Всего новостей: 2606400, выбрано 3 за 0.069 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Блэр Тони в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Нигерия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088754 Тони Блэр

ИДЕОЛОГИЯ НИГЕРИЙСКИХ ПОХИТИТЕЛЕЙ (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Тони Блэр (Tony Blair)

Лондон. - Похищение более 240 нигерийских девочек шокировало мир. Но, к сожалению, этот случай не ограничивается только Нигерией. Действительно, мучения этой страны распространены и в других станах Африки, и мотивация, стоящая за этими похищениями происходит от одной глобальной идеологии.

Та идеология базирована на извращенном и неправильном взгляде на религию. Она преподается в официальных и неофициальных школьных программах. Конечно, ужасные и сумасшедшие слова лидера "Боко Харам" из группировки похитивших девочек, являющимися яркими представителями самой экстремальной части этой идеологии. Но, пока мы не очистим землю в которой пустило корни это ядовитое растение, оно продолжит отравлять шансы на жизнь миллионам молодых людей во всем мире, и подвергать опасности нашу собственную безопасность.

Эта огромная проблема теперь проходит сквозь Черную Африку. Мали, Чад, Нигер, Центральная Африканская Республика, Сомали, Кения, и даже Эфиопия пострадали или сталкивались лицом к лицу с распространением экстремизма. Много других стран признали экстремизм как единственную проблему.

Государства решительно сталкиваются с данной проблемой, и использование сил Африки во многих других странах в попытке сохранить мир - награда за эту смелость. Но факт в том, что проблема продолжает расти.

Это не случайность. Когда я стал премьер-министром Великобритании в 1997 году, Нигерия служила примером продуктивного сотрудничества между христианами и мусульманами. Разрушительная идеология, представленная "Боко Харам" не является частью традиций страны; она была импортирована.

Так как население растет, также будет расти проблема. Сегодня в Нигерии приблизительно 168 миллионов жителей, по некоторым расчетам к 2030 будет 300 миллионов, и она разделена примерно поровну между христианами и мусульманами. Без климата мирного сосуществования последствия для страны и всего мира будут огромными.

Нищета и недостаток развития играют большую роль в создании благодатной почвы для процветания экстремизма. Но сама по себе нищета не является проблемой, большим фактором, который сдерживает развитие - терроризм. Кто бы инвестировал в северную Нигерию в текущих условиях? Как местные экономики процветают в такой атмосфере?

Эта проблема не ограничена Африкой. Средний Восток, как мы знаем, погружен в процесс революций и переворотов, который был сильно отягощен исламизмом и его экстремистскими ответвлениями. В Пакистане более чем 50 000 людей потеряли свою жизнь в терактах за последнее десятилетие. Насилие, связанное с той же идеологией взяло невинные жизни и разрушило целые общины в Индии, России, Центральной Азии и так же Дальнем Востоке.

Чем является та идеология? Вот загадка проблемы. Поскольку введение в заблуждение преследует любое заявление по этому вопросу, позвольте мне ясно заявить несколько вещей. Эта идеология не представляет ислам. Большинство мусульман не согласны с ней и не приемлют ее. Это должно нам дать надежду на будущее.

Но эта идеология - в рамках организованного ислама, который представляет собой организованное, существенное, сильное и профинансированное меньшинство. То, что едва можно назвать исламизмом основано на политизации религии, которая изначально несовместима с современным миром, так как она считает, что есть только одна истинная религия, только одна интерпретация этой религии, и то что эта интерпретация должна преобладать и доминировать в политике всех стран, государственных учреждениях и общественной жизни. Те, кто не разделяет эту точку зрения должны быть подавлены.

Эта исламская идеология - спектр. В одном группировки такие как "Боко Харам". В другом группировки, не поддерживающие насилие (даже если иногда поддерживают), но все равно проповедуют взгляд на мир, который опасен и враждебен к тем, кто не согласен. Чтобы понять, что я имею в виду, прочитайте заявление Мусульманского Братства 2013 года осуждающее декларацию женщин ООН, между прочим, защищающую права женщин путешествовать или работать без разрешения своих мужей.

Это идеология, а не только акты экстремизма, которым необходимо противостоять.

Мой фонд, который оказывает практическую поддержку, с целью помочь предотвратить религиозные предрассудки, конфликты и экстремизм, был активным в Нигерии в течении многих лет сближая христианское и мусульманское духовенство для того, чтобы укрепить взаимопонимание. В более чем 20 странах мира, у нас есть школьные программы, которые объединяют детей разного вероисповедания, чтобы узнать, как можно больше друг о друге. Даже в самых проблематичных местах у нас сильные и ясные результаты.

В Сьерра-Леоне, где мы часть кампании против малярии, мобилизуем церкви и мечети, чтобы работать в своих местных общинах и помогать семьям эффективно использовать москитные сетки, для того чтобы защитить себя от болезни, которая до сих пор каждый год убивает до 750 000 беременных женщин и детей в Африке.

В результате межрелигиозного сотрудничества, мы имеем около двух миллионов людей, проявляющих сострадание и заботу и дающими замечательные результаты.

Таким образом, битва не проиграна. Но надо увидеть то, как оно есть. Каждый год, Запад тратит миллиарды долларов на оборону и борьбу с терроризмом. Сейчас, то за что мы боремся - это предоставленная возможность роста систем образования многих стран с которыми мы работаем, включая наши страны.

Сегодняшнее образование - проблема безопасности. G20 должен согласится с тем, что образование с широким кругозором, которое поощряет религиозную толерантность должно быть обязанностью всех стран. Мы должны на этом настаивать в наших школьных системах, и затем настаивать на введении этого в школьные системы других стран.

Похищенные девочки из Нигерии - жертвы не только акта насилия, но и способа мышления. Если мы сможем победить эту идеологию, мы начнем прогрессировать по пути к более безопасному миру.

Тони Блэр - премьер-министр Великобритании 1997-2007 годов.

Нигерия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088754 Тони Блэр


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2013 > № 842064 Тони Блэр

ПРОБЛЕМА ВНУТРИ ИСЛАМА (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Тони Блэр (Tony Blair)

ЛОНДОН - Существует только одно мнение об убийстве британского солдата Ли Ригби на улице на юге Лондона три недели назад: ужасно.

Но есть две точки зрения касательно его значимости. Одни считают, что это было дело рук сумасшедших людей, мотивированных в этом случае извращенным пониманием ислама, но ничего более. Сумасшедшие люди делают сумасшедшие вещи, так что не стоит воспринимать это так близко к сердцу. Другая точка зрения заключается в том, что идеология, которая вдохновила на убийство Ригби, представляет большую опасность.

Я придерживаюсь второй точки зрения. Конечно, не стоит слишком остро реагировать. Мы не делали этого после нападений в общественном транспорте Лондона 7 июля 2005 года. Но мы приняли меры. И мы оказались правы. Действия наших спецслужб, несомненно, предотвратили другие серьезные атаки. Проведение программы "Предотвращение" в местных районах было правильным шагом.

Новые меры правительства также кажутся разумными и соразмерными. Но мы обманываем себя, если верим, что мы сможем защитить Соединенное Королевство простыми внутренними мерами. Идеология существует. И она никуда не денется.

Рассмотрим Ближний Восток. Сирия сейчас находится в процессе ускоренного распада. Президент Башар аль-Асад жестоко уничтожает целые общины, враждебные к его режиму. Как минимум 80 тысяч человек погибли, почти 1,5 миллиона стали беженцами, а число внутренне перемещенных лиц превысило четыре миллиона. Многие в регионе считают, что цель Ассада - очистить районы, где преобладает его режим, от суннитов и образовать отдельное государство вокруг Ливана. Таким образом, де-факто было бы создано суннитское государство в оставшейся части Сирии, отрезанное от богатства страны и выхода к морю.

Сирийская оппозиция включает много групп. Но боевикам, связанным с группировкой Джабхат аль-Нусра, подчиняющейся Аль-Каиде, оказывают растущую поддержку - включая поставки оружия и денег из-за рубежа.

Ассад использует химическое оружие в ограниченных, но смертельных масштабах. Некоторые из складов находятся в спорных районах.

Огромное желание Запада держаться подальше от всего этого вполне понятно. Но мы также должны понимать, что мы находимся в самом начале этой трагедии. Ее способность дестабилизировать ситуацию в регионе очевидна. Иордания демонстрирует образцовое мужество, но существуют разумные пределы числу беженцев, которых она сможет принять. Ливан сейчас ослаблен, тогда как Иран старается вовлечь Хезболлу в сражение. Аль-Каида опять пытается спровоцировать бойню в Ираке, в то время как Иран продолжает свое вмешательство.

Тем временем, в Египте и во всей Северной Африке партии "Братьев-мусульман" находятся у власти, но противоречия в их идеологии и способности управлять современными экономиками вызвали рост нестабильности и давления со стороны более экстремистских групп.

Кроме того, иранский режим все еще намерен получить ядерное оружие и до сих пор распространяет террор и нестабильность. В странах Африки южнее Сахары Нигерия сталкивается с ужасными террористическими атаками. В Мали Франция вела жестокую борьбу, чтобы не дать экстремистам заполонить страну.

Потом идет Пакистан - и Йемен. Дальше, на востоке, ведется пограничная война между Бирмой и Бангладеш. И последние события в самом Бангладеш, или в мусульманском районе Минданао на Филиппинах, еще расширили список.

Во многих наиболее пострадавших районах очевидно еще одно явление: быстро растущее население. Средний возраст на Ближнем Востоке - чуть больше 20 лет. В Нигерии он составляет 19 лет. В секторе Газа, где Хамас находится у власти, четверть населения находится в возрасте до пяти лет.

Когда я вскоре вернусь в Иерусалим, это будет мой сотый визит на Ближний Восток после ухода с поста премьер-министра, в рамках работы над созданием палестинского государства. Я своими глазами вижу, что происходит в регионе.

Поэтому я понимаю желание рассматривать этот мир и объяснять его поведение, ссылаясь на местные обиды, экономическую отчужденность и, конечно, "сумасшедших людей". Но неужели мы не можем на самом деле найти общую нить, что-то, что соединяет точки конфликта, идеологию, которая провоцирует или, по крайней мере, усугубляет все это?

Проблема не в исламе. Те из нас, кто изучал его, не сомневаются в его истинной и мирной сущности. Проблема также и не с мусульманами в целом. Многие в Британии в ужасе от убийства Ригби.

Но есть проблема внутри ислама, и мы должны признать это и быть честными сами с собой. Конечно, существуют христианские экстремисты, и еврейские, и буддийские, и индуистские. Но я боюсь, что проблемное напряжение внутри ислама - это не просто епархия нескольких экстремистов. Оно имеет в своей сути взгляд на религию - и отношения между религией и политикой, - который несовместим с плюралистическими, либеральными, открытыми сообществами. И крайняя точка спектра - это террористы, но их мировоззрение глубже и шире, чем мы бы хотели признать. Так что, по большому счету, мы не признаем этого.

Это имеет два последствия. Во-первых, те, кто придерживаются крайних взглядов, уверены, что мы слабые, и это дает им силы. Во-вторых, те мусульмане - к счастью, их много, - которые знают, что проблема существует, и хотят ее как-то решить, падают духом.

На всем Ближнем Востоке и за его пределами разворачивается борьба. С одной стороны находятся исламисты и их ориентированное на исключение и реакционное мировоззрение. Они представляют собой значительное меньшинство, громкое и хорошо организованное. С другой стороны находятся люди с современным мышлением, те, кто ненавидели гнет прошлых коррумпированных диктаторов и презирают новый гнет религиозных фанатиков. Потенциально их большинство; к сожалению, они плохо организованы.

Семена будущего фанатизма и террора - возможно, даже крупных конфликтов - уже засеваются. Наша задача - помочь посеять семена согласия и мира. Но расчистка почвы для мира не всегда проходит мирным путем.

Затяжные и жестокие конфликты в Афганистане и Ираке заставили западные державы настороженно относиться к иностранной интервенции. Но мы не должны забывать, почему эти конфликты были затяжными и жестокими: мы позволили существовать несостоявшимся государствам.

Саддам Хуссейн был ответственен за две крупные войны, в которых погибли сотни тысяч людей, многие - от химического оружия. Он убил примерно столько же собственного народа. Талибы выросли в эпоху советской оккупации Афганистана и превратили страну в полигон для террора. После того как этих режимов не стало, обе страны начали бороться против тех же сил, пропагандируя насилие и террор во имя религии во всем мире.

Не каждое вмешательство должно быть военным, и не каждое военное вмешательство должно включать войска. Но отказ от этой борьбы не принесет нам мира.

Так же как этого не сделает безопасность сама по себе. Тогда как революционному коммунизму противостояла решимость в области безопасности, он в конечном итоге был побежден лучшей идеей: свободой. То же самое можно сделать и здесь. Лучшая идея заключается в современном взгляде на религию и ее место в обществе и политике - модель, основанная на уважении и равенстве людей разных вероисповеданий. Религия может иметь право голоса в политической системе, но она не может ею управлять.

Мы должны начать с детей, здесь и за рубежом. Вот почему я создал фонд, особая цель которого в том, чтобы обучить детей, исповедующих разную религию, по всему миру, как изучать друг друга и как жить друг с другом. Мы сейчас находимся в 20 странах, и программа работает. Но это капля в океане по сравнению с потоком людей, обученных нетерпимости.

Сейчас, более чем когда-либо, мы должны быть сильными и мыслить стратегически.

Тони Блэр (Tony Blair) - премьер-министр Великобритании в 1997-2007 гг. После своей отставки основал Фонд веры Тони Блэра (Tony Blair Faith Foundation) и Инициативу веры и глобализации (Faith and Globalization Initiative).

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2013 > № 842064 Тони Блэр


Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 22 августа 2011 > № 391220 Тони Блэр

Бывший премьер-министр Великобритании (1997-2007) Тони Блэр, обиженный тем, что причиной августовских беспорядков в стране чуть ли не официально объявлено "моральное разложение общества" (читай: унаследованное от эпохи правления лейбористов), выступил со статьей в воскресной газете "Обсервер".

Блэр утверждает: главная причина - в том, что существует социальная группа недовольной, озлобленной молодежи, выпавшей из социального мейнстрима, противопоставляющей себя любым канонам общепринятого поведения.

Перед каким выбором стоят власти и общество - не только в Великобритании, но и во всех странах, где пропасть между бедными и богатыми углубляется? В чем причина внезапно вспыхнувших яростных погромов и грабежей, которые грозят распространиться по всей Европе?

Наблюдаем ли мы возвращение эпохи классовых боев?

На вопросы обозревателя РИА Новости Ольги Барыковой отвечали автор книги "Неистовый Лондон: 2000 лет беспорядков, бунтов и бунтовщиков", почетный профессор британского университета Миддлсекса Клайв Блум и профессор социологии университета Лидса Пол Бэггали.

- Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, комментируя причины беспорядков, говорил о моральном разложении общества. Но это больше похоже на следствие, чем на причину.

Клайв Блум: Именно. Я думаю, то, что мы сейчас наблюдаем - это симптомы продолжительной болезни, которая во многом является следствием ухудшения социальной и экономической обстановки. Очевидно, что ввиду экономического кризиса многие люди [потеряв работу] оказались оторванными от общества. А часть из тех, кто не оказался за бортом, решили примкнуть к уличной культуре, потому что им кажется, что это круто - разгромить полицейский участок, заблокировать улицу, украсть, то, что им хочется.

Надо не забывать, что большинство участников этих беспорядков - молодые мужчины, которые находятся под влиянием гормонов. Именно поэтому к уличным бандам присоединяются и более обеспеченные молодые люди - они не чувствуют себя достаточно крутыми и хотят самоутвердиться. Так что разговоры о моральном разложении - нонсенс, эта проблема лежит не в области морали, а в области экономики и психологии.

Пол Бэггали: Вопрос "морального разложения" всплывает в связи с тем, что такие вещи, как экономический кризис и безработица, подрывают основы общества, хотя в некотором роде "моральное разложение" является их следствием. Вместе с тем он [Кэмерон] говорит не только о моральном разложении участников беспорядков, но и о разложении всего общества в целом.

- Что стоит за этими беспорядками? Это бунт иммигрантов, не сумевших ассимилироваться, или все-таки протест бедняков?

Пол Бэггали: Я думаю, что дело здесь не в проблемах ассимиляции. В беспорядки, в основном, оказались вовлечены малообеспеченные люди, которые стали мародерствовать. Мародерство само по себе стало формой протеста. Во многих случаях участники беспорядков крали ценные вещи: телевизоры, мобильные телефоны, дорогую одежду. И это произошло в основном в бедных районах. Одним из основных способов участия в жизни общества является потребление. И тут малообеспеченные люди чувствуют себя отвергнутыми. В таких странах, как Великобритания, вас постоянно забрасывают рекламой очень привлекательных и желанных для многих товаров - если ты беден, ты из этой части жизни выпадаешь.

Клайв Блум: Это абсолютно точно не бунт иммигрантов, потому что большинство участников беспорядков - британцы во втором и третьем поколении. Я думаю, проблема здесь в том, что эта молодежь не чувствует себя частью общества, что существуют группы людей, которые ощущают себя изгоями, потому что общество и власти долгие годы их игнорируют. Все это с течением времени превратилось в гноящуюся рану. Подавляющее большинство участников беспорядков - бедняки, члены изолированных сообществ, в которых нет культуры семейных ценностей, нет желания быть встроенным в общество. Эти молодые люди живут в закрытом мире, торгуют наркотиками и воруют.

Жизнь в бедных районах построена по типу замкнутой на себе системы, напоминающей гетто. Она основана на культуре банд, которая дает подросткам ощущение семьи. Однако не будем забывать и о тех участниках беспорядков, которые принадлежат к достаточно обеспеченным слоям, но которым хочется почувствовать причастность к этому изолированному сообществу, потому что "это круто". Проще говоря, это протест бедняков и тех, кто по доброй воле к ним присоединился, желая стать частью их субкультуры.

- Почему людям, живущим в бедных районах, так сложно интегрироваться в общество?

Клайв Блум: Они не могут стать частью общества, потому что они не знают, как это сделать, не умеют. Районы, в которых они живут, в Англии называют зонами no go, куда полиция не заглядывает, позволяя таким образом бандам заправлять делами на этих территориях. То есть полиция фактически позволила этим зонам замкнуться в себе.

Частично это результат социальной политики в Великобритании, поскольку беспорядки произошли ровно в тех же районах, в которых они имели место в 1981 и 1985 году. Очевидно, что попытки исправить ситуацию после беспорядков 80-х годов провалились. Успех был достигнут лишь в одном: беспорядки больше не связаны с межнациональными конфликтами. Однако проблема отчуждения определенных групп населения так и осталась нерешенной.

- В связи с последними событиями многие критикуют систему социальной поддержки, которая позволяет людям вполне сносно существовать на пособие по безработице и таким образом создает комфортные условия для тех, кто просто не хочет работать. Мои знакомые, которые живут в Лондоне, подсчитали, что человек, имеющий постоянную работу с минимальным окладом, получает лишь на 20 фунтов в месяц больше, чем человек, живущий на социальное пособие.

Пол Бэггали: По сравнению со странами третьего мира уровень социальной помощи в Великобритании действительно высок, но по сравнению с другими европейскими странами он довольно низкий. Я думаю, что здесь имеет значение не уровень социальных пособий, которые люди получают, а то, как они воспринимают свое положение в обществе по отношению к другим людям.

Одна из особенностей британских городов заключается в том, что бедняки часто живут рядом с богатыми районами, и они очень остро ощущают разницу между собой и теми, кто устроился в жизни гораздо лучше. И эта разница только углубляется на фоне последних политических и экономических событий в Великобритании. Взять хотя бы банковский кризис: банки отвернулись от проблем бедных людей и продолжили выплачивать огромные бонусы свои менеджерам. Одновременно с этим растет уровень безработицы, сейчас в стране около миллиона молодых людей в возрасте от 16 до 24 лет, которые нигде не работают.

Клайв Блум: Некоторые люди могут использовать систему социальной поддержки, чтобы не работать, но здесь нужно понимать, что участники беспорядков - несовершеннолетние, они-то как раз никаких пособий не получают. Пособия получают их родители. Многие из этих детей меркантильны, они хотят иметь все, что есть у других. При этом они никуда не ездят на каникулах, у них нет никаких развлечений в жизни, кроме воровства и торговли наркотиками, у них нет денег, и им скучно. Тут проблема не в том, что власти выделяют малообеспеченным людям деньги, а в том, как они выделяются и кто их, в конечном счете, получает.

Важно и то, как люди, живущие на социальные пособия, воспитывают своих детей. Я не думаю, что проблема заключается в самой системе социальной поддержки. Мы не знаем точно, что происходит в этих семьях, существует слишком мало социологических исследований на эту тему. Нам нужно лучше понимать жизненные процессы в этих сообществах: как там распределяются деньги, на что они тратятся. Пока мы этого не знаем.

- Как вы считаете, разрыв между богатыми и бедными в последние годы увеличился?

Клайв Блум: О да, причем очень сильно увеличился. И что еще более важно - увеличился разрыв между ожиданиями бедных и богатых. И это, конечно, проблема. Эти дети [участники беспорядков] видят полицейских, банкиров, политиков, которые нередко избегают наказания за коррупционные преступления и наживают огромные состояния, и они думают: "А почему бы нам не получить кусок этого пирога? С ними же ничего плохого не случается, значит и с нами не случится".

Пол Бэггали: Я думаю, что разрыв между богатыми и бедными увеличился в последние годы. В особенности с 2007 года, когда доходы британцев перестали расти, а цены на еду, электричество, газ (то есть предметы первой необходимости) продолжали резко увеличиваться.

- Мир возвращается в эпоху классовой ненависти?

Клайв Блум: Я не исключаю, что в каком-то смысле мы можем вернуться к классовой вражде, просто ее назовут как-то иначе: все будет крутиться вокруг потребления и экономических вопросов. Замечу также, что классовая система в Великобритании хоть и глубоко запрятана, но никуда не делась.

Пол Бэггали: Тут нельзя говорить о классах в традиционном понимании этого термина, но из некоторых интервью с участниками беспорядков стало ясно, что они видят пропасть между очень богатыми людьми и всеми остальными и что на людей, входящих в состав нынешнего правительства, они смотрят не иначе как на представителей привилегированного класса.

- Можно ли говорить о том, что общество XX века, построенное на принципах всеобщего благосостояния, столкнулось с капитализмом XXI века?

Клайв Блум: Это очень интересный вопрос. Мой ответ - да. Все изменилось в 80-е годы, когда Маргарет Тэтчер выдвинула идеи индивидуализма и рыночных ценностей, которые столкнулись с традиционными взглядами на связи в обществе, как в масштабах страны, так и в масштабах отдельных социальных групп. С одной стороны, она защищала традиционные ценности, а с другой - продвигала американизированные идеи индивидуализма: каждый должен крепко стоять на ногах и рассчитывать на себя. Ей принадлежит знаменитая фраза "общества как такового не существует", и мне кажется, эта фраза подводит итог всему вышесказанному. Нет общества, нет и лекарства для общества.

- Как вы считаете, социальные проблемы, о которых мы с вами говорили, характерны только для Великобритании или для всей Европы в целом?

Клайв Блум: Это проблема общая, но в каждой стране она выражается по-разному. В Германии и России она выливается в национализм, во Франции - в революционные настроения. В разных видах она существует в каждой стране. Любопытно, что большинство стран, имеющих схожие проблемы с Великобританией, - государства с высоким уровнем индустриализации

Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 22 августа 2011 > № 391220 Тони Блэр


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter