Всего новостей: 2574070, выбрано 3649 за 0.095 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру  | релевантности

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 28 марта 2018 > № 2551258

Металлурги предложили Минэкономразвития отказать в господдержке метпредприятиям в ОЭЗ и ТОР

Председатель наблюдательного совета «Русской стали», председатель совета директоров ОМК Анатолий Седых направил письмо министру экономического развития РФ Максиму Орешкину с просьбой отказаться от господдержки металлургических предприятий, расположенных на территориях опережающего развития (ТОР) и в особых экономических зонах (ОЭЗ). Об этом в ходе заседания Экспертного совета при ФАС по развитию конкуренции в сфере металлургии сказал исполнительный директор «Русской стали» Алексей Сентюрин.

«Китайские инвесторы совместно с региональной властью и при поддержке министерства развития Дальнего Востока подписывают намерения строить на площадке "Амурметалла" металлургический кластер, мощностью до 30 млн тонн. Это, конечно, не может нас не беспокоить. Там территория опережающего развития (ТОР) с налоговыми льготами — до 10 лет можно не платить налог на прибыль, льготы на землю. При этом это выглядит странно, учитывая и мощности в России и то, что в мире избыточные мощности оцениваются около 600 млн тонн. Непонятно зачем предоставлять государственную помощь? Мы такие обращения направили и в министерство экономического развития, посмотреть на это серьёзно и отказаться от мер господдержки на территориях опережающего развития», — отметил он.

Он также отметил, что письмо было направлено главе Минэкономразвития Максиму Орешкину на прошлой неделе.

«Недавно Макисму Орешкину мы направили письмо за подписью председателя наблюдательного совета Седых Анатолия Михайловича с рассмотрением вопроса о необходимости исключения из законодательства как ТОРов, так и территорий особых экономических зон в предоставлении государственной помощи металлургическим предприятиям потому, что мы тогда просто убиваем те металлургические компании, которые уже существуют», — пояснил Алексей Сентюрин.

Он также отметил, что 12 марта ОЭЗ «Алабуга» подписала с турецким инвестором совместный проект по строительству около 1,25 млн т завода по производству листового проката с покрытием. «У нас сегодня и так уже переизбыток мощностей и компании продолжают ещё в этом году реализовывать свои проекты», — добавил Алексей Сентюрин.

Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 28 марта 2018 > № 2551258


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 27 марта 2018 > № 2548537

"Русская сталь" против льгот металлургии в ОЭЗ и ТОР

Председатель набсовета «Русской стали» Анатолий Седых (основной акционер «Объединённой металлургической компании») направил письмо министру экономического развития РФ Максиму Орешкину с просьбой отказаться от господдержки металлургических предприятий, расположенных на территориях опережающего развития (ТОР) и в особых экономических зонах (ОЭЗ). Об этом в ходе заседания Экспертного совета при ФАС по развитию конкуренции в сфере металлургии сказал исполнительный директор «Русской стали» Алексей Сентюрин.

«Китайские инвесторы совместно с региональной властью и при поддержке министерства развития Дальнего Востока подписывают намерения строить на площадке "Амурметалла" металлургический кластер, мощностью до 30 млн тонн. Это, конечно, не может нас не беспокоить. Там территория опережающего развития (ТОР) с налоговыми льготами — до 10 лет можно не платить налог на прибыль, льготы на землю. При этом это выглядит странно, учитывая и мощности в России и то, что в мире избыточные мощности оцениваются около 600 млн тонн. Непонятно зачем предоставлять государственную помощь? Мы такие обращения направили и в министерство экономического развития, посмотреть на это серьёзно и отказаться от мер господдержки на территориях опережающего развития», — отметил он.

Он также отметил, что письмо было направлено главе Минэкономразвития Максиму Орешкину на прошлой неделе.

«Недавно Орешкину мы направили письмо за подписью председателя наблюдательного совета Седых Анатолия Михайловича с рассмотрением вопроса о необходимости исключения из законодательства как ТОРов, так и территорий особых экономических зон в предоставлении государственной помощи металлургическим предприятиям потому, что мы тогда просто убиваем те металлургические компании, которые уже существуют», — отметил он.

Он также отметил, что 12 марта ОЭЗ «Алабуга» подписала с турецким инвестором совместный проект по строительству около 1,25 млн тонн завода по производству листового проката с покрытием. «У нас сегодня и так уже переизбыток мощностей и компании продолжают ещё в этом году реализовывать свои проекты», — отметил он.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 27 марта 2018 > № 2548537


Россия. ПФО > Леспром > bumprom.ru, 26 марта 2018 > № 2565320

В Самарской области в Тольятти заработала бумажная фабрика, сообщили в Департаменте информационной политики губернатора региона.

Работать новое предприятие будет в Особой экономической зоне «Тольятти» и обеспечит 155 рабочих мест. Оно рассчитано на производство 42 тыс. т бумаги для гофрокартона. Сырьем для производства станет макулатура. Сообщается, что в год будет перерабатываться до 45 тыс. т макулатуры. Ранее сообщалось, что в ноябре 2017 года фабрика начала работать в тестовом режиме на площадке особой экономической зоны «Тольятти». Строительство объекта продолжалось три года.

Бумажная фабрика — это уже 9-е новое промышленное предприятие, запущенное в рамках Особой экономической зоны «Тольятти». Предприятия-резиденты экономической зоны имеют ряд налоговых льгот.

Россия. ПФО > Леспром > bumprom.ru, 26 марта 2018 > № 2565320


ОАЭ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 25 марта 2018 > № 2550319

Объединенные Арабские Эмираты с визитом посетила делегация Казахстана во главе с президентом Нурсултаном Назарбаевым.

24 марта ОАЭ и Казахстан подписали шесть соглашений по различным направлениям инвестиционного и делового секторов. В церемонии подписания соглашений приняли участие Его Высочество шейх Мухаммед Бин Зайед Аль Нахайян, наследный принц Абу-Даби и заместитель Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами ОАЭ, и президент Казахстана.

Среди подписанных сделок - два рамочных соглашения между DP World и Казахстаном. Они касаются приобретения и управления Особыми экономическими зонами (ОЭЗ) в Актау и Хоргосе.

DP World оказывает услуги по управлению портом Актау, основным грузовым и балкерным терминалом Казахстана на Каспийском море и ОЭЗ «Хоргос», которая стратегически расположена на китайско-казахстанской границе и выступает в качестве основного транзитного пункта для транс-евразийских грузовых операций на протяжении более четырех лет.

В настоящее время DP World планирует приобрести 51-процентную долю в ОЭЗ «Хоргос» и 49 процентов в ОЭЗ «Актау» в соответствии с подписанными в субботу соглашениями, чтобы сыграть важную роль в укреплении торговых связей вдоль Нового Шелкового пути.

Эти два соглашения были подписаны между Султаном Ахмадом Бин Сулайемом, председателем и генеральным директором DP World, и Канатом Алпысбаевым, главой Казахстанских железных дорог, и губернатором Мангистауской области Казахстана Ерали Тугжановым.

Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций было подписано Министром инвестиций и развития Казахстана Касымбеком Женисом Махмудовичем и Министром иностранных дел и развития ОАЭ Обиадом Хусейном Аль Тайером.

Другие соглашения включают создание завода по производству полиэтилена и проект по производству полипропилена в Казахстане. Эти два соглашения были подписаны министром энергетики и промышленности Сухаилом бен Мохаммедом Фараем Аль Мазруи и министром энергетики Казахстана Канатом Алдабергеновичем Бозумбаевым.

Источник: Gulf News

ОАЭ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 25 марта 2018 > № 2550319


Китай > Финансы, банки > chinapro.ru, 23 марта 2018 > № 2540567

Сельскохозяйственный банк Китая открыл свой филиал в новом районе Сюнъань, который расположен в северо-китайской провинции Хэбэй. Китайский Сельхозбанк стал первым из "большой четверки" государственных банков КНР, учредившим филиал в новом районе Сюнъань.

Отделения банка появились в уездах Сюнсянь, Жунчэн и Аньсинь. Таким образом, на территории нового района Сюнъань будут работать 270 сотрудников Сельхозбанка Китая.

В апреле 2017 г. власти Поднебесной сообщили о планах создания нового района Сюнъань в 100 км юго-западнее Пекина, на территории провинции Хэбэй. В район включены уезды Сюнсянь, Жунчэн и Аньсинь. Сюнъань стал третьим новым районом государственного значения после Шэньчжэньской особой экономической зоны и Шанхайского нового района Пудун.

Напомним, что в 2017 г. Сельскохозяйственный банк Китая выдал кредиты в размере 859 млрд юаней ($135 млрд). Они пошли на развитие сельскохозяйственной и сельской инфраструктуры. В прошлом году более 427,4 млрд юаней кредитных средств выделены на реновацию жилья в селах, 104,9 млрд юаней – на реконструкцию и строительство сельских дорог, 78,8 млрд юаней – на проекты рационального водопользования.

На комплексное развитие городских и сельских районов банк выдал кредиты в размере 160 млрд юаней, еще 71,5 млрд юаней – на улучшение сельской окружающей среды.

Селхозбанк Китая был учрежден в 1994 г. центральным правительством Поднебесной. Сейчас банк располагает 2000 отделений в 30 провинциях и городах страны.

Китай > Финансы, банки > chinapro.ru, 23 марта 2018 > № 2540567


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 марта 2018 > № 2537529

Путин «переломил ход истории»: итоги Татарии

Главные события недели в Татарии (12—18 марта 2018 года)

Кого из элиты Татарии возьмут в новое российское правительство? Именно этот вопрос наиболее волновал общественность на прошлой неделе. Особенно часто в числе кандидатов на один из высоких постов звучит Сергей Когогин — рулевой «КамАЗа» и он же сопредседатель штаба Владимира Путина на этих выборах. Иногда проскальзывала мысль, что и главе Татарии Рустаму Минниханову найдётся местечко в столице страны, но этот вопрос пока неактуален — срок управления республикой у него истекает лишь в 2020 году, а досрочных выборов пока не предвидится.

Хотя сам Минниханов в преддверии выборов весьма активно агитировал жителей региона за Владимира Путина, сказав, что «с момента его избрания в 2000 году мы добились результатов, которыми можем гордиться», а до него «страна тогда была в упадке» и «на широкую ногу жили лишь олигархи и бандиты», а «Путин поверил и переломил ход истории» и «вернул нам самоуважение».

В итоге 18 марта свои голоса Владимиру Путину в республике отдали 82,09% избирателей, это чуть меньше, чем шесть лет назад, но и явка тогда была немногим больше. В регионе «подбили» итоги дня выборов: корпус наблюдателей «За чистые выборы» заявил, что 25 из 34 поступивших жалоб оказались фейком, то бишь вымыслом, а глава УМВД Казани Алексей Соколов рассказал о том, что «приехали специально обученные, подготовленные, оплаченные заинтересованные люди, чтобы на участках поставить под сомнение законность, создать нервозную ситуацию, вывести из-под контроля». Международные наблюдатели, работавшие в этот день в республике, выразили многочисленные восторги, а представитель от Украины, политолог Александр Кондряков сказал, что завидует и предостерегает россиян — «цените то, что у вас есть», а то для украинцев «выборы — не праздник, а очередное побоище какое-то».

Между тем республика продолжает экспорт своих чиновничьих кадров в другие регионы. В этот раз в Крым. Не завершились кадровые рокировки и в региональных министерствах. А вот доследственную проверку по загадочной смерти заместителя министра здравоохранения Елены Шишмаревой следователи закончили. Криминальной составляющей не обнаружено, был подтверждён факт самоубийства.

В Татарии снова обсуждали новое наименование должности для главы региона после 2020 года, когда окончательно отомрёт институт «президентства». Звучали предложения от устаревшего «хана» до немецкого «канцлера», а вот в лидерстве будущему «рулевому» республики отказали, заявив, что это место уж сотню лет как занято.

В сфере экономики самым важным событием недели стало заявление о том, что регион получит из федеральной казны около 62 млрд рублей. Кроме того, власти республики настаивают на том, что нужно начать строительство высокоскоростной магистрали с участка Казань — Нижний Новгород, добавляя, «что это ускорит реализацию масштабного проекта и позволит привлечь к работам местные кампании».

Не обошлось на этой неделе и без происшествий. За сутки до дня выборов в Казани обрушилась котельная, оставив без тепла жильцов 12 пятиэтажек и детсад.

А в мэрии заявили, что в целом зимний сезон «из-за обильных осадков стал одним из самых сложных для казанских коммунальщиков».

Явка упала, но поддержка осталась

Самое важное событие информационной повестки пришлось на последний день недели. 18 марта 2018 года в Татарии 82,09% (1 854 119 человек) из пришедших на участки избирателей отдали свои голоса Владимиру Путину. Второе место с огромным отставанием от лидера гонки получил кандидат от КПРФ Павел Грудинин, за него проголосовали всего 9,06%.

Стоит отметить, что Рустам Минниханов до «дня тишины» активно агитировал за действующего главу государства, отмечая, что сам голосует за национального лидера, «чтобы поддержать курс, которым мы идем, поддержать те ценности, которые нам дороги».

"С момента его избрания в 2000 году мы добились результатов, которыми можем гордиться, — заявлял Минниханов на личной странице в соцсетях. — Страна тогда была в упадке. На широкую ногу жили лишь олигархи и бандиты. Мы стыдились своих товаров, боялись отправлять детей в армию. Мало кто верил, что можно что-то изменить. Путин поверил и переломил ход истории. Он вернул нам самоуважение.

Сегодня Татарстан на подъёме — первый по многим показателям и уровню жизни. Напомню, этому предшествовало тысячелетие Казани, комиссию по подготовке которого возглавил Путин. Затем — Универсиада и чемпионат мира по водным видам спорта. Сейчас мы готовим матчи мирового чемпионата по футболу и Ворлдскиллс. При поддержке Путина была принята ФЦП социально-экономического развития Татарстана, созданы две особые экономические зоны, реализованы многие инфраструктурные и промышленные проекты, в том числе в оборонной сфере. Нам верят, к нам едут инвесторы, здесь стало престижно жить и работать. Казань стала узнаваема в мире».

Раскритиковал в этом заявлении он тех, кто призывал бойкотировать выборы. Минниханов заметил, что «они автоматически запишут в число своих сторонников всех тех, кто не придёт на избирательный участок», так как «им надо в очередной раз отчитаться перед зарубежными спонсорами» и «важно это понимать, чтобы не стать участником чужой игры против своей же страны».

Явка 18 марта 2018 года составила 77,45%, что относительно президентских выборов 2012 года, несмотря на то, что численность избирателей в списке увеличилась почти на 2%, было ниже почти на 5,6%. Но, по словам экспертов, даже несмотря на некоторое снижение, явка-2018 показала провал тактики бойкота выборов со стороны несистемной оппозиции.

Чуть меньше поддержки относительно 2012 года, буквально сотые доли, получил и Владимир Путин в 2018 году — 82,09% (в 2012 году ему было отдано 82,7% голосов).

Очень интересное мнение по вопросу потери незначительного числа голосов в абсолютных величинах относительно итогов 2012 года высказал владелец казанского телеграм-канала Bikbov, активно отслеживающий политическую ситуацию в Татарии.

«Разница (между фактическими и расчётными потерями голосов за Путина в 14 тыс. (13 928) объясняется перераспределением электоральных предпочтений от 2012 к 2018 годам среди явившихся (например, отдали голоса в пользу других кандидатов), — отмечает он. — Эти пресловутые 14 тыс. как раз и есть результат перераспределения среди явочников. Именно почти на столько же прибавили явочники-сторонники Жириновского (+14,9 тыс.). Если бы был хоть какой-нибудь, даже в пределах статистических погрешностей, «бойкот избирателей», то Путин должен был бы потерять значительно больше 113 тыс. голосов. А так потерял только тех путинцев, которые не пришли из-за непогоды, да 14 тыс. явочников ушло к жириновцам. Стратегия бойкота в Татарстане полностью провалилась!».

О том, что выборы в республике проходили с высокой активностью со стороны избирателей, говорили и международные наблюдатели, которых 18 марта 2018 года на участках в регионе работало 45 от разных организаций.

«Выборы президента страны в Татарстане проходят организованно, их прозрачность и гласность очевидны», «Целый день мы отработали и можем сказать, что не заметили серьёзных нарушений. Нет замечаний, которые могли бы сказаться на итогах выборов. Все очень организованно, ответственно», — говорили представители от Шанхайской организации сотрудничества и наблюдательной миссии от стран СНГ.

А киевлянин, политолог Александр Кондряков заметил, что не жалеет, что приехал в регион наблюдателем и «приобщился к празднику».

«Тому, что достаточно давно не происходит у нас, когда выборы — это праздник. Я в политике достаточно давно и могу уверенно сказать, что увидел очень много неравнодушных к сегодняшнему событию людей. Я видел достаточно большие очереди к столам за бюллетенями. Я видел отношение людей к этим выборам. Человек, который недоволен жизнью, улыбаться не будет и на выборы, скорее всего, не пойдёт. А если и пойдёт, то не с тем настроением, которое я увидел, — цитирует слова наблюдатели из Украины издание «Татар-информ». — Я вам завидую и немножко предостерегаю: цените то, что у вас есть! Мы многие эти вещи позабывали. Для нас выборы — не праздник, а очередное побоище какое-то».

Представители корпуса наблюдателей «За чистые выборы» заметили, что 25 из 34 жалоб являются фейками, а из ЦИК РТ дополнили, что ни одно из 67 сообщений о нарушениях на выборах в республике не подтвердилось.

Между тем представители КПРФ не согласились с этим и заявили, что «председатель ЦИК РТ отчитался о 100% обработки протоколов и итогах выборов по всему Татарстану за два часа до того, как был подписан последний итоговый протокол ТИК». ЦИК РТ на это сообщил, что не нашёл оснований для проведения повторного подсчёта голосов.

20 марта были официально утверждены итоги выборов президента РФ в республике. Председатель ЦИК РТ Мидхат Шагиахметов отметил, что «открытость, прямой диалог со всеми участниками избирательного процесса, органами государственной и муниципальной власти, политическими партиями и СМИ — это характерные черты прошедшей предвыборной кампании и в России, и в нашей республике».

Из Татарии в Москву?

Выборы президента РФ состоялись, и следующим, что волнует республиканские элиты, стало то, а кого же заберёт из Татарии Владимир Путин в свою команду, переходя в новый срок.

Чаще всего в казанских СМИ, в популярных группах соцсетей и телеграм-каналах звучит имя Сергея Когогина — генерального директора ПАО «КамАЗ».

"Ещё один выходец из Татарстана может войти в состав нового правительства страны — директор ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин, глава избирательного штаба ВВП. Мы пока не знаем, куда именно назначат Сергея Анатольевича, но после первых выборов Владимира Владимировича в 2000 году должность премьер-министра России занял глава его избирательного штаба Дмитрий Анатольевич Медведев», — пишет телеграм-канал «Неудаща».

Своя доля истины в этом есть. Ведь именно Когогин был сопредседателем штаба Путина в этой предвыборной кампании и достаточно часто мелькал в прессе с различными выступлениями и заявлениями.

Вот и на встрече Владимира Путина с главами его предвыборного штаба Сергей Когогин был весьма активен.

«Время сверхинтересное. Вы уже обозначили и вчера, и в послании: действительно, нужен технологический рывок, это не делается просто так», — заявил он Владимиру Путину.

Дальше Когогин сделал ряд заявлений уже регионального окраса. В частности, он заметил, что в Набережные Челны, второй город Татарии, для промышленного развития нужно привлечь 100 тыс. рабочих.

«Дефицит рабочей силы. Везде, повсеместно, куда бы я ни приезжал, это происходит. Честно говоря, я Минниханову задал вопрос письменный официальный (сначала устно): ты должен обеспечить увеличение численности города Набережные Челны на 100 тысяч человек», — заявил Когогин.

На уточнение Владимира Путина, что в республике этим вопросом занимаются, он заметил, что «традиционными способами мы уже уперлись в потолок».

Завершилась встреча словами Путина о том, что «будем вместе с Вами двигаться по этой повестке дня», а Когогин на это ответил — «знайте, что мы всегда с Вами».

Войдёт ли выходец из Татарии в новый кабинет министров, покажет время, но шансы высоки.

И не лидер, и не президент

Вопрос нового наименования должности высшего должностного лица исполнительной власти Татарии снова обсуждают в регионе. На этот раз, не оспаривая тот факт, что институт президентства уйдёт в историю, выбирают, каким должно быть новое название. Среди предложений звучат — хан, госсекретарь, канцлер, илбашы, что переводе с татарского означает «глава страны», башбакан (в переводе с турецкого — премьер-министр), имам, председатель, государственный секретарь и лидер республики. Вот только последний вариант уже раскритикован с уточнением, что с начала 20 века звание это занято.

Напомним, несмотря на отмену наименования «президент» для глав регионов, Татария единственная сохранила его, а республиканские элиты руками и ногами цепляются за него как за символ той эпохи, что уже ушла, но, видимо, они пока этого не заметили.

Интересное мнение на счёт наименования должности в проекте «Региональные комментарии» высказал политолог Дмитрий Солонников, отметивший пару недель назад, что «есть сформулированная позиция, что называться эта должность «президент» дальше не должна», «но произойти данное изменение должно максимально бесконфликтно».

"Конечно, настолько, насколько это возможно в данной ситуации. Удобнее всего это сделать при проведении новых выборов главы республики, — отмечает политолог. — И у федерального центра есть все рычаги, чтобы настоять на таком сценарии. Рычаги и экономические. Институты экономической самостоятельности Татарстана всё более и более ослабевают. Рычаги и политические. Всё меньше и меньше остается юридических основ для политической исключительности элиты Татарстана. Пока что новые выборы главы республики намечены на 2020 год. И в этих условиях президентская должность в Республике Татарстан просуществует еще два года».

Между тем он добавил, что досрочные выборы всё же никто не отменял и по ряду регионов это уже произошло.

«К таким прогнозам подталкивает и начавшаяся в СМИ кампания по обсуждению приемников Рустама Минниханова. Так что 2020 год — это крайняя дата существования в Российской Федерации второго президента. Но всё может произойти и раньше», — резюмировал Солонников.

Кадровый экспорт, теперь в Крым

Только отправили для усиления в Дагестан министра экономики Татарии Артёма Здунова, как следом в Карачаево-Черкесию уехал ещё один высокопоставленный чиновник. А сейчас татарскими госслужащими решили укрепить кадры Крыма. Начальник, теперь уже бывший, государственной трудовой инспекции Татарии Евгений Костюшин, отработав на своём посту почти пять лет, покинул республику ещё в декабре 2017 года, но до 19 марта 2018 года он был лишь исполняющим обязанность главы УФАС по Крыму и Севастополю. С середины марта его назначили руководителем Управления Федеральной антимонопольной службы РФ в Крыму.

Но активнее всего происходят кадровые рокировки внутри верхушки республики. Так, продолжает формировать свою команду новый министр здравоохранения, пришедший на смены Аделю Вафину, — Марат Садыков. К себе в ведомство на прошедшей неделе он забрал руководителя Росздравнадзора по РТ Рустэма Сафиуллина. Ему прочат пост заместителя министра.

Новым заместителем на прошлой неделе обзавёлся и министр имущественных и земельных отношений Азат Хамаев. Первым замминистра был назначен Артур Галиев. Он родился в Казани, закончил Академию государственного и муниципального управления при главе РТ по специальности «экономика и бухгалтерский учет». С 2009 года Галиев работал в разных отделах министерства, а в последнее время, до назначения на пост замминистра, был начальником отдела эффективного использования государственных земель управления земельных ресурсов.

Не лишним будет напомнить, что буквально 1,5 месяца назад в Татарии сменились не только министры здравоохранения и экономики, но и из районов на посты министра экологии и природных ресурсов, а также министра лесного хозяйства были назначены новые чиновники.

Миллиарды «на помощь» и ВСМ Казань — Нижний

Татария на 2018 год подала федеральному центру заявки на выделение 62,9 млрд рублей на различные нужды. Это существенно меньше, чем было выделено республике в 2017 году — 89 млрд рублей, но практически на уровне 2016 года. Данный вопрос обсуждался на совещании депутатов Госдумы и сенаторов от Татарии, которое прошло в Москве на прошлой неделе.

Часть средств регион планирует потратить на 21 государственную и восемь целевых федеральных программ.

Спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин отметил, что «этот ресурс значительно укрепляет потенциал в ходе модернизации социальной и производственной инфраструктуры, напрямую отражается на повышении качества жизни населения» и добавил, что нужно «квалифицированно и аргументировано отстаивать интересы Татарстана и его жителей на федеральном уровне».

Новый министр экономики республики Фарид Абдулганиев, пришедший на смену Артёму Здунову, добавил, что «больше всего средств удается направлять в промышленность и социальную политику».

На том же мероприятии замглавы министерства транспорта и дорожного хозяйства Айрат Усманов попросил законодателей от республики поддержать предложение «по строительству высокоскоростной магистрали с участка Казань — Нижний Новгород, что ускорит реализацию масштабного проекта и позволит привлечь к работам местные кампании».

«Загадочная смерть» замминистра

Проведя доследственную проверку по факту загадочной гибели заместителя министра здравоохранения республики Елены Шишмаревой, следователи пришли к выводу об отсутствии криминальной составляющей и подтвердили факт самоубийства.

Напомним, высокопоставленный региональный чиновник стала фигурантом уголовного дела о хищении средств в ведомстве, позднее была помещена под домашний арест, а 7 февраля 2018 года её нашли мёртвой в своём частном доме в селе Столбище Лаишевского района. Звучали различные версии — от самоубийства и доведения до него до насильственной смерти. Но СУ СК РФ по республике на днях поставил точку в этом споре — «смерть женщины не имела криминального характера».

В рамках проверки были осмотрены дом и баня, где и обнаружили тело, проверены камеры видеонаблюдения. В результате — «посторонние лица на территорию не заходили, машины около дома не останавливались», «порядок вещей не был нарушен и отсутствовали следы борьбы», а по словам родственников, замминистра «находилась в угнетённом состоянии» и «при этом в её организме были обнаружены следы фенобарбитала, который она потребляла».

Из-за отсутствия события преступления следователи вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

ЧП в преддверии выборов

За день до выборов в Доме правительства в Казани спешно собрались различные высокопоставленные лица. Причиной внеочередного заседания комиссии по ЧС стало обрушение котельной в столице республики, оставившее без тепла 17 марта сразу 12 пятиэтажек и детский сад. Свыше 1,5 тыс. человек оказались в минусовые температуры с холодными батареями. При обрушении здания котельной пострадавших не было.

В тот же день для домов были смонтированы временные теплотрассы, чтобы хоть как-то обогреть жителей. Но для двух домов в самой отдалённой части теплотрассы оказалось «сложно обеспечить необходимый перепад давления для нормальной работы отопительной системы», и горячая вода не могла качественно прогреть дома, поэтому в систему отопления этих домов запланировали врезку специального насоса. 19 марта работы по восстановлению нормального теплоснабжения продолжились. К этому времени выяснилась причина ЧП — нестабильный грунт.

Здание котельной в обрушившейся части разобрано, планируется демонтировать оставшиеся перекрытия, после чего состояние оборудования котельной оценят и примут решение о дальнейшей работе.

После казанского ЧП первый вице-премьер региона Рустам Нигматуллин поручил провести полную проверку оборудования и объектов ЖКХ в Татарии.

А мэр Казани Ильсур Метшин отметил, что «несмотря на календарную весну, расслабляться точно не придётся», ведь синоптики до конца марта пообещали городу снегопады различной степени.

 Анастасия Степанова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 марта 2018 > № 2537529


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > russian.news.cn, 19 марта 2018 > № 2537273

Сельскохозяйственный банк Китая /СБК/ в понедельник объявил об открытии своего филиала в новом районе Сюнъань /провинция Хэбэй, Северный Китай/.

СБК стал первым из "большой четверки" государственных банков страны, учредившим филиал в новом районе Сюнъань.

Ли Цзюнь, возглавивший Сюнъаньский филиал СБК, сообщил об открытии банковских отделений в уездах Сюнсянь, Жунчэн и Аньсинь, всего в новом районе Сюнъань будут работать 270 сотрудников СБК.

В апреле 2017 года Китай объявил о планах создания нового района Сюнъань примерно в 100 километрах к юго-западу от Пекина. Он охватывает три уезда - Сюнсянь, Жунчэн и Аньсинь провинции Хэбэй и является третьим новым районом государственного значения после Шэньчжэньской особой экономической зоны и Шанхайского нового района Пудун.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > russian.news.cn, 19 марта 2018 > № 2537273


Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 16 марта 2018 > № 2554108

Республика в миниатюре, или Особенности одного села.

«Тьма-Тьмущая» - так переводится на русский название села Татарский Дюм-Дюм, что в Елабужском районе республики. Может, когда-то наименование и отвечало действительности, но сегодня это вполне современный населённый пункт.

Выстоявшее село

Живут здесь 270 человек. По нынешним российским меркам для сельской местности - совсем неплохо. Для нормальной жизни есть всё: магазин, детский сад, школа-девятилетка, фельдшерско-акушерский пункт и даже клуб! И хотя с распадом колхоза привычный уклад жизни изменился, а молодёжь, как и везде, в поисках перспектив потянулась в города, Дюм-Дюм не последовало печальному примеру некоторых российских деревень, не кануло в небытие, выстояло.

Местные жители не растеряли себя на «исторических ухабах», вписались в резкий «поворот судьбы», приспособились к новым условиям жизни - нам ли, россиянам, привыкать? Да и куда, собственно, ехать от родовых могилок или едва ли не ставших членами семьи коровёнок, овец да коз, не считая кур, кроликов и прочей мелкой живности?

Пенсии, хоть и небольшие, платят регулярно, да и сады-огороды выручают. А ещё сразу за околицей обширные грибные леса и богатая рыбой полноводная Вятка. К тому же не так давно село газифицировали, провели в дома водопровод и протянули асфальт до райцентра, где с недавних пор открылось немало трудовых вакансий в особой экономической зоне «Алабуга». А значит, угрозы безработицы в селе на сегодня нет.

Но люди, как известно, не ангелы. Кому-то и в таких условиях привычнее бездельничать. Они-то чаще всего и доставляют хлопоты односельчанам: попивают горькую, дебоширят, бывает, приворовывают, тащат, что плохо лежит…

Машина к новоселью

Однако подобное всё же скорее исключение. Потому как сельчане знают: из кирпичного дома, где уже пятый год находятся владения старшего участкового уполномоченного полиции отдела МВД России по Елабужскому району майора полиции Вячеслава Пермякова, видно всё. Этот опорный пункт - один из почти 200 административно-жилищных комплексов, построенных по совместной программе регионального МВД и Правительства Республики Татарстан для сельских участковых. Здание разделено на две половины: служебную и жилую. В первой, официальной, хозяин как раз вёл приём двух «учётников» - местных жителей, вернувшихся в родное село после освобождения из мест лишения свободы, которым необходимо периодически отмечаться в органах внутренних дел. Раньше им на это пришлось бы потратить минимум полдня, пока на перекладных доберёшься до райцентра, сегодня это вопрос 15 минут.

Закончив беседу, Вячеслав Александрович знакомит нас со своим хозяйством. На его участке четыре сельских поселения, включающих в себя 13 деревень. Татарский Дюм-Дюм не самое большое из них, но расположено удобно - в центре так называемого куста обслуживания, что и стало поводом сделать село резиденцией полицейского. Сам он парень деревенский, в участковых «ходит» уже 15 лет, повидал всякого и, как признаётся, раньше и не мечтал о таких более чем комфортных условиях. А в придачу получил ещё и ключи от служебной «Нивы».

Вячеслав приглашает нас в дом, знакомит с женой Олесей и полугодовалым Романом. Свадьбу они сыграли в апреле прошлого года. Супруга - дочь полицейского, к жизни в деревне привычная, белоручкой не росла, поэтому чувствует себя здесь прекрасно. В дополнение к добротной, обставленной мебелью трёхкомнатной квартире с просторной и светлой кухней есть и земельный участок, где Олеся уже успела посадить кусты смородины и саженцы яблони.

Визитная карточка - добрососедство

Участок Пермякова - модель всего Татарстана в миниатюре: многонационального и дружного. Если Дюм-Дюм - село в основном татарское, то в соседних Шурняке и Елово больше живёт кряшен и русских. А вот в Куклюке практически все жители - марийцы. Соседи существуют мирно. Когда случаются праздники: Сабантуй у татар или марийский Симык, не говоря уж про широкую Масленицу, то хоть и приходится Вячеславу повышать в эти дни бдительность, но зато какая возможность увидеть красивые костюмы участников гуляний! Или послушать голосистых певцов и певуний, а заодно отведать мастерски приготовленных блюд национальной кухни: горячих татарских беляшей - перемечей, ароматной домашней марийской колбасы - шырдан. Да и привычные блины с десятком разно­образных начинок так и просятся в рот.

Не припомнит участковый за свои долгие годы службы здесь каких-либо серьёзных происшествий. Добрососедство - визитная карточка многоукладного региона, приукрашенная местным колоритом.

Корова-воришка и пропавший автомобиль

Помимо любителей выпить, дебоширов и воришек, беспокойство доставляют Вячеславу браконьеры. Манит их река, вот они и норовят в обход установленного порядка поживиться незаконной добычей. Проблема в том, что промышляют этим чаще всего городские, и установить их сложно. Местные же побаиваются вступать в серьёзные трения с законом, знают, что спуску не будет!

Хотя случаются и иные происшествия, которые скорее можно отнести к курьёзам.

- Есть у нас один местный житель, - немного подумав, рассказывает Вячеслав, - который держит восемь голов крупного рогатого скота. Этой зимой он, видимо, не рассчитал с кормами и не нашёл ничего лучшего, как выгнать скотину в поисках пропитания на улицу…

Предоставленные сами себе коровы нашли на окраине села стог и не дали себе умереть с голода. Что, естественно, не понравилось хозяйке сена, которая обратилась к участковому. Тот составил административный протокол, беседу профилактическую провёл с незадачливым фермером.

- Или вот ещё случай был - машину угнали, - улыбается майор полиции. - Один грибник поехал на ней в лес, оставил на обочине дороги, а когда вышел на шоссе, увидел своего «железного коня» скрывающимся за поворотом.

Позвонил участковому, тот поднял на ноги ГАИ. Угон автотранспорта - дело нешуточное, такого здесь отродясь не случалось. Объявили план «Перехват», да только вскоре потерпевший обнаружил пропажу сам. Оказалось, он «немного» ошибся и вышел не там, где оставил свою машину, а затем принял чужое уезжающее авто за своё. «Бывает!» - всё, что оставалось сказать Пермякову грибнику, забывшему на радостях поблагодарить полицейских.

Делай, как я

Однако сказать, что участковый сидит без дела, нельзя. Нужно же за всем проследить, кое с кем серьёзно поговорить, если нужно, помочь чем-то землякам. Да и территория обслуживания немаленькая, а поспеть надо всюду. Когда же выпадает свободная минутка, Вячеслав посвящает её технике - любит повозиться с «железками».

Никогда не отказывается поиграть с односельчанами в школьном спортзале в волейбол. Для здоровья польза, да и где ещё в непринуждённой обстановке узнаешь, чем живут люди?

Между прочим, несколько молодых ребят с его участка тоже пошли работать в полицию. Влияние Пермякова на их выбор профессии несомненно, хотя сам он никого специально не агитировал. Но пример участкового сработал лучше, чем шумные рекламные кампании по набору сотрудников.

Когда наш визит подходил к концу, заглянули к главе администрации поселения Рафаэлю Бад­рутдинову. Он, как и Вячеслав, давно в этой должности, так что работают они рука об руку много лет.

- Как вам наше село? - интересуется он у нас и, не дослушав, сетует: - Эх, если бы лет на 30 раньше сделали всё, что есть у нас сейчас, то и народ бы, глядишь, не разъехался! Ведь в своё время в Дюм-Дюме больше тысячи человек проживали.

Так что пугаться, оказавшись в Тьме-Тьмущей, вовсе не следует. Тем более с таким участковым! Да и жизнь здесь, как мы поняли, налаживается.

Роман ИЛЮЩЕНКО

Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 16 марта 2018 > № 2554108


Иран. Франция > Электроэнергетика > iran.ru, 16 марта 2018 > № 2547803

Иран и Франция построили 2 новые солнечные электростанции в провинции Тегеран

Иран и Франция построили и собрали две новые солнечные электростанции в провинции Тегеран, общая мощность которых составляет 17 МВт электроэнергии.

Объявив об этом, глава распределительной электростанции Тегерана Реза Теймури сказал, что в Шамсабаде была построена солнечная электростанция мощностью 10 МВт, а еще одна электростанция мощностью 7 МВт была возведена в Дамаванде совместными усилиями иранской компании и французской фирмы, сообщает Fars News. Он добавил, что эти электростанции вскоре будут введены в эксплуатацию.

Итальянская "Maresca Group" объявила в среду, что после завершения строительства солнечной электростанции мощностью 10 МВт на южном иранском острове Кешм, в настоящее время планируется построить еще два проекта мощностью 100 МВт каждый в стране.

Солнечная установка "Blu Terra 2" на острове Кешм была построена в течение шести месяцев на сумму 8 млн. евро из собственных средств компании. Ожидается, что солнечная установка, занимающая площадь 20 гектаров, будет генерировать около 17 миллионов кВт-ч энергии в год.

Два новых проекта эта компания построит около Дамгана, в провинции Семнан и в Особой экономической зоне Гармсар, а также в Семнане.

Иран. Франция > Электроэнергетика > iran.ru, 16 марта 2018 > № 2547803


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536490

Выборы в России и подъем молодых технократов Путина

Президент России продвигает новое поколение чиновников, готовясь к передаче власти.

Катрин Хилле (Kathrin Hille), Генри Фой (Henry Foy), Financial Times, Великобритания

Когда, сидя за своим рабочим столом в кабинете губернатора Калининградской области, Антон Алиханов поднимает глаза, он видит ярко зеленую папку формата А4, висящую на стене. Эту папку передал ему президент Владимир Путин, и в ней содержатся жалобы, которые он получил от жителей Калининграда во время своего августовского визита в этот российский анклав — первого визита после назначения г-на Алиханова на должность губернатора.

«Она висит здесь в рамке и под стеклом как напоминание о сути нашей работы, — объясняет г-н Алиханов. — Работа — вот что в этой зеленой папке».

Г-ну Алиханову действительно имеет смысл целиком сосредоточиться на тех задачах, которые поставил перед ним президент. После его назначения на должность губернатора Калининградской области в октябре 2016 года — тогда ему было 30 лет, и он оказался самым молодым губернатором в России — он стал представителем нового поколения молодых управленцев, которых назначает г-н Путин, чтобы подготовить страну к передаче политической власти, когда он наконец решит уйти на покой.

Сегодня, накануне президентских выборов в России, которые пройдут в воскресенье, 18 марта, это делает г-на Алиханова представителем той группы, которая в конечном итоге сможет оказать гораздо более существенное влияние на российскую политику, нежели результаты предстоящего голосования.

Ожидается, что в воскресенье россияне выберут г-на Путина, который управляет страной с 2000 года, еще на один шестилетний срок. Лишив Алексея Навального — оппозиционного политика, способного создать свою собственную сильную базу, — возможности участвовать в выборах и ужесточив контроль над СМИ, гражданским обществом, парламентом, региональными и местными органами власти, Кремль гарантировал полное отсутствие сильных конкурентов.

Хотя следующий президентский срок г-на Путина должен стать последним в соответствии с конституцией России, пока неясно, захочет ли он покинуть этот пост в 2024 году. Однако учитывая, что в 2024 году г-ну Путину будет уже 71 год, политическая элита ожидает, что он уже сейчас начнет постепенно трансформировать систему управления, которая чрезмерно от него зависит.

«Хотя Россия и не находится на пороге смены режима, режим все же меняется, — написали Иван Крастев, политолог и председатель Центра либеральных стратегий в Софии, и Глеб Павловский, бывший кремлевский политтехнолог, в своей недавно опубликованной работе. — Предстоящие президентские выборы ознаменуют собой рождение постпутинской России независимо от того, останется Путин главой государства на следующие 6 или же 16 лет».

Президент Путин, чьи отношения с Западом продолжают портиться после отравления бывшего российского двойного агента на территории Соединенного Королевства, неоднократно намекал на то, что процесс подготовки к таким переменам уже идет. Излагая планы и приоритеты не только на следующий президентский срок, но и на грядущее десятилетие, г-н Путин в своем обращении к Федеральному Собранию 1 марта неоднократно упомянул «будущее правительство» и «новое правительство».

Что касается внутренней и экономической политики, он обрисовал масштабные комплексные цели, не дав никаких подробных инструкций. Г-н Путин отошел от ручного управления процессом решения внутренних проблем, которое долгое время характеризовало его правление, и практически полностью сосредоточился на внешней политике и безопасности.

«Они сконцентрировались на укреплении политических институтов», — говорит Татьяна Становая, директор аналитического департамента Центра политических технологий. Подобные шаги никак не связаны с процессом укрепления демократии. «Систему необходимо перестроить так, чтобы она была способна работать самостоятельно, без него, но в том направлении, которое он ей задал», — добавляет г-жа Становая.

В центре этих попыток перестроить систему оказалась группа молодых политиков, к которой принадлежит г-н Алиханов. Хотя они сильно отличаются друг от друга стилем работы, политические аналитики называют их новым классом технократов.

Эти молодые политики выделяются на фоне высокопоставленных чиновников, которые долгое время доминировали в президентской администрации и кабинете министров. Те чиновники уже давно разделились на два лагеря: коллеги и сослуживцы г-на Путина из органов безопасности оказались по одну сторону, а более либеральный экономический блок — по другую.

Если новое поколение займет господствующие позиции, «Россия станет страной, управляемой консультантами „МакКензи" (McKinsey), которые будут хранить верность г-ну Путину и будут следовать установленному им курсу, когда он уйдет», как утверждают г-н Крастев и г-н Павловский.

Чтобы достичь этого, молодым технократам необходимо будет пройти тщательную проверку. Г-н Алиханов, у которого на стене в кабинете как постоянное напоминание висит зеленая папка, считает свое назначение губернатором Калининградской области шансом проявить себя. «Я считаю это правильным, когда людям дают возможность расти не только в столице, но и отправляют их в регионы, чтобы они могли проверить свои силы, пройти подготовку, понять жизнь за пределами крупных московских офисов», — говорит он.

«Если они справятся с такой работой — хорошо. Если нет, то они не прошли испытание».

Перестановки во власти, которые инициировал г-н Путин, оказались весьма масштабными. За последние три года он заменил 36 из 85 губернаторов, и 20-ти из новых губернаторов еще нет 50 лет. В результате перестановок средний возраст губернаторов снизился с 55 до 46 лет.

Свежие кадры появились и в других ветвях правительства. В августе 2016 года г-н Путин заменил 65-летнего Сергея Иванова — бывшего чиновника КГБ и одного из самых влиятельных представителей правящей элиты — на посту главы администрации президента Антоном Вайно, никому не известным бывшим дипломатом, которому сейчас 46 лет и который прежде работал в основном на секретарских должностях. В ноябре 2016 года заместитель министра финансов Максим Орешкин стал министром экономики — в тот момент ему было 34 года.

Ожидается, что в ближайшее время будут новые назначения: после инаугурации г-на Путина его нынешний кабинет должен будет уйти в отставку. Президент уже заявил о том, что он намеревается оставить своего давнего соратника Дмитрия Медведева на посту премьер-министра, однако в команде г-на Медведева могут произойти существенные перемены.

По мнению большинства российских аналитиков, ни один из новичков не является кандидатом в преемники г-на Путина — пока не является. «Для этого пока еще слишком рано, — говорит политический консультант Евгений Минченко. — Пока он закладывает основу, внедряя новое поколение чиновников».

Г-н Минченко указывает на соседний Казахстан, где Нурсултан Назарбаев — 77-летний лидер, который правит этой бывшей советской республикой с момента обретения независимости в 1991 году, — пытается создать институты, необходимые для существования его страны после его ухода, и уже не один год выбирает своего преемника. «Путин будет очень внимательно следить за всем, что там происходит, — говорит он. — Возможно, он почерпнет какую-то полезную информацию».

Одним из основных вопросов, касающихся перестановок г-на Путина, является вопрос о том, чем они оборачиваются для представителей его близкого окружения и неформального влияния этого окружения на правительство. В течение трех президентских сроков г-на Путина и одного срока в качестве премьер-министра страны относительно небольшая группа людей — бывшие сослуживцы по ФСБ, его друзья юности и его бывшие коллеги, с которыми он работал в органах власти Санкт-Петербурга — пользовались чрезмерным влиянием.

«Люди, принимающие участие в принятии определенных решений, зачастую вообще не занимают никакие официальные посты», — рассказал г-н Минченко изданию «Медуза» (Meduza) в декабре. «Ротенберг имеет больше влияния, чем большинство министров», — добавил он, имея в виду Аркадия Ротенберга, спарринг-партнера г-на Путина, который с 2000 года сумел построить целую строительную и транспортную империю.

Также в число влиятельных представителей ближайшего окружения г-на Путина входят Игорь Сечин, глава государственной нефтяной компании «Роснефть», Сергей Чемезов, глава государственного оборонного конгломерата РОСТЭК, и миллиардер Юрий Ковальчук, который владеет банками и медиа-активами.

«Сейчас наблюдается очень высокая напряженность, потому что все те, кто сегодня пользуется влиянием, хотят сохранить свое влияние в новом аппарате, который г-н Путин создает, — сказал источник, чья семья поддерживает связь с г-ном Путиным. — Если мы говорим о новых губернаторах, большинство из них сами по себе не имеют никакого политического веса. Если выстраивается четко работающий бюрократический аппарат, чья единственная функция — эффективно выполнять распоряжения, вы захотите оказаться среди тех, кто оказывает влияние на характер этих распоряжений».

Поэтому влиятельные представители путинского окружения изо всех сил стараются сделать своих протеже частью этого нового поколения бюрократов. «Когда в 2015 году начались перестановки, мы видели в основном протеже Чемезова, — говорит г-н Минченко. — Недавно активировался Ковальчук, а в прошлом году в игру вступили [министр обороны Сергей] Шойгу и Сечин».

По словам г-на Минченко, именно г-н Сечин добился назначения 40-летнего Глеба Никитина на должность губернатора Нижегородской области в сентябре. Г-н Никитин оказался в центре внимания, когда г-н Путин объявил о своем решении вновь баллотироваться в президенты в декабре, во время своего визита на автомобильный завод Нижнего Новгорода.

По словам двух источников, знакомых с г-ном Чемезовым, именно он протолкнул кандидатуру г-на Алиханова на пост губернатора Калининградской области — стратегической территории, граничащей с Польшей и странами Балтии. Этот молодой губернатор имеет связи с некоторыми высокопоставленными чиновниками: его отец дружил с Михаилом Бабичем, спецпредставителем г-на Путина в шести федеральных округах, который тоже служил в КГБ, с главой концерна «Антей», выпускающего оружие, и премьер-министром Чечни. Считается, что г-н Алиханов-старший также знаком с вице-премьером Игорем Шуваловым.

Назначения поддерживаемых Москвой аутсайдеров на должности глав областей вызывает массу споров. Г-н Алиханов уже успел поссориться с местной элитой. Лидеры местного бизнеса уже раскритиковали то, как он создал особую экономическую зону в этом анклаве. Активистов расстраивает медиа-кампания, направленная против тех жителей Калининградской области, которые пытаются сохранить культурное наследие этнических немцев.

Но г-н Алиханов не желает терпеть подобные споры. На вопрос об особой идентичности этих территорий он резко отвечает, что у них «нет и не может быть никакой другой идентичности, кроме общероссийской». В целом, как он считает, разногласия с представителями местной элиты не должны становиться предметов всеобщего обсуждения. «Мы решим этим проблемы за закрытыми дверями, именно так все и должно быть».

Губернатор Амурской области Александр Козлов настроен менее серьезно. Сидя под большим плакатом Чудо-женщины в одном из кафе Благовещенска, города недалеко от китайской границы, 37-летний губернатор показывает на своем «Айфоне» фотографии состоявшихся недавно лыжных соревнований и видео африканских студентов, купающихся в замерзших озерах в рамках российского православного фестиваля. Два молодых продюсера снимают его интервью для его канала «Губернатор Лайф» (Gubernator Live0 на «Ютубе» (YouTube), где вы можете посмотреть, как он едет в Москву и играет в хоккей — одно из хобби г-на Путина.

Г-н Козлов, который получил образование в Москве и работал в руководстве одной небольшой угольной компании, пришел в местную политику в 2011 году, а затем стремительно поднялся по карьерной лестнице до поста губернатора.

Его область, которая не так давно была одной из самых отсталых, начала развиваться благодаря реализации 55-миллиардного проекта по строительству газопровода, который идет через нее в Китай, а также благодаря тому, что после резкого ухудшения отношений с Западом Москва активно развивает свои отношения с Китаем. В нашей беседе постоянно упоминается имя г-на Путина.

«Президент назвал Амурскую область территорией, которая получает дополнительные инвестиции… Разумеется, нам кажется, что это очень важный показатель, — говорит он, стараясь произносить слова негромко и делая длинные паузы так, как это делает г-н Путин. — Он заявил, что в этом веке мы должны развивать наш Дальний Восток».

38-летний Андрей Никитин, губернатор Новгородской области с февраля 2017 года, столкнулся с не менее сложной задачей: он должен восстановить свою малонаселенную, относительно бедную область, вернув ей то влияние, которое она когда-то имела. Однако этот экономист, получивший образование в Швеции и до прошлого года возглавлявший Агентство стратегических инициатив, полон уверенности. Этот губернатор подходит к своей работе с позиций, которые роднят его скорее с «МакКензи», чем с КГБ.

По словам г-на Никитина, он опирается на свой опыт работы в агентстве, «анализируя и используя лучшие практики различных регионов», чтобы быстро поднять Новгородскую область. «Я сказал своим людям: езжайте в Тульскую область, узнайте, почему у них меньше чиновников, чем у нас, хотя их область больше, — говорит он. — Они съездили, посмотрели, и в прошлом году мы сократили чиновничий аппарат на 30%. Выяснилось, что они были нам не нужны».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536490


Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь > akm.ru, 15 марта 2018 > № 2532025

В Ульяновской области 13 марта 2018 года началась реконструкция газораспределительной станции (ГРС)-52 "Крестово Городище". Её цель - увеличение производительности станции для снабжения газом новых потребителей, в первую очередь предприятий промышленной зоны "Заволжье" и Портовой особой экономической зоны. Ввести обновленную станцию в эксплуатацию планируется до конца текущего года. Об этом говорится в сообщении компании "Газпром трансгаз Самара" (дочка Газпрома).

ГРС-52 была построена в 1977 году, имела один выходной газопровод и пропускную способность 30 тыс. кубометров газа в час. После реконструкции производительность станции возрастёт до 125 тыс. куб. м/час, а выходных газопроводов будет два. Один продолжит питать уже существующих потребителей, второй предназначен для обеспечения топливом будущих резидентов двух экономических зон, а также предприятий Чердаклинского и Старомайнского районов.

Начало работ было отмечено символической сваркой первого стыка строящегося газопровода - отвода. В торжественной церемонии приняли участие губернатор Ульяновской области Сергей Морозов и генеральный директор ООО "Газпром трансгаз Самара" Владимир Субботин.

Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь > akm.ru, 15 марта 2018 > № 2532025


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 марта 2018 > № 2543864

Путин и Курилы. Очерк недавней истории. Часть 2

Уговорит ли премьер Абэ «друга Урадзимира» сдать острова?

Вернувшись в 2012 г. на пост президента РФ, Владимир Путин продолжил дипломатию на японском направлении, пытаясь убедить восточных соседей в том, что в основе отношений двух стран должно быть взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Для этого были основания, ибо в условиях продолжающейся стагнации японской экономики, снижения конкурентоспособности японских товаров Россия и ее рынок становились необходимыми Японии.

Хотя японский бизнес и не подчиняется напрямую политической власти, он в своих решениях всё же зависим от настроений в стране, не может не учитывать позиции влиятельных средств массовой информации, в том числе по вопросам экономических связей с Россией. В опубликованной перед президентскими выборами 2012 г. В. Путиным статье «Россия и меняющийся мир» значительное место было уделено Азиатско-Тихоокеанскому региону. И это не случайно. В начале века президент Путин фактически пересмотрел проводившийся в 90-е годы курс на ориентацию в основном на США и Западную Европу и значительно усилил восточный вектор внешней политики России. И хотя в статье в основном говорилось об углублении отношений с КНР, имелось в виду и возрастание значения экономических связей с другими странами Восточной Азии, в том числе с высокоразвитой соседней Японией.

Об этом, в частности, свидетельствовали высказывания Путина во время встречи в марте 2012 г. с журналистами ведущих стран мира. Тогда он по своей инициативе заявил о желательности нахождения компромисса по продолжающему омрачать отношения двух стран «территориальному вопросу», применив известное ему по увлечению дзюдо японское слово «хикивакэ» — ничья.

В частности, было, сказано: «Мы с Вами, как дзюдоисты, должны делать смелые шаги, но для того, чтобы выигрывать и не проигрывать. В этой ситуации, как ни странно, мы не должны добиваться какой-то победы. В этой ситуации мы должны добиться приемлемого компромисса. Это что-то вроде «хикивакэ»… Надеюсь, мы всё-таки найдем точки соприкосновения, которые позволят двигаться дальше в решении этой проблемы. … Давайте так, когда я стану президентом, мы соберем наше министерство иностранных дел, посадим с другой стороны японское министерство и дадим им команду: «Хадзимэ!» («Начинай!») «.

Однако в Японии не совсем правильно восприняли эти слова. Ведь в действительности имелось в виду не столько прямое возвращение к условиям советско-японской совместной декларации 1956 г. о передаче Японии после заключения мирного договора островов Хабомаи и Шикотан, как посчитал Токио, сколько стремление к нахождению такого политического решения, когда не было бы, как неоднократно говорил Путин, «ни выигравшего, ни проигравшего». Однако возможно ли подобное в условиях, когда в Японии не желают и слышать о какой-то «ничьей» по Курилам? Да и призыв искать решение, чтобы были «и волки сыты, и овцы целы», представлялся чем-то напоминающим маниловщину.

Присутствовавший на пресс-конференции ведущий политический обозреватель газеты «Асахи симбун» Ёсибуми Вакамия даже счел возможным поправить Путина, заметив, что, «если мы хотим «хикивакэ», то двух островов недостаточно». Этим он, по сути, разъяснил, что в Японии содержащееся в совместной декларации 1956 г. согласие советской стороны передать Хабомаи и Шикотан не воспринимается как «ничья», и хотят большего.

Но Путин и не мог напрямую предложить реанимацию «хрущевского компромисса». Этому объективно препятствуют разнообразные факторы. Автоматического возвращения к условиям 1956 г. быть не может потому, что за прошедшие полвека ситуация существенно изменилась — были введены 200-мильные экономические зоны, появились технологии добычи с шельфа островов полезных ископаемых, в первую очередь энергоносителей. В случае «передачи» островов вместе с ними пришлось бы лишиться и богатейших обширных морских пространств. Ошибкой советской дипломатии, совершенной в 1956 г. под давлением тогдашнего лидера СССР Никиты Хрущева, было то, что Хабомаи обозначены в совместной декларации и продолжают обозначаться и сейчас как один остров. В действительности же это архипелаг, состоящий из 18 островов, морских камней и отмелей. И, как указывалось выше, вокруг каждого из них существует 200-мильная хозяйственная морская зона России.

Более того, есть обоснованное опасение того, что в случае «передачи» островов на них могут появиться направленные против России военные базы, о чём в последнее время прямо говорит японцам президент РФ. И представители японского руководства не в силах отвергать такую аргументацию, они признают, что в результате ухода России с южных Курил и перехода их под японский контроль на островах могут появиться новые рубежи передового развертывания американской или объединенной японо-американской военной группировки. Территория южных Курил может быть использована для передислокации части военных баз США на Окинаве, чего упорно добивается население этого острова. Так как Пентагон не намерен сокращать свое присутствие на Японских островах, размещение американских баз на Курилах в случае их передачи было бы подходящим решением и для Токио, и для Вашингтона. Насколько можно полагаться на заверения о том, что этого не произойдет, свидетельствует опыт вывода наших войск из Германии. Тогда тоже обещали «не расширять НАТО на восток».

Нельзя не учитывать и то, что политическая ситуация в России с 2001 г., когда Владимир Путин считал возможным «реанимировать» положения соглашения 1956 г., существенно изменилась. Если против попыток разрешить территориальные противоречия на основе компромисса тогда выступали в основном патриотические, левые организации России — КПРФ и ЛДПР, ныне же попытками территориальных уступок Кремля могут воспользоваться и так называемые либеральные силы, которые не преминут использовать вопрос о суверенитете южных Курил для политической борьбы против нынешней российской администрации. В этих условиях территориальные уступки стали бы сродни политическому самоубийству. Кстати, это относится и к японским политикам, которые, став фактически заложниками искусственно созданной «проблемы северных территорий», не могут поменять нынешнюю жесткую позицию, даже если захотят.

О том, что российское правительство согласно на широкое сотрудничество с Японией, но считает все Курильские острова российскими и не собирается никому их передавать, свидетельствовали повторные поездки Д. Медведева уже в качестве премьер-министра на Кунашир (2012 год) и Итуруп (2015 год). Медведев заявлял по поводу своего визита на Курильские острова летом 2015 г., что вопрос территориальных претензий не должен увязываться с отношениями России и Японии.

«Мы с Японией хотим дружить, Япония — наш сосед, мы хорошо относимся к Японии, но это никак не должно быть связано с Курильскими островами, которые являются частью России, входят в субъект России под названием Сахалинская область, и поэтому мы посещали, посещаем и будем посещать Курилы», — подчеркнул он.

В ответ Япония отложила визит своего министра иностранных дел в Москву. Правительство Японии заявило, что посещение премьер-министром РФ «спорных территорий» может стать большой помехой в развитии политического диалога Японии и России. Глава МИД Японии Фумио Кисида передал послу России официальный протест.

«Весомость этого визита значительно отличается от поездок других министров. И этот поступок ранит чувства жителей Японии, которые хотят возвращения этих территорий», — прокомментировали в МИД Японии приезд на Курилы российского премьера.

«Мы обеспокоены повторяющейся ситуацией с односторонними действиями российской стороны в отношении северных территорий. Мы настоятельно требуем (от России) конструктивной позиции для дальнейшего развития японо-российских отношений, в том числе в связи с проблемой заключения мирного договора», — заявил Кисида. В Москве ответили, что российские официальные лица продолжат посещать Курильские острова, невзирая на позицию Японии по этому вопросу.

Было очевидно, что японские политики вовсе не стремятся к компромиссам, о возможности которых дает понять президент Путин, а продолжают упорно стоять на всё той же нереалистичной позиции «всё или ничего». В этой ситуации в нашей стране росло понимание того, что мирный договор — это ничто иное, как анахронизм, искусственно подогреваемый японскими политиками, задавшимися целью через это соглашение реализовать свои реваншистские помыслы, добиться от страны-победителя политических и территориальных уступок. Отрадно, что понимание этих целей японского правительства существует и в высшем руководстве нашей страны.

Как известно, Япония присоединилась к объявленным западным миром во главе с США незаконным экономическим и иным санкциям в отношении России, выступив против справедливого, основанного на волеизъявлении народа «возвращения в родную гавань» русского Крыма. В этой ситуации в Кремле, похоже, решили прекратить потакание японским притязаниям на российские Курильские острова. 26 января 2016 г. министр иностранных дел РФ С. Лавров заявил на пресс-конференции, что Москва не считает заключение мирного договора с Японией тождественным решению территориальной проблемы, как это представляет себе Токио.

«Да, есть договоренность между президентом России и премьер-министром Японии, чтобы среди тех вопросов, которые предстоит решить, обязательно присутствовал вопрос мирного договора, — отметил министр. — Мы не считаем, что мирный договор — это синоним решения территориальной проблемы. Это шаг, который необходим для того, чтобы отношения между двумя странами были нормальными не только по сути, но и по юридическому оформлению». Трудно допустить, что столь важное высказывание не было согласовано с отвечающим за внешнюю политику президентом страны.

В ответ раздосадованным японцам не оставалось ничего другого, как в очередной раз выразить свое недовольство позицией России. Правительство Японии заявило о «неприемлемом характере заявлений главы МИД РФ по проблеме северных территорий», обещав и впредь «проводить адекватную политику» в вопросе принадлежности Курил. Однако политика конфронтации с Россией, снижения уровня торгово-экономического взаимодействия с нашей страной не отвечает интересам испытывающей затянувшиеся экономические невзгоды Японии. Ослаблению напряженности в отношениях двух стран и попытке вернуться к обсуждению вопроса заключения мирного договора, включающего территориальное размежевание, должен был послужить прямой разговор лидеров двух стран.

Неофициальный визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Сочи для проведения бесед с президентом РФ В. Путиным 6 мая 2016 г. ознаменовался интригующими заявлениями о достигнутой договоренности сторон прибегнуть к некоему «новому подходу» к развитию двусторонних отношений, включая поиск взаимоприемлемого решения так называемой «территориальной проблемы». Готовясь к встрече, президент Путин 14 апреля 2016 г. заявил журналистам, что постоянно поднимаемый японским правительством так называемый «территориальный вопрос» когда-то найдет свое компромиссное решение. Хотя разъяснений о том, каким может быть этот компромисс, не последовало, в Японии расценили слова президента как подтверждение его согласия продолжать обсуждать японские претензии.

Такое подтверждение было для японского правительства особо важно, ибо прозвучавшее 2 сентября 2015 г., в день 70-й годовщины подписания милитаристской Японией Акта о безоговорочной капитуляции, высказывание заместителя министра иностранных дел РФ Игоря Моргулова свидетельствовало о другом.

Моргулов тогда заявил:«Никакого диалога с Токио по «курильской проблеме» мы не ведем. Этот вопрос решен 70 лет назад: южные Курилы перешли к нашей стране на законных основаниях, по итогам Второй мировой войны. Суверенитет и юрисдикция России над ними сомнению не подлежит». Затем эту позицию подтвердил и министр иностранных дел РФ С. Лавров, заявив, что принадлежность Курил «не является предметом для дискуссий».

И вот — новый разворот. Отвечая на вопрос об обсуждении в Сочи «территориальной проблемы», пресс-секретарь президента РФ Д. Песков заявил: «Тема поднималась в весьма конструктивном ключе. Контакты будут продолжены на уровне министерств иностранных дел». А японское агентство «Киодо цусин» сообщило, что премьер Абэ предложил Путину новый подход к решению проблемы Курильских островов. Однако в чем состояла новизна японской позиции, не раскрывалось.

Как и следовало ожидать, архаичная в век информационной революции «тайная дипломатия» обернулась слухами о том, что «Путин продает Курилы». Дело дошло до того, что МИД РФ вынужден был раздраженно и не очень дипломатично опровергать эти слухи, назвав их «бредом». Дабы не нагнетать страсти, президент решил успокоить общественность, заявив, что не собирается что-либо продавать. Однако успокоения не наступило, ибо четкого подтверждения неприкосновенности российских дальневосточных границ не последовало. Пришлось министру Лаврову разъяснять в интервью, что «мы не отдаем Курильские острова и не выпрашиваем у Японии мирный договор». Но при этом руководитель внешнеполитического ведомства сделал акцент на подтверждении приверженности российского правительства положениям подписанной 19 октября 1956 г. Советско-японской совместной декларации. Подтверждение российским МИД действенности этого положения позволяло японским политикам считать, что вопрос о передаче Хабомаи и Шикотана якобы решен, и теперь следует упорно добиваться от России еще и самых больших и наиболее освоенных островов Курильской гряды — Кунашира и Итурупа, о которых речь в декларации вообще не идет. Более того, в японской прессе стали появляться утверждения о том, что «возвращение островов» должно предшествовать подписанию мирного договора, а не наоборот, как предусмотрено в тексте декларации.

Содержание состоявшихся в Токио консультаций заместителя министра иностранных дел РФ И. Моргулова с представителем Японии по вопросам российско-японских отношений Тикахито Харада также осталось неизвестным российской общественности. И журналистам пришлось пользоваться информацией от некоего безымянного источника, который сообщил о том, что «в ходе переговоров японские партнеры допустили возможность рассмотреть предложение о совместной хозяйственной и экономической деятельности» на южных островах Курильской гряды.

Процитируем одно из тогдашних сообщений: «Содержание этой закрытой дипломатической беседы, по понятным причинам не раскрывается, однако, как отмечает издание (газета «Известия») со ссылкой на источник, близкий к переговорам, на переговорах обсуждалась совместная экономическая деятельность на Курильских островах, что может стать колоссальным прорывом в российско-японских отношениях».

Но в японской прессе подтверждения этой информации не последовало. Среди японских специалистов по поводу публикации в «Известиях» высказывалось мнение, что подобная «утечка» организована для того, чтобы прозондировать позицию Японии по поводу участившихся призывов российских высокопоставленных лиц приступить к совместному развитию южных Курил. Зато они утверждали, что на консультациях в Токио обсуждался территориальный вопрос.

Раздутую российскими СМИ «сенсацию» по поводу якобы достигнутых «прорывных решений» вынужден был опровергать министр Лавров, заявив во время интервью, что были лишь подтверждены договоренности 2013 г. о развитии двусторонних отношений. И всё же «новация» японской позиции имела место. Она состояла в том, что, если раньше Токио соглашался на широкое экономическое сотрудничество с нашей страной только после «возвращения северных территорий», то теперь, в условиях экономических трудностей России, было решено предложить такое сотрудничество в обмен на согласие Москвы вернуться к обсуждению японских притязаний на Курилы. И в определенной степени японцы в этом преуспели. В российской прессе наперебой стали рекламировать представленный российскому президенту премьер-министром Абэ «план из восьми пунктов по экономическому сотрудничеству».

Тем временем определенная часть российских журналистов, не обременяя себя знанием истории российско-японских отношений, продолжали сетовать по поводу отсутствия мирного договора между двумя странами, называя вслед за премьером Абэ ситуацию «ненормальной». Они упорно тиражировали ложные утверждения о том, что между Россией и Японией в отсутствии мирного договора якобы сохраняется «формальное состояние войны», которое ради всемерного развития экономических отношений с Японией надо незамедлительно прекратить.

И это при том, что в первой статье совместной декларации 1956 г. провозглашается: «Состояние войны между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией прекращается со дня вступления в силу настоящей декларации, и между ними восстанавливаются мир и добрососедские дружественные отношения».

В российской прессе стали появляться сообщения о том, что-де японцы уже определяют суммы крупных инвестиций в российскую экономику. Газета «Известия» утверждала, что некий «источник, близкий к дипломатическим кругам Японии», сообщил, что во время визита в Японию президента РФ В. Путина премьер-министр Абэ предложит пакет инвестиционных проектов в обмен на передачу Курильских островов. Был назван и объем инвестиций — около 20 миллиардов долларов. Японская газета «Нихон кэйдзай» информировала, что, в частности, японские власти готовы предложить России новейшие технологии в области медицины, а также сотрудничество японских компаний с «Почтой России».

Параллельно японцами давалось понять, что экономическая помощь непосредственно связывается с политическими уступками Москвы по поводу Курил. Представитель японского правительства сообщил, что Токио не пойдет на компромиссы, а будет добиваться выполнения своих требований в полном объеме. То есть настаивать на «возвращении» Японии всех южных Курильских островов — Итурупа, Кунашира, Шикотана и гряды Хабомаи. Государственный министр по делам Окинавы и северных территорий (Курильских островов) Ёсукэ Цурухо не оставил на этот счет никаких сомнений, заявив: «Базисный курс правительства Японии заключается в том, чтобы на переговорах определить принадлежность всех четырех островов». Естественно, речь шла о принадлежности их Японии.

Не скрывал своих целей и сам Абэ. Находясь под давлением оппозиции и националистических правых сил, он не мог искать компромиссные решения. «Мы думаем усиленно вести переговоры с российской стороной, чтобы, развивая отношения в самых широких областях, включая экономику, решить вопрос о возвращении четырех островов и заключить мирный договор», — заявил премьер-министр, отвечая на вопросы депутатов японского парламента.

В известной степени точки над i были поставлены президентом Путиным в состоявшемся 1 сентября 2016 г. во Владивостоке интервью корреспонденту американского информационного агентства Блумберг. Приведем отрывок из интервью, касающийся так называемого «территориального вопроса»:

«Дж. Миклетвейт: Один из гостей (форума) — это премьер-министр Японии Абэ, он приезжает во Владивосток, и кажется, что намечается политическая сделка, можно так сказать. Возможно, вы отдадите один из Курильских островов в обмен на серьёзное экономическое сотрудничество, его наращивание. Готовы ли Вы к такой сделке?

В. Путин: Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой, и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас ещё в 1956 году был подписан договор, и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным Советом СССР, и японским парламентом. Но затем японская сторона отказалась его выполнять, а затем и Советский Союз как бы свёл тоже на нет все договорённости в рамках этого договора.

Несколько лет назад японские коллеги попросили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали, мы пошли навстречу. За предыдущие пару лет не по нашей инициативе, а по инициативе японской стороны фактически эти контакты были заморожены. Но сейчас наши партнёры проявляют желание вернуться к обсуждению этой темы. Речь не идёт о каком-то обмене, о каких-то продажах. Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя в накладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей.

Дж. Миклетвейт: Но, а вы сейчас к этой сделке близко подошли? Ближе, чем в 1956 году?

В. Путин: Я не думаю, что ближе, чем в 1956 году, но, во всяком случае, мы возобновили диалог на этот счёт и договорились о том, что наши министры иностранных дел и соответствующие эксперты на уровне заместителей министров активизируют эту работу. Конечно, это всегда является и предметом обсуждения и на уровне президента России, и премьер-министра.

Уверен, что, когда мы будем встречаться с господином Абэ здесь, во Владивостоке, мы также будем эту тему обсуждать, но для того, чтобы её решить, она должна быть очень хорошо продумана и подготовлена, повторяю ещё раз, на принципах не нанесения ущерба, а, наоборот, на принципах создания условий для развития межгосударственных связей на длительную историческую перспективу.

Дж. Миклетвейт: Действительно, мне кажется, что территория на восточном фланге Вас не так сильно волнует. Вы остров Тарабаров, например, Китаю отдали в 2004 году, а вот Калининград, например, может, тоже отдать?

В. Путин: Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет — хочу это подчеркнуть, 40 лет, — и, в конце концов, нашли компромисс. Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой.

Хочу подчеркнуть, что это стало возможным исключительно — это очень важно — на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие-то компромиссы.

Но есть принципиальная разница между вопросом, связанным с японской историей, и, скажем, с нашими переговорами с Китаем. В чём она заключается? Она заключается в том, что японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплён в международных документах, связанных с результатами Второй мировой войны. А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и с какими-то военными конфликтами не имеют. Первое. Вернее, это уже второе.

А третье — что касается западной части. Вы сказали про Калининград.

Дж. Миклетвейт: Это шутка, конечно.

В. Путин: А я Вам скажу без всяких шуток. Если кому-то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, — пожалуйста, флаг в руки, начинайте».

Главное в сказанном президентом было указание на то, что для России не приемлема схема «торговли территориями», обмена их на экономическое сотрудничество, а также четкое предупреждение против попыток пересматривать итоги Второй мировой войны, включая территориальные.

Перед неоднократно откладывавшимся из-за оппозиции правительства США и лично президента Б. Обамы визитом президента РФ В. Путина в Японию участились разговоры о якобы возможном достижении российско-японского согласия по поводу совместной хозяйственной деятельности на южных островах Курильской гряды. Эта идея была воспринята в нашей стране неоднозначно.

Ученые — специалисты по Японии и российско-японским отношениям и депутаты Сахалинской областной думы обратились к президенту РФ с открытым письмом, в котором, в частности, отмечали: «Вызывают озабоченность настойчивые попытки японского руководства, предлагающего в последнее время — в обмен на расширение японо-российского, включая инвестиционное, сотрудничества — различные схемы организации некоего «совместного хозяйственного освоения» южных Курил, истинной целью которых неизменно остается «не мытьем, так катаньем» добиться удовлетворения своих территориальных претензий к нашей стране».

Заговорили о запуске процесса «ползучей сдачи» Японии всех южных островов Курильской гряды. Ибо экономически более активная и финансово богатая Япония легко за несколько лет приберет к рукам всю экономику островов, заселит их колонистами и даже при формальном суверенитете России превратит их в свои.

Тем не менее, как сообщалось, в ходе визита в Японию в декабре 2016 г. президент Путин в беседе тет-а-тет убедил своего партнера по переговорам премьера Абэ согласиться с участием японских компаний в совместной деятельности на Курилах. В то же время он призвал японцев «прекратить исторический пинг-понг» по Курилам. Однако в ответ премьер Абэ вновь связал проблему заключения мирного договора именно с решением «территориальной проблемы». Он заявил, что Москва и Токио должны продвигаться к заключению мирного договора, «отсутствие которого пока не дает странам урегулировать территориальный спор вокруг северных территорий».

В Японии, хотя и были недовольны результатами визита Путина, ибо не произошло желанного и ожидаемого «возвращения» островов, понимают, что сразу добиться удовлетворения требований возврата островов едва ли удастся, и потому дают понять, что могли бы согласиться на растянутое по времени превращение южных Курил в японские владения. В этом японцев усиленно убеждает их премьер-министр. В отличие от помощника президента РФ по международным вопросам Юрия Ушакова, сделавшего в Токио во время визита акцент на том, что совместная деятельность будет вестись строго по российским законам, Абэ утверждает, что якобы по договоренности с Путиным речь идет о совместной экономической деятельности на южных Курилах в рамках какой-то особой юридической системы. По сообщениям из Токио, в телевизионном интервью сразу после завершения визита глава японского правительства объявил, что речь идет о чем-то «беспрецедентном». По его словам, «совместная экономическая деятельность на островах будет вестись вне рамок японского или российского законодательства, чтобы не ставить под сомнение позиции двух стран».

В связи с этим уместно напомнить первоначально сокрытую от российской общественности «беспрецедентную» сделку российских и японских дипломатов во времена ельцинского правления по поводу разрешения японским рыбакам вести лов даже не в 200-мильной экономической зоне России, а в ее территориальных водах. Об этой нарушающей российское законодательство сделке рассказывал один из ее инициаторов, тогдашний посол РФ в Японии А. Панов. Он заявил:

«Японцы прямо не признают суверенитет России над Курилами и поэтому могут потребовать особых экономических зон со своими правилами. Это вполне возможно. Не теряя своего лица, обе стороны могут согласиться на такое экономическое сотрудничество…

Примерно так же мы сделали, когда договорились о так называемом промысле японцев возле этих островов. Тогда Россия фактически пошла на изменение (читай — нарушение — А.К.) своего законодательства, хотя это не афишировалось, о том, что японские рыбаки могут осуществлять рыболовство в территориальных водах этих островов. Ни одно государство фактически не разрешает осуществлять рыболовство в своих территориальных водах».

Не приходится говорить, что незаконный допуск японских рыбаков в территориальные воды нашей страны серьезно нарушал и продолжает нарушать суверенные права и интересы отечественного рыболовства в данном, весьма богатом рыбой и морепродуктами, регионе, что вызывало протесты российских рыболовных кругов. Японская сторона по подписанному в 1998 г. заместителем премьер-министра РФ Б. Немцовым соглашению не только не предоставила российским рыболовным судам аналогичные права на промысел в японских водах, но и не взяла на себя никаких обязательств по соблюдению ее гражданами и судами законов и правил рыболовства, действующих в Российской Федерации. Другими словами, японской стороне было предоставлено «право экстерриториальности», ущемляющее российский суверенитет в пределах собственной морской территории.

С самого начала вызывало сомнение то, что японское правительство действительно пойдет на участие в развитии южных Курил, ибо согласие Токио на работу японских компаний на южнокурильских островах с подчинением российскому законодательству противоречит японской позиции о непризнании суверенитета России на эти территории. Напомним, что в 2009 г. депутаты обеих палат японского парламента единогласно приняли закон, подтверждающий японский суверенитет на этих принадлежащих России территориях. Закон провозглашает острова Итуруп, Шикотан, Кунашир, а также группу островов Хабомаи «частью Японии».

Возможны два объяснения сложившейся ситуации. Или стороны в декабре 2016 г. по поводу суверенитета так и не договорились, оставив вопрос открытым для последующего обсуждения, или российская сторона не в полной мере информировала граждан РФ о достигнутых соглашениях по поводу компромисса в вопросе о распространении на японских граждан действующего на островах законодательства.

Не было полной ясности в этом вопросе и в Японии. ТАСС сообщал из Токио: «Последний соцопрос проводился после визита Путина, который прошел в декабре прошлого года, и в целом японцы положительно относятся к идее совместной деятельности. Единственно, наиболее важный вопрос, по мнению японцев, — это то, как она будет осуществляться? Премьер-министр Абэ говорит о том, что для этого нужно создать специальную систему. Конкретики пока на этот счет мало, однако речь идет, скорее всего, о том, что стороны должны определиться с главным вопросом: это юрисдикция. То есть под чьим управлением эти территории будут находиться? Естественно, российская сторона придерживается мнения, что всё должно остаться, как сейчас есть. Острова принадлежат России, и Япония на них не может претендовать».

Если же власти Японии будут продолжать усматривать в своем участии в развитии Курил лишь способ внедриться на острова и постепенно захватывать на них «командные высоты», заодно приучая местное население к японскому присутствию с тем, чтобы овладеть «северными территориями», перспективы «совместного хозяйствования» представляются призрачными.

Нельзя соглашаться с тем, чтобы японцы получили монопольные права на работу на островах южной части Курильской гряды. Тем более неприемлемо требование создания для японских компаний «режима экстерриториальности», чреватого тем, что на острова будет запущен японский «троянский конь». Если японские власти не желают работать на Курилах по российским законам, это право должно быть предоставлено всем желающим — компаниям Китая, Республики Корея, Индии, Вьетнама и других стран ЮВА, а также американцам и европейцам.

Следует согласиться с полпредом президента в ДФО Юрием Трутневым, который в ходе рабочей поездки на Сахалин так прокомментировал ситуацию с совместным с Японией освоением островов Курильской гряды: «Если планы по совместной с Японией деятельности по освоению островов так и останутся на стадии разговоров, мы создадим ТОР «Курилы»… Мы сильно долго ждать не будем. Если увидим, что никаких особо эффективных форм совместной деятельности не возникает, будем вносить предложение о создании ТОР «Курилы». У нас все созданные ТОР работают. Мы знаем, куда идти и как развиваться. Мы можем это сделать с японскими коллегами, а можем и без них».

Предупреждение было услышано. В ответ генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга подтвердил, что Япония сохраняет свой подход к ведению совместной экономической деятельности с Россией на «северных территориях». «Мы твердо намерены настаивать на своих идеях», — заявил официальный представитель правительства Японии. Отсюда следует, что линия на тесное увязывание возможного экономического сотрудничества на Курилах с политическими претензиями Токио на эти территории будет сохранена, и никаких изменений ожидать не приходиться. Конечно же, такая позиция не может вселять оптимизм по поводу реализации достигнутых, как объявлялось во время декабрьского визита, договоренностей.

Весьма осторожно оценивают перспективы совместной хозяйственной деятельности и японские специалисты по России. Так, эксперт по японо-российским отношениям, профессор университета «Такусёку» Кэнро Нагоси написал для авторитетного журнала «Форсайт» статью, в которой заключает: «Российская сторона выразила желание развивать структуру сотрудничества в сфере рыбной промышленности вблизи четырех островов, по которой было достигнуто соглашение в 1998 году. Тем не менее, что касается совместной хозяйственной деятельности на суше, то, похоже, количество сложных задач вырастет. Предполагается, что российская таможня и пограничники, исповедующие консервативные взгляды, могут стать препятствием.

Также неизвестно, будет ли способствовать развитие такой деятельности решению проблемы принадлежности островов. Совместная хозяйственная деятельность, в ходе которой японцы и японские компании будут впервые после войны работать на четырех островах, станет неизведанным испытанием для Японии».

Договоренности по совместной хозяйственной деятельности РФ и Японии на Курильских островах не должны противоречить российскому законодательству, которое в полном объеме распространяется на этот регион, заявил в интервью заместитель министра иностранных дел РФ И. Моргулов. «Реальность такова, что на этих островах в полном объеме действует российское законодательство. Любые будущие договоренности по СХД не должны ему противоречить», — сказал высокопоставленный дипломат в интервью японской газете «Токио симбун». Такая позиция отвергает спекуляции японских СМИ по поводу якобы согласия Москвы рассматривать предложения о предоставлении желающим работать на южных Курилах японским гражданам неких «особых юридических прав».

Не менее важным является и заявление И. Моргулова о том, что Россия будет последовательно добиваться от Японии признания и уважения итогов Второй мировой войны. Он указал: «Относительно проблемы мирного договора наша позиция хорошо известна и остается неизменной. Будем последовательно добиваться признания японской стороной итогов Второй мировой войны». Обратим внимание, что столь четкое заявление было сделано в дни, когда в мире отмечалась 72-я годовщина капитуляции Японии и окончания Второй мировой войны.

Однако, похоже, премьер-министр Абэ уже перестал реагировать на заявления МИД РФ. Всё свое внимание он уделяет контактам главным образом с президентом В. Путиным, который, по его мнению, так же, как и он, стремится разрешить территориальную проблему и подписать долгожданный мирный договор.

На сентябрьской встрече во Владивостоке в 2017 г. он особо подчеркивал в выступлении на экономическом форуме: «Самое главное для японско-российских отношений — заключение мирного договора. Так сказал президент Путин во время своего визита в Японию. На этот раз мы полны решимости, что именно нашими руками мы подпишем мирный договор». Путин вежливо не возражал.

Стремление Абэ оставить заметный след в истории, выполнив завет своего отца, министра иностранных дел Японии Синтаро Абэ, «решить территориальный вопрос» и подписать договор с Россией, понятно. Он его и не скрывает. Понятна и поспешность Абэ, когда он объявляет, что подпишет договор именно в период нахождения у власти Путина и его самого. Несмотря на убедительную победу возглавляемой им партии на всеобщих парламентских выборах, обещавшая экономический прорыв «абэномика» буксует, социальная ситуация не улучшается, многие японцы недовольны резким креном страны вправо, уходом от пацифизма, опасным следованием в военной политике за США, что нагнетает напряженность в Северо-Восточной Азии в непосредственной близости от Японии.

Заключение мирного договора с Россией добавило бы политических очков в копилку Абэ и помогло бы сохранять власть. Но трудно допустить, что ради этого он пойдет на кардинальное изменение условий заключения мирного договора, вплоть до согласия с предложенным Путиным «хикивакэ». Тем более что содержание этого «хикивакэ» остается неясным как в Японии, так и в России. В Японии же существуют весьма влиятельные и могущественные силы, которые едва ли позволят Абэ, как и какому-либо другому премьеру, экспериментировать в политике на российском направлении. Не заинтересован в полной нормализации и всемерном развитии японо-российских отношений и сюзерен Японии — США.

А, значит, затянувшаяся партия в «курильский пинг-понг» вопреки интересам народов-соседей, стремящихся к не обремененному надуманными проблемами сотрудничеству, будет японским правительством продолжена. А вот должна ли Россия продолжать участвовать в этой навязываемой ей бесконечной бесплодной игре? На этот вопрос претендент на еще один шестилетний президентский срок Владимир Путин пока ответа не дал. А пора бы…

В связи с этим обратило внимание восклицание В. Путина по поводу вопроса об обстоятельствах, при которых Крым вновь может стать «частью Украины»: «Да что вы, с ума сошли что ли? Нет таких обстоятельств, и не будет никогда». Хотелось бы верить, что недалек тот час, когда нечто подобное будет сказано и о русских Курилах.

В заключение хотел бы привести, на мой взгляд, заслуживающее внимания руководителей нашей страны высказывание по поводу «курильского вопроса» одного из пользователей интернета, подписавшегося ником «Майкл Сноуден».

Он написал: «Президент в России имеет право на всё. Вполне по силам не просто отдать острова, но еще и объяснить гражданам, что именно такое решение и будет для них самым желательным и долгожданным. Эта очевидная разница между японской властью и российской не оставляет большого простора для версий и сценариев — сама возможность достижения договоренности по курильскому вопросу между Токио и Москвой может значить только отказ от островов. И если такая договоренность действительно достигнута, то мы имеем дело, наверное, с самым безумным решением, на какое только способна российская власть.

Но пока этого не случилось, важно не забывать еще несколько простых вещей. Если российское государство оказалось не в состоянии содержать свои регионы в таком виде, чтобы их жителям было бы так же комфортно, как москвичам и петербуржцам, то это значит, что российское государство не справляется со своими функциями. И еще: если возможность отторжения от России каких-то земель в обмен на пусть колоссальную, но в прямом смысле слова гуманитарную помощь сейчас не кажется фантастикой и обсуждается всерьез, то это значит, что Россия не настолько великая держава, какой она хочет казаться. Что бы ни сказал нам Путин завтра, сама возможность торга о Курилах — признак государственной несостоятельности, которую, очевидно, уже сейчас можно считать фактом».

Анатолий Кошкин

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 марта 2018 > № 2543864


Эстония. Финляндия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 13 марта 2018 > № 2536374

Разрешение на строительство газопровода Эстония-Финляндия получено.

Balticconnector станет частью общеевропейской энергетической сети Европейского союза TEN-E для диверсификации рынка.

Эстонское правительство выдало разрешение государственной энергетической компании АО Elering на строительство в особой экономической зоне страны газопровода Balticconnector между Эстонией и Финляндией. Газопровод, сообщила пресс-служба правительства, возьмет начало на эстонском полуострове Пакри и пройдет по дну Финского залива до Инкоо в Финляндии. Его длина в водах Эстонии составит около 32,8 километра.

В ходе подготовительных работ уже исследовано трансграничное влияние газопровода на окружающую среду, проведены необходимые экологические исследования. «Строительство Balticconnector не будет сопровождаться таким негативным воздействием на окружающую среду, которого нельзя избежать», – говорится в сообщении.

Проект строительства газопровода – часть общеевропейской энергетической сети Европейского союза TEN-E, целью которого – обеспечение эффективно работающего энергетического рынка и его диверсификация. По данным АО Elering, строительство газопровода может начаться во второй половине 2018 года.

Эстония. Финляндия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 13 марта 2018 > № 2536374


Турция. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 13 марта 2018 > № 2526099

В ОЭЗ «Алабуга» может появиться сталепрокатный завод за $250 млн

Турецкая компания Gemont планирует построить в Татарстане завод по выпуску холоднокатаного проката и его переделов на 770 тыс. т с перспективами расширения до 1,25 млн т. Российская дочерняя структура Gemont уже получила статус резидента особой экономической зоны (ОЭЗ) «Алабуга», а глава Татарстана Рустам Минниханов пообещал проекту максимальную поддержку. Однако российские металлурги, которые могли бы поставлять горячекатаный прокат на завод, холодно встретили планы турецкой компании.

Наблюдательный совет ОЭЗ «Алабуга» во главе с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым 12 марта утвердил резидентом зоны ООО «Гемонт Металл», которое планирует к 2020 г. построить завод по выпуску листового проката с покрытиями. Инвестиции в первую очередь на 770 тыс. т в год оцениваются в $250 млн, в будущем мощность комплекса может быть увеличена до 1,25 млн т в год. Завод будет выпускать холоднокатаный прокат с дальнейшими переделами: закаленный, оцинкованный и окрашенный. Среди потребителей называются производители электробытовой техники, автомобильные компании, строители, трубники.

Гемонт Металл было создано в августе 2017 г., учредитель компании — председатель совета директоров Gemont Садык Акман. Gemont специализируется на строительстве промышленных объектов, в ее портфолио есть подряды для металлургов (в основном для турецкой Erdemir), а также для нефтехимических, автомобильных, энергетических и других компаний. В Татарстане компания достраивает комплекс глубокой переработки тяжелых остатков нефти для ТАИФ-НК (размер контракта — $530 млн). У Gemont есть собственное производство промышленного оборудования и металлоконструкций в Измите.

Гендиректор ОЭЗ «Алабуга» Тимур Шагивалеев сказал, что все вопросы с предоставлением земельного участка и с инфраструктурой для нового резидента решены, специально для него будет построена железнодорожная ветка.

По условиям ОЭЗ, компания стандартно получит десятилетнее освобождение от имущественного, земельного и транспортного налогов, налог на прибыль составит 2% в первые пять лет, 7% в последующие пять и 15,5% до 2055 г.

Необходимый будущему заводу Gemont горячекатаный прокат вряд ли будут завозить из Турции, где он в дефиците, и указывает, что в России «три известных поставщика» — это ММК, НЛМК и Северсталь.

Представитель компании Gemont примет участие в конференции "Оцинкованный и окрашенный прокат", которая пройдет 15 - 16 марта в Москве.

Турция. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 13 марта 2018 > № 2526099


Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 марта 2018 > № 2532426 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международной торговли Республики Зимбабве С.Мойо, Хараре, 8 марта 2018 года

Вопрос: Вы уже посетили ряд африканских стран – Анголу, Намибию и Мозамбик. Какие главные интересы у России в регионе?

С.В.Лавров: Визит в Зимбабве является частью большой поездки по Африке. Мы уже посетили Анголу, Намибию и Мозамбик. Сегодня мы в Хараре. Завтра у нас переговоры в Эфиопии с руководством страны и с руководством Африканского союза.

Если говорить о тех странах, которые мы посетили на настоящий момент, то с каждой из них нас связывают очень добрые дружественные связи, которые зародились еще в период борьбы ваших народов за независимость. Взаимные симпатии и дружественные чувства между нашими народами очень сильны, что обеспечивает очень доверительный и эффективный политический диалог, в том числе на высшем уровне.

Наше общее с африканскими друзьями желание сделать так, чтобы торгово-экономические и инвестиционные связи вышли на уровень, который будет соответствовать политическим и доверительным отношениям.

Сегодня на переговорах с Президентом Республики Зимбабве Э.Мнангагвой, Вице-президентом и с участием подавляющего большинства министров экономического блока мы обсуждали задачи, которые стоят в сфере развития наших торговых и инвестиционных связей. Отводим важную роль повышению эффективности работы российско-зимбабвийской Межправительственной комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству, которая в этом году должна провести свое очередное заседание.

Особое внимание сегодня уделили реализации проекта освоения платинового месторождения «Дарвендейл» – одного из крупнейших в мире, на котором работает совместное предприятие России и Зимбабве.

У нас также состоялся неплохой разговор о перспективах сотрудничества в алмазной области. Мы проинформировали наших друзей о заинтересованности многих российских компаний установить партнерские связи со своими коллегами из Зимбабве – это АО «ВТК КАМАЗ», ООО «Комбайновый Завод «Ростсельмаш», АО «ОКХ «Уралхим», АО «Росгеология» и другие.

Обсудили также перспективы военно-технического сотрудничества. У нас при Межправительственной комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству функционирует соответствующая рабочая группа.

Безусловно, значительное внимание уделили рассмотрению вопросов международной повестки дня, по которым мы тесно координируем наши действия, в том числе и в ООН.

С Министром иностранных дел и международной торговли Республики Зимбабве С.Мойо мы рассмотрели наши контакты по линии Россия – Африканский союз, Россия – Сообщество развития Юга Африки и с другими субрегиональными организациями.

Мы высоко ценим конструктивную роль, которую играет Зимбабве в рамках общих африканских усилий по урегулированию различных региональных кризисов и конфликтов.

Я считаю, что переговоры здесь, как и в странах, о которых я уже упомянул, в Анголе, Намибии и Мозамбике, были весьма полезными как для дальнейшего продвижения нашего двустороннего сотрудничества во всех областях, так и для координации действий по актуальным вопросам внешнеполитической повестки.

Вопрос: Госсекретарь США Р.Тиллерсон сейчас находится в турне по странам Африки. Накануне он раскритиковал китайскую политику на африканском направлении, в частности, рассказал, что такая политика приводит к увеличению долгов, не приводит к созданию рабочих мест и в целом угрожает политической и экономической стабильности. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Я не знал, что Р.Тиллерсон – специалист по китайско-африканским отношениям. Мне кажется, что не вполне корректно, находясь в гостях, высказываться по поводу отношений хозяев с другими странами, да еще и в таком негативном ключе. Если, конечно, это правда, так как я не видел таких сообщений.

Вопрос: Что предполагает создание особых экономических зон (ОЭЗ)? О чем было специальное послание Президента Российской Федерации В.В.Путина Президенту Зимбабве М.Мнангагве?

С.В.Лавров: Сегодня был подписан меморандум между соответствующими министерствами, занимающимися вопросами промышленности и торговли. На самом деле, было подписано несколько меморандумов. Один из них – о намерении создать специальную экономическую зону в Зимбабве. Этот проект будет проработан специалистами, профессионалами. Результаты этой проработки будут доложены руководству наших стран, профильным министерствам. Думаю, что это не займет много времени. Соответствующие решения будут приняты.

Что касается послания, которое было передано от имени Президента В.В.Путина Президенту М.Мнангагве, то, прежде всего, это выражение поддержки усилий руководителя Зимбабве по стабилизации политической обстановки, консолидации общества, развитию всестороннего сотрудничества с теми странами, которые готовы помогать Зимбабве в решении стоящих перед этой страной проблем.

Вопрос (перевод с английского языка): С учётом планов по расширению сотрудничества с Зимбабве, на какие аспекты Вы обратили особое внимание, зная, что во многих странах сомневаются относительно взаимодействия с Зимбабве по причине некоторых особенностей местной политики?

С.В.Лавров: Честно говоря, не совсем понимаю, почему мы должны что-то навязывать нашим друзьям. Мы работаем со всеми странами, которые готовы сотрудничать на основе равноправия и взаимной выгоды. Мы не приемлем односторонних шагов по навязыванию санкций, мер принуждения, которые применяются в том числе и в отношении Зимбабве. Считаю, что подобные политизированные шаги существенно искажают функционирование рынка. Можно сказать, что те, кто применяет односторонние санкции, непозволительным, противоправным образом вмешиваются в игру свободных рыночных сил и в правила, которые заложены в мировой экономике.

Вопрос: Завтра Вы будете в Эфиопии. Насколько нам известно, российская сторона предлагала провести там встречу с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Скажите, ответили ли американцы на это предложение?

С.В.Лавров: Не хотел высказываться на эту тему, но сегодня узнал, что вчера американцы заявили о том, что не было никакого обсуждения возможности встречи в Аддис-Абебе между мной и Р.Тиллерсоном. Поскольку они сочли уместным сделать такое заявление, хочу сказать, что это неправда. На самом деле все было следующим образом. В январе состоялось заседание СБ ООН под председательством Президента Казахстана Н.А.Назарбаева, в котором мне было поручено участвовать. Госсекретарь США Р.Тиллерсон туда прибыть не смог. А через три дня после моего возвращения в Москву Р.Тиллерсон позвонил и предложил встретиться и найти для этого удобное для нас обоих время и место. Я ответил, что только что был в Нью-Йорке, что куда удобнее, от Вашингтона совсем близко, но он сказал, что был оба дня, которые я провел в Нью- Йорке, занят в столице. Тогда мы расстались на том, что как только у нас будет понимание, что мы где-то можем оказаться примерно в одно и тоже время, то постараемся встретиться. Когда выяснилось, что сегодня вечером как минимум (это точно) мы оба будем в Аддис-Абебе, наша сторона передала соответствующее предложение. Американцы сказали, что будут думать. Но, когда их вчера спросили, состоится встреча или нет, они ответили, как Вы знаете, что этот вопрос не обсуждался. Я сейчас сказал Вам правду. Еще раз подчеркну, что не хотел вдаваться в эти детали, но раз они публично опровергают очевидные факты, то мне пришлось сделать то, что я сейчас сделал.

Вопрос (перевод с английского языка): В скором будущем в Зимбабве состоятся выборы. Собирается ли Россия оказать содействие в их проведении?

С.В.Лавров: Мы никогда не вмешиваемся ни в чьи внутренние дела. Несмотря на то, что из Вашингтона и ряда других западных столиц ежедневно звучат утверждения об обратном. Хотя ни единого, подчеркну ни единого факта никто предоставить не может. Недавно, по-моему, в «Нью-Йорк Таймс» был опубликован большой материал, который описывает историю вмешательства США в проведение выборов и в целом во внутренние дела десятков и десятков стран в течение многих десятилетий. Когда эта тема стала обсуждаться в американских СМИ, я услышал поразительные утверждения о том, что американцы действительно это делают, но ради блага тех стран, о которых идёт речь, потому что они несут через своё вмешательство "свободу и демократию". Мы такую философию совершенно не разделяем, я считаю такие подходы абсолютно неоимперскими. Никогда не будем заниматься чем-то подобным. Народ Зимбабве, как и народ любой другой страны, сам должен решать свою судьбу. Убеждён, что народ выскажет своё мнение на предстоящих в июле всеобщих выборах в Вашей стране.

Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 марта 2018 > № 2532426 Сергей Лавров


Корея. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 7 марта 2018 > № 2532980

Феликс Лапин: «Мы бы хотели найти партнеров и инвесторов в Корее».

7 марта президент Союза «Калининградская торгово-промышленная палата» Феликс Лапин встретился с руководителем Санкт-Петербургского отделения КОТРА г-ном Ким Джунг Хуном.

В ходе встречи Феликс Лапин рассказал о преимуществах географического положения Калининградской области, льготах, предоставляемых резидентам ОЭЗ, очертил промышленный потенциал региона. По мнению Феликса Феликсовича к несомненным преимуществам Янтарного края можно отнести развитую транспортную инфраструктуру, как железнодорожную, так и портовую, наличие квалифицированных кадров. «Во главе области стоит молодая, очень активная команда, во главе с губернатором Антоном Алихановым, - заявил президент Калининградской ТПП. – Они настроены на сотрудничество с инвесторами и работают для создания режима наибольшего благоприятствования для развития бизнеса».

Генеральный директор торгового отдела (КОТРА) Генерального консульства республики Корея в Санкт-Петербурге г-н Ким Джунг Хун, подтвердил, что наш регион он рассматривает, как окно для корейского бизнеса и в Европу, и в Россию. С сожалением отметив, что в Корее очень мало знают о регионах России, он заявил о намерении выпустить справочник для корейского бизнеса, в котором отразить промышленный потенциал Калининградской области, возможности, предоставляемые инвесторам законом об Особой Экономической зоне, а также дать информацию о калининградских предприятиях, работающих в различных отраслях.

Феликс Лапин поддержал это намерение, заявив, что Калининградская ТПП предоставит необходимую информацию о региональном бизнесе. Помимо этого стороны договорились об организации совместных бизнес-миссий. По словам г-на Ким Джунг Хуна, корейская сторона готова обеспечить калининградцам льготные условия участия в выставках, проходящих в Корее, в частности, компенсировать до 50% стоимости авиаперелета и проживания в гостинице.

В ходе встречи достигнута договоренность синхронизировать календари мероприятий - информация о визитах предпринимателей из Кореи, организуемых выставках и бизнес-миссиях будет заблаговременно направляться в Калининградскую ТПП. Встречи калининградских и корейских предпринимателей будут проходить как в очном режиме, так и путем видеоконференций.

Феликс Лапин анонсировал гостям проект, который будет реализован на сайте торгово-промышленной палаты: здесь разместят справочник калининградских предприятий, с рассказом о производственном потенциале, производимой продукции и видеороликом – экскурсией.

«Полагаю, что подобная информация поможет корейским предпринимателям подобрать себе партнеров в нашем регионе», - подчеркнул Феликс Феликсович.

Справка:

В настоящее время в Калининграде на базе холдинга «Автотор» выпускаются грузовые коммерческие автомобили Hyundai Motor Company. С 2013 года выпушено более 30000 автомобилей.

Пресс-служба Калининградской ТПП, Юлия Кириенко

Корея. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 7 марта 2018 > № 2532980


Россия. ПФО > Леспром > lesprom.com, 7 марта 2018 > № 2522266

В Самарской обл. введена в эксплуатацию Тольяттинская бумажная фабрика

6 марта 2018 г. министр экономического развития РФ Максим Орешкин посетил особую экономическую зону (ОЭЗ) «Тольятти» в рамках своего визита в Самарскую обл., об этом сообщает официальный сайт ОЭЗ «Тольятти».

Ключевым событием дня стало торжественное открытие Тольяттинской бумажной фабрики. Это единственный завод в Самарской обл. по изготовлению бумаги и картона из макулатуры. Запуск предприятия в тестовом режиме состоялся в ноябре 2017 г., инвестиции по реализации проекта превысили 400 млн руб. Планируется, что в перспективе на заводе будет трудоустроено 155 человек.

Россия. ПФО > Леспром > lesprom.com, 7 марта 2018 > № 2522266


Италия. Иран > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 6 марта 2018 > № 2535120

Италия построит в Иране солнечную электростанцию мощностью 100 МВт.

Итальянская Carlo Maresca подписала контракт на 100 млн долл США с Организацией промышленного развития и реконструкции Ирана (IDRO) для того, чтобы построить солнечную электростанцию (СЭС) вблизи Особой экономической зоны (ОЭЗ) Гармсар в центральной иранской провинции Семнан.

Об этом IDRO сообщила 6 марта 2018 г.

Согласно сделке, СЭС мощностью 100 МВт будет построена на площади в 2000 га в течение 15 месяцев.

В настоящее время Carlo Maresca работает над разработкой СЭС мощность 10 МВт в Зоне свободной торговли Кешм в Хормозгане.

1й этап электростанции был запущен на прошлой неделе во время поездки президента Х. Роухани в южную провинцию Хормозган.

Такие СЭС являются важными шагами в реализации программы чистой энергии Ирана для увеличения количества электроэнергии от возобновляемых источников энергии (DB") до 5000 МВт к 2022 г, к концу 6го 5-летнего плана экономического развития Ирана.

Напомним, что за 2017 г Иран увеличил мощность генерации электроэнергии на 2,199 ГВт.

В марте 2017 г Иран планировал увеличить генерирующие мощности от ВИЭ до 850 МВт.

Ранее, одна из самых крупных СЭС в Иране мощностью 7 МВт была построена в провинции Хамадан в феврале 2018 г.

Италия. Иран > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 6 марта 2018 > № 2535120


Россия. ПФО > Леспром > economy.gov.ru, 6 марта 2018 > № 2522986

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл в особой экономической зоне «Тольятти» первое в регионе предприятие по переработке макулатуры

Из вторсырья на фабрике будут делать бумагу для гофрирования и картон. В год завод может перерабатывать до 54 тысяч тонн макулатуры и выпускать до 42 тысяч тонн продукции.

«Тольяттинускую бумажную фабрику» построили за 3 года. На предприятии будет создано 155 рабочих мест. Объем заявленных инвестиций резидента ОЭЗ – 725 млн рублей.

"Мы видим, что процессы, которые шли в Тольятти последние 10-15 лет, разворачиваются в лучшую сторону. Растет количество новых рабочих мест, экономика диверсифицируется. Открытие Тольяттинской бумажной фабрики - еще один серьезный шаг, чтобы создавать новые отрасли, работать не только на область, но и на соседние регионы", - подчеркнул министр.

В особой экономической зоне Максим Орешкин также посетил предприятие по производству медикаментов "Озон Фарма".

Кроме того, в Тольятти министр провел совещание, на котором обсудили развитие моногорода. На территории Тольятти действует сразу несколько преференциальных режимов для инвесторов - особая экономическая зона, территория опережающего развития, технопарк "Жигулевская долина".

Россия. ПФО > Леспром > economy.gov.ru, 6 марта 2018 > № 2522986


Россия. ЦФО > Химпром > neftegaz.ru, 5 марта 2018 > № 2534815

Компания АКРУС® приступила к выполнению работ по строительству завода по выпуску полимерных и композитных материалов.

Разработан концептуальный проект нового завода, подписан договор на выполнение проектных работ.

Об этом компания сообщает 5 марта 2018 г.

С 20 февраля 2018 г стартовали проектно-изыскательские работы на выделенном под строительство Завода участке в ОЭЗ ППТ Узловая.

Напоминаем, что 15 февраля 2018 г на Российском инвестиционном форуме в Сочи 2018 заместитель Губернатора Тульской области В. Федорищев подписал соглашение о сотрудничестве с председателем Совета директоров Инновационные промышленные покрытия П. Грязевым.

Соглашение предполагает строительство производственного комплекса по выпуску полимерных и композитных материалов для антикоррозионной защиты и огнезащиты нефтегазовых комплексов, судостроения, промышленного и гражданского строительства в особой экономической зоне «Узловая» под торговой маркой АКРУС®.

Проект предусматривает создание инновационной лаборатории.

Объём инвестиций составит 1,8 млрд рублей. Производственная мощность около 18 тыс т/год. Будет создано около 80 рабочих мест.

АКРУС® является разработчиком и производителем антикоррозионных химстойких покрытий марки АКРУС® специального и промышленного назначения, применяемых в судостроении и судоремонте, промышленном строительстве, металлургической промышленности, конструкции в нефтяной, газовой и нефтехимической отрасли.

Россия. ЦФО > Химпром > neftegaz.ru, 5 марта 2018 > № 2534815


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > wood.ru, 5 марта 2018 > № 2524146

Министр финансов РФ и президент Татарстана посетили особую экономическую зону "Алабуга"

Посетивший ОЭЗ "Алабуга" министр финансов РФ Антон Силуанов оценил успехи Татарстана в реализации крупных инвестиционных проектов, приведя в качестве примера саму эту особую экономическую зону. Руководителя Минфина сопровождал Президент Татарстана Рустам Минниханов, сообщает пресс-служба ОЭЗ.

Федеральный министр принял участие в совещании по поддержке реализации приоритетных инвестиционных проектов. На нем генеральный директор АО "ОЭЗ ППТ "Алабуга" Тимур Шагивалеев сообщил, что в Камском промышленном кластере предполагается реализовать проекты на общую сумму в 1,25 трлн рублей, причем новые производства должны будут давать до 720 млрд рублей выручки ежегодно.

Необходимые вложения в инфраструктуру докладчик оценил в 183 млрд рублей и заметил, что финансировать инфраструктуру могли бы сами частные инвесторы, если в дальнейшем государство возместит им эти затраты. По его словам, необходимый механизм упомянут в том числе и в постановлении Правительства РФ № 1119 о финансировании строительства индустриальных парков.

Руководители же ряда татарстанских предприятий рассказали о проектах, которые могут быть реализованы, и возможных мерах их государственной поддержки.

Затем Антон Силуанов заметил: "Сегодня нужны инструменты, чтобы подстегнуть дальнейшее инвестирование, и мы готовы разрабатывать такие инструменты".

В ответ Рустам Минниханов сказал: "Мы со своей стороны готовы предоставить детальные расчеты экономической эффективности представленных сегодня проектов для разработки этих инструментов".

До совещания для федерального министра была организована экскурсия по "Алабуге". На заводе компании Rockwool по производству теплоизоляции ему наглядно продемонстрировали ее свойства. Также Силуанов посетил деревообрабатывающий завод компании Kastamonu и завод Ford Sollers.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > wood.ru, 5 марта 2018 > № 2524146


Россия. Китай > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 4 марта 2018 > № 2522166

Почему русским пенсионерам так нравится Китай?

Феникс, Китай

Если поедете путешествовать в провинцию Хэйлунцзян (провинция Китая, граничащая с Россией — прим. перевод.) то обязательно встретите очень много русских. А больше всего их в городе Хэйхэ. Не стоит сильно удивляться, когда вы услышите, как эти иностранцы говорят на северо-восточном диалекте китайского языка. Возможно, они уже стали местными жителями.

По сообщениям газеты «Новые известия», русские, а в особенности старики, к Китаю относятся все лучше и лучше. Пенсионеры, которые живут на границе с Китаем, обычно продают или сдают свои дома и покупают недвижимость в Китае. Какие же причины способствуют такому развитию событий?

Географическое положение

Город Хэйхэ располагается на северо-западе провинции Хэйлунцзян. Он был одним из первых «открытых портовых городов» (особая экономическая зона Китая — прим. переводчика). Хэйхэ является важным узлом на границы между Россией и Китаем. Во времена Циньской династии (1644-1911 — прим. перевод.) Благовещенск принадлежал Китаю, на маньчжурском (один из диалектов китайского языка — прим. перевод.) дословно означал «Черное небольшое озеро». В 1858 году по условиям Айгуньского договора, который был подписан после того, как русские захватили эту территорию, город отошел к России и его название было изменено. На сегодняшний день Благовещенск — административный центр Амурской области и входит в тройку самых больших городов на Дальнем Востоке. Граница между Благовещенском и Хэйхэ проходит по Амуру. Расстояние между городами составляет всего 750 метров, поэтому жители двух городов могут внимательно следить друг за другом.

Безвизовый режим

Начиная с 2004 года в городе Хэйхэ был введен безвизовый режим для граждан России. Для того чтобы попасть в Хэйхе гражданам России необходимо предоставить только загранпаспорт. Без визы можно находиться на протяжении тридцати дней, а это значит, что, купив один билет на паром, можно отдыхать целый месяц. Из-за толп туристов и покупателей из России, город Хэйхе называют «окном в Китай». Удобнее всего пересекать границу жителям Благовещенска.

В городе Хэйхэ китайцы и русские постоянно общаются и ведут торговлю. Много русских здесь ведут бизнес на постоянной основе. В основном торгуют шубами, биноклями, матрешками и многим другим. В России населения мало, а земли много, поэтому трудолюбивые китайские крестьяне любят приезжать в Россию и в теплицах сажать помидоры, огурцы и картофель. Если в России вы попробуете кетчуп, то, вероятнее всего, он был произведен китайцами.

Умеренные цены

Жители Хэйхэ по утрам любят ходить на рынок, жители Благовещенска также пристрастились к этому занятию. Они часто покупают одежду, фрукты, овощи и другие бытовые товары. Это происходит потому что в России цены по сравнению с Китаем выше в два раза, а выбор меньше.

Местные жители города Хэйхэ уже давно привыкли к постоянным русским туристам, многие местные китайцы уже говорят по-русски. Переводчиков также немало. На торговых улицах по обеим сторонам продавцы часто используют как китайский, так и русский. Русские, которые часто ходят на рынок, также привыкли говорить и на русском, и на китайском. Более того, на рекламных щитах также используются два языка.

Проживание в двух городах

Согласно статистике, каждый год в Хэйхэ приезжает около 100 тысяч русских. Все больше россиян в Хэйхэ имеют постоянную работу и доход. Они часто путешествуют между двумя городами, во время отпуска садятся на паром и едут в Россию навещать родственников.

Таких людей, которые живут сразу в двух городах очень много. Куда не поедешь везде есть много друзей. Они также любят показывать достопримечательности Хэйхэ своим родственникам. Китайцы по отношению к русским очень дружелюбны, очень мало людей называют их «волосатиками» (так называют русских в Китае — прим. перевод.). Сейчас немало русских, которые довольствуются своей жизнью и работой в Китае.

Не нужно заботиться о предметах первой необходимости

В России экономика не демонстрирует высокие темпы развития, размер пенсии довольно низкий, в среднем составляет 12 тысяч рублей. Если пересчитать на юани, то выходит около 1320 юаней. Российские цены на жилье очень высокие, цены на товары постоянно повышаются, а зарплата остается все на том же уровне. Пенсионеры при таких повышенных ценах ничего не могут себе позволить. Если в молодости они ничего себе не оставили на старость, то пенсии может не хватить даже на основные предметы потребления. Индекс счастья очень низок (отражает благосостояние людей и окружающей среды — прим. перевод).

Небогатым российским пенсионерам всего лишь нужно пересечь границу России и Китая, и они сразу заживут безбедно. Более того, чем становишься старше, тем сильнее тебе нравится Китай. Немало пенсионеров задумываются о том, как правильно распорядиться своей недвижимостью. Ведь цены на недвижимость в России очень высокие. И если дом не продается, то его всегда можно сдавать и получать хорошую прибыль. Многие российские пенсионеры, которые обосновались в Хэйхэ, уже давно купили здесь дома. Несмотря на то, что на данный момент цены на недвижимость в Хэйхэ сильно выросли, но съем дома в китайском городе обойдется дешевле, чем проживание в России. Раз в несколько месяцев, пенсионеры возвращаются в Россию. Сняв пенсию, порыбачив и наговорившись со своими приятелями, они возвращаются в Хэйхэ для счастливой и беззаботной жизни.

Удивительная китайская медицина

В России есть бесплатное здравоохранение, госпитализация и возможность хирургической операции, российским гражданам необходимо только оплачивать лекарства. Но такое социальное обеспечение явно не означает высокий уровень медицинского обслуживания. По заявлениям, в некоторых больницах все еще можно увидеть советское оборудование. Разумеется, что в России также имеются и частные больницы, но цены там настолько высокие, что люди не могут себе позволить заболеть.

Климат в России очень суровый, количество солнечных дней небольшое, поэтому в России часто можно встретить людей, страдающих от шейного спондилеза, плечелопаточного периартрита, поясничного спондилеза и ревматоидного артрита. Поэтому многие русские обратили свой взгляд на Китай и в особенности на удивительную китайскую медицину.

Китайская медицина специализируется на очистке каналов и коллатералей, иглоукалывании, растирании, аурикулотерапии, физиотерапии и лечением банками. Русские хотят все это попробовать. Здоровье многих, кто был с неизлечимым диагнозом, сильно улучшилось, а некоторые даже полностью выздоравливали. Все это привело еще к большему признанию китайской медицины. Многие русские целыми группами пересекают границу, чтобы вылечиться или поучиться китайской медицины.

По их мнению, китайская медицина основана на натуральных продуктах, очень развита и удивительна. Она полностью оправдала ожидание людей. Она превратилась из дополнительного лечения в основное. Китайская медицина стала третьим символом Китая после китайской кухни и кунг фу. Китайская медицина является одной из причин почему пенсионеры из России хотят проживать в Китае на постоянной основе.

В свое время многие русские рассматривали соседство с Китаем, как проблему, но для жителей Благовещенска такое соседство принесло только пользу. Ранее из-за того, что Благовещенск находился далеко от центра, жителям Благовещенска приходилось жить в тяжелых условиях, а, следовательно, часто ощущать чувство подавленности. Но сейчас жизнь наладилась. Хорошо, что есть такой хороший сосед, как Китай.

Россия. Китай > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 4 марта 2018 > № 2522166


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 3 марта 2018 > № 2518306

Министр финансов Антон Силуанов посетил особую экономическую зону "Алабуга"

Министр финансов Антон Силуанов и Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов с рабочим визитом посетили особую экономическую зону "Алабуга".

В ходе визита Антон Силуанов посетил ряд предприятий, в том числе заводы по производству теплоизоляции и деревообработке, предприятие Ford Sollers – как автосборочное производство, так и завод легковых двигателей. В завершение визита в "Алабугу" Министр принял участие в совещании по вопросу поддержки реализации приоритетных инвестиционных проектов.

Руководители ряда татарстанских предприятий доложили о планируемых к реализации проектах и высказали предложения по мерам государственной поддержки этих проектов в части финансирования строительства инфраструктуры.

В завершение совещания Антон Силуанов отметил успехи Татарстана в реализации крупных инвестиционных проектов. "В Татарстане все удается, и особая экономическая зона "Алабуга" - хороший пример того, как республика умеет привлекать инвестиции и создавать условия для реализации проектов, - отметил Министр. – Сегодня нужны инструменты, чтобы подстегнуть дальнейшее инвестирование, и мы готовы разрабатывать такие инструменты".

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 3 марта 2018 > № 2518306


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 2 марта 2018 > № 2526871

Масштабные региональные промышленные проекты представлены на форуме "Локомотивы роста российской экономики".

2 марта 2018 года, в ходе рабочей поездки в г. Иваново Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров принял участие в промышленном форуме "Локомотивы роста российской экономики".

В своём выступлении глава Минпромторга России озвучил первоочередные задачи развития промышленности.

Для того чтобы вписаться в формат современной индустрии, наши предприятия должны применить те новые форматы развития и современные производственные технологии, которые будут обеспечивать конкурентоспособность на долгие годы вперед. Мы говорим о том, чтобы внедрять наилучшие доступные технологии, интернет вещей. Это основа основ для того, чтобы обеспечивать производительность труда, конкурентоспособность наших предприятий, - отметил Министр.

Промышленные форумы, которые проводятся в разных регионах страны, стали инструментом выстраивания взаимодействия между «Единой Россией» и промышленниками. Об этом заявил секретарь Генерального совета партии «Единая Россия» Андрей Турчак.

«Этот форум – очередной важный шаг по выстраиванию взаимодействия между крупнейшей политической партией страны, которой является «Единая Россия», и промышленниками. В Екатеринбурге и Владивостоке мы лишний раз убедились, что Партия может и должна быть политическим проводником для новых проектов. Именно с этой целью мы запустили партийный проект «Локомотивы роста», в рамках которого совместно обсуждаем проекты и готовим предложения по предметному решению целого ряда проблемных вопросов», - сказал Андрей Турчак.

На форуме в г. Иваново были представлены десять региональных проектов: проект «Фабрики будущего» как основа цифровой промышленности, «Композитные материалы», проект создания технологической долины на острове Русский, «Производство изделий с предективными алгоритмами», создание Дальневосточного научно-производственного объединения по подводной работотехнике и морскому приборостроению, «Сеть мини-СПГ заводов и сопутствующей инфраструктуры на Дальнем Востоке, «Диверсификация производства предприятий ГК «Роскосмос»: развитие трамвайного производства», проект строительства третьей очереди комплекса АО «Восточный порт» и федеральной ж/д инфраструктуры», проект «Разработка и освоение производства электротехнической элегазовой продукции на 110-500 кВ и комплектных распределительных устройств с элегазовой изоляцией» компании «Промышленный электротехнический кластер Псковской области», проект особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Титановая долина» в Свердловской области.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 2 марта 2018 > № 2526871


Вьетнам. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > vietnam.vnanet.vn, 1 марта 2018 > № 2521460

Торгпред РФ во Вьетнаме посетили клинику Центра корпоративной медицины

Торгпред России во Вьетнаме Вячеслав Харинов посетил клинику Центра корпоративной медицины, работающую на нефтеперерабатывающем заводе на севере страны.

Представители ЦКМ провели экскурсию по клинике, предоставили возможность пообщаться с российским персоналом.

После визита в клинику представители ЦКМ совместно с торгпредом встретились с руководством провинции Таньхоа и посетили особую экономическую зону Нги Шон.

«Это первый визит представителей Торгпредства РФ в наши клиники. Главный результат встречи для нас - мы заручились поддержкой и можем обращаться к руководителям департаментов местного правительства, к председателю Народного комитета провинции Таньхоа и в Особую экономическую зону в случае возникновения проблем с выполнением наших обязательств», - рассказал руководитель вьетнамского офиса «ЦКМ» Дмитрий Шинкаренко.

Вьетнам. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > vietnam.vnanet.vn, 1 марта 2018 > № 2521460


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 марта 2018 > № 2517284 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на презентации Тульской области, Москва, 1 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы поприветствовать всех, кто пришел на презентацию очередного российского региона – Тульской области в Особняке МИД России. Вижу здесь много знакомых лиц. Приветствую представителей федеральных и региональных органов власти, дипломатического корпуса, российских и зарубежных деловых кругов и коллег из СМИ.

Тульская область утвердилась в числе наиболее динамичных регионов России. Цифры говорят сами за себя. Например, в прошлом году темпы роста промышленного производства превысили средний показатель по стране.

Регион активно диверсифицирует свою экономику. Среди ключевых отраслей – машиностроение, в том числе оборонное (Тула этим славится), химическая промышленность, металлургия. Широко известны такие предприятия, как «Конструкторское бюро приборостроения им.Академика Шипунова» – ведущий разработчик вооружений и военной техники, Туламашзавод, а также производитель продуктов промышленной химии «Щёкиноазот».

Уверен, что на презентации вы смогли посмотреть на перспективы, которые открываются в связи с созданием особой экономической зоны «Узловая», которая, конечно же, придаст дополнительный импульс всестороннему развитию региона.

Тульская область – крупный транспортный узел. Через ее территорию проходят пять автомобильных трасс федерального значения, а также основные железнодорожные магистрали страны.

Хотел бы отметить энергичную работу руководства Области по формированию комфортной среды для ведения предпринимательства, что способствует повышению ее инвестиционной привлекательности. По данным Агентства стратегических инициатив, на протяжении последних лет регион уверенно входит в пятерку субъектов Российской Федерации c оптимальным инвестиционным климатом.

Нас очень радует, что расширяется география международных и внешнеэкономических связей Области. Среди ключевых зарубежных партнеров – государства СНГ, Европы, АТР, США. Совершенствуется договорно-правовая база сотрудничества. В этом вопросе мы очень тесно и плодотворно взаимодействуем с Областью. Хотел бы отметить, что представители региона активно участвуют в различных международных мероприятиях на территории России, в том числе в Петербургском международном экономическом форуме.

Хотел бы особо отметить усилия, направленные на реализацию совместных с иностранными партнерами проектов в таких областях, как автомобилестроение, производство строительных материалов, пищевая промышленность. Отрадно, что в регионе работают такие крупные зарубежные компании, как «Каргилл» и «Проктер энд Гэмбл», «Кнауф Аквапанель» и «Хайдельберг-Цемент» и многие другие. Китайская компания «Грейт Волл», как я слышал, завершает сооружение большого предприятия по производству автомобильной техники с полным циклом сборки.

Можно долго говорить про туристический потенциал Области. Ее жители бережно хранят многовековое культурно-историческое наследие своей земли, получившей, благодаря самобытным народным промыслам и ремеслам, известность далеко за пределами России. «Визитной карточкой» Области остаются тульские пряники и самовары, которые вы уже увидели на экспозиции при входе в наш Особняк.

В регионе более 900 памятников истории и культуры. В их числе – всемирно известная музей-усадьба Л.Н.Толстого «Ясная Поляна», военно-исторический заповедник «Куликово поле» – место русской воинской славы, музей-заповедник выдающегося отечественного художника В.Д.Поленова, чьи картины вы также можете наблюдать в фойе нашего Особняка и, конечно же, Тульский государственный музей оружия, чья экспозиция представлена в соседних залах.

Губернатор Тульской области А.Г.Дюмин активно занимается спортом. Это нас с ним и со многими нашими другими друзьями объединяет. Хотел бы поздравить Область с тем, как развивается ее участие в международных спортивных связях. В конце мая в Тульской области во втором по величине городе региона – Новомосковске – в пятый раз пройдет международный детский хоккейный турнир Кубок Еврохима (EuroChem Cup) 2018, в котором примут участие команды юных спортсменов из восьми стран.

Послезавтра возобновляется Чемпионат России по футболу. Мы знаем, какое место занимает ФК «Арсенал» Тула, он реально борется. Я желаю всяческих успехов за выход в Еврокубки. То есть и футбол станет международным вкладом Тульской области в продвижение наших достижений.

Я убежден, что более подробно о Тульской области расскажут Губернатор А.Г.Дюмин, его сотрудники и представители бизнеса, которые там работают.

Еще раз хотел бы всех вас поблагодарить, что вы приняли наше приглашение. Убежден, что сегодня вы скучать не будете.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 марта 2018 > № 2517284 Сергей Лавров


Польша > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > offshore.su, 28 февраля 2018 > № 2518679

Правительство Польши одобрило планы по созданию свободных экономических зон

Правительство Польши одобрило планы по эффективному расширению сферы действия режима Особых экономических зон Польши (ОЭЗ) по всей стране.

В настоящее время в ОЭЗ Польши, которых на данный момент планируется четырнадцать, принимаются компании, которые успешно подали заявку на получение разрешения работать в свободной экономической зоне, взамен они получают частичное освобождение от корпоративного подоходного налога в зависимости от размера инвестиций или количества созданных рабочих мест. Кроме того, компании ОЭЗ могут также воспользоваться освобождением от налога на недвижимость. Эти льготы заканчиваются в 2026 году.

При пересмотре системы разрешений на получение ОЭЗ компания сможет подать заявку на аналогичные налоговые льготы, независимо от места их вложения в Польшу.

Тем не менее, квалификационные критерии были бы более всеобъемлющими в соответствии с новым законом, с указанием размера компании, местоположения инвестиций, типа инвестиций, местного уровня безработицы и качества созданных рабочих мест.

Ожидается, что законодательный процесс для нового режима ОЭЗ будет завершен в первом квартале 2018 года, причем первые компании смогут подать заявку на налоговые льготы во втором квартале.

Разрешения, выданные до вступления в силу нового закона, остаются в силе до 2026 года.

Польша > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > offshore.su, 28 февраля 2018 > № 2518679


Россия > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 27 февраля 2018 > № 2514013

Стать каменщиком и горничной на Кавказе: проект Минтруда РФ на полмиллиарда

Правительство РФ начинает новый этап борьбы с безработицей в СКФО

Правительство Российской Федерации обеспокоено высоким уровнем безработицы в субъектах Северо-Кавказского федерального округа. Возможностям борьбы с этой проблемой было посвящено заседание правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО под председательством премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, которое прошло 26 февраля в Грозном.

Как отметил глава правительства, за семь лет уровень безработицы на Северном Кавказе снизился почти втрое. Если в 2010 году число безработных в округе, по официальным данным, составляло почти полмиллиона человек, то в настоящее время безработными являются 135 тыс. жителей СКФО. Однако, несмотря на позитивные тенденции, уровень безработицы в округе всё еще сохраняется в два раза выше среднероссийского.

Рабочих мест нет, а теневая занятость есть

Среди причин, которые усложняют ситуацию с безработицей в регионе, Медведев назвал две. Первая — это то, что учебные заведения на Северном Кавказе готовят кадры, которые не востребованы в регионе.

«Система подготовки кадров в округе недостаточно сориентирована на реальные потребности экономики. Только половина выпускников учреждений среднего и высшего образования находит работу», — считает премьер-министр.

Это проблема не только Кавказа, но и России в целом, подчеркнул глава правительства, однако в субъектах СКФО она стоит наиболее остро. Она связана с тем, что рабочих мест в округе меньше, чем потенциальных работников. Надежды в этом плане, как отметил Медведев, власти связывают с программами развития на Кавказе социальной сферы и отраслей экономики, в том числе с программой создания туристического и медицинского кластеров.

Вторая причина, представляющая серьезную проблему для Северного Кавказа, о которой упомянул Дмитрий Медведев, — это теневая занятость.

«В округе сохраняется высокий уровень неформальной занятости. Это вообще наша государственная проблема, и в округе она, естественно, присутствует. Особенно это касается туризма, сельского хозяйства, сферы услуг, торговли. Причина есть, и объективная: нередко это связано с семейной структурой бизнеса — не все родственники устраиваются на работу», — отметил премьер-министр.

Министр труда Максим Топилин подтвердил успехи регионов Северного Кавказа в борьбе с безработицей, приведя в пример Чечню, в которой за семь лет ее уровень снизился с 43% до 11%, и Ингушетию, где число безработных за эти годы уменьшилось почти вдвое. Вместе с тем, как подчеркнул министр, проблемы с трудоустройством в субъектах СКФО остаются, в связи с чем Министерство труда предлагает несколько инициатив.

Новый «кавказский эксперимент» в кадровом обеспечении

В качестве эксперимента в 2018 году на Северном Кавказе вводится новая практика оказания специальных мер поддержки тех отраслей, которые должны быть наиболее востребованы в данном регионе, — туризма и строительства. Под них, по словам Топилина, будет перестроена вся система подготовки кадров и повышения квалификации в СКФО.

На эту программу выделено из федерального бюджета 500 млн рублей, в настоящее время все необходимые объёмы средств перечислены в субъекты СКФО. Деньги получат специально отобранные местные учебные заведения среднего и высшего специального образования, которые займутся подготовкой кадров для этих двух отраслей.

В частности, планируется обучать молодежь и лиц из числа безработных профессиям, связанным с гостиничным бизнесом, с обслуживанием горного кластера. Будут также готовить каменщиков, бетонщиков, машинистов экскаваторов и бульдозеров для строительного бизнеса и других. Общее число участников образовательного проекта должно составить около семи тысяч человек, сообщил Топилин. Он также отметил, что для выпускников этого проекта на портале «Работа в России» будет создана социальная сеть, «которая будет для них путёвкой в жизнь».

По его словам, если этот эксперимент по созданию «короткой, ускоренной подготовки кадров» в северокавказском регионе удастся, то его будут распространять и на другие отрасли, а также на другие субъекты России.

О проблеме безработицы на Северном Кавказе говорится не один десяток лет. Не справился регион с ее решением и в 2017 году. Как сообщало ИА REGNUM, средний уровень безработицы по округу составил 11%, превысив общероссийский показатель (5,1%) более чем в два раза.

Лидером по уровню безработицы в России на протяжении многих лет остается Ингушетия — где, по данным Росстата, в 2017 год он составил 26,5%. Самым благополучным по числу безработных является Ставрополье, в котором не могут трудоустроиться всего 4,9% населения.

Остальные субъекты СКФО имели следующие показатели безработицы на конец 2017 года: Чечня — 13,8%, Карачаево-Черкесия — 13,5%, Дагестан — 12,1%, Северная Осетия — 11,5%, Кабардино-Балкария — 10,9%.

А нужен ли каменщик?

Станут ли актуальными для субъектов Северного Кавказа те новации, о которых заявил министр труд Максим Топилин? В настоящее время, к примеру, зайдя на сайт «Работа в России», безработный житель Карачаево-Черкесии, имеющий профессию каменщика, получает 964 предложения — и все они в других субъектах России.

Работодатели готовы платить за нелегкий труд строителя от 20 тыс. рублей в Татарии до 150 тыс. рублей в Красноярском крае. Однако в самой Карачаево-Черкесии среди более полутора тысяч вакансий, размещенных на сайте управления службы занятости, нет ни одного предложения для каменщика.

Что касается других специальностей в строительстве и туристическом бизнесе, на которые делают ставку в Минтруде РФ, то из всех вакансий, размещенных на сайте, есть около десятка предложений для горничных с зарплатой от 10 до 18 тыс. рублей, требуется один бульдозерист, которому готовы платить 9500 рублей, экскаваторщик и бетонщик с зарплатами до 20 тыс. рублей. Нужны также несколько электрогазосварщиков, готовых работать за зарплату от 9500 до 21 300 рублей, и электрик — за 11 тыс. рублей.

С таким зарплатными предложениями сложно сказать, сколько человек захотят получать профессии строителей или горничных, на которые делают ставку в Министерстве труда. Еще сложнее предположить, куда будут трудоустраивать подготовленные по экспериментальной инициативе Минтруда кадры, если для них и так нет предложений на рынке труда.

Негусто пока с вакансиями в туризме и строительстве в Карачаево-Черкесии, несмотря на то, что в республике уже несколько лет динамично продвигается проект развития всесезонного туристического кластера «Архыз». Число туристов, посетивших его с начала 2018 года, превысило 115 тыс. человек, и, по прогнозам АО «Курорты Северного Кавказа», всего за год их количество должно увеличиться на 10—15% по сравнению с 2017 годом.

В этой связи остается непонятным, почему, при масштабном возведении на курорте новых гостиниц, ни в строительстве, ни в туристической сфере, судя по списку вакансий на официальном сайте службы занятости, специалисты не требуются. Не повлияло на создание новых рабочих мест в регионе и создание особой экономической зоны (ОЭЗ).

По итогам 2016 года ОЭЗ в Карачаево-Черкесии признана Минэкономразвития РФ одной из самых эффективных. В 2017 году уже 27 компаний стали ее резидентами. За четыре года — с 2013 года — количество туристов выросло до 800 тыс. человек. Однако на создании новых рабочих мест эта эффективность, очевидно, не отразилась, если судить по данным Счетной палаты РФ, из которых следует, что по состоянию на 1 января 2016 года по всем особым экономическим зонам, зарегистрированным в местах реализации проекта туристического кластера, находящегося под управлением АО «Курорты Северного Кавказа, было создано всего 119 рабочих мест.

Как отразятся нововведения Минтруда с вложением почти полумиллиарда рублей в обучение специалистов для туристической и строительной сферы на изменении ситуации, увеличится ли число рабочих мест в Северо-Кавказском округе и победят ли власти, наконец, безработицу, предстоит узнать уже в ближайшем будущем.

 Ольга Карпова

Россия > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 27 февраля 2018 > № 2514013


Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь. Химпром. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 27 февраля 2018 > № 2511832

Правительство включило Алабугу в перечень проектов по созданию технопарков.

Премьер-министр РФ Д. Медведев подписал распоряжение, которым дополняется перечень проектов по созданию индустриальных парков и технопарков парком Особая экономическая зона (ОЭЗ) промышленно-производственного типа Алабуга в Татарстане.

Соответствующее распоряжение было опубликовано 27 февраля 2018 г на сайте Правительства РФ.

Подписанным распоряжением перечень дополнен позицией: индустриальный парк ОЭЗ промышленно-производственного типа Алабуга, говорится в пояснительной записке к распоряжению.

На создание инфраструктуры Алабуги Татарстан получит из федерального бюджета более 1 млрд руб в 2018 г и 1,47 млрд руб в 2019 г.

Развитие инфраструктуры предусматривает, в частности, строительство новых внутриплощадочных железнодорожных путей, а также готовых производственных площадей для сдачи в аренду резидентам.

Документ рассмотрен и одобрен на заседании Правительства РФ 22 февраля 2018 г.

В свою очередь, в Алабуге планируют реализовать новые проекты в области нефтехимии, которые помогут решить проблему нехватки сырья для местных производств.

С данным предложением 26 февраля 2018 г выступил гендиректор ОЭЗ Алабуга Т. Шагивалеев.

Как сообщил Т. Шагивалеев, годовая выручка Алабуги достигла 70 млрд руб, но на территории ОЭЗ для крупных производств не хватает сырья, в связи с чем некоторые его виды приходится импортировать.

В Алабуге предлагают производить меламин, МДИ, ТДИ, эпоксидную смолу, ненасыщенные полиэфирные смолы и другие импортозамещающие продукты.

Таким образом, как планирует руководство ОЭЗ Алабуга, это позволит перейти от привлечения к «выращиванию» новых инвесторов и создавать отсутствующие в РФ производства.

Крупнейший в России индустриальный парк и особая экономическая зона (ОЭЗ) Алабуга в Елабужском районе Татарстана включает в себя более 20 предприятий химической промышленности, машиностроения и автомобилестроения.

ОЭЗ была организована в 2005 г.

Ее площадь - более 40 км2.

Объем государственных инвестиций в инфраструктуру ОЭЗ с 2006 по 2016 г составил 25,7 млрд руб, частных - 153 млрд руб.

Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь. Химпром. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 27 февраля 2018 > № 2511832


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 26 февраля 2018 > № 2511306

Делегация Минпромторга России изучила механизмы повышения производительности труда на японских предприятиях.

С 21 по 23 февраля 2018 года заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Георгий Каламанов посетил с рабочим визитом столицу Японии – Токио. В состав делегации, которую возглавил Министр экономического развития Российской Федерации Максим Орешкин, вошли представители нескольких министерств, российских регионов, государственных и частных компаний. Задача визита - изучение вопросов производительности труда в Японии.

В рамках поездки была организована встреча с представителями Федерации экономических организаций Японии (Ниппон Кэйданрэн) и деловыми кругами Японии.

За последние три года был успешно запущен целый ряд механизмов для реализации инвестиционных проектов в промышленности, и к настоящему времени сложилась четкая система финансовых и нефинансовых мер поддержки. Иностранные, в том числе и японские предприятия, наравне с российскими могут использовать льготы, доступные резидентам особых экономических зон, территорий опережающего развития, индустриальных парков, участникам специальных инвестиционных контрактов, - отметил Георгий Каламанов.

Кроме того, состоялись встречи с представителями Японского центра производительности (JPC), Японской ассоциации по торговле с Россией и странами СНГ (ROTOBO), Исследовательского института экономики, торговли и промышленности Японии (RIETI).

В рамках визита Георгий Каламанов принял участие во втором заседании российско-японской рабочей группы высокого уровня. В нем также участвовали Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак и Министр экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 26 февраля 2018 > № 2511306


Россия. ЦФО > Химпром > neftegaz.ru, 26 февраля 2018 > № 2511105

В Тульской области построят завод по выпуску полимерных и композитных материалов.

15 февраля 2018 г на Российском инвестиционном форуме в Сочи 2018 заместитель Губернатора Тульской области В. Федорищев подписал соглашение о сотрудничестве с председателем Совета директоров Инновационные промышленные покрытия П. Грязевым.

Об этом компания сообщила 26 февраля 2018 г.

На подписании присутствовали Министр экономического развития РФ М. Орешкин и Губернатор Тульской области А. Дюмин.

Соглашение предполагает строительство производственного комплекса по выпуску полимерных и композитных материалов для антикоррозионной защиты и огнезащиты нефтегазовых комплексов, судостроения, промышленного и гражданского строительства в особой экономической зоне «Узловая» под торговой маркой АКРУС.

Проект предусматривает создание инновационной лаборатории.

Объём инвестиций составит 1,8 млрд рублей. Производственная мощность около 18 000 т/год. Будет создано около 80 рабочих мест.

Россия. ЦФО > Химпром > neftegaz.ru, 26 февраля 2018 > № 2511105


Россия. Таиланд > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 23 февраля 2018 > № 2509820

Российские компании проявляют значительный интерес к инвестиционному сотрудничеству с Таиландом

Заместитель министра экономического развития РФ Алексей Груздев возглавил деловую миссию в Королевство Таиланд с участием около 50 российских компаний и организаций: АО "Вертолеты России", АО "Гражданские самолеты Сухого", госкорпорации "Ростех", "Росатом", ОАО "Российские железные дороги", ООО "РусАйтиЭкспорт" и другие российские предприятия.

Состоялись переговоры с руководством профильных министерств Королевства Таиланд: министерством промышленности, министерством торговли, Совета по инвестициям. Официальная делегация была принята вице-премьером Королевства Таиланд Сомкитом Чатусипитаком.

В российско-таиландском экономическом форуме приняло участие более 250 представителей деловых кругов двух стран. В центре внимания были цифровая экономика, информационные технологии и кибербезопасноть, инновации, транспорт, энергетика, промышленная кооперация.

Таиландская сторона представила программу ускоренного развития инфраструктуры региона, расположенного вдоль побережья Сиамского залива и обозначаемого как "Восточный экономический коридор" (ВЭК).

«Многие российские компании проявляют значительный интерес к инвестиционному сотрудничеству с таиландскими партнерами, в том числе в рамках программы "Восточного экономического коридора», - сообщил Алексей Груздев в ходе бизнес-миссии. По его словам, это мегапроект для страны и Юго-Восточной Азии в целом. Создается целый ряд кластеров– электроника и информационные технологии, робототехника, биотехнологии, инновации, в том числе будет развиваться сопутствующая инфраструктура. «В рамках этого проекта наши компании проявляют интерес к строительству железных дорог, линий, которые соединят ВЭК с Бангкоком, к развитию инфраструктуры морских портов, хорошо известного россиянам аэродрома "Утапао", к планам создания отдельного кластера по обслуживанию авиационной техники», — добавил он. Заместитель министра отметил также, что отдельные российские компании предлагают работать комплексно – не только предлагать готовый продукт или локализацию на территории Таиланда, но и готовить специалистов, которые в дальнейшем смогут руководить предприятиями и организовывать реализацию готовой продукции.

Алексей Груздев отметил интерес российского бизнеса и к взаимодействию в развитии гражданского судостроения. «Что касается портовой инфраструктуры: порт Лемчабанг будет развиваться, не исключено создание совместных транспортных путей с Владивостоком, представители логистической компании FESCO ведут здесь переговоры на эту тему", — отметил он.

Еще одной темой, которая поднималась в рамках мероприятия, стала возможность экспорта российского зерна на рынок Таиланда. Отгрузки российского зерна сейчас практически нулевые - 0,17 тыс. тонн, однако российские производители рассматривают этот рынок как перспективный. Также они заинтересованы в экспорте мясной и молочной продукции в Таиланд. По словам Алексея Груздева, оценить емкость этого рынка пока сложно, поставки важны в рамках комплексного продвижения российской сельхозпродукции в Азию.

Россия заинтересована в инвестициях из Таиланда в рамках строительства сельхозпредприятий в российских регионах. Сейчас таиландская CP Group ведет переговоры с собственниками молокозавода в Рязанской области. «Таких проектов должно быть больше», - добавил заместитель министра.

Алексей Груздев сообщил, что достигнута договорённость о формировании механизма сопряжения экономических инициатив России и Таиланда для существенной активизации инвестиционного сотрудничества и привлечения тайских инвесторов, в том числе в особые экономические зоны и территории опережающего развития. "Ожидаем ответную бизнес-миссию деловых кругов Таиланда в Россию в мае этого года", - отметил он. В делегацию, которую планирует возглавить вице-премьер Таиланда Сомкит Чатусипитак, войдут также руководители ключевых экономических ведомств Таиланда.

Россия. Таиланд > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 23 февраля 2018 > № 2509820


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > bfm.ru, 22 февраля 2018 > № 2678221 Владимир Ефимов

Владимир Ефимов раскрыл планы Москвы по «налогу на модернизацию»

Глава столичного департамента экономической политики в интервью Business FM также рассказал о значении и уникальности первой в России офсетной сделки, которая была заключена между Москвой и концерном «Биокад»

В чем преимущества и возможные риски офсетных сделок? В каких отраслях они могут активно применяться? Что город может предложить предприятиям помимо госконтрактов? На эти вопросы в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу в кулуарах Российского инвестиционного форума в Сочи ответил министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Москвы Владимир Ефимов.

Здесь, на стенде Москвы на инвестиционном форуме в Сочи, мэр представил и показал крупную офсетную сделку с фармацевтическим концерном «Биокад». Почему это было сделано здесь, в чем смысл именно этой сделки и почему она может служить иллюстрацией неких механизмов, которые предлагает Москва для промышленных инвесторов?

Владимир Ефимов: Важно отметить, что офсетная сделка, которую заключил город, является первой в истории Российской Федерации после принятия соответствующего правового регулирования. Раньше такие сделки заключить было невозможно. О чем идет речь? Город заключает долгосрочный, на десять лет, инвестиционный контракт, который подразумевает, с одной стороны, гарантированную покупку городом медицинских препаратов. При этом годовой объем закупки в стартовых условиях составлял 4 млрд рублей, а инвестор обязуется в течение первых трех лет построить производство, которое подразумевает не просто упаковку, а полный цикл производства, включая действующее вещество, и начать поставку этого препарата на оставшиеся семь лет. Речь идет о 22 препаратах. При этом есть право, конечно же, начать такую поставку до истечения этого трехлетнего периода.

Что дала эта сделка городу, и не только городу, а всем субъектам Российской Федерации? Важно отметить, что мы получили снижение стартовой цены, о которой я сказал, более чем на 50%. Это означает, что не только город сэкономил свои деньги, причем большие деньги, но эти деньги сэкономят все субъекты Российской Федерации, потому что после начала производства этих препаратов цена, по которой «Биокад» будет поставлять эти препараты городу, станет референтной для других заказчиков и в соответствии с порядком определения цен для размещения заказов эта цена будет являться стартовой для всех остальных заказчиков на территории Российской Федерации. Поэтому можно смело сказать, что это инвестиции в экономику всех субъектов сразу, потому что высвобожденные денежные средства субъекты смогут направить на более важные или дополнительно решаемые задачи.

Вы сказали, что такая сделка происходит впервые, поэтому у нас еще нет долгосрочного опыта. Можно я выскажу некоторые сомнения или риски, которые такая форма несет? С одной стороны, очень хорошо, что это долгосрочный контракт, но не возникнет ли ситуация, что город, а в данном случае государство, окажется привязанным к одному поставщику? Может быть, через пять лет ситуация в этой отрасли настолько сильно изменится, что и цены покажутся уже не столь выгодными, как выглядят сейчас, да и сами препараты изменятся.

Владимир Ефимов: Во-первых, сам по себе контракт обладает определенной гибкостью, которая позволяет нам выбирать на сумму контракта те препараты, которые нам действительно нужны в конкретный момент. И мы приобретаем высокоэффективные таргетные препараты в том числе против онкологических заболеваний, которые не просто обладают повышенной эффективностью, но и менее опасны для здоровья в целом — работают по принципу воздействия на конкретный очаг заболевания. Плюс, соответственно, технология: это не общепринятая химиотерапия, а биологические препараты.

Но все равно сама форма этого контракта предполагает, что для инвестора это прекрасная возможность иметь гарантированные продажи на протяжении десяти лет, но для государства, которое таким образом хочет поддержать инвестора, это неизбежная привязка. И, наверное, ведь не только в фармацевтике подобные контракты могут использоваться. Сами риски изменения, тем более что сейчас все меняется очень быстро.

Владимир Ефимов: Формирование самого предмета закупки достаточно долго готовилось, и мы включили именно те препараты, которые находятся на пике своей эффективности и старта, либо те препараты, которые используются уже на протяжении достаточно длительного времени и точно будут использоваться ближайшие десять лет, потому что это базовые лекарства, которые применяются против стандартных заболеваний. Поэтому здесь, я повторюсь, мы не видим никакой угрозы — раз. Второе: в нашем контракте есть условия, которые позволяют внутри этих 22 МНН (международное непатентованное наименование — Business FM) выбирать ровно те, которые нам нужны в этот конкретный момент, внутри этой суммы, которая является предметом контракта.

Эта схема может тиражироваться дальше?

Владимир Ефимов: Безусловно.

В каких отраслях?

Владимир Ефимов: Мы, во-первых, хотим продолжить эту практику в сфере фармацевтики — в ближайшее время объявить еще двое торгов, где планируем предоставить инвесторам право разместить производство еще по минимум 60 лекарственным препаратам. При этом общая сумма контракта двух лотов более чем в два раза превысит первоначальную, которую мы разместили на сегодняшний момент. Также мы прорабатываем иные сферы, в первую очередь коммунальную, где можно было бы использовать офсетные контракты и размещать заказы на поставку тех или иных товаров, например измерительных приборов, с инвестиционным требованием о локализации производства в городе.

Какие еще элементы экономической политики города Москвы, стимулирования инвестора, которые показывают эффективность этих инструментов, сказались в этой сделке?

Владимир Ефимов: Одна из важных составляющих — это то, что инвестор будет размещать свою производственную площадку на территории особой экономической зоны. Мы в прошлом году приняли пакет городских законов, которые минимизировали все налоговые платежи для резидентов особой экономической зоны, тем самым предоставив снижение налоговой нагрузки более чем на четверть. Поэтому помимо низкой цены мы еще и получаем эффективного инвестора, который, имея эти спецусловия, дает нам такое ценовое предложение.

А какой срок эта налоговая льгота будет действовать?

Владимир Ефимов: Десять лет.

Можно сказать, что это пока пилотная сделка, или нечто похожее уже было раньше?

Владимир Ефимов: Сама офсетная сделка первая в России, то есть можно назвать ее пилотной.

А по сумме примененных инструментов?

Владимир Ефимов: По сумме примененных инструментов она уникальна, потому что такой комбинации сразу и льгот, и госконтракта, и срока не было ни разу.

Если говорить о предприятиях, отраслях, которые не предполагают госконтракта, которые, может быть, будут экспортно ориентированы, где не будет действовать этот фактор гарантированного спроса, какие особые условия Москва может предложить, если исключить госзаказ?

Владимир Ефимов: Помимо офсетных сделок у Москвы есть целая палитра льготных режимов для технопарков, технополисов. Есть механизм заключения приоритетных инвестиционных проектов, которые также дают набор льгот как по имущественным налогам, так и по налогу на прибыль. На сегодняшний момент мы можем смело говорить, что набор тех льгот, которые мы готовы предоставить инвесторам, делает Москву если не самой конкурентоспособной, то одной из самых конкурентоспособных среди регионов Российской Федерации, потому что помимо финансовых льгот мы обладаем еще и рядом конкурентных преимуществ как мегаполис, как Московская агломерация. В первую очередь, это большой транспортный хаб, наличие квалифицированных трудовых ресурсов, огромный рынок сбыта и огромная развитая инфраструктура — как информационная, так и транспортная, логистическая. Любой инвестор найдет для себя все те ресурсы, все те возможности, которые необходимы для локализации производства.

Из каких отраслей, как вы предполагаете, будет сейчас формироваться пул инвесторов? За прошедшие 20-25 лет классическое, традиционное тяжелое производство из Москвы в значительной степени ушло и вряд ли вернется, потому что, хотя это и мегаполис, как раз цена имущества, цена рабочей силы очень высокие для того, чтобы здесь это делать. Кто с учетом этих обстоятельств и созданных льгот, как вы думаете, будет создавать новые предприятия?

Владимир Ефимов: Когда мы говорим о приходе новых инвесторов либо о модернизации существующего производства, в первую очередь, мы имеем в виду высокотехнологичное производство, сферу IT-технологий, научных разработок. С одной стороны, у нас есть кадровый потенциал, который может работать на высокотехнологичных производствах. А вторая важная составляющая себестоимости любого производства — это стоимость рабочей силы, имущества, которым необходимо владеть и эксплуатировать его, чтобы это производство организовать. Здесь Москва находится не в самом хорошем свете, поэтому, в первую очередь, мы видим высокотехнологичные производства, которые с удовольствием работают в Москве. Количество рабочих мест небольшое, поэтому не сильно сказывается высокая стоимость рабочей силы, и вместе с тем другие факторы, о которых я сказал, позволяют конкурировать с другими регионами.

Важное событие, которое произошло на днях как раз на площадке Департамента экономической политики города Москвы: было бурное обсуждение с представителями разных компаний, работающих в Москве, которые приводили конкретные примеры по налогу на движимое имущество, а попросту налогу на оборудование, иначе его называют налогом на модернизацию, потому что особенно дорого стоит новое оборудование. И, в общем-то, прецедентное решение: Москва пока единственная объявила, поскольку это находится в компетенции регионов, что на 2018 год налог на движимое имущество будет отменен. Это было спонтанное решение под воздействием этой дискуссии или же понимание того, что это нужно сделать, уже созрело раньше?

Владимир Ефимов: Мы действительно достаточно долго прорабатывали этот вопрос. К нам на протяжении полугода поступали обращения от крупных компаний, которые понимали, что с 1 января текущего года у них возникнет обязанность уплачивать этот налог. Несмотря на то, что на федеральном уровне налог был на этот год снижен в два раза — с 2,2% до 1,1%...

Скажем так, сначала была отменена действовавшая, по-моему, больше десяти лет льгота, которая его обнуляла, и всего-навсего снизили максимальную ставку, а по факту его ввели.

Владимир Ефимов: Нет. Льгота действовала с 2013 года, пять лет. При этом движимое имущество, которое поставлено на баланс и приобретено до 2013 года, по-прежнему облагается налогом на движимое имущество по ставке 2,2%. Поэтому здесь идет речь именно о новом имуществе, и вы правильно сказали, что сам по себе налог, а точнее льгота, является льготой для модернизации производства. При этом мы на практике видим, что далеко не все предприятия занимаются модернизацией и далеко не все сэкономленные средства реинвестируют в развитие своих компаний, своего производства.

Если у них появилось новое оборудование, значит, они уже проинвестировали. И теперь, проинвестировав, они должны за проинвестированное заплатить?

Владимир Ефимов: Дело в том, что привязка идет не к году производства оборудования, а к году постановки на баланс. К сожалению, мы вместе с налоговой службой столкнулись с целым рядом ухищрений, когда это движимое имущество просто перевешивалось с баланса на баланс компании, и порой старое имущество просто выводилось из-под налогообложения. Поэтому, когда мы рассматривали вопрос, вводить льготу или нет, мы, конечно же, понимали, что нужно делать этот налог, в первую очередь, стимулирующим: новое имущество надо освобождать от налогов, а старое, наоборот, облагать. Это будет как раз стимулом для предприятий реинвестировать, высвобождать средства и заниматься модернизацией. Но дело в том, что на сегодняшний момент это сделать технологически сложно, потому что необходимо и менять налоговую отчетность, и вводить специальный режим с разными ставками для разного оборудования. Поэтому мы приняли решение, что на текущий год мы сохраняем льготу в виде нулевой ставки, за этот год мы проработаем в том числе с крупнейшими компаниями, как можно было бы сделать эту ставку действительно стимулирующей в отношении движимого имущества, и к этому вопросу вернемся в конце текущего года.

Спасибо. Это важная информация. Благодарю вас.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > bfm.ru, 22 февраля 2018 > № 2678221 Владимир Ефимов


Россия. ЦФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 февраля 2018 > № 2514379 Владимир Ефимов

Владимир Ефимов раскрыл планы Москвы по «налогу на модернизацию»

Глава столичного департамента экономической политики в интервью Business FM также рассказал о значении и уникальности первой в России офсетной сделки, которая была заключена между Москвой и концерном «Биокад»

В чем преимущества и возможные риски офсетных сделок? В каких отраслях они могут активно применяться? Что город может предложить предприятиям помимо госконтрактов? На эти вопросы в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу в кулуарах Российского инвестиционного форума в Сочи ответил министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Москвы Владимир Ефимов.

Здесь, на стенде Москвы на инвестиционном форуме в Сочи, мэр представил и показал крупную офсетную сделку с фармацевтическим концерном «Биокад». Почему это было сделано здесь, в чем смысл именно этой сделки и почему она может служить иллюстрацией неких механизмов, которые предлагает Москва для промышленных инвесторов?

Владимир Ефимов: Важно отметить, что офсетная сделка, которую заключил город, является первой в истории Российской Федерации после принятия соответствующего правового регулирования. Раньше такие сделки заключить было невозможно. О чем идет речь? Город заключает долгосрочный, на десять лет, инвестиционный контракт, который подразумевает, с одной стороны, гарантированную покупку городом медицинских препаратов. При этом годовой объем закупки в стартовых условиях составлял 4 млрд рублей, а инвестор обязуется в течение первых трех лет построить производство, которое подразумевает не просто упаковку, а полный цикл производства, включая действующее вещество, и начать поставку этого препарата на оставшиеся семь лет. Речь идет о 22 препаратах. При этом есть право, конечно же, начать такую поставку до истечения этого трехлетнего периода.

Что дала эта сделка городу, и не только городу, а всем субъектам Российской Федерации? Важно отметить, что мы получили снижение стартовой цены, о которой я сказал, более чем на 50%. Это означает, что не только город сэкономил свои деньги, причем большие деньги, но эти деньги сэкономят все субъекты Российской Федерации, потому что после начала производства этих препаратов цена, по которой «Биокад» будет поставлять эти препараты городу, станет референтной для других заказчиков и в соответствии с порядком определения цен для размещения заказов эта цена будет являться стартовой для всех остальных заказчиков на территории Российской Федерации. Поэтому можно смело сказать, что это инвестиции в экономику всех субъектов сразу, потому что высвобожденные денежные средства субъекты смогут направить на более важные или дополнительно решаемые задачи.

Вы сказали, что такая сделка происходит впервые, поэтому у нас еще нет долгосрочного опыта. Можно я выскажу некоторые сомнения или риски, которые такая форма несет? С одной стороны, очень хорошо, что это долгосрочный контракт, но не возникнет ли ситуация, что город, а в данном случае государство, окажется привязанным к одному поставщику? Может быть, через пять лет ситуация в этой отрасли настолько сильно изменится, что и цены покажутся уже не столь выгодными, как выглядят сейчас, да и сами препараты изменятся.

Владимир Ефимов: Во-первых, сам по себе контракт обладает определенной гибкостью, которая позволяет нам выбирать на сумму контракта те препараты, которые нам действительно нужны в конкретный момент. И мы приобретаем высокоэффективные таргетные препараты в том числе против онкологических заболеваний, которые не просто обладают повышенной эффективностью, но и менее опасны для здоровья в целом — работают по принципу воздействия на конкретный очаг заболевания. Плюс, соответственно, технология: это не общепринятая химиотерапия, а биологические препараты.

Но все равно сама форма этого контракта предполагает, что для инвестора это прекрасная возможность иметь гарантированные продажи на протяжении десяти лет, но для государства, которое таким образом хочет поддержать инвестора, это неизбежная привязка. И, наверное, ведь не только в фармацевтике подобные контракты могут использоваться. Сами риски изменения, тем более что сейчас все меняется очень быстро.

Владимир Ефимов: Формирование самого предмета закупки достаточно долго готовилось, и мы включили именно те препараты, которые находятся на пике своей эффективности и старта, либо те препараты, которые используются уже на протяжении достаточно длительного времени и точно будут использоваться ближайшие десять лет, потому что это базовые лекарства, которые применяются против стандартных заболеваний. Поэтому здесь, я повторюсь, мы не видим никакой угрозы — раз. Второе: в нашем контракте есть условия, которые позволяют внутри этих 22 МНН (международное непатентованное наименование — Business FM) выбирать ровно те, которые нам нужны в этот конкретный момент, внутри этой суммы, которая является предметом контракта.

Эта схема может тиражироваться дальше?

Владимир Ефимов: Безусловно.

В каких отраслях?

Владимир Ефимов: Мы, во-первых, хотим продолжить эту практику в сфере фармацевтики — в ближайшее время объявить еще двое торгов, где планируем предоставить инвесторам право разместить производство еще по минимум 60 лекарственным препаратам. При этом общая сумма контракта двух лотов более чем в два раза превысит первоначальную, которую мы разместили на сегодняшний момент. Также мы прорабатываем иные сферы, в первую очередь коммунальную, где можно было бы использовать офсетные контракты и размещать заказы на поставку тех или иных товаров, например измерительных приборов, с инвестиционным требованием о локализации производства в городе.

Какие еще элементы экономической политики города Москвы, стимулирования инвестора, которые показывают эффективность этих инструментов, сказались в этой сделке?

Владимир Ефимов: Одна из важных составляющих — это то, что инвестор будет размещать свою производственную площадку на территории особой экономической зоны. Мы в прошлом году приняли пакет городских законов, которые минимизировали все налоговые платежи для резидентов особой экономической зоны, тем самым предоставив снижение налоговой нагрузки более чем на четверть. Поэтому помимо низкой цены мы еще и получаем эффективного инвестора, который, имея эти спецусловия, дает нам такое ценовое предложение.

А какой срок эта налоговая льгота будет действовать?

Владимир Ефимов: Десять лет.

Можно сказать, что это пока пилотная сделка, или нечто похожее уже было раньше?

Владимир Ефимов: Сама офсетная сделка первая в России, то есть можно назвать ее пилотной.

А по сумме примененных инструментов?

Владимир Ефимов: По сумме примененных инструментов она уникальна, потому что такой комбинации сразу и льгот, и госконтракта, и срока не было ни разу.

Если говорить о предприятиях, отраслях, которые не предполагают госконтракта, которые, может быть, будут экспортно ориентированы, где не будет действовать этот фактор гарантированного спроса, какие особые условия Москва может предложить, если исключить госзаказ?

Владимир Ефимов: Помимо офсетных сделок у Москвы есть целая палитра льготных режимов для технопарков, технополисов. Есть механизм заключения приоритетных инвестиционных проектов, которые также дают набор льгот как по имущественным налогам, так и по налогу на прибыль. На сегодняшний момент мы можем смело говорить, что набор тех льгот, которые мы готовы предоставить инвесторам, делает Москву если не самой конкурентоспособной, то одной из самых конкурентоспособных среди регионов Российской Федерации, потому что помимо финансовых льгот мы обладаем еще и рядом конкурентных преимуществ как мегаполис, как Московская агломерация. В первую очередь, это большой транспортный хаб, наличие квалифицированных трудовых ресурсов, огромный рынок сбыта и огромная развитая инфраструктура — как информационная, так и транспортная, логистическая. Любой инвестор найдет для себя все те ресурсы, все те возможности, которые необходимы для локализации производства.

Из каких отраслей, как вы предполагаете, будет сейчас формироваться пул инвесторов? За прошедшие 20-25 лет классическое, традиционное тяжелое производство из Москвы в значительной степени ушло и вряд ли вернется, потому что, хотя это и мегаполис, как раз цена имущества, цена рабочей силы очень высокие для того, чтобы здесь это делать. Кто с учетом этих обстоятельств и созданных льгот, как вы думаете, будет создавать новые предприятия?

Владимир Ефимов: Когда мы говорим о приходе новых инвесторов либо о модернизации существующего производства, в первую очередь, мы имеем в виду высокотехнологичное производство, сферу IT-технологий, научных разработок. С одной стороны, у нас есть кадровый потенциал, который может работать на высокотехнологичных производствах. А вторая важная составляющая себестоимости любого производства — это стоимость рабочей силы, имущества, которым необходимо владеть и эксплуатировать его, чтобы это производство организовать. Здесь Москва находится не в самом хорошем свете, поэтому, в первую очередь, мы видим высокотехнологичные производства, которые с удовольствием работают в Москве. Количество рабочих мест небольшое, поэтому не сильно сказывается высокая стоимость рабочей силы, и вместе с тем другие факторы, о которых я сказал, позволяют конкурировать с другими регионами.

Важное событие, которое произошло на днях как раз на площадке Департамента экономической политики города Москвы: было бурное обсуждение с представителями разных компаний, работающих в Москве, которые приводили конкретные примеры по налогу на движимое имущество, а попросту налогу на оборудование, иначе его называют налогом на модернизацию, потому что особенно дорого стоит новое оборудование. И, в общем-то, прецедентное решение: Москва пока единственная объявила, поскольку это находится в компетенции регионов, что на 2018 год налог на движимое имущество будет отменен. Это было спонтанное решение под воздействием этой дискуссии или же понимание того, что это нужно сделать, уже созрело раньше?

Владимир Ефимов: Мы действительно достаточно долго прорабатывали этот вопрос. К нам на протяжении полугода поступали обращения от крупных компаний, которые понимали, что с 1 января текущего года у них возникнет обязанность уплачивать этот налог. Несмотря на то, что на федеральном уровне налог был на этот год снижен в два раза — с 2,2% до 1,1%...

Скажем так, сначала была отменена действовавшая, по-моему, больше десяти лет льгота, которая его обнуляла, и всего-навсего снизили максимальную ставку, а по факту его ввели.

Владимир Ефимов: Нет. Льгота действовала с 2013 года, пять лет. При этом движимое имущество, которое поставлено на баланс и приобретено до 2013 года, по-прежнему облагается налогом на движимое имущество по ставке 2,2%. Поэтому здесь идет речь именно о новом имуществе, и вы правильно сказали, что сам по себе налог, а точнее льгота, является льготой для модернизации производства. При этом мы на практике видим, что далеко не все предприятия занимаются модернизацией и далеко не все сэкономленные средства реинвестируют в развитие своих компаний, своего производства.

Если у них появилось новое оборудование, значит, они уже проинвестировали. И теперь, проинвестировав, они должны за проинвестированное заплатить?

Владимир Ефимов: Дело в том, что привязка идет не к году производства оборудования, а к году постановки на баланс. К сожалению, мы вместе с налоговой службой столкнулись с целым рядом ухищрений, когда это движимое имущество просто перевешивалось с баланса на баланс компании, и порой старое имущество просто выводилось из-под налогообложения. Поэтому, когда мы рассматривали вопрос, вводить льготу или нет, мы, конечно же, понимали, что нужно делать этот налог, в первую очередь, стимулирующим: новое имущество надо освобождать от налогов, а старое, наоборот, облагать. Это будет как раз стимулом для предприятий реинвестировать, высвобождать средства и заниматься модернизацией. Но дело в том, что на сегодняшний момент это сделать технологически сложно, потому что необходимо и менять налоговую отчетность, и вводить специальный режим с разными ставками для разного оборудования. Поэтому мы приняли решение, что на текущий год мы сохраняем льготу в виде нулевой ставки, за этот год мы проработаем в том числе с крупнейшими компаниями, как можно было бы сделать эту ставку действительно стимулирующей в отношении движимого имущества, и к этому вопросу вернемся в конце текущего года.

Спасибо. Это важная информация. Благодарю вас.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 февраля 2018 > № 2514379 Владимир Ефимов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2511297

Московская область занимает первое место по количеству действующих и создаваемых индустриальных парков и технопарков.

Заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Алексей Беспрозванных принял участие в деловом завтраке «Подмосковная масленица», организованном Губернатором Московской области Андреем Воробьевым.

В ходе сессии на тему «Развитие промышленной инфраструктуры в целях повышения инвестиционного климата региона» замглавы Минпромторга России рассказал, что на территории Московской области размещены 41 индустриальный парк, 16 технопарков и 2 особые экономические зоны. В целом регион улучшил свои позиции в национальном рейтинге инвестиционной привлекательности регионов (на 12 позиций).

Первое место в России по инвестиционной привлекательности занимает ОЭЗ «Дубна». Сейчас Правительством Московской области завершается формирование еще двух кластеров: электротехнического промышленного кластера и межрегионального промышленного кластера «Композиты без границ» на территории Московской, Саратовской областей и Республики Татарстан, - заявил Алексей Беспрозванных.

Также, для обеспечения стабильности условий хозяйствования инвестора на весь период реализации проектов замминистра предложил использовать меры поддержки Минпромторга России, институт специального инвестиционного контракта (СПИК) и целевых займов Фонда развития промышленности. Так в 2017 году были запущены дополнительно две программы «Конверсия» и «Комплектующие изделия», которые присоединились к линейке уже действующих программ: «Проекты развития», «Создание серийных производств станкоинструментальной продукции», «Лизинговые проекты».

В 2017 году 77 предприятиям Московской области выделено субсидий по линии Минпромторга России на сумму 4,5 млрд. рублей. И это 10 показатель среди субъектов Российской Федерации, - резюмировал Алексей Беспрозванных.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2511297


Россия. ЕАЭС > Таможня. Приватизация, инвестиции > minfin.ru, 16 февраля 2018 > № 2518300 Илья Трунин

Выступление Замминистра финансов Ильи Трунина на сессии "Новый таможенный кодекс ЕАЭС как возможность для улучшения инвестиционного климата" на Российском инвестиционном форуме в Сочи

Трунин Илья Вячеславович

Заместитель Министра

На самом деле я никогда такую задачу перед собой не ставил – оценить, рост каких доходов для нас лучше, таможенных или налоговых – не знаю. Я не думаю, что есть какой-то однозначный ответ на этот вопрос. И не думаю, что он должен является определяющим при принятии мер экономической и бюджетной политики. Для бюджета хорошо, если бюджет исполняется, если администраторы доходов обеспечивают стабильные поступления, обеспечивают рост доходов, делают это законно, эти поступления потом не оспариваются в судах, то есть поступают в бюджет навсегда, то это замечательный результат работы администратора. Будь то налоговый или таможенный орган.

Я хотел бы сказать про новый таможенный кодекс, который мы сегодня обсуждаем. Он, с моей точки зрения, представляет уникальную возможность для улучшения инвестиционного климата. Если я правильно помню, мы начали готовить его после того, как вступил в силу предыдущий таможенный кодекс… Потому что мы решили формировать Таможенный союз (это был где-то 2007-2008 год)… Потом была обозначена дата: все должно заработать в 2010 году. Это был уникальный опыт: вместе, на троих, написать единый таможенный кодекс в условиях разного нормативно-правового регулирования… Естественно [в первой версии кодекса] не было решено очень много задач.

Действующий Таможенный кодекс ЕврАзЭС составлялся с учетом опыта написания предыдущего кодекса (и опыта его функционирования), и при его написании была поставлена очень важная задача – обеспечить, чтобы новый Таможенный кодекс был документом прямого действия. Чтобы было как можно меньше отсылок к национальному законодательству, только в самых необходимых элементах.

Да, в течение последнего года перед подписанием этого Таможенного кодекса мы вели самые активные переговоры. Конечно же, были вопросы, по которым нам не удавалось договориться. Мы переносили их на «подзаконные акты», если так можно выразиться применительно к международным документам. Как правило, мы отдавали предпочтение актам Евразийской экономической комиссии – то есть решениям международного уровня, когда не каждое национальное правительство или законодатели определяют для себя, как функционирует система в своем государстве, а представители всех пяти государств встречаются, договариваются, принимают решения. И как правило решения принимаются Советом Евразийской экономической комиссии, а там принцип консенсуса.

В этом, кстати, есть свои недостатки. Это отсутствие гибкости: если нам что-то надо поменять в Таможенном кодексе – необходим международный договор. Надо проходить все процедуры, необходимые для изменения, подписание нового международного договора, а потом необходимо проходить процедуру ратификации.

Но, тем не менее, задача, на мой взгляд, решена: Таможенный кодекс стал первым документом прямого действия. Также в нем учтен опыт совместного функционирования таможенных служб пяти государств в течение шести, наверное, лет. Именно поэтому [мы дорабатываем] наше внутреннее таможенное законодательство. Закон о таможенном регулировании все заинтересованные, наверное, уже видели, поскольку мы этот законопроект широко обсуждали. Мы постарались по возможности учесть все пожелания наших администраторов, таможенных органов, с одной стороны, а, с другой стороны, учесть то, что нам говорит бизнес, занимающийся внешнеэкономической деятельностью.

Этот закон очень важный, мы его можем отдельно обсудить. Но, как показывает практика, большая часть норм, поскольку носит прямой характер, работает и без этого закона.

Вот что хотел сказать в отношении Таможенного кодекса.

***

Есть задача, над которой мы все работаем – экспорт и единый механизм администрирования. (Это условное название, на самом деле речь идет о совместном функционировании двух администраторов доходов в рамках одной системы).

И экспорт, как мне кажется, - это один из примеров, где мы можем получить хороший эффект от более глубокого взаимодействия между таможней (которая выпускает товар) и налоговой (которая возмещает НДС). Как правило, при экспорте НДС возмещается, налогообложение происходит по нулевой ставке. И это один из примеров, [подчеркивающих важность] развития экспорта.

Вместо призыва «цифровизируйся или умри» должен быть лозунг «экспортируй или умри». Если предприниматель начинает экспортировать (неважно, какой он – большой или малый), он сразу становится обладателем огромного количества компетенций, начиная от предпринимательских и заканчивая навыками работы на других рынках. Эти компетенции позволяют [экспортерам] конкурировать и на внутреннем рынке. Например, одно дело продавать пирожки на своей улице, другое дело – те же самые пирожки продавать в Китае...

В этой связи задачей государственных органов должно быть снятие любых искусственных барьеров, которые стоят на пути входа на экспортный рынок для предпринимателей любого уровня. Мы уже сделали эксперимент по интернет-торговле из России по почте, дали возможность использовать в качестве декларации форму CN 23, но этого мало.

Новые возможности в снятии этих барьеров [при выходе] на экспортный рынок нам дает применение современных технологий и возможность функционирования одновременно налоговых и таможенных органов. С приложением определенных усилий технические барьеры можно снять. Но не содержательные барьеры (поиск контрагента, заключение контракта и обеспечение выгодных условий).

Тут есть вопрос, к которому мы неизбежно придем - улучшение сопутствующей работы других сопровождающих органов исполнительной власти, контролирующих органов. Мы столкнулись с ним сначала в налоговых органах, а сейчас столкнулись при формировании системы «единого окна» в таможенных органах. Мы можем бесконечно все улучшать и добиваться высоких результатов в реформировании и совершенствовании системы таможенного администрирования. Но таможня и налоговая функционируют не в вакууме.

Например, мы долго и много говорим, что надо цифровизировать, надо внедрять новые платформы в таможенное администрирование (автовыпуск, авторегистрацию). Но, к примеру, другой вопрос: как мы совершенствовали систему пограничного контроля? Время, которое тратится на пограничный контроль при заходе корабля в порт – это существенный фактор, который тянет вниз [позиции страны] в рейтинге Doing Business. Давно ли обсуждали, как нам привести в электронный вид санитарный контроль? Какие-то обсуждения идут, но в широком общественном поле эта дискуссия не ведется.

Ещё один пример: присутствующие здесь коллеги (зам.руководителя ФНС), сделали отличную систему личных кабинетов, систему начисления налогов на имущество, транспортного налога. Но очень много людей недовольны, потому что им приходит, например, извещение о том, что транспортный налог начислен за автомобиль, который давно продан. А налоговая не занимается учетом автомобилей и получает информацию извне. [Почему-то] никто это не обсуждает с таким же интересом, как налоговую реформу… [Никто не обсуждает] реформу системы учета прав на автотранспортные средства и [никто не обсуждает] функционирование Росреестра...

Поэтому кардинальное улучшение того, что измеряет Doing Business, того, что влияет реально на ВВП, то есть кардинальное улучшение поддержки экспорта – это не только улучшение таможенного администрирования и функционирования таможенных органов. Мы их будем улучшать, будем работать над тем, чтобы это все функционировало лучше, быстрее, эффективнее… Но будет очень сложно продвинуться без серьезного сдвига в работе других сопровождающих органов исполнительной власти, контролирующих органов.

***

Как меняется и как должна меняться философия таможенного контроля? Мы говорили про экономические процедуры – не всегда это отсрочка уплаты платежей. Конечно, если такие процедуры есть, то бизнес может их использовать. Действительно, если треть производимой в России продукции экспортируется (она производится из сырья, которое завозится), то экономическая процедура переработки с последующим реэкспортом, вполне нормальная. Она более выгодна, чем любая другая.

С Калининградом была другая проблема, мы ее решили.

Мы говорим о следующем: чтобы заплатить пошлину по комплектующим, их надо идентифицировать. Традиционный подход таможенных органов был в том, что таможня – это служба, которая контролирует товар. А для того, чтобы понять, удовлетворяет или не удовлетворяет он каким-то условиям (чтобы принять в отношении него какое-то решение – по платежам, о допуске/не допуске и так далее), - надо его увидеть: «Вы ввозили его по такой-то декларации, покажите нам эту декларацию, покажите этот товар». Режим экономический (переработка на таможенной территории) и связан с реальным сложным производственным процессом. Автомобильное производство в Калуге также этот режим использует… или Фольксваген хочет использовать переработку на таможенной территории. Мы убрали определенные препятствия для этого, в виде возмещения НДС и акцизов, но поскольку процедура экономическая, то и контроль со стороны таможенных органов за правильностью применения этой процедуры должен быть экономическим.

В новом законе об особой экономической зоне в Калининградской области (где эта проблема очень остро стоит, поскольку вся экономика [региона] – это такой экономический режим) мы прописали, что идентификация будет производиться именно на основании контроля за учетной системой. Мы сейчас вместе работаем над этим порядком, и чем быстрее мы его сделаем, тем лучше. Если получится (и в зависимости от того, насколько это получится), можно будет его и дальше применять для прочих плательщиков, для прочих декларантов, в прочих экономических процедурах.

Очень важно, что сдвиг происходит не со стороны фактического контроля за конкретными товарами с желанием их посмотреть, а за экономическими процессами, которые происходят на каждом конкретном производстве.

***

Мы, возможно, будем обмениваться опытом между налоговой и таможенной службами, потому что механизм «горизонтального мониторинга» (хоть это и из другой области), но подразумевает, что налоговые органы, для того чтобы снизить проверочную нагрузку на налогоплательщика, имеют взамен прямой доступ к системам управленческого учета. И мы прописали в Налоговом кодексе, что это не просто доступ, не просто открытие «шлюза», а это построение этих систем на основании определенных принципов. То есть если система учета соответствует определенным принципам, налогоплательщик участвует в этой программе; налоговый орган имеет прямой доступ к этой системе учета и видит, что происходит… [И налогоплательщик получает] снижение административной нагрузки взамен.

***

Сколько у нас участников внешнеэкономической деятельности? Меньше, чем 100 тысяч. А физических лиц в стране почти 150 миллионов. И почтовых отправлений, которые получены в 2017 году, по разным оценкам («Почты России» и не «Почты России») – 300 миллионов. Естественно, что интерес чисто количественный огромный к этой теме. Но есть еще несколько факторов, которые, естественно, заставляют задуматься о том, что же делать в этой сфере дальше.

Первое – я не хочу сказать, что мы закроем беспошлинный ввоз. Беспошлинный ввоз, прежде всего в багаже, никто закрывать не будет. Там есть решение Евразийского экономического союза о лимитах беспошлинного ввоза, ничего особо не меняется, оно остается. И тут те 10 тысяч евро, которые через воздушные пункты пропуска можно ввозить беспошлинно – это цифра, которая сохранится.

Речь идет, скорее всего, о так называемой интернет-торговле, то есть пересылке товаров в международных почтовых отправлениях. Это проблема, с которой сталкивается весь мир – электронная торговля. Недавно была специальная сессия, насколько я знаю, Всемирной таможенной организации в Пекине на эту тему, вопрос обсуждали таможенники всех стран. И через два месяца в Сочи еще раз будет обсуждаться этот вопрос. На следующей неделе будет специальная межправительственная встреча на уровне Организации экономического сотрудничества и развития о том, как применять НДС к электронной торговле.

Происходит это почему? Перемещение, логистика товаров, становится очень дешевой. Поэтому производить товар в одном месте и пересылать в другую страну достаточно легко, и издержки существенно меньше (особенно с развитием платежных систем и современных платформ), чем это было 10 или 15 лет назад. И мы видим, что объемы растут, и мы не можем допускать, чтобы такие условия ввоза без каких-либо платежей создавали нарушение равных конкурентных условий.

Поэтому, когда обсуждался новый Таможенный кодекс, это был один из очень активно обсуждавшихся вопросов, который дошел даже до уровня председателей правительств. У Председателя Правительства где-то полчаса обсуждали, что делать с лимитом беспошлинного ввоза. И закрепили определенные принципы, которые реализованы в решении Совета ЕЭК, которое сейчас обсуждается: постепенное снижение лимита до 200 евро, причем не в месяц, а на одно отправление; снижение ставки с 30% до 15% (когда будет снижен порог до 200 евро); и возможность (также принято решение на уровне Межправсовета) каждого из государств вводить свои собственные платежи, например, НДС, в дополнение к общему платежу, который установлен на уровне Евразийского экономического союза. Я думаю, что в этом году это решение Совета ЕЭК будет принято. Остались еще технические вопросы с отдельными вопросами ввоза.

Мы видим взрывной рост объема оформляемых почтовых отправлений. И мы понимаем, что любое (особенно резкое) снижение порога вызовет вопрос: А как технически [работать] с таким огромным объемом? Поэтому сейчас это более важно, чем конкретная величина и ставка. Хотя для каждого конкретного физического лица, наверное, размер порога и размер ставки более важен. Но для нас как администраторов важно, чтобы, какой бы ни был порог, он функционировал нормально и без сбоев.

Поэтому сейчас мы озабочены тем, чтобы таможенные органы и «Почта России» совместно создали систему, при которой при получении посылки, стоимость которой превышает этот порог, не надо было отдельно ходить, отдельной платежкой платить этот платеж, потом возвращаться на почту и забирать это отправление.

У нас есть планы сделать на первом этапе «Почту России» уполномоченным экономическим оператором с возможностью уплаты платежей за физическое лицо, которое заказывает посылку по почте. Предполагаем, что на основе соглашения, которое «Почта России» заключает вместе с платформами (первое соглашение «Почты России», насколько я знаю, уже готово), эта возможность уплаты платежей будет встроена в систему заказа покупки на интернет-сайте. И дальше как уполномоченный оператор, как представитель «Почта России» уже будет заниматься таможенным оформлением и соответственно платить за эту посылку платежи в бюджет.

Если этот эксперимент, который мы планируем начать в этом году, даст положительные результаты, можно будет уже говорить о том, какие платежи мы будем взимать. Пока такой системы нет, никакие платежи мы взимать не можем, поскольку, что бы мы ни ввели, это либо работать не будет, либо создаст очереди на почте, что тоже никому не нужно.

Россия. ЕАЭС > Таможня. Приватизация, инвестиции > minfin.ru, 16 февраля 2018 > № 2518300 Илья Трунин


Россия. ЦФО > Медицина > remedium.ru, 16 февраля 2018 > № 2509033

Bright Way Group построит в Зеленограде фармзавод

Мэр Москвы Сергей Собянин и генеральный директор фармацевтической компании «Брайт Вэй Индастриз» (входит в группу компаний Bright Way Group) Владимир Щербаков подписали соглашение о создании фармацевтического завода в Зеленограде. Документ был подписан в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи, передает корреспондент ТАСС.

В рамках соглашения компания обязуется построить фармацевтический завод на территории особой экономической зоны (ОЭЗ) «Технополис Москва» в Зеленограде. Новое предприятие будет производить лекарственные препараты для лечения заболеваний пищеварительного тракта, обмена веществ, сердечно-сосудистой, костно-мышечной, нервной и дыхательной систем. Площадь завода составит прядка 30 тыс. кв. м и обеспечит не менее 356 рабочих мест. Ориентировочный объем инвестиций в проект - 1,9 млрд рублей.

По словам Собянина, новое предприятие расширит ассортимент лекарств, которые производятся в России, снизит зависимость от импортного производства и создаст базу для дальнейшей расширения фармацевтического кластера Москвы.

Россия. ЦФО > Медицина > remedium.ru, 16 февраля 2018 > № 2509033


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500542

Встреча с главами регионов в рамках Российского инвестиционного форума «Сочи-2018».

Тема встречи: о перспективах развития межбюджетных отношений и стратегии пространственного развития и снятии инфраструктурных ограничений.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы традиционно в рамках нашего форума проводим такие встречи. Я считаю, что они полезны, хотя бы потому, что во время таких встреч у руководителей регионов есть возможность обменяться информацией непосредственно с руководством Правительства, задать вопросы, которые вас волнуют, членам Правительства, акцентировать внимание на каких-то новых моментах в развитии межбюджетного сотрудничества, межбюджетных отношений и вообще по самому широкому кругу вопросов.

Тем более такая встреча нужна сегодня. У нас губернаторский корпус очень сильно обновился. Сейчас в зале присутствует большое количество наших коллег, которые относительно недавно начали работать. У некоторых из вас уже есть опыт подготовки решений на уровне всей страны, когда коллеги работали как раз в структурах Правительства, а теперь появилась возможность увидеть, как эти решения работают на местах, в чём их сильные и слабые стороны. Вы уже погрузились в проблемы регионов, понимаете, что ждут от вас люди, на каких направлениях нужно сконцентрировать основное внимание и вашим управленческим командам, и на федеральном уровне. Такая встреча важна и потому, что она даёт возможность пообщаться и самим руководителям регионов, в таком составе вы не так часто встречаетесь, тем более на пространстве форума, где достаточно комфортная атмосфера, есть возможность задать друг другу какие-то вопросы, посоветоваться. В общем, я уверен, эти встречи приносят пользу.

Теперь несколько слов по существу. Начнём с межбюджетных отношений. Сейчас доходы наших консолидированных бюджетов, бюджетов регионов растут. Число профицитных бюджетов увеличилось, дефицитных – снизилось. Тем не менее долговая нагрузка остаётся ещё существенной. Для решения этой проблемы мы в предыдущие годы предоставили регионам бюджетные кредиты. За последние три года, напомню, их общий объём превысил 1 трлн рублей. В прошлом году состоялось очень важное событие: мы провели реструктуризацию задолженности по таким кредитам для 73 регионов – там, где долговая нагрузка наиболее чувствительная. Срок возврата кредитов продлён до 7 лет, на определённых условиях – даже до 12 лет. В результате только на этот год эффект от реструктуризации составит около 240 млрд рублей. Для регионов это серьёзный финансовый ресурс.

Что мы планируем сделать, чтобы региональные бюджеты были более сбалансированными и устойчивыми?

Во-первых, мы стараемся обеспечить максимально справедливое, прозрачное и предсказуемое распределение трансфертов из федерального бюджета. Для этого ещё в прошлом году все соглашения между федеральным центром и регионами, а также распределение всех субсидий на три года были заранее согласованы. Регионы смогут более уверенно планировать свои финансы, проводить более взвешенную долговую политику. В такой логике мы будем стараться работать и дальше.

Во-вторых, мы стимулируем регионы в плане развития собственного экономического потенциала. Это, конечно, ключевая задача и, наверное, самая сложная. С прошлого года регионы, которые показывают самые высокие темпы роста, получают гранты – всего на сумму 20 млрд рублей. С этого года также важная новелла начинает работать: региональным бюджетам будет возвращаться прирост налога на прибыль организаций. Для этого в федеральном бюджете на текущий год предусмотрено 36 (почти 37) млрд рублей. Деньги станут не только своеобразной премией регионам за хорошую работу, но и помогут компенсировать возможное уменьшение дотаций из федерального бюджета. Я знаю, что есть мнения у некоторых наших коллег–руководителей регионов, что эффективная работа может в ряде случаев приводить к сокращению финансовой поддержки. Такие подходы небезосновательны. Хочу лишь напомнить, что развитие собственного потенциала, уход от дотаций – это наша с вами общая стратегическая задача. Конечно, надо смотреть и за тем, как эти правила работают.

Начиная со следующего года при распределении бюджетных денег мы будем учитывать не только налоговый потенциал той или иной территории, но и потребность в финансировании расходных полномочий региональных и местных органов власти на среднероссийском уровне. Будем распределять весь объём дотаций на выравнивание именно по этому принципу. Это станет дополнительной мотивацией прежде всего для тех регионов, где потребность в деньгах сопоставима с собственными доходами. Для таких регионов это хорошая возможность накопить ресурсы для экономического рывка, для привлечения инвестиций, создания новых рабочих мест и увеличения доходной базы регионального бюджета. Также со следующего года будем учитывать, насколько эффективны налоговые льготы, которые предоставляются региональными и местными властями.

В-третьих, мы ищем оптимальные подходы к решению застарелой проблемы федеральных, региональных и местных полномочий. Последние несколько десятилетий мы только и занимаемся переупаковкой этих полномочий и пока не пришли к оптимальной модели, если она, конечно, достижима. В любом случае важно очистить законодательство от установленных на федеральном уровне избыточных и излишне детализированных, а подчас просто устаревших норм. Регионы должны сами устанавливать требования к исполнению собственной базы полномочий. Хочу подчеркнуть, что это собственная ответственность самих регионов. Там, где необходимо ввести единые для всей страны правила исполнения полномочий, надо найти отбалансированный вариант, который будет устраивать и федеральный центр, и регионы. На сей счёт есть разные предложения, давайте их обсудим.

Надо ускориться и максимально быстро закончить анализ этих федеральных мандатов. По результатам надо будет подготовить предложения по изменению законодательства – такое поручение по итогам нашей встречи я обязательно дам. Конечно, это нужно обсудить и с руководителями регионов на площадке Правительственной комиссии по региональному развитию, которая работает.

Четвёртое. Совершенствование межбюджетных отношений должно быть увязано со Стратегией пространственного развития страны до 2025 года. Правительство её сейчас готовит. Важно учесть предложения от региональных властей, обсудить их на экспертных и общественных площадках. Мы рассчитываем, что стратегия будет абсолютно рабочим документом, практическим руководством для органов власти, станет инструментом координации различных отраслевых политик, поможет спланировать в целом развитие инфраструктуры в стране и, конечно, будет ориентиром для инвесторов. Как я вчера говорил во время пленарного заседания, важно чётко определить конкурентные преимущества каждого региона, максимально точно спрогнозировать региональные точки роста.

Сегодня мы чаще всего рассматриваем мегаполисы, агломерации в качестве глобальных центров конкуренции. Собственно, так и есть, это мировая тенденция. Поддерживать их необходимо. Но ещё раз напомню то, о чём говорил вчера: нужно создавать условия для сбалансированного развития всей территории страны. В России около тысячи малых и средних городских поселений, где живёт почти 30 млн человек. Все они разные. Это культурные и исторические, туристические и промышленные центры, транспортные узлы. Ими надо заниматься. И в сельской местности есть территории с благоприятным сочетанием природных и производственных факторов. Уверен, что в каждом из регионов можно найти одно-два приоритетных направления и сконцентрировать свои финансовые ресурсы на этих вопросах.

Есть и другие темы, которые мы обычно рассматриваем в ходе такого рода встреч. Не буду забегать вперёд. Мои коллеги по Правительству выскажутся, и у присутствующих руководителей регионов такая возможность тоже будет.

А.Силуанов: Действительно, когда мы говорим о межбюджетных отношениях, то рассматриваем не только межбюджетные трансферты, но и налоговую систему, и, безусловно, полномочия, которые исполняют субъекты Российской Федерации. Поэтому, когда мы говорим о межбюджетных отношениях, здесь более широкая палитра вопросов и проблем.

Какие задачи по развитию межбюджетных отношений мы видим на предстоящий период? Безусловно, создать условия для развития экономик субъектов Российской Федерации, поскольку именно в регионах формируется инвестиционный климат, именно в регионы приходят инвесторы со своими предложениями, и наша задача – сделать так, чтобы регионы более активно содействовали этому процессу.

С другой стороны, наша задача в области межбюджетных отношений – обеспечить полномочия, которые по законодательству закреплены за субъектами Российской Федерации, финансовыми ресурсами. Здесь, конечно, и собственные доходные источники, и финансовая поддержка из центра.

Многое уже сделано. Мы сейчас уже не говорим об остроте долгового кризиса, долг субъектов Российской Федерации в целом стал снижаться. Мы улучшили качество выравнивания в межбюджетных отношениях, создали стимулы для развития, о чём Вы, Дмитрий Анатольевич, уже говорили. Мы выполнили все обязательства, в первую очередь по социальным позициям, которые содержались в майских указах Президента. На всё это у субъектов Российской Федерации есть ресурсы.

Что предстоит сделать?

Мы сейчас обсуждаем уточнения налоговой системы. Безусловно, эти уточнения скажутся и на налогах субъектов Российской Федерации. Сейчас нам надо подготовить предложения таким образом, чтобы субъекты не только не пострадали, но и улучшили качество своей доходной базы.

Какие замечания высказывают субъекты Федерации? Это неравномерность налоговой базы, слабая прогнозируемость налоговой базы, формирование налогоплательщиками центров прибыли в разных субъектах Федерации. На наш взгляд, когда мы будем готовить предложения по настройке налоговой системы, именно эти вопросы надо поставить во главу угла. Мы считаем, что в регионах должна быть создана налоговая система, база, предсказуемая, достаточно устойчивая и равномерно распределённая. В том числе это вопрос КГН, который постоянно возникает при встречах с субъектами Федерации, на полях форума об этом тоже говорили. У нас есть предложения, как нам дальше строить работу с консолидированными группами налогоплательщиков, чтобы обеспечить предсказуемость доходной базы субъектов Российской Федерации.

Сборы. Здесь тоже двояко. Бизнес справедливо говорит о необходимости упорядочения сборов, которые сегодня устанавливают субъекты Российской Федерации, руководствуясь собственными соображениями. Мы считаем, и это обсуждалось на полях форума, что перечень таких сборов должен быть чётко прописан федеральным законодательством. Субъекты Федерации при своих решениях должны руководствоваться этим перечнем и устанавливать сборы, которые будут предсказуемы для бизнеса, с одной стороны, а с другой стороны, будут пополнять казну субъектов Федерации. Кроме того, мы считаем, что администраторами по ряду сборов могут выступать субъекты Российской Федерации. Такой опыт у нас уже есть.

Следующее – это необходимость систематизировать инструменты поддержки и развития. Дмитрий Анатольевич уже сказал, что самое главное в межбюджетных отношениях – перенаправить взаимоотношения, чтобы обеспечить стимулы для развития. Здесь мы как раз приняли такие решения. С этого года начинает действовать инвестиционная льгота по налогу на прибыль. К сожалению, как мы видим, субъекты мало внимания уделяют этому. Если мы спросим, кто ввёл с этого года налоговую преференцию для бизнеса, для новых проектов, думаю, что субъектов, которые приняли такие решения, не наберётся и пяти, максимум десяти. Поэтому мы считаем, что надо пользоваться теми инструментами, которые сегодня есть, которые Федерация даёт возможность применять в рамках совершенствования налогового законодательства.

Налог на движимое имущество. Тоже были большие дискуссии. Налог на движимое имущество бизнес называет налогом на модернизацию. Знаю, что 25 субъектов Российской Федерации приняли отдельные решения либо по снижению ставки, либо по полной отмене, либо по созданию стимулов для приобретения высокоэффективного инновационного оборудования, где ставки значительно ниже, чем установлено законодательством. И всё равно этот налог достаточно затратный для бизнеса, поэтому при настройке налоговой системы будем предлагать возможности заменить этот налог более комфортным для бизнеса, с одной стороны, с другой стороны – избежать потери налоговой базы для субъектов Российской Федерации.

Предстоит усовершенствовать и работу так называемых промпарков и возврат налогов для этих промпарков. Знаю, что целый ряд субъектов Российской Федерации обращается к нам с тем, чтобы, особенно для экспортных предприятий, которые работают в этих промпарках, можно было возвращать и другие налоги, в том числе НДС. Такую работу, Дмитрий Анатольевич, мы проведём.

Разграничение полномочий. Если мы говорим о настройке налоговой системы, за этим идёт, безусловно, и разграничение полномочий. Слышим от субъектов Российской Федерации о необходимости внимательно отнестись к полномочиям в области медицины (в первую очередь орфанные заболевания), в области взносов за неработающее население, поскольку этот вопрос регулируется на федеральном уровне и это достаточно большая статья затрат для субъектов Российской Федерации. Поэтому в рамках настройки налоговой системы, разграничения полномочий этим вопросам будем уделять внимание.

Что касается обратной передачи части полномочий, здесь тоже видим такие возможности. Сегодня те полномочия, которые делегированы субъектам, могут быть переданы в качестве собственных – такие, предположим, как обеспечение жилищно-коммунальными услугами отдельных наших категорий льготников, по которым сегодня мы передаём и средства, и полномочия.

Важная тема тоже, Дмитрий Анатольевич, Вы об этом говорили: необходимо проанализировать, проинвентаризировать и принять решение по сокращению регуляторики со стороны федеральных ведомств и нормативно-правовых актов, которые сегодня принимаются в Правительстве Российской Федерации, в том числе федеральными ведомствами. Потому что у нас есть целый ряд субъектов Российской Федерации, по которым решения, которые принимаются на федеральном уровне (это даже не столько Правительство, сколько ведомство), приводят к тому, что обязательства субъектов Российской Федерации значительно превышают их доходные возможности. Здесь нужно ещё раз более внимательно подойти, потому что значительная часть таких решений принималась ещё в советское время, и значительная часть решений может быть передана на уровень субъектов Российской Федерации.

Следующая позиция – межбюджетные трансферты. Здесь, как Вы, Дмитрий Анатольевич, в докладе сказали, необходимо обеспечить предсказуемость, справедливость участия модельных расчётов в распределении межбюджетных трансфертов. Всё это мы будем выстраивать на предстоящую трехлетку. Но что самое главное? Самое главное, на наш взгляд, немножко перестроить тоже и наше понимание, как мы выстраиваем отношения с субъектами по каждой отрасли. Ведь сегодня как – если необходимо решить вопрос какого-то отраслевого регулирования, обязательно нужен трансферт. И мы считаем, что здесь мы могли бы консолидировать часть финансовых ресурсов, особенно субсидий, и решать вопросы не только рублем, но и задачами, потому что если мы перестроим нашу регуляторику с субъектами Российской Федерации с денежных перечислений на постановку задач, конечно, с подкреплением финансовым, но с большей самостоятельностью для субъектов Российской Федерации, то здесь будет у нас больше эффекта.

Тоже слышали критику, Дмитрий Анатольевич, вот сейчас, в ходе обсуждения на Форуме - это неопределенность решений по новым обязательствам. Вот недавно было принято решение Конституционного суда по северным коэффициентам, было принято решение у нас по повышению обязательств в части МРОТа, что не было учтено в законах о бюджетах субъектов Российской Федерации. В этой связи мы отвечаем на это дополнительной финансовой поддержкой. И сейчас в Правительстве Российской Федерации принято решение о том, чтобы за счет Резервного фонда оказать поддержку регионам на увеличившийся МРОТ, с одной стороны, и на тот МРОТ, который посчитан уже с учетом решений Конституционного суда по северным надбавкам и коэффициентам.

Мы надеемся, что 2018 год станет последним сложным годом с точки зрения финансов, потому что мы в этом году в полном объеме выполним Указы Президента, а в дальнейшем рост заработной платы бюжетников будет сопровождаться и ростом оплаты труда в целом по экономике, и ростом налога на доходы физических лиц. Поэтому в следующем году и в последующие годы с учётом и настройки налоговой системы, и выполнения основных сложных для субъектов Российской Федерации задач мы сможем сконцентрировать ресурсы на инфраструктурном развитии, что необходимо нам для экономического роста. И, действительно, разработав стратегию пространственного развития, с учетом настройки межбюджетных отношений, мы сможем найти ресурсы для роста, для развития, соответственно, для обеспечения более высоких темпов роста экономики.

Д.Медведев: Спасибо, Антон Германович. Но очевидно, что даже то, что Вы рассказали сейчас, всё равно вызовет определённые вопросы. Давайте послушаем ещё одного нашего коллегу из Правительства, а потом уже начнём обмен мнениями по всем направлениям.

Максим Станиславович (обращаясь к М.Орешкину), пожалуйста.

М.Орешкин: Я расскажу о практических шагах, которые мы делаем. Мы стараемся делать так, чтобы жизнь регионов становилась лучше.

Первая история – это история с полномочиями и, что самое важное, стоимостью их исполнения. Проблема понятная: большое количество отраслевых актов, СанПиН приводят к тому, что расходы, которые регионы вынуждены нести, увеличиваются. Особенно серьёзно всё зарегулировано в стройке – ширина лестниц, этажность, цвет стен. Несколько примеров приведу из последних. В одном регионе школу не могли сдать, потому что там не было биде. То есть школу построили, всё сделали, но биде нет – сдать невозможно. В другом – установленные требования привели к тому, что весь этаж ушёл под библиотеку, потому что такие нормы и ничего другого сделать нельзя. То есть опять же очень серьёзные потери для региона, для экономики в целом. У нас есть, например, требование в малокомплектной школе обязательно иметь отдельно актовый зал и отдельно – спортивный зал. Современные технологии позволяют делать трансформируемые залы, но по этим нормам все регионы вынуждены делать то, что они делают.

Что сделано? Мы создали штаб, куда вошли 12 регионов, Минюст, эксперты. В последние пару месяцев мы взялись за эту задачу, начали её прорабатывать. Вышли по 24 полномочиям на список проблемных моментов. Сейчас всех разошлём в регионы и к 15 марта завершим работу в этой части. Будем двигаться к тому, чтобы эти требования отменять, потому что понятно, что все эти требования должны идти не с федерального уровня. Регионы должны иметь максимальную гибкость, для того чтобы реализовывать задачи, которые перед ними стоят. Зачастую все эти требования очень серьёзно отстают от новых технологических решений, новых решений в строительстве, в других областях. Как только закончим работу по этим пилотным направлениям, будем работать по всем 110 полномочиям.

Главный вопрос: как остановить принятие новых таких регулирований? Они идут со стороны разных ведомств. Кто-нибудь приказ выпустил – все регионы от этого страдают. Наше предложение, которое уже на самом деле работает с начала февраля этого года, – использование механизма ОРВ (оценка регулирующего воздействия) для учёта позиций регионов. Мы провели опрос (1150 респондентов ответили, очень большой был отклик) об учёте мнения регионов по принятию каждого нормативного акта. И уже есть здесь первые достижения. МЧС предлагало ввести обязательное обучение по пожарной безопасности всех муниципальных служащих. По оценке самих регионов, только это требование обошлось бы регионам и муниципалитетам в 2 млрд рублей. Нам удалось эту историю остановить, приказ МЧС ушёл на доработку. Сейчас выстраиваем механизм, чтобы останавливать на самой ранней стадии благодаря активной работе регионов, потому что опять же с региональной стороны видно, к каким последствиям может привести тот или иной нормативный акт.

Вторая тема, которой я хотел бы коснуться, – это Стратегия пространственного развития. Мы уже очень подробно вчера говорили, Дмитрий Анатольевич в своём выступлении говорил, у нас отдельная панель была с Дмитрием Николаевичем Козаком по этому вопросу. Главная задача – это, конечно, координация действий, планов развития на федеральном уровне между различными отраслевыми направлениями и создание так называемой инфраструктурной карты – то, что у нас пересекается с программой по инфраструктурной ипотеке. Очень важный элемент – наличие инфраструктурной карты, объединяющей планы по развитию в первую очередь федеральной инфраструктуры.

Мы направляли запросы в регионы, собрали первую информацию. Пока, честно скажу, качество материалов по потребностям развития федеральной инфраструктуры, которые пришли из регионов, не всегда хорошее. Общий объём потребности в инвестициях в федеральную инфраструктуру – 8,5 трлн.

В чём я вижу проблемные моменты? Первое – это соотношение частных инвестиционных проектов и инфраструктурных инвестиций. Мы запрашивали, чтобы была увязка конкретного инфраструктурного проекта, который реализуется, и тех инвестиционных проектов, которые могут последовать благодаря расшиванию того или иного проблемного узла в инфраструктуре. Сейчас соотношение 2:1, должно быть больше. Причём есть ситуации, когда объекты инфраструктуры есть, а инвестиционных проектов, которые будут реализовываться благодаря этим инфраструктурным объектам, нет.

Ещё хотел бы отметить малое количество так называемых комплексных инвестиционных проектов – в первую очередь это, конечно, развитие агломераций, здесь очень мало поступило из регионов. Это на самом деле очень большой потенциал. Крупные инфраструктурные объекты, например, объезды крупных городов, которые будут серьёзно менять жизнь в этих городах. Истории, связанные с выводом аэропортов. Мы видим историю с Ростовом. Для Ростова это, во-первых, новый аэропорт, новый элемент инфраструктуры, плюс в центре города теперь большой участок земли, который может стать новым центром развития Ростова. Таких проектов очень мало. Опять же прошу обратить внимание на этот момент.

Также мало историй, связанных со специальными зонами развития. Мы видим индустриальные парки, особые экономические зоны, они очень хорошо работают, когда есть полная подводка инфраструктуры. Зачастую такие объекты есть, там надо небольшие места расшивать. Количество инвестиционных проектов, которые могут быть реализованы, большое. Поэтому комплексные проекты, которые связаны с агломерациями, со специальными зонами для развития промышленности и других секторов экономики, тоже очень важны.

Третий момент, на который я бы обратил внимание. Ряд объектов – полностью федеральное финансирование. Здесь надо очень аккуратно смотреть, зачастую финансирование из федерального бюджета через другие инструменты может быть гораздо меньше – через привлечение частных инвесторов, установку платы за пользование тем или иным объектом или ряд других возможностей. Здесь надо внимательно смотреть, как эффективнее финансировать те или иные объекты. Сейчас у нас стадия следующая. Мы попросим вас уточнить, с учётом сегодняшнего обсуждения и обсуждения на форуме, те материалы, которые вы присылали. Одновременно мы отправим все данные в федеральные органы исполнительной власти, в естественные монополии, чтобы вместе с ними всё координировать. И Министерство транспорта, Министерство энергетики – всё это будем увязывать.

Причём надо понимать, что ряд проектов по развитию инфраструктуры будет носить национальный характер. Например, развитие авиасообщения – это не региональная история, это история построения целой карты и региональной авиации, и хабов на территории страны. Поэтому здесь, конечно же, очень важна роль министерств, Правительства.

Третий момент, который я хотел бы затронуть, – работа по созданию единого механизма развития территорий. Антон Германович об этом упомянул: объединение в некий единый формат тех мер, которые здесь есть. Тоже работаем с регионами, не сами пытаемся что-то придумывать, а в первую очередь воспринимаем то, что считают правильным регионы. Вчера мы собирались с некоторыми руководителями регионов и договорились создать рабочую группу, которая в течение нескольких недель будет набрасывать возможные идеи, которые можно было бы внедрить в этот единый механизм, чтобы создать инструмент, который не будет менять условия для тех инвесторов и по тем проектам, которые работают успешно, но при этом будет давать новые направления к развитию. Понятно, что здесь налоговая тема не должна быть главной. В тех же особых экономических зонах таможенные посты, которые там есть, и возможность уплаты пошлин уже после выпуска товаров – это очень важно. Также мы разговариваем о таких направлениях, как изменение подходов к контролю и надзору в рамках таких специальных зон. Здесь есть опыт, который мы обсуждаем с Юрием Петровичем Трутневым, с Дальним Востоком. Там эта история тоже развивается. Как раз тоже собираемся с Юрием Петровичем смотреть. Потому что Дальний Восток действительно имеет очень большой опыт по созданию специализированных зон. ТОР на Дальнем Востоке – это не ТОР в моногородах, это более комплексная история. Создана специальная компания по развитию. Тоже сейчас будем собирать весь этот опыт, чтобы сделать этот единый механизм. Конечно, главная задача – дать регионам максимальную гибкость при развитии новых проектов, новых территорий.

Ещё одна история, которую хотим туда включить, связана с техническим регулированием. У нас есть такая проблема. Есть, например, завод у какой-нибудь компании в Европе, она хочет построить точно такой же завод в России. Точно такой же завод построить не может, потому что нормы технического регулирования другие. Идея: в рамках этих специальных зон дать возможность использования требований ведущих стран мира, принимать их как достаточные и существенно снизить расходы инвесторов на строительство объектов, особенно если у них такие объекты уже реализованы где-то в мире. Такое нововведение в особых экономических зонах, я думаю, способно серьёзно подстегнуть инвестиции, уменьшить время реализации проектов и снизить себестоимость продукции, сделать её более конкурентоспособной.

И.Белозерцев: Как губернатор дотационного региона я благодарю Правительство Российской Федерации, Министерство финансов, Дмитрия Николаевича Козака за введение модельного бюджета регионов. Это новшество помогло нам избавиться от многих проблем, с которыми раньше вынуждены были сталкиваться и, конечно, их преодолевать. К сожалению, пока ещё многие регионы Российской Федерации не могут в полном объёме выполнить свои обязательства, свои полномочия из-за недостатка финансовых средств. Нужна поддержка из федерального бюджета. Что положительного – раньше за этой поддержкой губернаторы ходили по кабинетам должностных лиц, просили, умоляли с протянутой рукой, уговаривали решить проблему с финансированием, с оказанием финансовой помощи. Нужно отдать должное, что с введением модельного бюджета эта необходимость отпала. Методика отработана, модельный бюджет есть, мы сегодня работаем по модельному бюджету. Для Пензенского региона, как и для многих дотационных регионов, это, конечно, большой плюс. Конечно, главная задача – искать новые источники пополнения бюджета, развиваться, привлекать инвесторов, это важно. Задачу, которую Вы поставили, в том числе уточнили в ходе проведения инвестиционного форума, нам понятна: только развитие региона, только привлечение инвесторов даст возможность минимизировать все наши проблемы, отказаться (полностью в том числе, к этому мы должны стремиться) от дотаций и поддержки из федерального бюджета.

В рамках проводимой работы по дальнейшему совершенствованию механизма выравнивания уровня бюджетной обеспеченности субъектов нам для обсуждения предложено четыре варианта распределения дотаций. При их анализе каждый регион, очевидно, примеряет для своего субъекта: кому-то первый вариант, кому-то второй, кому-то третий, кому-то четвёртый. Каждый из нас по-своему прав.

Однажды спрашиваю у одного губернатора крупного региона, как дела. Он говорит: «У меня нормально». – «Как с налогами?» – «Нормально с налогами». – «Что у вас есть?» – «У меня есть и нефть, и газ, есть и перерабатывающие нефтегазовые комбинаты, поэтому хорошие налоговые поступления. У меня проблем нет».

Наличие природных ресурсов в этом регионе позволило построить эти комбинаты в советское время, губернатор работает, и всё развивается сегодня. У него всё нормально.

Но есть и другие регионы. Меня спрашивают: «А что у тебя есть»? Я отвечаю, что у меня нет ни нефти, ни газа. «А что есть?» – «Люди хорошие».

Вот с хорошими людьми, с предпринимателями, с бизнесом в 2016 году у нас налоговый прирост составил 21% бюджета Пензенской области при хорошей базе, в 2017 году – 6% к высокому приросту 2016 года.

Каждый регион, каждый губернатор борется за налоговые поступления, за инвестирование, за развитие, за создание рабочих мест. В данном случае хорошо то, что нам предлагают эти варианты, эти модели, с нами стали общаться, нас выслушивают, мы спорим, обсуждаем, и каждый отстаивает свой регион.

Для нашей Пензенской области третья модель сегодня более уместна. Если не будет принята третья модель, вторая модель – 50 на 50 – тоже в целом для нас будет приемлема. Но некоторые коллеги говорят, что третья модель не будет стимулировать развитие инвестиций и активность губернатора. А где мы найдём сегодня губернатора, который бы не работал? Работаем, инвестируем, находимся в тисках и очень активно думаем над тем, как сделать так, чтобы инвестор пришёл в каждый регион.

А как поддерживать? Вот хорошая форма была выбрана, это грантовая поддержка. Например, Пензенский регион за то, что мы сделали хороший налоговый прирост, получил бонус в числе 40 регионов Российской Федерации. Такой подход может быть расширен. Это будет мотивировать губернаторов для более активной работы.

Я хочу поблагодарить ещё раз правительство области, Правительство Российской Федерации, Министерство финансов за поддержку дотационных регионов. С 1 января 2018 года социальные расходы увеличились, увеличились очень серьёзно, и без дотаций на сбалансированность бюджетной обеспеченности такой регион, как Пензенский, не в состоянии выполнить свои обязательства. Поэтому поддерживаю модельный бюджет и третий вариант в его развитии.

И.Орлов: Я представляю здесь Арктический регион Российской Федерации и поэтому посчитал возможным от моих коллег сказать несколько слов в связи с тем, что в вопросах межбюджетных отношений тема льгот Крайнего Севера, обязательств, инвестиционного потенциала территорий Крайнего Севера, по-моему, требует особого рассмотрения и особого взгляда.

О чём речь? У нас есть очень важный, очень серьёзный закон, называется Трудовой кодекс. И закон о гарантиях лицам, проживающим и работающим в районах Крайнего Севера и на приравненных к ним территориях, который является федеральным законом. И это федеральные полномочия. Был принят ряд изменений, в соответствии с которыми часть обязательств была передана в регионы, но мы не имели права отойти от того, чтобы сохранить эти льготы, это совершенно очевидно. Несмотря на серьёзную работу, которую проводит каждый губернатор достаточно самоотверженно, демографическая ситуация в наших регионах продолжает оставаться негативной. Мы, безусловно, анализируем, с чем связан отъезд. Помимо классических ситуаций, связанных со стоимостью электроэнергии, транспортной доступностью, тема льгот Крайнего Севера, безусловно, оказывает влияние.

Я приведу один пример. Крайний Север: демография, территория непростая, но, когда встаёт вопрос о реализации такого важного государственного проекта, как «Безопасные и качественные дороги», рассматривается агломерация от 500 тысяч человек и выше. Где у нас в Арктической зоне Российской Федерации такие агломерации? Не существует. Ни одна из наших северных территорий не попала в эти формы поддержки.

Сейчас говорили о повышении минимального размера оплаты труда. А у нас-то минимальный размер оплаты труда с северными коэффициентами. У нас-то сразу после этого, когда встаёт вопрос о погашении минимального размера оплаты труда, возникает тарифная разница. И у меня учитель младших классов будет получать практически столько же, сколько кочегар. Кочегар у меня будет получать 24 тыс. рублей с 1 мая 2018 года. И есть тема – давайте выведем такого рода профессии из системы бюджетных отношений. Но куда я их выведу в малокомплектных школах и отдалённых деревнях? Я же не скажу, чтобы уборщица на аутсорсинге работала. Понятно, что это невозможно. Поэтому, мне кажется, назрела жёсткая необходимость проделать серьёзную работу по отработке этих гарантий Крайнего Севера. Каждый раз это остаётся на ответственности регионов, но это всё-таки обязательства государства.

Что касается модельного бюджета, я тоже считаю его благом. Есть у него свои плюсы, есть и негативные факторы. Но я хотел бы, чтобы мы здесь не торопились. Когда я получил первый модельный бюджет, получилось 10,4 млрд рублей избыточных расходов. Мы поработали с комиссией, очень хорошо поработали с Министерством финансов и сейчас вышли на цифру 4,4 млрд. То есть процесс отработки полезен. Здесь ни в коем случае нельзя торопиться. У нас три варианта предложено: 30 на 70, как сейчас, 50 на 50 и сразу 100%. Впрыгивать в 100%, наверное, было бы полезно, но слишком быстро. Почему? Потому что у нас до сих пор в неэффективных расходах висят малокомплектные школы отдалённых территорий. И я ничего сделать не могу, они у меня неэффективные расходы. Или те же обязательства по здравоохранению, которые у меня сегодня через ФАПы обеспечиваются. А всех людей, которым требуется более серьёзная помощь, я должен возить в центр. И это тоже мои затраты. Я не могу сказать роженице или бабушке, которую надо везти в центр, чтобы она поехала на свою пенсию. Билет на самолёт туда-обратно 4500 рублей при пенсии в 12 тыс. Поэтому осознать уровень наших избыточных обязательств вместе, в хорошем диалоге – это очень важно. Я почти уверен, что из этих 4,4 млрд, которые у нас сегодня в модельном бюджете остаются избыточными, не останется ничего. Потому что я уверен, что мы платим всё правильно. Это моё право.

Вопросы развития малого и среднего бизнеса и соответствующих инвестиций в инфраструктуру. Сегодня обязательства, которые у нас есть по Крайнему Северу, конечно, непосильны прежде всего для малого и среднего бизнеса. У нас сразу же с 1 января пошёл небольшой спад, переход предприятий в ИП, то есть переход на другую систему налогообложения. А юг начал активно думать о переходе в Кострому, Кировскую область и Вологду. Мои коллеги поюжнее, наверное, не будут отказываться от этого процесса, но у меня в связи с этими северными льготами вопрос перерегистрации южнее, безусловно, пойдёт. Поэтому, повторю, вопрос специального, индивидуализированного подхода к арктической зоне, Крайнему Северу жизненно важен сейчас.

А.Артамонов: Во-первых, Дмитрий Анатольевич, я согласен с Вами, что эти наши встречи полезны. И как подтверждение – теперь практически все губернаторы стали принимать участие в сочинском форуме. Эта составляющая форума для нас всех представляет большой интерес.

О бюджете и межбюджетных отношениях коллеги мои сказали, ещё, наверное, выскажутся. Единственное, хотел бы сказать, что я подписал в адрес Дмитрия Николаевича (Козака) свой ответ, что поддерживаю второй вариант из тех моделей, которые предложены, по распределению дотаций.

Хотел бы несколько слов сказать о пространственном развитии, о той стратегии, которая сейчас разрабатывается. Опять же очень здорово, что регионы привлекаются к участию в разработке этой стратегии. Мы даём свои предложения, и здесь наверняка мы найдём конкретные пути достижения сбалансированного развития с учётом конкурентных преимуществ регионов. Конечно, у нас регионы в разных условиях находятся – в сложных климатических условиях, есть удалённость от транспортных коммуникаций. Обеспеченность энергоресурсами, которая зачастую ограничивает развитие экономики, привлечение инвесторов, – это всё надо учитывать. Каждый из нас будет вносить какие-то свои предложения и отстаивать интересы своих территорий, но мы, конечно же, согласимся с тем, что интересы государства в целом превыше всего.

Есть мировой опыт создания подобных очагов роста, который предлагается в этой стратегии. Он, в общем, положительный, хотя ни в коем случае нельзя при таком централизованном планировании убить конкуренцию регионов, например за привлечение инвестиций. Такая опасность, вообще-то говоря, существует, и это будет в конечном итоге служить тормозом дальнейшему развитию экономики страны.

При реализации предложенной модели одна из больших проблем, которая возникнет, и она сразу уже просматривается, – это обеспечение устойчивой связанности территорий скоростными автомобильными, железнодорожными магистралями, межрегиональная авиация и речной транспорт. Например, если говорить об авиационном сообщении (проблема межрегиональных авиационных перевозок, к сожалению, в последние два десятилетия встала во весь рост), можно было бы пойти по пути создания окружных авиационных компаний. Мы могли бы на паритетных началах дотировать федеральные и региональные бюджеты. Мы готовы пойти на это. Организация межрегиональных авиационных перевозок существенно увеличила бы мобильность населения, расширила бы возможности для создания бизнеса в разных территориях, потому что те, кто этот бизнес создаёт, могли бы оперативнее контролировать свои предприятия. И вчера говорилось: необязательно создавать в каждом регионе крупные медицинские центры или ещё какие-то другие объекты, можно было бы использовать кооперацию в случае упрощённой транспортной доступности.

Наверное, все согласятся с тем, что агломерации и макрорегионы не могут быть панацеей от дисбаланса в региональном развитии. Зачастую не очень крупные и не самые густонаселённые регионы с эффективной отраслевой специализацией вносят существенный вклад в развитие государства в целом и в экономический рост. Для устойчивости всей экономической конструкции важно поддерживать и их развитие. Я приведу один пример. Мы с Вами, Дмитрий Анатольевич, обсуждали. Сейчас реализуется великолепный проект «Безопасные и качественные дороги». Почему-то избрана схема – 500 тысяч населения в региональном центре и более. Почему 500? Почему не 550? Почему не 450? Я этого не понимаю. Население спрашивает нас, почему здесь эта работа проводится, а здесь не проводится…

Кроме того, регионам можно было бы передать гораздо больше полномочий и ресурсов, в том числе и для реализации стратегии пространственного развития. Имею в виду большее доверие региональным властям. Зачастую нам на местах виднее, на какие цели в первую очередь надо ресурсы направлять. Сохраняя целостность системы управления государством, необходимо поднять доверие к власти на местах, в том числе в регулировании планировочной и градостроительной деятельности, в лицензировании управляющих компаний, в регулировании пассажирских перевозок (в том числе, кстати, наболевший вопрос такси). Надзор за использованием земель сельхозназначения, некоторые вопросы экологического надзора мы могли бы более успешно осуществлять. Как минимум эти вопросы должны находиться в компетенции субъектов Российской Федерации. Мы не можем даже запретить на сегодняшний день стоянку автомобилей в детской песочнице или на газоне. Рассматривается этот вопрос сейчас Государственной Думой, но до этого момента было так.

Серьёзно тормозит развитие ряда регионов проблема нехватки трудовых ресурсов. И мы часто расходуем на цели жилищного строительства серьёзные финансовые ресурсы. Например, для лиц, увольняемых в запас, военнослужащих. Что на практике у нас получилось? Подавляющее большинство военнослужащих захотели получить квартиры в Москве и Московской области, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Была же когда-то система: военнослужащий мог получить квартиру или по месту призыва, или по месту увольнения, но опять же за исключением Москвы, Киева, Санкт-Петербурга. В итоге вместо того, чтобы способствовать через этот рычаг более рациональному распределению населения (а это ведь ребята молодые, грамотные, они могли бы принять участие в экономике – там, где есть в них нужда), мы породили дополнительные проблемы в мегаполисах. Там им нужно добираться до работы (а часто этой работы просто нет), нужно строить детские садики, школы и так далее.

Или, например, поддержка ипотечного кредитования жилищного строительства. Кстати, жилья можно было бы по программе для военнослужащих построить как минимум в два раза больше, если бы оно строилось в регионах, а не в Москве. Ипотечное кредитование жилищного строительства – положа руку на сердце, зачем поддерживать эту тему, допустим, в мегаполисах? В мегаполисе тоже пусть получают, но по рыночной процентной ставке. А, например, в Иваново, Костроме или другом отдалённом регионе до 1,5–2% опустить, и народ туда поедет. И не будет там исхода населения, не будет дефицита трудовых ресурсов. Я думаю, это вполне можно было бы сделать без увеличения, кстати говоря, общей суммы бюджетных расходов.

Что касается снятия инфраструктурных ограничений, мы у себя пошли несколько лет назад по пути создания индустриальных парков и использования системы TIF – Tax increment financing, то есть вложение средств с последующим их возвратом за счёт дополнительных финансовых поступлений. Могу сказать, что только с территории индустриальных парков Калужской области федеральный бюджет за 10 лет получил более 300 млрд рублей средств. Более 300 млрд – это очень существенная сумма. То есть этот опыт себя оправдал. И я хотел бы сказать спасибо, Дмитрий Анатольевич, Вам и Владимиру Владимировичу. Вы поддержали в конечном итоге такой метод работы. Более того, сейчас частичная компенсация средств, которые мы затратили на создание индустриальных парков, осуществляется. Антон Германович упомянул одну проблемку, которая вкралась, всегда бывает ложка дёгтя в бочке меда: почему-то система этой поддержки, которую мы избрали, практически запретительные меры установила для размещения в этих индустриальных парках и особых экономических зонах предприятий-экспортёров, что вообще противоречит всей нашей политике. Это совершенно неправильно.

Сегодня нам уже очень сложно будет идти этим путём, который мы в своё время апробировали, потому что при тех соглашениях, которые мы подписываем с Министерством финансов (и берём на себя обязательства), мы практически лишены возможности дальнейшего кредитования. Нам практически запрещено сейчас – тем регионам, которые участвуют в процедуре реструктуризации бюджетных кредитов, – делать дальнейшие заимствования. Какой выход? Может быть, нужно привлекать средства пенсионных фондов, в том числе банковское сообщество каким-то образом вовлекать, – для них должно быть интересно участие в реализации этих проектов. Это вполне возможно. Резюмируя, я хотел бы сказать, что, конечно, пространственная стратегия объективно необходима, это бесспорно, для дальнейшего развития государства, важно только, чтобы мы хорошенько этот документ обсудили и учли интересы и муниципалитетов, и регионов, и страны в целом.

С.Воскресенский: Несколько соображений.

Во-первых, в продолжение того, что говорил губернатор Артамонов. Вчера было много интересных дискуссий по региональной политике и так или иначе проскальзывала тема (у ряда экспертов): может быть, сосредоточиться на развитии крупных мегаполисов, они-то и обеспечат в будущем высокие темпы экономического роста. Мегаполисы, безусловно, нужно развивать. Но такое противопоставление мне кажется неразумным, несправедливым. Безусловно, фантастические результаты, которые показывает Москва в последние годы – и по качеству городской среды, и по темпам роста, заслуживают уважения. Но такое противопоставление мне, откровенно говоря, напоминает моё детство, когда, извините, в поездах дальнего следования (наверное, все помнят) мясом всё было забито, когда из Москвы везли продукты. Люди приезжали на поездах дальнего следования в Москву за едой. Мне кажется, это такой немного новосоветский подход – ставить на мега-. Тем более надо учитывать современные технологии. Сегодня технологии в экономике таковы, что успеха можно добиваться на любой территории, не обязательно строя мегазаводы.

Почему я об этом говорю? Потому что, мне кажется, это такая идеологическая развилка, которая в том числе предопределит на несколько лет вперёд и распределение межбюджетных трансфертов и дотаций.

С чего хотел начать? Во-первых, про бюджет. Огромное спасибо Президенту России Владимиру Путину и Вам, Дмитрий Анатольевич, за решение по реструктуризации кредитов. Я могу на наших цифрах привести пример. Два решения – о реструктуризации на семь лет и о рефинансировании коммерческих кредитов – оба эти решения у нас до 2024 года высвобождают 3 млрд рублей. При нашем областном бюджете – 37, консолидированном – 44 это большие деньги. И мы их направим прежде всего на инвестиции в человеческий капитал.

Теперь непосредственно про дотации. Действительно, есть несколько вариантов распределения, но я попробую их примирить. Мы, безусловно, поддерживаем тот вариант, который по модельному бюджету. Не только потому, что он даёт нам больше всего денег, хотя, конечно, и поэтому тоже. Нам вообще модельный бюджет очень удобен в работе. Откровенно скажу: модельный бюджет нам позволил увидеть, где красными флажками загорелись перерасходы. У нас, например, такой красный флажок загорелся в сфере ЖКХ, где мало того что население недовольно качеством (и оно действительно низкое), да ещё мы перерасходуем средства.

Как я понимаю смысл этой дотации? Это всё-таки дотация для того, чтобы гражданин страны в любой точке, где бы он ни проживал, получал минимальный набор социальных услуг – здравоохранения, образования и так далее. Это и есть честная конкуренция регионов. Вот этой базой нужно обеспечить. И модельный бюджет как раз её позволяет сделать.

Почему я говорю «попробую примирить»? Регионы-доноры, за счёт которых частично это и делается, скажут: «Это несправедливо. Получается, чем больше мы экономим, тем больше даём тем, кто пока не подтянулся». Но смысл дотации, на мой взгляд, – это дотация, повторю, на обеспечение минимального качества жизни. Поэтому проблемы этого дополнительного стимулирования можно решать просто другим видом трансфертов. Вот такое предложение.

Если можно, пару технических замечаний к методике. В методике модельного бюджета не учтены так называемые инвестиционные расходы, расходы на капитальные затраты. Учтены уже? Тогда вопрос снимается.

Второй вопрос. Я думаю, всех он касается. Модельный бюджет считается по консолидированному бюджету субъекта Федерации, а долговая нагрузка муниципалитетов при этом не учитывается. То есть кладутся расходы только на обслуживание долга субъекта, но не муниципалитетов. Это технический вопрос, но он важный при честном расчёте, распределении денег по бюджетам.

И последнее, есть просьба. В своё время совершенно справедливое решение было принято, что если в налогах что-то меняется, то это в соглашении Минфина с субъектом учитывается, потому что прямо влияет на налоговую базу субъекта Федерации. Но есть решения Правительства вне налоговой сферы, которые прямо влияют на налоговую базу. Одно из таких решений, приведу пример, было в прошлом году, – запрет на продажу пива в таре свыше 1,5 литра. Это прямо (счётная величина, здесь нет других мнений) привело к снижению производства пива в ряде субъектов Федерации. Это акцизы, бюджетные доходы. Просьба такие вещи просто учитывать при выполнении соглашений.

Теперь немножко про налоги. На самом деле нам кажется очень правильной позиция Минфина – консервативная – по введению налоговых льгот. Мы ровно так её и ведём. У нас есть льготы для малого бизнеса по упрощёнке, они были введены в прошлом году и дают свой результат. Только в прошлом году рост на 15% по этим поступлениям. И мы, конечно, ввели льготу на движимое имущество, мы среди тех 25 субъектов. У нас структура экономики с высокой долей обрабатывающего производства: текстиль, машиностроение. Нефти и газа у нас нет. Поэтому такой подход – ответственный перед теми инвестиционными планами, которые были. Действительно, многие предприниматели Иваново называют его налогом на модернизацию. Такого налога у нас нет. В целом, безусловно, такую консервативную политику мы ведём.

Максим Станиславович (Орешкин) говорил про дерегулирование. На самом деле это важнейшая повестка ближайших лет, потому что любое регулирование – это налоговая база. Это всё вычитается из того же налога на прибыль. Если бы была какая-то программа по дерегулированию, уверен, она бы привела к повышению поступлений в бюджет.

И последнее, о чём бы я хотел сказать, вчера на эту тему была дискуссия. Надо упорядочить и дать право субъектам вводить ряд сборов. Я приведу пример на курортном сборе. Ряду субъектов дали такое право, мы бы тоже от него не отказались. Это деньги небольшие, их потребитель не увидит, но, конечно, мы бы такие деньги направили прежде всего на обустройство комфортной городской среды для приёма туристов.

И последнее по инфраструктуре. Очень важным мы считаем проект, который в своё время был Президентом объявлен, по инфраструктурной ипотеке. Я об этом уже говорил, плохие дороги – это ещё большая нагрузка на бюджетную сеть, это повышенный износ машин скорой помощи, школьных автобусов, это связывание рук по оптимизации социальной среды, о которой сейчас мой коллега Орлов говорил. Я знаю, что сейчас в Министерстве экономического развития ведутся расчёты общего мультипликативного эффекта. Уверен, что такой эффект будет значимый. Приведу наш пример. У нас дорожный фонд 2 млрд рублей, небольшой. А реально без перегрева экономики мы можем строить дорог на 4 – максимум 5 млрд рублей. Конечно, наличие механизма, когда можно было бы взять такое финансовое плечо вдолгую и потом по 200–300 млн рублей возвращать, качественно изменило бы жизнь жителей Ивановской области. А задача у всех нас – это именно улучшение качества жизни наших граждан.

Р.Минниханов: Я хотел бы несколько иначе свои вопросы поставить. Во-первых, все мы сейчас очень серьёзно занимаемся подготовкой к выборам. Хотел бы поблагодарить за федеральные программы, которые реализуются в регионах. Они дают позитивные результаты. Особенно хотел бы обратить внимание на «Общественные пространства» и «Безопасные и качественные дороги». Это реально даёт очень хорошие результаты. Конечно же, обращаю внимание, что очень важно продолжать развитие инновационной инфраструктуры – парки, технопарки, разные другие формы. Без федеральной поддержки эти проекты нереализуемы. В республике выручка от того, что мы построили только за последние годы, составляет 220 млрд рублей. У некоторых регионов такая же выручка. Мы и дальше будем наращивать работу этих площадок, но без федеральной поддержки сложно.

Я не буду касаться бюджетного процесса. Если коллеги просят больше денег, мы самодостаточный регион и активно работаем. Я хотел бы остановиться на одной проблеме, которая появилась. В зимний период всегда не хватало молока. Наша республика производит много молока, всегда молоко вывозилось. В этом году ситуация такая, что вывоза нет, цена молока на 5–8 рублей меньше, чем в прошлом году. Это создаёт большую проблему для населения.

Д.Медведев: Почему это произошло?

Р.Минниханов: Мы работаем с Минсельхозом России. Вчера я докладывал и Министру экономического развития. Потому что завезли сухое молоко. Минздрав здесь – и может сказать, что молочные комбинаты купили сухое молоко, восстанавливают его, производят продукцию. А из сухого молока какая продукция и какое здоровье? Без Вашего вмешательства эта тема, наверное, не решится. Если мы будем способствовать запуску сухого молока и производства из него продукции, то это обернётся серьёзными потерями. Летом был период, когда был избыток молока, но зимой, чтобы молоко было некуда девать… Многие коллеги меня вчера поддержали. Я попросил бы на это обратить внимание. Я подготовил справку и своё обращение.

Д.Медведев: Я дам поручение в этом разобраться. Мне трудно возразить против тех аргументов, которые привёл руководитель Татарстана, потому как мы должны развивать свою молочную промышленность. Да, у нас общий рынок с нашими друзьями, партнёрами из Евразийского союза. Более того, мы не можем его ограничивать в силу подписанного соглашения. Но в конечном счёте мы должны думать о наших гражданах. Если мы, по сути, блокируем поставки нормального молока и открываем рынок для сухого молока только ради соблюдения экономических принципов, то нам такие принципы не нужны. Надо просто подумать, каким образом из этого выйти.

С.Орлова: Я думаю, что все коллеги согласятся: найден такой хрупкий баланс, проведена большая, серьёзная работа. Я скажу только о предложениях.

Первое предложение – по дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации. Мы сейчас делаем это на один год, но (все коллеги согласятся) надо делать это на три года, и это будет очень правильно. В перспективе мы предлагаем распределять дотацию на выравнивание пропорционально дефицитам модельных бюджетов. Многие склоняются к третьему варианту, мы тоже к третьему. Может быть, кто-то ещё ко второму, но, я думаю, можно в этом ключе поработать.

Также предлагаем внести изменения в методику расчёта налогового потенциала регионов. Здесь поддерживаем позицию Минфина об учёте налоговых льгот при расчёте налогового потенциала.

В настоящее время субъекты Российской Федерации находятся в неравных условиях, для нас это не секрет. И порой устраиваются соревнования по введению льгот и преференций. При этом зачастую льготы являются бессрочными и не носят адресного характера, то есть не направлены на решение какой-либо конкретной задачи экономической политики.

Также предлагаем доработать методику расчёта расходов субъектов Российской Федерации по модельному бюджету. Основа для расчёта расходов модельного бюджета, естественно, реестр расходных обязательств. Остро встаёт вопрос достоверности его показателей. На наш взгляд, группа «Полномочия регионов» должна максимально соответствовать отраслевым расходам бюджета субъекта. В частности, берём пример: в группу полномочий по тушению пожаров не должны включаться расходы по окружающей среде, оказанию ритуальных услуг и содержанию мест захоронения. Их предлагается разделить в модельном бюджете и средний норматив расходов рассчитывать отдельно по каждому полномочию. Думаю, что это было бы очень правильно. Также считаем необходимым учитывать расходы на содержание сельских школ исходя из фактических расходов, как этого требует федеральный закон об образовании. Это будет абсолютно правильно.

Следующая тема – субсидии. Конечно, мы проделали большую работу: и комиссия Козака, и губернаторы, много было заседаний проведено. Здесь, я считаю, выделяются в основном субсидии на строительство объектов социальной сферы. Но хотела сказать Максиму Станиславовичу. Максим Станиславович, там СНиП, всё, многое мы уже поменяли, но вот 44-й закон выигрывает на снижении цены, и хоть 155 комиссий проверяй. Потом ты работаешь с ФАС, потом с судом, время уходит… Поэтому давайте всё-таки вернёмся к 44-му закону, и, я думаю, многие вещи по СНиП тоже можно будет подработать.

В целях совершенствования бюджетного процесса в регионах предлагаем направлять в субъекты проектировки расчётов распределения дотаций на выравнивание субсидий между регионами до 1 сентября текущего года. Эту норму следует ввести и в Бюджетный кодекс, что позволит субъектам детально проработать проекты бюджетов с учётом федеральной финансовой помощи, оценить свои возможности по участию в федеральных программах и обеспечить реалистичность региональных бюджетов.

В настоящее время имеются нерешённые вопросы в области разграничения полномочий между центром и субъектами. Можно говорить, эта тема вечная, мы над ней работаем лет 20.

Возьмём аппарат мировых судей. Да, мы их финансируем, но в соответствии с Конституцией судопроизводство относится исключительно к компетенции Российской Федерации. Аппараты судов являются неотъемлемой частью судебной системы. В то же время аппарат мировых судей формируется и финансируется субъектами Российской Федерации, а его сотрудники являются государственными служащими. Для нас это была бы экономия бюджета, и мы могли бы пустить эти средства на другие цели.

По системе 112. О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Регионы несут значительные расходы на создание, эксплуатацию, систему вызова экстренных оперативных служб по единому номеру. Работа службы регулируется подзаконными актами федеральных министерств и ведомств – МЧС, МВД, Минкомсвязи, а финансовые затраты несут регионы.

Страховые взносы. Знаю, что разные точки зрения. Но ежегодно расходы регионов на оплату страховых взносов за неработающее население увеличиваются. С 2015 года в связи с переходом на полный тариф расходы на эти цели выросли в 1,3 раза и достигли 617 млрд. С 2018 года тариф проиндексирован на 7,3, далее он будет увеличиваться на 4 ежегодно. Дополнительная финансовая нагрузка на бюджеты регионов составит на 2018–2020 годы 200 млрд. В результате приходится сокращать капитальные вложения за счёт бюджета. У нас их доля снизилась на 13% – против 17% в 2009 году. Поэтому, мне кажется, надо страхование неработающего населения сделать федеральным полномочием с передачей доходных источников от субъектов. Надо подумать, какие будут источники. Мы предлагали акцизы на алкоголь и пиво, часть региональной ставки по налогу на прибыль – к примеру, 2%.

Остро стоят вопросы обеспечения сбалансированности местных бюджетов. Никто об этом не сказал. У нас сбалансированный бюджет, третий год бездефицитный. Но мы все кредиты Минфина отдали муниципалитетам, ни копейки себе не оставили, потому что муниципальные бюджеты тоже очень дефицитные, и над этим надо работать. Я понимаю, что, может быть, не ново – налог с продаж. Мы его принимали в 2004 году, когда я была председателем подкомитета по налогам. Три территории у нас его сегодня имеют. Может быть, к этому налогу вернуться.

И последнее. Максим Станиславович (обращаясь к М.Орешкину), я Вас попрошу: приезжайте во Владимирскую область. Мы научились конкурировать, мы увеличили экспорт, мы работаем по специнвестконтракту, делаем очень много продукции. За последнее время мы трактор сделали, автобусы на газомоторном топливе. И не только мы, и другие регионы. Мы работаем очень оригинально уже с регионами. На 12 млрд нарастили бюджет благодаря работе с Москвой, Санкт-Петербургом, Тулой, той же Калугой, другими регионами. Сегодня 28% продукции, которую мы отправляем, – инновационная. И я Вас прошу: приезжайте, пожалуйста, к нам в регион на форум. Он будет посвящён машиностроению, станкостроению, робототехнике. Может быть, и неплохо, что санкции. Мы работаем с инвестпрограммами всех корпораций. Это очень серьёзный для нас аспект. Никто уже не говорит, есть у тебя нефть, нет у тебя нефти или газа. У нас его тоже нет, но мы достойно умеем сегодня конкурировать.

И вам, министерству, огромное спасибо, что вы расширили субсидии для регионов за социально-экономическое развитие. Наш регион попал в их число впервые за 20 лет, и для нас это хороший стимул. И к следующему вашему конкурсу мы ещё серьёзнее подойдём.

Т.Голикова: Мы ежегодно проводим мероприятия, которые связаны с анализом полномочий субъектов Российской Федерации и возможностью их исполнения. И 2017 год не стал исключением.

Я хотела бы выделить проблемные зоны, которые сегодня существуют в субъектах и которые не исполняются как законодательно установленные полномочия в силу разных причин: в силу отсутствия источников для финансирования исполнения этих полномочий, в силу более высокой федеральной зарегулированности, требующей бóльших финансовых ресурсов. Естественно, неисполнение этих законодательных решений, даже при наличии модельного бюджета и соглашения с Министерством финансов, в ряде случаев приводит к тому, что если выходят проверки и обнаруживают неисполнение федерального законодательства, то регион обязан это федеральное законодательство исполнять, даже если у него на это не хватает финансовых ресурсов. И это чрезвычайно важно, потому что, как мне кажется, следующий шаг от модельного бюджета… Понятно, его надо совершенствовать, понятно, нужно более детально смотреть полномочия, никто этого не отрицает, это важно. Но если за этим не последует ревизия и отмена, приведение в соответствие отдельных полномочий (может быть, не на уровне модельного бюджета, но разумное соответствие), тогда мы проблему сбалансированности никогда не решим.

Вот несколько блоков, на которых я бы хотела остановиться коротко: что больше всего не исполняется и где больше всего проблем.

Первое – это сфера здравоохранения в широком смысле этого слова. Вероника Игоревна (Скворцова) знает, она здесь присутствует. Это программа государственных гарантий и бесплатного оказания гражданам медицинской помощи. В прошлом году нехватка финансовых ресурсов в регионах была 154 млрд рублей. Сейчас, по оперативным данным, ситуация чуть изменилась в лучшую сторону: дефицит на 2018 год – порядка 65 млрд рублей. Но это пока плановые показатели. Как пойдёт исполнение? Сейчас никто предвосхитить ситуацию не может.

Второе – лекарственное обеспечение. У нас, к сожалению, на сегодняшний день сохраняется достаточно путаная схема лекарственного обеспечения. Частично это лекарственное обеспечение, которое обеспечивается за счёт субвенций и иных межбюджетных трансфертов из федерального бюджета. Это по категориям населения, 890-е, старое постановление по заболеваниям и то, что сказал Антон Германович (Силуанов), – орфанные заболевания. Мне кажется, Дмитрий Анатольевич, что давно наступило время вернуться к модернизации того механизма, который мы предложили в 2005 году, – единовременная денежная выплата населению. Она уже свою функцию выполнила, и нам сейчас нужно пересмотреть систему лекарственного обеспечения и создать систему обеспечения, наверное, уже не льготных категорий граждан (не отказываясь от этого), а нужно уже идти от заболеваний.

Это сложная задача, тем не менее мы видим по результатам наших мероприятий, что там, где больше денег, – а в основном речь идёт о субвенции и иных межбюджетных трансфертах из федерального бюджета, – туда дотационные регионы перебрасывают те полномочия, которые они не могут исполнить по 890-му постановлению. В результате образовывается достаточно серьёзный перекос в лекарственном обеспечении и необеспеченность, как следствие, льготных категорий граждан.

Если мы собираемся модернизировать систему лекарственного обеспечения, то мы должны в неё разумно встроить обеспечение больных, страдающих орфанными заболеваниями. Мир сегодня наработал уже несколько путей такого обеспечения, и в основном такое обеспечение движется в контексте предоставления преференций компаниям, которые эти лекарственные средства производят. Возможно, даже те самые офсетные сделки, о которых вчера говорил Морозов (Д.Морозов – генеральный директор ЗАО «Биокад») на пленарной дискуссии.

Неработающее население, о котором здесь говорили, – это ещё одна тема. Она вроде бы с другой стороны, это источник обеспечения сферы здравоохранения, но страхуют сегодня неработающее население регионы, и их возможности по учёту неработающего населения весьма ограничены. Более квалифицированно и качественно учитывать неработающее население, имея сервисы, может налоговая служба. И нам придётся модернизировать систему уплаты платежей за неработающее население, кто бы что ни говорил. Почему? Потому что ряд регионов на сегодняшний день получают дотацию на выравнивание бюджетной обеспеченности меньше, чем платят платёж за неработающее население. Причём индексация платежа за неработающее население превышает темпы роста индексации дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. Это очень серьёзный перекос в системе межбюджетных отношений.

Светлана Орлова говорила по поводу источников доходов. Может быть, нужно по-другому посмотреть на эту систему – не по источникам доходов, а по изменению самого подхода к страхованию неработающего населения. Мне кажется, это более важно, чем глобальное перераспределение источников, которого боятся регионы-доноры. Вот что здесь важно не допустить.

Следующий блок – образование. У нас действуют федеральные стандарты. Понятно, что субъекты не могут их исполнить. И сегодня система разграничена таким образом, что за высшее образование отвечает федеральное Правительство, за всё остальное образование отвечает субъект и часть полномочий делегирована на муниципалитет. Только что говорили о муниципалитетах. Абсолютно справедливы замечания регионов: очень серьёзная разбалансированность муниципальных образований, и они не могут потянуть те параметры стандартов, которые сегодня попадают на их исполнение. Эта тема тоже требует дополнительного урегулирования. Регионы сами к этому отнестись соответствующим образом не могут.

Следующая тема – это глобальная инвестиционная тема. Говорили, что инвестиции учтены в модельном бюджете. Они действительно учтены в модельном бюджете, но надо ещё подумать, как их там достроить, потому что на самом деле у нас есть достаточно большое количество объектов, которые либо остановлены, либо не завершено строительство, и в рамках этих параметров их строительство не может быть завершено.

Удивительно, для меня было откровением: позапрошлый год с точки зрения расходов регионов на инвестиции был лучше, чем 2017 год. У нас упали инвестиции в структуре расходов бюджетов регионов: они составили (это средняя температура по больнице, понятно, вклад дают регионы-доноры) 12,3%. Остальные себе мало что могут позволить. Здесь, как мне кажется, нужно подумать о двух вещах. Как, с одной стороны, учесть инвестиции в модельных бюджетах. С другой стороны, как встроить вообще это полномочие в наше понимание. Инвестиции есть в любой сфере. Очевидно, что их нужно осуществлять, в том числе за счёт бюджетов регионов, особенно в тех сферах, где бизнес приходит плохо. Скажем, дорожное строительство: оно вроде у нас зарегулировано, у нас есть дорожные фонды, и установлены правила формирования дорожных фондов, но устойчивы на протяжении ряда лет две тенденции.

Первая тенденция. Мы знаем, что формирование дорожных фондов осуществляется на основе прогноза тех источников доходов, которые их формируют. Прогнозы занижаются по объективным причинам. Мы понимаем, почему регионы это делают. И естественно, доходы перевыполняются, но они уже не идут на обеспечение дорожной инфраструктуры, они отвлекаются на другие цели, для того чтобы обеспечить сбалансированность по другим полномочиям.

Вторая тема. То, что недоисполняется, не всегда идёт потом на дорожное строительство в следующем году, хотя это обязательное требование федерального законодательства. А это та самая инфраструктура, о которой мы говорим. И здесь чрезвычайно важно обеспечить этот баланс, который у всех регионов, особенно у дотационных, выглядит по-разному и очень плохо.

И наконец, последнее. Очень чувствительная тема для регионов и крайне сложная для финансового обеспечения с учётом давления, когда приходят проверки, – это обеспечение детей-сирот жильём. Очередь достигла беспрецедентных размеров. Если её умножить на количество квадратных метров и стоимость жилья, я даже не знаю, сколько нам десятилетий нужно, для того чтобы обеспечить жильём. Нам нужно принимать принципиальные решения в этом направлении.

Это крупные блоки. Есть множество мелких блоков, но следующее наше движение – это движение по полномочиям.

О.Кожемяко: Я хотел бы несколько слов сказать по модельному бюджету. Наш регион не попадает ни в какие виды дотаций, ни по какому из четырёх вариантов. И у нас определена сумма расходов – 49,9 млрд. То есть расходы на одного жителя… Мы сравнили с другими субъектами, у нас там 96 тысяч. Соседняя Камчатка тоже упала в деньгах, там 165 тыс. И по Еврейской автономной области, и по Амурской – везде идёт снижение по дотациям. Я думаю, что здесь по Дальнему Востоку с учётом приоритетов его развития нужно рассматривать особую модель, потому что в этом модельном бюджете не учтены ни транспортная доступность, которая у нас только морская или воздушная, как внутри региона, так и с материком. Это отдельно вопрос Курил, где тоже очень сложные вопросы доставки, стоимости, вообще строительства.

Безусловно, мы говорим сейчас о тех льготах, которые не учтены, а ведь поставлена приоритетная задача именно улучшения демографической ситуации. Слава богу, по нашему субъекту, по ряду субъектов она начала выправляться. А что это такое – это те льготы, которые мы даём молодым семьям, молодым мамам, многодетным, это те специалисты, которые приезжают к нам, мы закрепляем жильё за ними, даём непосредственно капитал на обустройство. У нас 14 млрд – только по социальным льготам.

И потом социальные льготы – их же по вновь образованному принципу нуждаемости можно применить. Мы пробовали как-то с Антоном Германовичем по прошлому ещё субъекту отменить базовые, те, которые были. Нам Верховный Суд всё это завернул, потому что ухудшать положение нельзя. И эта база уже создана, и по ней никуда не двинешься, та, которая есть по льготам.

Дальше ЖКХ. Ведь у нас тарифы доходят на Курилах до 30 рублей за киловатт, и мы вынуждены субсидировать это тоже. А у нас получается, что непосредственно 49,9 млрд довели, заработная плата с учётом индексации, в том числе по МРОТ, и страхование по неработающему населению, то есть получается 44. Остаётся 5 млрд – на всё. Конечно, эта модель не годится.

Кроме того, мы говорим сейчас о развитии. Мы создаём ТОР, создали ТОР на Курилах, и по сельскому хозяйству, по развитию туризма… Инфраструктура-то лежит вся на субъекте – инженерная, дорожная инфраструктура. Поэтому, конечно, я думаю, по Дальнему Востоку нужно очень внимательно посмотреть с учётом поставленных государством задач по перспективам его развития, по созданию комфортных условий для жителей, с тем чтобы модельный бюджет позволял территории развиваться.

Вы знаете, что у нас по «Сахалину-2» произошло снятие налогов, причём довольно ощутимо, 50% в сторону Федерации, потом решением Правительства – спасибо большое – все эти вопросы были согласованы по возврату: 50 на 50 по соглашению. Мы с Минвостоком хорошо работаем, у нас 101 объект, который мы должны согласовывать. Уже на следующий год мы должны закладывать проекты, а, не зная суммы, нам сложно закладывать проекты. С учётом сложностей сезона, доставки, развития Курильских островов, конечно, мы бы хотели, чтобы были внесены изменения в бюджетное законодательство на уровне 50 на 50, как записано по соглашению.

Реплика: У меня обращение к Антону Германовичу (Силуанову). Вопрос, связанный с оценкой расходов органов госвласти, которые можно характеризовать как неэффективные и которые в рамках модельного бюджета уходят за строку, идут под секвестр. Это касается и богатых, и небогатых регионов. Я хотел бы коснуться социального блока.

В реестре расходных обязательств субъектов по сфере соцзащиты населения предусмотрены коды полномочий, в которых указываются только конкретные меры господдержки. А расходы, связанные с финансовым обеспечением детских домов, приютов, управлений, которые выплачивают эту льготу, отнесены к группе полномочий в сфере организаций органов госвласти и муниципальных образований. То есть эти расходы идут на нас. У нас, допустим, по региону это 3 млрд рублей.

Мы хотим предложить расходы по прочим учреждениям выделить в отдельную группу полномочий с внесением изменений в расчётный объём расходных обязательств модельного бюджета в части выделения отдельного расчёта по новой группе расходов, учитывая факт. Строки такой нет. В строку существующую внести не можем. Забираем на себя. Фактически это не расходы на себя любимых, а именно обслуживание социального блока.

Если мы это решение примем, а также включим расходы на финансирование и обеспечение в реестр расходных обязательств субъекта, решение позволит увеличить нормированные расходы, тем самым сократить превышение фактических расходов по бюджету и снизить эту часть.

А.Левинталь: Дмитрий Анатольевич, я хотел продолжить то, о чём Олег Николаевич (Кожемяко) сказал в части модельных бюджетов.

Что касается Еврейской автономной области, мы тоже стараемся работать над увеличением доходной базы. В 2016 году мы нарастили собственную налоговую базу на 18%, в прошлом году – на 14%. Нам даже в прошлом году Минфин предсказал, что мы получим грант. Но, к сожалению, в связи с изменением методики мы грант не получили и с трудом, но выполнили все условия реструктуризации, вошли в неё. Спасибо за решения Президента и Правительства относительно реструктуризации. Заложили средства, необходимые для выплаты заработной платы по указам Президента, на этот год в полном объёме.

Поддерживая задачу по модельным бюджетам, я хотел бы сказать, что методические приёмы правильные, но вот конкретные расчёты… Один пример приведу. У нас расходная часть составляет 11 млрд. Модельный расчёт – на 1,6 млрд меньше. Пример: 2 млрд – образование, 700 млн лишних якобы денег. То есть явно есть методические подходы, которые не совсем точно учитывают реальную ситуацию. У нас нет таких «жирков», которые можно было бы снять.

Поэтому я вот о чём просил бы, пользуясь случаем, Антона Германовича. Пришлите в качестве методической помощи небольшую делегацию Минфина. Давайте сядем вместе и проедем, покажем вам нашу инфраструктуру и примем решение. А дальше будем работать в соответствии с модельным бюджетом. Мы, кстати, выступаем за третью модель. Мы посмотрели вариант и считаем, что это нормально.

И второй вопрос. Здесь он уже затрагивался, но хотел бы, чтобы более внимательно к нему подошли. Это МРОТ и коэффициенты, которые Конституционный Суд принял ещё 7 декабря. Антон Германович сказал, что там рассматривается вопрос о некой компенсации. Но меня что настораживает? Мы уже получили ответ Минтруда на этот счёт. Ведь нам надо не просто поднять минимальный уровень оплаты труда. У нас вся сетка сжимается. Мы не можем поднять только минимум, а вся сетка останется за пределами, внизу, и люди с высшим образованием будут получать меньше, чем уборщица, при всем уважении к этому труду. Нам Минтруд написал так: «Это за ваш счёт. Вы изыскивайте ресурсы в собственном бюджете». Но у нас их сегодня нет, этих резервов. Это раз.

И второе. Поднятие мы, безусловно, поддерживаем, для нас это крайне важно. Мы находимся в зоне бедности, у нас большой уровень бедности. Но источники здесь надо посмотреть внимательно. Я хотел бы обратить на это внимание.

О.Королёв: Мы понимаем, федеральный центр несёт тяжкую ношу, пытаясь выравнять ситуацию в регионах. Понимаем и доверяем вам полностью. Но модельный бюджет не лучшая форма.

На примере Липецкой области. Бюджет Липецкой области – округлённо 60 млрд. По модельному бюджету мы должны уменьшить финансирование здравоохранения, образования, социалки на 7 млрд рублей – на 11%. Как перед выборами Президента я обращусь к отраслевикам и скажу: «Дорогие друзья, из-за того, что мы хорошо работаем, мы должны вам уменьшить финансирование на 11%».

Я хочу сказать, что беда модельного бюджета – он запрещает хорошо работать. Я никого не хочу обидеть. Но я работаю давно. Мы 126 новых заводов, крупных и средних, открыли только в особых зонах за эти 15 лет. Мы учетверили объём продукции сельского хозяйства, в два с половиной раза увеличили объём промышленного производства!

В прошлом году уменьшили налог на прибыль. Ладно, мы согласны с вами. Сейчас говорят: уменьши на 7 млрд. Я понимаю, выравнивать нужно. Но не богатых надо опускать до бедных, а бедных поднимать до богатых! Поэтому я вношу конкретные предложения.

Понимая проблемы федерального центра, который вынужден тяжело работать по выравниванию регионов, предлагаю (я не знаю, по-моему, четвёртый вариант) с 2019 года отменить модельный бюджет и остаться на доверии нас, регионов, Президенту страны, Правительству Российской Федерации по тем моделям выравнивания и оказания помощи, по которым вы считаете необходимым.

<…>

Д.Медведев: Интересный разговор получается. Уже три или четыре года он идёт – и абсолютно конкретный. А с другой стороны, он, скажем прямо, судьбоносный для развития нашей страны.

Разговоры о модельном бюджете – это выход наружу всех тенденций развития федеративного государства. С этими противоречиями мы будем сталкиваться и дальше: чему отдать предпочтение в подходах федеральной власти и власти региональной – всё вытащить наверх и выровнять ситуацию, помочь слабым территориям или, наоборот, укрепить федеративные начала и сказать «как сработали, так и живите». Я не к тому, что мы собираемся принять на вооружение один из этих подходов – вы все люди здравомыслящие, опытные, – ни тот ни другой подход в чистом виде мы на вооружение брать не будем. Нам не подходит ни «взять всё и поделить», как известный классик говорил, ни, наоборот, абсолютно жёсткий федерализм, когда «каждый живёт по средствам, никому помогать не будем». У нас страна единая, и всё её пространство является пространством Российской Федерации, и все граждане, которые живут в нашей стране, являются гражданами Российской Федерации. Кому-то повезло жить в богатом регионе, а кто-то, к сожалению, – так судьба распорядилась, родители так решили – живёт в более сложном, более бедном регионе. Поэтому эти дискуссии всё равно будут продолжаться, но нам нужно будет прибиться к какому-то варианту. И как справедливо сказал Андрей Михайлович (Макаров), некоторые вопросы даже в федеративном государстве голосованием не решаются. Нам придётся принять административные решения. С учётом того, что это полномочие Правительства, мы будем принимать их. Просто чтобы вы знали мою позицию.

Теперь в отношении некоторых нюансов, которые звучали. Почему их называю – чтобы они в протокол попали. Наша с вами встреча не просто клуб для обсуждения – как и всегда, наши встречи, совещания заканчиваются подписанием поручений. Здесь звучали предложения, некоторые из них акцентирую.

По расширению грантовой поддержки – я в целом считаю, что это правильно, конечно, для этого нужно изыскать деньги. Но если мы идём по варианту модельного бюджета, альтернативы грантовой поддержке и дополнительным возможностям (в части налогов, например, которые мы передаём субъектам Федерации) не существует. Нужно это делать. По гарантиям для Крайнего Севера, трудовому законодательству, малому и среднему бизнесу – давайте подумаем, потому что тоже нужно к какой-то версии придти. По поводу окружных авиационных компаний – это не связанная с нашим сегодняшним мероприятием тема, но мы думаем об этом.

Распределение денег для дорожного строительства, о чём Анатолий Дмитриевич (Артамонов) говорил. Вы понимаете, это же всегда вопрос выбора: 500 тыс., естественно, арифметическая величина. Лучше было бы 300, а ещё лучше 200, а ещё лучше 100, потому что у нас некоторые центры субъектов Федерации совсем небольшие. Это зависит от количества денег. Но мы сейчас посоветовались, что можно сделать. Можно просто в будущем продумать систему, каким образом финансирование, которое идёт по этим программам, ещё раз пытаться оптимизировать, с тем чтобы туда оказались вовлечены – даже в рамках того финансирования, что есть, – не только пятьсот плюс, но и триста плюс. В общем, давайте об этом подумаем. Может быть, ещё ниже.

Законодательство о военнослужащих, о технопарках. Звучали некоторые предложения о том, что здесь можно было бы сделать. Давайте изучим это.

Неоднократно говорилось об изменениях в различных подходах и методиках по линии Министерства финансов. Просил бы министров ещё раз к этому вернуться.

По молоку вопрос был задан. Поручение я дал только что, займемся этим.

Модернизация денежного механизма лекарственного обеспечения, о чём Татьяна Алексеевна (Голикова) говорила. Действительно, это тема очень сложная. Очень сложная. Но к ней надо так или иначе возвращаться. Потому что не существует модели, которая работает во все времена. Мы вместе тогда всем этим занимались – в 2005–2006 годах, но сейчас 2018-й уже. Надо думать, куда двигаться дальше, это очевидно абсолютно. Тем более, она тоже не идеальна.

Это же касается и платежей за неработающее население, и некоторых других, достаточно сложных финансовых и социальных вопросов. Да и сирот тоже, о которых говорилось. Надо подумать просто (у всех есть эта очередь) над титулом, который используется для наделения человека, у которого нет родственников, родителей, по выходу из учебного заведения.

Должен ли это всегда быть институт права собственности? Тем более мы с вами знаем, сколько плохих примеров отчуждения впоследствии квартир, которые переданы на праве собственности, со всеми иными тяжёлыми социальными вариантами развития событий. Давайте посмотрим на договор социального найма, ещё какие-то договоры. В общем, это надо изучить. И просил бы коллег-губернаторов тоже над этим подумать. Надо помогать сиротам, но нужно модернизировать, может быть, правовые формы. В противном случае эта очередь будет продолжаться десятилетиями, а социальный эффект будет небольшим.

Специфика регионов должна быть учтена в том числе и при подготовке модельных документов. На это я хотел бы обратить внимание всех – и Минфина, и Дмитрия Николаевича (Козака), и, естественно, губернаторов, которые этим занимаются, и коллег, которые Дальним Востоком занимаются. Невозможно создать абстрактный модельный бюджет, он всё равно должен быть сделан таким образом, чтобы учитывать специфику нашего огромного государства. Как это сделать, думайте. Вряд ли мы можем пойти на вариант отмены модельного бюджета в силу упомянутых причин, а по поводу этой самой КГН – вопрос не праздный, и у меня, я вам скажу откровенно, нет ответа на этот вопрос. У меня нет чёткого понимания, что нужно обязательно сохранить. Как нет абсолютно чёткого понимания, что этот институт себя исчерпал. Отсюда вывод: придётся встретиться в очередной раз и поговорить об этом. Просил бы Аппарат Правительства запланировать на эту тему совещание, позвать коллег-губернаторов, особенно заинтересованных в сохранении или, наоборот, устранении консолидированной группы налогоплательщиков.

Варианты распределения полномочий – перманентная дискуссия, которая идёт. Неисполнение ранее принятых решений… Вы знаете, если бы у нас в руках была некая волшебная палочка и возможность неограниченного финансирования, я бы сказал, давайте таким образом сделаем: всё централизуем наверх, всё отрегулируем, всё отдадим обратно вместе с деньгами. Тогда это будет работать как часы. Но, к сожалению, это малореально. Хотя с точки зрения государственных и человеческих интересов это было бы лучше всего – единое правовое регулирование и субъекты, наделённые для этого деньгами. Такой вариант вряд ли реален, поэтому надо искать компромиссы, паллиативы. Но этот процесс должен быть продолжен.

Теперь в отношении модельного бюджета. Очевидно, что нет идеальной модели, очевидно, что дискуссии будут идти. Я вначале сказал, что это в значительной степени следствие масштабов нашего государства, его истории, разницы в полезных ископаемых, сырье, источниках производства, которые существуют на той или иной территории. Но к чему-то нам прийти необходимо. Просто бюджет на доверии, как было сказано, это, к сожалению, неработающая модель, хотя и привлекательная. Возможность этапного перехода к моделям можно изучить. Давайте изучим. Здесь коллеги говорили, что сам по себе модельный бюджет не предполагает, что он внедряется абсолютно жёстко и отменяет всё остальное. Надо понять, каким образом всё это будет внедрено. Дискуссии есть и внутри Правительства, не скрою, потому что дефицит (мне вчера показывал Дмитрий Николаевич) где-то 168 млрд, для того чтобы выравнять. Если мы эти деньги найдём, Антон Германович, мы можем обойтись без этого модельного подхода, закрыть ситуацию с дефицитом и двигаться дальше. Может, это было бы лучше всего, но таких денег сейчас нет. Поэтому нам придётся найти какой-то вариант. Я просил бы ещё раз проконсультироваться и вице-премьера Козака и министра Силуанова ко мне подойти на эту тему – с учётом дискуссии, которая у нас состоялась с коллегами-губернаторами.

А в целом ситуация выглядит гораздо более бодро, чем год назад, мы с вами это знаем. И никакие модельные бюджеты не отменяют того, что наша экономика перешла к росту, у нас практически ранее недостижимый уровень инфляции, снижаются кредитные ставки, по уровню макрорегулирования, по макропоказателям мы находимся в очень хорошем состоянии. Всё это нужно сохранить обязательно – и сейчас, и на будущее. К этому я призываю своих коллег по Правительству – с учётом цикла работы Правительства – и надеюсь, что так же будут работать коллеги-губернаторы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2500542


Германия. Россия > Авиапром, автопром > dw.de, 15 февраля 2018 > № 2498285

В России может быть построен завод BMW. Окончательное решение о реализации этого проекта еще не принято, но если этот завод будет построен, то в Калининградской области, сообщил в четверг, 15 февраля, представитель немецкого концерна Франк Винстрот (Frank Wienstroth) в ответ на запрос DW.

"В долгосрочной перспективе мы считаем Россию растущим рынком и проводим оценку наших будущих действий касательно завода в России", - сообщил он, подтвердив, что в связи с возможным строительством завода в декабре 2017 года была зарегистрирована компания "БМВ Русланд Аутомотив". По словам представителя концерна, в настоящее время ведутся переговоры с министерством промышленности и торговли РФ.

Российские СМИ сообщили о строительстве завода

Ранее в тот же день российские СМИ сообщили о строительстве завода в Калининградской области, сославшись на министерство промышленности и торговли РФ. Проект будет реализован "в рамках специнвестконтракта, параметры которого сейчас согласуются Минпромторгом России и правительством Калининградской области", цитирует РБК слова главы российского ведомства Дениса Мантурова.

Стоимость проекта и другие детали не называются. По данным РБК, Калининградская область выбрана в связи с опытом работы концерна в этом регионе, а также благоприятная для инвестиций политика. В Калининградской области создана особая экономическая зона (ОЭЗ), резиденты которой получают бюджетные субсидии и другие льготы, указывает далее издание.

В январе сообщалось, что российское подразделение немецкого автомобилестроителя "БМВ Русланд Трейдинг" в конце декабря зарегистрировало в Калининграде дочернюю компанию "БМВ Русланд Аутомотив". В списке видов ее деятельности указано производство легковых автомобилей, мотоциклов, кузовов для легковых автомобилей, двигателей внутреннего сгорания, электрического и электронного оборудования для автомобилей, сидений и прочих комплектующих для автотранспортных средств, сообщает "Интерфакс".

Германия. Россия > Авиапром, автопром > dw.de, 15 февраля 2018 > № 2498285


Россия. ЦФО > Агропром > oilworld.ru, 14 февраля 2018 > № 2503677

В Московской области планируется организовать производство премиксов и концентратов.

Компания «Мустанг Технологии Кормления» планирует в ІІІ квартале т.г. ввести в эксплуатацию завод по производству премиксов и концентратов на территории особой экономической зоны «Ступино Квадрат» (Московская обл.). Об этом 13 февраля сообщила пресс-служба областного минсельхоза.

Как уточняется в сообщении, на предприятии планируется ежегодно производить более 80 тыс. тонн продукции, в т.ч. около 70 тыс. тонн кормовых концентратов.

Инвестиции компании в организацию производства составят около 1 млрд. руб.

Россия. ЦФО > Агропром > oilworld.ru, 14 февраля 2018 > № 2503677


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 13 февраля 2018 > № 2495693

В Подмосковье делают свой сыр, молоко и мясо, выращивают овощи, собирают грузовики, легковые автомобили и вагоны метро, производят медицинские изделия. Объемы российских и иностранных инвестиций в экономику региона растут с каждым годом. Сегодня в правительстве подвели итоги 2017 года. За развитие сельского хозяйства и промышленности Московской области губернатор Подмосковья вручил инвесторам награды. Об этом сообщил "360".

"Совершенно очевидно, что каждый регион хочет быть сильным, состоятельным, чтобы решать проблемы людей. Чтобы что-то получалось, нужна сильная экономика, возможности, ресурсы. Конечно, мы с вашей помощью, с помощью тех, кто приходит к нам, знакомится, инвестирует, делаем шаги вперед, чтобы новые предприятия, подразделения начинали свою работу, а те, кто уже себя зарекомендовал, совершали экспансию и на внешние рынки, и чувствовали себя уверенно в Подмосковье", — сказал Андрей Воробьев, губернатор Московской области.

Для инвесторов в Подмосковье создают комфортные условия — в регионе есть три особые экономические зоны. Главная привлекательность для предпринимателей — налоговые льготы: на прибыль, землю, имущество и транспорт. Такая система успешно работает на территории региона, благодаря ей за прошлый год в Подмосковье появилось почти 100 новых предприятий, а объем инвестиций составил больше 600 миллиардов рублей.

За прошлый год в регионе заключили 9 инвестиционных соглашений и предоставили льготы на сумму больше миллиарда рублей. Но деньги это еще не все — есть и кадровый вопрос. Чтобы рабочие места не пустовали, в Подмосковье действует система дуального образования, то есть когда специалистов обучают прямо на производствах. Все это в комплексе позволяет региону привлекать инвесторов.

Дополнительное развитие в этом году получила гостиничная отрасль. Если в прошлом бизнесменов поддерживали компенсацией затрат на подведение газа, электричества и дорог, то теперь им компенсируют 20% еще на капитальное строительство самих комплексов.

Также заместитель председателя правительства Московской области – министр инвестиций и инноваций региона Денис Буцаев и гендиректор мебельной компании подписали инвестиционное соглашение на 280 миллионов рублей на строительство мебельной фабрики в Сергиевом Посаде. В 2016 году в городе открылся индустриальный парк на 90 гектаров. В рамках его работы уже подписаны 10 соглашений с резидентами. Соглашение с мебельной компанией "Зебрано" стало первым, в рамках которого подписали и сразу же договор аренды с главой Сергиева Посада Михаилом Токаревым. Уже в начале апреля компания начнет строительство своих корпусов на территории парка.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 13 февраля 2018 > № 2495693


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 февраля 2018 > № 2495379

Завод по производству кормовых добавок для сельхозживотных построят в Ступинском районе МО.

Компания «Мустанг Технологии Кормления» инвестирует около 1 млрд руб. в строительство своего завода на территории особой экономической зоны (ОЭЗ) «Ступино Квадрат», говорится на сайте инвестиционной площадки.

«Компания (…) начала строительство завода по производству концентратов и премиксов (обогатительная смесь биологически активных веществ)», — отмечается в сообщении.

Нормативная мощность будущего предприятия должна превысить 80 тыс. тонн продукции в год, большей частью — около 70 тыс. тонн в год — это кормовые концентраты.

Ожидается, что завод начнет выпуск продукции в третьем квартале 2018 года.

Компания является российским производителем и поставщиком заменителей молока, готовых кормов, концентратов, премиксов и кормовых добавок для всех возрастных и физиологических групп сельскохозяйственных животных.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 февраля 2018 > № 2495379


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 12 февраля 2018 > № 2494637

Достучаться до небес. Какой будет китайская экономическая экспансия в Россию

Президент России Владимир Путин объявил 2018−2019 годами межрегионального сотрудничества Россия и Китая. "НИ" выяснили у экспертов, бояться ли нам китайских инвесторов, или наоборот - радоваться их приходу в дальние от Москвы города и села.

Директор исследовательского центра «Промышленность и общество» Игорь Рябов считает такой шаг со стороны президента вполне логичным. Он пояснил, что Китай на сегодняшний день – наш главный стратегический партнёр. «Есть целый комплекс направлений нашего сотрудничества, в том числе на региональном уровне. У нас существует некоторое предубеждение против «китайской угрозы», но оно излишне мифологизировано. Китайцы - осторожные и ответственные инвесторы, со своей спецификой. К сожалению, в России не хватает специалистов по ведению бизнеса с Китаем. Это компенсируется опытом, и этот опыт надо стимулировать», - отметил эксперт.

Стоит отметить, что Россия и Китай находят все больше точек соприкосновения, страны давно вышли за рамки взаимодействия исключительно по Шанхайской организации Сотрудничества.

По мнению главы Центра урегулирования социальных конфликтов, политолога Олега Иванова, сотрудничество России и Китая вышло на качественно новый уровень в 2014 году, после известных событий на Украине.

«Напомню, что в попытках «изолировать Россию от остального мира» США и Евросоюз применили к нашей стране ряд экономических и политических санкций. Эти меры привели к тому, что Москва обратила внимание на развитие деловых и культурных связей в южном и восточном направлениях, в том числе с Китаем», - комментирует Иванов.

По его словам, всего за несколько лет сотрудничество между нашими странами достигло уровня стратегического партнерства: реализуются многочисленные экономические, энергетические, транспортные, инфраструктурные, инновационные и иные проекты, страны обмениваются делегациями в различных отраслях хозяйственной и гуманитарной деятельности. Он отметил важность того, что отношения России и Китая не ограничиваются одними деловыми связями. Стороны активно сотрудничают по вопросам культуры, таким как организация обмена творческими коллективами, образовательного обмена для изучения языков, культуры и истории двух стран.«Это очень важная деятельность для установления еще более тесных и доверительных партнерских отношений. Культура – это инструмент «мягкой силы», способный сохранить деловые связи на прежнем высоком уровне и после смены власти в одной из стран», - говорит эксперт.

Политолог, автор и ведущий проекта «Смыслы» Иван Аркатов все же оценивает отношение большинства людей к Китаю как настороженное. Однако стоит открыто признать, что на данный момент КНР для России выступает одним из приоритетных партнеров. А в контексте взаимоотношений с Западными странами роль данного партнерства только усиливается. «Китай в первую очередь привлекателен инвестиционными контрактами с регионами. Совместные проекты тоже пойдут на пользу субъектам РФ. Например, в Москву китайские делегации приезжают уже давно с целью обмена опытом по местному самоуправлению, ведению бизнеса. Если подобная практика укрепится по регионам, это будет только плюсом», - считает Аркатов. Подобные визиты, в его понимании, помогут регионам привлекать инвестиции и повышать уровень развития регионов.

Эксперт Центра политического анализа Андрей Тихонов напомнил, что в ответ на «русофобскую истерику», царящую на Западе, Россия осуществляет зримый разворот на Восток: «В связи с этим установление тесных контактов с Китаем по линии культурного сотрудничества является приоритетным направлением на региональном уровне. Особенно важны эти усилия в регионах европейской части страны, поскольку в Сибири и на Дальнем Востоке такие контакты уже налажены». При этом можно отметить, что экспансии, которой так боялись многие, не происходит, любые действия строятся на основе здоровых рыночных отношений или мирного культурного взаимодействия. Китайские инвесторы действительно уже не первый год присматриваются к активам в различных субъектах РФ. Многие регионы самостоятельно идут на сближение с потенциальными партнерами из Поднебесной и работают над собственной инвестиционной привлекательностью.

Полномочный представитель Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) Юрий Трутнев сообщил, что 26% всех иностранных инвестиций в России приходится на Дальний Восток. За 11 месяцев 2017 года товарооборот между ДФО и КНР вырос на 32% и достиг 7 миллиардов долларов.Сейчас Китай планирует масштабные финансовые вложения. На стадии реализации уже находится проект международного транспортного коридора «Приморье-1», финансовую поддержку получили территории опережающего развития. Всего в действующие проекты Свободного порта Владивосток вложено 3,5 миллиарда долларов, в планах – ещё около 30 миллиардов долларов. Резидентами ТОР на данный момент являются 15 компаний с участием китайских партнёров.

На встрече Юрия Трутнева и заместителя премьера государственного совета КНР Ван Яна 7 февраля в Харбине обсуждалось строительство целлюлозно-бумажного комбината в Хабаровском крае, где инвестором выступает компания «Чентун Холдинг», строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали из Муданцзяна во Владивосток и много других вопросов по торгово-экономическому и финансовому сотрудничеству. Правительство города Хэйлунцзян планирует вложиться в строительство нового завода «Саянскхимпласта». Для этих целей в китайской провинции даже будет создан инвестиционный фонд, который будет заниматься финансированием проектов на территории России.

По заявлению губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта, КНР остается главным международным партнером – доля Китая во внешнеторговом обороте региона сейчас составляет 60%. Сейчас же гонконгская компания «Грейт Гейнинг Лимитед» является контролирующим владельцем (52,61% в капитале) крупнейшего лесоперерабатывающего предприятии Приангарья – ООО «Транссибирская лесная компания» в Иркутской области (совладельцем является компания «Алгорель Корпорейшн»). Как уже было сказано, усиливается взаимодействие России и КНР и в европейской части России – например, Тульская область за последние годы значительно расширила сотрудничество с Китаем. В индустриальном парке особой экономической зоны (ОЭЗ) «Узловая» специально для обеспечения транспортной доступности основного резидента, компании «Great Wall Motor» (GWM), в кратчайшие сроки была построена и уже функционирует первая железнодорожная ветка. Проект GWM подразумевает возведение автомобильного завода полного цикла мощностью 150 тысяч автомобилей в год с созданием около 2,5 тысячи рабочих мест для жителей региона. Общий объем инвестиций составит 500 млн долларов. Запуск производства произойдет в текущем году, уже почти завершено строительство корпусов. На сентябрь запланированы первые пуско-наладочные работы.

«Узловая» привлекает многих инвесторов, готовая качественно простроенная инфраструктура и готовность региональных и федеральных властей оказывать поддержку и давать значимые преференции играют немаловажную роль.Совместное с ООО «Кубань Масло-КМЗ» предприятие по переработке сои и рапса планирует китайская компания «Поли Групп». Скоро российской стороне будет представлен перечень основного технологического оборудования и подробное коммерческое предложение. Объем инвестиций в завод, по предварительным данным, может составить около 3-3,5 млрд рублей, а количество предполагаемых новых рабочих мест – 120.

О своем интересе к созданию совместного высокотехнологичного производства компонентов полиуретанов и синтетических смазочных материалов в Тульской области заявляли «Еврохим», один из лидеров рынка калийных удобрений, и «ХэмЧайна». Инвестсоглашение при поддержке министерства промышленности и торговли России было подписано в 2017 году в рамках Санкт-Петербургского Международного экономического форума. Очевидно, что сотрудничество с Китаем двустороннее: так, власти региона ведут работу по продвижению продукции станкостроительных предприятий на рынке КНР. Возможным партнером в этой области является «China National Machine Tool Group.Стоит отметить, что успехам регион обязан во многом своему лидеру. Губернатор Алексей Дюмин весьма популярен в Китае, заявили еще в ходе рабочего визита в июне 2017 представители делегации КНР. По их словам, его воспринимают не только как бизнес-партнёра, но и как друга.

Китайские инвесторы приходят и в Крым: на полуострове уже зарегистрировалась компания, которая планирует создать центр аквакультуры и заняться производством морепродуктов в серьёзных, промышленных масштабах. Глава Крыма Сергей Аксенов сообщил, что партнёрами уже проведён анализ проб воды из акватории Азово-Черноморского бассейна и, согласно его результатам, именно полуостров является идеальным местом для развертывания проекта бизнесменов из Поднебесной. Все разрешительные документы уже получены, более того, китайская компания приобрела две производственные базы для переработки и складирования кормов для креветок в Сакском и Красноперекопском районах. Таким образом, сотрудничество с Китаем в условиях осложнения отношений с Западом становится серьёзной альтернативой для нашей страны. Однако крайне важно, чтобы экономическое сотрудничество выстраивалось не по разнарядке сверху, а было результатом переговорного процесса и усилий на уровне российских регионов при возможной поддержке федерального центра.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 12 февраля 2018 > № 2494637


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 9 февраля 2018 > № 2491674

ОАК и "Титановая долина" создадут цех механообработки изделий из титановых сплавов

Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) и особая экономическая зона (ОЭЗ) «Титановая долина» подписали соглашение о создании центра механообработки изделий из титановых сплавов.

Документ подписали президент ОАК Юрий Слюсарь и генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов.

Центр механообработки позволит увеличить переделы титана в Верхней Салде. Благодаря нему российские авиастроители получат возможность снизить себестоимость изделий.

«Создание новых российских самолетов связано с увеличением доли использования перспективных материалов. С развитием авиастроения применение титановых сплавов в конструкции самолета будет возрастать», — заявил президент Объединенной авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь.

«Идея создания единого центра механообработки титановых штамповок вблизи ВСМПО-АВИСМА родилась ещё до создания ОЭЗ. После окончания строительства «Титановой долины» ответ, где его разместить, уже очевиден. Единый центр позволит обрабатывать детали не для одного потребителя, как в случае с АО «Урал Боинг Мануфэктуринг», а для целого пула авиастроителей, в первую очередь российских», — заметил директор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 9 февраля 2018 > № 2491674


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 9 февраля 2018 > № 2491489

В Титановой долине построят центр механообработки для российских потребителей

ПАО "Объединенная авиастроительная корпорация" и особая экономическая зона "Титановая долина" подписали соглашение о создании центра механообработки изделий из титановых сплавов.

Центр механообработки позволит увеличить переделы титана в Верхней Салде. Благодаря нему российские авиастроители получат возможность снизить себестоимость изделий.

"Создание новых российских самолетов связано с увеличением доли использования перспективных материалов. С развитием авиастроения применение титановых сплавов в конструкции самолета будет возрастать", - заявил президент Объединенной авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь.

"Идея создания единого центра механообработки титановых штамповок вблизи ВСМПО-АВИСМА родилась еще до создания ОЭЗ. После окончания строительства "Титановой долины" ответ, где его разместить, уже очевиден. Единый центр позволит обрабатывать детали не для одного потребителя, как в случае с АО "Урал Боинг Мануфэктуринг", а для целого пула авиастроителей, в первую очередь российских", - заметил директор ОЭЗ "Титановая долина" Артемий Кызласов.

Стороны будут работать над созданием в "Титановой долине" мощностей по черновой, получистовой, а в будущем - чистовой механообработки деталей из титановых сплавов. Ранее руководство ОЭЗ объявило начало аналогичных проектов с российскими авиастроителями "Вертолеты России" и "Технодинамика".

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 9 февраля 2018 > № 2491489


Россия > Транспорт. Образование, наука. СМИ, ИТ > gudok.ru, 8 февраля 2018 > № 2490961

Учёные отраслевых вузов помогают ОАО «РЖД» сохранять лидерство

Специалисты участвуют в научном обеспечении перспективных проектов: цифровой железной дороги, «умного» подвижного состава высокоскоростных магистралей

Учёные, сотрудники и студенты отраслевых вузов отметили вчера День российской науки. Преподавателей и студентов Российского университета транспорта (МИИТа) поздравил первый заместитель генерального директора ОАО «РЖД» Александр Мишарин.

По его словам, компания реализует ряд инновационных проектов, среди которых создание транспортно-логистических и многоцелевых интермодальных комплексов, цифровой железной дороги, «умного» подвижного состава, а потому заинтересована в передовых научных разработках.

Новых решений требует и строительство высокоскоростной магистрали «Евразия». Отраслевые учёные активно участвуют в научном обеспечении не только этих перспективных проектов, но и в решении текущих задач по удовлетворению спроса в железнодорожных перевозках, отметил Александр Мишарин. Это позволяет ОАО «РЖД» сохранять передовые позиции в транспортном комплексе страны. По уровню применяемых технологий компания входит в число мировых лидеров. Например, по показателю средний вес российского грузового поезда (3911 тонн) – вторые в мире после США.

В Санкт-Петербурге День российской науки отметили в Музее железных дорог России, где собрались более 100 сотрудников Петербургского государственного университета путей сообщения Императора Александра I. Поздравить научную общественность пришли представители ОАО «РЖД», Октябрьской дороги, администрации Северной столицы.

Лучшие сотрудники и аспиранты вуза получили награды за вклад в подготовку высококвалифицированных специалистов для железнодорожного транспорта, обеспечение устойчивой работы ОАО «РЖД». Затем для гостей провели обзорную экскурсию по Музею железных дорог России.

Руководителей, профессорско-преподавательский состав, аспирантов и других сотрудников Дальневосточного университета путей сообщения поздравили с праздником представители Дальневосточной магистрали и территориального управления Росжелдора.

«На собрании в вузе мы отметили роль современной транспортной науки, которая будет только возрастать в связи с дальнейшим развитием Восточного полигона сети, международных транспортных коридоров, реализацией других перспективных проектов вроде цифровой железной дороги», – рассказал начальник службы технической политики ДВЖД Борис Румянцев.

Лучшим сотрудникам Дальневосточного госуниверситета путей сообщения были вручены почётные грамоты, благодарственные письма и памятные подарки от руководства ДВЖД.

В Иркутском госуниверситете путей сообщения в День науки открыли Неделю российской науки. Лучших студентов и аспирантов вуза наградили за активное участие в научно-исследовательской деятельности.

Учёные Уральского государственного университета путей сообщения в свой профессиональный праздник участвовали во Всероссийской научно-технической конференции «Наука и образование – транспорту», которая прошла на базе вуза. К работе секции «Инновационные технологии в сфере техносферной безопасности» подключились и железнодорожники.

Начальник службы охраны труда и промышленной безопасности на Свердловской дороге Аркадий Деордиев, его заместитель Татьяна Жданова в сотрудничестве с заведующим кафедрой техносферной безопасности Игорем Гаврилиным подготовили доклад на тему «Формирование культуры безопасности студентов».

«Руководители службы регулярно проводят с нашими студентами занятия, посвящённые воспитанию культуры безопасности. Это увязывается и с корпоративной политикой ОАО «РЖД». Студентам необходимо получать больше практических навыков, увязывать теорию с производством, реализовывать риск-ориентированные подходы в вопросах безопасности», – отметил Игорь Гаврилин.

Интерес учёных вызвал и доклад начальника центра охраны окружающей среды Свердловской дороги Евгения Клименкова, который поделился совместным с УрГУПСом опытом разработки оперативных карт шума проблемных в этом плане объектов магистрали.

А сотрудники кафедры «Путь и железнодорожное строительство» и научно-исследовательской лаборатории «Вес поезда» приняли участие в технико-технологическом совете Свердловской дороги, на котором рассматривали вопрос повышения эффективности системы организации формирования и вождения тяжеловесных и соединённых поездов на полигоне магистрали.

В Самарском государственном университете путей сообщения в канун Дня российской науки прошёл научно-технический совет, посвящённый инновационному развитию вуза.

Как рассказал «Гудку» проректор по научной работе и инновациям СамГУПСа Сергей Никищенков, учёные обсудили участие университета в инновационных процессах и в Самарской области, и на полигоне Куйбышевской дороги в целом.

В частности, речь шла о готовности инновационной структуры университета к решению задач в области развития транспортной инфраструктуры.

Так, в этом году учёные СамГУПСа приступят к созданию электронных паспортов пересечений железнодорожного полотна коммуникациями сторонних организаций – например, при прокладке газопровода, строительстве путепровода или прокладке подъездных путей промпредприятия к путям общего пользования.

Электронные паспорта будут полностью совместимы с отраслевыми автоматизированными программами, что позволит работать по стандартам ОАО «РЖД».

Кроме того, учёные СамГУПСа проектируют железнодорожные пути для перспективных экономических объектов Самарской области – особой экономической зоны «Тольятти» и индустриального парка «Преображенка».

Ещё один инновационный проект – трассировка железнодорожных путей к аэротрополису (т.е. городу вокруг аэропорта, с вокзалом, отелями, бизнес-центром, магазинами и т.п.) «Курумоч».

«Для успешной реализации проекта необходим комплексный подход, включающий развитие транспортной инфраструктуры. Создание аэротрополиса обеспечит мощное социально-экономическое развитие Самарского региона», – пояснил Сергей Никищенков.

Студентам СамГУПСа День российской науки принёс новые полезные знания: руководители управления научно-исследовательской работы рассказали им, как получить гранты по линии Министерства образования и науки.

Игнат Вьюгин

Россия > Транспорт. Образование, наука. СМИ, ИТ > gudok.ru, 8 февраля 2018 > № 2490961


Россия. Арктика. СФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487819 Вячеслав Штыров

Арктика. Величие проекта

Русская цивилизация в её арктическом исполнении

Вячеслав Штыров

Почти полтора столетия назад исследователи обнаружили удивительное совпадение представлений о географии, центре мира и месте происхождения человека в мифологии и эпосе самых ранних цивилизаций. Философские концепции древних египтян и иудеев, аккадцев и вавилонян, индийцев и иранцев, греков и финикийцев, германцев и финно-угров примерно одинаково описывали положение небесного зенита и ход движения планет на небосводе, годовой цикл дня и ночи, особенности водных потоков на прародине человека, относя её к району Северного полюса. Именно там, по их мнению, находился первоначальный рай земной, ныне покрытый толщами вод и льдов океана и ставший прибежищем богов. Конечно, с точки зрения науки климатологии во время появления на планете человека современного вида рай этот был довольно суровым. Но археологические находки и блестящие научные исследования конца прошлого века российских археологов С. Федосеевой и Ю. Мочанова подтверждают неоднократно ранее высказывавшуюся выдающимися учёными М. Вагнером, И. Мюллером, А. Анучиным, В. Вернадским и другими точку зрения о внетропической прародине человечества. Такой прародине, в которой экстремальные внешние условия заставили наших человекоподобных предков овладеть огнём, освободиться от животного состояния и стать людьми. Возможно, заложенная в генах человека тяга к родине и ведёт извечно романтиков и сильных духом к мистическим кругам полярных областей. Туда, где сходятся силовые линии магнитного поля Земли и во взаимодействии с космическими частицами зажигают грандиозные северные сияния, где заканчиваются океанические течения и рождаются ветры, куда каждый год летят миллионы и миллионы птиц. Арктика давно стала классической обителью мужества, страсти к постижению неведомого и сути бытия. Потому-то во всех странах, представители которых принимали когда-либо участие в полярных исследованиях, есть посвящённые им музеи или памятники.

***

Мир современности стал далёк, к сожалению, от романтической метафизики и руководствуется чисто прагматическими соображениями. Вот и нарастающий всеобщий интерес к скованным льдами северным широтам объясняется осознанием новых возможностей их утилитарного использования в геополитических, военных и экономических целях.

Ещё два десятилетия назад всё происходящее в северных полярных пустынях и тундрах считалось делом арктических государств, то есть тех стран, часть территории которых находится за Северным полярным кругом. К их числу относятся Россия, США, Канада, Дания (через Гренландию), Исландия, Норвегия, Швеция и Финляндия. В 1996 году они учредили Арктический совет в качестве форума высокого уровня для регулярного межправительственного рассмотрения вопросов экологии, рационального использования природных ресурсов, взаимодействия в обеспечении безопасности в воздушном и морских пространствах, устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера. В соответствии с учредительными документами Арктического совета список его членов-государств является закрытым, но за последние годы двенадцать других стран получили в нём статус наблюдателя. Причём многие из них географически расположены весьма и весьма далеко от северных широт. Например, Сингапур и Индия, Япония и Южная Корея, Испания и Польша. Претендентом на получение статуса наблюдателя является и Евросоюз. Помимо участия в работе Арктического совета, целым рядом стран развёрнута интенсивная практическая деятельность в Арктике: организуются целевые научные экспедиции; создаются полярные станции – дрейфующие и на островах; проводятся многогранные исследования атмосферы, льдов и вод; проектируются и строятся специальные типы судов и морское технологическое оборудование ледового класса для геологоразведки и добычи полезных ископаемых. Особую активность проявляет Китайская Народная Республика, где создан специализированный научный институт, построен и успешно эксплуатируется для исследовательских целей мощный ледокол «Снежный дракон», осуществлены проводки коммерческих судов по нашему Северному морскому пути, организована научная база на Шпицбергене. Беспрецедентную программу по изучению Арктики, в том числе в районах полярных владений России, с масштабным использованием атомных подводных лодок, оснащённых новейшими системами для картографирования морского дна и донных отложений, проводили Соединённые Штаты Америки. Заметна интенсификация разнообразной деятельности в высоких широтах Норвегии, Индии, Германии, Южной Кореи.

Прямой и непосредственной причиной всплеска интереса к Арктике и последовательного наращивания усилий разных стран по её изучению и освоению послужил, безусловно, начавшийся в конце прошлого столетия процесс глобального потепления на нашей планете. Его наиболее ощутимым результатом стало повышение температур воздуха в высоких широтах северного полушария и, как следствие, подтаивание материковых ледников и уменьшение площади льдов в Северном Ледовитом океане. Экстраполяция наблюдаемых климатических изменений в будущее даёт основания некоторым авторитетным специалистам считать, что с большой долей вероятности океан полностью освободится от ледового покрова в течение нескольких ближайших десятилетий. Даже если считать эти прогнозы слишком радикальными, уже сегодняшнее положение дел заметно улучшило условия для судоходства и работ по освоению шельфа и прибрежных зон в арктических морях. Это открывает совершенно новые возможности для мировой экономики.

В первую очередь речь идёт об ископаемых природных ресурсах. По мнению геологов, Арктический регион планеты представляет собой крупнейший в мире циркумполярный минерагенический пояс, насыщенный нефтегазовыми и рудными месторождениями. Уже сегодня здесь добывается значимая часть углеводородов, а потенциал месторождений нефти и газа оценивается в почти четверть от мировых прогнозных ресурсов. И на шельфе, и на побережье арктических морей прогнозируются или уже открыты планетарного масштаба запасы угля, никеля, меди, кобальта, платиноидов, алмазов, фосфора, серебра, золота, полиметаллов, урана, олова, железной руды, хрома, марганца, титана, редкоземельных металлов и элементов, причём значительная их часть сосредоточена в уникальных гигантских месторождениях.

Экономическая целесообразность добычи природных ресурсов в Арктике становится обоснованной в связи с повышением эффективности логистики их разработки из-за улучшения условий судоходства в северных морях в ходе глобального потепления. Не меньшее значение для мировой экономики имеют и появившиеся перспективы превращения существующих морских путей в Северном Ледовитом океане – Северо-Западного прохода вдоль берегов Канады и США и Северного морского пути России – в постоянно действующие трансконтинентальные магистрали. Тогда значительно сократятся расстояния, время и стоимость перевозок грузов из Юго-Восточной Азии в Европу (по сравнению с перевозкой через Суэцкий или Панамский каналы). Революционные же изменения в мирохозяйственных связях дадут северные кроссполярные маршруты, организация которых всё более осуществима.

Есть ещё одно важное последствие глобального потепления в Арктике, уменьшения площади ледовых покровов, изменения структуры и толщины льдов. Оно заключается в том, что отдельные страны или военные блоки союзных государств, имеющие в составе своих вооружённых сил мощные ударные военно-морские группировки, получают дополнительные возможности для их эффективного использования. В свободных ото льда прибрежных зонах они могут разместить свой флот для боевого дежурства непосредственно у границ территориальных морей вероятного противника. А границы эти, как известно, отстоят всего на двенадцать миль от исходных береговых линий. В этой связи прибрежные государства вынуждены будут затрачивать немалые средства для укрепления безопасности своей территории от ударов с моря.

***

Интерес и внимание мирового сообщества к открывающимся в Арктике новым ресурсным, логистическим, военным возможностям закономерно привёл к активизации международных контактов разного уровня. В целом это позитивный процесс, идущий в русле тенденций демократизации и многополюсности принятия глобальных решений, которым привержена Российская Федерация. В то же время всё более явными становятся и противоречия между отдельными странами или их группами по ряду важных вопросов.

Прежде всего, это противоречия между арктическими и неарктическими государствами. Первые в рамках Арктического совета и своих двухсторонних отношений активно развивают региональный правовой режим, в основание которого заложены обычные нормы международного права, считают его достаточным и обеспечивающим неарктическим государствам равные возможности. Вторые оспаривают такой подход, считая, что на Арктику должны быть распространены стандартные положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, хотя известно, что она разрабатывалась главным образом для Атлантического, Тихого и Индийского океанов. Такую позицию заняли Евросоюз, НАТО и – открыто или неявно – целый ряд неарктических государств. Её модификацией является высказанное Евросоюзом предложение о необходимости заключения международного договора по Арктике по аналогии с действующим договором по Антарктиде. Понятно, что и в том, и в другом случае целью является максимальная интернационализация Арктики, объявление всех или хотя бы части её пространств международным достоянием, чтобы получить беспрепятственный доступ к новым природным ресурсам и логистическим возможностям.

Противоречия же арктических государств между собой в основном сфокусированы на взаимных территориальных притязаниях. Неурегулированность вопросов пространственных владений в Арктике имеет исторический характер. Общего разграничительного документа нет, двусторонние договоры заключались в разные исторические эпохи, содержат неопределённости, имеют формулировки и трактовки понятий, соответствующие своему времени, а не современным правовым нормам. В этих обстоятельствах арктические страны, прежде всего, пятёрка прибрежных к Северному Ледовитому океану, развернули масштабные и дорогостоящие географические, исторические, геологические, океанографические, гляциологические исследования с целью обоснования своих существующих территориальных прав или претензий к соседям. Помимо этой чисто практической работы все арктические государства приняли национальные доктринальные документы, в которых сформулировали свою стратегию действий в регионе. В них также в ряде случаев содержатся положения, прямо затрагивающие интересы других стран. К примеру, документы стратегического планирования Соединённых Штатов Америки предусматривают требования об интернационализации проливов Северо-Западного прохода и Северного морского пути. Это противоречит позициям Канады и России, рассматривающих эти проливы как находящиеся в их юрисдикции исторические воды.

Наличие противоречий и взаимных претензий у арктических государств приводит к пристальному и недоверчивому вниманию к действиям друг друга. Так, прямо скажем, нервную реакцию официальных властей наших соседей вызвала в своё время установка экспедицией под руководством А. Чилингарова флага Российской Федерации на дне Северного Ледовитого океана на Северном полюсе. И хотя в целом обстановка в Арктике остаётся мирной, под влиянием всеобщего интереса к возможностям региона и нерешённости территориальных проблем градус напряжённости в международных отношениях по поводу Арктики постепенно и постоянно повышается. Об этом красноречиво говорят названия книг и заголовки статей в периодических изданиях, отечественных и зарубежных: «Битва за Арктику», «Третий передел Арктики», «Сражение за Арктику», «Начат раздел Арктики», «Наше право на Арктику неоспоримо», «Россия теряет Арктику?» и тому подобные. А по мнению некоторых аналитиков, ситуация в студёных приполярных просторах напоминает старинную борьбу европейских стран за жаркие африканские колонии.

***

Коль скоро сверхактивность в Арктике всех заинтересованных стран обусловлена новыми экономическими и геополитическими возможностями, открывающимися в результате глобального потепления, то не может не возникнуть вопрос: а будут ли оправданы прилагаемые сейчас усилия, если оно носит циклический характер и сменится глобальным похолоданием? Этот вопрос тем более имеет право быть заданным, что, по практически единодушному мнению учёных-глобалистов, мы живём в начавшуюся несколько миллионов лет назад Великую Ледниковую эпоху, когда климат стал значительно более холодным, чем на протяжении большей части истории нашей планеты. Конкретно сейчас уже порядка двенадцати тысяч лет длится слегка тёплый быстротечный интервал между двумя глобальными оледенениями планеты – мгновение в геологической летописи Земли. Через следующие десять-двенадцать тысяч лет надо ожидать очередного похолодания, в ходе которого с высокой долей вероятности ледяной панцирь километровой толщины покроет места нахождения европейских и североамериканских столиц, где сегодня кипят страсти по Арктике. Причины, обусловившие начало Великой Ледниковой эпохи и ведущие когда-нибудь к её завершению, носят глобальный характер: изменение положения материков в ходе перемещения литосферных плит; связанные с этим перемены в направлениях океанических течений и господствующих ветров; цикличность интенсивности солнечного излучения; резонанс периодических изменений движения оси и орбиты вращения Земли. Они не зависят от деятельности человека.

Инструментально же фиксируемое нынешнее потепление отличается лишь незначительным повышением температур относительно средних за почти полуторавековой период задокументированных метеонаблюдений. Может быть, оно носит циклический характер. По косвенным признакам и историческим свидетельствам, такое неоднократно было в наш короткий межледниковый период. Достаточно вспомнить описанные Л. Гумилёвым циклические колебания климата в Северном полушарии, приводившие к образованию сменяющих друг друга империй гуннов, тюрков и монголов. Или климатический оптимум в конце первого тысячелетия нашей эры, позволивший викингам основать свои поселения в Гренландии и Северной Америке. Или «малый ледниковый период» в средние века, прямым следствием которого стали зарождение капитализма в Европе и Смута в России.

Но даже если нынешний наблюдаемый период глобального потепления имеет циклический характер и скоротечен, это не означает, что активность разноплановой деятельности заинтересованных государств в Арктике снизится. Во-первых, в мире увеличивается дефицит всех видов природных ресурсов, растёт их цена, ранее неэффективные по природно-климатическим и экономико-географическим условиям добычи месторождения становятся вполне рентабельными. Это общемировая тенденция, она касается и Арктики. Во-вторых, совершенно новые организационные и технологические возможности для успешной деятельности в экстремальных условиях высоких широт даёт развитие в рамках нарождающегося шестого технологического уклада производства материалов с заранее заданными свойствами, робототехники, систем связи, автоматизированного и дистанционного управления. Это именно то, что необходимо для Крайнего Севера. Нет никаких сомнений, что развитые в технологическом отношении страны используют все возможные новшества для продвижения своих интересов в Арктике. Поэтому не только не снимается, но актуализируется при любых возможных климатических переменах провозглашённый в далёкие 1930-е годы в стенах американского Конгресса тезис: «Кто владеет Арктикой, тот управляет миром».

Российская Федерация, имеющая самую протяжённую береговую линию Северного Ледовитого океана, пока ещё владеющая самым большим по площади сектором в Арктике, создавшая мощнейшую в высоких широтах многоотраслевую промышленность и крупнейшие на планете города за Северным полярным кругом, в наибольшей степени заинтересована в укреплении и преумножении своих геополитических и экономических позиций в арктическом регионе. В этой связи президентом и правительством страны принят целый ряд документов стратегического характера, чётко обозначающих наши интересы, устанавливающих приоритеты и цели государственной политики в Арктике, определяющих механизмы их достижения. Среди них основополагающие: «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» (2008г.), «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» (2013 г.), Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года» (2014 г., далее по тексту – Госпрограмма). Для координации деятельности участников выполнения сформулированных этими документами задач создана Государственная комиссия по вопросам развития Арктики.

Разработка и практическая реализация арктической стратегии и тактики позволили в последние годы упорядочить, поставить на системную основу и несколько активизировать решение текущих и некоторых перспективных проблем огромного макрорегиона страны, включившего в соответствии со специальным указом президента Российской Федерации полярные владения России и территории выходящих на побережье морей Северного Ледовитого океана муниципальных районов девяти субъектов Федерации от Чукотки до Мурманской области. Но срок действия принятых документов стратегического планирования подходит к завершению, и становится совершенно очевидным, что многое из намеченного уже не будет выполнено. Учитывая это, в 2017 году была принята новая редакция Госпрограммы развития Арктики, на пять лет продлён срок её реализации. Однако в условиях ресурсных ограничений резко сужен круг программных мероприятий. Это означает, что целый ряд стратегических целей достигнут не будет. В то же время новые геополитические реалии и социально-экономическая обстановка в стране требуют уточнения приоритетов и в самой нашей арктической политике. Вот почему пришло время разработки и принятия новых стратегических решений по развитию Арктической зоны Российской Федерации. Одновременно необходимо продолжать упорно выполнять усечённую Госпрограмму, но по мере принятия новых документов стратегического планирования расширять и сферу, и временной горизонт её действия.

Круг главных задач, которые необходимо решать в Арктике, остаётся для нашей страны широким и разноплановым.

***

Среди других первоочередной задачей является работа по закреплению границ Российской Федерации в Арктике. На первый взгляд, это давно решённый вопрос. Ведь каждый из нас ещё со школьных уроков географии помнит пунктирные линии на картах, идущие от крайних северо-западной и северо-восточной точек нашей территории по меридианам к Северному полюсу. Они очерчивают полярные владения России – сектор морского и покрытого льдами пространства Северного Ледовитого океана с расположенными в нём землями, архипелагами и отдельными островами, на которые распространяется суверенитет государства Российского. Секторальный принцип раздела Арктики сложился исторически в ходе заключения двусторонних договоров прибрежных арктических государств, был закреплён их национальными законодательствами и совместным заявлением по итогам Парижской конференции 1924 года, никем не оспаривался. Казалось бы, в условиях глобального потепления, когда новые экономические и логистические возможности Арктики стали объектом внимания многих государств, в том числе неарктических, в интересах Российской Федерации было бы организовать работу по закреплению секторального подхода специальным актом международного права с целью сохранения контроля над своим исторически сложившимся сектором.

Однако события пошли по другому руслу. Подписав в 1997 году Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, Российская Федерация первой из прибрежных арктических государств приняла решение о применении статьи 76 этой Конвенции к Северному Ледовитому океану и в 2001 году подала соответствующую заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Этим наша страна, по сути дела, отказалась добровольно от части своих полярных владений в районе Северного полюса площадью 1,7 миллиона квадратных километров. Этот покрытый льдами участок приобретает статус открытого моря, то есть становится ничейным пространством. Иными словами, сделано то, чего добивались Евросоюз и целый ряд неарктических государств. Теперь нам предстоит ещё доказать главное: что именно России принадлежит потенциально богатый углеводородами шельф на дне этого вновь образованного открытого моря. Для этого необходимо завершить масштабные и дорогостоящие океанографические и геологические исследования, которые позволили бы представить подводные поднятия дна Северного Ледовитого океана продолжением наших материковых геологических структур. Направляя материалы в Комиссию ООН, придётся ещё и раскрыть секретную картографическую информацию, полученную в ходе сотен сложнейших походов советских и уже российских подводников.

Ситуация осложняется тем, что в ответ на действия России Канада и Дания проводят собственные исследования по доказательству того, что подводные океанические поднятия являются продолжением геологических структур Гренландии и канадского Севера, а не принадлежащих России территорий. При этом возникают взаимоперекрывающиеся правопритязания с неопределённым исходом.

Надо отметить, что многие специалисты считают начатую Россией в 2001 году «гонку доказательств» по статье 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года нашим ошибочным решением, продолжением горбачёвско-шевернадзевской и ельцинско-козыревской внешнеполитической линии пренебрежения долгосрочными интересами страны ради каких-то пропагандистских сиюминутных выгод.

Как бы то ни было, нам необходимо решительно действовать по двум направлениям.

Прежде всего, раз уж начали, завершить работу по всестороннему и полному обоснованию заявки на участки шельфа дна Северного Ледовитого океана, поданной в Комиссию ООН, и продолжить там упорное доказательство своих притязаний. Одновременно, на основании статьи 83 всё той же Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, дающей возможность разграничения морских пространств и шельфа в рамках отношений прилежащих и противолежащих прибрежных стран, начать двусторонние и многосторонние переговоры с США, Канадой, Данией, Норвегией. Учитывая, что у всех у них есть не только трения с Россией, но и взаимные претензии, возможно, следует выступить с инициативой о созыве специальной конференции прибрежных арктических стран. Иными словами, перенести принятие решения по вопросам разграничения в плоскость международно-правовых отношений пятёрки морских арктических государств, а не всего мирового сообщества. Тем более что такой опыт есть: в 2008 году эти страны уже выступали совместно с Илулиссатской декларацией по правовым вопросам Арктики.

Оптимальным вариантом для России была бы договорённость о возврате к секторальному делению Арктики и закреплению за морями Лаптевых, Карским, Восточно-Сибирским и частью Чукотского (от острова Врангеля до Берингова пролива) статуса наших исторических вод.

***

Такой же важнейшей задачей является продолжение работы по укреплению обороноспособности наших северных рубежей. Усилия, которые прилагаются в этом направлении Российской Федерацией в последние годы, зачастую воспринимаются зарубежными, а иногда и отечественными аналитиками как «милитаризация» Арктики. На самом деле, это не так.

Ещё в годы «холодной войны» с появлением стратегических ядерных сил и Советский Союз, и Соединённые Штаты Америки рассматривали северные полярные пространства как наиболее вероятное направление удара наиболее вероятного противника. Это обусловлено тем, что именно через Северный полюс проходит самый короткий путь из Северной Америки к Евразии и обратно. В этой связи обе стороны развернули в Арктике мощные системы раннего обнаружения межконтинентальных ракет и самолётов противника и обеспечения контроля над движением своих носителей ядерного оружия, создали сеть аэродромов для размещения или обслуживания стратегических ядерных бомбардировщиков и истребителей-перехватчиков, организовали постоянное боевое патрулирование подводных лодок в Северном Ледовитом океане. После окончания «холодной войны» Соединённые Штаты продолжали развивать и совершенствовать свои наступательные и оборонительные силы и средства, в то время как в ходе реформ в России происходил упадок и системный развал армии и флота. Он не мог не коснуться, прежде всего, арктических группировок вооружённых сил, для содержания которых требовались особые организационные усилия и значительные денежные средства. Поэтому нынешние шаги по усилению нашего военного присутствия в Арктике являются только восстановлением утраченного, но никак не её «милитаризацией».

А между тем складывающаяся в настоящее время военно-политическая обстановка настоятельно требует уже не только восстановления, но и существенного повышения арктического оборонного потенциала России. Это связано с тем, что открывающиеся с глобальным потеплением потенциальные экономические и логистические возможности Арктики обусловили значительное повышение разноплановой активности в регионе заинтересованных стран и в сфере военной. Так, стратегия национальной безопасности Соединённых Штатов Америки определяет арктический регион как зону жизненно важных национальных интересов этой страны, а соответствующие директивы прямо указывают, что интересы эти должны отстаиваться любыми, в том числе односторонними действиями. В соответствии с ними на Аляске создаётся новая военно-морская база, укрепляются силы береговой и глобальной противоракетной обороны. Новые военные базы на островах Северного Ледовитого океана создаются Канадой. Соответствующими нормативными документами расширена операционная зона действий НАТО в Атлантике с включением в неё Арктики. Обсуждается вопрос о создании военного блока североевропейских стран.

Современные военные доктрины Соединённых Штатов Америки и НАТО особую роль отводят военно-морским силам. Раньше перед ними ставились задачи по обеспечению береговой обороны, взаимодействию с сухопутными войсками в ходе прибрежных наступательных и оборонительных операций и контролю над морскими коммуникациями. Условием успеха в выполнении этих задач считалось достижение превосходства над флотом противника, то есть предполагалось, что борьба на море будет вестись по принципу «флот против флота». С развитием ракетно-ядерного оружия и палубной авиации военно-морские силы получили в дополнение к прежним новую, более важную задачу: «флот против берега». Выполняя эти доктринальные установки, Соединённые Штаты Америки осуществили ряд беспрецедентных по масштабам программ по строительству атомных подводных лодок стратегического назначения и ударных авианосцев. Они оснащены самым современным оружием для уничтожения любых оборонительных или промышленных объектов вероятного противника, расположенных как на море, так и на берегу в глубине его территории. Кроме того, созданы высокоэффективные противоракетные системы морского базирования. По своему потенциалу военно-морские силы Соединённых Штатов Америки сегодня многократно превосходят любого вероятного противника, особенно на фоне развала и разграбления нашего флота в первое постсоветское десятилетие. Возможности эффективного использования этого потенциала значительно повышаются по мере освобождения акватории арктических морей от ледового покрова в ходе глобального потепления. Это несёт новые угрозы безопасности России, особенно в связи с принятием в 2004 году Соединёнными Штатами Америки авантюрной концепции «быстрого глобального удара». Эта концепция предполагает уничтожение ядерного потенциала вероятного противника (читай – России) превентивным массированным ударом с разных направлений высокоточным оружием сухопутного и морского базирования. Очевидно, что реализуемость такого сценария теоретически резко повышается в случае максимально равномерного размещения оружия вдоль границ объекта нападения. И если ещё некоторое время назад ударные группировки военно-морских сил с высокоточным оружием на борту могли быть размещены в Норвежском, Северном, Баренцевом, Беринговом и Японском морях, то по мере таяния льдов они могут быть введены и в моря Лаптевых, Карское, Восточно-Сибирское и Чукотское. В этом случае возрастает опасность не только из-за повышения степени уязвимости нашей территории, но и за счёт появления у противника дополнительных иллюзий относительно эффективности своего превентивного глобального удара и новых соблазнов нанести его.

Самым эффективным ответом на нарастающие угрозы является последовательное наращивание морской мощи России, как военной, так и гражданской её составляющих. В военной части приоритетом, безусловно, должно остаться выполнение программ строительства атомных подводных лодок стратегического назначения и обеспечивающих их боевую службу многоцелевых, поскольку только опасность получить ответный удар может предостеречь нашего вероятного противника от агрессивных авантюр. В то же время с военно-морских сил не снимаются и их традиционные задачи по береговой охране, поддержке действий сухопутных войск, охране государственных границ и морских коммуникаций. Это требует сбалансированности флота и по его родам, и по размещению. В этой связи актуальной становится задача по созданию новых крупных военно-морских баз в Арктической зоне России.

В необходимости этого убеждает и наш собственный опыт Великой Отечественной войны. Широко известны героическая оборона от немецко-фашистских захватчиков Кольского полуострова, морские сражения в Баренцевом море, Арктические конвои союзников. Но в те же годы не менее драматические и героические события происходили в Карском море. Немецкому командованию удалось создать на островах Франца-Иосифа, Визе, Подкова, Новая Земля базы для своих подводных лодок и системно проводить минирование устьев рек Обь и Енисей, проливов, соединяющих моря Карское, Баренцево и Лаптевых, регулярно атаковать конвои судов на трассе Северного морского пути. Автономность авиации и подводного флота, надёжность систем связи в те времена были несопоставимы с нынешними, но урон нашей экономике, военному и гражданскому флоту был нанесён огромный.

Сегодня значение этого района Арктики для всей нашей страны многократно возросло. Именно здесь, на Ямале, Гыдане и Таймыре расположены крупнейшие предприятия горнодобывающей и нефтегазовой промышленности, энергетики. Поэтому в районе Енисейского залива необходима новая военно-морская база, обеспечивающая, с одной стороны, защиту созданных огромными усилиями промышленных комплексов, а с другой – выход стратегических ракетоносцев в Северный Ледовитый океан. Вторая база должна быть размещена в Восточном секторе Арктики. Обе они не потеряют своего значения и в случае, если глобальное потепление сменится похолоданием, поскольку ледовые покровы будут только способствовать скрытности действий подводного флота России.

***

Нет лучше способа подкрепить и дипломатическую, и оборонную составляющие защиты национальных интересов России в Арктике, чем усиление экономической активности, наше постоянное деловое, не праздное присутствие в регионе.

Надо сказать, что на протяжении всей истории Российского государства при мощном покровительстве и протекционизме властей шло непрерывное освоение и заселение северных окраин страны. Особенно быстрое развитие Арктическая зона получила в годы Советской власти, когда здесь были созданы не имеющие аналогов на планете крупнейшие предприятия горнодобывающей и нефтегазовой, лесной и деревообрабатывающей, рыбной и пищевой промышленности, судостроения и судоремонта, энергетики, транспортно-логистические комплексы. И сегодня она вносит существенный вклад в экономику страны, обеспечивая четыре пятых добычи газа, треть улова рыбы, большую часть производства цветных и благородных металлов, лесопродукции, сырья для чёрной металлургии и химической промышленности. По показателям валового внутреннего продукта, добавленной стоимости и экспортной продукции на душу населения макрорегион занимает верхние строки в Российской Федерации.

В то же время многие арктические районы субъектов Федерации до сих пор находятся в крайне депрессивном состоянии после рыночных реформ. Оно и понятно, ведь ранее системообразующие для них предприятия создавались не по критериям их рыночной эффективности, а исходя из необходимости самообеспечения страны всеми видами ресурсов в условиях всевозможных санкций и ограничений, наложенных на Советский Союз геополитическими противниками с самого начала его существования. Брошенные на произвол рыночной стихии, они, где быстрее, где в затянувшейся агонии, были разорены и обанкротились, породив вокруг себя множество социальных проблем. Относительно устойчиво работает только небольшое число крупных предприятий, специализирующихся на добыче и первичной переработке таких видов природных ресурсов, мировые рынки которых исторически сложились как олигопольные с небольшим числом товаропроизводителей. Отдельными оазисами благополучия они расположены в некоторых районах Арктической зоны.

Груз накопленных за четверть века народнохозяйственных проблем велик. Они требуют незамедлительного решения, особенно с учётом новых возможностей в Арктике, с одной стороны, и геополитических угроз – с другой.

Именно поэтому Арктическая зона является одним из немногих макрорегионов российской Федерации, развитие которых определяется специально разработанными документами стратегического планирования. Сформулированные в них национальные интересы, приоритеты, цели и индикаторы их достижения определяют будущий облик российской Арктики. В качестве механизма реализации стратегических задач утверждена Государственная программа «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации». В своей последней редакции она включает три подпрограммы, посвящённые формированию опорных зон развития в арктических субъектах Федерации; обеспечению функционирования Северного морского пути; созданию новых подотраслей машиностроения для освоения минерально-сырьевых ресурсов Арктики. Кроме того, в четырнадцати других государственных и восьми федеральных целевых программах, направленных на решение общегосударственных или отраслевых проблем, содержатся значимые мероприятия, которые будут реализовываться в Арктической зоне.

Надо отметить, что и срок действия Госпрограммы развития российской Арктики – до 2025 года, и выделяемые на её реализацию средства федерального бюджета – порядка 200 млрд. руб. – невелики. Но важно то, что впервые в постсоветской России Арктическая зона стала предметом особого внимания, выделена в качестве самостоятельного объекта управления и статистического учёта. Выполнение Госпрограммы в полном объёме станет небольшим, но плацдармом для дальнейшего более масштабного развития макрорегиона.

В этой связи особого внимания заслуживает программное решение о создании специальных опорных зон развития в арктических субъектах Федерации. В отсутствие финансовых возможностей для сплошного комплексного социально-экономического развития всего макрорегиона именно они выступят в роли центров организации транспортного обслуживания и социальной жизни на огромных северных пространствах, образуют каркас фундамента поддержки новых инвестиционных проектов в высоких широтах. Каждая опорная зона будет представлять собой самостоятельный объект планирования – комплексный долгосрочный проект, включающий в себя отдельные промышленные, сельскохозяйственные, логистические и социальные проекты. Конкретный набор намечаемых к реализации проектов в разных опорных зонах индивидуален в зависимости от складывающейся в том или ином субъекте Федерации ситуации и наборе потребностей и возможностей. Так, в Воркутинской опорной зоне планируется ввод новых мощностей в угледобыче взамен выбывающих, усиление геологоразведочных работ на металлические и неметаллические полезные ископаемые с целью отраслевой диверсификации экономики, развитие функций транспортно-логистического центра для Северного Урала и Тимано-Печорской нефтегазовой провинции, реконструкция систем жизнеобеспечения. Чукотская опорная зона сориентирована на реализацию проектов в области развития морского, авиационного и автомобильного транспорта, горнодобывающей промышленности, традиционных отраслей сельского хозяйства.

Надо особо отметить, что создание опорных зон развития в новейшей управленческой практике – дело новое. Само это понятие имеет собственное содержание, не совпадающее со смыслом ставших уже традиционными «территорий опережающего развития» или «особых экономических зон». Опорные зоны развития, выступая в качестве комплексных проектов, при необходимости будут включать в себя и те, и другие, равно как и иные инструменты, повышающие привлекательность инвестиционных проектов. Новизна дела требует незамедлительного принятия специального федерального закона. Его проект подготовлен, но, как водится в последние годы, погребён в недрах правительственного аппарата.

С точки зрения отраслевой Госпрограмма предусматривает модернизацию и ускоренное развитие в Арктической зоне рыбодобывающей, рыбоперерабатывающей промышленности и аквакультуры; судостроения и судоремонта; деревообработки; арктического туризма; традиционных для Севера отраслей сельского хозяйства; здравоохранения и образования с использованием технологий телемедицины и дистанционных систем обучения. Но почти две трети всех запланированных к реализации проектов приходится на геологоразведку, добычу и первичную переработку полезных ископаемых.

Авангардную роль будет играть нефтегазовый комплекс: главные в стране центры добычи углеводородов последовательно смещаются с Крайнего Севера за Полярный круг. В рамках Ямало-Ненецкой опорной зоны продолжится освоение месторождений на Ямале, на очереди – Гыданский полуостров. Предстоит увеличение объёмов геологоразведочных и добычных работ в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции в Ненецкой и Воркутинской опорных зонах, на севере Красноярского края в Таймыро-Туруханской опорной зоне. Принципиально новый этап в развитии отечественной нефтяной и газовой промышленности с точки зрения техники, технологии, организации производства начался с освоением месторождений арктического шельфа. Эта работа будет продолжаться во всё более расширяющемся масштабе. Уже сегодня ПАО «Газпром» и ПАО «НК Роснефть» получили лицензии на право пользования десятками нефтегазоносных участков на побережье всех омывающих берега России морей Северного Ледовитого океана – от Баренцева на западе до Чукотского на востоке. Получены и первые хорошие результаты развёрнутых геологоразведочных работ, например, на участках Хатангский и Хара-Тумус шельфа моря Лаптевых.

Что касается добычи твёрдых полезных ископаемых, то Госпрограммой предусмотрена реализация ряда проектов по модернизации действующих производств и наращиванию минерально-сырьевой базы для них в Кольской, Воркутинской, Таймыро-Туруханской, Северо-Якутской и Чукотской опорных зонах развития. Планируется и организация новых предприятий по добыче угля, цветных, благородных и редкоземельных металлов.

Главным проблемным вопросом для развития природно-ресурсного комплекса Арктической зоны России остаётся недостаточная геологическая изученность этого громадного и до сих пор труднодоступного макрорегиона страны, особенно его восточной части – от Енисея до Берингова пролива. Решение этого вопроса возможно через возврат к трёхстадийной системе планирования и проведения геологоразведочных работ. В этой схеме первая стадия – региональные работы, целью которых является не открытие конкретных месторождений, а общегеологическое изучение территории и выявление перспективных на те или иные полезные ископаемые площадей или провинций – должна осуществляться за счёт средств государства. Проведение же следующих стадий работ – поиск месторождений на выявленных перспективных площадях и их разведку – целесообразно возложить на недропользователей за счёт их собственных средств или, в особо сложных условиях, на принципах государственно-частного партнёрства. Естественно, платежи за недропользование и условия выдачи лицензий на стадию поиска должны быть значительно более льготными, чем на стадию разведки уже опоискованных месторождений. Такая ранее существовавшая и хорошо себя зарекомендовавшая схема позволила бы стимулировать интерес частных компаний, в том числе малого и среднего бизнеса, к вложению средств в геологоразведку. Источником средств для финансирования государственной доли работ могут послужить отчисления части природоресурсных налогов и платежей в специальный фонд геологического изучения территории страны. Здесь можно провести прямую аналогию с дорожными фондами. В своё время от них отказались, но деградация дорожного хозяйства почти до крайней черты заставила восстановить и федеральный, и региональные дорожные фонды. В геологии ситуация полностью идентична.

Есть все основания полагать, что при правильной постановке дела по изучению недр прибрежные районы и шельф арктических морей станут надёжной минерально-сырьевой базой для народного хозяйства России в XXI веке. В то же время необходимо отчётливо понимать, что все виды природных ресурсов на планете конечны и их использование должно быть крайне рачительным. В этой связи настало время законодательными решениями полностью прекратить вывоз из страны тех видов сырья, использование которых будет определять научно-технический прогресс уже в ближайшее время, - например, редкоземельных металлов и элементов, некоторых цветных металлов. В случае если такое сырьё не находит пока спроса на внутреннем рынке, его месторождения должны быть просто зачислены в государственный резерв. К сожалению, в силу сложившегося в последнюю четверть века механизма вхождения России в систему мирохозяйственных связей, сегодня рано ставить вопрос о количественных ограничениях экспорта традиционных продуктов отечественной добывающей промышленности. Но необходимо прекратить хотя бы стимулирование его наращивания. Речь идёт, к примеру, о льготных режимах налогообложения на территориях опережающего развития, создаваемых сейчас на Дальнем Востоке специально для добычи предназначенных для экспортных поставок угля, руд цветных и чёрных металлов, других полезных ископаемых. Их организация бессмысленна и там, и даже в более сложной для освоения Арктической зоне Российской Федерации. Ведь, при практически нулевых доходах государства от принадлежащих всему народу природных ресурсов, в финале мы получим только снижение цен на них за счёт усиления конкуренции со своими же производителями из других регионов страны на мировых рынках – и лунные пейзажи отработанных карьеров. Стоит ли лишать будущие поколения россиян ресурсов ради галочек в отчётах об увеличении физических объёмов валового национального продукта? Нет, конечно. Вот почему минерально-сырьевой потенциал российской Арктики должен использоваться по мере государственной необходимости или созревания такой мировой рыночной конъюнктуры, когда эксплуатация месторождений частным капиталом обеспечивает выплату в бюджет всех положенных рентных платежей. Как известно, в настоящее время они имеют форму налога на добычу полезных ископаемых. Надо взять за правило, что никто и никогда не может быть освобождён от этого налога без крайней государственной нужды. В этом смысл общенародной собственности на недра.

***

В сознании большинства россиян слова «Арктика» и «Северный морской путь» уже давно стали почти синонимами. Это вполне объяснимо, ведь героическое освоение морских просторов высоких широт для крайне необходимой транспортной связи запада и востока страны стало одним из значимых достижений Русской цивилизации. Но до самого последнего времени Северный морской путь был, по сути дела, каботажной трассой с очень сложной в организационном отношении схемой караванной проводки судов в своём восточном секторе. Использование его в таком виде в качестве международной транзитной транспортной магистрали было, прямо скажем, маловероятной фантазией. Грузоотправителям требуется надёжный постоянно действующий путь, а не сезонный с зависящими от ледовой обстановки сроками навигации.

Ситуация коренным образом изменилась с активным освоением нефтегазовых месторождений Ямала и строительством в Обской губе двух новых морских портов для отгрузки сжиженного газа и сырой нефти – Сабетта и Новый Порт. Создаваемая газовиками и нефтяниками грузовая база уже сегодня требует ежесуточной отправки судов из этих портов по Северному морскому пути. Причём движение должно быть организовано как на запад, так и на восток. Если к этому добавить увеличивающийся в связи с геологическим изучением шельфа и созданием опорных зон развития в Арктике поток традиционных грузов, становится ясно, что Северный морской путь должен приобрести новое качество. Образно говоря, он должен превратиться в подвижный, но постоянно действующий канал в морских льдах. Именно в этом качестве наша арктическая морская магистраль одновременно с удовлетворением потребностей отечественного народного хозяйства может стать привлекательной для европейских и азиатских грузоотправителей.

Такая задача – дело инновационное, по степени сложности не имеющее аналогов в мировой практике. В рамках Госпрограммы развития Арктической зоны Российской Федерации начато создание материальной базы для её решения. Строятся три мощных атомных ледокола, проектируется их новая, ещё более технически совершенная и энерговооружённая серия. Проводятся мероприятия по повышению надёжности и степени освещённости арктических морей гидрометеорологическими данными. Планируется ввод в эксплуатацию модернизированной ледово-информационной системы «Север» и ледостойкой самодвижущейся платформы «Северный полюс» с размещённым на ней современным исследовательским комплексом. Готовятся к запуску спутники для обеспечения надёжной связи в самых северных широтах. По заказам работающих в Арктике российских компаний запущено строительство дизель-электрических ледоколов для обслуживания подходов к морским портам и устьям судоходных рек, серий морских судов ледового класса дедвейтом от 40 до 120 тыс. тонн для перевозки контейнеров, негабаритных грузов, нефти, сжиженного газа, начата их эксплуатация. Реализуется и целый ряд других важных программных мероприятий. В совокупности они дадут Северному морскому пути новое качество транспортной магистрали мирового уровня.

Но для полнокровного его функционирования необходимо не только обустроить собственно морской путь, но и самым существенным образом укрепить береговую инфраструктуру. Прежде всего, речь идёт о портовом хозяйстве. Программными документами по Арктике предусмотрена реконструкция морских портов Диксон, Тикси, Певек и Провидения. С ростом объёмов перевозок по Северному морскому пути новые возможности для развития получат наши главные океанские центры – Мурманск и Петропавловск-Камчатский. В них предполагается организовать логистические хабы для перегрузки контейнеров и наливных грузов с судов ледового класса на обычные и наоборот. Такой комбинированный способ перевозок на разных участках межконтинентальных трасс разными типами кораблей экономически пока наиболее обоснован. Важнейшим шагом не столько макрорегионального, сколько общегосударственного значения станет создание в западной части российской Арктики новых морских портов с подводящими железнодорожными линиями в Архангельске, Индиге, Усть-Каре и Беломорске. Необходимость их создания вытекает в том числе из складывающихся геополитических обстоятельств. Как известно, с распадом Советского Союза целый ряд крупных портов на Балтике, к которым с 1860-х годов на протяжении почти полувека строились железнодорожные линии из Центральной России для экспортно-импортных операций, оказался за рубежами нашего государства. Для компенсации потерянных логистических мощностей в последние два десятилетия значительное развитие получили морские порты восточной части Финского залива – от Усть-Луги до Выборга. Но ни действующие, ни потенциальные возможности этой группы портов не в состоянии переработать весь нарастающий грузопоток, и его существенная часть направляется конечным потребителям через транспортные системы теперь уже иностранных и далеко не дружественных нам государств. Таким образом, российский Балтийский транспортный узел и по мощности недостаточен, и уязвим для всякого рода санкций и блокад. Вот почему есть настоятельная необходимость в новых портах в Европейской части страны с прямым выходом в океан. Их можно создать только на арктическом побережье. Здесь уместно провести прямую аналогию с событиями времён Первой мировой войны. Тогда блокада германским флотом заливов Балтийского моря отрезала Россию от союзников, и срочно было принято решение о строительстве в тяжелейших военных условиях морского порта в Кольском заливе и железной дороги Петрозаводск-Мурманск.

Наиболее масштабным проектом развития арктической морской портовой инфраструктуры является строительство многофункциональных глубоководных портов в районе Архангельска и в Индиге с двумя новыми подводящими железнодорожными линиями. Первая из них – Белкомур – по маршруту Соликамск – Сыктывкар – Вендига – Карпогоры – Архангельск обеспечит прямой доступ промышленной продукции предприятий Урала к океанскому побережью. Вторая линия Индига – Сосногорск с дальнейшим выходом через Ивдель на планируемую к сооружению Северо-Сибирскую железнодорожную магистраль создаст новый транспортный коридор для экспортно-импортных грузов Сибири. Обе линии имеют выходы на действующую Северную дорогу и будут использоваться для экспорта части угля и углеводородов, добываемых в Воркуте и на Ямале. Таким образом, грузовую базу для вновь создаваемых глубоководных морских портов составит промышленная и сельскохозяйственная продукция собственно арктических Архангельской, Ненецкой, частично Ямало-Ненецкой и Воркутинской опорных зон, а также Урала и Сибири. Её прогнозный объём превосходит планируемые мощности глубоководных портов Архангельска и Индиги и потребует переадресовки части грузов в Мурманск и российские порты на Балтике. Расчётная стоимость обоих проектов создания новых арктических портов и железнодорожных подводящих к ним линий велика, составляет порядка половины триллиона рублей для каждого. Но сравнительно быстрая окупаемость делает их привлекательными для инвесторов, и уже прорабатываются вопросы финансирования строительства Белкомура и Архангельского порта на условиях концессии. На очереди – Индига.

***

Динамика развития геополитических событий, связанные с этим усилия по укреплению обороноспособности наших северных рубежей, планы по развитию Арктической зоны Российской Федерации настоятельно выдвигают в повестку дня вопрос о необходимости создания сквозной от Мурманска до Анадыря Трансарктической железнодорожной магистрали. На первый взгляд, на сегодняшний день такой проект кажется нереальным. Но более детальное рассмотрение показывает его осуществимость в ближайшие десять-двенадцать лет. В самом деле, связь Мурманска с Северной железной дорогой уже существует (Мурманск – Беломорск – Обозёрская – Коноша). Реконструкция с увеличением провозных возможностей Северной железной дороги от Коноши до Лабытнанги предусмотрена инвестиционными программами ОАО «Российские железные дороги». Строительство нового участка Лабытнанги – Коротчаево начинается в рамках одобренного специальной межведомственной рабочей группой правительства России проекта «Северный широтный ход». Его финансирование будет осуществляться совместно правительством Ямало-Ненецкого автономного округа, ОАО «Российские железные дороги», ПАО «Газпром» с использованием механизмов государственно-частного партнёрства в форме концессии. По такой же схеме с участием заинтересованных компаний нефтегазового сектора, горнодобывающей промышленности, энергетики вполне реально построить и следующий участок от Коротчаево до Игарки и Дудинки. Это уже половина пути. А дальше – на восток, к минерагеническим провинциям месторождений платины, меди, никеля и кобальта Восточного Таймыра, алмазов и редкоземельных элементов северо-западной Якутии, цветных и благородных металлов северо-востока Якутии и Чукотки.

Трансарктическая железнодорожная магистраль станет опорным хребтом для намечаемых к строительству линий Белкомур, Индига – Сосногорск, Воркута – Усть-Кара, Обская – Бованенково – Сабета, значительно повысит эффективность использования меридианных внутренних водных путей по рекам Обь, Енисей, Хатанга, Анабар, Лена, Яна, Индигирка, Колыма для обеспечения жизнедеятельности материковых районов Арктики и Крайнего Севера. Как показывает опыт создания Западно-Сибирского нефтегазодобывающего территориально-производственного комплекса, кратно снизятся затраты на освоение месторождений углеводородов и твёрдых полезных ископаемых шельфа и побережья морей Северного Ледовитого океана. Ещё больше, чем в экономическом плане, трансарктическая магистраль будет иметь значение для обеспечения обороны северных рубежей, связанности и политической целостности Российской Федерации.

Госпрограммой развития Арктической зоны России, кроме развития внутренней автодорожной сети в опорных зонах, предусматривается и строительство межрегиональных дорог федерального значения. В качестве наиболее важных из них можно выделить Нарьян-Мар – Усинск и Колыма – Омсукчан – Омолон – Анадырь.

Необходимо особо отметить, что развитие в Арктике железнодорожного и автомобильного транспорта не является альтернативой морскому. Напротив, снимая с него небольшую часть нагрузки по логистическому обслуживанию внутренней жизни макрорегиона, они значительно усиливают экспортную и транзитную функции Северного морского пути, обеспечивая надёжность работы береговой инфраструктуры, способствуя созданию для него новой грузовой базы.

Разреженность пространства с точки зрения размещения поселений предопределяет особое значение для Арктики воздушного транспорта. Однако малая авиация, обслуживающая небольшие населённые пункты, находится в крайне запущенном состоянии. Эксплуатируются использующие дорогостоящее топливо морально и физически устаревшие летательные аппараты, рейсы выполняются нерегулярно, цены на билеты запредельны с точки зрения платёжеспособности населения, ежегодно прекращают своё существование многие местные аэропорты и авиаплощадки. Зачастую транспортные связи северных посёлков с остальным миром восстанавливаются только с наступлением сильных холодов, когда открываются ледовые переправы через реки и автозимники.

Такое положение дальше становится нестерпимым. Вот почему, несмотря на то, что в последней редакции Госпрограммы развития Арктической зоны Российской Федерации ещё и чернила не высохли, необходимо уже сейчас дополнять её специальным разделом о Полярной авиации. Она должна включить в себя и порядок отнесения воздушных линий к социально-значимым, субсидируемым; и план восстановления и принципы финансирования содержания местных аэропортов и площадок; и программу разработки и выпуска новой авиационной техники.

***

Развитие Арктической зоны окажет позитивное влияние на экономическое состояние других макрорегионов России, обеспечивая их предприятия углеводородным и минеральным сырьём, создавая транспортные возможности для выхода на рынки произведённых ими товаров. Но реализация арктических проектов приведёт ещё к одному важному последствию: макрорегион сам становится крупнейшим потребителем продукции высоких технологий. Потребуются отвечающие особым условиям работы в экстремальном климате надёжные средства связи и автоматизации производственных процессов, экономичные автономные энергоисточники, подводные и подземные роботы, беспилотные транспортные средства и множество других новейших материалов, приборов, устройств, машин и механизмов. Всё это может быть создано только с использованием возможностей шестого технологического уклада. Таким образом, Арктика рождает спрос на продукцию производств нового уклада. Это важнейший стимул для активизации работы научных центров, реконструкции на новейшей технологической основе всего транссибирского промышленного пояса от Урала до Владивостока.

В этом контексте особенно важно развитие транспортного машиностроения. К сожалению, на сегодняшний момент все его подотрасли далеко не удовлетворяют потребности страны даже в стандартных моделях транспортных средств, не говоря уже о специальном арктическом исполнении.

Если атомные ледоколы для Северного морского пути строятся на отечественных судоверфях, то почти все дизель-электрические, а также танкеры и сухогрузы ледового класса заказываются в Южной Корее, Германии или Финляндии. Закупки подвижного состава для высокоскоростных железных дорог сориентированы на немецкие образцы. Автомобильная техника высокой проходимости в северном исполнении выпускается не серийно, а мелкими партиями. Но в особенно тяжёлой ситуации находится авиапарк местных воздушных линий. Старые испытанные «рабочие лошадки» внутрирегиональных авиаперевозок – самолёты АН-2 и АН-24 – доживают свой век. Последние экземпляры этих выдающихся по конструкции и исполнению машин вырабатывают остатки своего индивидуального ресурса. Им на смену приходит разношёрстная импортная рухлядь.

В качестве причин отсталости отечественного транспортного машиностроения обычно называют перезагрузку производственных мощностей оборонными заказами, недостаток рабочих и инженерных кадров, отсутствие технологических компетенций. Но на самом деле это не причины, а объяснения. Ведь если нет свободных мощностей – надо строить новые заводы, нет кадров – необходимо их готовить, нет технологий – их можно купить, одновременно создавая отечественные. Причиной же является отсутствие в стране системы стратегического планирования и промышленной политики, выделения в их рамках главных приоритетов.

Достройка общенационального каркаса транспортных магистралей, в том числе арктических, создание с опорой на возможности шестого технологического уклада современной индустрии транспортных средств, обеспечивающей основные потребности страны их собственным производством, не могут не быть одним из таких приоритетов. Для гигантской по территории России это такой же важности задачи с точки зрения обеспечения единства, целостности и безопасности государства, как постоянное поддержание боеспособности вооружённых сил. Наш собственный опыт показывает, что они вполне решаемы. Достаточно вспомнить, что в 1880-е годы царской Россией строилось по две тысячи километров железных дорог в год; что в 1930-е годы в стране, буквально на пустом месте, были созданы автомобильная и авиационная промышленность; что в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны были построены и успешно работали десятки новых авиазаводов, модели выпускаемых самолётов менялись каждые полгода и было достигнуто полное превосходство над противником не только по количеству, но и по качеству летательных аппаратов; что вплоть до начала 1970-х годов продукция советского автопрома была вполне конкурентоспособна на мировом рынке; что первый в мире атомный ледокол был построен отечественным судопромом; что вышедший на линию Москва – Ленинград ещё в 1974 году наш электропоезд ЭР-200 имел скоростные характеристики, вполне сопоставимые с современным импортным «Сапсаном». Можно привести ещё множество примеров из истории промышленности и транспорта. Они все подтвердят общий вывод, что при наличии политической воли и концентрации усилий можно решить самые сложные задачи. А сегодня развитие транспорта и транспортного машиностроения выдвигаются в число самых первоочередных. Вот где должна быть истинная сфера применения всевозможных особых экономических зон, территорий опережающего развития и других механизмов стимулирования инвестиций, а не в добыче полезных ископаемых или отвёрточной сборке импортного ширпотреба.

Что касается специального транспорта в северном исполнении, то для России самой судьбой уготована необходимость стать лидером в производстве всех его видов в мировом разделении труда. Размещение же предприятий общего, специального и транспортного машиностроения в существующих, а при необходимости и вновь создаваемых промышленных центрах Урала, юга Сибири и Дальнего Востока даст мощный стимул для желаемого сдвига экономической активности в восточные регионы страны.

***

При всей важности других, ключевым всё-таки является вопрос о Человеке в Арктике: кто и почему продолжит дело её освоения в современной буржуазной России. Вопрос этот далеко не праздный, ведь начавшийся в первые же годы реформ процесс обезлюдивания северов продолжается и доныне. Разорение и гибель предприятий, брошенных в реформенное время на произвол судьбы, привели к обнищанию людей, деградации социальной сферы, запустению городов и посёлков. Конечно, и во многих других районах страны есть аналогичные проблемы. Но на Севере они гораздо острее. Из-за крайней дороговизны жизни в экстремальных природно-климатических и экономико-географических условиях здесь в значительно меньшей степени, чем в целом по России, доходы населения соотносятся с прожиточным минимумом. Возможности для развития малого бизнеса ограничены из-за повышенных издержек любого производства на северах и, как следствие, низкой конкурентоспособности большинства видов своей продукции перед привозной. Дороговизна и деградация транспорта обусловливают низкую динамику перемещения людей для поиска новой работы, учёбы, повышения квалификации. Переезд к новому месту жительства зачастую просто невозможен из-за отсутствия средств на покупку жилья, когда продажа имеющегося не может служить их источником в условиях полного отсутствия спроса на дома и квартиры в арктических населённых пунктах. Образуется замкнутый круг безысходности. Не будет преувеличением сказать, что в ряде районов Крайнего Севера происходит одичание жизни, а главным источником существования людей становятся те или иные формы бюджетной поддержки или примитивная самозанятость: охота, рыбалка, сбор дикоросов, случайные заработки.

Есть в Арктической зоне и относительно благополучные, и даже передовые в социально-экономическом отношении районы и целые субъекты Федерации. К их числу относятся крупные города с многопрофильным хозяйством, моногорода с предприятиями военно-промышленного комплекса, зоны деятельности горнодобывающих и нефтегазовых компаний.

Но в целом острота социальных проблем в северных районах страны, куда кроме Арктической зоны относятся Крайний Север и приравненные к нему местности, не снижается с течением времени. Старая советская система материальных стимулов давно превратилась в архаику и продолжает существовать лишь в качестве политической демонстрации заботы государства о северянах. Нормативные положения о государственных гарантиях льгот и компенсаций в более или менее полном объёме применяются только в отраслях бюджетной сферы. Да и здесь это применение во многом формально. Так, районные коэффициенты к заработной плате уже давно утратили свою функцию полной компенсации удорожания стоимости жизни, а абсолютная величина северных надбавок настолько мала, что никак не может служить стимулом к закреплению кадров. И те, и другие начисляются, чтобы хоть как-то прикрыть бедность бюджетников. Что касается бизнеса, то малые и средние предприятия из-за низкого уровня доходов в условиях жёсткой конкуренции с привозной продукцией и услугами не в состоянии взять на себя ещё и выполнение государственных, по сути своей, гарантий и льгот. Крупные же компании выстраивают собственные корпоративные системы оплаты труда, по своему усмотрению трактуя те или иные нормативные положения.

И на государственном уровне, и в общественном сознании уже давно существует понимание необходимости разработки и законодательного закрепления новой системы льгот и гарантий для северян, отвечающей рыночным реалиям. Но даже не череда политических событий или экономических кризисов, а сама сложность проблемы послужила препятствием для принятия уже явно перезревших решений. Ведь надо из множества несводимых к единому измерителю критериев отнесения тех или иных территорий к Арктике, Крайнему Северу и приравненным к нему районам выбрать один. С учётом разнообразных медико-биологических и иных факторов установить оптимальный и обоснованный набор льгот и преференций для северян, разработать методики измерения их стоимостного эквивалента. Разнести ответственность за соблюдение установленных норм между государством и бизнесом, организовать систему контроля над их соблюдением, найти источники финансирования новых бюджетных обязательств. Есть и много практических вопросов. Например, как компенсировать рост удорожания стоимости жизни: через увеличение выплат или посредством особого контроля над ценами на потребительском рынке, в том числе путём организации государственного завоза жизненно-важных товаров в районы с ограниченными сроками их доставки? Специальных решений требует и социальная проблематика коренных малочисленных народов Севера. Надо признать, наконец, что к их традиционным занятиям и промыслам неприменим чисто рыночный подход. Здесь требуются особые системы заготовок и закупочных цен.

Конечно, Север есть Север, и здесь не бывает простых задач. Но при всей их сложности нельзя откладывать принятие решений. А сейчас ситуация другая: при подготовке Госпрограммы развития Арктики подспудно полагалось, что рост экономики сам по себе снимет остроту социальных проблем за счёт увеличения доходов населения. На практике выяснилось, что это не так. Бизнес не может развиваться без рабочей силы, а человек не может воспроизводить свою способность к труду без должного уровня доходов, который не обеспечивает бизнес. Круг замыкается. Надо вовремя рубить «гордиевы узлы» проблем.

До сих пор не стихают дискуссии по поводу того, целесообразно ли дальнейшее содержание небольших городов и посёлков, созданных в советский период освоения Арктической зоны и Крайнего Севера, не лучше ли их ликвидировать и в дальнейшем использовать исключительно вахтовый метод работы. Очевидно, что правильный ответ заключается в том, что судьбу каждого населённого пункта надо решать в зависимости от перспектив расположенных там производств, особенно если хозяйство моноотраслевое. Но при любых конъюнктурных обстоятельствах надо оберегать и поддерживать все существующие поселения, выполняющие административные и логистические функции. Они должны быть выдвинутыми вперёд аванпостами в Арктике, осуществлять роль организаторов экономического, социального и культурного пространства. Поэтому в новых документах стратегического планирования необходимы специальные программы поддержки таких больших и малых арктических центров с точки зрения ликвидации аварийного и ветхого жилья, развития коммунального хозяйства, создания в них объектов здравоохранения и образования, обслуживающих всю окружающую территорию на основе новых телекоммуникационных технологий.

Непосредственно же при реализации удалённых инвестиционных проектов лучше использовать вахтовый метод. Уже накопленный опыт показал, что наиболее эффективны и безопасны для здоровья людей вахты в пределах одного часового пояса. Это означает, что центры формирования коллективов вахтовиков должны быть в южных районах Урала, Сибири, Дальнего Востока. Таким образом, транссибирский промышленный пояс станет тыловой опорой российской Арктики не только с точки зрения обмена ресурсами, но и в человеческом измерении.

Конечно, вахтовый метод имеет множество недостатков. Но его использование оправдано не только с экономической точки зрения, но и как инструмент формирования ценных личностных качеств человека. Арктика требует высокого уровня профессиональной подготовки, умения работать в коллективе, развитого чувства долга и ответственности, собранности и дисциплинированности, доведённой до автоматизма взаимовыручки. Эти ценные качества, приобретённые человеком на Севере, остаются с ним на всю жизнь.

***

После распада Советского Союза Россия стала ещё более северной страной, чем когда-либо в своей истории. Наверное, лучше всех это понимают космонавты, наблюдая с огромных расстояний, как держава наша приютилась на самой макушке Земли у Северного полюса. Разнообразная деятельность в Арктике уже стала нашей повседневностью, а не каким-то отдалённым эпическим явлением. По факту это давно так, достаточно посмотреть ресурсные и финансовые балансы страны. Постепенно приходит и осознание, что не только настоящее, но и будущее государства напрямую зависит от состояния дел на российском Севере. Вот почему должна быть продолжена работа по выработке и, самое главное, практической реализации стратегических и тактических решений по его динамичному развитию. Это особенно важно в условиях нарастания претензий наших геополитических соперников на доминирование в Арктике.

Некоторые могут возразить, что сегодня Россия не имеет финансовых ресурсов для экономического, логистического и военного укрепления позиций в столь отдалённом, сложном и ресурсоёмком макрорегионе. На самом деле, об этом смешно и говорить, когда наша страна уже четверть века является финансовым донором всего мира, а львиная доля вывозимых из России средств рождается именно на отечественных северах. Надо развернуть обратно могучие эти финансовые потоки и их мелкие ручейки. Как это сделать – давно известно и из теоретических разработок многих наших экономистов, и из опыта других стран. Нужна только политическая воля к изменению действующего сейчас в России компрадорского хозяйственного механизма.

Россия. Арктика. СФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487819 Вячеслав Штыров


Абхазия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > ved.gov.ru, 6 февраля 2018 > № 2509530

В 2017 году Минэкономики Абхазия приступило к реализации программы «Инвестиции в человеческий капитал 2017. Начинающие предприниматели и государственные служащие в сфере экономики».

Данная программа предусматривает организацию обучения начинающих предпринимателей основам ведения бизнеса в современных условиях, с упором на практическую составляющую учебного курса модульного типа, а также повышение квалификации государственных служащих центральных и местных органов экономического блока исполнительной власти путем прохождения программы стажировок, в том числе и за пределами Республики Абхазия.

«В силу ряда объективных причин, уровень квалификации начинающих предпринимателей в Республике Абхазия достаточно низкий, что во многом оказывает сдерживающее воздействие на развитие малого и среднего предпринимательства. В силу сложившихся за послевоенный период обстоятельств, к государственным служащим Республики Абхазия не применяются требования обязательного ежегодного повышения квалификации, как это принято в большинстве стран мира», - отмечается в отчете о деятельности Миэкономики РА за 2017 г., размещенном на сайте министерства.

Программа «Инвестиции в человеческий капитал» была утверждена в I квартале 2017 года и все заявленные на 2017 год мероприятия выполнены в полном объеме.

В частности, реализована программа стажировки 30 государственных служащих экономического блока правительства и местных органов государственного управления. Стажировку прошли представители Аппарата Кабинета Министров, Минэкономики, Минфина, министерства сельского хозяйства, сотрудники финансовых отделов и отделов экономики районных администраций и города Сухум. Им была предоставлена возможность посетить четыре региона Российской Федерации - Республики Татарстан, Нижегородскую, Белгородскую и Ростовскую области.

В ходе стажировок государственные служащие РА в течение недели посещали уполномоченные органы исполнительной власти регионов, институты развития, производственные комплексы, особые экономические зоны, технопарки, обменивались опытом с коллегами, знакомились с их непосредственной работой.

В декабре 2017 года были проведены двухдневные консультации между руководителями структурных подразделений центральных аппаратов министерства экономики РА и министерства экономического развития РФ. Стороны обменялись мнениями по актуальным вопросам деятельности двух ведомств, включая обсуждение хода реализации текущих проектов Минэкономики Абхазия, таких как: реформа макроэкономического анализа и прогнозирования; деятельность многофункциональных центров оказания государственных услуг; введение методик оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов; повышение эффективности координации деятельности государственных предприятий; вопросы поддержки экспорта и субъектов малого и среднего предпринимательства.

На базе Абхазского государственного университета были организованы двухнедельные учебные курсы для начинающих предпринимателей по таким направлениям, как: основы экономики; моделирование бизнеса; маркетинг; финансы; основы бизнес-планирования; структура и форма презентации (защиты) бизнес-плана; менеджмент; налогообложение; юридические вопросы организации бизнеса.

Также были организованы выездные бизнес-туры на действующие предприятия - «Сухумский молочный завод» и «Флагман».

Обучение на курсах в АГУ прошли 49 человек, большинство из которых действующие или будущие предприниматели с оригинальными бизнес-проектами и идеями.

«В связи с тем, что Программа хорошо зарекомендовала себя уже в первый год реализации, который изначально рассматривался в качестве пробного, а также с учетом положительных отзывов о Программе со стороны ее непосредственных участников, Министерство экономики РА выступило с инициативой перед Кабинетом Министров Республики Абхазия о продлении срока реализации предусмотренных в Программе мероприятий на 2018 - 2019 годы», - отмечается в отчете Минэкономики.

ИА «Abkhazinform.com»

Абхазия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > ved.gov.ru, 6 февраля 2018 > № 2509530


Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 5 февраля 2018 > № 2484337

Цели и инструменты. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (28 января — 4 февраля 2018 г.)

На рынке стали — пока без существенных изменений. Российские металлургические компании с начала февраля подняли отпускные цены на листовой прокат и трубы, а некоторые — даже на арматуру. В то же время, при заключении реальных сделок повышение — там, где оно вообще происходит, — идет медленно и трудно из-за слабого спроса со стороны конечных потребителей. За рубежом продолжают взвинчивать цены американские и европейские металлургические компании, но в Турции не видно оживления, а Китай по-прежнему заметает снегом.

В результате российским производителям приходится понижать котировки на заготовку, которая уже опустилась до уровня конца ноября прошлого года. Горячекатаный прокат предлагается турецким клиентам с повышением на $10-20 за т по сравнению с предыдущим месяцем, но контрактов пока почти нет. Правда, есть основания ожидать, что спад в Турции имеет временный характер, но пробуждение местного рынка от зимней спячки, по-видимому, состоится не сегодня и не завтра.

Вообще, Ближней Восток, где вместе с Турцией сократили либо вовсе приостановили закупки стальной продукции за рубежом Иран и страны Персидского залива, производит впечатление некой пустыни посреди цветущего края. За пределами этого региона металлургические компании настроены весьма и весьма оптимистично. Наиболее образно здесь, пожалуй, выразился глава японской компании Tokyo Steel Manufacturing, заявивший, что за все сорок лет своей карьеры в отрасли не видал такой благодати.

Ну, сорок не сорок, но Евросоюз, по данным местной статистики, демонстрирует наивысшие темпы экономического роста с 2008 г. В США президент Дональд Трамп, выступая перед Конгрессом, громко заявил о достигнутых под его руководством экономических успехах. Впрочем, о текущем положении Штатов подробнее будет рассказано позже.

В Китае нетипично суровая зима по-прежнему блокирует стройку в ряде провинций и нарушает железнодорожное сообщение, но все там ждут сперва Нового года по местному календарю (15 февраля), а затем весны и экономического подъема. Дистрибьюторы, по крайней мере, уже начали заранее скупать стальную продукцию, а металлургические предприятия — железную руду и коксующийся уголь, способствуя повышению цен по всем направлениям.

Двинулись в сторону роста и экспортные котировки на китайскую заготовку и листовой прокат. Хотя здесь, вероятно, немалую роль играет и усиливающийся юань, в течение января подорожавший на 3,4% по отношению к доллару и достигнувший самого высокого уровня за последние два с половиной года. Тем не менее, пока что китайские горячекатаные рулоны остаются самыми дешевыми в Юго-Восточной Азии, фактически вытеснив с регионального рынка российских и индийских конкурентов.

Но китайцы и, вероятно, турки рассчитывают на весенний подъем. А вот на что надеются российские металлурги и, главное, дистрибьюторы? Последним приходится поднимать спотовые котировки на прокат в условиях продолжающегося сезонного спада потребления и с непонятными перспективами на ближайшие месяцы. До выборов 18 марта покупательская активность, скорее всего, останется низкой. А после? По данным Росстата, отечественная экономика завершила 2017 г. с ростом ВВП лишь на 1,5% и мизерным, 1%-ным увеличением промышленного производства. В строительном секторе крайняя точка спада, вроде бы, пройдена, но давайте сначала дождемся статистики за январь и февраль.

На прошлой неделе состоялось два интересных выступления — американского президента Дональда Трампа перед Конгрессом и российского президента и кандидата в президенты Владимира Путина перед своими доверенными лицами. В них прослеживаются довольно интересные сходства и различия.

Прежде всего, обращают на себя внимание сходство поставленных двумя президентами целей и задач. Наш Путин говорит о сверхзадаче, стоящей перед Россией на ближайшие пять лет, - сделать мощный рывок в развитии страны, придать ей такую динамику, чтобы она продолжала двигаться вперед, что бы ни происходило после 2024 г. Причем приоритетом здесь названы не экономический рост сам по себе, а улучшение качества жизни народа, укрепление его уверенности в будущем. Тем не менее, чуть раньше, на встрече с работодателями, президент говорил о важности повышения заработных плат и доходов населения, а в своих дальнейших выступлениях в очередной раз затрагивал темы ускорения роста в промышленности и экономике в целом, поддержки высокотехнологичных отраслей и экспорта продукции высоких переделов.

Американский Трамп желает сделать Америку снова великой. Он рассматривает достижение этой цели, прежде всего, через решение экономических задач — создание новых рабочих мест, строительство новых предприятий (с целью импортозамещения, кстати), упрощение регулятивных процедур, снижение налогов для корпораций и населения. Но и одновременно в качестве важнейших задач называются рост доходов населения, борьба с преступностью и незаконной иммиграцией, повышение общественного доверия.

Оба президента упоминают вложения в инфраструктуру как средство ускорения экономического роста. При этом Трамп с подлинно американским размахом анонсировал инвестирование в инфраструктуру $1,5 трлн. - в полтора раза больше, чем он обещал в своих предвыборных выступлениях больше года назад. Владимир Путин, в свою очередь, сообщил, что на реализацию инфраструктурных проектов могут быть направлены средства из резервов. Приоритетными направлениями при этом называются железнодорожные магистрали — модернизация Транссиба, БАМа, строительство Северного широтного хода.

В то же время, США и Россия решают сходные задачи в весьма различных условиях. В своем выступлении Дональд Трамп хвалился достигнутыми успехами — рекордно высокими темпами экономического роста за последние годы, снижением безработицы, взлетом на фондовых рынках, подъемом инвестиционной активности после облегчения разрешительных процедур и либерализации госрегулирования. Американская нефтянка, как стало известно вскоре после выступления президента, в ноябре впервые с 1970 г. и вообще второй раз в истории довела объем добычи нефти до более 10 млн. баррелей в день, подтверждая претензии США на превращение в энергетическую сверхдержаву.

Правда, все грандиозные планы Трампа, а в первую очередь, гигантские капиталовложения в инфраструктуру, радикальное снижение налогов, резкое увеличение военных расходов, должны быть как-то обеспечены финансово. И хотя США могут нарисовать сколько угодно долларов, а государственный долг страны может быть легко увеличен хоть до 25, хоть до 30 триллионов, возникает вопрос, как долго можно идти по этому пути без гибельных последствий для собственной экономики? Слабеющий доллар и политика минимальных процентных ставок, с одной стороны, - это хорошо, но, с другой, непременно требуют сохранения доллара в качестве единственной мировой валюты и продолжения стерилизации избыточной долларовой массы за рубежом в американских казначейских обязательствах. До сего времени Штатам это удавалось, но будет ли так всегда?

Другая проблема — это ресурсное обеспечение всех этих проектов. Полтора триллиона инвестиций в инфраструктуру — это не только и не столько деньги, но и миллионы тонн цемента, стального проката и других материалов. А все это надо где-то взять. Американское «стальное лобби», насколько можно понять, рассчитывает, что национальный рынок стали будет прикрыт всеобъемлющими пошлинами и квотами, введенными по ст.232 «в интересах национальной безопасности». Это даст местным компаниям возможность до предела загрузить собственные мощности и импортировать только недостающую продукцию.

Однако как в таких условиях поднимутся цены! Стоимость, например, горячекатаных рулонов в США сегодня даже с учетом снижения курса доллара на $80-100 за т выше, чем в Германии и почти на $200 за т (без учета НДС), чем в Китае. При введении ограничений на импорт этот разрыв, очевидно, резко возрастет, добавив новых затрат американским металлопотребляющим отраслям.

Впрочем, что нам американские проблемы, когда у нас есть свои! России приходится развиваться, выдерживая санкции, за которыми стоят как раз США, мощное политическое и информационное давление. В распоряжении Центробанка РФ нет своего долларового печатного станка. И вообще Россия не может позволить себе такой роскоши как жить не по средствам, подменять реальные дела пузырями и пиаром и решать сиюминутные проблемы, не думая о долгосрочных последствиях.

И выступления Владимира Путина перед доверенными лицами, и другие его высказывания и, главное, действия правительства показывают, что стратегия развития у сегодняшней России есть. Ее цель — улучшение качества жизни в стране посредством совершенствования здравоохранения, образования, транспортной инфраструктуры. Средства ее достижения включают широкий набор инструментов, начиная от тотальной цифровизации экономики с целью улучшения качества управления и повышения прозрачности финансовых процессов, и завершая интенсивным развитием промышленности и сельского хозяйства.

Главные же беды, которые не дают стране двигаться вперед, это не дураки и дороги — последняя проблема как раз неплохо решается, а некомпетентные дураки, бедность и жадность! В конце января президент дал поручение министру экономики Максиму Орешкину подготовить доклад для снятия моратория на создание особых экономических зон (ОЭЗ) в регионах.

Когда-то такие зоны уже создавались в больших количествах, но реально заработали только немногие из них, а остальные превратились в средство распила бюджетных средств. Сейчас готовится вторая попытка с передачей финансирования на региональный уровень. Однако успех этого потенциально очень важного проекта зависит, прежде всего, от честности и добросовестности местных властей и бизнеса.

Второй пример — это продолжающийся в России «банкопад». Глава Центробанка Эльвира Набиуллина совершенно справедливо заявляет, что причины травматического закрытия банков заключаются либо в некомпетентности их руководства, просто не умеющего зарабатывать деньги, либо в недобросовестности их собственников, «надувающих» балансы фиктивным капиталом и использующих банковские средства для безвозвратного кредитования собственного бизнеса или (реже) для реализации еще более предосудительных схем. Что и говорить, усиление государственного регулятивного и фискального контроля, от которого буквально стонут отечественные предприниматели, взялось не на пустом месте и не от хорошей жизни.

Честность и компетентность, компетентность и честность — вот самые ценные и пока, увы, дефицитные ресурсы, от которых зависит развитие российской экономики. А общее повышение уровня доходов и прибылей за счет выпуска востребованной в стране и за рубежом продукции с высокой добавленной стоимостью, за счет роста зарплат и социальных выплат — это один из инструментов, способствующий накоплению этих ресурсов. Ведь чем больше достающийся тебе пирог, тем проще отрезать от него положенную по закону часть для помогающего (или хотя бы не мешающего) проводить положительные изменения государства.

Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 5 февраля 2018 > № 2484337


Финляндия. Польша > Леспром > bumprom.ru, 2 февраля 2018 > № 2526720

В Польше Huhtamaki и Smith Anderson Group откроют предприятие по выпуску бумажных пакетов

Компания Huhtamaki и Smith Anderson Group Limited инициируют открытие на территории Польши современного предприятия, специализирующегося на выпуске бумажных проектов.

Новое производство бумажной упаковки планируют открыть в польском городе Челядзь на базе завода, принадлежащего Huhtamaki. Ожидается, что введение в эксплуатацию линии по выпуску пакетов состоится не позднее марта текущего года.

Напомним, что Huhtamaki освоила производство бумажных пакетов на своих российских площадках. На сегодняшний день эта финская компания является одним из ведущих европейских производителей пищевой упаковки.

Справка Бумпром.ру:

Huhtamäki — финская компания по производству пищевой упаковки и одноразовой посуды. Представлена более чем в 30 странах мира. Акции компании торгуются на Фондовой бирже Хельсинки, входят в число 25-ти наиболее ликвидных бумаг, образующих ключевой фондовый индекс Финляндии OMX Helsinki 25.

Huhtamäki в России

С 1994 года в городе Ивантеевка Московской области функционирует завод и складской комплекс «Хухтамаки С. Н.Г.». На производстве в Ивантеевке делают одноразовую посуду, пищевую упаковку и упаковку для яиц. На конец 2015 года «Хухтамаки С. Н.Г.» насчитывало более 500 сотрудников, предприятие также является крупнейшим налогоплательщиком в городе. В июне 2015 года в особой экономической зоне «Алабуга» в Татарстане, в присутствии и. о. главы республики Рустама Минниханова, было открыто производство «Хухтамаки Фудсервис Алабуга». Ожидается, что новое производство должно покрывать растущие запросы от клиентов Huhtamäki развивающих свой бизнес в Приволжском, Уральском, Сибирском федеральных округах, а также в республике Казахстан. Huhtamäki является лидером отрасли в России, так по состоянию на 2014 год компания покрывала более 30% от общего объёма одноразовой продукции, и с запуском производства в Татарстане, этот показатель имеет тенденцию к росту. Часть продукции на российский рынок экспортируется из Европы и наоборот, часть произведённой в России продукции реализуется на зарубежных рынках.

Финляндия. Польша > Леспром > bumprom.ru, 2 февраля 2018 > № 2526720


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter