Всего новостей: 2656431, выбрано 33739 за 0.196 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Россия. ДФО > Транспорт > newizv.ru, 30 октября 2018 > № 2777384

Авиакомпании "Якутия" запретили летать за границу

Росавиация временно ограничила полеты авиакомпании "Якутия". С 5 ноября и вплоть до устранения всех выявленных недостатков. перевозчик не сможет летать за рубеж. На регулярные международные рейсы авиакомпания продала более 450 билетов.

Как говорят в ведомстве, средства за них пассажиры получат в полном объеме. Тем временем, проверки в авиакомпании показали, что "Якутия" подает недостоверные сведения о выполнении директив летной годности на Boeing 737-800, эксплуатирует его без технического обслуживания. Авиакомпания в необходимые сроки не устранила выявленные на самолетах неисправности.

Это привело к длительным и многочисленным задержкам рейсов "Якутии" на международных и внутренних направлениях. В сентябре задержки достигли почти двадцати процентов от общего числа выполненных рейсов авиакомпанией "Якутия".

Россия. ДФО > Транспорт > newizv.ru, 30 октября 2018 > № 2777384


Россия. ДФО > Транспорт > rosbalt.ru, 30 октября 2018 > № 2776497

Аварии в космической и оборонно-промышленной сфере стали едва ли не обыденным явлением. Только оправились от неудачного пуска ракеты «Союз» — как пришлось столкнуться с затоплением уникальной плавучей платформы в Мурманске, где спускали на воду злополучный авианосец «Адмирал Кузнецов». Эти провалы — закономерны, считают эксперты.

Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель:

«Наши военные, наш оборонно-промышенный комплекс, наша космическая индустрия используют технологии 1970-х, а в некоторых случаях даже 1960-х годов, и оборудование, которое было сделано в те годы. При этом специалистов, которые в то время получили образование и начали работать, уже практически не осталось, либо это семидесятилетние старики. Нет нового поколения, которое могло бы обращаться с такой техникой — это не современное оборудование, где надо знать программы и на кнопки нажимать. Тут нужны „серьезные навыки“: где-то молоточком стукнуть, а где-то кувалдой, где-то гайку повернуть на сколько-то оборотов. По книжке это не выучишь.

Во всем мире от такой техники и технологий уже отказались, а у нас получился разрыв. В результате делают все больше ошибок. Вот и при погружении дока его начало набок заваливать, видимо, он неравномерно опускался. Возможно, кто-то что-то не повернул или повернул не так. Комиссия будет разбираться.

О кадровых проблемах постоянно говорят на всех совещаниях. Необходимо технологическое перевооружение, но решения все нет. Вот и оказались в тупиковой ситуации, когда ракеты падают, корабли тонут, потому что кто-то что-то не так сделал».

Никита Исаев, директор Института актуальной экономики:

«Одна картинка — это момент, когда мы демонстрируем „калибры“, летящие из Каспия и поражающие цели на Ближнем Востоке. Эта картинка нам стоила 10 млрд рублей за один пуск, зато обеспечила соответствующее повышение уровня доверия общества к власти.

А „Адмирал Кузнецов“ — это другая картинка, отражающая реальность и являющаяся символом нашей обороноспособности.

„Дизель-шоу“ в Средиземном море, когда были утоплены два самолета, дополнилось нынешней аварией в рамках ремонта на 40 млрд рублей. Это соответствующая демонстрация, и говорить здесь о случайности уже нельзя. Слишком большая цепь случайностей получается.

К сожалению, это результат шапкозакидательской политики, и в первую очередь, — [главы Роскосмоса] Дмитрия Рогозина, заявившего в момент прихода на должность вице-премьера, что „вы не узнаете промышленности через три года“. И выхода из сегодняшней ситуации я не вижу в нынешней системе координат — вне зависимости от количества бюджетных ассигнований, которые будут идти в военно-промышленный комплекс, безусловно, требующий, в первую очередь, технологической модернизации».

Анатолий Баранов, публицист, главный редактор «ФОРУМ.мск»:

«Было происшествие на заводе „Звездочка“, когда загорелась обшивка на атомной подводной лодке, на борту которой находилось оружие. Но вряд ли общество навскидку сможет назвать виновных в той ситуации. „Обшивку космического корабля просверлили“. По определению доступ к таким объектам ограничен, но мы до сих пор не знаем ни имени, ни фамилии „героя нашего времени“.

Сейчас авария произошла с „Адмиралом Кузнецовым“… Надо быть совсем уж благодушным идиотом, чтобы сказать, что это все — не системное явление, а случайность. Конечно, в любом производстве бывают аварии, но когда это имеет такую частую повторяемость, то это уже надо рассматривать как системный порок.

Ссылки на „секретность“ в таких авариях на самом деле призваны прикрыть обычное „раздолбайство“. Товарищ Сталин говорил, что у каждой аварии, ошибки, есть имя и фамилия. И тогда слова об ответственности носили прикладной и даже пугающий оттенок. А сегодня если речь не идет о воровстве, то поставят на вид, лишат квартальной премии или, максимум, снимут с должности. Сейчас мы случайно чуть не потеряли единственный авианосец. Разве такое можно оценить квартальной премией или снятием с должности?

Вот это главный порок: полная тотальная безответственность любого руководителя за практически любые последствия его деятельности. И в истории с Дмитрием Рогозиным мы видели, как он много лет просидел на должности вице-премьера, а когда его все-таки сняли, то еще и направили руководить „Роскосмосом“ с расширением полномочий».

Вадим Жартун, директор консалтинговой компании Nova Team:

«У любой социальной системы есть свой жизненный цикл: рождение, зрелость и, в итоге, смерть. По всем признакам Российская Федерация находится в последней фазе своего развития, то есть она дряхлеет. И понятно, что признаки этого процесса заметны прежде всего там, где работают наиболее сложные системы — авиационная, космическая отрасли и все, что связано с „оборонкой“.

Именно там вылезают проблемы, связанные с отсутствием организации производства, адекватного менеджмента, с дефицитом бизнесов, которые не были бы построены вокруг госзаказа, распила и действительно были бы озабочены качеством. Итог понятен.

Ранее авианесущий крейсер „Адмирал Кузнецов“ несколько раз горел, терял ход, на нем затапливало мазутом боевые посты, тонули его самолеты и вертолеты. Череда аварий, связанных с авианесущим крейсером, имеет свои закономерности, и их причина — в системных проблемах российской „оборонки“».

Дмитрий Ремизов

Россия. ДФО > Транспорт > rosbalt.ru, 30 октября 2018 > № 2776497


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 13 сентября 2018 > № 2775773

Российский Дальний Восток во времена геополитических потрясений

Хельге Блаккисруд, Роман Вакульчук, Элана Уилсон Рове

Дальневосточные инициативы России и перспективы их реализации

Хельге Блаккисруд – cтарший научный сотрудник и глава Исследовательской группы по России, Азии и международной торговле Норвежского института международных отношений (NUPI), Осло, Норвегия.

Роман Вакульчук – старший научный сотрудник Исследовательской группы по России, Азии и международной торговле Норвежского института международных отношений (NUPI), Осло, Норвегия.

Элана Уилсон Рове – профессор-исследователь Исследовательской группы по России, Азии и международной торговле Норвежского института международных отношений (NUPI), Осло, Норвегия.

Резюме «Окно на Восток» еще очень нескоро сможет сравниться по значимости с «окном на Запад». Лишь долгосрочная неколебимая приверженность Москвы этой политике способствует превращению Дальнего Востока из пренебрегаемой периферии и оборонного рубежа в настоящие «ворота» в АТР.

После встречи в Пекине с президентом России Владимиром Путиным в 2014 г. председатель КНР Си Цзиньпин сказал: «Вместе мы бережно ухаживали за вечнозеленым деревом российско-китайской дружбы; пришла осень, и это пора сбора урожая, пора собирать плоды». Сближение Китая и России стало центральным элементом российской политики «поворота на Восток», цель которой заключается в превращении Дальнего Востока из захолустья в ворота, открывающие путь в Китай, Северо-Восточную Азию и далее. В 2013 г. президент объявил развитие Дальнего Востока «национальным приоритетом на весь XXI век». Присоединение Россией Крыма и вовлеченность Москвы в конфликт на востоке Украины привели к обострению кризиса в отношениях России и Запада и стали стимулом для поиска новых союзников и рынков на востоке.

Какие успехи достигнуты на данный момент? Каковы основные движущие силы «поворота на Восток»? Способствует ли ему ухудшение отношений с Западом? Или же действительно за поворотом на Восток стоят новые возможности и долгосрочные планы развития отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона?

Дальний Восток: ворота или оборонный рубеж?

Приграничные области России не раз брали на себя роль связующего звена в налаживании более тесного взаимодействия с другими странами. Показательным примером служит развитие трансграничного сотрудничества и торговли на российско-норвежской границе после окончания холодной войны. Взаимодействие в так называемом Баренцевом регионе способствовало культурным и творческим обменам, а также реализации проектов экономического развития и предоставлению населению, проживающему в непосредственной близости от границы между странами, возможности пользоваться безвизовым режимом.

Однако гораздо чаще граница рассматривается как оборонный рубеж, форпост государственной власти, а не как открытые ворота для развития торговли и взаимодействия. Текущий подход к преобразованию восточной границы России в средство сближения с другими странами региона имеет долгую историю, которую можно наглядно продемонстрировать эволюцией подходов к развитию Владивостока. С момента своего основания в 1860 г. и вплоть до 1909 г. город имел статус свободного порта, куда устремлялись люди из европейской части империи. Кроме того, здесь проживало много иностранцев: в конце XIX века они составляли половину населения Владивостока. Однако после установления советской власти в 1922 г. некогда интернациональный город был постепенно изолирован от внешнего мира. Этот процесс достиг логического завершения в 1951 г. с решением запретить иностранцам въезд. Во время поездки в регион в конце 1950-х гг. Никита Хрущёв объявил о намерении превратить Владивосток в «наш советский Сан-Франциско», после чего власти активизировали усилия по развитию города и его портовой инфраструктуры. Тем не менее Владивосток оставался закрытой военно-морской базой до конца советского периода.

С распадом СССР в 1991 г. как местные жители, так и внешние наблюдатели предсказывали новый виток подъема Владивостока, который должен был превратиться из закрытого военного рубежа в связующее звено со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. С тех пор прошло уже больше четверти века, однако ожидания в отношении Владивостока и российского Дальнего Востока в целом так и не оправдались. Напротив, в постсоветский период этот регион столкнулся с огромными экономическими трудностями и резким сокращением населения. С 1991 г. оно сократилось более чем на 20%. Однако Дальний Восток остается регионом огромных экономических возможностей благодаря богатым запасам полезных ископаемых и близости к крупнейшим рынкам.

Новая модель развития Дальнего Востока

После распада Советского Союза российские власти четко осознавали необходимость развивать Дальний Восток. Это стремление было обусловлено его огромным экономическим потенциалом и неиспользованными ресурсами, а также опасениями, что недостаточно развитый регион с низкой плотностью населения может стать жертвой китайского экспансионизма. Однако долгое время никаких конкретных действий в этом отношении не предпринималось.

Развитие российского Дальнего Востока стало для властей политическим приоритетом только после мирового финансового кризиса 2008 года. Тогда была поставлена цель более тесного сотрудничества с быстрорастущими экономиками Восточной Азии. С тех пор Москва приняла ряд политических стратегий и инвестиционных планов, направленных на создание и усовершенствование инфраструктуры, а также содействие экономическому росту в Дальневосточном федеральном округе (ДФО).

Чтобы подчеркнуть важность этого направления и способствовать реализации смелых планов, в 2012 г. было создано Министерство развития Дальнего Востока. Это ведомство стало инновационным с институциональной точки зрения, поскольку имеет в определенной степени децентрализованную структуру, действуя в Москве как одно из федеральных министерств и частично располагаясь в Хабаровске и Владивостоке. Такое устройство свидетельствует о попытке осуществлять традиционный для Москвы централизованный подход к выработке политических мер, признавая при этом сложности, связанные с контролем над деталями реализуемой политики в столь отдаленном от столицы регионе – с точки зрения как расстояния, так и часовых поясов. В задачи министерства входит координация исполнения принятых мер, а также разработка новых механизмов стимулирования социально-экономического развития Дальнего Востока. В дополнение к министерству появились три новых специализированных агентства, в задачи которых входит привлечение трудовых ресурсов, взаимодействие с потенциальными инвесторами и обеспечение работы особых экономических зон на Дальнем Востоке.

Еще одной важной вехой стало принятие в 2013 г. государственной программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» и выделение для этой цели огромных средств. В первоначальной версии, представленной занимавшим тогда пост министра развития Дальнего Востока Виктором Ишаевым, был предусмотрен бюджет в размере более 10 трлн рублей. В последующих версиях объем финансирования существенно снизился в свете бюджетных ограничений, в том числе связанных с последствиями присоединения Крыма.

Для привлечения в регион людей Москва разработала различные стимулы, включая программу предоставления земельных участков – «Дальневосточный гектар». Сегодня любой желающий может подать заявление в Интернете на получение одного гектара земли на безвозмездной основе. Таким образом власти стремятся повысить продовольственную самодостаточность региона, а также способствовать притоку населения.

В целях содействия экономическому подъему региона в 2014 г. власти приняли федеральный закон о территориях опережающего социально-экономического развития (ТОР). Эта инициатива наравне с созданием свободного порта во Владивостоке призвана способствовать процветанию региона за счет благоприятного инвестиционного и налогового режима, а также особых механизмов финансирования инфраструктурных проектов. Была поставлена цель запустить одну или две ТОР в каждом из девяти субъектов, входящих в Дальневосточный регион, чтобы обеспечить равномерное распределение экономической активности.

Таким образом, в очень сжатые сроки была заложена новая институциональная и законодательная база, призванная содействовать реализации новой модели развития Дальнего Востока. Что же из этого получилось? Способна ли новая модель предлагать решения, адекватные вызовам, с которыми сталкивается Дальний Восток?

Достигнутые результаты

Подводить итоги реализации этих мер с излишней категоричностью преждевременно, поскольку с момента запуска новых механизмов развития Дальнего Востока прошло всего около трех лет. Однако определенные тревожные сигналы стоит обозначить. Так, сохраняется традиционная склонность к вертикальному управлению: осуществляя политику развития региона, Москва продолжает руководствоваться методами стратегического планирования с доминированием инициатив сверху и при определяющей роли государства. Новые инструменты регионального развития обросли бюрократическими структурами с дублирующими функциями. Параллельно произошло «распыление» политического контроля над процессом.

В свою очередь, в области экономического развития наблюдается постепенное освоение новых инструментов. К весне 2018 г. было запущено 18 ТОРов. Однако их дальнейшему формированию и становлению может препятствовать нестабильность нормативной базы. Так, срок действия льготной корпоративной ставки налога на прибыль был снижен с десяти до пяти лет. Еще одним препятствием служит то, что стесненные в средствах региональные власти не в состоянии проводить необходимую модернизацию инфраструктуры, а также то, что между ТОРами так и не налажена координация. Кроме того, по состоянию на март 2018 г. действие режима ТОР было распространено на всю страну. В результате инвесторы могут выбрать регионы с более благоприятными географическими условиями или более устойчивые в плане развития, чем Дальний Восток.

Несмотря на новые стимулы, 90% инвестиций в регионе по-прежнему обеспечиваются внутрироссийскими ресурсами. Объем частных и в особенности прямых иностранных инвестиций остается незначительным, при этом возможность привлечения инвесторов ограничена европейскими и североамериканскими санкциями. Складывается достаточно мрачная картина, на фоне которой наиболее позитивным исключением стало медленное, но стабильное увеличение объема китайских прямых инвестиций, продолжающееся с 2010 года.

В торговле ситуация более оптимистична. В то время как в первые два года после присоединения Крыма объем торговли между российским Дальним Востоком и его основными азиатскими партнерами оставался неизменным, снизившись в стоимостном выражении, в последнее время наметился позитивный тренд: уровни экспорта и импорта начали расти, и 2017 г. может стать переломным в торговле с такими партнерами в Азии, как Китай, Южная Корея и Япония. Существенно вырос экспорт с Дальнего Востока в Китай (с 3850,4 млн долларов в 2016 г. до 5080,6 млн долларов в 2017 г.), а показатели торговли с Южной Кореей увеличились еще более значительно (с 4870,6 млн долларов до 6138,1 млн, соответственно). В 2016 и 2017 гг. также наблюдался существенный рост импорта из Китая и Южной Кореи, а также, хотя и в меньшей степени, из Японии.

График 1

Экспорт из Дальневосточного федерального округа

Источник: Федеральная служба государственной статистики (статистика Дальневосточного таможенного управления)

График 2

Импорт в Дальневосточный федеральный округ

Источник: Федеральная служба государственной статистики (статистика Дальневосточного таможенного управления).

Учитывая, что потенциал развития трансграничного сотрудничества на Дальнем Востоке еще далеко не исчерпан, необходимо помнить о постепенном углублении «стратегического партнерства» между Москвой и Пекином и их приверженности многостороннему взаимодействию. Это создает благоприятные условия для обеспечения прорывных достижений на региональном уровне.

В качестве еще одного позитивного момента стоит отметить ряд проектов по модернизации региональной инфраструктуры, включая создание международных транспортных коридоров Приморье-1 и Приморье-2, связавших Северо-Восточный Китай с российским Дальним Востоком, тем самым способствуя росту взаимосвязанности на Дальнем Востоке. И хотя инвестиционный климат в ДФО не улучшился кардинально с 2014 г., сам регион стал более диверсифицированным с экономической точки зрения. В более долгосрочной перспективе это может способствовать привлечению новых инвесторов. В этом свете приобретает особое значение способность сохранить текущий политический курс и сделать регион приоритетным направлением бюджетной и инвестиционной политики государства.

Каковы движущие силы «поворота России на Восток»?

Как расценивать проекты в рамках российской политики поворота на Восток и их частичную реализацию? Можно ли их считать показателем активного курса государства на эффективное использование потенциала региона? Или это всего лишь реакция на охлаждение отношений с Европой и отдаление от Запада, то есть попытка диверсифицировать связи?

С точки зрения экономики планы по содействию экономическому развитию и политические стимулы для подъема Дальнего Востока России следует рассматривать как усилия, направленные на реализацию потенциала региона, а не противовес отношениям с Европой. После присоединения Крыма объем торговли между российским Дальним Востоком и его азиатскими партнерами поначалу снижался. России оказалась непросто найти баланс между политикой открытости по отношению к Восточной Азии и продиктованным политическими соображениями импортозамещением. Если посмотреть на крупномасштабные энергетические проекты, то нельзя не отметить, что сотрудничество с Китаем после присоединения Крыма является продолжением наметившихся ранее тенденций. Москва представила заключенное в мае 2014 г. соглашение о строительстве газопровода «Сила Сибири» как огромный дипломатический успех и свидетельство крепнущих китайско-российских отношений. В том же году поставки нефти из России в Китай подскочили на 36%. Однако по Ванкорскому месторождению договоренностей так и не достигли, и на смену Китаю в 2016 г. пришли новые партнеры из Индии. Таким образом Россия показала нежелание развивать отношения с Китаем любой ценой.

Главный вывод относительно метания между Западом и Востоком во внешней и экономической политике России заключается в том, что ключевые инициативы, направленные на развитие Дальнего Востока, были сформулированы задолго до начала кризиса в отношениях между Россией и Западом. Однако после 2014 г. поворот на Восток приобрел более срочный характер, о чем свидетельствует повышенное внимание российской дипломатии к сотрудничеству со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Что дальше?

Владивосток отделяет от Москвы 6400 километров. Рассматривая Дальний Восток как потенциальный «мост в Азию», федеральные власти уделяют особое внимание региону, что также подкрепляется соображениями безопасности. Тем не менее существуют проблемы, актуальные для всей этой гигантской территории. Например, все российские регионы страдают в связи с чрезмерной зависимостью национальной экономики от конъюнктуры мировых рынков полезных ископаемых. Так или иначе, рост или отсутствие такового на Дальнем Востоке соответствует общему состоянию российской экономики.

Что касается реализации амбициозных планов Москвы, как представляется, самой проблемной составляющей следует признать их финансирование, тесно связанное с федеральной бюджетной политикой. Несмотря на все громогласные заявления, после присоединения Крыма наблюдается снижение объема государственных инвестиций в развитие Дальнего Востока. Год от года размеры финансирования снижаются в сравнении с пиковым уровнем 2013 г., когда была принята столь щедрая государственная программа. Сокращение бюджетов стало результатом сильного давления на ограниченные ресурсы, вызванное падением цен на нефть и санкциями, которые вынудили правительство перейти на режим жесткой экономии. Даже если это сокращение и не свидетельствует о том, что поворот на Восток утратил приоритетное значение для Москвы, оно может препятствовать достижению первоначальных целей этой политики.

Остается открытым вопрос о способности новой модели государственной политики и принятых в ее рамках программ обеспечить долгосрочные перемены и создать новые возможности. Тем не менее, даже если сформулированные изначально цели не будут достигнуты, побочным эффектом заинтересованности Москвы в становлении Дальнего Востока в качестве связующего звена с Азиатско-Тихоокеанским регионом может стать более тесная интеграция дальневосточных субъектов в российскую экономику, что обеспечит более равномерное развитие на всей территории страны. Это само по себе было бы важным и положительным результатом для региона, которым долгое время пренебрегали.

Хотя налицо определенная попытка сбалансировать западный и восточный векторы, «окно на Восток» еще нескоро сможет сравниться по значимости с «окном на Запад». Невзирая на оптимистичные заявления Си Цзиньпина о «времени сбора урожая», лишь неколебимая приверженность Москвы этой политике может превратить Дальний Восток из пренебрегаемой периферии и оборонного рубежа в настоящие «ворота» в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Эта статья представляет собой сокращенную версию материала, заказанного МДК «Валдай» и опубликованного в серии «Валдайские записки». С другими записками можно ознакомиться по адресу http://ru.valdaiclub.com/a/valdai-papers/

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 13 сентября 2018 > № 2775773


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 13 сентября 2018 > № 2775772 Виктор Ларин

Новая геополитика для Восточной Евразии

Виктор Ларин

Тихоокеанская Россия снова на периферии

Виктор Ларин – доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, заведующий Центром азиатско-тихоокеанских исследований Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, профессор Дальневосточного федерального университета.

Резюме Москва переориентирует свою повестку с АТР на «Большую Евразию». В ней территория Тихоокеанской России априори предстает окраиной гипотетически единого евразийского пространства. Это возвращает восточным районам страны привычный статус двойной периферии: восточноазиатской и евразийской.

Восточная Азия или, оперируя модными ныне терминами, Восточная Евразия стоит на пороге существенных изменений как своего места в мировой политической и экономической системе, так и характера внутрирегиональных связей. Четыре великих державы, считающие этот небольшой по площади регион сферой своих жизненных интересов, – Китай, Россия, США и Япония – никак не найдут приемлемую платформу для превращения его в зону мирного и стабильного развития. Непросто определить в этой конструкции место уже глобального Китая, самолюбивой Японии, амбициозной Южной Кореи и многоликой Юго-Восточной Азии, тем более что каждый из этих игроков имеет собственное видение будущего и понимание сложившейся ситуации.

По мере замедления темпов роста КНР и перенесения фокуса ее экономической активности на центральную и западную часть континента гравитационное притяжение Северо-Восточной Азии слабеет. Протекционизм Вашингтона меняет характер его экономических отношений со странами Восточной Азии. Инициативы Ким Чен Ына несколько ослабили градус военно-политической напряженности во всем регионе и реанимировали надежды на разрешение корейской проблемы. Наконец, Москва переориентирует свою геополитическую повестку с Азиатско-Тихоокеанского региона на «Большую Евразию», параллельно опробуя новую модель экономического освоения восточных районов России. В этой повестке территория Тихоокеанской России априори предстает как окраина гипотетически единого евразийского пространства, что возвращает восточным районам страны исторически привычный им статус двойной периферии: восточноазиатской и европейской, или же, если использовать координаты евро-азиатской интеграции – евразийской периферии.

В этих условиях нерационально тратить время и энергию на обсуждение «поворота России на восток», ее «интеграции в АТР» или «приоритетное развитие Дальнего Востока». Вероятно, в российской столице эти существительные с признаками движения («поворот», «интеграция», «развитие») вызывают энтузиазм, эмоции и кажутся настоящими, но на берегах Тихого океана они все больше воспринимаются как очередной эксперимент кремлевских мечтателей и инструмент для «рационального использования» бюджета. Частота произнесения ритуальных слов не сопровождается притоком капитала, новыми управленческими решениями, стабилизацией демографической ситуации в регионе. «Территории опережающего развития», «свободные порты», «дальневосточный гектар», как и созданные для управления ими бюрократические структуры, не оправдывают возлагавшихся на них надежд. Переориентация России в сторону Большой Евразии подтверждает прогнозы о скором завершении не первой в истории попытки «интенсивного освоения Дальнего Востока», а также теорию цикличности российских «поворотов к Востоку» и политик по развитию восточной периферии.

Это, однако, не снимает с повестки дня саму проблему. Если Москва по-настоящему хочет изменить судьбу восточных окраин России, необходимо осознать глубину происходящих в Тихоокеанской Азии тектонических сдвигов.

Конец старого мира: коллизии мирового и регионального развития

Кардинальные изменения в конфигурации мира, балансе и расстановке сил в глобальной политике, стимулах и направлениях движения международной экономики не могли не повлиять на обстановку в Восточной Евразии. Наименование непринципиально: Восточная или Тихоокеанская Азия либо Западная Пацифика – это все дело вкуса и мировоззренческих пристрастий. Вне зависимости от названия регион на глазах трансформируется в принципиально новую геополитическую и экономическую реальность, где не только Китай и КНДР, но уже Япония, Южная Корея, страны ЮВА пытаются делать акцент на самостоятельную внешнюю политику, основанную на примате национальных интересов.

Из многочисленных последствий этих изменений решающими для Восточной Евразии являются два.

Первый – относительное ослабление политического влияния гегемона (США), происходящее вследствие глубокого кризиса либерализма. Запад с его еще недавно «универсальными человеческими ценностями» быстро теряет привлекательность на Востоке. Он по-прежнему уверен в своей исключительности, агрессивно отстаивает право судить и вразумлять остальной мир, но каждый его шаг только ускоряет деградацию. Проблемы Евросоюза и социально-политический раскол американского общества тщательно анализируются и оцениваются в сильно европеизированной, но по-прежнему конфуцианско-буддийской Восточной Азии, побуждая ее все более дистанцироваться от дискредитирующей себя «Европы».

С этим процессом связан второй фактор – самоопределение КНР как глобальной державы. К концу первого десятилетия XXI века Китай стал державой номер два в экономике и мировой торговле (с претензией в ближайшем будущем занять первые позиции на обоих направлениях), создал современную и мощную военную машину, набрал солидный политический вес и престиж, прочувствовал свое новое качество, взвесил все плюсы и минусы пребывания на мировом Олимпе и созрел для признания неизбежности превращения в глобальную державу. Китайские руководители «пятого поколения» отважились отойти от заветов «мудрого Дэна» и объявили о готовности взять на себя часть ответственности за решение мировых и региональных проблем. Китай становится центром притяжения для многих государств, что и демонстрирует их реакция на инициативу «Пояса и пути» Си Цзиньпина.

На сегодняшний день в Тихоокеанской Азии возник вакуум силы, в котором сосуществуют и соперничают два полюса, два лидера: старый – Соединенные Штаты и новый – Китай. Это именно полюса притяжения, но не центры силы в традиционном понимании. Поскольку Вашингтон откровенно демонстрирует, что более не намерен жертвовать своими внутренними интересами ради безопасности союзников, он теряет магнетизм. Пекин же целенаправленно и последовательно обретает влияние. В подспудном соревновании США и Китая за Восточную Евразию еще семь десятилетий назад возникли и по сей день доминируют несколько точек, где интересы четко обозначены и сталкиваются напрямую (Тайвань, Корейский полуостров), но еще больше сфер, где продолжается жесткая подковерная борьба.

Главным трендом современного развития Восточной Евразии стал переход инициативы в руки Пекина, в том числе вследствие растущей отстраненности Вашингтона. Стратегические устремления и повседневные потребности КНР не только диктуют логику его поведения, но и становятся ориентиром для других государств, которые, с одной стороны, намерены извлечь выгоду из планов и проектов китайского руководства, с другой – закономерно опасаются ущемления своих интересов, с третьей – конкурируют с ним за жизненное пространство, ресурсы и рынки.

Япония и Южная Корея аккуратно высвобождаются из-под абсолютного влияния Вашингтона, маневрируют в отношениях с Пекином и модернизируют стратегические подходы к России. Рост комплексной мощи КНР стал для обеих держав мотивом для перестройки отношений с Москвой в конкуренции за экономическое присутствие в Сибири и на Дальнем Востоке. Эта конкуренция имеет в большей степени виртуальный, чем реальный характер, и силу ее воздействия на их внешнюю политику замерить невозможно, но и не учитывать ее нельзя.

На карте региона появился новый амбициозный, изощренный и не признающий устоявшихся правил ядерный игрок – Северная Корея. Демонстративное миролюбие и дипломатическая активность Ким Чен Ына, проявленные весной 2018 г., обусловлены не только эйфорией от успехов ракетно-ядерной программы, но и стремлением поиграть на противоречиях между США и Китаем, вовлечь в свои игры другие страны, в том числе и Россию. Формальное согласие Белого дома на американо-северокорейский саммит – победа Пхеньяна в длительной идеологической «борьбе с империализмом». Каковы бы ни были результаты, ситуация на Корейском полуострове уже не будет прежней.

В эту меняющуюся конфигурацию придется встраиваться Москве, если она намерена найти и обеспечить России нишу, адекватную ее интересам и потенциалу. Пока такая ниша не определена ни в экономической, ни в политической сфере, будучи невнятно обозначена как «достойное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Новые проекции двусторонних отношений в Восточной Евразии

В начале XXI века в результате провала интеграционных устремлений, так и не достигнутых многосторонних договоренностей по вопросам региональной безопасности и свободной торговли, основой международных отношений в Северной Пацифике остаются, как и прежде, двусторонние связи. Тем не менее они переживают трансформацию. Главной тенденцией становится растущая самостоятельность региональных акторов, ориентирующихся прежде всего на свои национальные интересы.

Глубочайшая экономическая взаимозависимость США и КНР (объем взаимной торговли в 2017 г. составил 687 млрд долларов), а также неуверенность в гарантированной победе в случае прямой конфронтации заставляют американцев осторожничать. Пекин, со своей стороны, ведет себя как разрастающаяся империя в отношении империи в стадии упадка. Диаметрально противоположные взгляды Пекина и Вашингтона на мировое устройство и управление являются главным препятствием к тому, чтобы две столицы договорились о разделении ответственности за будущее планеты. Они способны лишь ограниченно сотрудничать в отдельных сферах, но США не воспримут китайскую модель многополярного мира, а Китай не согласится на сохранение американского доминирования.

Отношения Китая с Японией, Южной Кореей, странами ЮВА выстраиваются на платформе из сложнейшей комбинации экономических интересов, цивилизационных аллюзий, исторических обид, военно-политических и бюрократических расчетов, реальных и призрачных ценностей и личностных предпочтений.

Стратегическая неопределенность сохраняется на Корейском полуострове. Пхеньян, поднаторевший в том, как провоцировать и сталкивать лбами своих противников, продолжает стравливать Китай и Соединенные Штаты, пытаясь вовлечь в игры Россию. Сеул, сохраняя приверженность альянсу с США, дипломатично дистанцируется от антироссийских санкций. Новая северная политика Мун Чжэ Ина еще не обрела ясной формы, но ставит южную часть Тихоокеанской России в центр краткосрочной стратегии по объединению Кореи путем вовлечения Севера в совместные экономические проекты. Пекин, продолжая терпеть своего ненадежного союзника – КНДР, без сомнения, выработал несколько сценариев действия на Корейском полуострове. Ни один из них не предполагает американского доминирования в регионе, но каждый учитывает глобальные последствия конфликта.

Япония, расставшись с надеждами на региональное лидерство и не будучи уверена в том, что Америка всегда придет ей на помощь в соперничестве с Китаем, не скрывает желания вырваться из-под плотной опеки Вашингтона, надеется выстоять в жесточайшей экономической конкуренции с КНР и разорвать путы экономически глобальной, но политически региональной державы. Премьер-министр Синдзо Абэ рассчитывает найти ключик к Владимиру Путину и выполнить предвыборные обещания – продвинуть решение проблемы Северных территорий, естественно, в русле японских интересов.

Для России по объективным причинам главным партнером в регионе является Китай. Еще осенью 2010 г. руководители России и КНР практически в унисон заговорили о «новой главе» (Дмитрий Медведев) и «новом старте» (Ху Цзиньтао) межгосударственных отношений. «Новый исторический старт» официально закреплен в коммюнике по итогам саммита Путин – Ху в июне 2012 года. Даже беглый взгляд на подписанные тогда документы показывает, что касается этот «старт» не экономических и гуманитарных связей, где стороны не смогли предложить друг другу ничего принципиально нового, а глобальной политики, обеспечения безопасности (продвижение российско-китайской инициативы по формированию в АТР «архитектуры безопасности и устойчивого развития») и фиксации нового формата отношений – «всеобъемлющего равноправного доверительного (выделено мной. – В.Л.) партнерства и стратегического взаимодействия».

О необходимости «двум мировым державам» совместно прилагать усилия для «вступления российско-китайских отношений в новую эпоху» Си Цзиньпин написал в марте 2018 г. в поздравительной телеграмме Путину по случаю его избрания на должность президента. Задачей сторон, особенно актуальной в свете давления Соединенных Штатов, является наполнение ритуальной фразы конкретным, главным образом экономическим, содержанием.

На окраине Большой Евразии

Важной тенденцией глобального развития начала XXI века стало перемещение центра мировой активности из выпестованной Вашингтоном политической конструкции под названием Азиатско-Тихоокеанский регион на просторы Евразийского континента. Конструкт АТР оказался недолговечным. Причиной тому не столько аморфность и громоздкость региона, сколько тот факт, что его задачей было подстроить эту часть мира под американское видение мира и интересы, выдаваемые при этом за общие. Игра на американской поляне априори проигрышна для других крупных участников, в том числе Китая и России. Первыми это осознали в Пекине. Инициатива «Пояса и пути», ориентированная в противоположном от АТР направлении (хотя и не исключающая его использование в интересах Пекина), обозначила поворот головы китайского дракона в сторону Евразийского континента. Идея создания общеевропейского экономического пространства, впервые прозвучавшая из уст российского президента осенью 2010 г. и некоторое время сосуществовавшая с концептом «тихоокеанской интеграции», постепенно стала доминирующей и в России.

Тем не менее «формирование единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана» остается сомнительной, но теоретически возможной перспективой. Хотя предложенная президентом России идея переживает пик популярности среди российской бюрократии, наивно надеяться, что политика регионализма и экономическая интеграция сами по себе объединят, расслабят и примирят страны, народы, культуры и цивилизации Евразии, заставят их одолеть веками копившиеся недоверие, обиды, противоречия. Политическая, экономическая и культурная мозаика на континенте слишком сложна, чтобы предполагать возможность такого объединения в обозримом будущем.

Перенос геополитических акцентов с Тихого океана на Евразию автоматически снижает значение Северо-Восточной Азии как региона. Тем более что ожидания, связанные с ним, не оправдались. Он не стал локомотивом мирового экономического развития. Международная экономическая интеграция в СВА, о которой мечтали последние три десятилетия и которая предполагала мощную синергию развития региона на основе объединения японских капиталов и технологий, южнокорейского менеджмента, китайской и северокорейской рабочей силы и российских природных ресурсов, не состоялась. Слишком велики и непреодолимы политические, исторические, культурные и психологические барьеры. На сегодняшний день неприятие ядерной и ракетной программ КНДР фактически является единственным стимулом для тесного взаимодействия государств региона, оставаясь в то же время главным и непреодолимым барьером для их экономической интеграции. Реальностью СВА стали не экономическое взаимопроникновение, а наращивание военной мощи, рост государственного национализма и настойчивости в отстаивании национальных интересов. Все это повышает градус конфликтности в зоне Северной Пацифики. И главная опасность заключается в том, что экономическая повестка в этом регионе уходит на второй план. Единственным экономическим проектом общеевразийского значения, который может быть реализован в Северной Пацифике, является восточный участок Северного морского пути.

Япония и Южная Корея в нынешней конфигурации мира остаются в большей степени тихоокеанскими, чем евразийскими державами. Японский премьер Синдзо Абэ по-прежнему привержен идеям тихоокеанской интеграции, продвигает стратегию «открытой и свободной Индо-Пацифики». Новая северная политика президента РК Мун Чжэ Ина, в фокусе которой «Северные страны» континента, от России и Монголии до Восточной Европы и Кавказа, находится в стадии теоретического осмысления. Администрация Дональда Трампа слишком озабочена внутренними проблемами Америки и не страдает альтруизмом, чтобы предлагать своим союзникам в Азии привлекательную для них повестку дня. Как результат, перспективы Восточной Евразии в концепте Единого евразийского пространства выглядят туманно.

Смена геополитических приоритетов Кремля закономерна. За годы самостоятельного существования Россия дважды пыталась встроиться в крайне аморфные образования с одним очевидным лидером – США. В 1990-е гг. это был «западный мир», в первое десятилетие 2000-х – Азиатско-Тихоокеанский регион. Оба раза не получилось – по объективным причинам: размеры страны, ее история, независимый характер и лидерские традиции. Россия по определению не может куда-либо интегрироваться. Она способна и должна сама выступать в роли интегратора, что и пытается делать на Евразийском континенте.

Тем же самым занимается сегодня Пекин, воплощая в жизнь идеи «Пояса и пути». Обращение Китая и России к континентальной Евразии – закономерное явление, обусловленное совокупностью экономических и политических факторов. Во-первых, главные угрозы развитию, суверенитету и безопасности обоих государств проистекают с Евразийского континента. К южной евразийской дуге нестабильности, протянувшейся от Корейского полуострова до Украины, может добавиться северная, возникновение которой обусловлено разворачивающейся борьбой за Арктику. Во-вторых, именно на этот регион почти на 90% завязаны экономические интересы России и более чем на 60% – Китая. В-третьих, Россия и Китай имеют богатый опыт собирания вокруг себя стран и народов, основанный на понимании важности обеспечения безопасности по периметру границ.

Российский и китайский интеграционные проекты, воплощаемые на ограниченном пространстве Евразии, конкурируют. Пока китайская идея «Пояса и пути» более жизнеспособна, она притягивает к себе все больше и больше заинтересованных государств. И не только благодаря существенным финансовым вливаниям, но и потому, что предлагает привлекательные перспективы. Решение Москвы и Пекина о «сопряжении» двух интеграционных евразийских инициатив, фактическое согласие руководства двух государств работать тандемом в строительстве комфортной для себя Евразии стало закономерным результатом осознания ими не только общности экономических и политических интересов, но и ответственности за судьбу континента, целенаправленно ввергаемого в пучину войн и конфликтов. Можно обоснованно критиковать идею «сопряжения» с экономической точки зрения, но как геополитическое решение она представляется весьма разумной, а в современной ситуации критического обострения отношений не только России, но и Китая с Западом – единственно верной.

Если регионализм «сверху» в Восточной Евразии не состоялся, а идеи регионализма по-прежнему не могут перешагнуть стадию обсуждения, то стихийная регионализация, являющаяся одним из главных приводных ремней развития региона, идет полным ходом. Ускоряются, расширяются и усложняются потоки движения денег, людей, товаров. Достаточно посмотреть, как оперативно и гибко отреагировали приграничные районы России и Китая на изменение экономической и финансовой конъюнктуры в последние три года.

Тихоокеанская Россия в новых геополитических реалиях

Создается впечатление, что изменение конфигурации мира, баланса и расстановки сил в глобальной политике, о котором говорилось выше, если не поставило крест на тихоокеанской повестке дня России, то как минимум отложило ее на неопределенное время. По крайней мере она стала постепенно исчезать из политической риторики. На словах Москва все еще привержена лозунгу интеграции в АТР; развитие Сибири и Дальнего Востока по инерции увязывается с идеей «поворота на Восток», однако континентальная евразийская природа страны в очередной раз взяла верх. В результате главным образом по причине своей краткосрочности и импульсивности полуразворот Москвы в направлении Тихого океана был в большей степени сымитирован, чем выполнен.

Тем не менее продвижение общеевразийской интеграционной модели не исключает возникновения нескольких самостоятельных платформ сотрудничества, одной из которых может стать Северо-Восточная Евразия с включением в нее Тихоокеанской России.

В евразийских интеграционных концептах – пока преимущественно умозрительных конструкциях Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), «Большой Евразии», сопряжения ЭПШП и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и даже «экономического коридора Китая, Монголии и России» – Тихоокеанская Россия, как, впрочем, и вся Восточная Евразия, представлены условно. Для большинства российских и китайских разработчиков концепций и проектов ее присутствие – лишь некая данность, которую нельзя по ряду причин отвергнуть, но которая тяготит, озадачивает, а некоторым кажется обузой. Тихоокеанская часть России в этот концепт вставляется механически, как географическая составляющая Евразийского континента. На практике, перенеся внимание на Центральную и Юго-Западную Евразию, российское правительство резко сократило бюджетные вливания в восточную часть страны. Создание там территорий опережающего развития и свободных портов с их преференциальными условиями для предпринимательской деятельности выглядит как откуп государства, призванный компенсировать его финансовый уход из региона. Причина не только в ограниченности средств. Трудно, если не невозможно, притянуть к сориентированным на центрально-азиатское и европейское пространство проектам восточные районы России, которые, с одной стороны, экономически развернуты к Азии, а с другой, несмотря на все усилия, никак не поддаются экономической модернизации. Неудивительно, что даже концепции «Большой Евразии» и «поворота России на Восток», имея одних идеологов и разработчиков, существуют в параллельных мирах, не мешая друг другу, но и не находя точек соприкосновения.

Китайская интеграционная повестка однозначно фокусируется на Центральной, Южной и Юго-Западной Азии. Северо-восточные провинции КНР всеми силами пытаются обустроить свою нишу в концепции ЭПШП, но без особого успеха. В наиболее выигрышном положении оказывается Внутренняя Монголия, попавшая в зону экономического коридора Китай–Монголия–Россия, однако и здесь много неясностей. Потребуется время для теоретического осмысления новой реальности, складывающейся в регионе. При этом правила игры определены: поскольку московская и пекинская бюрократия приняли сопряжение ЭПШП и ЕАЭС в качестве руководящей идеи, то задача экспертного сообщества становится прикладной: наполнить эту идею конкретным содержанием, то есть органично встроить немалый кусочек Восточной Евразии в единое экономическое и инфраструктурное пространство континента.

Совместимость интересов России и Китая в зоне Северо-Восточной Евразии несомненна. И политических (демилитаризация и обеспечение безопасности региона), и экономических (производственная кооперация), и социальных (интересы населения приграничных территорий). Сегодня развитие восточных районов России осуществляется на новых принципах. Китай также в поиске новых идей, стимулов, форматов развития. Давно прорабатываемая, но так и не нашедшая подходящего формата идея со-развития приграничных территорий Тихоокеанской России и Северного (Автономный район Внутренняя Монголия) и Северо-Восточного (Хэйлунцзян, Цзилинь) Китая требует иных подходов, должна разрабатываться на новых технологических и интеллектуальных основах и принципах, в контексте интересов и потенциала всей зоны Северо-Восточной Евразии и Северной Пацифики. Первая попытка руководства Москвы и Пекина скоординировать планы развития российского Дальнего Востока и Северо-Востока Китая и на этой основе получить какой-то эффект не сработала. Бюрократическое и формальное отношение привело к дискредитации и фактическому провалу хорошей идеи. Но это не означает, что от нее надо вовсе отказаться.

Через Тихоокеанскую Россию к общеевропейской интеграции могут подключаться другие мировые игроки – Япония и Южная Корея, находящиеся в активном поиске новой идентичности и возможностей для продвижения своих интересов на Европейском континенте, а в перспективе – Северная Корея и Тайвань. Учитывая экономическую ориентацию США на страны Евразии (КНР, Япония) и их историческую связь с европейской прародиной, интерес Вашингтона к тесному взаимодействию со всей Евразией фундаментален, и изоляционизм Трампа долго не продержится.

Северо-восточная платформа евразийской интеграции превратится из фантазии в реальность, если станет продуктом прежде всего интеллектуального и политического, а вслед за этим экономического взаимодействия на двух уровнях – межгосударственном и региональном. В обоих случаях только Китай и Россия способны выступить движущими силами и координаторами проекта. Институциональную основу составит многосторонний политический диалог государств, формирующих зону Восточной Евразии (Россия, Китай, Япония, Южная и Северная Кореи и Монголия) в формате международного «Совета по развитию Северо-Восточной Евразии» как политического инструмента для реализации хотя бы отдельных элементов этого проекта.

Приоритетные проекты для Северо-Восточной Евразии – инфраструктурные. Самое понятное и доступное условие для ускорения темпов экономического развития Северо-Восточной Евразии – создание на ее территории условий для свободного перемещения людей (интеллектуальных ресурсов, рабочей силы, туристов), товаров и капиталов. В этом нуждаются, каждая по-своему, все страны региона. Сегодня только предполагается начать переговоры о создании зон свободной торговли на межгосударственном уровне между Россией и Южной Кореей, Россией и Китаем, на формирование правового поля уйдут десятилетия. Есть надежды (скорее всего, иллюзорные), что в скором времени исчезнет главное препятствие для реализации многих таких проектов – закрытость Северной Кореи.

Ничто не мешает начать работу с создания открытых каналов для движения людей, капиталов и товаров в определенных ареалах Евразии. Например, между специально созданными экономическими анклавами, такими как уже действующие на территории Тихоокеанской России «свободные порты». При всех недостатках они обладают немалым потенциалом для стимулирования интеграционных процессов. Другие страны региона могут сформировать параллельные российским локальные зоны ускоренного развития, и, замыкая их на аналоги в других странах, постепенно расширять масштабы свободной торговли и обмена. «Свободные морские порты» можно дополнить комплектом открытых сухопутных и речных портов вдоль российско-китайской границы: Благовещенск–Хэйхэ, Забайкальск–Маньчжоули и др. Яньбянь-Корейский автономный округ при обретении статуса свободного порта сможет более активно взаимодействовать со «Свободным портом Владивосток».

Политическая и правовая среда для реализации таких идей реальна только на межгосударственном уровне. Так что все по-прежнему упирается в интересы и глубину понимания проблем столичными чиновниками. От того, насколько глубоко в их сознании геополитические изменения в Восточной Евразии соотносятся с трансформацией роли и возможностей собственных и соседних периферийных территорий.

* * *

Российская версия «поворота на Восток», выстроенная в парадигме Азиатско-Тихоокеанского региона, являла собой в значительной степени виртуальные упражнения группы московских интеллектуалов. Она была лишь формально признана (но не разделена) российской политической элитой. Сознание этой элиты быстро и безболезненно возвращается к восприятию Дальнего Востока как вторичного (окраинного) геополитического и геоэкономического пространства уже не только России, но и «Большой Евразии». В рамках этого концепта государство не будет (да и не может) жертвовать интересами других территорий России ради «комплексного развития» ее тихоокеанской части. Оно будет вынуждено – ради обеспечения национальной безопасности, политического престижа и интересов крупных госкорпораций – сконцентрироваться на: 1) вопросах его безопасности; 2) продвижении на его территории нескольких крупных энергетических и инфраструктурных проектов; 3) обеспечении демографического доминирования россиян хотя бы в ключевых точках региона; 4) техническом оформлении Тихоокеанской России как сегмента евразийского экономического пространства и полпреда российского присутствия в Тихоокеанской Азии.

Сегодня Тихоокеанская Россия является экономически менее обустроенной, но политически наиболее стабильной частью Восточной Евразии. Наряду с Северной Кореей, которая рано или поздно встанет на путь нормального развития (не принципиально – в составе объединенной Кореи или как самостоятельное государство), Тихоокеанская Россия является самой перспективной частью континента для приложения финансового и человеческого капитала, интеллектуальных ресурсов и научно-технических достижений, самореализации людей и воплощения идей. Изменившаяся геополитическая ситуация в регионе открывает для этого новые возможности. Значит, будут новые попытки изменить судьбу региона.

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 13 сентября 2018 > № 2775772 Виктор Ларин

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Азия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 13 сентября 2018 > № 2775771 Леонид Бляхер

Фронтир будущего

Поворот на Восток, или Евразийский проект России

Леонид Бляхер – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск).

Резюме Россия может выступить «местом сборки» Евразии, только если осознает себя ее частью. Наша история писалась под сильнейшим воздействием западных традиций. Путь России в Азии был невероятно сложен и интересен, а ее азиатская часть так же заполнена исторической жизнью, как и европейская.

Одним из типичных, повторяющихся из текста в текст, подходов к пониманию и конструированию внешней политики нашей страны уже не первое десятилетие выступает мысль о необходимости для России встроиться в тот или иной глобальный проект – уже существующий или возникающий в мире. Подобно варварским королевствам, готовым после краха Западной Римской империи видеть императора в любом чуть более сильном владыке, постсоветские страны (и Россия не исключение) бросились на поиски империи (метафора Святослава Каспэ), в пространстве которой они могли бы заново определить себя.

Изначально, в 1990-е гг., речь шла о встраивании в глобальный проект, возглавляемый Соединенными Штатами и репрезентированный в сознании экспертов (и не только) как возвращение на путь «всех цивилизованных стран». Собственно, это идея мира-фабрики, идущая от конструкций Иммануила Валлерстайна, где США являются заводоуправлением, Европа – инженерным и распределительным центром, Китай, Индия и ряд других стран – цехами, а России отводится роль поставщика сырья, той же природы. В награду за готовность интегрироваться в этот вариант глобального мира, за отказ от субъектности Россия получала символический шанс вхождения в «семью цивилизованных народов» (преобразование G7 в G8). Довеском к политическому символизму выступала не менее призрачная надежда на переход от статуса поставщика сырья к статусу производственного цеха, модернизированного под действием передовых технологий, идущих из мирового центра.

Впрочем, число счастливчиков, вписавшихся в новую империю взамен прежней, было невелико. По существу, только страны Балтии обрели входной билет в империю Евросоюза. Остальные соискатели продолжали пребывать в подвешенном состоянии, становящемся порой источником катастрофы. Россия по вполне понятным причинам тоже оказалась в числе тех, кто ко двору не пришелся. Точнее, сама модель глобализации и та роль, которая отводилась в ней России, оказались ей не по размеру. Ее евразийская сущность, гигантская территория, как и то, что, в отличие от иных осколков империи, она не могла полностью отбросить наследие СССР, препятствовали встраиванию в единую Европу. Да и слишком быстрое с точки зрения европейских экспертов восстановление экономики России отчего-то не вызывало радости «партнеров».

По целому ряду причин европейское направление интеграции и геополитически, и экономически является сегодня для России все менее выгодным. Так что интерес к восточному направлению понятен и обоснован. Однако здесь возникли сложности.

Во-первых, поворот на Восток был осмыслен не как общероссийское движение, изменение направления развития всей страны, а как региональный проект преобразования Дальнего Востока России. Своя логика присутствовала. Именно эта отдаленная часть страны граничит с Азиатско-Тихоокеанским регионом, куда предполагалось интегрироваться. Соответственно, здесь были необходимы инструменты интеграции: глобализированные города, выступающие центрами торговли и логистическими центрами, транспортная инфраструктура, связывающая регион с остальной частью страны и со странами-соседями. Крайне желательно было выйти на рынок Восточной Азии не только с привычными нефтью и газом, но с гораздо более широким спектром товаров. Для этого нужно развивать здесь производство, добычу полезных ископаемых. Концепты «ресурсный регион» и «регион транзита» воплощали подобные соображения.

Однако внятно сформулированного проекта за этими действиями не стояло. Очень много компонентов поворота на Восток осталось в области подразумевания, в сфере «и так понятно». Понятно же это было далеко не полностью. В результате на уровне массового (да и не только) восприятия поворот на Восток превратился в набор не очень осмысленных и не очень согласованных усилий по развитию одной из территорий страны. Жители других территорий (в том числе региональная элита и значительная часть элиты федеральной) почувствовали себя ущемленными этими, не вполне понятными, преференциями для Дальнего Востока. Но обиженными оказались и дальневосточники. Поскольку население этого региона забыли пригласить к обсуждению развития их территории, все проекты, идущие извне, трактовались ими как «освоение (распил) бюджета». Непонимание рождало оппортунизм – если не явный, то скрытый.

Во-вторых, одной из причин того, что для большей части населения страны суть «поворота на Восток» осталась нераскрытой, стал уже привычный поиск глобального проекта, куда Россия могла бы встроиться. Опять бесконечные поиски «империи», способной стать образцом для подражания, поиск самих этих образцов, которые видели то в Южной Корее, то в Сингапуре, то где-то еще. Собственно, оттуда родом концепты «Азиатско-Тихоокеанский регион», «Северо-Восточная Азия» и т.д. Но здесь выпадала западная, европейская часть России, то есть территория, где сосредоточено 4/5 населения, основные мегаполисы, промышленные мощности и многое другое. Да и выгоды от участия в «чужом проекте» были относительными. Потому-то рассуждения о Тихоокеанской России остались на уровне спекуляций достаточно узкого круга мыслителей.

Пожалуй, наиболее интенсивно перспектива поворота на Восток обсуждалась в последние годы, когда растущее давление на Россию с «Запада» буквально выталкивает ее в противоположном направлении. Но и здесь предметом обсуждения оказывается не российский, а, по сути, китайский проект, и возможность для России в него вписаться. Из того, что «китайский дракон» повернул голову в сторону Центральной Азии, делается вывод о том, что Дальний Восток России отныне попросту не у дел, в положении «двойной периферии» (по отношению и к Европе, и к Азии). При этом усилия по продвижению российского проекта видятся исключительно как результат непонимания действительного положения дел.

Подобный подход вполне оправдан, но только если аналитик полностью отказывает России в способности выработать собственный вариант евразийской интеграции. На долю нашей страны остается лишь выбор между завершающимся проектом АТР с гегемонией США и инициативой «пояса и пути» с гегемонией Китая. Вместе с тем сама идея «поворота на Восток» связана со стремлением не столько вписать себя в чью-то модель, сколько «вернуться к себе», предложить собственное видение общего будущего. И условия для этого сегодня благоприятны. Некоторый вакуум силы, возникший в Северо-Восточной Азии на фоне изменения политики Вашингтона в макрорегионе, заставляет всех игроков с большей или меньшей интенсивностью выстраивать отношения с Россией, стремиться использовать ее в своих интересах. Последнее позволяет и России, несмотря на несоизмеримость ее восточной и западной частей, формировать сложную и многовекторную политику, отстаивая собственные интересы.

Евразийские возможности России

Несмотря на потери, которые десятилетия попыток «стать Европой» нанесли престижу нашей страны в Евразии, унаследованное от СССР влияние по-прежнему весьма значительно. В Монголии, Центральной Азии и на Кавказе русский язык остается языком межнационального общения, а отношение к России как к ориентиру (положительному или отрицательному) продолжает преобладать.

Для Монгольской Народной Республики, стремящейся, несмотря на возрастающие торговые контакты, дистанцироваться от своего южного соседа, Россия выступает желанной «второй силой». Нельзя игнорировать и то обстоятельство, что до сих пор большая часть монгольской элиты получала образование в России, преимущественно в Иркутском государственном университете, общежития которого в этнокультурном сознании окружены романтическим ореолом.

Сложная ситуация в Закавказье, несмотря на демонстративную отстраненность от России ряда политических и государственных деятелей, делает посредническую функцию Москвы крайне важной и необходимой.

Особенно велика роль России в Центральной Азии – территории, на «освоение» которой ориентирован сегодня Китай. Причины объективны. В двух странах региона – Узбекистане и Таджикистане – демографический взрыв 1970-х гг. и засоление почв постоянными посадками хлопка приводит к тому, что огромное число жителей просто не востребованы в рамках национальной экономики. Отток избыточного населения в Россию – не только источник валютных поступлений, но способ резко снизить социальное напряжение. Возможности отъезда на временные заработки в арабские страны снижаются за счет низкого уровня знания и арабского, и английского. В то же время русский язык здесь остается городским языком, который знают (или считают, что знают) местные жители. Сложные межэлитные отношения в Киргизии формируют запрос на миротворческую и посредническую функцию России. Безусловно, самостоятельную политическую роль в Центральной Азии играет Казахстан. Но и здесь есть факторы, делающие Россию если не определяющим, то значительным партнером.

Столетия проживания в рамках одного государства привели к тому, что в каждой из этих стран существует русская диаспора, а в России проживают многочисленные выходцы из этих стран, сохранившие связи со страной исхода. Активная политика России в этих странах в отношении местных элит, русских диаспор, населения позволит не только сохранить, но и многократно усилить влияние.

За постсоветский период сложились входные пространства между этими странами и Россией. Новосибирск, Екатеринбург, Иркутск являются воротами не только для временных рабочих, но для товарных и финансовых потоков в обе стороны. Безусловно, политические просчеты в отношении соотечественников в плане миграционной политики сказываются на полноте и интенсивности потоков. Однако наличие долговременных факторов демографического, культурного и экономического характера не позволяет обменам прерваться. Таким образом, на пространстве Евразии Россия обладает инструментами и пространственными структурами влияния.

В силу ряда обстоятельств сохраняется или возобновляется влияние России в Иране и на Ближнем Востоке. Однако, если в новых и не очень новых государствах Центральной Азии и Закавказья речь идет о долговременных цивилизационных факторах, то в последнем случае можно говорить о благоприятной политической конъюнктуре. Сходные связи с сопредельными странами формируются на Дальнем Востоке, правда, происходит это трудно, во многом по историческим причинам. Набор обстоятельств, предопределяющих характер и направление взаимодействия с сопредельными странами, разнообразен – под стать самому региону.

Разный Дальний Восток России, или проблемы регионального проекта

В Дальневосточный федеральный округ административно объединены три не особенно связанные между собой территории. Первый, наиболее представленный для внешнего окружения Дальний Восток – это узкая полоска на юге вдоль Транссиба и Амура. Именно здесь располагаются крупнейшие города ДФО (Благовещенск, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Уссурийск, Владивосток, Находка). В этой части сосредоточено до 70% населения, существует развитая сеть автодорог, логистических центров, крупнейшие образовательные центры, относительно развитая социальная, экономическая и культурно-досуговая инфраструктуры. Не столь катастрофически обстоит дело с климатом. Исторически данная часть региона и составляла ядро Приамурского генерал-губернаторства, как тогда именовался Дальний Восток. В силу особенностей российской политики того периода она была плотно «пристегнута» к сопредельным территориям, находившимся под русским протекторатом (Квантунская область). Южная часть Приамурья и Приморья, север Китая и Корейский полуостров достаточно долгое время развивались как единый хозяйственный организм. Следы того единства ощущаются до сих пор.

Однако не менее длительный период территория развивалась в искусственном отрыве от соседей. Начиная с 30-х годов ХХ века Дальний Восток рассматривался (и был) крепостью, форпостом СССР в Восточной Азии. Бóльшая и наиболее статусная часть населения так или иначе была связана с обороной (военнослужащие и члены их семей, работники предприятий ВПК и т.д.). Необходимость прокормить «гарнизон крепости» и невозможность сделать это силами региона делали Дальний Восток жестко зависимым от поставок из других частей Советского Союза. Именно поэтому его распад и нарушение устоявшихся хозяйственных связей поставили регион на грань катастрофы.

Но ее не произошло. Отток «лишнего» населения, продолжающийся до сих пор, сбил градус социального напряжения. Оставшаяся же часть резко и качественно изменила сферу деятельности, переориентировавшись на взаимодействие с сопредельными странами. От «челночной» торговли начала 1990-х гг. дальневосточники все интенсивнее переходили к более сложным формам взаимодействия. Торговые поставки леса и рыбы, легкодоступных полезных ископаемых. В сторону российского Дальнего Востока шли автомобили и станки, продукты питания и одежда, вычислительная техника и т.д.

В целом торговое взаимодействие оставалось приграничным, но его значимость была достаточной для того, чтобы создать «русский Китай», провинции КНР, где русский язык является основой коммуникации, а торговые связи поддерживаются устойчивыми межличностными контактами. Формируются и относительно многочисленные «русские диаспоры» – российские граждане, проживающие и работающие в Южной Корее, Китае, Японии. В этот период, продолжавшийся до 2005–2008 гг., сложились и основные «входные» точки: Благовещенск, Уссурийск – с Северным Китаем, Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Ванино, Николаевск-на-Амуре – с прибрежными территориями Тихоокеанского побережья стран Северо-Восточной Азии.

Однако этот процесс затормозился на уровне приграничной торговли. Прежде всего причиной тому стала нехватка возможностей для обновления ресурсной базы. Использовался «советский трофей», причем его наиболее легкодоступная часть. К концу периода большая часть ресурсов (прежде всего биоресурсов) была выбрана. Для выхода на новые лесные массивы, «рыбные поля» необходимы были дороги, складские помещения, корабли и автомобили. Истощались и рудные богатства южной части Дальнего Востока. В результате к настоящему времени «точки входа» и богатства региона находятся в разных пространствах. Конечно, трубопровод из Сибири, ГОК в Еврейской автономии, золотопромышленные центры в Амурской области, обширные плодородные земли – все это остается. Однако для полноценного «выхода» в Восточную Азию, создания значимой альтернативы европейскому направлению этого маловато.

Основные (по-прежнему гигантские) лесные массивы, богатые месторождения драгоценных металлов и минералов, редкоземельных и черных металлов располагаются в северной – «сибирской» – части региона (Якутия, континентальная часть Магаданской области, северные районы Хабаровского края). С этим продуктом выход в Азию через Дальний Восток мог бы быть намного эффектнее. Но это – другой Дальний Восток с совершенно иными сложностями, прежде всего проблемами транспортной доступности, обеспечения трудовыми и всеми иными ресурсами существующих производств (рудников, ГОКов и т.д.). Сейчас железная дорога доходит только до Нерюнгри (южная часть Якутии). Дорога до Якутска строится. Навигация по Лене очень короткая, как и навигация в районе северных портов тихоокеанского побережья. Автомобильные же дороги, включая федеральные трассы, в основном представляют собой «зимники», непригодные для эксплуатации в период с весны до осени. Только проектируется постоянный мост через Лену (в настоящее время действует паромная переправа и ледовая трасса зимой).

Понятно, что алмазы, золото, платина и редкоземельные металлы – не тот продукт, который вывозят железнодорожными составами, хватает авиасообщения. Но чтобы все это добыть, необходимо завезти станки и механизмы, строительные материалы и продукты питания, горючее и одежду, обеспечить минимальную социальную инфраструктуру поселкам при приисках и ГОКах. Постоянный житель Якутии или Магадана стоит очень дорого. Его наличие предполагает строительство детских садов и школ, комфортабельного жилья, клиник, культурно-досуговых учреждений. Да местное население работать на приисках особенно и не стремится. Соответственно, завозить необходимо и людей (временных работников). Все это делает разработку большей части месторождений и лесных массивов (богатств) попросту нерентабельной. А строительство дорог, способных снизить себестоимость продукции, доставить ее к потребителям в те самые «точки входа», становится задачей жизненно важной не только для Дальнего Востока, но и для страны в целом.

Сходным образом обстоят дела и с «третьим Дальним Востоком» – северной частью тихоокеанского побережья, где располагаются самые значительные в стране запасы морских биоресурсов. Но и тут транспортировка осложнена. Точнее, как раз на рынки Японии и Южной Кореи дальневосточная рыба поступает – функцию «входа» выполняет Петропавловск-Камчатский. Но вот другие рынки остаются закрытыми. Не случайно даже в Хабаровске чаще можно встретить «западную» рыбу, чем камчатскую или сахалинскую. Вместе с тем морские биоресурсы и продукты их переработки могли бы частично решить проблему возвратного движения вагонов по Транссибу. Не секрет, что движение грузов в сторону тихоокеанских портов ныне гораздо интенсивнее, чем возвратное. Значительная, если не бóльшая часть вагонов идет до Иркутска «порожняком», что существенно удорожает транзакции. Но для этого требуется реконструкция всех портов, нужны суда ледового класса для организации круглогодичной навигации.

Все это – огромные затраты, выгода от которых проявит себя не сегодня и даже не завтра. Такие усилия возможны и эффективны, когда сформулирован и понятен проект, обозначен желанный и достижимый результат. Но как раз недостаточная оформленность восточного поворота начинает тут мстить за себя. Дорогостоящие стройки на далекой восточной окраине, которая символически намного более удалена от жителя западных регионов, чем, скажем, Польша или Турция, большей частью населения страны воспринимаются только как непонятные бюджетные игры, основанные на столь же непонятных амбициях или просто «освоении средств».

Поворот на Восток или путь домой

Попробуем на свой страх и риск сформулировать суть феномена «поворота на Восток», предварив его небольшим историческим экскурсом в прошлое Северной Евразии. Попытаемся выявить условия, в которых в XV–XVI столетиях произошел «поворот на Запад», чтобы понять, почему сегодня это направление теряет смысл.

Отправной точкой нашего рассуждения на этой зыбкой почве станет особенность возникновения и развития евразийских империй, наследницей которых и выступает Россия. Северная Евразия – специфический регион с относительно редким населением, расположенным на гигантских просторах. Эти условия породили две важнейшие особенности сообществ, заселявших Северную Евразию. Во-первых, здесь был невозможен или очень затруднен бюрократический контроль над территорией и населением по типу европейского или китайского. Издержки такого контроля в условиях, когда объект контроля всегда мог просто уйти на вольные земли, были столь велики, что сам он лишался смысла. Бескрайние степные пространства не только обеспечивали эффективность кочевого скотоводства, но и земледельцев делали отчасти кочевниками (подсечное земледелие). Из этого и вытекает «во-вторых». Домохозяйство оказывалось почти автаркичным, нуждаясь во внешнем окружении и власти (любого рода) только в экстраординарных условиях недорода или падежа скота. Собственно, социальная организация евразийских сообществ (порой довольно сложная) и была ориентирована на взаимопомощь в рисковых обстоятельствах.

Конечно, подобное отношение к земле противоречит современным установкам борцов за сохранение окружающей среды. Но в эпоху средневековой борьбы за бел?к она обладала максимальной эффективностью. В страдающей от перенаселенности Европе или Китае выживание было возможно только ценой невероятных усилий, проведения масштабных мелиоративных работ, существования на протяжении столетий в малокомфортном режиме постоянных технологических новаций. Это, в свою очередь, требовало максимального закрепощения работника. Только в таком обществе могла возникнуть мысль о «свободе как осознанной необходимости», только здесь лучшие умы вообще бились над «проблемой свободы». В сообществах Северной Евразии свобода не составляла проблемы. Она там просто была.

Империи же от сяньби и хунну до монголов, по остроумному замечанию Николая Крадина, возникали исключительно с целью «дистанционной эксплуатации Китая». Понятно, что речь здесь идет не об эксплуатации в современном политико-публицистическом смысле слова. Кочевники объединялись с целью организовать обмен сырья (продуктов питания, мехов), избыток которого имел место, на технологические достижения оседлой цивилизации. Конечно, экономика набега, сохранившаяся в ряде регионов до настоящего времени, имела место. Но показательно, что постоянным требованием кочевников было именно открытие торговых пунктов. Оседлая цивилизация становилась своего рода «технологическим придатком» Евразийской империи. Евразийская империя, в свою очередь, не только поставляет остро необходимое сырье, но и становится транзитной территорией, по которой продукты «технологической цивилизации» доходили до отдаленных потребителей. Империя (не домохозяйство) и оказывалась держателем благ, получаемых извне, распределителем этих благ. Здесь коренится еще одно качественное отличие европейских политий от политии евразийской. Власть основывалась не на идее изъятия (модель «стационарного бандита»), а на идее распределения того, что ей и только ей принадлежало в зависимости от ранга, занимаемого субъектом в обществе.

Сходная структура сложилась и на другой стороне Северной Евразии, в ареале обитания восточнославянских племен. Вполне автономные домохозяйства с духовной властью волхва, актуализировавшейся в кризисных обстоятельствах, и княжеской властью, контролировавшей путь «из варяг в греки». Последние и представляли собой зародыш возможной империи. Но в домонгольской Руси, несмотря на все попытки, не случилось своего Чингиз-хана. Объединитель пришел извне. С его помощью Ярослав Всеволодович и Александр Ярославович смогли создать политическую структуру в евразийском пространстве монгольских империй («Орда Залеская» Задонщины и Данилевского). Московские Великие князья боролись за власть («собирание русских земель») в уже сложившейся структуре.

Но особенностью западной части Улуса Джучи («Золотой Орды») было то, что в непосредственной близости к нему просто не оказалось оседлого населения, которое можно было бы «дистанционно эксплуатировать». С этим, вероятно, связаны упорные попытки первых Великих ханов улуса вырвать контроль над Кавказом и Ираном из рук Ильхана. Лишенная «технологического придатка» империя («Золотая Орда») начинает распадаться. Русь здесь находилась в относительно благополучном положении, продолжая контролировать некоторые транзитные коридоры. Конечно, новое титулование Великого князя (царь) отсылало к римской традиции. Но стоит вспомнить, что царем на Руси титуловали Великого хана. Вполне разумно предположить, что принятие нового титула московскими князьями содержало в себе претензию на главенство в Золотой Орде, центр силы которой смещался с низовий Волги в Москву. Но, став во главе политической структуры, Московское царство оказалось в сложном положении. Движение на восток имело в тот момент не особенно большой смысл. Ни Сибирское ханство, ни Тюменский юрт не обладали ресурсом, который мог бы стать источником власти-распределения. Константинополь (традиционная зона кормления Руси), превратившись в Стамбул, все более терял положение торгового и технологического центра европейской ойкумены. В этот момент и начинается российский «поворот на Запад», берущий свое начало со «Сказания о князьях Владимирских» и концепции «Москва – третий Рим».

Но, будучи евразийской империей, для организации «дистанционной эксплуатации Европы» Московское царство было вынуждено мимикрировать под государство среди государств. В эпоху Романовых оно обретает «защитный слой», с помощью которого организует взаимодействие с Западом – бюрократию, заимствует институты, позволяющие осуществлять это взаимодействие. В обмен на сырье из Европы шли технологии. Конечно, об «экономике набега» речь заходила лишь эпизодически, отношения выстраивались существенно более сложные и изощренные. Но суть их оставалась прежней – Европа выполняла функции «технологического придатка» Российской империи и СССР. Тем более что начиная с XVIII столетия она обладала и военным превосходством, вольно или невольно делясь им с Россией.

Однако сегодня и военное, и технологическое преобладание Запада перестает быть бесспорным фактом. Взаимодействие с Европой как с «технологическим придатком» теряет выгоду для России. Сами же формы такого взаимодействия в условиях обострившейся борьбы за лидерство становятся все более затратными. Условный Запад все еще сохраняет позиции мирового центра потребления, центра влияния. Но это не столько новации настоящего, сколько наследие прошлого. Страны же Восточной Азии постепенно превращаются из мест скопления дешевых трудовых ресурсов в центры не только производства, но и технологий, возникающего мирового богатства.

Что же может предложить Россия в обмен на технологии и менеджмент, трудовые ресурсы и инвестиции для стран этой части света? Прежде всего уникальные природные ресурсы, хранящиеся в «северных кладовых». Это золото, платина, нефть, газ, лес, морепродукты, уголь и т.д. Собственно, для этого и предпринимаются действия по организации логистики в северной части Дальнего Востока, развивается Северный морской путь. Да, отдача от этих вложений не мгновенная. Однако без них Россия обречена на «привязку» к Европе. Но это далеко не все. Идею продавать сырье не на Запад, а на Восток, конечно, можно назвать «поворотом». Однако это будет весьма ограниченный и странный поворот.

Выше мы говорили о наличии «входных пространств» России в Азию, причем в различные ее части. На сегодня конечным пунктом большинства транзитных коридоров и товарных потоков (центром потребления, задающим ритм мировой экономике) являются Европа и США. Но эти рынки уже поделены. Кроме того, Соединенные Штаты демонстрируют все более откровенное желание отгородиться от потоков извне, сделав ставку на собственное производство. Тем более значимы новые, азиатские (континентальные) рынки и дорога к ним. Эту дорогу в Евразию для Южной Кореи и Японии, для стран ЮВА способна (или может быть способна) обеспечить Россия. Владивосток и выступает при этом «входным пространством» – не окном, но воротами в Азию. Для этого и необходимо продолжение реконструкции порта, расширение Транссиба, развитие БАМа. Нужно развитие транзитных возможностей и остальных «ворот» (Екатеринбург, Новосибирск, Иркутск), которые выступают теперь не только «точками входа», но и «выхода», плотно интегрированными в сопредельное евразийское пространство.

Остается в этой модели место и для Китая. Говоря о «голове дракона», повернувшейся в сторону Центральной Азии, не стоит забывать о других частях тела. Для северных провинций КНР связь с Евразией через Транссиб и КВЖД, соединенную с Транссибом, оказывается гораздо более удобной, чем через Казахстан с выходом в европейской части России. И здесь «входным пространством» может быть Хабаровск и логистический центр на о. Большой Уссурийский, создаваемый сегодня. Россия становится не просто транзитным пространством, но «центральной распределительной станцией», «местом сборки» Евразии. Через Россию и при посредстве России по Евразии будут распределяться товары, трудовые силы, капиталы и сырье.

Подобный проект предполагает не только реконструкцию транспортной системы. Есть еще два крайне значимых обстоятельства, без которых «поворот на Восток» невозможен.

Первое – наличие адекватных инструментов продвижения и защиты интересов России в Евразии и прежде всего в Восточной Азии. Некогда в России, как и в большинстве стран мира, были созданы инструменты (посольства, консульства, система международных договоров и т.д.), адекватные принципам взаимодействия с Западом. Но сегодня, в условиях кризиса большей части международных институций, формируется иной тип взаимодействия, более свойственный Азии. Недостатки (или отсутствие) институционального доверия компенсируются доверием персональным, межличностным. Именно оно позволяет преодолевать формальные запреты, страховать бизнес, отстаивать интересы. Личные контакты здесь значат намного больше, чем договоры, заключенные под вспышки фотоаппаратов. В относительно новом пространстве Восточной Азии таких контактов у России немного. Но не у всей России.

Дальневосточники, как и многие жители других «входных пространств», вынужденные в 1990-е годы выживать, используя ресурс Трансграничья, так или иначе обзавелись подобными контактами. Сегодня они практически не востребованы. Отчасти потому, что о них не знают (в девяностые взаимодействие строилось неформально, оттого не фиксировалось внешним наблюдателем), отчасти потому, что приоритет отдается традиционным формам организации транснационального взаимодействия. Но реальное, а не номинальное вхождение в Азию без этого опыта затруднительно. И здесь дальневосточники (не все, но многие) способны выполнить важнейшую функцию любого жителя фронтира – быть проводником в неведомых землях. Еще более важными «ретрансляторами» могли бы стать русские диаспоры в странах Евразии и Восточной Азии.

Есть и вторая проблема. Россия может выступить «местом сборки» Евразии только в том случае, если осознает себя ее частью. Так сложилось, что история страны писалась под сильнейшим воздействием западных традиций. В результате «азиатчина» превратилась в именование всего негативного и отсталого, что можно приписать обществу. От нее старательно дистанцировались. Рождались непонимание и пренебрежение. Их следствием были социальные фобии типа «желтой угрозы», мигрантофобия. Для того чтобы избавиться от них, необходимо не только глубже узнавать соседей, их культуру, но и осмыслить судьбу русской Азии как важнейшую часть судьбы страны. Пора отбросить миф об «освоении суровых и пустых просторов», понять, что путь России в Азии был невероятно сложен и интересен, а ее азиатская часть так же заполнена исторической жизнью, как и европейская. И тогда родится понимание того, что «поворот на Восток» – не экзотический проект очередной когорты «кремлевских мечтателей», а путь домой, возвращение России к себе, своей евразийской природе.

Россия. Азия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > globalaffairs.ru, 13 сентября 2018 > № 2775771 Леонид Бляхер

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775770

Куда идет Дальний Восток?

Как обеспечить ускоренное экономическое развитие азиатской части России?

Игорь Макаров – кандидат экономических наук, руководитель программы «Мировая экономика» Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Резюме Образ будущего Сибири и Дальнего Востока неотделим от природных ресурсов – главного богатства региона и сегодня, и через десять, и через двадцать лет. Но роль и структура ресурсного фактора в мировой экономике быстро меняется, и России пора приспосабливаться к этим изменениям.

Развитие Сибири и Дальнего Востока, которые на самом высоком уровне объявлялись приоритетом развития страны в XXI веке и потенциальным двигателем российской экономики, пока не в полной мере соответствует ожиданиям. Ключевая проблема состоит в том, что многочисленные инструменты ускоренного развития применяются без четкого видения будущего территории, в отрыве от анализа ее конкурентных преимуществ. Нет и представления о долгосрочных трендах развития азиатской и мировой экономики. Сибирь и Дальний Восток имеют огромный потенциал роста, но реализован он может быть только при наличии понимания, в какую сторону эти территории движутся.

Внятное формулирование образа будущего азиатской части России позволит понять, почему реализуемые сегодня меры не дают желанного результата, и решить, что необходимо изменить. Учитывая трансформацию социально-экономической модели Китая, меняющийся характер глобализации и современных тенденций развития технологий, естественная роль Сибири и Дальнего Востока в будущем – зона инновационной ресурсной экономики, опирающейся на сочетание природных богатств, качественного человеческого капитала и близости к азиатским рынкам. Воплощение такого образа в жизнь возможно лишь при обеспечении грамотной промышленной и научно-технологической политики, открытости региона для внешнего мира и максимальной гибкости его социально-демографического и пространственного развития.

Поворот на Восток: успехи и пробелы

Начало российского поворота на Восток нередко связывают с предвыборной статьей Владимира Путина 2012 г., в которой он призывает поймать «китайский ветер» в «паруса» российской экономики. Использованные в статье формулировки подчеркивали, что действия по активизации азиатского вектора внешнеэкономической политики обусловлены сугубо прикладными задачами. Речь вовсе не о смене цивилизационной направленности страны. Все гораздо проще: доля главного восточного соседа в мировом ВВП с 2000 г. увеличилась более чем вдвое (с 7,6% до 15,3% в 2012 г. в терминах ВВП по ППС) и продолжает быстро расти, а это означает, что на востоке открываются новые возможности, которые непростительно было бы не использовать. Россия не одинока, многие страны гораздо раньше и успешнее «пристегнули» себя к китайскому экономическому росту – например, как поставщики сырья и компонентов или в качестве получателей инвестиций. В число этих стран входили и китайские соседи из Юго-Восточной Азии, и наиболее успешные африканские государства, и ресурсные гиганты Бразилия, Канада и Австралия, и даже США – достаточно вспомнить термин Chimerica, популярный в середине 2000-х годов. С бывшим вице-премьером Игорем Шуваловым, несколько раз заявлявшим, что никакого поворота на Восток Россия не осуществляет, можно согласиться в том смысле, что в отношениях с азиатскими странами она пока не сделала ничего такого, чего не делают все другие ведущие государства. А рост доли азиатских стран в товарообороте и инвестициях в Россию – в основном лишь отражение роста их доли в мировой торговле и международном движении капитала.

Тем не менее по сравнению с другими государствами, наращивающими сотрудничество с азиатскими партнерами, Россия имеет ярко выраженную особенность: внешняя составляющая поворота на Восток здесь неразрывно связана с внутренней, а именно ускоренным развитием азиатской части страны. Эту взаимосвязь можно описать простым принципом: Россия не сможет стать полноценной частью азиатской экономики, пока азиатская часть ее собственной территории остается национальной периферией.

В рамках борьбы с этим периферийным статусом в течение последних пяти лет ведется обширная работа по ускоренному развитию Дальнего Востока. Вплоть до настоящего момента она сводилась преимущественно к выстраиванию институтов – начиная от министерства и заканчивая территориями опережающего развития, свободным портом Владивосток и Восточным экономическим форумом. Некоторые результаты видны. Дальний Восток пять лет подряд демонстрирует темпы экономического роста выше, чем средние по стране. В последние годы динамику лучше среднероссийской показывают индикаторы промышленного и сельскохозяйственного производства, ввода жилья, привлечения иностранных инвестиций. Тем не менее эти показатели позволяют говорить об ускоренном выходе из кризиса, а не ускоренном росте. Кроме того, увеличение объемов производства почти не сказывается на уровне жизни населения. Люди продолжают покидать регион.

Сейчас азиатская часть России на перепутье: инструменты ускоренного развития созданы, но пока не дают должной отдачи. Беспрецедентно теплые отношения с ведущими странами Восточной Азии конвертируются преимущественно в громкие меморандумы о намерениях, но не в реальные инвестиции. Дальневосточники с подозрением относятся к новомодным инициативам Москвы, считая их далекими от нужд региона. Федеральные чиновники, напротив, кивают на многочисленные недоработки на местах. Среди жителей Дальнего Востока и региональных элит растут опасения, что наблюдающийся на протяжении семи-восьми лет новый виток внимания к их региону завершится столь же безрезультатно, как и предыдущие. Несмотря на то что чиновники говорят о грядущих темпах роста ВРП Дальнего Востока на уровне 8% в год, вера в успех как у местных жителей, так и у российской политической и интеллектуальной элиты невелика. Опасения усугубляются тем, что внешнеполитический вектор поворота на Восток постепенно смещается с тихоокеанского направления в Большую Евразию, смысловой центр которой лежит от российского Дальнего Востока в тысячах километров. При этом Сибирь, которая непосредственно примыкает к Большой Евразии, почти полностью выключена из программы ускоренного развития Востока России. Здесь особенно ощущается обида на федеральный центр, который, как кажется сибирякам, недооценивает потенциал и значение их региона.

Одна из причин скептического восприятия поворота на Восток населением и элитами Сибири и Дальнего Востока – неспособность четко сформулировать образ того, каким должен стать регион через одно-два десятилетия, к чему он стремится, за счет чего будет развиваться, чем конкретно станет привлекателен для людей. Для этого недостаточно установить плановые показатели роста различных секторов экономики. Вторичны по сравнению с этим и конкретные инструменты. Важнее понять, какое место регион займет в стране и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в чем будет состоять его специализация, каким окажется характер взаимодействия с другими частями России и соседними государствами. Формирование подобного образа должно начинаться с осознания собственных конкурентных преимуществ – не только сегодня, но и через пять, десять, пятнадцать лет – с учетом ожидаемых изменений в мировом и региональном экономическом ландшафте, а также стратегии развития страны в целом. Определившись с образом будущего, можно переходить к основным принципам его воплощения в жизнь. А уже за принципами должна следовать выработка конкретных механизмов их воплощения в жизнь.

Мир меняется…

В современном мире конкурентные преимущества той или иной территории являются результатом не только внутренних обстоятельств (например, обеспеченности факторами производства или государственной политики), но и изменений в глобальном ландшафте. А они стремительны. Экономическое доминирование Запада и даже само его существование как единой международной политической общности ставится под сомнение. Экономическая взаимозависимость, выраженная в потоках торговли и инвестиций, достигла пика, и все больше стран заинтересованы в ее снижении. США, в прошлом главные апологеты глобализации, бросают ей открытый вызов. В структурном кризисе Европейский союз. Международные институты, координирующие торговую и макроэкономическую политику, не справляются с новыми вызовами. Быстрый рост Китая замедляется по мере превращения его в страну со средним уровнем доходов. Это, наравне с проблемами развитых экономик, тормозит спрос на природные ресурсы. Цифровые технологии преобразуют индустрию. Все острее глобальные проблемы, связанные с деградацией окружающей среды и изменением климата. Мировая экономика постепенно переходит на путь «зеленого» развития.

Все это приводит к пересмотру конкурентных преимуществ государств. Соединенные Штаты по причине сланцевой революции обрели дешевую энергию. Ряд стран Юго-Восточной Азии, такие как Малайзия, Таиланд и Вьетнам, демонстрируют быстрые темпы роста благодаря сочетанию относительно дешевой рабочей силы и инноваций, привлекаемых из развитых государств в рамках цепочек добавленной стоимости. А вот Китай это преимущество уже утратил, существенно подняв из-за бурного роста последних десятилетий уровень жизни в основных центрах экономической активности и угодив в «ловушку среднего уровня доходов».

На этом фоне меняются позиции России и ее восточных территорий в частности. Ископаемое топливо, ранее выступавшее главным богатством, уже неспособно придавать ускорение стагнирующей российской экономике. А в ближайшие десятилетия, по мере того как мир будет двигаться к отказу от углеводородов, и конкуренция между поставщиками на энергетических рынках станет обостряться, опора на углеводороды может окончательно превратиться в тормоз развития.

Вместе с тем появляются или выдвигаются на передний план другие преимущества.

Во-первых, географическое положение, в том числе близость к растущим азиатским рынкам, которые еще несколько десятилетий назад были периферией мировой экономики, а сегодня выступают ее главным двигателем. Даже континентальность Сибири, ранее воспринимавшаяся как ее проклятие, может обратиться в плюс из-за постепенного поворота Китая на Запад, развития интеграционных связей в Большой Евразии и появления новой инфраструктуры в рамках инициативы «Пояса и пути».

Во-вторых, новую роль приобретает богатство возобновляемыми природными ресурсами – пресной водой, лесами, рыбой, пахотной землей. В мире, и в Азии в особенности, усугубляется их нехватка.

В-третьих, в результате девальвации рубля и низких темпов экономического роста в последнее десятилетие Россия превратилась в страну с относительно дешевой рабочей силой. Этим вряд ли можно гордиться, но глупо не воспользоваться тем, что по соотношению цены и качества трудовых ресурсов именно Россия сейчас, возможно, самая конкурентоспособная экономика в Восточной Азии.

На сочетании этих преимуществ – природные ресурсы, относительно дешевый и качественный человеческий капитал, близость к азиатским рынкам – и должна быть сосредоточена российская экономическая политика, в первую очередь политика развития Сибири и Дальнего Востока, где эти новые сильные стороны российской экономики сконцентрированы особенно явно.

В центре стратегии развития восточных территорий следует поставить создание зоны инновационной сырьевой экономики. Такая формулировка в Москве может звучать как оксюморон: инновации здесь ассоциируются с Кремниевой долиной или захватывающими дух проектами Илона Маска. Это копирование американских представлений об инновациях находит отражение в научно-технологической политике государства. При этом вопрос о том, могут ли ее приоритетные направления – от нанотехнологий до цифровой экономики – стать прорывными в российской институциональной среде, пока остается без ответа.

Между тем в России необъяснимо игнорируется более близкий нам тренд научно-технологического развития, проявляющийся во всем мире – стремительная интеграция высоких технологий в ресурсный сектор. Энергетика преобразуется под влиянием цифровых технологических прорывов. Генетическая модификация и иные биотехнологии знаменуют новую революцию в сельском хозяйстве, а автоматика и роботизация позволяют эффективно замещать рабочую силу. Точная наука давно проникла в современные системы управления водными, рыбными и лесными ресурсами. На качественно новый уровень в последнее десятилетие вышли технологии добычи многих полезных ископаемых. Все перечисленное касается далеко не только развитых стран. Такие государства, как Малайзия, Бразилия и Чили, находятся далеко впереди России по внедрению инноваций в ресурсный сектор. В том числе и потому, что реалистично воспринимают его как основу своего экономического развития, от которой глупо отказываться, но которая должна соответствовать современным технологическим реалиям.

Инновации в ресурсном секторе хороши еще и тем, что конкуренция на их рынке не столь остра. Сложно представить, что может заставить квалифицированных специалистов, которых предполагается готовить в рамках программы «Цифровая экономика», остаться в России в условиях жесткой конкуренции за профессионалов с ведущими мировыми компаниями, капитализация крупнейших из них уже приближается к объему российского ВВП. В то же время Россия по естественным причинам предоставляет крупнейший в мире полигон для реализации инноваций в ресурсном секторе, что может сделать ее привлекательной не только для своих, но и для зарубежных специалистов. Центром этого поля притяжения могли бы стать Сибирь и Дальний Восток.

…меняется и Китай

Пока российское правительство преобразовывало Дальний Восток через механизмы ускоренного развития, менялся и Китай. Его экономика проходит полномасштабную структурную трансформацию. Привычной многим КНР, производящей потребительские товары для всего мира за счет преимуществ дешевой рабочей силы, низких трудовых и экологических стандартов, больше нет. Традиционная экономическая модель не в силах поддерживать высокие темпы роста – главным образом из-за повышения стоимости труда, а также расширения экологических и социальных запросов населения в главных центрах экономической активности на побережье. Реакцией на это стало объявление о структурных реформах, цель которых – переключиться с поддержки экспорта и наращивания инвестиций на стимулирование внутреннего спроса. Последний и должен стать новым двигателем китайской экономики.

Трансформация экономики Китая имеет два важных следствия для других стран, ориентированных на сотрудничество с ним. Во-первых, неизбежно замедление роста импорта инвестиционных товаров, сырья и компонентов – все это было необходимо для поддержания статуса «мировой фабрики», но менее востребовано сейчас. Во-вторых, быстро увеличивается импорт товаров конечного потребления, призванных удовлетворить растущий спрос китайских домохозяйств. С учетом размеров китайской экономики эти изменения приведут к масштабной трансформации целых отраслей и скажутся на множестве стран: преуспеют те из них, которые максимально приспособятся к новым реалиям. Это уже работает: существуют свидетельства того, что государства, с 2010–2011 гг. наращивающие долю инвестиционных товаров в экспорте, теряют позиции на китайском рынке. Напротив, те государства, которые делают акцент на экспорт потребительских товаров, укрепляют положение.

Китай, особенно его восточные провинции, становится крупнейшим в Азии центром потребления. Здесь быстро развивается сфера услуг, а трудоемкие или грязные производства переносятся на запад страны либо за рубеж: в Юго-Восточную, Южную или Центральную Азию. Этому способствуют и планы развития инфраструктуры, соединяющей Китай с соседними странами, в том числе в рамках инициативы «Пояса и пути». Модель «китайские товары для всего мира» преобразуется в модель «азиатские товары для Китая». Этот переход ускоряется в ответ на разворачивающуюся торговую войну с США и быстро развивающиеся интеграционные процессы в азиатском регионе: в последнее десятилетие Китай связал себя с соседями сетью зон свободной торговли, а в ближайшие годы может стать центром крупнейшего в мире мегарегионального соглашения – о Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве.

Россия пока запаздывает с реакцией на структурную трансформацию Китая, так же как запоздала в свое время с использованием преимуществ его быстрого экономического роста. В отношениях с Китаем она по-прежнему ориентирована на экспорт сырья и инвестиционных товаров, в то время как расширяются иные ниши китайского рынка – связанные с товарами и услугами конечного потребления.

Для России китайская трансформация имеет четыре важных последствия.

Во-первых, наилучшим образом новая модель развития Китая соответствует потребностям не Дальнего Востока, а Сибири: с одной стороны, здесь больший потенциал производства продукции с высокой добавленной стоимостью, с другой – географически Сибирь ближе к новым центрам экономической активности на западе Китая и в Центральной Евразии. Как следствие, с новой актуальностью встает вопрос о необходимости включения Сибири в планы ускоренного развития Востока России.

Во-вторых, вряд ли стоит опасаться того, что Восток России превратится в сырьевой придаток Китая, по крайней мере в части ископаемого сырья. Спрос на него не будет расти прежними темпами. По большинству энергетических прогнозов, пик спроса на уголь в КНР будет пройден в ближайшие годы; потребление нефти продолжит расти, но медленнее, чем в последние пятнадцать лет, и лишь природный газ имеет хорошие перспективы на горизонте полутора-двух десятилетий, так как будет постепенно замещать в энергобалансе более грязный уголь. Впрочем, желающих поставлять в Китай природный газ так много, что для России успехом будет даже запуск тех проектов, по которым уже ведутся переговоры (в первую очередь пока не согласованного газопровода «Сила Сибири-2»).

В-третьих, хорошие возможности открываются перед российскими экспортерами ресурсоемких потребительских товаров и услуг. К таковым относятся сельскохозяйственная продукция, товары пищевой промышленности, рыба и морепродукты, ювелирные товары, бумага, продукция деревопереработки, экотуризм, хранение и переработка данных и т.д. Для развития соответствующих отраслей есть возможности в восточной части страны.

В-четвертых, в Россию могут быть перенесены некоторые китайские промышленные мощности. Так, Сибирь и Дальний Восток удобны для размещения энергоемких производств, которые в Китае являются грязными, но в России могут работать на чистой гидроэнергии. Вместе с тем юг Дальнего Востока может выступать в качестве промышленных площадок, на которых происходит сборка и доработка японских и корейских компонентов с дальнейшим выводом готовой продукции на китайский рынок. В настоящее время такую роль выполняют в основном страны Юго-Восточной Азии, но среди преимуществ России – стабильные отношения со всеми государствами региона, географическая близость и более качественный человеческий капитал. Все это создает предпосылки для постепенного формирования высокотехнологичных промышленных кластеров.

Открытость внешнему миру как условие роста

Переход от стагнации к ускоренному развитию в экономике нередко обсуждают в терминах равновесных состояний и сравнивают с качелями. Для того чтобы перевести качели из одного положения (левая часть внизу, а правая вверху) в другое (правая часть внизу, а левая вверху), надо лишь приложить некоторую силу, и, если она окажется достаточной, дальнейший переход произойдет сам по себе, под действием силы тяжести. Аналогом силы тяжести в экономике выступает эффект масштаба. Когда компания производит и продает больше продукции, издержки производства в расчете на единицу товара сокращаются. Во-первых, это связано с наличием первоначальных капитальных затрат, размер которых не зависит от того, произвела ли компания одну единицу продукции или миллион. Во-вторых, по мере роста объема производства компании оптимизируют производственные процессы, учатся как на своем опыте, так и у конкурентов, внедряют инновации. Эти два фактора образуют положительную обратную связь: компания наращивает объем производства, это позволяет ей сократить удельные издержки и повысить конкурентоспособность продукции, что, в свою очередь, приводит к увеличению объема производства. Так и работает экономический рост.

Проблема восточных территорий России в том, что из двух необходимых элементов – толчок со стороны государства и силы, приводящей в движение положительную обратную связь, – наличествует только первый. Государство внедрило на Дальнем Востоке набор инструментов ускоренного развития, которые должны стать стимулом для инвестиций российских и зарубежных компаний. Однако эффект масштаба не возникает в связи с отсутствием емкого внутреннего рынка. Это объясняется низкой численностью населения (на Дальнем Востоке проживает всего 6,2 млн человек) и неразвитостью инфраструктуры, через которую товары теоретически могли бы поставляться в другие части страны.

Ситуация не может кардинально измениться в ближайшем будущем – из-за инерционности демографических процессов. Поэтому единственный способ обеспечить объем рынка, достаточный для запуска роста, который бы стимулировал сам себя, – предоставить российским компаниям возможность выхода на рынки других стран.

Еще в октябре 2013 г., на совещании Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока в Комсомольске-на-Амуре, где была сформулирована новая модель ускоренного развития региона, премьер-министр Дмитрий Медведев фактически признал неосуществимость идей ориентации дальневосточных производств на внутренний рынок или рынок других регионов России и отсутствие альтернатив экспортоориентированной модели. Однако положительных сдвигов с тех пор почти не произошло.

Причин тому несколько. Во-первых, уже в 2014 г. экспортоориентированная модель вступила в противоречие с задачами импортозамещения, поставленными в условиях введения санкций. Во-вторых, для открытия зарубежных рынков необходимо открывать свой. К этому в России крайне болезненно относится не только бизнес, но и политическая элита, в решениях которой традиционно доминирует мотив защиты национального производителя. Важно и наличие конфликта интересов, заложенного в структуре правительства: за либерализацию торговли выступает Минэкономразвития, ответственное за экономический рост, а против – Минпромторг и Минсельхоз. Минвостокразвития никаких решений в этой сфере принимать не может. Еще больше осложняет ситуацию членство в ЕАЭС: для любого открытия рынков требуется согласование с партнерами по евразийской интеграции.

Как результат, ЕАЭС сейчас участвует лишь в двух зонах свободной торговли (ЗСТ), хотя переговоры еще по нескольким ведутся. В Азиатско-Тихоокеанском регионе соглашение о ЗСТ есть только с Вьетнамом, а в будущем, вероятно, появится с Сингапуром и Индией. Между тем прочие страны региона связаны между собой сетью торговых соглашений, в совокупности превращающих регион в почти полноценную восточноазиатскую ЗСТ. Соглашение о Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве должно еще больше укрепить интеграционные связи между восточноазиатскими странами, а Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнерства, пришедшее на смену исходному ТТП (и не включающее теперь США), откроет регион для внешних игроков. Но не для России. С учетом сохраняющихся таможенных барьеров на китайском, японском, корейском рынках российским экспортерам будет практически невозможно конкурировать с производителями других стран, для которых такие барьеры сняты.

Еще одно важное ограничение, которое накладывает на Россию изолированность от процессов либерализации торговли в АТР, касается участия в цепочках добавленной стоимости. Они стали одной из ключевых форм международных экономических взаимодействий начиная с 1990-х гг., когда информационные технологии позволили снизить издержки координации различных стадий производства одного и того же товара, локализованных в разных странах. Это позволило углубить международное разделение труда и максимизировать выигрыш стран от специализации на уже не товарах, но стадиях их производства, которые у них получаются лучше всего. Такая форма организации производства предполагает многократное пересечение границ компонентами одного и того же товара, что практически нереализуемо при сохранении таможенных барьеров.

Именно возможности участия в цепочках добавленной стоимости побудили многие развивающиеся государства начать либерализацию внешней торговли в 1990-е годы. До той поры доминировала точка зрения, что свободная торговля закрепит сырьевую специализацию и убьет на корню зарождающуюся промышленность, которая будет не в силах конкурировать на зарубежных рынках. Цепочки добавленной стоимости все изменили – благодаря им наиболее успешные развивающиеся страны не только не потеряли промышленное производство, но и смогли, благодаря комбинации дешевой рабочей силы и технологий из развитых стран, стать настоящей фабрикой мира. А со временем, перенимая и адаптируя эти технологии, создать высокотехнологичные промышленные кластеры. Сибирь и Дальний Восток сейчас встроены в международные цепочки добавленной стоимости исключительно как поставщик сырья. Без устранения взаимных барьеров в торговле с азиатскими странами иная форма участия вряд ли возможна.

Между тем либерализация российской внешней торговли по-прежнему очень пугает отечественную элиту. Особенно это касается торговли с Китаем, хотя именно китайский рынок наиболее привлекателен для российского бизнеса. В результате ЕАЭС подписал с Пекином лишь рамочное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве, не предполагающее устранения взаимных барьеров в торговле. Против полноценной зоны свободной торговли с участием России и Китая, как правило, используется стандартный аргумент: «российский рынок окажется завален китайскими товарами». Однако он устарел. Во-первых, девальвация рубля резко укрепила позиции отечественных производителей по сравнению с китайскими конкурентами. Во-вторых, в самом Китае на фоне трансформации социально-экономической модели стимулирование экспорта перестает быть приоритетом. Страна активно переносит производства за рубеж, замедляет рост спроса на импортное сырье и ускоряет – на конечные потребительские товары. Все это снижает для России риски открытия рынков, но повышает привлекательность зоны свободной торговли.

Безусловно, отдельные отрасли российской экономики могут пострадать от конкуренции. Однако их можно точечно защитить – в любом соглашении о ЗСТ возможны изъятия. Но речь должна идти о конкретных чувствительных отраслях. Отгораживая всю национальную экономику от абстрактной конкуренции с китайскими товарами, мы одновременно лишаем возможностей российских экспортеров – а именно они должны стать главным двигателем экономического роста. В первую очередь это касается восточных территорий России. Важно понимать, что главное условие для того, чтобы они полноценно интегрировались в систему хозяйственных связей АТР – это их открытость.

В то же время ни одна зона свободной торговли не может стать для российских производителей панацеей. Параллельно требуется резкая активизация торговой политики в азиатском направлении. Переговоры на самом высоком уровне с подписанием десятков меморандумов о намерениях, из которых считанные проценты воплотятся в реальные сделки (преимущественно сырьевые), больше не могут и не должны быть ее основным инструментом. Гораздо важнее, хотя и существенно тише, рутинная работа по поддержке малых и средних экспортеров; выстраивание механизмов кредитования и страхования экспорта; создание условий для встраивания российских производителей в китайские маркетинговые каналы (в том числе на платформах электронной торговли); организация промышленных площадок в Южной и Юго-Восточной Азии с ориентацией в том числе на китайский рынок; создание совместных индустриальных парков – не только на российской, но и на китайской территории.

Позитивные сдвиги есть. Развитие несырьевого экспорта – один из ключевых пунктов майского указа президента. Среди конкретных мер названы и модернизация системы поддержки экспортеров, и сокращение административных процедур в сфере внешней торговли, и совершенствование работы торговых представительств и т.д. Министерство экономического развития объявило об отходе от политики импортозамещения в пользу стимулирования экспорта. Постепенно меняется отношение и к зонам свободной торговли. Обсуждаются вопросы либерализации торговли в рамках ШОС. Готовится технико-экономическое обоснование торгового соглашения с Китаем. Если эти шаги будут доведены до конца, качели экономического развития российского Востока вполне способны прийти в движение стимулирующего себя роста.

Гибкость политики пространственного развития

Открытие экономики для внешних партнеров будет способствовать ускорению экономического роста в Сибири и на Дальнем Востоке. Однако выигрыш не распределится равномерно. Максимальным он будет для наиболее эффективных компаний, а также тех регионов, где появятся кластеры конкурентоспособных производств. Вероятно, это будут территории, обладающие особым статусом (территорий опережающего развития либо свободного порта), богатыми природными ресурсами (например, отдельные районы Якутии и Чукотки) или выгодным географическим положением (например, Приморский край). Именно там появятся рабочие места, возрастет уровень реальных доходов и качество жизни. В то же время неконкурентоспособные производства могут проиграть, как и города и регионы, в которых они размещены. Экономическая обстановка в депрессивных регионах будет ухудшаться, и как следствие возрастут риски социальной напряженности. Открытость неизбежно усугубит региональную дифференциацию, которая в восточной части России и так крайне высока.

Возможны два подхода к решению этой проблемы. Первый заключается в государственной поддержке проигрывающим регионам и попытке удержать там население и экономическую активность за счет социальных трансфертов и государственных субсидий. Этот путь преобладает в России в настоящее время: огромные суммы тратятся на сохранение структуры расселения, унаследованной с советских времен и совершенно не отвечающей реалиям рыночной экономики. В огромной степени это относится к Сибири и Дальнему Востоку, где каждый седьмой житель проживает в моногородах, а многие населенные пункты находятся на территориях с экстремальным климатом.

Второй путь – смириться с невозможностью сохранения нынешней системы расселения и сделать упор на большую мобильность рабочей силы. Там, где эффективная хозяйственная деятельность невозможна, приоритет отдается не сохранению рабочих мест и численности населения, а поддержанию достойного качества жизни тех, кто остается. Именно такой подход используется в большинстве развитых стран, где есть проблемные регионы, страдающие от технологического прогресса или глобализации – достаточно вспомнить американский Детройт или угольные регионы в Великобритании и Германии. Либо обратить внимание на пространственное развитие Канады, где 70% населения сконцентрировано на 5% территории, прилегающей к южной границе.

Распространение второго подхода в большинстве ведущих стран вовсе не значит, что он подходит и для России. Но выбор одного из двух должен быть сделан не следуя инерции исторического процесса, а исходя из приоритетов развития тех или иных территорий. Если на востоке России выбирать диверсификацию экономики с опорой на человеческий капитал и развитие инноваций в ресурсном секторе, без концентрации населения в небольшом количестве агломераций, где сочетание промышленного производства и квалифицированных кадров способно создать высокотехнологичные кластеры, не обойтись. Добыча же природных ресурсов в труднодоступных районах должна осуществляться гибким вахтовым методом, без поддержания дорогостоящей инфраструктуры для постоянного населения.

Пока же на Дальнем Востоке политика в отношении пространственного освоения парадоксальна: ускоренного развития предполагается достигать с опорой на ограниченное число приоритетных территорий (им присвоен статус территорий опережающего развития либо свободного порта), где должна концентрироваться экономическая активность, однако менять географию расселения не планируется. Напротив, для региональных властей выстроена система стимулов, консервирующая нынешнюю пространственную схему. Так, система оценки губернаторов принуждает их уделять особое внимание демографическим показателям и бороться с оттоком населения. Один из естественных методов выполнения поставленной задачи – сдерживать межрегиональную мобильность рабочей силы.

В результате как в России в целом, так и в ее азиатской части мобильность населения остается крайне низкой. Потенциал ее повышения огромен и связан с развитием транспортной (особенно авиа-) и социальной инфраструктуры, а также снижением административных издержек переезда (вопросы регистрации, медицинского страхования, устройства детей в школы и детские сады и т.д.). А главное – с дифференцированным подходом к развитию территорий и признанием неравномерности их экономического потенциала. Такое признание, среди прочего, позволит наиболее успешным регионам более полно использовать свои возможности, а наименее конкурентоспособным – снизить риски.

* * *

Перечисленные проблемы востока России во многом являются отражением проблем страны. Прежняя модель экономического развития, основанного на добыче и экспорте углеводородов, завела в тупик. Отчасти это связано с недостаточной эффективностью государственного управления, отчасти – с динамичными изменениями в мире, к которым Россия оказалась не готова. Новая модель долгосрочного развития экономики так и не предложена, хотя отдельные ее черты и содержатся в майском указе президента.

Образ будущего Сибири и Дальнего Востока чуть более понятен. Очевидно, что он неотделим от природных ресурсов – главного богатства региона и сегодня, и через десять, и через двадцать лет. Но роль и структура ресурсного фактора в мировой экономике быстро меняется, и России пора приспосабливаться к этим изменениям. Увы, это не произойдет по инерции – потребуется решительный отход от понятных и привычных, но не работающих в должной мере подходов к промышленной, научно-технической, внешнеэкономической, региональной и социально-демографической политике в сторону более гибких и проактивных. Построение инновационной ресурсной экономики, опирающейся на природные богатства, развитый человеческий капитал и близость к растущим азиатским рынкам, позволит Сибири и Дальнему Востоку наконец найти себя в меняющемся мире. А вместе с ними, возможно, найдет себя и вся Россия.

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775770

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775769 Федор Лукьянов

Бесконечный бенефис

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме Минувшим летом на международных подмостках разыгрывалась пьеса с одним героем. Бенефициант (Дональд Трамп) блистал всеми гранями таланта, заставляя зал с замиранием сердца следить за каждым дивертисментом.

Минувшим летом на международных подмостках разыгрывалась пьеса с одним героем. Бенефициант (Дональд Трамп) блистал всеми гранями таланта, заставляя зал с замиранием сердца следить за каждым дивертисментом. Лишь малая часть публики испытывала восторг, большинство реагировало на рисунок роли с изумлением, недоумением или даже страхом, будучи, однако, не в силах оторваться от захватывающей фабулы. Представление продолжается. Финал драмы не предрешен, кульминация впереди.

Анализируя международную политику, сегодня невозможно не сосредоточиться на логике внутреннего развития самой влиятельной страны – Соединенных Штатов. Дмитрий Новиков обращает внимание, что при всей экстравагантности Трампа происходящее в Америке является циклическим процессом обновления политической системы. И уже неважно, как долго он останется на своем посту (об импичменте рассуждают в полный голос) – возврата к прошлому не будет. Джеймс Голдгайер и Элизабет Сондерс указывают, что процесс концентрации власти в руках президента и деградации остальных органов власти начался задолго до Трампа, и его нахождение в Белом доме лишь довело давно начавшийся процесс до кульминации. Рэндалл Швеллер встает на защиту гонимого истеблишментом руководителя: во-первых, Трамп намного более успешен, чем можно судить по публичной картинке, во-вторых, его действия – продуманный возврат к реалистической политике, даже если внешне они могут выглядеть импульсивно. Андрей Цыганков считает Трампа жестким и целеустремленным националистом, что делает необоснованными надежды некоторых в России на благожелательность американского президента.

Несомненно одно: Америка переживает глубокую трансформацию, и как бы она ни закончилась, Соединенные Штаты не будут играть в мире роль, которую играли после окончания холодной войны. Единоличное доминирование миновало. И наиболее важная перемена в том, что меняется не только военный или экономический баланс, уходит однородность идейного ландшафта.

Роли идей в мироустройстве посвящен раздел этого выпуска. Владимир Малявин размышляет о китайском мировоззрении, которое будет все больше влиять на мир по мере роста могущества КНР. Авторы доклада Валдайского клуба, выдержки из которого мы публикуем, анализируют, как выход на ведущие мировые позиции Китая и Индии, держав с собственной и очень специфической стратегической культурой, повлияет на глобальную политику. Чарльз Капчан ожидает перемен и в американском подходе. США никогда не откажутся от идеи собственной исключительности, но интерпретация ее подлежит периодическим коррективам. Сергей Караганов считает происходящее сейчас в мире очередной инкарнацией холодной войны, то есть – конфликта и идеологического тоже, но полагает, что на сей раз у России неплохие шансы взять верх. Штрих к теме – исторический обзор того, как сверхдержавы эпохи большой конфронтации прозевали выход на мировую арену ислама как мощной политической силы. Дмитрий Асиновский описывает реакцию СССР и США на Исламскую революцию в Иране.

Последние месяцы отмечены быстрым ухудшением отношений между Москвой и Вашингтоном, волны американских санкций следуют одна за другой, Россия грозит зеркальным ответом. Правда, зеркальности быть не может, никто не обладает таким арсеналом мер давления, как Соединенные Штаты, контролирующие мировую финансовую систему. Вопрос, звучащий в этой связи: чем способна ответить Россия? Одномоментного ответа нет, речь может идти только о системной работе по расширению собственных возможностей и снижению зависимости от американо-центричной системы. Составная часть – «поворот на Восток», о котором активно говорят давно, но в особенности последние 4-5 лет.

Специальный блок в этом номере посвящен теме российского Дальнего Востока и азиатской России в целом, что надо делать в этой части страны (очень обширной), чтобы использовать для национального развития потенциал роста Большой Азии. Игорь Макаров видит залогом успеха ресурсный потенциал – но при условии совершенно другого, современного, способа его освоения. Леонид Бляхер делает упор на идейной составляющей – пора кардинально изменить восприятие Дальнего Востока как чего-то далекого и периферийного. Тем более что исторически он не был захолустьем. Виктор Ларин скептически оценивает такие перспективы. По его мнению, мода на тихоокеанский дрейф России в Москве уже прошла, уступив место континентальной евразийской идее. А это значит, что Дальний Восток возвращается к периферийному положению. Наконец, группа норвежских исследователей сомневается в способности России добиться прорыва на азиатском направлении, но признает сами усилия крайне важными.

В этом номере мы открываем специальную рубрику – резонанс. В ней будем рассматривать реакцию на различные международные решения, процессы или события, которые могут иметь долгосрочные последствия. На этот раз Павел Гудев анализирует недавно опубликованную арктическую стратегию Китая, а Игорь Ковалев следит за мучительным Брекзитом, который не пройдет бесследно ни для кого.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775769 Федор Лукьянов


Россия. Азия. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 30 октября 2018 > № 2775308

Во Владивостоке в рамках Азиатско-Тихоокеанской региональной ассамблеи Международного союза железных дорог (МСЖД) проходит двухдневный семинар на тему «Выработка мер для эффективного развития мультимодальных перевозок в АТР с целью повышения конкурентоспособности железнодорожного транспорта», сообщает служба корпоративных коммуникаций Дальневосточной железной дороги.

В мероприятии по обмену передовым опытом в области организации международных транспортных перевозок принимают участие представители ОАО «РЖД», железнодорожных, транспортных и исследовательских компаний Китая, Казахстана, Монголии, Южной Кореи и Таиланда.

Как отметил заместитель начальника Дальневосточной железной дороги Андрей Ваулин, в Приморском крае активно развивается модель логистического транспортного коридора, как из стран АТР, так и обратно, связанного с транзитной перевозкой внешнеэкономических грузов через порты Дальнего Востока с выходом на Транссиб. Кроме того, наблюдается рост грузооборота через железнодорожные погранпереходы.

В ходе семинара были рассмотрены вопросы мультимодального транспортного сообщения в Северо-Восточной и Центральной Азии, а также вопросы, связанные с государственным регулированием таможенных операций, электронным взаимодействием грузоотправителей и контролирующих органов и др.

На основе представленных докладов, комментариев к ним и итогового обсуждения будут выработаны рекомендации по совершенствованию международных перевозок.

Ирина Таранец

Россия. Азия. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 30 октября 2018 > № 2775308


Россия. СФО. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 30 октября 2018 > № 2775305

С начала сентября 2018 года специально созданная на Восточно-Сибирской железной дороге комиссия обследует железнодорожные переезды. По информации службы корпоративных коммуникаций ВСЖД, вместе со специалистами магистрали в работе принимают участие сотрудники ГИБДД и представители администрации районов и муниципальных образований.

Особое внимание уделяется тем железнодорожным переездам, на которых зафиксировано наибольшее количество ДТП.

Рабочая группа оценивает качество автодороги на месте пересечения с железнодорожными путями, исправность сигнализации на переездах, качество настилов, наличие предупреждающих знаков.

На сегодняшний день осмотрено более 55 переездов в границах ВСЖД. Обследование осуществляется с целью обеспечения безопасности движения как железнодорожного, так и автомобильного транспорта.

Помимо этого, совместно с министерством жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области и ГИБДД ведется работа по включению пяти переездов Смоленщина, Нюра, Юрты, Чуна, Изыкан в систему автоматизированной фиксации административных правонарушений в области дорожного движения для передачи данных (ЦАФАП).

Также в целях снижения аварийности на 38 переездах в границах Восточно-Сибирской железной дороги в этом году были установлены системы видеозаписи для выявления и фиксации нарушителей правил дорожного движения.

Между тем, ситуация с аварийностью на железнодорожных переездах не улучшается. С начала года по вине водителей, грубо нарушивших Правила дорожного движения, в России произошло 217 столкновений железнодорожного подвижного состава с транспортными средствами. Пострадали 143 человека, из них 49 погибли.

Напомним, с начала 2018 года на Восточно-Сибирской железной дороге произошло 6 ДТП, за весь 2017-й - 10 аварий. Всего же за последние 10 лет на ВСЖД зафиксировано 72 дорожно-транспортных происшествия. Во всех этих случаях виновными были признаны водители автотранспортных средств.

Ирина Таранец

Россия. СФО. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 30 октября 2018 > № 2775305


Китай. СЗФО. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 30 октября 2018 > № 2775297

ПАО «ТрансКонтейнер» и Калининградская железная дорога (филиал ОАО «Российские железные дороги») реализовали новый логистический проект мультимодальной перевозки из китайского порта Тяньцзинь в Калининград через Владивосток. Время в пути составило 13 суток, сообщили контейнерный оператор и КЖД.

Из китайского порта Тяньцзинь груз - рулонная сталь - был доставлен в морской порт Первомайский во Владивостоке балкерным судном. Далее в составе контейнерного поезда по сети железных дорог России, Латвии и Литвы груз проследовал в Калининград. Объем доставленного груза составил 96 двадцатифутовых контейнеров (96 TEU). Его в качестве сырья получило местное предприятие.

Проектом также предусмотрена обратная загрузка контейнеров продукцией калининградских предприятий и отправка их грузополучателям в центральных регионах России.

«Перевозка импортного груза организована с использованием оборудования и терминала компании на станции Калининград-Сортировочный. Мультимодальный маршрут был предложен клиенту как альтернатива варианту перевозки из Китая через deep sea и имеет преимущество перед традиционным маршрутом в существенной экономии времени», - рассказал директор филиала ПАО «ТрансКонтейнер» на Октябрьской железной дороге Дмитрий Мельничук.

Тимур Бек

Китай. СЗФО. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 30 октября 2018 > № 2775297


Китай. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 29 октября 2018 > № 2790509 Иван Зуенко

Как Китай будет развивать Дальний Восток

Иван Зуенко

На Восточном экономическом форуме подписали «Программу развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах на Дальнем Востоке России на 2018-2024 годы». Событие прошло незамеченным. Между тем речь идет о программе, в соответствии с которой в ближайшие пять лет на Дальний Восток будут привлекаться китайские инвестиции

2018 год обещал стать важной вехой в развитии российско-китайского регионального сотрудничества – прежде всего на Дальнем Востоке, который, согласно известному высказыванию Владимира Путина, является «национальным приоритетом России на весь XXI век». На это указывало сразу несколько факторов. Во-первых, именно в этом году подходила к завершению программа координации развития приграничных регионов России и Китая на 2009–2018 годы (о ее плюсах и минусах мы писали здесь). Во-вторых, в феврале в Харбине (哈尔滨) были запущены «перекрестные годы российско-китайского межрегионального сотрудничества», а вместе с ними реанимировали целый ряд трансграничных проектов (хотя из реальных результатов сотрудничества пока есть только «выставки, конференции и фестивали»).

В сентябре во Владивостоке прошел Восточный экономический форум, на который впервые в истории прилетел председатель КНР Си Цзиньпин. А вместе с ним – внушительная делегация китайских чиновников. Одиннадцатого сентября прошел круглый стол руководителей регионов России и Китая, собравший 20 глав регионов из двух стран. Китайские журналисты тогда не скрывали своего изумления. Во Владивостоке за одним столом собрались сразу семь секретарей провинциальных комитетов Компартии Китая, управляющих регионами с общим населением 363 млн человек (а 106-миллионную провинцию Гуандун представлял губернатор, второе после партсекретаря лицо во властной иерархии) и общим ВРП около $5 трлн, что в номинальном выражении примерно в четыре раза больше, чем ВВП всей России.

Впрочем, все внимание наблюдателей было приковано к встрече Путина и Си, которые пекли на берегу Японского моря блины и ими же закусывали. На этом фоне осталась незамеченной новость о подписании ключевого документа о межрегиональном сотрудничестве России и Китая, который пришел на смену завершившейся программе 2009–2018. В этот раз его подписали не лидеры двух стран, а всего лишь главы профильных ведомств: министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов и министр коммерции КНР (商务部部长) Чжун Шань (钟山). Увы, это вполне отражает место регионального сотрудничества в повестке отношений двух стран. На первом плане – высокая кабинетная геополитика, а вопросы экономического сотрудничества на земле – скучный, утомительный и не особо позитивный довесок.

Без грифа «Секретно»

То, что уровень соглашения, по которому Россия и Китай будут сотрудничать в ближайшие пять лет, был понижен с межгосударственного на межведомственный и региональный, не объясняет ту тишину, которая окружает новый документ. Новости о его подписании отсутствовали даже в официальной ленте ВЭФ. Сайт Министерства развития Дальнего Востока, который обычно не упускает случая написать даже о выращивании помидоров на «дальневосточных гектарах» на Чукотке, уделил новой программе лишь короткую заметку два дня спустя после подписания.

В результате эксклюзив получил «Коммерсантъ», единственное из российских СМИ, где провели экспресс-анализ программы. Не лучше ситуация и в Китае, где новость о подписании «Плана развития сотрудничества России и Китая на Дальнем Востоке» (中俄远东地区合作发展规划) можно было найти только в обзорных заметках об итогах ВЭФ.

Самого текста программы в открытых источниках пока нет. Представители Минвостокразвития объясняют, что он будет опубликован ориентировочно в конце октября – ноябре, после подготовки специальной брошюры на китайском языке, которую можно было бы раздавать потенциальным китайским инвесторам. Девять лет назад все было иначе, и соглашение, которое критики назвали «планом предпродажной подготовки Дальнего Востока», сразу же на все лады стали обсуждать журналисты, исследователи и оппозиционные политики.

В чем же причины того, что чиновники не спешат хвастаться новым документом?

Во-первых, очевидно, что подписали не то, что ожидалось. Новая программа – это не продолжение программы 2009–2018. Это совсем другое соглашение, хотя, как уверяет источник в руководстве Минвостокразвития, «никакая другая программа подписываться не будет» и нишу дорожной карты российско-китайского регионального сотрудничества будет занимать именно этот документ.

Решение о том, что «провалившаяся программа 2009–2018 продлеваться не будет», по словам собеседника, было принято еще 8 сентября 2017 года в Хабаровске на первой встрече Российско-китайской межправкомиссии по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока и Байкальского региона РФ и Северо-Востока КНР. Тогда же было решено «разработать новую программу сотрудничества на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе», хотя внимание общественности к этому факту особо не привлекалось.

В результате сложилось впечатление, что чиновники, которые обычно не упускают случая рапортовать о своих успехах, предпочли обойти молчанием как анализ результатов программы 2009–2018, так и подготовку документа, который планировалось подписать ей на смену. Хотя изменения в концепции соглашения носят не косметический, а самый что ни на есть принципиальный характер.

У программы сейчас новые кураторы: Минвосток РФ и Минкоммерции КНР вместо Министерства экономического развития РФ и Госкомитета по развитию и реформе КНР (国家发展改革委员会). Если ранее программа была нацелена на координацию развития двух регионов по обе стороны границы: Восточной Сибири и Дальнего Востока России с одной стороны и Северо-Восточного Китая – с другой, то сейчас речь идет только о российском Дальнем Востоке. Китай в новом соглашении присутствует только как субъект развития, тогда как девять лет назад идеалистично полагалось, что и российские инвесторы будут участвовать в развитии китайского приграничья.

Во-вторых, в новую программу не включили многие резонансные проекты, о которых Минвосток и потенциальные китайские инвесторы говорили в течение долгого времени. Здесь нет упоминания «трансграничных территорий опережающего развития» (фактически речь шла бы о реанимации идеи приграничных торгово-экономических комплексов по образу и подобию зоны Хоргос на границе Казахстана и КНР). Обходится стороной вопрос строительства трансграничных высокоскоростных магистралей, на чем регулярно настаивают представители провинций Хэйлунцзян (黑龙江) и Цзилинь (吉林) и о чем вице-премьер Юрий Трутнев еще в августе в Даляне (大连) заявлял как о почти решенном деле.

Лишь вскользь упоминается совместное освоение острова Большой Уссурийский (黑瞎子岛) под Хабаровском, что, конечно, не соответствует значимости этой территории в глазах китайских партнеров. В программе говорится только то, что «стороны признают Большой Уссурийский уникальной территорией, которая способна стать центром притяжения туристов». До 2024 года запланировано, что «каждая из сторон подготовит проект развития своей части острова, после чего стороны совместно обсудят общие вопросы создания инфраструктуры на острове, в том числе инфраструктуры защиты от негативного воздействия воды».

Переводя на обычный язык, это означает, что Россия пока не готова на части своей территории делать особый безвизовый и беспошлинный режим (что предлагают китайцы) и под предлогом того, что остров периодически исчезает под водой (это правда), оттягивает принятие решения, не обижая своих геостратегических партнеров.

Как говорят знакомые с ситуацией собеседники, не включать в программу эти пункты рекомендовал МИД РФ. Причина – отсутствие у российской стороны уверенности в экономической целесообразности проектов и возможности их согласования с силовыми ведомствами.

Накануне ВЭФ казалось, что новый документ может быть не подписан. В итоге был достигнут компромисс. Документ все же появился, но многие из положений, в течение года проходившие согласование в российских и китайских ведомствах, до итогового текста не дошли. Минэкономразвития РФ от курирования программы отстранено. В финальной версии программа выглядит как очередной «меморандум о намерениях сторон» или, как его называют в самом Минвостоке, «навигатор для китайских инвесторов».

Сразу у нескольких групп лоббистов есть основания считать такой итог своим аппаратным поражением. Поэтому программа 2018–2024 сейчас выглядит «нежеланным ребенком», о котором могут забыть даже раньше, чем о программе 2009–2018.

Между тем все это было бы зря. Несмотря на сложности согласования итогового текста, на данный момент мы имеем вполне адекватный для текущего уровня российско-китайского сотрудничества документ. Не слишком амбициозный, но более внятный и потенциально реализуемый.

Что внутри?

Название документа – «Программа развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах на Дальнем Востоке Российской Федерации на 2018–2024 годы» – отражает его содержание, хотя более корректно было бы назвать его «пятилетним планом Минвостока по работе с китайскими партнерами».

Львиная доля текста представляет собой реферат текущего состояния российско-китайского сотрудничества на Дальнем Востоке и политики федерального центра по этому поводу – довольно качественно, нужно сказать, выполненный. Все остальное – тот самый «навигатор для китайских инвесторов», о котором говорят в министерстве. Широкими мазками показаны потенциальные сферы сотрудничества и привлечения инвестиций, а вся конкретика связана с теми проектами, которые уже реализуются.

В отличие от программы 2009–2018 новый документ не связывает стороны (особенно китайскую) завышенными обязательствами. И, учитывая провал предыдущего списка инвестпроектов из 212 наименований, это не так уж плохо.

Наличие в предыдущей программе обширного списка «ключевых проектов сотрудничества» создавало впечатление «проработанности документа». Однако фактически это же делало ее нереализуемой, так как было непонятно, кто за что отвечает и как чиновники должны указывать бизнесу, куда и как инвестировать.

В новом документе российская сторона лишь «предлагает рассмотреть возможность инвестирования». Речь идет о нефтехимии, добыче полезных ископаемых, транспортной инфраструктуре, лесном и сельском хозяйстве, аквакультуре и туризме. При этом упоминаются отдельные проекты, куда китайцев зовут вложить свои капиталы: среди них, например, строительство автомобильного моста через реку Лену в районе Якутска, создание в Артеме завода по сборке грузовых автомобилей, модернизация завода по переработке сахарного тростника в Приморском крае, освоение месторождений золота, платины, угля, никеля и меди по всему Дальнему Востоку.

Специалисты, знакомые с российско-китайским инвестсотрудничеством, скажут, что здесь нет ничего нового. Все эти проекты давно уже на повестке сотрудничества, и по некоторым из них уже заключены соглашения о совместных предприятиях с китайскими инвесторами. Особенность программы заключается в том, что конкретные китайские компании не называются и целевые показатели реализации проектов не устанавливаются.

Собственно сроки и обязательства появляются только в части крупных инфраструктурных проектов, зависящих от государства. К 2019 году планируется достроить железнодорожный мост через Амур Нижнеленинское – Тунцзян (通江), к 2020 году – автомобильный мост Благовещенск – Хэйхэ (黑河), к 2022 году – канатную дорогу между этими же городами. Работы по этим проектам уже ведутся, так что, включая их в программу, авторы ничем особенно не рисковали.

Без срока исполнения упоминается самый проблемный объект – дублирующий мост через пятиметровую речку Гранитную (Хубутухэ, 瑚布图河) в районе погранперехода Полтавка – Дуннин (东宁). Объект не могут начать строить уже более десяти лет, а без постройки дублирующего невозможен ремонт существующего моста, который построен еще в 1980-х годах. Частным инвесторам этот проект неинтересен, поэтому лоббистов у него нет.

Долгое время строительство моста находилось в ведении «Росграницы», которая, потратив несколько миллиардов рублей на так и незавершившееся обустройство дальневосточных погранпереходов, в 2016 году благополучно прекратила свое существование. Сейчас трансграничной инфраструктурой (включая злополучный мост) занимается Министерство транспорта РФ, которое заново начало изучать ситуацию и проводить инвентаризацию проектов.

Китайцы неоднократно предлагали построить мост за свой счет, однако из-за того, что объект трансграничный, многие спорные вопросы (например, доступ строителей, оборудования и материалов на российский берег) никак не удавалось урегулировать. Наконец 1 марта 2018 года правительство России одобрило проект соглашения о строительстве моста через речку. Но по состоянию на сегодняшний день проект так и не воплощен в полноценный договор, а авторы программы 2018–2024 ограничились очень осторожной формулировкой: «Стороны будут содействовать работе над подготовкой текста проекта межправительственного соглашения о строительстве мостового перехода через реку Гранитная».

Еще один пункт, содержащий обязательства сторон, касается создания международных транспортных коридоров Приморье-1 и 2 (мы уже анализировали этот проект). Сами транспортные пути, соединяющие китайское приграничье с портами Южного Приморья, уже существуют, но для серьезных вложений в их модернизацию они должны стать востребованными со стороны китайских грузоотправителей. Пока Китай, несмотря на все увещевания с российской стороны, никак не обеспечивает должный поток транзитных грузов из своих северных провинций в южные, объясняя это в том числе сложностью трансграничных процедур и неготовностью инфраструктуры.

Существуют серьезные сомнения, что этот поток будет обеспечен даже в случае строительства нового порта в бухте Троицы и семидесятикилометровой дороги к нему от границы. Однако подписанная на ВЭФ программа гласит, что «китайская сторона будет поддерживать китайские предприятия, осуществляющие транзит грузов через порты Приморского края, а также участвовать в подготовке необходимых ТЭО, определяющих экономическую эффективность развития МТК Приморье-1 и 2. В завершающих разделах документа прописан механизм реализации программы, и это большой плюс по сравнению с программой 2009–2018, где такой механизм отсутствовал.

Реализацией займется та самая межправкомиссия, которую с китайской стороны раньше возглавлял тогдашний вице-премьер Ван Яном (汪洋), а после мартовских кадровых назначений его место занял Ху Чуньхуа (胡春华), последний в негласной иерархии четырех вице-премьеров Госсовета КНР. С российской стороны ее возглавляет Юрий Трутнев, один из десяти российских вице-премьеров, куратор всех институтов развития Дальнего Востока.

Таким образом, в руках Трутнева концентрируются полномочия не только по развитию Дальнего Востока, но и по российско-китайскому региональному сотрудничеству, что делает его фигурой, равной которой в истории восточной окраины России был только граф Муравьев-Амурский. Если в «систему Минвостока» включат еще и Забайкальский край, о чем в своем инстаграме недавно заявил министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов, вся российско-китайская граница (а значит, и все трансграничные проекты) окажется в ведении Трутнева.

При межправкомиссии должен быть создан деловой совет, в который, как ожидается, войдут предприниматели из двух стран. Оперативную работу по реализации программы будут осуществлять Минвосток и Минкоммерции КНР. Прописано, что китайское ведомство будет привлекать Государственный банк развития КНР (国家开发银行) для подготовки «предложений по реализации программы» (читай: предоставления кредитов для строительства указанных в тексте объектов).

Наконец, определено, что в программу могут вноситься изменения. Для этого придуман такой механизм: два курирующих министерства будут докладывать о ходе реализации программы на межправкомиссии и в случае необходимости будут заключать меморандумы, являющиеся своего рода «поправками» к программе.

Успех без гарантий

Вехой в российско-китайском региональном сотрудничестве, после которой слова наконец превратятся в дела, 2018 год, очевидно, не станет. За пышным фасадом ВЭФ с его душевной блинной встречей Путина и Си, а также представительным «выездным заседанием Центрального комитета КПК» еле уловимы реальные тенденции.

Нынешний уровень регионального сотрудничества двух стран настолько не соответствует высокой планке, заданной дружбой двух лидеров, а результаты настолько скандальны и низки, что главы государств сознательно дистанцируются от него, предоставляя карт-бланш своим подчиненным. По сравнению с реалиями десятилетней давности, когда дорожная карта российско-китайского регионального сотрудничества с помпой подписывалась в Нью-Йорке на встрече Медведева и Ху Цзиньтао, перемены разительны.

Иллюзий по поводу быстрых успехов уже нет. Зато постепенно растет понимание, что ради результатов придется окунаться в местную специфику и в некоторых случаях даже идти на создание особых условий (режим «свободного порта Владивосток», прецедент с введением электронной визы – из этой серии). С китайской стороной подобная работа велась еще с 1980–1990-х годах. В России она оказалась связанной с системой Минвостокразвития и ее куратором Юрием Трутневым.

Централизовав повестку регионального сотрудничества с Китаем, Москва сделала его менее динамичным, чем в 1990-е годы, но в то же время более упорядоченным. Сконцентрировав в одних руках полномочия и прописав, насколько это было возможно, механизм взаимодействия с китайскими партнерами, Трутнев максимально приблизился к тому, чтобы решать сложные вопросы трансграничной повестки с помощью «политической воли».

Однако, как показывает предыстория подписания программы 2018–2024, возможности Трутнева и его команды не безграничны. Лобби со стороны «традиционной бюрократии» (Министерство финансов, МИД и особенно силовики) вполне в состоянии заблокировать любые инициативы «бюрократии развития». Поэтому и итоговая программа, подписанная на ВЭФ, получилась половинчатой. Она дает хороший расклад, что и как нужно делать, но никого ни к чему не обязывает. И уж точно не дает никаких гарантий, что близость к Китаю наконец воплотится в долгожданное развитие Дальнего Востока.

Китай. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 29 октября 2018 > № 2790509 Иван Зуенко

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 октября 2018 > № 2788518

Водолазы Тихоокеанского флота покорили глубину в 416 метров

В понедельник, 29 октября, четверо водолазов спасательного судна Тихоокеанского флота "Игорь Белоусов" успешно провели спуск с выходом из водолазного колокола на глубине 416 м. Об этом Mil.Press FLOT сообщил источник на ТОФ.

Операция проходила в Уссурийском заливе. По словам другого источника, офицера-тихоокеанца, сейчас "Белоусов" возвращается в пункт базирования, а водолазы проходят декомпрессию.

Приход спасателя запланирован на 1 ноября, выход моряков из барокамер – на 18 ноября.

Ранее 27 октября водолазы-глубоководники ВМФ России осуществили погружение в водолазном колоколе на глубину в 400 м.

В процессе погружения осуществлялась съемка с рабочих видеокамер, расположенных внутри водолазного колокола, и съемка работы с постов управления барометрическим комплексом при обеспечении глубоководного спуска.

По словам источника Mil.Press FLOT, погружение на глубину более 400 м и выход на грунт подтверждают заложенные тактико-технические характеристики глубоководного водолазного комплекса "Игоря Белоусова" и позволяют провести экспедиционный спуск на максимальную глубину в 450 м. "Фактически это и есть 450 м, различия несущественны. Все характеристики (спасателя и его ГВК – ред.) и методики (водолазных спусков – ред.) подтверждены в морских условиях. Экспериментальная программа выполнена в полном объеме", – заявил изданию другой собеседник, высокопоставленный офицер ТОФ.

Предыдущий рекорд установили 30 октября 2017 года. Как сообщал Mil.Press FLOT в сентябре 2018 года, за шестисуточный спуск, сравнимый по сложности с космическим полетом, специалисты получили не более 15 тысяч рублей. По данным источников издания на флоте, это связано с несовершенной системой оплаты труда водолазов. Такая ситуация сложилась в 2011 года и до сих пор не изменилась.

26 октября на Северном флоте прошла тренировка спасательных сил с участием подводного обитаемого аппарата АС-34 спасателя "Георгий Титов".

СПРАВКА MIL.PRESS FLOT

Спасательное судно проекта 21300 "Игорь Белоусов" оснащено глубоководным спасательным комплексом ГВК-450, который позволяет водолазам погрузиться на глубину до 450 метров и поднять моряков с аварийной подлодки на поверхность, обеспечивая декомпрессию в барокамерах.

Дмитрий Жаворонков

Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 октября 2018 > № 2788518


Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 октября 2018 > № 2788516

Корвет "Громкий" вышел на заводские ходовые испытания

Корвет проекта 20380 "Громкий" вышел из Владивостока и приступил к выполнению программы заводских ходовых испытаний. Об этом сообщили в пресс-службе Тихоокеанского флота.

В акватории Японского моря корвет выполнит комплекс контрольных мероприятий, в ходе которых предстоит проверить на соответствие заявленным тактико-технические характеристики корабля, надежность и работоспособность в различных условиях систем и оборудования "Громкого".

"Громкий" – второй корвет проекта 20380 в "амурской" серии, предназначенной для Тихоокеанского флота. Первый корабль – "Совершенный" – в июле 2017 года передали ВМФ.

Построенный на Амурском судостроительном заводе, "Громкий" в конце августа 2018 года доставили во Владивосток на достроечную базу. Планируется, что до конца 2018 года корвет войдет в состав сил Тихоокеанского флота.

Длина корвета проекта 20380 – более 100 метров, водоизмещение – 2220 тонн. Дальность плавания – 4000 миль. Вооружение – противокорабельный ракетный комплекс "Уран" и ЗРК "Редут", торпеды, крупнокалиберные пулеметы и гранатометные установки. На корме находится вертолетная площадка с ангаром для базирования вертолета Ка-27 в противолодочном варианте.

Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 октября 2018 > № 2788516


Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 октября 2018 > № 2788515

На Камчатке ввели в строй новый рейдовый буксир Тихоокеанского флота

На Камчатке, в пункте базирования подводных сил Тихоокеанского флота прошла торжественная церемония подъема флага вспомогательного флота ВМФ России на новом рейдовом буксире "РБ-2186" проекта 16609. Об этом в понедельник, 29 октября, сообщили в пресс-службе Минобороны РФ.

"РБ-2186" заложили на Лениградском судостроительном заводе "Пелла". Судно спустили на воду 3 ноября 2017 года, а в июле 2018 года буксир завершил госиспытания.

Буксиры проекта 16609 предназначены для выполнения работ в портах, на рейдах, а также в прибрежных районах на удалении не более 100 миль от мест базирования. Суда обладают ледовым классом Ice2, который позволяет им самостоятельно следовать в мелкобитом разреженном льду неарктических морей и в сплошном льду за ледоколом при толщине льда до 0,55 метра.

Суда способны выполнять буксировочные и кантовочные операции, снимать с мели корабли и суда; участвовать в тушении пожаров, в операциях по устранению разливов нефти, а также перевозить грузы.

На буксире установлен гидравлический кран – манипулятор грузоподъемностью свыше 900 кг на вылете стрелы 6,09 метра. Судно также оборудовано системой внешнего пожаротушения с двумя лафетными стволами и системой водяных завес (производительность – 800 куб.м/час).

Длина буксира – 28,5 метра, ширина – 9,5 метра, осадка – 4,48 метра. Скорость – до 12 узлов. Сила тяги на гаке – не менее 39 тонн.

Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 октября 2018 > № 2788515


Россия. ДФО > Рыба > amurmedia.ru, 29 октября 2018 > № 2788364

Объединение работодателей рыбной отрасли РФ изучит зарплаты рыбаков

Следующий шаг – заключение Отраслевого соглашения на 2019-2022 годы, которое закрепит базовые принципы оплаты труда

Общероссийское объединение работодателей рыбной отрасли 24 октября обратилось в Российский профсоюз работников рыбного хозяйства с предложением изучить вопрос об уровне и системе оплаты труда в отрасли, сообщает ИА PrimaMedia со ссылкой на информацию пресс-службы Всероссийской ассоциации рыбопромышленников (ВАРПЭ). Мероприятия по "зарплатному мониторингу" нужны для подготовки Отраслевого соглашения, которое должно закрепить в отрасли базовые принципы оплаты труда и обеспечить их соблюдение всеми рыбопромышленниками.

Как отмечает ВАРПЭ, по данным ФНС России в 2017 году платежи рыбопромышленных предприятий в социальные фонды возросли по сравнению с предыдущим годом на 60% и превысили 16 млрд рублей. Тем не менее, уровень оплаты труда в отрасли неравномерен, так как наряду с социально ответственным бизнесом продолжают действовать предприятия, на которых сохраняется недостаточный уровень оплаты труда.

Как сообщили в Общероссийском объединении работодателей рыбной отрасли, совместно с рыбацкими профсоюзами будет составлена карта уровня оплаты труда по отрасли в целом.

Следующим шагом должно стать заключение Отраслевого соглашения по организациям рыбного хозяйства на 2019-2022 годы, которое закрепит базовые принципы оплаты труда, а предприятия, которые будут нарушать отраслевое соглашение, понесут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Также Отраслевое объединение работодателей рыбной отрасли совместно с Российским профсоюзом работников рыбного хозяйства готовят отраслевую конференцию, на которой планируется обсудить основные положения Отраслевого соглашения по организациям рыбного хозяйства.

Напомним, что Общероссийское объединение работодателей рыбного хозяйства учреждено 17 октября 2018 года, президентом объединения избран председатель Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки Сергей Тимошенко. На сегодняшний день в объединение входят 59 предприятий рыбохозяйственного комплекса, которые представляют более половины субъектов РФ.

Инициаторами создания Общероссийское объединение работодателей рыбной отрасли в январе 2018 года выступили члены "рыбной" комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и Всероссийская ассоциация рыбопромышленников (ВАРПЭ). 26 февраля 2018 года IV Съезд работников рыбохозяйственного комплекса РФ поддержал предложение о создании всероссийского объединения работодателей рыбной отрасли. Поручение о его создании вошло в итоговую резолюцию IV Съезда.

Как ранее отмечали в ВАРПЭ, создание Объединения работодателей позволит полноценно, на законных основаниях, вести коллективные переговоры и заключить трехстороннее отраслевое соглашение по организациям рыбного хозяйства с участием объединения работодателей, отраслевым профсоюзом и Федеральным агентством по рыболовству на трехлетний период. Эта работа позволит решать вопросы социально-трудовых и экономических отношений с учетом специфики рыбной отрасли, в частности, по вопросам профессионального образования, охраны здоровья работников на производстве, содействия занятости населения и решения социальных проблем.

Россия. ДФО > Рыба > amurmedia.ru, 29 октября 2018 > № 2788364


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > amurmedia.ru, 29 октября 2018 > № 2788363

«Ресурснефть» закрывается в Хабаровском крае

Но при этом в самой компании точно не знают, какие станции закроются и когда

"Ресурснефть" уходит с рынка продажи топлива в Хабаровском крае, однако это все, что точно знают в компании. Когда и какие АЗС закроются, будут ли демонтированы, пока, кажется, неизвестно и самим менеджерам, сообщает корр. ИА AmurMedia.

— Заправки закрываются в разные числа. Но мы пока сами не знаем, что точно и когда будет закрыто. Известно, что на всех АЗС нельзя будет расплатиться наличкой, а из карт действуют только карты "Роснефти", если не заблокированы. Еще надо смотреть, какие это заправки, — сообщили клиентам компании.

Напомним, уже две недели "Ресурснефть" лихорадит: на заправках исчез бензин, обслуживаются лишь избранные компании и спецтранспорт.

Причина, как туманно намекнули в компании, в недекватно высоких ценах на топливо, установленных главным поставщиком-производителем. Покупать стало невыгодно, вот и пришлось закрыться.

Солидных корпоративных клиентов, правда, в "Ресурснефти" не обидят даже в кризис. Существует закрытый список АЗС, где указаны те станции, на которых топливо есть. На АЗС на улице Пионерской, например, оно есть.

Кому же достанется сеть АЗС — станции "Ресурснефти" есть в Хабаровске, Вяземском и Биробиджане — и достанется ли, или заправки будут просто демонтированы, пока неизвестно.

Получить комментарии от гендиректора компании Александра Бека по этому поводу сегодня не удалось. Как сообщили в приемной гендиректора, директор за пределами Хабаровска.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > amurmedia.ru, 29 октября 2018 > № 2788363


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 29 октября 2018 > № 2788362

Не стоит ждать сиюминутного эффекта от индустриальных парков и ТОСЭР - мэрия

О том, как развивается это направление, ИА AmurMedia рассказал начальник отдела промышленности и связи администрации Анатолий Кныш

Интерес резидентов к ТОСЭР Хабаровск и индустриальным паркам, расположенным в краевом центре, растет. Но не стоит ждать сиюминутного эффекта — прежде, чем город почувствует реальную отдачу, должно пройти время. Об этом корреспонденту ИА "AmurMedia" рассказал начальник отдела управления промышленности и связи администрации Хабаровска Анатолий Кныш.

- Анатолий Валентинович, как сегодня развиваются в Хабаровске ТОСЭР и индустриальные парки?

— Мне не хотелось бы, чтобы все ждали от них сиюминутного чуда. Иногда, когда мы слушаем тех или иных чиновников, складывается впечатление, что там всё так распрекрасно, что в принципе завтра уже стоит ждать отдачи. На самом деле, это совсем не так. Вспомним историю Китая. Там все эти зоны ( они назывались не территориями опережающего развития, а спецрайонами ) реально начинали давать отдачу только на четвёртый год. Поэтому нам также пока не стоит "хлопать в ладоши" и ждать, что буквально за год-два у нас что-то кардинально изменится. Но предприятия туда заходят. На сегодняшний день по Хабаровску у нас более 10 резидентов, около 40 заявок на вступление по самым разным направлением. Более того в настоящее время мы активно работаем с предприятиями Хабаровска, чтобы они тоже подавали туда свои заявки. Я думаю, здесь должен сначала произойти какой-то количественный рост, который позже приведёт к качественному.

Но про индустриальные парки здесь стоит сказать отдельно. В Хабаровске всего два индустриальных парка и один ( "Завод строительной керамики" ) за его пределами, хотя его развитием также занимается город. Почти полностью у нас выработан ресурс парка "Авангард". Там есть определённая площадь, и она уже большей частью занята. Появляется много новых резидентов, которые одновременно вступают и в сам парк, и в ТОСЭР. В "Дальэнергомаше" в этом отношении также произошёл рывок: от двух резидентов они выросли до восьми, причём среди них не только складские предприятия, но есть и металлообрабатывающее. В принципе, идёт развитие, оно не быстрое, но оно точно идёт.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 29 октября 2018 > № 2788362


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2775542

Губернатор Сергей Фургал на аппаратном совещании в понедельник представил 13 назначенных членов правительства Хабаровского края, сообщает пресс-служба губернатора.

"В ходе аппаратного совещания губернатор Сергей Фургал представил 13 назначенных членов правительства Хабаровского края", — говорится в сообщении.

Так, первым заместителем председателя правительства края – руководителем аппарата губернатора и правительства края стал Юрий Минаев. Первым заместителем председателя правительства края – министром финансов края назначен Александр Кацуба. Заместителем председателя правительства края по вопросам безопасности и взаимодействия с федеральными органами государственной власти стал Владимир Хлапов

Кроме того, заместителем председателя правительства края – министром экономического развития назначен Виктор Калашников. Заместителем председателя правительства края – министром инвестиционного развития и предпринимательства края назначен Юрий Чайка.

Анатолий Литвинчук назначен заместителем председателя правительства края по вопросам ТЭК и ЖКХ. Максим Пешин назначен на должность заместителя председателя правительства края – руководителя представительства правительства края при правительстве Российской Федерации.

Министр здравоохранения края – Александр Витько. Министр образования и науки края – Алла Кузнецова. Министр жилищно-коммунального хозяйства края – Дарий Тюрин. Министр культуры края – Александр Федосов. Краевое министерство строительства возглавил Александр Шабовта. Министром физической культуры и спорта края назначен Семен Экшенгер.

Как сообщает пресс-служба, губернатор Сергей Фургал подчеркнул, что назначения в правительстве региона продолжатся. Он также напомнил членам кабинета министров о том, что в ближайшее время каждый из них должен представить программу развития своего ведомства.

"Во-первых, в течение недели необходимо представить мне штатное расписание каждого органа власти с функционалом и подведомственными учреждениями. Во-вторых, каждый министр должен сформировать программу по курируемой отрасли. В этом документе должны быть указаны меры по экономии средств, увеличению доходов и план перспективного развития", — приводятся в сообщении слова Фургала.

Фургал стал губернатором Хабаровского края по итогам выборов в сентябре, набрав почти 70% голосов избирателей.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2775542


Россия. ДФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > gudok.ru, 29 октября 2018 > № 2775443

На Дальневосточной железной дороге состоялась видеоконференция «Лекторий успешной женщины», основной целью которой было рассмотрение вопросов совершенствования условий труда, отдыха и социальной защиты женщин магистрали, сообщает служба корпоративных коммуникаций ДВЖД.

Сегодня на ДВЖД трудятся около 55 тыс. человек, из которых почти 15 тыс. – женщины (27%). Для создания женщинам комфортных условий труда на железной дороге регулярно разрабатываются мероприятия по предоставлению социальных льгот и гарантий, медицинскому обеспечению, организации и улучшению условий труда.

В приоритетном порядке оказывается материальная помощь женщинам, имеющим детей-инвалидов, одиноким и многодетным матерям. За 2018 год на ДВЖД принято 119 положительных решений на сумму 1,2 млн рублей для компенсации расходов на реабилитацию детей-инвалидов и подготовку детей к школе. Все заявки по приему детей от 1,5 лет в детские сады и связанные с организацией групп с длительным пребыванием детей удовлетворены в полном объеме.

На оздоровительных объектах разработаны программы для женщин и их детей: «Женское здоровье», «Путевка выходного дня», «Маленькая страна», «Мама и малыш», «Отдых без забот», «Ура, каникулы», «Аквааэробика».

На станции Владивосток в отделенческой клинической больнице в качестве пилотного проекта реализуются комплексные программы по обследованию женщин, опыт признан успешным и планируется к тиражированию в других больницах железной дороги.

Подобные встречи решено проводить регулярно, к ним будут привлечены медицинские работники, руководители и специалисты высших учебных заведений, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований по актуальным темам семейной психологии, социальных льгот и гарантий, предоставляемых в рамках нормативных документов регионального уровня, самореализации в профессиональной и семейной жизни.

Ирина Таранец

Россия. ДФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > gudok.ru, 29 октября 2018 > № 2775443


Россия. ДФО > Транспорт. Нефть, газ, уголь > gudok.ru, 29 октября 2018 > № 2775441

ООО «Сервисно-портовая компания» в качестве резидента Свободного порта Владивосток начало оказывать услуги по перевалке угля в Шкотовском районе Приморского края, сообщает пресс-служба Министерства по развитию Дальнего Востока.

Вложения в инвестпроект, реализованный по соглашению с АО «Корпорация развития Дальнего Востока», составили 121,8 млн рублей. На предприятии будет создано около 50 рабочих мест.

Технология оказания услуг включает разгрузку угля из железнодорожных вагонов, транспортировку на склад и загрузку на суда. В рамках реализации проекта резидент приобрел три грейферных перегружателя, четыре самосвала и пять фронтальных погрузчиков.

Также Сервисно-портовая компания приобрела земельный участок площадью 5,3 тыс. квадратных метров, административное здание, здание проходной и два здания складов.

Ирина Таранец

Россия. ДФО > Транспорт. Нефть, газ, уголь > gudok.ru, 29 октября 2018 > № 2775441


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 28 октября 2018 > № 2788365

Экономика Хабаровска: с чувством, с толком, с расстановкой вперёд в светлое будущее

70 млн рублей выделено мэрией на развитие промышленности в дальневосточной столице

В прошлом году была принята муниципальная программа, согласно которой на развитие промышленности в Хабаровске планируется направить 70 миллионов рублей. Цель программы: создание конкурентоспособной, высокотехнологичной промышленности, способной эффективно развиваться на основе современных технологий, обеспечивая устойчивое экономическое развитие дальневосточной столицы и региона в целом. О том, какие предприятия могут рассчитывать на финансовую поддержку, корреспонденту ИА "AmurMedia" рассказал начальник отдела управления промышленности и связи администрации Хабаровска Анатолий Кныш.

— Анатолий Валентинович, расскажите, пожалуйста, об этой программе поподробнее.

Да, действительно, программу утвердили Постановлением администрации города, и на сегодняшний день мы уже выходим на её фактическую реализацию. Эта программа рассчитана на четыре года. Первый год можно назвать подготовительным, мы разрабатывали саму модель. К сожалению, оказалось, что времени нам не хватило. Мы планируем выдавать деньги, но не сможем это сделать, пока не подготовим положения о субсидиях по конкретным направлениям: на осуществление проектов по строительству инфраструктуры предприятий, на поддержку индустриальных парков, на инновационные научно-исследовательские проекты, на поддержку экспортного потенциала предприятий и на переподготовку кадров. Они уже закреплены, теперь наша задача — по каждому этому направлению не просто выработать положения о субсидиях, а подобрать критерии, по которым мы сможем оценивать те предприятия, которые будут претендовать на эти субсидии.

— Это будет конкурсный отбор?

— Да, естественно, конкурсный отбор. Претендентов будет оценивать экспертная группа. После корректировки бюджета должны будем провести эти конкурсы.

— Так о каких суммах субсидий в этом году идёт речь?

Скажем так, небогато: нам запланировали всего 2,045 млн рублей вместо 15 млн. Главное, что мы попали в бюджет, мы там есть. Заранее подготовили документы на корректировку бюджета, на выделение дополнительных средств, надеемся, что нас поддержат, поскольку сегодня и со стороны финансовых служб, и со стороны экономистов такая поддержка есть. Мы думаем, вообще сама программа — это рабочий документ не только в финансах, но и в сроках.

— Кроме финансовой части программа предусматривает еще и проведение мероприятий. Не могли бы рассказать об этом?

— Имеется ввиду организация конкурсов, презентаций, ярмарок, издание печатной продукции. Но самое интересное — за несколько лет мы должны будем создать Государственную информационную систему промышленности. Что-то подобное Вы скорее всего слышали по ЖКХ.

— А что даст ГИС по промышленности?

— Как что даст?! Хотя бы поймём, где мы находимся. Вы знаете, чтобы двигаться дальше, нужна какая-то определённость. На сегодняшний день, по нашим подсчетам, в Хабаровске 2250 субъектов деятельности в сфере промышленности. Но кто же их видел? Кто их знает? В зависимости от того, каким массивом информации мы будем обладать, мы будем понимать, на что нам нужно будет рассчитывать. Иначе будет очень сложно, потому что в настоящий момент основная масса предприятий так или иначе стремится уйти в тень. Нужно каким-то образом создавать такие условия, чтобы они, скажем так, не сильно туда стремились.

— С каким производством в Хабаровск заходят сегодня инвесторы?

— Сразу могу сказать, палитра огромная, кого здесь только нет: и металлургия, и машиностроение, и сельское хозяйство. Есть даже проекты по переработке отходов, что, собственно, не может не радовать, поскольку у нас в городе поставлена задача за десять лет повысить уровень переработки отходов с 30 процентов до 50. Здесь речь идёт не о том, чтобы просто взять тот или иной отработанный продукт и его утилизировать, а о том, чтобы из него сделать другой, с новыми качественными характеристиками. Подобные проекты мы будем поддерживать и в рамках нашей программы, и в рамках помощи ТОСЭР.

— Иностранные инвесторы. Что можете сказать о них?

— Да, есть иностранные инвесторы. Мобильнее всех у нас оказались японцы. Даже несмотря на то что в девяностые годы они были в какой-то мере напуганы сотрудничеством с нами. В ближайшее время сюда собираются заходить французы. Но на сегодняшний день главное — добиться более тесного сотрудничества с нашими ближайшими соседями, китайцами. С моей точки зрения, экономически им это очень выгодно. Возможно, они это ещё не поняли или не просчитали, насколько долгосрочна наша перспектива, насколько долгосрочны эти курсовые разницы. Как только они поймут, что это надолго, я думаю, они к нам придут.

- Если говорить про ТОСЭР и индустриальные парки, как они развиваются?

— Мне не хотелось бы, чтобы все ждали от них сиюминутного чуда. Иногда, когда мы слушаем тех или иных чиновников, складывается впечатление, что там всё так распрекрасно, что в принципе завтра уже стоит ждать отдачи. На самом деле, это совсем не так. Вспомним историю Китая. Там все эти зоны ( они назывались не территориями опережающего развития, а спецрайонами ) реально начинали давать отдачу только на четвёртый год. Поэтому нам также пока не стоит "хлопать в ладоши" и ждать, что буквально за год-два у нас что-то кардинально изменится. Но предприятия туда заходят. На сегодняшний день по Хабаровску у нас более 10 резидентов, около 40 заявок на вступление по самым разным направлением. Более того в настоящее время мы активно работаем с предприятиями Хабаровска, чтобы они тоже подавали туда свои заявки. Я думаю, здесь должен сначала произойти какой-то количественный рост, который позже приведёт к качественному.

Но про индустриальные парки здесь стоит сказать отдельно. В Хабаровске всего два индустриальных парка и один ( "Завод строительной керамики" ) за его пределами, хотя его развитием также занимается город. Почти полностью у нас выработан ресурс парка "Авангард". Там есть определённая площадь, и она уже большей частью занята. Появляется много новых резидентов, которые одновременно вступают и в сам парк, и в ТОСЭР. В "Дальэнергомаше" в этом отношении также произошёл рывок: от двух резидентов они выросли до восьми, причём среди них не только складские предприятия, но есть и металлообрабатывающее. В принципе, идёт развитие, оно не быстрое, но оно точно идёт.

— Вот такой же рывок может совершить предприятие "Амуркабель"?

— "Амуркабель" это пытается сделать, там есть группа людей, которые заинтересованы в том, чтобы предприятие снова начало работать. Они подали заявку в ТОСЭР. Эта заявка внимательно рассматривалась, недавно прошла видеоконференция по этому вопросу с участием заместителя полпреда, заместителя министра по развитию Дальнего Востока, все готовы помогать, но досих пор не удаётся согласовать главное условие — кто станет собственником этого объекта. От этого будем дальше и "плясать". Но интерес огромный, такое предприятие не должно пропасть!

— Анатолий Валентинович, сейчас хотелось бы поговорить о конкурсе "Хабаровская марка". Все привыкли, что это в основном касается продуктов питания, но мы знаем, что и предприятия промышленности, производства в том числе участвуют в этом конкурсе.

— Раньше "Хабаровская марка" была таким огромным конкурсом по различного рода номинациям, но 10 лет назад её разделили и номинацию "Промышленные товары" передали нам, Управлению по промышленности и связи, теперь мы этим занимаемся. За это время все крупные предприятия, которые производят продукцию, отмечены "Хабаровской маркой". Это и Амуркабель, и Дальэнергомаш, и Дальхимфарм — все, кто по-настоящему серьёзно этим занимается. На сегодняшний день мы начинаем работать и с более мелкими предприятиями, которые выпускают ту или иную продукцию. Процесс идёт, люди к нам постоянно приходят, подают заявки на участие в конкурсе, поскольку надеются получить какую-то известность, хотят, чтобы о них узнали, что они производят не какой-то рядовой продукт, а отмеченный знаком качества.

— До какого времени можно подавать заявки?

— Заявки у нас теперь подаются раньше, с 20 марта по 10 апреля, и соответственно подводятся итоги в конце апреля.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 28 октября 2018 > № 2788365


Россия. ДФО > Электроэнергетика > amurmedia.ru, 26 октября 2018 > № 2788372

Долгосрочные тарифы для ТЭС на Дальнем Востоке позволят "Русгидро" повысить эффективность

Введение долгосрочных тарифов для тепловой генерации на Дальнем Востоке позволит "Русгидро" повысить эффективность работы и направлять получаемую экономию на обновление оборудования и техническое перевооружение, заявили РИА Новости в пресс-службе компании.

Ранее в октябре на портале проектов нормативных актов для публичного обсуждения был размещен проект постановления, в рамках которого предлагается долгосрочное тарифное регулирование для тепловой генерации на Дальнем Востоке. Предлагается внедрить новый метод в генерации, который позволит создать понятные долгосрочные правила регулирования, стимулирующие рост экономической эффективности генерирующих компаний, говорилось в пояснительной записке. При утверждении этого проекта постановления новые правила будут действовать с января.

"Русгидро" поддерживает введение метода долгосрочной индексации тарифов для тепловой генерации Дальнего Востока", — заявили в компании.

"Долгосрочные решения, которые с одной стороны учитывают экономически обоснованные затраты, а с другой стороны позволяют сохранять достигнутую в результате повышения эффективности экономию расходов в распоряжении энергокомпаний, позволят "Русгидро" эффективно планировать работу на среднесрочную перспективу, направлять полученную экономию от сокращения затрат на обновление оборудования, техническое перевооружение и реконструкцию станций", — поясняет "Русгидро".

Компания уточнила, что готова к установлению долгосрочных тарифов на пять лет. "Такая продолжительность уже применяется в регулировании отдельных компаний группы", — заключили в пресс-службе.

Россия. ДФО > Электроэнергетика > amurmedia.ru, 26 октября 2018 > № 2788372


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > amurmedia.ru, 26 октября 2018 > № 2788369

Ни бензина, ни денег: АЗС Ресурснефти в Хабаровском крае перешли на спецтранспорт

Руководство недосягаемо, а сотрудинки компании говорят о неподъемных ценах, будто бы выставленных главным поставщиком

Больше недели АЗС Ресурснефти в Хабаровском крае пустуют. Нет ни топлива, ни денег, при этом связаться с руководством компании тоже нельзя, сообщает корр. ИА AmurMedia.

С недавних пор автомобилисты Хабаровска, Вяземского и Биробиджана недоумевают, что с Ресурснефтью? Вот уже больше недели на АЗС компании их встречает унылая табличка: бензина нет.

Потом появились объявления, что обслуживаются только юрлица (спецмашины) и только по безналичному расчету. Правда, на некоторых заправках преспокойно подпитываются авто, на спецмашины не похожие совсем.

— Не знаем, когда бензин появится, пока топлива нет и денег тоже нет. По интересующим вопросам обращайтесь, пожалуйста, к руководству, — сообщили в справочной "Ресурснефти".

А на самих заправках осторожно поясняют, что причина дефицита — неадекватные цены на топливо, выставленные производителем и главным поставщиком.

Дозвониться до руководства компании сегодня не удалось, и, судя по жалобам горожан в соцсетях, это также не удалось никому из автомобилистов.

В краевом комитете по развитию ТЭК о проблеме не знают — эти вопросы в полномочия комитета, увы, не входят.

— К нам руководство этой компании ни с какими заявлениями не обращалось. Есть заявления от других независимых компаний по розничной продаже бензина, которые жалуются на рост цен, но среди них "Ресурснефти" нет, — сообщили в комитете.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > amurmedia.ru, 26 октября 2018 > № 2788369


Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 26 октября 2018 > № 2788367

Правительство региона окажет дополнительную поддержку племптицезаводу «Хабаровский»

Об этом губернатор заявил в ходе рабочей встречи с руководством единственного в ДФО производителя племенной птицеводческой продукции

Сергей Фургал провел встречу с руководством единственного на Дальнем Востоке производителя племенной птицеводческой продукции и крупнейшим поставщиком птицеводческой продукции в Хабаровском крае. ОАО "Племптицезавод "Хабаровский" работает более 40 лет, производит яйцо столовое и диетическое. Годовой объем производства – 160 млн штук. В настоящее время на предприятии реализуется инвестиционная программа, сообщает ИА AmurMedia со ссылкой на сайт правительства Хабаровского края.

— Правительство края будет помогать, как и прежде. Но я дам поручение проработать и дополнительные меры поддержки. Это могут быть и поддержка через льготное кредитование, и лизинговые схемы на оптимальный для производителя срок. Если предприятие не в состоянии будет рассчитаться за 3 года, надо подобрать индивидуальные условия, не доводя до ухудшения финансового состояния, — сообщил Сергей Фургал.

Глава региона также отметил, что правительство края готово рассматривать инвестиционные предложения по развитию сельскохозяйственного бизнеса. Если у предприятий имеются собственные площадки для перспективного развития, например, как законсервированное отделение птицефабрики у племптицезавода, данное предложение должно быть рассмотрено.

Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 26 октября 2018 > № 2788367


Россия. ДФО > Леспром > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2781708

Первый резидент территории свободного порта Владивосток (СПВ) Советская Гавань (Хабаровский край) компания "Гаваньлеспром" приступила к реализации проекта по безотходной переработке леса, сообщает Минвостокразвития.

"Современный производственный комплекс создается в поселке Майском Советско-Гаванского района. В настоящее время резидент готовит цехи к установке оборудования, выравнивает площадки, монтирует освещение. В них разместятся лесопильная линия для производства круглой древесины мощностью 2250 кубометров готовой продукции в месяц и оборудование по переработке тонкоствольной древесины мощностью 1700 кубометров готовой продукции в месяц", — говорится в сообщении.

Отмечается, что первая партия оборудования для цеха тонкоствольной древесины поступит в декабре. Также "Гаваньлеспром" планирует расширить производство топливных гранул, для чего в 2019 году будет приобретено дополнительное оборудование и переоборудован склад готовой продукции под теплый цех по их производству.

Уточняется, что инвестор вложит в проект около 70 миллионов рублей, будет создано 76 новых рабочих мест.

Режим свободного порта Владивосток распространен на территорию Советско-Гаванского муниципального района Хабаровского края в июле 2018 года.

Россия. ДФО > Леспром > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2781708


Китай. ДФО > Рыба > russian.china.org.cn, 26 октября 2018 > № 2778213

Российский королевский краб пользуется спросом в Китае: в городе Хуньчунь провинции Цзилинь увеличился импорт российских морепродуктов

Королевский краб и другие свежие морепродукты из России в большом количестве поступают в разные регионы Китая через приграничный г. Хуньчунь провинции Цзилинь. Согласно официальным данным г. Хуньчунь от 10 октября, за первые восемь месяцев т.г. объем товарооборота между Хуньчунем и Россией достиг 2,3 млрд. юаней, увеличившись на 41,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В частности, импорт королевского краба в городе Хуньчунь увеличился на 321% и составил 573 млн. юаней.

Город Хуньчунь расположен на стыке границ Китая и России. На территории Хуньчуня находится единственный в провинции Цзилинь железнодорожный и автодорожный КПП на границе с Россией. По мере непрерывного углубления китайско-российского торгово-экономического сотрудничества на китайском рынке устойчиво растет спрос на свежие морепродукты из России.

10 октября на автодорожном КПП Хуньчуня корреспондент увидел, как с раннего утра началось оживление на переходе. Вереницы российских грузовых машин, груженных свежими морепродуктами, ждали своей очереди для растаможки груза. Спустя несколько часов эти морепродукты будут доставлены по воздуху в различные регионы Китая и попадут на стол китайских потребителей.

В настоящее время 24 предприятия в Хуньчуне ведут торговлю российскими морепродуктами, 9 из них занимаются импортом свежих российских крабов.

«Раньше российский королевский краб поступал в Китай через южнокорейский город Пусан», - сказал Ван Цзиньдун, гендиректор хуньчуньского рынка морепродуктов «Хэхэ». Благодаря запуску морской линии «Камчатка-Зарубино-Хуньчунь» перевозка крабов и других морепродуктов стала более стабильной и удобной.

В 2017 г. компания Ван Цзиньдуна осуществила импорт 2600 тонн свежих крабов по указанной линии, максимальная поставка в один день превысила 50 тонн. В настоящее время Ван Цзиньдун последовательно открывает рынки в Таиланде, Сянгане и на Тайване.

Хуньчунь уже стал важной базой по переработке и перевалке морепродуктов в Северо-Восточной Азии. Пользуясь случаем, администрация Хуньчуня предполагает вывести отрасль переработки морепродуктов в разряд индустрии с доходами несколько десятков миллиардов.

Китай. ДФО > Рыба > russian.china.org.cn, 26 октября 2018 > № 2778213


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2772540

Десять членов правительства экс-губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта получили назначения в правительстве нового губернатора Сергея Фургала, сообщается на сайте краевого правительства.

Фургал стал губернатором Хабаровского края по итогам выборов в сентябре, набрав почти 70% голосов избирателей. После его инаугурации прежнее правительство ушло в отставку, его члены получили приставку исполняющих обязанности.

Как следует из размещенной на сайте информации, от приставки и.о. избавились первый зампред председателя правительства края – министр финансов края Александр Кацуба, зампред председателя правительства – министр экономического развития края Виктор Калашников, зампред правительства — министр инвестиционного развития и предпринимательства Александр Чайка, министр строительства Александр Шабовта, министр культуры Александр Федосов, министр ЖКХ Дарий Тюрин, министр образования Алла Кузнецова, министр здравоохранения Александр Витько.

Свои посты также сохранили зампред правительства края по вопросам ТЭК и ЖКХ Анатолий Литвинчук и зампред председателя правительства края — руководитель представительства правительства Хабаровского края при правительстве РФ Максим Пешин.

"Действительно, Сергей Фургал подписал распоряжение, в соответствии с которым состоялся ряд назначений", — сообщили РИА Новости в пресс-службе губернатора.

Ранее Фургал говорил, что намерен создать коалиционное правительство профессионалов. Претенденты должны пройти тестирование и представить программу развития.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2772540


Россия. ДФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > morflot.ru, 25 октября 2018 > № 2779369

Творцы МГУ им адм Невельского подарили людям с ограниченными возможностями новый жанр – инклюзивный цирковой мюзикл

Веру в торжество добра, души и воли человека над любыми обстоятельствами сумели подарить своим землякам сотрудники Центра творческого развития молодежи Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского. Татьяна Славская выступила режиссером, а Кристина Шайхатарова и Наталья Федореева – хореографами необычного музыкально-циркового представления - красочного инклюзивного шоу «Имаджинариум − история настоящих волшебников», премьерные показы которого прошли в минувшие выходные на арене Владивостокского цирка.

Во всех номерах уникального представления люди на инвалидных колясках выступают вместе со спортсменами, музыкантами и цирковыми артистами. В шоу задействованы более 300 человек: люди с ограниченными возможностями, творческие и спортивные коллективы из Владивостока, Артема, Уссурийска, Михайловки, поселка Нового и артисты из Москвы.

Организатором первого циркового инклюзивного мюзикла стали общество инвалидов «Ковчег» и Приморская федерация спорта инвалидов. По словам их руководителя Артема Моисеенко, идея такого масштабного представления появилась у него после просмотра фильма «Величайший шоумен». В 20 номерах на арене цирка гармонично переплелись все творческие выступления приморских инвалидов последних пяти лет.

Шоу наполнено живым вокалом, инструментальным сопровождением, танцевальными и акробатическими перформансами с необычными цветовыми решениями и световыми эффектами. Динамичные и напористые номера сменялись тонкими, воздушными по стилистике выходами, но публика одинаково тепло встречала и провожала громкими аплодисментами всех артистов.

Особыми гостями мюзикла стали победитель телепроекта «Голос. Дети» Данил Плужников и участник телепроектов «Танцы на ТНТ» и «Минута славы» Евгений Смирнов. Выступления 16-летнего ныне Данила, с детства страдающего тяжелой формой костной болезни, и 31-летнего Евгения, потерявшего ногу в дорожной аварии, стали органичным дополнением серии захватывающих и ярких историй о победе человеческого духа, которые увидели зрители.

В мюзикле приняли участие Хореографический ансамбль «Пульс » МГУ им. адм. Г.И. Невельского, цирковая студия «Кофетти», студия современной хореографии «Пластилин», вокальная студия «Юнивойс», танцевальный коллектив ДШИ №3 «Резистенс».

А представители "Ковчега" недавно ярко заявили о себе на танцевальном фестивале для людей с инвалидностью Inclusive Dance Primorye, уже дважды проходившем во Владивостоке. В июне этого года сборная Приморья по спортивным танцам на колясках, представленная участниками студии, завоевала серебряные и бронзовые медали на соревнованиях в Москве.

Спектакль-шоу завершился продолжительными овациями. Зрители стоя долго аплодировали артистам, подарившим всем незабываемый, по-настоящему волшебный вечер.

Россия. ДФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > morflot.ru, 25 октября 2018 > № 2779369


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 25 октября 2018 > № 2775376

Электроцинк остановился минимум на полгода, но может возобновить работу

Металлургический завод "Электроцинк" во Владикавказе полностью приостановил работу на срок не менее шести-восьмимесяцев после пожара в цехе электролиза, при тушении которого погиб пожарный и двое пострадали. Об этом ТАСС сообщили в среду в пресс-службе предприятия.

На заводе введен режим временного простоя, гарантирующий выплату не менее двух третей заработка сотрудникам, сообщила председатель республиканского комитета по занятости населения Альбина Плаева.

По словам генерального директора ОАО "Электроцинк" Игоря Ходыко, сейчас в компании рассматривается возможность восстановления цеха. Для начала этой работы необходимо в первую очередь оценить нанесенный ущерб, провести все технические расчеты и составить план работ.

На вопрос о причинах случившегося Игорь Ходыко ответил, что сейчас на предприятии начала работу специальная комиссия, созданная при Правительстве республики, по результатам которой будет дана детальная картина причины пожара на заводе.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 25 октября 2018 > № 2775376


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > rostrud.ru, 25 октября 2018 > № 2772909

На Сахалине прошли публичные слушания по соблюдению трудового законодательства

В публичных обсуждениях правоприменительной практики, которое прошло в Южно-Сахалинске, принял участие заместитель руководителя Роструда Михаил Иванков. Целью обсуждений является поддержание партнерского конструктивного диалога с бизнес-сообществом по вопросам обеспечения требований трудового законодательства и открытости деятельности государственных инспекций труда.

Главной темой обсуждений стал вопрос защиты трудовых прав граждан предпенсионного возраста. Как сообщил Михаил Иванков, после внесения изменений в пенсионное законодательство, тема соблюдения прав трудящихся стала особенно актуальной. В рамках реализации плана первоочередных мер по обеспечению соблюдения предусмотренного трудовым законодательством запрета на ограничение трудовых прав и свобод граждан в зависимости от возраста организован мониторинг ситуации с соблюдением трудового законодательства в отношении граждан предпенсионного возраста, а также проводятся профилактические мероприятия. Михаил Иванков напомнил сахалинским работодателям об уголовной ответственности в случае отказа в трудоустройстве или увольнении сотрудника исключительно из-за его пожилого возраста. «По состоянию на середину октября территориальными органами Роструда проведено более 2400 проверок по фактам нарушения трудовых прав работников предпенсионного возраста, в том числе 121 проверка в Сахалинской области. Также во всех государственных инспекциях труда организована работа телефонов «горячих линий» по вопросам соблюдения трудового законодательства в отношении работников предпенсионного возраста и консультационные пункты», – рассказал заместитель руководителя Роструда, добавив, что в ближайшее время на портале «Онлайнинспекция.рф» будет создан специализированный комплекс сервисов для правовой поддержки граждан предпенсионного возраста.

Ежеквартально территориальные органы Роструда – государственные инспекции труда в регионах проводят публичные обсуждения вопросов правоприменительной практики в своей работе. В текущем году уже проведено более 250 публичных слушаний по вопросам соблюдения трудового законодательства.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > rostrud.ru, 25 октября 2018 > № 2772909


Россия. ДФО. СЗФО > Транспорт > newizv.ru, 25 октября 2018 > № 2771158

Авиакомпания "Аэрофлот" возобновила продажу билетов по субсидируемым тарифам на рейсы в города Дальнего Востока и в Калининград.

Стоимость перелёта по субсидируемым тарифам из Владивостока в Москву в одну сторону составляет 7,4 тыс. руб. (таксы и сборы не применяются), из Петропавловска-Камчатского - 7,5 тыс., из Южно-Сахалинска - 7,3 тыс., из Хабаровска - 7,2 тыс., из Магадана - 7,2 тыс., из Калининграда - 3,8 тыс., из Магадана в Хабаровск - 4 тыс., из Хабаровска в Новосибирск - 5,7 тыс., во Владивосток - 1,8 тыс., из Петропавловска-Камчатского во Владивосток - 6 тыс., из Красноярска в Хабаровск - 6 тыс., из Калининграда в Санкт-Петербург - 3,5 тыс.

Купить билеты по субсидируемым тарифам могут россияне в возрасте до 23 лет и старше 60 лет (55 лет - для женщин), инвалиды I группы, инвалиды детства II и III групп, сопровождающие инвалида I группы или ребёнка-инвалида. Завершатся такие перевозки 1 декабря.

Напомним, 16 октября "Аэрофлот" принял решение приостановить продажу билетов на рейсы по субсидируемым тарифам в Крым и на Дальний Восток. На такой шаг авиакомпания пошла в связи с полным освоением выделенных из госбюджета средств на выплату субсидий.

Льготные перевозки в Крым и на Дальний Восток "Аэрофлот" приостановливал также в апреле, в августе они возобновились на внутренние рейсы между городами Дальнего Востока и в Москву, их осуществляли дочерние структуры – "Аврора" и "Россия".

Россия. ДФО. СЗФО > Транспорт > newizv.ru, 25 октября 2018 > № 2771158


Россия. СФО. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 25 октября 2018 > № 2771126

Совершенствование безбарьерной среды на Забайкальской железной дороге позволило увеличить перевозки маломобильных пассажиров. За 9 месяцев 2018 года услугами вокзалов Забайкальской магистрали воспользовались 1,8 тыс. пассажиров с ограниченными возможностями, это на 67% больше, чем в январе - сентябре 2017 года, сообщила пресс-служба дороги.

«Услугами помощи и сопровождения на территории железнодорожных вокзалов Забайкальской железной дороги воспользовались: в Амурской области — свыше 650 человек, в Забайкальском крае — около 1140 человек», — говорится в сообщении.

В пресс-службе Забайкальской магистрали отмечают, что поездки по железной дороге для пассажиров с ограниченной подвижностью стали доступнее благодаря реализации ОАО «РЖД» программы по созданию безбарьерной среды. Так, на Забайкальской железной дороге пандусами оборудованы все вокзальные комплексы, на 8 из них – на станциях Чита-2, Карымская, Борзя, Забайкальск, Благовещенск, Белогорск, Бурея и Свободный – для слабослышащих установлено индукционное оборудование беспроводной передачи аудиосигнала в слуховой аппарат. По запросам пассажиров предоставляются инвалидные кресла-каталки и носилки, подъемные платформы для посадки маломобильных граждан в пассажирские вагоны.

Кроме того, ОАО «РЖД» работает над улучшением условий и повышением доступности поездок для пассажиров с ограниченными физическими возможностями. Так, в поездах формирования Забайкальского филиала АО «Федеральная пассажирская компания» курсируют 2 вагона, переоборудованные для перевозки пассажиров с ограниченными физическими возможностями. Вагоны оснащены подъемными посадочными устройствами. Для перемещения пассажира внутри вагона на кресле-коляске, площадь купе, санитарный узел, а также ширина дверей, тамбурная зона, коридор увеличены.

Анна Булаева

Россия. СФО. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 25 октября 2018 > № 2771126


Россия. ДФО > Армия, полиция > ria.ru, 25 октября 2018 > № 2770620

В Хабаровском крае предотвращен теракт, который планировался на одном из социальных объектов Николаевска-на-Амуре, сообщили РИА Новости в региональном УФСБ.

Источник в экстренных службах Дальнего Востока уточнил, что в подготовке преступления обвиняется ранее судимый житель этого города.

Фигурант дела арестован, ему предъявлено обвинение по нескольким статьям, в том числе "приготовление взрывчатых веществ" и "оправдание терроризма".

У обвиняемого изъяли самодельное взрывное устройство.

Дело в суд пока не направлялось, следствие продолжается, в настоящее время проверяются все связи злоумышленника.

Ноябрьский инцидент

По словам источника в правоохранительных органах края, "факт пресечения угрозы теракта произошел давно".

"Эта история длится с прошлого года. В ноябре 2017 года на пустыре нашли похожий на взрывное устройство предмет, который потом отправили на экспертизу", — уточнили в экстренных службах.

В ноябре 2017 года, как сообщал источник РИА Новости, на пустыре у заброшенных домов нашли предмет, напоминающий самодельное взрывное устройство, на место выезжали сотрудники полиции, взрывотехники, УФСБ.

Россия. ДФО > Армия, полиция > ria.ru, 25 октября 2018 > № 2770620


Россия. ДФО > Транспорт > rosavtodor.ru, 25 октября 2018 > № 2770376

Федеральные дорожники завершили подготовку федеральной автодороги А-360 «Лена» к бесперебойной работе в условиях гололеда, обильных снегопадов и снежных заносов.

Для борьбы с наледью и снегопадом предстоящей зимой подрядные организации задействуют 108 единиц техник, а для устранения зимней скользкости заготовлено более 40 тыс. кубометров противогололедного материала.

На протяжении всей трассы в готовность приведены: 20 пескобаз и 16 теплых стоянок для размещения техники и обогрева людей в случае чрезвычайной ситуации.

Кроме того, на сложных участках трассы в период неблагоприятных погодных условий осуществляется круглосуточное дежурство дорожной техники (км 36 – км 40, км 140 – км 150, км 242 – км 248, км 295 – км 300, км 389 – 392), а на самом опасном - км 494 – км 506 - организованно дежурство бульдозера.

В работе дорожникам существенно помогают данные о погоде, получаемые с пяти постов метеоконтроля. Владение этой информацией позволяет своевременно принимать необходимые меры.

Для приема обращений в случае возникновения нештатных ситуаций круглосуточно работают телефоны дежурно-диспетчерской службы: +7 (41145) 3-12-18, +7 (924) 173-12-18.

Россия. ДФО > Транспорт > rosavtodor.ru, 25 октября 2018 > № 2770376


Россия. ДФО > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 24 октября 2018 > № 2790640

Глава МЧС России провел заседание с правительством Сахалинской области

24 октября глава МЧС России Евгений Зиничев провел координационное совещание, посвящённое готовности Сахалинской области к зимнему периоду, прогнозу возникновения чрезвычайных ситуаций и организации межведомственного взаимодействия при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. В совещании приняли участие руководители органов исполнительной власти и представители научного сообщества.

Во время заседания министр предложил взыскивать с рыбаков, которые вопреки официальным предупреждениям вышли на лед, попали в чрезвычайную ситуацию и были спасены экстренными службами, затраты на их спасение.

«Спасение рыбаков влечет большие финансовые издержки. Запрет выхода на лед дает право поднять вопрос о том, чтобы выставить счет за (поисково-спасательную) операцию, как минимум за ГСМ. Тем более, что задействованные в это время силы и средства, могут быть необходимы для ликвидации реальной чрезвычайной ситуации», - сказал Е. Зиничев.

Председатель правительства Сахалинской области Вера Щербина поддержала эту инициативу и поручила своим подчиненных проработать этот вопрос.

Подводя итоги совещания глава МЧС России отметил, что в целом субъект готов к зимнему периоду, но вместе с тем рекомендовал продолжить работу по мониторингу обстановки, оповещению жителей, организации работы городков жизнеобеспечения на автодорогах региона и освещать деятельность ведомства в СМИ.

Россия. ДФО > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 24 октября 2018 > № 2790640


Россия. ДФО > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 24 октября 2018 > № 2790639

Евгений Зиничев представил нового врио начальника Главного управления МЧС России по Сахалинской области

24 октября глава МЧС России Евгений Зиничев представил региональному правительству и личному составу подразделений полковника внутренней службы Андрея Андреева, назначенного временно исполняющим обязанности начальника Главного управления МЧС России по Сахалинской области. Ранее он занимал должность первого заместителя начальника Главного управления МЧС России по Омской области

«Андрей Анатольевич опытный руководитель, достойный офицер и я уверен, что в совместной работе он продемонстрирует свои лучшие качества», - сказал Е. Зиничев.

Новый руководитель главного управления доложил министру о работе вверенного ему подразделения. «За этот год в Сахалинской области произошла только одна техногенная чрезвычайная ситуация. При этом циклонов и тайфунов зарегистрировано 23. Кроме того, удалость спасти 334 человека», - сказал он.

В этот же день глава МЧС России наградил сотрудников, участвовавших в ликвидации последствий прохождения тайфуна «Джеби» в сентябре 2018 года, медалями МЧС России «За отличие в ликвидации последствий ЧС». Ветеранам системы МЧС России Е. Зиничев вручил медали «За содружество во имя спасения». Кроме того, министр передал сотрудникам первого отряда федеральной противопожарной службы сертификат на два снегохода марки «Тайга».

Справочная информация:

Андрей Анатольевич Андреев родился 5 октября 1970 года в Смоленской области.

В 1991 году он окончил Костромское высшее военное командное училище химической защиты по специальности: «командная тактическая химических войск», а в 2000 году военный университет радиационной, химической и биологической защиты по специальности: «военное и административное управление».

А. Андреев прошел профессиональный путь от командира взвода химической защиты до Первого заместителя начальника Главного управления МЧС России по Омской области, где и работал до своего назначения начальником ГУ МЧС России по Сахалинской области.

Награжден медалью «За отличие в военной службе» трех степеней, медалями МЧС России «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации» в 2013 году, «За содружество во имя спасения» в 2014 году, а также удостоен знака «За заслуги» в 2015 году.

Россия. ДФО > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 24 октября 2018 > № 2790639


Россия. ДФО > Агропром. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 24 октября 2018 > № 2788373

Дальневосточный напиток "Кусун" поступит в продажу на этой неделе

Новый продукт удалось вывести на рынок за рекордно короткий срок

В Хабаровске идет подготовка к презентации в торговой сети дальневосточного холодного чая "Кусун". Старт продаж напитка состоится 26 октября в торговом центре "Южный парк". Для посетителей устроят дегустацию, организуют фотозону, автор напитка проведет мастер-класс, также в первый день продаж покупателям сделают скидку, сообщили ИА AmurMedia в правительстве Хабаровского края.

Напомним, ключевым событием в продвижении напитка "Кусун" стала его демонстрация большому числу жителей. Во время фестиваля мороженого 25 августа холодный чай попробовали 20 тысяч человек. Был установлен рекорд России. Министерству торговли, пищевой и перерабатывающей промышленности края удалось в кратчайшие сроки найти инвесторов и наладить выпуск напитка в промышленных масштабах. Производителем выступил завод "Тайга", реализацией занялась группа компаний "Невада".

"Мы выполнили свое обещание. Напиток уникальный, пока на рынке нет аналогов и это хорошо. Производитель расширил линейку продуктов, появляются рабочие места и дополнительные оборотные средства. Кроме того, в крае увеличивается индекс производства напитков, а это налоги в бюджет. Должен сказать, что обязательное условие министерства — доступная цена напитка для населения. В торговой сети она составит 49 руб. 98 коп, в первый день продаж стоимость снизят на пять рублей", — сообщил и.о. министра торговли края Николай Крецу.

В региональных туристических организациях уверены, что Хабаровскому краю нужен свой продуктовый бренд.

"Есть же астраханские арбузы, вологодское масло, уральские пельмени, в Приморье знаменитые конфеты "Птичье молоко". Наши соседи из стран Азиатско-Тихоокеанского региона — любители гастрономии. Для них всё, что связано с едой, интересно. Поэтому очень нужен продукт, который бы однозначно ассоциировался с Хабаровским краем. У него должна быть адекватная цена и привлекательная упаковка", — отметила председатель правления Дальневосточного регионального сообщества туриндустрии Анастасия Степашко.

Автором дальневосточного напитка "Кусун" стал хабаровский бармен Егор Сиротин. Перед массовым производством состав был доработан технологами завода "Тайга". Срок годности дальневосточного чая 30 суток, при приготовлении используются только натуральные компоненты: брусника, дальневосточная роза, чабрец и чага.

Россия. ДФО > Агропром. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 24 октября 2018 > № 2788373


Россия. ДФО > Леспром. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 24 октября 2018 > № 2788371

Власти Хабаровского края заинтересованы в скорейшем запуске производства на «Аркаиме»

Губернатор Сергей Фургал обсудил ситуацию на предприятии с представителями ВЭБ

В правительстве Хабаровского края состоялась рабочая встреча губернатора Сергея Фургала со старшим вице-президентом управления лесоперерабатывающего комплекса ВЭБ Павлом Билибиным. В центре внимания были вопросы поддержки лесоперерабатывающего предприятия "Аркаим" в Ванинском районе, сообщает ИА AmurMedia со ссылкой на сайт краевого правительства.

Павел Билибин отметил, что ВЭБ намерен сохранить единый производственный комплекс предприятия, приложить все усилия для возобновления выпуска продукции и повышения эффективности этого актива.

Губернатор Сергей Фургал подчеркнул, что правительство края поддерживает позицию Банка развития. Власти региона заинтересованы в скорейшем запуске производства.

"Сотрудники предприятия не должны страдать от недобросовестных действий собственников и других структур, которые сейчас там работают. У нас в приоритете – возобновление производства, работа предприятия строго по закону, выплата "белой" заработной платы и стабильные налоговые поступления в краевой бюджет. Мы со своей стороны готовы делать все, что необходимо в рамках закона для решения этих задач", — подчеркнул Сергей Фургал.

Россия. ДФО > Леспром. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 24 октября 2018 > № 2788371


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 24 октября 2018 > № 2773784

Газпром может выкупить внутрипоселковые сети Хабаровского края в счет долгов муниципальных предприятий

Муниципальные коммунальные предприятия Хабаровского края задолжали Газпрому за поставленный природный газ 642 млн руб. Эта сумма копится с 2014 г.

Об этом Газпром сообщил 23 октября 2018 г.

На рабочей встрече губернатора Хабаровского края С. Фургала с руководителями дочек Газпрома, работающих на территории региона, были рассмотрены итоги подготовки газовиков к отопительному сезону 2018-2019 гг., перспективной организации газоснабжения края и сокращения задолженности теплоснабжающих предприятий перед поставщиком природного газа.

По оперативным данным на 1 октября 2018 г. общий долг муниципальных образований перед Газпром газораспределение Дальний Восток составляет свыше 640 млн руб.

Около 80% этой суммы приходятся на теплоснабжающие организации (ТСО) Амурского, Солнечного и Николаевского муниципальных районов.

Одной из мер по изменению сложившейся ситуации, которую газовики предложили правительству Хабаровского края для всестороннего изучения и обсуждения, является продажа газовых сетей муниципальных образований.

При этом органы исполнительной власти получат возможность сократить затраты на эксплуатацию непрофильных активов, направив вырученные от продажи средства и образовавшуюся экономию в счет погашения задолженности, а газовики возьмут под свой контроль техническое состояние внутрипоселковых газопроводов для соблюдения требований безопасности и безаварийности.

Кроме того, Газпром газораспределение Дальний Восток предложил правительству Хабаровского края составить график погашения задолженности ТСО, учесть возможность компенсации выпадающих доходов ТСО из средств регионального бюджета и предусмотреть обеспечительные меры по оплатам за поставки газа предприятиям «малой энергетики».

По итогам совещания С. Фургал поручил правительству Хабаровского края подготовить план по выходу из сложившейся ситуации.

Как отметил гендиректор Газпром газораспределение Дальний Восток Г. Шперлинг, чтобы не допустить дальнейшего нарастания задолженности и исключить любую возможность ухудшения ситуации для конечных потребителей, компания готова совместно с региональными властями тщательно проработать каждый пункт, взвесив все «за» и «против».

Несмотря на огромные долги Газпром исправно продолжал газификацию региона.

Общий объем инвестиций Газпрома, направленных на реализацию программы газификации в Хабаровского края в 2008-2017 гг составил 7,5 млрд руб.

На 2018 г запланированы инвестиции в газификацию в размере 350 млн руб.

7 сентября 2018 г. газ пришел в с. Мичуринское Хабаровского края.

Нынешний губернатор Хабаровского края С. Фургал депутат Госдумы от ЛДПР выиграл во 2м туре 23 сентября 2018 г. у бывшего губернатора В. Шпрота от Единой России.

Примечательно, что В. Шпрот был губернатором Хабаровского края с 2009 г. и долги за газ были накоплены при его управлении регионом.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 24 октября 2018 > № 2773784


США. Индия. Япония. ДФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 октября 2018 > № 2770413

Завод СПГ построят «Роснефть» и ExxonMobil в рамках «Сахалина-1» – СМИ

«Роснефть» и ExxonMobil вместе с индийскими и японскими партнерами, входящими в консорциум «Сахалин-1», планируют построить завод сжиженного природного газа, сообщило агентство Reuters, ссылаясь на источники. «Два источника – один близкий к Exxon и топ-менеджер «Роснефти» – сообщили, что обе фирмы обязуются выполнить проект завода СПГ в рамках соглашения «Сахалин-1», – пишет агентство, отметив, что пока не ясно, как партнеры по проекту распределят расходы между собой.

«Четыре компании – «Роснефть», Exxon, японская Sodeco и индийская ONGC Videsh – являются партнерами проекта «Сахалин-1», однако Exxon и «Роснефть» изначально планировали построить завод по производству СПГ без участия других членов консорциума», – напоминает агентство. Exxon и «Роснефть» представили план создания СПГ-завода на Дальнем Востоке президенту РФ Владимиру Путину еще в 2013 году. По данным одного из источников Reuters, решение о строительстве завода ожидается до конца 2019 года.

Оператором шельфового проекта «Сахалин-1», реализующегося на условиях СРП, является структура ExxonMobil – «Эксон Нефтегаз Лимитед» с долей 30%. Другие участники проекта – Sodeco (30%), «Роснефть» (20%) и ONGC (20%). Проект включает в себя освоение трех морских месторождений – «Чайво», «Одопта» и «Аркутун-Даги», расположенных на северо-восточном шельфе острова Сахалин.

США. Индия. Япония. ДФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 октября 2018 > № 2770413


Россия. СФО. ДФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 24 октября 2018 > № 2769330

Стань участником IV Форума молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока «Российский Север»

В Санкт-Петербурге с 25 по 29 ноября 2018 года состоится IV Форум молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ «Российский Север».

В рамках Форума будет принята общественная стратегия развития молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Кроме того, на Форуме будет создана молодежная рабочая группа по разработке показателей устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

К участию в Форуме приглашаются представители молодёжи региональных этнических объединений коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, молодёжь других этнических общностей, проживающих на территориях коренных малочисленных народов и осуществляющая традиционное хозяйствование, молодёжные лидеры России, чья сфера интересов связна с исследованием, развитием и сохранением социально-экономического потенциала, традиционного образа жизни и культурных ценностей малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Так же Форум объединит студентов старших курсов бакалавриата, магистранты, аспиранты, молодые ученые и специалисты, заинтересованные в устойчивом социально-экономическом и этнокультурном развитии северных регионов России. Заявки принимаются в АИС «Молодежь России».

Основные задачи Форума:

• Формирование сообщества молодых людей – специалистов различных отраслей, способных консолидировать усилия для решения социально значимых проблем Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ.

• Создание молодежной рабочей группы по разработке показателей устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

• Укрепление межэтнического взаимодействия молодежи России как единой социальной группы

• Содействие самореализации молодёжи из числа коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

• Содействие реализации Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

• Привлечение молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации к участию в мероприятиях, направленных на поддержку молодежных инициатив и повышение социальной активности молодежи

Организаторами Форума выступили Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, Федеральное агентство по делам молодежи, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена при поддержке Федерального агентства по делам национальностей, Комитета Государственной Думы по делам национальностей

Россия. СФО. ДФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 24 октября 2018 > № 2769330


Япония. Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 24 октября 2018 > № 2768001

Стивидорная компания «Морской порт в бухте Троицы» 24 октября осуществила перевалку грузов в рамках второй тестовой перевозки из Японии в Китай по международному транспортному коридору «Приморье-2», сообщает пресс-служба ООО «МПБТ».

С парома Eastern Dream выполнена выгрузка транзитного груза, доставленного из г. Сакаиминато (Япония), — комплектующих для цифрового оборудования и товаров народного потребления. Груз был отправлен автотранспортом в г. Чанчунь (Китай). В этот же день на борт парома погрузили рефрижераторный контейнер с сельскохозяйственной продукцией, предварительно доставленной в порт Зарубино из г. Чанчунь для отправки морем в г. Сакаиминато. Таможенное оформление грузов осуществлено в течение часа.

Организатором грузоперевозки выступила префектура Тоттори (Япония), грузовым агентом — японский логистический оператор Nippon Express Co. Паром Eastern Dream грузовместимостью 4 тыс. тонн принадлежит компании DBS Cruise Ferry (Южная Корея).

«Выгодное географическое расположение Морского порта в бухте Троицы позволяет перемещать грузы между Японией и северо-восточной частью Китая по кратчайшему пути — в течение трех суток, а инфраструктура порта — в короткие сроки осуществлять процедуры оформления и перевалку», — отмечает генеральный директор ООО «МПБТ» Андрей Перевалов.

Руководитель обособленного подразделения ООО «Ниппон Экспресс (Рус)» во Владивостоке Евгения Захарова напомнила, что первая тестовая грузоперевозка состоялась в апреле. «В этот раз был расширен ассортимент грузов, усовершенствованы некоторые механизмы работы. Планируем продолжать взаимодействие в этом направлении с префектурой Тоттори, которая заинтересована в укреплении функциональных возможностей Сакаиминато в качестве ворот в Северо-Восточную Азию и расширении географии регулярных рейсов DBS Cruise Ferry от порта Владивосток до порта Зарубино», — пояснила она.

Япония. Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 24 октября 2018 > № 2768001


Россия. ДФО > Транспорт. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > gudok.ru, 24 октября 2018 > № 2767999

На Дальневосточной железной дороге для повышения уровня безопасности на железнодорожных переездах до конца 2018 года по инвестиционной программе ОАО «Российские железные дороги» будут завершены работы по оборудованию железнодорожных переездов камерами фото- и видеофиксации. Также совместно с ГИБДД будут регулярно проводиться профилактические рейды, сообщила служба корпоративных коммуникаций ДВЖД со ссылкой на и.о. заместителя начальника Владивостокского территориального управления ДВЖД Андрея Гамкова, который выступил на совещании руководителей управления с участием прокурора Приморской транспортной прокуратуры и представителей районных администраций.

Андрей Гамков высказал озабоченность состоянием безопасности на железнодорожных переездах Приморья. С начала текущего года там зафиксировано 7 ДТП, в которых пострадали 4 человека, один из них погиб. За этот же период 2017 года произошло 6 происшествий, в которых пострадал один человек, погибших не было.

В ходе совещания были затронуты вопросы, касающиеся содержания автодорог на подходах к железнодорожным переездам, сроков принятия на баланс муниципальных образований бесхозных дорог, имеющих пересечение с железной дорогой.

«Обеспечение безопасности на железнодорожных переездах требует ответственного исполнения нормативных требований и взаимодействия всех сторон – и железнодорожников, и правоохранителей, и органов власти. Возникающие вопросы должны решаться в рабочем порядке, а подобные совещания призваны подводить итог проделанной совместной работы», – подчеркнул транспортный прокурор Приморья Вадим Кротов.

Тимур Бек

Россия. ДФО > Транспорт. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > gudok.ru, 24 октября 2018 > № 2767999


Россия. ДФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 24 октября 2018 > № 2767998

Контейнерооборот портов России за 9 месяцев 2018 года вырос на 10,4% до 3,76 млн TEU

Перевалка импортных контейнеров составила 1,6 млн TEU

Контейнерооборот портов России по итогам января - сентября 2018 года составил 3,76 млн TEU, что превышает показатель этого же периода 2017 года на 10,4%, сообщает агентство ТАСС со ссылкой на Ассоциацию морских торговых портов России.

В то же время темпы роста контейнерооборота сокращаются. В январе - июле рост контейнерооборота составлял 12%, в январе - августе — 10,6%. В прошлом году темпы роста по итогам января - сентября выросли до 15,9%», — говорится в сообщении.

Перевалка импортных контейнеров в российских портах за январь - сентябрь 2018 года составила 1,6 млн TEU, что на 10,3% превышает показатель января - сентября 2017 года. Экспортных контейнеров перевалено на 11,3% больше или 1,57 млн TEU. Каботаж вырос на 7,8% до 539,52 тыс. TEU, транзит — на 10,5% до 56,45 тыс. TEU. Рефрижераторных контейнеров перевалено 351,1 тыс. TEU (плюс 7,6%).

Порты Балтийского бассейна нарастили перевалку контейнеров на 11,2% до 1,86 млн TEU. Контейнерооборот Дальневосточного бассейна вырос на 11,7% и составил 1,22 млн TEU, Азово-Черноморского — на 7% до 576,05 тыс. TEU, Арктического — на 1,5% до 110,7 тыс. TEU. Порты Каспийского бассейна напротив сократили перевалку контейнеров на 6,2% до 1,58 тыс. TEU.

Среди холдингов России по контейнерообороту в январе - сентябре 2018 года лидирует холдинг Global Ports. Контейнерооборот холдинга, на долю которого приходится до 28,8% совокупного контейнерооборота России, по итогам января - сентября составил 1,08 млн TEU (плюс 6,4% к январю - сентябрю 2017 года).

Согласно данным Ассоциации морских торговых портов, АО «Первый контейнерный терминал», входящее в холдинг Global Ports, нарастило перевалку контейнеров на 12,4% до 457,17 тыс. TEU, ООО «Восточная стивидорная компания» — на 15,8% до 312,86 тыс. TEU, ОАО «Петролеспорт» — на 17,6% до 187,26 тыс. TEU, ОАО «Усть-Лужский Контейнерный терминал» — на 0,9% до 56,69 тыс. TEU. Одновременно с этим, контейнерооборот ООО «Моби Дик» сократился на 45,1% до 69,44 тыс. TEU.

ООО «НУТЭП», входящее в холдинг Delo Ports, нарастило перевалку контейнеров на 10,5% до 239,49 тыс. TEU.

Контейнерооборот группы «Сумма» в январе - сентябре 2018 года вырос на 10,6% и составил 859,03 тыс. TEU. Контейнерооборот ОАО «Владивостокский МТП» увеличился на 14,7% до 392,91 тыс. TEU, АО «НЛЭ» — на 5,4% до 181,17 тыс. TEU, ООО «Балтийская стивидорная компания» — на 13,4% до 140,96 тыс. TEU, ПАО «НМТП» — на 4,2% до 143,99 тыс. TEU.

Совокупный контейнерооборот холдинга UCL Port вырос на 16,3% до 573,7 тыс. TEU. Перевалка контейнеров ЗАО «Контейнерный терминал Санкт-Петербург» увеличилась на 15,5% до 550,32 тыс. TEU, ОАО «Морской порт Санкт-Петербург» — на 38,5% до 23,38 тыс. TEU.

Рейтинг контейнерных терминалов России в январе - сентябре 2018 года возглавил «Контейнерный терминал Санкт-Петербург». Согласно данным Ассоциации морских торговых портов, оборот ЗАО «Контейнерный терминал Санкт-Петербург» (Большой порт Санкт-Петербург) в январе - сентябре 2018 года составил 550,32 тыс. TEU, что превышает показатель января - сентября 2017 года на 15,5%.

На второй строчке рейтинга — АО «Первый контейнерный терминал» (Большой порт Санкт-Петербург) с оборотом 457,17 тыс. TEU (плюс 12,4%). Замыкает тройку лидеров ПАО «Владивостокский морской торговый порт» (порт Владивосток) с оборотом 342,41 тыс. TEU (плюс 14,7%).

По итогам января - сентября 2018 года наибольший рост перевалки контейнеров показали компании: ООО «Феникс» (Большой порт Санкт-Петербург) — в 2,9 раза до 127,62 тыс. TEU, ООО «Сахалин-Шельф- Сервис» (порт Москальво) — на 79,8% до 5,87 тыс. TEU.

Наибольшее снижение контейнерооборота показали компании: АО «Морской торговый порт Усть-Луга» (порт Усть-Луга) — на 76,9% до 148 TEU, ЗАО «АРКТИК-КОНСАЛТИНГ-СЕРВИС» (порт Архангельск) — на 64,4% до 232 TEU.

Анна Булаева, Gudok.ru

Россия. ДФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 24 октября 2018 > № 2767998


Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 октября 2018 > № 2788437

Завершились заводские испытания нового поисково-спасательного катера для Тихоокеанского флота

В Петропавловске-Камчатском завершились заводские испытания многофункционального модульного катера "СМК-2187" проекта 23370М, предназначенного для спасательного отряда войск и сил на Северо-Востоке. Об этом во вторник, 23 октября, сообщили в пресс-службе Тихоокеанского флота.

"СМК-2187" – пятнадцатый катер в серии проекта 23370М, строящейся для ВМФ России. Его торжественно спустили на воду в Петропавловске-Камчатском 16 августа.

В соответствии с утвержденной программой испытаний представители завода-изготовителя проверили мореходные качества катера, маневренность, работу навигационного оборудования и судовых систем.

В ближайшее время катер-катамаран "СМК-2187" примет госкомиссия, и он пополнит состав аварийно-спасательной службы Тихоокеанского флота на Камчатке.

Катера проекта 23370М разработаны компанией "Кампо" (Орехово-Зуево) и стали развитием проекта модульных катеров, которые, по словам представителей пресс-службы Минобороны РФ, хорошо зарекомендовали себя на Черноморском и Балтийском флотах, а также в составе Каспийской флотилии. На основании опыта их использования в проект внесены существенные изменения: в новой модификации катера обладают большей скоростью хода и улучшенной мореходностью.

Эти суда предназначены для поисковых, аварийно-спасательных и подводно-технических работ. В том числе катер можно использовать для обеспечения водолазных спусков до 45 метров. Он оснащен усовершенствованным водолазным и противопожарным оборудованием, имеет гидравлический кран-манипулятор грузоподъемностью до 5 тонн, а также грузовую стрелу с механической лебедкой грузоподъемностью до 250 кг.

Особенность проекта 23370М – окончательная сборка катера происходит из модулей непосредственно в пункте базирования, куда их доставляют отдельно.

Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 октября 2018 > № 2788437


Россия. ДФО > Рыба > amurmedia.ru, 23 октября 2018 > № 2788374

Эксперты поделились соображениями о динамике цен на красную икру в ДФО

Благодаря рекордному улов, цены на красную икру снизились, однако, в отдельных регионах эксперты прогнозируют увеличение цены

Рекордная "красная" путина на Камчатке и общий рост вылова лосося на Дальнем Востоке привели к некоторому снижению цен на красную икру в регионах ДФО, при этом участники рынка не исключают традиционного увеличения – пусть и небольшого – ее стоимости к Новому году, сообщает ИА AmurMedia со ссылкой на РИА Новости.

В 2017 году на оптовом рынке в РФ цены на лососевую икру выросли в среднем на 40-50% по сравнению с 2016 годом, в ряде регионов ДФО к Новому году они поднялись еще больше. Эксперты объясняли подорожание низким уловом и возросшим спросом на красную икру в Японии и странах Восточно-Азиатского региона, что в итоге привело к значительному снижению объемов икры на внутреннем рынке.

В этом году ситуация в промысле изменилась — рыбаки Дальнего Востока выловили 668,3 тысячи тонн тихоокеанских лососей, что на 318,8 тысячи тонн выше показателя за аналогичный период прошлого года. Лососёвая путина на Камчатке стала рекордной. Она проходила на полуострове с 1 июня по 16 октября. Уловы достигли почти 500 тысяч тонн, причем более 400 тысяч тонн – это горбуша.

Путина снизила цены на Камчатке

Рыбопромышленники Камчатки не прогнозируют существенного роста цен на красную икру к Новому году. В среднем, по оценкам предпринимателей, увеличение стоимости деликатеса к праздникам не превысит 10-15%, однако в любом случае цена будет ниже, чем в прошлом году.

"В этом году произошло существенное снижение стоимости икры. Еще в июне розничная цена на соленую икру горбуши составляла в нашем магазине 2800 рублей, сейчас цена составляет 1800 рублей за килограмм. Причиной снижения цен на икру рыб лососевых пород мы видим в высоких показателях вылова в путину 2018 года", — рассказала РИА Новости директор камчатской рыбодобывающей компании РПЗ "Сокра", имеющей свою сеть рыбных магазинов под брендом "41 Регион" в Петропавловске-Камчатском и Елизово, Анастасия Обедина.

По ее словам, по этим же причинам снижена и оптовая цена на икру горбуши. Сейчас она составляет 1600 рублей за килограмм, в прошлом году в это же время деликатес стоил 2200 рублей за килограмм.

"К Новому году цена, возможно, подрастет, но ненамного — процентов на 10. В любом случае, в этом году на лососевую икру цена ниже, чем в это же время в прошлом году, на 30%", — сказала Обедина.

В других рыбодобывающих компаниях Камчатки также значительного роста цен на икру к Новому году не прогнозируют. Предприниматели сходятся во мнении, что деликатес подорожает максимум на 15%.

На Сахалине удержат цены

Рыбопромышленники Сахалина же отмечают, что из-за удачной путины в целом подорожания икры к Новому году ждать не стоит, горбушовой – точно, однако на кетовую цена повысится.

Председатель рыболовецкого колхоза "Дружба" из Поронайска Андрей Долгушин не прогнозирует рост цен на икру к Новому году. По его мнению, стоимость деликатеса будет разниться от его качества и источника добычи — браконьерская или нет.

"Наш колхоз продал всю партию этого года двум компаниям. В целом, путина этого года дала достаточные объемы и горбушовой, и кетовой икры. Думаю, оптовые цены на первую будут в пределах 1,2-2 тысячи рублей за килограмм. На кетовую они будут выше – от 1,6 тысячи до 2,5 тысячи рублей. Но уверен, что ажиотажного спроса на икру в этом году не будет из-за резкого снижения покупательской способности населения", — отметил собеседник.

Генеральный директор рыболовецкого колхоза имени Котовского (Долинский район Сахалина) Александр Шушпанов рассказал, что если стоимость икры к Новому году возрастет, то незначительно. Его прогноз – максимум 10% роста к цене на кетовую икру.

"Что касается горбушовой, то спрос на нее вряд ли превысит ее объемы на рынке. В эту путину сахалинские рыбаки выдали достаточное количество деликатеса, и в этом им существенно помогли коллеги с Камчатки. В принципе, в отличие от советских времен, когда икра действительно была деликатесом, сейчас она превратилась в доступный продукт. При этом только гурманы отличают икру горбуши от кеты. Последняя в силу ряда причин несколько дороже первой, и вот она, по-моему, может подскочить в цене процентов на десять", — рассказал Шушпанов.

По его информации, оптовая цена на горбушовую икру премиум-класса сейчас колеблется от 1,5 тысячи до 1,7 тысячи рублей за килограмм, кетовой — от 2,2 тысячи рублей. Горбушовая по сравнению с прошлым годом, когда оптом ее продавали по 3 тысячи рублей, подешевела существенно. Но это — оптовые цены, а что предложат торговые точки к Новому году, прогнозировать сложно, добавил глава колхоза имени Котовского.

Приморье ждет роста цен

В Приморье цены на икру в розничных магазинах пока чуть ниже уровня прошлого года, при этом продавцы не исключают, что деликатес подорожает к Новому году.

Как сообщил РИА Новости представитель местной сети магазинов "Рыбный островок", сейчас горбушовая икра стоит 4,2 тысячи рублей за килограмм, а кетовая – 4,5 тысячи рублей. "Пока не знаем, поднимутся ли цены к Новому году, но пока икра в этом году только дешевеет – сейчас цены ниже, чем в 2017 году", — сказал собеседник. В конце прошлого года икра горбуши здесь стоила 4,5 тысячи рублей за килограмм.

В другой сети магазинов Seafoodvl икра также немного подешевела в сравнении с прошлым годом. Горбушовую сейчас можно купить по 3,1 тысячи рублей за килограмм против 3,3 тысячи в ноябре 2017 года. Перед Новым годом-2017 этот деликатес стоил 3,6 тысячи рублей за килограмм. При этом представитель компании отмечает, что, вероятно, цена на икру к Новому году вырастет.

"Мы зависим от цен поставщиков. Исходя из опыта прошлых лет, можно сказать, что икра у них каждый год дорожает весной и перед Новым годом", — сказал собеседник.

Россия. ДФО > Рыба > amurmedia.ru, 23 октября 2018 > № 2788374


Россия. ДФО > Медицина > rosminzdrav.ru, 23 октября 2018 > № 2779567

На Камчатке проходят мероприятия Всероссийской акции «#ДоброВСело»

Мероприятия в рамках Всероссийской акции «#ДоброВСело» проводят в Камчатском крае волонтеры-медики. Об этом сообщили в краевом министерстве здравоохранения.

Всероссийский акция «#ДоброВСело» проходит в регионах страны до 1 ноября 2018 года. Это совместная акция Министерства здравоохранения РФ и Аппарата Правительства РФ, Федерального агентства по делам молодежи, дирекции Года добровольца (волонтера) и Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики». Цель акции – улучшение уровня жизни путем повышение доступности медицинских знаний и оказание медицинских услуг населению.

Во вторник, 23 октября, в рамках акции «#ДоброВСело» был организован прием пациентов узкими специалистами в фельдшерско-акушерском пункте (ФАП) в пос. Новый Елизовского района. Волонтеры-медики, студенты Камчатского медицинского колледжа, оказали помощь в благоустройстве прилегающей к ФАПу территории.

«В работе группы принимают участие специалисты Центра медицинской профилактики, Камчатского центра СПИД и других медицинских организаций. Прием ведут терапевт, отоларинголог. Осуществляется экспресс-диагностика на ВИЧ-инфекцию и гепатиты. Пациенты могут пройти флюорографию, электрокардиографию, определить уровень глюкозы и холестерина в крови», – сообщила координатор Камчатского регионального отделения Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики» Светлана Серова.

Она поблагодарила за помощь в организации мероприятия и.о. министра здравоохранения Камчатского края Марину Волкову и депутата Городской Думы Петропавловск-Камчатского городского округа Павла Сайдачакова.

«Мы оказываем помощь специалистам в проведении диспансеризации населения. На каком участке помощь необходима, на том мы и работаем», – рассказала студентка Камчатского медицинского колледжа, волонтер-медик Марина Фищукова.

На 25 октября запланирован выезд в пос. Сосновка Елизовского района в рамках акции «#ДоброВСело».

Россия. ДФО > Медицина > rosminzdrav.ru, 23 октября 2018 > № 2779567


Россия. ДФО > Транспорт > morflot.ru, 23 октября 2018 > № 2779371

«Надежда» вдоль и поперек: иностудентам МГУ им Невельского устроили экскурсию на знаменитый учебный парусник

Управление международной деятельности Морского государственного университета имени адмирала Г.И. Невельского совместно с Дальневосточным филиалом ФГУП «Росморпорт» 19 октября организовали экскурсию для иностранных студентов университета на парусном учебном судне «Надежда».

Солнце близилось к закату, когда студенты и курсанты из КНР и Вьетнама ступили на чисто вымытую палубу, где их встретил экипаж судна во главе с капитаном Сергеем Воробьёвым. Многолетний опыт, высокое мастерство управления парусным судном и дар наставничества Сергея Алексеевича не раз обеспечивали успешное и безопасное прохождение курсантской практики.

Побывать в кругосветке на парусном учебном судне «Надежда» – это мечта любого мальчишки, а для курсанта Морского университета – продолжателя морских традиций Владивостока – это ещё и успешный старт в карьере. Поэтому с замираньем сердца мальчишки и девчонки ловили каждое слово улыбчивого капитана, встретившего гостей в безукоризненно сидящем парадном кителе с зеркальными пуговицами.

– Дорогие гости, – обратился капитан к студентам и курсантам, – добро пожаловать на парусник «Надежда». С кем-то мы, наверняка, встретимся здесь через год, через два, а может и через три, поэтому у вас ещё будет возможность проявить себя и показать настоящими моряками: храбрыми, смелыми, сильными, когда вы станете курсантами МГУ им. адм. Г.И. Невельского. Я очень надеюсь, что «Вьетсовпетро» получит в будущем серьёзных специалистов, которыми сможет гордиться. Что касается китайских студентов, ребята, ваш приход на судно стал для меня приятным сюрпризом. Китай – наш добрый сосед, с которым мы дружим и сотрудничаем, поэтому желаю вам достойно окончить обучение. В общем, побольше всем пятерок! А сейчас – традиционное фото на память.

Это было не единственное фото. По просьбе фотографа ребята с удовольствием позировали на камеру в разных уголках парусника, представляя себя, то задумчивым капитаном, то мечтательным штурманом. Потрогать рынду и штурвал, заглянуть в каюту капитана хотелось всем. Это читалось по глазам молодежи, но уважение к другой стране и воспитанность не позволяли им нарушать еще малознакомые им каноны корабельной жизни и распорядка. Тихо и скромно, не отвлекаясь даже на селфи, студенты и курсанты заинтересованно слушали рассказ экскурсовода Елены Девятовой, постепенно погружаясь в будни моряка и историю «Надежды».

За годы своего существования парусник совершил кругосветное плавание, его маршрут жирной красной линией проложен на карте, участвовал в многочисленных регатах и многократно побеждал в них. Одна из них прозрачная, как байкальский лёд, была вручена В.В.Путиным капитану «Надежды» во время СКФ Черноморской регаты парусных судов, еще один кубок, также из рук президента России, капитан Воробьев получил в прошлом месяце за победу в первой Дальневосточной регате учебных парусников, которая прошла в рамках четвертого Восточного экономического форума во Владивостоке. Эти кубки занимает почетное место среди других трофеев и является гордостью надеждинцев.

Сегодня без «Надежды» не обходится ни одно мероприятие важное для города, края и региона. Парусник принимает на борту высокопоставленных и именитых гостей из разных стран. Так, к примеру, в разные ериоды судно посещали президент РФ Владимир Путин, генеральный секретарь Международной морской организации Китак Лим, актёр Джеки Чан, вице-премьер КНР Ван Ян и многие другие. «Надежду» считают одним из главных символов морского города. Поэтому рок-музыкант Илья Лагутенко снимал во Владивостоке на ПУС «Надежда» один из своих клипов.

Однако жизнь моряка праздна нечасто. Вахтенные будни – тяжёлый труд, требующих и физической силы и психологической устойчивости.

– Поэтому наши курсанты должны быть умными, физически сильными и дисциплинированными, – акцентировала Елена Девятова,– потому, что море обязательно требует от человека максимум усилий, максимум собранности. Посмотрите наверх, высота этой мачты почти пятьдесят метров. По команде «спустить или поставить паруса» вы должны подняться на самый верх…

Студенты с интересом заглядывали во все иллюминаторы, осмотрели недавно модернизированный парусник: новую палубу, капитанский мостик, столовую… В рамках ускоренного курса оморячивания ребята посмотрели видеоролик, в котором рассказывалось об одном дне моряка. Удивленные физической подготовкой курсантов иностранные студенты и курсанты сокрушенно пощупали собственные бицепсы и дружно решили заняться физической подготовкой после экскурсии. Для начала решили вместе погонять мяч и познакомиться поближе, ведь командный дух и хорошая атмосфера – важная сторона морского быта.

На прощание команда парусника подарила ребятам сувениры с символикой «Надежды», а гостя в ответ – слова благодарности и пакетики с разными «заморскими» сладостями. На выходе с судна, когда в лучах заката «Надежда» смотрелась особенно романтично, члены экипажа и гости исполнили последний «ритуал»: дружно окружив привезенный из Мексики круглый календарь древних майя и приложив к нему ладони, все загадали желание. Возможно, чтобы встретиться здесь вновь.

Россия. ДФО > Транспорт > morflot.ru, 23 октября 2018 > № 2779371


Россия. ДФО > Транспорт > morflot.ru, 23 октября 2018 > № 2779370

Один из крупнейших в стране Ленский бассейн завершил навигацию-2018

В соответствие с установленными сроками 22 октября закрылась судоходная обстановка на последнем обслуживаемом участке Ленского бассейна водных путей. Это участок реки Лена г. Усть-Кут – устье реки Витим. Оставшиеся 15 единиц обстановочных судов возвращаются в плановые пункты зимнего отстоя в г. Киренск и п. Витим. Ледовые и метеорологические условия позволяют закрыть обстановку в штатном, безавральном режиме. С приходом последних путейских судов ФБУ «Администрация Ленского бассейна» спустит флаг навигации 2018 года.

В юбилейную 80-ю навигацию ФБУ «Администрация Ленского бассейна» согласно распоряжению Федерального агентства морского и речного транспорта № ВО-344-р от 15.12.2017 года содержало судоходную обстановку на 10949 км водных путей, в работе находилось 72 обстановочные бригады, 12 ед. дноуглубительной техники, 3 тральные бригады, 10 русловых изыскательских партий. Всего в бассейне на трудовой вахте находилось около 240 единиц технического, вспомогательного и транспортного флота.

Слаженная, профессиональная работа ленских путейцев обеспечила безаварийную работу транспортного флота по доставке народнохозяйственных грузов в течение всей навигации. По предварительным данным, в навигацию этого года внутренним водным транспортом Ленского бассейна доставлено в пункты Крайнего Севера и Арктического побережья более 1,5 млн. т народнохозяйственных грузов и перевезено более 500 тыс. пассажиров.

Благодаря дружной работе транспортников, грузоотправителей и региональных властей поставки грузов в рамках «северного завоза» выполнены на 100%, весь заявленный к перевозке груз доставлен до пунктов выгрузки.

В ближайшие часы последние транспортные суда, возвратившиеся с арктических перевозок, дойдут до плановых пунктов отстоя, ведется их расстановка и подготовка к зимнему судоремонту.

Россия. ДФО > Транспорт > morflot.ru, 23 октября 2018 > № 2779370


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 23 октября 2018 > № 2773579

Якутуголь борется с обводненностью на Нерюнгринском разрезе. Идет модернизация системы водоотлива

Якутуголь, дочка Мечела, приобрел 2 насоса в рамках модернизации системы водоотлива.

Об этом Якутуголь сообщил 23 октября 2018 г.

Оборудование будет использоваться на западном участке разреза Нерюнгринский.

Новая техника позволит справиться с увеличением водопритока по мере углубления и отрабатывания угленосного пласта.

Насосы обладают высокой производительностью - до 900 м3/час воды каждый.

При этом максимальная высота подъема воды при перекачке составляет 310 м.

В рамках модернизации системы водоотлива до конца 2019 г. планируется приобрести еще 2 насосных агрегата.

Это позволит довести максимальную мощность перекачных насосных станций разреза до 3 тыс. м3/час.

Нерюнгринское угольное месторождение является одним из крупнейших в России месторождений коксующегося угля.

Расположено в Алдано-Чульманском угленосном районе Южно-Якутского угольного бассейна на территории Нерюнгринского района республики Саха (Якутия).

В составе Нерюнгринского месторождения около 20 пластов, большинство из них выходит на поверхность.

На месторождении добываются угли марок КР и 3СС.

Теплота сгорания 6312-8000 ккал/кг, зольность - 14,5-16%.

Балансовые запасы 300 млн т.

Гидрогеологические условия Нерюнгринского месторождения сложные, оно считается достаточно обводненным.

На площади массива развиты трещинные и трещинно-жильные воды.

Якутуголь сталкивается с проблемой увеличивающегося водопритока ежегодно, опускаясь все ниже по ходу разработки.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 23 октября 2018 > № 2773579


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter