Всего новостей: 2555791, выбрано 1582 за 0.138 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Финансы, банки: Аскаров Тулеген (83)Вардуль Николай (34)Греф Герман (31)Ормоцадзе Маргарита (30)Костин Андрей (29)Аксаков Анатолий (28)Набиуллина Эльвира (25)Акишев Данияр (24)Задорнов Михаил (23)Полухин Алексей (23)Иноземцев Владислав (18)Улюкаев Алексей (18)Бараникас Илья (16)Кричевский Никита (16)Силуанов Антон (16)Воротилов Александр (15)Тосунян Гарегин (15)Шаяхметова Умут (15)Волков Михаил (14)Горьков Сергей (14) далее...по алфавиту
Россия > Финансы, банки > banki.ru, 22 декабря 2017 > № 2431098 Альберт Кошкаров

Удар по ломбарду

К чему приведет решение Банка России сократить список залоговых бумаг

Банк России с помощью ограничения ломбардного списка решил бороться с излишками рублевой ликвидности у банков

Банк России сократит число бумаг, принимаемых в обеспечение по кредитам. Из списка уберут акции и корпоративные облигации. Что это означает и как повлияет решение ЦБ на фондовый рынок, разбирался Банки.ру.

Опасный профицит

Центробанк в условиях профицита ликвидности активно сокращает число бумаг в ломбардном списке и продолжит это делать в будущем, сообщил первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов, выступая на РЕПО-форуме в Москве. «Чем ситуация более напряженная, коэффициент утилизации обеспечения выше, тем Банк России будет больше повышать свою собственную толерантность к принятию рисков. Поэтому мы снизили не только количество выпусков, но и классов ценных бумаг, сегодня мы не принимаем акции, мы практически отказались от приема ценных бумаг, выпущенных кредитными организациями, и до минимума снизили ценные бумаги — облигации — корпоративных эмитентов, в перспективе предполагая, что у нас останутся ОФЗ и государственные ценные бумаги», — цитирует его слова агентство Reuters.

Остальные бумаги регулятор намерен принимать в залог только в рамках механизма экстренного предоставления ликвидности (МЭПЛ) и на «индивидуальной основе». Этот механизм ЦБ запустил в сентябре 2017 года для системно значимых банков, финансовая устойчивость которых вызывает у него вопросы. Деньги предоставляются на срок до трех месяцев по увеличенной на 1,75 процентного пункта текущей ключевой ставке. Швецов пояснил, что если кредитная организация обратится за поддержкой, то регулятор готов предоставлять ликвидность «под целесообразное обеспечение».

Таким способом регулятор пытается бороться в проблемой профицита ликвидности в банковской системе. В обзоре ЦБ приводятся данные на 1 октября: структурный профицит ликвидности в банковском секторе РФ достиг 0,8 трлн рублей. Основной вклад в его прирост обеспечили вливания в санируемые банк «ФК Открытие» и Бинбанк. По словам Швецова, профицит ликвидности банковского сектора в 2018 году может удвоиться.

ЦБ беспокоит эта ситуация, поскольку есть риски, что банковская система может оказаться в ситуации структурного профицита ликвидности. Это приведет к тому, что банки перестанут привлекать заемные средства у регулятора и начнут больше размещать свободную ликвидность на депозитах ЦБ. Предпосылки к этому уже есть. Банки все реже обращаются за финансированием в ЦБ. «Объем задолженности банков перед регулятором по рублевым операциям РЕПО с начала года сократился в сотни раз», — указывает аналитик «Альпари» Наталья Мильчакова. Она приводит следующие данные: на начало года задолженность банков перед ЦБ по операциям РЕПО составляла почти 594 млрд рублей, а на сегодняшний день ее объем упал до 1,79 млрд. В то же время кредитные организации разместили на депозитах в Банке России почти 2 трлн рублей.

В ситуации переизбытка ликвидности процентные ставки и на рынке межбанковского кредитования пойдут вниз, и это удешевит стоимость кредитов. А как раз подобный сценарий не устраивает регулятора, ведь в этом случае есть опасность, что доступные кредиты стимулируют спрос населения на товары и приведут к раскручиванию инфляции.

Спасители бюджета

Есть еще одна версия, зачем ЦБ потребовалось сокращать ломбардный список. В феврале 2018 года ожидается новый пакет санкций со стороны США, которые могут коснуться суверенного долга России. Иначе говоря, Минфин при размещении ОФЗ больше не сможет рассчитывать на иностранных инвесторов, доля которых в этом сегменте сейчас составляет около 30%. По расчетам аналитиков, из 1,4 трлн рублей, которые Минфин занял на рынке за два года, нерезиденты обеспечили 1,1 трлн, или почти 78%.

В этих условиях чуть ли не единственным серьезным покупателем, на которого могут рассчитывать чиновники, остаются банки. Об этом в конце ноября говорила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Комментируя вопрос о возможных последствиях новых санкций, глава регулятора сказала, что благодаря спросу на облигации со стороны банковского сектора «серьезных» негативных последствий от возможных санкций не ожидается. «У нас хотя и значительная доля иностранцев на рынке ОФЗ, но тем не менее их доля ограничена и есть всегда спрос на ОФЗ со стороны нашего банковского сектора, заинтересованного в высоколиквидных активах. Мы это видим и не видим, что будет серьезное изменение в доходности этих бумаг. Мы делали оценку: может доходность отскочить кратковременно, но, скорее всего, потом повышение общее будет не очень большое — 0,3—0,4 процентного пункта, коллеги наши считали. Точно это подсчитать невозможно», — приводит слова Набиуллиной агентство Reuters.

Крупнейшие банки — инвесторы в ценные бумаги

Банк Объем вложений в ценные бумаги, в тыс. руб. Прирост портфеля с начала года, %
Сбербанк России 2 453 990 093 19,44
ВТБ 793 782 472 −22,79
Банк «ФК Открытие» 645 245 284 22,35
Газпромбанк 567 353 392 1,94
Альфа-Банк 370 360 928 −0,08
Россельхозбанк 365 121 752 45,48
БМ-Банк (бывш. Банк Москвы) 238 785 877 −18,71
«Россия» 234 501 079 9,45
Национальный Банк «Траст» 225 594 089 111,97
«Национальный Клиринговый Центр» 189 993 704 −7,61

Источник: Банки.ру

Для покупки госбумаг банки смогут использовать те деньги, которые сейчас находятся на депозитах ЦБ. Этого как раз хватит, чтобы выкупить весь новый объем ОФЗ: согласно решению правительства, Минфин в следующем году сможет выпустить государственные ценные бумаги не более чем на 1,48 трлн рублей, в иностранной валюте — не более чем на 7 млрд долларов. Кроме того, другими покупателями бумаг могут выступить НПФ, активы которых только за девять месяцев выросли с 3,42 трлн до 3,75 трлн рублей. «Новые рейтинговые требования стимулируют НПФ к увеличению доли ОФЗ в своих активах, при этом недавние санации крупных банков ускорили этот процесс: НПФ реинвестировали в ОФЗ свои вложения, обесценившиеся из-за проблем в банковской системе и восстановленные в результате санаций», — говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. Напомним, что в рамках санации «ФК Открытие» регулятор выдели трем НПФ, аффилированным с банком, около 43 млрд рублей. По-видимому, это пошло на покрытие убытков от вложений в долевые ценные бумаги, предполагает Порывай.

Впрочем, аналитики и участники рынка, опрошенные Банки.ру, не считают, что сокращение ломбардного списка напрямую связано с подготовкой к возможному ужесточению санкций в отношении России. Заместитель директора инвестиционно-торгового департамента Абсолют Банка Андрей Зайцев полагает, что ЦБ рассматривает операции РЕПО с негосударственными облигациями как антикризисный инструмент. «Учитывая нормализацию ситуации с ликвидностью банковской системы в последние месяцы, Банк России последовательно сокращает ломбардный список. Так, сначала из списка исключались облигации кредитных организаций, а теперь планируется оставить там только госбумаги», — отмечает банкир.

По мнению аналитика ИФК «Солид» Олега Шагова, растущий профицит рублевой ликвидности на фоне снижающихся рублевых процентных ставок может, с одной стороны, спровоцировать чрезмерный интерес банков к рискованным операциям, а с другой — способствовать росту инфляции. «Ни то ни другое не в интересах российского регулятора, который уже длительное время постепенно ужесточает требования к попаданию облигаций в свой ломбардный список, чтобы помешать образованию излишней рублевой ликвидности», — говорит он. Сейчас банки совместно с другими участниками рынка могут выпускать облигации, покупать их друг у друга, затем закладывать эти бонды в ломбард ЦБ, фактически получая под это финансирование регулятора. «Постепенное сокращение ломбардного списка будет стимулировать банки к кредитованию реальной экономики вместо упражнений в сомнительных операциях», — полагает аналитик.

Очистка рынка

Для инвесторов сокращение ломбардного списка — новость неоднозначная. С одной стороны, как считает заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова, она может быть негативной для кэрри-трейдеров и инвесторов в корпоративные и банковские облигации. «Потенциальное исключение облигаций всех банков из ломбардного списка, возможно, говорит о том, что ЦБ РФ не слишком высоко оценивает надежность всей банковской системы России», — написала она в своем обзоре. С точки зрения Мильчаковой, это может вызвать краткосрочные спекулятивные движения вниз по ценам корпоративных, в том числе банковских, облигаций и рост их доходности.

О возможном росте доходностей по корпоративным бумагам говорят и другие участники рынка. «Не исключено, что доходность некоторых бумаг вырастет, но для инвесторов это может оказаться не столь чувствительным, поскольку ключевая ставка продолжает падать. Кроме того, ЦБ пока не планирует выводить из ломбардного списка бумаги эмитентов с высоким рейтингом», — указывает начальник отдела торговли облигациями «Атон» Константин Глазов.

Как считает Андрей Зайцев из Абсолют Банка, в долгосрочной перспективе действия регулятора должны привести к оздоровлению рынка облигаций. «В идеале рынок должен самостоятельно оценивать кредитные риски эмитентов, возможности рефинансирования и ликвидации позиций в бумаге. Ведь то, что регулятор принимает крайне широкий спектр бумаг в качестве обеспечения, искажает рыночные сигналы и может в конечном итоге привести к неконтролируемому росту риска в целом на рынке», — рассуждает он. По словам эксперта, в результате действий ЦБ в долгосрочной перспективе должно улучшиться качество эмитентов, которые выпускают облигации. «Вероятно, для эмитентов второго-третьего эшелона сократятся возможности привлечения средств и увеличится цена бумаг относительно высококачественных эмитентов», — предполагает Зайцев.

По мнению Дениса Порывая, исключение бондов компаний и банков из списка залоговых бумаг снизит их привлекательность для инвесторов. «Это приведет к тому, что в условиях снижения ключевой ставки доходности по корпоративным бумагам будут снижаться медленнее, чем по ОФЗ. Эмитенты должны будут учитывать этот фактор в своих ставках», — говорит он.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 22 декабря 2017 > № 2431098 Альберт Кошкаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Регулятору важно всегда быть бдительным»

Финансовые новости чаще других оказываются в эпицентре бурных общественных дискуссий, порождающих комментарии и многочисленные вопросы. Что закономерно – в большинстве своем они касаются каждого из нас, влияя на нашу повседневную жизнь. Мы решили составить своего рода топ финансовых вопросов года и адресовали их человеку, который лучше других знает, какие аргументы, события, факты обусловили действия регулятора. Наш собеседник – Председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ.

Алевтина ДОНСКИХ

ГЛАВНЫЙ ПОЗИТИВ

– Данияр Талгатович, окончательные цифры по году «поспеют» к марту, но хотелось бы уже сейчас оценить основные тренды и вызовы уходящего года, с которыми сталкивался Нацбанк и в целом финансовая система...

– Типичный вопрос – о проблемах. Но начнем с главного позитива года. Важнейшим трендом-2017 стало замедление инфляционных процессов. Напомню, контроль над инфляцией – не только главная цель НБ РК, но и важнейшее условие для развития экономики.

Так вот, все 12 месяцев инфляция в годовом выражении находилась в рамках целевого коридора 6-8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября инфляция составила 7,3%, годом ранее было 8,5%.

Теперь – о рисках. В целом риски выхода инфляции за рамки целевых показателей были. Однако негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон. Ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. Хотя в определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках. Это сдерживало более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь Нацбанк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Среди вызовов года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре. Его отчасти обусловили спекуляции о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям. Например, таким как завершение ЭКСПО-2017. Чтобы не допустить дестабилизации ситуации на валютном рынке, Нацбанк проводил валютные интервенции.

В такие периоды мы активизировали разъяснительную работу. Комментируя ситуацию, мы опирались на фундаментальные макроэкономические факторы, которые не давали оснований для ослабления тенге, а свидетельствовали о предпосылках к его коррекции и укреплению. Что и произошло.

Были достигнуты успехи в «оживлении» рынка ГЦБ. Как краткосрочных нот НБ РК, так и облигаций Минфина. Это важно: повышение ликвидности рынка ГЦБ – своего рода индикатор для внутренних и внешних инвесторов.

– Национальный банк, как и обещал, удержал инфляцию в рамках 6-8%. Новые цели более амбициозны. Что позволило добиться успеха и дает уверенность в прогнозе?

– Основные факторы замедления инфляционных процессов – проводимая Нацбанком умеренно жесткая денежно-кредитная политика в 2016 году и в первой половине 2017 года и позитивное влияние внешних и внутренних факторов.

К снижению инфляционного фона также привели: влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения; умеренные темпы роста регулируемых услуг; нисходящая конъюнктура отдельных агропродовольственных рынков. При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов. Об этом свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса не оказывали инфляционного давления. Но необходимо понимать, что Национальный банк не ставит целью быстрое снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по ней будут снижаться поэтапно. Это продиктовано необходимостью поддержки восстановительных процессов в экономике. Так, и в уходящем году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора. Это поддержало темпы роста реального ВВП в восстановительный период.

РЕФОРМА ЛУЧШЕ ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ

– Один из самых острых вопросов нашего «рейтинга» – «Зачем спасать банки, перечислять банкирам миллиарды, они же не бедствуют…» Вопрос звучит и в ответ на принятую Программу устойчивости банковского сектора. Какова логика и аргументация НБ РК?

– Вопрос этот очень серьезный и очень обоснованный. Но и ответ на него очень непростой. Поэтому мне хотелось бы ответить подробно. Вопрос о том, спасать банк или нет, возникает, когда его потери настолько велики, что акционерного капитала не хватает, чтобы оградить вкладчиков от дальнейших потерь. Выбор незавидный, потому что выбирать приходится не между хорошим и очень хорошим, а между плохим и очень плохим. Но выбирать нужно, потому что бездействие еще хуже.

Казалось бы, просто определить, что хуже и при каком решении общественные потери больше: расходы бюджета на спасение банка или общественные издержки, которые мы, все вместе, как страна, понесем, если не будем его спасать. В прошлом году нас перед этим выбором поставили несколько банков, после того, как мы провели инспекцию их ссудных портфелей. Эта одновременность значительно осложнила задачу и повлияла на выбор.

В каждом конкретном случае ответ зависит от множества факторов: от состояния банка и структуры его фондирования, масштаба потерь и еще – от эффективности процедур ликвидации и урегулирования несостоятельных банков.

Попробуем сделать это вместе. Начнем с расходов бюджета на спасение банка. Их оценить относительно просто. Это разница между выявленными потерями и капиталом. То есть, та часть потерь, которую списание капитала возместить не сможет. Если ее восполнить, то можно будет найти частного инвестора для рекапитализации банка. Кстати, это – реализованный сценарий по Казкому. Банк признал все выявленные нами потери, полностью списал акционерный капитал и получил вливание государственной поддержки. После этого он был приобретен Народным банком и рекапитализирован.

Теперь представим, что произошло, если бы мы отказались спасать ККБ. Было бы намного сложнее, потому что нужно учитывать не только сам банк, но и всевозможные последствия его ликвидации. Начнем с кредиторов нашей банковской системы. В основном это общественный сектор, то есть, госкомпании Казахстана, общественные фонды, ЕНПФ. Они держат средства на депозитах и владеют облигациями банков. Это примерно 30% фондирования банковской системы. Еще 44% базы фондирования состоит из сбережений населения. В отличие от 2007 года, иностранных кредиторов среди них практически нет.

При ликвидации банка все они понесут финансовые потери. Субординированные облигации (в основном во владении ЕНПФ) пришлось бы конвертировать в капитал и практически полностью списать, вслед за акционерным капиталом. Держатели старшего долга тоже понесли бы потери. Все вклады пришлось бы урезать. Гарантированные вклады не понесли бы потерь, но только потому, что за них эти потери принял бы на себя Фонд гарантирования депозитов.

Арифметически, потери кредиторов при ликвидации банка равны потерям бюджета при спасении банка. И в том, и в другом случае общественный сектор несет одинаковые потери. Их невозможно избежать, потому что на самом деле они случились намного раньше, но просто не нашли отражения в отчетности. Эти потери произошли тогда, когда госкомпании и НПФ заводили свои средства в банки, несмотря на растущие признаки их финансовой неустойчивости.

Сегодня мы принимаем решение не о том, переносить ли потери банков на общественный сектор, а о том, как их распределить внутри него. Мы в этом году принимали решение о том, кто понесет потери: вкладчики, госкомпании и ЕНПФ при ликвидации банков или НБ РК вместе с Минфином при их оздоровлении. При сценарии ликвидации банка кроме прямых финансовых потерь неизбежно будут другие, масштаб которых, по самым приблизительным оценкам, вполне мог превысить прямые расходы бюджета. Все вкладчики, даже незатронутые ликвидацией банка, потеряют доверие к банковской системе. База фондирования становится неустойчивой, возрастают риски массового оттока вкладов и финансовой дестабилизации.

С другой стороны, спасение банков также связано с долгосрочными потерями в эффективности сектора. Это так называемая проблема роста безответственности – moral hazard – управляющих банков и профинвесторов, включая управляющих пенсионными активами.

Поэтому мы решили оказать поддержку системообразующему банку и принять Программу банковской поддержки для несистемных банков. По общему признанию, это не идеальный механизм. Но мы считаем, что в сложившихся обстоятельствах и с учетом институциональных ограничений, с которыми мы столкнулись, это наилучший вариант оздоровления банков.

Мы сочли, что пакет реформ надзорных мер будет более действенным и более правильным способом решения этой проблемы, чем шоковая терапия вкладчиков. Мы разработали пакет реформ по урегулированию проблемных банков, чтобы их ликвидация или оздоровление происходили быстро и упорядоченно, не вызывая распространения рисков ликвидности.

Как регулятор банков, Нацбанк и госсектор в целом должны извлечь уроки из этого опыта: нам нужно быть бдительными и следить за тем, чтобы банки не занимались рискованным непродуктивным кредитованием.

В прошлом мы слишком полагались на их финансовую отчетность и мнение независимых аудиторов. В качестве регулятора нам нужно как можно раньше идентифицировать нарастание рисков в банке, чтобы вмешаться как можно раньше. Регулятору необходимо иметь право выявлять плохие кредиты, полагаясь на свое суждение и объективные факты. У нас должно быть право потребовать от банка создания резервов на основе нашего суждения об ожидаемых убытках. Наше видение подтверждается международными тенденциями в стандартах бухучета и надзорных практиках.

Мы также неоднократно заявляли, что главная проблема банков – это высокая доля плохих кредитов, которые давят на их капитал и ограничивают кредитную активность. Без решения этой проблемы невозможно восстановление кредитования реального сектора экономики.

Поэтому Нацбанк запустил Программу повышения финансовой устойчивости банков при обязательной поддержке со стороны их акционеров. Помимо Казкома оказана поддержка и другим крупным банкам. Объем поддержки пяти крупным банкам составил более 500 млрд тенге. Все они имеют системную и социальную значимость для Казахстана. Их доля в совокупных активах системы – 27,5%; в депозитах физических лиц – 25,5%; в обязательствах перед квазигосударственным сектором – 30%. В целом реализация программы будет оправдана в долгосрочной перспективе, поскольку поможет списать плохие кредиты банков и создаст устойчивую платформу для расширения кредитования экономики.

«ПРИШПИЛИТЬ» КУРС? МЫ ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛИ

– В рейтинге самых обсуждаемых тем – валютное регулирование. Думаю, каким бы оно ни было, стрелы в эту «мишень» будут лететь всегда. Вот одна из точек зрения: «Свободно плавающий обменный курс – это ошибка. Курс надо зафиксировать, и, более того, руководство страны должно заставить НБ РК это сделать». А о чем свидетельствуют показатели валютного рынка?

– Прошло уже более двух лет с момента перехода на режим свободно плавающего обменного курса, и за это время экспертное сообщество поделилось на две группы. Одни поддерживают наше решение, от других мы слышим критику и по сей день. Это решение было обусловлено выбором режима денежно-кредитной политики – по таргетированию (определение цели) инфляции.

Эффективность такого режима подтверждена множеством научных, эмпирических исследований, а также практикой стран, применяющих его. Поясню: при режиме инфляционного таргетирования центральный банк выбирает единственную цель – снижение и стабилизация инфляции на низком уровне. Дополнительная цель – по таргетированию обменного курса не будет обеспечивать «независимость» ДКП. Поскольку тогда процентная политика центрального банка должна будет постоянно изменяться в ответ на шоки валютного курса.

За нашу историю независимости мы опробовали несколько режимов валютного курса. В том числе – режим неявной привязки тенге к доллару. И это неизбежно приводило к накоплению дисбалансов в экономике вследствие высокой инфляции и внешних шоков, обусловленных мировыми экономическими и финансовыми кризисами. Итог для нас – вынужденная девальвация тенге. Все хорошо помнят, какую социальную напряженность такой шаг вызывал, как падало доверие к тенге и как быстро население начинало переводить свои сбережения в инвалюту. Также напомню, что для поддержки курса тенге на определенном уровне, в условиях режима фиксированного обменного курса НБ РК тратил международные резервы – «подушку» безопасности страны на случай кризисных явлений. Но неизбежно наступал момент, когда такая трата резервов не оправдывала себя.

Действующая курсовая политика основывается на рыночных факторах, позволяет избегать накопления дисбалансов в экономике и обеспечивает конкурентоспособность отечественных производителей. При режиме плавающего обменного курса ситуация значительно улучшилась, валютный рынок сбалансировался по спросу – предложению. Это не означает отсутствие факторов, которые могут двинуть рынок в ту или иную сторону, но в этой ситуации у финрегулятора достаточно инструментов, чтобы держать ситуацию под контролем.

Поэтому не стоит с опаской смотреть на ежедневные колебания курса тенге, как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления. Именно ежедневные колебания на рынке позволяют исключить возможность одномоментного и существенного изменения курса тенге. В свою очередь НБ РК готов по мере необходимости участвовать в валютных торгах, чтобы сглаживать дестабилизирующие скачки обменного курса.

Теперь посмотрим на тенденции и показатели валютного рынка в уходящем году.

Во-первых, снизилась волатильность. В текущем году курс тенге колебался в диапазоне 310,4-345 тенге за доллар США (+/-5-6% от среднего значения). Во-вторых, участие НБ РК в валютных торгах значительно снизилось по сравнению с прошлым годом (менее 2% от общего объема торгов за 11 месяцев). Это означает, что рынок может самостоятельно определить уровень курса без его существенной переоценки или недооценки. Еще плюс – сохранность резервов страны.

И очень важный, не финансовый результат: постепенное восстановление доверия людей к тенге, снижение долларизации.

РЫНОЧНО, НО С УЧЕТОМ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА

– Решения Нацбанком принимаются, исходя из объективных законов рыночной экономики. Но есть задачи, когда необходимо искать баланс между рыночными и социальными аргументами. Как принимаются решения по социально значимым вопросам, строго рыночно?

– Все решения, принимаемые НБ РК, например, о господдержке банков либо ипотечных заемщиков, основываются на количественном и качественном анализе, оценке возможных рисков и последствий для финансового рынка и экономики. Так, при оздоровлении банка берется во внимание экономическая целесообразность с точки зрения уменьшения госзатрат. То есть, неоказание господдержки банку в настроящем моменте может привести к большим потерям в будущем (least cost method).

Если речь идет об оказании поддержки ипотечным заемщикам, то учитываются объективные факторы, повлиявшие на ухудшение их положения и увеличение долговой нагрузки. Кроме того, нами изучается и учитывается международный опыт, производится экспертная оценка и согласование с банковским сообществом и правительством.

ГОСПРОГРАММА: 23 ТЫСЯЧИ РЕФИНАНСИРОВАННЫХ

– Государству и Нацбанку удалось снять эмоциональный накал многолетней ипотечной драмы и войти в русло прагматичного решения вопросов. Это пример того, как социальная значимость проблемы превалирует над жестким рыночным подходом. Хотя и не все согласны с таким решением: дескать, спасая ипотечников, государство поддерживает неплательщиков, которые по своей воле брали кредиты. А как Вы оцениваете прошлые системные ошибки и текущую ситуацию?

– Это был жесткий рыночный урок. Не только для тех, кто необдуманно брал кредиты, не просчитав собственные возможности отвечать по принятым обязательствам, но и тех, кто ипотеку настойчиво предлагал. Ипотечный «пузырь» раздувался, но никто не предпринял мер, чтобы его предотвратить. Поэтому государство подключилось к урегулированию ситуации с ипотечниками.

Об этом уже не раз говорилось. Сегодня важно сказать о том, что уже удалось сделать для решения проблемы. Программа рефинансирования ипотечных заемщиков, защищающая владельцев единственного жилья, была принята в апреле 2015 года. На ее реализацию Нацбанк выделил 130 млрд тенге. На 1 ноября т.г. в банки было подано 29 216 заявок на рефинансирование займов на сумму 214,7 млрд тенге. Из них одобрены 23 028 заявок на сумму 141 млрд тенге. До 2027 года с учетом револьверного механизма освоения денег программой будет охвачено порядка 40 тысяч заемщиков.

Недавно президент поручил Нацио­нальному банку совместно с правительством внести предложения о целесообразности ее расширения. Сейчас мы готовим совместные предложения.

Если говорить о текущей ситуации, то отмечается стагнация в ипотечном кредитовании. Она объективно обусловлена общим спадом в экономике, снижением реальных доходов и потребления населения. Ситуация ухудшалась и по причине роста стоимости жилья в условиях повышенного спроса при отсутствии достаточного предложения на рынке. Кроме того, активность банков в долгосрочном ипотечном кредитовании сдерживается низким качеством ссудного портфеля и низкой диверсификацией базы фондирования. Так, по состоянию на 1 ноября т. г. 80% совокупных обязательств банковского сектора (16 989,1 млрд тенге) составляют вклады клиентов.

В силу этих причин банки концентрируются на краткосрочном и высокодоходном потребительском кредитовании. Их доля в общем объеме займов физлицам банков на 1 ноября составляла 69,3%, а на ипотечные займы приходится 26,1% – всего 1 100,8 млрд тенге.

Одним из условий возобновления банковского ипотечного кредитования является создание альтернативных рыночных источников рефинансирования ипотечных кредитов. Сейчас мы разрабатываем комплекс мер, направленных на развитие внутреннего рынка секьюритизации ипотечных кредитов. Это должно придать импульс, как развитию ипотечного сегмента, так и фондовому рынку.

УПРАВЛЕНЦЫ ДЛЯ ПЕНСИОННЫХ АКТИВОВ

– Тема инвестирования пенсионных активов весь год была на «пьедестале» дискуссий. И тому есть немало поводов. Так, на недавнем заседании Общественного совета ЕНПФ сообщалось, что уровень проблемных активов фонда превышает 44,8 млрд тенге. Нацбанк не только управляет активами ЕНПФ, но и анализирует ситуацию в поисках системных решений, что принципиально изменится в этом вопросе в будущем?

– Хорошая новость в том, что за 11 месяцев года доходность пенсионных активов составила 7,15%, при инфляции – 6,3%. То есть, с начала года обеспечена положительная реальная доходность по ним в размере 0,85%.

Также сообщу, что Нацбанк разработал новое стратегическое распределение валютной части портфеля пенсионных активов ЕНПФ. Теперь планируется использовать индексное инвестирование пенсионных активов ЕНПФ в глобальные индексы облигаций и акций. Оно будет вестись зарубежными управляющими компаниями. Сейчас мы проводим процедуры по передаче зарубежным управляющим компаниям части пенсионных активов ЕНПФ, номинированных в инвалюте.

Если говорить о должниках фонда, то напомню, что после передачи активов из частных НПФ в инвестпортфеле ЕНПФ находились финансовые инструменты 32 компаний, допустивших дефолт. По состоянию на 1 апреля 2014 года общая сумма проблемных активов в его портфеле составляла 161,5 млрд тенге – 4,4% от их объема. По состоянию на 1 декабря т.г. их сумма снизилась до 44,9 млрд тенге – это менее 0,6% от их объема. Работу по возврату денежных средств по таким инструментам ведет ЕНПФ, а весь процесс находится на контроле правительства и Генеральной прокуратуры.

– Национальный банк располагает и управляет своими золотовалютными активами, управляет активами ЕНПФ и Нацфонда. Не возникают ли здесь конфликты интересов?

– ЗВА Нацбанка, средства Национального фонда и часть активов ЕНПФ инвестированы на зарубежных рынках, обладающих достаточной глубиной, благодаря чему вопрос конфликта интересов в инвестиционном процессе не стоит на повестке дня.

С начала 2016 года в целях повышения эффективности управления пенсионными активами ЕНПФ введена многоуровневая система принятия управленческих решений. Ключевые функции переданы в компетенцию Совета по управлению Национальным фондом, возглавляемого Президентом РК. Нами также подготовлены предложения по реформированию системы управления пенсионными активами. Сейчас они обсуждаются с участниками финансового рынка на площадке АФК.

– Как Национальный банк зарабатывает и из каких ресурсов финансирует госпрограммы?

– Мы ожидаем положительный инвестдоход по итогам 2017 года в рамках управления золотовалютными резервами. Что касается расходов, то финансирование программы поддержки банков, а также решение проблем валютных ипотечников предусматривает эмиссию тенге.

ПОЙМАТЬ «ХАЙП» И НЕ СДУТЬСЯ

– Нацбанк, правительство взяли паузу в вопросе оценки криптовалюты, не затянулась ли она?

– Есть определенный ажиотаж, или, как говорят, «хайп», вокруг криптовалюты. Что связано с ростом цены биткоина и желанием заработать на этом. Но нужно понимать, что цена криптовалюты определяется спросом и предложением, построенным только на доверии к ней. Рост или падение ее цены зависит от различных информационных поводов и неких ожиданий на рынке.

Поэтому на рынке криптовалют постоянные колебания цены. Негативная новость за считанные часы может обвалить курс криптовалюты на 7-10%, позитивная – поднять цену. То есть, эта сфера сопряжена с высокими рисками, где абсолютно никто, в том числе государства, не гарантирует сохранность вложенных денег, и нет защиты от недобросовестного поведения участников операций.

Отсутствуют и механизмы, рычаги централизованного регулирования и контроля криптовалют. Они не имеют эмитента, на которого могло бы быть обращено регулирование, и имеют трансграничную природу. В мире отсутствует единая или эталонная правоприменительная практика регулирования обращения и использования криптовалют. Поэтому вопрос требует всестороннего анализа и изучения всеми заинтересованными госорганами, в том числе правоохранительными и фискальными органами. И мы пока, действительно, держим паузу.

ДОВЕРИЕ – НЕ САМОЦЕЛЬ, А УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ

– Многие оптимистично, как позитивный сигнал, восприняли возобновление Конгресса финансистов. И на форуме говорили о векторах развития. Лично я выделила принципиальный посыл банкиров – государство должно выходить из секторов экономики, с которыми могут справиться банки. Например, из сектора жилищного кредитования. Ой, не рановато ли?

– Конгресс, действительно, отмечен предложениями и инициативами финансистов. Я соглашусь с тем, что в целом сокращение господдержки экономики, это то, к чему мы должны прийти при полноценном развитии рынка. Участие государства в экономике искажает справедливую стоимость ресурсов и приводит к дисбалансам.

И государство потихоньку отходит от этой практики. Однако есть отрасли и сферы экономики, которым пока еще нужна его поддержка, скажем, в качестве импульса для развития. И я соглашусь с вами: сфера жилищного строительства – одна из них. Так как затрагивает не только интересы бизнеса и государства, но и граждан страны. Так, сегодня при участии государства реализуется программа «Нұрлы жер», в которой участвуют и банки второго уровня. Планируется внедрение механизма секьюритизации ипотечных кредитов для повышения доступности жилищных займов и активизации этого кредитования банками.

– Глава государства дал вам ряд поручений не только сугубо должностных и профессиональных, но и репутационного характера – обеспечить прозрачность банковской системы, вернуть доверие к тенге и ко всей банковской системе. Миссия выполнима?

– Восстановление доверия – не самоцель. Это одно из необходимых условий для полноценного и успешного проведения денежно-кредитной политики Нацбанком. Доверие населения и рынка не обеспечивается сиюминутно. Для этого необходимо пройти определенный путь, продемонстрировать профессионализм и приверженность выбранному курсу. И мы подходим к этому вопросу комплексно.

Так, мы четко определили таргет – постепенно снизить инфляцию до уровня ниже 4% к 2020 году и неуклонно следуем в направлении основной цели.

Для восстановления доверия к тенговым активам и снижения долларизации депозитов НБ РК принял меры по повышению их привлекательности. Были повышены максимальные ставки по депозитам физлиц в тенге в феврале 2016 года с 10% до 14%. Ставки по депозитам в инвалюте тогда же были снижены с 3% до 2%, а затем в два этапа до 1% – с 1 декабря. Результаты очевидны – казахстанцы доверяют тенге и открывают все больше тенговых депозитов. Долларовые депозиты не растут, а все больше конвертируются в национальную валюту.

Проводимая нами политика прозрачности также работает на доверие. Одним из значимых событий здесь стало усиление института досудебного урегулирования задолженности, разработка закона о коллекторской деятельности. Отмечу, что на момент разработки этого законопроекта было выявлено 59 агентств, взаимодействовавших с БВУ. Уже 50 коллекторских компаний прошли учетную регистрацию.

За последние годы были выработаны основные принципы и подходы в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг и приняты более сотни поправок. Сейчас на основе анализа текущей ситуации, тематики и причин обращений граждан готовятся предложения по дальнейшему усилению системы защиты потребителей финансовых услуг.

В целом же было рассмотрено более ­­11000­ обращений, из которых 72% обращений приходится на банковский сектор. За допущенные финорганизациями нарушения прав потребителей принято более 150 мер воздействия.

Также мы ведем активную коммуникационную политику, используя все возможные каналы связи с обществом.

Существенно расширен перечень публикуемой информации. Мы видим, что не только специалисты могут работать с таким массивом данных, но и обычные люди. Для нас принципиально важно, что участники финансового рынка и население могут сами прогнозировать дальнейшие шаги регулятора, поскольку наша информационная политика функционирует четко, она является открытой и прозрачной. А это лучше, чем реагировать на слухи…

Год назад мы запустили мобильное приложение НБК Онлайн. В нем уже зарегистрировалось более 7000 пользователей, рассмотрено свыше 3000 обращений.

В целом доверие к регулятору, на мой взгляд, растет. Думаю, казахстанцы понимают, что Нацбанк отслеживает ситуацию, принимает взвешенные и своевременные решения и стремится к максимальной открытости.

– В 2018 году тенге отметит 25-летие. Какие черты национальной валюты вы бы назвали характеристикой зрелости?

– О зрелости национальной валюты можно судить, в первую очередь, по тому, как успешно она справляется с основными возложенными на нее функциями. И тут сомнений нет. Тенге как мера стоимости позволяет измерять стоимость товаров и услуг на рынке. Тенге как средство обращения играет роль «посредника» в совершении сделок. Тенге как средство платежа применяется в осуществлении различных выплат – заработной платы, пенсий, пособий, налогов, штрафов.

Отмечу возрастающую роль тенге как средства накопления и сбережения: уровень долларизации в экономике снизился с 70% в январе 2016 года до 49% в октябре 2017 года. Тенге свободно конвертируется на территории страны и не имеет ограничений на объемы конвертаций. А на фоне стабильности тенге в последние годы наблюдается устойчивый спрос на тенговые инструменты со стороны нерезидентов в рамках сделок типа «кэрри трейд».

Таким образом, тенге полностью исполняет все основополагающие функции валюты. Поэтому можно уверенно утверждать, что тенге – полноценная, зрелая денежная единица.

НОВЫЙ ТАРГЕТ ПО ИНФЛЯЦИИ: 5-7%

– С наступлением Нового года люди связывают определенные ожидания, в том числе и в финансовой сфере. Какой будет денежно-кредитная политика НБ РК?

– Кардинальных изменений в денежно-кредитную политику внесено не будет, набор инструментов останется стандартным, продолжится работа по усовершенствованию отдельных элементов.

Национальный банк по-прежнему будет придерживаться режима инфляционного таргетирования. В Основных направлениях ДКП на будущий год определена среднесрочная цель по инфляции на 2020 и последующие годы – близко к 4%. Определены промежуточные целевые параметры по инфляции: на конец 2018 года – 5-7%; на конец 2019 года – 4-6%.

Для достижения этих целей Нацбанк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении будет поддерживаться на уровне не выше 4%. Официальная ставка рефинансирования продолжит автоматически и синхронно меняться за изменением уровня базовой ставки.

Мы продолжим работу по стабилизации инфляционных ожиданий населения.

Акценты также будут сделаны на оздоровление банковского сектора, стимулирование дедолларизации экономики, оптимизацию валютного регулирования и контроля. По нашим оценкам, в 2018 году ожидаются умеренные темпы роста кредитования, они будут сопоставимы с темпами номинального роста ВВП. При этом рост будет поддерживаться за счет более устойчивых крупных и средних банков с консервативной кредитной политикой.

– Национальный банк – не астролог, но у него есть понимание глубинных течений на глобальном и местном финансовых рынках. Что они принесут Казахстану в следующем году?

– Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8% (при базовом сценарии 50 долларов за баррель). Этому будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах – основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом.

Но существует ряд рисков, влияние которых может негативно сказаться на макроэкономическом развитии страны в 2018 году. В числе внешних рисков – существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых рынках и волатильность цен на нефть. А также – резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики.

К внутренним рискам, характерным для Казахстана, отнесем: вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ; возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге. В случае реализации этих рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике. Это может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Мы будем отслеживать эти риски. В случае их реализации будем предпринимать необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. Нацбанк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге, который будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться фундаментальными факторами. В том числе ценой на нефть, курсами валют стран – основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса страны, уровнем инфляции и мировыми процентными ставками.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 21 декабря 2017 > № 2430102 Ольга Кучерова

Петля времени

Как может выглядеть страхование будущего

Привет, будущее!

Все мы пытаемся заглянуть в будущее. Предсказатели всех мастей, от экономистов до астрологов, основываясь на модных трендах и расположении небесных светил, рассказывают, что нас ждет через год, два или 15 лет. Накануне Нового года обозреватель Банки.ру решила попробовать себя в роли футуролога.

Непристойная прозрачность

2030 год. Все жители России «посчитаны» настолько, что уже в роддоме младенцам вживляется чип, содержащий всю информацию: общую, медицинскую, финансовую (рост и вес, группа крови, резус-фактор, балл по Апгар (характеризует состояние новорожденного), данные родителей, место рождения, ИНН, номер полиса медицинского страхования, реквизиты банковского счета и пр.). Свидетельства о рождении, банковские карты, полисы ОМС и прочие «лишние» документы не выдаются: они просто не нужны. Платить в магазине за товары и услуги можно просто «наложением рук» (уже сейчас популярность бесконтактных платежей растет) — примерно как в фильме «Время», где герои за все расплачиваются часами и минутами жизни. В нашем случае это все-таки деньги — виртуальные, бумажных и тем более металлических давно никто в руках не держал. Информация обо всех совершенных платежах сверх минимальной суммы автоматически направляется в налоговые органы — для контроля за расходами граждан, раз уж никак не удается проконтролировать доходы.

По мере взросления личная информационная «копилка» человека пополняется данными о взятых кредитах, просрочках платежей, досрочном погашении и т. п., а также о приобретенном имуществе, выездах за рубеж, оплаченных налогах, заключенных договорах страхования, заявленных страховых случаях и пр. Банки и страховщики имеют доступ к общей базе финансовой активности гражданина, включающей страховые и кредитные истории, а также к базе метрических данных, что существенно облегчает андеррайтинг и скоринг. Упрощенная идентификация клиента по метрическим данным, собираемым с совершеннолетия (14 лет, а не 18, как сейчас) и регулярно обновляемым, делает ненужными визиты в офис кредитных и страховых организаций. Все необходимые услуги, включая полисы страхования жизни, ответственности, имущества, которые не стали еще обязательными, клиенты приобретают онлайн — в финансовых супермаркетах.

Лечитесь на здоровье!

Обязательное (ОМС) и добровольное медицинское страхование (ДМС) давно слились воедино: вся информация по тому, какие медуслуги оказываются бесплатно в рамках программы ОМС, а за какие нужно доплачивать, также хранится на вживленном человеку чипе. Им же можно оплатить дополнительные услуги клиник — если вы выходите за рамки бесплатной программы, деньги автоматически списываются с вашего счета, привязанного к чипу.

По мере роста ребенка на чипе накапливается и вся информация о состоянии его здоровья, сделанных прививках, визитах к врачам, пройденных обследованиях. Медкарты, таким образом, также стали не нужны — все, что нужно, хранится в единой базе данных, основанной на технологии блокчейн. Закон о доступе страховщиков к медицинской тайне, принятый Госдумой с боем после длительной и изнурительной борьбы, открыл доступ к этой базе не только медучреждениям, но и страховщикам, что облегчает им оценку рисков при страховании жизни и здоровья. Для клиентов также есть определенные плюсы в единой базе — при обращении к врачу не нужно дополнительно передавать информацию. Это новшество сделало практически ненужным очный контакт с врачом, врачи выезжают на дом к пациентам лишь в особо сложных случаях. Развитие телемедицины, закон о которой заработал в 2018 году, дошло до того, что при необходимости пациент общается с врачом по скайпу, самостоятельно снимая показания приборов, включая кардиограмму и УЗИ, делая экспресс-анализ крови.

После того как еще в 2017 году Минфин предложил объединить системы и фонды социального и обязательного медицинского страхования, стоимость полиса ДМС резко уменьшилась, а число клиентов-физлиц, купивших полис самостоятельно, существенно выросло. Значительные изменения претерпела продуктовая линейка медицинских страховщиков. Получили развитие коробочные продукты, сочетающие ДМС и ОМС, продукты ДМС с высокой сервисной составляющей, рисковое ДМС.

У вас все дома?

Страхованием недвижимого имущества удалось охватить около 80% населения. Усилиями страхового лобби в 2020 году базовая страховка имущества от чрезвычайных ситуаций включена как добровольная опция в виртуальную «квитанцию» ежемесячного коммунального платежа, после чего проникновение этого вида страхования выросло в несколько раз.

Катастрофическое ухудшение экологии привело к ухудшению климата и повышению частоты природных катаклизмов — ни один регион теперь не может быть признан благоприятным для проживания. Благодаря этому негативному фактору владельцы недвижимости стали докупать расширенные полисы страхования имущества к базовой страховке от ЧС.

Особой популярностью имущественное страхование пользуется у жителей сельской местности, где по определению риски выше, а также у владельцев так называемых умных домов, доля которых стремительно растет. Страховщики, идя навстречу желаниям потребителей, стали включать в страховку «умного дома» не только защиту конструктивных элементов, отделки и встроенной техники, но и сбои в работе этой техники. «Восстание машин» теперь не является исключением из страхового покрытия: если, к примеру, ваш холодильник взбунтовался и заказал еду из интернет-магазина по своему усмотрению, а не по вашему списку или плита не приготовила ужин к вашему приходу, это покроет расширенная страховка.

Однако стоит заметить, что многие люди стали отказываться от владения недвижимым имуществом в пользу аренды. Отношения арендодателя и арендатора существенно упростились благодаря распространившемуся формату касс взаимопомощи или клубов взаимного страхования (p2p, peer-to-peer, то есть «от пользователя к пользователю»): владельцы жилья страхуют его перед сдачей в аренду за сущие копейки, а арендатор по символической цене страхует свою ответственность перед арендодателем. При наступлении страхового случая решение о выплате принимает машина, а не человек. В итоге в большинстве случаев удается избежать конфликта интересов.

«Умное» каско

Дошедший в 2018 году до последней черты кризис ОСАГО заставил регулятора оперативнее принимать ключевые решения о введении индивидуального тарифа и фактическом отпуске цен на этот вид страхования. В результате произошло «расслоение» автовладельцев на тех, кто стал платить существенно меньше благодаря безаварийной езде и малому времени использования автомобиля, и тех, кто стал платить в разы больше из-за систематического нарушения правил дорожного движения и, соответственно, частоты страховых случаев.

Провести персонализацию тарифа страховщикам помогает не только доступная всем лицензированным организациям полная база данных о страховых случаях, но и улучшенный скоринг — страховщики используют все больше параметров, благо вся информация по каждому гражданину собирается теперь с младенчества. Также немалую роль сыграло отсечение мошенников, инсценировавших ДТП или фальсифицировавших данные о повреждениях в результате ДТП. Теперь 95% автомобилей (кроме ретромоделей начала века, кое-где все еще передвигающихся по дорогам) оснащены специальным оборудованием ГЛОНАСС или телематическими устройствами, которые позволяют в деталях восстановить обстоятельства ДТП, рассчитать силу и направление удара, не говоря уже о месте и времени столкновения. Эти устройства самостоятельно оповещают о ДТП страховую компанию и ГИБДД, в режиме реального времени передают полученную информацию.

Водитель, в свою очередь, теперь не заполняет бумажный бланк извещения о ДТП, а просто сообщает о нем через специальное мобильное приложение, одновременно передавая сделанные смартфоном фото пострадавших автомобилей. Урегулирование страхового случая по ОСАГО и каско также происходит онлайн, через мобильное приложение. Выплата приходит на счет страхователю в течение нескольких часов — после того, как специальная программа оценит всю присланную ГЛОНАСС и самим страхователем информацию.

При значительной силе удара, когда водитель оказывается не в состоянии оповестить страховую и когда может потребоваться помощь медиков, бортовое устройство само отправляет сигнал тревоги с соответствующими координатами в скорую, ГАИ и страховую компанию.

Полис каско стал всего лишь дополнением к ОСАГО, которое выполняет функции «базового каско» благодаря возможности расширить страховое покрытие в несколько раз. Существенное удешевление полисов в моторном страховании для многих водителей стало возможным благодаря использованию телематических устройств и новых страховых продуктов, позволяющих включать страховку только в момент движения автомобиля.

Четыре на четыре

Принятый в 2018 году закон о санации страховых организаций с помощью специально созданного фонда консолидации отрасли, серия слияний и поглощений среди крупнейших игроков, переход одного из лидеров рынка под контроль ЦБ РФ и последовавший за этим уход с рынка большинства мелких и средних компаний, а также сохранение тренда на укрупнение страхового бизнеса привели к тому, что на рынке осталось лишь четыре государственных страховых компании и четыре — частных, которые все еще продолжают борьбу за свои доли рынка, но постепенно сдают позиции. На этом фоне наблюдается рост формата p2p — обществ взаимного страхования, которым охватывается все больше сфер страхования: от страхования домашних животных до онкострахования.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Редакция не несет ответственности за футуристические фантазии автора, но предупреждает, что будущее гораздо ближе, чем нам кажется.

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 21 декабря 2017 > № 2430102 Ольга Кучерова


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 20 декабря 2017 > № 2431449 Айгуль Ибраева

Рейтинг банков по продуктивности в 2017 году

Айгуль ИБРАЕВА

Уходящий год стал значимым для банковского сектора Республики Казахстан – произошли значительные изменения в корпоративной структуре, определились лидеры и аутсайдеры рынка. За это время банки прошли некий тест на стрессоустойчивость. Подводя предварительные итоги, Kursiv Research определил наиболее рейтинг продуктивных банков второго уровня 2017 года.

Совокупные активы банков второго уровня по состоянию на 1 ноября 2017 года обозначились в размере 24,25 трлн тенге. С начала года банковский сектор сократился на 1,31 трлн тенге или 5,1%. При этом, сокращение активов БВУ обусловлено признанием токсичных активов Казкоммерцбанком, где за 10 месяцев текущего года баланс банка сжался на 30,2%. Без учета ККБ активы банков второго уровня за январь-октябрь текущего года подросли на 161,76 млрд тенге или 0,8%.

По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года совокупные активы банковского сектора уменьшились на 4,6%. Уровень кредитования экономики банками за данный период сократился на 11,0% – совокупный кредитный портфель банков сократился на 1,70 трлн тенге. К тому же, за рассматриваемый период наблюдается сокращение объема депозитов корпоративного сектора на 10,2% или 1,00 трлн тенге. Вклады населения, напротив, подросли на 9,5% или 700,04 млрд тенге.

19 банков второго уровня из 33 функционирующих показали рост капитализации за последние 12 месяцев. Наибольший рост объема активов относительно аналогичного периода предыдущего года наблюдается у Банка Хоум Кредит. На 1 ноября 2017 года баланс банка составил 209,08 млрд тенге, за год показатель подрос на 41,6% или 61,38 млрд тенге, что позволило банку подняться с 22 места на 18-ое по величине активов среди БВУ РК.

Банк Хоум Кредит можно по праву назвать самым продуктивным банком второго уровня 2017 года. За последние 12 месяцев финансовый институт продемонстрировал положительную динамика роста по всем ключевым показателям, ощутимо увеличилась активность клиентов банка.

Согласно финансовой отчетности банка за девять месяцев 2017 года, рост активов банка определило увеличение уровня кредитования финансового института. Действительно, ссудный портфель Банка за последние 12 месяцев вырос на 58,6% – с 107,63 млрд тенге до 170,70 млрд тенге в ноябре 2017 года, что также является лучшим результатом по отрасли по данному показателю. Ко всему прочему, наблюдается улучшение качества ссудного портфеля банка. Так, доля кредитов с просрочкой более 90 дней уменьшился с 5,8% в ноябре 2016 года до 3,7% в ноябре текущего года.

Объем обязательств банка на 1 ноября 2017 года достиг 162,83 млрд тенге. Стоит отметить, что на тот же период предыдущего года показатель был на уровне 111,28 млрд тенге, рост при этом составил 46,3%.

Рост наличности банка был обеспечен, в основном, за счет вкладов клиентов банка. При этом, за последние 12 месяцев ощутимо подрос объем вкладов физических лиц, показатель вырос в два раза – с 23,90 млрд тенге до 48,27 млрд тенге. Депозиты компаний также показали положительную динамику, в ноябре текущего года объем вкладов юридических лиц составил 36,63 млрд тенге, что на 16,3% больше, чем за аналогичный период 2016 года.

Наряду с расширением депозитной базы, рост пассивов компании был обусловлен выпуском долговых ценных бумаг. В частности, в конце мая текущего года банк успешно разместил трехлетние облигации общим номинальным объемом 10 млрд тенге с доходностью до погашения со ставкой купона в размере 15% годовых. Специализированные торги были проведены в торговой системе KASE.

На второй позиции по росту объема активов за последние 12 месяцев среди БВУ оказался АО «ТПБ Китая в г.Алматы». По состоянию на 1 ноября 2017 года объем активов банка составил 77,14 млрд тенге (27-место), относительно того же периода предыдущего года рост показателя составил 40,6%. Уровень активов банка за год продемонстрировал значительную волатильность, максимальный объем показателя обозначился в сентябре текущего года – 120,26 млрд тенге, минимальный в марте – 48,81 млрд тенге, чему, возможно, способствовал эффект низкой базы.

Обязательства финансового института в ноябре текущего года обозначились в размере 58,67 млрд тенге, рост за год составил 69,9%, в том числе: вклады физических лиц увеличились на 146,9% до 4,89 млрд тенге, юридических лиц – на 94,0% до 35,79 млрд тенге. Несмотря на рост капитализации, уровень кредитования банка снизился, объем ссудного портфеля сократился на 19,9% до 28,90 млрд тенге.

ДБ АО «Народный Банк Казахстана» АО «Altyn Bank» занял третью позицию рейтинга по росту активов. По состоянию на 1 ноября 2017 года баланс компании составил 423,80 млрд тенге (15-место), по сравнению с тем же периодом предыдущего года прирост показателя составил 34,2%. Согласно финансовой отчетности банка за три квартала текущего года, рост активной части баланса наблюдается по статье «Финансовые активы, имеющиеся в наличии для продажи» – с 47,21 млрд тенге на начало 2017 года до 141,26 млрд тенге в октябре.

Уровень кредитования в АО «Altyn Bank», напротив, несколько сократился за последние 12 месяцев. Так, ссудный портфель банка в ноябре текущего года составил 98,21 млрд тенге, что на 4,1% меньше, чем за тот же период предыдущего года. Рост баланса банка был обеспечен за счет депозитной базы. Большая часть вкладов банка представлена корпоративным сектором, вклады компании за 12 месяцев выросли на 43,7% и обозначились в размере 253,67 млрд тенге в ноябре текущего года. Вклады населения также показали рост в 58,5% до 80,89 млрд тенге.

Четвертую и пятую позицию по росту активов разделяют между собой АО «Шинхан Банк Казахстан» и АО «Банк Kassa Nova». В первом уровень активов за 12 месяцев показал рост в 26,2% до 27,02 млрд тенге (30-место), второй банк увеличил баланс за тот же период на 25,8% до 120,92 млрд тенге (23-место). Как и в случае АО «ТПБ Китая в г.Алматы» небольшой объем банков позволило

Худший результат продуктивности в 2017 году показал Delta Bank. Баланс банка с ноября 2016 года сжался в 2,5 раза до 204,13 млрд тенге. Аналогичная ситуация с объемом кредитования: показатель сократился с 460,57 млрд тенге до 271,18 млрд тенге за рассматриваемый период. При этом 93,04% кредитов имеют просрочку более 90 дней. В банке практически не осталось вкладов физических лиц, депозиты юрлиц сократились на 61,0%, по актуальным данным на сегодня объем вкладов компании составляют 92,15 млрд тенге.

Активы АО «Исламский Банк «Al Hilal» по состоянию на 1 ноября 2017 года составили 24,69 млрд тенге, по сравнению с тем же периодом предыдущего года показатель сократился на 36,0%. Несмотря на сокращение активов, кредитование в банке растет. Так, объем кредитов за последние 12 месяцев в банке вырос на 1,76 млрд тенге до 7,58 млрд тенге.

В АО «Казкоммерцбанк» объем активов сократился на 1,76 трлн тенге (30,2%) за год. В ноябре показатель капитализации банка составил 3,40 трлн тенге. Как отмечалось ранее, сокращение показателя произошло за счет признания токсичных кредитов, в частности, погашения банком задолженности «БТА Банка» в размере 2,40 трлн в июле текущего года. На сегодня уровень NPL банка составил 37,13%.

Сокращение баланса с ноября 2016 года по ноябрь 2017 года наблюдается также у АО «AsiaCredit Bank» (-33,7%) и АО «Банк ЭкспоКредит» (30,9%). Причем в последнем объем кредитования снизился до рекордно минимального уровня у – 87,15 млн тенге.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 20 декабря 2017 > № 2431449 Айгуль Ибраева


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2431160 Дмитрий Янин

Бремя спасения. Почему процедура банкротства физлиц не работает в регионах

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Спасти жителей неблагополучных регионов от кредитного рабства может только процедура банкротства. Но сейчас она недоступна для большинства заемщиков

По информации Объединенного кредитного бюро, в настоящее время в России число должников с просрочкой больше трех месяцев составляет 7,1 млн. человек. Все эти люди — потенциальные банкроты, и их количество только увеличивается. Исходя из сведений Национального бюро кредитных историй, граждан с просрочкой более 90 дней, имеющих долги свыше 500 000 рублей, сейчас 799 500, а еще в феврале их было на 110 800 человек меньше.

При этом за два года с момента вступления в силу закона о банкротстве этой процедурой попытались воспользоваться всего 63 500 россиян. Почему? Ведь если человек не может возвращать долги, то банкротство — это единственный способ для него растопить снежный ком из пени и штрафов, остановить кредитный жернов, законно разорвав отношения с кредитором.

Все дело в высокой стоимости и сложности процедуры банкротства.

Сейчас стоимость банкротства составляет в среднем от 60 000 до 100 000 рублей. В эту сумму входит, в частности, оплата услуг арбитражного управляющего и обязательная публикация объявления в газете «Коммерсант» (только одно размещение здесь стоит 10 000 рублей), стоимость госпошлины, публикация сообщений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Между тем cредняя зарплата, например, в Пермском крае, по данным Росстата, составляет около 29 000 рублей. При этом, по той же официальной статистике, у 14,8% жителей края доходы ниже прожиточного минимума. Людям на еду хватает с трудом, не то что на банкротство, хотя необходимость в нем у заемщиков просто огромная.

Реальные истории

Пермская семья с тремя детьми, живет в небольшой ипотечной квартире, муж не работает. Он вообще находится под домашним арестом —  за то, что избивал жену, с которой сейчас продолжает делить жилплощадь, поскольку жить ему больше негде. Женщина работала до момента рождения последнего ребенка. Сейчас она в декрете. Денег с трудом хватает даже на еду. Заемщица не платит банку уже несколько месяцев. Поскольку есть еще долги, то даже после продажи квартиры она останется должна кредитной организации.

Хорошим выходом было бы стать банкротом. Но на какие деньги?

«Ситуация безвыходная. У женщины нет никакого имущества, кроме ипотечной квартиры, нет драгоценностей, которые можно продать», — комментирует президент Пермской общественной организации «Территория семьи» Анна Зуева.

Еще одна история — про то, как одинокая мать с тремя детьми оказалась в долговой яме. У нее был кредит на 50 000 рублей. Сумма большая, но посильная. А потом случилась беда: сгорел дом, где они жили, а от пожара пострадал еще и соседский дом. Соседи обратились в суд, который обязал погорельцев выплатить 3 млн рублей.

Так они остались без жилья и с долгами. Сейчас живут вместе с семьей сестры в ее однокомнатной квартире. Денег на банкротство нет — женщина получает всего 11 000 рублей. Быстро накопить на процедуру тоже нереально. Пока она будет откладывать по копейке, сумма штрафов и пени продолжит расти.

«Не всегда люди, которые попали в такую ситуацию, — мошенники. Часто это благополучные семьи, не алкоголики и не наркоманы. Просто они в силу разных причин оказались в безвыходном положении. Эти семьи обратились к нам за помощью. Пока мы не знаем, как им помочь. Люди ходят по обрыву», — говорит Анна Зуева.

Рост числа банкротов в бедных регионах

Закредитованность — проблема не только отдельного заемщика и его семьи: отсутствие у людей возможности выйти из кредитной кабалы на фоне падения доходов может привести к снижению потребления (и как следствие, стагнации экономики), а также росту преступности.

В настоящее время ситуация продолжает усугубляться.

Мы сравнили данные Росстата с выводами кредитного бюро. Как выяснилось, количество банкротов растет в регионах, которые являются самыми бедными. Например, в Калмыкии, где средние доходы составляют 14 758 рублей и которая занимает в статистике Росстата последнее 84-е место среди российских регионов, с февраля по сентябрь 2017 года число банкротов выросло на 9%. Отметим, что здесь речь идет только о людях с долгами от 500 000 рублей. Неплатежеспособных заемщиков, задолжавших менее крупные суммы, в разы больше.

В Ингушетии (83-е место в рейтинге Росстата, средние доходы 15 106 рублей) число банкротов за полгода выросло на 19,3%. Среди жителей Кемеровской области, зарабатывающих в среднем 21 000 рублей, потенциальных банкротов почти столько же — 20 737 человек!

Насколько выросло количество банкротов в бедных регионах России

Самые бедные регионы России

Средний доход, руб.

Рост числа потенциальных банкротов с февраля по сентябрь 2017 г., %

84 Республика Калмыкия

14 758

9

83 Республика Ингушетия

15 106

19,3

82 Карачаево-Черкесская Респ.

16 937

10,8

81 Республика Алтай

17 230

26,1

80 Чувашская Республика

17 747

16,5

79 Республика Мордовия

17 774

16,3

78 Республика Марий Эл

18 243

10,5

76 Саратовская область

19 434

16,3

75 Кабардино-Балкарская Респ.

20 487

12,8

74 Курганская область

20 621

14,3

73 Кировская область

21 202

13,7

72 Кемеровская область

21 208

14,4

71 Алтайский край

21220

21,3

70 Республика Хакасия

21 392

31,1

Данные Росстата и НБКИ

Как видно из таблицы, во всех регионах, занимающих последние места по уровню доходов населения, количество потенциальных банкротов выросло.

Самыми закредитованными оказались работники социальной сферы. По данным НБКИ, за полгода (с апреля по октябрь 2017 года) наиболее существенно уровень долговой нагрузки увеличился у сотрудников охранных предприятий (+32,8%), социальной сферы (+31,6%) и медучреждений (+30,3%). Это значит, что от кредитного бремени в первую очередь страдают люди с низкими или нестабильными заработками. Среди потенциальных банкротов больше всего заемщиков в возрастной категории от 30 до 50 лет (63%). Это люди активного возраста, которые не в состоянии расплатиться с долгами.

Согласно статистике НБКИ, больше всего потенциальных банкротов среди заемщиков в сегменте необеспеченного кредитования, получивших кредиты на покупку потребительских товаров (66,9%) и кредитные карты (8,1%). Эта проблема только усугубляется — банки продолжают наращивать объемы кредитования в этих сегментах, активно работая в неблагополучных по уровню доходов регионах.

Так, по информации НБКИ, за 8 месяцев этого года в Алтайском крае объемы выдачи кредитных карт увеличились на 58,3%, в Саратовской области — на 47,9%. Рост выдач потребительских кредитов в той же Саратовской области составил 42,1%, в Кировской — 28,1%, в Кемеровской — 27,7%, в Алтайском крае — 34%.

Как запустить механизм банкротства

В ситуации роста закредитованности заемщиков, в том числе с низкими и нестабильными доходами, проживающими в проблемных регионах, использование процедуры банкротства представляется единственно возможным выходом из ситуации. Чтобы этот механизм реально заработал, считаем необходимым предпринять следующие шаги:

удешевить процедуру банкротства, в частности отменить необходимость публикации в газете «Коммерсант». Публиковать объявление о банкротстве можно бесплатно на профильных интернет-ресурсах. Также предлагаем сделать найм арбитражных управляющих необязательным, а добровольным;

максимально упростить процедуру банкротства физических лиц для малоимущих и социально-уязвимых слоев населения; граждан, чьи доходы с учетом иждивенцев не превышают трехкратного уровня от размера прожиточного минимума в регионе; чей размер задолженности не превышает 900 000 рублей.

В качестве дополнительных мер можно предложить:

предоставлять субсидии на оплату процедуры банкротства для малоимущих и социально-уязвимых категорий граждан с детьми;

создать условия для обеспечения многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ) оказания населению консультаций по вопросам банкротства физлиц;

обеспечить вовлечение специалистов организаций, осуществляющих социальное обслуживание, в деятельность по консультированию по вопросам банкротства физических лиц;

повысить информированность заемщиков о механизмах банкротства. Это можно делать, например, в рамках дней финграмотности, которые должны проводиться в первую очередь в проблемных с точки зрения закредитованности регионах, с предварительным широким анонсированием мероприятия;

дополнить памятки заемщика информацией о банкротстве, где вся процедура будет изложена просто и пошагово. В ней также можно опубликовать образец заявления в суд. Разместить ее на сайтах ведомств, занимающихся защитой прав потребителей, на информационных стендах банков и МФО;

сократить сроки рассмотрения дел о банкротстве, которые сейчас занимают около полугода.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2431160 Дмитрий Янин


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2430521 Александр Бородич

Криптовалютные мечты. Что мешает развивать технологию блокчейн

Александр Бородич

CEO Universa.io, венчурный инвестор, футуролог

Пока все следят за курсами криптовалют, разработчики трудятся над устранением недостатков базовой технологии – блокчейна

Курс биткоина совершает очередной головокружительный кульбит. Одни эксперты предрекают криптовалюте неминуемую смерть, сравнивая ее с МММ. Другие прогнозируют дальнейший рост. За прошедший год биткоин хоронили сотни раз, а он живее всех живых. Более того, с каждым месяцем увеличивается количество блокчейн-систем и криптовалют, даже некоторые российские миллиардеры обратили свой взор на просторы крипторынка.

Блокчейн вызвал большой интерес со стороны представителей финтех-сообщества как отрасли, наиболее восприимчивой к технологиям, способной кардинально изменить процессы и экономику экосистемы. Но восприятие блокчейна представителями реального сектора экономики — например, грузоперевозок, общественного транспорта и ретейла — более осторожное. Они видят потенциальные препятствия для развития блокчейна, поэтому в материале разобрано, как их решает криптосообщество.

Проблемы масштабирования первых блокчейн-платформ

Несмотря на энтузиазм финтех-компаний, многие крупные игроки пока присматриваются к ценности технологии. PayPal и SWIFT решили взять паузу, ожидая «зрелости» блокчейна. И если говорить о системах p2p-переводов или оплаты продуктов и услуг основными криптовалютами, в основе которых лежит блокчейн, ни Ethereum, ни Bitcoin пока не могут составить конкуренцию глобальным платежным системам вроде Visa. На данный момент эти криптовалюты не способны обрабатывать большое количество транзакций быстрым и экономичным путем. Сейчас Visa обрабатывает около 2000-4000 транзакций в секунду, PayPal — чуть менее 450. Для сравнения, блокчейн Ethereum обрабатывает всего 15 транзакций в секунду, Bitcoin – 7, а Litecoin – 56.

Время транзакции обусловлено длительностью операции закрывания блока, в который она попала, и ограничено временем решения математической задачи, которая регулярно усложняется. Раньше для этого было достаточно ноутбука, а сейчас используются фермы на видеоплатах или специализированных процессорах. Как только задача решена — блок закрывается и майнер получает вознаграждение в виде создаваемой криптовалюты, например биткоина. Увеличение размера блока и следовательно количества транзакций, которые в него помещается, — логичное программное решение, позволяющее конкурировать и вести борьбу с другими платежными системами. Правда до Visa пока далеко: ее система гипотетически может обеспечивать до 56 000 транзакций в секунду и поэтому финансовая компания планирует запустить собственную блокчейн платформу для B2B платежей, отвечающую производительности платежной системы.

Полагаю, что в будущем победят те системы, которые не требуют для закрытия блока решения сложных математических задач — майнинга — это позволит, например, оплачивать шкафчик в спортзале через смарт-контракт, зашитый в небольшой чип на браслете. На большинстве существующих систем — например, биткоине — эта операция окажется долгой, дорогой, да чипу потребуется помощь в вычислениях.

Криптовалюты всех сетей, объединяйтесь

Для сети Bitcoin постоянно вводятся новые решения, но одно из самых интересных — это «Lighting Network». Сама идея, предложенная разработчиками Джозефом Пуном и Таджемом Дрийа, может ускорить процесс проведения транзакций и решить проблему масштабируемости биткоина.

Если в самом начале становления крипторынка, насчитывалось всего несколько основных игроков, то сейчас их количество перевалило за 1000. Пришли совершенно другие деньги и команды разработчиков, которые задумались о путях обмена между разными криптовалютными сетями без лишних посредников в лице бирж и регуляторов. Над реализацией протокола работают несколько команд, но для пользователя результат работы Lighting Network прост: два пользователя с приватными ключами смогут проводить неограниченное количество микротранзакций друг с другом с возможностью возврата своих денег.

В результате практически исчезнет возможность кражи и любых манипуляций. Если сейчас оплачивать мелкие покупки, например чашку кофе, экономически невыгодно из-за высокой комиссии сети Bitcoin, то с приходом Lighting Network, и эта проблема может уйти в небытие. Почему это так важно? Если настроить Lighting Network во всех блокчейнах, то станут возможны операции между разными платформами. Уже прошли первые тестовые переводы: создатель Litecoin Чарли Ли провел несколько операций между Decred и Litecoin, Litecoin и Vertcoin, а 17 ноября между Litecoin и Bitcoin. Это продемонстрировало возможность кросс-обмена между разными блокчейнами при помощи p2p-технологии.

Что касается Ethereum, то по словам самого Виталика Бутерина, для решения проблемы масштабирования Ethereum понадобится от 2 до 5 лет, и первые прототипы решений он пока характеризует как «достаточно хорошо проработанные». Всего лишь одна блокчейн-игра CryptoKitties, где для покупки котиков нужно иметь Ethereum-кошелек, заставила трещать криптокомьюнити по швам: порядка 30 000 транзакций забили сеть, заставив некоторые компании перенести запуск ICO.

Другими словами, проблемы масштабируемости есть, но говорить о том, что блокчейн умер или собирается «схлопнуться» не приходится. В нашей стране крупные институты также присматриваются к сфере применения этой технологии: Центральный Банк России создал ассоциацию «Финтех» с целью улучшения децентрализации системы учета и повышения уровня защиты клиентов, а Владимир Путин поручил правительству и ЦБ определить статус цифровых технологий и таких понятий, как «токен» и «смарт-контракт». Все эти начинания транслируют рынку сдержанный оптимизм.

Мечты vs. продукт

Уместно говорить именно об оптимизме, а не полной победе блокчейна, так как при всем разнообразии и экзотичности идей применения эту технологию только начинают применять. Аналитики нередко говорят о «завышенных ожиданиях» и эйфории «early adopters», которые уверены в том, что одно только слово «блокчейн» в описании проекта указывает на его реализуемость и способность решить все проблемы любой отрасли.

Напрашиваются явные исторические параллели между электронной почтой и распределенным реестром. В 1965 году сотрудники Массачусетского института Ноэль Моррис и Том Ван Влек написали программу «mail» для операционной системы «CTSS». К началу 90-х годов электронной почтой пользовалось менее 1% всего населения, а сегодня уже сложно представить жителя мегаполиса, который бы не завел «почтовый ящик». В 2008 году человеком или группой людей под псевдонимом Сатоси Накамото, был опубликован документ с описанием нового протокола и принципами его работы. Этот год считается точкой отсчета новой криптоэпохи. Прошло всего 9 лет и новости блокчейна занимают передовицы ведущих мировых СМИ и кружат головы биржевых аналитиков.

Очевидно, что блокчейны основных криптовалют, как и возникающие альтернативные решения для реального сектора экономики, будут вынуждены сталкиваться с проблемами как технического и экономического, так и экзистенциального толка. Блокчейн не решит всех проблем человечества, и возможность оплаты биткоинами или эфирами в ближайшем продуктовом магазине не привлечет рядового покупателя, с этим придется смириться, но при этом не отчаиваться и работать в направлении масштабирования и повышения эффективности блокчейн, как технологии.

Сейчас блокчейн в начале захватывающего периода своего развития. И если водитель такси обсуждает с пассажиром, продавать ли ему свои биткоины или вложиться в токены смарт-контрактов, значит философия блокчейна ушла в широкие массы населения.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2430521 Александр Бородич


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 декабря 2017 > № 2430106 Альберт Кошкаров

ПИФ с иностранным акцентом

Сколько зарабатывают паевые фонды, инвестирующие в акции зарубежных компаний

В паевые фонды, покупающие иностранные акции, нужно инвестировать крайне осторожно

Иностранные инвестиции приобретают все большую популярность. Недавно Банки.ру рассказывал, как вложить деньги в американский фондовый рынок. Еще один способ инвестировать в западный рынок — купить паи ПИФов. В какие активы инвестируют фонды, специализирующиеся на иностранных инвестициях, и стоит ли в них вкладывать?

В ПИФ за квалификацией

Стабильный рост американских и европейских торговых площадок привлекает все большее число неквалифицированных инвесторов из России. В этом году вложения в иностранные активы выглядят особенно привлекательно. Индекс крупнейших американских компаний S&P 500 с начала года вырос почти на 19,5%, промышленный индекс Dow Jones поднялся на 24,7%. Не отстают и европейские рынки: например, прирост EURONEXT 100 (в него входят бумаги крупнейших компаний Европы) составил более чем 12%, британский FTSE 100 вырос на 5,3%, индекс Германии DAX поднялся почти на 16%.

Российский индекс МосБиржи с начала года пока в минусе: стартовав с 2 232,72 пункта, он сейчас торгуется чуть выше 2 130 пунктов. Индексные ПИФы за это время потеряли 1,43% (данные на 15 декабря 2017 года). Заработать смогли только спекулянты, которые начали вкладывать в акции во второй половине года. С июня главный российский индекс поднялся на 7%.

Купить акции Facebook, Amazon или Apple можно, открыв брокерский счет. Но, как говорят управляющие, при том многообразии бумаг, которые торгуются на западных биржах, разобраться в них и грамотно составить портфель непрофессионалу очень сложно. Проанализировать финансовую отчетность даже 1% торгуемых компаний очень сложно», — подчеркивает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин. Даже Санкт-Петербургская биржа выставляет котировки по 550 иностранным акциям (по российскому законодательству неквалифицированный инвестор может покупать иностранные бумаги, которые котируются на отечественных фондовых площадках).

Поэтому, если вы не планируете копаться в обзорах западных инвестбанков и постоянно следить за новостями на различных мировых биржах, возможно, вам лучше купить паи ПИФа, который вкладывает в иностранные акции и облигации. «Работа с иностранными ценными бумагами напрямую требует хорошей экспертизы на соответствующих рынках и в отношении инструментов, а также наличия статуса «квалифицированный инвестор». Это значительно сужает количество клиентов, которые могут работать с иностранными бумагами напрямую», — рассуждает председатель совета директоров УК «ВТБ Капитал Управление активами» Владимир Потапов. Для неквалифицированных инвесторов, считает он, лучше подходят ПИФы, у которых низкий порог входа — от нескольких тысяч рублей — и более широкий выбор инструментов. Управляющий также отмечает, что доход от инвестиций фонда в иностранные бумаги складывается как из роста стоимости самой бумаги или купонов/дивидендов, так и из возможной валютной переоценки приобретенных активов.

Руководитель департамента развития бизнеса компании «Атон» Евгений Никитин рекомендует самостоятельно инвестировать в широкий рынок акций, а управляющему оставлять право выбора. «Сегодня на американском рынке акций может быть популярен технологический сектор, через полгода — например, альтернативная энергетика. Управляющий сможет, проанализировав ситуацию и взвесив все риски, профессионально принять решение об инвестировании, основываясь на данных и опыте, а не на эмоциях», — говорит он.

Представители УК также напоминают, что инвестиции в ПИФы защищены законодательно, а у пайщиков есть налоговые послабления: если держите паи фонда одной управляющей компании более трех лет, то вы имеете право на налоговый вычет.

Ставка на технологии

В этом году ПИФы, инвестирующие в иностранные активы, показывают вполне неплохие результаты. В числе лидеров по доходности фонды технологического сектора и Интернета — с начала года они заработали более 30% годовых. Лучший результат — у фонда «Сбербанк — Глобальный Интернет». Активы фонда превышают 2,2 млрд рублей, в его портфеле бумаги Alibaba, Amazon, Baidu, Facebook, а также «Яндекса», Mail.ru и QIWI.

«Динамика российского рынка по прежнему связана с нефтью, плюс за этот период добавились негативные факторы от введения санкций. У иностранных рынков были другие драйверы: рост экономики и дешевые деньги. Технологический сектор за последние три года показал свое умение монетизировать свои услуги, и инвесторы были очень активны в этом секторе, который увеличил свой вес в индексах», — рассказывает управляющий директор УК «Сбербанк Управление активами» Евгений Линчик. По его словам, наш рынок растет всего три года, а американский — уже девятый год подряд, что позволило инвесторам заработать более 200%.

Самые доходные ПИФы акций

ПИФ УК Доходность с начала года, %
«Сбербанк — Глобальный Интернет» «Сбербанк Управление активами» 40,11
«Альфа-Капитал Технологии» «Альфа-Капитал» 36,42
«Райффайзен — Информационные технологии» «Райффайзен Капитал» 32,32
«ВТБ — БРИК» «ВТБ Капитал Управление активами» 29,09
«Апрель Капитал — Акции сырьевых компаний» «Апрель Капитал» 25,20
«Альфа-Капитал Бренды» «Альфа-Капитал» 24,62
«Апрель Капитал — Акции второго эшелона» «Апрель Капитал» 21,73
«Промсвязь-Акции» «Промсвязь» 20,21
«Апрель Капитал — Акции» «Апрель Капитал» 19,72
«Райффайзен — Потребительский сектор» «Райффайзен Капитал» 19,67

Источник: НЛУ

Другой «технологический» ПИФ, также оказавшийся в начале рэнкинга по доходности, «Райффайзен — Информационные технологии», вложил в иностранные бумаги 73% активов. Среди компаний, акции и облигации которых есть в портфеле фонда, Apple, Amazon, Microsoft, Yandex, Facebook, Alphabet, а также бумаги двух кредитных организаций — Citibank и BNY Mellon.

Если посмотреть на результаты инвестирующих в западные рынки фондов, в портфелях которых не преобладает IT-сектор, то их результаты окажутся также лучше среднего показателя по рынку ПИФов, вкладывающих в акции: 10,49% годовых. Например, «ВТБ — Фонд глобальных дивидендов», в портфеле которого на конец III квартала было 64% бумаг иностранных эмитентов, заработал с начала года 13,89%.

Однако на более длительном горизонте (3—5 лет) доходность специализирующихся на иностранных акциях ПИФов выглядит не так впечатляюще. При среднем результате за три последних года (75%), лучшие по доходности фонды заработали всего чуть больше 50%. Управляющие, опрошенные Банки.ру, поясняют, что дело в резком росте российского фондового рынка. «Если взять за точку отсчета конец 2014 — начало 2015 года, когда российские акции после введенных серьезных финансовых санкций были под существенным давлением, то российский рынок действительно выглядит одним из лучших. С этого момента в долларах США российский рынок почти удвоился», — отмечает Эдуард Харин из «Альфа-Капитала».

Еще одна причина — укрепление рубля. Его курс по отношению к мировым валютам укрепился как в этом году, так и за три последних. В частности, еще в начале года доллар стоил 61 рубль, а сейчас на бирже курс «американца» снизился до 58—59 рублей. Это особенно заметно отразилось на доходности фондов облигаций, которые в среднем заработали 9,84%. В топ-10 лучших по доходности не попал ни один ПИФ, инвестирующий в иностранные и российские евробонды.

Самые доходные ПИФы облигаций

ПИФ УК Доходность с начала года, %
«Финансист» БФА 15,74
«Система Капитал — Мобильный» «Система Капитал» 14,45
«МДМ — Мир облигаций» МДМ 14,00
«Резервный» «Система Капитал» 13,43
«ТФГ — Рублевые облигации» «Трансфингруп» 12,66
«Регион Фонд облигаций» «Регион ЭсМ» 12,26
«Уралсиб Консервативный» Управляющая компания «Уралсиб» 12,14
«КапиталЪ — Облигации плюс» «КапиталЪ» 11,82
«Атон — Фонд облигаций» «Атон-менеджмент» 11,70
«Альфа-Капитал Облигации плюс» «Альфа-Капитал» 11,61

Источник: НЛУ

Доходность среди «иностранцев» с начала года варьировалась от 1% до 4%, а некоторые фонды получили убытки. В частности, фонд «Сбербанк — Еврооблигации» потерял 1,67%, а убытки ПИФа «Открытие — Еврооблигации» составили 7,61%.

Управляющий директор УК «Сбербанк Управление активами» Евгений Коровин считает, что корректнее оценивать результаты ПИФов, инвестирующих в долларовые облигации, в долларах. «Рубль в этом году ощутимо укрепился, а значит, рублевая динамика стоимости пая ПИФа существенно уменьшает величину того, сколько заработал пайщик в долларах. Например, пай ПИФа «Сбербанк — Глобальный долговой рынок» в рублях вырос только на 2,6%. Однако динамика пая в долларах составила 6,9%, что является очень хорошим результатом для долларовых облигаций», — приводит пример управляющий.

По словам его коллеги из УК «Альфа-Капитал» Эдуарда Харина, более высокие показатели доходности по рублевым фондам объясняются как более высокими процентными ставками по облигациям в рублях, так и ростом цен на большинство рублевых облигаций в текущем году. «На рынке евробондов складывается обратная ситуация — купоны по большинству выпусков меньше, а ФРС проводит ужесточение денежно-кредитной политики на фоне повышения ключевой ставки, что не только сдерживает рост стоимости, но и зачастую приводит к снижению цен на долларовые евробонды», — говорит Харин.

Рискуют все

Колебания валютного курса остаются одним из главных рисков не только для управляющих, результаты доходности ПИФов которых зависят от того, падает рубль или укрепляется, но и для тех, кто решил вложить деньги в паевой фонд. Ведь по российскому законодательству инвестировать доллары в иностранные активы можно, только открыв брокерский счет. В случае с ПИФами (как и в случае с ИИС) валютную наличность придется вначале конвертировать в рубли, затем на внесенную сумму управляющий купит доллары, на которые приобретет иностранные бумаги. При погашении паев инвестор также получит доходы в рублях.

Получается, что если неудачно выбрать момент для покупки ПИФа иностранных акций или облигаций, то можно не только не заработать, но и потерять. С этой точки зрения инвестиции в фонды менее выгодны, чем брокерский счет. «В периоды ожидания сильного укрепления курса рубля инвестиции в такие ПИФы будут вряд ли выгодны, так как рублевая переоценка будет съедать прибыль от роста. В случае же ожидания роста на зарубежном рынке при ожиданиях девальвации рубля можно будет, наоборот, получать сверхприбыль», — комментирует начальник отдела анализа рынков «Открытие Брокер» Константин Бушуев.

«Такая двойная конвертация убивает весь эффект от инвестиций», — говорил Владимир Потапов из УК «ВТБ Капитал Управление активами» на конференции «Розничный инвестор — 2017» в ноябре. Он также посетовал, что гражданам не хватает валютных инструментов, притом что на счетах в банках сосредоточен значительный объем средств в долларах и евро. Однако регулятор с таким мнением не согласен. В ответ на жалобу управляющего первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов сказал, что устойчивость национального рынка должна опираться на национальную валюту. «Наши исследования показывают, что инвесторы из Европейского союза редко имеют инструменты, номинированные в рубле и долларе», — отметил он, прибавив, что регулятор выступает за дедолларизацию финансовой системы.

Есть еще один минус инвестиций в паевые фонды, о котором должен помнить инвестор, решивший заработать на инвестициях в иностранные активы. Это комиссии, которые управляющие компании взимают как за управление, так и за покупку и продажу паев. Как правило, это зависит от суммы и срока инвестиций: чем они больше, тем меньше плата. Управляющие могут и не взимать комиссию при покупке ПИФа, зато на выходе инвестору придется заплатить 1—2% от стоимости принадлежащих ему активов. У ряда компаний также существует плата за управление, которая зависит от типа выбранного фонда и может составлять от 1% до 3%. Например, за управление фондом «Сбербанк — Глобальный Интернет» она составляет 3,2%, а вознаграждение «ВТБ — Фонд еврооблигаций» — 1,1% от среднегодовой стоимости чистых активов. Таким образом, с учетом всех комиссий итог для инвестора может оказаться даже хуже, чем это декларируется на сайте УК в раскрытии результатов инвестирования.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 декабря 2017 > № 2430106 Альберт Кошкаров


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 декабря 2017 > № 2430098 Андрей Богуславский

Андрей Богуславский, Абсолют Банк: «Клиент готов платить премию за скорость»

Андрей Богуславский, заместитель председателя правления Абсолют Банка

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

О том, как развивает свой корпоративный бизнес Абсолют Банк в непростое для экономики страны время, о том, можно ли соперничать с банками топ-10 и так ли страшны отраслевые риски на самом деле, порталу Bankir.Ru рассказал заместитель председателя правления Абсолют Банка Андрей Богуславский.

— Расскажите, каким блоком работы вы занимаетесь в банке?

— В Абсолют Банке я курирую корпоративный блок и лизинг, куда входят кредитная дирекция и дирекция по работе с юридическими лицами. Работа и кредитных, и клиентских подразделений у нас построена по отраслевому принципу. То есть если в клиентском блоке есть подразделение, которое отвечает за розничную торговлю, то аналогичное подразделение функционирует и в кредитном блоке. И коллеги друг с другом постоянно коммуницируют, поэтому такая структура корпоративного бизнеса вполне эффективна, на мой взгляд.

— Вы занимаетесь корпоративным бизнесом. Какие в вашем понимании компании можно сейчас отнести к крупным, а какие – к средним? С какими отраслями предпочитает работать банк?

— В рейтинге наш банк находится на 35-м месте и по объему активов, и по капиталу. То есть, с одной стороны, Абсолют Банк – далеко не маленький банк, с другой – к финансовым гигантам его тоже не отнесешь. И мы, конечно же, учитываем свои размеры, определяя клиентскую нишу и свои возможности. Важно, особенно сейчас, что клиентская база у нас диверсифицирована и по отраслям, и объему бизнеса компаний. У нас есть на обслуживании и небольшие клиенты, чей оборот бизнеса составляет около 1 миллиарда рублей в год, но при этом они работают с хорошей рентабельностью. А есть и представители крупнейших компаний России с оборотом в несколько миллиардов долларов в год. То есть я не могу сказать, что мы себя загнали в узкие рамки между «крупными» и «средними».

— То есть среди ваших клиентов представлен как средний, так и крупный бизнес?

— Да, мы обслуживаем и тех, и других с учетом их финансового положения, показателей, рейтингов. Но все же в фокусе нашего постоянного внимания – крепкие середняки. И для этого есть вполне объяснимые рыночные критерии: тот же норматив Н6, который определяет величину лимита кредитного риска на одного заемщика. Поэтому соперничать с банками топ-10 по величине кредитов мы не стараемся.

Логично, что крупнейшим компаниям с многомиллиардными оборотами интереснее сразу привлечь заем на 500 миллионов долларов, чем взять десять кредитов по 50 миллионов. Но зато в отличие от топовых банков мы можем принять решение о выдаче кредита всего за полторы-две недели. Поверьте, я достаточно много поработал в одном из госбанков и прекрасно представляю, как там принимаются подобные решения – очень долго.

— Чем еще вы можете конкурировать с крупными банками, кроме скорости принятия решения? Индивидуальным подходом?

— Конкурировать с госбанками по ценовым условиям, конечно, утопия. Но что такое индивидуальный подход в корпоративном бизнесе? Чаще всего это кредит доверия тому, кого знаешь не год и не два. Для таких ты готов искать нешаблонное решение, которое учитывает интерес клиента и при этом не уводит банк в зону риска. Конечно, нужно найти под такой нестандартный случай понятное рисковикам обоснование, но не каждый банк будет этим заниматься, если честно. Это скорее не просто индивидуальный подход, это то, что называется гибкость. Это первое.

Второе. Когда средний банк заходит в инвестиционные проекты, то конкурирует с крупными игроками опять же за счет скорости. Мы смотрим на инвестиционные проекты и идем в них, выдавая длинные деньги, если знаем, что кредит может быть рефинансирован в госбанке. Часто бывает так: предприятие подает заявку на инвестиционный кредит, например, в Сбербанк, и там отвечают, что кредит ему одобрят через девять месяцев, но деньги-то ему нужны сейчас. И тогда обращаются к нам. Клиент готов платить нам премию за скорость.

— С какими секторами вы любите работать? Может быть, с кем-то не любите сотрудничать? Сейчас многие девелоперов не любят.

— Какой провокационный вопрос! Но я вам отвечу. Мы можем работать с предприятием любого сектора экономики с соответствующим кредитным качеством, которое нас устраивает. Но есть сферы, которые априори для нас пока сложно доступны в силу особой специфики. Например, военно-промышленный сектор. Может, мы бы и хотели с этим сектором работать, но там есть система уполномоченных банков, нам очень сложно с ними конкурировать – и дело не только в нашей величине.

Со строительной отраслью мы традиционно работаем, очень многие девелоперы имеют счета и обслуживаются в нашем банке, но при этом у нас не кредитуются. Просто сейчас для строителей не самый лучший период. Но при этом определенные компании, например те же девелоперы, вполне комфортно себя ощущают в нашем банке. Например, строители жилья бизнес-класса, эконом плюс – у нас с ними работа идет нормально. Мы понимаем себестоимость строительства, видим экономические расчеты, сколько стоит квадратный метр. Допустим, 60–65 тысяч рублей за квадратный метр. То есть, имея внутри банка эксперта по строительной отрасли, можно подсчитать, сколько этот проект выдерживает процентов нагрузки, сколько времени уйдет на стройку. Сейчас цены на недвижимость и ставки по ипотеке находятся на историческом минимуме, поэтому жилье, строящееся в Москве, точно раскупят.

— Мы с вами говорим сейчас только про Москву?

— Про Москву. В Санкт-Петербурге совсем другой рынок. А ипотекой мы активно занимаемся во всех регионах присутствия.

— То есть основные ваши клиенты все-таки находятся в Москве?

— Если мы говорим про девелоперов – то да, эти клиенты находятся в Москве. Но в целом, конечно, нет. У нас приличная филиальная сеть, Абсолют Банк сейчас представлен практически во всех городах-миллионниках. На местах у нас неплохая клиентская база: и юридические, и физические лица, компании малого и среднего бизнеса.

— А вы обслуживаете малый и средний бизнес?

— Безусловно, обслуживаем. Увы, кредитуем редко, поскольку риски в этом сегменте очень высоки, но обслуживаем. Это как в поговорке: вы можете не ездить на машине, но она может стоять в гараже.

— То есть расчетные счета малому бизнесу все-таки открываете?

— Да, и малый, и средний бизнес у нас есть на расчетно-кассовом обслуживании. Мелкие предприятия у нас обслуживаются и довольны нашим сервисом, это факт.

— Как кризис сказался на клиентах, как они меняются?

— Не секрет, что количество банкротств юридических лиц за 2017 год приблизилось к пику. Такого, если честно, мы не видели даже в 2008 году. Тот клиент, который не так давно был с очень хорошим кредитным рейтингом, за два последних года стал просто с хорошим. Тот, который был с хорошим, теперь стал с плохим. Увы, это кризис, чудес не бывает.

— А что, импортозамещение рынок никак не вытаскивает, ни в каком секторе?

— Импортозамещение есть. Но что такое импортозамещение по факту? Это значит, что кто-то должен вложить свои собственные деньги, взять длинный инвестиционный кредит, построить производство того, что рынку нужно. Потом это что-то должно начать потребляться рынком. Сколько нужно времени на самый короткий инвестиционный проект? Минимум год, чтобы построить самое элементарное производство. Если у тебя даже есть какой-то ангар, все равно нужно купить оборудование, поставить его. Еще полгода-год потребуется, чтобы начать продавать готовую продукцию. Поэтому те компании, что взяли кредит в 2014–2015 годах – а вспомните, ставки тогда были запредельными! – только в 2017 году вышли на начальные промышленные объемы. Соответственно, компании, которые пошли по пути импортозамещения, в основе своей испытывают огромную нагрузку по кредиту. То есть всё, что такие компании сейчас зарабатывают, они тратят на погашение тела кредита.

Если говорить о нас, то вот буквально на днях мы установили кредитный лимит для российской компании «Фармалакт». Они строят в Ногинске завод по производству продуктов детского питания. Очень хороший пример, я считаю.

— Сейчас, когда ключевая ставка серьезно снизилась, вы не ожидаете большего спроса на кредитные деньги? Или компании действительно тормозит их кредитное качество?

— Безусловно, тормозит кредитное качество! Спрос на кредиты есть, но банки кредитуют очень осторожно, что вполне понятно, я уже говорил о снижении рейтинга многих компаний в последнее время. К тому же, несмотря на снижение ставки рефинансирования, ставка по кредитам осталась стабильна.

— Вы работаете с компаниями-подрядчиками РЖД, учитывая, что РЖД – ваш косвенный акционер?

— Да. У РЖД очень много подрядчиков, которые имеют отношение к нашему банку. Мы знаем, что они работают на РЖД, что у них нормально обстоят дела с заказами, они имеют опыт работы на рынке от года до пяти лет, что они уникальны. Мы их кредитуем, они находятся у нас на обслуживании, у них открыты зарплатные проекты. Это такой сегмент, который для других банков, работающих с РЖД, не самый большой. И для крупных банков такие компании не в фокусе внимания. А для нас 500 миллионов – 1 миллиард рублей кредита, в принципе, нормальный тикет.

— А новые клиенты из других отраслей у вас появляются?

— Знаете, все же неплохо чувствуют себя две отрасли – это IT-индустрия и алкогольная промышленность. Несмотря ни на что, вся страна обновляет технологии, поэтому и системные интеграторы, и IT-компании получают большой объем заказов. Компании этой отрасли научились хорошо работать. Даже в кризис.

— У вас есть такие клиенты?

— Да. Из топ-20 крупнейших на рынке IT-компаний половина являются нашими клиентами. Они у нас и гарантийным бизнесом пользуются, и кредитами. Мы с ними очень плотно работаем сейчас. Мы понимаем их бизнес, при этом у подавляющего большинства этих компаний хороший кредитный рейтинг. В алкогольной отрасли у нас тоже есть хорошая экспертиза этого сегмента.

— А как в Абсолют Банке дела с трансакционным бизнесом?

— О, это самый лакомый кусочек для всех банков.

— У вас получается зарабатывать на трансакционном бизнесе?

— Тяжело, конечно, но получается. Самый лучший доход в трансакционном бизнесе – это поступление экспортной выручки. На конверсии, безусловно, мы тоже зарабатываем. Второе – остатки клиентов на счетах. Ну, а третье – это обычные комиссии за РКО.

— Сейчас всё очень быстро меняется. Как в следующем году будет развиваться корпоративный бизнес в банках и в частности в Абсолют Банке?

— Могу сказать точно: именно сейчас нужно развиваться по тем направлениям и в тех нишах, где у банка уже есть наработанные компетенции и опыт. Это залог того, что банк сохранит позиции и покажет хороший результат. Не стоит уходить в агрессивные стратегии, резко менять бизнес-модели, особенно когда, как вы говорите, всё быстро меняется. В будущем году в корпоративном бизнесе, на мой взгляд, «победят» умеренные консерваторы.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 декабря 2017 > № 2430098 Андрей Богуславский


Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич

Как Китаю пришлось спасать страну от микрокредитов

Леонид Ковачич

Поначалу китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью и даже рекламировали их в госСМИ. Но вскоре этот инструмент вышел из-под контроля и стал угрожать стране всесторонней катастрофой: от массовых протестов общенационального масштаба до обвала на финансовых рынках, по типу американского кризиса 2008 года

Китайские власти наводят порядок в сфере потребительского кредитования и микрозаймов. Комиссия по регулированию банковской деятельности КНР, а также Народный банк Китая совместно приняли документ «Уведомления об упорядочивании и регулировании деятельности микрофинансовых организаций (МФО). Новые правила, полный текст которых будет опубликован позднее, устанавливают предельно допустимую процентную ставку для микрокредитов, разъясняют порядок предоставления займов, ограничивают работу коллекторов, устанавливают правила формирования капитала таких организаций. Для кредиторов меры можно назвать драконовскими. Но принимать их надо было срочно. По заявлению китайских регуляторов, беспорядочное потребительское кредитование загоняет граждан в кредитную ловушку и угрожает стабильности всей финансовой системы страны.

iPhone ценою жизни

Девятнадцатилетняя студентка из Шэнси всего лишь хотела купить iPhone 6s Plus. Ей не хватало 12 тысяч юаней (около $1800). Просить деньги у родителей она стеснялась – родители крестьяне и так экономили на всем, чтобы только их единственная дочь получила хорошее образование. В университетском кампусе она увидела рекламу микрокредитов. Компания предлагала оформить кредит за 15 минут на любые цели без залога и поручителей.

Доверчивая девушка обратилась в организацию и действительно через считаные минуты получила деньги. Все условия договора студентка, видимо, до конца не прочитала. Оказалось, что, помимо тела кредита 12 тысяч юаней и почти 40% годовых, ей еще предстоит выплатить некий «сервисный сбор» 4000 юаней. Девушка поняла, что расплатиться своими силами не сможет, и взяла другой кредит, на оплату предыдущего, потом еще и еще. В итоге долг за iPhone составил более 230 тысяч юаней (около $35 тысяч).

Ситуация казалась безвыходной. И студентка решила покончить с собой. К счастью, ее с пузырьком снотворного в руках вовремя заметил отец и отговорил от такого поступка. Родители потратили все свои сбережения до копейки, но все равно остались должны еще около 60 тысяч юаней (примерно $9000). Эта история разошлась в китайских соцсетях. Пользователи интернета советовали обратиться в суд.

Возможно, теперь у родителей студентки есть шансы выиграть дело. Такие высокие ставки процента и раньше были запрещены законом, а по новым правилам выдавать займы людям, у которых нет стабильного источника дохода, МФО не могут.

Не копи – купи

Исторически в Китае жить в долг считалось зазорно. Многие поколения китайцев упорно работали и откладывали деньги на черный день. Поэтому в стране была чрезвычайно высокая норма накопления и низкое потребление. Но все изменилось, когда на рынок вышло поколение 90-х. Они выросли в относительном достатке и привыкли потреблять гораздо больше своих родителей. Типичная логика нынешнего поколения: жить надо не потом, а сейчас. Деньги обесцениваются, их надо тратить, а не откладывать на потом.

Финансовые структуры обратили внимание на этот тренд еще в середине 2000-х. Тогда банки стали выдавать кредитные карты студентам, часто привлекая их разными плюшками: кешбэком, скидками в магазинах при оплате картой, подарками от банка. Для финансовых структур китайские студенты стали настоящей находкой. Уже в 2008 году 15% всех розничных покупок потребительских товаров совершалось с помощью кредитных карт, тогда как за два года до этого их было всего 4,8%. Два года быстрого роста потребления в кредит – как раз то время, когда банки активно выдавали кредитки студентам.

Но вскоре головокружение от успехов сменилось разочарованием: готовые на безудержное потребление молодые люди еще не состоялись в финансовом плане, поэтому обеспечить высокую норму потребления на свои собственные средства они все равно не могли. Родители отнимали у своих детей иногда по десятку различных кредиток, из последних средств расплачивались с их долгами, которые доходили до нескольких сотен тысяч юаней. Тогда финансовые власти вовремя отреагировали, и в 2009 году китайский ЦБ запретил выдавать кредитные карты студентам без источника дохода, а также лицам моложе 18 лет.

В то время уже стали появляться микрофинансовые организации, но их популярность была невелика. О том, какие риски может нести их деятельность, мало кто задумывался. Необходимость в жестком регулировании этой отрасли была неочевидна. Официальный документ, регулирующий деятельность МФО – «Руководящие мнения Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР и ЦБ КНР о тестировании МФО» – появился в 2008 году. Но он описывал лишь базовые принципы – что такое МФО, как формируется капитал МФО, к какому ведомству относится их регулирование и так далее.

Так, например, в документе сказано, что фонды МФО формируются за счет уставного капитала, внесенного акционерами, добровольных взносов акционеров, а также за счет банковских кредитов. Но МФО может брать кредит не более чем в двух банках. А сумма банковского займа не должна превышать 50% от чистого объема капитала компании. Кому выдавать кредиты, какова процедура истребования долга, какие могут быть процентные ставки – ничего этого документ не регламентирует.

Микрокредит против бедности

В то время китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью. И это вполне логично: первые в мире МФО создавались именно для этой цели. В 1970-х экономист из Бангладеш Мухаммед Юнус начал выдавать свои деньги в долг малоимущим предпринимателям, чтобы те могли использовать их для развития бизнеса. Именно он стал основателем Grameen Bank – первой микрофинансовой организации в мире, и получил Нобелевскую премию за вклад в борьбу с бедностью.

Китай решил воспользоваться мировым опытом. В 2015 году Госсовет КНР опубликовал «Программу развития финансовой системы, доступной для всех групп населения, 2016–2020»). В ней значительная роль отводилась микрокредитам. «Нужно стимулировать создание финансовыми структурами инновационных продуктов, в том числе продвижение микрокредитных продуктов, микрокомпаний по страхованию жизни. Необходимо расширять каналы финансирования микрокредитных компаний и ломбардов», – говорится в программе.

Упор на микрокредиты был сделан в первую очередь в борьбе с бедностью на селе. Главное информагентство страны «Синьхуа» рапортовало о том, как счастливый фермер легко получил кредит через мобильное приложение Ant Financial, входит в группу Alibaba, купил трехколесный мотоцикл с тележкой и стал зарабатывать на жизнь мелкими грузоперевозками. Он спокойно живет на своей малой родине, ему уже не надо ехать в прибрежные города на заработки. В сотрудничестве с Китайским фондом по борьбе с бедностью компания Ant Financial работает в 245 беднейших регионах и предоставила кредитов 160 миллионам крестьян, сообщало «Синьхуа».

Предприимчивые финансисты быстро уловили этот сигнал. Сначала в 2007 году в Китае появились платформы p2p-кредитования, и рынок начал бурно расти, в среднем на 234% в год. К началу 2017 года он достиг $290 млрд. Регуляторы не вмешивались до тех пор, пока в 2016 году не случился скандал с крупнейшей на тот момент платформой Ezubao, оказавшейся финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов.

Тогда Комиссия по регулированию банковской деятельности выпустила правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней. Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал, каждая p2p-компания теперь должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой платформы он только один.

В таких условиях p2p-платформам работать стало невыгодно. Тогда компании стали сами напрямую предоставлять потребкредиты населению.

Количество МФО стало быстро увеличиваться. Кроме того, бывшие p2p-платформы, например PPDAI, также переключились на предоставление микрозаймов. Не отставали и технологические гиганты – Alibaba и Tencent, предоставляя пользователям своих электронных кошельков возможность моментально получить некоторую сумму денег на покупки, причем с льготным периодом погашения – по сути, такая альтернативная кредитная карта.

Все это привело к тому, что потребление, на которое так давно надеются китайские власти как на будущий двигатель роста ВВП, наконец-то начало расти. По данным Министерства коммерции КНР, доля потребления в приросте ВВП в 2016 году была 64,6%, в 2017 году ожидается, что превысит 70%. По данным министерства, розничные продажи потребительских товаров превысят 37 трлн юаней в этом году. При этом совокупный объем выданных без залога и поручителей микрозаймов, по подсчетам CBRC, достигает 1 трлн юаней, а всего в стране на данный момент действует более шести тысяч МФО.

Акулы микрозаймов

Однако впоследствии в СМИ стали всплывать жуткие подробности работы МФО. То крупнейшая платформа интернет-кредитования, Qudian, которая, кстати, недавно вышла на IPO в Нью-Йорке, вымогает обнаженные фотографии у студенток в качестве залога за кредит. То МФО нанимают танцующих и поющих бабушек, которые водят хороводы вокруг дома должника и нараспев сообщают всей округе о нечестном поведении хозяина.

Некоторые компании даже стали привлекать в качестве коллекторов ВИЧ-инфицированных сотрудников, которые ходят по домам должников с табличками «У меня ВИЧ». Коллекторы обещали сидеть в доме должника до тех пор, пока долг не будет погашен. Иначе, угрожали коллекторы, они будут хвататься руками за все предметы и посуду и таким образом заразят всех членов семьи. Это пугало не очень разбирающихся в медицине крестьян.

Зачем МФО идут на такие странные меры выбивания долгов? Дело в том, что еще в 2015 году Верховный суд КНР постановил, что суммарная стоимость кредита не может превышать 36% годовых. Это значит, что решить в правовом поле проблему неплатежей по кредитам с более высокой процентной ставкой попросту невозможно. Поэтому единственный способ для МФО истребовать у должника выплаты по кредиту – обращаться к коллекторам и использовать такие нестандартные методы.

С одной стороны, в МФО кредит может получить практически любой человек без залога и поручителей. С другой – при оформлении кредита организация запрашивает у клиента большое количество личных данных. Кроме того, с развитием интернета и технологий мобильных платежей компании обладают огромным массивом разнообразной информации. Ведь мобильный телефон знает практически все: где человек бывает, с кем общается, причем не только в соцсетях, но и вживую (за счет сопоставления данных о геолокации), какие покупки делает и каков его среднемесячный оборот средств.

Проанализировав эти большие данные, компания может оценить платежеспособность клиента лучше любой традиционной системы скоринга. Когда вся жизнь человека как на ладони, он становится легкой мишенью для коллекторов. Тем более в Китае компании достаточно легко относятся к вопросу передачи личных данных третьим лицам. На днях, например, сообщалось об утечке данных пользователей Wechat, Alipay и Sesame Credit. В сентябре China Daily писала об аресте 410 человек в провинции Гуандун, которые торговали персональными данными из кредитных организаций. Всего было конфисковано более 100 млн файлов с личными данными пользователей.

Все это создает большие социальные риски. Это гораздо опаснее, чем трудовые конфликты, земельные споры, обманутые дольщики. Потому что с развитием интернет-финансов жертвы микрокредитов могут появляться по всей стране, переводя конфликт в общенациональный масштаб.

Есть еще один немаловажный момент: поскольку в Китае государство долгое время сохраняло абсолютную монополию на любую финансовую деятельность, в головах людей до сих пор сидит убежденность, что государство за все отвечает и будет следить за соблюдением справедливости и их прав. Именно поэтому государство и вмешалось сейчас, пока тысячи или миллионы обанкротившихся должников не пошли с вилами на Чжуннаньхай.

Помимо этого, деятельность МФО стала создавать и системные финансовые риски. Регулирующий документ 2008 года регламентировал лишь пропорцию банковских займов в капитале МФО. Но компаниям ничто не мешало найти другие источники финансирования. МФО стали пополнять свои балансы с помощью выпуска ценных бумаг, обеспеченных этими задолженностями (ABS).

Допустим, микрофинансовая организация выдала какое-то число потребительских кредитов. Затем она продает права требования спецюрлицу SPV. SPV формирует пул активов и выпускает по ним ABS. Далее ABS передается консорциуму андеррайтеров, которые обеспечивают размещение этих ценных бумаг. Размещение может быть частным между ограниченным кругом инвесторов. Кроме того, такие ABS торгуются на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах. Например, одна лишь Ant Financial выпустила ABS, обеспеченные потребкредитами, на 149 млрд юаней ($22 млрд). JD.com, вторая по величине китайская площадка интернет-торговли, выпустила таких ABS на 9,5 млрд юаней ($1,4 млрд), а компания Baidu – на 1,3 млрд юаней ($196 млн).

Конечно, субординированные транши (самые рискованные) остаются, как правило, на балансе оригинатора. Однако примечательно, что местные рейтинговые агентства присваивают рейтинги AAA и АА+ для старших и мезонинных траншей. Ситуация еще более рискованная, чем с печально известными американскими CDO, которые вызвали финансовый кризис 2008 года. CDO тоже присваивался максимально высокий рейтинг, но они хотя бы были обеспечены ипотечными кредитами, где недвижимость была в качестве залога. И то практика показала, что такие облигации оказались ненадежными. Что уж говорить об облигациях, обеспеченных микрокредитами, по которым вовсе нет никакого залога.

Смена курса

Теперь китайские власти пытаются купировать все эти риски. Согласно новым уведомлениям, выпущенным регулирующими органами, ставка по микрокредитам, включая все платежи и сервисные сборы, не должна превышать 36% годовых. Кроме того, в договоре займа должна быть прописана именно годовая ставка процента, а не месячная или дневная. Это важная мера, поскольку МФО, пользуясь низкой финансовой грамотностью населения, зачастую указывают привлекательные ставки процента за день, дезориентируя своих клиентов (эта проблема характерна не только для Китая, в опросе «Коммерсанта» только 22% смогли верно ответить на вопрос: «Какую ставку по кредиту вы считаете более выгодной – 1% в день или 70% в год?»).

Кроме того, по новым правилам микрокредиты запрещено предоставлять заемщикам без стабильного источника дохода: безработным, студентам и так далее. Пролонгация кредита не может производиться более двух раз. Согласно уведомлениям, компании должны активно использовать новые технологии, в том числе больше данные, чтобы тщательно оценивать платежеспособность клиента и не предлагать ему займы на сумму большую, чем он может себе позволить. Вместе с тем уведомления призывают уделять больше внимания охране личных данных и запрещают нелегальную передачу личной информации третьей стороне.

Существенные ограничения вводятся на работу коллекторов. Теперь они не могут использовать насильственные меры, не могут вмешиваться в частную жизнь клиента или оказывать на него моральное давление. Кроме того, отныне они должны общаться по поводу возврата долга исключительно с самим заемщиком, запрещается давление на третью сторону, например родственников или друзей должника.

Регулятор также ввел меры стабилизации финансовой системы. Хотя для МФО по-прежнему не запрещена секьюритизация, банкам теперь запрещено инвестировать средства фондов по управлению активами в облигации, обеспеченные микрокредитами.

Выдача лицензий для новых МФО будет приостановлена. Те организации, которые работают без специальной лицензии, теперь оказались вне закона, их деятельность будет прекращена. А те МФО, которые уже получили специальную лицензию, будут снова проверяться на соответствие новым уведомлениям. В случае каких-либо нарушений компаниям грозят санкции: от приостановки деятельности до отзыва имеющейся лицензии.

Безусловно, новые меры направлены на защиту потребителей. Для МФО это большой удар и, как полагают участники рынка, не многие смогут его пережить. С другой стороны, эта мера позволит упорядочить рынок, оставив в игре лишь сильнейших представителей. Уже сейчас понятно, что у крупных компаний вряд ли возникнут проблемы с выполнением новых указаний. Некоторые решили даже сыграть на опережение. Например, Ant Financial сообщила, что не будет предоставлять займы по ставке выше 24% годовых, еще за неделю до того, как в дело вмешались регуляторы.

Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич


США. Евросоюз > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 20 декабря 2017 > № 2429873 Эдвин Труман

Есть риск, что новые страны выйдут из Евросоюза – американский экономист

Со времени начала мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. прошло уже 9 лет. Цикличность экономических процессов подсказывает, что когда-нибудь подобное событие должно произойти вновь. По мнению экс-главы отдела международных финансов в Федеральной резервной системе (1977-1998 гг.) Эдвина Трумана, в ближайшие несколько лет повторение такого сценария маловероятно. Однако проблемы в экономике Евросоюза сохраняются и могут привести к дальнейшему раздроблению ЕС. Вероятно также дальнейшее падение темпов роста экономики в Китае. Американский экономист рассказал «Евразия.Эксперт» рассказал о причинах возникновения экономических кризисов, подоплеке экономических противоречий в ЕС, состоянии экономик ЕАЭС и Китая.

- Господин Труман, начиная с 1960-х гг. в мире можно выделить семь крупных экономических кризисов, из которых четыре последних происходили с периодичностью в 7-10 лет (1982, 1991, 2001, 2009 гг.). Стоит ли верить в цикличность экономики и когда, на ваш взгляд, ждать нового мирового кризиса?

- Никто не знает, когда случится очередной кризис. Мы можем быть уверены, что очередной кризис обязательно случится в формате отдельно взятой страны или даже региона, но маловероятно, что это произойдет в ближайшие пару лет.

Каждый кризис отличается от предыдущего, но по сути кризисы – это результат чрезмерного изобилия и оптимизма людей по поводу своей страны, рынка или же мира в целом.

Люди теряют меру: слишком много занимают, слишком много дают в долг, слишком много тратят. А потом оказывается, что такое поведение было ошибкой, и системы рушатся – иногда в отдельном государстве, но иногда волна может прокатиться по всему миру.

США были эпицентром мирового финансового кризиса 2008 г. Но на деле это был североатлантический кризис, затронувший, помимо США, Западную и даже Восточную Европу.

- Бывший партнер Джорджа Сороса, американский инвестор Джим Роджерс заявил, что «в 2018 г. в мире наступит кризис, люди будут напуганы, будут вкладывать деньги в доллары, что в итоге приведет к превращению доллара в «пузырь» и его падению, после чего люди захотят из него выйти и вложиться в другие активы – рубли, юани, золото и т.д.». Что вы можете сказать об этом?

- Ситуация в мире, конечно, далека от идеала, но я был бы крайне удивлен, если бы в следующем году разразился крупный кризис, или если в течение следующих двух-трех лет случился бы кризис доллара или финансовой системы.

Я полагаю, мистер Роджерс озабочен тем, что многие центральные банки выпускают все больший объем денег, и это, по его мнению, приведет к кризису. Однако я уверен, что центральные банки способны контролировать свой объем эмиссии и ее темпы. Поэтому я сомневаюсь, что мы в течение следующего года увидим кризис по сценарию «мыльного пузыря» или же кризис из-за взлетов и падений курса доллара.

Во время мирового финансового кризиса доллар изначально был слабым, потом взлетел, а затем опять упал. Краха доллара не произошло, и мы не бросились, сломя голову, к золотым резервам. И я сомневаюсь, что рубль, юань или даже золото как-то выиграют в следующем кризисе.

- Сегодня много говорят о кризисе еврозоны. С какими проблемами сталкивается Европа в экономическом плане?

- Во-первых, существует определенная политическая проблема. Правительства Европы в первую очередь заботятся об экономиках своих стран, а уже потом – о Евросоюзе. В последние несколько лет они, как правило, не доверяют своим странам-партнерам, и это затрудняет сотрудничество.

Во-вторых, некоторые европейские банковские системы довольно хрупкие, например, в Италии. В ЕС, как и в США, очень низкими темпами идет рост производства, а рабочая сила в целом находится в состоянии упадка.

В-третьих, нельзя не сказать о брекзите, который является проблемой не только для Великобритании. Скорее всего, он будет иметь негативные последствия для экономики Евросоюза, о чем, мне кажется, сами европейцы не задумывались. С другой стороны, в этом году показатели ЕС были хорошими, даже лучше, чем многие ожидали, и я не вижу причин, по которым в ближайшие пару лет должны возникнуть какие-либо шоки.

- Какая участь ждет финансовые институты, подконтрольные Евросоюзу?

- Думаю, говоря о финансовых институтах Евросоюза, расположенных в Лондоне или где-либо еще, трудно будет сделать обобщение. Большинство наиболее крупных из них действуют в глобальном масштабе, и уже по этой причине с ними все будет в порядке.

Вопрос состоит в том, что случится с небольшими институтами, ориентированными на внутренние рынки. В течение следующих нескольких лет или десятилетия будет разумным ожидать консолидации банковских систем.

Во многих европейских странах налицо переизбыток банков. Поэтому логичными прогнозами были бы консолидация и слияния этих институтов. Полезными были бы слияния банков разных европейских стран, но европейская финансовая структура к такому пока не готова.

Опять же, все упирается в то, что власти отдельных стран не доверяют друг другу. И отчасти поэтому в Италии и в меньшей степени в Испании у банков огромная внутренняя государственная задолженность. Власти многих стран видят в этом угрозу европейской финансовой системе в целом. Мне кажется, проблемы в европейской финансовой системе сохранятся. В различных странах они будут своими и связанными с разными финансовыми институтами, поэтому какие-либо обобщающие выводы делать сложно.

- Каким вы видите будущее ЕС? Ряд экспертов заявляет, что евро благоприятствует интересам немецких экспортеров, что вызывает недовольство других стран-членов Евросоюза…

- Я думаю, со второй частью вашего вопроса согласится большинство экономистов. Германия извлекает преимущество из евро, потому что, если бы в ходу все еще была немецкая марка, она была бы гораздо сильнее по отношению к доллару и некоторым другим европейским валютам. В какой-то мере слияние других валют в евро способствовало падению немецкой марки. Поэтому немецкие экспортеры сейчас гораздо более конкурентоспособны, чем они были бы, если бы немецкая марка все еще существовала как отдельная валюта.

Глава социал-демократической партии Германии высказывал соображения в пользу соглашения о создании «Соединенных Штатов Европы». Я думаю, проект европейской интеграции должен пойти дальше, если он нацелен на успех в долгосрочной перспективе, но существует и риск, что какие-то страны выйдут из ЕС или еврозоны.

- ФРС поднимает процентную ставку. Как это скажется на состоянии экономик стран-членов Евразийского экономического союза – России, Казахстана, Беларуси, Кыргызстана и Армении?

- Федеральный резерв находится в процессе нормализации своей политики. Скорее всего, очередное повышение процентных ставок произойдет позже в этом месяце. Ожидается также три или четыре повышения в 2018 г., а затем примерно столько же – в 2019 г. Но нормализация будет очень плавной, она не подорвет экономику и финансовую систему США и других стран. Нормализация будет оказывать растущее давление на мировые ставки кредитования, но важно понимать, что это делается в условиях здоровой экономической обстановки в США и других промышленно развитых странах. В Западной Европе и Великобритании, а возможно, и в Японии в следующем году также можно будет наблюдать шаги в сторону денежной нормализации.

Идет постепенный возврат к норме. Я думаю, этот процесс будет медленным. Хорошая новость для стран ЕАЭС состоит в том, что, несмотря на более высокие ставки кредитования, экономические условия улучшатся.

- Рост китайской экономики замедляется, и прогнозы относительно ее развития сейчас очень разные. Каким вы видите будущее китайского «экономического чуда»?

- Я думаю, «чудо» никуда не денется, но рост китайской экономики действительно замедлился, и мне кажется, такая тенденция будет сохраняться.

Существуют два серьезных вопроса: насколько сильно замедлится рост китайской экономики (по сравнению с 6-7%, на которых он находится в данный момент), и как быстро Китай придет к этому новому показателю.

Если замедление будет постепенным, по полпроцента в год, а конечный уровень роста установится на 3-4%, то все будет в порядке. Вопрос состоит в том, будет ли падение резким или постепенным, здесь существуют определенные риски из-за финансовых эксцессов.

Учитывая масштаб китайской экономики и степень ее интегрированности в мировую экономику, если в Китае произойдет резкое снижение темпов роста экономики, это может стать проблемой для всех нас.

Эдвин Труман

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 20 декабря 2017 > № 2429873 Эдвин Труман


Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > rusnano.com, 20 декабря 2017 > № 2429277 Дмитрий Лисенков

Дмитрий Лисенков: Предприниматели стали опытнее.

Управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «РОСНАНО» Дмитрий Лисенков рассказал «Снобу», как обесценивание рубля идет на пользу экспорту и почему иностранные компании по-прежнему инвестируют в российский бизнес.

Как ваша работа с технологиями завтрашнего дня отражается на вашей жизни, на вашем быте? Пользуетесь ли вы лично продуктами, проинвестированными РОСНАНО?

Наши технологии в основном B2B, конечные пользователи не сталкиваются с ними напрямую. Но и у нас есть ряд примеров продукции «ежедневного» использования. Например, у нас есть компания SP Glass, которая изготавливает стекло со специальным напылением. Такие окна летом не пропускают в дом тепло, а зимой не выпускают его наружу, имея повышенные характеристики по светопропусканию. Использование такого энергоэффективного стеклопакета позволяет экономить до 30% расходов на энергоресурсы. На российском рынке они продаются под брендом «Теплопакет DS».

А у себя дома вы эти окна поставили? Рекомендовали друзьям?

Конечно. Во-первых, я установил их ради комфорта, во-вторых, для понимания на личном опыте, какие могут потребоваться модификации. Вообще многие не догадываются, насколько часто сталкиваются в ежедневной жизни с продукцией наших портфельных компаний. А вот скажите, вы в метро ездите?

Бывает.

Тогда вы, вероятно, пользуетесь картой «Тройка», ну или хотя бы слышали о ней. Так вот, ее чип разработала и произвела наша портфельная компания — «Микрон». А когда вы вызываете такси с помощью смартфона, то по сути тоже пользуетесь нашей технологией. Там, скорее всего, есть стекла из искусственного сапфира нашего «Монокристалла».

Что если компания рассчитывала на определенный объем заказов, и вдруг оказывается, что следующее поколение продукции выходит без ее участия. Уход такого крупного заказчика может повлечь за собой уход с рынка и самого производителя?

Безусловно, нужно смотреть на пару шагов вперед, уметь прогнозировать, предвидеть, что может понадобиться клиентам в ближайшие десять лет. Поэтому все тратят довольно большие деньги на НИОКР — для понимания, что именно будет востребовано на рынке. И нормальная практика во всем мире — диверсификация, то есть выход на другие рынки, на других клиентов с похожим или адаптированным продуктом. Прорыв на новые рынки.

В НИОКР вкладывается и государство, и частные компании. Но при этом у всех свои представления, как в притче о слепцах, которые трогали слона, чтобы понять, что он собой представляет, выдавая совершенно разные версии. Как в таком случае планировать наперед?

Задача государств и больших корпораций — задавать общие тренды, придумывать дорожные карты, инвестировать в фундаментальную науку, которая даст результат и через двадцать, и через тридцать лет. На них ориентируются и частные компании — они выбирают свой сегмент рынка и вкладывают средства в определенные направления, понимая, что через какое-то время здесь можно будет заработать прибыль.

Какой путь вы, как инвестор, проходите, чтобы наполнить портфель? Я так понимаю, мандат фонда ограничен приставкой «нано», что существенно сужает и без того сравнительно небольшое предложение на отечественном рынке.

Сначала мы формируем поток сделок. Есть «открытое окно», через которое поступают случайные проекты (сайт, почта и т. д.) Как правило, большинство из них совсем сырые, и зачастую их основатели сами не понимают, что хотят создать и куда обратиться за финансированием. Более ценны проекты, которые находятся через коллег, знакомых и их знакомых. Общение с людьми внутри профессионального круга — хороший источник информации о потенциальных сделках. Есть специализированные мероприятия для компаний, которые целевым образом ищут финансирование: стартап-туры; презентации для инвестиционных фондов; конференции, куда они приходят и рассказывают о своих проектах. Другие источники сделок — это инвестфонды, в том числе частные, которые хотят разделить риск. Мы, в свою очередь, регулярно устраиваем взаимообмен информацией с потенциальными партнерами — предлагаем частным инвесторам посмотреть сделки, чтобы они могли присоединиться к нашим проектам.

Что дальше? Экспертиза?

Для начала экспресс-анализ, насколько эта сделка в целом интересна и соответствует нашему мандату. Если мы видим, что есть смысл работать дальше, основные параметры важно зафиксировать в так называемом Term Sheet.

Какие параметры там фиксируются?

Объем инвестиций, на что они идут, итоговое распределение долей в акционерном капитале, ключевые условия, процесс принятия решений, сроки и прочее. Кто-то делает Term Sheet большим, кто-то — коротким, но в любом случае это делается для того, чтобы зафиксировать на бумаге общее понимание основных параметров сделки.

После того как основные условия согласованы, начинается процесс due diligence, по-русски — экспертизы. Проверяются все факты и детали, заявленные в проекте. Для этого нанимаются в том числе внешние эксперты, чтобы дать объективную оценку будущего рынка, технологии и ее перспективности, уникальности. Одновременно проводится финансовый и юридический анализ. Это практика, сложившаяся в деловом сообществе за много лет.

Но на первом месте, я так понимаю, у инвестора стоит команда проекта. По каким параметрам вы определяете ее силу? Иными словами, как предпринимателям показать себя сильной командой?

До РОСНАНО я работал в частном инвестиционном фонде, и партнерами в этом фонде были люди, которые в том числе основывали венчурную индустрию в мире, делая первые инвестиции в 60-х годах прошлого века в США. Согласно личному опыту основателей по неудачам, который в определенном смысле проецируются также и на успешные проекты, только лишь порядка 10% провалов случаются из-за технологии, которую не удалось довести до конца. 20% — рыночные ошибки, в том числе неготовность рынка либо неправильное таргетирование. И наконец, 70% неудач происходят именно из-за человеческого фактора, то есть из-за ошибок команды.

Даже самую прекрасную, перспективную технологию можно благополучно похоронить. Именно поэтому вкладываются в первую очередь в те команды, у кого уже есть опыт, в том числе неудачный. При этом в России, к сожалению, негативный опыт всегда считается плохим знаком, и совершенно не берется в расчет, что предприниматель в процессе вынес нужные уроки, научился на своих ошибках. Конечно, если вел бизнес честно.

У вас есть матрица оценки предпринимателей, какой-то набор вопросов?

Матрицы есть, но они не дадут окончательного ответа, правильная это ставка или нет. Нужно понять мотивацию людей. Почему они занимаются этим бизнесом, почему привлекают инвесторов? Понимают ли, как вести бизнес и какая на них лежит ответственность, что будет происходить с их бизнесом дальше? Каков их прошлый опыт в этом деле? Приходилось ли им принимать решения в кризисных ситуациях? Насколько конфликтен человек или, наоборот, склонен ли искать компромиссы и совместные решения? Это постоянное общение, которое идет на всех этапах и занимает месяцы до сделки и годы после.

Для меня, кто этим будет заниматься, все равно остается ключевым моментом, существенно более важным, чем другие.

Но крупной рыбой в реке становишься не сразу. Ты растешь и на чем-то учишься.

Часто предприниматели достаточно талантливы на входе и успешно развивают компанию на первом этапе, но не справляются с качественным переходом из малой компании в среднюю и крупную. Оставаясь у руля, пытаются продолжать управлять теми же методами на микроуровне, контролируя все процессы и не делегируя полномочия, считая, что лучше всех все понимают, не давая сотрудникам правильную мотивацию. Такие истории всегда заканчиваются кризисом.

У нас сфера профессионального инвестирования узкая. А в части стартапов так и вовсе: кто-то решил просто поиграться, кто-то в хайпе поучаствовать — «у меня есть свой стартап».

Согласен. Поэтому нужно особенно аккуратно относиться к непрофессиональным инвесторам с деньгами и неясной мотивацией.

Но ведь деньги дают. Как не взять?

Позиция инвестора тоже может привести к гибели компании. Хотя и профессиональные инвесторы не гарантия того, что ты получишь к себе в проект прекрасного и замечательного партнера.

Впрочем, хороший инвестор не тот, который приятен в общении и во всем поддерживает менеджмент. А тот, кто может привнести и деньги, и дополнительные компетенции. При этом не стесняясь указывать на ошибки в управлении и не боясь признавать собственные ошибки.

Что вы делаете для того, чтобы стать профессиональным инвестором? Помимо наработки опыта?

Изучаю технологические тренды. Общаюсь с коллегами. Смотрю за развитием инновационных компаний, моделей. У меня, к сожалению, нет технического образования. Я закончил физмат-класс, но потом, в начале 90-х годов пошел по финансовой стезе и продолжил свое образование уже в этой области. Поэтому, когда я брал людей в команду, сделал ставку на техническое образование. Обращал внимание на глубокий интерес и опыт работы с технологиями.

О чем шутят в вашей среде, о чем думают, о чем друг другу рассказывают?

Темы для обсуждений в российской инвестсреде сильно отличаются от американской.

Чем?

У нас часто обсуждают инвестиционный климат и что будет на выборах. Конечно, в Америке могут обсуждать Трампа, но это всегда где-то на втором плане, все понимают, что это проходящее.

Как изменились предприниматели за последние 10 лет?

Если посмотреть на раннюю инвестиционную стадию (уровень стартапа), здесь предприниматели стали более профессиональными, понимают запросы инвесторов с точки зрения представления материала, знают, как красиво продать свою идею, включиться в какой-то хайп или модную тему. И опять же появились истории успеха российских предпринимателей, в России и за рубежом, стали чаще инвестировать в стартапы.

На стадии расширения производства предприниматели стали более опытные, потому что за последние 10 лет случилось два полномасштабных кризиса. Те, кто выжил, стали более осторожными и консервативными, с точки зрения своих планов и оценки стоимости своего бизнеса. Появился опыт развития и расширения, опыт выхода на мировые рынки и вкус к глобальной конкуренции. При этом с точки зрения инвестора ситуация стала сложнее.

Почему сложнее?

Рынок стал сложнее. Стало сложнее развиваться традиционными способами, потому что экономика, к сожалению, не растет теми темпами, которыми росла раньше, у потенциальных клиентов денег стало меньше, а бизнесу стало труднее их получить. Стратегических инвесторов в России стало меньше. IPO опять стало редкостью. Например, строительный рынок за последние 5 лет сократился вдвое. С одной стороны, это плохо. С другой стороны, те, кто производит конкурентоспособную продукцию, остались на рынке и научились экспортировать. Например, те же стекла: их раньше экономически невыгодно было вывозить, а потом рубль подешевел, и делать это стало гораздо рентабельнее. И начали продавать на экспорт, появился новый опыт.

А вам как инвестору ведь тоже важно иметь запасной план на случай неудачи? Ведь мало у кого были идеи, как действовать, когда случился тот же обвал рубля.

Мнение инвесторов трудно переоценить, ведь мы приходим с опытом компаний, где уже случалось что-то похожее. Через пот и кровь, методом проб и ошибок найдено решение, которое можно передать людям, которые раньше не сталкивались с подобными кризисными явлениями.

Вы продали компанию стратегическому инвестору в прошлом году — совсем непростом с точки зрения иностранных покупателей. То есть выходы есть, несмотря на изменившиеся отношения Запада с Россией?

В целом сейчас не очень хотят покупать что-либо в России. Это обусловлено множеством ограничений со стороны Запада. Иностранному стратегу проще отказаться от интересной, но все же региональной сделки по покупке российской технологической компании, чем долго объяснять своим акционерам и публике логику и преимущества покупки компании из России. PR сейчас плохой. Поэтому опасливые иностранцы предпочтут не делать эту инвестицию, чтобы не рисковать своей репутацией.

Тем не менее компанию «Уралпластик-Н», которая занимается инновационной упаковкой и базируется в Арамиле, под Екатеринбургом, мы смогли успешно продать Mondi — одному из мировых лидеров по производству бумаги и упаковки. У нее уже есть инвестиции в России, и она не побоялась расширяться, хотя это публичная компания — ее акции торгуются в Лондоне, капитализация на бирже достигает 9 млрд фунтов стерлингов.

Произошло фактически поглощение.

Конечно, Mondi получила 100% «Уралпластика»: 48% РОСНАНО и 52% основателя-акционера. Но компания продолжит работать в России. И туда пришли новые технологии от одного из крупнейших в мире игроков в этой области. Мы вернули наши деньги с прибылью и можем их реинвестировать в новые проекты и фонды.

Сроки «выходов» из компаний увеличились?

Да. На скорость выхода влияют достигнутый уровень бизнеса и, соответственно, рост его стоимости. В целом на рынке M&A цены сейчас не такие высокие, как даже в 2012 году. Тем не менее могу сказать, что практически по всем компаниям в моем портфеле мы ведем переговоры о потенциальной продаже либо стратегу, либо финансовому инвестору, либо основателям-акционерам.

Сколько лет вашему портфелю?

По-разному. Компании в портфеле от пяти до восьми лет.

Как распределяются доли?

Управляющая компания, то есть РОСНАНО, получает, как правило, 20% прибыли. Допустим, вложили 100 рублей — получили 110. С разницы в 10 рублей мы получаем 2 рубля вознаграждения. Часть идет в прибыль управляющей компании, часть распределяется среди руководства и партнеров.

Когда вы входите в проект, вы ищете определенный выход в будущем? Вот у вас два проекта вышли на биржу. Вы это предвидели?

Конечно, нужно предполагать, как будешь выходить из инвестиции, с самого начала. Совсем не факт, что выйдешь именно так, но нужно понимать, как двигаться, для того чтобы корректировать бизнес в нужную сторону. Если предполагается IPO, то нужно заранее готовиться, приводить компанию к определенному «виду». Если это стратег, надо понимать, как с этим стратегом взаимодействовать: идти в наступление или сотрудничать, или просто лишний раз не светиться. Возможен и выкуп менеджментом, хотя это никогда не рассматривается как приоритетный вариант. Короче говоря, к любому варианту надо готовиться. Сейчас моя команда как раз на стадии выхода из ряда проектов.

Я так понимаю, что свой бонус, свой заработок вы получаете, только когда выходите. То есть к большому призу бежать приходится лет восемь.

Бонусы никто не гарантирует. Если вышел без прибыли, то ничего не получаешь. Да и private equity не предполагает какие-то безумные доходы. Это работа вдолгую.

Ваша команда празднует выходы?

Бывает, что кто-то на радостях марафон пробежит. А кто-то просто в баре отметит.

Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > rusnano.com, 20 декабря 2017 > № 2429277 Дмитрий Лисенков


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 18 декабря 2017 > № 2472939 Дмитрий Брейтенбихер

Дмитрий Брейтенбихер: «Сегодня вряд ли кто-то может осмысленно говорить о развитии любого бизнеса в отрыве от технологий»

Руководитель Private Banking ВТБ Дмитрий Брейтенбихер в беседе с Кирой Альтман в рамках программы «3D: Дело, Деньги и Друзья» рассказал об особенностях развития технологий в банковском секторе, интеллектуальном капитале и о том, как цифровая эпоха стимулирует творчество

Дмитрий, в предыдущем выпуске программы «3D — Дело, Деньги Друзья» вы говорили о продукте, куда эти деньги можно вложить. Я о ноябрьском размещении облигаций ВТБ. Как все прошло, удачно?

Дмитрий Брейтенбихер: Послушайте, удача — это везение. Сила случайных внешних обстоятельств. Поэтому я бы, скорее, назвал размещение успешным. Успех — это и есть достижение поставленной цели. Спрос на облигации ВТБ превысил предложение. Мы сделали и реализовали действительно хороший продукт. Плюс четко и скоординированно отработали менеджеры в сети ВТБ и ВТБ-24...

Но, возвращаясь к продукту, в чем причина такого спроса? В ставке?

Дмитрий Брейтенбихер: Не только. Хотя, конечно, ставка по купону 8% для годовой бумаги — это существенно выше депозитных ставок в ВТБ и ВТБ-24, да и в целом по рынку. Кроме хорошей ставки, дополнительное преимущество бумаги — отсутствие НДФЛ на выплачиваемый купон. Кстати, о налогах: если вы используете для покупки индивидуальный инвестиционный счет, то у вас есть возможность еще и получить налоговый вычет на сумму до 52 тысяч. Плюс ликвидность: бумагу можно продать до срока погашения на вторичном рынке.

А сейчас это только вторичный рынок?

Дмитрий Брейтенбихер: Вторичный рынок есть. Правда, цена, конечно, уже выше номинала. Но мы сейчас сделали еще один выпуск. В первую очередь для наших клиентов, которых недоудовлетворили, если можно так сказать. Поэтому абсолютно те же условия — купон 8% и так далее. Но сейчас это доступно для всех. Я не буду повторяться — на нашей странице в Facebook и «ВКонтакте» есть все новости и информация.

Вы часто используете соцсети для коммуникаций?

Дмитрий Брейтенбихер: Да, конечно. Например, завтра у меня онлайн-пресс-конференция на странице группы «ВТБ» в Facebook. Сама тема социальных сетей, конечно, важна, в особенности для этого сегмента. Потому что создание социальных сетей изменило информационное пространство. И информация теперь распространяется моментально. А началось все с чего? Один студент, переехав в новый университет, не захотел писать много писем. Ему было просто лень. И он придумал, как объединить принцип сайта и электронного письма и писать сразу всем. И создал «Живой журнал» — первую соцсеть. Оказалось, все только этого и ждали. И это изменило мир. И теперь, конечно, мы не можем не использовать социальные сети в своей работе.

Дмитрий, название программы «3D» обязывает затронуть тему технологий в банковском секторе: сейчас об этом много говорят. А для такого консервативного сегмента, как Private Banking, насколько актуальна тема технологий? Или люди по-прежнему важнее?

Дмитрий Брейтенбихер: Я бы не делал таких разграничений: или — или. Противопоставления нет. Любой руководитель, даже в технологической компании, четко понимает, что основную стоимость создают именно люди. То есть сначала — «кто», затем — «что». Тем более в таком персонифицированном бизнесе, как Private Banking, люди — это не статья затрат, а генератор дохода. Любая компания, в особенности которая делает ставку на инновации, понимает, что кадры решают все. И нужны люди, способные обеспечить это кадровое преимущество. Это не только HR. Я искренне считаю, что каждый руководитель клиентского бизнеса должен пройти курс по оценке персонала, подбору и коучингу. При этом, конечно, тема технологий — одна из главных в текущей повестке в построении индивидуальной работы с состоятельными людьми. Да и в целом сегодня вряд ли кто-то может осмысленно говорить о развитии любого бизнеса в отрыве от технологий.

В чем это проявляется?

Дмитрий Брейтенбихер: В первую очередь в технологиях дистанционного обслуживания клиентов и работе с базами данных. Через год-два качество, удобство и безопасность дистанционного обслуживания станет одним из главных критериев выбора банка состоятельными клиентами. Наряду с надежностью банка.

А упомянутые вами big data?

Дмитрий Брейтенбихер: Это основа дальнейшей индивидуализации, важнейшего фактора построения персональной клиентской работы. То, с чего вы начали программу: и 3D-принтеры, и самонастраиваемые станки — это все индикаторы того, что индивидуализация и персональный подход начинают просачиваться в более массовые сегменты. И организация работы с состоятельными клиентами также в тренде текущих изменений. В частности, в объединенном банке ВТБ работа с клиентами Private Banking и сегмента «Привилегия» будет администрироваться в одном большом департаменте по работе с состоятельными клиентами.

Что это дает?

Дмитрий Брейтенбихер: Это даст возможность не только «выращивания» клиента и суммы под управлением, но и тиражирования лучших практик индивидуальной работы с ВИП-клиентами. Все это вместе — люди, технологии дистанционного обслуживания и работа с базами данных — можно упаковать в одно определение — «интеллектуальный капитал». Именно развитие этого интеллектуального капитала и должно стать основой конкурентного неценового преимущества в работе с этим сегментом.

Дмитрий, мы говорили применительно к организации бизнеса по работе с состоятельными клиентами, что сейчас люди и технологии определяют все.

Дмитрий Брейтенбихер: Кира, как-то слишком категорично прозвучало. Наверное, я бы уточнил, что новые технологии — это не панацея. К выбору технологии нужно подходить осмысленно и осознанно. Перед одним моим клиентом в 90-е стоял выбор: купить угольный разрез или пейджинговую компанию. И он выбрал второе. Теперь тема технологий для него вообще табуированная.

Вы о том, что можно не угадать?

Дмитрий Брейтенбихер: Я том, что нельзя на фоне общего технологического хайпа подвергаться синдрому сороки: хвататься за разрозненные технологические программы и нововведения. Необходимо действовать последовательно и выстраивать процесс. То есть от каких-то разовых действий и хаотичных экспериментов к системе, которая эволюционирует. Только тогда открываются новые перспективы развития бизнеса.

И в каком направлении технологически все движется? Я не про большие данные и дистанционное обслуживание, а в глобальном смысле. Что останется за человеческим фактором?

Дмитрий Брейтенбихер: Думаю, творчество. И это органично связывается с темой работы в состоятельном сегменте. Помните, мы обсуждали необходимость творческого подхода, «не заштампованного» скриптами в работе с клиентами. Клише и избитые фразы их утомляют. Потому что сами клиенты — это собственники и топ-менеджеры бизнеса, которые создавали свой бизнес с нуля, придумывали, творили. А цифровая эпоха, на мой взгляд, как раз провоцирует творчество. Потому что все штучное, все творческое, все непредсказуемое и нарушающее границы останется за человеком. Все поддающееся алгоритмам, технологизируемое — уйдет к машинам.

А как же искусственный разум, о котором все говорят?

Дмитрий Брейтенбихер: Подождите, искусственного разума нет. То есть нет системы, которая сама ставит задачи и сама их решает. Говорят об искусственном интеллекте, когда машина работает в рамках заданного алгоритма. Работа с клиентами — это работа с людьми. Поэтому ошибки будут встречаться. По Мураками, ошибки — это знаки препинания жизни, без которых, как и в тексте, в жизни будет мало смысла. Важно не допустить тиражирования ошибки и использовать ее как инвестицию в знания, позволяющие избежать ее в будущем. В этом и заключается принцип оперативной обратной связи в Private Banking ВТБ.

Цифровая культура сейчас создает большие возможности.

Дмитрий Брейтенбихер: Конечно, создает возможности. Я так скажу: сегодня возможности больше, чем потребности. Поэтому, к сожалению, мы часто знаем «как», до того как понимаем «зачем». Это проблема не поколений и не цифровой культуры — это вопрос человеческого саморазвития.

А если говорить о разнице в отношении к деньгам и делу у поколений при технологической революции, можно утверждать, что диалог возможен?

Дмитрий Брейтенбихер: Конечно, возможен. Просто это уже вопрос мотива. У меня бабушка в 94 года общается с правнуками по скайпу. Так что «человеческое» сильнее «поколенческого».

Мы затронули очень интересную и новую для состоятельных клиентов тему смены поколений.

Дмитрий Брейтенбихер: Я бы не стал говорить о том, что тема новая. Напротив, она, по-моему, вечная. Помните, «Тех, кто слушают «Пинк Флойд», гнать поганою метлой». Многое из того, что раньше казалось радикальным, сейчас стало привычным. Более того, из-за огромного количества информации и моментальной скорости ее распространения потребность в новизне растет. Все обычное, обыденное воспринимается как ненастоящее, фальшивое. Непривычное, свежее кажется правдой и правильным.

Все благодаря интернету и социальным сетям.

Дмитрий Брейтенбихер: Я уже говорил, что информация распространяется горизонтально. Логика современной коммуникации такова, что встречаются люди с противоположными взглядами и убеждениями. Посмотрите любую ленту форума — там через три-пять комментариев начинается такой холивар. К тому же поиск в сети почти не требует усилий и практически всегда доступен. Из-за этого сейчас мы не ощущаем своего невежества. Все настолько плотно подсели на него, что путают доступ к знаниям с обладанием ими. Интернет уже часть нас самих. Это своего рода «интеллектуальный протез».

Да, интерес к чтению заметно упал…

Дмитрий Брейтенбихер: Нет, просто мышление стало коротким, клиповым. Сжатая, яркая, свежая и полезная информация, доступная уже на первом шаге поискового сценария. Поэтому более популярны не большие, а малые формы, стихи, а не поэмы, рассказы, а не романы. Но в целом, думаю, вы правы насчет падения инстинкта чтения. Но, с другой стороны, на фоне снижения интереса к чужому высказыванию в цифровую эпоху растет инстинкт собственного творчества и написания книг. На сайте «Стихи.ру» под миллион авторов, около 40 млн произведений.

Да, сейчас каждый хочет и может издать книгу или создать блог…

Дмитрий Брейтенбихер: Только непонятно, кто это будет читать.

И все-таки что хорошего и плохого в новом поколении?

Дмитрий Брейтенбихер: Я думаю, что все хорошее — просто другое. Мы говорили, что сейчас разучились читать длинные тексты, но зато научились творчеству и многозадачности и делают несколько дел одновременно. Это хорошо или плохо? А знаете, что самое плохое в новом поколении?

Что?

Дмитрий Брейтенбихер: То, что мы к нему не принадлежим.

Кира Альтман

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 18 декабря 2017 > № 2472939 Дмитрий Брейтенбихер


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427733 Павел Эйгес

Мобильный криптосейф: как защитить биткоины от хакеров

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Самый удобный способ хранения криптовалют оказывается самым небезопасным

Крупные преступные группы полностью переключились на криптоиндустрию, предупреждают ведущие консультанты по защите данных. Взлет суммарной капитализации криптовалют до $370 млрд, «биткоиновая лихорадка» и возможность скрыться за анонимностью блокчейна сделали криптоиндустрию желанной мишенью для хакеров всего мира. По разным данным они уже украли криптовалют на сумму от $168 млн до $300 млн. В ход идут фишинговые сайты, популярностью не уступающие оригинальным, и даже звонки мобильным операторам с просьбой переключить номер абонента на устройство мошенника. Но главными троянскими воротами криптовалютного фрода стали мобильные устройства. Управлять кошельком со смартфона удобнее, чем использовать аппаратные, десктопные или онлайн-кошельки, но весь вопрос в том, с какого.

Хакерские отмычки любят Android

Подарком для охотников за чужой криптовалютой стали уязвимости ОС Android, одной из самых распространенных (87,4% всех мобильных устройств) и, в силу этого, уязвимых операционных систем — Android. Количество различных сервисов-кошельков в Google Play уже превышает 2000, ежемесячно появляются новые. По данным исследования High-Tech Bridge, более 66% из приложений не используют безопасный протокол HTTPS, а более 94% уязвимы по трем и более параметрам. Кроме того, практически все протестированные приложения (более 96%) применяют устаревшие методы шифрования данных.

Но даже в случае полной безопасности приложений гарантии от кражи цифровых денег минимальны. Дело в нативной уязвимости самой ОС Android: для защиты данных нужны регулярные обновления операционной системы, которые в силу многообразия производителей и конечных устройств приходят с большим временным лагом. К моменту релизу новой версии ОС программы-шпионы успевают обновиться десятки раз и найти новые бреши, и так по кругу. Говоря проще, любой криптокошелек на Android может внезапно стать чужим.

Другие серьезные проблемы: прошивки для Android, собирающие личные данные, например, «Прошивка без проводов (FOTA)» и SecureRandom — компонент системы, отвечающей за генерацию случайных чисел, задействованный при использовании практически всех bitcoin-кошельков для Android.

Об опасностях смартфонов на базе Android владельцам криптовалют заявлял и представитель самого Google — владельца ОС — Майк Хирн и авторитетный эксперт по защите данных Крис Мейер. Оба специалиста называли наиболее существенной проблемой уже упомянутый SecureRandom. Основатель bitcoinmine.club Джоби Викс, отметил уязвимость мобильных гаджетов при хранении криптовалют, комментируя атаку хакера на собственный смартфон, в результате которой он потерял более 100 биткоинов. Словом, использование устройств на базе этой системы дает возможность для неавторизованного доступа к биткойн ключам, причем несколькими путями.

Помимо «шпионских» прошивок, проблем с генерацией случайных чисел, а также потенциально опасных приложений, существуют более изощренные программные средства для взлома, например, новая версия бага Stagefright («боязнь сцены»), использующая уязвимость форматов mp3 и mp4 для атаки устройств через отправку MMS-сообщений. Программа активирует вредоносный код даже после просмотра превью на видео. По признанию главы отдела безопасности компании Адриана Людвига, «сцены боятся» 95% всех устройств Android, новой версии бага 99%. Если предположить, что даже каждый пятый владелец криптовалют использует мобильные кошельки на Android устройствах, то при нынешней капитализации криптовалют, угроза нависла над $74 млрд и десятками тысяч пользователей.

«Банки» для криптовалют

Альтернативы, конечно, же есть. Специальные средства, такие, например, как аппаратные кошельки, которые в народе называют «безопасными флешками», безусловно, резко снижают риски. Сами криптоключи в них ограждены от ПО устройства, передающего информацию. Но при этом возникают сложности с количеством устройств, непривычным управлением и дополнительными функциональными неудобствами. В общем, аппаратная версия кошелька не является полноценной альтернативой смартфону. Использование же специализированного смартфона, заточенного под безопасность: со специальной ОС, защищенной и с точки зрения криптографифии, и антивирусной системой, работающей более эффективно в силу регулярных обновлений системы операционной, — да и в целом не подверженной такому шквалу атак вирусов и шпионов, сохранит и удобство, и портативность.

Мобильные операции с криптовалютами — это удобно. И отказ от них едва ли снизит интерес злоумышленников к криптоиндустрии. Для сохранения возможности переводить криптовалюты из любой точки мира с одновременным обеспечением безопасности активов достаточно правильно выбрать аппаратные средства. Безопасность сбережений начинается с отношения к ним. Подобно классическим деньгам, которые мы защищаем прочными стенами и надежными дверями банковских сейфов, криптовалюты следует защищать устройствами, вероятность взлома которых сравнима, с вероятностью ограбления банка.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427733 Павел Эйгес


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > banki.ru, 18 декабря 2017 > № 2427649 Альберт Кошкаров

Будущие пенсии: правила перевода

Как пенсионные накопления граждан защитят от мошенников

При переходе из одного пенсионного фонда в другой соблюдайте правила движения

Депутаты вместе с Банком России решили бороться с незаконными переводами пенсионных накоплений, предоставив гражданам возможность выбирать НПФ через портал госуслуг. Как это будет работать и действительно ли будущие пенсии россиян в безопасности, разбирался Банки.ру.

Госуслуга для каждого

В следующем году гражданам обещают дать возможность распорядиться своими пенсионными накоплениями с помощью портала госуслуг. Законопроект об этом планируется рассмотреть в весеннюю сессию, сообщил Банки.ру глава комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолий Аксаков. «Мы точно примем закон, чтобы граждане уже в 2018 году смогли воспользоваться сервисом, чтобы перевести свои пенсионные накопления», — заверил он. По словам депутата, сейчас документ находится на стадии согласования с заинтересованными ведомствами.

На днях представители регулятора рассказали, как будут работать новые правила перевода накоплений. Чтобы распорядиться своими пенсионными деньгами, гражданин должен будет зарегистрироваться на портале www.gosuslugi.ru. Затем ему необходимо будет заполнить заявление, выбрав смену НПФ либо перевод накоплений из ПФР в НПФ или обратно из частного фонда в государственный. Заявление через систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) поступит сразу по трем адресам: в ПФР (он выполняет функции администратора), а также текущему страховщику и еще в выбранный будущим пенсионером фонд. Организация, в которой на данный момент находятся накопления, будет обязана сообщить о том, сколько может потерять их клиент, если заберет свою пенсию. Напомним, что по закону с 2014 года переводить свои пенсионные накопления без потерь можно раз в пять лет. В противном случае НПФ ил ПФР имеют право оставить заработанное себе.

«Перевести свои накопления гражданин сможет только после того, как увидит, теряет он инвестиционный доход или нет. Только после этого он примет окончательное решение», — поясняет Анатолий Аксаков. Если пользователь портала подтверждает свой выбор, то ПФР обязан внести соответствующие изменения в реестр. Правда, будущий пенсионер имеет право передумать: в течение 30 дней после подачи заявления человек может подать через «Госуслуги» уведомление о его отмене. Заявление о выборе НПФ можно подавать сколько угодно раз — ПФР будет учитывать последнее по времени.

«Мы считаем, что возможность пользоваться этим сервисом должны получить все без исключения граждане, у которых есть накопительный счет в рамках обязательной пенсионной системы. В том числе и «молчуны», — говорит глава Национальной ассоциации пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов. По его словам, важно, чтобы будущие пенсионеры знали, сколько они теряют при досрочном переходе, поэтому они должны получать соответствующую информацию в полном объеме от текущего страховщика.

О том, что граждане, меняющие НПФ, часто забывают о потерях, свидетельствует статистика ПФР. В 2015 году около миллиона граждан, сменивших НПФ, понесли потери из-за недополученного инвестиционного дохода. Их общие потери, по данным Пенсионного фонда, составили 4 млрд рублей. В прошлом году потери граждан оценивались существенно выше — 40 млрд рублей. Эти данные на парламентских слушаниях в Госдуме привел депутат Аксаков. Он добавил, что в связи с этим есть предложение прописать в законодательстве ответственность НПФ, которые активно привлекают клиентов, при этом не сообщая о возможной потере инвестиционного дохода.

Перевести свои накопления гражданин сможет только после того, как увидит, теряет он инвестиционный доход или нет.

Такой документ в Госдуме, впрочем, уже есть. В начале года член совета Федерации Николай Журавлев внес на рассмотрение парламента законопроект, предписывающий фондам уведомлять клиентов о потерях. Правда, для этого сам застрахованный должен был предупредить НПФ, что он намерен забрать свои накопления. Для нарушителей сенатор также предложил ввести штрафы — до 500 тыс. рублей. Минфин законопроект поддержал, но предложил, чтобы о возможных потерях гражданам сообщал ПФР, писала газета «Ведомости».

«Сейчас застрахованное лицо является заложником ситуации, при которой источником информации для него становится агент, то есть представитель только одной стороны — нового НПФ», — говорит исполнительный директор НПФ «Сафмар» Евгений Якушев. При этом, по его словам, агенту выгодно заключить сделку, ведь его комиссионные зависят от числа привлеченных клиентов. «Получается, что у агента нет заинтересованности предоставить клиенту подробную объективную информацию о финансовых последствиях досрочного перевода. Такая модель нарушает право застрахованных лиц на объективную информацию», — констатирует Якушев.

Право на переход

Другая проблема, решить которую регулятор намерен с помощью новой системы перевода пенсионных накоплений, — это борьба с недобросовестными агентами НПФ. В ЦБ считают, что такая мера предотвратит недобросовестные практики, когда фонды переманивают клиентов друг от друга. А также снимет риск того, что фонды смогут удерживать средства клиента у себя. «Мы обсуждаем это с рынком. У нас есть ощущение, что все НПФ уже устали и у всех есть понимание, что нужно что-то менять», — рассказал директор департамента коллективных инвестиций ЦБ Филипп Габуния в кулуарах Уральской конференции НАУФОР. Он уточнил, что вменять НПФ в обязанность информировать граждан о смене фонда регулятор пока не планирует.

Справиться с мошенниками, которые без ведома клиентов НПФ переводят их деньги из фонда в фонд, не могут уже многие годы. Не защищены ни простые граждане, ни сами финансисты. В частности, в 2011 году на волне рекордных переходов из фонда в фонд аферисты «увели» пенсию у брата бывшего владельца «Росгосстраха» Даниила Хачатурова — Сергея Хачатурова. Последний тогда занимал пост исполнительного директора страховой компании и являлся акционером Русь-Банка (сейчас РГС-Банк). Пострадали и несколько топ-менеджеров управляющих компаний.

По сути, и сейчас никто из клиентов НПФ не застрахован от того, что их накопления могут оказаться где угодно. Или напротив, что решение будущего пенсионера сменить фонд будет аннулировано без ведома заявителя. Проблема в том, что исполняющий роль администратора пенсионных накоплений ПФР учитывает последнее по времени заявление, поданное гражданином. И если оно оказывается неверным, с ошибкой или затем выясняется, что договор с указанным в нем фондом клиент не заключал, то заявление «выбраковывают». В таких случаях пенсионные накопления остаются в прежнем фонде.

В прошлом году именно этой лазейкой в пенсионном законодательстве и воспользовались аферисты: по данным ПФР, из 12 млн заявлений о переводе пенсионных накоплений приняли только половину. Причем 2,9 млн было «забраковано» потому, что в течение года Пенсионный фонд получил от клиента НПФ несколько заявлений. Последнее по времени было написано либо с ошибкой, либо в фонд, с которым у клиента не был заключен договор. Чтобы подделать заявления, аферисты воспользовались электронными подписями граждан.

По итогам прошедшей в 2016 году кампании в ЦБ поступило несколько тысяч жалоб. Только с середины апреля по конец ноября регулятор получил около 7,9 тыс. жалоб, из которых 3,3 тыс. было связано с незаконным переводом пенсионных накоплений, более 2 тыс. заявителей пожаловались на отказ переводить накопления из одного фонда в другой. Жаловались люди и на то, что фонды незаконно удержали пенсионные накопления под управлением. Ряд НПФ получили предписания регулятора, кроме того, ЦБ обратился с запросом в Генпрокуратуру.

В этом году, по информации ПФР, на 1 ноября граждане уже подали почти 5 млн заявлений о переводе накоплений. Из них 2,8 млн человек решили забрать деньги у государственной управляющей компании — ВЭБа и доверить их частным фондам, еще 2 млн граждан намерены сменить НПФ. Сколько из этих заявлений окажется «с браком», будет известно только в следующем году.

Всего этого не случилось бы, если бы ПФР при приеме заявлений требовал уведомление о том, что будущий пенсионер действительно заключил договор с выбранным фондом, считают в НАПФ. Если выясняется, что договор с НПФ, который указан в заявлении, не заключался, то оно остается без рассмотрения. «Мы предлагаем «привязать» эти два документа: то есть необходимо, чтобы в ПФР принимали только те заявления, по которым у человека есть договор с НПФ. И предлагаем отказаться от практики, когда каждое последующее заявление «убивает» предыдущее. Пусть человек перед подачей заявления каждый раз заключает договор с конкретным фондом. В этом случае он действительно подтвердит, что это его выбор», — поясняет Константин Угрюмов. Свои предложения НАПФ уже направила регулятору.

Защита для СНИЛС

Воспользоваться порталом госуслуг, чтобы распорядиться своими пенсионными деньгами, россияне могут и сейчас. Достаточно в разделе «Органы власти» выбрать ПФР, а затем в списке электронных услуг перейти в раздел «Управление средствами пенсионных накоплений». Если выбрать смену НПФ досрочно, то придется «автоматом» подтвердить, что вы в курсе возможных потерь. Соответствующий пункт содержится в форме заявления, которое необходимо заполнить и подписать. Выяснять сумму возможных потерь пользователь должен будет отдельно, ПФР может дать только справку о состоянии лицевого счета и о текущем страховщике.

«Если человек формирует свои пенсионные накопления через ПФР, то их сумма в личном кабинете отображается с учетом результата инвестирования», — пояснил Банки.ру представитель Пенсионного фонда России. Выяснять, сколько доходов заработал конкретный НПФ, его клиенту придется непосредственно там.

В новой системе подачи заявлений, которую предлагают ЦБ и Минфин, клиенты НПФ смогут узнать о возможных потерях инвестиционного дохода и прочих условиях смены страховщика, указывает генеральный директор НПФ Сбербанка Галина Морозова. Кроме того, по ее словам, дополнительный плюс для граждан — если они будут также через портал госуслуг заключать договор и с НПФ, одновременно с подачей заявления в ПФР. «Автоматическое заполнение данных клиента исключит «человеческий фактор» и возможность ошибки как в данных клиента, так и в наименовании текущего страховщика», — поясняет Морозова.

Однако не все представители НПФ согласны с такой точкой зрения. Первый заместитель генерального директора НПФ «Газфонд Пенсионные накопления» Антон Шпилев признает, что одновременное поступление заявления к новому и текущему страховщику решает задачу своевременного получения информации о желании застрахованного лица сменить НПФ. «В заявлении о переходе указываются актуальные данные, и это решает проблему, если у фонда, в котором сейчас находятся накопления, нет такой информации о клиенте. Но при этом по-прежнему остается недосказанность в отношении информирования застрахованного лица о размере теряемого дохода», — считает он. По мнению Шпилева, наиболее эффективным было бы обращение клиента к текущему страховщику, аналогично практикам на других финансовых рынках. «Если клиент хочет перевести вклад или поменять страховую компанию, он сначала обращается за расторжением договора, а потом уже за заключением нового», — напоминает финансист.

Как считает директор по рейтингам страховых и инвестиционных компаний «Эксперт РА» Ольга Скуратова, подача заявлений через портал госуслуг исключит возможность манипуляций. «Клиент при заполнении заявления на перевод средств в личном кабинете сможет увидеть накопленный инвестиционный доход, который он потеряет при переходе, и уже самостоятельно принять решение без какого-либо внешнего воздействия», — говорит она. Сдерживающим фактором, по мнению эксперта, является то, что не у всех граждан есть доступ к «Госуслугам».

Однако представители пенсионной индустрии настроены более оптимистично. В середине этого года порядка 50 млн россиян были зарегистрированы на сайте госуслуг, и эта цифра растет, приводит данные Минкомсвязи руководитель аналитической службы АНПФ Евгений Биезбардис. Число граждан, у которых есть пенсионные накопления, составляет около 70 миллионов человек. «Можно быть уверенным, что покрытие госуслугами вполне достаточное», — уверен эксперт. А для тех, кто не зарегистрирован на портале НПФ, предлагают помощь. «Сейчас это можно сделать во всех наших офисах. Клиент заключает с НПФ договор, и если он не зарегистрирован на «Госуслугах», то мы консультируем его, как это можно сделать», — рассказала генеральный директор «ВТБ Пенсионный фонд» Лариса Горчаковская.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > banki.ru, 18 декабря 2017 > № 2427649 Альберт Кошкаров


Казахстан > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > dknews.kz, 18 декабря 2017 > № 2426859 Максим Саморуков

9-этажный 180-квартирный жилой дом в поселке Зачаганск был построен по госпрограмме «Нұрлы жер», передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

С новосельем жителей области поздравил аким ЗКО Алтай Кульгинов и директор филиала АО «Жилстройсбербанк» Айгуль Наурзалиева.

«В этом году в нашем регионе в рамках «Нұрлы жер» новоселье отметит около тысячи вкладчиков «Жилстройсбербанка», - пояснила А. Наурзалиева.

По словам одной из новоселов Жадры Тулеушевой, в банке она смогла накопить 30% первоначального взноса.

«Депозит я открыла в 2012 году, за весь период смогла накопить 1,8 миллиона тенге. Открыв счет, я сразу перечислила 300 тысяч тенге, чтобы к концу года получить 20% государственную премию. Мы старались регулярно откладывать ежемесячные взносы, конечно, где-то приходилось экономить, но это того стоило, - сообщила Жадра Тулеушева. - Узнав о приеме заявлений в пул покупателей, я сразу подала заявку на однокомнатную квартиру и попала в список на получение квартиры».

Стоит отметить, что к 1 декабря в поселке Зачаганск сдали в эксплуатацию еще один жилой дом.

Казахстан > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > dknews.kz, 18 декабря 2017 > № 2426859 Максим Саморуков


Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 14 декабря 2017 > № 2426771 Вера Балакирева

Интервью Заместителя директора Департамента финансовой политики Веры Балакиревой журналу "Современные страховые технологии"

Об изменениях в законодательство, регулирующее ответственность перевозчика перед пассажирами

Балакирева Вера Юрьевна

Заместитель директора Департамента финансовой политики

Законодательство, регулирующее ответственность перевозчика перед пассажирами, решено усовершенствовать. Что изменится уже с начала следующего года, рассказала заместитель директора Департамента финансовой политики Министерства финансов Российской Федерации Вера Балакирева.

Современные страховые технологии: С января 2018 года система страхования ответственности перевозчиков в России обновится – вступят в силу изменения закона, регулирующего данную сферу. Какие задачи решаются этими изменениями?

— Совершенствование системы страхования ответственности перевозчика осуществлено по результатам анализа правоприменительной практики за несколько лет. Изменения носят плановый характер и направлены на реализацию «дорожной карты» «Стратегии развития страховой деятельности в Российской Федерации до 2020 года».

Основные вопросы регулирования:

• обеспечение страховой защитой детей, перевозимых бесплатно или по льготному тарифу с предоставлением или без предоставления отдельного места в транспортном средстве

• увеличение мотивации перевозчиков к обеспечению безопасности перевозок посредством совершенствования применения тарифного коридора страховщиком, уточнения оснований для регрессных требований страховщика к перевозчику, причинившему возмещенный страховщиком вред

• исключение случаев двойного страхования для перевозчиков, осуществляющих международные перевозки и страхующие свои имущественные интересы в соответствии с требованиями международных договоров Российской Федерации, национальными требованиями иных государств или их союзов, являющимися условием осуществления деятельности по перевозкам пассажиров при условии, что страховые суммы будут установлены в размере не менее указанных в законодательстве об обязательном страховании ответственности перевозчика

• определение особенностей и порядка расторжения, изменения или прекращения договора обязательного страхования

• уточнение положений о ежегодном мониторинге предельных значений страховых тарифов, проводимом Банком России, – предусматривается разработка методических рекомендаций по проведению мониторинга страховых тарифов

Каком образом обеспечивается сегодня ответственность перевозчиков за жизнь и здоровье пассажиров при некоммерческих перевозках – в школьных автобусах, при перевозках персонала предприятий? Что может быть предпринято для ее повышения?

— Вопрос касается перевозчиков, осуществляющих перевозки детей школьными автобусами, перевозки по заказам либо некоммерческие перевозки для собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя. Он решается путем повышения и установления ответственности как за вред, причиненный при перевозке, так и за отсутствие договора обязательного страхования – в размере, в котором должно быть выплачено страховое возмещение при надлежащем страховании.

Понятия перевозчика распространяется на лицо, осуществляющее перевозку, вне зависимости от того обстоятельства, является ли он перевозчиком по договору перевозки или только фактически осуществляет перевозку пассажиров. Дети, перевозимые транспортными средствами, наделяются статусом пассажира вне зависимости от наличия в отношении них договора перевозки.

Лакуна в защите пассажиров такси уже вызывает общественные дискуссии. Возможно ли, на ваш взгляд, включение такси в систему страхования перевозчиков, основанную на законе №67-ФЗ? Возможно ли введение страхования ответственности агрегаторов такси, предлагаемое сейчас в Госдуме?

— Законодательством Российской Федерации предусмотрено регулирование деятельности по перевозке пассажиров легковыми такси, что позволяет рассматривать вопрос о распространении на такие перевозки законодательства об обязательном страховании ответственности перевозчика.

Вместе с тем, предложение по распространению страхования в обязательной форме на перевозчиков, осуществляющих перевозки пассажиров и багажа легковыми такси, требует решения ряда вопросов. Они связаны с отсутствием достаточного регулирования ответственности лица, осуществляющего перевозки пассажиров легковым такси, контролем за осуществлением ими обязательного страхования, расчетом страховой премии и тарифа в отношении таких перевозок, согласованием условий и норм такого страхования с законом об ОСАГО.

Вопрос введения страхования ответственности систем – агрегаторов такси можно рассматривать после установления соответствующего регулирования их деятельности, в том числе определением их гражданско-правовой ответственности перед пассажирами.

В новой редакции закона №67-ФЗ изменен порядок заключения договора обязательного страхования перевозчика. Если раньше порядок и форма договора должны были соответствовать только нормам Гражданского кодекса РФ, то теперь уточнено, что договор страхования «заключается в письменной форме на основании письменного или устного заявления страхователя в двух экземплярах, один из которых вручается (направляется) страховщиком страхователю». Не приведет ли к росту злоупотреблений со стороны страхователей возможность не документировать обращение к страховщику – с учетом того, что перевозчику, например, нужно передать страховщику перечень своих транспортных средств?

— Оформление договора страхования на основании письменного или устного заявления страхователя соответствует требованиям гражданского законодательства, при этом такой договор составляется в письменной форме в двух экземплярах для каждой стороны.

Страхователь, при обращении к страховщику в целях определения размера страховой премии, должен представить информацию о количестве перевозимых пассажиров, что предполагает указание информации о транспортных средствах, в которых такие пассажиры перевозятся.

Следует отметить, что если страховой случай наступил, и страхователь не уведомил страховщика об увеличении страхового риска по договору обязательного страхования до наступления страхового случая, страховщик вправе предъявить регрессное требование к страхователю в размере выплаченного страхового возмещения за вычетом уплаченной страхователем страховой премии.

В страховании перевозчиков сегодня применяется схема «назначения» фиксированной суммы выплат, характерной скорее для личного страхования. Согласно действующим правилам, страховая выплата должна рассчитываться, исходя из расчета 600 рублей за 1 кг багажа и 11 тыс. рублей за ручную кладь в случае, если стоимость утраченного имущества – не выше этой суммы. Не нарушает ли эта норма основы страхования имущественных рисков, согласно которым компенсация должна быть в пределах понесенного вреда?

— Расчет размера страхового возмещения при причинении вреда имуществу пассажира соответствует положениям транспортных уставов и кодексов и не ограничивает в правах выгодоприобретателей, так как они имеют право доказывать, что вред причинен в большем размере.

По мнению ряда экспертов, трагедия под Владимиром 6 октября 2017 года – столкновение поезда с автобусом из Казахстана – показала необходимость согласования систем страхования ответственности пассажиров в рамках ЕАЭС. Возможно ли принятие конкретных мер в этом направлении в рамках запланированной гармонизации финансового законодательства в ЕАЭС?

— В настоящее время государствами – членами ЕАЭС обсуждается проект Концепции формирования общего финансового рынка Евразийского экономического союза, который предусматривает детальный анализ социально-экономического положения государств – членов ЕАЭС с целью выявления уровня развития их финансовых рынков и факторов, препятствующих созданию общего финансового рынка, оценки возможного уровня гармонизации законодательства государств-членов ЕАЭС в финансовой сфере.

В пункте 23 Протокола по финансовым услугам (Приложение № 17 к Договору о ЕАЭС) отсутствует положение о гармонизации обязательных видов страхования, так как невозможно унифицировать размеры и виды компенсационных выплат из-за существующих различий в социально-экономическом развитии государств – членов ЕАЭС (стоимости медицинского обслуживания, прожиточный минимум и т.д.), а также из-за различных подходов к регулированию обязательных видов страхования. Причем существенно различаются не только подходы к регулированию, но также субъекты и объемы страховой защиты.

Поэтому стоит вести речь не о гармонизации законодательства об обязательных видах страхования, а о его совершенствовании в каждом государстве – члене ЕАЭС с целью устранения существующих пробелов в страховой защите. Например, согласно пункту 5 Закона Республики Казахстан № 444 –II ЗРК от 01 июля 2003 года «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности перевозчика перед пассажирами» обязательное страхование действует только на территории Республики Казахстан. Действие российского законодательства об обязательном страховании ответственности перевозчика не распространяется на иностранных перевозчиков, въезжающих на территорию Российской Федерации.

Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 14 декабря 2017 > № 2426771 Вера Балакирева


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > agronews.ru, 14 декабря 2017 > № 2426552 Иван Ушачев

Комментарий. Академик Ушачев уверен – нельзя полностью отдавать распределение субсидий в регионы.

Вопрос о распределении субсидий аграрным производителям в нашей стране стоит остро. И не только потому, что эти субсидии небольшие. Оказывается, их большая часть распределяется среди крупных агрохолдингов, у которых и так есть ресурсы и которым значительно легче получить кредит, чем рядовому фермеру. Почему так происходит и что с этим делать? Эти вопросы стали центральными в беседе издателя портала «Крестьянские ведомости», ведущего программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцента Тимирязевской академии Игоря АБАКУМОВА с академиком РАН, научным руководителем Федерального центра аграрной экономики и развития сельских территорий Иваном УШАЧЕВЫМ.

— Иван Григорьевич, фермеры и руководители крупных хозяйств, особенно из Сибири, спрашивают: «Правда ли, что аграрный бюджет распределяется среди нескольких агрохолдингов в основном?» Это так или нет? «Молчание было ему ответом». Ведь вы знаете ответ, я знаю.

— В общем, конечно, к огромному сожалению, государственная поддержка распределяется не совсем равномерно. И следовало бы все же ограничить объем средств одному получателю.

— То есть аппетиты некоторых нужно ограничить? Я понимаю, как вам тяжело говорить. Вы государственное научное учреждение.

— Ну, государственное, но все-таки научное. А наука должна быть объективной, вне зависимости…

— Понимаю, что вам непросто об этом говорить, но тем не менее. Год заканчивается, Иван Григорьевич. С чем мы его заканчиваем? Каковы итоги так называемого импортозамещения? Почему я говорю «так называемого». Потому что уже слишком многие говорят, что слово «импортозамещение» лишнее в нашей жизни, а нам нужно слово «экспорт» больше произносить. И у нас для этого есть все основания.

— Действительно, год заканчивается. И несмотря на то, что по своим природно-климатическим условиям он был далеко не благоприятным, вместе с тем результаты агропромышленного производства у нас вполне удовлетворительные, положительные. И мы этим очень довольны. Радует и то, о чем уже было сказано сотни раз — мы получили много зерна, почти 140 миллионов тонн.

— Сейчас все по этому поводу переживают очень сильно.

— Да, теперь уже сильно переживают. Получили 17 миллионов тонн масличных культур, а это база для переработки на масло.

— И тоже закупочные цены упали.

— И тоже упали закупочные цены. Сахар, сахарная свекла – получен довольно неплохой урожай, перестали закупать сахар-сырец. Ну и картофеля тоже получили довольно высокий объем – где-то 41 миллион тонн. Это все, в общем-то, положительное явление, и прежде всего потому, что у нас сокращается импорт. Это нас радует.

— Прямо-таки сокращается?

— Сейчас объясню. Проблемы импортозамещения вы знаете, мы давно об этом говорим. Но последние три года, нужно отдать должное, от разговоров перешли к делу, поэтому все-таки результат налицо. И за три года мы с 36% доли импорта довели этот показатель до 21%. Это очень положительное явление. И если в 2011 году мы закупали на 40 миллиардов долларов, то теперь на 20. Это тоже очень большой плюс. И с экспортом неплохо. В этом году он ожидается на хорошем уровне. Уже есть 14 миллиардов, а министр обещает довести экспорт до 20 миллиардов.

— Ну, в Соединенных Штатах, я слышал, сегодня более 140 миллиардов составляет аграрный экспорт. Ничего не хочу сказать, просто для сравнения.

— Нужно отдать должное и Правительству, и Министерству сельского хозяйства. Существенная поддержка агропромышленного производства все-таки есть. Но прежде всего спасибо огромное нашим людям, труженикам во всех отраслях агропромышленного производства. Так вот, как раз о тружениках мы должны больше говорить, потому что имеется очень много нерешенных системных экономических проблем, несмотря на то, что у нас улучшается ситуация с импортозамещением. Какая же первая системная проблема? Все-таки по отдельным продовольственным подкомплексам у нас происходит не очень бурное развитие, не интенсивное.

— Например?

— Ну, например, по крупному рогатому скоту, по говядине импорт составляет еще 40%. А импорт молока составляет…

— Иван Григорьевич, один из крупных агрохолдингов — производителей говядины как раз является одним из самых крупнейших получателей субсидий.

— Приведу цифры по распределению наших субсидий. Действительно, в этом году субсидии получат до 40% средних сельхозорганизаций, малые формы хозяйствования получат всего лишь 20%. А фермеров, которые получат субсидированные заемные средства, наберется только 10%. Это, конечно, результат дисбаланса, диспропорций в распределении субсидий, государственной поддержки.

— У вас не возникает ощущения, что государственные органы играют в монополизм? Они создают монополистов на местах, сами в этом заинтересованы, видимо (я так думаю, мне так кажется, это мое оценочное мнение), и поддерживают из скудных средств тех, кого они действительно могут поддержать. Почему бы не порадеть родному человечку – правда? – сыну, свату, брату… А остальные – извините, выживайте как хотите. А вы как считаете?

— Думаю, что распределяются субсидии не по родству, бесспорно. Просто для наших банков намного легче иметь дело с крупными формированиями, нежели возиться с документами, с этими фермерами. Зачем они им нужны?

А это колоссальнейшая ошибка наших государственных структур, что они слабо регулируют это распределение помощи. Потому что в итоге получается двойной минус. Минус для мелкого сельхозтоваропроизводителя, потому что он не может напрямую выйти на рынок — только через посредника, и то с огромным трудом. Кроме этого, без должной поддержки он пользуется отсталыми технологиями. О каком технологическом обновлении он может вести речь?

— И у него нет денег на обновление технологий.

— У него нет денег на обновление техники, жалкой техники, которую он имеет. Это, с одной стороны.

С другой стороны, и крупные холдинги представляют проблему. Для них тоже должен существовать какой-то предел в том, что касается субсидирования, ибо потом они становятся неуправляемыми. Такие крупные холдинги существуют только в нашей стране, в Казахстане и на Украине. Да, на Западе мы имеем примеры очень крупных латифундий, но там принцип работы совершенно другой – у них контрактный принцип. Они поставляют семена, удобрения, племенной скот фермерству. Так сосуществуют две формы – и крупные, и мелкие товаропроизводители. А у нас все не так, и в этом я вижу ошибку. Думаю, что правительство должно все-таки исправить это положение и не отдавать полностью распределение субсидий в субъекты федерации. Все-таки приоритеты должны быть в руках Министерства сельского хозяйства.

— Иван Григорьевич, вот есть реестровые фермеры, которые занесены в реестр Министерства сельского хозяйства. Есть хозяйства, которые известны по списку, их возможности известны. Почему бы, минуя банки, минуя местные администрации, прямо через федеральные казначейства не отправлять им эти субсидии? Это же государственные деньги. Зачем банковские проценты тратить? Зачем вводить в соблазн местные администрации областей, районов, федеральных округов? Они же все в соблазнах сидят.

— Сейчас введены новые правила на получение льготного кредита, 5-процентного. Они более или менее упростили их получение, но вместе с тем…

— Да, но получают эти кредиты единицы, Иван Григорьевич.

— Согласен, их получают действительно единицы. А происходит именно так потому, что у нас в стране принята 41 государственная программа. Из этого количества с селом связаны 22 программы, но ни в одной из них нет конкретных показателей по селу.

— То есть нет четких цифр?

— Верно. Нет четких цифр, все только в общих чертах. Программу выполняют, но касается ли это села – вопрос. Плюс министерства подняли проблему оптимизации нашей социальной инфраструктуры. Это вообще ни в какие ворота не лезет. И получилось, что все оптимизировали. Результат: расстояние до школы — 18 километров, до больницы – 85 километров, на этом же расстоянии тот же клуб, и так далее.

— То есть до больницы сейчас ехать 85 километров в среднем по России?

— В среднем по России — да. Существует у нас утвержденная и очень хорошая Стратегия устойчивого развития сельских территорий до 2030 года, но ее надо выполнять. Она должна превратиться в программу конкретную. Да, сейчас на эти три года по бюджету увеличили на социальную поддержку, на эту программу социального развития села где-то примерно 219–220 миллиардов рублей. Но, по нашим подсчетам, нужно минимум в пять раз увеличить эту цифру для того, чтобы был какой-то настоящий сдвиг, иначе с социальной инфраструктурой у нас просто катастрофа, и прежде всего с жильем. И сейчас количество вводимого жилья у нас сокращается из года в год.

— Мне не дает покоя цифра, которую назвал мэр Москвы Собянин, что у нас в селе 15 миллионов лишних людей, которых нечем занять, им там делать нечего, вроде как. Он же не аналитик, так ведь? Он хорошо занимается Москвой, красиво все, плиточку укладывают, мэр хозяйственник, но он же не аналитик. Откуда у него эта цифра? Кто ее генерирует, эту цифру? Кто ее ему подсунул?

— Наверное, его советники. Я назову другую цифру: Москва расходует на плитку десятки миллиардов рублей. А на село сколько выделяется?

— Примерно столько же, Иван Григорьевич.

— Сопоставимая цифра. Поэтому ему легко говорить об этих вещах.

Но мне хотелось бы еще одну вещь сказать, Игорь Борисович, по налоговой нагрузке. Вот мы подсчитали: наши сельхозорганизации платят в бюджет, в пенсионные фонды, в Фонд обязательного медицинского страхования и так далее примерно 250 миллиардов рублей. А госпрограммой у нас предусмотрена поддержка – 222 плюс 20 добавили – 242 миллиарда. Поэтому нам нужно все же – несмотря на то, что мы имеем льготы, казалось бы, по налогообложению – все-таки смягчить налоговую нагрузку. Она у нас намного выше, чем в Белоруссии. Она у нас в три раза выше, чем в Казахстане.

Что мы предлагаем в этом плане? Сейчас ставка по единому сельскохозяйственному налогу – это на разницу между доходами и расходами, зафиксирована на уровне 6%. Мы же говорим, что регионы должны устанавливать эту процентную ставку в пределах от 0 до 6%. В некоторых субъектах вообще должна быть нулевая, а в некоторых она может быть действительно 6%. Это первое предложение.

Второе предложение – все-таки снизить страховую поддержку. У нас раньше было 20%, а сейчас 30% – увеличили. И это особенно важно для малых форм хозяйствования, для малого бизнеса. Это было бы очень здорово.

И третье – например, было бы неплохо, если мы бы взяли каникулы налоговые для тех, которые начинают, и особенно если начинают вести инвестиционный проект. У них должны быть каникулы как минимум на пять лет. Тогда малый бизнес как-то немного вздохнет.

— Нескоординированность действий в Правительстве, среди его «крыльев», среди его министерств, как раз и приводит к тому, что у нас все плывет, как живая нитка. Знаете, ткань все время рвется, а мы пытаемся ее шить, шить, шить – и ничего не сшивается, поскольку, во-первых, нитка сама короткая, и ткань, извините за выражение, гнилая.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > agronews.ru, 14 декабря 2017 > № 2426552 Иван Ушачев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423370 Павел Самиев

Провал по капиталу: система ИПК без автоподписки обречена

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Пенсионный рынок находится в преддверии очередной реформы. Участники рынка ожидают введения системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК). До сих пор не все детали реформы определены. Например, еще обсуждается порядок вступления в ИПК – автоподписка или авторегистрация?

Автоподписка – единственный эффективный вариант реализации реформы. При авторегистрации, в рамках которой россиянам придется совершать дополнительные действия, пенсионная система лишится большого объема накоплений.

Участники пенсионного рынка ожидают введения ИПК в 2019 году: очередная пенсионная реформа призвана «разморозить» пенсионный рынок и стать точкой его роста. При этом ключевые параметры концепции ИПК вызывают столь бурные споры, что пока правительство решило отложить ее обсуждение на год. В распоряжении правительства от 6 декабря 2017 года об изменениях в план-график подготовки законопроектов по реализации «Стратегии развития пенсионной системы» сказано, что законопроект об ИПК должен быть внесен на рассмотрение в правительство только в декабре 2018 года. Основной предмет дискуссий – порядок включения россиян в систему ИПК.

Согласно концепции, разработанной Минфином и ЦБ, ИПК будет формироваться с помощью добровольных отчислений россиян с зарплаты в негосударственные пенсионные фонды. Изначально основой ИПК должна была стать автоподписка: то есть граждане вступали в ИПК по умолчанию с возможностью отказаться. Позже стали появляться идеи об авторегистрации: в таком случае, чтобы стать участником ИПК, человеку нужно будет подписать специальный документ, выражающий его согласие. ИПК призван перезагрузить рынок пенсионного обеспечения, стимулируя к стабильному развитию. При этом участники рынка опасаются, что изменение правил игры с автоподпиской приведет к гораздо более слабому эффекту.

В рамках новой системы с помощью добровольных взносов граждан начнется эволюция рынка пенсионного обеспечения. В то же время без автоподписки система не сможет работать в полную силу. Несмотря на рост финансовой культуры россиян, уровень мотивации для формирования пенсионных накоплений остается минимальным. Работодатели также не стимулируют своих сотрудников участвовать в создании пенсии. Поэтому в России максимальный охват населения системой ИПК возможен только при автоподписке. Отказ и замена автоподписки на любую другую форму многократно снизит вовлечение населения в ИПК.

По данным Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, подключение в ИПК через подписание дополнений к трудовому договору, как это предложил ЦБ, снижает количество потенциальных участников с 10 млн человек (в случае автоподписки по закону) до 100 тыс. Недавно АКРА также провело исследование пенсионного рынка и пришло к аналогичному выводу, что изменения в концепции ИПК существенно ограничивают массовость его применения, особенно на первоначальном этапе, когда большое число людей даже не разберется в нововведении. По оценкам АКРА, использование автоподписки только в течение первого года внедрения ИПК стимулирует приток в НПФ 30–50 млрд рублей. Авторегистрация существенно уменьшит эту сумму: необходимость получения согласия работника на участие в ИПК отрицательно скажется на поступлениях средств в НПФ, а также УК и в целом на рынке коллективных инвестиций, включающем пенсионный сегмент.

В новой версии предложения автоподписка была заменена авторегистрацией, в частности, из-за критики Минтруда. Аргументы министерства: концепция автоподписки нарушает нормы Гражданского кодекса РФ. Однако, по оценкам юристов, такого нарушения нет. С точки зрения экономической сущности автоматическое включение россиян в систему ИПК аналогично оплате услуг ЖКХ, включаемой по умолчанию в платежки за коммунальные услуги, или плате за страховку квартиры. С этими «автоплатежами» никто из ведомств не спорит.

Кроме того, автоподписка применяется на многих развитых рынках, положительный опыт которых и был позаимствован при разработке концепции в России. К примеру, в Великобритании, Новой Зеландии, США внедрение автоподписки помогло переломить многолетнюю тенденцию уменьшения охвата в системе частного пенсионного обеспечения. Систему автоподписки в США разработал нобелевский лауреат по экономике 2017 года Ричард Талер. В результате ее введения доля участников программы увеличилась до 90%. Для сравнения: до введения автоподписки 50% работников доходили до работодателей с заявлениями о прикреплении к пенсионному счету, после — лишь 10% писали заявление о выходе из системы.

Еще один аргумент в пользу автоподписки: при сценарии с авторегистрацией ИПК не будет, по сути, отличаться от программ негосударственного пенсионного обеспечения (НПО), действующих в настоящее время. Их формируют около 6 млн человек, в подавляющем большинстве случаев — это участники корпоративных программ (менеджеры с высокими зарплатами, то есть не самый незащищенный слой населения). Программы НПО предусматривают те же льготы и вычеты для работодателей и граждан.

Массовость участия населения в системе ИПК пока гарантируется системой обязательного пенсионного страхования (ОПС) — пенсионные накопления, которые в настоящее время формируют в НПФ более 34 млн человек, станут основой индивидуальных капиталов. Но без автоподписки число участников и объем средств будут даже не в разы, а в десятки раз меньше.

В связи с переносом обсуждения концепции ИПК на следующий год пока есть время обратиться еще раз к обсуждению реформы. В частности, к вопросу автоподписки.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423370 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423369 Михаил Попов

Наш выбор: Сбербанк. Но лучше бы сберовские менеджеры не бегали за призрачным хайпом

МИХАИЛ ПОПОВ

основатель цифрового банка Talkbank

Мы доверили ведение счетов компании Сбербанку. Выбор был автоматический, потому что, согласно нашему корпоративному соглашению с акционерами, было требование иметь расчетный счет в Сбербанке.

Лучший банк – это тот, которым пользуешься и не замечаешь. А деньги используешь так, как ты хочешь. Если мы замечаем банк, значит, он плохо работает – есть какие-то ограничения, какие-то вопросы и ненужные дерганья. Мы на это наталкиваемся, и нас это раздражает.

В Сбербанке мы пользуемся в основном функционалом платежей. Основные траты связаны с заработной платой и оплатой услуг подрядчиков. Мы используем «Банк – клиент», и, на мой взгляд, сделан он неудобно. Неудобны многие вещи, которыми мы пользуемся: по аналитике, по выгрузкам все время какие-то нелепые истории происходят.

Например, у нас стоит вопрос управления депозитами. Потому что у нас есть денежные средства, которые мы получили от инвесторов, и, соответственно, расходуем их не все. Мы ими управляем. Управление депозитами сделано вообще неудобно.

Далее, периодически, когда приезжаешь в отделение – а иногда зачем-то надо туда ехать, выясняется, что я уже не могу лично получить какую-то справку на месте. Я должен был предварительно заказать ее в «Банк – клиенте». Это полная глупость: если банк имеет отделения, то они должны быть полнофункциональными. Если ты приехал в отделение, то можешь получить там все услуги. А если ты открыл мобильный банк, то можешь сделать там всё – в идеале. И уж точно не должно быть наоборот: приехал в отделение, а там идет разговор, что мы должны были заказать ту или иную справку в интернет-банке. А мы ее не заказали, естественно, потому что приехали в отделение, думая, что там будет оперативнее. Это всегда удивляет – непонятно, для чего это сделано.

Самые востребованные нами услуги банка – это платежи и депозиты. Платежи по заработной плате, за рекламу, подрядчикам.

В обслуживании в Сбербанке я бы переделал программу «Банк – клиента», потому что она никуда не годится. Плюс открыл бы API какой-то. Мы, на самом деле, используем собственную технологию по интеграции со «Сбером» – получаем выписки и так далее в автоматическом режиме. Но само развитие интерфейса «Банк – клиента», на мой взгляд, не задача Сбербанка. Им нужно было отдать эту задачу на сторону. Устроили бы конкуренцию между несколькими подрядчиками. А вообще, предприниматель всегда старается сократить взаимодействие с теми процессами, которые не приносят никакой прибыли. Поэтому, исходя из тех пунктов, которые нам нужны, мы видим, что все можно было делать удаленно и никуда не ездить. А некоторые функции можно было оптимизировать. Например, те же депозиты мы каждый раз вручную продлеваем, хотя они могли бы давно нам предложить какое-то автоматическое продление.

Периодически мне надо ехать в отделение банка: какие-то бумаги получаю, справки. Не то чтобы часто, но в этом году, например, была потребность раз десять туда заехать. Примерно раз в месяц за чем-то туда заезжаешь. Но на самом деле все вопросы, которые мы там решали лично, можно было решить удаленно.

Лично для себя использую много банков. Я клиент восьми банков. Операционно использую три. Все основные платежи делаю только через Talkbank. Какие-то моменты, связанные с ЖКХ, – через Альфа-Банк. Платные подписки в Интернете и сервисы я пока не перенес и использую для них «Сити». Сбербанком я не пользуюсь, и давно, но, естественно, слежу за отзывами в соцсетях на клиентский опыт и сравниваю с нашими подходами в Talkbank. Иногда у меня складывается впечатление, что сберовские менеджеры не сфокусированы на простых процессах – они «cфокусированы» на AR, VR, обслуживают людей в костюмах «инвалидов». Они далеки от реальности, от того, что происходит каждый день в их отделениях, в мобильном банке. Они бегут за каким-то хайпом. Хотя, на мой взгляд, при таких масштабах и колоссальной клиентской базе задача у Сбербанка другая: сделать свои сервисы простыми и понятными, с минимальной комиссией.

Клиенту должно быть просто и удобно по возможности бесплатно использовать свои деньги там, где он хочет.

Мы участвуем в разделе «Идея на миллион» – это шоу Внешэкономбанка.

Пока мы все средства компании храним в рублях. Здесь мы опять не совсем гибки с учетом акционерных соглашений при использовании всех финансовых инструментов.

Команда компании Talkbank является разработчиком первого цифрового банка, который использует мессенджеры, чат-ботов и «искусственный интеллект» при работе с клиентами и является финансовым помощником. Цель – сделать банкинг простым и удобным, без скрытых комиссий и запутанных интерфейсов. Создать банк, который может проконсультировать по финансовым вопросам и помочь наладить финансовую жизнь своих клиентов. Банк, в котором приобрести криптовалюту еще проще, чем иностранную в любом другом.

У вас свой успешный бизнес, но банк не помогает его развивать? Вы устали от постоянных отказов банкиров? Вы не знаете, как правильно построить работу с банком?

Расскажите нам свою историю, и банк вас услышит. Проверено журналистами Банкир.Ру.

В случае интереса пишите личное сообщение в группу или на адрес: redaktor@bankir.ru

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423369 Михаил Попов


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422660 Сергей Горьков

Брифинг председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова по завершении заседания.

Из стенограммы:

С.Горьков: Завершилось заседание Наблюдательного совета. Это последнее заседание в этом году. Основные результаты Наблюдательного совета: мы утвердили финансовый план на следующий год и впервые в истории ВЭБа утвердили КПЭ, то есть коэффициенты, показатели нашей эффективности. Поэтому мы входим в новый год уже с понятным бизнес-планом, понятным бюджетом и понятными показателями, что очень важно.

Второе для нас важное событие – сегодня в целом Наблюдательный совет утвердил сделок на 80 млрд рублей. Это тоже, наверное, самый большой по объёму портфель по сделкам в этом году. Таким образом, мы будем заканчивать год с новым портфелем сделок больше 160 млрд рублей. Это означает, что показатели, которые мы перед собой ставили в начале прошлого года, хотя они казались кому-то, может быть, несбыточными,– мы выполнили. И могу сказать, что часть этих сделок уже сформирована для того, чтобы они могли пойти на фабрику проектного финансирования, которая будет запущена в I квартале следующего года. Мы ожидаем, что первое подписание – уже в середине февраля 2018 года. Поэтому для нас это, безусловно, очень важное событие.

Кроме прочего, принят ещё ряд решений, направленных на работу банка в целом. Поэтому мы считаем, что это был очень хороший Наблюдательный совет. Ещё раз: он определил план, бюджет и достаточно большой объём сделок.

Вопрос: По Тайшету. Общая сумма финансирования участия доли ВЭБа в проекте?

С.Горьков: Мы одобрили сегодня эту сделку. Да, Тайшет для нас важная сделка. В целом её размер около 1 млрд долларов. Эта сделка будет происходить в форме синдикации совместно с другими крупными российскими коммерческими банками, и в этой сделке ВЭБ впервые выступает организатором синдиката, что, в общем, является тоже новостью для ВЭБа как финансового института, не как института развития. Могу сказать, что у нас сегодня очень важное событие: во втором чтении были приняты законы – о банке развития и о синдикации. У нас есть надежда, что до конца года они будут приняты в третьем чтении. И в следующем году фабрика проектного финансирования с февраля начинает работать. Поэтому для нас это очень важное событие.

Вопрос: А по Красноярскому заводу одобрена сделка?

С.Горьков: По Красноярскому заводу мы также одобрили сделку с определённым отлагательным условием, нам немного нужно будет её доработать, но в целом это такой технический параметр. Я думаю, что мы его тоже доработаем и до конца года сможем эту сделку уже подписать.

Вопрос: Участники синдицированного кредита потенциальные не изменились – это по-прежнему ВЭБ, Газпромбанк и Сбербанк (по Тайшету)?

С.Горьков: Я не готов сейчас раскрывать, так как это коммерческая информация, но могу сказать, что у нас достаточное количество участников. В принципе даже больше, чем нам необходимо. Все условия подтверждены, поэтому мы в этой сделке ни в коей мере не сомневаемся. Общий объем проекта – 1 млрд долларов, ВЭБ финансирует 30% и является организатором синдиката.

Вопрос: Вы сказали, что КПЭ определёны. Будет ли в следующем году у ВЭБа прибыль?

С.Горьков: Понятно, что наш бюджет и план зависят от многих обстоятельств, в том числе внешнего характера. В целом мы планируем, что в следующем году выйдем на прибыль.

Вопрос: А порядок цифр сможете сейчас назвать?

С.Горьков: Мы не сможем сейчас сказать чёткие параметры, но в целом это уже событие. Мы, кстати, когда готовили стратегию, говорили, что в 2018 году ВЭБ выходит на прибыль. Мы сейчас утвердили бюджет, утвердили наш бизнес-план, он предполагает прибыль.

Вопрос: Вы не договорились с Правительством и Минфином по поводу возможной замены урезанного объёма финансирования депозитами?

С.Горьков: Договорились, да. Принято решение по объёму депозитов. И мы сейчас говорим как раз не про капитал, мы говорим про депозиты в размере нескольких сотен миллиардов рублей. Это платные депозиты. Но они позволяют нам решить определённые проблемы с ликвидностью.

Вопрос: Они не субординированные будут?

С.Горьков: Не субординированные, это обычные депозиты, платные, ещё раз повторю, но условия, которые мы надеемся до конца года подписать с Минфином, позволят нам закрыть проблему с ликвидностью.

Вопрос: Они долгосрочные?

С.Горьков: Они по характеру долгосрочные, по форме будут краткосрочные, потому что юридически нет возможности сделать долгосрочные. Но по характеру, по сути, они будут долгосрочные.

Вопрос: Они будут из ФНБ предоставляться?

С.Горьков: Нет, не из ФНБ. Откуда – это вопрос к Минфину.

Вопрос: Несколько дней назад появилась информация о том, что якобы украинский бизнесмен Ярославский покупает Проминвестбанк.

С.Горьков: Господин Ярославский действительно с нами вёл переговоры в начале – середине этого года. До финальной сделки мы с ним не дошли, и никакого согласия о том, что он представит на согласование документ в НБУ, мы не давали. Поэтому Вы лучше у господина Ярославского спросите, почему он считает, что покупает Проминвестбанк. Нам об этом ничего не известно. Сделки нет. Да, мы вели переговоры, но они ничем не закончились.

Вопрос: Была информация, что планируется создать отдельный банк по финансированию гособоронзаказа и рассматривается в том числе Связь-банк.

С.Горьков: Пока решения нет. Насколько я понимаю, рассматривается несколько банков. В том числе и наш банк. Пока мы никакого решения не получали.

Вопрос: Сергей Николаевич, по итогам девяти месяцев вы получили убыток. По итогам 2017 года вы ожидаете рост этого убытка или всё-таки будет в IV квартале положительный результат?

С.Горьков: Давайте говорить по РСБУ. По РСБУ у нас прибыль. Но мы говорили: у нас идёт сделка по Проминвестбанку, и, когда она совершится, нам придётся зафиксировать определённые убытки. И ещё, наверное, по ряду объектов, но в первую очередь – продажа банка. Поэтому в целом мы ожидаем, что 2017 год мы с прибылью не закончим по РСБУ, хотя де-факто у нас достаточно приличная прибыль по итогам девяти месяцев. И по итогам 11 месяцев мы показываем такую же устойчивую в целом прибыль. По факту продажи нам придётся, конечно, зафиксировать убытки, но мы, кстати, и не планировали в стратегии в 2017 году прибыль, мы планировали прибыль в 2018 году. Но что я могу вам с уверенностью сказать: результаты 2017 года будут значительно лучше, чем мы планировали изначально. Я сейчас не могу назвать цифру, потому что мы ещё не закрыли год и имеем право сделать это только после окончания года. Но в целом результаты будут значительно лучше, чем мы ожидали.

Вопрос: А если говорить про украинскую «дочку», переговоры идут?

С.Горьков: Конечно, идут переговоры, мы не стоим на месте, мы работаем. Очевидно, что и сам банк работает. Он находится в достаточно устойчивом состоянии по ликвидности. Конечно, для нас важно выйти из украинского рынка, но просто этот шум, который был в целом вокруг Ярославского, не соответствует действительности.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422660 Сергей Горьков


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова

...Пример заразителен

Спасение страховщиков пойдет по пути, проторенному «Открытием» и Бинбанком

Банк России готовится расширить фронт работ по санации

13 декабря Госдума приняла в первом чтении законопроект о санации страховщиков. Он «срисован» с механизма санации банков, уже опробованного на «Открытии» и Бинбанке. Принят документ единогласно, но с оговоркой: ко второму чтению ЦБ должен конкретизировать, кого и за что будут санировать.

«По аналогии с банками»

Законопроект вносит поправки в законы «Об организации страхового дела», «О Центральном банке» и «О банкротстве», касающиеся санации страховых организаций. И, по сути, дает в руки Центробанку целый арсенал инструментов, позволяющий вмешиваться в жизнь коммерческих организаций — страховщиков «при наличии признаков нестабильной финансовой ситуации», риска банкротства или ухода компании с рынка, а также угрозы стабильности на финансовом рынке.

Как подчеркнул заместитель главы профильного комитета Госдумы Юрий Олейников во время пленарного заседания Госдумы, до этого момента Банк России мог только ограничить, приостановить или отозвать лицензию у страховщика. Если же законопроект будет принят, то регулятор сможет «изучать активы и пассивы» компании, жестко регламентировать размещение страховых активов, запрещать определенного размера сделки и т. п.

«Для стабилизации страховой деятельности (регулятор. — Прим. Банки.ру) наделяется правом вводить временное управление в те страховые компании, которые вызывают тревогу. После специальных проверок группы профессионалов могут сделать вывод о том, что надвигается банкротство или ликвидация страховой компании, которая может повлечь за собой серьезные социальные проблемы», — подчеркнул Олейников в своем докладе на заседании Госдумы. Он также отметил, что законопроект вводит обязанность страховщиков инвестировать свободные средства на условиях диверсификации, ликвидности, возвратности и доходности, а также возникает запрет на рискованные операции. Уже есть наработки в банковской сфере, которые будут использованы. Сформулированы уже и «матрицы требований к страховщикам» — по аналогии с банками, отметил Юрий Олейников.

В числе мер по предупреждению банкротства страховой организации предусматривается и ее дофинансирование до необходимого для финансовой устойчивости уровня из средств Фонда консолидации — того же, что и для банковской системы с той же управляющей командой. Как ранее отмечал заместитель председателя ЦБ Владимир Чистюхин, отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций. Временная администрация может вводиться на срок до года, на анализ финансового положения отводится 55 календарных дней.

Отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций.

Ранее Владимир Чистюхин также заявлял, что санация наиболее актуальна для «чувствительных сегментов рынка: ОСАГО и страхование застройщиков». При этом зампред ЦБ не исключал участия в процедуре санатора без государственного участия — если такой найдется.

Для предупреждения банкротства ЦБ сможет выдавать санатору (если вдруг им станет сторонняя организация) кредиты без обеспечения сроком до десяти лет или оказывать финансовую помощь напрямую страховой компании — при условии консолидации 75% их акций в своей собственности. Санация, как и обещал ЦБ, не затронет выплат гражданам, но физические лица и МСП не смогут расторгнуть договор и вернуть премии в ходе санации. Это положение нынешней версии законопроекта вызывает недовольство Минфина, который, по всей видимости, разработает и внесет ко второму чтению свои поправки.

Заключительным этапом процедуры санации страховой организации после ее докапитализации должна стать продажа новому владельцу. При этом Банк России наделяется правом осуществлять продажу акций (долей в уставном капитале) страховых организаций, в том числе по цене ниже цены их приобретения регулятором, — как и для кредитных организаций.

Кого казнить, кого санировать?

Проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций» был внесен 10 ноября 2017 года и довольно быстро — уже 7 декабря — одобрен профильным комитетом, несмотря на весьма сдержанное отношение страхового сообщества. Поначалу законопроект вызвал легкий шок у участников рынка: смущала непрозрачность критериев применения механизма санации и возможность для санатора чрезмерно вмешиваться в деятельность коммерческих организаций — страховщиков. Страховщики считают полномочия ЦБ, которые он получает, входя в компанию, которую предполагается санировать, слишком «большими и жесткими».

При этом Всероссийский союз страховщиков (ВСС) в целом поддерживает введение механизма санации, считает его необходимым. «Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать», — отмечает президент ВСС Игорь Юргенс. В то же время он полагает, что внесенный в Госдуму законопроект нуждается в доработке, так как оставляет некоторое количество вопросов.

«В законопроекте отсутствует прозрачность механизмов, которые предполагается применять к компаниям. Так, в частности, нет критериев, что такое системная значимость компании. Системная значимость компаний может меняться день ото дня, поэтому нужны четкие критерии выбора компании для санации, — комментирует Юргенс. — Другой вопрос связан с применением механизма мотивированного суждения теми сотрудниками, которые будут заниматься санацией. Здесь тоже мы не видим прозрачности и ясности, как будет приниматься решение о санации компании, о том, что она является финансово неустойчивой. Ведь санацией будет заниматься не один человек, поэтому не отработанные критерии — это потенциальная угроза для будущего».

Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать.

К первому чтению в Госдуме вопрос, как будет определяться, кого санировать, а кого нет, кто и на каком основании будет принимать решение, есть ли «признаки финансовой неустойчивости», так и не был решен. Кто и на каком основании попадет в список системно значимых страховщиков, также пока остается неясным. Ранее представители ЦБ признавались, что такой список готовится, но в детали вдаваться отказывались.

Авторы законопроекта должны разрешить этот вопрос ко второму чтению и подготовить проект нормативного документа, регламентирующего эти моменты. «Без этого мы не будем принимать закон во втором чтении, — подчеркнул глава думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Обязательно детали будут соответствующим образом прописаны, а мы будем требовать от ЦБ этого».

Глава комитета по финансовому рынку также отметил, что законодатели стремятся системно решать проблемы, возникающие на финансовых рынках. В частности, 14 декабря будет рассматриваться законопроект об аудиторской деятельности, подразумевающий повышение ответственности аудиторов за то, что они не сигнализируют регулятору об обнаруженных нарушениях.

«Росгосстрах» — первый кандидат

«У нас перед глазами нет страховых компаний, которые могли бы подвергнуться этой процедуре, — отметил Анатолий Аксаков, — но нам важно дать Центробанку возможность применить эту процедуру, если вдруг страховые компании столкнутся с какими-то проблемами».

Интересно, что сами страховщики в большинстве своем убеждены, что весьма оперативная разработка и принятие закона о санации страховщиков имеет целью спасение одной-единственной страховой компании — «Росгосстраха», терпящего бедствие флагмана индустрии. По итогам 2016 года компания показала убыток до налогообложения в сумме 20,6 млрд рублей. А по итогам девяти месяцев 2017 года «Росгосстрах» получил чистый убыток по РСБУ в размере 35,32 млрд рублей, что на 60% больше чистого убытка за аналогичный период прошлого года. За 2017 год компания всеми правдами и неправдами втрое сократила присутствие на рынке ОСАГО, убыточность которого и привела в итоге к ее финансовым проблемам.

В августе 2017 года «Росгосстрах» фактически перешел под контроль ЦБ, будучи приобретенным холдингом «Открытие» незадолго до того, как сам банк «Открытие» попал под санацию. Причем регулятор, одобряя сделку, прекрасно понимал, что и покупатель, и продавец находятся не в лучшем положении, — в этом признавалась глава ЦБ Эльвира Набиуллина. И в итоге, видимо, решил санировать обоих одних махом. В конце прошлой недели стало известно, что Центробанк потратит на докапитализацию санируемого банка «ФК Открытие» 456,2 млрд рублей, причем значительная часть пойдет на поддержку «Росгосстраха».

25 ноября компания «Росгосстрах» полностью обновила состав совета директоров, куда вошел в том числе и Михаил Задорнов, который с нового года возглавит «ФК Открытие». По словам директора департамента страхового рынка Банка России Игоря Жука, «Росгосстрах» продолжает работать в штатном режиме, ЦБ пока изучает ситуацию.

Между тем в начале октября «Росгосстрах» получил от своего акционера (читай: от ЦБ) около 10 млрд рублей. Эти средства, по заверению страховщика, пойдут на увеличение чистых активов «Росгосстраха», что позволит соответствовать регуляторным нормативам и иметь существенный запас по капиталу. «В «Росгосстрахе» с первой половины 2017 года реализуется антикризисная стратегия, направленная на борьбу с убыточностью в ОСАГО, которая уже дает первые результаты. И в следующем году мы ждем принципиального улучшения ситуации», — сообщил тогда генеральный директор компании Николаус Фрай.

Похоже, несмотря на заверения Анатолия Аксакова, фактическая санация «Росгосстраха» началась еще до того, как был написан и принят закон. Чем применение нового механизма оздоровления рынка обернется для страховщика и его акционера — «ФК Открытие», пока неясно — не только рынку, но, кажется, и самому регулятору.

А между тем поправки к закону о санации страховщиков должны быть внесены в Госдуму до 12 января 2018 года...

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 декабря 2017 > № 2431124 Сергей Седов

Занять кредитору. Зачем МФО привлекают средства частных инвесторов

Сергей Седов

основатель сервиса Zaymer

Микрофинансовые организации делают ставку на привлечение фондирования от частных игроков. В чем интерес обеих сторон?

С 2015 года микрофинансовый рынок растет в основном благодаря микрозаймам физлицам. Если в первом квартале 2015 года количество договоров о займе составило 2,88 млн, то за два года оно выросло двукратно, до 5,66 млн договоров во втором квартале текущего года. При этом на частных лиц в общем портфеле МФО приходится 5,65 млн договоров.

Такая динамика связана с возросшим спросом населения на заемные средства в связи с отсутствием роста реальных доходов и ужесточением кредитной политики банков после бума розничного кредитования в 2011-2012 годах.

Но микрофинансовый рынок мог бы показать и более внушительную динамику, если бы не дефицит свободных средств, необходимых для полноценного удовлетворения спроса клиентов. Благоприятной ситуация была в 2015 году, когда в МФО приток сторонних источников фондирования— от граждан и компаний — превышал 50%. Сейчас же этот показатель составляет не более 26,6%. Все остальное фондирование — это собственные средства, полученные МФО за счет прибыли.

При этом оборачиваемость средств на микрофинансовом рынке, которая дает компаниям возможность вкладывать вернувшиеся от заемщиков средства в новые займы, не стала качественно лучше. С 2015 года уровень просроченной задолженности у МФО не претерпел существенных изменений. Так, например, участники опроса агентства «Эксперт РА» в 2015 году оценили объем просроченных кредитов свыше 90 дней в 39%, а в 2016 году — в 35%. Таким образом, дефицит дополнительных источников финансирования деятельности МФО все более очевиден.

Деньги от друзей

Варианты стороннего фондирования у МФО крайне ограничены — это дополнительные средства учредителей, банковские кредиты и частные инвестиции.

Средства учредителей (членов, участников, акционеров) — это их личные деньги. Также они могут быть предоставлены «дружескими» юридическими структурами. Например, это может быть организация, входящая в один холдинг с МФО. Если участие «дружественных» компаний в бизнесе МФО официально проследить трудно, то на учредителей-физлиц приходится уже до 4,74% (как во втором квартале текущего года) в объеме выданных кредитов. Но средства учредителей не безграничны, и уже в этом году можно ожидать существенного снижения значимости этого канала фондирования.

Аналогичный вывод напрашивается и в отношении финансирования МФО через «дружественные» структуры. Сейчас это лидирующий вид фондирования — он составил 14,5% по итогам второго квартала 2017 года. Однако не стоит забывать, что в эту категорию могут входить не только аффилированные с МФО компании, но и, например, инвестиционные фонды или специально созданные для привлечения средств субъекты — в частности, P2P-сервисы.

Остроту проблемы фондирования, по идее, должно было бы снять доступное кредитование российскими банками. Однако сейчас банки придерживается «политики сдерживания» по отношению к МФО, поясняя такой подход рискованностью микрофинансового бизнеса и нежеланием сотрудничать с косвенными конкурентами. Масштаб участия банков в жизни МФО невелик — по итогам второго квартала 2017 года доля кредитов составила в объеме займов лишь 2,76%.

Другие способы привлечения средств — например, выпуск облигаций или мезонинный кредит — единичны и в общей структуре фондирования МФО несущественны.

Время выбора

Основным каналом притока средств, на который сейчас делают ставку МФО, остаются средства частных инвесторов. Сейчас их доля невелика — 4,57% от всего объема фондирования по итогам второго квартала 2017 года. Однако этот сегмент может существенно вырасти за счет расширения базы инвесторов и укрупнения игроков.

Доля крупнейших активных игроков неуклонно растет: с начала 2015 года она увеличилась на 14,7 п.п. до 53,2% (в отношении 20 самых больших МФО). Также с 2014 года число МФО, принимающих инвестиции от населения, снижается. Сейчас таких организаций всего 30 по сравнению с 231 в 2014 году. Однако этот спад никоим образом не должен проявиться в снижении удельного веса этого канала фондирования в общерыночном масштабе.

Статус, масштаб и опыт МФО станут дополнительным стимулом для вложений, обеспечивая гарантию их надежности. Основной же стимул — величина процентной ставки, которая сегодня выглядит не менее привлекательно, чем в недавнем прошлом — 14-30% годовых.

Другой немаловажный фактор — это расширение аудитории инвесторов. При наличии 15,2% населения страны, имевших вклады в банках, лишь 0,3% инвестировали в МФО, свидетельствуют данные ЦБ. Это всего 3 тысячи человек. Главным образом, это пенсионеры или работающие по найму в возрасте 45-59 лет из трех федеральных округов — Сибирский, Северо-Западный и Приволжский.

До последнего времени «вклады» в МФО действительно были скорее «несистемным» фактором, учитывая не лучшую репутацию микрофинансового бизнеса, новизну и подобного рода вложений. Сейчас же МФО привлекают внимание как серьезных инвесторов, так и остальных граждан, обладающих свободным капиталом.

Сказанное, прежде всего, относится к жителям крупных городов, где финансы традиционно аккумулируются более охотно, нежели в «глубинке». Одним из частных проявлений такой ситуации должно стать смещение инвестиционных предпочтений этой аудитории от недвижимости в сторону микрофинансов. Легко подсчитать, что среднестатистическая стоимость сдачи жилья в аренду даже в Москве уступает по доходности предлагаемому МФО уровню процентной ставки.

Таким образом, уже к концу текущего года инвестиции частных инвесторов должны заметно повысить свою значимость на общем фоне, как минимум, на несколько процентов. Тем самым, острота проблемы фондирования, по крайней мере, для крупнейших игроков, будет частично снята, и рынок продолжит развиваться в более свободном и естественном режиме.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 декабря 2017 > № 2431124 Сергей Седов


Россия. США > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > banki.ru, 11 декабря 2017 > № 2420932 Альберт Кошкаров

Покупаем Америку

Почему российские инвесторы делают ставку на американский рынок

Американские компании останутся привлекательными для российских инвесторов и в 2018 году

В погоне за высокой доходностью все больше клиентов российских брокеров выбирают акции компаний США. Стоит ли пытаться заработать на них непрофессиональному инвестору и о чем нужно помнить, Банки.ру спросил у профессиональных участников фондового рынка.

Как инвестировать

Еще несколько лет назад инвестиции в американские или европейские компании были исключительно уделом состоятельных граждан, которые для этого открывали валютные счета в иностранных юрисдикциях, например на Кипре. Сейчас попытаться заработать на акциях Facebook или Apple может даже непрофессионал с тысячей долларов. Достаточно открыть брокерский счет или ИИС у отечественного брокера — и можно торговать.

Правда, список потенциальных кандидатов на покупку ограничен исключительно российскими фондовыми площадками — Московской и Санкт-Петербургской биржами. Но это уже более 500 эмитентов. В основном акции американских компаний — если говорить об акциях, — котировки бумаг которых выставляются в Питере. Для сравнения: число компаний, акции которых торгуются на Московской бирже, — немногим более 200. «На российском рынке есть акции и облигации, которые могут показывать хорошую доходность на горизонте в один-два года, но разнообразие зарубежных инструментов в любом случае дает новые, зачастую более интересные возможности для инвестиций», — говорит начальник отдела анализа рынков «Открытие Брокер» Константин Бушуев.

ФИНАНСОВЫЙ СУПЕРМАРКЕТ НА БАНКИ.РУ

Единственное условие — все сделки проводятся в долларах, ведь мы имеем дело с иностранными акциями. Если вы открыли брокерский счет, то можно перевести на него валюту, например, через интернет-банк. В случае ИИС придется вносить рубли, а затем конвертировать их по биржевому курсу в доллары. Минимальный лот — 1 тыс. долларов, плюс придется заплатить комиссию брокеру за сделку. Но все равно курс покупки выгоднее, чем в обменнике банка.

Все инвестиционные доходы начисляются также в валюте. Поэтому с точки зрения диверсификации инвестиций иностранные акции подходят как нельзя лучше. Однако нужно помнить, что за прибыль с иностранных инвестиций придется заплатить налог. Риск заключается в том, что если к моменту выплаты налогов курс рубля к доллару упадет, то придется еще заплатить налог, связанный с доходом от переоценки валюты.

«В этом году рынок США растет явно лучше российского»

В отличие от волатильного российского рынка, фондовый рынок США стабильно растет. С начала года индекс S&P 500 (отражает котировки крупнейших по капитализации компаний США) вырос почти на 18%, промышленный индекс Dow Jones поднялся на 22%. «Среднегодовой прирост американского рынка акций S&P 500 за 100 лет составляет 7% — в два раза выше среднегодовой доходности облигаций, недвижимости и других активов», — говорит начальник управления инвестиционных стратегий «БКС Брокер» Юрий Скоркин.

По словам управляющего директора компании «Атон» Андрея Ревенко, если коррекция на рынке США и будет, то скорее незначительная. Начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игорь Клюшнев согласен, что американский фондовый рынок не является безрисковым: он может как расти, так и снижаться. «Но в последние годы он растет стабильнее и спокойнее, чем рынки в Европе или Азии», — отмечает эксперт. Он указывает, что технологический сектор США в этом году уже вырос на 25%. «Лидер индекса DJ-30, компания Boeing подорожала примерно на 80%, акции Apple выросли на 45%, зато Ford прибавил всего около 3%. Все неравномерно, но в этом году рынок США растет явно лучше российского», — заключает Клюшнев.

Действительно, если посмотреть на кривую российского фондового индекса, то окажется, что с начала года рынок пережил серьезное падение (индекс Мосбиржи упал на 17%), в середине года он торговался в пределах 1 880—1 900 пунктов. В целом за год потери российского рынка акций составили 6%. Это отразилось на динамике стоимости индексных ПИФов, убытки которых, по данным НЛУ, с января в среднем составили 3,73% (правда, за три года они заработали свыше 80%). Неплохие результаты показали фонды акций, некоторые управляющие заработали для клиентов 15—20% доходности. В среднем доходность ПИФов акций с начала года была в пределах 9%.

Какую стратегию выбрать

Опрошенные Банки.ру управляющие и брокеры отмечают, что главная сложность для непрофессионального инвестора при выборе иностранных компаний заключается в его слабой информированности. Кроме общеизвестных брендов вроде Amazon или Disney, российским частным инвесторам в общем-то известно не так много американских компаний. О деятельности большинства американских компаний наши инвесторы имеют смутные представления. В отличие от тех же российских эмитентов, о которых ежедневно в Интернете выходят десятки аналитических обзоров, комментариев в СМИ. «Вряд ли частному инвестору стоит заниматься самостоятельным выбором отдельных ценных бумаг, особенно на западных площадках, поскольку их там огромное множество. Проанализировать финансовую отчетность даже 1% торгуемых компаний очень сложно», — подчеркивает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин.

Управляющий директор по инвестициям «ТКБ Инвестмент Партнерс» Владимир Цупров советует начинающим инвесторам присмотреться к иностранным индексным фондам ETF либо доверить средства квалифицированному управляющему. «Многие любят также покупать западные акции «от фонаря», типа портфеля акций IT-компаний или фармакологии. С нашей точки зрения это крайне неэффективная стратегия», — предупреждает управляющий.

Финансисты предлагают несколько вариантов инвестирования. Например, можно купить акции одного-двух эмитентов на долгий срок, на 5—10 лет, и попытаться заработать на их росте. Ориентироваться при этом, по словам Андрея Ревенко из «Атона», стоит на компании, которые являются лидерами в своем секторе. Игорь Клюшнев уверен, что инвестировать в американские акции можно и 100% капитала, так как на рынке реально найти и очень надежные компании, акции которых торгуются на бирже более 100 лет, — General Electric, IBM и др.

Другой подход — покупать в портфель большое число эмитентов, акции которых слабо коррелируют друг с другом, и периодически проводить «ребалансировку», чтобы доля одной бумаги не сильно превышала долю других. Это существенно снизит риск волатильности. Однако, напоминает Эдуард Харин, инвестору придется потратиться на комиссии брокеру. «При покупке ETF фондов клиент обычно платит низкие комиссии за управление, однако на другой чаше весов — отсутствие управления, а ребалансировки внутри индекса часто носят сугубо технический характер», — поясняет он. Активно управляемые фонды, по словам Харина, имеют более высокие комиссии, но предоставляют инвестору возможность получить доходность выше индекса.

Что покупать

Как и в этом году, многие участники рынка ожидают дальнейшего роста бумаг IT-компаний, а также компаний финансового сектора. «Сектор технологий был самым доходным по итогам нескольких последних сезонов отчетов и является лидером роста 2017 года. В следующем году также жду, что они будут среди лидеров роста», — говорит Игорь Клюшнев из ИК «Фридом Финанс». Юрий Скоркин из «БКС Брокер» приводит в пример несколько инвестиционных идей: в частности, по его словам, дальнейший рост акций может показать Amazon, которая постоянно направляет большую часть выручки на разработку новых технологий, сервисов. Еще один вариант — акции производителя полупроводников для мобильных гаджетов Lamresearch. Компания также делает станки для производства чипов для мобильных устройств. «Рост мобильных гаджетов повышает спрос на потребление контента: фильмы, мультфильмы, видеоигры», — указывает Скоркин. На американском рынке есть огромные корпорации, занимающиеся производством видеоигр, контента. Это Electronic Arts, Disney, Netflix. Все эти компании, считает эксперт, будут оставаться привлекательными с ростом покупательной способности молодого поколения.

По словам опрошенных Банки.ру аналитиков, финансовый сектор может также стать лидером роста в 2018 году под влиянием налоговой реформы, дерегулирования, которое обещает новый глава ФРС Джером Пауэлл. Положительный эффект также окажет повышение ставки рефинансирования. «Стабильную прибыль всегда генерируют акции платежных систем. Они уже многие годы показывают стабильный рост», — приводит пример заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева. Например, по ее словам, акции Mastercard демонстрируют стабильный рост, только в этом году они выросли на 40%.

На волне роста рынка криптовалют аналитик также советует присмотреться к производителям видеокарт, например NVidia. «Видеокарты этого производителя идут нарасхват у желающих майнить биткоины, и пока это сильный драйвер для роста акций компании», — говорит Кокорева.

Константин Бушуев из «Открытие Брокер», помимо IT-компаний, рекомендует обратить внимание на компании в секторе драгоценных металлов, энергетическом секторе и сегменте новых финансовых технологий. «С учетом ожиданий по росту глобальной экономики можно рассчитывать на горизонт инвестиций в несколько лет», — считает он.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия. США > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > banki.ru, 11 декабря 2017 > № 2420932 Альберт Кошкаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > kursiv.kz, 8 декабря 2017 > № 2421585 Ирина Ледовских

Свыше 15 млрд тенге могут лишиться вкладчики ЕНПФ из-за решений судов

Ирина ЛЕДОВСКИХ

В настоящее время проблемные эмитенты должны ЕНПФ 44,86 млрд тенге. Об этом сообщили топ-менеджеры фонда представителям Общественного совета организации. В списке должников будущих пенсионеров числятся 21 организация.

Возвращение денег всегда сложный процесс. Только в этом году юристы ЕНПФ направили обращения в правоохранительные органы в отношении 20 эмитентов (АО VITA, АО «Трансстроймост», АО GLOTUR, АО «Карагандинский завод асбестоцементных изделий», АО «Казювелирпром», АО РТ Холдинг, АО «РОСА»; АО Mineral Resources of Central Asia, АО «ТЕМА Ко.», АО «РЭМИКС-Р», АО «Техно-Life», АО «Альтернативные финансы», ТОО «Охранная корпорация «Сары-Арка Сарбазы», АО «Астана-Недвижимость», АО «Казнефтехим», АО «ГОК «Торт Кудык», ТОО «ExELT/ ЭкСЕЛТ», АО HOMEBROKER, АО «Орнек XXI»; ТОО «Комбинат строительных материалов и конструкций -2»).

«Возбуждено уголовное производство в отношении 5 компаний - АО «Астана-Недвижимость», АО «Имсталькон», АО «РОСА», ТОО «Комбинат строительных материалов и конструкций-2». В настоящее время проводятся следственные мероприятия. К сожалению, остальные заявления были отклонены, - сообщил управляющий директор ЕНПФ Маулен Утегулов. – Но нами осуществляется дальнейшее взаимодействие с правоохранительными органами. Помимо этого, обращение фонда по факту неправомерных действий руководства АО «Астана-Недвижимость» приобщено к материалам уголовного дела, возбужденного в отношении АО «Астана-финанс».

Однако настоящую тревогу вкладчиков могут вызвать два процесса по делу АО «Казахстан Кагазы» и АО «Имсталькон». Когда-то крупнейший производитель бумаги и гофроупаковки Центральной Азии – компания «Казахстан Кагазы» теперь должна фонду свыше 12,5 млрд тенге. Стоит отметить, что эта структура продавала свои ценные бумаги не только на Казахстанской фондовой бирже, но и на Лондонской торговой площадке.

В ближайшее время в Высоком Суде Лондона должно быть вынесено решение в отношении некоторых бывших директоров АО «Казахстан Кагазы». «А пока они получили международную заморозку активов на сумму до 72 млн фунтов стерлингов. Кроме того, в Лондоне арестован особняк бывших владельцев АО «Казахстан Кагазы». Данная мера остается в силе до окончания судебного процесса и вынесения судом окончательного решения. Но ответчики отрицают все обвинения и оспаривают иски», - подчеркнул Маулен Утегулов.

Здесь интересный момент. Действие самого сурового экономического суда может быть заблокировано, а активы благополучно разморожены. Дело в том, что по заявлению АО Forte Bank в отношении АО «Казахстан Кагазы» отменена процедура реабилитации и возбуждена процедура банкротства. Данное определение пока не вступило в законную силу.

«Фондом осуществляется обжалование данного судебного решения в целях сохранения процедуры реабилитации. Стоит отметить, что все обязательства по плану реабилитации компании АО «Казахстан Кагазы» выполняет своевременно. На самом деле это предприятие можно спасти и у них полностью расписан план не только реабилитации, но и возврата нам долгов. А после определения Специализированного межрайонного экономического суда Алматинской области Лондонский суд стоит под вопросом», - пояснила глава ЕНПФ Нурбуби Наурызбаева.

Задолженность АО «Имсталькон» куда меньше - 3,7 млрд тенге. До недавнего времени компания, специализирующаяся на изготовлении и монтаже металлоконструкций, тоже успешно проходила процедуру реабилитации. «Но по заявлению миноритарного акционера эмитента была прекращена процедура реабилитации и начато банкротство. Подчеркну, что акционеру принадлежит лишь 1% портфеля. И жалоба была в том, что компания с опережением выполняет процедуры реабилитации. К сожалению, ходатайство ЕНПФ Верховным судом было отклонено, то есть Верховный Суд Казахстана занял позицию только одного человека», - заключила председатель правления АО «ЕНПФ».

Также представители фонда рассказали, что даже при положительном решении судов и частные, и государственные судебные исполнители не всегда должным образом выполняют свои обязанности «завершают процедуры взыскания, так как не находят имущества банкрота».

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > kursiv.kz, 8 декабря 2017 > № 2421585 Ирина Ледовских


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 7 декабря 2017 > № 2426767 Антон Силуанов

Министр финансов Антон Силуанов принял участие в заседании Правительства

Силуанов Антон Германович

Министр финансов Российской Федерации

А.Г. Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Действительно, на исполнение бюджета повлияла ситуация в макроэкономике, на бюджетообразующие факторы повлияли более высокие темпы роста экономики, чем изначально мы планировали в бюджете. Безусловно, повлияла и более высокая цена на нефть, которая сложилась за девять месяцев в размере 50,6 доллара за баррель. Всё это отразилось на доходах, которые поступили в бюджетную систему Российской Федерации.

По итогам девяти месяцев мы видим, что дефицит сложился значительно ниже, чем в предыдущие годы, – 0,3% ВВП, как Вы и обозначили.

Доходы федерального бюджета исполнены выше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 1,7 процентного пункта валового внутреннего продукта и составили 16,7% ВВП. Это обусловлено как ростом нефтегазовых доходов на 1 процентный пункт ВВП в связи с тем, что цены на нефть находятся на более высоких отметках, так и ростом, что важно, ненефтегазовых доходов, которые возросли на 0,7 процентного пункта ВВП – преимущественно за счёт роста поступлений налоговых доходов, таких как налог на добавленную стоимость, налог на прибыль организаций и акцизы.

Исполнение расходов за девять месяцев по сравнению с аналогичным периодом прошлого года чуть ниже – на 0,3 процентного пункта. Связано это в первую очередь с тем, что мы стали меньше авансировать, и в первую очередь стали меньше предоставлять авансов в рамках гособоронзаказа. Этому способствовало то, что мы определили порядок финансирования оборонного заказа, в том числе за счёт возможности перехода ассигнований на следующий год. Ненефтегазовый дефицит составил 6,8% ВВП – это самое низкое значение за последние пять лет.

Какие у нас ожидания по 2017 году? Мы ожидаем, что в текущем году дефицит бюджета не превысит 2% ВВП, что ниже, чем мы изначально планировали. Напомню, эта цифра по плану составляет 2,5%. Связано это с более высокими поступлениями дополнительных доходов, как мы и говорили. Соответственно, мы ожидаем чуть меньшего исполнения по расходной части – на сумму 350 млрд рублей. В первую очередь это расходы, которые перейдут на следующий год.

Что имеется в виду? Это дорожный фонд, государственные контракты (мы договаривались о том, что заключённые государственные контракты, ассигнования по ним, не использованные в текущем году, переходят на следующий год), различные виды финансовой помощи.

Прогноз объёмов суверенных фондов. В этом году мы полностью используем средства резервного фонда, как и было предусмотрено законом о бюджете. Мы несколько меньше задействуем средства Фонда национального благосостояния. По нашим оценкам, мы используем средства ФНБ в сумме 662 млрд рублей. Поэтому на 1 января 2018 года объём средств Фонда национального благосостояния составит 3,7 трлн рублей, или чуть больше 4% ВВП. При этом ликвидная часть, то есть свободные остатки, не вложенные в активы, составит 2,3 трлн рублей. Поэтому и бюджетные правила, и бюджет, который мы составили на следующую трёхлетку, учитывают возможности увеличения, пополнения наших резервов, которые нам необходимы, поскольку по-прежнему всё-таки мы зависим от сырьевой составляющей и нефтегазовых доходов.

Несколько слов о расходах. По состоянию на 1 декабря расходы исполнены на уровне 82% к уточнённой росписи. Этот показатель несколько выше, чем в прошлые годы. Напомню, что в 2016 году этот показатель составлял 79%. Тем не менее в декабре нам предстоит произвести расходы на сумму 3,1 трлн рублей, или 18% от плановых назначений. Наибольший объём расходов – это расходы по заключённым контрактным обязательствам, это расходы по оплате труда и социальному обеспечению, межбюджетные трансферты, расходы по обслуживанию долга.

Хотелось бы отметить ведомства, которые исполнили бюджет наиболее равномерно и в соответствии с нашими графиками, – это Министерство внутренних дел, Федеральная таможенная служба. Тем не менее есть ведомства, исполнение которых значительно отличается от графиков исполнения. В первую очередь это Министерство связи – всего около 45% исполнения от годовых назначений. Это связано в том числе с тем, что не законтрактованы обязательства по подключению медицинских учреждений к сети Интернет на 3,5 млрд рублей. Это Минтранс – 47,6%, Минвостокразвития – 56% от годовых назначений. Объясняется это тем, что основные контракты будут заключаться в IV квартале текущего года. Тем не менее мы сейчас говорим о ситуации на 1 декабря. Остался ещё месяц, и уважаемым коллегам необходимо ускорить заключение соглашений и контрактов для исполнения своих обязательств.

Субъекты Российской Федерации. Исполнение бюджетов субъектов значительно лучше, чем в прошлом году. Доходы выросли на 8%, прирост составил 748 млрд рублей по сравнению с уровнем прошлого года, и объём доходов составил 9,5 трлн рублей. При этом увеличиваются такие поступления, как налог на прибыль – на 10%, поступления НДФЛ – на 8%, налог на имущество – 12%. Растут все, по сути дела, налоговые доходы.

Расходы возросли на 7%. При этом более высокими темпами растут расходы на заработную плату – прирост на 9%, а также увеличиваются расходы инвестиционного характера, которые составили за период с начала года почти 1 трлн рублей (чуть больше 920 млрд рублей).

Важно, что профицит региональных бюджетов также значительно выше, чем уровень прошлого года, – составил 681 млрд рублей против 500 млрд рублей за аналогичный период прошлого года, и с дефицитом исполнены бюджеты в 29 регионах против 36. То есть мы видим, что позитивная динамика в области экономики, более точное и правильное распределение финансовой помощи даёт результат и субъекты Федерации лучше справляются с исполнением своих обязательств.

Важно, что и остатки на 1 декабря более чем в два раза превышают остатки за соответствующий период прошлого года и составляют 1,86 трлн рублей. Эти средства могут быть направлены как на финансирование обязательств текущего года – в декабре, так и перейти на начало следующего года для выполнения обязательств субъектов.

Снижается и долг. Он снизился на 9%, или на 212 млрд рублей, и составил 2,1 трлн рублей.

Уважаемые коллеги, завершается текущий финансовый год. На что хотелось бы обратить внимание? Мы до 18 декабря ожидаем представления от главных распорядителей бюджетных средств предложений об изменении сводной бюджетной росписи. У нас определён этот предельный срок. До 25 декабря Минфин завершает внесение изменений в сводную бюджетную роспись. А последним операционным днём, когда Казначейство проводит расходы, является 28 декабря. Поэтому просьба скорректировать свои планы в ходе исполнения бюджета, исходя из тех решений, которые приняты по исполнению бюджета.

Кроме того, хотел бы обратиться к коллегам-министрам по поводу того, что сейчас уже подписан закон о бюджете и начиная со вчерашнего дня Казначейство доводит лимиты бюджетных обязательств уже на следующий год. Доведённые лимиты необходимо будет распределять по подведомственным учреждениям, и эту работу можно начать уже сейчас, не дожидаясь начала следующего года.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 7 декабря 2017 > № 2426767 Антон Силуанов


Казахстан. Великобритания > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 7 декабря 2017 > № 2421595 Ирина Ледовских

Уйти по-английски: зачем РД КМГ проводить делистинг с Лондонской фондовой биржи?

Ирина ЛЕДОВСКИХ

На этой неделе АО «Разведка добыча «КазМунайГаз» объявило о намерении выкупить свои глобальные депозитарные расписки и произвести делистинг с Лондонской и Казахстанской фондовыми биржами. В причинах и следствиях очередного проекта отечественных нефтяников разбирался «Къ» вместе с инвестиционными банкирами.

В планах АО «Разведка добыча «КазМунайГаз» – объявить тендер по выкупу своих ГДР по цене $14 за одну бумагу. В настоящее время материнской компании – АО «НК «КазМунайГаз» – принадлежит 58% акционерного портфеля дочерней структуры, 34 находятся в свободном обращении и еще 8% принадлежат самой РД КМГ. Стоит отметить, что эти акции относятся к казначейским бумагам, то есть они могут принадлежать только эмитенту, но при этом не обладают правом голоса.

При условии успешной сделки АО «НК «КазМунайГаз» будет иметь по меньшей мере 75% прав голоса в РД КМГ, и уже после этого сможет купить все находящиеся в обращении простые акции, не принадлежащие НК КМГ.

Ожидается, что эта операция будет проведена «на тех же экономических условиях, что и тендерное предложение в отношении глобальных депозитарных расписок». Как заявили в пресс-службе структуры, позже в АО «Разведка добыча «КазМунайГаз» дополнительно созовут внеочередное собрание акционеров для принятия решения об отмене листинга депозитарных расписок компании на Лондонской фондовой бирже и листинга простых акций компании на KASE.

«Ожидается, что запуск тендерного предложения в отношении ГДР будет единогласно одобрен как советом директоров компании, так и ее независимыми неисполнительными директорами», – подчеркнули в РД КМГ.

Впрочем, профессиональных участников рынка проект национальной компании не удивил. «Предложение о выкупе акций РД КМГ является ожидаемым, учитывая планы выхода на IPO материнской НК КМГ – в рамках госпрограммы приватизации, рассчитанной до 2020 года. Акции АО «НК «КазМунайГаз» должны быть размещены на торговой площадке Международного Финансового центра в Астане, – сообщил подробности заместитель директора Halyk Finance Станислав Чуев. – В различных источниках указывается 2019 год в отношении сроков публичного листинга нацкомпании. Таким образом, с учетом необходимых процедур по выкупу акций миноритарных акционеров и подготовки самой НК КМГ к размещению, для делистинга РД КМГ сейчас самое подходящее время».

С этим мнение согласен и председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров. Он также отметил, что государственная компания не скрывала своих намерений о делистинге ценных бумаг.

«Бумаги выкупаются по цене $14 за расписку, т. е. с премией около 19% к цене по состоянию на 1 декабря. Это действие является обязательным условием и частью стратегии материнской компании РД КМГ по подготовке к планируемому IPO в 2019–2020 гг. Соответственно уже сегодня расписки торгуются на уровне $13,5 в ожидании утверждения этого решения. Если делистинг РД КМГ в будущем все же произойдет, возможно инвесторы смогут торговать акциями материнской компании вскоре после IPO. Предлагаемая цена, на наш взгляд, является достаточно справедливой. Необходимо далее изучить условия выкупа», – поделился своим мнением глава АО «Сентрас Секьюритиз».

Надо сказать, что рынок быстро отреагировал на новость крупнейшей углеводородной компании Казахстана. Так, уже на следующий день на KASE простые акции РД КМГ выросли в цене на 12%. В ожидании равноценного выкупа на 18% подорожали привилегированные акции.

«В начале 2018 года запланирован выход на IPO материнской компании НК КМГ. Для проведения первичного размещения материнская компания, возможно, реализует программу выкупа простых и привилегированных акций АО «Разведка добыча «КазМунайГаз» по балансовой стоимости – 30 639 тенге. На 13 декабря запланировано заседание совета директоров РД КМГ, на котором, вероятно, будет решаться вопрос о параметрах buy back. Аналитики инвестиционной компании «Фридом Финанс» предлагают использовать идею быстрого роста – акции АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз».

Инвестбанкиры ожидают повышенного интереса инвесторов к бумаге из-за спекуляций на тему обратного выкупа. Потенциал роста ожидается в 8% в краткосрочной перспективе», – полагают эксперты АО «Фридом Финанс».

При этом, по словам аналитиков, решение о делистинге в долгосрочной перспективе будет иметь отрицательные последствия.

«На данный момент для местного рынка акций последствия скорее негативные – уже было заявлено также о намерениях выкупить и все простые акции РД КМГ, что будет означать уход компании с Казахстанской фондовой биржи. В данный момент на KASE наблюдается дефицит привлекательных эмитентов, ценные бумаги которых представляют интерес для инвесторов, а уход РД КМГ еще более усугубит данную ситуацию и приведет к снижению ликвидности на рынке. Неизвестно, насколько успешным окажется проект МФЦА, и в любом случае потребуется значительное количество времени для того, чтобы торговая площадка заработала в проектном режиме. Скорее всего нас ждет снижение активности торговых операций на местном рынке в течение ближайших 2 лет», – спрогнозировал заместитель директора Halyk Finance.

Напомним, ранее НК КМГ уже делала предложения о выкупе акций миноритарных акционеров РД КМГ. Например, в 2014 году при средней цене барреля нефти в $99,5, НК КМГ намеревалась выкупить свои бумаги на $18,5 за одну депозитарную расписку. В конце 2015 года баррель стоил уже $53,6, поэтому предложение казахстанского углеводородного гиганта тогда опустилось до $7 за ГДР. И через год «Разведка добыча «КазМунайгаз» была готова купить по $9 каждую бумагу. Сейчас цена выросла до 14.

Если рынок примет это предложение, то Казахстанская фондовая биржа рискует навсегда потерять только-только начавшийся рост на рынке акций вместе с незыблемыми позициями главной торговой площадки страны, а проект МФЦА получит неоспоримое преимущество в виде крупнейшей компании страны перед KASE.

Но уход с Лондонской фондовой биржи отразится и на АО «Разведка добыча «КазМунайгаз». Строгие требования одного из крупнейших рынков мира, а также присмотр за отечественными нефтяниками иностранных инвесторов, практически полностью лишает казахстанских специалистов творческого потенциала для применения серых схем в бизнесе.

Будут ли столь суровы требования Международного финансового центра «Астана»?

Казахстан. Великобритания > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 7 декабря 2017 > № 2421595 Ирина Ледовских


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 7 декабря 2017 > № 2421572 Ирина Ледовских

Почему банки снижают ставки по депозитам?

Ирина ЛЕДОВСКИХ

На финансовом рынке Казахстана наблюдается интересная тенденция: банки все меньше кредитуют экономику и при этом совсем не заинтересованы в наличных. БВУ легли на дно перед большой бурей и решили зарабатывать деньги только на нотах НБ РК или для вялой позиции банковского сектора есть объективные причины, попытался разобраться «Къ».

Аналитический отдел Ассоциации финансистов провел исследование рынка депозитов и отметил интересную тенденцию.

Так, выяснилось, что и без того скромные ставки по тенговым и долларовым депозитам стали существенно меньше. «По последним актуальным данным Национального банка (на 01.11.17), средневзвешенная ставка по привлеченным депозитам физических лиц составила 11,5% годовых в тенге и 2,1% годовых в иностранной валюте (11,9% и 2,0% месяцем ранее). Таким образом, с начала года доходность тенговых вкладов снизилась на 0,5%, а долларовых – на 0,4%», – говорится в аналитической записке АФК.

Когда рекомендации запоздали

6 ноября АО «Казахстанский фонд гарантирования депозитов» объявил, что с 1 декабря 2017 года рекомендуемая максимальная ставка вознаграждения по вновь привлекаемым депозитам физических лиц в иностранной валюте снижается до 1% годовых (ранее 1,5%). В свою очередь, рекомендуемая КФГД максимальная ставка вознаграждения по вновь привлекаемым депозитам физических лиц в национальной валюте сохраняется на прежнем уровне.

Чуть позже Национальный банк страны объявил о сохранении базовой ставки на уровне 10,25% с коридором ±1%.

Данное решение было принято на фоне максимального за год роста индекса потребительских цен в октябре (на 1,2% м/м) и роста инфляционных ожиданий. Тогда представители регулятора заявили, что решение о сохранении базовой ставки «отражает целесообразность сохранения нейтральности денежно-кредитных условий и поддержания реальной процентной ставки на уровне не выше 4%, что соответствует долгосрочным потенциальным темпам экономического роста». То есть решения о снижении доходности депозитов банки принимали до заявления регуляторов. Здесь возникает логичный вопрос: почему?

«Къ» обратился в несколько БВУ за комментариями. Ответ мы получили лишь в одном банке, да и то довольно сухой. В частности, пресс-служба финансовой организации заметила, что аналитики Ассоциации финансистов не учли несколько видов депозитов этого БВУ, поэтому выводы в их исследованиях ошибочны.

Финансисты отмалчиваются, когда не хотят говорить правду. Много лет представители этого сектора и регулятор на официальных мероприятиях заявляют, что количество крупных и надежных заемщиков в стране снижается. В кулуарах же банкиры откровеннее: «Нам не нужны депозиты. Мы на них создаем провизии в НБ, а при этом вкладывать деньги некуда. Каждый надежный и интересный проект на счету. Это мы гоняемся за хорошими заемщиками, а не они за нами». Косвенным подтверждением этому стало наблюдающееся в последнее время снижение кредитования экономики.

Так, на 1 октября 2017 года ссудный портфель всех банков второго уровня составлял 13 902,9 млрд тенге. Между тем в тяжелом 2015 году на этот же период было выдано займов на 14 350,1 млрд тенге. Разница с виду небольшая, но стоит прибавить к ней инфляцию и курс тенге, как становится ясным, что рынок сделал несколько шагов назад.

«Надежные и хорошие заемщики появляются с ростом экономики. Экономика худо-бедно растет, но не так, как хотелось бы, и банки не могут развиваться независимо от нее. Соответственно, количество заемщиков лимитировано, количество банков – тоже. Речь не идет о нахождении новых заемщиков. Фактически речь идет о драке (простите за сравнение), которая идет за существующих клиентов. В глобальном плане абсолютная величина кредитного рынка не изменится, пока экономика сама не будет расти большими темпами», – заявил в одном из эксклюзивных интервью несколько месяцев назад корреспонденту «Къ» банкир Гани Узбеков.

На чем финансисты зарабатывают?

НБ каждый месяц публикует отчет по своим ценным бумагам. Так, «объем нот в обращении на конец октября 2017 года составил 2842,1 млрд тенге, увеличившись за месяц на 3,7% (рост с начала года на 12,8%, или на 323,5 млрд тенге). Объем эмиссии краткосрочных нот за октябрь 2017 года составил 5 379,2 млрд тенге. Был проведен 31 аукцион, в том числе 22 аукциона по размещению 7-дневных нот на сумму 4237,4 млрд тенге, 4 аукциона по размещению 1-месячных нот на сумму 707 млрд тенге, 1 аукцион по размещению 3-месячных нот на сумму 18,7 млрд тенге, 1 аукцион по размещению 6-месячных нот на сумму 32,3 млрд тенге и 3 аукциона по размещению 1-годичных нот на сумму 383,8 млрд тенге». Регулятор проводит так называемую стерилизацию рынка, то есть забирает излишнюю наличность, дабы избежать инфляции.

Но дело в том, что банкиры неплохо зарабатывают на этих операциях. Так, средневзвешенная доходность по размещенным 7-дневным нотам составляет 9,25%, по 1-месячным – 9,30%, по 3-месячным – 9,21%, по 6-месячным – 9,09%, по 1-годичным нотам – 8,73%. Эта прибыль, конечно, ниже кредитных предложений – средневзвешенная ставка вознаграждения банков по выданным ссудам в тенге физическим лицам с начала года увеличилась с 18,4 до 19,2%. Только за октябрь рост составил 0,4%. Но при этом стоит учесть, что, имея меньший доход, банки и тратят мало. Ценные бумаги НБ РК – надежный инструмент, и при их покупке у БВУ отпадают затраты, сопутствующие выдаче кредитов.

В начале ноября Министерство национальной экономики опубликовало итоги за 10 месяцев. Согласно данным ведомства, объем промышленного производства в январе – октябре 2017 года составил 18 153,7 млрд тенге в действующих ценах, что на 7,5% больше показателей аналогичного периода 2016 года. Как всегда, в лидерах горнодобывающая промышленность и разработка карьеров. Чуть меньше показатели в обрабатывающий промышленности, электроснабжении, подаче газа, пара и в воздушном кондиционировании.

При этом объем валового выпуска продукции сельского хозяйства в январе – октябре составил 3 560,2 млрд тенге, что больше на 2% показателей за 10 месяцев 2016 года.

В отрасли «транспорт» индекс физического объема превысил 104,5%. Объем грузооборота составил 452,4 млрд тонно-километров с учетом оценки объема грузооборота индивидуальных предпринимателей, занимающихся коммерческими перевозками. Объем пассажирооборота составил 224,4 млрд пассажиро-километров.

В отраслях «связь» и «торговля» индекс физического объема в январе – октябре 2017 года превысил 103%.

Исходя из этих цифр можно смело заявлять, что экономика страны растет и особых трудностей не испытывает, но исходя из движений финансового рынка можно заключить, что в статистических данных закралась погрешность, которая как ни странно, имеет немалый размер.

Между тем аналитики АФК сделали другой вывод: «В связи с неизменностью базовой ставки отслеживаемые АФК процентные ставки по банковским продуктам, скорее всего, будут сохранены на текущем уровне до конца года. Следующее заседание НБ РК по базовой ставке пройдет 15 января 2018 года».

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 7 декабря 2017 > № 2421572 Ирина Ледовских


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 7 декабря 2017 > № 2421569 Айгуль Ибраева

На чем зарабатывают страховые компании Казахстана?

Айгуль ИБРАЕВА

Страхование считается одним из сверхприбыльных видов деятельности. Чистая прибыль крупных страховых компаний мира исчисляются миллиардами долларов. В Казахстане же бизнес страховщиков в целом выгоднее, чем бизнес банкиров. На чем зарабатывают отечественные компании сектора? Kursiv Research выяснил, какие виды страхования наиболее рентабельны и популярны в Казахстане.

В Казахстане официально зарегистрировано 32 страховые компании. За 9 месяцев текущего года страховщики заработали 55,69 млрд тенге. Доходность сектора остается стабильной на протяжении последних лет, совокупная рентабельность при этом колеблется в районе 9,0%, что значительно выше среднего показателя по банковской отрасли.

Основным источником доходов компаний сектора страхования является страховая премия – плата, которую клиент обязан внести страховщику в соответствии с договором страхования или с законом. За январь – сентябрь 2017 года совокупный объем страховых премий составил 289,23 млрд тенге*, что на 4,4% больше, чем за тот же период предыдущего года.

Объем страховых выплат сектора за январь – сентябрь текущего года составил 64,68 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом прошлого уровень страховых выплат сократился на 12,9%, или 9,60 млрд тенге. Объем страховых премий сектора превысил совокупный объем выплат в 4,5 раза.

По объему собранных премий за период Kursiv Research определил наиболее популярные виды страхования в Казахстане.

Добровольное имущественное страхование

Так, почти половина собранных премий за рассматриваемый период приходится на добровольное имущественное страхование. По данному классу страховыми компаниями было собрано 137,08 млрд тенге премий. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года показатель сократился на 3,7%. При этом объем страховых выплат по данной отрасли страхования составил лишь 17,11 млрд тенге. Размер собранных страховых премий по договорам добровольного имущественного страхования превысил размер страховых выплат, осуществленных по тем же договорам, в 8 раз. Данный вид страхования остается наиболее рентабельным в Казахстане.

Больше всего в 2017 году казахстанцы страховали свое имущество, премии по данному классу составили 69,93 млрд тенге, выплаты достигли 6,95 млрд тенге. Наиболее рентабельной отраслью страхования по добровольному имущественному страхованию в текущем году стало ГПО владельцев воздушного транспорта, по которому за три квартала текущего года было собрано 949,31 млн тенге премий против страховых выплат в 425,00 тыс. тенге. Добровольное страхование займов принесло страховым компаниям 1,88 млрд тенге при объеме страховых выплат 2,37 млн тенге. По страхованию от прочих финансовых убытков компании выплатили 4,65 млн тенге при объеме страховых премий 3,04 млрд тенге. Накладными в текущем году для страховщиков стали страхование убытков финансовых организаций (выплачено 1,25 млрд тенге против страховых премий в 0,51 млрд тенге) и страхование воздушных судов, где компаниям пришлось выплатить 3,27 млрд тенге, притом что премий было собрано в 2 раза меньше – 1,61 млрд тенге.

Лидером по добровольному имущественному страхованию в Казахстане является крупнейшая отечественная страховая компания «Евразия». С начала года по данной отрасли страхования компания собрала 31,71 млрд тенге страховых премий, что соответствует 74,6% совокупного объема страховых премий компании. Выплатила СК по данному виду страхования 5,52 млрд тенге. В ближайшее время компанией планируется выплата еще 2,2 млрд тенге (5,5 млн евро) в качестве страховой выплаты концерну BASF, на заводе которого произошел крупный пожар, что является максимальной ответственностью по договору перестрахования. Пожар произошел 31 октября на заводе BASF в городе Людвигсхафене (Германия), где выпускаются витамины.

На втором месте с объемом страховых премий по добровольному имущественному страхованию в 28,71 млрд тенге оказалась СК «Казахмыс». При этом объем выплат по соответствующим договорам страхования составил лишь 118,23 млн тенге (разница в 242,8 раза).

Тройку замыкает СК «Казкоммерц-Полис», которая с января по октябрь текущего года собрала 13,85 млрд тенге премий по добровольному имущественному страхованию, страховые выплаты при этом достигли 2,60 млрд тенге.

Добровольное личное страхование

В 2017 году в Казахстане можно было наблюдать существенный рост популярности добровольного личного страхования, куда входят страхование жизни, страхование от несчастных случаев, болезней и т. д. За 9 месяцев текущего года объем собранных премий по данным видам страхования обозначился в размере 76,18 млрд тенге (26,34% от совокупного объема по сектору). По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года показатель вырос на 19,8%.

При этом объем выплат по добровольному личному страхованию наиболее высокий по рынку – 24,85 млрд тенге, что соответствует 38,4% от совокупного объема страховых выплат. По сравнению с прошлым годом показатель вырос на 4,2%. Наиболее выгодным среди классов добровольного личного страхования является страхование жизни, объем собранных премий по которому в 2017 году превысил страховые выплаты в 15 раз. А наименее рентабельным для страховщиков оказалось страхование на случай болезни (1,53 раз) и аннуитетное страхование (2,67 раза).

Лидером по добровольному личному страхованию в Казахстане является АО «Халык-Life». Компания за три квартала собрала 20,27 млрд тенге, а выплатила 2,21 млрд тенге по данным классам страхования. Следом идут КСЖ «Европейская Страховая Компания» с объемом страховых премий 10,81 млрд тенге и КСЖ «Номад Life», которой удалось собрать за рассматриваемый период 10,42 млрд тенге в виде страховых премий.

В КСЖ «Номад Life» отмечают рост объема страховых премий по итогам трех кварталов на 32,9% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. При этом наибольший рост наблюдается по классам «договоры пенсионного аннуитета» – 99,5% и «страхование жизни» – 53,9%, сокращение объема премий в страховой компании отмечают по классам «страхование от несчастных случаев» (-93,9%) и «иные виды аннуитетного страхования» (-11,3%).

Стоит отметить, что наибольший объем страховых выплат по добровольному личному страхованию приходится на других страховщиков. Так, по данным классам страхования больше всех клиентам выплатили СК «Халык-Казахинстрах» – 4,43 млрд тенге, КСЖ «Казкоммерц-Life» – 3,30 млрд тенге и АО «КК ЗиМС «Интертич» – 2,84 млрд тенге.

В «Казкоммерц-Life» рассказали, что объем страховых выплат, осуществленных компанией за 9 месяцев 2017 года, составил 3,7 млрд тенге и увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2016 года на 6,2%, или 0,2 млрд тенге. Основной прирост страховых выплат компании связан с увеличением выплат по договорам пенсионного аннуитета в размере 80,8%, или 0,8 млрд тенге. По всем остальным классам страхования объем страховых выплат показывает снижение к аналогичному периоду 2016 года. По классу «страхование жизни» в «Казкоммерц-Life» из объема выплат, связанных с урегулированием страховых случаев, 7% составляют страховые выплаты, связанные с получением телесных травм, 10% – выплаты, связанные с наступлением смерти застрахованного лица, и 84% – выплаты, связанные с дожитием застрахованного до окончания срока страхования.

Обязательное страхование

По формам страхования, при которым страховые отношения между страховщиком и страхователем возникают в силу закона – обязательному страхованию за 9 месяцев было собрано 75,97 млрд тенге в виде премий, что превышает показатель за аналогичный период предыдущего года на 6,9%. Вопреки всеобщему мнению, обязательное страхование занимает наименьшую долю по собранным премиям – 26,27%.

Размер страховых выплат по обязательным видам страхования за январь – сентябрь 2017 года достиг 22,73 млрд тенге, что меньше объема премий в 3,34 раза. Почти половина всех премий по обязательным видам страхования – 37,50 млрд тенге – приходится на ОГПО владельцев транспортных средств. Больше всего на данному классу за рассматриваемый период заработали СК «НОМАД Иншуранс» – 4,61 млрд тенге, СК «Евразия» – 3,97 млрд тенге и СК «АСКО» – 3,22 млрд тенге в виде страховых премий.

Наиболее выгодными для страховщиков по обязательным видам страхования являются ОГПО владельцев объектов, деятельность которых связана с опасностью причинения вреда третьим лицам, и экологическое страхование. По первому виду страхования компании за 9 месяцев собрали 546,63 млн тенге, а выплатили всего 4,45 млн тенге, по второму разница между премиями и выплатами составила 83,6 раза – при объеме страховых премий 1,09 млрд тенге страховщики выплатили 12,99 млн тенге.

В совокупности по обязательным видам страхования больше всех собранных премий за 9 месяцев приходится на АО «Халык-Life» – 7,17 млрд тенге при объеме страховых выплат 434,07 млн тенге. Все премий страховщика поступили по классу «страхование работника от несчастных случаев при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей».

СК «Евразия» за тот же период по классам обязательного страхования собрала 6,89 млрд тенге и выплатила 2,27 млрд тенге. В свою очередь, АО «Нефтяная страховая компания» выплатила клиентам по обязательным видам страхования 1,82 млрд тенге, а премий собрала на 6,54 млрд тенге.

Наиболее популярные виды страхования

В совокупности за 10 месяцев 2017 года страховыми организациями было заключено 6 690 665 договоров страхования, из них с физическими лицами – 5 905 124, рассказывает независимый консультант по страхованию Азамат Керимбаев. Эксперт представил наиболее популярные классы страхования в Казахстане по количеству заключенных договоров страхования за 10 месяцев текущего года.

Топ-10 классов страхования по количеству заключенных договоров страхования (за январь – октябрь 2017 г.)

Так, самым популярным классом страхования, по словам эксперта, по-прежнему является ОС ГПО ВТС (обязательное автострахование). Доля договоров ОС ГПО ВТС составляет 65,2% от всех договоров.

Эксперт отметил рост интереса казахстанцев к добровольному личному страхованию. Согласно данным Нацбанка, вторым наиболее популярным классом страхования оказалось «страхование жизни», по данному классу за 10 месяцев заключено более 600 тыс. договоров страхования.

В отрасли страхования жизни в АО «КСЖ «НОМАД LIFE» отмечают стабильность обязательного страхования, что коррелирует с ростом номинальных заработных плат населения. Страховщик также обращает внимание на значительный рост пенсионного страхования – все большее количество людей успевают накапливать на пенсионный аннуитет согласно действующей накопительной пенсионной системе. При этом текущие темпы роста по ОСНС и пенсионным аннуитетам сохранятся и в дальнейшем, считают в страховой компании.

Так, по классу страхования пенсионного аннуитета в целом по рынку за 9 месяцев 2017 количество заключенных договоров страхования увеличилось на 23,0% в сравнении с аналогичным периодом 2016 года.

Большой потенциал у классического и инвестиционного накопительного страхования жизни, популярность которого растет сейчас в России. «Это связано с тем, что с 1 января 2018 года ожидается принятие нового Налогового кодекса, где будет оптимизировано налогообложение добровольного накопительного страхования жизни (приравнено к налогообложению депозитов), что значительно повысит привлекательность накопительных продуктов для населения», – говорят в АО «КСЖ «НОМАД LIFE».

Популярность добровольного страхования от несчастных случаев (третья позиция, 472,79 тыс. договоров) в Казахстане больше связана с беззалоговым кредитованием, нежели с интересом населения к самому продукту, считает Азамат Керимбаев.

На четвертой позиции расположилось «добровольное страхование на случай болезни», популярность договоров данного класса связана с ростом страхования туристов при выезде за границу. АО «Казкоммерц-Life» также отмечает рост числа клиентов, которые пользуются услугами страхования граждан, выезжающих за границу, и при этом они самостоятельно ищут страховую компанию и наиболее выгодные условия страхования.

Добровольное страхование имущества среди населения остается непопулярным, отмечает эксперт. Физические лица за рассматриваемый период купили страхование имущества всего 178 тыс. раз, при этом значительная часть договоров связана с ипотечным кредитованием. То же самое можно сказать и о добровольном страховании автотранспорта.

«На наш взгляд, страховой рынок на сегодняшний день продолжает свое поступательное развитие как в количественном, так и в качественном отношении, – отмечают аналитики СК «Казахмыс». – К примеру, учитывая современные тенденции, многие компании создают свои мобильные приложения, улучшают сервис».

Нацбанк также предлагает современные решения, планируя вводить онлайн-страхование, что, несомненно, облегчит взаимодействие страховых компаний и клиентов. Активно поддерживается и развивается взаимодействие страховых организаций в лице Ассоциации страховщиков Казахстана и Ассоциации финансистов Казахстана с регулятором в лице Национального банка Казахстана.

Страховщики указывают на необходимость дальнейшего внедрения международного опыта в сфере страхования, улучшения предоставления сервиса клиентам, совершенствования законодательства. В перспективе в Казахстане продолжится процесс консолидации страхового рынка в связи с усилением регуляторных требований, отмечают в СК «Казахмыс».

*Страховые премии, принятые по договорам страхования (перестрахования), отражены за вычетом расходов связанных с расторжением договоров страхования (перестрахования).

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 7 декабря 2017 > № 2421569 Айгуль Ибраева


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419220 Тулеген Аскаров

Страховщики «цыплят» уже посчитали

В отличие от банковского сектора и накопительной пенсионной системы, преподнесших по осени неприятные сюрпризы, на страховом рынке уже можно подводить итоги года, ибо на нем по-прежнему царит относительная стабильность.

Тулеген АСКАРОВ

Правда, и здесь по ряду ключевых показателей за второй месяц осени сложились негативные тренды. К примеру, совокупная прибыль (точнее, нераспределенный доход) страховщиков уменьшилась в октябре на 12,8% до 48,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 7,1 млрд тенге. Главным источником этого негатива стал лидер рынка – «Евразия», у которой потери составили драматические 39,1%, или 8,1 млрд тенге, до 12,6 млрд тенге. Тем не менее, ее позициям здесь конкуренты всерьез не угрожают. К примеру, идущая на втором месте «Kaspi Страхование» хотя и увеличила прибыль за второй месяц осени на 11,0%, но показала только 5,4 млрд тенге. А другие участники рынка и вовсе не сумели преодолеть 5-миллиардную планку по этому показателю. Убытки же в отчетности Нацбанка по состоянию на 1 ноября оказались у пяти страховщиков – «КСЖ «Азия-Life» (минус 0,1 млрд тенге), «Интертич» (минус 0,04 млрд тенге), «Нурполис» (минус 0,04 млрд тенге), «ТрансОйл» (минус 0,2 млрд тенге) и «Альянс-Полис» (минус 0,2 млрд тенге).

Аналогичная ситуация сложилась и по собственному капиталу, сократившемуся у лидирующей и по его размеру «Евразии» за октябрь на 6,7% до 108,7 млрд тенге, тогда как совокупный его объем по страховому сектору уменьшился на 1,6% до 419,5 млрд тенге. Здесь также вполне очевидно, кому достанется лидерская «корона» по итогам года, поскольку занимающая второе место «Виктория» располагала собственным капиталом на начало ноября в 75,9 млрд тенге, потеряв 0,1%. Кстати, на этот тандем приходится 44,0% совокупного собственного капитала страхового сектора, что говорит о высокой концентрации этого сегмента финансового рынка. Планку же в 10 млрд тенге к началу ноября здесь преодолели еще «KazakhExport» с приростом на 0,4% до 41,9 млрд тенге, «Халык-Казахинстрах» (2,4% до 31,0 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (0,9% до 23,6 млрд тенге), Kaspi Страхование» со снижением на 3,5% до 12 млрд тенге и «Халык-Life», прибавившая в «весе» 7,0% до 10,2 млрд тенге.

Совокупный объем активов страховщиков уменьшился в октябре незначительно – на 0,3% до 921,5 млрд тенге, в том числе и за счет укрепления тенге к доллару, повлекшего отрицательную курсовую разницу. Лидер и здесь определился давно – это все та же «Евразия», у которой активы снизились на 0,7% до 216,8 млрд тенге. Как и по другим вышеперечисленным позициям, отрыв конкурентов от нее настолько велик, что за два месяц до конца года им вряд ли удастся догнать эту компанию. Судя по всему, особо не изменится и состав первой десятки страхового сектора по этому показателю, куда вошли компании, пересекшие рубеж в 30 млрд тенге. В эту группу вошли помимо лидера «Виктория» с приростом на 2% до 83,4 млрд тенге, «Номад Life» (1,1% до 64,9 млрд тенге), «Халык-Life» (0,5% до 62,2 млрд тенге), «Казкоммерц-Life» (0,9% до 60,1 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (снижение на 1,1% до 52,8 млрд тенге), «KazakhExport» (увеличение на 1,1% до 45,8 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (снижение на 2,2% до 43,4 млрд тенге), «Государственная аннуитетная компания» (прирост на 0,1% до 32,7 млрд тенге), сумевшая обойти страховую компанию «Казахмыс», выделившуюся потерями активов в 9,4% до 31,3 млрд тенге. Отметим также, что если сложить активы тех из перечисленных выше страховщиков, которые входят в группу Народного банка Казахстана после приобретения им Казкоммерцбанка, то получится порядка 218,5 млрд тенге – больше, чем у «Евразии».

Перейдем теперь к позитиву. Совокупный объем собранных страховых премий вырос за второй месяц осени на 10,8% до 334,1 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 24 млрд тенге. Впереди и по этому показателю идет «Евразия», прибавившая 6,7% до 46,5 млрд тенге, тогда как у ближайшего ее конкурента – «Казахмыса» – прирост составил лишь 0,5% до 38,5 млрд тенге. Планку в 20 млрд тенге к началу ноября здесь преодолели также «Халык-Life» (9,7% до 31,1 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (3,8% до 22,9 млрд тенге) и «Казкоммерц-Полис» (2,9% до 21,5 млрд тенге). Сложив данные по последнему трио, получим 75,5 млрд тенге, что фактически выводит группу Народного в лидеры и здесь.

Страховые выплаты росли в октябре меньшими темпами – их совокупный объем увеличился на 9,6% до 70,9 млрд тенге. У лидирующей и здесь «Евразии» эти выплаты увеличились на 7,3% до 10,6 млрд тенге, вторым идет «Халык-Казахинстрах» (7,5% до 7,3 млрд тенге). Концентрация рынка и по этому показателю высока, поскольку 5-миллиардный рубеж смог пересечь лишь еще один страховщик – «Казкоммерц-Полис» (6,4% до 5,7 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419220 Тулеген Аскаров


Россия. ЦФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 6 декабря 2017 > № 2414320 Павел Самиев

Господдержка во спасение: что сделает доступнее кредиты для малого бизнеса

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Высокие риски и отсутствие залогов – банальные причины низкой доступности кредитов для малых предпринимателей. Банки будут готовы кредитовать МСП, только разделив эти риски с государством – под поручительства и гарантии. И это сейчас единственный драйвер роста рынка.

Число фирм и предпринимателей, относящихся к малому и среднему бизнесу (МСП), постепенно растет. По данным Счетной палаты, с 2010 по 2016 год их количество увеличилось почти на треть – с 4,6 млн до 5,8 млн (на 28%). Самые высокие темпы роста за последний год – в Москве и Санкт-Петербурге: на 5,2% и 3,8% соответственно.

При этом вопросы привлечения финансирования в малый бизнес остаются злободневными. С одной стороны, предпринимателям сегодня вроде бы доступен довольно широкий перечень инструментов финансирования МСП. С другой – их развитие является неоднородным. Кредитование малого и среднего бизнеса, несмотря на относительную стабилизацию экономической ситуации, по-прежнему стагнирует (несколько лет подряд – сокращалось). По расчетам Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы, в 2016 году объем предоставленных кредитов МСП сократился на 3% (до 5,3 трлн рублей). С начала 2017 года рынок кредитования МСБ показывает рост после падения за последние пару лет. При этом доля кредитов МСБ в рыночном портфеле продолжает оставаться низкой – 9% по Москве и 14% по России.

Восстановление рынка более заметно идет в Москве и в первую очередь – в банках топ-30, которые за девять месяцев выдали в столице кредиты МСБ в объеме 668 млрд рублей, что в 2,1 раза больше, чем за три квартала 2016 года.

Проблемы в сегменте МСП все те же – высокие риски кредитования, финансовая неустойчивость предпринимателей, большая просрочка. Поэтому требования к заемщикам по-прежнему очень жесткие. По Москве просрочка достигла максимума в сентябре – 19,8%, годом ранее – 14,1%, риски этого сектора остаются высокими. В целом по России просрочка по МСБ была на уровне 14–15%.

Господдержка сегодня значительно улучшает ситуацию. Напомню, что в России работает Национальная гарантийная система, которую возглавляет Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорация МСП), в структуру также входят МСП Банк и региональные гарантийные фонды. В Европе субъекты МСП так же, как и в России, могут получить комплексную финансовую поддержку – начиная от грантов на создание бизнеса и заканчивая гарантиями и субсидиями для успешно развивающегося бизнеса. В Великобритании, например, с 2009 года работает программа субсидирования кредитных ставок для фирм из сегмента МСП. В Германии есть KfW, аналог МСП Банка, который предоставляет малому бизнесу дешевые кредиты и гарантии на финансирование и стимулирование инвестиционных проектов для целей пополнения оборотных средств. Также в Германии существуют специализированные банки, покрывающие часть рисков невозврата ссуд МСП.

Основная задача гарантийной поддержки российского малого бизнеса состоит в решении проблемы нехватки обеспечения у предпринимателей. Это типичная ситуация, когда бизнес развивается, появляется необходимость в запуске или расширении производства, закупке нового оборудования, но у заемщиков этой категории недостаточно активов, которые бы кредитор принял в качестве залога. Гарантийные фонды как раз и могут помочь предпринимателям с обеспечением, а для банков закрывается существенная доля рисков. Поручительства гарантийных фондов в регионах относятся ко второй категории кредитного качества и воспринимаются финансовыми организациями как высококачественное обеспечение.

Некоторое время система господдержки малого бизнеса в России только набирала обороты: на кредиты с госгарантиями приходились доли процента от общего портфеля банков. Ситуация стала меняться в 2017 году.

Крупнейшие банки, стремясь снизить риски этого сектора, активно включились в работу программ господдержки, что уже принесло свои плоды. Так, в Москве за девять месяцев 2017 года было выдано в 3,3 раза больше поручительств, чем за аналогичный период 2016-го. С учетом данных за октябрь в 2017 году уже выданы поручительства в объеме 9 млрд рублей, а МСП привлекли в банках около 16 млрд рублей кредитов и гарантий. Доля новых сделок с господдержкой в Москве у банков топ-30 достигла в сентябре максимальных 4,5%.

Заявок предпринимателей действительно стало больше. В гарантийных фондах увеличился поток заявок от банков, также стали поступать напрямую заявки от предпринимателей. Только в Москве количество договоров выросло в 1,7 раза, объем поручительств увеличился в 3,3 раза, финансирование МСП при господдержке выросло в 2,9 раза по итогам трех кварталов 2017 года (по отношению к аналогичному периоду 2016-го). Количество заявок обычно на 10–15% больше, чем количество договоров, так как некоторым предпринимателям гарантийные фонды отказывают из-за слабого финансового состояния, недостоверных данных, сокрытия каких-то негативных моментов. Но сам факт роста спроса налицо.

В рамках господдержки предприниматели могут получить поручительства по кредитам и банковским гарантиям до 70% от суммы долга (до 100 млн рублей) по ставке 0,75% годовых. Поручительства выступают смягчающим инструментом по требованиям банков к заемщикам. Иногда благодаря поручительству кредитор снижает ставку, а порой даже может пойти частично на так называемую бланковую часть. Конечно, это на усмотрение банка, но так как сделка при господдержке более обеспеченная, по ней ниже резервы, и кредитная организация предлагает заемщику-предпринимателю ставку на 0,5–1 процентный пункт ниже, чем в общем случае.

Развитие кредитования МСП с помощью господдержки позитивно отразится и на развитии малого бизнеса, и на экономике страны в целом, и на региональных экономиках. К примеру, при введении дополнительного инструмента поддержки – компенсации процентной ставки – заметно вырастут налоговые поступления в бюджет. В Москве это позволит увеличить налоговые отчисления заемщиков более чем на 100 млн рублей, а также нарастить объем кредитования компаний и предпринимателей из сферы МСП на 10–15% (суммарно 1–1,5 млрд рублей в год). Если масштабировать эти цифры на всю страну, эффект получится впечатляющий.

Россия. ЦФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 6 декабря 2017 > № 2414320 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки. Транспорт > gudok.ru, 6 декабря 2017 > № 2414150 Антон Борисевич

Антон Борисевич: «Мы понимаем, как меняется экономика пригородных пассажирских компаний при лизинговой нагрузке»

Каковы состояние и перспективы развития рынка лизинга железнодорожной техники, при каких условиях возможно обновление парка пригородных электропоездов, что будет с доходностью грузоперевозок? Об этом сайту Gudok.ru рассказал в интервью первый заместитель генерального директора ПАО «Государственная транспортная лизинговая компания» Антон Борисевич.

- В 2016 году ГТЛК и ОАО «Российские железные дороги» подписали соглашение о сотрудничестве. Расскажите, пожалуйста, как реализуется это соглашение?

- Идет активная работа по поиску наилучшего решения. РЖД имеют одни из лучших условий по привлечению средств и активно этим пользуются. Мы прекрасно понимаем, что переплачивать компания не хочет, не может и не собирается. При этом, я надеюсь, что работа, которую мы начали в 2016 году, в 2018 году приведет к первым сделкам. ГТЛК также сотрудничает с «Федеральной пассажирской компанией» по поиску оптимального решения по обновлению пассажирского парка. Мы обсуждаем с коллегами большую программу, которая будет включать в себя множество сделок и которая будет рассчитана не на один год. Она позволит обновлять любой парк, который потребуется - будь то двухэтажные или любые другие вагоны. Кроме того, мы сотрудничаем с Минтрансом в части финансирования обновления парка электричек операторов пригородных перевозок.

- Возможно ли, что государство будет решать задачу обновления пригородного подвижного состава через ГТЛК?

- На слушаниях по вопросу организации пригородных перевозок в Совете Федерации ГТЛК предложила вариант того, как можно было бы запустить программу обновления подвижного состава с использованием механизма лизинга. Мы представили разные механизмы финансирования, которые ранее уже обсуждались с Минтрансом. У ГТЛК есть опыт реализации таких проектов. Наша компания уже выполняла функцию проводника и реализации господдержки в обеспечении санитарных авиационных перевозок на всей территории Российской Федерации. Мы понимаем, как это делать. По пригородным перевозкам существуют разные предложения: как закупать, каким образом финансировать, на чьем балансе держать парк и инфраструктуру - в собственности ОАО «РЖД» или регионов. ГТЛК считает, что программа обновления парка пригородных электропоездов должна базироваться на том, что у пригородных пассажирских компаний будут деньги на новые электрички. В то же время очевидно, что пассажиропоток у операторов разный. Мы 2 года реализуем программу с наиболее успешной компанией в этом сегменте – ЦППК, являемся их крупнейшим партнером по финансированию приобретения подвижного состава. Хорошо изучили экономику ЦППК с учетом того, что подвижной состав в основном арендуется у ОАО «РЖД», понимаем, как будет меняться экономика пригородных пассажирских компаний при лизинговой нагрузке. Важно понять, сколько потребуется денег. Потому что если денег не будет, то невозможно обновить парк электричек. И в этом случае для приобретения новых вагонов для всех пригородных компаний потребуется государственное субсидирование.

- Помимо будущей госпрограммы, возможно ли сотрудничество ГТЛК с пригородными компаниями в ближайшее время?

- Да. В этом году мы планируем принять участие в конкурсах, объявленных Свердловской, Северо-Западной и Московско-Тверской компаниями.

- ГТЛК постепенно сокращает долю лизингового портфель в сегменте подвижного состава - с 54% в 2012 году до 27% в 2016. Эта тенденция продолжится по итогам 2017 года и в 2018 году?

- На долю подвижного состава оказывает существенное влияние наша активность в других сферах. Мы можем покупать очень много вагонов, но, если мы будем гораздо большими темпами покупать самолеты, вертолеты, строить корабли и осуществлять иные инвестиции в транспортную инфраструктуру, доля может не меняться, а даже падать. На сегодняшний день тенденция изменилась. Доля подвижного состава с 27%, которая была на конец прошлого года, выросла. В 2016 и 2017 годах мы были сконцентрированы на приобретении нового подвижного состава и отдавали предпочтение инновационному парку, приобретя порядка трети всех произведенных инновационных вагонов. Но на рынке есть потребности в разных видах продукции. Мы стараемся покупать новый парк, но учитываем, что востребовано клиентом. Возвращаясь к доле подвижного состава - она будет расти. Мы вообще стараемся балансировать, чтобы наши основные отраслевые группы - самолеты, грузовые и пассажирские вагоны, грузовые и, возможно, в будущем, пассажирские суда - балансировали между собой. Конечно, хотелось бы иметь идеальную картину. У нас есть еще активы в секторе программ энергоэффективности на транспорте. Мы изучаем и другие отрасли, которые могли бы быть интересны для нас. Например, энергетику.

- А железнодорожная инфраструктура присутствует в поле зрения ГТЛК?

- И на железнодорожную инфраструктуру смотрим. Также это касается и тягового состава. Мы стремимся к балансу. Но ситуация и экономическая, и технологическая в каждом сегменте своя. В каждом сегменте идет свой цикл выбытия старых транспортных средств. В результате темпы роста не одинаковые. Последние три года у нас активно развивался авиационный бизнес. Его темпы были самые высокие, хотя они не всегда соответствовали лизинговому рынку в целом.

- Какой будет доля железнодорожного лизинга в будущем?

- Думаю, что железнодорожный сегмент в целом в рынке лизинга уже не вернется на колоссальное доминирование, которое было в 2012 году. И это будет правильно, потому что это не монорынок. Могу сказать точно, что для ГТЛК железнодорожный сегмент является одним из ключевых. Мы считаем, что он один из наименее рисковых, потому что вагон не требует сложного технического обслуживания, сеть депо достаточно развита. Для того, чтобы содержать вагон в должном техническом состоянии, всего лишь нужно желание и деньги. Клиенты, с которыми мы работаем, успешно справляются с этими задачами.

- В 2017 году были заключены сделки по приобретению грузовых вагонов на рекордные суммы. О чем говорит этот факт? Что изменилось на рынке и в целом в макроэкономике?

- Действительно, на рынке прекратились негативные тенденции, выросла ставка доходности операторов грузового подвижного состава. Чтобы объяснить, почему изменилась тенденция, необходимо напомнить прежнюю ситуацию. Кризис уровня доходности в оперировании грузовым подвижным составом начался еще до общеэкономического спада. Суточная норма доходности начала снижаться в 2012 году под влиянием двух узкопрофильных факторов: перепроизводства вагонов и демпинга операторов, обладающих парком с низкой стоимостью. В результате в 2014 году и в начале 2015 года ставки аренды находись на уровне себестоимости эксплуатации парка. Хотел бы также отметить роль финансовых институтов. В последнее время их активно критиковали за то, что якобы они и создали пузырь новых вагонов. Могу сказать, что в большинстве случаев крупные сделки были оправданы – финансировались конкретные контракты на перевозку грузов. В конце 2015 года вышел приказ Минтранса о запрете с 1 января 2016 года эксплуатации вагонов с продленным сроком службы, и в течение двух лет вышло из обращения большое количество полувагонов. Этот процесс будет длиться еще 2-3 года. В 2016 году начался рост объема перевозок, в том числе основного груза для полувагонов - угля. Появилась большая потребность в вагонах. К тому же сказался отложенный спрос. И сейчас мы видим, как восполняется образовавшийся дефицит. Это касается прежде всего полувагонов, зерновозов и платформ. В целом инвесторы получили возможность компенсировать те потери, которые они понесли в период падения ставки.

- Что позволило компаниям заключать долгосрочные сделки в 2017 году?

- Лизинг вагонов стартовал с пятилетних сделок. Потом рынку стало понятно, что это инвестиции в актив с длительным жизненным циклом - исходя из уровня доходности за 5 лет вагон невозможно окупить. Такого уровня маржи в этом бизнесе нет. Поэтому достаточно быстро рынок перешел к стандарту 10 лет. Сейчас наша компания использует 15-летний стандарт. Мы понимаем, что за это время вагон должен окупаться. Его остаточная стоимость на конец 15 года должна составлять не больше 25%. У инновационного вагона остается еще 17 лет эксплуатации. У классического полувагона - 7 лет. Но это только одна сторона бизнес-процесса - потребность со стороны компаний-операторов. С другой стороны, изменились условия работы лизинговых компаний. Появилась возможность занимать деньги на более длительные сроки. На сегодняшний день мы имеем сделки, которые финансируют лизинговые проекты на весь срок действия. Кроме того, за прошедшие годы укрепилось доверие к крупным финансовым компаниям. Если говорить о ГТЛК, то за это время она сильно изменилась и стала крупнейшей в России. Компания смогла получить рейтинги на ступеньку ниже суверенного рейтинга России. ГТЛК является активным эмитентом публичного долга. Мы можем привлекать заемный капитал на срок 15 лет.

- На эту возможность повлияли не только изменения в грузоперевозках, но и в макроэкономике?

- Мы видим, что экономика восстанавливается. Также произошли изменения на финансовых рынках. Это достаточно серьезное снижение ключевой ставки. Она упала более чем в 2 раза с максимума в размере 17% годовых на рубеже 2014 – 2015 годов. Сейчас она снизилась даже ниже уровня, на котором была до повышения.

- Можно ли ждать новых долгосрочных контрактов в 2018 году и с кем?

- Безусловно, в 2018 году ГТЛК планирует заключать долгосрочные контракты. Такие сделки мы заключаем, когда видим, что это не спот, что у клиента есть экономически обоснованная грузовая база. Это говорит о том, что грузовой оператор хорошо планирует действия. С другой стороны, долгосрочные контракты дают стабильную загрузку транспортного машиностроения. В этой части мы, государственная компания, реализуем свою функцию по поддержке отечественного машиностроения на длительный период.

- Может ли повториться ситуация со значительным профицитом парка?

- Мы видим взвешенную позицию вагоностроителей. Они видят и понимают, какую цену им пришлось заплатить за рекорды, поставленные в 2012 году. Они не наращивают объемы так, как могли бы нарастить. Более того, они в своих прогнозах закладывают падение спроса на вагон.

- И закладывают этот риск в нынешнюю цену?

- Цена формируется не только спросом. Сегодня трудно заставить клиента купить что-то, что ему не выгодно. И себестоимость продукции здесь не имеет никакого значения. Понятно, что завод, чтобы произвести вагон, должен совершить затраты. Дальше, чтобы окупить цену, которую платит лизинговая компания или оператор, приобретая вагон, он должен иметь доходность. Я могу сказать, что те операторы, с которыми мы работаем, закладывают в одном из сценариев прогноза возможное снижение ставок. Прежде всего, в тех сегментах, где ставка сильно выросла. Это полувагоны и хопры-зерновозы. С другой стороны, есть сегменты, где ставка в ближайшее время только начнет расти – хопры-цементовозы и крытые вагоны. Финансовые институты, скорее всего, также будут продолжать ответственно подходить к инвестированию новых заказов. Все основные игроки следят за показателем потребного парка. У каждого есть свои оценки, но все понимают, что, инвестиции могут пострадать из-за финансирования переизбытка вагонов. Мы ожидаем, что такие рискованные решения не будут приниматься ни лизинговыми компаниями, ни банками.

- Думаю, читателей интересуют ваши прогнозы развития рынка. Могли бы ими поделиться?

- Прогнозы, прежде всего, базируются на насыщении рынка, на том, что в моменты пика сезона ажиотажный спрос на подвижной состав будет удовлетворен. И, соответственно, не будет такого предложения, при котором грузоотправители будут готовы брать вагон по любой цене. Это может случиться уже в 2019 году. Хотя, с другой стороны, это будет зависеть от объемов грузоперевозок и той маржи от продажи груза, которую будет получать грузовладелец. Если цены на основные группы товаров, которые перевозятся полувагонами, не будут падать, а объемы перевозки будут расти, то владельцы грузов будут готовы платить премию и дальше. Потому что, не вывозя свой товар, они не имеют возможности его реализовывать.

- Это наиболее вероятный сценарий?

- Есть разные сценарии. Есть сценарий, который предусматривает падение доходности по ряду групп, прежде всего полувагонов, уже в 2018 году. Но мы думаем, что в 2018 году ставка скорее имеет шансы стабилизироваться, нежели снижаться. В 2019 году может начаться ее снижение. Пока, исходя из действий основных игроков, мы не предполагаем обвала ставок.

- Что произойдет через 2-3 года, когда завершится процесс списания устаревшего парка?

- За горизонтом 2 лет для поддержки и роста объемов нужно развивать экспорт наших вагонов. Сегодня стоимость российского инновационного парка очень конкурентна на внешних рынках, но надо понимать, что на любом рынке чужаков не ждут с распростертыми руками. Это серьезная конкурентная борьба.

- Задача поддержки экспорта стоит в повестке дня ГТЛК?

- Для ГТЛК это направление интересно. Уже сейчас с точки зрения клиентской базы ГТЛК - это международная компания. Мы активно работаем с иностранными лизингополучателями, например, в авиации. Что нам позволяет выйти на международный уровень? Прежде всего, это продукт, качественное транспортное средство.

- По итогам 2016 года ГТЛК была лидером по показателю объема нового бизнеса в российском железнодорожном сегменте с долей в 34%. Сохранит ли компания первое место по итогам 2017 года?

- Не думаю, что мы перестанем быть лидерами в 2018 году. Наши коллеги, также владея достаточно большим парком, не так активно инвестируют. Тем не менее, на рынке есть конкуренция, есть разные финансовые возможности, есть просто предпочтения, сложившаяся история взаимоотношений. У ГТЛК не было задачи быть компанией номер один в каком-либо из сегментов. Мы решаем государственную задачу транспортного и инфраструктурного развития.

- Сейчас разрабатываются поправки в федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)». Как вы оцениваете возможное влияние этих поправок на рынок?

- Идею регулирования мы поддерживаем, но очень важно разобраться, что, как и посредством чего регулируем. Регулирование должно решать свои главные задачи - получение позитивного экономического эффекта, то есть рост валового продукта, производимого на этом рынке в реальном секторе экономики, снижение безработицы и, как следствие, социальной напряженности, увеличение поступлений в бюджет, повышение производительности труда, недопущение злоупотреблений. Так как рынок финансового лизинга является неотъемлемой частью экономики страны и направлен на обновление и расширение производственного потенциала страны, то и цель реформы должна определяться государственными экономическими позитивными результатами именно этой предметной области.

- Какие неопределенности остаются, по вашему мнению?

- На текущий момент для транспортной отрасли лизинг является гибким и комплексным инструментом, который, с одной стороны, позволяет продвигать новую продукцию железнодорожного машиностроения, авиационной и автомобильной промышленности, как на российском, так и на зарубежных рынках, а с другой, обеспечивает устойчивый и понятный канал инвестирования в реальный сектор экономики, направленный на обновление производственных фондов, генерирующих валовый продукт. И очень важно при разработке каких-либо мероприятий, способных существенно повлиять на рынок лизинга, просчитать эффект от реализации этих мероприятий, чтобы не потерять уже налаженные механизмы, дающие положительные результаты в масштабах страны, особенно на фоне заявленной политики импортозамещения. Основной риск текущей версии законопроекта связан с неопределенностью в причинах, способах и критериях регулирования. С ситуацией, когда ГТЛК и иные участники лизинговой деятельности, находясь в уже заключенных длительных контрактах сроком более 10 лет и не имея никаких возможностей для маневра, при непредсказуемом изменении в нормативном регулировании не смогут прогнозировать свое финансовое положение. В процессе общения ГТЛК с иностранными инвесторами в рамках подготовки к размещению выпуска евробондов, а также с иностранными рейтинговыми агентствами все чаще задаются вопросы о сути и последствиях для лизингового рынка проводимой реформы. И мы чувствуем определенный дискомфорт у инвесторов, когда речь идет о длинных инвестициях. В этой связи принятие закона, который фактически лишь анонсируют реформу, не раскрывая всей ее сути, может на долгий срок остановить приток инвестиций в лизинг, которые на сегодняшний день составляют сотни миллиардов рублей ежегодно.

Николай Логинов

Россия > Финансы, банки. Транспорт > gudok.ru, 6 декабря 2017 > № 2414150 Антон Борисевич


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > snob.ru, 5 декабря 2017 > № 2610137 Дмитрий Пимкин

Российский инвестор

Дмитрий Пимкин:

Обычно не все идет по плану

Старший управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «Роснано» Дмитрий Пимкин для проекта «Люди расчета и риска» рассказал «Снобу», о чем сложнее всего договариваться, почему иногда стоит тормозить рост компаний и как защитить технологию от кражи

Сноб: В чем вы талантливы?

Я хорошо умею конфликтовать. Многие люди хотят быть хорошими для всех, добрыми и ласковыми. Но в нашем деле это не всегда получается.

Сноб: Что такое «конфликт» в вашем понимании?

Сложные переговоры — давайте так назовем. Не проведешь их на начальной стадии, не зафиксируешь все договоренности на бумаге — будешь иметь проблемы на стадии реализации проекта и на стадии выхода. Когда человеку дают деньги, он готов пойти на какие-то уступки. Когда приходится отдавать, уступки делать не очень хочется. На стадии реализации, если все идет не по плану, тоже приходится вмешиваться. А обычно все идет не совсем по плану.

Неужели хоть у кого-то план срабатывает?

Практически никогда. Тем не менее мы не перестаем планировать.

Сноб: Сколько мест за столом акционеров компании имеет инвестор такого уровня, как вы?

Это зависит от проекта. Обычно из семи мест мы брали три или из пяти — два. Наш голос всегда блокирующий. И обычно в портфельных компаниях представитель Роснано является председателем совета директоров или заместителем председателя совета директоров. Мы решаем стратегические вопросы, но практически не имеем голоса в вопросах выбора контрагентов в рамках операционной деятельности.

Сноб: О чем невозможно договориться?

Сложно договариваться о гарантиях при выходе из проекта. Можно гарантировать, что мы видели и утверждали все бюджеты, есть титул на инвестицию, но гарантировать, что менеджмент там ничего не подкорректировал, мы не можем. А покупатель всегда хочет гарантии. И тут как раз начинаются эти самые сложные переговоры с длительным поиском компромиссов.

Сноб: Чему вас научили 15 лет работы в инвестициях?

Подели оценку рынка, которую дает тебе менеджмент, как минимум на четыре. И когда существующая пять-семь лет компания показывает в своем бизнес-плане, что за ближайшие два года она вырастет в три раза, — не верь.

Сноб: Какой рост показывают компании на этом этапе развития?

Когда они вырастают до компании с оборотом в несколько миллиардов рублей, бизнес растет на 16–20 процентов в год. По сути получается удвоение компании за четыре года. Но если компания развивается такими темпами, иногда мы пытаемся ее приостановить.

Сноб: Почему?

За счет оборотных средств, за счет чистой прибыли так быстро расти практически невозможно, если только у вас не продажа наркотиков или оружия. Значит, компания растет в основном за счет кредитов. И когда соотношение долг/EBITDA оказывается в районе трех-четырех, мы понимаем, что одна маленькая осечка — и все рассыплется как карточный домик.

На сотни тысяч процентов за несколько лет могут вырасти стартапы, но это другой тип инвестирования. А мы стараемся следить за тем, чтобы рост портфельных компаний на стадии Private Equity шел органично.

Сноб: Какие компании вы сейчас ведете?

Интересная компания — «Акванова Рус», которая занимается производством пищевых ингредиентов: красителей, антиоксидантов, вкусовых добавок. Технологически это, конечно, не революция на рынке пищевых ингредиентов, но достаточно серьезная инновация. У нас совместное предприятие: акционеры — Роснано, наш дистрибьютор — компания Кима, и немецкая Aquanova AG — поставщик технологии. Там объем инвестиций — несколько сотен миллионов рублей, что, в принципе, для прямых инвестиций не очень много. Но мы понимаем, что компания через несколько лет может стоить в несколько раз дороже. Когда она выйдет на экспортные рынки, то в первые несколько лет рост выручки может быть экспоненциальным. Сейчас мы как раз взяли дополнительную лицензию и активно идем на индийский рынок.

Сноб: Когда создавались фонды Роснано, вы договаривались, что будете инвестировать только в российские проекты? Поскольку есть определенная доля госучастия, наверняка накладываются какие-то обязательства по поддержке отечественного производителя?

По большому счету, в «Акванове» чисто российская история. Да, мы лицензировали зарубежную технологию, но полностью перенесли ее в Россию, создали новое производство в Дубне. То есть немецкая здесь только лицензия, за которую мы дали долю в компании, а все остальное сделано у нас.

Сноб: Чем характеризуется идеальный портфель — количеством компаний, устойчивостью?

Зависит от структуры управления компанией. В нормальном портфеле должно быть несколько низкорискованных инвестиций не глобального роста и не слишком большой доходности, которые будут держать базу. Очень большими портфели делать не стоит. В моем историческом портфеле Роснано в какой-то момент было 15 проектов. И на одного портфельного управляющего в фонде прямых инвестиций типа Роснано, где достаточно активно работают с компаниями, более 20 проектов я бы не брал.

Сноб: Большая доходность — это сколько?

Если говорить по портфельному IRR (ставка процента, которая показывает доходность инвестиций. — Прим. ред.), то в районе 15%. У нас есть проекты, в которых мы заработали 8% годовых, что ниже нашей ставки привлечения, если считать по кредитным деньгам. Такие проекты дают устойчивость — они как инструмент защиты капитала, то есть свое вернешь. Кроме того, вокруг них набираются среднерискованные проекты-середнячки, которые могут дать до 20–30% годовых. Ну и разбавляешь портфель небольшими проектами, которые могут сильно вырасти. Две-три компании из всего портфеля обязательно провалятся, и мне придется их списать.

Сноб: Что происходит с проектом, который «списали»?

Компания, которая его делает, скорее всего, будет обанкрочена. У меня был такой кейс в российской электронике: компания потратила деньги, а реального продукта не появилось. Собирались банкротить, но нашли покупателя, который, по сути, купил компанию только ради оборудования.

Сноб: И кто сейчас покупает? После 2014 года работа с иностранными приобретателями усложнилась?

Конечно, сильно усложнилась. Продать компании западным инвесторам стало практически невозможно. Хотя вот как раз в моем портфеле есть компания «Новомет», предложение о покупке которой сделала американская Halliburton. Причем им интересна именно наша технология.

Сноб: Что за технология?

Погружные центробежные насосы для добычи нефти. Компания работает по всему миру, в Штатах у нее тоже есть работающие установки, но наша технология позволяет сделать эти насосы более дешевым и выносливыми.

Сноб: Технологию можно украсть? И как ее защитить?

Украсть, конечно, можно. Например, купить установку, разобрать ее, посмотреть, как она устроена. И сделать аналог.

А основная защита — это постоянное развитие. Чтобы оставаться на месте, нужно бежать.

Сноб: С учетом напряженности и ответственности работы, как у вас получается перезагружаться, где черпаете силы?

Стараюсь периодически применять технику смены деятельности, занять мозг чем-то другим, переключиться на театр, искусство или же на спорт. Еще предпочитаю активно путешествовать когда есть время, пока молод и свободен. Горы, пустыни, просто красивая природа позволяют сбросить негатив и стресс, перезарядиться и с новыми силами погрузиться в сложные переговоры.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > snob.ru, 5 декабря 2017 > № 2610137 Дмитрий Пимкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418339 Кирилл Дмитриев

Встреча с главой РФПИ Кириллом Дмитриевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кириллом Дмитриевым. Глава фонда информировал о результатах работы за текущий год.

В.Путин: Кирилл Александрович, мы с Вами достаточно часто встречаемся, тем не менее знаю, что Вы подготовили отчёт о результатах почти за год.

К.Дмитриев: Да, за 11 месяцев…

В.Путин: Слушаю Вас.

К.Дмитриев: Владимир Владимирович, за 11 месяцев мы с партнёрами проинвестировали более 250 миллиардов рублей в экономику России, и, как Вы знаете, мы фокусируемся на инвестициях в инфраструктурные проекты со значимым мультипликативным эффектом для других секторов экономики, а также в региональные проекты, которые повышают доходность региональных бюджетов, в проекты по диверсификации экономики России, в том числе активно стали фокусироваться на технологических проектах.

И буквально с июня этого года мы уже профинансировали дублёр Кутузовского проспекта, начали финансирование. Финансировали третью секцию ЦКАД, аэропорт Пулково, два онкологических центра в Московской области, транспортную компанию «ГлобалТрак» и ряд других проектов.

И созданный благодаря Вашей поддержке российско-японский фонд стал активно функционировать и очень быстро осуществил первые три инвестиции, в том числе инвестиции в компанию «Транснефть». И мы считаем, что это очень важная инвестиция наших японских партнёров, и благодарим Вас за поддержку российско-японского фонда.

В.Путин: Что за проект там конкретно?

К.Дмитриев: Они инвестируют в развитие, соответственно, компании и верят в рост капитализации компании «Транснефть».

Мы также активно работаем над расширением инвестиций в технологический сектор и создали нашу структуру «РФПИ Технологии». И подобрали ведущих партнёров из Китая, Японии, Сингапура, Европы, Объединённых Арабских Эмиратов, которые вместе с нами будут инвестировать в технологические проекты в рамках Вашей инициативы по цифровой экономике.

В том числе мы объявим в ближайшее время инвестиции в компанию «Яндекс.Такси», также инвестиции в ряд наших интернет-порталов с целью расширения их деятельности за рубежом, и также инвестиции с компанией Alibaba в логистическую инфраструктуру интернета в России.

В.Путин: Молодцы, хорошо.

К.Дмитриев: И в завершение – с Эмиратами уже более 40 проектов, с Китаем – более 20; Саудовская Аравия проинвестировала с нами уже более 1,2 миллиарда долларов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418339 Кирилл Дмитриев


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413040 Наталия Орлова

Не до реформ: у правительства наступил предвыборный режим тишины

Наталия Орлова

главный экономист «Альфа-Банка»

Первое полугодие радовало положительными ожиданиями: рецессия заканчивалась, ЦБ переходил к более активному снижению ставки, на горизонте маячило если не смягчение санкций, то хотя бы их замораживание в состоянии статуса-кво. К концу года от позитивных настроений остались, в основном, только воспоминания: перспективы 2018 года, скорее, тревожат. Цена неправильных решений возрастает.

В первую очередь следует отметить, что восстановление экономики идет по плохо прогнозируемой траектории: если в первом полугодии экономика росла на 0,5% в годовом исчислении, то во II квартале рост ускорился до 2,5%, а затем последовало его замедление в III квартале до 1,8%.

Строить линейный прогноз на основе таких данных крайне сложно, особенно когда основные макроиндикаторы дают разнонаправленные сигналы, и данные серьезно пересматриваются. Например, относительно небольшое замедление темпов роста ВВП в III квартале сочеталось со значительным замедлением роста промышленности – с 3,8% в годовом исчислении во II квартале до 1,4% в III-м, а в октябре промышленность и вовсе перестала расти. Это заставляет задаться вопросом об устойчивости роста экономики, тем более что динамика такого важного сектора, как строительство, была недавно пересмотрена Росстатом и серьезно ухудшена — теперь по итогам трех кварталов объемы строительства сократились на 2% в годовом исчислении. В розничном сегменте дело также обстоит неоднозначно. С одной стороны, потребление домохозяйств выросло на 3,5% за первое полугодие, и реальные зарплаты выросли на 3% в годовом исчислении за III квартал 2017 года; но, с другой стороны, показатель оборота розничной торговли до последнего времени показывал ее снижение, и реальные доходы населения также не растут. Это серьезно усложняет формирование прогнозов – на какие показатели следует ориентироваться, непонятно.

Есть и косвенные причины, вызывающие беспокойство по поводу роста. Грянувшие в августе-сентябре проблемы в нескольких крупных частных банках не совместимы с историей экономического восстановления – обычно в период выхода экономики из рецессии финансовое положение заемщиков, и соответственно, банков улучшается, что снижает риски нестабильности в банковском секторе. То, что с проблемами столкнулись крупнейшие частные банки, косвенно свидетельствует о том, экономика не настолько сильна, как это кажется при взгляде на макроэкономическую статистику.

Возможности роста в значительной степени определяются не только ощущением от текущих трендов, но и ожиданиями. К сожалению, 2018 год не выглядит вполне предсказуемым. В частности, похоже что правительство уже с лета вступило в «период тишины» перед выборами, что привело к полному вакууму в обсуждении экономической политики 2018 года. Если в первом полугодии этого года речь шла о структурных реформах, предложенных к реализации ЦСР во главе с Алексеем Кудриным, то чем дальше, тем сильнее ощущение что под экономическими реформами понимается оптимизация бюджетной политики. К слову, Кудрин уже выступил с предложением повысить уровень учитываемой для нового бюджетного правила цены на нефть до $45 за баррель с изначально предложенного уровня в $40 за баррель – изменение вроде небольшое, но вызывающее жаркие дискуссии. Возможное смягчение правила вызывает логичный вопрос по поводу компенсаторных мер — но вот про перспективы повышения налогов как раз с лета 2017 года ничего не слышно; по всей видимости, эта тема настолько непопулярна, что раньше лета 2018 года к ней вряд ли вернутся, что сохранит огромную неопределенность для бизнеса.

Кроме того, перспективы 2018 года омрачены и ожиданиями новых санкций. По сути ситуация может развиваться в двух направлениях – либо речь будет идти о новых корпоративных или персональных санкциях, что в значительной степени будет расширением уже существующего санкционного режима, либо новый раунд усиления санкций пройдет с применением суверенных санкций, то есть ограничений на вложения в облигации правительства РФ. Второй вариант, безусловно, опасен, так как может вызвать ответные меры и новый раунд усиления напряженности, что опять-таки ничего, кроме неопределенности для экономики, не принесет.

В любом случае парадокс нынешнего посткризисного роста заключается в том, что далеко не все сектора могут в равной степени им воспользоваться. Если до 2014 года рост экономической активности был более равномерным в географическом и секторальном аспектах, то сейчас он становится более точечным. Например, 90% роста инвестиций в 2017 приходится только на три региона – Москву, Крым и Дальний Восток. В основном он определяется финансированием инфраструктурных госпроектов. В секторальном аспекте за последние годы рост был только в добыче полезных ископаемых и в сельском хозяйстве, а ряд секторов, таких как строительство и торговля, сильно сжались в прошлые годы и медленно выходят из кризиса. Легкого роста, к которому привыкли в начале 2000х, уже нет – это значит, что цена неправильных решений возрастает, а огромная неопределенность не позволяет понять, как правильно действовать. Выжидание представляется наиболее оправданным в данных условиях. Поэтому неудивительно, что и перспективы роста выглядят ограниченными, и, похоже, это уже никого не удивляет.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413040 Наталия Орлова


Россия > Финансы, банки > kursiv.kz, 4 декабря 2017 > № 2412247 Эльдар Сарсенов

Эльдар Сарсенов: «Я выбрал тактику личного примера»

Динара ШУМАЕВА

30 ноября исполнилось ровно 5 лет как в топ-менеджменте Нурбанка произошли существенные изменения: в состав руководства вошел представитель крупного акционера Эльдар Сарсенов. В интервью «Къ» председатель правления банка рассказал о том, как финансовый институт выходил из кризиса, какие изменения произошли в стратегии развития компании и зачем Нурбанк подал заявку на участие в программе оздоровления банковской системы.

- Эльдар Рашитович, 5 лет назад, по итогам 2012 года, финансовое состояние Нурбанка было сложным: убыток составил более 1 млрд тенге, уровень NPL достигал 27% от кредитного портфеля, вклады физических лиц сократились за год на 13,7%, юридических – на 5,2%, ссудный портфель на 12,4%. Как вы выходили из кризиса? Что вы чувствовали, когда Вы пришли 5 лет назад в банк и нужно было решать эти проблемы?

- Ощущения были, что банк проходит некую транзитную стадию, так сказать трансформацию. В мае 2010 года мы вошли в состав акционеров, приобретя 75% акций банка. Проанализировав финансовое состояние банка, мы пришли к выводу, что кризис 2008 года сказался на его устойчивости, в связи с чем мы приняли решение увеличить уставный капитал на 96 млрд тенге.

В первую очередь, что бросалось в глаза и было самым сложным – это высокая доля проблемных займов. 27% NPL – это только на поверхности, на самом деле там было почти в два раза больше и эти «авгиевы конюшни» мы разгребаем до сих пор. Значительная часть от всего нашего нынешнего проблемного портфеля – это наши старые клиенты, которые оформили у нас займы до наступления мирового финансового кризиса. Но тем не менее мы приняли обязательства, и продолжаем с ними работать.

Вторая проблема – это культура корпоративного банка: более 60% ссудного портфеля занимал крупный корпоративный бизнес, но это еще после того, как прошла какая-то работа с 2010 года над тем, чтобы эту долю снизить.

В дальнейшем были проведены еще дополнительные вливания. Итого более 100 млрд тенге мы влили в банк после того, как купили его. То есть ситуация была не из простых.

Как мы выходили из кризиса? Мы определили приоритеты: первое – это, конечно же, работа с нашим проблемным портфелем. Проводится большой комплекс мероприятий по его оздоровлению через реструктуризацию, пролонгацию и изменению графиков погашения, а также постоянная работа с нашими заемщиками.

Второе – работа со специальными компаниями и коллекторами. Вы знаете, что банк не имеет права напрямую помогать заемщикам и вмешиваться в операционную деятельность компаний, поэтому была создана специальная компания – Организация по управлению стрессовыми активами (ОУСА), с помощью которой мы помогаем нашим партнерам и клиентам оздоровить их бизнес. Мы заинтересованы в том, чтобы клиент был на плаву, более того, чтобы он вышел из своей трудной ситуации и начал нормально работать.

И третье – были пересмотрены ориентиры в кредитовании. Уже тогда мы начали подготовку к тому, чтобы увеличить свое присутствие в розничном сегменте. В 2013 году мы запустили наш продукт – товарное кредитование. Тогда это было в тренде, и мы были последним банком, который зашел на этот рынок до того, как в апреле 2014 года было введено ограничение на ежегодный прирост портфеля беззалоговых займов не более 30%. Таким образом, было наложено некое вето на резкое увеличение беззалоговых займов в ссудном портфеле банков.

С 2014 года этот закон был введен в силу, и мы были последним банком, который зашел на этот рынок и закрыл за собой дверь.

Также мы активизировались в сегменте малого и среднего бизнеса. Если в 2014 году мы работали только по трем госпрограммам по поддержке МСБ, сейчас их у нас 17. На сегодня наш ссудный портфель по МСБ составляет 34,7 млрд, из них более 57% - это проекты, профинансированные в рамках государственных программ.

- В результате этих реформ каких показателей добился банк сегодня?

- Самое главное – это рост ссудного портфеля: с 2012 года он вырос на 48% или 52 млрд тенге, со 109 млрд тенге до 161 млрд тенге. По корпоративному бизнесу он вырос на 45%, на 34% выросло кредитование МСБ. Розничный портфель вырос на 78%.

Нарастили депозитный портфель на 71,5% или 106 млрд, со 149 млрд тенге до 255 млрд тенге.

Мы очень сдержанно подошли к увеличению наших отделений и очень точечно размещались по отдаленным точкам. Количество отделений за 5 лет выросло с 55 до 89. Мы открыли отделения в таких удаленных регионах Казахстана как: поселок Бахты, находящийся в 500 км от г. Семей, г.Сарыагаш, г. Аксукент и г. Жетисай Южно-Казахстанской области, г. Кульсары, находящемся на расстоянии 240 км от г. Атырау, в г.Жана-Озен Мангистауской области и г.Экибастуз Павлодарской области.

Снизили уровень NPL с 27% до 6,6%. Мы сейчас более чем гордимся им. На сегодня мы входим в число лучших показателей на рынке.

Как я говорил, мы увеличили свое присутствие в товарном кредитовании – оно занимает сейчас 17% от нашего общего розничного портфеля. С учетом того, что изначально мы позиционировали себя как корпоративный банк и стали универсальным – это хорошее значение.

- Стоит признать, что Вы достаточно хорошо поработали над имиджем банка. Расскажите пожалуйста об этом.

- Когда перед тобой такой большой пласт работы, самое лучшее что можно сделать – это сконцентрироваться на небольших делах и решать проблемы по мере возникновения.. Нам предлагали сделать ребрендинг, полностью поменять название банка и начать жизнь как говорится «с чистого листа».

Но учитывая, что ребрендинг не всегда срабатывает (как правило, мы знаем только успешные примеры и не знаем о десятках неудач других), мы подошли к этому просто – мы решили сделать ребрендинг изнутри. Как? Первое – это изменить ассоциативный ряд при мысли о нас. Мы начали с небольшой рекламной кампании с Иваном Охлобыстиным. Это был 2014 год, он тогда был очень популярным благодаря известному сериалу, и так, играючи, представили себя. Основная работа, конечно, шла вне софитов – это работа с клиентами. Как здесь можно было исправить ситуацию? Только через личное общение.

Мы небольшой банк, поэтому с каждым клиентом от среднего предпринимателя до крупной компании решили общаться лично.

С розницей немного проще, здесь важны просто хорошие условия – скорость обслуживания, дешевизна продуктов, высокий сервис, интернет-банкинг и т.д.

- Как Вы формировали команду, когда пришли в банк? Как решаете проблему кадров и в целом, какой у Вас подход в менеджменте?

- Во-первых, я старался удержать тех, кто есть, что было достаточно сложно с учетом того, что у нас одни из самых низких зарплат на рынке среди топ-менеджеров. У нас за 5 лет, что я здесь, не было никаких бонусов топ-менеджерам и повышение заработных плат тоже.

У нас достаточно сдержанные заработные платы по всему банку, мы стараемся это компенсировать мотивационными программами (KPI).

Во-вторых – это постановка KPI, построение системы мотивации, вознаграждений и т.д.

Далее идет более тонкая настройка. Я для себя выбрал тактику личного примера. Пользуясь тем что у нас банк небольшой – около 2 000 сотрудников, порядка 600 работает в головном офисе, здесь идет упор на мораль и на дух.

Во всех наших мероприятиях я стараюсь быть и инициатором, и участником, и примером для подражания. Каждый месяц у нас проходят какие-либо культурные мероприятия. Весной у нас субботники, мы чистим территорию, летом – походы в горы, спартакиады, участие в марафонах.

Если я говорю коллеге, что нужно быть готовым к 9 часам к работе, я не могу прийти в 9.30

Если я говорю, что нужно лично встречаться с клиентами, разговаривать с ними и находить компромисс, следовательно, сначала я сам еду и встречаюсь с более чем 100 клиентами за один год.

Если я говорю, что на кредитном комитете нужно вникать в каждую деталь, каждую цифру и знать ее, я делаю это в первую очередь и ожидаю того же от наших коллег.

Тем не менее, текучка у нас имеется, как и у всех, но если 5 лет назад это было на уровне 40%, сегодня – не более 20%. Мы понимаем, что в банке всю жизнь не поработаешь. Средняя продолжительность работы в банке – 3-5 лет. И текучка, как правило, наблюдается на начальной стадии карьерной лестницы в банке – кассиров, кредитных менеджеров и т.д.

- Как сильно поменялись источники фондирования за 5 лет? Вы говорили, что сейчас стали больше работать с государственными программами…

- Да, но это не фондирование само по себе, условно говоря, мы берем 100 тенге от фонда Даму и направляем эти же 100 тенге предпринимателям. Это фондирование в условном понимании.

В отсутствии живого фондового рынка для банков есть несколько источников фондирования: во-первых, депозитная база – сегодня это основной источник ликвидности большинства банков. Во-вторых, акционерный капитал: нераспределенная прибыль плюс уставный капитал.

Во времена существования частной накопительной системы можно было размещать облигации у пенсионных фондов. Тогда рынок был очень активный, можно было легко привлечь деньги и даже больше, чем нужно.

Сегодня у всего рынка, к сожалению, до сих пор есть проблемы с ликвидностью. Достаточно сложно привлечь более чем на 1 год и то почти все депозиты – это деньги до востребования, то есть они могут быть изъяты в любой момент.

Поэтому мы, в первую очередь, опираемся на свою репутацию, на доверие клиентов, то есть на депозиты. И второй источник – это государственные деньги, которые по-прежнему остаются основным драйвером в банковской системе.

Изменилось ли фондирование? Да, изменилось, мы больше стали участвовать в госпрограммах, но ликвидности это нам не прибавило. Ликвидность нам прибавляют наши клиенты.

- На долговом рынке вы не привлекаете деньги, почему?

- Нет, потому что очень сложно предлагать инвесторам купонное вознаграждение менее чем 13%. Для нас это дорого. Когда крупный бизнес просит кредиты под ставку вознаграждения, а банк привлекает ресурсы на долговом рынке (это еще без учета административных расходов), то смысла в привлечении таких ресурсов нет. Поэтому облигации могут себе позволить только те банки, которые могут продавать свои кредиты дорого, например розничные банки.

- Недавно стало известно, что Нурбанк подал заявку в Нацбанк на участие в программе оздоровления банков. Для чего это нужно вашему банку? Могли бы вы обойтись без этой программы?

- На фоне постоянных мировых финансовых кризисов и вхождения Казахстана в ВТО стало очевидным: наша финансовая система нуждается в усилении конкурентоспособности. Поэтому президентом были поставлены перед НБ РК четкие задачи по оздоровлению и улучшению качества нашей банковской системы. Для этого НБ РК разработал собственные требования по созданию регуляторных провизии, то есть резервов, которые направлены на полное очищение балансов банков от токсичных и проблемных активов.

Так, с 1 октября 2017 года Национальный банк ужесточил требования по достаточности капитала. Если раньше на размер капитала влияли провизии, формируемые по требованию международных стандартов, то теперь на капитал дополнительно влияют провизии, которые разработал регулятор. При этом требования регулятора достаточно жесткие. Несмотря на то, что мы вели консервативную политику при кредитовании, соблюдали все требования по нормативам, достаточно обеспечили себя «подушкой» ликвидности влияние регуляторных провизий в последующие годы окажет давление на размер собственного капитала.

Поглощение этого влияния возможно за счет капитализации банка или за счет прибыли. Получается, что влияние регуляторных провизий уже сейчас оказывает давление, а банк заработать прибыль в таком же размере сейчас не может, так как получение высокой прибыли за короткий срок несет в себе скрытые риски в дальнейшем.

Учитывая, что наш банк никогда не вел агрессивную политику и всегда исполнял все свои обязательства, то для исключения высоких рисков банк решил обратиться за помощью к государству. Тем самым банк продолжит свою консервативную политику в кредитовании, а получаемые доходы в течение 5 лет будет планомерно направляться на поглощение регуляторных провизий. Следует отметить, что помощь государства не является безвозмездной. В течение 15 лет банк должен вернуть долг с процентами. Но, я думаю, мы закончим намного раньше.

- По условиям программы акционеры должны будут докапитализировать банк на определенную сумму. Вы к этому готовы?

- Да. Там условие идет 1 к 3, то есть на каждые 2 тенге государственных денег, акционер должен докапитализировать банк на 1 тенге.

- Какие новые продукты появились у банка в течение 5 лет?

- За это время мы сделали продуктовую сетку проще и понятнее. Для физических лиц организовали четыре простых продукта, названия которых говорят сами за себя – залоговый, беззалоговый, образовательный и автокредиты, запустили ипотеку и автокредит.

Открыли новые продукты и услуги – ГОНС, кредит «Образовательный», карточки ИП, Instant, Icard и WEB-карточки, сервис денежных переводов nurpay.kz, бесплатная доставка карточек с индивидуальным дизайном в городах Алматы и Астана.

Мы одни из первых запустили в Казахстане услугу P to A – это возможность перевода денег с карты на карту и с карты на счет через интернет.

Установили более 200 платежных терминалов по Казахстану, где клиенты могут оплатить кредит, пополнить свой кошелек, оплатить коммунальные услуги.

Изменили интерфейс и функционал сайта www.nurbank.kz, интернет-банкинга Nurbank24.kz и создали мобильное приложение Nurbank Mobile Banking.

Мы запустили социальный проект республиканского уровня «Путевка в жизнь», который обеспечивает выпускников детских домов высшим образованием и работой. Открыли во Французском доме, по адресу: г. Алматы, пр. Фурманова 187а, музей предметов народно-прикладного искусства 18-20 веков и стали участниками Дорожной карты туризма г. Алматы.

- Что ждать клиентам и потенциальным клиентам Нурбанка в 2018 году?

- Только самого хорошего (смеется). Само собой – это выгодных условий. Есть несколько парадигм как работать с клиентами – кто-то начисляет проценты на остатки счетов, кто-то изобретает новые продукты и т.д.

У нас просто – мы делаем акцент на ставки. Но в чем наша особенность, я считаю, что у нас самые честные ставки. В том смысле, что у нас никогда эффективная ставка не имеет большой разрыв с номинальной.

Когда приходит человек на консультацию, мы всегда озвучиваем свои комиссии наперед и не вшиваем их в кредит, как это делают другие банки.

Мы всегда идем на компромисс и на диалог. Весь наш топ-менеджмент почти в лицо знает всех наших клиентов. В прошлом году я объездил весь Казахстан, у меня было 124 встречи. Ровно 32 дня я был в командировке, 16 филиалов по 2 дня в каждом. У меня было примерно 5 клиентов в день. Я пожал 124 руки, посмотрел на производство, предприятия, как они работают и примерно такую же работу делает каждый топ-менеджер в нашем банке.

Поэтому наши условия на сегодня одни из самых лучших. Мы посмотрели, что из всей массы клиентов только 13% уходит в другие банки (рефинансируются). Все остальные закрывают кредит у нас. Это очень хороший показатель по рынку, означающий, что у нас условия настолько комфортные, что, как правило, клиент не мечется.

Возможно, мы где-то недополучаем сверхприбыль, но наши клиенты с нами остаются.

Россия > Финансы, банки > kursiv.kz, 4 декабря 2017 > № 2412247 Эльдар Сарсенов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411033 Татьяна Голикова

Встреча с председателем Счётной палаты Татьяной Голиковой.

Обсуждались итоги работы Счётной палаты Российской Федерации в 2017 году.

В.Путин: Татьяна Алексеевна, добрый день!

Поговорим по результатам работы. Пожалуйста.

Т.Голикова: Мы медленно движемся к окончанию года и, естественно, в режиме онлайн подводим итоги.

Сейчас прошло уже 11 месяцев, и, безусловно, как в количественном, так и в цифровом выражении результат наших мероприятий свидетельствует о том, что, к сожалению, пока, на данном этапе времени, количество нарушений у нас возрастает. Если в прошлом году их было 3855 на сумму 965 миллиардов рублей, то сейчас за 11 месяцев года – это уже 3980 на сумму 1 триллион 556 миллиардов. Но, может быть, этой цифры не нужно бояться, потому что структурно многое поменялось.

Мы, во–первых, стали на федеральном уровне выстраивать свою работу на предварительный контроль. И такой предварительный контроль позволяет в последующем избегать серьёзных финансовых нарушений, серьёзных финансовых последствий. Из этой суммы приблизительно две трети – нарушения, которые впоследствии могли бы привести к финансовым нарушениям, и одна треть – финансовые нарушения.

Косвенным признаком того, как структурируются финансовые нарушения, является наша текущая работа по возбуждению административных дел, у нас есть такие полномочия, в таких случаях, когда мы это при проверке объекта фиксируем. В случае с 2017 годом это уже по принятым судами решениям 243 административных дела, которые завершены, по которым назначены соответствующие административные штрафы. Если сравнивать 11 месяцев этого года с прошлым годом, полным, то это где–то 7,5 процента роста. Структура такая приблизительно: нарушения бюджетного законодательства в части формирования государственных заданий для федеральных учреждений, это нарушения порядков предоставления субсидий, межбюджетных трансфертов в субъектах Российской Федерации и так далее.

В этом смысле я хотела сказать о том, что если на федеральном уровне у нас работа наладилась более-менее и мы достаточно тесно работаем с министерствами и ведомствами, то дальше следующий – второй, третий, четвёртый уровень, – их работа пока ещё оставляет желать лучшего. К сожалению, сегодня эта многоуровневость государственного управления порождает и большое количество финансовых недоработок, нарушений.

Для меня это тоже было удивлением, мы проводили определённые исследования – и я уже как–то некоторые его результаты затрагивала. Сейчас могу сказать, что у нас за последние пять лет, то есть с 2012 года по 1 января 2017 года, на 24,5 процента возросло количество бюджетных учреждений в тех органах исполнительной власти, которые подчиняются Правительству, не Президенту, то есть классическая исполнительная власть. Их количество у нас уже 3066, но самое неприятное, что за этот же период времени в два раза, до 4829, возросло количество филиалов правительственных учреждений. Они плодятся, а нормативная база, которая регулировала бы, когда они могут создаваться, когда нет, отсутствует. Это порождает очень серьёзные проблемы, которые связаны с управлением процессами использования финансовых ресурсов.

Но с учётом того, что Вы в числе приоритетов поставили сбалансированность бюджетов регионов, то мы частично свои проверки в 2017 году нацеливали на то, как эффективно используют регионы свои средства и средства, которые мы им как раз передаём в форме субсидий или межбюджетных трансфертов.

Должна сказать, что, к сожалению, по ряду проектов мы видим очень серьёзные недоработки со стороны региональных властей. Я даже позволила себе принести некоторые фотографии. Речь идёт о проверочном мероприятии, которое было реализовано нами по Вашему поручению по туристско-рекреационным зонам, когда тратятся финансовые ресурсы.

Скажем, случай с Липецкой областью, туристско-рекреационная зона «Елец». 18,2 миллиона бюджетных денег потрачено, половина приблизительно – федеральный бюджет. Надземный переход построен в никуда. Здесь должен быть торговый центр, торгового центра нет. Соответственно, деньги – их не украли, они просто использованы неэффективно.

В.Путин: Переход есть, но идти некуда.

Т.Голикова: То же самое касается Тункинской долины в Республике Бурятия. Построили водозаборные сооружения и сети водоснабжения. 172 миллиона рублей, федеральный бюджет – почти 162. Не эксплуатируются почти два года в связи с отсутствием разрешительных документов.

То же самое касается Якутии. Здесь тоже газовые сети и ряд других, тоже истрачены соответствующие деньги, но тоже всё не введено в эксплуатацию. К сожалению, таких примеров очень много.

Когда Вы нам давали поручение заняться проблемой того, как используются деньги для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, мы работали не только в текущих условиях, мы смотрели и то, как организована в принципе работа в субъектах Российской Федерации по предотвращению чрезвычайных ситуаций. Вот совсем свежая, недавняя проверка, в Хабаровском крае. В период 2014–2015–2016 годов разрабатывалась проектно-сметная документация на десять гидротехнических сооружений, строительство которых должно способствовать предотвращению чрезвычайных ситуаций. Проектно-сметная документация разработана на 262,5 миллиона рублей, но она не вошла ни в какую региональную программу, то есть фактически она осталась на бумаге, осталась нереализованной. Потом мы с высокой долей вероятности будем получать известный результат по тем территориям, которые, как правило, страдают либо от наводнений… Кстати, то же самое касается пожаров.

Я начала сегодняшний с Вами разговор с того, что мы сами ориентируемся больше на предварительный контроль, а также с точки зрения финансирования многих расходов можно было бы избежать, если бы наша работа была нацелена на предотвращение и профилактику. В этом смысле, конечно, заслуживает внимания тема, которая связана с тем, что нужно немножко переструктурировать приоритеты в расходах, особенно в таких социально чувствительных сферах, которые всё время, каждый год страдают от пожаров либо от наводнений, либо ещё каких–то вещей, с этим связанных.

Поэтому мы, безусловно, достаточно плотно работаем с Правительством. Наверное, по роду своей деятельности мы в большей степени работаем с Министерством финансов, продвигаемся, может быть, не такими быстрыми шагами, как нам хотелось бы, по усилению нормативного регулирования тех зон, где мы видим явные пробелы. И здесь я очень надеюсь, что мы всё–таки как можно меньше будем ежегодно фиксировать средств, которые используются с нарушением законодательства.

В.Путин: Хорошо. Давайте поподробнее поговорим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411033 Татьяна Голикова


Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик

Слишком дорог: в СНГ падает спрос на доллары

Ярослав Лисоволик

Главный экономист Евразийского банка развития

Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 года), а минимальный — в России (41,1%).

В 2017 году экономики государств – участников Евразийского банка развития (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения, Таджикистан) стали демонстрировать улучшение макроэкономических показателей. К концу году ожидается, что все страны ЕАБР покажут позитивные темпы экономического роста. В текущем году можно отметить достижение низких уровней инфляции, восстановление уровня золотовалютных резервов, снижение ключевых ставок центральными банками и относительную стабилизацию обменных курсов. На этом фоне во всех странах ЕАБР наметился отчетливый тренд в сторону дедолларизации экономик.

Высокий уровень долларизации является характерной особенностью для стран региона на протяжении последних десятилетий. В 2014-2016 годах в условиях стремительного обесценения национальных валют отмечался рост доли депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы во всех странах ЕАБР. Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 г.), а минимальный в России – 41,1%.

Внешние шоки 2014–2015 годов способствовали тому, что монетарные власти некоторых стран региона вынуждены были изменить подходы к денежно-кредитной политике. В частности, о переходе к плавающему обменному курсу и режиму инфляционного таргетирования заявили центральные банки России (в конце 2014 года) и Казахстана (в середине 2015 года).

Национальный банк Республики Беларусь в начале 2015 г. перешел к монетарному таргетированию, позволив обменному курсу свободно формироваться под воздействием рыночных факторов. Центробанки Армении, Киргизии и Таджикистана сохранили прежние подходы к денежно-кредитной политике, однако стремились ограничить волатильность обменного курса доступными инструментами.

Проведение политики гибкого обменного курса и реализация мер, направленных на снижение волатильности и стабилизацию инфляции относительно целевого уровня, явились главным фактором снижения уровня долларизации в регионе. Среди стран – участниц ЕАБР наиболее существенное снижение этого показателя, измеряемого как доля депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы, продемонстрировали Белоруссия, Казахстан и Киргизия. В частности, в Белоруссии уровень долларизации снизился с 71% в январе 2016 года до 58,7% в сентябре 2017 года, в Казахстане — с 51,6% в январе 2016 года до 31,3% в сентябре 2017 года, а в Киргизии — с 50,0% в январе 2016 г. до 26,8% в сентябре 2017 года.

Среди дополнительных активных мер по дедолларизации для большинства стран региона в рассматриваемый период можно выделить: повышение дифференциации нормативов обязательного резервирования; усиление дифференциации требований пруденциального надзора и содействие переводу валютных требований в национальную валюту; организацию широкомасштабной кампании по переходу к повсеместному использованию национальной валюты в качестве средства обращения и платежа.

Несмотря на отмеченные позитивные тенденции, потенциал снижения уровня долларизации экономик стран региона остается большим, что требует продолжения работы в направлении стабилизации инфляции. В противном случае велика вероятность роста уровня долларизации, что будет ограничивать эффективность денежно-кредитной и фискальной политики и увеличит риски финансовой стабильности стран региона.

Почему долларизация является проблемой? Главный недостаток заключается в том, что она уменьшает эффективность денежно-кредитной политики. В условиях высокого уровня долларизации изменение ключевой ставки центрального банка почти не влияет на ставки валютных кредитов и депозитов, что затрудняет функционирование каналов трансмиссии денежно-кредитной политики. С учетом того, что центральный банк не может выступать в качестве кредитора последней инстанции при предоставлении ликвидности в иностранной валюте, долларизация повышает риски ликвидности и платежеспособности финансовой системы.

Таким образом, проблема дедолларизации остается актуальной для экономик региона и требует дальнейшего совершенствования макроэкономической среды – достижения низкой и стабильной инфляции и дальнейшего постепенного повышения гибкости обменного курса.

Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука. Финансы, банки > snob.ru, 30 ноября 2017 > № 2610147 Дмитрий Аханов

Инвестор Дмитрий Аханов:

Путь «ботаника» к деньгам короче, чем у шпаны

Быть инвестором в России — рискованное предприятие. Директор по взаимодействию с компаниями США и Канады УК «РОСНАНО» и президент RUSNANO USA Дмитрий Аханов рассказал «Снобу» о том, почему проваленный проект — это хорошо и что для инвестора лучший подарок

Едва поздоровавшись, мы начали обсуждать биткойны. И вы сказали, что это своего рода казино. Тогда и то, чем вы занимаетесь, — венчурный бизнес, прямые инвестиции, — если посмотреть на них с этой стороны, то же самое казино.

Для 80% инвесторов, занимающихся этим непрофессионально и особенно в России, так и есть. И если проводить аналогии, фондовый рынок в последние 20 лет очень похож на казино.

Сноб: Какие качества необходимы профессиональному инвестору?

В первую очередь — интуиция. Всем известны истории успеха, но есть истории тысяч компаний, которые делали примерно то же самое, в них вложили сотни миллионов долларов, а в итоге все закончилось плохо.

Главное, чем отличается правильный менеджер венчурного фонда — это умением формировать портфель. Ты можешь сказать: я универсальный фонд, и инвестировать во все — от софта до игрушек. Есть крупные фонды с так называемой стратегией spray and pray, заводящие в портфель по 500 компаний. Но 90 процентов фондов, инвестирующих, например, в медицину, узкоспециализированные, потому что это требует специальных знаний.

Мы (УК «РОСНАНО». — Прим. ред.) на 99 процентов инвестируем эксклюзивно в реальный сектор, то есть в то, что можно пощупать, и у нас в портфеле практически отсутствуют компании, которые занимаются чистым софтом.

Сноб: Это совпадает с тем, как подходят к инвестициям в странах с более развитым венчурным рынком?

На Западе инвестируют в людей, в их способности.

Сноб: И в кого лучше всего инвестировать?

В человека, у которого уже есть два успешных проекта и один проваленный. Он знает, что такое слава и деньги, но уже в чем-то просчитался. Кстати, по этим же характеристикам инвесторы оценивают друг друга. Это игра вдолгую, и важно понимать опыт тех людей, с которыми ты это делаешь.

Сноб: Вы ставите перед собой задачу прыгнуть на восходящий тренд?

Да. Есть рынки, на которых выигрывает пионер, а есть куча рынков, на которых пионеры не выигрывают никогда. Потому что, как ни крути, в современном мире, помимо чистой технологии, важны еще маркетинг, ресурсы, финансы. И удача. Без нее нельзя: нужно попасть в правильное место в правильное время.

Если вы помните, первый айфон Джобс показал в феврале только на слайдах. Как глава «Майкрософт», не самый последний человек в бизнесе, отреагировал на эту презентацию? «Это сделать технологически невозможно!» Но продажи начались уже в июне. Или другой пример: до «Гугла» были поисковики? А соцсети были до «Фейсбука»? Были. И много.

Ты никогда не знаешь, что в итоге приведет к успеху.

Сноб: А какой подход к инвестициям в России? У нас чаще хотят быть пионерами или, наоборот, совершенствовать то, что уже существует в мире?

Отличие крупных российских корпораций от западных — отсутствие опыта работы со стартапами и понимания, как этот процесс нужно выстраивать. То есть ты приходишь в какую-нибудь крупную российскую компанию и говоришь: «Вот я для вас сделал, классная штука». Первое, о чем тебя спросят: «А где она уже работает?» И желательно лет тридцать. А на Западе есть понимание, что людям нужны деньги. Многие говорят: «О’кей, нам этот продукт потенциально интересен, давайте мы вам заплатим за право быть первыми, кто сможет тестировать его у себя, опять же за деньги». И добавят: «Вы, пожалуйста, учтите, что нам в продукте нужно». Основная причина такого подхода — очень высокая конкуренция и необходимость постоянно двигаться вперед.

Сноб: Это такое общее мнение, что крупные компании плохо приспособлены к инновациям. С чего или с кого начинаются изменения?

Если говорить о классических больших корпорациях, то, как правило, с руководителя, который начинает всех толкать. Тогда создается свое венчурное подразделение, либо вкладываются деньги в какие-то фонды, которые работают отчасти по заказу корпорации.

Вообще, за последние пять лет в сфере венчурных инвестиций корпоративный сегмент наиболее быстрорастущий, а в сфере, в которой мы работаем, он занял процентов 70 от объема инвестиций.

Сноб: Есть люди, которые честно говорят: я хочу заработать. Есть те, кто хочет «изменить мир». Насколько хороша финансовая мотивация?

Человек всегда будет думать о деньгах. Это базис, о котором можно даже не говорить.

Сноб: То есть деньги «приложатся», если ты делаешь крутое дело?

Абсолютно. Венчурные инвесторы любят инвестировать в компании, меняющие мир. Взять того же Маска. Его личный интерес — не заработать очередной миллиард долларов, а основать колонию на Марсе. Это его детская мечта. Но он при этом понимает, что, если не заработает этот условный миллиард, у него не получится сделать то, что он хочет. И — уникальная вещь для Америки, но уже справедливая для Индии и для Китая, — у очкарика-программиста или физика, или биолога путь к деньгам короче, чем у шпаны.

Сноб: У нас же сложилось мнение, что уважающий себя ученый не должен быть торгашом.

Это то, что мешает российским ученым. А еще они говорят: «Я изобрел гениальную вещь, она стоит миллиарды долларов, поэтому я вам ничего не покажу и не расскажу — вы все украдете. Но вы мне должны дать еще миллиард, чтобы я все-таки смог это сделать». Нашим инженерам всегда не хватало умения довести свое изобретение до конца и сделать продукт, который кто-то купит. Это в том числе менталитет. У нас нет, что называется, «продакт маркетинга» и желания создать конечный нужный продукт.

Чтобы ситуация изменилась, нужно, во-первых, рассказывать о людях, способных сделать научную разработку, технологию, а потом построить из нее бизнес. В России таких примеров мало, но они есть. Во-вторых, поощрять западные компании открывать центры разработки в нашей стране. Но у нас, к сожалению, с одной стороны, исторические традиции, а с другой — есть такая штука, как недоверие к тому, что делают русские.

Сноб: Почему?

До начала 2010-х годов в стране не существовало ни венчурных инвестиций, ни фондов.

Сноб: Вы меряете других по себе? Вас это не подводит?

Иногда подводит. Но если не верить в людей, то этот бизнес делать невозможно. Есть многие вещи, которые нельзя заранее проверить, в том числе в технологиях. Вот пример одной компании, с которой мы общались. Они делали оптические лазеры для системы очистки трубопроводов, в том числе высокомощные. На тот момент о них было две статьи, в которых приводились комментарии двух экспертов: создателя крупнейшего в мире производителя промышленных лазеров, одного из самых успешных российских технологических предпринимателей Валентина Гапонцева и Стивена Чу, нобелевского лауреата и на тот момент министра энергетики США. Оба заявили: то, что пытается сделать эта компания, технологически невозможно. Через два года эта компания сделала то невозможное.

Сноб: За последние шесть-семь лет венчурный рынок в России хотя бы начал формироваться. Однако остается проблема: кто будет покупать стартапы?

Покупателей практически нет. И единственный в текущем моменте выход — сразу строить компанию с прицелом на международный рынок.

Сноб: Как далеко готовы идти российские предприниматели, насколько для них открыт мир?

К сожалению, далеко идти не готовы. Любой рост требует усилий, амбиций, рисков — многие в России боятся больших денег. Я знаю пример компании, работающей в том числе и на международных рынках. Ей ничто не мешает расти дальше, но люди получают свои 15–20 миллионов долларов дивидендов в год, и им достаточно.

Сноб: Как вы считаете, у компании «Роснано» уровень осторожности, аппетит к риску — какой? Компанию часто обвиняют в том, что она «прыгает» на тех, кто уже показывает классную динамику.

Иметь возможность инвестировать в ранние стадии иногда правильно, но это не наша специализация, это не то, что мы умеем делать лучше всего. Мы инвестор поздних стадий, наш аппетит к риску умеренный. Мы, как правило, готовы брать на себя рыночные риски, но не технологические.

Сноб: А каков ваш личный аппетит к риску?

Я подхожу к этому с точки зрения портфеля. Грубо говоря, если у меня есть портфель на 100 миллионов долларов, 5 миллионов я готов направить на очень рискованные, с моей точки зрения, проекты.

У меня в портфеле нет каких-то безумных, ярких звезд, которые могут принести «сто икс». Такие цифры дают единицы из десятков тысяч. Особенно в прямых инвестициях, которые требуют финансирования не в 5–10 миллионов, а в 100, 200 и так далее.

У меня в портфеле было девять компаний, сейчас осталось четыре: три я продал, две мы закрыли. Одна из них была попыткой построить крупную компанию по созданию биотоплива из углекислого газа и бактерий.

Сноб: Это был проект-демонстрация аппетита к риску?

Да. Есть успешные компании, которые мы вполне хорошо продали. SiTime стала крупнейшей венчурной сделкой в области полупроводников в 2014 году, мы продали ее за 200 миллионов японцам. Продали компанию Soft Machines. Это де-факто один из примеров, когда группе инвесторов не хватило аппетита к риску. Ее можно было вырастить в многомиллиардную компанию, но нужно было вложить еще очень много денег. И в итоге за несколько сотен миллионов долларов компания пока без продукта и без выручки была куплена. Это дорогого стоит.

Сноб: Что с остальными проектами, которые вы ведете?

У меня сегодня три публичных проекта, то есть их акции котируются на бирже. IPO — это, с одной стороны, выход, а с другой стороны, еще ведь нужно правильно продать.

Компания Quantenna, которая делает вай-фай-чипы, в прошлом году сделала мне подарок: в день моего рождения мы сделали IPO. Есть публичная компания NeoPhotonics с выручкой 300 миллионов долларов. Еще одна компания, вышедшая на биржу, - Aquantia, успешно разрабатывающая сетевые чипы для передачи данных.

Сноб: Перспектива IPO определяется в начале пути?

Когда строишь большую компанию, ее правильно строить с целью выхода на IPO или M&A. Не все компании и бизнесы можно вырастить до миллиарда.

Но есть и вполне нормальные, внятные бизнесы, которые можно дорастить с нуля до 35–70 миллионов долларов и продать, понимая, что на IPO эта компания вряд ли когда-нибудь выйдет. Это тоже вполне адекватная инвестиция.С

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука. Финансы, банки > snob.ru, 30 ноября 2017 > № 2610147 Дмитрий Аханов


ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 30 ноября 2017 > № 2411369 Михаил Демиденко

Идея единой валюты в ЕАЭС выглядит не столь перспективной как раньше – эксперт ЕАБР

После падения цен на энергоносители экономический кризис затронул все страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Видя влияние рассогласованности макроэкономических политик на общую экономическую ситуацию в регионе, страны начали активнее работать над их координацией. Заместитель директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Михаил Демиденко рассказал корреспонденту «Евразия.Эксперт» о барьерах на пути осуществления согласованных макроэкономических политик и об отказе от доллара при расчетах между странами ЕАЭС, а также ответил, готовы ли страны к введению единой валюты на пространстве Союза.

- Михаил Витальевич, говоря о евразийской интеграции часто можно услышать о необходимости координации макроэкономической политики. Расскажите, пожалуйста, какие направления предполагает эта координация?

- Основные направления координации макроэкономических политик определены Договором о ЕАЭС. Там несколько сфер, но самое главное – это то, что страны ЕАЭС должны соблюдать условия макроэкономической устойчивости. Они касаются инфляции, которая не должна более чем на пять процентов превышать соответствующий показатель в стране с наименьшим уровнем инфляции в ЕАЭС.

Надо сразу заметить, что этот критерий достаточно спорный, потому что, например, в 2016 г. в Армении была дефляция. В том же году Россия, достигнув приемлемого уровня инфляции, приблизилась к своей цели по инфляции в четыре процента. Вместе с тем РФ, получается, нарушила параметры макроэкономической устойчивости в указанном году, что, по сути, отражает несовершенство данного критерия.

Второе – это условие по государственному долгу, который не должен превышать 50% ВВП. И третье условие – по дефициту бюджета, который не должен быть больше 3% ВВП. В том случае, если страны нарушают эти критерии, есть определенные процедуры в рамках Евразийской экономической комиссии, которые нацелены на разрешение этой ситуации.

По нашему мнению, очень важным является направление координации денежно-кредитных политик. Центр интеграционных исследований на эту тему выпустил доклад «Колебания валютных курсов в 2014-2015 гг.». Мы видим, что Россия и Беларусь достаточно быстро отреагировали на изменившиеся цены на нефть. Россия перешла к плавающему курсу в конце 2014 г., Беларусь – с начала 2015 г., что сэкономило золотовалютные резервы этих стран.

Казахстан оттягивал изменения курсовой политики до августа 2015 г. Естественно, из-за того, что тенге сильно укрепился по отношению к российскому рублю и белорусскому рублю, условия торговли были не в пользу Казахстана. Начались проблемы во взаимной торговле, были даже призывы начать непозволительные, с точки зрения единого таможенного пространства, ограничительные меры в торговле. Хорошо, что до этого не дошло.

Вывод заключается в том, что нашим странам необходимо координировать денежно-кредитную политику. Оптимальным, по нашему мнению, является система плавающих курсов для стран ЕАЭС, а также режим инфляционного таргетирования.

В этом плане страны сделали уже кое-какие шаги навстречу друг другу. Например, в странах ЕАЭС достаточно близкие цели по инфляции – около 4%. Некоторые страны успешно перешли на инфляционное таргетирование. У России, например, в этом году наименьшая инфляция за всю постсоветскую историю.

Некоторые страны, например, Казахстан, находятся в процессе перехода к режиму ИТ, пытаясь достаточно успешно имплементировать этот режим. Беларусь заявляет, что в среднесрочной перспективе уйдет от монетарного таргетирования, которое тяжело реализовать, когда уровень инфляции достаточно низок, и тоже перейдет к инфляционному таргетированию. То есть мы видим, что в плане подходов к денежно-кредитной политике в наших странах есть общие тенденции.

В плане налогово-бюджетной политики тоже все неплохо.

Одна из главных проблем, которую показал кризис нефтяных цен и, соответственно, макроэкономический кризис наших стран – это сильная зависимость валютных курсов России и Казахстана от цен на нефть из-за существенной доли энергоресурсов в экспорте этих стран. В целом, абсолютно понятен механизм, по которому можно уйти от этой зависимости – это ввести работающее бюджетное правило.

В Казахстане есть свое бюджетное правило (другое дело, что в кризисные годы оно, скорее, не работало). Россия хочет перейти к бюджетному правилу к 2020 г. и фактически жить в условиях, когда цены на нефть для России будут всегда $40 за баррель. Доходы сверх этой цены будут накапливаться в специальных фондах, а если цена упадет ниже $40 за баррель, средства из фондов будут расходоваться.

Таким образом, если бюджетные правила успешно заработают, главная причина волатильности курсов российского рубля и казахского тенге будет устранена, что стабилизирует ситуацию с валютными курсами и с бюджетами в наших странах. Здесь есть определенные перспективы и понимание, к чему надо стремиться.

- Вы сказали, что, когда была девальвация рубля, некоторые страны даже высказывали предложения ввести ограничения в торговле. Извлекаются ли сейчас уроки из той ситуации, чтобы избежать рассогласованности политик в будущем?

- Да, они, безусловно, извлекаются, например, в монетарной политике, но, скорее, де-факто, чем де-юре. Какова оптимальная архитектура денежно-кредитных политик для наших стран ЕАЭС? Россия проводит политику инфляционного таргетирования, и ее курс является плавающим. Остальные страны также проводят политику инфляционного таргетирования, которая ориентируется в первую очередь на стабилизацию внутренних макроэкономических параметров (инфляция, экономический рост) относительно понятных целевых уровней. И в то же время страны «краем глаза» посматривают на курс российского рубля для того, чтобы взаимные курсы валют в ЕАЭС были стабильнее по отношению к российскому рублю. Безусловно, это стабилизирует торговлю.

Мы наблюдаем за монетарной политикой в Беларуси и видим, что после 2015 г., когда Национальный банк возглавил Павел Каллаур, многое достаточно грамотно реализуется. С одной стороны, стабилизируется инфляция, с другой стороны, колебания курса белорусского рубля относительно российского рубля не столь существенны, как были раньше. Поэтому можно сказать, что выводы сделаны.

- Беларусь сотрудничает с Россией не только в рамках Евразийского экономического союза, но и Союзного государства. На ваш взгляд, могут ли российско-белорусские отношения получить дополнительные возможности в макроэкономической политике по линии Союзного государства?

- Я не уверен, что можно об этом говорить в плане координации макроэкономических политик, потому что наши регулирующие органы, главы центральных банков встречаются и в рамках СНГ. Все-таки Союзное государство дает больше в социальном и культурном плане. Это и возможности просто устроиться на работу для трудовых мигрантов в наших странах, это сотрудничество в медицине, образовании, культуре и т.д. Все это упрощено для граждан Беларуси в России и, соответственно, для граждан России в Беларуси.

В начале 2000-х гг. обсуждалась идея создания валютного союза между Россией и Беларусью, но эта идея повисла в воздухе и не была реализована.

- Валютный союз предполагал какую-то единую валюту?

- Тогда говорили о введении российского рубля или общей валюты. Но в тот момент наши страны не были готовы к введению единой валюты скорее политически, чем экономически.

- На ваш взгляд, в ближайшие годы Евразийский союз готов был бы к введению единой валюты?

- В ближайшие годы – точно нет. Более того, эта идея сейчас выглядит не настолько перспективной, как казалась раньше. Технологии, в том числе банковские, цифровые, шагают настолько сильно вперед, что есть другие цели и задачи по организации финансовой сферы в ЕАЭС.

Сейчас очень важно организовать работу общего финансового рынка, чтобы он, помимо понятной прозрачной регуляторной составляющей, имел бы и самые передовые цифровые технологии. Это принесет больше пользы, чем разговоры о введении единой валюты.

Все-таки наши экономики еще не настолько адаптированы друг к другу, чтобы говорить сейчас о благоприятном моменте для введения единой валюты.

- Насколько перспективным и реальным было бы использование национальных валют при взаиморасчетах и отказ от доллара?

- Конечно, доллар – все еще валюта номер один в мире, но постепенно его доля сокращается. Все больше стран говорит о том, чтобы рассчитываться между собой в национальных валютах, и не только в рамках ЕАЭС. Россия и Китай, Россия и Турция, Китай со своими торговыми партнерами.

Мы видим последние инициативы Китая по запуску торговли нефтью у себя на бирже за юани. Была попытка запуска торгов нефтью за рубли на Российской Санкт-Петербургской бирже, и она еще не потеряла своей актуальности.

Но глобально доллар все равно в ближайшей и даже в среднесрочной перспективе будет валютой номер один. Валютой номер два будет евро, Китай будет набирать свою долю. При взаимодействии в рамках региональных организаций, таких как ЕАЭС, конечно, желательно увеличивать долю расчетов между субъектами хозяйств в национальных валютах. Это вопрос безопасности в условиях серьезных геополитических рисков. Вместе с тем здесь нельзя действовать административным путем.

При этом между Россией и Беларусью все неплохо: около 80% товаров и услуг оплачиваются в российских рублях между нашими субъектами хозяйствования.

Вопрос в том, что делать с капитальным счетом, то есть кредиты идут в основном в долларах и евро. Нам необходимо работать с капитальным счетом, увеличивать долю наших валют. Это перспективное направление.

- Недавно Алексей Кудрин заявил, что новые санкции США в отношении России могут повлиять на то, что в Евразийском союзе будут быстрее переходить на расчеты в нацвалютах. Как Вы это прокомментируете?

- Я не очень понимаю, о каких санкциях идет речь, но общая тенденция такова, что есть геополитические риски, которые могут проецироваться и в финансовую сферу. Соединенные Штаты обладают исключительной мощью именно в финансовом секторе. Безусловно, подстраховываться и переходить на расчеты в национальных валютах – это понятная и здравая стратегия.

Еще очень важно, чтобы волатильность этих валют относительно друг друга была меньше. Поэтому мы и говорим о необходимости большей координации в макроэкономической политике, и в первую очередь – в денежно-кредитной политике.

Здесь самое важное – это макроэкономическая стабильность, в первую очередь стабильность инфляции, прозрачная макроэкономическая политика, к которой есть доверие. Как только субъекты экономики поймут, что низкая инфляция в наших странах и стабильность курсов – это не случайные вещи, а результат целенаправленной работы и той финансовой архитектуры, которая складывается между нашими странами, тогда, безусловно, будет проще работать в национальных валютах.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 30 ноября 2017 > № 2411369 Михаил Демиденко


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов

Анонимный пузырь. Почему криптовалюта может уйти в прошлое

Михаил Константинов

Эксперт

Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика?

В ноябре 2017 года произошел поучительный случай в мире криптовалют. В результате ранее неизвестной уязвимости в исходном коде Ethereum-кошелька британского разработчика программного обеспечения Parity Technologies были заморожены около 280 млн долларов на счетах клиентов. Программист-новичок экспериментировал с публичным API (Application Programming Interface — интерфейсом для программирования приложений) и, как утверждает компания, случайно, из-за ошибки в коде, навсегда заблокировал кошельки других пользователей.

Здесь раскрывается потенциальная проблема технологий на блокчейне: в обычных банках такую ситуацию можно выправить вручную, тогда как в блокчейне контракты и их логика неизменяемы. Во всяком случае, такая возможность не предусмотрена явно. Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика? Разберем главные вопросы к криптовалютам.

Блокировка — это навсегда

Когда речь идет валюте любого государства, контроль за ней ведет само государство: контролирует эмиссию, степени защиты, отвечает за эти деньги золотовалютными резервами, долговыми обязательствами и т. д. В случае криптовалюты ситуация в корне другая – коины не выпускаются государством, они присваиваются пользователю международной нерегулируемой системой за вычислительную работу. Представим ситуацию: вы обменяли вычислительные мощности на криптовалюту, а криптовалюту — на товар. Позже оказалось, что купленный вами товар украден. Однако блок о фактах передачи товара и денег записан, изменить его невозможно. Возможна только следующая транзакция: передать коин обратно, но на сугубо добровольной основе. Потому что по постановлению суда это сделать в принципе невозможно!

Рассмотрим другую ситуацию. Как может отреагировать система, которая присвоила человеку коин, на все последующие транзакции, если первая показалась ей подозрительной? Первое правильное действие, пришедшее из банковской системы — заблокировать транзакцию. Однако если система заблокировала первую транзакцию, блокируются и все последующие, которые от нее произошли. Что делать дальше — не ясно. У банков есть технология разблокировки по решению суда. Кто примет такое решение в распределенной системе? Там нет решающих, она специально сделана как технология «все не доверяют всем». И если произошла блокировка, то это навсегда.

Ни один из участников системы не может принять решение о блокировке, это может сделать только сама система. Однако система написана людьми, у которых может быть злой умысел: они находятся в серой зоне, условно нерегулируемой, куда пользователи добровольно принесли деньги и обменяли их на коины. Хозяин системы может забрать деньги и не вернуть их пользователям в виде криптовалюты. Или случайно обнулить счета. Считается, что система абсолютно честная и у нее нет возможности для мошенничества. Однако мы не знаем, какие возможности для хозяин системы оставил для себя в ее коде. Первый раз оставил возможность позаимствовать чужие средства легальным путем, переведя себе, и мы помним эту историю. Второй раз – оставил для себя возможность заблокировать участника системы. Сколько еще прецедентов понадобится, чтобы проиллюстрировать ненадежность криптовалюты?

Предположим, что возможности для мошенничества есть. А вот механизмов регулирования и самого регулятора — нет. И нет людей, которые могли бы разбираться в преступлениях в этой системе. Мы можем обратиться в полицию с заявлением о нарушениях со стороны системы, но следственных действий не будет. Почему? Потому что когда условное государство Швамбрания выпустила коин, он является национальной валютой, и его подделка, фальсификация, незаконные операции с ним караются уголовным кодексом Швамбрании. Когда речь идет о международная распределенной системе, в которой принимают участие граждане любого государства, не существует такой экономической полиции, в которую можно обратиться.

Кто вы, маска?

В ситуации с криптовалютой доказать, кому принадлежит кошелек, почти невозможно. Главный постулат крипловалютных систем — анонимность владельца кошелька. Если вы потеряли ключ к кошельку, восстановить его невозможно — у системы нет администраторов, некому отправить запрос на восстановление пароля.

Однако анонимность и абсолютное недоверие между участниками системы уже подразумевают, что это не бизнес-среда. Не бывает анонимной бизнес-среды. Покупатель изучает своего поставщика: что он производит, какого качества, оценивает способность поставщика произвести нужное количество изделий и поставить в указанный срок. При выборе поставщика доверие неизбежно, ведь если нет доверия и нет механизма контроля, контракт имеет большие риски. Таким образом, для коммерции в любой отрасли промышленности криптовалюта идеологически не создана.

Для расчетов физических лиц и приобретения товаров она подходит больше. Однако в этой ситуации вопрос к качеству товара с помощью распределенного реестра тоже не снимается. Реестр надежно обеспечивает половину сделки — гарантию, что деньги дошли. Вторая половина сделки — дошел ли товар? Можно подтвердить факт отправки, факт перевалки товара на разных этапах транспорта учитывать в распределенном реестре и ставить его против платежей. Можно сделать так, чтобы в этот реестр записывалась, например, таможенная рамка, которая просканировала контейнер, считала бирку. Эта бирка – не этот товар, заметьте, а бирка, которая соответствует товару — проехала такие-то ворота на таком-то этапе транспортировки. Но какого качества товар лежит в коробке с биркой, которую поставляет вам анонимный поставщик?

Вы исследуете поставщика, если занимаетесь реальным бизнесом. Но вы исследуете поставщика и как физлицо, когда заказываете пиццу по телефону. Вы знаете, кто ее делает, знаете, что неделю, месяц назад пицца была хорошая. Если в этот раз принесут плохую, вы попросите вернуть деньги и больше здесь пиццу не закажете. Фактически, мы выставляем запрос на возврат средств. Где в криптовалюте запрос на возврат средств? Где технология возврата? Да, это можно сделать встречной транзакцией: А перевел В, В отдал А. Но это уже другая транзакция, она не привязана к первоначальной, нигде не указано, что это возврат средств.

С ICO ситуация попроще: эмиссия происходит на территории конкретной страны, производится от имени компании — юридического лица, являющегося налоговым резидентом конкретной страны. Обвинить ее, например, в мошенничестве, как это было недавно сделано, можно сделать по законам этой страны. И при этом компания может быть мошенником и на IPO, и на ICO, и просто привлекая в режиме корпоративного займа деньги у инвесторов. Добропорядочный инвестор всегда пойдет в суд защищать свои права и с вероятностью у него это получится, потому что ICO не анонимно.

При этом распределенный реестр вполне может использоваться для неттинга в рамках внутрикорпоративных рассчетов. Что я имею в виду? Есть международная корпорация, и у нее в разных юрисдикциях находятся компании, оказывающие друг другу сервисные услуги В итоге появляется множество пар встречных обязательств. Здесь и пригодится и блокчейн, и коины: не понадобится отвлекать ликвидность, которая вернется обратно, пройдя по цепочке взаимных задолженностей. Но это уже другая история.

Заплати налоги и живи… неспокойно

Криптовалюта быстро растет в цене: вы купили коин за 100 рублей, через месяц он стоит уже 1000 рублей. Вы заработали 900 рублей, и 13% надо отдать государству. Но владелец-то кошелька неизвестен! Скорее всего, в ближайшие годы ФНС предпримет крестовый поход против самой системы и анонимных кошельков, запретит их на уровне закона. Сегодня все финансовые институты в стране — агенты ФНС. Можно отработать регистрацию кошельков с криптовалютой через банки, через мобильные телефоны, электронную почту. Вы можете платить налоги через мобильное приложение своего банка или сайт госуслуг.

Но дальше возникает казус. Вы зарегистрированы, вы больше не аноним. Но вот вы переводите деньги кому-то, кто все еще аноним. И ФНС непременно спросит у вас, кому вы переводите деньги. Может быть, таким образом вы переводите зарплату сотрудником, уходя от налогов? Вы должны будете рассказать, кому и за что переводите деньги, или же понести санкции: например, получить доначисления на сумму, которую налоговая сочтет справедливой.

Именно поэтому все разговоры о том, что в будущем мы будем пользоваться только лишь криптовалютой и кроме смартфона, нам ничего не будет нужно – это утопия. Криптовалюта станет одним из инструментов, которым будет довольно сложно пользоваться из-за многочисленных вопросов госорганов.

Не удивлюсь, если где-нибудь в Китае, Сингапуре или США такой закон против криптовалют уже написан. Возможно, о таком законе объявят, когда пузырь криптовалют станет очень большим. Как только криптопузырь достигнет максимального размера, он будет схлопнут. Ведь ни одно государство никогда не гарантировало надежность столь высокорисковой инвестиции, как криптовалюта.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 30 ноября 2017 > № 2410209 Айгуль Ибраева

Почему казахстанские деньги утекают в оффшоры?

Айгуль ИБРАЕВА

В Казахстане наблюдается сокращение валового оттока прямых инвестиций за рубеж. Так, в 2016 году из страны резидентами было выведено $4,28 млрд, что на 38,2% меньше, чем годом ранее, а уже за шесть месяцев 2017 года показатель сократился на 52,4% относительно аналогичного периода предыдущего года. Причем скачок произошел в оффшорную юрисдикцию.

То ли у казахстанских инвесторов закончились средства, то ли отечественные компании стали инвестировать во внутренний рынок — сказать трудно. Однако факт сокращения вывода капитала из страны налицо.

В Halyk Finance уменьшение оттока инвестиций связывают с общим снижением экономической и деловой активности компаний и обесценением национальной валюты. Сокращение валового оттока инвестиций вызвано больше уменьшением прибыли и располагаемых доходов инвесторов, чем изменением направленности инвестиций в отечественную экономику, считают аналитики.

«Сокращение объема оттока инвестиций из Казахстана скорее означает, что казахстанские компании беднеют и им нечего инвестировать. К тому же в результате острой нехватки средств на рынке компании вкладываются в свои внутренние проекты», - отмечает директор общественного фонда Financial Freedom Расул Рысмамбетов.

Инвестиции казахстанцев за бугром в предыдущем году оказались убыточными. Доля казахстанских прямых инвесторов в нераспределенном убытке иностранных предприятий прямого инвестирования в 2016 году составила $93,7 млн, аналогичная ситуация наблюдалась и в 2015 году. Но уже в 2017 году отечественные инвесторы вышли в плюс — прибыль от финансирования зарубежных проектов за шесть месяцев достигла $9,6 млн.

Чистый приток инвестиций (разница между чистым оттоком и чистым притоком) по итогам первого полугодия текущего года составил $4,2 млрд, сообщает директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев. При этом за весь прошлый год чистый приток прямых инвестиций равнялся $8,2 млрд. 81% всех прямых инвестиций в Казахстан приходится на горнодобывающую деятельность. Основной их объем поступает от таких стран как США, Нидерланды, Великобритания, Люксембург, Франция и Швейцария. Указанный приток прямых иностранных инвестиций, главным образом в совместные предприятия нефтегазовой отрасли, стал основным источником притока капитала в страну в прошлом году

В целом, валовый приток прямых инвестиций в Казахстан, обеспеченный в основном добывающей отраслью, исторически многократно перекрывает их отток. Согласно анализу Halyk Finance, по итогам первого полугодия 2017 года наблюдался чистый ввоз капитала частным сектором в Казахстан в размере $0,64 млрд. Банки осуществляли погашение обязательств в размере $0,45 млрд, неучтенный отток капитала по операциям платежного баланса составил $0,7 млрд, при этом другие сектора обеспечили основной приток в размере $1,8 млрд.

«Насколько нам известно, правительство Казахстана предпринимает весьма серьезные попытки для препятствования оттоку капитала из страны. Во многом путем создания достаточно привлекательных условий для инвестирования непосредственно в казахстанскую экономику. Так что снижение объемов оттока капитала свидетельствует о том, что предпринимаемые усилия приносят определенные плоды», — заметил аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

Куда уходят деньги?

В 2016 году $2,84 млрд, или 66,4% валового оттока прямых инвестиций за границу от казахстанских прямых инвесторов, было направлено в Нидерланды. К слову, приток голландских инвестиций в Казахстан за это же время обозначился в размере $7,91 млрд. В течение последней декады инвестиции в страну тюльпанов и ветряных мельниц оставались наиболее популярными среди казахстанских инвесторов. Однако в 2017 году поток инвестиций в этом направлении иссяк, показатель сократился почти в 50 раз — за шесть месяцев текущего года их объем составил лишь $46,3 млн против $2 157,8 млн за тот же период предыдущего года.

«Достаточно высокая концентрация оттока прямых инвестиций в Нидерланды из Казахстана наблюдается на протяжении последнего десятилетия, исключением стал лишь 2014 год, когда отток был сосредоточен в Великобританию. Нидерланды привлекательны тем, что входят в перечень стран со льготным налогообложением (ставка подоходного налога составляет менее 10% или имеются законы о конфиденциальности имущества, дохода или фактических владельцах), что является, видимо, важным фактором для инвесторов из Казахстана», — отметила аналитик Департамента исследований Halyk Finance Эльмира Арнабекова.

«Как правило, казахстанские компании инвестируют в голландские компании, чтобы затем инвестировать как в другие страны, так и обратно в Казахстан. Нидерландские трасты — один из наиболее конфиденциальных видов компаний, позволяющих сохранять полную анонимность акционеров», — говорит Расул Рысмамбетов.

Эксперт указывает, что законодательство Нидерландов позволяет быстро решать корпоративные споры, а также качественно защищает миноритарных акционеров. Поэтому казахстанские компании выводят средства в Нидерланды и переводят туда управление своими казахстанскими активами в целях сохранения конфиденциальности и защиты от рейдерства.

Алексей Коренев выделяет Нидерланды как одну из самых популярных «налоговых гаваней» Европы. Здесь существует множество источников дохода, полученного внутри страны, которые освобождаются от уплаты налогов. В частности: прибыль, полученная от продажи голландской недвижимости; прибыль от продажи портфеля акций компании, зарегистрированной в Нидерландах; выплаты процентов по ссуде и доход, полученный в результате владения акциями компании, зарегистрированной в Нидерландах и т. д.

При этом, по словам аналитика, Нидерланды являются членом ЕС, что существенно повышает статус страны, имеет налоговые соглашения со 126 странами, но при этом в государстве отсутствует валютный контроль. В пользу вывода средств именно в Нидерланды играют и следующие факторы: стабильное состояние экономики, развитость финансовой инфраструктуры, наличие проработанного законодательства в сфере осуществления коммерческой деятельности, общая респектабельность юрисдикции. При этом если голландская компания участвует какой-то долей в капитале антильской офшорной компании (зарегистрированной на Нидерландских Антильских островах), она полностью освобождается от уплаты налогов на прибыль от этой компании. А если в работе офшорной компании принимают участие акционеры из числа нерезидентов, они также освобождены от налогов. Полученную в качестве дивидендов и освобожденную от налогов прибыль голландская компания затем может свободно переводить на другие иностранные счета.

Партнерские отношения и единое экономическое пространство с Российской Федерацией обуславливают перелив капитала в ту или иную сторону. За 2016 год отток инвестиций в Россию из Казахстана составил $558,1 млн, или 13% от совокупного объема прямых инвестиций. Больший объем оттока средств в данном направлении наблюдался лишь в 2008 году ($610,5 млн). Приток инвестиций из соседней страны за прошлый год превысил отток на 55,4% ($867,4 млн).

Рост экономического сотрудничества наблюдается и в 2017 году. За первое полугодие текущего года казахстанцы направили в РФ $186,4 млн, что превышает показатель за аналогичный период 2016 года на 35,3%. В то же время обратный поток инвестиций превысил отток в 2,4 раза и составил $444,6 млн за шесть месяцев.

Внушительный объем инвестиций в 2016 году из Казахстана был направлен в Объединенные Арабские Эмираты — $313,6 млн, в то время как приток инвестиций из ОАЭ достиг лишь $74,8 млн. По словам министра по инвестициям и развитию РК Жениса Касымбека, по объему товарооборота с Казахстаном ОАЭ занимают первое место среди стран Ближнего Востока. При этом объем взаимной торговли в 2016 году по сравнению с 2015 годом увеличился почти в три раза. К слову, частный бизнес в ОАЭ всячески поддерживается государством, в стране действуют специализированные экономические зоны и ряд налоговых и инвестиционных льгот.

В первом полугодии текущего года произошел валовый отток по прямым инвестициям в размере $1,4 млрд, причем скачок был в офшорную юрисдикцию — Багамские острова, куда было направлено 50,8% валового оттока инвестиций из Казахстана за первое полугодие 2017 года, что соответствует $687 млн. При этом в Halyk Finance отметили, что с 2005 года оттока на Багамские острова не наблюдалось вовсе, и основной отток случился в I квартале 2017 года в размере $634,3 млн, и во II квартале сократился в 10 раз, до $52,8 млн. Это может говорить о разовом переводе средств в связи с продажей крупного актива в Казахстане либо крупной покупкой зарубежом.

По мнению Расула Рысмамбетова, увеличение потока на Багамские острова логично, так как значительное количество багамских брокеров могут открывать для клиента счета в американском банке, тем самым клиент может легализовать свои средства.

«Багамские острова на настоящий момент считаются одной из самых стабильно развивающихся офшорных зон, специализирующихся на предоставлении финансовых услуг. Достаточно сказать, что государственный доход только от офшорных компаний составляет более 12% от внутреннего валового продукта этих островов, а общая база банковских офшорных активов — более $200 млрд. Так что да, можно смело сказать — отток капитала происходит. И именно в оффшоры», — уверен Алексей Коренев.

Каймановы острова — заморская территория Великобритании в Вест-Индии, в Карибском море — райский уголок для туристов и офшорная зона по совместительству. Именно здесь казахстанские инвесторы оставили $71,6 млн в 2016 году, а за первые шесть месяцев текущего года — уже $85,5 млн. Большой интерес к Каймановым островам наблюдался и в 2015 году, когда отток инвестиций в данном направлении достиг $185,8 млн. Приток денег из островов в Казахстан за это время находился в районе $5 млн.

В Люксембург (еще один офшор) за январь-июль 2017 года казахстанцы отправили $107,8 млн, что является третьим по объему показателем после Багамских островов и Российской Федерации. При этом весь отток был зарегистрирован во втором квартале текущего года. Ранее инвестиции в данном направлении из Казахстана в таких объемах не наблюдались.

Такой большой объем оттока валюты в офшорные зоны сопоставим с 2007–2008 годами, рассказывает Эльмира Арнабекова: «В 2007 году на Виргинские, Маршалловы острова и Кипр было направлено около $0,62 млрд, в 2008 году $0,63 млрд было направлено на одни Виргинские острова. Таким образом, для казахстанских инвесторов растет привлекательность офшорных зон ввиду минимизации/избежания налогообложения и сохранения коммерческой тайны.

Отток капитала в офшоры — это распространенное явление, отмечает в свою очередь Расул Рысмамбетов. По словам эксперта, для отечественных инвесторов офшорные компании скорее решают вопросы глобальности инвестирования и защиты от рейдерских захватов. К тому же так легче всего выводить средства в другую страну, чтобы скрыть след денег.

В части таких стран как Нидерланды, Багамские острова, Люксембург, Каймановы острова и прочих офшорных зон, сложно сказать, какой конечный бизнес ведет компания, так как она по сути может вести свою деятельность и иметь операционные активы практически в любой точке мира, указывает Павел Афанасьев. «Мы видим лишь проводку: куда или откуда поступает капитал. Компании по всему миру зачастую используют данные юрисдикции для целей привлечения финансирования, в том числе совместного, налогообложения, а также в целях сокрытия конечных бенефициаров», — считает эксперт.

За цифрами Нацбанка и других агентств по движению капитала через границу надо видеть суть происходящего, говорит профессор Международной школы экономики КБТУ Кайрат Мынбаев. Ученый негодует, что эта суть затуманена тем, что ворованные деньги гуляют под чужими именами через подставные компании.

«По данным последних нескольких лет, наблюдалась и обратная тенденция притока капитала из оффшоров в Казахстан. Это теневые деньги перегруппируются, отмываются и под легальными именами возвращаются обратно. Здесь на эти деньги их (непрямые) владельцы выкупают последние лакомые кусочки общественного пирога. По сути дела, это единственный плюс для экономики страны от гигантских сумм, украденных из Нацфонда через так называемые неработающие кредиты и программы помощи банкам-банкротам», - отмечает профессор.

Кто инвестирует за рубеж?

По видам экономической деятельности резидентов в валовом оттоке прямых инвестиций за границу от казахстанских прямых инвесторов в 2016 году превалируют компании профессиональной, научной и технической деятельности. А именно, $2 424,78 млн было инвестировано предприятиями, связанными с деятельностью головных компаний, консультациями по вопросам управления. Данные компании включают: управление и наблюдение за другими подразделениями компании или предприятия; осуществление планирования и принятия решения относительно роли компании или предприятия и др.

В Halyk Finance предположили, что данный отток связан с инвестициями крупных головных компаний, включающими реинвестирование доходов, выдачу займов и кредитов в деятельность дочерних предприятий и компаний за рубежом. Например, «КМГ Кашаган Б. В.», созданная АО НК «КазМунайГаз» для управления казахстанской долей участия в соглашении о разделе продукции по Северному Каспию, в том числе для финансирования нефтяных операций и других затрат по проекту и др., зарегистрирована в Нидерландах.

«Профессиональная и научная деятельность, в отличие от производства и торговли, имеют свободное ценообразование. Каждый контракт и каждая услуга оцениваются индивидуально. Поэтому по контрактам на консультацию, исследование легче всего обосновывать вывод средств», — считает Расул Рысмамбетов.

В 2017 году основной вывод капитала из Казахстана был осуществлен уже компаниями финансовой и страховой деятельности. Так, $808,66 млн прямых инвестиций осуществили предприятия в сфере финансовых услуг, за исключением услуг страховых и пенсионных фондов.

*Данные НБ РК о валовом оттоке прямых инвестиций за границу от казахстанских прямых инвесторов включают:

— увеличение инструментов участия в капитале: приобретение резидентами у нерезидентов не менее 10% голосующих акций или долей участия в иностранных предприятиях, приобретение резидентами у нерезидентов недвижимости за границей;

— реинвестированный доход: доля казахстанских прямых инвесторов в нераспределенной прибыли (убытке) иностранных предприятий;

— увеличение долговых инструментов: поступление средств (как в денежной, так и в иных формах — в виде товаров, работ, услуг, нематериальных активов, покупки ценных бумаг и т. д.) от казахстанских прямых инвесторов без учета погашения.

В качестве прямых инвесторов могут выступать индивидуальные инвесторы — физические лица, группы индивидуальных инвесторов, корпорированные и некорпорированные частные и государственные предприятия, правительства, международные и общественные организации и другие субъекты экономики.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 30 ноября 2017 > № 2410209 Айгуль Ибраева


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 29 ноября 2017 > № 2534085 Абай Саркулов

Абай Саркулов: Необходимо увеличить объем субсидий для поддержки предпринимателей

В Казахстане много хороших заемщиков, считает глава фонда "Даму"

С каждым годом размер субсидий, выплачиваемый предпринимателям в рамках «Дорожная карта бизнеса 2020», растет. За 7 лет реализации госпрограммы объем поддержки малого и среднего бизнеса вырос более чем в 100 раз, свидетельствуют данные на сайте фонда развития предпринимательства «Даму». Но потребность в ней еще выше, а ставки субсидирования нужно изменить, рассказал в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz председатель правления фонда Абай Саркулов.

— Хочется сразу начать говорить о деньгах. Намерен ли фонд «Даму» пересмотреть свои ставки субсидирования?

— Мы готовимся это сделать. На сегодняшний день базовая ставка Национального банка снижается. У нас по программе заложена максимальная ставка по банковским займам для предпринимателей, по которым представляется субсидирование, в размере 19%. Банки однозначно должны ее снижать. Фонд либо оставит свою ставку субсидирования прежней, либо тоже привяжется к базовой ставке Нацбанка.

— Какова динамика предоставления государственной помощи предпринимателям за прошедшие три года?

— «Дорожная карта бизнеса 2020» хорошо себя показала. Мы отслеживаем всю динамику и прикладываем усилия для того, чтобы показатели не уходили в негативную зону. Можно однозначно сказать, что субсидированием охвачены все регионы Казахстана. Какие-то из них больше, какие-то меньше, но, тем не менее, господдержка оказывается предпринимателям во всех областях республики. Лидирующими регионами являются Алматы, Алматинская область, Южно-Казахстанская область. Здесь большая концентрация предпринимателей в сравнении с другими регионами. Субсидирование покрывает до 10% при максимальной банковской ставке 19% для сельской местности. В городах ставка составляет 7%.

Если говорить о количестве проектов, которые государство поддержало с 2014 года по 1 ноября 2017 года по трем финансовым направлениям ДКБ, то оно составляет 10 600 проектов на сумму 1,9 трлн тенге. За 10 месяцев этого года просубсидировано 1736 проектов на сумму 570 млрд тенге. Субсидия государства при этом составила 27,9 млрд.

По инструменту государственной гарантии по выданным кредитам в рамках «Дорожной карты бизнеса 2020» предприниматель может получить обеспечение от фонда «Даму» в размере 85% от суммы займа. У начинающих предпринимателей очень часто возникает проблема: хорошая бизнес-идея есть, но нет ни средств на реализацию, ни залогового обеспечения. Банки такие проекты не кредитуют, и предприниматели обращаются к нам. Вот в таких случая государственная поддержка фонда «Даму» очень действенна. Некоторые бизнесмены интересуются, почему гарантия не предоставляется на все 100%. Все-таки мы хотим, чтобы человек, который приходит в банк за кредитом, тоже вносил какую-то лепту и был ответственным. Если же прогарантировать заем полностью, то предприниматель может отнестись к такому кредиту спустя рукава, ведь за него отвечает государство, можно не вкладываться в свой проект.

Для начинающих бизнесменов сумма кредита не должна превышать 20 млн тенге. Предпринимателям, которые на сегодняшний день уже работают в приоритетных отраслях экономики, мы предоставляем госгарантию до 50% от суммы кредита, которая, в свою очередь, может достигать 365 млн тенге. Это один миллион долларов на сегодняшний день — сумма достаточно серьезная. Предприниматели, которые работают в обрабатывающей промышленности, могут получить гарантию на уровне 20%, сумма кредита может доходить до 1,85 млрд тенге. Это уже серьезные компании, которые работают на рынке долгое время, имеют большой денежный оборот. За последние 3 года инструментом госгарантии воспользовались предприниматели по 3400 проектам с общим объемом финансирования на 121 млрд тенге. Сумма гарантии составила 51 млрд тенге.

Хорошие показатели по этому инструменту в Астане, Костанайской области, Восточно-Казахстанской области. Мы сделали аналитику, чтобы понять, почему другие области не так активны по этому продукту. Алматы самодостаточен, у здешних бизнесменов есть собственные средства для проектов, есть собственные залоги, некоторые вообще могут обойтись без кредитов, и у них нет необходимости обращаться за гарантией.

— Как вы оцениваете размер субсидий, выплаченных МСБ за годы функционирования «Дорожной карты бизнеса 2020»? Данные на сайте госфонда свидетельствуют, что объем господдержки растет с каждым годом. Если в 2010 году «Даму» выплатил 263 млн тенге по трем направлениям госпрограммы, то по итогам 10 месяцев этого года сумма уже достигла 28 млрд тенге. То есть за 7 лет субсидирование выросло более чем в 100 раз.

— Мы можем сказать, что этих денег даже недостаточно. Для сравнения, объем казахстанского рынка кредитования составляет 15,8 трлн тенге. Наша поддержка на этом фоне очень маленькая — всего 28 млрд тенге (за 10 месяцев) и 176 млрд (за 7 лет реализации программы). То есть у рынка есть большая способность принимать субсидии, они более чем востребованы, и мы пока не удовлетворяем этот спрос. С этого года в рамках бюджетного кодекса появилось новое правило — трансферт общего характера. Раньше предприниматель получал кредит, обращался в региональный координационный совет (РКС) при местом исполнительном органе и просили предоставить ему субсидирование по нему. Акимат, в свою очередь, просил средства для этого из республиканского бюджета. Сейчас иная система. Министерство национальной экономики распределяет бюджет по областям и наделило их правом принимать решения по субсидиям на своем уровне. На сегодняшний день у нас есть области, в которых существует дефицит бюджетных средств, так как они выполнили свои планы и больше не могут одабривать новые проекты, потому что у них нет средств для субсидирования. А в некоторых регионах, наоборот, существует профицит средств.

— То есть вы считаете, что объем субсидий в рамках поддержки предпринимателей необходимо увеличить?

— Однозначно да. Субсидии означают, что мы снижаем нагрузку на предпринимателей, и это хорошо для них. Они чувствуют поддержку государства. Но при этом деньги ведь идут не к ним, они идут в банки. Наше видение в том, что следует возмещать расходы напрямую бизнесмену. Предприниматель купил оборудование на тысячу долларов за собственные деньги, оформляет, как положено, таможенную декларацию, платежные документы, валютный ордер, договор, приносит все это в фонд. Наши специалисты выезжают к нему, чтобы удостовериться, что оборудование куплено и введено в эксплуатацию. И после этого фонд может возместить ему предпринимателю потраченные деньги. При этом у него нет никакого кредита, он может спокойно работать.

— Это интересно. Много лет предпринимательские ассоциации критиковали программы поддержки бизнеса как раз за то, что в них участвуют банки. Руководство «Даму» в ответ заявляло, что прямое кредитование не входит в его полномочия, что у него другие задачи. Теперь вы говорите, что хорошо было бы это. Почему изменилась позиция?

— Позиция не изменилась. Фонд «Даму» выступает связующим звеном между государством и субъектами малого и среднего предпринимательства. Если говорить о критике со стороны предпринимательских ассоциаций, поясню: критиковали программы поддержки бизнеса не за то, что в них участвуют банки, а потому что сама процедура оформления занимает слишком много времени. Чтобы получить гарантию, клиенту нужно было все время метаться между банком и филиалом фонда, ждать по несколько месяцев. Особенно тяжело это было для тех, кто жил в отдаленных районах наших областей. Сейчас мы решили эту проблему с помощью портала электронного правительства.

Сегодня можно подавать заявку на получение гарантий от фонда до 180 млн тенге через электронное правительство, сидя у себя дома или в офисе. К заявке нужно приложить всего один документ — копию письма банка с положительным решением по кредиту и расчетом суммы гарантии фонда. Направляя заявку, предприниматель знает, что у «Даму» есть 5 дней, чтобы дать ответ по предоставлению гарантии. Он может отследить каждый этап рассмотрения. Поскольку процедура максимально упрощена, то у предпринимателя нет необходимости сдавать документы повторно, фонд получает их из банка напрямую.

— На прошедшем Конгрессе финансистов некоторые банкиры обратились к правительству в лице Ерболата Досаева, заявив, что государственное субсидирование расхолаживает бизнесменов. Мало того, что они не хотят идти в банки за кредитами, так ленятся работать над своей конкурентоспособностью. Думаете, банки обрадуются вашему предложению?

— Если банки начнут кредитовать предпринимателей по адекватным ставкам, мы будем только рады. Нужно дать адекватные ставки, чтобы бизнес развивался и экономика росла. Запускать проект по ставке 15−25% годовых нереально. С такими кредитами наш бизнес не сможет показать свою конкурентоспособность ни на внешнем, ни на внутреннем рынке.

— Какое из направлений программы является самым популярным?

— Как я уже обмолвился в начале разговора, программа состоит из четырех направлений. Три из них финансовые и одно направление — это нефинансовые меры поддержки бизнеса. По последнему направлению оператором является национальная палата предпринимателей «Атамекен». Первое направление — это поддержка предпринимателей моногородов, малых городов и сельских областей. Второе — отраслевая поддержка предпринимательской деятельности в приоритетных отраслях экономики и третье направление — это покрытие валютных рисков предпринимателей.

По первому направлению оказывается льготная помощь по новым кредитам, выданным на стартап-проекты. Мы поддержали 3297 проектов на сумму 249,3 млрд тенге, субсидии выплачены на сумму 17,9 млрд тенге.

Участниками этого направления могут стать эффективные компании, реализующие свои проекты в приоритетных отраслях экономики. Есть приложение к ДКБ, в котором правительство утвердило 14 приоритетных отраслей. По этому направлению было поддержано 6809 проектов на 1,088 трлн тенге и выплачено 13 млрд тенге в качестве субсидий.

И третье направление подразумевает субсидирование части банковской ставки по действующим кредитам тех предпринимателей, которые взяли кредиты в валюте. С начала запуска «Дорожной карты бизнеса 2020» было поддержано 326 таких на сумму 431 млрд тенге. Субсидии составили 25 млрд тенге. Из этих данных становится понятно, что наиболее популярно второе направление.

— Почему именно оно? Кажется, что возмещение валютных рисков должно быть гораздо востребованнее

— После нескольких эконмических кризисов предприниматели с опаской выходят на внешние рынки, тем более что есть факторы от которых невозможно защититься. Например, законодательные риски. Бизнесмену нужно досконально знать законы иностранных государств, где он работает, знать, как работать с контрагентом в валюте. Это сложно для нашего МСБ. Кроме того, тенге девальвировал в два раза. Это отбивает любое желание у предпринимателя заниматься бизнесом в иностранной валюте. Построить эффективную модель для возвратности денег сложно. А во втором направлении все отрасли хорошо знакомы: металлургия, обрабатывающая, легкая промышленность. В принципе в этих сегментах работает большая часть наших предпринимателей, программа была разработана как раз для того, чтобы дать им стимул к развитию.

— Понятнее всего программы оздоровления банковского сектора, где речь идет об избавлении от неработающих кредитов. Что же из себя представляет оздоровление предпринимательского сектора?

— Оздоровление предпринимательского сектора действовало в рамках «Дорожной карты бизнеса 2020». Это направление было принято потому, что из-за кризиса 2007−2009 годов в финансовом секторе возникли проблемы. И правительство приняло решение поддержать МСБ ввиду того, что он попал в форс-мажорные обстоятельства. За время реализации направления было одобрено 203 проекта с объемом кредитного портфеля в размере 201 млрд тенге. Честно говоря, мы ожидали большего объема заявок. По условиям программы, заявку на оздоровление могли подать только предприниматели, получившие кредиты в 2010 и 2011 годах. Сначала срок действия данного направления был установлен на 1 год, то есть до 1 января 2011 года. Но так как заявки шли и шли — заемщики обращались через банки, через НПП «Атамекен», через Ассоциацию финансистов Казахстана, плюс фонду требовалось время на рассмотрение было принято решение продлить его до 1 января 2012 года. Фактически по оздоровлению предпринимательского сектора фонд активно работал на протяжении полутора лет и еще в течение 4 месяцев 2012 года. В результате малый и средний бизнес более-менее встал на ноги встал, отошел от кризиса, и это направление в принципе перестало существовать. Хотя субсидии по заключенным на тот момент договорам мы выплачивали вплоть до этого года. В итоге за 7 лет реализации этого направления в рамках «Дорожной карты бизнеса 2020» объем выплаченных субсидий составил 17,35 млрд тенге. В этом году выплаты заканчиваются. Наиболее активно с фондом по нему работали Казкоммерцбанк, Народный банк и Банк ЦентрКредит.

— А как непосредственно на практике происходило оздоровление?

— Заемщик через банк, НПП или АФК подавал заявку на оздоровление бизнеса. Затем фонд вместе встречался вместе с кредитором и заемщиком, где предприниматель презентовал план оздоровления. Он мог включать пролонгацию срока кредита, либо снижение кредитной ставки, либо предоставление льготного периода. Почти всегда бизнесмен сокращал расходы и часто персонал. Например, была ситуация, когда одного предпринимателя кредитовали два банка. Ему нужен был льготный период на два года, в течение которых его долговая нагрузка снижалась на 30%, но затем он выплачивал эту разницу. Но главное в том, что бизнес работал и после того, как кризисное время заканчивалось, предприниматель снова начинал обслуживать долг по графику и фонд плавно выходил из этой сделки.

— И какой результат дало оздоровление бизнес-среды?

— С 2−3 проектами, которые к нам пришли из банковского сектора, никаких проблем не было. В период предоставления субсидирования все эти компании работали, потому что одно из требований заключалось в том, чтобы они не закрывались, не переставали выпускать продукцию. Когда «Даму» вышел из этих сделок, они так же продолжили работать с банками.

— Тогда, может быть, не стоит тратить средства на оздоровление банковского сектора, как предлагает Национальный банк РК, а лучше пустить эти средств на оздоровление бизнеса? Ведь самочувствие банковского сектора зависит от устойчивости бизнеса

— Этот вопрос находится вне рамок фонда «Даму». Но мое личное мнение в том, что в рамках оздоровления финансового сектора охватывает, в том числе вклады физлиц, которые получали ипотечные займы, автокредиты. Если в результате оздоровления финансового сектора банки будут стабильнее и на следующем этапе возьмут на себя функцию полностью кредитовать МСБ, то мы будем только рады.

— Дело в том, что сами же банкиры жалуются, что мало хороших заемщиков. Как в таком случае фондирование по хорошим ставкам поможет им нарастить свои портфели?

— Не согласен, что в стране нет хороших заемщиков. Я сам работал в банковском секторе и знаю, что фининститут лучше прокредитует одного крупного клиента, чем десять мелких. Когда у банка десять клиентов, то это требует больших трудозатрат, высоких административные расходов. С одним крупным клиентом проще работать, а маржа та же самая. На территории Республики Казахстан много клиентов и банки уже повернулись к ним лицом. Народный банк и Нурбанк начали заниматься кредитованием микро- и малого бизнеса. Более того, наш партнер Нурбанк увеличивает число сотрудников из-за того, что поступает очень большой объем заявок со стороны микро- и малого бизнеса.

— А почему самыми активными партнерами «Даму» являются Народный банк, Сбербанк и Банк ЦентрКредит?

— Нашими партнерами могут быть все банки, нет никаких исключений. Конкретно эти банки привлекательны для нас, потому что имеют развитую региональную сеть и могут работать с большим потоком бизнесменов. Еще раз повторю, что у нас нет предвзятого отношения. Мы поставили для себя цель — в рамках управления рисками мы можем предоставлять банкам-партнерам суммы в размере 25% от собственного капитала фонда. Собственный капитал «Даму» на сегодняшний день составляет 100 млрд тенге, то есть одному банку для последующего кредитования экономики мы можем предоставлять до 25 млрд тенге. Перечисленные вами банки соответствуют этому риск аппетиту.

— А банки могут освоить такую сумму?

— Да, есть даже банки, которые на сегодняшний день готовы расширить лимиты. Мы расширили их для Банка ЦентрКредит. У банков есть потребность в активном использовании инструментов государственной поддержки.

— Вопрос о третьем направлении ДКБ по покрытию валютных рисков предпринимателей. Насколько обосновано использование государственных денег в рамках этого инструмента, если казахстанская экономика в принципе несамодостаточна, имея высокую импортозависимость. Как в такой ситуации в принципе можно покрыть валютные риски?

— Это вопрос больше к предпринимателям, чем к государству, государственной форме поддержки и банкам. Предприниматель должен сам для себя прогнозировать, как он будет выплачивать валютный заем. Если у него есть валютная выручка, то никакой валютный кредит ему не страшен.

— С момента вашего приход в фонд «Даму» появились ли у вас инициативы по улучшению господдержки предпринимателей?

— На самом деле все идеи были в фонде еще до моего прихода. Мы получили одобрение министерства национальной экономики по пакету поправок, согласно которому на следующий «Даму» начнет реализовывать амбициозный план по выдаче 3900 гарантий. В этом году прогарантировано 1200 предпринимательских займов. То есть запланирован трехкратный рост. В денежном выражении ничего не изменится. Тенденция такова, что мы уходим в кредитование микро- и малого бизнеса ввиду того, поддержали каждого второго предпринимателя среднего уровня.

— Как фонд намерен добиться роста заявок по госгарантии?

— Согласно залоговой политике банков гарантии фонда «Даму» с аннулированием данной гарантии не принимаются. Я поясню, чтобы было понятно. Когда предприниматель приходит в банк за кредитом и говорит, что готов предоставить гарантию фонда «Даму» по кредиту, не все БВУ ее принимают, потому что есть ряд условий по аннулированию гарантии. В них входит: запоздалый ввод объекта в эксплуатацию, нарушения в предоставленной отчетности. В какой-то момент мы можем обратиться в банк и уведомить, что наша гарантия больше не работает. Поэтому в некоторых банках службы риск-менеджмента ее не принимают. Проанализировав ситуацию фонд предложил министерству национальной экономики отказаться от всех условий аннулирования, оставив только использование полученного кредита не по назначению. Это справедливо, банк будет отслеживать, насколько правильно МСБ тратит полученные средства. БВУ согласились с этой поправкой, и у предпринимателей была положительная реакция.

Далее. В рамках ДКБ при акиматах работает уполномоченный орган — региональный координационный совет (РКС). На первом этапе банк получает от предпринимателя все необходимые документы, принимает решение о кредитование. После этого бизнесмен обращается с заявкой в акимат за получением государственной поддержки в виде субсидирования процентной ставки банка. Проводится заседание РКС, который предоставляет выписку подпадает ли проект под господдержку. Мы предложили миннацэкономики аннулировать РКС, чтобы ускорить предоставление поддержки. Предприниматель вынужден по одному-два месяца ждать решения совета. Может получить помощь, а может остаться ни с чем, потеряв при этом ценное время. Мы же хотим, чтобы поддержка была на расстоянии вытянутой руки. Министерство нас поддержало и сейчас поправки находятся у них на подписи.

— Но это ведь госгарантия, это не живая сумма, а виртуальные деньги?

— Если вдруг предприниматель допустит дефолт по обязательствам перед банком, то фонд «Даму» обязан рассчитаться по ним.

— Сколько реальных выплат «Даму» произвел по госгарантии?

— На сегодняшний день порядка миллиарда тенге по 56 займам за семь лет программы. Инструмент гарантии стал пользоваться спросом только в последние 2−3 года. Опять-таки потому что рисковики в банках ставили эту гарантию под ноль, не воспринимали ее как финансовую.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 29 ноября 2017 > № 2534085 Абай Саркулов


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 ноября 2017 > № 2406018 Алексей Руденко

Нулевая доходность. Охладеют ли инвесторы к инвестиционному страхованию жизни

Алексей Руденко

генеральный директор ООО СК «Сбербанк страхование жизни»

В конце года сотни владельцев полисов инвестиционного страхования жизни обнаружат, что за пять-семь лет они почти ничего не заработали. После этого может последовать «определенное разочарование и остановка рынка» ИСЖ, опасаются в Центробанке

Любой управляющий знает, что инвесторы воспринимают как должное хорошие результаты и всегда ругают за провалы. Это нормальная практика: люди, передавшие деньги в управление, рассчитывают на рост инвестиционного портфеля. Поэтому можно понять клиентов, которые, получив выплаты по полисам инвестиционного страхования жизни на ту же сумму, что они инвестировали пять лет назад, спросят у управляющих: как же так вышло?

В чем причина

Рынок инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) начал формироваться в 2010-2011 годах — тогда некоторые страховые компании начали предлагать этот продукт своим клиентам. ИСЖ, оставаясь по форме страховым полисом, по своей сути является инвестиционным инструментом. Единовременный взнос клиента инвестируется на фондовом рынке, а у страхователя есть возможность выбрать стратегию управления. Договоры заключаются на 3-7 лет, и расторгнуть их досрочно без потери части взноса, как правило, невозможно. Страховщик же гарантирует только возврат суммы взноса.

Когда продукт только появился, в 2011 — 2012 годах, средства клиентов, купивших договоры ИСЖ, инвестировались во фьючерсы на индекс РТС и золото. Почему был сделан такой выбор? Дело в том, что опционов на 5-7 лет на тот момент на рынке просто не было. Возможности выйти на зарубежный рынок также были ограничены. Пришлось работать с инструментами, доступными на российском рынке, то есть с индексом РТС и золотом. Тогда эти активы были весьма привлекательными — только завершился кризис, и все видели потенциал восстановления индикатора РТС с 1500 пунктов до прежних значений — более 2500 пунктов. Золото, которое традиционно считают защитным инструментом на время кризиса, также показывало хорошую динамику.

Однако из-за последующего кризиса 2014-2015 годов эти активы утратили около 30-40% своей стоимости. Падение котировок привело к тому, что доходность по договорам ИСЖ, заключенным в 2011 — 2012 годах, «на выходе» в 2017 году оказалась близка к нулевой.

Наступит ли разочарование

Некоторые любят сравнивать полисы инвестиционного страхования жизни с депозитами и подсчитывать упущенную выгоду по ним. Но договор ИСЖ — это всего лишь переходный этап от депозитов к прямым вложениям в фондовый рынок, и многие клиенты это понимают.

ИСЖ можно считать универсальным инструментом, который, с одной стороны, не дает инвестору проиграть — все средства будут возвращены в полном объеме, а с другой — позволяет войти в рынок, разнообразив свой портфель. Средний покупатель ИСЖ осознает, что эффективнее не размещать все средства на депозитах, а выбрать путь диверсификации. При этом он еще не готов открыть брокерский счет и принимать активное участие в управлении своими деньгами на фондовом рынке.

Мы провели несколько личных бесед с клиентами, которые по итогам 5 лет получили назад свой вклад без прибыли. Что интересно — все они говорят не об убытках, а о том, что спасли свой капитал, инвестировав его в ИСЖ. «Если бы я эти деньги сам инвестировал на фондовом рынке, то мог потерять 40%», — утверждают клиенты.

Также не стоит забывать, что количество людей, которые приобретали полисы 5-7 лет назад, довольно мало. Сейчас оформлено около 700 тыс. договоров ИСЖ, и большинство из них заключались, начиная с конца 2013 года. Тех, кто вошел на этот рынок раньше, — не более тысячи человек.

Как не упустить прибыль

Рынок ИСЖ прошел все этапы становления, и с увеличением его объемов расширился перечень инвестиционных инструментов. Теперь в ИСЖ можно составить практически любой портфель, включив в него инвестиционные стратегии, которые делают ставку на высокие технологии и акции компаний, занимающиеся производством товаров потребительского сектора. Сейчас доходность по отдельным портфелям составляет 30-35% годовых.

Но тут возникает естественный вопрос: как уберечь свои потенциально доходные инвестиции от нового всплеска волатильности?

Есть несколько правил, которые помогут сохранить будущую прибыль. Во-первых, можно присоединить заработанную сумму к «телу» вклада и зафиксировать накопленный инвестиционный доход. В этом случае на потенциальный доход будут также распространяться обязательства по возврату.

Во-вторых, можно установить автоматическую фиксацию дохода в случае достижения целевого уровня (по аналогии с take profit на фондовом рынке) или при снижении его до определенного минимального значения (stop loss).

В-третьих, у инвесторов ИСЖ есть право сменить стратегию. Правда, делать это нудно осторожно и только посоветовавшись с консультантом. Не стоит идти на такой шаг с целью «убежать» из падающих активов — менять стратегию лучше после стадии роста.

Рынок альтернативных инвестиций в России еще развивается. Сейчас объем вложений в ПИФы, по договорам доверительного управления, в полисы ИСЖ и другие инструменты составляет около 3 трлн рублей (физлица и юрлица)— это 15% от объема депозитов. В развитых странах совсем другие пропорции: доля депозитов, как правило, не превышает 35%. На фоне падения процентных ставок, мы видим все возрастающий интерес альтернативным инструментам. Поэтому тренд на развитие таких инвестиций в ближайшее время точно не будет переломлен.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 ноября 2017 > № 2406018 Алексей Руденко


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков

Apple для пенсионера. Почему стоит разрешить НПФ инвестировать в зарубежные активы

Сергей Беляков

президент Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, бывший замминистра экономического развития РФ

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств говорят о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Россия пока не входит в их число, но в скором времени все может измениться

Банк России рассмотрит предложение о возможности инвестировать средства негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в иностранные финансовые инструменты. Об этом недавно сообщил первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Хотя он оговорился, что к пенсионным накоплениям принято относиться как к некоему внутреннему ресурсу, который способствует развитию российской экономики, сама идея вполне логична. Ведь пенсионные средства нужно подстраховывать от страновых рисков, а также при возможности размещать их с большей доходностью.

Для того чтобы добиться нужного уровня диверсификации для сглаживания циклов национальной экономики, естественно, необходимо больше инструментов, чем сегодня предлагает российский рынок. Несмотря на то что этому вопросу будет сопутствовать сложная дискуссия, основной накал которой придется на будущий год, готовность ЦБ всерьез подумать над предложением об инвестировании средств пенсионных накоплений в иностранные активы — это позитивный сигнал для всей отрасли.

Зачем это нужно

Во-первых, это страховка от цикличности национальной экономики. Если кризис разгорается в европейских странах, то можно уйти в американские бумаги или бумаги развивающихся государств. В любом случае хеджирование от страновых рисков — обычная мировая практика. Практически все зарубежные пенсионные фонды, которые управляют большим количеством средств, демонстрируют стабильную и высокую доходность, имеют возможность инвестировать в ценные бумаги, торгующиеся на международных фондовых рынках. У НПФ в России, увы, такой опции пока нет.

Во-вторых, многие инвестиционные гуру говорят сейчас о том, что пенсионные деньги имеет смысл вкладывать в ценные бумаги стран, где хорошо обстоят дела с демографией. Это поможет компенсировать демографические риски, характерные для всех развитых государств.

В-третьих, состояние российского фондового рынка сейчас не позволяет считать активы, доступные на нем, самыми привлекательными в мире. Да и капитализация российских индексов не идет ни в какое сравнение с глобальными индикаторами. К примеру, если капитализация фондового рынка в России составляет менее 50 трлн рублей, то стоимость акций компаний, размещенных только на Нью-Йоркской фондовой бирже, уже превышает $22 трлн, причем потенциал для роста и динамика там очень хорошие.

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств свидетельствуют о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Например, фонды Нидерландов — самого активного игрока на этом поле — в прошлом году продемонстрировали реальную доходность в 7,2%. Показатели России куда скромнее — 5,4%. Самую же высокую реальную доходность показали фонды Армении (9%), Польши (8,3%) и Хорватии (7,6%), которые также имеют возможность инвестировать за рубеж.

Еще один важный момент — летом этого года вступило в силу положение ЦБ, которое ограничивает для НПФ инвестиции в бумаги одного эмитента или группы связанных лиц. При этом в России большая часть капитализации рынка приходится на небольшое количество компаний. Всего шесть эмитентов (главным образом из сырьевого сектора) формируют более 40% стоимости фондового рынка. Из этого следует, что выбор у пенсионных фондов небольшой.

Соответственно, есть как минимум две причины, по которым НПФ могут быть интересны зарубежные активы: повышение доходности за счет получения доступа к большему объему капитала и снижение рисков, связанных с качеством активов. Расширение возможностей для НПФ в части инвестиции способно оказать положительное воздействие и на российскую экономику с точки зрения снижения ее зависимости от нефтегазового сектора.

Каковы риски

Чаще всего возникает вопрос, могут ли у НПФ в случае появления возможности инвестирования в зарубежные активы возникнуть проблемы из-за санкций США и стран ЕС. Важно отметить, что, естественно, никаких разрушений существующих парадигм не будет. Расширение возможностей для НПФ не означает, что все средства пенсионных накоплений сразу же устремятся на иностранные площадки.

Большая часть средств все равно будет вкладываться в бумаги, обращающиеся на российском фондовом рынке, по одной простой причине — никто не позволит, да и потребность в пенсионных деньгах есть и в российской финансовой индустрии.

Если же говорить о рисках, связанных с санкциями и не слишком теплыми отношениями с некоторыми странами, — следует помнить, что большая часть российских международных резервов, а это средства и ЦБ, и суверенных фондов, вложена в бумаги США и Европы. Эти же государства и регионы лидируют в списке эмитентов, в чьи бумаги вкладываются пенсионные фонды всего мира.

Такие инвестиции вряд ли можно считать рискованными, поскольку попытка государств-эмитентов как-то воздействовать на них может обернуться против них самих. Если риски и существуют, то это традиционные инвестиционные риски. Но они есть везде, и против них не существует стопроцентной страховки.

Актуальность инвестиций НПФ в зарубежные активы возрастает в связи с планами финансовых властей по введению ИПК (индивидуального пенсионного капитала), а это шаг к развитию добровольного пенсионного страхования. Люди будут сами осуществлять взносы в систему, и, естественно, им придется более внимательно относиться к доходности инвестирования. Если эти вложения будут еще и застрахованы от странового риска, то это повысит доверие к такой форме накоплений.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403631 Александр Локтаев

Под защитой полиса. Почему россияне стали активнее страховать свое имущество

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

В 2017 году число заключенных договоров страхования имущества выросло на 30%. Среди причин — ипотечный бум, страховки с фиксированными условиями и, конечно, желание граждан сохранить свое состояние

С начала 2017 года количество заключенных договоров в розничном сегменте страхования имущества выросло примерно на 30%, до 20 млн, сообщает Всероссийский союз страховщиков (ВСС). Эти цифры также учитывают и залоговое страхование имущества, прежде всего — приобретаемой в кредит недвижимости.

Оживление на ипотечном рынке в последние годы способствует росту объемов страхования имущества. У многих крупных страховщиков, работающих в этом сегменте, доля страхования залоговых квартир в рамках ипотечных программ превышает 30%.

Конечно, рост в залоговом кредитовании граждан — не самый лучший повод для гордости страховщиков. Страхование приобретаемой в кредит квартиры — дело обязательное, тут не отвертеться. Однако появился спрос и со стороны владельце неипотечных квартир. В основном он связан с недорогими полисами с фиксированными условиями и лимитами возвращения, или так называемыми коробочными продуктами. В крупных городах спрос на такие предложения держится на уровне 30% ежегодно. Это постепенно меняет структуру рынка.

Страхование в пакете

Рост продаж коробочных продуктов провоцируют в том числе и посредники — в первую очередь, банки. На фоне снижения своей рентабельности они стараются увеличивать долю доходов от некредитного бизнеса, отсюда и интерес к активной продаже страховок. Так, по данным агентства «Эксперт РА», доля банковских продаж в общем объеме страхового рынка в прошлом году показала рекордный рост — на 7,3 п. п., до 28,1%. Бок о бок с ними работают ретейлеры, которым тоже нужна высокая маржа. Через банковские и ритейловые сети страховщики активно предлагают недорогие продукты по страхованию банковских карт, мобильной и бытовой техники и иного личного имущества.

Начинает приносить результаты и долгая работа страховых компаний с агентскими сетями по продвижению имущественного страхования. На фоне стагнирующего каско страховщики стараются продвинуть продукты, спрос на которые выше. Здесь на первый план выходят полисы страхования недвижимости.

Однако при общем увеличении количества проданных полисов, премии страховщиков не показывают аналогичной динамики. За первое полугодия 2017 года рынок страхования имущества граждан в целом по России вырос на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Средняя же премия на договор снизилась на 16% до 1600 рублей.

Очевидно, что граждане не хотят отказываться от страхования, но стараются оптимизировать эти расходы. Чтобы сократить бюджет, они чаще прибегают к сужению покрытия: от полного пакета рисков переходят на частичное страхование, обеспечивая защиту только от огня и/или воды, уменьшают количество страхуемых объектов. Например, если речь идет о загородном доме, то страхуется только основное здание, недорогие хозяйственные постройки исключаются из покрытия.

Культура безопасности

Как бы там ни было, рост страховок говорит о повышении общей страховой культуры населения. Сегодня в Москве и Санкт-Петербурге доля застрахованного жилья приближается уже к 30%. Понимая, что страховой полис доступен по цене и прост в приобретении, владельцы квартир и домов все чаще самостоятельно его покупают. А купив однажды, снова возвращаются к страховщику.

Пожары и другие стихийные бедствия тоже понемногу «воспитывают» граждан. Трагедия в Ижевске, где недавно от взрыва газа рухнула часть многоэтажного дома, вновь заставила думать о страховании не только собственников жилья, но и государство, которое на протяжении многих лет размышляет о необходимости обязательного страхования жилья от чрезвычайных ситуаций.

В корпоративном сегменте, к сожалению, продолжается обратная тенденция — здесь снижаются и премии, и количество заключенных договоров. Такая ситуация наблюдается на рынке уже не первый год. Добровольно сегодня защищают имущество в основном западные компании, либо очень крупные российские корпорации, имеющие многолетнюю практику страхования. Конкуренция за таких клиентов просто невероятная, и страховщикам приходится демпинговать и усложнять страховые программы.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403631 Александр Локтаев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 24 ноября 2017 > № 2471768 Дмитрий Брейтенбихер

Дмитрий Брейтенбихер: «Богатство есть результат умения человека мыслить»Дмитрий Брейтенбихер: «Богатство есть результат умения человека мыслить»

Руководитель Private Banking ВТБ Дмитрий Брейтенбихер в беседе с Кирой Альтман в рамках программы «3 D: Дело, Деньги и Друзья» рассказал об отношении к деньгам разных поколений клиентов и о том, как сохранить и приумножить капитал

Дмитрий, когда мы стали готовить цикл программ «3 D: Дело, Деньги Друзья», я сразу подумала о вас, потому что ваши клиенты — это люди, у которых есть деньги. И, как вы говорили раньше в одном интервью, «прежде чем что-то предложить клиенту, нужно подружиться»...

Дмитрий Брейтенбихер: Это мысль не новая, и мысль не моя, это китайская пословица, которая, да, мне нравится, поскольку хорошо отражает суть бизнеса Private Banking. Я люблю повторять, что богатство есть результат умения человека мыслить. Так что наши друзья — это умные и интересные люди. А дружить нужно с теми, кто лучше тебя. Будешь мучиться, но расти. А если это твое дело, то и бизнес будет расти. У нас по итогам трех кварталов этого года бизнес Private Banking в группе «ВТБ» вырос больше чем на 15%, превысил 1,3 трлн рублей. По нашим прогнозам, до конца года ожидается больше 20% прироста средств под управлением. Это в два раза быстрее рынка.

Причина в правильных отношениях? В дружбе?

Дмитрий Брейтенбихер: Одной дружбы мало, клиентам нужна еще профессиональная экспертиза и эффективность взаимодействия с банком. И то и другое у нас есть.

Вы говорите уже о бизнесе объединенного банка ВТБ и ВТБ24?

Дмитрий Брейтенбихер: Да, но только о сегменте PB. Дело в том, что в объединенном департаменте по работе с состоятельными клиентами мы будем также отвечать и за премиальный сегмент «Привилегия» — это еще один триллион ресурсного портфеля.

Это больше двух триллионов — огромный бизнес.

Дмитрий Брейтенбихер: Да, большой бизнес и новые большие возможности, связанные с присоединением. А большие возможности рождают большие амбиции. И такое объединение внутри одного департамента управленческих процедур по сегментам Private Banking и «Привилегия», с одной стороны, даст возможность выращивания клиентов и повышения среднего чека, а с другой — обеспечит «просачивание» персональной работы с каждым клиентом в более массовый сегмент, закрепляя их в банке. Это, на мой взгляд, также важный элемент построения работы с состоятельными клиентами.

Дмитрий, цикл программ «3 D: Дело, Деньги Друзья» начнем с дела, у каждого из ваших клиентов оно есть.

Дмитрий Брейтенбихер: Да, и часто не одно. Большая часть российских клиентов Private Banking сами создавали свой бизнес с нуля. Преодолевали препятствия, ошибались и начинали заново. Они не просто инвестировали в свой бизнес деньги, они вкладывали в него всего себя. Отсюда и отношение к собственному бизнесу, к своему делу, как к живому существу.

Как-то слишком высокопарно прозвучало…

Дмитрий Брейтенбихер: Я понимаю ваш скепсис от патетики такого сравнения, но параллели между бизнесом и живым организмом вполне уместны. Смотрите, у любого бизнеса тоже есть свой жизненный цикл. Он зарождается с маленькой идеи, даже с мечты. Потом развивается и растет. Бизнес может быть разрушен из-за ошибок руководства. А может наступить и естественное «старение» и закат компании. Как правило, это происходит, потому что идея, которая лежала в основании этого бизнеса, себя исчерпала. Но в бизнесе есть возможность этого избежать: необходимо предложить новую идею или радикально изменить старую.

Как говорится, «отказываться от хорошего в пользу лучшего»...

Дмитрий Брейтенбихер: Именно, а сейчас, когда скорость изменений крайне высока для сохранения и развития бизнеса, эти обновления необходимо делать чаще, опережая общие рыночные изменения. Так как обычно к тому времени, когда необходимость перемен становится очевидной, меняться уже поздно. А чтобы начать меняться раньше, нужна смелость.

Это для нашего общества качество редкое…

Дмитрий Брейтенбихер: Согласен. Большинство предпочитает довольствоваться малым. Гораздо проще вечно жаловаться — то не так, это не то, здесь мне не дали, тут обидели. В результате пассивность и какое-то детское ожидание, что за тебя кто-то что-то сделает, обстоятельства удачно сложатся и так далее.

Но поезд уже ушел…

Дмитрий Брейтенбихер: В том-то и дело, что многие не понимают, что вчера — это вчера, и каждое утро просыпаются с прошлогодними мыслями в голове.

Согласна, сегодня, особенно на телевидении, много ток-шоу, где собираются и обсуждают: вот раньше было, вот еще будет, сплошные говорящие головы…

Дмитрий Брейтенбихер: Здесь вопрос не формата, а содержания. Важно, что за головы и что они говорят. Так и у состоятельных людей философия очень простая: жить не ожиданием жизни, а жить и делать сегодня. Каждый человек в каждый момент жизни совершает выбор: кем ему быть, каким ему быть, с кем ему быть. Именно готовность к такому выбору и к ответственности за свой выбор — ключевое общее качество бизнесмена, предпринимателя в России. Понимаете, это люди дела. И отношение к своему делу как к постоянно изменяемому, улучшаемому продукту собственного творчества лежит в основе самореализации. Поэтому дело является одним из важных факторов качественного наполнения жизни состоятельного человека.

Мы говорим о том, что дело является важным фактором самореализации и наполнения жизни ваших клиентов. Я хочу спросить о деньгах и об отношении к ним.

Дмитрий Брейтенбихер: В прикладном смысле — тратить или экономить? Здесь как раз отношение может быть диаметрально противоположным, от крайне щепетильного, даже к мелочам, до показательно широкого.

А как же известное выражение «сэкономленный рубль — заработанный рубль»?

Дмитрий Брейтенбихер: Я вас уверяю, дело отнюдь не в их экономии или рациональном использовании. На одной «экономии» состояния точно не построишь. Ели вы видите крупный бизнес, это значит, что однажды кто-то очень крупно рискнул. Поэтому этих людей объединяет отношение к тем деньгам, которые инвестированы в бизнес. Они как-то проще и осознаннее относятся к возможности потерять эти деньги.

То есть любая инвестиция — это риск…

Дмитрий Брейтенбихер: Вы никогда не выиграете по-крупному, если будете только минимизировать потери. После принятого решения начинается работа над максимизацией отдачи от этих инвестиций, которая полностью заслоняет собой боязнь их потери. Это предпринимательская черта, которая, по сути, противоречит даже самой человеческой природе. Научно установленный факт, что ощущение потери некоторой суммы в два раза сильнее радости от ее же приобретения. Поэтому мы генетически склонны уклоняться от рисков сильнее, чем того требует анализ и здравый смысл.

То есть деньги это не самоцель, это средство?

Дмитрий Брейтенбихер: Конечно, средство. Это в любом учебнике по экономике написано, что функции денег: средство обмена, средство оценки, средство накопления и сохранения ценности…

Я про то, что не в деньгах счастье…

Дмитрий Брейтенбихер: Звучит, конечно, избито, но вот что любопытно. Есть такое глобальное исследование, которое определяет «индекс счастья». Так вот, жесткой корреляции с уровнем дохода на душу населения не наблюдается. К примеру, там, по-моему, в десятке самых счастливых Коста-Рика, которая опережает Германию и США. Поэтому ряд экспертов считает, что современная экономика нуждается в некоторой неудовлетворенности счастьем. Человеку нужно все больше и больше, и поэтому он покупает и покупает, стимулируя тем самым рост экономики. Такая погоня за счастьем превращается в собачьи бега за механическим зайцем. В результате большинство людей становятся жертвами инфляции удовольствия, сопровождающей эскалатор растущих ожиданий.

То есть счастье более сложно измеряемая вещь.

Дмитрий Брейтенбихер: Или более простая. Помните, «счастливы простые сердцем». Также стоит упомянуть фактор поколений. Нынешнее поколение клиентов — это люди, которые прошли через радикальное изменение относительно гарантированной системы материального благополучия. Поэтому задача материального благосостояния для этого поколения — это вопрос уверенности в жизни и признания. Поэтому это поколение работоголиков. Не важно, сколько есть: кто-то зарабатывает на поездку в отпуск, кто-то на квартиру, кто-то на остров. Сколько бы ни было, нужно работать.

А новому поколению это не нужно?

Дмитрий Брейтенбихер: В меньшей степени. Они не воспринимают ситуацию, что деньги — это что-то такое, чего может совсем не быть. Поэтому на первом плане в ценностной шкале — получение признания. Причем признания в онлайн — создаваемой там личности со своим профилем и интерфейсом. Ориентация на быстрый результат — в виде лайков. Фразы «долгосрочный проект», «над которым надо много работать» и «заработать столько-то денег потом» их совсем не мотивируют.

Раз уж мы коснулись темы нового поколения и цифровизации общества, несколько вопросов в стиле популярных в сети интервью…

Дмитрий Брейтенбихер: Дайте угадаю. Сколько зарабатываю? Не могу сказать — коммерческая тайна.

Тогда проще — вы рэп-баттлы смотрите?

Дмитрий Брейтенбихер: Да. Но дело тут совсем не в попытке приобщиться к этому модному сегодня явлению. В этом действительно есть своя эстетика. По сути, панчи — это те же эпиграммы. И, несмотря на очевидную жесткость, есть очень яркие.

Теперь, я думаю, ВТБ уверенно можно позиционировать как банк для всех поколений. Я хочу спросить о друзьях и об отношениях. Вы говорили, что это очень важная тема для бизнеса…

Дмитрий Брейтенбихер: Конечно, Private Banking — это услуги. Отличие от товара в том, что услугу нельзя потрогать, попробовать или увидеть. По сути, услуга — это обещание. Причем персональное. И если товар сделан где-то за тысячи километров непонятно кем, то услуга предоставляется конкретным человеком. И невыполнение этого обещания может восприниматься как личная обида. Поэтому в позиционировании этих услуг не должно содержаться каких-то рекламных уловок и трюков, это подрывает основу бизнеса — доверие.

Я согласна, что у продвижения услуг для состоятельных клиентов должно быть человеческое лицо. Я сама с опаской отношусь к радостным лицам моделей из фотобанка в рекламе Private Banking.

Дмитрий Брейтенбихер: Да, такие, как под копирку, трафаретные деловые костюмы, улыбки и рукопожатия людей, которые никогда не работали в банке. Вы приглашаете клиента вступить в определенные отношения, и он задается вопросом — с кем? Кто эти люди? А банки в ответ стремятся формализовать свою компанию, вместо того чтобы персонализировать ее. Потребитель хочет увидеть людей из плоти и крови, а компания демонстрирует ему кирпич и известку — изображение здания и несколько символов, относящихся к их услугам. И брошюры с общими фразами об индивидуальном подходе и эксклюзивном наборе премиальных услуг. Хорошие менеджеры прекрасно знают, что если потенциальный клиент отказывается от личной встречи, но просит прислать «какую-нибудь информацию о банке», то им вряд ли удастся открыть ему счет. Они знают, что для того, чтобы решить, стоит ли доверять этому человеку, его нужно увидеть. У вашего маркетинга должно быть человеческое лицо.

Почему? Это так сложно?

Дмитрий Брейтенбихер: Потому что бизнес очень персонализирован и для каждого клиента большую важность имеет в текущей точке что-то свое. Поэтому большое искушение пройтись по всему спектру. А когда говоришь сразу обо всем, высок риск упустить главное. Есть такой эффект, «эффект вечеринки», по-моему, называется, когда вы беседуете с кем-то и вдруг неподалеку кто-то упоминает ваше имя, вы переключаетесь на другую дискуссию и неизбежно теряете нить разговора со своим собеседником.

И все-таки, что является важным в РВ ВТБ?

Дмитрий Брейтенбихер: Первое — профессиональная экспертиза и компетенции. Это уже есть в ДНК бренда. Только доступ был у крупных корпоративных клиентов, а теперь благодаря интеграционным процессам в группе «ВТБ» дополнительные возможности появляются и у частных клиентов. Второе — технологии. Здесь нужно сказать о дистанционном обслуживании и работе с базами данных. Третье — персональный подход и кадры.

В этом и есть секрет эффективности взаимодействия, о котором мы говорили?

Дмитрий Брейтенбихер: Да, но я не думаю, что это какой-то секрет построения работы с VIP-клиентами.

Тогда почему всем в это не инвестировать и почему качество обслуживания в ряде банков оставляет желать лучшего?

Дмитрий Брейтенбихер: Потому что такие инвестиции очень сложно цифруются. Какой эффект и когда дадут дополнительные расходы на повышение компетенций и образование менеджеров, на количество этих менеджеров и их помощников, на технологии для ограниченного числа состоятельных клиентов, на специальные клиентские мероприятия для повышения лояльности и так далее… То есть нет четких цифр, что такие инвестиции в улучшение обслуживания принесут больше дохода. Поэтому, чтобы повысить прибыль, банки сокращают расходы, параллельно до предела сокращая свои сервисы. Как правило, это становится и пределом терпения клиентов.

У меня практический вопрос: а что бы вы рекомендовали своим друзьям, чтобы сохранить эти самые деньги и приумножить?

Дмитрий Брейтенбихер: Универсальных рецептов нет. Сейчас на фоне снижения ставок по депозитам растет интерес клиентов к инвестиционным продуктам. С начала года доля инвестиционных продуктов в общем портфеле средств клиентов Private Banking группы «ВТБ» увеличилась до 22%. Преимущественно это инвестиции в облигации надежных эмитентов, акции компаний с регулярными дивидендными выплатами, структурные продукты с защитой капитала и различные стратегии индивидуального доверительного управления. Я уверен, что тенденция по росту доли инвестиционных продуктов сохранится и в 2018 году. Кроме того, постепенно приходит понимание необходимости включения в портфель различных страховых программ. И это понятный тренд. Страхование — это как парашют. Если его у вас нет в нужный момент, больше он вам точно не понадобиться.

А с точки зрения валют?

Дмитрий Брейтенбихер: По валютной структуре портфеля на фоне стабилизации курса сейчас мы наблюдаем увеличение доли рублевых инструментов в портфелях VIP-клиентов — с 35% до 40% с начала года. Немаловажную роль в этом также сыграла существенная разница в процентных ставках между валютными и рублевыми депозитами на фоне низкой инфляции, и эта разница и ставки по рублевым депозитам продолжат снижаться. Кстати, в этой связи мы сейчас запустили отличный инструмент с повышенной относительно депозита доходностью — наши годовые облигации ВТБ с купоном 8%.

А по депозитам же 6-7%?

Дмитрий Брейтенбихер: Да, так что это существенно выше депозитной ставки. Дополнительным преимуществом бумаги, помимо более высокой ставки, чем по депозиту, является отсутствие НДФЛ на выплачиваемый купон при наличии рыночных сделок с этими бумагами и в случае, если нет досрочной реализации. Кстати, еще один плюс — ликвидность, то есть возможность реализации до срока погашения на вторичном рынке.

Кира Альтман

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 24 ноября 2017 > № 2471768 Дмитрий Брейтенбихер


Россия > Химпром. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 23 ноября 2017 > № 2428967 Олег Киселев

Олег Киселев: Между жадностью и страхом ужасно хочется заработать.

Быть инвестором в России — рискованное предприятие. Руководитель инвестиционного дивизиона УК «РОСНАНО» Олег Киселев для проекта «Люди расчета и риска» рассказал «Снобу», как решиться на инвестиции, когда стоит выходить из бизнеса, почему в обществе не любят бизнесменов и что в конце концов спасет российскую экономику.

Инвестируя, вы фактически находитесь на условной передовой — границе вчера и завтра. Насколько важно быть в теме трендов?

В области технологий в публичной сфере очень много шумов, сенсационных материалов, которые, по большому счету, не являются правдой и не представляют тренд. Реагировать на них в барабанном стиле: тебя ударили — ты тут же издаешь звук, — в этой части неправильно. Например, Илон Маск заявил, что он пошлет ракету на Марс и вернет ее. И что, мы тут же побежали инвестировать в какие-то теории, проекты, связанные с полетом на Марс? Конечно же нет.

Как распознать тренд?

Здесь есть два подхода. Одни компании опережают рынок: они придумывают новые продукты и материалы и навязывают их рынку. Другие за рынком тянутся. Пример —– компания Apple. Они же по сути не придумывают почти ничего нового, а доводят до совершенства то, что уже изобрели их конкуренты. Вот тренд, который выбрала Apple, и в этом тренде она побеждает. Недавно Тима Кука спросили, когда выйдут очки дополненной реальности. И хотя Google такие уже выпустил, он ответил: «В ближайшее время не выйдут». Потому что еще нет таких технологий, которые смогли бы сделать эти очки настолько совершенными, чтобы человек чувствовал себя в них абсолютно комфортно. И в этом смысле нам не надо додумывать, что будет завтра. За нас это нащупает условная Apple. А потом мы придем к тем производителям, к которым обратился этот разработчик, и скажем: «Слушай, тебе же для выполнения заказа нужно расширить производство, нужно купить станки, нанять новых людей, тебе же деньги нужны. Тебе нужно помочь». И дадим поддержку — финансовую, административную, иногда управленческую, поможем двигаться вперед. Мы ведь не производители, мы — инвесторы. Наша задача — выбрать те технологии, которые будут активно развиваться, на которые будет спрос.

Как вы организовали кастинг проектов в портфель РОСНАНО?

Есть два способа поиска проектов — реактивный и проактивный. Реактивный — это когда есть поток заявок на финансирование, и мы выбираем из них. В первые годы нашего существования был огромный поток. Сейчас он снизился, и мы давно уже перешли на проактивный способ. «Забрасываем сети» — наши агенты ездят по стране, общаются с людьми, смотрят на проекты с инновационными технологиями, нуждающиеся в коммерциализации. Так они появляются в поле нашего зрения. Далее действует сложная система отбора — так называемая «воронка». Какие-то проекты отсеиваются на ранней стадии, поскольку не соответствуют нашему мандату. Какие-то — на этапе различных сложных экспертиз. В конечном итоге оставшиеся проекты приходят в «мозговой центр» — в инвестиционный комитет. Это либо комитет УК «РОСНАНО», либо комитет одного из наших фондов. Я лично стараюсь пропустить все проекты через УК, поскольку компетентность участников этой команды очень высокая — большинство ее членов в этом бизнесе уже десять лет. По большому счету, выбор из проектов, прошедших через «воронку», — это уже искусство. Играют роль такие аргументы членов комитета, как «чувствую», «верю», «понимаю», «имею к этому аппетит». Описать это невозможно. Возьмите режиссера, снимающего фильм. Конечно, он учился, он владеет техническими приемами. Но есть и озарения. Когда они выстреливают, фильм получается хорошим. Но бывают, к сожалению, и плохие фильмы.

Есть такая пословица: «Если лошадь сдохла — слезь». Бывает, что вы даете деньги «умирающей лошади»?

Да, у нас были такие ошибки. На заре нашей деятельности мы поставили на лошадь, не зная, что рядом подрастают жеребцы. Мы проинвестировали в реконструкцию, а фактически — в строительство завода для производства поликристаллического кремния в Сибири, а потом выяснилось, что в это же время в Китае при господдержке строятся десятки подобных заводов. Цена на поликристаллический кремний в результате упала настолько, что производство стало нерентабельным, и цена этой «лошадки» снизилась в десять раз.

Чему вас это научило?

Прежде чем инвестировать, посмотри вокруг. И если тебе кажется, что на рынке пока наблюдается недостаток того или иного продукта, это совсем не значит, что другие еще не рванули в эту область. Не всегда стоит строить предприятие или готовиться к выпуску продукта, когда он находится на пике спроса. Например, популярная нынче история: биткойны. Вот вы сейчас пойдете покупать биткойны?

Конечно. И я в продуктовом магазине, у «интеллигентных цыган» возьму. Как все нормальные люди.

Шутки шутками, а биткойн ведь постоянно бьет рекорд цены.

Что очень нервирует и влечет как-то поучаствовать.

На этом и построено понимание экономических процессов: на жадности и на страхе. Два стимула, которые руководят людьми. А между жадностью и страхом ужасно хочется заработать. Но вот я, например, при всей своей любви к риску, не буду покупать биткойн за $5 тысяч.

Есть такие продукты, в которые я никогда не буду инвестировать, и есть принцип: если я не могу простым языком объяснить, например, своей жене, в чем заключается суть инвестиции, эту инвестицию я делать не буду. Я хочу разбираться в том бизнесе, куда инвестирую. Например, в области электроники или интернета я бы не взялся предсказывать будущее на ближайшие 20–30 лет.

В некотором смысле это проще, чем предсказать события ближайших пяти лет, — там либо эмир помрет, либо ишак.

Некоторые предсказывают такое развитие медицины и биотехнологий, что ни эмир, ни ишак не помрут.

Но для инвестора важно быть не столько специалистом в технике и технологии, сколько разбираться в человеческих душах. Вот вчера у меня была встреча с одним парнем, который делает на Алтае биодобавки. Я, конечно, с ним не о биодобавках говорил, потому что я в них ничего не понимаю. Но я увидел перед собой такого 40-летнего крепкого сибиряка, жесткого, понимающего, что он делает, готового преодолевать препятствия. И после двухчасового довольно интересного разговора о жизни я сказал, что мы будем делать этот проект. Потому что в данном случае речь идет об инвестировании в человека, который понимает рынок. И у него железная стойкость, он вытянет этот бизнес. Все-таки в бизнесе надо иметь не только желание и видение, нужны еще железные нервы, здоровье и характер.

Сколько людей должно быть в команде проекта, который вы готовы поддержать? Один человек может в какой-то момент перегореть.

Без сомнения, партнерство более эффективно. Люди дополняют друг друга. Но деловое партнерство — это больше и сложнее, чем супружество. При этом особенно неустойчивы партнерства из двух человек, хотя на старте и при переходе в зрелость они удивительно эффективны. В начале у них совпадает видение мира, терминология, видение базовых ценностей, а потом они растут и вдруг понимают, что их ценности изменились, а если они не совпадают — партнерство невозможно. При этом они построили бизнес — это их дитя. Как его делить? Три партнера — более устойчивая конструкция.

В чем особенность управления инвестфондом, оперирующим госсредствами?

В РОСНАНО я с самого начала выступал за то, что наша главная ценность — не государственные деньги, а знания и умения управляющих директоров. В первом инвестиционном цикле мы финансировали проекты с баланса компании, а во втором — делаем фонды из заработанных и привлеченных средств, реинвестируем в них. В этих фондах работают наши управляющие, которые принимают инвестиционные решения. РОСНАНО не холдинг, который держит пакеты акций. Наша основная функция — эффективные технологические инвестиции и последующие выходы из проектов. И наиболее удобная форма для такого бизнеса — это private equities фонды. Для реализации этой модели необходимо отделить собственность от управленческой функции. Поэтому мы создали управляющую компанию, которая и управляет активами АО «РОСНАНО». Что это дает? Помимо средств, которые выделило государство, такая конструкция позволяет привлекать средства частных инвесторов, суверенных фондов — кого угодно. И это важнейшая функция. На том направлении, за которое мы отвечаем, мы можем сосредоточить больше средств, не залезая в бюджетный карман.

На ваш взгляд, венчур в России смог сформироваться как институция?

Если мы говорим о классическом венчурном рынке или о классическом private equity рынке, то, на мой взгляд, он в России пока не сложился. Я считаю, есть нации традиционалистские, а есть новаторские — их жизнь к этому сподвигла. Например, американцы: изначально это небольшая группа ирландских бедняков, покинувших родину в поисках лучшей жизни. Потери, поражения они не рассматривают как катастрофу, они готовы начать заново. Такая же страна — Израиль.

В России на венчурном рынке, которого как институции пока вроде бы нет, стало больше денег?

Качество венчурного рынка определяется наличием идей и амбиций. С точки зрения идей у нас не так плохо. Со второй частью сложнее. В мире вообще не так много людей, которые готовы рисковать, — а именно их называют предпринимателями — всего 4–5%. Все остальные готовы работать по найму и не брать на себя головную боль.

Деньги — это топливо. Их нет и они одновременно есть, скажем так. Более того, когда их переизбыток — это плохо. Я на самом деле глубоко убежден, что лучше всего финансировать развитие ровно на ту сумму, которая необходима. Отношу себя к той формации отцов, которые скажут: ребенка лучше недокормить. И я считаю, что проинвестированные компании — это школа скаутов, это жесткая история. Вы должны их недокормить, сильно погонять, и на выходе они должны быть такими злобными, поджарыми волчатами.

РОСНАНО тоже прошел через эту системную ошибку — заливали деньгами проекты?

На начальном этапе мы несколько перефинансировали ряд предприятий, и они, к сожалению, или умерли, или умирают. Нас тогда как институт развития наш акционер оценивал не по доходности, а по количеству запущенных предприятий. Но сейчас мы стремимся зарабатывать, а не поддерживать производство независимо от его востребованности.

Фактически РОСНАНО инвестирует в проекты на той стадии, когда есть не только продукт, но и перспективы, и понятна динамика продаж. Почему вы подключаетесь на этом этапе? Так проще показать результат?

Это та ниша, которую мы должны были занять в системе институтов развития. Инвестиции на ранних стадиях — это фонд Бортника, РВК, Сколково и другие фонды. РОСНАНО помогает масштабировать продукт или технологию, желательно, конечно, на международный рынок. Возможность конкурировать на внешнем рынке — это лучший показатель качества, потому что там вы сталкиваетесь с реальной конкуренцией. Как только ты выходишь на внешний рынок, тебе уже никому не надо доказывать, что ты хороший, жизнь это уже сделала за тебя.

Как фонд «прямых инвестиций», вы должны выходить из проектов. Однако выходить — куда? Кто покупатель?

В мире есть три базовых способа выхода — продажа стратегическому или финансовому инвестору, выкуп менеджментом и IPO. Но выход на публичный рынок — это всегда сложная и далеко не всегда успешная история. При этом пока имеются в виду только западные рынки. Российский слишком мал. Наши проекты по объему таковы, что я с трудом представляю себе размещение тут. Да, ММВБ хотят выстроить «русский NASDAQ», мы им в этом помогаем и поддерживаем. И может быть, со временем там действительно что-то появится. Сейчас же проблема в том, что в России пока нет внутреннего спроса на акции технологических компаний. Если бы был инвестиционный спрос, уверяю вас, и предложение бы появилось.

Как вы понимаете, когда наступает удачный момент для выхода?

В значительной степени это зависит от управляющего директора. У меня, например, аппетит к проектам в более поздней стадии. Я стараюсь входить, когда уже есть продукт, который доказал свою жизнеспособность, и его фактически надо продвинуть на рынок. Или когда требуется масштабировать бизнес. Раньше это называлось «внедрять». Это тяжелейшая работа. Вы берете продукт, который доказал какие-то свои уникальные качества, видите, где можете его применить. Но дальше вы сталкиваетесь с огромным объемом проблем, которые надо решать. Начиная с проблемы под названием «государственное регулирование», ГОСТов, стандартов, и заканчивая такой, как интересы крупных игроков. Попробуйте сейчас наступить на пятки нефтяникам и, скажем, массово внедрить электромобиль или даже биодизель. С выходом история такая же — важно «не недосидеть и не пересидеть». Одним словом, готовых рецептов нет — кто-то любит al dente, а кто-то хорошо «проваренный» продукт.

Россия > Химпром. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 23 ноября 2017 > № 2428967 Олег Киселев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева

Блюстители спокойствия: рэнкинг страховых компаний по итогам III квартала 2017 года

Айгуль ИБРАЕВА

Капитализация страхового сектора продолжает расти. За III квартал текущего года рынок увеличился на 3,2%, причиной чему послужило увеличение собственного капитала компаний. При этом наибольший рост активов наблюдается у компаний по страхованию жизни. Тенденция восстановления доходности рынка после упадка, наблюдавшегося в начале года, продолжилась. Эффективность использования активов страховщиков выросла до 8,3% годовых, а прибыль сектора достигла показателей прошлого года.

Баланс

Совокупные активы страхового сектора Республики Казахстан по итогам III квартала 2017 года обозначились в размере 923,75 млрд тенге, что на 3,2% больше по сравнению с показателем за предыдущий квартал, с начала года показатель подрос на 7,8%.

Крупнейшая страховая компания в Казахстане СК «Евразия» по итогам девяти месяцев нарастила объем активов до 218,21 млрд тенге, что соответствует 23,6% всего страхового рынка. За июль-сентябрь 2017 года баланс компании увеличился на 11,67 млрд тенге, или 5,5%, с начала года показатель подрос на 16,05 млрд тенге, или 7,9%. Следом идет СК «Виктория», объем активов которой почти в три раза меньше лидера сектора. На 1 октября текущего года он составил 81,82 млрд тенге. Показатель несколько сократился в течение текущего года, в частности, за первое полугодие активы страховщика уменьшились на 9,7%, с 86,39 млрд тенге до 78,76 млрд тенге, в III квартале показатель вновь подрос на 3,9%.

Компания по страхованию жизни «НОМАД LIFE» вошла в тройку крупнейших страховщиков Казахстана, увеличив объем активов за девять месяцев с начала года на 12,8%, или 7,27 млрд тенге, причем за III квартал объем активов компании подрос на 6,5%, или 3,91 млрд тенге.

За III квартал больше всех объем активов сократился у дочерней компании Народного банка СК «Халык-Казахинстрах» — на 5,32 млрд тенге (9,1%), в «Kaspi Страхование» объем активов уменьшился на 2,31 млрд тенге (8,9%). В СК «Казахсмыс» показатель сократился на 2,02 млрд тенге, или 5,5% от объема активов, на что существенно повлияло сокращение объемов операций «обратное РЕПО» (на 78%), активов перестрахования по незаработанным премиям (за вычетом резервов на обесценение) (на 9%) и страховых премий к получению от страхователей (перестрахователей) и посредников (за вычетом резервов на обесценение) (на 56%).

Высокие темпы роста активов за июль-сентябрь текущего года показали преимущественно компании по страхованию жизни. Так, другая дочка Народного банка Казахстана СК «Халык-Life» за три месяца нарастила объем активов на 11,5%, до 61,90 млрд тенге, с начала года компания подросла почти на треть. СК «Standard» за рассматриваемый период увеличила объем активов на 10,5%, или 1,04 млрд тенге, КСЖ «Азия-Life» — на 10,3%, или 0,86 млрд тенге. За III квартал 2017 года объем активов СК «Казкоммерц-полис» увеличился на 9%, до 44,3 млрд тенге, в основном за счет операций с ценными бумагами и перестраховочной деятельности с международными партнерами.

Значительное сокращение активов в относительном выражении за III квартал текущего года можно было наблюдать у мелких компаний сектора с долей не более 1%. В страховой компании «Kompetenz» активы за три месяца уменьшились на 17,7%, до 6,47 млрд тенге, с начала года компания потеряла 1,71 млрд тенге, или 20,9% объема. Сокращение баланса за рассматриваемый период наблюдалось и у СК «Trust Insurance» — на 10,7% и АО «СК «Amanat» — на 9,6%, где объем активов уменьшился за счет снижения активов перестрахования (доля перестраховщика в резервах) и снижения денежной массы, которая пошла на погашение кредиторской задолженности.

Председатель правления страховой компании «Коммеск-Өмір» Олег Ханин связывает рост активов страховых компаний с сезонными особенностями рынка. К примеру, на 1 октября 2017 года активы СК «Коммеск-Өмір» достигли 15 млрд тенге, за III квартал активы возросли на 7%, или 1 млрд тенге.

«Это связано с ростом ликвидных активов компании — ценных бумаг и депозитов, который произошел по нескольким причинам: во-первых, все свободные средства компания инвестирует в финансовые инструменты, для покрытия страховых резервов, во-вторых, в III квартале традиционно наблюдается рост деловой активности на финансовых рынках, что благоприятно отражается на стоимости инвестиций», — отметил руководитель компании.

Собственный капитал

Совокупный объем собственного капитала страховых компаний на 1 октября 2017 года зафиксировался в размере 426,21 млрд тенге, некоторое уменьшение показателя в первой половине текущего года было компенсировано с излишком в III квартале, рост за три месяца составил 6,8%, или 27,07 млрд тенге.

СК «Евразия» за III квартал произвела докапитализацию на 9,39 млрд тенге, тем самым собственный капитал компании подрос на 8,8%, СК «Виктория» инвестировала за данный период в баланс предприятия 4,63 млрд тенге, КСЖ «Казкоммерц-Life» — 1,40 млрд тенге.

Лидерами по темпу роста собственного капитала стали небольшие компании сектора, здесь сыграл свою роль эффект низкой базы. К примеру, в СК «Альянс-Полис» собственный капитал увеличился на 26,5%, до 0,95 млрд тенге. В АО «Нефтяная страховая компания» и КСЖ «Европейская страховая компания» собственный капитал за квартал подрос на 22,1% и 18,5% соответственно.

Высокими темпами наращивания собственного капитала с начала года отличились Экспортная страховая компания «KazakhExport» — 61,2%, или 15,83 млрд тенге, СК «Салем» — 49,8%, или 1,07 млрд тенге и СК «Kompetenz» — 49,1%, или 842,96 млн тенге. У последней, несмотря на наращивание собственного капитала, наблюдается сокращение активов на 20,9%, или 1,71 млрд тенге за девять месяцев текущего года.

Прибыль

Доходность страховых компаний несколько выросла в III квартале после спада, наблюдавшегося в начале года. Так, по итогам девяти месяцев 2017 года лишь у четырех компаний сектора наблюдается отрицательный результат финансовой деятельности против 13 компаний в I квартале. За три квартала совокупная прибыль страхового сектора сложилась в размере 55,69 млрд тенге против 58,93 млрд тенге за тот же период 2016 года (-5,5%).

Наибольший финансовый результат за анализируемый период показала СК «Евразия», которая за девять месяцев заработала 20,67 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года прибыль компании выросла на 4,39 млрд тенге, или 27%. На втором месте по размеру прибыли идет АО «Kaspi Страхование», которое заработало с начала года 4,85 млрд тенге, стоит отметить, что за тот же период предыдущего года прибыль компании была несколько выше — 7,30 млрд тенге. Тройку замыкает СК «Виктория», компания сгенерировала за январь-сентябрь текущего года 4,76 млрд тенге, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года показатель вырос на 31,1%.

Высокий темп роста прибыли по итогам девяти месяцев 2017 года показала компания «KazakhExport», показатель доходности которой по сравнению с аналогичным периодом 2016 года вырос в 10 раз — с 17,49 млн тенге до 1,73 млрд тенге. Отличилась и СК «Amanat», которая смогла заработать 337,04 млн тенге против 40,27 млн тенге в прошлом году. Прирост связан со снижением убыточности страхового портфеля и ростом инвестиционной доходности в 2017 году.

В СК «Цесна-Гарант» прибыль за девять месяцев 2017 года увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года в три раза, по словам главного бухгалтера компании Елены Казутиной, рост показателя был обеспечен за счет проведенной работы по оптимизации постоянных расходов и сокращения объема страховых выплат.

Отрицательный результат доходности за анализируемый период показали четыре компании, в том числе СК «ТрансОйл» (-158,56 млн тенге), СК «Альянс-Полис» (-148,34 млн тенге), КСЖ «Азия-Life» (-93,31 млн тенге) и АО «КК ЗиМС «Интертич» (-51,85 млн тенге). Причем последние две компании в прошлом году демонстрировали положительный финансовый результат.

Двум компаниям, которые за январь-сентябрь 2016 года показали убыток, удалось выйти в прибыль в текущем году. Так, прибыль КСЖ «Standard Life» за девять месяцев 2017 года составила 700,27 млн тенге, тогда как за аналогичный период 2016 года у компании был зафиксирован убыток в 636,99 млн тенге, сформированный согласно правилам формирования бухгалтерского баланса в результате осуществления выплаты дивидендов в 2016 году. По факту, по данным страховщика, за девять месяцев 2016 года компания имела прибыль в размере 863,02 млн тенге.

«В целом 2016 год стал для компании знаковым: пришли новые акционеры, произошли изменения в топ-менеджменте, была принята долгосрочная стратегия развития. В соответствии с ней деятельность компании в текущем году была в основном направлена на укрепление позиций на рынке, а также на автоматизацию бизнес-процессов, развитие риск-менеджмента», — рассказали в КСЖ «Standard Life».

Второй компанией, сгенерировавшей прибыль против убытка в прошлом году, стала СК «Салем», где по итогам трех кварталов чистый доход сложился в размере 684,29 млн тенге против отрицательного 521,74 млн тенге в предыдущем году.

Сокращение прибыли относительно предыдущего года наблюдается у КСЖ «Европейская Страховая Компания» (с 4,20 млрд тенге до 1,36 млрд тенге) и СК «НОМАД Иншуранс» (с 3,07 млрд тенге до 769,89 млн тенге). В НОМАД Иншуранс сокращение прибыли объясняют ростом чистых страховых резервов на 1,70 млрд тенге. Это связано с увеличением объема страховых премий, принятым по договорам страхования и перестрахования, на 3,26 млрд тенге, а также увеличение сборов чистых страховых премий на 1,74 млрд тенге по сравнению с 9 месяцами 2016 года.

Эффективность использования активов сектора по итогам девяти месяцев увеличилась до 8,3% с 0,63% за I квартал текущего года. Для справки: по итогам трех кварталов предыдущего года ROA страховщиков был на уровне 7%.

Наиболее эффективной за III квартал 2017 года стала самая маленькая по объему активов компания сектора СК «Trust Insurance» с коэффициентом ROA в 25,7% годовых. При этом компания занимает всего 0,2% рынка страхования. При среднем объеме активов 2,14 млрд тенге компания заработала за девять месяцев 413,86 млн тенге. Вторым по этому показателю оказалось АО «Kaspi Страхование» с коэффициентом эффективности использования активов 25,4% годовых, заработавшее 4,85 млрд тенге при среднем объеме активов за полугодие 25,42 млрд тенге. Замыкает тройку КСЖ «Европейская страховая компания», которая при среднем объеме активов в 12,41 млрд тенге заработала за рассматриваемый период 1,72 млрд тенге (ROA — 18,5% годовых).

Страховые премии

За девять месяцев 2017 года совокупный объем страховых премий обозначился в размере 310,14 млрд тенге. Это на 7,5% больше, чем за тот же период предыдущего года. Рост показателя обеспечило добровольное личное страхование. По данному сегменту за три квартала было собрано 76,18 млрд тенге премий, что на 19,8% больше, чем годом ранее. Тем не менее, добровольное страхование жизни и здоровья в Казахстане занимает лишь четверть всего страхового рынка.

Наибольший объем страховых премий — 43,63 млрд тенге собрала СК «Евразия» 43,63 млрд тенге, что на 2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Страховые премии СК «Казахмыс» обозначились в объеме 38,32 млрд тенге, показатель компании сократился на 1,9% по сравнению с результатом за три квартала 2016 года. «Объем собранных страховых премий сократился за счет снижения объемов страховых премий по классу ОГПО ВТС в связи с пересмотром страхового портфеля компании», — разъяснила начальник управления экономики и финансов Гулназ Укибаева.

Значительный рост объема собранных страховых премий показала компания «Халык-Life». По сравнению с результатом прошлого года страховые премии СК увеличились на 10,10 млрд тенге, или 55,2%, и обозначились в размере 28,39 млрд тенге, что позволило компании войти в первую тройку списка.

Кроме «Халык-Life» ощутимый рост страховых премий можно было наблюдать у СК «Казкоммерц-Полис», где за девять месяцев 2017 года объем собранных компанией страховых премий вырос на 59,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 20 млрд тенге. Такой значительный рост в страховой компании связывают с усилением позиций по отдельным классам добровольного страхования.

Выплаты

Объем страховых выплат сектора за первое полугодие текущего года составил 64,68 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень страховых премий сократился на 12,9%, или 9,60 млрд тенге. По добровольному личному страхованию компании за девять месяцев выплатили клиентам 24,85 млрд тенге, по обязательному страхованию 22,73 млрд тенге. По добровольному имущественному страхованию — 17,11 млрд тенге, по данной категории страховщики выплатили клиентам на 41%, или 11,89 млрд тенге меньше относительно того же периода предыдущего года.

Лидером по объему как страховых премий, так и страховых выплат стала СК «Евразия». За девять месяцев компания выплатила своим клиентам 9,92 млрд тенге, за тот же период 2016 года она произвела выплаты на 18,18 млрд тенге, показатель сократился почти в два раза. Следом идет «Халык-Казахинстрах» с объемом страховых выплат 6,80 млрд тенге, что соответствует показателю за аналогичный период предыдущего года.

Тройку лидеров по страховым выплатам замыкает страховая компания «Казкоммерц-Полис», которая возместила клиентам за шесть месяцев текущего года 5,36 млрд тенге, что на 126,7% больше, чем годом ранее. Принимая во внимание значительное увеличение объемов продаж страховых полисов и прирост клиентской базы, в указанный период произошел и рост страховых выплат, что также связано с наличием у СК партнерских соглашений о перестраховании рисков, отметили в компании.

По итогам трех кварталов 2017 года страховые выплаты двух компаний превысили объем премий, собранных за рассматриваемый период. Так, согласно данным НБ РК, расходы по осуществлению страховых выплат АО «ЭСК «KazakhExport» по итогам девяти месяцев текущего года составили 1,29 млрд тенге (за тот же период 2016 года — 65,64 млн тенге) при объеме страховых премий 1,02 млрд тенге. В итоге за первое полугодие текущего года объем страховых выплат компании превысил объем премий на 268,83 млн тенге.

АО «СК «Альянс-Полис» за первое полугодие выплатило клиентам 197,47 млн тенге, тогда как объем страховых премий, собранных компанией за шесть месяцев, достиг лишь 4,21 млн тенге. В итоге за первое полугодие текущего года превышение страховых выплат составило 193,27 млн тенге. Нацбанк неоднократно прерывал лицензию компании по осуществлению страховой (перестраховочной) деятельности за несоблюдение требований пруденциальных нормативов и иных обязательных к соблюдению норм и лимитов, установленных законодательством Республики Казахстан. На сегодня страховой портфель компании передан СК «Standard».

Источник данных — официальный интернет-ресурс Народного банка Республики Казахстан.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева


Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер

Управляющий директор CFA Institute в регионе EMEA: любой актив может получить инвестиции при наличии доверия в системе

Эксклюзивное интервью управляющего директора CFA Institute в регионе EMEA Гари Бейкера агентству "Интерфакс-Украина"

- Сейчас все чаще идут разговоры о роботизации инвестиционной и в целом финансовой деятельности. CFA Institute недавно решил дополнить свой экзамен на звание дипломированного финансового аналитика (Chartered Financial Analyst) вопросами об искусственном интеллекте, роботизированном консалтинге (robo advisers). Как вы полагаете, можно ли ожидать полного вытеснения человека из сферы банковских/финансовых услуг?

- Реалии процесса действительно соответствует заявлениям, и нет никаких сомнений, что технологии являются частью будущего. CFA Institute добавил некоторые вопросы, касающиеся финансовых технологий (FinTech) и искусственного интеллекта, поскольку мы постоянно следим за тем, как сохранить актуальность программы CFA, как обеспечить востребованность в будущем того, что мы пытаемся научить студентов.

Стоит ли ожидать вытеснения роботами людей из финансовой деятельности? Возможно! Предположительно замещение может происходить в рамках коммерциализация продуктов (вывода продуктов на широкий рынок). Ведь что, по сути, делают роботы-консультанты? Они, например, позволяют в режиме онлайн оценить степень вашей готовности к риску.

Как только этот параметр определен, тогда дальнейшее управление вашими средствами будет формально строиться на степени рисковости инвестиций в те или иные активы - высокий, средний или низкий у них риск.

Другой вопрос, действительно ли это более эффективно, нежели прямой диалог между мной и вами, когда я непосредственно могу видеть, как вы отвечаете на вопросы, где вы проявляете неуверенность? Кроме того, если я, например, предложу своей матери заполнить форму в интернете, она будет много возмущаться, что она не уверена в том или ином ответе, переспрашивать, что они подразумевают в том или другом вопросе.

Сам процесс, посредством которого роботы-консультанты принимают решения, почти не отличается от такого при традиционном подходе управления активами.

Вместе с тем с роботами-консультантами потенциально теряется контекст, в котором люди заполняют формы. Соответственно, если ваш вопрос будет неправильно понят, система управления будет строиться на недостоверных входящих данных, и вы неизбежно получите нежелательные результаты.

Я полагаю, что роль человека остается неотъемлемой даже в рамках роботизации индустрии.

Используя свой уникальный опыт, интуицию, а также в целом будучи нацеленным на построение более эффективного процесса управления инвестициями, человек должен следить за тем, какие данные вводятся в систему.

Таким образом, включение в экзаменационные тесты CFA Institute вопросов о новых технологиях является важным, но не снижает актуальности других вопросов. Это лишь дополнение к тому, на что мы обращаем внимание наших студентов, расширяет их навыки, опыт, и понимание каким образом это можно наилучшим образом применить в жизни.

- В исследовании CFA также отмечается, что с ростом пенсионных активов в управлении возрастает и спрос на управляющих пенсионными фондами. Стоит ли ожидать, что этот спрос будет заполняться роботами-консультантами или хотя бы частично заполняться – например, публичные фонды будут управляться роботами, тогда как частные – людьми?

- Пока сложно говорить однозначно.

Я считаю, что подход при управлении как частными, так и публичными пенсионными фондами должен быть одинаковым. Оба вида пенсионных активов являются одинаково важными. Применение роботов-консультантов следует рассматривать в контексте общей системы управления пенсионными активами.

Будут ли роботы удовлетворять спрос на управляющих, многое зависят от того, какие навыки инвестиционного менеджера применяются в процессе управления активами. Это могут быть глубокие знания о компаниях-эмитентах или о том, как лучше распределить активы, уникальный опыт или умение брать интервью у руководства компаний и понимать, что оно говорит и что делает. Это также может быть способность сочетать различные, не связанные между собой, экономические или политические события и внезапно находить между ними связь. Определенно, пока инвестиционные менеджеры могут доказать свою ценность в процессе управления активами, они будут оставаться неотъемлемой частью этого процесса. Если же они не добавляют никакой ценности, то неизбежно учредители фондов будут искать иные способы управления их сбережениями, и применение роботов-консультантов может быть частью альтернативного решения.

Еще важный момент, касающийся применения роботов-консультантов - они не обязательно должны заменить инвестиционных менеджеров, а могут занять свою нишу в рамках процесса управления активами. Такая ниша может заключаться в анализе больших массивов данных. В частности, роботы могут применяться в качестве искусственного интеллекта при распознавании определенных ситуаций, помогать в управлении огромным количеством источников информации и применении полученных данных. В свою очередь менеджеры должны будут использовать свои навыки, чтобы систематизировать все это в рамках процесса достижения определенного результата.

Что мне определенно не нравится, это системы, которые строятся на детерминированном алгоритме, где вся обработка выполняется в таком себе "черном ящике", который ускоряет получение определенного результата, но вы абсолютно не знаете, что происходит внутри этого механизма обработки данных. Необходимо очень осторожно относиться к применению таких технологий.

- Все более популярными становятся технология блокчейн и криптовалюты, которые стирают границы для частного капитала. Каково мнение CFA Institute по этому поводу? Считаете ли вы, что государствам необходимо предпринять какие-то действия по урегулированию использования этих технологий?

- Да, это актуальные вопросы, особенно - последний.

Прежде всего, хочу разграничить понятия "блокчейн" и "криптовалюта".

Криптовалюты, как я считаю, хотя являются легальной инвестиционной альтернативой, в настоящее время это чисто спекулятивный актив. Не думаю, что вы можете оценить, чем определяется их реальная стоимость. Вы можете попытаться найти аргументы того, что является фундаментальной ценностью биткойна. Но на самом деле необходимо гораздо больше энергии на то, чтобы найти ответ, нежели чтобы сгенерировать сам биткойн. Именно поэтому мы сейчас видим массовое возникновение в Китае и других странах фабрик биткойнов, которые используют разные источники энергии для создания такого рода результатов. Поэтому я склонен рассматривать это как своего рода спекуляцию.

Тем не менее я продолжаю поощрять людей оставаться открытыми к этим идеям, поскольку базовая технология, на основе которой функционируют криптовалюты - технология блокчейн, принципиально важна. Полагаю, что это то направление, в котором будет развиваться вся информационная система в ближайшие 10-20 лет, и нам еще предстоит увидеть, каким будет реальное ее применение. Некоторые эксперты сравнивают блокчейн с интернетом 20-25 лет тому назад. Тогда было довольно сложно объяснить кому-либо, что такое протокол TCP/IP, что такое интернет, как все это работает, какие технологии используются в системе и прочее. Все те вещи, которые мы пытались объяснить тогда, теперь больше не вызывают вопросов. Интернет - это просто то, с чем мы живем в настоящее время, и я подозреваю, что будущее блокчейна будет аналогичным. Более того, это станет фундаментально важным элементом многих бизнес-процессов, особенно тех, где речь идет о коммерциализации продуктов. Поэтому я действительно призываю больше интересоваться этой технологией и пытаться понять, в чем заключается ее основная идея.

- Какие вызовы, кроме новых технологий, стоят перед специалистами по инвестициям? В исследовании CFA Institute упоминается снижение доходности активов и доверия к финансовой системе.

- Если говорить о снижении доходности, то есть два аспекта. Один из них - сам рынок, который ее определяет. Наличие низкой доходности может быть обусловлено вливанием центральными банками в систему огромного объема ликвидности, что снижает стоимость денежных ресурсов. Это одна интерпретация. Другая заключается в том, что сейчас в мире накопился огромный объем сбережений, тогда как возможности для инвестирования этих средств ограничены, соответственно, доходность находится там, где она есть.

Второй аспект - это доверие к системе. Я изучал возможности инвестирования в Украине и предлагаемая доходность фантастически привлекательна для некоторых инвесторов, но отсутствует этот второй элемент, который, в конечном счете, является основой всего рынка.

Очень трудно убедить людей в том, что 20% годовых - это разумная доходность, если они не понимают или не доверяют системе, в которой определена такая доходность, в которой они могут истребовать свои средства в случае проблем с должником или его дефолта. Инвестировать легко, сложно вернуть свои инвестиции. Вот почему я считаю: пока международные инвесторы не будут уверены, что они могут легально вернуть свои средства, вряд ли стоит рассчитывать, что они заинтересуются высокой доходностью.

Конечно, всегда найдутся инвесторы, которые готовы рискнуть. Но если говорить о привлечении внимания крупных инвестиционных фондов международного уровня, тогда, безусловно, нужны доверие к финансовой системе, верховенство закона, должная защита права собственности как на акции, так и на другие активы. Как только эти вопросы будут решены, доходность в Украине неизбежно упадет, поскольку сейчас в ней учитывается множество рисков - риск ликвидности, валютный, регуляторный и прочие.

- Вы длительное время работали в инвестиционном банке Merrill Lynch, занимались стратегией инвестиций в европейском регионе. Принимая во внимание то, что у нас остается слабое доверие к системе, есть ли в Украине активы, которые все еще могли бы быть привлекательными для клиентов этой компании?

- Конечно, отсутствие желаемого уровня доверия не отсекает все возможности для инвестиций. Но, как я сказал, если будет установлено верховенство права, должная защита имущественных прав, тогда любой актив будет привлекательным для инвестиций.

Обычно начальной точкой для вхождения капитала служат инструменты с фиксированной доходностью. Как только на рынок выходит суверен, вслед за ним долговые ценные бумаги выпускают и корпоративные заемщики. Кроме того, обращение облигаций, как правило, лучше урегулировано, поэтому на них всегда более высокий аппетит.

В то же время, принимая во внимание фундаментальные показатели Украины - демографию, запасы сырья, экономическую ситуацию, акции выглядят не менее привлекательным активом, если не более. Аналогична ситуация с прямыми инвестициями, инвестициями в инфраструктурные объекты, сырьевые товары. Сомневаюсь, что есть классы активов, в которые международным инвесторам нельзя вкладывать средства. Но мы вновь возвращаемся к проблеме доверия к системе. Прозрачность и доверие - основополагающие элементы, определяющие все операции в рамках системы.

- В рамках недавнего Украинского Инвестиционного Форума в Киеве вы участвовали в дискуссии, стоит ли в Украине развивать собственный рынок ценных бумаг или же эффективнее просто либерализовать движение капитала. Какой позиции вы придерживаетесь в этом вопросе?

- Считаю важным наличие доступа к обоим источникам финансирования. Вряд ли возможна зависимость исключительно от международного рынка капитала.

Более того, если выполняются условия для успешного размещения ценных бумаг среди международных инвесторов, то соответствующие условия должны выполняться и в отношении внутренних инвесторов. Прозрачность деятельности и структуры активов эмитента, регулярное раскрытие отчетности одинаково важно как международным, так и внутренним инвесторам. Не вижу каких-либо оснований в том, почему в одном случае это должно работать, а во втором - нет.

Поэтому развитие внутреннего рынка важно. Это будет не скоро. Обычно этот процесс занимает много времени. Тем не менее рассчитывать исключительно на внешний рынок не стоит - вы должны каким-то образом мобилизировать внутреннюю базу инвесторов. Более того, не все внутренние инвесторы имеют возможность вкладывать средства на международном уровне, они должны иметь возможность для сохранения и приумножения капитала внутри страны.

Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > zavtra.ru, 22 ноября 2017 > № 2480251 Валентин Катасонов

ХОМЯКИ

Новый закон облегчает любителям валюты и заграничной жизни уход из юрисдикции РФ

Хомяки - хомячок, зверок Cricetus vulgaris, карбыш, зерноед с защечными сумками, живет в норах. Лентяй, вялый соня и лежебока, неповоротливый. Хомячья норка. Хомяковая шкурка. Хомячить что, мять, тискать, прятаться от людей, быть домоседом. Хомяковина — красноглинистая твердая, сухая почва, в коей охотно водятся хомяки; изрытая хомяками в бугры почва.

В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка (1863-1866).

В среду 15 ноября Госдума РФ одобрила в первом чтении законопроект о валютном регулировании и валютном контроле, упрощающий валютный контроль в отношении физических лиц, имеющих счета за рубежом. «За» проголосовал 321 депутат, воздержавшихся и противников проекта не было, передает РБК.

Сейчас россияне, постоянно или временно проживающие в другом государстве не менее одного года, признаются валютными нерезидентами. При этом достаточно вернуться в Россию хотя бы на один день, чтобы вновь стать валютным резидентом. После этого человек должен снова пробыть в иностранном государстве непрерывно больше 365 дней, чтобы избавиться от российского валютного резидентства. На валютных резидентов по действующему законодательству распространяются ограничения по валютным операциям и требования по декларированию зарубежных счетов и отчетности по ним. Валютные резиденты могут проводить все операции по счетам только через специально уполномоченные ЦБ банки.

С принятием нового закона требования к порядку открытия счетов в иностранных банках, проведения по этим счетам валютных операций и представления отчетов о движении средств по ним перестанут применяться к россиянам, проживающим за границей в совокупности более 183 дней в течение календарного года — независимо от количества въездов на территорию России в году. Новое положение будет распространяться и на 2017 год.

Документ предложен правительством; его целью, по словам премьер-министра России Дмитрия Медведева, является снижение избыточной нагрузки на банки по контролю за операциями своих клиентов за рубежом и облегчение работающим или учащимся за границей гражданам общение с органами валютного контроля.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

Мы должны быть благодарны нашим министрам и депутатам, потому они делают нашу жизнь яркой и добавляют какие-то совершенно незабываемые краски в палитру серой повседневности. Например, законопроект о валютном регулировании и валютном контроле, признающий всех россиян валютными резидентами. Человек прочитает название законопроекта и подумает — как хорошо, теперь все россияне, в том числе и, так сказать, «сверхравные», сверхбогатые будут отчитываться по своим валютным операциям! А что вся это тёмная казуистика означает в переводе на нормальный человеческий язык?

По сути просто-напросто изменили терминологию. До этого бытовали понятия «валютный резидент» и «валютный нерезидент». Безусловно, «валютный нерезидент» звучало не очень прилично — или даже неприлично. Вроде как человек с паспортом гражданина Российской Федерации и при этом он — нерезидент. И тут даже важнее не то, что он валютный нерезидент, а то, что он ещё и налоговый нерезидент. То есть он платит налоги со своего имущества, со своих доходов в казну других государств. Чтобы не возникало таких неприятных ассоциаций, собственное, и провели такую редактуру, такую лингвистическую корректировку. И теперь все будут называться валютными резидентами, но при этом все привилегии, все преференции для тех, кого раньше называли валютными нерезидентами, сохраняются и для тех, кто теперь будет называться более понятным и спокойным термином — валютный резидент. И не просто сохраняются, а и усиливаются — теперь можно хоть через день ездить в Россию, а статус законного налогового уклониста будет незыблем.

Ещё я хотел бы обратить внимание на то, что действие этого закона, если он будет принят, распространится и на 2017 год. Это очень важно. Фактически наши народные избранники покрывают тех преступников, которые нарушили закон о КИКах — контролируемых иностранных компаниях. В 2017 году, согласно поправкам к Налоговому кодексу от 2014 года, граждане, которые владеют зарубежными счетами, активами (тем, что называется «контролируемые иностранные компании») должны были выполнить свои налоговые обязательства перед Российской Федерацией. Весной этого года они должны были должны подать — и «физики», и «юрики» (и физические лица, и юридические лица) — соответствующие декларации. По экспертным оценкам было подано не более 5% от того, сколько должно было появиться этих деклараций. То есть просто самым наглым образом проигнорировали закон о деофшоризации, или закон о КИКах.

Я ждал, что Прокуратура Российской Федерации каким-то образом прокомментирует это событие и прореагирует, Налоговая служба Российской Федерации каким-то образом отреагирует. Полный молчок. Зато неожиданно прореагировала Государственная Дума. Правда, с интервалом более, чем полгода, но надо же как-то выходить из этой неприятной ситуации. И поэтому сейчас Государственная Дума хочет провести реабилитацию нарушителей закона (если не сказать жёстче — преступников) таким законом, который имеет обратную силу, то есть распространяется на весь 2017 год.

Так что это — не очень приличные, даже совсем неприличные телодвижения. Но одно дело, когда эти телодвижения совершают представляют офшорной аристократии, а другое дело, когда это поддерживает Государственная Дума. Поэтому слово «народные избранники» я ставлю в жирные кавычки, потому что, конечно, они в данном случае обслуживают интересы офшорной аристократии.

За этот антинародный, про-богатый закон проголосовал 321 депутат. Воздержавшихся и противников проекта не было. Это значит, что оппозиционные левые фракции — КПРФ и «Справедливая Россия» — не стали официально воздерживаться и голосовать против. Они, судя по количеству цифр, которые названы в сообщении о голосовании, попросту не голосовали, чтобы потом сказать своим избирателям: «Мы за такой антинародный закон, естественно, не голосовали». Как оценить такую позицию? Получается, что все депутаты, к какой бы фракции — условно правой или левой — они не принадлежали, выгодополучатели от этого нового закона, который дает индульгенцию на валютные операции?

Я думаю, что это яркий пример того, что некоторые другие эксперты и комментаторы называют «прикормкой народных избранников». Уж не знаю, как там идёт эта прикормка — то ли наличными, то ли обещаниями того, что мы поможем вам переизбраться на следующий срок. Мне трудно сказать, как выглядит изнутри эта кухня. Но то, что какой-то элемент коррупции во всём этом присутствует — очевидно. В общем-то, другого быть просто не может, потому что так устроены все политические системы капиталистических стран. Потому что в этих политических системах наверху находятся банки, центральные банки, а ниже уже находятся чисто декоративные институты под названием парламент, правительство и суд. В данном случае, меня, конечно, удивляет полное бездействие третьей ветви российской власти. Седьмая глава Конституции Российской Федерации утверждает, что это суд и прокуратура. Но никаких государственных реакций не следует.

Предположим, Прокуратура пытается как-то оправдываться: мол, у Центрального банка особый статус, мы не можем внедряться в дела Центрального банка. Хотя это лицемерие. Потому что в законе «О Прокуратуре» написано, что она обязана проверять исполнение всех российский законов, в том числе и Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации». В данном случае Прокуратура должна была бы пресечь нарушение исполнения поправок к Налоговому кодексу от 2014 года. Этого тоже не произошло. Полный паралич власти.

Фактически всё, что мы сейчас называем — это офшоризация российской экономики. Здесь есть три уровня проблемы. Обычно вспоминают только нижний уровень, связанный с тем, что офшоризация российской экономики ведёт к потерям для российского бюджета. Это, будем так говорить, самый минимальный ущерб.

На втором уровне — то, что большинство крупных и крупнейших компаний Российской Федерации регистрируют свои материнские компании, холдинговые компании, те самые компании, которые управляют реальными физическими активами на территории Российской Федерации, где-то в офшорных юрисдикциях. И, фактически, российская экономика становится управляемой извне, а не изнутри. Достаточно вспомнить историю 2011 года с террористическим актом в «Домодедово», когда Медведев приехал в аэропорт и стали выяснять: а кто же является хозяином? А «Домодедово» — это крупнейший в Европе аэропорт. Все аэропорты относятся к стратегически важным объектам. Так вот, не могли выяснить, кто является хозяином стратегически важного объекта. Только через месяц нашему Следственному комитету удалось докопаться, кто же является конечным бенефициаром «Домодедово» — Каменщик и Коган. Владели аэропортом они через офшор Alamo Limited — материнскую компанию DME Ltd. Акции размещали на Лондонской бирже. Вот оттуда и управляют всей нашей российской экономикой.

И, наконец, третий, самый серьезный уровень — то, что офшорные компрадоры управляют не только экономикой, но они управляют и политикой. Потому что те офшорники, которые оказываются на пределами России, одновременно оказываются под дамокловым мечом Запада. Все их счета, все их активы давно уже занесены в реестры американских спецслужб, они уже давно находятся под прицелом. И они думают, что сохранят всё это. Но мы все прекрасно помним крылатую фразу классика марксизма: «Экспроприаторов экспроприируют». Их обязательно экспроприируют, потому что в какой-то момент времени от них потребуют справку о происхождении этих денег и этих активов. И эту справку они не сумеют предъявить. И вот тогда, собственно, и начнется финальный акт этой пьесы. Сейчас экспроприация не происходит потому, что эти дрессированные хомяки нужны для того, чтобы выполнять задания по подрыву нашего политического строя, социальной стабильности в стране. И вот это, пожалуй, самая главная угроза.

А народные избранники голосуют за такие законы, которые означают, что они рубят сук, на котором сами же сидят. Брошен жирный кусок самым компрадорским компрадорам — иначе нельзя это воспринимать. И этот кусок — мы, конечно, не можем этого не понимать — брошен перед выборами. То есть таким образом российский Белый Дом и Кремль пытаются как бы перетянуть на свою сторону жителей «Нуворишского шоссе», как говорил Задорнов — а 183 дня в году жителей Канар, Багам и Майами. Это глубокая ошибка — психологическая, ментальная, потому что этих людей (по сути, уже не русских, а лишь обладателей российских паспортов) перетянуть на сторону государства, народа, презираемых ими «ватников» — невозможно. Власти совершают страшную ошибку.

Я предвидел, что они совершат эту ошибку. И в августе нынешнего года, как вы знаете, Вашингтон принял очередной закон об экономических санкциях против Российской Федерации. Очень важная статья этого закона говорит, что в течение полугода финансовая разведка США и другие американские спецслужбы должны предоставить президенту США доклад о ближайшем окружении Путина. Но не в части каких-то биографий, а в части, касающейся их офшорных активов, их банковских счетов, их разного рода финансовых связей для того, чтобы можно было перейти к следующей фазе экономических санкций. И поэтому наши нувориши прекрасно понимают, что сформулирован, озвучен ультиматум — в течение полугода они должны определиться, на какой стороне они находятся. И тогда я сказал о том, что, по крайней мере 90% этих крыс побегут с корабля. И вот они бегут. Это показывает и статистика Центрального Банка, которая зафиксировала резкое ускорение чистого оттока капитала из России.

На самом деле, конечно, если бы у нас были бы какие-то остатки политической воли, то надо было Государственной Думе голосовать за немедленное введение ограничений и запретов на трансграничное движение капитала. А поскольку этого не делается, то можно ожидать, что в ближайшее время может произойти ещё и обвал рубля. Вот такая вот картинка. Всё как бы приурочено к истечению полугодового ультиматума и к мартовским выборам президента.

В правительстве сообщили, что законопроект о валютных резидентах касается более чем двух миллионов человек, которые, имея российские паспорта, реально живут за рубежом. Среди этих людей есть просто богатые бездельники, есть бандиты, которые доят, режут и стригут матушку-Россию, а проживают в «цивилизованном мире». Есть сынки министров и депутатов, есть сами министры — ведь известно и этот факт никто не опровергал, что многие министры прилетают только раз в две недели в Москву на заседания Правительства, а потом уезжают в свои европейские и американские поместья. Эти два с лишним миллиона человек не являются гражданами России ни по своей ментальности, ни по своему политическому отношению к нашему государству и народу. Никаким образом не являются и участниками позитивных экономических процессов в нашем государстве. Зачем они вообще нужны нашей стране? Почему нужно такой удивительный «Манифест о вольности компрадорской» для них сочинять в правительстве и Госдуме? Или они и есть наша настоящая власть — наднациональная, сверхнациональная, инонациональная?

Это в основном совокупность лиц, которых надо называть компрадорской буржуазией и компрадорскими чиновниками, как действующими, так и бывшими. Применительно к колониальным странам в советское время мы часто использовали словосочетание «компрадорская буржуазия». Тут точно так же — компрадорские чиновники. То есть это та обслуга, которая работает на метрополию. В данном случае это люди, которые чисто номинально принадлежат к России, потому что у них есть российские паспорта, потому что они говорят пока ещё по-русски — хотя, и не очень хорошо, но всё-таки ещё говорят. А в общем-то, они уже находятся «там». Вспоминаются слова из Евангелия: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше». Собственно, это всё объясняет. Это люди, которые уже и ментально, и духовно, и политически, и экономически — уже все «там». Они здесь порой находятся вахтовым методом, некоторые уже даже и вахтовым методом не пребывают в России — скажем, бывшие чиновники, которые перетащили уже все капиталы «туда». Так что это, как говаривал Бжезинский: «Это ещё надо разобраться, чья это элита — ваша или наша». Конечно, это их элита, а не наша.

Это не никчёмный, но неопасный балласт — нет, это очень серьезная пятая колонна, которая наносит серьезный ущерб, наносит очень серьезные удары по нам. Это очень серьезный инструмент в руках наших геополитических «партнеров». Ждать от компрадорского правительства каких-то действий, связанных с тем, чтобы эта группировка приносила хоть малейшую пользу государству — не приходится. Если мы будем использовать правильные слова, тогда и половина вопросов вообще отпадет сама собой. Кто-то говорит «правительство», а я говорю «колониальная администрация». После этого большинство вопросов отпадает. Давайте все вещи называть своими именами — у нас правит колониальная администрация.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > zavtra.ru, 22 ноября 2017 > № 2480251 Валентин Катасонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter