Warning: implode(): Invalid arguments passed in /usr/home/webmaster/www/polpred/pages/news.phtml on line 531

Warning: implode(): Invalid arguments passed in /usr/home/webmaster/www/polpred/lib/persons.php on line 48
Всего новостей: 2554706, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Алексеенко Олег в отраслях: • все
Алексеенко Олег в отраслях: • все
Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 августа 2016 > № 1892781 Олег Алексеенко, Илья Ильин, Ольга Леонова

БРИКС как общий знаменатель стратегических приоритетов

Олег Алексеенко, Преподаватель факультета глобальных процессов МГУ им. М.В.Ломоносова

Илья Ильин, Декан факультета глобальных процессов МГУ, профессор, доктор политических наук

Ольга Леонова, Профессор факультета глобальных процессов МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор политических наук

Глобализация и регионализация определили тенденцию к постепенному смещению центров принятия решений по ряду международных вопросов в новые межгосударственные объединения. Возникают новые региональные организации, диалоговые площадки с участием восходящих игроков политической жизни, олицетворяющих новаторский формат международного сотрудничества.

БРИКС является ярким примером объединения, которое выступает в качестве связующего элемента между пятью крупными региональными государствами, представляющими четыре континента и крупнейших цивилизационных ареала.

Страны БРИКС солидарны в своей неудовлетворенности состоянием дел в современной геополитике, собственным положением в системе международных отношений, в стремлении к обеспечению экономического, социального и политического благосостояния своих участников и выступают единой силой в процессе формирования новой полицентричной системы международных отношений.

В связи с этим представляется важным анализ целей и задач участников объединения, а также рассмотрение конфронтационных дестабилизирующих факторов в двусторонних отношениях стран БРИКС.

B

Бразилия

Бразилия - крупнейшее по территории, численности населения и объему экономики государство в Латинской Америке, на долю которого приходится четверть промышленного, треть сельскохозяйственного и более половины научно-технического потенциала континента1. Кроме того, Бразилия имеет четко сформулированные внешнеполитические приоритеты.

Формат БРИКС не стал для Бразилии чем-то неожиданным. Еще в конце 1990-х годов известный бразильский дипломат Э.Жагуариби в официальном издании МИД Бразилии «Politica Externa» высказал предложение о налаживании сотрудничества с крупными странами, упоминая Россию, Индию и Китай, указывая на перспективность участия в данном объединении таких государств, как Аргентина, Турция, Мексика и Индонезия2.

Следующим шагом в оформлении нового формата взаимодействия стал визит в Бразилию в ноябре 1998 года Е.М.Примакова, бывшего тогда председателем Правительства России, который озвучил там инициативу сотрудничества в формате РИК, нашедшую позитивный отклик в политических кругах Бразилии.

Рост ВВП Бразилии, связанный с освоением крупных месторождений нефти в период 2000-х годов, решение целого ряда социальных проблем в совокупности с имеющимися экономическим и научно-техническим потенциалами создали необходимые условия для развития всестороннего экономического и политического взаимодействия Бразилии на международной арене.

В декабре 2002 года Президент Бразилии Л.И.Лула да Силва выступил с инициативой преференциального сотрудничества «большой четверки», что стало логическим продолжением внешнеполитического курса Бразилии, направленного на укрепление ее позиций в мировой экономике и политике.

Важно отметить, что Бразилия, как и другие участники БРИКС, имеет собственные геополитические проекты, которые можно разделить по трем основным направлениям: латиноамериканское, южноатлантическое и глобальное. Бразилия отводит БРИКС важную роль на трех указанных направлениях3.

В рамках первого направления Бразилия имеет статус регионального лидера, представляющего Латинскую Америку. Однако эксперты отмечают, что геополитическая ситуация на континенте достаточно продолжительное время будет находиться под влиянием США4.

Южноатлантическое направление разрабатывается Бразилией вместе с Индией и ЮАР в рамках их совместного диалогового форума ИБСА (IBSA). Деятельность форума нацелена на согласование позиций, проведение консультаций по внешнеполитическим вопросам и развитие экономического сотрудничества. В рамках южноатлантического направления также проводятся совместные маневры ВМС - ИБСАМАР (IBSAMAR) в Южной Атлантике и Индийском океане.

На глобальном уровне интересы Бразилии и партнеров по БРИКС совпадают по основным направлениям: реформирование мировой валютно-финансовой системы, повышение квот восходящих стран в МВФ и Всемирном банке, создание новой резервной валюты и переход на взаиморасчеты в национальных денежных единицах. И, естественно, создание благоприятных условий для внутреннего развития государств БРИКС и роста благосостояния их населения.

Таким образом, Бразилия нацелена на стратегическое взаимодействие в рамках БРИКС, акцентируя внимание на вопросах обеспечения безопасности (военно-политической, финансовой, информационной, экологической и т. д.). Вместе с тем политические силы Бразилии предлагают выносить противоречия на площадки другого уровня (ООН, «G20», ВТО).

R

Россия

Россию справедливо считают родоначальником БРИКС. Идея «стратегического треугольника» РИК (Россия - Индия - Китай) принадлежит Е.М.Примакову. Именно концепция РИК и стала отправной точкой в деле оформления объединения БРИКС.

Присутствие России в БРИКС отвечает ее национальным интересам и определяется перечнем задач по реализации экономического взаимодействия с партнерами по объединению.

Однако основные цели и задачи России в БРИКС лежат в плоскости внешнеполитической деятельности. Россия рассматривает БРИКС в качестве инструмента противодействия политическому влиянию США и их западных партнеров в регионах, относящихся к традиционным зонам влияния Российской Федерации. Реализация внешнеполитических задач обеспечивает решение целого ряда вопросов, касающихся защиты суверенитета и обеспечения национальной безопасности. БРИКС, в свою очередь, послужит консолидированной площадкой для обеспечения своим участникам более выгодных условий в мировой политике и экономике.

Участие России в БРИКС довольно часто подвергается критике со стороны экспертного сообщества, которое причисляет ее к развивающимся странам мира в силу ряда политических и экономических показателей. Основу скептических замечаний составляют утверждения об отсутствии реального инновационного потенциала, зависимости от экспорта энергоресурсов, высоком уровне государственного контроля, коррупции и слабой инвестиционной привлекательности России. Также звучат заявления об угрозе превращения России в «сырьевой придаток» БРИКС.

В данной ситуации необходимо отметить, что по темпам роста экономика России действительно уступает КНР и Индии, однако по показателям ВВП, уровню инфляции и динамике роста ее экономика сопоставима с данными по Бразилии и ЮАР5.

Скептики БРИКС в своих тезисах зачастую не принимают во внимание геополитический, социокультурный и военный потенциалы России. К тому же ВВП на душу населения, индекс человеческого развития (HD) и уровень образования населения в России значительно превосходят аналогичные показатели остальных участников объединения6.

Что же касается международного авторитета России, то она, бесспорно, принадлежит к силам, определяющим повестку дня в международной жизни, и успешно следует по пути создания альтернативных международных структур.

Россия обладает значительным опытом поведения на международной арене, а также необходимой стратегической культурой и опытом создания, пусть преимущественно на региональном уровне, новой системы международных отношений.

В БРИКС России отводится роль опытного политического игрока, имеющего четкие внешнеполитические концепции и модели поведения, что является стратегически необходимым в период становления БРИКС в качестве элемента новой полицентричной системы международных отношений.

I

Индия

Индия является одним из крупнейших игроков современной международной жизни, последовательно утверждаясь в качестве одного из ведущих с экономической точки зрения государств мира.

Высокий темп прироста ВВП, демографический, ресурсный, экономический, политический и военный потенциалы, а также активное участие в различных форматах международного сотрудничества определяют высокую роль Индии в балансе глобальных и региональных сил.

Согласно геополитическим концепциям индийских политологов, мир вокруг Индии представляется в виде трех стратегических колец, первое из которых охватывает приграничные с Индией государства, второе - акваторию Индийского океана, третье - остальной мир, в котором Индия стремится к обретению статуса мировой державы, играющей роль гаранта в вопросе обеспечения международного мира и безопасности7.

Идея Е.М.Примакова о «стратегическом треугольнике» РИК была воспринята руководством Индии в качестве основы долгосрочного внешнеполитического планирования и соответствовала установкам на интегрированный характер национальной безопасности, экономическое развитие, политическую стабильность и направленное движение к новой полицентричной системе международных отношений.

БРИКС имеет важное значение для индийской стороны, так как предоставляет возможность обмена мнениями участников объединения по широкому кругу глобальных финансовых и политических вопросов. Важно отметить, что Индия придает большое значение подготовительной деятельности и встречам на академическом уровне, что позитивно влияет на повестку дня БРИКС и способствует более эффективному взаимодействию.

Индия солидарна с партнерами по БРИКС в вопросах демократизации мировой финансовой системы и финансовых институтов. Однако стоит обратить внимание на характерную черту индийской политики в международных делах - локальное и региональное восприятие основных проблем международной жизни, - что находит свое отражение в деятельности диалогового форума ИБСА8.

В целом двусторонние отношения индийской стороны с партнерами по БРИКС определяются торговым взаимодействием, развитием совместных инфраструктурных, энергетических проектов. Индия активно сотрудничает со странами БРИКС в области металлургии, нефтедобычи, авиа- и автомобилестроении, военно-технической и космической отраслях.

БРИКС воспринимается Индией в роли эффективного инструмента участия в международных делах и фундамента для развития многосторонних связей.

С

Китай

Китай определяет БРИКС в качестве средства на пути к формированию нового, справедливого и рационального мирового устройства, что находит свое подтверждение в выступлениях официальных лиц и аналитике авторитетных китайских экспертных центров9.

Участие Китая в БРИКС совпало с периодом поиска и выработки нового, более активного алгоритма действий КНР во внешней политике, что связано в первую очередь с процессами стремительного экономического развития и усиления политического влияния. Намеченная трансформация сконцентрировала усилия китайских экспертов на пересмотре основ внешней политики КНР, базирующихся на диалектическом балансе традиционного самоограничения державности (taoguang yanghui) и некоторых ст?ящих действий (yousuo zuowei)10.

Результатом намеченных в 2000-х годах изменений стала новая модель ст?ящих действий в русле стратегем Дэн Сяопина, которая в упрощенном виде говорит о том, что не стоит непременно что-либо возглавлять и стоит постараться не акцентировать внимания на себе11. Указанная стратегия органично вписывается в формат БРИКС и, как заявляют китайские партнеры, способствует тому, что экономические и политические успехи КНР выглядят меньшим раздражителем для остального мира12.

Политический истеблишмент КНР неизменно подчеркивает, что сотрудничество со странами БРИКС по важным региональным делам и совместное развитие являются внешнеполитическим приоритетом государства13. Подчеркивая экономическую взаимодополняемость, Китай поощряет создание отраслевых площадок для сотрудничества стран БРИКС во всех сферах.

S

Южно-Африканская Республика

ЮАР относится к авторитетным и влиятельным государствам в мировой политике и не приемлет роли сателлита развитых стран в международной жизни.

Включение ЮАР в БРИК берет свое начало 24 декабря 2010 года, после того как глава МИД ЮАР М.Нкоана-Машабане получила уведомление от КНР, председательствовавшей на тот момент в БРИК, о приглашении ЮАР войти в состав объединения, а в апреле 2011 года Президент ЮАР Дж.Зума был приглашен для участия в саммите БРИКС в городе Санья.

Присоединение ЮАР к БРИКС подчеркивает значимость африканского участия в современной системе международных отношений, которое позитивно сказывается на статусе объединения, предоставляя странам БРИКС широкие возможности реализации разнообразных экономических инициатив на африканском континенте совместно с ЮАР и Африканским союзом. По словам Президента ЮАР Дж.Зумы, после принятия в 2011 году в группу БРИКС республика может достойно представлять в «клубе» весь африканский континент14.

Отметим, что Южно-Африканская Республика не стремится к обретению статуса мировой державы, позиционируя себя скорее в качестве центра политического влияния на региональном уровне (ЮАР - единственный представитель Африки в «G20»). Действуя в соответствии с заданным курсом на внешенеполитической арене, ЮАР активно выступает за равноправное участие государств Юга во всех международных форматах и принятии решений по основным вопросам международной жизни.

Отношения ЮАР с партнерами по БРИКС преимущественно основаны на развитии экономического сотрудничества. Наибольшая динамика в этой сфере наблюдается в двусторонних отношениях с Китаем, который с 2009 года занимает первое место среди торговых партнеров ЮАР. Противоположная ситуация наблюдается в отношениях Южно-Африканской Республики с Россией, где отмечается дисбаланс между политической и экономической составляющими. Наиболее гармоничными в совокупности политических и экономических контактов выглядят отношения ЮАР с Бразилией. ЮАР выступает в качестве главного партнера Бразилии в Африке. Кроме того, на Бразилию приходится 41% товарооборота Южно-Африканской Республики с латиноамериканским континентом15. Бразилия и ЮАР взаимодействуют на площадках ВТО, МВФ, Всемирного банка и различных международных диалоговых форматах сотрудничества.

На международной арене ЮАР рассматривает БРИКС в качестве инструмента, который позволит ей повысить свой международный статус и занять высокое место в новой полицентричной системе международных отношений. Ключевым фактором для Южно-Африканской Республики выступает также возможность укрепления своих позиций в качестве авторитетного представителя Африки на международной арене. Кроме того, ЮАР рассматривает БРИКС в качестве площадки для развития секторальных связей в рамках объединения, что, по мнению руководства республики, будет способствовать привлечению инвестиций и развитию инфраструктуры как в ЮАР, так и на африканском континенте в целом.

Перспективы развития БРИКС

Стремление к согласованию позиций и координации действий в существующих международных структурах делает БРИКС инструментом реального воздействия на мировую экономическую систему и неотъемлемым элементов в формировании новой полицентричной системы международных отношений. Страны БРИКС едины в стремлении расширения сфер взаимодействия и коллективном противодействии существующим глобальным вызовам и угрозам.

На данном этапе страны БРИКС стремятся достигнуть оптимальных экономических параметров.

При условии сохранения положительной динамики и реализации намеченных проектов БРИКС имеет два сценария развития:

- институционализация и превращение в полноформатную международную организацию;

- расширение сфер взаимодействия в рамках существующего неформального диалога.

Если принять во внимание, что одной из своих задач БРИКС предполагает участие в качестве структурного элемента в формировании новой полицентричной системы международных отношений, то оформление объединения в полноценную организацию позволит зафиксировать эту задачу в уставных документах. Кроме того, трансформация БРИКС в международную организацию повысит его авторитет среди развивающихся стран.

Однако тот факт, что зачастую амбиции государств часто превышают их реальные возможности и потенциал, подтверждает тезис о неготовности БРИКС в данный момент к принятию на себя глобальной ответственности.

Организационному оформлению БРИКС препятствует также:

- наличие таких площадок, как ИБСА, которые имеют собственные цели и задачи (институционализация БРИКС приведет к потере их значимости);

- различия цивилизационного и культурного кодов стран БРИКС;

- низкий уровень взаимной торговли (кроме того, страны БРИКС являются прямыми конкурентами в ряде отраслей мирового хозяйства);

- валютный вопрос в торговых отношениях стран БРИКС;

- конфликтный потенциал отношений между КНР и Индией, берущий свое начало в плоскости исторически нерешенных пограничных вопросов и с течением времени вылившийся в геополитическое соперничество, вышедшее за рамки азиатского континента.

Что же касается положительных тенденций, то одним из важнейших событий в деятельности объединения стало учреждение Банка развития БРИКС на VI саммите в городе Форталеза (15 июля 2014 г.). Банк создан в качестве альтернативы Всемирному банку и МВФ и стал важным шагом на пути изменения глобальной финансовой архитектуры.

На VII саммите БРИКС в Уфе (8-9 июля 2015 г.) глава банка К.Ваман Каматх сообщил, что банк начнет предоставлять первые кредиты уже в апреле 2016 года. В первую очередь средства планируется направлять на инфраструктурные и коммуникационные проекты БРИКС, используя банк в качестве инструмента для развития и роста экономик участников объединения.

В случае развития второго варианта, касающегося расширения сфер взаимодействия в рамках существующего неформального диалога, странам БРИКС необходимо выработать компромиссные подходы к вопросам, которые имеют значительное влияние на атмосферу в объединении. К ним относятся:

 - позиция государств по реформированию Совета Безопасности (СБ) ООН. Китай и Россия являются постоянными членами СБ ООН, Бразилия, Индия и ЮАР пытаются добиться представительства в этом органе на постоянной основе. Среди участников объединения присутствует согласие относительно необходимости реформы, что находит свое отражение в декларациях группы по итогам саммитов. Тем не менее в отношении конечного результата со стороны России и Китая произносятся лишь общие фразы о том, что они поддерживают Индию, Бразилию и ЮАР в их стремлении играть более весомую роль в ООН;

- проблема экологии. Указанная проблема является одной из конфронтационных в БРИКС. Переговоры по проблемам климата лишь в общих чертах обозначаются в БРИКС. Это связано с позицией России, которая в своих действиях к экологическим проблемам солидарна с европейскими подходами, что вступает в противоречие с мнением остальных партнеров по БРИКС, не признающих «ответственности» за деградацию природной среды. Именно это способствовало появлению другого акронима - BASIC (все страны БРИКС без России) в рамках процесса Рамочной конвенции ООН об изменении климата16;

 - ядерные вооружения. Россия и Китай участвуют в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). В то же время Индия, не подписав договор, по факту относится к числу обладателей ядерного оружия. Бразилия и Южно-Африканская Республика являются участниками ДНЯО в статусе стран, не обладающих ядерным оружием (ЮАР отказалась от ядерного оружия в 1991 г.). Индия и Китай негативно воспринимают предложения со стороны остальных участников БРИКС о сокращении ядерных вооружений, Россия не готова отказаться от своего ядерного потенциала в одностороннем порядке, рассматривая его как средство сдерживания.

Кроме того, странам БРИКС необходимо сконцентрировать усилия на развитии инфраструктуры торгового и инвестиционного сотрудничества (альянсов, зон свободной торговли и т. п.).

Особый акцент должен быть сделан на гуманитарной сфере с последовательным расширением видов и механизмов взаимодействия в области туризма, науки, образования, культуры, информационных технологий и НПО. Обширные возможности для сотрудничества страны БРИКС имеют также в сферах природопользования, здравоохранения, продовольственной безопасности, экологии и т. д.

Вместе с тем странам группы следует содействовать созданию либо развитию уже имеющихся региональных интеграционных объединений непосредственно в регионах и зонах влияния государств БРИКС, что потенциально повысит авторитет и роль в современной геополитике самих участников БРИКС, а значит, и всего объединения.

В случае решения этих задач можно будет наблюдать формирование особой зоны взаимодействия стран БРИКС - такого геополитического пространства, где эти страны могут свободно сотрудничать без влияния США или где влияние Соединенных Штатов заметно снижено.

Данное геополитическое пространство фактически представляет собой внеамериканскую зону взаимодействия - геополитический ареал, в рамках которого страны могут договориться и действовать совместно, исходя из своих национальных интересов и приоритетов внешней и внутренней политики без учета требований или условий, выдвигаемых США и другими западными странами17.

Внеамериканская зона взаимодействия - это дисперсный и виртуальный ареал, не локализованный в едином геополитическом пространстве, не структурированный, не институализированный и не обладающий какими-либо формальными признаками.

Сферу совокупного геополитического влияния стран БРИКС можно рассматривать как формирующуюся внеамериканскую зону взаимодействия, где страны - члены этого неформального объединения пытаются вести диалог, договариваться и вырабатывать общую позицию без согласования своих мнений и точек зрения на происходящие процессы и проблемы глобального мира с США.

Возможно ли расширение такой зоны внеамериканского влияния и диктата? Несомненно.

Анализ геополитического пространства глобального мира показывает, что многие страны, особенно расположенные на глобальной периферии, но имеющие неплохую динамику развития, заинтересованы в этом, так как участие в такой зоне может гарантировать им сохранение своего суверенитета, добиваться реализации своих национальных интересов, откроет доступ к сырьевым ресурсам партнеров на бенефициарных условиях, повысит их статус в мировой политической иерархии глобальных акторов.

При этом участие в такой зоне не означает какой-либо оппозиции или конфронтации по отношению к США и их союзникам, но позволяет сохранять экономические и торговые взаимоотношения и вести равноправный политический диалог.

Например, в Латинской Америке складывается довольно интересная геополитическая ситуация, которая явно демонстрирует готовность большинства стран континента развиваться и реализовывать свои национальные интересы в рамках региональных интеграционных объединений без участия США. Это Общий рынок стран Южного конуса (МЕРКОСУР), УНАСУР (своего рода его политический аналог), проект АЛБА - Боливарианская инициатива, СЕЛАК (CELAC) и др. В свое время большинство стран континента фактически торпедировали проект АЛКА (ALKA), инициированный Вашингтоном и нацеленный на создание единого экономического и политического пространства обеих Америк, куда должны были войти 34 государства. Понимая, что этот проект лишал их автономии в своей внешней политике и частично даже суверенитета, большинство латиноамериканских стран заняли позицию пассивного сопротивления. В настоящее время региональный вектор взаимодействия для большинства стран Латинской Америки является приоритетным.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе ситуация складывается несколько иная. В 2011 году США объявили о «развороте» своей политики в сторону АТР. Сегодня Соединенные Штаты позиционируют себя как тихоокеанскую державу, объявляют себя гарантом безопасности в этом регионе и выказывают явное стремление там доминировать. Важной стратегической задачей глобальной державы является удержание политического, военного и экономического лидерства в АТР.

Многие государства АТР, опасаясь растущего влияния Китая, положительно воспринимают действия США, а их военное присутствие в регионе расценивают как гарантию собственной безопасности. Доминирование США в Юго-Восточной Азии рассматривается ими как механизм сдерживания Китая и как важное условие поддержания баланса сил в регионе.

Однако Вьетнам, который позиционирует себя как региональный лидер в Индокитае, имеет большую зависимость от китайского рынка, а значит, в своей политике будет более ориентироваться на своего великого соседа, а также на Россию, которая в своей Концепции внешней политики рассматривает эту страну в качестве своего стратегического партнера18. Активная политика США в АТР неизбежно приведет к усилению соперничества этих двух держав за свое влияние в регионе.

Тогда более четко обозначится раскол стран АТР на две группы. Одна из них останется верной союзу и партнерству с США, укрепляя с ними свое военно-политическое взаимодействие. Другая группа предпочтет сохранять и расширять экономическое партнерство с Китаем.

Очевидно, в будущем в АТР может сложиться уникальная по геополитическим параметрам ситуация. Здесь постепенно выстраиваются две геополитические дуги, которые нестабильны и значительно подвижны. Так, с одной стороны, некоторые страны, находясь в зоне экономического влияния Китая, будут постепенно все более сближаться с КНР. С другой стороны, их противовесом выступают страны проамериканской ориентации (Сингапур, Филиппины, Южная Корея и др.), которые находятся в военно-стратегической зависимости от США.

Бесспорное лидерство Китая на континенте компенсируется военным присутствием США в регионе и доминированием в Тихом океане. Возникает удивительный феномен: если рассматривать АТР в широком географическом понимании (когда сюда включают и Соединенные Штаты Америки), то именно в этом ареале формируется бинуклеарный полюс глобального мира, где ядрами являются США и Китай, окруженные своими союзниками и стратегическими партнерами. Эта ситуация позволяет сделать вывод, что в регионе АТР складывается локальная биполярная система. В будущем внеамериканская зона взаимодействия будет явно не одна, ее ареалы сегодня формируются на различных континентах и в регионах глобального мира.

К формирующейся виртуальной внеамериканской зоне взаимодействия уже сегодня можно отнести территории стран Шанхайской организации сотрудничества, страны, входящие в Таможенный союз с Россией (Белоруссия и Армения), центральноазиатскую часть постсоветского пространства, значительный геополитический ареал в Латинской Америке, Иран, ряд территорий Ближнего и Среднего Востока и т. д. Там постепенно образуются внеамериканские зоны взаимодействия государств, которые пытаются отстаивать свое право суверенности в глобальном мире и сотрудничать друг с другом при отсутствии жесткого контроля США и его союзников.

Следствием формирования таких зон является геополитическое размежевание, где, с одной стороны, выступают США, их союзники, партнеры и зависимые от них в экономическом и военно-политическом отношениях страны, а с другой - государства, выбравшие Китай в качестве приоритетного стратегического партнера.

Данное геополитическое размежевание может привести к формированию новой биполярной системы глобального мира. А модель биполярного мира, как известно, является точкой равновесия глобальной международной системы. В режиме маятниковой цикличности развития и смены моделей глобального мира модель «бицентричный мир» есть ситуация максимально возможной устойчивости системы19. Это создает определенный баланс сил, является точкой равновесия мировой политической системы и может гарантировать определенную стабильность глобального мира.

Таким образом, анализ геополитической ситуации в регионах мира показывает наличие достаточного числа государств, которые, не разрывая своего экономического и торгового партнерства с США и ЕС, готовы на принципах партнерского диалога сотрудничать во внеамериканской зоне взаимодействия, где им гарантировано сохранение национального суверенитета, равноправное и уважительное отношение независимо от их статуса в глобальном мире.

Фактически уже формирующаяся внеамериканская зона взаимодействия регионов и отдельных государств будет уникальным форматом, которого еще не знал глобальный мир.

Во-первых, это не будет какой-либо функциональной структурой. Механизмы укрепления между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства сегодня уже прошли апробацию как в рамках БРИКС, так и Шанхайской организации сотрудничества, которая могла бы стать коллективным актором внеамериканской зоны взаимодействия. Такие отношения в будущем будут способствовать формированию полноценного стратегического партнерства стран-участниц.

Во-вторых, внеамериканская зона взаимодействия не станет военно-политическим альянсом, однако взаимодействие по линии оборонных ведомств стран, входящих в нее, поможет разработать более эффективные методы борьбы с международным терроризмом, хотя бы уже на основе единства взглядов на эту глобальную угрозу.

В-третьих, деятельность стран, входящих во внеамериканскую зону взаимодействия, не будет направлена против третьих стран - партнеров и союзников США. Эти страны хотят всего лишь решать свои задачи и реализовывать свои национальные интересы на основе взаимного уважения и поиска компромисса, отвергая при этом идеологизированные и конфронтационные подходы к решению актуальных проблем международного и регионального развития.

Внеамериканская зона взаимодействия ни в коем случае не станет каким-либо блоковым объединением. Это будет новое слово в мировой политике и пример того, как неблоковые, неформальные, неструктурированные объединения могут обеспечивать свою национальную и гарантировать международную безопасность.

Многосторонняя сетевая дипломатия между странами-партнерами такой зоны предполагает качественно новые формы взаимодействия государств, сетевой региональной архитектуры, а также разветвленных партнерских региональных объединений всех пяти континентов земного шара.

На основе новой философии партнерства, основными принципами которой являются равноправие больших и малых стран, взаимное доверие и уважение к многообразию цивилизаций, культур, религий, форм государственного устройства, концепций развития, будет формироваться специфическая модель эффективных и гармоничных международных отношений в многополярном мире.

 1Перспективы и стратегические приоритеты восхождения БРИКС. Научный доклад к VII саммиту БРИКС / Под ред. В.А.Садовничего, В.Ю.Яковца, А.А.Акаева. М., 2014. С. 77.

 2Мартынов Б.Ф.Ивановский З.В.Симонова Л.Н.Окунева Л.С. Ключевые интересы и целевые ориентиры Бразилии как участницы формата БРИКС // Стратегия России в БРИКС: цели и инструменты / Сб. статей под ред. В.А.Никонова, Г.Д.Толорая. М.: РУДН, 2013. С. 85.

 3Там же С. 88.

 4Там же. С. 89.

 5БРИКС - перспективы экономического развития стран с «переходными» экономиками / «Борисфен Интел». Независимый аналитический центр геополитических исследований // URL: http://bintel.com.ua/ru/pages/about/ (дата обращения: 15.09.2014).

 6Human Development Report 2014 // URL: http://hdr.undp.org/en/content/human-development-report-2014 (дата обращения: 02.11.2014).

 7Шаумян Т.Л. Индия, ШОС и БРИКС в современной геополитике // Сравнительная политика. 2013. №3 (13). С. 45.

 8Володин А.Г. Индия в БРИКС // Стратегия России в БРИКС: цели и инструменты / Сб. статей под ред. В.А.Никонова, Г.Д.Толорая. М.: РУДН, 2013. С. 122.

 9Yuan P. A Harmonious World and China’s New Diplomacy // Contemporary International Relations. 2007. Vol. 17. №3 (P. 4) / Scholarly Journals of China Institutes of Contemporary International Relations // URL: http:// www.cicir.ac.cn/english/ArticleView.aspx?nid=810 (дата обращения: 17.11.2014).

10Ibid.

11Ibid.

12Benefits, not values, define BRICS unity // URL: globaltimes.cn/NEWS/tabid/99/ID/70240/ Benefits-not-values-define-BRICS-unity.aspx (дата обращения: 09.09.2014).

13Председатель Ху Цзиньтао о роли БРИКС // Жэньминь жибао // URL: http://russian.people.com.cn/31521/7772469.html (дата обращения: 21.11.2014).

14Zuma, ministers jet off to Davos. 25.01.11 //http://www.buanews.gov.za/rss/11/11012513451002 (дата обращения: 19.12.2014).

15Перспективы и стратегические приоритеты восхождения БРИКС… С. 92.

16Панова В.В. БРИКС: место России в группе, видение и практические результаты, совместная деятельность «пятерки» в рамках многосторонних институтов // Стратегия России в БРИКС: цели и инструменты / Сб. статей под ред. В.А.Никонова, Г.Д.Толорая. М.: РУДН, 2013. С. 45.

17Леонова О.Г. БРИКС - внеамериканская зона взаимодействия // Обозреватель-Observer. Январь 2015. №1. С. 25-33.

18Концепция внешней политики РФ. Утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 12 февраля 2013 г. Пункт 87 // URL: http://archive.mid.ru/brp_4.nsf/0/6d84ddededbf7da644257b160051bf7f (дата обращения: 18.08.2015).

19Ильин И.В.Леонова О.Г.Розанов А.С. Теория и практика политической глобалистики. М., 2013. С. 66-79.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 августа 2016 > № 1892781 Олег Алексеенко, Илья Ильин, Ольга Леонова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter