Всего новостей: 2577477, выбрано 686 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Азербайджан. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 9 апреля 2016 > № 1719322 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Вести в субботу» телеканала «Россия».

Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, а Вы когда-нибудь обращали внимание на регистрационный номер Вашего самолёта?

Д.Медведев: Самолёт нашей государственной компании не один, их несколько.

С.Брилёв: Просто вот этот впору вносить в Википедию, потому что мне объяснили, что с 1988 года был впервые совершён прямой рейс Ереван–Баку. И, в общем, это такой классический пример челночной дипломатии, как раньше говорили. Другое дело, вот мы знаем пока о факте встреч – Ваших, Ваших коллег, – а всё-таки, что было такое, что усилиями Москвы удалось перевернуть в сознании армян и азербайджанцев. В чём они не соглашались неделю назад, и в чём они стали соглашаться усилиями Москвы?

Д.Медведев: Пожалуй, Вы правы, рейсов прямых из Еревана до Баку можно только по пальцам, наверное, пересчитать, что само по себе свидетельствует о накале страстей и проблем.

Понимаете, вот после того, что случилось, самое главное, мне кажется, было сделать всё зависящее от Российской Федерации как от государства, влиятельного государства, государства, у которого партнёрские, союзнические отношения и с Арменией, и с Азербайджаном, чтобы этот конфликт не затянулся, не перешёл в перманентную стадию. Поэтому позвонил Президент Путин и Президенту Алиеву, и Президенту Саргсяну, продемонстрировал нашу позицию. Она заключается в том, что ни в коем случае нельзя допустить эскалации, что бы ни произошло, кто бы что ни начинал, какие бы ни были суждения, сейчас главное – успокоиться, прекратить стрелять, объявить перемирие и сесть за стол переговоров.

Потом последовали другие контакты. Приезжали действительно представители генеральных штабов (начальники генеральных штабов) в Москву, для того чтобы обсудить конкретные военные аспекты перемирия. Пошли дипломатические контакты. Ну и в силу того, что у меня намечался специальный визит в Армению, было признано целесообразным, чтобы я посетил и Армению, и Азербайджан и обсудил с руководителями этих государств ситуацию, что называется, на месте. Это мне удалось сделать, и у меня есть уже свои представления о том, каким образом развивались события, и, самое главное, что нужно предпринимать.

С.Брилёв: Но Вы как садились? С картами – с Саргсяном, с Алиевым?

Д.Медведев: Нет, но мы знаем, о чём идёт речь. Что называется, я обсуждал эту проблему неоднократно, в разных составах, но с теми же участниками – и с Президентом Саргсяном, и с Президентом Алиевым. В общей сложности, наверное, этих встреч было полтора десятка в прежние периоды. И потом встречи были продолжены и с участием Президента Путина, и с участием министра Лаврова, и других участников. Поэтому это просто разговор о том, чего можно и чего нельзя.

С.Брилёв: Мы в прошлую субботу вышли в эфир как раз после этих первых сообщений. Картинка шла что-то такое: «Ночь. Трассирующие пули. Ничего непонятно». Но вот когда начальники генштабов Армении и Азербайджана поехали не куда-нибудь, а в генштаб в Москву, я так понял, что с российских спутников-то все движения войск были зафиксированы, то есть высшее военно-политическое руководство России приезжало сюда не только о политике говорить, но и что называется с примерами: ваши пошли туда, ваши пошли сюда. Так было дело?

Д.Медведев: Сейчас невозможно ничего скрыть. И раньше-то рано или поздно, что называется, правда о тех или иных событиях всплывала. А сейчас всё это очевидно прослеживается и при помощи средств спутникового слежения, и при помощи других средств контроля. Но не это главное. Главное в подобных ситуациях не продемонстрировать расклад, кто куда, вперёд, выдвинулся, и даже не подведение печальных последствий, хотя это очень тяжёлая, очень сложная тема. Главное – продемонстрировать необходимость успокоиться, прекратить огонь. Именно этим и занимались российские представители, и я рад, что это удалось сделать. Во всяком случае в настоящий момент, когда мы с вами разговариваем, сейчас, объявлено перемирие, оно сохраняется. Если есть перестрелки, то они носят одиночный характер. Объективности ради надо признать, что они и до этого случались. Но широкомасштабных военных действий с применением тяжёлой техники, артиллерии, орудий, которые использовались здесь, и всего того, что применялось, – этого нет.

С.Брилёв: Поправьте меня, если я не прав, но я вижу здесь две потенциальные проблемы. Одна совсем низовая – когда договорились политические лидеры, но, что называется, сдали нервы у конкретного командира, который сидит в конкретном окопе и смотрит через прицел на противника уже не первую неделю или месяц, а то и год.

Вторая проблема – это внешней антураж. Вообще не все азербайджанцы с армянами с этим согласятся, многие из них считают, что они Европа, а не большой Ближний Восток. Есть такой термин, ну вот он существует.

Д.Медведев: Это не наш термин.

С.Брилёв: Да, не наш термин. Тем не менее так или иначе происходящее на Южном Кавказе настолько близко даже географически к происходящему в Сирии, к тем большим успехам, которые там достигнуты и российским оружием, и российской дипломатией, настолько близко к Турции (собственно, обе эти страны с Турцией граничат), что невольно задаёшься вопросом: а как это всё происходит в контексте и сирийского урегулирования, и тех проблем с Турцией, которые есть, например, у России.

Д.Медведев: Ну вы знаете, я не поклонник конспирологических теорий, но я могу сказать следующее: природа возникновения нагорнокарабахского конфликта, конфликта между Арменией и Азербайджаном, хорошо всем известна, она изучена. Собственно, то, что мы сейчас наблюдаем, – это, безусловно, продолжение того, что возникло вот в тот период. Но это не означает, что этот конфликт развивается в безвоздушном пространстве, в таком стерильном поле, когда только стороны друг с другом конфликтуют. Иногда это переходит в горячую фазу, сопровождается войсковыми операциями, с жертвами и так далее.

Безусловно, на общую ситуацию, на настроение людей, на принятие тех или иных решений влияет окружающая среда, это очевидно так. В каждой стране есть люди, которые по-разному смотрят на возможности урегулирования этого конфликта, и среди тех, кто принимает решения, и среди тех, кто просто наблюдает за тем, что происходит. Есть целый ряд сил, которые также весьма внимательно анализируют последствия нагорнокарабахского конфликта и его влияние на ситуацию и на Ближнем Востоке, и на Российскую Федерацию, и, наоборот, обратное влияние тех процессов, которые сегодня идут на Ближнем Востоке и на Севере Африки. Потому что все конфликты так или иначе в определённый период могут быть завязаны на политические решения. Поэтому я не исключаю, что и в этом случае существуют факторы, которые влияют на этот конфликт извне. Вот вы назвали турецкий фактор. Наверное, этот турецкий фактор есть – хотя бы потому, что Турция высказала свою позицию.

С.Брилёв: Они назвали Россию стороной конфликта.

Д.Медведев: Да.

С.Брилёв: Эрдоган назвал.

Д.Медведев: Да. Совершенно верно. Вместо того чтобы призвать успокоиться, сказать: давайте снова вернёмся за переговорный стол, давайте снова начнём обсуждать, давайте прекратим стрельбу, – были даны определённые оценки. Для чего? Для того чтобы подлить масла в огонь? Вот это, безусловно, не может не настораживать.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, мы ещё в прошлую субботу обратили внимание на то, что первая реакция на эскалацию ситуации здесь пошла из Москвы. И вроде бы Вена, ОБСЕ, по сути, находится в том же часовом поясе (ну с разницей в час), но на несколько часов запоздала реакция из ОБСЕ, Совета Европы и других мировых столиц. Да и события этой недели показали, что Баку с Ереваном прежде всего обращаются к Москве.

Я не пытаюсь сказать, что ОБСЕ не справляется со своими обязанностями или что-то подобное, но то, что есть предпочтение в сторону Москвы, это тоже очевидно. Это просто видно. Вот мы с Вами в Баку разговариваем, Вы из Еревана прилетели. Что такого находят наши партнёры в Армении и Азербайджане – в Москве, чего они не находят, скажем, в формате ОБСЕ в Вене?

Д.Медведев: Тут-то всё понятно. И с Арменией, и с Азербайджаном нас связывает вековая история отношений, у нас особые исторические связи, у нас общая в определённый период государственная история, у нас партнёрские отношения, которые существуют в настоящий момент. Мы просто живём рядом, и большое количество людей и из Армении, и из Азербайджана работают в Российской Федерации. То есть у нас контакты настолько многомерны, что, очевидно, при возникновении подобных ситуаций наши коллеги обращаются к нам за помощью, за поддержкой, за тем набором посреднических услуг, которыми занималась и занимается Российская Федерация. Эта роль Российской Федерации в данной ситуации вполне органична именно в силу того, как связаны наши страны.

С.Брилев: Дмитрий Анатольевич, я сейчас возьму на себя такую ответственность, рискую, может быть, даже немножко поссориться со своими добрыми друзьями – у меня их, к счастью, хватает – в Ереване и Баку. Это будет отсебятина, но мне кажется, что, возможно, иной раз такие конфликты, как в Нагорном Карабахе, – были бы они замороженными... Вот пусть пройдёт два, лучше три, лучше четыре поколения, после которых, собственно говоря, и можно возвращаться к теме, как это решить, когда нет этих свежих воспоминаний о том, что случилось. Насколько мне известно, среди Ваших собеседников в Ереване и Баку есть люди, которые придерживаются иной позиции. Они считают, что заморожен он был уже достаточно, пора выходить на решения. Что Вы им отвечаете?

Д.Медведев: Мы действительно эту тему обсуждали. Всем хочется поучаствовать в решении конфликта, изменить ситуацию. И в этом многие политики совершенно оправданно видят свою ответственность перед будущими поколениями. То есть передать будущим поколениям не замороженный конфликт, а разрешённый конфликт. Проблема в том, что этот конфликт, как и любой другой конфликт, может быть разрешён совершенно определённым способом, и любой способ разрешения конфликта кого-то будет устраивать, а кого-то нет. Так вот, если вы спрашиваете меня, то, выбирая между сохранением конфликта в замороженном состоянии, то есть отказом от того, чтобы его быстро разрешить, и ценностью человеческой жизни, которая приносится на алтарь разрешения конфликта, я всё-таки выбираю второе. То есть пусть лучше сохраняется та ситуация, которая есть, но не льётся кровь.

С.Брилёв: Ну как на этой неделе, когда десятки жертв сразу…

Д.Медведев: Что и произошло на этой неделе.

С.Брилёв: Последнее, пожалуй. На фоне происходящего – происходившего (будем надеяться, что перемирие будет держаться) – Россия продолжит поставки оружия и Армении, и Азербайджану?

Д.Медведев: Понимаете, Россия является страной-партнёром для двух этих государств.

С.Брилёв: Для Армении ещё и союзником по ОДКБ.

Д.Медведев: Для Армении мы ещё выступаем в качестве союзника по ОДКБ. Но у нас у всех отношения межгосударственные. Они основаны на соглашениях, в том числе о сотрудничестве в военно-технической сфере.

Поэтому, если мы себе представим на минутку, что Россия отказалась от этой роли, – мы же прекрасно понимаем: это место пустым не будет. Будут покупать оружие в других странах, степень его смертоносности от этого не уменьшится. Но в то же время это может даже в известной степени разрушить баланс, который существует, в связи с тем, что мы понимаем, каковы запросы наших партнёров, и все представляют себе, каков расклад сил в регионе.

Поэтому я не уверен, что приход на этот рынок поставщиков оружия из других стран облегчит ситуацию. Я думаю, что, скорее всего, эта ситуация станет более сложной.

С.Брилёв: То есть Вы имеете в виду, что в настоящий момент, действительно, Россия, представляя себе этот баланс, видит ситуацию, когда (за исключением инцидентов на прошедшей неделе) Армения и Азербайджан ещё дважды должны подумать, а вступать ли в боевые действия? Потому что удар слишком серьёзный, учитывая, какое оружие у них есть, был бы нанесён? То есть достаточная степень вооружённости их останавливает от конфликта, иными словами?

Д.Медведев: Я считаю, что оружие может и должно приобретаться не только для того, чтобы его когда-то использовать, а для того, чтобы оно было фактором сдерживания, и вот этот момент нужно оценивать всем сторонам конфликта.

С.Брилёв: Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Азербайджан. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 9 апреля 2016 > № 1719322 Дмитрий Медведев


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 апреля 2016 > № 1719323 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев ответил на вопросы российских средств массовой информации после визитов в Армению и Азербайджан.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Мы планировали здесь мероприятия, но так получилось, что сроки пребывания, поездки в Азербайджан были изменены, и мне за последние два дня удалось совершить два визита: один – в Армению, второй – в Азербайджан. При этом и там, и там состоялись важные переговоры с руководством этих стран – с президентами, с премьерами. Обсуждали мы, конечно, и двусторонние отношения, то, как идут дела в наших экономиках, какие проекты лучше запустить, что было бы полезно сегодня делать, тем более что торговый оборот всё-таки несколько уменьшается.

Но не скрою, это очевидно, изначально важнейшей темой было обострение нагорнокарабахского конфликта, и мы, конечно, обсуждали эти вопросы в числе самых главных.

Главное, что мне удалось, во всяком случае в настоящий момент, установить, – обе страны, руководители двух стран нацелены на то, чтобы сохранять по максимуму режим перемирия, стараться урегулировать существующие разногласия, конфликт, все печальные последствия того, что произошло совсем недавно, – за столом переговоров. Я надеюсь, что именно этих подходов они и будут придерживаться в дальнейшем.

Вопрос: Вы сказали, что главная цель поездки и в Армению, и в Азербайджан – это всё-таки урегулирование нагорнокарабахского конфликта, и Вы услышали от сторон готовность соблюдать перемирие. Но всё-таки услышали ли Вы от них готовность идти на какие-то компромиссы, уступки и, может быть, гарантии того, что боевые действия не возобновятся? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Вы знаете, я хотел бы сказать, чего я не услышал и что мне представляется исключительно важным. В ходе моих бесед и с коллегами из Армении, и с коллегами из Азербайджана я не услышал ни от президентов, ни от премьер-министров утверждений о том, что единственным способом разрешения конфликта является военный путь эскалации.

Наоборот, все сказали, что путь разрешения этого очень сложного конфликта лежит через переговоры и что не существует альтернативы сохранению перемирия и превращению перемирия в долгосрочный мир. Вот это важнее всего.

Вопрос: Во время визитов в Ереван и Баку Вы озвучили какие-то предложения по урегулированию ситуации? Как Вы считаете, где и когда могут начаться переговоры? Готова ли Москва стать площадкой? И считаете ли Вы возможным участие Нагорного Карабаха в политических переговорах? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Вы знаете, если бы этот конфликт возник несколько дней назад, то на эти вопросы, наверное, было бы очень сложно отвечать. Но этот конфликт, к сожалению, тянется уже с 1991 года. Есть и механизмы, и форматы, и предложения, и группа, которая занимается урегулированием. Я считаю, что сейчас самое главное, чтобы всё, что мы наработали за последние годы – а я сам этим занимался, этим продолжают заниматься президенты стран, этим занимаются министры иностранных дел – так вот, чтобы все эти механизмы использовались, что называется, по полной программе. Всё есть: и процедуры есть, и группы есть, и они регулярно встречаются. Это, к сожалению, как мы видим, не является гарантией от такого рода обострений и от драматических событий, которые произошли совсем недавно. Тем не менее сейчас создавать что-то новое было бы вдвойне опасно, потому что тем самым мы бы парализовали работу. Я считаю, что нужно успокоиться и вернуться за тот стол переговоров, который создавался последние 20 лет.

Ну а роль России очевидна, потому как мы участники Минской группы, мы сопредседатели, мы никогда не уходили от ответственности. Президент, как только всё это произошло, позвонил и Президенту Алиеву, и Президенту Саргсяну, высказал нашу позицию, призвал стороны успокоиться, вернуться за переговорный стол, начать консультации, объявить перемирие.

Естественно, эти усилия были продолжены. Вот в Баку вчера приезжал Министр иностранных дел России Лавров. У меня вчера были переговоры в Армении, сегодня в Азербайджане. Поэтому мы не только не уходим от своей доли ответственности за обеспечение бесперебойного процесса урегулирования, но и максимально тщательно в нём участвуем.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы говорили, что в ходе встречи с Президентом Алиевым Вы обсуждали сотрудничество России и Азербайджана в различных экономических сферах. О каких именно проектах шла речь, например в энергетике?

Д.Медведев: И Россия, и Азербайджан являются крупными энергетическими государствами, крупными энергетическими игроками. В этом наша сильная сторона и, скажем откровенно, в этом и некоторые проблемы, которые сейчас испытывает экономика России и экономика Азербайджана. Мы работаем давно по целому ряду энергетических проектов. Они касаются и сотрудничества в нефтегазовой сфере – это «Шах-Дениз», это новый проект с участием «Роснефти» и компании SOCAR. И целый ряд других идей, например, связанных с реализацией сотрудничества в электроэнергетической сфере, существование так называемых параллельных систем.

Но есть и новые проекты, которые и связаны с энергетикой, и не связаны с энергетикой, а связаны с инфраструктурой. Сегодня с Президентом Алиевым мы обсуждали один из таких проектов, который касается инфраструктурного сотрудничества с Ираном, я имею в виду сеть железных дорог. Это большой проект, достаточно сложный, но если он получится, то сможет дать серьёзный общий эффект для наших экономик.

Есть и совсем другие направления, которые мне особенно приятно объявить. Например, мы сотрудничаем с Азербайджаном сегодня по такому важному направлению, как фармацевтика. Это высокотехнологичные проекты, в которых принимают участие российские фармакологические компании, готовые создавать производство здесь, в Азербайджане. Это даст возможность нам внедрять свои технологии, создавать вот такие предприятия, а на азербайджанском рынке появятся лекарства хорошего качества, которые граждане этой страны смогут приобретать за национальную валюту, а не за иностранные деньги, которые требуются, чтобы приобрести какие-либо иностранные препараты. Я считаю, что за такими проектами, за высокотехнологичным сотрудничеством будущее.

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 апреля 2016 > № 1719323 Дмитрий Медведев


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 апреля 2016 > № 1719321 Дмитрий Медведев

Российско-азербайджанские переговоры.

Дмитрий Медведев провёл переговоры с Премьер-министром Азербайджана Артуром Раси-заде.

Заявление Дмитрия Медведева на переговорах:

Уважаемый Артур Таирович! Уважаемые коллеги и друзья! В жизни всегда сочетаются факторы, которые остаются стабильными, и какие-то новые явления, перемены. К числу этих стабильных факторов относятся очень часто и товарищи, коллеги, с которыми работаешь. Я помню, как я в этом здании приблизительно 10 лет назад встречался с Вами в том же самом кабинете. Хочу сказать, что за эти годы, с одной стороны, мы остались в чём-то прежними, а с другой стороны, очень сильно изменились. Изменились наши страны, изменились условия, в которых наши страны развиваются, изменились наши подходы даже в чём-то, запросы, а стабильным остался фактор наших отношений – они по-прежнему дружеские и стратегические. Мне кажется, что этот элемент нам нужно сохранить во что бы то ни стало. Именно поэтому мы сегодня здесь. Я принимаю упрёк в смысле того, что мы не такие частые гости у вас. Ещё раз хотел бы подтвердить приглашение посетить Россию, это абсолютно искренне и предельно прямо.

Что касается вопросов, то Вы блестящим образом осветили весь спектр наших отношений – экономических, социальных, те трудности, которые существуют в экономиках наших стран, потому что экономики наших стран похожи. Экономика Азербайджана, конечно, меньше российской, но трудности у нас близкие, потому что во многом наши экономики складывались как монопродуктовые и мы поднимались вместе с углеводородным ростом и падали вместе с углеводородным ростом. Отсюда очень сложная задача – сделать наши экономики диверсифицированными, то есть поставить их в ситуацию, когда они меньше зависят от продажи нефти, газа и других аналогичных продуктов. Задача эта нам по силам, но на неё потребуется время и, безусловно, сплочённая работа.

Кстати, сегодня мы и с Президентом обсуждали, и Вы упомянули: есть проекты, где мы продвинулись в совершенно другом направлении. Это не энергетика, а сотрудничество в сфере фармацевтики, фармакологии. В ближайшее время как раз будет такое мероприятие хорошее, связанное с запуском производства. Это означает, что перспективы нашего сотрудничества колоссальные. И я считаю, что мы вполне способны преодолеть и спад товарооборота, и, конечно, довольно сложную ситуацию на экспортных рынках.

Конечно, не скрою, наш визит планировался, но, как обычно, всё это связано с целым рядом факторов. Сейчас ситуация сложная, острая, обострение на границе, вокруг конфликта, связанного с Нагорным Карабахом.

Наше желание очень простое, наше желание как Российской Федерации – чтобы был мир, чтобы были достигнуты прочные соглашения, которые обеспечат нормальное развитие двум государствам, то есть Азербайджану и Армении, и в то же время это создаст предпосылки для нормального развития региона в целом. А в этом регионе живут и другие люди, расположены идругие страны, и мы тоже считаем себя составной частью этого региона, поэтому для нас это исключительно важно. С этим связана и нынешняя поездка.

Спасибо ещё раз большое за то, что Вы нас принимаете таким радушным образом. Желаю Вам успехов. То, что Ваша работа сложная – ни у кого сомнения не вызывает, но в то же время многие мои коллеги ею с успехом занимаются. А о том, как Вы этим занимаетесь на протяжении 20 лет, наверное, книжки можно писать, потому что, если человек 20 лет выдержал на этой должности, он чему-то научился. Спасибо большое. Желаю Вам здоровья и успехов!

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 апреля 2016 > № 1719321 Дмитрий Медведев


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 апреля 2016 > № 1719309 Дмитрий Медведев, Ильхам Алиев

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.

Стенограмма начала встречи:

И.Алиев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я Вас от всей души приветствую в Азербайджане, добро пожаловать! Ваш визит послужит делу дальнейшего укрепления дружественных и добрососедских отношений между Россией и Азербайджаном. Существует очень обширная повестка дня наших отношений, которые развиваются очень динамично, эффективно и вышли на уровень стратегического партнёрства.

Ваш визит проходит в период обострения ситуации в зоне армяно-азербайджанского нагорнокарабахского конфликта. К сожалению, многие годы конфликт не находит решения. Периодически мы сталкиваемся с вооружёнными провокациями армянской стороны. Очередная такая попытка была предпринята в начале этого месяца. Были обстреляны населённые пункты Азербайджана, повреждено более 400 домов, есть жертвы, в том числе и среди мирного населения. Азербайджанская сторона была вынуждена принять ответные меры, для того чтобы предотвратить военную провокацию и восстановить режим прекращения огня.

Хотел бы выразить благодарность руководству России за своевременные и очень активные действия по деэскалации ситуации. Президент России Владимир Владимирович Путин звонил и мне, и Президенту Армении, также начальник Генерального штаба Российской Федерации контактировал с начальниками штабов двух стран. В результате этих посреднических усилий перемирие было восстановлено. Хотя не всегда оно соблюдается с противоположной стороны, в целом в последние дни мы видим деэскалацию и считаем, что это позитивная динамика.

Должен отметить, что Азербайджан привержен мирному политическому урегулированию армяно-азербайджанского нагорнокарабахского конфликта на основе норм, принципов международного права, соответствующих решений Совета Безопасности ООН и других международных организаций.

Ваш визит также хорошая возможность обсудить и другие вопросы на повестке наших отношений – торгово-экономических, отношений в энергетической, транспортной, гуманитарной сферах.

Ещё раз хочу сказать, что отношения между нашими странами демонстрируют очень хорошую динамику и отличаются дружественностью, искренностью и взаимоуважением.

Ещё раз добро пожаловать!

Д.Медведев: Спасибо.Уважаемый Ильхам Гейдарович! Прежде всего хочу Вас поблагодарить за возможность встретиться, пообщаться. Я давно у вас не был, и очевидно, что такой визит назрел. Между нашими странами есть, как Вы справедливо сказали, отношения стратегического партнёрства – масса проектов в экономической сфере, гуманитарной сфере, масса совместных политических вопросов, которые мы обсуждаем. И очевидно, что этот визит нужно по максимуму использовать для этих целей.

Конечно, сейчас не самая простая ситуация – Вы упомянули обострение нагорнокарабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном.

Не скрою, нас, конечно, эта тема сильно волнует, потому что для нас отношения с двумя государствами исключительно важны. В то же время мы как участники минской группы, как ответственное государство, как постоянный член Совета Безопасности привержены тем подходам, которые, действительно, были сформулированы в рамках процедур Организации Объединённых Наций и других процедур.

Надеемся, что установившийся в настоящий момент мир будет долговечным и стороны смогут продолжить обсуждение вопросов урегулирования за столом переговоров.

Я сам когда-то на это потратил определённые усилия. Вы помните это отлично. Хотелось бы, чтобы это всё не пошло прахом, не пропало. Во всяком случае, можете не сомневаться, Российская Федерация будет делать для этого всё от неё зависящее.

Привет и наилучшие пожелания от Владимира Владимировича Путина. Действительно, консультации были, они продолжаются. Мы с Вами на эту тему поговорим, как и по другим вопросам, потому что отношения между нашими странами действительно очень многогранны и всегда есть что обсудить. Большое спасибо за встречу!

И.Алиев: Спасибо.

<…>

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в расширенном составе

Стенограмма начала встречи:

И.Алиев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич. Мы придаём очень большое значение Вашему визиту. Уверен, что Ваш визит послужит делу укрепления стратегического партнёрства между Россией и Азербайджаном, урегулированию армяно-азербайджанского нагорнокарабахского конфликта. Ещё раз хочу выразить благодарность Российской Федерации за активные посреднические усилия в деле деэскалации ситуации. А сейчас, наверное, поговорим о других аспектах нашего взаимодействия.

У нас по многим направлениям существует очень хорошая динамика. Хотя товарооборот по объективным причинам чуть-чуть снизился, но есть потенциал для наращивания и сотрудничества в торгово-экономической сфере, энергетической, транспортной. Они имеют очень большой потенциал. Также, безусловно, сотрудничество традиционное в гуманитарной сфере имеет очень хорошие перспективы и хорошие результаты. Это, я бы сказал, основа наших отношений, поэтому, я надеюсь, с коллегами подробно обсудим конкретные вопросы наших торгово-экономических и, конечно, политических отношений. Ещё раз добро пожаловать!

Д.Медведев: Спасибо большое, уважаемый Ильхам Гейдарович. Мы действительно говорили только что о самой сложной проблеме и затронули некоторые другие межрегиональные темы. Но слава богу, что наша палитра отношений, наши связи не сводятся только к проблемам, а есть огромный пласт отношений, где у нас очень продвинутое сотрудничество, действительно стратегическое партнёрство. Есть возможность предпринять дополнительные усилия, чтобы экономики наши работали более синхронно, достигая хорошего эффекта. В прошлом году, действительно, товарооборот сократился, хотя в такой, настоящей части это всего лишь несколько процентов, потому что в основном снижение произошло по стоимостным показателям из-за изменения цены на товары, которые мы друг другу поставляем. Но тем не менее это симптом того, что нужно оживить целый ряд проектов. Давайте об этом сейчас поговорим, равно как и о гуманитарных вопросах.

<…>

Заявления Ильхама Алиева и Дмитрия Медведева для прессы.

Стенограмма:

И.Алиев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые гости, дамы и господа! Ещё раз хочу от всей души поприветствовать Дмитрия Анатольевича в Азербайджане. Добро пожаловать!

Мы придаём очень большое значение Вашему визиту. Сегодня в рамках переговоров в расширенном составе и тет-а-тет мы обсудили важные вопросы двустороннего взаимодействия, региональной проблематики. Конечно же, детально обсудили вопросы, связанные с урегулированием нагорнокарабахского азербайджано-армянского конфликта, особенно с учётом недавней эскалации в зоне конфликта.

Мы очень высоко ценим, что Дмитрий Анатольевич Медведев, Председатель Правительства Российской Федерации, сегодня находится с официальным визитом в Баку.

Я приглашал Дмитрия Анатольевича посетить Азербайджан. Я знаю, что визит был в его планах, но то, что он проходит сегодня, мы рассматриваем как ещё один показатель дружественного, партнёрского отношения к Азербайджану. Мы все знаем, что у Дмитрия Анатольевича был запланирован официальный визит в Армению 7 апреля, и с учётом сложившейся обстановки в зоне конфликта решение приехать в Азербайджан 8 апреля мы очень высоко ценим. Это ещё раз говорит о том, что для России отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном представляют большую важность. Так же и для нас: для нас отношения с Россией представляют большую важность. Мы очень дорожим этими отношениями, ценим их и стараемся их наращивать и укреплять.

Что касается урегулирования конфликта между Арменией и Азербайджаном, к сожалению, он долгие годы не находит своего решения, долгие годы азербайджанские земли находятся под оккупацией. Не только Нагорный Карабах, но и семь прилегающих к нему районов Азербайджана находятся под оккупацией более 20 лет. Оттуда изгнано всё азербайджанское население, разрушены все дома, исторические памятники. Только из зоны конфликта мы имеем более 700 тыс. внутренне перемещённых лиц. Если прибавить ещё более 250 тыс. беженцев из Армении, то, когда было достигнуто перемирие в 1994 году, мы имели один из самых высоких на душу населения процентов беженцев и внутренних переселенцев.

Существуют механизмы для урегулирования конфликта, существуют четыре резолюции Совета Безопасности ООН, требующие вывода армянских оккупационных сил с территории Азербайджана. К сожалению, они не выполняются.

Россия как сопредседатель Минской группы ОБСЕ играет важную роль в деле урегулирования конфликта. Мы эту роль очень высоко ценим. Особенно это проявило себя на фоне очередной вооружённой провокации со стороны Армении, когда были подвергнуты атакам наши позиции, в том числе нанесён урон населённым пунктам: более 400 домов, находящихся близко к линии соприкосновения войск, получили повреждения, из них несколько десятков полностью разрушены. Мы имеем жертвы, в том числе и среди мирного населения.

В этих условиях российская сторона проявила инициативу для деэскалации ситуации. Президент России Владимир Владимирович Путин звонил мне и Президенту Армении, выражал своё беспокойство, а также стремление помочь сторонам в деэскалации ситуации. Мы позитивно восприняли эти сигналы. Также при участии руководства Генерального штаба Российской Федерации в Москве была проведена встреча между руководителями генеральных штабов трёх стран, на которой было принято решение о прекращении военных действий. Мы это решение неукоснительно выполняем и надеемся, что армянская сторона также будет ему привержена.

Хотел бы ещё раз сказать, что Азербайджан привержен процессу переговоров. На протяжении 20 лет они ведутся. Всякие обвинения со стороны Армении, что Азербайджан является инициатором эскалации, абсолютно беспочвенны, потому что характер боестолкновений, которые произошли в начале апреля, говорит о том, что никаких намерений начинать широкомасштабные военные действия у нас не было и нет. Мы просто защищали свои позиции, защищали мирную жизнь своих граждан. Поэтому урегулирование конфликта в интересах Азербайджана и, уверены, в интересах Армении. Также и Россия как сосед и друг обеим странам заинтересована в скорейшем урегулировании.

Мы будем продолжать переговорный процесс. Мы приветствуем инициативу сопредседателей Минской группы, которые посетили недавно регион с визитом, и надеемся, что призывы сопредседателей Минской группы о том, что статус-кво должен быть изменён, будут также услышаны и в Армении. Изменение статус-кво, начало деоккупации азербайджанских территорий – это главное условие для полномасштабного урегулирования конфликта. Как только это произойдёт, в регионе воцарится мир, спокойствие, сотрудничество. От этого выиграют все страны региона.

Что касается другой повестки дня, мы сегодня детально обсудили экономическую проблематику, торгово-экономические отношения, энергетические, транспортные, отношения в сфере гуманитарного сотрудничества. По всем направлениям есть хорошая динамика, позитив. Активно работает межправкомиссия, которая конкретно работает по направлениям, с большой эффективностью.

Мы рассматриваем отношения с Россией как отношения стратегического характера и то же отношение видим со стороны российского руководства, российской стороны.

Визит Дмитрия Анатольевича ещё раз подтверждает характер этих отношений и вносит большой вклад в укрепление нашего сотрудничества.

Ещё раз, Дмитрий Анатольевич, спасибо, что Вы сегодня у нас, и Вам всего самого доброго. Хочу выразить глубокое уважение российскому народу. Успехов и процветания российскому государству. Спасибо.

Д.Медведев: Уважаемый Ильхам Гейдарович! Уважаемые представители средств массовой информации! Прежде всего хочу поблагодарить Ильхама Гейдаровича Алиева за тёплый приём, за такую хорошую атмосферу, которая всегда нас сопровождает в Азербайджане.

Мы друг друга давно знаем, и мы действительно очень добрые партнёры. Это партнёрство носит стратегический характер, носит взаимовыгодный характер, и всегда проще обсуждать самые разные вопросы в доверительной атмосфере. Так было и сегодня. Почему? Потому что мы действительно ценим такой уровень взаимоотношений с Азербайджаном. Это традиции дружбы, взаимопонимания, которые формировались на протяжении веков и которые в настоящий момент приносят свои добрые плоды нашим народам.

Мы действительно прошлись по всей повестке дня. Я сейчас два слова сначала скажу про экономическую проблематику. Мы находимся сейчас, наверное, не в самой простой фазе экономического развития. Мы – я имею в виду и Россию, и Азербайджан. Макроэкономическая ситуация, влияние внешних рынков, прежде всего нефтегазового рынка, колебания валютных курсов так или иначе корректируют экономическую повестку дня. И поэтому товарооборот, который в общем у нас развит и достаточно значимым всегда был, за последнее время несколько снизился. Но мы с Ильхамом Гейдаровичем обменялись соображениями: это снижение не просто не драматическое, оно небольшое – если брать выражение товарооборота в натуральных измерителях, это буквально несколько процентов. В стоимостных измерителях оно больше. Но мы можем его компенсировать, если предпримем усилия по наращиванию торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Для этого есть все предпосылки. Нужно искать новые проекты, нужно активизировать деятельность межправкомиссий. Хотя коллеги работают неплохо, и хотел бы им от имени российского Правительства сказать большое спасибо за то, что делается.

Только что мы договорились о том, что активизируем работу российско-азербайджанского делового совета, потому что партнёрство должно осуществляться не только по линии правительств, но и по линии бизнеса непосредственно. У нас есть целый ряд очень крупных проектов – энергетических проектов, транспортных проектов. По всем этим направлениям, конечно, желательно сейчас интенсифицировать работу, для того чтобы добавить драйва в развитие наших экономик.

У нас есть и внешние проекты. В частности, иранское направление сейчас является весьма перспективным. Президенты говорили об этом. Мы только что обсуждали с Ильхамом Гейдаровичем эту тему. Я думаю, что это направление может быть одним из очень важных для межкаспийского сотрудничества и сотрудничества в рамках нашего региона.

Есть энергетические проекты другого порядка, которые тоже способны внести лепту в развитие наших стран, – в области электроэнергетики, в частности, и некоторые другие.

Гуманитарное сотрудничество тоже остаётся одним из важных, ключевых факторов нашего взаимодействия, особенно с учётом истории, взаимного интереса, возможности интенсификации туристических контактов, особенно в нынешних условиях. Всё это остаётся на повестке дня.

Безусловно, как справедливо было сказано, визит правительственной делегации из России планировался заранее, но в настоящий момент состоялся быстрее именно из-за тех событий, которые произошли в зоне конфликта. Я считаю, что это было абсолютно правильное решение с нашей стороны – осуществить такой визит и в Армению, и в Азербайджан. Рад, что такие же оценки и у наших партнёров, потому что мы дорожим отношениями с нашими соседями, и в этом смысле необходимо, чтобы все контакты развивались симметричным образом.

Что касается наших оценок того, что произошло, они уже были сделаны Президентом России, я выступал на эту тему. Министр иностранных дел был вчера в Баку и тоже вёл соответствующие переговоры с Ильхамом Гейдаровичем Алиевым, со своим коллегой. Мы максимально привержены идее мирного урегулирования конфликта. Для того чтобы достигнуть этого результата, были задействованы очень серьёзные силы. Мы все принимали в этом участие. И ваш покорный слуга в определённый период весьма активно этим занимался. Я считаю, что никакой альтернативы переговорам, мирному урегулированию не существует, поэтому мы, конечно, приветствуем прекращение огня, которое произошло. Надеемся, что это прекращение огня будет носить устойчивый, долгосрочный характер и будет надёжным фундаментом для того, чтобы разморозить переговоры и далее продвигаться в рамках тех подходов, которые в последние годы формировались, сближать позиции сторон, искать компромиссы. Потому что ни один конфликт никогда не заканчивается победой одной из сторон, это всегда набор сложных компромиссов, на которые приходится идти для того, чтобы снять конфликт и создать прочный мир на земле.

Мы как участники минской группы, как сопредседатели, естественно, всю эту работу готовы и дальше вести. Мы, как справедливо только что сказал Президент Азербайджана, активно включились в этот процесс, в том числе нынешний визит правительственной делегации связан и с этими факторами. Надеюсь, что всё это послужит укреплению доверия и достижению максимально благоприятного результата. Россия не меньше, чем Азербайджан и Армения, заинтересована в том, чтобы в этом регионе был мир. И хотел бы, чтобы все это тоже понимали.

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 апреля 2016 > № 1719309 Дмитрий Медведев, Ильхам Алиев


Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 апреля 2016 > № 1713232 Дмитрий Медведев, Хайнц Фишер

Встреча Дмитрия Медведева с Федеральным президентом Австрии Хайнцем Фишером

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Уважаемый господин Президент, я сердечно Вас приветствую! Рад нашей новой встрече.

Хотел бы сразу сказать, что взаимодействие между нашими странами носит очень конструктивный и дружественный характер, базируется на взаимном уважении, на учёте интересов государств, народов. Конечно, мы стараемся обсуждать и политические вопросы, и внешнеэкономические вопросы, и двустороннее сотрудничество.

В феврале у нас была встреча с вице-канцлером, господином Миттерленером, который приезжал участвовать в заседании межправкомиссии.

Ещё раз хотел бы, пользуясь этой возможностью, сказать, что мы рассчитываем на развитие взаимодействия с Австрией по широкому кругу вопросов, тем более что в настоящий момент, действительно, отношения между Россией и Евросоюзом далеки от идеальных. Мы помним гораздо лучшие времена. Но как люди, которые с оптимизмом смотрят в будущее, мы считаем, что рано или поздно эта полоса тоже закончится, потому что курс, который в настоящий момент существует, далёк от верного. Нам всем нужно думать о будущем: развивать экономическое взаимодействие, естественно, проводить политические консультации – в этом заинтересованы и народ Российской Федерации, и все государства, которые входят в Европейский союз, и, конечно, Австрия.

Значительная часть политиков это понимает, и мы это ценим. В том числе ценим ту позицию, которую Вы лично занимали все эти годы как Федеральный президент Австрийской Республики, и которую занимаете в настоящий момент.

У нас много самых разных проектов, в которых участвует наше Правительство. Мы регулярно встречаемся. Хорошо, что (ещё раз скажу) прошло заседание межправкомиссии, потому что три года уже не было этих заседаний. Ни к чему хорошему это не ведёт. Отсутствие контактов означает снижение торговых связей, уменьшение инвестиционного взаимодействия.

У нас в прошлом году товарооборот сократился на четверть по сравнению с 2014 годом. Кому это выгодно? Думаю, что никому не выгодно – ни австрийскому бизнесу, ни российскому бизнесу. Конечно, это связано и с конъюнктурой сырьевых цен, и с теми ограничениями, которые существуют.

Наше мнение – нужно двигаться вперёд. Надеюсь, что и Ваш визит этому будет способствовать. Ещё раз сердечно Вас приветствую в Москве.

Х.Фишер (как переведено): Большое спасибо. Австрийская делегация и я лично ожидали этого визита и переговоров с Вами с интересом и уверенностью в их благоприятном исходе. Мы целиком и полностью разделяем провозглашённый Вами девиз «Мы должны в первую очередь смотреть в будущее». Мы не должны жаловаться по поводу различных событий последних лет, хотя совсем забыть о них не получается. Тем не менее мы должны смотреть в будущее и работать над решением многочисленных задач, стоящих перед нами.

Как мне сказал вице-канцлер, господин Миттерленер, он остался очень доволен своим недавним визитом в Россию. Было не так просто организовать его, но в конечном итоге он всё же состоялся, потому что при наличии доброй воли можно добиться очень многого. Направление развития наших отношений, как мне кажется, задано правильно.

Мы также сожалеем, что двусторонний товарооборот – и экспорт, и импорт – в прошлом году сократился, по нашим подсчётам, почти на четверть, до 4,3 млрд евро. Однако мы работаем над тем, чтобы вновь нарастить его до прежнего уровня. Мы знаем, что Россия является вторым по величине инвестором в Австрии, равно как и то, что австрийские инвесторы очень заинтересованы в России, что многие австрийские предприятия поддерживают экономические контакты с Россией. Если я не ошибаюсь, около 550 австрийских фирм имеют представительства в России, что является весьма серьёзной цифрой.

Пользуясь случаем, я хочу – и должен – затронуть следующую тему. Очень многие предприниматели сообщают нам об успешной и не обременённой никакими проблемами работе здесь. Некоторые, однако, сообщают также о проблемах и трудностях. Возможно, Вы знаете о ситуации, в которую попала компания EVN, которая заключила очень крупный, стоимостью в несколько сотен миллионов евро контракт с властями города Москвы на строительство очистных сооружений. Однако после смены мэра города этот проект оказался заблокирован. В этой связи руководство EVN сообщило нашему министру экономики, другим членам правительства и лично мне, что ожидает теперь убытков в размере от 200 до 300 млн евро. Эту проблему необходимо обсудить. Не думаю, что мы сможем решить её непосредственно за этим столом, однако важно, чтобы мы были готовы к переговорам по этому поводу. Мы передадим Вашим сотрудникам ряд документов, в которых изложена суть проблемы. Тем самым нам удастся сэкономить часть времени.

Ещё одна проблема, о которой я узнал только вчера утром, касается фирмы Mondi – производителя бумаги и целлюлозы. С этой целью компания до сих пор самостоятельно производила большое количество энергии. Часть её использовалась для производства целлюлозы, а остальная энергия шла на продажу. Однако недавно ситуация изменилась таким образом, что компания теперь вынуждена передавать всю произведённую энергию, которую она частично использовала на собственные нужды, российскому покупателю, а потом выкупать у него обратно по более высоким ценам энергию, необходимую для производства. Руководство компании очень озабочено этим обстоятельством, и поэтому было бы замечательно, если бы мы по возвращении в Вену могли сообщить, что подняли эту тему на переговорах и были при этом услышаны, что будут предприняты усилия по урегулированию ситуации.

Для успешного развития экономических отношений необходимы хорошие транспортные связи, и одну из главных ролей играет при этом воздушное сообщение. В этой связи авиакомпания Austrian Airlines уже очень давно имеет определённые пожелания, о которых я знаю, кажется, ещё со времени наших прошлых переговоров – мы уже тогда поднимали эту тему. Речь идёт о правах на полёты над территорией России, в частности над Сибирью, и о соответствующих тарифах.

Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 6 апреля 2016 > № 1713232 Дмитрий Медведев, Хайнц Фишер


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 марта 2016 > № 1707337 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке – 16 вопросов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня у нас в повестке дня ряд вопросов по законопроектам. Собственно, с этого и предлагается начать. Один из законопроектов – это поправки в закон об образовании. Мы предполагаем уточнить категории студентов, которым положена государственная социальная стипендия. Поправки должны помочь навести порядок в выплатах, повысить адресность стипендии. Конечно, важно, чтобы эту социальную стипендию получали именно те, кто реально в ней нуждается, прежде всего студенты, у которых нет каких-либо дополнительных доходов, у которых нет источников содержания семьи, то есть малоимущие. Их государство и должно поддерживать. Притом что у стипендии всегда была ограниченная функция и в прежние времена, и в современной жизни, это не зарплата и не минимальный размер содержания.

Тем не менее есть и другие новации. Это расширение списка участников, которые вправе получать материальную помощь из стипендиальных фондов. Помимо, собственно, студентов ею могут воспользоваться и другие специалисты – аспиранты, ординаторы, ассистенты-стажёры и слушатели.

Также мы сегодня рассматриваем законопроект, который обеспечивает правовой фундамент для работы органов наркоконтроля. Он должен собрать все ранее принятые нормативные акты по статусу самой службы наркоконтроля и будет опираться на лучшие международные и российские практики в этой сфере. В законе определяются права и обязанности органов наркоконтроля, правовой статус сотрудников, усилена антикоррупционная составляющая, регламентированы вопросы, которые связаны с прохождением службы в органах ФСКН. Новый закон будет способствовать усилению борьбы с незаконным оборотом наркотиков и повышению эффективности деятельности федеральной службы.

Ещё один документ направлен на дальнейшее развитие системы государственных закупок. Совсем недавно мы проводили совещание на эту тему, обсудили ряд предложений и сегодня как раз рассматриваем один из законопроектов, о котором договаривались. Новый закон должен позволить применять нормы о контрактной системе ко всем закупкам, которые ведут государственные и муниципальные унитарные предприятия. До сих пор их деятельность регулировалась законом о закупках отдельными видами юридических лиц, требования там были более аморфные, более мягкие. Они различными способами часто маскировали закупку у единственного поставщика, когда в этом не было никакого юридического и содержательного смысла, хотя в тот период, когда такие предложения рассматривались, на рынке были и другие оферты, другие предложения.

Новые требования эту практику, надеюсь, прекратят. Через ГУПы и муниципальные предприятия в реальный сектор и сферу услуг поступят дополнительные средства, должен усилиться эффект от государственных инвестиций. Сам по себе совокупный объём государственных закупок от таких предприятий – это огромный ресурс, который должен правильно работать в экономике.

Сегодня мы также рассмотрим внесение изменений в закон «Об акционерных обществах». Основная цель – повысить защиту прав акционеров при проведении сделок по поглощению публичных акционерных обществ, обеспечить баланс интересов всех участников. Эти меры должны способствовать повышению доверия к российскому финансовому рынку со стороны миноров, то есть миноритарных акционеров, и портфельных инвесторов. В частности, предполагается установление единого механизма контроля за любой процедурой поглощения начиная с пакета акций, который превышает 30%. Даётся целый ряд других определений, которые касаются совершения сделок, в отношении связанности между лицами, и юридическими лицами, и физическими лицами, включая всех близких родственников, которые имеют отношение к лицу, совершающему сделку.

Кроме того, мы также распределяем субсидии из федерального бюджета. 2 млрд 300 млн рублей направляется на софинансирование строительства 45 спортивных объектов в регионах. Преимущественно это малобюджетные физкультурно-спортивные комплексы, находящиеся в шаговой доступности, и региональные спортцентры. Именно об этом, кстати, и просят люди, когда я посещаю регионы, – чтобы было побольше именно таких спортивных комплексов, таких сооружений. Большие дворцы – это, конечно, хорошо, но главное иметь возможность заниматься спортом близко к месту жительства. Более половины из них будут открыты уже в этом году.

Также почти 800 млн планируется выделить на искусственные покрытия для футбольных полей в детско-юношеских школах и закупку спортивного оборудования для школ и училищ олимпийского резерва.

Ещё одна субсидия в размере почти 2 млрд 300 млн рублей предусмотрена на обеспечение доступности объектов и услуг для инвалидов. У нас продлена, напомню, программа «Доступная среда». Как она выполняется – мы недавно говорили на Форуме эффективной социальной политики, который на прошлой неделе был в Санкт-Петербурге. До конца года за счёт этой субсидии будет дооборудовано 1600 объектов для людей с ограничениями по здоровью. Это прежде всего учреждения, предприятия социального обслуживания, те места, где люди чаще всего посещают объекты, которые им жизненно необходимы.

Для обучения детей-инвалидов должно быть приспособлено в общей сложности более 500 школ и детских садов. Важно, чтобы именно такие дети вместе с другими детьми могли посещать занятия, принимать участие в школьной жизни.

И мы распределяем целый ряд трансфертов, других финансовых перечислений.

Давайте приступим к обсуждению первого вопроса.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 марта 2016 > № 1707337 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 марта 2016 > № 1700599 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев выступил на пленарном заседании форума партии «Единая Россия».

Стенограмма выступления Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги! Сердечно всех приветствую. Мы собрались здесь для того, чтобы обсудить, по сути, важнейшую задачу государства – социальную политику: и текущую ситуацию (только что выступали коллеги, говорили о том, как она выглядит), и направление её развития. В нашем Основном законе зафиксировано: Россия является социальным государством. Это означает, что каждый гражданин нашей страны с момента его рождения и до глубокой старости имеет право на социальную защиту. Это простые вещи, но мы не должны об этом забывать – ни как граждане большой страны, ни как члены партии «Единая Россия». Для нашей партии, для «Единой России» социальные обязательства действительно должны быть главным политическим приоритетом. Строго говоря, вообще для чего партии создаются? Для того, чтобы участвовать в политической жизни и добиваться тех целей, которые мы заявляем. А какие цели могут быть у политической партии? Да только одна цель может быть главная – нормальная жизнь страны и жизнь наших людей, современная, комфортная. Именно поэтому социальной политике мы уделяли и будем уделять самое пристальное внимание. И ещё.

Сейчас действительно не самая простая пора, это правда, но мы как те, кто имеет отношение к власти, отвечает за страну, те, кто находится внутри партии, которая является правящей, то есть «Единой России», должны всё время помнить о том, что происходило, что было и что мы имеем сегодня.

Ведь давайте скажем прямо: несмотря на все трудности, сложности сегодняшнего дня, нам совместно очень многое удалось сделать. У нас реально за последние годы существенно увеличилась продолжительность жизни. У нас выросла рождаемость. У нас старшее поколение действительно гораздо дольше теперь ведёт активный образ жизни. У нас низкие, весьма низкие, показатели безработицы – практически, если сравнивать нашу страну с любым другим государством. У нас действительно для инвалидов стало больше возможностей свободно передвигаться вне дома. Целый ряд проблем – не все, конечно, – были решены. И это всё результат нашей с вами совместной работы.

Партия стремится к тому, чтобы выстроить систему социальной поддержки таким образом, чтобы она работала на каждую семью, то есть на каждого нашего гражданина. Это действительно непросто. Второй год мы работаем в условиях бюджетных ограничений, но мы прекрасно понимаем: сворачивать социальные инвестиции нельзя, а значит, наша партия просто обязана предложить новые задачи повышения эффективности социальной политики. И именно для этого мы с вами здесь и собрались.

Кто находится в этом зале? Здесь наши активисты первичных и местных отделений партии. Нам вместе с учётом вот тех обсуждений, которые уже были, предстоит определить, какой будет социальная политика в России в ближайшие годы, и не просто определить, а с учётом того, что этот год у нас предвыборный и мы все находимся внутри одной политической организации. Мы обязаны всё это включить в нашу программу, партийную программу, с которой мы пойдём на выборы, и поэтому вот это обсуждение есть, по сути, участие в формировании партийной программы. То есть мы должны чётко ответить на вопросы, которые волнуют людей. Какие вопросы? Да вот только что они все звучали. Есть очень много важных дискуссионных вопросов, вопросов высокой политики. Но если вы спросите у наших людей, что их волнует, – да вот именно то, о чём только что говорили все, кто здесь выступал. Это приоритеты, которые есть в каждой семье.

Люди о чём беспокоятся? Хватит ли денег до следующей зарплаты; удастся ли сохранить работу, то есть будет ли работать их предприятие; не лишатся ли они льготных лекарств и проезда на транспорте в льготном порядке; что им делать, если вырастет плата за содержание детей в детском саду; будет ли этот детский сад (ну сейчас уже вроде как на этот вопрос есть ответ практически везде). Хорошо, а что будет со школами? Их не хватает. Поэтому на все эти вопросы мы с вами должны давать чёткий аргументированный ответ.

В прошлом году в приёмные «Единой России» по социальным вопросам обратилось почти 75 тыс. человек. Мы всегда готовы оказывать им поддержку, активисты нашей партии всегда в курсе тех идей, которые есть, новаций, которые мы способны сформулировать, ну и, конечно, просто провести консультации для тех, кто обратился, тех, кто ищет практической помощи. Хочу, кстати, сказать, что все, кто в этих приёмных работает, люди очень отзывчивые. Хочу их поблагодарить за это и сказать, что у них очень непростой труд. Люди никогда не приходят для того, чтобы сказать: «Спасибо, что вы есть». Люди приходят для того, чтобы рассказать о своих проблемах, иногда в очень эмоциональной форме. И те, кто трудится там, выполняют очень важную партийную миссию.

Через систему партийных приёмных мы отслеживаем ситуацию по каждому региону. Плотный контроль за уже принятыми решениями в регионах ведётся и законодателями «Единой России», а наша партия правящая, поэтому у нас законодатели есть везде. В начале февраля мы обсуждали задачи повышения эффективности социальной политики на съезде партии, в том числе через те предложения, которые были нами подготовлены в Ярославле, на форуме социальных работников. По его итогам было подписано мною 28 поручений. Хочу ещё раз всех проинформировать: 23 поручения уже выполнено. Это означает, что эти форумы не просто для того, чтобы были сказаны умные речи с трибун, а для того, чтобы сформулировать вполне конкретные задачи, решения этих задач и исполнить их. Пять этих предложений пока находятся в работе.

Сегодня нам всем предстоит решать ещё более сложные задачи. Идёт подготовка программы, о чём я только что сказал. Надеюсь, что всё, что мы с вами обсудим, станет основой для целого раздела этого документа. И для абсолютного большинства наших людей и наших с вами избирателей это важнейший раздел.

Наше понимание социальной политики (я только что об этом уже сказал) достаточно простое: социальная политика – это политика для людей. Поэтому «Единая Россия» вместе с Правительством год за годом строит комплексную систему социальных услуг. Это простая задача и очень сложная, потому что нет быстрых, популистских решений.

Я на съезде говорил о том, что на выборы пойдут разные политические силы, которые будут нам предлагать моментальное решение всех социальных проблем. Но наши люди уже всё-таки, что называется, учёные, за последние годы они способны отличить правду от популистских выступлений, от просто болтовни. Поэтому мы должны предлагать только то, что можем выполнить, но стремиться к тому, чтобы выполнить как можно больше. Наш подход к социальной политике должен быть сбалансированным, честным. Он не должен вести к уравниловке, но он должен быть направлен на то, чтобы защищать наиболее уязвимые слои населения, поэтому мы чётко знаем наши ключевые приоритеты, те приоритеты, которых мы будем придерживаться.

Первый приоритет – это работа и зарплата. Каждый россиянин должен иметь возможность найти работу, получить за неё нормальную, справедливую оплату и быть уверен, что всегда есть, кому защитить его права.

Второе – это социальная защита. Каждый из нас вправе рассчитывать на получение конкретного пакета социальных услуг при возникновении такой необходимости, будь то ребёнок, молодой человек, семья или пенсионер. Причём социальная защита действительно по возможности должна быть адресной, учитывать индивидуальные особенности каждого конкретного человека. Вот здесь коллеги только что выступали и говорили, что даже применительно к таким вполне конкретным вещам, как технические средства реабилитации инвалидов, нужно стремиться к тому, чтобы учитывать в максимальной степени запросы отдельного человека, а не просто всем раздавать одинаковое. Вот этому, кстати, нам ещё предстоит научиться.

По каждому из этих направлений есть свои решения и есть необходимые ресурсы, для того чтобы контролировать работу по реализации этих решений. Я призываю всех присутствующих здесь, в этом зале, делать это и на уровне муниципалитетов, и на уровне регионов, и, конечно, в Федеральном Собрании, и в Правительстве.

Теперь по отдельным направлениям, которые обсуждались. Сначала о тех, кто работает, кто хочет трудиться, зарабатывать деньги.

Я сказал о том, что мы взяли под жёсткий контроль положение дел на рынке труда. Это действительно так. Ситуация в результате выглядит гораздо лучше, чем в тот период, когда мы переживали первую волну кризиса, в 2008–2009 годах. У нас, я напомню, тогда в стране было почти 9% безработных. Это много. По итогам 2015 года это чуть больше 5,5%. Понятно, что любой человек, который лишился работы, хочет её получить, и это индивидуальная, очень сложная проблема. Но то, что мы научились работать в условиях, когда происходят экономические кризисы, это очевидный факт. Мы реалисты, должны понимать, кризисы приходят и уходят, и этот нынешний трудный экономический период – не первый и не последний. Значит, нам нужно иметь оружие, которым мы пользуемся при возникновении сложностей в экономике. За прошлый год было трудоустроено более 2,6 млн человек. Это, кстати сказать, почти две трети от тех, кто обратился в службу занятости граждан. В принципе результат неплохой, но нужно стремиться к ещё лучшим цифрам. Это совместная работа «Единой России», регионов, Правительства. Были дополнительно выделены средства на снижение напряжённости на рынке труда. 18 регионов в прошлом году получили почти 4 млрд рублей на эти цели. Мы эту поддержку продолжим и в этом году при реализации нового плана действий Правительства, особенно по наиболее чувствительным регионам и по наиболее чувствительным категориям людей, по особым ситуациям, которые в ряде населённых пунктов сложились.

Впервые в прошлом году мы выделили средства на программу по повышению трудовой мобильности, для того чтобы люди получили возможность свободно переезжать туда, где их способности будут лучше востребованы. Это, кстати, очень важная задача. У нас трудовая мобильность очень слабая, хотя страна огромная и возможности действительно есть. Люди наши смогут себя реализовать в этом плане. Такую поддержку получили 12 регионов.

Те, кто хочет найти работу или поменять существующую, могут воспользоваться и порталом нашей партии. Ежедневно его посещают около 150 тыс. человек. Это говорит о том, что он всё-таки востребован, люди пользуются той информацией, которая на этом портале накапливается.

Конечно, увеличиваются шансы найти хорошую работу для тех, кто пройдёт переобучение и переквалификацию. За последние четыре года мы эту систему радикально обновили: был принят целый пакет нормативных актов. Мы создали систему профессиональных стандартов, тоже в одном из выступлений об этом говорилось. На её основе сейчас развиваются отраслевые и региональные центры дополнительного профессионального образования. Более того, вчера на заседании Правительства мы обсудили, как оценивать уровень квалификации работника по новым профессиональным стандартам. Это необходимо, чтобы повысить производительность труда, а также мотивировать работодателей создавать новые, высокопроизводительные рабочие места. Вчера мы одобрили три закона, которые в ближайшее время пойдут в Государственную Думу. Они станут одним из шагов к созданию национальной системы профессиональных квалификаций. Ориентируясь на критерии такой системы, люди сами будут выбирать более интересную специальность, которая должна быть более востребована на рынке, ну и, конечно, больше зарабатывать.

Сегодня мы собрались здесь не только для того, чтобы говорить об уже принятых решениях, но и чтобы готовить предложения. Ситуация действительно пока весьма непростая. Экономика к таким вот сложностям постепенно адаптируется – и к санкциям, и к колебаниям цен на энергоносители, и к тому, что целый ряд доходов мы в этом году получить не сможем. Но сложнее всего обычным людям, которым трудно адаптироваться к тому, что доходы падают. Мы в нашей партии с вами осознаём, что быстро решить эту задачу, одномоментно, какими-то однократными решениями не удастся. Но мы должны действовать уже сейчас, и есть ряд мер, которые заработали буквально в последние два-три месяца.

Например, мы с 1 февраля текущего года проиндексировали все социальные выплаты на 7%. Эти средства получают те, кто имеет право на получение льгот, те категории, которым сегодня особенно сложно. С начала года предоставлена льгота по уплате взноса на капитальный ремонт для пожилых людей старше 70 лет и для инвалидов, включая инвалидов I и II групп, а также семей с детьми-инвалидами. Чтобы укрепить социальную поддержку для родителей и попечителей детей-инвалидов, с 1 января мы увеличили и размер налогового вычета по подоходному налогу. Кстати сказать, вот эти все вещи, о которых я говорю, относительно недавно возникли. Далеко не все люди об этом знают. Информация вроде бы сейчас быстро распространяется, есть интернет, есть телевизор, а всё равно далеко не все это знают. Я обращаюсь ко всем присутствующим в зале: нам нужно рассказывать о том, какие возможности, какие права есть у людей, в том числе новые.

Есть решение и ещё по одному очень чувствительному вопросу, о котором только что здесь была речь. Это величина минимального размера оплаты труда. Что и говорить, это величина небольшая. И существует вот этот самый разрыв между прожиточным минимумом и минимальным размером. Хотя с 1 января текущего года мы увеличили его на 4%, но разница между МРОТ и прожиточным минимумом сохраняется и остаётся достаточно высокой. Людей это беспокоит.

Как председатель партии и Председатель Правительства хочу вас проинформировать: мною принято решение установить с 1 июля текущего года минимальный размер оплаты труда в размере 7,5 тыс. рублей, увеличив его почти на 21%. Я прошу депутатов Государственной Думы из фракции «Единой России» как можно скорее подготовить соответствующий законопроект и оперативно его принять. Каким образом это сделать? Финансовые источники всего этого мы обсудили. Это решаемая задача, и в дальнейшем мы должны окончательно довести его уровень до уровня прожиточного минимума и впоследствии поддерживать эти соотношения, не допуская разрывов.

Мы и в «Единой России», и, конечно, в Правительстве прекрасно понимаем, что сейчас приходится экономить даже тем, у кого есть постоянное место работы, кто зарабатывает столько же, как и раньше. И при планировании бюджетных расходов, и на уровне содержания госаппарата мы вынуждены экономить, сокращая численность служащих. И, конечно, на уровне издержек компаний с государственным участием также необходимо экономить. Здесь об этом тоже уже речь шла. Я думаю, что мы вполне можем пойти дальше и сэкономить ещё и на вознаграждении руководства компаний с государственным участием. Что я имею в виду? Размер их премий, бонусов действительно должен напрямую зависеть от показателей прибыли компании. Если прибыль есть, могут быть премии, нет – нужно ограничиться только зарплатой, как во всём мире принято. Предложения об этом должны быть сформулированы по итогам форума.

Коллеги, теперь о тех, кого мы не имеем права оставить без дополнительной социальной защиты, – это мамы с маленькими детьми, сироты, пенсионеры, инвалиды. Именно для них и была разработана система финансовых и нефинансовых мер поддержки. Действительно, одной из наиболее успешных форм стал материнский капитал, настолько успешной, что мы его снова продлили уже до конца 2018 года и теперь продолжаем работать над обновлением этой программы. Семьи с детьми-инвалидами имеют право потратить часть материнского капитала, чтобы купить своим детям необходимые им средства социализации, чтобы сделать их жизнь удобнее. Но хочу отметить: эта норма действует с 1 января 2016 года, и до сих пор перечень таких средств не готов. Обращаю внимание всех профильных структур, которые этим занимаются: надо срочно всё это сделать, чтобы семьи, наконец, получили возможность приобрести то, что им было обещано. Обращаю ещё раз внимание на то, что нужно сделать это в кратчайший период.

Ещё одна эффективная мера – это ежемесячная выплата при рождении третьего и последующих детей. У нас эти средства получили почти 450 тыс. родителей. Выплату семьи получат и в этом году, мы в бюджет заложили на эти цели более 15 млрд рублей.

Понятно, что такие выплаты могут потребоваться и в дальнейшем – жизнь не останавливается, она не подчиняется никаким избирательным циклам, жизнь идёт непрерывно. Но в любом случае мы, когда формулируем свою позицию, должны абсолютно откровенно говорить об этом нашим людям и нашим избирателям. Мы отвечаем за решения, которые принимает наша партия. И если наша партия, а впоследствии наш кандидат в Президенты победят на предстоящих выборах, то и в следующем политическом цикле мы, безусловно, будем искать возможность сохранить выплаты на третьего и последующих детей. Конечно, с учётом экономической ситуации.

Но (и об этом здесь правильно было сказано) самая эффективная мера поддержки – это укрепление экономической самостоятельности родителей, с тем чтобы рождение детей в этих семьях не увеличивало зависимость от помощи государства. Это ключевая и, наверное, самая сложная задача.

Что для этого нужно сделать? Первое, это, конечно, условия, при которых родители могут совмещать работу и свои семейные обязанности. Нашим безусловным успехом (нашим с вами безусловным успехом) является реализация проекта по строительству зданий дошкольных организаций, то есть детских садиков, с помощью которого фактически была ликвидирована очередь в детские сады для категорий детей от трёх до семи лет. Но дети растут. Логичным продолжением стало решение «Единой России» строить новые и ремонтировать старые школы. Решение было поддержано всеми, мы начинаем этот проект. Деньги уже в бюджете зафиксированы на этот год: начинаем с 25 млрд рублей, с тем чтобы до конца года ввести в строй как можно больше школ. Во второй половине года, может быть, мы сможем эту сумму увеличить. В любом случае эта работа должна пойти по всей территории страны. Я считаю, что и те предложения, которые только что прозвучали, заслуживают самого пристального внимания, включая предложения о том, чтобы создать условия для студентов и аспирантов, для тех, кто учится, по присмотру и уходу за детьми до трёх лет, целый ряд предложений по дополнительному получению образования в высших учебных заведениях для родителей. Давайте всё это проанализируем, предлагаю это всё включить в проект нашего с вами решения.

Второе, но не по значимости, это понятно, – это действительно жильё. Нет жилья – нет нормальной семьи, и уж точно никто не будет думать о том, чтобы рожать много детей. Для этого нужно активнее развивать механизмы поддержки семей, которым не так просто найти средства на покупку жилья. Сложнее всего, конечно, многодетным и молодым семьям, поэтому необходимо развивать механизмы поддержки таких категорий граждан, предоставляя им услуги по льготному ипотечному кредитованию, чтобы им было проще взять кредит на покупку жилья. Здесь многое, конечно, но не всё зависит от экономической ситуации. В наших силах и принимать адресные решения, и минимизировать текущую экономическую ситуацию, влияя в том числе и на параметры ипотечной ставки. Скажу прямо, я во многих регионах бываю, где-то эти программы идут лучше, где-то хуже. О чём это говорит? Это говорит о том, как приоритеты расставлены, вот, собственно, и всё.

Есть целый ряд предложений, которые и здесь звучали, по ипотеке. Давайте и их проанализируем. Если найдём для этого дополнительные возможности, будем воплощать их в жизнь. Решения на федеральном уровне мы принимаем, но к ним иногда приходится возвращаться, если возникают затруднения. К примеру, чтобы решить проблему многодетных семей, мы дали им право бесплатно получать земельные участки, где можно было бы построить дом. Я помню, как эта программа начиналась ещё лет пять назад. И об этом здесь тоже шла речь.

В прошлом году было предоставлено 83 тыс. земельных участков. Вроде хорошо: 83 тыс. – цифра большая. Но вообще-то это совсем не тот результат, на который мы рассчитывали. Из примерно 1,5 млн таких семей в очереди на участки сегодня стоит около 0,5 млн, а вернее, 470 тыс. То есть вместо того, чтобы, по сути, уменьшить очередь на квартиры, у нас образовалась вторая очередь – на землю.

Власти в регионах, конечно, при поддержке законодательного корпуса обязаны серьёзно взяться за решение этой задачи. В течение трёх лет эта очередь должна быть ликвидирована. Здесь нет ничего сверхсложного. Если нет возможности дать участок с подведённой инфраструктурой, давайте создавать другие механизмы, которые позволяют решать эти жилищные проблемы.

Жильё для детей-сирот. Действительно ситуация не самая простая. Хотя мы эти позиции в бюджете не урезали, но очередь эта медленно гасится. Действительно, в очереди стоит большое количество детей-сирот, поэтому нужно обязательно всеми этими вопросами заниматься. Причём в отношении 22 тыс. таких молодых людей есть судебные решения, которые вступили в законную силу, но не исполняются, а это недопустимо. Необходимо продумать, каким образом ускорить процесс получения ими жилья.

Третье направление поддержки семей с детьми – это предоставление дополнительных возможностей в социальной сфере, здесь об этом говорили. Скоро уже будет пора школьных каникул, учебный год закончится, и действительно очень важно, чтобы наши дети могли нормально отдохнуть, особенно если речь идёт о детях, у которых в силу разных причин этих возможностей мало, – это и инвалиды, и сироты, и дети из тех семей, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Хочу вас проинформировать: в текущем году мы возьмём на себя обязательства по софинансированию такого отдыха, и благодаря нашим совместным усилиям я полагаю, что дополнительно смогут отдохнуть более 200 тыс. детей. Решение об этом я поручаю подготовить. Более того, мы сможем, наверное, практически впервые ввести льготы на билеты для детей в возрасте от 10 до 17 лет при проезде по железной дороге. Это решение по нашим подсчётам может охватить почти 2,2 млн детей, которые поедут отдыхать в самые разные места. Я сегодня говорил с «Железными дорогами», они готовы здесь тоже помочь.

Нашей партией также готовится целый ряд других решений на эту тему. Надеюсь, что мы в оставшееся время сможем их доработать и в партийной программе отразить и принять необходимые управленческие решения.

Семья – это не только родители с детьми, это и бабушки, и дедушки – представители старшего поколения, которые тоже нуждаются в заботе государства. Мы обязаны сделать для пожилых людей всё, что от нас зависит, чтобы они были как можно дольше более активны, не чувствовали себя просто выброшенными из жизни, а когда им потребуется помощь, могли рассчитывать на уход и внимание.

Мы сформулировали, что планирует делать «Единая Россия», в Стратегии действий в интересах граждан старшего поколения, о чём я объявил на первом этапе съезда.

Все важные для пожилых людей темы мы постоянно отслеживаем. И надеюсь, что это делают все, кто присутствует сегодня в этом зале, потому что вы актив нашей партии. Особенно когда речь идёт о пенсии.

Мы проиндексировали в этом году только часть – вы знаете об этом. На следующей неделе на 4% будет проведена индексация социальных пенсий. И, как я уже говорил, мы вернёмся к этой теме по итогам первого полугодия с учётом того, как развивается экономика в стране.

Но в целом этого мало. Мы должны действительно прямо и честно формулировать нашу позицию о том, что дальше. Невозможно всё время говорить о том, что вот кризис, поэтому давайте соберёмся, в чём-то себе откажем, – люди должны видеть перспективу, и это правильно. Правильно для такой ответственной политической силы, как «Единая Россия». Поэтому давайте вместе работать над тем, чтобы восстановить индексацию пенсий в полном объёме, как здесь было сказано, с 2017 года.

Конечно, это зависит от положения дел в экономике, но зависит и от нашего с вами совместного труда. Мы все понимаем, значительная часть пенсии идёт у людей на лекарства, поэтому применяем меры государственного регулирования там, где это нужно. Именно так мы и действовали, когда обратились в рамках ярославского форума с предложением проверить цены и ассортимент лекарств в аптеках. В прошлом году было проведено около 500 таких проверок. И это было недаром, это было не зря, потому что были выявлены и факты незаконного завышения цен. Кому-то по рукам дали, а кто-то просто испугался, что само по себе тоже неплохо. Нужно продолжить эту практику.

Что касается пакета социальных услуг для пожилых людей, он постоянно обновляется. Партия предлагает такие меры, которые изначально закладывают индивидуальный подход к каждому, кто нуждается в помощи. Конечно, я поддерживаю и предложение, которое сформулировано, о том, чтобы предоставить одиноким ветеранам и инвалидам Великой Отечественной войны, которые проживают на селе, право на бесплатное социальное обслуживание на дому. Многие регионы это сделали, но партия должна проследить за тем, чтобы оставшиеся регионы также приняли необходимые решения. Когда речь идёт о людях уже зрелых, о пожилых, просто нужно слушать, что они говорят, для того чтобы правильно понимать, как им помочь. Вот я сегодня один из центров таких посещал, там люди уже действительно зрелые, многие с инвалидностью, работают на компьютерах, учатся этому, для того чтобы, может быть, и какие-то деньги заработать, а кто-то просто чтобы общаться. Это же очень важно. Поэтому вот такого рода практики нужно умножать, им нужно помогать.

Но есть и те, кто не может жить один, а родственников у них или нет, или они далеко, – кто живёт в домах престарелых. Мы знаем, какие там условия. Они разные. Где-то они весьма приличные, а где-то они, скажем прямо, совсем не ахти, поэтому на форуме в Ярославле, посвящённом также проблематике социальной, социальных работников, я действительно давал поручение проверить состояние стационаров социального обслуживания. Это делали губернаторы лично. Надо отдать должное: абсолютное большинство мне просто отзвонилось, сказало: знаете, по Вашему поручению мы посмотрели, как это всё выглядит, в ряде случаев ужаснулись, и мы будем этим заниматься.

Давайте подведём итоги этой деятельности, сравним, что было сделано в рамках вот этой работы и того, что мы делаем в рамках проекта «Старшее поколение».

Вместе с партией нам предстоит навести порядок и приложить все усилия, чтобы как можно быстрее ликвидировать и очереди в домах-интернатах, сделать жизнь в них максимально комфортной.

Ещё одно важное направление нашей деятельности – это, действительно, создание общества равных возможностей, в котором люди с ограничениями по здоровью чувствуют себя уверенными, самодостаточными и защищёнными.

Мы, конечно, понимаем, как важно не потерять набранный темп. Когда мы только приступали к тому, чтобы всерьёз заняться проблематикой инвалидов, у нас, что скрывать, с советского периода ещё было такое «доисторическое» к этому отношение. А советское отношение заключалось в том, чтобы просто не видеть, что есть инвалиды: советские люди все должны быть здоровые и сильные, а тех, кто не очень здоров и не очень силён, лучше не показывать. Во всём мире иначе, и мы теперь стали иначе к этому относиться. Достаточно вспомнить, как вся страна впервые болела за наших паралимпийцев. Это было очень достойно. Вот почему в последние годы и в этом году на технические средства реабилитации были зарезервированы такие же средства, как в предыдущий, более благополучный, период. Речь идёт почти о 30 млрд рублей. Это должно помочь почти 2 млн инвалидов.

Я слышу, что здесь говорится в отношении того, чтобы сделать помощь по так называемым ТСР более адресной, приспособленной к потребностям конкретного человека. Конечно, невозможно всё это разделить на конкретный набор случаев, какая-то унификация всё равно останется, но стараться, стремиться к этому нужно обязательно.

Остаётся и немало вопросов. Люди с ограничениями по здоровью должны лечиться, регулярно проходить курсы реабилитации. Молодым таким нашим гражданам нужно получать образование, нужно устраиваться на работу, зарабатывать деньги. Чтобы их надежды стали реальностью, надо привлекать гражданских активистов, тех, кто работает в социально ориентированных НКО. Вот здесь только что наши коллеги выступали с весьма проникновенными правильными словами. Именно так мы и поступили пять лет назад, когда всерьёз взялись за то, чтобы создавать для инвалидов возможность свободно передвигаться за пределами собственного дома. Решения эти принимались после консультации с общественными организациями. Наша совместная работа в этой сфере уже приносит реальные результаты. Программа «Доступная среда» действует, мы её продлили, напомню, до 2020 года. С участием самих инвалидов отобрали около 38 тыс. наиболее важных для них объектов, и на конец прошлого года эти объекты и другие объекты были переоборудованы, чтобы сделать их доступными. Хотя понятно, что доступная среда, доступность, мобильность – это очень важно, но это ещё не все. Инвалидам действительно нужно устраиваться на работу, для них должны создаваться специальные рабочие места. Здесь у нас не всё так хорошо, как нам бы хотелось. За последние несколько лет было трудоустроено около 50 тыс. инвалидов, но реальное желание работать есть у гораздо большего числа. Гораздо большего числа! И мы каждый раз, когда встречаемся с руководителями общественных организаций инвалидов, обсуждаем, какие льготы нам дополнительно нужно дать и предприятиям инвалидов, и работодателям, чтобы они не боялись принимать на работу людей с ограничениями по здоровью. Эта работа должна быть продолжена. Среди тех решений, которые, как я понял, здесь предлагаются, также есть идея о том, чтобы партия мониторила вместе с общественниками, включая лиц с ограничениями по здоровью, как реализуются нормы, в том числе нормы о получении инвалидности. Если потребуется, имеется в виду внести изменения в регулирование этого вопроса, вплоть до проведения так называемой независимой экспертизы. Это сложная работа. Давайте проанализируем всё, но я думаю, что поручения на эту тему дать необходимо.

То, что я сказал – это далеко не всё, чем наша с вами партия «Единая Россия» занимается в социальной сфере. Есть масса других вопросов. Некоторые из них не очень проблемные, поэтому мы сегодня о них не говорили. Ну и хорошо. Но проблем хватает, и каждый из тех, кто присутствует в этом зале, свой участок работы знает отлично.

Коллеги, товарищи, друзья, у нас действительно впереди очень непростое время. У нас – я имею в виду всех, кто относит себя к такой политической силе, как «Единая Россия». В сентябре нашим гражданам предстоит решить, кто будет представлять их интересы в Государственной Думе и почти в половине законодательных собраний нашей страны. Это серьёзное решение, это предстоящие пять лет.

Для всех других политических партий задача совсем простая: постараться выиграть выборы, или во всяком случае войти в Государственную Думу и законодательные органы. Для нашей партии задача куда более сложная: мы должны подтвердить тот мандат доверия, который наша партия имеет, причём это доверие наши граждане вручили нам ещё в 1999 году. Это действительно сложная задача, но поэтому она такая важная. Уверен, что в избирательной кампании победит тот, чья социальная политика, чьи идеи о социальной политике, о справедливости будут наиболее понятны нашим людям, не популисты – люди прагматичные и честные.

Понятно, что запросы людей формируются их жизнью. Давайте прямо скажем: сегодня запросы наших людей гораздо выше, чем были в 1999 году, и это хорошо. Это результат нашей с вами совместной работы.

Посмотрите на документы, которые есть у вас на руках. Там есть резолюция, и там почти 90 предложений. Все они посвящены конкретным практическим делам, которыми «Единая Россия» будет заниматься вне зависимости от того, как пройдёт предвыборная кампания. Это наш с вами долг, долг перед страной и гражданами нашего государства.

Я убеждён, что именно такого отношения от нас с вами и ждут наши люди. И убеждён в другом – мы их не подведём. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 марта 2016 > № 1700599 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 22 марта 2016 > № 1695605 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в общем собрании Российской академии наук.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые члены президиума, участники общего собрания!

Собрание на то и собрание, чтобы подводить итоги, намечать планы на будущее, поэтому я тоже не мог не поприветствовать вас. Спасибо за приглашение принять участие в столь важном событии в жизни академии. Я не буду сейчас говорить каких-то сверхновых вещей, потому как вы всё отлично и сами знаете, выступал с докладом президент академии. Ситуацию в стране, в обществе, в экономике, в мире и в науке вы знаете лучше, чем кто бы то ни было. Но некоторые тезисы я всё-таки озвучу, для того чтобы они прозвучали именно с этой трибуны, чтобы вы их услышали от меня как от Председателя Правительства.

Прежде всего хочу сказать, что Российская академия наук заслуженно пользуется уважением в нашем обществе, и это не только один из наших старейших общественных институтов. Понятно, что от результатов вашей работы, от результатов работы всех сотрудников Академии наук зависит будущее нашей страны, развитие экономики, поддержка социальной сферы, позиции нашего государства в глобальном мире. Именно поэтому мы и уделяем столь много внимания совершенствованию деятельности Академии наук.

Про деньги. Ситуация совсем не простая, тем не менее жизнь продолжается, научные исследования тоже продолжаются. Вы знаете цифры, они здесь озвучивались: в этом году на проведение исследований гражданского назначения предусмотрено 315 млрд рублей. Часть из них, естественно, на фундаментальные исследования, часть – на прикладные исследования. Могу лишь сказать одно, что если ситуация будет выправляться, то мы обязательно вернёмся к вопросам о том, чтобы дофинансировать целый ряд направлений, которые в настоящий момент у нас не развиваются так, как мы все хотели бы. Но всё познаётся в сравнении. Эти цифры, с одной стороны, может быть, не такие большие, как нам бы хотелось, с другой стороны, очевидно, что ещё лет 10 назад мы не имели и части этих цифр. То есть жизнь динамична, поживём-увидим, надеюсь, что мы сможем получить к концу года более отрадные экономические результаты и, соответственно, увеличить расходы по всем основным направлениям деятельности в нашей стране, включая и расходы на науку, на финансирование Российской государственной академии наук.

Мы последнее время занимались совместно и развитием нормативной базы. Эта нормативная база, как и всякая законодательная основа, не бывает идеальной, но мы её совершенствуем. За последнее время было сделано много шагов по направлению к тому, чтобы создать новые правила. В том числе приняты новые нормативные акты Правительства, которые регламентируют взаимодействие между академией и Федеральным агентством научных организаций. Заключены соглашения о сотрудничестве, утверждены регламенты. В целом заработал принцип «двух ключей», о котором мы изначально говорили. Урегулированы различные вопросы имущественного и кадрового характера, что в целом, мне кажется, весьма и весьма хорошо, ну и вопросы информационного взаимодействия академии с органами власти. В частности, обеспечен доступ к государственным информационным ресурсам по вопросам научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ как гражданского, так, кстати сказать, и военного назначения.

Почти год назад мы с вами встречались в этом зале. Сегодня хочу специально отметить, что тот переходный период, который возник в результате принятия целого ряда государственных решений на уровне законов, на уровне указов Президента, постановлений Правительства, в целом постепенно завершается, жизнь становится такой более обычной. Ну а самое главное (хотел бы также об этом сказать) – чтобы люди, которые непосредственно заняты исследованиями, как можно меньше на себе ощущали эти преобразования (вот это, наверное, и есть главное искусство руководства), то есть продолжали заниматься тем, ради чего и создана академия, а именно поиском и получением новых знаний, созданием новых научных результатов.

Конечно, не всё идёт гладко, есть немало организационных, административных, хозяйственных и имущественных вопросов. Мы их регулярно обсуждаем и с Владимиром Евгеньевичем (В.Фортовым), и с Федеральным агентством научных организаций. Эти обсуждения всегда носят абсолютно конструктивный характер. Я, естественно, стараюсь, если там возникают какие-то нюансы, их снимать. Но признаемся откровенно: многие из проблем, конечно, возникли не вчера и не в период принятия решения о совершенствовании деятельности Академии наук, а копились десятилетиями.

Продолжается работа по реструктуризации подведомственных федеральному агентству организаций. Здесь мы, я имею в виду представители власти, свою позицию неоднократно заявляли. Это было сказано и Президентом, и мной: действовать нужно предельно аккуратно и взвешенно. С уважением относиться к сложившимся академическим школам, находиться в постоянном контакте с теми научными коллективами, которые представлены институтами Академии наук. А объединение интеллектуальных ресурсов и исследовательской инфраструктуры в конечном счёте должно оказать свой положительный эффект именно на научную работу.

Параллельно с решением организационных задач переходного периода мы не должны забывать и о том, что научная работа, все исследования ведутся в конечном счёте в интересах всего общества, в интересах всех граждан нашей большой страны. И одна из целей совершенствования деятельности Российской академии наук заключалась именно в том, чтобы повысить роль академии в решении общегосударственных задач.

Я несколько примеров нашего взаимодействия приведу, где научный потенциал академии должен активно использоваться, где и сейчас он применяется и где можно было бы сделать ещё очень многое.

Кстати, хочу сказать, что президент Академии наук принимает самое активное участие в мероприятиях, в тех совещаниях, которые я провожу как Председатель Правительства, в различного рода комиссиях. И, скажем прямо, в отличие от значительной части тех, кто на заседаниях этих комиссий присутствует, президент Академии наук всегда выступает. Я прихожу, и лежит обычно на рабочем месте бумага о том, что академик Фортов хочет выступить. Это правильно, потому что если ты не берёшь слово, то и не услышат ничего, ничего не заметят.

Месяц назад мы в Сарове обсуждали вопрос информационных технологий и суперкомпьютерных вычислений в интересах стратегических отраслей (это и ядерный комплекс, и космос, и авиастроение). Полезный был разговор, причём вполне конкретный.

Неделю назад в Коломне мы рассматривали механизмы поддержки станкоинструментальной промышленности, причём там был довольно забавный казус, когда один из представителей бизнеса сказал, что мы как-то в последнее время и без науки обходимся, на что опять же Владимир Евгеньевич довольно неплохо парировал, рассказав о современных научных достижениях, в том числе в весьма прикладной сфере.

Очевидно, что без серьёзных научных заделов эти задачи не решить, поэтому все разработки, которые создаются, современные разработки, могут быть востребованы при создании и специализированного программного обеспечения, и новых производственных технологий, и новых материалов, и новых методов формообразования.

В конечном счёте всё это должно помочь нам снизить зависимость от импортного промышленного оборудования и технологий. А такая задача, вы отлично знаете, перед нами стоит, при этом мы должны относиться к её исполнению разумно, опираясь и на нашу промышленность, и на нашу научную среду, на нашу Академию наук, создавать те образцы, которые действительно будут конкурентоспособными.

Но (о чём я всегда говорю и хотел бы ещё раз здесь сказать) вся наша политика импортозамещения заключается не в том, чтобы заменить качественные иностранные продукты весьма посредственными российскими, а в том, чтобы мы создавали такие продукты, в широком смысле этого слова, которые будут иметь конкурентоспособность на мировом уровне. Вот такая задача является главной и самое важное, что она нам по силам.

Ещё одна задача для современной объединённой академии заключается в обеспечении продовольственной безопасности, продовольственной независимости нашей страны. Разработана программа научно-технологического обеспечения агропромышленного комплекса. Не секрет, что мы, к сожалению, утратили целый ряд позиций. Сегодня аграрное производство у нас сильно зависит от импортных семян, от иностранного племенного фонда, притом что за последние годы сельхозпроизводство активнейшим образом развивается, растёт. По сути, наш аграрный производитель по большинству позиций кормит нашу страну и вот ту самую независимость нам обеспечил во всяком случае в последнее десятилетие, чего, откровенно сказать, никогда не было.

Объединив усилия различных организаций и источников финансирования, я имею в виду в данном случае и финансирование по линии ФАНО, и финансирование по линии Минсельхоза, и финансирование по линии научных фондов, эту ситуацию – ситуацию зависимости от иностранного племенного материала – нам необходимо менять. И уже пилотные проекты здесь запущены.

Я привёл эти примеры просто как примеры, которые находятся на прямом стыке между задачами, которые решает Академия наук сегодня, и теми задачами, которые решает Правительство, причём решает, по сути, в ежедневном режиме.

Традиционно на таких встречах, на подведении итогов, на общих собраниях академии поднимаются вопросы кадровой политики, социальных гарантий учёным. Я думаю, что и сегодня есть смысл это обсудить, это уже звучало. Напомню лишь, что в октябре, после предусмотренного законом моратория, запланированы выборы новых членов академии. Как мне сказал президент академии, в этом зале сидят и молодые профессора, которые, вполне вероятно, будут избраны. Надеюсь, что это даст дорогу талантливым, признанным в стране и в мире учёным.

Задача государства остаётся прежней – создать необходимые условия для того, чтобы вы могли спокойно заниматься научным творчеством и работать в современных условиях, конечно, получать адекватное вознаграждение за свой труд. Ранее были приняты решения об установлении размера ежемесячных денежных выплат членам академии и, вы знаете, относительно недавно принято решение по специальному медицинскому обслуживанию членов академии и их семей. Кстати, мне пришлось специально вмешиваться в эту ситуацию, потому что всегда деньги не лишние у государства, но считаю, что в конечном счёте это решение правильное и справедливое – и с учётом заслуг членов нашей Академии наук, и с учётом сложившейся ситуации.

Ну и, конечно, важно повышать общественный престиж науки, создавать стимулы для того, чтобы молодые люди стремились заниматься исследованиями. Это сложная, очень комплексная, большая задача, здесь далеко не всё зависит от Академии наук, мы это прекрасно понимаем. В целом решение этой задачи покоится на общей ситуации в стране, в экономике, настроениях людей. Но и от Академии наук очень многое зависит.

Мы, естественно, продолжим ту поддержку, даже с учётом текущей ситуации, которая была нами определена, которая была установлена. В этом контексте хочу сообщить, что несколько дней назад как раз подписал постановление (о нём ещё не объявляли), которое утверждает правила предоставления субсидий юридическим лицам на развитие науки и образования. Речь идёт о продолжении финансирования целого ряда мероприятий, в том числе о поддержке молодых учёных, ведущих научных школ, выплате специальных персональных стипендий, в том числе, конечно, по линии Академии наук.

Уважаемые коллеги! Уважаемые участники общего собрания! Эти стены слышали разные выступления. Очень часто мы говорим о том, что трудностей очень много и нужно сконцентрироваться, собраться, а дальше будет лучше, мы хорошо заживём. Но жизнь так устроена, что жить нужно сегодня, а не надеждами на будущее, хотя нас долгие годы учили именно тому, что нужно смотреть в светлое будущее, а трудности, соответственно, преодолевать. Но на самом деле, ещё раз подчёркиваю, жизнь протекает именно сегодня, именно сейчас, в этих стенах в том числе, и от тех решений, которые мы с вами принимаем, очень многое зависит. Самое главное, чтобы мы старались с честью справиться с теми испытаниями, которые выпадают на долю нашего государства, нашей страны, наших людей, чтобы наша наука действительно сохраняла свои самые высокие кондиции. А это общепризнанный факт.

В завершение приведу известные, конечно, слова академика Петра Леонидовича Капицы. Как известно, он говорил, что в науке можно идти только догоняя или впереди. Я надеюсь, что наша Академия наук и дальше будет работать на опережение.

Удачи вам, здоровья и всего доброго!

В.Фортов: Дмитрий Анатольевич, я хочу от имени коллектива поблагодарить Вас искренне за те добрые слова, которые Вы сказали в наш адрес. Мы действительно нуждаемся в поддержке, потому что происходят самые резкие, самые радикальные преобразования, которые наша наука за всю свою историю проводила.

И я особенно хочу поблагодарить Вас за то, что Вы неформально и всегда с искренним желанием помочь идёте нам навстречу. Я не встречал ни разу случая, когда наш премьер-министр, так сказать, отказал в чём-то, – всегда он находит решение, это для нас всех, конечно, очень важно.

Мы заседаем сегодня второй день и будем заседать ещё завтра. Завтра у нас будет как раз общая дискуссия, а вчера мы заседали в секциях, в отделениях. И у нас накопилось, конечно, не буду скрывать, много вопросов, они связаны с теми задачами, которые ставите Вы и Президент. Но, кроме того, конечно, есть проблемы взаимодействия с федеральным агентством. Мы считаем, что эти проблемы сейчас уже выросли до того, что мы должны сесть и обсудить это дело. И очень надеюсь, что мы в ближайшее время сможем это сделать. Я буду очень благодарен.

Конечно, для нас очень важен приход молодёжи. Мы очень рассчитываем на то, что молодые учёные привнесут новую энергетику, так сказать, новые взгляды, новые нетривиальные подходы. И то, что вот 500 человек мы сейчас выбрали (и будем продолжать ещё), – это будет, конечно, очень сильным подспорьем в нашей Академии наук.

Если Вы позволите, когда мы проведём все обсуждения, мы встретимся, как мы это всегда делаем, и я расскажу Вам о тех основных проблемах, которые у нас возникнут, и я не сомневаюсь, что мы эти проблемы сумеем преодолеть. Большое спасибо за те добрые слова и за ту поддержку, которую Вы оказываете нашей Академии наук.

Д.Медведев: Спасибо. Но я не могу не прокомментировать, у нас так принято.

Уважаемый Владимир Евгеньевич! Уважаемые коллеги! Участники общего собрания! Хочу затронуть несколько ещё, может быть, моментов, на них акцентировать внимание. Вы говорили о взаимоотношениях с федеральным агентством, о взаимоотношениях с органами власти. Спасибо за то, что вы подчеркнули, что во всяком случае Председатель Правительства всегда готов такого рода вопросы разрешать, это действительно так. Что же касается накопившихся проблем или вопросов по линии взаимоотношений между Академией наук и федеральным агентством, замечу лишь два момента.

Во-первых, именно ФАНО существует для Академии наук, а не наоборот. Эта организация была создана для того, чтобы помогать Академии наук, и это, наверное, главное.

И второе. Неразрешимых проблем нет, встретимся – обсудим.

Молодые учёные в этом зале, о которых вы сказали, я говорил с трибуны, – очень рад, что сегодня и они здесь присутствуют. Ну а их участие в будущем нашей науки, конечно, зависит от страны, от Правительства, от общего настроя. Но, скажем прямо, их участие зависит и от всех, кто в этом зале присутствует, – от действительных членов Академии наук и от членов-корреспондентов, так что это ваша смена.

Ну и, наконец, последнее (как принято говорить, последнее по произнесению, но не по значению): просил бы действительно обобщить всё, что будет здесь сказано, в том числе и завтра в ходе дискуссии. Уверен, будет и критика, и достаточно жёсткая – это абсолютно нормально и даже хорошо. Мы с президентом встретимся и по основным предложениям пройдёмся, если будет необходимо, устроим небольшое обсуждение, совещание, потом примем решения, я дам поручения.

Всего доброго ещё раз, до свидания!

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 22 марта 2016 > № 1695605 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 марта 2016 > № 1695602 Дмитрий Медведев

Совещание по вопросам совершенствования системы закупок.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги!

Мы сегодня собрались, чтобы обсудить проблемы развития системы государственных закупок (говорю о проблемах, потому что они есть), как государственных, так и тех закупок, которые делают государственные компании. К этой теме мы регулярно возвращаемся и с учётом того, какие решения принимались, и с учётом того, что действует относительно новое законодательство.

Но прежде чем мы перейдём к этой теме, несколько слов о некоторых других решениях, которые были приняты Правительством. Я подписал два постановления. Первое продлевает на 2016 год действие мер, которые направлены на сокращение расходов малого и среднего бизнеса при выполнении контрактов в рамках системы госзакупок. В частности, определяются условия, при которых заказчик получает право не устанавливать требования к обеспечению контракта при проведении торгов. Это одна из гарантий для малого и среднего бизнеса, как известно, она была введена и сохраняется на текущий год.

Второе постановление касается совершенно другой темы. Оно определяет нормы мощности служебных автомобилей, которые руководители государственных ведомств и их структурных подразделений вправе брать в аренду. Для машин с персональным закреплением мощность не должна превышать 200 лошадиных сил, а для автомобиля, который предоставляется по вызову, – 150. Это должно минимизировать возможности, связанные с арендой дорогостоящих, то есть неоправданных для эксплуатации на государственной службе за государственный счёт, автомобилей.

Теперь к основной теме. В целом система государственных закупок работает. Эта современная система позволила не только обеспечить переток государственных финансов в реальный сектор экономики, но и усилить эффект от государственных инвестиций, в известной степени, подчёркиваю, поддержать конкуренцию, создать условия для экономии государственных средств. Фактически был сформирован пул для осуществления закупок. Сейчас в условиях внешнего давления, в условиях санкций, жёстких ограничений на международных рынках капитала этот инструмент позволяет нам поддерживать и развивать экономику, реализовывать проекты, в том числе в сфере импортозамещения. Нам необходимо позитивные результаты, которые получены за последние годы, закрепить, но кое-где нужно скорректировать и ранее принятые решения.

Очевидно, что одной из задач следующего этапа должно стать дальнейшее повышение прозрачности работы сферы государственных закупок (об этом говорят все – об этом говорит бизнес, об этом говорят всякого рода общественные структуры, контролёры разные, люди просто говорят, которые с этим сталкиваются), в том числе того сегмента, где размещаются заказы государственных компаний. Там пока не хватает единых стандартов, множество, с другой стороны, различных способов закупки, что вроде бы как бы и правильно, может быть, но, с другой стороны, не позволяет оценивать ситуацию в целом и не позволяет как раз отделять закупки, которые осуществляются на конкурентных принципах, от других. Ну и, как мы все понимаем, нередко главной целью такого разнообразия является желание замаскировать просто единственного поставщика как раз в тех ситуациях, когда единственный поставщик не нужен.

Сразу хочу оговориться: есть случаи, когда использование единственного поставщика абсолютно необходимо и просто невозможно себе представить что-либо другое. Это касается особо чувствительных сфер – безопасности, некоторых других. Но есть ситуации, когда использование конструкции единственного поставщика неоправданно и, как правило, обуславливается только одним – ведомственными интересами, а значит, интересами конкретных лиц. Это всё подрывает доверие к системе.

Есть и тревожные симптомы. При осуществлении государственных закупок государственными компаниями среднее число подаваемых заявок на торги в прошлом году снизилось. Ссылки на непростую ситуацию в экономике здесь не срабатывают, во всяком случае до конца. При тех же условиях в сфере закупок государством как раз удалось добиться роста аналогичного показателя.

Нам также необходимо повышать доступность корпоративных закупок для малого и среднего бизнеса. Отсутствие единых требований к документам не лучшим образом влияет на возможности малого и среднего бизнеса. Негативно сказывается и практика одностороннего расторжения контрактов по инициативе заказчика.

Мы этот инструмент, институт ввели, его раньше не было. Само по себе прекращение контракта по инициативе одной из сторон в законодательстве существует, это нормальная история, но это как бы в качестве общего правила, а в ряде случаев такое одностороннее расторжение не всегда способствует тому, чтобы эти государственные контракты реализовывались наиболее эффективным образом.

В сфере закупок самим государством тоже есть чем заниматься. Очень активное распространение получила практика выделения бюджетных средств в форме субсидий подведомственным государственным унитарным предприятиям и муниципальным унитарным предприятиям для приобретения ими товаров, услуг, в том числе на конкурентных рынках.

Но мы тоже прекрасно понимаем: по сути, это способ обойти законодательство о конкуренции. Потому что эта субсидия внешне выглядит вполне прилично, пристойно и укладывается в законодательные рамки (подчёркиваю, это всё делается в рамках закона), но, по сути, преследует одну цель – уйти от конкуренции, для того чтобы передать эти денежные средства конкретному исполнителю.

Вводятся зачастую и неценовые критерии оценки, что также не всегда хорошо влияет на работу системы и ведёт к повышению расходов государства, а этого допустить в современных условиях нельзя. Это в принципе недопустимо, неприемлемо, но в условиях, когда государство пытается на всём экономить, это просто расточительно и ведёт к весьма отрицательным последствиям.

Есть предложения, каким образом законодательство совершенствовать. Давайте послушаем сначала предложения антимонопольной службы, потому что ровно из этого доклада родилась идея совещания. Ко мне как раз Игорь Юрьевич (И.Артемьев) пришёл, рассказал, в чём сомнения антимонопольной службы. Давайте сейчас об этих сомнениях послушаем.

Пожалуйста, Игорь Юрьевич.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 марта 2016 > № 1695602 Дмитрий Медведев


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2016 > № 1659014 Дмитрий Медведев

Что дала поездка Медведева в Мюнхен

Дмитрий Тренин, Carnegie Moscow Center, Россия

Цель выступления премьера была в том, чтобы определить возможности для сотрудничества с Западом без сдачи принципиальных позиций Москвы. Но конструктивного диалога по-прежнему не получается. НАТО продолжает придерживаться той же стратегии: сдерживать РФ политическими, экономическими и военными средствами, одновременно поддерживая диалог, чтобы избежать прямого столкновения.

В субботу премьер-министр Дмитрий Медведев произнес на Мюнхенской конференции по безопасности речь, которую можно назвать апдейтом знаменитой речи президента Путина в 2007 году. Перед поездкой Медведев не только получил инструкции от Путина. Выступая перед членами западного внешнеполитического сообщества, он озвучил то, что сказал бы Путин, если бы счел нужным приехать на этот раз в Мюнхен.

Главный тезис медведевского выступления состоял в том, что России и Западу, оказавшимся перед вызовом со стороны террористических сил, необходимо объединиться, невзирая на любые разногласия. В противном случае возможны два варианта. Либо миром будет управлять всемирный халифат, либо мир вообще исчезнет в результате третьей мировой войны.

Речь Медведева не вызвала тех насмешек, какие выпали на долю Сергея Лаврова во время прошлогодней Мюнхенской конференции. Был эмоциональный вопрос украинской женщины-депутата по поводу создания трибунала для осуждения виновных в катастрофе рейса МН17. Медведев отреагировал на вопрос сухо и спокойно, без эмоций. Он не услышал филиппик президента Порошенко, вышедшего для участия в панельной дискуссии уже после того, как Медведев покинул зал.

В то же время реакция аудитории на призыв Путина — Медведева была в целом скептической. Практически все выступавшие осуждали не только российскую политику на Украине, но и бомбардировки российской авиацией Алеппо. Генсек НАТО Йенс Столтенберг, выступавший еще до заявления Медведева, огласил нынешний общий подход альянса к России: сдерживать РФ политическими, экономическими и военными средствами — и одновременно поддерживать диалог с ней с целью избежать прямого столкновения.

В условиях очевидного отказа Москвы сдать свои позиции в Донбассе и в Дамаске это предвещает продолжение конфронтации. Министр иностранных дел Сергей Лавров, выступавший после Медведева, был гораздо сдержаннее в ожиданиях. Сославшись на отсутствие прогресса в сотрудничестве между российскими и американскими военными в Сирии, он высказал сомнения в реалистичности только что достигнутой договоренности о прекращении военных действий в том случае, если такого прогресса не будет.

Это замечание было немедленно интерпретировано в аудитории как готовность РФ продолжать поддерживать с воздуха наступление сирийских правительственных сил. Госсекретарь США Джон Керри, напротив, взял оптимистическую ноту, назвав нынешний момент решающим для будущего Сирии и сказав, что США рассмотрят вопрос о согласовании с РФ целей для ударов авиации. Для положительного решения, однако, здесь требуется согласие Пентагона на более тесное сотрудничество с РФ, которое на сегодняшний день отсутствует.

Показательно, что премьер Медведев и госсекретарь Керри в своих выступлениях делали отсылки к событиям начала 1960-х годов — периоду, к которому восходит история Мюнхенской конференции (тогда она называлась Конференция журнала «Веркунде» (Verkunde) и собирала военных, дипломатов и политиков стран НАТО). Но если Керри обратился к 1963 году, когда президент Джон Кеннеди, выступая в Западном Берлине, заверил западных немцев и западных европейцев в солидарности и поддержке Соединенных Штатов Америки, то Медведев говорил о Карибском кризисе 1962 года, когда мир вплотную подошел к ядерной войне.

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер поправил немецкие СМИ, расценившие слова Медведева как констатацию того, что «вторая холодная» уже началась. Медведев действительно почти дошел до такой констатации, поговорив о «первой холодной войне», а затем нарисовав перспективы «третьей мировой схватки». Но все же главный посыл его выступления — и сам смысл его командировки в Мюнхен — заключался, вероятно, в определении возможностей для сотрудничества и взаимодействия с Западом без сдачи принципиальных внешнеполитических позиций Москвы.

Если это так, то конструктивного диалога, по крайней мере в публичном пространстве, пока не получается. Западное общественное мнение отказывается рассматривать события на востоке Украины как гражданскую войну. Вместо этого оно говорит об агрессии и аннексии со стороны России. Точно так же оно отвергает тезис Медведева о том, что Сирия при Асадах была счастливой и процветающей страной. Российская операция в Сирии рассматривается не столько как война с запрещенным в РФ ИГИЛ, сколько как военное вмешательство в сирийскую войну на стороне Асада.

Не сбываются пока и надежды на то, что необходимость сотрудничества по Сирии, растущая усталость Запада от Украины и миграционный кризис заставят европейцев уже в этом году смягчить антироссийские санкции, а американцев — признать роль России как равноправного партнера на Ближнем Востоке и в остальном мире. Конфронтация с США и отчуждение от Европейского союза будут, по-видимому, в обозримой перспективе продолжаться и углубляться. Главной темой на повестке дня между Россией и Западом в области безопасности будет предотвращение военного столкновения между ними. Вряд ли президент Путин оценит результаты медведевского зондажа в Мюнхене как особенно обнадеживающие. Но, как любит говорить Владимир Путин, отрицательный результат — тоже результат.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2016 > № 1659014 Дмитрий Медведев


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 февраля 2016 > № 1651835 Дмитрий Медведев

Интервью журналу «Тайм».

По итогам Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности Председатель Правительства дал интервью корреспонденту «Тайм» Саймону Шустеру.

Стенограмма:

Вопрос: Спасибо большое, что согласились дать интервью журналу «Тайм», и спасибо за Ваше выступление сегодня, оно было интересное, яркое. Вы сделали очень яркое и интересное заявление про новую холодную войну, которое вызвало здесь дискуссию. Но я хотел бы начать с другого вопроса, скажем, более новостного и актуального, касательно Сирии. Вчера Президент Асад в интервью заявил: возвращение всей территории Сирии под наш контроль – это наша конечная цель. Хотел спросить, готова Россия его поддерживать в этой цели, в том числе военными средствами?

Д.Медведев: Сначала про Сирию. У нас нет планов – и об этом Президент говорил, мои коллеги говорили и я ещё раз хочу сказать – такого бесконечного присутствия в Сирии. Мы выполняем там совершенно ограниченную, конкретную задачу, основанную на защите национальных интересов, и по просьбе Президента Асада. Поэтому не он будет определять масштабы присутствия российской армии, российских вооружённых сил там, а российские власти, Верховный главнокомандующий и все, кто вовлечён в этот процесс. Это первое.

Второе. Конечно, мы бы хотели, чтобы Сирия сохранилась в прежних границах как единое государство. И мне кажется, что это понимают все: и в России, и в Европе, и в Соединённых Штатах Америки. Никому из нас не нужна новая Ливия, которая распалась на несколько частей, или просто хаос, когда во главе тех или иных территорий находятся полевые командиры, проще говоря – бандиты, какой бы религиозной риторикой они ни прикрывались.

Поэтому мы будем продолжать контакты с нашими партнёрами по этому процессу. Сколь бы трудным ни был этот диалог, он продолжался и в Мюнхене и получил своё развитие. Это внушает какой-то осторожный оптимизм, что удастся договориться о будущем – о том, как будет проходить процесс урегулирования в Сирии, о межсирийском диалоге, его принципах, участниках и прекращении огня.

Вопрос: Последнее время идёт активное наступление войск Асада с помощью российской авиации, которое в целом мешает переговорному процессу. Когда, на какой стадии закончится это наступление и может ли Россия повлиять на это? После Алеппо и другие города пойдут.

Д.Медведев: Мне кажется, это моя позиция, всё должно закончиться тогда, когда наступит мир. Если Президент Асад при нашей помощи или при помощи американцев, европейцев сядет за стол с теми, с кем можно договариваться (а этот круг надо ещё окончательно определить), и договорится о будущем политического устройства Сирии, о процессе демократических преобразований, наверное, о собственной роли и месте в этом процессе, потому что иное было бы странным, – в этот момент всё и должно завершаться.

Хотя, конечно, мы не являемся безразличными наблюдателями, мы, наоборот, вовлечены в войсковую операцию, именно исходя из национальных интересов. В чём они? В том, чтобы экстремисты, террористы не проникали с территории Сирии на территорию Российской Федерации, это вещь очевидная. Но когда там количество боевиков, имеющих происхождение из России и стран Центральной Азии, исчисляется тысячами – это реальная угроза для нас. Именно поэтому мы и приняли такое решение.

Вопрос: Эту логику и этот аргумент я часто слышу, но не совсем понимаю, как бомбардировка останавливает приход террористов в Россию? Потому что не было случаев террористических атак ИГИЛ в России. В сентябре авиаудары начались, месяцем позже была атака – над Синаем самолёт упал.

Д.Медведев: Я сейчас постараюсь объяснить. Вы можете вообще отличить ИГИЛовца или ДАИШевца от участников «Джейш аль-Ислам» или «Джабхат ан-Нусра»? Вы можете их отличить внешне? По идеологии? Да они сами друг друга не отличают. Я только что говорил на эту тему со своим коллегой – французским Премьер-министром Вальсом. Они все бандиты и террористы. Это первое.

Второе. Степень их религиозных различий очень и очень условная, они кочуют друг от друга по разным причинам: где-то больше денег заплатили, кто-то с кем-то разругался. Поэтому нам очень сложно отличать очень умеренных от не совсем умеренных, хороших от плохих. Да, есть идеологическая оппозиция Асаду, с этими людьми надо договариваться, они представляют часть элиты Сирии, они представляют другую часть религиозного спектра, ту же самую суннитскую часть. Но те, кто бегает с автоматами, – это точно люди, которые совершенно другим образом зарабатывают себе на жизнь и имеют другие планы.

Поэтому когда мне говорят, что там ИГИЛ, а там не ИГИЛ... Мы прекрасно помним, как происходила трансформация талибов в «Аль-Каиду», «Аль-Каиды» в другие образования, потом всё это – в «Исламское государство». Эти люди таким образом живут.

Я в своём выступлении говорил, что нам угрожает ситуация, когда мир начнёт управляться при помощи так называемых террористических методов. То есть будет признано, что единственным способом и единственной формой правления на Ближнем Востоке является модель а-ля ДАИШ, то есть когда какие-то люди чуть что отрубают головы, всё остальное неэффективно, собирают дань и всех возвращают, условно, к VII веку нашей эры.

Вот в чём опасность, поэтому я считаю, что здесь не так важно религиозное различие между этими экстремистами.

И ещё. Вы задали вопрос, касающийся холодной войны. Знаете, наверное, это конструкции, которые где-то в воздухе витают. Я нигде не говорил о том, что началась новая холодная война, но я говорил о том, что решения НАТО подталкивают к возникновению новой холодной войны. Я это говорил и готов это ещё раз подтвердить. Потому что до меня выступал мой бывший коллега господин Столтенберг, который сейчас является генсеком НАТО, но ведь он о чём говорил? Он говорил: Россию нужно ограничивать, контингенты увеличивать, защищаться по всем границам, по всем рубежам. Но если это не подготовка к холодной войне, то тогда к чему? Вот такова реальность.

Вопрос: Да, но когда Вы говорите или представляете себе эту возможную новую холодную войну, какие сценарии Вас больше всего беспокоят? Какие пункты конфронтации между Россией и НАТО Вас больше всего беспокоят? Это Прибалтика? Это Турция?

Д.Медведев: Мы бы вообще не хотели никакой конфронтации! Она нам не нужна. Ни в Прибалтике, ни в Турции, ни где бы то ни было. Нам нужно развиваться. У нас, вы знаете, немало проблем в экономике, нам туда нужно направлять силы и деньги, хотя, конечно, нам важно иметь сильную армию, флот. Поэтому нам никакая конфронтация нигде не нужна. Это первое.

В отношении поведения отдельных стран – членов Североатлантического альянса. Вот здесь есть проблемы. Если у некоторых коллег из Прибалтики постоянные фантомные боли, им всё время снится Советский Союз, захваты, какие-то мятежи... Это, кстати, для прибалтийских государств способ управления. В чём он заключается? Он нехитрый: пугайте русскими, которые вот-вот реанимируют Советский Союз, а если вы не хотите этого, вы должны голосовать за нашу партию. Нормальный политический приём, хотя он довольно плохой по своим последствиям.

Но это ладно. С Турцией гораздо сложнее. Турция подставила не себя, она подставила весь Североатлантический альянс. И это очень безответственно.

Скажу прямо: если бы что-то подобное произошло, например, в советские времена, скорее всего, начался бы серьёзный конфликт – если, не дай бог, не какая-то серьёзная война, то точно был бы нанесён ответный удар и так далее. Это просто сейчас решения были приняты другие.

Курс России в этом смысле абсолютно миролюбивый, и несмотря на то что это была явная провокация, когда самолёт, даже если и залетел на несколько секунд, был сбит в пространстве Сирии, Россия на это никак не ответила в военном смысле.

И в этом плане очень многое зависит от решимости руководства Североатлантического альянса повлиять на наиболее озабоченных членов НАТО, которые провоцируют конфликт с другими странами. Это в конце концов вопрос дисциплины в альянсе. Мы прекрасно понимаем, чем такое заканчивается.

Вопрос: И также Вы упомянули (или предупредили некоторых членов НАТО) несколько дней назад в интервью немецкой газете о перманентной войне, если те или иные иностранные противники Асада начнут наземную операцию. Эта идея перманентной войны – Россия готова участвовать в этом? Или есть всё-таки пункт, когда Россия скажет себе: нет, здесь температура слишком высокая, эскалация уже зашла слишком далеко и мы отступаем.

Д.Медведев: Не нужна никакая перманентная война, и Россия ни в чём не хотела бы подобном участвовать. Я лишь сказал, что как только войсковая операция (а я всё-таки был Верховным главнокомандующим и принимал военные решения) спускается с неба на землю, на земле появляются солдаты, сначала в виде спецназа, потом в виде каких-то отдельных войсковых формирований, это всё затягивается. Давайте вспомним, что происходило в Афганистане с американскими военными формированиями. До сих пор не уйти. Поэтому, как только конфликт переходит в стадию сухопутной войсковой операции, он становится бесконечным, вот что опасно. Поэтому не надо этого делать, и даже пугать этим не надо. Вот я сегодня посмотрел, Джон Керри сказал: если Россия и Иран не будут способствовать примирению, то мы с арабскими друзьями (по-моему, это было интервью как раз арабскому какому-то каналу) осуществим сухопутную операцию. Вот это зря. Он своих партнёров, то есть нас, пугает этим, что ли? Он хочет, чтобы Соединённые Штаты Америки опять завязли, теперь уже в Сирии?

Вопрос: Последний вопрос, если позволите, про Сирию. Вот на этой неделе буквально ООН выпустила расследование, и они обвиняют государство Асада в чудовищных преступлениях против человечества, в том числе в систематических убийствах задержанных в тюрьмах в Сирии. Это ООН, не Human Rights Watch, не Amnesty International. Как Россия относится к тому, что у неё в Сирии практически такой союзник? Не ясно ли Вам, почему западным странам из-за таких преступлений так тяжело вступать в какой-либо альянс с Асадом?

Д.Медведев: Надо внимательно изучить этот отчёт и доказательства, которые там приведены, это первое. Второе: конечно, если там приведены твёрдые доказательства, они должны получить международную правовую оценку. Третье, по поводу союзников: союзники бывают разные. Я вот также с коллегами сегодня общался и вспоминал историю Сирии. Я напомню, что, наверное, Хафез Асад был союзником, условным союзником Советского Союза. У нас никогда не было продвинутых отношений с Сирией. Они были прекрасные у Саудовской Аравии, Турции (они братья и постоянно об этом говорили), они были прекрасные с Францией, с некоторыми другими странами. Вот именно они помогали развитию государства, а потом в один миг изменили позицию. Сравните с ситуацией в Ливии. Кто был в числе наиболее близких друзей несчастного Муаммара Каддафи? А потом вмиг ситуация изменилась. Поэтому вопрос сейчас не в том, кого мы называем союзником, а в ответственном поведении. Ну а все данные, которые получены, подлежат оценке. Здесь мы абсолютно открыты к тому, чтобы и с нами это обсуждать.

Вопрос: То есть, если совсем просто сказать, Россия не оставляет своих в беде, в отличие от западных стран, которые это сделали с Мубараком?

Д.Медведев: Нет, это не просто, вы мою фразу передёргиваете. Я, ещё раз говорю, единственный, наверное, среди действующих руководителей Европы и Азии, кто там был с государственным визитом. У нас нормальные, вполне приличные отношения были, но это не какие-то союзнические отношения. Если у нас есть договорные отношения, мы, конечно, свои договорные обязательства стараемся исполнять. Если нас кто-то просит помочь, мы и такие решения принимаем.

Вопрос: Ясно, хорошо. Тогда давайте оставим Сирию пока. И хотел поговорить о договоре СНВ-3. Это был действительно (касательно новой холодной войны или старой холодной войны) огромный шаг вперёд в разоружении. Вот тогда был СНВ-3, сейчас мы видим, если можно Вам показать…

Д.Медведев: Покажите, конечно.

Вопрос: Тут название «Статус-6», которое появилось на российском телевидении, если Вы помните случай… Если можете это прокомментировать: зачем Россия показывает или производит такое оружие и что это говорит как раз о вопросе новой холодной войны?

Д.Медведев: Я эту тему комментировать не буду. Ситуацию со «Статусом» и какими-то разработками в этой сфере комментировать нет смысла, просто потому что сейчас нет предмета для обсуждения. Но применительно к холодной войне, гонке вооружений и СНВ-3 я комментарии сделаю.

Во-первых, я считаю, что СНВ-3 был достижением российско-американских отношений и облегчил общую ситуацию в мире. Мы, по сути, свои ядерные арсеналы привели к состоянию начала 1960-х годов, что на самом деле неплохо, потому что, собственно, гонка вооружений началась потом. Кстати, вообще за период существования Российской Федерации как отдельного самостоятельного нового государства мы свои арсеналы сократили очень и очень существенно, просто в разы, и это все знают, это проверяемая же история. Поэтому я считаю, что это хороший, добротный результат. Это можно положить в копилку российско-американского сотрудничества. Жаль, что в дальнейшем всё пошло по иному сценарию.

Во-вторых, означает ли прекращение переговоров по целому ряду вопросов начало гонки вооружений? Конечно, не означает. Мы ни в какой гонке вооружений не заинтересованы. Это очень дорогая история, и очевидно, что в настоящий момент нет ни поводов, ни причин заниматься тем, чем занимался Советский Союз и Соединённые Штаты Америки вместе с Североатлантическим альянсом в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Что, безусловно, обескровило советскую экономику, чего там скрывать.

Третье, когда говорят о всякого рода ядерных средствах, новых проектах, старых проектах, то нам не следует забывать, что мир изменился и вооружения изменились. Да, есть такое очень жёсткое вооружение, которое, что называется, уничтожает всё вокруг и, по сути, приводит к тому, что планета становится необитаемой или наступает ядерная зима. И по этому поводу человечество уже определилось, что нужно сделать всё, чтобы никогда нигде этого не произошло, и стараться способствовать уменьшению ядерного клуба и ограничивать по возможности потенциалы и так далее.

Но есть другие виды оружия, которые сейчас так стыдливо не обсуждаются. Вот, например, есть так называемая концепция глобального удара, известная концепция – американская и атлантическая, неядерная. Она основана на использовании ракет высокоточных, но не ядерных. Это не страшно? Нет, это очень страшно. Но она не подпадает ни под какие ограничения и так далее, но мы с вами прекрасно понимаем, что, если использовать сотни и тысячи ракет для нанесения вот такого удара, последствия будут ничуть не лучше. Но никаких ограничений нет. И при этом нам говорят, ну вы давайте дальше снижать, например, ядерный потенциал, а вот этим заниматься не будем. Нет, коллеги, нам теперь нужно всем обсуждать это в комплексе.

Почему мы очень недовольны были идеей противоракетной обороны – потому что, по сути, только с обратным знаком, происходило уменьшение нашего ядерного потенциала, причём это объяснялось естественным наличием Ирана с его нехорошим поведением и необходимостью быстро реагировать на всякого рода действия стран-изгоев. Сейчас Иран – друг. Все со всеми договорились, кстати, при нашей помощи и поддержке. Все санкции сняты, а как с ПРО? А ПРО осталось. Так можно договариваться?

Вопрос: В контексте настолько напряжённых отношений между Россией и НАТО, о которых Вы говорили тоже в своей речи сегодня, вот эта опасность, которую все хорошо помнят из старой холодной войны, опасность ядерной войныпо случайности или не по случайности – она остаётся сегодня, она повысилась за последние два-три года? Как Вы оцениваете эту опасность?

Д.Медведев: Если говорить о контроле за ядерными потенциалами, то я считаю, что принципиально ничего не изменилось. Потому что мы с американцами в договоре, у нас есть регулярный обмен информацией, контрольные меры. Все инструменты действуют. В этом смысле хуже не стало, но хуже стало в другом смысле. После целого ряда событий, в том числе на севере Африки, на Ближнем Востоке, многие страны всерьёз задумались: а не создать ли свою бомбу? Я помню долгие дискуссии по поводу того, у кого что есть, когда выясняли, есть ли оружие в Иране, есть ли оружие в Пакистане и в целом ряде других стран. Мы сегодня на экспертном уровне понимаем, кто чем обладает. Сейчас вот есть проблема Северной Кореи. Неконтролируемое расширение ядерного клуба – это крайне опасная история. Но при этом надо понимать, что часть стран реально боится за своё существование и говорит о том, что вынуждена будет заниматься созданием ядерного оружия.

Я помню, когда я на неформальном уровне общался с лидерами арабских стран в рамках Лиги арабских государств, то мне так аккуратно сказали: знаете, вот мы получаем информацию о том, что Иран занимается, ещё кто-то занимается, и вообще всё это в регионе может случиться. Нам коллеги из Саудовской Аравии сказали, что если так, то мы тоже об этом будем думать. Вот что опасно – провокация создания ядерного оружия. И второе, конечно, это попадание ядерного арсенала в руки террористов, а также создание грязной бомбы и всего того, что связано с использованием ядерного заряда террористами и преступниками. Вот с этим человечество обязано бороться.

Вопрос: Хорошо. Оставим тогда и эту страшную тему.

Д.Медведев: Давайте что-нибудь более мирное обсудим.

Вопрос: Сегодня, после Вашей речи и в контексте других круглых столов, западные коллеги обвиняли Россию часто в попытках расколоть Европу, разделить Европу, в том числе с использованием миграционной темы. Я заметил, что в Вашем выступлении звучала риторика… Я живу в Германии и часто слушаю тоже правые партии в Германии, в Европе. Риторика была очень похожая, особенно касательно миграционной темы. Почему Ваши высказывания настолько напоминают высказывания, скажем, Front National во Франции или PEGIDA в Германии? Почему настолько схожие позиции и почему Россия ищет и имеет вообще таких союзников в Европе?

Д.Медведев: Я не знаю, что вам это напомнило. Я вообще-то по своим убеждениям не левый, скажем прямо, – это первое. Второе, скажу предельно откровенно: я считаю миграционную политику Европейского союза и отдельных стран колоссальной ошибкой, ошибкой, которая угрожает европейской идентичности. Я считаю, это реально очень большая проблема. Мы прекрасно понимаем, к чему может привести появление таких колоний, которые составлены из беженцев из не самых благополучных регионов в самом сердце Европы. Я не думаю, что это может понравиться каким-то другим политическим силам. Да, есть разная риторика, но если вы спросите на улице в любой стране, будь то Франция, Германия, Италия или Британия, хотят ли люди, чтобы к ним переселилось 1,5–2 млн человек из стран Ближнего Востока, вряд ли они придут в восторг. Именно поэтому я считаю, что проблемы с миграцией здесь накачали сами государства Европейского союза. Пусть не обижаются. Но это же ваши правила въезда, ваши правила миграции, пособия, которые выплачиваются. Значит, это сознательный курс. В гуманитарном плане он, наверное, безупречный, с одной стороны, но с точки зрения интересов обычных граждан этих стран, экономик этих стран он довольно сложный.

Вот мы обсуждали, например, перспективы выборов в местные органы власти в Европе в настоящий момент, когда приехало большое количество мигрантов из стран Ближнего Востока. Я думаю, что действительно у правых партий есть возможность на этой теме отыграться, что называется. Но почему? Не потому, что людей захватила эта правая идеология, а потому что они мыслят очень просто: если приехал миллион рабочих рук дармовых, часть из них всё равно попадёт на биржу труда, рынок труда, и мы лишимся работы, потому что их труд стоит дешевле. Мне кажется, что в этом смысле Европейский союз сегодня является заложником несбалансированной миграционной политики. Это моё абсолютно искреннее убеждение. Если говорить совсем прямо и искренне, мне просто жалко Европу.

Вопрос: Но с внешнеполитической точки зрения подъём этих сил в Европе представляет какие-то возможности для российских интересов?

Д.Медведев: Мы не можем и не хотим подыгрывать никаким силам, играть на антимигрантских настроениях. Мы просто откровенно говорим о том, в чём здесь опасность. Я довольно долго обсуждал эту тему, например, с финскими коллегами — и с Премьером, и с Президентом — вчера. Я могу сказать так: к ним стали въезжать беженцы из Сирии, Ирака, некоторых других стран через территорию Российской Федерации, получив у нас разрешение на официальный въезд, к ним нет претензий, они не в розыске, нигде.

Реплика: На велосипедах в том числе.

Д.Медведев: В том числе на велосипедах, совершенно верно, потом стали какие-то машины покупать. Их въехало около тысячи человек через два контрольно-пропускных пункта на российско-финской границе. Наши финские коллеги заволновались на эту тему. Мы с ними сейчас ведём консультации, каким образом им помочь, прекрасно понимая, что, наверное, для них это испытание. Но при этом я всё время им говорю, что хорошо, ладно, здесь вы обратили на это внимание, но к вам же 30 тыс. приехало из Швеции. Здесь – тысяча, а там – 30 тыс. Вы шведов ни в чём не подозреваете? Они не пытаются сознательно навредить соседней стране? А почему-то считаете, что мы пытаемся манипулировать этими людьми. Это несерьёзно.

Вопрос: Кстати, об отношениях с западными партнёрами. Вы много говорили в своей речи сегодня о санкциях, о том, насколько они вредят отношениям. Как, может быть, в неформальных разговорах Ваши коллеги-европейцы отреагировали на этот призыв их отменить и что этому препятствует?

Д.Медведев: Знаете, у меня как-то так получилось, что по этим санкциям с кем бы я ни говорил, все почему-то опускают глаза долу, в пол, как будто они не имеют к этому отношения, и говорят: «Ну да, это там приняли. Мы-то, конечно, против. И вообще всё это плохо, бизнесу мешает. Мы это всё прекрасно понимаем. Но вы давайте там побыстрее минский протокол, минские соглашения реализуйте, побыстрее всё это сделайте. А так вообще мы как бы и ни при чём». Но это не вполне честная позиция. Это консолидированное решение всех наших европейских друзей. Они все за это проголосовали. Никто не заблокировал, никто не высказался против. Значит, это консолидированная позиция. И не надо этого стесняться. Скажите честно, что мы хотели вас наказать.

Следующий вопрос в том – наказали ли. Наверное, где-то нам неприятные минуты доставили. Сильно? Не сильно. Развиваемся, живём, естественно, выживем. Политическую позицию изменили власти Российской Федерации? Не изменили. Имеют поддержку у населения Российской Федерации? Вы прекрасно знаете, имеют, и ещё такую, которую здесь ни одна политическая сила не имеет, потому что никому не нравится, когда на твою страну давят.

Поэтому за эти санкции ответственность несёт Европейский союз целиком и другие страны, которые их поддержали. Ну, естественно, Соединённые Штаты Америки, Канада – в общем все, кто под этим подписался. Мы это всё обсуждаем, но наша позиция проста, я её многократно формулировал: мы ничего просить не будем. Вы хорошо знаете нашу литературу. У Михаила Булгакова есть прекрасная фраза в книге «Мастер и Маргарита», когда Воланд говорит о том, что никогда ничего не просите, сами предложат и сами всё дадут. Вот и мы никогда не будем просить отмены этих санкций. Сами придут и скажут: давайте наконец со всем этим покончим, потому что никому не лучше, всем только хуже.

Вопрос: Вернёмся во время Вашего президентства. Чуть ли не главная тема была – модернизация и диверсификация экономики. Вам часто задавали этот вопрос, но интересно, какие-то новые уроки появились в контексте низкой цены на нефть? Низкие цены сейчас тоже тревожат бизнес в России. Почему не удалость тогда действительно успешно диверсифицировать экономику и может ли это быть сделано более успешно в контексте низких цен на нефть?

Д.Медведев: C учётом того, что? сегодня у нас в экономике, низких цен на углеводороды, с учётом всех этих факторов, да и отчасти санкций, я убедился в том, что идея модернизации российской экономики, её диверсификации, перехода к масштабному производству новых товаров, основанному на высоких технологиях, абсолютно верна. Этим начали заниматься, и этим нужно заниматься с утроенной энергией, потому что, как только начинается такая волатильность на рынке нефтепродуктов и газа, наша экономика сдувается. Это было в 1998 году, это происходит сейчас, даже несмотря на то, что вроде мы сейчас чуть меньше зависим от этого, чем, например, три-пять лет назад.

Почему не удалось? Очень короткий промежуток времени. Наверное, и наши ошибки есть и просчёты, я отрицать не буду. Но, конечно, за пять лет невозможно из нефтяной экономики, страдающей «голландской болезнью», создать высокотехнологичную экономику. Это сложная задача, но мы к этому стремимся.

Есть некоторые успехи, я считаю. Может, они пока относительно скромные, но они есть, потому что мы используем уже много собственных машин, механизмов, транспортных средств, которые раньше практически полностью закупали, будь то комбайны или тракторы. Есть достижения в сфере высоких технологий, новых материалов. Всё это есть, но, конечно, всё это нужно использовать более широко. Это задача на будущее.

Вопрос: И касательно санкций. Вы в прошлом году оценили, сколько они стоили Российской Федерации, экономике. Там звучала цифра 80 млрд долларов, если я правильно помню сообщения прессы. Можете дать оценку, сколько они стоят сейчас?

Д.Медведев: Понимаете, это очень трудно оценивать. Вопрос в том, как считать. Если считать, например, потери, связанные с отсутствием доступа к иностранным (прежде всего европейским, в меньшей степени – американским) рынкам капитала, то это цифры очень большие, потому что мы брали эти кредиты и тем самым иностранная валютная ликвидность использовалась для роста. Это не означает прямых потерь в смысле сжатия размеров экономики – так, наверное, считать нельзя, – но это то, что мы не смогли получить. В этом смысле мы, конечно, эти потери в полной мере не восстановили. Это абсолютно точно десятки миллионов долларов неполученных кредитов, в которых на самом деле была заинтересована не только наша экономика, но и банковская система европейская, и целый ряд крупных предприятий. Я сегодня с бизнесом немецким встречался. Объём импорта, например немецких машин самых разных (я имею в виду, средств производства), упал на 40–50%, и именно из-за отсутствия этой валютной дешёвой составляющей.

Так что эти потери есть, мы их не отрицаем. Но тем хуже для всех, кто принимает участие в экономической кооперации, – и для нас, и для наших европейских партнёров. Надо это всё завершать, и чем скорее, тем лучше.

Реплика: Будем надеяться. Спасибо большое.

Д.Медведев: Вам спасибо большое. Успехов.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 февраля 2016 > № 1651835 Дмитрий Медведев


Франция. Евросоюз. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 февраля 2016 > № 1651834 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу Euronews.

Председатель Правительства ответил на вопросы автора и ведущей программы «Global Conversation» Изабель Кумар на полях Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности.

Стенограмма:

Вопрос: Господин Премьер-министр, благодарю Вас за то, что присоединились к нам в рамках программы «Глобальная дискуссия». Вопрос Сирии является приоритетным, он преобладает в международной повестке дня. Однако считается, что сейчас мы подошли к поворотному моменту. Непонятно, сможем ли мы его преодолеть. Что Вы думаете об этой ситуации?

Д.Медведев: Сирия действительно является доминирующей темой на конференции, и понятно почему: там идёт гражданская война. Вы знаете, когда я собирался сюда, у меня было ощущение, что у нас ситуация по этой теме с нашими коллегами и партнёрами совсем сложная и тяжёлая, потому что нет договорённости по ключевым вопросам, включая создание возможной коалиции, сотрудничество военных – всё носит эпизодический характер. Но всё-таки хочу отметить, что прямо здесь, в Мюнхене, состоялись переговоры между российским Министром иностранных дел Лавровым и Госсекретарём Керри. Другие коллеги потом в том или ином качестве присоединялись. Договорились о том, как действовать в ближайшее время. Поэтому я испытываю осторожный оптимизм, что удастся наладить сотрудничество по этому вопросу. А оно критически необходимо, потому что, если мы не объединимся по этой теме, то в Сирии будет бесконечная война, будут гибнуть люди, будет массированный поток беженцев в Европу, Европе придётся решать свои крайне сложные задачи, и самое главное – мы не сможем побороть терроризм, который является угрозой всей современной цивилизации.

Вопрос: Господин Премьер-министр, какие конкретно военные операции Россия будет готова предпринять для того, чтобы остановить эскалацию конфликта в Сирии?

Д.Медведев: Я всё-таки напомню, почему мы в Сирии появились. Россия участвует в этой операции, во-первых, для того чтобы защитить свои национальные интересы. В Сирии большое количество боевиков, которые в любой момент готовы сорваться с места и поехать устраивать теракты в России. Их тысячи.

И второе. Есть, конечно, легальная основа – обращение к нам Президента Асада. Поэтому мы будем принимать решения о военной компоненте с учётом двух этих факторов и, естественно, в зависимости от того, как будут развиваться события. Сейчас главное – договориться о том, чтобы начались переговоры между всеми сторонами сирийского конфликта, и определиться с террористическими группировками, потому что вокруг этого идут бесконечные споры: кто хороший, а кто плохой. На мой взгляд, там всё совершенно понятно, всё остальное – это, что называется, от лукавого. Это первое.

Второе. Сегодня я посмотрел: в комментариях Госсекретаря Керри было сказано, что если Россия и Иран не будут помогать, то мы вместе с другими готовы провести наземную операцию. Это напрасные слова, зря он так сказал. По одной простой причине: если он хочет получить длительную войну, то, конечно, можно устраивать и наземные операции, и всё остальное. Но не надо никого пугать, надо договариваться в том ключе, в котором они вели разговор с министром Лавровым, а не говорить о том, что если что-то пойдёт не по такому сценарию, то мы вместе с другими арабскими странами будем предпринимать наземную операцию.

Я уже отвечал на этот вопрос не так давно и хочу ещё раз повторить: никто не заинтересован в новой войне, а наземная операция – это полноценная, длинная война. Вот из этого надо исходить.

Вопрос: Очевидно, ключевой вопрос – это будущее Башара Асада, Президента Сирии. Будет ли Россия продолжать поддерживать его в столь важный момент?

Д.Медведев: Россия не поддерживает лично Президента Асада, Россия поддерживает дружественные отношения с сирийским государством. Они возникли не в период, когда президентом стал Башар Асад, а ещё в период, когда президентом стал его отец – Хафез Асад. Это первое.

Второе. Мы никогда не говорили, что это является главным элементом нашего участия в процессе. Мы просто исходим из того, что в настоящий момент нет ни одной другой легитимной власти в Сирии, кроме Башара Асада. Нравится он кому-то или не нравится, он действующий президент. Если его выдернуть из этой конструкции, там будет хаос. Мы это видели неоднократно на примере стран Ближнего Востока, когда страны просто распадались на части, как, например, произошло с Ливией.

Поэтому он должен принимать участие во всех процедурах, процессах, но его судьбу как политического лидера должен решать народ Сирии. И он это понимает, он об этом заявил, когда приехал в Москву, что, если народ меня не поддержит, естественно, я в управлении страной участвовать не буду. Но до момента определения будущего политического устройства Сирии, того, каким образом эта страна будет управляться, он должен быть на месте. Такова наша позиция.

Вопрос: Таким образом, вы уже работаете над обеспечением переходного периода в Сирии, учитывая всё то, что Вы уже сказали?

Д.Медведев: Мне кажется, что мы не должны очень глубоко в эти вопросы погружаться. Я имею в виду и Россию, и Евросоюз, и Соединённые Штаты Америки. Мы должны создать благоприятные условия для того, чтобы этот процесс начался, мы должны посадить всех за стол переговоров, по сути, подтолкнуть их к общению, чтобы они закрыли глаза, может быть, на какие-то взаимные обиды, на проблемы, которые существуют. Это и есть путь к национальному примирению. А с учётом многоконфессионального характера государства Сирия это крайне необходимо, чтобы они все друг друга слушали.

Ведь мы понимаем, что это будет за диалог. Давайте по-честному признаемся, что это будет диалог между очень непростыми людьми. С одной стороны, Президент Асад, которого поддерживает часть общества и военные, а с другой стороны, другая часть общества, которая относится и к другим конфессиям зачастую, которая не любит Асада и которая тем не менее должна будет сесть за стол переговоров с ним. Но они должны договориться во имя будущего единой Сирии. А наша миссия, как мне кажется, стран, которые помогают этому процессу, именно в том, чтобы обеспечить начало этих переговоров, ну и помогать им в решении каких-то тонких проблем.

Вопрос: Тем временем мы знаем, что сейчас проходит наступательная операция в Алеппо, сопровождающаяся многочисленными страданиями. Готова ли Россия прекратить наступательную операцию, для того чтобы обеспечить создание гуманитарного коридора и позволить людям опять вернуться в свои дома?

Д.Медведев: Россия будет действовать в соответствии с теми договорённостями, которые у нас существуют, с одной стороны, с Президентом Асадом, а с другой стороны, в рамках тех договорённостей, которые мы сейчас пытаемся достичь с другими государствами, в том числе с нашими партнёрами по переговорам. Я имею в виду Соединённые Штаты Америки и другие страны. Но прекращение тех или иных боевых операций должно быть поставлено в зависимость от того, как быстро сложат оружие все участвующие стороны. Потому что это самое опасное, когда кто-то прекращает что-либо делать, а другой начинает развивать свои боевые успехи. Это просто ведёт к эскалации конфликта. Именно поэтому здесь должно быть единое общее решение о моменте прекращения боевых действий. И вот к этому нужно стремиться. С такой инициативой Российская Федерация выступила ещё 4 февраля. Наши американские коллеги некоторое время колебались, разные переговоры вели, урегулировали постоянные противоречия в позициях между Госдепартаментом и Министерством обороны Соединённых Штатов Америки, апеллировали к Бараку Обаме, но вроде как они договорились. Будем надеяться, что этот процесс пойдёт быстрее. Вот из этого будет исходить российская сторона. Но окончательное решение, конечно, будет приниматься у нас Президентом, потому что он у нас является Верховным Главнокомандующим Вооружёнными силами.

Вопрос: Давайте перейдём к другому вопросу и рассмотрим конфликт, который разворачивается на Украине. Мы уже говорили о наличии замороженного конфликта. В этой стране возобновляются военные операции на Востоке. Что Россия может сделать для того, чтобы положить конец этому конфликту?

Д.Медведев: Здесь ответ на вопрос в чём-то проще, чем в Сирии, по понятным причинам. И не только потому, что у конфликта нет такой степени жёсткости, а потому, что понятно, как действовать. Как? На основании минских соглашений. Они должны быть исполнены целиком и полностью всеми сторонами. Мы к этому и призываем всех. Мы призываем тех, кто находится у власти на юго-востоке, мы призываем киевские власти. И дело не в том, что у нас есть какие-то расхождения с киевскими властями и мы не любим друг друга. Но объективности ради надо признать, что значительная часть того, что должны были сделать на юго-востоке, сделана. Самое главное, что практически прекращены боевые действия. К сожалению, иногда там что-то происходит, но это всё-таки не часто. Сейчас важнейшим является политическое и юридическое решение тех задач, которые вытекают из минских соглашений. Кто за это отвечает? Ну, естественно, Украина. Если Украина считает юго-восток частью своей территории, это их правовое поле, это их компетенция, это их полномочия, это полномочия президента, парламента и правительства Украины. К сожалению, и я только что об этом говорил во время выступления на панельной дискуссии, они не торопятся с этим. Они говорят о том, что им сложно, они говорят, что они не могут договориться, что это грозит устойчивости всей политической конструкции. Может быть, это и так. Может быть, им сложно. Понятно, что у них тяжёлый период. Но во имя будущего Украины они просто обязаны это сделать. Это прямая обязанность руководителей – президента Порошенко, правительства Украины и парламента. Найти компромисс, достигнуть конституционного большинства, поменять конституцию, начать применение ранее принятых законов – всё это в их компетенции. Часть законов принята, но не исполняется. Часть законов просто не принята. Некоторые законы приняты, но не подписаны. Они должны всё это сделать. Как только всё это произойдёт, можно будет проводить выборы в органы местного самоуправления. Причём, как мы и договорились, по той формуле, которую предложил Франк-Вальтер Штайнмайер, а именно когда начинается временное применение закона о самоуправлении, а начинается в тот момент, когда проводятся выборы, а потом, когда выборы подтверждаются в рамках процедур ОБСЕ, начинается постоянное применение закона. Мы об этом говорим постоянно, всё время. Вот совсем недавно на эту тему Президент России говорил с Ангелой Меркель. Вчера я говорил с господином Штайнмайером. Естественно, наши коллеги общаются. Но нужно что-то делать. Мы постоянно об этом говорим нашим украинским коллегам. Вот в этом направлении нужно действовать.

Вопрос: Разумеется, один из наиболее сложных вопросов для Украины, для международного сообщества – это Крым. Обсуждается ли будущее Крыма?

Д.Медведев: Нет. Этого вопроса нет, и для России не существует. Этот вопрос закрыт навсегда. Крым является частью российской территории. Там был проведён референдум, мы изменили свою Конституцию. Республика Крым и город Севастополь являются частью Российской Федерации.

Вопрос: Если Вы здесь, на Мюнхенской конференции, встретитесь по вопросам безопасности с Президентом Порошенко, что Вы ему скажете?

Д.Медведев: Я его не видел и, честно говоря, не особо соскучился. Президент Порошенко находится в контакте с Президентом Путиным. Я пока не имел счастья наблюдать его здесь. Хотя мне говорили, что он приехал, причём приехал не один, а в сопровождении премьер-министра, но я пока не видел ни того, ни другого. Но, главное, и это абсолютно точно, мои коллеги должны предпринять всё для исполнения минских соглашений. Это в их интересах, это в интересах государства Украина, а это для нас, чтобы там ни говорили, близкое, соседнее государство.

Вопрос: Иными словами, конфликт в Сирии, конфликт на Украине – всё это внесло свою лепту в подлинное ухудшение отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом и США. Скажите, можно ли перезапустить эти отношения?

Д.Медведев: Вопрос в том, как и во имя чего.

Мы уже как-то перезапускали с американцами взаимоотношения. Я в этом лично участвовал, Сергей Лавров кнопку жал с Хилари Клинтон, если я правильно помню, на которой было написано почти Reset, хотя на самом деле немножко иначе. Ну и что? К сожалению, отношения снова деградировали, они разрушены, они хуже, чем были.

Поэтому, если что-либо перезапускать, то на принципиально иной основе. На какой? Равноправной, справедливой, спокойной основе взаимоотношений, исходя из того, что это нужно не только Российской Федерации, а Европейскому союзу, Соединённым Штатам Америки.

Вы знаете, у меня в памяти постоянно какие-то движения со стороны Североатлантического альянса. Как только что-то происходит в мировой повестке дня, в которой Россия принимает участие, Североатлантический альянс сразу надувает щёки, губы и говорит: ну всё, мы с вами прекращаем общаться, приостанавливаем отношения. Так было, когда случились события в Грузии, сейчас произошло, после украинских событий. Мы говорим: ну хорошо, это ваше дело, приостанавливайте. Проходит некоторое время, и нам на ухо начинают говорить: мы вообще-то хотели бы разморозить, давайте по этой теме начнём сотрудничать, по этой...

О чём это говорит? Во-первых, решение довольно бессмысленное – прекратить сотрудничество в условиях тяжелейшей международной обстановки, там, где мы все друг другу нужны. Во-вторых, через какое-то время приходится отыгрывать назад.

То же касается отношений и с Соединёнными Штатами Америки, и с Евросоюзом. Мы к этому готовы, мы хотим хороших, продвинутых отношений и с Соединёнными Штатами Америки, и с Евросоюзом. Евросоюз вообще наш важнейший торговый партнёр. Это группа стран, которые находятся на одном с нами континенте, мы связаны европейской идентичностью, историей, ценностями. Это всё не в наших интересах – сохранять такую напряжённость. Но если нам сначала сказали, что с нами не хотят общаться, то, конечно, первые шаги по восстановлению отношений должны предпринять те, кто их прервал. Мы готовы к тому, чтобы обсуждать любые вопросы.

Вопрос: Одним из последствий ухудшения отношений стало введение санкций. Санкции, которые были введены в отношении России, наносят серьёзный урон. Скажите, насколько приоритетно для вашего Правительства добиться снятия этих санкций?

Д.Медведев: Обычно мы в таких случаях говорим: не мы эти санкции придумали, не нам их начинать снимать. Я уже ответил на этот вопрос частично, когда отвечал на предыдущий. Это же нам сказали: вы нехорошие и мы вас будем наказывать. А потом посчитали и прослезились – оказывается, это бьёт по бизнесу.

У нас был торговый оборот с Европейским союзом 450 млрд евро. 450 млрд евро! А сейчас – 217. Надо спросить у людей, которые в Евросоюзе продукцию различную для России производили, которые на предприятиях работают, – им это всё нравится?

Не мы это придумали, не нам начинать отменять. Нас всё время пугали санкциями, эти санкции вводили в советский период многократно. Никогда ни к чему это не приводило, только деньги теряли. И сейчас будет то же самое. Надо набраться мужества и сказать: знаете, ребята, всё, мы это завершаем вот с такого-то числа, просим и вас тоже ответные меры приостановить. Вот это будет правильный подход.

Вопрос: Что думают обычные россияне по поводу нынешнего экономического кризиса? Этот кризис усугубляется ввиду санкций, ввиду снижения цен на нефть. Как живут обычные, рядовые россияне?

Д.Медведев: Положение в экономике действительно у нас сейчас не самое простое. Самый большой «вклад» в общеэкономическую ситуацию, в снижение объёма доходов бюджета, конечно, принесло драматическое падение цен на нефть, которого не было, по сути, наверное, лет 17. Потому что сейчас цены абсолютно сопоставимы с теми, которые были в 1998 году.

Наш бюджет, к сожалению, сильно зависим от цен на нефть, это правда. Хотя он улучшается с точки зрения доходов, которые его составляют, – от нефти и от других источников, но пока очень сильно зависим. И это не могло не сказаться на ситуации с доходами и с положением обычных наших людей, с их реальными заработками, их реальными доходами.

И санкции, конечно, повлияли. Это очевидно, потому что наши предприятия, например, лишились финансирования, которое они получали в европейских банках, они не могут развиваться, некоторые из них во всяком случае. Поэтому в этом смысле экономическая ситуация не самая простая. У нас в прошлом году был зафиксирован довольно существенный элемент снижения валового внутреннего продукта – больше чем 3,5%. Хотя объективности ради надо признать, что это всё равно в два раза меньше, чем было в период кризиса 2008, 2009 и 2010 годов, несмотря на санкции и несмотря на то, что тогда цены на нефть были гораздо выше.

Поэтому, конечно, это влияет на те ощущения, которые есть у людей. Но во всём этом есть и один положительный эффект. Экономика оздоравливается, она меньше зависит от нефти, и мы можем развивать свою промышленность и сельское хозяйство.

Пожалуй, один из плюсов этих самых санкций и ответных мер, которые мы ввели, заключается в том, что мы стали активнее заниматься своим сельским хозяйством и в значительной степени теперь себя обеспечиваем практически любым продовольствием, а, например, зерно в огромных количествах поставляем на экспорт. В этом смысле санкции помогли. Но, наверное, они не помогли сельхозпроизводителям в Европейском союзе.

Вопрос: Я спрашивала Вас также о рядовых россиянах и о том, каким образом ситуация отразилась на них. Вы не опасаетесь возможных социальных волнений по мере усложнения жизни?

Д.Медведев: Безусловно, мы, и Правительство прежде всего, обязаны думать о том, какие социальные последствия несут экономические события, экономическая ситуация. Скажу прямо: мы много чего вынуждены были отрезать в бюджете, но мы не тронули социальные расходы, мы не тронули зарплаты бюджетникам, пособия. Более того, мы даже проиндексировали пенсии и в прошлом году, и в этом году, может быть, не полностью, но проиндексировали. Будем стараться это делать и дальше. То есть социальные затраты государства – они у нас очень большие, но они являются защищёнными. В этом смысле мы будем стараться делать всё, чтобы социальное самочувствие российских граждан всё-таки было максимально комфортным в этих условиях. Это действительно приоритет Правительства.

Вопрос: Если мы посмотрим вновь на международную повестку дня, сейчас пятном на репутации российского государства является проблема свободы слова и СМИ. Такое ощущение, что Россия постоянно скатывается назад в этом вопросе. Почему это происходит?

Д.Медведев: Мы всегда, скажу прямо, расходились в оценках того, как обстоят дела со свободой слова, деятельностью средств массовой информации в Российской Федерации. Нас часто критиковали и сейчас критикуют. У нас есть своя позиция на эту тему. Наверное, в России средства массовой информации несколько отличны, например, от европейских средств массовой информации, есть и исторические отличия, и вопросы роста. Но если говорить прямо, то у нас много разных СМИ, которые всё-таки дают очень разную картинку, в том числе и электронные СМИ. Когда меня спрашивают об этом, то я всегда отвечаю применительно к тому, как я воспринимаю ситуацию. Я могу Вам сказать, что очень редко смотрю телевизор и читаю газеты в бумажной форме, я практически всю информацию получаю из интернета, и у нас таких людей уже больше чем половина населения. В интернете, как Вы понимаете, вообще никакого регулирования в этом смысле нет, там представлены все точки зрения, в том числе, скажем прямо, даже экстремистские. Поэтому мне кажется несерьёзным считать, что какая-то часть людей не получает доступа к информации иного порядка в современном глобальном мире.

А если говорить об отдельных деятелях оппозиции… Знаете, я вспоминаю советские времена, когда ещё учился в университете. Я с трудом себе представляю, чтобы генеральному секретарю компартии Великобритании Гордону Макленнану или генеральному секретарю компартии Соединённых Штатов Америки Гэсу Холлу дали возможность высказаться в каком-нибудь респектабельном журнале, газете или на телевидении Великобритании или Соединённых Штатов Америки в 70–80-е годы. Почему? Не потому что они были там под запретом, а потому что они были никому не интересны. Они были политические маргиналы, и у нас часть оппозиции, к сожалению, такая. Когда они говорят: нас никуда не пускают… Так вы тогда хотя бы покажите, что вы кому-то интересны.

Вопрос: Да, совершенно верно, но кажется также, что диссидентов заставляют замолчать. В годовщину убийства Бориса Немцова, как Вы знаете, были опубликованы результаты расследования смерти Литвиненко в Великобритании. Там говорилось о том, что, возможно, Президент Российской Федерации Путин отдал приказ об убийстве Литвиненко. Да, возможно, это очень необычный и неприятный ответ, но скажите, Вы будете подавать иск против Великобритании в связи с этим расследованием?

Д.Медведев: У нас вообще с Британией своеобразные отношения на протяжении веков. Они такие нелёгкие в силу разных причин... Я ввиду отсутствия времени не буду давать им анализ, хотя можно почитать историческую литературу. К сожалению, это сохраняется и сегодня. Вы упомянули некий отчёт некоего судьи в отставке, в котором (я просто ради интереса посмотрел) практически каждый раздел и абзац начинаются со слова ‘probably’. Ну что тут комментировать? Это неофициальный отчёт человека, который находится в отставке, который даёт вероятностные суждения. Мы тоже, наверное, можем написать немало таких отчётов, попросить наших бывших судей или учёных какие-то бумаги подготовить. Ценности у них никакой, и реакции поэтому на это не будет никакой. В этой истории прискорбно только одно – что отчёт, который изобилует словечками ‘probably’, комментируют премьер-министр, министр иностранных дел. Это уже напоминает борьбу с ведьмами и колдунами. В конце концов оставим это на совести тех, кто комментирует.

Что же касается каких-либо юридических действий, ну это смешно просто. Нам это не нужно, и Российская Федерация никогда не будет преследовать какую-либо страну за дурацкие поделки или какие-то смешные фильмы.

Вопрос: Можем ли мы вернуться к вопросам, связанным с Немцовым, с Литвиненко? Вы должны ведь согласиться, что это ложится пятном на репутацию Российской Федерации, потому что эти люди были убиты?

Д.Медведев: Я не сказал ничего про трагедию, связанную с убийством Немцова, – это другая история, конечно, абсолютно. Это реальная трагедия и преступление, которое должно быть расследовано, и к ответственности должны быть привлечены все, кто будет изобличён следствием в качестве организатора, пособника и исполнителя этого преступления. Здесь никаких сомнений быть не может, это действительно вопрос репутации российского правосудия и государства. Это однозначно.

Вопрос: Мы уже движемся к завершению, хотела бы вернуться к вопросу Мюнхенской конференции по безопасности. Многие части мира сталкиваются с джихадистской угрозой. Европе приходится только знакомиться с этой угрозой, в то время как у России больше опыта реагирования на такой вид терроризма. Нет очевидного ответа, но какой бы Вы совет дали Вашим европейским коллегам?

Д.Медведев: У нас действительно очень серьёзный и драматический опыт борьбы с террористами в нашей стране. Нас долгое время не слышали. Даже террористов, которые у нас действовали на Кавказе, называли не террористами, а повстанцами, хотя у этих «повстанцев», когда их брали в плен или уничтожали, находили турецкие и арабские паспорта. Но потом в какой-то момент нас стали слышать, а в какой-то момент это накрыло, к сожалению, Европу и весь мир. И сейчас мы все в одном положении, мы все под угрозой терроризма. Мы готовы и информацией делиться, и опытом, и сотрудничать. Это очень важно, это критически важно. Но только здесь нужно мыслить широко, думать о будущих поколениях, о ценности одной человеческой жизни, а не говорить: знаете, Россия какая-то не такая, она ведёт себя неправильно, поэтому наши спецслужбы с ней не работают. Ну не работайте. Я вот только что, выступая как раз на панельной дискуссии, сказал: в этом случае вас поблагодарят главари из ДАИШ, вас поблагодарит ИГИЛ, скажет, что и правильно, что вы с русскими не сотрудничаете, нам лучше будет.

Мы готовы к этому. Главное, чтобы ответственную позицию занимали наши партнёры.

Вопрос: И, наконец, господин Премьер-министр, Вы были и Президентом, и Премьер-министром. Не могли бы Вы бы рассказать о Ваших самых ярких воспоминаниях срока президентства и срока пребывания в должности Премьер-министра?

Д.Медведев: Да их много. И та и другая должность очень сложная и серьёзная. Эти восемь лет жизни – а это уже практически восемь лет, – это, знаете, такой постоянный драйв. А событий очень много и внутри страны происходило – и очень хороших для меня, знаменательных, больших, и трагических подчас, вот тех, о которых мы с вами говорили, и международных событий. Ведь мы не только спорили и ругались, мы кое-что и сделали. Мы, например, в какой-то момент договорились по новому договору об ограничении стратегических наступательных вооружений. Это же неплохо было. Этот документ подписан, он действует, он исполняется, значит, мы можем сотрудничать, можем договариваться. Общение с моими коллегами, в том числе и здесь, в Германии, в других европейских странах… Мы очень много вопросов решили. Всё это ярко, интересно. Может быть, когда-нибудь я обо всем этом очень подробно расскажу. Ну а пока я работаю, и это интересная работа.

Франция. Евросоюз. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 февраля 2016 > № 1651834 Дмитрий Медведев


Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 февраля 2016 > № 1651837 Дмитрий Медведев

Мюнхенская конференция по вопросам политики безопасности.

Выступление Дмитрия Медведева на панельной дискуссии.

Стенограмма:

Выступление Дмитрия Медведева на панельной дискуссии Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Добрый день, уважаемый коллега господин Вальс, уважаемый господин Ишингер! У меня будет чуть более общее выступление, но, надеюсь, полезное.

Со времени окончания «первой холодной войны» прошла уже четверть века. Для истории не так много, но по меркам отдельных людей и даже поколений это всё-таки срок заметный. И достаточный, чтобы мы могли все вместе оценить наши победы и поражения, определить цели на будущее и, конечно, избежать повторения ошибок.

Мюнхенская конференция отличается острыми и откровенными дискуссиями. Я здесь в первый раз. И мне хотелось бы сегодня рассказать о том, как мы в России понимаем современное состояние европейской безопасности, ведь именно ради этого мы собрались, и какие пути решения стоящих перед нами проблем мы видим с учётом того, что они осложнены явным ухудшением отношений России и Запада.

Перед поездкой на конференцию я встречался с Президентом Путиным. Мы обсуждали его выступление здесь, в Мюнхене, в 2007 году. Тогда он говорил о том, что идеологические стереотипы, двойные стандарты в международных отношениях не помогают снизить напряжённость, а только усиливают её, а у мирового сообщества остаётся всё меньше возможностей для принятия значимых политических решений.

Давайте зададимся вопросом: не слишком ли мы тогда сгущали краски? Может быть, наши оценки были излишне пессимистичны. К сожалению, должен констатировать, что картина сегодня даже более серьёзная. Развитие событий с 2007 года оказалось куда как драматичнее. Единой Большой Европы как не было, так и нет. Наши экономики, все экономики, растут слабо. Обострились конфликты в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Наступил миграционный коллапс. Отношения Евросоюза и России испорчены. На Украине – гражданская война.

В этом смысле наш интенсивный диалог о будущей архитектуре евроатлантической безопасности, о глобальной стабильности, о региональных угрозах сейчас особенно необходим. Считаю ненормальным, что по многим направлениям он почти полностью оборвался. Проблему коммуникации признают практически все – и в Западной Европе, и в России. Парализованы механизмы, которые позволяли своевременно снимать взаимные озабоченности. Более того, мы потеряли культуру взаимного контроля над вооружениями, хотя долгое время именно она служила основой для укрепления доверия. Одна за другой отмирают партнёрские инициативы, которые стоили нам немало сил. Фактически заморожен проект договора о европейской безопасности. Идея о создании комитета по вопросам внешней политики и безопасности, которую я лично обсуждал когда-то с Канцлером ФРГ Ангелой Меркель в Мезеберге, не реализована. Остаётся недружественной и закрытой, по нашей оценке, политическая линия НАТО в отношении России.

Можно сказать и резче: мы скатились, по сути, во времена новой холодной войны. Чуть ли не ежедневно нас объявляют самой страшной угрозой то для НАТО в целом, то отдельно для Европы, то для Америки и других стран (коллега господин Столтенберг это тоже только что продемонстрировал), снимают пугающие фильмы, в которых русские начинают ядерную войну. Я вообще иногда думаю: мы в 2016 году живём или в 1962-м?

Хотя реальные угрозы, которые существуют в нашем маленьком мире, и это, я надеюсь, вы понимаете, заключаются совсем в другом. Понятие «европейская безопасность» сегодня охватывает гораздо более широкое поле, чем мы привыкли. Сорок лет назад речь шла прежде всего о военно-политических отношениях европейских стран. Но сегодня на первый план выходят другие проблемы – устойчивое экономическое развитие, проблемы неравенства, преодоления бедности, беспрецедентная по масштабам миграция, новые формы терроризма, региональные конфликты, в том числе внутриевропейские. Я имею в виду, конечно, и Украину, и всё ещё неспокойные Балканы, и стоящую на грани национального кризиса Молдавию.

Те трансграничные вызовы и угрозы, которые казались нам в какой-то период совсем преодолёнными, проявились с новой силой, а новые угрозы, прежде всего терроризм и экстремизм, потеряли абстрактный характер, который они имели до этого для большинства. Теперь это реальность для миллионов людей в разных странах, о чём только что говорил коллега Вальс, это повседневная угроза. Каждый день может прозвучать взрыв в самолёте или выстрелы в кафе. Раньше так было только на Ближнем Востоке. Теперь – во всём мире.

Мы видим, что экономические, социальные, военные вызовы сегодня взаимно усиливают друг друга, а действуем мы подчас абсолютно разрозненно, вяло, ориентируясь во многих случаях исключительно на наши национальные интересы, либо сразу назначаем виноватым другого.

А теперь пять тезисов о безопасности как таковой.

Первое. Начну с экономики.

Сегодня мы фактически оказались на грани смены парадигмы сложившихся международных экономических отношений. Традиционные схемы не работают, политическая целесообразность берёт верх над понятным экономическим расчётом. Правила поведения подчас переписываются adhoc, а порой просто игнорируются. Достаточно вспомнить, как Международный валютный фонд просто переделал фундаментальные правила кредитования стран с просроченной суверенной задолженностью, когда речь пошла о суверенном долге Украины перед Россией.

Переговоры о заключении масштабных экономических мегаблоков чреваты утратой системы общих правил в мировом экономическом пространстве.

Отчасти дурную шутку сыграла с нами и глобализация, к которой мы так все стремились. Я лично говорил об этом во время встреч тогда ещё всем нужной «восьмёрки». Но времена меняются, даже небольшие сдвиги в экономике одной страны теперь практически мгновенно сказываются на рынках и целых государствах. Глобальные механизмы регулирования не успевают балансировать интересы сторон.

Крайне нестабильным остаётся энергетический рынок. От его волатильности страдают и импортёры, и экспортёры.

Вызывает сожаление расширяющаяся практика одностороннего экономического давления, я имею в виду всякие санкции. Делается это произвольно, подчас в нарушение международного права. Так расшатываются основы функционирования международных экономических организаций, включая Всемирную торговую организацию. Мы всегда это говорили, и я всегда это говорил, что санкции наносят удар и против тех, в отношении кого они вводятся, и против тех, кто их использует. Сколько совместных инициатив подвисло из-за санкций! Я только что встречался с представителями германского бизнеса, и мы говорили на эту тему. Просчитаны ли прямые и косвенные издержки для европейского и российского бизнеса? И действительно ли стóят наши противоречия всего этого? Насколько они глубоки? Это всем вам, сидящим в зале, – так нужно, чтобы они были, эти санкции?

Это – дорога в никуда. Всем будет хуже, не сомневайтесь. Вместо этого жизненно необходимо бросить силы на укрепление новой глобальной системы, которая сочетала бы принципы эффективности и справедливости, рыночной открытости и социальной защищённости.

Второе. Кризис модели мирового экономического развития создаёт предпосылки для различных конфликтов, включая региональные.

Европейским политикам казалось, что создание так называемого пояса друзей по внешнему контуру ЕС может стать надёжной гарантией безопасности. И каковы результаты этой политики? Не «пояс друзей», а, по сути, зона отчуждения, череда локальных конфликтов и экономических неурядиц и на восточном, и на южном фланге европейского соседства (я имею в виду и Украину, и Молдову, и Ближний Восток, и север Африки, Ливию и Сирию).

Итоги – эти регионы теперь наша общая проблема.

Нормандский формат позволил нам запустить переговорный процесс по Украине. Мы уверены, что на сегодняшний день никакого другого инструмента мирного урегулирования, кроме минского пакета, не существует.

Мы приветствуем взвешенную и конструктивную позицию Франции по этому поводу. И по Украине, кстати, и по другим самым острым международным проблемам (здесь господин Вальс об этом говорил) российский диалог с Францией никогда не прерывался и приводил к конкретным результатам.

Безусловно, минские договорённости должны соблюдать все стороны. Но в первую очередь их выполнение зависит, на наш взгляд, от киевских властей. Почему от них? Не потому, что мы пытаемся передвинуть куда-то стрелку, а потому что такой период настал.

Несмотря на прогресс по ряду направлений (по отводу тяжёлых вооружений, по присутствию миссии ОБСЕ, другим вопросам), ситуация остается неустойчивой.

Что больше всего нас беспокоит?

Во-первых, и это самое главное, на юго-востоке Украины так и не установлен режим полной тишины. На линии соприкосновения регулярно происходят обстрелы. Этого быть не должно. И в этом смысле мы должны подавать правильные сигналы всем сторонам.

Во-вторых, до сих пор так и не приняты изменения в Конституцию Украины, что должно было быть сделано до конца прошлого года, не исполняется законодательство об особом статусе Донбасса. Вместо согласования с регионами конкретных элементов децентрализации, а это важнейшие вопросы, приняты так называемые переходные положения. Хотя все эти договорённости чётко зафиксированы в минских соглашениях.

В-третьих, киевские власти по-прежнему настаивают на том, что местные выборы должны быть организованы на основе нового украинского закона. Кроме того, украинская сторона, к сожалению, не выполнила свои обязательства по широкой амнистии, которая должна распространяться на тех, кто участвовал в событиях 2014–2015 годов. Без амнистии эти люди не смогут принять участие в выборах, что сделает их результаты сомнительными, а это вряд ли понравится ОБСЕ.

Как я уже сказал, минские соглашения должны быть выполнены полностью – это российская позиция. При этом мы люди здравомыслящие и готовы слушать разные идеи, в том числе компромиссные, например, мы согласились с предложением господина Штайнмайера о том, что с момента проведения выборов начинается временное применение Закона об особом статусе, а после признания результатов выборов по линии БДИПЧ ОБСЕ применение этого закона становится постоянным. Но и здесь нет движения – уж казалось бы, совсем компромисс!

И конечно, крайне тяжёлой остаётся гуманитарная ситуация. Экономика юго-востока Украины деградирует, территории блокированы, отвергнута инициатива Канцлера Германии о восстановлении банковской системы, которая должна была быть там реализована. Десятки тысяч людей находятся на грани выживания.

Удивительно другое: почему это должно волновать Россию и не волнует в такой степени Украину? Но мы отправляли и вынуждены будем отправлять на юго-восток Украины гуманитарные караваны.

Хочу прямо сказать: мы проявляли и будем проявлять разумную гибкость в исполнении минских соглашений там, где это не противоречит их сути. Но мы не можем сделать того, на что у нас нет полномочий, а именно: исполнять за киевские власти их политические и юридические обязательства. Это прямая компетенция Президента, Правительства и Парламента Украины. К сожалению, в настоящий момент там нет ни воли, ни желания этого делать, и сегодня, на мой взгляд, это становится всем очевидным.

Теперь что касается Сирии. Мы работали и будем тщательно работать над реализацией мирных совместных инициатив. Они идут трудно, но альтернативы межнациональному и межрелигиозному диалогу не существует. Важно сохранить единое сирийское государство, не допустить его распада по конфессиональному принципу. Ещё одной Ливии, Йемена и Афганистана миру не потянуть. Последствия такого сценария будут катастрофой для всего Ближнего Востока. Определённую надежду даёт работа международной группы поддержки Сирии, они собрались здесь позавчера, её участники согласовали ряд практических мер по осуществлению резолюции 2254, включая доставку гуманитарной помощи гражданскому населению и определение условий перемирия, разумеется, исключая террористические группировки. Претворить эти меры в жизнь предстоит под председательством нашей страны и Соединённых Штатов Америки. Подчеркну: ключевое значение будет иметь регулярная работа российских и американских военных. Но именно регулярная, не так, чтобы искать их и договариваться о каком-то эпизодическом контакте, а регулярная, постоянная, каждый день!

Конечно, недопустимы любые предварительные условия начала переговоров по политическому урегулированию между Правительством Сирии и оппозицией. И не надо никого пугать наземной операцией.

И третье. Искренне считаем, что, если мы не нормализуем ситуацию в Сирии и других горячих точках, терроризм станет новым видом войны, которую будет вести весь мир. И это даже не просто вид войны, а, по сути, способ разрешения межнациональных и межконфессиональных конфликтов, метод квазигосударственного управления. Представьте себе цепочку стран, которые управляются террористами методом террора. Это разве XXI век?

Сегодня все понимают, что терроризм – это не проблема отдельных стран. Мы в России говорили об этом уже два десятилетия назад, убеждали наших партнёров, что корень не только в межнациональных и межконфессиональных разногласиях. В основе идеологии ИГИЛ лежит совсем не битва за исламские ценности, а лишь звериный инстинкт, стремление разрушать и убивать. Поэтому терроризм – проблема цивилизационная: или мы, или они, пора это всем осознать, без всяких нюансов и полутонов, без всякого оправдания их действий, без деления на своих и чужих, на крайних и якобы умеренных!

Уничтожение российского самолёта в небе над Синаем, теракты в Париже, Лондоне, Израиле, Ливане, Пакистане, Ираке, Мали, Йемене и других странах, показательные казни заложников, тысячи жертв, бесконечные угрозы подтверждают: международный терроризм не признаёт границ.

Террористы и экстремисты пытаются распространить своё влияние не только на страны Ближнего Востока и Северной Африки, но и вообще на всю Центральную Азию. И к сожалению, это им пока удаётся. В том числе и потому, что мы не можем оставить наши разногласия и реально объединиться. Даже взаимодействие по линии спецслужб было свёрнуто. Но это смешно: типа, мы не хотим с вами работать. Думаю, ДАИШ должно быть очень признательно моим коллегам – руководителям ряда западных стран, которые свернули такое сотрудничество!

Перед конференцией я просматривал самые разные материалы, в том числе оценки западных экспертов. Даже наши недоброжелатели признают, что при всех разногласиях «антитеррористическое уравнение» без России не решается. Правда, иногда эту правильную в общем мысль они выражают в несколько ином контексте, говоря о том, что хуже сильной России может быть только слабая Россия.

Четвёртое. С региональными конфликтами и терроризмом тесно переплетена и такая проблема, как беспрецедентная по масштабам и неконтролируемая по сути миграция. Если хотите, это новое великое переселение народов. Оно затрагивает не только Западную Европу, но и Россию. И если из Сирии поток не такой большой, то с Украины это для нас уже стало острой темой. Только за полтора года мы приняли более миллиона беженцев.

Войны и связанные с этим лишения, неравенство, низкий уровень жизни, насилие, фанатизм заставляют людей покидать родные места. Безуспешные попытки пересадить модельные, западные образцы демократии в совершенно неподготовленную социальную среду привели к разрушению целых государств, превратили огромные территории в зоны военных действий. Я вспоминаю, как мои коллеги радовались в какой-то период так называемой арабской весне. Это просто на моих глазах происходило всё. И где эта современная демократия в этих странах? Видимо, она приобрела форму ИГИЛ.

В странах, откуда уезжают люди, деградирует человеческий капитал, тают перспективы развития. Нынешний миграционный кризис по многим своим проявлениям уже приближается к гуманитарной катастрофе, во всяком случае, в некоторых европейских регионах. Обостряются социальные проблемы, растёт взаимная нетерпимость, ксенофобия. Я уже не говорю о том, что под видом беженцев в европейские страны проникают сотни, тысячи экстремистов. Либо люди, которые имеют совершенно чуждую культуру, которые просто хотят получать пособия и ничего не делать. Появилась реальная угроза разрушения единого экономического пространства, а вслед за ним и культурного пространства, и даже самой европейской идентичности! Мы с сожалением видим подрыв нужных и для России механизмов. Я имею в виду развал, по сути, Шенгенской зоны.

Мы готовы помогать в решении миграционных проблем всем, чем можем, в том числе принимая участие в нормализации ситуации в конфликтных регионах, откуда идёт основной поток беженцев. Это касается и Сирии.

И, наконец, пятое. Давайте будем максимально честными. Большинство этих вызовов возникло не сегодня. И уж точно их придумали не в России. Но за это время мы так и не научились правильно на них реагировать, предупреждать их. И поэтому по-прежнему основные ресурсы тратим на борьбу с их последствиями, не добираясь, не доискиваясь до их первопричин. Либо обращаем энергию не против истинного зла, а для сдерживания соседей. Только что здесь об этом говорилось. Доктрина сдерживания очень активно применяется западным миром по отношению к России сегодня. Опасность таких подходов заключается в том, что и через десять, и через двадцать лет мы будем с вами обсуждать одни и те же темы. Если, конечно, вообще будет что обсуждать. В рамках всемирного халифата дискуссии неуместны.

Есть разные мнения относительно перспектив взаимодействия c Россией. Конечно, такие мнения есть и у нас. Но есть ли у нас шанс объединиться, для того чтобы ответить на вызовы, о которых я только говорил? Я абсолютно уверен, что есть. Вчера мы видели яркий пример религиозного порядка – того, как начинается движение друг к другу. На Кубе состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска. А ведь до этого две христианские церкви не общались столетиями. Конечно, восстановление доверия – это дело нелёгкое. Трудно сказать, сколько времени на это потребуется. Но начинать этот процесс необходимо. И здесь не может быть никаких предварительных условий. Или это нужно всем нам, или не нужно никому. И тогда этого не будет!

Наши оценки событий последних лет нередко расходятся, но всё же, хочу особенно чётко подчеркнуть, расходятся не так сильно, как, например, 40 лет назад во время подписания Хельсинкского акта. Тогда посреди Европы просто-напросто стояла стена. Там, где верх брали застарелые фобии, возникал тупик. А там, где нам удавалось объединять силы, мы приходили к успеху. Тому есть множество примеров. Смогли же мы договориться о сокращении стратегических наступательных вооружений. Это был по-настоящему большой прорыв. Смогли найти компромисс в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы. В рамках «Женевы-2» за стол переговоров удалось усадить все стороны сирийского конфликта. Есть координация действий в борьбе с пиратством, конференция по климату, которая прошла в Париже. Всё это позитивные примеры, их надо умножать.

Уважаемые коллеги! Уважаемые дамы и господа!

Современная архитектура европейской безопасности была выстроена на руинах Второй мировой войны, и она позволила нам прожить 70 лет без глобальных конфликтов. Почему? Потому что она была основана на принципах, которые в тот период были понятны всем, прежде всего принципах безусловной ценности человеческой жизни. Их понимание нам досталось огромной ценой. Но именно эта общая трагедия заставила подняться над политическими и идеологическими разногласиями во имя мира. Да, сегодня в этой системе есть определённые проблемы и сбои. Но неужели нам нужна ещё одна, третья мировая встряска, чтобы понять, насколько сейчас необходимо сотрудничество, а не конфронтация?

Я хочу привести слова Джона Кеннеди, который сказал в общем простую, но правильную вещь: «Внутренняя политика может всего лишь провалить выборы. Внешняя политика может всех нас убить». Тогда, в 1960-е годы, на пороге ядерного апокалипсиса две противоборствующие стороны вовремя смогли понять, что никакое противостояние политических систем, государств не стоит жизни людей.

Я верю, что сегодня мы все и мудрее, и опытнее, и ответственнее. И нас не разделяют такие идеологические фантомы и стереотипы. А те вызовы, которые угрожают всем нам, будут основой не для конфликтов, а для нашего объединения, для справедливого и равноправного объединения, которое обеспечит нам спокойную жизнь ещё как минимум лет на 70.

Спасибо.

Из ответов на вопросы после выступления на конференции

Вопрос (как переведено): Меня зовут Минус Кемпбелл, я из Великобритании. Мой вопрос адресуется Премьер-министру Медведеву. Понимает ли Россия, что усиление её влияния в Сирии несёт с собой и ответственность за всех граждан Сирии? И если да, то как осуществляется выполнение этой ответственности в отношении жителей Алеппо, которые сейчас массово бегут [из города]?

Д.Медведев: Спасибо. Я продолжу тогда ответ на вопросы, которые касаются Сирии, в том числе по ситуации вокруг Алеппо, но не только.

Я думаю, что значительная часть людей, которые присутствуют в этом зале, в Сирии никогда не были, а вот я там был. Был с государственным визитом в тот период, когда Сирия была спокойным, мирным светским государством, где все жили в нормальном, равновесном состоянии, я имею в виду и сунниты, и шииты, и друзы, и алавиты, и христиане.

С тех пор прошло уже практически шесть лет. Сегодня мы видим, что Сирия находится в состоянии гражданской войны. Давайте зададимся вопросом: кто в этом виноват? Неужели один Асад? Совершенно очевидно, что без определённого влияния извне Сирия могла продолжить своё развитие. Но я помню эти разговоры, помню беседы с моими партнёрами, и с европейскими, и с американскими – они мне говорили одно и то же: Асад нехороший, он должен уйти, и тогда там наступит мир и процветание. Ну и что? В результате гражданская война.

Поэтому не могу не поддержать своего коллегу, Премьер-министра Вальса, в том, что мы должны вместе работать над решением этой проблемы, но работать эффективно, а не просто смотреть за тем, как там развиваются события, как одни глушат других; не пытаться делить тех, кто там воюет, на своих и чужих, а постараться посадить всех за стол переговоров, кроме тех, в отношении которых мы договорились, что это реальные террористы. Они нам известны.

Россия не занимается там решением каких-либо специальных задач, кроме объявленных. Мы там защищаем наши национальные интересы, потому что значительная часть боевиков, которые там воюют, приехали из России и сопредельных с нами стран, и они могут вернуться к нам обратно, для того чтобы устраивать террористические акты. Они должны там остаться...

Гражданского населения это никак не касается. Мы гражданскому населению, в отличие от большинства присутствующих там, в регионе, стран, помогаем. Никаких доказательств по поводу бомбардировок гражданского населения нам никто так и не предоставил, хотя нам всё время об этом говорят, что какие-то цели не те и так далее. Не обмениваются информацией. Я только что говорил об этом с трибуны: военные должны быть в постоянном контакте. Они должны созваниваться 10 раз в день. В противном случае там постоянно будут стычки и конфликты. И вот это уже наша миссия. Мы к этому сотрудничеству готовы. Я рассчитываю, что в рамках того диалога, который прошёл здесь, у нас будет позитивное развитие и в смысле прекращения огня в Сирии, и в смысле решения гуманитарных задач. Ну и очень важно, чтобы мы смогли договориться по ключевым моментам, потому что в противном случае, и, я думаю, это ни для кого не секрет, Сирия распадется на части, как это произошло с Ливией и как это, по сути, происходит с целым рядом других стран в регионе. Чем это грозит? Это грозит тем, что конфликт будет носить перманентный характер. Там постоянно будет гражданская война, постоянно будет этот самый ДАИШ или его правопреемники, и мы будем друг с другом спорить, выясняя, кто хороший, а кто плохой, кому мы должны помогать, а кому не должны помогать. У нас с вами общий враг, и из этого нужно исходить.

Теперь я вернусь к украинской проблематике. Я не буду давать оценку тому, что произошло на Украине, это было сделано российским руководством неоднократно, в том числе и мной. Отвечу лишь на ту часть вопроса, которая касается расследования по самолёту. Очевидно, что в объективном расследовании Российская Федерация заинтересована не меньше, чем те страны, граждане которых погибли в этой катастрофе. Это действительно колоссальная трагедия. Но даже по тону вопроса можно понять, что задающий уже определил, кто за это отвечает, уже определил, кто должен нести юридическую ответственность, никакого расследования не нужно, нужно созывать определённые юридические комитеты, создавать определённые юридические процедуры и по ним идти. Но так не действуют. Это должно быть нормальное всеобъемлющее расследование, которое включает в себя все аспекты. Это первое. И второе. К сожалению, в мире это не первый такой случай. Никогда ни уголовный суд, ни иные подобные инстанции этим не занимались. Это проблемы другого порядка. И вот об этом нам предстоит договориться. А Россия готова в этом смысле предоставить любую информацию, которая требуется для проведения качественного расследования.

Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 февраля 2016 > № 1651837 Дмитрий Медведев


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 февраля 2016 > № 1651803 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева международному агентству «Спутник».

Вопрос: Организаторы Мюнхенской конференции по безопасности приветствовали Ваше участие в конференции, подчеркнув, что в кризисные времена тем более важно вести диалог на высоком уровне. Какие задачи Вы ставите перед делегацией при поездке в Мюнхен? Каковы основные тезисы Вашего выступления на МКБ?

Д.Медведев: Мюнхенская конференция – это прежде всего дискуссионная площадка. Я еду в Мюнхен, чтобы обозначить позицию России по основным вопросам европейской безопасности. И поскольку это понятие сегодня включает множество аспектов – военно-политических, экономических, гуманитарных, экологических – соответственно, затрону и их. В целом основные темы у всех, что называется, на слуху, достаточно посмотреть любой выпуск новостей.

Едва ли не каждый день в новостях сообщают о терактах. За экономической глобализацией, от которой многие государства выиграли, последовала глобализация терроризма. Уголков безопасности больше не осталось, да и само слово «безопасность» стало скорее пожеланием, чем реальностью. В некоторых странах террористы и вовсе фактически подменили собой государство. Их идеология – подавление людей. Их методы – массовые расстрелы и террористические акты. Потому что так надо, так правильно, считают они.

Поэтому первая и основная наша общая задача – это противодействие международному терроризму. Для этого в том числе надо погасить сирийский конфликт, помогать народу этой страны бороться с преступниками, восстанавливать экономику и строить мирное государство. Нам необходимо приложить усилия и к разрешению украинского кризиса. Основа – Минский пакет, который Киев пока не спешит выполнять. Из других вызовов, стоящих перед нами, – это, конечно, беженцы и мигранты, которые буквально волнами накрывают Европу.

По сути, все перечисленные мною проблемы сводятся к одной – обеспечению безопасности. И тут важно не столько оценивать нынешнюю ситуацию в области евроатлантической безопасности, а прежде всего постараться глубоко и непредвзято проанализировать её причины. Не для того, чтобы искать виноватых или бесконечно переводить стрелки друг на друга, а для того, чтобы понять, в чём состоят реальные угрозы и как можно улучшить ситуацию. Предложить наш, российский, взгляд на все эти вопросы – в этом и есть основной смысл участия в конференции.

Ведь оно не ограничивается только моим выступлением. Я проведу целый ряд встреч с коллегами из других государств – Президентом Финляндии Саули Ниинистё, Президентом Словении Борутом Пахором, Премьер-министром Франции Мануэлем Вальсом и Федеральным министром иностранных дел ФРГ, председательствующей сейчас в ОБСЕ, Франком-Вальтером Штайнмайером. Также запланированы встречи с премьер-министром Баварии Хорстом Зеехофером и с представителями российского и германского бизнеса. Мы видим, что, несмотря на политическую конъюнктуру, деловые круги не теряют интереса к развитию взаимовыгодного сотрудничества. Безусловно, такой настрой необходимо всячески поддерживать. Предприниматели всегда были прагматичнее политиков.

Вопрос: Какой реакции Вы ожидаете от западных партнёров?

Д.Медведев: Надеюсь, что равнодушных не будет. Уж очень острые и болезненные для многих темы мы будем затрагивать. Допускаю, что наша позиция может многим не понравиться. Это нормально. Главное, что она у нас есть. К сожалению, наши западные коллеги никак не могут к этому привыкнуть, и вместо того, чтобы выстраивать отношения с Россией как с равным партнёром, со своими, вполне обоснованными для крупного государства геополитическими и экономическими интересами, нас пытаются представить такой «второразрядной страной» или в лучшем случае – «региональной» державой. Это довольно-таки бессмысленный и бесполезный термин.

При этом мы ни в коем случае не стремимся играть роль начальника всего мира. Мы этим состоянием переболели в советский период, когда от грохота танков на Красной площади содрогался весь мир. Но Россия должна занимать достойное место в глобальном устройстве и иметь равноправные отношения с другими государствами. Это предопределено и нашей историей, и нашими пространствами, и участием в крупных мировых организациях, прежде всего в пятёрке постоянных членов Совета Безопасности ООН. Да и просто потому, что мы крупная военная и крупнейшая ядерная держава. Всё это даёт нам немалые права и при этом налагает на нас немалые обязанности. Но ни одна страна, будь это Россия или Соединённые Штаты Америки, не способна взвалить на себя весь груз глобальных проблем.

Если после выступлений российских участников будет обсуждаться и комментироваться именно то, что мы скажем, а не то, что многие хотели бы услышать от «агрессивной» и «непредсказуемой» России, то такая реакция будет разумной. Как когда-то заметил Уинстон Черчилль: не нужно перевооружаться для продолжения военных действий, но мы должны перевооружиться для переговоров. Если мы хотя бы начнём обоюдное движение в этом направлении, я считаю, что наша задача в Мюнхене будет выполнена.

Вопрос: Глава МКБ Вольфганг Ишингер выразил надежду, что возможности конференции будут использованы для налаживания двустороннего диалога между Россией и странами Запада, в том числе для возобновления работы Совета Россия – НАТО. Считаете ли Вы возможным восстановление форматов РФ – ЕС, РФ – НАТО на высоком уровне?

Д.Медведев: Мне приятно, что господин Ишингер открыто выступает за то, чтобы отношения России и Запада снова стали партнёрскими, как это было ещё несколько лет назад. И мы это ценим.

Однако такие решения всё же принимаются не на конференциях, а в рамках совсем других форматов – тех, о которых вы сейчас сказали, – это Совет Россия – НАТО, Россия – Евросоюз.

Если партнёры хотят открыто и по существу поговорить о двусторонних отношениях, то для этого вовсе не обязательно ждать целый год, когда все слетятся в Мюнхен. Диалог – это понятие круглосуточное и круглогодичное. По крайней мере мы всегда открыты для обсуждения самых острых вопросов.

Я уверен, что Россия и наши партнёры по НАТО и Евросоюзу не то что могут, а просто обязаны возобновить прежние форматы сотрудничества. При условии, что оно будет строиться на взаимном уважении к интересам друг друга.

Мы никогда и не отказывались от такого партнёрства. Чего не скажешь о наших коллегах из Евросоюза и НАТО. Именно они сознательно свернули контакты, поставили политические соображения выше общей задачи, которая заключается в обеспечении стабильности и безопасности. В результате мы получили мир куда более непредсказуемый и несущий множество угроз, чем несколько лет назад. Вместо прогресса, вместо естественного развития и движения вперёд мы наблюдаем обратный процесс.

Ведь все эти форматы сотрудничества России с Евросоюзом и Североатлантическим альянсом создавались, чтобы вовремя устранять зарождающиеся кризисы. И сейчас, когда такая форма общения больше всего необходима, наши партнёры от неё отказываются.

На мой взгляд, западные коллеги в НАТО просто-напросто извлекают политическую выгоду из конфронтации. Легче демонизировать Россию и списывать текущие проблемы на неё, чем признать серьёзные проблемы, которые есть в системе европейской безопасности. А также признать и свою долю ответственности за нынешние кризисы.

Вспомните решения НАТО в последние годы. Продвижение альянса на восток. Размещение глобальной системы ПРО в Европе. И каждый раз организация отказывалась даже принимать в расчёт наши опасения по поводу собственной безопасности. Я уже не говорю про недавние заявления руководства блока. Создаётся впечатление, что для мира нет страшнее угрозы, чем Россия. Нас однажды даже поставили в один ряд с боевиками ИГИЛ.

А ведь в 2010 году на саммите Россия – НАТО в Лиссабоне нам удалось пойти на серьёзный компромисс. Достаточно вспомнить совместное заявление по итогам этого саммита. В нём мы подтвердили, что не рассматриваем друг друга в качестве противников. Однако потом наши партнёры снова вернулись к логике противостояния.

Сейчас необходимо находить компромиссы, а не мериться амбициями. Восстанавливать доверие и возвращаться к тем совместным инициативам, которые были заморожены. Объединять свои усилия в борьбе с международным терроризмом, который расползается по миру как чума.

Вопрос: По последним данным, за 2015 год в Евросоюз прибыли около 1,2 млн мигрантов. И очевидно, что проблема становится общей. Россия неоднократно предлагала западным партнёрам поделиться с ними опытом приёма переселенцев, однако большой заинтересованности это предложение не вызвало. Насколько, по-Вашему, политика ЕС в отношении беженцев эффективна?

Д.Медведев: Скажу жёстко, но я действительно так считаю. Иммиграционная политика ЕС провалилась, это одна из самых больших ошибок Евросоюза. Европа уже не контролирует поток беженцев. Возможно, это звучит резко, но иначе, как гуманитарной катастрофой, это не назовёшь.

Простой европейский обыватель, который привык, что всё в его мире надёжно и неизменно: кофе, прогулка с собакой, работа, а стреляют только в телевизоре, – сегодня напуган. И понятно почему. Огромное число зачастую агрессивно настроенных людей. Другой веры. Другой культуры. И с явным нежеланием принимать правила жизни страны, в которую они приезжают. Случаи, подобные тем, что происходили в Кёльне, заставляют европейцев чувствовать себя чужими в собственной стране. Лишают их ощущения защищённости, веры в государство. И конечно, в Европе растёт нетерпимость и ксенофобия.

Евросоюз открыл ворота силе, с которой справиться не может. Сам приглашал, если не сказать зазывал, всех, кто готов приехать. А таких на Ближнем Востоке много. Больше, чем может переварить Евросоюз. И этих людей тоже можно понять. Они бегут и от войны, и от неустроенности. Они приезжают за пособием, которое им в их странах и не снилось.

Но это только одна часть. Почему, когда европейские власти приглашали беженцев, никто не подумал о том, что в потоке этих людей приедут и боевики – целыми замаскированными подразделениями? Которые потом рассредоточатся по всей Европе, ожидая приказа действовать? Сегодня он мирно метёт двор и вызывает умиление соседей, а завтра этих же соседей придёт убивать. И вычислить их почти нереально.

Кто бы мог предположить подобное ещё год назад?

Самое страшное, что сегодня мы не представляем всех последствий происходящего. Чем обернётся подобная миграционная политика для европейского общества через год, десять или пятьдесят лет? Что будет с рынком труда? Сохранится ли Шенгенская зона? Как отразится всё это на соседних государствах?

Общей, согласованной позиции государств ЕС по поводу мер, которые могли бы остановить этот снежный ком миграционных проблем, нет. Но эта позиция должна быть выработана в самое ближайшее время. Иначе мы увидим примеры решительных односторонних действий по защите своих границ. А что это значит? Конец единого европейского пространства.

На мой взгляд, странам ЕС следует проявить твёрдую политическую волю и установить жёсткий контроль за миграционными потоками. Да, это проще сказать, чем сделать. Но нелегальное попадание в ЕС не должно гарантировать убежище. Только в этом случае стремящиеся в Европу люди, возможно, со временем осознают, что рисковать ради этого жизнью бессмысленно. Сейчас же потенциальные иммигранты, напротив, уверены в своих шансах на успешный переезд.

Конечно, в идеале не надо было устраивать войны на чужих территориях, чтобы насадить собственные стандарты государственного устройства или просто скинуть неугодных руководителей. Но если это уже произошло, то хотя бы уже не ослабляйте усилий по политическому урегулированию, как, например, в Сирии и других странах Ближнего Востока.

Россия тоже принимает беженцев. Достаточно вспомнить больше миллиона человек, которые бежали с Украины в Россию. У нас большой опыт приёма переселенцев. И мы можем поделиться им с Евросоюзом. Такое предложение мы Евросоюзу сделали. Ведь как сопредельная страна мы заинтересованы в остановке потоков беженцев, в том числе и через Россию.

В марте состоится очередная экспертная встреча диалога Россия – ЕС по миграции. И я надеюсь, что там будут выработаны подходы к решению этой проблемы.

Вопрос: Как, по Вашему мнению, может повлиять на безопасность в регионе возможная наземная операция в Сирии, которую, судя по всему, готовит коалиция во главе с США?

Д.Медведев: Понятно, что для того, чтобы окончательно разбить террористов, одних воздушных ударов недостаточно. Борьбу с ними на земле ведут войска сирийского правительства. Но прежде чем принимать решение о вводе сухопутных войск на территорию Сирии в составе международной коалиции во главе с США, необходимо удостовериться, нужно ли это сирийскому народу. В противном случае операция может усложнить и без того непростую ситуацию в стране, привести к новым жертвам и уничтожить оставшиеся условия для политического урегулирования сирийского конфликта. Мы исходим из того, что борьба с терроризмом должна опираться на международное право и решения Совета Безопасности ООН. При этом необходимо уважать суверенитет каждого государства, которое находится в зоне конфликта.

Почему я говорю о важности права? Да потому что, если сегодня сделать вид, что нет такого основополагающего института в жизни людей и государств, то завтра мы получим мир, который захлёбывается в хаосе и анархии.

Российские воздушно-космические силы находятся в Сирии по просьбе законных властей этой страны. Наша цель – помочь сирийскому народу очистить его страну от боевиков ИГИЛ, а не развязать там новую войну. Иран, с которым у нас налажена координация, тоже помогает Сирии по просьбе её правительства. И именно такую координацию мы и предлагаем всем, кто готов противостоять ИГИЛ, включая патриотическую оппозицию, «Свободную сирийскую армию». Россия, кстати, с самого начала сирийского кризиса призывала отложить в сторону все разногласия и объединиться против ИГИЛ, но этому помешали амбиции США и их союзников, а главное – деление террористов на плохих и не очень. Теперь за это расплачиваются сирийцы. И европейцы, которые уже приняли в своих странах больше миллиона мигрантов. В войну втягивается всё больше стран Ближнего Востока, и это надо остановить.

Вопрос: Поступали ли сигналы от европейских партнёров о возможности обсуждения снятия санкций и российских контрмер на конференции в Мюнхене? Сможет ли Европа восстановить потерянную долю на российском рынке с учётом активности азиатских и латиноамериканских стран?

Д.Медведев: Мы не собираемся начинать переговоры об условиях отмены санкций. Не мы их инициировали, а значит, первыми от них должны отказаться те, кто их вводил. Отдельной темы санкций в повестке Мюнхенской конференции, которая занимается общими вопросами безопасности, нет. Другое дело, что сюжет этот так или иначе возникает при общении и с коллегами, и особенно с представителями бизнеса. Именно предприниматели, которые теряют деньги, хорошо понимают, что санкции ничего кроме экономического вреда не приносят. Они вводились против нашей страны раз десять. И ничего. Так будет и в этот раз. Но вот их последствия будут печальны для тех наших партнёров, которые теряют свои позиции на российском рынке. Уже сегодня мы неофициально слышим от некоторых европейских коллег: снимите, мол, те или иные ограничения в том или ином секторе. Особенно, кстати, там волнуются за своих фермеров. Но и в России мы слышим позицию наших аграриев: пожалуйста, сохраните этот режим, дайте нам встать на ноги, оправдать инвестиции. И я как глава Правительства обязан эти соображения принимать во внимание.

Конечно, не только российские производители заполняют освободившиеся ниши на нашем рынке. Увеличилась доля азиатских, латиноамериканских и других поставщиков. А если партнёры по ЕС хотят читать лекции и игнорировать наши законные интересы, а именно так было в истории с ассоциацией ЕС – Украина, – ну, пожалуйста, читайте лекции! А вести бизнес на нашем рынке, на объединённом рынке Евразийского экономического союза будут другие партнёры. Тут уж, как говорится, ничего личного.

Но всё-таки мы рассчитываем, что разум возобладает, что экономическая логика, логика взаимной выгоды вернётся в наши отношения с Европейским союзом.

Вопрос: Среди политиков, которых ждут в феврале на МКБ, – президент Украины Пётр Порошенко. Планируются ли контакты с украинской делегацией в Мюнхене, в том числе для обсуждения украинского долга?

Д.Медведев: Никаких специальных переговоров на тему госдолга Украины в Мюнхене не запланировано. Тут и обсуждать особенно нечего, долги надо возвращать.

В декабре 2013 года Правительство России разместило часть средств Фонда национального благосостояния в ценные бумаги Украины на сумму 3 млрд долларов. Это приличная сумма, и мы категорически не согласны с позицией киевских властей, которые предлагают реструктуризировать этот долг на общих основаниях с коммерческими держателями евробондов. Я не раз заявлял и готов повторить: заём Украине не является частным, это государственный, суверенный долг одной страны перед другой. Статус госдолга признал и Международный валютный фонд. И это, как говорится, медицинский факт.

Как вы знаете, срок погашения долга наступил через два года, то есть в декабре 2015-го. Но денег мы так и не увидели.

Если новое украинское руководство взяло на себя ответственность за управление страной, пусть берёт на себя и все её финансовые обязательства перед иностранными кредиторами, в том числе перед Россией. Это позиция зрелого и ответственного государства, каким себя хочет видеть Украина. Вы же помните, что после распада СССР Россия как правопреемница взяла на себя обязательства всех союзных республик по выплате долгов, в том числе Украины. И все с этим согласились.

Но какие бы ни были наши отношения с Украиной, мы никогда не забываем, что там живут близкие нам люди, которые оказались в тяжёлой ситуации. И как соседи и страны, объединённые общей историей, мы пошли на компромисс и предложили Киеву выплачивать долг в рассрочку – по одному миллиарду долларов в течение трёх лет (2016–2018 годы). Причём под гарантии либо США, либо Евросоюза, либо крупного международного банка, поскольку такие существенные льготы со стороны России означают для нас дополнительные риски.

Но что мы видим? От американского правительства пришёл официальный отказ. Евросоюз и Международный валютный фонд проигнорировали наши предложения. Зато МВФ специально для Украины отменил свою норму, которая запрещала кредитовать страны-банкроты. А ведь это правило фонд активно применял по отношению к таким должникам, как, например, Греция и Ирландия. Неужели непонятно, что такая беспрецедентная политика двойных стандартов может открыть ящик Пандоры, нанести огромный урон мировым финансам и в целом подорвать доверие к международным финансовым институтам.

С юридической точки зрения Украина находится в состоянии дефолта, а это значит, что Россия может добиваться возвращения просроченной задолженности в судебных инстанциях. Все необходимые документы сейчас готовятся, формируется соответствующий иск, и наши шансы выиграть в суде очень высоки. Но я всё-таки надеюсь, что украинские власти урегулируют проблему госдолга во внесудебном порядке.

Пока этого, к сожалению, не происходит. Те предложения, которые мы получили недавно от Украины через Германию, абсолютно неприемлемы. Во-первых, мы не можем вести переговоры, поскольку не признан официальный статус долга, а во-вторых, предложенные Киевом условия хуже, чем у коммерческих кредиторов. Кто же будет действовать себе в убыток?

При этом мы признательны германским партнёрам за их инициативу, которая свидетельствует о серьёзности наших аргументов в этом вопросе.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 февраля 2016 > № 1651803 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2016 > № 1649294 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева немецкой газете «Хандельсблатт»

Sven Afhüppe, Mathias Brüggmann, Handelsblatt, Германия

В преддверии Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности Председатель Правительства ответил на вопросы главного редактора Свена Афхюппе и международного корреспондента Матиаса Брюггманна.

Вопрос: Господин Премьер-министр, большое спасибо, что Вы нашли время встретиться с нами. Вы приедете в Мюнхен, чтобы принять участие в конференции по безопасности. Газета «Хандельсблатт» будет подробно рассказывать о заседании и в первую очередь о Вас. Мы очень рады, что можем подробно поговорить с Вами на важные темы — о России, безопасности. Господин Премьер-министр, мир, похоже, погрузился в различные геополитические кризисы: Украина, Сирия, Северная Корея со своими испытаниями бомб. Очевидно, что у многих кризисов нет решений. Какие риски Вы видите в этом новом хаосе, в который погрузился мир?

Д.Медведев: Прежде всего хочу вас поблагодарить за возможность дать интервью «Хандельсблатт». В связи с трагическим событием, которое произошло на железной дороге в Баварии, хочу выразить через вас всем читателям газеты искренние соболезнования от имени Правительства Российской Федерации и народа России.

Мир — хрупкая вещь, и помимо таких техногенных катастроф, от которых никто не застрахован, мы действительно находимся не в лучшей фазе обеспечения вопросов международной безопасности. Во всяком случае тот опыт, который есть у меня, свидетельствует, что мы знавали более продуктивные времена. С чем это связано? Наверное, это совокупность причин. Во-первых, часть угроз, о которых, например, наша страна предупреждала ещё 10–15 лет назад, превратилась из страновых, региональных, по сути, в планетарные.

Я вспоминаю, когда мы боролись с терроризмом у нас, на Кавказе, когда говорили, что люди, которые стреляют в наших военных, в нашу полицию — это представители иностранных религиозных экстремистских организаций, нас не очень слушали. Нам отвечали, что нет, это люди, недовольные режимом, которым надоела коррупция, что они борются чуть ли не за свободу. Проводили деление на экстремистов и повстанцев. Но давайте по-честному признаемся: мы у них находили паспорта самых разных стран, в том числе, например, Турции. Так вот то, что тогда было характерно для одной страны или для группы стран, например для Ближнего Востока в целом, где было страшновато ходить по улицам… Я отлично помню свои первые впечатления от посещения Израиля. Это было, наверное, в 1993 году, я тогда ещё не занимался никакой политикой, я был обычный адвокат и преподаватель на юридическом факультете. Мы просто поехали посмотреть, как выглядит эта страна. Но когда все люди ходят с оружием и говорят «ты имей в виду: рвануть может в любой момент» — это произвело тяжелое впечатление. Я тогда подумал: Жить в таких условиях? Да они там просто все герои!

Сейчас это, к сожалению, относится ко всей Европе. Вот это, наверное, главная беда. Сегодня невозможно себя чувствовать спокойно ни в одной стране мира. Это означает, что терроризм реально глобализировался и превратился, если хотите, из преступной деятельности, которая преследует определённые цели, в том числе экстремистского порядка, в нечто особенное. В ряде государств сегодня террористы рассматривают себя как легальную власть и управляют страной при помощи террористических методов. Не нравится — голову отрубим; не нравится — порежем на куски. Причём, во имя чего? Либо во имя неких религиозных догматов, либо просто потому, что «мы считаем, что так правильно». Вот это основная и главная угроза, с которой, надо признаться, современное человечество не справилось.

Второе. У нас на европейском континенте хватает собственных проблем. Они носят экономический характер, хотя с ними мы как-то в определённый период научились даже вместе бороться. Я отлично помню, что происходило в 2008 и 2009 годах, как мы собирались на «двадцатку» первый раз, как уходящий американский президент [Джордж Буш] говорил мне, что во всём виноват Wall Street. А новый президент, им как раз стал Барак Обама, говорил: вот посмотрите, мы сидим за столом «двадцатки», мы можем договариваться, здесь такие разные страны — Америка, Россия, Китай, но мы вместе эти проблемы обсуждаем. Это действовало, но, к сожалению, с тех пор утекло много воды. У нас остаётся очень много экономических проблем в Европе (я сейчас не делю на проблемы Евросоюза, проблемы Российской Федерации, общемировые экономические проблемы), но мы теперь почти не общаемся. Да, на «двадцатке» встречи есть, но они в значительной мере носят ритуальный характер, скорее там принимаются рекомендации, которые не всегда исполняются. А вот того плотного контакта, который когда-то нас связывал — мы обсуждали все экономические проблемы буквально каждый месяц с руководством Германии, Франции, Британии, — этого ничего нет, всё разрушено. Хорошо это? Мне кажется, что плохо и для наших стран, наших народов, и для экономики.

Вопрос: Какова причина нынешнего раскола, и что Вы предлагаете для того, чтобы преодолеть его? Мы видим серьёзное разъединение. Вы с Обамой начали «перезагрузку», однако обе стороны не воспользовались той возможностью. Как теперь можно выбраться из этой ситуации, из этого антагонизма между Западом и Россией? Каким, по Вашему мнению, должно быть решение?

Д.Медведев: Я к этому подойду, сейчас закончу ответ на первый вопрос. В результате сложилась ситуация, когда Европейский союз, отдельные страны Евросоюза и Российская Федерация либо почти свернули контакты, либо они существенно ослаблены. С Германией у нас контакты остаются всё равно очень мощными, но это всё равно не то. В области экономики они «похудели» на 40%. Кому от этого лучше? Большой вопрос.

А на политическом уровне Президент ведёт постоянные переговоры с Федеральным канцлером, но они касаются довольно узкого спектра вопросов. Обсуждается только ситуация на Украине. Да, это, конечно, серьёзная, большая европейская проблема. Но, собственно, это и всё. В некоторых случаях ещё есть разговоры о сирийской проблематике. А вот такого комплексного диалога, который был, просто больше нет. Я во всём этом участвовал, поэтому я могу об этом свидетельствовать. Ну и вывод: мир у нас не стал лучше, количество проблем увеличилось, да ещё и государства, целые страны не разговаривают друг с другом.

По последнему вопросу: я считаю, что здесь нашей вины нет. Мы от контактов никогда не отказывались, были готовы говорить в разных форматах. Но с нами сознательно свернули контакты как по линии Евросоюза, так, в какой-то момент, и по линии сотрудничества между Россией и НАТО. Поэтому мой вывод в преддверии конференции, которая состоится в Мюнхене: наш мир стал опаснее и хуже.

Вопрос: А кто в этом виноват? Вы говорите: Россия — нет. В Европе такое ощущение, что ослабло доверие к России после украинского кризиса.

Д.Медведев: Я не спорю, что вопрос доверия — ключевой, но давайте разберёмся, каким образом это доверие создаётся и насколько оно ценно. Да, действительно, кризис доверия налицо. Кстати, когда был кризис в экономике, в 2008–2009 годах, тоже был кризис доверия. Но как его можно преодолевать? Только путём контакта. А у нас отношения, во всяком случае с целым рядом европейских партнёров и Соединёнными Штатами Америки, либо заморожены, либо ведутся очень вяло. Это первое.

Второе. Доверие не возникает в течение нескольких недель. По сути, мы 25 лет потратили, с момента создания новой России на новых принципах, с 1991 года, на выстраивание отношений с нашими европейскими партнёрами. В какой-то момент мне, скажем прямо, казалось, что мы уже друзья, что мы говорим в прямом и переносном смыслах на одном языке, будь то русский, немецкий, английский, что мы хорошо друг друга понимаем. Ничего этого не осталось. Причём о чём я жалею? Конечно, можно иметь разные оценки, в том числе и тех событий, которые случились на Украине. Но зачем было пускать под откос все контакты, начиная от политических и заканчивая экономическими? Посмотрите: Советский Союз был не самым, наверное, лёгким партнёром и не самым дружественным государством и для Европы, и для других стран, но никогда такого не было, даже во времена самых жёстких пикировок, будь то Карибский кризис или Афганистан, чтобы руководителей парламента объявляли персонами нон грата. Мы можем вообще занавес опустить, сказать, что мы никак не общаемся. Вот это, я считаю, грубая политическая ошибка. Это сделали зря, от этого не стало никому легче. Мы придерживаемся своей позиции, например по Украине и судьбе Крыма, европейские страны — своей. Но мы просто не разговариваем. Кого наказали?

Вопрос: Как выйти из этого кризиса?

Д.Медведев: Это, наверное, самое сложное. К сожалению, как человек вполне практический скажу, что выход только один: восстанавливать отношения, контакты, преодолевать стереотипы, идти на разумные компромиссы. Но, ещё раз говорю, здесь значительная часть дороги — не за нами, потому что нам сказали: вы плохие, вы принимаете решения вне поля международного права, мы вас не будем никуда звать, мы с вами не будем торговать, мы введём против вас санкции. Я всё это сейчас перечислил — но хоть на йоту позиция России изменилась?

Я всегда привожу один пример. Ещё раз подчёркиваю: Советский Союз — точно не оптимальная модель государства, и уж точно мы не стремились к его возрождению. Я отлично помню, что такое Советский Союз, я родился, как и вы, в 1965 году, и вся моя молодость прошла в советский период. Десять раз в отношении Советского Союза (я считал специально) вводились санкции: в 1920-е, 1930-е, 1940-е, 1950-е, 1970-е годы. Советский Союз изменился? Нет.

То есть мы, к сожалению, сейчас находимся на плохой дороге. Но значительную часть пути должны пройти наши европейские партнёры, прежде всего руководство стран Европейского союза, — подчёркиваю это специально, чтобы не было никаких недомолвок. Даже несмотря на то, что страны Евросоюза входят в НАТО, несмотря на то, что Америка является крупнейшим мировым игроком, у Евросоюза, у Европы — своя судьба, и руководители стран Европы, а не бизнес (бизнес хочет торговать и инвестировать — здесь всё понятно), должны определиться, восстанавливают они отношения с Россией или нет.

Вопрос: Вы вполне ясно сказали, что не заинтересованы в том, чтобы железный занавес вновь упал, что вы заинтересованы в разрядке политических отношений и что, насколько я понял, соответствующая большая стратегия должна быть сформулирована в Мюнхене. Тем не менее очень конкретный вопрос. Минские соглашения являются ключевым моментом для нового сближения. Правительство Германии заняло ясную позицию, что все части этих соглашений должны быть выполнены, и только тогда санкции могут быть смягчены или отменены. Бывший канцлер Герхард Шрёдер в интервью «Хандельсблатт» две недели назад сказал, что это ошибка, что уже сейчас нужно активнее идти навстречу России, поскольку первые части минских соглашений уже выполнены. По-Вашему, Герхард Шрёдер прав? Это тот путь, которого вы ожидаете, — пойти навстречу России раньше?

Д.Медведев: Герхард Шрёдер прав, абсолютно прав: это была ошибка. Он — человек очень опытный, он возглавлял правительство Федеративной Республики Германия, но дело не только в этом — он прав по сути.

В настоящий момент европейским государствам, на мой взгляд, нужно просто собраться и принять непростые решения. Евросоюз не монолитен, мы всё прекрасно понимаем. Есть страны, у которых существуют некие фантомные боли в отношении Советского Союза, они всё время подозревают в чём-то Россию. Но уж Германия-то, надеюсь, нас ни в чём не подозревает. У нас с вами такая история отношений, в которой было две кровопролитные войны в XX веке, и тем не менее мы стали крупнейшими партнёрами. Ещё совсем недавно Германия была нашим крупнейшим партнёром в Европе — по торговле, я имею в виду.

Поэтому считаю, что оценки правильные и нужно найти в себе мужество это признать.

Президент Путин об этом говорил неоднократно, и я говорил об этом неоднократно: нет никакой альтернативы минскому соглашению. По одной простой причине: мы — тоже практические люди, и у нас ничего другого нет. Если бы у нас было пять соглашений, мы могли бы сказать «это хорошее, а это плохое», но у нас есть только одно.

Там были достигнуты очень серьёзные компромиссы при участии «нормандской четвёрки». И я считаю, что в тот период наши партнёры — и госпожа Меркель, и господин Олланд — проявили высокую государственную ответственность. Очень легко хлопнуть дверью, сказать: мы не слышим друг друга, мы не понимаем друг друга. Тем не менее был выработан документ, который, по сути, представляет собой road map — «дорожную карту», по которой нужно двигаться. И мы по этой «дорожной карте» идём — где-то быстрее, где-то медленнее, но, слава богу, хотя бы нет активных перестрелок.

Выполнены некоторые другие пункты. Но в чём проблема? Не выполнен ни один пункт по политическому урегулированию. Но это-то не от России зависит. И если говорить честно, наши европейские партнёры, в отличие от тех, кто в Киеве принимает решения, нас слышат.

Вопрос о проведении выборов, вопрос об амнистии, вопрос о будущем устройстве Украины — это не наши вопросы, это не вопросы Франции, это не вопросы Германии, это вопросы Украины. Тем не менее все эти процессы блокируются. Да, сейчас переговоры идут, и вот американцы к ним тоже подключились. Я считаю, что это неплохо, потому что, скажем честно, в Киеве очень внимательно следят за словами, которые произносят в Вашингтоне, руководство страны в известной степени разделено на тех, кто смотрит на Европу, и на тех, кто смотрит на Америку. В любом случае минские соглашения подлежат исполнению, мы ничего другого не имеем, но позвольте закончить тем, что российское руководство исходит из того, что в настоящий момент мяч находится на украинской стороне.

Вопрос: Вы говорите, что действовать должны европейцы. Но не было ли бы жестом доброй воли со стороны России, со своей стороны, отменить некоторые запреты на импорт, чтобы облегчить для Европы принятие решения о смягчении её санкций?

Д.Медведев: Понимаете, этот вопрос по запретам приобрёл несколько демонический характер. Во-первых, вы отлично знаете нашу страну, у нас сейчас не самый простой экономический период, но никакой катастрофы нет. У нас в прошлом году уменьшение валового внутреннего продукта было в два с лишним раза меньше, чем в 2009 году, но тогда было гораздо сложнее — при том, что мы не имели внешних ограничений, и цены на нефть, пардон, всё-таки были не 25 и не 30 долларов. Но всё упало гораздо сильнее. С другой стороны, конечно, у нас есть трудности, которые прежде всего связаны с критическим падением цен на энергоносители, от которых наш бюджет зависит в значительной мере, ну и, конечно, влияют и ограничения взаимные. Но почему я об этом говорю? Не мы эти ограничения вводили. Мы ввели контрмеры, совершенно верно. Это был ответный шаг, вы же знаете. Не будем лукавить, эти контрмеры в чём-то нас ограничивают, но в чём-то нам помогают. Я уже долгие годы, будем считать, лет восемь, занимаюсь по линии Правительства, а ещё и как Президент, сельским хозяйством. Мы были в очень тяжёлом положении, хотя Россия — аграрная страна, самые большие пашни в мире. Сейчас мы себя практически полностью кормим. Возникла ситуация, когда наши фермеры, наши крупные хозяйства поверили в то, что они могут сами производить продукцию, что у них не будет конкуренции по бросовым ценам из некоторых европейских стран (подчёркиваю — по бросовым ценам), и нарастили мощности.

Мы и в прошлом году истратили на поддержку сельского хозяйства порядка 240–250 млрд рублей, и в этом году истратим, то есть в этом мы видим некое окно возможностей. Это не значит, конечно, что мы сознательно настроены на то, чтобы продлевать санкции. Просто наши европейские партнёры должны понимать: свято место пусто не бывает, его кто-то обязательно заполнит.

Это же касается и некоторых других товаров. Вот мы много покупали машин германских, очень хороших, — я имею в виду машины, которые средства производства, не только автомобили. Сейчас экспорт этих машин и механизмов в Российскую Федерацию упал приблизительно на 30–40%. Это плохо, потому что предприятия имеют меньше возможностей для технического перевооружения. С другой стороны, мы вынуждены были переориентироваться на азиатские рынки. Далеко не всегда там по качеству всё такое же, как в Германии, но вы знаете, они тоже научились многое делать. И мы сами начинаем это производить.

Вопрос: Но ведь как экономика, так и геополитика глобальны. Разве это не опасно — отгородиться в некоторых областях, как Вы уже сказали, в экономике, от других и прибегнуть к встречным санкциям, даже если речь идёт о реакции на чужие ограничения и санкции? Ведь любой стране — будь то Китай, или Америка, или Германия — придётся играть определённую роль в этом глобализованном мире и принимать роли, которые будут играть другие страны. Ведь границы, будь то для беженцев, для продуктов или товаров, являются препятствием для экономического успеха.

Д.Медведев: Я тоже сторонник открытой рыночной экономики и исхожу из того, что мы договорились о членстве в ВТО, приняли все принципы открытой экономики. Экономика действительно глобальна. Но это же не мы отгородились, это нам сказали: мы вам это продавать не будем, либо наши возможности из-за того, что закрыли финансирование по линии европейских банков, уменьшились.

С одной стороны, это нам мешает, с другой стороны, помогает. Если говорить о высокотехнологичной продукции, то я согласен, очень трудно здесь делать что-то изолированно. Мир настолько пронизан всем этим, настолько электронные средства общения, решения, которые основаны на высоких технологиях, цифровой экономике, стали важной частью нашей жизни, что невозможно представить себе, что мы от этого откажемся. Мы же не Корейская Народная Демократическая Республика.

Но в некоторых случаях это действительно работает на нас. Давайте честно признаемся: почему мы должны покупать польские яблоки, когда у нас точно такой же климат? Наши польские друзья наладили активную поставку польских яблок в нашу страну, забили весь рынок наш, причём по невысоким ценам. Молодцы! У них не южная страна, но они развили свой аграрный кластер. С учётом того, что их яблоки не особо в Евросоюзе покупают, они всё это привозили к нам. Но у нас — такие же сады, зачем нам у них-то покупать? В этом смысле я считаю, что замещение импорта абсолютно необходимо и оправданно.

Вопрос: Помимо санкций, как Вы уже сказали, большой экономической проблемой для России стало падение цен на нефть — ваш бюджет сильно страдает от этого. Как Россия собирается преодолеть этот кризис в целом?

Д.Медведев: Страдает, конечно, бюджет, что говорить… Но опять же всё познаётся в сравнении. Когда я начинал работать в Москве, я думаю, что процентов 70–75 нашего бюджета зависело от поставок нефти и газа — при том, что и цены были относительно невысокие. А сейчас — 45, то есть мы всё-таки выдавливаем углеводороды из общего баланса доходов нашей страны. Но это не значит, что мы хотим их совсем выдавить, упаси бог. У нас есть масса проектов, в том числе и с Германией, мы их дальше продолжим. Но экономика должна быть равновесной. Страна огромная, столько возможностей!

Интересная цифра (я не знаю, читали вы или нет, но я её приведу): в прошлом году Россия получила от экспорта оружия приблизительно 15 млрд долларов. Немало в принципе, это второй практически экспортёр в мире после американцев, и, вы знаете, оружие у нас в целом неплохое. А от продажи аграрной продукции — 20 млрд. Вот если бы мне кто-нибудь сказал об этом лет 10–12 назад, я бы не поверил. Значит, потенциал, экспортный аграрный потенциал у нас — выше, чем оборонный, потому что мир хочет есть. На разных континентах огромное количество людей, которые голодают. Рынки — огромные, растущие. В принципе я считаю, что мы вполне способны довести баланс доходов нашего бюджета до ситуации, когда у нас, например, треть будет образовываться от углеводородов, а две трети — от торговли продукцией промышленности, высоких технологий, сельского хозяйства, оборонки. Это существенным образом повлияет на всё, включая и курс рубля.

У нас сейчас курс рубля, вы тоже знаете, очень волатильный, потому что он сильно зависит от ожиданий цен на нефть, и цены в нижней точке совсем находятся. Но мы сознательно пошли на то, чтобы отказаться от регулирования курса, он у нас теперь рыночный, свободный, никаких валютных коридоров нет, он образуется путём спроса и предложения. Но мы, конечно, хотели бы, чтобы наш курс рубля не был в такой степени зависим от нефтяных котировок, как, например, курс Евросоюза. Он же не зависит от одной отрасли или одной страны. Он всё равно зависим от экономик, он зависим не только от Германии, но и, например, от Греции, но всё-таки эти факторы компенсируют друг друга. В результате появляется достаточно сбалансированный курс. Хотя мы помним, что у евро были тоже разные времена — и непростые времена, и избыточное укрепление, и избыточное ослабление, то есть рынок есть рынок. Тем не менее для нас это важно.

Поэтому диверсификация экономики — это стратегическое направление. Меня часто спрашивают: вы уже сколько лет у власти, и Президент Путин, и вы практически столько же работаете, а почему структура экономики не изменилась? Но её не изменить за 15 лет, ну невозможно изменить. Она создавалась 50–60 лет. Это не делается таким образом, а тем более в период, когда, по сути, два кризиса мы переживаем. Но эта структура всё-таки меняется.

Вопрос: Но есть ещё другие отрасли, в которых Вы видите потенциал роста, кроме сельского хозяйства?

Д.Медведев: Да, конечно. Скажу прямо: многие новые производства, которые я посетил, меня очень радуют. Мы ещё какое-то время назад всё техническое покупали у наших друзей в Европе. Я отлично помню, как я присутствовал на открытии завода Claas в Краснодарском крае, который собирает комбайны, причём собирает отвёрткой, что называется. Классные комбайны от Claas, очень хорошие. Но сейчас-то мы значительную часть комбайнов делаем сами и не по лицензии. Это наши комбайны, их производят российские предприятия. Сначала где-то что-то по лицензии приобретали, а сейчас это совершенно новый продукт.

Недавно я был на тракторном заводе. Отличный трактор, который, кстати, покупают везде. Удивительным для меня было то, что его решили покупать и в Германии. Это приятно, конечно, потому что у вас привередливый потребитель. То есть эти ниши появляются. Я не имею в виду опять же сборку иностранных моделей. Такие машины, как КамАЗ, как некоторые виды других грузовых автомобилей, прочно завоевали популярность и в Азии, и в Латинской Америке, даже в Европе что-то удаётся сделать.

Вот я вчера смотрел сборку вагонов (кстати, там у нас хороший большой проект с Siemens), это было в Тверской области, на Тверском вагоностроительном заводе. Очень современные, хорошие вагоны, которые тоже поставляются на экспорт, только нужно переделать тележку так называемую на европейский стандарт. То есть, если этим заниматься, всё становится на свои места. Вы же помните, что в определённые периоды Советский Союз и даже царская Россия поставляли технику в другие страны весьма активно, поэтому это вопрос доведения до лучших кондиций.

Вопрос: Но для этого России нужна другая экономическая ситуация. Сейчас же цены на нефть обрушились настолько, что вам приходится вводить меры экономии. Что делает Россия для того, чтобы стимулировать рост своей экономики и диверсифицировать её?

Д.Медведев: Про диверсификацию я, по сути, уже сказал, потому что это и есть поддержка ключевых отраслей, и это, с другой стороны, стимулирование. Я сегодня почти весь день обсуждал с членами Правительства нашей страны «антикризисный план». Потом у меня и с Президентом тоже на эту тему был разговор. В чём смысл этого «антикризисного плана», или плана поддержки экономики? Мы поддерживаем те отрасли, которые набрали темп, и если они остановятся, будет очень плохо. То же самое сельхозмашиностроение, транспортное машиностроение, автопром, сельское хозяйство, высокие технологии. Мы вынуждены в условиях, когда экономика действительно падает, а иностранные рынки капитала для нас закрыты (кроме восточных), использовать различные инструменты поддержки этих отраслей, субсидировать кредитную ставку, потому что она, естественно, выросла — ключевая ставка Центрального банка и кредитная ставка — из-за инфляции и из-за того, что закрыты рынки капитала других стран. Поэтому мы вынуждены им помогать в получении этих кредитов, чтобы те проекты, которые уже идут, не остановились и, конечно, чтобы люди не оказались на улице. Мы это делали и в кризис 2008, 2009, 2010 годов. Но тогда мы только начинали этот процесс, а сейчас мы — уже более опытные. Плюс наша промышленность и сельское хозяйство дали результаты. Это объективно так.

Очень важна поддержка людей в условиях кризиса. Это, конечно, очень сложная история, потому что реальные доходы из-за ослабления рубля упали, и люди это чувствуют. Это, конечно, никому не нравится. Ослабление рубля приносит для граждан негативный эффект, потому что у них уменьшается возможность приобретения техники, которая поставляется, например, по импорту, каких-то других товаров, которые мы по импорту получаем (внутри страны цены, конечно, не так растут), и, конечно, возможность поехать куда-то. Поэтому для нас очень важно поддержать людей в этих условиях. Как мы это делаем? Прежде всего не давая разыграться безработице сверх меры. Пока она у нас разумная, она у нас держится в границах от 5 до 6%, и уже достаточно давно. Но у нас есть города (мы их называем моногородами), где одно предприятие. Там гораздо всё сложнее, потому что оно может остановиться, и люди окажутся на улице, поэтому там развёрнуты отдельные программы поддержки занятости. Это другое направление, которое мы обязаны развивать.

Наконец, третье — это всякого рода пособия, которые каждое государство платит, а также пенсии. Мы тоже вынуждены при проектировании бюджета, антикризисных решений учитывать необходимость индексации в ряде случаев пенсий, пособий, для того чтобы наиболее, как принято у нас говорить, незащищённые слои населения потеряли как можно меньше.

Вопрос: Во время последнего серьёзного российского кризиса Ваша страна запрашивала помощь у Международного валютного фонда и получила её. Вы можете исключить, что настолько глубокого кризиса больше не случится, и что вам вновь не понадобится помощь МВФ?

Д.Медведев: Вы, наверное, имеете в виду кризис 1990-х годов, 1998 года, потому что в 2008, 2009, 2010 годах мы не обращались. Мы сами по сути — доноры такой помощи. Я думаю, вероятность того, что мы будем обращаться к МВФ, ничтожно мала. Мы хотели бы другого. Ведь многие наши трудности — мы с вами уже об этом говорили — носят рукотворный характер. То есть, если бы, скажем прямо, для нас были бы открыты рынки европейского капитала, многие вопросы решались бы легче. Это объективно так. Но сегодня мы вынуждены кредитовать себя сами, субсидировать себя сами.

Вопрос: Вы только что сказали, что свято место пусто не бывает. Можно ли сказать, что Россия воплощает стратегию, в соответствии с которой она отвернулась от Европы и повернулась в сторону Азии? И насколько успешна эта стратегия? Ведь ваш товарооборот с Китаем также сократился на 30%.

Д.Медведев: Нет стран беспроблемных. И у Китая есть проблемы в экономике, у Евросоюза, у нас. Вопрос не в том, чтобы куда-то повернуться, но нам предназначено смотреть и на Запад, и на Восток, и мы всегда об этом говорили. Другое дело, что так получилось, что в 1990-е годы — в начале XXI века мы очень активно развернули торговлю и инвестиционное сотрудничество с Европой. Я напомню, у нас торговый оборот доходил до 450 млрд евро, а Евросоюз был и, кстати, до сих пор остаётся нашим крупнейшим партнёром, если считать в целом. Конечно, мы этому уделяли очень много внимания. Может быть, азиатское направление было не таким в этом смысле для нас приоритетным. Но сейчас и в силу того, что произошло, и в силу того роста, который демонстрирует азиатско-тихоокеанский рынок, мы, конечно, активно туда стараемся проникать. У нас стратегические партнёрские отношения с Китаем, хотя вы правы, Китай, каким бы большим ни был, не спасёт весь мир, у него свои есть сложности. Но у нас продвинутое сотрудничество по самым разным областям. Я относительно недавно (в конце прошлого года) был в Китае и как раз проводил межправительственные консультации с китайскими партнёрами.

Но это не только про Китай, это и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Когда был саммит АТЭС, мы были в целом ряде государств — это и Филиппины, и Малайзия, потом я залетел в Камбоджу, до этого я был во Вьетнаме. Это всё наши торговые и инвестиционные партнёры. Просто к слову: например, с Социалистической Республикой Вьетнам у нас существует соглашение о создании зоны свободной торговли. Мы с другими странами к этому не пришли, не договорились, а с вьетнамцами договорились. Так что у нас в этом смысле с ними такой открытый рынок, и понятно, что они этого желают, потому что у них растущая экономика.

Здесь нет какого-то политического решения, это сугубо прагматическая необходимость — быть и в Европе, и в Азии. Если наши европейские коллеги примут решение о размораживании нормального сотрудничества, мы с удовольствием вернёмся по многим отраслям к сотрудничеству.

Вопрос: Но что касается внешнеполитического решения, то вопрос состоит в том, какую роль Россия хочет играть в мире. Может ли она в своей нынешней экономической ситуации позволить себе играть ведущую геополитическую роль?

Д.Медведев: Мы, мне кажется, к этому и не стремимся — брать на себя решающую роль в геополитике. А вот тот, кто стремится брать на себя такую роль, пусть за весь мир и отвечает, отвечает за то, почему войны начинаются, почему мигранты по Европе сотнями тысяч разъезжают. Мы к этому не стремимся, мы этим комплексом переболели в советские времена и уж точно не пытаемся регулировать весь мир. Но Россия должна занимать, конечно, в международных отношениях подобающее место. Оно, кстати, предопределено и нашей историей, и нашей географией, и возможностями, и даже формальными соображениями — членством в Совете Безопасности и так далее. И наконец, мы просто крупнейшая ядерная держава. Всё это налагает на нас ответственность, но мы не пытаемся рулить по всему миру и устанавливать свои правила, как это иногда нам приписывают, говорят о том, что вы такие-сякие, пытаетесь всё поставить под собственный контроль. Это абсолютно не так, мы в этом смысле тоже вполне прагматичные люди. Никто не способен отвечать за весь мир, никто, в том числе и Соединённые Штаты Америки.

Вопрос: Но в мире есть кризисы. Среди них — борьба против «Исламского государства» и гражданская война в Сирии, остановить которую без участия России невозможно. Как Россия может способствовать тому, чтобы остановить гражданскую войну в Сирии? По-моему, это самый главный вызов, который привёл к миграционному кризису в Европе, в частности у Германии в этой связи возникли серьёзные проблемы. Какой вклад в этом смысле может внести Россия? В последние дни мы слышали о бомбардировках Алеппо — возможно, Вы сможете сказать нам о том, соответствует ли эта информация, которая вызвала на Западе некоторое смятение, действительности. Что собирается делать Россия дальше, шаг за шагом?

Д.Медведев: Россия принимает участие в сирийском конфликте для обеспечения своих собственных национальных интересов. Конечно, с учётом того, что к нам обратилось сирийское руководство, причём обратилось за военной поддержкой. Я всегда привожу такой пример, против которого никто ничего не может возразить, потому что большинство людей, рассуждающих о Сирии, никогда там не были. Я там был с официальным дружественным визитом в тот период, когда там не было войны. Я могу вам сказать, что на меня Сирия тогда произвела неизгладимое впечатление. Это очень древняя страна, где разные этносы, где разные веры уживались совместно, и она была самой спокойной, наименее религиозно ориентированной — достаточно было на женщин посмотреть, на то, как люди ходили по улицам и так далее.

То, что там произошло, — это очень наглядный урок того, как легко создать проблему и как тяжело её потом решить. В какой-то момент нашим коллегам показалось, что господин Асад плохо себя ведёт (если вообще такие термины уместны для внешней политики). Я прямо назову, о ком я говорю. Я имею в виду наших партнёров в Соединённых Штатах Америки, некоторых наших европейских партнёров и часть арабского мира, включая Саудовскую Аравию, например. У нас могут быть разные оценки тех или иных политических деятелей, но это же не повод для того, чтобы начинать интервенцию или поджигать страну изнутри! Сейчас страна объята гражданской войной, все рассорились со всеми: шииты с суннитами, сунниты, соответственно, с другими — друзами, христианами, алавитами. Кому от этого лучше? Может быть, Асад и не идеал демократии, но нужно было добиваться того, чтобы там выборы прошли, а не развязывать такую жёсткую кампанию. В результате пострадали все.

Почему мы там обеспечиваем свои национальные интересы? Вы знаете, у нас страна многонациональная, очень сложная. У нас тоже есть религиозные экстремисты, с которыми мы довольно долго и в целом успешно боролись на Кавказе и которые периодически просачиваются в другие страны.

Я вспоминаю несчастного Мубарака (Хосни Мубарак, бывший Президент Египта), который мне во время моего визита сказал: «Вы имейте в виду, у меня в стране огромное количество выходцев из России и некоторых стран СНГ. И скажите спасибо (дословно), что я здесь вот так вот всё держу и они не устроили побоище». Но потом случилась «арабская весна», участь несчастного Мубарака печальна, потому что наши американские «друзья», которым он служил верой и правдой десятилетия, его просто взяли и сдали, и в результате привели к власти экстремистов. И только сейчас Египет начинает новую страницу в своей истории, своё развитие.

В этой ситуации мы понимаем, что те, кто поехал в Сирию (а таких там уж по меньшей мере несколько тысяч человек, цифры разнятся, потому что мы же не можем их, естественно, всех посчитать, кто когда уезжал, но это точно тысячи человек), они вернутся абсолютно зомбированными убийцами, которые будут устраивать у нас то, что устраивали раньше на Кавказе, в Москве, в других городах, то, что они устраивают в Париже, да и по всему миру, по сути, и в Соединённых Штатах Америки устраивают.

Вопрос: Их тысячи из России?

Д.Медведев: Да, тысячи людей из России, которые туда уехали. Поэтому Президентом было принято решение откликнуться на просьбу Президента Сирии и принять участие в этой боевой операции. Она не носит неограниченного характера, она, естественно, будет временной. Она носит прежде всего локальный характер, с использованием самолётов и в некоторых случаях ракет. То есть мы не хотим участвовать в наземной операции, там только наши советники есть. Иными словами, мы видим здесь вот такую важную, но в то же время локальную задачу.

Теперь в отношении того, как надо вместе здесь себя вести. Я обязательно скажу об этом в выступлении, которое будет в Мюнхене. Мы расходимся по Украине, у нас есть какие-то другие разные оценки, например по ПРО, ещё какие-то проблемы во взаимоотношениях. Но здесь-то, казалось бы, почему не договориться? Эти мерзавцы же абсолютно одно и то же делают везде теперь — и в России, и в Европе. Но на контакты западные партнёры не идут, постоянно их сворачивают, на уровне военных ведомств они носят эпизодический характер, какую-то коалицию создавать не хотят, говорят, что мы боремся не с теми. Неоднократно же об этом говорил: давайте тогда сядем за стол, договоримся, позовём всех, кто борется с террористами (что, собственно, уже в Женеве было сделано, но, правда, не вполне удачно), и определим, каким образом мы все вместе будем этому противостоять.

Покажите ваши карты, покажите, где находятся умеренные оппозиционеры так называемые. Это же отдельная, очень сложная история. Мы её отлично помним на примере Афганистана, когда нас долго убеждали в том, что есть хороший «Талибан» и есть плохой «Талибан» — значит, с хорошим надо дружить, с плохим надо воевать. Потом случилось 11 сентября, случились другие события. Там всё очень запутанно. И те, кто называют себя умеренными, не факт, что таковыми являются. Но мы готовы это всё обсуждать. Президент об этом неоднократно говорил своим партнёрам. Но для этого нужно сидеть за одним столом. А наши партнёры уклоняются. То есть какие-то эпизодические встречи, по телефону поговорят, на уровне военных как-то проконтактируют. Но в этой ситуации нужно создавать полноценный альянс, в противостоянии этому злу. Всё это вылилось в миграционную проблему.

Здесь я не могу не сказать того, что думаю. Может, это и не понравится моим коллегам в Европе, но я считаю, что это полный провал, полное фиаско иммиграционной политики Евросоюза. Просто совсем плохо. Неужели этого невозможно было представить несколько лет назад? Неужели такие плохие аналитики?

Мы тоже исполнены лучших гуманитарных чувств, мы тоже хотим помогать беженцам, мы делаем это. Но открывать двери в Европе, приглашая всех, кто готов приехать, — простите, это по меньшей мере глупость, если не сказать более жёстко. И что теперь? Огромное количество людей из Сирии и сопредельных стран устремилось к вам. Что это за люди? Там есть несчастные люди, которые бегут от войны. Их много. Чего они хотят? Они хотят выжить, и, уж извините, хотят получить пособие, которое Евросоюз им предоставляет. Это пособие, я думаю, раз в 10 больше по размеру, чем то, что они имеют на территории Сирии. Но этих людей жалко, хотя это решение Европейского союза. Но среди этих людей есть часть, и немаленькая, не три каких-то отъявленных негодяя, сотни, а может быть, тысячи, которые едут в Европу с миссией «часового механизма»: когда им позвонят, они начинают действовать как роботы. Вычислить их почти нереально, потому что они все мирные граждане, которые бегут от войны.

Я недавно встречался с финским Премьером, кстати, на полях в Мюнхене у меня будет встреча с финским Президентом. Они очень обеспокоены этим, потому что часть этих людей едет и через нашу границу, но мы их не можем остановить. Есть пакт о правах человека европейский, к которому мы присоединились. Мы никому не хотим зла, не хотим разбавлять нашего соседа, Финляндию, вот такими мигрантами. Но, что делать, мы просто по-другому ничего сделать не можем. Мы договорились создать общую группу, для того чтобы она работала, как-то это канализировать. Мы будем этим заниматься, мы готовы со всеми работать, и с Германией тоже. Но это колоссальная проблема. И, если честно, власти Евросоюза её накачали сами.

Вопрос: Вы сказали, что Россия не хочет проводить наземную операцию. Как Вы оцениваете, что арабские страны сейчас к этому готовы и хотят этого, и хотят ещё, чтобы США взяли лидерство?

Д.Медведев: Плохо оцениваем, потому что всякие наземные операции, как правило, ведут к тому, что война становится перманентной. Посмотрите, что в Афганистане, что в целом ряде других стран. Уж несчастную Ливию даже не упоминаю.

Наземная операция — это интеграция всех, кто в ней участвует, в войну. Вот американцы должны взвесить — и президент Соединённых Штатов, и наши арабские партнёры: они хотят перманентной войны? Они что думают, что они её очень быстро выиграют? Так не бывает, особенно в арабском мире. Там все сражаются против всех. Там нет такой моносилы, когда есть Асад и верные ему войска и какая-то антиправительственная группировка. Всё гораздо сложнее. Значит, это на годы, а может, на десятилетия. Зачем это надо? Надо всех, в том числе за счёт жёстких мер, которые и Россия осуществляет, и американцы осуществляют, и даже, при всех оговорках, и турки пытаются осуществлять, заставить сесть за стол переговоров, а не начинать очередную войну на Земле. Мы прекрасно знаем, по каким сценариям всё это проходит.

Вопрос: Радикализация исламистов, похоже, является главной угрозой для мира во всем мире, а также для всего международного сообщества. Не слишком ли мало внимания мы уделяли исламу и исламским движениям? Можно ли еще остановить эту радикализацию? Как взять эту проблему под контроль? Или ислам сам по себе не поддается реформированию? В Коране содержатся ценности, которые вы в вашем мире — или мы в нашем мире — не разделяем? Как можно решить эту проблему?

Д.Медведев: Это проблема очень сложная, но она разрешима. Я напомню, что Россия является не только христианской (преимущественно), но и исламской страной, и мы живём в мире с нашими исламскими братьями, которые живут на территории России уже много лет, столетия. Это совместное жительство было совершенно нормальным и спокойным. Более того, я могу сказать прямо: в советские времена, когда я ещё учился в школе, мне даже в голову не приходило думать о том, каких верований придерживается тот или иной человек. Тогда у нас вообще атеизм был, но многие верили: и христиане были, и мусульмане. Но у нас было совершенно монолитное общество. Потом этот пожар раздули. В Европе, я ещё раз подчёркиваю, были допущены стратегические ошибки, когда иммиграционная политика привела к тому, что религиозный баланс в странах сдвинулся, причём неконтролируемо. Вопрос ведь не в том, что приезжают представители исламской уммы, диаспоры, а вопрос том, что они приезжают бесконтрольно, не хотят социализироваться, не получают образования и враждебно воспринимают всё, что происходит в Европе. А мы здесь всё-таки, все придерживаемся европейских ценностей, европейской идентичности, это для России абсолютно характерно. Вот поэтому это была очень серьёзная и грубая, на мой взгляд, ошибка. Сейчас надо пытаться наводить мосты, успокаивать ситуацию (нет другого, если говорить о диалоге внутри стран Евросоюза), стараться всё-таки договариваться с представителями общин. Я понимаю, насколько это непросто, я понимаю, что многие из них вообще не хотят договариваться, а часть из них, что вообще ужасно, получает образование, рождается в европейских странах, а потом совершает там теракты. Это данность, и здесь нет лёгкого рецепта. Я лишь подчеркнул, что у нас, в нашей стране, есть опыт сосуществования на протяжении веков христианской и мусульманской общины, но он тоже небеспроблемный. Вы помните, что у нас в 1990-е годы происходило и в начале XXI века, когда к нам начали приезжать представители других направлений ислама, абсолютно чуждых нашему исламу (потому что там, вы знаете, много направлений, и они подчас друг с другом больше враждуют, чем с представителями других религий) и принесли эту культуру, и нам пришлось там наводить порядок.

Я, к сожалению, не исключаю, что похожая ситуация может случиться и где-то в Европе, не дай бог, и тогда вам придётся столкнуться с тем, с чем мы столкнулись в 1990-е годы. Мы, конечно, очень бы этого не хотели, мы надеемся на то, что вам всё-таки удастся найти правильный подход к национально-религиозной политике. И потом, это абсолютно страновая история: в Германии своя история, во Франции своя история, в Венгрии своя история, в Австрии своя история, но вы все внутри Евросоюза. Вас 28, и вам нужно будет о чём-то договориться вместе, потому что если вы просто будете разрушать пространство Шенгенской зоны, то это, во-первых, скорее всего, просто повлечёт, по сути, распад Европейского союза, а во-вторых, этим ничего не добиться, потому что экстремисты будут с удовольствием кочевать из страны в страну.

Мы, хочу сразу сказать, готовы принять участие в таких консультациях. Мир прозрачен, эти люди приезжают и от нас, эти люди приезжают к нам. Но нашу страну ведь во многом вывели из такого диалога. Сейчас уже наступает осознание того, что без России таких вопросов не решить и в силу её географического положения, и в силу исторического опыта.

Вопрос: А Вы думаете, что Евросоюз разрушится из-за этого кризиса?

Д.Медведев: Я не говорю о том, что Евросоюз разрушится.

Реплика: Вы думаете или Вы боитесь…

Д.Медведев: Я скажу прямо, что это будет самое драматическое событие для Европейского союза. Мы, ещё раз подчеркну, являемся крупнейшим торговым и инвестиционным партнёром Евросоюза, даже несмотря на сложные сейчас отношения. Мы держим часть валютных запасов в евро и заинтересованы в том, чтобы евро был стабильной валютой. Я всегда об этом говорил госпоже Меркель: «Не сомневайся, Ангела, мы заинтересованы в том, чтобы евро был стабильной валютой». Более того, отчасти противостоял доллару, потому что не может быть мир основан на одной моновалюте. В Европе живут наши партнёры, друзья, у многих родственники. Поэтому упаси бог от такого сценария. Но просто ситуация сейчас настолько тревожная, что, если начать последовательно вот так всё разрезать, да ещё и не договорившись между собой, это может повлечь очень тяжёлые последствия для Европы. Гораздо более тяжёлые, чем то, с чем Европа столкнулась во время экономического кризиса или в период, когда вы спасали Грецию, Португалию, Испанию и так далее.

Вопрос: «Хандельсблатт» является ведущей экономической газетой Германии. Экономические отношения между Германией и Россией, как Вы уже сказали, на протяжении многих лет прекрасно развивались, а сейчас многие немецкие предприятия жалуются по поводу санкций. Как бы Вы охарактеризовали двусторонние экономические отношения? Надеетесь ли Вы на то, что нам удастся сохранить их на высоком уровне — после этой санкционной фазы?

Д.Медведев: Эти отношения больны, но подлежат лечению. И лечение на самом деле достаточно простое — восстановление диалога и доверия. Бизнес друг другу верит. Почти не уменьшилось общее количество совместных компаний — торговый оборот упал, а общее количество совместных компаний не уменьшилось. Бизнес хочет работать — и российский, и германский.

Поэтому решение за европейскими политиками. Жалко того, что произошло: торговый оборот между Россией и Германией сдулся на 40%, с Евросоюзом вообще почти в два раза, но будет хуже, если мы и дальше эту ситуацию будем загонять куда-то глубоко. Надо найти мужество и признать, что пора прекратить экономические санкции, которые не ведут ни к чему хорошему ни для Европы, ни для Российской Федерации. Наша страна к этому готова, но, ещё раз подчёркиваю, мы ждём первого шага от наших коллег из Европейского союза.

И последнее. У меня будет встреча в Мюнхене в формате завтрака с представителями Восточного комитета германской экономики. Там наши партнёры, друзья даже многие, которые публично по понятным причинам не могут какие-то позиции выражать, но непублично говорят: «Конечно, скорей бы это всё закончилось. Всё это вредит. Мы не понимаем зачем…». Я тоже привезу группу российских бизнесменов, мы будем говорить о восстановлении делового сотрудничества. А там перспектив полно, начиная от того, что мы уже сделали, и заканчивая «Северным потоком — 2», который точно полезен для наших крупнейших партнёров.

Вопрос: Но он будет, второй «Северный поток» в Европе?

Д.Медведев: Здесь две составляющие. Как я пониманию, германское правительство справедливо говорит о том, что это коммерческий проект. Мы к нему относимся точно так же. Если бы этот проект нам не давал денег, мы бы никогда с ним не вышли.

У нас есть уже один «Северный поток», первый. Я помню, как мы его открывали, как я долго разговаривал с Федеральным канцлером, с другими коллегами. Посчитали: с учётом потребления в Германии (а в прошлом году у вас потребление выросло, по-моему, до 45 млрд кубов из России) и целом ряде других стран и с учётом уменьшения поставок внутри Евросоюза этот «Северный поток — 2» рентабелен. Значит, нужно договариваться о коммерческом проекте.

Есть позиция Брюсселя. Мы к ней относимся уважительно, это в конце концов правительство Европейского союза. Но там есть известный Третий энергетический пакет, который мы не считаем оптимальным и справедливым и считаем, что в ряде случаев он просто мешает одним странам и помогает другим странам, то есть он не создаёт ситуацию справедливости. Наверное, некоторые руководители европейских стран со мной бы не согласились. Часть из них считает, что они потеряют транзитную плату, если, например, поставки газа не будут осуществляться через Украину. Но, скажу прямо, Украина настолько проблемная страна, что дело не в каких-то там нынешних наших отношениях, а просто в том, что, к сожалению, это очень рисковая история. Но значительная часть стран считает, что способна приобрести, и бизнес способен приобрести от этого дополнительные выгоды. Но самое главное, мы диверсифицируем каналы поставок и создаём надёжность этих поставок.

Последнее, что скажу по этому поводу, потому что тема важная. Очевидно, что никакой зависимости для Евросоюза здесь нет, потому что эта зависимость всегда носит двусторонний характер. Да, вы получаете газ из России, действительно для нас это выгодно и полезно. Но с другой-то стороны, если вы откажетесь его покупать, для нас это будет таким же испытанием, как и для Евросоюза. Поэтому это взаимная зависимость, а взаимная зависимость называется бизнесом.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2016 > № 1649294 Дмитрий Медведев


Евросоюз. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2016 > № 1647166 Дмитрий Медведев

В интервью международному агентству Sputnik российский премьер, возглавляющий делегацию России на Мюнхенской конференции по безопасности, рассказал об основных задачах поездки, а также коснулся темы Сирии и проблемы беженцев в Европе.

— Организаторы Мюнхенской конференции по безопасности приветствовали ваше участие в конференции, подчеркнув, что в кризисные времена тем более важно вести диалог на высоком уровне. Какие задачи вы ставите перед делегацией при поездке в Мюнхен? Каковы основные тезисы вашего выступления на МКБ?

— Мюнхенская конференция — это прежде всего дискуссионная площадка. Я еду в Мюнхен, чтобы обозначить позицию России по основным вопросам европейской безопасности. И поскольку это понятие сегодня включает множество аспектов — военно-политических, экономических, гуманитарных, экологических — соответственно, затрону и их. В целом основные темы у всех, что называется, на слуху, достаточно посмотреть любой выпуск новостей.

Едва ли не каждый день в новостях сообщают о терактах. За экономической глобализацией, от которой многие государства выиграли, последовала глобализация терроризма. Уголков безопасности больше не осталось, да и само слово "безопасность" стало, скорее, пожеланием, чем реальностью. В некоторых странах террористы и вовсе фактически подменили собой государство. Их идеология — подавление людей. Их методы — массовые расстрелы и террористические акты. Потому что так надо, так правильно, считают они.

Поэтому первая и основная наша общая задача — это противодействие международному терроризму. Для этого в том числе надо погасить сирийский конфликт, помогать народу этой страны бороться с преступниками, восстанавливать экономику и строить мирное государство. Нам необходимо приложить усилия и к разрешению украинского кризиса. Основа — Минский пакет, который Киев пока не спешит выполнять. Из других вызовов, стоящих перед нами, — это, конечно, беженцы и мигранты, которые буквально волнами накрывают Европу.

По сути, все перечисленные мною проблемы сводятся к одной — обеспечению безопасности. И тут важно не столько оценивать нынешнюю ситуацию в области евроатлантической безопасности, а прежде всего постараться глубоко и непредвзято проанализировать её причины. Не для того, чтобы искать виноватых или бесконечно переводить стрелки друг на друга, а для того, чтобы понять, в чём состоят реальные угрозы и как можно улучшить ситуацию. Предложить наш, российский, взгляд на все эти вопросы — в этом и есть основной смысл участия в конференции.

Ведь оно не ограничивается только моим выступлением. Я проведу целый ряд встреч с коллегами из других государств — президентом Финляндии Саули Ниинистё, президентом Словении Борутом Пахором, премьер-министром Франции Мануэлем Вальсом и федеральным министром иностранных дел ФРГ, председательствующей сейчас в ОБСЕ, Франком-Вальтером Штайнмайером. Также запланированы встречи с премьер-министром Баварии Хорстом Зеехофером и с представителями российского и германского бизнеса. Мы видим, что, несмотря на политическую конъюнктуру, деловые круги не теряют интереса к развитию взаимовыгодного сотрудничества. Безусловно, такой настрой необходимо всячески поддерживать. Предприниматели всегда были прагматичнее политиков.

— Какой реакции вы ожидаете от западных партнёров?

— Надеюсь, что равнодушных не будет. Уж очень острые и болезненные для многих темы мы будем затрагивать. Допускаю, что наша позиция может многим не понравиться. Это нормально. Главное, что она у нас есть. К сожалению, наши западные коллеги никак не могут к этому привыкнуть, и вместо того, чтобы выстраивать отношения с Россией как с равным партнёром, со своими, вполне обоснованными для крупного государства геополитическими и экономическими интересами, нас пытаются представить такой "второразрядной страной" или в лучшем случае — "региональной" державой. Это довольно-таки бессмысленный и бесполезный термин.

При этом мы ни в коем случаем не стремимся играть роль начальника всего мира. Мы этим состоянием переболели в советский период, когда от грохота танков на Красной площади содрогался весь мир. Но Россия должна занимать достойное место в глобальном устройстве и иметь равноправные отношения с другими государствами. Это предопределено и нашей историей, и нашими пространствами, и участием в крупных мировых организациях, прежде всего в пятёрке постоянных членов Совета Безопасности ООН. Да и просто потому, что мы крупная военная и крупнейшая ядерная держава. Всё это даёт нам немалые права и при этом налагает на нас немалые обязанности. Но ни одна страна, будь это Россия или Соединённые Штаты Америки, не способна взвалить на себя весь груз глобальных проблем.

Если после выступлений российских участников будет обсуждаться и комментироваться именно то, что мы скажем, а не то, что многие хотели бы услышать от "агрессивной" и "непредсказуемой" России, то такая реакция будет разумной. Как когда-то заметил Уинстон Черчилль: не нужно перевооружаться для продолжения военных действий, но мы должны перевооружиться для переговоров. Если мы хотя бы начнём обоюдное движение в этом направлении, я считаю, что наша задача в Мюнхене будет выполнена.

— Глава МКБ Вольфганг Ишингер выразил надежду, что возможности конференции будут использованы для налаживания двустороннего диалога между Россией и странами Запада, в том числе для возобновления работы Совета Россия — НАТО. Считаете ли вы возможным восстановление форматов РФ — ЕС, РФ — НАТО на высоком уровне?

— Мне приятно, что господин Ишингер открыто выступает за то, чтобы отношения России и Запада снова стали партнёрскими, как это было ещё несколько лет назад. И мы это ценим.

Однако такие решения всё же принимаются не на конференциях, а в рамках совсем других форматов — тех, о которых вы сейчас сказали, — это Совет Россия — НАТО, Россия — Евросоюз.

Если партнёры хотят открыто и по существу поговорить о двусторонних отношениях, то для этого вовсе не обязательно ждать целый год, когда все слетятся в Мюнхен. Диалог — это понятие круглосуточное и круглогодичное. По крайней мере мы всегда открыты для обсуждения самых острых вопросов.

Я уверен, что Россия и наши партнёры по НАТО и Евросоюзу не то что могут, а просто обязаны возобновить прежние форматы сотрудничества. При условии, что оно будет строиться на взаимном уважении к интересам друг друга.

Мы никогда и не отказывались от такого партнёрства. Чего не скажешь о наших коллегах из Евросоюза и НАТО. Именно они сознательно свернули контакты, поставили политические соображения выше общей задачи, которая заключается в обеспечении стабильности и безопасности. В результате мы получили мир куда более непредсказуемый и несущий множество угроз, чем несколько лет назад. Вместо прогресса, вместо естественного развития и движения вперёд мы наблюдаем обратный процесс.

Ведь все эти форматы сотрудничества России с Евросоюзом и Североатлантическим альянсом создавались, чтобы вовремя устранять зарождающиеся кризисы. И сейчас, когда такая форма общения больше всего необходима, наши партнёры от неё отказываются.

На мой взгляд, западные коллеги в НАТО просто-напросто извлекают политическую выгоду из конфронтации. Легче демонизировать Россию и списывать текущие проблемы на неё, чем признать серьёзные проблемы, которые есть в системе европейской безопасности. А также признать и свою долю ответственности за нынешние кризисы.

Вспомните решения НАТО в последние годы. Продвижение альянса на Восток. Размещение глобальной системы ПРО в Европе. И каждый раз организация отказывалась даже принимать в расчёт наши опасения по поводу собственной безопасности. Я уже не говорю про недавние заявления руководства блока. Создаётся впечатление, что для мира нет страшнее угрозы, чем Россия. Нас однажды даже поставили в один ряд с боевиками ИГИЛ.

А ведь в 2010 году на саммите Россия — НАТО в Лиссабоне нам удалось пойти на серьёзный компромисс. Достаточно вспомнить совместное заявление по итогам этого саммита. В нём мы подтвердили, что не рассматриваем друг друга в качестве противников. Однако потом наши партнёры снова вернулись к логике противостояния.

Сейчас необходимо находить компромиссы, а не мериться амбициями. Восстанавливать доверие и возвращаться к тем совместным инициативам, которые были заморожены. Объединять свои усилия в борьбе с международным терроризмом, который расползается по миру, как чума.

— По последним данным, за 2015 год в Евросоюз прибыли около 1,2 млн мигрантов. И очевидно, что проблема становится общей. Россия неоднократно предлагала западным партнёрам поделиться с ними опытом приёма переселенцев, однако большой заинтересованности это предложение не вызвало. Насколько, по-вашему, политика ЕС в отношении беженцев эффективна?

— Скажу жёстко, но я действительно так считаю. Иммиграционная политика ЕС провалилась, это одна из самых больших ошибок Евросоюза. Европа уже не контролирует поток беженцев. Возможно, это звучит резко, но иначе, как гуманитарной катастрофой, это не назовёшь.

Простой европейский обыватель, который привык, что всё в его мире надёжно и неизменно: кофе, прогулка с собакой, работа, а стреляют только в телевизоре, — сегодня напуган. И понятно почему. Огромное число зачастую агрессивно настроенных людей. Другой веры. Другой культуры. И с явным нежеланием принимать правила жизни страны, в которую они приезжают. Случаи, подобные тем, что происходили в Кёльне, заставляют европейцев чувствовать себя чужими в собственной стране. Лишают их ощущения защищённости, веры в государство. И конечно, в Европе растёт нетерпимость и ксенофобия.

Евросоюз открыл ворота силе, с которой справиться не может. Сам приглашал, если не сказать зазывал, всех, кто готов приехать. А таких на Ближнем Востоке много. Больше, чем может переварить Евросоюз. И этих людей тоже можно понять. Они бегут и от войны, и от неустроенности. Они приезжают за пособием, которое им в их странах и не снилось.

Но это только одна часть. Почему, когда европейские власти приглашали беженцев, никто не подумал о том, что в потоке этих людей приедут и боевики — целыми замаскированными подразделениями? Которые потом рассредоточатся по всей Европе, ожидая приказа действовать? Сегодня он мирно метёт двор и вызывает умиление соседей, а завтра этих же соседей придёт убивать. И вычислить их почти нереально.

Кто бы мог предположить подобное ещё год назад?

Самое страшное, что сегодня мы не представляем всех последствий происходящего. Чем обернётся подобная миграционная политика для европейского общества через год, десять или пятьдесят лет? Что будет с рынком труда? Сохранится ли Шенгенская зона? Как отразится всё это на соседних государствах?

Общей, согласованной позиции государств ЕС по поводу мер, которые могли бы остановить этот снежный ком миграционных проблем нет. Но эта позиция должна быть выработана в самое ближайшее время. Иначе мы увидим примеры решительных односторонних действий по защите своих границ. А что это значит? Конец единого европейского пространства.

На мой взгляд, странам ЕС следует проявить твёрдую политическую волю и установить жёсткий контроль за миграционными потоками. Да, это проще сказать, чем сделать. Но нелегальное попадание в ЕС не должно гарантировать убежище. Только в этом случае стремящиеся в Европу люди, возможно, со временем осознают, что рисковать ради этого жизнью бессмысленно. Сейчас же потенциальные иммигранты, напротив, уверены в своих шансах на успешный переезд.

Конечно, в идеале не надо было устраивать войны на чужих территориях, чтобы насадить собственные стандарты государственного устройства или просто скинуть неугодных руководителей. Но если это уже произошло, то хотя бы уже не ослабляйте усилий по политическому урегулированию, как, например, в Сирии и других странах Ближнего Востока.

Россия тоже принимает беженцев. Достаточно вспомнить больше миллиона человек, которые бежали с Украины в Россию. У нас большой опыт приёма переселенцев. И мы можем поделиться им с Евросоюзом. Такое предложение мы Евросоюзу сделали. Ведь как сопредельная страна мы заинтересованы в остановке потоков беженцев, в том числе и через Россию.

В марте состоится очередная экспертная встреча диалога Россия — ЕС по миграции. И я надеюсь, что там будут выработаны подходы к решению этой проблемы.

— Как, по вашему мнению, может повлиять на безопасность в регионе возможная наземная операция в Сирии, которую, судя по всему, готовит коалиция во главе с США?

— Понятно, что для того, чтобы окончательно разбить террористов, одних воздушных ударов недостаточно. Борьбу с ними на земле ведут войска сирийского правительства. Но прежде чем принимать решение о вводе сухопутных войск на территорию Сирии в составе международной коалиции во главе с США, необходимо удостовериться, нужно ли это сирийскому народу. В противном случае операция может усложнить и без того непростую ситуацию в стране, привести к новым жертвам и уничтожить оставшиеся условия для политического урегулирования сирийского конфликта. Мы исходим из того, что борьба с терроризмом должна опираться на международное право и решения Совета Безопасности ООН. При этом необходимо уважать суверенитет каждого государства, которое находится в зоне конфликта.

Почему я говорю о важности права? Да потому что, если сегодня сделать вид, что нет такого основополагающего института в жизни людей и государств, то завтра мы получим мир, который захлёбывается в хаосе и анархии.

Российские воздушно-космические силы находятся в Сирии по просьбе законных властей этой страны. Наша цель — помочь сирийскому народу очистить его страну от боевиков ИГИЛ, а не развязать там новую войну. Иран, с которым у нас налажена координация, тоже помогает Сирии по просьбе её правительства. И именно такую координацию мы и предлагаем всем, кто готов противостоять ИГИЛ, включая патриотическую оппозицию, "Свободную сирийскую армию". Россия, кстати, с самого начала сирийского кризиса призывала отложить в сторону все разногласия и объединиться против ИГИЛ, но этому помешали амбиции США и их союзников, а главное — деление террористов на плохих и не очень. Теперь за это расплачиваются сирийцы. И европейцы, которые уже приняли в своих странах больше миллиона мигрантов. В войну втягивается всё больше стран Ближнего Востока, и это надо остановить.

— Поступали ли сигналы от европейских партнёров о возможности обсуждения снятия санкций и российских контрмер на конференции в Мюнхене? Сможет ли Европа восстановить потерянную долю на российском рынке с учётом активности азиатских и латиноамериканских стран?

— Мы не собираемся начинать переговоры об условиях отмены санкций. Не мы их инициировали, а значит, первыми от них должны отказаться те, кто их вводил. Отдельной темы санкций в повестке Мюнхенской конференции, которая занимается общими вопросами безопасности, нет. Другое дело, что сюжет этот так или иначе возникает при общении и с коллегами, и особенно с представителями бизнеса. Именно предприниматели, которые теряют деньги, хорошо понимают, что санкции ничего, кроме экономического вреда, не приносят. Они вводились против нашей страны раз десять. И ничего. Так будет и в этот раз. Но вот их последствия будут печальны для тех наших партнёров, которые теряют свои позиции на российском рынке. Уже сегодня мы неофициально слышим от некоторых европейских коллег: снимите, мол, те или иные ограничения в том или ином секторе. Особенно, кстати, там волнуются за своих фермеров. Но и в России мы слышим позицию наших аграриев: пожалуйста, сохраните этот режим, дайте нам встать на ноги, оправдать инвестиции. И я как глава Правительства обязан эти соображения принимать во внимание.

Конечно, не только российские производители заполняют освободившиеся ниши на нашем рынке. Увеличилась доля азиатских, латиноамериканских и других поставщиков. А если партнёры по ЕС хотят читать лекции и игнорировать наши законные интересы, а именно так было в истории с ассоциацией ЕС — Украина, — ну, пожалуйста, читайте лекции! А вести бизнес на нашем рынке, на объединённом рынке Евразийского экономического союза будут другие партнёры. Тут уж, как говорится, ничего личного.

Но всё-таки мы рассчитываем, что разум возобладает, что экономическая логика, логика взаимной выгоды вернётся в наши отношения с Европейским союзом.

— Среди политиков, которых ждут в феврале на МКБ, — президент Украины Пётр Порошенко. Планируются ли контакты с украинской делегацией в Мюнхене, в том числе для обсуждения украинского долга?

— Никаких специальных переговоров на тему госдолга Украины в Мюнхене не запланировано. Тут и обсуждать особенно нечего, долги надо возвращать.

В декабре 2013 года Правительство России разместило часть средств Фонда национального благосостояния в ценные бумаги Украины на сумму 3 млрд долларов. Это приличная сумма, и мы категорически не согласны с позицией киевских властей, которые предлагают реструктуризировать этот долг на общих основаниях с коммерческими держателями евробондов. Я не раз заявлял и готов повторить: заём Украине не является частным, это государственный, суверенный долг одной страны перед другой. Статус госдолга признал и Международный валютный фонд. И это, как говорится, медицинский факт.

Как вы знаете, срок погашения долга наступил через два года, то есть в декабре 2015-го. Но денег мы так и не увидели.

Если новое украинское руководство взяло на себя ответственность за управление страной, пусть берёт на себя и все её финансовые обязательства перед иностранными кредиторами, в том числе перед Россией. Это позиция зрелого и ответственного государства, каким себя хочет видеть Украина. Вы же помните, что после распада СССР Россия как правопреемница взяла на себя обязательства всех союзных республик по выплате долгов, в том числе Украины. И все с этим согласились.

Но какие бы ни были наши отношения с Украиной, мы никогда не забываем, что там живут близкие нам люди, которые оказались в тяжёлой ситуации. И как соседи и страны, объединённые общей историей, мы пошли на компромисс и предложили Киеву выплачивать долг в рассрочку — по одному миллиарду долларов в течение трёх лет (2016-2018 годы). Причём под гарантии либо США, либо Евросоюза, либо крупного международного банка, поскольку такие существенные льготы со стороны России означают для нас дополнительные риски.

Но что мы видим? От американского правительства пришёл официальный отказ. Евросоюз и Международный валютный фонд проигнорировали наши предложения. Зато МВФ специально для Украины отменил свою норму, которая запрещала кредитовать страны-банкроты. А ведь это правило фонд активно применял по отношению к таким должникам, как, например, Греция и Ирландия. Неужели непонятно, что такая беспрецедентная политика двойных стандартов может открыть ящик Пандоры, нанести огромный урон мировым финансам и в целом подорвать доверие к международным финансовым институтам.

С юридической точки зрения Украина находится в состоянии дефолта, а это значит, что Россия может добиваться возвращения просроченной задолженности в судебных инстанциях. Все необходимые документы сейчас готовятся, формируется соответствующий иск, и наши шансы выиграть в суде очень высоки. Но я всё-таки надеюсь, что украинские власти урегулируют проблему госдолга во внесудебном порядке.

Пока этого, к сожалению, не происходит. Те предложения, которые мы получили недавно от Украины через Германию, абсолютно неприемлемы. Во-первых, мы не можем вести переговоры, поскольку не признан официальный статус долга, а во-вторых, предложенные Киевом условия хуже, чем у коммерческих кредиторов. Кто же будет действовать себе в убыток?

При этом мы признательны германским партнёрам за их инициативу, которая свидетельствует о серьёзности наших аргументов в этом вопросе.

Евросоюз. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 февраля 2016 > № 1647166 Дмитрий Медведев


Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651798 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева немецкой газете «Хандельсблатт».

В преддверии Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности Председатель Правительства ответил на вопросы главного редактора Свена Афхюппе и международного корреспондента Матиаса Брюггманна.

Стенограмма:

Вопрос: Господин Премьер-министр, большое спасибо, что Вы нашли время встретиться с нами. Вы приедете в Мюнхен, чтобы принять участие в конференции по безопасности. Газета «Хандельсблатт» будет подробно рассказывать о заседании и в первую очередь о Вас. Мы очень рады, что можем подробно поговорить с Вами на важные темы – о России, безопасности. Господин Премьер-министр, мир, похоже, погрузился в различные геополитические кризисы: Украина, Сирия, Северная Корея со своими испытаниями бомб. Очевидно, что у многих кризисов нет решений. Какие риски Вы видите в этом новом хаосе, в который погрузился мир?

Д.Медведев: Прежде всего хочу вас поблагодарить за возможность дать интервью «Хандельсблатт». В связи с трагическим событием, которое произошло на железной дороге в Баварии, хочу выразить через вас всем читателям газеты искренние соболезнования от имени Правительства Российской Федерации и народа России.

Мир – хрупкая вещь, и помимо таких техногенных катастроф, от которых никто не застрахован, мы действительно находимся не в лучшей фазе обеспечения вопросов международной безопасности. Во всяком случае тот опыт, который есть у меня, свидетельствует, что мы знавали более продуктивные времена. С чем это связано? Наверное, это совокупность причин. Во-первых, часть угроз, о которых, например, наша страна предупреждала ещё 10–15 лет назад, превратилась из страновых, региональных, по сути, в планетарные.

Я вспоминаю, когда мы боролись с терроризмом у нас, на Кавказе, когда говорили, что люди, которые стреляют в наших военных, в нашу полицию, – это представители иностранных религиозных экстремистских организаций, нас не очень слушали. Говорили, что нет, это люди, недовольные режимом, которым надоела коррупция, что они борются чуть ли не за свободу. Проводили деление на экстремистов и повстанцев. Но давайте по-честному признаемся: мы у них находили паспорта самых разных стран, в том числе, например, Турции. Так вот то, что тогда было характерно для одной страны или для группы стран, например для Ближнего Востока в целом, где было страшновато ходить по улицам… Я отлично помню свои первые впечатления от посещения Израиля. Это было, наверное, в 1993 году, я тогда ещё не занимался никакой политикой, я был обычный адвокат и преподаватель на юридическом факультете. Мы просто поехали посмотреть, как выглядит эта страна. Но когда все люди ходят с оружием и говорят «ты имей в виду, рвануть может в любой момент» – это произвело тяжелое впечатление. Я тогда подумал: жить в таких условиях! Да они просто там все герои!

Сейчас это, к сожалению, относится ко всей Европе. Вот это, наверное, главная беда. Сегодня невозможно себя чувствовать спокойно ни в одной стране мира. Это означает, что терроризм реально глобализировался и превратился, если хотите, из преступной деятельности, которая преследует определённые цели, в том числе экстремистского порядка, в нечто особенное. В ряде государств сегодня террористы рассматривают себя как легальную власть и управляют страной при помощи террористических методов. Не нравится – голову отрубим; не нравится – порежем на куски. Причём во имя чего? Либо во имя неких религиозных догматов, либо просто потому, что «мы считаем, так правильно». Вот это основная и главная угроза, с которой, надо признаться, современное человечество не справилось.

Второе. У нас на европейском континенте хватает собственных проблем. Они носят экономический характер, хотя с ними мы как-то в определённый период научились даже вместе бороться. Я отлично помню, что происходило в 2008 и 2009 годах, как мы собирались на «двадцатку» первый раз, как уходящий американский президент [Джордж Буш] говорил мне, что во всём Wall Street виноват. А новый президент, им как раз стал Барак Обама, говорил: вот посмотрите, мы сидим за столом «двадцатки», мы можем договариваться, здесь такие разные страны – Америка, Россия, Китай, но мы вместе эти проблемы обсуждаем. Это действовало, но, к сожалению, с тех пор утекло много воды. У нас остаётся очень много экономических проблем в Европе (я сейчас не делю на проблемы Евросоюза, проблемы Российской Федерации, общемировые экономические проблемы), но мы теперь почти не общаемся. Да, на «двадцатке» встречи есть, но они в значительной мере носят ритуальный характер, скорее там принимаются рекомендации, которые не всегда исполняются. А вот того плотного контакта, который когда-то нас связывал – мы обсуждали все экономические проблемы буквально каждый месяц с руководством Германии, Франции, Британии, – этого ничего нет, всё разрушено. Хорошо это? Мне кажется, что плохо и для наших стран, наших народов, и для экономики.

Вопрос: Какова причина нынешнего раскола и что Вы предлагаете для того, чтобы преодолеть его? Мы видим серьёзное разъединение. Вы с Обамой начали «перезагрузку», однако обе стороны не воспользовались той возможностью. Как теперь можно выбраться из этой ситуации, из этого антагонизма между Западом и Россией? Каким, по Вашему мнению, должно быть решение?

Д.Медведев: Я к этому подойду, сейчас закончу ответ на первый вопрос. В результате сложилась ситуация, когда Европейский союз, отдельные страны Евросоюза и Российская Федерация либо почти свернули контакты, либо они существенно ослаблены. С Германией у нас контакты остаются всё равно очень мощными, но это всё равно не то. В области экономики они «похудели» на 40%. Кому от этого лучше? Большой вопрос.

А на политическом уровне Президент ведёт постоянные переговоры с Федеральным канцлером, но они касаются довольно узкого спектра вопросов. Обсуждается только ситуация на Украине. Да, это, конечно, серьёзная, большая европейская проблема. Но, собственно, это и всё. В некоторых случаях ещё есть разговоры о сирийской проблематике. А вот такого комплексного диалога, который был, просто больше нет. Я во всём этом участвовал, поэтому я могу об этом свидетельствовать. Ну и вывод: мир у нас не стал лучше, количество проблем увеличилось, да ещё и государства, целые страны не разговаривают друг с другом.

По последнему вопросу: я считаю, что здесь нашей вины нет. Мы от контактов никогда не отказывались, были готовы говорить в разных форматах. Но с нами сознательно свернули контакты как по линии Евросоюза, так, в какой-то момент, и по линии сотрудничества между Россией и НАТО. Поэтому мой вывод в преддверии конференции, которая состоится в Мюнхене: наш мир стал опаснее и хуже.

Вопрос: А кто в этом виноват? Вы говорите: Россия – нет. В Европе такое ощущение, что ослабло доверие к России после украинского кризиса.

Д.Медведев: Я не спорю, что вопрос доверия ключевой, но давайте разберёмся, каким образом это доверие создаётся и насколько оно ценно. Да, действительно, кризис доверия налицо. Кстати, когда был кризис в экономике, в 2008–2009 годах, тоже был кризис доверия. Но как его можно преодолевать? Только путём контакта. А у нас отношения, во всяком случае с целым рядом европейских партнёров и Соединёнными Штатами Америки, либо заморожены, либо ведутся очень вяло. Это первое.

Второе. Доверие не возникает в течение нескольких недель. По сути, мы 25 лет потратили, с момента создания новой России на новых принципах, с 1991 года, на выстраивание отношений с нашими европейскими партнёрами. В какой-то момент мне, скажем прямо, казалось, что мы уже друзья, что мы говорим в прямом и переносном смыслах на одном языке, будь то русский, немецкий, английский, что мы хорошо друг друга понимаем. Ничего этого не осталось. Причём о чём я жалею? Конечно, можно иметь разные оценки, в том числе и тех событий, которые случились на Украине. Но зачем было пускать под откос все контакты, начиная от политических и заканчивая экономическими? Посмотрите: Советский Союз был не самым, наверное, лёгким партнёром и не самым дружественным государством и для Европы, и для других стран, но никогда такого не было, даже во времена самых жёстких пикировок, будь то Карибский кризис или Афганистан, чтобы руководителей парламента объявляли персонами нон грата. Мы можем вообще занавес опустить, сказать, что мы никак не общаемся. Вот это, я считаю, грубая политическая ошибка. Это сделали зря, от этого не стало никому легче. Мы придерживаемся своей позиции, например по Украине и судьбе Крыма, европейские страны – своей. Но мы просто не разговариваем. Кого наказали?

Вопрос: Как выйти из этого кризиса?

Д.Медведев: Это, наверное, самое сложное. К сожалению, как человек вполне практический скажу, что выход только один: восстанавливать отношения, контакты, преодолевать стереотипы, идти на разумные компромиссы. Но, ещё раз говорю, здесь значительная часть дороги не за нами, потому что нам сказали: вы плохие, вы принимаете решения вне поля международного права, мы вас не будем никуда звать, мы с вами не будем торговать, мы введём против вас санкции. Я всё это сейчас перечислил – но хоть на йоту позиция России изменилась?

Я всегда привожу один пример. Ещё раз подчёркиваю: Советский Союз – точно не оптимальная модель государства, и уж точно мы не стремились к его возрождению. Я отлично помню, что такое Советский Союз, я родился, как и вы, в 1965 году, и вся моя молодость прошла в советский период. Десять раз в отношении Советского Союза (я считал специально) вводились санкции: в 1920-е, 1930-е, 1940-е, 1950-е, 1970-е годы. Советский Союз изменился? Нет.

То есть мы, к сожалению, сейчас находимся на плохой дороге. Но значительную часть пути должны пройти наши европейские партнёры, прежде всего руководство стран Европейского союза, – подчёркиваю это специально, чтобы не было никаких недомолвок. Даже несмотря на то, что страны Евросоюза входят в НАТО, несмотря на то, что Америка является крупнейшим мировым игроком, у Евросоюза, у Европы своя судьба, и руководители стран Европы, не бизнес (бизнес хочет торговать и инвестировать – здесь всё понятно), должны определиться, восстанавливают они отношения с Россией или нет.

Вопрос: Вы вполне ясно сказали, что не заинтересованы в том, чтобы железный занавес вновь упал, что вы заинтересованы в разрядке политических отношений и что, насколько я понял, соответствующая большая стратегия должна быть сформулирована в Мюнхене. Тем не менее очень конкретный вопрос. Минские соглашения являются ключевым моментом для нового сближения. Правительство Германии заняло ясную позицию, что все части этих соглашений должны быть выполнены и только тогда санкции могут быть смягчены или отменены. Бывший канцлер Герхард Шрёдер в интервью «Хандельсблатт» две недели назад сказал, что это ошибка, что уже сейчас нужно активнее идти навстречу России, поскольку первые части минских соглашений уже выполнены. По-Вашему, Герхард Шрёдер прав? Это тот путь, которого вы ожидаете, – пойти навстречу России раньше?

Д.Медведев: Герхард Шрёдер прав. Абсолютно прав – это была ошибка. Он человек очень опытный, он возглавлял правительство Федеративной Республики Германия, но дело не только в этом – он прав по сути.

В настоящий момент европейским государствам, на мой взгляд, нужно просто собраться и принять непростые решения. Евросоюз не монолитен, мы всё прекрасно понимаем. Есть страны, у которых существуют некие фантомные боли в отношении Советского Союза, они всё время подозревают в чём-то Россию. Но уж Германия-то, надеюсь, нас ни в чём не подозревает. У нас с вами такая история отношений, в которой было две кровопролитные войны в XX веке, и тем не менее мы стали крупнейшими партнёрами. Ещё совсем недавно Германия была нашим крупнейшим партнёром в Европе – по торговле, я имею в виду.

Поэтому считаю, что оценки правильные и нужно найти в себе мужество это признать.

Президент Путин об этом говорил неоднократно, и я говорил об этом неоднократно: нет никакой альтернативы минскому соглашению. По одной простой причине: мы тоже практические люди, а у нас ничего другого нет. Если бы у нас было пять соглашений, мы могли бы сказать «это хорошее, а это плохое», но у нас есть только оно.

Там были достигнуты очень серьёзные компромиссы при участии «нормандской четвёрки». И я считаю, что в тот период наши партнёры – и госпожа Меркель, и господин Олланд – проявили высокую государственную ответственность. Очень легко хлопнуть дверью, сказать: мы не слышим друг друга, мы не понимаем друг друга. Тем не менее был выработан документ, который, по сути, представляет собой road map – «дорожную карту», по которой нужно двигаться. И мы по этой «дорожной карте» идём – где-то быстрее, где-то медленнее, но, слава богу, хотя бы нет активных перестрелок.

Выполнены некоторые другие пункты. Но в чём проблема? Не выполнен ни один пункт по политическому урегулированию. Но это-то не от России зависит. И если говорить честно, наши европейские партнёры, в отличие от тех, кто в Киеве принимает решения, нас слышат.

Вопрос о проведении выборов, вопрос об амнистии, вопрос о будущем устройстве Украины – это не наши вопросы, это не вопросы Франции, это не вопросы Германии, это вопросы Украины. Тем не менее все эти процессы блокируются. Да, сейчас переговоры идут, и вот американцы к ним тоже подключились. Я считаю, что это неплохо, потому что, скажем честно, в Киеве очень внимательно следят за словами, которые произносят в Вашингтоне, руководство страны в известной степени разделено на тех, кто смотрит на Европу, и на тех, кто смотрит на Америку. В любом случае минские соглашения подлежат исполнению, мы ничего другого не имеем, но позвольте закончить тем, что российское руководство исходит из того, что в настоящий момент шар находится на украинской стороне.

Вопрос: Вы говорите, что действовать должны европейцы. Но не было ли бы жестом доброй воли со стороны России, со своей стороны, отменить некоторые запреты на импорт, чтобы облегчить для Европы принятие решения о смягчении её санкций?

Д.Медведев: Понимаете, этот вопрос по запретам приобрёл несколько демонический характер. Во-первых, вы отлично знаете нашу страну, у нас сейчас не самый простой экономический период, но никакой катастрофы нет. У нас в прошлом году уменьшение валового внутреннего продукта было в два с лишним раза меньше, чем в 2009 году, но тогда было гораздо сложнее, притом что мы не имели внешних ограничений и цены на нефть, пардон, всё-таки были не 25 и не 30. Но всё упало гораздо сильнее. С другой стороны, конечно, у нас есть трудности, которые прежде всего связаны с критическим падением цен на энергоносители, от которых наш бюджет зависит в значительной мере, ну и, конечно, влияют и ограничения взаимные. Но почему я об этом говорю? Не мы эти ограничения вводили. Мы ввели контрмеры, совершенно верно. Это был ответный шаг, вы же знаете. Не будем лукавить, эти контрмеры в чём-то нас ограничивают, но в чём-то нам помогают. Я уже долгие годы, будем считать, лет восемь, занимаюсь по линии Правительства, а ещё и как Президент, сельским хозяйством. Мы были в очень тяжёлом положении, хотя Россия – аграрная страна, самые большие пашни в мире. Сейчас мы себя практически полностью кормим. Возникла ситуация, когда наши фермеры, наши крупные хозяйства поверили в то, что они могут сами производить продукцию, что у них не будет конкуренции по бросовым ценам из некоторых европейских стран (подчёркиваю – по бросовым ценам), и нарастили мощности.

Мы и в прошлом году истратили на поддержку сельского хозяйства порядка 240–250 млрд рублей, и в этом году истратим, то есть в этом мы видим некое окно возможностей. Это не значит, конечно, что мы сознательно настроены на то, чтобы продлевать санкции. Просто наши европейские партнёры должны понимать: свято место пусто не бывает, его кто-то обязательно заполнит.

Это же касается и некоторых других товаров. Вот мы много покупали машин германских, очень хороших, – я имею в виду машины, которые средства производства, не только автомобили. Сейчас экспорт этих машин и механизмов в Российскую Федерацию упал приблизительно на 30–40%. Это плохо, потому что предприятия имеют меньше возможностей для технического перевооружения. С другой стороны, мы вынуждены были переориентироваться на азиатские рынки. Далеко не всегда там по качеству всё такое же, как в Германии, но вы знаете, они тоже научились многое делать. И мы сами начинаем это производить.

Вопрос: Но ведь как экономика, так и геополитика глобальны. Разве это не опасно – отгородиться в некоторых областях, как Вы уже сказали, в экономике, от других и прибегнуть к встречным санкциям, даже если речь идёт о реакции на чужие ограничения и санкции? Ведь любой стране – будь то Китай, или Америка, или Германия – придётся играть определённую роль в этом глобализованном мире и принимать роли, которые будут играть другие страны. Ведь границы, будь то для беженцев, для продуктов или товаров, являются препятствием для экономического успеха.

Д.Медведев: Я тоже сторонник открытой рыночной экономики и исхожу из того, что мы договорились о членстве в ВТО, приняли все принципы открытой экономики. Экономика действительно глобальна. Но это же не мы отгородились, это нам сказали: мы вам это продавать не будем, либо наши возможности из-за того, что закрыли финансирование по линии европейских банков, уменьшились.

С одной стороны, это нам мешает, с другой стороны, помогает. Если говорить о высокотехнологичной продукции, то я согласен, очень трудно здесь делать что-то изолированно. Мир настолько пронизан всем этим, настолько электронные средства общения, решения, которые основаны на высоких технологиях, цифровой экономике, стали важной частью нашей жизни, что невозможно представить себе, что мы от этого откажемся. Мы же не Корейская Народная Демократическая Республика.

Но в некоторых случаях это действительно работает на нас. Давайте честно признаемся: почему мы должны покупать польские яблоки, когда у нас точно такой же климат? Наши польские друзья наладили активную поставку польских яблок в нашу страну, забили весь рынок наш, причём по невысоким ценам. Молодцы! У них не южная страна, но они развили свой аграрный кластер. С учётом того, что их яблоки не особо в Евросоюзе покупают, они всё это привозили к нам. Но у нас такие же сады, зачем нам у них-то покупать? В этом смысле я считаю, что замещение импорта абсолютно необходимо и оправданно.

Вопрос: Помимо санкций, как Вы уже сказали, большой экономической проблемой для России стало падение цен на нефть – ваш бюджет сильно страдает от этого. Как Россия собирается преодолеть этот кризис в целом?

Д.Медведев: Страдает, конечно, бюджет, что говорить... Но опять же всё познаётся в сравнении. Когда я начинал работать в Москве, я думаю, что процентов 70–75 нашего бюджета зависело от поставок нефти и газа, притом что и цены были относительно невысокие. А сейчас – 45, то есть мы всё-таки выдавливаем углеводороды из общего баланса доходов нашей страны. Но это не значит, что мы хотим их совсем выдавить, упаси бог. У нас есть масса проектов, в том числе и с Германией, мы их дальше продолжим. Но экономика должна быть равновесной. Страна огромная, столько возможностей!

Интересная цифра (я не знаю, читали вы или нет, но я её приведу): в прошлом году Россия получила от экспорта оружия приблизительно 15 млрд долларов. Немало в принципе, это второй практически экспортёр в мире после американцев, и, вы знаете, оружие у нас в целом неплохое. А от продажи аграрной продукции – 20 млрд. Вот если бы мне кто-нибудь сказал об этом лет 10–12 назад, я бы не поверил. Значит, потенциал, экспортный потенциал аграрный у нас выше, чем оборонный, потому что мир хочет есть. На разных континентах огромное количество людей, которые голодают. Рынки огромные, они растущие. В принципе я считаю, что мы вполне способны довести баланс доходов нашего бюджета до ситуации, когда у нас, например, треть будет образовываться от углеводородов, а две трети – от торговли продукцией промышленности, высоких технологий, сельского хозяйства, оборонки. Это существенным образом повлияет на всё, включая и курс рубля.

У нас сейчас курс рубля, вы тоже знаете, очень волатильный, потому что он сильно зависит от ожиданий цен на нефть, и цены в нижней точке совсем находятся. Но мы сознательно пошли на то, чтобы отказаться от регулирования курса, он у нас теперь рыночный, свободный, никаких валютных коридоров нет, он образуется путём спроса и предложения. Но мы, конечно, хотели бы, чтобы наш курс рубля не был в такой степени зависим от нефтяных котировок, как, например, курс Евросоюза. Он же не зависит от одной отрасли или одной страны. Он всё равно зависим от экономик, он зависим не только от Германии, но и, например, от Греции, но всё-таки эти факторы компенсируют друг друга. В результате появляется достаточно сбалансированный курс. Хотя мы помним, что у евро были тоже разные времена – и непростые времена, и избыточное укрепление, и избыточное ослабление, то есть рынок есть рынок. Тем не менее для нас это важно.

Поэтому диверсификация экономики – это стратегическое направление. Меня часто спрашивают: вы уже сколько лет у власти, и Президент Путин, и вы практически столько же работаете, а почему структура экономики не изменилась? Но её не изменить за 15 лет, ну невозможно изменить. Она создавалась 50–60 лет. Это не делается таким образом, а тем более в период, когда, по сути, два кризиса мы переживаем. Но эта структура всё-таки меняется.

Вопрос: Но есть ещё другие отрасли, в которых Вы видите потенциал роста, кроме сельского хозяйства?

Д.Медведев: Да, конечно. Скажу прямо: многие новые производства, которые я посетил, меня очень радуют. Мы ещё какое-то время назад всё техническое покупали у наших друзей в Европе. Я отлично помню, как я присутствовал на открытии завода Claas в Краснодарском крае, который собирает комбайны, причём собирает отвёрткой, что называется. Классные комбайны от Claas, очень хорошие. Но сейчас-то мы значительную часть комбайнов делаем сами и не по лицензии. Это наши комбайны, их производят российские предприятия. Сначала где-то что-то по лицензии приобретали, а сейчас это совершенно новый продукт.

Недавно я был на тракторном заводе. Отличный трактор, который, кстати, покупают везде. Удивительным для меня было то, что решили покупать в Германии. Это приятно, конечно, потому что у вас привередливый потребитель. То есть эти ниши появляются. Я не имею в виду опять же сборку иностранных моделей. Такие машины, как КамАЗ, как некоторые виды других грузовых автомобилей, прочно завоевали популярность и в Азии, и в Латинской Америке, даже в Европе что-то удаётся сделать.

Вот я вчера смотрел сборку вагонов (кстати, там у нас хороший большой проект с Siemens), это было в Тверской области, на Тверском вагоностроительном заводе. Очень современные, хорошие вагоны, которые опять же тоже поставляются на экспорт, только нужно переделать тележку так называемую на европейский стандарт. То есть, если этим заниматься, всё становится на свои места. Вы же помните, что в определённые периоды Советский Союз и даже царская Россия поставляли технику в другие страны весьма активно, поэтому это вопрос доведения до лучших кондиций.

Вопрос: Но для этого России нужна другая экономическая ситуация. Сейчас же цены на нефть обрушились настолько, что вам приходится вводить меры экономии. Что делает Россия для того, чтобы стимулировать рост своей экономики и диверсифицировать её?

Д.Медведев: Про диверсификацию я, по сути, уже сказал, потому что это и есть поддержка ключевых отраслей, и это, с другой стороны, стимулирование. Я сегодня почти весь день обсуждал с членами Правительства нашей страны «антикризисный план». Потом у меня и с Президентом тоже на эту тему был разговор. В чём смысл этого «антикризисного плана», или плана поддержки экономики? Мы поддерживаем те отрасли, которые набрали темп, и если они остановятся, будет очень плохо. То же самое сельхозмашиностроение, транспортное машиностроение, автопром, сельское хозяйство, высокие технологии. Мы вынуждены в условиях, когда экономика действительно падает, а иностранные рынки капитала для нас закрыты (кроме восточных), использовать различные инструменты поддержки этих отраслей, субсидировать кредитную ставку, потому что она, естественно, выросла – ключевая ставка Центрального банка и кредитная ставка – из-за инфляции и из-за того, что закрыты рынки капитала других стран. Поэтому мы вынуждены им помогать в получении этих кредитов, чтобы те проекты, которые уже идут, не остановились и, конечно, чтобы люди не оказались на улице. Мы это делали и в кризис 2008, 2009, 2010 годов. Но тогда мы только начинали этот процесс, а сейчас мы уже более опытные. Плюс наша промышленность и сельское хозяйство дали результаты. Это объективно так.

Очень важна поддержка людей в условиях кризиса. Это, конечно, очень сложная история, потому что реальные доходы из-за ослабления рубля упали, и люди это чувствуют. Это, конечно, никому не нравится. Ослабление рубля приносит для граждан негативный эффект, потому что у них уменьшается возможность приобретения техники, которая поставляется, например, по импорту, каких-то других товаров, которые мы по импорту получаем (внутри страны цены, конечно, не так растут), и, конечно, возможность поехать куда-то. Поэтому для нас очень важно поддержать людей в этих условиях. Как мы это делаем? Прежде всего не давая разыграться безработице сверх меры. Пока она у нас разумная, она у нас держится в границах от 5 до 6%, и уже достаточно давно. Но у нас есть города (мы их называем моногородами), где одно предприятие. Там гораздо всё сложнее, потому что оно может остановиться и люди окажутся на улице, поэтому там развёрнуты отдельные программы поддержки занятости. Это другое направление, которое мы обязаны развивать.

Наконец, третье – это всякого рода пособия, которые каждое государство платит, а также пенсии. Мы тоже вынуждены при проектировании бюджета, антикризисных решений учитывать необходимость индексации в ряде случаев пенсий, пособий, для того чтобы наиболее, как принято у нас говорить, незащищённые слои населения потеряли как можно меньше.

Вопрос: Во время последнего серьёзного российского кризиса Ваша страна запрашивала помощь у Международного валютного фонда и получила её. Вы можете исключить, что настолько глубокого кризиса больше не случится и что вам вновь понадобится помощь МВФ?

Д.Медведев: Вы, наверное, имеете в виду кризис 1990-х годов, 1998 года, потому что в 2008, 2009, 2010 годах мы не обращались. Мы сами, по сути, доноры такой помощи. Я думаю, вероятность того, что мы будем обращаться к МВФ, ничтожно мала. Мы хотели бы другого. Ведь многие наши трудности – мы с вами уже об этом говорили – носят рукотворный характер. То есть если бы, скажем прямо, для нас были бы открыты рынки европейского капитала, многие вопросы решались бы легче. Это объективно так. Но сегодня мы вынуждены кредитовать себя сами, субсидировать себя сами.

Вопрос: Вы только что сказали, что свято место пусто не бывает. Можно ли сказать, что Россия воплощает стратегию, в соответствии с которой она отвернулась от Европы и повернулась в сторону Азии? И насколько успешна эта стратегия? Ведь ваш товарооборот с Китаем также сократился на 30%.

Д.Медведев: Нет стран беспроблемных. И у Китая есть проблемы в экономике, у Евросоюза, у нас. Вопрос не в том, чтобы куда-то повернуться, но нам предназначено смотреть и на Запад, и на Восток, и мы всегда об этом говорили. Другое дело, что так получилось, что в 1990-е годы – в начале XXI века мы очень активно развернули торговлю и инвестиционное сотрудничество с Европой. Я напомню, у нас торговый оборот доходил до 450 млрд евро, а Евросоюз был и, кстати, до сих пор остаётся нашим крупнейшим партнёром, если считать в целом. Конечно, мы этому уделяли очень много внимания. Может быть, азиатское направление было не таким в этом смысле для нас приоритетным. Но сейчас и в силу того, что произошло, и в силу того роста, который демонстрирует азиатско-тихоокеанский рынок, мы, конечно, активно туда стараемся проникать. У нас стратегические партнёрские отношения с Китаем, хотя вы правы, Китай, каким бы большим ни был, его экономика, он не спасёт весь мир, у него свои есть сложности. Но у нас продвинутое сотрудничество по самым разным областям. Я относительно недавно (в конце прошлого года) был в Китае и как раз проводил межправительственные консультации с китайскими партнёрами.

Но это не только про Китай, это и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Когда был саммит АТЭС, мы были в целом ряде государств – это и Филиппины, и Малайзия, потом я залетел в Камбоджу, до этого я был во Вьетнаме. Это всё наши торговые и инвестиционные партнёры. Просто к слову: например, с Социалистической Республикой Вьетнам у нас существует соглашение о создании зоны свободной торговли. Мы с другими странами к этому не пришли, не договорились, а с вьетнамцами договорились. Так что у нас в этом смысле с ними такой открытый рынок, и понятно, что они этого желают, потому что у них растущая экономика.

Здесь нет какого-то политического решения, это сугубо прагматическая необходимость – быть и в Европе, и в Азии. Если наши европейские коллеги примут решение о размораживании нормального сотрудничества, мы с удовольствием вернёмся по многим отраслям к сотрудничеству.

Вопрос: Но что касается внешнеполитического решения, то вопрос состоит в том, какую роль Россия хочет играть в мире. Может ли она в своей нынешней экономической ситуации позволить себе играть ведущую геополитическую роль?

Д.Медведев: Мы, мне кажется, к этому и не стремимся – брать на себя решающую роль в геополитике. А вот тот, кто стремится брать на себя такую роль, пусть за весь мир и отвечает, отвечает за то, почему войны начинаются, почему мигранты по Европе сотнями тысяч разъезжают. Мы к этому не стремимся, мы этим комплексом переболели в советские времена и уж точно не пытаемся регулировать весь мир. Но Россия должна занимать, конечно, в международных отношениях подобающее место. Оно, кстати, предопределено и нашей историей, и нашей географией, и возможностями, и даже формальными соображениями – членством в Совете Безопасности и так далее. И наконец, мы просто крупнейшая ядерная держава. Всё это налагает на нас ответственность, но мы не пытаемся рулить по всему миру и устанавливать свои правила, как это иногда нам приписывают, говорят о том, что вы такие-сякие, пытаетесь всё поставить под собственный контроль. Это абсолютно не так, мы в этом смысле тоже вполне прагматичные люди. Никто не способен отвечать за весь мир, никто, в том числе и Соединённые Штаты Америки.

Вопрос: Но в мире есть кризисы. Среди них – борьба против «Исламского государства» и гражданская война в Сирии, остановить которую без участия России невозможно. Как Россия может способствовать тому, чтобы остановить гражданскую войну в Сирии? По-моему, это самый главный вызов, который привёл к миграционному кризису в Европе, в частности у Германии в этой связи возникли серьёзные проблемы. Какой вклад в этом смысле может внести Россия? В последние дни мы слышали о бомбардировках Алеппо – возможно, Вы сможете сказать нам о том, соответствует ли эта информация, которая вызвала на Западе некоторое смятение, действительности. Что собирается делать Россия дальше, шаг за шагом?

Д.Медведев: Россия принимает участие в сирийском конфликте для обеспечения своих собственных национальных интересов. Конечно, с учётом того, что к нам обратилось сирийское руководство, причём обратилось за военной поддержкой. Я всегда привожу такой пример, против которого никто ничего не может возразить, потому что большинство людей, рассуждающих о Сирии, никогда там не были. Я там был с официальным дружественным визитом в тот период, когда там не было войны. Я могу вам сказать, что на меня Сирия тогда произвела неизгладимое впечатление. Это очень древняя страна, где разные этносы, где разные веры уживались совместно, и она была самой спокойной, наименее религиозно ориентированной – достаточно было на женщин посмотреть, на то, как люди ходили по улицам и так далее.

То, что там произошло, – это очень наглядный урок того, как легко создать проблему и как тяжело её потом решить. В какой-то момент нашим коллегам показалось, что господин Асад плохо себя ведёт (если вообще такие термины уместны для внешней политики). Я прямо назову, о ком я говорю. Я имею в виду наших партнёров в Соединённых Штатах Америки, некоторых наших европейских партнёров и часть арабского мира, включая Саудовскую Аравию, например. У нас могут быть разные оценки тех или иных политических деятелей, но это же не повод для того, чтобы начинать интервенцию или поджигать страну изнутри! Сейчас страна объята гражданской войной, все рассорились со всеми: шииты с суннитами, сунниты, соответственно, с другими – друзами, христианами, алавитами. Кому от этого лучше? Может быть, Асад и не идеал демократии, но нужно было добиваться того, чтобы там выборы прошли, а не развязывать такую жёсткую кампанию. В результате пострадали все.

Почему мы там обеспечиваем свои национальные интересы? Вы знаете, у нас страна многонациональная, очень сложная. У нас тоже есть религиозные экстремисты, с которыми мы довольно долго и в целом успешно боролись на Кавказе и которые периодически просачиваются в другие страны.

Я вспоминаю несчастного Мубарака (Хосни Мубарак, бывший Президент Египта), который мне во время моего визита сказал: «Вы имейте в виду, у меня в стране огромное количество выходцев из России и некоторых стран СНГ. И скажите спасибо (дословно), что я здесь вот так вот всё держу и они не устроили побоище». Но потом случилась «арабская весна», участь несчастного Мубарака печальна, потому что наши американские «друзья», которым он служил верой и правдой десятилетия, его просто взяли и сдали, и в результате привели к власти экстремистов. И только сейчас Египет начинает новую страницу в своей истории, своё развитие.

В этой ситуации мы понимаем, что те, кто поехал в Сирию (а таких там уж по меньшей мере несколько тысяч человек, цифры разнятся, потому что мы же не можем их, естественно, всех посчитать, кто когда уезжал, но это точно тысячи человек), они вернутся абсолютно зомбированными убийцами, которые будут устраивать у нас то, что устраивали раньше на Кавказе, в Москве, в других городах, то, что они устраивают в Париже, да и по всему миру, по сути, и в Соединённых Штатах Америки устраивают.

Вопрос: Их тысячи из России?

Д.Медведев: Да, тысячи людей из России, которые туда уехали. Поэтому Президентом было принято решение откликнуться на просьбу Президента Сирии и принять участие в этой боевой операции. Она не носит неограниченного характера, она, естественно, будет временной. Она носит прежде всего локальный характер, с использованием самолётов и в некоторых случаях ракет. То есть мы не хотим участвовать в наземной операции, там только наши советники есть. Иными словами, мы видим здесь вот такую важную, но в то же время локальную задачу.

Теперь в отношении того, как надо вместе здесь себя вести. Я обязательно скажу об этом в выступлении, которое будет в Мюнхене. Мы расходимся по Украине, у нас есть какие-то другие разные оценки, например по ПРО, ещё какие-то проблемы во взаимоотношениях. Но здесь-то, казалось бы, почему не договориться? Эти мерзавцы же абсолютно одно и то же делают везде теперь – и в России, и в Европе. Но на контакты западные партнёры не идут, постоянно их сворачивают, на уровне военных ведомств они носят эпизодический характер, какую-то коалицию создавать не хотят, говорят, что мы боремся не с теми. Неоднократно же об этом говорил: давайте тогда сядем за стол, договоримся, позовём всех, кто борется с террористами (что, собственно, уже в Женеве было сделано, но, правда, не вполне удачно), и определим, каким образом мы все вместе будем этому противостоять.

Покажите ваши карты, покажите, где находятся умеренные оппозиционеры так называемые. Это же отдельная, очень сложная история. Мы её отлично помним на примере Афганистана, когда нас долго убеждали в том, что есть хороший «Талибан» и есть плохой «Талибан» – значит, с хорошим надо дружить, с плохим надо воевать. Потом случилось 11 сентября, случились другие события. Там всё очень запутанно. И те, кто называют себя умеренными, не факт, что таковыми являются. Но мы готовы это всё обсуждать. Президент об этом неоднократно говорил своим партнёрам. Но для этого нужно сидеть за одним столом. А наши партнёры уклоняются. То есть какие-то эпизодические встречи, по телефону поговорят, на уровне военных как-то проконтактируют. Но в этой ситуации нужно создавать полноценный альянс, в противостоянии этому злу. Всё это вылилось в миграционную проблему.

Здесь я не могу не сказать того, что думаю. Может, это и не понравится моим коллегам в Европе, но я считаю, что это полный провал, полное фиаско иммиграционной политики Евросоюза. Просто совсем плохо. Неужели этого невозможно было представить несколько лет назад? Неужели такие плохие аналитики?

Мы тоже исполнены лучших гуманитарных чувств, мы тоже хотим помогать беженцам, мы делаем это. Но открывать двери в Европе, приглашая всех, кто готов приехать, – простите, это по меньшей мере глупость, если не сказать более жёстко. И что теперь? Огромное количество людей из Сирии и сопредельных стран устремилось к вам. Что это за люди? Там есть несчастные люди, которые бегут от войны. Их много. Чего они хотят? Они хотят выжить, и, уж извините, хотят получить пособие, которое Евросоюз им предоставляет. Это пособие, я думаю, раз в 10 больше по размеру, чем то, что они имеют на территории Сирии. Но этих людей жалко, хотя это решение Европейского союза. Но среди этих людей есть часть, и немаленькая, не три каких-то отъявленных негодяя, сотни, а может быть, тысячи, которые едут в Европу с миссией «часового механизма»: когда им позвонят, они начинают действовать как роботы. Вычислить их почти нереально, потому что они все мирные граждане, которые бегут от войны.

Я недавно встречался с финским Премьером, кстати, на полях в Мюнхене у меня будет встреча с финским Президентом. Они очень обеспокоены этим, потому что часть этих людей едет и через нашу границу, но мы их не можем остановить. Есть пакт о правах человека европейский, к которому мы присоединились. Мы никому не хотим зла, не хотим разбавлять нашего соседа, Финляндию, вот такими мигрантами. Но, что делать, мы просто по-другому ничего сделать не можем. Мы договорились создать общую группу, для того чтобы она работала, как-то это канализировать. Мы будем этим заниматься, мы готовы со всеми работать, и с Германией тоже. Но это колоссальная проблема. И, если честно, власти Евросоюза её накачали сами.

Вопрос: Вы сказали, что Россия не хочет проводить наземную операцию. Как Вы оцениваете, что арабские страны сейчас к этому готовы и хотят этого, и хотят ещё, чтобы США взяли лидерство?

Д.Медведев: Плохо оцениваем, потому что всякие наземные операции, как правило, ведут к тому, что война становится перманентной. Посмотрите, что в Афганистане, что в целом ряде других стран. Уж несчастную Ливию даже не упоминаю.

Наземная операция – это интеграция всех, кто в ней участвует, в войну. Вот американцы должны взвесить – и президент Соединённых Штатов, и наши арабские партнёры: они хотят перманентной войны? Они что думают, что они её очень быстро выиграют? Так не бывает, особенно в арабском мире. Там все сражаются против всех. Там нет такой моносилы, когда есть Асад и верные ему войска и какая-то антиправительственная группировка. Всё гораздо сложнее. Значит, это на годы, а может, на десятилетия. Зачем это надо? Надо всех, в том числе за счёт жёстких мер, которые и Россия осуществляет, и американцы осуществляют, и даже, при всех оговорках, и турки пытаются осуществлять, заставить сесть за стол переговоров, а не начинать очередную войну на Земле. Мы прекрасно знаем, по каким сценариям всё это проходит.

Вопрос: Радикализация исламистов, похоже, является главной угрозой для мира во всем мире, а также для всего международного сообщества. Не слишком ли мало внимания мы уделяли исламу и исламским движениям? Можно ли еще остановить эту радикализацию? Как взять эту проблему под контроль? Или ислам сам по себе не поддается реформированию? В Коране содержатся ценности, которые вы в вашем мире – или мы в нашем мире – не разделяем? Как можно решить эту проблему?

Д.Медведев: Это проблема очень сложная, но она разрешима. Я напомню, что Россия является не только христианской (преимущественно), но и исламской страной, и мы живём в мире с нашими исламскими братьями, которые живут на территории России уже много лет, столетия. Это совместное жительство было совершенно нормальным и спокойным. Более того, я могу сказать прямо: в советские времена, когда я ещё учился в школе, мне даже в голову не приходило думать о том, каких верований придерживается тот или иной человек. Тогда у нас вообще атеизм был, но многие верили: и христиане были, и мусульмане. Но у нас было совершенно монолитное общество. Потом этот пожар раздули. В Европе, я ещё раз подчёркиваю, были допущены стратегические ошибки, когда иммиграционная политика привела к тому, что религиозный баланс в странах сдвинулся, причём неконтролируемо. Вопрос ведь не в том, что приезжают представители исламской уммы, диаспоры, а вопрос том, что они приезжают бесконтрольно, не хотят социализироваться, не получают образования и враждебно воспринимают всё, что происходит в Европе. А мы здесь всё-таки, все придерживаемся европейских ценностей, европейской идентичности, это для России абсолютно характерно. Вот поэтому это была очень серьёзная и грубая, на мой взгляд, ошибка. Сейчас надо пытаться наводить мосты, успокаивать ситуацию (нет другого, если говорить о диалоге внутри стран Евросоюза), стараться всё-таки договариваться с представителями общин. Я понимаю, насколько это непросто, я понимаю, что многие из них вообще не хотят договариваться, а часть из них, что вообще ужасно, получает образование, рождается в европейских странах, а потом совершает там теракты. Это данность, и здесь нет лёгкого рецепта. Я лишь подчеркнул, что у нас, в нашей стране, есть опыт сосуществования на протяжении веков христианской и мусульманской общины, но он тоже небеспроблемный. Вы помните, что у нас в 1990-е годы происходило и в начале XXI века, когда к нам начали приезжать представители других направлений ислама, абсолютно чуждых нашему исламу (потому что там, вы знаете, много направлений, и они подчас друг с другом больше враждуют, чем с представителями других религий) и принесли эту культуру, и нам пришлось там наводить порядок.

Я, к сожалению, не исключаю, что похожая ситуация может случиться и где-то в Европе, не дай бог, и тогда вам придётся столкнуться с тем, с чем мы столкнулись в 1990-е годы. Мы, конечно, очень бы этого не хотели, мы надеемся на то, что вам всё-таки удастся найти правильный подход к национально-религиозной политике. И потом, это абсолютно страновая история: в Германии своя история, во Франции своя история, в Венгрии своя история, в Австрии своя история, но вы все внутри Евросоюза. Вас 28, и вам нужно будет о чём-то договориться вместе, потому что если вы просто будете разрушать пространство Шенгенской зоны, то это, во-первых, скорее всего, просто повлечёт, по сути, распад Европейского союза, а во-вторых, этим ничего не добиться, потому что экстремисты будут с удовольствием кочевать из страны в страну.

Мы, хочу сразу сказать, готовы принять участие в таких консультациях. Мир прозрачен, эти люди приезжают и от нас, эти люди приезжают к нам. Но нашу страну ведь во многом вывели из такого диалога. Сейчас уже наступает осознание того, что без России таких вопросов не решить и в силу её географического положения, и в силу исторического опыта.

Вопрос: А Вы думаете, что Евросоюз разрушится из-за этого кризиса?

Д.Медведев: Я не говорю о том, что Евросоюз разрушится.

Реплика: Вы думаете или Вы боитесь…

Д.Медведев: Я скажу прямо, что это будет самое драматическое событие для Европейского союза. Мы, ещё раз подчеркну, являемся крупнейшим торговым и инвестиционным партнёром Евросоюза, даже несмотря на сложные сейчас отношения. Мы держим часть валютных запасов в евро и заинтересованы в том, чтобы евро был стабильной валютой. Я всегда об этом говорил госпоже Меркель: «Не сомневайся, Ангела, мы заинтересованы в том, чтобы евро был стабильной валютой». Более того, отчасти противостоял доллару, потому что не может быть мир основан на одной моновалюте. В Европе живут наши партнёры, друзья, у многих родственники. Поэтому упаси бог от такого сценария. Но просто ситуация сейчас настолько тревожная, что, если начать последовательно вот так всё разрезать, да ещё и не договорившись между собой, это может повлечь очень тяжёлые последствия для Европы. Гораздо более тяжёлые, чем то, с чем Европа столкнулась во время экономического кризиса или в период, когда вы спасали Грецию, Португалию, Испанию и так далее.

Вопрос: «Хандельсблатт» является ведущей экономической газетой Германии. Экономические отношения между Германией и Россией, как Вы уже сказали, на протяжении многих лет прекрасно развивались, а сейчас многие немецкие предприятия жалуются по поводу санкций. Как бы Вы охарактеризовали двусторонние экономические отношения? Надеетесь ли Вы на то, что нам удастся сохранить их на высоком уровне – после этой санкционной фазы?

Д.Медведев: Эти отношения больны, но подлежат лечению. И лечение на самом деле достаточно простое – восстановление диалога и доверия. Бизнес друг другу верит. Почти не уменьшилось общее количество совместных компаний — торговый оборот упал, а общее количество совместных компаний не уменьшилось. Бизнес хочет работать – и российский, и германский.

Поэтому решение за европейскими политиками. Жалко того, что произошло: торговый оборот между Россией и Германией сдулся на 40%, с Евросоюзом вообще почти в два раза, но будет хуже, если мы и дальше эту ситуацию будем загонять куда-то глубоко. Надо найти мужество и признать, что пора прекратить экономические санкции, которые не ведут ни к чему хорошему ни для Европы, ни для Российской Федерации. Наша страна к этому готова, но, ещё раз подчёркиваю, мы ждём первого шага от наших коллег из Европейского союза.

И последнее. У меня будет встреча в Мюнхене в формате завтрака с представителями Восточного комитета германской экономики. Там наши партнёры, друзья даже многие, которые публично по понятным причинам не могут какие-то позиции выражать, но непублично говорят: «Конечно, скорей бы это всё закончилось. Всё это вредит. Мы не понимаем зачем…». Я тоже привезу группу российских бизнесменов, мы будем говорить о восстановлении делового сотрудничества. А там перспектив полно, начиная от того, что мы уже сделали, и заканчивая «Северным потоком – 2», который точно полезен для наших крупнейших партнёров.

Вопрос: Но он будет, второй «Северный поток» в Европе?

Д.Медведев: Здесь две составляющие. Как я пониманию, германское правительство справедливо говорит о том, что это коммерческий проект. Мы к нему относимся точно так же. Если бы этот проект нам не давал денег, мы бы никогда с ним не вышли.

У нас есть уже один «Северный поток», первый. Я помню, как мы его открывали, как я долго разговаривал с Федеральным канцлером, с другими коллегами. Посчитали: с учётом потребления в Германии (а в прошлом году у вас потребление выросло, по-моему, до 45 млрд кубов из России) и целом ряде других стран и с учётом уменьшения поставок внутри Евросоюза этот «Северный поток – 2» рентабелен. Значит, нужно договариваться о коммерческом проекте.

Есть позиция Брюсселя. Мы к ней относимся уважительно, это в конце концов правительство Европейского союза. Но там есть известный Третий энергетический пакет, который мы не считаем оптимальным и справедливым и считаем, что в ряде случаев он просто мешает одним странам и помогает другим странам, то есть он не создаёт ситуацию справедливости. Наверное, некоторые руководители европейских стран со мной бы не согласились. Часть из них считает, что они потеряют транзитную плату, если, например, поставки газа не будут осуществляться через Украину. Но, скажу прямо, Украина настолько проблемная страна, что дело не в каких-то там нынешних наших отношениях, а просто в том, что, к сожалению, это очень рисковая история. Но значительная часть стран считает, что способна приобрести, и бизнес способен приобрести от этого дополнительные выгоды. Но самое главное, мы диверсифицируем каналы поставок и создаём надёжность этих поставок.

Последнее, что скажу по этому поводу, потому что тема важная. Очевидно, что никакой зависимости для Евросоюза здесь нет, потому что эта зависимость всегда носит двусторонний характер. Да, вы получаете газ из России, действительно для нас это выгодно и полезно. Но с другой-то стороны, если вы откажетесь его покупать, для нас это будет таким же испытанием, как и для Евросоюза. Поэтому это взаимная зависимость, а взаимная зависимость называется бизнесом.

Реплика: Спасибо Вам большое.

Д.Медведев: Спасибо.

Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651798 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 2 февраля 2016 > № 1636611 Дмитрий Медведев

Встреча Президента России Владимира Путина с Председателем Правительства Дмитрием Медведевым.

Обсуждались вопросы оптимизации структуры федеральных органов исполнительной власти.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович! В рамках Ваших поручений и той работы, которую Правительство проводит по оптимизации структуры федеральных органов исполнительной власти – то есть министерств, ведомств, – хотел вынести от имени Правительства на суд Президента два предложения, направленных на то, чтобы структура Правительства была более компактной, более эффективной и менее дорогой.

Одно из них касается упразднения нашей структуры под названием Росграница. Она занималась обустройством государственной границы с точки зрения строительных и транспортных технологий, была создана некоторое время назад. Часть своих задач исполнила, но, в принципе, без ущерба качеству те же самые функции можно выполнять в рамках Министерства транспорта, которому и могут отойти функции Росграницы.

Вторая идея связана с тем, чтобы сделать также более компактной систему финансовых контрольных и надзорных органов, которые входят в структуру Министерства финансов. В структуру Министерства финансов входит Росфиннадзор и Федеральное казначейство.

По мнению Министерства финансов, которое поддерживается Правительством, можно было бы эти органы объединить путём присоединения Росфиннадзора с передачей контрольных и надзорных полномочий Росфиннадзора системе Федерального казначейства. Тем более что они исполняют близкие задачи: надзор за финансовой дисциплиной, за исполнением бюджета, казначейское исполнение бюджета, контроль за бюджетными проводками. Так что это всё связано и может эффективно делаться внутри одной структуры.

Валютные поступления, валютный контроль, в этом случае будет распределён между Федеральной налоговой службой и Федеральной таможенной службой. Тем самым мы сможем также сократить государственный аппарат, что на самом деле в сегодняшних условиях нелишне.

В.Путин: Согласен.

Минфину, наверное, виднее. Министр чувствует, как работают все шестерёнки в его достаточно большом сегодня механизме, поэтому давайте согласимся.

А почему в первом случае в Минтранс?

Д.Медведев: Владимир Владимирович, дело в том, что большинство полномочий, которыми занималась и занимается Росграница, связаны с транспортными функциями. И, собственно, промышленное строительство такого рода ближе к Минтрансу, нежели к каким–либо другим структурам. Можно, конечно, это по–разному разнести, но Минтрансу это ближе всего, мы согласовали это как наиболее подходящую форму организации этой деятельности на будущее.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 2 февраля 2016 > № 1636611 Дмитрий Медведев


Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 29 января 2016 > № 1632189 Дмитрий Медведев, Юха Сипиля

Российско-финляндские переговоры

Дмитрий Медведев провёл переговоры с Премьер-министром Финляндии Юхой Сипилей.

Стенограмма начала беседы:

Д.Медведев: Господин Премьер-министр, очень рад Вас приветствовать в Петербурге. Это первые переговоры наши с Вами – такие очные, хотя мы по телефону общались. Переговоров между правительствами не было достаточно давно по известным разным причинам, поэтому это хорошая возможность, для того чтобы обменяться соображениями по вопросам российско-финляндского взаимодействия и некоторым вопросам международной повестки дня. Добро пожаловать!

Ю.Сипиля (как переведено): Уважаемый господин Председатель Правительства, я летом получил Ваше приглашение приехать с визитом сюда. Я с удовольствием приехал сейчас. Мир и условия, которые нас окружают, ставят перед нами сложные задачи, вызовы, и всё-таки и при таких условиях нам очень важно поддерживать контакт.

Как Вы сказали уже, у нас целое множество двусторонних вопросов на повестке дня, а также других многосторонних вопросов, которые предстоит обсудить. Спасибо ещё раз за приглашение.

Д.Медведев: Kiitos! («Спасибо» по-фински).

<…>

Совместная пресс-конференция Дмитрия Медведева и Юхи Сипили по завершении переговоров

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые представители СМИ! Несколько слов по итогам наших переговоров с Премьер-министром Финляндии господином Сипилей.

Мы провели первую личную встречу, до этого общались по телефону. Хочу сказать сразу, разговор был хороший, мы подтвердили наше взаимное желание развивать двусторонние связи между нашими странами.

Финляндия является для нас близким соседом, партнёром, и это предопределяет характер наших отношений. Считаю, что главное, чтобы диалог был не только продуктивным, но и регулярным. Это на самом деле очень важно для того, чтобы наши связи развивались по восходящей.

Но экономическое сотрудничество, к сожалению, сейчас находится не на высшей точке. Товарооборот снизился почти на 40%.

Причин две. Первая причина носит объективный экономический характер – это снижение цен на углеводороды. Вторая причина носит субъективный характер – я имею в виду так называемые экономические санкции, которые ударили по торгово-экономическому сотрудничеству между нашими странами.

Я сказал своему коллеге сегодня: я не знаю, кому это выгодно. Может быть, и есть такие страны, но уж точно это не выгодно ни России, ни Финляндии.

Мы договорились о том, что возобновим работу межправительственной комиссии в качестве механизма для развития связей. Но, даже несмотря на текущую не вполне благоприятную ситуацию, наши инвестиционные проекты, наши бизнес-проекты продолжаются, что само по себе, конечно, очень важно. Например, речь идёт и об атомном проекте, и о работе нашей Объединённой судостроительной компании на судоверфи в Хельсинки, и о целом ряде российских проектов. И, напротив, у нас активно работает порядка 650 финских компаний в самых разных отраслях – и лесопромышленном комплексе, и строительстве, и пищевой промышленности, и некоторых других. Есть и очень крупные проекты, например такие, которые ведёт энергетический концерн Fortum. Есть и другие перспективные направления. Это и переработка сельхозпродукции, и высокие технологии, в которых наши партнёры из Финляндии, кстати, преуспели за последние годы. Речь идёт о фармацевтической продукции. Мы готовы развивать и другие направления, включая приграничное, межрегиональное сотрудничество. В общем, всё это остаётся в повестке дня, так же как и гуманитарные проекты. Мы договорились о том, что и в рамках межправкомиссии, и на уровне отдельных министерств и ведомств, и, наконец, просто на уровне премьеров такого рода диалог будет продолжен.

Мы обсуждали и сложные международные вопросы: урегулирование ситуации в Сирии, вопросы миграции на европейский континент, ситуацию, которая сложилась на Украине, некоторые другие темы. Естественно, этот обмен также был полезным.

В заключение хотел бы поблагодарить моего финского коллегу за обстоятельные и конструктивные переговоры. Уверен, что результаты послужат укреплению сотрудничества между нашими странами.

Ю.Сипиля: Спасибо. Уважаемый коллега, уважаемые представители средств массовой информации!

Я поставил перед собой такую цель, что в течение первого года на посту Премьер-министра Финляндии я хочу встретиться с коллегами из всех соседних государств. Для меня сегодня особое удовольствие было встретиться с Председателем Правительства Российской Федерации господином Медведевым здесь, в Санкт-Петербурге, – городе, который является для Финляндии традиционно важным и близким.

Как отметил уважаемый коллега, у нас сегодня состоялись хорошие, конструктивные переговоры по двусторонним вопросам, об Украине, о взаимоотношениях между Европейским союзом и Россией и также о международной обстановке.

Как Вы отметили, Россия для Финляндии является важным торговым партнёром, несмотря на сокращение нашего товарооборота из-за глобальной конъюнктуры и международной политической обстановки.

Россияне также представляют собой большую группу туристов в Финляндии, и Финляндия вкладывает в развитие туризма в нашей стране. Мы сердечно приветствуем российских туристов в Финляндии.

Я встретился также здесь с представителями финских компаний. Как отметил коллега, здесь, в России, ведут деятельность сотни финских компаний в различных отраслях, и большинство этих компаний остаются на российском рынке несмотря на то, что они должны были адаптировать свою деятельность с учётом изменившейся экономической ситуации. И на российском рынке, как и везде, важны для деятельности компаний такие факторы, как функционирование бизнес-среды и беспрепятственность ведения внешнеторговых операций. И в этом плане финские компании проявляют упорство.

Мы также с господином Медведевым обсудили состояние и ситуацию на нашей общей границе. У нас длинная общая граница, и хорошее функционирование, работа этой границы обеспечивают оживлённые и активные контакты и взаимодействие как между гражданами наших стран, так и между экономическими структурами и компаниями. Финляндия обеспечивает надлежащим образом надёжность и безопасность границы, и в то же время мы с ответственностью подходим к нашей задаче по обеспечению охраны внешней границы Европейского союза.

В настоящее время вот в этой части ситуация вполне удовлетворительная, надо сказать, и перекрытие каналов нелегальной миграции отвечает интересам обеих стран. Общими усилиями мы можем предотвращать возникновение различного рода проблем и угроз для внутренней безопасности наших стран. Мы были едины в том мнении, что необходимо найти устойчивое решение для этой проблемы. Традиционно хорошее взаимодействие между компетентными органами Финляндии и России продолжается, продолжается диалог между этими органами. Мы считаем, что нужно найти решение как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, поэтому мы договорились о том, что мы продолжим наши обсуждения по телефону в ближайшее время.

Как коллега уже отметил, мы обсудилии ситуацию на Украине. Финляндия полностью привержена общей внешней политике Европейского союза, включая те санкции, которые обусловлены ситуацией и украинским кризисом.

Обсудили мы также, коснулись исполнения минских соглашений. Естественно, для развития отношений между Европейским союзом и Россией имплементация, исполнение минских соглашений, имеет центральное значение.

Также важно, что наше взаимодействие и сотрудничество на различных форумах регионального уровня продолжается и остаётся активным. Финляндия передала в октябре 2015 года председательство в Совете Баренцева/Евроарктического региона России. В 2016 году Финляндия будет председательствовать в Совете министров Северных стран, и также Финляндия готовится к своему председательству в Арктическом совете, которое начнётся в 2017 году.

Международная обстановка ставит перед нами в настоящее время многие вызовы, задачи. Здесь требуется сотрудничество. Например, по Сирии требуется такое сотрудничество. Урегулирование ситуации в Сирии прежде всего важно для самих сирийцев, и также это важно для стабильности на Ближнем Востоке. Кроме того, ситуация там отражается и на нашем регионе, здесь, на севере Европы, имеет определённые эффекты.

Уважаемый господин Председатель Правительства, хочу ещё раз поблагодарить Вас за конструктивную беседу и за такое хорошее начало для нашего дальнейшего диалога. И здесь публично хочу повторить своё приглашение Вам приехать с визитом в Финляндию.

Вопрос: ТАСС, Вероника Романенкова. У меня вопрос к двум премьер-министрам.

Финляндия из всех стран Евросоюза имеет самую протяжённую границу с Россией и остаётся одним из основных торгово-экономических партнёров. Скажите, пожалуйста, влияют ли санкции на реализацию совместных крупных проектов, таких как строительство атомной станции и газопровода «Северный поток – 2»? И обсуждались ли эти проекты на нынешних переговорах?

Д.Медведев: Я два слова скажу, потом коллега, наверное, тоже выскажется. Безусловно, мы, несмотря на всякого рода трудности и санкции, остаёмся крупными торговыми партнёрами, потому что мы соседи и у нас очень серьёзная, длительная история инвестиционного и торгового сотрудничества, не говоря уже вообще об истории.

Конечно, санкции испортили нам сотрудничество в целом ряде сфер и отраслей. Это, к сожалению, именно так. Но это не мы придумали, не нам это и завершать. Что касается ряда крупных, важнейших проектов, то санкции их не затронули – ни то, что принимал Евросоюз, ни ответные меры, которые принимала Российская Федерация. И реализация таких важных проектов, например, как строительство атомной станции, идёт своим чередом. В настоящий момент готовится выход на стройплощадку. Мы с моим коллегой господином Премьер-министром обсуждали эту тему.

В отношении «Северного потока – 2». Это тоже крупный проект, мы тоже его обсуждали. Речь идёт именно о коммерческом проекте, кто бы как ни пытался его трактовать. Это нормальный бизнес-проект, именно так он и задумывался и российской стороной, российскими компаниями, прежде всего «Газпромом», и европейскими компаниями-партнёрами. И именно в таком виде мы и хотим его профилировать. Насколько я понял позицию моего коллеги, Финляндия также воспринимает этот проект сугубо как коммерческий, и с учётом нашего опыта работы по проекту «Северный поток – 1» мы намерены продолжить сотрудничество, базируясь на этом подходе.

Ю.Сипиля: Спасибо. Во-первых, о санкциях. Естественно, они оказали влияние на уровень нашей двусторонней торговли.

Да, мы обсуждали целый ряд проектов, и один из них – это строительство атомной электростанции «Ханхикиви-1». Также мы обсудили текущее состояние этого проекта по строительству атомной электростанции, коснулись мы и строительства запланированного там газопровода. Финляндия исходит из того, что Европейская комиссия даст юридическую оценку вот этого проекта. Для Финляндии он является именно коммерческим проектом, и мы относимся к нему прагматически.

Вопрос (как переведено): Helsingin Sanomat. Вопрос к Председателю Правительства Российской Федерации. Уже в течение длительного времени между Финляндией и Россией очень хорошо обстоят пограничные дела. Например, в том, что касается проверки проездных документов и на границе, и даже до того, как человек уже подъехал к границе. Практически 20 лет или почти на протяжении 20 лет там проверялось наличие визы, и потом вдруг начались проблемы в этом плане этой зимой. На северных пунктах пропуска появились мигранты или беженцы – на тех пропускных пунктах, которые расположены в Лапландии.

И на это явление обратили внимание не только Финляндия, но и Норвегия. Кажется, что всё-таки такие путешествия этих мигрантов, передвижения в каком-то плане носят организованный характер, и некоторые даже высказывают предположения, что это не только какие-то мафиози, какие-то преступные группировки, которые этим занимаются (организацией этих поездок), но, возможно, что это является как бы частью внешней политики России. Поэтому возникает вопрос: почему эти договорённости – или практики, процедуры, которые раньше работали так хорошо, – почему они перестали работать сейчас? И является ли это политикой России? Если является, то какие цели она преследует?

Д.Медведев: То, что происходит, является результатом отнюдь не политики России, а целого ряда обстоятельств, в том числе близорукой миграционной политики Евросоюза. И заложником этого стала Финляндия.Но, конечно, ничего бы этого не произошло,если бы на Ближнем Востоке не случилось тех событий, которые привели к детонации общей ситуации в целом ряде стран – и в Сирии, и в Ливии, и в некоторых других государствах.

У нас хорошее приграничное сотрудничество всегда было, и контакты были правильным образом выстроены. Мы договорились с господином Премьер-министром, что мы продолжим общение на эту тему, как и службы, которые за это отвечают, они также общение продолжат.

Такого рода миграция представляет опасность не только для Финляндии, но и для Российской Федерации, поэтому разговоры о том, что это часть нашей внешней политики или что это организованная история, – это просто чушь. Но в конечном счёте я вернусь к тому, с чего начал: Евросоюз должен сам разобраться, какую миграционную политику Евросоюз будет вести.

И ещё хочу обратить внимание уважаемых коллег из средств массовой информации. Если говорить о мигрантах, которые приехали с территории Российской Федерации (а мы не можем запретить им движение, потому что это основано на Европейской конвенции о правах человека и российской Конституции), то таких людей не более тысячи, а, например, с территории Швеции на территорию вашей страны приехало 30 тыс. таких людей.

Так что причины этой проблемы надо искать в другом месте. Ещё раз повторю: корень проблем находится на Ближнем Востоке и, естественно, в тех правилах, процедурах, которые утверждает Европейский союз. Мы подробно это обсудили с моим коллегой и договорились продолжить контакты на эту тему.

Вопрос: Салима Зариф, программа «Вести», телеканал «Россия». В Финляндии в начале января была принято решение о выдаче США российских граждан – Максима Сенаха и Александра Сергеева. Они были задержаны, когда пересекали границу как обычные туристы, и ни до, ни после задержания никаких данных об их противоправной деятельности в Россию не поступало. Вопрос такой: не кажется ли Вам, что это скорее месть, чем правосудие? И что нужно сделать для того, чтобы подобные инциденты в Финляндии с российскими гражданами больше не происходили? Просьба, если можно, пожалуйста, ответьте оба.

Ю.Сипиля: Да, спасибо за вопрос. Надо сказать, что Финляндия решает такие вопросы, во-первых, в соответствии с двусторонними и международными соглашениями и конвенциями, которые являются обязательными для нас. Здесь речь идёт о самостоятельных юридических, правовых процессах, которые касаются отдельных физических лиц, и поэтому я не могу прокомментировать отдельные такие случаи, но могу констатировать, что соответствующие контакты между финскими и российскими компетентными органами хорошо налажены и работают и по этому вопросу. Также были такие случаи, когда Финляндия выдала лиц для судебного преследования в Россию по просьбе России, и также были такие случаи, когда в результате такого судебного разбирательства, юридического процесса было констатировано, что предпосылок для выдачи гражданина России третьей стране не существует.

Д.Медведев: Я не хотел бы комментировать действия правоохранительных и судебных инстанций Финляндии, потому что это другая страна и это её компетенция. Я лишь могу сделать несколько замечаний по поводу рода процедур. Во-первых, договор о выдаче и договор о правовой помощи связывают не только Финляндскую Республику и Соединённые Штаты Америки, но есть соглашение между Российской Федерацией и также Соединёнными Штатами Америки. Почему-то американцы по поводу конкретных граждан к нам не обращались, если они считают их преступниками, а решили вытащить их из третьей страны.

Это отражает общий подход американского правосудия, которое считает себя глобальным, считает, что оно может принимать решения в отношении любого гражданина, происходящего из любого государства, – вытаскивать его, похищать, привозить на свою территорию и судить. Это безнравственно и похоже на международную преступную деятельность, особенно между странами, которые имеют двусторонние соглашения об оказании правовой помощи. Я в данном случае, ещё раз говорю, имею в виду Россию и Америку.

Американцам стесняются возражать, а они ведут себя всё более нахраписто в этом смысле. Все упомянутые случаи, насколько мне позволяют судить, так сказать, те справки, которыми я располагаю… Речь идёт о совершенно ординарных событиях, и даже те преступления, которые вменяются в вину, не относятся к числу тяжких, хотя по американским законам за них могут быть назначены сроки наказания, превышающие сто лет. Так что даже с точки зрения гуманитарной выдача в Соединённые Штаты Америки не может считаться, на наш взгляд, во всяком случае, вполне оправданной.

Что же касается контактов между правоохранительными ведомствами наших стран в рамках тех соглашений, которые у нас существуют, мы, естественно, все эти каналы будем с нашими финскими партнёрами задействовать.

Вопрос (как переведено): Это вопрос к господину Медведеву. Каким образом Вы в текущем году собираетесь конкретно продвигать восстановление финляндско-российских торгово-экономических отношений, которые пострадали в последнее время? И какие практические меры или действия нужны для того, чтобы восстановить прежний уровень этого оборота и торговли между нашими странами?

Д.Медведев: Как я собираюсь продвигать? Вот я уже продвигаю. Мой партнёр, коллега стоит здесь, и мы провели полноценные переговоры, для того чтобы эти отношения улучшить, вернуть их к прежнему уровню.

Но это не мы их испортили, не мы эту кашу заварили. Мы готовы их восстановить в полном объёме. Главное, чтобы это услышали все наши партнёры, в том числе те, которые заседают в Брюсселе. Как только будут приняты необходимые решения, отношения с Финляндией, естественно, станут прежними, я имею в виду объёмы торгового сотрудничества и направления торгового сотрудничества.

Хотя во время обеда я сказал коллеге Премьер-министру, что больше всего из-за этих санкций мне жалко торгово-экономическое сотрудничество, которое требует внимательного отношения и восстанавливается всё-таки с определённым напряжением. Поэтому это должно быть общей задачей.

Эта полоса всё равно закончится, как закончились те 10 видов санкций, которые когда-то вводились в XX веке в отношении Советского Союза. А российско-финляндское сотрудничество останется, как и наше добрососедство. Вот так.

Ю.Сипиля: С Вашего позволения хочу тоже ответить.

Да, развитие торгово-экономических отношений между нашими странами для нас крайне важно, и мы ищем такие отрасли и такие возможности, которые находятся вне поля действия санкций.

Во время нашей двусторонней встречи сегодня мы обсудили ряд озабоченностей финских компаний. Там были и мелкие какие-то проблемы, озабоченности и более крупные, поговорили о них.

Да, мы договорились о том, что сопредседатели межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству встретятся в ближайшее время и на этой встрече будут обозначены дальнейшие шаги развития этих отношений.

Касательно вопроса, который был задан представителем газеты Helsingin Sanomat. Мы совместно отметили, что взаимодействие и сотрудничество на нашей границе на протяжении многих десятилетий было очень хорошим. Проблемы, которые связаны с миграционными вопросами, – это очень сложные процессы, и мы как раз с коллегой обсудили и коренные причины этих процессов. Мы очень прагматично обсуждали проблемы, которые наблюдаются у нас на данный момент. И, как я сказал, к этому вопросу мы вернёмся в самом скором времени – уже на будущей неделе.

Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 29 января 2016 > № 1632189 Дмитрий Медведев, Юха Сипиля


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 27 января 2016 > № 1625372 Дмитрий Медведев

О Стратегии по развитию жилищно-коммунального хозяйства до 2020 года.

Из выступления Дмитрия Медведева на форуме первичных организаций партии «Единая Россия» Москвы и Московской области «Городское развитие: жильё и ЖКХ».

Форум первичных организаций партии «Единая Россия» «Городское развитие: жильё и ЖКХ» проходил в Москве 27 января 2016 года.

<…>

Д.Медведев: Несколько слов о ключевых направлениях развития жилищно-коммунального хозяйства, которые заложены в Стратегию по развитию жилищно-коммунального хозяйства до 2020 года. Хочу вас проинформировать, что я только что эту стратегию подписал.

Когда мы работали над приоритетами, то определяли их, исходя из конкретных запросов людей: что нужно человеку в доме. Понятно, что это вода, свет, тепло – элементарные блага, которые должны поступать без перебоев. Цена за эти услуги, которая указывается в платёжном документе, должна быть не заоблачной, она должна обеспечивать соответствующую окупаемость, не более того. Был принят целый ряд системных решений.

Первое – это возможность людей жёстко контролировать качество услуг, которые поставляет им управляющая компания. Коллеги тоже выступали, об этом говорили, как эта идея развивалась. Вы помните, какая бурная дискуссия была, нужно ли вводить лицензирование и соответствует ли это вообще духу рыночной экономики, не отступаем ли мы куда-то назад. Но вот опыт показал, что это было абсолютно правильное решение, правильная мера. Теперь у людей, которые живут в многоквартирных домах, есть реальная возможность заменить недобросовестного поставщика жилищных и коммунальных услуг.

В ходе дискуссии была выдвинута инициатива о том, как упростить этот процесс для потребителей: сократить срок действия новых лицензий у тех управляющих компаний, которые не работают ни с одним домом, до шести месяцев, или до года, тут разные цифры звучали. Я думаю, что шесть месяцев в принципе вполне достаточно, чтобы понять, кто чего стоит. Я эту идею поддерживаю и дам поручение проработать её Правительству.

Был принят закон, который вводит механизм штрафов в пользу потребителей. Теперь за некачественную работу, за неправильный расчёт в платёжке каждый пострадавший имеет право добиваться компенсации. Мы продолжим, как коллеги и предлагают, работать над повышением открытости этой системы. Активно идёт работа по запуску государственной информационной системы ЖКХ, в принципе она почти уже готова. Каждый из нас должен иметь возможность в любой момент, подчёркиваю: в любой момент, проверить, насколько обоснованы предъявляемые ему счета за коммуналку.

Второй момент – это тарифы на коммуналку и электроэнергию. К регулированию этой темы мы тоже подходим очень аккуратно. Несколько лет назад мы начали эксперимент по внедрению нового порядка расчёта за электроэнергию в зависимости от объёма её потребления. Этот эксперимент проходил в нескольких регионах. Мы планировали ввести повсеместно соответствующую практику 1 июля 2016 года.

Неделю назад я, как уже сказал, собирал совещание с участием наших коллег по партии и министров, где вопрос по тарифам, по электроснабжению для людей обсуждался. В итоге я принял решение перенести сроки введения нового порядка расчёта на 2017 год и, кроме того, отказаться от идеи о введении единой фиксированной абонентской платы. Также считаю правильным предоставить регионам дополнительные полномочия в этой области, чтобы они могли определять и сроки введения, и порядок расчёта. Я думаю, что это целесообразно, разумно делать именно на региональном уровне, а не командовать всем из столицы.

Теперь о коммунальных тарифах. Ещё в 2013 году мы принимали решение, чтобы блокировать их необоснованный рост. В результате коммунальные платежи в 2014 году выросли с 1 июля не более чем на 4,2% в среднем по России. Как я уже сказал, за счёт этих ограничений рост платы по стране должен составить в текущем году не более 4% в среднем.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 27 января 2016 > № 1625372 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 января 2016 > № 1608840 Дмитрий Медведев

VII Гайдаровский форум

Основная тема форума 2016 года – «Россия и мир: взгляд в будущее».

Гайдаровский форум – ежегодная международная научно-практическая конференция в области экономики. Форум проводится с 2010 года в память об учёном-экономисте, идеологе российских реформ начала 1990-х годов Егоре Гайдаре. Ведущее место в дискуссиях форума занимают темы, связанные с положением и стратегической ролью России в мире.

Целями форума являются привлечение ведущих мировых учёных и практиков к совместному обсуждению экономических и политических проблем; поддержание непрерывного экспертного диалога по ключевым политическим и экономическим вопросам; отражение основных трендов и ключевых событий национальной и глобальной экономики и политики; выработка стратегических предложений и рекомендаций по развитию российской экономики.

Организаторы Гайдаровского форума – Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Институт экономической политики имени Е.Т.Гайдара и Фонд Егора Гайдара.

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании форума:

Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые дамы и господа! Рад приветствовать всех на VII Гайдаровском форуме. Мы традиционно встречаемся в начале года, чтобы обсудить наиболее острые вопросы глобального развития.

Конечно, у меня нет универсального средства от существующих в мировой и российской экономике в настоящий момент проблем, но как-то пытаться влиять на ситуацию, в том числе даже на рынок углеводородов, можно. Как? Для начала следует продлить трудовые отношения с ректором Российской академии народного хозяйства и госслужбы Владимиром Александровичем Мау. Я подписал распоряжение о продлении его полномочий на пять лет, с чем вас и поздравляю. Котировки нефти, может быть, сейчас чуть-чуть изменятся, будем следить за ними.

Коллеги!

Минувший год действительно был тяжёлым, может быть, самым тяжёлым за последнее десятилетие. Нашей экономике давно не приходилось сталкиваться с такими мощными, а главное, синхронными вызовами, как резкое падение цен на нефть, санкционное давление и наметившееся изменение всей парадигмы мировой экономики.

Ряд базовых принципов глобальной экономики и её ключевых институтов были нарушены, и нам ещё предстоит понять, было ли это временным сбоем системы или пора формулировать новые законы сосуществования.

Традиционные рецепты перестают работать, привычные институты регулирования дают сбой. Структурные проблемы стоят не только перед развивающимися странами, но и перед развитыми, не только перед сырьевыми державами, но и перед потребителями ресурсов. Яркий пример этому – рынок нефти, где по итогам 2015 года предложение опережает спрос, но при этом добыча продолжает расти. Традиционные механизмы координации ценовой политики, ну хотя бы в рамках ОПЕК, не восстанавливают баланс, и даже ситуация на Ближнем Востоке, которая ещё десятилетие назад оживляла нефтяной рынок, сейчас практически на него никак не повлияла.

Ситуацию усугубляет и то, что свои условия в экономике теперь жёстко диктуют политика и геостратегия. Сложившиеся правила игнорируются или переписываются, подчас из-за конъюнктурных соображений, как, например, это было сделано не так давно Международным валютным фондом по Украине.

Это также проявляется в вопросе экономических санкций в отношении нашей страны. Они провозглашаются отдельными странами, что в принципе радикальным образом подрывает авторитет рыночных институтов, например Всемирной торговой организации.

Всё чаще политические мотивы вплетаются и в сферу конкуренции, например при введении штрафных санкций. Нередко этот инструмент используется против тех, кто не выполняет решения лишь одного из участников экономических процессов, пусть и самого крупного.

Есть и ещё один момент, я бы назвал его буквально ежесекундным проявлением глобализации, – когда экономические решения, принятые в отдельной стране, мгновенно сказываются на ситуации в других странах без всяких временных лагов, как это было раньше. Очевидно, что в сложившихся условиях крупнейшие участники мировой финансовой системы должны ответственнее подходить к выработке внутренних решений.

На этом новом мировом фоне обострились наши собственные структурные проблемы: очевидный дефицит источников экономического роста и экспортных доходов помимо сырьевого сектора.

Резонанс трудностей этого года привёл к сокращению объёмов производства, снижению деловой и инвестиционной активности, но самое главное (и самое серьёзное для нас) – к падению доходов людей.

Многие стали беднее, пострадал средний класс. Это, пожалуй, самые болезненные последствия экономических ударов прошлого года, ведь в последние 15 лет мы добились серьёзных успехов в борьбе с бедностью. Это была наша осознанная политика – работать в первую очередь на социальную сферу, на рост благосостояния, иногда даже в ущерб структурным преобразованиям, которые никогда и нигде не проходят безболезненно для людей. Реформа – это всегда больно, мы это хорошо знаем по 1990-м годам. На сверхдоходы от нефтяного сектора мы повышали зарплаты и пенсии, строили больницы и детские сады. Мы, конечно, проводили модернизацию, но не теми темпами, которые могли быть, если бы у нас не было таких социальных расходов. На протяжении всего предшествующего периода доходы людей увеличивались быстрее, чем рост экономики. Если хотите, рост благосостояния обгонял модернизацию. В итоге с начала 2000-х годов мы сократили масштабы бедности вдвое.

Сегодня всё стало труднее. Особенно серьёзно кризис ударил по социально уязвимым гражданам, по тем, кто может надеяться только на помощь государства.

Мы не будем призывать их набраться терпения и подождать, пока не начнётся экономическое оживление. Жизнь невозможно отложить до лучших времён. В области социальной поддержки будем принимать самые энергичные меры, адекватные нынешней ситуации.

В прошлом году мы предприняли ряд шагов в этом направлении, в частности, семьи с детьми получили, как известно, право на единовременную выплату за счёт средств материнского капитала, были проиндексированы страховые пенсии. В ближайшее время может потребоваться и ряд дополнительных мер социальной поддержки.

Мы продолжим заниматься рынком труда, прежде всего это касается помощи ключевым для регионов предприятиям и организациям в транспортной отрасли, в машиностроении, в жилищном строительстве, в автомобильной и лёгкой промышленности.

Эти и другие меры должны способствовать достижению одной из важнейших целей – переломить тенденцию падения уровня жизни людей. Но главный способ её достижения – добиться устойчивого роста экономики. Задача в сложившихся условиях сложная, но у нас никогда и не было лёгких задач. Достаточно вспомнить, с какими исходными данными мы начинали 2015 год: у нас были очереди в обменники, паника на рынках, самые мрачные прогнозы по росту безработицы. И были ещё известные обещания извне «порвать нашу экономику в клочья».

Этого не произошло – ситуация в экономике хоть и непростая, но управляемая. Нам удалось в определённой степени смягчить влияние внешних шоков, в том числе с помощью «антикризисного плана», в котором мы сосредоточили ресурсы на поддержку наиболее уязвимых точек как в экономике, так и в социальной сфере. Уже сейчас можно отметить сразу несколько позитивных тенденций, над закреплением которых мы будем работать и в этом году.

Первое. Россия входит в десятку стран с наименьшим государственным долгом и наибольшими золотовалютными резервами. Это во многом обеспечивает устойчивость нашей финансовой системы. В прошлом году, несмотря на колебания валютного курса и высокую инфляцию, рублёвые депозиты граждан и компаний росли. Бегства от рубля не произошло, почти в два раза снизился отток капитала.

Второе. Стабильно работает банковский сектор, Центральный банк проводит последовательную политику по его очищению. Это болезненный, конечно, процесс, прежде всего для клиентов закрывающихся банков, но иначе не обеспечить долгосрочную устойчивость банковской системы.

Сработали меры по докапитализации кредитных организаций – мы направили на это почти 1 трлн рублей. Постепенно восстанавливается кредитная активность, и отток вкладов сменился притоком. Рассчитываем, что банки смогут более интенсивно поддержать инвестиционные проекты в 2016 году. Но основной проблемой остаётся высокая процентная ставка, поэтому мы продолжим работать с таким механизмом, как её субсидирование. Также будет продолжен отбор для участия в программе поддержки инвестпроектов, реализуемых на основе проектного финансирования. Она позволяет организациям реального сектора получать кредиты на более приемлемых для них условиях.

Кроме того, предусмотрены определённые ресурсы на поддержку малого и среднего бизнеса, ведь малый бизнес – это рабочие места, обеспечение занятостью, особенно в этот непростой для экономики период. В том числе поэтому условия обложения единым налогом на вменённый доход для малого и среднего бизнеса на 2016 год останутся неизменными.

Но проблема дефицита длинных денег не сводится только к доступности банковского кредита. Не меньшую, если не большую, роль в усилении инвестиционной активности частного сектора может сыграть и финансовый рынок, прежде всего рынок корпоративных облигаций. Пока он в России развивается слабо. Вместе с Центральным банком Правительство разрабатывает предложения по его развитию. В частности, предполагается освободить от налогообложения купонный доход, в том числе от налога на доходы физических лиц. Инвесторы, включая и многих обычных людей, получат новый источник дохода, новый инструмент, чтобы зарабатывать.

Третье. Мы сохранили основу макроэкономической стабильности. Накопленные ранее резервы позволили сбалансировать федеральный бюджет на текущий год, но если цены на нефть и дальше будут падать, то параметры бюджета потребуют уточнения, это нужно понимать. Нужно приготовиться к худшему сценарию, как это делают и в других странах. В конце года мы обсуждали это с моими коллегами по Правительству, были даны поручения. Основной вопрос сейчас – это выбор наиболее эффективной формы оптимизации бюджета.

Базовый принцип нашей политики должен остаться прежним: жить надо по средствам, в том числе за счёт сокращения бюджетных трат, уменьшения расходов на государственный аппарат, приватизации части государственных активов.

Четвёртое. Некоторые отрасли экономики повысили свою эффективность. Сейчас условия для реиндустриализации страны даже в каком-то смысле улучшились. Россия перестаёт болеть «голландской болезнью», при которой излишне крепкая национальная валюта делает продукцию собственной промышленности неконкурентоспособной.

Российские металлургические компании стали лидерами по показателям себестоимости – одной из самых низких в мире. Устойчивый рост демонстрирует сельское хозяйство, в том числе и по итогам прошлого года, химическая промышленность и машиностроительный комплекс.

Мы продолжим реализацию отраслевых планов импортозамещения и в этом году, в частности через Фонд развития промышленности. Будет проведена его докапитализация ещё на 20 млрд рублей. Внедряется и такой механизм стимулирования, как специальные инвестиционные контракты.

Мы будем концентрировать усилия именно на конкурентоспособных компаниях и отказываться от поддержки тех, кто никогда не будет конкурентоспособен. Ведь импортозамещение может приводить к росту благосостояния, только если сама продукция или услуги конкурентоспособны на мировом уровне. Десять мировых чемпионов гораздо ценнее тысячи национальных монополистов, которым обеспечили отсутствие соревнования, даже если принимать во внимание те рабочие места, которые они создают, и те налоги, которые они платят.

Конечно, всё это только первые признаки адаптации. И всё же российская экономика показала, что рыночные механизмы достаточно устойчивы, даже в условиях, когда наши западные партнёры действуют против неё не рыночными, а политическими методами. Жёсткие конструкции, которые характерны для несвободных экономических систем, с такими испытаниями не справились бы.

Однако главный итог прошлого года состоит в другом: наша экономика выдерживает отсутствие прежнего мощного притока нефтегазовой ренты. Важным свидетельством стал хоть и небольшой, но сдвиг структуры федерального бюджета в сторону преобладания доходов, не связанных прямо с нефтегазовым сектором.

В прошлом году постепенно увеличивался несырьевой экспорт – и по физическому, и по стоимостному объёму. Чтобы его поддержать, мы должны, во-первых, в полной мере раскрыть интеграционный потенциал Евразийского экономического союза, во-вторых, договариваться о зонах свободной торговли с ведущими внешнеэкономическими контрагентами, о формировании продвинутых экономических партнёрств в рамках ШОС и с государствами АСЕАН. Подчеркну: работу в этом направлении мы будем выстраивать на основе универсальных правил ВТО. И конечно, не будем создавать «закрытые клубы» с собственными правилами игры, которые не учитывают интересы других участников мировой экономики и торговли.

В-третьих, мы готовы восстановить нормальное взаимодействие и с государствами ЕС. Европа – наш ближайший сосед, важный экономический партнёр. Наш товарооборот по-прежнему исчисляется сотнями миллиардов евро, несмотря на вызывающий сожаление фактор санкций. И я уверен, о чём говорил неоднократно, что в конце концов здравый смысл возобладает, санкции останутся в прошлом, а отношения России и Евросоюза вернутся в нормальное русло. Но для этого необходимы шаги на базе экономической логики с учётом объективной заинтересованности и европейского, и российского бизнеса.

Мы сегодня учимся жить в более дешёвой нефтяной реальности. Нынешнее падение котировок нередко сравнивают с кризисом 1998 года. Тогда цены на нефть упали примерно в 2,5 раза за два года, а промышленность рухнула на 40%.

Сейчас цены на нефть падали и сильнее, и быстрее против максимума, который был несколько лет назад. Положение, конечно, не улучшают и санкции.

Но мы и близко не наблюдаем того, что творилось в экономике в 1998-м. Кризис постепенно излечил нас от привычки полагаться в основном на доходы от углеводородов. Ведь максимальная свобода от сырьевой ренты – это ещё и вопрос геополитической независимости страны, а потому мы должны работать на то, чтобы предложение мировому рынку было более интересным и конкурентоспособным, чем сырьё.

В 2000 году Егор Гайдар, имя которого носит наш форум, говорил следующее: «Цены на нефть снизятся неминуемо, и это, конечно же, скажется на российской экономике. Но если вести разумную политику, то Россия будет интегрирована в мировую экономику в новом качестве и её зависимость от конъюнктуры топливно-энергетических ресурсов окажется не столь существенной».

Сейчас мы фактически создаём новую модель экономического роста. У нас есть регионы, которые могут жить и без доходов от экспорта энергоресурсов. Они вовремя и эффективно вложились в модернизацию производственных мощностей, нашли инвесторов, построили новые заводы, нарастили производство продукции с более высоким уровнем добавленной стоимости. Это пример, к которому мы должны стремиться в масштабах всей страны. Наша цель, как я уже говорил, – сбалансированный и устойчивый рост, который основан на внутренних факторах, прежде всего на повышении производительности труда и экономической эффективности.

Но проблема в том, что остановка падения валового внутреннего продукта не означает автоматического перехода к росту. Вместо этого может начаться длительный период колебаний в районе нулевых отметок, которые и динамикой назвать невозможно. Как показывает мировой опыт, экономическая депрессия может длиться десятилетиями, и выходить из такого ненормального состояния не менее трудно, чем из острой фазы кризиса.

Должен сказать, что проблема длительной стагнации стоит не только перед Россией – эта тема находится сейчас в центре внимания ведущих мировых экспертов (наверное, и здесь, на площадке форума, будет обсуждение), некоторые пытаются предложить дополнительные стимулирующие инструменты.

Конечно, когда многие макроэкономические показатели ушли в отрицательную зону, даже небольшой плюс выглядит определённым достижением, но это опасная иллюзия. Мы сегодня не можем позволить себе застрять на уровне плюс-минус ноль, поддаться настроениям такого экономического декаданса. Такая установка, если она начнёт доминировать в обществе, открывает дорогу к продолжительной рецессии.

Главным фактором восстановления роста остаётся стимулирование инвестиций. При слабой частной инициативе, сократившемся спросе, внешних шоках и прочих рисках государство может и должно действовать более активно в условиях инвестиционного спада, создавать стимулы для развития экономики, поддерживать обоснованные проекты, что мы и делаем.

Но возможности государства не безграничны. Оно никогда не сделает столько, сколько способна сделать частная инициатива. Без активного участия бизнеса в импортозамещении, без его инвестиций в инфраструктурные и инновационные проекты, без развития малого и среднего предпринимательства, без привлечения новых технологий ни о каких структурных сдвигах не может быть и речи. Только в этом случае можно ожидать повышения доверия к российской юрисдикции, желания российского и иностранного капитала работать здесь.

Мы этим занимались в рамках «дорожных карт» национальной предпринимательской инициативы с середины 2012 года. Есть результаты, есть даже достижения по чувствительным для бизнеса вопросам. Работу по этим «дорожным картам» мы обязательно продолжим.

Существенно облегчит жизнь предпринимателям введение единого механизма администрирования налоговых, таможенных и других фискальных платежей, которым сейчас занимается сразу несколько ведомств. Конкретный параметр этого механизма нужно будет дополнительно проработать.

Будет продолжена и работа по либерализации уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности. Уже разработаны поправки к Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам. В частности, предлагается увеличить число экономических составов преступлений, по которым предприниматели смогут быть освобождены от уголовного преследования при условии полного возмещения ущерба и уплаты штрафа. Также нужно будет увеличить пороговое значение ущерба для возбуждения уголовных дел.

Уважаемые коллеги! Маргарет Тэтчер когда-то сказала, что без экономической свободы никакой другой свободы быть не может. Расширение экономических свобод в России – это не дань времени, это жизненная необходимость для нашей страны, для её развития. Но свобода – это, конечно, ещё и ответственность.

В этом году у нас будут выборы в Государственную Думу. На фоне экономических трудностей всегда велик соблазн скатиться в популизм, спекуляции на чувствительные для избирателей темы. Давать обещания относительно светлого будущего всегда легко и приятно, однако обещания надо выполнять, и только зрелые политические силы способны слышать людей, чувствовать их запросы и сопоставлять с возможностями государства. Только такая рациональная ответственная политика имеет право на существование.

Но какие бы трудности ни испытывала сейчас российская экономика, у нас есть резервы, желание и воля, чтобы с ними справиться. Нам всегда удавалось преодолевать самые сложные, самые, казалось бы, безнадёжные ситуации и выходить из них победителями. Так будет и сейчас.

Спасибо. Удачи всем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 января 2016 > № 1608840 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 декабря 2015 > № 1594490 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – об объёмах выпуска государственных ценных бумаг в 2016 году.

Стенограмма:

Д.Медведев: Доброе утро, коллеги!

У нас одно из завершающих, но не самое последнее заседание Правительства в этом году, поэтому много вопросов в повестке дня. Потом ещё Президент должен приехать, так что давайте работать компактно.

Прежде чем перейти к вопросам повестки дня, хочу проинформировать о решении, которое касается российских компаний, принимающих на работу граждан Турции.

Как вы знаете, ряд специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики был принят. Был запрещён ввоз некоторых видов продуктов, сельхозпродукции. С 1 января 2016 года приостанавливается действие безвизового режима для граждан этой страны, которые имеют обычные паспорта. Кроме того, после этой даты российским работодателям запрещено принимать на работу турецких граждан.

Я подписал постановление, определяющее перечень российских компаний и организаций, на которые этот запрет распространяться не будет. Там есть ряд изъятий. Принимая эти решения, мы ориентировались на предложения заинтересованных министерств и регионов. При этом все остальные не смогут принимать на работу граждан Турции. Также жду в ближайшее время документ о перечне контрактов, работ или услуг, которые исполняются компаниями, находящимися под турецкой юрисдикцией, либо контролируются турецкими компаниями. Нужно его доработать и внести окончательно в Правительство для подписания.

Теперь – непосредственно к повестке дня. Первый вопрос касается государственных внутренних и внешних заимствований, которые предполагается провести в 2016 году.

Как вы знаете, федеральный бюджет на следующий год принят с дефицитом. Для того чтобы сбалансировать его, обеспечить выполнение всех наших расходных обязательств, мы планируем привлекать средства внутреннего и внешнего рынков. Будем делать это аккуратно, сохраняя уровень государственного долга на экономически безопасном уровне.

Сегодня мы рассмотрим предложения по предельным объёмам выпуска государственных ценных бумаг, которые будут номинироваться в рублях и в иностранной валюте. Исходим из того, что верхний предел государственного долга уже установлен законом о федеральном бюджете. На 2016 год по ценным бумагам, номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, объём выпуска ограничен эквивалентом 3 млрд долларов, по рублевым предельный объём должен составить около 1 трлн рублей.

Также был подготовлен пакет поправок в законодательство, согласно которым станет обязательным вести видеозапись судебных заседаний, причём как в судах общей юрисдикции, так и в арбитраже и в мировых судах. Сейчас процессуальное законодательство лишь допускает возможность приобщать такие видеоматериалы. Каждый раз это зависит от технических возможностей, от решения судьи, который ведёт процесс. Теперь предлагается сделать видеозапись обязательной.

Целый ряд вопросов сегодня касается поддержки регионов. Прежде всего мы распределим дотации региональным бюджетам на обеспечение их сбалансированности. Всего на эти цели семи субъектам Российской Федерации выделено более 2,6 млрд рублей. Это ряд регионов, которые должны будут финансировать некоторые расходные обязательства, где есть большие проблемы с этим.

Кроме этого мы предполагаем перечисление денег на ФЦП «Развитие Республики Карелия» и Чукотскому автономному округу. Дотации также получат регионы, которые по итогам 2014 года достигли наилучших результатов по социально-экономическому развитию. Вчера я утвердил новую методику оценки работы региональных правительств. Раньше во главу угла ставились номинальные показатели, теперь мы будем учитывать динамику их социально-экономического развития. На основе этой методики распределим 5 млрд рублей. Деньги будут выделены 20 субъектам Федерации, которые показали наилучшие результаты.

Субсидии и субвенции также распределяются на социальную поддержку граждан. Это очень важное направление. Я неоднократно говорил, что мы будем исполнять социальные обязательства, принятые государством, несмотря на текущие экономические трудности. Оказываем помощь целому ряду регионов по целому ряду направлений. Более 30,5 млрд рублей предлагается направить регионам на снабжение льготников лекарствами, медицинскими изделиями и продуктами лечебного питания, если говорить о детях-инвалидах. Ещё почти 2 млрд рублей – на путёвки в санатории.

Также 12 регионов получат более 5 млрд рублей на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации. Распределим субсидии на поддержку общероссийских общественных организаций инвалидов – это почти 1,5 млрд рублей.

В следующем году продолжим оказывать поддержку малоимущим неработающим пенсионерам. Будем подтягивать их доход до прожиточного минимума региона, в котором они живут. Для этого выплачиваются региональные социальные доплаты к их пенсиям. Из федерального бюджета на эти цели выделяется 7,5 млрд рублей.

Важное направление – помощь семьям с тремя и более детьми, которые получают ежемесячную выплату от государства. На софинансирование этой выплаты между 53 регионами распределяется почти 15 млрд рублей.

Ряд решений касается поддержки аграриев. Речь идёт о софинансировании расходных обязательств регионов по приоритетным направлениям развития АПК, по созданию молочных ферм в рамках развития животноводческих комплексов. Принято решение о выделении средств региональным бюджетам на возмещение части прямых понесённых затрат. На тепличные комплексы также направляется около 1 млрд рублей.

Распределяются межбюджетные трансферты регионам, где сельское хозяйство пострадало в уходящем году от погодных сюрпризов. Ущерб будет компенсирован аграриям в 11 регионах, 10 из них пострадали от засухи, а Приморье – от наводнения. На эти цели также выделяется 3,8 млрд рублей.

И сегодня у нас в повестке дня обсуждение проекта государственного оборонного заказа на 2016 год.

Вот обширная повестка дня. По субсидиям все решения необходимо принять. По понятным причинам от этого зависит и развитие целых отраслей. Обращаю внимание на то, что ряд решений по этим субсидиям нужно было подготовить раньше. Это дефекты в работе отдельных министерств.

Давайте приступим к обсуждению. Пожалуйста, по объёмам выпуска ценных бумаг в 2016 году, – собственно, этот объём я уже назвал, – Антон Германович Силуанов.

А.Силуанов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Действительно, в своём вступительном слове Вы основные параметры уже обозначили. Я хотел бы отметить, что в соответствии с бюджетным законодательством предельные объёмы выпуска государственных ценных бумаг утверждаются Правительством. Законом о бюджете утверждена программа государственных внутренних заимствований, в соответствии с которой чистые заимствования в следующем году составят 300 млрд рублей. Мы должны привлечь в следующем году 1,2 трлн, погасить 702 млрд рублей. Напомню, что в этом году чистый объём заимствований составляет 80 млрд рублей, то есть в следующем году нам будет необходимо в несколько раз больше занять на внутреннем рынке.

Также законом Правительству предоставлено право в следующем году принимать решение об обмене облигаций федерального займа стоимостью до 200 млрд рублей по согласованию с их владельцами, включая Центральный банк, на облигации федерального займа других выпусков. Сумма – 200 млрд по цене 100% номинальной стоимости. Объём привлечения средств внутреннего рынка капитала в рамках исполнения программы без учёта обмена облигаций составит 802 млрд рублей. При этом объём эмиссии государственных ценных бумаг, необходимый для выполнения программы, исходя из предположений, что цена размещения облигаций сложится на уровне примерно 94,4% от номинала, составит 849,2 млрд рублей.

Таким образом, общий предельный объём эмиссии государственных ценных бумаг составит 1 трлн 49,2 млрд рублей, включая 200 млрд рублей в рамках обмена облигаций федерального займа. При этом верхний предел госдолга составит 8,8 трлн рублей и не будет превышен.

Хотелось бы отметить, что в следующем году мы также будем использовать те инструменты, которые хорошо зарекомендовали себя в текущем году. Речь идёт и об облигациях с фиксированным доходом, речь идёт и об облигациях, которые привязаны к инфляции, а также с плавающим купоном. Последние два типа облигаций особо были востребованы инвесторами в текущем году.

В следующем году мы также предусматриваем начать выпуск облигаций для населения. Проведём пробные выпуски, если спрос будет достаточен, то будем расширять этот инструмент.

Что касается заимствований в иностранной валюте на международных рынках. Дмитрий Анатольевич, Вы уже определили, 3 млрд долларов будет выпущено в следующем году в виде облигаций внешних займов Российской Федерации. В этой связи предлагается утвердить предельный объём выпуска государственных ценных бумаг в валюте в сумме 1 трлн 49,2 млрд рублей, если пересчитать в валюту Российской Федерации. Предельный объём внешних облигационных займов составит до 3 млрд долларов США в валюте.

Просьба утвердить соответствующие параметры, с тем чтобы мы могли уже в начале следующего года начать работать на финансовом рынке и привлекать источники для финансирования дефицита бюджета.

Д.Медведев: Спасибо, Антон Германович. Пожалуйста, коллеги, какие будут предложения и комментарии по выпуску государственных бумаг? Есть какие-то соображения? Нет. Хорошо, утверждаем. Договорились.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 декабря 2015 > № 1594490 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 декабря 2015 > № 1594489 Владимир Путин, Дмитрий Медведев

Встреча Президента России Владимира Путина с Правительством.

Стенограмма:

Встреча Президента России Владимира Путина с Правительством

В.Путин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, друзья!

Прежде всего хотел бы поблагодарить Правительство Российской Федерации, министерства, ведомства, всех ваших сотрудников за активную работу. В непростой, прямо скажем, ситуации вы продемонстрировали и высокий уровень ответственности, и способность решать сложные задачи.

Благодаря выполнению «антикризисного плана» удалось поддержать реальный сектор экономики, укрепить доверие к банковской системе. Есть очевидные этому подтверждения, доказательства, а именно доверие людей прежде всего, которое выражается в росте накоплений и юридических лиц, и физических лиц в банковской системе страны.

Запущены программы импортозамещения, что само по себе важно, но ещё важнее, что это должно вести (и в этом отношении тоже сделаны первые шаги) к технологическому обновлению производств, стимулированию экспорта. Активно задействованы и механизмы проектного финансирования, Фонда развития промышленности, Российского экспортного центра.

Вместе с тем хочу подчеркнуть, что здесь нужно действовать, конечно, более энергично. И бизнес, разумеется, рассчитывает на все эти инструменты, поэтому важно и дальше усиливать их эффективность.

Хотел бы особо отметить возросший потенциал нашего оборонно-промышленного комплекса. Обновлено оборудование (во всяком случае, в значительной степени обновлено), выполняются планы, которые были намечены раньше, реализуются и осваиваются выделенные на это ресурсы, внедрены современные технологии, увеличилась производительность труда. Положительную динамику демонстрирует и сельское хозяйство – за 11 месяцев почти 3% рост. Прирост промышленного производства происходит на Дальнем Востоке. Свою востребованность показали территории опережающего развития, механизм свободного порта (мы, напомню, решили расширить эту практику), инфраструктурная поддержка проектов, Фонд развития Дальнего Востока.

Также важным событием стало начало работы крымского энергомоста. Хочу поблагодарить всех, кто принимал участие в этой работе.

В качестве значимого результата хотел бы отметить и запуск Евразийского экономического союза – дальнейшее углубление интеграции с нашими ближайшими партнёрами и союзниками.

Уважаемые коллеги, важнейшая задача Правительства – вернуть экономику России на устойчивые темпы роста. Подробно я говорил об этом, как вы помните, и в Послании Федеральному Собранию, и на нашей встрече, посвящённой практической реализации поставленных задач. Повторю: нужно быть готовыми к тому, что и период низких цен на сырьё и на наши основные экспортные товары, и, возможно, внешние ограничения, могут затянуться. Необходимо самим добиваться результатов на имеющейся базе. Текущие сложности должны послужить стимулом для повышения эффективности экономики и социальной сферы.

Ещё раз назову ряд ключевых направлений предстоящей работы. Первое – это сбалансированная бюджетная политика. У нас есть колоссальные недоиспользованные резервы как по доходам, так и по расходам. Знаете эти цифры, которые уже звучали на наших с вами совещаниях, их приводит Счётная палата. По итогам текущего года объём неэффективных расходов федерального бюджета только по ряду направлений, например таких, как бюджетные инвестиции, государственные закупки, финансирование госзадания, составляет порядка 220 млрд рублей. Увеличивается задолженность федерального бюджета по обязательным платежам, а в то же время объём незавершённого строительства – это инфраструктурные, социальные и другие объекты – составляет уже почти 2 трлн рублей.

По-прежнему низким остаётся освоение бюджетных средств до конца года. Прошу, уважаемые коллеги, проанализировать все эти вопросы и проблемы и в ближайшее время доложить о принимаемых мерах на одном из наших совещаний.

Второе. Следует обеспечить чёткое, бесперебойное исполнение планов поддержки отраслей, которые оказались в зоне риска (мы с вами об этом тоже неоднократно говорили), – это автопром, железнодорожное машиностроение, лёгкая промышленность, строительная индустрия.

Третье. Особое внимание необходимо уделить модернизации жилищно-коммунального хозяйства, обеспечить чёткое исполнение принятых ранее решений.

Далее. Что касается социальной сферы, то основным приоритетом является переход на более справедливую систему, когда помощь прежде всего получают те люди, которые в ней действительно нуждаются.

И ещё. Сегодня необоснованное, прямо скажем, спекулятивное повышение стоимости продуктов, товаров, услуг приводит к снижению жизненного уровня людей. Нужно использовать все имеющиеся рыночные инструменты для сдерживания роста цен, расширить долю недорогих, но качественных отечественных товаров.

И конечно, по многим вопросам нужно быть просто, прямо скажем, порасторопнее. Вот известная ситуация с большегрузными машинами. Говорили же мы с вами о том, что своевременно нужно отменить транспортный налог, можно было бы помочь людям выйти из тени и в то же время сохранить доходы, чтобы семьи свои содержать (имею в виду возможность перехода, скажем, на патентную систему, о чём я уже говорил). Есть и другие ситуации, в которых нужно действовать более оперативно.

Но в целом, хочу это ещё раз подчеркнуть, Правительство действовало эффективно, выбрало правильные подходы к решению тех сложных задач, перед которыми стоит страна, – и хотел бы вам ещё раз за это выразить благодарность.

Поздравляю вас с наступающим Новым годом!

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги! Я прежде всего хочу от имени Правительства поблагодарить Президента страны за те оценки, которые были только что даны, за то внимание, которое Владимир Владимирович оказывал Правительству на протяжении всего этого года. Без поддержки со стороны Президента вообще невозможно решать стоящие перед Правительством задачи. Это, я думаю, все прекрасно понимают.

Все оценки текущего периода были даны только что Владимиром Владимировичем в своём выступлении, в итоговой пресс-конференции, в Послании. В общем, нам всем понятно, в каких условиях нам приходилось работать в этом году. Самое главное, что удалось создать определённый настрой на то, чтобы выполнять первоочередные мероприятия по поддержке экономики, социальной сферы. В конечном счёте это всё-таки позволило решать важнейшие задачи страны. Очень важно и то, что социальные обязательства исполнялись, все те платежи, которые мы обязаны делать, платились.

Ряд задач, о которых Владимир Владимирович только что сказал, действительно были решены. Это не означает, что в деятельности Правительства не было проблем, о которых только что было сказано Президентом. Очевидно, что нынешняя ситуация требует более высокой степени мобилизации каждого члена Правительства на своём месте. Мы очень часто эти слова произносим, но на самом деле это действительно так, потому что, когда всё более-менее спокойно, можно позволить событиям развиваться по такому обычному сценарию. Но в условиях жёстких бюджетных ограничений, существования санкций, внешнего давления каждый министр и каждый член Правительства обязан это делать, обратив внимание на те проблемы, о которых было сказано только что.

И понятно, бюджет у нас очень жёсткий, прагматичный. Более того, мы не исключаем того, что нам придётся в дальнейшем что-то корректировать. Жизнь есть жизнь. Всё это нужно будет делать в максимально консолидированной обстановке. Мы рассчитываем на то, что удастся добиться этих результатов, собрать все предложения, которые в настоящий момент существуют, и подготовить правильные ответы на те вызовы, с которыми столкнулась наша страна. Поэтому хотел бы ещё раз от имени членов Правительства поблагодарить Президента страны Владимира Владимировича Путина за поддержку Правительства, за те решения, которые принимались для обеспечения текущей деятельности Правительства, пожелать здоровья и успехов Президенту и пригласить, естественно, по традиции выпить чая или шампанского.

В.Путин: Конечно. Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. В завершение что хотел бы сказать. Чего точно не было в работе членов Правительства – не было безразличия к решаемым задачам, которые стоят перед страной, но была в то же время заинтересованность, желание работать и стремление решать эти задачи. Это самый главный, основной залог нашей совместной успешной работы. Я хочу пожелать вам всего самого доброго. Удачи!

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 декабря 2015 > № 1594489 Владимир Путин, Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1594492 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

Обсуждались итоги работы банка в текущем году, а также вопросы, связанные с деятельностью структур ВЭБа.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги!

У нас сегодня очередное заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка. Мы рассмотрим довольно много вопросов, как обычно, но прежде, чем мы это сделаем, несколько слов скажу о том, что нам предстоит сделать.

Речь идёт о том, чтобы поддержать банк, для того чтобы банк работал, выполнял свои уставные задачи. Для этого потребуется принятие решений, в том числе плана по оптимизации работы банка с различными вариантами государственной и иной поддержки, что, собственно, сейчас рассматривается и на совещаниях в Правительстве.

В любом случае такие решения должны быть приняты в ближайшее время, потому что Внешэкономбанк остаётся ключевым финансовым институтом развития государства. Правительство не может просто его оставить наедине с теми проблемами, которые связаны с финансово-экономической обстановкой в стране, а также, скажем прямо, с различным санкционным давлением, которое испытывает на себе и наш финансовый сектор.

Мы проводили разные совещания, обсуждения, в ближайшее время окончательные предложения должны быть сформулированы. Поручаю это сделать Министерству финансов. Антон Германович (обращаясь к А.Силуанову), займитесь, подготовьте предложения и доложите в Правительство Российской Федерации и наблюдательному совету, имея в виду, что центральную часть работы по этим вопросам должно выполнять Министерство финансов – в силу задач, которые выполняет главный финансовый орган страны.

Сегодня мы рассмотрим целый ряд решений, которые включены в повестку дня. Я отмечу лишь одно, которое связано с моей недавней командировкой в Китайскую Народную Республику. Там же был и председатель правления, руководитель банка. Был подписан документ по привлечению кредита Государственного банка развития Китая на сумму до 10 млрд юаней. Соответствующее соглашение было подписано в рамках нашей встречи с Премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном.

Кредитные средства будут использованы для финансирования тех проектов ВЭБа, в которых участвуют китайские компании. Мы заинтересованы в том, чтобы количество таких проектов расширялось. У нас есть уже и конкретный проект, будем надеяться, что и другие проекты тоже появятся.

Посмотрим также на отчётность и некоторые другие документы, которые представлены исполнительным органом банка для рассмотрения на наблюдательном совете.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1594492 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1594491 Дмитрий Медведев

Совещание об итогах реализации плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году и планах развития отдельных отраслей экономики в 2016 году.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги!

Мы сегодня, в конце декабря, подведём итоги выполнения «антикризисного плана», или, как он у нас официально называется, плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности, по которому Правительство в этом году работало, и коротко обсудим перспективы развития отраслей промышленности и сельского хозяйства в будущем году.

Я уже эту оценку давал, ещё раз повторю её здесь: я считаю, что «антикризисный план» свою задачу исполнил. Он позволил в значительной мере (не полностью, конечно, но в значительной мере) нейтрализовать влияние внешних воздействий на экономику. Разрабатывался он в результате широкой дискуссии, участвовали в ней все, в том числе присутствующие за столом.

С помощью плана мы добились того, что сосредоточили ресурсы на поддержке наиболее уязвимых точек как в экономике, так и в социальной сфере, поддержали настолько, насколько это было возможно, процессы импортозамещения и при сохранении экстремально низких цен на нефть и продлении антироссийских санкций всё-таки смогли определённых результатов добиться.

Для выполнения плана была проведена большая организационная и законотворческая работа. Было принято 170 решений Правительства, 15 федеральных законов. Не всё из того, что мы с вами обсуждали и задумывали, удалось реализовать в этом году, часть мероприятий перейдёт на следующий год, а часть мероприятий просто вообще носит постоянный характер. Надеюсь, что и коллеги-депутаты с принятием важнейших законов, которые пока не приняты, также затягивать не будут и этому процессу поспособствуют.

В рамках плана удалось сохранить значительный объём поддержки реального сектора экономики и социальной сферы. Результаты всем известны. Востребованным оказался механизм субсидирования процентных ставок тем предприятиям, которые реализуют проекты по импортозамещению. Удалось поддержать на относительно приемлемом уровне финансирование инновационных разработок различными компаниями. Меры по докапитализации кредитных организаций, безусловно, оказали стабилизирующее влияние на банковскую сферу, отток вкладов сменился притоком, в достаточной степени восстановилась кредитная активность. Запущена программа проектного финансирования, она позволила поддержать конкретные инвестиционные проекты по несколько более низким процентным ставкам. Меры по поддержке сельского хозяйства обеспечили в целом для нынешних условий вполне приемлемый рост в этой отрасли, неплохой рост – это около 3% за период с января по октябрь текущего года. И до конца года он существенно не изменится, видимо. Эффективной антикризисной мерой стало и стимулирование кредитования строительства жилья экономкласса. Было выдано около 175 тыс. ипотечных кредитов по субсидированной ставке на сумму более 300 млрд рублей.

Мы помогали регионам. В частности, были выданы бюджетные займы по замещению коммерческой задолженности перед банками на сумму более 240 млрд рублей, это по состоянию на середину декабря.

Как мы и договаривались, действие «антикризисного плана» в этом году заканчивается. Свои задачи текущий план исполнил, с теми коррективами и оговорками, которые я сделал. Но это не означает, что мы прекращаем работать по тем направлениям, которые были в «антикризисном плане». Мы сосредоточим усилия на развитии отдельных секторов экономики, важнейших секторов или наиболее уязвимых, таких как транспортное машиностроение, жилищное строительство, автомобильная промышленность, лёгкая промышленность, сельское хозяйство, естественно. У этих отраслей большой потенциал и в смысле импортозамещения, и в смысле суммарного эффекта, который они способны принести.

Нужно будет соответствующие программы и планы развития скорректировать, принять совместные решения по объёмам финансирования и по срокам реализации этих планов, оценить влияние этих планов на смежные отрасли. Но, естественно (и это последнее, что я хочу сказать во вступительном слове), в зависимости от того, как будут развиваться события, как будут наши доходы складываться, мы будем принимать решения и корректировать планы. Это предмет отдельного совещания, отдельных договорённостей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1594491 Дмитрий Медведев


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 21 декабря 2015 > № 1594496 Дмитрий Медведев

Ввод в эксплуатацию Орской и Абаканской солнечных электростанций.

Дмитрий Медведев в режиме видеоконференции объявил о запуске в эксплуатацию солнечных электростанций в Оренбургской области и Республике Хакасия.

Орская солнечная фотоэлектрическая станция имени А.А.Влазнева (Орская СЭС) в Оренбургской области является одним из крупнейших объектов солнечной энергетики в Российской Федерации. Мощность станции составляет 25 МВт. Фотоэлектрическая система выполнена из 100 000 солнечных модулей. Модули закреплены на опорных металлоконструкциях общим весом в 2122,5 т, установленных на более чем 33 тыс. винтовых свай. Конструкция станции позволяет в перспективе увеличить её мощность до 40 МВт.

Солнечная электростанция Абаканская (Абаканская СЭС) построена в городе Абакане, Республика Хакасия. Установленная мощность – 5,198 МВт. В ходе строительства станции обеспечен уровень локализации оборудования и работ в размере 55% в соответствии с требованиями Минпромторга России. Для выполнения требований по локализации инвестором с нуля создано высокотехнологичное производство кремниевых слитков, а также организована сборка преобразователей тока (инверторов).

Стенограмма:

Д.Медведев: Я всех поздравляю с Днём энергетика. В этом году он, с одной стороны, уже прошёл, а с другой – ещё не наступил, потому что по инициативе профсоюза было подготовлено решение вернуться к тому варианту празднования, который был в советские времена, и отмечать День энергетика 22 декабря, в день утверждения плана ГОЭЛРО. Поэтому в этом году энергетики могут отметить свой профессиональный праздник дважды.

От работы энергетиков, без преувеличения, зависит вся современная жизнь. Очевидно, что в каждом доме должен быть свет, и промышленность, сельское хозяйство, все отрасли социальной сферы ежедневно используют электричество. Как раз сейчас единая энергетическая система проходит пик зимних нагрузок. Она успешно обеспечивает светом и, соответственно, теплом всю нашу страну, от Калининграда до Дальнего Востока. Особенно хотел бы отметить тех, кто в этом году оперативно сработал при прокладке энергомоста в Крым. Это была такая, можно сказать, критическая ситуация и очень сложная работа. Молодцы!

В последние годы отрасль развивалась неплохо, с учётом, конечно, общей экономической ситуации. В результате преобразований в неё пришёл и серьёзный частный капитал. В прошлом году введён рекордный объём генерирующих мощностей – 7,3 ГВт. В этом году также запланированы вводы новых энергоблоков и станций – порядка 4,6 ГВт. Развиваются все виды генерации – и тепловая, и гидроэлектростанции. Больших результатов добились также атомщики. Запущен уникальный энергоблок на Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах мощностью 800 МВт. А сегодня у нас в режиме видеомоста два наших субъекта, Оренбургская область и Республика Хакасия, где вводятся в эксплуатацию две новейшие электростанции, которые будут работать на солнечной энергии.

Во всём мире альтернативные источники являются одним из самых перспективных направлений развития электроэнергетики. Несмотря на то что у нас в стране колоссальные запасы традиционных видов топлива, мы должны рационально использовать все природные богатства, строить экологически безопасные станции, которые работают на энергии солнца, ветра и воды. Тем самым мы стимулируем внедрение новых технологий, а не просто сжигаем углеводороды.

С 2013 года Правительство приняло решение, которое направлено на развитие возобновляемой энергетики. Речь идёт как о совсем небольших установках, так и о более крупных генерирующих объектах – от 5 МВт установленной мощности. Ежегодно проводятся конкурсы по отбору проектов зелёной энергетики. Сегодняшние вводы – это результат первого отбора. Недавно подведены итоги очередного такого конкурса.

По самим объектам. На новой Орской станции будут использоваться самые современные разработки. Она состоит из 100 тыс. фотоэлектрических модулей российского производства, что особенно ценно. Для Абаканской станции в России с нуля было создано высокотехнологичное производство ключевых элементов. Аналогичные проекты сегодня реализуются и в других регионах, где это позволяют погодные условия, – это и Башкортостан, и Алтайский край, и ряд других.

Ещё раз поздравляю всех, кто принимал участие в строительстве Орской и Абаканской солнечных электростанций, желаю вам успехов. Теперь хотел бы, чтобы несколько слов сказал министр, а затем подключим Оренбург и Хакасию.

А.Новак: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Позвольте в первую очередь поблагодарить Вас за тёплые слова в адрес энергетиков в преддверии Дня энергетика и за то внимание, которое Вы, Правительство уделяете развитию энергетики. Команда энергетиков – это большая команда трудящихся, более 2 млн человек, и она готова решать все задачи, которые стоят перед энергетиками, по надёжному обеспечению потребителей, населения, подключению новых потребителей и развитию экономики в целом.

Сегодня очень важное мероприятие – вводятся в эксплуатацию в преддверии Дня энергетика две солнечные электростанции. Правительством, как Вы уже отметили, были приняты все необходимые правовые акты для того, чтобы развивать это направление нашей стратегии развития энергетики. В целом по результатам конкурсов, которые уже проведены, у нас до 2024 года будет введено 1600 МВт только солнечных электростанций, 3600МВт ветровых электростанций. На сегодня уже разыграно на 1165 МВт мощностей, это примерно 150 млрд рублей инвестиций, которые будут вложены в ближайшее время.

Очень важно, что используются российские технологии, создаётся производство необходимых компонентов, необходимого оборудования для строительства солнечных, ветровых электростанций. Процент локализации с каждым годом увеличивается, сегодня это более 50%.

Уже три электростанции были введены в эксплуатацию, сегодня ещё две открывается – в Хакасии и Оренбургской области – общей мощностью 30 МВт.

Искренне хочу поблагодарить всех, кто принимает участие в этой работе, – инвесторов, строителей и, в частности, компании «Евросибэнерго» и «Т Плюс», которые сегодня запускают свои построенные солнечные электростанции.

Хотелось бы пожелать в преддверии Дня энергетика дальнейших успехов инвесторам, строителям и субъектам Российской Федерации, потому что это действительно новые рабочие места, налоги и развитие энергетики.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь подключим наши субъекты. Давайте сначала Оренбургскую область.

Ю.Берг: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги!

Я хочу всех поздравить с этим знаменательным событием, это самая крупная станция, альтернативная энергетика. Про наше Оренбуржье можно смело сказать: солнечное Оренбуржье. Суммарное количество солнечной радиации такое же, как в Крыму.

Д.Медведев: Москва сильно отличается сейчас от этих территорий.

Ю.Берг: Это уже вторая электростанция. Приглашаем Вас посетить Оренбуржье, как Вы и обещали, и увидеть это воочию. Энергетиков и Вас разрешите поздравить с наступающим Днём энергетика, пожелать всем мира, добра, здоровья и поблагодарить за ту работу, которую делают энергетики. С ними всегда спокойно, надёжно, и мы уверены в завтрашнем дне. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое, Юрий Александрович. Пожалуйста, теперь Хакасию включите.

Б.Вайнзихер (генеральный директор ПАО «Т Плюс»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Позвольте ещё два слова по поводу этой электростанции.

Д.Медведев: Пожалуйста, конечно.

Б.Вайнзихер: Она вдвойне экологически чистая, потому что мало того, что это зелёная, солнечная энергия, станция ещё построена на золоотвале нашей же Орской ТЭЦ-1 и тем самым сильно улучшила вообще экологическую обстановку в городе Орске. И ещё одна важная особенность этой электростанции: это довольно уникальное для энергетики явление, когда электростанция названа именем человека. Это электростанция имени Александра Алексеевича Влазнева, который был директором нашего оренбургского филиала и очень деятельно начал свою работу по развитию солнечной энергетики здесь. К сожалению, он погиб. Но теперь эта электростанция всю жизнь будет напоминать нам о нём.

Д.Медведев: Спасибо.

Б.Вайнзихер: Позвольте, Дмитрий Анатольевич, продемонстрировать ролик, посвящённый нашей электростанции.

Д.Медведев: Пожалуйста.

Демонстрируется ролик.

Д.Медведев: Спасибо большое, интересно на самом деле.

Пожалуйста, теперь Хакассия.

В.Зимин: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый министр Александр Валентинович!

Также в преддверии Дня энергетика мы, жители республики, и я как глава могу только со словами благодарности и с поклоном обратиться к энергетикам и Правительству Российской Федерации за то, что было сделано для республики и для страны.

Мы в прошлом году, Дмитрий Анатольевич, Вы знаете, вместе ввели (опять восстановили) самую крупную гидроэлектростанцию – красавицу Саяно-Шушенскую ГЭС, там почти 7 тыс. МВт. В прошлом году также мы (мы называем себя хакасы) добавили в общую энергетическую систему ещё почти 120 МВт тепловой электроэнергии. Хотел бы сегодня поблагодарить Вас лично и министра ещё за тот шанс, который вы дали, – воспользоваться самой чистой энергетикой, солнечной, в рамках той программы, которая есть в Правительстве. Конечно же, нужно поблагодарить инвестора, Олега Владимировича Дерипаску, за то, что он сделал этот смелый шаг и дал право Хакасии пользоваться всеми тремя источниками электроэнергии.

Дмитрий Анатольевич, действительно знаковый день, непростое дело. Мы сегодня презентуем и отдаём в единую систему 5,2 МВт. Я считаю, это будущее. Мы говорим с инвестором уже о строительстве этих модулей, изготовлении этих модулей и поставке их в любой мощности в другие регионы.

В преддверии праздника ещё раз, Дмитрий Анатольевич, спасибо большое за этот шаг Правительства Российской Федерации. Ну а всех энергетиков – с праздником!

Д.Медведев: Спасибо, Виктор Михайлович.

Пожалуйста, теперь пусть выступит руководитель.

В.Соломин (генеральный директор АО «ЕвроСибЭнерго»):Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Добрый день.

Готовы сегодня включить в сеть крупнейшую в Сибири солнечную электростанцию в Республике Хакасия. Мощность станции, как уже сказано, 5,2 МВт, годовая выработка – приблизительно 6,5 млн кВт•ч, что позволит обеспечить электроснабжением примерно один микрорайон города Абакана и избежать сжигания около 3,5 тыс. т угля, или избежать выброса примерно 9 тыс. т CO2.

На станции установлено более 20 тыс. элементов – 20 тыс. солнечных панелей, площадь – 18 га. Тем не менее площадь всего участка (80 га) позволит расширить станцию вплоть до 50 МВт. Правильно сказано, что эта станция нужна была для того, чтобы достичь некоего технологического движения вперёд. То есть мы организовали собственное производство и выращивание кристаллов кремния из кремния российского производства, организовали сборку инверторов, которые нужны для функционирования этой станции.

Как уже было сказано, развитие возобновляемой энергетики – это один из таких стратегических векторов нашей компании, в состав которой входят в том числе пионеры чистой энергетики: Иркутская ГЭС, Красноярская ГЭС, Братская ГЭС, Усть-Илимская ГЭС. Сегодня мы продолжаем этот тренд и хотим дальше развивать передовые технологии. Мы верим, что Сибирь будет и в будущем базироваться на экологически чистых технологиях.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, прошу разрешить пуск Абаканской солнечной электростанции.

Д.Медведев: Спасибо. Прежде чем мы перейдём к пуску, просто хотел бы ещё раз сказать: знаменательно, что это происходит. Вопрос не только в мощности, а именно в том, что это наши технологии – самые современные технологии. И потом, мы прекрасно понимаем, что есть у нас регионы, где энергетика на высоком уровне, энергоизбыточные регионы, и есть энергодефицитные регионы. Самое главное, что такого рода проекты дополняют традиционную энергетику. Надеюсь, что они будут приносить свою пользу. Пожалуйста, можно приступать к запуску. Прошу вас.

Так, набор пошёл.

Ну что ж, поздравляю всех ещё раз, всех энергетиков, с праздником – и прошедшим, и наступающим. Всего доброго и с наступающим Новым годом! Это хорошее такое начало. До свидания.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 21 декабря 2015 > № 1594496 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1594484 Дмитрий Медведев, Игорь Сечин

Совместное заседание Правительственной комиссии по импортозамещению и Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

На заседании, в частности, обсуждались вопросы импортозамещения при реализации инвестиционных проектов развития судостроительной отрасли на Дальнем Востоке.

Перед совместным заседанием комиссий Дмитрий Медведев посетил Дальневосточный завод «Звезда» в городе Большой Камень Приморского края.

Дальневосточный завод «Звезда» основан в 1946 году и в настоящее время входит в ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта». Это ведущее предприятие по ремонту подводных лодок Тихоокеанского флота и единственное на Дальнем Востоке, специализирующееся на ремонте, переоборудовании и модернизации атомных подводных ракетоносцев.

За время производственной деятельности заводом отремонтировано, модернизировано и переоборудовано более 600 боевых кораблей и вспомогательных судов ВМФ РФ, возвращены в строй 51 атомная и 13 дизельных подводных лодок различных проектов первого, второго и третьего поколений, построено 67 плавучих металлических причалов для базирования кораблей.

В настоящее время на базе завода по поручению Президента России консорциумом инвесторов в составе ОАО «НК “Роснефть”», АО «Газпромбанк» и АО «Объединённая судостроительная корпорация» реализуется инвестиционный проект «Создание судостроительного комплекса “Звезда”». Новое предприятие будет выпускать суда водоизмещением до 350 тыс. т, элементы морских платформ, суда ледового класса, специальные суда и другие виды морской техники.

Сроки реализации проекта: 2012–2024 годы, общий бюджет – 145 483 млн рублей (на текущий момент в строительство инвестировано около 21 млрд рублей).

Реализация проекта предусматривает создание более 7 тыс. рабочих мест. С вводом в эксплуатацию всех объектов СК «Звезда» общая численность населения в городе Большой Камень в перспективе до 2024 года увеличится на 18,5 тыс. человек (с учётом работников и членов семей). Для обеспечения их жильём запланировано строительство трёх новых микрорайонов.

Совместное заседание правкомиссий по импортозамещению и по развитию Дальнего Востока

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! У нас сегодня с вами большое совещание, если называть точно, совместное заседание Правительственной комиссии по импортозамещению и Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Почему оно совмещённое? Потому что здесь вопросы импортозамещения в полной мере совпадают с вопросами развития Дальнего Востока, ну и участники этих двух комиссий в значительной мере тоже совпадают. Поэтому мы совместили эту работу неслучайно, обсудим вопросы импортозамещения в разрезе прежде всего судостроительной отрасли на Дальнем Востоке.

Несколько слов о том, чем мы будем заниматься. В Арктике и на Дальнем Востоке нам предстоит разработать немало шельфовых месторождений, поэтому потребности нефте- и газодобывающих компаний в современных судах, морской технике огромные. Для того чтобы судостроители могли увереннее себя чувствовать в условиях жёсткой конкуренции со стороны наших ближайших соседей, нужен стабильный, гарантированный спрос на их продукцию. В этом случае отрасль имеет все шансы не только закрыть существенную часть отечественного рынка гражданского судостроения, но и занять прочное место на мировом рынке.

Хотя, скажем прямо, это совсем не просто – на мировом рынке нас никто не ждёт. Всякое новое появление, всякий новый участник, естественно, сталкиваются с ожесточённой конкуренцией, но всё равно попытаться необходимо. Для того чтобы всё это произошло, нужно определить прозрачный порядок планирования и размещения заказов, включая чёткие правила взаимодействия органов власти с заказчиками. При этом мы, конечно, исходим из того, что в долгосрочных программах развития компаний, как мы и договаривались, намечен плановый переход, то есть не одномоментный, но тем не менее такой очевидный: от использования иностранного оборудования к отечественному оборудованию. У Министерства промышленности и торговли на эту тему есть предложения, сегодня рассмотрим их.

Для повышения инвестиционной привлекательности отрасли на базе Дальневосточного центра судостроения и ремонта создаётся современный промышленный кластер по строительству судов и морской техники. Я только что посетил его вместе с коллегами. Посмотрели, как там всё выглядит. Впечатления разные: действительно видно, что стройка идёт, что она набрала обороты, но очевидно и то, что нужно работать быстрее, строить энергичнее. Всё должно крутиться быстрее – в этом требование сегодняшнего дня. Есть ответственные за этот процесс и в Правительстве (это Дмитрий Олегович Рогозин, Денис Валентинович Мантуров, другие члены Правительства, которые за этот процесс отвечают), и в компании «Роснефть», и в «ОСК». Все должны понимать меру своей ответственности.

Силами основного инвестора, в настоящий момент это «Роснефть», на «Звезде» через год планируется заложить первое судно. Сегодня хотел бы ещё раз услышать, как продвигается работа. Мне вкратце доложили во время посещения строящегося цеха, но нужно, чтобы об этом узнали все здесь присутствующие. Какие есть проблемы? Есть ли отставание от графика? Что происходит с кадровым обеспечением? Сколько людей ещё требуется, где их брать, а как только появятся люди, где их селить? Как мы будем строить дома для этого? Что происходит с инфраструктурой, включая подключение к газовой инфраструктуре? И как обстоят дела с важнейшей составляющей этого проекта, то есть с заказами, кто и что заказывает? Конечно, потребности инвесторов существенны, я имею в виду тех, кто сейчас этим занимается, – «Роснефть» и «ОСК», но нужно привлекать и другие компании. Поручения эти были даны и на президентском уровне, и я давал такие поручения на совещании по развитию судостроения отечественного. Хотел бы услышать, что происходит.

По поводу жилья и инфраструктуры, соответственно, электроснабжения, дорог, социальной инфраструктуры, нужно понять, по какой модели это делать. Новое жильё должно быть доступным. Напомню, что новый институт развития уже создал модель финансирования арендного жилья и предусмотрел на это средства. Также специально для граждан, которые приобретают жильё в Дальневосточном округе, будет софинансироваться вычет из ставки по ипотеке на первичном рынке, что несколько понизит общую ставку.

Неделю назад, а именно 10 декабря, я подписал постановление Правительства, которое снижает требования к минимальному объёму возводимого и вводимого жилья на территории Дальневосточного округа в рамках программы «Жильё для российской семьи». Обращаю на это внимание всех губернаторов, которые присутствуют сегодня на нашем заседании. Это позволит дополнительно включать в программу проекты жилищного строительства в местах с невысокой численностью и невысокой плотностью населения. А здесь, на Дальнем Востоке, таких мест предостаточно.

До 1 февраля предлагаю сделать ещё некоторые вещи, в частности: каким образом должна работать эта наша система судостроительного комплекса «Звезда» и сам ДЦСС. Нужно создать ТОР, то есть территорию опережающего развития. Жду внесения документов Министерством по Дальнему Востоку. Нужно внести этот документ в Правительство – документ о создании территории опережающего развития в Большом Камне – в срок до 1 февраля.

Ещё один вопрос, который мы сегодня рассмотрим, – комплексное развитие Комсомольска-на-Амуре, включая состояние промышленности, жилищного фонда, сферы образования и здравоохранения. Я напомню, что об этой теме говорилось в Послании. Действительно, существует необходимость превратить этот город в один из динамично развивающихся центров.

По поводу жилья и инфраструктуры, соответственно, электроснабжения, дорог, социальной инфраструктуры, нужно понять, по какой модели это делать. Новое жильё должно быть доступным. Напомню, что новый институт развития уже создал модель финансирования арендного жилья и предусмотрел на это средства. Также специально для граждан, которые приобретают жильё в Дальневосточном округе, будет софинансироваться вычет из ставки по ипотеке на первичном рынке, что несколько понизит общую ставку.

Неделю назад, а именно 10 декабря, я подписал постановление Правительства, которое снижает требования к минимальному объёму возводимого и вводимого жилья на территории Дальневосточного округа в рамках программы «Жильё для российской семьи». Обращаю на это внимание всех губернаторов, которые присутствуют сегодня на нашем заседании. Это позволит дополнительно включать в программу проекты жилищного строительства в местах с невысокой численностью и невысокой плотностью населения. А здесь, на Дальнем Востоке, таких мест предостаточно.

До 1 февраля предлагаю сделать ещё некоторые вещи, в частности: каким образом должна работать эта наша система судостроительного комплекса «Звезда» и сам ДЦСС. Нужно создать ТОР, то есть территорию опережающего развития. Жду внесения документов Министерством по Дальнему Востоку. Нужно внести этот документ в Правительство – документ о создании территории опережающего развития в Большом Камне – в срок до 1 февраля.

Ещё один вопрос, который мы сегодня рассмотрим, – комплексное развитие Комсомольска-на-Амуре, включая состояние промышленности, жилищного фонда, сферы образования и здравоохранения. Я напомню, что об этой теме говорилось в Послании. Действительно, существует необходимость превратить этот город в один из динамично развивающихся центров.

Мы только что участвовали в подписании документов. Были подписаны документы между КамАЗом и «Роснефтью» о приобретении более чем 1200 автомобилей КамАЗа. «Роснефть» приобрела их для собственных потребностей. Это, с одной стороны, в непростой достаточно период КамАЗ поддерживает, а с другой стороны, всё-таки является таким очевидным знаком того, что крупнейшие российские компании приобретают продукцию других российских компаний, причём именно высокотехнологичную продукцию.

Надеюсь, что все будут работать слаженно. Собственно, ради этого и для развития «Звезды», о которой мы сегодня будем говорить, я также подписал ряд решений, в том числе о передаче участков недр федерального значения «Роснефти». Надеюсь, что для их освоения будет использоваться морская техника, которая будет производиться на «Звезде». Это даст дополнительный импульс развитию не только самой «Роснефти», но и нашего крупнейшего судостроительного комплекса на Дальнем Востоке, обеспечит его дополнительным количеством заказов. Для этого также утверждена «дорожная карта» по другому направлению – я имею в виду Восточную нефтехимическую компанию. Почему специально об этом здесь говорю? От таких решений, надеюсь, будет зависеть быстрота движений по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона и вопросы импортозамещения в том числе.

Теперь хотел бы, чтобы выступил Министр промышленности. Денис Валентинович (обращаясь к Д.Мантурову), прошу Вас совместить два доклада: общий доклад об организации производства и закупке судов, буровых платформ и гражданской морской техники для российских нефтегазодобывающих компаний, а второй – о ходе реализации проекта судостроительного комплекса «Звезда» в Приморском крае. Просто чтобы нам эти вопросы совместить, они действительно взаимосвязаны.

Пожалуйста.

Д.Мантуров: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Мы совместно с Минэнерго и крупнейшими нефтегазовыми компаниями определили требования к судам и морской технике для добычи и транспортировки углеводородов на шельфовых месторождениях. В настоящее время компетенциями по строительству такой техники обладают в России 12 предприятий, 8 из которых входят в состав ОСК. Соответственно, четыре компании – три независимые и четвёртая, «Звезда», с государственным участием.

Заявленная нефтегазовыми компаниями потребность в судах и морской технике до 2030 года суммарно составляет 237 единиц, из них 36 относятся к крупнотоннажному судостроению.

Для обеспечения транспортной доступности шельфовых месторождений совместно с Минтрансом, «Совкомфлотом» и «Росатомом» определена потребность в ледокольном флоте. Предприятия отрасли уже выполняют заказы по строительству четырёх дизель-электрических ледоколов, а также трёх новых универсальных атомных ледоколов мощностью 60 МВт, которые будут сдаваться в 2018, 2019 и 2020 годах.

Кроме того, принято решение о продлении этой серии ещё на два ледокола, и начато проектирование уникального ледокола мощностью порядка 110 МВт для обеспечения круглогодичной навигации по Северному морскому пути.

Что касается обеспечения закупок морской техники, мы включили в соответствующие требования разработанные с другими ведомствами нормативные акты с учётом механизма, предусмотренного 249-м федеральным законом.

В рамках исполнения поручения Президента в части удовлетворения потребностей компаний ТЭКа в морской технике Правительственной комиссией по импортозамещению подготовлен порядок согласования и размещения заказов на строительство судов и платформ. В соответствии с ним Минпромторг на основе заявок нефтегазовых компаний формирует и два раза в год актуализирует первичный план потребностей, учитывающий технические параметры и сроки размещения заказов. В течение 14 дней министерство оценивает готовность российских подрядчиков выполнить эти заказы в заданные сроки и организует согласительные мероприятия по унификации и серийности самих заказов.

В случае отсутствия возможности реализации заказов на отечественных верфях будем предлагать включение офсетных условий в контракт с иностранными исполнителями.

По результатам экспертизы Минпромторг формирует план размещения заказов, который выносится на подтверждение комиссии. В соответствии с этим планом нефтегазовые компании на ежеквартальной основе представляют информацию о фактическом размещении судостроительных заказов, и на её основе ведётся реестр их реализации.

Таким образом, мы сможем контролировать ход исполнения плана, а при возникновении каких-либо проблем будем их рассматривать на ежеквартальных заседаниях правительственной комиссии.

Проект порядка согласовывался с заинтересованными ведомствами, мы учли замечания, которые представляли коллеги. Предлагаю сегодня принять его за основу и учесть в разрабатываемом Минэкономразвития общем регламенте работы Правительственной комиссии по импортозамещению.

Если позволите, несколько слов о «Звезде», помимо того доклада, который сделал сегодня руководитель верфи при Вашем осмотре предприятия. Хотел бы напомнить о том, что при выбираемом варианте финансирования принято решение о том, что докапитализация будет проходить со стороны «Роснефтегаза» в объёме 60 млрд рублей. В общей сложности уже потрачено 20 млрд с момента начала стройки. 30 млрд рублей уже направлено из «Роснефтегаза» на консорциум «СТС» во главе с «Роснефтью». В рамках продолжения строительства в первую очередь эта проектная документация сейчас рассматривается в Главгосэкспертизе. На площадке, Вы уже видели, ведётся интенсивная работа.

Что касается второй очереди, то окончательное решение будет приниматься уже в 2017 году относительно сухого дока, в зависимости от того, как будет складываться конъюнктура, но при этом мы рассчитываем, что мы не только…

Д.Медведев: Сухой док – там же третья очередь?

Д.Мантуров: Нет, сухой док как раз во второй очереди, а третья очередь – это строительство отдельной верфи, которая будет заниматься строительством платформ.

Д.Медведев: То есть вы считаете, что надо будет ещё взвесить, как будут обстоять дела, как будет развиваться конъюнктура?

Д.Мантуров: Да. Мы исходим из того, как будут формироваться, во-первых, заказы на крупнотоннажные суда. Соответственно, мы должны выйти на производственные мощности, чтобы быть готовыми к размещению этих заказов. Но мы рассчитываем, что компании нефтегазовые завершат процедуру согласования соглашений с ДЦСС, для того чтобы иметь возможность размещения этих заказов.

Я хотел напомнить о том, что есть поручение Президента, которое находится сейчас на исполнении. В части Минэнерго должны быть включены проекты создания объектов энерго- и газоснабжения в инвестпрограммы Федеральной сетевой компании, «Газпрома», администрации Приморского края, Фонда развития Дальнего Востока, – обеспечить жилищными условиями сотрудников, которые, соответственно, будут набираться в количестве не меньше 3,5 тыс. человек в ближайшее время. Я рассчитываю на то, что Игорь Иванович (И.Сечин) более подробно доложит об этом проекте. Спасибо.

Д.Медведев: Да, спасибо. Игорь Иванович сейчас подробнее доложит. Но я просто исхожу из того, что все три очереди строительства должны быть исполнены, потому что в противном случае этот проект вообще не «выстрелит». Если сейчас разговор идёт о том, что мы определимся, делать это или не делать это, то тогда надо пересматривать саму концепцию, а это, я думаю, неправильно было бы. Поэтому я просил бы Вас вместе с «Роснефтью», вместе с ОСК ещё раз это всё проанализировать, конечно, но придерживаться тех решений, которые были приняты. Это первое.

Второе. Я во время посещения посмотрел там не только то, что связано с гражданским судостроением, но и тот компонент, который работает на Министерство обороны. Он нормально функционирует, потому что есть заказы на ремонты и так далее. Но тем не менее обратил внимание: там стоят лодки, которые утилизируются в рамках известной программы, и мы продолжаем брать деньги у американцев. Надо понять вообще, нужно нам это сегодня или нет. Поскольку это существенные средства, они хотят приезжать, естественно, ходить везде, вынюхивать… Нужно это сейчас или нет? Я пока, естественно, не поручаю что-то делать, нужно будет всё это посмотреть, доложить Президенту. Тем не менее просил бы такую работу членам Правительства по экономической части этих соглашений провести.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), займитесь тогда.

Д.Рогозин: Есть, Дмитрий Анатольевич. Мы изучим этот вопрос и доложим Вам.

Д.Медведев: Хорошо.

Игорь Иванович, пожалуйста.

И.Сечин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые члены Правительства, коллеги! По поручению Президента Российской Федерации и Председателя Правительства «Роснефть» в составе консорциума «Современные технологии судостроения» реализует на Дальнем Востоке стратегически важный для региона и отечественной судостроительной промышленности проект судостроительного комплекса «Звезда». Общий объём инвестиций у нас – 145 млрд рублей.

Ваши поручения предусматривали решение следующих вопросов: обеспечение финансирования проекта, обеспечение заказами судостроительного комплекса «Звезда», создание инжинирингового центра ДЦСС, обеспечение сотрудников новой верфи и инжинирингового центра жильём.

В декабре 2015 года состоялось заседание совета директоров «Роснефтегаза», на котором было принято решение об инвестировании 60 млрд рублей, из них, как сказал Денис Валентинович (Д.Мантуров), 30 млрд уже перечислены. До получения данного решения с целью ускорения темпов строительства «Роснефть» выделила дополнительно 12 млрд рублей из собственных средств на проект.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, хотел бы также отметить, что мы готовы провести переговоры с другими участниками проекта, в частности с Газпромбанком, с ОСК, и довести денежные средства до выравнивания долей акционеров.

Далее хотел бы доложить о том, что было сделано за время вхождения компании в проект. Проведён анализ сводного сметного расчёта затрат на строительство объектов первой очереди, получено положительное заключение Главгосэкспертизы России. Сметная стоимость была снижена в результате оптимизации затрат почти на 4 млрд. Наведён порядок с разрешительной документацией – получено разрешение на строительство объектов, входящих в периметр завода, окрасочных камер, стапеля, БКП (блок корпусных производств), на котором мы только что были. Выделено финансирование в размере 12 млрд на продолжение строительства, утверждён реестр платежей, идёт целевое финансирование. Разработан технологический проект первой расширенной очереди судостроительного комплекса компании IMG для строительства судов и морской техники под ключ. Общий объём переработки металла увеличится в два раза и составит 90 тыс. т. Ранее проект первой очереди не предусматривал законченного цикла производства судов. Завершены работы по инженерным изысканиям первой расширенной очереди. В октябре 2015 года документация в стадии «П» передана на экологическую экспертизу, передача документации для Главгосэкспретизы запланирована на декабрь. Подготовлены технические задания для проведения тендерных процедур и заключения договора на проектно-изыскательные работы второй очереди. Поставлено технологическое оборудование для сварки и сборки металлоконструкций. На январь запланирован шефмонтаж. Для завершения работы по монтажу несущего каркаса технологического навеса из средств компании проведена закупка 13 срочных позиций технологического оборудования. По девяти поставка завершается в 2015 году, по остальным – до конца апреля 2016 года. В блоке корпусных производств выполнен монтаж 15 кранов, работу по монтажу первого крана планируется завершить до апреля 2016 года. Завершён механический монтаж технологического оборудования окрасочных камер, Вы это тоже видели.

Выполнена работа по забивке 2243 т шпунтовой стенки открытого тяжёлого стапеля, завершены строительные работы по блоку корпусных производств, окрасочных камер, зарегулированию ручья Школьного и канала промэнергопроводок. Ведутся работы по монтажу кабельных линий. Проведены конкурсные процедуры по выбору поставщиков кранового оборудования для оснащения тяжёлого стапеля: уникальный кран типа «Голиаф», мы также докладывали Вам об этом. Будут также поставлены четыре козловых крана грузоподъёмностью 320 т, четыре башенных крана по 100 т. Из девяти компаний-участников отобраны три мировых лидера – это Koks Krane, Hyundai и Cosco… Все участники об этом оповещены, и работа будет завершена.

Определено конструкторское бюро по проектированию спускового дока – КБ «Монолит». Прорабатываются варианты строительства дока в Российской Федерации на предприятиях ОСК, а для создания конкуренции приглашены также компании Китая и Сингапура. Целью реализации проекта судостроительного комплекса «Звезда» является не просто создание современного судостроительного предприятия, но и образование принципиально нового и эффективного промышленного кластера на Дальнем Востоке России. В этом смысле судостроительный комплекс «Звезда» выступит ядром, вокруг которого будут созданы предприятия судового машиностроения, производства необходимых для верфи материалов.

С целью повышения эффективности создаваемой верфи для получения необходимых технологий «Роснефть» взаимодействует с широким кругом технологических партнёров – мировых лидеров в основных сегментах судостроения.

В рамках сотрудничества с General Electric ведётся работа по локализации производства морского оборудования, определены приоритетные проекты: оборудование системы электродвижения, включая создание локализованной винторулевой колонки с электрическим мотором в гондоле высокого ледового класса, оборудование системы динамического позиционирования, энергетическое оборудование, дизель-генераторные агрегаты, системы управления и распределения электроэнергии, электропривода и автоматизации подъёмно-транспортного оборудования для судостроительной промышленности.

В рамках развития судостроительного кластера в Большом Камне совместно с General Electric планируется построить два завода: первый – по производству винторулевых колонок арктического класса, второй – судового электрооборудования.

Также совместно с «Трансмашхолдингом» и General Electric готовится на Пензенском заводе выпуск судовых дизелей современной конструкции мощностью 4,2 МВт для установки на суда и буровые платформы, которые будут производиться здесь, на Дальнем Востоке.

На 82-м судоремонтном заводе в Мурманске совместно с General Electric подписаны документы о создании заводов по производству подводных добычных комплексов.

Очевидно, что для успешной реализации проекта новая верфь должна быть обеспечена заказами. По результатам работы комиссии по вопросам стратегии и развития ТЭКа и экологической безопасности было принято решение о создании единого центра размещения заказов на базе ДЦСС.

Компания «Роснефть» заключила соответствующее соглашение с ДЦСС, «Совкомфлот» также заключил, и нами уже осуществлён заказ четырёх судов снабжения ледового класса Arc8.

В ноябре 2015 года совет директоров компании «Роснефть» одобрил формирование первоочередного заказа, а именно заказа дополнительно на две морские полупогружные разведывательные платформы. Одна из них имеет габариты 118,5 на 59,2 и на 18,5 м, вес 39 тыс. 260 т, ледового класса 1А – это 70 см льда.

Вторая – первая и уникальная навигационная перемещаемая платформа с габаритами 174 на 131 на 82 м, вес основания – 259 тыс. т, верхнего строения – 18 тыс. т, максимальная толщина льда – 2,5 м в рабочем режиме и 4,2 м – в режиме выживания, количество работников – 160, автономна до 60 суток. Также два судна-склада длиной 250 м, шириной 35 м, водоизмещением 25 тыс. т, ледового класса Arc6.

На этапе проведения компанией геологоразведочных работ в горизонте планирования до 2030 года портфель заказов будет увеличен до 75 единиц судов и морской техники.

Обращаемся с просьбой, чтобы другие компании, которые участвуют в работе на шельфе, также приняли участие в формировании заказа.

В отношении создания инжинирингового центра докладываю: с целью развития инжинирингового потенциала судостроительных активов компанией принято решение о приобретении ЦКБ «Лазурит» в Нижнем Новгороде (сделка находится в стадии завершения). «Лазурит» является старейшим конструкторским бюро по созданию морской техники и обладает профессиональным коллективом учёных и инженеров. На базе «Лазурита» формируется инжиниринговый центр с двумя филиалами – во Владивостоке и Петербурге. Подписаны соглашения о получении компетенций по проектированию и строительству судов обслуживающего флота, морских буровых установок с компаниями Keppel (Сингапур) и Damen Shipyards Group (Нидерланды).

В рамках пилотных заказов на суда снабжения с компанией Damen уже ведутся работы по проектированию. До сентября 2016 года планируется выпустить и одобрить российским морским регистром судоходства технический проект судов.

Таким образом, Дмитрий Анатольевич, почти все задачи, которые вы ставите, мы реализуем. Есть определённое отставание, связанное на первом этапе с отсутствием финансирования, но мы его совместно с ДЦСС навёрстываем.

В части потребности в жилье сотрудников судостроительного комплекса «Звезда» на 2016 год – частично этот вопрос будет решён за счёт размещения в служебном жилье, которое мы сейчас готовим. Часть людей будет размещена в арендованном жилье из имеющегося свободного жилого фонда.

В целях обеспечения сотрудников новой верфи жильём в среднесрочной перспективе «Роснефть» дополнительно приняла решение о выделении 500 млн рублей из бюджета проекта судостроительного комплекса «Звезда». Рассматриваются варианты распределения выделенных средств на выкуп имеющихся в Большом Камне готовых квартир и строительство ведомственного жилья. Тем не менее здесь, конечно, необходима государственная поддержка в решении вопроса строительства основного объёма жилья для сотрудников верфи, ведь у нас на верфи будет работать до 7 тыс. рабочих.

Позвольте несколько слов о проблемах, которые нам предстоит решить. По проекту развития ДВЗ «Звезда» под программу ремонта ряда изделий предусматривается строительство спускового дока грузоподъёмностью 20 тыс. т.

Для нужд гражданского судостроительного комплекса требуется спусковой док грузоподъёмностью 40 тыс. т. ДЦСС и Минпромторг России на совещании в 2014 году во Владивостоке согласовали техническое задание универсального дока двойного назначения грузоподъёмностью 40 тыс. т и намерение софинансирования его стоимости в равных долях. Мы со своей стороны дофинансировали разработку технического проекта в российском конструкторском бюро «Монолит», однако до настоящего времени подтверждения о софинансировании дока со стороны Минпромторга не получено. Ввиду больших размерений – 280x60 м, отсутствия спускового сооружения и необходимости его постройки к 2018 году нами прорабатывается вопрос кооперации по его изготовлению с ОСК и зарубежными верфями, как я докладывал. Такие переговоры сейчас ведутся. К сожалению, предложение, которое мы получаем от ОСК, почти в два раза дороже предложений китайских партнёров. Будем работать дальше.

Есть вопросы по теплоснабжению на верфи. Его планируется осуществлять посредством газотурбинной котельной, которую также планировалось финансировать за счёт средств ФЦП. К сожалению, на данный момент эта статья также удалена Минпромторгом из ФЦП. Будем работать с Минпромторгом, для того чтобы установить софинансирование.

Основные задачи, которые нам предстоит решить, связанные также с дноуглублением бухты, переносом ацетиленовой станции, будут решены в рабочем порядке. Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо, Игорь Иванович.

По предыдущей части нашего совещания. Очевидно, что есть несколько ключевых моментов. Ещё раз о них скажу. Во-первых, это заказы. Обращаюсь ко всем руководителям регионов, руководителям наших компаний, которые работают на этом рынке: нам здесь нужно работать консолидировано, а не разбрасываться, деньги не палить в разных местах, если мы всё-таки выстраиваемся на работу в рамках ДЦСС. Эта работа требует больших средств, мы специально принимаем решения, в том числе те инвестиционные решения, о которых только что докладывал министр, руководители компаний. Мы должны работать здесь вместе.

Во-вторых, нужно наверстать то отставание, которое было допущено. Да, это непросто, но это возможно. Просил бы руководство компаний и непосредственно руководство самого предприятия направить на это все необходимые усилия. В части организационных решений и иных мер поддержки мы примем необходимые акты.

Теперь в отношении ещё одного ключевого вопроса – это жильё, я об этом уже говорил. Очевидно, что не будет жилья – не будет никакого движения, потому что нужны кадры, дополнительный приток людей. К сожалению, даже несмотря на то, что Большой Камень является, по сути, монопрофильным городом, исторически связанным с судостроением, всё равно кадры оказались вымыты, часть из них переехала в другие места, где раньше началось восстановление судостроения. Нам нужно готовить и молодёжь, но в то же время приглашать специалистов из разных мест, восстанавливать квалификации, компетенции. Поэтому нужно строить жильё. Эту программу нужно подготовить с использованием всех имеющихся у нас инструментов. Обращаю на это внимание и членов Правительства, и, естественно, компании «Роснефть», и самого предприятия, и Приморского края.

Нам нужно подвести все коммуникации, инфраструктуру, добиться необходимой слаженной работы и в части подготовки решений, связанных с поставкой основных источников энергии – и электроэнергии, и газоснабжения Большого Камня и нашего Дальневосточного центра судостроения. Также обращаю на это внимание всех компаний, которые этими вопросами занимаются. Прошу провести необходимые консультации и представить предложения, каким образом эту задачу мы планируем решать в ближайшей перспективе.

Ещё раз хочу сказать, что нам необходимо реализовать все три элемента восстановления наших возможностей по судостроению на Дальнем Востоке, то есть все три комплексных составляющих развития ДЦСС и «Звезды», а не ограничиваться там каким-то одним элементом, после которого вся эта история станет нерентабельной, и мы будем постоянно убытки здесь гасить.

Поэтому нужно заняться и поиском источников финансирования, а это, естественно, и средства компаний, инвесторы, и, конечно, заказы, которые мы рассчитываем всё-таки здесь размещать.

Прошу по этому вопросу подготовить окончательные предложения в проект протокольного решения, помимо того, о чём я сказал.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1594484 Дмитрий Медведев, Игорь Сечин


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 17 декабря 2015 > № 1584254 Дмитрий Медведев

20-я регулярная встреча глав правительств России и Китая.

В рамках 20-й регулярной встречи глав правительств России и Китая состоялась беседа Дмитрия Медведева с Премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном и был подписан ряд документов. Дмитрий Медведев и Ли Кэцян также выступили с заявлениями для прессы.

Перед началом 20-й регулярной встречи глав правительств России и Китая состоялась встреча Дмитрия Медведева с Премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном.

***

Выступление Дмитрия Медведева на 20-й регулярной встрече:

Уважаемый коллега, Премьер Государственного совета КНР господин Ли Кэцян, уважаемые китайские коллеги и друзья, ещё раз сердечно хочу вас поприветствовать! Мы сегодня проводим 20-ю, юбилейную, регулярную встречу глав правительств России и Китая. Уникальный механизм действует уже почти 20 лет, эффективный механизм, потому что каждая такая встреча завершается подписанием документов. Результативной была прошлая наша встреча в Москве, когда было подписано около 40 документов. И сегодня мы завершим наши контакты подписанием большого количества документов.

Полностью поддерживаю то, что было сказано сейчас господином Ли Кэцяном о необходимости реагирования на текущую экономическую конъюнктуру, на слабость рынков, на волатильность рынков, искать новые режимы и способы, направления сотрудничества, включая в том числе и реагирование на ряд вызовов, с которыми сталкиваются наши страны и наши экономики. Тем более что у нас есть амбициозная цель, которую мы перед собой поставили и которую мы не снимаем, – это увеличение товарооборота до 200 млрд долларов к 2020 году.

При этом необходимо двигаться по всем направлениям сотрудничества, которые мы для себя наметили. В этом плане у нас работает механизм подготовки встречи глав правительств. Наши коллеги работали – заместители Председателя Правительства, представители Премьера Госсовета, министры. Я думаю, что можно было бы дать им возможность высказаться по основным направлениям сотрудничества, а потом подвести итоги того, что происходило в течение этого года.

По завершении 20-й регулярной встречи глав правительств России и КНР состоялось подписание совместных документов. Были подписаны:

Совместное коммюнике по итогам двадцатой регулярной встречи глав правительств России и Китая

Протокол второго заседания Межправительственной Российско-Китайской комиссии по инвестиционному сотрудничеству

Протокол двенадцатого заседания Межправительственной Российско-Китайской комиссии по энергетическому сотрудничеству

Протокол шестнадцатого заседания Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству

Протокол девятнадцатого заседания Российско-Китайской комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств

Протокол к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о создании и организационных основах механизма регулярных встреч глав правительств России и Китая от 27 июня 1997 года

Протокол к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сфере реализации проекта «Ямал СПГ»

Соглашение между Министерством транспорта Российской Федерации и Министерством транспорта Китайской Народной Республики о временных перевозках грузов автомобильным транспортом между территориями Российской Федерации и Китайской Народной Республики транзитом через территорию Республики Казахстан

Протокол между Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору и Главным государственным управлением по контролю качества, инспекции и карантину Китайской Народной Республики о фитосанитарных требованиях к пшенице, экспортируемой из Российской Федерации в Китайскую Народную Республику

Протокол между Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору и Главным государственным управлением по контролю качества, инспекции и карантину Китайской Народной Республики о фитосанитарных требованиях к кукурузе, рису, сое, рапсу, экспортируемым из Российской Федерации в Китайскую Народную Республики

Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Российской Федерации, Министерством промышленности и торговли Российской Федерации, Министерством коммерции Китайской Народной Республики и Народным правительством провинции Хэйлунцзян по вопросам подготовки и проведения Российско-Китайского ЭКСПО

Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством коммерции Китайской Народной Республики по вопросам стимулирования двусторонней торговли

Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между Министерством финансов Российской Федерации и Министерством финансов Китайской Народной Республики

Протокол между Министерством образования и науки Российской Федерации, Министерством науки и техники Китайской Народной Республики, Академией наук Китая и Объединенным институтом ядерных исследований о перспективах сотрудничества в рамках комплекса сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов

Меморандум о взаимопонимании между Министерством культуры Российской Федерации и Министерством образования Китайской Народной Республики о сотрудничестве по вопросам образования и науки в сфере культуры

Меморандум о взаимопонимании между Министерством Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Государственным комитетом Китайской Народной Республики по развитию и реформе по укреплению российско-китайского регионального, производственного и инвестиционного сотрудничества на Дальнем Востоке

Меморандум между Федеральной таможенной службой (Российская Федерация) и Главным таможенным управлением Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обучения и подготовки кадров

Меморандум о взаимопонимании между Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения (Российская Федерация) и Главным государственным управлением Китайской Народной Республики по контролю за качеством продуктов питания и лекарственных средств

Совместное заявление о сотрудничестве по применению навигационных технологий с использованием систем ГЛОНАСС и «Бэйдоу» в мирных целях

Соглашение о сотрудничестве между Государственной корпорацией по космической деятельности «Роскосмос» и Китайской национальной космической администрацией в сфере электронной компонентной базы космического назначения

Годовой план работы Российско-Китайского Комитета дружбы, мира и развития на 2016 год

Меморандум о стратегическом партнерстве между Федеральным агентством по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству и Китайским народным обществом дружбы с заграницей

Меморандум о взаимопонимании между Федеральным агентством по туризму (Российская Федерация) и Union Pay International (Китайская Народная Республика)

Соглашение о проектировании и строительстве между ПАО «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией

Меморандум о взаимопонимании между ПАО «Газпром нефть» и Китайской Национальной Нефтегазовой Корпорацией

Соглашение о сотрудничестве между Холдингом «Радио Сибирь» и Международным радио Китая

Соглашение о стратегическом сотрудничестве между ОАО «Роснано» и Всекитайской аэрокосмической корпорацией науки и промышленности

Договор купли-продажи 9,9% акций Открытого акционерного общества «Ямал СПГ» между ОАО «НОВАТЭК» и Китайским фондом Шелкового пути

Коммерческое соглашение между Внешэкономбанком и Государственным банком развития Китая на сумму до 10 млрд. со сроком до 5 лет

Соглашение о сотрудничестве между Российским фондом прямых инвестиций, Внешэкономбанком и Китайским Евразийским фондом экономического сотрудничества в области инвестиций в приоритетные секторы экономики России и Китая

Соглашение о сотрудничестве между Государственной корпорацией «Ростех» и Китайской северной индустриальной корпорацией «NORINCO (G)»

Соглашение о стратегическом сотрудничестве между Государственной корпорацией «Ростех» и Китайской южной индустриальной корпорацией «CSGC»

Соглашение о сотрудничестве между российской инвестиционно-промышленной Группой Ви Холдинг и китайской алюминиевой компанией Чжунфу Индастриал в отношении мер по завершению совместного российско-китайского инвестиционного проекта строительства и вводу в эксплуатацию высокотехнологического прокатного производства в инновационном территориальном кластере г.Гуньи (провинция Хэнань)

Соглашение о стратегическом сотрудничестве в области развития центра облачных вычислений и обработки данных компании «Ай-Теко» между ЗАО «Ай-Теко», Китайским Евразийским фондом экономического сотрудничества и ООО «Техкомпания Хуавэй»

Меморандум о взаимопонимании между ОАО «НК «Роснефть» и Китайской нефтехимической корпорацией (Группа Синопек) в отношении сотрудничества по проектам нефтегазохимии, расположенным в Восточной Сибири.

Заявление Дмитрия Медведева для прессы

Д.Медведев: Дорогой коллега, Премьер Госсовета Китайской Народной Республики Ли Кэцян! Уважаемые представители средств массовой информации! Позвольте мне подвести итоги нашей работы. Мы только что провели заседание нашей 20-й регулярной встречи глав правительств России и Китая. Эти итоги показывают, что развитие отношений между нашими странами действительно приобрело характер особого уровня. Это отношения стратегического партнёрства и взаимодействия, и это пронизывало работу правительств наших государств на протяжении последнего года.

20 лет правительства встречаются, для того чтобы наметить планы на будущее, подготовить проекты документов. Но, скажем прямо, только в последние годы эти встречи стали приносить зримые плоды – зримые плоды нашим экономикам, а стало быть, людям, которые живут в Китае и России. Ведь товарооборот – я ещё отлично помню это время – совсем недавно, каких-нибудь 10, может быть, 12 лет назад, был в разы меньше, чем сейчас. Инвестиционное сотрудничество было также слаборазвитым, притом что у нас были хорошие политические отношения и мы координировали многие вопросы внешнеполитического взаимодействия. Только в последние годы нам удалось сделать такой качественный рывок вперёд. Диалог между нашими правительствами идёт очень интенсивно, все коллеги регулярно общаются (мы только что с господином Ли Кэцяном об этом говорили), это постоянные контакты на уровне вице-премьеров, Правительства, Госсовета, министров. Поэтому, собственно, мы и присутствовали при подписании 33 документов. А в прошлом году в Москве их тоже было подписано около 40. Как справедливо здесь было сказано, это не только результаты достигнутого взаимодействия, но и планы на будущее, потенциал наших отношений, их возможности, которые мы вполне можем воплотить в реальность.

Мой коллега абсолютно справедливо сказал, что международная экономическая ситуация, состояние дел на рынках, во всяком случае для наших стран, не самые благоприятные сейчас. Это испытывают и наши экономики. Тем важнее находить новые точки соприкосновения, создавать новые инвестиционные проекты, увеличивать торговый оборот. В физическом отношении он растёт, всё работает неплохо, но в стоимостном отношении он падает, значит, надо выходить на новые ниши, а где-то просто наращивать физические объёмы. Это тоже возможно.

Мы сегодня, кстати, впервые, может быть, сделали шаг в очень важном направлении по развитию отношений в сфере сельского хозяйства. Китай – самая большая по населению страна на планете; Россия – самая большая по территории страна, в которой сконцентрировано 10% мировых запасов пахотных земель. Если мы объединим эти потенциалы, то мы получим совершенно новую ситуацию. Мы договорились это делать. Были подписаны соглашения, направленные на то, чтобы развивать отношения в этой сфере.

Конечно, есть приоритеты, о которых мы договорились давно и по которым у нас очень хорошие показатели. Я имею в виду, например, реализацию наших проектов в энергетике. Речь идёт и о поставках российской нефти в Китай (здесь физические объёмы, как только что мы констатировали, растут), и о проекте, который связан с газовой проблематикой. Мы строим наш газопровод в Китай по восточному маршруту, продолжаются переговоры, обсуждаются вопросы поставок по западному маршруту, поэтому все эти направления остаются. Появляются, кстати, и новые проекты, которые связаны с новыми видами энергоносителей, а также с освоением новых рынков, в том числе упомянутый сегодня проект по Ямалу, по «Ямалу СПГ».

Есть целый ряд крупных прорывных идей, которые тоже могут быть конвертированы в достижения, соглашения. Мы общаемся, неплохо продвигаемся по сотрудничеству в ядерной сфере. Здесь тоже есть разные направления, о которых мы сегодня говорили, причём мы договорились с моим коллегой о том, что будущие соглашения должны формироваться, исходя из учёта взаимных интересов, на базе так называемых комплексных подходов, пакетных подходов к решению задач. Мы этот подход абсолютно поддерживаем. Наш бизнес, который сегодня здесь представлен, продолжает свои контакты. Очень важно, что сохраняются такие формы общения, как «Экспо» – в следующем году «Экспо» пройдёт в России.

Ну и, конечно, очень важно, чтобы контакты между бизнес-общинами, между бизнес-средами не замыкались только в рамках крупного бизнеса, важно развивать отношения между средним и малым бизнесом.

Для этого должны работать наши торговые палаты и деловые сообщества, чтобы эти контакты стали максимально многоплановыми.

Мы очень неплохо развиваем наши взаимоотношения в гуманитарной сфере. Начиная с 2006 года мы сделали беспрецедентные шаги в этом направлении. Практически каждый год ознаменован той или иной важнейшей проблематикой. Это и общие годы России в Китае и Китая в России, годы, посвящённые китайскому и русскому языку, годы молодёжных обменов. Следующий год будет посвящён средствам массовой информации. Скажем прямо, у Российской Федерации ни с кем нет таких продвинутых гуманитарных связей, как с Китайской Народной Республикой.

Я сегодня общался с теми студентами и уже аспирантами, которые изучают русский язык. Не скрою, мне это общение доставило большое удовольствие. Это глубоко увлечённые люди, блестяще владеющие русским языком, фундаментальнейшим образом знающие русскую литературу. Очень положительные эмоции были, во всяком случае для меня, надеюсь, что и для них тоже.

Мы провели вместе с моим коллегой Ли Кэцяном заседание глав правительств Шанхайской организации сотрудничества. Ещё раз хотел бы поблагодарить за блестящую подготовку и этого мероприятия. Мы подтвердили, что наши взгляды на перспективы развития мировой и региональной экономики очень близки, планы, которые там сформированы, тоже носят очень широкий характер. Мы будем двигаться в этом направлении, но будем двигаться, исходя из реальных предпосылок, включая такую большую базовую идею, как создание зоны свободной торговли в масштабах ШОС. Всё это направлено на то, чтобы сделать функционирование наших экономик – а стало быть, жизнь наших народов – более предсказуемым и стабильным.

Я с удовольствием поучаствовал в Учжэне в работе второй Всемирной конференции по вопросам интернета. Эта конференция и сама по себе уникальна, и позволяет повысить уровень международной информационной безопасности. Надеюсь, что результаты, которые достигнуты на конференции, будут учтены не только Россией и Китаем, но и другими государствами, а также общественными структурами, от которых зависит функционирование этой общественно значимой социальной системы.

Хотел бы искренне поблагодарить наших китайских друзей и лично Премьера Госсовета господина Ли Кэцяна за оказанное нам гостеприимство, за возможность увидеть Чжэнчжоу, Ханчжоу и Учжэнь – города, которые имеют очень богатую историю и современные достижения. Нам было очень интересно, спасибо вам за это большое. В свою очередь приглашаю господина Ли Кэцяна посетить Российскую Федерацию для проведения следующей встречи правительств России и Китая в 2016 году. Спасибо.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 17 декабря 2015 > № 1584254 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 17 декабря 2015 > № 1584253 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев и Ли Кэцян приняли участие в церемониях закрытия года дружественных молодежных обменов России и Китая и открытия года СМИ России и Китая.

Выступление Дмитрия Медведева:

Уважаемый Премьер Государственного совета Ли Кэцян, дорогие друзья! Сердечно приветствую всех, поздравляю с сегодняшним событием! Мы успешно завершаем один совместный проект и даём старт новому. В зале очень много молодёжи, и даже грустно, что заканчивается Год дружественных молодёжных обменов. Этот год стал частью масштабного гуманитарного сотрудничества между нашими странами. Поддержка подобных проектов на государственном уровне облегчает взаимодействие между людьми, чем бы они ни занимались: изучали русский и китайский язык, ездили отдыхать, развивали бизнес. В результате родилось очень много контактов – творческих, научных, деловых. Россияне и китайцы стали больше друг с другом общаться, лучше понимать друг друга. Так открываются новые возможности для сближения наших стран и народов.

Проект года и вообще молодёжные обмены, которые происходили, по общей оценке, удались. Я хотел сказать всем спасибо, кто участвовал в этом проекте, помог в организации. Отдельное спасибо хотел сказать вице-премьерам наших стран, Лю Яньдун и Ольге Голодец.

Прямые связи были установлены между университетами, школами. Мы поддерживаем это движение, это очень здо?рово, это создаёт условия для тех китайских ребят, которые хотели бы получить образование в нашей стране, и наоборот. Очевидно, ничто так не сближает людей, как совместно проведённые студенческие годы, и в этом на самом деле резерв наших отношений и залог добрых отношений в будущем.

Здесь присутствуют участники акции «Поезд дружбы» – он проехал из Санкт-Петербурга в Пекин с остановками в крупнейших городах. Честное слово, я вам искренне завидую, вот так прокатиться было бы очень интересно. И везде этот поезд встречали с искренним интересом.

В общем, мы дали толчок таким молодёжным контактам, теперь инициатива за вами, и ваша задача – сохранить эти связи на долгие годы, чтобы вы могли свободно общаться, чтобы вы могли развивать наши отношения и просто чтобы дорожили этой дружбой.

Я абсолютно уверен, что в такой же дружеской атмосфере пройдёт и Год российско-китайских средств массовой информации, который мы сегодня открываем. Энергию молодёжи дополнят открытость средств массовой информации, их особый журналистский взгляд. О своём желании участвовать заявили практически все направления массмедиа, к ним готовы присоединиться и книгоиздатели, и продюсеры, и режиссёры кино, самого разного причём кино – и художественного, и документального.

У проекта есть ещё одна важная особенность, как мы говорим в России, некоторая изюминка. Благодаря журналистам мероприятия станут доступны для любой аудитории, а в медиафорумах примут участие крупнейшие китайские и российские телеканалы, информационные агентства, радиовещательные корпорации, газеты и журналы.

Наступающий год, Год СМИ, будет особенным ещё и потому, что сам по себе объём средств массовой информации, рынок СМИ, как принято говорить, в Китае вообще самый крупный – и в области печатных СМИ, и пользователей интернета насчитывается более полумиллиарда; и в России рынок средств массовой информации немаленький. Поэтому охват будет просто фантастический.

Совместные проекты наших средств массовой информации могут стать примером качественного медиапродукта и, более того, способствовать формированию наиболее оптимальной системы обмена информацией.

Я хочу обратиться к представителям массмедиа из Китая, поблагодарить за высокий уровень профессионализма, который все мы, делегация российская, чувствуем, видим во время визита в вашу прекрасную страну. Мы рассчитываем, что представители китайских медиа примут самое активное участие в предстоящих мероприятиях, которые будут проходить в России.

Дорогие друзья! Всякая дружба всегда идёт от сердца, она связана с взаимной симпатией, уважением, доверием, и именно эти чувства испытывает друг к другу огромное количество людей, которые живут в России и в Китае. Можете не сомневаться, что эти люди всегда могут рассчитывать на взаимную поддержку именно в силу тех чувств, которые испытывают их друзья. Я хочу вам всем пожелать новых друзей, потому что друзья составляют значительную часть того, чем мы гордимся, нашего окружения в жизни, просто большую часть нашей жизни. Тем более что и наши предшественники всегда относились к друзьям как к основе, тому, на чём выстраивается жизнь. Недаром одна из известных китайских пословиц гласит: когда люди дружны, даже вода кажется сладкой.

Желаю всем успехов. Спасибо!

Китай. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 17 декабря 2015 > № 1584253 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 17 декабря 2015 > № 1584197 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с представителями китайской молодёжи.

Стенограмма:

Д.Медведев: Здравствуйте. Несколько слов вначале хочу сказать вам. Вы смелые люди, потому что вы изучаете очень непростой язык. Я немного постарше большинства присутствующих за столом, и я не уверен, что у меня хватит терпения выучить китайский язык, который тоже очень красивый, но очень сложный. А вы взялись изучать русский язык, поэтому вы молодцы, но это непростая история. Надеюсь, это вам в жизни поможет.

Русский язык действительно не только один из самых интересных, на мой взгляд, и красивых, но это всё-таки язык межнационального общения, потому что на нём разговаривает большое количество людей, большое количество стран. Он является официальным языком Организации Объединённых Наций и языком межнационального общения. Поэтому, надеюсь, те из вас, кто выучит русский язык, об этом не пожалеют, потому что он пригодится в жизни. Даже если вы немного погрузитесь в русский язык и узнаете его, может быть, не так глубоко, это всё равно будет помогать в жизни, потому что Россия – очень интересная страна. Я уверен, что те из вас, кто был в России, уже это оценили, те, кто ещё не ездил, обязательно оценят. Это всегда возможность пообщаться на родном языке с местными жителями, поговорить о красотах края, об истории нашей страны, России, и просто по-человечески провести время.

Приобщение к русскому языку открывает перед вами всю сокровищницу русской культуры. Она действительно очень мощная, интересная. Это наши выдающиеся писатели, многих из которых вы знаете, такие как Толстой, Достоевский, Чехов и другие. Возможность посмотреть фильм на русском языке, послушать русскую музыку – это, мне кажется, всегда добавляет, что называется, для собственного кругозора.

Впрочем, всё, что я сказал, вы и без меня знаете. Гораздо интереснее послушать, что вы мне можете сказать. Хотите? Давайте попробуем. Пожалуйста, прошу.

Му Фень (китайский журналист): Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич Медведев, меня зовут Му Фень, я китайский корреспондент. С 2001 по 2006 год я учился в Москве в Государственном институте русского языка имени А.С.Пушкина. Сегодня я даже специально принёс свой красный диплом показать Вам.

Д.Медведев: Красный?

Му Фень: Красный, с отличием.

Д.Медведев: Молодец какой.

Му Фень: Хотел сказать, что русский язык меня сопровождает уже 14 лет. За 14 лет я во многом изменился, но любовь к русскому языку всё ещё такая искренняя. То, что я смог познакомиться с русским языком, это просто моё счастье. У меня чувство глубокой благодарности к России, к своей alma mater. Это чувство на всю жизнь. У меня нет вопросов, просто хотел пожелать Вам здоровья и всего самого наилучшего. Спасибо Вам, спасибо посольству России в Китае, Российскому культурному центру в Пекине и, конечно, Россотрудничеству, что они очень многое для китайцев русскоговорящих сделали. Спасибо Вам.

Д.Медведев: Спасибо, уважаемый господин Му Фень. Я хочу вам сказать, что за эти годы вы явно русский язык не забыли, говорите прекрасно. Это, собственно, лучшая характеристика того, что вы делали, когда учились в Москве. Ну а красный диплом тому свидетельство.

Тогда я вас спрошу. Вы сейчас чем занимаетесь, где работаете? Помогает ли вам русский язык?

Му Фень: Спасибо. Я китайский корреспондент, и русский язык открывает чудесный мир передо мной, приносит огромную радость в мою жизнь и знакомит меня с новыми друзьями. Словом, люблю Россию.

Д.Медведев: Спасибо. В работе тоже помогает русский язык?

Му Фень: Конечно. Благодаря русскому языку у меня сейчас хорошее положение в Пекине.

Д.Медведев: Спасибо.

Пожалуйста.

Сули Лей: Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемый посол! Извините, немножко волнуюсь. Очень приятно – даже с трепетом восторга – с Вами встретиться. Это такая большая радость, до такой степени, что вчера даже вечером не смогла заснуть. Столько раз видела Вас по телевизору и слушала Ваши речи и выступления в интернете, но общаться с Вами лицом к лицу, так близко… Я даже думать не думала! Но моя мечта сбылась перед Новым годом наконец-то. Поэтому спасибо Вам большое за то, что Вы специально выделили время для встречи с нами.

Я докторантка третьего курса Института русского языка и литературы Пекинского университета иностранных языков. Сейчас пишу дипломную работу по теме Пастернака, и, если всё будет в порядке, в следующем году я буду защищаться и буду работать в вузе как преподаватель русского языка и литературы. Очень хочу стать любимой преподавательницей студентов и распространителем русской литературы.

В прошлом году мне выпало большое счастье стажироваться в Литературном институте имени Горького в Москве по государственному обмену. Статус Литературного института имени Горького в России, как в Китае Литературного института имени Лу Синя. Я посещала много занятий и общалась со студентами, аспирантами. Их интерес к китайскому языку и культуре произвёл на меня очень сильное впечатление. Они задавали мне очень много интересных вопросов о традиционной китайской культуре и современном китайском обществе и даже попросили, чтобы я научила их китайскому языку.

Д.Медведев: Уважаемая госпожа Сули Лей, я могу вам сказать, что вы и сейчас, без докторантуры, уже можете преподавать русский язык, причём не только китайцам, но и русским. У вас просто безукоризненное владение языком. Я даже не знаю, чему вас ещё могут научить. И, хоть вы и сказали, что вы волнуетесь, это незаметно, уж тем более незаметно, что вы не спали всю эту ночь.

Знаете, у нас за последнее время очень изменилась ситуация и в Китае, и в России, во всяком случае с точки зрения интереса к изучению друг друга, изучения очень глубокой китайской культуры, очень также глубокой и интересной нашей, российской культуры. Мы вышли просто на другой уровень общения. Всё стало иначе, чем это, например, было какое-то относительно небольшое время назад. У нас был, вы знаете, период, когда мы тесно общались, потом был период охлаждения, вот сейчас снова такой очень энергичный период.

У нас ни с кем, кроме Китайской Народной Республики, нет таких продвинутых отношений в сфере гуманитарного общения. Почему? Потому что с 2006 года, у нас каждый год тематический. Я могу вам сказать как человек, который принимал решение о проведении таких годов, участвовал в таких годах, ? ни с кем другим такого нет.

2006 год, а потом 2007 год, были просто объявлены годами России в Китае и Китая в России. Потом пошли тематические годы: годы русского языка, китайского языка, молодёжных обменов. И мы дальше эту практику продолжаем. Вы совершенно правильно сказали: сегодня мы закроем один год и откроем год, посвящённый средствам массовой информации.

Поэтому что можно сделать? Нужно просто ездить друг к другу в гости и изучать русский и китайский языки. Причём прежде всего это должны делать такие люди, как вы, молодые люди, потому что вы и есть будущее российско-китайских отношений. Глядя на вас, я понимаю, что это будущее в надёжных руках. Пожалуйста.

Лао Хуасяй: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Я преподаватель русского языка. Наверное, Вы знаете о преподавании русского языка в китайских вузах. Наш институт является самым первым факультетом в нашем университете, и сейчас в нашем университете учатся 284 бакалавра. Здесь проводятся занятия по географии России, по её истории, культуре, регионоведению и так далее. А подготовка магистров проходит совсем в разных сферах, например по лингвистике, русской литературе и культуре России и страноведению. У нас сейчас присутствуют и наши докторанты тоже по этим направлениям. И вот в этом семестре, в начале семестра, я задала своим студентам вопрос: почему вы выбрали русский язык своей специальностью?

Лао Хуасяй: Они тогда отвечали мне, что любят Россию и её культуру. Надеюсь, что в будущем у нас будет ещё больше таких студентов.

Д.Медведев: Спасибо большое, госпожа Лао Хуасяй. Я хочу сказать, что вы очень глубокую мысль высказали. Действительно, очень часто, выбирая тот или иной предмет для изучения, тем более язык, мы выбираем свою судьбу. Сначала эту судьбу выбирают за нас родители и небо, когда мы рождаемся на конкретной земле, изучаем конкретный язык, находимся внутри конкретной культуры, а потом мы вмешиваемся в этот процесс и сами принимаем решения. Эти решения очень часто носят судьбоносный характер, просто меняют мировоззрение человека, меняют восприятие жизни и очень часто меняют, действительно, судьбу человека.

Но многое зависит и от окружающих условий. Когда я был школьником, если я правильно помню (я учился в городе Ленинграде, сейчас это Петербург), у нас была всего одна школа, где изучали китайский язык. Это было связано с известным довольно сложным периодом отношений между странами. Сейчас ситуация совсем другая, и это очень хорошо. Поэтому отчасти всё-таки это зависит и от тех усилий, которые мы все предпринимаем: и те, кто занимается политической работой, и те, кто занимается преподаванием, изучением языков. В общем, от всех нас.

Несколько лет назад я был очень приятно удивлён. Я посетил книжную выставку (тоже как раз в Пекине) и посмотрел на литературу, которая выпускается. Знаете, это был для меня такой, если хотите, культурный шок, потому что я знал, что русским языком интересуются, но что это такая широкая палитра, такой широкий набор произведений на русском языке, так прекрасно изданных большими тиражами – мне было, не скрою, очень приятно видеть. Считаю, что и в России мы должны делать то же самое, издавая книжки китайских писателей.

Син Чо Хуа: Здравствуйте, уважаемый господин Медведев! Я преподаватель из Второго пекинского университета иностранных языков, основанного в 1964 году по инициативе премьера Чжоу Эньлая. Туризм и иностранный язык являются основными предметами нашего университета. Вопрос у меня такой. Если, например, я изучаю русский язык, моя жена тоже изучает... И если мы хотим в Россию поехать, обязательно ли получать, например, приглашение для получения визы, или через турбюро?.. Можно в дальнейшем упростить такой процесс? Без визы, например, только с авиабилетами и бронированием номеров?

Ещё можно другой вопрос?

Д.Медведев: Можно, конечно!

Син Чо Хуа: Этот год является в России Годом литературы. Литература очень важна для Вашей жизни, для России? Я сам изучаю русскую литературу, меня очень интересует Александр Исаевич Солженицын. Я лично хотел бы узнать, как Вы оцениваете его?

Д.Медведев: Спасибо. Что я хочу сказать, уважаемый господин Син Чо Хуа. Визы – штука всегда взаимная, вы знаете. Совсем хорошо, когда нет виз, но это сложная история в жизни государства, потому что государству нужно всё-таки понимать, что куда движется и какие процессы происходят, где и какие люди находятся, особенно в нынешнем весьма сложном мире, учитывая проблемы безопасности.

Могу вам прямо сказать, что сегодня визу получить и в Китае, и в России существенно проще, чем лет 10–15 назад, но, конечно, всё равно есть какие-то формальности, которые иногда раздражают, мешают. Будем стараться делать так, чтобы их было как можно меньше с учётом того, что отношения между нашими странами сейчас превосходные и для этого всё есть.

Теперь по поводу Александра Исаевича Солженицына, если он вас интересует. Это, действительно, фигура очень колоритная, интересная для российской истории, да и, по сути, для мировой истории. Когда я был вашего возраста, то Солженицына у нас в стране не преподавали, он был под запретом и ещё тогда не вернулся в Россию, находился за границей. Его книги я прочитал где-то лет, наверное, в двадцать. Не скрою, конечно, они на меня тогда произвели колоссальное впечатление, прежде всего потому, что они совершенно иначе токовали отдельные аспекты советской истории. С другой стороны, некоторые произведения Александра Солженицына, на мой взгляд, являются безупречными с филологической точки зрения. Не все, но некоторые, например «Матрёнин двор». А некоторые носят яркий публицистический характер. В любом случае, на мой взгляд, Солженицын выдающийся общественно-политический деятель и очень незаурядный писатель, который оказал влияние на умонастроения в нашей стране и во многих других странах в XX веке.

Мне сейчас подсказал господин посол, что Ермолай Солженицын, его сын, неплохо владеет китайским языком. Я с ним пересекался на каких-то разных мероприятиях, но вот то, что он китайским владеет, я не знал. Молодец.

Пожалуйста.

Чжао На Ся: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Я докторантка второго курса Института русского языка и литературы Пекинского университета иностранных языков. В 2008 году мои родители работали волонтёрами, они сопровождали китайских сирот в Россию. Я тоже два года подряд работала волонтёром с российскими детьми, когда они приезжали в Китай.

Д.Медведев: Молодец.

Чжао На Ся: Мы с российскими вожатыми стали большими друзьями. Сейчас мы часто пишем друг другу… Я знаю, что Вы часто публикуете фотографии в Instagram. Вы не собираетесь открыть свою официальную страницу в китайских социальных сетях?

Д.Медведев: Спасибо за предложение. Госпожа Чжао На Ся, вы напомнили мне про 2008 год. Это был действительно драматический, сложный год для Китая, после разрушительного землетрясения. И так получилось, что я приехал с первым государственным визитом в качестве Президента именно в Китай. Это практически был мой первый визит вообще за границу. Тогда была довольно напряжённая ситуация, из которой Китайская Народная Республика вышла с честью. Мне очень отрадно, что мы тогда хоть как-то, немного помогали в этих проблемах, в том числе когда возникла идея пригласить китайских детей. Хочу вас отдельно поблагодарить за то, что вы работали вместе с детьми. Это на самом деле неоценимый вклад в копилку нашей дружбы.

Теперь по поводу социальных сетей. Штука популярная, и если вы считаете, что это может быть кому-то интересно в Китайской Народной Республике, то, может быть, об этом стоит подумать. Я веду ряд аккаунтов так называемых в разных сетях – и в российских, и в иностранных, но в китайских этого не было. Хотя у меня было общение, весьма неплохое, во время пребывания в Китае с китайскими медиа, в том числе с интернет-медиа. Наверное, можно было бы подумать о чём-то таком. Это интересно, это большая аудитория. И, самое главное, это тоже возможность в том числе и по-русски общаться.

Я вас слушал и подумал: раз у вас такая семья особая, вы дома по-русски разговариваете?

Ответ: Иногда по-русски.

Д.Медведев: Здорово. Пожалуйста.

Вопрос: Уважаемый, Дмитрий Анатольевич! Я киноактер, но я, можно сказать, вырос под влиянием российской культуры, и от посещения России у меня остались очень хорошие воспоминания...

Д.Медведев: Мне приятно, конечно, что у вас такие воспоминания остались от пребывания в нашей стране. Приезжайте почаще, могут возникнуть совместные проекты, в которых вы сможете принять участие по своей профессии.

Китайское кино, на мой взгляд, сейчас на таком очень хорошем подъёме, его стали смотреть во всём мире и в России тоже. Кино – это вообще такой универсальный язык общения. Вот мы сейчас с вами про русский язык говорим, но кинематографический язык иногда вообще состоит из молчания, но он всем понятен.

Так что приезжайте. Сейчас сразу же после встречи с вами я поеду на официальные переговоры с моим коллегой, с Премьером Госсовета Ли Кэцяном, и мы как раз будем обсуждать все наши связи, в том числе гуманитарные, а потом ещё откроем Год СМИ и закроем. И закроем, да, Год дружественных молодёжных обменов России и Китая.

Дорогие друзья, я, честно говоря, с удовольствием бы с вами ещё полчасика посидел, но мне уже нужно ехать к зданию Всекитайского собрания народных представителей. Там начнутся переговоры. Я обязательно расскажу о том прекрасном впечатлении, которое оставило у меня общение с вами. Вы действительно молодцы.

В этом зале много чего происходило, его открыли в 1959 году. Здесь присутствовал и председатель Мао, и Чжоу Эньлай. Так что давайте здесь сфотографируемся.

Китай. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 17 декабря 2015 > № 1584197 Дмитрий Медведев


Китай. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 декабря 2015 > № 1584202 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в церемонии открытия 2-й Всемирной конференции по вопросам Интернета.

Выступление Дмитрия Медведева:

Уважаемый господин Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин, Ваше превосходительство! Уважаемые дамы и господа, коллеги, друзья!

Я, как и мои товарищи, рад побывать в древнем Учжэне (это совершенно особое место) и принять участие в столь представительной конференции, которая посвящена интернету.

Вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, волнуют практически все страны. Интернет давно превратился в глобальное явление, которое связывает огромное количество людей на нашей планете и, по сути, целые государства. Сегодня это не только уникальное трансграничное пространство. Трудно назвать сферу, которая бы не менялась под влиянием так называемой цифровой революции. Электронные сервисы двигают прогресс в образовании, в науке, в здравоохранении, развивают сектор производства, услуг, трансформируют подходы к государственному и корпоративному управлению, и для нас очень важно думать о том, каким образом, с одной стороны, совместить дух свободы, в котором изначально развивался интернет, и, с другой стороны, необходимость выработки универсальных правил поведения в этой среде.

Если говорить о российском сегменте интернета, в прошлом году он отметил своё 20-летие. Его аудитория за последний год увеличилась почти до 80 млн человек, то есть в настоящий момент больше половины населения нашей страны используют интернет, и общий объём интернет-экономики нашей страны оценивается примерно в 2,2% валового внутреннего продукта страны. Многие российские IT-компании, коллективы совершили рывок на международные рынки, они известны на этом рынке. Уверен, что этот сектор и дальше будет активно развиваться, в том числе за счёт электронной торговли, предоставления услуг, включая государственные услуги. Для нашей страны, самой большой по территории, расположенной в 11 часовых поясах, принципиально важно обеспечивать равные условия доступа к Всемирной сети, причём делать это на высокой скорости. Ставим перед собой задачу, чтобы почти все наши граждане получили такую возможность в ближайшие годы, так же как и другие государства. Для этого реализуется проект по ликвидации цифрового неравенства – подключение к волоконно-оптической магистрали в удалённых населённых пунктах.

Уважаемые друзья! В последние годы шло немало дискуссий, в том числе и в нашей стране, вокруг того, нужно ли регулировать глобальную сеть, если регулировать, то по какой модели. Парадоксально, но при том влиянии, которое сегодня интернет оказывает на жизнь людей и целых государств, общих обязательных международных правил поведения в этой среде не существует. Ну так интернет формировался. Сейчас отдельные вопросы развития разделены между различными организациями, а их усилия в значительной степени не скоординированы.

Мы все прекрасно понимаем, что интернет и в будущем должен оставаться открытым, глобальным и распределённым ресурсом. При этом элементы государственного регулирования, управления Сетью тем не менее необходимы (это неизбежность), и они уже вводятся разными странами, включая и нашу страну. Такое регулирование призвано соблюсти баланс между свободным доступом к информации и законными требованиями, которые обеспечивают безопасность граждан и их фундаментальные права. Россия последовательно выступает за равноправный доступ государств к управлению сетью Интернет, а также за их суверенное право на регулирование её национальных сегментов. Об этом только что говорил Председатель Китайской Народной Республики. Такой подход, в частности, зафиксирован в ряде документов, в том числе в Уфимской декларации лидеров стран БРИКС. В ней отмечается, что интернет является международным ресурсом и что государства должны в равной степени участвовать в его развитии и функционировании.

Мы все понимаем, что с правовой точки зрения интернет – новый, но весьма сложный комплексный объект регулирования. Правовые конструкции просто не успевают за стремительным развитием технологий и передачи информации. Перед нами всеми встаёт немало вопросов. Как провести границу между онлайн- и офлайн-юрисдикциями? Как гарантировать право людей на неприкосновенность частной жизни? Как защитить авторские и другие исключительные права? Кто будет гарантировать бесперебойную работу критической инфраструктуры интернета? Как будет осуществляться распределение номеров, адресов, иными словами, какой международной структурой это будет делаться и по каким правилам?

Ответы на эти вопросы требуют нашей совместной работы. Но очевидно, что никакая страна сегодня не может претендовать на роль универсального регулятора глобальной сети. Здесь нет никаких исторических заслуг и сложившегося положения дел. Поэтому мы поддерживаем курс на усиление роли мирового сообщества в управлении интернетом и разработку глобальной политики в этой области. Считаем, что это нужно делать под эгидой ведущих международных институтов, включая Организацию Объединённых Наций, в том числе опираясь и на профильную отраслевую организацию – Международный союз электросвязи. Считаем, что в перспективе эта организация или какая-то иная организация, если она будет создана, могла бы быть наделена полномочиями и ей могли бы быть предоставлены права по выработке международных правовых норм и стандартов в области управления интернетом, а помимо этого такая организация могла обеспечивать координацию профильных международных структур.

В этом контексте также хотел бы поприветствовать предложения Председателя Китайской Народной Республики, направленные на регулирование глобальной сети, на обмен информацией, порядок принятий решений. Они должны быть изучены вместе с другими продуктивными идеями, которые высказываются на конференции.

Уважаемые коллеги, уважаемые дамы и господа, друзья! К сожалению, у виртуального современного мира есть не только положительные стороны, о чём только что говорили те, кто стоял на этой трибуне. Весь мир, гиперсвязанный мир, становится уязвимым для преступных атак и посягательств. Их мишенью могут быть и отдельные граждане, и частные компании, и даже целые государства. Интернет активно, к сожалению, осваивают преступники и террористы, что вновь продемонстрировали недавние теракты во Франции и другие криминальные проявления. Кроме того, появились и изощрённые системы тотальной электронной слежки. Это создаёт угрозу безопасности и суверенитету государств, порождает цепную реакцию недоверия и подстёгивает гонку информационных вооружений.

Сфера международной информационной безопасности требует самого пристального внимания мирового сообщества. Именно мировое сообщество должно выработать универсальные правила поведения государств в информационном пространстве. На наш взгляд, такие правила должны основываться на принципах неприменения силы, уважения государственного суверенитета, невмешательства во внутренние дела других государств и соблюдения основных прав и свобод человека.

Страны Шанхайской организации сотрудничества подготовили проект правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности. Его обновлённая версия внесена в Организацию Объединённых Наций в этом году. Документ открыт для присоединения всех заинтересованных государств. Призываем международное сообщество изучить его и по возможности поддержать заложенные в нём идеи.

Принципиально важные идеи закреплены в принятом в этом году докладе группы правительственных экспертов Организации Объединённых Наций по международной информационной безопасности. В частности, речь идёт о необходимости предотвращения конфликтов в информационном пространстве, о соблюдении в этом пространстве общепризнанных принципов международного права.

В ходе 70-й Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций по-настоящему глобальной стала поддержка резолюции по международной информационной безопасности, которую Россия вносит на рассмотрение Генассамблеи последние 17 лет. Её соавторами в этом году выступили более 80 государств из всех регионов мира. Мы благодарны им за поддержку и соавторство в подготовке этой резолюции.

Уважаемые коллеги! Мы все продолжаем усилия, направленные на то, чтобы интернет был свободным современным пространством. Как и раньше, рассчитываем на поддержку наших китайских партнёров в этом процессе, всех заинтересованных сторон. Также приглашаем всех, кто готов обсуждать вопросы развития новых технологий в современном мире, включая интернет-технологии, на наш форум «Открытые инновации». Он ежегодно проходит в Москве, в следующем году он состоится в октябре.

Уверен, что работа учжэньского форума внесёт важный вклад в решение общих задач на благо всего мирового сообщества.

Спасибо за внимание.

Китай. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 декабря 2015 > № 1584202 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 декабря 2015 > № 1584193 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с руководителями российских и китайских IT-компаний.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый всем день!

Я рад возможности встретиться с руководителями китайских IT-компаний, российских компаний. Наверное, хороший очень повод сделать это сейчас здесь, в Учжэне, в период проведения второй интернет-конференции.

Не скрою, мы очень вдохновлены той атмосферой, которая здесь существует. Такое знаковое сочетание древности и современных технологий, которые вы все здесь представляете, мне кажется, должно создать правильную атмосферу для обсуждения тех идей, которые выдвинуты на конференции, и будущего отрасли, потому что отрасль совсем молодая. Она достигла колоссальных успехов. Все мы следим за тем, что происходит в IT-индустрии, в электронных сервисах, в электронной торговле. Практически все эти услуги уже стали востребованы в любом государстве.

Китай для нас не только крупнейший партнёр, но и страна, с которой у нас особые отношения. Поэтому и завтра во время российско-китайских переговоров с целым рядом компаний, которые здесь присутствуют, у нас будут подписаны соглашения, направленные на развитие сотрудничества. Мы этому очень рады, ведь по многим направлениям китайские компании являются лидерами и достигли очень значимых успехов. Мы вас с этим поздравляем, потому что на самом деле от того, как будут развиваться технологии, зависит будущее нашего мира. Мир этот, как сегодня подчёркивали главы государств и правительств, с одной стороны, стал абсолютно взаимосвязанным, как принято говорить теперь, очень маленьким, а с другой стороны, очень интересным, но в то же время уязвимым, и поэтому сотрудничество в этой сфере для всех глав государств и правительств, для компаний исключительно важно. В конечном счёте все вы работаете для того, чтобы помогать людям, связываете этих людей в едином пространстве, помогаете им осуществлять сделки, получать услуги, не выходя из дома. Это, конечно, исключительно важная миссия, с которой, как мне представляется, пока человечество справляется, несмотря на все трудности и проблемы современного мира, о которых сегодня тоже в выступлениях лидеров говорилось.

Мне бы, конечно, не скрою, хотелось послушать вас, потому что вы достигли больших успехов в своих компаниях и являетесь примером для развития многих других сервисов. Это хорошая возможность немножко поговорить о том, куда мы движемся, для нас – просто послушать, как вы видите развитие современного мира, что, как вы предполагаете, будет происходить, чего нам следует опасаться, а чему нам следует радоваться. В общем, хотелось бы, чтобы мы вместе с вами попробовали такой взгляд бросить в будущее.

Вот, наверное, что мне хотелось бы сказать вначале. Пожалуйста, уважаемые коллеги. Я думаю, что можно было бы обсудить любые эти темы. Я не знаю, может быть, господин Джек Ма несколько слов скажет, потом другие коллеги. Прошу вас.

Д.Ма (основатель Alibaba Group, как переведено): Большое спасибо дорогим российским друзьям, которые приехали ко мне на родину. Я разделяю всё, что Вы сказали, благодарю Вас и благодарю Президента России, всех коллег и министра Никифорова за поддержку компании Alibaba. Мы, возможно, доставили вам немало хлопот, но мы действительно добились больших успехов на российском рынке.

Мы знаем, что в результате нынешних событий в мировой экономике ряд мировых банков подвергся довольно серьёзному влиянию, в том числе два российских довольно крупных банка, ряд банков Южной Америки. Но, как говорят в Китае, любой кризис таит в себе и возможности, и мы считаем, что в рамках российско-китайской торговли существует ещё огромный потенциал. Благодаря деятельности Alibaba потенциал китайского рынка электронной торговли уже обошёл американский. Но дело не в том, что мы самые умные, что мы умнее кого-то, а просто у нас была ниже стартовая база, чем у американцев. У американцев уже была очень развитая сфера традиционной торговли, а у нас она находилась на более низком уровне, именно поэтому мы могли очень ускоренными темпами развивать электронную торговлю. Такие же возможности мы видим и в России.

Мы очень рассчитываем на то, что больше стран будут участвовать в глобальной электронной торговле. Среди 10 крупнейших стран, которые мы рассматриваем в качестве наших важнейших потенциальных партнёров, Россия является наиболее крупной. Мы – компания, которая движима миссией, она заключается в том, чтобы помогать малым и средним предприятиям налаживать сотрудничество. Мы также обратили внимание на инициативу Президента Путина о создании электронной платформы, которая помогла бы российским средним и малым предприятиям выйти на экспортные рынки, и мы очень рассчитываем на то, что сможем внести свой вклад в её реализацию.

Кроме того, мы считаем, что в сфере логистики мы можем внести очень большой вклад в развитие торговли между нашими двумя странами и международной торговли. Мы считаем, что торговля – это свобода, торговля – это право человека, поэтому мы решительно выступаем против любых попыток помешать малым и средним предприятиям участвовать в торговле. И это абсолютно соответствует правилам ВТО.

На протяжении 20 лет Всемирная торговая организация была движима межгосударственным сотрудничеством, она помогала развивающимся странам участвовать в торговле. И мы очень рассчитываем на то, что Россия и Китай смогут выстроить открытую, демократичную, равноправную торговую платформу, чтобы продавать товары в наших двух странах, в Европе, в Азии и на других континентах.

Будущее принадлежит молодёжи, и именно молодёжь лучше всего может пользоваться этими технологиями. Мы очень рассчитываем на то, что вместе с российской молодёжью мы сможем внести большой вклад, создав такую платформу международной электронной торговли. Я очень благодарен российским руководителям государства, руководителям соответствующих ведомств. Большое спасибо.

Д.Медведев: Да, спасибо большое.

Я только один буквально комментарий сделаю. Вы упомянули ВТО. Казалось бы, в общем, ВТО и ВТО, она давно работает, но мы за последние два дня довольно много обсуждали этот вопрос. Хотел бы полностью Вас поддержать в том плане, что мы должны сохранять все те преимущества, которые мы получили, вступив когда-то в ВТО.

Путь Китая и России в ВТО был очень тернистым. Мы потратили много сил. Скажем по-честному, нас долго держали в предбаннике и не пускали в ВТО, говорили: вы ещё не такие цивилизованные, вам нужно это сделать, это сделать, договориться по целому ряду позиций. Мы обо всём договорились и теперь работаем в рамках этой универсальной международной системы регулирования торговли, в том числе и по вопросам малого и среднего бизнеса.

Я просто хочу обратить на это внимание, потому что сейчас развивается целый ряд идей, которые связаны с тем, чтобы, по сути, взломать существующие торговые режимы и вывести целый ряд государств в привилегированные позиции, притом что другие участники ВТО (даже такие крупные, как Китай, например, да и Россия тоже) останутся в других позициях. Я считаю, что это плохо, это в принципе не соответствует вообще духу универсальных площадок торговли, в том числе электронной торговли, которой занимается, допустим, Alibaba.

Как, например, нам сейчас состыковать эти подходы, допустим, в рамках нашего членства в ВТО и потенциального членства, допустим, в том же самом Транстихоокеанском партнёрстве, которое будет создано? Хорошо, если мы обо всём договоримся. Мы не против, ещё раз говорю, мы даже готовы рассматривать любые вопросы об участии в различных партнёрствах. Но, пока нас туда не зовут, возникает вопрос о том, как эти торговые режимы будут функционировать, не будет ли это дополнительным юридическим препятствием, в том числе для развития универсальных, электронных сервисов.

Поэтому то, что вы упомянули, – это совсем не праздная тема, а тема, которой должны заниматься, конечно, прежде всего руководители государств и правительств, и мы будем это делать.

Что касается контактов с вашей компанией, то, конечно, мы этому рады, мы рады тому, что Россия тоже рассматривается в качестве одного из таких ведущих рынков для развития. Думаю, что для этого есть все условия. Ну и есть партнёры, с которыми вы сможете тоже выстраивать свои отношения. Пожалуйста, коллеги. Кто хотел бы продолжить?

Л.Ши (президент компании ZTE, как переведено): Уважаемый господин Премьер-министр! Мы разработали первый смартфон, который был основан на системе «ГЛОНАСС». И мы подарили господину Премьеру. Сейчас мы в одном из городов-спутников Москвы организуем соответствующее производство, и очень рассчитываем на то, что Вы сможете посетить этот комплекс. Я бы очень хотел также продвигать «умные города», строительство «умных городов» в России.

Что касается применения систем данных, мы также рассчитываем на развитие сотрудничества в этой области в России. Потому что центры обработки данных – для этого в России существуют очень хорошие условия. Здесь мы говорим о мегаданных, о такой сфере, как мегаданные, и это тесно связанно с проектом «умных городов». И что касается центров обработки данных, мы с Россией здесь активно сотрудничаем и в строительстве соответствующей инфраструктуры. И в будущее развитие ИКТ в России мы очень хотели бы внести свой вклад, поэтому я очень рассчитываю на то, что во время следующего посещения Китая Вы сможете приехать в нашу компанию. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, господин Лижун Ши. Я надеюсь, что действительно смогу посетить какие-то из представленных здесь компаний, мне самому это было бы очень интересно.

Естественно, я приветствую всю вашу работу на территории нашей страны, в том числе и по направлению, связанному с использованием глобальной навигационной системы – ГЛОНАСС. Мы даже вчера во время наших переговоров говорили об этом и с Председателем Си Цзиньпином, и с Премьером Ли Кэцяном. Считаю, что это действительно очень важная проблема и для государств, и возможности для компаний, которые этим занимаются. Равно как и создание системы ЦОДов, и целый ряд других глобальных идей, которыми вы занимаетесь. Мы надеемся на то, что сотрудничество здесь также будет продолжено.

Пожалуйста, коллеги. Надо кому-то из наших что-то сказать.

В.Мартынов (генеральный директор компании YotaDevices): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я представляю компанию Yota Devices, которая разработала YotaPhone.

Мы уже более трёх лет поступательно, шаг за шагом, развиваем сотрудничество с китайскими коллегами из сегмента высоких технологий. Начали мы с организации серийного производства. Год назад мы очень активно стали сотрудничать с китайскими разработчиками мобильных приложений, контента, с онлайн-площадками торговыми китайскими. И вот буквально недавно заключили соглашение о совместной разработке второго экрана. У нас телефон уникален тем, что у него на задней панели есть второй экран, который использует технологию электронных чернил. Так вот для следующего поколения нашего телефона мы этот экран делаем совместно с китайской компанией OED.

Недавно также объявили о том, что мы подписали соглашение о привлечении дальнейших инвестиций для нашей глобальной экспансии. Это очень важно, потому что без такого широкого партнёрства с китайскими компаниями нам бы не удалось достичь тех результатов, которые у нас сегодня есть. А мы смогли не только создать и выпустить на рынок два поколения достаточно уникального телефона, который международное экспертное сообщество признало наиболее яркой инновацией на рынке смартфонов, но и построить международную компанию, которая имеет потенциал стать глобальным лидером на рынке смартфонов.

Сегодня мы продаём наши устройства в 20 странах, включая Россию и Китай (это два наших основных рынка – Россия и Китай), мы продаём ещё в Европе, на Ближнем Востоке. Это один из ярких примеров нашего сотрудничества, когда идёт некое взаимодополнение определённых инноваций, идей, разработок российской команды и возможностей, которые есть у китайских компаний.

Конечно, при всех успехах, о которых я говорю, мы всё равно ещё достаточно маленький, нишевой игрок. Нам бы хотелось более активно развивать партнёрство, по сути, со всеми присутствующими здесь китайскими IT-компаниями. Мы ведём переговоры и с Alibaba, и с Tencent, и с Sina о том, что мы используем их контент и приложения на нашем всегда включённом экране, что создаёт дополнительные уникальные преимущества для потребителя, уникальные и полезные сценарии. Мы ведём переговоры и с компанией ZTE (с одной из её «дочек») об организации серийного производства. Но этого, конечно, недостаточно. Мне кажется, если бы мы объединяли усилия, то мы бы раскрыли потенциал совершенно нового качества, когда Россия и Китай не только создают интересные устройства, глобально конкурентоспособные устройства, но и появляются компании, которые в состоянии создать конкуренцию, скажем, лидерам в том или ином сегменте рынка высоких технологий. Поэтому я, пользуясь случаем, хотел призвать наших коллег – китайские компании – более активно сотрудничать с такими компаниями, как наша. Потому что я верю, что в недрах России есть очень интересные инновации и разработки. Мы не очень умеем рассказывать о них громко, пиарить их, мы не очень умеем коммерциализировать. Но совместно, мне кажется, у нас есть шанс реализовать наши амбициозные задачи и цели по совместному развитию.

В заключение хотел сказать: мне кажется, такие проекты, как наш, – это ещё и реальный вклад в сближение и интеграцию наших экономических инициатив. И в таком случае, как говорят в Китае, один плюс один может быть больше, чем два. Я хотел бы призвать вместе этим заниматься, потому что через этот обмен знаний, культур, экономических преимуществ мы с вами, мне кажется, создаём будущее для России и Китая в этой области. Спасибо большое за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Не могу с вами в полной мере согласиться, что мы совсем не умеем рассказывать. Рассказывать мы за последнее время всё-таки кое-что научились. А вот насчёт коммерциализации полностью с вами согласен. Наши китайские друзья гораздо лучше это делают, надо отдать им должное. У них очень хороший набор квалификаций, компетенций, навыков. И в результате как раз такого сотрудничества этот альянс может быть выгоден. Думаю, что по такому пути и нужно идти.

Но, конечно, всё, что делается, должно быть прежде всего продаваемым. Мы с вами понимаем: это бизнес. Это не благотворительность, это не политическая задача, а это бизнес, и здесь действуют известные экономические законы. Либо они действуют, либо продать ничего невозможно. Все коллеги, которые здесь сидят, это отлично знают по своим продуктам. А в целом здесь присутствующие, конечно, вполне успешные люди. И компании, которые они представляют, – тоже. Может быть, у китайских коллег ещё что-то?

П.Ма (основатель компании Tencent, как переведено): Я один из создателей компании Tencent. Наш основной продукт – это различные мессенджеры, продукты для социальных сетей, в том числе мессенджер QQ, программа WeChat (это обмен мгновенными сообщениями с помощью мобильных телефонов, то есть платформа связи). Это один из наших основных продуктов. Другой – это интернет-игры, музыка, анимация и так далее.

13 лет назад мы были технологической компанией, мы тогда только создавали наш бизнес. И все тогда знали, что, например, в Южной Корее, других азиатских странах очень быстро развиваются интернет-игры, но в Китае это тогда ещё не очень развивалось. Мы стали дистрибьюторами южнокорейских компаний и таким образом смогли получить очень быстрое развитие. В очень короткий срок китайский рынок превзошёл южнокорейский, и теперь уже китайский рынок стал первым в мире в этих сферах. Мы даже победили, можно сказать, многих наших конкурентов, традиционных лидеров рынка – производителей игр из США.

В рамках такого сопряжения интернета с массовой культурой существует очень большое пространство. Есть российская компания Mail.Ru, это вторая интернет-компания по капитализации в России, мы с ней довольно много проводим мероприятий и ведём сотрудничество.

Да, действительно, в чём-то мы начали раньше, как об этом говорили, – например, в коммерциализации. Мы действительно в чём-то начали раньше, чем российские коллеги, мы использовали возможности рекламы, различных платных сервисов.

Мы очень рассчитываем, что в будущем сможем укрепить наше сотрудничество, особенно потому, что, как Вы сказали, уважаемый господин Председатель Правительства, в России очень серьёзный потенциал, очень серьёзные наработки в научной, высокотехнологической сфере. И российские разработчики производят очень хорошие игры на военную тематику. Я думаю, это очень хорошие продукты.

Мы очень рассчитываем также на расширение нашего присутствия на российском рынке. Мы надеемся, что в будущем в сфере цифровых развлечений Россия и Китай смогут совместно разрабатывать какие-то продукты. В России очень глубокая, древняя культура. Сотрудничество в сфере культуры, будь то массовая культура или традиционная культура, – здесь очень важна локализация. Поэтому здесь действительно большое пространство для сотрудничества. Мы рассчитываем на поддержку Правительства, поддержку российских предприятий, чтобы мы с ними могли успешнее сотрудничать.

Мы знаем, что существует фонд поддержки интернет-индустрии в России размером 6 млрд рублей. Мы могли бы представить какие-то совместные проекты для получения поддержки из этого фонда. Кроме того, я поддерживаю полностью то, что Вы сегодня сказали на конференции: в Сети существуют не только плюсы, но также и определённые опасности. И эти опасности проникают из реального мира в виртуальный. Поэтому нам действительно нужны мир и безопасность в сфере интернета.

Спасибо.

Д.Медведев: Вы, как никто, знаете, что, с одной стороны, ваши продукты, будь то сервисы или игровые продукты, глобальны, а с другой стороны, они носят всё-таки и национальный характер. Потому что есть специфика на каждом рынке – какой-то продукт идёт, какой-то не идёт, есть традиции, есть восприятие, есть привычки. Даже игры, о которых вы сказали, в разных странах любят разные, так мир устроен.

Поэтому, действительно, есть возможности для развития кооперации с нашими компаниями.

Пожалуйста. По поводу того, как нам работать с нашими китайскими партнёрами, и вам в том числе.

В.Вексельберг: Да, спасибо большое.

Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я представляю фонд «Сколково». Для китайских коллег, которые, может быть, с нами не знакомы: мы некоммерческая организация, наша задача – развивать высокие технологии в России. На сегодняшний день мы объединяем более 1200 компаний с суммарным оборотом 4 млрд юаней в год. Это те самые малые и средние предприятия, о которых только что говорил господин Джек Ма. И мы действительно стараемся наладить сотрудничество между российскими компаниями и компаниями в Китае.

За этот год нам удалось провести три бизнес-миссии, в частности в Китае, в общем с неплохими результатами. Владислав (В.Мартынов) сказал, что с коммерциализацией у нас, может быть, не всё хорошо, но мы стараемся. На сегодняшний день у нас есть 30 высокотехнологичных компаний-стартапов, которые уже работают в Китае. В качестве примера приведу несколько. Например, есть компания Rock Flow Dynamics, они занимаются программным обеспечением для моделирования разработки месторождений нефти и газа. В частности, их технологии используются такими китайскими компаниями, как Sinopec, CNPC, PetroChina. Или компания SPB TV, которая не так давно подписала соглашение с Shanghai Media Group, и теперь Shanghai Media Group использует их технологии для трансляции своих программ.

Продукты компании Optimenga777 использует сегодня авиационный производитель Comac для аэродинамического моделирования. Я могу продолжать дальше, это просто в качестве примеров.

С другой стороны, сегодня вместе с Российским фондом прямых инвестиций и китайской провинцией Шэньси мы разрабатываем проект по строительству парка высоких технологий на территории «Сколково», где будут размещаться китайские компании. Он будет называться «Шёлковый путь». Это 161 тыс. кв. м офисных площадей, которые будут предназначены в том числе для того, чтобы китайские партнёры могли работать с компаниями в России в более комфортном режиме.

Конечно, отдельно я хочу поблагодарить господина Джека Ма и компанию Alibaba за конкурс, который мы провели в этом году совместно, по выбору лучших технологий, которые, соответственно, сейчас ваша компания помогает коммерциализировать. В частности, Илья (Илья Флакс, генеральный директор компании Fibrum) – один из победителей этого конкурса.

В целом, если говорить о будущем, мы со своей стороны видим, наверное, несколько направлений, которые являются перспективными с точки зрения высоких технологий. Это, безусловно, телекоммуникации и передача данных. В «Сколково» собран достаточно интересный комплект технологий для операторов связи, начиная от ядра сети и заканчивая сервисами для абонентов. И я призываю коллег из ZTE и Huawei рассмотреть возможность создания совместных предприятий с нашими компаниями.

С другой стороны, уже прозвучала сегодня тема информационной безопасности. Действительно, по анализу Всемирного банка (Евгений (Е.Касперский), может быть, меня поправит), 448 млрд долларов потерь за 2014 год. По крайней мере такие расчёты есть сегодня. В частности, в «Сколково» собрано более 70 компаний, которые занимаются отдельными задачами в области кибербезопасности. Мне кажется, это интересное направление и для телекома, и для интернет-торговли.

Отдельный блок, который я бы хотел предложить к рассмотрению, – это организация беспилотного транспорта. Я вижу интерес Alibaba, Baidu к данной тематике. У нас собран уникальный стек технологий, которые мы сейчас вместе с нашим автопроизводителем – КамАЗом развиваем для создания беспилотного грузовика. Я думаю, вам было бы интересно познакомиться с этой частью.

В заключение хочу сказать, что для того, чтобы наше сотрудничество развивалось ещё лучше, буквально три дня назад советом фонда «Сколково» принято решение об открытии представительства в Китае, в городе Пекине. Поэтому со следующего года появятся в том числе локальные люди, которые будут помогать вам получать доступ к российским технологиям.

На этом хочу закончить и пожелать вам всего наилучшего.

Д.Медведев: Спасибо большое. Что тут можно добавить? Занимайтесь, развивайте сотрудничество. Многое из того, что вы сказали, звучит вполне оптимистично.

У меня не очень много времени, потому что мне нужно передвигаться в сторону Пекина, где меня ждут переговоры. Я надеюсь, что вы сможете продолжить общение на площадке форума в спокойной обстановке за чашкой прекрасного китайского чая. Если есть ещё что-то срочное – пожалуйста.

И.Флакс: Дмитрий Анатольевич, добрый день! Мы резиденты «Сколково», меня зовут Илья Флакс, я генеральный директор и основатель компании Fibrum. Виртуальная реальность – один из главных трендов современной IT-индустрии, открывающий новые горизонты практически во всех сферах экономики и жизни. Сегодня мобильный рынок виртуальной реальности находится только в процессе создания в целом в мире. Но компания Fibrum уже стала известна в мире, на текущий момент мы лидеры в направлении мобильной виртуальной реальности. Нами разработана и выведена в открытую продажу в РФ и СНГ целая линейка мобильных шлемов и аксессуаров. На текущий момент на рынке виртуальной реальности есть острые проблемы – мало качественного контента. Чтобы решить данную проблему, мы активно занимаемся разработкой программных продуктов с использованием технологий дополненной виртуальной реальности. Уже сегодня нами успешно реализовано несколько проектов в сфере развлечения и игр, образования, строительства, туризма, которые в свою очередь готовы к масштабированию на глобальный рынок. Таким образом, компания Fibrum является крупнейшим разработчиком мобильных VR-приложений в мире. Наши приложения доступны на всех платформах: Google Play, App Store, Windows Store. Хотелось бы отметить, что наши приложения используют коллеги со всего мира, которые разрабатывают VR-девайсы.

У нас большие планы на 2016 год, мы хотим выходить на рынки Китая и Западной Европы. Соответственно, я бы хотел немного резюмировать и донести несколько предложений. Вы озвучили очень важную задачу – вывод инновационных российских продуктов на международный рынок. Продукты компании Fibrum уже готовы к международному запуску – как в области софта, так и в области устройств.

Д.Медведев: Если готовы, так запускайте. Что вам нужно для этого? Решение Правительства?

И.Флакс: Ничего не нужно. Как раз надо опробовать пилотный проект глобального развития компании, которая несёт инновационные решения, разработанные полностью в России, на глобальный рынок.

И, уважаемый Джек Ма, совсем недавно компания Fibrum выиграла конкурс Aliexpress Challenge, проводимый при поддержке фонда «Сколково», российское представительство Aliexpress блестяще справилось с запуском компании. И я считаю, что, если мы сделаем специальные условия, специальные решения Fibrum для глобального рынка при вашей поддержке, виртуальная реальность в целом в мире получит новый виток развития и станет наиболее популярной. Я вижу, что виртуальная реальность даёт лучшие решения в различных направлениях, таких как образование, медицина, развлечения. Пока, я считаю, это ранний рынок, и с помощью коллег, если мы видим в этом будущее, мы можем запустить совершенно новый рынок виртуальной реальности.

Также, что касается ZTE, мы видим глобальную задачу по расширению устройств. Если, например, телефон в настоящий момент используется как устройство связи, то виртуальная реальность для мобильных телефонов даёт способы по-новому погружаться в виртуальную реальность и использовать телефон в новом ключе. И тут мы тоже можем с вами активно сотрудничать.

И маленький финал. Я в лице компании Fibrum хочу сделать подарок всем участникам круглого стола и Дмитрию Анатольевичу. Это шлем Fibrum, который уже есть на рынке, и набор приложений и софта, в который вы сможете сами погрузиться, чтобы оценить наши разработки. Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо.

Будем надеяться, что в дальнейшем для продвижения своих продуктов вы будете использовать прямые контакты, без участия Председателя Правительства. Я думаю, это гораздо целесообразнее, проще, даже надёжнее, потому что всё, во что государство вмешивается, становится формальным. А вы же люди неформальные, значит, у вас есть возможность просто друг с другом общаться – как посредством прямых контактов, так и через мессенджеры, которыми вы, собственно, в том числе занимаетесь, и вообще через современные IT.

Коллеги, я всем желаю хороших впечатлений и больших коммерческих успехов! До свидания.

Китай. Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 декабря 2015 > № 1584193 Дмитрий Медведев


Китай. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 декабря 2015 > № 1584201 Дмитрий Медведев

Заседание Совета глав правительств государств – членов ШОС.

Главы делегаций государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Премьер-министр Казахстана Карим Кажимканович Масимов;

Премьер-министр Киргизии Темир Аргембаевич Сариев;

Премьер Государственного Совета КНР Ли Кэцян;

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев;

Премьер-министр Таджикистана Кохир Расулзода;

Первый заместитель Премьер-министра Узбекистана Рустам Садыкович Азимов.

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС:

Уважаемый господин Ли Кэцян! Уважаемые коллеги! Шанхайской организации сотрудничества в 2016 году исполняется 15 лет, она вступает в новый этап своего развития. Пользуясь этой возможностью, хотел бы ещё раз искренне поблагодарить наших китайских друзей за прекрасную организацию нашего мероприятия, за вчерашние мероприятия и за сегодняшнюю продуктивную дискуссию.

Ситуация в политической сфере и в экономике достаточно сложная и запутанная. Усиливается глубинная трансформация современной системы международных отношений. Её отличительные проявления – становление полицентричного миропорядка, укрепление азиатского вектора глобального развития и рост взаимозависимости государств.

Мы исходим из того, что в настоящей ситуации исключительно важно поддерживать существующую систему международного права, о чём только что говорил и Премьер Госсовета КНР. Имея в виду опору на существующие принципы международного права и институты, которые формировали архитектуру международного права, включая Организацию Объединённых Наций.

Сохраняются и серьёзные экономические вызовы, продолжают снижаться индикаторы международной торговли, инвестиционной активности. Повышена волатильность валют, во всяком случае многих валют, в сочетании с очень резкими колебаниями мировых цен на энергетические и сырьевые ресурсы. Ситуация дополнительно осложняется попытками расшатать сложившуюся архитектуру международных торговых отношений, спровоцировать фрагментацию мировых экономических отношений, мирового экономического ландшафта, в том числе путём создания так называемых эксклюзивных отношений, включая создание всякого рода партнёрств. Хотел бы прямо подчеркнуть, что наша страна не является противником подобных партнёрств, типа Тихоокеанского партнёрства, других объединений, но мы хотели бы понимать, что будет происходить в мировой торговле, какова судьба Всемирной торговой организации, куда все мы вступали и где существуют единые универсальные правила регулирования. Это исключительно важно для того, чтобы мы жили в предсказуемом мире, чтобы в этом мире существовали единые правила поведения в экономической сфере.

Эти риски усугубляются и новыми вызовами в сфере стабильности и безопасности, в свете обострившейся угрозы международного терроризма. Особую тревогу вызывает ситуация в некоторых государствах региона, включая Афганистан, где есть известный набор проблем и куда пытаются перебраться представители других радикальных группировок, включая ДАИШ, или «Исламское государство».

Особенно это опасно в северных районах, непосредственно у наших границ. Вчера мы обсуждали с Премьером Афганистана господином Абдуллой Абдуллой этот вопрос. Россия поддерживает усилия Правительства и народа Афганистана по восстановлению мира, по возрождению стабильной нейтральной экономически устойчивой страны, которая была бы свободна от экстремизма, наркопреступности и других проблем.

Террористическая агрессия подпитывается распространением хаоса и анархии в странах Ближнего Востока, Северной Африки. Парировать эти вызовы можно только путём формирования единого антитеррористического фронта, оставив в стороне идеологические разногласия.

Шанхайская организация выступает за наращивание совместной борьбы мирового сообщества с террористическими группировками в соответствии с резолюциями Совета Безопасности. Наши страны реализуют комплексные меры, предусмотренные программой сотрудничества государств-членов с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на период с 2016 по 2018 год. Совершенствование деятельности региональной антитеррористической структуры ШОС будет способствовать решению вопроса о финансировании создания защищённой телекоммуникационной системы связи между органами Шанхайской организации.

Сегодня всем очевидно, что безопасность неделима, невозможно обеспечить собственное спокойствие, не заботясь о благополучии других, прежде всего соседей. Отделиться невозможно никоим образом. Уверен, что критерий неделимости в равной степени применим и к социально-экономическому развитию. Шанхайская организация аккумулировала значительный экономический потенциал, который существенно будет расширен после присоединения Индии и Пакистана, в перспективе других государств. Главное – создать все условия для соответствующей практической работы.

Россия последовательно выступает за продвижение взаимовыгодного сотрудничества, за сопряжение интеграционных проектов. Учитывая, что в рамках Евразийского экономического союза уже установлена единая система движения капиталов, товаров и рабочей силы, а китайская инициатива экономического пояса Шёлкового пути подразумевает охват порядка 60 стран, объединение усилий на всех этих направлениях создаст мощную платформу для выстраивания в перспективе общего экономического пространства с участием стран Европы и Азии.

В качестве первого шага Россия предлагает начать консультации по линии нашего Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества с подключением вступающих в организацию государств, со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии по формированию возможных экономических партнёрств на принципах равноправия и учёта взаимных интересов. Прежде всего нужно было бы сосредоточиться на вопросах защиты капитальных вложений, оптимизации процедур движения товаров через границы, совместной выработки технических стандартов для продукции следующего технологического поколения, на взаимном открытии доступа на рынки услуг и капиталов.

Мы приступили к разработке мер по реализации Стратегии развития ШОС до 2025 года, её экономического и гуманитарного измерения. Я уверен, что подключение к этим усилиям на базе гибких схем участия и стран-наблюдателей, и партнёров по диалогу, заинтересованных международных организаций отвечает интересам обеспечения сбалансированного экономического роста в регионе. Практический вклад должны внести и Деловой совет, и Межбанковское объединение Шанхайской организации.

Исходя из имеющихся у нас экономических подходов, экономических предложений, целесообразно сфокусировать усилия на ряде направлений. Это и транспортная инфраструктура, которая является ключевым условием развития крупных бизнес-проектов. Центральное место нужно отвести тем инициативам, которые объединяют несколько государств ШОС и нацелены на модернизацию коммуникаций. Хорошим примером, кстати, здесь является запуск в Челябинской области в России первой очереди мультимодального транспортно-логистического комплекса «Южно-Уральский», строительство международной магистрали Европа – Западный Китай и целый ряд других проектов. Перспективной видится и идея формирования интегрированной транспортной системы ШОС с использованием потенциала имеющихся или создаваемых транспортных коридоров, в частности Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей. Правовая основа для этого в настоящий момент создаётся.

В сентябре 2014 года было подписано Межправительственное соглашение о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок, уже коллеги сегодня об этом говорили, и в узком составе и я это упоминал. Мы ратифицировали документ 28 ноября, надо ускорить вступление в силу этого соглашения, в рамках которого можно рассчитать спрос на автомобильные перевозки и разработать чёткий план реализации этой идеи.

Исключительно важным также является развитие сотрудничества по обеспечению продовольственной, энергетической безопасности. Нужно приступить к реализации проектов по переработке сельхозпродукции, активизировать диалог на площадке энергетического клуба, также нужно продвигать и информационно-коммуникационные технологии, электронную торговлю. В частности, востребованным представляется создание, может быть, и единой общешосовской электронной площадки для размещения заказов на поставки услуг и оборудования в рамках проектной деятельности.

Актуальная задача – стимулировать взаимодействие по линии предпринимательских сообществ, налаживать деловое межрегиональное сотрудничество. Полезный опыт был получен по итогам первого Форума малого бизнеса регионов стран – участниц ШОС и БРИКС в Уфе.

Расширению торговых связей в ШОС значительно способствовало бы увеличение доли национальных валют. Мы этим занимаемся, мы на Московской бирже запустили пилотный проект, пилотную платформу по торговле валютными парами рубль – юань и рубль – тенге, без участия доллара, без посредничества доллара. Мы всех приглашаем подключиться к подобным инициативам. Рассчитываем также, что реализация программы взаимодействия таможенных служб государств – членов ШОС на период до 2021 года, которая будет подписана в рамках нашего заседания, окажет позитивное воздействие на расширение взаимного товарооборота.

Уважаемые коллеги, реализация масштабных многосторонних проектов требует эффективного финансового подкрепления, включая льготные кредиты. Здесь первостепенной задачей является создание финансового механизма ШОС. Мы действительно здесь запаздываем, предстоит продумать, как встроить его в систему механизмов, которые действуют в аналогичных структурах и которые уже работают, – это Евразийский банк развития, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Межбанковское объединение ШОС, Фонд Шёлкового пути и Новый банк развития БРИКС.

Все эти институты в той или иной степени могут сопрягаться с теми задачами, которые мы сегодня с вами обсуждаем.

В сфере гуманитарного сотрудничества важно продолжить реализацию пилотных проектов в области образования, науки, культуры, туризма, здравоохранения, чрезвычайного реагирования. Одна из наиболее успешных инициатив – это Университет ШОС, он сегодня объединяет порядка 70 вузов. Надо привлечь к нашему предложению другие структуры и начать, наконец, работу по этому направлению. В повестке дня остаётся идея молодёжного совета по созданию карты молодого человека Шанхайской организации.

И хотел бы поблагодарить тех наших коллег, для кого сегодняшнее заседание является последним крупным мероприятием в рамках их работы, я имею в виду Генерального секретаря ШОС Дмитрия Фёдоровича Мезенцева и директора исполнительного комитета РАТС Шанхайской организации Чжан Синьфэна. Хотел бы специально подчеркнуть их вклад в развитие сотрудничества между нашими государствами и укрепление авторитета ШОС как межгосударственного объединения нового типа. И конечно, я желаю успехов их преемникам – новому Генеральному секретарю ШОС господину Алимову и директору исполкома РАТС господину Сысоеву, которые приступают к исполнению этих обязанностей с 1 января следующего года. Также хотел бы пожелать успехов Премьер-министру Киргизии Темиру Аргембаевичу Сариеву в выполнении миссии председательства в совете в следующий период. Готовы к тесной координации этой работы.

Спасибо.

***

По завершении заседания Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества состоялось подписание совместных документов. Были подписаны:

Программа взаимодействия таможенных служб государств-членов Шанхайской организации сотрудничества на 2016-2021 годы

Подписали: Руководитель Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов, руководство заинтересованных ведомств государств-членов ШОС.

Меморандум о взаимопонимании между Секретариатом Шанхайской организации сотрудничества и Секретариатом Экономической и социальной комиссии Организации Объединённых Наций для Азии и Тихого океана

Подписали: Генеральный секретарь ШОС Дмитрий Мезенцев, Заместитель Генерального секретаря ООН, Исполнительный секретарь ЭСКАТО ООН Шамшад Ахтар.

Совместное коммюнике по итогам заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества

Подписали: Премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов, Премьер Государственного совета КНР Ли Кэцян, Премьер-министр Киргизской Республики Темир Сариев, Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев, Премьер-министр Республики Таджикистан Кохир Расулзода, Первый заместитель Премьер-министра Республики Узбекистан Рустам Азимов.

Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств-членов Шанхайской организации сотрудничества:

- Об Отчёте Секретариата Шанхайской организации сотрудничества о ходе осуществления Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества;

- О Финансовом отчёте Шанхайской организации сотрудничества по исполнению бюджета Шанхайской организации сотрудничества за 2014 год;

- О бюджете Шанхайской организации сотрудничества на 2016 год;

- О дальнейшей работе по созданию Банка развития Шанхайской организации сотрудничества и Фонда развития (Специального счёта) Шанхайской организации сотрудничества;

- О выделении целевых денежных средств на создание защищённой информационно-телекоммуникационной системы связи между компетентными органами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества

Подписали: Премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов, Премьер Государственного совета КНР Ли Кэцян, Премьер-министр Киргизской Республики Темир Сариев, Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев, Премьер-министр Республики Таджикистан Кохир Расулзода, Первый заместитель Премьер-министра Республики Узбекистан Рустам Азимов.

Заявление глав правительств (премьер-министров) государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о региональном экономическом взаимодействии.

Китай. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 декабря 2015 > № 1584201 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 декабря 2015 > № 1584194 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с Председателем КНР Си Цзиньпином.

Приветственное слово Дмитрия Медведева на встрече:

Господин Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин, уважаемые китайские товарищи!

Я очень рад встрече со своими старыми друзьями, рад возможности посетить вашу прекрасную страну. Надо признаться, что это для меня особый визит, потому что мы посещаем три города, три провинции, которые имеют знаковое значение для наших китайских друзей. Очень интересные места и совершенно особые впечатления, просто фантастическая атмосфера, очень красиво, всё проникнуто историей.

Мы с Вами, уважаемый господин Председатель, в этом году встречались в Москве, спасибо большое Вам ещё раз за то, что Вы посетили нашу страну во время празднования 9 Мая. И отдельный сердечный привет и пожелания от Президента Путина.

Сегодня у нас встреча, которая также знаменует развитие отношений между нашими странами, отношения всеобъемлющего партнёрства и взаимодействия. Завтра пройдёт интересный форум, посвящённый интернету. Ещё раз большое спасибо за то, что пригласили поучаствовать и выступить на нём. Это действительно актуальная повестка дня для всех стран. Также в Пекине пройдут церемонии закрытия Года молодёжных обменов и открытия Года средств массовой информации между нашими странами. Мы проведём и 20-ю встречу глав правительств России и Китая – основного рабочего механизма, в рамках которой, надеюсь, будет подготовлено и подписано много важных и полезных для наших стран документов, согласованных на межправительственном, межведомственном и корпоративном уровне. Так что в настоящий момент, считаю, мы находимся на очень высокой точке российско-китайских отношений.

Хотел бы ещё раз сердечно Вас поблагодарить за это приглашение посетить уникальное место Учжэнь и обменяться мнениями по актуальным вопросам российско-китайского взаимодействия. Спасибо.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 декабря 2015 > № 1584194 Дмитрий Медведев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 декабря 2015 > № 1581441 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева китайской газете «Жэньминь жибао»

Жэньминь жибао, Китай

Накануне визита в Китай председатель правительства Дмитрий Медведев ответил на вопросы корреспондента газеты «Жэньминь жибао». Ниже следует полный текст этого интервью:

Перечислить все события этого Года довольно трудно — их было более 600. Это летние школы и лагеря, встречи молодых учёных и предпринимателей, олимпиады на знание русского и китайского языков, форумы и конференции, концерты и недели кино, выставки искусств и спортивные соревнования, образовательные обмены студентов и школьников. Большой резонанс вызвало и выступление смешанного российско-китайского молодёжного оркестра под управлением нашего выдающегося дирижёра Валерия Гергиева.

Годы молодёжи охватили различные области нашего гуманитарного сотрудничества — политику, экономику, культуру, спорт, туризм, науку и образование, информационные и компьютерные технологии.

С прошлого года начал реализовываться проект по ежегодному обмену молодёжными делегациями России и Китая в составе 100 человек. Общими усилиями нам удалось добиться того, что контакты в этой области приобрели массовый и регулярный характер. Очень важно и то, что молодые люди наших стран вместе праздновали 70-летие Победы.

Считаю, что проведение этой масштабной акции помогло взглянуть на проблемы современного мира по-новому — с позиций поколения, которому скоро предстоит взять ответственность за их решение на себя.

Торжественное закрытие годов молодёжных обменов приурочено к 20-й встрече глав правительств России и Китая в Пекине. Договорились совместить церемонию закрытия с открытием нового интересного и востребованного тематического проекта — годов российских и китайских СМИ.

Сейчас мы заканчиваем подготовку детального плана мероприятий, который содержит более 100 совместных проектов. Это съёмки кино, сериалов и документальных фильмов, перевод и издание книг, проведение книжных выставок. Большие перспективы есть и в сотрудничестве в области новых медиа, за которыми будущее мировых СМИ. В ходе моего визита в Китай я приму участие во Всемирном интернет-форуме в городе Учжэне.

Уверен, что проведением российско-китайских годов СМИ мы не ограничимся. Сфер, в которых мы можем наладить продуктивный диалог, ещё очень много. Будем совместно над этим работать.

— В опубликованной в июле этого года Уфимской декларации глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества отмечается, что стороны поддерживают инициативу Китая по строительству экономического пояса Шёлкового пути. Как в рамках ШОС Россия сотрудничает с Китаем и другими странами-членами по вопросу строительства экономического пояса Шёлкового пути? Какую роль Россия может сыграть в данном процессе?

— Китай для нас не только друг, но и один из ключевых экономических партнёров. Именно поэтому мы активно развиваем инициативу по сопряжению Евразийского экономического союза и китайского проекта «Экономический пояс Шёлкового пути». Определили для себя целый ряд приоритетных направлений взаимодействия — это поощрение взаимных инвестиций, совместная реализация крупномасштабных проектов, создание промышленных парков и трансграничных зон экономического сотрудничества.

В августе этого года прошло первое заседание межмидовской группы, на котором обсуждались вопросы наполнения проекта сопряжения ЕАЭС и ЭПШП конкретикой. Одним из основных элементов сопряжения должна стать современная транспортная и инфраструктурная система. Здесь в первую очередь нужно рассматривать маршруты, которые позволят повысить надёжность транспортных коридоров, в том числе Транссибирскую магистраль и зону свободного порта Владивосток — территорию на Дальнем Востоке, куда будут входить ключевые порты региона. Это также и пространство Евразийского союза, развитие транспортных коридоров из Китая через Казахстан, Россию и Беларусь в страны Европейского союза.

Для бизнеса всех наших стран реальным итогом сопряжения ЕАЭС и экономического пояса Шёлкового пути должно стать упрощение торговли и улучшение защиты взаимных инвестиций между государствами — членами ЕАЭС и КНР. Речь идёт об облегчении торговых процедур при перемещении товаров через границу, устранении регулятивных барьеров, сотрудничестве в высокотехнологичных секторах, таких как информационные технологии, медицинские и образовательные услуги, электронная торговля и энергоэффективность.

Полагаю, что, создав в Евразии пространство соразвития, мы покажем пример ответственного и реального партнёрства в вопросах интеграции, сможем расширить наше сотрудничество не только в сфере поставок энергоносителей, но и в сфере высоких технологий, включая современные технологии на транспорте, в промышленности, строительстве, связи, сельском хозяйстве.

— В рамках ШОС большое внимание уделяется сотрудничеству в области интернет-безопасности. В начале текущего года государствами — членами ШОС внесён в ООН проект Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности (МИБ). Что, с вашей точки зрения, является основой международного сотрудничества в области безопасности в интернете?

— Важность обеспечения международной информационной безопасности сегодня трудно переоценить. Современные информационно-коммуникационные технологии стали всё чаще использоваться для военно-политического противоборства. Кроме того, интернет-технологии взяли на вооружение террористы и преступники. Со всеми этими проблемами многие страны сталкиваются уже постоянно.

Эти угрозы нельзя игнорировать. Очевидно, что, пока ещё не поздно, необходимо не допустить криминализации интернета, гарантировать соблюдение прав человека в цифровой сфере. Сделать это в условиях отсутствия полноценной международно-правовой базы сотрудничества в сфере информационной безопасности крайне сложно, поэтому первым шагом в создании международной системы безопасности в этой области могло бы стать принятие кодекса или правил поведения в форме мягкого права.

Универсальные правила ответственного поведения государств в информационном пространстве — наиболее востребованная и перспективная форма международного сотрудничества в борьбе с угрозами в сфере МИБ. Именно этим руководствовались страны ШОС при выработке Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности. Документ открыт для предложений и замечаний со стороны всех заинтересованных стран. Основную идею этой инициативы — предотвращение конфликтов и агрессии в информационном пространстве, сохранение его мирным и свободным — поддерживает абсолютное большинство государств.

Этот факт подтверждает, что мы движемся в правильном направлении. Актуальность таких объединительных инициатив, нацеленных на профилактику конфликтов в цифровой среде, с каждым днём возрастает. Политика и политики должны опережать технический прогресс и находить своевременные решения прежде, чем технологии породят новую реальность.

— Торговая интернет-площадка AliExpress — дочерняя структура компании Alibaba, основателем которой является китайский предприниматель Ма Юнь (Ma Yun, Jack Ma), — сегодня уже является крупнейшей платформой электронной коммерции в России. AliExpress стала первой компанией, облегчающей трансграничные покупки для жителей регионов и деревень, многие люди в России начинают покупать китайские товары через AliExpress. Таким образом, «интернет плюс» становится двигателем экономического развития, результаты которого разделяют Россия и Китай. Как Россия относится к экономическому сотрудничеству посредством глобальной сети в эпоху «интернет плюс», какая политика существует в этой области в России?

— Мы ценим наши отношения и стремимся наладить ещё более тесное сотрудничество по наиболее перспективным направлениям, в том числе по электронной коммерции, которая в последние годы стремительно развивается во всём мире.

В России также оценили удобство интернет-торговли. У нас достаточно много онлайн-магазинов, которые осуществляют доставку внутри страны, а некоторые — и в страны СНГ. Это быстро и выгодно как для покупателей, так и для продавцов. За 2014 год более восьми миллионов россиян приобрели одежду и обувь именно онлайн. Также у нас все закупки для государственных и муниципальных нужд (сегмент business-to-government), за исключением закупок, проводимых закрытым способом, осуществляются в электронной форме.

Пока у нас нет собственной крупной интернет-площадки для продвижения российских брендов за рубежом. В этом году мы запустили интернет-проект, который позволяет российским производителям повседневной одежды и обуви бесплатно воспользоваться торговой площадкой AliExpress для продажи своих товаров. В каталоге AliExpress товары российского производства отмечаются как «Сделано в России», цены на них указаны в рублях. Ожидается, что до конца этого года на AliExpress будет представлено порядка 100 отечественных брендов одежды и аксессуаров. Уверен, они заинтересуют и тех, кто живёт в России, и иностранных покупателей.

Конечно, мы будем стремиться создавать собственные подобные проекты. Для этого совершенствуем систему логистики и законодательство в области экспорта. Сама процедура экспорта розничных товаров за рубеж уже стала проще. Экспортёры освобождены от уплаты некоторых таможенных сборов (за совершение таможенных операций при экспорте товаров, не облагаемых вывозными таможенными пошлинами и пересылаемых в международных почтовых отправлениях). Декларацию на экспресс-грузы можно подать в электронном виде.

В области развития дистанционных продаж опыт вашей страны для нас очень полезен. Мы внимательно изучаем эксперимент Китая по созданию в городе Ханчжоу пилотной зоны трансграничной электронной торговли, цель которой — выстроить целую индустриальную цепочку электронной коммерции и сформировать правовую базу и правила работы в этой сфере.

Сейчас завершается ещё одна важная совместная акция, главными участниками которой стали молодые люди России и Китая. Год молодёжных обменов стал своего рода эстафетной палочкой от людей старшего возраста к новому поколению, которое стремится открыть для себя Поднебесную.

Мы намерены всемерно углублять наше стратегическое партнёрство. И дело не только в политической и экономической целесообразности. Главное — у граждан двух стран огромный интерес друг к другу. Вы наверняка знаете, что в России сейчас всё больше людей изучают китайский язык. В свою очередь в Китае растёт число курсов русского языка, а это значит, что люди хотят узнать больше о современной России.

С 2010 года КНР прочно удерживает позицию крупнейшего торгового партнёра нашей страны. Реализуются стратегические проекты в энергетической сфере, развивается сотрудничество в высокотехнологичных отраслях — космосе, авиастроении, атомной энергетике, ВТС. Большое внимание уделяем инвестиционной и финансовой составляющей наших практических связей. Расширяется и общественная база двусторонних отношений, прямые контакты между людьми.

В России есть поговорка: близкий сосед лучше дальней родни. Она в полной мере отражает отношения России и Китая, чья общая протяжённая граница давно является зоной прочного мира, дружбы и многопланового сотрудничества.

Полагаю, что за последние годы нам удалось выстроить чёткую систему координации совместной работы и долгосрочных планов развития. Яркий пример — это регулярные контакты на уровне глав правительств, которые проходят с 1996 года. И во время моего визита в Китай мы с господином Ли Кэцяном (Li Keqiang) проведём 20-ю, юбилейную встречу. У нас есть принципиальная договорённость о сопряжении интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза с китайской инициативой экономического пояса Шёлкового пути. Это предоставляет дополнительные возможности для формирования общего экономического пространства.

Хочу особо подчеркнуть, что наше взаимодействие в международных делах носит глобальный и подлинно стратегический характер, становится всё более весомым фактором мировой политики. Россия и Китай эффективно сотрудничают в различных многосторонних форматах, прежде всего в ООН, «Группе двадцати», БРИКС, ШОС, взвешенно и прагматично подходят к решению наиболее актуальных проблем современности, уважают право каждого народа на самостоятельный выбор пути развития. Мы — решительные противники давления на суверенные государства, в том числе через односторонние санкции, силовые методы, применение двойных стандартов.

Считаю, что если бы отношения между очень многими другими странами напоминали российско-китайские, то всему миру это пошло бы только на пользу.

— Российская и китайская экономики характеризуются высокой степенью взаимодополняемости, что является одним из драйверов постоянного развития двусторонних отношений в духе взаимовыгодного партнёрства. Какие, по вашему мнению, новые точки роста российско-китайского торгово-экономического сотрудничества появятся в будущем?

— Мы с нашими китайскими партнёрами едины в том, что высокий уровень доверия и взаимопонимания в политической сфере должен помогать и взаимодействию в торгово-экономической, гуманитарной и других областях.

Начиная с 2010 года, Китай является лидером по объёмам взаимной торговли с Россией. Перед нашими странами стоит масштабная задача — к 2020 году увеличить двусторонний товарооборот до 200 миллиардов долларов США. И мы твёрдо намерены её выполнить.

Ситуация в мировой экономике сейчас сложная, и это сказывается на всех без исключения странах. В этом году появилась тенденция к снижению общего объёма товарооборота России и Китая. Произошло это в основном за счёт падения цен на нефть. Изменилась структура товарооборота, и теперь всё большую долю в российском экспорте стала занимать сельскохозяйственная продукция и продукция с высокой добавленной стоимостью. В частности, по итогам первых десяти месяцев 2015 года в нашем экспорте в КНР выросла доля поставок продовольствия и сельхозпродукции, металлов и изделий из них, поставок химической и даже текстильной продукции. Это способствует диверсификации российской экономики, стимулирует компании активнее встраиваться в мировую экономику, находить свои ниши в производстве и продвижении на рынки продукции с высокой добавленной стоимостью.

Наша общая цель — снять барьеры во взаимной торговле и инвестициях. Рассчитываем, что в ближайшие годы произойдёт запуск крупнейших проектов, которые добавят к нашему товарообороту десятки миллиардов долларов и позволят вновь выйти на устойчивую положительную траекторию.

Двустороннее инвестиционное сотрудничество, способное придать стимул торговле, набирает обороты. Для его успешного развития создана эффективная база. Я имею в виду 58 крупных совместных инвестпроектов, которые были утверждены 18 июня этого года в Санкт-Петербурге на втором заседании Российско-Китайской межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству.

Активизируется наше взаимодействие по линии Евразийского экономического союза. С 2012 года действует механизм раннего предупреждения по чувствительным товарам взаимной торговли. В стадии согласования соглашение об обмене информацией о товарах и транспортных средствах, которые перемещаются через таможенные границы ЕАЭС и КНР. Это соглашение позволит минимизировать использование серых схем в торговле.

Принято решение о начале переговоров по подготовке соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Это соглашение должно будет обеспечить благоприятные условия для развития практической кооперации и привлечения инвестиций на долгосрочную перспективу, создать механизмы упрощения и стимулирования торговли, сблизить наши практики в сфере стандартов, технических требований и правил таможенного администрирования.

— Россия и Китай обладают богатым опытом проведения межгосударственных тематических годов. Подходят к концу года молодёжных обменов. Как Вы оцениваете их результаты? Какие у вас ожидания в отношении предстоящих российско-китайских годов СМИ?

— В современном мире личное общение между людьми становится всё более весомым ресурсом в международных отношениях, помогает укреплять доверие и взаимопонимание. «Ничто не может так вдохновлять людей и помогать им, как дружба», — говорил китайский писатель Ба Цзинь (Ba Jin).

Хорошим стимулом для развития нашего гуманитарного диалога являются масштабные тематические мероприятия на государственном уровне, которые в последнее время проходили в наших странах. Сначала мы обменялись национальными годами, затем годами языков и туризма. Все они оказались успешными, позволили народам наших стран поближе познакомиться, лучше узнать о культуре, истории, современной жизни друг друга, а главное, обрести новых друзей.

В течение нескольких сотен лет народы наших стран учились понимать друг друга, взаимодействовать и дружить. Так что согласно китайским традициям мы можем считаться «лао пэнъю» (давними друзьями). И сегодня многоплановые связи России и Китая являются лучшими за всю их историю. Это в полном смысле слова взаимовыгодное сотрудничество, в котором нет старших и младших, ведущих и ведомых.

— Россия и Китай являются добрыми соседями, надёжными партнёрами и друзьями. Руководство наших государств регулярно встречается и поступательно укрепляет российско-китайские отношения всеобъемлющего стратегического партнёрства, которые уже стали образцом мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества. Скажите, господин премьер-министр, как вы оцениваете отношения между Россией и Китаем?

Дмитрий Медведев: Российско-китайские отношения доверительного партнёрства и стратегического взаимодействия вышли на беспрецедентно высокий уровень. Они отвечают нашим национальным интересам, являются образцом истинного добрососедства и взаимоуважения, работают на всестороннюю модернизацию двух стран, которые живут в ритме нового века. Нет сферы, в которой у России и Китая отсутствовали бы интенсивный диалог и кооперация.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 декабря 2015 > № 1581441 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 декабря 2015 > № 1584185 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева китайской газете «Жэньминь Жибао».

Накануне визита в Китай Председатель Правительства ответил на вопросы издания.

Вопрос: Россия и Китай являются добрыми соседями, надёжными партнёрами и друзьями. Руководство наших государств регулярно встречается и поступательно укрепляет российско-китайские отношения всеобъемлющего стратегического партнёрства, которые уже стали примером мирного сосуществования и взаимовыгодного партнёрства. Скажите, господин Премьер-министр, как Вы оцениваете отношения между Россией и Китаем?

Д.Медведев: Российско-китайские отношения доверительного партнёрства и стратегического взаимодействия вышли на беспрецедентно высокий уровень. Они отвечают нашим национальным интересам, служат примером истинного добрососедства и взаимоуважения, работают на всестороннюю модернизацию двух стран, которые живут в ритме нового века. Нет сферы, в которой у России и Китая отсутствовали бы интенсивный диалог и кооперация.

В течение нескольких сотен лет народы наших стран учились понимать друг друга, взаимодействовать и дружить. Так что согласно китайским традициям мы можем считаться «лао пэн? ю» (давними друзьями). И сегодня многоплановые связи России и Китая являются лучшими за всю их историю. Это в полном смысле слова взаимовыгодное сотрудничество, в котором нет старших и младших, ведущих и ведомых.

Мы намерены всемерно углублять наше стратегическое партнёрство. И дело не только в политической и экономической целесообразности. Главное – у граждан двух стран огромный интерес друг к другу. Вы наверняка знаете, что в России сейчас всё больше людей изучают китайский язык. В свою очередь в Китае растёт число курсов русского языка, а это значит, что люди хотят узнать больше о современной России.

С 2010 года КНР прочно удерживает позицию крупнейшего торгового партнёра нашей страны. Реализуются стратегические проекты в энергетической сфере, развивается сотрудничество в высокотехнологичных отраслях – космосе, авиастроении, атомной энергетике, ВТС. Большое внимание уделяем инвестиционной и финансовой составляющей наших практических связей. Расширяется и общественная база двусторонних отношений, прямые контакты между людьми.

В России есть поговорка: близкий сосед лучше дальней родни. Она в полной мере отражает отношения России и Китая, чья общая протяжённая граница давно является зоной прочного мира, дружбы и многопланового сотрудничества.

Полагаю, что за последние годы нам удалось выстроить чёткую систему координации совместной работы и долгосрочных планов развития. Яркий пример – это регулярные контакты на уровне глав правительств, которые проходят с 1996 года. И во время моего визита в Китай мы с господином Ли Кэцяном проведём 20-ю, юбилейную встречу. У нас есть принципиальная договорённость о сопряжении интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза с китайской инициативой экономического пояса Шёлкового пути. Это предоставляет дополнительные возможности для формирования общего экономического пространства.

Хочу особо подчеркнуть, что наше взаимодействие в международных делах носит глобальный и подлинно стратегический характер, становится всё более весомым фактором мировой политики. Россия и Китай эффективно сотрудничают в различных многосторонних форматах, прежде всего в ООН, «Группе двадцати», БРИКС, ШОС, взвешенно и прагматично подходят к решению наиболее актуальных проблем современности, уважают право каждого народа на самостоятельный выбор пути развития. Мы – решительные противники давления на суверенные государства, в том числе через односторонние санкции, силовые методы, применение двойных стандартов.

Считаю, что если бы отношения между очень многими другими странами напоминали российско-китайские, то всему миру это пошло бы только на пользу. Как гласит древняя китайская пословица, лучший бой тот, которого не было.

Вопрос: Российская и китайская экономики характеризуются высокой степенью взаимодополняемости, что является одним из драйверов постоянного развития двусторонних отношений в духе взаимовыгодного партнёрства. Какие, по Вашему мнению, новые точки роста российско-китайского торгово-экономического сотрудничества появятся в будущем?

Д.Медведев: Мы с нашими китайскими партнёрами едины в том, что высокий уровень доверия и взаимопонимания в политической сфере должен помогать и взаимодействию в торгово-экономической, гуманитарной и других областях.

В последнее время происходит активизация двусторонних контактов на всех уровнях. С Китаем создан самый разветвлённый и многоуровневый механизм двустороннего сотрудничества. Такого механизма у нас нет ни с одной страной. Кроме Российско-Китайской комиссии по подготовке регулярных встреч глав правительств в последние годы были созданы межправительственные российско-китайские комиссии по энергетическому, гуманитарному и инвестиционному сотрудничеству на уровне заместителей председателей правительств.

Начиная с 2010 года, Китай является лидером по объёмам взаимной торговли с Россией. Перед нашими странами стоит масштабная задача – к 2020 году увеличить двусторонний товарооборот до 200 млрд долларов США. И мы твёрдо намерены её выполнить.

Ситуация в мировой экономике сейчас сложная, и это сказывается на всех без исключения странах. В этом году появилась тенденция к снижению общего объёма товарооборота России и Китая. Произошло это в основном за счёт падения цен на нефть. Изменилась структура товарооборота, и теперь всё большую долю в российском экспорте стала занимать сельскохозяйственная продукция и продукция с высокой добавленной стоимостью. В частности, по итогам первых десяти месяцев 2015 года в нашем экспорте в КНР выросла доля поставок продовольствия и сельхозпродукции, металлов и изделий из них, поставок химической и даже текстильной продукции. Это способствует диверсификации российской экономики, стимулирует компании активнее встраиваться в мировую экономику, находить свои ниши в производстве и продвижении на рынки продукции с высокой добавленной стоимостью.

Наша общая цель – снять барьеры во взаимной торговле и инвестициях. Рассчитываем, что в ближайшие годы произойдёт запуск крупнейших проектов, которые добавят к нашему товарообороту десятки миллиардов долларов и позволят вновь выйти на устойчивую положительную траекторию.

Двустороннее инвестиционное сотрудничество, способное придать стимул торговле, набирает обороты. Для его успешного развития создана эффективная база. Я имею в виду 58 крупных совместных инвестпроектов, которые были утверждены 18 июня этого года в Санкт-Петербурге на втором заседании Российско-Китайской межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству.

Активизируется наше взаимодействие по линии Евразийского экономического союза. С 2012 года действует механизм раннего предупреждения по чувствительным товарам взаимной торговли. В стадии согласования соглашение об обмене информацией о товарах и транспортных средствах, которые перемещаются через таможенные границы ЕАЭС и КНР. Это соглашение позволит минимизировать использование серых схем в торговле.

Принято решение о начале переговоров по подготовке соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Это соглашение должно будет обеспечить благоприятные условия для развития практической кооперации и привлечения инвестиций на долгосрочную перспективу, создать механизмы упрощения и стимулирования торговли, сблизить наши практики в сфере стандартов, технических требований и правил таможенного администрирования.

Вопрос: Россия и Китай обладают богатым опытом проведения межгосударственных тематических годов. Подходят к концу года молодёжных обменов. Как Вы оцениваете их результаты? Какие у Вас ожидания в отношении предстоящих российско-китайских годов СМИ?

Д.Медведев: В современном мире личное общение между людьми становится всё более весомым ресурсом в международных отношениях, помогает укреплять доверие и взаимопонимание. «Ничто не может так вдохновлять людей и помогать им, как дружба», – говорил китайский писатель Ба Цзинь.

Хорошим стимулом для развития нашего гуманитарного диалога являются масштабные тематические мероприятия на государственном уровне, которые в последнее время проходили в наших странах. Сначала мы обменялись национальными годами, затем годами языков и туризма. Все они оказались успешными, позволили народам наших стран поближе познакомиться, лучше узнать о культуре, истории, современной жизни друг друга, а главное, обрести новых друзей.

Сейчас завершается ещё одна важная совместная акция, главными участниками которой стали молодые люди России и Китая. Год молодёжных обменов стал своего рода эстафетной палочкой от людей старшего возраста к новому поколению, стремящемуся открыть для себя Поднебесную.

Перечислить все события этого Года довольно трудно – их было более 600. Это летние школы и лагеря, встречи молодых учёных и предпринимателей, олимпиады на знание русского и китайского языков, форумы и конференции, концерты и недели кино, выставки искусств и спортивные соревнования, образовательные обмены студентов и школьников. Большой резонанс вызвало и выступление смешанного российско-китайского молодёжного оркестра под управлением нашего выдающегося дирижёра Валерия Гергиева.

Годы молодёжи охватили различные области нашего гуманитарного сотрудничества – политику, экономику, культуру, спорт, туризм, науку и образование, информационные и компьютерные технологии.

С прошлого года начал реализовываться проект по ежегодному обмену молодёжными делегациями России и Китая в составе 100 человек. Общими усилиями нам удалось добиться того, что контакты в этой области приобрели массовый и регулярный характер. Очень важно и то, что молодые люди наших стран вместе праздновали 70-летие Победы.

Считаю, что проведение этой масштабной акции помогло взглянуть на проблемы современного мира по-новому – с позиций поколения, которому скоро предстоит взять ответственность за их решение на себя.

Торжественное закрытие годов молодёжных обменов приурочено к 20-й встрече глав правительств России и Китая в Пекине. Договорились совместить церемонию закрытия с открытием нового интересного и востребованного тематического проекта – годов российских и китайских СМИ.

Сейчас мы заканчиваем подготовку детального плана мероприятий, который содержит более 100 совместных проектов. Это съёмки кино, сериалов и документальных фильмов, перевод и издание книг, проведение книжных выставок. Большие перспективы есть и в сотрудничестве в области новых медиа, за которыми будущее мировых СМИ. В ходе моего визита в Китай я приму участие во Всемирном интернет-форуме в городе Учжэне.

Уверен, что проведением российско-китайских годов СМИ мы не ограничимся. Сфер, в которых мы можем наладить продуктивный диалог, ещё очень много. Будем совместно над этим работать.

Вопрос: В опубликованной в июле этого года Уфимской декларации глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества отмечается, что стороны поддерживают инициативу Китая по строительству экономического пояса Шёлкового пути. Как в рамках ШОС Россия сотрудничает с Китаем и другими странами-членами по вопросу строительства экономического пояса Шёлкового пути? Какую роль Россия может сыграть в данном процессе?

Д.Медведев: Китай для нас не только друг, но и один из ключевых экономических партнёров. Именно поэтому мы активно развиваем инициативу по сопряжению Евразийского экономического союза и китайского проекта «Экономический пояс Шёлкового пути». Определили для себя целый ряд приоритетных направлений взаимодействия – это поощрение взаимных инвестиций, совместная реализация крупномасштабных проектов, создание промышленных парков и трансграничных зон экономического сотрудничества.

Мы не стремимся к интеграции в одном направлении за счёт ограничений в другом. Конечно, для нас приоритет – Евразийский экономический союз, но мы начинаем активно взаимодействовать с Китаем в рамках реализации ЭПШП, не отказываясь при этом от идеи единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Мы считаем, что эти проекты могут развиваться гармонично.

В августе этого года прошло первое заседание межмидовской группы, на котором обсуждались вопросы наполнения проекта сопряжения ЕАЭС и ЭПШП конкретикой. Одним из основных элементов сопряжения должна стать современная транспортная и инфраструктурная система. Здесь в первую очередь нужно рассматривать маршруты, которые позволят повысить надёжность транспортных коридоров, в том числе Транссибирскую магистраль и зону свободного порта Владивосток – территорию на Дальнем Востоке, куда будут входить ключевые порты региона. Это также и пространство Евразийского союза, развитие транспортных коридоров из Китая через Казахстан, Россию и Беларусь в страны Европейского союза.

Для бизнеса всех наших стран реальным итогом сопряжения ЕАЭС и экономического пояса Шёлкового пути должно стать упрощение торговли и улучшение защиты взаимных инвестиций между государствами – членами ЕАЭС и КНР. Речь идёт об облегчении торговых процедур при перемещении товаров через границу, устранении регулятивных барьеров, сотрудничестве в высокотехнологичных секторах, таких как информационные технологии, медицинские и образовательные услуги, электронная торговля и энергоэффективность.

Полагаю, что, создав в Евразии пространство соразвития, мы покажем пример ответственного и реального партнёрства в вопросах интеграции, сможем расширить наше сотрудничество не только в сфере поставок энергоносителей, но и в сфере высоких технологий, включая современные технологии на транспорте, в промышленности, строительстве, связи, сельском хозяйстве.

Вопрос: В рамках ШОС большое внимание уделяется сотрудничеству в области интернет-безопасности. В начале текущего года государствами – членами ШОС внесён в ООН проект Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности (МИБ). Что, с Вашей точки зрения, является основой международного сотрудничества в области безопасности в интернете?

Д.Медведев: Важность обеспечения международной информационной безопасности сегодня трудно переоценить. Современные информационно-коммуникационные технологии стали всё чаще использоваться для военно-политического противоборства. Кроме того, интернет-технологии взяли на вооружение террористы и преступники. Со всеми этими проблемами многие страны сталкиваются уже постоянно.

Эти угрозы нельзя игнорировать. Очевидно, что, пока ещё не поздно, необходимо не допустить криминализации интернета, гарантировать соблюдение прав человека в цифровой сфере. Сделать это в условиях отсутствия полноценной международно-правовой базы сотрудничества в сфере информационной безопасности крайне сложно, поэтому первым шагом в создании международной системы безопасности в этой области могло бы стать принятие кодекса или правил поведения в форме мягкого права.

Универсальные правила ответственного поведения государств в информационном пространстве – наиболее востребованная и перспективная форма международного сотрудничества в борьбе с угрозами в сфере МИБ. Именно этим руководствовались страны ШОС при выработке Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности. Документ открыт для предложений и замечаний со стороны всех заинтересованных стран. Основную идею этой инициативы – предотвращение конфликтов и агрессии в информационном пространстве, сохранение его мирным и свободным – поддерживает абсолютное большинство государств.

Этот факт подтверждает, что мы двигаемся в правильном направлении. Актуальность таких объединительных инициатив, нацеленных на профилактику конфликтов в цифровой среде, с каждым днём возрастает. Политика и политики должны опережать технический прогресс и находить своевременные решения прежде, чем технологии породят новую реальность.

Вопрос: Торговая интернет-площадка AliExpress – дочерняя структура компании Alibaba, основателем которой является китайский предприниматель Ма Юнь, – сегодня уже является крупнейшей платформой электронной коммерции в России. AliExpress стала первой компанией, облегчающей трансграничные покупки для жителей регионов и деревень, многие люди в России начинают покупать китайские товары через AliExpress. Таким образом, «интернет плюс» становится двигателем экономического развития, результаты которого разделяют Россия и Китай. Как Россия относится к экономическому сотрудничеству посредством глобальной сети в эпоху «интернет плюс», какая политика существует в этой области в России?

Д.Медведев: Мы ценим наши отношения и стремимся наладить ещё более тесное сотрудничество по наиболее перспективным направлениям, в том числе по электронной коммерции, которая в последние годы стремительно развивается во всём мире.

В России также оценили удобство интернет-торговли. У нас достаточно много онлайн-магазинов, которые осуществляют доставку внутри страны, а некоторые – и в страны СНГ. Это быстро и выгодно как для покупателей, так и для продавцов. За 2014 год более 8 млн россиян приобрели одежду и обувь именно онлайн. Также у нас все закупки для государственных и муниципальных нужд (сегмент business-to-government), за исключением закупок, проводимых закрытым способом, осуществляются в электронной форме.

Пока у нас нет собственной крупной интернет-площадки для продвижения российских брендов за рубежом. В этом году мы запустили интернет-проект, который позволяет российским производителям повседневной одежды и обуви бесплатно воспользоваться торговой площадкой AliExpress для продажи своих товаров. В каталоге AliExpress товары российского производства отмечаются как «Сделано в России», цены на них указаны в рублях. Ожидается, что до конца этого года на AliExpress будет представлено порядка 100 отечественных брендов одежды и аксессуаров. Уверен, они заинтересуют и тех, кто живёт в России, и иностранных покупателей.

Конечно, мы будем стремиться создавать собственные подобные проекты. Для этого совершенствуем систему логистики и законодательство в области экспорта. Сама процедура экспорта розничных товаров за рубеж уже стала проще. Экспортёры освобождены от уплаты некоторых таможенных сборов (за совершение таможенных операций при экспорте товаров, не облагаемых вывозными таможенными пошлинами и пересылаемых в международных почтовых отправлениях). Декларацию на экспресс-грузы можно подать в электронном виде.

В области развития дистанционных продаж опыт вашей страны для нас очень полезен. Мы внимательно изучаем эксперимент Китая по созданию в городе Ханчжоу пилотной зоны трансграничной электронной торговли, цель которой – выстроить целую индустриальную цепочку электронной коммерции и сформировать правовую базу и правила работы в этой сфере.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 декабря 2015 > № 1584185 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 декабря 2015 > № 1577481 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: об исполнении федерального бюджета, ходе выполнения федеральных целевых программ и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы за девять месяцев текущего года.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги, у нас сегодня обширная повестка дня, много вопросов. Часть из них носит, может быть, относительно технический характер, часть – вполне содержательный. Прежде чем мы начнём их рассматривать, хочу сказать, что я подписал документ, который касается тоже вроде бы момента достаточно технического, тем не менее важного. С 1 января следующего года во всех правительственных документах, где была упомянута ставка рефинансирования Центрального банка, будет использоваться ключевая ставка Банка России, кроме случаев, когда это прямо предусмотрено законом Российской Федерации. Сегодня ключевая ставка является основным индикатором денежно-кредитной политики в стране, поэтому такое решение (мы о нём говорили в ходе различных совещаний, консультировались с Центральным банком, с коллегами) вполне закономерно. Просил бы этим и руководствоваться.

Теперь по повестке дня. Сначала идёт блок вопросов, который касается исполнения федерального бюджета, федеральных целевых программ и адресной инвестиционной программы. Это традиционный набор вопросов. Мы такой анализ проводим каждые три месяца, с тем чтобы понимать, с какой эффективностью расходуются бюджетные средства. И посмотрим сегодня также итоги за первые три квартала текущего года. Несколько слов буквально об этом.

Несмотря на сложный экономический фон, бюджетная система по основным параметрам остаётся стабильной и сбалансированной, обязательства государства по выплате пенсий, по различным пособиям и субсидиям выполняются в полном объёме, в том числе за счёт резервов, которые были сформированы в предыдущие годы. Подробнее доложит Министр финансов.

Я несколько цифр назову тем не менее. Доходы бюджета превысили 10 трлн рублей, это на 10% больше запланированного. Постепенно улучшается структура доходной части за счёт увеличения доли доходов, которые не связаны с нефтью и газом. В течение последних двух кварталов они формируют больше 55,5% доходов бюджета, это приблизительно на 5% больше, чем за девять месяцев прошлого года. В основном это налоговые поступления от целого ряда платежей.

Доля нефтегазовых доходов, соответственно, уменьшается, сейчас она составляет около 44%. Конечно, в определённом смысле это объясняется динамикой нефтяных цен. Вместе с тем это всё-таки результат некоторого сдвига, который наметился в структуре внешней торговли и в производственной деятельности.

За девять месяцев израсходовано почти 11 трлн рублей – на 7% меньше, чем прогнозировалось. Это 70% от плана. Неплохой показатель по кассовому исполнению бюджета за последние годы.

За прошедшие три квартала мы получили дефицит федерального бюджета в районе 650 млрд рублей, или 1,2% ВВП, – чуть меньше, чем в первой половине года.

Что касается резервов, объём средств резервного фонда на 1 октября составляет около 4,7 трлн рублей, Фонда национального благосостояния – более 4,8 трлн рублей.

Теперь о расходовании бюджетных денег.

На сегодняшний день утверждено более 40 федеральных целевых программ – строго говоря, 45 ФЦП и одна подпрограмма. Объём финансирования ФЦП на этот год составляет почти 1 трлн рублей. Это солидные средства, если учитывать жёсткие бюджетные ограничения, которые сегодня существуют. По оценкам Минэкономразвития (коллеги ещё эти оценки воспроизведут), только 22 программы можно назвать абсолютно эффективными, по двум программам результаты неудовлетворительные. Это у нас, к сожалению, история повторяющаяся. Нужно думать, каким образом поступать с такими программами в будущем, даже при понимании важности тех расходов, которые в них запланированы.

И по адресной инвестиционной программе. Общий объём бюджетных ресурсов, которые планируется направить на её выполнение в этом году, – около 900 млрд рублей. Должно быть построено или модернизировано почти 1900 различных объектов (без учёта гособоронзаказа), более 600 из них вводится в эксплуатацию до конца года.

Теперь по другим вопросам.

Мы с вами рассмотрим сегодня документ, который касается амнистии капиталов, по сути, это уже исполнение Послания Президента. Речь идёт о продлении на шесть месяцев, до 30 июня 2016 года, срока, когда можно подать так называемую специальную декларацию о своих активах, о счетах в иностранных банках. Соответствующие изменения предлагается внести в федеральный закон, который регулирует проведение этой декларационной кампании. Решение по известным причинам принимается для того, чтобы по этому направлению те, кто ещё не решил, пользоваться этим механизмом или нет, могли бы ещё раз подумать и сделать это.

Следующая тема, которая волнует, пожалуй, всех, кто занимается планированием семьи. Мы рассмотрим законопроект, который продляет программу материнского капитала на два года, до конца 2018 года, что также основано на Послании Президента. Сегодня это, наверное, самая эффективная форма поддержки семьи, она остаётся и самой востребованной.

Мы многократно к этой теме возвращались, обсуждали основные проблемы – они, конечно, финансовые, эта программа дорогостоящая. В этом году возможности использования материнского капитала тем не менее были расширены. Продление программы материнского капитала позволит выдать сертификат на такие деньги более чем 1,5 млн семей. Конечно, это дополнительная нагрузка на бюджет, но решения все приняты, и мы на это пойдём, имея в виду исключительно важный положительный эффект от такого рода решений.

Ещё один законопроект касается защиты участников долевого строительства. Тема тоже сложная, потому что случаи, когда люди вкладывают деньги, а их обманывают, к сожалению, распространены до сих пор. Недобросовестные застройщики затягивают и сроки строительства, и нарушают договорённости, деньги иногда просто исчезают. Целый ряд решений был принят раньше.

Предлагается также уточнить целый ряд других полномочий, целей, на которые, например, застройщик может направить средства участников долевого строительства. Предлагается разрешить использовать эти деньги на возмещение затрат на строительство объектов социальной инфраструктуры, которые предусмотрены проектами по строительству жилья.

Также для обеспечения прав участников долевого строительства можно будет использовать механизм банковского проектного финансирования. Банк, который предоставляет застройщику кредит на строительство жилья, это делает, деньги дольщиков будут храниться на специальных счетах в этом банке, а к застройщику они поступят только после того, как он закончит все работы и люди получат квартиры. Посмотрим, насколько востребованной окажется такая система работы.

Целый ряд документов носит международный характер, в том числе связан с нашими контактами и переговорами, которые на следующей неделе будут в Китайской Народной Республике, также посмотрим на эти документы.

Вопросов, ещё раз повторяю, достаточно много. Просил бы всех выступать предельно компактно, но, конечно, освещая основные положения того или иного вопроса.

Сначала по федеральному бюджету – Антон Германович Силуанов.

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Макроэкономические условия в январе – сентябре текущего года складывались несколько хуже, чем мы ожидали, что, естественно, повлияло и на ход исполнения бюджета. Основные испытания пришлись на первое полугодие текущего года. Во второй половине ситуация несколько стабилизировалась, и, несмотря на начавшийся с октября текущего года виток снижения цен на нефть, ряд показателей, касающихся промышленного производства, валового внутреннего продукта, показывают устойчивое положение.

Исполнение бюджета. За девять месяцев федеральный бюджет исполнен с дефицитом 1,2% ВВП. Доходы, если мы рассмотрим их по аналогии с соответствующим периодом прошлого года, снизились примерно на 1,7% валового внутреннего продукта, что связано с макроэкономическими показателями. Нефтегазовые доходы снизились за девять месяцев по сравнению с прошлым годом на 17,9%, но в то же время ненефтегазовые доходы выросли на 8,3%.

Связано это в первую очередь с доходами, поступившими от налога на добавленную стоимость, и ростом налога на прибыль в связи с ростом прибыли прибыльных предприятий. Рост налога на добавленную стоимость связан как с мерами по улучшению администрирования налоговых доходов, так и с всплеском продаж в конце прошлого года, результат которых мы увидели в виде доходов уже в этом году.

Ненефтегазовый дефицит федерального бюджета по итогам девяти месяцев составил 9,7% валового внутреннего продукта, что выше, чем в прошлом году, на 1,3 процентного пункта.

Оценка исполнения в текущем году. Мы ожидаем в 2015 году дефицит бюджета в размере 2,9% ВВП. Напомню, что бюджетом предусматривался этот показатель на уровне 3,2% ВВП. За счёт этого, мы видим, сокращение дефицита будет связано с тем, что часть расходов будет оставлена в остатках и перейдёт на следующий год. Сумма таких остатков составит 192 млрд рублей, из которых 35 млрд – это оплата заключённых контрактов, которые не будут заключены, но будут оплачены в следующем году; 43 млрд рублей – это мероприятия в сфере национальной обороны, которые в соответствии с законодательством также переходят на следующий год; 11 млрд рублей – это средства федерального дорожного и инвестиционного фондов; 99,2 млрд рублей – это те остатки, которые могут быть направлены в антикризисный фонд следующего года в целях их использования в следующем году по решениям Правительства Российской Федерации.

Несколько слов об исполнении бюджета в разрезе министерств и ведомств. В целом на 1 декабря расходы исполнены на уровне 83,3% к уточнённой росписи, но по целому ряду министерств и ведомств необходимо предпринять дополнительные усилия по использованию тех бюджетных ассигнований и выполнению целей, которые учтены в бюджете. Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока использовало свои ассигнования на 13,4%, Федеральное агентство по обустройству госграницы – 49%, Космическое агентство – тоже 49%, Агентство воздушного транспорта – 51%. И целый ряд других министерств и ведомств. Вся информация представлена в отчёте. Этим нашим коллегам нужно подтянуться. Осталось меньше месяца. Тем не менее необходимо принять меры для более полного исполнения бюджетных ассигнований.

Расходы. Большая часть расходов, как у нас исторически складывается, в декабре. В декабре предстоит профинансировать около 2,4 трлн бюджетных расходов, или 15,1% к уточнённой росписи. Этот показатель лучше, чем в других, более ранних годах. Я хочу сказать, что в 2013–2014 годах показатель составлял около 16–17%. Это связано с тем, что мы в первый месяц текущего года большие объёмы авансов выдали в экономике и тем самым снизили давление на декабрьские расходы.

Хотелось бы отметить, что предстоят большие расходы в части контрактуемых расходов и бюджетных инвестиций – 991 млрд рублей, межбюджетные трансферты государственным внебюджетным фондам – 358 млрд рублей. Это все ассигнования, которые нам необходимо профинансировать в декабре.

Межбюджетные трансферты субъектам – 258 млрд рублей. Из ведомств бо?льшая часть этих расходов падает на Минфин в части финансирования межбюджетных трансфертов государственным внебюджетным фондам и бюджетам субъектов Российской Федерации. Также большие расходы предстоит осуществить министерствам силового блока, Роскосмосу и Минпромторгу.

Резервы. Резервный фонд в этом году будет использован в сумме 2,6 трлн рублей. Мы не воспользуемся в этом году правом задействовать дополнительно 500 млрд рублей резервного фонда на случай, если нам не будет хватать доходов. В результате на конец года Резервный фонд Правительства составит 3,4 трлн рублей, а Фонд национального благосостояния – 4,9 трлн рублей. Общий объём резервов составит 8,3 трлн, или 11,3% ВВП.

Хотелось бы доложить, что средства ФНБ в этом году активно направляются на инфраструктурные проекты. На 1 декабря вложено 427 млрд рублей в семь инфраструктурных проектов, среди которых Байкало-Амурская магистраль, сооружения АЭС в Финляндии, приобретение тягового подвижного состава, Центральная кольцевая автомобильная дорога.

Регионы. Исполнение бюджетов регионов складывается лучше, чем в прошлом году, собственные доходы, налоговые и неналоговые, возросли на 8%, при этом рост наблюдается в 67 регионах, падение доходов – в 16 регионах.

Наиболее высокие темпы мы видим в Сахалинской области – 52%, связано это с тем, что поступают доходы от СРП; в Якутии и Бурятии, Магаданской и Мурманской областях это связано с дополнительными поступлениями, более высокими темпами роста поступлений налога на прибыль.

Наиболее низкие темпы в Республике Мордовия, Тюмени, Омской области и Калининградской области, это также связано с тем, что в отдельных регионах база была достаточно высокая в прошлом году, в отдельных регионах мы видим просто сокращение поступлений по налогу на прибыль. Налог на доходы физических лиц исполняется достаточно стабильно, и темп его роста составляет около 5% к уровню прошлого года.

У нас, напомню, доходы выросли на 8%, расходы выросли на 1,9%, при этом профицит составил 392,7 млрд рублей по состоянию на 11 месяцев. При этом за соответствующий период прошлого года профицит бюджетов регионов составил 65 млрд рублей. То есть в этом году, мы надеемся, будет лучше исполнение бюджета в целом по году, хотя мы ожидаем всё равно дефицитный уровень бюджетов субъектов Российской Федерации, если смотреть в целом по консолидированному бюджету.

Долги. Долги регионов за 10 месяцев (пока есть такая отчётность) выросли на 4%, но если посмотреть долю к налоговым, неналоговым доходам, то их доля пока снижается, потому что налоговые, неналоговые доходы выросли на 8%. Регионы, которые наиболее нас беспокоят, – это Мордовия (долг – 156% к налоговым, неналоговым доходам), Астрахань – 152%, Костромская область – 124%. В этой связи мы принимаем меры поддержки регионов, и до конца года, в декабре, будет дополнительно оказана поддержка этим трём регионам как в виде дотаций на сбалансированность, так и в виде кредитной поддержки, с тем чтобы снизить давление долговой нагрузки, чтобы эти регионы могли исполнить свои расходные обязательства.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Меры бюджетной политики, которые мы принимаем в текущем году, дали результат. Инфляция за последние месяцы, последние два квартала, не превышает 2%. Замедлился существенно отток капитала, и это тоже результат наших действий в области бюджетной политики. За 11 месяцев отток составил 53 млрд долларов США, это более чем в два раза ниже (наша оценка – 60 млрд долларов по концу года), чем первоначальные оценки.

Приток инвесторов мы видим на рынок государственных бумаг (более 140 млрд рублей), вернулись иностранные инвесторы к нам на рынок. Это также позитивно сказывается на заимствованиях наших корпораций. И нам удалось прекратить падение ВВП начиная с июня текущего года. Считаю, что меры, которые мы приняли в области денежно-кредитной и бюджетной политики, сыграли положительную роль. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Антон Германович. Давайте сразу послушаем по ФАИП, это будет логично. Алексей Валентинович, прошу вас.

А.Улюкаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

У нас очень большая просьба к Веронике Игоревне (обращаясь к В.Скворцовой), мы тоже подключимся, для того чтобы это навёрстывать. Ещё несколько актуальных позиций, связанных с возможностями эффективно реализовывать федеральные целевые программы и ФАИП в целом в следующем бюджетном периоде.

Первое. У нас есть серьёзная проблема с тем, чтобы мы включили в соответствии с поручениями Президента в ФАИП не только объекты, финансируемые непосредственно из бюджета, но и объекты акционерных обществ, государственных корпораций и компаний с государственным участием. Для этой цели мы подготовили соответствующие поправки в Бюджетный кодекс. К сожалению, законодатели ещё не приняли этих решений, поэтому нам нужно сейчас на уровне актов Правительства принимать решение о переходном периоде 2016 года, о тех переходных положениях, которые позволят выполнить поручение Президента без изменений в Бюджетный кодекс. Такие поправки подготовлены, нам необходимо их максимально быстро реализовывать.

Второе. Мы подготовили предложения о том, чтобы перейти на двухэтапную процедуру включения крупных инвестпроектов, тех проектов, которые не относятся к числу проектов повторного применения, в Федеральную адресную инвестиционную программу. Это позволит нам обеспечить и более точные решения, потому что предполагается, что первый этап, ещё до разработки проектной документации, представляет собой обоснование инвестиций с учётом результатов инженерных изысканий, геоподосновы, определения мощностей, после этого принимается решение о бюджетных инвестициях принципиальное, и потом уже, на втором этапе, принимается решение о строительстве объекта с учётом полученных на первом этапе результатов. Мы надеемся, что это обеспечит большую публичность, прозрачность всей процедуры и создаст возможность заключения контрактов сразу и на проектирование, и на строительство объектов.

Третья позиция. У нас изменилась процедура парламентского контроля за ходом формирования и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы. И новые изменения в закон о парламентском контроле, который уже принят Государственной Думой, требуют предоставления главными распорядителями бюджетных средств большого количества новых документов, причём таких документов, как, например, документов, связанных с оформлением земельных участков, что для ряда объектов (прежде всего линейные объекты: трубопроводы, сети) чрезвычайно сложно будет для главных исполнителей. Надо к этому готовиться, чтобы не допустить здесь срыва нормативного обеспечения реализации Федеральной адресной инвестиционной программы.

И ещё одно. В ходе парламентской работы мы, к сожалению, допустили ситуацию, при которой у нас были перераспределены средства 17 объектов. Это примерно 8 млрд рублей. Причём это объекты, по которым заключены контракты, есть обязательства по этим контрактам. В этой ситуации контракт оказывается в сложном положении. При этом в результате распределения только 3 млрд были закреплены за определёнными объектами, а 5 млрд были оставлены в резерве и оставлены на главе Минфина. Нам нужно, мне кажется, избегать таких ситуаций, потому что возникают риски по контрактам, с одной стороны, а с другой стороны, зарезервированные средства не могут быть направлены на начало работ, и работа отодвигается на более поздние периоды, соответственно, возникают риски неввода объектов. Концентрация нашей работы на этих направлениях, мне кажется, позволит повысить эффективность реализации ФЦП и ФАИП и увеличить количество действительно вводимых в строй объектов. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, есть два сообщения, они носят текущий характер. Мы действительно делаем это каждые три месяца, но если есть какие-то соображения, которыми хотелось бы поделиться, пожалуйста. Есть?

В.Скворцова: Да. Если можно, Дмитрий Анатольевич, я хотела бы откомментировать ситуацию с Федеральной целевой программой химической и биологической безопасности. Она была принята 28 апреля постановлением Правительства, и в связи с необходимостью принять нормативную базу – и, самое главное, внести изменения в государственный оборонный заказ с учётом, что мероприятия этой программы имеют двойное назначение, – начало реализации пришлось на вторую половину сентября.

В настоящий момент 92% всех средств законтрактовано, и в течение ближайшей недели будет законтрактовано 98% средств. В связи с тем, что это долговременные контракты, двух- и трёхгодичные, никаких вопросов по реализации программы не будет. У нас при конкурсных процедурах образовалась экономия – 134 млн, эти деньги будут возвращены в федеральный бюджет с учётом оптимизации медико-экономического задания и их образования. Опасений реализация этой программы не вызывает на сегодняшний момент. Спасибо.

Д.Медведев: Хорошо. Тогда продолжите общение на эту тему с коллегами, чтобы все нюансы отразить также в дальнейшей работе. Есть ещё комментарии? Нет. Давайте тогда примем эти сообщения к сведению.

Единственное, на что хотел бы обратить внимание: действительно, кое в чём меняется законодательство, в том числе в части, касающейся Адресной инвестиционной программы, о чём сказал Алексей Валентинович Улюкаев. Об этом, собственно, нас просили наши коллеги – депутаты Государственной Думы, полагая, что это будет способствовать лучшему взаимодействию между парламентом и Правительством, лучшему погружению, что называется, в материал.

Мы об этом договорились, просто я просил бы всех, в том числе и Министерство экономического развития, смотреть за тем, как эти процессы пойдут, потому что это новелла. Если всё-таки мы почувствуем, что там что-то буксует, я не исключаю, что нам придётся снова сесть и эти вопросы проговаривать с коллегами-депутатами, потому что это было сделано именно по просьбе наших товарищей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 декабря 2015 > № 1577481 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 10 декабря 2015 > № 1577477 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в церемонии вручения премий Правительства в области науки и техники.

Выступление Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги! Хочу вас сердечно поздравить с вручением премий Правительства в области науки и техники, хочу поздравить всех лауреатов с этим приятным событием. Премии всегда получать приятно.

Премией Правительства, как водится, отмечены лучшие работы, которые позволяют нашей науке уверенно развиваться. Вы добились очень хороших, высоких результатов в самых разных сферах: это и медицина, и экология, и энергетика, и химия, и металлургия, разведка и добыча минеральных ресурсов, вычислительная техника, машиностроение, целый ряд других направлений.

Но самое главное – и, конечно, это для нас, для Правительства, особенно важно, – что все ваши изыскания, всё, что вы делаете, реализовано именно в нашей стране. Мы все стремимся к тому, чтобы наша страна была сильной, а экономика – эффективной. Без достижений в области науки и техники это невозможно. Это банальность, но это именно так. И то, что вы так самоотверженно трудитесь на своих рабочих местах, лишний раз демонстрирует, что другой дороги развития для нашего государства не существует. А с другой стороны, что всё-таки у таланта, который развивается в нашей стране, есть перспектива, есть возможность реализации.

Мы очень любим посыпать голову пеплом, говорить о том, что у нас не клеится, у них бы так сделали, а у нас не так, у них всё быстрее, у нас всё медленнее, у нас бюрократия, а там всё хорошо. Мы с вами прекрасно понимаем, что это не совсем так. Идеальных моделей не бывает. И наша действительность непроста, и за границей всё мёдом не намазано, особенно в нынешней жизни. Везде есть свои преимущества. Наша задача заключается в том, чтобы наши, российские преимущества развить, чтобы трудиться, заниматься наукой, техническим творчеством в нашей стране было не только интересно (интересно этим заниматься везде, и неважно, где ты этим занимаешься), но ещё престижно и выгодно. Вот когда всё это вместе совпадает, значит, у государства всё в порядке. Но мы понимаем, что всё это может произойти, только если будут лидеры, а, собственно, лидеры в этом зале собрались, а у лидеров будут свои школы и свои реализованные идеи.

Эти цели преследуют и программные документы, которые мы принимаем, в том числе целый ряд новых документов, таких как Национальная технологическая инициатива, и ряд новых программ, которые мы, по сути, начали в весьма непростых экономических условиях… Как только начинаешь говорить о непростых экономических условиях, у всех лица грустнеют. Скажут: ну вот, сейчас будет говорить, что денег мало, денег нет, деньги будем обрезать... Всё познаётся в сравнении. Здесь есть, конечно, и совсем молодые люди, но есть и значительная часть людей очень опытных. Вы всё можете сопоставить и сравнить. Да, непросто, да, сейчас не идеальная ситуация. Опять же с чем сравнивать. Если сравнивать с ситуацией 15-летней давности, то сейчас она весьма неплохая, просто потому, что объективно даже в нынешних условиях денег больше. В 2015 году мы в целом выделили 387 млрд рублей из федерального бюджета на эти цели. В следующем году, хочу просто специально это подчеркнуть, например, финансирование фундаментальных исследований мы увеличиваем до 135 млрд рублей, чего не было в последние годы. То есть даже в нынешних условиях у нас есть возможность приоритеты определённым образом менять.

Ну и, конечно, важно поддерживать молодых. За молодыми научными и практическими работниками будущее. Важно, чтобы молодёжь тоже работала в нашей стране, приносила пользу, приносила результат. Поэтому особенно приятно, что среди тех, кто сегодня получает премии Правительства, пять работ молодых исследователей.

В общем, жизнь штука непростая, но уверен, что мы и дальше сможем с вами успешно трудиться, защищать интересы нашей страны, добиваться высоких результатов. И позвольте ещё раз сердечно всех вас поздравить с присуждением премий Правительства. Желаю вам никогда не терять интереса к своей родной специальности и, конечно, трудиться на благо нашей родной страны. Желаю вам впечатляющих успехов, новых открытий, изобретений, желаю, чтобы у вас всё было хорошо.

У нас так жизнь устроена, что в декабре все подводят итоги. Мы это дело любим, сегодня уже 10 декабря. Но помимо подведения итогов все начинают уже друг друга поздравлять с приближающимися новогодними праздниками, потому что праздновать мы тоже очень любим. И работать любим, и праздновать любим не меньше. Поздравляю вас с наступающим Новым годом!

Всем здоровья и хорошего настроения. До свидания!

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 10 декабря 2015 > № 1577477 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 декабря 2015 > № 1577482 Дмитрий Медведев

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам.

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущих Ирады Зейналовой («Первый канал»), Сергея Брилёва («Россия»), Кирилла Позднякова (НТВ), Елизаветы Осетинской (РБК) и Михаила Фишмана («Дождь»).

Стенограмма:

С.Брилёв: Здравствуйте, уважаемые телезрители! От лица медиахолдинга – организатора этой программы приветствую вас в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24», радиостанций «Вести FM» и «Маяк». В эфире ежегодная программа «Разговор с Дмитрием Медведевым».

Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Д.Медведев: Добрый день! Привет!

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы хорошо знаете всех моих коллег, но на правах канала-вещателя хотел бы позволить себе задать первый вопрос.

Год был, мягко говоря, непростым. Правительством был разработан «антикризисный план». Но помимо того, что он сыграл свою роль, работает ли он, требуется, конечно, ремарка. Раз в три месяца мы слышим, что дно пройдено, начался подъём. Подъём начинается, потом прекращается, потом начинаются какие-то новые тенденции. Какие у Вас ощущения: работает «антикризисный план», нет?

Д.Медведев: Ситуация действительно непростая, хотя, напомню, последние годы у нас лёгкими и не были. Такова текущая международная ситуация и наша внутренняя ситуация. Если говорить о моих оценках, то могу сказать, что «антикризисный план» сработал. Он позволил нам выдержать наиболее сложный период этого года, и практически по всем направлениям, которые мы для себя наметили в качестве важнейших, этот план принёс результат.

Что я имею в виду? Ведь у нас задача была какая? Остановить падение производства, остановить падение экономики. Сейчас на базе тех данных, которыми располагает Правительство, располагает Министерство экономического развития, я могу сказать, что падение экономики и падение производства приостановлено, и мы исходим из того, что следующий год мы уже будем расти. Это первое.

Второе, о чём бы хотел сказать. Конечно, важнейшей задачей любого «антикризисного плана» является не допустить сползания уровня жизни людей. Насколько это удалось, судить, конечно, нашим гражданам, но всё-таки хотел бы отметить, что мы сумели воплотить в жизнь важнейшие мероприятия, в том числе проиндексировать страховую часть пенсии, причём проиндексировать на всю сумму инфляции. В результате пенсионные начисления, пенсионные выплаты для людей, которые получают пенсию, не обесценились. Это очень важно с учётом того, что на такого рода индексацию в условиях практически экономического кризиса идут очень немногие страны. Мы это сделали.

Третье, о чём хотел бы сказать и что, на мой взгляд, исключительно важно с точки зрения общего состояния дел в экономике. Конечно, это поддержка финансовой системы. Потому что мы можем сколь угодно долго рассуждать о том, что нужно заниматься доходами каждого конкретного человека, нужно стараться индексировать выплаты, но если финансовая система даёт сбой, если банковская система рушится, то всё, тогда труба. Мы нашу финансовую систему поддержали, и банковская система работает нормально. При этом я не могу принять упрёков, которые иногда звучат. Говорят: вы банкам помогли, а банки такие-сякие, у них и денег много, и всего остального. Но если банки несутся в пропасть, если они распадаются, то останавливается вся экономика. Люди, которые помнят кризисные события 1998 года и некоторых других периодов, это отлично знают.

Мы смогли поддержать нашу промышленность и сельское хозяйство. У нас работает целый ряд программ. Ведь куда кризис прежде всего ударил? По наиболее чувствительным сферам, типа автомобильной промышленности. Мы вложили деньги в наш автопром, и сейчас, несмотря на падение… Там есть падение, это правда, но всё-таки оно не такое, как это предполагалось изначально. Сельское хозяйство. Здесь вообще ситуация вполне неплохая, потому что в этом году мы получим от 2,5 до 3% роста сельского хозяйства, и это в условиях, когда у нас есть целый ряд ограничений, прежде всего финансовых. Вот поэтому я считаю, что «антикризисный план» сработал. Отдельный вопрос, надо ли этот план пролонгировать на будущее.

Е.Осетинская: Дмитрий Анатольевич, бюджет следующего года кажется очень оптимистическим, и цена на нефть заложена в него выше на 10 долларов, чем есть сейчас, и инфляция в два раза ниже, чем есть сейчас, и рост против падения. Не кажется ли Вам всё-таки, что это чересчур оптимистичный план? Есть ли у вас план Б и за счёт чего планируется достигать этого сценария, который вы заложили в бюджет?

Д.Медведев: Мне кажется, что по текущим оценкам, исходя из сегодняшнего прогноза… Объясню, почему я говорю именно «сегодняшнего», – потому что в условиях такой волатильности, как говорят экономисты, то есть таких вот движений в развитии экономики, конечно, прогноз у нас многократно менялся. Так вот в условиях текущих оценок и текущего прогноза я считаю, что этот прогноз, этот сценарий вполне реалистичен. Мы действительно можем в два раза снизить инфляцию, практически до 6,4%, как это и предполагается, именно потому что инфляция уже замедлилась. Вы знаете, что в последние несколько месяцев инфляция практически остановилась. Это первое.

Второе. Мы способны выйти на траекторию, может быть, не уверенного, но всё-таки определённого роста экономики. Здесь оценки разнятся, не скрою. У Центрального банка свои оценки, они чуть менее оптимистичны, чем оценки, которые даёт Минэкономразвития. Но даже самые пессимистичные оценки дают около нуля, а относительно оптимистические оценки роста экономики – где-то под 1%. Это неплохо в условиях того, что, напомню, мировая экономика тоже растёт не очень быстрыми темпами. В европейской зоне рост 1,5%, причём это средний рост, некоторые экономики падают. Но у наших партнёров, например таких близких партнёров, как Бразилия, рецессия уже 18 месяцев идёт. Очень серьёзное замедление в китайской экономике, то есть это всё ещё и отражение международных процессов.

Поэтому, безусловно, мы исходим в настоящий момент из реалистического сценария. Но мы были бы плохими управленцами, если бы не имели, как вы сказали, плана В и даже плана C, если потребуется для такой ситуации. Конечно, цены на нефть не радуют. Мы с вами недавно как раз обсуждали этот вопрос. Действительно, если говорить о текущем тренде цен на нефть, то он, может быть, самый низкий за последние 17 лет. Я напомню, что происходило в последние годы. Ведь от максимума, который был ещё совсем недавно, буквально несколько лет назад, когда цены достигали 150 долларов за баррель, мы спустились сейчас на уровень нефтяных цен в районе 37–38 долларов за баррель. Я имею в виду цену Urals, а не цену Brent, которая обычно у нас фигурирует во всяких разных табличках и на наших компьютерах. Так вот, если сопоставить эту цену на нефть с ценой 1998 года, когда был абсолютный минимум – около 9 долларов за баррель, я имею в виду минимум уже российского, не советского периода, то покупательная способность доллара к тому периоду практически в три раза изменилась. То есть мы можем считать, что мы сейчас находимся на самых низких нефтяных ценах за последние практически 20 лет.

Конечно, плохо, что наша экономика в такой степени зависит от нефти, но такова её структура и не мы её формировали. Она формировалась лет 60 последних, и за пять-десять лет это не делается, изменения таким образом. Поэтому если потребуется, если будут тяжёлые события, если будет продолжаться совсем негативный сценарий на углеводородном направлении, на нефтяном и на газовом треке, нам придётся вносить коррективы, и в этом смысле позиция Правительства будет абсолютно реалистична.

М.Фишман: Дмитрий Анатольевич, раз зашла речь о ценах на нефть. Понятно, что в условиях сокращения доходной части бюджета приходится резать и бюджет в целом. Но у меня вопрос про структуру бюджета, потому что в течение последних нескольких лет мы наблюдаем за значительным ростом (относительным) военных расходов на фоне снижения расходов социальных. Речь идёт об образовании и о здравоохранении. Хочется, чтобы Вы это прокомментировали. Идёт ли речь о, если угодно, смене приоритетов в этом смысле?

Д.Медведев: Михаил, у меня несколько иные ощущения. Мы действительно в какой-то период пошли на увеличение расходов на оборону. Это так. Причём это было сделано уже практически пять лет назад, и я считаю, что мы не просчитались, что мы сделали это абсолютно правильно, потому что к тому времени, к сожалению, состояние нашей техники военной, да и, собственно, состояние Вооружённых Сил, было существенно ниже требований. Сейчас мы подтянули эти расходы до мирового уровня, и у нас есть задача – переоснастить вооружениями новыми, новой военной техникой к 2020 году наши Вооружённые Силы практически на 70%. И эта задача будет выполнена, никаких сомнений быть не может. Почему? Потому что вопросами безопасности, вопросами обороноспособности ни одна страна жертвовать не может, даже самая маленькая. Самая, может быть, небольшая по населению и по территории страна обязана планировать значительные средства на оборону и безопасность. А что говорить о нашей стране? Мы самая большая, самая крупная в мире страна, с самой протяжённой границей. Если у нас не будет нормальных Вооружённых Сил, у нас просто страны не будет. Это, по-моему, очевидная вещь.

Но я сейчас говорю об этом не ради того, чтобы сказать, что мы нарастили расходы на безопасность и Вооружённые Силы и это наш главный приоритет, основной приоритет, а всё остальное подчинённо этому. Это была бы однобокая позиция. Действительно, в какой-то момент это нужно было сделать.

Что касается социальных расходов. Давайте признаемся прямо и откровенно: за последние 15 лет у нас был опережающий рост социальных расходов. Да, сложились для этого предпосылки – экономические предпосылки: цены на нефть стали высокими, мы могли больше тратить. В результате мы очень сильно расширили объём социальных обязательств, очень сильно. Достаточно вспомнить зарплаты, пенсии конца 1990-х годов, даже привязанные к иностранной валюте, и сегодняшние – это совершенно разные цифры. И мы ничего не снизили. Ничего не снизили! Ни от одного социального обязательства не отказались. Поэтому социальный бюджет в этом смысле развивался практически по тому же сценарию, что и бюджет Министерства обороны.

Вы сказали про отдельные сегменты: образование, здравоохранение. Я, естественно, понимал, что вы меня об этом спросите. Знаете, я вчера специально посмотрел по цифрам, поговорил ещё раз с коллегами-министрами. Бюджет системы образования – и федеральный, и консолидированный – практически неизменен. Он, может быть, меняется на одну десятую от размера ВВП в сторону снижения. Практически неизменен. Бюджет здравоохранения на следующий год – и федеральный, и консолидированный – растёт. Немного совсем, это тоже десятые доли ВВП, но он растёт, не снижается. Поэтому вопреки почему-то существующей позиции или даже мифу какому-то, что у нас социальные расходы падают, а расходы на вооружение растут, это не так. Наши социальные расходы стабильны, и они не падают.

Другое дело, что, если бы нам позволяли условия, обстоятельства, может быть, мы бы их нарастили. Для этого возможности сейчас нет. Но хочу ещё раз подчеркнуть: и в отношении образования, и в отношении здравоохранения приоритеты остаются прежними, расходы остаются теми же, что и в этом году.

К.Поздняков: Дмитрий Анатольевич, я хотел продолжить тему здравоохранения, здоровья нации. С одной стороны, вроде бы мы стали делать больше высокотехнологичных операций – это несомненный плюс. С другой стороны, в прессе появляется достаточно много данных со ссылкой на некие ведомственные исследовательские институты типа минфиновских о неких планах по введению норм на проведение осмотров врача, вызов скорой помощи. Мол, всё, что свыше нормы, будет за деньги. Это что? Кто-то покушается на святое, на бесплатную медицинскую помощь?

Д.Медведев: На святое никто не покушается. Кто будет покушаться, по рукам дадим и по другим частям тела.

К.Поздняков: Им уже придётся обращаться.

Д.Медведев: Им уже придётся обращаться, совершенно справедливо, за медицинской помощью. Но, конечно, мы должны понимать, как эти деньги расходуются, поэтому нормирование должно быть обязательно. Ведь бесплатная для человека помощь только на первый взгляд бесплатная. Естественно, она складывается из того, что называется национальным богатством, за счёт тех налогов, отчислений, которые платят все – и физические, и юридические лица, и она должна правильно расходоваться, эта часть бюджета.

Поэтому мы ввели гарантии бесплатной медицинской помощи. Что это означает? Что каждому человеку гарантирован определённый набор медицинских услуг. И эти гарантии должны свято соблюдаться. Там, где их пытаются обрезать, – это действительно недопустимо, и это требует вмешательства и властей, я имею в виду исполнительной власти, и правоохранительных органов. Это, безусловно, так.

Но мы должны следить за тем, чтобы эти гарантии соответствовали современным требованиям. Вот вы упомянули высокотехнологичную медицинскую помощь. Я, конечно, не могу тоже об этом не сказать. Я когда-то, может быть, вы помните, занимался национальными проектами, один из них касался здравоохранения.

Что мы тогда сделали? Мы впервые за вообще всю современную историю России стали делать нормальные бесплатные высокотехнологичные операции на современном оборудовании. Так вот с тех пор объём таких операций увеличился раз в десять. Причём всё это мы нарастили за последние, наверное, семь-восемь лет, и теперь целый ряд высокотехнологичных медицинских манипуляций, вмешательств проводится бесплатно, причём очереди нет, не по всем, конечно, видам операций, но по целому ряду даже очереди нет. Я считаю это очень существенное, просто кардинальное изменение в системе здравоохранения, потому что одно дело – просто за лекарства заплатить (это так или иначе всё равно люди делают), а другое дело – заплатить за высокотехнологичную медицинскую помощь (это страшно дорого). Во всём мире это делается, как правило, за счёт системы обязательного медицинского страхования или добровольного медицинского страхования. Но мы пока идём в основном, естественно, за счёт системы обязательного медицинского страхования. Эта система очень неплохо работает. Значительная часть наших людей стала делать такие операции в России, а не ездить за границу, потому что за границей и дороже, и всякие другие проблемы существуют. Вот это нужно сохранить обязательно.

Обратите внимание, что Президент в своём Послании специально об этом сказал: что до тех пор, пока не заработает в полной мере, полноценно система обязательного медицинского страхования в части, касающейся высокотехнологичной медицинской помощи (там нужно некоторые распорядительные решения принять и просто запустить определённые экономические процессы), мы вынуждены будем эти операции по так называемой ВМП финансировать прямым счётом из бюджета. Просто брать деньги из бюджета и давать. Я считаю, что это лучшая гарантия того, что медицинские услуги будут доступны населению.

Проблем в системе здравоохранения полно. Есть и услуги, которые должны быть бесплатны, но за них деньги тянут. Поборы, взятки – это есть, это всё мы понимаем и видим. Но это наша общая задача – с этими процессами справиться. Это задача и исполнительной власти, и правоохранительных органов, и самих людей. Они должны понимать, что чем больше они идут на поводу у таких запросов, тем более развращённой становится система.

Жаловаться нужно, говорить о том, что за элементарную медицинскую операцию или за элементарную медицинскую услугу с нас тянут деньги.

К.Поздняков: Жаловаться кому, куда?

Д.Медведев: Ну куда жаловаться? Естественно, в вышестоящие органы. Это отделы, управления здравоохранения в регионах. О том, что конкретный врач или конкретная поликлиника, конкретная больница пытается коммерциализировать эти услуги. Поможет, не сомневайтесь.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, Министр Силуанов на заседании Совета Федерации заявил, что следующий год будет последним, когда Правительство сможет воспользоваться резервным фондом для компенсации дефицита бюджета. Не тревожно?

Д.Медведев: Определённую тревогу слова Силуанова должны внушать, но мы разумные люди и адекватные. Задача Министерства финансов – в известной степени нагнетать страхи и сгущать краски. Напрямую говорю об этом. Почему? Потому что если не Министерство финансов это делает, то не сделает никто. Министерство финансов – это последний рубеж, поэтому любой министр финансов, как бы ни была его фамилия, обязан всегда драматизировать ситуацию. И это правильно.

Что касается наших резервов. Давайте по-честному признаемся, мы для чего их создавали? Мы их создавали для того, чтобы при такой ситуации, как сложилась сейчас, их тратить, а не просто сидеть вот так вот и говорить: «Ну да, ну тяжело, но тратить не будем. Сожмёмся ещё больше, откажем себе во всём и тратить резервы не будем». Ну зачем нам такая позиция? Мы их, естественно, тратим, но тратим разумно. Мы рассчитали: действительно, эти резервы конечны, но если события будут развиваться на основании тех прогнозов, которые мы имеем, эти резервы позволят нам пережить наиболее сложный период в нашей экономике. Это первое.

Второе. Как только возникает возможность (а такие возможности даже в течение этого года были), резервы надо пополнять. У нас довольно высокая волатильность курса рубля, как только возникают возможности, Центральный банк докупает валюту – по сути, занимается резервированием. Мы и дальше это будем делать, поэтому задача Правительства, задача грамотного Правительства, – а я считаю, что у нас именно такое Правительство, – заключается в том, чтобы, с одной стороны, резервы расходовать, а с другой стороны, не допустить ситуации, когда мы окажемся с пустыми карманами. И вот на страже этого стоит господин Силуанов.

И.Зейналова: И пугает нас.

Д.Медведев: И пугает нас.

К.Поздняков: Когда он говорит о том, что нам придётся когда-нибудь встать перед выбором – либо новые налоги вводить, либо урезать социальные расходы, он просто нас так немножко пугает?

И.Зейналова: Тот самый плохой парень.

С.Брилёв: А давайте вот по налогам конкретно.

Д.Медведев: Во-первых, Ирада, вы правы. В Правительстве должны быть и плохие, и хорошие парни. Мы все роли заранее распределили, сомнений нет. Вот я хороший парень.

С.Брилёв: Ой, а можно хорошему парню задать вопрос, Дмитрий Анатольевич? В частности, про налоги, коль мы о них заговорили. Ну чем заканчиваются истории с налогами на элитное жильё и на роскошь, мы на примере господина Депардье знаем: он переехал в Российскую Федерацию.

Д.Медведев: И не только он.

С.Брилёв: И приезжают они, в частности, из-за 13-процентного налога. И вот тут вопрос не от богатых, а от среднего класса, который, конечно, с некоторым трепетом следит за иными думскими дискуссиями, особенно в левой среде, о том, чтобы, возможно, ввести прогрессивную шкалу, уйти от 13%. Как Вы к этому относитесь?

Д.Медведев: Сергей, а вот вы себя средним классом почитаете?

С.Брилёв: Да.

Д.Медведев: Вы вот как относитесь к тому, чтобы ввести «прогресс»?

С.Брилёв:Вы меня ставите в странную ситуацию. Я ни разу в выборах не участвовал и не собираюсь, а Вы меня заставляете дать политический ответ. Плохо я отношусь к этому. Я считаю, что 13% должно остаться.

Д.Медведев: Ну понятно. Я на самом деле вчера среди своих коллег-министров тоже провёл мини-опрос по поводу нашей налоговой системы, понимая, что мы об этом будем разговаривать, в том числе, может быть, даже выйдем на этот вопрос – по прогрессивному налогообложению. Я считаю, что, во-первых, 13-процентный налог подоходный, который мы ввели в 2000 году, – это, может быть, то, что нам удалось на 100%. Нам – я имею в виду в данном случае власть, которая существует с 2000 года: Президенту Путину, Правительству и другим властям, которые впоследствии этим всем занимались. Этот налог вывел нас в совершенно другую лигу. Вспомните, как в 1990-е годы платились деньги (здесь все в 1990-е годы работали, отлично это помнят): деньги, естественно, значительная часть денег, платились в конвертах. После перехода на 13-процентный уровень серая зона практически ушла, все налоги платятся (я имею в виду подоходный налог). Выгоднее платить, чем не платить. Ну зачем же нам резать курицу, которая нам несёт такие золотые яйца?

Да, существует точка зрения, многие левые партии этой точки зрения придерживаются, что прогресс необходим. Вопрос в чём? Вопрос в готовности нашего общества к прогрессивному налогообложению и готовности нашей налоговой системы. Ведь прогрессивное налогообложение имеет плюсы, потому что оно как бы более справедливо уравнивает шансы всех, кто принимает участие в делёжке общественного пирога, тех, кто участвует в формировании налогов, и тех, кто пользуется потом общественными фондами. Так вот, для того чтобы собрать прогрессивный налог, требуются существенно бóльшие затраты на администрирование. Нам просто придётся тогда всех заставить подавать декларации, пусть даже в электронной форме. Даже если у тебя совсем небольшая зарплата, тебе придётся подавать декларацию и с одного места работы, и с другого места работы. Это существенно всё усложнит.

И наконец, последнее, на мой взгляд. Есть страны, где неуплата налогов является тягчайшим преступлением. У нас нет пока этого, как во многих странах, где не заплатить подоходный налог или какой-то другой налог является просто невозможным.

Поэтому было принято решение (оно было поддержано Президентом) о том, что мы в ближайшие годы налоговую систему не трогаем вообще и 13-процентный подоходный налог не трогаем в частности.

И наконец, самое последнее. Для того чтобы всё-таки те, кто получает больше, каким-то образом своими доходами делились… Ведь доходы для чего нужны? Редко кто просто сидит на своих капиталах и никуда их не вкладывает. Обычно это приобретение недвижимости, автомобилей. Так вот, у нас теперь дорогая недвижимость и дорогие автомобили облагаются по повышенной ставке. И тот, кто приобретает дорогую недвижимость, всё равно частью своих доходов будет делиться. Я думаю, что в настоящий момент это оптимальный подход. А что будет через пять-семь лет, поживём – увидим.

К.Поздняков: Может быть, затронем вопрос экономии? Причём экономии такого толка... Наверное, вопрос народный будет абсолютно, поскольку именно в народе ходят легенды о том, что у чиновников, в том числе бывших, какие-то невероятные льготы, что все эти льготы съедают бюджет, что расходы на госаппарат, несмотря на заявленные решения о том, что они сокращаются, тем не менее растут в ущерб другим программам. Здесь есть что ужать? И правильно ли такое ощущение?

Д.Медведев: Есть что ужать, и ощущение правильное. Ощущения должны в данном случае заключаться в том, что расходы на государственный аппарат у нас раздуты. Государственный аппарат вообще такая субстанция… Как только отворачиваешься в сторону, у него есть свойство сразу же расширяться. Он живёт по известным управленческим законам. На моей памяти (а я уже достаточно давно на государственной службе) мы многократно принимали решения о сокращении госаппарата, и дело не в том, что мы их не проводили в жизнь. Мы их проводили в жизнь, но потом проходит полгода, год – нужно добавить сюда. Новая задача, новая функция появилась – давай туда дадим. Или же принять решение по закупке новой техники, ещё чего-то. В результате эти расходы растут. Я считаю, что любое правительство в любой стране регулярно должно принимать решения о сокращении расходов на государственный аппарат, отсекать лишнее.

Плюс у нас ещё есть некоторые традиции, которые сформировались и в советский, и в постсоветский период. Скажем прямо, наши чиновники привыкли ездить на более дорогих автомобилях, например, чем чиновники в других странах, это так. Не думаю, что это правильно. Если у тебя есть доходы, покупай личную машину и катайся себе в удовольствие, но государственные машины должны быть нормального среднего класса, не эксклюзивной линейки.

Мы приняли решение сократить наши министерства, которые относятся к правительственному блоку. По силовикам – это, во-первых, отдельное решение, оно принимается Президентом, это связано с безопасностью, хотя там тоже есть решения. Так вот, по правительственному блоку мы приняли решение сократить аппарат приблизительно на 10%, начиная со следующего года. Это не в первый раз, просто потому, о чём я только что говорил. Мы это решение, естественно, доведём до конца.

Кроме этого сокращается целый вид расходов на содержание государственного аппарата, принимаются решения по другим направлениям, включая, кстати сказать, даже вопросы пенсионного обеспечения и отпусков госслужащих.

В какой-то момент мы тоже так собрались, и я обратил внимание.

Говорю: коллеги, посмотрите, у нас государственные служащие отдыхают больше, чем другие категории населения. Давайте, так по-честному скажем: у нас существенно более вредная работа? Можно по-разному к этому относиться. Работа сложная, но считать, что вот здесь есть какая-то особая специфика и государственные служащие должны отдыхать, например, больше, чем другие бюджетники, – я не вижу здесь такой специфики, скажем прямо. И мы решили сократить отпуска. Наверное, кто-то из моих коллег госслужащих нам за это спасибо не сказал, но вообще-то это справедливо. Я считаю, что это правильно.

Ну и по поводу регионов. Потому что я сейчас удар, что называется, на себя принял, теперь в отношении регионов. По регионам действительно существует решение о выплате всяких разных бонусов и о содержании государственного аппарата – бывших высших должностных лиц за счёт местных региональных бюджетов. Это дело региона. Вот я считаю, что регион должен по-честному признаться своим гражданам, то есть региональные руководители. Если они считают, что у них совершенно выдающийся был руководитель региона, нужно выйти и по-честному сказать: мы хотим ему оставить пожизненное содержание, машину, дачу. И пусть люди на это отреагируют. Если они скажут: да, мы считаем, что он очень многое сделал, – пусть остаётся. Но если всё-таки люди против этого, то тогда такие льготы должны быть сокращены, потому что эти льготы, естественно, идут за счёт бюджета. Мы по этому дадим регионам рекомендацию. Я, кстати, вчера эту тему обсуждал с коллегами, которые экспертизой занимаются по линии нашего Народного фронта, они довольно давно это ковыряют. Думаю, что абсолютно правильно, потому что здесь нужно навести порядок, но подчёркиваю: это нужно диктовать не из Москвы, это должен делать не Президент и не Правительство, а пусть сами региональные власти возьмут на себя смелость, выйдут и скажут: хотим сохранить или хотим снять. Вот тогда это будет нормально.

И.Зейналова: Да, вредное производство. Пусть решают, конечно, сами. Я снова про денежки. В прошлом году мы с Вами встречались…

Д.Медведев: Меня всегда про денежки спрашивают, Ирада.

И.Зейналова: А я прямо про большие денежки. В прошлом году мы с Вами встречались, доллар бил, как Вы помните, рекорд. Была невероятно, даже психологически, тяжёлая ситуация.

Д.Медведев: Это правда.

И.Зейналова: На этой неделе снова порадовать нечем. Причём всё понятно, конец года… Но доллар снова под 70. Это предел? И для Правительства какой курс является комфортным для формирования бюджета, для развития экономики? Чего ожидать?

Д.Медведев: Ирада, вы очень правильный вопрос затронули, и очень хорошо, что вы вспомнили нашу годичной давности беседу за этим же столом. Действительно, тогда, скажем честно, настроения были гораздо более тревожные у всех, даже у членов Правительства и, естественно, представителей Центрального банка. Мы, конечно, понимали, что этот процесс не может быть бесконечным, но это самое курсовое дно и границы коридора всё равно нужно было нащупать. Всё стабилизировалось. Действительно, рубль перешёл к совершенно новому состоянию, он находится теперь у нас в свободном плавании. И это хорошо, потому что никто не диктует, каким рублю быть. Как только диктуешь, это означает, что курс дутый, а если курс дутый, он в любой момент может рухнуть. И в советский период это было, и в постсоветский период. Поэтому у нас рубль плавает. Но, что скрывать, он у нас очень сильно подвязан под нефтяные доходы и очень сильно подвязан под цену нефти. Я только что об этом говорил.

Хочу, правда, сказать, что у нас цены на нефть, действительно, в этом смысле сейчас находятся на самом нижнем уровне, поэтому мне представляется, что всё-таки и котировки рубля сейчас из-за этого сползли вниз. И вряд ли, если будет некоторый отскок по нефтяным ценам, эти котировки останутся на текущем уровне. Хотя прогнозы – дело неблагодарное. Тем не менее любое увеличение цен на нефть сказывается на курсе рубля, и люди к этому приспособились. Поэтому в прогноз и бюджет следующего года мы заложили усреднённый курс порядка 63 рублей за один доллар. По всей вероятности, где-то в этих границах рубль будет держаться. Но очевидно, что на состоянии рубля будут сказываться разные факторы.

Помимо нефтяных цен, я напомню, что мы уже достаточно давно находимся в условиях, когда крупнейшие экономические страны, важнейшие финансовые рынки для нас закрыты. То есть мы живем только за счёт собственных источников развития. Это плохо, но это и хорошо, потому что мы впервые познали цену собственных экономических возможностей. Ведь как мы себя вели? Мы – я имею в виду власти в стране в 1990-е годы, да и в нулевые годы. Если что, мы сразу же обращались к западным заимствованиям, причём это делали в основном коммерческие институты (банки, крупные коммерческие компании), и за счёт этого пополняли дефицит ликвидности, получали валютные источники для заключения контрактов импортных и так далее. Сейчас ничего этого нет, но мы продолжаем жить, мы даже развиваемся. Мы живём хуже, наверное, чем хотели бы жить – это правда. Но, с другой стороны, мы теперь понимаем внутренние ресурсы российской экономики. Наша экономика, и это, действительно, медицинский факт, доказала свою самодостаточность. Скажем прямо, не каждая страна имеет самодостаточную экономику, некоторые страны не способны прожить без внешней помощи, но наша страна, безусловно, способна жить и развиваться даже в таких условиях, хотя ничего хорошего в этом нет.

М.Фишман: Звучит, конечно, обнадёживающе, но я продолжу про деньги. Вы сказали не без гордости, что Правительство сдерживает обязательства по страховой части пенсии. Прекрасно, но уже в течение второго года принимаются решения о замораживании накопительной части, с одной стороны, тем самым подрывается доверие к самой идее личных накоплений на старость, если угодно, под которой государство вроде как подписывалось. Это с одной стороны. С другой стороны, у нас постоянно в последнее время обсуждается вопрос повышения пенсионного возраста. Представляется, что эти два вопроса связаны. Есть экономисты, которые утверждают, что это и необходимо, и неизбежно, и в этом смысле хочется понять, какой у вас план. Что и в части накопительных пенсий, и в части повышения пенсионного возраста? Что вы будете делать?

Д.Медведев: Я вот что хочу вам сказать по поводу первой и второй части вопроса. Считаю, что они если и связаны, то всё-таки очень опосредованно. Про накопительную часть. Мы действительно несколько лет подряд принимаем решение о том, чтобы заморозить эту самую накопительную часть или накопительный элемент. Страдают ли при этом интересы людей, которые вошли в накопительную систему? По этому поводу есть разные точки зрения. Я озвучу ту, которая мне кажется абсолютно справедливой: не страдают, потому что ни на общем объёме денег, которые будут получать люди в случае выхода на пенсию, ни на текущем исполнении пенсионных обязательств заморозка вот этого самого накопительного элемента не сказывается. Более того, мы весь накопительный ресурс практически распределяем через распределительную часть, через нормативную часть пенсии, и люди получают всё, что должны получать. То есть и сейчас они получают полную пенсию, и в будущем они будут её получать.

Да, это тоже вынужденная мера, конечно, происходит это не от хорошей жизни. Связано это с двумя моментами. Момент номер один: нам сначала необходимо было подготовить сами пенсионные структуры, которые занимаются управлением соответствующей части накоплений, то есть эти самые негосударственные пенсионные фонды, чтобы они вошли, как принято говорить, в систему страхования, чтобы они были прозрачны, понятны, чтобы там жуликов было меньше. Там, к сожалению, их хватало. И вторая причина сугубо финансовая. Действительно, нам сейчас нужны деньги для развития. Это приблизительно 345 млрд рублей, которые мы сможем использовать для решения текущих неотложных задач, в том числе, может быть, и антикризисных.

Это временная ситуация. Я специально лично сказал, глядя на своих коллег по Правительству, что мы приняли решение не отказываться от накопительной части пенсии и от существующей системы пенсионирования, потому что пенсионная система в целом должна быть стабильна. Мы пообещали в начале нулевых годов, что будут два элемента, – мы должны их сохранить. В этом смысле никакого пересмотра не произошло.

Теперь в отношении пенсионного возраста. Это более сложная тема. Первое, о чём бы хотел сказать: пока никаких решений не принято. Идёт общественная дискуссия, она известна любому человеку. Смысл её заключается в том, когда целесообразно выходить на пенсию с точки зрения конкретного человека и интересов государства.

Я всё-таки напомню, как складывалась наша система пенсионного обеспечения, включая возраст выхода на пенсию. Этот возраст был установлен в 1932 году. Когда я выступал в Государственной Думе, я посмотрел на статистику и обомлел: средняя продолжительность жизни в нашей стране в 1932 году была 35 лет. Это было связано с голодом, с гражданской войной и так далее, но тем не менее.

35 лет была продолжительность жизни, 55 для женщин, 60 лет выход на пенсию. Вот из чего исходил тогда законодатель. С тех пор, слава богу, у нас существенно изменилась ситуация, и за последние годы у нас продолжительность жизни довольно серьёзно выросла. Я считаю, что это, кстати, наше большое достижение. Оно, может, не такое, как в Японии или скандинавских странах, но всё-таки. У нас женщины вообще молодцы, уже живут в среднем приблизительно на семь лет дольше, чем это было буквально восемь лет назад, около 76 лет. Мужчины, конечно, поменьше живут ввиду вредных привычек, но тоже живут существенно дольше, чем это было ещё 10 лет назад. И это хорошо. Поэтому если будут ещё за своим здоровьем следить, то выйдут на приблизительно такую же среднюю продолжительность жизни, как у наших дорогих женщин.

Это очень хорошо, это результат нашей работы по медицинской линии, отказа от целого ряда вредных привычек, результат занятий спортом, ну и, конечно, медицина. Поэтому мы сейчас уже вправе поставить перед собой этот вопрос: когда люди могут выходить на пенсию? Но ответа на этот вопрос нет. Нужно провести дополнительные консультации, нужно поговорить и с экспертными кругами, и просто с самими людьми посоветоваться, потому что приоритеты у всех очень разные.

Проиллюстрирую на одном примере. Говорю об этом, потому что тоже сам этим специально занимался. Выход на пенсию чиновников. Вот когда мы эту идею обсуждали, все были почему-то уверены, что чиновникам только скажи: выходи на пенсию в 65, и они будут хлопать в ладоши. Ничего подобного. Часть людей, часть должностных лиц сказала: да, мы хотели бы работать как можно дольше (причём это не зависит от должности), часть людей сказала: нет, мы хотели бы уйти раньше, заниматься внуками, огородом, на дачу ездить и так далее. То есть это набор приоритетов. Но мы всё-таки приняли решение увеличить продолжительность трудового стажа для государственных служащих до 65 лет, но сделать это постепенно. Я считаю, что в постепенности как раз и есть рецепт увеличения общей продолжительности трудовой деятельности в нашей стране.

М.Фишман: Смысл моего вопроса скорее был таков: не слишком ли медлит, возможно, Правительство с этой назревшей мерой?

Д.Медведев: Это зависит от точки отсчёта. Те, кто придерживается более либеральных взглядов на экономику, говорят: давайте быстрее. Те, кто придерживается более консервативных позиций в этой части, говорят: давайте медленнее. Понимаете, я считаю, что здесь нельзя ни торопиться, ни, с другой стороны, опоздать. Конечно, если бы мы сейчас приняли решение, то для бюджета это было бы очень существенной поддержкой. Но давайте задумаемся: люди к этому готовы? Я в этом не уверен.

Поэтому мы должны сделать так, чтобы все люди осознали свои жизненные приоритеты, чтобы они решили, как им поступать, чтобы выбрали для себя модель поведения после 55 или 60 лет: работают они или не работают. Ведь недаром мы совсем недавно также рассматривали вопрос, как платить пенсию тем пенсионерам, которые работают.

Напомню, в советские времена такие люди никогда не получали пенсию. Человека ставили в такие условия: или ты получаешь пенсию, или идёшь и зарабатываешь деньги на работе. Причём под это подводилось вполне серьёзное юридическое и экономическое обоснование. Что такое пенсия? Это, по сути, выплата в связи с утратой трудовой функции, возможности трудиться. Если у тебя трудовая функция не утрачена, за что тебе платить пенсию? Такова была позиция наших предшественников, которые, кстати, олицетворяли левые взгляды, левые, подчёркиваю. Мы на это не пошли: у нас люди сейчас получают и пенсию, и зарплату. Единственное, чего мы не сделали, – мы не проиндексировали соответствующую часть пенсии тем, кто работает, но мне кажется, что в нынешних условиях это абсолютно справедливо. Поэтому это зависит от точки отсчёта. И я думаю, что в ближайшие годы, нам нужно будет, посоветовавшись с людьми, это решение принять.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, по принципу «да-нет», я не пытаюсь сорвать, что называется, наш хронометраж, но существующие пенсионеры в следующем году получат повышение пенсии в очередной раз, да? Всё нормально?

Д.Медведев: Конечно.

С.Брилёв: Это останется в планах.

Д.Медведев: Если говорить о пенсионерах, то позиция такая. Те, кто не работает, естественно, имеют право на пенсию и на индексацию этой пенсии. Эту индексацию мы будем проводить, скорее всего, в два этапа, в зависимости от экономического положения дел в стране. Есть уже нормативная индексация и возможна индексация по итогам работы за I квартал. Эта позиция, которую мы, кстати, определили с «Единой Россией», и считаю, что она абсолютно справедлива, корректна и соответствует экономическому состоянию дел в обществе.

С.Брилёв: И неприкасаема.

Д.Медведев: Что касается работающих пенсионеров, то они и работают, и получают пенсию, но их пенсия не индексируется именно потому, что они работают. Я считаю, что это тоже справедливо, потому что если они находят силы для работы, то уж во всяком случае вот эти небольшие суммы индексации им не настолько нужны.

Е.Осетинская: Дмитрий Анатольевич, жители Крыма платят довольно высокую цену за то, что они оказались гражданами России. Последние события показали, что Крым по-прежнему находится в изоляции, и, по сути, системы жизнеобеспечения находятся отдельно от Российской Федерации. Когда эта ситуация будет ликвидирована и как? И главное, сколько это будет стоить и кому?

Д.Медведев: Елизавета, я думаю, если мы спросим у жителей Крыма, платят ли они слишком высокую цену за интеграцию с Россией, то абсолютное большинство крымчан скажет, что они готовы даже большую цену заплатить, лишь бы не возвращаться в тот бардак, в котором они были ещё буквально совсем недавно.

Е.Осетинская: Я думаю, это зависит от способа проведения опроса.

Д.Медведев: Знаете, как ни спрашивай, человек на уровне первой реакции всё равно вам ответит. Я не говорю про манипуляции, я говорю просто об обычном вопросе, который задаёшь обычному человеку в Крыму. Я такие вопросы обычным людям задавал, людям, которые, что называется, на улице встречаются.

По поводу интеграции. Вообще-то Крым в российское правовое и экономическое пространство уже интегрирован. Ровно поэтому мы прекратили работу Министерства по делам Крыма, перешли на другую форму управления. Крым является неотъемлемой частью Российской Федерации и в правовом, и в экономическом смысле. Там выплачиваются все пенсии, пособия. Там существует, действует российское правовое поле, которое, на мой взгляд, гораздо более совершенно, чем то, которое было там.

Но Крым действительно уязвим по двум причинам. Это колоссальное недофинансирование в последние, может быть, 20 лет, а если говорить прямо, вообще, может быть, даже послевоенного периода. Крым, который ещё 100 лет назад был жемчужиной, действительно в советский период всё-таки развивался не так, как все мы хотели бы. Последние 20 лет – ещё хуже. Поэтому там есть проблемы, которые обострились ввиду известной позиции руководства Украины.

Что бы там ни говорили украинские правители, то, что произошло со светом, иначе как геноцидом не назвать. Это совершенно хамская, абсолютно такая отмороженная, как говорят в народе, позиция, когда социальные учреждения, людей, которых, кстати, украинские власти даже почитают за своих (говорят: «Там наши люди, и вообще Крым должен вернуться»), отрезали от энергоснабжения. Как это назвать? Свинство просто, по-другому никак не назвать. Но мы, естественно, к этому готовились, скажем прямо. Заранее готовили и дизели, и резервные системы энергоснабжения, поэтому там коллапса не случилось. И даже в самый напряжённый период энергопитание социальным учреждениям ? учреждениям здравоохранения, социального обслуживания ? было обеспечено. Совсем недавно состоялся запуск первой нитки энергоснабжения. Скоро мы подключим вторую нитку из первой очереди, а в мае – ещё две. В результате получим 800 МВт. Это полностью закроет проблемы Крыма.

Но и на этом мы, естественно, не остановимся. В планах есть сооружение к 2018 году двух новых электростанций – в Севастополе и в Симферополе. В этом случае Крым станет не энергодефицитным, а энергоизбыточным регионом. Поэтому в целом там совершенно нормальная в этом плане ситуация.

И наконец, последнее: всё это, конечно, в деньгах не измеряется. Я возвращаюсь к тому, с чего начал. Это совершенно другая история, и вы отлично знаете, с каким энтузиазмом она была принята в российском обществе, российскими людьми.

Е.Осетинская: Мой вопрос как раз был скорее об экономической составляющей этого процесса. Во сколько обходится всё это?

Д.Медведев: Теперь в отношении того, насколько всё это дорого. Это недёшево, конечно, это недёшево.

Я в Крыму бывал в предыдущие годы по приглашению крымских, украинских руководителей и скажу совершенно искренне: мне хотелось как можно скорее оттуда уехать. Край красивый, но всё такое прямо убитое, и отношение такое же. Такое ощущение, что изначально украинское руководство считало, что это не их земля, и ничего не вкладывало.

Что делали? Покупали, естественно, для себя любимых там участки земли, строили себе дачи и больше ничего не делали. Ни дороги, ни электричество нормально не развивали, ни сферу услуг. У нас она везде, наверное, не идеальная, но давайте по-честному скажем: если сравнить Черноморское побережье Кавказа и Крым, всё-таки у нас на Черноморском побережье Кавказа сервис гораздо лучше. Поэтому колоссальное недофинансирование. Мы создали целую программу, мы будем её, естественно, реализовывать. Эта программа тянет приблизительно на 700 млрд. Это большие деньги для страны, но мы обязательно всё осуществим, потому что Крым – действительно часть России, Крым – любимое место отдыха огромного количества наших граждан, в Крыму живут наши люди. Все деньги будут выделены, все программы будут реализованы.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, а вот про украинский долг как раз в 3 млрд. Нам сейчас очень кстати было бы вернуть эти деньги. Я снова про денежки.

Д.Медведев: О чём-нибудь хорошем бы спросили, всё про деньги да про деньги.

И.Зейналова: Украина нам должна 3 млрд, в результате возвращать мы собираемся, судя по всему, через суд. Нам предлагают участвовать в рассрочках наравне с коммерческими кредиторами, несмотря на то, что МВФ признал этот долг суверенным. И МВФ буквально накануне нашей встречи поменял правила игры. Что это значит? Нам когда-нибудь деньги вернут, и что это за странный процесс?

Д.Медведев: Ирада, принято говорить, что надежда умирает последней.

И.Зейналова: Вместе с 3 млрд?

Д.Медведев: Да, надежда умирает последней. Но если вы хотите знать моё мнение, как и, наверное, большое количество наших людей, у меня есть ощущение, что не вернут, потому что жулики. Они отказываются возвращать деньги, а наши западные партнёры нам не только не помогают, но и мешают в этом.

Давайте разберёмся, что это за долг. Он возник абсолютно легальным, совершенно правомерным путём. Украинское руководство (и президент, и правительство) обратилось к России с просьбой поучаствовать в приобретении денег, их займа облигационного, для того чтобы решать текущие задачи в украинской экономике.

Это обращение было от Правительства Украины в Правительство Российской Федерации. Если два правительства договариваются, то это очевидно суверенный заём. Никогда за всю историю МВФ, за всю историю международных экономических отношений это не ставилось под сомнение. Тут вдруг… Ладно новое руководство Украины, которое пытается отгребать от всех прежних обязательств и некую свою линию проводить – Бог им судья, это я ещё хоть как-то могу объяснить. Но удивительно то, что международные финансовые организации начали говорить: ну, это как бы вот вроде и не совсем суверенный заём. То есть когда два правительства – это не совсем суверенный заём? Чушь собачья. Очевидно, что это просто совершенно наглая циничная ложь.

Это суверенный заём. И если это суверенный заём и этот заём не возвращается, то есть кредит не исполняется, наступает что? Наступает просрочка платежа или, как принято говорить, дефолт, который имеет для страны всегда прямые и очень неприятные последствия, для страны-заёмщика. Что произошло? Международный валютный фонд, несмотря на то что он должен как бы отражать позицию абсолютного большинства государств, и не только государств-заёмщиков, но и государств-кредиторов, впервые опять же за всю свою практику взял и принял решение, которое направлено на поддержку экономики страны-заёмщика вопреки реальным обстоятельствам дела, вопреки существующим договорённостям юридическим, только по политическим причинам. Это серьёзным образом подрывает доверие к тем решениям, которые принимает МВФ. Я думаю, что сейчас в МВФ устремятся потоки обращений от различных государств-заёмщиков с просьбой предоставить им такие же условия, как Украине. Как МВФ в этом случае будет отказывать?

Всё это связано с тем, что международная финансовая система устроена несправедливо. Мы об этом неоднократно говорили, я лично говорил на саммитах – «двадцатки», «восьмёрки». Бреттон-Вудские соглашения, которым много лет, когда-то сыграли свою роль, они сегодня не работают, квоты не перераспределяются, крупнейшие экономики типа китайской не получают того, что должны иметь в МВФ. Иными словами, если мы в ближайшее время эту систему не реформируем, к ней будет подорвано доверие.

Теперь в отношении этих 3 млрд. Конечно, мы с этим не смиримся, мы пойдём в суд, мы будем добиваться дефолта по кредиту и будем добиваться дефолта по всем заимствованиям Украины. А куда деваться?

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, получается до странности много эмоций вокруг цифр. 20-го они должны выплатить, мы пойдём в суд, а сегодня Наталья Яресько, министр финансов Украины, заявляет, что украинское правительство испытывает невероятное эмоциональное давление со стороны украинского народа, чтобы этот долг не возвращать. Что можно ответить? Есть же цифры, подписанные документы. Что происходит?

Д.Медведев: Я не знаю, что сказала министр финансов Украины, главное, чтобы министр финансов Украины ещё поняла, что сказал украинский народ, потому что она довольно длительное время с украинским народом, как известно, не общалась, а жила в совершенно другом месте. Я не думаю, что украинскому народу сейчас есть дело до возврата этих 3 млрд. Украинский народ сейчас думает, как прожить эту зиму, которая ещё неизвестно как закончится для всей Украины. Они обязаны платить по этому кредиту. Это наша строгая позиция. И если в этом нас не поддерживает МВФ и, кстати, наши партнёры… А Президент обращался по этому поводу, я письма подписывал – в Европейский союз мы обращались, к американцам: помогите обеспечить выплату долга Украиной. Мы им готовы рассрочку дать, лишь бы платили. Они что нам сказали? Никак помогать не будем, ничего обеспечивать не будем, что означает только одно: они не верят в платёжеспособность Украины. Они сами не дали гарантий за Украину и не позволили это сделать первоклассным банкам, которые могли бы это сделать за Украину, если бы они приняли систему рассрочки, то есть чтобы они возвращали нам этот кредит в течение трёх лет. Иными словами, они умыли руки и сказали: пусть Украина сама выплывает.

Очень плохая ситуация, и она усугубляется ещё тем, что, помимо этих 3 млрд, Украина стоит на пороге вступления в ассоциированное членство с Евросоюзом. Они сами эту дорогу выбрали, пусть они по ней идут. Это ответственность тех, кто принимал решения, эти решения, как минимум частично, разделяются и украинским народом, – пожалуйста. Но они должны понимать, что 1 января закончится период, который мы специально выбрали для донастройки наших экономик, для того чтобы соединить существующие правила в отношении зоны сводной торговли СНГ с правилами Евросоюза. Мы специально договаривались, что называется, на троих – европейцы, Украина и Россия, – что в течение года мы такой адаптационный период пройдём. Что сделано? Ничего! Абсолютно ничего! В течение этого года нам рассказывали о том, что нужно встретиться, поговорить, совместить позиции, поговорить о формулировках. Конкретными вопросами не занимались: ни вопросами санитарно-эпидемиологического контроля, ни вопросами таможенных пошлин, ни вопросами согласования правопорядка, ни вопросами согласования технического регулирования – ничем.

Но надо понять нас. Если они выбрали для себя другую зону свободной торговли, другую свободную экономическую зону, они должны понимать, что преимущества в зоне свободной торговли с Россией, то есть нулевой тариф, закончатся, тоже по вполне понятным причинам. Они сугубо прагматичны, они абсолютно не связаны с политикой.

Мы же не знаем, какие товары повезут на Украину. Это могут быть европейские товары, а могут быть товары из третьих стран, и все они по нулевому тарифу через Украину хлынут в Россию. Мы этим свой рынок просто утопим, поэтому мы им сказали: мы всё это завершим. Если мы не договоримся, мы всё это завершаем прямо 1 января.

Что это будет означать для Украины? Украина получит статус наиболее благоприятствуемой нации, то есть страны, с которой торговля ведётся на принципах наибольшего благоприятствования. Здесь всё хорошо, кроме одного: нет нулевого тарифа. Тариф этот вырастет по разным категориям товаров от 3 до 9%, в среднем, может быть, на 6%. Это серьёзная история, и они должны это понимать.

Шансов, что мы договоримся, на мой взгляд, почти никаких. Но мы упорно, до самого конца декабря, будем пытаться договориться, чтобы пройти этот путь до конца и чтобы продемонстрировать, что если мы о чём-то договариваемся, мы всё делаем. Если этого не будет, мы введём новый торговый режим с Украиной и введём специальные санкции в отношении украинских продовольственных товаров, как мы это и обещали сделать в ответ на их санкции. Мы этого не сделали опять же для того, чтобы помочь им в этой ситуации справиться с экономическими проблемами, чтобы не усугублять проблемы Украины. Но мы будем вынуждены на это пойти, если они не договорятся с нами по зоне свободной торговли. Таким образом, для Украины наступят два этих обстоятельства. Я думаю, что это очень серьёзный, очень существенный момент.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, следующий мой вопрос комплексный. Заполонены новостные выпуски невиданными доселе картинками: крылатые ракеты с кораблей, с подводных лодок, Ту-160, который впервые вообще в боевом применении находится... Всё-таки любопытно: сколько это стоит?

Д.Медведев: Это секрет. Я могу вам сказать так: применение российских Вооружённых Сил укладывается полностью в параметры бюджета Министерства обороны. Они не обращались за увеличением расходов на оборону.

С.Брилёв: Ни разу за всё это время?

Д.Медведев: Применительно к той ситуации, о которой вы говорите, не обращались.

С.Брилёв: Отличный ответ. Прошу.

Е.Осетинская: Дмитрий Анатольевич, то, что контрсанкции привели к росту цен, – это факт. Та инфляция, которая была в этом году, это отчасти результат этих контрсанкций. Сейчас мы вводим ещё дополнительные ограничения по импорту из Турции. Ещё не факт, но довольно вероятно, что это тоже приведёт к росту цен. Вы как Правительство планируете какой-то комплекс мер, который бы компенсировал это, или нам просто нужно привыкнуть к тому, что наступила новая реальность, что цены будут выше, доходы будут на прежнем уровне, ну то есть мы оказались в такой сложной ситуации.

Д.Медведев: Применительно к доходам, наши доходы будут, естественно, зависеть от нескольких причин – и от того как складывается ситуация на внешних рынках, в том числе, конечно, и на нефтяном рынке, и от наших собственных способностей меняться. Давайте по-честному признаемся: у нас сейчас нефтяные доходы 44% в общих доходах бюджета. Много это? Много. Было больше? Было существенно больше. У нас они были и 50, и 60, и 70%, то есть структура доходов нашего бюджета меняется и меняется в сторону более благоприятной структуры. Мы должны эти тенденции закрепить.

Теперь в отношении ситуации с Турцией и влияния на цены. Я не буду с вами спорить, вы правы, введение контрсанкций в той или иной степени повлияло на ситуацию с ценами, может быть не фатально, потому что… Мы уже как-то подзабыли, но у нас продовольственная инфляция в начале 2008 года была 13%, посмотрите по данным. И в начале 2015 года она приблизительно такая же, то есть мы уже такой период проходили. Там не было никаких санкций, я просто обращаю внимание на то, что…

Е.Осетинская: В смысле, что это кризисные явления?

Д.Медведев: Кризисные явления. Это связано не только, я имею в виду продовольственную инфляцию и рост цен, с санкциями, потому что это происходило и в 2008 году, хотя мы ничего не закрывали.

Тем не менее, не буду спорить, это, безусловно, повлияло. Но впоследствии мы сумели отрегулировать общую ситуацию в торговой сети, мы нашли новых поставщиков товаров, мы действительно включили механизм импортозамещения. По части сельского хозяйства импортозамещение точно существует и приносит свои результаты. Нам говорили о том, что у вас будут пустые полки – полок пустых нет, на полках всё в порядке. Да, цены выросли, где-то больше, где-то меньше. В столичных магазинах больше, в провинции поменьше, но тем не менее это действительно свершившийся факт.

Применительно к ситуации с турецким рынком и турецкими поставками. Знаете, если говорить прямо, это не очень большой объём поставок. Мы прикидывали, во что это может вылиться. По мнению аналитиков, это приблизительно может добавить в инфляцию 0,2% или от 0,2 до 0,5%. Это в принципе совсем немного. Более того, такие флуктуации связаны с совершенно другими процессами, которые существуют на продовольственном рынке. Поэтому всплеска цен именно по этому поводу не будет. Но государство должно контролировать, что делают поставщики продовольствия, потому что это всегда очень хороший повод, чтобы взвинтить цены. Ещё ничего не закрыли.

Кстати, обращаю внимание, что наши санкции в отношении Турции по продовольствию – по помидорам, как сейчас принято говорить, – ещё не действуют, вообще не действуют, они вводятся с 1 января. Если где-то цены растут, то это уже только в результате ценового сговора, и здесь по рукам должны бить власти и правоохранительные структуры. И мы будем за этим следить, в том числе Антимонопольная служба, она специально на это заострена.

Поэтому я считаю, что ничего принципиального в связи с этими решениями по Турции не произойдёт.

К.Поздняков: Я хотел бы продолжить тему импорта и экспорта отчасти. От каких отраслей ожидания в плане импортозамещения оказались завышенными, а какие по-хорошему удивили? А в плане экспорта тоже такой поворот, может быть, отчасти и в турецком сегменте. Вот мы продаём сырьё, нефть, зерно, а делает деньги на этом чужой дядя. А что с нашими тогда перерабатывающими производствами? В чём проблема?

Д.Медведев: Кирилл, знаете, я исхожу из того, что даже если бы таких проблем не было, их стоило бы придумать ради того, чтобы мы могли изменить нашу экономику. Эти проблемы объективны, но мы настолько привыкли жить на экспорте, что очень важно было, чтобы появился какой-то побудительный мотив, чтобы это сделать.

Какие отрасли точно продемонстрировали хорошую эластичность, способность к импортозамещению? Прежде всего сельское хозяйство, сомнений нет. Да, это не результат последнего года, скажу по-честному, это результат работы в рамках национального проекта, последующей после национального проекта государственной программы. Но мы реально по очень многим позициям смогли заместить иностранные продовольственные товары, причём очень часто это товары лучшего качества – более свежие…

К.Поздняков: Не всегда по подходящим ценам…

Д.Медведев: По разным ценам. Где-то это дороже, где-то это дешевле на самом деле. Это тоже нельзя видеть в одном цвете. Если говорить о ситуации в промышленности, то, конечно, она более сложная, тем не менее хочу обратить внимание на то, что происходит, например, на нескольких рынках. Вот по химической промышленности. У нас не всё падает, у нас химическая промышленность за текущий год выросла на 6,5%, причём именно в результате ввода новых мощностей и работы на российский рынок. Мы теперь не ввозим целый ряд химических продуктов из-за границы, а производим в Российской Федерации, и за счёт этого наша промышленность выросла.

Фармацевтический кластер. Он вырос на 13% в этом году за счёт ввода, по-моему, около 20 новых фармацевтических производств. Естественно, это тоже импортозамещение. И это тоже очень важно, потому что лекарства – это исключительно щепетильный момент. Мы должны освоить практически всю линейку по основным препаратам, для того чтобы быть независимыми от поставок из-за границы. Ведь, понятно, очень часто люди говорят: импортные препараты лучше. Это вопрос ощущений. Но самое главное, что они дороже, они покупаются за валюту. И поэтому, как только происходят какие-то всплески на валютном рынке, растут цены на импортные препараты. На наши препараты они так не растут. Поэтому наша задача – обязательно это сделать.

Мы смогли включить целый ряд других отраслей, которые у нас очень долгое время находились в состоянии практически застоя или простоя. Это и судостроение, и двигателестроение. Работают программы. Мы сейчас создали целую линейку новых двигателей, для того чтобы оснащать наши новые самолёты. А они у нас появились, мы все знаем об этом. Это действительно серьёзная техника, техника XXI века. Поэтому импортозамещение идёт. Да, оно идёт не так быстро, как нам, наверное, всем бы хотелось, но ни у кого иллюзий не было. Невозможно создать на базе, по сути, постсоветской промышленности за два года промышленность такую же, как, например, в Германии или Японии. За два года, наверное, нет, а за 10 лет это вполне можно сделать и войти в число стран, которые поставляют сложную технику в другие государства, которые сами производят машины и механизмы, производят то, что на языке советских политэкономов называлось «производство средств производства для производства средств производства».

Е.Осетинская: Дмитрий Анатольевич, ещё реалии этого года. Отменены чартеры в Турцию, закрыто воздушное сообщение с Египтом. А это всё уже воспринималось как дальняя дача. Правительство заговорило о развитии внутреннего туризма. Но смогут ли Краснодарский край и Крым вместить всех желающих отдохнуть? Даже с точки зрения воды и электричества? Хватит? Это же импортозамещение как раз.

Д.Медведев: Ну да. Ничего хорошего в том, что закрыты курорты Египта и Турции, нет. Это не козни со стороны Правительства, это не злая воля властей, это вопрос безопасности наших граждан. Потому что, выбирая между вопросами безопасности и вопросами отдыха, мы просто обязаны (я имею в виду власти Российской Федерации) сделать выбор в пользу безопасности. Очевидно, что произошло. Теракт. Причём, судя по тому, какие масштабы приобрёл терроризм в этом году, повторение таких терактов на воздушных линиях, к сожалению, очень возможно – имею в виду конкретное направление, прежде всего Ближний Восток. Поэтому мы приняли решение – неприятное, кстати, для наших друзей и партнёров и неприятное для наших людей, которые там отдыхали. Но я считаю, что всё-таки это две несоизмеримые ценности: жизнь и возможность отдохнуть.

Применительно к Турции. Мы с вами тоже понимаем, что произошло. Это, кстати, не санкции в прямом смысле этого слова, это, по сути, защитная реакция нашего государства. Ведь после того как был уничтожен наш самолёт… Как себя в XX веке обычно вели государства в подобной ситуации? Начиналась война. Потому что это прямое нападение на иностранное государство. Естественно, в нынешней жизни, в нынешних состоянии, ситуации война – это худшее, что может быть. Именно поэтому было принято решение не отвечать симметрично на то, что сделали турки, а они, конечно, нарушили все нормы международного права и совершили, по сути, акт агрессии в отношении нашей страны, дали, как принято говорить на международно-правовом языке, casus belli, то есть основание для начала военных действий. Российское руководство, Президент страны на это не пошли. Но мы должны были показать им, что они будут отвечать за это. Именно поэтому в интересах безопасности наших граждан были приняты такие решения. Носят ли эти решения бессрочный характер? Я надеюсь, что нет. Хотя сроков ни в каких документах не указано, но очевидно, что в значительной степени отказ от подобного рода действий будет зависеть от позиции турецких властей и от того, смогут ли они обеспечить режим безопасности на своей территории.

Теперь в отношении наших курортов. Наши курорты, конечно, не так приспособлены хорошо для отдыха, как турецкие и даже египетские, мы это понимаем. Эта индустрия у нас плохенькая такая, она развивалась на протяжении советского периода довольно слабо. Правда, отдельные населённые пункты, отдельные туристические места у нас за последнее время получили хороший толчок, хорошее развитие, – я имею в виду Сочи, Анапу, Геленджик. Но всё-таки это пока ещё не тот масштаб курортного сервиса, который существует в других странах. Ничего страшного, мы можем это сделать и будем это делать и на Черноморском побережье Кавказа, и в Крыму. В Крыму ситуация ещё хуже, потому что там (мы только что говорили об этом) даже все звёзды на гостиницах липовые. Ничего, будем внедрять современные туристические стандарты, будем инвестировать деньги, постараемся заместить.

И, наконец, последнее. Не обязательно ехать в Крым и на Кавказ. У нас всё-таки большая страна, есть что посмотреть и в других местах.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, так или иначе про авиаотрасль заговорили. Я немножко с другой стороны хочу на неё посмотреть. По факту отменены чартеры в Египет, отменены чартеры в Турцию. Это, конечно, по авиаотрасли наносит существенный удар – сокращение количества рейсов. К этому добавляется то, что… Ну хорошо, исчезновение воронежской авиакомпании «Полёт» прошло менее замеченным, она не такая крупная была, но когда «Трансаэро» ушла с рынка – это, конечно, серьёзно и зримо.

Мы здесь все часто летающие люди в силу профессиональной принадлежности...

Д.Медведев: Я тоже.

С.Брилёв: Мы за билеты платим.

Д.Медведев: Это правильно на самом деле.

С.Брилёв: Нет, понятно, что расходы компания оплатит. Цена билетов растёт. Что делать авиаотрасли на фоне вот этого?

Д.Медведев: Для авиаотрасли это, конечно, испытание, радостного ничего нет в том, что уходят перевозчики. Применительно к «Трансаэро» ситуация, к сожалению, достаточно банальная: трёхсотмиллиардные (в рублях) долги. Их просто не нужно было делать. Это ошибка в прогнозе, которая очень дорого обошлась компании, и в этой ошибке должны разбираться сейчас разные структуры, для того чтобы эти ошибки не повторились. Но при этом всё, что было положено по линии «Трансаэро», мы перевезём силами «Аэрофлота» и других компаний. В этом смысле всё работает нормально, я бы даже сказал, практически как часы. Люди этого не чувствуют.

Что же касается цен на билеты, вы правы. Конечно, уход перевозчика – это всегда удар по конкуренции, и наша цель не заключается в том, чтобы на воздушных пространствах России остался один «Аэрофлот». Конечно, нет. И «Трансаэро» жалко, потому что это перевозчик со стажем, он много и долго летал. Я напомню про печальную судьбу некоторых крупных компаний, вы сами знаете. И в Соединённых Штатах Америки…

С.Брилёв: Pan Am один взять.

Д.Медведев: Конечно! Они казались просто гигантами, и их нет. Потому что опять же ошиблись в прогнозах или совершили какие-то иные действия. Поэтому задача в том, чтобы рынок сохранить, более того, простимулировать его. Мы приняли решение о том, чтобы НДС на воздушные перевозки был снижен с 18 до 10%. Эта льгота сохранится, для того чтобы всё-таки цены на билеты были достаточно разумными. При этом всё равно нужно развивать конкуренцию в этой сфере. Почему? Потому что у нас страна слишком большая. Если бы у нас страна была маленькая, можно было бы даже, может быть, и без таких мер поддержки обойтись. Но у нас перевозка из Владивостока до Москвы стоит огромных денег, просто потому, что расстояние большое. Мы не можем его сделать короче. И керосин всё равно стоит своих денег. Поэтому нужно развивать альтернативные маршруты, нужно развивать экономкласс перевозок, нужно развивать льготирование различных маршрутов, что мы, собственно, и делали в последние годы. Мы эту работу обязательно продолжим.

М.Фишман: Я, если возможно, вернусь с небес на землю. Вы не можете не быть в курсе, что дальнобойщики протестуют уже которую неделю в связи с введением нового сбора (система называется «Платон») за проезд фур по федеральным трассам. На взгляд со стороны, овчинка не стоит выделки, то есть не так существенны доходы от внедрения этого сбора по сравнению с забастовками, митингами, стоящими фурами и так далее. И есть представление, что, возможно, была совершена ошибка. Вопрос, на какой стадии? На стадии планирования – неверная сама идея, на стадии реализации – ошиблись с разъяснением, с самим внедрением. Или у нас в принципе население, в данном случае водители, не готово принимать непопулярные меры Правительства?

Д.Медведев: Миша, ситуация заключается в том, что не все дальнобойщики бастуют. 700 тыс. дальнобойщиков зарегистрировались в системе платежей. Это абсолютная, подавляющая часть тех, кто выполняет междугородные перевозки. Не зарегистрировалась часть, по разным причинам. Когда мы обсуждали эту меру (она, кстати, обсуждалась с 2011 года), было понятно, что часть перевозок выполняется всерую незарегистрированными перевозчиками и неизвестно, что они возят.

Я не скрою, конечно, любой новый платёж никому не нравится. Но ещё раз говорю: подавляющее большинство перевозчиков, солидных, больших, которые выполняют, кстати, 85–90% всех перевозок внутри страны, уже в этой системе находится. И это даст нам возможность в дорожные фонды направить порядка 40–50 млрд рублей. Это не так мало.

Второе. Вот, смотрите, у нас приблизительно в год на дороги тратится триллион, потому что страна огромная, и всё равно больше надо гораздо. Кто платит эти деньги? В абсолютном большинстве случаев это водители, которые сидят за своими частными автомобилями, водители легкового автотранспорта. А вот те, кто реально воздействуют на дорогу, водители крупных грузовиков, крупнотоннажного транспорта, не платят практически ничего. Во всех современных государствах они участвуют в этих расходах – это абсолютно нормально, это правильная идея. И я считаю, что она должна быть доведена до своего логического конца.

Теперь в отношении тех решений, которые были приняты. Действительно, эти решения всё равно нужно было верифицировать и с технологической, и с экономической точки зрения. С технологической точки зрения: невозможно запустить систему, пока она не начнёт работать. Всякие тестовые и прочие вещи, пока не начнут собирать деньги, всё равно не срабатывают. Поэтому, наверное, там были допущены какие-то ошибки, которые нужно было исправить. Но они не фатальные, они все исправлены, это всё работает. Именно поэтому 700 тыс. зарегистрировалось.

И вторая история, она касается психологической части. Нужно привыкнуть всё-таки за такие перевозки платить, это абсолютно нормально, потому что всё это включается в цену товара, и в конечном счёте сами перевозчики от этого не страдают. Более того, сумма этого самого тарифа была рассчитана, и с учётом того, что возникли определённые проблемы, мы приняли решение в текущем периоде её уменьшить, сейчас она взыскивается в меньшем объёме. Она вообще достаточно пренебрежима для абсолютного большинства грузов, которые перевозятся таким транспортом.

Наконец, последнее, что, наверное, нужно было сделать, – это штрафы. Действительно, штрафы, может быть, были несколько завышены. Но сейчас по предложению Правительства Государственная Дума и Совет Федерации их откорректировали и понизили. Поэтому я считаю, что система донастроена, и она в конечном счёте принесёт бюджету и всем нам дополнительные инвестиции на дороги. У нас же общим местом является ругать российские дороги, деньги-то где на них брать? Очевидно абсолютно, что в большей степени на всё это влияют грузовики, они должны во всём этом участвовать. Мы должны научиться платить за такие услуги. Далеко не всегда непопулярные меры хорошо воспринимаются, но в конечном счёте они приносят важный экономический эффект.

К.Поздняков: Я ещё об одном общем месте хочу спросить. Тарифы ЖКХ вырастут в новом году на 4%. Вроде для потребителя не страшно.

Д.Медведев: Это немного.

К.Поздняков: Не страшно. С другой стороны, есть экспертное мнение, которое свидетельствует о том, что качество услуг лучше не станет в отрасли, а инвестиции туда не придут. То есть получается…

Д.Медведев: То есть нужно больше увеличить?

К.Поздняков: Ну не знаю, вот у Вас хочу спросить. То есть получается, что потребитель будет платить больше ни за что? А тут ещё капремонт и так далее.

Д.Медведев: Потребитель будет платить, если говорить о потребителе услуг ЖКХ, я имею в виду граждан, меньше, чем в этом году, потому что тариф будет меньше. Он же связан с инфляцией и связан с индексацией, в том числе индексацией пенсий. А раз мы такую индексацию запланировали, то мы, соответственно, и тариф увеличиваем всего на 4%. Это, кстати, действительно вызвало разные мнения в Правительстве, но в конечном счёте мы приняли решение увеличить тариф ненамного, всего на 4%. Но это для населения. Если говорить о других участниках этих отношений, по использованию жилищно-коммунального хозяйства, то они, естественно, платят больше, и тариф для них совершенно другой. Я считаю, что это тот оптимум, на который мы сейчас вышли. Большего с населения в текущей ситуации просить нельзя.

Е.Осетинская: Дмитрий Анатольевич, я не знаю, знакомы ли Вы с резонансным расследованием ФБК и «Новой газеты» по поводу бизнеса членов семьи Юрия Чайки – было бы интересно узнать Ваше мнение. Но я не вполне об этом. Ситуация показывает, аналогичные расследования показывают, что существующая система декларирования доходов не снимает вопросы общества о том, как устроены доходы чиновников. Поскольку Вы были инициатором системы декларирования, хочу именно у Вас и спросить: не стоит ли, может быть, как-то расширить эту систему декларирования? Включить, например, совершеннолетних детей в систему декларирования доходов или как-то двинуться в направлении прозрачности?

Д.Медведев: Я действительно имею отношение к введению всей системы декларирования, отчётности госслужащих. Я считаю, что в тот период я поступал абсолютно правильно, и этот курс был продолжен и в последующий период. Контингент людей, которые отчитываются, сведения, которые попадают в декларацию, были расширены. Была введена конструкция конфликта интересов, были введены запреты на обладание целым рядом имущественных объектов, включая иностранные счета, иностранные ценные бумаги, инструменты в иностранной валюте. Я считаю, что это абсолютно нормально и эту работу нужно продолжить как по части совершенствования законодательства, так и по части учёта того, что происходит. В этом смысле у нас ещё большая, что называется, работа предстоит.

Мы, кстати сказать, ратифицировали и целый ряд международных конвенций, кто бы что ни говорил. Моё мнение (в данном случае уже даже не как должностного лица, а как юриста), что у нас законодательство антикоррупционное вполне современное. У нас его ещё 10 лет назад просто не было, а сейчас мы имеем вполне современное антикоррупционное законодательство. Но это не означает, что у нас существенным образом изменилась ситуация с коррупцией. Это действительно одно из самых существенных зол, одна из самых существенных проблем, которые существуют в нашем обществе и среди должностных лиц, и вообще среди тех, кто участвует в коррупционных цепочках, и с этим государство просто обязано бороться.

Что касается расследований любых, то они были, есть и будут, но самое главное, чтобы они базировались на объективных материалах.

Е.Осетинская: Может быть, государству стоит самому как-то выйти с инициативой, как-то перетянуть её на свою сторону, что ли?

Д.Медведев: Да, мне кажется, Елизавета, мы из этих инициатив за последнее время очень многое реализовали.

Е.Осетинская: Я имею в виду эту конкретную историю.

Д.Медведев: Про конкретную историю: всеми конкретными историями должны заниматься те, кто за это отвечает. Это те лица, которые контролируют доходы госслужащих, а также правоохранительные структуры.

Вы упомянули, например, в качестве предложения: давайте сделаем таким образом, чтобы должностные лица указывали в своих декларациях доходы совершеннолетних детей. Можно и это обсудить, но я не уверен, что это соответствует, по большому счёту, современным подходам, потому что ситуации могут быть разными. Могут быть ситуации, когда люди общаются, а могут быть ситуации иные. Мы это обсуждали, не думайте, что это появилось прямо сейчас. Я помню, мы это обсуждали лет пять назад, где поставить границу: завершить только на несовершеннолетних детях, как мы сейчас отчитываемся, или на совершеннолетних тоже распространить это. Так, если серьёзно говорить, не видеть в каждом коррупционера… Люди могут вообще не общаться, просто так жизнь устроена, и что же теперь, после этого необходимо будет вытряхивать всё, что делают совершеннолетние дети государственных служащих, даже если они вообще никак не общаются или живут в других странах? Это просто технологически очень сложная задача, но можно рассмотреть и этот вопрос.

Что же касается общей работы по совершенствованию антикоррупционного законодательства, она будет продолжена, в этом сомнений нет. Об этом неоднократно принимало решения Правительство и об этом в Послании говорил Президент.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я хотел тогда спросить Вас про общую работу касательно бизнес-климата, о чём Президент говорил в Послании, опять же просто соединить две темы. Почему Президент вынужден возвращаться к этой теме? Ведь уже не раз говорилось, да, и о снижении административных барьеров, и о сокращении надзорных функций. Ходили какие-то сведения о том, что сейчас, может, какие-то надзорные органы объединят, потом их не объединили... Наконец, взять историю с необходимостью, как выяснилось, отшлифовать закон об амнистии капиталов по второму кругу. В общем, если это всё суммировать: почему наша даже самая высшая власть вынуждена вновь и вновь, из года в год возвращаться к теме бизнес-климата, а не сильно что-то меняется?

Д.Медведев: Потому что у нас такой бизнес-климат, что власти, и высшие власти, вынуждены к этому возвращаться. Потому что он меняется не так, как нам бы хотелось, к сожалению. Поэтому и возвращаемся.

Это на самом деле исключительно сложная задача. В силу разных причин – и в силу экономических устоев, давайте честно скажем, и в силу привычек огромного количества наших людей. И это не только проблема должностных лиц, государственных служащих, ведь бизнес-климат формируется всеми, в том числе и бизнесом, и ещё совсем недавно бизнес себя вёл совершенно, принципиально по-другому. Сейчас все понимают, что очень важно заниматься совершенствованием бизнес-климата. Почему Президент об этом говорит? Почему мы об этом всё время говорим в Правительстве? Потому что мы делаем движение вперёд. Не видеть этого, наверное, тоже было бы не вполне честно, потому как ещё совсем недавно мы в различных рейтингах были на каких-нибудь 150-х местах, и это очень печально, потому что Россия в общем и целом развитая страна, а деловой климат наш воспринимался как никудышный. Сейчас мы сдвинулись вперёд по целому ряду процедур. Это даже для меня сейчас отчасти удивительно…

С.Брилёв: Вы имеете в виду прыжок в Doing Business сразу через несколько десятков позиций?

Д.Медведев: Например, по регистрации компаний мы вошли в десятку самых передовых стран. Послушайте, это неплохой скачок на самом деле. По общему рейтингу мы там где-то на 50-х местах. Мы на самом деле, обратите внимание, по этому рейтингу (рейтинги условны, но они всё-таки что-то отражают) обошли все страны БРИКС – страны, в которых размер экономики больше нашего, которые развиваются в чём-то более устойчиво, чем наша экономика. Но мы их обошли, значит, наши процедуры в чём-то лучше. Поэтому когда мы говорим о необходимости совершенствовать бизнес-климат, мы имеем в виду, что мы просто обязаны быть в числе самых передовых государств. Я уверен, что мы этого достигнем. Для этого нужно совершенствовать нормативную базу, процедуры, для этого нужно совершенствовать электронные системы верификации.

Я недавно вспоминал (с коллегами мы собрались) начало своей юридической практики. Чем занимались юристы в 1990-е годы? Регистрировали компании. Каждая регистрация компании – это было событие. Нужно было подготовить устав, корпоративные документы, походить там по всем инстанциям, и это стоило хороших денег, которые, естественно, юристы старались заработать. Сейчас это автоматическая история, она существует, по сути, в режиме онлайн, она существует в режиме одного окна. Ну разве это не прогресс? Я считаю, что это очень неплохо. Поэтому мы обязательно эту работу продолжим.

М.Фишман: Дмитрий Анатольевич, я бы, если можно, хотел вернуться к Лизиному вопросу, потому что он представляется важным. О расследовании в отношении генерального прокурора и его семьи и высокопоставленных сотрудников Генеральной прокуратуры Вы так чуть-чуть отмахнулись, сказав, что расследование должно быть объективным. Но хочется понять, как мы можем понять, что расследование объективно. Для этого, как представляется, должна быть какая-то реакция. Мы пока видим, что власть в этом смысле, в широком смысле, молчит, а при этом речь идёт о репутации всей власти. Это даже не коррупция, речь идёт о том… В частности, обвинения предъявлены в отношении высокопоставленных сотрудников Генеральной прокуратуры в прямых связях с криминалом. И власть должна реагировать, должно быть какое-то, может быть, открытое гласное расследование, временное отстранение в связи с конфликтом интересов генерального прокурора от обязанностей. Ну а как иначе мы поймём, правда это или нет?

Д.Медведев: Михаил, вот вы сейчас использовали такую конструкцию, наверное, бессознательно, но совершенно напрасно: вы сказали, что конкретному человеку или должностному лицу предъявлено обвинение. Но если мы будем в такой системе координат находиться, мы очень далеко зайдём. Это тогда будут в лучшем случае 1930-е годы. Обвинение может предъявить в нашей стране только правоохранительная система, только в установленном законом порядке.

А в отношении всякого рода публикаций, вы сами знаете, как они возникают и каким образом, и далеко не всегда это результат объективного расследования и результат объективной деятельности каких-то лиц. Это очень часто носит заказной характер. Я не буду сейчас давать оценку конкретным публикациям, просто чтобы не делать им рекламу, а именно эту цель эта публикация и преследует. Более того, это всегда часть политической борьбы. Но, естественно, если есть информация, правоохранительные органы и контрольные инстанции обязаны её анализировать и обязаны принимать решения, но только в рамках существующих процедур, исходя не из эмоциональных соображений – «Ух ты, про кого написали! Ну-ка давай-ка сейчас всех в асфальт закатаем», – а исходя из конкретных материалов дела, исходя из юридической оценки того, что там содержится. Только в этом случае мы сможем создать правовое государство, а не государство, которое у нас, к сожалению, существовало на протяжении практически 80 лет, когда презумпцию невиновности можно было в корзину выбросить. Я просил бы, чтобы и вы это имели в виду, когда делаете такие заключения.

М.Фишман: Полностью согласен. Есть общественный резонанс, и есть ноль реакции со стороны власти…

Д.Медведев: Общественный резонанс – нормально. На общественный резонанс должна следовать юридически выверенная реакция властей – не эмоциональная, а юридически выверенная реакция властей, не эмоциональная, а юридически выверенная. Вот и всё

И.Зейналова: А реакция-то будет?

Д.Медведев: Если сейчас никто ни о чём не говорит, это не значит, что реакции нет. Реакция не должна быть моментальной. Власти по любому эпизоду, по любому делу, я имею в виду правоохранительные структуры, обязаны просто проанализировать совокупность фактов. Я не буду ничему давать оценку именно потому, что считаю недопустимым с уровня Председателя Правительства или с какого-то другого высокого уровня давать оценку тем или иным правоохранительным обстоятельствам, тем или иным обстоятельствам дела того или иного, и я, кстати, всегда так поступал в любой должности. Но оценки всегда давались и будут даваться, это понятно.

К.Поздняков: У меня вопрос, такой, наверное, мировоззренческий.

Д.Медведев: Уже не про деньги?

К.Поздняков: Сейчас будет понятно в процессе изложения. Против нас вводят санкции. Мы говорим: «Ну и отлично, нам это поможет».

Д.Медведев: Мы крепче становимся.

К.Поздняков: Да. Долой буржуйское, будем покупать отечественное. Если нам говорят, что путешествия на берег турецкий или египетский – это некий навязанный нам стереотип, то, в общем, тоже нормально, будем отдыхать у себя дома. Широка страна наша родная. Вот это что – это наша реальная переоценка ценностей или некое подсознательное стремление к самоизоляции?

Д.Медведев: Да, вопрос точно серьёзный. Во-первых, мы с вами уже довольно давно все покупаем буржуйское, потому что у нас рыночная экономика, основанная на применении частного капитала. Социалистического мы почти ничего не покупаем, если только не брать продукцию, которая нам поставляется из Северной Кореи.

К.Поздняков: Буржуйская, я имел в виду заморская.

Д.Медведев: Заморская – это другое дело. Что касается стремления к самоизоляции, нашего желания как-то ограничить себя, я думаю, что ничего подобного у нас нет. Мы все современные люди, кто бы где ни работал. Вот представим себе, что Советский Союз сохранился бы до текущего времени. Вот можно себе хоть на минутку представить, что он бы находился вне тех трендов, которые существуют в мире, вне трендов глобализации, открытой информационной повестки? Невозможно.

Советский Союз даже в прежние времена, в смысле в советские времена, не был полностью закрытым обществом, а что уж говорить о сегодняшней жизни. Поэтому никакой самоизоляции у нас нет, она нам не грозит, и мы не упиваемся теми решениями, которые принимаем. Это точно не внутренняя потребность российского человека – закрыться со всех сторон, сохранить патриархальный уклад, сказать: вы к нам со своим уставом в наш монастырь не суйтесь, мы тут сами разберёмся, а ничего западного, ничего иностранного нам не нужно. Ещё со времён Петра Алексеевича то окно, которое было в Европу прорублено, не закрывается. Но это не значит, что мы должны всякий мусор оттуда тащить. Мы должны, естественно, исходить из собственных интересов, национальных интересов, исходя из собственной прагматической позиции. Но изоляция, отказ от общения с иностранными государствами нам точно не грозит, и этого никто не хочет.

Е.Осетинская: Дмитрий Анатольевич, в продолжение, так сказать, этой темы хотела спросить Вас.

Д.Медведев: Философской?

Е.Осетинская: Не совсем. Мы много говорили о повороте на Восток, но этот поворот на Восток, как мне кажется, по той информации, которая есть, не материализовался ни в чём конкретном. То есть подписано много рамочных соглашений с Китаем, но чем они наполнены, до конца не понятно.

Д.Медведев: Я могу долго отвечать, но у нас уже времени мало. Как это не наполнены? Если про Китай, например, просто про Китай. Вот посмотрите, «Сила Сибири» – это договор на десятки миллиардов долларов по поставкам нашего газа. Нефтяные маршруты, по которым мы уже нефть поставляем в Китай, – это поставки на десятки миллиардов долларов, которые нам уже платятся, это уже реализованные проекты, это уже инвестиции. Тяньваньская АЭС – мы уже одну очередь им построили, сейчас другую строим. Это только крупнейшие объекты. Всё там в порядке. Я поеду на следующей неделе туда, буду с китайскими коллегами как раз инвестиции обсуждать.

С.Брилёв: Перед тем как проанонсировать следующие шаги в деятельности Председателя Правительства, я скажу, что время действительно подходит к концу.

И.Зейналова: Замыкая круг, хотелось бы вернуться к началу беседы. Реальность такова, что год казался таким тяжёлым, периодически было впечатление, что мы в каком-то окружении, и вот тяжело. Очень хочется света в конце тоннеля. Скажите что-нибудь обнадёживающее на год следующий, потому что с этим уже вроде бы всё понятно, если у Вас нет других комментариев.

Д.Медведев: Ирада, вам коротко сказать? Всё будет хорошо! Я сердечно поздравляю и вас, и всех наших телезрителей с уже достаточно скоро наступающим Новым годом. Желаю всем хорошего настроения, конечно, мирного неба, желаю всем хорошо отметить Новый год. Новогодние праздники у нас длинные, надо обязательно их интересно провести.

Что же касается трудностей… Какая-то часть трудностей останется, но нет никаких сомнений – мы их преодолеем. Вам желаю хороших эфиров – всем. И хороших журналистских публикаций.

И.Зейналова: А вам хороших бюджетов.

Д.Медведев: А нам, конечно, важно, чтобы деньги в казну поступали, тогда будет проще задачи решать, но не сомневайтесь, мы всё сделаем.

А уходящий год, знаете, в нём действительно много всего было – и грустного, и обнадёживающего. Были очень позитивные моменты, вспомним 70-летие Победы. Это всё-таки наш общий праздник, мы его по-настоящему, по-человечески отметили.

Были, конечно, и очень тяжёлые события, что говорить. Конечно, терроризм, к сожалению, снова по всему миру поднял голову. Будем с этим бороться. Но в целом, я считаю, мы этот год достойно прошли. Год будущий принесёт нам новые события. Спасибо вам большое за то, что вы регулярно со мной проводите такие мероприятия.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, спасибо Вам большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 декабря 2015 > № 1577482 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 декабря 2015 > № 1577478 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с активом Общероссийского народного фронта.

Обcуждались инициативы ОНФ в области энергоэффективности, безопасности дорожного движения, нормирования в сфере закупок для органов власти и госкомпаний.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Добрый день! В первый раз встречаемся, что само по себе интересно. Встретиться и обсудить некоторые вопросы предложил Президент. Я думаю, что это хорошая идея с учётом того, что у вас уже накопился богатый опыт экспертных оценок, выводов, суждений по наиболее актуальным проблемам нашей жизни – и экономики, и социальной сферы, и целого ряда других вопросов.

Обычно на таких мероприятиях я стараюсь говорить поменьше, так что хочу вас послушать, а не наоборот. То, что я говорю, вы и так, наверное, знаете, потому что довольно много всегда всего публикуется. Мы можем обсудить самые разные вопросы, наиболее актуальные. Я знаю, что есть приблизительный набор вопросов для обсуждения.

Давайте начнём. Александр Владимирович (обращаясь к А.Бречалову), наверное, вы начните, а потом коллеги дополнят.

А.Бречалов (сопредседатель Центрального штаба ОНФ): Да, Дмитрий Анатольевич, добрый день! Спасибо, что уделили время. Действительно, 27 ноября мы, активисты Общероссийского народного фронта и проекта «За честные закупки», встречались с Президентом страны, с лидером движения «Общероссийский народный фронт» Владимиром Владимировичем Путиным. По его поручению мы готовы вкратце рассказать о тех темах, которые мы 27 ноября представили, и о результатах работы за 2015 год. Поэтому, если позволите, сразу передам слово руководителю проекта «За честные закупки» Антону Александровичу Гетте. Тема – о нормировании, которую также 27 ноября мы поднимали на встрече с Президентом.

Д.Медведев: Пожалуйста.

А.Гетта (руководитель проекта ОНФ «За честные закупки»): Дмитрий Анатольевич, здравствуйте! Завтра весь мир будет отмечать Международный день борьбы с коррупцией. Наши активисты внесли свой вклад в борьбу с коррупцией, издав уже второе издание «Серой книги». Это такой несколько медийный продукт у нас получился, но здесь серьёзные вещи описаны.

Д.Медведев: Покажете?

А.Гетта: Мы Вам её даже хотим передать.

Д.Медведев: Спасибо.

А.Гетта: Это те схемы, которые недобросовестные чиновники используют, определяя на конкурсной основе того подрядчика или поставщика, который предложил больший откат, а не качественнее и дешевле построить тот или иной объект или товар поставить.

Соответственно, мы с активистами заметили в проекте, что коррупция начинается с расточительства. Сначала машина за госсчёт, обстановка дорогая, а потом и использование серых схем для получения выгоды личной, в свои карманы.

С самого начала работы контрактной системы два года назад мы начали мониторить, как чиновники отдельно взятые позволяют себе закупки роскоши и расточительство государственных средств. Создали даже некий такой медийный продукт – индекс расточительности, в который по итогам квартала сводим те закупки, которые, по мнению людей, являются неэффективными, можно обойтись и без них.

Сегодня тенденция, что из индекса расточительности стараются как можно быстрее чиновники выйти, отменив ту или иную закупку, но нам кажется, что нужно эту проблему как можно скорее решить системно. Напомню, что система нормирования закупок для нужд чиновников должна была вступить в силу вместе с контрактной системой 1 января 2014 года, однако, к сожалению, три раза этот срок переносился. Вами подписаны в сентябре два постановления Правительства, которые хоть как-то регламентируют и нормируют эти закупки и аппетиты отдельно взятых чиновников. К сожалению, вступят они в силу с 1 января 2016 года, а сегодня носят пока рекомендательный характер. Многие, конечно, уже сейчас прислушались к этим рекомендациям, но есть и такие, которые начинают хитрить. Хитрить у них получается, поскольку в том же постановлении…

Д.Медведев: Потому что они изобретательные люди.

А.Гетта: Изобретательные люди. И в том же 927-м постановлении о нормировании закупок для федерального уровня прописано, например, сколько может стоить машина для федерального госслужащего (допустим, для руководителя государственного учреждения – не дороже 2 млн рублей), но ничего не сказано про аренду таких машин. И уже сегодня у нас есть случаи (люди нам посылают сигналы), когда отдельные ведомства платят больше 8 млн рублей за два года аренды (даже без водителя) шикарной иномарки. Соответственно, мы считаем, что необходимо как можно скорее эти постановления дополнить нормой про аренду, лизинг и другие виды владения товаром (таким как автомобили, но могут и другие попадать под такие хитрости).

Далее. К сожалению, в этих постановлениях пока конкретно регламентировано только четыре позиции: машины, закупка сотовых телефонов и двух видов мебели. А перечень товаров, которые покупаются для нужд чиновников, огромен. И вообще, как само Минэкономразвития России говорит, около 30 тыс. позиций сегодня на конкурсной основе закупается и многие из них поддаются нормированию.

Соответственно, вторая наша просьба – как можно скорее расширить в постановлении Правительства список того, что подлежит нормированию при закупках для нужд чиновников.

И третья просьба – это распространить систему нормирования на государственные компании. Поскольку сегодня (тоже по сигналам наших активистов) именно они занимают верхушку нашего антирейтинга, индекса расточительности и тоже нуждаются в нормировании. Это те государственные компании, компании с государственным участием, которые работают по 223-му федеральному закону. Именно это, мы считаем, позволит сэкономить стране миллиарды рублей, и мы с активистами сможем сконцентрироваться тогда уже на более серьёзных вещах, таких как выявление серых схем, борьба с коррупцией в системе расходования бюджетных средств. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Тема, которую вы затронули, резонансная, потому что она видна, в отличие от многих других вещей, которые на поверхности не плавают и где, кстати сказать, коррупционный ресурс ещё выше, но там труднее определить сами нарушения. Закупка дорогостоящих видов техники или мебели, ещё чего-то – это всегда видно, это всегда легко выявить. И в этом смысле, наверное, сама по себе идея нормирования является абсолютно правильной. Причём, я считаю, она является правильной ровно потому, что у нас пока не хватает общей культуры такого рода деятельности.

Во многих странах с современной экономикой такие нормы отсутствуют, но дорогие вещи не покупают – не потому, что есть запрет покупать какую-то технику, а просто потому, что считается неприличным это делать. Если ты государственный служащий, то ты понимаешь, что у тебя есть определённые границы, в рамках которых ты можешь тратить государственные средства. Если у тебя есть легальный источник дохода, пожалуйста, покупай себе всё что угодно, а вот государственные средства не принято таким образом тратить. Но это, ещё раз говорю, немножко иной уровень культуры. С учётом того, что мы пока его не достигли, идея нормирования представляется вполне разумной.

Какое количество объектов подлежит нормированию, давайте обсудим, представьте тоже свои предложения. Потому что мы, с одной стороны, должны разумные документы принимать – естественно, мы не должны перечислять всё, включая скрепки (хотя потенциально можно и скрепки золотые купить), но, с другой стороны, должны быть какие-то весомые, серьёзные вещи.

Вторая позиция, о которой вы говорили, в отношении различного рода превращённых схем, выпадающих сегментов: если нельзя приобретать, то можно взять в аренду, если нельзя взять в аренду, то можно ещё каким-то образом получить право пользования (например, по договору о совместной деятельности, ещё чего-то). Я знаю, как много можно использовать различных юридических форм. Давайте подумаем, как и вот эти лакуны закрыть, если они возникают, если они противоречат смыслу соответствующей правовой конструкции, потому что мы их создавали не ради того, чтобы их обходили.

И третье, о чём вы сказали, по госкомпаниям. Здесь такая более сложная история. Государственные компании… Мы их так называем в обиходе, но у нас нет госкомпаний, у нас есть акционерные общества, которые являются коммерческими организациями, и контроль над которыми государство может осуществлять прямо или косвенно. Но напрямую диктовать из Правительства коммерческим организациям, что им закупать, – я думаю, что это всё-таки такая очень советская практика, на неё мы идти не должны. Но это не значит, что нам безразлично, что они покупают.

Я предлагаю пойти другим путём – дать обязательные для исполнения указания госпредставителям в совете директоров рассмотреть эти вопросы на заседаниях советов директоров, чтобы каждая компания, опять же сообразуясь и с уровнем внутреннего потребления, культуры и, конечно, просто разумностью, такие внутренние документы приняла. Тогда это будет соответствовать действующим корпоративным правилам и в то же время не будет проявлением мелочности со стороны Правительства, которое регламентирует всё, в том числе в деятельности коммерческих организаций. Но могут быть и какие-то другие предложения. Я, естественно, готов их буду рассмотреть.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 декабря 2015 > № 1577478 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 7 декабря 2015 > № 1572390 Дмитрий Медведев

Об оптимизации полномочий федеральных органов исполнительной власти.

Совещание.

Добрый вечер, коллеги. Сегодня слетал в Нижний Новгород, посмотрел, как выглядит центр обработки данных Федеральной налоговой службы. Хочу сказать, это производит впечатление. Большой серьёзный объект, второй такой, который оснащён по последнему слову техники. Это свидетельствует о том, что возможности для того, чтобы проводить эффективную бюджетную политику, налоговую политику, следить за исполнением казначейских обязательств, у Федеральной налоговой службы и в целом у системы Министерства финансов имеются весьма неплохие. Это, конечно, уже совершенно другой уровень, это XXI век.

Мы с вами собрались, чтобы обсудить ряд текущих вопросов, в том числе один из них вытекает из Послания Президента, где говорится о формировании единого фискального канала, который бы объединял соответствующие бюджетные и налоговые полномочия, то есть полномочия по уплате обязательных платежей в бюджет как по линии Федеральной налоговой службы, так и по линии таможенной службы, а также фондов социального назначения. Давайте об этом поговорим, о плюсах и минусах всех существующих на сегодня идей, а потом выработаем окончательную позицию, для того чтобы представить предложения Президенту.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 7 декабря 2015 > № 1572390 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 декабря 2015 > № 1572265 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с представителями общественных организаций инвалидов.

Дмитрий Медведев посетил Научно-практический центр медико-социальной реабилитации инвалидов имени Л.И.Швецовой и встретился с представителями общероссийских общественных организаций инвалидов.

Научно-практический центр медико-социальной реабилитации инвалидов имени Л.И.Швецовой открыт после реконструкции в сентябре 2010 года.

Основная задача центра – проведение активной комплексной реабилитации детей-инвалидов и молодых инвалидов с тяжёлыми нарушениями функции движения. В центре внедрены принципы интегративной терапии, сочетающей в себе медицинскую помощь по восстановлению и поддержанию жизненно важных функций и психолого-социальную адаптацию.

Центр расположен в парковой зоне на территории 2,2 га и состоит из четырёх кирпичных корпусов общей площадью более 13,5 тыс. кв. м, в которых размещены отделения круглосуточного пребывания на 60 мест, отделение дневного пребывания на 80–85 посещений, служба медико-социальной помощи на дому на 45 мест, лабораторно-диагностический корпус, физкультурно-оздоровительный комплекс.

Посещение Научно-практического центра медико-социальной реабилитации инвалидов имени Л.И.Швецовой

Ежегодно в центре проходят реабилитацию около 2,5 тыс. человек, из них 400–450 детей.

Центр является площадкой Департамента социальной защиты населения города Москвы для реализации пилотных проектов, направленных на социальную интеграцию и социальную реабилитацию молодых инвалидов. Совместно с рядом московских вузов в центре реализуется программа профориентации и дистанционной профессиональной переподготовки молодых людей с ограниченными возможностями.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Вчера был Международный день инвалидов, и сегодня хочу всех поприветствовать. Особенно приятно, что мы собрались в центре, который носит имя Людмилы Ивановны Швецовой. Она действительно помогла огромному количеству людей, в том числе с ограничениями по здоровью, не только потому, что долгие годы занималась социальной сферой Москвы, но и просто потому, что была хорошим человеком, многое сделавшим для развития здравоохранения и вообще всей социальной системы нашей столицы. Центр создавался при её личном участии. Я сейчас посмотрел: выглядит всё очень здорово, современные технологии, пациенты довольные, потому что они занимаются, реабилитируются.

Очень важно, чтобы подобные центры реабилитации открывались не только в Москве, но и в других регионах. Сейчас это происходит, может быть, это не такими темпами идёт, как нас всех бы устраивало, как бы нам хотелось, но тем не менее этот процесс по всей территории страны запущен.

Вчера я проводил заседание Правительства и проинформировал коллег, хотел бы ещё раз и здесь, в вашем кругу, сказать о том, что я подписал государственную программу «Доступная среда». Мы продлили её действие до 2020 года и будем стремиться, чтобы возможность для самореализации инвалидов держалась не только на доброй воле отдельных людей или отдельных спонсоров – общественных организаций, фондов (хотя всё это хорошо и здорово, и спасибо всем за эту работу), но и в целом это должна быть прежде всего системная государственная работа, построенная так же, как во многих передовых странах мира.

То, что для людей без ограничения здоровья является совершенно обыденным, для многих инвалидов действительно серьёзная проблема. Это зачастую практически подвиг – обычные бытовые вещи, касающиеся транспорта, похода в магазин, других обычных событий.

Конечно, в последние годы в различных местах появились приспособления, пандусы появляются всё чаще в социальных учреждениях, на улице. Мы изменили стандарты, которые теперь предполагают необходимость создания приспособлений для помощи и поддержки людей с ограничениями здоровья, но сделано это, по понятным причинам, далеко не везде, во всяком случае если сравнить наши условия с условиями, которые существуют в ряде других развитых государств.

В рамках государственной программы (почему я об этом говорю) мы стремимся, чтобы таких доступных и удобных объектов стало гораздо больше – к 2020 году практически на две трети против того, что мы имеем сейчас. Кроме того, ставим задачу обеспечить всех людей с ограничениями здоровья качественными и современными средствами реабилитации, включая технические средства реабилитации. Вот здесь мы тоже ходили, смотрели, как многие современные приспособления выглядят. Они на самом деле, по сути, уже часть космической техники не в переносном, а в прямом смысле этого слова, потому что многие тренажёры, как известно, действительно сначала готовились для космоса, для космонавтов, потом были приспособлены для обычных людей. И это очень хорошо, что такие технологии используются. Но для того, чтобы пользоваться ими, нужны деньги. И это, наверное, такая прозаическая, но правильная вещь. Эти тренажёры нужно обновлять, менять и ввиду физического износа, и просто потому, что меняется сама линейка. Поэтому очень важно организовать их производство в нашей стране.

Я у Светланы Альбертовны (С.Воловец, директор Научно-практического центра медико-социальной реабилитации инвалидов имени Л.И.Швецовой) спросил, как наш тренажёр выдерживает конкуренцию с известным иностранным тренажёром, весьма популярным, кстати, в мире. В целом выдерживает. Есть что доводить, это явно, но мы же с вами понимаем: чем больше заказ, тем, как правило, выше качество. Потому что если это несколько тренажёров – всё там на коленке собрано, что называется, если это уже десятки, сотни, тысячи тренажёров и специальных механизмов, приспособлений – там уже другое качество.

В рамках государственной программы мы будем уделять внимание, естественно, самой системе реабилитации всех инвалидов, включая детей. Это работа совместная, у нас есть современные реабилитационные центры – типа того, где мы сегодня присутствуем. И мы должны проанализировать тот опыт, который в настоящий момент уже существует.

Теперь по другой составляющей. Техника важна, но очень важно и поменять законодательство, которое касается прав инвалидов. Мы это всё делаем с общественными организациями совместно. Напомню, что совсем скоро, с 1 января следующего года, вступает в силу Федеральный закон, целью которого является реализация в России Конвенции о правах инвалидов. Ряд серьёзных практических решений по итогам нашей встречи, которая в прошлом году проходила, был принят. Часть этих решений уже выполнена, часть, естественно, ещё требует исполнения. Просто приведу один пример: в текущем году принято 36 нормативных актов Правительства, отдельных министерств, которые касаются обеспечения доступности объектов, услуг, оказания помощи инвалидам во всех сферах, то есть законодательство меняется. Но обычно наши встречи такого рода всегда как раз выявляют и несовершенство правового регулирования в тех или иных сферах, и это уже в прямом смысле ответственность государства. Причём в отличие от создания центров, закупки всякого рода приспособлений на это не нужно денег напрямую, это лишь воля государственных институтов, и мы ради этого в том числе и собираемся.

Почти половина регионов приняли «дорожные карты» по созданию доступной среды, это хорошая новость. Но плохая новость состоит в том, что половина практически ещё этого не сделала, и это безобразие. Нужно специально на это указать всем руководителям регионов. Я просил бы, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину), подготовить список регионов, которые этого не сделали, я своим поручением просто дам им указание, чтобы они ускорились. Надо действовать быстрее, тем более что опять же это пока лишь «дорожная карта», это даже не конкретные физические объёмы, деньги и так далее. Уж карту-то нужно подготовить побыстрее.

Не везде в региональном законодательстве установлены требования к доступности объектов (там, где это региональная компетенция, потому что многие вопросы федеральными законами и федеральными нормативными актами решены), не везде назначены ответственные за это направление работы. Так что с этим тоже нужно будет разобраться. Такова ситуация.

Вы знаете, в каком положении находится сейчас у нас страна и экономика – мягко говоря, оно не самое простое. Но даже в этих условиях мы продолжаем государственную программу, будем выделять деньги под эту государственную программу. Так что не сомневайтесь: в этом смысле работа, полноценная работа с вашим участием, будет обязательно продолжена.

Программа вступает в силу со следующего года, завершает тот этап, который был связан с программой 2011–2016 годов.

Давайте начнём разговор. Я думаю, что лучше всего послушать самих представителей общественных структур, наших общественников, руководителей, а потом уже, если потребуется, коллеги, представляющие Правительство, ведомства, что-то дополнят.

Михаил Борисович (обращаясь к М.Терентьеву), давайте вы начнёте.

М.Терентьев (председатель общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые участники!

Сегодня мы обсуждаем небольшой аспект социальной защиты, но очень важный для интеграции инвалидов, детей-инвалидов в общество. Это реабилитация и абилитация инвалидов – процесс восстановления или формирования способности самостоятельного образа жизни. Это ключевое понимание свободы человека – принимать решения независимо от того, есть инвалидность или нет.

Когда у меня появилась коляска и я научился ей пользоваться на специальных курсах, я понял, что дальше можно жить и работать. Да, много было физических препятствий и отношенческих барьеров, но это не предмет нашего сегодняшнего обсуждения. Главное было – преодолеть себя, страхи родителей, что я смогу жить в новых обстоятельствах жизни на коляске.

Мне помог спорт – лыжные гонки и лёгкая атлетика. Именно спорт и физкультура являются одним из направлений реабилитации, они позволили обрести уверенность.

Конечно, также важны и другие направления реабилитации. Это медицинская реабилитация, санаторно-курортное лечение, особенно для людей, только-только столкнувшихся с проблемами инвалидности. Поверьте, у нас есть прекрасный опыт медицинских реабилитационных центров – и центр Рошаля, и центр реабилитации детей с ДЦП.

Следующее направление – это социальная адаптация, от психологической до бытовой. Важно формирование уверенности в своих силах человека, оказавшегося по воле случая инвалидом. Здесь важную помощь оказывает сопровождение в период социальной интеграции.

Конечно, ещё одно из направлений – это профориентация, которая позволяет увидеть каждому своё будущее и те сферы, где человек с инвалидностью может самореализоваться, независимо от того, на коляске он или слепой. Именно об этом в том числе говорил Президент в своём послании, которое мы вчера слышали, о вопросах профессиональной подготовки и трудоустройства.

Конечно, не забывая о поддержке деятельности через доступ к региональным и муниципальным закупкам социальных услуг тех предприятий, где работают люди с инвалидностью.

Также здесь есть одна нерешённая ситуация в Крыму, связанная с передачей предприятия общественным организациям инвалидов. Прошу Вас дополнительно обратить внимание, информация Всероссийского общества слепых и Всероссийского общества глухих Вам уже направлена.

Уверен, в последующих выступлениях коллеги остановятся на каждом направлении подробно, и мы услышим предложения, но основа дальнейшего развития системы реабилитации – это единообразное понимание этих направлений, реабилитационных стандартов.

Например, чем отличается медицинская реабилитация от лечения? Или социально-средовая адаптация от социально-бытовой? Или что такое комплексная реабилитация? Какое содержательное наполнение центров должно быть для лиц с детским церебральным параличом или со спинномозговой травмой и заболеванием, центров реабилитации слепых, сурдоцентров? Какие особенности реабилитации инвалидов военной травмы? Возможно ли наличие первичной реабилитации не только медицинской, но и социальной в одном центре? Я считаю необходимо это предусмотреть. Это позволит быстрее возвращать к жизни человека в новых обстоятельствах.

Что такое многопрофильность реабилитационного центра? Здесь мы, конечно, можем всё это объяснить для себя, но всё это должно быть закреплено нормативно-правовыми актами, чтобы были единые правила для деятельности реабилитационных центров, оценки эффективности реабилитационных мероприятий этих центров. Особенно это важно в условиях того, что услуги всё больше будут оказываться негосударственными организациями. Для всех должны быть единые правила. И мы должны определиться в конце концов с правовым статусом реабилитационных учреждений. Если нужен отдельный закон, давайте вместе подумаем и разработаем.

Надеюсь, Минтруд, конечно же, справится с этой работой при дальнейшей реализации государственной программы «Доступная среда». Только необходимо очень внимательно отнестись к отработке новых методик, правил в тех центрах, которые себя уже зарекомендовали с положительной стороны.

И вообще, такие исторические центры комплексной реабилитации, как здесь (для спинальной травмы и заболеваний), в городе Саки, в Евпатории, Новокузнецке, Пятигорске, должны по статусу быть или федеральными базовыми центрами реабилитации, или хотя бы межрегиональными, окружными в каждом федеральном округе. И не только по данному виду инвалидности, но и по другим нозологиям, необходимы базовые центры, которые должны быть наполнены современной материально-технической базой и, конечно же, обеспечены профессиональными кадрами.

Реализация основных направлений реабилитации, абилитации инвалидов предусмотрена и с использованием технических средств реабилитации. Конечно, здесь очень много есть вопросов, связанных с качеством. И я вижу, в протокольном поручении есть одно из хороших предложений по повышению качества закупок технических средств реабилитации. Я думаю, что это будет способствовать.

Также хотелось бы отметить, что создание необходимых условий для беспрепятственного доступа к транспортной инфраструктуре, в том числе для пользования средствами транспорта, является тоже одним из аспектов реабилитации. Тут очень важно посмотреть внимательно на доступность парковок – при наличии системы платных парковок иногда происходит сбой.

Предлагаю, может быть, это решить по-другому и проработать вопрос, чтобы знак «Инвалид» для машины привязать не к конкретной машине, а к конкретному человеку с инвалидностью. Знак ставится на машину, где этого человека перевозят, и этот знак может выдаваться, например, медико-социальной экспертизой. Так мы сможем упорядочить вопросы, если человек на коляске не в своей машине, а его перевозят. Особенно это очень актуально зимой: очень важно подъезжать как можно ближе к объекту социальной инфраструктуры.

Конечно, есть и другие вопросы для хранения, стоянки, передвижения средств инвалидов, и не только машин, но и электрических колясок. Особенно остро этот вопрос стоит в городе Москве, но я уверен, что Сергей Семёнович (С.Собянин, мэр Москвы) его решает и будет решать эффективно.

И ещё один вопрос по автомобилям. Нам так и не удалось, конечно же, решить проблему льготного обеспечения транспортом. Мы все понимаем трудности бюджета, хотя для инвалидов с военными травмами в рамках страховой системы военнослужащих, наверное, можно было всё-таки найти механизм обеспечения, как это предусмотрено для инвалидов по трудовой инвалидности, как уже есть сейчас. Понимаю, что это сложная проблема. Но может быть, на данном этапе хотя бы подумать о возможности включения в федеральный перечень ТСР ручного управления для установки на автомобили и попросить отечественных производителей автомобилей разработать различные комплекты такого оборудования для различных видов инвалидности?

Вот такие предложения. Спасибо большое за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. У меня есть некоторый список тех, кто хотел бы выступить, потом я ещё, естественно, готов предоставить слово тем, кого нет в списке. Пожалуйста.

В.Рухледев (президент Общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское общество глухих»): Коллеги, я полностью поддерживаю доклад Михаила Борисовича (М.Терентьев), но хочу остановиться коротко на наших проблемах – инвалидов по слуху.

Ключевым вопросом социальной реабилитации инвалидов по слуху и доступа к информации является качество услуг по переводу русского жестового языка, предусмотренных индивидуальной программой реабилитации инвалидов.

Год назад Вами было дано поручение о проработке оплаты услуг сурдоперевода в связи с неоднократными обращениями Всероссийского общества глухих по поводу необходимости решения проблем в указанной сфере. По состоянию на ноябрь 2015 года средняя стоимость одного часа услуг по переводу русского жестового языка в рамках заключённых региональными органами Фонда социального страхования контрактов составляла в среднем 385 рублей в час. Ценообразование начальной цены контракта происходит, как правило, с использованием информации о ценах на контракты за прошлые годы, а в некоторых случаях и без учёта инфляции и роста потребительских цен. Такой подход приводит к снижению оплаты труда переводчиков русского жестового языка, что в свою очередь отражается на качестве услуг, так как стоимость одного часа услуг по переводу включает в себя все налоги, административные расходы, расходы на связь, транспорт, а также бухгалтерское сопровождение, и в итоге переводчики на руки получают не более 50% от зафиксированной стоимости услуг.

Мы говорим о социальной реабилитации глухих через предоставление качественных услуг по сурдопереводам в полном объёме, сохранении рабочих мест и оплате труда уникальных специалистов.

Во исполнение Вашего поручения Всероссийское общество глухих совместно с профильным министерством проработало этот вопрос. Был проведён анализ и расчёты по определению объективной рыночной стоимости одного часа услуг, которая с учётом сопутствующих расходов составила 959 рублей. К сожалению, до сегодняшнего дня по решению наболевшего вопроса никаких сдвигов не намечается и оплата не повышается.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в контексте вчерашнего Послания Президента Российский Федерации Владимира Владимировича Путина в условиях, когда 90% государственных контрактов по сурдопереводам выполняется региональными отделениями Всероссийского общества глухих, просим рассмотреть вопрос о признании Общества глухих единственным поставщиком этих услуг. Данное предложение неслучайно, так как при проведении конкурсов в регионах мы постоянно сталкиваемся с участием недобросовестных поставщиков, которые не имеют ни опыта работы, ни квалифицированных специалистов, откровенно демпингуют и выигрывают контракты, что впоследствии, я об этом уже сказал, негативно влияет на качество жизни инвалидов по слуху. Очень просим эти вопросы отразить в протокольном решении по итогам сегодняшней встречи. Очень надеемся на положительное решение. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо большое, Валерий Никитич.

К.Безуглова (победитель мирового конкурса красоты среди женщин-инвалидов «Вертикаль»): Я, наверное, сразу перейду к простым вещам, которые, на мой взгляд, очень важны для решения многих вопросов, связанных с жизнью людей с ограниченными возможностями здоровья.

Первый вопрос – это телевидение. На мой взгляд, очень многие проблемы на сегодняшний день можно решить с помощью средств массовой информации, потому что наша молодёжь, общество вообще, особенно регионы, воспринимают этот мир через то, что видят по телевизору. Это касается, кстати, не только телепередач, в которых мы заметили большие изменения за этот год. Мы много увидели интересных историй, сильных историй о людях с ограниченными возможностями здоровья на первых наших телеканалах. Но этого недостаточно, Дмитрий Анатольевич и уважаемые участники сегодняшнего совещания. Снимается масса телесериалов, в том числе молодёжных сериалов, на которые ориентируется наша молодёжь. И проблема невосприятия людей с ограниченными возможностями здоровья здесь как раз таится. Потому что молодёжь ориентируется на героев, которых видит по телевизору, на телеведущих, известных людей. И я бы хотела обратить наше с вами внимание на это: чтобы мы по телевизору видели не те истории, грустные и печальные, которые показывают очень часто и которые вызывают либо жалость, либо осуждение, а именно людей-героев, чтобы они стали телеведущими, чтобы они снимались в этих телесериалах. Если можно, то хотелось бы в этом направлении поработать. Есть очень много людей, молодых людей, которые готовы в этом участвовать.

Второй вопрос, который я не могу не озвучить, касается медицины. В последнее время государство много внимания уделяет проблемам инвалидов: принимаются законодательные акты и программные документы. При этом есть важная сфера жизни, о которой мне хотелось бы сказать, так как я сама мама двоих детей. Особенно остро эта проблема стоит в регионах.

При постановке вопроса о пополнении семьи женщины сталкиваются с врачом-гинекологом или акушером-гинекологом в женской консультации и нередко их отговаривают вынашивать этого ребёнка. Я получаю огромное количество обращений из регионов. У нас есть положительный опыт. Я являюсь членом совета при министре здравоохранения Москвы. И благодаря огромной помощи главного акушера-гинеколога Москвы Коноплянникова Александра Георгиевича мы за последний год не получили ни одного такого жалобного обращения. Была проведена работа с врачами, и действительно даны положительные результаты. У нас бэби-бум в Москве. Мне очень хотелось бы привлечь внимание к этому вопросу и в регионах, изменить эту ситуацию.

Опять же эту проблему можно решить с помощью какого-то, я не знаю, повышения квалификации врачей или какого-то обучения их в этом направлении.

Третий очень важный вопрос касается физической реабилитации. Михаил Борисович (М.Терентьев) поднял этот вопрос. Первым делом – спорт и физическая культура. Я сегодня выступаю от лица молодёжи нашей страны и хочу сказать, что очень многим из нас просто даже некогда посещать реабилитационные центры. Мы хотим жить активной жизнью, как все, и наша реабилитация очень часто начинается с похода в обычный фитнес-центр, который просто невозможен, потому что есть проблема доступной среды.

В принципе очень часто, в регионах особенно, игнорируют просьбу инвалида помочь ему попасть в фитнес-центр. А это и физическая реабилитация, и социальная адаптация. Ведь именно здесь начинается сейчас жизнь каждого молодого человека. Каждый хочет видеть себя в хорошей физической форме, и это не исключает нахождения там людей с ограниченными возможностями здоровья.

Наверное, здесь нужно начать с какой-то переподготовки или помощи тем врачам, которые в этих фитнес-центрах находятся. Особенно регионы просят: «Не стройте нам реабилитационные центры! Мы понимаем, что это не так скоро, мы хотим начать с фитнес-клуба…» Спасибо большое!

Д.Медведев: Спасибо.

А.Назаров (генеральный директор ООО «Орбита» – производителя отечественной системы для локомоторной терапии): Один из современных методов реабилитации – это ходьба на тредмиле с частичной компенсацией веса. Реабилитация трудозатратная. В 2001 году в Швейцарии был создан первый реабилитационный комплекс – Lokomat. Наша страна тоже начала закупать эти комплексы.

Мы, потенциальные потребители, тоже прошли тренировки на этом комплексе и увидели, что он имеет свои системные ошибки с точки зрения потребителей. Корпус закреплён неподвижно – во время ходьбы нет возможности переносить центр тяжести с одной ноги на другую. Ходьба начинается из положения виса, и я не могу ни разу встать на беговую дорожку и почувствовать опору под ногами.

Мы решили сделать свой вариант такого тренажёра, тем более что надо не только потреблять социальную помощь, за которую мы очень благодарны, но когда-то надо что-то и отдавать. Мы – это небольшая группа единомышленников, которая в дальнейшем объединилась в московскую общественную организацию инвалидов «Орбита».

Докладываю, что нам удалось решить эту проблему, мы создали свой вариант тренажёра, и теперь кроме швейцарского Lokomat, китайского NX A3 (это цельнотянутый вариант швейцарского Lokomat) и американского ReoAmbulator есть и наша система для локомоторной терапии. Она прошла все испытания, сертифицирована и на сегодняшний день используется в двух московских клиниках, в Нижнем Новгороде, в Санкт-Петербурге, и в этом году мы поставили её в один из реабилитационных центров Крыма. Она лишена недостатков, о которых я говорил, она позволяет перестраиваться в большом диапазоне по росту и может использоваться для реабилитации как детей, так и взрослых. Да, её надо дорабатывать, да её надо совершенствовать, что мы и делаем. И дорабатываем программное обеспечение, расширяем биологическую обратную связь, хотим ввести туда абсолютно уникальную российскую систему эпидуральной стимуляции спинного мозга, которая разработана в Институте физиологии имени Павлова в Санкт-Петербурге. Тем не менее эта система есть, она живёт, она используется и показывает очень неплохие результаты. Она в десять раз дешевле швейцарского аналога: не 30–40 млн, а 3–4 миллиона в зависимости от комплектации. Цена эксплуатации не 500–700 тыс. в год, а 100–150 тыс. в год.

Проблема, которую мы сейчас испытываем как разработчики и производители, – это более или менее полноценный выход на наш, отечественный, и зарубежные рынки. У нас есть публикации, мы участвуем в выставках, мы знаем, что нашей системой активно интересуются Белоруссия, Казахстан. Мы бы хотели свою систему показать на профильных выставках в Дюссельдорфе, в Лилле. Но нам необходима системная помощь для выхода на эти рынки, и такая помощь, наверное, будет востребована не только нашей организацией, но и другими аналогичными организациями, которые закончили или заканчивают разработку современных отечественных систем и готовы тоже выходить на такие рынки. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Обязательно мы будем возвращаться к вопросу укомплектования реабилитационных центров и в целом осовременивания оборудования в Крыму, потому что мы знаем, в каком состоянии там медицина, и общая, и реабилитационная. Она там была в удручающем состоянии. За последнее время мы, конечно, кое-что уже там сделали, но заниматься этим будем.

Прозвучало предложение о правовом статусе реабилитационных учреждений. Коллеги, это как вы считаете целесообразным. Если вы считаете, что требуется каким-то особым образом это отразить в законодательстве, если здесь есть специфика, которая требует правового регулирования, я готов с этим согласиться, дать поручение проработать и подготовить предложения по закреплению этого статуса в законодательстве. Если, я говорю, здесь есть такая специфика. Во всяком случае на уровне министерства, наверное, это точно нужно сделать, если сейчас не существует соответствующего приказа.

По ряду других моментов, которые здесь отмечали коллеги, – и по использованию знаков, и по некоторым другим вопросам – давайте я поручение также дам, для того чтобы совместить подходы ведомств, которые отвечают за транспортные вопросы, вопросы безопасности, вопросы социальные и вопросы охраны здоровья.

По теме сурдоперевода. Мы действительно об этом говорили в прошлый раз. Действительно ситуация не самая простая с точки зрения денег. Я тем не менее хотел бы вот что сказать: раз ситуация не меняется по-настоящему, надо прикинуть всё-таки, сколько это стоит в масштабах страны – переход на индексированную оплату перевода жестового языка. И представьте мне тогда, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину), доклад. Если там суммы не очень большие – а я думаю, что они не очень большие, – я всё-таки скажу, чтобы Минфин постарался какие-то деньги найти. Может быть, не на весь объём, но хотя бы на часть объёма.

Что же касается закрепления единственного поставщика в лице соответствующей общественной организации инвалидов – Всероссийского общества глухих, я не против. Главное – нам совсем не убить конкуренцию. Но, с другой стороны, если там есть какие-то не вполне солидные участники, то надо их отсечь.

Поэтому что я предлагаю? Можно было бы за этой нашей основной организацией закрепить определённую существенную долю, чтобы было понятно, что единственным поставщиком, допустим, по этим услугам является конкретное общество, которое всем известно, которое работает, которое все знают, которое является авторитетным. А какую-то часть квоты оставить для всего остального рынка и посмотреть, что из этого получится. Тогда мы сумеем учесть все эти плюсы и минусы.

То, что Ксения Юрьевна (К.Безуглова) говорила в отношении медийного сопровождения и жизни людей с ограничениями по здоровью, и просто участия активного, я, естественно, всецело за то, чтобы и нормальные сериалы создавались.

Кстати, масса образцов фильмов за границей. Мы любим сейчас ругать иностранное кино, говорить, что наше лучше, но далеко не всякое наше кино лучше иностранного, давайте по-честному скажем. У нас есть и подделки, есть и хорошие фильмы. Я про что – много снимается фильмов, главным героем (или фильма, или сериала) которого выступает инвалид, лицо с ограничениями по здоровью. И эти фильмы завоёвывают призы, они в топы входят, они получают самые престижные премии. И когда смотришь, это реально за душу берёт, что называется.

К.Безуглова: Они становятся национальными героями.

Д.Медведев: Да, и они становятся героями.

И второй вопрос затронули по поводу родовспоможения и вообще мотивации для тех, у кого есть ограничения по здоровью рожать детей. Я здесь что хочу сказать – конечно, это и ответственность медиков самих, это так. Но, знаете, это и вопрос общей культуры, давайте по-честному признаемся. Ведь проще всего сказать: слушай, да ты не рожай, у тебя же и так проблемы со здоровьем, и не надо тебе дополнительных проблем.

Мы точно так же ведь относились и к некоторым другим ситуациям, которыми не могли управлять, например, по выхаживанию младенцев с экстремально низкой массой тела. Проще было сказать, что человек, который меньше килограмма – это не человек, он не родился, и до свидания. Но во всём мире их выхаживают, и мы научились выхаживать.

То же самое касается и культуры помощи людям, прежде всего женщинам, конечно, мамам, у которых есть инвалидность. Поэтому это вопрос и здравоохранения, и общей культуры. Я думаю, Вероника Игоревна (обращаясь к В.Скворцовой), вы обратите внимание всех наших коллег, сотрудников ваших управлений в регионах и просто обычных докторов на эту тему.

А по поводу фитнеса – наверное, да. Наверное, нужно не только новые центры строить, это дорогостоящая история, но и приспосабливать фитнес-центры, которые существуют, для возможностей их использования со стороны людей с ограничениями по здоровью. Это такая рекомендация, которую мы, наверное, регионам дадим, чтобы они просто могли посмотреть, тоже выбрать какую-то квоту, выбрать часть помещения, для того чтобы туда могли ходить заниматься люди с ограничениями по здоровью, чтобы, может, тренажёры там стояли приспособленные, потому что где-то они нужны, где-то не нужны. На это обратим внимание.

Наконец, по поводу помощи для выхода реабилитационной техники на международные рынки, о чём говорил Александр Михайлович Назаров. Я готов напрямую сегодня дать поручение. У нас сейчас создаётся система поддержки даже наших экспортных возможностей. Мы об этом сегменте, скажем прямо, не очень думали. Но если есть заказы, если есть интерес, почему не поддержать? Это будет способствовать и продвижению соответствующей техники у нас в стране, и, конечно, выходу на мировые рынки. Это и вам будет помогать, потому что это будет просто определённым образом профилировать производство.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 декабря 2015 > № 1572265 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 декабря 2015 > № 1569095 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: о продлении государственной программы «Доступная среда» до 2020 года, о предоставлении субсидий регионам, о законопроектной работе Правительства.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги!

Мы с вами традиционно встречаемся на заседании Правительства после обращения Президента с Посланием к Федеральному Собранию, а по сути – ко всей стране. В Послании названы стратегические цели развития государства на ближайший год, цели и способы работы различных отраслей государственной власти, включая исполнительную власть, Правительство, поставлены первоочередные задачи на ближайшую перспективу с учётом ситуации, которая сложилась в мире, а также влияния этой ситуации и других факторов на наше экономическое положение.

Основную часть этих задач, как обычно, должно решать Правительство. Были обозначены вопросы, которые требуют особого внимания, немедленных правительственных действий. Уверен, что каждый член Правительства – вице-премьеры, министры, а также руководители других федеральных органов исполнительной власти по своим направлениям услышали, на чём нужно сконцентрировать усилия, и начнут свою работу прямо сейчас, ещё до того, как оформлено конкретное письменное поручение Президента по итогам Послания.

Не буду говорить банальности, вы прекрасно понимаете, что и как происходит, вы люди все опытные, на высоких руководящих должностях находитесь. Времена для нашей страны действительно непростые, и мы должны сделать всё, чтобы продолжить стабильное развитие экономики, социальной сферы, государственных институтов, всех компонентов нашей экономики на следующий период – развитие поступательное, с учётом тех возможностей, конечно, которыми мы располагаем, но в то же время добиваясь решения тех задач, которые для нашей страны являются сверхважными, и тех задач, которые были непосредственно сформулированы в Послании Президента.

Теперь несколько слов по повестке дня.

Мы рассмотрим изменения в закон о специальной оценке условий труда, которые подготовлены с учётом того, как практика правоприменительная складывается. Эти поправки позволяют повысить качество оценки вредных производственных факторов, эффективность использования результатов такой оценки.

Законопроект, в частности, касается форм отчётности о соответствии рабочего места требованиям охраны труда, а в тех рабочих местах, где уровень вредных производственных факторов признан допустимым, по таким местам можно будет отчитываться просто в декларации. Это станет дополнительным стимулом для тех работодателей, которые не только формально государственные требования соблюдают, но и в целом обеспечивают у себя безопасные условия трудовой деятельности. С другой стороны, это оградит их от избыточного внимания трудовых инспекций.

Ещё несколько законопроектов о ратификации двух соглашений, которые подписаны в рамках Евразийского экономического союза. Они касаются лекарственных средств, медицинских изделий. Речь идёт о том, чтобы унифицировать правовое регулирование рынков лекарств и медицинских изделий, сформировать единые правила доклинических испытаний, клинических испытаний, регистрации, экспертизы, производства, реализации лекарств и медицинских изделий, установить общие требования к их безопасности, к их качеству и, конечно, к их эффективности.

Всё это, во-первых, крайне необходимо потому, что у нас теперь единый рынок, а рынок лекарственных препаратов и медицинских изделий очень чувствительный. С учётом того, что у нас теперь рынок большой и включает целых пять стран, надеюсь также, что единые требования в положительную сторону скажутся и на ценовой политике, то есть, иными словами, будут способствовать снижению цен на отдельные во всяком случае препараты и на отдельные сегменты медицинской техники.

Один из вопросов касается поддержки многодетных семей, тех, где рождаются третьи и последующие дети. Сегодня мы перераспределяем субсидии из федерального бюджета, увеличиваем объём софинансирования региональных программ, по которым многодетные семьи получают ежемесячные выплаты. Общая сумма вырастает на 925 млн рублей, в целом она превысит 14,6 млрд.

Кроме того, теперь будет обеспечена правовая основа для софинансирования таких выплат и тем семьям, где один или несколько детей усыновлённые. Хочу проинформировать, что подписал постановление, которое соответствующим образом корректирует правила предоставления и распределения субсидий.

Д.Медведев: «К 2020 году почти две трети приоритетных для людей с ограничениями здоровья социальных объектов должны стать в рамках госпрограммы доступными. Это важнейшая задача, которую нужно решить. Надо сформировать систему комплексной реабилитации инвалидов, в том числе детей. Продолжим мы создавать и условия для их профессионального образования и трудоустройства».

И последнее (не по важности, а именно в моём выступлении): сегодня Международный день инвалидов. Я также хочу сообщить, что подписал постановление Правительства, которым утверждена государственная программа «Доступная среда» на период до 2020 года. Это продолжение той большой работы, которую мы ведём с вами с 2011 года в рамках предыдущей государственной программы. Благодаря ей удалось ослабить многие проблемы, с которыми сталкивались инвалиды. Нет, не закрыть, конечно, но всё-таки существенно изменить и отношение к инвалидам, и ситуацию.

Мы стремимся к тому, чтобы люди с ограничениями здоровья не испытывали трудностей каждый раз, когда они занимаются обычной деятельностью или просто выходят на улицу, садятся в транспорт, заходят в магазины, в аптеки, в поликлиники, ну и, конечно, стремимся способствовать тому, чтобы они могли получить работу и получить образование.

К 2020 году почти две трети приоритетных для людей с ограничениями здоровья социальных объектов должны стать в рамках этой программы доступными. Это важнейшая задача, которую нужно решить. Надо сформировать систему комплексной реабилитации инвалидов, в том числе детей. Продолжим мы создавать и условия для их профессионального образования и трудоустройства.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 декабря 2015 > № 1569095 Дмитрий Медведев


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 2 декабря 2015 > № 1569083 Дмитрий Медведев

Об итогах подготовки предприятий жилищно-коммунального хозяйства и субъектов электроэнергетики к работе в зимний период 2015–2016 годов.

Селекторное совещание.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день!

Сегодня у нас 2 декабря, практически на всей территории нашей страны уже установилась холодная, зимняя погода. Поэтому цель нашего видеоселектора – проверить, как регионы вошли в зиму, их готовность к температурным режимам. Также обсудим, что было сделано, чтобы отопительный сезон прошёл в штатном режиме, чтобы без каких-либо форс-мажоров началась эта работа, чтобы предприятия ЖКХ и энергетики по всей стране выдержали предстоящие нагрузки, какие здесь есть риски, что ещё необходимо предпринять, чтобы эти риски минимизировать.

У нас здесь присутствуют главы федеральных ведомств, руководители некоторых регионов, в режиме видеосвязи – представители остальных субъектов Российской Федерации. Заслушаем их информацию.

В целом по ситуации в стране. Отопительный сезон в абсолютном большинстве регионов уже начался. Никаких осложнений нет. Запасов топлива достаточно – по этому показателю мы идём даже с некоторым опережением плана. По состоянию на ноябрь общие запасы угля превышают установленные нормы на 85%, мазута – более чем на треть. Минэнерго эти вопросы в целом контролирует.

Есть, конечно, и отдельные проблемы. Есть тепловые электростанции, которые пока отстают от норматива, – это ТЭЦ в Тверской области, а также Назаровская ГРЭС. В ряде регионов существует риск повышенной нагрузки на энергосистемы – это Дагестан, Якутия, Иркутская область и по известным причинам Крымский федеральный округ.

Тем не менее в целом тепловые, водопроводные, электрические сети к отопительному сезону готовы. В течение года ветхие и аварийные сети ремонтировались, заменялись новыми, причём по этим показателям планы во многих регионах даже перевыполнены, то есть готовность лучше, чем предполагали.

К зиме подготовлены практически абсолютно все жилые дома, то есть более 8,5 млн таких домов. Почти все регионы, кроме нескольких, с этой задачей справились в полном объёме. Есть проблемы некоторые в Бурятии, Коми, в Тверской области, Приморском крае.

Самой болевой точкой по-прежнему остаются долги предприятий жилищно-коммунального хозяйства за электроэнергию и топливо.

Просроченная задолженность на 1 сентября – почти 130 млрд рублей. Над погашением этих долгов нужно продолжить работу. Региональные власти вместе с местным самоуправлением должны и дальше принимать необходимые меры для этого.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, обращаясь ко всем главам субъектов Федерации: нужно убедиться, что все намеченные показатели в настоящий момент соблюдаются. Если ещё остаются какие-то трудности, нужно устранить их в кратчайшие сроки. Также нужно позаботиться о том, чтобы объекты, которые требуют гарантированного электроснабжения, были оснащены автономными резервными источниками питания, специальной техникой на случай возможных нарушений электроснабжения.

Отдельная ситуация у нас по Крыму, все её знают. Там из-за подрыва линий электропередачи есть проблемы с электричеством. Ситуация на постоянном контроле. Сейчас все службы делают всё, чтобы как можно быстрее всё вернулось к обычной жизни. Надеюсь, что это в ближайшее время произойдёт.

Теперь давайте послушаем информацию Министра энергетики. Александр Валентинович (обращаясь к А.Новаку), пожалуйста, сначала вам слово, потом послушаем информацию Министерства строительства, а потом я попрошу коллег вкратце, буквально несколькими штрихами охарактеризовать ситуацию, которая существует, сложилась в ваших регионах на момент уже начавшегося активного зимнего сезона. Пожалуйста.

А.Новак: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! К настоящему времени во всех субъектах Российской Федерации, за исключением Крымского федерального округа, отопительный сезон уже наступил. В рамках подготовки к осенне-зимнему периоду были во всех девяти федеральных округах проведены выездные штабы правительственной комиссии по подготовке к зиме, и 20 ноября мы подвели итоги на всероссийском совещании.

Кроме этого были проверены Министерством энергетики с участием представителей федеральных органов власти, администраций субъектов Российской Федерации 78 крупнейших субъектов электроэнергетики по готовности к зиме. Паспорта готовности выданы всем, кроме компании «Евраз ЗСМК» (Западно-Сибирская ТЭЦ). По указанной компании подготовлен соответствующий план мероприятий, исполнение которых находится на контроле Министерства энергетики и которые должны быть реализованы до конца года.

Как Вы уже отметили, Дмитрий Анатольевич, к регионам с высокими рисками нарушения электроснабжения отнесены четыре энергосистемы, я не буду их повторять. Хотел бы отметить, что у нас за последние два года количество таких регионов уменьшилось на два региона, то есть с каждым годом в результате мероприятий количество регионов с высокими рисками уменьшается.

Хотел бы также сказать, что в числе регионов – Крымский федеральный округ по известным обстоятельствам, о которых также только что Председатель Правительства сказал. В настоящее время в круглосуточном режиме работает штаб в Крымском федеральном округе. Я хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить главу Республики Крым Аксёнова Сергея Валерьевича, а также Меняйло Сергея Ивановича – главу города Севастополя, что они в круглосуточном режиме работают вместе с энергетиками, МЧС, со всеми органами, которые сегодня делают максимально возможное, чтобы использовать перебазированные в прошлом году дизель-генераторные установки, мобильные газотурбинные электростанции. График временных отключений соблюдается, с тем чтобы население знало чётко, в какое время включается электроэнергия в рамках веерных включений.

Объекты жизнеобеспечения работают в круглосуточном режиме, это также обеспечено работой. Необходимый запас топлива обеспечен, в соответствии с поручением Президента он увеличен до 20 суток и поддерживается в этом постоянном режиме за счёт ежедневных поставок топлива для нужд населения, для нужд дизель-генераторных установок, для нужд мобильных газотурбинных электростанций.

Министерством энергетики в соответствии с поручениями сегодня ведётся работа, для того чтобы в ускоренном режиме обеспечить строительство энергомоста. У нас срок установлен 20 декабря, постараемся этот график реализовать в более короткие сроки.

Также хотел бы сказать, что в рамках предстоящего осенне-зимнего периода прогноз потребления электроэнергии выше, чем в прошлом году, примерно на 1,3%. Это связано в том числе с более холодной зимой, которая ожидается, – примерно на три градуса ниже средней температуры, чем в предыдущие два года.

Что касается ремонтов. По генерирующему оборудованию ремонты выполнены на 95,2%, данные показатели соответствуют уровню прошлых лет. По ремонту и расчистке линий электропередачи планы выполнены на 100%. Хотелось бы отметить, что результаты ремонтных кампаний последних трёх лет позволили снизить уровень аварийности по объектам электроэнергетики, наблюдается устойчивая тенденция к снижению по электросетевым компаниям. За 10 месяцев текущего года произошло снижение аварийности в сетях на 14% в целом по стране. Снижение аварийность по генерации составило 5%. Запасы топлива составляют и накоплены в среднем более чем в 1,3 раза выше нормативных запасов топлива, и опять же мы это соблюдаем уже в течение последних нескольких лет.

Особенностью текущего осенне-зимнего периода является сложная гидрологическая обстановка, на что я хотел бы обратить внимание всех коллег. Запасы гидроресурсов водохранилищ Кангарского каскада гидроэлектростанций на 64% ниже средних многолетних значений, в водохранилищах Енисейского каскада – ниже на 8%, в Цимлянском водохранилище – ниже на 91%. Безусловно, это накладывает особый отпечаток, потому что для компенсации спроса на электроэнергию будет увеличена нагрузка и выработка теплоэлектростанций.

В рамках штаба, который мы проводили, поручено проведение своевременных ремонтов, накопление запасов топлива, особенно по объектам Дальневосточной генерирующей компании.

В целом особое внимание мы уделяли также при подготовке к зиме мониторингу ситуации с подготовкой Дальневосточного федерального округа наряду с другими субъектами Российской Федерации.

Также хотел бы отметить, что по итогам проведённых выездных заседаний регионам поручено взять на особый контроль ситуацию с оснащением резервными источниками снабжения электрической энергией социально значимых объектов и объектов жизнеобеспечения. Ещё раз обращаю внимание на то, что объекты первой категории должны быть обеспечены резервными источниками энергоснабжения, должна быть всегда их готовность к включению.

Задолженность за покупку электроэнергии. Также, Дмитрий Анатольевич, не буду называть цифры, Вы уже отметили, скажу лишь, что в этом году принят закон Российской Федерации, вносящий изменения в вопросы, касающиеся неплатежей (вступает в силу с 1 января 2016 года). Прошу все субъекты Российской Федерации обратить внимание на вступление в силу этого закона. Там есть довольно существенные ужесточения требований к ситуации, связанной с неплатежами, в том числе и по повышению финансовых санкций, и по обеспечению гарантиями, и так далее. Это отдельный момент, который позволит нам улучшить ситуацию.

Отдельно хотел бы ещё на два момента обратить внимание в рамках сегодняшнего заседания – на вопросы антитеррористической защищённости объектов топливно-энергетического комплекса. Минэнерго было проведено соответствующее совещание с субъектами Российской Федерации, с субъектами электроэнергетики. Хотел бы обратить внимание на организацию соответствующих работ – ещё раз проверку всех мероприятий, которые должны соответствовать федеральному закону №256, дополнительные проверки и тренировки.

В рамках подготовки к зиме мы обращали внимание руководителей штабов субъектов Российской Федерации на то, что не во всех субъектах Российской Федерации актуализируются схемы и программы развития электроэнергетики, которые должны ежегодно актуализироваться и приниматься. В отдельных регионах в течение нескольких лет не актуализируются схемы и программы развития электроэнергетики, что в свою очередь, безусловно, при подготовке к зиме создаёт свои сложности и при формировании инвестиционных программ электроэнергетических компаний.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, будет продолжен и обеспечен в рамках ОЗП мониторинг прохождения зимнего периода, взаимодействия на данном направлении с субъектами Российской Федерации. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, Михаил Александрович, по Вашей линии теперь – о том, как дела обстоят.

М.Мень: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В настоящее время отопительный сезон в целом проходит устойчиво. В условиях сокращения бюджетного финансирования за счёт реального начала работ концессионных соглашений регионам в этом году удалось с помощью частных инвестиций даже перевыполнить прошлогодние показатели по замене тепловых и водопроводных сетей – на 135 км и на 6 тыс. км соответственно.

К осенне-зимнему периоду готово 99,9% жилого фонда, фактически теплом обеспечены все объекты. Сети тепло- и водоснабжения готовы на 100%, необходимый запас топлива обеспечен. Во всех регионах ещё за неделю до начала отопительного периода начали работать горячие линии, которые обеспечивают оперативное реагирование на жалобы граждан по вопросам теплоснабжения.

Всего с 1 сентября зафиксировано 78 нарушений в работе коммунальных систем и две чрезвычайные ситуации.

Так, в Охотске Хабаровского края в результате пожара в машинном зале дизель-электростанции 28 ноября произошло нарушение электроснабжения ряда объектов, в том числе пяти социально значимых. В настоящее время социально значимые объекты и котельные работают от резервных источников, теплоснабжение не нарушено. Ремонтные работы продолжаются, ситуация находится на контроле.

Второй, более масштабной чрезвычайной ситуацией стало отключение энергоснабжения в Крымском федеральном округе. Александр Валентинович (А.Новак) подробно уже рассказал о ситуации с электроснабжением, я лишь хотел бы добавить, что сейчас в Республике Крым и городе Севастополе организована работа по обеспечению водо- и теплоснабжения. Значительных нарушений в тепло- и водоснабжении здесь удалось избежать, в том числе и благодаря проведению в середине октября командных штабных учений с аварийно-восстановительными службами. Это дало, безусловно, свой результат.

Теперь что касается глобальных проблем. В этом году, к сожалению, участились случаи, связанные с проблемами запуска тепла из-за наличия задолженности за ранее потреблённые ресурсы. Проблемы долгов ЖКХ накапливались годами и сейчас выходят на первый план. Для исправления ситуации мы разработали комплекс мер по повышению платёжной дисциплины, и одной из таких мер стало введение ответственности управляющих компаний за нарушение порядка уплаты долгов: теперь за определённую игру с деньгами граждан управляющие компании могут лишаться лицензии.

Кроме того, с января следующего года, помимо того закона, о котором Александр Валентинович (А.Новак) говорил, за некачественную услугу или неправильную квитанцию предприятия ЖКХ начнут платить штраф именно в пользу потребителя.

Для контроля и координации работы с должниками в каждом регионе созданы специальные комиссии. Благодаря принятым мерам только за последние несколько месяцев регионам удалось сократить задолженность на 8%. Тем не менее проблема накопленной задолженности и текущая ситуация с долгами становятся всё более серьёзными, и объём достаточно большой как задолженности населения, так и юридических лиц друг перед другом.

Что касается платёжной дисциплины населения как основного потребителя жилищно-коммунальных ресурсов, то за этот непростой в экономическом плане год она снизилась всего на 0,9 пункта, составляет сегодня 93,4%, при этом ситуация с распределением неплательщиков не изменилась, – пенсионеры были и остаются самыми ответственными в отношении оплаты коммунальных услуг, а вот игнорируют обязательные расходы как раз молодые и довольно обеспеченные граждане, в том числе во многом владельцы так называемых инвестиционных квартир.

Мы совместно с Минэнерго по поручению Правительства продолжаем работу по сокращению задолженности и выработке дополнительных мер по повышению ответственности плательщиков.

В настоящее время завершается работа ещё над двумя законодательными инициативами, направленными на введение более прямых отношений между потребителями и ресурсоснабжающими организациями и упорядочение деятельности расчётных центров, принимающих плату от населения за коммунальные услуги. После их принятия средства граждан не будут оседать на счетах управляющих компаний и РКЦ, а будут направляться напрямую поставщикам ресурсов, это очень важный элемент нашей реформы.

Подводя итог, хочу ещё раз отметить, что в целом и жилой фонд, и коммунальные объекты готовы к отопительному сезону. Сезон проходит устойчиво, в министерстве создан оперативный штаб, специалисты которого в любой момент готовы выехать на место аварии, в случае если коллегам из субъектов Российской Федерации потребуется помощь. Доклад окончен.

Д.Медведев: Спасибо. Давайте теперь послушаем информацию от ряда субъектов – не всех, естественно, потому что в подавляющем большинстве субъектов нашей страны в целом ситуация абсолютно штатная, все необходимые решения для подготовки к зиме были своевременно приняты.

Но есть и определённые трудности. Особняком стоят события в Крыму, поэтому давайте сейчас подключим Крым, послушаем руководство республики о готовности к зимнему периоду.

С.Аксёнов: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Добрый день, уважаемые коллеги! Пользуясь сегодняшним селекторным совещанием, Дмитрий Анатольевич, хочу поблагодарить персонально Вас, Дмитрия Николаевича Козака, членов Правительства Российской Федерации, глав субъектов Российской Федерации за оказанную Республике Крым помощь в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации.

На сегодняшний момент ситуация в Республике Крым стабилизируется, вся обстановка находится под полным контролем Правительства. Поддержка гражданами действий республиканских и федеральных властей практически 100% на сегодняшний день. Республиканский штаб совместно с федеральными органами власти работает в круглосуточном режиме, принимаются все меры для обеспечения бесперебойной подачи электроэнергии в Республику Крым. Жители знают, верят в Российскую Федерацию, верят в её руководство, поэтому у нас всё спокойно, слава богу. Спасибо Вам.

На сегодняшний день по подготовке к отопительному сезону все мероприятия выполнены в полном объёме. Отопительный сезон в Республике Крым начался 25–30 октября: из 840 котельных было запущено 837 котельных и с 1 по 20 ноября было запущено ещё три котельные.

Как известно, 22 ноября в 00.28 была прекращена поставка электроэнергии на территорию Республики Крым в результате теракта, все котельные были остановлены, но благодаря принятым мерам остановка технологического оборудования произведена в безаварийном режиме. При этом в связи с высокими дневными температурами наружного воздуха было принято решение приостановить поставку тепла абонентам до похолодания, однако с 28 ноября начали опять процедуры подготовки и подачи тепла в жилые дома на территории Республики Крым.

На 2 декабря подключены все 104 лечебных учреждения, частично – от постоянного электроснабжения, частично – от дизель-генераторных установок. Централизовано теплоснабжение в Республике Крым: всего подключено 5343 жилых дома, которые обслуживаются 235 котельными и тремя ТЭЦ. В настоящий момент подача теплоснабжения осуществляется в 3195 жилых домов (это 59% общего количества).

Для обеспечения работы котельных изменены лимиты и режимы подачи электроэнергии в населённых пунктах. Для экономии электроэнергии в дневное время суток возможна остановка части технологического оборудования. Во всех населённых пунктах сегодня осуществляется поставка тепловой энергии в многоквартирные дома, за исключением городов Алушта и Ялта.

Сегодня с 10.00 начат запуск котельных для поставки тепловой энергии населению в данных городах. К вечеру планируем выйти по покрытию где-то на 75%. К 7 декабря, благодаря совместным действиям республиканских и федеральных властей, планируем запустить 100% котельных, которые будут отапливать жилой фонд. Впоследствии, исходя из правильного распределения лимитов электроэнергии, планируем запустить в первую очередь образовательные и дошкольные учреждения.

Запасы топлива заготовлены в полном объёме, в Глебовском подземном хранилище создан запас газа в объёме 1 млрд 230 млн куб. м, закуплено 32 тыс. т угля, жидкого топлива – в объёме 6,5 тыс. т, что достаточно для проведения текущего отопительного сезона.

В общем ситуация стабильная, находится под контролем. Спасибо за помощь. Доклад окончен.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Валерьевич. Мы понимаем, что ситуация непростая. Хорошо, что все на месте, все работают. Такая проверка на прочность произошла. Я вчера разговаривал, кстати, в ходе приёма граждан с теми, кто пришёл в приёмную как раз на территории Республики Крым (приёмную «Единой России»). В целом у людей настроение нормальное, боевое. Это очень важно.

Что же касается текущей ситуации, просил бы, естественно, вас, как и прежде, держать всё под контролем. Надеюсь, те проблемы, которые образовались на территории Крымского полуострова по вине наших соседей, будут разрешены благополучным образом, потому что все службы для этого сейчас работают, все усилия государства на это брошены. Надеюсь, что в самом ближайшем будущем мы эти проблемы разрешим. Спасибо за доклад.

Теперь давайте послушаем других коллег. Чтобы было на паритетных началах, послушаем Кемеровскую область. Пожалуйста, Аман-гельды Молдагазыевич.

А.Тулеев: Уважаемый Председатель Правительства Российской Федерации! Уважаемые коллеги!

Докладываю: обстановка в регионе рабочая. На сегодняшний день все 13 электростанций, все 1900 коммунальных котельных работают в штатном режиме. Все жилые дома с центральным отоплением подключены, 2150 объектов соцсферы получают тепло, Дмитрий Анатольевич, без сбоев. Паспорта готовности к зиме получили 88% муниципалитетов.

Дмитрий Анатольевич, в конце ноября мы уже прошли первые испытания. На севере области морозы, но пока для нас небольшие – минус 28. Продержались где-то пять дней. Система выдержала, отработала надёжно.

Вместе с тем, уважаемый Дмитрий Анатольевич, я обязан просто Вам доложить: работаю столько времени, а подготовку к зиме впервые проводил так сложно. Работали, конечно, в ручном режиме и, самое главное, работали без денег. Задача была: как без денег подготовить трёхмиллионное население Кузбасса к работе в зиму, когда 70% износа тепловых сетей – такое досталось советское наследство, вы знаете.

Поэтому работа шла в ручном режиме. Каждый день мы думали, как подготовиться к зиме. Денег нет. В зиму должны были 9,5 млрд рублей ресурсоснабжающим компаниям. В бюджете, соответственно, ничего. Дай бог, лишь бы на зарплату было. Какие подвиги мы совершили – может быть, заслуживает внимания. Докладываю, Дмитрий Анатольевич.

Во-первых, работал областной штаб по обеспечению устойчивого развития экономики, но это Ваш приказ. Мы за счёт этого вывернулись, доходную часть бюджета выполнили где-то на 107%. Мы всё подняли. У нас 4700 предприятий – практически каждое вытащили и по каждому посчитали, где и что скрывают. Тем не менее дефицит бюджета остаётся.

Заключили соглашения. Собрали крупный бизнес и говорим: «Ребята, вот завод, вот три котельные, которые работают на ваше население, на ваши предприятия в том числе. Если мы не сделаем, народ замёрзнет. Работать они не будут, будут забастовки, будет всё что угодно. Хочешь не хочешь – давай вместе с нами меняй трубы, теплотрассы, вентили, задвижки и так далее. Подписывайтесь!» Подписали. И так прогнали весь бизнес. Понятно, где доброе слово, где «пистолет», но в принципе за счёт этого проскочили частично по подготовке к зиме.

Второе. Голь на выдумку хитра: взяли журнал Forbes, всех знаменитых, у кого деньги, потом смотрим: ты учился у нас, в нашей школе. А ты, Лисин, Новолипецкий металлургический комбинат, где? Ты и в школе учился и ещё наш Сибирский металлургический университет закончил. Мы говорим: «Владимир Сергеевич, не жмись, тебе это, как на чай бросить. Подготовь-ка школу, в которой ты учился, подготовь-ка университет, трубы замени, а мы тебе сделаем табличку, бюст». И таким образом мы тоже где-то процентов 15 предприятий прошли. Я просто рассказываю, на какие меры шли в условиях безденежья.

Частные инвесторы. Конечно, развиваем систему концессий, выхода нет. Схему Вы прекрасно знаете, Вы проводили уже селектор. Мы вкладываемся в модернизацию, меняем устаревшее оборудование, и, главное, всё это без повышения тарифов. По нашим расчётам, через пять с половиной лет то, что мы сделали, – мы получим уже мощную систему, современные, эффективные котельные сети, а потом уже будем решать с уменьшением тарифов. В концессиях сейчас задействованы уже пять территорий. По концессиям в этом году привлекли 900 млн рублей, отремонтировали 3,5 тыс. км тепло-, водосетей, 31 котельную.

Массовые проводили учения, Дмитрий Анатольевич. Всё равно же МЧС надо тренировать, и вот для того, чтобы, как спецназ, их натаскивать, мы говорим: вперёд, мы знаем, где у нас трубы, где прорывы, где котельные. Вот МЧС в полном вооружении, наши аварийные бригады, плюс аварийно-восстановительные бригады железных дорог, и практически делали – не болтовней, не теорией: меняли трубы, убирали всё. И за счёт этой массовости (35 учений провели) мы подготовили 17 территорий области. Конечно, изучали внимательно и смотрели, что делается в Крыму, какие у них недоработки, недостатки.

Пока просьба, Дмитрий Анатольевич. Конечно, опять упираемся в деньги, нам не хватает дизель-генераторов. Мы знаем, где у нас узкие места, подвезём, конечно, быстро, но лучше было бы, если бы там уже стояло, с учётом Крыма, и там уже и персонал был бы обучен, и уже и голова бы не болела. Ну случилось что-то, случилось: взял, врубил кнопку – и всё, и пока устраняем аварию, всё работает.

Дмитрий Анатольевич, мы основной поставщик углей для нужд ЖКХ в Российской Федерации, 70% добываем мы в Кузбассе. Мы должны отправить 12 млн т угля. Министр энергетики приезжал к нам, спасибо, в августе, мы подробно обговаривали все вопросы, он смотрел многие объекты шахтёрские. Так вот получается, во-первых, что на 500 тыс. т больше в этом году угля мы должны отправить. Второе. Я прошу уважаемых коллег и Минэнерго: отправлять нужно сейчас. Если морозы пойдут в Кузбассе 30–35 градусов, уголь замёрзнет в полувагонах, потом его будет очень тяжело выгружать, это будут очень большие задержки поездов, и график собьётся.

Ответственность свою мы понимаем. Все контракты по России, конечно, мы выполним. Но обстановка ещё сложна морально, Дмитрий Анатольевич. Какой-то крестовый поход объявлен против угля, угольной отрасли. Особенно зверствуют французы, когда даже в Россию приезжали и говорили, что уголь надо «отправить на пенсию», уголь не нужен. В порту Хельсинки задерживают наши фрахтовые корабли. В этой моральной обстановке, когда ещё цены упали (сейчас цены по углю на уровне 2000 года), естественно, мы очень много теряем налога на прибыль, доходную часть.

Что получается, Дмитрий Анатольевич, я к чему всё это подвожу? У нас есть Пенсионный фонд – это свято, мы видим, как вы им занимаетесь. Но в Пенсионный фонд все платят 22%. А вы приняли решение, Правительство, чтобы увеличить пенсию шахтёрам (мы хотели на 6 тыс., пока получается на 2 тыс.), они дополнительно ещё платят около 7%. Основное Кузбасс платит, потому что угледобывающие предприятия там. Тогда получается, 22 плюс 7% платит. Мы снижаем налог на прибыль искусственно, мы недополучаем то, что мы должны получать. Два года мы бьёмся с Минфином. Я что, на дачу, что ли, прошу? Мы потеряли 2,5 млрд рублей выпадающих доходов, которые должны были быть в области, но которые по решению Правительства изъяли практически у нас. А 2,5 млрд рублей – я бы уже не упражнялся с этими письмами, не призывал бы никого, сам бы всё это сделал. В результате убытки угольных компаний… Я ведь прошу просто восстановить справедливость, отдать. Выпало – выпало, приняли решение – приняли. Всё-таки это же не рубль.

Дмитрий Анатольевич, ещё один вопрос, если можно, – это «Газпром», детище Ваше, Дмитрий Анатольевич. Я имею в виду, в 2010 году Вы кнопку нажали и запустили.

Я Вам докладываю: с угольных пластов газ метан пошёл. Если можно, поддержите, пусть в этом году «Газпром» всё-таки продолжит этот проект, и мы Вам обещаем, что через два года будет промышленная добыча газа метана. Это совершенно другой ЖКХ будет, когда этот газ угольный пойдёт. А Вы всё это на месте видели.

Вообще кардинальное решение, Дмитрий Анатольевич (я в этом убеждён и прошу Вас, но не знаю, как Вы к этому отнесётесь): не вытянут регионы. Так вот каждый год мы будем тренироваться, слушать отчёты по зиме… Всё равно нужна большая программа бюджетная по поддержке модернизации всего ЖКХ, тем более в кризисное время. Всё равно же трубы нужны – металлурги заработают. Химия нужна, полимеры нужны, приборостроение нужно и так далее. Всё производится у нас, всё остаётся у нас, инфляция не раскручивается, значит, дополнительные налоговые поступления. Но это кардинально, а так ведь – на ум, на талант каждого губернатора: вышел, не вышел, повезло, не повезло.

Дмитрий Анатольевич, ещё раз спасибо за поддержку. Докладываю: область к зиме готова. Доклад окончен.

Д.Медведев: Спасибо, Аман Молдагазыевич.

Как дела в Коми сейчас?

С.Гапликов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! На сегодняшний день подготовка к зиме практически завершена. Есть ряд вопросов, которые на постоянном контроле, Дмитрий Анатольевич, – существуют вопросы в том числе и не очень оперативного реагирования на замечания, которые были сделаны Ростехнадзором. До 15 декабря практически все проблемы будут устранены.

На сегодняшний день все необходимые запасы, которые требовалось по нормативам приобрести для нормального прохождения зимнего периода, приобретены, даже в большей степени, с превышением необходимых нормативов. Всё, что требовалось по перекладке ветхих сетей, в определённом объёме выполнено. На сегодняшний день всё функционирует практически в штатном режиме.

Есть определённые моменты, но мы на них реагируем сразу, как они возникают. Есть моменты, когда возникают определённые темы, связанные с практическим выполнением работ, которые не были выполнены в предыдущие периоды. Есть несколько котельных, оборудование на которых, Дмитрий Анатольевич, стоит ещё со времен ленд-лиза, к сожалению. Мы на сегодняшний день приняли все необходимые меры с привлечением социальных партнёров (это компании, которые работают на территории), с тем чтобы в кратчайшие сроки ликвидировать то техническое состояние неудовлетворительное, которое там, к сожалению, было.

В этой части могу сказать, что паспорта готовности практически сегодня уже на дополнительной проверке. Бо?льшая часть выполнена и завершена, паспорта готовности получены. В целом отопительный сезон проходит в штатном режиме. Ещё раз повторю, Дмитрий Анатольевич: то, что, к сожалению, возникает в нештатном режиме, устраняется в кратчайшие сроки в рамках имеющихся нормативов. Доклад окончен.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо. Теперь вернёмся к видеосвязи. У нас в ряде регионов также были свои сложности. Пожалуйста, подключите Иркутскую область.

С.Левченко: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! У нас в области отопительный сезон начат 1 сентября, в эксплуатации – 1036 котельных и 13 ТЭЦ. К теплоснабжению в полном объёме подключены жилые дома (28 726 единиц) и объекты социальной сферы (4850 единиц).

В рамках подготовки к отопительному сезону заменено более 120 км инженерных сетей и более 48 км электросетей, это больше 100% от запланированного. В этом году было осуществлено строительство 24 блочно-модульных теплоисточников взамен выработавших ресурс, в том числе и в рамках строительства социальных объектов (детские сады и школы).

Мы профинансировали 2,9 млрд из 3,4 млрд, это 84% (в том числе областной бюджет, местный бюджет и средства предприятий). Аварийно-технический запас материально-технических ресурсов сформирован в полном объёме на сумму 59 млн.

Наличие нормативного запаса топлива у нас таково. Если говорить об угле, из 1 млн 4 тыс. т нормативный запас – 263 тыс. пока недостаточно; жидкого топлива – получше, из 29 – 15,900 тыс. т, по твёрдому топливу - 100 процентов.

Что касается доставки угля и нефтепродуктов в районы Крайнего Севера. В навигацию, несмотря на маловодность, завершена доставка: доставлено 123,5 тыс. т от потребного количества, 100%. Паспорта готовности получены 100% потребителей тепловой энергии (25,7 тыс.), 96% теплоснабжающими и теплосетевыми организациями (356 из 372). В муниципальных образованиях – пока 78 из 104, там есть некоторые проблемы, которые связаны прежде всего с учётом. Мы на комиссии, которая при правительстве, работаем в постоянном режиме, эту работу заканчиваем.

Задолженность, о чём Вы говорили, на 1 ноября организаций коммунального комплекса составляет 1,262 млрд рублей. Это очень непростая задача, которую мы сегодня решаем. Для выработки системных решений к работе в комиссии привлекается и прокуратура, и Ростехнадзор, и судебные приставы.

У нас есть город Байкальск, вы знаете, Слюдянского района, где была более или менее особая ситуация. Сейчас мы её поправили – долги уменьшаются, и мы договорились уже с поставщиками: 12 тыс. т в декабре и 12 тыс. т в январе будет отгружено. Это нормативный запас. Пока всё в норме.

Д.Медведев: Понятно. Есть какие-то предложения, может быть, помощь нужна какая-то?

С.Левченко: Пока, Дмитрий Анатольевич, спасибо, не требуется.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо, Сергей Георгиевич.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 2 декабря 2015 > № 1569083 Дмитрий Медведев


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567915 Дмитрий Медведев

О реализации «дорожных карт» национальной предпринимательской инициативы.

Совещание.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы обсуждаем ход реализации нашей предпринимательской инициативы, «дорожных карт» по осуществлению этого проекта. В этом году в целом завершается основной этап этого действительно важного для нашей страны государственного проекта. Сегодня мы встретились, чтобы обсудить результаты выполнения этой работы и поговорить о том, что делать дальше.

Национальная предпринимательская инициатива стала принципиально новой программой для улучшения делового климата в нашей стране. Сами реформы, которые направлены на упрощение, удешевление, ускорение государственных процедур, обозначили предприниматели и затем просто контролировали выполнение этих реформ. В этом смысле проект оказался уникальным, потому что он сразу же обеспечил нужный уровень взаимодействия между государственными структурами и бизнесом.

Инициатива реализуется в формате «дорожных карт». Сейчас работа идёт по 11 таким картам. Всем известно, на что направлены эти карты. Это и таможня, и налоговое администрирование, поддержка экспорта, градостроительство, энергосети, конкуренция, оценочная деятельность, регистрация предприятий и права собственности, повышение общего качества регуляторной среды, расширение доступа малого и среднего бизнеса к закупкам естественных монополий, компаний с государственным участием.

Конечно, всех проблем мы в рамках этой инициативы не решим, но благодаря совместной работе с предпринимателями удалось добиться (и это, в общем, отмечают все, это мнение не только государственных служащих) упрощения самих бизнес-процессов, регулирования, улучшить условия, которые необходимы для того, чтобы начинать своё дело. При этом многие реформы были основаны на так называемой тактике быстрых побед, когда ликвидируются процедуры, которые в большинстве стран просто уже не используются, и от них отказываются.

Несколько слов о результатах по отдельным направлениям. В части повышения доступности для бизнеса энергетической инфраструктуры удалось в два раза сократить срок присоединения к электросетям, в тех случаях, когда не требуется сооружения сетевой инфраструктуры, то есть мощностью до 670 кВт. За этот год в три раза снизилась стоимость подключения для потребителей, когда речь идёт о соответствующих установках до 150 кВт.

В сфере жилищного строительства мы приняли перечень процедур. Если раньше число согласований и их виды отличались от региона к региону в несколько раз, на 200–300% (это создавало много трудностей для инвесторов), теперь перечень устанавливает предельное число согласований, предельное число разрешений вне зависимости от региона. При этом Правительство в целом намерено ещё дальше подрезать этот список.

Реализация «дорожной карты» в таможенной сфере позволила существенно сократить количество документов, которые необходимы для декларирования, а также время на таможенные операции.

В части поддержки экспорта ключевыми решениями стало создание Российского экспортного центра, который предоставляет поддержку экспортёрам в режиме одного окна.

Кроме того, была запущена программа Росэксимбанка по предоставлению кредитов с субсидированной процентной ставкой на поддержку выпуска высокотехнологичной продукции. Разработан комплекс мероприятий по упрощению розничной и мелкооптовой экспортной торговли, упрощён порядок предоставления документов для подтверждения налоговой ставки 0% по налогу на добавленную стоимость.

В рамках карты в сфере регистрации прав на имущество, права собственности нам удалось впервые создать электронную систему подачи документов в нашей стране. Срок регистрации права собственности сократился до 10 рабочих дней. Это, кстати, одна из наиболее продвинутых практик даже в мировом масштабе – по данному показателю Россия заняла 8-е место в рейтинге Всемирного банка по ведению бизнеса.

Мы также значительно упростили процесс регистрации новых компаний – теперь это можно сделать с помощью интернета (так называемая онлайн-регистрация). В три раза сократилось количество обязательных процедур, необходимых для старта бизнеса.

Отдельное внимание было уделено малому и среднему предпринимательству. В нынешних экономических условиях это понятно, потому что в период кризиса малый и средний бизнес страдают больше всех. Была установлена обязательная квота закупок для госкомпаний в размере не менее 18% годового объёма.

Кстати, хочу вас проинформировать, что я утвердил Положение, по которому Федеральная корпорация по развитию малого и среднего бизнеса теперь сможет мониторить действия региональных властей в сфере закупок товаров и услуг у небольших предприятий. По результатам мониторинга будет формироваться сводный отчёт, который станет основой для подготовки предложений по совершенствованию доступа малого и среднего бизнеса к госзакупкам.

Это лишь некоторые из тех эффектов, которые были достигнуты в рамках инициативы. Очень важно, что все изменения происходили не на бумаге (действительно, это так, это подтверждают все мои контакты с бизнесом), а в реальной жизни, они ощущаются бизнесом. Понятно, что ситуация неидеальная, предприниматели ставят этим преобразованиям свои оценки, для этого есть различные инструменты. В любом случае можно сказать, что национальная предпринимательская инициатива как масштабный проект по улучшению делового климата состоялась. Это точно. Причём это не только наша оценка, это оценка международная. Вы все знаете, по известным рейтингам, Россия со 120-го места в 2011 году по ведению бизнеса поднялась на 51-е место. Мы вошли также в пятёрку стран, где реализовано наибольшее количество мер по улучшению условий ведения бизнеса. Что само по себе, конечно, отрадно и неплохо, особенно с учётом того, что всё-таки все эти процедуры мы вынуждены были делать в период, когда экономика наша, скажем так, переживает не лучшие времена.

Конечно, это не означает, что мы должны остановиться и сказать, что тема закрыта, инициатива реализована, всё хорошо. Даже страны, у которых ситуация с деловым климатом гораздо лучше нашей, предпринимают меры для его улучшения. И нам придётся эту работу с не меньшей энергией продолжить. Высказывается идея продолжить работу именно в формате «карт», прорабатывается вопрос о дополнении инициативы новыми мероприятиями.

Давайте обсудим эти и другие предложения.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567915 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2015 > № 1567914 Дмитрий Медведев

О долговой нагрузке на региональные бюджеты.

Селекторное совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги! У нас с вами совещание по теме, которая, безусловно, актуальна для всех регионов, по которой я сам неоднократно проводил совещания. Мы приблизительно в таком же составе уже встречались, для того чтобы обсудить сбалансированность региональных бюджетов. С тех пор прошло некоторое время. Нужно посмотреть, что сделано, что получилось, что не получилось, где ситуация ухудшилась, где улучшилась. В этом цель нашего сегодняшнего видеоселектора. Часть наших коллег-губернаторов в зале присутствует, часть находится на видеосвязи.

Тема важная, находится в зоне особого внимания и членов Правительства, и коллег – депутатов Государственной Думы, и, естественно, региональных властей, муниципалитетов. Обсуждал я эту тему недавно и на совещании с участием губернаторов и представителей партии «Единая Россия». Всё это диктует необходимость ещё раз обменяться впечатлениями.

По части вопросов решения были приняты. В частности, со стороны губернаторов была просьба смягчить условия предоставления бюджетных кредитов. Постановление Правительства на эту тему было подписано. По другим вопросам идёт работа Министерства финансов и региональных администраций. Сегодня Министр финансов доложит, как продвигается подготовка новых документов.

Причины, которые создают напряжение в региональных финансах, хорошо известны. Эти проблемы, к сожалению, быстро, моментально не решаются, деньгами из федерального центра их не залить, но, конечно, решать их всё равно надо. Причины эти связаны и с низкими ценами на сырьевые товары, и с замедлением общеэкономического роста в стране, из-за которого происходит сокращение поступлений по основным региональным налогам – налогу на прибыль, налогу на доходы физических лиц. И целый ряд других причин, в том числе, конечно, и региональных.

Поэтому нам нужно планировать долговую нагрузку тщательно и максимально аккуратно, распределять её равномерно и оценивать результаты, которые могут возникнуть. Особенно осторожно я просил бы всех относиться к новым заимствованиям (сейчас ситуация далеко не самая благоприятная, для того чтобы занимать деньги), не допускать увеличения задолженности сверх экономически безопасного уровня.

Конечно, нужно активно работать с расходной частью бюджета. Во всех регионах, так же, кстати, как и на федеральном уровне, утверждены и исполняются «антикризисные планы», которые предусматривают и оптимизацию бюджетных расходов, и сокращение неэффективных трат. Уменьшена численность государственных гражданских служащих. Отменены закупки товаров и услуг, которые не относятся к первоочередным и неотложным нуждам. Эту работу нужно продолжить, рассчитываю на то, что этим столь же активно будут заниматься коллеги-губернаторы. Почему нужно продолжить? Потому что резервы здесь есть и немалые.

Федеральным центром был принят ряд мер, для того чтобы помочь регионам справиться с этой долговой нагрузкой. Меры эти вам известны, я всё равно назову их ещё раз просто для системности в обсуждении вопросов. Также хочу осветить то, что мы намерены делать.

Мы продолжим работу по предоставлению бюджетных кредитов. Это первое, о чём я хотел сказать.

Сегодня больше половины региональных долговых обязательств, приблизительно 56%, – это рыночное заимствование.

По муниципальным долгам ситуация ещё более сложная, там этот процент выше. Эти средства, как правило, предоставляются на короткий срок и под высокие проценты. В текущем году на погашение таких займов регионам придётся истратить более 320 млрд рублей. В некоторых регионах их не так много, но они есть. Государственный долг больше, чем все обязательные платежи, поступающие в бюджет, то есть все налоги и неналоговые платежи. Это означает, что возможности для самостоятельного погашения кредитов у таких заёмщиков практически нет. Поэтому мы последовательно замещаем коммерческие кредиты менее обременительными бюджетными кредитами, выделяем для этого значительные средства, несмотря на сложный бюджет. В этом году объём бюджетных кредитов увеличен вдвое по сравнению с запланированным до 310 млрд. Такой же объём государственной поддержки мы планируем сохранить и на следующий год.

И ещё хотел бы сказать о том, что проведена реструктуризация задолженности по дорожным кредитам. Расходы регионов на погашение уменьшены почти на 52 млрд рублей.

В-третьих, о чём также хотел бы сказать. Более 800 млрд рублей региональные бюджеты получили в рамках краткосрочного кредитования, то есть кредитования на срок до 30 дней по линии федерального казначейства. Это 837 млрд рублей. По просьбе губернаторов мы готовим решение о продлении этих коротких бюджетных кредитов на срок до 50 дней, просто чтобы они, так сказать, были более удобными в использовании.

Все эти шаги, конечно, радикально ситуацию не изменили, но свою отдачу дают. За период по октябрь месяц этого года региональный долг по коммерческим кредитам и по соответствующим ценным бумагам сократился на 85 млрд рублей, то есть почти на 7%. Это значит, что у регионов просто осталось больше денег для выполнения социальных обязательств, что очень важно для финансирования жилищных программ, для реализации инфраструктурных и инвестиционных проектов. Это уже ответственность региона, каким образом эти деньги тратить. Естественно, мы надеемся на то, что к своим приоритетам, уважаемые коллеги, вы будете подходить ответственно. Очень многое зависит от деятельности самих региональных руководителей, от того, насколько взвешенную и ответственную бюджетную политику вы проводите.

Давайте обсудим сегодня, какие ещё возможности и какие инструменты у нас есть для улучшения ситуации с задолженностью. И, естественно, обсудим возможности увеличения доходов региональных бюджетов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2015 > № 1567914 Дмитрий Медведев


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 ноября 2015 > № 1567913 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

Повестка: о специальных экономических мерах в отношении Турции; об энергоснабжении Крыма.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги. Давайте обсудим сначала ключевую тему последних дней, по которой был подписан указ Президента, он вводит специальные экономические меры в отношении Турецкой Республики. Причины решения всем известны и понятны, я их называть не буду. Есть набор поручений Правительству и решения, касающиеся ограничений, которые будут действовать в отношении турецких компаний, турецкого бизнеса и турецких специалистов, а также в отношении ряда импортных сделок по отельным категориям товаров, страной происхождения которых является Турецкая Республика.

По отдельным направлениям, установленным указом, я давал поручения коллегам из Правительства оперативно проработать наши предложения в рамках тех полномочий, которые переданы Правительству на основании этого указа, и представить свои предложения.

Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), вы вместе с другими коллегами этими вопросами занимались. Я знаю, что работа близится к завершению. Расскажите о тех предложениях, которые вошли в проект постановления Правительства.

И.Шувалов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Во исполнение указа Президента и по Вашему поручению в Правительстве подготовлен проект постановления Правительства о том, как мы будем в ближайшие недели и месяцы строить свою работу. Позвольте, я изложу общие принципы, как это постановление Правительства будет работать.

Мы имеем в виду, что данное постановление Правительства не ограничивает в действиях отдельные юридические лица и отдельных граждан Турецкой Республики, не направлено против людей. Это скорее ограничительные меры, связанные с экономическими отношениями. То, что касается людей, ограничений личного порядка, – это введение визового порядка согласно указу Президента, но при этом не ограничивается въезд в Российскую Федерацию. Для того чтобы посетить Российскую Федерацию, надо будет получить визу.

Для трудовых отношений это станет также достаточно сложно, но не исключает работу турецких граждан на объектах, строящихся в Российской Федерации. По проекту постановления Правительства предлагается сделать так, Дмитрий Анатольевич: все контракты, которые действуют в настоящий момент, и те контракты, которые будут заключены до 31 декабря текущего года, – на этих объектах, на этих стройках граждане Турецкой Республики смогут продолжать свою трудовую деятельность. По новым контрактам такой возможности свободной не будет, необходимо будет обратиться в Правительство за специальным разрешением, и по таким объектам и по списку работодателей Правительство должно будет принимать соответствующее решение. Таким образом, ещё раз хочу подтвердить, что мы не исключаем использования турецких граждан на стройках, тех объектах, которые в Российской Федерации возводятся, но это будет под очень серьёзным контролем Министерства труда и Федеральной миграционной службы.

По услугам. Мы понимаем, что практически исключается деятельность по продаже турпутёвок для посещения Турецкой Республики, и эта деятельность прекращается немедленно. Мы имеем в виду, что необходимые полёты, чартерные полёты будут обеспечивать выезд российских граждан с территории Турецкой Республики, но в целом все чартерные рейсы запрещаются. А по регулярному авиасообщению будет обеспечиваться дополнительный контроль, который вызван необходимостью мер безопасности.

Далее, по портам. В портах будет осуществляться дополнительный контроль, он уже начался, особенно этот контроль должен проводиться в портах Крыма и Черноморско-Азовского бассейна в целом.

Д.Медведев: С учётом географической близости.

И.Шувалов: С учётом географической близости.

По тому, как ограничивать движение турецких товаров, Дмитрий Анатольевич, предложение такое. Это всё-таки в первую очередь предложение не для того, чтобы наказать российских граждан, российских потребителей, а для того, чтобы турецкая экономика почувствовала неблагоприятные последствия. Поэтому за основу берутся такие группы товаров, которые в турецком экспорте занимают существенное место, и для российских потребителей ограничение по такому турецкому экспорту не будет являться критическим. То есть мы сможем либо заместить внутри Российской Федерации, произведя соответствующую продукцию, либо приобрести её на других рынках.

Д.Медведев: То есть это будет способствовать ещё и импортозамещению, так я понимаю?

И.Шувалов: Это будет способствовать и импортозамещению, с одной стороны, – сегодня подтвердил на совещании в Правительстве Министр сельского хозяйства, что, действительно, это будет по отдельным группам плодоовощной продукции помогать нашим производителям. Но также мы уже получаем из других стран, с которыми у нас развиваются экономические отношения, запросы, как они могут поставлять дополнительно по этой номенклатуре товары для российского потребителя. При этом должен сказать, что и Минпромторг, и Министерство сельского хозяйства вместе с Аркадием Владимировичем Дворковичем проводят работу сейчас, как организовать, чтобы не было какого-то дефицита в торговых сетях и чтобы в случае прекращения завоза продукции из Турецкой Республики приобрести эту продукцию немедленно на других рынках. Эта работа уже проводится.

Таким образом, ещё раз: принцип таков, что это существенная доля экспорта для продажи товаров на российском рынке и это, в основном, Дмитрий Анатольевич, сельхозпродукция. По промышленной продукции предложение такое: пока, в настоящий момент, в ограничительные меры номенклатуру промышленной продукции не включать. Мы посмотрим сейчас, как все эти режимы (которые большей частью начинают работать с 1 января), как это всё начнёт действовать, и при необходимости Правительство может всегда этот перечень расширить, и товарами сельхозпроизводства и промышленными товарами. По промышленным товарам мы внимательно изучили всю экспортную карту Турецкой Республики. По промышленным объектам и товарам: нельзя сказать, что они так сильно связаны с российским рынком. Поэтому нам сейчас, в этот период времени, на этой стадии, следует воздержаться, наверное, от этих решений.

Что касается конкретных товаров, продуктов питания, Аркадий Владимирович (А.Дворкович) может доложить об этом лучше. Они вместе с Министерством сельского хозяйства полностью этот вопрос изучили.

По тому, когда мы можем представить для подписания этот проект постановления: он готов, и, как только Вы его подпишите, мы его немедленно представим общественности.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо, Игорь Иванович.

Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), вы курируете целый ряд важных сфер, которые попадают и в предмет регулирования этого постановления Правительства Российской Федерации. Я не предлагаю сейчас перечислять отдельные товарные позиции. Документ ещё нужно окончательно согласовать, представить мне на подписание. Тем не менее несколько слов по товарам и несколько слов по другим направлениям, которые попали в санкционный перечень.

А.Дворкович: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мы готовим окончательный перечень. Если говорить о сельхозпродукции, то речь идёт о двух основных группах. Первая – это овощи, включая томаты и другие виды овощей. Вторая – это фрукты. При этом мы исходим из того, что необходимо в максимальной степени избежать какого-либо дополнительного роста цен на внутреннем рынке. Для этого предлагаем ввести отложенный срок введения запрета. Этот срок Вы определите в постановлении, которое будет выпущено, с тем чтобы у покупателей, у наших торговых организаций было время буквально несколько недель, считанное число недель, чтобы переключиться на других поставщиков. Это Египет и ряд других стран, которые производят соответствующие товары. Кроме овощей и фруктов будет ряд других точечных позиций, но эти две группы, о которых я сказал, – основные.

По промышленной продукции действительно мы предлагаем сейчас ограничений не вводить, тем не менее Минпромторгу дано поручение сделать возможный перечень ограничений, который при необходимости может быть введён в действие.

По транспорту, кроме уже сказанного в отношении авиаперевозчиков и портов, ограничения предлагается ввести на автомобильные перевозки турецкими компаниями, турецкими перевозчиками. В настоящее время они получают порядка 8 тыс. разрешений на перевозку (годовой объём разрешений). Предлагается сократить его немедленно в четыре раза на следующий год (до 2 тыс.) с возможностью обнуления данного объёма разрешений.

Д.Медведев: Чувствительно.

А.Дворкович: Это чувствительная позиция. Мы сейчас завершаем работу над юридическими нюансами, как точно это прописать, но у Минтранса есть все полномочия это делать в рамках своей деятельности.

Д.Медведев: Да, я просил бы в этом ключе и в этом контексте и вас, Игорь Иванович, и вас войти в контакт с нашими партнёрами по Евразийскому экономическому союзу и обсудить с ними и вопросы, связанные с прекращением или ограничением автомобильных перевозок, местом назначения которых является Российская Федерация, или транзитных перевозок через территорию Российской Федерации, для того чтобы избежать как проблем, так и манипуляций, которые мы, к сожалению, в ряде случаев получили в связи с запретом, наложенным на поставки из стран Евросоюза.

А.Дворкович: Так и сделаем.

Д.Медведев: Пожалуйста, продолжите.

А.Дворкович: Ещё одна тема, касающаяся моей сферы компетенции, – реализация инвестпроектов в строительстве и на транспорте. У нас по ряду проектов работают турецкие компании с некоторым количеством турецких рабочих. Игорь Иванович (И.Шувалов) сказал, что они продолжат работу – те, кто уже находится здесь, те, кто имеет соответствующие трудовые отношения. Тем не менее мы выверим список этих работодателей и конкретных инвестпроектов в течение двух недель. Речь идёт об отдельных аэропортах, стадионах к чемпионату мира 2018 года, о ряде крупных промышленных объектов в химической промышленности, в сфере производства потребительских товаров, металлургической продукции. Такой список будет готов в течение двух недель.

Д.Медведев: Понятно. По транспорту всё?

А.Дворкович: По транспорту всё. Остальное сказал Игорь Иванович.

Д.Медведев: Ещё раз обращаю внимание на то, что это наши ответные и вынужденные действия, на которые мы пошли исключительно в интересах обеспечения безопасности наших людей и в качестве реакции на агрессивное поведение Турецкой Республики. Они стали ответом именно на эти недружественные действия со стороны правительства Турции. Специальные меры, действительно, затрагивают значительную часть экономических отношений, поэтому действовать будем прагматично, что и вытекает из указа Президента. А именно – чтобы принимаемые нами решения были максимально чувствительными для турецкой стороны и при этом минимально затрагивали наши экономические интересы. Как это совместить – это вопрос управления, причём оперативного управления.

Как было сказано, те меры, которые в настоящий момент войдут в проект постановления, – это только первый шаг. Мы посмотрим, как будут развиваться события. У нас есть возможность в рамках полномочий, которые установлены указом, расширить перечень товаров, на которые будет распространяться соответствующий запрет на ввоз в Российскую Федерацию, расширить контингенты лиц, которые попадают под запрет для въезда в Российскую Федерацию, и принять другие меры, направленные на ограничение и сворачивание сотрудничества с Турецкой Республикой. Всё это будет сделано в случае необходимости.

Тем не менее просил бы всех, кто отвечает за соответствующие направления, максимально внимательно смотреть за реализацией указа Президента и подписанного документа, который сегодня выйдет из Правительства, для того чтобы не допускать проблем, перекосов, в случае необходимости вносить корректировки. Ещё раз подчёркиваю, это достаточно сложный процесс, которым нужно управлять.

Будем надеяться, что все эти решения приведут к желаемому результату. В конечном счёте эти меры не направлены против граждан Турции, а будут способствовать решению тех задач, которые поставлены указом Президента в рамках закона о специальных экономических мерах в конкретной ситуации. Давайте так и поступим.

Теперь перейдём к внутренней повестке дня. Ещё одна острая тема – это энергоснабжение Крыма. Регион остался без электричества в результате, по сути, энергетических манипуляций, действий со стороны украинских властей. Выражаясь правовым языком, то, что было сделано, – это диверсия, то есть уничтожение промышленных объектов, преследующая практически террористические цели. Те, кто сделал это, оставили без тепла и света жителей Крыма и подвергли опасности жизнь и здоровье многих людей, в том числе социальные объекты. Поэтому здесь не может быть иных политических оценок, а наша главная задача – оперативно вернуть тепло и свет людям.

Определённые меры были приняты. Необходимо восстановить в полном объёме работу оперативных служб, которые тоже под эту ситуацию, что называется, настраивались. Был принят ряд решений: социально значимые объекты переведены на резервные источники питания, на дизель-генераторные установки; в регион направлена дополнительная партия мобильных генераторов малой мощности; сформированы резервы топлива.

И наконец, что, наверное, самое главное в этой ситуации – ускорено строительство энергомоста через Керченский пролив. Крым – в целом регион энергодефицитный, так было и раньше, практически полностью он зависел от внешних источников. Энергомост должен обеспечить переток энергии с Кубани и существенно сократить и в конечном счёте ликвидировать зависимость от поставок энергии из других мест.

И, соответственно, также должна быть продолжена работа по вводу новых генерирующих мощностей.

Дмитрий Николаевич, мы с вами неоднократно к этой теме возвращались с того момента, как это всё случилось. Ситуация динамическая, вы за ней следите вместе с коллегами. Я и с руководителем Крыма разговаривал на эту тему. Как сейчас обстоят дела?

Д.Козак: За эту неделю удалось поднять объём поставляемой электроэнергии за счёт альтернативных источников, не через Украину, с 380 до 600 МВт в сутки. Это составляет примерно 60% от суммарного объёма потребления электроэнергии в Крыму.

Также хочу сказать: 60% – это не означает, что все без исключения потребители на 60% обеспечиваются электроэнергией, поскольку есть социально значимые объекты, оперативные службы, которые обеспечиваются электроэнергией в постоянном режиме. Но следует отметить, что благодаря этой работе все населённые пункты в той или иной степени снабжаются электроэнергией. Если вначале в восточную часть Крымского полуострова несколько суток не было подачи электроэнергии, то сегодня как минимум это четыре часа в сутки – в некоторых населённых пунктах значительное количество электроэнергии уже подаётся.

Хочу сказать, что все социально значимые объекты, прежде всего больницы, объекты водоснабжения, водоотведения, дома престарелых, детские дома, а также оперативные службы подключены к электроэнергии на постоянной основе – либо за счёт постоянной генерации, либо за счёт мобильных генераторов.

Сегодня у нас были, как помните, объявлены каникулы на территории Республики Крым, на территории Севастополя. Образовательные учреждения не прекращали свою работу. С сегодняшнего дня из 556 общеобразовательных школ начала работать 321. До 7 декабря все школы начнут работать.

Больницы, которые оказывают медицинские услуги на постоянной основе (стационары), – все 100% подключены к источникам электроснабжения на постоянной основе. Поликлиники, которые оказывают амбулаторную помощь, – по 12 часов в сутки подаётся электроэнергия от мобильных генераторов и в соответствии с графиком.

Разработаны графики в целом по республике, которые тоже было сложно вначале технологически (поскольку это впервые такая сложная работа) соблюдать. В настоящее время более чем на 90% утверждённые графики и обнародованные графики подачи электроэнергии и в жилой фонд, и в органы управления, и в социальные учреждения соблюдаются.

Эта работа продолжается. Сегодня нарастили силы ремонтных бригад с материковой части России, их 237 человека, 54 бригады, которые обеспечивают работу по подключению дополнительных источников энергоснабжения, а они поступают постоянно. Надо сказать, что многие компании, которые обладают такими источниками, поставляют их сегодня. «Газпром» 13 дизель-генераторных установок поставил, «Останкино» – четыре штуки, субъекты Российской Федерации – дополнительно по их инициативе поставляются дизель-генераторные установки. Поэтому работа идёт по дальнейшему подключению и, естественно, по обслуживанию тех установок, которые в настоящее время работают.

Важный вопрос теплоснабжения. В настоящее время завершаются все регламентные процедуры, и с 7 декабря все объекты, которые снабжаются от централизованных источников тепла, будут подключены, начнётся в полном объёме отопительный сезон. Школы, которые в настоящее время ещё не запустились, – это связано прежде всего с завершением регламентных процедур по котельным, которые должны подать тепло в школы.

Связь работает сегодня на 66% благодаря прежде всего дизель-генераторным установкам малой мощности, о которых Вы говорили.

Д.Медведев: Вы имеете в виду мобильную связь?

Д.Козак: Мобильную.

Д.Медведев: Телефонная связь работает?

Д.Козак: Фиксированная связь – на 83%.

Что касается запасов топлива. Тоже очень важная информация, прежде всего для потребителей, что на сегодняшний день имеется неснижаемый запас топлива для населения на 18 дней. Он постоянно пополняется. Это означает, что мы его будем держать в таком режиме постоянно. Имеются соответствующие мощности, задействованы дополнительные транспортные средства для перевозки морским путём, железнодорожным транспортом и автомобильным, а также дополнительные заправщики, которые развозят по территории Крымского федерального округа топливо. Неснижаемый запас топлива для дизель-генераторных установок – на 24 с половиной дня.

Д.Медведев: Понятно.

Д.Козак: Он поддерживается на этом уровне постоянно, поэтому у населения не должно быть опасений, что через 18 дней там закончится топливо. Оно будет поддерживаться на этом уровне постоянно. Такие возможности сегодня есть.

Как уже было отмечено, принимаются меры, чтобы максимально ускорить завершение наладки – сегодня речь идёт уже о наладке энергомоста, его подключении к энергорынку Российской Федерации – тогда ситуация значительно улучшится. Тем не менее, после того как будет подключён энергомост, чтобы обеспечить надёжность электроснабжения, принято решение о доставке с Дальнего Востока ещё двух газотурбинных станций в дополнение к тем 13, которые есть, мощностью 22 МВт, и дополнительно дизель-генераторных установок за счёт «Россетей». Я думаю, что мы сможем продержаться до полного завершения, до ввода второй очереди энергомоста, который должен состояться в мае, хотя и на вторую очередь тоже принимаются меры, для того чтобы подключить как можно скорее.

Д.Медведев: Во-первых, естественно, следите за ситуацией. Во-вторых, очевидно, что задачу энергоснабжения Крыма мы решим обязательно, причём в кратчайшие сроки. При этом естественно, что отношение у людей, которые живут в Крыму, к соседям, которые таким образом себя повели, будет соответствующее, и это, наверное, печальное последствие того, что произошло.

Возвращаясь к первому вопросу, я просил бы коллег по Правительству и руководство Правительства растолковать суть тех решений, которые мы принимаем, всем, кто работает в Российской Федерации, включая, естественно, и представителей турецкого бизнеса, потому что это часть нашей работы. Просто то решение, которое принято и в котором, конечно, представители турецкого бизнеса никак не виноваты (они оказались в заложниках у руководства Турции), так или иначе на них повлияет. К сожалению, руководители Турции занимают очень странную позицию. Вот я посмотрел: только что появилось сообщение, что премьер Турции надеется, что Россия пересмотрит вопрос об ответных мерах в связи с инцидентом со сбитым самолётом нашим, и в то же время сказал, что Турция никогда не будет извиняться за этот инцидент. Комментарии излишни.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 ноября 2015 > № 1567913 Дмитрий Медведев


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 27 ноября 2015 > № 1564796 Дмитрий Медведев

Совещание о предоставлении мер социальной поддержки по взносам на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов отдельным категориям граждан.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день!

Мы собрались, чтобы обсудить довольно сложную тему, которая вызывает большой общественный резонанс, – это состояние дел в сфере капитального ремонта многоквартирных домов. Тема действительно актуальная, резонансная, но прежде чем перейти к обсуждению, хотел бы заметить следующее.

У нас на совещании присутствуют представители «Единой России», общественных организаций инвалидов, некоторых других структур. Партия обращалась ко мне с просьбой предусмотреть для нуждающихся частичную компенсацию на оплату взносов на капитальный ремонт. Мы эту тему подробно обсуждали на встрече с участием «Единой России» и соответствующих руководителей Правительства, представители общественных организаций также были. Я принял решение: инвалиды I и II групп, а также семьи с детьми-инвалидами будут освобождены от уплаты взносов на капитальный ремонт в том же объёме, в котором они освобождаются от соответствующих платежей за коммунальную сферу, то есть на 50%.

Кроме того, Правительство намерено рекомендовать регионам установить льготы для одиноко проживающих людей старше 70 лет, а именно компенсировать им расходы на оплату взносов на капитальный ремонт в размере 50%. Для тех же, кому исполнится 80 и более лет, должна быть предусмотрена 100-процентная компенсация. Разумеется, наши рекомендации будут подкреплены соответствующей финансовой поддержкой региональным бюджетам. Обращаюсь к Министерству труда и социальной защиты, Министерству финансов, Министерству строительства: в ближайшее время представить согласованные предложения по изменению законодательства в этом ключе, а также определить источники финансирования с учётом тех проработок, которые мы с вами вели последние две недели.

Конечно, эти меры не снимают всех вопросов, которые связаны с введением платежа за капитальный ремонт, тем не менее меняют ситуацию. Мы должны в этом случае прежде всего поддержать тех, у кого новые платежи за капитальный ремонт составляют ощутимую долю в семейном бюджете и кто лишён возможности за счёт своего труда компенсировать эту долю.

Помимо этих мер мы уже предусмотрели в законодательстве помощь тем, у кого платёж за жилищно-коммунальные услуги, включая взносы на капитальный ремонт, превышает определённый размер совокупного дохода, который установлен в регионе. Государство выдаёт таким семьям соответствующие субсидии. И сами регионы, сами муниципалитеты вправе устанавливать дополнительные меры социальной поддержки по оплате коммунальных услуг. Понятно, что сейчас ситуация не самая простая, и для регионов в том числе, но это, что называется, вопрос приоритетов – кто как их для себя определяет. Любой регион, который хочет помочь гражданам, может таким образом выстроить приоритеты, чтобы прежде всего изыскать средства, например, на эти цели.

Только за первое полугодие из бюджетов всех уровней на эти цели было направлено около 21,5 млрд рублей.

Конечно, любые новые платежи – это всегда обременение, это не нравится никому, но, с другой стороны, и никому не нравится жить в ветхих и аварийных квартирах. Рано или поздно любой дом нужно ремонтировать. И конечно, в этом смысле вопрос средств будет первостепенным, и это вопрос общей ответственности – и государства, и людей, потому что большинство квартир, которыми наши люди пользуются, находится в их собственности.

Проблема изношенности жилищного фонда назревала давно, с каждым годом она только усугублялась. В 2012 году мы приняли закон, который предусматривает капитальный ремонт общего имущества за счёт средств собственников. Весь 2013 год регионы готовились к запуску этой программы. Почти везде, кроме Крыма и Севастополя, были утверждены региональные программы по капремонту. Срок их реализации длинный – 25–30 лет. С одной стороны, это не очень хорошо, многие люди говорят: мы не увидим, когда это всё будет закончено. Но, с другой стороны, мы с вами понимаем: если этот срок сжимать, это будет очень сильно бить по карману наших людей. Поэтому такой порядок был выбран. По данным Минстроя, эти программы охватывают почти 96% многоквартирных домов, где проживает более 80 млн человек. При этом около половины многоэтажек уже сейчас требуют того или иного капитального ремонта. В общем и целом это справедливая модель, потому что, мы с вами понимаем, жители, например, личных домов точно так же проводят свой ремонт, но никогда к государству за помощью не обращаются.

В прошлом году масштабные программы по капитальному ремонту были запущены по всей стране. По данным Минстроя, за два неполных года было отремонтировано около 19 тыс. многоквартирных домов общей площадью 77 млн кв. м. Для этого привлекались и средства жильцов, и деньги федерального, регионального и местных бюджетов. Таким образом, 3,5 млн человек стали жить в более комфортных и безопасных условиях.

Сейчас размер минимального взноса на капитальный ремонт в среднем составляет чуть более 6 рублей за квадратный метр. В период с января по октябрь текущего года собираемость взносов составляла приблизительно 72%, в 11 регионах – 85%. По понятным причинам эти цифры меняются, варьируются, здесь ещё многое зависит от региональных властей.

Ещё что хотел бы сказать? Тема капитального ремонта стала предметом спекуляций различных политических сил. В предвыборный год популистских заявлений в этой сфере будет всё больше, но мы не должны позволять нашим оппонентам использовать в своих интересах вопросы, которые чувствительны для большинства людей. Понятно, что давать обещания легко, в том числе и различным политическим партиям, особенно если ты ни за что не отвечаешь, а только на трибуне можешь выступить. Но эти обещания нужно выполнять, причём при уменьшенном бюджете. Поэтому, если «Единая Россия» консультируется с Правительством, выступает с предложениями, то это делается ответственно, и после принятия этих общих решений они должны быть исполнены.

Но при этом мы все должны понимать, что финансовые возможности государства небезграничны, и вот как раз те предложения, с которыми «Единая Россия» сейчас обратилась, и те, которые были мной согласованы, – это пример взвешенного отношения и к нуждам людей, с одной стороны, их защиты, а с другой стороны, взвешенного отношения к реальным возможностям бюджета, об этом помнить должны все.

Собственно, вот такие решения я предлагаю принять.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 27 ноября 2015 > № 1564796 Дмитрий Медведев


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 26 ноября 2015 > № 1564805 Дмитрий Медведев, Олег Белозеров

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о проектах финансового плана и инвестиционной программы ОАО «Российские железные дороги» на 2016 год и на плановый период 2017–2018 годов.

Стенограмма:

Д.Медведев: Коллеги, прежде чем мы обсудим повестку дня, несколько важных слов об одной из ключевых тем последних дней – я имею в виду уничтожение нашего самолёта в Сирии турецкими военно-воздушными силами. Политические оценки того, что произошло, уже были даны Президентом, высказывались другие лица, были мои комментарии. Это, безусловно, акт агрессии против нашего государства со стороны Турции – нашего соседа и к тому же ещё члена Североатлантического альянса. Военные и дипломатические меры реагирования на это преступление уже были и ещё последуют, я же хочу сказать об экономических мерах.

Вчера мы обсуждали этот вопрос с Президентом в Екатеринбурге. В результате Правительству поручено выработать систему мер реагирования на акт агрессии в экономической и гуманитарной сферах. Решения будут приняты на основании закона «О специальных экономических мерах» от 30 декабря 2006 года.

Этот закон, по сути, на подобные ситуации и рассчитан и касается вопросов обеспечения нашей безопасности. Там установлен такой набор мер: это и приостановление реализации программ экономического сотрудничества, и ограничения по финансовым операциям, и ограничения по внешнеторговым сделкам, и изменения по ввозным и вывозным таможенным пошлинам, меры воздействия на туристическую сферу, на перевозки, включая транзит, перемещение воздушных и водных судов, на гуманитарные контакты и, наконец, на использование рабочей силы.

Эти меры в соответствии с законом будут сведены в единый нормативный акт. По всей вероятности, это должен быть указ Президента и принятое на его основании постановление Правительства. В этих документах речь пойдёт о введении ограничений и запретов на деятельность экономических структур Турции на территории России, ограничении и запрете поставок продукции, включая продовольственные товары, на выполнение работ и оказание услуг турецкими компаниями и других ограничительных мерах.

Такой же порядок может быть применён и к целому ряду инвестиционных проектов, сотрудничество по которым с Турцией определялось высоким уровнем доверия с этим государством. Эти договоры, эти инвестпроекты могут быть заморожены или просто свёрнуты.

Также предлагаю свернуть переговоры по подготовке соглашения о преференциальном режиме для услуг и инвестиций с Турцией. Несколько слов просил бы сказать Министра экономического развития по конкретному наполнению этих решений, по введению ограничений в отношении турецких товаров, работ и услуг на нашей территории.

А.Улюкаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Действительно, в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации, с Федеральным законом «О специальных экономических мерах» на основании разработки нормативных актов в виде указа Президента и постановления Правительства Российской Федерации могут быть введены меры, направленные на обеспечение безопасности страны и защиту законных интересов, прав и свобод её граждан, в ряде направлений, таких как запрещение финансовых операций или установление ограничений на их осуществление; запрещение внешнеэкономических операций, то есть торговых и инвестиционных, или установление ограничений на их осуществление; приостановление реализации всех или части программ в области технической и экономической помощи, сотрудничества; прекращение или приостановление действия международных торговых договоров Российской Федерации и иных международных договоров в части внешнеэкономических связей; установление или изменение ставок ввозных и вывозных таможенных пошлин; запрещение или ограничение захода в порты Российской Федерации судов или использования воздушного пространства Российской Федерации; установление ограничения на туристическую деятельность; запрещение или отказ от участия в международных научных и научно-технических программах.

Кроме того, хочу сказать, что такого рода ограничения находятся в полном соответствии с правилами Всемирной торговой организации. 21-я статья соглашения ГАТТ 1994 года позволяет вводить все указанные ограничительные меры в области торговли товарами и услугами, инвестиций в случае угрозы национальной безопасности, каковой случай в полной мере мы сейчас и переживаем.

Безусловно, мы должны будем точно определить те позиции, которые максимально эффективны с точки зрения ненанесения ущерба российским компаниям, которые ведут хозяйственную деятельность с турецкими предприятиями и предпринимателями, и такого рода предложения мы очень скоро подготовим.

Д.Медведев: Спасибо.

Я хотел бы, чтобы коллеги, которые отвечают за соответствующие направления работы по этим ограничительным мерам, подготовили и внесли в кратчайший срок свои предложения. Я имею в виду Министерство транспорта, Министерство сельского хозяйства, Министерство культуры, Таможенную службу и ряд других ведомств, которые вовлечены в этот процесс, которые я не назвал, но они должны будут принять участие в подготовке указа Президента и постановления Правительства на эту тему.

Предлагаю всё это сделать в двухдневный срок, для того чтобы максимально быстро перейти к соответствующим процедурам.

При этом срок в этих документах не будет установлен. Этот срок будет зависеть и от международной ситуации, и от вопросов обеспечения безопасности в рамках вот этого закона «О специальных экономических мерах», и, наконец, просто от наших отношений с Турцией.

Договорились. Прошу максимально быстро проработать и представить эти документы в Правительство и в Администрацию Президента.

Теперь – к повестке дня.

Первый вопрос у нас – о проектах финансового плана и инвестиционной программы «Российских железных дорог». Железные дороги играют особую роль в жизни нашей страны. Во-первых, они обеспечивают доступность многих территорий, во-вторых, компания «Российские железные дороги» – один из наших крупнейших работодателей.

В-третьих, «Российские железные дороги» – ведущий заказчик продукции металлургии, строительного комплекса, машиностроения, поэтому эффективность её работы требует постоянного внимания и контроля со стороны государства. Мы не можем рассматривать вопросы финансово-экономического положения «Российских железных дорог» в отрыве от общей ситуации с экономикой, с государственным бюджетом.

В последние годы принят ряд решений, которые направлены на повышение эффективности корпоративного управления в этой компании, образован совет потребителей по вопросам деятельности «РЖД», где представлены крупнейшие потребители услуг железнодорожного транспорта и компании-грузоотправители.

Внедряются механизмы ценового и технологического аудита крупнейших инвестпроектов в рамках общего курса на повышение эффективности госкомпаний. Мы стимулируем внедрение инноваций и современных технологий, повышаем прозрачность закупочной деятельности, её доступность для предприятий малого и среднего бизнеса.

В этом году у нас были проблемы с пригородным сообщением, поэтому Правительство совместно с регионами выделило дополнительные средства для решения этой проблемы. На компенсацию потерь доходов от использования инфраструктуры пригородных перевозок из федерального бюджета направлены 34 млрд рублей. Кроме этого в рамках «антикризисного плана» Правительства обнулён налог на добавленную стоимость для пригородных перевозок.

Эти решения вместе с корпоративными решениями позволили навести порядок и стабилизировать положение, тем не менее просил бы отслеживать ситуацию и в будущем. Ситуация в регионах разная, и губернаторы по-разному на неё реагируют, но она не должна приводить к сбоям в организации перевозок и тем более к отмене востребованных маршрутов. Понятно, что общеэкономическая динамика не могла не отразиться на производственных показателях компании, о чём коллеги ещё сегодня скажут, но дело не только в замедлении экономики и падении объёмов промышленного производства. В ряде сегментов железная дорога просто начинает проигрывать автомобильному транспорту, а по дальним пассажирским перевозкам и воздушному транспорту. И поэтому перед «Российскими железными дорогами» сегодня стоят непростые задачи. Необходимо за счёт повышения качества услуг и гибкой тарифной политики привлечь дополнительные объёмы перевозок, тем самым увеличить доходную базу компании. При этом важно ориентироваться на конечных потребителей услуг железных дорог – как на предприятия реального сектора экономики, так и на людей, которые просто ездят на поездах.

Должна быть продолжена и работа по оптимизации затрат и обеспечению роста производительности труда. У нас подготовлена инвестпрограмма «Российских железных дорог», суммы большие, в следующем году это 432 с лишним миллиарда рублей. Там есть крупнейшие проекты, включая модернизацию Транссиба и БАМа, значение известно. Предусмотрена реализация и других важных проектов, в том числе дорога в обход Краснодара, развитие Московского транспортного узла, подходы к портам Азовского, Черноморского и Балтийского бассейнов, строительство железной дороги в обход Украины. Около 20% инвестиций предназначено для приобретения новых локомотивов и подвижного состава.

Подробнее доложат Министр транспорта и руководитель компании.

У нас ещё ряд вопросов, в том числе о совершенствовании общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Там ситуации разные бывают, общественный контроль необходим. Законопроект наделяет более широкими полномочиями общественные наблюдательные комиссии.

Также один из вопросов касается поддержки льготных категорий граждан, а именно тех, кто имеет право за счёт государства получать лекарства, медицинские изделия, лечебное питание, если говорить о детях-инвалидах. В следующем году мы планируем увеличить месячный норматив финансовых затрат на каждого такого льготника. Соответствующий законопроект мы сегодня тоже рассмотрим.

Ещё один документ касается регулирования в сфере гражданской авиации. Проект постановления предусматривает передачу ряду федеральных органов исполнительной власти функций и полномочий, которые ранее были, по сути, в добровольном порядке делегированы Межгосударственному авиационному комитету, уже почти 25 лет назад.

Время показало, что эти полномочия нужно иметь именно в нашей системе исполнительной власти. Для совершенствования системы государственного управления гражданской авиацией предлагается предоставить Минтрансу, Минпромторгу, Росавиации функции по сертификации типовой конструкции воздушных судов, двигателей, воздушных винтов, аэродромов. Указанные полномочия будут закреплены в положениях об этих министерствах и агентстве. Потребуется ещё что-то, передайте – мы этот вопрос также можем рассмотреть, если посчитаем это целесообразным.

Теперь, пожалуйста, просил бы коротко доложить Министра транспорта, а потом президента «Российских железных дорог».

М.Соколов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства!

Вашему вниманию представляется доклад о проектах инвестпрограммы и финансового плана «Российских железных дорог» на следующий год. Проекты этих документов обсуждались на совещаниях под председательством Аркадия Владимировича Дворковича, Экспертного совета Открытого правительства и совета потребителей.

Буквально два слова об итогах производственно-финансовой деятельности в текущем году. Погрузка грузов по сети железных дорог в 2015 году оценивается в 1,2 млрд т, что ниже на 1,5% уровня прошлого года и на 1,6% – плана. Снижение тарифного грузооборота меньше, составит, по нашим прогнозам, 0,7%. Пассажирооборот сокращён существенно – на 7,2% к прошлому году и на 6% – к плану. Почти половина этого сокращения приходится на сообщение с Украиной.

Указанные показатели сформированы с учётом фактических данных на настоящий момент и уточнённого прогноза изменения ВВП и динамики промышленного производства. Наибольшее сокращение (на 8%) произошло по перевозкам строительных материалов, при этом на 2% выросли перевозки каменного угля (правда, для «РЖД» они имеют низкую доходную ставку).

Падение объёмов грузовых и пассажирских перевозок привело к потерям на 32 млрд рублей. Учитывая такое снижение, «РЖД» были приняты меры по оптимизации расходов относительно плана практически на эту же сумму – на 28 млрд. В первую очередь были оптимизированы удельные нормы потребления материальных ресурсов, ограничены цены на потребляемую продукцию, снижена стоимость использования ресурсов. При этом физические объёмы капитального строительства не только сохранены, но и увеличены к первоначальному плану.

Другим негативным фактором явился рост на 28 млрд рублей затрат на обслуживание долга. Необходимо отметить, что «РЖД» на протяжении многих лет привлекали средства за счёт выпуска инфраструктурных облигаций по 100 млрд в год на принципах «инфляция плюс один». Соответственно, инфляция выросла и расходы тоже. При этом планируется, что проценты погашения основного долга будут учитываться при установлении тарифа, который фактически был ниже инфляции.

Для нивелирования роста процентов «РЖД» выработан внутренний план стабилизационных мер: это и дополнительные дивиденды от дочерних обществ, то есть снижение убытка от выбытия активов, и частичное урегулирование расчётов по ливийскому контракту.

В результате прогнозируется сохранение расчётной прибыли и даже её прирост к прошлому году на 10 млрд рублей. Подчеркну, что это пока расчётные показатели, до налогообложения и выплат процентов по займам и прочим не перевозочным расходам. Это стало возможным за счёт опережающего роста доходов над расходами, а также существенного улучшения ряда производственных показателей. Так, участковая скорость и среднесуточная производительность локомотивов в 2014 году увеличена на 3,4%, рост производительности труда также составил 4%.

Правительством в 2015 году было уделено самое пристальное внимание вопросу развития железнодорожного транспорта и реализован ряд государственных решений, направленных на повышение конкурентоспособности железных дорог. По результатам применения тарифного коридора с начала 2015 года дополнительный объём перевозок составил более 5 млн т, и это, естественно, привело к увеличению доходной части на 11 млрд рублей.

В полном объёме были выделены средства на компенсацию потерь и использование инфраструктуры в пригородном сообщении, о чём Вы сказали, Дмитрий Анатольевич, а также установлена ставка НДС 0% на оказание услуг пассажирам в пригородном транспорте. Также в конце 2014 года (но в баланс, финансовую модель 2015 года) было выделено 30 млрд рублей на капремонт инфраструктуры и сбалансированность бюджета «РЖД» в текущем году.

Помимо субсидий в текущем году также выделены средства на реализацию инвестпроектов в размере 112 млрд рублей, и в целом объём государственного участия в реализации отдельных проектов по развитию железнодорожной инфраструктуры в текущем году составит порядка 178 млрд рублей с учётом переходящих 30 с прошлого года.

Вместе с тем для обеспечения безубыточной деятельности «РЖД» необходимо решение вопроса о задолженности Минтруда как правопреемника Минздравсоцразвития в размере почти 11 млрд рублей за перевозки федеральных льготников.

Как вариант предлагаем рассмотреть возможность долгосрочного соглашения между Минтрудом и «РЖД» по погашению задолженности Минздравсоцразвития с длительной рассрочкой на срок 20 и более лет. Прошу Вас поручить проработать данный вопрос с коллегами.

Далее хотел бы остановиться на основных параметрах деятельности, предусмотренных на 2016 год. Проект рассматриваемого финансового плана разработан в соответствии с параметрами среднесрочного прогноза Минэкономразвития. В 2016 году компания взяла на себя обязательства по увеличению грузооборота на 0,9%, и с учётом индексации грузовых тарифов на 9%, а пассажирских на 4% доходы от перевозочной деятельности планируются в размере 1 трлн 465 млрд рублей с приростом к 2015 году почти на 10,5%.

В 2016 году также должен быть решён вопрос по выравниванию тарифных условий на воинские и коммерческие грузы. Для этого потребуется принятие отдельного постановления Правительства. Расходы по перевозочным видам деятельности в 2016 году оцениваются на уровне 1 трлн 353 млрд рублей (почти 5,9% к уровню 2015 года). Также хотелось бы обратить внимание на то, что в финплане «РЖД» заложено снижение расходов на 23 млрд рублей за счёт предполагаемого восстановления льготы по налогу на имущество, на инфраструктуру железнодорожного транспорта. Такой подход позволил бы обеспечить безубыточность деятельности «Российских железных дорог».

Основными факторами увеличения расходов являются рост ценовых индексов, изменение налогового законодательства, и при сохранении налога на имущество на прежнем уровне «РЖД» не сможет обеспечить финансирование предусмотренного планом объёма работ по капремонту, что, конечно же, приведёт к снижению эффективности и безопасности перевозочного процесса. Уже сейчас заложен сниженный показатель по восстановлению пути: всего 4,4 тыс. км. Количество просроченных капремонтом километров составит в 2016 году уже 24 тыс. км, и, конечно же, это очень серьёзный, беспрецедентный, я бы сказал, уровень просрочки. Этот показатель уже может влиять непосредственно на безопасность движения. Напомню, что в предыдущие годы на капремонт выделялась субсидия из бюджета, в текущем году она составляла 30 млрд рублей. 2016 год – это первый год, когда такой субсидии не предусмотрено совсем, так что финплан компании на 2016 год является очень напряжённым.

Переходя к инвестпрограмме «РЖД», отмечу, что, как Вы уже сказали, её объём составляет 432 млрд рублей с ростом на 10% к уровню 2015 года. 56% инвестиционных средств в 2016 году планируется направить на проекты, связанные с выполнением поручений Президента Российской Федерации и Правительства.

Помимо названных Вами к числу таких проектов относятся: развитие железнодорожной линии Междуреченск – Тайшет; развитие железнодорожных подходов на участке Выборг – Приморск – Ермилово; проект развития и обновления железнодорожной инфраструктуры на подходах к портам Азово-Черноморского бассейна и Керченского транспортного перехода; проектирование высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва – Казань.

На реализацию проектов обеспечения надёжности и безопасности инфраструктуры планируется направить существенную сумму – 51 млрд рублей, 1 млрд из которых должен быть направлен непосредственно на мероприятия транспортной безопасности. 33 млрд будет направлено на снятие инфраструктурных ограничений и почти 88 млрд предусмотрено на обновление подвижного состава, в том числе на обновление локомотивов предусмотрено 72 млрд рублей. Почти 15 млрд рублей запланировано направить на реализацию прочих проектов, которые включают в себя внедрение ресурсосберегающих технологий, развитие социальной сферы и ряд других.

В первую очередь основными источниками инвестпрограммы будут являться собственные средства: это амортизация (почти 218 млрд рублей), инфраструктурные облигации составят 40 млрд рублей, господдержка – 151, и 23 млрд рублей будет направлено на реализацию инвестпрограммы за счёт реализации акций дочерних обществ компании.

В следующем году наращивание долга «РЖД» не предусмотрено, мы и так достигли показателя долговой нагрузки: чистый долг к EBITDA – 2,8. Таким образом, общая долговая нагрузка в 2016 году будет составлять 960 млрд рублей, и это в целом соответствует параметрам на конец текущего года.

Так что, с учётом изложенного, можно отметить, что и финплан, и инвестпрограмма «РЖД» на 2016 год хотя и напряжены, но в целом сбалансированы. Но этот результат достигнут с определёнными допущениями, я уже об этом сказал, это вопрос восстановления льготы по налогу на имущество.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, прошу поддержать предложения по изложенному докладу и одобрить проекты финансового плана и инвестпрограмму «РЖД» на 2016 год.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Олег Валентинович, вам слово, только у меня просьба не повторять уже произнесённое министром, просто по каким-то ключевым развилкам для вас отметить позицию.

Прошу.

О.Белозёров: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Позвольте поблагодарить за постоянное внимание и поддержку железнодорожного транспорта.

Финансовый план и инвестиционная программа детально проработаны с федеральными органами власти и экспертным сообществом. Хотел бы поблагодарить Аркадия Владимировича Дворковича, председателя совета директоров, за анализ проблем компании и предложения по их решению.

Мы вышли на новый уровень взаимодействия с Федеральной антимонопольной службой, Минэкономразвития, Минфином. Отдельная благодарность руководителям этих ведомств. Компания активно сотрудничает с Открытым правительством и Федеральной корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства. Считаю все эти действия крайне важными, поскольку мы заинтересованы в повышении прозрачности нашей деятельности.

Результатом совместной деятельности стал финансовый план на 2016 год. Как уже было отмечено, в отличие от предыдущих лет он не предусматривает субсидии на общую сбалансированность. Хочу напомнить, что в предварительных обсуждениях эта цифра была 75 млрд.

При реализации этого плана, по нашим расчётам, транспортная нагрузка на экономику России сократится. При этом в течение года на основе мониторинга транспортной составляющей в цене перевозимых грузов мы будем применять правило тарифного коридора для недопущения её роста.

Себестоимость перевозок возрастёт всего на 5%, что на треть ниже прогноза по среднегодовой инфляции. Это будет достигнуто благодаря оптимизации закупок, снижению стоимости жизненного цикла инфраструктуры, внедрению инноваций, повышению энергоэффективности.

Особенно хотел бы подчеркнуть, что уже в 2015 году оптимизировали затраты на 100 млрд рублей, что соответствует месячным расходам компаний. Рост производительности труда превысит показатель по стране почти в два раза. У компании напряжённые планы по объёмам перевозок. Грузооборот запланирован на максимальном уровне за всю историю новой России с 1992 года – это около 3 трлн тонно-километров.

Доходы от грузовых перевозок планируются выше 9-процентной индексации тарифов. Опережающий рост доходов будет реализован за счёт конкретных мер по улучшению клиентоориентированности. При этом мы договорились с ФАС о том, что эффективная ставка для наших клиентов за счёт применения тарифного коридора составит не более 7,5%. В связи с этим необходимо доработать более гибкую систему тарифообразования.

Мы ставим себе задачу в следующем году повысить скорость доставки ещё на 5%. В этом году компания уже увеличила её на 12%, а по участковой скорости мы вышли на четвёртое место среди мировых железнодорожных лидеров.

Переходя к пассажирскому комплексу, хотел бы ещё раз отметить те решения, которые были приняты в этом году, и попросить продлить их на бессрочной основе. В 2016 году компания перевезёт во всех сообщениях 1 млрд 29 млн пассажиров, что на 1% больше, чем в этом году. Это будет достигнуто за счёт начала перевозок по Малому кольцу Московской железной дороги. В дальнем следовании будет обеспечено расширение транспортных услуг в современных вагонах. Закупка вагонов Тверского завода составит 10 млрд рублей с ростом на 20%, из них в два раза больше инновационных двухэтажных вагонов.

Вместе с тем прошу распространить на перевозки в дальнем следовании действие 10-процентной ставки налога на добавленную стоимость, аналогично применяемой в гражданской авиации уже не один год. Это позволит обеспечить работу нашей пассажирской компании в социальном сегменте. На расчётах мы показали, что недополученные доходы бюджета будут компенсированы другими налогами и снижением потребности в субсидии. Инвестиционная программа, как уже было сказано, – 432 млрд рублей.

Все проекты поручено включить в Федеральную адресную инвестиционную программу. Мы направили предложения о применении правил ФАИП для новых объектов, а в отношении уже реализуемых просим временно сохранить действующий порядок при условии контроля над целевым расходованием средств. Порядок такого контроля в компании разработан и уже реализуется. Прошу поддержать эти предложения, это позволит сохранить набранный темп работы.

В 2016 году компания введёт 440 млрд рублей основных фондов, что в 1,5 раза больше, чем в этом году, закончит проектирование участка ВСМ Москва – Нижний Новгород. За последние три года компания ввела основных фондов на более 1 трлн рублей, что в совокупности с отменой льготы по налогу на имущество с 2013 года увеличило налоговую нагрузку более чем в два раза. Мы просили бы восстановить эту льготу.

Уверен, что эффективный налоговый режим создаст стимулы для развития не только компании, но и экономики страны. При этом дополнительно в финансовый план заложен налог на прибыль на 24 млрд рублей больше, чем в 2015 году, а общий объём налогов составит около 300 млрд рублей.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, хочу заверить Правительство, что компания полностью выполнит заказ экономики Российской Федерации на услуги железнодорожного транспорта и другие поставленные задачи. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Олег Валентинович.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 26 ноября 2015 > № 1564805 Дмитрий Медведев, Олег Белозеров


Россия. УФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 ноября 2015 > № 1564802 Владимир Путин, Дмитрий Медведев

Открытие Президентского центра Б.Н.Ельцина.

Президент России Владимир Путин и Председатель Правительства Дмитрий Медведев приняли участие в церемонии открытия Президентского центра Б.Н.Ельцина.

Президентский центр Б.Н.Ельцина создан в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 13 мая 2008 года №68-ФЗ «О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий».

Основная задача Центра – сохранение, изучение и осмысление исторического наследия Бориса Ельцина в контексте политических и социальных событий 90-х годов XX века, института президентства в России.

Общая площадь комплекса составляет около 88 тыс. квадратных метров. Здесь размещены музей, библиотека, архив, образовательный и детский центры, выставочные залы. Музей и архив насчитывают более 30 тыс. единиц хранения, более 130 тыс. фотографий. Специально для музея отснято более 130 интервью, смонтированы 163 медиапрограммы.

Среди музейных экспонатов – рукописное письмо Бориса Ельцина Михаилу Горбачёву с критикой партийной бюрократии; триколор, поднятый над Кремлём 25 декабря 1991 года; рабочий кабинет первого Президента России, обстановка которого – от письменного стола до штандарта – перенесена из 14-го корпуса Кремля в музейное пространство.

Дмитрий Медведев подарил Центру альбом «Поездка Б.Н.Ельцина в Ленинград, март 1991 года». Альбом содержит копии газет, в которых освещалась поездка, фотографии того периода, а также фрагменты видеозаписи встречи Председателя Верховного Совета РCФСР Б.Н.Ельцина с депутатским корпусом Ленсовета. В альбом включена полная стенограмма данного выступления Б.Н.Ельцина. Материалы предоставлены Центральным государственным архивом Санкт-Петербурга, Президентской библиотекой им. Б.Н.Ельцина, архивом музея Кировского завода.

На церемонии открытия Центра присутствовали супруга Бориса Ельцина Наина Иосифовна Ельцина, дочь первого Президента России Татьяна Юмашева, Руководитель Администрации Президента Сергей Иванов, представители руководства страны, лидеры государств, которые работали с Борисом Ельциным, члены его президентской команды, политики, деятели культуры, родственники, однокурсники.

Стенограмма:

В.Путин: Уважаемая Наина Иосифовна! Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Сегодня мы открываем Центр Бориса Николаевича Ельцина.

Это не только дань памяти первому президенту России. Центр задумывался как отражение целой эпохи в истории нашей страны, эпохи радикальных перемен, крайне важных, сложных и, конечно, противоречивых.

Мы сейчас познакомились с экспозицией. Это действительно честный рассказ о том, как строилась современная Россия, с какими трудностями сталкивалась, какие проблемы решала. Рассказ о том, что было сделано в этот сложный период.

Мы учимся объективно, бережно относиться к своей истории, к неразрывному многовековому пути нашей страны. Пути, который был наполнен и великими достижениями, и крутыми поворотами, и ошибками, и блестящими победами.

Нужно знать, изучать этот сложный и многозначный, многовекторный опыт, гордиться им, извлекать, безусловно, из него уроки, чувствовать, понимать его духовное, нравственное значение.

Экспозиции Центра – это пример именно такого отношения к одному из ключевых этапов развития России. Здесь собран и систематизирован огромный уникальный массив документальных материалов.

В судьбе, в самой личности Бориса Николаевича Ельцина в полной мере отразились колоссальные вызовы, трудности, противоречия того времени. Он обладал волевым, прямым, мужественным характером, способностью проявлять предельную решительность. И во многом благодаря этим его качествам наша страна не свернула с избранного демократического пути развития.

Именно тогда, в условиях сурового политического противостояния, была принята Конституция нашей страны, и на её основе, на её чётких положениях начался созидательный период нашего развития.

Борис Николаевич глубоко понимал драматизм кардинальных преобразований, пропускал это через себя – через свою совесть, через душу, через сердце; сомневался, мучился, переживал, знал, через какие тяжелейшие испытания приходится проходить нашему народу. И когда принял решение об отставке, то обратился тогда, как мы помним, к народу России с искренними, поистине исповедальными словами. В этом была и его сила, и его честность, и его открытость.

Дорогая Наина Иосифовна, Вы были рядом с Борисом Николаевичем более полувека и заслужили уважение миллионов наших людей не только как супруга первого президента, но и как человек огромного такта и выдержки. Тепло Вашей душевной щедрости мы ощущаем и здесь, в этом зале.

Хотел бы поблагодарить за активное участие в создании Центра организаторов Фонда Бориса Николаевича Ельцина и всех попечителей. Большие усилия были предприняты и властями Свердловской области и Екатеринбурга. Надеюсь, что и дальше Центру будет оказываться всесторонняя поддержка.

Впереди большая работа. Центр Ельцина должен жить, развиваться и как просветительская площадка, и как место реализации различных, в том числе социальных, проектов.

Конечно, особое внимание должно уделяться молодёжи и её интересам. Надо сказать, что это поколение мало знает и о нашем недавнем прошлом, и о жизненном пути первого президента нашей страны. И очень важно, чтобы молодые люди были постоянными посетителями Центра, участниками его программ, изучали историю страны, глубоко понимали её значимость для их интеллектуального и духовного развития.

Дорогие друзья!

Вспоминаю слова Бориса Николаевича, которые теперь знает вся страна: «Берегите Россию!». Они были обращены ко всем нам, к нынешним и к будущим поколениям. Борис Николаевич хотел, чтобы наша страна стала сильной, процветающей, счастливой. Мы уже многое сделали для достижения этих целей, преодолели немало трудностей и обязательно решим все стоящие перед нами задачи.

Россия будет крепнуть, развиваться стараниями и трудом, талантом нашего народа, его преданностью своей Родине.

Спасибо большое за внимание.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Наина Иосифовна! Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Президентский центр – это не только способ сохранить память о государственном деятеле, но и, по сути, огромный пласт нашей истории. И когда речь идёт об истории современной, истории, которую все мы – во всяком случае большинство из нас – отлично помним, это наиболее сложная задача.

Я думаю, что этот Центр, по сути, является первым музеем российской современной политической истории – истории, которая неразрывно связана с именем первого президента нашей страны Бориса Николаевича Ельцина.

90-е годы по-разному называют, но эти годы никого не оставили равнодушным. У всех у нас есть свои воспоминания об этом периоде. Для меня лично эти годы были годами, когда наша страна начала развиваться по совершенно другому сценарию, это годы свободного развития нашей страны – со всеми трудностями, издержками и достижениями. Я думаю, что практически так же это воспринимает подавляющее большинство наших граждан и жителей других стран. И этот процесс навсегда будет связан с именем первого президента Российской Федерации.

Борис Николаевич был волевым, мужественным политиком, который не боялся принимать решения. Таким он навсегда сохранится в памяти наших людей и в истории Российского государства.

Я вспоминаю, как в первый раз увидел Бориса Николаевича Ельцина. Это было 22 марта 1991 года в Ленсовете, где в ту пору работали целый ряд впоследствии достаточно известных людей. Борис Николаевич приехал и пламенно выступал, отвечал на вопросы. Я в первый раз его увидел, и это, наверное, было самое сильное впечатление, я понял, что приходит новая эпоха – эпоха таких людей, как Ельцин.

Борис Николаевич тогда продемонстрировал ещё одно качество, которое мне впервые стало очевидным. Он уже находился на высокой должности Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР и почти весь день работал на Кировском заводе, а потом уставший, но абсолютно нацеленный на результат отвечал на вопросы. Такова участь государственного деятеля, который любит и бережёт свою страну.

Новая Россия нуждалась в таком президенте, как Борис Ельцин, а Борис Ельцин очень любил свою страну.

Н.Ельцина: Дорогие друзья! Я очень рада видеть вас на открытии Президентского центра Бориса Николаевича Ельцина.

Это событие вызывает у меня одновременно и радость, и волнение. Я радуюсь, потому что сегодня мы закладываем новую для нашей страны политическую традицию – традицию уважительного отношения к ушедшим со своего поста президентам и их наследию. Волнуюсь, потому что Центр Ельцина – первый в нашей стране, и отношение людей к этой новой традиции будет во многом зависеть от того, каким станет наш Центр.

Для нас с Борисом Николаевичем город Екатеринбург всегда был родным, и это прекрасно, что Ельцин-центр открывается именно здесь, в нашем любимом городе. Здесь прошла большая часть нашей жизни, здесь мы познакомились, здесь мы поженились, здесь родились наши дочери и первая внучка, здесь началась его трудовая и политическая биография, и его лидерские качества тоже формировались здесь. Думаю, если бы он сам выбирал город для своего Президентского центра, у него не было бы сомнений – только Екатеринбург.

Сердце Центра – это, конечно, музей. Когда я впервые прошла по его залам и увидела экспозицию в том изначальном виде, я убедилась – это действительно серьёзный разговор о нашей недавней истории без лакировки, только правда.

Так сложилось, что наше с Борисом поколение узнало правду об истории страны только в конце 80-х. Мне бы очень хотелось, чтобы наши внуки и их ровесники учили историю России по живым и правдивым учебникам. И в этом смысле музей первого президента России, безусловно, даёт возможность получить объективные представления о том, как жила страна в 90-е годы прошлого века.

Вы видели, как много тут собрано документов, свидетельств, кинохроники и фотографий, есть чему поучиться, и есть что анализировать, и есть над чем думать. Но что сильнее всего меня впечатлило – это эмоциональная атмосфера музея. Когда идёшь по нему, местами просто мурашки по коже.

Конечно, у меня особое восприятие. Вот я вошла в комнату – эта мебель у нас стояла в московской квартире, – открыла дверь и попала в август 1991 года и на эти баррикады у Белого дома. Для меня эти три дня были страшными: никто не знал, чем закончатся эти трагические события, что будет со страной. И ещё глубоко личное: что будет с Борисом, с детьми и с внуками. Переживать всё это заново, конечно, было очень тяжело, но это наша жизнь, которая уже стала историей. Здесь в музее её можно уже по–настоящему прочувствовать и, значит, понять время, в котором мы жили.

Борис не любил славословие в свой адрес. Где бы он ни работал – на стройке, в обкоме или в Кремле, – окружавшие люди знали, что с ним можно говорить на равных и нужно. Он бы не понял нас, если бы музей его имени стал парадным мемориалом.

Для меня очень важно, чтобы Ельцин-центр стал точкой притяжения для людей разного возраста, разных профессий и разных политических взглядов. Для этого есть все возможности. В Центре уже завтра начинает работать не только музей, но и архив, образовательный центр, детский центр, конференц-зал. Люди смогут приходить сюда семьёй, и это будет здорово.

Теперь самое главное в жизни этого Центра – наполнить его содержанием. Чтобы были интересные экскурсии, встречи с яркими людьми и творческие проекты. Верю и очень надеюсь, что здесь скуки не будет, и очень рассчитываю, что все, с кем мы сотрудничали в Екатеринбурге на протяжении минувших лет, поддержат Центр и будут работать.

Мне бы очень хотелось, чтобы Ельцин-центр собрал вокруг себя неравнодушных, болеющих за Россию людей, таких, каким был наш первый президент.

Я сердечно благодарю всех, кто участвовал в создании Ельцин-центра. Вас, Владимир Владимирович, – Вы всё это время поддерживали нас. Вас, Дмитрий Анатольевич, – это Вы подписали закон о сохранении исторического наследия президентов России и тоже постоянно следили за судьбой нашего Президентского центра. Я признательна всем сотрудникам и партнёрам компании музейного проектирования Ralph Appelbaum и очень благодарна нашему замечательному режиссёру Павлу Семёновичу Лунгину, прекрасному художнику Эрику Владимировичу Булатову, всем сотрудникам Президентского центра, тем, кто создавал специальный фильм для музея, собирал архивы, выстраивал экспозиции, реставрировал фото- и кинохронику, писал тексты. И конечно, всем, кто помог музею, делая спонсорские пожертвования.

Без вас, дорогие друзья, и без вашей самоотверженной работы Центра Ельцина не было бы. Спасибо вам всем и низкий поклон.

В.Путин: Поздравим друг друга с этим событием. Наина Иосифовна сейчас обратилась со словами благодарности ко всем, кто принимал участие в работе по подготовке Центра. Но двух человек я бы всё–таки отметил особо – это Татьяна Борисовна и Валентин Борисович Юмашевы. Если бы не их усилия, Центра бы не было точно.

Россия. УФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 ноября 2015 > № 1564802 Владимир Путин, Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter