Warning: implode(): Invalid arguments passed in /usr/home/webmaster/www/polpred/pages/news.phtml on line 531

Warning: implode(): Invalid arguments passed in /usr/home/webmaster/www/polpred/lib/persons.php on line 48
Всего новостей: 2551172, выбрано 1 за 0.024 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Воробьев Валерий в отраслях: • все
Воробьев Валерий в отраслях: • все
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788947 Валерий Воробьев, Роман Илиев

Права человека в иудаизме и еврейской правовой традиции

Валерий Воробьев, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Королевстве Марокко, профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки РФ

Роман Илиев, Независимый аналитик

Задача совершенствования механизма конституционно-правового обеспечения прав и свобод личности в настоящее время является одной из наиболее существенных, особенно в последние десятилетия, когда, с одной стороны, значительно увеличилось число стран, в законодательстве и правоприменительной практике которых тема прав и свобод человека и гражданина играет важную роль, а с другой - беспрецедентные вызовы, брошенные террористическими структурами, особенно такими как организация «Исламское государство Ирака и Леванта» и фронт «Победа» (известный у нас как «Джабхат ан-Нусра»). Именно они во многом обострили и без того немалое напряжение, которое традиционно существовало в мире между защитой прав человека и интересами и нуждами безопасности.

Нынешняя концепция прав человека и гражданина не может в полной мере быть понята без знания истоков формирования этой дефиниции, при том понимании, что права и свободы человека принадлежат каждому индивиду, а права и свободы гражданина - только тем лицам, которые состоят в гражданстве конкретного государства.

Современное понимание прав и свобод человека было сформулировано великими мыслителями XVII-XVIII веков и нашло свое отражение в таких документах, как Декларация независимости Соединенных Штатов Америки 1776 года и Декларация прав человека и гражданина, принятая во Франции в 1789 году.

Однако возникает вопрос: является ли понятие «права и свободы» изобретением исключительно XVIII века? Упоминание о них можно найти и в более древних документах. Доктрина прав и свобод человека берет свое начало отнюдь не с момента принятия деклараций XVIII века, не является результатом либерального и философского движения, получившего развитие в то же время. Более того, истоки этой доктрины кроются не в античных республиках и демократиях. К слову, в любой античной правовой системе, даже в самой развитой - римской, отсутствовало понятие «права человека». Гражданство не предусматривало статус свободы, право на безопасность. Над каждым человеком тяготело право жизни и смерти, которым распоряжались цари, консулы и императоры. Да и не могло возникнуть универсальное понятие «права человека» в рабовладельческом обществе.

Принято считать, что понятие «права человека» было сформулировано в рамках еврейской религиозной традиции и что иудаизм является одним из самых богатых и понятных первичных источников по данной проблематике. Современная дефиниция «права человека» в значительной мepe зиждется на принципах, обозначенных именно в этой религии.

Развитие представлений о правах человека - это длительный взаимосвязанный процесс эволюции данной идеи от Десяти заповедей до Всеобщей декларации прав человека 1948 года и принятой в 1950 году Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В настоящее время, рассматривая вопрос о правах человека, целесообразно сравнить главу 20 Книги Исход и Всеобщую декларацию прав человека 1948 года. При сопоставлении выясняется, при всех различиях в формулировках, что два текста практически дублируют друг друга - «день седьмой - не делай в оный никакого дела» (строфа 10) и «каждый человек имеет право на отдых и досуг» (ст. 24); «не убивай» (строфа 13) и «каждый человек имеет право на жизнь» (ст. 3); «не кради» (строфа 15) и «каждый человек имеет право владеть имуществом» (ст. 17). Подобные примеры можно приводить и далее1.

Основные права и свободы человека, такие как право на защиту достоинства личности, на свободу, равенство, собственность, четко сформулированы в еврейских религиозных трактатах, а их соблюдение предписывается такими фундаментальными источниками, как Библия, Тора и Талмуд. В то же время следует обратить внимание на то, что как таковой термин «права человека» не фигурирует в еврейской религиозной литературе.

Иудаизм предусматривает - как и современные декларации о правах человека - защиту человека от несправедливости и произвола. Закон ставится даже выше религии. Бог предпочитает жертвам правосудие. Это значит, что закон, являющийся воплощением правосудия, должен соблюдаться неукоснительно. Книга Бытия учит, что правосудие является неотъемлемым атрибутом Бога. Тора во многих своих положениях гласит о том, что перед законом все равны, заповеди писаны для всех без исключения.

Важно также отметить, что иудаизм учит абсолютному уважению человеческой жизни. Так, Библия и раввины часто говорят о запрете убийства. С этой точки зрения закон гласит, что нельзя жертвовать ни одной человеческой жизнью ради интересов другого человека. На практике, когда мы говорим о правах человека, мы подразумеваем - хотим мы того или нет - такое понятие, как «государство», которое является единственным институтом, способным реализовывать и в той или иной степени защищать наши свободы. То понимание прав человека, которое мы используем, было сформулировано лишь в XVIII веке одновременно с определением современного государства.

Иудаизм, судя по всему, отличает не только то, что он одним из первых определил доктрину универсальной морали, но и сделал все возможное для того, чтобы на практике реально применить положения этого «жесткого ядра» прав человека, выработать на повседневном уровне некую модель поведения, индивидуальную и универсальную одновременно.

Что касается рабства, то еврейский народ единственный, кто посвятил ему большое количество законов из области гуманитарного права. В отличие от греков или римлян, например, евреи не дают себе права решать участь раба - должен ли он жить или же умереть. Это право на жизнь основывается на абсолютной уникальности любого человека.

Еще одна важная особенность иудаизма заключается в том, что с самого начала он не ограничивается лишь тем, что формулирует красивые принципы, но и применяет их на практике.

Иудаизм гласит, что именно труд является основой социального достоинства человека. Но вместе с тем он не должен становиться рабством. Иудаизм первый заговорил о необходимости еженедельного отдыха. Эта идея была включена во Всеобщую декларацию прав человека 1948 года. Древнееврейская Библия однозначно осуждает эксплуатацию одного человека другим.

Тора - священная книга иудеев - отмечает, что создание человека по образу и подобию Божьему обозначает собой завершающую стадию Сотворения мира. В ней говорится о запрете на совершение убийства. Член французской Национальной академии медицины Анри Барук упоминает трактат «Пиркей Авот» («Поучения отцов»), в котором утверждается, что «Он проявил особое расположение к нему [человеку], создав его по своему образу»2. Этот факт придает человеку высшую значимость в устройстве Вселенной, отдельно взятый человек равен по значению всей совокупности Сотворения мира.

Президент Международной академии по правам человека Марк Ажи приводит в подтверждение этому слова из Талмуда: «Если кто-нибудь погубит хотя бы одного человека, то понесет за это наказание, как если бы он погубил целую Вселенную. А если кто спасет хотя бы одного человека, ему это зачтется, как если бы он спас целую Вселенную»3. Право на жизнь, в представлении иудаизма, является первым из всех основных прав.

Как отмечает председатель Страсбургского общества иудео-христианской дружбы Лазарь Ландау в статье «Иудаизм и права человека»4, право на жизнь основано на абсолютной уникальности каждого человека: «Всевышний создал всех людей похожими на Адама, но нет ни одного человека, похожего на другого». Поднять руку на ближнего, даже не ударив его, расценивается как позорный поступок: «Тот, кто поднимает руку на ближнего, считается злодеем, даже если он не наносит удара».

За человеком закрепляется право на сохранение своей чести, право отстоять ее в случае оскорбления. Под посягательствами на честь человека подразумевается ложь, ненависть. Талмуд трактует публичное оскорбление таким же преступлением, как кровопролитие. Человек имеет право на самооборону. «Если кто-то задумал убить тебя, предупреди его действия и убей его», - приводит в этой связи религиозную цитату бывший директор Израильского института международных отношений Марион Мушхат5. То есть право на жизнь дает возможность жертвовать собой ради спасения другого. Перед лицом угрозы жизни все запрещающие наставления иудаизма теряют свою силу, за исключением идолопоклонства, измены и убийства: «Уважение творений Бога должно быть выше соблюдения запретов, собранных в Торе».

В соответствии с канонами иудаизма, человек - подобие Бога и воплощение Вселенной - обладает непревзойденным достоинством и величием. Все человечество происходит от одного общего предка - Адама. Таким образом, оскорбление, нанесенное человеку, относится и к Богу. Помимо символического значения, это утверждение несет в себе ясно выраженную мораль, что подчеркивается во многих трактатах Талмуда: «Почему был создан один-единственный человек, Адам? Для того чтобы сохранить мир между людьми; ведь никто не мог сказать в споре: мой предок выше твоего». Иудаизм подразумевает равенство между людьми. Известный философ Эли Бенамозег писал: «Черпая вдохновение в Библии, мы должны бороться за равенство людей, созданных по образцу и подобию Божьему. Человек является царем мироздания. Все должны ему подчиняться, чтобы он мог все облагородить, во все вложить духовный смысл»6.

Все человеческие жизни одинаково значимы - в Талмуде говорится, что жизнь самого последнего отступника остается жизнью человека, которая имеет такую же важность для Бога, как и наше собственное существование. Тора предписывает: «Люби ближнего твоего, как самого себя». Даже если он принадлежит к отличной от твоей нации, «не питай неприязни к эдомитянину, ведь он брат твой».

Равенство в обществе обеспечивается ответственностью каждого его члена, под которой понимается самостоятельность человека, то есть самостоятельность экономическая. Уже упомянутый Марк Ажи7 выделяет труд, который в данном случае предстает как средство обретения свободы в качестве самой благородной обязанности: «Если ты сажаешь дерево и тебе вдруг сообщают о приходе Мессии, прежде посади дерево, а затем иди встречать Мессию». Однако работа не может быть рабством. Она должна позволять человеку периодически восполнять свои физические и моральные силы. Иудаизм был первым учением, закрепившим право на еженедельный отдых. Впоследствии положение об этом праве было закреплено в статье 24 Всеобщей декларации прав человека 1948 года. В нем однозначно осуждается и запрещается эксплуатация человека человеком: «Горе тому, кто, заставив ближнего работать, не оплатил ему». Отдельно можно выделить экономические права и обязанности человека: право на средства существования - под этим правом запрещается любое посягательство на заработок ближнего; имеется запрещение «обманывать друг друга» при заключении сделки, нельзя, например, отбивать клиентуру или нечестно конкурировать.

Главный раввин Еврейской консистории Парижа Ален Гольдман в работе «Еврейские источники прав человека» затронул вопрос обязанностей человека перед неимущими8. В Торе сказано: «Нищие всегда будут среди земли твоей». У каждого человека по отношению к бедным есть обязанности: оказывать материальное содействие, запрещено их угнетение. Все люди должны следовать примеру Бога и отдавать одежду и пищу нуждающимся, помогать больным и т. д. Жертвовать деньгами, пищей, одеждой - одна из первейших, по учению Талмуда, обычных обязанностей еврея в его повседневной жизни. Обязанность эта универсальна, плоды благотворительности распространяются на милостыню другому бедняку, нуждающемуся больше, чем он.

В первую очередь отметим, что сам термин «права человека» не употребляется в подобной формулировке ни в письменной, ни в устной еврейских традициях. Однако достаточно прочесть Библию, чтобы понять, что на каждой ее странице в религиозных предписаниях поднимается этот вопрос.

Неудивительно, что в преамбуле к Декларации прав человека и гражданина 1789 года отмечается, что «все люди рождаются свободными и равными в своих правах». Об этом же говорится в Книге Бытия. Тора, говоря о запрете на убийство, гласит, что «человек был создан по образу и подобию Бога».

В иудаизме человек наделен особым положением, ни с чем не сравнимым величием. Но что еще более примечательно - Библия наделяет привилегиями не только еврейский народ, но и всех остальных, независимо от их религиозных убеждений.

Ключевое значение в контексте прав человека имеет свобода. Известно, что еврейский народ был в рабстве в Египте. Это историческое напоминание несет в себе большую духовную значимость. Библия вновь и вновь возвращает нас к этому событию, советуя нам, например, проявлять любовь к чужеземцам: «Проявляйте любовь к чужеземцам, так как вы были ими в землях египетских». В Египте мы были народом, которого лишали основополагающих прав. И те, кто лишает кого-либо свободы, делают это в нарушение прав человека, в котором они отказываются видеть образ Бога, делая из угнетаемого человека низшее существо.

В еврейской правовой традиции первенство закреплено за обязанностями по отношению к человеку, а не за обязанностями по отношению к Богу. Они стоят выше любых соображений. Уважение к ближнему, к его жизни не зависит ни от того, какую веру он исповедует, ни от того, к какой расе он принадлежит. Профессор Анри Барук в своей книге «Еврейская цивилизация и наука о человеке» подчеркнул, что достоинство иудаизма заключается в том, что он с самого начала способствовал реализации величия и высоких принципов, а не ограничивался только их провозглашением. «Не делай своему ближнему то, что не выносишь сам. В этом вся Тора, остальное - только комментарий»9.

Понятие «права человека» подразумевает и другое благо - человеку гарантируется свобода в мире, где он живет, которая, по мнению многих богословов, считается базисной. Право на безопасность также стало одним из основ иудаизма. Право каждого индивида располагать своим собственным телом освобождает его от зависимого состояния и означает конец праву античных властей на жизнь своих жителей. Примером тому служит исход еврейского народа из Египта, где он сформировался в условиях рабства и ему было отказано в самых элементарных человеческих правах. В статье «Свобода мысли и слова в еврейском праве» бывший заместитель председателя Верховного суда Израиля Хаим Коэн10 отмечает, что на горе Синай Закон Божий был дарован уже свободным евреям. На Западе постепенное признание права на безопасность имело большое значение: оно привело к исчезновению крепостничества и формированию современного понимания прав человека.

Член французской Академии моральных и политических наук Жан Риверо утверждал, что не следует злоупотреблять словом «права», и хотя Десять заповедей представляют собой только обязанности, но косвенно в их тексте говорится и о правах. Заповедь «Не убий» означает, что у каждого человека есть право на жизнь, «Не укради» - что у каждого есть право на собственность. Точно так же дело обстоит и с библейскими заповедями, не вошедшими в число Десяти11.

В Талмуде выводится ряд других принципов, служащих для обеспечения безопасности жизни и охранения ее от всякой угрозы. Например, надлежит обеспечить всех минимальным уровнем достатка, то есть подразумевается более справедливое распределение богатства.

Нельзя не упомянуть и о свободе убеждений - ведь существует свобода совести, мысли или религии. Нельзя осуществлять судебное или физическое преследование за идеи, личные убеждения или приверженность религиозным верованиям, отличным от верований большинства населения. О какой свободе ни шла бы речь (физической, духовной или свободе вероисповедания), все они представляют собой абсолютную и неделимую ценность, являются идеалом сами по себе и воплощением неотъемлемого права каждого человека на собственное управление.

Иудаизм предусматривает защиту человека от несправедливого суда и произвола. Жажда социальной справедливости должна обязательно способствовать созданию четкой организации судебной системы. Обеспечение правосудия предшествует даже следованию религиозным правилам: «Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва». В свою очередь, соблюдение законов, основ правосудия, требует исключительной строгости и непредвзятости.

Преподаватель философии Университета Париж X - Нантер Бландин Баррет-Крижель в статье «Иудаизм и права человека» указывает на то, что высшая справедливость принадлежит Богу. Судье предписано судить ни в пользу богатого, ни в пользу бедного. Он должен быть неподкупным, «выбран членами своей общины», а не назначен властями. Судья не имеет права получать вознаграждение. Человеку, стремящемуся исполнить свой долг, необходимо стараться следовать примеру абсолютной справедливости. Для вынесения справедливого решения необходимо, чтобы расследование деяний, вменяемых в вину, велось особо тщательно.

Принцип римского права о недостаточности показаний только одного свидетеля зафиксирован в Книге Второзаконие: «Недостаточно одного свидетеля против кого-либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, который он согрешит: при словах двух свидетелей состоится дело». Как утверждается, в еврейской традиции осуждается дача ложных показаний при расследовании преступлений.

Последний из законов сыновей Ноя требует установления судебной системы. Иудаизм признает право властей принимать законы для блага граждан и требовать их выполнения. «Закон данной страны - это закон» - говорит Талмуд. Возлагая на человека ответственность за соблюдение законов страны, в которой он живет, заповеди сыновей Ноя, по сути дела, дают каждому человеку право рассчитывать на защиту закона.

Еврейское право как в эпоху Судей, в период древних царств, Второго храма и в диаспоре, так и в современных условиях ориентируется на минимальное участие государства в общественной жизни. Человек несет обязанности перед настоящим Царем и Судьей напрямую и без каких-либо посредников. Государство обеспечивает оборону и безопасность, но не обязано заниматься чем-либо другим. Более того, запрет царям, призванным возглавить народ в качестве военных вождей при пророке Шмуэле (Самуиле), «умножать коней, золото и серебро» вполне может быть истолкован как требование компактного по расходам государства. При этом важно отметить, что слово «царство» на иврите - синоним понятия «государство». А наиболее часто используемое сегодня слово «мадина» («государство») - однокоренное с «дин» («суд») подчеркивает обязанность государства поддерживать правовой порядок, но не социальный мир.

В статье «Права Господа и права Человека» главный раввин центральной консистории Рене-Самуэль Сират отмечает, что права человека не имеют большего значения, если наряду с ними не сформулированы права Господа, или, если говорить об этом в светских терминах, обязанности человека12.

Что касается вопроса богоизбранности еврейского народа, то в иудейской традиции данный факт объясняется не превосходством его над другими народами мира, а большой ответственностью перед ними. «Все беды в мире от Израиля» - сказано в Талмуде. В мире будут продолжаться несчастия до тех пор, пока Израиль не выполнит возложенную на него Миссию. Данная Миссия заключается в привнесении в мир морального закона порядочности и честности, изложенного в Священных писаниях.

Можно сказать, что характерной чертой иудаизма является не только тот факт, что в его рамках была сформулирована одна из самых первых доктрин универсальной морали, но и то, что иудеи приложили усилия для претворения в жизнь понятия «права человека» и выработки на уровне быта модели поведения, которая была бы применима как для еврейского общества, так и всего человечества. Как и любая религия, которая колеблется между частным и общим, иудаизм предложил некую усредненную форму, воплощавшую в себе определенное равновесие.

Идеологическое разделение на личные и коллективные права человека стало одной из основ политического противостояния. Одни государства отдавали приоритет индивидуальным свободам в ущерб социальной справедливости, другие - всеобщему равенству коллективистского типа в ущерб личным свободам. Хотя подобное разделение на личные и коллективные права глубоко чуждо иудаизму, он опирается на единство человека в том плане, что человек социальный и человек индивидуальный - две части одного целого, которые не могут быть разделены под страхом смерти.

В немалой степени представление о самоценности личности простого человека, а следовательно и о правах личности, основано на учении Торы и высказываниях пророков. Концепция прав человека есть в конечном счете производное иудео-христианской цивилизации, справедливо отмечает известный ученый М.А.Членов13.

Идея самоценности человека выросла из положения иудаизма, согласно которому человек сотворен по образу и подобию Божьему и поэтому особо выделен из сотворенного Богом мира (Быт. 1:27;

ср. Пс. 8:5-7). Тот же источник говорит о нравственных основах современных представлений о правах человека: идеи неприкосновенности человеческой жизни («Не убий»); преодоления эгоизма и своекорыстия («Возлюби ближнего, как самого себя» (Лев. 19:18); «Не радуйся, когда упадет враг твой, и да не веселится сердце твое, когда он споткнется» (Притчи 24:17); сострадания к слабым и не умеющим или затрудняющимся постоять за себя («Пришельца не притесняй и не угнетай его; ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской... Ни вдовы, ни сироты не притесняйте» (Исх. 22:21-22) и т. д. В Библии впервые появляются требования правовой защиты тех, чьи интересы особенно уязвимы - иноплеменника и бедняка (Исх. 12:49), идея высокой ценности человеческой свободы и предписание возвратить ее тем, у кого она отнята (Лев. 25:10; Иер. 34:17).

Иудаизм утверждает, что существование каждого человека имеет определенную цель и место в замысле Бога14. Из этого следует, что человек должен пользоваться некоторыми правами и свободами для того, чтобы выполнить свое предназначение. Тора рассказывает о времени, когда люди были настолько испорчены, что творили «только зло во всякое время» (Быт. 6:5). Буквально это означало, что никто и нигде ни в какое время дня не совершал ни единого доброго поступка. Эти люди не выполняли более ни одной из своих обязанностей, то есть ни малейшей части того, ради чего Бог привел их в мир. Тем самым они утратили основное право человека - право на жизнь. Бог уничтожил их, послав на Землю потоп.

С точки зрения еврейского мировоззрения, как уже отмечалось, права и обязанности неотделимы друг от друга. По еврейскому вероучению, права человека - это основные принципы поведения, которые должны быть признаны человеком по отношению к нему самому и к другим людям, чтобы каждый мог выполнить свою часть Божественного замысла. Некоторые из основных прав человека сформулированы в Семи заповедях сыновей Ноя, которые, в соответствии с еврейской традицией, распространяются на все человечество. Например, запрет убийства. Запрещая людям лишать жизни себе подобных, заповедь утверждает право человека на жизнь.

Для евреев жизнь человека священна, потому что дана Богом (Быт. 2:7), и в обычной ситуации только Бог может лишить человека жизни (Втор. 32-39). Мудрецы толкуют это положение более широко и утверждают, что жить - это обязанность человека. «Жить ты обязан и против своей воли» («Поучения отцов»). Иудаизм утверждает, что необходимость человеческой жизни заключается в том, что каждый человек вносит свою лепту в выполнение намерения Бога обрести место среди существ «нижнего» мира. По этой причине иудаизм категорически осуждает самоубийство и умерщвление безнадежно больного. Зародыш имеет право на жизнь, поскольку каждому новорожденному ребенку также отводится определенная роль в Божественном замысле. Иудаизм обычно разрешает аборт только в том случае, если есть опасность для жизни матери.

Заповеди сыновей Ноя запрещают воровство. По еврейскому закону, сюда включается и похищение людей (например, взятие заложников). Этот запрет, таким образом, утверждает право человека и различных учреждений иметь собственность, а также право людей на беспрепятственное перемещение. Запрет сексуальных преступлений обеспечивает защиту человека от оскорбления. Никто не имеет права осуществлять насилие по отношению к другому. Запрещая супружескую измену, Законы сыновей Ноя утверждают исключительное право человека на любовь и заботу со стороны супруга. Даже легкий флирт с чьей-либо женой или мужем является нарушением этого права.

С другой стороны, богатство и факторы, его порождающие или умножающие (от предпринимательского таланта до наследства или удачной рыночной конъюнктуры), рассматриваются как дар Всевышнего. Следовательно, независимо от своего источника, богатство считается ответственным поручением. Однако это не поручение государства или общества. Поэтому богатый человек отвечает, как сказано выше, прежде всего перед Богом, а не перед государством или обществом. И эта ответственность фокусируется на равной для всех обязанности соблюдать заповеди и на особой ответственности за исполнение заповедей - обязательств перед наемными работниками и благотворительности перед бедняками15.

В средние века еврейские законоучителя приняли целый ряд весьма прогрессивных для того времени постановлений, защищавших права различных категорий людей. В Талмуде также прописывается равенство мужчин и женщин. «Вот законы, которые им дашь», из чего следует, что женщина равна мужчине перед лицом всех законов Торы. Так, раввин Гершом Меор ха-Гола (примерные даты жизни 960-1028 гг.) вынес постановление, запрещающее разводиться с женой против ее воли и объявляющее такой развод недействительным. Таким образом, он ввел закон, уравнивающий женщину с мужчиной: мужчина разводится с женой, только если он этого хочет, так же и женщина может стать разведенной, только если она на это согласна16. Меир бен-Барух (Махарам) из Ротенбурга (1220-1293 гг.) и раввин Перец Бен Элияху из Корбеля приняли постановления, категорически запрещающие мужьям бить жен; мужьям, виновным в этом, грозило отлучение от общины (бойкот). Постановление раввина Переца также объявляло необходимым оказывать материальную поддержку женщине, вынужденной покинуть дом мужа из-за того, что он с ней плохо обращался17.

Концепция еврейского права в отношении женщин основывается на трех первых главах Книги Бытия и на идее о различной роли мужчины и женщины, что связано с их биологическими отличиями. Несмотря на данное различие в ролях, мы обнаруживаем принцип равенства мужчин и женщин перед законом.

В Торе мы находим множество положений, касающихся прав женщин. В первую очередь в законах прослеживается стремление подчеркнуть роль женщины как жены и матери. Право женщины на профессию признавалось еще с древнейших времен, что подтверждает образ идеальной женщины, по мнению царя Соломона.

В еврейской традиции женщины не равны мужчинам. Они другие. Они занимают симметричную позицию, не равную мужской, но дополняющую. Женщина создавалась не в связи с мужчиной, а в некотором роде параллельно ему. Существование как мужчины, так и женщины неполно друг без друга. Но женщина не создавалась исключительно ради мужчины, у нее есть свои собственные обязательства.

Для евреев всеобщее спасение не связано только с иудаизмом, равно как с религией в целом. Спасение доступно всем до тех пор, пока они следуют справедливым принципам. В Талмуде говорится, что язычники, живущие по справедливости, могут рассчитывать на место в будущем мире.

В конце XIII века евреями было принято важное решение о необходимости состязательности сторон в судебном процессе, гласящее, что нельзя выносить никакого решения, не заслушав показания обеих сторон. В соответствии с постановлением, изданным раввином Хаимом из Вены и общинными лидерами, «всякий судья, который выносит решение, не заслушав обе стороны, а вместо того выслушав только одну сторону, которая говорит: выслушайте меня, а потом решайте, как вы сочтете нужным, - такой судья больше не будет рассматривать ни одно дело»18.

Этот же принцип обоснован выдающимся еврейским философом и законоучителем Рамбамом (1138-1204 гг.): «Следует во всем уравнять обе тяжущиеся стороны. Недопустимо, когда один свободно высказывается, а другому советуют говорить кратко. Недопустимо с одним быть приветливым и говорить мягко, а с другим быть суровым и говорить строго. Обе тяжущиеся стороны должны быть равны в глазах и сердцах судей»19. В глазах еврейских законоучителей средневековья было крайне важным обеспечить справедливость судебного разбирательства, как это сказано в Библии: «И делай справедливое и угодное в очах Господа» (Втор. 6, 18).

Термин «антисемитизм» был сформулирован в 1879 году немецким журналистом Вильгельмом Марром для обозначения ненависти к евреям. Первые проявления враждебности по отношению к иудаизму берут свое начало еще во времена, предшествующие появлению христианства в Риме и Греции. Противостояние между христианами и иудеями восходит к I веку н. э. Заняв доминирующее положение в IV веке усилиями императоров Константина и Феодосия, Церковь опасалась распространения иудейского влияния на христиан.

В средние века евреи, проживавшие в Европе, подвергались жестокому антисемитизму из-за их религиозного нонконформизма. Однако этот антисемитизм не носил постоянного характера. В периоды кризисов и сомнений они становились козлами отпущения. Впрочем, Церковь и светские власти оставляли им возможность принять католическую веру. В этом и заключается ключевое отличие средневекового антииудаизма от современного антисемитизма.

Современный антисемитизм (XIX-XX вв.) пренебрегает религиозным аспектом и вопреки очевидности наделяет еврейскую расу рядом особых качеств, таких как любовь к деньгам и отсутствие

патриотических чувств. Предпосылки такого антисемитизма были заложены в Испании на заре Возрождения, когда огромное значение придавалось так называемому «очищению крови».

За исключением Испании, остальная Европа проявляла вплоть до последней трети XIX века большую терпимость по отношению к еврейским меньшинствам. Так продолжалось до 1880-х годов и распространение тоталитарной идеологии среди представителей интеллектуальной буржуазии. Банк Ротшильда, отделения которого были открыты в Лондоне, Париже, Вене, Франкфурте как для националистов, так и для социалистов, стал воплощением еврейского космополитизма, пьющего кровь народа.

В Библии и Талмуде содержится множество положений об ограничении свободы слова, но это моральные и религиозные ограничения. Самое важное ограничение свободы слова - и самое важное с моральной точки зрения - не клеветать. «Ты не будешь распространять клевету среди твоего народа».

Необходимо подчеркнуть, что традиционная еврейская мысль, гуманистская по своей сути, но, к сожалению, часто игнорируемая, являет собой рациональную, моральную и человеческую базу права на мир и права поступать достойно и благородно даже по отношению к врагу, и даже во время конфликтов, составляет неоспоримую базу всех «поколений» прав человека.

В Талмуде говорится о различиях между войнами. Дети Израиля не были обязаны участвовать в войнах, ведущихся ради расширения территорий или грабежа. Однако они должны были вступать в армию, если возникала необходимость защитить нацию, вести «священную войну» против захватчиков.

В Библии несколько раз провозглашается необходимость защищать женщин, детей и имущество в случае конфликтов, прежде чем атаковать врага, необходимо попытаться склонить его к миру, уважать жизнь и права чужеземцев, обходиться с ними как с братьями, проявлять щедрость по отношению к рабам.

Если мы полагаем, что соблюдению прав человека предшествует право протестовать против плохого обращения, несправедливости, неравенства в отношении доступа к здравоохранению или образованию, то можно упомянуть то, что сама организация кагала подразумевает соблюдение этих прав. Кагал представляет собой место, где люди могут протестовать, и их голос будет услышан.

Доктрина прав человека приобрела универсальный характер лишь недавно. Идея о необходимости защищать индивидуальные свободы более древняя, чем мы думаем. Она берет свое начало не в декларациях XVIII века, из которых самыми знаменитыми являются французская и американская, а также не в древних античных республиках. В античном праве, в частности в наиболее развитой его системе - системе римского права, отсутствует понятие «права человека». В римском праве существовало противопоставление гражданина человеку без прав, иными словами, рабу.

Современное понимание «человека» берет свое начало в библейской традиции. Интерес вызывают также древнееврейские источники современного права, которые изучали такие ученые, как Н.Айзакс, П.Уэйл. Кроме того, в работах Г.Шолема рассматривают определяющее влияние иудейской мысли в период Ренессанса.

В феномене тоталитаризма З.Фрейд видит иррациональный откат к отдаленному прошлому, доисторическим временам. Анализируя немецкий национал-социализм, З.Фрейд приходит к выводу о том, что в основе нацистского тоталитаризма, главной движущей силой которого является антисемитизм Третьего рейха, лежат инстинкты и архаичные тенденции (ненависть, нарциссизм, желание убивать, совершать кровосмешение, бунтовать против родителей). В этой связи евреи были основным объектом агрессии масс, видевших в иудаизме источник монотеизма, которому народы Европы вынуждены были насильно подчиниться.

Необходимо в очередной раз пояснить значение «еврейского подхода» к правам человека: одна из особенностей нашей традиции заключается в том, что мы непременно называем вещи своими именами.

Еврейский мир строится вокруг законодательства: мы говорим о правах человека, а не только о достоинстве, ценности личности, что свидетельствует о консенсусе относительно того, что ценностные нормы должны быть нормами юридическими для большей эффективности. Право, а также его инструменты объединяют в себе Мораль и Власть, пересечение между Этикой и Политикой.

Какая гнусная тень брошена на права человека! Ведь если люди, устанавливая необходимые юридические нормы, чтобы сформулировать конкретнее идею коллективного правосудия, подчиняются Богу, то как они могут располагать таким правом? Нет ли несоответствия между Правом, устанавливающим некий тип отношений между людьми, и единственным в своем роде термином «Человек», который мы пишем с большой буквы? Бонфу, бывший посол Франции в Иерусалиме отмечал: «Писать слово «Человек» с большой буквы? Не слишком ли это - ставить человека в один ряд с духовными ценностями, в смысле Мира и Творения?»

Однако, несмотря на подобное неравенство, двойственность, современный интерес к правам человека по-прежнему несет в себе смысл. «Человек XX века больше не нуждается в том, чтобы выжидать, размышлять перед действием… Правочеловеческий лексикон не является ли в первую очередь терапией для восстановления психического равновесия наших современников?»

С течением времени место и роль иудаизма в системе права, которой руководствовались евреи (и в странах диаспоры, и начиная с 1948 г. - в Государстве Израиль), изменились кардинально. Современное еврейское право - это юридическая система, которая развивалась на протяжении тысячелетий. Первоначально еврейское право основывалось исключительно на отдельных положениях Торы, однако со временем жизнь в Эрец-Исраэль привнесла в него необходимые изменения, продиктованные потребностями еврейского общества. Окончательно еврейское право как свод законов сформировалось в странах рассеяния. В некоторых государствах еврейское право было законом, действующим в рамках политической и культурной автономии, предоставленной евреям властью, в остальных - регулировало отношения внутри еврейской общины неофициально. Подобно другим национальным меньшинствам, евреи предпочитали разрешать свои споры в соответствии с собственными обычаями без вмешательства государственной власти.

Формирование этих законов происходило на протяжении жизни ряда поколений. Некоторые из них носят сугубо религиозный характер, например регулируют соблюдение религиозных заповедей, запретов или исполнение ритуалов. Большинство же законов обращены к повседневной жизни и рассматривают широкий спектр конфликтных ситуаций. Подобно христианскому каноническому праву времен его расцвета, а также системам правил и установлений, разработанных исламом и индуизмом, еврейское право охватывает практически все стороны общественной жизни. Однако если каноническое право, исламский и индуистский законы развивались и укоренялись под эгидой доминантной политической власти, то становление еврейского права в течение двух тысячелетий происходило без поддержки аналогичной властной структуры.

Даже в периоды рассеяния, когда еврейским общинам представлялась лишь относительная автономия внутри государственных систем тех стран, где они жили, в решении споров они руководствовались, как правило, не общегосударственными законами, а еврейским правом. Это предпочтение объяснялось религиозными соображениями и чувством глубокого уважения как к самому еврейскому праву, так и к его толкователям, решения которых в специфических судебных делах во многом способствовали сохранению чувства самоуважения и жизнеспособности общины. Несомненно, именно эта политико-юридическая структура во многом обусловила выживание еврейской нации как обособленной общности. Разумеется, религиозная основа еврейского права была главной причиной высокого статуса, который оно имело в еврейских общинах. Это особенно ярко проявлялось в период, когда религия являлась доминантным фактором в жизни огромного большинства людей. Однако помимо этого, авторитет еврейского права объяснялся тем, что община видела в нем отшлифованный временем совершенный механизм справедливого решения юридических споров.

Сегодня еврейское право представляет собой показательный пример юридической системы, которая выжила, несмотря на отсутствие поддерживающего ее государственного аппарата. При более широком взгляде на проблему жизнестойкость еврейского права доказывает возможность юридического плюрализма, то есть возможность сосуществования нескольких юридических систем внутри единой политической структуры20 .

Параллельно с этими дискуссиями группа светских юристов и интеллектуалов пыталась внедрить еврейское право в жизнь еврейских общин в качестве светского закона. По их замыслу, лица, управляющие общиной, должны были совершенствовать еврейское право, адаптируя его к изменяющейся реальности в процессе принятия судебных решений. Учитывая, что лидерами еврейских общин были в большинстве случаев люди религиозные, инициаторы «секуляризации» еврейского права предлагали поручить его дальнейшую адаптацию преимущественно светским юристам, чтобы исключить влияние на него религиозных воззрений. Этот подход был отклонен как религиозными авторитетами, так и сионистским руководством.

Интересно, однако, рассмотреть возможность использования реформаторских идей этой группы энтузиастов в современном Израиле, где религиозная верхушка, состоящая из ортодоксов и ультраортодоксов, обладает почти абсолютной монополией на интерпретацию постулатов иудаизма. В действительности иудаизм - это не только религия, но и основа культуры. В соответствии с этим еврейское право - это не только божественное предписание, толкуемое религиозными функционерами. Оно может и должно обновляться в процессе своей адаптации к современной реальности. Именно такой взгляд на иудаизм и еврейское право сегодня представляется продуктивным.

Тот факт, что исторически иудаизм сыграл важную роль в развитии концепции прав человека, не отменяет того, что в сегодняшнем Израиле религиозные круги - главные противники продвижения правозащитного законодательства. Наиболее проблематичные с точки зрения прав человека характеристики израильской общественной жизни являются следствием именно давления религиозных сил. Достаточно упомянуть в этой связи невозможность заключения гражданских браков между евреями, отсутствие общественного транспорта по субботам и праздничным (с точки зрения иудейской традиции) дням, сложности с захоронением неевреев на общих кладбищах и другие проблемы, не характерные для современных либерально-демократических государств, где религия, как правило, отделена от государства21.

Ортодоксальный свод предписаний иудаизма (Галаха) не обращен к тем, кто не верит в Бога, не соблюдает святости субботы, игнорирует принятые в иудаизме законы семейной чистоты и ест некошерную пищу - а таковых в населении сегодняшнего Израиля большинство. Предписания ортодоксального иудаизма идут вразрез с мироощущением современных израильских женщин, ставших полноправными членами общества, равными мужчинам в правах и обязанностях.

1Цитаты из иудаизма и других религиозных источников приводятся по книге «Judaïsme et droits de l’homme». Paris: Des Idees Et Des Hommes, 2007.

2Eisenberg Josy. Une histoire des Juifs. Paris: Bibliotheque de culture historique, 1970. P. 18.

3Judaïsme et droits de l’homme… Р. 19.

4Ibid. Р. 65.

5Ibid. Р. 25.

6Benamozegh Elie. Morale juive et morale chretienne. Paris: Edition la Baconniere, 1946. Р. 150.

7Judaïsme et droits de l’homme… Р. 19.

8Ibid. Р. 14.

9Baruk Henri. Civilisation hebraique et science de l’homme. Paris: Edition Ziraton, 1965. Р. 58.

10Judaïsme et droits de l’homme… Р. 56.

11Bulletin de l’Association pour la fidelite a la pensee du president Rene Cassin. Paris: Conseil d’Etat, Palais Royal, 1983. Р. 17.

12Judaïsme et droits de l’homme… Р. 30.

13Членов М.А. Россия и Израиль: Православное христианство и иудаизм. Доклад на международной конференции по проблемам межрелигиозного диалога. Маале-Ахамиша, Израиль. Декабрь 1998 г.

14См.: Forta Arye. Judaïsm. Нeinemann Educational Publishers, 1995. P. 114-115.

15См.: Яновский К. Иудаизм и социальная ответственность предпринимателей. Доклад в институте «Московский Либертариум». 10 марта 2004 г.

16См.: Элон М. Еврейское право. Т. 2. Иерусалим: Амана, 1998. С. 300.

17Там же. С. 303.

18Там же. С. 304.

19Там же. Т. 1. Иерусалим: Амана, 1989. С. 194-195.

20Воробьева Е.В., Илиев Р.Л. Конституционно-правовой статус человека и гражданина в Государстве Израиль. М.: МГИМО-Университет, 2009. С. 28.

21Подробнее об этом см.: Нойбергер Б. Религия, государство и политика. Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1977. С. 110-192.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788947 Валерий Воробьев, Роман Илиев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter