канализация, там есть дороги, которых стало не в пример больше, там есть самый большой театр на Дальнем Востоке, там есть университет прекрасный, там масса объектов самых новых, там, наконец, очень сильно продвинулось жилищное строительство. Разве это не хорошо? Мне кажется, это хорошо.

Сочи. У нас действительно Олимпиада сложная, потому что мы её делаем в том месте, которое, скажем откровенно, не было приспособлено под олимпийские цели. Что такое Сочи? Все же, наверное, были. И я бывал в Сочи, что называется, с юношеских пор. Это наш курорт, главный курорт. Как бы сказать? До последнего времени он же средненький был, мягко говоря.

Реплика: Там даже стадиона не было.

Д.Медведев: Конечно. Очень средний курорт. Потому что в советский период у нас было много других курортов, ну и, скажем откровенно, эту сферу и не особенно сильно развивали. Поэтому когда говорили: «Сочи – наш главный курорт», становилось стыдновато. Сейчас Сочи совсем другой. У Сочи будет нормальная сеть отелей, нормальное количество спортивных сооружений для того, чтобы не только смотреть спортивные соревнования, но и отдыхать, там будет нормальная туристическая инфраструктура, к числу которой относятся рестораны, магазины – без этого люди не отдыхают, это абсолютно нормально, наконец, там будут нормальные коммуникации, там будет железная дорога в горы, которую никогда бы мы не построили, если бы не Олимпиада. А наши люди очень любят отдыхать в горах, и теперь в горах там отдых вполне приличный, надо только сделать так, чтобы большее количество отелей открывалось и цены были конкурентоспособны, вот это правильно, потому что чем больше предложение – тем, естественно, ниже цены. Поэтому я считаю, что все инвестиции в Сочи абсолютно оправданны.Это же касается и чемпионата мира по футболу. Что такое чемпионат мира по футболу? Помимо того что мы все в основном болельщики – я не знаю, как присутствующие, но, наверное, это нормально: надо и стадионы иметь. Но это ж не только стадионы. Почему была такая драка между нашими губерниями по поводу того, кто будет принимать эти соревнования, кто будет принимать футбольный чемпионат? Да потому что это возможность развить свою территорию, дороги опять же нормальные сделать, построить жильё нормальное, аэропорты запустить – это всё будет сделано, поэтому это всегда повод для развития страны. Мне кажется, это очень важно, тем более что страна у нас большая и очень сложная.

В.Такменёв: Дай-то бог, главное, чтобы это не было поводом для воровства денег…

М.Максимовская: И распила бюджета.

В.Такменёв: …когда такие большие суммы расходятся по регионам.

Д.Медведев: Как только появляются большие деньги, появляются желающие во всём этом поучаствовать и с противозаконной позиции, и это тоже правда. Поэтому нужно следить за тем, как это расходуется, а тех, кто залезает в эти траты, естественно, по рукам бить, кого-то к уголовной ответственности привлекать, кого-то просто отсекать от подрядов, от строек.

М.Зыгарь: Вот Вы говорите: ломать – не строить. А давайте поговорим о тех людях, которые строят. Как вы считаете, нужно ли России вводить въездные визы для мигрантов из Центральной Азии? И почему Правительство как-то стыдится признаться в том, что мигранты в целом нужны экономике, экономика без них не может? Вот этим молчанием, отсутствием какой-то внятной позиции, по сути, Правительство подыгрывает каким-то популистским настроениям.

Д.Медведев: Миша, мы не стыдимся этого. Только нечестный человек говорит о том, что мы можем обойтись сейчас без дополнительного притока трудовых ресурсов. Россия слишком большая, и нам нужны дополнительные трудовые ресурсы. Вопрос в том, какие и как.

Во-первых, какие? Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы прежде всего приезжали люди высококвалифицированные, и поток таких людей в нашу страну увеличивается, потому что мы создаём стимулы, мы даём дополнительные визовые облегчения, зарплату поднимаем по целому ряду позиций (это делает не только государство, но и бизнес). Это очень важно для нашей страны. Но нам нужны и те, кто строит, и те, кто занимается менее квалифицированным трудом. Посмотрите: у нас безработица не большая, но она не растёт из-за того, что к нам приезжает большое количество людей трудиться на тех местах, на которые не очень охотно идут наши люди, – трудиться в жилищно-коммунальном хозяйстве, дворниками работать или на стройке. Безработица не растёт просто потому, что наши люди не готовы это делать и не хотят. И не только наши, так и в других странах происходит. Почему? Потому что мы достигли определённого уровня благосостояния. Ещё лет 20 назад этого бы не было, а сейчас это именно так. «Я не хочу работать там. Вы мне сколько угодно денег платите, я там работать не хочу». Поэтому там работают те, кто приезжает.

Основной вопрос в том, как они работают. Они должны работать законно. Именно поэтому мы признали 380 тыс. тех, кто приезжал к нам для таких действий, незаконно въехавшими. Они приезжали не трудиться, а просто страну посмотреть. Их необходимо отправлять домой. Их нужно привлекать к ответственности, если они злоупотребляют этими правилами. Но те, кто въехал законно, должны быть нормальными, адаптированными к нашей жизни участниками производственного процесса и людьми, которые живут в нашем обществе. Они, конечно, должны быть приспособлены к жизни в России, по-русски должны разговаривать, должны принимать наши обычаи, не должны пытаться навязывать свои привычки окружающим, то есть вести себя цивилизованно. Этим нужно заниматься.

Те, кто нарушает закон (и больше всего разговоров именно о них), должны действительно быть в определённых случаях либо высланы из страны, либо даже привлечены к ответственности, а также те, кто этим занимается, – и работодатели, и те, кто даёт им соответствующий кров и приют, включая владельцев так называемых резиновых квартир. Этот законопроект прошёл первое чтение, и он так или иначе должен быть принят. Но всё, что я сказал, не должно быть основанием для того, чтобы, что называется, гнать националистическую волну. Это вообще плохо, это аморально, а в условиях нашей страны это убийственно, потому что наша страна многонациональная, наша страна насчитывает огромное количество народов, и наша страна многоконфессиональная. Поэтому ни в коем случае нельзя провоцировать эту тему. Тот, кто так поступает, ведёт себя безответственно и заслуживает самого жёсткого осуждения.

М.Зыгарь: Визы им не нужны?

Д.Медведев: В отношении виз. У нас сейчас со странами СНГ безвизовые отношения, и мы не планируем вводить сейчас никаких виз в отношении таких государств, если не будет каких-то особых ситуаций. Но мы планируем перейти к тому, чтобы переезды через границу были цивилизованными – не по каким-то бумажкам или справкам, потому что это тоже неправильно. Мы разные страны, уж если мы развиваемся по-разному, будьте любезны предъявить иностранные заграничные паспорта. Это нормально абсолютно. У нас с некоторыми странами действительно пока был переезд через границу, пересечение границы по внутренним паспортам, от этого мы уйдём, будут только заграничные паспорта.

С.Брилёв: И медицинская страховка на въезде желательно.

Д.Медведев: Обязательно, конечно. Должны быть выполнены все формальности, это абсолютно правильно, и здесь нет никакой дискриминации, никакого унижения. Все документы должны быть оформлены: паспорта, страховки. И нужны знания наших условий, включая язык, если ты приехал работать. Если ты приехал отдыхать – это другое дело.

М.Максимовская: Дмитрий Анатольевич, как Вы выразились, националистическая волна – она есть в стране. Может быть, ксенофобские, националистические настроения помогут погасить, знаете, пускай показательные, но реальные процессы над чиновниками, которые выдают какие-то липовые разрешения на работу тем же мигрантам, пилят…

Д.Медведев: Деньги.

М.Максимовская: Деньги, да, тот же бюджет. А почему у нас только показательно ловят мигрантов по рынкам и в общем всё?

И.Зейналова: Или показательный процесс над националистами, которые разжигают межнациональную рознь.

М.Максимовская: Это же националистическую волну не погасит, на самом деле.

Д.Медведев: Показательные, потому что вы показываете. Поэтому они показательные.

М.Максимовская: Так это вы показываете, а мы показываем то, что вы показываете.

Д.Медведев: Послушайте, коллеги, показательные в том смысле, что их показывают, и, мне кажется, это нормально абсолютно. Но никакой кампанейщины нет. Вы про рынки сказали. Всегда на рынках проводились различные уголовно-процессуальные и административные мероприятия. Всегда так было, даже в советские времена, когда была тишь да гладь, и сейчас это проходит. Поэтому считать, что волна какая-то поднялась, пришло указание из МВД все рынки закрывать, всех глушить, – нет этого. Это периодические мероприятия. Другое дело, что в этих местах, мы с вами это тоже понимаем, всё-таки концентрируются люди, которые, к сожалению, далеко не всегда уважают закон. Это правда, и поэтому с ними нужно разбираться.

В отношении чиновников. Показательные порки, показательные процессы – это очень плохо. Если говорить о таких процессах, мы это проходили в определённый период. Это ни к чему не ведёт. Но системная работа должна проводиться. Вы упомянули Федеральную миграционную службу, там большое количество людей к ответственности привлекают. Я посмотрел по статистике: 50 с лишним уголовных дел заведено только в этом году. Уголовных дел! И, по-моему, 1,5 тыс. человек привлечены к дисциплинарной ответственности. Это для системы очень серьёзные показатели. Причём это сделано не по звонку: к первому числу заведите такое-то количество дел. Нет, конечно. Это обычная работа. В системе Федеральной миграционной службы, которая, как известно, откололась от МВД, есть своя собственная служба безопасности, они своих жуликов ловят. Я согласен с тем, что они там есть и их нужно бить по рукам, но это не показательные порки, это системная работа, только в этом случае она может дать результат.

М.Максимовская: Можно о системной работе – с Вашего разрешения, я верну Вас к вопросу о гигантизме в строительстве и к положению дел в экономике: если хотите, о предчувствии кризиса хочется с Вами поговорить.Смотрите, вот только за последних полтора месяца отозваны лицензии у двух крупных банков. Начались зачистки банков в регионах, и всё это происходит на фоне действительно абсолютно откровенных заявлений министров экономического блока вашего Правительства о том, что в экономике как минимум стагнация. А почему тогда не проводится никаких системных реформ в экономике и при этом начались какие-то странные зачистки, странные телодвижения в банковском секторе? Ведь это же может быть очень опасно.

Д.Медведев: Вот мы любим использовать термины, которые пришли из определённой среды. Ну какие зачистки в банковском секторе?! Смотрите, я начал наше с вами общение с того, что сказал, что у нас непростое положение в экономике, это правда, и мы вынуждены решать целый ряд задач. Посмотрите, мы, с одной стороны, занимаемся реформами и модернизацией экономики и созданием нового технологического уклада, меняем нашу социальную сферу, меняем пенсионную систему, занимаемся реформированием ЖКХ, то есть это сложные реформаторские процессы. С другой стороны, наша задача – удержать стабильность, не дать экономике поехать, не создать проблемы, которые были характерны для нашей экономики в 1990-е годы, частично и в 1980-е годы. Это очень сложная задача, которую нужно отбалансировать: реформы – да, и стабильность – тоже да. Как это совместить? Это самая сложная задача, которую приходится решать Правительству.

По банкам. Банковская система у нас современная и надёжная, говорю об этом абсолютно твёрдо. У нас система, подготовленная кризисами 1990-х годов и теми проблемами, которые были в нулевые годы. Поэтому мы её лишь приспосабливаем к новым реалиям. Что происходит? У нас много банков, около тысячи. Есть мнение, что их должно быть меньше, но мы никаких искусственных мер не принимаем. Но Центральный банк получил функции всеобъемлющего финансового контролёра, финансового надзора, поэтому он должен разобраться в том, что происходит и в банках, и вне банковской среды.

Целый ряд банков нарушал законы, целый ряд банков не соблюдал нормативы. С ними была работа – и с менеджментом, и с хозяевами. Те, кто не выполнил требования, такие банки, к сожалению, подлежат закрытию, но в соответствии с действующими правилами: у них отзываются лицензии и обеспечиваются права всех вкладчиков. Именно этим Центральный банк и занимается.

Банки должны быть крепкими. Мы участвуем в различных международных структурах, мы принимаем на себя целый ряд международных обязательств в этой сфере, мы участники так называемого третьего Базеля, по которому сегодня должны определяться нормативы достаточности капитала, нормативы резервов. Всем этим занимается Центральный банк. Я уверен, что такая твёрдая позиция приведёт к тому, что наша банковская система будет ещё более устойчивой, и это абсолютно нормальная, благая цель. Поэтому не стоит рассматривать отзыв лицензии у нескольких банков как что-то сверхъестественное, что-то сверхординарное. Соединённые Штаты Америки, может, не идеальный пример, но всё-таки самая крепкая экономика в мире. По-моему, 1,7 тыс. там банков, что ли. В год, я это точно помню, 30–40 лицензий отзывается, и никто не кричит о коллапсе системы, это нормально абсолютно.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, мы уже 40 минут с лишним в эфире…

Д.Медведев: То есть вы предлагаете несколько ускориться?

С.Брилёв: Нет, я не предлагаю. Я внимательно слушал моих коллег, и мне показалось, что все так или иначе ходят вокруг темы позиционирования – Вас лично и Правительства в такой 3D-модели российской политики.

Д.Медведев: Хорошо, что она не плоская хотя бы, а 3D.

С.Брилёв: Может быть, мой вопрос имеет отношение к повестке, которая обычно интересует так называемых политических гурманов, но есть такое ощущение… Какое ощущение? Это факт. Конечно, есть политика публичная и подковёрная. Примером такой подковёрной политики, которая выявляет позиционирование и так далее, как мне кажется, является случай с «Уралкалием», хотя, повторяю, для кого-то он может быть слишком экзотичным. Но что мы видели? Арест Баумгертнера (В.Баумгертнер – генеральный директор компании «Уралкалий») в Минске – за него вступаются Ваши заместители. Потом возникает история со сменой акционера – потенциальным главным акционером становится Михаил Прохоров. Мы помним Ваше президентство, какие слова в отношении Михаила Прохорова, по крайней мере «Правого дела», которое он тогда возглавлял, говорились.

Д.Медведев: А какие говорились? Напомните, я забыл.

С.Брилёв: Ну как? Несостоявшийся политик на правом фланге, который, как казалось многим, был симпатичен Вам идеологически.

Д.Медведев: Слушайте, кто-то может состояться, кто-то не состояться, но деньги-то у него никто не отнимал. Есть у человека деньги – он покупает.

С.Брилёв: Мы сейчас не про Прохорова. Потом Баумгертнер возвращается в Россию, тут выясняется, что следственные органы им интересуются. «Уралкалий», не «Уралкалий», но в принципе хочется понять, что произошло и где Вы и Правительство, кабинет, видите в этой, конечно, очень непростой трёхмерке российской политики..?

Д.Медведев: Этот казус действительно непростой, хотя я бы и не усложнял его избыточно, я бы отделил здесь юридическую сторону от политической. В чём состоит юридическая сторона? Были отношения между российским бизнесом и белорусским бизнесом, в какой-то момент они распались по экономическим соображениям. По мнению белорусской стороны, были совершены противоправные действия. Это их право – считать так. Они предъявили претензии нашим гражданам. В этом случае с правовой точки зрения российское государство должно вмешиваться и говорить о том, что в отношении наших граждан, включая и руководителей этой самой компании, мы сами будем проводить соответствующие мероприятия. Поэтому мы способны разобраться с тем, что произошло, и с точки зрения уголовного процесса, и с точки зрения вообще событий. Не сразу, но в целом белорусская сторона эту позицию приняла и передала одного из тех, кто был арестован, – этого генерального директора, – в Российскую Федерацию. Сейчас должны быть проведены все следственные мероприятия и установлена объективная истина по делу: нарушал он что-то по белорусским или по нашим законам или не нарушал. Самое главное, что этим занимаемся теперь мы, а не пусть даже самые близкие, но всё-таки наши партнёры, другая страна.С.Брилёв: Это юридическая часть. А политическая?

Д.Медведев: Теперь политическая часть. Политическая часть была здесь, может быть, избыточной, потому что целый ряд событий, которые происходили, действительно придал этому делу избыточное политическое звучание, что, наверное, в отношениях между Россией и Белоруссией не очень хорошо. Мы самые близкие союзники, самые братские страны, поэтому не нужно здесь было, как принято говорить, гнать волну, нужно было изначально проинформировать нас о претензиях, которые существуют, и мы бы в партнёрском стиле с этим всем разобрались. Я надеюсь, что в будущем так и будет происходить. Это в конечном счёте никак не отразилось на наших отношениях с Республикой Беларусь.

С.Брилёв: А внутри России политика в данном случае не имеет никакого..?

Д.Медведев: Имеет значение, потому что каждое событие, естественно, приобретает резонанс. Именно этого и нужно было избежать, нужно было просто сказать, что у нас есть претензии, мы собираемся преследовать таких-то людей за такие-то правонарушения, и этого было бы достаточно, а не устраивать из этого такого политического шоу. Но в конечном счёте, я уверен, всё будет нормально.

В.Такменёв: Дмитрий Анатольевич, о политике как раз подковёрной и публичной. Не надо быть, как сказал Сергей, политическим гурманом, чтобы заинтересоваться вот каким вопросом. Все мы помним недавние заголовки газет, мол, Медведев раскритиковал законопроект Владимира Путина по налоговым преступлениям, которые, как известно, предложено перевести в ведение правоохранительных органов. Что ответил Президент на это? Если кто-то с чем-то не согласен, как Кудрин в своё время, он может перейти в экспертное сообщество. Напомню, что Кудрина как раз Вы уволили из-за того, что он был с Вами не согласен. Судя по тому, что Вы по-прежнему глава Правительства, если мы всё знаем…

Д.Медведев: На эту минуту так.

В.Такменёв: Вы согласились с Президентом, Президент с Вами согласился или натянулась струна в ваших отношениях и она до сих пор натянута?

Д.Медведев: Вадим, у нас с Президентом всё в порядке, никакой струны нет.

Теперь в отношении самой темы. Эта тема тоже и юридическая, и экономическая. Мы все заинтересованы в том, чтобы у нас было эффективное уголовное законодательство. Есть очень сложные составы преступлений, в которых очень трудно разбираться, к их числу относятся налоговые, потому что, когда речь идёт о преступлениях против личности, они тяжкие, но они в этом смысле проще. Налоговые преступления – это экономика, погружённая в уголовное право, поэтому подходы могут меняться. Ровно два года назад, 6 декабря 2011 года, был подписан закон об изменении в Налоговый кодекс в части, касающейся налоговой ответственности, уголовной ответственности, по которой было введено правило о том, что для привлечения к уголовной ответственности нужно специальное резюме со стороны налоговых органов. Это возможный приём, он создал и определённые дополнительные защитные меры для бизнеса, и, наверное, создал определённые сложности для привлечения по налоговым составам. Мы знаем, что эти составы, ещё раз говорю, очень сложные и в то же время важные, потому что каждый человек должен платить налоги.

Посмотрев на практику применения этого законодательства, внесли другой законопроект, который в настоящий момент рассматривается Государственной Думой и который в настоящий момент совершенствуется. Там нет этого самого прямого указания на позицию налогового органа, но в процессе совершенствования этого документа Президентом было высказано поручение подготовить определённые изменения с тем, чтобы следственные структуры, Следственный комитет мог опираться на мотивированное заключение налогового органа по поводу налогового правонарушения. Поэтому эти подходы очень близки, в конечном счёте надо посмотреть, как будет работать новый уголовный закон. В этом мире нет ничего вечного. Нужно создавать эффективное, как я уже сказал, налоговое и уголовное законодательство. Именно этим занимается Президент, именно этим занимается Правительство.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, я хотела спросить у Вас о самом, наверное, злободневном и самом грустном – недавней катастрофе «Боинга». Снова поднимается вопрос о безопасности полётов, снова говорится о том, что все инициативы, в том числе и Ваши, ушли в песок. Снова вспоминаем Петрозаводск, Ярославль, Пермь, теперь уже Казань. Что ещё должно произойти, чтобы система нормально заработала? Потому что если мы просто будем лишать лицензий региональных авиаперевозчиков, не на чем будет просто летать. Сегодня пришли новости о том, что разрешено иностранцам быть пилотами, но это же не панацея.

Д.Медведев: Ирада, вообще нет никаких панацей, мы просто должны создать нормальную авиационную отрасль в нашей стране. Это связано и с производством самолётов, и с их эксплуатацией. Действительно, катастрофа Боинга – очень печальное событие, погибли люди. Сейчас идёт расследование, занимаются этим и наша структура, и Межгосударственный авиационный комитет. Занимается несколько стран: США, потому что они производители, Франция, потому что они двигателями занимаются, естественно, наша страна занимается тоже. Результаты должны быть предъявлены, с тем чтобы сейчас не строить предположений. Естественно, анализируются все данные, включая речевой и параметрический самописцы. Надо в этом разобраться, потому что случай странный. Я вчера получил доклад очередной, но пока здесь рано выводы какие-то делать.

Что же касается системы, то вы правы. Эта система, к сожалению, за определённый период деградировала. У нас стало меньше нормальных самолётов, но в то же время больше перевозчиков. Мы же не в первый раз с этим сталкиваемся. Я сейчас не хочу сказать ничего плохого в адрес той компании, которая эксплуатировала этот самолёт, пусть с ней разбираются. Нужно – значит, сохранят её, не нужно – отзовут лицензию. Вопрос в чём? Вопрос в том, что эти компании должны быть безопасными. Вот об этом думают наши люди. У нас было 400 авиакомпаний, осталось чуть более 100. Сколько нам нужно, нужно определить на самом деле исходя из потребности страны. А у нас очень большая страна, у нас очень много перевозок потенциальных – было, есть и будет, но их должно быть разумное количество. Ряд наших авиакомпаний входит в лучшие мировые рейтинги. Я назову две, которые вы все знаете. Из мирового, так сказать, топ-60 в нём есть две наших компании – «Аэрофлот» и, соответственно...

С.Брилёв: «Трансаэро»?

Д.Медведев: «Трансаэро».

И.Зейналова: Но получается, что у остальных-то просто пилотов нет…

Д.Медведев: Сейчас, секунду. Но в основном эти компании как раз и перевозят значительную часть наших пассажиров. Я, кстати, удивился – я посмотрел: «Трансаэро» занимает 16-е место среди всех авиакомпаний мира, это очень хороший показатель.

Теперь в отношении пилотов, и это проблема. К сожалению, люди наши в какой-то момент перестали идти работать на воздушный транспорт, и у нас образовался дефицит пилотов, образовался дефицит командиров кораблей, при том что зарплата сейчас у командиров воздушных судов, у лётных экипажей весьма и весьма конкурентоспособна. Мы сравнивали – она такая же, а иногда выше, чем в европейских странах. Но это абсолютно штучный товар, людей нужно выучить, нужно подготовить для того, чтобы они могли принять на себя такую ответственность за людей, которые в самолёте сидят. Поэтому мы пошли на сложное решение, которое обсуждали и с профсоюзами лётными, и с другими структурами, – приглашать на соответствующие позиции, пока мы не восполним этот дефицит, наиболее квалифицированных лётчиков из других стран. Кстати, так во всём мире. Во всём мире можно приглашать иностранцев. Поэтому работа должна быть продолжена, системная работа по наведению порядка и с перевозчиками, и с требованиями по безопасности, и, естественно, с теми самолётами, которые принимаются в эксплуатацию.

М.Максимовская: Дмитрий Анатольевич, можно ещё о грустном – о Думе?

Д.Медведев: Это для вас грустная тема?

М.Максимовская: Для кого-то да.

Д.Медведев: Для некоторых она вполне такая весёлая…

М.Максимовская: Судя по опросам, не только для меня, не очень хорошие результаты соцопросов граждан об их отношении к Государственной Думе. За этот год депутаты снова приняли целую кучу запретительных законов, причём если начинали с политической сферы, с политических запретов, то теперь перешли к частной жизни граждан: знаменитый антигейский закон, защита чувств верующих. Буквально на днях за одну неделю депутаты внесли шесть законодательных запретительных инициатив – от запрета бесплатных абортов до запрета почему-то детских конкурсов красоты. В каком-то регионе изымают пособие по половому воспитанию подростков, в другом регионе запрещают книги русских классиков и так далее. И, знаете, многие думают, что Россия начинает выглядеть уже не традиционалистской страной, а страной ханжеской и отсталой. Вы сами чувствуете это изменение атмосферы в стране? Вам это нравится?

Д.Медведев: Давайте начнём вот с чего. Нам могут не нравиться законы, которые принимаются, отдельные депутаты или чиновники, любые начальники. Это нормально, каждый человек имеет право на свою позицию, но мы всё-таки должны, если хотим быть правовым государством, уважительно относиться к институтам власти и парламенту в том числе. Государственная Дума – наш парламент, наша нижняя палата парламента, и её нужно уважать – как уважать необходимо суды, необходимо уважать другие власти, иначе порядка не будет. Другое дело, что в каждом парламенте всегда есть инициативы системные, а есть экзотические, они могут быть разными, некоторые из них не находят никакой поддержки. Вы упомянули целый ряд инициатив, но исполнительная власть или Президент к ним не имеют никакого отношения. Это было сформировано самим парламентом.Второе, о чём я всё время слышу и что мы обсуждаем. Да, наш парламент, как и любой парламент, структурирован на фракции и партии, но это люди, живые люди. Это не винтики системы, у них могут быть свои представления о нравственности, о хорошем и плохом, и то, что они подчас формулируют довольно специфические инициативы, вы знаете, это их отношение к жизни. Это не значит, что я это всё поддерживаю. Наоборот, я не сторонник ханжеских подходов к современной жизни: жизнь не стоит на месте. Абсолютное большинство вещей, которые для нас являются привычными, три столетия назад были бы объявлены крамольными, и мы к этому относимся нормально. Но ещё раз подчёркиваю: это люди, которые принимают решения и формулируют свои предложения. К этому нужно относиться с определённым уважением, но это не значит, что это нужно поддерживать. И из того, что вы упомянули, далеко не всё мне тоже симпатично. Но такая экзотика есть во всём мире: парламент – это всё-таки то место, где сталкиваются мнения огромного количества людей.

М.Максимовская: Дмитрий Анатольевич, эта экзотика становится законами, эти инициативы многие становятся законами.

Д.Медведев: Далеко не всегда всякая экзотика становится законами. Я могу прокомментировать некоторые вещи из того, что вы сказали. Очень много инициатив, которые наши коллеги-депутаты вносили или законодательные органы субъектов Федерации, так и не стали законами и вряд ли станут.

М.Максимовская: И слава богу.

Д.Медведев: Но в других странах такие вещи существуют. Я приведу в пример те же самые американские законы в отдельных штатах. Мы над ними смеёмся, но не считаем, что после этого возникла какая-то удушающая атмосфера. Например, законодательство о том, что нужно обязательно 10 долларов в кармане иметь, иначе ты не имеешь права выйти за пределы своей квартиры, или о том, что нельзя спать голым в кровати. Мы же не считаем, что у них затхлая атмосфера в результате этого создалась. Там это действует, это часть их прецедентной системы права. Ничего, живут как-то с этим. Я не к тому, чтобы тиражировать такие законы. Ещё раз говорю: парламент должен быть ответственным. Тем не менее это не отражает основной линии, которая должна проводиться и Президентом, и Правительством, и ведущей политической силой.

М.Максимовская: То есть линия основная всё-таки другая?

Д.Медведев: Линия, конечно, другая. Линия в том, чтобы развивать нашу страну, вот какая линия, а не в том, чтобы погружаться в какие-то частности.

М.Максимовская: И в средневековье.

Д.Медведев: И в средневековье.

И.Зейналова: В комендантский час.

В.Такменёв: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему Думы и запретов. Реально это многих очень интересовало, и очень громко обсуждали эту тему. Вы следили за продолжением громкого запрета на усыновление детей американцами?

Д.Медведев: Конечно, следил.

В.Такменёв: Вы знаете, мы все это видели и помним, как чиновники и депутаты с высоких трибун кричали, мол, наши дети, не отдадим, не оставим в беде и так далее. Прошёл год и есть конкретный пример. В Санкт-Петербурге из того количества детей… 33 ребёнка должны были отдать американцам, не отдали 33 ребёнка, в результате только одного усыновила российская семья. Вот мне интересно, у Вас какая-то другая статистика есть?Д.Медведев: Сначала про моё отношение, потом про статистику. Безусловно, это наша боль, это наша проблема. Можно по-разному относиться к этим законам, которые были приняты, но нельзя не признать непреложного факта: нашими детьми мы должны заниматься сами, не рассчитывать на добрых дядь и тёть из разных стран, хотя спасибо тем, кто проявляет милосердие, это нормально. Но мы должны сами этим заниматься в качестве системной работы, потому что у нас слишком много этих проблем. И вот это, мне кажется, главное, на что мы должны быть нацелены. Проблема возникла только в отношении одной страны, по которой был принят известный документ, в связи с тем, каковы были события и какие трудности, иногда преступления совершались в отношении наших детей на территории Соединённых Штатов Америки. Такое решение было принято. Этот закон по-разному оценивают. Безусловно, мы должны сделать всё для того, чтобы те, кто не попал в эти американские семьи, нашли свою новую семью в России или за границей. В общей сложности у нас таких детей, которые должны были уехать в Америку, было 259 человек. В настоящий момент не попали в новые семьи, не получили устройства в новую семью – 95. Мы обязательно этот процесс доведём до логического завершения. Вы Питер упомянули, там, по-моему, 33, вы сказали. Я просто тоже наводил справки, как происходит процесс усыновления, там осталось 11 человек. 11 человек – у меня такая статистика, но дело даже не только в этом. Эта тема позволила активизировать процесс усыновления и устройства в семью в стране, потому что в этом году за определённую часть года (по-моему, за девять месяцев) у нас на 5 тыс. усыновлений и устройств в семью больше, чем это было в прошлом году. Это хороший результат, это означает, что мы определённые, если хотите, моральные механизмы привели в действие, потому что наша задача была в том, чтобы привлечь внимание наших людей. Я согласен с тем, что эта тема трудная, очень болезненная, но мы должны сделать всё, чтобы наши дети, которые находятся в детских домах, нашли свои новые семьи.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, ещё один вопрос о законодателях и исполнителях. Громкий скандал последних недель – арест мэра Астрахани Столярова, причём это не первый мэр, попавший за решётку из тех, кого поддержала «Единая Россия» на выборах. Вопросы к Столярову, судя по тому, что заявляют правоохранительные органы, были и до того, как он на эти выборы пошёл, но поддержку «Единой России» он получил. Скажите, а как в партии обстоят дела с партийным контролем и работой с кадрами? Такие скандалы наносят невероятный репутационный урон.

В.Такменёв: Последний скандал можно добавить?

И.Зейналова: И последний скандал – золотые пистолеты. То есть то золотые кренделя, то золотые пистолеты.

В.Такменёв: Драка депутатов, и все обсуждают этот золотой пистолет «Единой России» – так его называют.

М.Максимовская: Выпавший из кармана.

И.Зейналова: Да, выпавший из кармана. Джеймс Бонд пролетал.

Д.Медведев: Партия – это кусок нашей страны, часть нашей страны. Там люди такие же, как и везде, со всеми достоинствами и недостатками.

М.Максимовская: И с пистолетами.

Д.Медведев: Секунду. В отношении тех, кто попался. Они должны отвечать независимо от того, какой партийный билет у них лежит в кармане. «Единая Россия» тем более должна отвечать, потому что эта партия сейчас отвечает за ситуацию в стране, она находится у власти. Возможно ли это исключить в принципе? Невозможно, потому что, к сожалению, власть всё равно провоцирует злоупотребление. Такова природа, к сожалению, властных полномочий. И, к сожалению, такие правонарушения совершает не тот, кто планирует когда-то войти во власть и так далее, а тот, кто власть получил, именно поэтому сама власть с этим и должна бороться. Если бы у власти была не «Единая Россия», а какая-нибудь другая партия (давайте по-честному друг другу ответим), вы считаете, что в этом случае все злоупотребления ушли бы в прошлое? Почему же они тогда не уходили в советские времена, в царские времена? Разные политические силы были, поэтому, конечно, нужно разбираться с такими случаями.

По Астрахани. Идёт следствие, оно должно быть доведено до конца, но партия, здесь я с вами согласен, должна обязательно уделять этому внимание в смысле того, чтобы люди, в отношении которых есть какое-то подозрение, просто не попадали в списки для избрания. Это правильно. Сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы ввести так называемую предварительную рекомендацию на соответствующие партийные и государственные позиции. Если ты кого-то порекомендовал, ты за него должен нести ответственность, пусть не юридическую, но, во всяком случае, моральную, как это было в определённые исторические периоды. Ничего в этом особенного нет. Это первое.

Второе. Мы ввели специальный институт – приостановление членства в партии. Этого не было. То есть если в отношении человека только возникло подозрение (подчёркиваю: подозрение) и он проходит по какому-то уголовному делу, он приостанавливает своё членство в партии. Если он доказал, что всё в порядке, то он восстанавливается в партии, если нет, то, соответственно, исключается. Поэтому, естественно, мы будем реагировать на все подобные проявления. Но не нужно идеализировать партию. Партия – это совокупность людей, среди которых есть кристально честные, приличные люди, которые очень много занимаются государственной деятельностью, помогают людям, решают очень сложные социально-экономические задачи, но есть и проходимцы. От них нужно освобождаться, их нужно к ответственности привлекать. Это нормально.

И.Зейналова: Личные дела же в партии изучают? Если к Столярову были вопросы?..

Д.Медведев: Знаете, личные дела – вещь, конечно, хорошая. Может быть, вы в меньшей степени, а я в большей степени помню, как было в советские времена. Как человек, который работал на различных государственных позициях, я неоднократно видел разные справки, которые готовятся различными структурами. Что там написано? Что в отношении имярека есть неподтверждённая информация о том, что он контачил с таким-то и таким-то. Как вы считаете, это достаточное основание для партии или для государственного руководителя – cказать: знаете, есть информация о том, что он с кем-то встречался, с кем-то разговаривал, что он имеет к ним какое-то касательство? Это всегда очень тонкий момент. Это же судьба человека. Понятно, когда есть, простите, оперативная информация, съёмка, что он взятки берёт. Всё, понятно: нужно уголовные дела возбуждать, процессуальные мероприятия проводить, брать, арестовывать и так далее. А если есть просто информация… Мы знаем, как на основе такой информации у нас тысячи людей шли в определённом направлении, а потом признавались невиновными.

М.Зыгарь: Давайте продолжим про этот кусок нашей страны, как Вы назвали партию. Скоро 20 лет Конституции, и не так давно член другой партии депутат Мизулина предложила внести поправки в преамбулу Конституции и внести туда упоминание православия как основы национальной культурной самобытности. Её поддержали и члены «Единой России», например Сергей Железняк, новый идеолог этой партии. Во-первых, поддерживаете ли Вы инициативу вписать упоминание о православии в Конституцию и вообще считаете ли нужным переписать, как-то изменить Конституцию под 20-летие?Д.Медведев: Конституцию вообще не нужно переписывать под какие-то даты, Конституцию нужно менять только в случае крайней необходимости, когда мы считаем, что какие-то положения Конституции либо не выдержали проверку временем, либо ослабляют общую государственную конструкцию. Причём это, конечно, не касается основополагающих прав и свобод человека, там и отдельный порядок изменения, и там в целом можно считать, что вообще всё выписано в соответствии с мировыми канонами. В отношении православия, знаете, опять же у каждого человека может быть своя точка зрения: у Мизулиной одна точка зрения, у Железняка похожая точка зрения, у кого-то иная точка зрения. Я, например, в церковь хожу, но хожу туда не как премьер-министр. Я туда ходил и до того, как приехал в Москву работать, и буду туда ходить после того, как закончу свою государственную карьеру, и какие бы ни были нормы в отношении свободы совести, я туда буду продолжать ходить, даже если Конституция изменится. Мне кажется, это абсолютно нормально. У нас, кстати, в «Единой России» есть не только представители тех, кто относится к православной конфессии, есть люди, которые себя идентифицируют как мусульмане, есть представители других конфессий. Это нормально абсолютно. Наше религиозное чувство не должно быть связано с нашим партийным билетом, это, на мой взгляд, абсолютно очевидно. Поэтому, на мой взгляд, установление каких-либо специальных преференций недопустимо. В соответствии с нормами Конституции у нас, вообще-то, провозглашена свобода совести: каждый выбирает себе церковь по своим ощущениям или говорит о том, что он является атеистом. Это и есть цивилизованный подход к этим отношениям.

В.Такменёв: Дмитрий Анатольевич, 20 лет Конституции. По этому случаю, как мы слышали на днях, Президент Владимир Путин согласился с предложением и собирается сам внести законопроект в Госдуму об амнистии. И сейчас многие знаете о чём гадают – станет ли эта амнистия широким жестом власти, то есть коснётся ли она людей, в приговорах которых многие видели политический подтекст. Речь сейчас не о тех сотнях и тысячах, которые сидят за какое-то мелкое воровство. Я понимаю, что это вопрос, наверное, не столь Вашей компетенции, поэтому хочу спросить Вас не как Председателя Правительства, а как просто человека, политика, председателя правящей партии, в конце концов. Почему бы не воспользоваться этой датой и не амнистировать Ходорковского, Pussy Riot, узников «болотного дела»? Перелистнуть эту страницу и начать общаться с частью общества с чистого листа?Д.Медведев: Вадим, я действительно сейчас эти вопросы не решаю, это компетенция Президента и парламента. Тем не менее, раз вы спрашиваете, я, конечно, прокомментирую. Я действительно какое-то время назад принимал такие решения и поэтому знаю, о чём говорю. Во-первых, не нужно путать амнистию и помилование. Помилование – это индивидуальный акт, и он может осуществляться в отношении конкретных людей. Это делает Президент, глава государства, на основании мотивированного заключения и, как правило, обращения соответствующего лица. В отношении амнистии всё сложнее. Это освобождение из-под стражи, снятие уголовной ответственности с людей, которые отбывают наказание по конкретной статье. Вот вы упомянули некоторый набор людей, известных в нашей стране по разным причинам…

В.Такменёв: И не только в нашей стране.

Д.Медведев: И не только в нашей стране. Но на самом деле не стоит забывать про почти 700 тыс. человек, которые в настоящий момент находятся в местах не столь отдалённых. Мне кажется, думать нужно при принятии решения об амнистии о всей совокупности людей, которые находятся вот в этих трудных условиях.

Почему мы всё время думаем только о тех, кому посчастливилось попасть под лучи юпитеров или по которым есть какой-то международный спор? А о других-то кто будет думать? У нас есть несовершеннолетние, которые сидят в тюрьме, у нас есть беременные женщины, которые находятся в местах лишения свободы, у нас есть пенсионеры, которые отбывают наказание. Им что, легче жить, чем упомянутым людям, о которых вы сказали? Очевидно, что нет. Поэтому амнистия – это акт, который должен проводиться в отношении целой категории людей. И, насколько я понимаю, сейчас готовится Президентом проект соответствующего постановления Государственной Думы, которое будет распространяться на целый ряд категорий – тех, кто прежде всего нуждается в защите государства в этих условиях, тех, кто прежде всего может быть государством прощён. А амнистия в конечном счёте – это, конечно, акт такого государственного прощения. И вот это мне кажется гораздо более важным для конкретной ситуации.

Если же говорить о том, кого амнистировать, – это всегда вопрос выбора, но при этом государство должно всё-таки слушать общество, а не просто так: хочу – помилую этого, хотим – амнистируем вот этих. Люди на самом деле не очень расположены к тому, чтобы, например, проводить акты амнистии в отношении лиц, совершивших насильственные преступления, в отношении лиц, которые совершили преступление против общества, в том числе хулиганство. Люди не очень расположены правильно принимать решения об амнистировании лиц, совершивших крупные государственные преступления, хищения. Поэтому общественные настроения и Президент, и парламент обязаны слышать. Иными словами, при принятии этих решений нужно ориентироваться не на фамилии, а на степень общественной опасности этих правонарушений и на судьбу конкретных лиц, оказавшихся, как правило, по своей собственной вине в этих очень сложных условиях.

М.Максимовская: Дмитрий Анатольевич, но государство могло бы дать урок гуманизма обществу, тем более что у нас в стране не так много политзаключённых. Это признают и правозащитники.

Д.Медведев: Марианна, знаете, это вопрос точки отсчёта. Если вы считаете, что у нас есть политзаключённые, то я не считаю, что они у нас есть. У нас были в стране политзаключённые в определённый период. В советский период в нашей стране были политзаключённые, которые сидели за свои политические убеждения, такие люди у нас были. У нас сейчас таких людей нет. Все, кого мне обычно приводят в пример, это люди, которые, да, наверное, оппозиционно относятся к власти, у них есть свои политические убеждения, но за это не сидят. Они, простите, отбывают наказание или находятся в предварительном заключении, потому что они грубо нарушили общественный порядок. Какие бы у тебя ни были политические убеждения, полицейских (я об этом, кстати, говорил в этой же самой студии) нельзя бить. Они сидят не за то, что у них политические воззрения, отличающиеся от политических воззрений Путина, Медведева, «Единой России» или кого-то, а за то, что они били полицейских. Это неприемлемо ни в России, ни на Украине, ни в Европе, ни в какой-либо другой стране. Вот это мне кажется очень важным. Поэтому говорить о наличии неких политических заключённых могут только те, кто на самом деле либо вкладывает в это идеологический смысл, либо грешит против истины.

С.Брилёв: Коллеги, хочу обратить внимание, что согласно опубликованной телепрограмме у нас остаётся примерно минут 15–17 в эфире, зрители ждут и других программ.Д.Медведев: Не будем их утомлять долгими разговорами.

С.Брилёв: Я со своей стороны обещаю, что сейчас будет мой последний вопрос.

Дмитрий Анатольевич, я хотел к Вам обратиться как к юристу, которого наверняка интересует сюжет, связанный с предстоящим объединением (похоже, уже предстоящим, всё к тому) Верховного суда и Высшего арбитражного суда. Два вопроса.

Первый. Президент Путин буквально накануне сказал, что арбитраж как таковой никуда не денется, но Высший арбитражный суд исчезает. В этой связи не жалко ли Вам председателя этого суда – Вашего однокурсника Антона Иванова?

И вопрос номер два. Поговаривают, что вся эта идея, связанная с объединением Высшего арбитражного суда и Верховного суда, – это идея под Вас, чтобы Вы возглавили объединённую судебную структуру. И на уровне подсознания Вы сейчас (я записал) такую фразу кинули: «когда закончу свою государственную работу». Это случайность или закономерность в данном контексте?

Д.Медведев: Сразу вам отвечу: «когда закончу государственнуюработу»… Работа в судах – это тоже государственная работа.

С.Брилёв: Она всё равно государственная. Тогда вернёмся к судам.

Д.Медведев: Теперь по сути, в отношении судебной системы. Тема очень важная. Наша судебная система имеет свои преимущества и недостатки. Мы её развивали тоже последние 20 лет. В силу сложившегося правового порядка у нас, как и во многих странах Европы, были и остаются суды общей юрисдикции и так называемые торговые суды, которые у нас называются арбитражными судами, так было ещё с дореволюционных времён. Во многих странах функционирует единая система. В ней есть плюсы, заключающиеся в том, что практика как минимум более унифицированная. Обязательные рекомендации, которые принимает пленум Верховного суда, естественно, распространяется на всё – не нужно принимать двух решений, а иногда они не согласованы и так далее.

Мы эту тему довольно давно обсуждаем, скажу откровенно, и с Президентом, и с коллегами, как нам нашу юридическую судебную систему улучшить. Эта модель поэтому выбрана, и надеюсь, что её реализация приведёт к положительным эффектам. Хотя при этом я могу отметить, что система арбитражных судов действительно никуда не девается, эти суды останутся внутри системы, будут принимать решения по экономическим спорам. Это очень сложные дела, арбитражный суд за эти 20 лет рассмотрел порядка 20 млн дел, то есть он проделал огромную работу. И все коллеги, которые там работали, очень важные дела и делали, и занимались ими, и очень важными вопросами занимаются до сих пор.

Вы упомянули моего коллегу, с которым я когда-то работал и учился. Я считаю, что он хорошо работал и работает на этой позиции. Надеюсь, что он ещё пригодится государству, я имею в виду Антона Александровича Иванова – очень грамотный юрист, это все признают, и хороший руководитель судебной системы.

Теперь в отношении персональных вещей, я вот тут себе даже записал. Если это попытка, так сказать, всё-таки вытащить из меня информацию, когда я собираюсь куда-то уйти, то хочу вам сказать, что мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь, это интересная работа. До тех пор пока я могу этим заниматься, пока есть соответствующее президентское решение на сей счёт, я этой работой буду заниматься, потому что она и очень важная, и очень сложная, хоть и не очень популярная, как вы справедливо сказали. На самом деле она мне приносит не только какие-то отрицательные эмоции, которые есть у любого человека, но и много положительных ощущений, потому что видно, что ты делаешь, видно, во что воплощается твоя работа. Это очень важно для любого человека, кем бы он ни был. Поэтому я работаю Председателем Правительства Российской Федерации.

М.Максимовская: А всё-таки после того, как Вы закончите работать Председателем Правительства (это многих интересует), Вы снова хотите стать Президентом?

Д.Медведев: У нас, видимо, здесь такая добрая традиция образовалась. Мы, по-моему, уже в седьмой раз в разных составах встречаемся в студии и это всё обсуждаем. И практически каждый разговор на эту тему, ещё когда я Президентом работал или в последние два года, заканчивался этим: а вы собираетесь работать Президентом или нет? Уважаемые коллеги! Я сейчас занимаюсь тем, чем занимаюсь. Это очень важная работа. Я в прошлом году, кстати, комментарии давал. Я ни от чего не отказываюсь. Но я хотел бы ещё поработать, а потом уже по совокупности обстоятельств принять для себя необходимое решение, и не более того.

М.Зыгарь: У нас осталось примерно 10 минут. Давайте блицем таким я задам вопросы, которые мы собирали через наш сайт tvrain.ru и через «Твиттер» от наших зрителей.

Д.Медведев: Пожалуйста.

М.Зыгарь: У Вас буквально 150 символов на ответ.

Д.Медведев: То есть я должен очень быстро отвечать?

М.Зыгарь: А я буду очень быстро задавать. От зрителя, который называет себя Иван Иванов: почему Россия не ратифицирует 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции? В двух словах объясню зрителям: она предусматривает, что чиновники обязаны объяснять, откуда у них деньги на ту или иную собственность, которая превышает их уровень заработка. Например, если у них дворец в товариществе «Сосны», надо было бы объяснить обязательно обществу. Почему Россия не ратифицирует эту статью?

Д.Медведев: Михаил, вы специально задаёте эти вопросы в формате блица? На этот вопрос невозможно ответить в формате блица. Мне придётся дать занудный юридический ответ, ну уж извините. Что такое статья 20? Статья 20 – это статья, по которой публичные должностные лица могут привлекаться к уголовной ответственности за коррупционные действия. Вопрос только в одном: почему мы сделали оговорку? Я думаю, это всем понятно, хоть здесь и не юристы собрались. У нас вообще-то отвечают за вину, у нас есть презумпция невиновности. У нас нет объективного вменения, как это, кстати, иногда практиковалось в Средние века или в некоторых странах существует. А статья 20 исходит из предположения, что лицо предполагается виновным в совершении коррупционного правонарушения и должно само оправдываться, доказывать, что оно не коррупционер. Это вопрос выбора, на это можно пойти. И сейчас, кстати, предложение по статье 20 Минюстом готовится, сразу скажу. Но мы должны взвесить все за и против. За – борьба с коррупцией, это хорошо: пусть объяснят, откуда дворцы, как вы говорите, это нормально для всех. Но есть и аргумент против: мы же с вами понимаем, что наша правоохранительная система несовершенна, и если речь идёт о том, что лицо сначала предполагается виновным, а потом должно доказать, что оно не совершало этого, это вообще-то выход за те основополагающие принципы уголовного права, которые у нас сложились.

М.Зыгарь: Спасибо. Вопрос от зрителя по имени Олег Кашин. Есть информация, что один из отставленных правительственных чиновников по имени Василий Якименко числится сотрудником Сбербанка и получает там зарплату порядка 500 тыс. долларов, хотя на работу не ходит. Как Вы относитесь к системе, при которой отставленные чиновники получают такую пенсию, причём, возможно, из государственных или окологосударственных средств. Таких случаев у нас немало, фамилию Сердюкова можно было бы вспомнить.

Д.Медведев: Я ничего не знаю по поводу того, кто что получает, во всяком случае, в этой ситуации. Я готов навести справки, кто где работает и какие бонусы получает, потому что эти бонусы, конечно, должны быть основаны на принципах справедливости и прозрачности. Но бывшие чиновники – это, простите, тоже люди. Люди, которые работали на страну, которые многое сделали, поэтому я не вижу ничего страшного в трудоустройстве тех или иных чиновников в коммерческие структуры, если это не происходит в нарушение существующих правил. А какие это правила? Есть ещё конфликт интересов. На мой взгляд, не очень хорошо, когда, например, министр энергетики сразу же начинает заниматься энергетическими проблемами, наверное, в этом есть какие-то нюансы, но это не правонарушение, даже в сегодняшних условиях.

В том, что вы сказали, я, если говорить о самом трудоустройстве, не усматриваю никакой особенной проблемы. Что же касается вознаграждения, это, во-первых, дело банка, какое вознаграждение кому платить, но раз этот вопрос возник, я готов уточнить у председателя правления Сбербанка, с чем связана выплата того или иного вознаграждения.

М.Зыгарь: Умный и последний короткий вопрос – зритель Евгений Пахомов. Такой вопрос – да или нет, по сути. Господин Медведев, будете ли Вы участвовать в президентских выборах как кандидат или Вы опять давно договорились?

Д.Медведев: Я думаю, что я на этот вопрос…

М.Максимовская: А Вы удивляетесь.

Д.Медведев: Ничего удивительного. Я только что ответил на этот вопрос, мне кажется, вполне исчерпывающим образом.

И.Зейналова: Зря ты потратил наши 30 секунд.

М.Зыгарь: Ответ на вопрос, не договорились ли вы – нет?

Д.Медведев: Я на этот вопрос только что ответил.

Вам как самому молодому предлагаю закончить.

В.Такменёв: Концовка была на самом деле хорошая. Но, знаете что, хочу на самом деле спросить у Вас? Вот я смотрю, что Вы без айпада (без планшетника, о’кей, не будем ничего рекламировать), и это удивляет. Вы в последнее время почему-то перестали им пользоваться. Но вопрос у меня про другое. Не выбросили ли Вы случайно свой айфон, потому что буквально на днях появилась информация, что президенту Обаме запретили пользоваться айфоном, потому что он слишком уязвим перед прослушкой. Они-то знают, о чём говорят, ведь мы слышали и знаем, как слушали Ангелу Меркель. И про Вас, кстати, говорили, что на «восьмёрке» в Британии Вас тоже слушали.

И.Зейналова: И Ангела Меркель звонила Вам.

В.Такменёв: Да, наверняка. Так вот, не снятся ли Вам по ночам вообще кошмары, что Вас слушают, SMS-переписку читают и когда-нибудь возьмут и обнародуют это всё?

Д.Медведев: Айфон я, конечно, не выбросил. Вы знаете, я действительно технику различную люблю, но у нас появился свой.

В.Такменёв: У меня такой же есть, кстати.

Д.Медведев: Он, наверное, пока ещё в чём-то не дотягивает до других приборов такого плана – до телефонов, до смартфонов, но имеет и свои преимущества, потому что у него два экрана. Будем надеяться, что он лучше защищён от соответствующих операций, чем айфон или какая-либо другая техника.

Если говорить серьёзно, во-первых, неплохо, что у нас что-то появляется. Я показал, что мы это сделали и у нас такие телефоны уже есть, получил массу откликов типа «он всё равно никуда не годится, он дорогой» и так далее. Слушайте, коллеги, всё правильно. Значит, нужно его совершенствовать. Но хорошо, что у нас появляются такие смартфоны, появляется новая техника. Этим надо заниматься. В этом будущее.

Теперь серьёзно. Что должен делать руководитель государства? Руководитель государства должен понимать меру ответственности, на него возложенной. Я никогда по мобильному телефону (неважно, как он называется, – айфон, йотафон, «самсунг» или ещё что-то) не обсуждаю серьёзных государственных проблем. Я обсуждаю только совершенно бытовые вещи. Мне кажется, это абсолютно нормально. Не всем – на самом деле.

И.Зейналова: На этом, кстати, тоже можно много выводов сделать.

Д.Медведев: Они вполне нейтральные. Поэтому в этом смысле всё в порядке, а нашим американским коллегам и Бараку Обаме я рекомендую не бояться.

С.Брилёв: Замечательный финал. Спасибо. Час тридцать, по-моему, секунда в секунду, да?Д.Медведев: У меня 1 час 30 минут. Если мы не очень всех утомили, значит, мы уложились.

И.Зейналова: Прекрасно, мы снова уложились.

В.Такменёв: Дмитрий Анатольевич, а какая у вас заставка на йотафоне?

И.Зейналова: Покажите, он хотя бы звонит?

Д.Медведев: Да, он звонит, но я сейчас, естественно, его выключил. Здесь два экрана. На этой стороне у меня сейчас такая заставка…

В.Такменёв: Абстрактная?

Д.Медведев: Абстрактная, да. Я вам покажу потом.

М.Максимовская: Это самая крутая презентация российской разработки.

Д.Медведев: Безусловно, она российская, что уже хорошо.

М.Максимовская: Вы как-то используете служебное положение сейчас…

С.Брилёв: Нормально, нормально. Мы как раз по этому телефону поняли, что наступило 13.30.

Д.Медведев: Да. И я, уважаемые коллеги, хотел бы вас поблагодарить тоже за возможность в очередной раз пообщаться, пожелать и вам, и всем нашим телезрителям хорошего декабря и хорошего наступающего Нового года.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. И на этом трансляция на каналах «Россия 1», «Россия 24», «Дождь» и «Вести FМ» завершена. Всего доброго!

* * *

Интервью Дмитрия Медведева ведущей телеканала «Рен ТВ» Марианне Максимовской

М.Максимовская: Дмитрий Анатольевич, не могу не воспользоваться случаем и не задать самый-самый эксклюзивный вопрос...Д.Медведев: Про инопланетян!

М.Максимовская: Нет, на этот раз не про инопланетян.

Д.Медведев: Тем более про инопланетян я уже ответил всё, теперь все знают, где они.

М.Максимовская: Кстати, да, этот вопрос заинтересовал аудиторию едва ли не больше, чем все остальные.

Д.Медведев: Ещё бы. Тем более когда открыта такая государственная тайна.

М.Максимовская: Ну конечно.Нет, сейчас хочу спросить Вас о другом. Буквально на прошлой неделе, после грандиозного скандала, с Красной площади убрали чемодан известного бренда. И многие стали говорить о том, что Красная площадь – это сакральное место, где уж точно такой чемодан, даже в виде павильона для выставки, находиться не должен. Как Вам кажется, может быть, тогда с Красной площади следует убрать не только чемодан, но и мумию большевистского вождя Владимира Ленина, так сказать, для баланса, и Красная площадь станет действительно таким светлым, сакральным местом для всей страны, для всех россиян?

Д.Медведев: Как известно, определение «красный» у нас имеет тот же корень и, по сути, ту же самую этимологию, что и слово «красивый». Красная площадь на самом деле красивая, её желательно не утяжелять. Я сейчас не буду говорить в отношении различных промоакций, это вопрос меры, вкуса и ответственности тех людей, кто в конечном счёте принимает эти решения. Ничего, кстати, не имею против соответствующей продукции, но каждому овощу, что называется, своё место.

Теперь в отношении более серьёзной темы – может ли Красная площадь быть местом погребения. Знаете, это такой же тонкий и очень сложный этический момент. Наверное, было бы лучше этого избежать в определённый период, но так произошло. Не мы эти решения принимали.

Во-вторых, нужно уважительно относиться и к представлениям людей и к тем символам, которые были у целого поколения наших людей. И поэтому решение о том, что куда переносить, должно быть по преимуществу консенсусным, то есть оно должно отражать мнение большинства людей, оно не должно разорвать общество. Но если вас интересует моя позиция, то я считаю, что, конечно, Красная площадь должна быть красивой, а всё, что касается праха людей, которые там были в определённый период захоронены, это решение должно быть принято, ещё раз говорю, путём обсуждения огромным количеством людей, но в конечном счёте сообразуясь с принципами морали, в том числе христианской морали. А эта мораль исходит из того, что люди после своей кончины должны находиться, их тела, на кладбище. И мне кажется, что в этом есть определённый моральный смысл. Но ещё раз повторяю, что такие решения могут быть приняты только после обсуждения, и эти решения не должны разрывать наше общество, мне кажется, спокойствие в этом смысле важнее.

М.Максимовская: То есть когда-нибудь тело Ленина с Красной площади уберут, захоронят, предадут земле, но не Вы будете инициатором этого, в общем, в каком-то смысле абсолютно знакового события для страны.

Д.Медведев: Я вам ни того, ни другого не сказал. Я не знаю, как будут происходить события, ещё раз подчёркиваю, это очень тонкий вопрос для нашей страны. У нас разные поколения людей и разное отношение к государственным символам. Не очень хорошо, что, может быть, эти символы стали государственными в какой-то момент, но мы должны уважительно к ним относиться. А когда это произойдёт – поживём-увидим.

М.Максимовская: Вы создали сейчас интригу, между прочим.

Д.Медведев: Ну это нормально, вы всегда задаёте вопросы, а я создаю интригу. Мне кажется, мы здесь с вами хорошо распределили обязанности.

М.Максимовская: Спасибо Вам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 декабря 2013 > № 961268 Дмитрий Медведев


Россия > Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 5 декабря 2013 > № 961269 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

Основной вопрос повестки – создание национального исследовательского центра «Институт имени Н.Е.Жуковского».

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! Несколько слов по текущим делам из важных вещей, которыми мы занимались. Хотел бы проинформировать о том, что подписал постановление Правительства, касающееся государственного регулирования цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу. Мы с вами несколько раз к этому вопросу возвращались, у Президента совещания были недавно. Этот документ действительно должен быть центральным в создаваемой системе регулирования цен на продукцию по гособоронзаказу, он теперь должен быть использован на всех стадиях – формирования, размещения и выполнения государственного оборонного заказа.

Главное, что в ценообразовании будут участвовать не только государственные заказчики и исполнители ГОЗов, как это было раньше. Уже на этапе формирования оборонного заказа должны подключаться и Минпромторг, и Роскосмос, и в соответствующих позициях «Росатом», Федеральная служба по тарифам, которые будут рассматривать предложения оборонки по ценам на продукцию, фильтровать их и давать заключение о достоверности цен, которые предлагаются государственными заказчиками.

Надеюсь, такой порядок государственного регулирования цен на продукцию создаст условия для повышения эффективности планирования, своевременного размещения и исполнения гособоронзаказа при соблюдении баланса интересов заказчика и поставщика. За счёт предварительного определения цен на продукцию при формировании гособоронзаказа также, надеюсь, не будет оснований для так называемых ценовых войн, которые, что не секрет, периодически возникали между государственными заказчиками и поставщиками при размещении заказов. При этом мы сократили сроки заключения государственных контрактов, обеспечивающих своевременность выполнения заданий ГОЗа, что в результате, надеюсь, повысит эффективность использования бюджетных средств, которые выделяются на эти цели. В общем, система, надеюсь, оптимизирована, поэтому необходимо обеспечить реализацию этого постановления. Этим займётся и Минобороны, и Минпромторг, и Роскосмос, и ФСТ, и, как я уже сказал, «Росатом», но координацию должно вести руководство Правительства и Дмитрий Олегович (Рогозин).

Теперь к повестке дня заседания Правительства. Первый вопрос касается авиационной промышленности. Насколько это важно для укрепления конкурентоспособности отрасли, я говорить особо не буду, и так всё понятно. Сегодня мы рассматриваем пакет законопроектов, которые касаются создания исследовательского центра «Институт имени Николая Жуковского». Речь идёт о консолидации отечественной отраслевой науки, о развитии экспериментальной и полигонной базы. Соответствующие предложения мы обсуждали также на разных совещаниях, в том числе на прошедшем в августе этого года авиасалоне МАКС.

На первом этапе предлагается принять новый федеральный закон о национальном исследовательском центре «Институт имени Жуковского», внести изменения в ряд статутных документов – законы об унитарных предприятиях, автономных учреждениях. В последующем в состав центра войдут ведущие профильные научно-исследовательские институты в качестве автономных учреждений.

Учредителем нового центра выступает Правительство. Ему же нужно будет утвердить устав, сформировать наблюдательный совет, а также утвердить кандидатуру генерального директора. Как и прежде, заказчиком научно-исследовательских работ по авиационной тематике будет выступать государство. Финансирование происходит в рамках нашей большой госпрограммы «Развитие авиационной промышленности на период до 2025 года». При этом центр сможет и сам участвовать на основе государственно-частного партнёрства, заниматься коммерциализацией результатов своей интеллектуальной деятельности. Рассчитываю, что это позволит нашей авиационной науке сконцентрировать усилия на приоритетах и, конечно, в конечном счёте обеспечит достойные позиции России как в боевой, так и в гражданской авиации и, что крайне важно, внесёт свой вклад в обновление авиапарка за счёт современной и надёжной отечественной техники.

Мы также рассмотрим ещё несколько вопросов важных. Один из них касается проекта концепции открытости федеральных органов исполнительной власти. Тема открытости власти актуальна всегда, и не бывает ситуации, когда люди признают власть абсолютно открытой. Всё равно считается, что власть закрыта, даже если для её открытости предпринимаются колоссальные усилия. Тем не менее в условиях внедрения новых технологий, телекоммуникационных технологий, и, конечно, развития гражданского общества обеспечение прозрачности власти и подотчётности её перед гражданами остаётся нашей важнейшей задачей. Мы этим занимаемся, параметры были определены и майскими указами Президента, и Основными направлениями деятельности Правительства. Я в мае как раз тоже 2012 года назвал построение системы Открытого правительства одним из наших семи ключевых приоритетов. В целом система эта динамично развивается, даёт результаты. В любом случае программы и решения Правительства точно стали более доступными для общества.

Ещё совсем недавно их распространение происходило только сверху, а заинтересованные лица подчас получали доступ к таким документам только из-под полы, что называется. Сегодня проекты нормативных актов заблаговременно размещаются на специальном сайте, принят порядок их публичного обсуждения с использованием интернета, на площадках общественных и экспертных советов.

К этому, естественно, все уже привыкли, но на самом деле хотел бы отметить, что ещё совсем недавно, полтора года назад, этого не было. Я дал поручения разработать и внедрить стандарты открытости органов государственной власти, итогом является Концепция открытости. Соответственно, Министр Абызов об этом доложит.Следующий вопрос, который имеет отношение к одному из социальных приоритетов, – это поддержка многодетных семей, я имею в виду бесплатное предоставление земельных участков семьям, которые имеют трёх или более детей. Подготовлен законопроект, который обязывает все субъекты нашей страны учитывать так называемый критерий при улучшении жилищных условий этих семей. Раньше это делалось не в каждом регионе, а в зависимости от правил, которые существовали в субъектах Федерации. При этом помощь, естественно, должна быть адресной и объективно необходимой. Вполне возможна ситуация, когда есть право на получение участка, но очень неплохая обеспеченность жильём. С другой стороны, у кого-то либо жилья нет, либо совсем скромные условия, поэтому здесь должен быть использован здравый подход.

Ситуация с законодательством по этому вопросу, с бюджетной обеспеченностью регионов и естественными условиями, в частности с наличием нормальных земель для безвозмездной передачи таким семьям, во всех субъектах разная, имеет свои особенности. Понятно, что в горах она одна, на равнине, что называется, другая, на обжитых территориях она проще, на незаселённых труднее, то есть здесь невозможно выработать абсолютно универсальные правила, поэтому особенности должны обязательно учитываться.

У субъектов появятся дополнительные возможности решения жилищной проблемы многодетных семей, включая различные формы государственной поддержки, – это и матпомощь для индивидуального строительства, предоставление льготных ипотечных кредитов, предоставление стройматериалов, если люди хотят сами строить своё жильё, выделение жилья в порядке очереди и другие варианты, в зависимости от возможностей и особенностей региона. Я считаю, что такая вариативность в наших условиях – это совершенно нормально именно в силу того, что у нас очень большая и очень разноплановая страна.

Приступаем к обсуждению вопросов повестки дня. Проектфедерального закона об исследовательском центре «Институт имени Жуковского» и внесение изменений в ряд специальных законов – Денис Валентинович Мантуров.

Д.Мантуров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Создание научно-исследовательского центра авиации является важнейшим элементом реализации госпрограммы «Развитие авиационной промышленности на период до 2025 года», которая нацелена на формирование современной высокотехнологичной отрасли, неотъемлемой частью которой является научная составляющая. Сейчас у нас несколько автономных структур, каждая из которых специализируется в отдельной области научных исследований. Такая разрозненность не позволяет максимально использовать имеющийся научный потенциал, так как, во-первых, изменились подходы к самому процессу проектирования. В советское время для решения о создании образца авиационной техники принимались принципы симметричного ответа. Техзадание формулировалось на самом первом этапе, и научные изыскания для достижения заданных параметров велись, не считаясь с затратами, практически любой ценой. Сейчас наиболее эффективной является система, где базой является наилучшая из разработанных технологий, а также результаты перспективных исследований, подтверждённые экспериментально. Только после этого принимается решение о создании нового образца и дальнейших опытно-конструкторских работах, что минимизирует необоснованные затраты на исследования. Для этого нужно обладать и лабораторной, и испытательной базой.

Во-вторых, любой авиационный проект – это связанный технологический комплекс. Например, появление композитных материалов открыло новые возможности для изменения всех элементов конструкции летательных аппаратов, поэтому компаниям-производителям необходим такой партнёр в научной среде, который обладает широким спектром компетенций для проектирования инновационных образцов техники.И, наконец, третье. Масштабы и, соответственно, капиталоёмкость научной части проектов гражданской и военной авиации значительно выросли, и реализовывать их могут только структуры, обладающие большими финансовыми возможностями. С учётом всех этих требований, основной идеей для создания национального центра стала системная интеграция компетенций в единой структуре. В научном плане мы соединим исследовательский, технологический и кадровый потенциал ключевых научных центров, специализирующихся в аэродинамике, прочности, двигателестроении, испытаниях.

Объединение научно-исследовательской базы – это фактически завершающий этап интеграции авиационной отрасли, так как все производственные сектора уже консолидированы в таких структурах, как «ОАК», «Вертолёты России и «ОДК».

Хочу отметить, что мы рассматривали разные модели развития авиационной науки, в том числе и интеграцию в существующие институты с компаниями-производителями, однако в итоге пришли к выводу, что наука должна быть независимой. Это сводит к нулю риск того, что она замкнётся на обслуживании текущих потребностей производства, поскольку её главная задача – генерировать опережающий научно-технический задел. Кроме того, центр призван выступить независимым экспертом, который будет отслеживать мировые технологические тренды и сможет консультировать компании авиационной отрасли по программам инновационного развития.

Мы должны принимать и понимать, какую имеем технологическую базу и насколько она позволяет нам двигаться вперёд. Такое решение подтверждает опыт других стран – лидеров мировой авиационной отрасли, в частности это США, Германия, Франция и даже Китай, где существуют аналогичные независимые именно государственные структуры. С руководством большинства из них, Дмитрий Анатольевич, Вам удалось встретиться в рамках проведённого мероприятия на МАКСе. Независимость национального центра не будет препятствием для сотрудничества с конструкторскими бюро объединённых компаний. Возможности НИЦ Жуковского позволят ему стать мощным центром проектирования, который сможет оказывать и инжиниринговые услуги в рамках создания инновационных образцов техники.

Помимо научной составляющей мы консолидируем финансовую базу. Затраты на исследования постоянно увеличиваются. Для их оптимизации, в частности, наши европейские коллеги уже реализуют проекты, которые финансируются несколькими странами, например, проект создания криогенной трубы. НИЦ Жуковского сможет принять участие в международных исследовательских альянсах, результаты которых получают все его участники. Одной из задач центра также станет оптимизация затрат за счёт исключения бесполезных или дублирующих друг друга исследований. Бюджетное финансирование НИР через национальный центр будет осуществляться в соответствии с мировыми практиками.

Особо хочу отметить, что создание центра не повлечёт дополнительных затрат из средств федерального бюджета. Изначально входящие организации будут финансироваться в рамках госпрограмм и профильных федерально-целевых программ, а затем за счёт субсидий на выполнение государственного задания, также доходов от оказания услуг в рамках государственно-частного партнёрства и реализации прав на интеллектуальную собственность.

Создание центра помимо решения тех задач, которые я обозначил, даёт и ряд других преимуществ. В первую очередь это позволит добиться высокой координации и управляемости в секторе авиационной науки, обеспечит концентрацию ресурсов на создание научно-технического задела и в прорывных критических технологиях. Центр будет проводить единую политику в развитии научной инфраструктуры и кадрового потенциала отрасли. Ему также предстоит внедрить систему долгосрочного планирования. Для этого на основе госзаданий будет разработан план по развитию авиационной науки и технологий. Конечным результатом его реализации станет увеличение количества разработок, внедрённых уже в производство.

Несколько слов о технической стороне вопроса. Сначала при учреждении федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный исследовательский центр» будет объединено четыре унитарных предприятия и одно казённое. Также внесены изменения в федеральные законы, о которых вы упомянули, представленные законопроекты согласованы с Министерством обороны, Минэкономразвития, Минфином, Минобрнауки. Учтены замечания Института законодательства при Правительстве, Государственно-правового и экспертного управления при Президенте, также получено одобрение Военно-промышленной комиссии.

В заключение я хотел бы сказать, что данная мера даст возможность в последующем использовать этот опыт и, соответственно, распространять на другие отрасли промышленности. Где-то мы уже имеем опыт – по «Станкину», по станкостроению, Вы там были в этом году, в судостроении это Крыловский государственный научный центр – и в других отраслях. Предлагаемые изменения нормативной базы дают такую возможность.

Прошу поддержать законопроект. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Денис Валентинович.

Теперь эксперты пусть выскажутся. Пожалуйста, Сергей Георгиевич Недорослев.

С.Недорослев (член Экспертного совета при Правительстве, председатель совета директоров группы компаний «Каскол»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Одним из ключевых нововведений рассмотренного экспертами Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации преобразования является смещение вектора государственной финансовой поддержки авиационной промышленности от прямого субсидирования производителей к формированию научно-технического задела в едином центре. При этом создаваемый в этом научном центре, научно-исследовательском центре за счёт бюджетных средств научно-технический задел будет доступен всем компаниям, причём не только в авиационной промышленности, что мы считаем очень важным. Это не только соответствует обязательствам Российской Федерации в ВТО, но также способствует более эффективному расходу государственных средств. Также отмечаю, что часть представленных в ходе экспертных консультаций предложений, таких как формирование наблюдательного совета научно-исследовательского центра, контроль за его деятельностью и вопросы использования научно-технических результатов в интересах развития других секторов экономики, была учтена авторами проекта закона. Представленные Минпромом предложения в целом поддерживаются экспертным сообществом. Вместе с тем экспертным сообществом сформированы предложения к дальнейшей проработке после принятия этих законов. С учётом вопросов по интеллектуальным правам, в том числе и созданным за счёт бюджета Российской Федерации, которые на прошлой неделе обсуждались экспертами на открытом заседании экспертного совета по поводу создания агентства по интеллектуальным правам под руководством Первого заместителя Председателя Правительства Шувалова Игоря Ивановича, необходимо обсудить практические механизмы вовлечения результатов исследований и разработок Научно-исследовательского центра имени Жуковского в хозяйственный оборот, а также практические механизмы активной передачи технологий в другие сегменты экономики. Как именно будет это происходить?Важно обеспечить равный доступ всех компаний, как частных, так и государственных, больших и маленьких, к интеллектуальной собственности, которая будет создаваться за счёт бюджетных средств в этом центре с учётом действующего законодательства. Важно создать удобные инструменты по организации доступа ко всей накопленной информации и прозрачные принципы её использования. Это, по мнению экспертов, откроет большие возможности для вовлечения в последующий производственный процесс и коммерциализации разработок научно-исследовательского центра широкому кругу компаний, в том числе малого и среднего бизнеса.

Также эксперты, изучая вопрос создания НИЦ, отметили, что затраты на НИР, ОКР по всем министерствам составляют сотни миллиардов рублей, есть работа, которая сейчас пересекается и дублируется. Необходима ревизия произведённых и текущих работ, также необходимо всю наработанную интеллектуальную собственность ставить на учёт, на баланс и вовлекать в хозяйственный оборот, обеспечивать равный доступ на открытой основе.

Полагаем, что эти важнейшие документы должны быть приняты, но также и последующие документы, которые последуют, – это план работы института, а также общественный контроль за ним. Нужно обеспечить открытость процедуры по реорганизации и привлечению экспертного сообщества для разработки показателей эффективности создаваемого национально-исследовательского центра. В целом эксперты поддерживают предлагаемые проекты законов. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что-либо добавить, вопросы какие-то задать? Пожалуйста.

В.Фортов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я хочу сказать, что это решение о создании центра является более чем своевременным, и Академия наук, разумеется, поддерживает это благое дело. И дело не только в том, что таким образом удастся избежать дублирования, избежать ненужных затрат при распределении в другие организации. Сегодня перед авиацией стоят задачи, которые решить без консолидации усилий специалистов разных специальностей невозможно. Я назову только одну из них – это гиперзвуковая аэродинамика, гиперзвуковое движение. Сегодня делаются аппараты, и часть из них уже испытана успешно, которые летают со скоростью где-то… числа Маха – это отношение скорости тела к скорости звука на уровне 4–5, то есть в 4–5 раз эта скорость больше, чем скорость звука. Это значит, что за одну секунду такой аппарат пролетает 2–3 км, и скорость его равна дульной скорости снаряда пушки или выше. И это даёт очень большие преимущества, но и ставит колоссальные задачи по сложности. Например, если аппарат двигается со скоростью где-то 1,5–2 км/с, на его кромке и на воздухозаборнике температура материала становится порядка 1,5 тыс. градусов, иными словами, он светится как раскалённый металл. Но этот материал должен выдерживать чудовищные нагрузки, он должен быть лёгким, и это мультизадача, одна из них.

Вторая проблема состоит в том, что чтобы с такими скоростями перемещаться, у вас мощность двигательной установки должна быть раз в 30 больше. Это значит, что вы должны сделать совершенно новые двигатели. И проблема здесь в том, что двигатель конечного размера устроен так, что, когда с большой скоростью пролетает поток, топливо не успевает сгорать, вы не можете забрать теплосодержание от топлива и передать его в энтропию потока. Это тоже проблема, которую решить просто так, какими-то косметическими ухищрениями не удаётся, поэтому сегодня эти работы, конечно, научные.

Мы очень плотно работает с ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н.Е.Жуковского), это традиция академии, потому что скажем, Келдыш (М.В.Келдыш) вышел из ЦАГИ, например, он потом стал нашим президентом (президент РАН в 1961-1975 годах). У нас есть программа работ. Мы предлагаем очень такие, как нам кажется, эффективные вещи. Это плазменная модификация процессов горения, это управление рулями (потому что на таких скоростях механизация крыла становится очень тяжёлой, очень большие усилия, но если вы делаете плазменный разряд, это даёт возможность управлять самолётом) и многое-многое другое. Поэтому я думаю, что это очень хорошее и давно ожидаемое дело. Спасибо.

Д.Медведев: Владимир Евгеньевич, спасибо большое. Надо учитывать, безусловно. Пожалуйста, коллеги, какие ещё будут соображения по созданию центра? Нет больше? Предложение поддержать. Давайте поддержим это действительно важное решение для развития нашей авиации. Принято.

Россия > Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 5 декабря 2013 > № 961269 Дмитрий Медведев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 декабря 2013 > № 961240 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял вице-премьера Украины Юрия Бойко

Во встрече также принял участие Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Игорь Шувалов.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: У вас сейчас довольно активный политический сезон. Мы внимательно, конечно, следим за тем, что происходит в вашей стране. Безусловно, это внутреннее дело самой Украины, хотя, конечно, очень важно, чтобы в стране были стабильность и порядок.Тем не менее для того, чтобы продолжить сотрудничество, чтобы развивать экономические отношения между Россией и Украиной, мы договорились и с премьер-министром, и президенты об этом договаривались – сейчас продвинуть работу по целому ряду направлений. Совсем недавно у вас был в гостях наш вице-премьер Рогозин. Он проехался по целому ряду украинских предприятий, посмотрел, где можно было бы наладить кооперацию по вопросам промышленности, оборонно-промышленного комплекса, космической отрасли. Но нам нужно двигаться и в других направлениях. Поэтому сегодняшний ваш визит и ваши переговоры с Игорем Ивановичем Шуваловым, встреча с другими партнёрами, я надеюсь, придадут должную динамику тем вопросам, по которым, может быть, в последнее время у нас такого движения не было. Украина остаётся нашим важнейшим стратегическим партнёром, так же как и Россия является таковым для Украины. Поэтому это предопределяет повестку дня на ближайшее время и, надеюсь, на будущее. Успехов!

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 декабря 2013 > № 961240 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 декабря 2013 > № 961236 Дмитрий Медведев

Селекторное совещание о развитии сети многофункциональных центров государственных и муниципальных услуг

«Задача – к концу 2015 года обеспечить для 90% граждан доступ к получению услуг по принципу одного окна. Для этого нужно увеличить количество МФЦ почти в 3 раза».

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день! У нас сегодня совещание в режиме видеоселектора, посвящённое многофункциональным центрам предоставления услуг и государственных, и муниципальных по принципу одного окна. На связи – регионы. Это не первый мой селектор на эту тему. Мы встречались и проводили такие совещания и здесь, и в других местах, но тема такая долгоиграющая, важная, поэтому давайте обсудим, как идут дела, как у нас создаются МФЦ в регионах, что сделано и в чём сегодняшние проблемы.

Сегодня государственные и муниципальные услуги можно получить непосредственно на месте, что называется, в органах власти (что, естественно, и было всегда у нас), можно получить в электронном виде, а можно получать их, прибегая к услугам различных посредников.

Создание удобных для людей многофункциональных центров – это как раз важнейшая наша задача. Мы должны постараться избавить наших граждан от необходимости ходить по разным инстанциям за различными справками, документами, простаивать в очередях в Федеральную миграционную службу, в банках, когда они оплачивают различного рода штрафы и другие платежи по линии ГИБДД, в других государственных и муниципальных учреждениях. На это уходят подчас часы, а иногда и сутки, особенно когда речь идёт о крупных населённых пунктах. Я уж не говорю о том, сколько уходит времени и нервов.

Несколько раз я посещал такие центры, которые у нас создаются, в разных местах, чтобы иметь представление, как проект реализуется. Совсем недавно, в конце ноября, был в Калининградской области, познакомился с работой такого центра. Сейчас по России действует около 850 таких учреждений, точнее, 848 по состоянию на 1 декабря. В них может обратиться, если считать по-крупному, приблизительно чуть меньше трети нашего населения.

Задача – к концу 2015 года обеспечить для 90% граждан доступ к получению услуг по принципу одного окна. Для этого нужно увеличить количество МФЦ почти в 3 раза, почти на уровень 3 тыс. таких объектов нам нужно выйти, причём это нужно сделать так, чтобы людям не приходилось мотаться по всему городу, для того чтобы найти МФЦ, если это город большой, или по территории большой области, то есть это должно быть достаточно близко. Единый пункт приёма и выдачи документов в целом должен быть в каждом городском округе и муниципалитете. Важно, чтобы подобные центры оснащались, конечно, качественными каналами связи (без этого вообще ничего не заработает, не будет двигаться и летать), современными информационными системами, построенными по тем требованиям, которые мы с вами сами выработали. Мы рассматриваем эту задачу как стратегическую даже. Совсем недавно мы этот вопрос обсуждали на совещании, посвящённом выполнению майских указов Президента.

В прошлом году были окончательно сформированы правовые основы работы МФЦ. Правительство установило перечни наиболее востребованных государственных и муниципальных услуг, которые должны в первую очередь предоставляться в таких центрах. Это касается услуг, которые направлены на регистрацию недвижимости, на оформление паспортов, на разрешения по строительству и целый ряд других услуг.

Конечно, по мере готовности этот список должен расширяться, чтобы человек мог получить решение в самых разных ситуациях – и по актам гражданского состояния, будь то рождение или усыновление ребёнка, выход на пенсию, восстановление документов и многое другое.

Очевидно, что ключевая роль в развитии этой темы, в развитии системы МФЦ, принадлежит регионам, почему у нас и проходит очередное совещание. В каждом из них уже формируется система управления этим сложным проектом, образованы региональные комиссии. В сентябре этого года в Государственную Думу внесён и прошёл первое чтение проект закона, согласно которому субъекты Федерации будут наделены полномочиями по организации деятельности многофункциональных центров. На 10 декабря запланировано его рассмотрение во втором чтении.

Тем не менее темпы создания МФЦ у регионов разные. Конечно, это связано и с их финансовым положением, и с географическими особенностями, но не только. Среди лидеров у нас Москва, Ростовская область и Краснодарский край. Но (для меня это, кстати, самого было удивительным, когда я смотрел материалы к совещанию сегодня с утра) у нас в трёх субъектах вообще МФЦ не созданы до сих пор. Это, слушайте, безобразие. Это что, игнорирование указов Президента и решений Правительства? Я имею в виду Архангельскую область, Псковскую область и Карачаево-Черкесскую Республику. Хотел бы сейчас, чтобы коллеги, которые находятся на связи, проинформировали, в чём там вопрос-то.

Что касается затрат региональных и муниципальных бюджетов, связанных с завершением проекта по созданию МФЦ. Я давал поручение о выделении 6 млрд в период 2014–2015 годов на софинансирование расходов субъектов. На 2014 год уже предусмотрено 3 млрд, столько же – на 2015-й. Так, Антон Германович (А.Силуанов)? Уже подготовлены и внесены в Правительство правила распределения этих средств. Мы, естественно, их обсудим и примем окончательно.

Есть ещё один вопрос, с которым неоднократно обращались губернаторы в Правительство. Предлагают компенсировать регионам суммы, которые они тратят на предоставление государственных услуг федеральных органов власти, таких как услуги Росреестра, Федеральной миграционной службы и некоторых других организаций. Знаю, что сейчас такие механизмы коллегами прорабатываются и есть предложение распределять государственную пошлину за услуги между федеральным и региональными бюджетами. Для этого нужно, соответственно, вносить изменения в законодательство. Давайте обсудим и такой подход, его плюсы и, может быть, какие-то издержки.

Вот всё, что мне хотелось сказать вначале.

Пожалуйста, давайте теперь короткое сообщение о том, как обстоят дела по линии Минэкономразвития. Олег Владиславович Фомичёв, замминистра.

О.Фомичёв: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Коротко, действительно, о состоянии проекта, об имеющихся проблемах и задачах. У коллег, которые присутствуют в зале, небольшая презентация, буквально из пяти слайдов, можно по ней идти, но в целом вся информация будет у меня в выступлении.

По текущей ситуации с количеством МФЦ Вы, Дмитрий Анатольевич, всё уже основное озвучили. Коротко прокомментирую по федеральным округам. Лучше всего показатели у Южного федерального округа, там у нас находится основная часть регионов-лидеров в целом и по количеству МФЦ, и по охвату населения. Это Ростовская область, Краснодарский край, Волгоградская и Астраханская области. На базе Ростовской области, ещё кроме этого на базе Российской академии народного хозяйства и госслужбы создан фактически центр компетенции в сфере организации деятельности МФЦ, в котором в том числе проходят обучение и перенимают опыт коллеги из других регионов и других округов. В Северо-Кавказском федеральном округе, несмотря на общую достаточно низкую степень покрытия МФЦ, есть лидеры – это Кабардино-Балкарская Республика, Ингушетия и Ставропольский край. В Уральском федеральном округе, несмотря на невысокий общий процент по округу, показывает очень хорошую динамику Ханты-Мансийский автономный округ. В Центральном федеральном округе отмечу Липецкую область, Тамбовскую область, Воронежскую и, безусловно, Москву, про которую Вы уже сказали.

Лидеры проекта по количеству МФЦ в целом по стране у нас город Москва (больше всего МФЦ открыто, первое место в России), Ростовская область, Краснодарский край, город Санкт-Петербург, Волгоградская область, Пензенская область. Среди наиболее динамично развивающихся в 2013 году опять же Москва (в 2013 году создан 31 многофункциональный центр), Чувашская Республика, Нижегородская область, Калужская и Югра. Не хотелось бы здесь останавливаться на наихудших регионах, Вы их назвали. Эти регионы образуют зону риска. Я надеюсь, что они ещё выйдут на необходимые темпы, тем более что Псков нам сегодня с утра сказал, что они в конце декабря первый МФЦ всё-таки открывают, то есть здесь все возможности у них есть.

Д.Медведев: Вы знаете, вы называли сейчас регионы… Москва – понятно, столица, крупнейший мегаполис, агломерация огромная, но из тех, кто в лидерах, там есть регионы с очень скромным достатком, но они тем не менее этим занимаются. Так что это вопрос не только денежный.

О.Фомичёв: Не только, безусловно.

Что касается выполнения поручений, которые были даны на уровне Правительства. Ход их реализации мы постоянно отслеживаем в рамках деятельности и Правительственной комиссии по адмреформе у Сергея Эдуардовича (Приходько), и на подкомиссии у Лианы Витальевны Пепеляевой (директор Департамента государственного управления, регионального развития и местного самоуправления). В целом все поручения регионами выполнены, за редким исключением (на третьем слайде дана информация). По заключению соглашения о взаимодействии с федеральными органами исполнительной власти у нас три региона здесь задерживаются – это Псков, Самара и Чечня. Самара и Чечня обещают до конца года это урегулировать. Плюс финансирование на реализацию этого проекта на два года пока не предусмотрено у Краснодарского края.

Д.Медведев: Краснодарский край у нас в лидерах же, наоборот.

О.Фомичёв: Действительно, они сейчас являются одними из лидеров по охвату, но работа не до конца доделана, на эту доделку средств сейчас в бюджете не предусмотрено.

Д.Медведев: Мы сейчас послушаем губернатора.

О.Фомичёв: Теперь что касается исполнения поручений, которые давались Минэкономразвития Правительством и Президентом. Первое – по компенсации затрат регионам Вы в целом уже про схему сказали, мы её проговорили с Минфином России. Согласованное решение есть, задача – в 2014 году принять все необходимые нормативно-правовые акты, чтобы эта схема по расщеплению была реализована. Законопроект, наделяющий субъекты полномочиями, 10 декабря будет на втором чтении, и мы надеемся, что до конца года нам удастся его принять.

По выделению денег на завершение создания сети МФЦ, по 6 млрд рублей правила с Минфином согласованы, внесены в Правительство, они предусматривают схему, которая в том числе учитывает и ранее произведённые регионами затраты на создание сети МФЦ, чтобы не наказывать те регионы, которые активно начали работать по созданию сети до того, как эти средства будут перечисляться (начиная со следующего года). То есть там учитывается бюджетная обеспеченность населения, понесённые уже затраты и необходимые затраты, которые нужны для создания сети МФЦ. Такая формула есть, и предварительное распределение тоже в Правительство уже представлено.

Отдельное поручение было по вопросу организации предоставления госуслуг в населённых пунктах численностью менее тысячи человек. По нашим действующим правилам там нет необходимости сейчас организовывать предоставление услуг по принципу одного окна. Тем не менее мы считаем, что если регион примет такое решение, естественно, это его право, здесь ограничивать его смысла не имеет, тем более что у регионов есть технология оказания таких услуг, в том числе на базе мобильных офисов.

Теперь коротко хотел бы остановиться на типовых вопросах регионов, которые в том числе могут прозвучать и сегодня. Мы с регионами их постоянно обсуждаем, уже три окружных совещания провели, в конце этой недели в Уфе будет большое совещание по Приволжскому округу, в целом по реализации 601-го указа.

Вопрос первый – нормативы, количество МФЦ. Вопрос поднимается в первую очередь регионами, где невысокая плотность населения и большие расстояния. Мы с регионами совместно отрабатывали соответствующие вопросы, на комиссии рассматривали. По решению комиссии в отношении таких регионов мы, естественно, будем снижать и количество окон в МФЦ. Сейчас у нас установлен норматив не меньше пяти, для регионов с низкой плотностью и большими расстояниями, небольшими населёнными пунктами мы эту численность готовы будем снижать. Плюс к этому мы проработали вопросы участия так называемых привлекаемых организаций, прежде всего «Почты России», удалённых рабочих мест на базе библиотек, на базе муниципальных администраций и мобильных офисов…

Д.Медведев: Об этом просили на прошлом совещании представители Якутии и некоторых других субъектов. Не знаю, как у нас с Чукоткой. Тоже, наверное, такая проблема есть.

О.Фомичёв: Все эти вопросы на сегодняшний день отработаны, необходимые изменения в методику внесены и в правила организации деятельности МФЦ в ближайшее время также будут внесены.

Тема информатизации МФЦ, которую Вы тоже затронули. По поручению рабочей группы по мониторингу исполнения указов мы на основе разработанных Минкомсвязью требований к каналам связи и к инфраструктуре МФЦ проводили анализ. На сегодняшний день около 10% созданных МФЦ по каналам и инфраструктуре соответствуют тем требованиям, которые разработаны. Требования мы вчера до регионов довели. Мы понимаем, что с такой скоростью создания сети МФЦ, которая сейчас есть, у регионов не было возможности до сих пор в полном объёме выполнить эти требования, но мы будем при контролировании расходования тех 6 млрд, которые Правительство выделяет на поддержку, настаивать на том, чтобы во всех МФЦ, которые будут создаваться, требования по инфраструктуре IT были выполнены. До регионов мы соответствующую информацию довели.

Теперь что касается основных задач и проблем, которые мы видим. Вы уже, Дмитрий Анатольевич, поднимали сегодня вопрос по необходимости расширения перечня услуг, которые предоставляются в МФЦ по жизненным ситуациям. На одном из слайдов, которые розданы, как раз приведены типовые жизненные ситуации, которые мы выделили в процессе взаимодействия…

Д.Медведев: Пятый слайд.

О.Фомичёв: Да, пятый слайд. И здесь по каждой жизненной ситуации видно, какое количество услуг в рамках этой жизненной ситуации необходимо предоставлять. Задача, которую мы перед собой ставим, – чтобы у нас в МФЦ по каждой такой жизненной ситуации был полный набор услуг. Мы этот перечень услуг разослали по федеральным органам власти, которые отвечают за предоставление этих услуг. К сожалению, пока мы особого понимания не встретили, потому что, конечно, проще обосновать нецелесообразность предоставления услуги на базе МФЦ, чем продумывать конкретные вопросы, как правильно на базе МФЦ эту услугу предоставлять. Поэтому мы просим по итогам сегодняшнего обсуждения поручение по расширению перечня услуг, предоставляемых на базе МФЦ, за счёт включения в него всех услуг, которые попадают в жизненные ситуации. Мы здесь исходим из интересов прежде всего граждан, которые должны прийти и получать не 12 отдельных услуг, а прийти один раз в МФЦ и получить по жизненной ситуации все услуги, которые для этой жизненной ситуации полагаются.

Теперь, если говорить о том, какие необходимо дополнительные меры принять... Это уже, если мы переходим к слайду №6, протокольные решения. Про перечень я уже сказал, что нам нужно расширить перечень услуг, и мы предлагаем расширить для многофункциональных центров возможности по предоставлению услуг. В первую очередь необходимо наделить МФЦ правом самостоятельно предоставлять заверенные печатью МФЦ выписки из информационных систем органов государственной власти – это самое простое решение, которое позволит очень много убрать лишнего документооборота между МФЦ и органами власти, потому что органы власти никаких решений тут властных не принимают, они делают ровно то же самое – просто выписку из информационной системы. Мы предлагаем также предоставить МФЦ возможность по решению губернатора предоставлять отдельные государственные и муниципальные услуги в полном объёме, потому что на уровне регионов зачастую не имеет смысла держать подразделения региональных администраций или отдельные бюджетные учреждения. Если регион создаёт МФЦ, он может вполне передать по отдельным услугам оказание этих услуг в МФЦ целиком. Это значительно экономит субъектам бюджетное финансирование. И необходимо нормативно-правовое обеспечение возможности безбумажного взаимодействия МФЦ и органов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги.

Такие поручения мы просим дать по итогам сегодняшнего совещания. Спасибо.

Д.Медведев: Хорошо.

Давайте продолжим обсуждение вопросов. Уж коль скоро я тут задавал вопрос, связанный с теми субъектами, где большие расстояния и где есть смысл держать мобильные офисы, давайте два слова на эту тему. Пожалуйста, Роман Валентинович (обращаясь к Р.Копину – губернатору Чукотского автономного округа), есть что сказать на эту тему?

Р.Копин: Дмитрий Анатольевич, несколько слов.

В целях реализации указа Президента Российской Федерации в части достижения целевых показателей по охвату граждан, получающих услуги по принципу одного окна, нами предприняты следующие мероприятия: создан уполномоченный многофункциональный центр предоставления государственных муниципальных услуг, заключены соответствующие соглашения о взаимодействии между уполномоченным центром и федеральными органами государственной власти. Учитывая, что на Чукотке население проживает преимущественно в удалённых и малонаселённых центрах, распределено дисперсно, нами принято решение по согласованию с Минэкономразвития о том, что в каждом населённом пункте МФЦ создаваться не будут и преимущественно услуги будут оказываться в удалённых привлекаемых организациях. Мы проработали вопрос с «Почтой России»…

Д.Медведев: Знаете, я просто хочу, может быть, подробно не освещать. Мы всё-таки надеемся, что если мы говорим об удалённых офисах, мобильных офисах, что там качество услуг из-за этого страдать не будет, потому что понятно, что Чукотка большая, Якутия ещё больше и плотность населения низкая… Но чтобы это не была пародия на МФЦ, на эти услуги, что там вообще ничего невозможно получить. Даже можно не комментировать это сейчас. Просто если мы возлагаем эту обязанность на какую-то привлечённую организацию или создаём мобильный офис, мы должны отвечать за качество услуг.

Р.Копин: Безусловно, Дмитрий Анатольевич, мы это понимаем и здесь, возможно, тоже просили бы некоторых порученческих решений. Мы говорили уже не раз о том, что помимо удалённости основная проблема для Чукотки – это услуги связи, и она, к сожалению, в последнее время в лучшую сторону не меняется. Отсюда затраты региона на обеспечение этой связи и, собственно, каналы, которые мы при всём желании, даже если будем заливать деньгами, не расширим.

Правильное решение (и мы рассчитываем на получение средств по созданию МФЦ): мы просили бы посмотреть возможность компенсации услуг или субсидирования услуг для тех регионов, где разбросано, рассредоточено население, не только на МФЦ, но и на привлекаемые организации, потому что это серьёзный расходный ресурс для бюджета. Это было бы поддержкой «Почте России» либо другой организации, которая оказывала бы эту услугу. Но очевидно, что, не имея каналов связи, мы действительно можем скатиться в пародию.

Д.Медведев: Да, эта проблема есть. Что у нас, какие проблемы? В смысле как их для Чукотки решить? Мы это обсуждали и с губернатором, и с вами.

Н.Никифоров: В случае с МФЦ у нас возможны две ситуации. Раз нас слушают губернаторы сейчас, я думаю, что мы все должны согласиться с тем, что нормально работающий МФЦ – это хороший современный канал связи по волоконно-оптической линии. И возможны две ситуации: когда адресный план существующих 850 МФЦ или планируемых 2800… В этом населённом пункте оптика какая-то уже есть, чаще всего это населённые пункты от 20 тыс. человек, либо, если этот населённый пункт меньше, то, соответственно, этой оптики там нет. Если оптика уже есть, мы готовы тоже предложить пункт в проект протокольного решения, касающийся совместной проработки Минкомсвязи, Минэкономразвития и органов исполнительной власти на местах относительно того, чтобы мы нашли наилучшие предложения, чтобы операторы не поднимали цены на строительство этой оптики непосредственно до здания МФЦ, не поднимали цены на оказание самих услуг. Такой пункт мы готовы записать.

Если оптики нет, у нас в стране есть сегодня несколько специальных проектов, которые реализует Минкомсвязь совместно с операторами. Из крупнейших городов, где эта проблема сохраняется и требует отдельного внимания, Норильск, Магадан, Камчатка – всё это населённые пункты зачастую даже более 100 тыс. человек, по ним ведутся отдельные проекты по строительству. Уже есть решение по строительству оптики в сторону Магадана и Камчатки от Сахалина – это инвестиции около 2,5 млрд рублей компании «Ростелеком». В завершающей стадии находится принятие решения по строительству оптики в сторону Норильска. По Чукотке самая сложная ситуация, пока окончательного решения нет, но мы его прорабатываем. Считаем, что серьёзно сможем высвободить спутниковый ресурс, для того чтобы усилить каналы связи на Чукотку, после того как будут подключены Магадан и Камчатка – это как раз та зона.

Д.Медведев: И мы сможем за счёт спутника закрыть их проблемы?

Н.Никифоров: Дополнительно, да.

Это не будет та идеальная ситуация, как в основной части России, с наличием наземной оптики, но тем не менее ситуация значительно улучшится. Вариант строительства оптики до Анадыри прорабатывается, но население Чукотки действительно распределено так, что просто нужно признать, что до всех МФЦ Чукотки мы оптику проложить по экономическим соображениям никогда не сможем, поэтому надо выделить…

Д.Медведев: А до Анадыри сколько стоит всё это хозяйство?

Н.Никифоров: Оценки есть разные. Есть маршрут прокладки вообще Северным морским путём с подключением Анадыри. Есть разные варианты, но в любом случае речь идёт о миллиардах рублей. Миллиарды рублей, и здесь пока прямого такого ответа нет по сроку.

Магадан, Камчатка – ответ: начало 2015 года.

Д.Медведев: Понятно, но эту проблему нужно решать...

Н. Никифоров: Держим на контроле.

Д.Медведев: …потому что мы с вами договаривались – мы должны преодолевать цифровой разрыв. Это в чистом виде цифровой разрыв и цифровое неравенство, если выражаться так, как это принято называть в различных документах ООН и так далее, причём в таком рафинированном, что называется, виде. Люди просто отдалены от основных центров не только расстояниями, но и технологиями.

Это отдельная тема. Всё, что связано с удалёнными субъектами Российской Федерации (это касается и Чукотки, и Камчатки, и Якутии, и целого ряда других мест): нужно действовать в том направлении, о котором говорят коллеги и о котором было сказано в моём выступлении и в докладе министерств.

Теперь давайте подключим Краснодарский край, потому что Краснодарский край здесь упоминался в числе передовых, но в то же время там есть какие-то проблемки.

Александр Николаевич (А.Ткачёв), добрый день.

А.Ткачёв: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги!

В 2013 году жителям и гостям Кубани оказано почти 3,5 млн услуг, предоставлено 700 тыс. консультаций. Конечно, таких показателей нам удаётся достичь благодаря развитию сети МФЦ. За три года на её создание и развитие из консолидированного бюджета края было выделено около 800 млн рублей. Сегодня это 49 центров во всех 44 муниципальных образованиях – в Краснодаре у нас пять, в Сочи два и так далее. Это позволяет нам охватить почти 76% населения края, а самое главное – по результатам мониторинга все заявители, почти 97%, полностью удовлетворены качеством и доступностью государственных и муниципальных услуг.

Сейчас в каждом из созданных МФЦ предоставляется в среднем от 20 до 30 государственных услуг и от 50 до 100 муниципальных. В настоящее время все муниципальные услуги предоставляются по принципу единого окна. Также мы понимаем, что уровень предоставления государственных и муниципальных услуг должен быть одинаково высок как в крупных городах (то, о чём Вы говорили), так и в отдалённых населённых пунктах, поэтому сегодня мы активно занимаемся организацией удалённых рабочих мест посредством мобильных МФЦ. У нас это достаточно развито, это новый уровень предоставления услуг, большой шаг навстречу жителям Кубани. Уже сейчас сотрудники многофункциональных центров могут выезжать на дом к жителям многих территорий. И эта система у нас работает уже достаточно активно в течение двух последних лет. Такие выезды производятся по заявкам отдельных категорий граждан – это пожилые люди, конечно, лица с ограниченными возможностями, ветераны, а также труднодоступные районы края, населённые пункты с количеством жителей до 1 тыс. человек.

Что касается Вашего выступления, хотелось бы поддержать то, о чём Вы говорили, Дмитрий Анатольевич. Пошлина за оказание федеральных государственных услуг идёт сегодня в федеральный бюджет, как мы понимаем, а содержание МФЦ лежит на плечах муниципалитета. Поэтому, конечно, хотелось бы иметь механизм, чтобы эти деньги шли в муниципалитет на дальнейшее расширение и строительства МФЦ, и оказание услуг. А что касается замечания заместителя Министра экономики, то я должен сказать, что здесь у нас нет больших проблем. К сожалению, действует ограничение по 130-й статье Бюджетного кодекса в части расходов по отнесению к прямой компетенции регионов, субъектов Российской Федерации, поэтому мы не можем тратить деньги из края в муниципалитеты. Но в любом случае это не мешает делу – эти деньги заложены в муниципальных бюджетах, мы и дальше будем развивать эту сеть и в ближайший год планируем ещё построить 12 многофункциональных центров.

Д.Медведев: Спасибо. У вас большой край, больше 5 млн человек живёт, и, конечно, плотность населения высокая, очень важно, чтобы эта сеть развивалась.

В отношении распределения доходов от государственной пошлины я просил бы Антона Германовича сейчас несколько слов сказать на эту тему.

А.Силуанов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Мы сейчас как раз готовим предложение по уточнению размера пошлин. Хочу сказать, что у нас пошлины с 2009 года не индексировались. И вот этот прирост пошлин, который мы можем получить, часть этого прироста могла бы пойти как раз для содержания тех МФЦ, о которых говорят губернаторы. Поэтому здесь есть ещё один нюанс. Дмитрий Анатольевич, мы предлагаем в составе тарифа за услуги, оказываемые МФЦ, учитывать и то, каким образом эта услуга оказывалась. Если в электронном виде, то можно было бы и снизить размер пошлины и тем самым стимулировать большее получение услуг именно таким образом – в электронном виде. Соответственно, мы при подготовке сейчас предложений по изменению порядка начисления размера пошлин готовим и этот нюанс, то есть мы предлагаем стимулировать электронный вид получения услуги и, соответственно, учитываем это в общем предложении по изменению размера государственных пошлин таким образом, чтобы все затраты субъектов Российской Федерации на содержание центров покрывались за счёт доходов, которые они будут получать от части пошлин, которые будут перечисляться в регионы.

Д.Медведев: Сергей Семёнович, у вас опыт богатый. Есть что о Москве сказать?

С.Собянин: Насчёт расщепления пошлин мы не отказываемся.

Д.Медведев: Правильно.

С.Собянин: Поддерживаем. Действительно, у нас уже работают МФЦ, более 3 тыс. человек.

Д.Медведев: А сколько их всего? 70 у вас?

С.Собянин: Да, 70. Причём 70% услуг оказывают универсальные специалисты. Что такое универсальный специалист? Это специалист, который берёт на себя функции и федеральных органов власти – тех, которые до этого оказывали услуги. Причём, например, по Росреестру количество окон, где можно было выдавать эту услугу, увеличилось более чем в 10 раз за счёт нашей сети – по кадастру и ряду других направлений, которые передаются для оказания универсальным специалистом. То есть это не только перенос услуги из одного места в другое, а просто кратно увеличиваются возможность получения, скорость получения услуги и количество специалистов, которые её оказывают.

Особенно это хорошо видно там, где мы вводим экстерриториальный принцип. То есть необязательно идти по месту жительства, по прописке, можно приходить в любой МФЦ и получать там услугу. Где-то около половины услуг уже оказывается по экстерриториальному принципу.

Что бы я ещё хотел отметить? Мы перешли на новый график работы: с 8.00 до 20.00 и в субботу с 9.00 до 15.45.

Нашим коллегам из федеральных структур сложнее это делать: у них свои нормативные акты, свой график работы. Я бы хотел в тот перечень поручений, который формируется по итогам нашего заседания, включить…

Д.Медведев: Синхронизация, да?

С.Собянин: Да, чтобы мы все синхронно работали, в одном графике, иначе получается: человек приходит за получением услуги, наши специалисты сидят, а представителей федеральных органов власти нет. Поэтому хорошо было бы это синхронизировать.

Д.Медведев: Я думаю, давайте запишем, чтобы ввести круглосуточное дежурство по всем органам государственной власти. Я думаю, это полезно будет. Раньше так работали, коллеги-губернаторы это поддержат.

С.Собянин: Тем более всё равно им за счёт этого даётся возможность оптимизировать и расходы, и численность.

Д.Медведев: Это правда, нужно найти оптимальный график, это справедливо. Сергей Семёнович, хочу Вашу позицию узнать как главы наиболее продвинутого региона по поводу так называемых жизненных ситуаций. Здесь прозвучало предложение Минэкономразвития. Вы готовы к тому, чтобы эти жизненные ситуации таким образом объединить и услуги в такие блоки соединить: по рождению и усыновлению, по ИЖС (индивидуальное жилищное строительство), по смене места жительства, по опеке и попечительству, потере документов, утрате близкого человека, выходу на пенсию, потере работы и так далее?

С.Собянин: Мы в рабочем порядке эти ситуации прорабатываем и поддерживаем полностью позицию Минэкономразвития. Это нужно делать, чтобы человек получил сразу в одном месте все услуги, касающиеся рождения ребёнка: все справки, все регистрации, пособия и так далее – всё, что необходимо. Отчасти это у нас реализовано, отчасти нет, но в целом тренд очень правильный, и мы его полностью поддерживаем. Такое поручение, мне кажется, нужно.

Д.Медведев: Хорошо, поручение я такое дам. А теперь давайте всё-таки включим МФЦ – это тоже было бы не лишним. У нас в Томской области как раз присутствуют коллеги, которые работают в МФЦ, ну и, естественно, и губернатор. Сергей Анатольевич (обращаясь к С.Жвачкину – губернатору Томской области), добрый день! Давайте послушаем, что коллеги скажут, которые работают в томском МФЦ.

С.Жвачкин: Добрый день, Дмитрий Анатольевич, коллеги! Мы действительно работаем, есть ещё над чем работать, но есть и некоторые успехи. Как раз по жизненной ситуации, что вы обсуждали, у нас, на наш взгляд, достаточно хорошо получилось. И сейчас слово – Александру Анатольевичу Духанину, руководителю областного МФЦ, он как раз расскажет.

Д.Медведев: Пожалуйста, расскажите.

А.Духанин (директор областного государственного учреждения «Томский областной многофункциональный центр по предоставлению государственных и муниципальных услуг»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Добрый день! Действительно, с июля 2012 года на территории Томской области реализуется комплексная программа под названием «Мой малыш». Суть комплекса такова, что ряд очень востребованных услуг, связанных с одной жизненной ситуацией – рождение ребёнка, оказывается в режиме одного окна действительно у одного оператора, и молодые родители в течение получаса и при наличии минимального набора документов, таких как паспорта родителей и свидетельство о рождении, имеют возможность получить целый набор услуг: внести изменения в свой паспорт, прописать ребёнка по месту жительства, получить полис ОМС, зарегистрировать ребёнка в системе Пенсионного фонда, то есть получить СНИЛС, получить ИНН, поставить на очередь в детский сад, а также ряд причитающихся по закону социальных выплат и пособий в зависимости от льготной категории семьи. Иными словами, мы это всё реализовали, и заявитель имеет такую возможность. Но хотелось бы отметить, что в данном наборе пока отсутствует две очень востребованные услуги. Первая – это, конечно, регистрация рождения, поскольку сейчас эти полномочия у загса находятся, и вторая – выдача государственного сертификата на материнский капитал. Основное препятствие, конечно, – это два приказа. Один из них – приказ Минюста, который регулирует свидетельство о рождении, и приказ Минздравсоцразвития по материнскому капиталу. Конечно, хотелось бы поддержать Минэкономразвития в данном начинании по расширению перечня услуг и всё-таки особое внимание обратить на эти две услуги. Если со свидетельством о рождении вопрос пока ещё требует проработки, то услуга по материнскому капиталу уже включена в состав обязательных услуг в МФЦ, но в МФЦ пока не предоставляется.

В целом хочется сказать, что важно учесть и вопрос бездокументарного общения МФЦ и органов власти, поскольку это существенно снизит и издержки МФЦ, и количество обращений заявителей за данным комплексом. За полтора года работы нашей программы «Мой малыш» в Томской области 1153 новорождённых уже через МФЦ прошли свой путь и в её рамках предоставлено более 4 тыс. различного вида услуг. Комплекс «Мой малыш» не единственный в Томской области. Мы также практикуем смену фамилии и имени гражданина, когда также ряд документов нуждается в замене – это и паспорт, и полис ОМС, СНИЛС, ИНН. Также имеется возможность внесения изменений в различные регистрационные документы типа свидетельства о собственности на недвижимость. В целом население у нас довольно, высоко оценивает качество нашей работы. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Да, спасибо. Александр Анатольевич, скажите мне одну вещь на примере Томской области: какое количество МФЦ ещё необходимо построить для того, чтобы был достигнут показатель, который мы поставили перед собой, – 90% услуг должно оказываться через систему МФЦ и никак иначе?

А.Духанин: В целом целевой показатель по области у нас – 23 МФЦ, из них 4 уже реально действующих, 4 будет введено до конца года, и мы эту работу завершаем. Соответственно, на два года работы останется порядка 12 МФЦ.

Д.Медведев: Когда вы сделаете эти 12 МФЦ и 4 в этом году введёте, 90% покрытия будет достигнуто, правильно я понимаю?

С.Жвачкин: 98 у нас даже получится.

Д.Медведев: 98, то есть ещё больше. Ладно. Спасибо большое за информацию.

<…>

* * *

По завершении селекторного совещания о развитии сети многофункциональных центров государственных и муниципальных услуг Министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров ответил на вопросы журналистов

Стенограмма:

Н.Никифоров: Сегодня состоялась презентация российского смартфона, который называется йотафон. Ещё раз повторю: его отличие в том, что он был полностью разработан на территории России, хотя и производится в других странах, как в общем-то сегодня производятся и все известные мировые устройства. Особенность этого устройства в том, что он работает в российских сетях четвёртого поколения – сетях LTE, как это принято называть. Отличие этих сетей прежде всего в очень высокой скорости подключения. Если в сетях третьего поколения мы чаще всего говорим примерно о скорости 3, 4, 5 Мбит, то в сетях LTE скорость зачастую исчисляется десятками мегабит (20, 30, 40 Мбит – это совершенно типичная скорость работы). В России сети LTE развиваются очень активно. В 2011 году в нашей стране было запущено всего лишь 270 таких базовых станций, в 2012 году – около 4 тыс., в 2013 году мы видим цифру уже около 10 тыс. и ожидаем, что в 2014–2015 годах появится ещё более 15 тыс. таких базовых станций. Технология связи четвёртого поколения будет выходить в лидеры, сегодня этим занимаются все крупнейшие операторы связи. 37 регионов России уже находятся в зоне действия LTE. Речь идёт примерно о 20–25 млн жителей России, которые сегодня охвачены этой технологией, у них уже есть возможность подключения и использования. Хочется верить, что в ближайшие годы (и есть серьёзные тому подтверждения) появится класс недорогих устройств также с поддержкой технологии LTE. В качестве целевого диапазона мы здесь видим психологическую планку стоимости ниже 5 тыс. рублей. Считаем, что такого рода устройство для многих жителей России, кто сегодня ещё не пользуется компьютером, не пользуется интернетом, станет первым электронным устройством. То есть это те люди, которые станут интернет-пользователями, минуя традиционные настольные компьютеры, ноутбуки, сразу же будут использовать мобильный широкополосный доступ.

11 декабря состоится заседание Государственной комиссии по радиочастотам, где мы рассматриваем дополнительные условия к операторам связи в части создания современных сетей связи в малых населённых пунктах. Мы рассчитываем принять решение о том, что в перспективе современные услуги связи появятся во всех населённых пунктах Российской Федерации более 1–2 тыс. человек. Это создаст условия для увеличения количества абонентов широкополосного доступа в интернет на несколько десятков миллионов человек: около 30, может быть, 40 млн человек дополнительно получат такую возможность. Это выведет Российскую Федерацию в число лидеров уже на мировой арене с точки зрения проникновения широкополосного доступа.

Срок реализации этой программы – около пяти лет. Приоритетом будут пользоваться населённые пункты, в которых всё-таки проживает большее количество жителей, и постепенно мы будем спускаться всё ниже и ниже. Плюсом является то, что на самом деле доступ, широкополосный доступ в интернет – это не просто возможность получения какой-то информации из Сети, это возможность и для развития малого бизнеса, это возможность повысить качество образования в малых населённых пунктах, в каком-то смысле снять разрыв между качеством школьного образования в крупных городах и в сельской местности, это возможность оказания услуг и дистанционных медицинских, телемедицины. И ещё раз повторю, что есть многократно уже подтверждённая статистика различных аналитических агентств, что рост проникновения широкополосного доступа в стране на 10% создаёт предпосылки для роста валового внутреннего продукта на 1,5%. Сегодня все страны мира обеспокоены снижением темпов экономического роста, и я думаю, что такое стремительное развитие широкополосного доступа в России создаст дополнительные предпосылки для этого экономического роста здесь, у нас. Таким образом, увеличение проникновения широкополосного доступа мы видим примерно в горизонте 30%. Соответственно, в этой перспективе это возможности для роста ВВП на 4,5%, если верить той статистике, которая сегодня подтверждается многими аналитическими агентствами.

Вопрос: А позвольте вернуться на минутку к презентованному сегодня смартфону. Пока что для всех потребителей это по большому счёту кот в мешке. Не планируется ли каких-то стимулов для его продажи, что-то вроде, например, продажи с контрактом с мобильным оператором или что-то в этом духе?

Н.Никифоров: К счастью, в России государство прямо не регулирует условия продажи мобильных устройств и не регулирует цены на сотовую связь. Поэтому всё это будет находиться уже на стороне самих операторов. Я думаю, что конкуренция и значительный спрос на такие современные услуги связи приведут к тому, что мы увидим самые любопытные и интересные коммерческие предложения, всё-таки устройство сегодня находится в достаточно премиальном ценовом сегменте. Но, ещё раз повторю, для нас важно, мы видим уже подготовительную работу к тому, что появятся значительно более мощные и массовые устройства. На мой взгляд, это важно для России, важно для других стран. И мы считаем, что развитие широкополосного доступа будет значительно ускорено за счёт появления таких новых недорогих устройств, работающих в сетях LTE. К этому операторы готовятся, цифры я вам озвучил. Мы считаем, что примерно в 2015 году мы будем иметь совершенно другой ландшафт рынка связи в части мобильного широкополосного доступа именно благодаря сетям связи четвёртого поколения – сетям LTE.

Вопрос: А вы сами приобретёте йотафон за 19 тыс. рублей?

Н.Никифоров: Я приобрету. Я это сделаю из своего личного и профессионального интереса и, если хотите, из патриотических соображений. Я считаю, что очень важно поддержать именно российских производителей таких устройств. Мы в общем-то на рынке не видим сегодня другого российского устройства такого класса. Всё-таки это достаточно серьёзная разработка, требующая и серьёзных инженерных знаний, это возрождение самой индустрии потребительской электроники. Мне кажется, очень важно эти первые начинания поддержать, и компании-производителю тоже хочется пожелать успехов. И повторю уже в третий раз: нам очень важно, чтобы эти устройства появились в доступном ценовом сегменте. Очень хочется в это верить. Будет колоссальный спрос, действительно исчисляемый уже миллионами штук.

Вопрос: А другие устройства тоже «Ростех» разрабатывает?

Н.Никифоров: У меня есть информация, что подобного рода устройства готовятся. Это зависит не только от собственно компании, которая делает инженерный дизайн устройства и разрабатывает программное обеспечение, здесь серьёзную роль играют и производители самих чипов, на которых эти устройства строятся. Мы специально встречались с представителями всех крупнейших мировых поставщиков чипов, уверяю вас, что сегодня все они идут с поддержкой технологии LTE, и, что, кстати, приятно, они практически все идут с поддержкой технологии ГЛОНАСС – российской навигационной системы, это тоже для нас важный момент.

Наращивание объёмов выпуска этих микросхем, этих чипов приводит к тому, что стоимость за одну штуку значительно снижается, а они непосредственно влияют и на стоимость самих устройств. Так что здесь самые оптимистичные у нас ожидания. Ещё раз повторю: в качестве переломного года мы видим примерно 2015 год, когда действительно такие устройства уже очень массово могут появиться на рынке. К тому времени российские сети четвёртого поколения будут практически по всем регионам, где сосредоточено население, уже готовы, и уверен, что они станут основным каналом доступа в интернет – широкополосный интернет – беспроводным способом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 декабря 2013 > № 961236 Дмитрий Медведев


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 1 октября 2013 > № 908258 Дмитрий Медведев

Президиум Совета по модернизации экономики и инновационному развитию России

Основная тема заседания – инновационное развитие в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

Перед заседанием президиума Совета по модернизации экономики Дмитрий Медведев посетил производственные цеха Климовского трубного завода

Премьеру продемонстрировали цикл литья напорной трубы для газо- и водоснабжения. В цехе гофрированной трубы Дмитрий Медведев ознакомился с производством современных труб для канализации, а в следующем цехе – с процессом изготовления нестандартных элементов, которые используются в прокладке трубопроводов ЖКХ. Здесь были представлены различные фитинги, угловые соединения, отводы, без которых невозможно обойтись при монтаже водопроводов.

Справка

Климовский трубный завод

Премьеру показали также цикл производства гофрированных труб большого диаметра. Кроме того, он побывал в лаборатории физико-механических испытаний, где трубы подвергают различным механическим воздействиям для определения их прочности, ударостойкости и долговечности.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня в рамках нашего президиума мы поговорим об инновационном потенциале, может быть, самой сложной отрасли нашего народного хозяйства, которая есть, я имею в виду жилищно-коммунальное хозяйство. Проблем здесь много, мы их неоднократно обсуждали на различных уровнях, не буду их все повторять, вы хорошо их знаете.

Сегодня сконцентрируемся на инновационном аспекте. Возможностей тоже немало, рынок огромный и потенциально очень перспективный. Мы располагаем огромным ресурсным потенциалом и по воде, и по газу. Но пока всё идёт по трубам, в значительной степени это всё теряется, и это наша основная проблема. По той статистике, которая является общедоступной, в процессе транспортировки теряется до 27% воды, тепла теряется не менее 15%. И в целом, конечно, у нас здесь ситуация выглядит крайне непривлекательно, поэтому, собственно, мы с вами встретились на трубном заводе, который занимается производством пластиковых труб.

Сегодня сконцентрируемся на инновационном аспекте. Возможностей тоже немало, рынок огромный и потенциально очень перспективный. Мы располагаем огромным ресурсным потенциалом и по воде, и по газу. Но пока всё идёт по трубам, в значительной степени это всё теряется, и это наша основная проблема. По той статистике, которая является общедоступной, в процессе транспортировки теряется до 27% воды, тепла теряется не менее 15%. И в целом, конечно, у нас здесь ситуация выглядит крайне непривлекательно, поэтому, собственно, мы с вами встретились на трубном заводе, который занимается производством пластиковых труб.

Государство участвует в обновлении жилищно-коммунального сектора через федеральные целевые программы, через Фонд содействия реформированию ЖКХ. Но даже несмотря на то, что мы все понимаем, этих средств, как и всегда, не хватает, надо, чтобы тем не менее они работали эффективно, стимулировали внедрение самых современных технологий, долговечных и энергосберегающих материалов. Реконструированные объекты, естественно, также должны быть под контролем, оборудованы автоматизированными системами диагностики сетей и учёта ресурсов, что сейчас делается по целому ряду направлений.

Второе, о чём хотел бы сказать: к сожалению, пока отрасль не обладает высокой инвестиционной привлекательностью. Хотя, исходя из общих соображений, должна обладать таковой, потому что коммуналка огромна и что бы ни происходило на мировых рынках, какие бы кризисы ни возникали, всё равно жилищно-коммунальное хозяйство будет развиваться, будет существовать и в этом смысле обладает (должно обладать) именно повышенной привлекательностью. Но пока этого нет.

Для повышения доли частных инвестиций в жилищно-коммунальный сектор мы обязаны завершить формирование нормативной базы, которая регулирует отношения в этой сфере. Более активно этим должны заняться и субъекты Федерации, тем более что регионам в ближайшее время предстоит среди прочего утвердить схемы водо- и теплоснабжения, завершить учёт объектов коммунальной инфраструктуры и принять долгосрочные тарифные решения.

Если говорить о тарифах, мы приняли целый ряд непростых решений, касающихся нулевого роста тарифов для естественных, или инфраструктурных, монополий в отношении промышленных потребителей. При этом с учётом того, что ситуация в жилищно-коммунальной сфере сложнее, чем ситуация для промышленных потребителей, мы исходим из того, что для населения тарифы будут проиндексированы в среднем по формуле «инфляция минус 30%», что тоже в целом даёт основания надеяться на некоторое смягчение тарифной составляющей и определённые улучшения, которые должны получить в результате этого наши граждане. В связи с этим нужно уделить особое внимание внедрению инновационных технологий и иметь в виду, что это основное решение, основной ключ к решению вопроса о затратах.

Третье, что хотел бы сказать, – это техническое регулирование. Система норм, стандартов, правил находится в подвижном состоянии, требуется её такой регулярный upgrade, и нам необходимо открывать возможности для применения новых материалов и технологий. А с другой стороны, делать более жёсткими требования к эффективности, как и требования в отношении безопасности и надёжности инфраструктуры в целом.

Определённая поддержка (и это четвёртое, что я хотел бы сказать) оказывается таким инновационным разработкам со стороны государства через систему всем известных институтов развития. Вот через систему соответствующих институтов в 2011 году и в 2012–2013 годах в проекты в сфере ЖКХ было вложено около 53 млрд рублей. Более 2 млрд направлено на прямую поддержку научных исследований и разработок, а также на программы, которые существуют между высшей школой и высокотехнологичной промышленностью, на программы кооперации.

И, может быть, ещё одна тема, которую я бы хотел обозначить (мы как раз сейчас ходили по заводу, тоже говорили об этом), – вопрос спроса на отечественные материалы и оборудование. Даже на этом предприятии используется российское сырьё, что, понятно, хорошо, но в то же время оборудование, естественно, всё иностранное, потому что мы такого не делаем. Российская промышленность тем не менее может уже по ряду направлений предложить конкурентоспособную продукцию. Те же самые трубы, которые мы сегодня смотрели, – вполне конкурентоспособный товар. При этом при закупках далеко не всегда у нас приобретаются российские товары. Важно создавать условия для того, чтобы выгоднее было не импортировать оборудование, а заимствовать наилучшие технологии и осуществлять локализацию производства в России, что, конечно, частично делается, но недостаточно.

Вот набор тем, которые я хотел бы сегодня обозначить. Для доклада, надеюсь, короткого, но ёмкого, передаю слово Министру регионального развития. Пожалуйста, Игорь Николаевич (обращаясь к И.Слюняеву).

И.Слюняев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Инновационная активность в жилищно-коммунальном хозяйстве сегодня в 2 раза ниже, чем в среднем по России, и самая низкая по сравнению с другими видами экономической деятельности. Удельный вес инноваций, товаров, работ и услуг в сфере ЖКХ составляет примерно 0,4% и начиная с 2009 года сократился в 4 раза. Справочно: инновационная активность в экономике составляет примерно 10,3%, в ЖКХ – 5,6%.Несмотря на то что оборот жилищно-коммунальной отрасли превышает 4 трлн рублей в год, в ЖКХ осуществляют деятельность 36 тыс. предприятий и организаций, проекты по внедрению современных технологий носят пока случайный, эпизодический характер, а сами инновации не оказывают значимого влияния на качество жилищно-коммунальных услуг. Вот в качестве примера Вы приводили, Дмитрий Анатольевич, работу Фонда содействия реформированию ЖКХ: 47 энергоэффективных домов построено в рамках программ фонда, только 17 заложено. Общая площадь таких домов не превышает 45 тыс. квадратных метров – это капля в море жилищного строительства.

Среди основных причин низкой инновационной активности в ЖКХ можно выделить следующие. Первая и основная – это низкая инвестиционная привлекательность отрасли, где износ основных фондов превышает 60% и более, где колоссальные потери коммунального ресурса, а также длительный срок окупаемости проектов. Во-вторых, высокие риски и отсутствие гарантий возврата вложенных инвестиций, в том числе и в инновационные технологии. В-третьих, это консерватизм системы управления, инертность органов местного самоуправления к внедрению новых технологий, дефицит стимулирующих мер на законодательном уровне и в первую очередь мер финансового характера, недостаток квалифицированных кадров. Более того, у нас не было вообще кадровой политики. Только в текущем году мы выработали федеральный образовательный стандарт по предприятиям отрасли ЖКХ, а также подготовили профессиональный стандарт отрасли ЖКХ, надеемся до конца года его совместно с Минобром утвердить.

Отсутствие дешёвых и длинных денег также не добавляет инвестиционной привлекательности в отрасль ЖКХ. Через совершенствование нормативной базы многие преграды на пути инвестиций в отрасль уже устранены. Хотел бы отметить большой личный вклад в законодательное обеспечение отрасли ЖКХ курирующего вице-премьера Козака Дмитрия Николаевича. Есть в России масса удачных инновационных разработок в сфере ЖКХ. В частности, мы являемся лидерами на постсоветском пространстве в применении мембранных технологий очистки воды, современных технологий при производстве труб и при производстве снегоплавильного оборудования. Реализуется ряд успешных проектов в области малой энергетики и когенерации. Есть разработки, в том числе успешно реализованные, в области тепло-, водо-, энергоснабжения, потребления в области комплексного управления жилым фондом. В рамках федеральных программ ведутся научные исследования и опытно-технологические работы по повышению технологической эффективности отрасли систем жилищно-коммунальной инфраструктуры.

Управленческие инновации в жилищно-коммунальной сфере играют пока незаметную роль, мы только начинаем свой путь в этом направлении. Минрегион России с этого года начал бесплатно предоставлять органам местного самоуправления типовые программные решения по обработке данных о состоянии жилого фонда и объектов коммунальной инфраструктуры. Это только начало пути.

В рамках готовящейся Концепции реформирования ЖКХ мы презентуем продукт «Новая амортизационная политика в жилищно-коммунальном хозяйстве», цель которой придать инвестиционную направленность начисленной амортизации и перейти от накопленных недоремонтов к простому, а затем и к расширенному воспроизводству в ЖКХ. На ветхих, старых, изношенных, выбывающих основных фондах сложно построить энергоэффективную и даже просто эффективную экономику. Отрасли ЖКХ необходимы инвестиции, и мы создаём такие условия для привлечения инвестиций. Большие надежды отрасль возлагает на создание государственной информационной системы (ГИС) ЖКХ – законопроект, который готовится ко второму чтению в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации.

ГИС ЖКХ позволит анализировать бюджетно-тарифные решения, контролировать качество и объёмы инвестиционных программ ресурсоснабжающих организаций, наладить учёт коммунального ресурса и коммунальных услуг на всех этапах (производство, распределение, транспортировка, потребление) и объёмов коммунальных платежей, а также обеспечит учёт жилого фонда.

Выстраивание эффективной системы управления является главным условием масштабного внедрения инноваций в жилищно-коммунальную сферу. Уточняя состав и требования к проектно-сметной документации, Минрегион проводит работу, и на стадии проектирования объектов капитального строительства, коммунальных объектов мы могли бы оценить эффективность технических решений и последствий применения материалов и решений с точки зрения последующей эксплуатации. Первый шаг в этом направлении уже сделан за счёт обязательной разработки схем тепло-, водоснабжения и водоотведения и требований к программам комплексного развития коммунальной инфраструктуры, программы модернизации коммунальных систем. Что особенно важно, все эти решения принимаются на предпроектной стадии.

Необходимо аналогичный подход применять и на следующем этапе – этапе проектно-изыскательских работ. Чрезвычайно важно стимулировать инновации на стадии подготовки технического задания для разработки конкурсной документации: заключение государственных контрактов, муниципальных контрактов в рамках федеральной контрактной системы, в том числе через применение контрактов жизненного цикла. Такие контракты предусматривают в качестве критерия отбора исполнителя не просто уровень цены или минимальную цену, но и совокупные расходы, показатели эффективности, энергоэффективности на всех стадиях строительства, эксплуатации, ремонта и даже утилизации объекта.

Нам предстоит нормативно-техническими документами закрепить понятия и параметры жизненного цикла жилого фонда, зданий и сооружений, объектов коммунальной инфраструктуры, разработать и утвердить классификацию работ по нормативному содержанию, текущему и капитальному ремонту, сформировать стандарты качества для основных видов работ. Такие стандарты позволяют опираться на базу, определяющую этапы жизненного цикла, и исключить необоснованные требования, надуманные, экономически и технологически необоснованные расходы, применять лучшие инновационные технологии.

Во-вторых, через нормативно-технологическое регулирование будем ужесточать требования к качеству применяемых технологий и инженерных решений. Отраслевая система государственного и муниципального контроля качества крайне необходима отрасли ЖКХ.

В отрасли также необходимо финансировать проекты, направленные на внедрение энергоэффективных технологий, и разрабатывать систему государственных гарантий, специальных программ кредитования для малых и средних предприятий под проекты внедрения инноваций. Функцию координации и контроля за внедрением инноваций в соответствии с Вашими поручениями, Дмитрий Анатольевич, должны взять на себя Минрегион России, Госстрой России и органы власти субъектов Федерации.

С 1 ноября текущего года на сайте Минрегиона России в тестовом режиме начнёт работу биржа инновационных технологий, а реестр проектов повторного применения, который сформирован в соответствии с Вашим поручением, мы до конца года дополним объектами коммунального хозяйства – наиболее эффективными проектными решениями в области водоснабжения, водоотведения, теплоснабжения, переработки и утилизации твёрдых бытовых отходов. С помощью этой площадки заинтересованные организации смогут представлять свои проекты для поиска инвесторов, а инвесторы и кредитные организации – размещать свои требования к потенциальным заёмщикам. Проектные организации и службы заказчика при формировании техзадания смогут опираться на лучшие практики в сфере строительства и ЖКХ, а повторное применение технических решений обеспечит экономию времени и средств бюджетной системы Российской Федерации.

Состояние проблемы ЖКХ сегодня показывает, что именно управленческие инновации будут востребованы сегодня и в ближайшее время. И зарубежный, и наш собственный опыт доказывает, что инновационное развитие отрасли возможно исключительно через активную роль государства, органов местного самоуправления и бизнес-сообщества, через создание конкурентной среды на основе долгосрочных тарифных решений, в которой бизнес доступен для любого квалифицированного хозяйствующего субъекта, а потребитель обладает правом выбора поставщика коммунальных услуг. Именно формированием таких правил и условий занимается Правительство Российской Федерации.

Последнее. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, отрасль ЖКХ с учётом необходимых объёмов инвестиций (эксперты оценивают стоимость таких инвестиций в 9 трлн рублей) можно отнести к категории мегапроекта инфраструктурного значения, который обладает колоссальным мультипликативным эффектом и социальным значением. Без участия средств бюджетной системы, без мер государственной поддержки реализовать этот проект будет сложно. Доклад закончен. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Вам спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы продолжить обсуждение темы? Обращаюсь ко всем. Всем всё понятно? Пожалуйста.

А.Чибис (исполнительный директор некоммерческого партнёрства жилищно-коммунального хозяйства «Развитие»): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Я в продолжение доклада Игоря Николаевича Слюняева от имени экспертного совета рабочей группы по развитию ЖКХ хотел бы отметить: вы абсолютно правы про огромный потенциал и инновационную привлекательность этой отрасли. По нашим самым скромным расчётам, потенциал повышения эффективности сегодня составляет не менее 40%. Если брать только группу населения, то в деньгах это можно оценить как ежегодную экономию порядка 360 млрд рублей – это по самым скромным подсчётам. Это две трети потребности в ежегодном инвестировании в сферу теплоснабжения и водоснабжения. Мы на самом деле с 2014 года переходим (здесь уже было сказано) к реализации новых норм законодательства. Речь идет о переходе к долгосрочным параметрам тарифного регулирования, к сохранению экономии у компаний, которые реализуют мероприятия по энергосервису, к развитию концессий, а это своего рода фактически контракты жизненного цикла. На наш взгляд, и мы обсуждали эти меры на сочинском форуме в рамках специального круглого стола (многие коллеги там были), и банки, и крупнейшие компании, и регионы действительно зафиксировали, что реализация этих проектов по новым правилам как раз создаёт условия для финансирования и внедрения инновационных технологий. В сегодняшней истории почему у нас много с вами технологий, много труб, много современных технологий, но которые просто не внедряются? Просто потому, что ни у кого нет экономической мотивации это сделать. С 2014 года мы должны эти системы запустить.

Единственное, на что хотел бы дополнительно обратить внимание, – это на необходимость донастройки механизма, стимулирующего сокращение потребления. У нас сегодня, если брать потребление в сфере теплоснабжения даже в сравнении с централизованными системами при более низком тарифе с учётом объёма потребления совокупный платёж за тепло уже выше, чем во многих странах, где есть это централизованное теплоснабжение. Более 10% всех расходов населения – это расходы на коммунальные услуги. Соответственно, главное – максимальное стимулирование сокращения потребления, доведение до экономически обоснованной цены, но одновременно с сокращением потребления. Наши эксперты подготовили соответствующий законопроект, устраняющий препятствия по заключению сервисных договоров жилья, предусматривающий набор мер, позволяющих договариваться с собственниками по фиксации их совокупного платежа и за счёт появившейся экономии финансировать соответствующий проект, установку индивидуальных тепловых пунктов и так далее. Поручение Дмитрия Николаевича (Козака) уже находится на рассмотрении в федеральных ведомствах. На наш взгляд, если это принять до конца года, мы закончим формирование базовых условий для того, чтобы действительно в отрасль деньги вкладывались и от этого появлялся экономический эффект.

Что бы хотелось предложить с учётом того, что уже есть в протокольном решении? Учитывая некую инерционность, объективно говоря, и руководства на местах, и менеджмента, а также необходимость ручного управления в применении нового законодательства, внедрении новых технологий, наверное, разумно было бы в 2014 году перейти к реализации данной задачи в режиме пилотного проектирования – со стороны Экспертного совета и федеральных органов исполнительной власти выбрать в разных регионах разные пилотные проекты для того, чтобы спустя год показать фактический результат от внедрения инноваций в рамках нового законодательства. Вот такое предложение, если можно, зафиксировать. Новые правила, на наш взгляд и по мнению всех ключевых участников рынка и институциональных инвесторов, действительно позволяют и дают возможность зарабатывать на модернизации, на инновациях и добиваться соответствующего эффекта. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое. Пожалуйста, коллеги, кто готов? Прошу вас.

Б.Вайнзихер (генеральный директор ЗАО «Комплексные энергетические системы»): Дмитрий Анатольевич, я хотел поговорить о централизованном теплоснабжении, которое составляет более 50% в платёжке гражданина за ЖКХ и 85% всего потребления в зонах централизованного теплоснабжения (это, собственно, население). Теплоснабжение – одна из самых отсталых отраслей в стране хотя бы по двум обстоятельствам: у нас законодательно разрешено отключать горячее водоснабжение летом и это единственное место, где начало и конец отопительного сезона происходят по команде мэра.

Кроме того, ещё и законом «Об энергосбережении» была установлена норма: все здания с нагрузкой менее 0,2 Гкал/ч могут не иметь учёта.

Наша цель, собственно, в том, чтобы потребители всегда имели горячую воду, и отопительный сезон желательно должен начинаться тогда, когда похолодало, а заканчиваться тогда, когда стало тепло.

Централизованное теплоснабжение было, безусловно, важнейшим шагом в прогрессе Советского Союза в 1950–1960 годы, основано на принципах когенерации, очень выгодное, но оно было централизованным до такой степени, что мы применили так называемое качественное регулирование, когда температура в каждой квартире зависит, собственно, от температуры, которую установили на ТЭЦ. В 1970-е годы многие страны, в частности, скандинавские, применяя когенерацию, пошли по другому пути. У них применяется количественное регулирование, когда температура в теплосети стабильная, а меняется расход, и потребитель знать не знает, что там происходит на ТЭЦ.

Собственно, мы на примере одного маленького района… Это Кировский район в Перми, находится он за Камой, там единственный источник теплоснабжения – наша ТЭЦ-14, и все сети принадлежат нам. Примерно 130 тыс. человек живёт, около 1,3 тыс. зданий, всё как обычно: 75% сетей изношены до предела, есть бесхозяйные сети, примерно половина всех зданий – это малоэтажные здания. Проблемы простые: примерно 55% жителей имеют перетопы, а 20% – постоянно недотапливаются. В нормальных условиях, современных, так как мы привыкли действовать, это решается строительством ещё одной трубы в ту красную зону ценой примерно 2 млрд рублей.

Что предлагаем мы? Одновременно практически во всех домах в этой зоне поставить так называемые индивидуальные тепловые пункты, которые представляют совокупность насосов и теплообменников, позволяющих разделить два контура – контур, который подаёт теплоноситель от ТЭЦ, и контур, который вращается внутри отопительных приборов в здании. Это позволит полностью уйти от проблемы отключения горячего водоснабжения, прекратить начало и конец отопительного сезона, заодно сделать 100-процентное оприборивание. Здесь и очень много энергетических эффектов, которые позволят это окупить.

Собственно, результаты простые: вместо потерь в 26%, мы считаем, что они останутся в 10%, аварийность снизится радикально, но мало того, в целом объём теплопотребления средним гражданином в результате упадёт примерно на 20%.

Очень важно то, что все преимущества этого проекта получатся только тогда, когда на такую схему будет переведён последний дом, то есть не первый, а последний.

Поскольку проект небольшой, мы его рассчитали достаточно точно, с привлечением консультантов и проектировщиков. Он оценивается примерно в 1,5 млрд рублей. Из этих 1,5 млрд рублей 1 млрд окупается за счёт энергоэффективности, но требуется примерно 450 млн на установку ИТП в малоэтажных зданиях, где этот проект не окупается.

Д.Медведев: Ещё раз мне объясните: вот эти 1,5 млрд рублей, вы говорите, там небольшой проект, а достаточно приличные деньги всё равно. Это на какое количество людей?

Б.Вайнзихер: 130 тыс. человек. 1,3 тыс. зданий, включая тепловые сети и их реконструкцию. 450 млн рублей требуется для установки ИТП в малоэтажных зданиях, где нет окупаемости энергосервисными контрактами. По этому поводу правительством Пермского края сделан запрос в фонд «Энергоэфективность», и мы надеемся эти деньги получить. Остальные деньги проинвестирует компания, то есть 1 млрд рублей. При этом для реализации этого проекта есть всё на территории России – есть масса фирм, работающих здесь, в том числе инновационных фирм, представленных даже в этом зале, и здесь есть из чего выбирать.

Я назову только одну цифру: 1,5 тыс. ИТП – это примерно объём нынешнего российского рынка годового, а мы берём только один маленький район в городе. Общий объём только в самых крупных городах по подобным вещам мы оцениваем в 20–30 млрд долларов.

Следующее. Собственно, предложение. Мы никогда бы не сделали этот проект, если бы мы в этой зоне не были так называемой единой теплоснабжающей организацией, которой принадлежат все источники (а он там один) и все тепловые сети. Соответственно, мы можем выстроить такой проект за счёт собственной экономии, большую его часть. И пункт второй – этот проект не потребовал бы никакого государственного софинансирования, если б мы перешли на давно уже обсуждаемый метод регулирования, когда устанавливается прайс-кэп по цене на тепло на уровне альтернативной котельной. Этот проект не потребовал бы никакого государственного финансирования.

Эти две вещи приведут к тому, что подобные проекты могут появиться в любом городе.

Д.Медведев: Спасибо, это любопытно.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 1 октября 2013 > № 908258 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 28 сентября 2013 > № 908261 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Россия-24»

Стенограмма:

А.Шнайдер: Дмитрий Анатольевич, здравствуйте, спасибо, что нашли для нас время.Д.Медведев: Добрый день.

А.Шнайдер: Итак, форум заканчивает свою работу. О каких итогах уже можно говорить? Какие у вас личные впечатления? Чем, скажем, форум 2013 года отличается от предыдущих – по составу участников, по темам, которые здесь поднимались, по объёму заключённых соглашений?

Д.Медведев: Я только что встречался с нашими губернаторами – руководителями регионов и сказал, что вы много ездите, и в любой поездке должен быть смысл. У нас в стране довольно большое количество форумов. Для чего нужен сочинский форум и что его отличает от других, от питерского форума, от форумов, которые проходят на Дальнем Востоке, в Сибири? Это универсальная площадка для обсуждения региональных проблем, и в этом его главная ценность, в этом его смысл. Поэтому я считаю, что это именно то, что мы сегодня имеем, и то, что мы должны сохранить на будущее: площадка, где почти все члены Правительства и практически все губернаторы, которые приехали в этот раз в Сочи, обсуждают именно региональные дела. Но, конечно, применительно к той экономической ситуации, социальным проблемам, которые сложились в стране, основная повестка дня крутится вокруг социально-экономических вопросов. Поэтому в этом плане это довольно уникальное место.

Что ещё, на мой взгляд, в этот раз было и удачнее, и интереснее? Само место проведения форума – здесь совсем скоро будет Олимпиада. Здесь удобные аудитории, удобные помещения для проведения дискуссий, панельных дискуссий, для проведения пленарной секции – мне кажется, это тоже наложило отпечаток, создало рабочую атмосферу, которой в прошлом году в такой степени достичь не удалось.

Что же касается того, что происходит в кулуарах, конечно, всегда есть обсуждение разных вопросов, всегда есть подготовленные контракты, и этот форум не стал исключением. Вы видели, вчера мы (только в моём присутствии) подписали семь крупных соглашений – конечно, их гораздо больше. Суммы я пока назвать не могу, потому что требуется ещё посчитать, посмотреть. Но опять же это соглашения, абсолютное большинство которых носит региональный характер: соглашения между регионами и институтами развития, между регионами и крупными компаниями, российскими и иностранными. Поэтому, отвечая, или суммируя то, что я сказал: это, на мой взгляд, сегодня самая правильная, самая раскрученная и самая деловая площадка для обсуждения региональных проблем в нашей стране.

А.Шнайдер: В своём выступлении на форуме, в статье, которая до этого была опубликована в «Ведомостях», Вы говорили, что мировой кризис заставляет Вас сейчас менять экономическую стратегию, а Правительство, как мы знаем, уже заявило о необходимости перераспределения бюджетных средств. Понятно, что сокращаться будут и социальные статьи, при этом Вы же признаёте, что на сегодня финансирование таких сфер, как образование, здравоохранение, уже недостаточно. Что же будет дальше? Сможете ли вы внедрить и провести те реформы, которые уже идут, уже запущены?

Д.Медведев: Я всё-таки хотел несколько скорректировать то, что вы говорите. Во-первых, у нас есть так называемые защищённые статьи, которые не пострадают ни при каком сокращении, во всяком случае в нынешней ситуации. Это статьи, которые посвящены заработной плате, которые связаны с социальными выплатами, с обеспечением основных социальных обязательств государства. Несмотря на 5-процентное сокращение, они абсолютно защищены, никаких сомнений здесь быть не может. Даже если мы больше сократим, мы всё равно там всё заплатим.

Что касается расходов в целом, расходов на образование, на здравоохранение, не скрою, хорошо бы, чтобы они были выше. У нас в этом смысле, я считаю, не совсем правильная структура бюджета, но это случилось не сегодня, и этому есть определённое объяснение: мы очень долго, например, не финансировали перевооружение нашей армии, перевод её на новую техническую основу, и в какой-то период мы взяли этот курс. Сейчас мы просто обязаны довести перевооружение наших вооружённых сил армии и флота на соответствующий уровень. Наверное, по истечении этого периода, когда мы должны инвестировать значительные средства в вооружённые силы, в обеспечение безопасности государства, мы сможем несколько иначе перераспределить приоритеты. Но это не значит, что сегодня здравоохранение и образование находятся в загоне, если говорить прямо и просто: мы всё равно сейчас тратим на образование и здравоохранение гораздо больше денег, чем тратили 10 лет назад, 15 лет назад, мы платим совершенно другие зарплаты, у нас совершенно другая система финансирования образования и здравоохранения. Другое дело, что в общем удельном весе, в структуре расходов, наверное, для нашей страны было бы правильно, чтобы они действительно занимали несколько большее место. Вот об этом обычно говорят. Но абсолютный размер расходов на здравоохранение и образование не уменьшается, он только растёт, и растёт каждый год.

А.Шнайдер: Вы говорите, что Правительство проводит политику приватизации. Эксперты и Вы говорили, что программа не выполняется. Что вы будете делать с этим сейчас, особенно в условиях того, что вы пропагандируете переход экономики количественной в качественную (говорите о том, что надо делать экономику более эффективной)?

Д.Медведев: Вы знаете, приватизация – это не политика, это, строго говоря, инструмент для достижения целого ряда следствий. Какой? Приватизация, во-первых, проводится для того, чтобы собрать для бюджета дополнительные деньги. Это нормально. И второе: цель, которую мы преследуем при проведении приватизационных сделок, заключается в том, чтобы передать те или иные объекты государственной собственности в руки новых хозяев, которые будут более рачительно, более эффективно ими заниматься. Но при этом, конечно, приватизация – это не некая абстрактная дорога (или абстрактная цель, так скажем), по которой мы идём. Приватизация строго привязана к конкретным экономическим условиям. Нельзя продавать объекты государственной собственности, если безобразная конъюнктура, это просто невыгодно, поэтому мы при принятии решений по каждому объекту (достаточно крупному, который подлежит приватизации) проводим совещания. Это делают мои коллеги, а потом докладывают мне. В итоге мы принимаем решение о том, есть смысл продавать тот или иной пакет акций, ту или иную компанию или это нужно сдвинуть. Поэтому далеко не всегда наши ориентиры по приватизации исполняются. Но здесь надо, ещё раз подчёркиваю, ориентироваться на конкретную экономическую ситуацию и продавать тогда, когда это выгодно.

При этом нельзя допустить и обратного: нельзя, рассуждая о конъюнктуре, вообще остановить этот процесс. Потому что приватизация (я сейчас вернусь к тому, о чём говорил вначале) – это не только дополнительные деньги для бюджета, но и передача имущества в руки более эффективного собственника.

А.Шнайдер: В рамках форума Вы встречались с представителями Союза промышленников и предпринимателей, о чём они Вам говорят? Какие проблемы они сегодня считают главными? Количество малых предприятий в стране сокращается, как мы знаем. При этом Вы называете цифру: 700 млрд в следующем году, по-моему, выделяет Правительство на поддержку малого бизнеса. На что в первую очередь пойдут эти деньги?

Д.Медведев: Вы знаете, количество малых предприятий – это, в общем-то, довольно сложная тема, потому что они, их количество, могут и расти, и уменьшаться. Главное, мне кажется, другое: какой процент наших людей вовлечён сегодня в малый и средний бизнес. В целом этот процент сейчас довольно высок. У нас уже практически четверть работоспособного населения в настоящий момент так или иначе связана с малым и средним предпринимательством. И это уже очень серьёзный отряд.

Но, конечно, ситуация непростая. Вчера на встрече с представителями бизнеса (там был и крупный бизнес, и малый, и средний) мы обсуждали основные проблемы, которые есть сегодня. Мы действительно по целому ряду вопросов решили принять позицию, сформулированную представителями малого и среднего бизнеса в части, касающейся страховых платежей, и по некоторым другим вопросам, касающимся льгот для малых предприятий инновационного бизнеса.

Но самое, наверное, главное, об этом говорят представители разного бизнеса, – это общая экономическая ситуация. К сожалению, в силу того, что ряд рынков, европейских рынков, азиатских рынков, для нас закрылся, мы вынуждены искать источники роста внутри страны. Само по себе это неплохо, но чтобы бизнес развивался, необходимо, чтобы он имел для этого необходимые ресурсы. Наверное, сейчас больше всего коллеги по бизнесу говорят о необходимости доступа малых, средний предприятий, да и крупных тоже, к так называемым длинным деньгам – к деньгам, которые позволяют планировать свой бизнес на перспективу. Вот так называемые пассивы, долгосрочные, длительные пассивы, деньги, которые наш бизнес может получить через банковскую систему, – это сейчас основной вопрос. Этим сейчас занимается Центральный банк, этим занимается Правительство. Будем надеяться, что вместе мы всё-таки сможем добиться изменений, которые позволят предприятиям получать долгосрочное финансирование и достаточно дешёвое финансирование.

Когда мы говорим о дешёвом финансировании, мы, конечно, не можем не учитывать факторы инфляции. В этом году инфляция у нас, наверное, будет в тех рамках, которые мы себе планировали, – где-то в районе 6%. Но в следующем году с учётом целого ряда решений, которые мы приняли, включая решение об обнулении тарифов для инфраструктурных монополий (для «Газпрома», для сетевых компаний, для нашей железной дороги), размер инфляции, мы надеемся, будет несколько ниже – в районе 4–5%. Это означает, что соответствующие цифры инфляции окажут влияние и на соответствующую кредитную ставку, основную кредитную ставку Центрального банка, по которой кредитуются другие банки, и, естественно, уже на реальную кредитную ставку, по которой кредиты выдаются коммерческим организациям и физическим лицам. Вокруг этих тем вчера шёл основной разговор.

Конечно, затрагивали и другие вопросы: лицензии, разрешительную систему, вопросы общего делового климата, взаимоотношения с контрольными организациями, правоохранительными структурами – собственно, то, о чём всегда говорят предприниматели.

А.Шнайдер: Когда Вы говорили про инвестпривлекательность регионов, в том числе Вы говорили, что одна из проблем, которая отпугивает сейчас инвесторов как отечественных, так и зарубежных, – это несовершенство нашей судебной системы. Несколько лет уже говорят о том, что суды надо реформировать, и Вы лично многократно об этом говорили. Почему ничего не двигается?

Д.Медведев: Вы знаете, я хотел бы сказать следующее: может быть, нашим судам и не нужна реформа. Вообще-то мы провели судебную реформу в 1990-е годы и продолжали совершенствовать законодательство о правосудии, принимать новое процессуальное законодательство в предыдущем десятилетии. В этом смысле я считаю, что законодательство, посвящённое судам, законодательство о правосудии у нас вполне современное.

Вопрос скорее в другом – в том, что деятельность определённых судов вызывает вопросы у тех, кто к ним обращается. И это не проблемы законодательства, это вопросы психологической совместимости, авторитета суда, объяснимости принимаемых решений, юридической практики и общего доверия к судебной системе. Я думаю, что такую атмосферу доверия невозможно создать реформаторскими актами. Судебная система в процессе своего развития сама должна заслужить уважение всех, кто к ней обращается, всех, кто к ней апеллирует, – в этом случае авторитет суда будет максимально высоким.

Государство же должно обеспечить правильные условия для развития судебной системы. Что я имею в виду? Это, конечно, современные технологические возможности для отправления правосудия, возможности использования различных электронных средств фиксации доказательств, судебного общения, в конце концов, новые судебные помещения, где авторитет суда поддерживается не только буквой, но и всем символом правосудия.

Если мы сможем добиться этого, у нас будет современная система правосудия в стране. Ещё раз подчеркиваю: это не проблема немедленного реформирования судебной системы, мы очень многое сделали в смысле создания юридических основ деятельности наших судов.

А.Шнайдер: Но конкретные шаги, как я понимаю, не за горами со стороны государства?

Д.Медведев: Я считаю, что это многотрудная работа. Она, ещё раз говорю, не сводится к подписанию какого-то закона или даже к объединению судебной системы, о чём сейчас довольно много говорят. Это, так сказать, если хотите, вопрос отношения к суду. У нас на протяжении десятилетий споры в нашей стране, строго говоря, рассматривались не в суде. Писали куда – писали власти, в партийные органы, исполнительную власть, естественно, будоражили всякими письмами. И сейчас люди очень часто ищут защиты именно в органах исполнительной власти, у Президента, в контрольных инстанциях, хотя по большинству подобных казусов необходимо обращаться к судебным структурам, в судебную власть. Но ещё раз говорю, это не решается указами и законами. Судебная власть сама при помощи государства, при помощи других органов власти должна обеспечить свою конкурентоспособность в хорошем смысле этого слова, то есть завоевать доверие.

Почему наши предприниматели очень часто в контрактах пишут в так называемой арбитражной оговорке: спор подлежит рассмотрению в Стокгольмском арбитражном институте при Торговой палате, или в Лондоне, или в Париже? Потому что они уверены, что это решение будет исполнено. А если они не пишут или не подчиняют тот или иной контракт нашему праву и не выбирают наш арбитраж или наш суд, это означает, что они не вполне уверены, что решение будет исполнено. И ещё раз говорю: это общая задача. Кстати, это задача не только для органов власти, не только для суда, но и для самих предпринимателей, которые должны в этом случае всё-таки тоже выбирать нашу юридическую систему, нашу правовую систему, для того чтобы её укреплять.

А.Шнайдер: В статье, Дмитрий Анатольевич, Вы говорите о том, что необходимо формировать социально ориентированного человека. Недавно прошли прямые выборы, первые за несколько лет. Какие выводы Вы для себя сделали как руководитель крупнейшей российской партии? Что повлияло на низкую явку, по-Вашему?

Д.Медведев: Выборы у нас проходили и раньше, они тоже были прямыми, но вы имеете в виду выборы губернаторов. Мне кажется, несколько комментариев можно сделать по поводу этих выборов. Во-первых, люди хотят принимать в них участие. Люди хотят использовать своё избирательное право.

А.Шнайдер: Значит, решение вернуть было верным.

Д.Медведев: Значит, решение было верным. Меня часто упрекают: а что же вы говорили, что не надо возвращать губернаторские выборы, а потом взяли их и вернули? Это означает, что я просто пересмотрел свою позицию. Я считаю, что для человека, который занимается практической политикой, это честнее, чем держаться просто за какую-то позицию и говорить: нет – я так считаю, считал и умру с этими взглядами! Я просто в какой-то момент посмотрел, поговорил с людьми, с губернаторами. Они говорят: да, вы знаете, есть запрос на это. Всё-таки та легитимность, которая приходит с использованием старой процедуры, когда Президент предлагает, а Законодательное собрание голосует, недостаточна. Нужно, чтобы люди поддержали. И такой выбор был сделан. Практика показывает – это правильный выбор. Абсолютное большинство тех, кто хотел принять участие в голосовании, на избирательные участки пришли.

Второе. Избирательная активность была разной. Где-то она была стандартной, где-то она была ниже стандартной. Конечно, нужно делать всё, чтобы люди были заинтересованы в участии в голосовании. Это вопрос конкурентоспособности нашей избирательной системы и привлекательности тех программ, которые предъявляют кандидаты на должности губернатора или депутатов Законодательного собрания. Мне кажется, что это удалось не везде, и с этим связана явка.

Но есть и вторая причина. Как известно, когда люди в целом считают свою жизнь достаточно спокойной и ровной, они не очень активно участвуют в избирательных кампаниях. И наоборот – избирательный интерес зашкаливает, когда страна взбудоражена чем-то. Вы помните, что было у нас ещё некоторое время назад.

Я не считаю этот показатель критическим, потому что и в других странах выборы в местные органы власти, в региональные парламенты, в региональные законодательные органы не сопровождаются какой-то сверхъестественной явкой. Тем не менее это вопрос конкурентоспособности программ, и над этим нужно работать.

Третье. Мне кажется, что эти выборы были весьма удачны для той партии, которую я имею честь возглавлять. Потому что в условиях прямой конкуренции, в условиях, когда в выборах участвовало большое количество партий – да, не все они, конечно, сейчас состоялись, некоторые из них ещё совсем маленькие, слабые, тем не менее конкуренция была совершенно другой. Всё-таки кандидаты, представляющие «Единую Россию», получили мандатное управление регионом или городом в абсолютном большинстве территорий. В абсолютном большинстве! Причём с результатами лучшими, чем, скажем, в декабре 2011 года, хотя до этого говорили, что у «Единой России» кризис жанра.

Оказалось, что если правильно работать с людьми, если правильным образом объяснять, что мы делаем, люди готовы поддерживать даже ту партию, которая уже довольно давно находится у власти.

А.Шнайдер: И в завершение скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к предложению вернуть графу «против всех».

Д.Медведев: Вы знаете, я думал об этом, не скрою, даже с коллегами обсуждал. У меня к этому двойственное отношение. Я в принципе не возражаю, я считаю, что она может принести определённую пользу, хотя в условиях большого количества партий, может быть, в ней нет такого смысла, как это было, например, когда партий гораздо меньше. Потому что каждый человек может выбрать для себя ту или иную политическую силу.

Но если говорить о более тонком отражении в процессе голосования своей воли, эта графа скорее полезна, потому что, в конце концов, я могу не поддерживать ни одну партию, мне может не нравиться никто, и я хочу об этом заявить прямо и непосредственно, то есть сказать, что мне не нравится никто. Не проголосовать за какого-то кандидата, который просто оппозиционно относится к действующей власти (проголосовать назло: пусть кто угодно, лишь бы не эта опостылевшая власть), а прямо написать, что я против всех. И такое право в общем и целом, мне кажется, соответствует общедемократическим подходам. Поэтому это вопрос, который требует дополнительного обсуждения. Мне кажется, что вернуться к этой теме можно.

А.Шнайдер: Дмитрий Анатольевич, жаль, что у нас с Вами так мало времени. Приходите к нам чаще. Спасибо большое за интервью.

Д.Медведев: Спасибо большое! А вы приезжайте чаще в Сочи, будем проводить форум дальше.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 28 сентября 2013 > № 908261 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 сентября 2013 > № 908272 Дмитрий Медведев

Статья Дмитрия Медведева «Время простых решений прошло»

1. НачалоПрошло ровно пять лет с того момента, когда стало очевидно – начинается экономический кризис глобального масштаба. Хорошо помню первый антикризисный саммит лидеров «большой двадцатки» в Вашингтоне, те оценки, которые давал сам и которые превалировали в выступлениях коллег.

Эти выводы в основном подтвердились временем. Но тогда ещё никто не мог представить себе всей глубины и продолжительности кризиса. Высказывались предположения о том, на какую букву латинского алфавита будет похожа динамика глобальной экономики – W, V или L. Самым привлекательным был вариант V. Самым неприятным – вариант W, когда чередуются спады и рост. Сегодня мы видим, что динамика оказалась близка по форме к «квадратному корню» – √. После первоначального падения последовал восстановительный рост, а затем развитые страны вышли практически на горизонтальную линию.

Долговое бремя остаётся запредельно высоким в большинстве стран «восьмёрки» (кроме России), в том числе и потому, что его быстрое снижение чревато длительной стагнацией. Европейская экономика балансирует на грани рецессии, замедлился рост во всех странах БРИКС. Экономика США не может в полной мере справиться с высокой безработицей, а многие американцы только начинают выползать из долгов. Темпы роста российской экономики также существенно замедлились. Сегодня российские фондовые индексы находятся на том же уровне, что и в начале августа 2008 года.

Такое развитие ситуации заставило переосмыслить проводившуюся антикризисную политику. Напомню, что было предпринято руководством России для преодоления экономического спада.

Банк России умеренно снижал курс национальной валюты и значительно расширил инструменты рефинансирования коммерческих банков. Это позволило сохранить доверие к рублю и не допустить резкого оттока вкладов из банковской системы. Правительство существенно изменило структуру бюджетных расходов, увеличив финансирование приоритетных направлений. От них прямо зависело восстановление экономики и предотвращение резкого падения внутреннего спроса. Крупным компаниям была оказана дополнительная кредитная и гарантийная поддержка, в результате они смогли реструктурировать на более длительный срок прежние долги и избежать массовых банкротств. Были реализованы активные программы поддержки занятости и малого предпринимательства, в том числе в моногородах.

Параллельно с осуществлением антикризисной политики мы продолжили реализацию приоритетных национальных проектов: началось обновление систем школьного образования, первичной и высокотехнологичной медицинской помощи, мы сохранили и индексировали выплаты материнского капитала – всё это позволило сохранить рост рождаемости и не допустить депопуляции населения.

После 20-летних переговоров Россия стала участником ВТО, приняв общие правила игры, получила возможность не только пользоваться ими, но и влиять на их формирование. Вместе с Казахстаном и Беларусью был создан Таможенный союз, усилилась координация в рамках таких объединений, как ШОС и БРИКС. Мы учимся извлекать выгоды из международной кооперации, использовать её в своих национальных интересах, не ущемляя интересы партнёров.

Если суммировать, кризис научил нас многому. Мы знаем, что делать, если ситуация сложится неблагоприятным для экономики образом, и готовы нести ответственность перед людьми, которые выдали нам огромный кредит доверия. Правильность наших действий подтвердили и результаты выборов: в отличие от большинства развитых стран в России не сменилась политическая сила, стоящая у власти, – это тот аванс, который предстоит отработать.

И такая работа продолжилась, как только в мае прошлого года было сформировано новое Правительство. Я объявил его семь главных задач на первый год. Они включали бюджетное планирование на основе жёсткого бюджетного правила, принятие всех основных государственных программ, выполнение задач социального развития, поставленных в указах Президента, последовательную приватизацию излишних государственных активов, полноценную реализацию «дорожных карт» Национальной предпринимательской инициативы, активизацию реформы государственной службы и запуск механизмов Открытого правительства. Эти задачи решены. По ряду направлений деятельности, носящей среднесрочный характер, идёт планомерное осуществление всех заявленных мероприятий. Но в процессе этой работы стало очевидно, что ситуация в глобальной экономике, а следовательно и в российской, улучшается медленнее, чем рассчитывали.

2. Шаги

Мы прогнозировали сохранение темпов роста ВВП на уровне более 3%, в том числе рассчитывая на оживление в Европе (на ЕС приходится половина внешней торговли России). Но глубина долгового кризиса и падение конкурентоспособности многих европейских государств оказались столь значительны, что, судя по всему, реального устойчивого роста в Европе придётся ждать ещё несколько лет. Как недавно написал известный американский экономист Кеннет Рогофф, рост – иллюзорная цель в периоды очень высокого уровня государственного долга…

Перечислю несколько конкретных направлений, по которым нам удалось продвинуться.

Первое. Бюджет формируется в соответствии с бюджетным правилом. Скажу откровенно: работать в условиях столь жёстких бюджетных ограничений непросто, в следующем году мы вынуждены пойти на общее сокращение расходов в объёме до 5% от ранее ожидавшегося уровня. Но сбалансированность бюджета и отсутствие резких колебаний – важнее.

Второе. Мы обеспечили стыковку практически всех программных документов по отдельным отраслевым направлениям – как между собой, так и с основными параметрами бюджетной политики. В результате Правительство имеет сбалансированную стратегию действий на несколько лет вперёд, зафиксированную в нескольких десятках государственных программ.

Третье. Обеспечивается реализация всех ключевых мероприятий Национальной предпринимательской инициативы. Для Правительства принципиально важно, чтобы всё, о чём мы договорились с предпринимательским сообществом, было сделано. Это касается налогового и таможенного администрирования, обеспечения доступа к инженерной инфраструктуре и конкуренции, государственных закупок и регулирования строительного рынка, а также ряда других сфер экономики.

Четвёртое. Система поддержки отечественных производителей перестраивается в соответствии с обязательствами, принятыми Россией при вступлении в ВТО. Особенно непросто это было сделать в сельском хозяйстве, ставшем в последние годы одним из локомотивов экономического роста, тем не менее нам удалось ввести в практику инструменты так называемой несвязанной поддержки, и они уже неплохо работают.

Пятое. Приняты решения о предоставлении льготных налоговых и таможенных условий для реализации инвестиционных проектов в отдалённых регионах. Речь идёт о проектах на Дальнем Востоке и в Калининграде, о разработке шельфовых и иных труднодоступных месторождений полезных ископаемых. Рассчитываю, что это существенно увеличит объём инвестиций в новые производства.

И шестое, хотя этим списком принятые меры далеко не исчерпываются. Началась реализация крупных инфраструктурных проектов, обеспечивающих единство страны и её долгосрочное устойчивое развитие: строятся новые железные дороги, автомобильные магистрали, аэропорты и морские порты, в том числе в рамках государственно-частного партнёрства.

3. Развилка

Большинство перечисленных мер дадут значительный эффект только в среднесрочной перспективе. В данный момент ситуация в нашей экономике определяется неблагоприятными внешними условиями, а также грузом ещё не решённых проблем.

Прогнозы экономического развития достаточно пессимистичны. Темпы роста ВВП в текущем году, скорее всего, не превысят 2%. Замечу, это впервые с 2009 года ниже, чем в мировой экономике в целом. Возросшие издержки ведения предпринимательской деятельности (цены на продукцию и услуги инфраструктурах монополий, заработная плата, процентные ставки) делают невыгодными продолжение производства на значительной части старых мощностей, а также реализацию серьёзных инвестиционных проектов.

Увеличение производства поддерживается почти исключительно за счёт реализации крупных инвестиционных проектов с участием государства и контролируемых им компаний, повышения доходов работников бюджетной сферы, расширения масштабов субсидирования сельского хозяйства и ряда других отраслей на фоне высоких цен на нефть. Но этот источник развития ограничен из-за его зависимости от сохранения благоприятной нефтяной конъюнктуры. Жёсткое бюджетное правило необходимо для гарантированного исполнения всех социальных обязательств государства, но в перспективе оно делает невозможной опору только на государственный спрос. Поэтому критически важным становится обеспечение устойчивых источников стабильного экономического роста в негосударственном секторе экономики.

Считаю, что защита частной собственности и конкуренции остаётся нашим безусловным политическим приоритетом. Пока уровень инвестиций в российской экономике невысок, и не столько из-за конкретных арифметических расчётов потенциальной отдачи от капиталовложений: у инвесторов сохраняются иррациональные страхи перед работой в непонятной и иногда непредсказуемой России, а также вполне объяснимое недоверие к публичным институтам, что самое печальное – в том числе и к судебной системе, к правоохранительным органам. Как писал Ф.М.Достоевский, «капитал любит спокойствие внешнее и внутреннее, не то прячется».

Одна из причин такого положения дел кроется в том, что многие чиновники, судьи, сотрудники полиции (хотя, конечно, далеко не все) до сих пор считают, что государственная собственность (а значит, и государственные компании) обладает особыми правами на защиту – несравненно большими, чем частные лица, а последние преследуют исключительно личные интересы и потому подозрительны и должны находиться под жёстким контролем.

Яркая иллюстрация этого – ситуация в нашей банковской системе. С одной стороны, она доказала свою устойчивость к самым серьёзным кризисным явлениям, обеспечила во взаимодействии с государством сохранность сбережений граждан. И это, безусловно, хорошо. С другой стороны, её структура далека от оптимальной. На долю пяти крупнейших банков, прямо или косвенно контролируемых государством, приходится 56% депозитов граждан и 53% кредитного портфеля экономики в целом. Они имеют очевидные преференции со стороны государства, в том числе и государственных компаний, и пользуются его практически нелимитированной поддержкой. А почти тысяча банков не имеет возможности полноценно встроиться в систему государственной помощи. Результат – снижающийся уровень конкуренции на финансовом рынке, (отсутствие серьёзных региональных банков) и высочайшие процентные ставки, ограничивающие предпринимательскую и инвестиционную активность.

Это лишь один пример, характеризующий общую ситуацию с конкуренцией, соотношение государственного и частного сектора. Такого нет ни в одной стране с продвинутой правовой и политической системой, и от этого положения дел надо избавляться, если мы рассчитываем стать конкурентоспособной страной с развитой экономикой. Ключевые направления работы ясны: значительное улучшение предпринимательского климата, активизация национального капитала и значительный приток иностранных инвестиций, меры по технологическому перевооружению экономики, новая политика на рынке труда.

Фактически мы находимся на развилке. Россия может продолжить очень медленное движение с близкими к нулевым темпами экономического роста или сделать серьёзный шаг вперёд. Второй путь сопряжён с рисками. Но следование первому сценарию – с мнимой возможностью сохранения уже достигнутого благополучия – ещё опаснее, это прямая дорога к его потере, дорога в пропасть.

4. Стратегия

Каким Правительство видит путь экономического роста в России в условиях низкого глобального спроса и интенсивной конкуренции?

Он строится на трёх базовых принципах.

Во-первых, необходимо обеспечить предпринимателям максимальную свободу действовать, проявлять инициативу. Надо переориентировать государственную поддержку на создание современных, эффективных рабочих мест, в том числе за счёт использования всей инновационной цепочки развития (от фундаментальной науки до коммерциализации технологий). Во-вторых, радикально повысить эффективность использования всех имеющихся ресурсов, в том числе повысить производительность труда. В-третьих, добиться качественного государственного управления, обеспечить безопасность граждан, защиту прав собственности, необходимую социальную и физическую инфраструктуру.

По сравнению с другими странами со схожими темпами роста Россия находится в уникальной ситуации. У нас низкая безработица, при этом в ближайшие годы нашей экономике предстоит жить в условиях уменьшающейся численности трудоспособного населения, а значит, с ростом налоговой нагрузки, связанным с социальными и медицинскими расходами на неработающее население и несбалансированностью солидарной пенсионной системы; со сложностями для предпринимателей в поиске персонала, с перекосами на региональных рынках труда.

В этой связи необходим новый подход к экономическому развитию регионов. Россия сильна их разнообразием, нужно выделять перспективные точки роста и оказывать им целевую поддержку. Интересно, что в последние годы темпы развития регионов практически не зависят от запасов природных ресурсов. Главный фактор – способность региональных руководителей и местных элит продвигать свои территории, причём не ожидая помощи, а добиваясь поддержки своих инициатив и в обществе, и в рамках стимулирующих федеральных программ.

Действуя вместе, мы можем уйти от политики сохранения занятости любой ценой, независимо от экономических соображений, – характерной и зачастую оправданной в кризисный период. Конечно, эти меры нужно проводить осмотрительно, но залог социальной стабильности состоит в создании условий для профессионального роста, а не в консервации того, что уже отжило свой век. Сохранение социальной стабильности и модернизация экономики – взаимосвязанные, а не взаимоисключающие процессы.

Требуется дальнейшее сокращение призыва с переходом на комплектование Вооружённых Сил и правоохранительных органов в основном на контрактной основе, повышение эффективности труда в бюджетном секторе, стимулирование позднего выхода на пенсию квалифицированных работников.

Предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда являются необходимым условием модернизации и инновационного развития. Большую часть XX века, несмотря на множество драматических событий, наша страна была одной из передовых в мире, в некоторых сферах – бесспорным лидером. Я уверен, Россия может вновь занять эти позиции, сделав человека, его интеллект, его способность к творчеству движущей силой развития общества. Тем не менее было бы неправильным копировать рецепты, которые сработали в прошлом. Мир ушёл вперёд, новые методы должны использовать и мы.

Критически важным считаю вывод на новый уровень фундаментальной и прикладной науки, возвращение на лидирующие позиции нашего образования, устранение цифрового неравенства. Уверен, государство будет продолжать играть ведущую роль в решении этих задач. Но необходимо делать это быстрее, чем раньше, в том числе за счёт привлечения частных инвестиций.

Надо создать систему воспроизводства коммерчески востребованных новых технологий, приводящих к повышению производительности труда, улучшению экологической безопасности, удобству для потребителей. Главное препятствие – качество нашей регуляторной среды. В ближайшие месяцы завершим формирование необходимой правовой базы.

Сегодня наш доступ к ведущим зарубежным технологиям ограничен (по разным причинам: политика, таможенные правила или регулирование), импорт любой технологии в Россию дороже, чем у наших конкурентов. Считаю возможным обнулить пошлины на научное оборудование и материалы, расширить практику предоставления грантов и субсидий из бюджета для ввоза научного оборудования, запчастей и материалов для научных исследований.

Продолжим развитие инновационного центра в Сколково и реализацию других инновационных проектов, технопарков. Наши крупные компании и инвесторы должны более активно вкладывать деньги в науку, создавать свои вузы. Пусть будут университеты «Газпрома» и «Лукойла», «Русала» и «Роснефти» (или как минимум кафедры), а государство должно подумать, как стимулировать такие инвестиции – возможно, за счёт снижения налогов.

По большому счёту такие вложения выгодны и самим предпринимателям. Ведь сегодня, к сожалению, практически каждый проект спотыкается о вопрос «а кто будет работать?». Готов ли сегодня среднестатистический россиянин соответствовать современным требованиям на рынке труда? Ответ на этот вопрос мы знаем, и он, к сожалению, не всегда положительный.

На фоне замедлившегося экономического роста мы должны добиться, чтобы государство не занимало неоправданно много места в экономике, а госаппарат не создавал излишних помех для предпринимательской деятельности. Убеждён, что государственным органам необходимо сконцентрироваться на выполнении своих основных функций, нанимать негосударственные организации для исполнения остальных функций или полностью уходить из соответствующих сфер, продолжить повышение прозрачности и подотчётности государства перед обществом. Важными шагами в этом направлении стали внедрение институтов общественного контроля, публичное обсуждение и принятие государственных программ, а также переход к федеральной контрактной системе.

Наша долгосрочная цель состоит в построении меньшего по размерам, децентрализованного, но максимально эффективного государственного сектора. Недопустима ситуация, когда производительность труда и отдача от инвестиций в нём в разы ниже, чем в сопоставимых сегментах частной экономики. Повышение эффективности невозможно здесь без дополнительных инвестиций в основные средства и обучение персонала. Но необходимо добиваться повышения эффективности и текущих расходов, прежде всего на закупки товаров и услуг, а в некоторых случаях просто прекратить тратить деньги налогоплательщиков на неэффективные проекты и учреждения.

5. Решения

В условиях возросшей конкуренции ключевым фактором обеспечения конкурентоспособности российских компаний становится снижение их затрат. Важнейшее направление работы здесь – это тарифы инфраструктурных монополий, тема очень непростая. Но уже мало кто спорит с тем, что высокие тарифы мешают большей части российского бизнеса, тормозят экономический рост.Прежде всего будет осуществлен переход на долгосрочные принципы установления тарифов, а бюджеты крупнейших монополий будут взяты под общественный контроль. Что касается ближайшей перспективы, Правительство приняло решение отказаться от индексации тарифов базовых инфраструктурных монополий в 2014 году, затем – два года подряд – эти тарифы предполагается индексировать на сложившийся уровень инфляции. Но сделать это необходимо без сокращения обоснованных инвестиционных программ, то есть без нарушения прав потребителей услуг инфраструктурных монополий.

Тарифы и цены большинства других инфраструктурных компаний (в коммунальной сфере, в отрасли связи и на пассажирском транспорте) будут индексироваться в ближайшие годы по формуле «инфляция минус». Параметры такой индексации могут быть разными в зависимости от стартовой ситуации, а также под воздействием отдельных структурных решений, в их числе минимизация перекрёстного субсидирования в электроэнергетике, постепенная либерализация газового рынка и введение социальной нормы потребления отдельных коммунальных услуг, модернизация почтовых услуг.

Параллельно с отказом от неконкурентоспособных производств нам жизненно необходимо появление новых бизнесов, обеспечивающих эффективные рабочие места, – это и есть смысл модернизации экономики. При этом основной акцент будет сделан на поддержку малого и среднего предпринимательства.

Во-первых, скорректировано решение о значительном и немедленном повышении обязательных страховых платежей. Ставки будут возрастать постепенно. Подчеркну, речь идёт не об увеличении налоговой нагрузки, а о должном уровне страхования работников малых предприятий – они должны иметь такие же права, как и работники любых других организаций.

Во-вторых, расширяются льготы для малого бизнеса в сфере информационных технологий. С 2014 года они будут предоставляться компаниям с численностью работающих не менее 7 (ранее – не менее 30) человек.

В-третьих, считаю целесообразным дать возможность регионам и местным органам власти вводить налоговые каникулы для новых малых предприятий в определённых, прежде всего производственных, сферах деятельности. Эта мера применялась во многих странах. Конечно, её использование сопряжено с рисками ухода от налогов недобросовестными лицами. Полагаю, что при должной системе контроля эти риски можно минимизировать.

В-четвёртых, будет расширена финансовая поддержка малого и среднего бизнеса. Внешэкономбанк за счёт депозита из средств Фонда национального благосостояния начнёт фондирование инвестиционных кредитов малым и средним компаниям, а Банк России – рефинансирование таких секьюритизированных кредитов. Кроме того, будет значительно увеличена гарантийная поддержка малых предприятий, в том числе за счёт создания федерального и максимального применения региональных гарантийных фондов.

В-пятых, исходя из успешного зарубежного опыта, в системе государственных и муниципальных закупок, а также в рамках закупок крупных государственных компаний должны быть определены квоты на приобретение товаров и услуг у малого и среднего бизнеса.

Наконец, особенно важно осуществление программ поддержки малого и среднего бизнеса в моногородах. Нужно ещё раз внимательно проанализировать, как работают принятые ранее для таких населённых пунктов специальные программы. Там, где необходимо, создать практические механизмы их финансовой и организационной поддержки.

В целом на эти направления Правительство предусмотрело в проекте трёхлетнего бюджета средства в объёме более 100 млрд рублей.

Но дело не только и не столько в государственной поддержке бизнеса. Более значимой для бизнеса является проблема длинных и дешёвых денег. Правительство и недавно созданный в структуре Банка России финансовый мегарегулятор готовят меры по защите пенсионных накоплений и расширению направлений их инвестирования. Весной Правительство анонсировало пакет налоговых мер, направленных на стимулирование долгосрочных инвестиций розничных инвесторов и развитие национальной финансовой индустрии. Рассчитываю, что этой осенью Государственная Дума рассмотрит соответствующий законопроект.

Мы будем обеспечивать макроэкономическую стабильность, реализовывать меры по развитию финансового рынка, превращению Москвы в один из международных финансовых центров. Продолжим создание комфортной среды для долгосрочных иностранных инвестиций. Политика Банка России по переходу к таргетированию инфляции и плавающему валютному курсу будет способствовать решению этих задач, включая появление в России по-настоящему длинных денег.

6. Будущее

Мир не стоит на месте, и глобальная конкуренция будет жёстче, чем раньше. Для России это может стать историческим шансом изменить свою роль в международном разделении труда. Мы выгодно выделяемся на фоне других стран низкими индикаторами долговой нагрузки и высоким уровнем резервов.

Но время простых решений прошло, экономические вызовы, которые стоят перед нами сегодня, нельзя недооценивать. Впереди у нас непростой путь. Нам необходимо в трудных, фактически в кризисных условиях продолжать двигаться к постиндустриальной экономике, к умному государству, основной ценностью которого является человек. Нужно выйти на траекторию устойчивого развития, при этом сохранить достижения предшествующих лет по снижению уровня бедности, по поддержке наименее защищённых граждан и проблемных территорий.

Но такое государство только усилиями власти построено быть не может. Социально ответственная личность – её полноправный партнёр в этой непростой работе, причём осознание этой ответственности не зависит от социального статуса: этим качеством должен обладать и рабочий, и студент-первокурсник, и академик, и бизнесмен, и чиновник.

Государство должно меняться только вместе с людьми. За последний год Правительство радикально расширило механизмы обратной связи с гражданским обществом и бизнесом при принятии важнейших решений в области экономической политики. Мы заинтересованы в конструктивных общественных инициативах, в ходе согласования большинства решений проводим консультации с бизнесом и экспертами. Деятельность ведомств теперь более доступна для общественного контроля, Открытое правительство стало фактом нашей жизни. Этот формат мы будем развивать. То же необходимо делать на региональном и муниципальном уровнях.

Работая вместе, мы должны сделать серьёзный шаг вперед – реализовать намеченные планы, с честью выйти из непростой экономической ситуации, сложившейся в мире, и в результате создать сильную Россию, в которой обеспечивается высокое качество жизни.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 сентября 2013 > № 908272 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 27 сентября 2013 > № 908271 Дмитрий Медведев

XII Международный инвестиционный форум «Сочи-2013»

Основная тема форума – экономическое развитие страны и качество жизни, в частности, привлечение прямых иностранных инвестиций, комплексное развитие регионов и транспортной инфраструктуры с привлечением частных инвестиций. Также участники обсудили социальные темы: развитие системы здравоохранения, участие частных медорганизаций в системе ОМС, политика социального развития для людей с ограниченными возможностями и т.д.

Стенограмма:

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании XII Международного инвестиционного форума «Сочи - 2013»

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, дамы и господа! Я сердечно всех приветствую в Сочи! Впервые наш традиционный инвестиционный форум проходит здесь, в Имеретинской долине, где через пять месяцев стартуют зимние Олимпийские игры. Условия для работы здесь точно более комфортные, чем это было до сих пор, даже при понимании того, что стройка всё равно продолжается, она очень большая. Я надеюсь, что новая площадка придаст форуму новый импульс, придаст импульс дискуссиям об экономическом развитии нашей страны, экономическом развитии регионов, и, конечно, о будущем России.

Сегодня здесь собрались губернаторы, представители бизнеса и очень значительная часть Правительства Российской Федерации. Вместе мы должны обсудить, как экономическое развитие влияет на качество жизни людей, с какими вызовами сталкивается наша экономика и каковы перспективы её развития. Форум в этот раз получился очень объёмный. Даже по количеству презентаций нам не удалось это всё уместить в час, поэтому мы начинаем работать с некоторой задержкой, потому что очень много проектов привезли наши коллеги – руководители регионов. Надеюсь, это будет в конечном счёте на пользу.

Что сегодня очевидно? Российская экономика давно уже стала частью экономики глобальной. А это значит, что последствия мирового финансового кризиса оказывают существенное отрицательное влияние на наше развитие.

Сейчас экономика очень значительной части развитых государств и прежде всего, конечно, Европы балансирует на грани рецессии. Рецепта устойчивого роста пока не смог найти никто. Какие бы ни принимались меры, они не помогли окончательно справиться с последствиями проблем, которые возникли в мировой экономике. Скажем прямо, зачастую эти меры были, мягко говоря, непродуманными и спонтанными. В данном случае я не про нашу страну говорю, я имею в виду, например, Кипр, где пошли даже фактически на экспроприацию вкладов граждан.

Прогнозы относительно России колебались от одной крайности к другой, от осторожного оптимизма в определённый период посткризисного роста до экспертного пессимизма, который мы, наверное, видим в настоящий момент. Макроэкономические прогнозы, первые планы Правительства на период 2012–2013 годов были основаны на ожидании оживления экономики в странах Евросоюза, тем более что на эти государства приходится приблизительно 50% внешнеторгового оборота России.

Мы прогнозировали сохранение роста ВВП на уровне более 3%. Исходя из этого мною были определены основные, главные задачи Правительства, их было названо вначале семь. Они включали бюджетное планирование на основе жёсткого бюджетного правила, принятие всех основных государственных программ, выполнение задач социального развития, которые поставлены в указах Президента и в Основных направлениях деятельности Правительства, последовательная приватизация излишних государственных активов, полноценная реализация «дорожных карт» Национальной предпринимательской инициативы, активизация реформы государственной службы и запуск механизмов так называемого Открытого правительства. Мы начали этим заниматься, в общем и целом по этим семи задачам мы довольно активно продвинулись, а свои соображения о том, что было сделано – о кризисном развитии и о посткризисном развитии нашей экономики, я изложил в сегодняшней статье, которая опубликована «Ведомостями».

Что хотел бы сказать в этом зале? В нынешних условиях ключевым фактором замедления роста стала структура российской экономики (это нужно признать прямо), а также неблагоприятная конъюнктура на сырьевые товары, которые преобладают в российском экспорте, конечно, за исключением цен на нефть. Замедление экономической активности связано ещё и с тем, что увеличение производства происходит, к сожалению, в основном за счёт только государственного сектора. Государство исполняет все социальные обязательства, увеличиваются доходы работников бюджетной сферы, реализуются крупные инвестиционные проекты с участием государства, расширяем субсидирование сельского хозяйства, особенно с учётом погодных условий, и субсидирование целого ряда других отраслей.

Однако вот такая модель, даже при кажущейся надёжности, чревата нулевыми темпами роста.

Опора на государственный спрос и бюджетные методы поддержки, конъюнктура внешних рынков не могут больше быть единственными источниками устойчивого экономического роста, и мы должны со всей ответственностью признать, что этот потенциал нашей страной исчерпан. Поэтому мы все должны быть готовы принимать непростые решения. Мы обязаны найти иные источники роста нашей экономики, прежде всего те источники, которые есть в негосударственном секторе. Государство, безусловно, будет исполнять все свои основные функции, и оно, конечно, не может отказываться помогать тем, кто нуждается в этом, помогать регулированием, помогать принятием решений, но при этом государство должно уходить из сфер, где более эффективен бизнес или в ряде случаев так называемый некоммерческий сектор. Бизнесу нельзя мешать развиваться, нельзя ограничивать его активность. Это тривиальная вещь, тем не менее она всё равно применительно к нашему государству является вполне актуальной темой.

Нам нужно оптимизировать текущие расходы бюджета, прекратить тратить деньги на неэффективные проекты или неэффективные учреждения и в целом стремиться сделать нашу государственную машину компактной, недорогой и по возможности максимально эффективной. Это стратегический приоритет.

Мы понимаем трудности этого пути, мы понимаем, как много ещё предстоит изменить и в работе власти, и в структуре экономики, и в понимании самих людей, в их привычках, в поведении, которому они обычно следуют, но только такой путь может позволить создать новую конкурентоспособную экономику и обеспечить экономическое и социальное развитие.

Каковы основные принципы, на которых должна строиться новая модель экономики современного периода? Первое – это, безусловно, максимальная предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда и, конечно, значительное улучшение бизнес-климата.

Второе – развитие всей инновационной цепочки и стимулирование технологического перевооружения каждого производства (подчеркиваю: каждого производства) и в результате всей экономики.

Третий принцип – это, безусловно, качественно новый уровень государственного управления, повышение прозрачности и подотчётности государства перед всем обществом.

Теперь давайте задумаемся над тем, над чем задумывается любой инвестор, принимая инвестиционное решение, как размышляет инвестор, что имеет для него принципиальное значение и что мешает развитию бизнеса. Ведь по большому счёту выбор той или иной страны, региона, конкретного проекта зависит от трёх параметров. Инвестору при принятии решения должно быть выгодно заниматься этой деятельностью, комфортно и безопасно. Что значит выгодно? Конечно, выгода прежде всего зависит от обязательных платежей, от ставок налогов, страховых платежей, от энергетических и транспортных тарифов, конечно, от кредитных ставок.

Не секрет, что у большинства российских предприятий издержки производства быстро росли в течение последних лет, и сегодня их уровень близок к критическому. Именно поэтому нами принято решение заморозить их на год (сажем прямо, это решение непростое), а в дальнейшем ограничить их рост на уровне инфляции предыдущего года. При этом мы надеемся, что инвестиционные планы компаний не будут страдать существенно. Мы пошли на этот шаг, для того чтобы помочь промышленным предприятиям, сельскому хозяйству восстановить рентабельность и стимулировать повышение производительности труда, сделать их продукцию более конкурентоспособной. И мы очень рассчитываем, что бизнес, подчёркиваю, бизнес, который в результате этого получит дополнительные возможности, ответственно распорядится этим новым ресурсом.

Не менее важный вопрос – недостаток дешёвых и длинных денег. Правительство и созданный недавно в структуре Банка России мегарегулятор, готовят меры по защите пенсионных накоплений и повышению доходности их инвестирования. Нам необходимо заниматься развитием долгосрочного страхования. Правительство рассчитывает, что осенью Государственная Дума рассмотрит инициированный Правительством пакет законов о налоговых мерах по стимулированию долгосрочных инвестиций розничных инвесторов и развития национальной финансовой индустрии. В числе приоритетных задач остаётся и превращение Москвы в один из международных финансовых центров.

От недостатка именно вот таких дешёвых и длинных денег особенно страдает малый и средний бизнес. Для того чтобы сделать для него кредитные ресурсы более доступными, расширить прямую финансовую поддержку, создаётся Федеральный гарантийный фонд. Несмотря на все сложности, хотел бы также отметить, что мы продолжим поддержку небольших компаний, в основном производственных компаний, инновационных компаний, в том числе стартапов таких проектов, и в новом бюджете на эти цели предусмотрено около 70 млрд рублей.

Я также предлагаю обсудить ещё одну идею – налоговых каникул для новых малых предприятий в определённых областях, прежде всего производственных сферах деятельности. Эта мера применялась в разных странах. Конечно, её использование сопряжено с рисками ухода от налогов со стороны недобросовестных лиц, и мы это понимаем, мы это с коллегами по Правительству обсуждаем. Но полагаю, что если мы всё-таки такое решение примем, при должной системе контроля такие риски можно минимизировать, а все полномочия по введению соответствующих налоговых каникул должны быть сконцентрированы на региональном и местном уровне. Эту идею я также предлагаю обсудить на площадке нашего форума, тем более что она затрагивает абсолютно все регионы.

Принимаются меры и по другим направлениям. Сняты ограничения на участие иностранных граждан и институтов развития в уставном капитале малых и средних компаний. Надеюсь, что более открытой для малого бизнеса станет система государственных закупок. С 1 января следующего года не менее 15% объёма государственных заказов должно быть отдано небольшим фирмам и социально ориентированным некоммерческим организациям. Аналогичные подходы должны быть установлены и для закупок инфраструктурных монополий и компаний с преимущественным государственным участием.

Теперь второе, о чём я сказал. Что означает комфортно? Комфортно на языке инвестора означает стабильность, прозрачность в регулировании, одинаковые для всех правила и процедуры. Хорошо известно, что инвестиции тормозит не только отсутствие выгоды, но и опасение и недоверие к органам власти, неуверенность в устойчивости политической системы и, конечно, условия ведения бизнеса в регионах – порой просто нежелание или неумение поддерживать деловые инициативы. Чтобы помочь руководителям на местах грамотно наладить работу с потенциальными инвесторами, год назад было принято решение о разработке регионального инвестиционного стандарта. В его основе – 15 лучших региональных практик. У нас есть регионы, где очень прилично, весьма открыто, грамотно работают с инвесторами. Такие регионы у нас в стране есть, есть и регионы с проблемами. В основе – 15 лучших вот этих региональных практик.

Сегодня соответствующий стандарт работает в большинстве субъектов России, и я надеюсь, что на его основе будут оцениваться конкретные результаты – и по числу реализованных проектов, и по количеству новых рабочих мест, и по росту налоговых поступлений. При этом обязательно будет учитываться мнение регионального бизнес-сообщества. Агентство стратегических инициатив обязано эту работу вести и регулярно докладывать Правительству.

По инициативе бизнеса в дополнение к инвестиционному стандарту развивается и дорабатывается сейчас специальный стандарт развития конкуренции. Мы тоже его будем внедрять.

И третье, о чём я сказал, это безопасность – безопасность бизнеса и, конечно, защита прав предпринимателей. Я не раз говорил, что нам нужно избавляться от предвзятого отношения к предпринимательству. К сожалению, эти специфические формы ощущения, отношения к бизнесу в нашей стране ещё не изжиты, на самых разных уровнях, подчеркиваю. Это касается и чиновников, и сотрудников правоохранительных структур, и судей. Но во всём мире частная инициатива является основой развития.

В прошлом году, я напомню, был создан институт бизнес-омбудсмена, работают другие защитные институты, работает интернет-портал, на который можно обращаться с жалобами на действия властей. Важно то, что эта работа не ограничивается федеральным центром, региональные бизнес-уполномоченные действуют сегодня в 65 субъектах Федерации. Наверное, по-хорошему они должны быть созданы во всех наших территориях. В любом случае безопасный бизнес – это такой бизнес, который можно защитить судебными мерами, который можно защитить, подчёркиваю, в российских судах – не в иностранных, а в российских. Поэтому совершенствование правосудия, уход от тезиса о привилегированной защите только государственных интересов и государственной собственности остаётся важнейшей составляющей делового климата.

Теперь несколько слов о том, что мы планируем предпринять для дополнительного стимулирования инвестиционной активности. Прежде всего нужно будет гораздо более энергично использовать средства Фонда национального благосостояния, Инвестиционного фонда, Российского фонда прямых инвестиций и других институтов развития, для того чтобы реализовывать крупные инфраструктурные и региональные проекты для развития различных отраслей и наших территорий. Как известно, мы планируем выделить450 млрд рублей из Фонда национального благосостояния на модернизацию Транссибирской магистрали, на строительство Центральной кольцевой автодороги в Московской области и высокоскоростной железной дороги Москва – Казань. Эти и другие проекты, которые должны появляться по мере накопления ресурсов и развития экономики, напрямую должны влиять на развитие наших территорий, на темпы их роста, и, конечно, мы обязаны самым внимательным образом контролировать их исполнение. Нужно использовать все возможности государственно-частного партнёрства. Я напомню, что законопроект об основах государственно-частного партнёрства прошёл первое чтение в Государственной Думе. Правительство активно работает с коллегами из парламента, чтобы принять этот законопроект в самое короткое время. Подобные законы должны появиться также и в регионах, поэтому я обращаюсь к присутствующим здесь руководителям субъектов Федерации, к региональным лидерам: я думаю, что в ваших интересах обеспечить принятие соответствующего законопроекта в самое короткое время.

Есть и ещё один очень сложный вопрос, на который мы обязаны ответить сами себе, создавая новую модель развития российской экономики. Этот вопрос и простой, и сложный: кто вообще будет работать над реализацией наших планов, кто будет их осуществлять? Ведь любой, даже самый успешный, проект может стать провальным из-за отсутствия квалифицированных кадров, современных технологий. Поэтому именно человек, его таланты, интеллектуальные способности, его желание быть не просто специалистом, а быть человеком, который развивает сам себя, должны стать главными ценностями в России. Это, конечно, один из важнейших ключей к инновационному развитию нашей экономики. Такое развитие, конечно, зависит от очень конкретных проблем. Для их решения нужно использовать различные методы. Я считаю, что для поддержки науки и инноваций можно было бы пойти на отмену пошлин на научное оборудование и материалы, которые ввозятся для проведения исследований, также нужно по мере возможности увеличивать число бюджетных грантов и субсидий на эти цели, совершенствовать правовую среду для коммерциализации новых технологий, для бизнеса, который готов инвестировать именно в инновационные производства. Конечно, мы продолжим поддерживать бизнес-инкубаторы, технопарки, наукограды, инновационные центры, такие как «Сколково» и другие, будем привлекать в них лучших зарубежных преподавателей, лучших учёных – и наших, и иностранных. И очень важно, чтобы в такие научные центры, такие наукограды и инкубаторы заходил наш бизнес, включая малый и средний. Я хотел бы отметить, что буквально несколько дней назад Правительство приняло решение, которое упрощает правила признания дипломов и выдачи разрешений на работу для выпускников ведущих университетов мира, это очень важно для нас.

Уважаемы коллеги, не думаю, что я кого-то напугаю в этом зале, но очевидно, что всех нас ждут не самые простые времена, и я считаю, что именно сейчас, в этот период, который мы переживаем, нам нужно воспользоваться нашим очень серьёзным преимуществом. Оно заключается в том, что у нас очень низкий по сравнению с европейскими странами уровень безработицы, и поэтому нужно уйти от политики сохранения занятости населения любой ценой. Безусловно, это очень болезненная тема, она связана с сокращением неэффективных рабочих мест, и, принимая такие решения, нужно действовать очень взвешенно, одновременно давая людям возможности для повышения квалификации, для освоения новой специальности. Очевидно, что кому-то (и это, может быть, значительная часть населения) придётся менять не только место работы, но и профессию, и место жительства, но всё это нужно делать. Только в этом случае мы получим более современную экономическую модель. Необходимо более эффективно использовать имеющиеся трудовые ресурсы в бюджетном секторе, стимулировать поздний выход на пенсию для квалифицированных работников, особое внимание уделить нашим моногородам и содействовать реструктуризации градообразующих предприятий (там очень много проблем, мы с вами это знаем).

Уважаемые коллеги, уважаемые друзья, хотел бы ещё раз повторить то, о чём написал сегодня в статье и что уже сказал в этом зале: время простых решений прошло. Экономические вызовы, которые стоят перед нами сегодня, нельзя недооценивать. Впереди у нас непростой отрезок пути, нам необходимо в трудных, в чём-то даже, может быть, кризисных, условиях продолжать двигаться к постиндустриальной экономике, к умному государству, которое провозглашает своей основной ценностью человека. Нам нужно выйти на траекторию устойчивого развития и при этом сохранить достижения предыдущих лет по снижению уровня бедности, по поддержке наименее защищённых граждан и проблемных территорий. Но государство, о котором я говорю, не может быть построено только усилиями власти. Личность, причём личность социально ответственная, – это полноправный партнёр государства в этой крайне непростой работе. Осознание этой ответственности должно прийти к каждому, оно не должно зависеть от социального статуса человека. Этим качеством должен обладать и рабочий, и студент-первокурсник, и академик, и бизнесмен, и, конечно, чиновник. Одновременно должна меняться и власть. Она должна быть в постоянном диалоге с активными участниками общественной жизни, именно поэтому и развиваются механизмы так называемого Открытого правительства, механизмы свободного информационного общения. И, конечно, всё, что я сказал, не имеет никакого смысла, если будет осуществляться только на уровне столицы. Сила России – в силе её регионов. Мы, все присутствующие в зале, это воспринимаем одинаково, и все, кто здесь находится, понимают это как никто другой. Поэтому, работая вот таким образом вместе, мы должны сделать качественный шаг вперёд, в сложных условиях реализовать намеченные планы и с честью выйти из той непростой ситуации, которая сложилась в настоящий момент в мире и в нашей экономике тоже, в результате создать сильную и современную Россию – страну, где обеспечивается высокое качество жизни. Именно над этим все мы и работаем. Спасибо вам большое!

А.Шаронов (ректор Московской школы управления «Сколково», модератор XII Международного инвестиционного форума): Спасибо, Дмитрий Анатольевич! Мы начинаем наше заседание, нашу панельную дискуссию. Уважаемые участники уже представлены. Тема нашего заседания, нашей встречи – это «Экономическое развитие и качество жизни». Я бы просил всех спикеров быть достаточно краткими и конкретными, с тем чтобы мы максимально отвечали ожиданиям нашей аудитории. А разговор я предлагаю построить вокруг двух базовых тем, которые определяют экономическое развитие, определяют качество жизни в любой стране, в том числе и в нашей, – это институты, Дмитрий Анатольевич говорил об этом, и это качество человеческого капитала. Это совершенно не новые для нас темы, и у нас есть много уроков, о которых мы сегодня сможем поговорить.

Я прошу взять слово Министра экономического развития России Алексея Улюкаева. Алексей Валентинович, вы на недавнем заседании Правительства в сентябре отмечали, что Россия по факту имеет уровень экономического развития, темпы роста не только ниже стран БРИК, на которые мы всегда ориентировались и неплохо смотрелись в этой группе, но и впервые ниже среднемирового уровня, который включает и развитые страны, традиционно растущие более медленными темпами по понятным причинам. При этом одновременно вы представили весьма оптимистический прогноз для обеспечения экономического роста. Где вы видите источники для реализации этого оптимистического сценария? Какие у нас риски и ключевые ограничения? Не будет это просто политической хотелкой, а таким сложным, но достижимым сценарием? Пожалуйста.

А.Улюкаев: Спасибо. Добрый день, уважаемые коллеги! Вообще, посмотрел бы я на того человека, который год назад назвал бы прогноз 1,8% роста ВВП в этом году и выход на 3% при большой работе в следующем году оптимистическим. Мне кажется, что здесь речь идёт не об оптимизме или пессимизме, а об учёте рисков, которые существуют, тех вызовов, которые есть, и возможностей эти риски преодолеть и этим вызовам соответствовать. Смотрите, три основных фактора роста всегда бывает, три драйвера экономического развития – это спрос внешний, внутренний спрос потребительский, внутренний спрос инвестиционный. Проблемы наши связаны с исчерпанием мощности работы этих факторов, и с этим же связаны риски по прогнозу отчасти, потому что риск того, что не будут выходить из рецессии страны Европы, ухудшится ситуация со странами Азии, означает риск снижения конъюнктуры экспортных товаров, ограничение внешнего спроса со всеми вытекающими последствиями для бюджета и для экономического роста. Мы этот риск тестируем посредством того, что у нас есть дополнительные бюджетные сценарии, которые учитывают эту ситуацию.Но дело не только в этом. Существуют риски внутренние, мы их видим. Ведь тот наш расчёт на выход из нынешней тяжёлой ситуации и переход к, может быть, не очень высоким, но стабильным темпам роста от 3% в следующем году до 3,3% в 2016 году во многом увязан с внутренним спросом. А внутренний спрос – это издержки, это инвестиции, это поведение домашних хозяйств. Мы видим, что, возможно, потребительское кредитование будет сокращаться в близкие периоды. Это риск по розничному товарообороту. Возможен риск по объёму кредитования для бизнеса. Есть риск по реализации инвестиционных программ естественных монополий. Мы работаем над этим и считаем, что эти риски существуют, но они достаточно умеренны и в прогнозе учтены, и в плане действий Правительства учтены. Но есть, я считаю, самый принципиальный риск. Это риск того, что мы не внедрим ту новую экономическую модель, новую модель развития, о которой сегодня говорил Председатель Правительства, и которая должна прийти на смену той модели, которая работала прежде, которая справлялась с задачами на стадии восстановительного роста – восстановительного роста после кризиса 1998 года, восстановительного роста после кризиса 2008 года, – но которая захлёбывается сейчас, потому что основана на постоянном росте спроса. Про риски по внешнему спросу я уже сказал, всё остальное во многом связано с издержками.

Мы должны перейти от экономики роста спроса к экономике предложения. Если бы даже каким-то образом нам удалось увеличить спрос, мы столкнулись бы с тем, что он не работает. По подсчётам аналитиков, из каждого рубля увеличения объёма спроса сейчас на рост физических объёмов российских товаров и услуг приходится 23–24 копейки. Чуть большая сумма – это прирост импорта, и почти 50 – это рост цен, это инфляция – потребительская и инфляция издержек.

Разорвать эту ситуацию, этот порочный круг – наша задача. Здесь мы ставим перед собой целью новое качество управления издержками для отдельных предприятий и для экономики в целом: достигать тех же целей с меньшими затратами, с большей энергоэффективностью, с большей в целом эффективностью, и производительностью труда.

Для этого мы пошли на очень серьёзные меры в области тарифной политики, и первый шаг, о чём сегодня сказал Председатель Правительства, – это замораживание тарифов по газоснабжению, по железнодорожным перевозкам и по сетям энергоснабжения на 2014 год. Но этого недостаточно, мы должны в целом перейти к контрциклическому механизму тарифообразования, установлению длительных тарифов, которые бы учитывали экономическую конъюнктуру и факторы экономического роста.

Мне кажется, прообраз такого заложен нами в индексации тарифов для населения по формуле «инфляция минус». Сейчас у нас самая простая формула – это просто 70% от инфляции прошлого года и корректируем тарифы. Но мы готовы будем предложить более взвешенные, серьёзные и долгосрочные модели, которые позволили бы эту ситуацию решать, снижать издержки, запустить механизм снижения издержек, начиная от естественных монополий, и затем распространить их на все сферы экономики.

А.Шаронов: Алексей Валентинович, очень отрадно слышать про проблему снижения издержек, немножко огорчает то, что мы говорим об этом не один десяток лет. Всё-таки ведь в мире помимо заклинания этой проблемы очень широко используют такое средство, как конкуренция. Вот вы как министр, отвечающий за экономическое развитие, как видите в том числе болезненные меры по развитию конкуренции и по сокращению издержек, которые, кстати, приводят к высвобождению рабочей силы со всеми последствиями для людей, для бюджета. Вот как совместить эти две темы – экономический рост и болезненные последствия этой конкуренции.

А.Улюкаев: Знаете, англичане говорят «no pain, no gain» – без боли не бывает результата. Решение проблем – это серьёзно, это очень ответственно. Поэтому, конечно же, будут те предприятия, которые будут испытывать трудности. Я сейчас говорю не только о предприятиях инфраструктурной сферы, для которых ограничение тарифов означает выпадающие доходы, будут сложности и с другими предприятиями. Конкуренция – это, безусловно, мощный механизм снижения издержек и повышения общей эффективности экономики в целом. У нас есть «дорожная карта» по повышению конкуренции. Должен сказать, что с точки зрения формальных показателей, может быть, дело обстоит не так плохо, но все сидящие в зале, наверное, и сами на себе чувствуют, что пока серьёзных изменений здесь нет, пока довольно большая зависимость от того или иного поставщика, трудности входа на рынок. Всё, что касается снижения административных барьеров, упрощения входа на рынок, оценки регулирующего воздействия, которую мы проводим также, потому что, к сожалению, недостаток конкуренции зачастую – это результат и нашей деятельности, деятельности министерств и ведомств, которые, может быть, слишком ориентированы на государственный сектор и не всегда понимают, что частный бизнес – это мощнейший конкурентный игрок в экономике, который даёт результаты.

А.Шаронов: Спасибо. Я, кстати, тоже имею некое отношение к этой рабочей группе. Что печально, могу сказать, что наш закон о конкуренции (не так давно принятый закон) признан одним из лучших в мире, а состояние конкуренции в Российской Федерации находится в общем далеко-далеко не на уровне лидеров среди тех стран, на которые мы ориентируемся.

Спасибо, Алексей Валентинович.

Я прошу взять слово господина Майкла Шервуда. Он представляет один из крупнейших инвестиционных банков мира, который в том числе работает и в Российской Федерации. Эта компания является одной из тех, которые выбирают российские регионы, выбирают проекты для того, чтобы проинвестировать прежде всего чужие деньги, но в том числе и свои. Поэтому я хочу, Майкл, спросить вас, как вы выбираете регионы и проекты, какие из инвестиций были наиболее успешными и почему.

М.Шервуд (руководитель центрального офиса банка Goldman Sachs) (как переведено): Большое спасибо за то, что пригласили нас участвовать. Конечно же, Goldman Sachs активно занимается бизнесом здесь, в России, в Москве. И надо сказать, что помимо того, что мы занимаемся консультационной деятельностью в отношении наших клиентов и в России, и по всему миру, мы сами инвестируем и инвестируем весьма активно. В последние десятилетия у нас были сотни инвестиционных проектов, Goldman Sachs в Московский регион и в другие регионы инвестировал порядка 25 проектов. Как только ваши инвестиции начинают приносить плоды, появляется стимул продолжать работать в том же самом направлении. Мы инвестируем в интернет-проекты, в проекты в потребительской сфере и прочее.

Очень просто быть хорошим партнёром в хорошие времена, надо сказать. У нас есть опыт прохождения кризиса в 2008–2009 года, когда времена были далеко не оптимальные, и тем не менее наши партнёры успешно с нами совместно решали проблемы в сложных финансово-экономических ситуациях, и мы, таким образом, находили действительно хороших партнёров, с которыми хочется снова и снова инвестировать. Я хотел бы упомянуть, что мы 8–10 лет назад инвестировали в «Росевро». Они строили большие здания, большие сооружения, это были серьёзные инвестиции. Мы продолжили эти инвестиции, было создано несколько тысяч рабочих мест на этапе строительства и далее постоянных рабочих мест, осуществлялись проекты в конкретных регионах, привлекались так называемые якорные бренды. Это помогло регионам расширить свои инфраструктурные возможности и пройти кризис. Поэтому нам в этом плане повезло. Сейчас мы рассматриваем 20–30 регионов, в которых имеются привлекательные инвестиционные проекты. И вторая компания, в которую мы недавно проинвестировали несколько больше 5%, это «Иркутск Ойл». Это независимая нефтедобывающая компания в Сибири, прекрасная команда управленцев в этой компании и отличное знание специфики региона, в котором ведётся добыча. Поэтому мы решили работать совместно с ЕБРР и проинвестировать в этот регион.

Суммируя ответ на ваш вопрос, я бы сказал, что залог успеха в том, чтобы найти хорошего партнёра и выстроить сбалансированные рабочие отношения с регионом, в который осуществляются инвестиции, и, конечно же, ориентироваться на те или иные меры стимулирования, которые являются обоюдовыгодными, в том числе для региона, в который осуществляются инвестиции.

И как я уже сказал, нам очень повезло, потому что у нас в последнее десятилетие успешный портфель инвестиций.

А.Шаронов: То есть вы не отличаетесь оригинальностью и выбираете такие сектора, как добыча природных ресурсов и недвижимость, которые имеют понятные перспективы и опираются на внутренний и внешний спрос. А вот что касается более сложных, более наукоёмких инновационных секторов, вы в эту сторону смотрите?

М.Шервуд: Я бы не сказал, что всё так однобоко. Мы не только инвестируем в добычу углеводородов, мы были одними из первых инвесторов, которые проинвестировали в российского интернет-гиганта Mail.ru. Я ещё раз говорю, проектов множество, мы обычно не инвестируем в очень крупные компании, обычные суммы инвестиций где-то 50 млн долларов, но они могут наращиваться в объёме. Мы инвестируем в технологические компании и другие сферы бизнеса. Да, у нас есть определённая избирательность, и если мы инвестировали в хорошего партнёра, допустим, как в господина Тинькова, мы продолжаем инвестировать в его проекты. Это, я думаю, хороший пример, каким образом мы это делаем.

А.Шаронов: Вы говорите о важности стимулов, которые создают в том числе региональные власти. Не называя регионов, у вас есть такие регионы, где вы обожглись и куда решили больше никогда не ходить?

Д.Медведев: Можно и назвать.

А.Шаронов: Не надо. Когда Медведев уйдёт, тогда можно называть.

М.Шервуд: За эти годы были, конечно… У нас есть трудности по регионам, но в основном связанные с вопросами финансирования и займов для регионов, и с цикличностью это тоже можно связать. Но в общем и целом я бы хотел сказать, что мы находили должный баланс между стимулами со стороны регионов и интересом со стороны компании. Нужно сказать, что я не нахожусь на передовой по этим решениям, но опыт положительный.

А.Шаронов: Спасибо. Все губернаторы могут выдохнуть: в общем, таких регионов не оказалось.

Я прошу взять слово Игоря Ивановича Сечина – президента, председателя правления и заместителя председателя совета директоров компании «Роснефть». Игорь Иванович, вопрос о роли сектора в экономическом росте. Как вы видите возможности роста экономики в целом? И в том числе какова роль нефтегазового сектора, особенно в связи с изменением спроса, появлением новых источников и новых географических центров добычи углеводородов? Пожалуйста.

И.Сечин (президент ОАО «Нефтяная компания “Роснефть”»): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Добрый день, уважаемые коллеги! Безусловно, использование бюджета в качестве инструмента экономической политики чрезвычайно важно и актуально сегодня в условиях торможения экономического роста, обусловленного кризисными явлениями. В этой ситуации возможны два способа жизни – это сокращение расходов бюджета, второе – это создание условий для ускорения роста. Об этом говорил и Дмитрий Анатольевич сегодня. Но всё же главный движитель роста – это инвестиции. Говоря об инвестициях и инвестиционных планах нашей компании, нельзя не сказать о тех условиях инвестиционной деятельности, которые создаются государством с момента принятия нового налогового режима 60/66 для нефтяной отрасли, а также заключении четырёхсторонних соглашений. Сегодня Правительство принимает новое решение о заморозке тарифов. Все эти меры дали результаты на стимулирование добычи нефти, увеличение глубины переработки, увеличение производства высококачественных нефтепродуктов, и результаты со стороны бизнеса, как я сказал, не заставили себя ждать. По итогам 2012 года инвестиции в нефтяную отрасль России девяти крупнейших российских компаний достигли величины 1,5 трлн рублей, причём 45% пришлось на «Роснефть». Это не является удивительным, ведь совсем недавнее прошлое, в 1990-х годах, отчётливо показало, что даже относительно краткосрочное недофинансирование нефтяной отрасли приводит к затяжному и порой драматическому снижению основных производственных показателей добычи нефти, восполнения запасов и соответствующим ухудшениям финансовых результатов. Так, добыча нефти с 1985 по 1995 год упала с 520 млн т до 300. Как упоминалось, последние новации в области фискального режима по шельфовым проектам, трудноизвлекаемым запасам создают благоприятные условия для инвестиций. Инвестиционные планы «Роснефти» масштабны, суммарные инвестиции до 2022 года оцениваются в сумму более 9,5 трлн рублей, свыше 80% из них будет направлено на разведку и добычу углеводородов, включая шельф и новые проекты Восточной Сибири. По опыту работы компании, например на шельфе Охотского моря, по освоению Ванкорского месторождения, можно с уверенностью сказать, что реализация задач государственного значения освоения ресурсов нефти и газа арктического шельфа, активное вовлечение ресурсной базы Восточной Сибири, завершение программы модернизации и развития нефтепереработки и нефтехимии не только обеспечивают высокую доходность для компании, но и создают точки мощного роста практически во всех секторах российской экономики. Инвестиционный портфель нашей компании сейчас включает значительное число высокоэффективных нефтедобывающих и газовых проектов. Объём инвестиций в разведку и добычу углеводородов на суше до 2022 года составит порядка 6 трлн рублей, из которых 2 трлн будет направлено на новые месторождения. Мы надеемся, что запуск и разработка этих новых месторождений, особенно в Восточной Сибири, позволят реализовать существенный синергетический эффект, долгосрочную перспективу для загрузки ВСТО и в целом способствовать развитию региона Восточной Сибири и Дальнего Востока.

На сегодняшний день компания ведёт работы на шельфе практически всех морей, омывающих территорию России. Работы ведутся в рамках 44 лицензий, суммарно извлекаемые запасы оцениваются в 42 млрд т нефтяного эквивалента. Ресурсы нефти и газа лицензионных участков только на арктическом шельфе оцениваются в 34,6 млрд т нефтяного эквивалента.

Ожидаемый вклад арктических проектов к приросту запасов составит более 80%.

При этом в рамках реализации шельфовых проектов предполагается обеспечить локализацию для 70% оборудования. Таким образом, освоение шельфа сформирует от 300 до 400 тыс. высококвалифицированных рабочих мест в различных отраслях российской экономики. Это даст значительный импульс развитию инноваций и разработке высокотехнологичной продукции.

Мы исходим из того, что Россия должна стать лидером в освоении арктических ресурсов и экспортёром высокотехнологичных нефтесервисных услуг.

Модернизация наших нефтеперерабатывающих мощностей – ещё одна важная статья нашей инвестиционной программы. В результате реализации мы получим увеличение объёмов нефтепереработки, выпуска качественных светлых нефтепродуктов. Нашим флагманским проектом является новый проект создания нефтехимического комплекса (ВНХК) в Приморском крае.

«Роснефть» нацелена на достижение максимальной эффективности своей деятельности. Синергетический эффект от приобретения новых активов составит более 12 млрд долларов с учётом эффекта дисконтирования. Сегодня я могу вас проинформировать, что мы получили оценку справедливой стоимости всех активов и обязательств каждой компании бывшей группы «ТНК-ВР» на дату покупки. Оценка была проведена независимым оценщиком Deloitte & Touche, и по результатам оценки справедливая стоимость чистых активов, приобретённых группой компаний, составила порядка 1,934 трлн рублей, что превышает стоимость переданного возмещения на сумму 167 млрд рублей. Указанное превышение, конечно, будет предварительно показано в консолидированной отчётности компании за девять месяцев. Мы ожидаем соответствующего увеличения дивидендов для наших акционеров в соответствии с дивидендной политикой. Ясно, что в ближайшие десятилетия нефтяная отрасль по-прежнему будет оставаться важнейшим драйвером экономического роста и технологического развития России. Такие же тренды развиваются и в целом в мире, об этом свидетельствует реализация проектов в Австралии, Нигерии, в Северном море, на Аляске, в Мексиканском заливе, в том числе и включая проекты по сланцевому газу. Спасибо.

А.Шаронов: Спасибо, Игорь Иванович, мы ещё вернёмся к отрасли, а сейчас я хочу попросить взять слово Дмитрия Анатольевича. Дмитрий Анатольевич, свой вопрос я хочу начать с анекдота. Мать с отцом возвращаются с работы, к ним прибегает орава детей – грязных, изодранных, побитых, но довольных. Мать в ужасе говорит: «Боже, как вы все выглядите!» – а отец ей: «Ну что, этих попробуем отмыть или новых нарожаем?». Мой вопрос касается институтов в России. Мы уже 20 лет говорим и создаём институты, речь идёт о таких фундаментальных институтах, как судебная власть, как добросовестная конкуренция, о таких более узких и специальных институтах развития, как ВЭБ, Российская венчурная компания, Российский фонд прямых инвестиций, ряд других институтов, тем не менее мы по-прежнему испытываем серьёзные сложности и имеем фундаментальные отличия от других экономик, в том числе развивающихся стран, в вопросах привлечения инвестиций. Поэтому вопрос: всё-таки наши институты так и не заработали или нам не хватает, мы не создали ещё каких-то принципиально важных фундаментальных институтов?

Д.Медведев: Андрей Владимирович, знаете, детей можно воспитывать по-разному. Можно трястись над ними и говорить «ты сюда не ходи, с этим не дружи, а если двойку получишь, мы тебя поставим в угол и будешь стоять весь вечер», а можно работать по-другому, можно общаться с детьми иначе, можно собственным примером показывать, что делать, можно создавать условия, чтобы они развивались как самостоятельные личности.

Так вот, если вернуться к вашему сравнению: да, мы своих детей нарожать-то нарожали, но эти институты у нас находятся в придавленном состоянии, надо дать возможность раскрыть им свой потенциал. Нам не нужно создавать ещё двадцать институтов развития, давайте пользоваться теми, что есть, давайте только дадим им возможность руководствоваться собственным мандатом и осуществлять свою компетенцию в полном объёме. Это касается вообще всего, что мы делали. Вы упомянули закон о конкуренции, который считается одним из лучших в мире, – это правда. Могу вам сказать как человек, который довольно много когда-то занимался гражданским правом. Я считаю, что у нас Гражданский кодекс один из лучших в мире, потому что он наиболее новый. Кодекс Наполеона 200 лет назад создан, Германское гражданское уложение – более 100 лет назад, а у нас современный Гражданский кодекс – это наша экономическая конституция. Но ведь не всё работает, поэтому очень многое зависит от нас. Институты – важнейшая часть улучшения инвестиционного климата, но по-хорошему нужно смотреть и на самих себя. Я говорил в отношении наших государственных компаний, они многое делают. Здесь присутствует руководитель одной из крупнейших компаний с контрольным государственным участием – Игорь Иванович Сечин. Очень важно, чтобы государство показывало пример ответственного поведения, в том числе и применительно к деятельности компании, которую оно контролирует, будь то «Роснефть», «Газпром», РЖД или другие компании, показывало примеры правильной корпоративной культуры. У нас одно время были бесконечные корпоративные конфликты в целом ряде секторов, эти конфликты завершались перетоком капитала и изменениями в акционерном капитале (это, кстати, касается и «Роснефти»). И мне кажется, государство должно начинать с себя, в том числе и показывая пример правильных корпоративных стандартов, корпоративной культуры. Я знаю, что у «Роснефти», например, до сих пор существует тема, касающаяся миноритарных акционеров ТНК-ВР. Существует, Игорь Иванович?

И.Сечин: Да, Дмитрий Анатольевич, существует. Она в наследство нам досталась в результате приобретения активов ТНК.

Д.Медведев: Ну вот. Сейчас за развитие компании отвечает другой акционер, контрольный акционер. Контрольным акционером является государство. Мне кажется, что можно было бы и государству показать пример правильного поведения и принять решение, направленное на обеспечение благоприятного инвестиционного климата применительно к конкретной компании по миноритарным акционерам – взять и выкупить соответствующие доли. Если вы к этому готовы, то я сегодня подпишу соответствующую директиву. Как, Игорь Иванович? (обращаясь к Сечину)

Видимо, в зале много акционеров. Все оживились.

И.Сечин: Дмитрий Анатольевич, учитывая Вашу озабоченность и Ваше решение, я думаю, компания… Несмотря на отсутствие с юридической стороны обязанности по выкупу этих долей, мы выполним поставленную Вами задачу, но в добровольном порядке.

Д.Медведев: Спасибо.

И.Сечин: И в самое ближайшее время совет директоров «Роснефти» рассмотрит и примет необходимые решения по приобретению акций у миноритарных акционеров на справедливых условиях, которые будут проработаны с международными экспертами. С целью учёта интересов миноритарных акционеров мы предлагаем принять за основу средневзвешенную цену на основе биржевых котировок за последние 18 месяцев. Этот период учтёт стоимость акций до начала объявления ВР о выходе из этого актива, учтёт и падение, и рост, и он будет отражать справедливую цену этих акций: как нам представляется, премия к текущим котировкам составит от 20 до 30%.

Д.Медведев: Денег хватит у вас на это?

И.Сечин: Дмитрий Анатольевич, деньги в компании есть.

Д.Медведев: Хорошо. Тогда выполняйте добровольно.

И.Сечин: Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо.

А.Шаронов: Александр Николаевич Ткачёв здесь сидит, он всегда по итогам форума делает отчёт: сколько договоров было подписано, сколько инвестиций привлечено. Вот сейчас он может отчитаться, что форумом решена проблема миноритарных акционеров в компании «Роснефть». Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Я прошу взять слово господина Фульвио Конти, генерального директора компании Enel (это сначала национальный монополист, а теперь крупная интернациональная энергетическая компания, которая работает во многих странах мира, в том числе в Российской Федерации). Только что премьер сказал, что мы вынуждены пойти на довольно непопулярные меры – это и секвестр государственных расходов, и замораживание тарифов естественных монополий. Вот в этой ситуации, на ваш взгляд, что может быть новым драйвером для развития энергетической инфраструктуры в Российской Федерации? Пожалуйста, господин Конти.

Ф.Конти, генеральный директор энергетической компании «Enel» (как переведено): Спасибо за предоставление мне возможности выступить. Добрый день! Добрый день, премьер-министр! В ответ на ваше приглашение скупить акции миноритариев – я не буду скупать миноритариев опять, я хотел бы, чтобы они были довольны, чтобы они имели хорошую прибыльность и дивиденды. Я думаю, что и все мы стремимся к этому – должны стремиться к тому, чтобы все энергетические активы и любые другие работали прибыльно и инвесторы были довольны. Наш случай, я думаю, образцовый случай. Мы инвестировали в генерацию и продажу электроэнергии более 5 млрд евро. Пока ещё прибыльность недостаточна, чтобы наши миноритарии были полностью довольны. Наши миноритарии – это российские инвесторы, российские граждане.

Почему это так? Потому что первоначальный импульс к свободному рынку, свободному конкурентному рынку, о котором вы говорите, первоначальные инвестиции в улучшение технологий в последние годы несколько замедлились и будут замедляться, видимо, больше, если … Прискорбная ситуация – замораживание тарифов, которую мы прекрасно понимаем с вашей точки зрения. Это политическое решение, которое работает на граждан, но в краткосрочном плане, а в долгосрочном плане, если это будет продолжаться, перечеркнёт возможности долгосрочного необходимого инвестирования в энергетический и промышленный сектор России. Пример, который приходит в голову: 60% или больше генерационных мощностей в вашей стране и дислокационных возможностей электричества примерно 30-летней давности. Стареют мощности, надо заменять эти мощности, необходимо технически совершенствовать эти активы, и для этого требуются большие инвестиции. По нашей оценке, больше 650 млрд евро нужно вложить до 2035 года за предстоящие 20 лет. Откуда взять 650 млрд евро для этого? Откуда, как не через поток наличности, через прибыльность существующих инвестиций? Я вам скажу, что пока мы ещё не рассматриваем последствия экологического фактора в большинстве регионов – регионов, которые нам говорят и другим говорят, что вы должны инвестировать не только в совершенствование технологии, но и в уменьшение экологических последствий вашей деятельности. Это ещё дополнительные необходимые инвестиции. Поэтому, если посмотреть на замораживание тарифов, за которые вы выступаете, политически это правильно, я понимаю это ваше решение, мы должны его уважать. Но отвечая на ваш вопрос, относительно инвестиций, инвестиционная составляющая не изменится, если это краткосрочное решение – на несколько месяцев или на год. Но если вы исходите из того, что замораживание – это решение долгосрочное, что вы не будете увеличивать цены, чтобы они отражали затраты, то это будет иметь негативные последствия.

Существующие новые технологии, которые есть, могут быть применены на российском рынке в конечном счёте в интересах окончательного потребителя. Вот эта теория, что замораживание помогает потребителю, это ненадолго, потому что для потребителя в конце концов главное – эффективность снижения затрат. Затраты на генерацию электроэнергии из традиционного, обычного процесса сжигания газа по сравнению с комбинированными циклами – это двойной эффект, увеличение эффективности в 2 раза, уменьшение затрат в 2 раза, и в конечном счёте граждане от этого выиграют. Но если Вы замораживаете тариф, никто не будет инвестировать, и эффективность пострадает.

Поэтому я прошу вас отнестись к нашей индустрии, к нашей отрасли с сочувствием. Нужны инвестиции, чтобы прибыльнее становилась отрасль, чтобы приходили новые иностранные инвесторы. Нынешняя система субсидий должна меняться, чтобы отражать стоимость генерации электроэнергии и в то же время способствовать привлечению новых технологий. Я думаю, что Правительство хочет также развивать возобновляемые источники энергии. Это хорошо, но нужны стимулы. Стимулы означают, что нужны деньги. Деньги откуда? Я думаю, что в том числе и от граждан.

Я подтверждаю, что мы будем работать у вас в стране. Я подтверждаю, что мы будем продолжать инвестиции, если в конечном счёте рынок будет правильным, открытым, если мы сможем действительно привносить новые технологии в систему электроэнергии.

Электроэнергия, я закончу этим заявлением, – это самый эффективный вектор энергии, это видно и в этом здании. Электричество чисто, эффективно делаем, и электричество наносит не меньший ущерб окружающей среде, но для того чтобы были новые технологии в сферах и генерации, и распределения, необходимо, чтобы реальная стоимость отражалась.

А.Шаронов: Спасибо.

Господин Конти, всё-таки очень коротко скажите, что делать в ситуации, когда основные инфраструктурные монополии – «Транснефть», «Газпром», «Российские сети» – будут ограничены в росте тарифов? Вы говорите о привлечении, стимулировании частных инвестиций. Это очень важная тема, и она движется. Что делать инфраструктурной части, инфраструктурной составляющей энергетики, которая будет (есть уже политическое решение, премьер об этом сказал) ограничена в валовой выручке и, значит, в возможностях развивать инфраструктурную составляющую?

Ф.Конти (как переведено): Я могу говорить только о даунстриме, только о секторе распределения. И я думаю, что через концепцию платы за мощности вы должны акционировать новые мощности, предлагать их инвесторам, с тем чтобы мы могли использовать большие ресурсы природного газа, угля, гидроресурсы, которые имеются, для того чтобы совершенствовать существующие планы через реинжиниринг, через создание новых мощностей. Огромные инвестиции, длительное время их реализации требуется для нашей отрасли, и сегодняшнее решение потребует три-четыре года, пять лет реализации. Если вы не примете таких решений сейчас, то через пять лет у вас будет не хватать энергии. Мы должны знать сейчас, в каких условиях работаем, будет ли достаточно гарантий наших капиталовложений после этого замораживания и платы за мощности. Эта концепция, я считаю, – ключ.

Снятие перекрёстного субсидирования между отоплением и генераций – тоже очень важный момент, потому что здесь смешиваются технологии, которые не очень эффективны сами по себе, это надо понимать. По другим вопросам, я думаю, что эксперты смогут здесь дать рекомендации.

А.Шаронов: Спасибо, господин Конти. Я хочу попросить взять слово губернатора Калужской области Анатолия Дмитриевича Артамонова. Анатолий Дмитриевич, премьер сегодня уже говорил о неких образцовых региональных практиках в области привлечения инвестиций. Вы, безусловно, попадаете в категорию отличников по этому показателю. Я могу сказать, что в своё время наблюдал за тем, как вы боролись с одной из крупных областей – Московской областью – за привлечение к себе «Фольксвагена». Это выглядело почти безнадёжным делом. Они не знали, где находится Калуга, и они хорошо понимали и уже долго переговаривались с Московской областью, но случилось чудо – они пришли, и всё это чудо сейчас вылилось в огромный работающий автомобильный кластер, который возник почти на пустом месте. Опять же, говоря о теме институтов и о теме кадров, о теме человеческого потенциала, что такого волшебного вы придумали в маленькой Калужской области, что смогли привлечь уже многих мировых гигантов работать на Калужской земле?

А.Артамонов (губернатор Калужской области): Спасибо большое за эту возможность здесь сегодня присутствовать, именно на этом месте, для меня это большая честь.

Да, действительно сегодня у нас уже правило – привлечение инвестиций. В прошлом году мы в развитие экономики 110 млрд рублей привлекли, в том числе более 1,1 млрд иностранных инвестиций, и у нас все последние годы такие цифры по иностранным инвестициям подтверждаются. Как и все в 1990-е годы, мы задумались над этим, но мы поняли сразу, что без привлечения инвестиций, без развития экономики, дальше невозможно будет решать те кричащие проблемы, которые тогда стояли. Вы знаете, и заработную плату было нечем платить, и вообще проблем было очень много – социальных и других. Мы начали активный поиск инвесторов, рекламировали себя, презентации всякие проводили, но эффекта это особого не давало. И мы решили тогда, что, наверное, это бессмысленно, не мы должны о себе рассказывать и о тех условиях, которые мы предлагаем, а это кто-то должен за нас делать и в первую очередь те инвесторы, которые к нам придут. Если мы сумеем создать им те условия, на которые они рассчитывают, то, наверное, так и произойдёт, и это, по сути дела, и произошло. Крупнейшей компанией, которую мы привлекли, конечно, был «Фольксваген». Нашей задачей было не обмануть ожидания наших партнёров, мы сделали всё от нас зависящее, они выполнили все свои обязательства, и для нас было очень важно, что представители этой признанной, крупнейшей мировой компании никогда не имели возможности сказать о нас чего-либо плохого. Это для нас, наверное, было самой лучшей рекламой.

Что мы сделали? По сути дела, сняли те проблемные вопросы, которые всегда были на устах у инвесторов, когда они задумывались о том, чтобы прийти в Россию: бюрократия, сложности подключения к инфраструктуре, в то время ещё много разговоров было о коррупции (к счастью, сейчас их всё меньше и меньше становится) – и, как они считали, тяжёлое налоговое бремя. Бюрократию мы взяли на себя, и в первую очередь нам в этом помогло то, что мы пошли по пути создания индустриальных парков. Сейчас их у нас уже 10, а в то время, в 1990-е годы, найти лишний рубль в казне, чтобы вложить в развитие инфраструктуры (сети подтянуть, дороги и так далее), – это была фантастика. И если бы Внешэкономбанк тогда не встал рядом с нами и не поверил нам, мы бы, наверное, с этой задачей не справились. Но нам поверили, и мы начали вкладывать средства в развитие этих индустриальных площадок. Это, по сути дела, было не ново, американцы в своё время, когда выбирались из кризиса, тоже применили этот принцип – tax increment financing, то есть когда мы вкладываем деньги в расчёте на то, что окупим эти затраты за счёт дополнительных налоговых поступлений. Сегодня я слышу иногда: вот, вы много кредитов взяли, это нагрузка обременительная для бюджета. Я должен сказать, что это всё не имеет никакой почвы под собой, такие разговоры. Мы ни одного рубля кредитов не взяли на проедание, и в этом, может быть, самое главное то, что мы имеем. Наши кредиты как бы сами себя обслуживают за счёт дополнительных налоговых поступлений. За счёт продажи подготовленной земли (которую мы в индустриальных парках готовим) мы полностью не только выручаем эти средства, но с 0,34% нашу бюджетную обеспеченность довели до 1. Мы восемь лет уже держим среднюю заработную плату вслед за Москвой и Московской областью в нашем округе. И конечно, это бы не было возможным, если бы мы не развивали экономику. Можно было бы просто говорить о том, что это боязно, но для того чтобы не проиграть, надо, конечно, было подумать о том, как поддержать эти вложения. Мы создали институты развития, которые управляли этими процессами и управляют по сей день очень успешно. Это Агентство регионального развития, которое консалтинговые услуги оказывает бесплатно, кстати говоря, для наших инвесторов, и Корпорация регионального развития, которая сегодня в общем уже управляет капиталом более 10 млрд рублей.

А.Шаронов: Это госкомпании?

А.Артамонов: Это наши государственные компании. Корпорация регионального развития осуществляет девелоперские услуги. Она как раз и готовит эти площадки. И мы сегодня инвестору предоставляем полностью «упакованный» земельный участок, где они сразу же после подписания соглашения с нами или достижения соглашения даже в устной форме (мы и на это идём иногда) могут приступать к работе, и никаких там 70 или 600 дней – на следующий день! Это, конечно, очень важно. И с момента подписания соглашения до ввода первой очереди предприятия, как правило, почти всегда, – не более года.

А.Шаронов: Анатолий Дмитриевич, доносятся слухи о том, что в связи с таким экономическим бумом, который вы организовали в области, вы начинаете испытывать проблемы с персоналом, проблемы с кадрами. Насколько это соответствует действительности? И как вы решаете? Всё-таки кадры нужны достаточно квалифицированные, потому что речь идёт о машиностроении, о высоких технологиях.

А.Артамонов: У нас действительно существует проблема с кадрами в том плане, что если, допустим, шесть лет назад 65 тыс. человек наших жителей области работало в Москве и в Московской области, то сегодня их осталось 51 тыс. Наша задача их вернуть. И они возвращаются, к счастью, как и приезжает огромное количество людей из других регионов, мы всех принимаем. И сегодня мы приняли программу «Жильё для профессионалов» – строим очень активно жильё, его покупают, и мы не успеваем обеспечивать...

А.Шаронов: Вы за бюджетные деньги строите жильё?

А.Артамонов: Нет, мы так же жильё строим, по этому же принципу: готовим площадки, как в индустриальных парках, под комплексную жилую застройку. Приходят инвесторы, и не только наши российские – и белорусы, и украинцы строят, пожалуйста, мы всем даём такую возможность. Финская компания Lemminkainen сейчас приходит. Пожалуйста, пусть строят. Мы строим всё больше и больше каждый год хорошего жилья. Люди приезжают, покупают. У нас ни одной свободной квартиры в продаже сегодня практически нет, всё уходит с фундамента.

А.Шаронов: Спасибо, Анатолий Дмитриевич. Алексей Валентинович, я сейчас к вам обращаюсь. Всё звучит настолько просто, что удивляешься, почему это получается далеко не во всех регионах. Один мой знакомый говорил, как надо играть в футбол: «Играйте просто – бейте издалека сильно и в “девятку”». На ваш взгляд, почему так просто не получается воспроизвести этот опыт в других регионах? И каково значение федеральных стимулов, в данном случае 166-го знаменитого постановления?

А.Артамонов: Вы знаете, сегодня я должен…

А.Шаронов: Анатолий Дмитриевич, у меня вопрос к Улюкаеву по этому поводу. Почему не воспроизводится так быстро и легко ваш опыт, который вы изложили в течение трёх минут?

А.Улюкаев: Я думаю, дело в мотивации и терминологии, в правилах игры, которые мы устанавливаем. Правила должны мотивировать бить в «девятку», а наши правила мотивируют бить куда-нибудь часто.

А.Шаронов: Нет, но это ещё надо уметь.

А.Улюкаев: Смотрите, я говорю прежде всего о налоговой системе, о полномочиях. Дело в том, что у нас субъекты Федерации, регионы не имеют стимула создавать собственную налогооблагаемую базу в больших объёмах. Это плохо влияет на трансферты, с одной стороны, с другой стороны, источников собственных доходов у них…

А.Шаронов: Это уже камень в ваш огород, если это плохо влияет …

А.Улюкаев: В мой, в мой огород камень, безусловно. Потому что всё, что касается налогообложения имущественного, налогообложения недвижимости, – это наша ответственность. Сейчас два таких закона о налогообложении недвижимости физических лиц и юридических лиц находится в Государственной Думе, и если к этому прибавить кадастровую оценку земли и имущества и дать под неё хорошую базу через работу кадастров в создании единого реестра (здесь мы тоже приотстали, это опять моя личная ответственность, наверное), это даст серьёзный рывок в создании мотивации субъектов зарабатывать деньги и оставлять их у себя на цели развития.

И второе, может быть, более конкретное. Губернатор упомянул здесь систему финансирования, при которой инвестор стимулируется тем, что в дальнейшем по мере запуска проекта часть налогов ему будет зачитываться. Мы сейчас работаем над тем, чтобы распространить эту систему и на федеральные налоги, такие предложения подготовлены и обсуждаются с ведомствами, причём если в первоначальной редакции это касалось только частного инвестора, то сейчас мы собираемся распространить этот механизм и на те случаи, когда первичным инвестором выступает и государственная компания регионального уровня, одна из тех, что губернатор Артамонов сейчас упомянул. Мне кажется, это очень серьёзный стимул. Единственное, конечно, важно, чтобы эти средства были, что называется, окрашенными, то есть чтобы средства, которые таким образом будут поступать, оставались в рамках этого фонда развития или корпорации развития и шли бы на финансирование дальнейшей подготовки новых инвестиционных проектов. Мне кажется, если работать с этих двух сторон, мы можем много добиться.

А.Шаронов: Спасибо. Я прошу Игоря Ивановича взять коротко слово. Мы начали говорить об институтах, и важнейшим институтом являются налоги. Налоги выполняют как минимум две функции – фискальную и стимулирующую. Вы долго работали внутри государства и скорее отстаивали фискальную функцию, а сейчас работаете в компании, и, конечно, вам интересна стимулирующая функция. Два слова скажите, пожалуйста, об этом. Я так понял, что у вас есть ещё какие-то новости.

И.Сечин: Спасибо большое. Я очень коротко скажу по поводу налогов. Думаю, с учётом долгосрочности проектов, которые реализуются в нефтегазовой сфере, период работы по проектам десятки лет продолжается. Самое главное – это налоговая стабильность. Налоговый режим создаст условия для инвестирования в той мере, в которой эти условия стабильности и предсказуемости будут обеспечены. Считаю, что нам удалось очень конструктивно, в духе взаимовыгодного диалога провести работу по стимулированию шельфовых проектов. Российское законодательство по шельфу сейчас является одним из лучших в мире по трудноизвлекаемым запасам. Мы продолжаем работу с Министерством финансов, с Правительством по новым подходам к налогообложению в нашей отрасли. Считаем, что возможно применение в перспективе в счёт мультипликативного эффекта, который приносят наши новые проекты... Здесь может быть разработана модель создания таких консолидированных групп налогоплательщиков, выравнивания внутриотраслевых налогов. Такую работу мы проводим и будем продолжать.

Но самое главное – это налоговая стабильность для наших проектов. Действительно, сейчас поступила информация, Дмитрий Анатольевич, после Вашей информации о директивах, которые Вы подписали. Рост котировок «Роснефти» в течение 15 минут составил 0,61%. Поэтому это реальный эффект …

А.Шаронов: Главное, чтоб форум не обвинили в манипулировании рынком, а так всё очень хорошо.

И.Сечин: Таким образом, акции компании «Роснефть» на ММВБ стоят 265,3 рубля. Спасибо вам большое.

А.Шаронов: Дмитрий Анатольевич, у нас ещё есть время сделать какие-то заявления, чтобы, может быть, весь рынок двинуть вверх.

Д.Медведев: Ещё какие-нибудь, может, поручения раздать тут крупным компаниям? Немножко подкачаем ситуацию.

А.Шаронов: Спасибо. Дмитрий Анатольевич, ещё один вопрос, и после этого я задам один вопрос всем очень короткий, на 15 секунд.

Дмитрий Анатольевич, Вам вопрос. Мы долгое время в советские времена и до настоящих времён живём в парадигме, живём в уверенности, что Россия – самая образованная и читающая страна, у которой есть большой запас квалифицированных кадров и стоимость этих кадров сравнительно невысока, что даёт дополнительные преимущества для России, в том числе как для места для инвестиций. Вместе с этим со всех сторон, в том числе в исследованиях Совета по иностранным инвестициям, который Вы возглавляете, говорят о том, что это уже не так – не соответствует современным требованиям значительная часть рабочей силы, большой отток кадров не только из регионов, а в целом из страны, кадры уже совсем недёшевы. Согласны ли Вы с этой оценкой? И как Правительство смотрит на то, что наше преимущество постепенно превратилось в проблему? Что делать?

Д.Медведев: Я не знаю, кто в какой парадигме живёт. Я в такой парадигме уже давным-давно не живу. Абсолютно точно, что у нас есть проблемы и с образованием, и с кадрами, которые необходимы для развития экономики. Да, у нас были в общем и целом неплохие стартовые возможности и советское образование применительно к уровню образования середины XX века было крепким, было подготовлено много хороших специалистов – и инженерных, и с соответствующими комментариями, наверное, в области гуманитарных наук. Но потом мы из лидеров ушли, и сейчас нам нужно догонять. Для этого необходимо развивать саму систему образования (вот законы принимаем), реформировать науку (тоже законы принимаем), и максимальным образом стимулировать наших людей повышать свою квалификацию. Реестр или спектр мер может быть самый разный. У Правительства их довольно много, я их озвучивал и с этой трибуны, когда выступал. Надо с этим что-то делать, в противном случае мы окажемся или перейдём из страны, которая всегда гордилась своим образовательным уровнем, в страну-середнячка. У нас нет пока, конечно, критического отставания, неправильно было бы считать, что мы уже совсем на обочине, но мы можем просто утратить наше конкурентное преимущество, если не рванём вперёд. Именно поэтому у нас успешные государственные менеджеры, которые являются заместителями мэра, переходят в ректоры. Знаете таких?

А.Шаронов: Читал.

Д.Медведев: Ну вот. Занимайтесь образованием, Андрей Владимирович.

А.Шаронов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за напутствие. Коллеги, мы приближаемся к завершению нашего круглого стола. Я просил бы в течение 20 секунд каждого из участников ответить на такой вопрос: какие вы видите ваши личные две сверхзадачи, которые вы можете и должны реализовать на том месте, где вы работаете, для того чтобы позитивно повлиять на сохранение экономического роста, просто на экономический рост в стране, в регионе. Анатолий Дмитриевич, ваши две личные сверхзадачи?

А.Артамонов: Я считаю, наверное, и каждый на моём месте эту задачу тоже имеет в виду, что как можно больший процент людей среднего класса, которых мы можем отнести к среднему классу, должен появляться в нашем региональном обществе.

А.Шаронов: Как вы на это повлиять лично можете?

А.Артамонов: То, что сегодня у нас системно растёт заработная плата во всех отраслях нашей экономики, позволяет мне надеяться, что мы в конечном итоге в какой-то степени приближаемся к этому.

И второе, то, что касается экономики непосредственно, – это рост наших экспортных возможностей. Причём одна часть задачи наша, где мы должны в технологическом плане расти; и вторая часть, я думаю, что на неё надо тоже посмотреть, – это проблема нашего рубля, он переоценён. И сегодня даже качественную продукцию мы затрудняемся продать.

А.Шаронов: Спасибо. (Далее – как переведено). Мистер Конти, ваше личное участие в российском экономическом росте и в инвестиционном климате. Пожалуйста.

Ф.Конти (как переведено): Это, конечно же, привнесение новых технологий в Россию, в российскую экономику, в том числе и энергоэффективность, снижение затрат, и таким образом повышение уровня удовлетворённости потребителя. Но и, возможно, вторая задача – это убедить власти на местах и на более высоком уровне стабилизировать регулятивную среду, тарифы, чтобы мы более прозрачно смотрели вперёд на наши дальнейшие инвестиции.

А.Шаронов: Thank you. Алексей Валентинович, сверхзадачи у недавно назначенного министра две.

А.Улюкаев: Считаю, первое – запустить механизм снижения издержек, начиная с инфраструктурных компаний, через долгосрочное и прозрачное тарифообразование, дальше по всем циклам в экономике. Второе – максимально способствовать поддержке малого и среднего бизнеса, потому что, я считаю, настоящая диверсификация экономики – это здесь. Если можно, третье – «мыть» всех подряд. Новых не рожать, а «мыться».

А.Шаронов: Хорошо. Это первое, с этого нужно было начинать. Спасибо, Алексей Валентинович. Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Уже все сверхзадачи разобрали. Давайте я скажу таким образом…

А.Шаронов: Хорошо с такими людьми работать. Они предвосхищают желания премьера.

Д.Медведев: Мне кажется, моя сверхзадача как Председателя Правительства – обеспечить необходимый уровень консолидации всех общественных сил, которые заинтересованы в развитии нашей экономики и в том, чтобы улучшалось качество жизни наших людей. Под «всеми» я имею в виду государство, общественные структуры и бизнес. Если мы добьёмся такого уровня консолидации, значит у нас будет успех.

А.Шаронов: Спасибо, это очень важно. Хотя мы говорим про экономику, конечно, основа – это социальное согласие. Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Майкл, пожалуйста.

М.Шервуд (как переведено): С точки зрения Goldman Sachs, я бы сказал, мы можем принести больше иностранных инвестиций в российскую экономику, будь то сделки слияния-поглощения или прямые инвестиции, и можем рассказать свою историю о том, как мы инвестируем, но это опять-таки дилемма: яйцо или курица – что первично? И, говоря о крупных социальных инвесторах по всему миру: я вижу, что помимо того, что они сотрудничают с нами, они могут сотрудничать с Российским фондом прямых инвестиций. Но я думаю, что в налаживании таких долгосрочных контрактов с российским Правительством между иностранными инвесторами как раз и может помочь Goldman Sachs.

И.Сечин: Спасибо большое. Я буду стремиться доказать, что профессионализм и порядочность менеджмента не зависят от характера собственности, которая в управлении находится, и хочу создать лучшую управленческую команду на базе «Роснефти». Второе, мечтаю пробурить разведочные скважины на Карском море и открыть уникальные месторождения с запасами 3,5 млрд т жидких ресурсов и 11,4 трлн – по газу. Спасибо.

А.Шаронов: Спасибо, Игорь Иванович. Ваши обещания легче всего проверить, кстати, они были самыми конкретными. Большое спасибо всем панелистам за очень интересные выступления, а аудитории – за терпение. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

***

Председатель Правительства осмотрел стенд с макетами олимпийских объектов, строительство которых в Сочи финансировало ОАО «Газпром», – двух канатных дорог, курорта «Альпика-Сервис», гранд-отеля «Поляна», биатлонной трассы и других.

Дмитрию Медведеву продемонстрировали также макет культурно-этнографического центра «Моя Россия», который будет располагаться в пойменной части реки Мзымта, на левом берегу. Строительство парка планируется завершить к концу 2013 года. На макете Председателю Правительства продемонстрировали уже построенные павильоны, представляющие север страны, центральные и южные регионы, Санкт-Петербург, Москву и Казань.

Премьер-министр заглянул на экспозиции Оренбургской, Ярославской, Ленинградской, Волгоградской областей, регионов Северного Кавказа, представляющие региональные инвестиционные проекты, в том числе строительные, туристические, инновационные, сельскохозяйственные.

* * *

В присутствии Дмитрия Медведева были подписаны следующие документы:

- соглашение о купле-продаже акций закрытого акционерного общества «Геотрансгаз», общества с ограниченной ответственностью «Уренгойская газовая компания», открытого акционерного общества «Алроса – Газ» и закрытого акционерного общества «Иреляхнефть» между главами компаний «Роснефть» и «АЛРОСА»;

- соглашение о выборе подрядчика и заключении договора на выполнение проектных работ по строительству завода по сжиженной переработке газа на Дальнем Востоке России между нефтяной компанией «Роснефть» и компанией «Эксон Мобил Раша»;

- меморандум о сотрудничестве между сторонами в ходе реализации регионального инвестиционного проекта «Чистый Дон» между губернатором Ростовской области Василием Голубевым и генеральным директором открытого акционерного общества «Евразийский», инвестором «АБВК-Эко» Станиславом Светлицким;

- меморандум о сотрудничестве и взаимодействии по реализации проектов субъектов малого и среднего предпринимательства и инициатив между автономной некоммерческой организацией «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» и Российским банком поддержки малого и среднего предпринимательства;

- рамочное соглашение о сотрудничестве по развитию инфраструктурных объектов морского порта Тамань для перевалки цветных металлов между Министром транспорта Максимом Соколовым, губернатором Краснодарского края Александром Ткачёвым и компанией «Русал Глобал»;

- рамочное соглашение о сотрудничестве по развитию инфраструктурных объектов морского порта Тамань для перевалки зерновых и генеральных грузов между Министром транспорта Максимом Соколовым, губернатором Краснодарского края Александром Ткачёвым и Крымским логистическим терминалом;

- рамочное соглашение о сотрудничестве по развитию инфраструктурных объектов морского порта Тамань для перевалки угля между Министром транспорта Максимом Соколовым, губернатором Краснодарского края Александром Ткачёвым и компанией «Кузбассразрезуголь».

Россия. ЮФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 27 сентября 2013 > № 908271 Дмитрий Медведев


Весь мир. УФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 26 сентября 2013 > № 908256 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев посетил IX Международную выставку вооружения и военной техники в Нижнем Тагиле

Дмитрий Медведев осмотрел крытые павильоны, а также выставленные на открытой площадке образцы гусеничной военной и инженерной техники. Там же Председателю Правительства продемонстрировали новейшие разработки в области пожаротушения.

В крытых павильонах премьеру представили макеты новых вооружений, в том числе беспилотный летательный аппарат и снайперские винтовки.

На открытой площадке Дмитрию Медведеву продемонстрировали модернизированную версию танка Т-72, а также танк Т-90С. Эта машина имеет усовершенствованное вооружение, высокоточную систему управления огнём и надёжную защиту от современных средств поражения.

В ходе осмотра премьеру также рассказали о боевых характеристиках огнемётной системы ТОС-1А.

Дмитрий Медведев осмотрел боевую машину совместной российско-французской разработки и боевой модуль с дистанционным управлением для бронемашины на базе «Тигра». Оборудование сделано по техническому заданию Министерства обороны.

Также Председателю Правительства показали четырёхместный одномоторный самолёт с поршневым двигателем «Тундра». Планер самолёта изготовлен из композитных материалов, машина может использоваться для выполнения авиационных работ с различным функциональным назначением и подготовки пилотов гражданской авиации.

Кроме того, Дмитрий Медведев осмотрел продукцию корпорации «Защита», в частности специальный полноприводный автомобиль повышенной проходимости «Скорпион-2М», «Скорпион-2МБ», специальные бронированные автомобили СБА-62 и СБА-56.

На полигоне выставки Дмитрий Медведев наблюдал за демонстрационными показами боевых и эксплуатационных возможностей военной, инженерной, автомобильной техники и боевого применения авиационных средств поражения.

Председатель Правительства присутствовал на презентации новой боевой машины поддержки танков «Терминатор-2». Также Дмитрию Медведеву продемонстрировали возможности боевой машины огневой поддержки БМПТ-72, которая является одним из вариантов модернизации танка Т-72.

* * *

По итогам посещения IX Международной выставки вооружения и военной техники в Нижнем Тагиле Дмитрий Медведев ответил на вопросы журналистов

Стенограмма:

Д.Медведев: Знаете, что это? Это глубокая модернизация танка Т-72, которых по всему миру выпущено и находится на вооружении более 20 тыс. штук. Значительная часть у нас выпускалась – здесь и в других местах, а часть вообще за границей. Теперь есть идея сделать такую боевую машину поддержки танков, которая получила иностранное название «Терминатор». Название не обсуждается, хотя оно такое «стреляющее». Можно было назвать иначе, можно было мирно назвать, как у нас принято называть такие машины, но, надеюсь, у неё будет хороший рынок, потому что была сегодня большая презентация, она показала свои возможности, пока виртуальные, хотя только что на стрельбах показали первую машину. Она обладает, естественно, чуть худшими параметрами, тем не менее даёт представление о том, что может делать такая машина, особенно в городских условиях. Что вам ещё сказать?

Вопрос: А что Вам показали в закрытой части?

Д.Медведев: О том, что показали в закрытой части, рассказывать нельзя, но показали, безусловно, много интересного. И часть новой техники – того интересного, что я увидел, – я надеюсь, можно будет увидеть на параде Победы, во всяком случае, в связи с 70-летием окончания Великой Отечественной войны, то есть в 2015 году. Значительная часть машин, которые там были представлены, уже находится не в состоянии опытной подготовки и разработки, а близка к тому, чтобы войти в производство и в дальнейшем даже в серийное производство.

Вопрос: «Армату» показывали?

Д.Медведев: Показывали, а как же! Вообще, я не знаю, какое у вас впечатление, мне кажется, что с каждым годом такие выставки становятся всё интереснее и интереснее. За последние годы, конечно, наша оборонная промышленность сильно прибавила: появляются не только новые образцы, но и появляются новые технологии, которые сегодня уже создают совершенно другие параметры ведения боевых действий. Появляется много образцов роботизированной техники, техники, которая управляется путём удалённого доступа к ней, техники, которая эксплуатируется без человека, что, наверное, особенно важно и что в значительной степени будет определять лицо вооружённых сил в XXI веке. Такие образцы сегодня и здесь показываются, и вы видели один из них сейчас на полигоне. Так что, в этом смысле очевидно, что всё меняется и всё становится гораздо более современным и более информационно насыщенным.

Вопрос: А «Терминаторы» поедут по Красной площади в 2015 году?

Д.Медведев: Я думаю, что легко. Они уже здесь, на полигоне, ездили. Почему же не поехать-то? На самом деле рынок таких изделий может быть, ещё раз говорю, очень ёмким, потому что много танков таких. Если наши производители, в частности «Уралвагонзавод», и все, кто занимается комплектующими, предложат конкурентоспособную цену, то это будет означать, что значительная часть потребителей танка Т-72 или заказчиков соответствующей новой машины просто предпочтёт это изделие другим. Но это конкурентная борьба, естественно, мы должны продемонстрировать не только достоинства соответствующего нового изделия, новой машины, но и показать, что по цене она выглядит предпочтительнее, чем другие образцы, выпускаемые в других странах.

Вопрос: В конце встречи Вы разговаривали с губернатором Свердловской области. О чём шла речь, если можно?

Д.Медведев: У нас открытая встреча была. Мы как раз говорили о выставке, о модернизации промышленности, которая проходит на территории Свердловской области, говорили о том, что понятно, почему, например, такая выставка проходит в Нижнем Тагиле, говорили о том, что в результате инвестиций, которые сейчас практически все предприятия оборонно-промышленного комплекса осуществляют у себя, создаются и новые, высокоэффективные рабочие места, и, естественно, доходная база этих предприятий расширяется. Это очень важно. В результате происходит перевооружение вообще промышленного потенциала, а Свердловская область в этом смысле является одной из ведущих областей в стране. Вот об этом мы с ним говорили, и он подписал там ещё несколько бумаг на эту тему. Надеюсь, будет эффект.

Коллеги, спасибо вам большое. Надеюсь, у вас очень интересные впечатления.

Весь мир. УФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 26 сентября 2013 > № 908256 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 сентября 2013 > № 908268 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев встретился с членами Совета палаты Совета Федерации

На встрече обсуждались деятельность Федерального Собрания, повышение качества принимаемых законов и эффективность государственного управления.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги!

В.Матвиенко: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Прежде всего я хочу от имени всех моих коллег поблагодарить Вас за то, что Вы поддерживаете традицию регулярных встреч с верхней палатой парламента. Мы рады возможности сегодня с Вами встретиться. В среду мы начинаем осеннюю сессию, наши пленарные заседания, и сегодня такая хорошая возможность, что называется, сверить часы, услышать из первых уст Председателя Правительства, какие приоритеты в законотворческой работе определяет Правительство на предстоящий период, и обменяться мнениями по актуальным проблемам, которые волнуют и интересуют сенаторов.

Хочу коротко отметить, что за последнее время мы многое изменили не только в самом здании (Вы сегодня это посмотрели), но, главное, в нашей работе. Принят закон о новом порядке формирования верхней палаты в рамках той демократической реформы, которая продолжается в стране. Этот закон уже прошёл апробацию на прошедших выборах, это позволило нам существенно обновить качественный состав Совета Федерации реальными, что самое главное, представителями регионов, обеспечить стабильность работы палаты.

Сенаторы очень активно включились в законотворческую работу, более системно работают с законами с нулевого чтения. Сложилось конструктивное взаимодействие и понимание с Государственной Думой, у нас нет никаких противоречий. Члены Совета Федерации всё чаще становятся инициаторами законодательных инициатив, и количество их постоянно растёт, сенаторы активно вносят свои поправки в законы. Отдельно хочу отметить, что стало более активным и заметным присутствие сенаторов в информационном поле. Мы сделали всё для того, чтобы открыть деятельность палаты для населения, для средств массовой информации. Теперь не только пленарные заседания, но и заседания комитетов, парламентские слушания, если они не носят закрытого характера, что крайне редко, идут в режиме онлайн в интернете. Мы запустили новый современный сайт, где можно желающим участвовать в обсуждении проектов законов. Мы потом анализируем это обсуждение и учитываем мнение граждан при доработке тех или иных законов. Начало свою работу парламентское телевидение. Мы надеемся, что завтра уже наше парламентское телевидение будет поднято через спутник на «Триколор» и его можно будет смотреть уже в целом в стране. Большой интерес у регионов включить парламентское телевидение в кабельные сети, мы сейчас этим занимаемся. Хочу Вас поблагодарить за поддержку: я к Вам обращалась в своё время, Вы это поддержали, и благодаря этому проект завершён, мы будем теперь только поднимать его качество.

В целом Совет Федерации всё в большей степени становится палатой регионов, площадкой, где обсуждаются актуальные вопросы регионов, вырабатываются рекомендации. Надо сказать, что эффективно заработал объединённый совет законодателей при Федеральном Собрании – это основная наша диалоговая площадка с региональными законодателями. Хочу отдельно поблагодарить Вас, Дмитрий Анатольевич, Правительство в целом, министерства, Аппарат Правительства за конструктивное взаимодействие с Советом Федерации, за внимательное отношение к нашим обращениям. Мы стараемся не злоупотреблять, но если Совет Федерации обращается в Правительство, всегда и Ваша реакция, и членов Правительства абсолютно адекватная. Все возникающие вопросы мы решаем повседневно, в рабочем режиме, в деловом ключе. Большую помощь нам оказывает представитель Правительства в Совете Федерации – Яцкин Андрей Владимирович. Просто хорошее рабочее взаимопонимание и сотрудничество… Более содержательно и неформально стали проходить правительственные часы, вошли уже в практику совещания со статс-секретарями министерств и ведомств, нашими основными партнёрами по законодательной деятельности. Сенаторы участвуют практически во всех рабочих группах при Правительстве по разработке концепции законов. Мы намерены и дальше совершенствовать наше взаимодействие.

О чём хотелось бы сказать: сенаторы настаивают на том, чтобы вместе с проектом закона Правительство вносило и пакет нормативных актов, которые должны приниматься во исполнение этого закона. Это позволит сенаторам уже на берегу, что называется, оценить содержание нормативных актов, их соответствие проекту закона, а главное – своевременное принятие. Вы эту проблему хорошо знаете. К сожалению, из-за срывов сроков принятия нормативных актов многие законы не могут своевременно вступить в силу либо могут вступить не в полном объёме. Просили бы Вас дать соответствующее поручение.

Второе, что у нас вызывает беспокойство: при внесении законов Министерством финансов в Совет Федерации, в том числе затрагивающих интересы субъектов, не всегда представляется финансово-экономическое обоснование, что потом приводит к негативным последствиям и выпадениям доходной части региональных бюджетов. Например, мы очень остро обсуждали закон о консолидированной группе налогоплательщиков. Министерство финансов нам не представило финансово-экономического обоснования. Мы выражали большую тревогу, что это приведёт к серьёзным выпадениям доходов региональных бюджетов. Нас заверили: не волнуйтесь, всё будет в порядке, мы всё возместим. Что получилось в итоге? Это привело не только к серьёзным потерям целого ряда региональных бюджетов, но в целом из-за этой схемы это привело к снижению вообще поступлений от консолидированной группы налогоплательщиков в бюджеты всех уровней. Это тот случай, что называется, соптимизировали. И мне кажется, тут был элемент такой недобросовестности со стороны монополий и участников групп налогоплательщиков. Мне кажется, что нужно вернуться к этому закону, сделать тщательный анализ, понять, если мы ошиблись, то в чём ошиблись и как компенсировать, если Министерство финансов обещало вообще серьёзные выпадающие доходы регионов.

И третье, на чём хотелось бы остановиться. На прошлой нашей встрече Вы поддержали необходимость улучшения работы с законодательными инициативами регионов. Надо сказать, что Правительство повернулось к этой проблеме. Ситуация несколько улучшилась, но, конечно, она далека от совершенства. Это очень важно, чтобы голос региона в виде законов… Они иногда представляют сырые, может быть, юридически непроработанные инициативы, но как правило, они поднимают очень актуальные для регионов проблемы. Поэтому я просила бы Вас поручить Правительству выработать более эффективные механизмы дальнейшего нашего взаимодействия в том, чтобы больше региональных законодательных инициатив выходило в виде законов.

Повестка осенней сессии будет достаточно напряжённой. Только в приоритетном порядке нам предстоит рассмотреть не менее 120 законопроектов. Безусловно, мы понимаем, что главный сейчас закон – это закон о бюджете. Для нас при его рассмотрении ключевым остаётся соблюдение оптимального баланса федерального и региональных бюджетов. 8 октября мы в Совете Федерации проводим широкие представительные парламентские слушания с участием регионов по обсуждению проекта закона о бюджете. Рассчитываем, что рекомендации, которые будут выработаны на этих слушаниях, будут учтены при доработке, дошлифовке проекта закона о бюджете.

Верхняя палата… Мы никогда не занимаемся популизмом, мы понимаем все трудности формирования бюджета и подходим взвешенно. Желающих, как известно, поделить пирог, Дмитрий Анатольевич, много, но для того, чтобы его делить, надо сначала его испечь. Так вот, с пекарями, отвечающими за расширение налогооблагаемой базы, отвечающими за увеличение доходной базы бюджета, у нас есть проблемы. Тем не менее я сегодня хотела бы только два вопроса поднять.

Следующий год Президентом России объявлен Годом культуры, и Вы поддержали проведение Года культуры, поэтому определён приоритет и для федерального, и для региональных бюджетов. Министерство финансов по нашей настойчивой просьбе пошло навстречу и выделило 4 млрд. Пусть это небольшие деньги, тем не менее при софинансировании регионов мы можем сделать так, чтобы Год культуры дошёл до каждого посёлка, до каждого города, до каждого региона, и мы за это благодарны. При этом Министерство финансов у нас умное, оно на 5 млрд снизило лимиты финансирования Министерства культуры, и бюджет Министерства культуры на следующий год при приоритете культуры на 2 млрд меньше, чем бюджет текущего года. Я знаю, что Вы давали поручение сохранить лимиты финансирования Министерства культуры. Пока это не исполнено, просила бы Вас ещё раз поддержать. Там не такие большие деньги. Как мы говорим, миллиард-два для Минфина – это чашка кофе, а для Министерства культуры – огромные деньги.

И вторая проблема – это, конечно, дети. И Президент страны, и Вы, Дмитрий Анатольевич, ставили задачу регионам абсолютно правильную и актуальную – ликвидировать очередь в детские сады. И в этом году благодаря принятым решениям Правительства, выделенным средствам регионы очень активно занялись этой проблемой, и уже серьёзные есть подвижки. И конечно, все очень рассчитывали на продолжение этой программы в следующем году, потому что это важнейшая, острейшая социальная проблема.

Первоначально в бюджете 2014 года планировалось выделение 100 млрд рублей для продолжения софинансирования строительства детских садов. Сейчас, насколько я знаю, эти средства не предусмотрены. Мы понимаем, как сложно идёт формирование расходной и доходной частей бюджета, Дмитрий Анатольевич, но всё-таки, несмотря на все сложности, мы бы очень просили сохранить софинансирование строительства детских садов.

И вообще, говоря о детях, это не пафосные слова, – дети всегда должны быть главным приоритетом государственной политики любого государства. В следующем году Правительство будет принимать государственную стратегию семейной политики. Мы работаем вместе с Правительством, уже провели в нашем Совете по реализации государственной стратегии в интересах детей первое слушание. Очень важно, чтобы этот документ был всеобъемлющим, адресным и, главное, нацеленным на конкретные результаты. Мы никогда не исходим из того, что надо все средства… Всем сёстрам по серьгам – это не даёт никакого результата, и никого мы этим не осчастливим. Во главе угла, на наш взгляд, должно быть сокращение детской бедности. Это сегодня проблема, которая имеет очень-очень большие масштабы. Я не хочу углубляться, мы отдельно подготовим свои предложения, как, на наш взгляд, можно было бы эффективно решать эту проблему.

Я уже много заняла времени, я уверена, что мои коллеги меня дополнят. Хочу лишь напомнить, что в этом году мы отмечаем такие славные даты (может быть, маленькие, но всё-таки, учитывая историю новой России, я считаю, знаменательные), как 20-летие Конституции и 20-летие Федерального Собрания. Для нас это хороший стимул для ударной работы в осеннюю сессию, и, конечно, мы готовимся отпраздновать эти даты (целая есть программа) не торжествами, не юбилеями, а предметной работой. Будем выступать с лекциями, с выступлениями в регионах, рассказывать об истории парламентаризма в России, о деятельности парламента, тем самым, ещё раз, хотим поднять роль и значение, в том числе верхней палаты в государственно-политической системе страны.

Ещё раз спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Спасибо.

Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые коллеги! Во-первых, мне очень приятно, что вы начали сессию в более современной и комфортной обстановке. Не скрою, когда я раньше по разным поводам и в разных должностях бывал в Совете Федерации, впечатление было довольно мрачное. Может быть, конечно, не только театр начинается с вешалки… Но парламент – это то место, где принимаются, может быть, очень сложные решения, причём принимаются в результате столкновения позиций, иногда непопулярные решения, и общая обстановка для принятия решений для законодателей, в том числе для сенаторов, членов Совета Федерации, должна быть адекватной, и я рад, что сейчас такая обстановка создана. Также хотел бы поблагодарить, Валентина Ивановна, вас, руководство Совета Федерации и вообще всех членов Совета Федерации за конструктивное сотрудничество с Правительством в течение прошедшего года.

В весеннюю сессию, я напомню, вы одобрили 255 федеральных законов, из них 131 закон был внесён Правительством. Естественно, мы свою законотворческую деятельность не собираемся сворачивать, будем вам подкидывать новые документы и рассчитываем на продолжение такого активного многопланового сотрудничества, которое сложилось.

Уже сейчас на различных стадиях в Совете Федерации находится 183 правительственных законопроекта, причём это важные законопроекты, касающиеся и бизнеса, и инвестиционного климата, и защиты конкуренции, и поддержки малого и среднего бизнеса. Будете заниматься реформированием Российской академии наук. Тоже тема не самая простая, но весьма актуальная для нашей страны, потому что без науки у нас нет будущего, но наша наука должна быть современной. И, конечно, это пакет социально значимых законопроектов. Они и сейчас в ваших, так сказать, коридорах обсуждаются, и мы в ближайшее время внесём целый ряд документов очень важных и сложных. Также рассчитываю на их внимательный анализ и совместную работу.

Но особую важность, конечно, представляет рассмотрение главного финансового документы страны – бюджета. Вы об этом сказали, Валентина Ивановна. Не буду скрывать, я говорил об этом на заседании Правительства, бюджет очень сложный, самый сложный за последние годы, как, собственно, и обстановка, которая сложилась в экономике.

Знаете, когда в 2008 году случился кризис, и мы понимали, к чему это может привести, может быть, даже как ни странно в чём-то ощущение было проще, потому что нам нужно было просто не провалиться совсем глубоко. И когда мы смогли это обеспечить, все, не только руководство страны, но и прежде всего наши люди выдохнули с облегчением, потому что всё-таки кризис не создал таких колоссальных проблем, хотя и существенно заморозил наше развитие. А сейчас у нас нет кризиса, но и нет развития, и мы находимся в довольно сложной точке, когда восстановительный рост закончился, доходов таких мы не имеем, внешние рынки закрыты в значительной степени, а бюджет нам нужно исполнять, и исполнять те огромные социальные обязательства, которые мы взяли на себя за последние годы. Я считаю, что это предмет нашей гордости, потому что мы смогли решить целый ряд задач.

Поэтому бюджет сложный, но он должен обеспечить нам стабильное развитие России в условиях неопределённой экономической ситуации. Конечно, мы рассчитываем на то, что в следующем году, может быть, в Европе станет чуть лучше, может быть, начнётся рост европейской экономики, продолжится рост американской экономики, стабилизируется рост китайской экономики, а наша экономика как экспортно ориентированная от этого очень сильно зависит. Но нам нужно приготовиться к сложному бюджету.

Почему об этом говорю подробно? Просто хотел бы, чтобы все присутствующие понимали, в каких условиях формировался этот бюджет. Мы открыты к сотрудничеству по всем этим вопросам. Думаю, что результатом будет всё-таки сложный, но правильный, адекватный нынешней ситуации государственный бюджет России.

Валентина Ивановна в своём выступлении уже затронула несколько тем. С учётом того, что мы пришли сюда не для того, чтобы говорить только приятные вещи, поздравлять с праздниками или предстоящими юбилеями, я сразу же кое-что прокомментирую. Идея о том, чтобы все законы принимались при наличии пакета подзаконных нормативных актов, не нова. Не скрою, ещё работая президентом, я давал соответствующее поручение Правительству. Сейчас мы стараемся это делать, но далеко не всегда это получается. Эта ситуация вообще должна быть именно такой, как вы и говорите. Это правильная модель, и наша задача – со всех сторон поджимать ведомства, которые этим занимаются, к тому, чтобы они готовили проекты подзаконных нормативных актов. В этом смысле можете рассчитывать и на мою поддержку этой позиции, потому что я изначально с ней согласен.

Несколько уже конкретных вопросов, которые прозвучали, – по финансово-экономическому обоснованию проектов, а также так называемой консолидированной группе налогоплательщиков. Как и всякая идея, она, конечно, содержит в себе и плюсы, и минусы. Но я встречаюсь практически со всеми регионами, посещаю очень много регионов, ко мне заходят постоянно губернаторы с теми или иными просьбами… Очень разные мнения. Кто-то приходит и говорит: спасибо за то, что у нас появилась новая система учёта консолидированной группы, а кто-то говорит: нас несправедливо обделили.

Я напомню, что теперь мы, по сути, больше отдаём денег туда, где большее количество людей занято в основном производстве, и пропорционально создаваемому экономическому эффекту. Внешне справедливо, но на практике получаются перекосы. Так было, кстати, и с нашей столицей, и с некоторыми другими местами. Я не возражаю против того, чтобы вернуться к этому вопросу и выяснить, кто реально выиграл, кто реально проиграл, попытаться это отбалансировать, потому что, если говорить прямо, мы идеальной схемы всё равно не найдём. Если вернуться к прежней схеме, будут страдать другие регионы, но обсудить текущую ситуацию, мне кажется, правильно и разумно и, может быть, какие-то изменения сделать. Я готов дать поручение Минфину этим позаниматься. Более того, я это уже делал по ситуации в отдельных регионах. Можем создать какую-то специальную группу, которая над этим поработает и какие-то предложения представит.

В.Матвиенко: Если можно нас включить туда тоже…

Д.Медведев: Конечно, я это и имею в виду. Полностью поддерживаю, Валентина Ивановна, вас в том, что мы должны внимательнее относиться к законодательным инициативам регионов. Регионы – такие же субъекты законодательной инициативы, как Правительство, Президент, депутаты, сенаторы. Мне кажется, абсолютно правильно, чтобы целый ряд ключевых инициатив формировался именно на местах, потому что очень часто, мы с вами хорошо это знаем – и вы, коллеги, когда приезжаете в свои регионы, и члены Правительства, когда приезжают в различные места, – многие проблемы совершенно по-иному воспринимаются. За многими, казалось бы, вполне благополучными формулами, когда приезжаешь в регионы, скрываются большие проблемы. Поэтому, если деятельность региональных парламентов, законодательные инициативы регионов в лице соответствующих высших должностных лиц субъектов Федерации будут положены в основу законотворческой деятельности, мне кажется, это только украсит наш законодательный процесс и будет способствовать более точному исполнению мандата Совета Федерации как палаты регионов. А Совет Федерации – это действительно палата регионов, и то, что вы именно таким образом профилируете деятельность Совета Федерации, мне кажется, абсолютно правильным и справедливым.

Расходы на различные важнейшие нужды, включая культуру, конечно, остаются в зоне приоритетов. Мы объявили следующий год Годом культуры. Правительство эту инициативу, естественно, тоже поддерживает. В рамках перераспределения надо окончательно посмотреть, что там получилось, где убавилось, где прибавилось. В целом, если говорить об отношении и к сфере культуры, и вообще к другим сферам, я никаких других указаний не давал, Валентина Ивановна, кроме одного: мы все затраты с учётом текущей экономической ситуацией уменьшили на 5%, кроме защищённых статей. Поэтому если там провалилось больше, это должно быть отбалансировано, манипуляции здесь не допустимы. Но в том, что происходит общее сжатие размеров экономики и, к сожалению, доходной базы, а, соответственно, наших расходов, нужно относиться с пониманием, поэтому вот эти 5% – да, всё остальное требует отдельного объяснения. Если покажете мне, я готов буду тоже там с этим разобраться.

Тема детей – святое…

В.Матвиенко: И детских садов.

Д.Медведев: Да, и детских садов. Я напомню, что эти 50 млрд рублей я почти зубами вырвал в прошлом году, причём в середине года. Это мне стоило – даже мне, Председателю Правительства – определённых трудов, потому что всё же свёрстано, всё трудно. Тем не менее я сделал это, не жалею нисколько, но не только потому, что дети – наше всё, это понятно, но это лозунг. Я езжу в регионы сейчас и почти в каждом регионе заставляю коллег-губернаторов показать мне детский сад, который строится на соответствующие средства в режиме софинансирования, региональные деньги, федеральные деньги. Что я хочу сделать? Я хочу посмотреть, чем всё это закончится, как эти 50 млрд рублей будут истрачены, потому что, не скрою, коллеги из экономического блока Правительства, естественно, мне сказали: «Нет, это вообще не федеральный мандат, да ещё и не потратят». Я рад тому, что реально эти деньги расходуются на создание детских садиков.

Я надеюсь, что все регионы те планы, которые брали по детским дошкольным учреждениям, исполнят. Это даст мне основания сделать соответствующее предложение (а вам как законодателям меня поддержать) и найти дополнительные средства на эту программу. Я тоже считаю, что нам не решить эту задачу без дополнительного финансирования на федеральном уровне, потому что проблема слишком велика. Что там говорить, в одной Московской области, хотя она не самая обездоленная, у нас 50 тыс. человек в очереди. Её очень сложно сбить, потому что Московский регион, как губка, впитывает большое количество приезжих. В других регионах очень долго ничего не делалось, не строилось, и там тоже огромные хвосты. У нас есть счастливые регионы (где-то до десятка), где этой очереди нет, но и то внешне нет, а на самом деле есть. Она текущая, только они закрывают эту проблему сами. Поэтому надо обязательно будет со всем этим разобраться.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич, и мы с сенатором эту проблему тоже взяли под контроль.

Д.Медведев: Вот-вот!

В.Матвиенко: Когда ездят в регионы, все контролируют, смотрят, как с детскими садами, как осваиваются деньги. Потом докладывают по итогам, так что мы здесь Ваши союзники.

Д.Медведев: Я очень рассчитываю на то, что здесь будет помощь и от членов Совета Федерации, потому что надо доказать, что эти деньги реально сработали, и тогда мы постараемся найти дополнительные средства.

И про маленькие праздники. Хотел бы сказать, что это, конечно, немаленькие даты. С учётом того что наша демократия молодая, 20-летие Конституции и 20-летие Федерального Собрания – это большие, серьёзные даты. Из них не нужно устраивать всенародных праздников, но нужно достойным образом отметить эти события. Посмотрите, как относятся к Конституции, к парламенту в других странах. Мне кажется, что Совет Федерации к этой дате пришёл в самой лучшей форме за последние 20 лет, во всяком случае внешне.

В.Матвиенко: И внутренне, надеемся, тоже.

Д.Медведев: Внутренне, я тоже надеюсь.

Спасибо ещё раз за приглашение. Я готов к тому, чтобы продолжить общение с коллегами.

В.Матвиенко: Спасибо. Коллеги, у кого какие вопросы, пожалуйста.

З.Драгункина (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, буквально телеграфно, но справедливости ради и в продолжение того, о чём говорила Валентина Ивановна сегодня на первом заседании Комитета по науке, образованию, культуре и информационной политике, мои коллеги просили сказать Вам огромное спасибо за то, что вопросы, которые мы поднимали, в решении. Помните, мы с Вами советовались?

Д.Медведев: Да-да.

З.Драгункина: Образовательный кодекс или закон «Об образовании»? И Вы как юрист тогда на путь истинный нас наставили. С 1 сентября закон начал жить и работать. Почти все сенаторы в этом году приняли участие в августовских педсоветах, где разъяснили это, почти все сенаторы выступили на открытых уроках по 20-летию Конституции, на Дне знаний… Наш комитет располагает потрясающей информацией, и многие пишут в своих отчётах – продолжить это.

Вы объявляли Год семьи, и это позволяет мне задать два вопроса в одном по теме, которая сейчас уже звучала: алиментный фонд (или, точнее, своевременная выплата алиментов детям) и материнский капитал. Учитывая, что Вы глубоко вникли в эти вопросы – мы год назад в «Горках» с Вами эту тему поднимали, – я хочу просить от имени и участников прошедшего летом съезда многодетных семей, и от имени многих представителей субъекта принять волевое решение по алиментам. Вас тогда беспокоила цифра: мы выходили с цифрой 9 млрд рублей. По поручению Валентины Ивановны, которая глубоко в это тоже вникла, мы провели многочисленные консультации с экспертами, а также с Набиуллиной (Э.Набиуллина – председатель Центрального банка России), Голиковой (Т.Голикова – председатель Счётной палаты), Котюковым (М.Котюков – заместитель Министра финансов), Силуановым (А.Силуанов – Министр финансов). Ольга Юрьевна Голодец располагает сегодня всей информацией плюсов и минусов и недавно проинформировала нас о том, что продолжается поиск механизмов.

Дмитрий Анатольевич, дети растут, дети хотят есть, хотят быть одетыми. Мы опустились до цифры 4,8 млрд, около 5 млрд, то есть если 1 тыс. рублей примерно будет ребёнку доставаться. И последнее в этом ключе: многие, к сожалению, до сих пор понимают так: алиментные выплаты – это государственная благотворительность. Это не так. Это возвратные средства, так показывает мировая практика. Конечно, не все, но 50% из этих средств точно абсолютно будут возвращаться.

Д.Медведев: Зинаида Фёдоровна, я хотел всё-таки понять: вы сейчас какой механизм продвигаете? Вы предлагаете всё-таки какую модель создания алиментного фонда и выплат из него?

З. Драгункина: Нет, Дмитрий Анатольевич, только не создание очередного фонда. К этому мнению мы пришли давно.

Д.Медведев: Это хорошо.

З.Драгункина: Через Министерство труда и социальной защиты выстроена цепочка, она имеет место быть, но требует времени выплата. Поскольку везде на местах есть их службы, продолжая вместе со службой поиска алиментщиков…

Д.Медведев: Судебных приставов.

З.Драгункина: Да. Именно 1 тыс. рублей из этой суммы, которая могла возвращаться, но без создания фонда. Там возникли вопросы, опасения, что вот этим мы дадим, а кто-то останется за чертой. И Ольга Юрьевна (О.Ю.Голодец), в том числе это было и наше предложение, вышла на ситуацию, когда, как в советское время, поднятие госпошлины при разводах очень даёт серьёзную сумму, но…

Д.Медведев: Она ко мне с этим приходила.

З.Драгункина: Приходила, да?

Д.Медведев: Приходила.

В.Матвиенко: Нет, госпошлину Минфин поднял. Правда, не до 30 тыс., как мы предлагали.

Д.Медведев: Нет, она приходила с радикальным предложением поднять госпошлину, по-моему, до 30 тыс., или даже больше.

В.Матвиенко: Развод – это серьёзное дело, и раз к такому серьёзному делу готовишься, 30 тыс. можно и заплатить за развод. Но Минфин поднял, если я не ошибаюсь, до 4 тыс., получил дополнительные доходы и растворил их в общем бюджете, то есть идею нашу он принял не в полном объёме, а мы…

Д.Медведев: Но денег не дал.

В.Матвиенко: …а мы имели в виду, что это источник формирования поддержки бедных детей в бедных семьях. Мы же не говорим, что надо помогать алиментами богатым людям и так далее. Там разработанные критерии: сколько доход семьи, одна ли мама реально, есть ли судебное решение – там целая система.

З.Драгункина: Всю эту систему за год после Ваших поручений мы пропахали, извините за это неформальное выражение.

В.Матвиенко: Мы понимаем, что уже в 2014 году в бюджет мы не попадём, но если бы Вы поддержали…

Д.Медведев: Я сейчас прокомментирую это, да.

З.Драгункина: И материнский капитал, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: И второе – это материнский капитал.

В.Матвиенко: Всё, Зинаида Фёдоровна, вы перебрали.

З.Драгункина: Вы объявляли Год семьи, Дмитрий Анатольевич, и сейчас делать шаг назад просто некорректно.

В.Матвиенко: Зинаида Федоровна, у нас есть…

Д.Медведев: Я сейчас прокомментирую и то, и другое. Спасибо за эти вопросы, они на самом деле очень важные для страны, для людей.

По поводу алиментных обязательств, уплаты алиментов, исполнения обязанностей, вытекающих из Семейного кодекса, я идеологически абсолютно с вами согласен. Нам нужно сделать всё, для того чтобы алиментные обязательства, обязательства по содержанию детей исполнялись родителями (подчёркиваю – родителями, потому что это не только мужчины, конечно) неукоснительно. Нужно создать механизм, который, с одной стороны, будет современным, а с другой стороны, будет эффективным. Вообще за последнее время произошло общее уменьшение объёма алиментных обязательств, судя по той статистике, которой я располагаю. В общем и целом в производстве службы судебных приставов находится 1,8 млн исполнительных листов.

Безусловно, далеко не по всем этим исполнительным листам платятся деньги, и это создаёт для нас условия, для того чтобы законодательство делать более современным. В каком направлении? Во-первых, я считаю, что в любом случае нужно добиваться исполнения по этим документам, включая дополнительные полномочия для судебных приставов, может быть, по наложению упрощённого ареста на активы плательщика. Конечно, существует масса способов бегать от этого, масса способов прятать активы, но тем не менее всего не спрячешь. И я считаю, что более простой механизм в этом случае должен быть создан, может быть, даже не судебный. И в этом я вижу определённые преимущества использования механизма исполнительного производства.

Вы упомянули возможности соответствующих платежей и сбора на это необходимых денег. Я здесь не поставил точку в обсуждении этого вопроса на Правительстве, потому что считаю, что нужно всё-таки понять все плюсы и минусы, включая вопрос увеличения государственной пошлины, взимаемой при расторжении брака. Если говорить прямо, это такой тонкий вопрос. Мне представляется, что просто по решению Правительства или по инициативе Совета Федерации делать этого нельзя, мы должны всё-таки этот вопрос обсудить. У нас есть неплохие экспертные площадки, которые появились в последнее время, то же самое Открытое правительство. Давайте это обсудим и с экспертами, и с обычными людьми, потому что нужно объяснить, почему, например, государство предлагает ввести высокую госпошлину за расторжение брака. Мотивы понятны: надо голову включать, когда вы брак регистрируете, в противном случае наступает санкция имущественная, заключающаяся в том, что для того, чтобы его расторгнуть, тебе придётся заплатить гораздо больше денег, чем при его регистрации. Но это доводы в пользу. Естественно, не сомневайтесь, будут на свет божий представлены и доводы против. Что будут говорить? Будут говорить о том, что мы бедные, у нас таких денег вообще никогда не было, мы хотим разбежаться подобру-поздорову, пока детей не наделали ещё, и мы заплатить такие деньги не можем.

Поэтому нужно всё это взвесить, посмотреть на оптимальный размер государственной пошлины, который на самом деле, на мой взгляд, может корректироваться. Я не знаю, где расположена та золотая середина, но, возможно, она где-то лежит в сумме между упомянутыми величинами. Хотя мы с вами понимаем, что далеко не всякая имущественная санкция препятствует неблагоприятным последствиям, расторжению брака, ещё чему-то или желанию, допустим, детей заводить. Самым, может быть, таким известным примером, хотя о нём сейчас уже не всегда помнит молодёжь, был налог на холостяков, малосемейных и одиноких граждан.

В.Матвиенко: Подоходный налог на бездетность.

Д.Медведев: Да. Молодёжь этого уже не помнит, но такой налог был, люди среднего и старшего возраста помнят о нём. Стимулировал ли этот налог деторождение? Нет, на самом деле эффект – зеро, но государство его взимало. Может быть, это было связано с ситуацией в Советском Союзе, может быть, с размером этого налога, то есть нужно все эти факторы взвесить. Предлагаю к этой теме вернуться и посмотреть на площадке Открытого правительства.

Теперь в отношении материнского капитала. Здесь отвечу гораздо более коротко. Я считаю, что всё, что мы сделали за последнее время по материнскому капиталу, попало в десятку, не в девятку, а в десятку. И увеличение общего количества рождений, и стабилизация демографической ситуации – мы, конечно, не вышли на блестящие результаты, но они у нас гораздо лучше. Когда мы начинали эту программу, если я правильно помню, у нас суммарный коэффициент, количество детей было 1,3, сейчас 1,7 – это серьёзнейший прирост, а если мы добьёмся 2, то мы всё, мы остановим...

В.Матвиенко: 2,2 надо.

Д.Медведев: 2 с небольшим, там есть разные подсчёты – 2,05, 2,1... Короче говоря, мы этой программой очень многое сделали, её нельзя останавливать, её нужно продлить. Моя позиция – поддержать продление материнского капитала. Можно немножко модифицировать что-то, но в целом эту программу нужно продлить.

В.Матвиенко: Спасибо. Коллеги, пожалуйста.

В.Рязанский: Рязанский Валерий Владимирович, председатель комитета по социальной политике. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Завтра мы начинаем осеннюю сессию, комитет собирается, и первый участник этого заседания – министр Топилин Максим Анатольевич. Спасибо ему огромное за то, что он с нами обсудит всю повестку осенней сессии. Хотелось бы узнать Ваше мнение по двум вопросам, с которыми приходится сталкиваться в повседневной работе.

Прежде всего тема обеспечения детей-сирот жильём. К сожалению, тема не уходит из повестки в силу того, что она пока растёт с точки зрения объёмов. И, Вы знаете, есть ещё одна составляющая в этой теме. Меня как председателя комитета по социальной политике начинает мучить такая мысль: а правильно ли мы делаем, что так серьёзно вкладываемся в последствия неблагополучия, где-то не работая на уровне профилактики, может быть, создания условий прежде всего поддержки нормальный семей – тех, кто даёт позитив для страны.

Вторая тема вытекает из моего участия в заседании Росздравнадзора – фальсификаты лекарственных препаратов. Она последнее время усиливается, поэтому хотелось бы услышать Вашу точку зрения по этому вопросу.

Д.Медведев: Сейчас скажу. Валерий Владимирович, по поводу сирот и обеспечения их жильём – тема очень сложная, она, конечно, имеет накопленный эффект. Не могу с вами не согласиться, что желательно было бы перенести акцент работы на поддержку нормальных семей и недопустимости возникновения сиротства. Но это не сделаешь теми скромными миллиардами, которые у нас есть на соответствующие цели в бюджете, хотя они, деньги, выросли. Вы отлично знаете: на поддержку решения задачи по обеспечению жильём они выросли за последние годы, и выросли довольно прилично, но всё равно они всех потребностей не закрывают. Я считаю, что всё-таки нужно двигаться с двух сторон – и по линии федерального финансирования, и всё-таки делать так, чтобы региональные приоритеты тоже были на эти цели направлены. Иными словами, чтобы бо?льшие суммы планировались на эти цели.

Очередь на обеспечение жильём в разных регионах разная. Это связано, конечно, с тем, что где-то этим занимались, а где-то ни фига не делали, и с тем, кто и как планирует свои приоритеты. Я считаю, что от позиции местной власти, позиции региональной власти здесь многое зависит, а по мере возможности мы, конечно, будем увеличивать и федеральное финансирование по этой теме.

Теперь по фальсификатам. Это тоже большая проблема, решать её нужно с разных сторон. Хотя по цифрам, насколько я понимаю, в общем количестве лекарственных препаратов вроде бы фальсификаты выглядят как относительно незначительная доля: я посмотрел, там порядка 0,01 приходится на фальсифицированные препараты, но мы понимаем, что это всё равно большие цифры, особенно если от использования фальсификата зависит жизнь и здоровье человека. Я думаю, что нам нужно развивать законодательную базу. Знаю, что существуют предложения по более серьёзной маркировке лекарственных препаратов. В принципе это идея неплохая, давайте вместе поработаем над ней, но, может быть, нужно посмотреть на всю цепочку создания лекарства. Имею в виду, что если мы просто введём защищённую маркировку лекарственных препаратов, скорее всего это ударит по наиболее слабообеспеченным слоям населения и заставит их покупать элементарные лекарственные препараты существенно дороже.

Во-первых, нужно понять, что мы защищаем. Мне кажется, очень важно защищать препараты, которые реально подделывают, потому что часть препаратов не подделывают ввиду того, что они создают слишком небольшой доход для фальсификаторов. Нужно выделить группы препаратов, на которых у них эта фальсификационная маржа высокая, и там уже использовать защитные протоколы и защитные средства. Это первое.

Второе – нужно посмотреть на рынок. Мы с вами знаем, мы этим занимаемся последние годы: я считаю, что в целом рынок всё-таки стал развиваться в правильном направлении, потому что мы значительную часть производства стараемся перетащить на территорию Российской Федерации, проводим правильные торги, совершенствуем соответствующие процедуры. Надеюсь, что это в конечном счёте повлияет и на общую ситуацию с фальсифицированными лекарственными средствами.

В.Рязанский: Спасибо.

М.Маргелов (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по международным делам): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Наш комитет по международным делам заседал сегодня в полдень, впервые в эту осеннюю сессию. Когда перешли к разделу «Разное», то возникла тема, которая, наверное, сейчас у многих на устах. Украина семимильными шагами идёт к подписанию соглашения, договора об ассоциации с Европейским союзом по так называемой норвежской модели. Понятно, что это создаст рынок свободной торговли, понятно, что вряд ли в Евросоюзе с распростёртыми объятиями ждут традиционные товары украинского экспорта – и металл, и уголь, и автомобили, и даже сало неплохо стали делать в Германии, в Литве и Венгрии. Какие меры, в том числе законодательного характера, могло бы принять Правительство Российской Федерации, для того чтобы защитить наши рынки? Мы не ставим под сомнение право независимого государства вступать в те или иные альянсы, никоим образом. Мы говорим о защите наших рынков и защите наших производителей от возможной конкуренции.И вторая тема (мы сегодня перед встречей с Вами договорились с Зинаидой Фёдоровной Драгункиной о том, что даже проведём на эту тему совместное заседание двух наших комитетов) – это тема иностранных студентов, обучающихся в Российской Федерации. Да, у нас есть квота на обучение иностранных студентов. Да, мы принимаем их в нашей стране, но в отличие, скажем, от стран Евросоюза, от США, Китая, Ирана, Турции и даже ЮАР, мы не оплачиваем сегодня ни дорогу, ни питание, ни учебники, ни многие другие дополнительные расходы, которые наши конкуренты на рынке образования оплачивают. Таким образом, если мы решим эту проблему, мы и рейтинг наших вузов поднимем, российских, и продолжим создавать ту самую русскоязычную элиту в странах, где традиционно мы были сильны, куда сейчас на новые рынки идёт российский бизнес – идёт, надо сказать, по-прежнему без эффективной государственной поддержки, и тем важнее наличие вот этой русскоязычной элиты там. Спасибо.

В.Матвиенко: Одну цифру, Дмитрий Анатольевич, если позволите. Условно – Куба, Вьетнам, мы даём стипендии им. Из Кубы учится четыре человека, потому что, во-первых, они не могут позволить оплатить дорогу. 1,5 тыс. рублей всего они получают стипендию и 50 рублей на оплату общежития, хотя общежитие сегодня понятно, сколько стоит. Уже любой вариант, вплоть до того, что давайте сократим в 2 раза квоту, но дадим в 2 раза больше денег хотя бы на элементарное проживание, иначе это получается самообман. Мы как бы даём стипендии, а ими никто не пользуется.

Д.Медведев: Согласен. Михаил Витальевич (М.Маргелов) и коллеги, сначала с Украины, это действительно тема, которая сейчас будоражит умы и в России, и на Украине. Вы правильно сказали, это суверенное решение самой Украины. Не так давно на заседании Правительства было принято решение поддержать договор об ассоциированном членстве с Евросоюзом. Недавно форум был в Крыму, где Президент Украины сказал: мы готовы заниматься дальше сближением с Таможенным союзом, развивать наше сотрудничество. Дальше он сделал, на мой взгляд, абсолютно безукоризненное, безупречное юридическое замечание: но развивать мы это будем только в той части, в которой это не противоречит нашему договору об ассоциированном членстве. Наконец-то наши партнёры сказали об этом предельно откровенно, что они будут это делать только в части, не противоречащей обязательствам перед Евросоюзом. А что это означает? Это означает, что никаких шансов, для того чтобы вступить в Таможенный союз, после этого не останется, потому что общее количество обязательств, которые они берут на себя… Я специально вместе с Премьер-министром Николаем Яновичем Азаровым листал этот договор, показывал юридические позиции, которые даже мои коллеги почему-то не особенно изучали и которые будут препятствовать соответствующему присоединению к Таможенному союзу. Это выбор, серьёзный выбор, и мне кажется, наши партнёры должны об этом предельно откровенно сказать народу Украины: «Вы знаете, мы считаем, для нашей страны гораздо полезнее сегодня создать такой альянс с Европой. После этого у нас всё будет хорошо, мы будем развиваться как другие европейские страны, например как Греция, Кипр или некоторые другие государства, и поэтому мы такое решение принимаем. А в Таможенном союзе в этом случае нас уже не ждут, и у нас ничего не получится». К сожалению, они говорят несколько иначе. Они говорят, что смогут легко поместиться на двух стульчиках, и там, и там смогут сидеть, получать преимущества и от того, и от другого. Сегодня мы, кстати, с Президентом нашим говорили на эту тему. В очередной раз говорят: мы встретимся с русскими, мы им всё объясним, что мы свои, мы хорошие, мы будем с вами дружить и будем вступать и туда, и туда. Не получится! Не нужно обманывать людей. Нужно честно сказать: это наш стратегический выбор. Это право руководства Украины, но тогда не нужно обижаться на последствия, которые будут, а они будут. Они заключаются в том, что после того как соответствующий документ будет подписан и начнёт исполняться, а в самом договоре… Я не знаю, кто-нибудь читал его или нет? Я его читал, вы, наверное, тоже читали как международник, да? Он не только обязывающий, там даже есть формулировка о его немедленном вступлении в действие до ратификации, то есть он начинает применяться на территории Украины ещё до ратификации. Немедленное действие договора, соответственно, рынок будет открыт. Хорошие качественные европейские товары хлынут на рынок Украины по относительно низкой стоимости и, соответственно, будут стремиться на наш рынок, а здесь, извините, мы вынуждены будем использовать все защитные процедуры и протоколы, которые мы имеем право использовать в рамках нашего членства во Всемирной торговой организации. Мы просто ограничим доступ этим товарам – и европейским, и украинским. В этом случае для Украины особый режим, скажем такой партнёрский режим, который действовал до сих пор, закончится. Да, мы будем дружить, мы будем торговать, но это будет торговля такая же, какую мы ведём с нашими другими партнёрами, без всяких привилегий – наоборот, может быть, даже с ограничениями с учётом того, о чём я сказал. Все эти последствия должны быть просчитаны нашими партнёрами, а также те проблемы, которые могут наступить для предприятий, расположенных на территории Украины, особенно в восточной её части. Пусть продают свою продукцию в Европу, надеюсь, её там ждут. Она по своему уровню и себестоимости отвечает европейским стандартам, пусть попробуют продать. Тем не менее суверенитет есть суверенитет, за незалежность борьба была серьёзная, поэтому я надеюсь, что народу Украины не придётся жалеть о принятых решениях.

Теперь в отношении квоты на обучение иностранных студентов. Вы знаете, я считаю, что, конечно, мы в рамках того закона, который приняли, закона об образовании, сегодня должны прежде всего думать (и об этом Зинаида Фёдоровна (З.Драгункина) сказала) о развитии нашей системы образования. Но она будет развиваться в том числе и за счёт приезда иностранных студентов, которые создают ей авторитет и поднимают её уровень на мировой, рейтинги поднимают и так далее. Общая квота на обучение иностранцев, если я не ошибаюсь, составляет около 10 тыс. человек. И вы правы, Валентина Ивановна (В.Матвиенко) здесь справедливо добавила, что далеко не все могут приехать. Я на Кубе тоже неоднократно бывал. Они хотят, но не могут, поэтому мы должны подумать, во-первых, о том, чтобы, если мы квоту выделяем, она могла быть как-то использована, может быть, с учётом более гибкого распределения денег внутри этой квоты (я согласен, это справедливая постановка вопроса), а может быть, в ряде случаев, когда наши партнёры не могут по разным причинам всё-таки воспользоваться, перераспределение этой квоты в отношении других стран. Это, мне кажется, будет вполне справедливо. Но то, что мы должны делать всё, для того чтобы к нам приезжали учиться, а потом появлялись наши партнёры, с которыми можно вести диалог на протяжении десятилетий, – это абсолютно правильно. Давайте подумаем о более гибком подходе к распределению этих денег.

В.Матвиенко: Так, пожалуйста.

В.Петров (первый заместитель председателя комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по бюджету и финансовым рынкам): Петров Владимир Анатольевич, заместитель председателя бюджетного комитета.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! У нас сегодня в Совете Федерации идут заседания комитетов. В частности, бюджетный комитет рассматривал и давал заключение на программу совершенствования государственных финансов. Вы знаете, в Совете Федерации любимая тема – это совершенствование межбюджетных отношений. Мы когда смотрим, мы всегда считаем, что для государства с федеративным устройством всё-таки избыточная централизация на федеральном уровне: 67% – это много, 33% доходов идут в региональные бюджеты. В то же время, когда смотрим раздел «межбюджетные трансферты», считаем, что он тоже избыточный. Объём дотаций, субсидий (их ещё и много, этих субсидий) очень велик. Есть такое предложение: взять и «схлопнуть» на федеральном бюджете, извините за выражение, доходы и расходы, уменьшить их и уменьшить объём перераспределения средств. Как Вы относитесь к этой идее? Всё-таки у нас 72 субъекта Российской Федерации являются реципиентами и всего лишь 9 – донорами.

Д.Медведев: Владимир Анатольевич, отношусь с настороженностью, безусловно. Как я могу относиться? Не потому что я считаю, что вы не правы (вы как раз правы, не могу ни в чём вам возразить), что для федерального бюджета и федеративного государства эта пропорция не является оптимальной – 67 на 33, как вы сказали, потому что очевидно, что чем сильнее будут бюджеты регионов, тем проще будет решать огромное количество задач. Это банальность, но это именно так. Я считаю, что действительно нужно стремиться к тому, чтобы это соотношение менялось в пользу регионов, но при этом мы с вами тоже взрослые люди, понимаем, что есть целый ряд федеральных функций, которые невозможно передать в регионы никогда и которые мы всё равно будем обеспечивать из федерального центра.

Другой вопрос, что сейчас у нас вообще есть перекос, давайте скажем откровенно, в сторону финансирования затрат на силовую составляющую – это так. Но почему? Потому что на протяжении практически 10, а то и 15 лет мы на это вообще не выделяли нормальных денег. Я много чего пережил и в ряде случаев вынужден был даже принимать жёсткие решения, кадровые решения, когда отстаивал необходимость финансирования расходов на вооружение, обороноспособность нашей страны именно потому, что мы не делали это десятилетиями.

Но в принципе этот период должен рано или поздно закончиться, потому что мы много денег действительно тратим на оборону и безопасность. Это правильно, потому что мы крупная страны, ядерная страна, огромная страна, но, с другой стороны, из-за этого страдают другие расходы и другие направления нашей жизни. Так вот, после того как, я надеюсь, мы всё-таки проведём ту самую реорганизацию, реконструкцию наших Вооружённых сил, а на это тратятся сейчас большие средства, мы сможем (это счётная категория, нам понятен горизонт) несколько реконфигурировать наш бюджет. Тогда, я в этом абсолютно уверен, начнётся как раз более быстрый рост расходов на образование, здравоохранение и науку. Но мы всё сразу сделать не можем. Почему я об этом говорю? Потому что эта пропорция, о которой вы говорите, предопределена и этими факторами. Если, например, наш бюджет станет чуть более социально ориентированным, очевидно, что эта пропорция изменится, хотя и сейчас мы уже довольно многое сделали, если сравнить текущую ситуацию с тем, что было 10–12 лет назад.

Идея всё «схлопнуть» и посмотреть, что получится… Давайте мы всё-таки, если такие проекты будем рассматривать, то с конкретными предложениями: что с чем «схлопывается» и к чему мы приходим, включая и судьбу дотаций, субсидий, субвенций, что кому причитается и что куда передаётся. Правительство готово к тому, чтобы рассматривать любую модель, но она должна быть только исполнимая, коллеги, чтобы мы ничего не разорвали искусственно.

В.Петров: У нас такие расчёты есть, мы в Минфин отправили.

Д.Медведев: Даже лучше не отправить, а или коллег сюда позвать, чайку попить, или к ним съездить, с ними посидеть, покумекать. Это абсолютно нормальный процесс. На самом деле эта тема очень сложная, мы можем её и на экспертной площадке того же самого Открытого правительства рассмотреть, позвать губернаторов туда, законодателей позвать, ваших региональных коллег, и вы, конечно, поучаствуете.

В.Матвиенко: Хотя бы утвердить параметры какие-то, чтобы регионы понимали, потому что такого соотношения, Дмитрий Анатольевич, не было. Было 40 на 60, 50 на 50, а сейчас уже 67 на 33.

Д.Медведев: Валентина Ивановна, я же сказал, с чем это связано.

В.Матвиенко: Я понимаю, да, но хотя бы сказать, что с 2020 года условно соотношение будет 50 на 50.

Д.Медведев: Вот я, собственно, к этому и вёл.

В.Матвиенко: Да, горизонты.

Д.Медведев: Именно обозначить горизонты, потому что, если мы решили всё-таки защитить себя, давайте защитим, не будем юлить, говорить, что мы и так, и сяк. Давайте это всё исполним, а после этого действительно вполне можно всё выровнять – и 60 на 40, и 50 на 50. Я считаю, это абсолютно нормально. Я говорю, автоматически произойдёт рост социальных расходов, расходов на здравоохранение, образование, науку, культуру.

В.Матвиенко: Стратегию какую-то сделать…

В.Петров: Второй вопрос, если позволите, касается налогообложения. Мы с Правительством плотно работаем по тому, чтобы убрать неэффективные льготы, но одновременно мы видим, что ряд льгот является настолько эффективным, что приводит одновременно к увеличению доходов бюджета. В частности….

Д.Медведев: Какие?

В.Петров: Одна из таких льгот, которая сейчас ещё не введена, это льгота по облигациям, которые выдают и населению, и юридическим лицам, покупают предприятия.

Д.Медведев: По корпоративным облигациям, вы имеете в виду?

В.Петров: Совершенно верно. В отличие от депозитов, которые население хранит в банках, льгота по ним не выдаётся. В то же время это возможность увеличить оборотные средства предприятий, причём более эффективно, чем кредит банка, без избыточной маржи банков. Не стоит ли нам ввести такую льготу?

Д.Медведев: Спасибо. Давайте тоже подумаем. На первый взгляд, здесь есть и плюсы, о которых вы говорите, – дополнительный приток наличности, приток инвестиций, денежный поток, который будет в большем количестве формироваться у компаний, но есть некоторые минусы. Почему? Потому что действительно сегодня соответствующие доходы всё-таки остаются в регионе. Если мы применим здесь тот же режим, как по некоторым другим платежам, в частности по депозитам, то, скорее всего, это всё перетечёт в федеральный бюджет. В этом случае как раз региональные бюджеты лишатся той самой подпитки, о которой мы с вами сейчас говорим. Это первое.

Второе. Насколько я помню, по государственным облигациям сейчас всё равно льгота существует. Понятно, что это отдельный рынок – рынок государственных облигаций, но эта льгота есть. В принципе можно взвесить все плюсы и минусы. Я не возражаю против того, чтобы обсудить проблему со всех сторон: что мы получим, регионы что получат в результате этого, и что потеряем, если применим льготу по налогообложению доходов от использования облигаций корпораций, точнее сказать, облигаций, выпущенных коммерческими организациями в широком смысле этого слова, то есть акционерными обществами, обществами с ограниченной ответственностью и другими коммерческими структурами.

В.Петров: Спасибо.

Г.Горбунов (председатель комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию): Дмитрий Анатольевич, Валентина Ивановна! Я хотел бы от имени всех поблагодарить за такой формат общения, что мы его восстановили.

У меня две просьбы. Минэкономразвития сейчас внесло предложение, законопроект, связанный с отменой категорий земель сельскохозяйственного назначения в том числе. Мы до этого полугодия работали с другим законом, и нам удалось договориться, чтобы направить в другое русло земельное законодательство. Если этот закон будет принят, то мы вернёмся и повторим начало лихих 1990-х годов, когда разбазарили землю прилично. Я могу, Дмитрий Анатольевич, привести в пример Московскую область.

Д.Медведев: Да я знаю, Геннадий Александрович, вы думаете, я не знаю? Разбазарили как надо.

Г.Горбунов: 1 млн 300 тыс. га было, а 550 сейчас осталось. Валовой сбор зерна уменьшился почти в 3 раза, производство молока – в 4 раза в Московской области и так далее, больше я цифрами не буду грузить. Поэтому просьба такая, и договорённость наша была со всеми коллегами, когда мы на трёхсторонней комиссии вели разговор… Это комитет наш, Совета Федерации, комитет Госдумы, комиссии по аграрно-продовольственной политике Совета законодателей: на наш взгляд, нам сейчас лучше всего решить проблему с учётом земель, поставкой их на кадастровый учёт, оценкой их, а потом уже двигаться дальше, в том числе и по категориям земель – это первая просьба.

Вторая просьба. Я понимаю, что сложность и напряжённость с федеральным бюджетом, и Вы говорили о 5%, но хотел бы Вас попросить ещё раз посмотреть на программу мелиорации земель в России. Просто три цифры назову, Дмитрий Анатольевич, Вы их наверняка знаете. Китай – 44% орошаемых земель, около 40% – Индия, порядка 18% – Соединённые Штаты Америки. У нас всего лишь 7,9%. Думаю, что да, сложно, больно, но эта проблема связана с продовольственной безопасностью, и все эти – и первый, и второй вопрос – связаны с реализацией Послания Президента Федеральному Собранию. Прошу Вас как-то эти вопросы ещё раз внимательно посмотреть. Заранее Вам благодарен как человеку, который знает не понаслышке аграрные… Вы вручную настраивали и национальные проекты, в том числе АПК. Заранее Вам благодарен.

Д.Медведев: Спасибо, Геннадий Александрович. Вообще всё больно, когда что-то отрезаешь, но когда речь идёт о сельском хозяйстве, больно вдвойне, потому что мы за последнее время сумели вдохнуть новую энергию в сельское хозяйство и объяснить огромному количеству людей, что сельское хозяйство может быть точкой роста, мотором развития страны, а не чёрной дырой, как было принято говорить в начале 1990-х годов.

Теперь по конкретным вопросам, которые вы затронули, по землям сельхозназначения. Тот законопроект, который есть, – я не могу его признать удачным и по процедуре его внесения, хотя на самом деле он вносился более сложно, его не Минэкономразвития вносило, и по форме, в которую он облечён, и по целому ряду правил, поэтому не так давно я проводил совещание на эту тему с приглашением наших коллег. Жалко, к сожалению, может быть, вас не было, там были представители соответствующих министерств и ведомств.

Г.Горбунов: Не был.

Д.Медведев: Это ошибка, наверное. Были коллеги из Государственной Думы. Я думаю, во-первых, что нам нужно или придётся этот документ перевнести, сделать это открытым образом с обсуждением, с более детальной проработкой самых разных вопросов, включая вопрос об отказе от деления земель по категориям. Потому что если говорить прямо (я тоже думал, хорошо это или плохо), наверное, само по себе деление земель на категории, так как это у нас было с советского периода, себя отжило. Более того, это превратилось в элемент коррупционного вымогательства, спекуляции: переведём тебя в другую категорию, а ты нам деньги занеси за это дело. Но с другой стороны, никто никогда не отменит реального, естественного отличия земель одних от других: чернозёмы – это чернозёмы, а почвы, которые на Крайнем Севере, – это совсем другое дело. Поэтому мы должны создать такую систему, которая всё-таки не будет вымывать земли сельхозназначения, то есть такие земли, особо ценные сельскохозяйственные земли, должны реализовываться с определёнными обременениями и последствиями. И вот как создать этот механизм – это самое сложное. Я считаю, что нам не нужно торопиться в смысле отказа от соответствующего деления. Нужно сделать так, чтобы на смену одному делению в спокойном режиме пришла другая схема, которая докажет свою состоятельность. Поэтому я поддерживаю идею, естественно, более точного кадастрового учёта и создания системы обременений, которая в конечном счёте должна сменить систему деления земель на категории.

Вы упомянули Московскую область. Но это в качестве уже такого замечания: я не уверен, что Московская область должна у нас наращивать валовый сбор зерна просто по понятным причинам. У нас сейчас есть другие области. Московская область, скорее всего, будет выполнять немножко другую функцию, но в других местах мы обязаны сделать так, чтобы ни один гектар плодородной земли, продуктивной пашни не пропал. Это действительно задача правильная.

И по поводу мелиорации не могу с вами не согласиться, что мы, скажем прямо, последние годы не очень хорошо в этом плане развивались. Советские программы закончились, современных программ не было. По сути, они были провалены, и нам нужно потихонечку, по мере, конечно, возникновения финансовых возможностей их возрождать. Без мелиорации, особенно в целом ряде наших регионов, нам просто невозможно создать нормальное сельское хозяйство.

С.Киричук (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Валентина Ивановна! Наш комитет – это федеративное устройство, региональная политика, местное самоуправление, ЖКХ, дела Севера, в общем почти всё. Но совсем один короткий вопрос и просьба. Проходит перераспределение полномочий. В Правительстве есть две комиссии – Дмитрия Николаевича Козака и Хлопонина. Они занимаются. Совет Федерации более тысячи предложений туда отправил. Как-то работа вроде бы утихла немного, и в то же время в законах так или иначе появляется то региону это, то муниципалу это, а финансовые источники определить удаётся не всегда. И мы с Евгением Викторовичем (Е.Бущмин – заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации) постоянно этот вопрос ставим. Регионы возмущены этой политикой и практикой. Хотя бы в период бюджетного планирования как-то это стабилизировать или ещё что-нибудь, и возобновить работу этих комиссий. Вопрос очень простой: возможно это или нет, реально это? И какова перспектива?

И просьба. Мы сейчас готовим (в принципе подготовили) правительственный час по жилищно-коммунальному хозяйству о перспективах развития и так далее, очень долго, целое лето. Сегодня министр был у нас, и вновь поднялся вопрос. Игорь Николаевич (И.Слюняев – министр регионального развития) отвечает нам понятно, доходчиво, мы находим полный контакт с Министерством регионального развития. Но Фонд содействия реформированию ЖКХ, софинансирование… Только 10–15 регионов в состоянии выполнять эту программу. 15 млрд рублей, выделенных на этот год, так до сегодняшнего дня и не освоены, потому что никто не может подать ту заявку, которая там должна быть и тому соответствовать. Остальные регионы, уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы понимаете, просто не могут в той доле софинансировать. Наш Совет Федерации и писал, и обращался, и мы продолжаем на эту тему работать. У меня просьба, у нас всех просьба дать поручение продолжить эту работу, потому что найти сегодня этот ответ очень сложно, с учётом того что Вы сказали вначале, но её надо делать, иначе там, где плохо, там и не будет лучше.

Вот такие две проблемы. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Степан Михайлович, я так понимаю, что с Козаком у вас лучше продвигается работа, потому что вы сказали: «Дмитрий Николаевич Козак и Хлопонин»?

С.Киричук: Александр Геннадьевич.

Д.Медведев: Да, Александр Геннадьевич. На самом деле эти комиссии когда-то я создавал, ещё в другой должности работая. Они довольно активно взялись за дело, но если сейчас они приостановили свою активность, я обязательно им напомню, что эта тема остаётся. Не могу с вами не согласиться в том, что абсолютно порочной является практика передачи полномочий без надлежащего финансового обеспечения. Мы с вами неоднократно в разных форматах всё это обсуждали. В принципе я считаю, что всё-таки нужно переходить к такой модели, при которой регионы сами должны определять, что они хотят забирать, а что не хотят забирать и только под соответствующие финансовые гарантии.

Другой вопрос, что у нас возможности для передачи всего вместе с доходными источниками не так много, и вы это тоже прекрасно понимаете. Тем не менее этот процесс должен идти, но в контролируемых рамках. Нельзя просто говорить, вы это забирайте и ищите деньги, где хотите. Мы, откровенно говоря, последнее время всё-таки старались по такому пути не идти. Я периодически подписываю поручения и соответствующие документы по договорному оформлению передачи полномочий, но такой путь мне кажется абсолютно здравым, потому что речь идёт о модели, при которой каждая сторона понимает, на что она идёт.

Теперь в отношении жилищно-коммунального хозяйства, работы Фонда содействия реформированию ЖКХ и проблемы софинансирования. Знаю я эту тему, постоянно с губернаторами разговариваю. Многие губернаторы говорят, что мы не можем найти такой объём софинансирования, который положен по соответствующим пропорциям, поэтому мы не можем этим источником воспользоваться. Понимаете, я считаю, что эта дорога тоже со встречным движением, это в конечном счёте вопрос приоритетов. Не можешь найти, значит, видимо, не считаешь эту задачу самой приоритетной. На другое же находишь. Это первое. Но второе, конечно, было бы лучше, если бы эта пропорция была немножко иной, с этим я спорить не могу. Но это зависит от денег: будут дополнительные деньги, эту пропорцию сдвинем. Вы же понимаете, это подвижная ситуация.

С.Киричук: Спасибо.

В.Матвиенко: Так, ещё. Да, пожалуйста, Юрий Васильевич.

Ю.Неёлов (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по экономической политике): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В наш комитет по экономической политике в последнее время очень часто обращаются руководители энергетических предприятий, да и предприниматели тоже с одним вопросом. В 2015 году заканчиваются договора потребления мощностей, а это был очень хороший стимул, для того чтобы строить генерирующие мощности и модернизировать их. А на сегодня это дело приостановлено, они ждут. Что думает Правительство? В какой форме продолжит эту работу? Хотелось бы услышать.

Д.Медведев: Договоры заканчиваются. Насколько я понимаю, там последний объект где-то к 2017 году должен быть введён. Но у нас есть ещё так называемые гарантийные договоры, которые сохраняют силу, и которые можно использовать. Но нам так или иначе придётся всё равно систему поддержки продумывать. Мы обязательно к этому вопросу вернёмся, и от регионов ждём тоже соответствующих предложений.

Ю.Неёлов: Мы с министром работаем.

Д.Медведев: Хорошо, продолжайте.

Е.Бушмин: Дмитрий Анатольевич, мы вначале говорили о консолидированной группе, и Вы обратили внимание, что там происходит перераспределение. Вообще, это действительно правильное распределение. Мы немножко с другой точки зрения говорим о том, что перераспределение там происходит так, что вообще из бюджетной системы выпадают доходы. Дело в том, что плюсы с минусами складываются таким образом, что…

Д.Медведев: Происходит реальное падение самой базы.

Е.Бушмин: Точно. 8 млрд по 2012 году, и надо отдать должное, что Правительство рассмотрело, и 3,5 млрд мы тогда распределили между регионами, которые потеряли. Сейчас на последней трёхсторонней комиссии по межбюджетным отношениям мы также услышали от министра, что он собирается выйти на Правительство с предложением 8 млрд уже по 2013 году распределить. Мы не можем каждый год опять возвращаться к этому вопросу, поэтому мы ставим вопрос о консолидированной группе, чтобы это была система перераспределения, но не выпадающих доходов.

Д.Медведев: Я с вами абсолютно согласен, Евгений Викторович. Я думаю, ни один автор соответствующего документа, а их много, как обычно… Знаете, это когда победа, всегда много отцов и родителей, а когда поражение – сирота.

Е.Бушмин: Но ещё…

Д.Медведев: И я просто к тому, что, конечно, никто не рассчитывал на то, что в результате такого перераспределения будут выпадающие. Да, кто-то чего-то лишится, кто-то что-то приобретёт, но если реально падают физические объёмы налогов, это плохо и это признак того, что что-то работает не так. Не могу с вами не согласиться.

Е.Бушмин: Всё равно надо подправить.

Д.Медведев: Давайте подправим.

Е.Бушмин: Дело в том, что мы видим общее падение, и оно достаточно серьёзное по налогу на прибыль. Но именно не из-за того, что идёт общее падение, а именно из-за того, что складываются минусы и плюсы внутри консолидированной группы. С этим мы…

Д.Медведев: Может быть, мне это пока никто не доказал, но я готов внимательным образом проанализировать и ваши документы, что это именно в результате перехода на соответствующую консолидированную группу падение происходит. Потому что когда спрашиваешь Минфин, у него, естественно, другие документы, он вообще считает, что нужно заниматься лучше администрированием, трясти там всех как грушу, и тогда общий объём налоговых поступлений не снизится.

Е.Бушмин: Вместе с Минфином мы выйдем с этими 8 млрд, которые уже есть в 2013 году…

Д.Медведев: Давайте-давайте.

Е.Бушмин: …на подраспределение по этим группам и тогда эти расчёты покажем.

Д.Медведев: Покажите на самом деле, потому что мне действительно очень важно посмотреть на эту позицию и вашими глазами. Это понятно, что из разных мест лучше.

Е.Бушмин: Мало того, мы согласуем эти расчёты с Минфином. Это ещё лучше.

Д.Медведев: Хорошо, но даже если и не согласуете, всё равно покажите.

Е.Бушмин: И у меня есть второй вопрос. Вы, наверное, помните, я говорил об акцизах на бензин и дизтопливо, и Вы сказали, что надо с Новаком, Минэнерго… Вы знаете, мы посмотрели этот технический регламент. Хороший технический регламент, да, действительно. Если всё делать, как там написано, то будет «Евро-5». Встаёт вопрос: а не делают же, потому что не могут сейчас 78% выпускать «Евро-5». Просто это невозможно, это нереально, а раз это нереально, и мы выяснили, что технический регламент действительно современный и по европейским стандартам, значит, всё-таки выпускают, шильдик перевешивают. Но это уже не налоговое администрирование, это что-то другое, поэтому ещё раз к акцизам на бензин и дизтопливо надо вернуться. Просто повышение – это хорошо, но просто повышением мы эту проблему не решим. Кстати…

Д.Медведев: Что вы предлагаете сделать? Хорошо, у нас действительно мощностей по выпуску бензинов 4-й и 5-й групп пока не так много, как нам бы хотелось.

Е.Бушмин: Нет, не так много, как их выпускают. Вы знаете, они выпускают на колонки…

В.Матвиенко: Химичат и получают льготы по «Евро-5».

Д.Медведев: Химичат, да.

Е.Бушмин: Это уже не налоговые вещи, не экономические, это какие-то другие, административные.

Д.Медведев: Согласен. Что вы предлагаете, как с этим поступить?

Е.Бушмин: Не выпускать. Вы знаете, лицензирование, технический контроль – всё что угодно.

Д.Медведев: То есть идея в том, чтобы сделать более жёстким технический регламент, то есть внести в него коррективы?

Е.Бушмин: Регламент технический правильный.

Д.Медведев: Вы сказали… Но тем не менее для того чтобы не выпускать, надо что-то менять. Если что-то менять, это какой-то документ, правильно?

Е.Бушмин: Это только контроль. Только контроль!

Д.Медведев: Только за счёт контроля, а технический регламент не трогать?

Е.Бушмин: Технический регламент нормальный, мы его посмотрели.

В.Матвиенко: Он соответствует международному.

Е.Бушмин: После того как Вы сказали, что надо посмотреть, мы обратили на него внимание, и оказалось, что он очень приличный.

Д.Медведев: А контрольные процедуры где?

Е.Бушмин: Контрольные процедуры у нас только одна организация сейчас делает – Онищенко (Г.Онищенко – руководитель Роспотребнадзора).

Д.Медведев: Имеется в виду Роспотребнадзор?

Е.Бушмин: Да, надо техническое, надо…

В.Матвиенко: Проще говоря, выпускают «Евро-3», а вывешивают табличку «Евро-5».

Д.Медведев: Да это понятно, это известная тема.

Е.Бушмин: Надо подключать Ростехнадзор.

Д.Медведев: Роспотребнадзор.

Е.Бушмин: Роспотребнадзор – да, но он такие технические вещи не сможет. Это лаборатория…

Д.Медведев: А Ростехнадзор – это не его компетенция, если речь идёт о бензине, это Роспотребнадзор.

Е.Бушмин: Это так, это правда.Значит,Роспотребнадзор, но придётся дать денег, иначе не будет того бензина, который мы хотим, никогда.

Д.Медведев: Или разделить на части Роспотребнадзор.

Е.Бушмин: Тоже хорошее предложение.

Д.Медведев: Я не шучу, кстати.

Е.Бушмин: Я запомню. И буквально два слова по акцизам на ликёр и водку.

В.Матвиенко: Коллеги, уже время Дмитрия Анатольевича истекает. Ещё не все задали вопросы.

Д.Медведев: Без этого не должно обойтись. Да, что там по ликёру и водке?

Е.Бушмин: Мы повышаем такими хорошими темпами, что сейчас забыли, что кроме повышения акцизов у нас существует масса других методов борьбы с употреблением горячительных напитков. Вы знаете, что марки, которые наклеиваются на эту бутылку, никакого отношения к акцизам не имеют вообще? Они никак не связаны. Зачем их клеят, уже не понятно. Раньше их клеили в соответствии с объёмами уплаченных акцизов, сейчас уже нет. Сейчас это отдельный бизнес и какой-то неинтересный, тем более после того как они убрали их с пробки, это ещё и повторное использование возможно, он дешевле становится. Вы как юрист скажите, если раз в месяц опечатывать производство, нелицензионное производство водки, а через месяц приходить и опять опечатывать, как Вы думаете, результат какой-нибудь будет? Нет, не будет.

Д.Медведев: Как я понимаю, это делается просто определённым образом…

Е.Бушмин: Надо изымать, уничтожать средства производства.

Д.Медведев: Уничтожать надо, конечно, абсолютно.

Е.Бушмин: Так этого нет. Там нет обязательности изъятия и уничтожения.

Д.Медведев: Там – где?

Е.Бушмин: В Уголовном кодексе.

Д.Медведев: Так это уже ваша компетенция, коллеги. Давайте подумаем над совершенствованием Уголовного кодекса.

Е.Бушмин: Я не настолько юрист, чтобы… Только с Вашей помощью.

Д.Медведев: Я думаю, что здесь речь идёт не только об уголовном законодательстве, здесь нужно посмотреть ещё на административное законодательство. Хорошо, давайте займёмся этим, если вы считаете, что эти процедуры не работают.

Е.Бушмин: Не работают.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич можно в развитие… Я как сенатор тоже имею право задать вопрос.

Д.Медведев: Конечно, Валентина Ивановна.

В.Матвиенко: На 57% подняли акцизы на водку и алкогольную продукцию. В бюджет не увеличилось поступление, в доходную часть. Госстатистика даёт данные: на 25% снизилось производство водки и алкогольных напитков, в то время как потребление не уменьшилось, а выросло, то есть вырос нелегальный сектор. Эксперты говорят о том, что порядка 100 млрд рублей – доходы нелегального сектора, и эта тема не нова, она много раз обсуждалась.

Д.Медведев: Не нова, да.

В.Матвиенко: Искались варианты, но не получается у нас поставить под контроль всё это безобразие. Мало того, что народ травится и помирает, так ещё и такие огромные потери бюджета и уход в нелегальный сектор.

Е.Бушмин: Дмитрий Анатольевич, в Казахстане 118 рублей, а у нас 400–500 и будет 600.

Д.Медведев: И в Белоруссии так же приблизительно, как у нас.

Е.Бушмин: Но они сейчас двигаются, слава богу, а Казахстан совсем не двигается.

В.Матвиенко: А мы члены Таможенного союза, здесь тоже есть куда двигаться.

Д.Медведев: Да, да, я всё слышу, коллеги. В принципе ваши доводы мне кажутся очень серьёзными в этом плане. Во-первых, если говорить о нашем Таможенном союзе, нам обязательно нужно выровнять (я, кстати, завтра улетаю в Казахстан), потому что оттуда везут и спирты, и просто нелегальную продукцию, и вот эта разница, конечно, бьёт по нашим интересам. Что касается самой дилеммы, она существует, Валентина Ивановна, я с вами согласен. Как только начинаешь накручивать налоги, акцизы в данном случае, сразу же начинается производство нелегальной водки, и, конечно, это отражается на здоровье. Где этот баланс? Я честно вам скажу, я не знаю. Если мы чувствуем, что в результате этого мы больше теряем, давайте подумаем о том, чтобы снизить эти акцизы, но мы должны тогда понимать, что в этом случае будут другие проблемы.

Е.Бушмин: И поднять контроль.

В.Матвиенко: Системы нет контроля.

Д.Медведев: Слушайте, контроль. Мы тоже знаем, как эта система работает.

Реплика: ЕГАИС (единая государственная автоматизированная информационная система).

Д.Медведев: Предложите ЕГАИС. Да, я сразу вспоминаю, как мы ЕГАИС внедряли. Предложите систему, которая будет хорошо работать. Мы в Правительстве готовы любые предложения по этому поводу услышать. Но то, что это сообщающиеся сосуды, я не могу с этим спорить. Повышается акциз – увеличивается производство нелегальной водки.

В.Матвиенко: Пожалуйста.

В.Тюльпанов (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по регламенту и организации парламентской деятельности): Дмитрий Анатольевич, Тюльпанов Вадим Альбертович.

Д.Медведев: Пожалуйста, Вадим Альбертович.

В.Тюльпанов: Мой вопрос касается строительства и развития метрополитена в городах-миллионниках Российской Федерации. Мне легко их перечислить, потому что они находятся все на символической карте за вашей спиной – Москва, Петербург, Казань, Самара, Екатеринбург, Нижний Новгород и Новосибирск. И ещё в четырёх городах начинают строительство метрополитена. Когда к нам приходил Антон Германович Силуанов, я спросил его о возможности поддержки федеральным центром строительства метро. И он сказал…

Д.Медведев: И что вам сказал Антон Германович Силуанов?

В.Тюльпанов: Он, как и положено прижимистому Министру финансов, сказал, что денег в бюджете нет и вообще это муниципальная зона ответственности – строительство метро.

Д.Медведев: Правильно говорит. И то, и другое – абсолютная правда. Денег нет, и это ответственность регионов.

В.Тюльпанов: Но в то же время, Дмитрий Анатольевич, я хочу сказать, что метро, кроме того, что это транспорт, это ещё и стратегический объект, предназначенный, извиняюсь, не дай бог, на случай военных действий каких-то. И по одному этому он не может быть только муниципальным видом транспорта. Скажите, пожалуйста, можно ли вместе с Вами нам побороться за то, чтобы в бюджет какого-то будущего года включить…

Д.Медведев: Вместе со мной побороться с Силуановым?

Вадим Альбертович, знаете, я тоже понимаю, что такое метро. Я вырос в том же городе, что и вы, где метро было главным видом транспорта – удобным, про стратегическую составляющую даже говорить не буду. Хотя, если говорить современными мерками, не факт, что это имеет какое-то значение, потому что не дай бог подобные конфликты, но они уже не будут проходить по тому сценарию, который мы видели в 1950–1960-е годы. Тем не менее метро – важнейший вид коммуникации, очень дорогостоящий для строительства.

Я считаю, что мы всё равно так или иначе будем оказывать крупным городам здесь поддержку. Подчёркиваю – так или иначе, имея в виду ограниченность финансов. Но мы всё-таки запланировали определённую поддержку в рамках подготовки к Олимпиаде. Не для всех городов-миллионников, но для двух – для Нижнего Новгорода и, если я не ошибаюсь, для Петербурга. Это не потому что мы любим только Нижний Новгород или только Петербург…

Реплика: К чемпионату мира!

Д.Медведев: Да, к чемпионату мира, я оговорился, при подготовке к чемпионату мира. Поэтому под какой-то повод, я считаю, мы можем поддерживать и другие города-миллионники, но в зависимости от того, сколько у нас денег, а для этих двух городов эти деньги запланированы именно в связи с подготовкой к 2018 году. Будут деньги – будем помогать.

А.Клишас (председатель комитета Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества): Клишас Андрей Александрович, комитет по законодательству. Дмитрий Анатольевич, Вы уже сформулировали вначале своего выступления очень чётко позицию, которая касается того, что подзаконные акты, конечно же, должны быть готовы, для того чтобы можно было реализовывать законы, которые принимает парламент. Но сама по себе эта задача тоже непростая.

Д.Медведев: Совсем не простая

А.Клишас: Например, в июле был закон об аквакультуре. 1 января 2014 года он вступает в силу, там более 20 подзаконных актов требуется, чтобы были готовы.

Поэтому, Дмитрий Анатольевич, с учётом того, что здесь уже звучало – у нас достаточно конструктивные отношения с ведомствами, со статс-секретарями, и есть предложение: может быть, подготовку этих ведомственных и нормативных актов можно начинать одновременно с обсуждением законов, которые проходят в Совете Федерации? Это поможет нам более качественно работать над самими законами, собственно говоря, не буду этого скрывать, иногда избегать принятия тех поправок, которые приходят и противоречат концепции этих законов. А такое часто встречается.

Поэтому, если Вы поддержите, мы могли бы в данном случае оказать помощь при подготовке этих подведомственных актов, чтобы законы вступали в силу и полноценно работали с момента, когда они должны заработать. Спасибо.

Д.Медведев: Андрей Александрович, вы абсолютно правы, я уже об этом говорил. Я двумя руками за это и считаю, что нужно всячески стимулировать ведомства начинать эту подготовку, по сути дела, на стадии подготовки концепции законопроекта.

Все поручения даны, все флажки расставлены, жёсткие слова сказаны, но, к сожалению, этот маховик крутится очень медленно. Мы все за, но нужно, может быть, какую-нибудь взаимную помощь в этом плане оказывать, потому что вы упомянули закон об аквакультуре, где нужно подготовить 20 нормативных актов, а я упомяну закон о федеральной контрактной системе, где 50 нормативных актов, причём все они должны пройти экспертизу на коррупциогенность, все они сложные, имеют разные развилки. Очень хотелось бы, чтобы мы с вами вместе над этим работали, потому что наши ведомства все в рутине, их заставляют готовиться к заседаниям Правительства, решать кучу оперативных задач и плюс к этому говорят: «Слушай, ты этот законопроект двигай, будь любезен, напиши ещё это, это и это». В самом министерстве ещё иногда и персонала для того, чтобы именно написать закон, и вы это отлично знаете, нет. Одно дело идею сформулировать, а другое дело – превратить это в нормативный акт, пусть даже подзаконный. Поэтому двумя руками за, давайте вместе стараться это делать по всем законопроектам, во всяком случае по всем существенным. Спасибо.

А.Клишас: Мы готовы.

Ю.Воробьёв (заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации): Дмитрий Анатольевич, у меня вопрос, который не требует никаких денег. Единственный вопрос.

Д.Медведев: Уже хорошо. Задавайте тогда его быстрее.

Ю.Воробьёв: Я очень хочу, чтобы Вы высказали своё мнение – или поддержали, или сказали что-то другое. Я хочу сказать о проекте закона о добровольчестве. Как известно, во всём мире такие законы существуют, приняты, и очень активно развивается это движение. Мы видим, что молодёжь в наше время реально хочет участвовать в строительстве государства, в социальной жизни, помогать обездоленным, участвовать в различных проектах, не политических, а гуманитарных.

К сожалению, сегодня нет такого закона, который отрегулировал бы эту деятельность во всех сферах. Есть закон о волонтёрах (это французский синоним добровольцев) для Олимпийских игр, Вы знаете. Когда в 2010 году горели, приняли закон о добровольных пожарных. Теперь готовимся к 2018 году, наверное, будем принимать закон о волонтёрах, которые будут работать в этот период времени, для этого мероприятия.

Д.Медведев: О фанатах.

Ю.Воробьёв: Да. И, конечно же, нужно вывести этот вид деятельности, этот сегмент гражданского общества из политической сферы. Мы подготовили такой законопроект, сегодня он находится в Государственной Думе, очень многие его поддерживают, мы проработали на всех уровнях. Очень бы хотелось, чтобы Правительство поддержало наш законопроект.

Д.Медведев: А Правительство до этого сказало нет, что ли?

Ю.Воробьёв: До этого Правительство сказало: мы согласны с концепцией, вы правильно думаете, но нужен не закон, а нужно во все законы, которые везде разбросаны, внести некие поправки.

Д.Медведев: Внести изменения, да.

Ю.Воробьёв: Да. Я считаю, что это совершенно неправильно и так сделать просто нельзя.

Д.Медведев: Юрий Леонидович, я скажу так: раз вы задали вопрос, который не имеет стоимостной оценки, уже за это мне хочется поддержать закон о добровольчестве. Если говорить серьёзно, я сторонник экономии юридической формы, для того чтобы нам не девальвировать законы, вы это как законодатели отлично знаете. Но если (я не читал соответствующий законопроект, отдайте, я посмотрю), если в нём есть собственное нормативное содержание, несводимое к закону о волонтёрах, другим нормативным актам, включая акты по добровольным пожарным формированиям и так далее, давайте его примем. Никаких возражений быть не может, главное, чтобы, как говорят юристы, у него был предмет собственного правового регулирования.

Ю.Воробьёв: Дмитрий Анатольевич, спасибо. Я знал, что только Вы можете его прочитать, потому что остальные просто его отвергают.

Д.Медведев: Хорошо. Договорились.

В.Матвиенко: Коллеги, мы договаривались, у Дмитрия Анатольевича напряжённый график… Дмитрий Анатольевич, спасибо огромное за такой формат неформальный, потому что мы получили ответы из Ваших уст на те вопросы, которые нас интересовали. Мы будем руководствоваться дальше при рассмотрении законопроектов, исходить из позиции Правительства. На самом деле мы настроены на активную работу. Ещё раз хочу поблагодарить Правительство за очень уважительное отношение к деятельности Совета Федерации, за реальную совместную работу, совместный диалог. Спасибо, мы это очень ценим.

Д.Медведев: Спасибо, Валентина Ивановна, спасибо, уважаемые коллеги! Я всегда открыт для того, чтобы общаться. Спасибо, что пригласили не в новое здание, но в обновлённое здание, мне на самом деле очень понравилось. И хотел бы сказать одно: мы с вами встречаемся, может быть, не так часто, как надо было бы, давайте встречаться чаще. В прошлый раз мы с вами виделись у меня, это было год назад. За год много чего произошло, и если мы как минимум хотя бы два раза в год (а если требуется, и чаще) будем общаться, мне кажется, это будет на пользу и Правительству, и Совету Федерации. Так что я в вашем распоряжении. Будем встречаться.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич, мы же от народа, мы голос народа.

Д.Медведев: Так и есть.

В.Матвиенко: Я знаю, что Вы хорошо владеете ситуацией в стране, но сенаторы приносят эту соль от земли, что называется, после поездок по регионам.

Д.Медведев: Это именно так, но потом, понимаете, всё равно очень важно, что у любого сенатора, у любого человека, который занимается законодательством, особенно у тех, кто бывает в регионах, есть собственная практика применения этих законов. И более того, когда у меня какие-то вопросы возникают, я нажимаю кнопку, спрашиваю, например, у министра финансов: «Как?» – он мне говорит, естественно, то, что считает целесообразным. Но очень важно, чтобы долетала и другая информация, а именно от вас её и надо получать.

В.Матвиенко: Спасибо Вам огромное.

Д.Медведев: Спасибо.

<...>

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 сентября 2013 > № 908268 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 23 сентября 2013 > № 908267 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев направил приветствие коллективу Суда по интеллектуальным правам в связи с началом его работы

Уважаемые судьи!

Уважаемые коллеги!

Начало работы первого Суда по интеллектуальным правам – важное событие в жизни страны, свидетельствующее о современном развитии нашего общества, повышении правовой культуры граждан.

Новый специализированный арбитражный суд обладает широкой компетенцией, и его учреждение стало необходимым шагом к созданию государственной системы, призванной повысить эффективность защиты нематериальных активов, патентного и авторского права. Это продиктовано задачами социально-экономической модернизации России, которая невозможна без поддержки инновационного предпринимательства и изобретательства.

Уверен, что вы будете достойно выполнять возложенные на вас функции и полномочия, а благодаря вашему профессионализму, чёткому следованию духу и букве закона защита интеллектуальной собственности будет соответствовать мировым стандартам.

Желаю вам успехов и всего наилучшего.

Д.Медведев

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 23 сентября 2013 > № 908267 Дмитрий Медведев


Сирия. Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 19 сентября 2013 > № 908253 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев ответил на вопрос о ситуации в Сирии во время встречи с участниками Генассамблеи ОАНА

Д.Медведев: Я попробую чуть более широко порассуждать на тему ситуации в вашей стране. Она, конечно, сверхдраматическая и начала осложняться в тот период, когда я был президентом. И, как сейчас помню, на одной из пресс-конференций мне задали вопрос о том, готова ли Россия вместе с другими странами принять решение в отношении Сирии, аналогичное решениям, которые были приняты в связи с событиями в Ливии. И тогда я сказал, что мы на это никогда не пойдём. По нескольким причинам. Прежде всего потому, что события в Ливии обернулись тоже чрезвычайно драматическим образом, когда под прикрытием решений, принятых Советом Безопасности Организации Объединённых Наций (мы в какой-то момент эти решения поддержали, решения, напомню, абсолютно гуманитарного характера, для того чтобы обеспечить сохранение жизни людей), по сути, была предпринята интервенция и безотносительно к тем силам, которые этим занимались, по сути, произошло внешнее вмешательство в очень сложный конфликт.Россия никогда не поддерживала военное решение вопросов, которые должны разрешаться другими способами в суверенных государствах. Иными словами, любое вмешательство извне, кроме случаев, прямо предусмотренных уставом Организации Объединённых Наций, включая соответствующее право на самооборону, мы считаем недопустимым и в целом преступным. Ровно этими соображениями я руководствовался, когда тогда сказал, что считаю недопустимым подобное развитие событий в Сирии. К сожалению, события стали развиваться драматическим образом, и, на наш взгляд, они лишь подтверждают недопустимость военных сценариев решения тех проблем и гражданских проблем, которые накопились в вашей стране. Сирийцы сами должны с ними разобраться в рамках межконфессионального диалога, в рамках тех процедур, которые могут происходить и внутри страны, и на международных площадках. Но в любом случае если всё это происходит под прикрытием решений ООН и сопровождается массированными поставками оружия – это не наш выбор. Именно поэтому ни я, ни действующий Президент Владимир Путин такие решения никогда не поддерживаем.

В настоящий момент ситуация весьма сложная, естественно, она обострилась после известных событий вокруг применения химического оружия. Наша позиция была сформулирована российским Президентом. Нужно провести максимально тщательное расследование того, что произошло. Безусловно, применение химического орудия, кто бы его ни применял, – это преступление против человечества и должно рассматриваться как международное преступление. Но само по себе расследование должно пройти в тех формах, которые будут предусмотрены международными правилами.

Что же касается российско-американских переговоров, а также российской инициативы, то, мне кажется, это своевременная инициатива. Эта инициатива позволила, по сути, в настоящий момент предотвратить эскалацию насилия, позволила уйти из военного сценария хотя бы к настоящей перспективе, в мирный процесс. Мы надеемся, что всё, что было предложено, будет исполнено, включая и отказ от химического оружия, а также те решения по подписанию конвенции, которые были предприняты сирийской стороной, будут исполнены. Это самый правильный путь. Я рад, что наша инициатива, российская инициатива, нашла определённый отклик у наших международных партнёров, включая Соединённые Штаты Америки. Посмотрим, что из этого всего выйдет. Самое главное сейчас – обеспечить реализацию тех договорённостей, которые были достигнуты в Женеве, тех договорённостей, которые в настоящий момент обсуждались на других площадках.

Вы упомянули роль региональных государств. Здесь присутствуют представители соответствующих региональных государств – и арабских, и неарабских. Вы знаете, мне кажется, что самое главное – чтобы каждое государство осознавало свою ответственность за развитие событий у соседей. Нам могут нравиться или не нравиться иностранные правители, у нас может быть личное отношение к тем или иным процессам, которые происходят в соседних странах, – это абсолютно нормально, тем более, когда в этих странах живут братья по вере или просто близкие люди. Но в то же время, на наш взгляд, на взгляд руководства России, это не должно служить основанием для вмешательства во внутренние дела. Мы исходим из того, что устав Организации Объединённых Наций, вообще весь международно-правовой опыт человечества, накопленный за период с конца ХIX века по нынешний период, свидетельствует о том, что ничего кроме международного права для решения подобных конфликтов применяться не может. Всё остальное – путь в никуда. Мы знаем, что в результате целого ряда конфликтов, который был в вашем регионе, благополучие не пришло, благоденствие не наступило, процветание не случилось. Но террористические группировки типа Аль-Каиды и упомянутых других распространяются по всему региону. Стал ли от этого мир безопасен? Ни в коей мере нет! Поэтому наша позиция – переговоры, отказ от химического оружия и на этой основе решение целого ряда других проблем, как мне представляется, является безальтернативной. А все государства, включая и важнейшие региональные государства, должны помогать этому процессу, а не блокировать его. Такова позиция Российской Федерации.

Сирия. Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 19 сентября 2013 > № 908253 Дмитрий Медведев


Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 19 сентября 2013 > № 908252 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев во время встречи с участниками Генассамблеи ОАНА ответил на вопрос о совместимости участия Украины в ассоциированном членстве в Европейском союзе и участия Украины в Таможенном союзе

Д.Медведев: Если они готовы выполнить все наши процедуры, если они готовы пройти через принятие соответствующих законов, ратифицировать необходимые соглашения парламентом и принять на себя все обязанности, они могут быть членом Таможенного союза, мы будем этому очень рады. Но когда мои украинские друзья говорят о том, что они готовы ратифицировать одно соглашение... Я недавно слышал, Премьер-министр Украины Николай Янович Азаров сказал: «Вот мы готовы это соглашение ратифицировать». Но это, кроме удивления, ничего не вызывает. Аut Caesar , aut nihil – есть такая латинская поговорка: всё или ничего.То же самое я могу сказать в отношении совместимости участия в ассоциированном членстве в Европейском союзе и соответствующего участия в Таможенном союзе. У нас нет никаких предубеждений против Европейского союза. Это наш крупнейший торговый партнёр, у нас более 400 млрд евро торгового оборота, 50% торгового оборота. У нас есть ещё другие крупные партнёры (Китай, целый ряд других стран), но тот, кто вступает в ассоциированные члены Европейского союза, принимает на себя целый ряд очень серьёзных обязательств, и исполнение этих обязательств (а я специально смотрел соответствующий договор) приведёт к невозможности исполнения обязательств в рамках Таможенного союза.

Все разговоры о возможности быть и тут и там – полное лукавство. Это желание, извините, просто запудрить мозги собственному народу, что мы как бы немножко и там, немножко и здесь и отовсюду получим свои дивиденды. Так не бывает. Если выбор сделан (а выбор нашими партнёрами, похоже, сделан, уже и правительство приняло соответствующее решение), мы желаем нашим украинским друзьям максимально тесной интеграции с Евросоюзом, пусть они зарабатывают деньги для своего национального бюджета от этого участия. Мы сомневаемся в том, что это принесёт большие дивиденды. Но, если они сделали такой выбор, это их решение, пусть их поступки оценивает народ Украины. Спасибо.

Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 19 сентября 2013 > № 908252 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 сентября 2013 > № 908250 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

Повестка: о прогнозе социально-экономического развития и федеральном бюджете на 2014-2016 годы и ещё 13 вопросов.

Стенограмма начала заседания:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги, у нас сегодня важный день – у нас сегодня, наверное, одно из ключевых заседаний Правительства, потому что мы рассматриваем блок вопросов, связанных с проектом федерального бюджета на ближайшие три года. Соответственно, прозвучат выступления и о прогнозе, и о проекте закона о федеральном бюджете, и связанные, естественно, с этим вопросы о денежно-кредитной политике, о бюджете социальных фондов. В любом случае очередной этап этого трудного марафона завершён на уровне Правительства, впереди сложная работа в комитетах и фракциях Государственной Думы и Совета Федерации.Контекст

Материалы к заседанию Правительства 19 сентября 2013 года

Начнём мы обсуждение с прогноза социально-экономического развития нашей страны на период с 2014 по 2016 год. Как известно, посткризисное восстановление мировой экономики, в том числе наших ведущих торговых партнёров, таких как Европа, оказалось не столь быстрым, как на то были надежды: на европейском рынке рецессия. В Азии и Соединённых Штатах также рост не очень значительный. В последнее время, правда, определённое оживление в целом ряде развитых стран наметилось. Посмотрим, как будут развиваться события в следующем году. Это отчасти обнадёживает, но говорить об устойчивом росте, безусловно, рано, поэтому практически все международные организации вынуждены пересматривать ранее сделанные прогнозы. Известно, что МВФ понизил прогноз роста мировой экономики в текущем году с 4% до 3,1%. Не скрою, мы, конечно, рассчитывали на более оптимистическое развитие событий, как, наверное, и абсолютное большинство наших коллег в других государствах.

Что касается нашей страны, то, по оценкам Минэкономразвития, валовый внутренний продукт в этом году должен вырасти на 1,8%. Начиная со следующего года, мы надеемся, что темпы роста будут выше – в районе 3%. Это основной или базовый вариант прогноза. Именно на его основе верстался бюджет. Есть и более консервативные оценки. Мы прекрасно понимаем, что для того чтобы он стал реальностью, предстоит многое сделать. Надо продолжить усилия по формированию благоприятных условий для частных инвестиций за счёт дальнейшего улучшения делового климата. Нам предстоит заниматься формированием современной производственной и транспортной инфраструктуры, продолжить модернизацию законодательства и институтов, а также оптимизацию системы государственного управления. Другими словами, речь идёт о повышении конкурентоспособности по всем направлениям – на уровне национальной юрисдикции, на региональном уровне, муниципальном уровне и на уровне отдельных компаний и работодателей.

Конечно, в прогнозе важны не только конкретные цифры, важен и общий тренд, с тем чтобы принимать решения, усиливая позитивные тенденции и сокращая возможные риски. Очень важно грамотно расставить приоритеты и распределить наши финансовые ресурсы, которые, как известно, увы, не безразмерны. Надо спланировать доходы, включая доходы от приватизации, а также внутренние и внешние заимствования, в конечном счёте сформировать реалистичный, подчёркиваю, реалистичный и, безусловно, сбалансированный бюджет.

Теперь несколько слов о проекте самого бюджета. Его основные параметры мы обсуждали неоднократно. Вчера было заседание Комиссии по бюджетным проектировкам, где мы подвели черту дискуссиям на эту тему. Что я считаю принципиально важным?

Первое. Приоритеты Правительства в бюджетной сфере хорошо известны, неоднократно заявлены, они заданы Бюджетным посланием, известными указами Президента, Основными направлениями деятельности Правительства до 2018 года. И все эти приоритеты должны исполняться.

Второе. Бюджет получился весьма жёстким. При его подготовке мы исходили из реальной экономической ситуации и у нас в стране, и в мире, принимали во внимание те ограничения, которые связаны с неблагоприятной конъюнктурой на финансовых и сырьевых рынках, и, естественно, основывали наши расчёты на бюджетном правиле, учитывали также и демографические факторы. Поэтому расходы придётся сокращать, но не в ущерб нашим основным планам. Продуманное использование средств, такой бюджетный рационализм должен стать обязательным для всей бюджетной системы. Необходимо ещё раз проанализировать эффективность государственных расходов, контролировать выполнение государственных и федеральных целевых программ, стараться сделать максимально прозрачными государственные закупки и расходы компаний, которые контролируются государством. Теперь это всё вполне реально – бюджет впервые спланирован по программному принципу и будет исполнен в соответствии с этим принципом. Кроме того, с нового года мы запускаем Федеральную контрактную систему.

Третье. Несмотря на все сложности, о которых я только что сказал, бюджет в целом имеет социальную направленность. Дополнительные средства предусмотрены в рамках выполнения наших социальных обязательств, и они в целом растут (средства). Речь прежде всего идёт о дальнейшем повышении зарплат бюджетникам – это педагогические кадры, медицинские, социальные работники, научные сотрудники. Конечно, это увеличит нагрузку на регионы, и мы постараемся нашим коллегам помочь в максимальной степени. Необходимые средства в бюджете запланированы. Будет продолжено и финансирование модернизации здравоохранения и образования, и поддержка материнства и детства.

Принято решение о замораживании на один год тарифов на услуги крупнейших естественных монополий. Это позволит ограничить рост коммунальных платежей, что важно для граждан и, надеюсь, даст ощутимый антиинфляционный эффект. Инфляция планируется на уровне 4–5% в год – это самая низкая цифра за последние годы.

Четвёртое. Один из главных приоритетов бюджета – создание условий для дальнейшего экономического роста, причём устойчивого роста, и стимулирование инвестиционной активности. В следующем году у нас начинается реализация крупных инвестпроектов, на эти цели предусмотрены, несмотря на наши сложности, весьма значительные средства, и я надеюсь, что они будут расходоваться с умом.

Отдельный вопрос – поддержка малого и среднего бизнеса, создание комфортных условий для предпринимательской деятельности. Эта тема должна быть в зоне постоянного внимания Правительства. Даже при сокращении доходной части бюджета мы пошли на то, чтобы сохранить льготы для небольших компаний по уплате страховых взносов, и направляем значительные средства в федеральный гарантийный фонд, специально созданный для поддержки малого бизнеса.

И, наконец, последнее. Я убеждён, что эффективно управлять государственными финансами можно, лишь обеспечив необходимую открытость бюджетного процесса и общественное обсуждение бюджетов всех уровней – от разработки бюджета до соответствующего контроля за расходованием средств.

У меня есть предложение следующим образом построить наше обсуждение: сейчас я приглашу выступить Министра экономического развития с докладом о прогнозе, после этого – Министра финансов с докладом, собственно, о федеральном бюджете. После этого попросим выступить наших экспертов. Сегодня Евгений Григорьевич Ясин (Е.Ясин – научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики») приглашён для соответствующего выступления. И пообсуждаем оба вопроса – и прогноз, и бюджет. А после этого, по сути, в развитие этой темы выступят наши коллеги с сообщениями по единой денежно-кредитной политике – Эльвира Сахипзадовна Набиуллина как председатель Центрального банка, – доклады по бюджетам социальных фондов также прозвучат и некоторые связанные с этим законы из уст наших коллег по Правительству. Если такая модель обсуждения поддерживается, давайте приступим. Пожалуйста, Алексей Валентинович Улюкаев.

А.Улюкаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Предлагаемый вашему вниманию Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2014 год и на период до 2016 года разрабатывался в крайне сложной макроэкономической обстановке, как глобальной, так и национальной. В 2012 году завершился фактически восстановительный рост после кризиса 2008–2009 годов, и мы столкнулись, с одной стороны, с высокой степенью ограничений по глобальному спросу на основные товары нашего экспорта, что привело к снижению физических объёмов экспорта (падение экспорта за первую половину этого года порядка 2,5%) и к снижению конъюнктурных цен на многие товары нашего экспорта, в том числе металл и некоторые другие позиции. Соответственно, тот импульс, который мог бы прийти с внешних рынков на внутренний спрос, на него не пришёл. С другой стороны, период длительного роста издержек производства, в частности издержек, связанных с тарифами инфраструктурных монополий, тарифами газоснабжения, тарифами энергетическими, тарифами по железнодорожным перевозкам, опережающий рост заработной платы, укрепление реально эффективного курса рубля – всё вместе привело к ситуации, когда финансовый результат деятельности предприятий стал быстрыми темпами снижаться. Особенно очевидно это проявилось в первой половине текущего года, что, с одной стороны, резко сузило возможность для наших предприятий проводить ценовой манёвр в целях поддержки своей конкурентоспособности, с другой стороны, стало явным ограничителем программ самофинансирования для целей инвестиций в основной капитал.Мы видим, что серьёзнее всего пострадали именно инвестиции. По итогам восьми месяцев у нас снижение инвестиций в основной капитал на 1,3%. Валовый внутренний продукт также растёт неудовлетворительными темпами, прогноз пересматривался два раза. Текущее значение – 1,5% роста. Мы рассчитываем, как сказали Вы, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове, что по итогам года это будет 1,8%. Во многом это связано с характером инвестиционного процесса, с тем, что большие объёмы вводов объектов капитального характера происходят в конце года.

Промышленность имеет нулевой рост, и это в основном достигается за счёт работы добывающих секторов, притом что обрабатывающие отрасли показывают отрицательную динамику – минус 1% с небольшим. Фактически единственным основанием для того, пусть скромного, экономического роста, который есть, является потребительский спрос, который поддерживается достаточно высоким темпом роста реальных доходов населения, реальных зарплат и розничного товарооборота. В этой связи тот прогноз, который мы предлагаем вашему вниманию, действительно является реалистичным, напряжённым, но мы рассчитываем на то, что ряд мер, которые содержатся в плане действий Правительства, будет приносить свои результаты.

В целом мы считаем, что двумя основными факторами, которые позволят улучшить ситуацию с экономическим ростом в 2014 и двух последующих годах, будут являться внутренний спрос, который даст примерно 2,3% (потребительский спрос прежде всего) и активизация инвестиционной деятельности. Если по 2013 году мы предполагаем, что инвестиции возрастут на 2,5%, на 2014 год – это 3,9% и дальше выход на траекторию – 5,6% в 2015 году и 6% в 2016 году. Это означает, что доля этого фактора существенно увеличится с 0,6 процентного пункта в текущем году до 1,3 пункта ВВП в 2016 году, то есть более чем в 2 раза. Это серьёзная, амбициозная задача, и мы полагаем, что она будет и должна решаться по совокупности факторов: прежде всего это преодоление той негативной спирали роста издержек производства, которая сейчас особенно обременительна для нашего бизнеса. В этой связи предлагает переход к контрциклической тарифной политике, установлению пределов роста тарифов для инфраструктурных монополий на уровне инфляции «минус». Причём для целей 2014 года предлагается не проводить индексацию тарифов для потребителей, кроме населения, имеются в виду грузовые грузоотправители, имеются в виду промышленные потребители электроэнергии, имеются в виду промышленные потребители газоснабжения. Мы считаем, что такой манёвр даст необходимый ресурс предприятиям, позволит им сбалансировать свои бюджеты и осуществлять инвестиции в развитие в соответствии с принятыми бизнес-планами. Мы понимаем, что в этой ситуации возникают риски, связанные с выполнением инвестиционных программ «Газпрома», «Российских железных дорог», российских сетевых компаний, но здесь мы видим ресурсы, связанные, с одной стороны, с тем, что они сами будут иметь некоторую экономию на входящих затратах, с другой стороны, с той работой по оптимизации структуры ценообразования для целей поставки товаров и услуг для реализации инвестиционных программ этой компании, в которой мы могли бы также подставить своё плечо, работать вместе с коллегами в рамках правительственной комиссии и так далее. Здесь есть серьёзный ресурс для экономии и на операционных расходах, и на этих компонентах издержек по инвестиционным программам.

Хочу заметить, что мы всего лишь распространяем на естественные монополии тот принцип экономии, который заложен в бюджете для бюджетополучателей, которые также должны реализовывать в физическом объёме программы, которые у них заложены, при снижении стоимостных ценовых показателей. Тот реальный выигрыш, который получат отрасли, позволит им серьёзно продвинуться в части реализации своих деловых планов. Вообще мы считаем, что можно провести большую работу по снижению в целом уровня бремени издержек для компаний, развернув её, начиная от естественных монополий, как в сторону потребителей их услуг, так и в сторону поставщиков для реализации их инвестиционных программ, и распространить дальше этот импульс экономии на последующие циклы передела.

Что касается населения, то предлагается формула «инфляция-минус», причём предлагается она на долгосрочной основе. Имеется в виду, что она охватит, по крайней мере, горизонт планирования с 2011 по 2016 год, и для расчётов мы будем принимать значение инфляции предшествующего года, специальный понижающий коэффициент 0,7. Мы считаем, что это также позволит серьёзно, с одной стороны, дать дополнительный ресурс населению для решения проблем благосостояния, и с другой – позволит в целом провести оптимизацию затратной ситуации в экономике.

Эта мера по контрциклическому регулированию тарифообразования, кроме того, даст эффект в области инфляции. Мы считаем, что в целом инфляцию по годам нам удастся удерживать в коридоре между 4 и 5%. Расчётное значение инфляции по 2014 году – это 4,8%, затем с понижением до 4,4% к 2016 году с учётом этой новации по «инфляции-минус» по потреблению этих ресурсов населением.

Второй момент – мы всё рассчитываем на среднеинвестиционные активности бизнеса, которые будут опираться, с одной стороны, на продолжение той динамики кредитования, которая сейчас достигнута, а с другой стороны, на улучшение в целом предпринимательских условий, на реализацию «дорожных карт» по предпринимательской инициативе. Это 13 карт, по ряду из них мы уже имеем серьёзное продвижение вперёд: по таким «дорожным картам», как «Таможенное администрирование», «Подключение к электрическим сетям», «Жилищное строительство». Предстоит ещё принять четыре «дорожные карты». Мы рассчитываем на качественную работу институтов поддержки предпринимателей, института омбудсмена. Мы работаем над программой государственно-частного партнёрства. Соответствующий закон внесён в Государственную Думу и проходит сейчас обсуждение. Это позволит по-новому структурировать инвестиционные проекты. И тот новый подход к развитию крупных инфраструктурных проектов во многом будет опираться на реализацию принципов государственно-частного партнёрства, когда крупные проекты, в том числе и те, которые реализуются с учётом средств Фонда национального благосостояния (это три крупнейших транспортных проекта сейчас, в которых также будут участвовать и российский бизнес, и глобальный бизнес, и средства пенсионных накоплений, которые находятся под управлением государственной управляющей компании, и бюджетные средства), позволяет создать приемлемую структуру прибыли, обеспечить надёжную защиту рисков инвестиций и тем увеличить общий объём их предложений в экономике.

Следующая позиция – это поддержка экспорта. Мы в своих расчётах заложили серьёзное увеличение экспорта высокотехнологичной продукции с высоким уровнем добавленной стоимости, имея в виду увеличение к 2016 году её объёма на 25% в номинальных значениях. Для этих целей предполагается задействовать те инструменты поддержки экспорта в области гарантий, в области экспортных кредитов, в области субсидирования процентных ставок для целей поддержки экспорта, которые у нас реализуются через механизмы государственных институтов развития, включая агентство ЭКСАР и Внешэкономбанк.

Важнейшим приоритетом и средством диверсификации экономического развития будет поддержка малого и среднего предпринимательства. В этой связи отмечу такие заложенные в расчёты прогноза меры, как продление по крайней мере до 2018 года льготного характера уплаты страховых платежей в бюджетные фонды для малого и среднего предпринимательства на уровне 20%, меры по развитию системы гарантийных фондов. У нас сейчас действуют региональные гарантийные фонды, предполагается в 2014 году завершить создание федеральной системы гарантийных фондов через создание федерального гарантийного фонда, который будет являться небанковской кредитной организацией, будет капитализирован за счёт средств бюджета на сумму 30 млрд рублей за два года и тем сможет обеспечить серьёзный рост гарантий и удешевление в целом уровня кредитов для конечных заёмщиков. Мы рассчитываем на использование средств Фонда национального благосостояния не только для инфраструктурных проектов, но и для целей фондирования операций малого и среднего бизнеса, в частности для целей развития инвестиционных проектов среднего бизнеса длительностью семь лет мог бы предоставляться ресурс по цене не выше 10% годовых, исходя из фондирования в этих целях Фондом национального благосостояния ВЭБа на уровне 6%. Совокупность этих мер, те структурные сдвиги, улучшение работы институтов в экономике, которые заложены в планы действия Правительства, с нашей точки зрения, позволят выйти на траекторию устойчивого экономического роста, иметь 3% экономического роста, измеряемого в долях от ВВП, в 2014 году, и с линией повышательной 3,1% – в 2015 году и 3,3% – в 2016 году. Притом что промышленное производство будет расти темпами несколько более 2%, мы учитываем более высокие темпы роста по сервисным отраслям, по сельскому хозяйству. Предполагаем, что розничный товарооборот, основанный на росте реальных располагаемых доходов населения темпами свыше 4%, будет по-прежнему оказывать позитивное влияние на темпы экономического роста.

Мы исходим из того, что условия внешнеэкономической конъюнктуры вряд ли будут существенно лучше. Несмотря на то что действительно в Европе рецессия прекращается, неплохие ожидания по экономическому росту в Соединённых Штатах, есть риски снижения темпов роста в развивающихся странах.

В целом для целей сценарного расчёта мы оставили примерно те же ожидания по глобальному росту, которые были прежде. В наших расчётах мы предполагаем, что будет постепенно снижаться положительное сальдо текущего счёта платёжного баланса, но оно будет компенсировано тем, что, как мы ожидаем, меры по улучшению инвестиционного климата позволят существенно снизить отток частного иностранного капитала, в этом году прогнозируемый на уровне 70 млрд долларов, до уровня 25 млрд в 2014 году, обнулить этот показатель в 2015 году и иметь небольшой прирост в 2016 году. В целом имею в виду, что общий баланс между текущим счётом и капитальным счётом будет практически нейтральным.

Мы понимаем, что этот прогноз не является оптимистическим. Мы для целей тестирования положений, заложенных в нём, использовали два тестовых варианта прогноза – с лучшей и худшей мировой конъюнктурой. Но выполнение и этого прогноза, достижение основных его показателей представляется нетривиальной, непростой экономической задачей, требующей мобилизации и тех мер, о которых я уже говорил, и многих других. Мы видим некоторые риски, которые связаны прежде всего с оценками роста кредитования в экономике. Мы заложили довольно высокие темпы роста, что нам не гарантировано, в том числе и по розничному кредитованию, которое поддерживает потребительский спрос. Кроме того, поддержание инвестиционных программ инфраструктурных монополий в их объёме при снижении выручки компаний вследствие непроведения индексации в 2014 году тарифов также предполагает серьёзную работу и тоже несёт в себе некоторые риски. Тем не менее мы считаем, что в целом прогноз сбалансирован, реалистичен и позволяет выстроить работу Правительства на этой основе. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Присядьте, пожалуйста. Антон Германович (обращаясь к А.Силуанову), вам слово.

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Проект федерального бюджета на 2014–2016 годы составлен с учётом нового трёхлетнего прогноза и учитывает снижение по сравнению с ранее утверждёнными параметрами бюджета основных бюджетообразующих параметров (это учтено в прогнозе), в первую очередь таких как валовый внутренний продукт, фонд оплаты труда, прибыль прибыльных предприятий. Это приводит к тому, что и параметры бюджета по доходам несколько снижаются по сравнению с теми параметрами, которые мы утвердили в бюджете 2013–2015 годов. В свою очередь это приведёт к тому, что нам необходимо пересмотреть планы, требующие дополнительных бюджетных расходов, уточнить государственные программы, уточнить ранее принятые решения, которые требуют выделения бюджетных средств. Проект прогноза, несмотря на его корректировку, является, по оценкам экспертов, достаточно оптимистичным, поэтому переориентация экономической и бюджетной политики на рост, переориентация бюджетных расходов, нацеленная на достижение тех темпов экономического роста, тех параметров нового прогноза, который мы сейчас только что обсуждали, – это является нашей ключевой задачей, в том числе и задачей по повышению эффективности бюджетного сектора. Трёхлетка формировалась непросто, но ещё сложнее будет формирование параметров бюджета на 2017–2018 и последующие годы. Поэтому наша задача сегодня состоит в том, чтобы подготовиться к этим временам, проведя переосмысление обязательств государства, принять сейчас уже решение по приоритетам, которые мы будем реализовывать в среднесрочной перспективе и которые будут обеспечены необходимыми финансовыми ресурсами.Основные характеристики федерального бюджета на 2014–2016 годы основываются на прогнозе и, как мы уже сказали, учитывают сокращения доходов бюджета по сравнению с первоначальным прогнозом и первоначальными параметрами: в 2014 году – почти на 500 млрд рублей, в 2015 году – более чем на 1 трлн рублей. Расходы в соответствии с бюджетными правилами, которые мы приняли, не подлежат пересмотру в период 2014–2015 годов, поскольку на этот период у нас уже существует трёхлетний бюджет 2013–2015 годов. Тем не менее расходы в представленном варианте бюджета уточнены на связанные доходы и расходы, на те размеры утилизационного сбора в первую очередь, который у нас будет поступать начиная с 2014 года и будет зачисляться как в доходы, так и в расходы. По расходам утилизационный сбор будет направляться на поддержку основных отраслей нашей экономики.

Кроме того, в бюджете 2014–2015 годов в соответствии с бюджетным законодательством мы не потратили, исключили из объёма расходов так называемые условно утверждённые расходы, которые в соответствии с бюджетными правилами не тратятся в случае, если прогноз доходов меньше, чем запланированный в трёхлетке.

Кроме того, хотелось бы отметить, что если бы не было у нас бюджетного правила, то мы должны были бы расходы федерального бюджета в 2014 году сократить более чем на 520 млрд рублей, в 2015 году – более чем на 670 млрд рублей.

Хотелось бы отметить, что в реальном выражении, если посмотрим, у нас достаточно большой объём расходов. Если мы возьмём за точку отсчёта 2008 год, то валовый внутренний продукт в 2016 году вырастет к 2008 году в реальном выражении на 16,1%, доходы увеличатся на 3,2%, а расходы увеличиваются на 30,9%. 30,9%, коллеги, это говорит о чём? О том, что у нас достаточно большие расходные обязательства, увеличивать их нам в дальнейшем в 2016–2017 годах нет возможности.

Хотелось бы ещё отметить, что в ходе последних проработок буквально вчера мы ещё с налоговой службой нашли возможность мобилизовать дополнительно в 2015 году 20,4 млрд рублей, которые могут увеличить наши доходы, но, соответственно, без сокращения расходов. Это несколько снизит дефицит бюджета 2015 года. Для того чтобы обеспечить балансировку бюджета, мы учли так называемый бюджетный манёвр, он касается и доходов, и расходов. По доходам учтена мобилизация доходов в части увеличения налогообложения добычи нефти. Мы предлагаем повысить, с одной стороны, НДПИ на нефть, с другой стороны – сократить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. Это даст дополнительный манёвр, дополнительные ресурсы: в 2014 году 35 млрд рублей, в 2015 году – 67 млрд рублей и в 2016-м – 72 млрд рублей. Кроме того, с учётом принятия законодательства, которое позволит нам более эффективно бороться с уклонением от уплаты налогов, мы планируем дополнительно собрать доходы в результате сокращения теневого сектора экономики, повышения прозрачности налогообложения. Соответственно, это позволит нам привлечь порядка 50 млрд рублей в 2014 году, более 100 млрд рублей в 2015 году и более 230 млрд рублей в 2016 году.

Кроме того, мы предусматриваем дополнительное получение дивидендов и увеличение размера дивидендов, которые мы будем консолидировать, по акциям акционерных обществ, находящихся в федеральной собственности, из расчёта 35% прибыли по международным стандартам финансовой отчётности уже в 2016 году, то есть по отчётности за 2015 год. Также мы предусматриваем в 2016 году увеличение дивидендов от «Роснефтегаза» в результате продажи 19,5% акций «Роснефти» в сумме 423 млрд рублей.

Также предусматривается манёвр и в расходах. Мы предлагаем сократить расходы, за исключением нормативно обусловленных, на 5%. Предлагаем сократить субсидии бюджетным и автономным учреждениям, в которые входят все компоненты государственного задания, на 2%, то есть то повышение заработной платы, которое учтено в субсидиях бюджетным учреждениям, для того чтобы выйти на параметры указов Президента в соответствии с «дорожными картами», будет сохранено, как и все другие государственные закупки, как и весь другой бюджетный сектор, будет произведена оптимизация расходов всего на 2%. Кроме того, мы предлагаем в качестве ресурса для перераспределения не индексировать заработную плату работников государственного сектора, денежное довольствие военнослужащих, прокуроров и судей. Это высвободит дополнительно более 100 млрд рублей в 2015 и 2016 годах. Этот манёвр в расходах даст нам дополнительно возможности для перераспределения в 2014 году 240 млрд рублей, в 2015 – 430 млрд рублей и почти 470 млрд рублей – в 2016 году. Общий объём перераспределения ресурсов как по доходам, так и по расходам, связанный с увеличением доходной базы, снижением расходов на закупки и другие государственные траты на 5,2%, на передвижки части расходов на оборонные нужны на более длительные сроки, и неиндексация зарплаты даст нам возможность перераспределить около 1,5 трлн рублей. Если мы добавим к этому ещё наши предложения об изменении подходов к реализации накопительной части пенсии, то это добавит ещё в трёхлетку около 350 млрд рублей. Таким образом, около 1 трлн 800 млрд рублей – это тот ресурс, которым мы располагаем для решения сегодняшних приоритетных задач.

На что направляются эти средства? Конечно, в первую очередь на новые задачи, поставленные в указах Президента от 7 мая прошлого года, создание резерва в следующем году в размере 100 млрд рублей для решения вопросов занятости, поддержки малого предпринимательства, моногородов. По сути дела, это тот резерв, которым мы могли бы реагировать и будем реагировать на ситуацию в экономике следующего года. Это, безусловно, новые программы развития Дальнего Востока и Забайкалья, юга России, Калининграда, программы по поддержке образования и так далее. Это все те новые приоритеты, по которым Правительство определялось в последнее время.

Кроме того, средства будут направлены также на продолжение политики по льготным ставкам, страховым взносам, малому бизнесу, IT-компаниям и поддержке самозанятых. В этих условиях мы в следующем году сможем продолжить формирование наших резервов, Резервный фонд в следующем году увеличится на 341 млрд рублей, общий объём Резервного фонда составит более 3 трлн рублей, или 4,1% ВВП. В последующие годы мы будем его пополнять, несмотря на параметры прогноза, несмотря на сложности в бюджете.

Хотел бы отметить, что общий объём государственного долга составит примерно 13% валового внутреннего продукта, это совершенно незначительный долг по сравнению с другими странами. Хотел бы сказать, что мы должны внести последнее уточнение в параметры госдолга, включив туда ещё решения, которые были приняты вчера на наблюдательном совете Внешэкономбанка по уточнению гарантий ЭКСАРу.

Несколько слов о субъектах Российской Федерации. Не менее напряжённым будет формирование бюджетов субъектов Российской Федерации в 2014–2016 годах. Уже сегодня доходы регионов практически не растут к уровню прошлого года, тем не менее задачи, которые стоят перед регионами, сохраняются и требуют финансирования. По нашей оценке, в 2014 году субъекты Российской Федерации смогут сформировать свои консолидированные бюджеты регионов с дефицитом чуть больше 220 млрд рублей. Это большой дефицит, потому что в 2011 году он составлял около 335 млрд рублей, в 2012 году тоже около этой величины. Тем не менее мы планируем (и прогноз говорит о том), что в последующем дефицит бюджетов регионов будет сокращаться. В этой связи мы предусмотрели дополнительную финансовую помощь регионам: более 120 млрд рублей в следующем году, 130 млрд рублей – в 2015-м и 150 млрд рублей – в 2016-м. Конечно, этой финансовой помощи будет недостаточно, поэтому нам сейчас нужно думать о пополнении доходной части бюджетов регионов. И мы считаем, что в первую очередь нужно двигаться с точки зрения совершенствования имущественного налогообложения компаний, которые зачастую сегодня ещё не в полном объёме платят налоги в казну, в том числе и региональных бюджетов.

В заключение хотелось бы отметить, что предстоящая трёхлетка будет характеризоваться проведением целого ряда важнейших структурных реформ. Первое. Мы переориентировали наш бюджет по программному принципу. Теперь будут важны не только расходы, но и результаты этих расходов, причём программы мы будем рассматривать, программы будут оцениваться по результатам не только в Правительстве, но и в Государственной Думе, что тоже важно. И целевое целеполагание, которое мы предусматриваем в бюджете, эффект от тех ресурсов, которые мы учитываем в бюджете, – вот на что будет обращаться ключевое внимание.

Следующая важная реформа – пенсионная реформа, которую мы начнём с 2015 года, она будет стимулировать продолжение трудовой деятельности и стимулировать получать официальную заработную плату – работать вбелую. Это очень важно, и соответствующие необходимые ресурсы предусмотрены на реализацию этой реформы.

Кроме того, важные реформы будут проходить в здравоохранении. Мы будем постепенно переходить на страховые принципы финансирования услуг в области здравоохранения и постепенно отходить от прямого бюджетного финансирования, переходить к финансированию через ФОМС, то есть через переход на страховую медицину. Значительные реформы нас ждут и в образовании: будет осуществлена переориентация высших учебных заведений, будет проведена реформа Российской академии наук и так далее.

Существенные новые решения будут приняты и в использовании и направлении средств дополнительных в инфраструктуру. Мы впервые начнём использовать средства Фонда национального благосостояния в новых инфраструктурных проектах, которые дадут дополнительный толчок росту нашей экономики.

Кроме того, будут проведены реформы в финансовом секторе. В первую очередь заработает (и уже заработал) мегарегулятор, будут проведены реформы с точки зрения улучшения надзора за негосударственными пенсионными фондами, что позволит обеспечить стабильность работы этого сектора.

В заключение хотел сказать, что помимо структурных реформ нам всем в ближайшую трёхлетку необходимо решать задачу снижения издержек. Это касается и бюджетного сектора, это касается и экономики. По сути дела, это наша основная задача будет на ближайшую перспективу, поскольку без её решения мы не сможем повысить конкурентоспособность как экономики, так и нашей страны, и бюджетного сектора, поэтому все эти решения содержатся в проектировках бюджета на предстоящую трёхлетку, все эти решения мы будем исполнять. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо, Антон Германович! Присядьте, пожалуйста. Хочу передать слово Евгению Григорьевичу Ясину. Пожалуйста, Евгений Григорьевич!

Е.Ясин: Дорогие коллеги! Спасибо вам большое за возможность выступить на заседании Правительства. Я с большим интересом познакомился с материалами и должен сказать прежде всего, что основная тональность этих материалов представляется мне весьма положительной. Прежде всего я бы хотел обратить внимание и согласиться с предложением о замораживании тарифов в качестве краткосрочной меры, которой уделено внимание в предложениях Министерства экономического развития. Я считаю, что эта мера вполне оправданна.Затем. К сожалению, есть целый ряд моментов, которые вызывают большую настороженность прежде всего с точки зрения реализуемости тех предложений, которые носят, по-моему, неоправданно оптимистический характер. Во-первых, трёхпроцентные темпы экономического роста на все три года, учитывая падающую тенденцию в этом году, которая практически никем не была предсказана. Но она ведь не окончится. Те тенденции, которые имеются в экономике, ещё будут работать. Я просил бы моих коллег больше внимания уделить этим вопросам. Я бы сказал так: перед нами период, в котором будут требоваться серьёзные, глубокие перемены. Эти глубокие перемены не дадут эффекта сразу. Если вы завтра хотите увидеть темпы роста 3%, то надо понимать, что тогда в этих темпах эти капитальные меры, которые касаются изменения инвестиционного климата и многих других вещей, ещё не смогут сказаться. Поэтому мне бы хотелось, чтобы была более трезвая оценка ситуации, и мне кажется, что нужен более масштабный подход к тем переменам, которые должны происходить в стране. Мы как магические формулы говорим об институциональных изменениях, реформах и так далее, и тому подобное, но из того, что делается, и из того, что мы потом планируем, я бы не ожидал таких больших и существенных изменений. Поэтому мне кажется, что пришла пора, когда нам над этим нужно серьёзно подумать – и над институциональными реформами, и над тем, чтобы проводить бюджетную реформу, которая отражала бы те изменения, которые будут происходить у нас в институциональной сфере, если они будут происходить.

Также хочу сказать, что Экспертный совет, от имени которого я выступаю, готов принимать посильное участие и подготовить предложения по поводу тех пунктов, по которым лично я испытываю определённую тревогу и неудовлетворённость. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Евгений Григорьевич. Теперь коллег по Правительству приглашаю принять участие в обсуждении. Пожалуйста, давайте Эльвира Сахипзадовна (Э.Набиуллина).

Э.Набиуллина: Первое. Оценка Центрального банка по основным показателям экономического роста более консервативна, чем в основном варианте Минэкономразвития. Мы считаем, что основной вариант прогноза Минэкономразвития достаточно оптимистичный, и первая причина, безусловно, в том, что в неявном виде предполагается мгновенный перенос решений по институциональным, структурным элементам на экономический рост, и, на наш взгляд, завышена динамика инвестиций в условиях снижения прибылей частных компаний, в условиях, которые заложены в прогноз по снижению цены на нефть. На наш взгляд, динамика инвестиций завышена. Безусловно, если цены на нефть будут выше (напомню, что в основном варианте прогноза предполагается некоторое их снижение по сравнению с нынешним уровнем), наверное, такую динамику будет возможно обеспечить. Это первое.

Второе. Сегодня прозвучавшее предложение об уровне индексации тарифов на ЖКХ серьёзно повлияет и на политику Центрального банка по снижению инфляции. До этого мы исходили из того, что тарифы на услуги ЖКХ для населения в том числе будут в 2014 году заморожены, исходя из этого делали оценки в 4,5% инфляции. На наш взгляд, решение Правительства об индексации вместо заморозки будет стоить около 0,5% дополнительных пунктов инфляции, не 0,2%, а около 0,5%. И при этом тот коэффициент, который предлагается, достаточно высокий, понижающий коэффициент, то есть на 30% ниже инфляции, не планируемой снижаемой, а фактической, то есть на 2014 год это будет означать где-то индексацию для населения 4,2%. Хотела бы предложить всё-таки вернуться к обсуждению этого решения, по индексации цен и тарифов ЖКХ для населения, исходя из того что это влияет и на инфляцию. По последним опросам услуги на ЖКХ и инфляция являются ключевыми проблемами для населения, а так они получат и прирост дополнительный инфляции, и прирост услуг на ЖКХ. При этом у нас всё-таки такие возможности, на мой взгляд, есть. Если посмотреть на динамику прироста цен на услуги ЖКХ с 2006 года, это была опережающая где-то в 2 раза динамика – по 18–19% в год, в общем, финансовые ресурсы в этот сектор поступали. Основное, что там требуется, – такое же повышение эффективности и такая же работа с издержками, как предлагается и для бизнеса, поэтому предлагаю вернуться к этому вопросу, потому что нам всё-таки нужно обеспечивать более серьёзное снижение темпов инфляции. Это в конечном счёте сказывается и на процентных ставках по кредитам, и на тех же издержках компаний.

Просьба также к коллегам из Правительства посмотреть на то, чтобы в прогнозе мы не указывали специально динамику валютного курса. Если мы к 2015 году переходим к инфляционному таргетированию, это означает, что мы не должны задавать в управленческих решениях некую динамику курса, тем более на курс влияют разнонаправленные факторы, и было бы правильным на будущее зафиксировать номинальный курс или реально эффективный курс, который сложился к настоящему времени.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Пожалуйста.

В.Фортов: Спасибо большое. Я хочу задать два вопроса. Первый вопрос такой…

Д.Медведев: Кому вопросы? Нас тут много…

В.Фортов: Докладчикам.

Д.Медведев: Докладчикам, понятно.

В.Фортов: И первый, и второй. Не слишком высокие темпы экономического роста в значительной степени, как было сказано, определяются чрезмерной зависимостью от конъюнктуры на внешних рынках. При этом, естественно, уход от этой ориентации предполагает развитие своих исследований и переход к новой экономике, основанной на знаниях, и по логике предполагается опережающее развитие фундаментальных исследований. Тем не менее таблица здесь на столе показывает, что при росте ВВП 3% в течение 2014, 2015, 2016 годов подраздел «Фундаментальные исследования» сокращается в 2014 году на 7%, в 2015-м растёт на 6%, а потом в 2016 году уменьшается до 17%. Это очень тревожная вещь, это тенденция не очень весёлая.

Второй вопрос у меня тоже короткий. Была упомянута реформа Академии наук – по-моему, Антон Германович (А.Силуанов), вы сказали. Я хотел бы понять с точки зрения бюджета: это знак эффекта? В результате реформы она должна дать прибавки к бюджету или, наоборот, потребует затрат на проведение этой реформы? В первом варианте проекта закона о реформе было сказано, что реформа обойдётся нам в полмиллиарда рублей, и это в основном выплаты академикам и членам-корреспондентам. Сейчас ситуация изменилась довольно сильно, и я хотел бы понять: мы деньги будем вкладывать в реформу или ожидаем от неё получения, и в каком объёме? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Я предлагаю, исходя из сути вопросов, насколько я их понял, на первый вопрос ответить Министру экономического развития, а на второй – Министру финансов. Пожалуйста.

А.Улюкаев: Спасибо. Действительно, инновационное развитие – это мощный драйвер экономического роста, и в наших прогнозах учтены механизмы создания научного продукта, его коммерциализации, которые мы собираемся реализовывать, с одной стороны, через субсидирование соответствующей деятельности, через субсидирование процентных ставок и так далее, а с другой стороны – через создание инфраструктур, в том числе и в регионах: это технопарки, бизнес-инкубаторы, территориальные инновационные кластеры. Мы будем поддерживать это через особые экономические зоны и в обычном порядке. И с точки зрения эффекта на среднесрочный экономический рост, мне представляется, это довольно действенный механизм. Влияние фундаментальных исследований, конечно, более долгосрочное и более опосредованное. Безусловно, в конечном итоге оно будет, но его очень трудно учесть в среднесрочном прогнозе, поэтому максимум здесь усилия будут направлены на механизмы скорейшего доведения научного результата до его коммерческого использования в экономике. Можно я ещё скажу по поводу инфляции? То, что Эльвира Сахипзадовна сказала…

Д.Медведев: Пожалуйста, конечно.

А.Улюкаев: Я боюсь, Эльвира Сахипзадовна обратила внимание на изменение условий по 2014 году, но не обратила внимания на 2015–2016 годы. Формула «инфляция-минус» будет означать для 2015 и 2016 годов значительно меньший темп индексации тарифов для населения, чем это предполагалось прежде. Поэтому по совокупности трёх лет инфляционная нагрузка будет не увеличиваться в этом смысле, а уменьшаться. Она просто будет более плавно распределена по годам трёхлетки. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, Антон Германович.

А.Силуанов: Спасибо. Я хочу сказать, что материальное обеспечение деятельности Российской академии наук у нас в бюджете учтено в полном объёме с учётом тех задач, которые ставит реформа. Но когда мы говорим о реформировании академии, то мы ожидаем повышения эффективности тех средств, которые выделяются академии на научные исследования, прикладные и те исследования, которые академия проводит. Тратим денег много, по сути дела, а эффекта тоже хочется побольше, поэтому задача как раз Академии наук состоит в том, чтобы те ресурсы, которые государство тратит на научные исследования, приносили больше результата, как прикладного, так и научного.

Д.Медведев: Спасибо. Так, коллеги, есть ещё вопросы? Пожалуйста, сейчас возможность задать вопрос есть у всех членов Правительства. Заодно хотел бы ещё раз отметить, что у нас на заседании присутствует впервые как министр Александр Сергеевич Галушка. Он у нас был вчера на комиссии, но как член Правительства на заседании Правительства Александр Сергеевич в первый раз. Можете задавать вопросы, Александр Сергеевич. Успехов вам! Только что вернулся с Дальнего Востока, где, естественно, сразу же погрузился в пучину дел. Вас удачно посадили, кстати, с Юрием Петровичем (Ю.Трутнев). Дуэтом можно выступать. Пожалуйста.

А.Новак: Дмитрий Анатольевич, у меня не вопрос, а предложение. Поскольку прогноз социально-экономического развития состоит в том числе из описательной части, дать поручение нам описательную часть совместно с Министерством экономического развития, Минфином доработать и прописать все нюансы, касающиеся вопросов по прогнозу в части электроэнергетики, поскольку всё-таки здесь при установлении этих параметров существует для отдельных потребителей своя сетевая составляющая, то есть индексация цены на электроэнергию, которая в целом может отклоняться от средних значений. Я приведу пример: решение проблемы по «последней миле», которое предполагает повышение тарифов для прочих потребителей и населения с 1 января 2014 года. Я Вам докладывал, и это должно быть прописано здесь более чётко.

Второе. Что касается тарифов по теплу, мы поддерживаем, безусловно, предложенный вариант, но есть разница между первой ценовой зоной (европейская часть России) и второй ценовой зоной. В первой ценовой зоне основной теплоисточник – газ на теплостанциях, вырабатывающих тепло, и с учётом замораживания тарифов по газу, наверное, в эти параметры ещё можно будет уложиться, а во второй ценовой зоне основные энергоносители – уголь, мазут, дизельное топливо, то есть всё, что касается восточной части России, и в эти параметры, скорее всего, трудно будет уложиться без убытков для компании даже с учётом оптимизационных расходов. Поэтому здесь, в прогнозе, мне кажется, нужно прописать, что это в среднем по России, а в целом нужно будет между европейской частью и восточной частью отрегулировать.

И третий момент, который, мне кажется, тоже целесообразно было бы отразить, – как будет решаться вопрос ликвидации перекрёстного субсидирования в рамках тех задач, которые стоят сейчас по замораживанию тарифов. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо! Есть ещё комментарии какие-то? Пожалуйста.

Д.Ливанов: Я бы хотел обратить внимание, что сокращение расходов на образование и в абсолютных величинах, и, тем более, в доле от расходов бюджета противоречит Бюджетному посланию Президента, которое было озвучено в июне этого года. Спасибо.

Д.Медведев: Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.

Э.Набиуллина: Тем не менее в качестве предложения: с учётом сегодня озвученного изменения решения по тарифам я бы просила в прогнозе согласовать эти величины, потому что инфляцию в 4,5 или 4,6% на 2014 год (я сейчас говорю о 2014 годе) мы без ужесточения денежно-кредитной политики, которая негативно отразится на экономическом росте, могли достичь только при нулевом росте тарифов на ЖКХ. Если этот рост пересматривается до 4,2%, то, соответственно, инфляция может быть только другой. Либо мы вынуждены будем ужесточать денежно-кредитную политику, что не очень хорошо в нынешней экономической ситуации. Я поэтому просила бы в прогнозе эти величины и политику досогласовать на 2014 год. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Есть ещё выступления? Хорошо.

Мы вчера с коллегами рассматривали проектировки, сегодня рассматриваем прогноз и бюджет. Строго говоря, ничего нового в том, что прозвучало, для абсолютного большинства присутствующих нет. После принятия решений ещё раз обращаю внимание на необходимость консолидированной работы над соответствующим законопроектом в Государственной Думе в том ключе, о котором вчера сказал на заседании комиссии по проектировкам, и никак иначе.

Теперь в отношении пожеланий, которые здесь звучали. Естественно, я предлагаю ещё раз к этим вопросам вернуться, если коллеги считают это целесообразным, и в той части, которая касается конкурентоспособности экономики, и позиций по финансированию деятельности Российской академии наук, и в отношении описательной части прогноза по электроэнергетике – там действительно есть свои нюансы и сложности. Вообще тема, связанная с ростом или нулевым ростом тарифов для монополий весьма сложна, хотя даже в выступлении наших приглашённых экспертов прозвучало одобрение этой меры. Но она весьма трудна для исполнения, и в каждой отрасли, там, где действуют наши инфраструктурные монополии, есть свои сложности. Они есть и в газовой отрасли, есть и в деятельности железных дорог, и в особенной степени это касается электроэнергетики. Мы это всё понимаем, и именно поэтому Минэкономразвития даны инструкции в максимальной степени учесть эти моменты и сделать так, чтобы основные задачи и инвестиционные планы наших инфраструктурных монополий, которые непосредственно отражаются и на самочувствии населения, не пострадали.

То, что касается роста тарифов для населения по формуле «инфляция минус». Можно ещё раз обсудить этот вопрос, но при этом я хотел бы обратить внимание на два момента. Безусловно, то, что предлагается, и так является весьма серьёзной мерой с точки зрения тех темпов роста тарифов, которые были изначально предложены, я имею в виду по формуле «инфляция минус» с коэффициентом 0,7. И второе, на что я хотел бы обратить внимание всех членов Правительства и вообще всех, кто сидит за этим столом и присутствует в зале: применительно к этой мере самое главное – не обмануть людей. Нельзя обещать ноль, а потом сделать другое. И вот именно это и нужно оценить всем, включая, естественно, Правительство и Центральный банк. Давайте об этом и договоримся. Спасибо. Решение по первым двум вопросам принимается.

<…>

* * *

По завершении заседания Правительства Министр финансов России Антон Силуанов ответил на вопросы журналистов

Стенограмма:

А.Силуанов: Добрый день, коллеги! Действительно, Правительство сегодня рассмотрело уточнённый прогноз и бюджет на 2014–2016 годы. Мы уже говорили, что ситуация с балансировкой бюджета непростая, тем не менее нам удалось все наши расходные обязательства и основные, главные задачи поместить в параметры бюджета, рассчитанного по бюджетным правилам (бюджетные правила, естественно, для нас закон, никто и не обсуждал сейчас уже необходимость уточнения, смягчения этих правил), поэтому это основа для нашей работы на перспективу.

Действительно, бюджет по-новому формируется: по программному принципу. Здесь важно для нас видеть эффект от бюджетных средств не только для Правительства, но и для парламента, потому что когда мы вносим бюджет в Государственную Думу, то, естественно, депутаты спрашивают, какой эффект от ресурсов, которые предусмотрены в бюджете, насколько эффективно они тратятся, почему мы туда направляем. Так вот, результаты от использования бюджетных средств как раз будут содержаться в программах, и парламентарии с нас тоже будут это спрашивать, что абсолютно правильно, поскольку функция парламента состоит ещё и в том, чтобы контролировать эффективность использования государственных средств. Бюджет учитывает целый ряд реформ, об этом я вам тоже говорил, это абсолютно правильно: здесь и пенсионная реформа – серьёзнейшая реформа, реформа здравоохранения, образования. Мы начинаем использовать средства нашей подушки безопасности, ФНБ в данном случае… Не использовать, а размещать, поскольку это не расходы, это средства, размещаемые в инфраструктурные проекты, которые потом будут возвращаться в Фонд национального благосостояния. Эти средства будут приносить нам доход более высокий, чем сейчас мы имеем, и работать одновременно на нашу экономику, то есть здесь мы убиваем двух зайцев: и экономику поддерживаем, и с большей доходностью размещаем эти средства. Мне кажется, абсолютно правильное решение.

Про цены на нефть ещё никто не спрашивал. Хочу сказать, что по бюджетным правилам цена на нефть, которую мы заложили в бюджет, составляет 93, 95, 95 долларов за баррель при цене прогнозной, исходя из которой составлялся прогноз, 101, 100, 100 долларов за баррель. Сейчас как-то к цене на нефть уже меньше внимания приковано, тем не менее всё равно это один из таких серьёзных бюджетообразующих показателей. Мы по-прежнему свели бюджет с небольшим дефицитом: в 2014 году – 0,5% ВВП, в 2015 году – 1% ВВП и в 2016 году – 0,6% ВВП. Но, что важно, снижается ненефтегазовый дефицит, его параметры составят 9,4%, 9,6% и 8,4% ВВП по годам против прогноза на текущий год около 10%, даже 10,2–10,3%. В этой связи хочу сказать, что было непросто составить проектировки бюджета. Когда мы работали с министерствами и ведомствами, дополнительные предложения нам высказали ежегодно почти на 3 трлн рублей. Учитывая, что параметры бюджета у нас около 13,5 трлн, 14,5 трлн и 16 трлн рублей, конечно, уместить эти средства невозможно, поэтому сейчас наша задача – задача Правительства, министерств и ведомств – будет состоять в том, чтобы каждому внутри своего бюджета (бюджет – это госпрограмма) осуществить наиболее эффективное использование своего ресурса. У каждого министерства свой бюджет. Теперь каждый министр должен определить приоритеты, особенно в условиях снижения издержек. Правильно мы говорим, что трёхлетка будет посвящена цели снижения издержек везде – и в бюджетном секторе, и в естественных монополиях, и в экономике в целом. Нам нужно заниматься издержками, поскольку производительность труда без этой составляющей мы не повысим, а без повышения производительности труда у нас и конкурентоспособность экономики будет страдать. Поэтому про следующую трёхлетку можно сказать, что это трёхлетка сокращения издержек, что абсолютно правильно. Пожалуй, я на этом свои вступительные слова завершу. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Не могли бы вы перечислить те параметры бюджета, которые сегодня одобрили на заседании Правительства?

И второй вопрос: обсуждалась ли на заседании Правительства индексация тарифов для населения? И какие тарифы это были? Потому что Набиуллина сказала про тарифы ЖКХ, а изначально говорилось про газ и электроэнергию для населения. И если обсуждали, то какое решение было принято – формула «инфляция минус» или всё-таки ноль? И на какие годы? Спасибо.

А.Силуанов: Скажете, обсуждали на Правительстве, а параметры не доложил. Интересно, скажете, что тогда говорил? На самом деле действительно мы старались больше говорить о политике бюджета, а параметры содержались в материалах, которые были розданы. Тем не менее, если вас интересует, я скажу. В 2014 году 13 трлн 568,7 млрд рублей – доходы, 13 трлн 960,1 млрд – расходы, дефицит – 391 млрд, или 0,5% ВВП. Я не буду, наверное, по всем годам говорить.

Что касается тарифов. Вы знаете, по тарифам для населения абсолютно правильно сказал премьер. Дмитрий Анатольевич сказал, что, конечно, нам хотелось бы поставить ноль, но, наверное, нельзя здесь обманываться, потому что где-то может и не быть ноль, а население будет, естественно, рассчитывать на то, что в платёжках на коммунальные услуги стоимость этих услуг меняться не будет. Поэтому мы в Правительстве, обсуждая этот вопрос, договорились, что это будет «инфляция минус». «Инфляция минус» на каком уровне? Примерно 0,7, то есть минус 30%. То есть это предельный уровень тарифа, который мы должны закладывать в нашем тарифообразовании.

Вопрос: Такие решения уже приняты?

А.Силуанов: Во всяком случае, на Правительстве мы сегодня это обсуждали и договорились о таком формате.

Вопрос: В соответствии с этими проектировками довольно сильно снижаются планируемые доходы от приватизации как источника покрытия дефицита бюджета. С чем это связано? Это возможный отказ от каких-то крупных сделок, перенос их на более поздний срок, непродажа существующего госпакета, допэмиссия и, соответственно, зачисление средств в капитал компаний?

А.Силуанов: Вы знаете, у нас были большие ожидания от приватизации в трёхлетке, по факту получается, что не всегда нам удаётся эти приватизационные операции провести. Здесь целый ряд причин: к каким-то сделкам мы просто не готовы, где-то ждём конъюнктуру, потому что продавать за две копейки тоже не хочется, где-то принято решение о переносе сроков приватизации. Мы исходили из реальных поступлений от приватизации, потому что в этом году, помните, у нас было 427 млрд рублей, а мы получим порядка 50–65 млрд рублей. Чем замещаются эти источники? Получается, нефтегазовыми доходами. Поэтому, с тем чтобы иметь реалистичные источники финансирования дефицита бюджета, мы вместе с Министерством экономического развития определили реальные прогнозы по этому параметру и внесли предложения в бюджет по тем объёмам, которые нам посчитало Министерство экономического развития вместе с Росимуществом. Это не наши данные, а данные, просчитанные с учётом конъюнктуры, с учётом графика приватизации и возможностей получения этих доходов.

Вопрос: Можете ещё подсказать по НДПИ на нефть и экспортной пошлине на нефть. Принято то решение, которое обсуждалось до вчерашнего дня? Потому что, вроде, вчера на бюджетной комиссии Дворкович как-то против этого решения высказался. То есть индексация НДПИ и снижение пошлины, которые планировались до этого?

А.Силуанов: Знаете, против Аркадий Владимирович не выступал, речь шла об определённых корректировках. Я могу сказать просто цифры, потому что никто против манёвра увеличения НДПИ и снижения экспортной пошлины не выступал. Дискуссии велись о деталях: насколько увеличивать НДПИ и насколько снижать экспортные пошлины, но самое главное, что мы договорились о суммах поступлений дополнительных доходов в бюджет от этого манёвра. Ещё раз могу их назвать: это 34,6 в 2014 году, 67,5 в 2015-м и почти 72 в 2016 году. Главное, что мы согласились на доходы от этого налогового изменения, пошлина и ставки НДПИ приняты за базу те, которые были совместно выработаны Министерством финансов и Министерством энергетики. Сегодня комитет Государственной Думы по бюджету уже рассмотрит эти налоговые предложения, и надеюсь, что поддержит.

Вопрос: Не могли бы вы сказать, на какой дате остановились в результате по накопительной части пенсий: 2015 год либо 2014-й (и с 1 октября начнётся конфискация)?

А.Силуанов: Начнётся что?

Вопрос: Конфискация накопительной части.

А.Силуанов: Да нет, ни о какой конфискации речи не идёт, речь идёт о более чётком праве выбора граждан: либо граждане остаются в накопительной части и тогда в накопительную часть будет поступать 6%, либо граждане уходят из накопительной части в распределительную и тогда накопления производиться не будут, будет осуществляться увеличение страховой части пенсии. Мы предусматриваем принятие этого решения уже начиная с 2014 года. Задача сейчас будет состоять в том, чтобы мегарегулятору нашему – Банку России в период до двух лет осуществить мониторинг действующих негосударственных пенсионных фондов, провести анализ их финансовой состоятельности и оставить на рынке негосударственных пенсионных фондов только те, которые действительно имеют устойчивую финансовую базу и финансовую основу, – собственно, обеспечить работу на этом рынке только финансово устойчивых негосударственных пенсионных фондов. Такая работа проводилась Банком России, когда банки отбирались в систему страхования вкладов. Не все банки туда вошли.

То же сейчас предстоит сделать Банку России в отношении негосударственных пенсионных фондов, то есть мы выступаем за то, чтобы этот рынок и участники этого рынка были надёжны, чтобы вложения наших граждан в пенсионные продукты были обеспечены, мониторинг был за ними, пруденциальный надзор не хуже, чем за коммерческими банками. И мы для этого создаём новую систему функционирования негосударственных пенсионных фондов: они должны преобразоваться в акционерные общества. Должно быть обеспечено гарантирование тех сбережений, которые граждане будут вкладывать в накопительную часть своей пенсионной системы и направлять в негосударственные пенсионные фонды. Короче, этот рынок должен быть стабильным, устойчивым, таким же, как и банки. Для этого потребуется время. И Банк России сейчас уже начинает работу в этом направлении.

Вопрос: Ещё один вопрос. ВЭБу требуется докапитализация в районе 1 трлн рублей до 2020 года, а в бюджете мы этого не увидели. Это означает, что трёхлетку они проживут на свои?

А.Силуанов: Вы знаете, ВЭБу требуется докапитализация (мы действительно рассматривали этот вопрос на последнем наблюдательном совете ВЭБа) – для новых проектов и так далее. Мы договорились о том, что здесь мы более широко поставим вопрос: не столько о докапитализации ресурсами из бюджета, сколько об изыскании ресурсов для пополнения его ресурсной базы. Это могут быть в том числе, кстати, гарантии со стороны Правительства, это могут быть и привлечения ВЭБом ресурсов с рынка или из других источников. Поэтому здесь вчера был поставлен вопрос не так узко, исключительно о докапитализации из федерального бюджета, – будем рассматривать все возможные источники для пополнения ресурсной базы этого финансового института.

Вопрос: Какой таргет по инфляции зафиксирован в проекте закона о бюджете? И приняли ли вы ДКП? Какой таргет по инфляции там?

А.Силуанов: Что мы приняли?

Реплика: Денежно-кредитную политику.

А.Силуанов: В нашем прогнозе зафиксированы вилки с 4,5 до 5,5% на 2014 год и 4–5% на 2015 и 2016 годы. Когда обсуждали тему инфляции, со стороны Центрального банка были высказаны соображения о том, что средний показатель 4,5 в следующем году может быть несколько пересмотрен с учётом прогноза по индексации тарифов на жилищно-коммунальные услуги, касающихся населения в первую очередь. Поэтому возможно, что мы сейчас проведём оперативно работу с банком по согласованию наших параметров. Не исключаю, что средний показатель по инфляции в следующем году может быть повышен с 4,5% до 4,8%.

Вопрос: С учётом заморозки тарифов и констатации того, что инвестпрограммы должны быть исполнены будет ли сокращение инвестпрограмм в номинальном выражении и насколько? Как-то этот вопрос обсуждался?

А.Силуанов: Вы знаете, мы на Правительстве этот вопрос не обсуждали, но предварительно на совещании в Правительстве мы при замораживании тарифов исходили из того, что все должны заниматься издержками, о чём мы говорили, поэтому в натуральном выражении инвестиционные программы естественных монополий не должны сокращаться. Это задание буквально нашим компаниям – естественным монополистам. Потому что все начинают поджиматься – и бюджет, и бюджетные учреждения, закупки мы сокращаем на 5%. Мы считаем, что в этой ситуации и естественные монополии тоже должны провести такую работу, и неповышение тарифов это как раз сигнал, во-первых, для естественных монополистов и также сигнал для других участников экономики – поджимать тарифы. Ещё раз повторюсь: наша трёхлетка – трёхлетка работы с издержками. Это должно касаться всех.

Вопрос: Чтобы уже расставить точки над i в тарифном вопросе: тарифы естественных монополий будут заморожены на год, но конечные тарифы на услуги ЖКХ будут рассчитываться по формуле «инфляция минус 30%», правильно я понимаю?

А.Силуанов: Да.

Вопрос: А откуда тогда рост? Почему тарифы ЖКХ так… То есть монополии не будут повышать тарифы. Почему тарифы ЖКХ будут расти для населения в данном случае? даётся возможность повышать операторам этого рынка или как?

А.Силуанов: Вы знаете, о чём здесь речь идёт? О том, что естественная монополия – это газ, электроэнергия и железнодорожные перевозки. Мы на них обнуляем тариф, но есть сегменты, которые не регулируются, взять тот же самый уголь, который является основой для формирования тарифа на тепло, взять мазут – мазутные котельные где-то есть. Поэтому мы, конечно, говорим о том, что и там, в этом сегменте, тоже должны предприятия – поставщики тепла и энергии работать с издержками. Поэтому, ещё раз повторюсь, нам хотелось бы иметь нулевой тариф, но мы хотим установить предельный размер прироста тарифов на уровне ниже инфляции. Если для естественных монополистов мы планируем установить тарифы из расчёта 0, 5, 5 по годам, то для населения это инфляция минус 30%, то есть для населения более плавное изменение тарифной политики. В этой связи я здесь не вижу никаких противоречий с прогнозом изменения тарифов на услуги естественных монополий.

Вопрос: Хотелось бы уточнить, какие всё-таки цифры заложены на Дальний Восток, на преодоление последствий паводка на 2014–2016 годы? И по дивидендам МСФО всё-таки уточнить: они будут с 2016 года или с 2015 года, 35%?

А.Силуанов: По МСФО мы заложили на 2016 год поступление дополнительных дивидендов исходя из 35%, по международным стандартам финансовой отчётности, по прибыли, полученной за 2015 год. Что касается последствий паводка, сейчас пока ещё сложно оценить окончательные расчёты по ликвидации, но хочу сказать, что для этого будут задействованы как ресурсы соответствующих министерств и ведомств профильных, так и средства Резервного фонда, которые восстановлены в параметрах бюджета 2014–2016 годов. В этом году нам пришлось залезать уже в средства 2014 и даже 2015 годов по Резервному фонду, с тем чтобы профинансировать необходимые ликвидационные мероприятия, ликвидацию последствий наводнения, поэтому все средства Резервного фонда восстановлены, а также на эти цели, ещё раз повторюсь, будут направлены бюджеты соответствующих министерств и ведомств.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 сентября 2013 > № 908250 Дмитрий Медведев


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 17 сентября 2013 > № 908201 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с генеральным директором ОАО «Аэрофлот» Виталием Савельевым

На встрече обсуждались вопросы качества работы «Аэрофлота», создания Дальневосточной авиакомпании, перспектив российской лоукост-компании и снижения тарифа на авиаперелёты на Дальний Восток

Стенограмма:

Д.Медведев: Виталий Геннадьевич, знаете, за последние годы я стал слышать про «Аэрофлот» не только плохое, но и кое-что хорошее. Это означает, что компания меняется. Я помню 1990-е годы, когда все старались летать другими авиакомпаниями, которые в условиях рынка возникли в нашей стране. Сейчас многие мои коллеги, когда я у них спрашиваю, чем лучше летать, говорят, лучше летать «Аэрофлотом», как бы это ни звучало плакатно, имея в виду советские времена. Я знаю, что вы проводите большую работу по развитию компании. Вы мне сейчас расскажите, естественно, более подробно о том, чем занимались в последнее время.

На что хотел бы обратить внимание – конечно, люди всегда оценивают деятельность авиакомпании, вообще транспортной компании, по двум составляющим: качество обслуживания и, конечно, стоимость билета. Про качество я уже сказал, а насчёт стоимости – естественно, она разная. Очень важно развивать направление, которое позволяет людям приобретать дешёвые билеты. Я знаю, что такое направление у вас есть. Расскажите о нём несколько подробнее, особенно с учётом того, что происходило и, к сожалению, происходит у нас на Дальнем Востоке, того стихийного бедствия, которое произошло, ну и в целом по этому направлению развития, которое обычно за границей называют low cost.

В.Савельев: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. И спасибо за оценку. На самом деле мы стараемся, и «Аэрофлот» сегодня – это группа, мы впервые создаём авиационный холдинг. «Аэрофлот» прочно удерживает позиции, лидирующие позиции, в Европе, и все рейтинговые агентства отмечают нас, что мы их не уступаем, то есть в бизнес-классе и экономклассе мы компания номер один по сервису.

Что касается работы «Аэрофлота», мы перевезли за текущий период 14 млн пассажиров, и, я думаю, темп роста у нас примерно 20%. Это больше, чем темп роста …

Д.Медведев: 20% в год, да?

В.Савельев: В год, да. До этого было 25, но сейчас за счёт того, что мы группа, у нас есть небольшие сложности внутри сети, мы часть рейсов уступаем, чтобы не конкурировать внутри группы, поэтому темп роста 20%. Но, если мы помним, то Росавиация выросла на 14–15% в прошлые годы, поэтому мы выше рынка идём.

Вы абсолютно правы, конечно, люди удовлетворены сервисом, но многие хотят дешевле. И вот здесь как бы стоит перед нами выбор, как сделать так, чтобы авиаперевозки для нашей страны стали более доступными. Сегодня у нас в поле зрения два проекта. Один проект, который Вы нам поручали, – это проект создания Дальневосточной авиационной компании. И мы продвинулись достаточно далеко. Мы сейчас располагаем директивой, и я думаю, что во второй половине ноября мы, наверное, с Вами более подробно это обсудим. Мы готовы уже взлететь под новым названием как авиакомпания, именно Дальневосточная компания, которая будет серьёзно конкурировать на Дальнем Востоке не только с нашими перевозчиками, но и с азиатскими.

И второе направление, которое мы с нетерпением ждём, опять же в этом направлении идёт интенсивная работа и движение… Мы очень надеемся, что те поручения, которые Вы дали в части гармонизации нашего законодательства, приведения в порядок, потому что в России уже появляются зарубежные лоукостеры, это EasyJet, Wizz Air… Мы должны иметь такие же конкурентные преимущества, как эти компании. По лоукосту ведётся большая работа, у нас есть бизнес-план, совет директоров принял такое решение, и если Вы дадите добро (как Правительство), то мы получим директиву, компанию создадим. Это довольно серьёзный будет перевозчик, такого опыта в России нет, если не считать просто название «лоукостер», мы в это вкладываем нечто большее. Лоукостер должен соответствовать всем тем требованиям, которыми располагают…

Д.Медведев: И он должен быть действительно low, а не, так сказать, что-то другое.

В.Савельев: Да, здесь есть несколько проблем, которые нам надо решать всем вместе. Это и базирование авиакомпаний, потому что нужны дешёвые аэропорты, и те услуги, от которых придётся отказаться…

Д.Медведев: Снижение издержек, отказ от услуг.

В.Савельев: Совершенно верно. Это будет необычный продукт, который мы будем продвигать.

Д.Медведев: Мне хотелось бы понять (вы, естественно, прикидывали), например, сколько может стоить полёт самый распространённый – из Москвы в Петербург на компании такого плана.

В.Савельев: Да, у нас есть расчёт полностью. Я Вам покажу презентацию очень интересного лоукостера, мы закончили. Международная компания Bain имеет хорошую практику в этой области (мы наняли специалистов-лоукостеров). Вообще, лоукост – тема очень интересная: все, кто создавал лоукостера на базе какой-то своей дочерней компании, потерпели неудачу. Надо его создавать отдельно, с чистого листа. Поэтому мы долго думали, и мы создаём его с чистого листа, то есть это не будет трансформацией…

Д.Медведев: Кусочком «Аэрофлота», да?В.Савельев: Да, потому что это абсолютно другая ментальность. Люди должны быть совершенно по-другому заточены, потому что здесь нужно снижение затрат и дешёвые билеты. Снижение в целом не только по Петербургу, в Центральной России очень широко размещены лоукостеры. У нас есть лоты на первые восемь самолётов. Это будет жёсткий продукт, Дмитрий Анатольевич, это будут кресла, как в электричке, они не будут откидываться, они будут плотно посажены, там будет жёстко с багажом, заказ билетов, как и везде, только через интернет (мы ничего здесь сделать не можем), это снижение всех издержек, о чём Вы говорите. Тогда мы считаем, что минимум 20–40% от сегодняшней цены…

Д.Медведев: Цену можно сбросить.

В.Савельев: Сбросим, это будет легко. Мы анализируем постоянно рынок. Мы можем больше цену скинуть, но здесь это отдельное обсуждение, есть ещё нюансы, чтобы привести вообще всё в соответствие. Тогда это будет цена 50–60%. Хочу сказать, что лоукостер будет конкурировать не только с авиакомпаниями российскими, он прежде всего будет конкурировать с железной дорогой.

Д.Медведев: Да, я это и имел в виду.

В.Савельев: Поэтому цена на билет (мы прикидывали цены) будет, безусловно, ниже стоимости купе. Мы делали опрос пассажиров с помощью компании Bain (Bain & Company), мы делали такие полевые замеры: спрашивали и пассажиров железных дорог, и наших пассажиров, получается серьёзная такая компания, которая будет на себя оттягивать существенное количество пассажиропотока. Я могу Вам сказать по Европе, мы берём образ Ryanair (они в общем-то преуспевают, это крупнейшая компания-перевозчик в Европе, она спокойно жить не даёт всем европейским авиакомпаниям), так вот если вся авиация Европы растёт темпом 3–4% в год, то лоукосты растут 38–40%. Поэтому у нас сегодня есть с Вами возможность достойно сделать компанию, через три-пять лет конкурировать, когда ситуация, например, на рынке может поменяться. Уже тренд идёт к этому.

Д.Медведев: Самое главное, чего мы старались достичь в последние годы, – это возможность выбора. Мы сейчас довольно много внимания, да и средств вкладываем в высокоскоростные магистрали. Это очень затратный проект, но очень удобный для многих людей. Мне кажется, что обязательно параллельно должны развиваться воздушные коммуникации, воздушное сообщение, причём с использованием принципов лоукоста. Тогда это будет нормальная конкуренция между железной дорогой, причём быстрой железной дорогой, и воздушными сообщениями.

В.Савельев: Когда питерское направление открыли, мы тогда очень сомневались, когда пошёл скоростной поезд «Сапсан», мы думали, он заберёт, оттянет часть пассажиров. Мы летали 3 раза в день, сейчас мы летаем 20 раз в день…Д.Медведев: Сейчас 20 раз в Питер?

В.Савельев: В день, да, и пассажир от нас всё-таки не уходит.

Д.Медведев: Как в советские времена, помните, как в «Иронии судьбы…»: самолёты летят из Ленинграда в Москву каждый час. Ладно.

В.Савельев: По Дальнему Востоку Вы задали вопрос.

Д.Медведев: Пожалуйста.

В.Савельев: По Дальнему Востоку мы сейчас понимаем, что стихийное бедствие требует от всех нас усилий. Мы приняли для себя решение: наш тариф на Дальний Восток в экономклассе, подчёркиваю, средний тариф, будет снижен на 20% до конца года, дальше будем смотреть. Это существенно, мы будем работать…

Д.Медведев: Это вообще существенно, пятая часть…

В.Савельев: И «Аэрофлот» оказал поддержку… Мы, Дмитрий Анатольевич, приняли решение: мы как авиакомпания перевели 10 млн рублей в фонд, который сейчас создан, и каждый из нас, в том числе и я, и все руководители, перечисляет свои деньги в фонд стихийного бедствия. Хотим каким-то образом поучаствовать и помочь тем людям, которые пострадали.

Д.Медведев: Мне кажется, это абсолютно правильно, работу эту нужно продолжить. Спасибо.

В.Савельев: Спасибо.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 17 сентября 2013 > № 908201 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 сентября 2013 > № 889156 Дмитрий Медведев

В «Видеоблоге Дмитрия Медведева» опубликована новая запись: «Вступил в силу новый закон “Об образовании в Российской Федерации”».Текст записи:

Д.Медведев: Добрый день, дорогие друзья! Сегодня особый день для всех школьников, для студентов и, конечно, для их родителей – день начала нового учебного года.

В этом году в России в школу пойдут 13,4 млн учеников – это на 100 тыс. больше, чем в прошлом году, из них почти 1,5 млн – это наши первоклассники. Кстати, приятно то, что количество первоклассников у нас растёт уже 6-й год подряд. Более 9 млн студентов у нас пойдут учиться в аудитории университетов, институтов, колледжей. Я хочу поздравить всех вас с Днём знаний, пожелать вам интересной учёбы, ярких лекций, ярких преподавателей и, конечно, хороших друзей, которые будут рядом с вами.

Отдельно я хотел бы обратиться к тем, кто находится в зоне паводка на Дальнем Востоке. Мы сделаем всё, чтобы школы, другие учебные заведения были восстановлены максимально быстро, чтобы вы могли учиться в них.

Почти 40 млн человек в нашей стране так или иначе связаны с образованием, вот почему для всех нас важно, как образование будет развиваться в нашей стране. Напомню, что с 1 сентября вступил в силу новый закон «Об образовании в Российской Федерации». И Правительство России, и эксперты, и руководители регионов, и преподаватели, и даже многие родители в течение трёх лет работали над этим документом. И я надеюсь, что новый закон не только отражает те изменения, которые произошли в сфере образования за последние годы, такие как Единый государственный экзамен, введение системы бакалавриата, но и задаёт новые цели и стандарты. Важно, что неизменным остаётся главное – гарантированное нашей Конституцией право на бесплатное образование. Каждый человек в нашей стране независимо от его возраста, независимо от места проживания, независимо от его дохода имеет право учиться бесплатно. У родителей должна быть возможность отвести своего ребёнка в детский сад, у выпускника школы – выбрать университет для получения профессии, а у студента, если он того хочет, конечно, – продолжить свою научную карьеру в аспирантуре. При этом на всех ступенях образования появится больше возможностей для развития. Дошкольники могут ходить не только в государственные, но и в частные, семейные детские сады. Теперь, кстати, могут создаваться и детские сады на базе школ, на базе дворцов творчества и культуры. Должно получить широкое распространение так называемое дистанционное обучение – как общее, так и профессиональное. Оно очень важно для тех, у кого есть ограничения по здоровью, для ребят, которые живут в удалённых регионах, в маленьких городах и сёлах. Результаты дистанционного обучения будут официально признаны и будут учитываться при аттестациях.

Впервые в основу образования заложен индивидуальный подход. Дети, которые имеют особые способности, получат дополнительные возможности для их развития. Особые условия будут созданы для школьников и студентов с ограничениями по здоровью, а также для тех, кто нуждается в социальной и правовой поддержке. Повышенное внимание в законе уделяется профессиональному образованию, ведь без высококлассных строителей, без квалифицированных рабочих, без хорошо подготовленных инженеров невозможно будущее нашей экономики. Мы будем и дальше укреплять связи наших училищ, институтов с производством и наукой, создавать в учебных заведениях малые предприятия, где осуществляются инновации, где студенты могут не только претворить в жизнь свои научные достижения, но и просто заработать свои первые деньги.

Новый закон делает систему образования более открытой. Родители, конечно, абитуриенты имеют право знать всё о качестве образования в том или ином учебном заведении. Вот почему наши университеты, а желательно, кстати, и школы, должны вести свои сайты. На этих сайтах должна быть представлена максимально подробная информация и об образовательных программах, и о дополнительных возможностях, и, конечно, о преподавателях. И родители, и работодатели будут участвовать в управлении учебными заведениями, оценивать их качество, надеюсь, адекватно, а электронные ресурсы помогут освободить образование от излишней бюрократии, от бумажной работы и облегчат руководство и школами, и высшими учебными заведениями, высвободят время для главного – обучения и воспитания детей и нашей молодёжи.

Но, если говорить предельно просто, какие бы прекрасные законы мы ни принимали, главным в системе образования по-прежнему остаётся Учитель – Учитель с большой буквы. Только талантливые, только современные и только неравнодушные преподаватели могут воспитать хорошо образованного и, что не менее важно, просто достойного человека.

Впервые на уровне федерального закона государство признаёт особый статус педагогических работников в нашей стране, в нашем обществе и берёт на себя обязательство следить за тем, чтобы заработная плата в этой сфере была адекватна их весьма нелёгкому труду. Это один из приоритетов Правительства.

Дорогие друзья!

Меняется наша жизнь, совершенствуются правила, но каждый из нас, увидев 1 сентября первоклассника с букетом и, конечно, его взволнованных родителей, вспоминает свои школьные годы.

Я ещё раз хочу пожелать всем педагогам, всем школьникам, всем студентам, чтобы новый учебный год принёс много новых открытий, много интересных уроков и самых ярких моментов. С Днём знаний!

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 сентября 2013 > № 889156 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 августа 2013 > № 870747 Дмитрий Медведев

Встреча с активом партии «Единая Россия» в Сочи

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день всем! Как настроение?

Реплики: Хорошее!

Д.Медведев: Хорошее? Ну ладно. Давайте пообщаемся тогда. У нас сегодня свободный разговор, темы любые, какие вы считаете правильным затронуть. Я думаю, можно поговорить и о партийных проектах, как обычно мы это делаем. У нас есть важные темы, которые актуальны в любое время года, в том числе и темы, связанные с ЖКХ, с инфраструктурой, и по другим просто темам пройтись. Пожалуйста. Я обычно стараюсь вначале не начинать с длинных разговоров, поэтому – вам слово, и будем обсуждать всё, что вы считаете правильным.

У нас впереди, конечно, выборы, и на самом деле это очень важное для партии испытание. В целом ситуация пока, по-моему, выглядит неплохо, но давайте обсудим и этот вопрос тоже. Пожалуйста, коллеги. Я даже лучше, наверное, встану, так будет удобнее общаться. Пожалуйста.

Р.Кастуев: Дмитрий Анатольевич, здравствуйте! Руслан Кастуев, Северная Осетия, депутат городской думы, член партии. Сегодня, 8 августа, для нашей республики, для всей России это тоже не обычный день был, сложный, трудный. Я бы хотел сказать, что мы у себя в партии довольно много сейчас занимаемся межпартийной связью с партией «Единство» Южной Осетии. Они нуждаются в нашей поддержке, в нашей помощи. Не понаслышке, а реально я знаю, какая тяжелейшая ситуация была тогда, 8 августа 2008 года. Это была очень страшная картина. Я часто езжу в Южную Осетию, сопровождал гуманитарные грузы как куратор по партийной линии и видел все трудности, которые были тогда. Знаете, было тяжело. Мы отправляем грузы, а нам навстречу едут колонны машин, и там сидят дети, старики, женщины, которые – кто как мог выскочил из дома, и в таком состоянии отправлялись. Они рвались к границе с Россией, в Россию, Северную Осетию.

Буквально за считаные часы были приняты более 100 тыс. беженцев в Северной Осетии – приняты, обустроены, накормлены. Конечно, это была поддержка в первую очередь федеральной власти, но и наша партия показала своё лицо. Сложное было время, тем не менее мы везде старались помогать. Был создан гуманитарный штаб МЧС. Мы по своей линии тоже сделали по призыву партии партийный штаб, я его курировал. И мы периодически выезжали, как накапливался груз, мы отправляли всё в Южную Осетию.

Конечно, помощь шла со всей страны, это как в Беслане было в 2004 году. Это была просто потрясающая картина, когда и бабули, и дедушки отправляли свои кровные – небольшие суммы, но они шли, шли и шли. Огромные суммы, огромные потоки машин, КамАЗы – всего было очень много. Всё это доставлялось в Южную Осетию. Мы каждый год, наша партийная североосетинская организация выезжает 8 августа в Южную Осетию. Мои коллеги, здесь сидит Азамат Хадиков (первый заместитель председателя правительства Республики Северная Осетия – Алания, член партии «Единая Россия»)… Сегодня я воспользуюсь возможностью… Мы не поехали туда, хотели Вам лично, Дмитрий Анатольевич, сказать большое спасибо. В то трудное время, 8 августа, Вы очень мужественный шаг сделали, на наш взгляд, решительный. Все ждали этого шага. Вы как Президент, как Верховный главнокомандующий сделали этот шаг – отдали команду, и Вооружённые Силы приступили к операции принуждения Грузии к миру в Южной Осетии и Абхазии. Мы Вам за это благодарны. Благодарны не потому, что такое было, а потому, что Вы поступили как человек прежде всего, как россиянин, защищая интересы россиян и миротворцев. Мы это ценим, и, поверьте, в Южной Осетии, Северной Осетии, на Кавказе Вы, Дмитрий Анатольевич, и Владимир Владимирович Путин имеете высокий рейтинг. Вас уважают, вас действительно любят. Это не красивые слова, это так.

Когда начинаешь думать об этой трагедии, невольно вспоминаешь, что мы же тоже жили все вместе, Россия и Грузия всегда жили мирно исторически, рядом, вместе, у нас были общие проблемы, общие задачи. Но так случилось. Сегодня в Северной Осетии более 10 тыс. грузин, которые проживают в Осетии и считают её своей родиной. Они живут спокойно, без каких-либо проблем. Значит, всё-таки можно сотрудничать, можно взаимодействовать, можно находить понимание? И я очень надеюсь, что, может быть, в ближайшее время та доброта, то добрососедство, которое было у нас между народами, между Россией и Грузией восстановится, и мы снова будем друг к другу ездить, радоваться, растить детей, строить дома.

Дмитрий Анатольевич, я взял с собой книгу. Хотел бы Вам передать её от благодарных осетин в знак высокой благодарности и пожелать Вам успехов в Вашей трудной сложной работе во имя России, во имя Родины, а также сказать Вам большое спасибо, Дмитрий Анатольевич, за ту человечность, которую Вы проявили, и как лидеру крупнейшей и мощнейшей партии Российской Федерации. Спасибо Вам!

Д.Медведев: Спасибо большое. Спасибо большое за ваши слова. Не скрою, конечно, события пятилетней давности и мне врезались в память и останутся навсегда как очень трагические события, но в то же время как ситуация, когда нам, я имею в виду всей России, пришлось прийти на помощь маленькой территории – Южной Осетии, где проживали и проживают наши граждане, где был размещён наш миротворческий контингент, и, к сожалению, при помощи оружия наладить там мирную жизнь. Такое иногда приходится делать, даже несмотря на то, что речь идёт об относительно небольшом участке земли и относительно небольшом народе, который там проживал и проживает. Я считаю, что наши Вооружённые Силы, вся наша страна в этот момент проявили благородство и твёрдость, защитили жизни наших людей, по сути, спасли народ от уничтожения и создали условия для того, чтобы был обеспечен мирный способ развития Южной Осетии и Абхазии.

Это действительно была очень трудная пора и трудные решения, но, ещё раз повторяю, я считаю, что они были единственно возможными в этой ситуации и выстраданными. Что же касается будущего, мне бы тоже очень хотелось, чтобы наше будущее было мирным, чтобы мы нормально общались со всеми народами, которые живут на Кавказе, и с Грузией, конечно. Потому что у нас долгая традиция добрых отношений, и эти отношения не могут быть испорчены какой-то авантюрой, которая была предпринята в тот период известными грузинскими руководителями.

Народы всё равно относятся друг к другу хорошо, и это залог будущего мирного развития. А вам я хотел бы сказать большое спасибо за то, что вы ежегодно ездите, помогаете. Если бы не такая работа, по сути, во многом подвижническая деятельность большого количества наших граждан, конечно, обеспечить мир и поддержать народы Южной Осетии и Абхазии было бы очень сложно. Так что ещё раз вам большое спасибо за то, что вы об этом сказали. Может быть, это не совсем тема нашей сегодняшней встречи, но с учётом того, что сегодня именно пять лет исполняется с момента начала вооружённой агрессии Грузии против Южной Осетии, об этом сказать, наверное, следовало. Спасибо вам.

Коллеги, пожалуйста. Теперь продолжим. Прошу вас.

И.Колесников: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Ростовская область, Колесников Игорь Владимирович, член партии с момента основания, член президиума регионального совета, депутат, зампредседателя комитета законодательного собрания по ЖКХ, строительству, куратор партийного проекта «Управдом» на Дону. Вопросам роста платежей за коммунальные услуги уделяется особое внимание и ведется постоянный мониторинг Вашей общественной приёмной в нашем регионе. В начале этого года на прямом видеоселекторе я Вам докладывал о ситуации с тарифами ЖКХ и платежами. Что делается сегодня? Сегодня большое внимание уделяется вопросам разъяснения гражданам порядка и правил применения начисления коммунальных услуг. Сегодня все жалобы, все конфликтные ситуации берутся на особый контроль общественной приёмной. Сегодня очень активно мы сотрудничаем с прокуратурой Ростовской области по проверкам управляющих компаний, ТСЖ и ресурсоснабжающих организаций, которые нарушают законодательство. Хочу особо отметить: сегодня ежемесячно мы делаем срез платежей по всем муниципальным образованиям Ростовской области и знаем реальную картинку на местах и картину в общем по региону.

Хочу остановиться ещё на одном очень остром и резонансном вопросе – это оплата общедомовых расходов. Почему? Это самый непрозрачный и крайне непонятный для населения платёж. Я хочу поблагодарить лично Вас, Правительство за 344-е постановление, которое существенно ограничило возможность начисления таких расходов граждан. Граждане крайне позитивно восприняли это решение, а в свою очередь управляющие компании стали более активно, даже гиперактивно заниматься вопросами сбора платежей с неплательщиков, заниматься вопросами хищения энергоресурсов, комплексными вопросами ресурсоснабжения, ресурсосбережения.

В связи с этим много мероприятий проходит, и я хотел бы задать Вам вопрос, а потом, если позволите, даже выступить с одним конструктивным предложением.

Д.Медведев: А давайте сначала конструктивное предложение, а потом вопрос.

И.Колесников: Конструктивное предложение, Дмитрий Анатольевич... Сегодня Жилищным кодексом определён порядок перехода собственников жилья, домов из одной управляющей компании в другую. Всё написано понятно, но на практике та компания, управлению которой выразили недоверие, на практике не передает техническую документацию новой компании, не переводит средства, накопленные жителями по программам софинансирования. Образуются двойные квитанции сегодня. Мы хотим выступить с предложением разработать чёткий, понятный порядок со сроками, с ответственными (все причастны к этому проекту), чтобы было понятно, потому что мы идём сейчас по судам, а это очень длительный процесс. Отопительный период не ждёт решения этих вопросов.

Вопрос, который по основному выступлению. Хочу Вас спросить, как Вы считаете, достаточно ли сегодня механизмов контроля, для того чтобы обеспечить в полном объёме решение о неувеличении суммарного платежа по коммунальным услугам на уровне 6% в годовом исчислении?

Д.Медведев: Спасибо. То, что вы этот вопрос задаёте, как раз означает, что механизмов контроля у нас всё-таки в этом плане недостаточно, потому что люди жалуются и им непонятна и непрозрачна деятельность управляющих компаний, им непонятны начисления. Вот вы упомянули постановление, которое мы приняли, для того чтобы хотя бы как-то эту ситуацию упростить, сделать более понятной, более прозрачной. И как мне представляется, и в рамках нашего проекта «Управдом», и в рамках вообще любой партийной работы, которую мы ведём, очень важно эту контрольную функцию использовать. Причём именно по этой работе наши люди и будут судить об эффективности нашей партийной деятельности, потому что для них, может быть, высокие политические разговоры не столь важны и даже интересны, как, например, надзор за соответствующими управляющими компаниями, коммунальными службами. И, мне кажется, партии не нужно этой работы чураться. Наоборот, чем чаще и больше мы будем в это погружаться, тем лучше и для интересов наших граждан, и, естественно, для самой партии. Мы тем самым будем показывать, что мы занимаемся именно самыми важными, самыми чувствительными для людей вопросами.

Что же касается вашего предложения, то мне кажется, оно в принципе возможно к реализации, но нужно просто посмотреть, каким образом эти регламенты поменять и, может быть, что-то внести и в Жилищный кодекс, и в подзаконные акты, включая постановления Правительства. Если будет конкретная идея, я готов посмотреть на неё с точки зрения компетенции Правительства, а если это законодательная инициатива, то мы тоже можем на Правительстве её посмотреть. Но самое главное – не уклоняться от работы в сфере ЖКХ, потому что, мне кажется, сейчас для партии это важнейшее направление. И чем активней будет каждый наш человек, который этим занимается, тем лучше для дела.

Пожалуйста, коллеги!

М.Абрамкина: Абрамкина Марина Владимировна, Республика Дагестан. Член партии с 2003 года. Депутат республиканского парламента двух созывов. Являюсь руководителем исполнительного комитета Дагестанского регионального отделения партии «Единая Россия». Хотела бы с Вами проговорить такую тему.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! На одной из предыдущих встреч, проходивших в Иркутске, Вы предметно упомянули о том, что одна из основных задач партии в системе деятельности ЖКХ – сделать так, чтобы управляющие компании и все те, кто задействован в жилищной сфере, работали по-честному. А ведь мы понимаем, что честность – это прежде всего открытость, доступность, понятность для всех граждан, для каждого. И у нас есть такое конкретное предложение по партпроекту «Управдом». Второй год уже в стране работает общественный контроль в сфере ЖКХ при Общественной палате Российской Федерации. Такие региональные центры уже созданы практически в 70 субъектах России, а в 57 они активно работают, причём поставленные цели и задачи тесно переплетаются с нашим партийным проектом «Управдом».

Сегодня в нашем регионе при большой поддержке исполняющего обязанности президента Рамазана Абдулатипова предметно реализуются такие проекты. Мы уже подписали договор с Национальным центром общественного контроля и ведём предметную работу. Но столкнулись с одной проблемой: нам не хватает доступных методических материалов, с помощью которых мы могли бы объяснять населению основы жилищного законодательства в данной сфере. Дмитрий Анатольевич, есть предложение – совместно с центром общественного контроля в ЖКХ при содействии профильных министерств и ведомств разработать доступные, открытые и понятные материалы для населения. И в этом отношении чтобы люди могли предметно и чётко понимать, за что они платят, какой из платежей идёт за какую услугу. Я уверена в том, что это повысит доверие населения к управляющим компаниям и снимет часть проблем, которые связаны с закрытостью этих компаний. Как Вы смотрите на эту идею? Поддержите?

Д.Медведев: Конечно, поддержу. Давайте сделаем. Вообще, кое-какая методическая литература всё-таки существует, но если вы считаете, что она сложная или не доходит, не работает, тогда я дам отдельное поручение подготовить специальную методическую базу, для того чтобы нормальным, простым, понятным языком объяснялись все нюансы работы жилищно-коммунальных служб и тех правил, которые в настоящий момент действуют. Давайте это сделаем. Мне кажется, можно было бы и такие пособия издать, растиражировать, но можно было бы и на каких-то общедоступных сайтах тоже повесить их в электронном виде, потому что сейчас всё-таки граждане довольно активно интернетом пользуются. Давайте это сделаем. Договорились. Хорошо.

Пожалуйста, вы просили.

А.Ольховая: Добрый день! Ольховая Анна Васильевна, член партии с момента её создания, руководитель предприятия. Кроме этого я заместитель секретаря краснодарского отделения партии «Единая Россия», в котором более 17 тыс. человек. И ещё я являюсь депутатом городской думы Краснодара.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я так рада, что мы с Вами в этом году уже встречаемся во второй раз, потому что в мае на защите партийных проектов, которые у нас были представлены, – федеральные, региональные и местные… Дмитрий Анатольевич, здесь мы поднимаем настолько актуальные и нужные вопросы. На мой взгляд, в рамках разработки и дальнейшей работы таких важных и нужных партийных проектов, как «Народный контроль», и центров общественного контроля именно в свете ЖКХ сейчас, я думаю, необходим не только кнут, но нужен и пряник. Да, у нас есть недобросовестные управляющие компании, этого мы не можем отрицать. Есть у нас предприниматели, которые не на должном качественном уровне выполняют задачи, которые ставятся в тех же регионах. Но у нас есть и практика в нашем замечательном Краснодарском крае, когда мы отмечаем лучшие управляющие компании, лучших предпринимателей, которые не повышают цены на продукты питания, которые качественно оказывают услуги. Дмитрий Анатольевич, вопрос здесь такой: надо, чтобы Вы помогли и вынесли (это моё предложение) на федеральный уровень вопрос о разработке внутренних стандартов качества в сфере ЖКХ, потому что это очень важно. Тема ЖКХ волнует всех жителей нашей страны. Кроме этого люди хотят знать, как будет осуществляться и как должен осуществляться контроль в этой сфере. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо большое. Я только не понял всё-таки, какой пряник вы даёте? Вы говорите, что нужен не только кнут, но и пряник, и в Краснодарском крае с пряниками всё нормально. Какой пряник?

А.Ольховая: Я дополню. У нас в Краснодарском крае предпринимателей, управляющие компании, которые оказывают на высоком профессиональном уровне услуги, мы обязательно отмечаем грамотами, и кроме этого у нас такие брендированные наклейки – «Проверено»…

Д.Медведев: «Мин нет».

А.Ольховая: …или «Опробовано. Народный контроль».

Д.Медведев: Понятно. То есть вы всё-таки пряники даёте, но такие моральные в большей степени?

А.Ольховая: Тем не менее это очень важно.

Д.Медведев: Важно, не спорю.

А.Ольховая: Потому что люди… Вот смотрите, раньше у нас в России существовали ГОСТы и знак качества. И сейчас, смотрите, в магазинах…

Д.Медведев: У нас сейчас ГОСТы есть, они по-разному называются.

А.Ольховая: Да. Дмитрий Анатольевич, где появляется продукция, отмеченная ГОСТом, будь это какие-то продукты питания и даже детское мороженое, – люди покупают эти продукты с бо?льшим желанием, и расходятся они, есть выражение такое, как горячие пирожки.

Д.Медведев: Хорошо. Что касается требований к качеству, то на самом деле такие требования существуют, они как раз и содержатся в нормативных документах. Опять же, может быть, далеко не все понимают, как они выглядят, и не у всех есть возможность, что называется, погрузиться в них. В этом плане я возвращаюсь к тому предложению, которое прозвучало: просто лучше объяснять, что и как, в методических рекомендациях, объяснить просто, каким образом соответствующие стандарты формулируются, на каком уровне закрепляются. Они ведь у нас не только федеральные, они у нас и региональные тоже, и это, так сказать, сквозная нормативная база. Но объяснять, что и как, нужно обязательно – я с этим полностью согласен. Точно так же, как и необходимо, действительно, тех предпринимателей, которые хорошо работают, всё-таки добрым словом привечать, а не только собак на них всех вешать. Это справедливо абсолютно. И хорошо, если в Краснодарском крае это налажено.

Н.Ткаченко: Ткаченко Наталья Валентиновна, член партии с 2008 года, директор школы, депутат Совета народных депутатов города Майкопа четырёх созывов, региональный координатор проекта «Народный контроль» в Республике Адыгея.

Дмитрий Анатольевич, в рамках партийного проекта «Народный контроль» ведётся огромная общественная работа народными контролёрами. Именно эти люди с активной гражданской позицией проводят рейды, они же выявляют факты нарушений. Эти народные контролёры формируют общественное мнение и, когда надо, подталкивают исполнительную власть, чтобы те принимали решения по устранению нарушений. И сегодня исполнительная власть сотрудничает с людьми, которые носят вот такие повязки народных контролёров.

Д.Медведев: Боится, когда видит эти повязки?

Н.Ткаченко: Побаивается. Я хочу сказать, что благодаря проекту «Народный контроль» многие люди поверили в свои силы, свои возможности, в себя, люди верят этому проекту, поэтому число тех, кто поддерживает этот проект, каждый раз увеличивается. Все они – сторонники партии «Единая Россия». И почему-то на тех объектах, где проводятся рейды, мы не встречаем представителей других политических партий и общественных объединений, хотя они много говорят о народе.

Дмитрий Анатольевич, как Вы относитесь к перспективам нашего проекта и каково Ваше отношение к деятельности народных контролёров?

Д.Медведев: Повязочку можно посмотреть?

Н.Ткаченко: Конечно. Мы можем Вам подарить.

Д.Медведев: Спасибо большое. Мне кажется, что этот проект и называется народным, потому что люди его воспринимают как часть своей общей заботы о том, как устроена жизнь. И очень важно, что он идёт снизу. Действительно, вы можете контролировать самые разные стороны нашей жизни – и то же жилищно-коммунальное хозяйство, и работу чиновников, и массу других направлений деятельности. Поэтому я, конечно, отношусь к этому проекту сугубо положительно, он действительно очень важен. И вы справедливо говорите, что всё-таки (не хочу никого ругать) в основном этим занимаются представители нашей партии и те, кто сочувствует нашей партии, и практически никогда на таких низовых звеньях, где, собственно, вся жизнь человеческая и проходит – в городах, сёлах, не встретишь контролёров из других партий. Они, как правило, больше занимаются какой-то политической работой. А эта работа, мне кажется, действительно очень важна для наших обычных граждан, и я рад, что вы так по-серьёзному к этому относитесь. Обязательно этот проект будет жить и будет развиваться. И вам спасибо.

М.Амриева: Амриева Марьям Султановна, депутат народного собрания Республики Ингушетия, руководитель фракции народного собрания, педагог по образованию. Поэтому мой вопрос, наверное, будет связан всё-таки с качеством жизни наших детей. Дмитрий Анатольевич, Вы наверняка в детстве отдыхали в летнем лагере и, наверное, у Вас остались яркие впечатления. Это так?

Д.Медведев: Впечатления остались разные, яркие тоже.

М.Амриева: В нашей стране сейчас 52 тыс. летних лагерей. И вот с чем столкнулись народные контролёры от «Единой России» в ходе проведения рейдов: наших детей иногда кормят некачественной, а порой и просроченной продукцией. И в этой связи у меня не столько вопрос, сколько предложение. Я считаю, что необходимо повысить требования к качеству детского питания и не только в летних лагерях, но и в детских садах, а также в школах. Хотелось бы услышать Ваше мнение. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Марьям Султановна. Я вот что скажу: качество, конечно, нужно обязательно контролировать и в детских садах, и в школах, и детских лагерях. Действительно, иногда случаются проблемы, и дети потом, к сожалению, болеют. Те, кто такие случаи допустил, обычно отвечают за это. Очень хорошо, что и партия к этим вопросам подключается, я считаю, кстати, это сфера для народного контроля в полной степени. Но что касается требований, знаете, я не считаю, что я большой специалист в этой сфере, но вообще-то они у нас достаточно высокие. Если говорить о санитарно-эпидемиологических требованиях, то у нас стандарты высокие. Они в чём-то, откровенно говоря, может быть, даже выше, чем в других странах, поэтому вопрос не в самих стандартах, а в их неукоснительном соблюдении, и вот именно это-то и надо контролировать. Потому что ни в одном же стандарте не написано, что детей можно кормить просроченными йогуртами. Но кормят. То же самое касается других продуктов. Наша задача – следить именно за тем, чтобы эти стандарты обеспечивались, и причём этим должен заниматься не только наш неугомонный Онищенко (Г.Онищенко – Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека), который это делает исправно и жёстко, требовательно, но и мы как рядовые партийцы или как руководители, как актив партии. И от нашей позиции как раз и зависеть будет тогда качество питания и настроение наших любимых детей в лагерях, в школах, в детских садах. Договорились.

М.Султыгова: Республика Ингушетия, Султыгова Марифа Магометовна, региональный координатор проекта «Детские сады – детям», уполномоченный по правам ребёнка при главе Республики Ингушетия.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в последнее время в средствах массовой информации, в особенности на интернет-ресурсах, мы встречаемся с тем, что обсуждается мнение о том, что со вступлением в силу нового закона об образовании существенно, а именно многократно, увеличится родительская плата за детские сады. Это, безусловно, волнует и родителей, и все службы, которые будут заняты этим вопросом. В этой связи хотелось бы услышать Ваше мнение: насколько обоснованы эти опасения?

Д.Медведев: Марифа Магометовна, мне кажется, мы должны быть сами внимательнее к тому, что происходит в регионах. Я посмотрел статистику: во-первых, никакого повышения кардинального, радикального сейчас нет ни в одной территории, ни в одном субъекте Федерации. По-моему, два или три десятка наших территорий сказали, что вообще ничего корректировать не будут. В некоторых территориях (их не так много, но они есть) произошло даже уменьшение платы за посещение детских садов, и в ряде территорий может произойти некоторая коррекция, но она не носит сверхъестественного характера: она, по-моему, где-то в пределах от 10 до 15%. Но вот здесь я и предлагаю проследить за тем, что происходит в наших регионах, потому что любая коррекция, во-первых, должна быть обоснована, должна быть приемлема для людей и оправдана улучшением качества услуг. Если это просто повышение платы без изменения качества, это, конечно, не годится, и это повод для партийного контроля и партийного вмешательства, во всяком случае для того, чтобы ставить вопрос о том, почему неприемлемо таким образом повышать оплату за детский сад. Так что давайте посмотрим, и что в Ингушетии происходит, и в других наших территориях, но в принципе никаких решений, направленных на существенное увеличение платы за посещение детского сада нет, они не принимались и приниматься не будут.

Реплика: В этой связи, может быть, имеет смысл дать поручение Министерству образования, потому что оно разослало методические письма, как формируется эта родительская плата, а в плане… Раньше же был норматив – не более 20%. Может быть, дать поручение Министерству образования Российской Федерации – контроль и какие-то более жёсткие рамки установить для регионов, потому что про тарифы тоже была одна цифра, а получилась другая…

Д.Медведев: Это правда. Для этого и нужны контрольные инстанции и партийные возможности, потому что всегда цифры стараются стремиться вверх. Я предлагаю даже по-другому поступить. Где-то в конце месяца или в начале сентября я просто проведу сам совещание с подключением всех регионов и просто уточню, пусть они мне лично доложат (губернаторы или заместители губернаторов, которые отвечают за социальные вопросы), какова вот эта плата и как она будет рассчитываться. Это, мне кажется, будет полезно. Но вас я со своей стороны очень прошу следить за этим же. Хорошо, договорились. Пожалуйста, прошу.

В.Эрендженова: Эрендженова Валентина Куприяновна, региональный координатор партийного проекта «Детские сады – детям», главный специалист отдела общего профессионального образования министерства образования, культуры и науки Республики Калмыкия.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в продолжение темы «Детские сады – детям» хочу подчеркнуть, что положительная демографическая динамика в нашем государстве определила востребованность и значимость системы дошкольного образования в России. За последнее время в ней произошли серьёзные, существенные, значимые изменения. Это и развивающееся государственно-частное партнёрство в сфере дошкольного образования, это и расширяющаяся вариативность форм предоставления услуги, и многие другие направления в рамках модернизации региональных систем дошкольного образования. Надо сказать, что эволюционные преобразования коснулись и основополагающих документов в сфере дошкольного образования. Так, от концепции дошкольного воспитания – к федеральным государственным требованиям (ФГТ), от ФГТ – к государственному образовательному стандарту дошкольного образования. Хочу подчеркнуть, что проект (он пока ещё проект) государственного образовательного стандарта дошкольного образования вызывает огромное количество оценок. Обсуждение проекта стало темой приближающегося традиционного августовского совещания педагогических работников.

В этой связи хочу услышать от Вас, что даст введение государственного образовательного стандарта дошкольного образования родителям и детям? И ещё: как повиляет введение государственного образовательного стандарта дошкольного образования на само учреждение, предоставляющее услугу, – детский сад?

Д.Медведев: Спасибо, Валентина Куприяновна. Знаете, это сложный вопрос. Во-первых, мы ещё только создаём этот стандарт и собираемся его опробовать. Но очевидно, что детский сад – это всё-таки не школа. Всегда важно найти баланс между собственно воспитательной частью (вы работаете как раз, знаете эту сферу отлично) и образовательной частью. Поэтому я выскажу своё субъективное к этому отношение: мне кажется, это должен быть нормальный современный образовательный стандарт, но всё-таки при понимании того, что в детских дошкольных учреждениях дети только готовятся к школе. Это ещё не школа, и мы не должны подходить с одних и тех же позиций к этому, иными словами, стараться закладывать в наших детей почти тот же багаж, что потом они будут получать в школе. Это, мне кажется, было бы неправильным. Всё-таки это должны быть прежде всего развивающие стандарты, коммуникативные стандарты, помогающие ребёнку сложиться как личности, а не просто стандарт того, какие знания ребёнок должен получить в возрасте от трёх до семи или шести лет. Но окончательную конфигурацию нам ещё вместе с вами предстоит определить. Это очень тонкая сфера, и я знаю, что и родители к этому так же относятся. Это всё-таки, ещё раз говорю, не должно быть повторением школьного стандарта. А вот что даст это системе дошкольного образования? Я надеюсь, даст необходимую прочность и современность. Что нам ещё нужно от системы образования? Чтобы она была современной, эффективной, чтобы не страшно было детей в детские сады отдавать, чтобы мы понимали, что там будет нормальный уровень подготовки, воспитания и образования. Я бы так ответил на ваш вопрос, но нам ещё требуется всё это обсудить, и я очень рассчитываю на вашу активную позицию в этом плане.

И.Гусева: Гусева Ирина, депутат Волгоградской областной думы, заместитель секретаря регионального отделения партии и руководитель общественной приёмной лидера партии «Единая Россия» в Волгоградской области. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Был посыл именно Ваш о том, что Вы считаете, что общественная приёмная – это очень востребованный и правильный канал общения жителей с партией. Следуя этому, партийные проекты на территории области и «Народный контроль», о котором мы сегодня говорили, и «Управдом» и «Детские сады – детям» очень активно реализуются, и приёмная здесь главный помощник, потому что мы проводим тематические встречи, приёмы. Потому что люди – это и есть самые лучшие контролёры за всем, что происходит в жизни, – будь то платёжки ЖКХ и цены, которые обуздать не всегда возможно, будь то качество питания в образовательных учреждениях, о котором сегодня говорили, будь то цены на товары первой необходимости. И люди приходят в приёмную не только с проблемами, люди приходят с предложениями, всё больше понимая, что криками, митингами ничего не решить, только диалог, умение слушать и слышать даёт хороший результат.

Я приведу несколько примеров, как в рамках партийных проектов работает волгоградская общественная приёмная, Ваша общественная приёмная. К нам пришли фермеры, к нам пришли дачники и говорят: помогите, дайте нам, пожалуйста, торговые места на рынках города Волгограда, дайте возможность и помогите нам с ярмарками выходного дня. Мы в рамках своих полномочий это сделали и стали партнёрами. Они в свою очередь зафиксировали цены на сезонные овощи и фрукты.

Следующий пример: руководители ТОС (территориальное общественное самоуправление) (Вы знаете, что Волгоградская область – пионер в этом движении, очень активные люди) пришли к нам с предложением: давайте вместе проведём рейд по пресечению торговли табачной и алкогольной продукцией на территории, близкой к образовательным учреждениям. Вы знаете, это и есть тот самый проект народного контроля, когда люди тоже проявляют инициативу.

В рамках партийного проекта «Детские сады – детям» мамочки молодые, встревоженные огромными очередями в детские сады, не вышли, не перекрыли дорогу, а пришли в приёмную. Разговор был тяжёлым, эмоциональным, но, именно привлекая их и пользуясь их желанием созидать и работать, мы сумели вместе создать программу при поддержке правительства, нашего губернатора. Нам удалось двигаться вперёд к тем целям, которых мы хотели достичь, реализуя эту программу. И сегодня в разы сократилась очередь. Сегодня есть поддержка федерального центра, Ваша личная поддержка, Правительства и регионального правительства.

Конечно же, эти партийные проекты (в приёмной мы это отчётливо видим) объединяют людей неравнодушных, людей активных. Знаете, на самом деле сегодня партийцы вокруг партийных проектов объединяются. Считаем, что по-настоящему эффективными проекты будут, если приобретут массовый характер, если каждый житель будет понимать: это моя улица, мой дом, мой двор, никто не придёт и не сделает за меня, если я буду отсиживаться и чего-то ждать или бегать по чьему-то зову на митинги. Хотелось бы услышать Ваше мнение на эту тему. И, конечно же, это мой вопрос, я хочу услышать ответ и думаю, что это будет посыл для всех партийцев и всех приёмных.

И, Дмитрий Анатольевич, пользуясь случаем, не могу как руководитель приёмной, Вашей приёмной, не пригласить Вас в Волгоград в Вашу приёмную. Мы Вас будем очень рады там видеть. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое, Ирина Михайловна. Во-первых, хочу вас лично и всех вообще, кто работает в этих общественных приёмных, сердечно поблагодарить за всё, что вы делаете, потому что это трудная работа, это передний край общения. Люди никогда не приходят, потому что у них хорошее настроение и они зашли чашечку кофе выпить, поболтать. Они приходят со своими болячками, со своими проблемами, очень часто обиженные, очень часто не разбирающиеся в ситуации, но требующие справедливости, и от вашей чуткости, от вашей внимательности, от вашего неравнодушного отношения зависят и авторитет партии, и в конечном счёте помощь людям. Поэтому хотел бы искренне вас и огромный отряд людей, которые работают в этих приёмных, поблагодарить. Это нужная работа. Это не популизм, не демагогия, не попытка мозги, что называется, прочистить, а это именно передний край и очень-очень сложный.

Теперь в отношении приглашения. Когда буду в Волгограде, с удовольствием приеду. Я на самом деле довольно давно не заходил в приёмную. Это дело хорошее. Сам проведу приём. Причём это полезно всегда, потому что прямое общение даёт пищу для размышлений и людям как-то можно всё-таки в этом плане помочь. И эта работа, конечно, должна быть продолжена. Потому что, вы правильно говорите, всё зависит от нас самих, от нашего отношения к тому миру, в котором мы живём, от нашего отношения к людям. Это не пустые слова, это именно так. И если этим заниматься серьёзно, можно сделать очень и очень многое. Ещё раз вам большое спасибо!

С.Харитонов: Ставропольский край, Харитонов Сергей Алексеевич, сопредседатель краевого совета сторонников «Единой России», руководитель регионального центра «ЖКХ-контроль». Я бы хотел вернуться к проблеме ЖКХ. Я был на встрече с Вами пять с половиной лет назад в Нижнем Новгороде, тогда эта тема так остро не звучала, обсуждались другие вопросы. Сегодня проблем много, но хорошо, что удаётся многие вопросы решать на местах.

Сегодня приняты решения Правительством, законодательная база позволяет со многими вопросами справляться, но хотел бы привлечь внимание к одной проблеме. Сегодня при подаче иска по защите прав жильцов, когда они нарушены, старшему дома нужно проделать титаническую работу (а зачастую она просто невозможна) – собрать огромное количество нотариально заверенных документов, поэтому вопрос следующий: нельзя ли упростить эту процедуру, чтобы можно было эти вопросы по защите прав жильцов рассматривать в режиме не определённого круга, а…

Д.Медведев: Я думаю, что упростить можно всё, надо только понять, до какой степени это упрощение возможно, потому что я согласен, что требование об обязательном нотариальном удостоверении всех подписей всех жильцов – это, наверное, перебор. С другой стороны, если это, допустим, будет делаться вообще без ведома жильцов, когда иски будут предъявляться, например, управляющей компанией или ещё кем-то в защиту неопределённого круга жильцов, – это тоже может создать некоторое напряжение, потому что не факт, что, допустим, я такой мандат передавал этой самой компании. Надо попробовать выработать компромисс. Давайте мы подумаем в Правительстве, и я обращаюсь к коллегам, которые у нас здесь присутствуют, и из Государственной Думы, и из региональных парламентов: может быть, просто подумать над этой процедурой на законодательном уровне, как её дальше правильно структурировать. Потому что, наверное, ещё раз говорю, перебор, когда много подписей и когда все подписи, но нужно какой-то всё-таки механизм придумать, который будет отражать мнение жильцов и будет понятным.

Реплика: Есть же совет дома.

Д.Медведев: И что?

Реплика: Совету дома дать полномочия как раз принимать решения от имени жильцов.

Д.Медведев: Может быть, но во всяком случае, совет хотя бы избирается. В этом смысле они легальные представители, может быть совет у дома. Но на самом деле вы же понимаете, что это зависит от самого совета. В некоторых домах это реально действующая структура, а в некоторых домах, в некоторых ТСЖ это неработающая структура.

Реплика: Без решения этого вопроса невозможно иногда решить вопрос конкретный…

Д.Медведев: Я согласен. Давайте подумаем над тем, чтобы совету передать. Можно подумать над этим тоже. Хорошо, договорились. Да, кстати, мы обсуждаем с вами жилищную проблематику, она действительно не то что не звучала пять лет назад, просто сейчас уже требования людей в этой сфере стали более острыми. Может быть, просто жизнь меняется, может быть, в целом на это стали обращать больше внимания. Это означает, что мы должны, естественно, активно заниматься жилищно-коммунальной проблематикой, тем, о чём вы говорили.

Знаете, ситуации-то ведь разные бывают – бывают обычные, а бывают экстремальные. Я вчера, например, разговаривал с Амурской областью и вообще по ситуации на Дальнем Востоке получал информацию. Там всё очень тяжело, и продолжаются дожди, наводнения, люди лишаются своих домов временно, может быть, а, может быть, какие-то придётся восстанавливать целиком. Я почему об этом говорю? Там и система оповещения, оказания помощи, в общем весь набор тех мер, которые обычно в таких ситуациях принимаются. Мне кажется, что и наша партия должна обратить внимание на эту ситуацию. Конечно, там занимается этим губернатор (я с ним вчера разговаривал), занимается Министр по чрезвычайным ситуациям (он сейчас как раз ездит по различным регионам Дальнего Востока), но, мне кажется, от таких сложных, пиковых ситуаций партия не должна отстраняться. Я в данном случае обращаюсь к нашим коллегам-партийцам, которые живут и работают на Дальнем Востоке. Мне кажется, это очень важно.

О.Ращектаева: Ращектаева Ольга Владимировна, депутат законодательного собрания края, член партии «Единая Россия» с 2006 года. Я работаю в комитете по образованию и науке, делам семьи, а также работаю руководителем структурного подразделения социально-педагогической направленности, педагогом дополнительного образования дома детского творчества «Созвездие» города Краснодара.

Дмитрий Анатольевич! В Краснодарском крае у нас миллион детей. Треть этого числа – это дети дошкольного возраста.

С 2007 года у нас в крае действуют замечательные программы и инициативы Александра Николаевича (Ткачёва), которые способствуют развитию системы детских садов и увеличению мест в дошкольных учреждениях, в том числе используя новые формы организации дошкольного образования, такие формы, к примеру, как организация дошкольного образования в многоквартирных жилых домах. Плюс если мы строим сооружения из быстровозводимых конструкций, затем детские учреждения при бывших учебных заведениях, которые позволяют и педагогам, и студентам своих детей непосредственно невдалеке от учёбы и работы сопровождать дополнительным образованием, создавать группы у индивидуальных предпринимателей, а также группы семейного воспитания.

Вот несколько цифр, которые я могу привести. С 2010 по 2012 год в Краснодарском крае благодаря бюджету Краснодарского края, муниципальным бюджетам была выделена огромная сумма, которая дала возможность почти 5 тыс. детей пойти в детские дошкольные учреждения.

Вот в этом году у нас в крае запланировано почти 6 тыс. мест в дошкольных учреждениях. Почему? Потому что краевой бюджет почти 3 млрд выделил на эти программы действующие, и федеральная поддержка – 2 млрд рублей. Это замечательно, прекрасно и необходимо в наше время.

Тем более что, являясь координатором партийного проекта «Детские сады – детям» в крае, я хочу сказать, что необходима своевременная поддержка федерального руководства. Что важно? Важно эту программу ни в коем случае не забыть, не отложить, а наоборот, продолжить. Почему? Потому что на данный момент в крае у нас 25 тыс. детей, стоящих в очереди, а с учётом увеличения рождаемости и миграции в крае планируется к 2016 году возможное увеличение очереди до 32 тыс.

Д.Медведев: Очередь не планируйте. Планируйте ликвидацию очереди.

О.Ращектаева: Да, ликвидацию очереди. Но может вырасти до таких чисел. Мне бы хотелось, чтобы этот проект не забыли, чтобы этот проект обязательно в следующие годы имел отражение в нашей жизни. И я думаю, я уверена, что многие матери не только нашей Кубани, но и всей России будут благодарны за заботу, внимание нашей партии, потому что это необходимо для нашего будущего.

И мой вопрос следующий: планируется ли помощь местным бюджетам – краевым, региональным бюджетам в реализации указа Президента по уменьшению и ликвидации очереди в детских садах в Краснодарском крае и, конечно же, в регионах нашей страны?

Д.Медведев: Спасибо большое,Ольга Владимировна! У нас в стране приблизительно в общей сложности больше 550 тыс. детей нуждаются в устройстве в детские сады. Это большая цифра! Причины объяснять не буду, есть и положительные причины – просто рост рождаемости, что здорово, есть и отрицательные причины, связанные с тем, что долгое время не строили, не вводили, а часть детских садов вообще подверглась, по сути, разграблению, была передана для коммерческих нужд. Поэтому мы такую программу приняли. Я считаю, что наша с вами святая обязанность эту очередь ликвидировать. У вас 25 тыс., а я только что был на стройке, как раз смотрел новый современный детский сад в Московской области, там 50 тыс. И очередь растёт и растёт. Почему? Потому что столичный регион, туда многие люди приезжают (это наши граждане), остаются и, естественно, очередь разрастается. Но даже несмотря на такие проблемы, мы обязаны этот вопрос закрыть, и закрыть так, как мы и планировали сделать, то есть к 2016 году. Как? Конечно, при помощи совместной работы. Это должна быть реальная серьёзная работа региона (без этого ничего не получится) и планирование соответствующих денег в бюджете региона, края, области, республики и федеральная поддержка. И от этого мы отказываться не собираемся, несмотря на то что бюджет у нас сейчас сложный, идёт с проблемами, сшивается, что называется, с проблемами, тем не менее деньги на детские сады мы будем давать. Мы в этом году выделили 50 млрд, а с некоторыми другими средствами это даже 59 млрд, за счёт чего идут активные стройки в регионах, и в следующем году, конечно, обязательно соответствующие суммы будем предусматривать, но при этом будем смотреть за тем, как эти деньги расходуются. Потому что я недавно как раз проводил такое микросовещание с выездом на место. Нам очень важно, чтобы это были нормальные, современные детские сады, но не дворцы. Потому что в ряде регионов, я смотрю, очень много стали заниматься строительством каких-то уникальных детских садов, школ. Слушайте, наша задача не в том, чтобы возводить какие-то уникальные сооружения, а нужно использовать проекты многократного применения, типовые проекты, тем более что они сейчас хорошие, они гораздо лучше, чем, например, в советские времена были. Но нужно строить за разумные деньги, и тогда мы сможем построить гораздо большее количество детских садиков и школ. Я на это, кстати, тоже хотел бы обратить внимание и региональных руководителей, и вас как партийного актива: смотреть за тем, что строят. Это тоже очень важно. А программу эту мы, конечно, не только не будем закрывать, мы её будем продолжать до победного конца.

О.Ращектаева: Спасибо большое.

И.Гусева: Дмитрий Анатольевич, можно в этой связи ещё…

Д.Медведев: Можно, конечно, почему нет?

И.Гусева: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы поскромничали. Мы уже с коллегами общались, и я выражу, наверное, общее мнение. Проблема действительно есть, и очереди в детских садах... Каждый регион может рассказывать, как ликвидируется очередь, какие новшества вводятся, какие технологии, но хочется сказать спасибо Правительству, Вам как Председателю Правительства, ведь в современной России впервые выделены такие деньги и помощь федерального бюджета. Региональные бюджеты не все самодостаточны, и не всегда приоритетами были именно строительство детских садов, модернизация, но после объявленной модернизации образования всё как-то синхронно вписалось. И то, что Вы сейчас ответили коллеге… Я как руководитель приёмной, как депутат, председатель социального комитета честно говорю: по тем миллионам, сотням миллионов, которые пришли в регион, как Вы сказали, наш губернатор чётко поставил задачу – каждая копейка должна дойти до этого объекта, никуда в сторону. Поэтому спасибо Вам большое за то, что поддерживаете, и за такое непростое решение, потому что это тяжёлая финансовая нагрузка на федеральный бюджет. От всех спасибо. Мы не умеем спасибо говорить, всё что-то стесняемся. Спасибо Вам огромное. Правильно, коллеги?

Д.Медведев: Спасибо большое. Мне очень ценно и важно, что вы отмечаете, что в непростых условиях, но мы эти деньги выделяем, потому что это действительно именно так. Спасибо, что это видите.

Л.Акулович: Акулович Любовь Александровна, член партии с 2001 года, член регионального политсовета партии «Единая Россия», региональный координатор проекта «Народный контроль», депутат законодательного собрания Ростовской области.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы в своём выступлении на генсовете сказали такую фразу: покупай российское. И это очень сейчас актуально. Спасибо, что именно так Вы сказали, что именно Вы подняли этот вопрос, потому что это архиважно сегодня. Почему? Потому что в рамках реализации партийного проекта «Народный контроль» у нас в Ростовской области контролёры, мониторя цены на социально значимые продукты питания, обратили внимание на то, что местному товаропроизводителю очень сложно пробиться со своей продукцией к конечному потребителю. В связи с этим у нас в Ростовской области существует такая практика – мы проводим ярмарки выходного дня. Для этого у нас выделено порядка 400 площадок, более 700 постоянно действующих ярмарок работает, где местные товаропроизводители напрямую, без посредников продают свою продукцию именно конечному потребителю. Я как генеральный директор Новочеркасского мясокомбината хочу сказать, что это существенная помощь и поддержка отечественного производителя. И конечный потребитель тоже очень доволен, потому что он покупает нашу продукцию по более низким ценам, без посредников.

Дмитрий Анатольевич, у меня не вопрос – у меня предложение. Некоторые коллеги уже говорили о том, что у них тоже в области начинают действовать такие ярмарки... Но я бы хотела предложить, чтобы эта практика более широко использовалась у нас, в России, потому что наш опыт, я считаю, вполне успешный и удачный. Я думаю, что таким крупным мегаполисам, как Москва и Санкт-Петербург, это тоже, наверное, будет интересно. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое, Любовь Александровна. Я думаю, что эта практика уже используется, и не только у вас, и в других местах. Я не знаю, Александр Николаевич, на Кубани есть такие ярмарки? Хотите, два слова можете сказать?

А.Ткачёв: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, коллеги! Всех рад приветствовать на кубанской земле – хлебосольной! В этом году у нас прекрасный урожай, рекордный, Дмитрий Анатольевич. И, конечно, очень правильные замечания и постановка: фермерские небольшие открытые ярмарки выходного дня. Они проходят прежде всего в больших городах, потому что там большое количество потребителей. У нас главы все очень нацелены на это, они знают свою задачу, они предоставляют место, естественно, без всевозможных издержек финансовых. И, конечно, к этим ярмаркам привыкло уже подавляющее большинство жителей нашего края. Они с удовольствием их ждут, надеются, покупают дешёвые, вкусные, качественные товары. Как известно, кубанское – это всегда отличное. Пользуясь случаем, хочу…

Д.Медведев: Прорекламировал. Молодец.

А.Ткачёв: Эта форма уже с нами живёт, мы даже настолько к этому привыкли, как к солнцу, и так далее. Поэтому давайте конкурировать с Ростовом: у кого вкуснее. Вы к нам, а мы к вам. Хорошо? Спасибо!

Д.Медведев: Хорошо. На самом деле достоинство ярмарок выходного дня очевидно – это действительно отсутствие посредников, а стало быть, более низкие цены на основные товары. Очень хорошо, что это практикуется, многие к этому привыкли – люди, у которых, может, не очень большие доходы: и пенсионеры, и те, кто учится. В общем, мне кажется, этот опыт надо популяризировать и развивать. Если нужно что-то в нормативном плане, можно сделать. Но вообще все рычаги, все решения на региональном уровне принимаются, здесь вовсе не обязательно, чтобы федеральное какое-то вмешательство было. Единственное, я всегда думаю, когда этот вопрос поднимается… Когда говорят: «Покупайте российское» – всё хорошо, а когда говорят, например, кубанское, или ростовское, или московское, или петербургское – это хорошо или не очень хорошо?

Реплика: Конечно, хорошо.

Д.Медведев: Хорошо? А тогда другие будут обижаться, говорить… Представим себе в магазине товар кубанский и, например, ростовский. Но с учётом того, что магазин на Кубани, в Краснодарском крае, написано «Покупайте кубанское». Тут есть о чём подумать с точки зрения конкуренции.

Реплика: Надо быть патриотами своего региона…

Д.Медведев: Но мы в одной стране живём! Вот когда «Покупайте российское» – без сомнения, это так, тут даже и обсуждать нечего. Это я, скорее, решил…

Реплика: Кубанское лучше.

Д.Медведев: Но кубанское лучше, понятно. А астраханское? А волгоградское? Ну ладно, хорошо.

Н.Дудник: Добрый день. Представлюсь – Дудник Наталья Владимировна.

Д.Медведев: Добрый день.

Н.Дудник: Сторонник партии «Единая Россия», координатор проекта «Народный контроль» в Карачаево-Черкесской Республике, депутат парламента, заместитель председателя комитета по экономической политике и бюджету.

Дмитрий Анатольевич, хотела бы обратить внимание ещё на такую очень важную проблему, которая, несомненно, волнует всех граждан нашей страны, – это рост цен на продукты питания. В рамках проекта «Народный контроль» мы постоянно проводим мониторинг цен на основную группу социально значимых продуктов питания, которая определена постановлением Правительства. При общении с коллегами по проекту из регионов выявилась следующая проблема: охранники сетевых магазинов запрещают народным контролёрам, осуществляющим мониторинг цен, переписывать цены, делать фото- и видеосъёмку. Объясняют они это своими внутренними регламентами или пресечением действий конкурентов по переписыванию цен. Но, на наш взгляд, это звучит очень странно, потому что есть закон о защите прав потребителей, который говорит о том, что покупатель…

Д.Медведев: Я думаю, что это даже не странно звучит, Наталья Владимировна. Это просто незаконно и всё.

Н.Дудник: Да. Я просто хотела услышать Вашу позицию, насколько правомерны действия этих торговых сетей.

Д.Медведев: Да, безусловно, никак это не правомерно. Я сейчас не хочу огульно никого ругать – ни сети, хотя обычно их поминают всегда плохими словами, но это, наверное, не вполне справедливо, потому что они много полезного делают. С другой стороны, конечно, нужно делать так, чтобы в те же самые торговые сети заходили разные продукты, а не только каких-то прикормленных производителей или тех, кто там взятками делится. Но если говорить о законодательстве, о защите прав потребителей, то, конечно, абсолютно законным является фотографирование того, что продаётся, переписывание, если вы это используете не для коммерческих целей. Есть авторские права, например на красиво украшенную витрину, но если вы просто ценник фотографируете, значит, это абсолютно законно, абсолютно соответствует правилам розничной торговли и законодательству о защите прав потребителей. Поэтому в таких случаях на этих охранников или на соответствующее юридическое лицо – на магазин или торговую сеть – надо просто в суд подавать, если они запрещают это делать, вот и всё. И использовать наши аргументы.

Н.Дудник: Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, есть ещё что обсудить?

Реплика: Все темы обсудили.

Д.Медведев: Все-все? Точно все-все? Пожалуйста, прошу вас.

Реплика: Есть три предложения, они очень актуальны. Сейчас уже есть законопроект об информационной системе по жилищно-коммунальному хозяйству. Постановления Правительства, которые приняты, уже дали хороший эффект. Хотя есть много вопросов: перегружены стандарты, что-то учтено, что-то не учтено. Нужно широко обсудить, и в таком случае у нас каждый сможет стать контролёром. Именно по партийной линии нужно как можно шире обсудить этот вопрос, с тем чтобы этот закон стал хорошей основой для решения всех этих вопросов.

Д.Медведев: Давайте обсудим, давайте прямо с вашей территории и начнём.

Реплика: Хорошо, спасибо.

Вопрос второй. Для обеспечения эффективной работы центров «ЖКХ-контроль» было бы хорошо, если бы вообще во всех регионах были программы по защите прав потребителей. Сегодня в одних регионах такие программы есть, в других нет, а у нас всё-таки возникают вопросы. Они решаются, но с трудом. Если это будет обязательно, то необходимы ресурсы для проведения…

Д.Медведев: А что в этой программе должно быть?

Реплика: …экспертизы, просветительской работы, то есть как раз вопросы финансирования…

Д.Медведев: Если просветительская работа, то может быть, потому что все правила есть ведь в законодательстве о защите прав потребителей, просто нужно правильно их применять, но если это просто популяризация самих правил, то, может быть, это и неплохо.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, я имею в виду, что в Ростовской, Белгородской областях такие программы действуют. К сожалению, в нашем крае её нет. Правовое управление считает, руководство – за, а тут…

Д.Медведев: Это мы можем подсказать вашему руководству.

Реплика: И последнее предложение. Учитывая, что муниципалитеты всё-таки, как они говорят, обладают недостаточными полномочиями для руководства управляющими компаниями, вопросов очень много. Надо всё-таки рассмотреть вопрос о внедрении саморегулирования. На наш взгляд, этот механизм позволил бы снять очень многие вопросы.

Д.Медведев: Спасибо. На последний вопрос я готов более подробно ответить. Вообще, конечно, я тоже сторонник саморегулирования, особенно применительно к жилищно-коммунальной сфере – это правильно. С другой стороны, далеко не всегда это саморегулирование даёт результат. Если, например, саморегулируемая организация не является авторитетной, тогда возникает вопрос о том, что, может быть, нужно не только саморегулированием заниматься, но и какие-то разрешения давать. И вот сейчас на эту тему идёт дискуссия в Правительстве, на самом деле это именно так. Обсуждается два подхода. Один подход связан с выдачей разрешений на целый ряд действий, а второй – с передачей соответствующих полномочий саморегулируемым организациям, что, ещё раз говорю, на мой взгляд, более цивилизованно, но вопрос в том, чтобы сами эти саморегулируемые организации приобрели нужный авторитет, иначе это саморегулирование будет бессмысленным, потому что они не будут принимать решения, которые нужны. Если вы считаете, что мы уже дозрели до этой ситуации, тогда можно думать о передаче дополнительных полномочий этим саморегулируемым структурам. Вот так, уважаемые коллеги.

Теперь, если позволите, я буквально два слова скажу в завершение нашего общения. Здесь очень важные вопросы задавались, причём вопросы, которые действительно касаются абсолютного большинства наших людей, – это жильё, детские сады, школы, ЖКХ. Мне бы очень хотелось, чтобы вы с таким боевым настроением вернулись к себе и продолжили заниматься тем, чем вы занимались до сих пор. Если мы это с вами будем исправно делать, если мы будем хорошо работать, то я уверен, что и результаты, которые мы надеемся получить на выборах в сентябре, будут хорошими, потому что люди действительно будут видеть нашу с вами заботу об их быте, об экономике региона, о жилищно-коммунальной сфере, о контроле за состоянием тех же цен. Вкалывать надо, и тогда, я уверен, результат у нашей партии будет очень и очень достойный. А в целом я хочу сказать, что ситуация неплохая, мы уверенно движемся к соответствующим избирательным событиям и, я уверен, победим. Спасибо вам большое и до встречи!

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 августа 2013 > № 870747 Дмитрий Медведев


Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 августа 2013 > № 870741 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Позиция» грузинской телекомпании «Rustavi 2»

Дмитрий Медведев дал интервью автору программы «Позиция» грузинской телекомпании «Rustavi 2» Нино Шубладзе в преддверии пятой годовщины войны в Южной Осетии.

Н.Шубладзе: Спасибо большое, господин Премьер-министр, что Вы согласились ответить на наши вопросы. Естественно, очень много важных тем, о которых мы будем говорить, но в эти августовские дни я бы всё-таки хотела начать наше интервью с 2008 года. Вы были Президентом в самые сложные дни для Грузии. Прошло пять лет, и вот, анализируя ситуацию, давайте начнём с этого. Все Ваши решения, принятые в августе 2008 года, Вы думаете, были правильными?

Д.Медведев: Я скажу сначала немножко другое. Я рад возможности ответить на ваши вопросы. Я считаю, что это просто важно. И не только для меня, а для будущего российско-грузинских отношений. Так что спасибо вам тоже за предоставленную возможность.

Теперь к драматическим событиям, которые были в августе 2008 года. Вы знаете, я считаю, что, к сожалению, что произошло, то и произошло, но если говорить о моей оценке, то она, конечно, с тех пор не изменилась. Я считаю, мы были вынуждены таким образом ответить на соответствующие агрессивные действия, которые были тогда предприняты грузинскими вооружёнными силами. Но и всё последующее развитие событий было предопределено именно этим фактом – фактом гибели мирных людей и необходимостью вмешаться в ситуацию. Поэтому, если вы меня спрашиваете о том, поступил бы я в такой ситуации аналогичным образом, то мой ответ: да. Несмотря на то, что это тяжелейшее решение, которое мне приходилось принимать как Президенту, как Верховному Главнокомандующему Вооружёнными силами Российской Федерации, я поступил бы точно так же. Что касается последующих решений, то, как мне представляется, весь ход событий – вся история, которая прошла с тех пор, доказывает, что в целом это были сбалансированные решения, которые позволили удержать ситуацию.

Ведь самым страшным, на мой взгляд, было бы, если бы те столкновения и войсковые операции, гибель людей продолжались бы перманентно после 8 августа 2008 года. А такая угроза была.

И я считаю, что всё, что было нами предпринято – и мною как Президентом страны, и нашими Вооружёнными силами, и в конечном счёте на политическом и дипломатическом уровне, – позволило успокоить ситуацию. Да, это были непростые решения, но я считаю, что всё было сделано в этом смысле правильно.

Н.Шубладзе: Факт, что после войны российско-грузинские отношения зашли в серьёзный тупик. До сих пор большинство грузинского населения считает, что главная угроза для страны – это Россия. С точки зрения Запада международное сообщество считает, что российские войска – оккупационные, также обвиняет Россию в этнической чистке, невыполнении соглашений 12 августа. Как Вы считаете, всё это стало проблемой для России или нет?

Д.Медведев: Это вообще проблема для нас – это проблема и для России, и для Грузии, и для Абхазии, и для Южной Осетии, потому что эта ситуация не урегулирована до конца. Это, безусловно, проблема. Я бы поступил нечестно, если бы сказал иначе, но вопрос ведь в квалификации этих действий: она может быть разная – и такая, как вы только что сказали, и та квалификация, которую мы давали и к которой, кстати, склонился впоследствии целый ряд других государств. Мы исходили и исходим из того, что в этот период Российская Федерация в соответствии со статьёй 51 Устава Организации Объединённых Наций реализовала своё право на самооборону, после того как военному удару были подвергнуты наши миротворческие формирования, погибли люди. Это теперь, после деятельности комиссии, признают уже все и, кстати, значительная часть людей, которые проживают в Грузии, граждан Грузии. Это первое. И второе – те люди, которые были гражданами Российской Федерации, находились в этот момент на территории Южной Осетии, тоже пострадали и погибли. Поэтому наша квалификация остаётся прежней. Она основана на общих принципах международного права и Уставе Организации Объединённых Наций – право на самооборону, включая и возможность ответить на территории другого государства. Такое, к сожалению, в истории человечества случалось и случается.

Что же касается последующих действий, знаете, мне иногда это всё довольно удивительно слышать, потому что эти соглашения, о которых вы упоминаете, а по всей вероятности имеется в виду тот документ, который мы подписывали с участием Саркози, и который в той или иной форме был впоследствии одобрен грузинским руководством, – его истинное содержание знаем только мы, а не последующие толкователи этого документа. Поэтому позиция российской стороны: содержание наших намерений полностью соответствует тому тексту, который есть. И я неоднократно говорил, что мы ни на йоту не отступили от так называемого плана Медведева – Саркози: мы отвели войска и постарались успокоить эту ситуацию.

Н.Шубладзе: Но там же есть пункт в соглашении от 12 августа или как можно это назвать, в котором говорится, что после окончания войны российские войска должны вернуться на довоенные позиции. И до сих пор Россия не выполняет этот пункт.

Д.Медведев: Там сказано несколько иначе, но мы исходим из того, что мы отвели свои войска на довоенные позиции, они ушли с территории Грузии. Их на территории Грузии нет и в этом смысле всё исполнено.

Что касается территорий других территориальных образований, то здесь уже вопрос квалификации Абхазии и Южной Осетии. Для нас они в настоящий момент субъекты международного права, и пребывание наших войск там основано на соответствующих международных соглашениях об обеспечении их безопасности. Там находятся наши военные формирования на основе международных соглашений.

Н.Шубладзе: Да, мы неоднократно слышали позицию российской стороны, что вот эти новые реалии создались, и после этого Вы считаете, что все эти пункты исполнены. Но кто создал эти новые реалии? Для Грузии это, во-первых, Россия со своим признанием Южной Осетии и Абхазии...

Д.Медведев: На самом деле эти новые реалии, к сожалению, были предопределены – я не хотел бы использовать сильных выражений, но скажу так: весьма неграмотной политикой, которая проводилась в отношении Абхазии и Южной Осетии на протяжении довольно большого количества лет. Если бы в определённой ситуации Грузия предложила условия, которые устроили бы соответствующие территориальные единицы, в тот момент ещё не до конца отколовшиеся, то, наверное, ситуация была бы другой. Тогда там не было бы коллективных сил, там не было бы миротворческого контингента, нам бы не приходилось разнимать и успокаивать стороны, тогда вообще была бы другая ситуация.

А ведь корни проблемы находятся в 1990-х годах. Всё могло быть иначе. Мы эту ситуацию получили в наследство и не мы её создавали. Нужно было правильным образом выстраивать государственную политику в 1990-е годы. Это, к сожалению, происходило не только на территории Грузии, но и в других местах, но от этого, конечно, проблема не является менее сложной и менее горькой. Поэтому считать, что эта проблема была создана вмешательством Российской Федерации, было бы совершенно нечестно, потому что не мы создали этот внутренний конфликт и не мы таким, скажем откровенно, бездарным образом пытались его урегулировать. Я уж не говорю про действия вооружённых сил в августе 2008 года, которые иначе как военным преступлением я, к сожалению, назвать не могу.

Н.Шубладзе: Мы сейчас говорим о войне в 2008 году. Но как быть тогда с годами войны… Вы сказали, что с 1990-х начинается такая проблема между Россией и Грузией – как быть с заявлениями господина Путина, который говорил, что ещё в 2006 году у России был план, и в рамках этого плана готовили ополченцев в Южной Осетии? Что Вы скажете?

Д.Медведев: Вы знаете, Нино, я хочу сказать, что это не проблема России и Грузии, это проблема взаимоотношений Грузии и очень близких и вам, и нам народов – осетин, абхазов. Это именно эта проблема, ещё раз говорю: это не проблема межгосударственных отношений, нам эта проблема была не нужна. К сожалению, ещё раз повторяю, её пытались решить различные грузинские руководители (не хочу никого отдельно упоминать) негодными средствами, или неумно, или преступно. И вот это, к сожалению, весьма и весьма печально.

Что касается планов по подготовке, конечно, можно говорить о том, что мы старались помогать двум этим народам, которые обращались к нам с соответствующими просьбами. Но у нас никогда не было никаких военных планов, нам это ни к чему. Наоборот, мы всячески старались предотвратить этот конфликт, мы понимали, что он потенциально возможен. Тем не менее, я, неоднократно отвечая на вопросы в разных ситуациях, говорил: даже несмотря на то, что у нас были такие подозрения, всё, что произошло, это, конечно, аномалия, это грубейшая ошибка, которая переросла в военное преступление. К сожалению, господин Саакашвили, когда принимал соответствующее решение (я уж не знаю, в каком это было состоянии), просто допустил стратегический государственный просчёт, после которого практически не осталось возможности склеивать свою страну.

Я, раз уж мы об этом говорим достаточно подробно, не могу не вспомнить (хотя я об этом не так давно тоже рассказывал) о своей первой встрече, которая у меня была с действующим грузинским президентом. Причём это была действительно первая встреча, первый контакт. Я сказал ему буквально следующее: я лично как новый Президент Российской Федерации (у меня нет никакого груза отношений, персональных оценок, эмоций каких-то, которые всегда между людьми возникают) готов сделать всё для того, чтобы постараться решить эту проблему мирными средствами. Я считал, что возможности для этого не упущены, несмотря на то, что ситуация была очень и очень сложной. На что мне было сказано: да, я тоже готов решать эту проблему мирными средствами, я очень на вас рассчитываю, очень хотел бы этого добиться. – И что я получил через три месяца президентства? Военное вторжение, убийство людей.

Н.Шубладзе: Это позиция России, что было вторжение. Неужели не было никакого шанса со стороны России? Я знаю, что часто обвиняют грузинскую сторону.

Д.Медведев: Нет, знаете, шанс есть всегда до тех пор, пока не начали стрелять пушки и ракетные установки. До этого момента был совершенно нормальный шанс. Я сказал: приезжайте (мы в Астане виделись), поговорим. Ни ответа, ни привета, ни звонков, и 8 августа начались эти действия. Ещё раз говорю, шанс на мирное развитие ситуации был до тех пор, пока не был отдан приказ штурмовать Цхинвал.

Н.Шубладзе: Хорошо. Произошедшее в Южной Осетии Вы и господин Путин в своё время оценили как геноцид осетинского народа со стороны Грузии, что не подтвердила ни одна международная организация. Но позднее Вы сами сказали, заявили, что в 2008 году фактически Россия предотвратила расширение НАТО и вступление Грузии в НАТО. То есть я хочу спросить, какая же из этих версий является реальной причиной начала военных действий?

Д.Медведев: Реальная причина та, о которой я вам сказал, – военное вторжение грузинских вооружённых сил в Цхинвал и убийство граждан Российской Федерации. Только эта. Всё остальное может быть следствием, может быть какой-то проекцией, но непосредственной причиной была самооборона. И я абсолютно твёрдо в этом убеждён до сих пор. Если бы не произошло того, что произошло, если бы не были убиты российские миротворцы и граждане Российской Федерации, которые в тот момент проживали и находились на территории Южной Осетии, никакого военного конфликта бы не было. Это совершенно очевидно. Даже при условии того, что там была напряжённость, были какие-то вылазки, были периодические даже, может быть, конфликты, но мы всё-таки это разводили и в целом нормально взаимодействовали. Вы знаете, что меня тогда потрясло, раз уж мы об этом говорим? К сожалению, мне доложили, что формирования грузинских вооружённых сил, которые были участниками миротворческого контингента, по сути, принимали участие в обстреле российских миротворцев. Ну это запредел! Это, к сожалению, не просто преступление, это циничное попрание любых международных норм! Именно это было и непосредственным, и главным поводом.

Н.Шубладзе: Это Ваша позиция, но как Вы тогда, господин Премьер-министр, объясните, например, что международное сообщество считает сейчас российские войска оккупационными? Как Вы это объясняете, если позиция такая, что Грузия начала всё это?

Д.Медведев: Я думаю, что международное сообщество никогда не было однородным, но его ощущения менялись. Если говорить о первых ощущениях, то они очень сильно отличаются от оценок международного сообщества в широком смысле этого слова и экспертов, которые были даны в докладе Тальявини (Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini) – швейцарский дипломат, с 1998 по 1999 год занимала должность заместителя главы миссии ООН по наблюдению в Грузии). Потому что вначале, скажем откровенно, как и во времена любых военных конфликтов, не действуют законы объективной журналистики (во всяком случае, мы их не видели), а действует оголтелая пропаганда. А потом страсти успокаиваются, слава богу, что этот конфликт был непродолжительным, и уже правда пробивает себе дорогу. Поэтому отношение очень разное, и в принципе основной смысл…

Я ведь все эти вопросы обсуждал со всеми своими партнёрами – обсуждал с американцами, обсуждал с немцами, с французом, господином Саркози, который, на мой взгляд, внёс очень большой вклад в урегулирование конфликта, потому что он не побоялся приехать и поставил на карту свой авторитет, он же не знал, сколько будет продолжаться конфликт, а президенту иностранного государства трудно в такие ситуации вмешиваться. Так вот у всех у них непублично была простая позиция: мы понимаем, что была допущена военная агрессия, мы об этом говорить не будем, но вы сами как-то там разберитесь и постарайтесь сделать так, чтобы никто больше не страдал и чтобы там наш партнёр успокоился. Это была такая позиция, о которой мне аккуратно говорили в беседе тет-а-тет: «Вы сами разбирайтесь там. Хорошо, что война закончилась». И всё! Я думаю, что это полностью характеризовало отношение моих партнёров в тот период.

Ну а сейчас вообще нет никакой монолитной позиции, она разная. У Евросоюза есть некая консолидированная точка зрения, достаточно формальная. Они в основном напирают на необходимость продолжения консультаций в рамках женевских переговоров, которые, кстати, на мой взгляд, принесли много пользы, и, несмотря на то что были сложными, это всё-таки был правильный шаг. И я признателен – и говорил об этом руководству Швейцарской Конфедерации – за то, что они нам такую площадку предоставили.

Н.Шубладзе: Большой проблемой остаются для Грузии беженцы. У нас их почти полмиллиона, и это люди, которые не могут возвратиться в свои дома. Каков Ваш комментарий по этому вопросу? Грузинская сторона считает, что проблемой здесь является Россия, потому что российские войска сейчас присутствуют на территории, и то, что возвращение для беженцев невозможно, – это проблема России.

Д.Медведев: Нет, это, конечно, не проблема России. Это проблема внутренних взаимоотношений между Грузией и Южной Осетией. Это проблема отношений между людьми. Мне очень печально, что есть беженцы. Это на самом деле большая проблема для вашей страны, для людей, которые лишились дома, но обращаю внимание, что была и другая проблема до этого военного конфликта между Грузией и Южной Осетией. Были люди, которые покидали свои дома (я имею в виду в данном случае уже осетин). То есть эта проблема имеет, к сожалению, глубокие исторические корни. Нам бы хотелось, чтобы она была урегулирована. Именно поэтому я считаю, что нужно, чтобы были прямые переговоры, иначе невозможно это сделать. Невозможно всё время апеллировать к крупным государствам – будь то Соединённые Штаты Америки, Российская Федерация – для того, чтобы разрешить этот конфликт. Посмотрите, как разрешаются конфликты другие, очень сложные. Они не решаются никогда ни в Вашингтоне, ни в Москве, они всегда решаются на месте. Поэтому нужно набраться мужества и начать прямые консультации – и о судьбе беженцев, и о режиме неприменения силы, от чего, к сожалению, грузинская сторона пока уходит, и по другим вопросам, тем более что по целому ряду экономических проблем в целом ситуация улучшилась. Мне кажется, это тоже важный результат последних нескольких лет.

Н.Шубладзе: Про это мы еще будем говорить – как налаживать, на Ваш взгляд, отношения Грузии и России. Но всё-таки по беженцам я хотела спросить: по принципам международного права ответственность за соблюдение безопасного возврата беженцев берёт на себя сторона, которая имеет эффективный контроль на территории, а таковой является Россия, потому что там российские войска. Вы готовы?..

Д.Медведев: Вы хотите, чтобы я признал эффективный контроль над этой территорией? Я не могу его признать, несмотря на то, что я подписывал указ о признании двух субъектов международного права. Я считаю, что в этой ситуации это был единственный шанс сохранить людей, потому что, к сожалению, если бы не было признания, скажем откровенно, попытки захвата этой территории (и Абхазии тоже) силой, вполне вероятно, продолжились бы – я в этом нисколько не сомневаюсь.

Вы в курсе, что военный бюджет вашей страны с 2003 по 2008 год вырос практически в 50 раз? Это же не просто так происходило, а именно потому, что готовились силой наводить порядок. Но я сейчас даже не об этом.

Так вот, я не могу признать наличие эффективного контроля со стороны Российской Федерации. И объясню это одной простой причиной: мы не занимаемся никакими оккупационными вопросами. У нас нет ситуации, которая была, например, в Германии по окончании Второй мировой войны или в каких-либо других местах. Да, у нас есть военный контингент, который по просьбе соответствующих государств мы там содержим. Он никуда не вмешивается, он просто обеспечивает сохранение тогостатус-кво, который сложился, и невозможность истребления людей. Что же касается эффективного контроля над ситуацией, то он осуществляется органами власти Южной Осетии и Абхазии.

И, вы знаете, это, может быть, звучит удивительно, но я вам об этом скажу. Нам далеко не всегда легко с ними обсуждать самые разные вопросы, потому что они нам говорят: не вмешивайтесь, это наше дело, это наша территория, это наша страна. То есть в этом смысле мы выполняем сугубо защитные задачи, не более того.

Н.Шубладзе: То есть Россия не собирается пересматривать это признание? Это означает Ваше заявление? Или могут быть какие-нибудь обстоятельства, при которых Россия готова будет пересмотреть?

Д.Медведев: Я вам скажу следующее: я это решение принимал, я считаю его единственно верным в конкретной ситуации. Условий для пересмотра этого решения, конечно, сейчас нет никаких. Это было бы просто грубейшей ошибкой и обрекло бы эти народы на очень сложное существование, если не сказать на уничтожение при определённых ситуациях. Надеюсь, что они не повторятся, потому что у вас тоже всё меняется – у вас власть меняется, и подходы людей меняются, но тем не менее.

Что же касается будущего, то я этого не знаю – его никто не знает. Его, наверное, на небесах знают. Знаете, будущее зависит от народов – от тех, кто живёт у вас, от грузин, от Грузии в целом, от тех, кто живёт на этих территориях, которые нами признаются в качестве субъектов международного права, от коллективной воли людей.

Всё может развиваться по очень разным сценариям, но это должно быть основано (вообще любое сближение, любой диалог) на воле людей, а не на военной силе. Если будет совместное желание налаживать нормальную жизнь, сотрудничество, Россия никогда не будет этому мешать, не сомневайтесь. Для нас гораздо важнее, чтобы был мир в этом регионе, чем обеспечение каких-то интересов.

Вы упомянули НАТО, я просто не сказал об этом…

Н.Шубладзе: Я насчёт НАТО, кстати, хотела спросить.

Д.Медведев: Но я к этому вернусь.

Знаете, мы, конечно, мягко говоря, не приветствуем членство Грузии в НАТО, несмотря на ваши североатлантические устремления. Но не потому, что считаем, что Грузия на это не имеет права – каждая страна имеет право определять свою принадлежность к тому или иному военно-политическому альянсу, интеграционному объединению. Но мы исходим не из ваших подходов, а исходим из наших подходов. Они заключаются в следующем (это наш национальный подход, у вас есть свой подход): если вблизи России – а я напомню, Россия очень большая страна с огромным ядерным арсеналом, мы не можем это игнорировать – будет государство, которое является членом другого военно-политического альянса, ядерные ракеты которого, как известно, нацелены на объекты, находящиеся на территории Российской Федерации… Да, мы с НАТО партнёрствуем, но факт остаётся фактом.

Н.Шубладзе: Господин Премьер-министр, но почему Россия всё-таки воспринимает как угрозу..? Ведь есть же соседи, например балтийские страны, члены НАТО.

Д.Медведев: А вы считаете, нам нравится, что они члены НАТО? Нам это точно так же не нравится. Они стабильные соседи. Я бы хотел, чтобы и у нас были стабильные отношения, добрые, чтобы мы были нормальными соседями, тем более что отношения между народами многовековые, очень дружественные – я тоже об этом ещё два слова скажу. Но вопрос ведь в данном случае не в отношениях между людьми, а в межгосударственных отношениях, а они в этом случае выстраиваются по другим принципам.

Если Грузия или какая-то другая страна – неважно, Украина, какая-то ещё страна – становится членом соответствующего военно-политического альянса, мы этот факт не можем игнорировать. Я объясню, почему считаю, что это и для Грузии плохо. Вы почти ничего не приобретаете, потому что в современном мире военные конфликты недопустимы. Кстати, этот пример показывает, что расчёт некоторых грузинских политиков на то, что в подобные ситуации НАТО не даст вмешаться, ещё что-то произойдёт, провалился, потому что под угрозу были поставлены другие, гораздо более серьёзные ценности. Так вот, и в этом случае это ничего не добавит Грузии как суверенному, хорошо развивающемуся государству, но в то же время создаст долгосрочный, долговременный источник напряжённости между нашими странами. И не из-за конфликта 2008 года, который был между вашей страной и этими маленькими народами, а по другим причинам – уже по соображениям оборонным, потому что вы станете участником крупного военно-политического альянса, который (ещё раз повторяю, это не мы придумали, это до нас всё сделали) является в этом смысле так называемым вероятным противником при возникновении определённых ситуаций. Да, ещё раз говорю, у нас партнёрские отношения и мы их развиваем, но мы не можем игнорировать тот факт, что военная мощь всё-таки направлена определённым образом, и они не могут это игнорировать. Я не знаю, что будет через пятьдесят-сто лет. Может быть, всё будет совсем просто и хорошо, дай бог, но пока это так. И в этом смысле вступление в Североатлантический блок Грузии ничего не добавляет. И это, мне кажется, очень важно осознать.

Н.Шубладзе: Да, но то, что Грузия стремится в НАТО – тоже выбор народа, все опросы показывают, что большинство населения это поддерживает.

Д.Медведев: Я об этом сказал – это выбор ваш. Но мне кажется, об этом нужно думать, когда голосуешь.

Н.Шубладзе: Что можно тогда ожидать со стороны России? Попытается ли Россия помешать этому процессу и каким образом? Грузия стремится в НАТО.

Д.Медведев: Вы знаете, если Грузия стремится в НАТО, помешать ей может только сам НАТО.

Н.Шубладзе: Не Россия?

Д.Медведев: Россия не член НАТО, мы не участники Североатлантического альянса, у нас там нет голоса, нас там не слушают, нас туда не приглашают. Мы периодически встречаемся. Я принимал участие в сессии Россия – НАТО. Хороший разговор может быть. Хотя, вы знаете, у нас сейчас с НАТО свои проблемы, например система европейской противоракетной обороны, но мы не влияем на их решения. Поэтому это будет находиться в компетенции самого Североатлантического альянса.

Другое дело – я считаю, об этом должны тоже думать и граждане Грузии, и ваше руководство, – что надо задуматься: а насколько вообще для Европы присоединение Грузии к НАТО было бы полезным? Там ведь тоже политики об этом думают.

Н.Шубладзе: Наверное, да.

Д.Медведев: Если бы не думали, так, может быть…

Н.Шубладзе: Но вступление в НАТО остается для нас приоритетом…

Д.Медведев: Это ваши политики говорят.

Н.Шубладзе: Новая власть Грузии.

Д.Медведев: Да. Новая или не новая – в любом случае такие приоритеты есть. Я знаю об этом. Но я в данном случае адресую этот вопрос не России, а руководству НАТО и органу управления Североатлантического альянса – они это решение будут принимать. Пока они не горели этим желанием, но поживём – увидим.

Н.Шубладзе: Но делали заявления, что двери НАТО открыты для Грузии, так что…

Д.Медведев: Вот это-то заявление как раз, мне кажется, и сыграло свою фатальную роль в определённой ситуации.

Н.Шубладзе: То есть в отношениях России и Грузии?

Д.Медведев: В отношении некоторых сумбурных решений, которые переросли в преступную авантюру. Вот если бы таких заявлений не делалось, может быть, у господина Саакашвили возобладал бы разум и в 2008 году он бы не танки двинул с ракетными установками в сторону Цхинвала, а приехал в Москву поговорить, о чём мы с ним договаривались.

Н.Шубладзе: Хорошо. Вы как раз упомянули Саакашвили. Российские лидеры постоянно заявляли, что одна из главных проблем для России – это Саакашвили. Изменилась власть, в октябре у нас выборы. И новая власть, и сам премьер Иванишвили (Б.Иванишвили – Премьер-министр Грузии) делают заявления неоднократно, что одним из главных приоритетов является налаживание отношений с Россией. Были сделаны конкретные шаги, есть готовность наладить экономические связи, изменилась риторика по отношению к России и её лидеру, также был назначен спецпредставитель премьера Зураб Абашидзе – я просто хочу все шаги указать, – Грузия готова участвовать в Олимпиаде в Сочи и предлагает помощь в соблюдении безопасности, новая власть освободила из тюрьмы российских граждан, обвинённых в шпионаже. Услышаны ли эти сигналы в Москве, и какие ответные шаги можно ожидать от России?

Д.Медведев: Безусловно, услышаны. Мы же внимательно относимся ко всему, что происходит, тем более в такой для нас близкой стране – хотя и, с учётом всех обстоятельств, находящейся в сложном положении, – как Грузия. Мы, конечно, всё слышим и готовы к тому, чтобы эти отношения развивать, но это должно происходить с учётом сложившихся реалий. Тем не менее я считаю, что всё, что вы перечислили, – это позитивно. Мы, например, очень рады, что грузинские спортсмены примут участие в Олимпиаде. Мне кажется, что даже отсутствие дипломатических отношений не должно мешать олимпийскому обмену, спортивным состязаниям. Как известно, и в Древней Греции все спортивные состязания препятствовали военным действиям и осложнению обстановки в стране, поэтому хорошо, что такое решение принято, оно, мне кажется, деполитизированное и правильное. Это касается и вопросов возобновления транспортного сообщения, упрощения визового режима, гуманитарных вопросов, торговых вопросов, что на самом деле тоже очень важно. Мы всё это слышим и, естественно, тоже по-своему оцениваем, принимаем свои решения.

Н.Шубладзе: Вы упомянули визовый режим. Насколько реально со стороны России..?

Д.Медведев: Что?Изменить? Или отменить, скажем так?

Н.Шубладзе: Изменить, да, потому что с грузинской стороны...

Д.Медведев: Здесь ситуация должна быть равноценной. Мы же не против безвизового общения, мы всегда за безвизовое общение. Но вопрос в чём? У нас сейчас ситуация очень специфическая. Грузия, к сожалению (я, кстати, считаю, что это тоже ошибка), разорвала дипломатические отношения в определённый период по вполне понятным для руководства Грузии соображениям, и вот этот канал общения исчез. Но если между странами нет дипломатических сношений, если есть масса вопросов, которые требуют урегулирования, то, конечно, визовые вопросы отступают на второй план, поэтому нужно двигаться по всем направлениям, включая, конечно, и вопросы визовых упрощений, и всего остального. А так, при признании определённых реалий, при урегулировании по всем другим вопросам я могу себе представить абсолютно любые перспективы – это нормально, но это должно быть встречное движение.

Н.Шубладзе: Хорошо. Сейчас Вы говорите о налаживании отношений, про позитивные сигналы, но в ответ Грузия… Вот это последнее событие в регионе: идёт монтаж колючей проволоки, какое-то передвижение идёт оккупационной линии, как грузинская сторона это называет. Почти ежедневно там похищают людей, ещё больше ограничено передвижение в регионе. Как Вы оцениваете эти события, и согласованы ли эти решения с Кремлём?

Д.Медведев: Вы знаете, я вам уже сказал, что все решения, касающиеся осуществления полномочий, принимаются югоосетинскими властями и властями, соответственно, Абхазии, поэтому эти вопросы нужно адресовать им, даже несмотря на то, что у нас с соответствующими властями есть свои добрые отношения и свои соглашения. Ещё раз повторю: мне кажется, очень важно начать прямые переговоры, и тогда можно обсуждать всё – и передвижение линий, и реальные гуманитарные проблемы, и беженцев.

Н.Шубладзе: То есть это не согласовано с Кремлём, Вы говорите?

Д.Медведев: Я говорю то, что говорю. За такие решения, решения, касающиеся компетенции властей Южной Осетии, отвечают власти Южной Осетии, и с ними и нужно вести переговоры. Но я хочу, чтобы и вы меня услышали, ведь позиция сейчас очень односторонняя. Грузинские власти говорят о том, что они не будут ни в каком случае вступать с ними в контакт, а это неправильно – и не потому что речь идёт о том конфликте, в котором участвуют известные стороны и в который мы все оказались вовлечены, а это неправильно по сути. Никогда подобные конфликты не решаются в других местах, они решаются только на месте и только путём прямых контактов. Я хочу, чтобы это услышали все, в том числе и граждане Грузии.

Н.Шубладзе: Понятно. Говоря о новой власти, я бы всё-таки хотела… У Вас была возможность встретиться в Давосе с премьером Иванишвили. Ваши впечатления от встречи? Успели познакомиться?

Д.Медведев: У нас был короткий разговор, но нормальный, вполне спокойный, товарищеский разговор. Он на меня произвёл впечатление прагматичного человека, я с ним, кстати, ни разу до этого не виделся. Человека, который желает, естественно, добра и процветания своей стране, у которого есть свои политические ориентиры и приоритеты, но который понимает, что нужно выстраивать добрые отношения с Российской Федерацией, который понимает, какое тяжелейшее наследство от предшествующих политиков ему досталось. Наследство, в результате которого были в значительной степени разрушены прямые коммуникации с Российской Федерацией, а мы всё-таки очень близкие народы и очень близкие страны. Я хотел бы вот к этому вернуться и сказать одну вещь, которую мне бы очень хотелось донести через ваш канал, который пользуется авторитетом и даже любовью и уважением жителей вашей страны. Я считаю, что какие бы конфликты ни были, главное, что связывает наши народы, не утрачено – это взаимная симпатия и желание жить в мире, желание развивать то, что заложили наши предки, и в этом смысле никакого конфликта между народом России и народом Грузии не существует. У нас должны быть добрые и соседские отношения, я на это очень рассчитываю.

Н.Шубладзе: Но, господин Премьер-министр, я не могу не вспомнить сейчас события 2006 года. Мы говорили о войне, мы говорили о военных действиях, но мы помним, как выдворяли грузин самолётами МЧС. Очень трудно забыть эти кадры до сих пор. Что Вы скажете вот этим людям?

Д.Медведев: Вы знаете, всегда существуют проблемы, которые копятся. Ведь то, что произошло в 2008 году, – это, конечно, военная авантюра, скажем просто, политический просчёт, который, как я сегодня уже говорил, по сути, перерос в военное преступление. Но это возникло не просто так. Это следствие той политики, которая, к сожалению (и в данном случае я вынужден говорить от российской стороны), проводилась руководством Грузии, в данном случае я имею в виду господина Саакашвили и некоторую часть его окружения, на протяжении нескольких лет, предшествующих соответствующему конфликту. И до этого было всё далеко не просто, поэтому я сейчас не хочу комментировать никакие конкретные моменты, но в любом случае это сложное наследие необходимо преодолеть. Только в этом случае мы сможем выстроить цивилизованные отношения, рассчитанные на десятилетия вперёд, дружественные отношения, отношения добрососедские.

Н.Шубладзе: Это означает, что такого не повторится?

Д.Медведев: Это означает только одно – что политики должны быть прагматичны, должны принимать решения сообразно ситуации и не допускать роковых ошибок, стараться разрешать все вопросы в законодательном поле с учётом международного права за столом переговоров, а не путём давления или апелляции к каким-то авторитетам заокеанским.

Н.Шубладзе: Понятно. Ещё один вопрос я бы хотела задать про Евразийский союз – есть такая идея.

Д.Медведев: Есть такая.

Н.Шубладзе: Господин Путин назвал в своё время распад Советского Союза геополитической катастрофой ХХ века. Его же идея создания Евразийского союза. Является ли это попыткой восстановить влияние России на постсоветском пространстве, или в чём цель этого проекта? Насколько реалистичен он, как Вам кажется?

Д.Медведев: Я вас, наверное, немножко здесь разочарую. Вообще-то это не его идея, эта идея появилась в 1990-е годы…

Н.Шубладзе: Заявление делал господин Путин…

Д.Медведев: И до этого такие заявления делали все российские президенты. Я об этом делал заявление, Ельцин об этом делал заявление, так что эта идея всегда поддерживалась всеми руководителями Российской Федерации. И не потому что это инструмент продвижения идеи российского доминирования, а потому что мы считаем такой способ совместной жизни наиболее цивилизованным, наиболее современным. В чём он заключается? Он заключается в необходимости интеграции, причём интеграции равноправной, современной, сближении экономических потенциалов, использовании взаимовыгодных форм торговли, инвестиций, гуманитарного сотрудничества, и эта идея сейчас начала реализовываться. Я напомню, что, когда я работал Президентом, мы подписали соответствующее соглашение по Таможенному союзу – это ведь было подписано несколько лет назад, и сейчас эта идея продолжает своё движение. Мы тогда договорились, а договаривался ваш покорный слуга, Назарбаев (Н.Назарбаев – Президент Казахстана) и Лукашенко (А.Лукашенко – Президент Белоруссии), президенты трёх стран, о том, чтобы создать Таможенный союз и двигаться в сторону так называемого Евразийского экономического союза. Мы сейчас находимся на пути, и мы считаем, что это хороший способ интеграции наших экономик. Почему это может быть интересно и для Грузии, и для других стран? Потому что мы соседи. Мы с вами никогда не будем соседями Соединённых Штатов Америки, что бы ни происходило.

Н.Шубладзе: Можно быть партнёрами.

Д.Медведев: Можно быть партнёрами и даже нужно быть партнёрами, но соседями мы не будем, а наиболее высокая степень интеграции экономической всё-таки достигается, когда люди живут по соседству. Что бы сейчас ни происходило в Евросоюзе, согласитесь, что там хорошо интегрированные экономики, у которых хороший запас прочности, у которых есть единая валюта, у которых есть общий рынок, у которых есть общие ценности. Это в целом хорошо, и нам нужно брать с этого пример. Да, конечно, корректировать его, отторгать то, что не работает, но в целом это хороший пример. Мы хотим создать что-то похожее у нас. Причём речь не идёт о возрождении Советского Союза. Кому это нужно – возрождать Советский Союз? Мы все оттуда родом, и в этом нет никакого резона – мы живём в XXI веке. И мы вполне можем создать высокоинтегрированные экономики, где не будет младших и старших, где будут соблюдаться все права и где будут реализованы в высшей степени выгодно наши экономические интересы.

Н.Шубладзе: Реалистичным Вам кажется этот проект, да или нет?

Д.Медведев: Абсолютно. Он работает. Если зрителям вашей программы, вашего канала интересно, – у нас товарооборот вырос на 40–50%. Сейчас вообще такая полукризисная ситуация, поэтому всё, конечно, замедляется, но как только мы это создали, и с Казахстаном, и с Белоруссией вырос товарооборот, в несколько раз даже по некоторым позициям, а в целом на 40–50%, и это придало нашим торгово-экономическим отношениям дополнительную устойчивость. Это хорошо.

Н.Шубладзе: И последний вопрос я бы хотела задать. У нас изменилась власть – это главное, что случилось в октябре, и даже соратники бывшей власти оценили это как демократическую смену власти, позитивно. После девяти лет это изменилось. На Ваш взгляд, необходимы ли такие перемены в России и когда возможно это в России – когда оппозиция выиграла бы выборы, я это имею в виду, и демократическая смена власти состоялась?

Д.Медведев: Я думаю, что ответ очень простой: как только выиграет, так и придёт к власти – это нормальный демократический путь. Я не знаю, будет ли для российско-грузинских отношений это лучше, потому что не знаю, кто может прийти, но если народ России изберёт другую власть, вот тогда и будет другая власть, будут другие руководители. Но мне кажется, что наши отношения всё-таки не должны в такой степени зависеть от персоналий, мне бы этого очень не хотелось.

Н.Шубладзе: Большое спасибо, что ответили на наши вопросы. Наше интервью завершено.

Д.Медведев: Спасибо вам большое! Я действительно был рад этому интервью.

Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 августа 2013 > № 870741 Дмитрий Медведев


Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 августа 2013 > № 870740 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу Russia Today

Дмитрий Медведев ответил на вопросы корреспондента Russia Today Оксаны Бойко о событиях августа 2008 года и последствиях грузино-югоосетинского конфликта. Интервью записано 24 июля 2013 года.

О.Бойко: Дмитрий Анатольевич, спасибо за ваше время… Спустя пять лет эта война почти забыта мировым сообществом, потому что было много других войн, и более кровопролитных войн. Но я уверена, что вы вряд ли забыли, что происходило в те дни. Что первым приходит в голову?

Д.Медведев: Ну я уж точно не забыл. Да и не думаю, что другие забыли. Вы правы в том, что этот конфликт, слава богу, был непродолжительным, тем не менее он глубоко врезался мне в память, как, наверное, и в память огромного количества людей, особенно живущих на Кавказе – в Абхазии, в Осетии, в Грузии, в других местах. Мне, конечно, запомнилось то, как всё начиналось, как это происходило, драматизм этой ситуации, не скрою, и, конечно, необходимость принять самое непростое в моей жизни решение. Оно действительно было самым непростым в моей жизни – и в жизни обычного человека, и в биографии молодого тогда президента, который провёл на своём посту меньше 90 дней. Но так распорядилась история. Все решения были приняты, а все цели, которые я тогда перед собой ставил, были достигнуты.

О.Бойко: Если отступить, может быть, на несколько недель, или, может быть, месяцев назад от тех августовских дней, отношения с Грузией уже были достаточно натянутыми. И я уверена: в то время, когда вы принимали дела от вашего предшественника, наверное, вы обсуждали так или иначе эту тему. Какой настрой в то время существовал? В то время много говорилось о перезагрузках разного рода. Была ли надежда на то, что отношения улучшатся, может быть?

Д.Медведев: Когда происходит передача власти – нет приёмки-передачи дел в таком совсем простом смысле этого слова: «Вот на тебе это, и про это не забудь»… Я напомню, что я до этого уже на протяжении пяти или шести лет был постоянным членом Совета Безопасности, и все вопросы, связанные с нашей внешней политикой, ключевыми аспектами обеспечения безопасности Российской Федерации, обсуждались с моим участием. Поэтому я был полностью в материале, но тем не менее у меня были ощущения, что мы можем каким-то образом постараться нормализовать отношения с Грузией, которые уже к тому времени, вы правы, переживали далеко не лучшие времена. По-моему, в начале июня, то есть буквально через несколько недель после официального вступления в должность, мне позвонил Саакашвили, и мы с ним обсуждали какие-то текущие вопросы. По-моему, он говорил о том, что нужно помочь в восстановлении железнодорожного сообщения между Россией и Абхазией, Абхазией и соответствующими территориями основной Грузии. В общем, был такой вполне нейтральный разговор. Я высказал пожелание продолжить общение, поговорить по всей совокупности наших отношений. Что и произошло уже буквально через несколько дней, по-моему, когда мы встретились на саммите стран СНГ в Петербурге. Я до сих пор помню этот момент, как я встаю, встречаю в кабинете его и он такой входит с большой и доброй улыбкой. Я ему сказал, что я бы хотел как-то постараться наладить отношения в том смысле, в котором мы это понимаем. Улучшить их, особенно с учётом особой симпатии, которую всегда испытывал русский народ к грузинскому и наоборот. Господин Саакашвили сказал, что он преисполнен теми же чувствами и считает, что это наша важнейшая задача, что это можно сделать. На том и порешили… Потом были какие-то консультации, потом я ещё раз ему звонил, ещё что-то там было. Могу сказать, что последний раз до конфликта я его видел в Астане на праздновании Дня города, была вполне непринуждённая атмосфера. Мы сидели там, на диване каком-то, разговаривали. Он свои какие-то вопросы задавал, я ему говорил о том, что ситуация напрягается. Есть ощущение того, что нам не удаётся выйти на правильную дорогу. Мы договорились в очередной раз, что встретимся. Он сказал, что готов приехать ну чуть ли не с таким… официальным или рабочим визитом. И – я уже об этом говорил – потом как-то он пропал со связи. Буквально до конфликта. И я даже спрашивал у одного своего помощника, выходил ли кто-то из аппарата грузинского президента по поводу встречи, потому что мы планировали. Он говорит: нет, никаких сообщений не было, они, говорит, молчат. А потом произошло то, что произошло. Такова предыстория…

О.Бойко: Официальный отсчёт военных действий ведётся с 8 августа, но понятно, что напряжённость возникла за несколько дней, если не недель, до этого. Когда вам лично сообщили, что стягиваются войска к границе, насколько в тот момент вы отдавали себе отчёт об истинных намерениях, так скажем, грузинского руководства?

Д.Медведев: Естественно, мне сообщали информацию всю и на протяжении нескольких предшествующих дней о том, что там какая-то концентрация происходит и провокации какие-то осуществляются. Но с учётом того, что конфликту уже было много лет и наш миротворческий контингент там давно стоял, в общем это можно было оценивать очень по-разному. Хотя, конечно, это нас уже тогда насторожило и определённые указания были даны. Тем не менее, я не скрою, я всё-таки надеялся, что грузинскому руководству и лично Саакашвили достанет ума не создавать таких проблем, которые они создали. Что же касается самой ночи, то действительно там были и обстрелы, и возникло уже очевидное обострение ситуации. И всё-таки, что называется, до самого последнего момента я надеялся, что они остановятся. Но, к сожалению, уже где-то в районе часа ночи, когда я переговорил со всеми участниками непосредственных событий – это, естественно, министр обороны, начальник Генштаба, министр иностранных дел, – нам стало ясно, что это не серия каких-то краткосрочных провокаций, а реальная агрессия, направленная на то, чтобы силой развернуть развитие Южной Осетии и привести к власти другой режим. И после этого доклада – я тоже уже неоднократно об этом говорил – мне пришлось принять это самое трудное решение, когда я вынужден был дать прямое указание начинать военные действия и открыть огонь по силам грузинских войск.

О.Бойко: Я правильно вас понимаю, что вы считаете, что это была такая многоходовая комбинация, то есть стратегический расчёт?

Д.Медведев: Правильно понимаете. Я думаю, что здесь сложилось несколько факторов. Во-первых, по всей вероятности, господин Саакашвили пребывал в иллюзии, что после смены руководства в России можно постараться, так сказать, потихонечку достичь тех целей, которые ему не удавалось достичь – и его предшественникам в предыдущие годы. Что можно как-то, так сказать, по-тихому всё осуществить. Во-вторых, я об этом тоже говорил, на мой взгляд, определённую роль сыграла прямая поддержка, которая оказывалась Саакашвили со стороны Соединённых Штатов Америки, некоторых других стран. Она была не только моральной, она была и материальной. Напомню, что с 2002 года по 2008 год общий объём затрат на содержание вооружённых сил Грузии вырос в 50 раз – почти до миллиарда долларов. Понятно, что государство наращивало свою военную мощь. И это никогда не проходит бесследно. По всей вероятности, было ощущение, что Грузия, которая подала заявку на членство в Североатлантическом альянсе – заявка не была отвергнута, их как бы поставили в лист ожидания, – после этого стала абсолютно неуязвимой страной, на которую чуть ли не распространяются известные правила договора о создании Североатлантического альянса – о коллективной обороне. Во всяком случае, где-то в воспалённых мозгах это могло быть. И вот эта совокупность факторов, мне кажется, в конечном счёте и привела к тому, что Саакашвили и, наверное, часть его окружения приняли решение о том, что они могут силой восстановить тот порядок, который считали правильным.

О.Бойко: Позвольте мне такой гипотетический вопрос. Как вы считаете, если бы в России смена власти не произошла, он бы осмелился на такую комбинацию?

Д.Медведев: Мне трудно об этом рассуждать. Знаете, если на сцене на стене висит ружьё, оно обязательно выстрелит. Поэтому то, что они вооружались, подали заявку в НАТО, рано или поздно привело бы к эскалации конфликта, в этот период (8.08.08) или несколько позже – это лишь гипотезы. Но то, что происходила милитаризация государства, сознания и, по сути, вдалбливалась позиция о том, что иным способом не восстановить единство государства, это единственный способ добиться восстановления государства в прежних границах, – это совершенно очевидно.

О.Бойко: Многие аналитики считают, что у Саакашвили, возможно, было два сценария, на которые он рассчитывал. Один – это то, что Россия вообще не станет вмешиваться по каким-то причинам. Второй – это то, что Россия реально наломает дров, перегнёт палку, таким образом, выставить её в качестве агрессора будет достаточно легко, и он сможет воспользоваться ореолом международного сообщества для того, чтобы компенсировать очевидный дисбаланс сил между двумя странами. Как вы думаете, второй вариант насколько был вероятен?

Д.Медведев: Вы знаете, я невысокого мнения о военных и дипломатических талантах Саакашвили. Я не думаю, что он ориентировался на вариант «Б». Это слишком сложная ситуация. Я думаю, что он прежде всего ориентировался на вариант невмешательства России в конфликт, быстрый заход в Цхинвал, захват основных зданий, восстановление, в понимании грузинского руководства, конституционного порядка и заступничество со стороны Соединённых Штатов Америки и некоторых других государств. Вариант «Б» очень рискованный, потому что, как вы сказали, если перегнуть палку, это же могло закончиться совсем иначе и для него лично.

О.Бойко: У меня как раз есть несколько вопросов на эту тему. Но прежде чем мы к ним подойдём, мне хотелось бы спросить о передвижении российских войск, в том числе на территории Грузии. Я знаю, что по ряду грузинских городов (я сама, собственно, это видела своими глазами – Гори, Поти, Кутаиси) были нанесены авиаудары. Была ли в этом стратегическая ценность для российской армии? Или это всё-таки произошло, потому что это произошло?

Д.Медведев: Это не стратегическая ценность и не «произошло, потому что произошло», а это потому что на войне как на войне. Нужно выводить из строя военные объекты противника – те объекты, которые могли причинить вред российской армии, мирному населению Южной Осетии и Абхазии, гражданам Российской Федерации. Именно по ним и наносились удары. Конечно, не по гражданским объектам, о чём периодически трубила его пропаганда. Речь шла только о выведении из строя военных объектов, включая аэропорты, чтобы там невозможно было осуществлять отправку самолётов, техники и так далее. Но речь не шла ни о каком стратегическом замысле, и уж точно это не спонтанные решения. Это, так сказать, подготовленная военная позиция.

О.Бойко: В русской военной традиции если идти – до конца. Каждое 9 мая мы говорим о том, что наша армия дошла до Берлина. И, я помню, в то время, по крайней мере в прессе и в российской и западной, обсуждалась возможность дохода российских войск до Тбилиси. Почему мы этого не сделали?

Д.Медведев: Я напомню, как мы оцениваем то, что произошло. Это не война между Грузией и Россией. Это грузино-осетинский конфликт, в который нам пришлось вмешаться для того, чтобы понудить Грузию перестать истреблять, по сути, людей, которых они рассматривали как своих граждан и которые одновременно были в значительной мере гражданами России. Напомню, что в Южной Осетии на этот момент процентов 75–80 людей были гражданами Российской Федерации. Это не война между государствами и уж тем более не война между народом России и грузинским народом. Это операция по понуждению к миру. У неё были абсолютно локальные цели. Мы должны были разоружить противника до такой степени, чтобы он перестал истреблять людей. Это была основная цель. Она была достигнута за пять дней. И я считаю, что это главный успех этой кампании. Не скрою, когда всё начиналось, я очень опасался, что эта кампания будет идти дольше и будет развиваться по другим законам. Но наши Вооружённые силы, наша армия, наш флот проявили высочайшую доблесть и очень хорошую взаимовыручку и организованность и выполнили эти задачи – кстати, весьма непростые, с учётом той милитаризации, о которой я говорил, – в очень короткое время. Я никогда не давал как Верховный главнокомандующий установку зайти в Тбилиси, поменять там политический режим и казнить Саакашвили.

О.Бойко: Почему нет?

Д.Медведев: Потому что, ещё раз говорю, мы не воевали с Грузией. Нам нужно было обеспечить интересы Российской Федерации. Его личная судьба меня никогда не интересовала. Я всегда исходил из того, что эту судьбу определит народ Грузии. И, не могу не сказать об этом, на мой взгляд, он её уже почти определил.

О.Бойко: Вы знаете, я с тех пор… Мне пришлось освещать очень многие конфликты – и в Ливии, и в Сирии, и в ряде других государств. И одно из самых популярных словечек в геополитическом лексиконе сейчас – missioncreep – это когда начинается с операции по принуждению к миру и заканчивается свержением лидера государства. И в этой связи как раз мне хотелось бы спросить у вас, была ли вообще в то время вероятность этого missioncreep – что мы всё-таки не сможем остановиться вовремя?

Д.Медведев: Вот здесь, как принято говорить, feelthedifference. Я считаю, что как раз на таких ситуациях и проверяются истинные намерения государства. Мы изначально не преследовали цели смены режима, даже несмотря на то, что господин Саакашвили по понятным причинам является для меня и для моих коллег абсолютно нерукопожатным лицом. И я считаю его военным преступником. Тем не менее мы считали и считаем, что народ должен разбираться со своими правителями. А Грузия, я всегда это подчёркивал, и, кстати, во время первой встречи с Саакашвили, обладает государственным суверенитетом в пределах своих границ. Что касается территориальной целостности, то здесь действительно были проблемы. И они возникли в 1990-е годы. Но никто не запрещал грузинам и руководству Грузии склеивать свою страну. И делать это нужно было медленно, аккуратно, договариваясь между собой. В какой-то момент, может быть, были шансы создать если не федерацию, то конфедерацию и как-то вместе жить, существовать. Но всё было упущено. И, по сути, я об этом уже говорил, именно Саакашвили растерзал своё государство. Но вы говорили о том, как оценивается Россия. Мне кажется, как раз этот конфликт, эта операция являются лучшими доказательствами того, что мы всегда преследовали сугубо мирные цели. Мы восстановили порядок, который должен был быть, и ушли. И не стали менять политического режима, не стали пытаться продвигать каких-то своих людей, потому что мы считаем неправильным в нарушение устава ООН менять политическое устройство и приводить к власти угодных нам людей. Мы считаем, что человечество в ХХI веке должно действовать иначе и государство должно себя вести совершенно на иных принципах, на принципах международного права.

О.Бойко: Вы в ответе на этот вопрос, наверное, раз пять сказали «мы», и я знаю, что вас очень часто об этом спрашивают, так или иначе это неизбежно. Насколько я понимаю, вы держали связь с вашим предшественником и ближайшим коллегой в то время – Владимиром Путиным. Были ли у вас какие-то расхождения?

Д.Медведев: Нет, позиции у нас, конечно, всегда были очень близкие. Хотя могу вам сказать совсем простую вещь: тяжесть таких военных решений всегда ложится на человека, который по Конституции уполномочен их принимать. Вот от этого никуда не уйти. Это твоё решение и больше ничьё. Мы созванивались и за некоторое время до этих событий, потому что там была некоторая эскалация… Ночью мы вообще не разговаривали с Владимиром Владимировичем, мне поступали только доклады наших армейских начальников. И, собственно, после них я и принял это решение, которое назвал самым сложным в своей жизни. Мы не разговаривали, может быть, до конца дня этого практически. Вечером где-то созвонились. Владимир Владимирович в этот момент был в Китае. Там общался со своими тоже коллегами, которые были на Олимпиаде. Но если говорить о каких-то расхождениях, то, конечно, их не было, потому что мы неоднократно эту тему обсуждали и до моего вступления…

О.Бойко: Даже до инаугурации? Что будет, если будет открытое противостояние?

Д.Медведев: На этот счёт у нас была всегда простая позиция. Мы будем защищать наших людей, мы будем защищать интересы Российской Федерации. Ведь основная проблема принятия такого решения заключается в том, что нам приходится защищать российские интересы, жизнь и здоровье наших граждан на территории иностранного государства. Это большая специфика, это не просто отражение удара по собственной стране. Это другое. И это создаёт и правовую специфику, и, естественно, необходимость максимально взвесить последствия. Но, собственно, ничего такого, чтобы наши позиции в этот период или впоследствии разграничивало, не было и нет – это, в общем, всё разговоры.

О.Бойко: То есть вы в принципе даже на этапе планирования возможных действий предполагали, что открытая война не исключена?

Д.Медведев: Дело в том, что в последние годы, начиная с 1992 года, там шла, по сути, тихая война. Она то усиливалась, то ослаблялась. Наш миротворческий контингент помогал удерживать ситуацию, и в этом его огромная заслуга. К сожалению, часть наших миротворцев там погибла. И это было очень жёстким ударом по нашим интересам и эмоционально очень сильным ощущением. Но, конечно, наблюдая за тем, какую политику вело руководство Грузии, особенно на последнем этапе, мы не исключали такого развития событий. Но, знаете, одно дело не исключать, а другое дело – признать, что у руководства в тот период, у Саакашвили лично, что называется, оторвало крышу. Это всё-таки разные вещи – гипотеза и реальные обстоятельства.

О.Бойко: Вы сказали только что о том, что это достаточно необычный случай в российской истории, когда нам пришлось защищать интересы своих граждан на территории другой страны. Но всё-таки у нас есть осетины, Северная Осетия, у нас есть Чечня, куда поставлялось в своё время оружие, в том числе и по грузинской территории. Насколько вопрос особенно Северной Осетии учитывался? Вы прогнозировали в то время реакцию осетинского населения, российского осетинского населения на то, что их родственники, люди из их семей подвергаются такой открытой агрессии? Могло ли это создать реальную проблему на российской территории? Как бы отреагировал наш собственный Кавказ, если бы Россия в то время не вмешалась?

Д.Медведев: У меня нет никаких сомнений – не только Кавказ на это бы отреагировал плохо, но и вся страна. Это было бы просто невозможно. Можно считать, что в этот момент, если бы мы отказались защитить наших граждан, мы просто признали бы поражение. И о наше государство вытерли бы ноги. Это не принял бы не только Кавказ, это вся страна бы не приняла. Но, конечно, для тех, кто живёт на Кавказе – и для жителей нашей Северной Осетии, и для жителей других кавказских республик, – эта ситуация была, может быть, максимально чувствительной.

О.Бойко: Возвращаясь к расчёту Саакашвили на то, что ему удастся представить Россию агрессором в глазах мирового сообщества. И я не могу признать, что на начальном этапе это ему достаточно хорошо удавалось. Насколько значительно фигурировало это мировое сообщество в ваших собственных прогнозах и в попытке сформировать достойный ответ? Могли ли вы рассчитывать на непредвзятость Европы и той же Америки в реакции на действия и нашей стороны, и Грузии?

Д.Медведев: Не скрою, я, конечно, рассчитывал на более объективный анализ. Но особых иллюзий у меня не было. Я как-то даже вспоминал, как во время моего посещения Белого дома в качестве руководителя Администрации Президента первое, что мне сказал мой последующий коллега, Джордж Буш-младший… Он сказал, вот, Миша Саакашвили – хороший парень… Просто запомнил на всю жизнь. Первая фраза, которую я от него услышал. Поэтому какая уж тут непредвзятость… Понятно, что это такой стратегический момент. Но дело даже не в этом. Если говорить серьёзно, для нас, конечно, для нашей страны, для меня лично как для Президента была важна реакция наших партнёров по международному сообществу, реакция наших партнёров по СНГ, по другим интеграционным объединениям. Но это не главное. Главное – это было всё-таки защитить интересы России и жизнь и здоровье наших граждан. Я на самом деле о международной реакции думал как о второстепенном или третьестепенном факторе. Думал, конечно, не скрою, но это не было главным.

О.Бойко: В этом конфликте Соединённые Штаты заняли достаточно интересную, двоякую позицию. С одной стороны, на уровне дипломатических контактов и на уровне СМИ они оказали Грузии определённую поддержку, но, конечно, не пошли до конца. С чем вы это связываете?

Д.Медведев: С тем, что это Россия. С Россией нельзя конфликтовать Соединённым Штатам Америки. Это понимает любой Президент Соединённых Штатов. Я с этим это и связываю. Там были горячие головы, нам это тоже всё известно, но, я думаю, что были и холодные рассуждения о том, что это всё может привести к очень серьёзному конфликту, а это никому не нужно. Поэтому, как вы правильно сказали, Соединённые Штаты Америки заняли двоякую позицию, что, наверное, было большим разочарованием для части умников из Грузии.

О.Бойко: Вы уже говорили о том, что Саакашвили перестал выходить с вами на контакт, буквально за месяц до войны вы говорили о том, чтобы нормализовать отношения. Как мне кажется, он, очевидно, пытался если не ввести в заблуждение российское руководство, то по крайней мере не довести всю информацию до него. Насколько руководство Соединённых Штатов было проинформировано о планах, то есть воспринимаете ли вы это как совместный грузино-американский план или всё-таки как личную авантюру грузинского президента?

Д.Медведев: Я не знаю… Но я исхожу из того, что Соединённые Штаты Америки – крупное, зрелое, очень мощное государство, которое во всём мире преследует свои интересы. Я не думаю, что интересам Соединённых Штатов Америки отвечала бы совместная прямолинейная партия с Саакашвили, которая закончилась таким позорным концом. Одно дело – некая общая недосказанность, а другое дело – разыгрывание ситуации в режиме совместной игры. Я думаю, что это как минимум эксцесс исполнителя, а скорее всего грубейший политический просчёт, который привёл к преступлению со стороны того, кто тогда был руководителем Грузии.

О.Бойко: Мне бы хотелось вернуться, если позволите, к одному вопросу, к теме защиты интересов наших граждан. Я была в то время на месте и, конечно, с одной стороны, было интересно наблюдать за тем, что российская позиция, как мне кажется, была достаточно сдержанной, учитывая все исторические особенности, культурологические особенности нашей страны. С другой стороны, было много граждан, южноосетинских граждан, которые говорили о том, почему Россия не пришла раньше, почему мы должны были днями находиться под обстрелами грузинскими. Мы тоже имеем право на защиту, наши паспорта дают нам такое право, и в принципе, я думаю, многие относились к этому с каким-то укором. Во всех вопросах, наверное, есть две стороны, но вам приходилось слышать такие высказывания? Как бы вы на них ответили?

Д.Медведев: Если честно, то не приходилось. Я ни от кого из жителей Южной Осетии или Абхазии этого никогда не слышал. Слышал только слова благодарности в адрес российской армии, тех, кто наводил порядок, и слова благодарности за те политические решения, которые были приняты. Тем не менее я скажу, потому что, конечно, оценки могут быть самые разные… Дело в том, что конфликт на соответствующей территории шёл с 1992 года, и если бы это была ситуация, которая образовалась месяц назад, а до этого было тихо и спокойно, наверное, это была бы другая ситуация. Но конфликт носил пролонгированный характер. Он то вспыхивал, то ослаблялся, и поэтому там стоял наш миротворческий контингент. Это первое. И второе, о чём никогда нельзя забывать. Я ещё раз повторяю: это другая страна. Неважно, как и кто её квалифицирует – как независимое государство, которое мы признали, или как отколовшуюся часть Грузии, но это в любом случае другая страна. И любой руководитель иностранного государства, принимая решение о применении своих вооружённых сил, должен всё самым тщательным образом взвесить, потому что это действительно очень сложная с международной правовой точки зрения ситуация.

О.Бойко: И вы её рассматривали именно с правовой точки зрения? Роль личного фактора какова была? Вы только что сказали, что у вас было личное отношение к Саакашвили.

Д.Медведев: Вы знаете, я, конечно, рассматривал её и с правовой точки зрения, но до поры до времени – до той поры, пока я не понял и не принял решение, что правовые аргументы, дипломатические аргументы должны уйти в сторону и должны начать разговаривать пушки. Ещё раз говорю, это очень трудное решение, я ни одному руководителю ни одной страны мира не желаю его когда-либо принимать. И уже тем более в нашей стране.

О.Бойко: Мы уже поговорили о вашей работе, мне бы хотелось задать несколько вопросов о нашей работе. Журналисты очень часто считают себя независимыми, независимым голосом в любом конфликте…

Д.Медведев: И правильно считают…

О.Бойко: Я достаточно скептически к этому отношусь, потому что лично видела примеры того, как журналисты выступали на той или иной стороне. Как вам кажется – с точки зрения журналистского долга или, наоборот, использования СМИ как инструмента в геополитической игре: какую функцию выполняли в той войне мировые СМИ?

Д.Медведев: К сожалению, я не могу с вами не согласиться. В деятельности целого ряда мировых, очень известных, уважаемых, авторитетных СМИ пропаганды было 90% и только 10% правды. Для меня самого это было, конечно, большим разочарованием. Я тоже никаких иллюзий не имею. Идеология так или иначе присутствует в деятельности любого средства массовой информации, это нормально. Более того, каждое национальное средство массовой информации всё-таки, если это не совсем специфическое СМИ, старается своё государство как-то поддерживать. Но в том, как вели себя отдельные СМИ в тот период, колоссальный элемент цинизма: когда чёрное называлось белым, Россия действительно объявлялась агрессором. И только спустя некоторое время начали говорить: ну да, наверное, там русские жёстко себя повели, но это же они на них напали. И сейчас, после работы различного рода комиссий, включая комиссию Тальявини, после анализа, который был проведён нашими следственными структурами, нашей военной прокуратурой, различного рода аналитики все признают, что на самом деле произошло. Достаточно вспомнить, что сказал премьер-министр Иванишвили. Он ведь правильно всё сказал: это вы всё спровоцировали и вы развязали конфликт. Наверное, ему трудно было это сказать, но это мужественные слова.

О.Бойко: Я помню, в то время в Цхинвале работали многие сотрудники вашей собственной пресс-службы, люди, которых мы до этого встречали в Кремле, на организации высокопоставленных встреч между лидерами государств. Мне кажется, с одной стороны, это указывает на важность этой информационной работы, в том числе и для Кремля в то время, но с другой стороны – на то, что страна оказалась в информационном плане достаточно неподготовленной. Как вы думаете, мы, Россия в целом, и руководство России извлекли уроки из этой войны именно в плане работы на информационном поле?

Д.Медведев: Оксана, мы к этой войне не готовились. Вообще, страна, которая занимается выстраиванием своей идеологии через возможность войны, мне кажется, находится на плохом пути. И то, что в какой-то момент мне пришлось принять решение, администрации, моим коллегам отправить часть людей, которые работают непосредственно со мной, чтобы там смотреть за этим процессом, – мне не кажется удивительным, потому что такие события, к счастью, слава богу, в истории нашей страны происходили в последние десятилетия крайне редко. А в жизни Российской Федерации как самостоятельного государства это было в первый раз. Уроки – да, безусловно, их надо извлечь. Один из них вы сами назвали, я с ним полностью согласен. Это заангажированность целого ряда иностранных СМИ, их предельно пропагандистская позиция, направленная против нашей страны, против тех оценок, которые мы давали. И, так сказать, хоровое исполнение той партии, которая была написана в определённом месте. А с другой стороны, конечно, мы должны смотреть, как поступать в подобных ситуациях. Наверное, если бы что-то подобное, не дай бог, произошло позже, наши действия в этом плане были бы более скоординированными. Хотя, если так, по-честному, я не считаю, что и в этом смысле были допущены какие-то грубые ошибки. А то, что, как принято говорить, Россия уступала в пропагандистском плане… Я напомню, что мы свою позицию проводили самостоятельно, а значительная часть международных СМИ эту позицию проводила в унисон с позицией своих внешнеполитических ведомств, которые действовали, по сути, как союзники внутри одного военно-политического альянса.

О.Бойко: Как вы думаете, через СМИ можно выиграть войну? Потому что когда вы отвечали на этот вопрос, я сразу вспомнила ситуацию в Ливии, обвинения, всевозможные обвинения в адрес Каддафи, которые спустя несколько лет, очевидно, не подтвердились какими-то фактами. То же самое, похожее по крайней мере, происходит в отношении Сирии…

Д.Медведев: И ранее происходило в отношении Ирака, как известно. Конечно, СМИ никакую войну выиграть не могут. И это не задача средств массовой информации. Задача СМИ – представлять достоверную, по возможности объективную информацию о том, что происходит, и делать это честно. И, кстати сказать, абсолютное большинство ваших коллег, в общем, так себя и стараются вести. Но не все выдержали, в этом смысле я согласен, проверку на прочность в тот период. Что же касается того, что происходит сегодня… Ну да, это тоже определённый урок для всех – это и сирийские события, и до этого события в Ливии, и события в Ираке. Я здесь недаром сказал, что почувствуйте разницу… Что произошло и что происходит под предлогом борьбы за национальные интересы, обеспечение прав и свобод. По сути, происходил насильственный демонтаж политической системы иностранного государства, грубейшее вмешательство во внутренние дела и приведение к власти выгодного политического режима. Ничем хорошим это, кстати, не закончилось. Мы с вами знаем, что происходило и происходит. В Ираке всё очень неспокойно. Каждый день там десятками людей убивают, хотя мы сейчас пытаемся помогать Ираку и принимаем лидеров этой страны, сочувствуем им, потому что у нас тоже с ними давние контакты. Ливия, по сути, растерзана этой войной и сегодня существует как несколько отдельных областей, которые не до конца управляются из столицы, что мы и предполагали. Я уже не говорю про судьбу Каддафи, которая ужасна… И это очередное пятно на совести тех людей, которые принимали решение о проведении военной операции. Сирия тоже стоит на грани военного конфликта, там действительно идёт гражданская война, что очень печально. Мы всегда считали, что сами сирийцы должны разобраться со своими проблемами. Но вот это активное вмешательство во внутренние дела способно породить там те же проблемы, и мы можем получить ещё одно нестабильное государство, перманентно находящееся в состоянии гражданской войны.

О.Бойко: Вы были достаточно сдержанны в оценках, и, если позволите, я немножко обострю свой вопрос…

Д.Медведев: Обострите…

О.Бойко: Мне кажется, многие политологи и историки, люди, которые изучают войну с академической точки зрения, говорят о том, что всегда есть такой момент, когда война входит в определённое русло, в определённую динамику…

Д.Медведев: Проходит точку невозврата.

О.Бойко: Да, и потом уже очень сложно привести обе стороны даже к столу переговоров. И, как мне кажется, пять лет назад российское руководство пыталось всё-таки до этой точки не дойти. Но, не знаю, согласитесь ли вы со мной или нет, – по моим ощущениям как военного корреспондента очень часто сейчас наши западные партнёры в том числе намеренно, целенаправленно толкают целые народы к этой точке, после которой события уже нельзя будет повернуть вспять. Согласны вы с этим?

Д.Медведев: Знаете, если вы хотите обострить, давайте обострим. Наши западные партнёры подчас ведут себя как слон в посудной лавке. Залезают, всё громят внутри, а потом не понимают, что с этим делать. И я иногда поражаюсь их аналитикам и той несогласованности в проектах, которые они продвигают через своё руководство, и последующим результатам. Если говорить прямо, что хорошего принесла арабская весна арабскому миру? Свободу? Только отчасти. В значительном количестве государств это бесконечные кровопролитные стычки, смены режимов, бесконечные волнения. Поэтому здесь у меня тоже никаких иллюзий нет. И то, что есть вот такое подталкивание. Да, к сожалению, это присутствует. Но мы-то как раз вели себя предельно сдержанно.

Я хотел бы ещё раз вернуться к итогам этого конфликта. Посмотрите, что произошло. Мы, несмотря на то, что был совершён акт агрессии в отношении наших граждан, наших миротворцев, за пять дней подавили этот конфликт. Жёстко, но, на мой взгляд, предельно справедливо. Не рассорились со всем миром, что для России было бы крайне невыгодно. У меня были разные ощущения, но я вспомнил, как уже в конце 2008 года, в ноябре или декабре, я сидел с коллегами из Евросоюза, из других международных объединений, потом мы начали кризисом заниматься… И мы уже обсуждали абсолютно другую повестку дня. А ведь могло бы быть совершенно по-другому, если бы Россия повела себя как-то иначе, несоразмерно применяла бы силу или, наоборот, не применяла бы её вообще…

Хоть вы и не спросили меня, но, конечно, во всей этой истории есть ещё один очень сложный момент – это момент признания суверенитета новых государств, новых членов международного сообщества. Это тоже был непростой выбор. Мне пришлось его сделать. Я вспоминаю, как мы разговаривали с моим коллегой, Владимиром Путиным, гуляя по улице. Я ему сказал, что принял такое решение, считаю его целесообразным. Он сказал, что считает это тоже правильным, несмотря на то, что некоторое время назад это было бы крайне сложным. Но в нынешних обстоятельствах он считает такое решение президента единственно возможным. Мы с ним поговорили, потом я собрал Совет Безопасности, в котором все участвовали, естественно. Сказал, что считаю целесообразным принять такое решение. Коллеги по Совету Безопасности меня поддержали. А потом я обратился к нашей стране и сказал, что подписал два указа. И после этого в жизни этих двух народов началась другая эпоха.

О.Бойко: Вопрос на эту тему, он у меня стоял следующим в списке…. Вы несколько раз сделали акцент на том, что считаете эту войну личным преступлением Саакашвили, его личным решением, и Россия не имеет ничего против грузинского народа. Очевидно, что ваше решение влияет на весь грузинский народ и будет влиять, наверное, многие десятилетия. Почему нельзя было поступить иначе?

Д.Медведев: Потому что иначе мы не смогли бы обеспечить интересы граждан нашей страны и национальные интересы Российской Федерации. Представим себе, что после того, что произошло, мы бы разошлись в разные стороны. Господин Саакашвили со товарищи восстановили бы военную мощь – а им, кстати, сразу начали помогать это делать: туда полетели самолёты, поплыли военные корабли с оружием и так далее. Но при этом ситуация с этими территориальными образованиями была бы неопределённой для нас. Нам что &ndash