Всего новостей: 2600874, выбрано 12055 за 0.651 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру  | релевантности

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 сентября 2018 > № 2729778

Товарооборот России и Китая может превысить 120 млрд долларов по итогам года, считает министр экономического развития России Максим Орешкин.

"Цифры взаимной торговли говорят о многом. Если посмотреть первое полугодие этого года, рост примерно 30 проц. Наши оценки по всему году говорят о том, что товарооборот России и Китая может превысить 120 миллиардов долларов", -- заявил Максим Орешкин в интервью корр. Синьхуа на полях Восточного экономического форума. По его словам, это "результат долгосрочной политики как со стороны России, так и со стороны Китая по налаживанию двусторонних отношений" и свидетельство того, что сотрудничество углубляется по разным направлениям.

"Сотрудничество развивается во всех сферах, начиная от энергетики и заканчивая машиностроением, новыми технологиями, совместной разработкой широкофюзеляжного самолета, то есть спектр сотрудничества очень большой", -- поясняет министр. "Барьеры возникают то там, то здесь, но мы всегда находим решение возникающих вопросов". По словам министра, в отношениях России и Китая сохраняется предсказуемость, страны нацелены на дальнейшее развитие торгово-экономических взаимоотношений без каких-либо условий и требований.

Китай является лидером по объему иностранных инвестиций на Дальнем Востоке России, развивается приграничная торговля и растет показатель расчетов в национальных валютах, отметил министр. "Все показатели говорят о том, что Китай действительно играет очень важную роль в освоении российского Дальнего Востока. Сотрудничество России и Китая на Дальнем Востоке выгодно для обеих стран", -- подчеркнул М.Орешкин.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 сентября 2018 > № 2729778


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 14 сентября 2018 > № 2729770

В Китае за первые 8 месяцев 2018 года отмечался стабильный рост объема прямых иностранных инвестиций. Об этом свидетельствуют данные, опубликованные в четверг Министерством коммерции КНР.

По сообщению официального представителя Минкоммерции Китая Гао Фэна, за первые 8 месяцев этого года объем фактически реализованных иностранных инвестиций в Китае вырос в годовом выражении на 2,3 проц. до 560,4 млрд юаней /в пересчете на доллары США - на 6,1 проц. до 86,5 млрд долл./, при этом в стране было создано 41331 предприятие с иностранным капиталом, что на 102,7 проц. больше, чем в аналогичный период прошлого года.

В частности, в августе количество новых предприятий с иностранным участием выросло в годовом выражении на 126,8 проц. до 6092. При этом реально используемый иностранный капитал в упомянутом месяце вырос на 1,9 проц. в годовом исчислении до 63,7 млрд юаней.

Также стоит отметить, что в первые 8 месяцев инвестиции в высокотехнологичные отрасли

выросли на 6,6 проц., а инвестиции в высокотехнологичную обрабатывающую промышленность увеличились на 29,2 проц. -- до 56,3 млрд юаней.

Помимо этого, объем фактически использованных иноинвестиций в западной части страны вырос на 28,6 проц. до 39,4 млрд юаней, а в 11 пилотных зонах свободной торговли -- на 19,3 проц. до 70,2 млрд юаней и составил 12,5 проц от общего объема фактически использованного иностранного капитала.

Что касается источников иностранного капитала, объем иноинвестиций из стран вдоль "Пояса и пути" вырос на 26,3 проц. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В то же время отмечался рост инвестиций из других основных стран и регионов.

По мнению экспертов, при условии продвижения открытости внешнему миру и расширения доступа к рынку, а также улучшения инвестиционной среды и принятия мер для усиления защиты прав интеллектуальной собственности, Китай продолжит быть привлекательной страной для иностранных инвестиций.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 14 сентября 2018 > № 2729770


Китай. Япония > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 13 сентября 2018 > № 2729805

Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в среду встретился с делегацией японского бизнес-сообщества.

В ходе встречи Ли Кэцян призвал Китай и Японию усиливать текущую тенденцию улучшения и развития двусторонних отношений.

Ли Кэцян отметил, что в этом году отмечается 40-летие подписания Китайско-японского договора о мире и дружбе, и обе стороны должны соблюдать принципы, установленные в четырех политических документах, подписанных двумя странами.

Ли Кэцян заявил, что Китай и Япония могут использовать сотрудничество в экономике и торговле как движущую силу двусторонних связей, призвав стороны укреплять сотрудничество в областях инноваций и высоких технологий, развивать сотрудничество на третьих рынках.

Ли Кэцян ожидает, что стороны добьются взаимных выгод на более высоком уровне и в более обширных отраслях, постоянно расширяя потенциал сотрудничества.

Ли Кэцян подчеркнул: "Китай будет непоколебимо продвигать реформы и открытость, облегчать доступ к рынку, строго защищать права на интеллектуальную собственность и в дальнейшем оптимизировать бизнес среду, чтобы Китай продолжил быть популярным направлением для иностранных инвестиций".

Ли Кэцян заявил, что Китай и Япония, будучи двумя ведущими мировыми экономиками, должны совместно противостоять унилатерализму и протекционизму, поддерживать мультилатерализм и свободную торговлю.

Ли Кэцян отметил, что Китай хочет работать со всеми сторонами, включая Японию, чтобы активно стимулировать переговоры по соглашению о свободной торговле между Китаем, Японией и Республикой Корея и соглашению о Региональном всеобъемлющем экономическом партнерстве /RCEP/, способствовать созданию?благоприятных условий для торговли и инвестиций, а также их либерализации, содействовать созданию глобальной экономики открытого типа.

Члены японской делегации заявили, что развитие дружественных и взаимовыгодных отношений между Японией и Китаем не только благоприятствует обеим странам, но и благоприятствует обеспечению стабильности и процветания во всем мире.

Они также подчеркнули, что японское экономическое сообщество поддерживает усилия правительств обеих сторон для противостояния протекционизму, защиты свободной торговли и мультилатерализма, усиления сотрудничества в сфере инноваций и цифровой экономики, а также активное расширение сотрудничества на третьих рынках, чтобы достичь совместных выгод.

Китай. Япония > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 13 сентября 2018 > № 2729805


Китай. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 13 сентября 2018 > № 2729793

Китай и Россия строят «Ледяной Шелковый путь» и ускоряют освоение Дальнего Востока

В последние годы руководители Китая и России во время встреч многократно говорили о развитии сотрудничества по Северному морскому пути и совместном строительстве «Ледяного Шелкового пути». Накануне открытия 4-го Восточного экономического форума в России, продвижение сотрудничества по «Ледяному Шелковому пути» тесно связало Дальний Восток РФ с Северо-Восточной Азией и Европой с помощью Северного морского пути. Благодаря этому перед соответствующими регионами открылись новые возможности, что стало горячей темой для обсуждения разных сторон.

Ускорение освоения Дальнего Востока

После того как президент России Владимир Путин занял свой пост, он поставил Дальний Восток на приоритетное место в повестке дня, более того, определил стратегию развития этого региона. Начиная с 2014 года, российское правительство начало ускорять освоение Дальнего Востока. В сентябре 2015 года был проведен 1-й Восточный экономический форум, нацеленный на расширение открытости Дальнего Востока и привлечение иностранных инвестиций.

Тема нынешнего форума – «Дальний Восток: расширяя границы возможностей». Одним из главных пунктов его повестки дня является обсуждение перспектив экономического сотрудничества Дальнего Востока с соседними государствами, а также важности развития дальневосточного транспортного коридора для АТР.

По мнению экспертов, ключ к развитию Дальнего Востока заключается в создании взаимосвязи между дальневосточными ресурсами и потребностями окружающих регионов. «Ледяной Шелковый путь» выступает за сотрудничество по Северному морскому пути, что может задействовать освоение ключевых портов вдоль Северного Ледовитого океана на Дальнем Востоке, активизировать потенциал внутренних районов, открыть новые каналы для открытого сотрудничества Дальнего Востока со странами Тихоокеанского региона и Атлантики.

Совместно возрождать Северо-Восток Китая

Провинции Хэйлунцзян и Цзилинь граничат с Дальним Востоком России. Как подчеркивают исследования, если две эти провинции смогут установить связь с Дальним Востоком России, тогда можно будет с помощью сквозных перевозок по суше и морю присоединиться к «Ледяному Шелковому пути», на востоке выйти к Японии и Южной Корее, на западе пересечь Северный Ледовитый океан и достичь Северной Европы, таким образом, значительно расширить торговый рынок.

В настоящее время Россия строит «международные транспортные коридоры Приморье», что способствует реализации мечты внутренних районов северо-восточного Китая «выйти к морю через порт». Международный транспортный коридор «Приморье-2» связывает Хуньчунь с Зарубино и Славянкой, что приносит очевидный экономический эффект.

Кроме того, международный транспортный коридор «Приморье-1» свяжет КПП Суйфэньхэ провинции Хэйлунцзян с Владивостоком и Пограничным, что тоже окажет содействие развитию Суйфэньхэ и соседних регионов. Группа приморских портов провинции Ляонин может быть напрямую сопряжена с «Ледяным Шелковым путем», это может предоставить погрузочно-разгрузочный сервис в портах для приходящих и уходящих судов.

«Международные транспортные коридоры Приморье» и «Ледяной Шелковый путь» пересекаются в портах Дальнего Востока, формируется крупная транспортная артерия для сквозных перевозок по суше и морю. Это будет стимулировать совместное освоение Дальнего Востока РФ и возрождение старых промышленных баз Северо-Востока Китая, а также создаст более разнообразные цепочки ценности и более широкую платформу сотрудничества.

Повышение взаимосвязи между регионами Евразии

Северный морской путь – это морской коридор, связывающий Тихий и Атлантический океаны. Это также кратчайший морской путь, который соединяет Азию, Европу и Америку. По сравнению с традиционными морскими путями, Северный морской путь не имеет ограничений на габариты морских судов, что может значительно повысить эффективность логистики грузоперевозок.

«Ледяной Шелковый путь» выступает за сотрудничество по Северному морскому пути и его освоение, что содействует совместному развитию Северо-Востока Китая и Дальнего Востока РФ, и в будущем будет продвигать взаимосвязь, взаимодоступ и торгово-экономическое сотрудничество Корейского полуострова, Японии и даже Европы. Таким образом, откроется новый путь для евразийского сотрудничества.

Как только морской путь начнет бесперебойно функционировать, товары из Восточной Азии смогут через «Ледяной Шелковый путь» и Северный Ледовитый океан достигать Северной Европы, а затем через порты «Арктического коридора» и железнодорожную сеть распространяться в разные места Европы. Позиция Северной Европы в евразийском логистическом коридоре изменится с «конечной» на «важнейшую».

Китай. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 13 сентября 2018 > № 2729793


Япония. Китай. Корея. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 12 сентября 2018 > № 2731111

Мир без Курил: что Путин предложил Японии

Путин предложил премьеру Японии заключить договор о мире

Российский президент Владимир Путин предложил заключить мирный договор с Японией без предварительных условий. А потом уже решить проблему спорных территорий и совместно поднимать экономику Дальнего Востока и всей РФ. Премьер Синдзо Абэ взял паузу на раздумье.

Ключевое событие Восточного экономического форума — пленарная сессия — в этом году носила название «Дальний Восток: расширяя границы возможностей». Открылась сессия как обычно, под музыку и аплодисменты лидерам, вышедшим на сцену: президенту Владимиру Путину, председателю КНР Си Цзиньпину, премьеру Японии Синдзо Абэ, главе правительства Южной Кореи Ли Нак Ену и президенту Монголии Халтмаагийну Баттулге.

И ничего, как говорится, не предвещало сенсации. Но она случилась. Почти.

Локомотив «Дальний Восток»

Первым слово было предоставлено Путину. Развитие Дальнего Востока, дал понять президент, — безусловный приоритет для России. «Наши усилия направлены на то, чтобы создать здесь в динамично растущем Азиатско-Тихоокеанском регионе мощный центр международного сотрудничества и интеграции, деловой и инвестиционной активности, образования, науки и культуры», — сказал Путин.

Дальний Восток, считает Путин, должен стать «локомотивом отечественной экономики, инноваций, культуры».

Уже сейчас прогресс по восстановлению экономики Дальнего Востока имеет место быть, уверен Путин. Особенно в таких секторах, как производство строительных материалов, транспортная инфраструктура, машиностроение, туризм, добыча полезных ископаемых, освоение морских биоресурсов, агропромышленный комплекс… На долю региона приходится более четверти прямых иностранных инвестиций в Россию, тогда как еще пять лет назад было порядка 2%.

В рамках специальных механизмов развития Дальнего Востока — ТОРов (территорий опережающего развития) и свободного порта Владивосток — запущено свыше 130 новых предприятий, создано более 16 тысяч рабочих мест.

Путин рассказал, что встречался во вторник с иностранными инвесторами — «они проявляют прямой интерес», в том числе к дальневосточному агросектору. «В этой связи прошу правительство, губернаторов российских регионов вплотную заняться этим вопросом. Посмотреть, как обстоят дела с использованием сельхозземель», — сказал Путин.

Не исключено, что прямое указание Путина по поводу выделения земель — отголосок скандала с корейскими инвесторами.

Еще летом на Петербургском экономическом форуме корейцы заявили, что не могут получить участок под строительство рыбного комплекса во Владивостоке на мысе Назимова. Врио губернатора Приморского края Андрей Тарасенко позже сообщил, что проблема решена. Но для ее решения потребовалась подача жалобы на самый верх.

Свежее дуновение ветра с Востока

Похоже, ручное управление экономикой региона не устраивает Кремль. Путин пообещал, что правительство разработает нацпрограмму развития Дальнего Востока до 2025 года с перспективой продления до 2035 года.

Выступавшие вслед за Путиным лидеры поддержали предложение российского президента.

Господин Си, всегда блиставший витиеватыми фразами, на этот раз превзошел себя в признаниях любви к России. Во вторник, кстати, они вместе с Путиным пропустили на набережной по рюмке водки под блины с красной и черной икрой. В среду китайский лидер выражался так: «Свежее дуновение ветерка с Востока вдохновляет и убеждает нас…». Это он про укрепление дружбы и сотрудничества между Россией и Китаем и про возрождение Владивостока. Он считает, что сейчас «наступает сезон сбора урожая в отношениях России и Китая».

В заключение своего выступления Си рассказал трогательную историю про китайского мальчика Синзифея, который побывал в России. Мальчик написал записку о том, о чем он мечтает: вернуться в РФ. Это послание Синзифей запечатал в бутылку и бросил ее в море, а выловил сосуд сотрудник российского детского центра «Океан» на берегу Уссурийского залива. Сейчас Синзифей учится в Дальневосточном университете, мечта сбылась.

Премьер Абэ говорил про свою мечту: когда, наконец-то, Россия будет готова подписать мирный договор, урегулировать территориальный спор с Японией, японцы сделают все возможное и невозможное для процветания России.

Новые связи (с Японией) «дадут новую добавленную стоимость» и «откроют перед Россией безграничные возможности». Какие именно — Абэ попросил показать заранее заготовленный видеосюжет.

В нем речь шла о медицинской диагностике японского качества, оборудовании для морских портов, как в Токио, развитии туризма, как на Фудзияме, передовых технологиях утилизации отходов… «Японское море станет хайвэем!» — закончил пламенную речь премьер Абэ.

Все это будет после решения проблемы мирного договора, несколько раз вежливо, но настойчиво повторял Абэ. И даже сказал, что Путин во время визита в японский город Нагато в декабре 2016 года в принципе согласился, что отсутствие мирного договора — «это ненормальная ситуация». И ее надо урегулировать.

«Господин президент Путин, давайте еще раз подтвердим нашу решимость, наши намерения перед многочисленными свидетелями, перед всей нашей аудиторией. Если мы этого не сделаем сейчас, то когда же? Если этого не сделаем мы, то кто же это сделает, кроме нас?» — призвал Абэ.

Путин, судя по всему, проникся эмоциональной речью Абэ. И предложил неожиданное решение проблемы мирного договора между Россией и Японией.

Напомним, Россия и Япония не подписали мирный договор по итогам Второй мировой войны. К России тогда, более 70 лет назад, отошли несколько островов Курильской гряды: Итуруп, Кунашир, Шикотан и группа мелких островов Хабомаи. Позиция Москвы: Южные Курилы вошли в состав СССР по итогам Второй мировой войны, и российский суверенитет над ними не противоречит международным нормам.

Япония такое решение не признала и настаивает на возвращении этих территорий на основе двустороннего Трактата о торговле и границах от 1855 года.

Эхо Второй мировой

«70 лет мы ведем переговоры. Синдзо (Абэ) сказал: давайте поменяем подходы. Давайте. Так вот какая идея мне пришла в голову:

давайте заключим мирный договор, не сейчас, конечно, но до конца года, Без всяких предварительных условий», — заявил Путин.

«А потом, на основе этого мирного договора, как друзья, продолжим решать все спорные вопросы. Разумеется, мне кажется, что это облегчило бы нам решение всех проблем, с которыми мы не можем справиться на протяжении 70 лет», — добавил президент, имея в виду экономические проблемы.

Ранее 10 сентября президент России Владимир Путин после встречи с премьер-министром Абэ рассказал о ходе переговоров о заключении мирового договора между странами.

«Разумеется, в ходе переговоров затронули проблему мирного договора. Как известно, этот вопрос обсуждается многими десятилетиями, и было наивным полагать, что можно решить его в одночасье. Но мы готовы искать развязки», — сказал Путин после встречи с премьер-министром Японии.

В общем, так и вышло. В одночасье не получилось. Премьер Синдзо Абэ идею и не поддержал, и не отклонил. Он ушел от публичной оценки этой инициативы.

Тут следует пояснить, что некоторая часть японского истэблишмента резко критикует Абэ за то, что тот слишком мягко ведет переговоры о «возврате» спорных островов. Во время визита Путина в Японию устраиваются не очень многочисленные, но шумные акции протеста. По улицам Токио ездят автомобили с плакатами против приезда Путина и карикатурами на «миндальничающего» Абэ. Через усилители, установленные на авто, звучат оскорбительные речевки.

Неудивительно, что Абэ взял тайм-аут для обдумывания предложения Путина: мирный договор — да, с условием отдать острова — нет. Путин позднее еще раз пояснил: дело не в том, что острова представляют какую-то экономическую особую ценность. Территория России гигантская, а площадь «спорных территорий» мизерна. Но это дело принципа.

Япония. Китай. Корея. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 12 сентября 2018 > № 2731111


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 12 сентября 2018 > № 2730602 Александр Разуваев

Александр Разуваев: Нефть по $70 устраивает всех.

Что ждать в ближайшее время российской нефтегазовой отрасли, рассказал директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев

Осень 2018 года сулит мировой экономике большие геополитические потрясения. Проблемы сирийского урегулирования, санкции США в отношении иранского нефтяного экспорта, торговые войны, а также возможное IPO крупнейшей нефтяной компании мира Saudi Aramco не могут пройти незамеченными и для нефтяного рынка. О том, что ждать в ближайшее время российской нефтегазовой отрасли, портал «Нефть и Капитал» расспросил директора аналитического департамента «Альпари» Александра Разуваева.

«НиК»: Некоторое время назад началось массовое обесценивание валют развивающихся стран, в том числе и нефтяных. Что это значит для мировой нефтегазовой отрасли?

– На самом деле, это очень хорошо для бюджета нефтяных стран. В качестве примера можно взять Россию – дешевый рубль, дорогая нефть. Бюджет на этот год был запланирован дефицитным, однако поправки, принятые к нему летом, уже свидетельствуют о профиците. Если курс российской валюты будет в районе 60-67 руб. за доллар, а нефть Urals примерно $72 за баррель, то до конца года дополнительные доходы бюджета России составят более 2,5 трлн руб. Это хороший показатель.

Для падения национальных валют есть разные причины, в том числе и политические. Например, падение национальных валют России и Турции можно объяснить именно политикой. Однако главная фундаментальная причина, благодаря которой обесцениваются национальные валюты, – повышение процентной ставки Федеральной резервной системы США (ФРС США – прим. «НиК»). Это плохо для всех ценных бумаг и валют. С этим надо как-то жить. Экономики крупных, не зависящих только от нефти стран могут нормально развиваться и в таких условиях. В качестве яркого примера опять же можно привести Россию и Турцию.

«НиК»: А как Вы охарактеризуете ситуацию в Венесуэле?

– По отношению к этой стране действует очень жесткий санкционный режим США. Не стоит забывать и о том, что в Венесуэле проведен социалистический эксперимент. И сейчас там очень плохая криминальная ситуация. Вообще, для Латинской Америки это большая проблема, которую в свое время смог решить только очень жесткими методами Пиночет. В нынешних реалиях в такой экономике, как Венесуэла, очень сложно заниматься бизнесом и просто жить.

«НиК»: Не секрет, что ряд западных крупных нефтяных компаний так или иначе остались в России. Ожидаете ли Вы расширения их присутствия или наоборот?

– Хорошо, что они остались. Экономика не должна уступать политике. Но я думаю, что пока не будет никакого движения. Может, в будущем, когда санкции снимут или они серьезно ослабнут, российские и западные компании станут вместе бурить Арктику. Можно ожидать и увеличения их присутствия на Каспии. Недавний визит в Россию президента Азербайджана Ильхама Алиева показал, что Баку и Москва собираются вместе работать над различными нефтяными проектами. Но в будущем стоит ожидать, что свои доли в каспийских проектах получат и западные компании. Однако пока это все упирается в политику, так как геополитическая ситуация очень напряженная и далека от разрешения.

«НиК»: Была информация, что Россия, как ни странно, стала крупнейшим инвестором на Украине. Затронуло ли это нефтянку?

– Россией туда вложено порядка $436 млн, это небольшая сумма даже для Украины. И эти инвестиции не касаются нефтяного сектора. Вообще, важнейшим моментом плана экономической модернизации, который был официально предложен Украине со стороны Евросоюза, является создание производств, завязанных на рынок ЕС. А для этого Украина должна получать порядка €20 млрд иностранных инвестиций в год. Кстати, подобная перестройка экономик проводилась в Польше, Турции и Прибалтике. В Польше и Турции в целом получилось, в Прибалтике, возможно из-за их быстрого перехода на евро, план не сработал. Тем не менее пока Киев за 6 месяцев 2018 г. получил только $1,3 млрд. Даже если он получит еще столько же, в сумме получится $2,6 млрд – это 10% от того, что им нужно. Это свидетельствует прежде всего о том, что, по мнению европейского бизнеса, риски инвестиций в Украину очень велики именно из-за политических моментов.

В России в основном показывают на Восток Украины, но и Венгрия смотрит на свой кусочек, где живут венгры, а Польша – на Львов. И непонятно, что будет. Есть точка зрения, что следующим президентом будет Тимошенко. Но в любом случае инвесторы опасаются вкладывать деньги в эту страну. Для них даже выгоднее инвестировать в Белоруссию. Там жесткие правила игры, есть один президент, с которым, правда, трудно договориться, но если это сделаешь, можно спокойно вести свой бизнес.

«НиК»: Экспорт нефти из Ирана сокращается. Что будет со стоимостью черного золота после введения американских санкций в отношении иранского нефтяного экспорта? Смогут ли США полностью перекрыть экспорт нефти из этой страны?

– «Серый» экспорт нефти из Ирана был всегда, и цены это поддержат. В то, что Иран в ответ может начать боевые действия, я не верю. Поэтому «серый» экспорт так и останется, может быть, частично он даже пойдет через Россию.

Санкции в отношении иранской нефти дадут некоторый плюс к цене, но мне кажется, что нынешняя стоимость черного золота устраивает всех. Заложено повышение ставки ФРС США и ОПЕК+ с увеличением добычи, поэтому цены находятся в некотором равновесии.

«НиК»: То есть Саудовская Аравия все же договорилась с США о стоимости нефти?

– Мне кажется, все договорились. Надо добавить и то, что ближневосточные страны после распада СССР Москву не очень уважали. Из Афганистана вышли, в Чечне вначале вообще не получилось. После участия в Сирии Россия начала завоевывать уважение стран этого региона.

«НиК»: Пойдет ли Саудовская Аравия на IPO Saudi Aramco в этом году или следующем?

– По моему мнению, было бы хорошо. После продажи 5% всегда можно продать еще 5, вплоть до контрольного пакета. Но пока компания не вышла на IPO, она может оставаться непрозрачной. Кроме того, чтобы выйти на IPO, она должна дать данные по запасам. Те данные, что сейчас известны, очень старые, 80-х годов прошлого века. Представители Saudi Aramco сами говорят, что на нее не надо ориентироваться, мы дадим перед IPO цифру по запасам современную. Но пока никто новых данных по запасам не видел и никто не знает, сколько там реально нефти. По закону вся нефть Саудовской Аравии принадлежит королю. У российских компаний есть доказанные запасы, подтвержденные международным аудитом, а с Saudi Aramco все непонятно.

Можно лишь заметить, что Саудовская Аравия пыталась играть доминирующую роль на Ближнем Востоке, но все понимают, что Иран в военном плане намного сильнее. Много денег еще не означает сильную армию и сильное политическое влияние.

«НиК»: Данные по запасам Saudi Aramco могли бы повлиять на стоимость нефти?

– Поскольку нынешняя цифра с 1980-х годов, новая может сильно отличатся. К тому же Ближний Восток – это регион, в котором постоянно идет добыча. Конечно, новая цифра могла бы сильно повлиять на рынок.

«НиК»: Ожидаете ли вы роста сланцевой добычи в США? Этот сектор нефтедобычи находится в лучшем финансовом состоянии, чем прежде?

– Цена на нефть сейчас достаточно комфортная, в том числе и для сланцевых компаний США. Однако есть мнение, что очень большой объем «плохих» долгов в американской экономике у компаний нефинансового сектора, в том числе и нефтяников. Пока сланцевые компании рефинансируются, но с повышением ставки ФРС происходит рост стоимости обслуживания долга. Поэтому вполне возможно, что повышение ставки спровоцирует кризис для этих компаний. Но это касается всего реального сектора американской экономики. Кроме того, Дональд Трамп в целом не очень предсказуемый политик.

«НиК»: Произойдут ли какие-то изменения политики США в отношении нефтяного рынка после выборов в Конгресс?

– Не думаю. Мы можем делать ставки на то, досидит ли Трамп до конца своего срока, потому что он не очень адекватный президент США, по крайней мере в вопросах экономики. Например, в одном из своих последних заявлений он сказал, что США хотят выйти из ВТО. При этом Соединенные Штаты – второй экспортер в мире. Если они это сделают, им придется со своими основными торговыми партнерами – ЕС и Китаем – договариваться отдельно. В этом случае глобальная экономика начинает разрушаться мгновенно. Американцы после Второй мировой войны выстраивали систему глобальной экономики именно под себя, грамотно и обычно мягко, а тут пришел президент, который решил все это разрушить в силу своего понимания мира.

«НиК»: Могут ли антироссийские санкции повлиять на возможности РФ по экспорту углеводородного сырья?

– Нет, не могут. И с нефтью, и с газом все будет нормально.

«Северный поток – 2» и «Турецкий поток» будут работать. Более того, я думаю, что вне всякой политики не будет транзита через Украину. В этой стране очень большой износ ГТС, риск техногенной катастрофы очень высок.

Хотя считается, что останется небольшой транзит – 10 млрд куб.м. Но если у тебя угроза разрушения газотранспортной системы, вряд ли кто-то захочет пойти на такой риск.

«НиК»: Что ждет российский внутренний рынок нефтепродуктов, если осенью мировые цены на нефть еще вырастут? Есть мнение, что с рынка уйдут независимые компании, владеющие НПЗ и АЗС.

– Я эти разговоры слышу, сколько живу. Нефть была за $100 за баррель очень долго, и был сильный рубль. Сейчас рубль в любом случае слабый, но я думаю, что принципиально ничего не изменится. Просто крупные нефтяные компании получат дополнительный рост прибыли. «Роснефть» дивиденды увеличила в 4 раза, и, скорее всего, по итогам года они заплатят за второе полугодии больше, чем за первое. Слабый рубль и дорогая нефть – хорошая прибыль.

«НиК»: Почему растет стоимость бензина? Из-за подорожания нефти или по другим причинам?

– Во-первых, российская экономика вернулась к росту, то есть растет потребление нефтепродуктов. Во-вторых, всегда надо сравнивать внутренний рынок и внешний. Если выгоднее экспортировать, то цены на внутреннем рынке растут. Кроме того, присутствует фактор закрытия НПЗ на модернизацию. Это не видно потребителю, но это серьезный фактор для инвестиций в переработку.

«НиК»: Почему, в то время как независимые региональные АЗС кричат о невыгодности своего бизнеса, иностранные нефтегазовые компании расширяют свои сети АЗС?

– Всю жизнь слышу от региональных банков, что им мешает жить Сбербанк. Понятно, что за сильным игроком стоят инвестиции, но ничего страшного я не вижу. Покричать все любят, это элемент пиара.

«НиК»: Минэнерго РФ на днях сообщило, что считает беспошлинные поставки нефтепродуктов в Белоруссию нецелесообразными. Зачем они туда вообще поставлялись, ведь у Белоруссии есть свои крупные НПЗ?

– Нефтепродукты, которые производили два белорусских НПЗ, Новополоцкий и Мозырский, шли на экспорт. Российское горючее поставлялось для нужд белорусского сельского хозяйства. Мне кажется, сейчас было бы правильно попытаться договориться о доли России в их нефтеперерабатывающих заводах, а Белоруссии отдать долю в добыче. В этом случае белорусские НПЗ получили бы полную загрузку своих мощностей. Для президента Белоруссии Александра Лукашенко это было бы лучше. Но с 1 октября Россия ужесточает условия финансирования этой страны, поскольку Москва не всем довольна в отношениях с Минском, в том числе и в вопросах геополитики. При этом в 2019 г. там будут проходить выборы президента, и я не исключаю развития жесткого сценария на переговорах. Однако в любом случае Россия и Белоруссия придут к согласию.

«НиК»: А что будет с Евразийским экономическим союзом?

– Согласно документам, единый рынок должен быть создан к 2025 г. Однако нефть и газ не самое главное в этом объединении. Главное – это рынок труда, и он фактически уже создан. Кроме того, это единая валюта. Если будет введен алтын как единая валюта для Евразийского союза, то он будет очень похож на российский рубль. Возможно, эта валюта будет более сырьевая, потому что Казахстан сырьевой.

Если ввод единой валюты произойдет, то будет как с евро: сначала безнал, а потом наличные деньги. С другой стороны, ходят слухи, что в России пройдет деноминация 1:100, вернется копейка.

«НиК»: В каком состоянии НПЗ Белоруссии? Если их надо модернизировать, то за чей счет?

– На момент распада СССР они были в хорошем состоянии. Считается, что и сейчас это достаточно современные предприятия. В Белоруссии, в отличие от Украины, сохранены стоящие активы.

«НиК»: Правда ли, что белорусский бензин, дизель и даже авиационный керосин после обострения российско-украинских отношений формируют на украинском рынке порядка 80% предложения?

– Думаю, что так и есть. Украина и Белоруссия имеют общую границу, они торговые партнеры. Более того, от Минска до Киева не так далеко. Тем не менее политические разногласия у них присутствуют. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что еще какое-то время назад в Белоруссии был запрет на обмен гривны. При этом рубль, доллар, евро, польские злотые менять было можно. Поэтому у них достаточно сложные отношения.

«НиК»: Экспорт российского СПГ в страны Азиатско-Тихоокеанского региона в январе – августе 2018 г. вырос на 48,2%, до 15 млрд куб.м. Есть ли у России перспективы расширения поставок сжиженного газа?

– Потенциал для роста российских поставок СПГ присутствует. Более того, «Газпрому», когда он закончит свои мегапроекты «Сила Сибири», «Турецкий поток», «Северный поток – 2», надо будет что-то делать. И он наконец-то займется СПГ.

«НиК»: В каком состоянии сейчас американские СПГ-проекты? Могут ли они составить конкуренцию российскому газу?

– Пока для европейского рынка и для «Газпрома» они вообще не являются угрозой. И не только по цене. Европа понимает, что «Газпром» поставляет энергосырье без каких-то претензий. Трамп же американские поставки СПГ, которые еще и будут дороже, пытается совместить с кучей условий: деньги на НАТО и т. д. США – это такой поставщик, который тебе еще постоянно ставит какие-то условия. Российский «Газпром» этого не делает.

«НиК»: Поменяется ли европейский газовый рынок после разграничения Каспия? Сможет ли туркменский газ дойти до ЕС и будет ли он конкурентоспособным на этом рынке?

– Есть Трансанатолийский газопровод из Азербайджана, но пока никаких рисков для «Газпрома» нет – и с точки зрения поставок в Турцию, и с точки зрения поставок в ЕС. По Туркменистану информация очень обрывочна. Ясно, что там сильнейший экономический кризис. В голод я, конечно, не верю, но экономика у них не в лучшем состоянии. Из-за бедности населения в последние годы там стало нарастать распространение радикального ислама. Напомню, что современный радикальный ислам часто «красный», он внедряется под предлогом социальной справедливости. Поэтому сейчас сложно прогнозировать, что будет и с политической точки зрения в этой стране.

При этом для разработки и обустройства новых газовых месторождений Туркменистана нужны иностранные специалисты и инвестиции, своими силами страна этого сделать не сможет. Однако власти страны иностранцев не пускают, даже «Газпром». Поэтому в обозримом будущем туркменский газ вряд ли дойдет до ЕС.

«НиК»: А если деньги найдутся, он может конкурировать по цене с российским газом?

– Нет. Россия уже поставляет в ЕС около 200 млрд куб.м – это очень много. Я не думаю, что туркменский газ составит реальную конкуренцию. Может быть, если «Газпром» там что-то построит и будет покупать туркменский газ, я в это поверю. Но, опять же, «Газпром» туда надо пустить. Российская компания в свою очередь еще посмотрит, идти ли туда из-за больших рисков.

«НиК»: А Китай имеет крепкие позиции в Туркменистане?

– Там никто не может иметь крепких позиций, потому что власть совершенно непонятная и невменяемая. В Туркменистане нет политической стабильности.

«НиК»: А иранский газ может прийти на европейский рынок?

– Сейчас нет, но в перспективе сможет. В Иране крепкая власть, есть свои инженеры. Если политика ЕС поменяется, через Турцию иранский газ может дойти до Евросоюза. Но для этого Европа должна признать Иран торговым партнером. Европа готова это сделать, но пока она еще находится под сильным влиянием Соединенных Штатов. Тем не менее потихонечку Евросоюз начинает из-под этого влияния выходить. Для ЕС, конечно, лучше иметь много поставщиков газа, а не только Россию. Кроме того, Иран готов приглашать иностранных специалистов. В этой стране добыча углеводородного сырья может существовать отдельно от политики.

Беседовала Екатерина Дейнего

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 12 сентября 2018 > № 2730602 Александр Разуваев


Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 сентября 2018 > № 2730232

Закрытие 20-й китайской Международной торгово-инвестиционной ярмарки состоялось сегодня в Сямэне /провинция Фуцзянь, Юго-Восточный Китай/.

В ярмарке приняли участие представители более 1000 торгово-промышленных организаций и около 5000 предпринимателей из 128 стран и районов мира.

В рамках ярмарки состоялось более 150 различных мероприятий и переговоров, было подписано 1982 инвестиционных проекта на сумму более 527,5 млрд юаней /1 доллСША - 6,85 юаня/. В частности, доля проектов с иностранными инвестициями составила 251 млрд юаней, внешними инвестициями Китая -- 67,2 млрд юаней, проекты по региональному сотрудничеству заключены на сумму 184,3 млрд юаней.

Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 сентября 2018 > № 2730232


Япония. Корея. Китай. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 сентября 2018 > № 2729271

Пленарное заседание Восточного экономического форума.

Владимир Путин принял участие в работе Восточного экономического форума.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Уважаемый Председатель Китайской Народной Республики! Президент Монголии! Премьер-министры Японии, Республики Корея! Дамы и господа! Дорогие друзья!

Приветствую участников четвёртого Восточного экономического форума. Мы рады принимать глав ведущих государств Азиатско-Тихоокеанского региона, руководителей глобальных корпораций, признанных международных экспертов в сфере политики, экономики, науки, культуры, экологии.

В этом году форум собрал гостей более чем из 60 стран. На его площадках работают представители свыше тысячи российских и зарубежных компаний. Нам важен и ценен каждый партнёр. И прежде всего хотел бы пожелать вам успехов в продвижении бизнес-инициатив.

Развитие Дальнего Востока для нас безусловный приоритет. Наши усилия направлены на создание в динамично растущем регионе АТР мощного центра международного сотрудничества и интеграции, деловой и инвестиционной активности, образования, науки и культуры.

Рассчитываю, что встречи во Владивостоке станут хорошей возможностью для налаживания надёжных деловых связей, плодотворного сотрудничества во всех регионах России и, конечно же, здесь прежде всего, на Дальнем Востоке. Ради развития экономики на Дальнем Востоке мы и организовали этот форум.

Развитие Дальнего Востока для нас безусловный приоритет. Повторю, это последовательная, долгосрочная политика. Наши усилия направлены на то, чтобы создать здесь в динамично растущем Азиатско-Тихоокеанском регионе мощный центр международного сотрудничества и интеграции, деловой и инвестиционной активности, образования, науки и культуры. Создание такого центра прежде всего в интересах граждан России, дальневосточников, их благополучия, для того чтобы люди могли в полной мере реализовать себя.

Новая роль Дальнего Востока как локомотива отечественной экономики, инноваций, культуры в предстоящие годы будет набирать силу.

Мы видим в этом мощный ресурс для достижения тех стратегических целей, которые мы поставили, для прорывного развития, укрепления конкурентоспособности страны, повышения качества жизни граждан.

Мы понимаем всю сложность вызовов, стоящих перед нами. Понимаем, что копившиеся десятилетиями демографические и социальные, экономические и инфраструктурные проблемы дальневосточного региона невозможно решить сразу. Но мы должны это сделать, будем это делать и сделаем это обязательно.

Современные модели работы с бизнесом, приоритетный государственный подход к развитию Дальнего Востока уже дают результаты. Он становится точкой роста, притяжения инвестиций. И убеждён, что новая роль Дальнего Востока как локомотива отечественной экономики, инноваций, культуры в предстоящие годы будет набирать силу.

В рамках специальных механизмов развития Дальнего Востока – ТОРов и свободного порта Владивосток – запущено свыше 130 новых предприятий, создано более 16 тысяч современных рабочих мест.

Так, за последние пять лет, с 2013 по 2017 год, промышленное производство региона прибавило почти 22 процента, это существенно выше среднероссийского показателя. Сегодня на долю региона приходится больше четверти прямых иностранных инвестиций в Россию, тогда как ещё пять лет назад было порядка двух процентов.

Только в рамках специальных механизмов развития Дальнего Востока – ТОРов и свободного порта Владивосток – запущено свыше 130 новых предприятий, создано более 16 тысяч современных рабочих мест. В таких секторах, как производство строительных материалов, транспортная инфраструктура, машиностроение, туризм, добыча полезных ископаемых, освоение морских биоресурсов и агропромышленный комплекс, мы наблюдаем очевидное развитие.

Отмечу, что здесь, на Дальнем Востоке, мы видим бурный рост инвестиций в сельхозпроекты. Нужно поддержать эти тенденции, в том числе стимулировать ввод в оборот неиспользуемых земель, участков, находящихся под разного рода ограничениями.

Для устойчивого развития нам нужно обеспечить стабильность, мир и безопасность в АТР. Важно не допускать появления новых конфликтов и застарелые споры решать только на основе диалога.

Вчера у меня была встреча с нашими коллегами из иностранных компаний, с инвесторами – они проявляют прямой интерес к этой работе, имею в виду эти конкурентные преимущества, о которых я только что сказал, в том числе в сельском хозяйстве.

В этой связи прошу Правительство, губернаторов российских регионов вплотную заняться этим вопросом. Посмотреть, как обстоят дела с использованием сельхозземель в каждом конкретном регионе.

И конечно, нам нужно расширять доступ дальневосточной агропродукции на внешние рынки, включая АТР. В этой связи предлагаем нашим китайским, японским, корейским друзьям и другим партнёрам, чей бизнес активно инвестирует в АПК Дальнего Востока, вместе поработать над устранением барьеров в торговле продовольствием, выйти на оптимальные решения к общей пользе.

Мы прекрасно понимаем, какое значение придаётся фитосанитарному надзору, но здесь есть над чем вместе поработать. Тем более здесь, на Дальнем Востоке, мы создаём предприятия, территории абсолютно «чистые» для совместной работы.

Чтобы наш регион мог и дальше добиваться высоких темпов роста, оставаться ключевым участником мировой экономики и торговли, он должен сохранить дух экономической свободы, быть пространством деловой инициативы – без санкций, запретов, политической предвзятости.

Мы активно развиваем кооперационные, инвестиционные связи с Китайской Народной Республикой. Сегодня на Дальнем Востоке с участием китайских инвесторов реализуется более 30 проектов с объёмом вложений порядка 200 миллиардов рублей.

Настроены на позитивное сотрудничество с японскими партнёрами. Буквально накануне с Премьер-министром Синдзо Абэ дали старт работе завода по производству автомобильных двигателей в Приморском крае. Готовность к такой предметной, результативной совместной работе всегда получит нашу поддержку.

Хорошие возможности есть и для продвижения инфраструктурных, энергетических, экологических проектов с Монголией – нашим давним и надежным партнёром.

Успешно реализуют в России свои проекты и компании из Республики Корея. Видим большие перспективы для совместной работы с южнокорейским бизнесом – именно в дальневосточных регионах.

И конечно, хотел бы вернуться к обсуждению трёхсторонних проектов в инфраструктуре, энергетике, других областях – при участии России, Республики Корея и Корейской Народно-Демократической Республики. Для продвижения таких инициатив прежде всего необходима нормализация ситуации вокруг Корейского полуострова.

Нужна национальная программа развития Дальнего Востока России на период до 2025 года и с перспективой до 2035 года, которая бы объединила мероприятия наших национальных проектов и госпрограмм, долгосрочные отраслевые планы ведомств и инфраструктурных компаний, стратегии развития всех дальневосточных регионов.

В целом для устойчивого развития нам нужно обеспечить стабильность, мир и безопасность в АТР. Важно не допускать появления новых конфликтов и застарелые споры решать только на основе диалога. Именно такой подход, такую конструктивную повестку Россия продвигала и будет продвигать на всех международных площадках. В работе с нашими партнёрами по Шанхайской организации сотрудничества, АТЭС, АСЕАН, другим региональным объединениям.

Что ещё хотел бы здесь добавить? Уже говорил, что мир, глобальная экономика сегодня всё чаще сталкиваются с новыми формами протекционизма, разного рода барьерами, которые резко обострились в последнее время и растут непомерно.

Базовые принципы торговли, конкуренции, экономическая взаимовыгодность девальвируются и, к сожалению, разрушаются, становятся заложниками идеологических подходов, сиюминутных политических раскладов. Видим в этом серьёзный вызов для всей глобальной экономики, особенно для динамичного развития АТР, для его лидерства.

Мы должны обеспечить высокую, опережающую динамику в таких чувствительных для людей сферах, как качественное жильё и услуги ЖКХ, транспортная доступность, связанность Дальнего Востока со всей Россией, здравоохранение, культура и возможности для занятий спортом.

Убеждены, чтобы наш регион мог и дальше добиваться высоких темпов роста, оставаться ключевым участником мировой экономики и торговли, он должен сохранить дух экономической свободы, быть пространством деловой инициативы – без санкций, запретов, политической предвзятости.

Приглашая зарубежных партнёров к совместным проектам на Дальнем Востоке, мы действуем на основе прагматизма, рационального смысла, взаимной выгоды. Хотим, чтобы росла честная конкуренция инвесторов за возможность реализовать свои проекты на Дальнем Востоке России, чтобы побеждали лучшие деловые предложения, которые принесут высокую прибыль, что является главной целью любого бизнеса.

Посмотрите, в этом регионе у нас уже работают компании из Казахстана, Индии, Вьетнама, Австралии, Новой Зеландии, многих других стран – очень разных по своим интересам, традициям, культуре, политическому устройству, международным обязательствам и приоритетам. Но, повторю, для всех, хочу подчеркнуть это, именно для всех предпринимателей мы создаём равные условия для успешной и эффективной работы.

Духу развития и открытости отвечает и наше решение об электронных визах для приезда на Дальний Восток. Сейчас они действуют для жителей 18 стран, которые могут оформить все документы дистанционно, в упрощённом порядке. Будем работать над этим и дальше, чтобы число государств, граждане которых могли бы получать электронную визу, росло, в том числе это касается и стран АТЭС.

Уважаемые друзья!

Уже говорил, что масштаб задач, стоящих перед нами, требует системной работы на десятилетия вперёд. Считаю, что нужна национальная программа развития Дальнего Востока России на период до 2025 года и с перспективой до 2035 года.

Будущее Дальнего Востока – это современное образование, наука, международное сотрудничество в сферах, которые определяют тенденции глобального прогресса. Считаю правильным, чтобы наши ведущие компании, которые реализуют проекты на Дальнем Востоке, размещали на острове Русский свои инжиниринговые подразделения, центры исследований и разработок.

Правительству будет дано поручение подготовить такой документ, сделать это в тесном контакте с дальневосточными регионами, гражданами, бизнесом, общественными и деловыми объединениями. Учитывая значение такой национальной программы, она будет утверждена Указом Президента России.

Программа должна объединить, интегрировать мероприятия наших национальных проектов и госпрограмм, долгосрочные отраслевые планы ведомств и инфраструктурных компаний, стратегии развития всех дальневосточных регионов.

Такая национальная программа, конечно же, должна содержать предметные, конкретные измерения и измеримые показатели. И это работа для коллег из Правительства и регионов.

Что хотел бы сказать уже сейчас? Задачи, которые мы обязаны ставить, могут быть только амбициозными, прорывными, опережающими. Иначе и не стоит этим заниматься. Нужно стремиться к тому, чтобы темпы экономического роста российского Дальнего Востока были выше среднемировых.

Весь Дальний Восток должен стать площадкой для внедрения передовых «цифровых решений» на транспорте и ЖКХ, в образовании и здравоохранении, в сфере предоставления государственных услуг.

Мы понимаем, что это сложная задача. Наши соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону демонстрируют хорошие темпы роста. Это значит, что порядка шести процентов в год мы должны на Дальнем Востоке минимум демонстрировать. Конкуренция сильная, и тем эффективнее должна быть наша работа.

Это нужно прежде всего, чтобы кардинально улучшить качество жизни наших граждан. Чтобы уже в ближайшие годы сюда, на Дальний Восток, из других регионов страны приезжало больше людей, чем уезжает. Стремиться нужно к тому, чтобы как можно больше наших граждан жили, работали, строили свои дома, создавали семьи, растили детей здесь, на Дальнем Востоке.

Какие ключевые направления нужно обязательно предусмотреть в национальной программе развития Дальнего Востока?

Первое и самое необходимое: мы должны обеспечить высокую, опережающую динамику в таких чувствительных для людей сферах, как качественное жильё и услуги ЖКХ, транспортная доступность, связанность Дальнего Востока со всей Россией, здравоохранение, культура и возможности для занятий спортом. Мы должны предложить и особые меры демографического развития и поддержки семей.

Второе: будущее Дальнего Востока – это не только традиционные отрасли, которые мы также должны вывести на новый уровень. Но это прежде всего современное образование, наука, международное сотрудничество в сферах, которые определяют тенденции глобального прогресса.

Убеждён, Дальний Восток способен и должен стать мощным экономическим, индустриальным центром с большим экспортным потенциалом, а для этого нам не обойтись без предпринимательской энергии, роста малого и среднего бизнеса.

Мы с вами собрались на острове Русский, на площадке Дальневосточного федерального университета, намерены создать здесь крупный научно-образовательный центр мирового уровня и дальше.

Речь идёт в том числе о строительстве технопарка, а также исследовательской установки класса «мегасайенс», которая позволит решать принципиально новые фундаментальные и прикладные задачи в области фармацевтики, материаловедения и в других областях.

Считаю правильным, чтобы наши ведущие компании, корпорации, которые реализуют проекты на Дальнем Востоке, а это «Роснефть», «Газпром», «Росатом», «Роскосмос», предприятия, занимающиеся авиационной промышленностью, другие, размещали на острове Русский свои инжиниринговые подразделения, центры исследований и разработок. Прошу Правительство, руководство компаний рассматривать это как прямое поручение.

Сегодня новые технологии подчас обгоняют устоявшиеся нормы правового регулирования, правила сертификации. Мы хотим снять эти барьеры. Создать для Дальнего Востока своего рода пространство будущего, пространство мечты и, если позволите сказать, творчества.

Поручаю Правительству проработать специальный статус острова Русский. Это должна быть такая среда, где любой исследовательский коллектив, группы энтузиастов могли бы получить все условия для запуска стартапов, реализации своих идей, инновационных проектов. Могли тестировать передовые разработки, практическое, коммерческое применение которых ещё не описано в законодательстве, в том числе в области робототехники, беспилотного и морского транспорта, в медицине и биотехнологиях, экологии.

Кроме того, в рамках нашей программы «цифровой экономики» предлагаю создать на острове Русский центр «цифрового развития» по таким направлениям, как разработка программного обеспечения, технологии хранения и передачи так называемых больших данных, кибербезопасность.

Дальний Восток должен в полной мере реализовать свой логистический потенциал. Масштабная модернизация БАМа и Транссиба, развитие дальневосточных портов и Северного морского пути кардинально усилят транспортную связанность АТР и Европы.

Два месяца назад на базе Дальневосточного федерального университета в рамках нашей национальной технологической инициативы впервые прошёл уникальный, инновационный курс обучения цифровым технологиям. Весь процесс: от отбора слушателей до разработки индивидуальных образовательных траекторий – был построен с использованием технологий искусственного интеллекта.

Сегодня с учётом этого опыта в Дальневосточном федеральном университете запущена постоянная программа подготовки специалистов, управленцев в области «цифровой экономики». Будем распространять эту практику на другие регионы и университеты нашей страны.

И конечно, весь Дальний Восток должен стать площадкой для внедрения передовых «цифровых решений» на транспорте и ЖКХ, в образовании и здравоохранении, в сфере предоставления государственных услуг.

Так, уже сейчас здесь в режиме онлайн можно получить важные для бизнеса сервисы: это разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию предприятия в ТОРах, оформление земельных участков, выдача лицензий.

Третье: убеждён, Дальний Восток способен и должен стать мощным экономическим, индустриальным центром с большим экспортным потенциалом, а для этого нам не обойтись без предпринимательской энергии, роста малого и среднего бизнеса.

Дальний Восток по качеству делового климата должен быть конкурентоспособен и по отношению к другим регионам России, и к странам-соседям. А чтобы быть привлекательными для наших соседей, и российская часть аудитории это прекрасно понимает, нужно идти на шаг впереди.

Уже в текущем году четыре из девяти дальневосточных регионов вошли в «топ–40» национального рейтинга по качеству инвестиционного климата. Это хорошая динамика, но и работы предстоит немало.

Что касается федеральной поддержки, то здесь целый ряд дополнительных решений уже принят. Так, инвесторы территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток смогут вплоть до конца 2025 года обратиться и получить 10–летнюю льготу по страховым взносам. Я обращаю внимание людей, которые занимаются бизнесом: именно на 10 лет вперёд. Для них введена и так называемая «дедушкина оговорка», то есть инвесторы получили гарантии неизменности условий реализации своих проектов.

Выгода от транзитных коридоров не должна проходить мимо интересов живущих здесь людей. Современная транспортная, экспортная инфраструктура должна стать каркасом для создания на Дальнем Востоке качественных рабочих мест, новых производств и предприятий, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Чтобы поддержать предпринимателей как российских, так и зарубежных, обеспечить им льготное финансирование, мы намерены пополнить Фонд развития Дальнего Востока уже в этом году более чем на восемь миллиардов рублей. Прошу также Правительство определиться с докапитализацией Фонда на предстоящие три года.

Четвёртое: Дальний Восток должен в полной мере реализовать свой логистический потенциал. Масштабная модернизация БАМа и Транссиба, развитие дальневосточных портов и Северного морского пути кардинально усилят транспортную связанность АТР и Европы. В ближайшие годы нам нужно на современном уровне обустроить пограничные переходы на Дальнем Востоке, сделать более удобной для граждан, бизнеса работу таможенных, контрольных, пограничных и других служб, работающих на границе.

Напомню, что в предстоящие шесть лет объём транзитных перевозок контейнеров по железной дороге должен увеличиться в четыре раза, а время в пути с Дальнего Востока до западной границы России – сократиться до семи дней. Грузопоток Северного морского пути должен вырасти до 80 миллионов тонн в год.

Россия, наш Дальний Восток, безусловно, открыты для укрепления деловых связей. Убеждены, взаимная выгода здесь очевидна.

Подчеркну: всё это просчитанные, реализуемые планы, тем более что интерес, запросы бизнеса к такой инфраструктуре очевидны. Так, по Северному морскому пути – самому короткому морскому маршруту между Дальним Востоком и Европой – буквально в эти дни проходит первое контейнерное судно ледового класса «Арктик–4».

Этот рейс, пролегающий от Владивостока до Санкт-Петербурга, с заходом предварительно в корейский Пусан и затем в германский Бремерхафен, без преувеличения, открывает новую страницу в истории торгового мореплавания, подтверждает безопасность, эффективность и востребованность российской Арктики, всего Северного морского пути как международного коридора.

Мы приглашаем заинтересованных партнёров к освоению этой перспективной транспортной артерии. И мы уже знаем, что такая заинтересованность, такой интерес у наших партнёров есть.

Россия, наш Дальний Восток, безусловно, открыты для укрепления деловых связей. Убеждены, взаимная выгода здесь очевидна.

И ещё: очевидно, что прибыль, выгода от транзитных коридоров не должна проходить, что называется, «транзитом» мимо дальневосточных регионов, мимо интересов живущих здесь людей. Современная транспортная, экспортная инфраструктура должна стать каркасом для создания на Дальнем Востоке качественных рабочих мест, новых производств и предприятий, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью, в том числе, а может быть, и прежде всего экспортно ориентированной продукции.

Это чрезвычайно важно. Нам, конечно, важно создавать транспортные коридоры экспортно ориентированные, но ещё важнее развивать собственную экономику, собственное производство.

Основные пользователи дальневосточных транспортных коридоров, портов – как правило, крупные угольные, энергетические компании. Предлагаю подумать, как стимулировать этих российских экспортёров направлять часть своих доходов и в эффективные экономические и социальные проекты на Дальнем Востоке.

Уважаемые друзья и коллеги!

Россия, наш Дальний Восток, безусловно, открыты для укрепления деловых связей. Убеждены, взаимная выгода здесь очевидна. И речь не только о прибыли из финансовых отчётов. Совместные проекты в промышленности и науке, образовании и культуре, инфраструктуре и энергетике служат сближению стран и народов, позволяют лучше понять, узнать друг друга, укрепить наше общее достояние – мир, добрососедство и доверие в динамичном, сложном XXI веке, чтобы вместе, объединяя усилия и возможности, создавать будущее.

Позвольте пожелать вам успехов и благополучия. Спасибо за внимание к работе сегодняшнего форума.

Благодарю за внимание.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, хотел Вам пожаловаться на Вашего полпреда на Дальнем Востоке – Трутнева.

В.Путин: Мне все жалуются на кого-нибудь, поэтому это неудивительно.

С.Брилёв: Да. 10 лет назад мы с Вами записали замечательное интервью в Уссурийской тайге, в заповеднике для тигров. Вы меня «заразили» Дальним Востоком, я стал сюда регулярно приезжать. Приехал в день, когда запускалась история с «дальневосточным гектаром». Трутнев мне предложил тоже купить. Я ему говорю: «Подскажите мне где-нибудь на границе с китайской, японской, корейской зоной, чтобы я поставил там, допустим, генератор и начал электричество продавать». Он категорически отказывается.

Это что же – значит, по знакомству больше нельзя ничего делать?

В.Путин: А зачем по знакомству, когда можно пойти нормальным путём и всё получить? Так уже поступили 122 тысячи человек: 122 тысячи человек получили этот так называемый дальневосточный гектар. Занимаются люди и сельским хозяйством, и гостинично-туристическим бизнесом, и рекреацией. В общем, это работающая программа, развивающаяся.

Есть, конечно, вопросы, особенно на первоначальном этапе они возникали, связанные с административным сопровождением этих решений, с выделением конкретных участков, именно таких, которыми можно воспользоваться, чтобы они были не только на бумаге. Работа в целом налаживается. Как вы знаете, мы приняли решение, чтобы не только для дальневосточников возможно было получать этот гектар, но и для людей из других регионов. В общем, эта работа развивается. Уверен, принесёт очень хорошие плоды для развития Дальнего Востока.

С.Брилёв: Помимо «дальневосточного гектара», есть вся Российская Федерация. Самая длинная граница у неё на Дальнем Востоке, естественно, с Китайской Народной Республикой, и эта страна главный гость этого форума.

Я прошу подойти к трибуне Председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин! Уважаемые коллеги из разных стран! Дамы и господа, друзья!

Мне доставляет большое удовольствие вновь посетить Владивосток спустя восемь лет. Прежде всего хотел бы выразить искреннюю благодарность Президенту Путину за радушное приглашение и российским друзьям за гостеприимство.

Учреждённый по инициативе Президента Путина Восточный экономический форум уже успешно проводился трижды, стал важной площадкой для объединения ума и обсуждения ключевых вопросов сотрудничества. И в этот раз в работе форума участвует беспрецедентное количество гостей и друзей из разных стран.

Восхищаясь масштабом форума, я хочу от имени правительства и народа Китая, а также от себя лично сердечно с этим поздравить Президента Путина и российских друзей. Свежее дуновение ветерка с востока, обновляющее и возрождающее всё и вся, бросается в глаза. Красота, увиденная вчера с момента прилёта, очень впечатляет. Владивосток приобрёл совершенно новый облик. В бухте Золотой Рог непрерывной вереницей ходят суда и корабли, великолепный мост пролегает через залив и выходит на остров Русский. Всё это только убеждает нас в стремительном развитии города.

Достижения Владивостока – воплощение динамичного развития дальневосточных регионов в последние годы. Тема нынешнего форума – «Дальний Восток: расширяя границы возможностей» – говорит о том, что дальневосточные регионы, демонстрирующие большую энергию и динамизм, открывают широкие перспективы для запуска новых производств и развития сотрудничества.

Китай всегда был и остаётся активным сторонником и участником в развитии сотрудничества на Дальнем Востоке России. Для этого у нас есть уникальные географические преимущества, поскольку Китай и Россия – крупнейшие соседи. Имеем прочную политическую основу, будучи партнёрами по всеобъемлющему стратегическому взаимодействию. Китайско-российские отношения переживают наилучший в истории период.

Для этого имеем мощную поддержку государственной политики. Имеется в виду, что Китай проводит стратегию согласованного развития регионов, ускоряет шаги по возрождению старых промышленных баз, в том числе на северо-востоке страны. Россия включила развитие Дальнего Востока в национальную стратегию развития. Для этого существует самый разветвлённый эффективный механизм. Создана Межправкомиссия по сотрудничеству и развитию Северо-Востока Китая, Дальнего Востока и Байкальского региона России и соответственно деловой совет при ней. Также организован круглый стол руководителей китайских и российских регионов.

При совместных усилиях в последние годы участие Китая в сотрудничестве на Дальнем Востоке принесло заметные успехи. В 2017 году товарооборот между Китаем и Дальневосточным федеральным округом превысил 7700 миллионов долларов США.

Китай принимает участие в более 30 проектах в рамках территорий опережающего развития и свободных портов на Дальнем Востоке с инвестициями на общую сумму более 4 миллиардов долларов. Среди стран всего мира Китай – крупнейший торговый партнёр и инвестор дальневосточных регионов России.

Китайская сторона уже учредила Китайско-российский инвестиционный фонд регионального развития объёмом в 100 миллиардов юаней и начальным капиталом в 10 миллиардов юаней. Будем вместе с российскими партнёрами поддерживать достойное функционирование этого фонда, чтобы и крупные совместные проекты приземлить, и сам фонд превратить в важную платформу содействия межрегиональному сотрудничеству Китая и России.

По мере реализации нефтепровода Китая и России, газопровода по восточному маршруту, железнодорожного моста Тунцзян – Нижнеленинское и автомобильного моста Хэйхэ – Благовещенск приближается «сезон урожая» китайско-российского сотрудничества по развитию Дальнего Востока.

Текущий и последующий годы объявлены нами с Президентом Путиным перекрёстными Годами китайско-российского межрегионального сотрудничества, открываются более широкие пространства для сотрудничества двух стран на Дальнем Востоке.

Мы готовы вместе с российской страной прилагать общие усилия к сотрудничеству в таких ключевых сферах, как инфраструктура, энергетика, сельское хозяйство, туризм, мобилизовать активность среднего и малого бизнеса, усиливать технологичную роль в сотрудничестве, повышать добавленную стоимость продукции, дополнять друг друга своими преимуществами, достигать взаимной выгоды на благо плодотворного сотрудничества Китая и России на Дальнем Востоке.

Дамы и господа! Друзья!

В новых условиях мы должны рука об руку, плечом к плечу наращивать сотрудничество в интересах мира, стабильности, развития и процветания в регионе. Позвольте поделиться с вами следующими соображениями.

Первое. Укреплять взаимное доверие во имя мира и спокойствия в регионе. В настоящее время в международной обстановке происходят глубокие и сложные перемены, поднимают голову политика силы, односторонний подход и протекционизм. На долю шести стран Северно-Восточной Азии приходится 23 процента глобального населения и 19 процентов мирового ВВП.

Гармоничная, доверительная, консолидированная и стабильная Северо-Восточная Азия отвечает интересам всех стран и ожиданиям международного сообщества, способствует поддержанию многосторонности, содействует развитию миропорядка в более справедливом и рациональном направлении.

Китай как член региона Северо-Восточной Азии всегда привержен идее мирного развития, стремится к созданию вокруг себя добрососедской и дружественной обстановки. Китай всегда в духе взаимного уважения принимает конструктивное участие в региональном сотрудничестве, продвигает обмен и диалог между странами региона при взаимном учёте их озабоченностей.

Мы готовы сообща со всеми сторонами непрерывно укреплять солидарность и взаимное доверие для поиска эффективного пути поддержания долгосрочного мира и спокойствия в Северо-Восточной Азии, прилагать неустанные усилия к содействию миру, стабильности и развитию в регионе.

Второе. Углубляется сотрудничество в интересах взаимной выгоды и совместного выигрыша. Северно-Восточная Азия обладает богатыми энергетическими ресурсами, лидирует в мире по своему потенциалу в сфере научно-технологичных исследований и разработок, обеспечена достаточным финансовым и человеческим ресурсом.

Каждая страна Северо-Восточной Азии имеет уникальное преимущество и яркую специфику в экономическом развитии, что позволяет лучше дополнять друг друга. Сегодня, когда ситуация в регионе стабилизируется и наблюдается тенденция к улучшению, страны региона вполне могут использовать свои преимущества для углубления взаимодействия в самых разных сферах.

Нам нужно активнее сопрягать стратегии развития. Как мы договорились с Президентом Путиным, Китай и Россия уверенно продвигают сопряжение строительства «Одного пояса – одного пути» и Евразийского экономического союза. Налицо первые весомые результаты.

Китайская сторона готова на этой основе состыковать стратегию развития со всеми странами в интересах активизации обмена мнениями и координации в области политических установок, объединения усилий и определения магистрального направления сотрудничества.

Необходимо в приоритетном порядке повышать уровень взаимосвязанности транснациональной инфраструктуры, в сфере либерализации и упрощения торгово-инвестиционных процедур, содействовать ликвидности рынка, передвижению капиталов и технологиям, оптимизировать ресурсное обеспечение и индустриальную структуру, сообща построить открытую региональную экономику и создать экономическое кольцо Северо-Восточной Азии.

Следует всемерно способствовать сотрудничеству в малом многостороннем и субрегиональном форматах.

Достигнуты хорошие результаты в трёхстороннем сотрудничестве Китай – Япония – Южная Корея и Китай – Россия – Монголия. Китай открыт ко всему многостороннему сотрудничеству, которое содействовало бы стабильности, развитию и взаимовыгодности в нашем регионе. Мы готовы вместе со всеми странами глубоко изучать возможности развития сотрудничества по другим многосторонним и субрегиональным форматам, чтобы запустить больше практических проектов на благо народов региона. В этом рассчитываем на большую роль Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Фонда Шёлкового пути в плане финансового сопровождения.

Третье. Учиться и перенять опыт друг у друга в пользу укрепления традиционной дружбы народов. Страны Северо-Восточной Азии, расположенные по соседству, отличаются культурной и душевной близостью. На протяжении долгого времени наши народы связывает крепкая дружба, и в то же время возникло много трогательных сюжетов. К примеру, Всероссийский детский центр «Океан» во Владивостоке в своё время принимал на отдых более 900 детей, пострадавших от землетрясения, из уезда Вэньчуань китайской провинции Сычуань.

Наши дети были окружены тщательной и тёплой заботой. В их сердцах было зарождено близкое и особое отношение к России. Среди них был мальчик, которого зовут Си Цзюньфэй. Тогда он загадал про себя желание вернуться в Россию на учёбу в будущем. Бутылочку с его посланием, проплававшую в море несколько месяцев, выловил именно сотрудник детского центра «Океан». Желание этого мальчика сбылось. Теперь он учится в Дальневосточном федеральном университете.

Эта история сама собой служит ярким примером дружественных обменов народов региона.

В будущем предлагаю на имеющейся основе расширять канал обменов, обновлять форму сотрудничества, укреплять и углублять взаимодействие в таких традиционных областях, как туризм, молодёжь, образование и культурная индустрия. Тем временем продолжать учиться и перенимать опыт друг у друга в сферах сохранения историко-культурного наследия, соавторства и защиты интеллектуальной собственности, чтобы создать удобные условия и площадку для обменов между людьми разных стран и разного возраста.

Четвёртое. Работать на долгосрочную перспективу в целях осуществления комплексного и скоординированного развития. С учётом таких факторов Северо-Восточной Азии, как различные модели и неравные уровни развития, быстрые темпы роста экономики и многочисленные совместные проекты, странам региона важно, основываясь на реальности, работать на долгосрочную перспективу, интенсифицировать планирование и координацию, с тем чтобы осуществить гармоничное и устойчивое развитие экономики и общества, ресурсов и окружающей среды, человека и природы.

Мы готовы со странами региона рассмотреть возможности создать новые модели скоординированного развития в Северо-Восточной Азии, ускорить научно-технологические инновации, изменить старые концепции развития, усилить комплексное управление окружающей средой в целях формирования ресурса экономной и экологичной структуры индустрии и образа жизни, совместными усилиями противостоять проблемам окружающей среды регионального характера.

Уважаемый Президент Путин! Дамы и господа, друзья!

Готовы со странами региона воспользоваться историческими возможностями и идти в ногу со временем; активизировать сотрудничество на Дальнем Востоке и в Северо-Восточной Азии в целом; осуществить многогранное и устойчивое развитие региона; увеличить в разы наши общие интересы, чтобы всем народам нашего региона были доступны возможности сотрудничества и плоды совместного развития; объединёнными усилиями открыть прекрасное будущее Дальнего Востока и Северо-Восточной Азии.

Спасибо за внимание.

С.Брилёв: Уважаемый Председатель Си, может быть, я слишком много на себя беру, но помню наше с Вами интервью в Сочи во время Олимпиады, когда Вы позволили мне задать Вам один личный вопрос по поводу того, что Вы читаете. Но сейчас Ваша очень трогательная история о записочке в бутылке не могла не породить у меня другой образ. Мне кажется, наверное, это первый эпизод, когда рядом с Вами сидит журналист после недавнего, очень памятного для нас полёта на китайском самолёте Ким Чен Ына в Сингапур. Вы ему там никакую записочку не оставляли на борту?

Си Цзиньпин: Я считаю хорошим делом, что прошёл саммит в Сингапуре, в частности для наших стран, которые расположены в Северо-Восточной Азии. Я думаю, что все мы согласны, одобряем такой саммит, встречу лидеров США и КНДР. Мы обращаем внимание на долгосрочную стабильность и мир в Северо-Восточной Азии в целом. Без мира, без стабильности не может быть развития и процветания. Мы продвигаем соответствующий процесс, чтобы встреча состоялась успешно. Это может быть тоже какая-то заметка.

С.Брилёв: Я иногда буду себе позволять уточняющие вопросы, с Вашего позволения.

А сейчас мы переходим к выступлению Президента Монголии, перед которым я хотел объяснить одну особенность. Прошу прощения у тех, кто, может быть, слышал, как я один раз на этот счёт рассуждал в Петербурге. Монголия – единственное государство в мире, где в составе Министерства иностранных дел существует управление сопредельных соседних государств. Вдумайтесь, всё понятно: Россия – с севера и Китай – с юга. И плох тот бар в Улан-Баторе, где не висит карта бывшей Монгольской империи. Ребята, мои друзья, монголы очень любят шутить, подходят и говорят: «Мы довольны, как развиваются окраины нашей империи в лице ряда сопредельных государств».

Мы стараемся, мы делаем всё, что можно, и сейчас мы просим Президента Монголии выступить перед нами, пожалуйста.

Х.Баттулга (как переведено): Уважаемый Президент России господин Путин! Председатель Китайской Народной Республики господин Си Цзиньпин! Премьер-министр Японии господин Синдзо Абэ! И Премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ен! Дамы и господа! Добрый день!

Выражаю благодарность Президенту России за приглашение участвовать в Восточном экономическом форуме. Ежегодный Восточный экономический форум становится важной переговорной площадкой для определения дальнейшего направления развития сотрудничества для стран АТР.

Из года в год повышается уровень участников, и расширяются рамки форума. Главными внешнеполитическими направлениями Монголии являются стабильное развитие дружественных и добрососедских отношений и всестороннего сотрудничества с Россией, Китаем, а также участие в политических и экономических интеграционных процессах в регионе. В июне этого года в городе Циндао Китайской Народной Республики были проведены двусторонние встречи с главами России и Китая, а также трёхсторонняя встреча, в ходе которых мы подтвердили приверженность углублению сотрудничества.

Дамы и господа! Нынешний форум проходит на тему «Дальний Восток: расширяя границы возможностей». Мне видится, что поставлена задача – найти новые возможности для всех стран нашего региона для развития двухстороннего и многостороннего сотрудничества. Дальний Восток России является одним из важных выходов для углубления сотрудничества со странами региона и приобщения к экономической интеграции для нашей страны.

Монголия планирует проводить транзитные перевозки через территории своих соседей и выйти на мировой рынок, используя их морские порты. В этих целях в 2010 году парламентом нашей страны была принята стратегия развития железнодорожного транспорта. Эта стратегия нынче очень успешно реализуется. Подписание в июне этого года монголо-российского межправсоглашения об условиях транзитных перевозок грузов железнодорожным транспортом стало большим шагом.

Кроме этого, с Китайской Народной Республикой были подписаны такие важные документы, как межправсоглашение о выходе к морю и транзитных перевозках по территории Китая, межправсоглашение о сотрудничестве по транзитным перевозкам железнодорожным транспортом. Подписание этих соглашений открыло нам возможность осуществлять перевозки транзитом через территорию соседей и, используя их порты, осуществлять торговлю со странами Северо-Восточной Азии и остальными государствами.

Выражаю благодарность Президенту России Путину и Председателю КНР Си Цзиньпину за содействие в подписании этих важных документов, которые дали нам возможность приобрести выход к морю и присоединиться к международной торгово-экономической интеграции.

Монголия установила высокий уровень политических отношений с соседями и странами региона. У нас нет острых или спорных вопросов. С этой точки зрения мы выдвинули инициативу проведения Улан-Баторского диалога, который призван укрепить взаимопонимание между странами региона и углубить диалог между ними.

Наряду с укреплением высокого уровня политических отношений необходимо сбалансировать политику нашего развития с другими странами региона и осуществлять крупные проекты.

Например, мы работаем над созданием монголо-российско-китайского экономического коридора. В ходе встреч в Циндао с Президентом Путиным и Председателем Си Цзиньпином обсудили вопрос начала работы по реализации конкретных проектов в рамках этой программы. Мы готовы сотрудничать по вопросу строительства газопровода из России в Китай через территорию Монголии.

Выражаю благодарность Президенту Путину за поддержку нашего предложения и надеемся, что Председатель Си Цзиньпин тоже его поддержит. Мы готовы создать крепкие правовые условия для осуществления этого проекта.

В целях создания более благоприятных условий для расширения сотрудничества с основными торговыми и инвестиционными партнёрами в 2015 году подписали соглашение об экономическом партнёрстве с Японией и завершили совместную исследовательскую работу по созданию аналогичного соглашения с Республикой Корея. Также обсуждаем обоснование для подписания соглашения о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом.

Дамы и господа! Остановилось падение экономики Монголии, наблюдается стабильный рост. Рост ВВП на 2017 год составил 5,3 процента, а за первую половину этого года вырос на 6,3 процента. Мы стремимся снизить зависимость нашей экономики от горнорудной отрасли, придерживаемся политики увеличения объёмов внешней торговли, включая также увеличение объёмов экспортной продукции с добавочной стоимостью.

Хотел бы с этой трибуны подтвердить наше стремление придерживаться политики активного развития двустороннего и многостороннего торгово-экономического сотрудничества со странами региона. Хотел бы предложить некоторые конкретные мысли для того, чтобы развивать плодотворное экономическое сотрудничество.

Россия, Китай, Япония, Республика Корея, Монголия, в том числе в рамках ООН, в последние годы обсуждали вопрос создания региональной энергетической суперсети, проводили исследования и совместные заседания. Предлагаю, не теряя времени, совместно начать реализацию проекта энергетической суперсети Северо-Восточной Азии, которая является решением проблемы обеспечения стран Северо-Восточной Азии электроэнергией, сбалансирования нагрузок в пиковые часы и использования резервных мощностей.

Приятно отметить, что Монголия и Китай начали реализацию проекта строительства совместного энергетического комплекса и сверхмощных линий электропередач, что является конкретным началом создания вышеупомянутой суперсети. Этот комплекс будет состоять из солнечных, ветровых и угольных станций, которые вместе смогут генерировать около 5350 мегаватт встроенной мощности. Также будут построены сверхмощные линии электропередач постоянного тока из Монголии в Китай общей протяжённостью более 1,5 тысячи километров. Завершены исследовательские работы, подготовлено ТЭО, и в скором времени начнутся строительные работы.

Вообще, Монголия обладает обширной территорией, поэтому производство солнечной, ветровой электроэнергии в зависимости от сезонных и часовых разниц может помочь Японии и Корее в часы пик, а также может выполнять аккумуляторную роль. Думаю, что возобновляемая энергия будет приветствоваться любой страной.

Необходимо создать организацию, в которой были бы представлены все шесть стран Северо-Восточной Азии, которые будут заинтересованы в успешной реализации проекта энергетической суперсети Северо-Восточной Азии, а именно Монголия, Россия, Китай, Япония, КНДР и Республика Корея.

Такая организация может скоординировать проведённые до сих пор исследовательские работы по реализации проекта, определить общую политику и разработать необходимые документы. Мы готовы создать эту организацию в Монголии, оказывать её деятельности всяческое содействие. Для того чтобы оперативно создать её, предлагаю сформировать совместную рабочую группу с участниками сторон. Считаю, что такая сеть будет энергетической интеграцией, которая охватит регионы Северно-Восточной Азии и станет первым шагом на пути создания азиатской суперсети.

Уверен, что энергетическая суперсеть Северо-Восточной Азии наряду с открытием новых возможностей для сотрудничества и развития нашего региона будет ещё и важным фактором укрепления доверия между всеми странами региона.

Желаю успехов в работе форума. Спасибо за внимание.

С.Брилёв: Может быть, не будем дожидаться дальше, а прямо сейчас отреагируем на инициативу Президента Монголии? Владимир Владимирович, господин Си, к России и к Китаю были обращены эти предложения. Как Вам, Владимир Владимирович?

В.Путин: Мы только что обсуждали с коллегой, с Президентом Монголии, эти предложения на двухсторонней встрече. Они нам известны, мы их прорабатываем, и в принципе они вполне реализуемы.

Вы знаете, что мы давно работаем в Монголии. Что касается транспортной инфраструктуры, Россия владеет 50 процентами Улан-Баторской железной дороги, и у партнёров с обеих сторон есть хорошие планы по развитию этой инфраструктуры. Мы прорабатывали и с китайскими друзьями, и с монгольскими возможность маршрутов для доставки углеводородов через монгольскую территорию. Есть и действительно заслуживающие поддержки вопросы и предложения в сфере электроэнергетики. Это всё в работе.

С.Брилёв: Китайская Народная Республика как на это смотрит? И кто должен платить за всё это дело? Это тоже ведь очень важный вопрос. Привлекательный проект, но это государство, бюджет, частные компании?

Си Цзиньпин: С точки зрения географии Китай, Монголия и Россия нуждаются в сотрудничестве. Мы так и делаем постоянно, проводим регулярно встречи лидеров трёх стран, у нас есть такой механизм.

Наш двусторонний механизм тоже благоприятно функционирует. Мы сегодня с господином Президентом Монголии поговорили об улучшении механизма обеспечения нашего сотрудничества.

Действительно, многие проекты нас вдохновляют. Некоторые проекты уже реализованы, реализуются, некоторые продвигаются. То, что было озвучено сегодня по поводу программ, – это очень грандиозная и перспективная программа. Сейчас самое главное обеспечить научную целесообразность, чтобы практическим путём продвигать эти инициативы. Мы сейчас работаем над этим.

С.Брилёв: Спасибо большое.

Я вижу, как активно кивает Премьер-министр Кореи. Давайте всё-таки пойдём по порядку, который мы согласовали.

Господин Синдзо Абэ, Премьер-министр Японии, прошу Вас к трибуне.

С.Абэ (как переведено): Господин Брилёв, благодарю Вас за то, что Вы меня представили.

Господин Президент Путин! Господин Председатель КНР Си Цзиньпин! Господин Президент Баттулга! Господин Премьер-министр Ли Нак Ён! Я рад, что нам удалось встретиться.

Я хотел бы прежде всего поблагодарить Президента Путина за то, что он всех нас пригласил во Владивосток. Я сейчас слушал выступления трёх лидеров, они были замечательными и наводящими на разные размышления. Они меня, с одной стороны, глубоко впечатлили, а с другой стороны – заставили задуматься над тем, что за страна наша Япония, над нашей идентичностью.

Мне приходит на память такое выражение «дот-коннектор», то есть человек, который соединяет других людей, соединитель точек. Речь, конечно, идёт не о точках, а о местностях, которые не соединены друг с другом, о людях, о вещах, о финансах, между которыми отсутствует пока связь. Мне кажется, Япония может связать все эти точки, вещи и, таким образом, создать добавленную стоимость. Может быть, это будут действительно места на плоскости, точки, например Ямал и Камчатка. Может быть, это будет трёхмерное пространство, в котором будет существовать какой-то искусственный спутник Земли и чей-то дом в Сибири, скажем. Так или иначе в результате будет возникать соединяемость, связанность между СПГ, например, или интернетом.

На сухопутных просторах Евразии или же на морских просторах Индийского и Тихоокеанского бассейнов, где расположена Япония, или же в космическом и виртуальном пространстве, где все мы находимся, – везде идёт прогресс в области связанности, соединяемости, которая означает, что новые связи будут формировать новые соединения. И мы живём сейчас в такую эпоху, когда в результате этой соединяемости, связывания точек рождается новая добавленная стоимость.

Мне бы очень хотелось, чтобы Япония в дальнейшем могла играть роль эдакого гигантского соединителя точек – «дот-коннектора». Эта роль подразумевает, что всё это будет происходить, это связывание не связанных до сих пор точек, на основе честных правил, точек, знаний, регионов.

Господин Президент Путин! Именно поэтому, как мне кажется, Япония и Россия могут совместно достичь значительного синергетического эффекта – благодаря нашей совместной работе. И я хотел бы об этом подробнее рассказать во второй половине своей речи.

А сейчас первую половину отведённого мне времени я бы хотел посвятить разговору о будущем. Я хотел бы поговорить практически только о будущем. В следующем году в Японии будет происходить наследование престола. Также в Японии состоится саммит «Группы двадцати» в Осаке, на котором мы ждём присутствия Президента Путина и Председателя Си. После конца лета в Японии пройдёт Кубок мира по регби, и я могу сейчас сообщить присутствующим, с какой страной принимающая сторона Япония сразится в первом матче. Это будет 20 сентября на стадионе в Токио. Запомните, пожалуйста: это будет Россия. Хотелось бы пожелать обеим командам хорошо побороться за победу.

2020 год будет годом токийской Олимпиады и Паралимпиады. Молодёжь со всего мира соберётся в Токио, и там пройдёт праздник спорта и мира.

Я хочу обратиться ко всем руководителям стран сейчас на сцене и ко всей аудитории. Япония сейчас переживает важнейший поворотный момент в своей истории. И в такой важнейший момент в своей истории хотелось бы, чтобы наша страна – я бы хотел заложить в Восточной Азии XXI века краеугольный камень мира и процветания. Это моя твёрдая решимость.

Прежде всего хотел бы остановиться на японо-китайских отношениях. Непосредственно после того, как я вступил в должность Премьер-министра, во время работы моего первого правительства я посетил Китай и предложил идею стратегических взаимовыгодных отношений. Газета «Жэньминь жибао» назвала тот визит путешествием, которое разбило лёд. Но к моменту начала действия моего второго правительства, когда я вступил на второй срок на посту министра, к сожалению, японо-китайские отношения оказались чуть ли не в самом сложном состоянии за всё послевоенное время. Я всё это время хотел как-нибудь улучшить наши отношения и прилагал к этому максимальные усилия.

Понятно, почему это происходило. Дело в том, что Япония и Китай разделяют огромную ответственность за мир и процветание в нашем регионе, да и во всём мире. Страны Азии тоже очень надеются, что Япония и Китай будут стабильно развивать дружественные отношения между собой. И мне хотелось бы, чтобы, оправдывая эти ожидания, мы развивали сотрудничество во всех сферах и вносили посильный вклад в мир и процветание и в регионе, и в мире. Это также является моим твёрдым убеждением, моим кредо.

В ноябре прошлого года в Дананге мы провели с Председателем Си Цзиньпином переговоры на саммите АТЭС, которые стали хорошей возможностью для нового старта в отношениях Японии и Китая. В мае этого года глава Госсовета КНР господин Ли Кэцян посетил Японию, это был первый за восемь лет визит главы Правительства КНР в нашу страну. Тогда он сказал, что японо-китайские отношения вернулись в нормальное русло. Я полностью разделяю эту оценку.

Только что с Председателем Си нам удалось провести значимую встречу по вопросам японо-китайских отношений и обменяться мнениями по различным задачам, которые стоят между нашими странами. Также, принимая приглашение китайской стороны, я бы хотел посетить Китай в течение этого года, который является знаменательным, памятным годом 40-летия заключения двустороннего договора о мире и дружбе. После этого мне хотелось бы обязательно пригласить господина Си в Японию. И таким образом, через взаимные визиты наших двух лидеров, мне хотелось бы поднять отношения между Японией и Китаем на новый уровень. Это также моя твёрдая решимость.

Говоря о том, как выполнить задачу – создать прочный мир и процветание в нашем регионе в XXI веке, – нельзя обойти проблему Северной Кореи. В июне в Сингапуре состоялась историческая встреча лидеров США и Северной Кореи. Я хочу выразить поддержку этой встречи как позитивному шагу, который направлен на решение проблем похищения японских граждан, ядерного оружия и ракетной программы.

Президент Трамп применил новаторский, никем до сих пор не испробованный подход в отношении с Председателем Госсовета Ким Чен Ыном. Налаживая взаимное доверие, этот подход имеет целью разделить общее понимание будущего со светлыми перспективами денуклеаризации и при этом побуждать партнёра к конкретным действиям. Благодаря этому смелому решению Президента Трампа, отношения между Северной Кореей и международным сообществом уже начинают в значительной мере меняться. И очень хотелось бы, чтобы Северная Корея обязательно воспользовалась этим шансом.

По моему мнению, в мире нет другой такой страны, как Северная Корея, которая обладала бы подобным потенциалом для того, чтобы трансформировать будущее в надежду. В Северной Корее есть медь, есть золото, железная руда, другие богатейшие минеральные ресурсы. Я не сомневаюсь, что 25-миллионое население этой страны составит одну из самых трудолюбивых рабочих сил в мире.

Хочу обратиться ко всем собравшимся здесь: давайте пообещаем, давайте поклянёмся, что мы будем и впредь говорить с Северной Кореей одним голосом, в унисон, с одних позиций для того, чтобы она могла пойти дорогой этого исполненного надежд будущего. Давайте подтвердим приверженность твёрдой позиции в контактах с Северной Кореей.

Что же нужно сделать для этого? Необходимо обязательно осуществить полную денуклеаризацию Корейского полуострова. В этом отношении мы с Президентом Путиным и Председателем Си полностью имеем одно и то же мнение. Я надеюсь, что запланированная на скорое время встреча лидеров Северной и Южной Кореи в Пхеньяне приведёт к конкретным действиям, которые будут направлены на денуклеаризацию Корейского полуострова.

Между Японией и Северной Кореей существует проблема похищения японских граждан. Её, конечно, тоже нужно решить. При этом я полон решимости закрыть вопрос негативного прошлого в отношениях Японии с Северной Кореей и начать движение к нормализации дипломатических отношений. Я тоже должен пробить скорлупу взаимного недоверия, сделать свой шаг вперёд и в конце концов общаться напрямую с Председателем Госсовета Кимом. В настоящее время никаких конкретных решений по японо-северокорейским встречам на высшем уровне нет. Но уж если проводить эту встречу, она должна быть такой, чтобы она способствовала решению проблемы похищения японских граждан. Это моя твёрдая решимость.

Для прочного мира и процветания в регионе Северо-Восточной Азии важно, чтобы все региональные лидеры, включая всех нас, лидеров пяти стран, продолжали двигаться в одном направлении. Я лично не пожалею для этого своих усилий. Я здесь перед вами это обещаю, даю своё слово.

Далее о японо-российских отношениях. Для Японии с точки зрения того, чтобы заложить краеугольный камень мира и процветания в этом регионе в XXI веке, японо-российские отношения таят в себе безграничные возможности. Между нашими странами на протяжении более чем 70 послевоенных лет, этого долгого времени, не был заключён мирный договор. И в том, что это является ненормальной ситуацией, мы совпадаем в мнении с Президентом Путиным.

В декабре 2016 года я принимал Президента Путина в своём родном городе Нагато. И мы вдвоём обстоятельно побеседовали о будущем японо-российских отношений. Мы договорились о начале консультаций относительно особой системы для осуществления совместной хозяйственной деятельности на четырёх островах и об осуществлении свободных посещений могил бывшими жителями этих островов. Кроме того, в Нагато мы подтвердили, что разделяем искреннюю решимость разрешить проблему мирного договора.

Уважаемые дамы и господа! Наши договорённости в Нагато последовательно реализуются. Японо-российские отношения сейчас переживают период продвижения вперёд с беспрецедентным ускорением. И план двустороннего сотрудничества, о котором мы договорились с Президентом Путиным, уже включает в себя более чем 150 проектов. Более половины из них уже реализуются или находятся на этапе, когда они будут вот-вот реализовываться.

Я хочу показать вам видеоролик, который очень красноречиво расскажет об этом. Пожалуйста, посмотрите это видео.

(Идёт демонстрация видеоролика.)

Господа, надеюсь, вы смогли вполне прочувствовать эту мощную динамику. Благодаря тому, что сейчас реализуется план сотрудничества из восьми пунктов, вы тоже сможете реально ощутить улучшение качества жизни граждан России, я уверен.

Россия и Япония сейчас демонстрируют гражданам Японии, да и всему миру очень чёткие доказательства. Это чёткие доказательства того, что, когда наши страны объединяют свои усилия, граждане России становятся здоровыми, что города России становятся комфортными для проживания, что малый и средний бизнес России заметно увеличивает свою эффективность, полезные ископаемые из России – благодаря сотрудничеству с Россией – ещё более эффективно поставляются на мировой рынок.

И начиная с Владивостока все регионы Дальнего Востока благодаря сотрудничеству между нашими странами становятся своего рода воротами, в которых сосредотачиваются люди, вещи и финансы. Мечта о цифровой России приносит ещё более скорые плоды. Вот такие многочисленные доказательства прямо сейчас представляют Япония и Россия.

Несмотря на то, что между нашими странами есть уникальные возможности, которых практически никогда не бывает между двумя другими странами, препятствия для их полной реализации всё ещё остаются. Дамы и господа, я повторюсь, речь идёт как раз о том факте, что обе страны до сих пор не заключили мирный договор.

В этом году 25 мая на Петербургском международном экономическом форуме я привлёк внимание аудитории словами: «Давайте помечтаем». Я тогда призвал аудиторию с надеждой представить себе, что будет во всем нашем регионе, когда между Японией и Россией восстановится постоянная стабильность.

Я обратился с этим призывом тогда к аудитории в Петербурге. По моему мнению, тогда мы сможем приступить к созданию оплота мира в этом уголке Северного и Восточного полушарий. И этот оплот наверняка станет надёжным и прочным, будет поддерживать как регион, так и весь мир.

Северный Ледовитый океан, Берингово море, северная часть Тихого океана, Японское море тогда смогут стать магистральной морской дорогой мира и процветания, а острова, которые некогда являлись причиной противостояния, превратятся в символ японо-российского сотрудничества и откроют благоприятные возможности как логистический хаб, опорный пункт. Японское море тоже изменится, став логистическим хайвеем.

А после этого, возможно, появится обширный, контролируемый свободными, честными правилами макрорегион в Китае, Республике Корее, Монголии – до стран Индо-Тихоокеанского региона. И этот регион будет исполнен мира, процветания и динамизма.

Господин Президент Путин, давайте ещё раз подтвердим нашу решимость, наши намерения перед многочисленными свидетелями, перед всей нашей аудиторией. Если мы не сделаем это сейчас, то когда же? Если этого не сделаем мы, то кто же это сделает кроме нас? Давайте вместе идти вперёд, задавая себе эти вопросы всегда.

Мы оба прекрасно знаем, что это, конечно, непросто. Но на нас лежит ответственность за будущие поколения. Мы несём ответственность и за то, чтобы убрать из Северо-Восточной Азии последние остатки послевоенного пейзажа и изменить будущее, наполнить будущее надеждой.

Уважаемая аудитория, дамы и господа! Нам следует прекратить бесконечно доставлять затруднения нашим детям и внукам из-за того тупика в наших отношениях, который доставлял затруднения в своё время нашему поколению.

Как вы сейчас видели, многочисленные достижения между нашими странами – это лишь анонс тех масштабных проектов, которые могут быть реализованы, если наши две страны этого только захотят. Давайте же дадим возможностям, которые у нас есть, шанс раскрыться более всесторонне.

В этот раз мы провели уже 22-ю встречу с Президентом Путиным. Надеюсь, мы продолжим и дальше много раз встречаться и использовать для этого разнообразные возможности. Пожалуйста, поддержите наши шаги в направлении заключения мирного договора. Я хочу попросить всю аудиторию поддержать нас энергичными аплодисментами. (Аплодисменты.) Большое спасибо, господа.

В 2020 году Токио совершенно преобразится ко времени проведения Олимпийских и Паралимпийских игр. Может быть, даже беспилотные автомобили будут не просто ездить по земле – они станут летающими автомобилями, которые с какого-то момента смогут подниматься в воздух.

Сейчас в Японии начинается новая эпоха благодаря новому поколению жителей нашей страны, а также благодаря тем людям, которые приезжают к нам со всего мира. Я хочу обратиться к российской молодёжи – надеюсь, что меня услышат. Пожалуйста, приезжайте в Японию, живите у нас, учитесь, работайте и создавайте новую Японию вместе с нами, японцами.

Будущее – это и есть надежда. Поэтому именно воспитание молодёжи, которая сможет от всего сердца поверить в это, – это важнейшая обязанность всех людей, которые руководят страной.

В то, что формирующееся в Японии молодое поколение, объединив усилия с молодёжью из России, Китая, Республики Кореи и Монголии, станет движущей силой для создания мира и процветания в Азии и во всем мире в конечном счёте, для того, чтобы наступила такая эпоха, которая будет полна надежд, – в это я верю, на это я надеюсь каждый день, не проходит и дня, чтобы я не думал об этом.

Надеюсь и далее работать, отдавая этой цели всего себя. Большое спасибо вам.

Давайте ещё встретимся. До новых встреч!

С.Брилёв: Господин Абэ, Вы раскинули такую широкую сеть вопросов, что я даже не знаю, с чего начать. Мы с Вами встречались в мае, я Вам очень благодарен за интервью в канун Петербургского форума. С большим удовольствием я с коллегами сделал фильм о российско-японском сотрудничестве, где было, кстати, много и таких примеров. Но, Вы знаете, на что я обратил внимание, когда мы его монтировали? Не было примеров с Курильских островов. Как Вы представляете себе совместную хозяйственную деятельность на том, что мы называем южные Курилы? Это что может быть?

С.Абэ: В позапрошлом году мы с Президентом Путиным встретились на моей родине, в Нагато. Мы говорили о том, что до сих пор, к сожалению, у нас нет мирного договора. Мы договорились, что необходимо менять подходы, с тем чтобы наши народы понимали значение того, что мы можем решить все имеющиеся проблемы и заключить мирный договор. Именно совместная хозяйственная деятельность является путём к этой цели. Благодаря совместной деятельности наши народы начнут глубже понимать друг друга, создадут хорошие отношения дружбы. И мы сейчас ведём переговоры для практического применения этого подхода, чтобы не только люди, проживающие на островах и в Японии, но и все люди понимали необходимость разрешения этой проблемы и заключения мирного договора. Я в это верю.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, я сейчас, наверное, скажу самую страшную фразу во всей моей жизни – я решил поставить себя на Ваше место. И подумал: 1956 год, Московская декларация, проявление доброй воли, упоминание двух островов, возможный выход на мирный договор. Но после этого достаточно стремительно начала меняться ситуация не в сторону доброй воли, в частности, совершенно очевидная вещь – это размещение американских войск на Японских островах, в том числе наступательных элементов американских вооружённых сил.

Если мне позволительно задать этот вопрос, а Вы в ходе Ваших переговоров затрагивали тему: а что, если на том, что сегодня является российскими южными Курилами, ключевыми совершенно островами в плане выхода в Тихий океан, – вдруг и там возникнут американские войска? Это является темой переговоров или нет?

В.Путин: Прежде всего хочу сказать, что Синдзо прав: и он, и я, мы хотим выйти на заключение мирного договора. Считаю, что это чрезвычайно важно и в наших двусторонних отношениях, и с точки зрения создания благоприятных условий для развития ситуации в мире, об этом Председатель Си Цзиньпин только что говорил. Нам нужно создать благоприятные условия в регионе. И я полностью с этим согласен. Япония – наш естественный партнёр, и мы хотим развивать полноценные отношения.

Вопросы безопасности имеют большое значение, и мы их все обсуждаем, в том числе и с тех позиций, о которых Вы сейчас сказали. Нас, естественно, не могут не беспокоить многие аспекты военного сотрудничества в регионе, в том числе продвижение американских систем противоракетной обороны. Всё это является предметом наших переговоров.

Я сейчас не буду вдаваться в детали, хотел бы оттолкнуться от того, что сказал Синдзо, а именно: он предложил менять подходы. Вот не поверите, честно вам скажу, это такая простая мысль, но она пришла мне в голову прямо сейчас, вот прямо здесь. 70 лет мы пытаемся выйти на решение спорных вопросов. Вы упоминали о декларации 1956 года. Она же была не просто подписана, она была ратифицирована и парламентом Японии, и Верховным Советом СССР. Потом японская сторона от выполнения этой декларации отказалась. Мы сейчас вернулись к рассмотрению этих вопросов. Так вот 70 лет мы ведём переговоры. Синдзо сказал: давайте поменяем подходы. Давайте.

Так вот какая идея мне пришла в голову: давайте заключим мирный договор, – не сейчас, но до конца года – без всяких предварительных условий. (Аплодисменты.) Я даже не просил поддержать аудиторию меня аплодисментами. Благодарю вас за эту поддержку.

А потом на основе этого мирного договора как друзья продолжим решать все спорные вопросы. Разумеется, мне кажется, что это облегчило бы нам решение всех проблем, с которыми мы не можем справиться на протяжении 70 лет.

С.Брилёв: 16 часов 30 минут, 12 сентября, время пошло до конца года.

Я думаю, мы неизбежно вернёмся сегодня к этой теме ещё раз. Сейчас я хотел бы предложить выступить Премьер-министру Республики Корея господину Ли. Прошу Вас.

Ли Нак Ён (как переведено): Уважаемый Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин! Уважаемый Председатель КНР господин Си Цзиньпин! Уважаемый Президент Монголии господин Баттулга! Уважаемый Премьер-министр Японии господин Синдзо Абэ! Уважаемые представители правительств и бизнеса разных стран!

Ведущие лидеры стран Северо-Восточной Азии собрались на этой площадке, чтобы объединить усилия и идеи для развития Дальнего Востока и обеспечения мира и процветания в регионе. Это имеет большое значение. Этот форум проводится в четвёртый раз. Для меня очень большая честь выступить на сегодняшнем форуме.

Уважаемые участники форума!

Дальний Восток с давних времён был точкой соприкосновения восточной и западной культур, также был узлом соединения континента и океана. В последнее время он находится в центре внимания в качестве ключевого звена по самому короткому маршруту Северо-Восточная Азия – Европа благодаря Северному морскому пути. Потенциал данного региона динамично реализуется на основе политики Президента Путина, направленной на развитие Дальнего Востока.

По итогам 2017 года в данном регионе темпы роста промышленного производства превысили среднероссийские показатели. Количество инвесторов, работающих на 18 ТОРах, увеличилось со 111 в 2016–м до 210 в 2017 году.

Дальний Восток имеет очень важное значение в корейско-российских отношениях. По итогам 2017 года на долю Дальнего Востока приходилось около 37,5 процента от общего объёма двусторонней торговли. Среди 150 предприятий, работающих на российском рынке, 39 работает здесь.

В 2014 году вступило в силу соглашение об отмене визовых требований, благодаря чему Владивосток стал популярным направлением для корейских туристов. Сочетание величия природы, разнообразия культуры Евразии стало основой того, что Владивосток стал широко известен в Корее. В 2017 году количество корейцев, посетивших Владивосток, увеличилось в два раза по сравнению с 2016 годом и составило 100 тысяч человек.

Дальневосточный федеральный университет, где ежегодно проходит ВЭФ, также имеет скорее особую связь. В этом университете впервые в мире был открыт факультет корееведения. Здесь сохранились давние традиции и история изучения корееведения. Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин в своём выступлении на третьем Восточном экономическом форуме представил новую северную политику. Корея стремится к соединению транспортной, логистической и энергетической инфраструктуры в Евразии, что позволит создать новую движущую силу для корейской экономики, а также обеспечить мир, стабильность и всеобщее процветание Евразийского континента. Ключевой ареной данной политики является Дальний Восток.

Вместе с тем Президент Мун Чжэ Ин предложил навести девять мостов сотрудничества. «Девять мостов» означают ключевые сферы взаимодействия между нашими странами – это газ, железная дорога, электричество, судостроение, создание рабочих мест, сельское хозяйство, рыболовство, развитие морских портов и Северного морского пути. За год усилия правительства и частного сектора позволили достичь хотя и недостаточных, но значимых результатов по этим девяти направлениям.

Сегодня я хотел бы в своём выступлении сделать обзор достигнутых результатов и наметить ориентиры дальнейшего сотрудничества.

Во-первых, судостроение, морские порты и Северный морской путь – это те сферы, где можно добиться результатов в краткосрочной перспективе. Я надеюсь на то, что мы именно в этих сферах создадим истории успеха. Это станет условиями формирования атмосферы взаимного доверия и сотрудничества.

В прошлом году Президент Путин принял участие в торжественной церемонии имянаречения ледокольного танкера-газовоза «Кристоф де Маржери», построенного на верфи в Южной Корее. После чего пять танкеров были переданы заказчику, и они доставляют природный газ с полуострова Ямал в Китай. Успешное освоение Северного морского пути приведёт к значительному улучшению не только условий транспортировки энергетического топлива, но и общей логистической среды в Евразии.

Совместно компаниями двух стран продвигается проект по модернизации судоверфи «Звезда». Я надеюсь на успех проекта и формирование основ для будущих совместных проектов.

Корейское правительство оказало поддержку проведению ТО для проекта порта «Славянка». В перспективе будет искать меры по расширению сотрудничества.

Корейские малые и средние предприятия с богатым опытом и конкурентными преимуществами, особенно в ТОРах и свободном порту Владивосток, также вышли или готовятся к выходу в девяти сферах, новых сферах.

Во-вторых, у Кореи и России в сферах сельского хозяйства и рыболовства есть уже давняя история сотрудничества. Теперь производство, переработка, реализация, туризм и культура в комплексе должны стать объектом поиска новых форм взаимодействия.

Сейчас семь корейских компаний производят в год на Дальнем Востоке около 60 тонн сои и кукурузы. Особенно соя, не содержащая ГМО, получает высокую оценку. Но мы хотим, чтобы двустороннее сотрудничество в аграрном секторе вышло за рамки простого производства и дошло до переработки и связи с туризмом. Для создания сотрудничества, направленного в будущее, в ходе саммита в этом году в июне была достигнута договорённость о регулярном проведении бизнес-диалога в сфере сельского хозяйства. Дальневосточный регион обладает богатыми морскими ресурсами, поэтому возможно реализовывать проекты с высокой добавленной стоимостью.

В-третьих, проекты в сфере железной дороги, газа и электричества для соединения Евразии – это всеми желаемые проекты. Но для реализации данных проектов требуются масштабные инвестиции в долгосрочной перспективе, а также тщательная подготовка с учётом изменений международных обстоятельств. Корея и Россия уже 20 лет назад начали работу в сфере железной дороги, электричества, газа для соединения Корейского полуострова и России в рамках трёхсторонних проектов. Но, к сожалению, нам не удалось достичь прогресса из–за ряда вопросов, в том числе северокорейской ядерной проблемы.

Однако позитивные изменения обстановки на Корейском полуострове открыли новые возможности. В июне текущего года состоялся визит Президента Мун Чжэ Ина в Россию, и наши страны договорились начать совместное исследование трёхсторонних проектов. И здесь, на площадке Восточного экономического форума, впервые была проведена сессия на тему сотрудничества юга и севера Кореи и России. Я надеюсь, что было активное обсуждение с участием экспертов.

Хочу выразить благодарность за внимание российского Правительства и научных кругов, которое уделяется трёхсторонним проектам.

Вчера я увидел, что логистическая компания использует Транссиб для транспортировки грузов из Владивостока в Санкт-Петербург в крупнотоннажных контейнерах. Президент Республики Мун Чжэ Ин в своём выступлении на церемонии 15 августа по случаю освобождения Кореи предложил создать железнодорожное сообщество Восточной Азии с участием Кореи, России, Китая, Японии и Монголии. Создание такого сообщества с участием США будет способствовать активизации экономических контактов в регионе, а также станет основой для многостороннего механизма мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Корейское правительство будет прилагать усилия для реализации данной инициативы путём активного обсуждения со странами региона, а также создания соответствующих условий. Прошу лидеров стран Северо-Восточной Азии оказать содействие в этом вопросе.

В-четвёртых, наше взаимодействие на «девяти мостах» мы должны продолжать. Нам необходимо искать и новые сферы сотрудничества. Корея и Россия уже определили новые сферы: Здравоохранение, окружающая среда, образование как дополнительные сферы нашего взаимодействия. И в сфере инфраструктурных проектов можно надеяться на расширение сотрудничества.

Корея обладает отличными медицинскими кадрами. Кроме того, у нас есть развитая система всеобщего медицинского страхования и успешно эксплуатируется медицинская информационная система на основе ИКТ. Предоставление качественных медицинских услуг будет вносить весомый вклад в развитие Дальнего Востока и привлечение инвестиций в данный регион. В строительстве инфраструктуры мы можем поделиться опытом технологий корейских предприятий.

Мы надеемся на конкретизацию сотрудничества в сфере окружающей среды, включая утилизацию отходов. Таким образом, сферы сотрудничества между нашими странами безграничны.

В-пятых, для систематизации и расширения двустороннего сотрудничества на Дальнем Востоке необходимо создавать и активизировать различные совещательные каналы на правительственном, региональном, частном и предпринимательском уровнях. В этом направлении за год у нас уже есть результаты.

Председатель Комитета по северному экономическому сотрудничеству Сон Ён Гиль и заместитель Председателя Правительства господин Трутнев провели совещание по продвижению проектов на Дальнем Востоке. В двух странах были учреждены деловые советы компаний, регулярно проводят День корейского инвестора.

В ноябре текущего года состоится первый российско-корейский региональный форум в городе Пхохан, где находится известная компания POSCO. С корейской стороны будут принимать участие 17 региональных органов власти и девять региональных правительств России. Надеюсь на создание тесной сети связей между регионами для укрепления дальнейшего сотрудничества.

На площадке нынешнего Восточного экономического форума нашими правительствами завершена работа по формулировкам плана действий по сотрудничеству в строительстве «девяти мостов». Надеемся на скорейшее подписание данного документа для поиска различных инвестиционных проектов и их системной реализации.

Уважаемый Президент Владимир Владимирович Путин! Уважаемый Председатель господин Си Цзиньпин! Уважаемый Президент господин Баттулга! Уважаемый Премьер-министр Японии Синдзо Абэ!

Две Кореи, Россия, Китай, Япония, США с 2003 по 2008 год проводили шестисторонние переговоры для разрешения северокорейской ядерной проблемы. Многие заинтересованные страны, включая Монголию, также надеялись на успех этих переговоров. Но, к сожалению, эти переговоры не завершились успешными результатами. Однако корейское правительство выражает глубокую благодарность всем странам за оказанную поддержку и содействие.

После этого поиск путей по урегулированию северокорейской ядерной проблемы продолжался, но ситуация на Корейском полуострове дошла до кризисного момента. В этом году на Корейском полуострове происходят большие изменения. Состоялось два межкорейских саммита и первый северокорейско-американский саммит. Через несколько дней будет впервые открыт постоянный пункт связи между двумя Кореями. В ближайшее время Президент Мун Чжэ Ин посетит Пхеньян, состоится третья в этом году встреча лидеров двух государств. Также ожидается возобновление встреч на высоком уровне Северной Кореи и США.

Этот ряд переговоров позволит достичь практического прогресса и денуклеаризации, установления мира на Корейском полуострове. Юг и Север идут по пути, который ещё никем не был пройден, к новому будущему. Нам нужно больше мудрости, смелости и терпения. Но какие бы трудности нас ни ожидали, мы не откажемся от пути к миру. Южная и Северная Корея к прошлому волнению о войне и бесконечному противостоянию не должны и не будут возвращаться.

Для денуклеаризации и создания мирного режима на Корейском полуострове необходимо содействие и международного сообщества. Корейское правительство прилагает максимум усилий для получения поддержки со стороны международного сообщества. Правительство Кореи, как и прежде, будет стараться для достижения денуклеаризации и установления мира в условиях доверия и получения поддержки со стороны лидеров заинтересованных стран.

Надеемся, что Корейский полуостров, который был «горячей точкой», станет источником мира и процветания в Северо-Восточной Азии. Мы будем продвигаться по этому пути. Прошу поддержки и активного содействия всех лидеров Северо-Восточной Азии, для того чтобы эти усилия принесли плоды. Только создание транспортно-логистической инфраструктуры позволит установить мир. Это является темой нынешнего форума «Дальний Восток: расширяя границы возможностей», расширение для мира и процветания всей Евразии.

Надеемся на наведение «девяти мостов» между Дальним Востоком и Корейским полуостровом, гармоничное сочетание корейской новой северной политики с новой восточной политикой России, концепцию «Один пояс – один путь» Китая, инициативу «Путь развития Монголии», планы сотрудничества по восьми направлениям Японии. Это станет отправной точкой для достижения нашей общей цели обеспечения мира и всеобщего процветания в Северо-Восточной Азии.

В этот раз я приехал на самолёте, но в следующий раз хочу приехать на поезде во Владивосток, и для этого я прошу лидеров оказать содействие в реализации этой мечты.

Спасибо.

С.Брилёв: Я обещаю вернуться к восточной тематике через три минуты. Просто в Москве 10 утра, и я смотрю, что московская часть аудитории начинает просыпаться, а есть европейские вопросы, которые нас тоже интересуют. Я прошу прощения у остальных участников сессии, но, Владимир Владимирович, не могу Вам не задать вопрос минимум как журналист, потому что мы все за этим следим, европейская часть.

В последние трое-четверо суток появились минимум две версии, что же произошло с этими двумя молодыми людьми с фотографий в Англии по поводу «дела Скрипалей». То ли они специально лезли в камеру, чтобы их сфотографировали, и был отправлен месседж – «это русские», то ли это совсем непрофессиональные люди, коль они попались во все камеры. Может быть, у Вас какая–нибудь третья версия есть?

В.Путин: В принципе мы, конечно, посмотрели, что это за люди. Мы уже знаем, кто они такие, мы их нашли. Надеюсь, что они сами появятся и сами о себе расскажут. Это будет лучше для всех. Ничего особенного и криминального нет, уверяю вас. Посмотрим в ближайшее время.

С.Брилёв: Они гражданские?

В.Путин: Гражданские, конечно.

С.Брилёв: Ладно. Будем ждать.

Давайте тогда спокойно вернемся к Восточному форуму.

В.Путин: Я хочу к ним обратиться, чтобы они услышали нас сегодня. Пускай они придут куда–нибудь к вам, в средства массовой информации, и всё расскажут.

С.Брилёв: Давайте в субботу, ко мне в студию. Я готов.

Вернёмся к Корее. Заглянем в послезавтра. Допустим, Северная Корея говорит. Мы слышим Северную Корею во всех выступлениях без конца, и понятно, что экономическое развитие Дальнего Востока в значительной степени зависит от решения этой проблемы. Наступает послезавтра. Северная Корея соглашается отказаться от ракет и ядерного оружия. Естественно, она захочет гарантии ненападения. Какие это могут быть гарантии?

Здесь, на Дальнем Востоке, кстати, схема есть. Япония находится под «ядерным зонтиком» Соединённых Штатов объективно. А Северной Корее такой «ядерный зонтик» в плане неприкосновенности кто должен дать? Китайская Народная Республика? Российская Федерация? Я обращаюсь прежде всего к лидерам ядерных держав, если мы говорим таким языком. Может быть, Председателя Си попросим первым ответить на этот вопрос?

Си Цзиньпин: Действительно, это проблема Корейского полуострова, я сказал об этом раньше, по этому вопросу все мы являемся вовлечёнными странами. И мы оказались перед лицом влияния разных факторов. За последнее время можно увидеть, что соответствующие политические консультации вернулись в ожидаемое русло для всех сторон.

Сейчас ситуация идёт в лучшую сторону. Это досталось нам весьма нелегко. Все вовлечённые стороны и соответствующие страны должны тщательно дорожить этим, потому что корейская проблема, ядерная проблема Корейского полуострова существует уже несколько десятков лет.

Сейчас возникло окно возможностей. Нам надо этим дорожить, а также нам следует иметь уверенность в этом. Если изначально не было бы уверенности, то не продвигался бы этот вопрос. Поэтому очень важна уверенность.

Второе: очень важна терпеливость. Такая проблема, которая существует уже долгое время, не может решаться одним махом, а также за одни консультации. Я вижу, что сейчас все стали более рациональными по этому вопросу и продолжают переговоры. Это очень важно и необходимо.

Пока взаимоотношения между соответствующими сторонами по этому вопросу показывают благоприятную тенденцию, сохраняются контакты между Пхеньяном и Вашингтоном, Северной и Южной Кореей. И скоро состоится новая встреча лидеров Севера и Юга. Между Китаем и КНДР мы тоже продвигаем процесс денуклеаризации и положительное интерактивное взаимодействие на этом пути. Мы с Премьер-министром Абэ сегодня утром об этом говорили. Все мы продолжаем активные консультации, согласования. И на этом основании мы все находимся в русле политического урегулирования для решения этого вопроса. Поэтому нам очень важна терпеливость.

Тем более очень важна решимость. Для Китая и России мы уже разработали совместную дорожную карту. С одной стороны, мы содействуем процессу денуклеаризации на Корейском полуострове. С другой стороны, необходимо создать механизм обеспечения мира на полуострове. Одна страна не может в одиночку дать такую гарантию.

Нужны совместные усилия со стороны международного сообщества. Думаю, что с нашей стороны, а также со стороны России такое желание есть. Мы будем в свою очередь продвигать наши усилия, но тоже хотим совместных гарантий международного сообщества.

Но самые главные игроки в этом вопросе – это прямо вовлечённые страны. Я имею в виду КНДР, Республику Южная Корея и США. Мы всегда говорим, что, кто узел завязал, пусть он его и развяжет. Поэтому мы готовы содействовать этому процессу для денуклеаризации Корейского полуострова, для создания механизма мира. Уверен, что при общих усилиях такая цель вполне осуществима.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, китайцы северокорейцам дали самолёт, может быть, и «зонтик» в него положили, но явно не ядерный. Россия готова была бы предоставить «ядерный зонтик» Северной Корее?

В.Путин: У Китая есть «ядерный зонтик», Китай в этом смысле чувствует себя достаточно уверенно. Тем не менее полностью согласен с тем, что только что было сказано Председателем Си Цзиньпином, а также и с тем, что сказал Премьер-министр Японии господин Синдзо Абэ.

Действительно, Президент Трамп проявил, как он сказал, новаторский подход к взаимодействию с Северной Кореей. Согласен, это и проявление определённой смелости и новаторского подхода, всё верно. Но ведь Северной Корее в ответ на её действия по денуклеаризации были обещаны гарантии безопасности, о чём Вы сейчас сказали.

Северная Корея предприняла определённые шаги по денуклеаризации, она взорвала свой полигон ядерных испытаний, уничтожила его, но она, видимо, ждёт в ответ каких–то хотя бы сигналов. И мне представляется контрпродуктивным, когда от Северной Кореи требуют сделать всё, а противоположная сторона не будет делать ничего. Северная Корея только должна поверить на слово, что ей будет хорошо от этого.

Какие гарантии могут быть? Международные гарантии. У нас же есть такой формат, как шестисторонние переговоры. И международное сообщество может дать такие гарантии, в том числе и обеспеченные присутствием в этих договорённостях ядерных держав. Китай и Россия являются участниками этих переговоров.

Но если Северная Корея удовлетворится только исключительно американскими гарантиями, то мы будем рады и этому, но это, наверное, вряд ли произойдёт, нам нужно быть реалистами. И мне кажется, международные гарантии в данном случае будут здесь уместными, и об этом можно говорить.

С.Брилёв: У нас уже была «шестёрка» по Ирану, и мы знаем позицию Президента Трампа по этой теме. А то, что он сейчас встретился с Ким Чен Ыном, нет опасности того, что если американцы только на себя возьмут переговоры с Северной Кореей, то всё может закончиться примерно так же, как с Ираном: договаривались все, а потом вообще коллапс договорённостей?

В.Путин: Вы знаете, дело в том, что договаривались–то по Ирану в основном тоже американцы и иранцы. Мы только сопровождали, если уж по–честному раскрыть «кухню», поддерживали этот процесс. В основе–то их договорённости. Поэтому, конечно, такие опасности всегда подстерегают нас, но это не значит, что не нужно ничего делать, и не значит, что не нужно идти вперёд.

С.Брилёв: Я вам всем хочу рассказать одну историю про место, где вы все точно не были. Внутри демилитаризованной зоны на межкорейской границе с северокорейской стороны есть павильончик, не где ведутся мирные переговоры, а где было заключено тогда перемирие. И в этом павильончике, когда ты приходишь на экскурсию, тебе показывают «флаг врага», который враг оставил, – я, кстати, цитирую северокорейского экскурсовода. Так вот «флаг врага» там – это не американский флаг. Это флаг Организации Объединённых Наций, потому что под ним шла война.

Кстати, если взглянуть на состав формально ооновских сил в той войне, то мы там с вами найдём Эфиопию, Колумбию, кроме крупных держав. Так что ещё не очень понятно, кому заключать мирное соглашение.

Хочу Премьер-министра Ли спросить: скажите, пожалуйста, ооновские силы, под флагом ООН, стоящие на межкорейской границе, – это де–факто американские силы, влияют на ваш процесс переговоров с Севером?

Например, договорились вы с северянами железную дорогу соединить, и вот она сюда придёт, под Владивосток, в Хасан. Но вы вольны, сами корейцы, договариваться о том, как вы пересекаете границу? Или вам тот самый ооновский буфер в лице Соединённых Штатов говорит: это можно, а вот это нельзя; железную дорогу лучше не надо, а газопровод постройте.

Ли Нак Ён: Прежде всего хотел бы отметить, что на сегодняшний момент железнодорожное сотрудничество на этапе взаимного изучения. Процедура такова, что участвует руководство ООН в этом процессе, но не является препятствующей стороной, потому что Южная и Северная Корея стали членами ООН в 1991 году одновременно.

С.Брилёв: Когда будет заключён, если будет заключён, мир между Севером и Югом, ооновский вооружённый буфер должен остаться на демаркационной линии?

Ли Нак Ён: Думаю, что этот вопрос будет зависеть от дальнейшего обсуждения. Конечно же, войска ООН являются инструментом для поддержания мира. Я не думаю, что это будет препятствующим инструментом в дальнейшем. Не знаю, интересуетесь ли Вы американскими войсками на территории Республики Корея? Это вопрос военного альянса Кореи и США. Сейчас Северная Корея не поднимает данный вопрос.

С.Брилёв: Премьер-министр Абэ, Вы уже затронули тему межкорейской договорённости. Больше того, я объясню для тех, кто не в курсе, что два значка у Вас на лацкане: один – это член парламента, другой – знак солидарности с японцами, похищенными Северной Кореей.

Помимо эмоций, если мы говорим о таком рациональном вопросе, как гарантии безопасности Северной Кореи в случае, если она отказывается от ракет и ядерного оружия, что является предусловием для экономического процветания? Кто должен был бы дать эти гарантии? И какие это гарантии должны были бы быть?

С.Абэ: Этот вопрос уже изложен в резолюции Совбеза ООН. Здесь присутствуют пять лидеров, которые, по–моему, едины в том, чтобы от КНДР потребовать ликвидации оружия массового уничтожения и полного необратимого и верифицируемого отказа от ядерного оружия. Вот это наши общие цели.

Только что Президент Путин по поводу новаторского подхода США высказался несколько скептически. США действительно долгое время не думали даже о встрече на высшем уровне, но Президент Трамп взял на себя риск и показал тем самым, что если КНДР поступит правильно, то эту страну ждёт светлое будущее. И на этой основе по принципу полного необратимого и верифицируемого отказа от ядерного оружия приведёт к смягчению санкций.

Пока ещё мы на этом уровне. Наш бывший Премьер-министр Коидзуми встретился с Ким Чен Иром, и оба лидера приняли Пхеньянскую декларацию, в которой было сказано о похищении японских граждан, ракетно-ядерной проблеме КНДР и заключении договора о нормализации дипотношений между нашими странами.

У нас есть основной договор между Японией и Южной Кореей. При этом после заключения Япония Южной Корее оказала экономическую помощь и содействие. Сейчас мы, решив все проблемы, готовы оказать экономическую помощь КНДР.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, Вы ещё спрашиваете?

В.Путин: Да. Я без всякого скепсиса сказал о действиях Президента Трампа, без всякой иронии. Я действительно считаю, что это новаторский подход, и он проявил мужество, политическую смелость.

Если Северная Корея что–то делает на пути денуклеаризации, она ожидает в ответ каких–то встречных шагов, а не просто бесконечных требований полного разоружения до решения вопроса о том, а как же будет обеспечена её безопасность. Вот и всё. Но это же элементарная формальная логика.

С.Брилёв: Валентина Ивановна Матвиенко была в Пхеньяне и передала Ваше личное послание Ким Чен Ыну, Владимир Владимирович. Мы ждём его здесь?

В.Путин: Мы его приглашаем. Так что в любое удобное для него время он может приехать.

С.Брилёв: Давайте немножко отойдём от Кореи, потому что, мне кажется, мы здесь всё для себя выяснили.

Я воспользуюсь соседством с Премьером Абэ, чтобы задать ему вот какой вопрос. Если Вы не бизнесмен, Вы даже немножко утомлены обычно количеством бизнес-примеров, которые звучат, то нам, простым налогоплательщикам, подавай что–нибудь зримое: мост с Хоккайдо на Сахалин, туннель с Сахалина на материк. Насколько это реалистичные проекты, на Ваш взгляд?

С.Абэ: Что касается этой идеи, прежде всего я хотел бы немножко рассказать об отношениях между Японией и Владивостоком.

Владивосток 100 лет назад был соединён Транссибирской магистралью. Это открыло для японцев кратчайший путь поездки в Европу. Японцы тогда начали свои поездки из Владивостока. Сейчас Владивосток является воротами в Азиатско-Тихоокеанский регион. Таким образом, Владивосток является такими воротами, и Россия одновременно является европейской и азиатской страной. И то, что Япония укрепила отношения с Россией – это приведёт к соединению Японии с Европой от Японского моря до Восточно-Китайского моря. Таким образом, это большое пространство Северо-Восточной Азии будет соединено.

Что касается этого проекта – это соединение железнодорожным переходом материковой части России и Сахалинского острова, а потом уже дойти до Японии. Для этого необходимо прежде всего между экспертами тщательно изучить технические возможности и экономическую рентабельность.

Что касается Транссибирской магистрали, то мы знаем, что Президент Путин усиленно продвигает обещания увеличения мощности Транссибирской магистрали.

Что касается наших отношений с Россией, то с прошлого месяца уже были начаты перевозки почтовых отправлений в 13 европейских стран через Транссибирскую железнодорожную магистраль. Тарифы одинаковые, а время нахождения в пути – половина. Нам необходимо шаг за шагом продвигать наши совместные проекты.

С.Брилёв: Президент Баттулга, Вы нам рассказывали о желании экспортировать монгольский уголь, в частности в Японию, через Россию. Вам такие мосты нужны?

Х.Баттулга: Монголия богата ресурсами, не имеет выхода к морю, и, как я сказал в своём выступлении, основным покупателем является Китай. Мы хотели бы выйти на японский и корейский рынок через территорию России. Мы подписали договор о 25–летних льготных тарифах по перевозке монгольского угля в остальные страны.

Думаю, что к 2030 году население нашего региона очень резко возрастёт, поэтому резко возрастёт потребление электроэнергии. Хотели бы отказаться от теплоэлектростанций и, например, создать новые, может быть, ядерные станции. Тем не менее наряду с этим продвигаем идею создания единой энергетической системы во всей Азии. Железная дорога является большим подспорьем для нас, чтобы получить доступ к морю.

С.Брилёв: Уважаемый Председатель Си, из Китая пришла идея «Один пояс, один путь». Так или иначе мы к ней возвращаемся. Те проекты, которые мы сейчас упомянули, как они сопрягаются с Вашей историей? И как, на Ваш взгляд, идёт сопряжение с «евразийским проектом»? Это очень красивое и правильное словосочетание, однако что на практике мы имеем?

Си Цзиньпин: Действительно, «Один пояс, один путь» – очень популярное название. Пять лет тому назад я выдвинул эту инициативу: «Один пояс» я выдвинул в Казахстане, в университете Назарбаева, а «Один путь» – это морской Шёлковый путь, – я выдвинул в Индонезии.

Эта инициатива была основана на китайской истории, когда у нас была процветающая эпоха, западная и восточная цивилизации были хорошо сочтены. С учётом такой гармонии мы считаем, что сегодня мы вполне можем создать такую процветающую эпоху, где царит долгосрочный мир, согласие, гармония и взаимная выгода. Поэтому появилась такая инициатива. Потом, видимо, эта инициатива встретила положительный отклик со всех сторон. Также такая инициатива уже превысила рамки её исторического понятия с участием всё больших и больших стран мира.

В позапрошлом году мы провели форум «Один пояс, один путь». В следующем году мы будем также продолжать проводить его в Китае. Это будет где–то весной следующего года в Пекине.

За эти пять лет, я посчитал, те страны, которые расположены вдоль этой линии, мы с ними имели торговлю уже в размере больше 5 триллионов долларов США. Это реальный результат. Наши внешние накопленные инвестиции за рубежом составили 60 миллиардов долларов США. Мы создали для этих стран около 200 тысяч новых рабочих мест.

Только что мы в Пекине провели форум китайско-африканского сотрудничества с участием почти всех стран этого континента. Все африканские страны, те страны, с которыми мы имеем дипломатические отношения, приехали в Пекин на этот форум. Мы подписали итоговые документы с ними о сопряжении инициативы, в частности, «Один пояс, один путь». Мы подписали также двусторонние документы. Это общие итоги нашего сотрудничества.

А что касается нашего сотрудничества с Россией, Японией в рамках «Один пояс, один путь», также сопряжения «Один пояс, один путь» с ЕАЭС, со стратегией развития Монголии, мы ведём эту работу. Сотрудничество вполне успешно продвигается, налицо уже первые результаты. Мы разработали ещё более грандиозные программы на будущее. Предстоит целый ряд значимых проектов, которые будут реализованы.

Мы выдвинули целый ряд конкретных предложений в рамках этой инициативы, в частности, обеспечение транспортной взаимосвязанности, это очень важное направление. Конечно, нужно финансовое сопровождение, научно-технологический обмен.

И второе, что касается сотрудничества, – это конкретные проекты, информационный обмен мнениями и финансовые потоки, а также гуманитарное содержание, это сближение народов. Поэтому «Один пояс, один путь» – это не только конкретные проекты сотрудничества, это всеобщее понятие, охватывающее много направлений.

Я уверен, что в сотрудничестве с Россией, Монголией, другими странами Северо-Восточной Азии мы будем успешно продвигать процесс в рамках этой инициативы. Также ожидается значительный подъём нашего сотрудничества, я уверен в этом.

Спасибо.

С.Брилёв: Где «Один пояс, один путь», там и расчёты. Вы сейчас всё упоминали в долларах США, давайте с простого начнём. Вы вчера с Владимиром Путиным вечером гуляли, я смотрел съёмку в ночном эфире, не очень хорошо слышно было, кажется, кто–то кому–то из вас задолжал или вы рассчитывались: кто–то хотел в рублях платить, кто–то в юанях. Вы там что, икру покупали, Владимир Владимирович, или селёдку? Что там было?

В.Путин: Мёд.

С.Брилёв: Мёд.

Действительно, плохо было слышно, и я так и не понял, как вы решили – кто–то в рублях, кто–то в юанях? По какому курсу: по кросс–курсу, через доллар? Как вы это всё рассчитываете?

Понятно, что я это говорю к серьёзной теме – к расчёту в национальных валютах. Популярная идея, но на прошлой неделе в Москве был Московский финансовый форум, Алексей Леонидович Кудрин выступал, и он некий скептицизм всё–таки высказал, потому что говорит, что это будет дополнительная нагрузка на бизнес, по крайней мере, исходя из тех правил, которые есть сегодня.

Переход на торговлю в национальных валютах – насколько это всё–таки реалистично, на Ваш взгляд?

В.Путин: Если позволите, два слова об инфраструктуре, это очень важный вопрос.

Во-первых, мы целиком и полностью поддерживаем идею Председателя Си Цзиньпина по поводу сопряжения его идей, связанных с развитием инфраструктуры и сотрудничества в рамках идеи «Один пояс, один путь», и сопряжения этой работы с нашими интеграционными процессами в рамках ЕврАзЭС.

В рамках ЕврАзЭС мы уже со многими странами региона ведём переговоры. В Азии с Вьетнамом подписано соглашение о зоне свободной торговли, ведётся работа с Сингапуром. С Китайской Народной Республикой мы подписали соглашение о сотрудничестве, оно носит непреференциальный режим. Речь там о таможенных процедурах, о защите интеллектуальной собственности, о работе в сфере электронной торговли. И это всё двигается.

Смотрите, вчера – самый свежий пример, пресса тоже об этом говорила – было подписано соглашение о работе известной компании Alibaba с нашим Mail.ru, «Мегафоном», РФПИ – Российским фондом прямых инвестиций. И мы рассчитываем на то, что это будет серьёзным вкладом в развитие электронной торговли. Это ведь тоже сопряжение предложенного Китаем проекта «Один пояс, один путь» и наших усилий в области ЕврАзЭС, в данном случае в области электронной торговли.

Что касается инфраструктуры, не менее важно для нас, я много раз говорил и сегодня в выступлении упоминал о развитии «Транссиба» и БАМа. Для того чтобы развивать «Транссиб», а это нужно делать, мы делаем, и будем делать, но вопрос в объёмах. Что нам делать, туннели новые строить или нет, Северомуйский туннель, для примера? Конечно, надо бы. Это существенно раскроет наши возможности по перемещению грузов, но это не может быть только один уголь. А если угольная отрасль немножко «присядет» в мире? Нам нужно гарантировать объём перевозок и контейнерных. Для этого нам нужно сотрудничать и с Китаем, и с Японией, и с Южной Кореей, и с Монголией.

Вы спросили о мосте на Сахалин. Да, это существенным образом раскроет потенциал портов Сахалина. Но нужно понять объём перевозок. Поэтому в этом смысле нам крайне важно наладить сотрудничество со странами региона. От этого зависит принятие нами экономических решений по объёмам инвестиций в развитие своей собственной инфраструктуры. Это не праздные встречи и не праздные разговоры.

Расчёт в национальных валютах – конечно, все эксперты понимают это, что нам нужно двигаться поэтапно. Мы и будем действовать поэтапно. Сейчас уже рубль и юань торгуются на Московской бирже. Некоторые товары торгуются больше в долларах, особенно это однородные товары углеводородной группы: нефть, газ.

Скажем, в расчётах со странами СНГ и со странами ЕврАзЭС у нас рубль активно сейчас используется при выручке от экспорта, по–моему, тоже 71 процент, а при выручке от импорта – 79 процентов в рублях фиксируется.

С учётом того, с чем мы сталкиваемся при расчётах в долларах, у большего и большего количества стран возникает желание торговать в национальных валютах. Ограничения есть. И то, о чём Алексей Леонидович говорил, связано в первую очередь, допустим, с торговлей нефтью, нефтепродуктами, газом. Но и развивать двустороннюю торговлю в национальных валютах тоже правильно. И правильно это с точки зрения устойчивости мировых финансов и мировой экономики. Мы будем двигаться в этом постепенно.

С.Брилёв: У Центробанка России есть политическое задание заключать соглашения с соответствующими центробанками других стран на предмет перехода на торговлю в национальных валютах? Или это его инициатива должна быть?

В.Путин: Это не политическое задание, это экономическая задача.

С.Брилёв: Я бы просил Премьер-министра Японии, Президента Монголии, Премьер-министра Кореи тоже прокомментировать эту тему, потому что она сейчас очень пользуется популярностью в России, – переход на национальные валюты. Как вам это видится?

Господин Абэ, пожалуйста.

С.Абэ: [При использовании резервных валют есть риск] курсовых разниц. Все страны имеют такой риск. Если расчёт осуществляется в национальной валюте, то этого риска не будет. Но обычно в Японии международная торговля осуществляется с расчётом в долларах, в отдельных случаях – иенами. Но это не политическая проблема. Нужно идти по принципу экономической целесообразности, экономической правоты.

Что касается колебания валюты, то необходимо доверять и чрезмерной волатильности, и на основе фундаментальности этой валюты нужно проводить политику Центробанка.

С.Брилёв: И про тугрики…

В.Путин: Можно и в тугриках рассчитываться. Ведь вопрос в дне расчёта и курсовой разнице, как решать этот вопрос, предварительно на уровне Центробанков. Это всё механизмы, которые отрабатываются. Риски есть? Да, риски везде есть. А рисков с долларом разве не существует? 20 триллионов уже государственный долг Соединённых Штатов. И всё это нагрузка на доллар, между прочим. Что дальше будет? Никто не знает, ответа на этот вопрос нет.

Риски везде существуют, и их нужно минимизировать. А чтобы минимизировать, что нужно сделать? Диверсифицировать наши расчёты и деятельность.

Мы, допустим, свои золотовалютные резервы диверсифицируем, так же как и государственный долг Российской Федерации номинируется не только в долларах, а и в других валютах. Всё это важно. Это всё в общем и целом создаёт устойчивость нашей финансовой системы, мне кажется, и всей мировой финансовой системы тоже.

С.Брилёв: Давайте, чтобы у нас был полный опрос, я попрошу Президента Монголии и Премьер-министра Кореи всё–таки прокомментировать эту тему.

Х.Баттулга: Насчёт Монголии: Центральный банк нашей страны подписал своп–соглашение с Центробанком Китая. Проводим переговоры по подписанию своп–соглашения между Центробанками России и Монголии.

Конечно, есть риски. У нас приоритет согласовать своп–соглашения с нашими соседями. Есть хорошие перспективы развития торговли с Японией именно в иенах. Некоторые проекты мы реализуем на принципах платы недрами из нашей страны.

Ли Нак Ён: В мире есть различные нестабильные ситуации, и их нужно рассматривать, насколько может использоваться валюта для того, чтобы реагировать на такие изменения в окружающей среде.

С.Брилёв: Давайте так: в зале много моих коллег, которые всё могут объяснить, но ничего не понимают. Есть очень много людей, которые всё понимают, но ничего объяснять не будут в силу своей профессиональной принадлежности.

Мы работаем два с половиной часа, я бы закончил нашу сессию просьбой к вам всем порассуждать вот на какую тему. На самом деле, какой бы аспект политики или экономики в Северо-Восточной Азии мы сегодня ни затрагивали, мы так или иначе говорим о сломе того, что было до этого, в лучшую или худшую сторону.

Мы имеем в лице крупнейшей экономической державы этой планеты страну, которая сейчас грозится выйти из ВТО, у которой не получилось ничего с Тихоокеанским партнёрством. В свою очередь между нами практически всеми, за счастливым исключением Монголии, между прочим, стоит так или иначе территориальный вопрос. Есть вопросы, которые поднимает Япония к России, есть вопросы, которые обсуждают Япония и Китай, Корея и Япония и так далее.

Может быть, как раз залогом того, что мы могли бы выйти на какие–то новые реалии и в политике в нашем регионе, и глобально, учитывая вес представленных здесь стран, тем более уж в экономике, являлось бы то, что мы могли бы либо перешагнуть через себя, либо, напротив, прийти к какому–то консенсусу по территориальному вопросу. Когда–то он стоял в Европе до Хельсинки 75–го года. В Азии никто так не ставит вопрос. А может быть, вот она, лакмусовая бумажка? Может быть, такой трамплин к каким–то совершенно новым реалиям?

Я, с вашего позволения, попрошу порассуждать всех на эту тему. Но, что называется, кто первым хочет, потому что я даже боюсь кого–то первого определить как приоритетного человека. Давайте, может быть, с Премьер-министра Абэ, всё–таки он автор этой темы на сегодняшней сессии.

С.Абэ: Итак, мы находимся в Северо-Восточной Азии и соседствуем через границы. С Монголией Япония не соседствует, то есть не имеет общей границы, но с Россией, Южной Кореей и Китаем мы имеем общие границы. Соседи должны, конечно, сотрудничать и дружить. И так как мы являемся соседями, поэтому существуют и другие проблемы. Когда нет общих границ, то, может быть, и меньше было бы проблем, но так как мы разделяем общие границы, то возникают разные проблемы, в том числе территориальные проблемы.

Главное, чтобы глава каждого государства управлял этими проблемами и задачами без проявления национализма. С общей точки зрения необходимо относиться к каждому вопросу. Между Японией и Россией есть общая позиция и твёрдая решимость и у меня, и у Президента Путина решить наши общие территориальные вопросы. Для этого необходимо, конечно, чаще встречаться и уточнять общие позиции.

Именно благодаря наличию проблемы мы можем чаще контактировать, управлять общими подходами, проблемами, обсуждать, какие есть у нас возможности решения вопросов. Развивая обмен между народами, мы можем снять неприятное и негативное отношение друг к другу.

С.Брилёв: Чаще встречаться, кстати, означает на практике… Вы, господин Абэ, единственный здесь [на сцене] человек, которому требуется виза в Россию, представляете? Это к вопросу о частоте обменов. Все остальные, пожалуйста, сели полетели в любой момент.

Давайте, может быть, с корейского фланга продолжим ответ на этот вопрос о том, является ли решение территориальных споров возможной предтечей к большему экономическому процветанию, свободам и так далее.

Ли Нак Ён: Да, территориальные вопросы имеют давние истории. В этих вопросах есть общепринятые международные правила и критерии. Я думаю, что, основываясь на таких международных документах, нужно с мудростью разрешать такие вопросы.

Лидер Китая Дэн Сяопин сказал следующее, что если у этого поколения нет мудрости решить этот вопрос, то этот вопрос должны решить следующие поколения. Если даже на это уйдёт время, я думаю, что важно проявить мудрость.

С.Брилёв: Президент Баттулга, поймите меня правильно, Вы счастливчик в этом вопросе, вас можно пропустить. Или Вы хотите поделиться своим общим видением этого дела? Действительно, у Монголии нет территориальных проблем, хотя были.

Х.Баттулга: Мы не счастливчики, мы вступили в ООН, и именно в рамках ООН, потому что у нас раньше были территориальные проблемы с Китаем, подписали правильные документы. Поэтому у нас нет споров с нашими соседями. По–русски это звучит так: у нас была грамотная политика. Мы не счастливчики, это наши дипломаты провели хорошую и своевременную работу.

Мы можем поделиться опытом.

С.Брилёв: Уважаемый Председатель Си, просил бы Вас тоже ответить на этот вопрос, а потом уже обращусь к Президенту моей страны. На Ваш взгляд, территориальная проблема как лакмусовая бумажка способности наших стран выходить на большее экономическое благосостояние.

Си Цзиньпин: Действительно, если существуют территориальные разногласия, то это будет проблема. Территориальные разногласия если существуют, то это подтверждает нерешаемость этого вопроса, даже нерешаемость в этом зале. Но если вопросы не решаются, тогда нужно их хорошо контролировать.

Это касается не только территориальных вопросов. Если из–за этих проблем подойти к войне, то это не будет разумным выбором, поэтому нужно хорошо контролировать эти вопросы для поиска точек сотрудничества.

Согласно китайской мудрости мы всегда стремимся к единству при сохранении различия. Поэтому считаю, что нам нужно извлечь урок из истории. Я искренне желаю тем странам, которые столкнулись с этими проблемами, чтобы они надлежащим образом их урегулировали.

Результаты решения этих вопросов тоже самые разные.

С.Брилёв: Я потом ещё один вопрос зарезервирую, но попрошу Вас ответить, Владимир Владимирович.

С.Путин: Сейчас Президент Монголии сказал о том, что у них тоже были территориальные проблемы, в том числе с Китаем, но они смогли договориться. Ведь то же самое и у нас произошло. Как ни странно, у нас с Китайской Народной Республикой были территориальные споры. Мы вели переговоры по этому вопросу 40 лет, и всё–таки мы нашли приемлемые компромиссы и эти проблемы закрыли полностью.

Более того, могу вам сказать, проинформировать, сейчас наш бизнес и представители бизнеса Китая выходят даже с предложениями о совместном использовании этих островов, причём в полном объёме.

С.Брилёв: Которые около Хабаровска, Вы имеете в виду?

В.Путин: Да, предлагают там просто активизировать деятельность. И инфраструктурную деятельность, и даже туристическую.

С.Брилёв: Это из тех островов, которые то там, то там?

В.Путин: Да. То есть не только закрыли эту проблему, надеюсь, навсегда, но ещё и активно развиваются, во всяком случае, предложения есть по развитию совместной работы. Поэтому я всё–таки надеюсь на то, что нам удастся и другие вопросы закрыть подобного рода, в том числе и с Японией.

Я же не пошутил по поводу того, чтобы заключить договор без всяких предварительных условий. Можно прописать сразу в этом договоре, что мы будем стремиться к урегулированию всех вопросов и, уверен, когда–нибудь это сделаем. Нам нужно убрать всё, что нам мешает для выстраивания отношений.

Хорошо, если это не подходит, мы договорились с Премьер-министром Абэ о том, что мы вместе будем работать над тем, чтобы организовать нашу совместную хозяйственную деятельность на островах. Нужно создать обстановку, в которой было бы комфортно решать эти вопросы. Ведь они не носят, мне кажется, какого–то фундаментального, огромного значения для нашей экономики.

Посмотрите на карту Российской Федерации – огромная страна, самая большая в мире по территории, и вот эти острова. Это всё вопросы морально-политического характера, морально-политического свойства, но они очень острые, чувствительные для наших народов. Поэтому с учётом этого нужно, конечно, аккуратно относиться к подходам в решении этих вопросов.

Мы будем стремиться к тому, чтобы ситуация была комфортной для решения всех этих вопросов. Мы хотим их решать, и надеюсь, что когда–нибудь это произойдёт.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, последнее. Вы сейчас говорили об обстановке, я хотел затронуть… Наверное, конечно, не президентское это дело – про визы думать, но всё–таки из Ваших уст это слово звучало и сегодня, и в последние дни.

Ведь небо не упало на землю в дни чемпионата мира по футболу, когда Россия здорово облегчила визовый режим. Почему бы это дело не продолжить? Я вам даже назову одну такую технически любопытную историю.

У нас, если взять страны АТЭС, то, например, безвизовый режим со всеми латиноамериканскими государствами, за исключением Мексики, хотя сейчас мексиканские болельщики были самые видные. Но россияне могут в Мексику ездить, там электронная виза оформляется. Мексиканцы к нам не могут, им нужно получать полноформатную визу, если только не идёт чемпионат мира. Бог с ними, с мексиканцами, хотя за них по–человечески обидно, может быть, всё–таки как–то пересмотреть наше визовое хозяйство? Есть жалобы на американские визы, на шенген, но поверьте, я думаю, что и ваши даже знакомые сталкиваются: трудно получить российскую визу и неудобно это, бизнесменам особенно.

В.Путин: Я «за», Лавров «против», вот он сидит, а я вынужден прислушиваться к мнению специалистов. Как утверждают сотрудники МИДа, вопросы подобного рода решаются главным образом в основном на основе взаимности. Мы пока останемся при таком формате решения этих вопросов, но, безусловно, будем стремиться к снятию всех визовых барьеров.

И Синдзо, конечно, если он вынужден каждый раз получать визу, дадим ему сразу пяти- или десятилетнюю визу, пусть ездит.

С.Брилёв: Ну вот видите, что–то пробили. (Аплодисменты.)

Спасибо огромное всем, кто слушал, смотрел, спасибо огромное участникам. Я, единственное, решусь, пожалуй, назвать сегодняшний Восточный экономический форум таким прообразом будущих регулярных саммитов в Северо-Восточной Азии. Такого государственного «набора» ни на одном форуме мы ещё не видели.

Спасибо большое. Спасибо огромное за внимание.

В.Путин: Спасибо Вам.

Япония. Корея. Китай. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 сентября 2018 > № 2729271


Азербайджан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > interfax.az, 11 сентября 2018 > № 2731114

Объем взаимной торговли между Азербайджаном и Узбекистаном в январе-июле 2018 года вырос на 129%, заявил узбекский посол в Баку Шерзод Файзиев.

«По итогам семи месяцев 2018 года объем взаимной торговли вырос на 129%», - сказал Ш.Файзиев в Баку на официальном приеме, посвященном 27-годовщине Дня независимости.

По его словам, важную роль в росте торгово-экономических отношений сыграли большое количество взаимных визитов представителей деловых кругов Узбекистана и Азербайджана.

Ш.Файзиев отметил, что благодаря заложенному в прежние годы экономическому фундаменту и осуществлению Госпрограммы по реализации Стратегии, в первом полугодии 2018 года ВВП Узбекистана вырос на 4,9%.

«Предпринимаемые правительством меры по обеспечению защиты инвестора позитивно сказываются на инвестиционном климате Узбекистана и росте интереса к стране со стороны зарубежных деловых кругов. В целом, в текущем году в рамках инвестиционных и инфраструктурных программ предусмотрена реализация за счет всех источников финансирования 2,6 тыс. проектов и освоить более $6,85 млрд, из них, $4,9 млрд являются иностранными инвестициями»,- сказал он.

Ф.Исазаде

Азербайджан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > interfax.az, 11 сентября 2018 > № 2731114


Китай. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 11 сентября 2018 > № 2727024

«Придется всем пенсионерам ехать на Дальний Восток»

Почему на Дальнем Востоке не начался инвестиционный бум

Правительство создало для компаний, инвестирующих в новые проекты на Дальнем Востоке, уникальные преференции. Но пока отдача не впечатляет. Бизнес по-прежнему останавливают проблемы с инфраструктурой, кадровый дефицит и тот факт, что Китай и другие азиатские страны не торопятся открывать свои рынки. А сами инвесторы не спешат брать на себя коммерческие риски, и ждут, что их прикроет государство.

Налоговые и административные льготы, которые действуют на Дальнем Востоке для резидентов территорий опережающего развития (ТОР) и в рамках режима свободного порта Владивосток (СПВ), являются беспрецедентными для России. Так считают и чиновники, и представители бизнеса.

«Мы продлили сроки применения пониженной ставки страховых взносов для инвесторов ТОР и СПВ. В июле 2018 принят закон о так называемой «дедушкиной оговорке». В соответствии с этим законом, в течение 10 лет после того, как инвестор стал резидентом, мы гарантируем ему неизменные условия по предоставленным льготам», - рассказал в ходе сессии «Дальний Восток как центр экономического сотрудничества с АТР: диалог бизнеса и власти» на Восточном экономическом форуме Сергей Тырцев, первый замминистра РФ по развитию Дальнего Востока.

С 1 октября этого года срок рассмотрения электронной заявки на получение статуса резидента ТОР будет сокращен с 15 до 5 дней. С 1 января следующего года Минвостокразвития России планирует запустить механизм субсидирования затрат на выплату процентной ставки по инвесткредитам до уровня 1 % в год.

«Мы постоянно сравниваем те преференциальные режимы, которые у нас существуют, с российскими и иностранными, и видим, что мы по-прежнему остаемся достаточно конкурентноспособными на этом поле, но при этом мы ежегодно улучшаем ситуацию для наших инвесторов, чтобы они могли больше вкладывать деньги в свои инвестпроекты», - говорит чиновник.

По его словам, на Дальнем Востоке сегодня самый высокий прирост инвестиций в России - 17 % (в среднем по России – 4,5 %). Доля дальневосточного округа в общем объеме прямых иностранных инвестиций в Россию составляет около 30%, при этом более 70% реализуемых проектов ориентированы на экспорт, в основном, на страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Сегодня реализуются 73 инвестиционных проекта с прямыми иностранными инвестициями на сумму около $3,7 млрд.

Можно ли считать этот результат инвестиционным бумом? Вряд ли, особенно учитывая те преференции, которые получают инвесторы. Кроме того, большинство средств аккумулируют несколько крупных проектов, в которых объемы вложений составляют сотни миллионов долларов.

Модератор дискуссии, глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, особенно впечатлился льготой по страховым взносам. Он посетовал на то, что бизнес-сообществу не удалось пока убедить правительство понизить страховые взносы для работников предпенсионного возраста.

«Нам не удается пробить идею», - сказал глава РСПП. Шохин подчеркнул, что за такой шаг выступают все бизнес-организации.

«Придется всем пенсионерам ехать на Дальний Восток», если предложения не удастся реализовать, пошутил глава РСПП.

Ранее, президент России предложил ввести уголовную ответственность для работодателей, необоснованно отказывающих в приеме на работу или увольняющих работников предпенсионного возраста, то есть тем, кому осталось 5 лет и менее до выхода на пенсию.

Руководители компаний, которые выступали на сессии, также хвалили режимы для резидентов ТОР и СПВ. Глава группы ЕСН Григорий Березкин, например, назвал преференции беспрецедентными, а председатель правления СУЭК Владимир Рашевский – «самыми продвинутыми в стране».

В свою очередь, Александр Шохин, подводя итог сессии, отметил, что льготы, которые действуют на Дальнем Востоке, должны дать результат, иначе есть риск, что отменят вообще все льготы в стране.

Инвестиционному буму не дает развернуться несколько факторов. Во-первых, это плохая инфраструктура, в том числе, транспортная. Во-вторых, нехватка квалифицированных кадров. Несмотря на все усилия правительства, люди продолжают уезжать с Дальнего Востока, констатировал вчера президент Владимир Путин. Чтобы решить проблему, надо, в частности, строить новое качественное жилье, считает Рашевский. Для этого можно использовать льготную ипотеку со ставкой 4-5%. Он отметил, что бизнес готов участвовать в развитии инфраструктуры, в том числе, для населения, но в обмен на новые льготы.

В-третьих, внутренний рынок региона ограничен, поскольку там живет всего 6 с небольшим миллионов человек, а Китай и другие страны АТР не спешат открывать России свои рынки.

Кроме того, в России мало кто понимает культуру и менталитет азиатских стран, что мешает проникать на их рынки, говорит Григорий Березкин. «Мы абсолютно европейская страна», - считает он.

На другой сессии ВЭФ – «Перекрестки Шелкового пути», также говорили про то, что наши азиатские партнеры не торопятся открывать объятия России. Экспорт энергоносителей идет хорошо, а вот продукцию следующих уровней китайские пошлины не поддерживают, говорит глава «Сибура» Дмитрий Конов.

Пять лет прошло с момента объявления инициативы «Один пояс, один путь», но пока переговоров больше чем конкретных проектов.

«Мы наблюдаем интенсификацию переговоров, но не сделок»,- отмечает Алексей Чекунков, гендиректор «Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона».

Он также посетовал на то, что инвесторы не хотят брать на себя коммерческий риск, а хотят госгарантий, либо стремятся реализовывать свои проекты с госкомпаниями.

Китай. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 11 сентября 2018 > № 2727024


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726864

Le Monde (Франция): Европа не в состоянии защититься от Китая

Торговая война США с Китаем могла бы сыграть на руку Европе. Китай предпринимает активные попытки очаровать Европу. Но Европа до сих пор не может сделать выбор. Она не поняла, что очень мала по сравнению с Китаем. В интервью газете «Монд» главный экономист «Натиксис» в Гонконге Алисия Гарсия Херреро отметила, что Европе пора отказаться от иллюзий и больше инвестировать в исследования.

Фредерик Леметр (Frédéric Lemaître), Le Monde, Франция

«Монд»: Отразилась ли торговая война с США на китайской экономике?

Алисия Гарсия-Херреро*: Пока что нет, поскольку первые июльские и августовские санкции касаются в первую очередь китайской высокотехнологической продукции, которую США все равно не импортируют. Но с другим пакетом мер, который может вступить в силу уже в ближайшее время, все обстоит иначе. Он затрагивает товары на 200 миллиардов долларов, что в четыре раза больше первых санкций. Кроме того, Дональд Трамп грозит ввести пошлины на весь импорт из Китая.

Второй пакет касается продукции с относительно небольшой добавленной стоимостью и секторов, в которых США зависят от Китая. Вашингтон отдает предпочтение другим поставщикам, которых ему проще контролировать, в частности Мексике и Вьетнаму. Именно в такой перспективе США недавно подписали новое соглашение о свободной торговле с Мексикой. В стратегии обхода Китая Мексика явно играет большую роль, чем Канада.

Что касается Вьетнама, его экспорт подскочил в июле, однако пока что нельзя утверждать, что речь не идет о китайских товарах, которые движутся транзитом через страну. Дело в том, что США куда проще контролировать происхождение продукции в Мексике, чем во Вьетнаме. Вопреки утверждениям некоторых, американская администрация доказывает существование у нее настоящей стратегии в этом вопросе.

- Что может сделать Китай?

— Показать остальному миру, что торговая война ему ничем не грозит, поскольку у него есть другие клиенты, в частности Европейский союз. Именно с этим связаны активные попытки Пекина очаровать Европу. Китайское и европейское руководство уже проводило встречу в середине июля, тогда как в середине сентября два высокопоставленных китайских чиновника должны прибыть в Брюссель для переговоров с главами Еврокомиссии и Евросовета Жаном-Клодом Юнкером и Дональдом Туском. И как бы случайно химическая компания BASF получила в Китае лицензию, на которую уже и не рассчитывала.

- Кризис открывает возможности перед Европой?

— Да, при условии, что ЕС сможет отстраниться. Обычно его ругают за пассивность, но в данном случае ему не следует вставать на сторону Китая или США. В настоящий момент ЕС экспортирует 2,5% своего ВВП в США и треть в Китай. Европейцы должны сказать китайцам: вы хотите, чтобы мы перебалансировали нашу экономику и стали больше ориентироваться на вас? Прекрасно, тогда сделайте ваш рынок более открытым для нас, и мы об этом подумаем.

Китайцы, без сомнения, готовы пойти на уступки. Они думают о том, в каких секторах открытость в большей степени сыграет на руку европейцам, чем американцам. В частности речь может идти об излюбленном Германией автомобилестроении. Европе же пора отказаться от иллюзий.

В отличие от Японии и Кореи, которые отдали целые отрасли промышленности на откуп Китаю, Европа до сих пор не может сделать выбор. Она не поняла, что очень мала по сравнению с Китаем. Здесь мало что значит даже Германия. ЕС не только распыляет силы, но и очень мало инвестирует в исследования: всего 1% ВВП по сравнению с 4% в Южной Корее и 2% в Японии и Китае.

- Европе нужно защищаться от Китая?

— В 2017 году 80% китайских приобретений в Европе касались предприятий в сфере высоких технологий. В США же этот показатель составил 0%, поскольку американские власти блокируют такие попытки. В результате Европа уступает Китаю технологии, которые позволят ему реализовать программу развития до 2025 года и стать мировым лидером в десяти ключевых отраслях. ЕС говорит о необходимости защищаться, но не может сформировать организацию по контролю иностранных инвестиций наподобие той, что существует в США.

- Китайский долг создает проблемы?

— Он никак не отражается на финансовой стабильности, поскольку находится на руках у граждан. У китайских семей нет не только сведений, которые могли бы встревожить их, но и свободы выбора. Кроме того, по официальным данным, китайский госдолг не превышает 50% ВВП, что намного меньше, чем в Европе и США, где речь идет примерно о 80%. Только вот Китай в отличие от Европы не включает сюда долг своих госпредприятий под тем предлогом, что часть их капитала торгуется на бирже. Если же включить сюда эти цифры, долг возрастает до 260%. Это впечатляющая сумма, но пока что ее не назвать неподъемной.

- Может ли Китай девальвировать юань?

— Это сложный в политическом плане вопрос, поскольку это стало бы признаком слабости. В 2015 году это повлекло за собой массовый отток капиталов. Власть усвоила этот урок.

*Алисия Гарсия-Херреро (Alicia Garcia-Herrero), главный экономист банка «Натиксис» (Natixis)в Азиатско-Тихоокеанском регионе, бывший советник директора Европейского центрального банка и экономист Международного валютного фонда.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726864


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 сентября 2018 > № 2726795

Восточная группировка: правительство зовет во внутренние офшоры

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

Дальний Восток может стать новым центром для российского бизнеса взамен Европы и других зарубежных юрисдикций, считают участники Восточного экономического форума

Первыми в российских офшорах обоснуются компании, которых «агрессивно вынуждают» это сделать или для которых перерегистрация не обернется большими издержками, заявил на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) министр экономического развития Максим Орешкин. Перерегистрация «Русала» на российской территории может завершиться до начала октября, уточнил он.

Пакет законопроектов о создании специальных административных районов (САР) на острове Русский на Дальнем Востоке и острове Октябрьский в Калининградской области президент Владимир Путин подписал в августе. Предполагается, что САР станут альтернативой зарубежным офшорам в условиях ужесточения санкций западных стран против России. При этом чиновники настаивают, что САР будут не менее привлекательными, чем западные юрисдикции, благодаря более низким налоговым ставкам и упрощенным формам регулирования.

Дальний Восток становится центром сотрудничества с Азиатско-Тихоокеанским регионом: механизмы поощрения инвестиций, которые здесь действуют, обязаны дать результат, уверен президент РСПП Александр Шохин. На долю стран АТР сейчас приходится около 45% мировой торговли, и доля региона будет расти и скоро превысит 50%, подчеркнул замминистра экономического развития Сергей Горьков. По данным Минэкономразвития, общий объем торговли России со странами АТР в 2017 году составил $104 млрд, из них более $50 млрд приходилось на Дальний Восток.

Дальний Восток уже находится в лидерах среди российских регионов по иностранным инвестициям. По итогам 2017 года на регион приходится более 30% всех иностранных инвестиций в Россию, при этом 70% проектов являются экспортно ориентированными, заметил первый замминистра по развитию Дальнего Востока Сергей Тырцев.

Стимулы для развития инвестиций должны быть направлены не только на новые проекты и компании, но и на уже работающие юрлица, заявил гендиректор СУЭК Владимир Рашевский. По его словам, все стимулирующие режимы заточены на новые и специально созданные предприятия, а вот для старых юридических лиц все гораздо сложнее. Рашевский попросил чиновников внести поправки в Налоговый кодекс, которые позволят разделять учет расходов и доходов по проектам внутри одной компании, чтобы была возможность выделять старую и новую налоговые базы и получать льготы на новые проекты.

Многие бизнесмены уверены в перспективах стран АТР для своего бизнеса. Например, группа компаний «Русагро», один из крупнейших агрохолдингов России, считает Китай будущим главным рынком для сбыта. «Мы надеемся, что рано или поздно главным рынком для нашей компании будет не Российская Федерация, а Китай. Планируем, что со временем в Китай мы будем продавать в два раза больше продукции, чем в России», — сказал гендиректор «Русагро» Максим Басов в кулуарах форума. Но многие бизнесмены отмечали специфику ведения бизнеса в странах АТР. Чтобы проникать на эти рынки, нужно знать культуру и менталитет, отметил председатель совета директоров группы компаний «ЕСН» Григорий Березкин.

Список Белоусова

Одной из горячих тем форума является продолжение истории с финансированием крупных инфраструктурных проектов по списку помощника президента Андрея Белоусова. Бизнес пока не афиширует свой интерес к конкретным проектам, но участвующие в ВЭФ представители крупных компаний не отрицают возможность расширения списка Белоусова, в котором изначально были упомянуты 14 компаний металлургического и химического секторов.

Предварительный список инвестпроектов должен быть готов до конца ноября, уточнил Шохин в кулуарах ВЭФ. По его словам, РСПП предлагает не ограничивать круг компаний, которые могут войти в число участников инвестиционных проектов по «списку Белоусова». Среди них могут оказаться и нефтяные компании, поставщики цемента и другие представители бизнеса, которым будет интересны различные формы господдержки, уточнил Шохин. Список интересующих крупные компании инвестпроектов был представлен правительству на прошлой неделе, стоимость пакета инициатив оценивается в 6 трлн рублей. В обмен правительство готово рассмотреть различные формы господдержки, в том числе субсидирование.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 сентября 2018 > № 2726795


Иран > Госбюджет, налоги, цены > iran.ru, 10 сентября 2018 > № 2728888

В Иране около 80 000 предприятий, из которых 68 000 являются активными

Заместитель министра промышленности Ирана Мохсен Салехиния заявил, что в стране насчитывается около 80 000 производственных единиц, из которых 68 000 единиц являются активными, сообщает IRNA.

Из них 90 процентов - малые промышленные предприятия, 6 процентов - средние промышленные предприятия и 4 процента - крупные промышленные предприятия, сообщил чиновник.

Замминистра далее рассказал, что за прошедший 1396 иранский календарный год (закончившийся 20 марта 2018 года), 28 202 предприятиям было выплачено порядка 195 трлн. риалов (около $4,6 млрд.) в рамках плана по развитию производства.

Около 4 600 малых и средних единиц строятся в промышленных районах страны, отметил управляющий директор Организации малых предприятий и промышленных парков Ирана (ISIPO) Садек Наджафи в прошлом месяце. Он оценил физический прогресс строительства этих предприятий в районе более чем 70 процентов.

Далее чиновник сообщил, что с началом работы этих подразделений в промышленных зонах будет создано 74 тыс. новых рабочих мест.

Наджафи ранее объявил, что благодаря мерам поддержки, принятым правительством, 201 промышленное предприятие, прекратившее свою деятельность, возобновило свою работу в течение первого квартала текущего 1397 иранского календарного года (21 марта-21 июня 2018).

Он также сообщил, что в течение предыдущего иранского календарного года, 36 иранских МСП привлекли свыше 2,3 миллиарда долларов иностранных инвестиций.

Иран > Госбюджет, налоги, цены > iran.ru, 10 сентября 2018 > № 2728888


Китай. ДФО > Агропром. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 10 сентября 2018 > № 2726683 Иван Зуенко

Сможет ли Россия накормить Китай дальневосточной соей

Иван Зуенко

Из-за торговой войны с США Китай заинтересовался поставками сои из России. Агентство по привлечению инвестиций на Дальний Восток обещает выделить иностранным инвесторам до 1 млн гектар земли, пригодной для производства этого продукта. Но, несмотря на бодрые рапорты чиновников, потенциал России в борьбе за многомиллиардный китайский рынок сои по-прежнему весьма скромен, а вот риск породить взаимные завышенные ожидания, напротив, велик

Пятнадцатого июня президент США Дональд Трамп установил заградительные пошлины на импорт товаров из Китая. Пекин тут же ввел аналогичные меры в отношении 659 наименований американских товаров, и самым значимым среди них оказались соевые бобы. Потребление сои в Китае огромно: ее добавляют в самые разные блюда, из нее делают масло, напитки и даже сладости. Своей сои не хватает, и ежегодно только из США Китай импортировал порядка 70 млн тонн на сумму $12 млрд (для сравнения: Россия за последний год поставила в КНР 800 тысяч тонн сои).

Из-за введения 25% пошлины под вопросом оказались перспективы дальнейших поставок. Ответив Трампу и заодно обрушив мировой рынок сои, Китай занялся поиском новых источников соевых бобов. Главным из них считается другая заокеанская страна, Бразилия. Ожидается, что бразильцы займут до 50% всего китайского импорта сои. Около 5% придется на Аргентину.

А что же гораздо более близкий к Китаю российский Дальний Восток? Для производства сои здесь оптимальные климатические условия. Расстояния для вывоза продукции – смешные. Российские власти создали целый ряд преференциальных режимов и бюрократических структур, ориентированных как раз на привлечение в регион инвестиций, в том числе в сельское хозяйство.

Четырнадцатого августа руководитель одной из таких структур, Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Валерий Дубровский заявил, что Россия ожидает притока иностранных инвестиций (около 50% – из Китая) для освоения имеющегося 1 млн гектаров сельхозземли. Материал об этом опубликовала влиятельная китайская газета South China Morning Post. Крупная китайская госкорпорация COFCO уже подала заявку на статус резидента ТОР Михайловская в Приморском крае с проектом создания большого элеватора и склада хранения сельхозпродукции, в том числе соевых бобов.

Предполагается, что расширение российско-китайского сотрудничества в области производства сои будет одной из основных тем на переговорах представителей двух стран во время Восточного экономического форума, который пройдет 11–13 сентября и куда приедут Владимир Путин и Си Цзиньпин. Не исключено, что тема дальневосточной сои, которая вдруг превращается в важный стратегический ресурс, будет затронута в выступлениях руководителей двух стран.

Между тем, как водится, в ситуации есть нюансы. Заявления господина Дубровского вызвали у экспертов, хорошо знакомых с ситуацией в сельском хозяйстве региона, саркастическую улыбку. Несмотря на стереотипное представление о Дальнем Востоке как о бескрайних просторах пустующей земли, местные специалисты знают, что резервов для резкого увеличения сельхозпроизводства там попросту нет. Главная причина этого – отсутствие свободной площади, пригодной для растениеводства.

Свободной земли точка нет

Если смотреть на Дальний Восток из бизнес-класса самолета Москва – Владивосток, он выглядит как огромная необжитая целина. Но если поездить по полям и деревням, то легко увидеть, что большая часть площадей либо гористые, либо заболоченные, либо находятся в поймах рек и легко затапливаются при первом же тайфуне (а их на Дальнем Востоке с его муссонным климатом хватает).

Да, по бумагам неосвоенная земля есть. Но официальная статистика в данном случае может быть весьма обманчивой. По данным департамента сельского хозяйства Приморья, в крае порядка 700 тысяч гектар пашни. Из них посевная площадь составляет 450 тысяч га, еще 20–50 тысяч ежегодно находится под паром, столько же выведено из оборота в связи с банкротством или сменой собственника.

Однако и по поводу оставшихся 150–200 тысяч га обольщаться не следует. Как правило, это земля, которая никому не нужна, поскольку заниматься на ней рентабельным хозяйством практически невозможно. Это либо болотистые топи – типа той, что досталась участнику программы «Дальневосточный гектар» казаку Юрию Бугаеву, либо «мелкоконтурные участки», собрать из которых более-менее крупный земельный пул без масштабных капиталовложений невозможно.

Период «первоначального накопления земельных фондов» уже закончился. Земельные паи, доставшиеся селянам в наследство от колхозной системы, разобраны. Вся пригодная сельхозземля имеет своих хозяев, и дешево ее уже никто не продаст. Тем более никуда не уйдут крупные игроки, вложившие серьезные средства в формирование земельных пулов и создание производственно-логистической инфраструктуры.

Крупнейший из них – федеральная компания «Русагро». В 2016–2017 годах компания агрессивно зашла на местный рынок, часть земель выкупила, а часть взяла в аренду по завышенным ставкам. Собственники земли, ранее сдававшие ее по более низкой цене местной компании «Армада» (фактически «дочка» корпорации «Хуасинь» из приграничного уезда Дуннин), предпочли иметь дело с федеральным игроком. «Армада» осталась без земли и вынуждена была уйти из сельхозотрасли, продав «Русагро» имевшиеся земельные фонды, технику и складские помещения.

Между тем это был крупнейший и самый успешный представитель китайского бизнеса во всем Приморском крае. Представить, что в сложившейся ситуации у «Русагро» найдется достойный конкурент, очень сложно. Учитывая, что иностранцы не могут иметь сельхозземли в собственности, а аренда у юридических лиц крайне ненадежна, вообразить, что подобным конкурентом будет иностранная компания, еще сложнее.

Приход иностранного инвестора сопряжен с рядом трудностей. Во-первых, высокая стоимость земли: 35–38 тысяч рублей за гектар в южных районах Приморского края, 25-30 тысяч рублей в северных районах. Во-вторых, необходимость вкладываться не только в покупку земли, но и выкуп у прежних собственников всей сопутствующей инфраструктуры (техника, склады и так далее), без которых фермеры, как правило, землю не продают. В-третьих, дабы обойти ограничения в российском законодательстве, нужно будет искать российского зиц-председателя, который вопреки ожиданиям инвестора зачастую оказывается весьма деятельным и плохо контролируемым.

И самое главное: все это без особых перспектив резко увеличить производство за счет целины, поскольку этой целины попросту нет. В лучшем случае речь может идти о 50–70 тысячах га пашни в Приморском крае, о 150–200 тысячах га в Амурской области. В Хабаровском крае и Еврейской автономной области цифры значительно меньше из-за обилия болот.

Бобовое золото и соевые фьючерсы

Итак, свободной земли нет, а большая часть обрабатываемой уже сейчас отдана под сою. Например, в Приморском крае ею занято до 70% пашни. Резкий рост производства сои начался после распада СССР и был обусловлен ее исключительной прибыльностью. Постоянный спрос на соевые бобы обеспечивает Китай, а также мода на веганские продукты из сои в самой России. До падения котировок сои на Чикагской бирже стоимость соевых бобов, скажем в Октябрьском районе Приморского края, достигала 30–35 рублей за килограмм. Рентабельность производства сои начинается с четырех центнеров с гектара, притом что в среднем современные урожаи достигают 20 ц/га.

Как шутит начальник управления сельского хозяйства Смидовичского района Еврейской автономной области Михаил Святовец, «при Союзе за урожай восемь центнеров с гектара медаль давали». Сейчас общее производство сои раза в четыре больше, чем 20 лет назад. Это связано не только с совершенствованием технологий, но и с увеличением посевных площадей.

В погоне за прибылью большинство фермеров предпочитают переходить на сою даже в тех районах, где во времена СССР выращивали пшеницу или овес. Выращивать другие культуры – себе в убыток, особенно учитывая, что в дальневосточных условиях зерновые в основном идут на корм скоту.

Проблема в том, что сеять зерновые тоже необходимо, потому что без соблюдения севооборота питательные свойства земли быстро истощаются. Как говорят специалисты, «соя вытаскивает фосфор». Однако зачастую ее сажают по 20 лет подряд. Это становится возможным благодаря активному использованию удобрений.

Как говорит начальник отдела сельского хозяйства и охраны окружающей среды Пограничного района Приморского края Василий Цыбаков, если раньше нормой считалось 70 кг удобрений на гектар, то сейчас эта цифра доходит до трехсот. И это не считая активного использования гербицидов, без которых сою также не вырастишь, поскольку, в отличие от зерновых, она восприимчива к росту сорняков.

В подобном вредительском отношении к земле замечены не только китайские, но и российские фермеры (подробнее здесь). Понять их тоже можно. Без доступа к дешевым кредитам каждый новый сезон начинается с дефицита свободных средств. В это время потребители сои – как перекупщики, так и производители масла, колбасы, модного у хипстеров соевого творога – уже весной готовы предложить фермерам живые деньги под будущие поставки урожая сои по фиксированной цене (как правило, это около 20 рублей за килограмм). Устоять сложно. Севооборот откладывается на следующий год, а поле снова засеивается бобовым золотом.

Дефицит продукции на китайском рынке ожидаемо приведет к новому ажиотажу среди покупателей дальневосточной сои. Вероятнее всего, стоимость бобов уже к сбору урожая текущего года восстановится и даже начнет расти. Вот только резервов для значительного повышения производства, которое бы соответствовало аппетитам китайских потребителей, нет. И даже наоборот. Как отмечает Василий Цыбаков, «существует вероятность того, что урожайность сои упадет». Причина – в истощенности земли, которая неизбежно приведет к выведению пашни из-под сои в рамках севооборота.

Другая помеха росту производства сои – это строительство крупных мясо-молочных комплексов, ориентированных на китайский рынок. Сейчас экспорт мяса и молока из России в Китай запрещен, но прорыв в переговорах по поводу его возобновления ожидается уже в конце этого года. Вероятно, что-то конкретное будет сказано уже на ВЭФ.

Так или иначе, крупные российские инвесторы («Русагро», «Мерси Агро») уже сейчас строят сразу несколько больших предприятий. Пока что сырье для комбикормов завозится с запада России, что серьезно удорожает себестоимость мяса. Если в перспективе хотя бы часть скота предполагается обеспечить местным кормом, определенную долю пашни нужно будет отдать под зерновые, выведя ее, таким образом, из-под сои.

Слеза несбывшихся надежд

Иначе говоря, производство сои на Дальнем Востоке и так находится на своем максимуме. Резко увеличить его не удастся ни тем, кто работает там уже сейчас (главный из них – российский гигант «Русагро»), ни потенциальным китайским инвесторам.

Успешные китайские компании на этом рынке есть: например, компания «Елена» в Пограничном районе Приморского края или «Урми» в Смидовичском районе Еврейской автономной области. Они пользуются крупными площадями земли, солидным парком техники, имеют налаженные связи с местным истеблишментом.

Однако новым китайским инвесторам, которых, возможно, привлекут сладкие речи российских чиновников, придется нелегко. Свободной земли нет, все ниши в отрасли заняты, перспективы значительно увеличить производство драгоценной сои весьма сомнительны.

Говорить об этих перспективах – безответственно. Всерьез им верить – глупо. Да, риторика Агентства по привлечению инвестиций, возможно, приведет к некоторому всплеску интереса к вложениям в дальневосточный агробизнес. Будут проводиться встречи, писаться пресс-релизы, подписываться меморандумы о намерениях. Все это весьма эффективно, если задача состоит в том, чтобы показать свою бурную деятельность, оправдать свое существование в глазах руководства и, возможно, получить бонус: в виде годовой премии или карьерного повышения. Однако по сути это не работа на результат, а имитация его достижения.

Побочным эффектом станет появление у российского общества и наших партнеров завышенных ожиданий, которые заведомо не получится выполнить. А невыполненные ожидания, как правило, приводят к разочарованию. Причем с обеих сторон.

Китай. ДФО > Агропром. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 10 сентября 2018 > № 2726683 Иван Зуенко


Казахстан. Китай. Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Транспорт > kt.kz, 7 сентября 2018 > № 2726522

Казахстан и Китай активно реализуют полсотни двусторонних проектов на $27 млрд, передает Kazakhstan Today.

Сегодня в Астане состоялся казахстанско-китайский бизнес-форум, посвященный 5-летию инициативы "Один пояс - один путь". Около 400 представителей двух стран обсудили перспективы двухстороннего сотрудничества и обменялись результатами взаимоотношений в рамках программы "Один пояс - один путь", сообщила пресс-служба Министерства по инвестициям и развитию РК.

Форум стартовал с видеообращений глав двух государств - президента РК Нурсултана Назарбаева и председателя КНР Си Цзиньпиня.

"Последовательный рост товарооборота и инвестиций демонстрирует успешный характер торгово-экономического сотрудничества между нашими странами. Уверен, что данный форум будет способствовать его дальнейшему развитию и обозначит новые перспективы укрепления партнерства деловых кругов наших государств", - сказал президент Казахстана, пожелав участникам форума плодотворной работы и новых успехов.

В свою очередь, председатель КНР отметил поддержку и активное участие Казахстана в инициативе "Один пояс - один путь".

"Находясь на новом историческом старте, Китай готов вместе с Казахстаном и другими партнёрами на основе принципа совместных консультаций, совместного строительства и совместного пользования, в открытом и инклюзивном духе прилагать неустанные усилия к развитию процветания", - цитируют Си Цзиньпиня официальные СМИ.

На бизнес-форуме выступили министр по инвестициям и развитию РК Женис Касымбек, вице-министр коммерции КНР Жэнь Хунбинь, руководители национальных компаний двух государств, внешнеторговых палат, а также представители крупного бизнеса.

Как отметил Касымбек, по поручению главы государства в прошлом году в целях развития евразийских транспортных коридоров и создания благоприятных условий для перевозок подписан План сотрудничества по сопряжению Новой экономической политики "Нурлы жол" и строительства "Экономического пояса Шелкового пути".

Реализация этого плана позволит полноценно использовать преимущества географического положения наших стран, реконструировать старые и построить новые автомобильные и железные дороги, создать современную сеть международных логистических центров и хабов на территории от Китая и до ЕС, а также увеличить товарооборот.

"За пять лет мы уже ввели в эксплуатацию ряд крупных инфраструктурных проектов: порт Ляньюньган, сухой порт Хоргос на границе с Китаем, порт Актау на Каспийском море, новый железнодорожный коридор Казахстан - Туркменистан - Иран общей протяженностью около 900 километров, соединяющий страны Центральной Азии с Персидским заливом и портом Бандар-Аббас на юге Ирана; международный транзитный коридор Западная Европа - Западный Китай, часть которого проходит через территорию Казахстана", - проинформировал глава МИР РК.

Кроме того, в активной фазе находится реализация совместных казахстанско-китайских проектов в рамках сотрудничества в области индустриализации и инвестиций, в которую входит 51 проект на общую сумму более $27 млрд. Реализация этих проектов позволит создать порядка 20 тыс. новых постоянных рабочих мест.

Министр по инвестициям и развитию также рассказал об успешных реализованных совместных проектах.

"В 2017 году крупнейшая в мире логистическая компания COSCO Shipping для развития транзитного потенциала Казахстана выкупила с долей 49% "Сухого порта" на СЭЗ "Хоргос - Восточные ворота", реализован проект по выпуску легковых автомобилей марки JAC в Костанайской области; производство порошкового полипропилена в Павлодарской области, а также производство рапсового масла в Северо-Казахстанской области", - сказал министр.

По данным МИР, в настоящее время Китай занимает одно из лидирующих мест по объемам прямых иностранных инвестиций в казахстанскую экономику. За последние 10 лет со стороны соседнего государства инвестировано более $15 млрд в инвестиционные проекты. Китайские компании принимают активное участие в индустриализации нашей страны и реализации крупных инвестиционных проектов.

Внешнеторговый оборот между Казахстаном и Китаем в 2017 году увеличился более чем на 30% и составил $10,5 млрд.

В ведомстве напомнили, что впервые идея развития Великого Шелкового пути "Один пояс - один путь" была озвучена председателем КНР Си Цзиньпином в Астане.

На полях бизнес-форума также обсуждены конкретные направления инвестиционного сотрудничества между Казахстаном и КНР и проведен ряд двусторонних встреч.

Казахстан. Китай. Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Транспорт > kt.kz, 7 сентября 2018 > № 2726522


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 сентября 2018 > № 2725076 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Почему России следует выкупить свой госдолг

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

По словам заместителя министра финансов Владимира Колычева, Россия готова выкупать собственный внутренний долг на открытых рынках, если США введут запрет на операции с российскими суверенными долговыми обязательствами или если волатильность существенно превысит обычный уровень. Эта идея заслуживает внимания, если рассматривать иностранных держателей гособлигаций как источник нестабильности — а именно так и должна их рассматривать такая страна, как Россия, руководимая президентом Владимиром Путиным.

Как отметила в аналитической записке в феврале «Группа ЮниКредит» (UniCredit), на некоторых развивающихся рынках доля нерезидентов, владеющих долговыми обязательствами страны, находится в тесной взаимосвязи с номинальным курсом ее валюты. В Венгрии увеличение доли иностранных владельцев облигаций страны на 1% приводит к повышению курса национальной валюты на 0,47%, в Индонезии и Мексике — на 0,8%, а в Турции — на 1,4%.

Теперь можно увидеть это на практике: даже если абсолютные цифры не совсем соответствуют модели «ЮниКредит», направление тренда очевидно. По данным «Блумберг» (Bloomberg), иностранные инвестиции во внутренний долг Турции этом году снизились примерно на 55%, а турецкая лира подешевела по отношению к доллару на 43% процента. В России доля нерезидентов в облигациях федерального займа снизилась за первое полугодие примерно на 10%, а снижение рубля в текущем году на данный момент составило почти 16%. Что же касается иностранных инвестиций в долг Мексики, они выросли на 0,2%, и стоимость песо повысилась на 2%.

Одной из причин валютной цепной реакции на развивающихся рынках в этом году является то, что в результате повышения ставок американские активы стали более привлекательными. И инвесторы, которые вкладывали ликвидные средства, создававшиеся годами по причине слабой монетарной политики в развитых странах, в активы развивающихся рынков, больше не испытывают особого желания рисковать.

Иностранные инвестиции в облигации страны способствуют укреплению валюты и повышению доходности, но иностранные инвесторы часто первыми уходят с рынка при малейших признаках неблагоприятной ситуации. Их реакция на негативные новости зачастую более выражена, чем у отечественных инвесторов. Возможно, это связано с тем, что у последних меньше инвестиционных возможностей или больше уверенности в своей стране, чем у гоняющихся за доходами иностранцев, готовых вкладывать в экономику чужой страны. В мае, как только иностранцы активизировали продажи турецких облигаций в ответ на объявление президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом о досрочных выборах и планах усилить личный контроль над экономикой, «Голдман Сакс Груп» (Goldman Sachs) посоветовала инвесторам действовать осторожно на развивающихся рынках с большим объемом долга, принадлежащим иностранцам.

Националистические правительства Восточной Европы, особенно Венгрии и Польши, уже давно считают, что большая доля нерезидентов в гособлигациях свидетельствует об опасности. Для них служит показателем потери суверенитета и внешней зависимости. В интервью изданию «Блумберг» в начале этого года премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий (Mateusz Morawiecki) с гордостью говорил о сокращении доли польского госдолга в портфелях нерезидентов до 50% — по сравнению с 60% тремя годами ранее. Но, судя по последнему валютному кризису, в том, что касается общей задолженности страны или ее экономики, доля облигаций в руках иностранцев проблемой не является.

Но в нынешнем кризисе больше всего пострадали не страны с формирующейся рыночной экономикой, на которые приходится наибольшая доля долговых обязательств в руках нерезидентов. И даже не страны, наибольший объем госдолга которых, находится в иностранной собственности в абсолютном выражении. Наибольший ущерб понесли те страны, которые стали источником самых плохих новостей.

Турция страдает от экономического своеволия Эрдогана и явной консолидации его авторитарного режима. Бразилии предстоит провести выборы — их итоги совершенно непредсказуемы, и никто из основных кандидатов не симпатизирует инвесторам. Россия страдает из-за ужесточения санкций США, и конца этому не видно. Аргентина и Южная Африка, две другие страны, валюты которых вошли в этом году в пятерку самых слабых, вынуждены решать серьезные вопросы относительно адекватности их экономической политики.

Для таких проблемных стран, являющихся источниками плохих новостей, внешний долг представляет опасность. Если вы управляете страной, которая имеет обыкновение создавать негативные информационные поводы с точки зрения инвесторов, то есть если вы — Путин, стремящийся противостоять США, или Эрдоган, заинтересованный в еще большем усилении контроля, то любая серьезная сумма вашего внешнего долга в руках нерезидента является проблемой. Иностранные инвесторы первыми покинут вашу страну, что окажет давление на национальную валюту. При этом отечественные инвесторы, возможно, останутся лишь из-за того, что у них есть более долгосрочные перспективы, и потому что они лучше понимают ситуацию в стране, чем те, кто ориентируется на новостные репортажи.

Поэтому такие меры, как выкуп долговых обязательств, если страна может себе это позволить, — представляются целесообразными даже в отсутствие чрезвычайной ситуации. оставлять облигации в портфелях нерезидентов будет России выгодно лишь в том случае, если она уладит свой конфликт с США. А поскольку эта перспектива с каждым днем становится все более отдаленной, скупка облигаций у иностранных держателей — это то, что доктор прописал. Именно это необходимо для повышения стабильности рубля и для укрепления экономического суверенитета, к которому так стремятся восточноевропейские националисты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 сентября 2018 > № 2725076 Леонид Бершидский


Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 6 сентября 2018 > № 2726627

Посыпалось. Как рушится «лучшая в СНГ» банковская система

На прошлой неделе Нацбанк отозвал лицензии сразу у двух банков, акционеры одного из которых сами стали выходить в срочном порядке из его состава. Под угрозой закрытия и Банк Астаны, при этом мы видим, что государство вливает огромные средства на поддержку банковского сектора, но эффекта не видно.

Банки разоряются, сектор в плохом состоянии, очевидно, что и дальше количество остающихся на плаву банков будет падать, и их состояние ухудшаться. В связи с этим возникает вопрос, что может ждать банковский сектор Казахстана, из-за чего признанная когда-то лучшей в СНГ банковская система начала трещать по швам? Об этом мы спросили у экспертов.

Расул Рысмамбетов, финансовый аналитик: «Ситуация в банковском секторе отражает кризис экономической модели развития»

Думаю то, что сейчас происходит в банковской системе Казахстана, можно назвать как кризисом, так и оздоровлением. Мне кажется, не бывает отдельно происходящего банковского кризиса, есть банковский кризис как часть общего экономического.

В нашем случае это то, что сырьевой экспорт уже теряет значение как локомотив экономики. Сложность доставки, скачущие цены - невозможно планировать долгосрочные стабильные прибыли, еще и при высокой долговой нагрузке сырьевых компаний.

Поэтому ситуация в банковском секторе отражает кризис экономической модели развития. Да, первое полугодие 2018 года страна закончила с ростом около 4%. Однако теперь нам придется бороться за каждый процент роста.

Вот почему я думаю, что налицо переформатирование обстановки, к которому должны адаптироваться банки. Банковский кризис начался в 2008 году и продолжается до сих пор, так как многие проблемные активы и бизнес-модели родом из начала 2000-ых: много займов, непросчитанный риск-менеджмент и незатейливые банковские продукты.

Отчасти нынешние проблемы с ликвидностью у банков растут из вмешательства акционеров в операционную деятельность фининститутов.

Дело не в желании акционеров получить дотации, а скорее в том, что акционеры набирали умных менеджеров, но диктовали им свои простецкие схемы. Рецепты оживления простые – стараться помогать только в крайнем случае, консультировать банки с точки зрения риск-менеджмента, провести квалификацию менеджеров и оградить их от вмешательства акционеров.

Нацбанк и без стресс-тестирования знал, какие проблемы у того или иного банка. Банки сдают важные виды отчетности вечером каждого рабочего дня. Поэтому при должном внимании Нацбанк может видеть все.

Другое дело, что за каждым банком стоит акционер, который раньше мог зайти к регулятору и попытаться «решить вопрос». Именно этим объясняются неоднократные высказывания президента страны в защиту независимости председателя Нацбанка от политического давления. По моим данным, НБ РК провел подобие стресс-тестирования, чтобы уточнить какие-то детали. Но в целом регулятор знал о проблемах. Проблема была в том, что у него не было рычагов беспристрастного давления. Сейчас они есть, именно поэтому мы видим, как закрываются один банк за другим.

Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер»: «Кризис 2008-го стал «очистительной грозой», но вывел с рынка не все проблемные банки»

Основные проблемы банковского сектора Казахстана сформировались еще в начале 2000-х годов. Кризис 2008 года сыграл роль «очистительной грозы» для банковской системы, но и он вывел с рынка не все проблемные банки.

Невысокие темпы экономического роста последних лет привели к тому, что процесс ухода с рынка банков, имеющих тяжелый груз проблемных активов, идет и сейчас.

В России идет сходный процесс, с рынка уходит около 50 банков в год. По сути, банки расплачиваются за «грехи» эпохи бурного роста начала 2000-х годов. Избежать банковского кризиса, скорее всего, не удастся. Но можно снизить тяжесть его последствий.

Для этого нужно четко очертить круг банков с госучастием, которые точно не разорятся в ближайшем будущем. И даже демонстративно спасти кого-либо из этой группы. Это приведет к снятию риска банкротства банков с компаний небанковского сектора.

Проблемные банки просто вымрут, не нанося существенного вреда экономике в целом. К сожалению, надежность так называемого «стресс-тестирования» банков не слишком велика. Не стоит возлагать на нее излишних надежд.

Асет Наурызбаев, финансовый аналитик: «Очень плохо, что Нацбанк навешивает избыточные требования по формированию провизий»

Проблемы банковского сектора - в плохом качестве заемщиков. Этому есть несколько причин. Первая - низкая экономическая активность, снижение спроса. Вторая - высокие процентные ставки, которые отнимают у бизнеса большую часть прибыли. Третье - плохая структура денежного рынка, на котором имеется избыток коротких денег и огромная нехватка длинных. Вторая и третья причины полностью управляются денежно-кредитной политикой.

Нацбанк загнал банки в прокрустово ложе регуляторных требований. Очень плохо, что Нацбанк после каждого случая дефолта фактически запрещает тот или иной вид кредитования, навешивая избыточные требования по формированию провизий. Мне кажется, банки сами должны следить за своим портфелем. Другое дело, что и отвечать они должны сами - банкротством, например. Тогда и не пришлось вливать $10 млрд в банковскую систему.

Я не очень верю в стресс-тестирование, поскольку весь вопрос в качестве анализа активов самими банками. Если анализ качественный, то ежедневная отчетность банков сразу показывает проблемы в кредитном портфеле. А качество банковского анализа контролируется Нацбанком. Так что стресс-тестирование идет каждый день. Если ежедневная отчетность врет, то вряд ли стресс-тест найдет это вранье.

Для исправления ситуации Нацбанк должен перестать спасать любые банки - нет таких банков, которые «слишком большие, чтобы умереть». Мы видели банкротства КРАМДС-банка, российских «Столичного» и «Тверь-универсалбанка». Никаких особенных потрясений мы не увидели, хотя это были очень большие по тем временам банки.

Путь к хорошей банковской системе - это предоставление дешевых и длинных денег банкам, например по ставке 0% - против залога портфеля работающих кредитов. Такие кредиты создают новые товары и услуги в экономике, поэтому такая эмиссия денег не ведет к инфляции. И наоборот, нужно минимизировать эмиссию через покупку валюты - это плохой способ повышать монетизацию экономики.

Денис Кривошеев, финансовый аналитик: «Никаких рецептов по спасению банков не существуют – они должны умирать, когда приходит время»

Достаточно забавно наблюдать не сам процесс уничтожения банков, которые стали, так скажем «врагами» Национального банка, сколько рассуждения на тему, как это следует понимать. Особо забавное суждение на этот счет у оппозиции. Скажу так, никто, кроме тех, кто «в теме», так сказать, из среды, не понимает, что на самом деле происходит в отрасли. Мы видим агонию, и требуется реанимация, а юный глава регулятора выясняет отношения.

Ни один из банков, что за последнее время пострадали от политики зачистки НБРК, по большому счету не был проблемным по-настоящему. Все разговоры про дырки в балансе - это лишь мифологизация. Сегодня при желании можно похоронить любой банк за сутки.

Достаточно организовать грамотные сливы, заставить отозвать деньги квазигоссектора из института и все - банк банкрот. О том, что усиление влияния регулятора на сектор опасно в случае, если он еще и единственный гарант наличия стабильного дохода и ликвидности, писалось не раз. Сегодня не менее 35% денег в системе это деньги, так или иначе принадлежащие государству. Из доходных инструментов остались только долги самого НБРК. Внешние рынки высокорисковы в плане заработка и доступ к ним ограничен.

Так что при двух-трех утечках в СМИ о том, что банк не надежен, он встает на колени. Что касается того, почему у двух банков отозвали лицензию, а у одного пока нет, то здесь все просто. Банк, как и любой серьезный финансовый актив, в стране априори убыточен, но он прекрасный повод держать предпринимателя на коротком поводке, что, в общем-то, и делается. Появляется возможность - с него пытаются соскочить.

Банковский кризис в стране перманентен с 2008 года, когда вместо того, чтобы позволить обанкротится БТА, государство в него вошло. Это имело много негативных последствий.

Например, мы так и не научились понимать, что депозит – это финансовый инструмент, который позволяет зарабатывать, а значит, имеются риски и их следует разделять, но государство предпочитает их брать на себя, создавая фонды проблемных кредитов, страхования депозитов и прочие интенсивные методы поддержки.

Стоило однажды не вмешаться, сейчас бы не было Аблязова, который украл $6 млрд и теперь прикрывается политикой. Не было бы постоянных попыток минимизировать потери населения, хотя это не правильно. Вот сейчас дырки в балансе у двух крупных банков - огромные дырки, я вам скажу, но их пытаются скрыть.

Рассматривались разные варианты, судя по всему, остановились на самой незаметной для публики - обмен долгов на другие долги. Так, банк не возвращает деньги заемщикам, а переводит их в требования, которые возможно погасит когда-нибудь. Таким образом, баланс расчищается, а проблемы переносятся на далекое будущее, возможно, что деньги квазигоссектора превратятся в конечном итоге в пыль из обязательств. Так прячут дефолт.

Никаких рецептов по спасению банков не существуют. Они должны умирать, когда приходит время, списывая долги и тем самым обучая население искусству верных инвестиционных решений.

В конечно итоге нужно перестать отдавать деньги банкам, а перераспределять их среди населения. 10 триллионов, которые так или иначе потратили за последние несколько лет, правильно было бы направить на зарплаты бюджетников. Те сформировали бы спрос, запустили малый бизнес и начали процедуру накопления, вкладывая деньги в банки. Такой механизм более или менее рабочий.

Да страна выстроится в очередь ко всем банковским окошкам. У регулятора и без того достаточно информации о том, что происходит, и все, чем он сейчас озабочен, как не спровоцировать новую волну кризиса на пустом месте, без вызовов извне, ведь кризисы это отличный повод переложить вину с больной головы на здоровую и вытащить деньги из государства.

Что такое банк? Он берет деньги у одних и отдает их другим. Если он делает свою работу неэффективно, то отдавать будет не чего, а ведь он еще тратит деньги на поддержание жизнедеятельности, проедая далеко не только маржу. Что касается правды о себе, для этого стресс-тесты не нужны. Достаточно подойти к зеркалу некоторым сотрудникам и посмотреть в него. Все кризисы случились именно благодаря им.

Петр Своик, экономист, политолог: «А где казахстанские банки берут ресурсы для столь налаженной перекачки средств?»

Это еще ничего, если бы хитрые банкиры просто выманивали деньги у правительства, а робкий Нацбанк всего лишь не решался на стресс-тесты. Ситуация, на самом деле, много серьезнее, а в попытке адекватно оценить глубину проблемы нельзя не исходить из того, что ухудшение банковской ситуации в Казахстане происходит на фоне все более разрастающегося общемирового финансового, и не только, кризиса.

Так, одна за другой «сыплются» валюты целого ряда «развивающихся» экономик, включая не в пример нам большие и далеко не сырьевые. Да и сами США, стягивая на себя «молодые» деньги со всего мира, фактически отказываются от роли глобального финансового попечителя. Более того, президент Трамп, активно разрушая торговые связи и накладывая финансовые санкции, объективно ведет дело – и это явно неслучайный сбой или субъективное помрачение – к распаду мирового рынка на несколько валютно-расчетных блоков.

Особенность же именно нашего банковского кризиса как части глобального, в том, что Казахстан, с точки зрения последствий осуществленной в 1997-2001 годах «макростабилизации» и политики «полной конвертации национальной валюты» является образцовым, возможно – лучшим в мире – исполнителем канонов МВФ.

В чем именно – скажем ниже, а сейчас отметим, что именно благодаря этому наша банковская система всегда была витриной казахстанской экономической модели, отражающей и даже опережающей процессы, происходящие собственно в движителе такой модели – экспорте нефтяного и металлургического сырья. Так, в «тучные годы» казахстанские банки росли в два-три раза быстрее, чем даже поднимающиеся на росте мировых цен нефтедобытчики и металлурги, и имели в разы большие доходы. Ныне же, при том, что экспортно-сырьевая экономика особо не растет, но и не падает, витрина банковского процветания заранее покрывается разбегающимися трещинами.

Витринная аналогия годится и для прояснения реального положения банковской системы в экспортно-сырьевой модели казахстанской экономики – оно исключительно вторичное и вспомогательное, равно как и витрина лишь опосредовано отражает реальное содержание торгово-производственного процесса.

В классической экономической модели банки играют ту же жизнедеятельную роль, что и сердце в организме – они неустанно перекачивают сбережения граждан и хозяйствующих субъектов в производственные инвестиции. Что и обеспечивает расширенное воспроизводство, рост потребления и опережающе толкающий все это вперед рост денежной массы, обеспечиваемый национальным монетарным регулятором.

Иное дело в нашей внешне ориентированной модели, построенной на максимально удешевляемой добыче сырья на вывоз, с подводимыми под максимум же внешними поставками всего, обеспечивающего тот же сырьевой экспорт и какое-никакое обеспечение населения. В главном – экспортно-сырьевом - контуре такой модели кредитно-инвестиционная функция собственно казахстанских банков принципиально не требуется, ресурсы для развития, как и для текущей деятельности, сырьевые экспортеры получают по трем, идущим мимо местных кредитных учреждений каналам.

Во-первых, непосредственно за счет конвертации валютной выручки на местной бирже, замыкающим игроком на которой выступает Национальный банк – гарант вне банковского финансирования расширенного цикла вывоза сырья.

Во-вторых, это иностранные инвестиции, в основном идущие, само собой, на расширение того же сырьевого экспорта и связанных с этим секторами строительства и торговли.

В-третьих, это кредитование и инвестирование того же сырьевого экспорта, оформляемое через межфирменные заимствования: транснациональные материнские компании ссужают своим казахстанским «дочкам» многомиллиардные суммы, возвращаемые потом с крупным процентным доходом. Что не только позволяет обходиться без дорогих местных кредитов, но и великолепно «оптимизировать» налоговые отношения со страной пребывания.

Есть еще «в-четвертых» и «в-пятых» - это инвестирование за счет бюджета, по программам «Нурлы жол» и даже ФИИР – номинально ориентированных на повышение местного содержания, но фактически, - в значительной части, поддерживающих тех же сырьевых экспортеров.

Что же касается подлинной роли местных банков, то сырьевым экспортерам они нужны лишь как держатели их счетов – проводники создаваемых не ими кредитных и инвестиционных ресурсов. А в качестве собственно кредитных учреждений их приходится воспринимать не имеющему иной альтернативы населению, малому-среднему бизнесу, и, чуть-чуть, несырьевым секторам промышленности.

Статистическая иллюстрация на этот счет (здесь и далее все численные значения взяты с публичных сайтов Комитета по статистике и Национального банка). Начнем с численной демонстрации сугубо вторичной роли казахстанских банков в объективно самом главном для национальной экономики процессе – инвестировании в основной капитал.

За первое полугодие нынешнего года из 5491 млрд тенге таких инвестиций львиная доля – 3981 млрд (72,5%) – это собственные средства предприятий. Каковые, в основном, имеются только у сырьевых экспортеров, разумеется. Далее идут средства республиканского и местных бюджетов – 613 млрд (11,2%), небанковские (читай – те самые «дочки-матери») заимствования – 444 млрд (8,1%) и лишь немногим больше – 453 млрд (8,2%) это кредиты банков.

Вторая иллюстрация – насчет вторичной роли банков в кредитовании национальной экономики вообще.

По состоянию на первое июля 2018 года из общего объема кредитов в сумме 12951 млрд тенге на промышленность пришлось 1840 млрд (14,2%), строительство – 794 млрд (6,1%), транспорт и связь 703 млрд (5,4%), сельское хозяйство – 626 млрд (4,8%). А прочие почти 70% - это торговля, основанная, в основном, на импорте и непосредственно потребительское кредитование, тоже имеющее в основе импорт. То есть, казахстанские банки кредитуют, в основном, иностранного производителя – за счет средств потребителей Республики Казахстан.

Осталось уяснить, а где казахстанские банки берут ресурсы для такой налаженной перекачки средств от казахстанских потребителей к иностранным производителям – за счет внешних заимствований, разумеется. В этом смысле казахстанскими такие банки можно считать лишь по месту дислокации, составу владельцев и топ-менеджеров, тогда как фактически они – местные дистрибьюторы третьего-четвертого уровня иностранных банковских сетей.

Осталось добавить, что сама такая схема внешнего банковского обслуживания обеспечивается поддерживаемой Национальным банком двух-трехкратно повышенной базовой стоимостью денег собственно в Казахстане, что и обеспечивает коммерческую окупаемость иностранного фондирования казахстанских банков.

Формально, кратно повышенная против стоимости заимствований на внешних рынках ставка рефинансирования Национального банка (при отсутствии рефинансирования пригодными для кредитования длинными деньгами, как такого) объясняется необходимостью борьбы с инфляцией, что ловко закольцовывает причинно-следственные связи – ведь в сориентированной не на национального, а иностранного производителя и на внешнее финансирование экономике инфляция, действительно, повышена.

Теперь можно перейти и к объяснениям все больших трудностей в казахстанской банковской системе: модель объективно состарилась и вошла в стадию затухания. Суть в том, что движителем такой модели является активный экспорт сырья, перекрывающий любые импортные затраты.

Другими словами, правительство такой внешне эксплуатируемой территории (само вписанное в «вывозной» интерес), через принципиальное невмешательство в «свободно» складывающийся внешний платежный баланс, соглашается, что сырья из страны экспортируется на суммы, заведомо превышающие потребности, как в текущем потреблении, так и социально-экономическом развитии.

Вернее, это развитие сознательно ограничивается, с отсечением ситуативных валютных излишков в золотовалютные резервы Национального банка, а основного превышения – в запасы Национального фонда. Под тем откровенно демагогическим предлогом, что это «запасы будущих поколений», и имеющим некоторый смысл стремлением иметь валютную «подушку безопасности» на случай ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры.

Так вот, в пору расцвета такой модели, когда с начала нулевых ежегодно росли как мировые цены на экспортируемые Казахстаном нефть, черные и цветные металлы, так и физические объемы их добычи и экспорта, Национальный банк – в такт постоянному профициту платежного баланса, скупая долларовые излишки, обменным образом эмитировал во внутреннюю экономику эквивалентные дополнительные массы национальной валюты. Которые, расходясь от сырьевых экспортеров по экономике, опосредовано доставались несырьевому бизнесу, населению и тем же банкам.

Банки же, объективно не имея возможности строить кредитный процесс только на депозитной основе, параллельно, - опираясь на высокий нефтяной рейтинг Казахстана, активно фондировались за границей, опережая в этом друг друга. Так, первый попавший под внешний дефолт БТА-банк до этого обогнал других конкурентов именно в этом - массированном, - до авантюрного, внешнем заимствовании.

Ныне же это все – в невосстановимом прошлом. Экономика Казахстана, сохранив арифметические объемы и даже некоторый рост в национальной валюте за счет ее двукратного обесценивания, в самом для такой модели главном, – внешнем долларовом выражении, топчется в параметрах десятилетней давности.

Так, по итогам 2017 года долларовый ВВП у нас только $169 млрд, тогда как в 2013 году уже было $237 млрд, ныне же мы где-то между 2010 и 2011 годами. Экспорт в 2017 году – $48,3 млрд – это ровно 2007 год, а импорт – $29,3 млрд, даже чуть меньше того же 2007 года.

Немудрено, что счет текущих операций платежного баланса все последние годы – устойчиво отрицателен. 2015 год дал на круг минус $5,1 млрд, 2016 – минус $8,9 млрд, 2017 – минус $5,4 млрд, а первая половина этого года завершена со значением минус $835 млн.

Резко увяла – после дефолтов 2009 года – способность банков к внешним заимствованиям. А поскольку установка на внешнее финансирование по-прежнему безальтернативна, на первый план выходят межфирменные займы казахстанских «дочек», а также постепенно увязает в долговых обязательствах и правительство.

Так, если в начале дефолтного 2009 года внешний долг Казахстана достиг «всего» $107,9 млрд, то на 1 апреля нынешнего года он успешно вырос до $166,6 млрд. Но при этом кардинально поменялась его структура: на начало 2009 года казахстанские банки и казахстанские «дочки» имели примерно равные и определяющие доли участия во внешнем долге – 37% и 36% соответственно, зато теперь доля банков усохла до несущественных 3,6%, тогда как направленные на прямые инвестиции межфирменные заимствования разбухли до 62,7%.

И это - финал: даже изначально вспомогательное место банков во внешне финансируемой модели занято, они окончательно вытеснены на обочину. Относительно устойчивы лишь особо близко расположенные к власти банки, имеющие привилегию держать государственные счета, счета госхолдингов, нацкомпаний, крупных экспортеров, а также участвовать в программах господдержки и госфинансирования. И то, государство вынуждено периодически закачивать даже в такие банки крупные суммы, во избежание обрушения всей системы.

Способы преодоления такого кризиса имеются, конечно. Начиная с исполнения прозвучавших уже в двух подряд президентских посланиях установок на то, чтобы Национальный банк помимо инфляции, отвечал бы и за экономический рост и поручений обеспечивать дешевое и доступное фондирование в тенге. Которые Нацбанк пока не замечает.

Одним из выходов могло бы стать и построение системы национального инвестирования и кредитования на основе собранных в ЕНПФ уже более 8 триллионов тенге.

В целом же системный выход из кризиса лежит, конечно, на путях замороженной пока евразийской валютной интеграции, нацеленной на создание общей базы инвестиционного развития. Но все это – уже отдельные темы.

Автор: Аскар Муминов

Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 6 сентября 2018 > № 2726627


Белоруссия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > belta.by, 5 сентября 2018 > № 2726168

Польское агентство по инвестициям и торговле (PAIH) намерено сотрудничать с белорусскими предприятиями, сообщили БЕЛТА в Национальном центре маркетинга МИД Беларуси.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Польши в Беларуси Артур Михальский, руководитель Национального центра маркетинга Министерства иностранных дел Беларуси Валерий Садохо и руководитель минского офиса PAIH Михал Янчук провели рабочую встречу во время выставки "Будпрагрэс-2018". Они обсудили направления взаимодействия и дальнейшие шаги по его укреплению и развитию.

Михал Янчук сообщил, что агентство готово помочь белорусским бизнесменам в поиске подрядчиков и перспективных инвестиционных проектов в Польше. Он также объяснил, что в задачи организации входит поддержка польских экспортеров на зарубежных рынках, в том числе это касается представителей строительной отрасли. Для реализации этой задачи агентство использует различные инструменты - от предоставления информации об интересующих рынках и помощи в участии в выставках до организации обучающих тренингов и семинаров для польских бизнесменов. Национальный центр маркетинга реализует похожую деятельность в Беларуси, поэтому у организаций есть возможности для сотрудничества.

Стороны обсудили договоренности по подготовке соглашения о белорусско-польском сотрудничестве, которое будет подписано во время заседания двусторонней комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в Варшаве в конце ноября. Артур Михальский подчеркнул необходимость активного включения в процесс подготовки бизнес-кругов обеих стран. Он отметил, что белорусско-польские торгово-экономические отношения переживают новый период роста. "Сейчас мы заново открываем возможности сотрудничества, - сказал глава дипмиссии. - А тот факт, что эти теплые отношения подкреплены сильной экономической основой, позволяет извлекать из нашего партнерства взаимную выгоду".

Польское агентство по инвестициям и торговле привлекает прямые иностранные инвестиции в Польшу, оказывает юридическую помощь инвесторам, а также продвигает польскую продукцию и торговые марки за рубежом. Кроме того, агентство выполняет функции пункта связи Организации экономического сотрудничества и развития в Польше, секретариата Польско-японского экономического комитета и секретариата соглашения о продвижении Польши (Promotion Network Poland). Имеет 70 представительств в разных странах мира.

Белоруссия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > belta.by, 5 сентября 2018 > № 2726168


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 5 сентября 2018 > № 2726090

Project Syndicate (США): Цена путинских войн

Может ли Россия позволить себе войны, которые она ведет? Россияне начали чувствовать их цену. В краткосрочной перспективе Россия, возможно, справится с финансовыми трудностями, связанными с военным расходами, пишет Project Syndicate. Но что произойдет в долгосрочной перспективе, неясно.

Андерс Ослунд (Anders Åslund), Project Syndicate, США

Войны — это дорого, и российский народ теперь начинает это понимать. Кремль ввязался в военные авантюры в Восточной Украине и Сирии, и хотя эти конфликты имеют ограниченные масштабы, остаётся лишь гадать, действительно ли Россия может себе их позволить.

Будучи 11-й страной в мире по размерам экономики, Россия способна справиться с ними в краткосрочной перспективе. А вот долгосрочные перспективы — это совсем другой вопрос. По данным авторитетного Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), с 2008 по 2016 годы Россия увеличила военные расходы с 3,3% ВВП (что примерно соответствует нынешнему уровню США) до 5,3%.

Согласно официальным данным о бюджете российского правительства (удивительно, но они по-прежнему открыты), гражданские расходы в оккупированном Крыму составляют примерно $2 млрд в год. Публичные данные о расходах на присутствие в Восточной Украине отсутствуют, но можно уверенно предположить, что они примерно такие же. В этом случае Россия ежегодно тратит $4 млрд (0,3% ВВП) только на эти две операции.

Впрочем, помимо военных расходов Россия терпит убытки от упущенных торговых и инвестиционных возможностей, а также из-за эскалации санкций, которых вполне достаточно, чтобы обречь страну на экономическую стагнацию. И она будет продолжаться всё время, пока Россия не закончит свои войны. В июле 2014 года США и Евросоюз ввели санкции против российского финансового и нефтегазового сектора, а также против отрасли оборонных технологий, в ответ на военную агрессию России против украинского региона Донбасс. Пока что эти меры эффективны. В мировой финансовой системе царит доллар. А поскольку все операции с долларами проходят через американские банки, в конечном итоге они оказываются под юрисдикцией министерства финансов США. Тем самым, применяя финансовые санкции, США могут оставить Россию без иностранных инвестиций.

В августе 2015 года Международный валютный фонд подсчитал, что западные санкции сразу снизят реальный (с учётом инфляции) ВВП России на 1-1,5%. А в среднесрочной перспективе, по мнению МВФ, эти санкции «могут привести к кумулятивному снижению объёмов выпуска на 9% ВВП, поскольку сокращение накопленного капитала и трансферов технологий ослабят уже и так падающие темпы роста производительности».

Когда российским компаниям перекрыли доступ к долларам, у них не осталось иного выбора, кроме как погашать долги с приближающимся сроком выплаты. В результате общий внешний долг России снизился с $732 млрд в июне 2014 года до $519 млрд в декабре 2015 года. На этом уровне он с тех пор и находится.

Международные валютные резервы России также снизились с $510 млрд в конце 2013 года до минимального уровня $356 млрд в марте 2015 года. С тех пор они подросли обратно до $458 млрд, благодаря постоянному и значительному профициту счёта текущих операций. Впрочем, в период с 2015 по 2017 годы объём прямых иностранных инвестиций в Россию в среднем не превышал уровня 2% ВВП в год, что почти вдвое меньше уровня предыдущих лет. И речь идёт о снижении не просто инвестиций, но и импорта технологий.

Несмотря на всё эти проблемы, Россия сумела сохранить макроэкономическую стабильность и позитивный внешний баланс, однако она пережила небольшой спад в объёмах выпуска и серьёзный спад уровня жизни населения. За четыре года санкций — с 2014 по 2017 годы — реальные располагаемые доходы населения обвалились на 17%, а объём инвестиций сократился на 12%, хотя ВВП при этом снизился лишь на 0,5% за тот же период.

Между тем, Россия и Украина втянулись в эскалацию торговых санкций против друг друга. В результате, обороты двусторонней торговли рухнули на 80% в период 2012-2016 годов. Данная торговая война нанесла больше вреда Украине; однако Россия тоже потеряла значительный рынок для экспорта, а также главный источник импортируемого военного оборудования. Когда-то Украина была самым важным российским энергетическим клиентом, но с ноября 2015 года она полностью перестала импортировать природный газ из России.

Захват Россией активов в Крыму и Донбассе также привёл к серьёзным издержкам. Например, в соответствии с российско-украинским соглашением 1998 года о взаимной защите инвестиций, компании Украины подали уже, как минимум, восемь исков против Российской Федерации в Постоянную палату третейского суда в Гааге. Один только украинский государственный энергогигант «Нафтогаз» и его подразделения требуют компенсации ущерба на сумму $7 млрд, а «Ощадбанк», «Приватбанк» и «Укрнафта» претендуют на компенсации в размере $1 млрд каждому. Один из этих исков, предъявленный группой украинских компаний, уже удовлетворён; остальные процессы, скорее всего, ждёт такой же исход. Тем самым, незаконная конфискация имущества Россией, по всей видимости, обойдётся ей, по крайней мере, в $10 млрд.

«Нафтогаз» также выиграл судебное разбирательство у российского энергогиганта «Газпрома». В феврале Стокгольмский арбитражный суд постановил, что «Газпром» обязан выплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд за ущерб, нанесённый нарушением заключённого ранее соглашения между этими двумя компаниями. С тех пор «Газпром» отказывается выплачивать эту сумму, на что «Нафтогаз» ответил арестом активов «Газпрома» за рубежом. Неуважение «Газпрома» к вердикту торгового арбитражного суда может ему реально очень дорого обойтись.

Поскольку на горизонте не видно перспектив урегулирования украинского конфликта, санкции, скорее всего, будут сохраняться длительное время. Санкции вообще имеют свойство долго сохраняться, потому что конфликты, которыми они были вызваны, обычно множатся и эволюционируют. Например, в апреле США ввели дополнительные санкции в ответ на вмешательство России в президентские выборы 2016 года в США.

Эти новые меры сильно ударили по российскому рублю и фондовому рынку. А сейчас Конгресс США готовит новый удар вслед за подозрительным саммитом Путина и Трампа в Хельсинки этим летом. Приняв в прошлом году закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», двухпартийная коалиция в Конгрессе вскоре одобрит ещё более суровый пакет санкций, которые, видимо, будут касаться суверенного долга России и государственных финансовых учреждений. Сама угроза расширения американских санкций уже потрясла российский рынок.

Годовые темпы роста экономики России застряли на анемичном уровне 1,5%, при этом гражданские, правовые и другие затраты, связанные с её военной агрессией, сейчас составляют, как минимум, 3-4% ВВП, или $45-60 млрд в год. Пока что Кремль справляется с ситуацией. Но рано или поздно эти накапливающиеся издержки приведут к серьёзным политическим последствиям.

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 5 сентября 2018 > № 2726090


Украина > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725577 Алексей Анпилогов

ИСХОД

Украинцы бегут из страны

Исход - выход, выступленье: истеченье, происхожденье. Изытие, исшествие окончат. то же действ., выход.

Толковый словарь живаго великорускаго языка В.И.Даля

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что ежегодно из Украины уезжает миллион человек.

Экспертные оценки

Алексей Анпилогов

Миллион. Это население Красноярска (официально) или Краснодара (по факту). Только вот для Украины этот миллион — цифра ежегодных демографических потерь. Именно столько людей каждый год покидают Украину и переезжают в другие страны. Причём такой громадный миграционный поток возник за последнее время, а именно — после «революции достоинства». Хотя об этой наглядной связи министр Климкин, конечно же, предпочёл умолчать, сославшись на «экономическую конъюнктуру» и назвав бегство своих сограждан не более чем «сохраняющейся тенденцией на ближайшее время».

Конечно, такого рода «тенденция», как в известном анекдоте о чукче, который меланхолично считал оленей, прыгающих с обрыва, вскоре погубит Украину как страну. Нет, территория, границы, даже географические названия могут и остаться — только вот кому нужна страна без жителей? Это же уже было в истории: называлось Диким Полем — и располагалось, удивительное дело, ровно там же, где сегодня расположена нынешняя Украина. Что же не так с «украинской державой», если вскорости возникнет простой вопрос: а кто выключит свет в стране, когда все уедут?

Первейшая причина тотального исхода из страны (а один миллион эмигрантов в год — это 2 или даже 2,5 % от общего населения Украины) — ужасающее состояние «незалежной» экономики. Цифры некоего мифического роста украинского ВВП не должны вводить вас в заблуждение: достаточно пересчитать их на условную украинскую «экономическую душу» и получится 3891 долл. в 2008 году, 4030 долл. в 2013-м и 2640 долл. в прошлом году. По сути, сегодня Украина даже не отыграла просто-таки напрашивающийся восстановительный рост до уровня показателей 2013 года. Который, в свою очередь, мало отличается от успехов страны в предкризисном 2008-м. Получается, что вот уже десятилетие Украина пребывает в состоянии вялотекущей стагнации, из которой не видно никакого разумного выхода: как теперь «поют» украинские политики, «страна снова попала в системный кризис». Позвольте, а она оттуда вообще выходила-то?

Есть такой сухой экономический показатель — валовое накопление внутри ВВП. Это «грязные» инвестиции, которые необходимы любой здоровой экономике: что-то ведь всегда ломается, что-то изнашивается, а что-то просто устаревает и требует замены. Ну, как в реальной семье: каждый день надо положить что-то в холодильник, чтобы было что поесть, но и сам холодильник рано или поздно потребует ремонта или замены. Отсюда и сочетание параметров внутри ВВП: есть валовое потребление («продукты в холодильнике»), а есть валовое накопление («деньги на плановый ремонт или замену самого холодильника»).

Россию, вот, ругают за то, что у неё в экономике валовое накопление низкое — всего лишь 20—22 % в год. А потребление, соответственно, 78—80%. У Китая, например, валовое накопление за последние десять лет составляло 50—52 % и (о ужас!) упало до 45 % в 2017 году. То есть средний китаец только половину тратит на себя лично, а ещё половину — инвестирует в будущее. Россиянин четыре пятых тратит на себя, а одну пятую — инвестирует. И это — мало, страна с таким темпом инвестиций проваливается куда-то вниз, отставая от лидеров.

А вот «незалежная» тратит на валовое потребление в последнее десятилетие от 85 % до 92 %! То есть украинцы как экономическая общность не всегда в состоянии даже десятую часть отложить на будущее, всё приходится тратить сразу, чтобы просто выжить.

Разумеется, винить в таком экономическом безобразии нужно отнюдь не миллионы простых граждан Украины или же миллион эмигрантов, которые увозят из страны самое ценное — себя и свои семьи. Тотальная неэффективность украинской экономики — прямая вина нынешней украинской элиты. Удивительно, но и Россия участвует в этом процессе: в 2017 году вошла в тройку лидеров иностранных инвестиций в украинскую экономику, а в 2018-м — вовсе вышла на первое место! Как говорится, деньги не пахнут — на строительстве страны можно заработать, но ещё больше можно «поднять» на её распаде.

Стоит ли России изменить экономическое отношение к Украине? Да, наверное, стоит. И не только по причине того, что российские инвестиции на Украине — это, помимо всего прочего, инвестиции в режим, который убивает русских людей на Донбассе и преследует их по всей стране. Но ещё и потому, что под обломками нынешней украинской государственности погибнет не только киевская власть или невинные люди — но и всё то, что вкладывается сегодня туда стремящимися урвать как можно больше прибыли российского бизнеса. Потому что в жизни бывает именно так: если не хватает денег на еду, то продают и холодильник. А сами — едут куда-то на заработки. По миллиону в год.

Украина > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 5 сентября 2018 > № 2725577 Алексей Анпилогов


Иран > Транспорт > iran.ru, 5 сентября 2018 > № 2724408

В Иране, к 20 марта 2019 появится 530 километров новых железных дорог

В Иране, к концу нынешнего 1397 иранского календарного года, к 20 марта 2019, появится 530 километров новых железных дорог, заявил заместитель министра транспорта Хейролла Хадеми.

Чиновник, который также является управляющим директором Иранской организации строительства и развития транспортной инфраструктуры (CDTIC), отметил завершение строительства 1000 километров железных дорог для подключения пяти центров провинций к национальной сети железных дорог в качестве одной из основных мер, осуществленных в последние годы, сообщает IRIB.

В конце июня Хадеми объявил, что по всему Ирану строятся более 3410 километров железных дорог, добавив, что также изучается строительство 5000 километров железных дорог.

Он рассказал, что CDTIC удалось построить 516 километров железных дорог в стране в течение прошлого 1396 иранского календарного года. Он также сообщил, что за последний год в стране было открыто 10 железнодорожных станций. Чиновник оценил стоимость строительства этих станций на сумму более 350 миллиардов риалов (около 8,33 миллиона долларов).

Привлечение иностранных инвестиций и технологий к проектам развития железных дорог Ирана является одной из целей компании "Железные дороги Исламской Республики Иран" (известной как RAI).

В конце мая, заместитель начальника RAI по инфраструктуре и техническим вопросам Мазияр Яздани заявил, что ни одна из европейских компаний, которые сотрудничают с Ираном в проектах в области железнодорожной инфраструктуры, до сих пор не отреагировала на решение США о выходе из ядерной сделки, и они продолжают сотрудничество с RAI.

"У нас есть замены для всех иностранных компаний в случае выхода из проектов под давлением, из-за санкций США", - добавил он.

Иран > Транспорт > iran.ru, 5 сентября 2018 > № 2724408


Узбекистан. Турция. Индия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Медицина > uzdaily.uz, 5 сентября 2018 > № 2724142

По итогам Международного инвестиционного форума в Джизаке подписано 25 соглашений и контрактов, а также 3 меморандума на общую сумму более $800 млн.

Форум был организован Государственным комитетом Республики Узбекистан по инвестициям и Джизакским областным хокимиятом. Представители 175 иностранных компаний как Shell Global Solutions INTL BV, Fives Group – Fives Stein , Huasin Cement, CIRI, DAL Teknik Makina Ticaret ve Sanayi Anonim Sirketi, Bay Tea Group и другие приняли участие в масштабном инвестиционном мероприятии в Джизакской области.

При этом доля прямых иностранных инвестиций составляет более $600 млн., сообщает пресс-служба Госкоминвестиций Узбекистана.

Пакет заключенных соглашений и меморандумов направлены на развитие сотрудничества в таких сферах как производство строительных материалов, современного медицинского оборудования и фармацевтических препаратов, готовой кожевенной и кожгалантерейной продукции, производство и переработку сельскохозяйственных культур, пищевой, молочной и текстильной продукции, ряд проектов в области транспортной и гостиничной инфраструктуры, возобновляемых источников энергии, химической отрасли.

Ассоциация «Узчармсаноат» в рамках инвестфорума заключила 5 инвестиционных соглашений по организации производства готовой кожи (полного цикла переработки) и сумок и аксессуаров из кожи и других материалов с турецкой компанией Mader Deri San. Ve Tic., по переработке шерсти с ООО NPP "Paxtamash КВ, по производству лекарственных препаратов с индийской компанией Infinity Group и инвестиционное соглашение об организации ряда производственных мощностей по выпуску газобетона в регионах Республики Узбекистан между 3 иностранными компаниями – индийской Agio Group (Хиндистон), турецкой Ercanlar Matbaacilik Ambalaj Sanayi ve Ticaret Limited Şirketi и немецкой Wehrhahn GMBH.

АК «Узкимёсаноат» и корейская компания LG International подписали рамочное соглашение по производству биаксиально-ориентированной полипропиленовой пленки (БОПП), используемой для фасовки продукции промышленного назначения и продуктов питания, товаров парфюмерной отрасли и бытовой химии, табачной продукции.

В сфере социальной поддержки и охраны здоровья местного населения города Джизака и Джизакской области, Министерством здравоохранения Республики Узбекистан и немецкой компанией VAMs GmbH во время пленарного заседания форума подписано соглашение по реализации инвестиционного проекта в области нефрологической и гемодиализной помощи населению.

Со стороны Государственного комитета по развитию туризма подписано соглашение о сотрудничестве в области инфраструктурных проектов с Beijing Jiufang Grang Move Transportation Equipment Co.Ltd и Немецко - китайским объединением культурного обмена в сфере искусства и дизайна (ДСКД).

Также и с хокимиятом города Джизака и китайской компанией и ДСКД подписано предварительное соглашение о реализации проектов в сфере транспортных услуг и гостиничного строительства.

Шесть инвестиционных соглашений подписано между районными хокимиятами Джизакской области с китайской компанией Heangshui Decheng Machinery and Equipment Co. Ltd, направленных на реализацию по созданию кирпичных и цементных заводов, налаживанию базальтового производства, строительства гостиницы, а также теплицы по выращиванию плодоовощных продуктов и птицефабрики.

Два соглашения подписаны дирекцией СЭЗ «Зомин-фарм» с китайской и корейской компаниями. С китайской компанией Heangshui Decheng Machinery and Equipment Co. Ltd достигнута договоренность о реализации проекта строительства химико-фармацевтической фабрики полного цикла. С корейской компанией ООО ИП UKOR-ZOMIN заключено инвестиционное соглашение об организации производства по выпуску рентгенологического оборудования.

Хокимияты Рашидовского и Янгиабадского районов Джизакской области заключили инвестиционное соглашение с корейской компанией Special trading group corp, направленное на производство тепличных систем и меморандум о взаимодействии по переработку молочной продукции.

Во время организованных переговоров в формате B2G и B2B в рамках инвестфорума были достигнуты некоторые договоренности.

В частности, с компанией BIZNES CZ S.R.O (Чехия) подписано соглашение о создание завода по производству цемента.

Компания «Белалек Групп» (Беларусь) и ООО Zomin Pharm подписали генеральное соглашение о создании центра разработки новых лекарственных средств против вируса.

Израильская компания VP Agriculture Projects LTD поделится своим опытом по выращиванию сельскохозяйственных продуктов в рамках пописанного проекта по созданию современного тепличного комплекса в Янгиабадском районе Джизакской области.

С таджикской компанией «Проммонтаж» подписан контракт на производство бетона и асфальта. Проект планируется реализовать в Рашидовском районе Джизакской области.

Между турецким сельскохозяйственным кооперативом S.S. Bademli Fidancilik Tarimsal Kalkinma Kooperatifi и районным хокимиятом Бахмалского района подписан меморандум о создании питомников для выращивания безвирусных фруктовых и виноградных саженцев.

Подписан меморандум о взаимодействии по организации выращиванию чая и чайной продукции с Китайским Научно-производственным центром по развитию производства чая.

Как отметил Эргаш Салиев, хоким Джизакской области выступая на пленарном заседании форума, в регионе в 2018-2019 годах планируется выполнение 25 региональных и 14 отраслевых проектов с участием зарубежных инвестиций на общую сумму более $1 млрд.

Так, между хокимиятом Джизакской области и китайской компанией CIRI Information technology Co.Ltd в рамках форума было подписано соглашение о реализации инвестиционных проектов в сфере новых и возобновляемых источников электроэнергии.

Узбекистан. Турция. Индия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Медицина > uzdaily.uz, 5 сентября 2018 > № 2724142


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 сентября 2018 > № 2723102

Назарбаев ознакомился с деятельностью инновационных предприятий Алматы

Президент ознакомился с работой предприятий, а также посетил реконструированный исторический центр города

В рамках рабочего визита в Алматы президент РК Нурсултан Назарбаев ознакомился с деятельностью инновационных предприятий, а также реконструкцией исторического центра города, сообщает пресс-служба акимата Алматы.

Президент Казахстана посетил завод «KMK Investment» по выпуску высокотехнологичной кабельно-проводниковой продукции в Индустриальной зоне Алматы. Предприятие, введенное за счет 100% иностранных инвестиций, оборудовано уникальными технологиями Siemens, позволяющим выпускать продукцию международных стандартов. Данный завод позволит обеспечить рынок страны инновационной, экологической кабельной продукцией.

В ходе визита глава государства ознакомился с технологическим процессом производства инженерных систем защиты транснациональной корпорации Tokyo Rope Manufacturing. На новом японском заводе Tokyo Rope Almaty выпускаются буросвайные анкера, высокопрочные металлические тросы, стальные оцинкованные сетки для горных и карьерных работ. Мощность завода - более 17 тыс. тонн стальной продукции в год.

Кроме того, Нурсултан Назарбаев посетил первый в регионе автопарк и завод «Falcon Eurobus» по выпуску электроавтобусов третьего поколения. На территории в 4,2 га расположены сборочный и покрасочный цеха, крытая стоянка, складские помещения и административный комплекс. На первоначальном этапе локализация производства будет доходить до 20% с последующим увеличением доли. Мощность предприятия – 100 электроавтобусов в год. Объем частных инвестиций в проект составляет порядка 15 млрд тенге.

В этот же день президент страны осмотрел новое здание недавно созданного «Алматы Генплан». В девятиэтажном здании расположен «Цифровой геоинформационный центр г. Алматы». На первом этаже находится «Музей истории архитектуры Алматы», в котором представлена информация эпохи бронзы, средневекового периода, 19-20 веков и современного Алматы в цифровом виде. На втором этаже здания представлен цифровой 3D-голографический макет города и ситуационный центр Алматы.

В рамках рабочей поездки глава государства осмотрел обновленные по западным стандартам проспекты города Алматы. В рамках реконструкции расширены пешеходные зоны с применением экологичного покрытия, завершается строительство новых фонтанов, устанавливается энергосберегающее уличное и тротуарное освещение, заменяются светофорные консоли, обновлены входные группы и фасады зданий, предполагается посадка зеленых насаждений для создания затененных пространств. К примеру, только по проспекту Абая были модернизированы более 200 кафе, ресторанов и магазинов.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 4 сентября 2018 > № 2723102


Киргизия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > kg.akipress.org, 4 сентября 2018 > № 2722275

Президент Сооронбай Жээнбеков и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан сегодня, 4 сентября 2018 года, на двусторонней встрече в городе Чолпон-Ата решили создать Совместную экономическую комиссию. Об этом сообщает пресс-служба Аппарата президента.

Как говорится в сообщении, обе стороны решили сотрудничать в сфере торговли, сельского и водного хозяйства, экологии, фармацевтики и привлечения инвестиций.

В.Орбан подчеркнул, что «Эксимбанк» Венгрии открыл кредитную линию для Кыргызстана в размере $65 млн в целях дальнейшего развития двусторонних отношений, сообщает пресс-служба ведомства.

Президент С.Жээнбеков в ходе встречи рассказал В.Орбану о преимуществах для иностранных инвестиций в Кыргызстан, о таможенных и налоговых льготах, предусмотренных для предпринимателей.

Tazabek

Киргизия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > kg.akipress.org, 4 сентября 2018 > № 2722275


Катар. Швейцария. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 3 сентября 2018 > № 2724006

Одобрено увеличение фондом QIA доли в «Роснефти».

Приобретение 14,16% акций «Роснефти» суверенным фондом Катара QIA одобрила Комиссия правительства РФ по контролю за осуществлением иностранных инвестиций, сообщил журналистам источник в правительстве РФ. «Это решение, – уточнил отметил он, – было принято совсем недавно».

Консорциум QIA и швейцарского сырьевого трейдера Glencore в 2016 году купил в ходе приватизационной сделки 19,5% акций «Роснефти». В 2017 году он объявил о продаже 14,16% акций из этого пакета китайской CEFC. Сумма сделки оценивалась в $9,1 млрд. Однако в начале мая 2018 года Glencore сообщила, что консорциум уведомил китайскую CEFC о расторжении соглашения о продаже доли в «Роснефти». Компании расформировывали консорциум, после чего в распоряжении QIA оказалось 18,93% акций «Роснефти», у Glencore — 0,57%. Glencore получит от сделки около €3,7 млрд.

Основной акционер «Роснефти» – контролируемый государством «Роснефтегаз» (50% плюс одна акция), еще 19,75% акций принадлежат британской BP.

Катар. Швейцария. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 3 сентября 2018 > № 2724006


Мексика. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 3 сентября 2018 > № 2722966

Мексика приостановила проведение нефтегазовых аукционов до тех пор, пока не будет проведен пересмотр контрактов, заключенных за последние несколько лет.

Об этом 31 августа 2018 г заявил президент Мексики Л. Обрадор.

В настоящий момент аукционы приостановлены до пересмотра уже заключенных контрактов.

На сегодняшний день Мексика заключила с зарубежными и частными компаниями более 100 контрактов на разведку и добычу нефтегазовых месторождений.

Благодаря реформе энергетической отрасли, идущей в Мексике с конца 2013 г, в 1 раз после почти 80 лет монополизма госкомпании Pemex в энергетическую сферу были допущены частные, в т.ч иностранные инвестиции.

В рамках реформы Pemex и CFE (национальная энергосистема) получили право заключать контракты с частными компаниями.

Таким образом было решено стимулировать развитие нефтяной промышленности, которая имеет стратегическое значение для мексиканской экономики.

В апреле 2018 г https://neftegaz.ru/news/view/171118-Pemex-namerena-privlech-partnerov-k-razrabotki-mestorozhdeniy-na-yuge-Meksiki Pemex пригласила партнеров для разработки месторождений на участках недр Artesa, Bacal-Nelash, Bedel-Gasifero, Cinco Presidentes, Giraldas-Sunuapa, Juspi-Teotleco и Lacamango в штатах Веракрус, Чиапас и Табаско, в т.ч в качестве операторов.

Доля Pemex составит 45%.

Открыть конверты с заявками планировалось в конце октября 2018 г.

По итогам последнего крупного тендера перед июльскими 2018 г президентскими выборами, который Национальная Комиссия по углеводородам Мексики провела 27 марта 2018 г, мексиканская государственная нефтегазовая компания Pemex выиграла 6 контрактов в составе консорциума и 1 - самостоятельно.

Консорциум ЛУКОЙЛа и итальянской Eni выиграли 28й, а DEA Deutsche Erdoe совместно с британской Premier Oil и малайзийской Sapura 30й нефтегазовый блок на шельфе Мексиканского залива.

Напомним, что на выбора в июле 2018 г в Мексике победил социалист Л. Обрадор, что означает смену политического курса Мексики.

Он участвовал в выборах от коалиции Вместе сделаем историю, в которую Партия труда и партия Социальная встреча.

О том, что контракты в энергетическом секторе будут проверены и, если будут найдены нарушения, правительство обратится в конгресс и суды, он сообщал еще до избрания.

И несмотря на его заверения, что правительство Мексики будет действовать законным путем, а конфискаций не будет, инвестиционный климат в стране в результате пересмотров контрактов может испортиться.

Мексика. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 3 сентября 2018 > № 2722966


Китай > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 сентября 2018 > № 2722158

Навстречу миру. Как заработать на акциях и облигациях китайских компаний

Дэвид Ляо

президент и главный исполнительный директор HSBC Bank (Китай)

Экономика Китая сегодня принципиально отличается от той, какой она была 20 или 30 лет назад. Спектр возможностей для инвестиций стал куда более широким и разнообразным

В последние годы в Китае произошел неспешный, но исторически важный переход экономики от низкотехнологичного промышленного производства к высоким технологиям, инновациям и внутреннему потреблению. В результате КНР стала известна как родина производителя самых популярных в Африке сотовых телефонов, самого дорогого в мире стартапа в сфере искусственного интеллекта и крупнейшего в Азии производителя гигантских ветряных турбин. Иностранные инвесторы пока остаются за бортом происходящих перемен, их вложения в акции и долговые обязательства не превышают 2% общей капитализации китайского рынка.

Открытые ворота

Начавшийся примерно 16 лет назад процесс открытия рынков капитала в КНР заметно ускорился в последние годы, особенно после того, как была установлена прямая связь между биржами Шанхая и Шэньчжэня и международным финансовым центром в Гонконге. В 2016 году заработал механизм China Interbank Bond Market (CIBM) Direct, в рамках которого в июле 2017 года состоялось подключение к бирже облигаций, торгующихся в Гонконге. До конца года можно ожидать открытия подобного биржевого канала между Поднебесной и Лондоном.

Еще одной важной вехой стало включение 1 июня 2018 года в портфель биржевого индекса MSCI Emerging Markets более 200 акций крупнейших компаний, торгующихся на рынках материкового Китая и относящихся к категории А. Может показаться, что этот шаг имеет исключительно технический характер, но на самом деле его значение трудно переоценить. Он показывает, что Китай постепенно становится неотъемлемой частью глобальных рынков капитала. Кроме того, институциональные инвесторы, которые корректируют свои привязанные к индексу портфели, могут способствовать притоку в китайские акции иностранных инвестиций объемом более $1,5 трлн в течение ближайших 5–10 лет.

Очевидно, что инвесторам, будь то европейские хедж-фонды, пенсионные фонды из Австралии или российские бизнесмены, необходимо внимательно присмотреться к китайским рынкам капитала, предлагающим, вероятно, ту уникальную возможность для инвестиций, которая появляется крайне редко.

Один только размер этого рынка весьма впечатляет. Фондовый рынок Китая — второй по величине в мире, в 2017 году стоимость 3000 акций категории А в Шанхае, где торгуется большинство «голубых фишек», и на бирже в Шэньчжэне, ориентированной на IT-компании, составила около $8,7 трлн. Внутренний долговой рынок Китая по размерам занимает третье место в мире.

Теневые гиганты

Экономика Китая сегодня принципиально отличается от той, какой она была 20 или 30 лет назад. Спектр возможностей для инвестиций стал куда более широким и разнообразным. Гибкие и ориентированные на инновационное развитие частные компании все чаще выходят на первый план, затмевая собой гигантские государственные предприятия, причем этот сектор обеспечивает уже более 60% экономического роста КНР и 90% новых рабочих мест в городах.

В области высоких технологий и инноваций реализация таких госпрограмм, как «Сделано в Китае — 2025», стимулировала впечатляющий рост электронной торговли, переход на передовые производственные технологии и активный рост парка электромобилей. Стремление Китая стать мировым лидером в области искусственного интеллекта привело к появлению компании по распознаванию изображения SenseTime, которая недавно стала наиболее дорогим ИИ-стартапом в мире с оценкой капитализации свыше $3 млрд.

На потребительском рынке растущие доходы населения открывают возможности для инвестиций практически во все: от спортивной одежды до туристических услуг и традиционного напитка байцзю.

Китайские компании активно используют возможности, которые открывает инициатива «Один пояс — один путь», рассчитанная на десятилетия стратегии укрепления экономических связей Китая с остальным миром. Среди ее бенефициаров малоизвестный производитель из Шэньчжэня Transsion Holdings, который благодаря инновационным подходам стал самым популярным брендом мобильных телефонов в Африке.

Действия по стимулированию такого роста, который бы не только приносил экономическую выгоду, но и не наносил ущерба окружающей среде, поднимут на гребень волны компании в секторе устойчивого развития. Пример: крупнейший производитель ветровых турбин в Китае Goldwind, торгующийся на бирже в Шэньчжэне и начавший бизнес всего 20 лет назад, сегодня является третьим по величине производителем генераторов возобновляемой энергии в мире после датской Vestas и испанской Siemens Gamesa.

Вопрос доверия

Порой может показаться, что инвестиции в Китай — занятие не для слабонервных. Достаточно взглянуть на взлеты и падения акций категории А в 2015 году. Однако провайдер MSCI не снижал вес этих ценных бумаг в своих индексах. И дополнительно планирует включить в свой индекс компании, которые будет отбирать не только по кредитному качеству, но и по экологическим, социальным и управленческим критериям.

То же относится и к облигациям китайских эмитентов. Агентство Bloomberg, в марте объявившее о том, что с апреля 2019 года оно планирует добавить номинированные в юанях облигации китайских государственных и частно-государственных банков в свой Global Aggregate Index, призвало к дополнительным шагам по улучшению ситуации, чтобы «повысить доверие инвесторов и облегчить доступ к рынкам».

Приток средств с международных рынков позволит найти альтернативные источники капитала для развития, столь необходимые частным предприятиям на фоне предпринимаемых властями шагов по снижению уровня закредитованности компаний, угрожающего экономической стабильности. В ближайшие месяцы и годы можно ожидать дальнейшей либерализации китайского рынка. Для Пекина финансовые реформы, открытие рынка капитала и растущая популярность юаня на глобальном уровне являются необходимым условием широкой перестройки экономики, на которую взяли курс власти страны.

Китай > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 сентября 2018 > № 2722158


Китай. Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 3 сентября 2018 > № 2720225

Китай на протяжении шести лет подряд является вторым по значимости и объемам инвестиций в Нидерландах, сообщило Управление по делам иностранных инвестиций этой европейской страны. Сейчас в Нидерландах действуют более 680 предприятий, основанных китайскими компаниями.

В деятельности указанных предприятий заняты более 15 000 работников, являющихся гражданами Нидерландов.

Китайские компании создают новые предприятия в таких секторах, как информационно-телекоммуникационные технологии, электроника, промышленная инженерия, потребление и предметы бытового пользования, химия, транспорт и логистика, сельское хозяйство.

В Нидерландах инвесторы из Поднебесной учредили около 80 штаб-квартир, 90 центров розничной торговли и более 50 научно-исследовательских центров.

Ранее сообщалось, что по итогам января-мая 2018 г., китайские инвесторы вложили свои средства в 2987 предприятий нефинансового сектора на территории 149 стран и регионов мира. Объем инвестиций на эти цели достиг $47,89 млрд. Это на 38,5% больше, чем за январь-май 2017 г.

За пять месяцев текущего года китайские компании выполнили за границей строительные подряды на $56,88 млрд. Это на 12,9% больше, чем годом ранее. С начала 2018 г. заключены новые договоры с китайскими подрядчиками на $85,49 млрд. Данный показатель вырос на 13,4% в годовом сопоставлении.

Китай. Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 3 сентября 2018 > № 2720225


Узбекистан. Китай. Германия > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Транспорт > gazeta.uz, 2 сентября 2018 > № 2722877

Компания КНР намерена внедрять рельсовый транспорт в городах Узбекистана

Государственный комитет по развитию туризма, компания Beijing Jiufang Grand Move Transportation Equipment и Немецко-китайское объединение культурного обмена в сфере искусства и дизайна подписали рамочное соглашение о сотрудничестве в сфере туризма и развитии железнодорожной, в том числе туристической, инфраструктуры в Узбекистане. Об этом «Газете.uz» сообщили в Госкомтуризме.

Документом, заключенным в рамках Джизакского международного инвестиционного форума, намечена реализация целого ряда проектов, в том числе внедрение рельсового транспорта в городах Узбекистана (китайская компания, основанная в 2006 году, поставляет и обслуживает многосекционные низкопольные поезда (трамваи), монорельсы, подвесные поезда и др.) и небольших экскурсионных поездов в туристических районах Ташкентской и Самаркандской областей со строительством гостиниц вдоль железнодорожных линий.

Кроме того, будет изучено создание нового современного учебного заведения или совместного факультета в составе действующего вуза для подготовки инженерных и управленческих кадров железнодорожной сферы, а также центра с возможностью обслуживать поезда из всех пяти стран Центральной Азии.

Проекты будут полностью финансироваться за счет иностранных инвестиций. В ближайшие месяцы стороны должны одобрить конкретный план с описанием всех запланированных проектов и подписать всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве.

Узбекистан. Китай. Германия > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Транспорт > gazeta.uz, 2 сентября 2018 > № 2722877


Узбекистан. Турция > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > uzdaily.uz, 1 сентября 2018 > № 2719189

Турецкая компания DAL Teknik Makina Ticaret ve Sanayi A. Ş. ввела в строй завод по производству металлоконструкций широкого спектра назначения в Ахангаране (Ташкентская область).

Церемония открытия нового завода прошла в промышленной зоне города Ахангарана. Проект стоимостью $10,7 млн. реализован в свободной экономической зоне «Ангрен».

Завод был построен за счет инвестиции Турции. Предприятие оборудовано современным и экологически безопасным оборудованием, и является самым современным заводом в Центральной Азии.

Мощность нового завода в первом этапе составит 12 тыс. тонн металлоконструкций в год. Во втором этапе проекта производственные мощности вырастут до 24 тыс. тонн продукции в год и в третьем этапе – 30 тыс. тонн.

Создание Ахангаранского завода по металлоконструкции полностью покроет внутренней спрос на металлоконструкции в Узбекистане и позволит сэкономить $20 млн. валютных средств в год. Компания намерена экспортировать часть продукции в страны Центральной Азии.

DAL Teknik Makina Ticaret ve Sanayi A. Ş. занимается проектированием, изготовлением, модернизаций, техническим аудитом, услугой, продажей и монтажом нового оборудования и промышленных установок под ключ в таких секторах, как производство цемента, извести, энергии, полезных ископаемых и угля с 1985 года.

В Узбекистане компания работает с 2012 года и в протяжении шести лет реализовала инвестиционные проекты по строительству и расширению цементного завода в Джизакской области на общую сумму $133,4 млн., и строительству цементного завода в Шерабадском районе Сурхандарьинской области на общую сумму $203,1 млн.

В качестве иностранного инвестора, компания уже реализовала несколько проектов с прямыми частными иностранными инвестициями на сумму свыше $3 млн. в Джизакской области. В частности, компания приобрела завода по производству цемента, мощностью 100 тыс. тонн в год, расположенного в Джизакской области, а также выкупила доли участия в обществе с ограниченной ответственностью Zomin Sement Invest Karyer. Основным видом деятельности Общества является добыча известняка. Ведется разработка новых инвестиционных проектов (4 проекта) на сумму $12,6 млн. США в Джизакской области.

Узбекистан. Турция > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > uzdaily.uz, 1 сентября 2018 > № 2719189


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 августа 2018 > № 2721348

От шести до двенадцати: инвесторы получат режим

Правительство решило не менять налоговые условия для крупных инвесторов

Власти решили не собирать с бизнеса дополнительные «компенсационные» налоги. Вместо этого, компаниям, которые согласятся инвестировать в «общественную повестку», будут предложены стабильные налоговые условия минимум на 6 лет и гарантии возврата инвестиций в случае нарушения этого обязательства. Этот механизм предполагается распространить на вложения свыше 3 млрд руб., исключив из него нефтяников и офшоры.

Минфин России дорабатывает законопроект «О защите и поощрении капиталовложений в РФ». С одним из последних вариантов документа ознакомилась «Газета.Ru». Источники в правительстве подтвердили «Газете.Ru», что законопроект уже обсуждался, и после незначительной доработки он будет направлен на межведомственное согласование. Официально документ не комментируют ни в Минфине, ни в РСПП.

Финансовое ведомство предлагает госзащиту для инвестиционных проектов с минимальным размером вложений в размере 3 млрд руб., а общий бюджет проекта должен составлять не менее 10 млрд руб.

Согласно законопроекту, на защиту могут претендовать инвестпроекты в следующих отраслях: сельское и лесное хозяйство, рыболовство и рыбоводство, ЖКХ (обеспечение электроэнергией, газом и паром, кондиционирование воздуха, теплоснабжение, водоснабжение и водоотведение), утилизация отходов и ликвидация загрязнений. Так же названы инвестиции в строительство, транспортировку и хранение, деятельность в области информации и связи в том числе двойного назначения. Разрешена поддержка инвестиций в обрабатывающие производства и проекты по сжижению природного газа.

В тоже время документе содержится запрет на поддержку инвестпроектов в области добычи сырой нефти и природного газа, а также производства табачных изделий, алкогольной продукции и производства жидкого топлива. Исключение сделано для вторичной переработки нефтяного сырья «согласно перечню, утверждаемому правительством».

Главный механизм защиты инвестиций — обещание сохранить неизменными налоговые и административные условия для инвесторов на длительный период времени. Для этого инвесторам предлагается заключать с правительством соглашения о защите и поощрении капиталовложений.

Предусматривается участие в соглашении и региональных властей. Соглашения будут заключаться на 6 календарных лет, если объем собственных инвестиций инвесторов не превышают 30 млрд руб. Для инвестпроектов общий объем инвестиций в которые составляет 30 и боле млрд руб. срок соглашения предлагается продлить до 12 календарных лет. Год, в который будет подписано такое соглашение, предлагается не учитывать.

Кроме того, соглашение может быть пролонгировано еще на 6 лет, если инвестор примет обязательство реинвестировать доходы от реализации проекта для «реализации иных проектов на территории РФ».

После подписания соглашения на инвестора не будут распространяться новые акты, в том числе подготовленные на основании международных договоров, которые регулируют хозяйственную деятельность в сфере реализации проекта. Особо оговаривается, что на проекты в рамках соглашений не будут распространяться новые налоги и страховые взносы, «за исключением новых налогов и взносов, вводимых взамен отменяемых».

Так же на попавшие в соглашения проекты не будут распространяться новые обязательные платежи и сборы, лицензирование и сертификация, акты в области внешнеэкономической деятельности и таможенного дела, которые «существенно ухудшают условия реализации проекта» по сравнению с правами и обязанностями, установленными на момент заключения соглашения.

Правительство РФ со своей стороны гарантирует компенсацию убытков в случае «необеспечения стабильности условий реализация проекта». Соответствующее обязательство будет включено в соглашение.

Обязательства компенсировать ущерб будут предусмотрены и для инвесторов. «В расчет ущерба включается сумма денежных средств, не уплаченных организацией, реализующей проект или инвестором в результате предоставления стабильности условий реализации проекта», – говорится в документе.

Но не каждый инвестор сможет рассчитывать на заключение соглашения с правительством. Кроме финансового ценза, законопроектом вводится прямой запрет для иностранных юрлиц. Есть и антиофшорная тема. В соглашениях о защите инвестиций запрещено участие российским юрлицам в уставном капитале которых доля участия офшорных компаний в совокупности превышает 50%.

Отметим, что для определения круга «подзащитных» предлагается законодательно определить понятие «инвестор»: физическое лицо – налоговый резидент РФ, или юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством РФ, «в том числе с участием иностранных лиц, осуществляющее в финансирование проекта и организующее управление проектом». Пока законодательно определен только термин «иностранный инвестор», а его права и обязанности установлены в законе «Об иностранных инвестициях в РФ».

Стоит отметить, что данный законопроект появился после трехсторонних переговоров в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) с участием первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, помощника президента Андрея Белоусова и президента РСПП Александра Шохина, которые состоялась 24 августа.

Причиной встречи стало предложение Андрея Белоусова о введении компенсационных налогов для 14 экспортно-ориентированных предприятий. Речь шла об изъятии более 500 млрд руб., которые компании получили от ослабления рубля.

После переговоров, стороны объявили о договоренности не увеличивать налоги, а заменить их добровольными инвестициями «на общественную повестку». Андрей Белоусов тогда отдельно подчеркнул, что «ни о каких обязательных действиях по «заталкиванию» бизнеса в такие проекты речи не идет».

Антон Силуанов совместно с РСПП должен выработать механизмы добровольного стимулирования для инвесторов. Для этого даже было объявлено о создании совместной рабочей группы, которую возглавили Силуанов и Шохин.

По информации «Газеты.Ru», такая рабочая группа еще не собиралась, хотя законопроект «уже показывали в РСПП», говорит источник в правительстве. Еще нет и понимания в какие проекты и сколько может быть вложено.

Андрей Белоусов 24 августа говорил о том, что из упомянутых им 500 млрд руб. «думаю, реально — если мы миллиардов на 200-300 за счет этих компаний найдем ресурсы, это будет хороший результат».

Источники в правительстве подтвердили «Газете.Ru», что законопроект уже обсуждался, и после незначительной доработки он будет направлен на межведомственное согласование. Официально законопроект не комментируют ни в Минфине, ни в РСПП.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 августа 2018 > № 2721348


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > ria.ru, 31 августа 2018 > № 2720362

Видимо, за это и боролись. Украина стала российской Мексикой

Госстат Украины обнародовал данные по прямым иностранным инвестициям в экономику страны за первое полугодие 2018 года. Они оказались вполне предсказуемыми и никаких сюрпризов не преподнесли.

Во-первых, был показан общий низкий уровень иностранных вложений в украинскую экономику, который составил 1,259 миллиарда долларов, что, конечно, просто катастрофа для подобной страны. Тут ничего нового, за последние годы все уже привыкли, что Украина стала пугалом для инвесторов.

Во-вторых, крайне показательным стало распределение вложений по отраслям, поскольку львиная их доля (почти 60 процентов) ушла в финансы и страхование, а еще почти десять процентов забрала оптовая и розничная торговля. Таким образом, промышленности и информационно-телекоммуникационной отрасли досталось 8,2 и 7,9 процента соответственно. Однако, учитывая масштабы и скорость украинской деиндустриализации, в этих цифрах также нет ничего удивительного.

И наконец, в-третьих, по быстро складывающейся традиции первое место в списке иностранных инвесторов заняла "страна-агрессор". Россия вложила в Украину 436 миллионов долларов, что составило 36 процентов от общих иностранных инвестиций. Обеспечено это было в значительной степени все той же, что и в предыдущие годы, докапитализацией украинских "дочек" российскими банками, для которых их "незалежные" активы превратились в тяжелый и очень дорогой чемодан без ручки.

Более показательна доля российских инвестиций в украинскую экономику. Дело в том, что многие годы этот показатель у России колебался в районе десяти процентов. Был то несколько меньше, то немного больше, а теперь вот скакнул, забрав более трети всех вложений.

Это говорит не о росте вложений России в Украину (его нет), а о падении интереса к последней со стороны других внешних инвесторов.

Главная суть происходящего — в ином.

Вся приходящая последнее время статистика свидетельствует о восстановлении российско-украинских экономических связей, хоть и в существенно переформатированном виде.

Внешнеторговый оборот между двумя странами растет ударными темпами после провала, вызванного событиями 2014 года. В 2017 году он взлетел более чем на четверть, достигнув суммы почти в 13 миллиардов долларов, при этом профицит в пользу России составил более трех миллиардов.

В текущем году тренд сохранился, добавив еще почти 30 процентов в годовом выражении, причем российский экспорт на Украину опять-таки растет быстрее украинского импорта и затрагивает такие разные отрасли, как автомобилестроение и фармацевтика. В результате именно Россия ныне занимает место главного торгового партнера Украины.

Однако куда важнее существенные изменения в составе товарооборота двух стран. Постмайданная Украина добилась своего, и из него исчез ряд позиций, которые делали Незалежную не просто важным, а стратегическим партнером для России, от которого у Москвы была серьезная зависимость.

Киев по-прежнему экспортирует, наряду с товарами легкой промышленности, продукцию своей металлургии и машиностроения — трубы, котлы, арматуру, оборудование для мясо-молочной промышленности. Вот только практически ничто из этого не является столь же критически значимым для России, как (еще относительно недавно) украинские производства в авиакосмической отрасли или судостроении. Теперь это просто более выгодная, нежели у их конкурентов, продукция для приобретения — и не больше.

Этот процесс иногда называют "мексиканизацией" Украины, то есть превращением ее по отношению к России в аналог Мексики по отношению к США (довольно большой, хотя и небогатый рынок сбыта плюс источник рабочей силы). И он идет полным ходом, и, как ни парадоксально, все самые жесткие антироссийские шаги украинских властей только усиливают его.

Четыре года активного движения в Европу привели Украину просто к еще худшему варианту зависимости от России. Только если раньше у Киева был достаточно обширный ассортимент экономических инструментов для торга с Москвой и даже давления на нее, то теперь они оказались уничтожены почти все.

Украинские власти могут запрещать очередной список российских медикаментов (включая жизненно необходимые и физически отсутствующие у них в стране вакцины). Они могут строить планы окончательного разрыва пассажирского сообщения, включая железнодорожное и автобусное. Они могут готовить разрыв Большого договора о дружбе с Россией.

Однако есть то, чего они не могут.

Несмотря на масштабную депопуляцию и целенаправленные усилия по активизации этого процесса со стороны государства, на Украине по-прежнему живет слишком много людей. И для значительной части народа экономическая кооперация с Россией является единственным способом физического выживания — будь то жизненно необходимые и финансово доступные (в отличие от западных аналогов) российские лекарства, работа на обувном, металлургическом или еще каком-нибудь производстве, критически зависящем от поставок своей продукции "агрессору", или наличие за восточной границей родственников, к которым можно обратиться за помощью при необходимости.

Причем происходит это на фоне все более угнетающей бедности, цивилизационной деградации и вырождения русского языка даже у его носителей из-за украинизации.

А на фоне ослабления государственной машины и общих традиций анархизма на Украине у Киева нет никаких шансов выставить непреодолимые препоны экономическому взаимодействию украинского общества с Россией.

Все, что украинские власти могут, это просто усилить и ускорить процесс превращения некогда высокоразвитой индустриальной страны в дешевый, но довольно крупный рынок сбыта и трудовую базу для России (ну и для Польши, конечно).

Причем с утратой литературного русского языка и уже идущей деградацией массового образования трудовая ниша украинцев в России окажется окончательно сведена приблизительно к той же, что у них есть в безвизовой Европе.

Процесс превращения идущей в Европу страны в экономически вассальную территорию "государства-агрессора" идет как по нотам.

Ирина Алкснис

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > ria.ru, 31 августа 2018 > № 2720362


Россия. США > Приватизация, инвестиции. Авиапром, автопром > inopressa.ru, 31 августа 2018 > № 2719937

Финансовый "консильери" Путина пытается воплотить в жизнь мечту Илона Маска

Эрин Банко | The Daily Beast

Российский фонд прямых инвестиций, находясь под санкциями, сумел инвестировать в проект Hyperloop, и в США собираются пересмотреть эту сделку, сообщает журналистка The Daily Beast Эрин Банко.

Компания Virgin Hyperloop One, которой руководит британский бизнесмен Ричард Брэнсон, разрабатывает систему, изначально придуманную Илоном Маском и инженерами SpaceX в 2013 году. Обещая создать транспорт, передвигающийся с почти молниеносной скоростью, компания обратила на себя внимание правительств по всему миру и привлекла более 245 млн долларов от инвесторов из ОАЭ, Саудовской Аравии и Китая.

"Есть, однако, один инвестор, которого компания неизменно не указывает на своем сайте и в пресс-релизах: это Российский фонд прямых инвестиций - один из суверенных инвестиционных фондов страны и единственный находящийся под американскими санкциями", - сообщает автор статьи.

"Московский экономист Крис Уифер, старший партнер в Macro Advisory, отметил, что почти каждая сделка, заключенная Российским фондом прямых инвестиций, связана, по меньшей мере, с некоторым участием самого президента Владимира Путина. Он называет РФПИ своего рода финансовым "консильери" Кремля", - пишет Банко.

Спустя два года после того, как фонд инвестировал в Virgin Hyperloop One, американские чиновники со все большим подозрением стали относиться к этой и другим сделкам, связанным с российскими суверенными инвестициями. В Конгрессе активно работают над тем, чтобы РФПИ попал под новые "адские санкции".

"Фонд, генеральный директор которого Кирилл Дмитриев встречался с Эриком Принсом на Сейшельских островах в 2017 году, инвестировал в Hyperloop как минимум дважды", - пишет автор статьи. Первые вложения были сделаны в апреле 2016 года, когда российское правительство активно вмешивалось в президентские выборы в США. В октябре 2017 года Дмитриев объявил, что фонд осуществил инвестиции во второй раз совместно с Китайской инвестиционной корпорацией.

"Инвестиционные сделки между фондом и компанией Hyperloop правомерны по американскому законодательству о санкциях. Вместе с тем неясно, сколько денег фонд вложил в компанию и какой властью он обладает над ее правлением", - отмечает Банко.

По словам чиновников, РФПИ заключил сделку с Hyperloop в то время, когда российско-американские отношения ухудшались, но все еще были приемлемыми в плане национальной безопасности. Теперь же администрация остерегается зависимости от какой-либо российской поддержки американских компаний.

"Между тем Кремль через этот инвестфонд получил контроль над важной американской технологией, и в конечном итоге она может принести выгоды России раньше, чем США. Россия планирует использовать систему Hyperloop для укрепления торговли с одним из крупнейших соперников Америки - Китаем", - пишет Банко. Российские чиновники уже изучают способы строительства Hyperloop в Москве и других частях страны, чтобы поддержать инициативу Си Цзиньпина "Один пояс - один путь".

"Hyperloop One привлекала всевозможных инвесторов, в том числе дагестанского бизнесмена Зиявудина Магомедова", - добавляет автор статьи. Магомедов в конечном итоге вошел в правление. В марте российские власти арестовали его по обвинению в присвоении более 35 млн долларов госсредств, а в июне он вышел из Hyperloop.

Весной 2016 года компания Hyperloop привлекла капитал в размере 80 млн долларов, в том числе из Российского фонда прямых инвестиций. Это произошло спустя почти два года после того, как правительство США внесло его в санкционный список.

"Бывший высокопоставленный чиновник Минфина США сообщил The Daily Beast, что, хотя американским компаниям США разрешено вести бизнес с Россией, страх вторичных санкций заставлял многих вовсе ее избегать", - передает Банко. По словам сотрудников министерства, они систематически говорили юристам не иметь дел с РФПИ - дочерней компанией Внешэкономбанка (ВЭБ), работники которого занимались незаконной деятельностью. "Сотрудник банка Евгений Буряков в 2016 году признал себя виновным в заговоре с целью стать незарегистрированным агентом в США", - напоминает журналистка.

По словам Патрика Шены, профессора Школы права и дипломатии им. Тафтса Флетчера, летом 2016 года российский фонд нашел способ сделать свои инвестиции несколько менее пугающими: РФПИ частично отделился от головной компании - Внешэкономбанка. "Русские очень изощренные игроки, - прокомментировал экономист Крис Уифер. - Они находят способы обойти санкции".

Закон о национальной обороне 2019 года дает Комитету по иностранным инвестициям в США больше полномочий для проверки инвестиций с точки зрения национальной безопасности. "Он сможет проводить эти проверки даже в том случае, если иностранная организация, такая как Российский фонд прямых инвестиций, не обладает контрольным пакетом акций американской компании", - сообщает автор статьи.

Журналистка пишет: "Чиновники, занимающиеся проверкой иностранных инвестиций, теперь сообщили The Daily Beast, что сделка РФПИ с Hyperloop, скорее всего, потребует официального расследования. По словам Кевина Вольфа, партнера вашингтонской Akin Gump Strauss Hauer & Feld, комитет, скорее всего, пересмотрит инвестиции российского фонда, если система Hyperloop официально будет сочтена крайне важным объектом инфраструктуры или технологией".

Россия. США > Приватизация, инвестиции. Авиапром, автопром > inopressa.ru, 31 августа 2018 > № 2719937


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 августа 2018 > № 2719796

The Economist (Великобритания): Эскалация санкций США против России

Кажется, что США вводят санкции против России каждую неделю. В одном лишь августе против России ввели ограничения за торговлю с Северной Кореей и в связи с отравлением в Великобритании экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля. В Конгрессе рассматривают два пакета поправок о новых санкциях против Москвы. А Россия предпринимает продуманные шаги для противодействия этим мерам, пишет The Economist.

The Economist, Великобритания

Кажется, не проходит и недели без сообщений о новых санкциях Запада против России. Сергей Елкин, один из самых популярных карикатуристов России, недавно запечатлел это настроение в карикатуре на Владимира Путина, который с несчастным видом держит в руках мобильный телефон. «Чтобы прослушать информацию о новых санкциях, нажмите „один"», — написано на рисунке.

В одном только августе Америка ввела санкции в отношении российских судоходных компаний, обвиняемых в торговле нефтью с Северной Кореей. Еще она ввела ограничения на торговлю оружием в связи с отравлением в Солсбери бывшего агента российской разведки Сергея Скрипаля и начала слушания в Конгрессе по двум новым законопроектам, призванным наказать Россию за вмешательство в выборы. А через три месяца могут быть введены дополнительные санкции, связанные с делом Скрипалей.

Рынки пытаются справиться с их влиянием. Наибольшую угрозу для российской экономики представляют два законопроекта: «Закон о защите выборов от угроз с помощью „красных линий", 2018» (Defending Elections from Threats by Establishing Redlines Act/DETER) и «Закон о защите безопасности Америки от агрессии Кремля» (Defending American Security from Kremlin Aggression Act/DASKA). Сенатор Линдси Грэм (Lindsey Graham), один из шести членов двухпартийной группы авторов законопроекта DASKA, назвал его «законопроектом об адских санкциях».

Когда в начале августа в российскую прессу попала подробная информация о его содержании, рубль обрушился до двухлетних минимумов, и начала падать курсовая стоимость акций российских государственных банков.

Инвесторы видят несколько причин для беспокойства. Главными из них являются предлагаемые запреты на торговлю новыми выпусками российских долговых бумаг и ограничения на операции госбанков. С учетом того, что на долю государственных кредитных организаций приходится более 60% банковского сектора, из-за санкций в отношении лишь некоторых из них потребуется «реструктуризация финансовой системы», утверждает Наталья Орлова, главный экономист «Альфа-Банка», крупнейшей российской частной кредитной организации. Это было бы болезненно, но до этого не дойдет: Америка не может ввести такие санкции, как против Ирана (например, запрет на покупку российской нефти и газа) без пагубных последствий для мировой экономики.

Тем временем российские власти предпринимают осторожные продуманные шаги, чтобы подготовиться к санкциям. «Они обеспечивают защиту экономики и изолируют ее», — говорит Крис Уифер (Chris Weafer) из консалтинговой компании «Макро Эдвайзори» (Macro-Advisory). После введения санкций в апреле российский Центральный банк избавился или замаскировал четыре пятых казначейских облигаций США из своего портфеля. Правительство направляет дополнительные доходы, появившиеся в результате роста цен на нефть, на пополнение своего Фонда национального благосостояния и создание резервов. И подешевевший рубль фактически помогает экспортерам, хотя и ценой более высокой инфляции.

Однако никакие политические шаги, кроме вывода российских сил из восточной Украины, не смогут снять созданную санкциями неопределенность, которая сдерживает инвестиции и создает неразбериху при планировании бюджета. По сравнению с прошлым годом прямые иностранные инвестиции в первом полугодии 2018 года сократились более чем на 50%. «Когда опасность связана с долгом, можно строить сценарии, — говорит Наталья Орлова. — Но если фактором риска являются санкции, то понять невозможно». Многие видят, что опасность возрастает по мере приближения среднесрочных выборов в Америке.

Ирония заключается в том, что опасность введения новых санкций теперь исходит не только от Путина, но и от Трампа. Сенаторы разработали законопроект DASKA из-за его подобострастного отношения к Владимиру Путину во время июльского саммита в Хельсинки, говорит Эндрю Вайс (Andrew Weiss) из Фонда Карнеги. «[Законопроекты] появились как следствие глубокого недоверия к президенту в том, что касается России», — соглашается один из старших помощников в Сенате. Даже если этой осенью Россия будет вести себя хорошо, к их принятию вполне могут подтолкнуть твиты Трампа.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 августа 2018 > № 2719796


Молдавия. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 30 августа 2018 > № 2722442

Комментарий. Игорь Додон: нужна перезагрузка отношений Молдовы и России.

28 августа в МИА «Россия сегодня» состоялся видеомост Москва – Кишинев в преддверии молдово-российского экономического форума. Участниками в Москве были уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис ТИТОВ, президент Общероссийской общественной организации «Опора России» Александр КАЛИНИН. В Кишиневе — президент Республики Молдова Игорь ДОДОН, сопредседатель Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Андрей НАЗАРОВ.

Участники видеомоста обсудили возможности сотрудничества российских и молдавских компаний в области сельского хозяйства, виноделия, туризма, промышленности и других отраслей экономики.

Президент Молдовы Игорь Додон, в частности, отметил: мы идем к форуму с начала прошлого года, обсудили детали. Российская Федерация — наш традиционный политический и экономический партнер. С 2014 года, когда было заявлено о сближении Республики с ЕС, товарооборот с РФ упал в несколько раз. Но, благодаря встречам с президентом России В. Путиным, наметились положительные тенденции. Есть желание осуществить перезагрузку отношений с Россией.

Для этого необходимо увеличить инвестиции в экономику Молдовы. Мы уже встречались с одним инвестором. Отмечу, в 90-е Россия была основным инвестором. Сейчас входит в десятку инвесторов в экономику. Мы ждем, что РФ вновь вернет лидирующие позиции.

Борис Титов рассказал: мы не раз встречались и в Москве, и в Кишиневе. Очень жаль, что отношения не находятся на пике, но перспективы есть – с точки зрения доходности и рентабельности. Молдавия может стать мостом между Россией и Евросоюзом. Это площадка выхода на европейский рынок. Есть потенциал в машиностроении, химической промышленности, виноделии. При этом Титов как председатель совета Союза виноградарей и виноделов России напомнил, что Молдавская ССР была флагманом российского виноделия, россияне соскучились по «Белому аисту» и другим замечательным винам и коньякам. Поэтому мы стоим за отмену любых барьеров для импорта молдавских вин. Потому что сегодня российские прилавки зачастую переполнены суррогатом, а освоение новых виноградников идет медленно. (По словам Додона, потенциал винодельческой продукции можно довести до 30-40 млн литров, за 2015-2017 годы экспорт вина вырос на 70-80%, то есть на российский рынок поставили 20 млн литров вина).

Запомнились слова Бориса Титова: о рисках скажу, в Молдове должна быть политическая стабильность, у нас должна быть уверенность, что российским предпринимателям будут помогать в Молдове.

Андрей Назаров отметил: анализ показал, что товарооборот с Россией на уровне 1 млрд евро не соответствует потенциалу. Это лишь 1%, направляемый в сельское хозяйство, виноделие. Молдова находится между Востоком и Западом. Для бизнеса – это дорога с двусторонним движением. Мы видим активное участие молдавских строителей в возведении объектов в Москве. Около 200 российских предпринимателей согласились участвовать в наших проектах. Потенциал может быть поднят на новую высоту. Есть возможность вдвое увеличить товарооборот между нашими странами.

Александр Калинин заметил: наши предприниматели видят Молдову как плацдарм для экспорта отечественной продукции в ЕС. Вот его точные слова: «Чем тащить российскую продукцию по железной дороге в страны Евросоюза, лучше перерабатывать ее в Молдове, а потом уже двигать в Европу. Мы уже открыли в Молдове завод по производству композитных материалов (налогообложение меньше). Калинин выступил за развитие туризма.

Игорь Додон подчеркнул: Молдове нужно существенно увеличить экспорт продукции и существенно привлечь прямые иностранные инвестиции в экономику — в год 1 млрд долларов, в том числе около 450 тыс. долларов из РФ. Это позволит увеличить ВВП и создать новые рабочие места. В прошлом году иностранные инвестиции составляли всего несколько десятков миллионов долларов (в 2008 году – более 850 млн долларов). Для этого нужно заинтересовать предпринимателей, показать потенциал, привлечь. Показать экономические зоны, наше налогообложение, которое лучше, чем у соседей. От нас можно экспортировать продукцию без пошлин в любую страну.

Вторая задача: создать нормальные межгосударственные отношения между Молдовой и РФ, снять часть таможенных пошлин и ограничений на наши товары для российского рынка. И если есть ограничения для российских товаров – тоже этого добиться. Третий момент: минимизация политических рисков. Есть потенциал в машиностроении, туризме. Сегодня из РФ в Молдову приезжает всего несколько сот тысяч туристов, а можем принять порядка 1 млн. А ведь туризм создает инфраструктуру, новые рабочие месте и др. Важно минимизировать политические риски. В этом вопросе нужна поддержка правительства. Мы настроены обеспечить комфортные условия для российских предпринимателей.

Затем участники ответили на вопросы российских и молдавских журналистов.

Спецкор «Крестьянских ведомостей, обращаясь к президенту Молдовы, задал такой вопрос: «Борис Юрьевич (Титов) поставил очень правильный вопрос о стабильности. Конкретно, какие политические силы мешают взаимодействию России и Молдовы? В последнее время в печати много говорится о миллиардере Владимире Плахотнюке…

Доскональный ответ Игоря Додона: «У нас через несколько месяцев в Молдавии пройдут парламентские выборы. Есть большая вероятность, что промолдавские силы, которые настроены на стратегическое партнерство с РФ, без ущерба для наших отношений с Европейским союзом получат парламентское большинство.

На ваш вопрос, как обеспечить стабильность, я думаю, …шанс у нас появится через несколько месяцев.

Что же касается, справиться с одним или другим, я, думаю, с учетом, что у нынешней партии власти, демократической партии, у руководства этой партии Плахотнюка очень низкий рейтинг доверия у населения.

Вероятность того, что будет промолдавское нормальное парламентское большинство, я думаю, очень большая».

Впервые за последние 8-9 лет МРЭФ пройдет 20–22 сентября 2018 года. В ходе мероприятия будут представлены программа, состав участников и спикеров форума, а также ожидаемые результаты.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Молдавия. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 30 августа 2018 > № 2722442


Украина. Кипр. Нидерланды. СКФО > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 30 августа 2018 > № 2721351

Спасибо за санкции: зачем Россия инвестирует в Украину

Как РФ стала крупнейшим инвестором Украины в первой половине 2018 года

В первой половине 2018 года Россия инвестировала в Украину больше всех. В первом полугодии этого года Москва вложила $436 млн треть от всех иностранных инвестиций. Основные вложения России — в финансовый сектор: Москве необходимо поддерживать банки, оставшиеся работать на Украине, поясняют эксперты. Киев в ответ готовится ввести санкции против российских компаний, участвовавших в строительстве Крымского моста.

С января по июнь 2018 года Россия инвестировала в Украину $436 миллионов. Это 34% от общего объема инвестиций, который составил $1,259 млрд.

Информация об этом содержится в отчете Государственной службы статистики Украины.

Таким образом, несмотря на политическое противостояние с официальным Киевом, Москва стала крупнейшим инвестором в украинскую экономику в первом полугодии 2018 года.

На втором месте в списке инвесторов, которые больше всех вложились в Украину, — Кипр ($219 млн), на третьем — Нидерланды ($207 млн), на четвертом с большим отрывом идет Австрия ($58 млн) и замыкает пятерку Польша ($54 млн).

При этом почти 60% инвестиций ($750 млн) были направлены в финансовую и страховую сферы, еще 9,6% были вложены в торговлю, 8,2% — в промышленность, 7,9% — в телекоммуникационную сферу.

По словам управляющего партнера экспертной группы Veta Ильи Жарского, если посмотреть разбивку по инвестициям, то очевидно, почему Россия так активно вкладывается в Киев.

Так, в первом полугодии этого года на опт и розницу, которую Украина со стороны России почти смогла перекрыть, было направлено всего 9,6% инвестиций, на промышленность еще меньше – 8,2%, а вот остальной объем – 60% приходился на финансовую и страховую деятельность.

Москва вынуждена вкладывать в финансовый сектор Украины, чтобы поддерживать жизнеспособность дочерних российских госбанков, продолжающих работать на Украине, поясняет Жарский.

«Из-за введенных Киевом мер против российских банков, кредитные учреждения вынуждены докапитализировать их, чтобы выполнять накопленные обязательства перед вкладчиками. Продать бизнес на Украине не так легко. На сегодняшний день на Украине остались «дочки» Сбербанка, ВТБ и Внешэкономбанка», — говорит эксперт.

В целом, по словам Жарского, основной приток средств на Украину в последние годы обеспечивается исключительно за счет помощи мировых финансовых организаций, что увеличивает внешний госдолг страны.

Так, государственный долг Украины по состоянию на июнь составлял $76,3 млрд.

Внешние заимствования — это примерно 60% от этой суммы. Они достигают $47,2 млрд.

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман недавно заявил, что Киев должен погасить $33 млрд госдолга в ближайшие пять лет.

«В следующие пять лет нам надо погасить $33 млрд, которые были накоплены и сформированы как основной долг с 2005 по 2013 годы», — сказал Гройсман. Эта сумма составляет около 30% ВВП страны за прошлый год ($112,2 млрд, по оценке Всемирного банка).

Премьер-министр подчеркивал также, что обслуживание госдолга ежегодно обходится Украине в 5% от ВВП.

При этом международные кредиторы уже не горят желанием также активно кредитовать Украину, как и раньше.

Кредитная программа МВФ для Украины была утверждена в 2015 году в размере $17,5 млрд. Из них Киев получил четыре транша на $8,7 млрд, последний был предоставлен в апреле прошлого года. В этом году МВФ денег не дает, ждет выполнения своих условий. Одно из них – принятие закона о создании антикоррупционного суда, Украина выполнила. Но нужно привести дефицит бюджета к уровню не более 2,5% ВВП и повысить цены на газ для населения.

Владимир Гройсман считает, что дальнейшее сотрудничество с МВФ необходимо во избежание дефолта. По его словам, в настоящее время украинская сторона должна сотрудничать с фондом, поскольку невыплата долгов приведет к дефолту, а он вызовет остановку производства, девальвацию гривны и всплеск инфляции.

Между тем, несмотря на то, что Россия крупнейший кредитор украинской экономики, Киев настроен весьма решительно в отношении Москвы. Правительство Украины подготовило и уже одобрило законопроект о санкциях против России из-за моста через Керченский пролив.

В список компаний, в отношении которых могут быть введены ограничения, в частности, вошли «Институт Гипробудмист — Санкт-Петербург», «Мостотрест», «Портгидробут», «СГМ-Мост», «Стройгазмонтаж» и другие. Всего ограничительные меры предусмотрены для 19 российских компаний.

Как указывается в комментарии пресс-служба украинского министерства по вопросам неподконтрольных территорий и внутренне перемещенных лиц, данные рестрикции сделают невозможными для указанных компаний экономические отношения с Украиной.

Кроме того, авторы документа полагают, что санкции будут препятствовать сотрудничеству данных предприятий со странами Евросоюза и США.

Украина. Кипр. Нидерланды. СКФО > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 30 августа 2018 > № 2721351


Узбекистан > Транспорт. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > podrobno.uz, 30 августа 2018 > № 2719209

В Ташкенте планируется утвердить программу строительства многоуровневых и обычных автомобильных стоянок с привлечением частных инвесторов, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

В столице будут реализованы проекты по организации платных парковочных мест вдоль автомобильных дорог на условиях государственно-частного партнерства. Эксперимент будет проводиться с 15 августа 2018 года по 15 августа 2019 года.

"Сейчас для предпринимателей создаются все условия, в частности для реализации инвестиционных проектов. Земельные участки будут выдаваться в аренду на долгосрочной основе сроком до 50 лет с 1 октября 2018 года", – отметил заместитель хокима Ташкента по вопросам инвестиций, инноваций, развития промышленности, туризма и содействию приватизированным предприятиям Шароф Рахманов в ходе заседания Международного пресс-клуба.

Предпринимателям, преимущественно имеющим опыт в реализации инновационных проектов в области дорожного движения, будут переданы места временного хранения автотранспортных средств, находящихся в ведении органов государственной власти на местах, включая те, что расположены на прилегающих территориях рынков и торговых комплексов, на условиях государственно-частного партнерства. Данные места будут продаваться через аукционы и субъекты предпринимательства, предложившие наибольшую сумму, получат их в аренду сроком до 10 лет.

Также через аукцион будет проводиться реализация права постоянного владения земельными участками для строительства объектов недвижимости – гостиниц, торговых объектов, культурно-развлекательных комплексов, объектов бытового обслуживания, образовательных и медицинских организаций, дорожной инфраструктуры и других.

"Население Узбекистана – 33 миллиона человек – это большой рынок. Если иностранные инвесторы хотят вложиться в эти проекты, то им следует открыть в банке счет на 10 тысяч долларов. И если они это сделают, то в этом случае я сам лично встречу их", – отметил и. о. хокима Ташкента Жахонгир Артикходжаев.

Кроме того, сейчас в стране внедряются новые механизмы предоставления земельных участков для осуществления инвестиционной деятельности. Так председатель Совета Министров Каракалпакстана, хокимы областей и Ташкента будут иметь право заключать инвестиционные договоры с иностранными инвесторами при реализации инвестиционных проектов с долей иностранных инвестиций в эквиваленте не более 10 миллионов долларов, в пределах полномочий и в порядке, установленных законодательством.

Узбекистан > Транспорт. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > podrobno.uz, 30 августа 2018 > № 2719209


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718092

Гуаньча (Китай): Осторожно! США планируют открыть второй фронт в торговой войне

Согласно китайскому изданию «Гуаньча», США принимают новые меры по контролю над иностранными инвестициями, которые устремляются в госсектор и оборону. Однако в последних законах четко прослеживается их антикитайская направленность. Какие ответные меры предпринимает Поднебесная, что представляет собой инвестиционный климат Китая, как на нем отразилась политика США?

Вань Чжэ, Гуаньча, Китай

Как было сказано 27 августа на публичной странице «Сякэдао» (ID?xiake_island) китайской социальной сети «Вичат» (WeChat): «Кажется, США полны решимости открыть второй фронт в торговой войне».

23 августа Трамп обсудил «Новый законопроект о контроле над иностранными инвестиционными рисками» с конгрессменами и членами кабинета министров. Данный законопроект станет основанием для ограничений иностранных капиталовложений из соображений государственной безопасности и обяжет Комитет по иностранным инвестициям (CFIUS) подвергать более серьезной проверке иностранные вложения в американские фирмы.

В обновленный вариант законопроекта было внесено много новых пунктов. В том числе увеличился срок проверки, производимой Комитетом по иностранным капиталовложениям: вместо прежних 30 дней, он составил 45, а в особых случаях может быть дополнительно продлен еще на 15. Также стала обязательной подача документов о намерении инвестирования в письменном виде. Так, в случае, если правительство иностранного государства напрямую или через посредника имеет выход на состоятельного гражданина, который хочет инвестировать в некую американскую фирму, стороны должны обменяться заявлениями в письменном виде не позднее, чем за 45 дней до произведения расчета. «Сякэдао» по этому поводу пишет: «Понимать это следует так: если фирма или частное лицо находятся под полным контролем своих государств, то в случае приобретения доли в американском предприятии, обе стороны обязаны обменяться письменными заявлениями».

Как и в прошлом году, прикрываясь соображениями госбезопасности, США всячески препятствует фирмам, получающим деньги из Китая, вкладывать их в американские предприятия. Не сложно усмотреть в новом законопроекте явную антикитайскую направленность.

Хотя на заседании Трамп не связывал законопроект с Китаем, однако сенаторы Том Коттон и Марко Рубио в своих речах прямо упоминали КНР, говоря, что «законопроект станет важным шагом на пути пресечения угроз национальной безопасности со стороны Китая». Вот также их слова: «Абсолютно верно. Сейчас они напрямую скупают наши технологии. Знаете, у них больше не получится ничего себе присвоить, особенно те достижения, которых мы добились в области техники, искусственного интеллекта и квантовых расчетов. Данный законопроект знакомит нас с угрозой, исходящей со стороны КНР, и предотвращает скупку ими наших ключевых технологий, ведь эти технологии нужны нам, чтобы стать самой значимой в мире державой».

Что же такое эта проверка инвестиций на предмет угрозы национальной безопасности? Почему США вдруг взялись за это? Как Китаю реагировать на подобное давление со стороны США? Найти ключ к сложившейся проблеме и преодолеть ее не получится, пока не будут найдены ответы на эти вопросы.

Обоюдоострый меч

Иностранные инвестиции — составляющая международных экономических отношений, они во многом способствуют развитию и интернационализации экономики страны, предприятия которой получают средства от иностранных государств. Однако из-за того, что такие инвестиции могут привести к утечке технологий, монополизации производства и угрозам безопасности страны, все государства установили систему мер по контролю над иностранными капиталовложениями на предмет этих и других рисков.

Такая система мер как раз представляет собой «обоюдоострый меч», ведь ее отсутствие может принести вред национальной безопасности, а ее наличие может негативно сказаться и на международном обороте капитала, и на инвестиционном содействии развитию торговли в целом. Таким образом, поиск баланса между стремлением к открытости внешнему миру и соблюдением интересов национальной безопасности становится отправной точкой для разработок крупными государствами подобных систем контроля.

И все же, проверка иностранных инвестиций — это крайняя мера по регулированию капиталовложений, поступающих из-за рубежа. Обычно органы административного управления не занимаются такого рода проверками. Однако в виду стремления правительства Трампа к протекционизму и политике односторонних действий, страны Европы и Америки ужесточили системы проверок иностранных инвестиций.

Если обратиться к истории, США раньше всех ввели систему проверок иностранных капиталовложений на предмет угрозы национальной безопасности. Этот закон так хорошо вписался в законодательную систему, что был взят за образец многими другими странами. Даже соответствующий закон, действующий в Китае, в некоторых аспектах был заимствован у США.

После окончания Второй мировой войны в США были приняты три основных закона о проверке иностранных инвестиций на наличие угрозы национальной безопасности. В 1988 году был принят «Законопроект 1950 года об оборонной промышленности», который передавал право на проведение проверок и принятие решений Комитету по иностранным инвестициям. Главной причиной принятия данного закона было противостояние Японии, Германии и другим странам, массово начавшим основывать совместные предприятия на территории США. Типичным примером этого стала японская фирма «Фиджитсу», которая в 1987 году хотела купить 80% всех акций компании Fairchild Semiconductor, но, так как данная компания производила компьютерные микросхемы для Министерства обороны США, такая попытка интернационализации предприятия встретила мощный протест со стороны американского правительства.

В 1992 году в США был принята последняя на данный момент поправка к конституции, в которой говорилось о двух случаях, в которых необходимо проводить проверку на предмет угрозы национальной безопасности. Во-первых, если предприятие, в которое направляются инвестиции, государственное или находится под контролем государства. Во-вторых, если совместное предприятие может ограничивать деятельность лиц, занимающихся торговлей между штатами, и, таким образом, представлять собой угрозу национальной безопасности США.

В 2007 году был принят «Закон об иностранных инвестициях и государственной безопасности 2007», в котором Комитету по иностранным инвестициям давалось больше власти при проверке совместных предприятий, понятие национальной безопасности было расширено. Теперь закон касался не только предприятий оборонной промышленности, но также и портов, телекоммуникационных компаний и предприятий нефтяной отрасли. Основной причиной принятия этого закона стала трагедия «9 сентября».

Объективно, не один из этих трех законов не был направлен против Китая, проверке подверглись расположенные в США совместные предприятия таких развитых стран, как Япония, Германия, Англия, случаев же запрета ведения дел на территории США в отношении китайских фирм было всего три.

Логика Соединенных Штатов в этом вопросе предельно проста, они единственная сверхдержава мира, их интересы на мировом рынке превыше других, их валюта — валюта всего мира, и все, кто хочет иметь с ними дело, должны получить от них на это законное право, а если какое-то государство не хочет, то есть и другие страны.

«Причина чувствительности»

Данный законопроект обсуждался в Конгрессе уже не один год, но для принятия серьезных решений все не хватало достаточно веских причин. Сдвинула законопроект с места решительность Трампа, благодаря которой он и был принят.

Бесспорно, для Китая ничего хорошего такой закон не сулит.

Во-первых, потому что написан он в духе нового витка холодной войны. Столкнувшись с тем, что Восток постепенно возвышается вслед за угасанием Запада, правительство Трампа вооружилось лозунгом «превосходство США» и беспричинно объявило Китай своим всесторонним стратегическим соперником. Америка хочет превратить Китай в еще один Советский Союз, объединив против него усилия Запада, и изолировать Китай, мешая его возвышению.

Во-вторых, наделение проверяющих органов новыми полномочиями. Белый дом особенно настаивал на расширении прав Комитета по иностранным инвестициям. И действительно, в соответствии с новым законом у Комитета появился денежный фонд, ежегодные поступления в который с 2019 по 2023 год будут составлять 20 миллионов долларов.

Кроме того, что Комитет был наделен новыми полномочиями, установлены четыре новых вида «подконтрольных торговых операций», а «новые и основополагающие технологии» были включены в понятие «ключевые технологии», определен срок подачи письменных заявлений для совершения межгосударственных транзакций, продлен срок проведения проверки зарубежных инвестиций. Разрешено подавать заявления на проведение капиталовложений в письменном виде, за подачу заявления может взиматься плата. Также определялось, в каких случаях подача заявления не требуется. Предельно чувствителен Комитет к иностранным инвестициям в науку и технику, особенно в те их сферы, которые связаны с военными структурами.

В-третьих, это вновь возросший интерес к проведению такого рода проверок. Такая «аллергическая реакция» американского правительства на китайские инвестиции слишком очевидна. В новом законе прописаны следующие новые требования: министр торговли должен каждые два года (до 2026) предоставлять Конгрессу и Комитету по иностранным инвестициям доклад о непосредственных инвестициях Китая в иностранные предприятия. В докладе должна быть описана общая ситуация, приведен объем инвестиций, код в соответствии с Североамериканской отраслевой классификацией, вид и детали влияния государства на данные случаи капиталовложения. Также в докладе

должна содержаться информация относительно типа китайских инвестиций, аналитические данные по соотнесению данного типа инвестиционных вложений с планом «Сделано в Китае 2025» и подтверждение всех ограничений инвестирования.

В-четвертых, тенденция к «контролируемой интернационализации», в рамках которой Соединенные Штаты становятся единственной сверхдержавой, контролирующей глобальные процессы. В области проверки угроз национальной безопасности, территориальный принцип был заменен на принцип скорейшего достижения цели, а целью было создание на территории США совместных предприятий, попытка контролировать которые и привела к изменениям в системе проверок. Кроме того, новый законопроект предусматривает обмен информацией с союзниками в усиленном режиме. Исходя из соображений национальной безопасности и соблюдения государственной тайны, Комитет по иностранным инвестициям увеличивает темпы информирования правительств США, их союзников и партнеров.

Как противостоять

Без всяких сомнений, в этой инвестиционной войне США планируют открыть «второй фронт» на китайском направлении, а защитой национальных интересов Америка прикрывает старый добрый протекционизм. И каким же образом должен действовать Китай в сложившейся ситуации?

Ответ прост, и заключается он в уже сработавшей однажды стратегии: углубить реформы, увеличить степень открытости.

В своей речи на Боаоском азиатском форуме в 2018, Си Цзиньпин заявил, что экономическая глобализация — явление неизбежное и необратимое, поэтому Китай продолжит придерживаться государственной политики открытости внешнему миру. Открывшись миру, Китай уже не опустит железный занавес, а продолжит наращивать контакты с мировым сообществом. По поводу вопроса об инвестициях на том же форуме председатель КНР пообещал расширить доступ на китайский рынок и улучшить инвестиционный климат.

В этом году в Китае был издан новый перечень негативных инвестиций, согласно которому число запрещенных инвестиций снизилось на 24%. Тем самым Китай упростил приобретение долей в сфере услуг и в финансовой сфере. Иностранное участие в производстве, например, в автомобильной промышленности, довольно ограничено. В первой половине нынешнего года статистические данные по иностранным инвестициям демонстрируют неплохие результаты. Из-за рубежа поступило 68 миллиардов 320 миллионов долларов, рост по сравнению с тем же периодом прошлого года составил 4,1%, а общий объем американских инвестиций в Китае возрос на 29,1%.

Нельзя отрицать и то, что под национальной безопасностью подразумевают, прежде всего, экономическую безопасность. Проведение обычных проверок еще можно понять, но злоупотребление такими серьезными мероприятиями может привести к нарушению мирового экономического порядка, в таком случае убытки понесут и инвестирующая, и принимающая инвестиции сторона, пошатнется доверие между странами в торговых делах.

На совещании, посвященному пятилетию работ над проектом «Один пояс — один путь», председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что участие в рамках программы «Один пояс — один путь» представляет собой экономическую инициативу, нацеленную на укрепление сотрудничества, а не заключение геополитических или военных союзов; это процесс открытия Китая, а не создания закрытого кружка его друзей; эта инициатива не делит страны по идеологическому принципу. В проекте может принять участие любая страна, Китай рад всем.

Вот какого мнения придерживается Китай в отношении иностранных инвестиций.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718092


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2018 > № 2717369 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: о состоянии конкуренции в Российской Федерации, проекты федеральных законов, бюджетные ассигнования.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня в повестке дня довольно много вопросов, но начнём мы с вопроса, который является для заседания Правительства довольно традиционным. Я имею в виду доклад о состоянии конкуренции в России. Это традиционная тема, которую мы ежегодно рассматриваем на заседаниях Правительства. Даже уже не ежегодно, а раз в полгода, потому что относительно недавно рассматривали этот вопрос. Он важный.

Развитие конкуренции мы видим в качестве одной из стратегических задач, поскольку здоровая конкурентная среда – один из ключевых факторов, который способен обеспечить экономический рост. И это тем более важно в условиях ограниченного доступа к иностранным инвестициям и технологиям.

Я недавно подписал распоряжение Правительства, которым утвердил «дорожную карту» по развитию конкуренции в отраслях экономики на период 2018–2020 годов.

Остановлюсь на ключевых моментах доклада.

Во-первых, важно, что развитие конкуренции должно активно поддерживаться регионами. Подавляющее большинство субъектов готовы утвердить не менее 33 показателей развития конкуренции из 41 предложенного апрельским Государственным советом.

Во-вторых, государство стало применять более гибкое тарифное регулирование, что действительно очень важно. Из региональных тарифов исключены необоснованные расходы – это более 7,5 млрд рублей (например, затраты на добровольное медицинское страхование сотрудников или компенсация износа основных средств, которые не относятся к производству). Кроме того, ФАС установила единые правила рассмотрения всех тарифных споров.

В-третьих, есть улучшения в отраслевой политике. Например, на рынке информационных технологий мы видим довольно развитую конкуренцию – с приоритетом интересов абонентов. В этом году мобильные операторы наконец отменят внутренний роуминг. Это, можно сказать, большая победа. И людям больше не придётся переплачивать за связь во время поездок по России.

В то же время, несмотря на позитивные изменения, развитию конкуренции препятствует целый ряд проблем.

Первое – это избыточное государственное участие в экономике. По данным Федеральной антимонопольной службы, присутствие государственных структур не сокращается. Наоборот, возрастает даже в тех сегментах, где это совершенно не требуется. Я имею в виду рынок недвижимости, сферу коммунальных услуг, розничную торговлю, деятельность по организации отдыха и развлечений.

Второе – невысокая доля малого бизнеса в экономике. Это действительно одна из наших проблем. Вы знаете, что в структуре нашего ВВП небольшие предприятия занимают чуть более 20%. Действующие меры поддержки малого и среднего предпринимательства пока недостаточны, чтобы небольшие компании могли конкурировать с гигантами бизнеса.

Третье – картельные сговоры. 85% дел о картелях – это сговоры на торгах, которых стало в 2017 году даже больше, чем в 2016-м. Ненамного, на 3%, тем не менее рост есть. Ущерб бюджетам всех уровней оценивается приблизительно в 2% ВВП. Лидерство по сговорам уже не первый год удерживает строительство, в том числе дорожное строительство. Антиконкурентные соглашения широко распространены и в сфере госзакупок и закупок компаний с госучастием.

Какие шаги необходимо предпринять сегодня?

Следует более активно проводить приватизацию государственной собственности (хотя это не всегда просто), особенно на региональном и муниципальном уровнях. Усилить работу по противодействию картелям. Причём методы выявления и пресечения антиконкурентных соглашений должны идти в ногу с развитием цифровых технологий.

Кроме того, мы продолжим совершенствовать механизмы поддержки малого и среднего бизнеса. В частности, необходимо как минимум вдвое увеличить долю государственных закупок у небольших и социально ориентированных некоммерческих предприятий, а также обеспечить для всего бизнеса равный доступ к услугам государства и естественных монополий, чтобы предприниматели на более прозрачных и лёгких условиях могли пользоваться финансовыми ресурсами и инфраструктурой.

Теперь о других вопросах.

Мы сегодня обсудим несколько законопроектов и распределим ряд субсидий.

Один из них вносит изменения в Налоговый кодекс, которые касаются ответственности за нарушения при налогообложении контролируемых иностранных компаний. Тема достаточно важная.

Прежде всего речь идёт о ситуации, когда тот или иной налогоплательщик не включает в свой общий доход для исчисления налогов прибыль от контролируемой им иностранной компании. Соответственно, налогов платится меньше или не платится вообще. Сейчас физические лица, контролирующие такие компании, не несут за это уголовной ответственности при условии, что ущерб, который причинён государству, возмещается в полном объёме.

Предлагается продлить действие этой нормы до 1 января следующего года, чтобы дать дополнительное время тем, кто хочет в соответствии с законодательством перевести свои активы в юрисдикцию Российской Федерации.

Ещё один законопроект унифицирует размеры государственных пошлин по спорам и разногласиям, которые возникают в связи с установлением тарифов на услуги естественных монополий. Проще говоря – сколько должен стоить киловатт электроэнергии или кубометр воды. Например, такие споры могут возникать между управляющей компанией и потребителем. Или между управляющей компанией и муниципалитетом. Всеми этими вопросами, напоминаю, занимается Федеральная антимонопольная служба.

Сейчас за рассмотрение разногласий госпошлина составляет 80 тыс. рублей. За рассмотрение споров в досудебном порядке – 160 тыс. рублей. А работа, которую выполняет ФАС, и по сложности, и по объёму приблизительно одинаковая. Поэтому предлагается установить унифицированный размер госпошлины – 120 тыс. рублей.

Рассмотрим также проект закона, который упростит проверку кредитных историй физических и юридических лиц и повысит достоверность сведений, которые предоставляют о себе потенциальные заёмщики.

Сейчас сведения о договорах кредита или займа могут храниться в разных бюро кредитных историй. Это затрудняет оценку платёжеспособности человека или компании перед выдачей нового кредита. И, стало быть, мешает банкам и другим организациям корректно рассчитывать подъёмную для клиента сумму займа.

Законопроект предусматривает введение единого идентификатора для всех кредитных договоров, который, по сути, заменит единую базу данных. Право присваивать такой идентификатор получит Банк России. В результате все кредитные истории, надеюсь, станут более прозрачными. Это должно уберечь организации, которые предоставляют кредиты и займы, от мошенников, а людей и компании – от непосильных займов.

Кроме того, мы сегодня распределяем ряд субсидий. Почти 3 млрд рублей пойдут шести регионам на развитие и восстановление транспортной инфраструктуры. Это Республика Алтай, Республика Якутия, Алтайский край, Хабаровский край, Калужская область и Новгородская область. Там в ряде случаев были чрезвычайные ситуации, в ряде случаев просто нужно помочь восстановить нарушенное сообщение.

Почти 500 млн рублей из резервного фонда мы выделим Северной Осетии на строительство и реконструкцию четырёх объектов здравоохранения. Там они находятся, к сожалению, в очень плохом состоянии. Модернизация позволит повысить качество и доступность медицинского обслуживания. Люди смогут получать эффективную и своевременную помощь, в том числе и в отдалённых районах.

Мы также выделяем деньги из резервов Правительства Росмолодёжи на мероприятия в рамках Года добровольца. Деньги пойдут на приобретение товаров, оплату услуг, на проведение Всероссийского форума добровольцев, поскольку это важное и серьёзное начинание.

И ещё одна тема (я вчера ею занимался) – это проблема очередей в ясли. Мы проводили совещание со всеми регионами в режиме видеоконференции, где эта тема обсуждалась.

В феврале на создание в детских садах дополнительных мест мы предусмотрели в федеральном бюджете 49 млрд рублей. Это по 24,5 млрд ежегодно. Деньги предназначались 82 регионам на софинансирование их собственных программ.

Но некоторые регионы (у нас, к счастью, есть и такие) готовы справиться самостоятельно, без участия федерального центра. Другие субъекты уточнили свои возможности по срокам ввода объектов.

Таким образом, высвободившиеся средства – это свыше 3,3 млрд рублей на 2018–2019 годы – мы направим регионам, которые готовы создать больше дополнительных мест. Мне кажется, это вполне справедливо, и в результате этого более эффективного перераспределения в 20 регионах появится ещё 5,5 тыс. дополнительных мест, что, конечно, очень хорошо.

Есть и другие вопросы, которые мы с вами сегодня рассмотрим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2018 > № 2717369 Дмитрий Медведев


Украина. Кипр. Нидерланды. РФ > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 30 августа 2018 > № 2717000

Объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Украину в виде акционерного капитала на 1 июля 2018 года составил $32,63 млрд, что на $1,04 млрд, или на 3,3%, превышает показатель на начало года, сообщила Государственная служба статистики в четверг.

Госстат отмечает, что нерезиденты за первое полугодие текущего года увеличили вложения в Украину на $1,26 млрд, одновременно изъяв $0,28 млрд..

Эти данные лучше, чем за первое полугодие 2017 года, когда нерезиденты увеличили вложения в Украину на $0,71 млрд, одновременно изъяв $0,21 млрд, однако тогда благодаря большой курсовой разнице прирост ПИИ составил $1,66 млрд.

Госстат также указывает, что по поступлениям ПИИ в первом полугодии 2018 года лидировала Россия - $436 млн, или больше трети всех инвестиций, за ней следовали используемые украинскими бизнесменами для структуризации бизнеса Кипр – $219 млн, Нидерланды – $207,7 млн.

Поступления ПИИ из идущих далее Австрии, Польши, Франции и Великобритании были в пределах $43-59 млн.

Как и ранее, основные поступления ПИИ, особенно из России, были связаны с докапитализацией банков: согласно данным статведомства, в финансовую и страховую сферы поступило $750,5 млн инвестиций, или почти 60% к их общему объему в первом полугодии.

Далее следуют оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспорта – $120,5 млн, промышленность – $102,7 млн, информация и телекоммуникации – $100,1 млн.

Из-за изменения курсов валют и ряда других факторов (потери, переклассификация инвестиций) картина по приросту ПИИ из разных странах выглядит иначе, чем по их поступлению: накопленный объем инвестиций из России за первое полугодие вырос лишь на $26,7 млн, тогда как лидером стали Нидерланды – $452 млн и Кипр – $257,8 млн, за которыми с большим отставанием следуют Германия – $48,9 млн, Италия – $41,6 млн, Польша – $39,9 млн, Венгрия – $37,6 млн, США – $37,1 млн.

Как сообщалось, Госстат в 2018 году существенно пересмотрел показатели ПИИ в Украине в виде акционерного капитала: если на 31 декабря 2017 года они составляли $39,14 млрд, то на 1 января 2018 года – $31,59 млрд.

"Данные о прямых инвестициях на 01.01-01.04.2018 рассчитаны с учетом административных данных НБУ, которые, в отличие от предыдущих периодов, включают объемы реинвестируемых доходов банков Украины (вычисленные НБУ на основе данных о нераспределенных прибылях/ убытках в соответствии с долей участия прямого инвестора в их капитале)", – пояснило статистическое ведомство.

Украина. Кипр. Нидерланды. РФ > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 30 августа 2018 > № 2717000


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 29 августа 2018 > № 2720945

Первое заседание Рабочей группы по природным ресурсам и экологии Консультативного совета по иностранным инвестициям в России (КСИИ) прошло в Минприроды России

В ходе заседания участники обсудили перспективы совместной работы после произошедшей реорганизации рабочих органов КСИИ: Рабочая группа «Повышение эффективности использования природных ресурсов России» была трансформирована в Рабочую группу по природным ресурсам и экологии.

Заседание Рабочей группы в обновленном составе провел первый заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов. Он отметил преимущества объединения вопросов использования природных ресурсов и охраны окружающей среды в формате единой Рабочей группы, когда иностранные компании-члены КСИИ выступают с консолидированными предложениями по общим для них проблемным вопросам. Д.Храмов также подчеркнул, что детальные дискуссии и обмен мнениями с представителями иностранных инвесторов, несомненно, сыграют свою положительную роль в работе над законопроектами и другими готовящимися нормативными актами.

Как пояснил директор Департамента международного сотрудничества Минприроды России Нуритдин Инамов: «В рамках деятельности одной рабочей группы теперь объединены вопросы недропользования и экологии, что позволит сконцентрировать усилия и совместно решать вопросы, направленные на снижение излишних административных барьеров с целью улучшения условий ведения бизнеса в России».

Участники мероприятия рассмотрели перспективы дальнейшей работы, включая вопросы, связанные с планами развития горных работ, совершенствования закона об экологической экспертизе, либерализацией экспорта геологической информации, классификацией месторождений федерального значения.

Экологическое направление будет включать, в частности, следующие вопросы: обращение с отходами, водоотведение, реализация принципа расширенной ответственности производителей и импортеров товаров, экологическое нормирование, наилучшие доступные технологии и др. В связи с реорганизацией был расширен состав компаний-членов КСИИ, входящих в Рабочую группу.

В заседании приняли участие руководители профильных департаментов Минприроды России, Росприроднадзора, а также представители Роснедр. От иностранных компаний-членов КСИИ в мероприятии участвовали представители «ЭксонМобил Раша Инк.», «Кинросс Голд Корп.», «Эрнст энд Янг», «Шелл», «Кока-Кола», «Нестле Россия», а также Нефтяного совещательного форума.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 29 августа 2018 > № 2720945


Казахстан. Германия > Недвижимость, строительство > kursiv.kz, 29 августа 2018 > № 2716822

Около $25 млн затрачено на открытие первого из 6 магазинов OBI в Казахстане

Анна Шаповалова

Около $25 млн затрачено на открытие первого из 6 магазинов OBI в Казахстане. Инвесторы уверены, что появление еще одной крупной международной сети строительных материалов положительно скажется на развитии производства этого вида товаров в Казахстане.

«Говоря об открытии, было много подводных камней, были сложности с выбором локации, сложности по выбору местных поставщиков – их здесь очень мало, нам хотелось бы привлечь таких, которые бы поставляли качественный товар по хорошим ценам. В Казахстане эта отрасль развита слабо – все завозное. 70% нашего товара – российского производства, остальное Китай и Европа (Германия) и примерно 20%- локальных производителей», - рассказал во время пресс-конференции, посвященной открытию гипермаркета OBI генеральный директор Asadel Retail (в Казахстане франшизу OBI представляет голландская компания Asadel Retail через казахстанский филиал – Asadel DYI) Ерлан Сейсембаев.

«Пока не было серьезных игроков на рынке, наверное, не было как таковых рынков сбыта. Сейчас появляются серьезные игроки, которые гарантируют своевременную оплату за товары, современные высокие стандарты работы с поставщиками. Я уверен, что появление OBI и «Леруа Мерлен», которые будут открывать новые магазины, повлияет на развитие рынка производителей в Казахстане – они начнут понимать, что если они будут производить качественный товар по хорошей цене, то у них будет рынок сбыта и профессиональный международный партнер, который будет платить вовремя, вести серьезные переговоры, развивать рынок и ассортимент и это повлияет только позитивно на производителей, бизнес и экономику города и страны», - уверен генеральный директор OBI Россия Марчин Токаж.

На вопрос, почему магазин открыт в непосредственной близости от двух других гипермаркетов строительных материалов – «Леруа Мерлен» и «12 месяцев», оказалось, что решающую роль сыграло удобство для жителей города.

«Если Алматы поделить условно, то в радиусе (магазина OBI) живет около 500 тысяч человек. Локацию Леруа Мерлен нам тоже предлагали, но мы отказались, потому что это уже за городом. Как мы знаем, жители Алматы не любят ездить за город. У нас были разные варианты, но мы выбрали именно этот, потому что по запросам OBI он подходил лучше всего. Есть конкуренты – и базары, и «Саломат» – это хорошо, значит покупатель есть, и он здесь. Мы не боимся конкурентов. Для нас самое важное, чтобы мы близко были расположены к нашим покупателям», - отметил Ерлан Сейсембаев.

Что касается конкурентов, то в Алматы их пока достаточно мало и рынок открыт для иностранных инвестиций.

«Я других серьезных конкурентов в Алматы, кроме «Леруа Мерлен» пока не вижу. Варшава – это город, где проживает около 2-2,5 млн людей и строительных гипермаркетов там более 35 и все живут, чувствуют себя хорошо, покупателей достаточно. Рынок Алматы открыт для инвестиций международных компаний, которые принесут высокие стандарты, а я думаю, это как раз то, что ожидает алматинский покупатель», - рассказал Марчин Токаж.

При этом он считает, что открытие двух крупных мировых сетей даст толчок к развитию местного производства.

«Открытие двух больших международных сетей – своеобразный сигнал для казахстанских производителей, чтобы они начали шевелиться, что-то делать. Мы рады, как можно быстрее удвоить количество местных производителей и поставщиков, но все зависит от местных производителей если они будут вкладывать деньги, развивать производственные линии, давать качественный товар – тогда мы будем с ними работать. Но товар плохого качества в OBI мы продавать не будем», - заключил Марчин Токаж.

При этом Ерлан Сейсембаев считает, что в кризисное время продажа DYI товаров наоборот будет расти, как это было в России.

«По нашим данным и по исследованию, проведенному в России, получены интересные выводы. В кризис растет потребление DYI товаров. Люди перестают ходить в рестораны и хотят отмечать свои дни рождения и праздники дома. Для этого они стараются привести свое жилье в порядок. Продажи растут. В России, например, за 2015 год продажи всего DYI-рынка вырос на 20% только из-за того, что люди перестали ходить по различным заведениям, предпочитая приглашать гостей домой», - отметил он.

В магазине представлены около 20% товаров местных производителей – от 7 до 10 тыс. наименований.

«В большинстве случаев локальные поставщики поставляют строительные материалы, с зелеными насаждениями тоже помогают местные игроки – для нас они поставили большое количество товаров», - отметил генеральный директор Asadel DYI Нурлан Абдикаримов.

В Казахстане откроется еще 5 магазинов OBI в течение последующих 5 лет, и один из них – в Алматы.

«Инвестиции в проект составили около $25 млн – это и строительство, и наполнение товарами, и сама франшиза. Сроки окупаемости составляют 7-8 лет. Мы планируем построить еще один гипермаркет в Алматы, скорее всего в Медеуском районе, будет еще 2 гипермаркета в Астане и по одному в Шымкенте и Караганде. Всего 6 гипермаркетов, но в период 5 лет. Интереснее всегда иметь сеть. Это даст стимул местным производителям производить, потому что есть объемы, запросы определенные. Сети сильны именно количеством магазинов», - отметил Ерлан Сейсембаев.

При этом, Марчин Токаж уверен, что «в Казахстане можно спокойно открыть еще 5-7 магазинов OBI и компания будет себя очень хорошо чувствовать».

Справка:

«OBI» – это международная торговая сеть магазинов строительных и хозяйственных товаров, принадлежащая немецкой компании OBI GmbH & Co. Deutschland KG. Штаб-квартира сети находится в городе Вермельскирхене (земля Северный Рейн-Вестфалия). Основана в 1970 году, всего работает более 570 магазинов OBI в 11 странах мира. Оборот компании в 2013 году составил 6,7 млрд евро.

Гипермаркет «OBI» в Алматы – это 10 500 кв.м. торговых площадей, на которых представлено порядка 45 000 товарных позиций в различных категориях. Торговая площадь «Садового Рая» составляет порядка 3500 кв.м. Для растений в прозрачном павильоне садового центра, как в оранжерее, создан специальный микроклимат.

Казахстан. Германия > Недвижимость, строительство > kursiv.kz, 29 августа 2018 > № 2716822


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716783

Stratfor (США): Почему США продолжат использовать антироссийские санкции, но не будут заходить слишком далеко

Частная разведывательно-аналитическая компания США прогнозирует компромисс между Конгрессом США и Трампом, в рамках которого Вашингтон увеличит экономическое давление на Москву, но не до такой степени, чтобы вводить санкции непосредственно против российского госдолга или банков. Таким образом, умеренное ужесточение санкций не сорвёт процесс переговоров между США и РФ.

Основные моменты, Stratfor, США

Вероятнее всего, в ближайшие несколько месяцев США введут новые санкции против России, однако масштабы этих мер станут результатом дискуссий и компромисса между Конгрессом США и администрацией Трампа.

Попытки России поддержать свою финансовую стабильность и разнообразить свои экономические связи в рамках стратегии, направленной на защиту от воздействия санкций, позволят Москве избежать серьезных экономических потрясений — по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Несмотря на ужесточение санкций, США и Россия продолжат вести переговоры по спорным вопросам, включая контроль над вооружениями и сирийский конфликт.

В противостоянии между США и Россией не наблюдается признаков спада, и разногласия между ними отчетливее всего видны в том, как Вашингтон использует санкции против Москвы. Вашингтон в очередной раз расширил санкции против Москвы 27 августа, запретив экспорт в Россию любых товаров, имеющих отношение к национальной безопасности, включая калибровочное оборудование и газовые турбины. Санкции были введены в связи с отравлением бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля на территории Соединенного Королевства. Этот запрет на экспорт является лишь первой порцией санкционных мер, второй пакет может вступить в силу через 90 дней, если Кремль не предоставит «надежные гарантии» того, что он прекратит применять химическое оружие и разрешит ООН проводить проверки на территории России. Если Москва не выполнит эти требования, правительство США может рассмотреть возможность введения целого ряда мер, включая запрет на рейсы «Аэрофлота» в США, ограничения на выдачу американскими банками кредитов российским компаниям и ограничение дипломатических отношений.

Вслед за только что введенными санкциями был подготовлен законопроект, который может причинить России немало неприятностей. Группа американских сенаторов из обеих партий вынесла 2 августа на рассмотрение законопроект «О защите американской безопасности от агрессии Кремля», в соответствии с которым могут быть введены санкции против российского госдолга и энергетических проектов в связи с предполагаемым вмешательством России в американские выборы. Однако сенаторам вряд ли удастся провести этот законопроект в его нынешнем виде, поскольку некоторые их коллеги в Конгрессе выразили тревогу по поводу того, что эти новые санкции могут слишком сильно ударить по российской экономике — а также затронуть и другие страны. Вне зависимости от степени жесткости мер, принимаемых США, Вашингтон вряд ли откажется от санкций как от инструмента в выстраивании отношений с Кремлем.

Как мы достигли нынешней точки

США постепенно ужесточали санкции в отношении России с 2014 года, когда Москва аннексировала Крым и оказала поддержку пророссийским ополченцам на востоке Украины после Евромайдана. Конгресс США сыграл ключевую роль в ужесточении антироссийских санкций: в частности, в августе 2017 года он принял закон «О противодействии противникам Америки при помощи санкций». Этот закон не только расширил антироссийские санкции, но и запретил президенту США Дональду Трампу отменять действующие санкции против Москвы, если Конгресс США не одобрит представленный ему подробный доклад об ответных уступках Москвы. В сущности эти перемены гарантировали, что именно Конгресс США, а не президент, теперь имеет право регулировать санкции в отношении России.

После принятия этого закона казначейство США представило «кремлевский доклад», который стал основой для введения в апреле жестких санкций против нескольких российских олигархов, их компаний, правительственных чиновников и одного банка. Эти санкции нанесли особенно тяжелый удар по второй крупнейшей в мире алюминиевой компании «Русал» и ее владельцу Олегу Дерипаске.

В общей сложности Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США ввело санкции против почти 500 россиян и российских компаний, лишив эти компании примерно четверти доходов, а российскую экономику — десятков миллиардов долларов. Кроме того, из-за своей зависимости от американского рынка Россия понесла еще более ощутимые потери: российские ценные бумаги потеряли более половины стоимости. Санкции также привели к закрытию алюминиевого завода «Русала» в Надвоицах, Карелия, потому что в своей работе он был тесно связан с США. В других частях России предприятия «Русала» были вынуждены снизить темпы производства.

Россия принимает ответные меры

В ответ на эти действия США Кремль разработал долгосрочную стратегию, призванную оградить российскую экономику от воздействия санкций — то есть, чтобы Россия смогла пережить бурю и избежать масштабных экономических потрясений. Россия пересмотрела фискальную и денежную политику и усовершенствовала систему сбора налогов таким образом, чтобы у нее была возможность заложить в бюджет более низкую цену на нефть (61 доллар за баррель вместо 67 долларов). При этом устойчивый рост мировых цен на нефть после их резкого падения в 2014 году тоже помог России сбалансировать бюджет и уменьшить ее зависимость от новых выпусков евробондов. В результате Москве удалось увеличить объем своих валютных резервов до 450 миллиардов долларов и перевести более 77 миллиардов долларов в Фонд национального благосостояния.

Между тем Центробанк РФ избавился от большей части американских казначейских облигаций и сконцентрировался на накоплении золота. Это свидетельствует о том, что Москва готовится к более серьезным санкциям. Повышение налога на добавленную стоимость, которое произойдет в следующем году, позволит снизить цену на нефть, заложенную в российском бюджете, до примерно 50 долларов за баррель, — это самый низкий уровень с 2008 года. Между тем пенсионная реформа, — хотя она является чрезвычайно непопулярной у россиян, — направлена на то, чтобы улучшить состояние бюджета России на более долгий срок, начиная со следующего года. Крупные российские компании, включая «Норильский никель» и «Алроса», уже экспериментируют с механизмами использования рублей, а не долларов, в сделках с иностранными клиентами в таких странах, как Китай и Индия.

В конечном счете цель санкций США против Москвы, — как и против других противников, таких как Иран, Сирия или Северная Корея, — заключается в том, чтобы изменить поведение России, которое противоречит интересам Вашингтона и его союзников, в особенности касательно участия России в украинском и сирийском конфликтах, а также ее вмешательства в выборы в США и некоторых европейских странах. Кроме того, возможным бонусом для Вашингтона может стать и то, что санкции могут спровоцировать разногласия внутри Кремля или поссорить олигархов и российское правительство.

Время увеличить давление?

Эффект новых санкций в конечном счете будет зависеть от того, в какой мере США решат осуществлять эти меры, — это решение станет результатом дискуссий между различными ветвями американского правительства. В конце концов именно Конгресс США принимает большую часть законов об антироссийских санкциях, а Министерство финансов и президент эти санкции вводят.

Если США пойдут на такой решительный шаг, как введение санкций против российского суверенного долга и запрет для крупнейших государственных банков России, Москва столкнется с такими высокими расходами по займам, что российскому Центробанку придется вмешаться, чтобы поддержать банковскую систему. Если закон «О защите американской безопасности от агрессии Кремля» будет принят в нынешнем его виде, это ограничит способность России сдерживать волатильность рубля, что приведет к росту инфляции. В долгосрочной перспективе объемы иностранных инвестиций в России снизятся, а ее доступ к западным технологиям и рынкам будет ограничен.

Неудивительно, что Россия предупредила о том, что она примет решительные ответные меры в том случае, если в США будет принят этот закон, — премьер-министр России Дмитрий Медведев назвал этот шаг «объявлением экономической войны». До настоящего момента Россия просто отвечала на вводимые против нее санкции зеркальным образом, а также выступала с ассиметричным ответом, препятствуя реализации стратегических интересов США в таких странах, как Сирия, Украина и Северная Корея. Чем жестче будут санкции, тем более разрушительной будет реакция Москвы.

Однако администрация Трампа выступает против такого жесткого курса. Министерство финансов несколько раз предупреждало о том, что санкции против российского суверенного долга и банков могут негативно сказаться на состоянии глобальных финансовых рынков, потому что Москва держит около трети своих суверенных бондов за пределами России. Против таких жестких мер также выступили некоторые американские сенаторы, сославшиеся на потенциально негативное воздействие санкций на глобальные рынки, например, санкции против «Русала» негативно сказались на глобальных ценах на алюминий. Таким образом закон «О защите американской безопасности от агрессии Кремля» вряд ли будет принят в полном объеме.

Компромисс не за горами

Гораздо более вероятным выглядит компромисс между Конгрессом США и Трампом, в рамках которого Вашингтон увеличит экономическое давление на Москву, но не до такой степени, чтобы вводить санкции непосредственно против российского госдолга или банков. Но, несмотря на прежние разногласия между Трампом и Конгрессом, а также на отсрочки во введении санкций, конечным результатом всегда становилось ужесточение санкций, — Трамп неизменно соглашался — хотя и неохотно — увеличить экономическое давление на Россию. Тем не менее администрация Трампа намекала, что может смягчить или отменить санкции при определенных условиях, — об этом свидетельствует готовность президента предложить России пойти на уступки по Украине и Сирии в обмен на смягчение санкций, а также его попытки убедить Дерипаску уменьшить долю в «Русале», чтобы освободиться от санкций Вашингтона.

Таким образом, умеренное ужесточение санкций не сможет сорвать процесс переговоров между США и Россией. Москва и Вашингтон продолжат вести переговоры по целому ряду спорных моментов, что может привести к определенному прогрессу в таких вопросах, как контроль над вооружениями и Сирия. (К примеру, 23 августа советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон провел в Женеве переговоры со своим российским коллегой Николаем Патрушевым.) Но, хотя США не станут заходить слишком далеко в вопросе антироссийских санкций, они продолжат использовать угрозу введения подобных мер, чтобы выстраивать отношения с Россией в выгодном Вашингтону ключе.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716783


Украина. Германия > Электроэнергетика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > energyland.infо, 29 августа 2018 > № 2715898

ДТЭК ВИЭ, операционная компания, консолидирующая активы ДТЭК в возобновляемой энергетике, привлекла заемное финансирование в размере 90 млн евро для строительства I очереди Приморской ветроэлектростанции мощностью 100 МВт в Запорожской области.

Это одна из крупнейших сделок по привлечению инвестиций в возобновляемую энергетику Украины за последние пять лет.

Кредит для строительства I очереди Приморской ВЭС был предоставлен консорциумом немецких банков (Bayerische Landesbank, Bremer Kreditbank Aktiengesellschaft, KfW IPEX-Bank GmbH и др.) с покрытием рисков экспортно-кредитным агентством (ЭКА) Euler Hermes. Срок кредитования – 10 лет после ввода станции в эксплуатацию.

Это третье кредитное соглашение с европейскими финансовыми институтами для строительства ветроэнергетических проектов ДТЭК. Для реализации проекта Ботиевской ветроэлектростанции, первой ВЭС в портфеле компании, ДТЭК привлекла два кредита в размере 245 млн евро в немецком LandesBank Berlin (Berliner Sparkasse) в 2012-14 гг.

Эту сделку можно считать одной из самых масштабных в рамках привлечения внешнего долгового финансирования на рынке возобновляемой энергетики Украины. Участие ЭКА способствовало успешному заключению кредитного договора в условиях улучшения суверенного кредитного рейтинга и стабилизации макроэкономической ситуации в Украине.

«Приход иностранных инвестиций в энергетические проекты компании свидетельствует о высоком уровне доверия к ДТЭК со стороны международного финансового сообщества. За несколько лет мы привлекли 335 млн евро в немецких банках для строительства новых ветроэлектростанций. В апреле этого года мы подписали контракт на сумму 134 млн евро с китайской СМЕС при поддержке государственного страхового агентства КНР Sinosure для строительства Никопольской СЭС, мощностью 200 МВт. Общая стоимость проекта – 235 млн евро. Такой устойчивый интерес международных инвесторов к возобновляемой генерации в Украине дает нам уверенность в реализации наших стратегических планов – иметь в портфеле 1000 МВт «зеленых» мощностей к 2020 году, - прокомментировал генеральный директор ДТЭК Максим Тимченко. – Инвестиции в ВИЭ – это вклад в укрепление энергетической безопасности, диверсификацию энергоресурсов и улучшение экологии. В Энергетической стратегии Украины определен необходимый для страны рост доли возобновляемой генерации в энергопотреблении. К 2035 году она должна составить 25%. Планы ДТЭК полностью отвечают задачам государственной энергетической стратегии».

«BayernLB рад объявить о финансовом закрытии сделки на сумму 90 млн евро по финансированию строительства I очереди Приморской ветроэлектростанции, расположенной на берегу Азовского моря. Вместе со II очередью, которая будет завершена в 2019 году, строительство Приморской ВЭС мощностью 200 МВт станет вкладом в поддержку усилий Украины по увеличению доли «зеленой» энергетики до целевого уровня в соответствии с принятой Директивой ЕС по возобновляемой энергии 2009 г. Сделку поддержало немецкое экспортно-кредитное агентство Euler Hermes и консорциум банков во главе с BayernLB. Хочу выразить благодарность профессиональному подходу команды ДТЭК ВИЭ, благодаря которому были своевременно преодолены все возможные вызовы этого сложного проекта для его реализации в срок, - прокомментировал старший директор Bayerische Landesbank Джетщин Хайнз.

В рамках строительства I очереди на Приморской ветроэлектростанции будут установлены 26 ветротурбин единичной мощностью 3.8. МВт компании GE. Строительство ВЭС будет завершено в конце 2018 года, а уже в следующем году станция будет подключена к Объединенной Энергосистеме Украины и начнет генерировать «зеленую» электроэнергию.

Украина. Германия > Электроэнергетика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > energyland.infо, 29 августа 2018 > № 2715898


Канада > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 28 августа 2018 > № 2716713

Канада намерена ввести импортные ограничения на 7 видов стальной продукции

В конце августа правительство Канады заявило, что для защиты канадских отечественных производителей стали от дешевого стального импорта рассматриваются меры по защите от введения ограничений /квот или введения тарифов на семь типов стали.

Эти семь типов стали включают: стальные пластины, арматуру, энергетические трубы, г/к стальные плиты, стальные листы с предварительным покрытием, проволоку из нержавеющей стали и катанку.

В тот же день министр диверсификации международной торговли Джеймс Гордон Карр объявил о проведении в течение двух с половиной месяцев публичных консультаций по соглашениям о поощрении и защите иностранных инвестиций.

Канада > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 28 августа 2018 > № 2716713


Казахстан. Грузия. Монголия. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Медицина > inform.kz, 28 августа 2018 > № 2716032

Каковы возможности лаборатории особо опасных инфекций в Алматы

Открытая на базе Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций (КНЦКЗИ) имени М. Айкимбаева Центральная референтная лаборатория (ЦРЛ) будет способствовать развитию научного центра, передает МИА «Казинформ».

В Алматы на базе Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций имени М. Айкимбаева функционирует производство вакцин и иммунобиологических препаратов, что важно, это обеспечивает связь между наукой, исследованиями и практическим применением их результатов. Преимущество КНЦКЗИ в том, что на его базе располагается Центральная референтная лаборатория (ЦРЛ). Лаборатории присвоен третий уровень безопасности, а это значит, что в ней можно работать со штаммами особо опасных инфекций, она располагается в отдельном здании. В ней работают специалисты трех министерств: здравоохранения, сельского хозяйства и образования и науки.

С июля в ЦРЛ размещена вся республиканская коллекция штаммов особо опасных инфекций как животных, так и человека. Все материалы хранятся под надежной охраной, в одном месте, с соблюдением всех необходимых по международным стандартам технологических требований. Подобные лаборатории построены в Европе, Грузии. В Казахстане она станет главной лабораторией страны по диагностике инфекционных заболеваний у человека и животных, будет способствовать оперативному реагированию на угрозы в сфере биобезопасности и укреплению потенциала Казахстана в реагировании на вспышки особо опасных инфекций.

В этом году ЦРЛ начала работать на полную мощь, с финансированием из республиканского бюджета. Примечательно, что сам центр карантинных и зоонозных инфекций имеет статус сотрудничающего со Всемирной организацией здравоохранения. За 4 года на его базе прошли подготовку и переподготовку 1,4 тыс специалистов. Причем каждый пятый - иностранец, в том числе из стран Центральной Азии, Монголии, Закавказья.

Для зарубежных государств представляют интерес научные разработки центра. Общий объем продаж с 2011 по 2016 годы составил 850 млн тенге, из которых около половины - противочумные вакцины. Зарубежным заказчикам продажи составили свыше 60 млн тенге. Препараты экспортируются в Россию, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Монголию.

По оценкам экспертов, центр имени М. Айкимбаева работает только на треть своих возможностей. C вводом референтной лаборатории следует увеличить загрузку проектами и исследованиями, считают специалисты. По их оценкам, за 5 лет при модернизации производства и НИОКР доходность можно увеличить в 14 раз, причем до 70% бюджета центра будут составлять собственные разработки и продажи лекарств. Вместе с тем за 5 лет по международным и научно-техническим программам привлечено более 1,5 млрд тенге иностранных инвестиций.

В центре выпускается 40 препаратов для диагностики и профилактики особо опасных инфекционных заболеваний, которые не уступают импортным аналогам. Оценочные возможности Центральной референтной лаборатории составляют: исследования по 14 тематическим направлениям; не менее 150 работ в научных изданиях с высоким импакт-фактором в год. Разработка и ведение 2 видов чумной вакцины, 25 видов диагностических препаратов, 5 видов бактериофагов, 2 видов диагностических сывороток, 4 видов ингредиентов, 1 вида транспортной среды, 1 тест-системы для диагностики чумы в ПЦР, 1 тест-системы для диагностики чумы в ИФА, производство 57 видов питательных сред.

В целом, чтобы обеспечить в Казахстане устойчивое развитие системы мониторинга особо опасных инфекций (ООИ) необходимо следующее.

Лаборатории, участвующие в мониторинге ООИ и выполняющие диагностические исследования, должны быть модернизированы и аккредитованы по стандартам ISO, GLP, CWA 15793.

Центральная референтная лаборатория должна пройти национальную и международную аккредитацию для получения формализованного признания компетентности ЦРЛ и осуществления деятельности в рамках выполняемых задач.

Производство диагностических и лечебно-профилактических препаратов должно проводиться при соблюдении стандартов ISO и GMP (подготовлен инвестиционный проект «Создание комплекса по производству диагностических и иммунобиологических препаратов, соответствующего требованиям GMP» на сумму 2,8 млрд тенге).

Есть потребность в создании единого республиканского лабораторно-испытательного комплекса для проведения экспертизы средств дезинфекции, дезинсекции, дератизации в соответствии с требованиями ЕАЭС, Таможенного союза и международного стандарта GLP.

Необходимо открытие мониторинговой лаборатории в Астане для организации реагирования на случай завоза ООИ в Астану и мониторинга ООИ в центральных и северных регионах (сибирская язва, туляремия, бруцеллез).

Модернизация специальной противоэпидемической бригады для работы в зоне ЧС с применением передовых диагностических и информационных технологий.

Необходимо помнить, что Казахстану с его природными особенностями, географическим расположением надо быть постоянно в тонусе для своевременного реагирования на угрозы биологической безопасности. Поэтому в Казахстане есть перспектива производства вакцин и иммунобиологических препаратов. Следует понимать, что в случае форс-мажора мы должны, в первую очередь, рассчитывать на свои силы.

Конечно, следует тесно сотрудничать с нашими партнерами. Так, Казахстан предложил России ряд проектов в области биологической безопасности, в том числе строительство новых вакцинных производств, лабораторий. Создана экспертная группа с коллегами из Узбекистана.

В октябре текущего года планируется проведение семинара в Центральной референтной лаборатории с участием экспертов, работающих в Женеве.

Казахстан. Грузия. Монголия. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Медицина > inform.kz, 28 августа 2018 > № 2716032


Новая Зеландия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 27 августа 2018 > № 2714637

Недружелюбные хоббиты: почему в Новой Зеландии станет сложнее купить дом

Роберт Хаучил

юрист, солиситор, руководитель иммиграционного направления Maxima Legal

Совладельцу Evraz Александру Абрамову повезло: в 2013 году он приобрел 214 га на берегу Тихого океана и построил там четыре виллы в колониальном стиле. Скоро совершить такую покупку станет сложнее — власти Новой Зеландии намерены ограничить продажу недвижимости в стране

Одним из зримых воплощений современной глобальной экономики является высокий спрос на недвижимость в крупных городах-космополитах. Реклама квартиры в Париже или Берлине может заинтересовать потенциального покупателя в Москве, Лос-Анджелесе или Пекине, а деньги с одних рынков свободно перетекают на другие. Последствия этого для конкретных городов и стран вполне предсказуемы: рост цен и снижение доступности жилья. К примеру в Великобритании существует целое поколение, прозванное Generation Rent в связи с их призрачными перспективами на собственное жилье и замкнутым кругом непрерывной аренды, в котором они живут. Местные работяги, особенно из числа низкооплачиваемых, но значимых профессий — медсестры, учителя, полицейские, — уже потеряли надежду когда-либо стать домовладельцами. В эпоху популизма их несложно убедить в том, что существенная доля вины за сложившееся лежит на иностранцах.

Взять, к примеру, Лондон, в течение долгого времени удерживающий статус наиболее популярного направления инвестиций состоятельных россиян. Десятилетия дефицита финансирования на рынке жилищного строительства, ужесточение регулирования (например, введение зеленого пояса вокруг города, который должен был остановить расширение строительства) в значительной степени отвечают за упадок рынка. В то же время хотя русские связи с Англией несколько ослабли в последние годы (ярким подтверждением чего является переезд Романа Абрамовича F 11 в Израиль), большой объем первоклассной недвижимости в Лондоне и прилегающих районах принадлежит россиянам и был приобретен на средства, созданные российской экономикой. Сложно сказать, в какой степени российские и другие иностранные покупатели повлияли на кризис рынка жилья Соединенного Королевства или других стран Запада.

Идея выдавить иностранцев с рынка недвижимости страны до недавнего времени казалась высосанной из пальца, паникерской и даже ксенофобской. Тем не менее недавно Новая Зеландия, исполняя предвыборные обещания лейбористского большинства в правительстве, приняла закон, существенно ограничивающий возможности покупателей из-за рубежа. Речь в нем идет о том, что иностранцы смогут купить жилую недвижимость только после того, как докажут, что эта инвестиция выгодна Новой Зеландии, и получат одобрение со стороны управления по иностранным инвестициям. Ограничений для какой-то конкретной нации закон не предполагает, но можно предположить, что он в какой-то мере является реакцией на рост числа состоятельных китайских покупателей на новозеландском рынке недвижимости в последние годы.

За последние 10 лет цены на жилье в Новой Зеландии выросли более чем на 60%. С учетом того, что количество собственников жилья в стране ниже, чем в других (только 25% взрослого населения), законодательство может сформировать новые тенденции. Закрытие дверей для иностранцев в одной из юрисдикций может оказать давление на другую. Недовольство по отношению к иностранцам, например, вскоре может выразить местное население Австралии.

К счастью, изменения не носят ретроспективный характер. Другими словами, они не затронут иностранцев, успевших приобрести недвижимость до вступления закона в силу. Кроме того, они не распространяются на покупку жилья в многоквартирных новостройках. Радует и то, что иностранцы, проживающие в стране, не попадут под действие нового закона, так же как и австралийцы и сингапурцы — у Новой Зеландии с этими странами подписаны соглашения о свободной торговле.

Слабые места и способы обхода норм закона пока не ясны, но очевидно, что они проявятся со временем. Решением может стать создание компаний или трестов, используемых для структурирования владения имуществом. Может быть, и частные лица найдут лазейки, позволяющие менее строго следовать букве закона.

Урегулирование одного аспекта, считающегося несправедливым, за счет появление другого — недальновидное решение, способное оказаться контрпродуктивным. Дома и квартиры, приобретаемые иностранцами, обычно относятся к элитной недвижимости, что делает их доступными только для очень богатых людей. Увеличение конкуренции за покупку таких объектов, может только минимально повлиять на доступность жилья для местного населения. Действительно, не исключено, что зарубежные инвесторы и покупатели создают стимул для нового строительства, моделируют рынок жилья на удовлетворение спроса, в долгосрочной перспективе увеличивают и улучшают жилищный фонд страны. Кроме того, подталкивание иностранцев к аренде недвижимости будет поддерживать рынок аренды, способствовать увеличению арендной платы и стоимости жилья.

Для состоятельных россиян собственная недвижимость за рубежом может быть как страховкой, так и приятным пристанищем для отдыха или местом проживания супруги и детей. Пока что большинство в списке иностранных покупателей в Новой Зеландии — налоговые резиденты Гонконга, Великобритании или США, однако неправильно думать, что страна совсем не привлекает русских. Пожалуй, самым дорогим поместьем на побережье Новой Зеландии владеет Александр Абрамов F 21, председатель совета директоров Evraz. Но в целом доля россиян действительно невелика.

Вероятно, остальные юрисдикции внимательно следят за последствиями закона Новой Зеландии, и его успех или провал станут вдохновением или, наоборот, предупреждением для политиков других стран, задумывающихся об аналогичных инициативах.

Новая Зеландия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 27 августа 2018 > № 2714637


Канада > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 27 августа 2018 > № 2714136

Канада намерена ввести импортные ограничения на 7 видов стали

В конце августа правительство Канады заявило, что для защиты канадских отечественных производителей стали от дешевого стального импорта рассматриваются меры по защите от введения ограничений /квот или введения тарифов на семь типов стали.Эти семь типов стали включают: стальные пластины, арматуру, энергетические трубы, г/к стальные плиты, стальные листы с предварительным покрытием, проволоку из нержавеющей стали и катанку.Канадское правительство никогда раньше не использовало условия чрезвычайной защиты.В тот же день министр диверсификации международной торговли Джеймс Гордон Карр объявил о проведении в течение двух с половиной месяцев публичных консультаций по соглашениям о поощрении и защите иностранных инвестиций.

Канада > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 27 августа 2018 > № 2714136


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714100 Майкл Кофман

Время экспериментов

Соперничество великих держав в XXI веке

Майкл Кофман – старший научный сотрудник Центра военно-морского анализа (CNA), научный сотрудник Института Кеннана Международного научного центра имени Вудро Вильсона (США).

Резюме Отсутствие войны между главными игроками компенсируется многочисленными проявлениями острой конкуренции. Это политические нападки, подрывные действия, кибератаки, информационное противостояние, равно как разрушительные опосредованные столкновения и кампании сопротивления.

Система международных отношений, сложившаяся после окончания холодной войны, вступила в переходный период: трансформируется баланс сил, происходят перемены в основах, на которых зиждется мировой порядок. Одна из самых ярких особенностей прошедшего периода – видимое отсутствие в мировой политике конкуренции между ведущими государствами. Соединенные Штаты стали править в качестве сверхдержавы на фоне временного ослабления России, которая отстранилась от активного влияния на европейские дела, в то время как Китай только начал восхождение. Сегодня Вашингтон признает, что настал переломный момент. И в Стратегии национальной безопасности, и в Национальной оборонной стратегии США акцентируется соперничество между великими державами, которые характеризуются как ревизионистские силы. Америка же, подобно другим державам, доминировавшим в истории, не жаждет делиться привилегиями и считает оба вызова угрозой для себя.

Конкуренция с Россией: возвращение холодной войны?

Хотя новую конфронтацию между Москвой и Вашингтоном часто называют «новой холодной войной» или «холодной войной 2.0», подобное толкование нередко порождается отсутствием лучших аналогий и вводит в заблуждение. Сегодняшняя конкуренция – не следствие баланса сил или универсалистской идеологии как таковой, но результат сознательных решений лидеров, реализуемых ими стратегий и ряда поддающихся определению разногласий в мировой политике. Она не была предопределенной или неизбежной. Текущие противоречия России и Соединенных Штатов имеют мало общего с неотъемлемым структурным конфликтом на почве идеологической борьбы или борьбы за власть. Хотя ставки достаточно велики, масштаб и экзистенциальный характер конфликта не идет ни в какое сравнение с эпохой холодной войны. Одним словом, причины и характер этой конкуренции различны.

Однако имеются и некоторые примечательные сходства с прошлыми конфликтами между великими державами – прежде всего понимание изменений в балансе сил, на котором основывается международная система. США распространяли либеральный мировой порядок с опорой на ряд политических, экономических и военных институтов в то время, когда другие великие державы фактически отсутствовали на игровом поле. По окончании периода внутренней балансировки (проведение военной модернизации и реформ в случае России) эти страны вполне естественно потребуют пересмотра правил и условий функционирования мировой системы. Классические великие державы считают себя привилегированными гражданами международной системы, где для них должны существовать особые правила.

Прошлое – лишь пролог

Вызов со стороны России заключается в требовании исключительных условий, положенных великим державам, закреплении за ней сферы влияния, как во время Ялтинской конференции, разделившей Европу после окончания Второй мировой войны, а также в требовании формирования арбитража великих держав наподобие «Европейского концерта» 1815 года. Аргументы России направлены прежде всего на обеспечение ее региональных интересов на основе транзакционного взаимодействия с международным сообществом. Другими словами, речь не идет о претензиях на лидерство в международной системе или о желании России вновь заявить права на великодержавный пьедестал. Напротив, российская геополитика носит однозначно локальный характер, равно как и непосредственные причины этой конкуренции. Однако это соперничество может иметь глобальные последствия.

Для России текущее противостояние – вопрос ее выживания как значимой силы в мире; вопрос не только консолидации Российской Федерации, но и ее влияния на пространстве бывшего СССР. Хотя Советский Союз распался более 20 лет назад, шок ощущается до сих пор. Восприятие Россией собственной уязвимости многократно обострилось после краха СССР, и стремление сохранить влияние на стратегическую ориентацию соседей больше объясняется желанием предотвратить дальнейший распад, нежели возродить былую мощь. Ключевые моменты российской стратегии прямо противоречат желанию Вашингтона иметь «единую, свободную и мирную Европу», а также планам расширения Евросоюза. Россия обманчиво велика, но в действительности у нее нет стратегической глубины в Европе, где сосредоточена большая часть российского населения и инфраструктуры. Посредством дорогостоящих войн Москва всегда стремилась иметь буферные государства, отделяющие ее от других крупных держав, либо опираться на военно-политический блок в Европе. Потребность в таком подходе возросла после Второй мировой войны. Россия решила, что больше никогда не позволит крупномасштабной войне развернуться на ее земле, а буферным европейским странам переходить на сторону противника. Фактически это означало, что Москва будет всегда стремиться влиять на стратегическую ориентацию соседей и требовать сохранения буферных государств ради своей безопасности.

Реализация Москвой подобной внешнеполитической стратегии привела к естественному для мировой политики конфликту между российскими требованиями безопасности, желанием Запада развивать военно-политическую архитектуру в Европе и стремлениями таких стран, как Украина. Этот конфликт интересов можно разрешить только по обоюдному согласию, за счет компромиссов или посредством войны. Попытки России интегрироваться в западный мир и либеральный мировой порядок не избавили ее от такого восприятия угроз и вопросов обеспечения безопасности.

Одна из главных проблем в претензиях России заключается в том, что они исходят из давнего убеждения, будто Россия – генетически великая держава и, таким образом, заслуживает соответствующих привилегий. Исторически Россия всегда была слабой великой державой, которую трудно объективно оценить, но ее нынешние претензии не подкрепляются экономической силой. Россия заметно отстает по критериям, которые принципиальны для Запада, и не имеет союзников, которые бы подтверждали ее влияние. Следовательно, важный аспект конкуренции – попытки Москвы доказать, что ее военная мощь, один из показателей силы, наиболее актуальный для классических великодержавных амбиций, остается недооцененной. Россия вынуждена использовать те рычаги, которые у нее есть, чтобы компенсировать отсутствующие.

Желание России пересмотреть архитектуру безопасности в Европе игнорировалось по одной простой причине: у Москвы не было оснований для выдвижения подобных требований. Она была слаба и, что важнее, без того связана многочисленными договоренностями как страна-преемница СССР. США и Запад принципиально отказываются предоставить Москве великодержавные привилегии: не только из-за политической идеологии, но также потому, что, с их точки зрения, Россия того не заслуживает по причине экономической слабости. Претензии России на многополярность плохо стыкуются с фактическим распределением силы в системе международных отношений. Именно поэтому попытки России договориться о кондоминиуме великих держав постоянно терпят провал. Соединенные Штаты не готовы принять подобные идеи, а европейцы уже не мыслят такими категориями, поскольку давно отказались от политического реализма.

Россия достаточно сильна, чтобы бросить вызов Западу, и сегодня пытается доказать, что она более могущественна, чем Запад это раньше признавал. Российские лидеры полагают, что с их интересами необходимо считаться, тем более что они не глобальные, а региональные в своей основе; и они требуют пересмотра имеющихся соглашений в области европейской безопасности. По оценке Запада, Россия – возрождающееся государство, но ее сила держится на хрупкой основе. Поскольку США считают Россию великой державой в упадке, у них мало стимулов для пересмотра положений, на которых зиждется мировой порядок, или корректировки своих геополитических амбиций. Россия нарушила статус-кво, но смотрят на нее как на «великодержавного спойлера», а не того, кто способен бросить реальный вызов.

Третий элемент в этой конкуренции остается идеологическим. В условиях отсутствия в течение двух десятилетий держав, которые бы оспаривали американское влияние, Вашингтон выстроил и распространил на весь мир удобный для себя порядок. После окончания холодной войны он становился все более идейно-политическим по своей сути. Вера Америки в универсальную праведность либеральной гегемонии только крепла. Политический либерализм как таковой стал больше похож на богословие, во многих отношениях подменив собой искусство государственного управления, стратегию и международную политику. Хотя российские лидеры могут полагать, что за политическими лозунгами Запада скрывается циничный прагматизм, в действительности это удручающее и некорректное зеркальное отображение собственных приоритетов. Вашингтон руководствуется верой в то, что Соединенные Штаты находятся на правильной стороне истории – тем, что Тимоти Снайдер изящно называет «политикой неизбежности».

Сегодня Запад весьма идеологичен, и его идеология нетерпима к автократиям, не желающим подчиняться либеральному порядку, или анократиям, таким как Россия. Проблема больше в том, что российская политическая система не просто нелиберальна, но антилиберальна. Она есть живое воплощение критики либерализма Карлом Шмиттом, поскольку стремится к суверенитету при принятии решений и исключительности в проведении внутренней и внешней политики. Идейный компонент конфликта как таковой все еще малопонятен, но у России определенно есть идеология, которую Запад находит неприемлемой. Упадок либерализма в Европе ассоциируют с конкуренцией со стороны России, которая видится причиной упадка. В центре озабоченности по поводу отката от демократических завоеваний находятся два постулата либеральной политической идеологии: ожидание устойчивой либеральной гегемонии и теория демократического мира.

Хотя Москва и может предполагать, что в конфликте вокруг Украины или в Сирии не затрагиваются жизненно важные интересы США, это неверная трактовка. Соперничество бросает фундаментальный вызов некоторым исходным предпосылкам западной политической идеологии и поднимает неудобные вопросы о будущем мирового порядка. Пока Москва озабочена сохранением и защитой того, что осталось от империи, и стремится к признанию в качестве великой державы, вызов для США более стратегический, чем можно предположить, если взглянуть на собственно причины конфликта. Центральный вопрос: смогут ли Соединенные Штаты остаться лидером мирового порядка после утраты своего первенства, и останется ли нынешняя международная система неизменной, если не будет подкреплена однополярностью.

Нынешний мировой порядок основывается на преобладающей мощи Америки и отсутствии конкуренции со стороны других держав. Этот период истории совершенно точно подошел к концу. Конкуренция между великими державами может оказаться пагубной для мирового порядка, если державы будут ставить свои интересы выше институтов и договоров, существующих в этой системе. Подобные махинации разрушили «Европейский концерт» и мировой порядок после Первой мировой войны. По крайней мере очевидно, что ни Россия, ни Китай не поддержат либеральный характер мировой системы или политическую идеологию, которой Вашингтон пытался ее наполнить. Как таковой либерализм в структуре международных отношений сталкивается с сильными встречными ветрами, и обращение вспять достижений демократии представляется почти неизбежным.

Вызов со стороны Китая

Хотя Пекин пока существенно отстает от США по расходам на оборону, по большинству макроэкономических показателей Китай будет соперничать с Соединенными Штатами в ближайшие десятилетия и, скорее всего, обгонит их. Пекин использует экономическую силу в качестве рычага внешней политики, стремясь обезопасить поставки нужных для его экономического роста ресурсов посредством инвестиций в добычу полезных ископаемых во всем мире, в инфраструктуру их доставки, а также в развитие других стран. КНР демонстрирует, что смотрит на мир исключительно через призму геоэкономических и геостратегических интересов.

Причина опасений Америки весьма прозрачна: Китай все меньше напоминает обычное успешное национальное государство, стремящееся к участию в существующем миропорядке – он больше похож на страну, бросающую вызов системе и претендующую на лидерство. Политика «Один пояс, один путь» видится как еще одно доказательство геополитических амбиций, равно как и желание сделать китайскую национальную валюту мировым конкурентом доллара. Как таковая политика Пекина размывает доминирование западных институтов, обескровливает некоторые процессы, такие как развитие человечества на базе политических или идеологических условий, а также дает КНР веские основания требовать для себя больше прав в системе международных отношений.

Эта политика сопровождается существенным сдвигом в относительном экономическом балансе сил между Европой и Азией. На самом деле экономически и демографически американские союзники в Европе уже давно уступают союзникам США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Эти диспропорции значительно усугубляются из-за существенной разницы в расходах на оборону и доли ВВП, идущей на укрепление обороноспособности. Доля европейских стран в глобальных расходах на оборону неуклонно снижается. Если в мировой политике есть такое понятие, как центр повышенной или нарастающей экономической и политической активности, то он неуклонно смещается в Азию.

Наибольшее внимание привлекают военные расходы Пекина. Все было бы иначе, если бы Китай стремился быть экономически сильной державой, опирающейся на союзы, но слабой в военном отношении, наподобие современной Германии. Однако Китай демонстрирует великодержавные амбиции, прежде всего стремясь максимизировать собственную безопасность по отношению к соседям и, несомненно, за счет других, а затем – умело использовать это для достижения региональной гегемонии. Он стремительно трансформирует экономическую силу в военную мощь. Неотъемлемой частью этих усилий стала военная реформа и модернизация Китая, уменьшение размеров и роли армии и больший акцент на других инструментах проецирования силы. Военная конкуренция обостряется на фоне резкого смещения в последнее десятилетие баланса сил в регионе из-за влияния Китая.

Пекин ведет себя неразумно и проявляет близорукость, не зная, как управлять вновь обретенной силой и как сигнализировать другим о своих намерениях. Китай склонен повторять многие стратегические ошибки, совершенные Германией перед Первой мировой войной. Первой ошибкой были угрозы в адрес соседей по региону. Вторая заключалась в строительстве большого военно-морского флота по настоянию Альфреда фон Тирпица, что неизбежно сделало Германию экзистенциальной угрозой для Великобритании, ведущей морской державы той эпохи. Китайские политики полагают, что, угрожая соседям, они вынудят тех защищаться, заключая союз с усиливающейся державой. «Политика девяти пунктиров», которую Китай проводит в Южно-Китайском море, сигнализирует соседним странам о реваншизме и ревизионистских амбициях Пекина, в результате чего растущая мощь Китая воспринимается как угроза. Здесь важно вспомнить, что страны в целом уравновешивают не силу, а угрозы, и, следовательно, ключевым моментом является восприятие одной страны другой. Учитывая историю Второй мировой войны, обиды и опасения не только остаются, но и могут быстро возродиться.

Решив инвестировать экономическую мощь в создание большого ВМФ, включая строительство десантных вертолетоносцев, авианосцев и эсминцев, Китай сделал серьезный стратегический выбор. Подобное решение предопределило будущее Германии примерно 100 лет назад, когда она решила примерить на себя мантию морской сверхдержавы своего времени. Естественной реакцией Великобритании стало создание серии балансирующих блоков, которые были с энтузиазмом встречены соседями Германии, напуганными ее военной мощью и воинственным поведением. Япония тоже придавала слишком большое значение теориям адмирала Мэхэна о роли военно-морской державы, строя корабли и большой ВМФ, что в конечном итоге привело к конфликту с США. Похоже, что уроки Великой восточноазиатской сферы взаимного процветания Японии сегодня подзабыты в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Пекин начал военную, политическую и экономическую конкуренцию с Соединенными Штатами, которая окажется главным стимулом для мобилизации вашингтонского политического истеблишмента в грядущие годы. Эта конкуренция кодифицирована в американских документах по национальной безопасности, а также прослеживается в более жесткой линии, недавно выразившейся в заградительных пошлинах против китайских товаров.

К соперничеству за военное превосходство в Азиатско-Тихоокеанском регионе добавляется более открытый конфликт в экономике. Решение Китая инвестировать в создание портовой инфраструктуры ближе к Европе и проведение совместных учений с Россией – послание всему миру о намерении Пекина осуществлять великодержавное проецирование мощи. Китай хочет, чтобы его корабли были видны в Европе, Средиземном море и Персидском заливе. Это также будет воспринято Вашингтоном как явная угроза длительному доминированию Америки в Мировом океане с целью обеспечения безопасного пользования общим достоянием.

В отличие от Европы, где у членов НАТО по сути нет альтернативы кроме присоединения к этому альянсу, в Азиатско-Тихоокеанском регионе конкуренция гораздо выше, и он менее стабилен в смысле формирования союзов. С одной стороны, альянсы здесь создаются по звездообразному принципу, когда все страны вступают в альянс с Америкой, но необязательно развивают союзнические отношения друг с другом. У них также есть варианты для хеджирования рисков, и, если Китай станет достаточно сильной державой в военном отношении и более выгодным партнером в экономическом плане, они могут пересмотреть свои стратегии. Хотя между Москвой и Вашингтоном нет конкуренции за союзников, в укреплении Китая кроется потенциал пересмотра политики заключения альянсов. В Европе также нет независимых средних держав, хотя это во многом зависит от оценки роли Турции. Кроме того, есть еще одно измерение конкуренции с Китаем, зависящее от курса, который выберет Индия.

Нельзя исключать, что со временем Индия сама станет великой державой, и ей придется выбирать, с кем строить союзнические отношения: с США или Китаем. Средние державы будут одним из объектов конкуренции между великими державами в XXI веке. В последние десятилетия у них не было выбора. Существовала лишь американская гегемония в укрепляющемся либеральном мировом порядке и… американское лидерство. От того, как успешно великие державы смогут «продавать себя» в качестве безобидных гегемонов, не угрожающих безопасности других стран, и формулировать прагматичное представление о своей роли в системе международных отношений, будет зависеть снижение напряженности в мире и вероятность появления новых уравновешивающих друг друга коалиций. До сих пор они не добились в этом больших успехов, что дает США существенные преимущества. Являясь самой могущественной военной силой в мире, Америка часто воспринимается как наименее опасная держава.

Стратегии сравнительного преимущества: кейс России

Сравнительное преимущество России – историческая устойчивость и выживаемость в системе международных отношений. Долгосрочные индикаторы тенденций неоднозначны. Несмотря на большую зависимость от добычи и продажи полезных ископаемых, Россия остается на плаву, и даже при вялом росте ВВП на уровне 1,5% (что фактически является стагнацией) способна долгое время оставаться конкурентной. С учетом нынешнего бюджета Россия может поддерживать расходы на оборону на уровне 2,8% ВВП как минимум в течение еще одного десятилетия.

Демографическая картина неоднозначна. Хотя ежегодно сотни тысяч человек покидают рынок труда, и число людей трудоспособного возраста год от года сокращается, ожидается рост числа мужчин призывного возраста. Демографические проблемы России обострятся в начале 2030-х гг., а это значит, что Москва способна легко поддерживать конкуренцию или конфронтацию как минимум еще десять лет. К тому же Россия является рынком труда для жителей бывших советских республик, что делает ее третьей или четвертой страной мира по объему ежегодного притока мигрантов. Следовательно, у России есть политические рычаги для сдерживания демографического упадка, хотя это чревато проблемами, связанными с социальной стабильностью, национальной идентичностью и т.д.

Оборонная промышленность продолжает восстанавливаться и обретает независимость от внешних обстоятельств. У России по-прежнему имеются ноу-хау и технологии для производства передового оружия, а поступательная реализация военных реформ, наряду с внушительной программой закупок, обеспечат мощь ее армии на протяжении 2020-х годов. Будущее после следующего десятилетия остается туманным, поскольку неясно, будут ли у России экономические ресурсы для разработки, испытания и развертывания следующего поколения вооружений, а также технологии, соответствующие развивающимся методам ведения войн. Россия сделала ставку на основные элементы военной мощи, необходимые для прямой конкуренции, посредством инвестиций в обычные и ядерные вооружения. Но она также добилась успехов в косвенной конкуренции, то есть в невоенных или «неактивных» сегментах. Сегодня становится очевидным, что, хотя большое внимание уделяется традиционному военному балансу в Европе и существенному нестратегическому ядерному потенциалу России, представляющему собой первую из замещающих стратегий, на первый план выходит непрямое противостояние.

Непрямая конкуренция – разновидность политической, экономической и информационной войны, ставшая возможной благодаря развитию различных механизмов в глобальных средах, под которыми подразумеваются кибервойны, соперничество в космосе или под водой, поскольку от них зависят современные телекоммуникации. Международные финансы и торговля, банковский сектор и арбитраж – среды, в которых также разворачивается конкуренция и конфронтация. Равно как и применение права в качестве оружия (lawfare) – одна из немногих разновидностей непрямого противостояния, где Запад пока имеет явные преимущества. Россия действенно использует преимущества в политической и информационной войне, включая нетрадиционные подходы. Однако она не способна эффективно применять правовые средства и оценить долгосрочные издержки экономической войны: в этих сферах США действуют гораздо увереннее.

Именно возрождение военной мощи позволило России взять на вооружение силовую дипломатию и использовать в качестве рычага менее дорогостоящие инструменты, такие как политическая война или неконвенциональные операции. Одно является главным источником для другого, и оба инструмента сдерживают резкую ответную реакцию противников, неся в себе существенные риски эскалации и одновременно оказываясь полезным инструментом принуждения. На Украине и в Сирии Россия продемонстрировала, что традиционная военная сила и ядерное оружие играют важную роль, влияя на решения, принимаемые противником, а также укрепляя другие инструменты достижения политических целей. Таким образом, российская стратегия сродни политическим и экономическим набегам с целью принудить Соединенные Штаты к кондоминиуму великих держав. Россия рассчитывает оставаться под боком США в качестве бунтовщика в системе международных отношений настолько долго, чтобы появление более серьезного вызова со стороны Китая убедило Вашингтон пойти на сделку. В некотором отношении Россия поменялась ролями с Китаем 1960-х и 1970-х годов.

Для реализации этой стратегии Россия сделала ставку на опосредованное участие в конвенциональных боевых действиях и контроль над эскалацией посредством нестратегических ядерных вооружений, считая, что подобное сочетание даст варианты для сдерживания Соединенных Штатов. Это имеет место в точках с достаточно узкой асимметрией интересов, таких как Сирия, где Россия балансирует на грани войны.

Еще один элемент российской стратегии – стремление к альянсу с Китаем. Несмотря на политические и экономические инициативы, а также растущее военное сотрудничество, в реальности союзы формируются в основном в ответ на угрозы или озабоченность по поводу безопасности. По сути, такой альянс могут инициировать только США, если они будут угрожать обеим странам в их регионах. Великие державы с недоверием относятся к альянсам и не предрасположены к их заключению, что вполне логично, поскольку любой союз подразумевает ограничение суверенитета, а также существенные обязательства. Только Соединенные Штаты и их внешняя политика может подтолкнуть Россию и Китай к заключению союза, если относительная конкуренция между этими державами и Вашингтоном будет намного острее двусторонних споров.

Вашингтон удваивает усилия

США сосредоточены на том, чтобы вновь как можно убедительнее заявить о своем превосходстве в сфере ведения боевых действий, сохраняя благоприятный расклад сил, а также укрепляя сеть альянсов. На самом деле у Соединенных Штатов есть все преимущества, но им приходится защищать огромную геополитическую область. До сих пор у вашингтонского истеблишмента не было желания определять свои интересы, в том числе торговые, и решать, что он будет защищать любой ценой, а от чего может отказаться. Фридрих Великий точно определил когда-то одну из главных стратегических проблем, актуальную для США: «Тот, кто защищает все, не защищает ничего».

Соединенные Штаты сохраняют колоссальные преимущества в экономических, военных и дипломатических ресурсах. Это и военный бюджет в размере более 600 млрд долл., который превосходит военные бюджеты всех соперников и союзников вместе взятых. Научные исследования и разработки остаются еще одним преимуществом американцев, равно как и их способность контролировать общее достояние человечества. Огромная сеть альянсов обеспечивает логистику, географию и оборонно-техническое сотрудничество, необходимое США для сохранения превосходства, если не гегемонии. Первоначальной реакцией было удвоить усилия для достижения военного превосходства, чтобы переиграть Китай, исходя из того, что многие возможности также пригодятся в гипотетическом конфликте с Россией. Проблема с нехваткой ядерных вариантов военных действий из-за добровольного разоружения, как уже было объявлено в «Обзоре состава и количества ядерного оружия – 2018» (Nuclear Posture Review 2018), будет разрешена. В создании глобальных вооруженных сил главный акцент будет сделан на гибкости и устойчивости.

Благодаря добыче сланцевой нефти и газа США стали энергетической державой, способной в будущем формировать энергетические рынки. Вашингтон может также стимулировать общее подавление энергетического рынка, чтобы задушить экономику своих противников, таких как Иран и Россия. Подъем производства сланцевой энергетики дает американцам большую свободу действий на Ближнем Востоке, поскольку они смогут выбирать себе союзников, не заботясь о безопасности поставок энергоносителей из этого региона.

Путь, которым идет Вашингтон, преимущественно состоит в наращивании возможностей прямой конкуренции посредством обычных и ядерных вооружений, создании новых технологий и потенциальных противовесов. США будут стремиться противодействовать мерам и способам воздействия, которые реализуют Россия и Китай, чтобы заставить эти страны платить по счетам, используя свое лидирующее положение в системе международных отношений. У Америки силовое превосходство над Россией в экономической войне и использовании правовых механизмов, но относительно Китая это преимущество незначительно. Исход конкуренции с Пекином будет во многом зависеть от региональных союзников, таких как Япония и Южная Корея. Вместо того чтобы спекулировать на интересах или искать компромиссы, Соединенным Штатам надо упорно работать над тем, чтобы «строить» новых партнеров, таких как Индия. Недостаток американской стратегии прямой конкуренции состоит в том, что Соединенные Штаты могут истощить себя, постоянно концентрируясь на вызовах Китая, России, Ирана или Северной Кореи.

Американская мягкая сила и привлекательность идеологии также дают США существенные преимущества над Москвой и Пекином. Модели социально-политического развития Китая и России не считаются слишком привлекательными где-либо за пределами этих стран, они и не особо заинтересованы в экспорте своих моделей развития. Проблема России и Китая в том, что они ведут себя цинично и исключительно по-деловому в международных отношениях, что можно считать недостатком в глазах Запада. Американская мягкая сила лежит в основе альянсов и коалиций, сглаживая одностороннее применение силы, и в целом поддерживает защиту интересов за рубежом с меньшими трениями. России и Китаю, похоже, нравится плыть против течения.

Китай – геополитический бульдозер

План Пекина состоит в неуклонной экспансии и проецировании силы, чтобы утвердиться в роли регионального гегемона и мировой державы, имеющей равное с Соединенными Штатами право голоса в международной системе на основании определяющих факторов жесткой силы. Китай пользуется преимуществами географического положения и современных военных технологий, тогда как США играют роль прибрежного балансира. Американские войска, базирующиеся в Японии, уже испытывают значительное напряжение, стремясь поддерживать региональный баланс сил. Китай использует современные технологии геоинженерии и творческий ревизионизм, создавая искусственные острова для захвата морской акватории, а также буферного морского пространства между своей территорией и американской военной армадой.

Основной элемент китайской стратегии – вытеснение американской военно-морской силы за пределы первой островной цепи. Сосредоточиваясь на традиционной военной силе, легко оттесняя фрегаты и миноносцы, Китай исходит из незатейливой логики «чем больше – тем лучше». Поэтому, когда встанет вопрос о военном балансе, у Китая будет больше кораблей и наступательной огневой мощи, чем у США. Однако перед китайской армией стоит фундаментальная проблема, аналогичная тому вызову, с которым сталкивается Япония. Китай экспортирует товары во все страны мира и импортирует природные минералы и ископаемые, а также аккумулирует немало прямых иностранных инвестиций. Экономика страны зависит от морского сообщения. Морские просторы патрулирует ВМФ США и, поскольку региональные моря оспариваются несколькими странами, Китаю необходимо получить доступ к природным ресурсам, чтобы выйти за пределы американского военно-политического контроля.

Усиление Китая неизбежно. Рано или поздно эта страна сможет конкурировать с США по части исследований и разработок военных технологий, а также в области производства военных кораблей. Соединенные Штаты не желают соглашаться с претензиями Китая на контроль морской акватории или с его вводом опознавательной зоны противовоздушной обороны. Конфронтация низкой интенсивности, операции по обеспечению свободы навигации и другие военные действия могут рано или поздно привести к кризису. Однако наиболее вероятен конфликт в отношениях Китая с одной из соседних стран, причем совершенно неожиданный для обеих держав, но с большими стратегическими последствиями. В мировой политике прибыли и потери чаще всего реализуются через такие кризисы, чем через просчитанные гамбиты.

Другое преимущество Китая состоит в том, что, хотя соседние страны могут считать его потенциальной угрозой, никто не рассматривает его как державу, способную на проецирование влияния в глобальном масштабе. Китайская военно-экономическая мощь как таковая не воспринимается в качестве угрозы большинством других участников системы международных отношений, и Пекин стремится представить свои амбиции как проект совместного процветания, а не геополитических устремлений. КНР – локомотив потребления, который другие страны, включая союзников США, не могут игнорировать. Это дает возможность Китаю использовать их желание вести торговлю в качестве рычага для получения доступа к технологиям, а также открытия этих стран для деятельности множества организаций, созданных по инициативе Пекина. В действительности экономическая стратегия Пекина гораздо более дальновидная и многообещающая, чем его военные планы.

Конкурентные стратегии

Цель конкурентных стратегий – вынудить неприятеля расходовать средства в конкретной области конкурентной борьбы. Когда какая-либо держава стремится обострить конкуренцию, логично предположить, что она будет искать стратегии, которые окажутся запретительно дорогостоящими для ее противников.

Главное преимущество Соединенных Штатов перед Россией – недостаточная защищенность ее бескрайних территорий и отсутствие необходимой инфраструктуры. Используя глобальную силу, США могут подтолкнуть Россию к более существенным расходам для создания военной инфраструктуры в удаленных регионах, таких как Арктика или Дальний Восток. Ей придется отвлекать ресурсы и средства от основного театра военных действий в Европе. Решение Москвы разработать целую линейку стратегических вооружений, чтобы обойти американскую противоракетную оборону, олицетворяет собой незапланированный успех конкурентной стратегии. Россия, вероятно, потратила немало средств на то, чтобы перехитрить американские системы противоракетной обороны, хотя возможности ПРО крайне ограничены, американцы даже близко не подошли к ее созданию. Таким образом, паранойя России, проистекающая из менталитета «осажденной крепости», может подстегивать гонку обычных вооружений даже в том случае, когда у Москвы имеется значительное преимущество в наступательных силах, таких как стратегическое ядерное оружие.

Вне всякого сомнения, Россия имеет преимущество в области ведения непрямых военных действий. Вашингтон уделяет избыточное внимание политическим или информационным войнам и операциям России. Конкуренция на Балканах – наверно, лучший пример этого фарса, так как неясно, чего Россия добилась в этом регионе, если вообще имеет смысл говорить о каких-либо достижениях, и стоит ли что-либо оспаривать. Однако Вашингтон, похоже, твердо намерен противодействовать непрямым военным операциям России, хотя можно заподозрить, что между действиями и реальными достижениями – огромная пропасть. С учетом вышеизложенного можно сказать, что в информационной войне побеждает Россия, несмотря на возмездие Запада в форме экономических санкций и дипломатических демаршей.

Фланговые театры военных действий, такие как Ближний Восток, также изобилуют выгодными вариантами и возможностями для превращения России в серого кардинала или кукловода ценой небольших издержек. В этом регионе для Москвы сокрыты большие возможности, которые она может использовать, чтобы вынудить Вашингтон вести с ней диалог на равных и оказывать давление на него, выступая альтернативной силой в регионе.

В конкуренции Китая и США больше нюансов. Пекин, вероятно, сосредоточится на количестве ракет, чтобы сделать передовое базирование нереалистичной задачей для американцев, хотя Вашингтон может воспользоваться своим значительным технологическим преимуществом аэрокосмической державы для нейтрализации такого давления. Очертания гонки вооружений все еще неясны, но Китай проглотил наживку, взявшись за разработку истребителя пятого поколения, хотя в этой области отстает на несколько десятилетий. Размещая подводные лодки стратегического назначения, Китай может также приступить к реализации заведомо нереалистичной стратегии ядерного сдерживания на море, опираясь на бастионный подход, взятый на вооружение Советским Союзом. С учетом превосходства Соединенных Штатов под водой и неблагоприятного географического положения, КНР вряд ли сможет конкурировать с американцами в этой области.

Между тем у Китая есть возможность вынудить США к перенапряжению. Для начала создать небольшую, но значительную сеть военных баз по всему миру, чтобы связать американские войска своими операциями, а затем использовать преимущества по паритету покупательной способности для создания масштабных обычных военно-морских сил с акцентом на наступательную огневую мощь. Сосредоточившись на наступательных вооружениях и боевых действиях, Китай может воспользоваться присущей Соединенным Штатам проблемой предоставления заслуживающих доверия гарантий безопасности союзникам в регионе. Американский истеблишмент склонен к принятию затратных технологических решений, которые увеличивают общие расходы на оборону. США окажут давление на союзников, требуя от них увеличить оборонные бюджеты и перекладывая бремя сдерживания на средние державы, уменьшая их выгоды от альянса с американцами. Возможным исходом станет попытка союзников в регионе защитить себя, так как они усомнятся в способности Вашингтона выполнить обязательства в сфере безопасности с учетом фактического военного баланса сил.

* * *

После холодной войны система международных отношений формировалась политикой не великих держав, а скорее одной великой державы. Эта эра подошла к концу. Однако мир вступает в период неопределенности. Все более явно проявляется тот факт, что великие и региональные державы не оказывают решающего влияния, с их военно-экономической силой мало считаются. Американские кампании в Ираке, Афганистане и Ливии, а также кампания России на Украине демонстрируют, что давление не обязательно становится действенным средством политического шантажа. Странам все труднее использовать жесткую силу в политических целях. Непонятно, что действительно идет в счет и как лучше этим воспользоваться. Какова фактическая динамика реализации силы и ее сущности. Система международных отношений не только вступает в период соперничества между великими державами, но и в эпоху экспериментирования, имеющую некоторое сходство с межвоенным периодом 1920-х и 1930-х годов.

Война между великими державами остается не только неправдоподобным, но и практически невозможным сценарием с учетом устойчивого гнета ядерного сдерживания. Однако отсутствие войны между главными игроками компенсируют многочисленные конфликты вследствие развертывающейся конкуренции. Политические войны, подрывные действия, кибератаки и непрекращающаяся информационная война будут привлекать больше внимания, равно как и разрушительные опосредованные войны и кампании сопротивления. Прямая конкуренция означает дальнейшую милитаризацию и давление на региональную обстановку, растущую напряженность и сопутствующие риски военного авантюризма. Отсутствие правил затрудняет снижение рисков. Таким образом, кризис ускорит принятие правил, как это происходило в первые десятилетия холодной войны, когда соглашения заключались вследствие чрезмерного увлечения прямой конкуренцией.

Данный текст представляет собой сокращенную версию Валдайской записки № 86, написанной по заказу Международного дискуссионного клуба «Валдай» и опубликованной в июне 2018 года. Другие Валдайские записки – http://ru.valdaiclub.com/a/valdai-papers/

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714100 Майкл Кофман


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714095 Адам Позен

Постамериканская глобализация мировой экономики в эпоху Трампа

Почему всем станет хуже

Адам Позен – президент Института мировой экономики Петерсона.

Резюме США слишком доминировали в некоторых сферах мировой экономической дискуссии и не хотели позволить другим странам помогать им в определении актуальной повестки дня. Но гораздо хуже неяркого лидера тот, кто вообще отказывается от своей роли или даже активно работает над подрывом ценностей системы.

После Второй мировой войны Соединенные Штаты приступили к созданию мирового экономического порядка, основанного на либеральных ценностях свободной торговли и власти закона. На протяжении следующих нескольких десятилетий система, поддерживаемая силой США и ее растущей легитимностью среди других стран, не позволял большинству экономических споров перерасти в разрушительные торговые войны, не говоря уже о военном конфликте. Даже самые маленькие и бедные страны могли развивать социально-экономический потенциал и не беспокоиться по поводу хищнических инстинктов более сильных соседей. Порядок, созданный и ведомый США, во многом освободил мировую экономику от страха и привел к тому, что рыночные решения стали приниматься по деловым соображениям, а не вследствие запугивания.

Сегодня такой порядок под угрозой. Президент Дональд Трамп отверг идею о том, что все экономики мира выигрывают, следуя правилам. Вместо этого он решил, что «ставить Америку прежде всего» означает отказ от предположительно невыгодных сделок и соглашений, на которых, как ему кажется, основана система. Трамп пока не реализовал самые разрушительные свои идеи. Однако ущерб уже очевиден. Его администрация стреножила Всемирную торговую организацию, поощрила Китай и другие автократические режимы в их нажиме на более мелких и слабых соседей, требуя от них экономической лояльности, перечеркнула соглашения о наказании за уклонение от налогов и об изменении климата и подтолкнула даже основных американских союзников к тому, чтобы вести переговоры о свободной торговле и трансграничных инвестиционных сделках без участия Вашингтона.

Если Соединенные Штаты продолжат отказываться от экономического лидерства, то обрекут остальной мир и себя самих на большие страдания. Если администрация Трампа не развяжет полномасштабную торговую войну, последствия наступят не сразу. Однако последовательное самоустранение США неизбежно приведет к замедлению темпов экономического роста, а быть может, и к его полной остановке. В результате воцарится хаос, который поставит под угрозу экономическое благополучие людей во всем мире, поскольку они будут более уязвимы для хищнической политики, проводимой некоторыми странами, и конфликтов, которых не знали уже несколько десятилетий.

Добро пожаловать в клуб

Один из важных уроков экономической истории заключается в том, что запугивание не способствует процветанию. Надлежащие институты – власть закона, прозрачные права собственности, стабильный обменный курс, эффективное собирание налогов, обеспечение общественных благ, меры противодействия официальной коррупции – фундаментальные предпосылки устойчивого экономического роста. Конечно, не следует преувеличивать выгоды этих институтов. Они не приводят автоматически к процветанию или демократической свободе. Но без них долгосрочные сбережения и инвестиции, образующие основу роста, не могут поддерживаться.

Лучше всего порядок, базирующийся на правилах, можно представить в виде клуба, члены которого отстаивают общие убеждения и ценности: способность экспортировать, импортировать и инвестировать в рынки всего мира не определяется военной мощью или структурами альянса; экономический рост других стран следует приветствовать, а не воспринимать как угрозу; права собственности должны быть защищены от посягательства, экспроприации и воровства; нужен также беспрепятственный обмен технологиями при условии их защищенности патентами и торговыми марками. В совокупности перечисленные ценности создают основу для устойчивых инвестиций и деловых отношений, а также роста личных доходов.

Клуб предлагает общие инструменты, собирая со всех членов пошлины. Они начинаются с организаций, созданных на Бреттон-Вудской конференции 1944 г., таких как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ) и Всемирная торговая организация (ВТО), хотя последняя меняла название, но выходят далеко за их рамки. Порядок предусматривает общие принципы заключения сделок, конвертации валют, выставления счетов в общепризнанных валютах, а также правила взыскания пошлин и таможенных сборов. Он создает форумы, на которых эксперты могут обсуждать специальные темы, а также группы, разрабатывающие международные стандарты, такие как Корпорация по присвоению имен и номеров в Интернете (ICANN). Важно то, что в инструментарии этого клуба имеются также договоры об урегулировании международных коммерческих споров. Клуб также предусматривает взаимное страхование от техногенных и природных катастроф. Частично оно осуществляется в виде помощи в развитии и во время бедствий, преимущественно предоставляемой более бедным странам, но также предполагает сотрудничество в период финансовых кризисов или экономической депрессии, которые могут иметь место, коль скоро все сообщество не станет совместно трудиться над решением проблем, даже если изначально они затрагивают только одного члена. Важную роль в тушении финансовых пожаров играет ликвидность, предоставляемая Федеральным резервом США в случае катастроф.

Клубная аналогия несовершенна. Хотя членами являются национальные государства, за каждым из них стоят миллионы людей, домохозяйств и предприятий. Именно они, а не правители мира, являются конечными бенефициарами глобального экономического порядка. И именно это придает либеральному порядку этический и нравственный вес.

Лидерство ради общего блага

Все эти атрибуты?– во многом следствие лидерства Соединенных Штатов. Но, если США председательствуют в клубе, это не означает, что они могут отдавать команды или требовать лояльности. Вашингтон не способен заставить какое-либо государство вступить в клуб; он лишь может сделать членство более привлекательной альтернативой, нежели пребывание вне. Он также не может накладывать ограничения на действия правительства государства-члена в своей стране или в областях, которые не регламентируются ценностями существующего мирового порядка, за исключением угрозы исключить данную страну из общей системы. Но, если подобные угрозы звучат слишком часто или кажутся слишком произвольными, другие члены будут опасаться за свой статус и объединятся для сопротивления давлению США. Наконец, Соединенные Штаты могут собирать клубные пошлины лишь в той степени, в какой члены считают это членство стоящим, при условии, что и другие платят справедливую долю. Эта реальность противоречит широко распространенному, но неверному мнению, будто США обеспечивают общемировые общественные блага, которыми другие безвозмездно пользуются, не говоря уже о точке зрения Трампа, будто мировой порядок держит американских избирателей за дураков.

На самом деле Соединенные Штаты обеспечивают лишь два важных аспекта экономического порядка. Во-первых, Вашингтон развертывает зонтик безопасности и ядерного сдерживания над своими союзниками. Во-вторых, американская армия гарантирует беспрепятственную навигацию в морском и воздушном пространстве в коммерческих целях при условии соблюдения некоторых международных правил, устанавливаемых преимущественно Соединенными Штатами. И то и другое – классические общественные блага, поскольку их обеспечивает одна сторона – США, которая может делать это, по сути, единолично, тогда как все другие страны от этого выигрывают, независимо от того, вносят они какой-то вклад в мировую систему или нет. Фактически, если говорить об остальных организациях мирового порядка и выгоде от них, то американцы сами нередко пользуются ими бесплатно в последние годы. Зачастую они не платят своевременно пошлины и взносы в международные организации, как это делают другие. Тратят гораздо меньший процент своего ВВП на помощь, чем другие богатые страны. Не реагируют адекватно на изменение климата, тогда как другие государства начали переход к «зеленому» росту. Соединенные Штаты вели себя безответственно, практически полностью отказавшись от регулирования финансового сектора и рынка ипотечных ценных бумаг, хотя оказывали давление на другие страны, чтобы те снизили темпы экономического роста ради общей стабильности.

Эта реальность противоречит озабоченности Трампа, выраженной в лозунге «Америка прежде всего». США нередко получали поблажку, и им разрешалось не выполнять многие обязательства именно потому, что они руководят всей системой, а другие страны хотят, чтобы Вашингтон и впредь это делал.

До сих пор выгоды от американского лидерства были достаточно велики, поэтому прочие страны готовы иногда закрывать глаза на некоторое лицемерие Соединенных Штатов. Но если США перейдут от эпизодической «бесплатной езды» к демонстративному нарушению правил, вся система окажется под угрозой. Американцы должны иметь желание руководить системой, а остальные – добровольно давать им на это мандат.

Таким образом, лидерство Соединенных Штатов не есть неизбежное следствие сравнительного размера американской экономики и армии. В течение последних 70 лет оно сохранялось, хотя доля мирового ВВП, производимого американской экономикой, снизилась с 50% до 25%. Политикам не следует опасаться, что Китай или ЕС заменят Вашингтон в качестве лидера мировой экономики, когда их экономика превзойдет экономику США.

До тех пор пока американская экономика останется очень большой (в чем можно не сомневаться), в авангарде технологического прогресса (что весьма вероятно), и Соединенные Штаты сохранят приверженность ценностям, привлекательным для всего мира, страна и дальше будет способна к лидерству. Это признание общей привлекательности либерального порядка, основанного на правилах, и способности Вашингтона позиционировать себя как лучшую из всех альтернатив. Благодаря этому лидерство США так охотно поддерживается мировым сообществом.

Они действительно так думают?

Отступление Вашингтона не сразу погрузит мир в рецессию. Если администрация Трампа не начнет торговую войну с Китаем или Мексикой, то она может даже не причинить заметного вреда в течение следующего года или двух. Отчасти потому, что нужно время, чтобы даже серьезная экономическая политика как-то отразилась на экономике других стран в целом. Кроме того, мировая экономика переживает широкое и сбалансированное восстановление. Его размах делает нынешнюю экспансию самой устойчивой из всех – по крайней мере с 1980-х годов. Все двигатели мировой экономики работают хорошо, без чрезмерной зависимости от долга в частном или государственном секторе.

Большинство стран заняло выжидательную позицию относительно угроз Трампа в адрес мировой экономической системы. Стратегия национальной безопасности, изданная в декабре, бросает вызов почти всем фундаментальным аспектам мировой роли Соединенных Штатов и тем ценностям, которые страна исповедовала последние 70 лет. Она ломает стену между экономикой и национальной безопасностью и обрекает американское правительство на двустороннее запугивание, вместо того чтобы побуждать США следить за соблюдением правил. Продвигая так называемый «принципиальный реализм», стратегия сулит «объединение всех элементов национальной мощи Америки – политической, экономической и военной». Соединенные Штаты будут «стремиться к двусторонним торговым соглашениям», а не к широким партнерствам. Но это скорее инструмент экономического принуждения, чем сотрудничества.

Некоторый скептицизм по поводу курса администрации Трампа оправдан, поскольку прошлые администрации редко последовательно воплощали заявленную стратегию. Что еще важнее, даже если данный документ отражает намерения Трампа, то промежуточные выборы в Конгресс, которые состоятся в этом году, неожиданный исход продолжающегося расследования возможной связи между кампанией Трампа и российским правительством, давление Конгресса, даже мотивированные доводы экономических советников президента и мировых лидеров могут не дать администрации возможности следовать ошибочным путем.

Но если данная стратегия в самом деле определяет и направляет политику Вашингтона, она способна причинить серьезный вред. США ограничат доступ на свой рынок разными произвольными методами, блокируя иностранные инвестиции, выходя из торговых соглашений, навязывая ограничения программы государственных закупок и требуя, чтобы закупались исключительно товары, сделанные в Америке, а также политизируя финансовый надзор и доступ к международным платежным системам. С учетом большей политической осмотрительности некоторые американские политики неизбежно будут требовать денег или даже взяток у компаний за совершение обычных торговых операций. Все, кроме последнего, уже отчасти происходит; однако сменяющие друг друга администрации сопротивлялись таким тенденциям на родине и за рубежом еще со времен Второй мировой войны. Отказ от подобного подхода плохо скажется на экономической производительности США и покупательной способности американцев. Однако на этом дело не закончится. Взятие на вооружение такой политики воодушевит автократов идти тем же путем, и даже демократические союзники вынуждены будут принять ответные меры.

Наконец, размер ущерба будет зависеть от того, насколько другие правительства захотят и смогут поддерживать ценности и структуры нынешней системы: прежде всего Китай и ЕС, но также и другие крупные экономики, давно поддерживающие порядок, основанный на правилах, такие как Австралия, Канада, Япония и Мексика. По всей вероятности, быстрой катастрофы не произойдет, потому что система предлагает выгоды тем, кто добровольно соблюдает ее правила. Даже без Соединенных Штатов почти все члены порядка все еще публично соглашаются с заявляемыми ценностями: открытыми рынками, равным обращением со всеми членами в экономических целях и мирным разрешением споров.

Отход от признания экономического лидерства США начался еще до прихода администрации Трампа. С начала мирового финансового кризиса во всем мире возникло презрение к излишествам англо-американского гипертрофированно финансового капитализма, особенно к его необузданным спекуляциям и бесконтрольному накоплению частного капитала. Во многих странах эта критика способствовала большей терпимости к государственным предприятиям (усиленной примером роста Китая с его государственным капитализмом), защите особых интересов от торговой конкуренции и раскрутке компаний, штаб-квартиры которых находятся на родине, как защитников национального благоденствия. Все это может иметь положительный эффект в виде умеренности, но нынешняя тенденция, вероятно, может зайти слишком далеко без сдерживания со стороны США, которые должны настаивать на соблюдении правил. Даже при администрации Обамы Соединенные Штаты медлили с вводом в международную повестку дня новых вопросов, таких как наделение женщин большими полномочиями, переселение беженцев, защита личных данных в Интернете и экология. Однако лучший способ их решения мог бы заключаться в вынесении озабоченности других стран по поводу ошибок США на обсуждение «Большой двадцатки». Если другие страны откажутся от американского лидерства, не говоря уже о выходе самих Соединенных Штатов из системы, то это лишь усугубит данные проблемы.

Отступление администрации Трампа от прежних принципов быстрее всего отразилось на торговле. Перспектива выхода США из мировой торговой системы подтолкнула несколько крупных экономик к заключению двусторонних или региональных торговых соглашений. В прошлом году Евросоюз заключил важные торговые сделки с Канадой, Японией, Сингапуром и Вьетнамом, а также ускорил переговоры с Мексикой и южноамериканским торговым блоком Меркосур. С удивительной скоростью 11 стран, которые остались в Транстихоокеанском партнерстве после выхода США в начале 2017 г., подготовили большую часть соглашения, причем лидерство на себя взяли Австралия и Япония. Региональные торговые переговоры в Азии и Африке с участием Китая и переговоры между латиноамериканскими странами также набирают темп. Хотя обычно подобные переговоры приводят к некачественным соглашениям, позволяющим проводить лишь ограниченную либерализацию и не решающим многие вопросы с регулированием, они будут отвлекать торговые потоки отовсюду, включая и Соединенные Штаты.

Администрация Трампа начала нападки на международные организации от НАТО до ООН. Блокируя назначение новых судей по торговым спорам в Апелляционный орган ВТО из семи членов, администрация не дает возможности ВТО нормально функционировать. Остальной мир пока никак не реагирует. Лишь немногие лидеры высказались по этой проблеме – например, президент Аргентины Маурисио Макри, защищавший ВТО на декабрьском биеннале этой организации. Канада подала официальный протест против многочисленных односторонних торговых мер, к которым стремится администрация Трампа и которые могут создать прецедент для ответных мер других стран. Но большинство промолчали – возможно, потому, что не желают провоцировать Трампа на выход из ВТО или на дальнейшие выпады против этой организации.

Некоторые неторговые аспекты либерального порядка, основанного на правилах, могут продолжать функционировать и при отсутствии американского лидерства. Большинство организаций и форумов не будут работать так же хорошо или так же систематически и гибко, но они никуда не денутся. Системы, обеспечивающие международную финансовую кооперацию, до сих пор были, по большому счету, избавлены от нападок – отчасти по причине юридической независимости Федерального резерва. Вместе с тем без американского руководства даже эти режимы будут уязвимы для будущих экономических потрясений. В случае серьезного экономического спада крупные страны вряд ли смогут действовать сообща без вклада США. Система априори не выдержит полномасштабного наступления Вашингтона. Если Трамп хочет демонтировать существующий порядок, остальным странам будет трудно ограничить ущерб.

Разори соседа

С левого фланга либеральный экономический порядок под руководством США критикуется как система, поощряющая «гонку на выживание» путем эксплуатации более бедного населения. Эта критика особенно важна, когда речь заходит о защите окружающей среды и прав трудящихся, поскольку в этой области американцы делают недостаточно у себя дома и тем самым снижают общемировые стандарты. Но до последнего времени сочетание давления других государств и формальных соглашений, одобряемых Соединенными Штатами, ограничивали возможности стран ослаблять друг друга. За последнее десятилетие международные усилия, отчасти возглавляемые администрацией Обамы, которая действовала через «Большую двадцатку», начали приносить плоды по обузданию двух самых пагубных видов политики разорения соседей – валютных манипуляций и создания налоговых убежищ.

Если американское правительство откажется от роли лидера, картина резко изменится. Сегодня налоговая конкуренция в основном принимает форму конструктивного давления с требованием приводить ставки и покрытие в соответствие с теми, которые существуют в сопоставимых по размеру экономиках. Нынешняя система ставит США, наряду с некоторыми другими государствами, в невыгодное положение, но только мировая кооперация в состоянии закрыть имеющиеся дыры вместо снижения доходов каждой страны. Если Соединенные Штаты попытаются в одностороннем порядке использовать свой налоговый кодекс, чтобы переманить к себе штаб-квартиры крупных корпораций из других стран, это усилит стимулы для гонки на выживание за счет разрешения уклонения от налогов. В налоговом законопроекте, подписанном Трампом в декабре, много сложных положений, но в целом похоже, что он ставит в привилегированное положение местных производителей; скорее всего, это снизит эффективность экономики и будет способствовать налоговому конфликту в мировом масштабе.

В более широком смысле либо предприимчивые многофункциональные компании столкнут страны друг с другом, поскольку правительства будут конкурировать за привлечение рабочих мест, либо страны составят перечень национальных компаний, требующих защиты и субсидий. В любом случае акционеры потребуют для себя больше национальных доходов, отнимая их у рабочих и налогоплательщиков, а также снижая возможности правительств решать социальные вопросы и инвестировать в долгосрочные проекты. Политика в стиле «разори своего соседа» разорит всех.

Еще одна цель послевоенного либерального порядка состояла в том, чтобы наделить голосом правительства развивающихся стран. Глобальное управление никогда не было по-настоящему равным; Соединенные Штаты и другие крупные державы всегда играли доминирующую роль. А организации, в которых все страны-члены имеют равное право голоса, такие как ВТО, часто заходят в тупик. Однако МВФ, Всемирный банк и другие многосторонние организации развития при выделении кредитных средств и помощи в целом используют последовательные критерии, утверждаемые коллективным членством.

Напротив, в мире, где связи в области национальной безопасности и двусторонние отношения вытесняют общие правила и многосторонние структуры, помощь и кризисное финансирование будут становиться все более политизированными. Получит развивающаяся страна доступ к финансированию или нет, может зависеть от того, находится ли она в сфере влияния крупной державы и готова ли принять (или не способна сопротивляться) ее политическому доминированию. МВФ и Всемирный банк останутся, но без поддержки богатых стран они, скорее всего, не смогут уравновесить этот вид политизации на большей части планеты.

Чтобы избежать такого политического давления, многие быстроразвивающиеся рынки попытаются защитить себя от ситуаций, в которых им понадобится помощь, за счет увеличения золотовалютных резервов, даже ценой снижения внутренних инвестиций. Они также попытаются обезопасить своих покровителей, которые пообещают им относительно безусловную помощь, когда она понадобится. Имея эти гарантии, страны будут меньше нуждаться в помощи международных организаций и, следовательно, больше готовы не принимать во внимание мнение международных наблюдателей при принятии решений. Это может привести к более частым финансовым кризисам, поскольку вмешательство в усилия международных организаций по зачистке финансового поля, вероятно, нанесет продолжительный политический и экономический ущерб. Пропасть между государствами со средними доходами и бедными странами еще больше углубится, поскольку непоследовательность системы наибольший урон причинит беднейшим и самым маленьким странам.

Экономика, оторванная от реальности

Менее очевидные, но более разрушительные последствия отхода США от экономического лидерства проявятся на макроэкономическом уровне. Они начались с недавних усилий по искажению экономической статистики. Американцы всегда гордились тем, что поручают независимым агентствам подготовку докладов о состоянии национальной экономики. Это давало им моральное право оказывать давление на другие страны, требуя от них точного и своевременного раскрытия информации о состоянии своей экономики. Они разработали ряд определений и методов, чтобы помочь другим странам, а также создали основу для формальных соглашений об экономическом наблюдении среди технократов. Объективные и стандартизированные экономические данные позволяют политикам корректировать действия и программы на более надежном основании, чем внутренние ощущения или искусство проталкивания своих идей. Организация экономического сотрудничества и развития, а также МВФ, при серьезной поддержке Соединенных Штатов помогают разрабатывать и поддерживать этот статистический режим; их регулярные доклады о политике, проводимой странами-членами, и их экономических показателях дают избирателям и инвесторам независимые экспертные оценки.

Вместе с тем, за последний год британские и американские политики начали с пренебрежением относиться к находкам своих земляков-технократов. В Лондоне правительство отмахнулось от скептического анализа последствий Брекзита официальными агентствами, а в Вашингтоне конгрессмены-республиканцы отвергли обязательную юридическую оценку законодательства Бюджетным управлением Конгресса и Совместным комитетом по налогообложению. В некоторых случаях они даже пытались помешать опубликованию данных анализа для широкой общественности. Политики всегда будут выставлять цифры и статистику в розовом свете и ополчаться против критики. Но требуя лояльности вместо объективности и замалчивая открытия, которые им не по нраву, они тем самым узаконивают тактику, бывшую некогда уделом автократов. Другие своекорыстные политики пойдут по их следам. Невозможно подсчитать урон, который может нанести подобный подход, поскольку политика направляется в ложное русло, искажаются и сдерживаются инвестиции за счет роста неопределенности и снижения способности широкой общественности призывать свои правительства к ответу.

По мере того как Соединенные Штаты отворачиваются от либерального порядка, основанного на правилах, а экономические решения все больше увязываются с политической властью, возрастает неопределенность, а доходность инвестиций снижается. Правительства станут работать над тем, чтобы оставить инвестиции в родной стране – либо для создания новых рабочих мест, либо для финансирования коррумпированной политической системы. Это всегда бьет рикошетом по экономике. Если бы правительства таким не занимались, им не нужно было бы бороться с утечкой капиталов за рубеж. Политика, ограничивающая способность иностранцев инвестировать в конкретную страну, приводит к смешанным результатам. Ограничение некоторых иностранных инвестиций помогает предотвратить дестабилизирующий ввод в экономику крупного капитала и последующий вывод прибыли. Однако при подобной политике можно легко перегнуть палку, поскольку прямые иностранные инвестиции приносят разнообразные выгоды и преимущества как развитым, так и развивающимся экономикам.

Если правительства начнут ограничивать движение капитала, инвесторам будет труднее диверсифицировать вложения в мировую экономику. Это обречет домохозяйства и предприятия на более серьезные убытки по причине волатильности конкретно в их стране или регионе. Законы, затрудняющие домохозяйствам вложения сбережений в экономику и вывода их из экономики с прибылью, снизят потоки инвестиций и сместят их в направлении более ликвидных активов, таких как наличные и государственные облигации. Перспективным компаниям станет крайне трудно привлекать средства. Богатым, но стареющим обществам в Европе, Северной Америке и Северо-Восточной Азии нужно вкладывать капитал в растущие и быстроразвивающиеся страны для поддержания своих пенсионных доходов. Поднимающиеся экономики нуждаются в инвестициях от более богатых стран для строительства дорог, мостов и больниц, развития Интернета и других сетей связи, а также для обучения врачей, учителей и других профессионалов. Но если политики и угрозы национальной безопасности помешают перетеканию инвестиций между странами или разными отраслями экономики, беспроигрышный обмен будет затруднен, что ухудшит положение пенсионеров и трудящихся всего мира.

Торгуйте дальше

Международный режим свободной торговли – наиболее видимый и резче прочих осуждаемый аспект послевоенного экономического порядка. Но именно здесь уход США принесет наименьший вред. Соединенные Штаты более гибко подходят к торговому режиму на основе правил, чем к иным сферам экономики, а другие крупные торговые нации реагируют на уход США путем углубления своих торговых соглашений. Международная торговля существовала во все исторические эпохи, даже когда мировые экономические державы самоустранялись (Китай это сделал с середины XV до середины XVIII века, а Советский Союз – на протяжении всего периода своего существования). Торговля может быть ограниченной, но полностью она никогда не сворачивается. Уход американцев, конечно, нанесет определенный урон. Страны уже начали уводить свои торговые потоки и цепочки поставок с рынка Соединенных Штатов, разрывая деловые связи с американскими партнерами. Процесс лишь ускорится по мере того, как США будут отступать. Хотя размер американской экономики таков, что другие страны просто не смогут полностью вести свои торговые потоки в обход американского рынка, масштаб лишь усугубит потери мировой экономики от ухода Америки.

Если Соединенные Штаты полностью откажутся от мировой системы свободной торговли, произойдет резкое сжатие глобальных рынков. Потребители почувствуют это в виде уменьшения разнообразия и снижения качества приобретаемых товаров; компании не смогут в той же мере извлекать преимущества из политики удешевления за счет массовости; повысится вероятность того, что страны отойдут от передовых технологий и стандартов, делающих возможной современную жизнь. Глобальная конкуренция зачахнет. Пострадают и сами Соединенные Штаты, поскольку компании ищут возможности там, где новые торговые сделки расширяют рынки и политика благоприятствует этому. Больше всего проиграют как раз американцы, поскольку им придется платить больше практически за все, и им не будут доступны новые рабочие места и рост, который мог быть обусловлен подъемом развивающихся рынков.

Будучи лидером мирового экономического порядка, США, хотя и недостаточно, но настаивали на ужесточении антикоррупционных и экологических стандартов, а также на соблюдении прав человека в рамках крупных торговых соглашений, таких как Транстихоокеанское партнерство. Конечно, многое можно улучшить, но торговые соглашения без Соединенных Штатов, особенно с участием Китая, но без Евросоюза, скорее всего, ознаменуют откат во всех вышеуказанных областях. Даже ЕС может с большей готовностью идти на компромиссы, когда он станет ведущей экономикой с высокими доходами в системе мировой торговли. Без уравновешивающего влияния США у Брюсселя появится сильное искушение поступаться ценностями ради экономической выгоды. Он может ограничить распространение биотехнологий и нововведений в сельском хозяйстве, поскольку многие европейские страны оказывают им антинаучное сопротивление; попытаться расколоть Интернет, чтобы поставить европейские компании в более выгодное положение в части поиска информации, онлайн-торговли и взаимодействия через социальные сети. Европа также может согласиться с требованиями Пекина передавать ему технологии, которые могут пригодиться в военной промышленности, или признать его территориальные притязания в обмен на льготный доступ на китайские рынки. США порой тоже не проявляли принципиальности в подобных вопросах, но их лидерство при поддержке Европы остается единственным способом добиться какого-то прогресса в этой области. В противном случае у любой крупной экономики будут стимулы идти на компромиссы и закрывать глаза на злоупотребления.

Дом, который построили мы

Возврат к запугиванию слабых лишь повредит экономическому росту. Иногда Соединенные Штаты не соответствовали своим идеалам лидера либерального экономического порядка. Особенно заметно это было после 11 сентября, поскольку многие американцы начали ощущать угрозу со стороны поднимающего голову терроризма, а также по причине экономического укрепления Китая. Эта склонность также проявляется в шовинистических настроениях, свойственных американскому электорату и Конгрессу еще до избрания Трампа и во многом способствовавших приходу последнего в Белый дом. США слишком доминировали в некоторых сферах мировой экономической дискуссии и не позволяли другим странам помогать им в определении актуальной повестки дня – отчасти из-за желания потрафить американским националистам и сохранить символическое превосходство. Но гораздо хуже неяркого лидера тот, кто вообще отказывается от своей роли или даже активно работает над подрывом ценностей системы.

Мотивация Соединенных Штатов в построении послевоенной экономической системы заключалась не только в предотвращении конфликтов, но и в стимулировании роста. Установив правила ведения бизнеса для всех участников системы, ее создатели надеялись отделить экономическую конкуренцию от военного соперничества. Уход США не обязательно приведет к экономическим или реальным войнам, но повысит риск случайного конфликта. Без согласованных правил даже второстепенные экономические споры чреваты эскалацией и обменом контрударами. Если будет упразднена норма отделения экономических споров от военной конфронтации, экономические трения, такие как кража Китаем интеллектуальной собственности или ограничения на торговлю с ядерным Ираном или Северной Кореей, могут вылиться в прямое военное столкновение.

Вполне правдоподобный сценарий таков: когда экономика США ослабеет вследствие их выхода из мировой системы, администрация Трампа возложит вину за экономический ущерб не на собственные действия, а на зарубежные правительства, что вызовет нескончаемые приступы гнева у иностранных политиков. Когда другие державы выступят в защиту открытого экономического порядка или себя от экономической агрессии США, Вашингтон может это воспринять как вызов превосходству Америки. Возможно даже, что администрация Трампа неверно истолкует нынешнюю сдержанность Китая или ЕС как слабость и приглашение к эскалации конфронтации.

Сегодня доля мирового населения, живущего в бедности, меньше чем когда-либо раньше, а численность среднего класса больше, чем в прошлые эпохи. И это не только следствие поразительного подъема Китая. В Чили, Эфиопии, Индии, Индонезии, Южной Корее, Вьетнаме и странах бывшего СССР экономический рост вывел сотни миллионов людей из жизни на грани выживания. Это чудо произошло без завоеваний или конфликтов – просто потому, что права человека и право частной собственности оберегаются лучше, чем когда-либо раньше. Либеральный порядок, сконструированный и ведомый Соединенными Штатами, сделал прогресс возможным, дав странам, предприятиям и людям возможность планировать семейный бюджет, не опасаясь, что все нажитое будет расхищено иностранной державой. Лидерство США не вредит их интересам, как некоторые пытаются доказать. Пропасть между богатыми и бедными и нерастущие зарплаты в самой Америке – прежде всего результат неумелой внутренней политики и просчетов. Если Соединенные Штаты откажутся от роли лидера или, что еще хуже, будут подвергать нападкам ими же созданный порядок, в мире будет больше бедности, меньше справедливости и уверенности в завтрашнем дне. Жизнь станет опаснее для всех.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 2, 2018 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714095 Адам Позен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter