Всего новостей: 2318530, выбрано 211 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Экология: (30) (30) (27) (27) (12) (12) (9) (9) (7) (7) (7) (7) (6) (6) (5) (5) (5) (5) (5) (5) далее...по алфавиту
Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов

Делят­поделят?

Можно ли провести границу по морю-озеру, которого на всех желающих все-таки явно не хватает?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Много каких проблем самого разного порядка создал в свое время распад СССР. Какие-то по прошествии четверти века более или менее оказались решенными, какие-то привели к настоящим региональным военным конфликтам (и еще приведут к более жестоким и кровопролитным). А какие-то пришлось попросту заморозить - отложить на "потом", думая, что уже новое поколение политиков сможет их разрешить в интересах и самих себя, и подчиненных им народов.

Одной из таких все еще нерешенных и пока явно нерешаемых проблем остается раздел Каспийского моря-озера, который некогда принадлежал всего двум странам. А нынче - не только пяти независимым государствам, но к процессу этому постоянно "подвязывается" еще как минимум с дюжину "посторонних". Которые хотели бы и позиции свои на Каспии и вокруг него укрепить, и если получится- проложить по его дну магистральные трубопроводы по доставке прежде всего энергоресурсов из приграничных с Каспием государств на рынки далеко отсюда географически расположенных покупателей.

Показательно, что дележкой Каспия правительства пяти прибрежных государств вроде бы активно занимались все эти годы, но так ни до чего путного договориться не смогли. Почему? С одной стороны, каждому вновь независимому на Каспии хотелось бы получить для себя побольше, а соседям чтобы досталось поменьше. С другой стороны, есть некие дипломатические переговоры-церемониальные заверения в своем высочайшем к другим почтении. А есть еще и реалии на водной местности. То есть кто сильный- того и песочница. А всем остальным- что останется.

И вот недавно раздались (в который уже раз) заверения из высоких президентских кабинетов, будто каспийская проблема дележки акватории вот-вот может быть решена. То бишь вроде как произошли никому пока неведомые "подвижки" в позициях некоторых стран. А другим "некоторым странам", которых попросту перед этими "подвижками" поставят как уже свершившимися фактами, ничего другого не останется, как согласиться. Но так ли это на самом деле?

Море для всех, только по кусочку каждому, или оставить все, как было?

Так уж сложилось, что море - не суша, и разными пограничными столбами-земельными межами не делится. Если кто на что в водном пространстве претендует, то надо либо военной силой вершки-корешки отмечать (то бишь посылать на охрану своего сектора военные корабли с пушками-ракетами), либо ссылаться на некие международные законы, которые определяют так называемые территориальные воды. А они уже на том или ином расстоянии обрисуют, кому они могут (или должны) принадлежать.

Нечто подобное после распада СССР произошло и на Каспии. Здесь фактически три варианта дележа акватории моря-озера были предложены. Но что показательно - ни один из них так на деле и не заработал. Первый из них - оставить все Каспийское море свободным, независимым и принадлежащим всем, кто вокруг него географически расположен. Идея эта здравая, но она может быть осуществленной в жизни обычных людей, но никак не политиков и управляемых ими государств.

К тому же Каспию "не повезло" тем, что он расположен на стратегическом пересечении возможных магистральных маршрутов для доставки энергоресурсов с одного берега на другой. А далее - к рынкам тех стран, которые в этих самых энергоресурсах "альтернативных российским" нуждаются. Соответственно, дело уже не только в общем пользовании водах моря, но и в том, что под ним можно при развитии современных технологий проложить-построить.

Второй вариант - соблюдение так называемой медианной, срединной линии, которая бы проводилась по морским просторам на равном удалении от берегов всех пяти прибрежных государств. Затея эта довольно мутная, потому как одних оставляет фактически "ни с чем", а других ни с того ни с сего превращает в очень даже богатых и здоровых. Причем и в плане наличия рыбных ресурсов Каспия, и в плане находящихся под его водами залежей энергоресурсов.

Третий вариант - банально поделить море на пять якобы равных частей. Но дело в том, что части эти могут быть равными только на бумаге, но отнюдь не по залежам что морских ресурсов, что энергетических под каспийскими водами. И в этом случае опять-таки одним достанется кусок каспийского "пирога" побольше да послаще, а другим - объедки с барского "дележного стола".

Что же тогда делать? А переговариваться, и пытаться искать какие-то компромиссы. Которых при прежней принадлежности моря-озера двум странам никогда не было. Хозяином на Каспии был СССР, а Ирану кое-что разрешили "по мелочи" держать в южной части моря. Но при этом строго под советским "братским присмотром"(так уж завелось по результатам Второй мировой войны).

Теперь же и Иран на Каспии, что называется, расправил плечи. И голос у Тегерана по каспийским делам более чем прорезался. Еще более весомыми стали претензии трех бывших советских республик - Туркменистана, Казахстана и Азербайджана, которые нынче, согласно международным правилам-законам, точно такие же важные игроки и заинтересованные лица, как та же Россия. При этом, хотя ее мнение вроде бы в каспийских делах весомо, не меньший вес в своих позициях в регионе регулярно демонстрируют все остальные "четверо смелых" на Каспии.

А что же тогда с договоренностями по Каспию? А все еще ничего, но, как говорится, могут быть варианты. Так неожиданно российский и иранский лидеры намекнули, что вроде как договоренности по Каспию могут быть подписаны (кем, на каких условиях?) в "самое ближайшее время". Причем речь шла о том, что якобы "окончательно по Каспию" договорились только первые лица России, Ирана и Азербайджана. Про Казахстан и Туркменистан ничего слышно не было, но, видимо, их попросту поставят перед свершившимся фактом и попросят особо таким соглашениям не препятствовать.

Здесь опять-таки пошли ссылки на якобы каких-то экспертов, которые все это время не покладая рук на компьютерной клавиатуре работали. И осталось там вроде как что-то совсем "немного" согласовать - и дело будет сделано. А поскольку явно туманно(как обычно) эти якобы имеющиеся договоренности прокомментировал и иранский президент Рухани, то все решили, будто Тегеран пошел-таки на какие-то уступки, чтобы только "закрыть окончательно" вопрос дележа каспийских вод. Хотя ничего подобного не было на самом деле, и вряд ли произойдет.

При этом стоит подчеркнуть, что руководство Казахстана и Туркменистана настаивает (кстати, вместе с Азербайджаном) на разделе Каспия именно по срединной линии. То есть на равном удалении от берегов этих государств. Но в этом случае меньше всего (примерно 14%) достается Ирану, а больше всего от такого раздела выиграет как раз Казахстан (30% акватории). Россия получила бы 19%, что ее, как сильнейшую в регионе страну, явно не устроит. И что же тогда дальше делать?

Чем больше и громче сделанных "прорывных" заявлений, тем дальше решение Каспийской "дележной проблемы"

Как известно, разного рода "прорывных" обещаний решить проблему в ближайшее время за прошедшие годы раздавалось немало. Да, можно сказать, что периодически "боевой настрой" первые лица прикаспийских стран действительно посещает. И теоретически вопрос о разделе и правовом статусе Каспия можно было бы давно решить. Но так на самом деле кажется только на первый взгляд.

Прежде всего, этот регион - не только сплошная экономика, но и не менее жесткая геополитика. "Просто так", сев за круглый или квадратный стол лидеры прикаспийских государств ничего по своему желанию сделать не могут. Интересы при этом у всех геополитические в регионе разные, а уж когда все касается экономики, то они и вовсе на деле противоположные. Никто (раз уж Каспий оказался во владении всей пятерки государств) не намерен поступаться своими, прежде всего денежными доходами от подобного процесса дележки каспийской акватории и ее недр.

Помимо этого, даже принятые геополитические решения вроде как всей пятеркой прибрежных государств ровным счетом не снимают вокруг этого региона потенциального напряжения. Потому как Каспий важен и для тех, кто к нему не имеет никакого отношения - а это США, Евросоюз, Турция, Китай и ряд других государств. Да, принято было решение о недопущении военных флотов третьих стран в Каспийское море. То есть решено, скажем, что запрещено открывать условную военную базу на Каспии на территории того же Азербайджана или Казахстана с Туркменистаном американцами. Но можно ведь тем же американцам действовать и по-другому (что они и делают).

Так, американская сторона уже неоднократно предлагала трем странам Каспия создать (естественно, при американском участии) некие "антитеррористические полицейские силы", которые должны защитить якобы прикаспийские коммуникации от таинственных вредителей-террористов из ИГИЛ. Но если с Россией и Ираном у Соединенных Штатов отношения на уровне заклятых врагов, то с оставшейся каспийской тройкой государств - полное взаимопонимание и тесное сотрудничество, в том числе и по военной линии.

И еще. Появились явно умышленные вбросы о том, что якобы Иран свою позицию по разделу Каспия поменял и готов от своих прежних требований вроде бы отказаться. Сначала, кстати, иранцы предлагали совместное экономическое использование Каспия всей прибрежной пятеркой государств. Затем - поделить его на пять равных частей. А сейчас, видимо, Россия так сильно на Тегеран надавила, что тот вроде бы пошел на попятную. Но вряд ли люди, знающие Иран и принципы деятельности руководящей "машины" этого государства, подобное от официального Тегерана могут ожидать.

И решать проблему Каспия вроде надо, но и своими интересами никто поступаться не намерен

Почему-то принято считать, что нерешенность правового статуса Каспия все эти годы наносила ущерб самим прибрежным государствам. А сейчас, когда в регион намерен по-серьезному заявиться Китай со своим глобальным проектом "Шелкового пути", транзитные маршруты через Каспий должны вроде как сами собой быть созданы. Возможны и новые транспортные коридоры, по которым грузы могут отправляться как по направлению Юг-Север (из Ирана через Азербайджан в Россию и далее в Европу), так и Восток-Запад - через Центральную Азию, Иран, Турцию - и далее в те же европейские страны.

В этой связи есть предложение, что каждая из прикаспийских стран может получить какой-то кусок акватории для собственного экономического использования. А вся остальная часть моря-озера может быть использавана всей прикаспийской пятеркой совместно. Таким "национальным куском" акватории может быть, скажем, 20-мильная экономическая зона. Но тут возникает очень много дополнительных проблем, которые просто неизбежны с учетом того, каким геополитическим статусом обладает Россия, и насколько "расправил плечи" в регионе за последние годы Иран.

Россия наверняка при любых каспийских дележках - что по срединной линии, что по прибрежным зонам - останется проигравшей стороной, будучи в то же время сильнейшей в регионе в военном плане. Плюс Каспий (как показали сирийские события) - удобная территория для использования и авиации, и крылатых ракет, которые полетят отсюда в любом направлении без разницы, кто там и как Каспий решится поделить.

Соответственно, "западные партнеры" России, которых сегодня - вагон и маленькая тележка во главе с США, к любому подобному российскому ходу соответствующим образом отнесутся. Аналогичную позицию занимает и Иран, который именно в военном плане может совместно с Россией именно отсюда дать отпор "третьим странам", вводящим и против Москвы, и Тегерана разные санкции и угрожающие им настоящей, а не опереточной войной.

Посему стоило бы учесть и тот факт, что при всех ведущихся переговорах и неоднократных громких заявлениях даже из уст первых лиц прикаспийских государств, по большому счету, ни у кого из них подписывать какую-то окончательную, повязывающую их по рукам и ногам конвенцию с определением правового статуса Каспия, желания нет и не предвидится. Опять-таки с точки зрения чисто государственной прагматики ни Москве, ни Тегерану решить "каспийский вопрос", грубо говоря, на данном этапе явно "не горит".

Плюс учтите, что для той же России Каспий все-таки больше региональная геополитика, нежели критический источник нефти-газа. Аналогичная ситуация и у Ирана - его нефтегазовые месторождения лежат в прибрежных водах Персидского (Арабского) залива. И ему Каспий тоже больше выгоден с точки зрения его политического блокирования тех же возможных трубопроводов из Центральной Азии через Азербайджан и Турцию в направлении Европы.

С другой стороны, раздел по любым линиям и секторам на Каспии выгоден Азербайджану, Казахстану и Туркменистану. Но у них нет ни военной, ни политической мощи тягаться с Россией и Ираном. Соответственно, сами они ничего в регионе не смогут сделать насчет "справедливого раздела Каспия", если в дело не вмешаются "западные партнеры" Тегерана и Москвы. А такое вмешательство вполне реально, если с этими самыми "партнерами" российское руководство будет и дальше продолжать повсеместно заигрывать (Иран в этом плане давно понял, что к чему, и занимает в отношениях с западным миром довольно жесткую позицию).

Да и все больше настоящие специалисты в области энергетики подвергают сомнению такие уж несметные якобы нефтяные и газовые богатства Каспия. Тот же "контракт века" по добыче нефти британской "Бритиш Петролеум", который заключил в свое время Азербайджан, на самом деле приносит существенную прибыль Баку, но в мировом энергетическом раскладе отнюдь не является чем-то гигантским. То же касается и месторождения Кашаган в казахстанском секторе Каспия, разработка которого стоит миллиарды долларов, но не факт, что промышленная добыча нефти там покроет все имеющиеся издержки.

Поэтому существует очень большая вероятность того, что если раздел Каспия когда-нибудь реально и произойдет, то только исходя из политических интересов России и Ирана. А вся экономика моря-озера будет и дальше подчиняться прежде всего большой геополитике. И в том, что касается добычи энергоресурсов в акватории Каспия, и в том, что касается сооружения под ним (если до этого вообще когда-нибудь дойдет) любых трубопроводов - и в любом направлении.

Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. Экология > stroygaz.ru, 29 ноября 2017 > № 2418316 Дмитрий Таганов

Жирный минус на много плюсов.

О спорности девелоперской концепции «двор без машин».

В настоящее время в Московской области около порядка трети застройщиков при реализации своих проектов придерживается концепции “двор без машин”. В частности, проанализировали эффективность и перспективы концепции «двор без машин» вызывают споры, прежде всего, из-за актуальности проблемы, связанной с размещением автомобилей в новых жилых комплексах.

Руководитель аналитического центра ИНКОМ-Недвижимость Дмитрий Таганов:

Безусловно, у концепции «двор без машин» нее есть объективные плюсы – такие как расширение свободного пространства на придомовой территории, снижение загазованности и, самое главное, отсутствие рисков возникновения ДТП, что позволяет спокойно отпускать ребенка играть во дворе.

Минус, наверное, один, но очень «жирный», принципиальный для жильцов-автомобилистов, который способен перечеркнуть плюсы: негде размещать автомобили. Согласно нашей статистике, не более 18% покупателей квартир в подмосковных новостройках считают «двор без машин» рациональным решением. Поскольку «автомобилизация» населения – усиливающийся тренд, можно сказать, что отсутствие возможности бесплатно оставить автомобиль на территории ЖК является однозначным минусом для большинства.

Как правило, проект «двор без машин» реализуется по следующим схемам: либо во дворе есть паркинг (подземный; подземно-надземный, когда один этаж находится под землей, а второй – над землей, на крыше которого располагаются детские площадки; редко – в отдельных проектах – обустраивается структурная надземная парковка), либо двор просто без паркинга (или с отдельным – приобъектным – паркингом). В последнем случае можно размещать авто где-то за пределами комплекса, однако всем хочется держать машину, что называется, под боком. Справедливости ради отмечу, что, согласно статистике, 43% ЖК вообще не имеют паркинга.

В качестве примера рассмотрим из опыта работы три разных жилых комплекса с концепцией «двор без машин»: в одном проекте – подземно-надземный паркинг, в другом – подземный, в третьем площадка для машин находится рядом с корпусами (но не во дворе). И во всех этих ЖК жильцы сталкиваются с проблемой размещения автомобиля: в первом случае дорого использовать паркинг, а рядом ставить негде; во втором – та же ситуация, кроме того, рядом с комплексом проходит шоссе, где стоянка запрещена; в третьем случае – слишком плотная застройка вокруг ЖК, и мест на стоянке не хватает.

В целом средняя стоимость машино-места в подземных паркингах ЖК комфорт-класса находится в диапазоне от 700 тыс. до 1 млн рублей (в «экономе» они отсутствуют вовсе), в комплексах бизнес-класса – от 1 до 1,5 млн рублей. Усредненная цена машино-места в структурных надземных паркингах в ЖК эконом- и комфорт-классов составляет около 350-500 тыс. рублей. Стоимость места для автомобиля на подземно-надземной парковке колеблется в ценовых пределах подземных и надземных стоянок.

Покупательская заинтересованность в парковочных местах непосредственно зависит от локации жилого комплекса. В дорогостоящих проектах в престижных районах Москвы цена машино-места составляет лишь небольшой процент от стоимости объекта, и спрос там стабилен. В ЖК уровня «комфорт», расположенных ближе к центру столицы, востребованность машино-мест тоже довольно высокая.

В Подмосковье, где цена, например, 1-комнатной квартиры площадью 35 кв. м варьирует в пределах 2,5–3,5 млн рублей, стоимость места на структурной парковке в 350 тыс. рублей для многих жильцов обременительна или даже непосильна – люди предпочитают оставлять авто на стихийных стоянках во дворах и на проезжей части.

При этом в качестве альтернативы приобретению места на парковке у многих вызывает потенциальный интерес его аренда: средняя стоимость найма машино-места в подземном паркинге ЖК комфорт-класса составляет порядка 6–10 тыс. рублей в месяц.

Реальность же такова, что в массе своей паркинг готовы оплачивать (покупать машино-место или арендовать его) жильцы столичных ЖК ценового уровня не ниже бизнес-класса. Если речь идет о Подмосковье и о массовых сегментах рынка новостроек, можно утверждать, что большинство не готово платить за парковку. И даже когда рассуждают о том, что аренда машино-мест – хорошая альтернатива покупке, следует учитывать: многие все же не согласны и на такие траты».

Первичный рынок недвижимости регулярно переживает возникновение новых трендов. Уже было популярным вводить панорамное остекление, студии и европланировки в большом объеме, а также квартиры нестандартных форматов в массовых сегментах и т. д. Концепция «двор без машин» входит в число таких «фишек». И это снова не более чем мода – явление преходящее. Так, еще недавно многие считали евроформат новым и весомым словом на отечественном рынке новостроек – тенденцией, за которой будущее. Сегодня мы видим, что она не укоренилась, мода прошла всего лишь за два-три года.

И «двор без машин» – временный тренд. Действительно, сегодня во всех локациях Подмосковья есть проекты, где реализуется данная идея. Однако я считаю ее довольно спорной – концепция нуждается в тщательной проработке возможностей размещения машин для удобства всех жильцов. Ведь нельзя сделать проект комфортным и востребованным, если не учитывать интересы основной группы жителей – автомобилистов. В частности, в категории масс-маркета разумно ориентироваться на потребности широких слоев населения. Я не могу сказать, что где-то в демократичных сегментах данная концепция была реализована «на ура», что все владельцы авто либо купили места в паркингах, либо отказались от своих машин».

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. Экология > stroygaz.ru, 29 ноября 2017 > № 2418316 Дмитрий Таганов


Россия > Экология > kremlin.ru, 27 ноября 2017 > № 2403715 Сергей Донской

Рабочая встреча с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским.

Обсуждались актуальные вопросы природоохранной деятельности, в частности реализация мероприятий в рамках Года экологии.

В.Путин: Сергей Ефимович, добрый день!

Сергей Ефимович, календарный год уже близится к завершению, но забота об экологии не заканчивается на этом. Год экологии, 2017-й, как он идёт и как в этом смысле он будет завершаться?

С.Донской: Владимир Владимирович, прежде чем я начну рассказывать о мероприятиях Года экологии, я хотел бы от лица природоохранной общественности, от экологов поблагодарить Вас за то, что Вы приняли решение, что 2017 год будет Годом экологии. Сегодня можно сказать, что тема, которую мы подняли, которая сейчас очень активно обсуждается, приобрела большие масштабы: в этом году, по нашим оценкам, около 20 миллионов человек участвовали в различных мероприятиях Года экологии.

На самом деле это произошло благодаря консолидации. Консолидации всех уровней – и власти, и общественности. Если привести примеры, у нас практически все крупные международные мероприятия: и Питерский экономический форум, и Сочинский, и Красноярский, и Владивостокский – все обязательно содержали блок, связанный с экологией, и там были подняты достаточно острые вопросы, и всё это обсуждалось. Конечно, надо отдать должное, что СМИ принимали здесь активное участие и освещение всех мероприятий позволило сделать их такими масштабными в течение года.

Хотел бы сказать, что именно в этом году были начаты крупные инфраструктурные природоохранные проекты. По оценкам, около 500 миллиардов рублей будет потрачено на реализацию этих проектов, и уже в этом году будут реализованы мероприятия на 105 миллиардов рублей. «Норильский никель» закрывал производство, расширял мощности по улавливанию серы, «РТ-Инвест» занимается мероприятиями по подготовке строительства заводов по мусоросжиганию, и многие другие предприятия начали как раз в этом году крупные проекты.

Второе направление, которое тоже хотелось бы отметить, – это, конечно, реформа системы управления отходами. На самом деле мы её раньше начали. В 2019 году она должна начаться повсеместно. Но уже многие регионы, многие компании начали работать и внедрять эту систему.

Мы акцент делаем на внедрение раздельного сбора и вторичной переработки отходов. И тоже хотел бы отметить, в этом году было принято решение о запрете захоронений отдельных видов отходов, полезных компонентов. Конечно, не всё повсеместно, но речь идёт о запрете захоронений металлолома с 2018 года, цветных металлов, с 2019 года – пластика, пластиковой упаковки, других видов отходов. И так каждый год отдельные виды отходов будут запрещаться к захоронению, в связи с этим необходимо будет вовлекать их уже во вторичный оборот и, соответственно, развивать сортировку.

В.Путин: И мощности создать.

С.Донской: И мощности. Это общее движение: с одной стороны – создание мощностей, с другой стороны – обязательства по тому, чтобы вовлекать отходы во вторичный оборот, – это одна из тем, которой в этом году мы занимались.

Плюс ко всему сейчас, в конце года, должен быть принят закон, дополнение в закон, который был принят в 2014 году, по внедрению системы по обороту отходов, где будут уточняться некоторые принципы по внедрению сортировки отходов. Это тоже важная задача, практически все экологи основной акцент делают на этом. Она, понятно, сложновнедряема, не за один год это делается, но в любом случае мы в этом году должны завершить окончательную нормативную базу для внедрения этой системы.

В.Путин: Послушайте, нужно плотно работать с регионами, очень плотно, потому что нельзя поощрять ситуацию, когда в одном месте полигон закрывают, а в другое место в совершенно неконтролируемом масштабе начинают свозить, на неподготовленные площадки, опять рядом с жильём и так далее. Это вызывает абсолютно законную негативную реакцию людей.

С.Донской: Да, Владимир Владимирович. Это одно из обязательных направлений, потому что, конечно, без инфраструктуры, без строительства новой инфраструктуры тот объём отходов, который формируется, конечно, утилизировать будет достаточно сложно.

В.Путин: И сам принцип этой утилизации, расчётов в этой системе – чрезвычайно важная вещь, с этими талонами и так далее. Надо просто наводить порядок. Особенно, разумеется, это актуально для крупных населённых пунктов и для Центрального федерального округа – Москва и Московская область. Я Вас прошу ещё раз с коллегами к этому вернуться.

С.Донской: Да, Владимир Владимирович, мы как раз с Минстроем сейчас активно взаимодействуем. Поправки в закон об отходах мы совместно делали, совместно с Госдумой. Сейчас это на площадке Госдумы дорабатывается, будет второе, третье чтение, в этом году должны это всё принять.

В.Путин: Хорошо.

С.Донской: Плюс хотел бы сказать ещё о трёх направлениях. У нас в этом году принято три приоритетных проекта: «Чистая страна», «Дикая природа России» и «Чистая Волга».

По «Чистой стране» у нас основной акцент делается на ликвидацию прошлого экологического ущерба. В этом году мы уже запустили 25 проектов в 13 регионах, 10 проектов в этом году мы должны реализовать: это ликвидация старых полигонов, старых производственных мощностей, всего, что рассматривается как прошлый экологический ущерб.

Что касается «Дикой природы», здесь основной акцент – это экологический туризм, и у нас уже выбраны пилотные национальные парки, где совместно с инвесторами мы будем выстраивать всю эту систему.

И последнее. В этом году принят приоритетный проект – очень большой, масштабный – по очистке Волги, общая сумма – более 254 миллиардов рублей. Конечно, здесь и федеральный бюджет, и региональный бюджет, и инвесторы, которые тоже должны вкладывать средства – более 100 миллиардов рублей. Это и строительство очистных сооружений, и ликвидация экологического ущерба по берегам, потому что там, конечно, за многие годы накопилось и это всё нужно убирать.

На наш взгляд, этот проект позволит, во-первых, снизить уровень загрязнения Волги в девять раз, это мы рассчитываем до 2025 года сделать. Но на самом деле здесь требуются большие, с одной стороны, вливания, с другой стороны – усилия для того, чтобы всё это реализовать.

И конечно, нам важно, что 60 миллионов человек, которые проживают в этом регионе, получат чистую Волгу, окружающую среду, которая у нас должна быть одним из результатов этого проекта.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Россия > Экология > kremlin.ru, 27 ноября 2017 > № 2403715 Сергей Донской


Россия > Экология > economy.gov.ru, 23 ноября 2017 > № 2411185 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Потребители должны отказаться от неэкологичной продукции

Минэкономразвития разрабатывает национальный план адаптации экономики к климатическим изменениям. Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин, открывая международную климатическую конференцию «Инвестиции в климат: новая парадигма экономического развития».

«Только за прошлый год в России произошло больше тысячи опасных гидрометеорологических явлений, 40% из них нанесли значительный ущерб экономике», – сказал Министр экономического развития РФ Максим Орешкин. При этом он отметил, что в отдельные годы ущерб для национального благосостояния от этих факторов составил 1-2% ВВП.

По его словам, в рамках Парижского соглашения достигнута договорённость об удержании роста глобальной температуры в 21-м веке на уровне не выше 2-х градусов.

Говоря о климатических изменениях, Министр заметил, что этот вопрос многие сводят к истории использования ископаемого топлива, однако в реальности он гораздо глубже. Одна из особенностей касается корректности учёта поглощающей способности лесов. «До сих пор считалось, что порядка 60% поглощающего эффекта мировых лесов приходится на тропики. Но если посмотреть последние исследования, то они демонстрируют, что в результате процессов вырубки тропических лесов, эффект с точки зрения эмиссии углеродов стал отрицательным. То есть вырубка лесов приводит к тому, что сокращение площади оказывает эффект, зачастую больший, чем эффект от выбросов промышленности и других источников», – сказал Максим Орешкин, добавив, что для понимания реальной картины по миру предстоит провести еще не одно научное исследование. Вместе с тем, в России, по его мнению, поглощающий эффект лесов оценивается на уровне 30% от суммарных выбросов.

«Продукции, произведённой с наименьшим влиянием на окружающую среду, должно все больше и больше отдаваться предпочтение на рынке. Сегодня это преимущество, а в будущем должно стать обязательным условием для сохранения рыночной доли. Потребители должны отказаться от неэкологичной продукции», – заметил Министр.

Он рассказал, что Минэкономразвития намерено внедрить систему «углеродного регулирования», для чего уже разработан проект федерального закона, который позволит собирать сведения парниковых газов в разрезе предприятий. Таким образом можно уточнить размер национальных выбросов и создать базу для их регулирования.

Россия > Экология > economy.gov.ru, 23 ноября 2017 > № 2411185 Максим Орешкин


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 19 ноября 2017 > № 2391953 Алексей Ретеюм

Как вырастить деревья в мегаполисе

Почему деревья лучше высаживать весной и осенью? Как они себя чувствуют в условиях большого города? Сколько лет могут прожить липы на Тверской? Mos.ru об этом рассказал директор ботанического сада МГУ «Аптекарский огород» Алексей Ретеюм.

Липы, рябины, вязы, клены, каштаны, березы и дубы — больше пяти тысяч деревьев украсят благоустроенные улицы Москвы в этом году. Новые растения появляются вокруг парка «Зарядье», на Садовом кольце, Новой, Старой и Славянской площадях, Тверской Заставе, Тверской, 1-й Тверской-Ямской и других улицах. О том, как и какие растения сажают в Москве, сколько могут простоять липы на Тверской улице и почему Петр I любил украшать город столетними деревьями, mos.ru рассказал Алексей Ретеюм, директор ботанического сада МГУ «Аптекарский огород».

— В Москве продолжают высаживать деревья, и работы планируют закончить в декабре. Почему это делают именно осенью и зимой?

— Все деревья правильно пересаживать в период покоя, то есть когда на них или нет листьев, или их мало. Сейчас существуют технологии пересадки деревьев из питомников с большим комом земли — так минимизируются все возможные повреждения корневой системы. Поэтому сейчас можно пересаживать крупномеры практически без какого-либо ущерба для них.

Было бы плохо, если бы это происходило, например, в мае, июне, июле. Это действительно неудачные месяцы для пересадки деревьев, так как при этом в любом случае повреждается корневая система, и это, разумеется, стресс для растений в период вегетации, то есть когда оно в листьях. В это время возникает дисбаланс между большой интенсивностью испарения воды с поверхности листьев и всасывающей способностью корней, которые повреждаются, и поэтому дерево засыхает. Таким образом, лучшее время для пересадки — это весна или осень.

В последние годы развиваются и все чаще применяются технологии зимней пересадки вместе с промерзшим комом земли. В этом случае минимизируется повреждение корневой системы.

— Кустарники высаживают по такой же схеме? В какое время это лучше делать?

— Схема приблизительно та же самая. Вообще, все древесно-кустарниковые растения лучше пересаживать либо весной, либо осенью. Даже пересадку хвойных пород лучше производить осенью или весной, чтобы минимизировать стресс, связанный с недостатком влаги.

— От сорта конкретного дерева или кустарника зависит время высадки?

— Некоторая зависимость есть. Многие хвойные растения лучше пересаживать раньше, лиственные — чуть позже. Например, липы можно даже зимой сажать с замерзшим комом земли, главное — не летом. Сейчас в питомниках растения специально готовят: их выращивают не просто в земле, а в контейнерах, пересаживают из одного контейнера во все большие и большие.

— Деревья как-то специально приспосабливают к зимам?

— Просто выбирают зимостойкие сорта. Практически все растения средней полосы переносят морозы одинаково хорошо. Например, березы — красивые и выразительные деревья. Весь Университетский проспект засажен ими, и они относительно хорошо себя чувствуют. Единственное, березы сильно страдают от ледяного дождя, потому что у них тонкие ветки, они ломаются. Но такие стихийные бедствия повреждают любые деревья.

Зимы хорошо переносят не только растения средней полосы, но и многие дальневосточные растения, которые я бы рекомендовал для расширения ассортимента тех растений, которые используются в городском озеленении. Это, например, амурский бархат с крупными рассеченными листьями и красивой корой, покрытой слоем пробки. По данным многолетних наблюдений, он прекрасно чувствует себя в условиях нашей достаточно суровой зимы.

Каштаны прекрасно переносят наш климат. Клен зеленокорый, у которого рисунок коры похож на рисунок старинной драгоценной ткани или обоев с эффектом 3D, можно было бы попробовать использовать в озеленении шире. Орехи рода Juglans — маньчжурские орехи, черные орехи, серые орехи — тоже прекрасно выглядят и хорошо переносят зимы. В нашем теневом саду много огромных орехов, которые растут здесь уже больше ста лет. Были очень суровые зимы, и даже во время Великой Отечественной войны они выжили. Следовательно, их можно широко использовать.

— Как приживаются деревья, которые высаживают вдоль дорог?

— На самом деле большинство деревьев выдерживают эти условия: и тополя, и липы, и березы. Множество развязок на Московской кольцевой автомобильной дороге, а вокруг — березы, которые вполне нормально себя чувствуют. И даже дубы и клены. Большинство деревьев вполне легко приспосабливаются к таким условиям.

Хуже переносят загазованность и запыленность хвойные, вечнозеленые растения. Ели и сосны сажать не стоит, они почти наверняка погибнут. И то есть исключения: голубые ели относительно устойчивы. А лучше всего из хвойных — лиственница. Прекрасно переносят загазованность березы, яблони, сирень. Липы легко могут расти рядом с МКАД и крупными магистралями, если их защитить от реагентов.

Очень важно, что сейчас качество реагентов все время повышается, они становятся все более и более экологически безопасными. Существуют специальные исследования, которые позволяют точно определить, какие реагенты опасны, и не использовать те, которые могут нанести ущерб зеленым насаждениям. Некоторые реагенты, как ни странно, сейчас не только не опасны, но одновременно служат удобрениями. С одной стороны, из-за них тает снег, с другой стороны, разлагаясь, они способствуют питанию растений.

Кроме того, чтобы избежать прямого контакта с реагентами, тоже предпринимаются шаги. Один из способов защиты дерева — завышенная посадка. Делаются специальные кубы, и дерево растет несколько выше тротуара, потому что загрязнений от автотранспорта избежать невозможно. Первое время их еще обвязывают, надевают на них что-то вроде бандажа, чтобы не повредилась кора, а также для придания правильной формы. Потом, через год-другой, его снимают.

— Как растениям помогают прижиться на новом месте?

— Надо поливать, потому что после пересадки растения очень чувствительны к недостатку полива. Их часто удобряют, а чтобы ствол не раскачивался при порывах ветра и не повреждались корни, на первое время делают растяжку.

— Сколько нужно времени для того, чтобы растение прижилось?

— Год, два, три — по-разному.

— Как потом ухаживают за городскими деревьями?

— Хорошо их время от времени удобрять и поливать, следить за тем, насколько они здоровы, нуждаются ли в чем-нибудь. Но более здоровые, взрослые, укоренившиеся окончательно деревья, конечно же, меньше нуждаются в особом уходе.

— Сколько лет деревья живут в городских условиях?

— В принципе они могут жить в течение многих десятков и сотен лет, но по сравнению с деревьями, растущими в естественных условиях, их век, как правило, более короток. Это очень сильно зависит и от породы, и от условий. Например, липы до ста лет живут.

— То есть на Тверской улице они могут столько простоять?

— Запросто. Первый год на новом месте для них — это стресс, но в конце года я видел, что недавно посаженные липы уже стали приходить в себя. Все покажет следующая весна, только тогда будет окончательно ясно, как они перенесли пересадку. Надеюсь, что деревья адаптируются, а на следующий год будут выглядеть гораздо лучше.

— Какие деревья приходится спиливать?

— Если дерево заболело, засохло, сломалось или слишком наклонилось и может создавать угрозу для людей, его признают аварийным. Такие деревья, естественно, удаляются. Или бывает, что густая посадка образовалась. Например, если бы мы оставили расти все орехи и клены, ботанический сад превратился бы в лес, где не было бы места никаким другим растениям. Поэтому иногда взрослые растения приходится прореживать.

— На московских улицах высаживают в основном крупномерные деревья. Корням не мало места под асфальтом, среди коммуникаций?

— Как правило, рассчитывается площадь места, куда высаживают деревья. Естественно, стараются высаживать крупные из эстетических соображений, и надо сказать, что так безопаснее. Петр I вообще любил высаживать деревья, которым на вид было уже лет сто, потому что был очень нетерпелив.

— По легенде, Петр I посадил три дерева «для наущения граждан в их различии». Для чего существует современный ботанический сад?

— Наш сад прежде всего — это подразделение Московского государственного университета, поэтому мы занимаемся образовательной деятельностью. Студенты многих факультетов, не только биологического, приходят сюда на занятия и знакомятся с разнообразием всей флоры земного шара под открытым небом, в историческом дендрарии и, конечно, в оранжереях. Наши специалисты проводят научные исследования, изучают растения не только у себя на территории, но и по всему миру, читают лекции для студентов и школьников. У нас около 30 видов экскурсий, рассчитанных на людей разного возраста, с разным уровнем знаний в области биологии.

Естественно, мы существуем и как рекреационная зона, которую посещают около полумиллиона человек в год — это очень большая цифра для небольшого сада. Мы пытаемся сделать отдых у нас комфортным и познавательным, рассматриваем сад не только как научно-образовательный, но и культурный центр. Важно, что искусство дополняет жизнь сада: тут проходит много спектаклей, перформансов, выставок, фестивалей, концертов. Музыка здесь прекрасно воспринимается и под открытым небом, и в исторической лаборатории.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 19 ноября 2017 > № 2391953 Алексей Ретеюм


Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 6 ноября 2017 > № 2380880 Игорь Безухов

Моллюски справят второй день рождения.

На Дальнем Востоке проходит операция «Путина». Об «уловах» сотрудников транспортной полиции, об опасных рейдах и о мерах ответственности за браконьерство рассказал заместитель начальника полиции по охране общественного порядка Управления на транспорте МВД России по Дальневосточному федеральному округу полковник полиции Игорь БЕЗУХОВ.

- Игорь Анатольевич, более десяти лет вы принимаете участие и организуете работу по проведению оперативно-профилактической операции «Путина». Что изменилось за эти годы?

- Улучшилось оснащение сотрудников транспортной полиции техникой. Десять лет назад у милиции не было достаточно плавсредств, телефонов, раций, навигационного оборудования. Оборудованием располагали единицы подразделений: Хабаровское, Северо-Восточное линейные управления. Да и у них суда были устаревшие, что часто не позволяло полноценно бороться с браконьерами. На сегодняшний день все подразделения, в которых имеется водный транспорт, обеспечены быстроходными катерами. В основном на вооружении сотрудников стоят катера серии «Норд-Сильвер-Про» различных модификаций. Они обеспечены современным навигационным оборудованием, и на их борту могут разместиться от шести до восьми сотрудников.

- С кем взаимодействуют сотрудники транспортной полиции при проведении мероприятий?

- К сфере обслуживания сотрудников транспортной полиции региона относится судовой ход рек и с недавних пор - необитаемые острова, расположенные на реках Дальнего Востока, морские акватории портов. Учитывая, что браконьеры имеют хорошее оборудование, современные специальные и плавательные средства, транспортная полиция для пресечения преступлений и правонарушений тесно взаимодействует с территориальными органами полиции, Росгвардией, ГИМС МЧС России, Росрыболовством. То есть в борьбе с незаконным выловом биоресурсов участвуют несколько государственных органов.

- В какое время года проводится операция «Путина» на Дальнем Востоке?

- Наш регион один из самых больших в России. В каждом районе свои климатические условия. С учётом этого мы и планируем проведение мероприятий. У каждого вида рыб есть период нереста, когда их вылов запрещён. А в заповедных районах ловить рыбу нельзя круглый год.

Например, в Хабаровском крае «Путина» начинается в мае, а заканчивается в конце октября, на Сахалине проходит с 1 июня по 1 октября, в Находке - с середины апреля по середину июня - первый этап, а второй - с середины сентября по конец октября. Можно сказать, что операция «Путина» проводится на территории Дальнего Востока круглогодично, за исключением зимних месяцев. Но и зимой сотрудники выходят в рейды, например, в залив Николаевского района Хабаровского края, где браконьеры вылавливают осетра и подо льдом.

- Какие виды биоресурсов изымают транспортные полицейские у браконьеров Дальнего Востока чаще всего? Перечислите крупные изъятия за последнее время.

- Основные незаконно добываемые виды биоресурсов - это лососёвые. Семейство распространено на территории всего Дальнего Востока. На территории Хабаровского края обитают осетровые. Рыбы нерестятся в мае. В морских районах добавляются крабы, гребешки, трепанги, креветки и другие виды ракообразных.

Сотрудники Ванинского ЛО МВД России на транспорте при проведении операции «Путина» задержали местного жителя, который добывал крабов при помощи стационарных ловушек в районе мыса Советско-Гаванского Хабаровского края. Улов злоумышленник готовил к реализации. С места происшествия полицейские изъяли 2,5 тысячи конечностей краба, надувную лодку с мотором и стационарные ловушки.

А сотрудники Камчатского линейного отдела МВД России на транспорте в акватории Авачинского залива обнаружили в катере браконьера 360 экземпляров рыб семейства лососёвых.

В Хабаровском крае сотрудники Управления на транспорте МВД России по ДФО изъяли из незаконного оборота 200 килограммов икры осетровых видов рыб.

В прошлом году при проведении операции в моторной лодке жителя Амурска сотрудники полиции обнаружили 200 килограммов икры и 700 килограммов фрагментов рыб осетровых видов.

Пару лет назад в Находке сотрудники выявили двоих граждан, в машине которых обнаружили 1200 особей неразделанного дальневосточного морского гребешка. Моллюсков сотрудники транспортной полиции выпустили в естественную среду обитания.

Операция «Путина-2017» ещё не окончена, и мы можем подвести только промежуточные итоги. С начала текущего года транспортные полицейские Дальнего Востока изъяли из незаконного оборота свыше 21 тонны рыб лососёвых видов, свыше 540 килограммов красной икры и 400 килограммов чёрной, 250 килограммов осетровых видов рыб, 200 килограммов морских животных: гребешков, трепангов, крабов. Кроме того, в рамках операции сотрудники обнаружили незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы, 30 плавсредств и три километра сетей.

- Какие самые сложные, опасные участки на территории Дальнего Востока, где приходится нести службу сотрудникам транспортной полиции по пресечению противоправной деятельности браконьеров?

- Чтобы уберечь водные биологические ресурсы от хищнического вылова, сотрудники полиции рискуют жизнями независимо от маршрута патрулирования. Где бы ни проходила их служба, вода всегда несёт опасность. Ночью, когда в основном и проводятся рейды, риск возрастает вдвойне: в воде встречаются брёвна, различные плавуны. Поэтому сотрудники стараются всегда использовать освещение.

Браконьеры нередко вооружены. Раскраска нашей техники позволяет им заранее знать, что идёт катер транспортной полиции. Злоумышленники передают информацию по сотовой, спутниковой связи сообщникам, уничтожают или скрывают доказательства преступных деяний. Пытаясь покинуть место происшествия, могут пойти на таран.

В рамках оперативно-профилактической операции «Путина-2012» при патрулировании акватории реки Амур недалеко от города Николаевска-на-Амуре во время погони за браконьерами перевернулась лодка и пропали без вести старший сержант полиции Сергей Аржаков, майор полиции Андрей Баканов и старший сержант полиции Максим Харин.

- Какова судебная практика привлечения к ответственности за незаконный вылов биоресурсов?

- Согласно статье 256 Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов максимальная санкция предусматривает лишение свободы на срок от двух до пяти лет. Это в случае совершения преступления с использованием служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору.

Статьёй 258.1 Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконную добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации, преду­смотрено максимальное наказание на срок от пяти до семи лет.

Однако реальные сроки за браконьерство получают редко. В основном злоумышленников приговаривают к выплате штрафов, которые могут доходить до двух миллионов рублей.

Беседу вела Ольга МИРОНЕНКО

Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 6 ноября 2017 > № 2380880 Игорь Безухов


Казахстан > Экология > kursiv.kz, 2 ноября 2017 > № 2380948 Анатолий Рябцев

Анатолий Рябцев, «Казгипроводхоз»: «Арал мы уже фактически потеряли»

Анатолий ИВАНОВ-ВАЙСКОПФ

Уже много лет руководителя проектного института «Казгипроводхоз» Анатолия Рябцева относят к числу наиболее авторитетных специалистов в области распределения водных ресурсов. Достаточно сказать, что к его мнению прислушиваются не только в странах Центральной Азии, но и в России, и в Китае. Несмотря на свою занятость, он без колебаний согласился ответить на вопросы «Къ», сделав в процессе нашей беседы сразу несколько сенсационных заявлений.

– Анатолий Дмитриевич, не раз говорилось, что в Казахстане – с точки зрения управления водными ресурсами – есть несколько проблемных регионов: Арал, ситуация вокруг рек Иртыш и Или, ну и Каспий, на который пока мало обращают внимание. Изменилась ли ситуация?

– Каспием, надо заниматься, но пока он более стабилен в части обеспечения устойчивости отметок воды. У него есть периоды и подъема, и снижения уровня воды, поэтому мы и говорим, что Каспий дышит, но сейчас все пока стабильно. Хотя через 5–8 лет ожидается, что уровень Каспийского моря начнет понижаться. Это будет очень неприятная ситуация, поскольку вода станет уходить с отмелей северного Каспия, где у нас Атырауская зона, обнажая большие площади морского дна. Но ещё неприятнее, когда после проведения мелиоративных мероприятий вода начинает наступать. Мы уже столкнулись с такой проблемой. В 1995–1996 годах у нас возникла огромная проблема – уровень Каспия начал резко подниматься. Были построены дамбы, велись работы по сохранению городского хозяйства Атырау от подтопления грунтовыми водами, а потом Каспий сам отступил. С того момента наблюдается определенная стабильность.

– То есть поведение Каспия можно предсказать?

– Совершенно верно. Я недавно читал одно мнение, что пора бить тревогу: через 75 лет Каспия уже не будет. Сильно сомневаюсь. Все-таки 75 лет – это слишком короткий срок для таких больших водоемов, как Каспийское море. Но вот другая проблема, которая ожидается в ближайшее время, очень серьезна. Есть опасность потерять Балхаш из-за большого забора воды китайской стороной.

– Вы о том, что Китай на своей территории построил на реке Или множество плотин, от которых идут многочисленные ирригационные каналы?

– На сегодняшний день китайская сторона проводит огромный комплекс мероприятий, связанных с реконструкцией и новым строительством инфраструктурных объектов для орошения земель. Сегодня площадь орошаемых земель в Синьцзян-Уйгурском автономном районе составляет 4,6 млн гектаров. Можете себе представить?!

– А сколько на нашей стороне?

– У нас на всю страну – 1,3 млн гектаров. Это на сегодняшний день. А когда-то было 2,3 млн гектаров. Миллион мы потеряли из-за распада совхозно-колхозной системы. Сегодня президент поставил задачу дополнительно ввести в эксплуатацию 610 тысяч гектаров орошаемых земель к тем, которые были.

– Да, но где воду взять, если Китай ее забирает?

– Земли можно восстановить даже с учетом существующих проблем. Сегодня появились новые технологии – это капельное орошение, машинные виды орошения, благодаря которым мы имеем серьезную экономию водных ресурсов. Поэтому здесь, я думаю, проблемы не будет. Другой разговор, что из восьми имеющихся речных бассейнов в Казахстане, в двух складывается достаточно тревожная ситуация.

– Надо понимать, что помимо Или речь и об Иртыше?

– Все верно. Мы говорим об Иртыше и Или. Эти две реки, между прочим, относящиеся к числу крупнейших в нашей стране, полностью зависят от наших соседей. Хотя мы говорим, что Иртыш, например, получает из Китая объем в 9 кубометров в год, а мы имеем 36 кубокилометров, то есть 27 формируется на территории Казахстана, но, тем не менее, любой отбор воды китайской стороной в верховьях, серьезно сказывается на потребителях в низовьях. Уже сегодня река Иртыш от Семея до Омска превратилась в ограниченно-судоходную артерию.

– Ранее была полностью судоходной?

– Еще 40 лет назад. Сегодня большие суда и баржи, которые возили уголь, лес и инертные материалы на Иртыше уже редко можно встретить. Прежнего потока грузоперевозок нет. Причина – в скудости стока реки. И здесь надо учитывать еще один важный момент: активный рост нашей столицы Астаны. Уже миллион человек в ней проживает, а вокруг развивается конгломерация сельскохозяйственных и промышленных предприятий, которые будут увеличивать водопотребление.

– А Астана для своих нужд берет воду из Ишима?

– Конечно! Кроме того, канал Иртыш – Караганда обеспечивает водой как Караганду, так и Астану. Там есть у нас дополнительный канал, по которому мы в маловодный период по трубопроводу подаем воду до столицы, подпитывая Ишим. Сейчас мы еще разработали проект, который позволяет увеличить поставки воды в нуждающиеся районы Центрального и Северного Казахстана объемом до одного кубокилометра в год. Естественно, осуществляться они будут через Астану. То есть будущее будет за увеличением водопотребления.

– Помнится, что ранее с китайской стороной были достигнуты договоренности о заборе воды из Иртыша в объеме не более двух кубокилометров в год. Они действуют до сих пор?

– По этому вопросу работа ведется постоянно. Есть специальная комиссия, есть рабочие группы. Но результаты, достигнутые за последние почти два десятка лет, очень скромные. Мы заключили несколько соглашений, скажем, по безопасности, по качеству воды, но вопрос по количественным показателям остается открытым до сих пор. Китайская сторона не гарантирует нам определенный объем воды. На деле интенсивный отбор воды из Черного Иртыша достиг объемов более трех кубокилометров в год.

– Вот как! А как же договоренность – не более двух кубокилометров…

– Да. К тому же у Китая уже построена инфраструктура. О чем это говорит? Судя по поступающей информации, у них есть цель обеспечить – отъем воды только по построенным инфраструктурным объектам в объеме до пяти кубокилометров.

– И чем это грозит Казахстану?

– В первую очередь – серьезным снижением уровня воды в Иртыше.

– То есть, о судоходстве можно будет вообще забыть?

– Это само собой разумеется. Появятся проблемы и на озере Зайсан, что отразится на экологической составляющей нашей страны, ведь будет снижение поступления воды в этот водоем на один кубокилометр.

– Зайсан может обмелеть?

– Однозначно. Второе – есть проблема отсутствия трехсторонних переговоров по вопросу Иртыша между Китаем, Казахстаном и Россией. Садиться за стол переговоров отказалась китайская сторона. Да, есть точка зрения, что в Казахстане воды хватает, а потому нет смысла втроем обговаривать проблему реки Иртыш. Но существует международная практика, которой надо следовать. Примеры тому – трансграничные реки Меконг и Дунай. Там все страны садятся и договариваются по всем спорным вопросам. Но у Китая иное мнение, у него уже выработана модель: мы разговариваем с Казахстаном, а Казахстан пусть в свою очередь ведет переговоры с Россией.

– То есть делиться водой в соответствии с международной практикой они не хотят?

– Ну так делить на двоих всегда проще, чем на троих. Поэтому перспектива подписания договора о вододелении между тремя странами сейчас стоит под очень большим вопросом.

– Надо понимать, и по Или договоренности с Китаем пробуксовывают?

– Естественно. Хотя таких серьезных проблем, как с Иртышом по Или мы не испытываем: орошаемые земли водой обеспечиваются, более-менее регулярно наполняется и Капчагайское водохранилище. Бывают, правда, сбои. В позапрошлом году Капчагай страдал от того, что не было воды, а в прошлом – было столько воды, что стало топить насосные станции. Такие перепады не могут быть приятными. При этом, к сожалению, мы мало занимаемся изучением проблем Балхаша.

– Мне доводилось слышать версию, что если с Китаем не договориться, то в процессе обмеления Балхаша может произойти отделение пресноводной части этого озера от соленой.

– Надеюсь, что до этого не дойдет. Потому что если это произойдет, то мы получим депрессивную ситуацию в регионе, схожую с тем, что сейчас наблюдается на Арале. То есть, если снижается глубина водоема – растет температура водной поверхности, ведущая к многократному увеличению испарения. В этом случае притоки уже не способны восполнить потери воды. И когда весь этот процесс переходит критическую черту, вместе с серьезными изменениями водного баланса неизбежно возникают и масштабные экологические проблемы. С Балхашом этого категорически нельзя допускать.

– Неужели в Китае не понимают, что если Балхаш обмелеет, то проблемы неизбежно появятся и в том же Синьцзяне?

– Китайцы, конечно, понимают. Но у них на первом плане сегодня стоит экономика. Поэтому они пока не особо задумываются о последствиях.

– После нас хоть потоп?

– В настоящий момент видится именно такой подход. Хотя история Арала должна быть для всего мира очень поучительна. С 60-х годов прошлого столетия, когда стали активно осваивать притоки Аральского моря – Амударью и Сырдарью, он изменился катастрофически. До середины 80-х Арал еще можно было спасти, сократив посевы влаголюбивых культур с одновременным регулированием подачи воды, либо реализовать проект по переброске части сибирских рек. Но горбачевская перестройка и последующий распад СССР все эти проекты сделали невозможными.

– Вы считаете, что переброска сибирских рек была хорошей идеей?

– Знаете, если бы проект переброски рек был бы реализован, то сейчас все было бы нормально. Сегодня он невозможен, поскольку появляются вопросы: а кто будет платить, кому эта вода нужна, как это отразится на экологии. Но ведь над этим проектом работали свыше 20 научно-исследовательских институтов. И если бы эту идею воплотили в жизнь, то для Казахстана и стран Центральной Азии вреда никакого не было бы. Напротив, только польза была бы. Во всяком случае для Арала – точно.

– Но теперь-то все эти проекты ушли в небытие. Вряд ли наши страны сумеют договориться и по вопросам сокращения посевов, и по переброске сибирских рек.

– Безусловно. Арал мы уже фактически потеряли. Тем более что в нашем регионе идет интенсивное таяние ледников.

– Так ледники все-таки тают?

– Да, сегодня они уменьшаются и достаточно серьезно. Данные последних исследований просто пугают. И если наблюдаемые процессы будут продолжаться с той же интенсивностью, что и сейчас, то наш регион может потерять и Сырдарью, и Амударью. К тому же нельзя забывать про Афганистан. Рано или поздно наступит время, что люди бросят оружие и возьмутся за мотыги. Такая программа, которая предусматривает активное использование ресурсов притока Амударьи – реки Пяндж, в этой стране уже существует. Как только начнется ее реализация, нашим странам, а вместе с ними и остаткам Арала, придется очень несладко.

– С Сырдарьей тоже вроде не все идеально. Есть, кажется, проблема со сбросом воды с Токтогульской ГЭС в Кыргызстане. Или не так?

– Эта проблема имеет свои корни в нашем прошлом. В советское время использовались рычаги единого управления водными ресурсами, когда была принята система взаимных поставок. Киргизия получала уголь, получала нефть, мазут и так далее, а работа гидротехнических сооружений, начиная от Токтогула, Кайраккума в Таджикистане и до Шардары на юге нашей страны, была предназначена для ирригационных целей. Сейчас в Бишкеке абсолютно не заинтересованы в сохранении воды для полива. Там заинтересованы в получении электроэнергии. А когда особенно она нужна? Зимой! Это когда потребность в ней в связи с особенностью климата нашего региона увеличивается. Они зимой с Токтогула сбрасывают воду, вырабатывая энергию, и эта вода уходит в Арал безвозвратно. Иногда даже минуя нашу перемычку, уходит в Большой Арал, который работает, как гигантская сковорода. В летнее время, когда Казахстану нужна вода для орошения, ее часто не хватает. Все потому, что Токтогул набирает воду для будущих энергетических нужд Киргизии. С приобретением независимости Бишкек перевел режим работы Токтогульского водохранилища с ирригационного на энергетический. Поэтому мы теперь все время вынуждены договариваться с Киргизией. В летнее время для того, чтобы киргизская сторона не накапливала, а продолжала сброс необходимой для нас воды, мы приостанавливаем поставки по ЛЭП-500 с ГРЭС-1 и ГРЭС-2 в Экибастузе и начинаем покупать электроэнергию у Киргизии. И, похоже, эта проблема будет решена еще не скоро.

– Недавно экс-президент Киргизии Аскар Акаев в одном из своих интервью заметил, что главное богатство их страны – это ледники и вода. И поскольку Киргизия находится у истоков нескольких важных рек, всем остальным странам, которые являются потребителями воды, она всегда может сказать «нет».

– Все верно. Такая же позиция у Таджикистана. У него Кайраккумское водохранилище играет роль контррегулятора. Но поскольку по своим объемам оно небольшое – около четырех кубокилометров, оно не сильно влияет на перераспределение воды. Наше Шардаринское водохранилище способно держать до 5,3 кубокилометра, но не может обеспечить низовья поливной водой. Поэтому строительство Коксарайского контррегулятора было абсолютно верным шагом. Он накапливает три кубокилометра, способен перехватить зимние паводковые воды с киргизского Токтогула и позволяет перераспределять воду реки Сырдарья в летнее время.

– Интересно, что будучи в Ташкенте, доводилось несколько раз слышать, что власти этой страны не очень довольны строительством Коксарая. Якобы, из-за него вода перестала поступать в Арнасайскую впадину, где у них чуть ли не заповедная зона.

– Они зря возмущаются, потому что первыми нарушили золотое правило гидротехнических сооружений. Шардара была спроектирована в советское время узбекскими специалистами. В соответствии с этим проектом, Арнасайское понижение является аварийным водосбросом для Шардаринского водохранилища. Такой момент наступил в 1969 году, когда пришел огромный расход. Если бы не Арнасайская впадина, Шардара прекратила бы свое существование.

– Снесло бы?

– Несомненно. Тогда бы и Туркестан, и Кызылорда оказались под водой. Благо сработал аварийный водосброс. В конце 2003 года, когда в регионе прошли обильные дожди и переполнились все основные водохранилища, они на своей территории построили дамбы, уменьшив нам сброс с 1500 кубометров в секунду до 500. То есть, нас поставили перед фактом,что мы не можем сбрасывать больше 500 кубов по аварийному водосбросу в Арнасай. Другие варианты: сбрасываем воду в Сырдарью и топим Кызылорду с Туркестаном, либо ждем прорыва плотины на Шардаре с еще большими катастрофическими последствиями. Мы тогда им сказали – будем строить Коксарай, а потом в течение почти шесть лет жили под стрессом: не дай бог, повторится история 1969 года. Им же стало обидно, что мы не стали сбрасывать воду в Арнасай, где у них начался процесс минерализации озерных систем. Поэтому теперь они ставят условия: мы не дадим вам реализовать второй этап регулирования русла Сырдарьи, пока вы не будете сбрасывать по 2–3 кубокилометра воды в год через Арнасай.

– Что это за второй этап?

– В рамках первого этапа регулирования русла реки Сырдарья мы построили порядка 10 объектов. Это плотина в Северном Аральском море. Это такие крупные гидроузлы, как Аклак, Айтек, Караозек. У нас, например, Айтек пропускал не более 450 кубометров в летнее время. Поскольку долгие годы воды не хватало, построили сооружение для отбора на орошение. А когда начались паводки, из-за него начало топить Кызылорду. Айтек находится по течению ниже. После проведенной реконструкции этот гидроузел стал пропускать до двух тысяч кубометров воды, теперь затопление из-за него Кызылорде не угрожает. И вот, благодаря займу Всемирного банка, мы через международный фонд спасения Арала начали разрабатывать второй этап по регулированию русла Сырдарьи.

– Как раз с его реализацией и возникли проблемы? И что планируется сделать в рамках второго этапа?

– Из-за позиции Узбекистана: Арнасай ему необходим. Мы же третий год топчемся на месте. Однако есть проект по восстановлению прудового хозяйства и рыбопитомников. Планируется возрождение всех дельтовых озер. То есть, мы сейчас говорим об эффективном использовании имеющихся в настоящий момент ресурсов. Уровень воды в нашей части Арала медленно, но растет. Поэтому на втором этапе предполагается также возведение второй плотины, которая появится в верхней части Северного Арала. За счет увеличения площади Северного Арала, Аральск можно будет вновь сделать портовым городом. И мне кажется, что с появлением в Узбекистане нового президента – Шавката Мирзиёева, который считается прагматичным человеком, – положительное решение по второму этапу будет найдено.

– Что же, будем надеяться, что консенсус действительно будет найден, и близ Аральска снова появится море.

Казахстан > Экология > kursiv.kz, 2 ноября 2017 > № 2380948 Анатолий Рябцев


Украина. Молдавия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Экология > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373927 Илья Тромбицкий

Что будет с Молдовой, если Украина реализует свои планы на Днестре?

Украина не отказалась от своих планов по строительству гидроузлов на Днестре, молдавское правительство не смогло защитить интересы своей страны, а Евросоюз решил не вмешиваться в создавшуюся ситуацию. Sputnik решил узнать, какой худший сценарий ждет страну, если заработают украинские проекты на Днестре. На вопросы ответил директор Международной ассоциации хранителей реки Днестр «Eco-TIRAS», доктор биологических наук Илья Тромбицкий.

— Что произойдет с Днестром?

— Надо понимать, что река – это не труба, а сложная экосистема, и изменения будут многогранные. Они, во-первых, будут заключаться в существенном уменьшении стока воды в течение года и особенно – весной. Река будет терять свои речные характеристики и приобретать качества озер – стоячая вода, развитие сине-зеленых водорослей, загнивание ила и образование метана и сероводорода, утрата рекреационных качеств – в реке будет неприятно купаться, там исчезнет рыба промысловых видов и размеров, проблемы с орошением станут постоянными. В целом влияние гидростроительства на Днестре – это вопрос национальной безопасности.

— Что произойдет с окружающей средой?

— Изменения в экосистеме реки приведут к сильному росту парниковых газов, которые будут вносить негативный вклад в борьбу с изменением климата. Водно-болотные угодья, в том числе, международно признанные (дельта Днестра и находящиеся в секторе «Унгурь — Холошница») потеряют свои изначальные качества. Исчезнут водно-болотные птицы. Днестр станет непригодным для спортивного туризма, агро- и экотуризма, а также любительского рыболовства, а о промысловом можно будет забыть. В верхнем Днестре в результате строительства шести русловых ГЭС будут затоплены уникальные природные ландшафты, в том числе, Днестровский каньон. То же касается исторических памятников в Черновицкой, Ивано-Франковской и Тернопольской областях. Влияние на Черное море будет заключаться в уменьшении стока, что ускорит подъём сероводородного слоя к поверхности. В конечном итоге это может вызвать умирание всего живого в море.

— Что произойдет с селами и городами на Днестре?

— Станет остро ощущаться нехватка воды для питьевого водоснабжения. В верхнем Днестре будут затоплены 4000 га поймы реки, а людей вынужденно переселят. В Молдове и нижней украинской части Днестра в большинстве колодцев исчезнет вода. Из-за недостатка воды для орошения и изменения гидрологического режима вдоль Днестра станет сложно заниматься сельским хозяйством. Это вызовет развитие бедности в регионе и массовую эмиграцию.

— Что произойдет с Кишиневом?

— Кишинёву следует подумать о проектах по надёжному водоснабжению, поскольку ситуация лета 2015-2016 годов, когда уровень воды в Днестре достиг критических отметок, станет постоянной. И артезианская вода не спасёт, поскольку её запасы тоже связаны с Днестром. Водоподготовка воды станет очень дорогой в силу низкого качества изначальной воды. Это приведет к снижению уровня жизни населения и привлекательности города и страны в целом для жизни и инвестиций.

Украина. Молдавия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Экология > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373927 Илья Тромбицкий


Казахстан. Испания. Великобритания > Экология > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2370958 Гульнара Ситпаева

Как трансформировался Ботанический сад Алматы

В «Институте ботаники и фитоинтродукции» рассказали сколько средств было потрачено на первый этап реконструкции

В конце 2015 года стало известно, что Ботанический сад Алматы будет полностью реконструирован. Предполагалось, что трансформируется не только входная группа, но и объекты на территории сада, его инфраструктура. В эксклюзивном интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz генеральный директор РГП «Институт ботаники и фитоинтродукции» Гульнара Ситпаева рассказала, как преобразился сад, сколько средств было потрачено на первый этап его реконструкции, а также о помощи меценатов.

— Гульнара Токбергеновна, последний раз мы встречались с вами в ноябре 2015 года. Вы говорили, что Ботанический сад Алматы будет модернизирован. На каком этапе находится реконструкция сада?

— В 2015 году был создан Общественный фонд развития Главного Ботанического сада города Алматы. Тогда же был подписан четырехсторонний меморандум между Министерством образования и науки РК, акиматом Алматы, Институтом ботаники и фитоинтродукции и Общественным фондом. Основная цель меморандума заключается в том, чтобы все четыре стороны направили свои усилия на развитие, благоустройство Ботанического сада. С этого момента началась работа по привлечению архитекторов и дизайнеров для реконструкции сада. Английская компания Lord разработала концепт-проект модернизации Ботанического сада. Потом этот проект был передан крупнейшей испанской архитектурной компании OAB. Проект курирует знаменитый испанский архитектор — Карлос Ферратер. Бюро OAB разрабатывало проект Ботанического сада в Барселоне в 1989 году, и до сих пор ведет этот проект. В сентябре прошлого года на Градостроительном совете Мастер план по реконструкции Главного Ботанического сада был утвержден. После этого начался поиск средств для постепенной реализации концепт-плана.

Реконструкция Ботанического сада уже началась, в настоящее время в саду устанавливается система видеонаблюдения. Это делается для сохранения уникальных коллекционных фондов. К сожалению, бывают случаи, когда посетители сада уносят с собой уникальные, редкие растения. Этого нельзя допускать, потому что в коллекциях встречаются единичные экземпляры растений, которые мы привозим в сад с различных международных поездок.

Бывали случаи, когда в ночное время в сад проникали посторонние лица. Содержать огромный штат охраны на 103 га сада неэффективно и нецелесообразно. Система видеонаблюдения позволит более качественно отслеживать события, которые происходят на территории сада, в том числе предотвратит проникновение в сад посторонних людей.

— Всю территорию сада планируете охватить системой видеонаблюдения в этом году?

— В 2017 году мы намерены покрыть видеонаблюдением треть территории Ботанического сада. В течение двух-трех лет планируется установить видеонаблюдение по всему саду. Под видеоконтроль подпадут и общественные зоны, где прогуливаются посетители сада, и оранжерея, и зона теплиц и, конечно же, в первую очередь, это научные объекты то есть наши коллекционные фонды.

— Кто профинансировал систему видеонаблюдения?

— Средства на видеонаблюдение выделило Министерство образования и науки РК.

— Получается, что было увеличено базовое финансирование сада со стороны Министерства…

— С 2011 по 2015 год в рамках базового финансирования инфраструктуры трех Ботанических садов, включая Жезказганский и Илийский было выделено 50−59 млн тенге. В 2016 году объем базового финансирования составил 78 млн тенге, в 2017 году сумма ощутимо увеличилась — до 123 млн тенге благодаря чему был расширен штат рабочих по уходу за растениями.

В Ботаническом саду Алматы можно встретить белок, лис и фазанов

— Что еще удалось трансформировать в Ботаническом саду?

— За счет меценатов, средства которых аккумулируются в Общественном фонде при Ботаническом саде, в этом году были проложены две эко-тропы, они достаточно дорогостоящие. Протяженность этих троп составляет порядка 1500 метров. Покрытие троп сделано из экологически чистого материала, оно водопроницаемо, антиаллергенно, не выделяет токсичных веществ. Крошка, из которой изготовлены тропы, не содержит никаких химических веществ, она не нанесет вред ни посетителям, ни природе, ни животным. Покрытие дорожек долговечно, оно пользуется особой популярностью в США, странах Европы. Кстати, технология, по которой уложены тропы, впервые была использована именно в нашем Ботаническом саду.

Покрытие эко-тропы, каждый камушек зафиксирован при помощи определенной технологии

С первого взгляда может показаться, что толщина эко-тропы не превышает сантиметра, но это не так. Покрытие тропы состоит из нескольких слоев. К тому же, в холодное время тропа не скользкая — это очень важно зимой, когда по тропам прогуливаются посетители. У нас в Ботаническом саду гуляют и пожилые люди и семьи с детьми, для них особенно важно качество покрытия тропинок. Рядом с тропами разместили деревянные лавочки и урны, которые вписываются в ландшафт сада. В перспективе планируем заменить и другие дорожки в ботаническом саду эко-тропами. Возможно, их покрытие уже будет другим и будут использованы другие материалы. Асфальтное покрытие, которое есть на территории Ботанического сада после реконструкции сада частично будет сохранено, так как по территории сада проезжают трактора и другая тяжелая техника. Но, планируется, что асфальт этих дорожек будет застелен заново.

— По какому принципу проектировался маршрут тропиночной сети?

— Эко-покрытие было постелено на уже протоптанные тропинки, они существовали в нашем саду несколько десятков лет. Это были излюбленные тропы наших посетителей, мы их облагородили.

Одна из эко-троп, сделанная по той же технологии, что и на фото выше

— Уточните, меценатами Общественного фонда стали предприниматели?

— В основном, да. Помочь Ботаническому саду вызвались бизнесмены, которые не равнодушны к одному из знаковых мест Алматы. Думаю, они понимает, что сад это легкие города, сюда приходят поправить свое здоровье многие алматинцы.

— Сколько средств уже собрано меценатами?

— Точную сумму назвать не могу, но все средства, которые были аккумулированы в Общественном фонде, были вложены во-первых, в разработку Концепт дизайна проекта и Мастер плана, и во-вторых, в реализацию работ по реконструкции тропиночной сети ботанического сада. В следующем году на средства Общественного фонда планируем начать строительство входной группы к Ботаническому саду — Visit-center со стороны Тимирязева ближе к ул. Манаса. Здесь будут размещаться экскурсионное бюро, кассы, магазин где будут продаваться сувениры, специальная литература, саженцы, семена растений.

Проект Visit-center со стороны Тимирязева ближе к ул. Манаса, он может быть откорректирован

Вторую входную группу, планируется разместить со стороны проспекта Аль-Фараби. Эту сторону сада необходимо оживить и привлечь посетителей, проживающих вдоль Аль-Фараби. На прилегающей к Ботаническому саду территории в перспективе планируется строительство Музея современного искусства, который в свою очередь, будет привлекать в сад дополнительный поток посетителей.

Проект Visit-center со стороны Аль-Фараби, он может быть откорректирован

— Планируете ли вы привлекать алматинцев к сбору средств для Общественного фонда? Думаю, что будут желающие, которые захотят как-то помочь Ботаническому саду видоизмениться… Насколько мне известно, не проводится какая-то информационная кампания…

— Вопрос привлечения средств со стороны горожан мы не ставим. Это дело добровольное, кто желает помочь ботаническому саду, тот я думаю, найдет возможность как это сделать. У нас сейчас имеется целый ряд проектов, которые ждут своих спонсоров. Для нас очень важно, что наш уполномоченный орган — Министерство образования и науки РК последние два года стало более активно интересоваться проблемами Ботанического сада. Наш сад за истекший год неоднократно посетили руководители Министерства образования и науки РК, что дало возможность увидеть реальное положение дел в саду, и понять какие уникальные коллекции растений здесь находятся. Думаю, что после этих визитов в Министерстве сформировалось четкое понимание о том, какую роль Ботанический сад играет в жизни страны и какова роль вообще ботанических садов в сохранении биоразнообразия. У нас, в структуре Главного Ботанического сада, есть гербарный фонд, который имеет международный индекс, и представляет собой национальное достояние РК, а также создан уникальный Банк семян природной флоры Казахстана.

После распада СССР, особенно в 90-е годы, начале 2000-х финансирование Ботанических садов резко сократилось, включая наш институт науки в целом. Это отразилось на деятельности сада, ведь его территорию необходимо содержать. В начале 2000-х годов и вплоть до 2011 года также наблюдалась постоянная нехватка финансирования. В 80-е годы штат всех ботанических садов Казахстана достигал 500 человек, сейчас — 223. Речь идет об Алматинском, Жезказганском, Илийском ботанических садах. В целом же сейчас у нас трудится 92 научных сотрудника, из них порядка 40- ка человек — это молодежь до 35 лет. В 90-е годы, при СССР, этот сегмент был потерян.

Гербарный фонд

Один из экземпляров Банка семян

— Есть ли в настоящее время какие-то проблемы с нехваткой квалифицированных научных сотрудников, рабочих?

— Проблем с научными сотрудниками нет. В настоящее время у нас в штате работает 36 кандидатов наук, 12 докторов наук, 8 сотрудников вскоре получат степень Ph.D. Можно сказать, что Ботанический сад постепенно взращивает кадры. По моим наблюдениям, в настоящее время у молодежи есть желание заниматься ботаникой и это радует. Что касается рабочих, то согласно технологическим картам у нас на 1 га должно приходится 2 рабочих, на данный момент штат рабочих испытывает дефицит. Я думаю в ближайшие годы это проблема также будет решена, уже в 2017 г. штат рабочих был увеличен по сравнению с предыдущими на 30%.

— Кстати, планируется ли реконструкция теплиц?

— Раньше на территории Ботанического сада функционировала одна теплица, весной 2017 года по корейской технологии был построен еще один тепличный комплекс. Строительство теплицы было профинансировано Министерством образования и науки РК, ее площадь составляет 450 кв. метра. Здесь размножается порядка 500 таксонов цветочных декоративных растений, в том числе цитрусовые. Большинство растений в теплице разводится для продажи, мы их планируем реализовывать нашим алматинцам и гостям города.

В этом году была в командировке в Минске в Ботаническом саду и привезла более 30-ти новых сортов цитрусовых для оранжерейно- тепличного комплекса. Эти сорта были получены белорусской селекцией, они уже размножаются у нас в Ботаническом саду.

Новый тепличный комплекс, построенный по корейской технологии

Внутри новой теплицы

В прежней теплице в 2018 году мы планируем провести капитальный ремонт. Также в рамках реконструкции в 2015 году для орошения растений была пробурена вторая скважина. Первая была пробурена еще в 2007 году — ее мощности не хватало для полива. Вторая скважина была профинансирована также за счет средств Министерства образования и науки РК.

В этом же, 2015 году, была выполнена топографическая съемка территории Главного ботанического сада в масштабе 1:500 с нанесением топографических границ ботанического сада и его участков, арычной и дорожно-тропиночной сетей, подземных и надземных коммуникаций. По каждой снятой точке приводятся высоты над уровнем моря. На разработанных планах отражены высотные изогипсы. Уже осуществлено согласование топосъемки с «Управлением архитектуры и градостроительства города Алматы» и другими организациями. Также нанесены и согласованы красные линии на топографическом плане. Совместно ТОО «АлматыГеоЦентр» и сотрудниками Института была осуществлена подеревная топосъемка насаждений ботанического сада в масштабе 1:200. В Алматинской городской системе координат установлено место расположения более 20 тыс. деревьев и кустарников ботанического сада. По каждому из этих растений установлена таксономическая принадлежность, возрастная структура, указаны требуемые агротехнические мероприятия.

Есть и другие нововведения, в 2016 году установлено современное ограждение нового коллекционного участка цветочно-декоративных растений, а в 2017 году были установлены специальные ограждения коллекционных фондов: «Лекарственных растений», участка «Дикие плодовые растения Казахстана», «Альпинарий», «Питомник древесных растений».

Обновленное ограждение коллекционных фондов

— Ранее в интервью вы говорили, что оранжерее также требуется обновление, она морально устарела. Планируется ли ее реконструкция?

— Оранжерея будет реконструирована, но ее расширение не предполагается. Планируется заменить остекление оранжереи, обновить ее отопительную систему, увеличить теплоизоляцию стен. Реконструкция оранжереи намечена на 2018 год, мы уже подали заявку на уточнение бюджета в Министерство образования и науки РК. Капитального ремонта всей оранжереи не было с 1969 года, видоизменялся только пальмарий. В рамках реконструкции планируем поменять также тропиночную сеть в оранжерее.

Между тем, уже в этом году за счет поддержки Министерства образования и науки РК был обновлен фасад оранжереи. Также, в рамках реконструкции Ботанического сада планируется строительство климатрона, обеспечивающего за счет системы регуляторов и датчиков дифференцированные экологические условия, соответствующие различной специализации тропических и субтропических растений.

— На Градостоительном форуме в Алматы сообщалось, что в Ботаническом саду Алматы планируется возведение смотрового моста. Подчеркивалось, что этот проект был утвержден Градостроительным советом. Когда планируется его реализовать?

— Действительно, строительство смотрового моста есть в мастер-плане. Пока сложно говорить о сроках реализации этого проекта, потому что он требует огромных инвестиций. Аналогичный смотровой мост, как и в нашем проекте, я видела в Королевском ботаническом саду Великобритании. На кроны деревьев в Королевском саду можно посмотреть поднявшись на мост на лифте, или по лестнице. Интересно, что на перилах моста в форме листьев можно увидеть выкованные имена меценатов ботанического сада.

Макеты смотрового моста

— Насколько мне известно, цена входного билета в Ботанический сад для взрослых составляет 350 тенге, студентов — 200 тенге, школьников — 100 тенге. Планируется ли повышение цен в 2018 году?

— Пока нет.

— Сколько уже средств было вложено в реконструкцию сада?

— Более 100 млн тенге было выделено Министерством образования и науки РК на реконструкцию Ботанического сада, в том числе на разработку топографической съемки, проектирование и бурение скважины, установку ограждений коллекционных фондов, установку видеонаблюдения, строительство новой теплицы.

— Все-таки, как вы думаете, через сколько лет Ботанический сад удастся полностью реконструировать?

— В среднем этот процесс может занять 7−10 лет, все будет зависеть от финансирования, сложности проектных работ. В плане реконструкции у нас стоит задача строительства нового специализированного научного корпуса, где будет обеспечена современная технология хранения гербарных образцов и оснащение его компактарами (подвижными шкафами-хранилищами). Также новый научный корпус будет предназначен для расширения Банка семян и развития новых научных лабораторий.

Предполагается, что во время реконструкции Ботанический сад не будет закрываться, может быть временно закрыт доступ только к зонам, где будет идти строительство каких-то объектов. В целом же, наш сад работает круглогодично.

Казахстан. Испания. Великобритания > Экология > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2370958 Гульнара Ситпаева


Россия. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 27 октября 2017 > № 2364782 Виктор Щербатюк

Китобойный флот окупил себя с лихвой.

Виктор ЩЕРБАТЮК, Капитан дальнего плавания, автор книги о китобоях.

Ровно 85 лет назад Советский Союз начал промышленную добычу китов. Сегодня это воспринимается как легенда, хотя еще полвека назад отрасль переживала пик своего развития. О том, как страна организовывала промысел морских исполинов, как его совершенствовала и почему прекратила, корреспонденту Fishnews рассказал капитан дальнего плавания, доцент кафедры управления судном Дальрыбвтуза, автор книги о китобоях «Антарктика за кормой» Виктор Щербатюк.

ПРИВЯЗАНЫ К БЕРЕГУ

- Виктор Павлович, как вы стали китобоем?

- В 1949 году я окончил в Находке мореходную школу юнг. Она была создана в 1944 году, с ее помощью правительство хотело, с одной стороны, уменьшить «влияние улицы» на молодежь (как из благополучных, так и не очень семей), а с другой – начать подготовку морских специалистов среднего звена. Эта школа находилась на территории бывшего исправительно-трудового лагеря, в бараках для заключенных. Размерами они были 50 на 12 м, с двумя торцевыми выходами и одиночными рамами на окнах. Когда заведение преобразовали в мореходную школу, статус был повышен, но жилые условия практически не изменились. Правда, общие бараки разделили на кубрики по 25-30 человек.

Еще до мореходной школы я получил небольшой опыт работы в море и учиться пришел, можно сказать, уже готовым моряком. Для меня не новы были жесткие условия. После окончания школы был зачислен матросом на китобоец «Пурга», затем перешел на однотипный «Буран». Эти суда – изначально военные тральщики для разминирования - мы получили в 1944 году от США по ленд-лизу, в китобойцы их переоборудовали после войны. На Курилах было пять береговых китобойных баз. Китобойцы буксировали добытых животных на эти базы, там туши разделывали, затем продукция направлялась во Владивосток.

Мы не могли далеко отходить от баз, поскольку мясо кита, которого продержали, например, пару суток после добычи, никуда не годилось, кроме как на муку для корма зверей. А при изготовлении продуктов для людей использовали только кондиционное, свежее мясо усатых китов. Поэтому китобойцы Второй Дальневосточной флотилии (которая работала на Курильские базы) вели промысел вдоль Курильской гряды.

- Но другие суда осуществляли еще экспедиционный промысел?

- Да, была флотилия «Алеут», которая работала в северной части Тихого океана – в районе Алеутских островов и Камчатки. Их район промысла тоже был ограничен, хотя не так сильно, как наш. Дело в том, что китобойная база «Алеут» и ее суда («Трудфронт», «Энтузиаст» и «Авангард»), купленные в 1932 году в Норвегии, работали на угле. Поэтому им были необходимы частые бункеровки углем и заодно водой. На Камчатке они оборудовали удобные места для приема воды прямо из водопадов на горных речках, куда можно было протянуть шланги прямо с борта. И эти китобойцы тоже особенно далеко от базы не отходили, они знали относительно недалекие районы, где было достаточно китов.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

- Как вообще в СССР появился промысел китов?

- Попытки организовать промысел китов предпринимались еще до революции и на Дальнем Востоке, и в других регионах Российской империи. Где-то эти эксперименты имели временный успех, однако масштабным явлением они не стали.

Фактически полноценная промышленная добыча китов у нас была организована в 1932 году. Был тогда на Дальнем Востоке такой капитан - Александр Игнатьевич Дудник, который, работая на судне береговой охраны «Наркомпрод Брюханов», гонял иностранных браконьеров. Он наблюдал, как незваные гости ведут промысел, и видел, что китов в наших водах достаточно. И у него появилась идея создать советскую китобойную флотилию. С этим предложением Александр Дудник обратился к наркому внешней и внутренней торговли СССР Анастасу Микояну.

Ранее Александр Дудник уже приобрел для советского флота первое краболовное судно, которое показало неплохие результаты. Поэтому капитану пошли навстречу.

Он присмотрел в Америке сухогруз «Глен Ридж», который был приобретен Советским Союзом и направлен для переоборудования в Норвегию. В частности, на судно необходимо было установить кормовой слип, чтобы поднимать китов на палубу для разделки. До этого животных свежевали на плаву, что было не очень рационально (многие части туши приходилось выбрасывать).

Норвежцы отказались переоборудовать судно (которое уже было переименовано в «Алеут»), и тогда Александр Дудник перегнал будущую китобазу в Кронштадт, где и была совершена переделка. В октябре 1932 года, по пути к месту постоянного базирования - во Владивосток, китобойцы «Алеута» добыли первых китов у мексиканских островов Ревилья-Хихедо.

- А в перерывах между добычей китов суда занимались рыбой?

- Нет, рыбу они ловили мало. Ее вообще на Дальнем Востоке тогда добывали не очень много, рыбацкий флот состоял из маленьких судов-«прибрежников». На одном из них я проходил практику – это был сейнер с девятью членами экипажа, который отправлялись на промысел на день и не имел возможности уходить далеко в море.

Правда, в послевоенный период перед рыбаками поставили задачу осваивать новые районы. Для этого начали закупать и строить суда, обладающие большей автономностью. Тогда приобрели много СРТ в Германии, они могли выходить далеко в море, и уловы начали расти. Позже появились более мощные суда с современным оснащением.

- То есть в 1930-1940-е годы китобоев было больше, чем рыбаков?

- Скажем так: китобои давали больше продукции. И если исходить из показателя «количество тонн готовой продукции на одного человека, работающего в отрасли», то китобойный промысел был рациональней, чем рыбный. Ведь даже уже в 1930-1940-е годы японцы добывали в наших водах больше рыбы, чем советские рыбаки. Мы не могли освоить свои рыбные ресурсы из-за нехватки судов добывающего флота.

В основном рыболовецкие суда работали в заливе Петра Великого в Приморье, в районе Сахалина. Это преимущественно были колхозные суда, которые вели прибрежное рыболовство небольшими тралами и снюрреводами. Поэтому китобойный промысел давал больше продукции.

Конечно, китобойцы оправдывали свое назначение. Строительство плавбазы «Советская Россия» обошлось в 15 млн рублей, каждый китобоец к ней стоил около 1,5 млн рублей – и все они окупили себя за три-четыре путины, а потом пошла прибыль.

ГОДЫ РАСЦВЕТА

- Продукция поступала на внутренний рынок?

- Да, в основном. Но были отдельные продукты, которые шли и на внешний рынок. Например, на экспорт отправляли амбру – воскообразную массу, образовывающуюся в кишечнике кашалота. Это вещество обладает свойством удерживать запахи, его использовали в парфюмерии, это был очень дорогой и валютоемкий продукт.

Вообще продукция китобойного промысла была очень разнообразной. И объекты промысла – тоже, у нас добывали и усатых китов (которых использовали в пищу), и зубатых китов (кашалотов), чье мясо не усваивалось человеческими желудками и поэтому отправлялось на корм зверям…

- Какие годы стали пиковыми для китобойного промысла в СССР?

- Середина 1960-х, когда одновременно работали китобойные флотилии «Слава», «Юрий Долгорукий», «Советская Украина», «Дальний Восток», «Владивосток», «Алеут», «Советская Россия».

Однако с начала 1960-х уже начали вводить в строй китобойные базы («Владивосток» и «Дальний Восток»), рассчитанные на диверсификацию промысла. Эти базы немецкой постройки водоизмещением по 26 тыс. тонн были нацелены на то, чтобы летом (когда есть разрешение Международной китобойной комиссии) работать на промысле китов, а зимой (когда нет разрешения, да и сам промысел нецелесообразен) – на минтаевой путине. И этот механизм стал применяться довольно успешно. Более старые базы, например «Советская Россия», работали в режиме «девять месяцев на промысле кита, три месяца – на переходе и в ремонте».

КРИЛЬ НЕ ЗАМЕНИЛ КИТОВ

- Когда был закрыт китобойный промысел и почему?

- К закрытию шли достаточно долго. На каждой китобойной базе, включая береговые, находились ученые, которые вели строгий учет убитых китов и отсылали собранные сведения в штаб-квартиру Международной китобойной комиссии. Там данные анализировали и устанавливали регулирующие правила. Они все более ужесточались с уменьшением численности китов.

В 1970-е китобойный флот стал сокращаться. В итоге в 1979 году добыча китов была полностью прекращена на Дальнем Востоке СССР (за исключением традиционного промысла коренными народами). Китобойные базы и китобойцы были перепрофилированы на другие виды промысла и постепенно списаны. Правда, флотилия «Советская Украина» еще продолжала работу в других районах Мирового океана до 1987 года, когда в СССР окончательно был запрещен промысел китов.

Попытки переориентироваться на лов криля - зоопланктона, рачков, напоминающих креветку, - предпринимались с 1960-х, а пика они достигли в 1980-х. Запасы криля в Мировом океане весьма существенны, самое ценное в этой продукции – белок. Мясо криля по консистенции напоминает мясо краба, поэтому в трале оно выдавливалось и, в основном, не доходило до обработки. Моряки стали приспосабливаться – искать возможности доставлять криль на обработку в воде, которая смягчала механическое воздействие. Чтобы отделить мясо от хитиновой оболочки начали экспериментировать с горячим воздушным потоком. Был и альтернативный путь - паста «Океан», которую получали путем выдавливания белка из криля под прессом. Однако при таком способе в белок попадали и ферменты внутренних органов криля, которые приводили к быстрой порче продукта: паста зеленела на вторые-третьи сутки.

В итоге промысел криля так и не смог заместить добычу китов, в первую очередь из-за отсутствия приемлемых технологий обработки.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 27 октября 2017 > № 2364782 Виктор Щербатюк


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 25 октября 2017 > № 2371800 Мурад Керимов

Заместитель главы Минприроды России Мурад Керимов в интервью ТАСС: «В Год экологии регионы создали 24 охраняемые природные территории»

Текущий год в России проходит под знаком экологии: чиновники с разных трибун говорят о том, как снизить нагрузку на окружающую среду, не допустить глобальных изменений климата, увеличить популяции редких животных и обеспечить комфортные условия для человека. О промежуточных итогах Года экологии, грядущей "зеленой" модернизации российской промышленности и импортозамещении в сфере природоохраны в эксклюзивном интервью ТАСС по итогам Российской экологической недели рассказал заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Мурад Керимов.

— Мурад Керимович, Год экологии завершается, можно ли говорить о его результатах?

— Итоги мы подведем на V Всероссийском съезде по охране окружающей среды и Международной выставке-форуме ЭКОТЕХ в декабре. Это будет главное событие года, где мы назовем самых активных участников 12-месячного экологического марафона: лучшие компании, лучшие регионы, самые активные общественные организации и СМИ, представим экологический рейтинг городов Российской Федерации. Но предварительные результаты уже есть, о них говорили на совещании, которое провел Сергей Борисович Иванов. Всего более семи тысяч мероприятий федерального и регионального уровня планируется завершить к концу года, практически все они идут по графику.

— Год экологии дал старт долгосрочным "зеленым" проектам или полезным, но разовым мероприятиям?

— В Год экологии приоритетными для нас стали два направления: работа с крупным бизнесом по сокращению негативного воздействия на окружающую среду и совершенствование законодательства. Это работа не на год. За последние годы мы разработали и приняли ряд ключевых законов, кардинально изменивших регулирование в сфере охраны окружающей среды.

— Крупный бизнес охотно внедряет "зеленые" технологии?

— В рамках Года экологии Росприроднадзор подписал 50 соглашений с крупными компаниями на сумму почти 112,5 млрд рублей о проведении более 200 мероприятий. Все они касаются модернизации производств и внедрения наилучших доступных технологий.

— Термин НДТ — "наилучшие доступные технологии" — уже вышел из профессиональной области, он на слуху. Минприроды обяжет все предприятия внедрять эти технологии?

— Технологии внедряются на крупных предприятиях. Большинство из них строились в середине прошлого века, конечно, они не отвечают современным экологическим требованиям. В 2017 году будут выпущены все необходимые справочники НДТ с описанием технологий для использования в различных отраслях. Ожидаем, что их издание станет началом масштабной "зеленой" модернизации отечественной промышленности.

Согласно закону, который был принят в 2014 году, предприятия разделены на четыре категории, для каждой — свои требования: для предприятий первой категории — наиболее строгие, они получают комплексное экологическое разрешение (КЭР), где будут указаны в том числе программы модернизации с использованием НДТ. С 2019 по 2021 год комплексные экологические разрешения получат первые 300 крупных российских предприятий, на чью долю приходится 60% всех выбросов и сбросов загрязняющих веществ. Порядок получения данных разрешений совершенствуется. Минприроды России разработало законопроект, делающий эту процедуру прозрачной и эффективной. Помимо заинтересованных органов исполнительной власти заявку предприятия будет рассматривать экспертная комиссия, в состав которой войдут специалисты в области охраны окружающей среды и наилучших доступных технологий. Срок выдачи комплексных разрешений увеличен с двух до четырех месяцев.

— Значит, теперь крупный бизнес обязан не только переоснащать производства, но и выбирать технологии из рекомендованных справочником?

— Предприятия, чтобы не наносить вред окружающей среде и здоровью человека, должны соблюдать, с одной стороны, нормативы качества окружающей среды, с другой — нормативы, установленные для применяемой технологии, описанной в справочнике. Но помимо этого в справочнике должны быть описаны и простейшие недорогие способы снижения выбросов и сбросов. Например, при производстве цемента если на определенном этапе снизить температуру и давление, то выбросы загрязняющих веществ уменьшатся в два раза. Поэтому НДТ в широком смысле — это управление экологической безопасностью на предприятии. Это полезно, удобно и необходимо. Для того чтобы это все заработало, определен перечень областей применения НДТ, утвержден график создания справочников, установлен порядок определения технологии в качестве НДТ, изданы методические рекомендации по определению НДТ, создано бюро НДТ и прочее.

— Мы перенимаем зарубежный опыт?

— В Европе все это успешно работает с 70-х годов прошлого века. Объединенное бюро НДТ охватывает всю европейскую территорию. Мы использовали их опыт и создали свою систему. Как это работает и с чего все начинается? Каждое государственное ведомство в своей компетенции разрабатывает проект справочника при участии бюро НДТ. Делается анкета и направляется на производства. Потом ведомства анализируют анкеты, сопоставляют технологии, направляют в бюро НДТ, где создаются технические рабочие группы. Взаимодействие экспертов рабочей группы и предприятия происходит на сайте в электронном виде, у каждого участника группы есть свой кабинет. Вся Россия может участвовать, не надо приезжать в Москву, чтобы получить НДТ.

— Есть у нас образцовые отрасли, где уже проведено техническое переоснащение?

— Например, кирпичная и стекольная отрасли. Предприятия этих отраслей, построенные в Советском Союзе, устарели, и производство стало нерентабельным, таких предприятий много. Металлургическая отрасль, особенно те, кто поставляет свою продукцию на экспорт, они обязаны соответствовать европейским стандартам. Поэтому металлурги тоже пионеры — вводят на предприятиях передовые технологии. В Пышме, например, на предприятии по производству меди есть цех электролиза, каких только два в мире — у нас и в США. И, безусловно, все новые предприятия, которые строятся сегодня, они экологичны и энергоэффективны.

— Какие еще законодательные новации, предложенные Минприроды России, ожидают бизнес?

— Мы подготовили законопроект о внедрении на предприятиях автоматической системы контроля за их воздействием на окружающую среду. В автоматическом режиме будут измеряться и передаваться данные о выбросах и сбросах загрязняющих веществ. На первый взгляд нет ничего сложного — установить специальные датчики, которые будут снимать показания. Но как вы определите, на какой источник можно поставить счетчик, на какой нет? Он может сгореть при высокой температуре, может показать некорректную информацию из-за высокого давления. Надо понимать, на какие вещества есть счетчики, на какие нет.

Автоматические приборы учета — это вопрос денег и их наличия в принципе, что особенно актуально в период санкций. Этот вопрос обсуждался на заседании Госсовета по экологии, по итогам обсуждений пришли к выводу, что компании должны разработать определенные программы, определить, в какое место они врезают счетчики, какое оборудование устанавливают, какие должны быть требования к прибору и прочее. Программа оснащения утверждается в рамках КЭР.

— Мурад Керимович, вы на днях вернулись из Берлина, где состоялось подписание меморандума с Европейской ассоциацией зоопарков и аквариумов (EAZA) и Комиссией по выживанию видов Международного союза охраны природы (IUCN SSC) по восстановлению переднеазиатского леопарда на Западном Кавказе. О чем документ и как продвигается российская программа реинтродукции леопарда?

— В ближайшее десятилетие мы должны создать северную популяцию переднеазиатского леопарда в России и совместно с международными экспертами обеспечить восстановление его ареала в странах Закавказья. Восемь лет назад в Сочинском национальном парке был создан Центр восстановления леопардов на Кавказе, куда из разных стран были привезены редкие кошки. Первый меморандум был подписан пять лет назад. В 2016 году в дикую природу Кавказского заповедника впервые были выпущены три хищника, за которыми мы сейчас наблюдаем. Первый большой шаг сделан, теперь возникают другие вопросы: как развиваться, как вести мониторинг за животными, обмениваться информацией и принимать коллегиальные решения.

— С помощью каких технических средств можно наблюдать за животными в живой природе?

— Сначала за их перемещениями мы следили с помощью спутниковых ошейников, но это вопрос времени — как правило, животные их сбрасывают в течение года. Итоги спутникового мониторинга показали хорошую адаптацию животных в природе. Последний сигнал с ошейника перестал поступать в сентябре этого года. Сегодня мы организуем мониторинг альтернативными способами: с помощью фотоловушек, мониторинг зимнего учета по следам животных. Эта работа должна проводиться как на территории Кавказского заповедника, так и за его пределами, в сотрудничестве с регионами Северного Кавказа.

— Расскажите, пожалуйста, насколько актуальна проблема импортозамещения в сфере охраны природы? Планируется ли использовать отечественные разработки для наблюдения за дикими животными?

— Спутниковая связь активно используется биологами и экологами не одно десятилетие. Сегодня есть и отечественные приборы, они использовались для наблюдения за белухами и тюленями, бурыми медведями и другими животными. В целом же они охватывают и системы фотоловушек, антибраконьерские комплексы, газоанализаторы, передвижные лаборатории контроля качества атмосферы и многие другие системы мониторинга и контроля параметров, необходимых для природоохранной деятельности.

— Форум особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в Сочи закончился поручением министра Сергея Донского преобразовать наработки круглых столов, которые проходили во время форума, в дорожную карту для новой концепции по ООПТ. Расскажите, пожалуйста, как продвигается работа?

— Мы доработали первоначальный вариант декларации форума, это серьезный труд, ведь для того и съезжаются со всей страны специалисты, чтобы обменяться мнениями и внести свои предложения.

В ходе форума работало много тематических площадок, было высказано много разных мнений, мы все аккумулировали, в самое ближайшее время декларация будет опубликована. Работа над дорожной картой началась, в нее войдут все мероприятия — как стоящие в плане министерства, так и инициированные заповедным сообществом.

Хочу сказать, что заповедная система развивается. Это ведь не только федеральные ООПТ. В регионах России проводится большая работа по охране природных комплексов, которые формируют потенциал для расширения федеральной сети особо охраняемых природных территорий. В Год экологии созданы 24 ООПТ регионального значения в республиках Карелия и Чувашия, Дагестан и Марий Эл, Костромской, Московской, Курганской, Калужской и Воронежской областях, Ненецком автономном округе, Красноярском, Забайкальском и Алтайском краях.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 25 октября 2017 > № 2371800 Мурад Керимов


Евросоюз. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 23 октября 2017 > № 2358569 Павел Наумов

Комментарий. П. Наумов: экспортировать надо не сырье, а продукты переработки.

Органическое сельское хозяйство вошло в число высокомаржинальных нишевых рынков в приоритетном проекте «Экспорт продукции АПК». На данный момент экспортеров органической продукции в России единицы. В рамках всероссийского исследования рынка органического сельского хозяйства и биологизации земледелия в России, Союз органического земледелия (СОЗ) подготовил экспертное интервью с одним из экспортеров сертифицированной органической эфиромасличной продукции в страны ЕС — Павлом Наумовым, директором ООО «Арома-трейд», членом СОЗ. В 2014 году одно из его предприятий, тоже сертифицированное по международным стандартам «органик», стало победителем всероссийского конкурса «Национальная экологическая премия имени В.И. Вернадского» в номинации «Экология в сельском хозяйстве. Экопродукция».

– Павел Леонидович, как относятся к русской органике на международном рынке? Уважают, знают, доверяют?

– Конкретные зарубежные покупатели знают конкретных российских экспортеров, своих контрагентов и поставщиков – вот и все уважение, и доверие. Именно русская органика — такого сегмента отдельно нет, все обобщается до стран постсоветского пространства: РФ, Украина, Казахстан, Армения. И вот тут братцы-украинцы сделали всем нам недавно «подарок». Зерновая органическая продукция с Украины массово не прошла лабораторных проверок, и Еврокомиссия по органике обязала сертификационные органы удвоить внимание к производителям со всего постсоветского пространства, в комплексе. Удвоились проверки и, соответственно, удвоилась стоимость услуг сертификаторов. А она значительная, определяется в каждом индивидуальном случае, зависит от множества переменных – количества инспектируемых земель, количества товарных позиций и т.д. В моем случае в год около 500 000 руб.

– Какую премиальную надбавку в цене Вы получаете в процентах по сравнению с ценами на традиционную продукцию?

– На органические эфирные масла наценка около 20-30% по сравнению с обычными маслами. Выгоды в 2-3 раза нет и никогда не было, поэтому я сдержанно и отношусь к органическому экспорту. Да, интересно, но не более того.

– Насколько сложно выполнять условия зарубежных покупателей? Какие основные требования?

– С трейдерами я не работал. А вот если говорить о конечных покупателях, которые являются импортерами в своих странах – у каждого свои тараканы, строго персональные, с его (покупателя) страной никак не связанные. Вопросы стандартные – качество, количество, цены, порядок расчетов. Ответы у каждого свои, как договоришься. Обычный бизнес-процесс, не связанный с тем, что ты россиянин, а он – американец или француз.

– Есть ли давление покупателей по ценам? Усиливается ли конкуренция?

– Любой покупатель всегда давит на цены, пытается максимально снизить. Любой продавец всегда пытается цены поднять. Обычный процесс договорного ценообразования, регулируется ситуацией на рынке на момент переговоров и личными способностями переговорщиков.

– Рынки каких стран наиболее интересны? Где проще и труднее всего работать?

– Где найдешь выгодного для себя покупателя, там тебе и интереснее. Один покупатель берет меньше, но дороже, другой – больше, но дешевле. Самый интересный покупатель – постоянный. И желательно, чтоб таких интересных покупателей было несколько, для диверсификации.

С точки зрения моего опыта реализации эфирномасличной органики — европейские страны одинаковы. Европа — это единый рынок и есть, за исключением Швейцарии (там собственный органический стандарт – Bio Suisse). В этом основная и суть – органические стандарты. В Европе – EU, в США – NOP. Считается, что стандарты несколько отличаются – в одном внимательнее к животноводству, в другом придирчивее к растениеводству, но это на уровне цифр. Сроки конверсий чуть различаются, требования к применяемым веществам и т.п. К тому же, не первый год рынки США и Европы проявляют лояльность к стандартам друг друга, могут, например, в США принять продукт, сертифицированный по стандарту EU. Кроме того, давно и плотно ведется работа по унификации требований и условий EU и NOP.

В двух словах – на какой рынок ориентируешься, по такому стандарту и сертифицируешься. Ну и сопровождающая, транзакционная, документация слегка различается по стандартам, соответственно – и по рынкам ЕС и США.

– Что ждет тех, кто сейчас будет выходить на мировой рынок?

– Тех, кто сейчас будет выходить на мировой рынок, ждут стандартные процедуры — поиск покупателей, переговоры – кто кого. Ни послаблений, ни придирок – обычный экспорт.

– У органической продукции отдельная логистика, ее нельзя транспортировать с традиционной продукцией. В чем особенности? И как это сказывается на конечной цене?

– Особенности логистики органической сельхозпродукции – требования к упаковке, маркировке, к сопровождающим документам – везде указывается стандарт, по которому сертифицирована продукция. И соблюдаются обычные требования в рамках стандарта по хранению и перевозке (типа соблюдения правил товарного соседства). Во всем остальном – обычная логистика.

– Вы считаете, что при всей выгоде органического экспорта, необходимо, в первую очередь, развивать внутренний рынок. Почему?

– Вопрос внутреннего рынка надо делить на части. Выгода органического экспорта заметна по эфиромасличной продукции и, по моему мнению — в сравнении с полным отсутствием внутреннего рынка органических эфирных масел в России, т.е.- выгоднее нуля.

Рынок же зерновой органики в РФ уже существует, и он на подъеме. Да, конечно, российским органическим зерном интересуются за рубежом и цены предлагают традиционно выше, чем на неорганическое зерно, но! Переработать органическое зерно на органические муку, крупы, хлопья и реализовать уже эти продукты на внутреннем рынке – выгоднее, чем продать органическое зерно за рубеж.

Иностранных покупателей продукты переработки не интересуют, всех экспортеров, и российских тоже, в том числе и органических, за границей рассматривают только как поставщиков сырья. Потому внутренний рынок и выгоднее, и морально правильнее. Самое лучшее продадим – сами что кушать будем?

Вот если бы экспортировать органические крупы, муку и хлопья… Двигать на экспорт продукты переработки…Тогда, однозначно, да – максимальная выгода. А торговля зерном, как сырьем, только помешает продвижению продуктов переработки.

– И все же экспорт сегодня выгоден, отсюда и вопрос — что России необходимо делать для развития органического экспорта?

– Для органического экспорта органику надо сначала произвести, развить органическое производство, что неотделимо от развития внутреннего рынка. По моему глубокому убеждению – не должно быть никакого сырьевого экспорта в принципе, экспортировать надо только продукты переработки, и только после насыщения внутреннего рынка. Создали внутренний рынок, обеспечили его нужды полностью и вот тогда излишки продукции (!), не сырья (!) – предложить, и ненавязчиво, между прочим.

Не бегать за ними, не уговаривать, а предложить и ждать, степенно и с достоинством – пока сами придут и попросят. Они уже будут знать, что у нас на внутреннем рынке, и цены тогда свои диктовать, а не на их цены соглашаться. Вообще, развитие внутреннего рынка органики принесет пользу и государству, и гражданам гораздо больше, чем сырьевой экспорт органики. Переработка – это ведь рабочие места и зарплаты. И главное, здоровье потребителей, которые получат местные органические продукты дешевле импортных. Деньги россиян не уйдут за границу, а будут крутиться в экономике РФ. К тому же экспорт не сырья, а продуктов переработки – это и добавочная стоимость, и прибыль российского производителя, и налоги, доходы в бюджет – очевидная выгода всем.

– Что Вы делаете в направлении развития внутреннего рынка?

– Я занимаюсь двумя основными проблемами: качеством органических продуктов и популяризацией органики. Качество продукции начинается с поля, продолжается на складе и в цехе переработки. И кроме вопроса – как выращивать и перерабатывать, стоит еще вопрос – что выращивать и перерабатывать. Вообще, органика неразрывно связана с правильным и здоровым питанием, а значит, и продукция должна укладываться в это прокрустово ложе.

Например, мука. Не только из обычной мягкой пшеницы, но и из твердых пород. Не сортовая, а цельнозерновая, и грубого помола – а значит, и изо ржи тоже. И не только мука, но и хлеб из нее, и пшеничный, и ржаной. А раз из цельнозерновой муки – так не на дрожжах, а на закваске!

Или, например, крупа. Не из обычной мягкой пшеницы, а из спельты. Хлопья не из обычного овса, а из голозерного. И так по всем вопросам – комплексный подход. А вот сделать органику понятнее потребителю – гораздо сложнее. Рынок завален продуктами «эко», «био» — придется проделать огромную работу, чтоб объяснить людям, какая органика правильная и чем отличается от всего нынешнего мусора. Я лично для этого разъясняю отличия органики от остального «псевдо» абсолютно всем интересующимся, например, журналистам в интервью или просто, на бытовом уровне общения.

– Что может и должно делать государство для развития рынка органической продукции?

– Этот вопрос при видимой простоте – самый сложный. Работы очень много – комплексной, планомерной и методичной. Наскоком можно только навредить, и стране, и органическому производству. Русскую органику узнают и начнут уважать только после создания цивилизованного внутреннего рынка и никак иначе. Абсолютно все должны четко понимать и быть уверены, что органический продукт из России качеством выше среднего, четко проконтролирован и сертифицирован на очень серьезном уровне. Для этого нужно обеспечить следующее:

— органический стандарт РФ должен максимально соответствовать или вовсе совпадать с EU или NOP, это упростит именно экспорт – коммуникацию, поставки и документооборот. EU и NOP с каждым годом все больше и больше унифицируются между собой, и зачем против этого ветра плевать – ему можно подставить парус! Все уже придумано, все работает и продолжает развиваться – ситуация с этими стандартами ничем вообще не плоха, к чему придумывать велосипед? В России смогут работать все сертифицирующие компании с мировыми именами, конкурировать между собой, на благо российского производителя и в пику тем, кто наверняка захочет создавать сертификаторов своих, для коррупционной составляющей;

— среди сертифицирующих организаций встречаются компании, готовые за деньги сертифицировать что угодно. Что и привело ситуацию с украинскими производителями и к большой проблеме для всех. В России деятельность таких организаций необходимо решительно пресекать, с нашей-то любовью «решать вопросы» на уровне государственного стандарта;

Как? А вот как раз в EU и NOP существует система аккредитации сертификаторов (проверяют проверяющих), может и не идеальная, но весьма жесткая и довольно объективная, беспристрастная. А вот уже общественные организации, типа Союза органического земледелия, вполне способны создать и вести внутрироссийский рейтинг сертифицирующих органов, стать, так сказать, честью и совестью российской органики. И вот так, совместными усилиями можно добиться уважения к сертифицированным российским производителям и сертификации «органик» вообще.

— использование маркировки «органик» законодательно урегулировать жизненно необходимо. И отделить их от «эко» и «био». И тогда, при методичном и массовом информировании потребителей об «органик» (силами общественных организаций и самих производителей) – маркировкой «органик» пользуются только сертифицированные производители. А вот аферисты пусть жестко платят огромные штрафы;

— от государства необходимо еще одно – кроме вышеперечисленных действий не делать ничего, не придумывать дополнительных стандартов и не усложнять деятельность российских производителей органики и достойных, приличных сертификаторов. В таких условиях, кстати, в рамках цивилизованной органики, россияне запросто организуются и аккредитуются и сами станут сертифицировать и западным коллегам еще конкуренцию составят.

– Павел Леонидович, а роль общественных организаций?

– Массовая пропаганда органики и разъяснять, разъяснять, разъяснять. Статьи и телерепортажи об органических производителях. Все это в комплексе даст внутренний рынок именно продуктов органик, а не сырья. Это будет незыблемый фундамент, монолит, на котором можно будет возводить стены продуктового органического экспорта. Внутренний рынок не допустит ситуацию, как с польскими яблоками, когда закрылся российский рынок – их стало некуда девать. По нормальному должно быть иначе: есть экспорт – хорошо, нет экспорта – вам же хуже, сами съедим.

Наша справка: органом по сертификации Ecoglobe продукция ООО «Арома трейд» сертифицирована по стандартам EU и NOP, имеет статус «Organic» в производстве и экспорте. Продукция экспортируется в страны ЕС с 2015 года.

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

Евросоюз. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 23 октября 2017 > № 2358569 Павел Наумов


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология. Образование, наука > fishnews.ru, 16 октября 2017 > № 2350915 Алексей Байталюк

PICES – уникальная международная организация.

Алексей БАЙТАЛЮК, Врио директора ТИНРО-Центра.

Сессия международной Организации по морским наукам северной части Тихого океана (ПИКЕС, PICES) проходила во Владивостоке с 22 сентября по 1 октября. На острове Русский состоялось более 20 заседаний научных комитетов, групп и различных структур организации. Руководители PICES отметили, что мероприятие получилось насыщенным и весьма интересным. Большое внимание на сессии уделили промежуточным результатам нескольких глобальных проектов организации. О важности и перспективах работы PICES в интервью Fishnews рассказал врио директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, сессия PICES , возможно, привлекла не столь широкое внимание, как различные отраслевые форумы и конгресс, между тем это значимое событие для науки, и приятно, что исследователей Северной Пацифики принимал Владивосток. Расскажите, пожалуйста, какую роль сегодня играет Организация по морским наукам северной части Тихого океана?

– PICES – уникальная международная организация. С одной стороны, она не имеет такой административной значимости, как региональные рыбохозяйственные организации – Комиссия по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК), Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) и другие. В рамках Организации по морским наукам северной части Тихого океана не принимают решений по управлению рыбными запасами, не разрабатывают и не внедряют меры регулирования промысла. С другой стороны, основное для PICES – анализ, исследование и, как итог, разработка экосистемных моделей, демонстрирующих, как в целом меняется биота, составные части крупных экосистем, оценка происходящих океанологических, климатических изменений и изменений в экосистемах. Этим организация интересна и важна.

Организация по морским наукам северной части Тихого океана была образована в 1992 году. После ратификации конвенции в 1994 году Россия стала одним из активных участников PICES. В текущем году – 25-я годовщина успешного международного сотрудничества. Пройден большой путь, организация претерпела определенную трансформацию, развитие привело к некоторой смене приоритетов исследований.

Роль России в PICES отражает наш научный вклад, наши исследования. Обширные ряды научных данных, крупные исследовательские проекты в рамках организации – это как раз работа рыбохозяйственных институтов российского Дальнего Востока, в том числе ТИНРО-Центра. Мы продолжаем заниматься крупными экосистемными комплексными исследованиями в северной части Тихого океана.

- А сколько в этом году участников работало на сессии?

- Нынешняя сессия собрала 325 участников из 11 стран, 18 представителей международных организаций и программ. Это уже третья сессия PICES на территории Владивостока. Также одна из встреч проходила в Хабаровске, на базе нашего филиала. ТИНРО обеспечивал работу всех этих форумов.

Нужно отметить, что Россию на площадке PICES представляют не только рыбохозяйственные институты, но и академическая наука и другие научные организации. Это Тихоокеанский океанологический институт, Институт биологии моря, Тихоокеанский институт географии, ДВНИГМИ. Участвуют и вузы: Дальневосточный федеральный университет, Дальрыбвтуз.

Ежегодные сессии PICES и работа в межсессионный период – прекрасные площадки для пробы сил молодых специалистов: в научной среде доброжелательное отношение к будущей смене.

- Можно несколько слов о том, почему так важно продолжать работу в рамках Организации по морским наукам северной части Тихого океана?

- Наверное, пришло уже время рассматривать рыболовство не как отдельный процесс, а как деятельность, которая непосредственно сказывается на экосистеме. А это невозможно сделать без экосистемного прогнозирования, оценки последствий. И такую работу способен вести большой международный творческий коллектив.

- Подготовка к следующей сессии, насколько я понимаю, начинается сразу же?

- Да, она уже стартовала. Научный комитет согласовал место проведения и тематику предстоящей сессии. Она пройдет в Йокогаме. Одним из элементов подготовки к сессии станет симпозиум по рыбным ресурсам океанических фронтальных зон, который состоится в Мексике.

- Какие темы планируется обсудить на новой сессии?

– В числе перспективных тем продолжение FUTURE – комплексной многолетней программы, направленной на увеличение потенциала стран-участниц PICES в понимании и прогнозировании реакции морских экосистем. Дальнейшая работа по программе Human Dimensions, для того чтобы оценить, как влияет рыболовство на крупные и мелкие экосистемы. Работа по программе эвтрофикации морских участков, по изучению траекторий цунами, тайфунов. Вообще на самом деле работ огромное количество.

- Если отвлечься от темы PICES , какие встречи по вопросам рыболовства в северной части Тихого океана у нас ожидаются в ближайшем будущем?

- Одно из самых знаковых для нас мероприятий пройдет во Владивостоке в декабре. Это заседания малых рабочих групп Комиссии по рыболовству в северной части Тихого океана (СТО). В частности, будет дана оценка динамики запасов, динамики освоения японской скумбрии. Оценка запасов позволит установить меры регулирования добычи по этому объекту. Также будет работать группа по сайре. Ранее наблюдалось снижение ее ресурсов, теперь – стабилизация, и важно не нанести по ней удар избыточным промыслом. Для дальневосточных рыбаков это важные встречи, особенно если учесть рост интереса к сайре, скумбрии, сардине-иваси в тихоокеанских водах у Курильских островов.

Кроме того, в Хабаровске с 21 по 25 мая 2018 года будет работать Комиссия по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК). Как одно из важных направлений надо отметить подготовку к Международному году лосося где, кстати, планируется задействовать все три крупных тихоокеанских международных комиссии – НПАФК, ПИКЕС, СТО. Так что нам предстоят значимые мероприятия.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология. Образование, наука > fishnews.ru, 16 октября 2017 > № 2350915 Алексей Байталюк


Россия > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 10 октября 2017 > № 2346481 Сергей Качкин

Государственных наград им не положено.

На вооружении органов внутренних дел стоит немало различных спецсредств. Эффективность их применения бывает разной. Но есть одно, которое не откажет в самый решающий момент, постоянно готово к работе, обязательно поможет не только выполнить поставленную задачу, но и способно защитить, закрыть собой полицейского. Это служебная собака.

О работе этих замечательных животных наш сегодняшний разговор с начальником Центра кинологического обеспечения Министерства внутренних дел России полковником полиции Сергеем КАЧКИНЫМ.

- Сергей Анатольевич, существует огромное количество собачьих пород. Они отличаются не только экстерь­ером, но и характерами, способностью к обучению, иными качествами. Какими принципами вы руководствуетесь в отборе будущих четвероногих полицейских?

- Выбор породы собак целиком и полностью лежит на руководителе того или иного кинологического подразделения. Однако сегодня, когда цели и задачи полиции усложняются, появляются общие требования. К примеру, раньше у нас было много спаниелей и лабрадоров, которые теперь безоговорочно уступили лидерство породе на все времена, от которой мы никогда не сможем отказаться - немецкой овчарке. Кроме того, отлично зарекомендовали себя в службе ротвейлеры, бельгийские овчарки, прежде всего малинуа.

Курс в этом направлении мы взяли главным образом потому, что при значительно увеличившихся объёмах работы мелкие собаки не всегда справляются с теми задачами, которые стоят перед кинологической службой. Так, в поиске наркотиков очень часто использовались спаниели и лабрадоры. Но ведь работа всегда связана с большим риском, прежде всего для сотрудника. Бельгийская овчарка - это сильное животное, которое может постоять и за себя, и за своего проводника. А мелкая собачка? Вот поэтому курс был взят на то, чтобы пёс, помимо розыска, мог ещё выполнять и защитные функции.

- Вы с особой теплотой отозвались о немецких овчарках. Можно ли сказать, что это универсальная собака?

- Она всегда была и останется таковой.

- И всё же, как вы сказали, всё сильнее чувствуется «конкуренция» со стороны овчарок бельгийских…

- Действительно, в последние годы в системе МВД всё больше появляется собак этой породы. Не ошибусь, если скажу, что по количеству они уже почти сравнялись с немецкой овчаркой. Потому что и характер, и темперамент, и желание работать, ну и потенциал по выносливости у них гораздо выше.

- Как мы поняли, задач, где предполагается использование служебных собак, становится всё больше. В каких же случаях подключаются кинологические подразделения?

- Может быть, это и давно избитая фраза, но то, что ни одна наука в ближайшие годы не сможет заменить собачий нос - это факт. В последнее время, когда в стране происходит большое количество массовых мероприятий разного уровня, нагрузка на кинологическую службу постоянно возрастает. Кинологам приходится работать в самых различных условиях: и в дождь, и в грязь, и в снег. Для этого и подбираются такие собаки, которые смогли бы долго сохранять работоспособность. Использовать же животное можно по любому направлению службы, вплоть до поиска взяток. Поверьте, и такое возможно, потому что, повторюсь, границ применению собак не существует.

- А откуда вообще берутся собаки в подразделениях органов внутренних дел?

- Здесь есть определённые проблемы. Дело в том, что в рамках Федерального закона о госзакупках собак мы должны покупать на конкурентной основе, допустим, через аукцион. Можно без нежелательных последствий приобрести стадо коров, но нельзя купить стаю собак. Потому что их отбор идёт исключительно индивидуально. Для этого центром разработана масса рекомендаций, осуществляется специальное обучение. В первую очередь нас интересуют здоровье собаки и её желание работать. А выявить это можно только целой серией тестов. И только после этого делается заключение: годен ли пес к службе или нет.

- Каким образом подбирается конкретная собака конкретному сотруднику полиции? Бывает ли такое, что «пара» не сработалась и собаке ищут другого напарника?

- Что-то не припомню таких случаев. Наша служба уникальна тем, что случайные люди здесь практически не задерживаются. Как можно заставить человека любить животное, если у него выработано абсолютно противоположное отношение? Если человек идёт на службу с душой, с любовью к своему питомцу, вот тогда и формируется работоспособный и эффективный тандем.

- Существует устоявшийся образ из кинофильма «Ко мне, Мухтар!», где Юрий Никулин в роли милиционера Глазычева приводит свою собаку домой, берёт пса на прогулку в выходной, то есть практически с ней не расстаётся. В жизни существуют такие же отношения между кинологами и их питомцами или для сотрудников это только работа?

- Если мы говорим о хорошей работе пары «человек-собака», то этот дуэт складывается только на взаимопонимании. Более того, многие сотрудники держат собак у себя дома. Если посадить животное в вольер и уйти на двое-трое суток, ничего путного не получится. Собака очень чутко реагирует на отношение к себе и платит человеку тем же.

- Как протекает служба полицейских собак? Какие поощрения для них предусмотрены?

- Мы приобретаем животных в возрасте двух месяцев. По достижении годовалого возраста принимается решение о его годности к дальнейшей работе. Предельный срок службы собаки, согласно нормативным актам, - 8 лет. Но если она сильна и здорова, может служить дольше ровно столько, сколько может. Каких-то жёстких ограничений нет.

Что касается поощрений, наверное, для собаки лучшая награда - похвала провод­ника за хорошо выполненную работу. А на спортивных состязаниях им, как любым победителям любых соревнований, вручаем медали. Государственных наград животным, увы, пока не предусмотрено.

- Вопрос не как руководителю полицейской службы, а как признанному специалисту, профессионалу собаководства. Нередко в городах граждане заводят собак бойцовых пород. Оправдано ли это? И к чему следует быть готовым человеку, который решил завести такого «грозного» друга?

- Я принципиально не согласен с формулировкой «опасная собака». Да, есть бойцовские породы. Но всё-таки за каждой собакой стоит человек. И если хозяин делает из своего подопечного дикого зверя, если он пренебрегает общими правилами совместного существования, так сказать, «жития-бытия», тогда, естественно, возникнут проблемы. И поднимается шум, мол, собака виновата. Не бывает такого! Всегда виноват только человек. Поэтому, считаю, должна быть установлена ответственность граждан за поведение своих воспитанников.

Кстати, согласно статистике, чаще люди подвергаются нападениям со стороны представителей мелких пород. Причём главным образом своих хозяев кусают кокеры и пудели.

- Сергей Анатольевич, дайте рекомендации, как себя вести, если во дворе, на улице бездомная собака начала проявлять агрессию по отношению к человеку? Как не раззадорить животное ещё больше и избежать травм?

- В основном укусы являются следствием того, что человек начинает нервничать, кричать, размахивать руками. В такой ситуации животное, по своей физиологии, по своей природе, всегда отвечает агрессией на угрозу. Спокойно стоящего человека собака никогда не укусит.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 10 октября 2017 > № 2346481 Сергей Качкин


Киргизия. Узбекистан. Казахстан. Азия > Экология > kg.akipress.org, 28 сентября 2017 > № 2336930 Токторбек Станбеков

При использовании водных ресурсов в Центральной Азии остался советский принцип: «расходы – в одной стране, доходы – в другой стране»

Токторбек Станбеков, кандидат экономических наук

В настоящее время страны Центральной Азии являются суверенными государствами. Однако в водохозяйственной системе остался советский принцип «расходы – в одной стране, доходы – в другой стране». Отсутствует схема компенсации затрат на содержание гидротехнических сооружений объектов межгосударственного значения.

История вопроса

При Союзе ССР строительство гидротехнических сооружений велось в одних республиках для обеспечения водополивом сельскохозяйственных площадей в соседних республиках. Тогда был один государственный бюджет. Расходы и доходы считались исходя из общего народнохозяйственного эффекта.

Водопользование в Центральной Азии осуществлялось по принципу обеспечения прироста орошаемых земель в отдельных республиках за счет стока рек, расположенных в сопредельных республиках.

Кыргызстан внес достойный вклад в развитие агропромышленного комплекса сопредельных стран региона. Так, согласно оценке, в 1967-1987 гг. орошаемые площади Узбекистана увеличились на 1364 тыс. га, Казахстана - на 1354 тыс. га, Кыргызстана - всего лишь на 189 тыс. га. При этом общая площадь орошаемых земель в Узбекистане составила 4170 тыс. га, в Казахстане – 2800 тыс. га, в Кыргызстане – 1077 тыс. га. Прирост орошаемых земель в Узбекистане составил 32,7%, в Казахстане - 48,4%, в Кыргызстане - 17,5%. При этом потенциальная зона для сельскохозяйственного использования в Кыргызстане составляет около 2,0 млн га.

Увеличение посевных площадей в Центральной Азии было достигнуто путем строительства водохранилищ с многолетним регулированием стока. Для строительства водохранилищ наиболее благоприятной по водным и географическим условиям являлась территория Кыргызстана, где и были построены ряд крупнейших водохранилищ: Орто-Токойское, Кировское, Токтогульское, Папанское, Андижанское, Киркидонское, Кассансайское и другие.

На территории Кыргызстана находятся семь крупных гидроэнергетических и ирригационных сооружений, обслуживающих государства Центральной Азии. Основными являются: Токтогульский, Курпсайский, Ташкумырский, Шамалдысайский и Уч-Курганский гидроузлы. Кыргызская Республика из общего запаса воды Нижненарынских гидроузлов использует только 2%.

Ввод их в эксплуатацию обеспечил значительный прирост орошаемых площадей, повышение водообеспеченности существующих орошаемых массивов, в основном в соседних республиках. Так, Токтогульское водохранилище емкостью 19,5 км3 позволило оросить 480 тыс. га новых земель и повысить водообеспеченность на площади 800 тыс. га. До 70% поступающей в водохранилище воды срабатывалось в вегетационный период. Это способствовало развитию агропромышленного комплекса Узбекистана и Казахстана за счет получения значительных дополнительных объемов высокодоходной продукции - хлопка, риса и других культур.

Согласно оценке, в 1995-97 гг. при работе Токтогульской ГЭС в ирригационном режиме доля потребления водных ресурсов составила: Узбекистан - 51,34%, Казахстан - 37,6%, Таджикистан - 9,1%, Кыргызстан - 1,96%.

На территории Кыргызстана статус межгосударственных водохранилищ имеют Андижанское, Папанское, Кировское, Орто-Токойское и Касансайское. Общий объем воды этих ирригационных сооружений составляет 22,978 км3. Кыргызская Республика из них использует около 1,608 м3 или порядка 7%.

Построены три ирригационных водохранилища межгосударственного значения. Это: Папанское - для сезонного регулирования стока р.Акбура, Орто-Токойское - для сезонного регулирования стока р.Чу и Кировское - для многолетнего регулирования стока р.Талас.

При этом в Кыргызстане при сооружении водохранилищ были затоплены 47 тыс. га земель, в том числе более 16 тыс. га орошаемой плодородной пашни. При сооружении водохранилищ: Папанского, Кировского и Орто-Токойского с Большим Чуйским каналом было затоплено 7500 га орошаемых земель, подтопленных земель - 370 га.

Современное состояние

В настоящее время страны Центральной Азии являются суверенными государствами. Разные госбюджеты. Однако в водохозяйственной системе схема «расходы – в одной стране, доходы – в другой стране» - осталась. Отсутствует схема компенсации затрат на содержание гидротехнических объектов межгосударственного значения.

Актуальность темы обусловлена техногенными рисками и угрозами из-за недофинансирования межгосударственных объектов национальными бюджетами стран – местонахождения объектов. Моральный и физический износ гидротехнических сооружений (более 70%), разрушение дамб является риском катастрофических последствий для населения региона, находящегося ниже расположения водохранилищ.

Региональный подход разработки механизма развития сопредельных экономик предполагает учет затрат на содержание гидротехнических сооружений межгосударственного значения в странах – поставщиках водных ресурсов. Анализ структуры затрат, доходов позволит объективно определить ценообразование, долю затрат на содержание объектов межгосударственного значения.

В себестоимость должны быть включены затраты на реновацию (капитальный ремонт, техническое обслуживание) гидротехнических сооружений, восстановление каналов, коллекторно-дренажных систем.

Расчетная рентабельность должна позволять формировать перспективные программы введения оборудования нового поколения, автоматизации технологических процессов, контроля и управления водными ресурсами, внедрению водосберегающих технологий.

В то же время использование водных ресурсов связано с выработкой гидроэлектроэнергии на ГЭС в странах – местонахождения водохранилищ. Соответственно, это предполагает учет фактора при расчетах методик долевого участия на содержание гидротехнических сооружений межгосударственного значения.

Таким образом, использование водных ресурсов в Центральной Азии характеризуется отсутствием пропорционального распределения эксплуатационных затрат по содержанию водохозяйственных систем межгосударственного значения. В то же время региональное распределение водопользования по странам предполагает долевое содержание гидротехнических сооружений.

Международный опыт решения водных и ирригационных вопросов

Анализ международного опыта показывает успешное решение водно-ирригационных и энергетических вопросов. Так, между США и Канадой протекает река Колумбия. Страны договорились, что Канада построит на ней водохранилище. В то же время на территории США были построены три гидроэлектростанции. Стороны договорились о взаимных выгодах и компенсации затрат между странами.

Страны Мали, Мавритания и Сенегал договорились о совместном использовании водохранилища для орошения и выработки электроэнергии. Для этого были определены виды водопользования и разделены затраты между странами.

Обзор международных соглашений по международному управлению речными бассейнами показывает следующий алгоритм:

- определяется распределение затрат или использование услуг;

- определяются компенсации, методы их расчета;

- определяется процедура разрешения споров.

Принципами и вариантами распределения затрат между государствами являются:

1. издержки распределяются между сторонами поровну;

2. издержки определяются пропорционально (к выгодам).

Издержки могут быть разделены:

- на основе вододеления;

- пропорционально, на основе использования услуг и относительно выгод по типам использования.

Автором поднята проблема для научного обсуждения. Разработана методология проведения исследования. Предложена экспериментальная методика расчета компенсации затрат на содержание гидротехнических сооружений межгосударственного значения. Однако тема исследования является обширной и предполагает коллективный труд. Статья представлена в сокращенном виде.

Проведение исследований по представленной проблеме представляется возможным по следующим видам финансирования: 1. Целевое финансирование Кыргызстаном из госбюджета; 2. Международный грант; 3. Международное финансирование странами региона Центральной Азии.

Киргизия. Узбекистан. Казахстан. Азия > Экология > kg.akipress.org, 28 сентября 2017 > № 2336930 Токторбек Станбеков


Россия. ЮФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 22 сентября 2017 > № 2325571 Мурат Кумпилов

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Адыгея Муратом Кумпиловым.

Обсуждалось оказание помощи пострадавшим от дождевого паводка, прошедшего в мае в Адыгее, а также реализация в регионе программы строительства новых школ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мурат Каральбиевич, я, во-первых, Вас поздравляю с фактом наделения полномочиями главы республики. Это, конечно, пока ещё аванс, который нужно отрабатывать, выполняя те наказы, которые всегда население даёт руководству республики, края, области. Тем не менее это всё равно важное событие, которое недавно состоялось.

Мы относительно недавно встречались, когда я приезжал в Краснодар. Обсуждали целый ряд тем, связанных и со строительством новой школы, и с восстановлением. Как идут дела, какие решения приняты и как обстановка в целом?

М.Кумпилов: Дмитрий Анатольевич,

Хотел бы ещё раз высказать слова признательности, потому что кандидатом от партии «Единая Россия» был и остаюсь. Всё мы сделаем для того, чтобы оправдать доверие народа, доверие населения республики, Президента страны и Вас как председателя партии, который поддерживал на всех этапах этой ситуации.

Что касается нашей встречи в Краснодаре, то днём раньше Вы подписали распоряжение о выделении из резервного фонда денег. Деньги довели, до всех получателей дошли, люди сегодня благодарят. И сегодня все документы представлены по жилищным сертификатам. Мы ждём решения уже по жилищным сертификатам. А так — люди получили по частичной потере, по полной потере компенсацию материального ущерба.

Д.Медведев: Всё, что положено по закону на основании постановления Правительства.

Как со школой дела?

М.Кумпилов: По программе в этом году мы должны закончить одну школу на тысячу мест. На следующий год мы сделали заявку, и сегодня уже выделено 487 млн на вторую школу.

У нас во вторую смену учится около 5 тысяч детей. Мы должны обеспечить строительство ещё минимум трёх школ, свыше тысячи мест. В городе Майкопе мы сегодня проектируем, привязываем к земельным участкам. Каждодневно идёт эта работа. Надеемся, что мы в рамках программы решим задачу, которую Вы ставите по односменке.

Д.Медведев: Мы этот курс приняли в масштабах всей страны. И конечно, в течение ближайших лет нужно будет построить и восстановить школы в самых разных местах. В том числе и в Республике Адыгея. Надеюсь, все необходимые решения для этого будут приняты.

Россия. ЮФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 22 сентября 2017 > № 2325571 Мурат Кумпилов


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > premier.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2319051 Сергей Иванов

Встреча Дмитрия Медведева с президентом АК «АЛРОСА» Сергеем Ивановым.

Глава компании доложил Председателю Правительства о ходе работ по ликвидации последствий аварии на руднике «Мир» и о мерах по оказанию помощи семьям погибших горняков.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Сергеевич, Вы возглавляете нашу крупнейшую алмазодобывающую компанию. Но давайте сначала поговорим не о производственных показателях, а о ситуации, сложившейся после аварии, в результате которой, к сожалению, погибли люди. Как идёт ликвидация последствий? Какие решения Вы принимали и какие собираетесь принимать?

С.Иванов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, 4 августа произошла трагедия на нашем руднике «Мир». В ходе неконтролируемого прорыва воды в шахте были заблокированы свыше 150 человек.

Спасательная операция длилась практически три недели. Мы прибыли на объект одновременно с главой Республики Саха, Министром по чрезвычайным ситуациям, главой Ростехнадзора. Нам удалось вывести на поверхность 143 человека. К сожалению, восемь человек оказались заблокированными и пропавшими без вести. Спасатели, рискуя жизнью, практически три недели пытались туда добраться. Министр по чрезвычайным ситуациям оценил спасательную операцию как достаточно сложную и проведённую на должном уровне. Всё, что можно, было сделано для спасения заблокированных горняков.

По Вашему указанию семьям погибших горняков оказана материальная поддержка. Это прямые выплаты со стороны компании, страховые выплаты от владельца особо опасного объекта и прямая адресная материальная помощь со стороны Республики Саха и Белгородской области. Четыре семьи – это были наши мирнинские сотрудники, работники рудника, и четыре человека – это работники компании «Белспецмонтаж», нашего белгородского подрядчика, который осуществлял буровые работы.

Что касается ликвидации последствий аварии. Сейчас рудник находится в фазе консервации. Мы приступаем к проекту по откачке воды, потому что, пока мы не решим вопрос по откачке соляных растворов, мы не сможем двигаться вниз. Работает комиссия Ростехнадзора. Соответствующие выводы будут через несколько недель сделаны. На основании выводов комиссии Ростехнадзора мы соответствующую работу проведём также внутри компании. Одновременно сейчас идёт внеплановая проверка Ростехнадзором наших иных рудников. Мы привлекли также внешних аудиторов к проверке наших объектов. По результатам этих проверок мы должны быть уверены, что такая трагедия в будущем не повторится.

Д.Медведев: Нужно всё сделать, чтобы помочь людям и естественно, выполнить все решения, которые были приняты, полностью. Нужно очень внимательно относиться к этому. Что же касается мер, принимаемых для того, чтобы подобные трагедии не повторялись, надеюсь, что всё будет сделано на самом высоком уровне и со всей ответственностью к таким вопросам.

Теперь по производственным показателям. Как дела у компании в целом?

С.Иванов: Дмитрий Анатольевич, за последние несколько месяцев нам удалось снизить издержки по ряду направлений, взять под контроль издержки компании. У нас нет роста издержек по первому полугодию 2017 года по сравнению с первым полугодием 2016 года. В части работы с малым и средним бизнесом мы являемся одним из передовиков среди государственных компаний. Мы недавно встречались с господином Браверманом (А.Браверман – генеральный директор АО «Корпорация МСП»), обсуждали дальнейшие планы работы с корпорацией. Сегодня доля закупок малого бизнеса в структуре общих закупок компании уже составляет больше трети. Также малый бизнес участвует в так называемых закупках с преференциями, когда на конкурсы приглашаются только субъекты малого бизнеса и выигрывают конкурсы по поставке той или иной продукции для «АЛРОСА». Мы существенно сократили закупки импортного оборудования, переходим на отечественную технику, на отечественные масла, на отечественную спецтехнику. И эта работа будет до конца года и в следующем году обязательно продолжена.

В части сбыта алмазов мировой рынок сегодня стабилен, хотя некоторая волатильность ожидается в среднесрочной перспективе. Тем не менее планы по продажам и по добыче по этому году, даже несмотря на произошедшую аварию, будут полностью выполнены.

Компания сегодня является основным налогоплательщиком в бюджет Республики Саха. Мы останемся основным налогоплательщиком в следующем году. И, Вы знаете, компания сегодня платит дивиденды – 50% прибыли по МСФО. Мы сегодня не видим каких-либо причин корректировки этих показателей. Компания продолжит показывать хорошие результаты в следующем году.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > premier.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2319051 Сергей Иванов


Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков

Встреча Дмитрия Медведева с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Глава республики доложил Председателю Правительства о работе по ликвидации последствий схода селя в горах Кабардино-Балкарии в августе текущего года. Обсуждались также меры по предупреждению подобных чрезвычайных происшествий в будущем.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юрий Александрович, у Вас на территории республики в августе произошло чрезвычайное происшествие, даже несколько – я имею в виду сход селя. Какие меры сейчас принимаются для ликвидации последствий этого ЧП и какие решения необходимо ещё принять, в том числе по федеральной линии?

Ю.Коков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы держите ситуацию на контроле, на сегодняшний момент она выглядит следующим образом.

Во-первых, общими усилиями, прежде всего с помощью Правительства, федеральных министерств и ведомств, нам удалось очень активно и целенаправленно поработать в первые дни, что дало нам возможность в кратчайшие сроки восстановить электроснабжение, дорогу и газ. Газ сейчас – около 4 км по временной схеме, тем не менее он даёт нам возможность спокойно отапливать помещения, и проблем нет.

Очень активно мы взаимодействовали в рамках правительственной комиссии с МЧС, с Министерством обороны – 58-я армия нам очень серьёзно помогла, временные мосты доставили очень оперативно. Всё это ускорило процесс ликвидации самых главных проблем.

Нам удалось сделать воздушный коридор, почти 1,5 тыс. человек мы эвакуировали. В самом же Приэльбрусье жизнедеятельность не прекращалась.

И сегодня можно с удовлетворением отметить, что люди возвращаются в Приэльбрусье, там идёт обычная, размеренная жизнь.

Что касается федеральной трассы (дороги, которая на восьми участках была снесена), сейчас идёт очень активная работа с Росавтодором в рамках поручений, которые Вы давали. Мы сейчас работаем с газовыми корпорациями. Уже готово всё полностью для того, чтобы стационарно поставить все газовые коммуникации – эти 4 км с лишним. С дорожниками уже согласовали и в ближайшее время всё будет сделано. Мы, кстати, и временную газовую линию решили оставить пока, и сделать стационарную.

Там как раз попало и на 1 сентября. Мы не останавливали учебный процесс в школах, всё там было обеспечено – продукты, питание. Поэтому я хотел бы, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить. Очень слаженно поработали. Надеюсь, что мы в таком же темпе завершим эту работу.

Второй вопрос, который Вы поставили: что делать дальше, какие предложения? Совместно с МЧС, Минтрансом мы сейчас очень активно работаем над программой. В последний раз такой слив двух этих озёр на высоте почти 4000 м произошёл в 1960 году. И с учётом последних климатических изменений в мире там ситуация непростая, она нас будет постоянно беспокоить, если мы сейчас по-настоящему не сделаем. Если бы в 2003 году не было сделано селевого лотка – он фактически спас ситуацию. Город Тырныауз, а там 20 тыс. население… В 2000 году, когда тоже было большое ЧП и фактически до третьего этажа весь город был затоплен, было принято на федеральном уровне решение построить этот селевой лоток (1,5 км, 7 м глубиной). Он фактически сейчас и сработал. Поэтому нам надо тоже на упреждение работать.

Д.Медведев: Давайте об этом сейчас и поговорим, чтобы сработать на упреждение и постараться в максимальной степени предотвратить возможные проблемы.

Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2319621 Сергей Донской

Сергей Донской рассказал ТАСС о планах по привлечению молодежи в лесную отрасль, борьбе с контрабандой леса и восстановлении деревьев после вырубок

Лесному хозяйству в России в 2017 году исполняется 315 лет, а День работников леса, празднуемый 17 сентября, отмечается с 1980 года.

— В последние годы лесная отрасль сталкивается с невероятными вызовами: нападения насекомых на леса, пожары, контрабанда леса. Решение таких проблем требует высокого профессионализма от работников сферы. Кто туда сейчас идет, есть ли обновление кадров как рядовых лесников, так и представителей других отраслей лесного хозяйства? Быть может, наблюдается кризис кадров?

— Безусловно, как и любая другая отрасль, лесное хозяйство испытывает существенный дефицит кадров, высококвалифицированных специалистов. Если говорить языком цифр, то штатная численность лесной отрасли составляла в прошлом году около 75 тыс. человек, средний возраст сотрудников — 43 года. Для такой крупной лесной державы, как Россия, — это, безусловно, мало, поэтому сегодня приоритет — заинтересовать молодежь, вырастить новый кадровый резерв. Ему придется работать с учетом всех современных требований в области лесовосстановления.

— А кем они должны быть: экологами, инженерами или требуются какие-то другие специалисты?

— Я неслучайно сделал акцент на лесовосстановлении, это основная цель, поэтому большая часть специальностей в этой сфере имеет инженерно-техническую и практическую направленность, в том числе лесные инспекторы. И численность этих специалистов должна составлять в нашей стране порядка 40 тыс. человек. А сейчас вдвое меньше, поэтому мы совместно с Минфином России прорабатываем возможность дополнительного финансирования для ее увеличения. При этом в первом полугодии 2017-го штат инспекторов по стране вырос на 3%. Сейчас в Минюсте России коллеги смотрят наш законопроект о мерах государственной защиты лесных инспекторов.

Молодых специалистов обеспечим доплатами к зарплате, поможем с жильем и предоставим льготные места в детских садах

Прорабатываем вопрос о включении молодых кадров в специальные региональные программы, что обеспечит доплаты к заработной плате, выплаты на строительство и аренду жилья, предоставление земли, льготных мест в детских садах и так далее. Это сегодня очень важно, чтобы воссоздать престиж профессии, сформировать приток кадров в отрасль.

— Часто в СМИ и на общественных советах и заседаниях встает вопрос торговли круглым лесом. Этот тип ресурса имеет самую низкую добавочную стоимость: спилил-продал. Какие есть планы у Минприроды России по изменению этого положения, стимулированию торговли российскими компаниями "некруглым" лесом?

— У нас на сегодня внедрена информационная система учета древесины. Она довольно эффективно работает — мы видим все сделки с древесиной, повышая тем самым прозрачность оборота леса. Следующий шаг по развитию системы — введение требований по учету в системе уже и продукции первичной переработки (брус, пиломатериал). Это даст стимул по производству продукции более высокого передела.

Что касается стимулирования переработки в целом — мы подготовили законопроект, в котором предусмотрена конкурсная форма торгов на лесные участки, в ней победитель будет определяться исходя из имеющихся у него производственных мощностей по переработке древесины. То есть мы заставляем лесной бизнес производить первичную переработку древесины на территории страны.

— И снова вопрос о лесозаготовках. Какие программы действуют по развитию культуры лесопользования?

— Повысить общую культуру лесозаготовителей без контроля на местах нельзя. Тем не менее в рамках федерального регулирования мы установили единые требования по всем этапам лесозаготовительных работ, с отдельным порядком их приемки и ответственности за его нарушение.

Во-вторых, мы определили главную задачу отрасли — это обеспечение баланса выбытия и восстановления лесов. Сегодня мы вывели формулу "1 га рубок = 1 га лесовосстановления", возлагая обязанность по воспроизводству лесов на всех лесопользователей.

— Лес страдает не только от прямых вырубок, его сводят при разработке полезных ископаемых и строительстве. Как восстановить такие потери?

— Мы разработали поправки в Лесной кодекс в части компенсационного лесовосстановления, предусматривающие создание "компенсационных лесов" при разработке месторождений полезных ископаемых, строительстве линейных объектов, при переводе земель лесного фонда в другие категории. Также установим квалификационные требования к специалистам, осуществляющим лесовосстановление, ужесточим контроль за обеспечением семенами и посадочным материалом.

— Лес — это тот же ресурс, нет ли планов у Минприроды развивать лесопользование в новых труднодоступных районах?

— На заготовку древесины в резервных труднодоступных лесах введен двадцатилетний мораторий — активно вовлекать их в разработку нецелесообразно как с экологической, так и с экономической точки зрения. Тем не менее у наших лесозаготовителей большой выбор: в эксплуатационных лесах доля неосвоенных высокая: из 1,2 млрд га лесов для заготовки передано в аренду порядка 240 млн га, а это менее 30%.

Нужно вовлекать в оборот вторичные, уже освоенные леса, "привязанные" к развитой инфраструктуре. Поэтому сегодня мы внедряем модель интенсивного использования и воспроизводства лесов, направленную как раз на освоение таких вторичных лесов, ценность и продуктивность которых может постоянно улучшаться за счет посадочного материала и своевременного ухода.

— Расскажите о том, какие объемы леса у нас утекают нелегально за рубеж, в частности в Китай, если нет точных данных, то в какую страну больше всего оценочно вывозится. И какие меры противодействия этому использует Минприроды России? Это бизнес-инициативы, силовые методы борьбы? Или сотрудничество со стороной, куда ввозится нелегальная древесина?

— "Черные лесорубы", безусловно (помимо пожаров), — суперпроблема лесного сектора. Причем не только у нас, но и за рубежом, поэтому и бороться с ними нужно сообща, в тесном сотрудничестве с коллегами из других стран.

Но и внутри страны мы должны координировать усилия, прежде всего с силовыми структурами. Поэтому План по предотвращению незаконной заготовки и оборота древесины мы реализуем совместно с ними. Он направлен прежде всего на пресечение спроса на незаконно заготовленную древесину, контроль за перерабатывающими предприятиями, пунктами приема и отгрузки древесины и за транспортировкой. В прошлом году почти 80% незаконных рубок было в Сибирском федеральном округе, 67% из них — в Иркутской области. Большие объемы зафиксированы также в Свердловской и Вологодской областях.

Но об Иркутской области вообще разговор особый. В соответствии с планом, который я упомянул, для региона определен и уже реализуется отдельный комплекс мер. Разработана система маркировки и отслеживания древесины при транспортировке. Реализация круглого леса происходит только по результатам электронных биржевых торгов. На территории некоторых лесничеств осуществляется постоянный космический мониторинг.

При этом без помощи "народного контроля" бороться с "черными лесорубами" и этими средствами чрезвычайно сложно. Нужно на уровне общества сформировать просто табу на рубки леса. И сегодня в регионе в этом смысле активно работают активисты ОНФ.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2319621 Сергей Донской


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2313543 Андрей Филимонов

Капитанам следует помнить о полноте и качестве документов.

Андрей ФИЛИМОНОВ, Заместитель начальника Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю.

Значительная часть нарушений в области рыболовства допускается из-за недостаточного знания требований в этой сфере, отмечает заместитель начальника Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю, контр-адмирал Андрей Филимонов. В интервью Fishnews он рассказал также о борьбе с незаконным промыслом, которые осуществляют «подфлажники», и ответил на вопросы об аквакультуре.

- Как вы оцениваете ситуацию с браконьерством в зоне деятельности пограничного управления по сравнению с предыдущими годами?

- Комплекс мероприятий, которые пограничные органы проводят по противодействию ННН-промыслу, в значительной степени повлиял на снижение активности браконьеров, работающих под «удобными» флагами.

Согласно межправительственным соглашениям о противодействии ННН-промыслу, таким судам запрещены заходы для сдачи морепродукции в южнокорейские и японские порты. В результате значительная часть недобросовестных добытчиков водных биоресурсов Дальнего Востока отказалась от использования судов-«подфлажников», вывела их из регистра третьих стран. Кроме того, благодаря работе пограничников по защите водных биоресурсов, которая осуществляется в тесном взаимодействии с правоохранительными ведомствами, за последние десять лет в подзоне Приморье восстановлена до промышленных объемов популяция краба-стригуна опилио. Сейчас добыча этого объекта разрешена.

Вместе с тем тенденция незаконного лова, который ведут в российской экономзоне иностранные граждане, сохраняется.

Существенным фактором, негативно влияющим на обстановку в морском пограничном пространстве, остаются заходы судов КНР и КНДР в территориальное море и исключительную экономзону России для незаконного лова биоресурсов – кальмара, краба.

Чтобы бороться с такими нарушениями, сотрудники нашего пограничного управления постоянно проводят профилактические мероприятия, в том числе с использованием дипломатических каналов.

- Изменились ли браконьеры – их тактика, оснащение, юридическая защита?

- Тактика браконьеров, которые специализируются на добыче ценных видов водных биоресурсов с использованием «подфлажников», за последнее время сильно не поменялась. Они стремятся действовать скрытно. Поэтому в большинстве случаев стараются установить на суда современное дорогое оборудование, на плавсредства, которые применяются на прибрежном направлении, устанавливают мощные подвесные моторы.

Если говорить о юридической защите компаний-владельцев «подфлажников», то стоит отметить, что, несмотря на многочисленные ухищрения капитанов по сокрытию улик, уйти от ответственности чаще всего не удается.

- Предприниматели, которые занимаются марикультурой в Приморье, жалуются на российских браконьеров, похищающих значительную часть урожая. Можно ли с этим что-то сделать?

- Согласно федеральному закону от 2 июля 2013 г. № 148, аквакультура – это вид предпринимательской деятельности, относящийся к сельскохозяйственному производству.

В соответствии с федеральным законодательством, объекты аквакультуры, ее продукция, рыбоводные участки, объекты рыбоводной инфраструктуры являются объектами гражданских прав, а рыбоводные хозяйства – это собственники объектов аквакультуры. Законодательство четко определяет, что организация охраны рыбоводных хозяйств – вопрос частный, он находится вне компетенции пограничников.

- На какие требования законодательства вы хотели бы обратить внимание рыболовецких компаний?

- Как показывает статистика, значительная доля нарушений в области рыболовства происходит из-за недостаточных знаний требований в этой сфере. Капитанам рыбопромысловых судов следует обратить внимание на полноту и качество ведения регламентируемого перечня документации. При подготовке судовых суточных донесений значения показателей и реквизитов должны строго соответствовать судовому, промысловому и технологическому журналам. На борту судна должен быть документ, который подтверждает соответствие судовладельца требованиям Международного кодекса по управлению безопасной эксплуатацией судов и предотвращением загрязнений, а также свидетельство об управлении безопасностью для судов. Нужно помнить о том, что запрещается вести учет и представлять сведения о вылове водных биоресурсов с искажением фактических размеров улова, его видового состава, используемых орудий промысла, сроков, а также районов добычи.

Александр ИВАНОВ, Fishnews

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2313543 Андрей Филимонов


Россия. США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311486 Марс Газизуллин

Подарок столице.

В День города у стен Кремля открыт уникальный Природно-ландшафтный парк.

История создания парка на территории Зарядья началась в 2012 году, когда Владимир Путин, тогда премьер-министр страны, предложил мэру Москвы Сергею Собянину создать на месте снесенной гостиницы «Россия» зеленую зону. Архитектурно-художественную концепцию будущего парка выбирали в ходе международного конкурса, на участие в котором поступило свыше четырехсот заявок. Победителем стал консорциум во главе с американским архитектурным бюро Diller Scofidio + Renfro, предложивший положить в основу концепции принцип «природного урбанизма» (wild urbanism), то есть, сочетания природной и городской среды. О том, каким получился новый столичный парк, накануне его открытия рассказал генеральный директор управляющей компании по реализации проекта парка «Зарядье» — АО «Мосинжпроект» — Марс ГАЗИЗУЛЛИН.

«СГ»: Марс Мулланурович, в парке воссозданы основные природноландшафтные зоны России — лес, степь, заливные луга и северные ландшафты. Как организованы эти зоны?

Марс Газизуллин: Ближе к Москве-реке расположена зона заливных лугов с двумя прудами и деревянными мостками, по которым смогут прогуливаться посетители парка. Немного выше — смешанный лес с преобладанием лиственных пород деревьев: березы, клены, дубы, осины, черемухи, яблони, рябины. Лиственные деревья перемешаны с хвойными — соснами, елями. А выше смешанного леса, на холме, высажено больше хвойных и меньше лиственных деревьев. Однако четкого разделения на природные зоны нет, переход получился естественным. Замечу, что по вопросу подбора растений мы работали в тесном контакте со специалистами Ботанического сада МГУ, Центрального Ботанического сада и столичного Департамента природопользования.

«СГ»: Первые деревья были высажены в парке около года назад. Как они себя чувствуют сегодня?

М.Г.: Действительно, зону смешанного леса — березы, ели, сосны — в «Зарядье» высадили в конце ноября прошлого года, и все деревья прекрасно прижились и перенесли зиму. Уже в этом году, весной, начали сажать дубы, осины, клены, березы. Это — деревья-крупномеры высотой до восьмидесяти и даже двенадцати метров, они выращивались в питомниках по 15-20 лет. Под сосны, ели и другие прихотливые растения парка почвоведы из Ботанического сада МГУ подбирали специальные грунтовые смеси, подходящие только для них. Уверен, эти растения также хорошо приживутся. Напомню, что всего в парке высажено 760 крупномерных деревьев и семь тысяч кустарников, и 860 тысяч многолетних растений.

«СГ»: Как москвичи смогут попасть в парк, можно ли будет подъехать к нему на автомобиле? И какие принимаются меры по обеспечению безопасности посетителей?

М.Г.: Москвичи и гости будут заходить в парк беспрепятственно — в «Зарядье» не будет ни заборов, ни рамок — и свободно по нему передвигаться. Для автовладельцев построен подземный паркинг на 430 машиномест. В него можно попасть со стороны Москворецкой улицы или со стороны Китайгородского проезда. Здесь посетители оставят свои машины под охраной — и спокойно пойдут гулять в парк. А для обеспечения безопасности в парке установлены современные системы, в том числе — видеонаблюдение по всему периметру.

«СГ»: Особенностью «Зарядья» является то, что в ландшафт парка «встроены» различные образовательные и развлекательные объекты. Что представляют из себя павильоны парка «Медиацентр» и «Ледяная пещера» с «Заповедным посольством»?

М.Г.: В павильоне «Медиацентр» посетители смогут увидеть видовые фильмы «Полет над Россией» и «Полет над Москвой». За восемь минут зрители как будто в вертолете пролетят над столицей, а воссозданные эффекты окружающей атмосферы — легкий ветер, влажность, ароматы, звуки живой природы — добавят «полету» реалистичности. А к Новому году здесь можно будет совершить более масштабный «полет» над всей Россией — от Калининграда до Камчатки.

Павильон «Ледяная пещера» разделен на две части. В одной части разместилась непосредственно сама «пещера», центральным объектом которой стала заснеженная артинсталляция. В другой части павильона — научно-познавательном центре «Заповедное посольство» — учебные классы и залы для проведения лекций и мастер классов, а холл украсил флорариум — уникальная оранжерея под стеклянной светопроницаемой крышей, имеющая форму воронки. Все объекты парка — надземно-подземные, Вписать их в ландшафт, создать «изогнутую» форму помогло использование современных композитных материалов, таких, например, как стеклофибробетон.

«СГ»: Частью проекта стала реконструкция Москворецкой набережной. Что здесь увидят москвичи и туристы?

М.Г.: В результате реконструкции набережная понижена до уровня воды, создана пешеходная зона с небольшими кафе и магазинами, где посетители смогут насладиться видом на Москвуреку с нового ракурса. Территорию парка и набережную свяжет подземный пешеходный переход, который тоже является частью выставочного пространства «Зарядья». Там представлена необычная музейная экспозиция. Главным ее объектом стал фрагмент древней Китайгородской стены из белого известняка — памятник фортификационного искусства XVI века, который был обнаружен во время строительства парка при прокладке подземной галереи. Здесь же посетители увидят и другие находки, найденные в ходе археологических раскопок.

«СГ»: Много разговоров об уникальном «парящем мосте» над Москвой-рекой. Что это такое?

М.Г.: «Парящий мост» длиной 244,4 м — это смотровая площадка, которая представляет собой конструкцию в виде латинской буквы «V». Вылет консольной части составляет 70 м, а высота в центральной точке над гладью воды — 15 м.

Две опоры моста расположены у основания на территории парка, консольная же часть конструкции не имеет опор. Несущая конструкция моста выполнена из предварительно напряженного бетона, декоративные элементы из металла, а сам настил прогулочной зоны — из дерева.

Прочность ее испытали неоднократно. Заключения экспертных организаций свидетельствуют: смотровая площадка сможет выдержать вес более 240 тонн — это около 34 тыс. человек единовременно. Ожидается, что объект станет одной из самых посещаемых смотровых площадок столицы — отсюда открываются прекрасные виды на Москву-реку, Замоскворечье, собор Василия Блаженного, Кремль...

«СГ»: Ну и, конечно, нельзя не спросить о крупнейшем в городе концертном зале. Когда он будет готов?

М.Г.: Строительство концертного зала мы планируем завершить в следующем году, как изначально и предусмотрено проектом. В настоящее время на объекте полностью завершены монолитные работы, монтаж металлоконструкций и остекление фасадов. Продолжается монтаж внутренних инженерных сетей, черновые отделочные работы и монтаж сценического оборудования, в том числе элементов трансформируемой сцены. Отмечу, что в зале можно будет проводить любые концерты и мероприятия. Звучание в зале будет идеальным, над акустикой работают специалисты из компании NAGATA ACOUSTICS America Inc. Всего в концертном комплексе «Зарядья» предусмотрены два зала: большой — на 1560 мест и малый для репетиций и небольших постановок — на 400 мест. Сверху здание накрыто светопрозрачной конструкцией — «стеклянной корой» площадью 8,5 тыс. кв. м, под которой на крыше мы посадили разнообразные растения и создали еще одну прогулочную зону парка. Со стороны парка фасад здания вмонтирован в холм, который стал частью открытого амфитеатра на 1,6 тыс. зрителей, а «открытая часть» с Китайгородского проезда — стеклянная во всю высоту здания. После завершения всех строительных и отделочных работ в концертном зале начнется установка органа.

Автор: Сергей ВЕРШИНИН

Россия. США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311486 Марс Газизуллин


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 14 сентября 2017 > № 2351507 Алексей Бабаев

По передовым технологиям: как в Москве очищают питьевую воду

Что происходит с питьевой водой, прежде чем она попадает в квартиры москвичей? Различается ли состав воды в зависимости от времени года? С какими городами мира Москва может сравниться по качеству воды? Ответы на эти вопросы — в материале mos.ru.

Сергей Собянин 13 октября посетил Рублевскую станцию водоподготовки, где был введен дополнительный блок озоносорбации. Благодаря использованию самых передовых технологий вода, которая поступает горожанам, стала более чистой, прозрачной, у нее нет запаха.

Объем московской питьевой воды, очищенной с помощью технологий озонирования, озоносорбции и мембранной фильтрации, достиг 64 процентов. Качество воды в Москве будет улучшаться и дальше.

Всего в Москве четыре станции водоподготовки: Рублевская, Западная, Северная и Восточная. Путь от водозабора до крана в квартире вода проходит за восемь — 12 часов. Главный инженер управления водоснабжения Мосводоканала Алексей Бабаев — один из тех, кто знает, как превратить воду из водохранилища в питьевую. О том, как это происходит, он рассказал mos.ru.

11 резервуаров и насосных станций

— Как проходит процесс очистки питьевой воды?

— У нас в Москве работают четыре станции водоподготовки, которые обрабатывают поверхностную воду и делают из нее питьевую. Протяженность городской сети суммарно — около 13 тысяч километров трубопровода различного диаметра. На территории города действует 11 регулирующих узлов — это резервуары и насосные станции. Резервуары нужны для того, чтобы принять воду со станций водоподготовки. Затем насосы ее закачивают в городскую сеть и по цепочке в квартиры москвичам.

— Сколько времени проходит с того момента, когда вода берется из источников, до того, когда она поступает в квартиры?

— Весь цикл — от восьми до 12 часов.

— Откуда Москва берет воду?

— На 99 процентов — из поверхностных водоисточников. Это Волжский водоисточник и Москворецкий. В состав Москворецкого входят Москва-река и несколько водохранилищ — Истринское, Можайское, Рузское, Озернинское. Кроме того, есть резервная Вазузская гидротехническая система. Она используется в засушливые годы, когда не хватает воды в наших водохранилищах. У нас есть возможность через систему каналов и насосных станций закачать воду на Москворецкий склон. А волжская вода подается из реки Волги, перекачивается по каналу имени Москвы — это целый каскад насосных станций. Наши водозаборы расположены на Учинском и Клязьминском водохранилищах. На воде Волжского источника работают Северная и Восточная станции, на воде Москвы-реки — Западная и Рублевская.

— А оставшийся один процент — это что за источники?

— Он приходится на подземные источники, это территории за МКАД и ТиНАО. Та часть ТиНАО, которая ближе к старым границам Москвы, снабжается водой, подаваемой с Западной станции, а та, которая дальше, — из подземных водоисточников, то есть из скважин.

Для нас новым направлением не так давно стали как раз Троицкий и Новомосковский округа, где есть подземные водоисточники. Тут на каждом водоносном горизонте имеются свои особенности, проблемы. Где-то мы применяем обезжелезивание, где-то умягчение, где-то удаляем соли тяжелых металлов с помощью обратного осмоса.

Вся московская вода — средней жесткости

— Насколько вода отличается в районах города? Можно сказать, что где-то она мягче, где-то жестче, где-то даже, может быть, вкуснее?

— В принципе, вся вода в городе характеризуется средней жесткостью. Она незначительно меняется по сезонам. Весной мягкая талая вода поступает к нам в водохранилище, на водозаборы, поэтому в этот период показатель жесткости чуть меньше. В процессе водоподготовки мы этот показатель не меняем, то есть это так называемая природная жесткость.

Что касается вкуса, то тут очень много зависит от индивидуального восприятия человека. Кто-то чувствует какие-то оттенки изменения запаха, привкуса, кто-то говорит, что вся вода одинаковая, где бы он ее ни попробовал.

— Как показатели жесткости меняются в течение года?

— Есть, конечно, диапазон — от трех до пяти с половиной градусов жесткости. Например, зимой он приближается к пяти с половиной при нормативе семь градусов, а весной составляет около трех градусов жесткости. Но потребителю практически невозможно почувствовать это на вкус.

— А как еще может влиять на воду то или иное время года?

— Зимой и весной, когда снег сходит с прилегающей к водохранилищам территории, вместе с ним в воду могут попасть различные загрязняющие вещества, из-за которых появляется, например, запах. Осенью во время дождевых паводков в водоисточники также могут поступать загрязняющие вещества. Однако москвичи надежно защищены и из крана в это время все равно течет чистая питьевая вода. На станциях водоподготовки корректируется режим обработки воды: меняются дозы реагентов, скорость фильтрации, мы чаще промываем наши сооружения.

Кроме того, есть еще период цветения воды — это массовое развитие фитопланктона в водохранилищах. Как правило, это происходит летом, когда вода хорошо прогревается. Тогда мы вводим специальные режимы обработки воды, корректируем дозы реагентов. Но на качестве питьевой воды, которая выходит со станции, это не сказывается. Она круглый год соответствует санитарным нормативам.

Приятный вкус и отсутствие запаха

— В Москве качество воды за последние годы улучшилось. С чем это связано?

— Да, это действительно так. С 2002 года в Москве строятся современные сооружения, то есть наша классическая технология отстаивания и фильтрации воды дополняется доочисткой. Это озонирование воды и дальнейшая сорбция на угольных фильтрах. В 2002-м был запущен первый блок озоносорбции на Рублевской станции. С тех пор на Западной станции было построено два блока, еще один большой — на Рублевской. И вот сейчас запущен третий мощный блок озоносорбции на Рублевской станции.

Технология озоносорбции позволяет практически полностью очистить воду от органических загрязнений. Вода становится приятной на вкус, цвет, у нее нет запаха. Поэтому да, можно сказать, что на протяжении вот уже 15 лет качество воды в Москве постоянно улучшается. Это абсолютно безопасная вода, пригодная каждый день для употребления человеком в питьевых и хозяйственно-бытовых целях.

— Как озон помогает очистить воду? Как работает эта технология?

— Озон — это очень сильный окислитель. Все мы знакомы с запахом озона во время грозы: если она приближается, мы ощущаем запах свежести. На станции водоподготовки озон вырабатывается с помощью специального оборудования, где кислород, которым мы дышим, с помощью электрического разряда превращается в озон. Обрабатывая им воду, мы получаем полное расщепление всякого рода органических загрязнений в воде, которые дальше, на стадии фильтрации через угольную загрузку, оседают и полностью извлекаются из воды. На сегодняшний день это наиболее эффективная и экономически обоснованная технология.

— Такая технология позволяет очищать воду быстрее, чем было раньше?

— Нет, не быстрее. Просто это дополнительная стадия очистки. Вода, которая очищается с помощью современных технологий, несколько отличается: в ней вообще практически не присутствуют какие-то сезонные запахи или привкусы.

На уровне Парижа и Лондона

— Как часто в Москве проверяют качество питьевой воды?

— Это процесс непрерывный. Каждый день отбираются пробы воды на водоисточниках, на Москве-реке, на водозаборах станций, в процессе водоподготовки на самих станциях и в городской водораспределительной сети. Всего в сети 250 точек контроля.

— Можно ли в домашних условиях проверить, чистая вода или нет?

— Только, наверное, визуально: налить в стакан и посмотреть, прозрачная ли она, попробовать на вкус, определить, есть ли запах и так далее. Для того чтобы проверить воду по химическому составу, нужно делать анализ в специальных лабораториях.

— Можете сравнить качество воды в Москве и в других мегаполисах мира?

— Всемирная организация здравоохранения продиктовала основные принципы, какой должна быть вода: безопасной в эпидемиологическом отношении, безвредной по химическому составу. Нормативная база в разных странах различается. Где-то, допустим, больше внимания уделяют нормированию железа, потому что в этой стране проблемы с железом. По качеству воды Москва на уровне таких европейских городов, как Лондон, Париж.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 14 сентября 2017 > № 2351507 Алексей Бабаев


Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 14 сентября 2017 > № 2324317 Сергей Щеткин

Икра с криминальным привкусом.

Обеспечение законности в сфере добычи и переработки рыбных биоресурсов - одна из основных задач в деятельности колымской полиции. О работе органов внутренних дел по противодействию браконьерскому вылову лососёвых рассказал врио начальника УМВД России по Магаданской области полковник полиции Сергей ЩЁТКИН.

- Сергей Михайлович, традиционно в период нереста проводятся оперативно-профилактические мероприятия по пресечению браконьерства, главное из которых - «Путина». Даже сложно представить, что где-то в колымской глубинке в лесу под слоем травы и земли может находиться продукция стоимостью более 27 млн рублей. Именно такой «клад» был недавно обнаружен полицейскими во время очередного рейда. Как было дело?

- Раскрывать детали операции преждевременно. «Путина» завершится только в октябре, но факт остаётся фактом - изъятие шести тонн браконьерской икры значительно пополнило статистику борьбы с криминальным промыслом. Кроме того, в середине июля сотрудниками оперативной группы в аэропорту «13 км» города Магадана были обнаружены 15 контейнеров общим весом 400 кг с икрой рыб лососёвых видов, которые были доставлены внутренним рейсом Ямск - Магадан из Ольского городского округа. Аналогичный факт выявлен в августе, когда в этом же аэропорту в результате полицейского рейда были изъяты 16 ёмкостей с икрой весом 450 кг. В Северо-Эвенском городском округе обнаружены два схрона с 650 кг лососёвой икры. Экологический ущерб в последнем случае составил 2,5 млн рублей.

- Конечно, как вы говорите, о всех деталях сейчас рассказывать преждевременно. И тем не менее, что такое «Путина» для полицейских Колымы?

- Поскольку в этот период идёт массовая добыча рыбы на реках региона, для наших сотрудников начинается усиленный вариант несения службы, который длится несколько месяцев. Пятью мобильными группами, а это свыше 40 представителей различных подразделений, реализуются целенаправленные мероприятия по декриминализации оборота водных биологических ресурсов. Координирует эту работу Управление экономической безопасности и противодействия коррупции областного УМВД. Полицейские дислоцируются на местах лова лососёвых, проводят рейдовые мероприятия в пределах прибрежных акваторий бухт Гертнера, Нагаева, устьев рек Дукчи и Магаданки, а также в Ольском, Хасынском, Омсукчанском и Северо-Эвенском округах Магаданской области.

Сотни километров обследуют полицейские, чтобы выявить браконьеров. Бывает, что участникам рейда приходится трястись на вездеходе около десяти часов, чтобы преодолеть 70 км бездорожья. При этом, запутывая следы, сначала едут, к примеру, на запад, а потом резко меняют направление и продвигаются в необходимую точку. Такие манёвры предпринимаются из-за «сарафанного радио», которое начинает «включаться», как только заработает двигатель полицейского вездехода. Отмечу, что сегодняшние браконьеры - это хорошо оснащённые в техническом плане люди, для своей противозаконной деятельности они приспособили новинки прогресса, к примеру, квадрокоптеры с видеокамерами. Не ленятся, поднимаются на возвышенности - сопки, запускают беспилотники и проверяют, в каком месте проводятся рейды. И всё-таки на какие бы ухищрения ни шли браконьеры, от тотальной отработки местности по квадратам, которую предпринимают наши сотрудники, уйти непросто.

В этом году мы выставили блокпосты, перекрывающие основные дороги между Магаданской областью и другими регионами страны.

- Браконьерский промысел сопровождают такие загадочные понятия, как «тайник», или «схрон»… Объясните, как обычно прячут незаконную добычу преступники?

- Чаще всего криминальный улов браконьеры тщательно скрывают под землёй, прикрывая снаружи растительностью. Именно таким образом и были замаскированы шесть тонн лососёвой икры, изъятой в лесном массиве Ольского городского округа. Два трёхтонных металлических контейнера были зарыты в землю и мастерски замаскированы.

Нередко в качестве тайников применяют различные хозяйственные постройки, расположенные во дворах частных домов. В последнее время полицейским приходится сталкиваться с тем, что сотни килограммов лососёвой икры «оставляют на хранение» непосредственно в жилых помещениях, куда без санкции суда не войдёшь.

- Схрон нашли, а как найти хозяина?

- Это главная задача, работа в этом направлении ведётся. И надо сказать, есть определённые результаты. Хотя об этом пока говорить, я думаю, не будем.

- Только ли силами полиции проводятся эти мероприятия?

- Конечно, нет. Проблемы экономической безопасности рыбодобывающего комплекса регулярно рассматриваются на совещаниях при губернаторе. Глава региона руководит комиссией по противодействию незаконному обороту промышленной продукции в Магаданской области.

Вопросы состояния работы правоохранительных органов области по противодействию преступлениям в сфере незаконного оборота водных биологических ресурсов являются предметом обсуждения на заседаниях постоянно действующего координационного совещания по обеспечению правопорядка в Магаданской области.

С 2008 года на территории действует созданная прокуратурой области межведомственная рабочая группа, в состав которой входят все заинтересованные в борьбе с незаконными посягательствами на рыбные запасы и налоговыми правонарушениями контролирующие и правоохранительные органы.

УМВД России по Магаданской области активно взаимодействует с Охотским территориальным управлением Росрыболовства, которое осуществляет федеральный государственный контроль в области рыболовства и сохранения биоресурсов. Задачи, которые стоят перед сотрудниками органов внутренних дел, - это оказание содействия контролирующим органам в предупреждении и пресечении массового браконьерского вылова лососёвых, недопущение осложнения криминогенной ситуации, охрана общественного порядка в местах прибрежного лова.

К этой работе активно привлекаются специалисты Магаданского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, которые выезжают на места хранения браконьерского улова для определения их видового состава, устанавливают уровень ущерба, нанесённого водным биоресурсам страны в результате незаконной добычи.

Природоохранные мероприятия с использованием морских катеров и вертолётов проводятся совместно с сотрудниками Пограничного управления ФСБ России по Восточному арктическому району. Эксплуатация техники высокой проходимости и вертолётные облёты не раз позволяли обнаружить браконьерские схроны лососёвой икры.

А вот, к примеру, шесть тонн икры, которые проходят «красной нитью» в нашем разговоре, были обнаружены и изъяты в результате взаимодействия полиции, региональных структур Росгвардии и авиаотряда специального назначения Управления Росгвардии по Хабаровскому краю. Отмечу, что совместная работа с экипажем вертолёта позволила взять под оперативный контроль нерестовые реки, расположенные в труднодоступных районах, в том числе на территории заповедника «Магаданский».

- Сергей Михайлович, если только вдуматься в эту цифру - шесть тонн икры - только икры, изъятой за один рейд, - становится жутко. Ведь это сотни тысяч тонн загубленной рыбы!

- Сейчас мало одного возмущения, нужны эффективные действия, направленные на сохранение водного биологического богатства нашей территории, причём не только правоохранительных и контролирующих органов. Тихоокеанский лосось требует защиты. В своё время стала действовать программа по защите приморского тигра, и уже есть результаты. Я уверен, что, если сейчас мы начнём эту работу вместе с общественностью, с учёными, с населением, с каждым человеком, то сумеем восстановить баланс. Без поддержки граждан наши усилия будут недостаточными. Первым шагом может стать просто отказ от покупки икры и рыбы сомнительного вылова на рынках и в подворотнях с рук. Подчёркиваю: защита тихоокеанского лосося - задача общая.

Подготовила Ксения ЛУКИНА

P.S. Прав был Сергей Михайлович, когда говорил, что криминальная статистика ещё, к сожалению, постоянно пополняется. Когда готовился материал, поступила информация о том, что в ходе оперативно-профилактического мероприятия «Путина» в результате совместных действий полицейских и сотрудников Пограничного управления ФСБ России по восточному арктическому району в селе Гижига Северо-Эвенского городского округа обнаружен очередной схрон более чем с 1700 кг лососёвой икры. По предварительным подсчётам, сумма ущерба, причинённого водным биологическим ресурсам, составляет около 4,5 млн рублей. Кстати, тайником на этот раз стала пристройка к частному дому…

Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 14 сентября 2017 > № 2324317 Сергей Щеткин


Россия > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены. Экология > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309334 Петр Шкуматов

Нельзя резко дергать штурвал: к чему приведет замена транспортного налога экологическим сбором

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Как скажутся изменения, которые готовит Министерство транспорта, на авторынке и российском обществе

Минтранс размышляет о замене транспортного налога экологическим сбором; как заявил министр транспорта Максим Соколов, этот вопрос в ближайшее время будет вынесен на экспертное обсуждение. Давайте тоже подумаем — плохо ли это для автомобилистов, и каким образом возможные изменения скажутся на отечественном авторынке.

Предположим, вы решили купить новый автомобиль, отвечающий самым передовым требованиям экологичности и безопасности. Естественно, у него достаточно мощный двигатель, в соответствии с современными представлениями об энерговооруженности. Из-за этого государства принимается буквально трясти с вас деньги, ведь транспортный налог сегодня рассчитывается, исходя из мощности силовой установки.

А кто же тогда пользуется налоговыми льготами? Владельцы старых «Жигулей», чьи маломощные ДВС были разработаны еще в прошлом тысячелетии. В результате парковки возле наших домов превратились в выставку достижений советского автопрома, который потихоньку врастает в землю. Большинство хозяев «шестерок», «семерок» и тому подобной допотопной техники даже и не знают толком про транспортный налог. Свою «недвижимость» они утилизировать не хотят: это хлопотно, пусть лучше стоит, ржавеет. Каши не просит, авось когда-нибудь пригодится. А ведь парковочные места в мегаполисе — дефицит.

Кроме того, это «грязная» и абсолютно небезопасная техника. В таких машинах даже подушек безопасности нет. Между тем, именно владельцам «Жигулей» почему-то предоставляются максимальные преференции. Прямо все с ног на голову перевернуто: получается, при помощи налоговых инструментов государство стимулирует граждан покупать и до бесконечности использовать автохлам.

Как избежать социального взрыва

По моему мнению, транспортный налог давно пора реформировать. Он должен не просто приносить в бюджет деньги, но выполнять конкретные задачи — прежде всего, по обновлению парка автомобилей. Ведь средний возраст легковых машин в России давно превысил 12 лет. При этом треть зарегистрированных автомобилей старше 15 лет. Задача государства в том, чтобы такой транспорт ушел в прошлое. И предлагаемый Минтрансом экологический сбор, в соответствии с котором сумма налога будет рассчитывается исходя из параметра выброса углекислого газа – отличный инструмент для омоложения автопарка.

Конечно, нельзя резко дергать штурвал. Очевидно, замена транспортного налога экологическим сбором даст неприятный социальный эффект. Если такая замена произойдет, то владельцы дорогих автомобилей станут платить меньше, чем владельцы «Жигулей», что, наверняка, вызовет недовольство в обществе. Зачастую у владельцев таких автомобилей просто нет денег на новый. Таким образом, вторая задача государства — обеспечить по возможности плавный переход, может быть, запустить дополнительную программу поддержки спроса, вроде действующих сейчас «Первого автомобиля» и «Семейного автомобиля».

Возможные результаты

Итак, что мы получим от такой реформы? Очевидно, жизнь в больших городах станет комфортнее: как показывают исследования, выхлоп автомобиля класса Евро-5 в восемьдесят раз безопаснее для здоровья, чем выхлоп «шестерки» или «семерки». Так же не подлежит сомнению, что автомобили, выпущенные в соответствии с современными требованиями безопасности, гораздо серьезнее защищают водителя и пассажиров в случае попадания в аварию. Если посмотреть статистику ГИБДД, можно заметить как, по мере обновления автопарка, снижалась смертность в результате ДТП.

Наконец, налоговые льготы для «чистых» автомобилей приведут к росту производства и продаж новых машин, восстановлению авторынка и оживлению всех сопутствующих отраслей. Достижение этих целей является безусловным благом для нашего общества.

Но, повторюсь, очень многое зависит от нюансов реализации этой законодательной инициативы. Ведь даже самую прекрасную идею можно загубить на корню формальным подходом — таких примеров в истории нашей страны, к сожалению, немало.

Россия > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены. Экология > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309334 Петр Шкуматов


США > Экология. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306312 Джозеф Стиглиц

Уроки «Харви»

Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz), Project Syndicate, США

Ураган «Харви» оставил после себя перевернутые вверх дном жизни людей и огромный имущественный ущерб, оцениваемый в $150-180 млрд. Но этот шторм, терзавший побережье Техаса на протяжении нескольких дней, вызывает еще и серьезные вопросы к экономической системе и политике Соединенных Штатов.

Есть, конечно, некая ирония в том, что это событие, столь сильно связанное с изменением климата, произошло в штате, где живёт так много людей, отрицающих изменение климата, и чья экономика так сильно зависит от ископаемого топлива, вызывающего глобальное потепление. Нет, разумеется, конкретные климатические события нельзя напрямую связать с увеличением содержания парниковых газов в атмосфере. Однако учёные давно предсказывали, что такое увеличение приведёт к росту не только средних температур, но и погодных аномалий, в первую очередь, чрезвычайных явлений, подобных урагану «Харви». Ещё несколько лет назад Межправительственная группа по проблемам изменения климата пришла к выводу, что, «согласно имеющимся данным, в характере аномальных погодных явлений произошли изменения в результате антропогенного воздействия, в том числе из-за роста концентрации парниковых газов в атмосфере». Астрофизик Адам Франк объяснил это очень кратко: «рост температур означает, что растёт влажность воздуха, а это ведёт к росту количества осадков».

Да, конечно, Хьюстон и Техас сами по себе мало что могут сделать с увеличением содержания парниковых газов в атмосфере, хотя они и могли бы активней требовать проведения правительством более жёсткой климатической политики. Однако власти штата и муниципалитетов могли бы сделать намного больше, занимаясь подготовкой к подобным событиям, ведь жители этой территории сталкиваются с ними более или менее регулярно.

В поисках помощи после урагана — и хотя бы частичного финансирования восстановления — все обращаются к правительству. Ровно то же самое случилось и после экономического кризиса 2008 года. И вновь ирония в том, что всё это происходит в том самом регионе страны, где так часто порицается государственная власть и коллективные действия. Столь же ироничным было обращение к правительству за помощью в момент острого затруднения титанов американской банковской отрасли, которые до этого проповедовали неолиберальные взгляды о необходимости сокращения роли государства и ликвидации регулирования, запрещавшего им проведение наиболее опасных и антисоциальных операций.

Налицо очевидный урок подобных историй, который необходимо выучить: рынки сами по себе не способны обеспечивать защиту, в которой нуждается общество. Когда рынки не срабатывают, а это происходит довольно часто, императивом становятся коллективные действия.

Как и в случае с финансовыми кризисами, необходимы превентивные коллективные действия, помогающие смягчить последствия изменения климата. Это означает, что здания и инфраструктура должны строиться так, чтобы выстоять в экстремальных условиях, и они не должны размещаться на участках, где им с большей вероятностью грозит серьёзный ущерб. Это также означает, что нужно защищать экосистемы, особенно водно-болотные угодья, способные играть важную роль в смягчении штормовых ударов. Это означает, что надо устранять угрозы аварий, к которым может привести природная катастрофа, как это произошло с утечкой опасных химикатов в Хьюстоне. Наконец, это означает, что должны быть приняты адекватные планы реагирования, в том числе планы эвакуации.

Для достижения всех этих целей нужны эффективные государственные инвестиции и сильное регулирование, причём вне зависимости от того, какая политическая культура доминирует в Техасе или где-либо ещё. Без адекватных норм регулирования у частных лиц и компаний нет стимулов предпринимать адекватные меры предосторожности, потому что они знают — основная часть издержек, вызванных экстремальными явлениями, ляжет на плечи кого-то другого. Без адекватного государственного планирования и регулирования, в том числе экологического, последствия наводнений будут ещё хуже. Без планирования на случай катастроф и адекватного финансирования любой город может столкнуться с дилеммой, с которой столкнулся Хьюстон: если не отдать приказ об эвакуации, многие погибнут; но если отдать приказ об эвакуации, тогда люди погибнут в возникшем хаосе, а дорожные пробки не позволят им выбраться из города.

Америка и весь мир платят высокую цену за увлечение крайней антигосударственной идеологией, которую усвоил президент Дональд Трамп и его Республиканская партия. Миру приходится расплачиваться за то, что совокупные выбросы парниковых газов США выше, чем у любой другой страны; и даже сегодня США являются одним из мировых лидеров по количеству выбросов парниковых газов на душу населения. Однако и Америка платит высокую цену: другие страны, даже бедные развивающиеся государства, подобные Гаити и Эквадору, похоже, научились лучше справляться с природными катастрофами (зачастую лишь после серьёзного ущерба, нанесённого ужасающими бедствиями).

После разрушения Нового Орлеана ураганом «Катрина» в 2005 году, отключения значительной части Нью-Йорка во время урагана «Сэнди» в 2012 году, наконец, после нынешнего опустошения, причинённого Техасу ураганом «Харви», США могут и должны действовать лучше. У страны имеются ресурсы и квалификация, необходимые для анализа всех этих комплексных событий и их последствий, а также для формулирования и реализации в жизнь регулирования и инвестиционных программ, которые позволят смягчить негативные последствия подобных явлений для жизни людей и их имущества.

Однако Америке не хватает последовательности в отношении к государству тех, кто находится на правом фланге политического спектра и, потакая особым интересам, которые выигрывают от их экстремальной политики, продолжает лицемерить. Пока не наступил кризис, они выступают против регулирования, государственных инвестиций и планирования; а после кризиса они требуют — и получают — миллиарды долларов для компенсации своих убытков, причём даже тех убытков, которые можно было легко предотвратить.

Можно лишь надеяться, что Америке — и другим странам — не понадобятся новые аргументы природы, чтобы они выучили уроки урагана «Харви» наизусть.

США > Экология. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306312 Джозеф Стиглиц


Украина. Австрия. Евросоюз > Армия, полиция. Экология > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300910 Себастьян Курц

Донбассу угрожает экологическая катастрофа

Себастьян Курц (Sebastian Kurz), Die Presse, Австрия

Кризис на Украине и вокруг нее продолжается уже четыре года. Хотя интерес СМИ к этому конфликту и уменьшился, однако боевые действия продолжаются. Ежедневно сообщается о многочисленных нарушениях перемирия, причем это особенно затрагивает гражданское население, которое часто попадает под перекрестный обстрел. Жизнь невооруженных наблюдательниц и наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) находится под угрозой и им препятствуют в выполнении их задач.

Вопреки Минскому соглашению, заключенному для стабилизации обстановки и установлению мира в регионе, в зоне конфликта по-прежнему находятся тяжелые вооружения, доставляются боеприпасы и закладываются мины. Несмотря на переговоры в рамках нормандского формата (Германия, Франция, Россия, Украина) политический процесс застопорился. Регулярные встречи тройственной контактной группы (Украина, Россия и ОБСЕ, включая представительниц и представителей определенных регионов Донбасса), не смогли до сих пор привести к продолжительному спокойствию на местах.

Под обстрелом инфраструктура

Потребуется время для того, чтобы дипломатия принесла свои плоды. Однако с другой стороны, крайне необходимы действия для того, чтобы воспрепятствовать усугублению гуманитарного кризиса и угрожающей экологической катастрофе в Донбассе.

Один из центров тяжелой промышленности Европы стал ареной постоянных боевых действий. Основная инфраструктура постоянно находится под обстрелом, существует опасность серьезного повреждения хранилищ хлора, химических и металлургических заводов, складов вредных веществ и угольных шахт, что может иметь соответствующие тяжелые последствия для окружающей среды в этом регионе. Здесь перед нами тикающая бомба замедленного действия.

Поскольку воюющие стороны непосредственно противостоят друг другу, то происшествия на одной стороне конфликта оказывают воздействие также на другую сторону и даже выходят за эти границы. Так, например, в этом году попало под обстрел здание донецкой фильтровальной станции с семью тоннами хлора. Трудно представить себе последствия взрыва этого хранилища, который неизбежно привел бы к катастрофе.

Зараженная питьевая вода

В случае попадания химикалий в реки и в грунтовые воды, пострадали бы сотни тысяч людей. Затопление угольных шахт могло бы заразить грунтовые воды и привести к опустошительным последствиям при снабжении питьевой водой крупных городов, а также для сельского хозяйства — даже в соседней России. Экологические катастрофы не знают границ. Поэтому все игроки в этом регионе должны быть заинтересованы в том, чтобы избежать такой катастрофы.

Поэтому мы должны предотвратить, пока не поздно, угрожающую катастрофу. В качестве необходимого шага все участвующие стороны этого конфликта должны признать невоенный характер жизненно важной инфраструктуры и щадить ее. Соответствующие объекты должны уважаться как зоны безопасности, и должны быть созданы каналы связи на случай чрезвычайной ситуации. Это потребует также подготовки соответствующих служб спасения с необходимым оснащением. Нельзя недооценивать опасности для таких основных видов снабжения как вода и электричество. Так, например, из-за низких температур прошлой зимой было прервано снабжение электричеством населенных пунктов вокруг Авдеевки. Линии электропередач были отремонтированы, затем снова разрушены в результате обстрелов и снова отремонтированы. Тысячи людей были вынуждены обходиться без отопления и питьевой воды.

Под прицелом насосные станции

За последние недели под обстрел постоянно попадали объекты по очистке воды и насосные станции в зоне конфликта. Свыше миллиона людей по обеим сторонам конфликта, а также полмиллиона вниз по течению в Мариуполе зависят от снабжения водой в южном Донбассе. Оно находится в постоянной опасности быть разрушенным.

Из-за аварии реактора в Чернобыле в 1986 году Украина пережила одну из самых ужасных катастроф последнего времени, вызванных человеческим фактором. Теперь население страдает из-за войны, которая подрывает отношения Донбасса с остальной Украиной, разрушает связи между Киевом и Москвой и наносит тяжелый урон отношениям между Россией и многими европейскими и другими государствами.

Поэтому все участвующие стороны должны обращать внимание на благополучие населения в соответствующем регионе и отложить в сторону политические конфликты. По этой причине председательствующая в ОБСЕ Австрия решительно выступает за инициативу по минимизации риска катастрофы в Восточной Украине.

Интенсивные обсуждения

Тройственная контактная группа (Украина, Россия, ОБСЕ) с пониманием отнеслась к этому обстоятельству и будет интенсивно обсуждать его на ближайших заседаниях. Основывающиеся на фактах договоренности должны быть как можно быстрее претворены в жизнь, чтобы предотвратить ежедневную угрозу отравления и без того страдающих жителей Донбасса.

Чтобы восстановить мир в Восточной Украине, участвующие стороны должны прекратить военные действия. Первым важным шагом в этом направлении было бы прекращение бомбардировок и разрушения основных и жизненно важных объектов инфраструктуры.

Автор является министром иностранных дел Австрии и нынешним председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Украина. Австрия. Евросоюз > Армия, полиция. Экология > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300910 Себастьян Курц


Россия. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 8 сентября 2017 > № 2300374 Александр Дупляков

Крабовый промысел ведется в стабильных условиях.

Александр ДУПЛЯКОВ, Президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока.

«Fishnews – Новости рыболовства» продолжает отслеживать тенденции российского крабового промысла. Борьба с браконьерством, инициативы по регулированию лова, сертификация по стандартам устойчивого рыболовства – о том, как проходит работа по этим направлениям, нам рассказал президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков.

– Александр Павлович, начать нашу беседу хотелось бы с темы ННН-промысла. Сохраняется ли та положительная динамика, которая наблюдалась по сокращению незаконных поставок?

– Безусловно, проблема ННН-промысла, которая была раньше, даже еще четыре года назад, перестала существовать. Нелегальных поставок на зарубежные рынки практически нет. Промысел, который осуществляют в территориальном море и исключительной экономической зоне российские компании, абсолютно легальный и прозрачный. За последние несколько лет я не припомню, чтобы к какой-то из компаний, добывающих краба, у контролирующих органов были претензии из-за превышения разрешенного вылова или подмены видового состава. Негативные моменты, существовавшие ранее, просто изжили себя. Сейчас промысел ведут в основном крупные компании, у которых достаточно квот, десятки судов, долгосрочные программы по обновлению флота; они инвестируют большие средства для роста не только количественных, но и качественных показателей промысла.

Да, не до конца решена проблема с судами-«подфлажниками», но с ними эффективно борется Пограничная служба, периодически появляются сообщения о задержаниях нарушителей. Так что, думаю, и их в скором времени не станет.

Нельзя не отметить огромную роль межправительственных соглашений, которые Россия заключила с другими странами АТР для борьбы с ННН-промыслом. Именно благодаря этим договоренностям был закрыт путь на рынок для браконьерской продукции, в том числе выгружаемой судами-«подфлажниками». И такая работа продолжается, ежегодные консультации по реализации этих соглашений позволяют выявлять проблемные моменты и совершенствовать механизмы их решения.

Оценивая уровень незаконного промысла, мы ориентируемся в первую очередь на статистику иностранного импорта российской крабовой продукции, а также на информацию от трейдеров, которые занимаются реализацией краба на зарубежных рынках. Сведений о регулярных заходах в иностранные порты судов под «удобными» флагами с нелегальным крабом нет, по информации от наших зарубежных партнеров, лишь изредка отмечаются единичные случаи выгрузки такой продукции.

До последнего времени оставался практически единственный канал для поступления на рынок нелегальной крабовой продукции – Северная Корея, и шел такой товар только в Китай. Но мы надеемся, что и этот канал будет окончательно перекрыт.

Правда, сейчас возникают сложности с оценкой объемов незаконных поставок. Метод, когда сравниваются иностранный импорт и отчетный вылов, в современной ситуации не позволяет делать однозначный вывод о том, что получаемая разница и есть объем браконьерской продукции. Во-первых, сказывается то, что при подсчетах вес продукции переводится в вес улова, во-вторых, есть остатки товара, которые переходят из одного года в другой. Ранее, когда иностранный импорт превышал официальную добычу значительно, в несколько раз, погрешности в расчетах не столь сильно влияли на общую картину, сейчас же, когда речь идет о нескольких процентах, однозначно утверждать, что это – ННН-промысел или погрешность учета и методики, нельзя.

Безусловно, методику надо пересматривать, и хотелось бы, чтобы к этой работе подключились Росрыболовство и отраслевая наука. Официальной информации об уровне ННН-промысла со стороны регулятора никогда не было, а это было бы весьма полезно, в том числе для сертификации крабового промысла.

– То есть это важно с точки зрения имиджа отрасли и с точки зрения сертификации промысла, со всеми вытекающими экономическими результатами?

– Совершенно верно. Мы планируем в следующем году выйти на полную сертификацию по стандартам MSC четырех единиц запаса – камчатского краба Западно-Камчатской и Камчатско-Курильской подзон, синего краба Западно-Камчатской подзоны и краба-стригуна бэрди Камчатско-Курильской. В прошлом году по этим объектам была пройдена предварительная оценка, и теперь у нас есть понимание, какой объем работы необходимо проделать для того, чтобы в будущем успешно пройти полную сертификацию. Есть план действий, будем его реализовывать.

Необходимость сертификации крабового промысла в последнее время приобретает все большую актуальность, особенно это заметно по поставкам крабовой продукции в Соединенные Штаты. Наверняка и другие рынки со временем будут предъявлять требования к наличию экологического лейбла. И если раньше получение сертификата воспринималось в большей степени как имиджевый процесс, то сейчас это уже становится пропуском на рынок.

– Сертификация – работа, в которую вовлечены многие стороны – и наука, и госорганы, и некоммерческие организации. Как выстроено у вас сотрудничество с Росрыболовством, с институтами?

– Мы работаем с институтами, прежде всего с КамчатНИРО, так как крабы, промысел которых сертифицируется, как раз попадают в зону ответственности этой организации, у нее есть вся необходимая информация, специалисты и опыт в подготовке соответствующих документов. Когда проводилась предварительная оценка, эксперт также встречался с представителем Росрыболовства. Думаю, в процессе полной сертификации это общение будет продолжено.

Нужно отметить, что в мае 2017 года пополнилось число членов ассоциации, в ее ряды влились еще две компании, и они также заинтересованы в сертификации промысла, так как поставляют продукцию на американский рынок.

– Таким образом, сколько сейчас компаний входит в АДК?

– В общей сложности у нас десять членов ассоциации: крупнейшие компании-краболовы из Хабаровского, Приморского, Камчатского края, Сахалинской области. Если смотреть по объему вылова краба в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне за прошлый год, на долю этих организаций приходится 54%, а без учета глубоководных крабов-стригунов – 65%.

– Мы с вами говорили о незаконном промысле, если так можно выразиться, промышленном. Но также остается бытовое браконьерство. Насколько оно отражается на ситуации с легальными компаниями?

– Такое явление, как бытовое браконьерство, является проблемой для рыбного хозяйства, и это касается не только крабов, а вообще всех водных биоресурсов. Оно, безусловно, наносит ущерб отрасли, и для борьбы с ним необходимы специальные инструменты. Те меры, которые были успешно реализованы для борьбы с ННН-промыслом в исключительной экономзоне России, вряд ли подойдут в этом случае.

На мой взгляд, для начала необходимо оценить масштабы и структуру явления, именно от этого будут зависеть методы борьбы.

– В мае Росрыболовство провело аукцион по продаже долей квот для добычи краба в режиме прибрежного рыболовства. Компании наконец получили возможность ловить синего, камчатского и волосатого четырехугольного крабов в подзоне Приморье, к югу от мыса Золотой. Легальный бизнес приходит туда, где хозяйничали браконьеры.

– То, что наконец удалось провести торги и распределить объемы, безусловно, позитивное событие. Сейчас рыбаки смогут легально осваивать ценный биоресурс, и часть этой продукции, конечно, пойдет на внутренний рынок, что поможет отсечь часть рынка браконьерского краба. Я уверен, что компании, которые победили на аукционе, будут вынуждены подключиться к борьбе с бытовым браконьерством. У них просто не будет выбора, так как существовать параллельно с браконьерами в современных условиях не получится.

– Вернемся к промышленному рыболовству. Как продвигается подготовка методики по учету краба, перевозимого в живом виде?

– Методика готовится, есть рабочий проект, который мы сейчас обсуждаем, также в осенний период будут продолжены полевые работы по тем видам краба, которые не были охвачены исследованиями в начале года, это в первую очередь камчатский краб. Если говорить кратко, то в проекте методики основной акцент сделан, во-первых, на биологической особенности краба отдавать воду (так называемая стечка), во-вторых, на сохранении товарного качества продукции. Думаю, на осеннем заседании Дальневосточного научно-промыслового совета (ДВНПС) вариант этого документа уже будет представлен на обсуждение.

– Ассоциация неоднократно выступала с предложениями по регулированию крабового промысла. Сейчас прорабатываются какие-то инициативы?

– Крабовый промысел регулируется достаточно эффективно, и если говорить о мерах, призванных противодействовать незаконной добыче, то, на мой взгляд, их достаточно. Дальнейшее усложнение или ужесточение правил только затруднит работу российских компаний и при этом не даст нужного эффекта, например, в отношении «подфлажников» или бытового браконьерства. Конечно, промысел – это живой процесс, условия которого могут меняться из года в год. Периодически возникает необходимость корректировки минимальных суточных объемов добычи краба, и такие изменения после соответствующего научного обоснования принимаются. В перспективе могут корректироваться сроки и районы промысла, но в целом каких-либо острых вопросов по регулированию нет. Сейчас крабовый промысел ведется в стабильных и понятных условиях.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 8 сентября 2017 > № 2300374 Александр Дупляков


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра энергетики Антона Инюцына РБК.

Антон Инюцын: «В бюджетный сектор нужно привлекать частные инвестиции».

Беседовал Александр Титов

В принятом в 2009 году законе об «Энергосбережении и повышении энергоэффективности» ставилась задача к 2020 году снизить энергоемкость российского ВВП на 40%. Достижение этой цели позволило бы снизить расходы в секторе ЖКХ, модернизировать промышленность, сократить нагрузку на окружающую среду и существенно улучшить качество жизни. Однако за восемь лет показатель энергоемкости сократился лишь на 11%. Между тем перезапуск программы открывает возможности для экономического роста в условиях низких цен на углеводороды и ограниченного бюджета. О будущем индустрии +1 поговорил с замминистра энергетики РФ Антоном Инюцыным.

— Антон Юрьевич, почему программа не сработала должным образом, и сектору так и не удалось добиться поставленной задачи?

Почему вы считаете, что программа не сработала? В 2008 году Указом Президента РФ была поставлена цель по снижению к 2020-му энергоемкости ВВП на 40%. На 13,5% более энергоэффективными должны были стать товары и услуги. И на 26,5% — измениться структура экономики. То есть, попросту предполагалось увеличить сектор услуг, требующий минимального прироста потребления энергоресурсов.

Хочу сказать, что при постановке задачи мы исходили из определенных макроэкономических факторов. Прежде всего —роста ВВП и инвестиций, динамики цен на энергоресурсы.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, по сравнению с 2007 годом газ должен был подорожать в семь раз! По факту, в 2016-м цена выросла в 2,3 раза. Электроэнергия стала дороже вдвое, а не в 4,5 раза, как предполагалось. Инвестиции должны были вырасти в 2,5 раза. По факту на сегодняшний день — 23%. Конечно, эти параметры влияют на окупаемость инвестиций и масштабы модернизации основных средств.

Тем не менее, мы последовательно формировали необходимые условия, нормативно-правовые акты, систему управления энергоэффективностью, результативность которых станет еще более заметной с возобновлением роста экономики. Это — не мои слова. В энергетическом рейтинге Всемирного банка за 2017 год Россия, как и вся Европа, заняла место в «зеленой зоне», со средним показателем 77 баллов. Это очень хороший результат.

Запланированные 40% роста энергоэффективности — очень амбициозная задача даже относительно тех сценарных условий, которые закладывались на момент разработки закона в 2009 году. Но, с учетом реальной ситуации, мы уже смогли, по оценкам экспертов, снизить энергоемкость на 11-11,5%.

— Возобновят ли со следующего года субсидии регионам для повышения энергоэффективности?

Как раз недавно на заседании Совета законодателей при Федеральном Собрании на этом вопросе акцентировали внимание сами депутаты, предложив заложить необходимые средства в бюджет на 2018 год. Ведь на сегодняшний день страна продолжает жить в определенных финансовых ограничениях. Будем внимательно следить за возобновлением роста экономики, дополнительными доходами бюджета.

Мне кажется, сейчас мы могли бы попробовать запустить хорошую программу по светодиодному внутреннему и внешнему освещению, а также замене и установке индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим погодным регулированием.

Сегодня доля энергоэффективного уличного освещения в России составляет всего 6,7%. При этом в структуре потребления электроэнергии на освещение приходится 12%. Мы понимаем, каков резерв.

Кстати, в апреле приезжали эксперты ООН, чтобы оценить ситуацию с продвижением энергоэффективного освещения в России. По оценкам экспертов, сформированная за последние пять лет нормативно-правовая база соответствует лучшим мировым практикам.

— Что именно удалось сделать для продвижения энергоэффективного освещения?

Во-первых, с июля 2016-го мы ввели новые требования к госзакупкам. Во-вторых, с этого года распространили эти нормы на все ГУПы и МУПы (государственные унитарные предприятия и муниципальные унитарные предприятия. — Прим. +1). В-третьих, установили уровень внедрения светодиодного освещения к 2020 году в объеме 75% во всех регулируемых организациях страны (естественные монополии и организации, обеспечивающие электро-, тепло-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, утилизацию (захоронение) твердых бытовых отходов и т.д. — Прим. +1).

В-четвертых, создан раздел по нормированию энергопотребления источниками уличного освещения еще на этапе проектирования, чтобы исключить применение архаичных технологий.

Кроме того, с января 2018-го вводится обязательное использование светодиодов при капитальном ремонте и новом строительстве многоквартирных домов, зданий и сооружений. Эта нормативно-правовая база позволила нам за пять лет создать рынок. В итоге продажи светодиодов выросли с 2% до 25%, а средняя стоимость лампы упала с 500 до 150 рублей. Так должно быть и в других отраслях.

Например, в ряде развитых стран владельцы зданий с низким классом ЭЭ платят повышенный налог на имущество: плюс 1-2%. Такая мера вынуждает собственника задуматься о модернизации объекта. Речь идет о коммерческих зданиях, но в перспективе можно подумать и про многоквартирные дома.

Дополнительные сборы идут на целевые программы поддержки модернизации, в том числе на разработку продуктовых программ. Например, в свое время в США при покупке энергоэффективной лампочки потребители могли получить скидку на оплату электроэнергии, вырезав часть упаковки от лампы и приколов к счету за электричество.

— В каких отраслях экономики и энергетики отмечен наибольший успех в области энергосбережения и повышения ЭЭ?

По подсчетам разных экспертов, наибольший вклад в повышение энергоэффективности экономики внес ТЭК.

В сетевом комплексе мы за пять лет смогли снизить потери примерно на 10%, что составляет как минимум 10 млрд кВт/ч. Между прочим это суммарное потребление электричества за год всего Хабаровского края или Чувашии. Идет большая работа по внедрению систем интеллектуального учета. Например, в Россетях за пять лет долю таких приборов удалось увеличить впятеро, с 2% до 10%. Но еще есть куда двигаться дальше.

Колоссальным вкладом энергетики в повышение ЭЭ стал переход к полезному использованию попутного нефтяного газа. Мы поставили цель в 95%. Если, скажем, пять лет назад уровень использования попутного газа был 76%, то сегодня он уже 88%, или 10 млрд кубометров газа. Это сопоставимо с его потреблением в Австрии или Чехии.

Нефтеперерабатывающая отрасль также внесла большой вклад в энергоэффективность. В результате модернизации НПЗ за пять лет производство мазута сократилось на 23%, а глубина переработки нефти выросла почти до 80%. Очень важно, что мы почти полностью перешли на производство бензина самого высокого стандарта. Если еще в 2012 году доля топлива Евро-5 в общем производстве бензина была около 24%, сейчас она на уровне 92%. В результате как минимум на 60% снизились выбросы серы — одного из основных загрязняющих веществ в крупных городах. А машины, в свою очередь, стали более эффективно расходовать топливо.

За рамками ТЭК самый интересный пример, пожалуй, — развитие высокоскоростного железнодорожного транспорта. И дело здесь не в энергоэффективных локомотивах, а в том, сколько людей ежедневно выбирает теперь Сапсан вместо самолета или автомобиля. Только представьте эффект на маршруте Москва— Санкт-Петербург! По итогам года пассажиропоток составил почти 5 млн человек, а перевозка электропоездом в разы энергоэффективнее, чем автомобилем, не говоря уже о перелете.

— Какие инструменты стимулирования и поддержки повышения энергоэффективности вы считаете оптимальными для сектора энергетики?

В электроэнергетике, вы знаете, мы завершаем программу по ДПМ (договор о предоставлении мощности, — прим. +1). Она заключается в масштабном обновлении парка тепловых электростанций. Это более трех триллионов рублей инвестиций, начиная с 2007 года. В следующем году по программе будет суммарно введено 30 гигаватт мощностей.

Еще приведу в пример механизм КОМ (конкурентный отбор мощности. Предполагает снижение цены на поставку ресурса за добровольное ограничение потребления в пиковые часы. — Прим. +1). Благодаря ему компании смогли оптимизировать свои затраты. Мы посчитали, что к 2020 году это позволит вывести с рынка 9,3 ГВт мощностей. Это, на наш взгляд, хороший механизм сдерживания роста цен и нагрузки на потребителя.

Я считаю, что мы сильно выиграем от развития инструментов экологического и технологического регулирования — когда либо вводится запрет на использование того или иного неэффективного оборудования, либо ограничивается его оборот, и одновременно запускаются программы стимулирования по переходу на новую технику. Как, например, с повышением требований к капитальному ремонту, освещению, с переходом на НДТ. Штрафы за выбросы сверх лимита для определенных предприятий — тоже инструмент повышения ЭЭ. И здесь владельцы уже сами должны думать, что для них выгоднее: перенастроить производство, чтобы укладываться в тот или иной экологический класс, либо заплатить штраф.

Как в случае с решением проблемы ПНГ (его суть — в увеличении платы за сжигание попутного нефтяного газа свыше 5% от добычи — прим. +1). Или как четырехсторонние соглашения, которые позволили провести в стране масштабную модернизацию НПЗ. Нефтяники вложили 1,2 триллионов рублей за пять лет. Это внушительная сумма.

— Программа по ЭЭ у нас — одна из самых многострадальных в плане урезания финансирования. Будут ли увеличены госинвестиции в сектор по сравнению с 2016 годом?

В бюджетный сектор, — а это школы, детские сады, больницы, спортивные сооружения, административные здания, — нужно привлекать частные средства. На наш взгляд, тут как раз помогли бы продуктовые программы, направленные на улучшение освещения и установку индивидуальных тепловых пунктов. Эти проекты близки к окупаемости, так что частные инвестиции здесь вполне могут занять доминантную роль. Государство же может оказывать регулирующее воздействие и предоставлять субсидии.

Что касается госинвестиций, которые касаются улучшения качества жизни, или сферы нового строительства, мы должны, если можно так выразиться, повышать энергоэффективность использования бюджетных средств.

Как я уже сказал, многие ведомства внимательно следят за улучшением макроэкономической ситуации и дополнительными доходами бюджета, чтобы предлагать соответствующие проекты, влияющие на энергоэффективность. Это утилизация старых автомобилей, кредитные механизмы Россельхозбанка, поставки Росагролизинга, программы Фонда ЖКХ и другие.

— Энергосервисный сектор развивается гораздо скромнее, чем ожидали власти и эксперты. Какие меры регулирования и поддержки в связи с этим последуют для компаний, обеспечивающих поставку мощности потребителям?

Хороших примеров тоже хватает. Например, во Владимирской области инвестиции через энергосервис только в освещение составляют до полумиллиарда рублей.

В ряде других регионов бизнес также активно подключился к этой истории. За 2016 год у нас заключено порядка 700 энергосервисных контрактов на сумму 7 млрд рублей. Энергосервисный контракт мог бы стать хорошим инструментом для повышения ЭЭ в бюджетном секторе.

В то же время нужно придумать типовой кредитный инструмент для применения в ЖКХ. Это популизм, когда некоторые говорят, что энергосервис спасет мир в плане модернизации. Мировой опыт подсказывает, что это как раз — очень узкоприменимая вещь. Здесь нужно расширять спектр. Например, полезным инструментом могла бы стать поставка в рассрочку энергоэффективного оборудования. Ну и плюс, как я уже сказал, продуктовые программы.

— Стоит ли ожидать перезапуска программы по ЭЭ? Что Минэнерго настроено делать дальше для продвижения этой истории?

Необходимая работа проводится; ждем возобновления роста экономики. Мы программу не останавливали, чтобы ее перезапускать. Катализаторами активности у потребителей энергии станут нормальная международная обстановка, рост ВВП и модернизация электро- и теплоэнергетики.

В части теплоснабжения планируем продолжить модернизацию за счет привлечения внебюджетных источников через так называемую«альтернативную котельную» (установление предельного уровня цены на тепловую энергию — прим. +1). Рассчитываем, что уже в 2017 году ряд регионов подключится к реализации такой идеи.

В секторе электроэнергетики продолжим выводить и модернизировать устаревшие генерирующие мощности. Подробно вопросы энергоэффективности будут обсуждаться на полях международного форума «Российская энергетическая неделя». Он пройдет в Москве 4-7 октября с участием руководителей крупнейших мировых и российских генерирующих компаний.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2305661 Сергей Донской

Сергей Донской: Минприроды предлагает полностью перевести EDC под российскую юрисдикцию

Министр природных ресурсов и экологии России дал интервью ТАСС на полях Восточного экономического форума

Российские нефтяники планируют инвестировать в текущем году в геологоразведку порядка 360 млрд рублей, однако с учетом текущего уровня цен на нефть этот показатель может не превысить 300 млрд рублей, в целом сохраняя рост год к году на 15–20%. При этом инвестиции в геологоразведку на континентальном шельфе могут составить 108 млрд рублей.

Кроме того, одной из горячих тем остается возможная покупка Schlumberger доли в Eurasia Drilling Company (EDC). В частности, помимо уже известных предложений Минприроды России обязать Schlumberger предоставить гарантии по продолжению работы в РФ, ведомство считает необходимым полный перевод EDC под российскую юрисдикцию, а также ввод требования к формированию органов управления этой компанией из лиц, имеющих доступ к гостайне. Об этом министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской сообщил в интервью ТАСС на полях Восточного экономического форума.

— Сергей Ефимович, в конце 2016 года Россия и Япония подписали меморандум о сотрудничестве в области геологии и недропользования. Можно ли уже подвести первые итоги действия меморандума? Расширен ли за прошедший период спектр областей для взаимодействия в рамках его действия?

— Меморандум был подписан в декабре прошлого года и предполагал именно то, что будет развиваться сотрудничество в геологоразведке, в том числе по направлению наземных и морских геологических изысканий, совместной разведке с применением передовых японских и наших отечественных технологий. В том числе совместное исследование с использованием японского судна Shigen, обмен опытом по наилучшим доступным технологиям. Одна из тем, которая нас интересует и которой занимаются наши коллеги в Японии, — это газогидраты.

В России это направление развивается достаточно давно, есть определенные успехи, мы слышали, чего добились японцы, и нам интересно обменяться опытом. Безусловно, мы получаем информацию из открытых источников, но хотелось бы как раз провести более подробное обсуждение этого опыта совместно с японскими коллегами. В связи с этим весной этого года прошла первая рабочая группа в рамках меморандума. И я думаю, уже в этом году мы отработаем все необходимые процедуры, а затем перейдем к практической реализации, подготовке практических проектов и конкретным действиям.

— А говоря о газогидратах в России, вы какой регион имеете в виду?

— Во-первых, Арктика. Арктика очень богата газогидратами, и на самом деле мы рассматриваем газогидраты как тему будущего, это очень перспективная тема. Если брать соотношение запасов природного газа, который сегодня разрабатывается, и того, что в перспективе можно будет добывать из газогидратов, это значительные объемы: 1/1000 к сегодняшним запасам природного газа.

— Но у нас ведь традиционных запасов газа очень много, и мы сейчас добываем меньше, чем могли бы. Насколько для нас вообще актуальны еще и газогидраты?

— Надо смотреть в будущее. Мы понимаем, что газогидраты — это не только перспективный вид сырья, но и, скажем, один из элементов формирования будущего рынка и технологий.

— О какой временной перспективе может идти речь?

— С учетом темпов, с учетом активности наших коллег в других странах, в том числе японцев, я думаю, что в ближайшее десятилетие первые проекты по газогидратам появятся и начнут развиваться.

— Китай, насколько я помню, уже занимается такими проектами.

— Абсолютно верно. У экспертов есть ряд вопросов к тем проектам, которые они реализуют, но в любом случае многие страны рассматривают газогидраты как альтернативу природному газу, и соответственно, многие делают ставку на них.

— Но Китай, скажем так, вынужден этим заниматься. Для чего это нам?

— Мы понимаем, что в будущем спрос на энергию будет сохраняться, расти, и соответственно, надо предлагать какие-то новые подходы и технологии.

— Чтобы не случилось так, как со сланцевым газом.

— В любом случае именно с точки зрения инновационных проектов газогидраты — это вот такой вызов, который важно принять, и соответственно, искать ответы.Борьба с "черными лесорубами".

— Как все-таки министерство планирует ужесточать борьбу с вывозом необработанного леса за рубеж, в том числе и в Китай? Как вы оцениваете объем этого рынка сегодня?

— Начиная с 2014 года размер вреда, причиненный лесам незаконными рубками, превысил 11 млрд рублей. В 2016 году почти 77% от общего объема незаконных рубок в стране приходилось на Сибирский федеральный округ (1,3 млн куб. м), в том числе 67% на Иркутскую область (1,1 млн куб. м). Также в 2016 году наибольшие объемы незаконной рубки лесных насаждений зафиксированы в Свердловской (54,4 тыс. куб. м), Вологодской (52,7 тыс. куб. м) областях. Поэтому, безусловно, проблема незаконной заготовки остается одной из ключевых для министерства и правительства. И для решения этого вопроса необходим комплексный подход, в частности контроль за деятельностью по всей цепочке лесозаготовки.

— Начиная от "черных лесорубов"?

— Мы понимаем, что это нонсенс для рынка, когда лес мимо всех пунктов контроля — и таможенных, и финансовых — провозится за границу. Поэтому необходим тотальный контроль, это понятно абсолютно. Это прежде всего контроль деятельности пунктов приема и отгрузки древесины и пиломатериалов, предприятий, перерабатывающих древесину. Это внедрение системы маркировки древесины ценных пород и отслеживания ее транспортировки. Кроме того, регион должен перейти на реализацию круглых лесоматериалов исключительно по результатам электронных биржевых торгов. Сегодня современные технологии это позволяют делать.

У нас есть несколько проектов, которые мы уже начали реализовывать в Иркутске в рамках Года экологии. Мы изначально договаривались с нашими коллегами, что будем проводить проект по изменению местного законодательства, соответственно, регулирования точек приема заготовленной древесины, внедрения новых систем контроля через чипы, через современные информационные технологии. Плюс, ко всему…

— …дроны?

— Вы знаете, это тоже возможно, потому что сегодня у тех, кто занимается незаконной деятельностью, есть ресурсы и средства, и они активно сами используют всю современную технику. Мы не должны отставать. Это первое. И второе: конечно, нужно вводить регулирование, которое бы дестимулировало занятие этим незаконным производством. Кроме того, учитывая, что Китай, как вы правильно сказали, — один из основных рынков этого сырья, есть идеи договориться с правительством, чтобы на международных соглашениях мы бы обязали стороны исключить из оборота у себя на рынке древесину, которая не подтверждается документами о законном ее происхождении. То есть, с одной стороны, мы внедрим систему подтверждения законности заготовки древесины, с другой стороны, коллеги могли бы использовать это для контроля, для фильтрации потока древесины.

Предложения по покупке доли в Eurasia Drilling

— Можно тогда перейти к самой горячей теме последних дней — по поводу возможной покупки Schlumberger доли в Eurasia Drilling (EDC). Вы подчеркивали, что покупка Schlumberger EDC требует гарантий по продолжению работы в РФ. Не предоставила ли Schlumberger таких гарантий на текущий момент? Как вы оцениваете потенциальную возможность этой сделки?

— Начнем с самого главного. На сегодняшний день мы договорились провести рабочие встречи с рядом ведомств и обсудить, какие здесь могут быть механизмы. В частности, РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей — прим. ТАСС) решил выступить посредником в этих переговорах.

Что касается предложений от конкретных заявителей на покупку доли в компании — к нам никаких предложений пока не поступало. Ждем, когда эти предложения будут сформулированы, и соответственно, готовы на любых площадках их обсуждать. Мы заинтересованы, чтобы любая сделка давала бы устойчивость в развитии отрасли, давала гарантии, что мы не будем останавливать производство на наших участках только из-за того, что кто-то там не может привлечь ту или иную технологию. Надо изначально задумываться, каким образом избежать этих проблем.

— В случае, если сделка не состоится, вы не видите рисков для отрасли в том, что у нас не будет доступа к каким-то технологиям, которые, может быть, могла бы принести Schlumberger?

— Первое, на сегодняшний день санкции сами искусственно создают такие преграды. То есть в любом случае отрасль уже в определенной степени работает в таких условиях. Если у нас появятся собственники, которые сами будут привносить дополнительные риски в отрасль, то наоборот, это будет ухудшать и устойчивости для отрасли не добавит. Поэтому изначально нужно установить какие-то процедуры, обеспечивающие гарантированную работу на наших участках.

— То есть я правильно понимаю, что мы просто опасаемся, что эта сделка, точнее приход Schlumberger, — как троянский конь?

— В какой-то мере да. Перспектива покупки Schlumberger 51% в Eurasia Drilling увеличивает санкционные риски в отношении проектов, в которых нефтесервисная компания привлечена в качестве подрядчика.

В условиях санкций эта сделка может привести к срыву выполнения договоров с российскими компаниями-недропользователями, что, в свою очередь, приведет к невыполнению лицензионных обязательств, принятых компаниями перед государством. Соответственно, мы считаем подобную сделку недопустимой, поскольку приостановка геологоразведочных работ на участках недр федерального значения несет угрозу безопасности государства.

То есть, как мы и говорили, для того чтобы решение по покупке акций EDC было принято, самой Schlumberger необходимо предусмотреть варианты минимизации санкционных рисков и предоставить гарантии по выполнению обязательств перед компаниями-недропользователями.

— Эти предложения Минприроды как раз были недавно озвучены. А есть ли другие условия, помимо запрета Schlumberger разрывать уже существующие контракты нефтесервисной компании и ввода обязательства по принудительной продаже доли в Eurasia Drilling инвестору из России в случае ввода дополнительных санкций со стороны США?

— Есть еще один нюанс. Минприроды предложило ФАС установить требование к сделке Schlumberger в части перевода EDC полностью под российскую юрисдикцию и формирования органов управления компании из лиц, имеющих доступ к гостайне в соответствии с российским законодательством.

— Тогда давайте поговорим о еще одном претенденте — дочерней структуре арабского фонда Mubadala Thirty Seventh. В начале августа Минприроды представило свою позицию в ФАС в отношении этого претендента на долю в активе, и тогда было указано, что актуализированной информации о заключенных дочерними предприятиями Eurasia Drilling нет. Вот завершена ли эта работа в настоящее время? И если, допустим, сейчас EDC не работает на участках федерального значения, не означает ли это, что она не заключит такие договоры позже?

— Скажем так, то, что Eurasia Drilling работает на участках недр федерального значения, — факт. На самом деле они работают уже не первый год. Поэтому мы со своей стороны изначально рассматривали эту сделку в призме как раз работ на участках недр федерального значения.

— А идет ли речь о том, что все-таки эту сделку можно будет вынести на рассмотрение комиссии по иностранным инвестициям?

— Да, скорее всего, так оно и будет. Если сделка будет подготовлена, проработаны все вопросы — она будет вынесена на комиссию. По всем правилам она должна выноситься на рассмотрение правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в России.

— То есть и мы, собственно, ждем только получения от них документов, чтобы вынести на рассмотрение комиссии?

— Мы ждем, когда будут представлены механизмы, необходимые документы, которые бы позволяли нам сделать вывод о том, что здесь гарантии определенные присутствуют.

Участки на Хатанге

— Сегодня стало известно, что объявление аукциона на два участка на Хатанге — Хара-Тумус и Бегичевский — запланировано до конца года. Есть ли более конкретные данные?

— Бегичевский участок является участком недр федерального значения, и по нему будет проведен аукцион после того, как правительство объявит соответствующее распоряжение. Проект распоряжения уже направлен на согласование в федеральные органы исполнительной власти. Мы внесем его в правительство после того, как получим документ из Роснедр.

Хара-Тумус не является участком недр федерального значения и по заявке от "Роснефти" включен в перечень объектов лицензирования по Красноярскому краю для геологического изучения, разведки добычи углеводородного сырья в текущем году. Конкурс по предоставлению права пользования этим участком недр будет проведен в четвертом квартале 2017 года.

— Когда "Роснефть" объявила о том, что они открыли большие запасы на Таймыре, вы говорили, что такого же результата ожидаете от "Лукойла". Когда вы ждете от "Лукойла" завершения работ по бурению?

— Начнем с того, что "Лукойл" пока не представлял по Хатанге своих материалов. По их оценкам, это, скорее всего, произойдет в первом квартале следующего года. Не раньше. Дальше будем смотреть. Естественно, коллеги выбирают свои правила, когда они будут подавать, когда результаты будут готовы и они смогут работать с ГКЗ.

Инвестиции в геологоразведку

— Давайте по инвестициям в геологоразведку. Роснедра сообщали, что к концу 2017 года ожидается рост инвестиций в эту отрасль почти до 400 млрд рублей. Можно ли по итогам первого полугодия говорить об общей тенденции — подтверждаются эти прогнозы или нет? Каков объем инвестиций крупнейших нефтяных компаний в ГРР по итогам полугодия и на сколько это выше или ниже показателя 2016 года?

— Инвестиции на проведение ГРР в 2017 году недропользователями запланированы в объеме более 360 млрд рублей, или 143% по отношению к 2016 году, в том числе на континентальном шельфе — 108 млрд рублей (168% по отношению к 2016 году). Но планы явно завышены.

Здесь мы, конечно, более консервативны, исходим и из конъюнктуры рынка, и из новых условий, которые нам предъявляют зарубежные партнеры, в том числе санкций. С учетом сохранения нынешнего уровня цен на нефть, принятых изменений в Налоговый кодекс РФ, предусматривающих возможность применения повышающего коэффициента 1,5 к расходам на геологическое изучение на шельфовых месторождениях, реальный объем инвестиций на углеводородное сырье в 2017 году может составить порядка 300 млрд рублей.

Конечно, мы ожидаем рост. Мы придерживаемся 15–20%. Это будет рост по отношению к 2016 году.

Что касается геологоразведки на шельфе — в 2017 году планируется отработать 36,1 тыс. погонных километров сейсмопрофилей 2D и 17,4 тыс. квадратных километров 3D. Запланировано пробурить 14 глубоких скважин, из них 11 поисковых и три разведочные. Объем бурения составит 36,9 тыс. м, из них 30,2 тыс. м — поисковое и 6,7 тыс. м — разведочное.

— Когда ваша очередная встреча с нефтяниками и с добытчиками твердых полезных ископаемых?

— Традиционно такие встречи проходят в ноябре, когда будут получены предварительные результаты по году и намечены планы работ на предстоящий год.

Действие санкций

— Раз уж мы заговорили про санкции. Их действие в том числе предусматривает новый законопроект Минприроды, который облегчает внесение изменений в лицензии на пользование недрами. В частности, вводится оговорка, что лицензия может быть изменена "при возникновении обстоятельств, существенно отличающихся от тех, при которых лицензия на пользование недрами была предоставлена". Идет ли тут речь о санкциях? Разрабатывает ли Минприроды новые инструменты для облегчения работы компаний, попавших под действие санкций?

— Вы знаете, я бы не сказал, что законопроект нацелен на облегчение внесения изменений в лицензии. Я считаю, что термин "облегчение" — это не совсем правильный термин. То есть здесь как раз речь идет о новой регламентации, установлении порядка. Но с учетом внешних, скажем так, параметров или факторов, которые влияют в том числе и на работу компаний, мы постарались здесь внести в законопроект условие, которое даст возможность предъявлять аргументацию в части влияния санкционных условий. Но в любом случае для этого требуется хорошая доказательная база.

Здесь нужно предъявить аргументы, почему предлагается переносить тот или иной срок и так далее. Мы исходим из того, что у нас в лицензиях прописываются основные условия. Они касаются геологоразведки, предоставления геоинформации, предоставления проектных документов. И на мой взгляд, санкции на эти условия особо не влияют: если есть обязательства о предоставлении геоинформации в определенные сроки, значит, они должны предоставить такую информацию; если есть задача к определенному периоду подготовить проектный документ, соответственно, этот проектный документ должен быть подготовлен.

Можно, конечно, спорить по поводу технологий, которые применяются в геологоразведке, потому что в лицензию попадают сроки и объемы геологоразведки. Но в любом случае, на мой взгляд, в сегодняшних условиях на то, что прописано в лицензиях, все санкционные условия имеют меньше влияния, чем на проектные документы. А все остальное, на что влияет конъюнктура, на что влияет технология, объемы добычи и так далее, — все остальное помещено в проектный документ, в нем прописываются все основные параметры работы на участке недр. И соответственно, внесение изменений в проектный документ происходит как раз в режиме работы Центральной комиссии по разработке. То есть законопроект просто определил основные параметры того, как будет происходить фиксация в лицензиях основных условий. И соответственно, как будет работать механизм подготовки и изменения проектных документов.

— Когда этот законопроект может быть принят?

— Мы внесли его в правительство совсем недавно. Сейчас идет работа в правительстве. Мы надеемся, в осеннюю сессию он будет внесен в Государственную думу и, кстати, вполне возможно, будет принят. Он на достаточно высоком уровне подготовки.

— А не было никаких возражений по законопроекту со стороны компаний?

— На сегодняшний день уже есть определенный опыт. В рамках актуализации лицензий мы четко выделили в лицензии параметры, которые фиксируются, являются основными для инвестора и которые не должны меняться. И соответственно, обозначили, что попадает в проектный документ. Сегодня существует процедура работы с проектными документами, изменения проектного документа. Соответственно, все эти процедуры сейчас в новом проекте закона как раз и прописаны.

— Ну и, собственно, опять же про санкции. В том пакете, который был принят 2 августа, прописано, что западные компании могут сотрудничать с нами, если доля российской компании составляет менее 33% в проектах. По вашему мнению, это уточнение про 33% как может повлиять на работу наших компаний?

— Наверное, лучше спросить у компаний, как они будут при таких условиях взаимодействовать с иностранными партнерами. Единственное, могу сказать, что у нас достаточно широкий спектр инструментария у компаний, они работают и на международных рынках, и многие уже имеют партнерские взаимоотношения с иностранными инвесторами достаточно давно.

— Я правильно понимаю, что это условие, возможно, облегчает работу компаний за рубежом, где они могут войти в проекты с такой долей?

— Это действительно лучше спросить у компаний. В любом случае, у наших нефтяников очень хороший заряд, очень хорошая база, чтобы найти способы, как продолжать работу и сделать бизнес эффективным.

— Еще в апреле планировалось завершить работу по расширению принципа вычета затрат на ГРР к рисковым проектам. В частности, Минприроды предлагало повысить коэффициенты к вычетам до 3,5 по рисковым шельфовым проектам и 2,5 по проектам на суше, на текущий момент для всех видов ГРР установлен коэффициент 1,5. На какой стадии переговоры по этому вопросу? Согласованы ли коэффициенты 2,5 и 3,5?

— Осенью должна начаться активная стадия, сейчас вопросы по коэффициентам 2,5 и 3,5 прорабатываются. Мы планируем, что поправки будут подготовлены осенью, есть соответствующее поручение Минфину. Однако согласованных решений по данному вопросу пока нет.

"Новатэк"

— Недавно "Новатэк" получил три газовых месторождения на Ямале. При этом условия изначально были прописаны таким образом, что никто другой подать заявку и не мог. То есть условия настолько жесткие, что, по сути, являются ограничением.

— Да, как мы знаем, в порядок проведения аукционов на право пользования Штормовым, Верхнетиутейским и Западно-Сеяхинским месторождениями были включены дополнительные требования — об обязательном использовании недропользователем ресурсной базы месторождений для производства СПГ на существующих и планируемых объектах инфраструктуры в Ямало-Ненецком автономном округе и требование наличия у участника аукциона лицензии на право пользования недрами месторождений, расположенных на полуостровах Ямал и Гыдан.

Эти дополнительные требования были приняты исходя из необходимости создания в Ямало-Ненецком автономном округе центра по добыче и сжижению природного газа. Мы рассматриваем, что именно в этом районе должен возникнуть центр по производству СПГ, именно исходя из того, что это возможность для России войти на этот рынок. И сейчас откладывать или каким-то образом сдерживать развитие этого рынка не совсем, на мой взгляд, на пользу государству.

— Ну, собственно, получается, лицензию получил тот, кто там работает и кому это нужнее.

— Лицензии получили те, кто участвовал в конкурсе и, соответственно, выиграл.

— А по поводу возможной передачи "Новатэку" четырех газовых месторождений "Газпрома" — Северо-Тамбейского, Западно-Тамбейского, Малыгинского и Тасийского лицензионных участков — в прошлом году была соответствующая просьба от главы "Новатэка" Леонида Михельсона, а в этом году этот процесс приостановлен?

— В данный момент владельцем лицензий на все эти месторождения является "Газпром". И Минприроды не располагает информацией по передаче этих участков "Новатэку".

Бывшая "серая зона" с Норвегией

— Подписание соглашения о бывшей "серой зоне" с Норвегией было отложено до формирования нового состава правительства. 11 сентября в Осло пройдут парламентские выборы. Когда планируете возобновить переговоры по этому вопросу?

— Норвежской стороне предлагалось подписать соглашение в ходе моего визита в Норвегию в начале июня, но с учетом рабочего графика министра нефти и энергетики Норвегии подписание не состоялось.

В сентябре в Норвегии должны пройти выборы, появятся наши новые партнеры. Или, скажем так, партнеры с новыми лицами. Дальше будем вести переговоры с ними. На самом деле документ в достаточно высокой стадии подготовки, и его подписание — это воля сторон.

— То есть принципиально все уже согласны.

— С нашей стороны мы все согласования уже получили. Соответственно, сейчас новое правительство Норвегии должно определиться. В целом подписание могло бы состояться осенью текущего года или же путем обмена дипломатическими нотами.

— На какой стадии переговоры с комиссией ООН по заявке на расширение границ Арктического шельфа? Ранее анонсировалось, что очередная встреча пройдет в июле этого года.

— У нас с новой комиссией встреча как раз сейчас происходит.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас. Киселев Евгений Аркадьевич, мой заместитель, в Нью-Йорке встречается с членами новой комиссии ООН. Начало работы комиссии по российской заявке приходится на 5 сентября. Сейчас стоит задача наладить взаимоотношения с новыми экспертами, а все дальнейшие взаимодействия будем развивать на следующей встрече. В ноябре будет 45-я сессия, и я надеюсь, у меня все-таки получится туда доехать.

— Мы по-прежнему ожидаем, что решение по заявке будет принято в 2018 году?

— Новая комиссия, я знаю, активно занялась рассмотрением заявки. Соответственно, мы будем стараться, чтобы окончательные выводы были сделаны в самое ближайшее время. Конечно, в этом году они уже не успеют точку поставить, но такой сценарий вероятен в 2018 году при несопротивлении всех сторон. Но давайте не будем загадывать.

В любом случае работа сейчас активизировалась, новые члены комиссии достаточно активно начали проводить все необходимые работы. Так что надеемся, что при конструктивном взаимодействии мы получим все необходимые материалы и вопросы. Если у коллег, именно у членов комиссии, возникнут какие­-то вопросы и необходимо будет проводить работы, значит, будем проводить их в следующем году. Но мы нацелены на то, чтобы как можно быстрее все-таки получить резолюцию комиссии на нашу заявку.

Беседовали Евгения Соколова, Ирина Мандрыкина

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2305661 Сергей Донской


США > Экология. Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296154 Александр Ершов

Хуже «Катрины»: как ураган «Харви» повлиял на глобальные рынки нефти

Александр Ершов

главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters

Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть денег, необходимых для устранения последствий катастрофы. По оценкам, нужно до $150 млрд

Нефтяной рынок живет сезонами. Вот приходит весна — в Америке начинается driving season. Затем август — в Америке сезон ураганов в Мексиканском заливе. Казалось бы, причем здесь все остальные? Может быть, дело в подаче самого факта? Конечно. Когда в Москве зимой два дня простоит мороз в 30 градусов, новости на всех каналах напоминают сводки с фронта. Но, например, в Якутии или Магаданской области зимой месяцами за 50, а иногда и за 60. И ничего, люди живут. Но не все так просто.

«Харви» стал самым мощным за последние 50 лет ураганом, обрушившимся на американский штат Техас. В некоторых городах за неделю выпала годовая норма осадков. На побережье Мексиканского залива базируется почти половина американских нефтеперерабатывающих мощностей, и приостановка работы ряда НПЗ ударила по поставкам бензина на юго-востоке США и в других частях страны. Закрыто несколько НПЗ вдоль побережья Мексиканского залива, в том числе принадлежащий Exxon Mobil завод Baytown — второй по величине в США. Метеорологи сравнивают «Харви» с ураганом «Катрина», который в 2005 году разрушил Новый Орлеан и унес 1800 жизней.

«Катрина» тогда тоже оказала заметное влияние на нефтяной рынок, замедлив добычу в Мексиканском заливе.

Everything is big in America… По иронии судьбы точно такая же поговорка есть и про Техас. Получается, если уж ураган, то триллионы литров (вернее, галлонов) воды, если солнечное затмение — то Великое Американское.

Еще в Америке любят цифры и статистику. Американские работодатели недосчитались почти $700 млн из-за Великого солнечного затмения, которое стало «отвлекающим фактором» для работников и снизило производительность труда. Всего 20 минут 21 августа, на которые, по оценке хедхантера Challenger, Gray & Christmas, сотрудники фирм ушли из офисов, чтобы понаблюдать за продолжающимся две с половиной минуты затмением.

И это небольшая сумма. Для Америки. Затмение даже не сравнится со множеством других отвлекающих факторов, например чемпионатом по баскетболу среди студенческих мужских команд США, известным как March Madness, киберпонедельником, когда интернет-магазины предлагают товары по сниженным ценам, и понедельником после Супербоула — ежегодного финального матча Национальной футбольной лиги США. Согласно подсчетам компании, в первую неделю March Madness потери из-за снижения продуктивности сотрудников составляли по $615 млн в час. Понедельник после Супербоула обходился в $290 млн за каждые 10 минут рабочего дня, когда сотрудники обсуждали игру и ее основные моменты или смотрели повтор любимых рекламных роликов. Киберпонедельник, за которым следует ежегодный праздничный сезон покупок, обошелся в $450 млн за каждые 14 минут, что сотрудники тратили не на работу, а на шопинг.

В случае с «Харви» счет уже идет на миллиарды и десятки миллиардов, и это не шопинг, и не футбол — с таким приходится считаться всем. Глобально. Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть. Оценки ущерба доходят до $125 млрд (губернатор Техаса Эббот) и даже $150 млрд (демократ Джексон Ли).

«Катрина» 12 лет назад обошлась американским налогоплательщикам в $110 млрд, но характер ущерба, не говоря уже о значительно большем числе погибших, был совершенно иной.

Если «Катрина» «прошлась» в основном по добыче нефти, вызвав рост котировок сырья, то «Харви» ударил по нефтепереработке, и трейдеры, опасаясь, что НПЗ восстановятся не сразу, двинули цены на нефть вниз. Нефтепродукты же, напротив, начали дорожать. По оценке консалтинговой компании Petromatrix, текущие котировки бензина в США соответствуют цене нефти в $84 за баррель. Влияние стихии на глобальный рынок не менее ощутимо.

Инвестиционный банк Goldman Sachs, один из самых крупных финансовых участников товарных рынков, считает, что восстановление баланса нефтяного рынка, предмет устремлений России и ее партнеров по пакту ОПЕК+, замедлится из-за урагана «Харви», поскольку он вызовет падение глобального спроса на нефть на 0,7 млн барр./сут. в ближайший месяц и в целом вызовет негативные настроения на рынке.

Еще более печальным фактом для участников пакта ОПЕК+ может стать увеличение экспорта нефти из США, которые свободны от обязательств перед картелем. Аналитики сходятся во мнении, что добывающая инфраструктура в Мексиканском заливе восстановится намного быстрее, чем поврежденные ураганом НПЗ и нефтепроводы. Это означает, что та нефть, которую не смогут принять заводы, в скором времени выплеснется на мировой рынок, где Америка и так увеличила присутствие за последние годы, пока ОПЕК и Россия боролись со снижением котировок.

Когда Мексиканский залив и Луизиана пострадали от «Катрины», США экспортировали 1,3 млн барр./сут. нефтепродуктов (экспорт нефти был запрещен), а сейчас, до «Харви», этот объем составлял уже 5,6 млн — и нефти, и продуктов.

Но есть и хорошие новости: если затопленные ураганом НПЗ простоят долго, рынок США должен будет восполнить выпадающий объем производимого топлива. Поэтому не исключен и «размен»: избыток нефти из США на мировой рынок против притока импортных нефтепродуктов. В этом случае мировые центры нефтепереработки могут выиграть, максимально загрузив свои мощности.

США > Экология. Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296154 Александр Ершов


Россия > Экология > forbes.ru, 18 августа 2017 > № 2314755 Алексей Фирсов

«Зеленый» лидер: кто из российских бизнесменов мог бы встать на страже экологии

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

В России до сих пор нет ни одной крупной «зеленой» фигуры федерально уровня

В России проходит Год экологии — событие на практике довольно формальное, не оказавшее серьезного влияния на общественную повестку. Однако отсутствие заметного интереса к официальной линии не означает, что тема мертва. В ходе социологических замеров в различных регионах России мы видим заметный рост внимания населения к экологической ситуации, реальную готовность людей к личному участию в акциях, связанных с «зеленой» тематикой. Недавний опрос социологического центра «Платформа» в городах разных типов как в европейской части России, так и за Уралом, показал, что 70-80% граждан осознают проблему загрязнения территорий и выступают за усиление контроля в этой области, например за введение раздельного сбора мусора.

Характерны несколько недавних случаев (например, в Якутии и Челябинске), когда общественные активисты смогли остановить строительство новых предприятий, поскольку бизнес не сумел снять ощущения экологических рисков. Причем если в Челябинске экологическая карта была использована самими властями в борьбе с бизнес-экспансией из соседнего региона, то в Якутии инвестпроект «Ростеха» не встречал, естественно, сопротивления на уровне элит, но был отторгнут местным населением.

Можно было бы предположить, что пробуждение экологического состояния свойственно более зажиточным регионам, жители которых прошли этап первичного насыщения и теперь поднялись на новую ступень пирамиды Маслоу — стали думать об окружающем мире. Однако по факту это не так: жители ряда успешных субъектов Федерации, например Москвы, не отличаются фокусировкой на «зеленой» проблематике. Активность стимулирует не уровень дохода, а переплетение группы факторов, среди которых местные традиции, региональные особенности, наличие очевидных раздражающих обстоятельств, например крупных промзон (хотя по факту основным загрязнителем среды уже давно является автотранспорт). И, конечно, большую роль играет проблема лидерства — наличие фигур, способных обеспечить мобилизацию граждан вокруг экоповестки.

Последний фактор выглядит наибольшей проблемой. В стране не появилось явных «зеленых» лидеров федерального уровня. Речь в данном случае идет не о профессиональных экологических структурах типа Greenpeace, WWF или менее известных российских аналогах, но о формировании полноценных лидеров, способных вести активный диалог с элитами, апеллировать к общественному мнению, заявлять комплексную стратегию — то есть занять условно политическую позицию (что необязательно означает участия в электоральном процессе).

В прошлом было несколько очевидно конъюнктурных попыток создать политическое «зеленое» движение, например собранная банкиром Глебом Фетисовым партия «Альянс зеленых», которую возглавил Олег Митволь. Однако по факту ничего реально экологического в ней не было, Фетисов просто искал удобный нейминг для выхода в политическое пространство.

Сегодня «зеленое» движение распадается на региональные сегменты, в которых микс различных активностей: волонтерские, просветительские или научные формируются как протестные группы. Качество лидерства здесь крайне различается по уровню профессионализма, популистским подходам, вовлеченности в диалог с региональной властью и бизнесом. Есть замечательные активисты типа Асхата Каюмова, который возглавляет экологический центр «Дронт» в Нижнем Новгороде. Есть откровенные рейдеры, которые используют чувствительные экологические темы для давления на бизнес. Но в любом случае уровень активности ограничен у всех региональным потолком, притом что ряд вопросов имеет системный характер.

В общественном поле востребована фигура, которая придаст экологической теме сильное федеральное звучание, выступит модератором для участников процесса: структур власти, бизнеса, общественных центров. Эта фигура должна быть хорошо узнаваема в федеральных институтах (но не являться их составной частью), обладать современным экологическим мышлением, но без отпугивающего экстремизма, уметь работать внутри системы и при этом быть агентом ее изменения. Ниша очевидная, интересная, востребованная, дающая, кстати, хорошие возможности для игры на глобальном уровне (особенно в смычке с климатическими вопросами в рамках Парижских соглашений). Если искать аналоги в западной культуре, ее мог бы занять респектабельный представитель крупного бизнеса, одержимый социальной идеей, готовый вкладывать в нее энергию и консолидировать ресурсы. Но ниша эта зияюще свободна.

А кто мог бы ее теоретически занять? Переберем несколько возможностей в ряду бизнес-лидеров, как наиболее вероятной среде для рекрута такой фигуры. Первая гипотеза несколько неожиданна — Анатолий Чубайс. Как известно, Чубайс активно популяризирует тему чистой энергетики, с которой его связывает ряд проектов Роснано. Кроме того, он является явным лоббистом Парижских соглашений по климату, вступив уже по этому поводу в полемику с основным составом РСПП. У него может быть не только профессиональный, но и экзистенциальный мотив — возможно, что Чубайсу с его привычкой к историческому масштабу деятельности тесно внутри Роснано — компании, которая в качестве портфельного инвестора оперирует относительно небольшим объемом средств. При этом выход в политику в нынешнем статусе для него закрыт. А вот лидерство в экологических и климатических программах, с одной стороны, раскрывает перед ним более широкий общественный горизонт, с другой — оставляет внутри договоренностей с президентом: либо бизнес, либо политика. Новое направление может привести к постепенному апгрейду его публичного образа, замещая наследие 1990-х новым, репутационно бесспорным смыслом. Однако при этом у Чубайса есть ограничения: активное продавливание этой темы может вызвать напряжение с возможными партнерами из тяжелых и условно грязных индустрий. Кроме того, фигура Чубайса слишком обусловлена историческим контекстом, вносит целый ряд идеологических коннотаций и оценочных суждений. Это несколько мешает принципу нейтральности, важному для модерирования процесса.

Определенной альтернативой этому выбору является Олег Дерипаска — наиболее радикальный лоббист Парижских соглашений по климату. Но образ Дерипаски слабо вяжется с общественной деятельностью, автономной от его бизнес-интересов. Например, его активная забота в отношении климатических ограничений по углекислым выбросам связывалась экспертами с желанием создать трудности для китайской алюминиевой промышленности. Этой роли будет мешать и определенная изолированность Дерипаски в российском бизнес-пространстве, слабые коммуникационные линии и консервативность персональной системы ценностей.

Более аутентично такая роль соответствовала бы Герману Грефу, несмотря на его открытый скепсис в отношении чистой энергетики, выраженный на прошлом Гайдаровском форуме. Участие крупного и современного финансиста в «зеленом» процессе — один из наиболее оптимальных вариантов, соответствующий как мировой практике, так и потенциалу главы Сбербанка. Однако Греф с головой ушел в область цифровых технологий, IT-визионерства. Он может быть хорошим союзником, но не ключевым драйвером очередного направления; кроме того, новая миссия может привести к расфокусировке образа.

Впрочем, возможно и принципиально другое решение: роль «зеленого» лидера берет на себя фигура, чей бизнес внушает обществу наибольшие экологические риски, что, кстати, активно применяется на Западе. В России свои программы по «зеленому» волонтерству развивали «Росатом» или нефтехимический холдинг «Сибур». Хотя их активность не стала заметной на федеральном уровне, однако в регионах она имела успех. Риск заключается в том, что общество может воспринимать подобные экологические проекты скорее как желание выравнять репутационный баланс, чем как заявку на реальное лидерство в этой сфере. Кроме того, и глава «Сибура» Дмитрий Конов, и новый руководитель «Росатома» Алексей Лихачев, судя по всему, лишены общественных амбиций, а в обезличенной форме эффективность процесса резко снизится.

Дальнейший перебор фигур в российском бизнесе также не дает безусловных вариантов. Нет их и в политическом пространстве. «Зеленая» тема долгое время считалась бесперспективной среди политиков, уверенных, что основные электоральные симпатии приобретаются в плоскости социальной риторики. Если смотреть в целом по стране, наверное, так и есть — федеральный опрос в «размазанной» форме покажет вторичность экологии по сравнению с проблемами низких зарплат, роста цен или медицины. Однако средняя температура не исключает перегревов в отдельных локальных точках, которые могут становиться звеньями масштабного процесса. Делать из электоральности единственный стимул — плоская и малоперспективная история, особенно в России. Особенность «зеленой» политики в том, что она может формировать общественную повестку вне избирательных технологий, апеллируя практически к вечным ценностям и работая со всеми центрами сил.

Допустим, идеальных фигур и условий для старта в этом направлении сегодня нет. Но ценность лидера как раз в том, что он совершает прорыв в совершенно неидеальных обстоятельствах, которые отпугивают остальных. Проблема в том, что до сих пор «зеленую карту» разыгрывали, но не делали ее своей реальной миссией, ставкой на уровне экзистенциального выбора. Надо ждать, кто почувствует вкус к этому вызову.

Россия > Экология > forbes.ru, 18 августа 2017 > № 2314755 Алексей Фирсов


Россия > Экология. Образование, наука > mvd.ru, 15 августа 2017 > № 2286766 Николай Дроздов

Николай Дроздов: «земля – наш общий дом».

В гостях у журнала «Полиция России» известный советский и российский учёный-зоолог и зоогеограф Николай ДРОЗДОВ.

– Николай Николаевич, недавно вы отметили не только своё 80-летие, но и 60-летие профессиональной, творческой и общественной деятельности. Почему решили посвятить жизнь зоологии?

– Я родился и вырос в Москве. Отец, профессор органической химии, доктор химических наук, занимался синтезом лекарственных веществ, очень любил природу и был истинным натуралистом. Мама – врач-терапевт. Ютились в маленькой однокомнатной квартирке на Преображенке – не самые лучшие условия. Родители очень боялись, что мы с братом заболеем туберкулёзом, поэтому круглогодично снимали дачу под Москвой. Вот где раздолье! Там я и брат жили постоянно, учились в сельской школе, ходили туда через лес и речку – путь прекрасный! В школьные годы работал табунщиком конного завода. Тогда, видимо, и «заразился» природой.

После окончания школы поступил в МГУ на биологический факультет, но через пару лет перевёлся на географический, где оказалось интереснее. Дело в том, что у биологов очень много экспериментальной работы, они постоянно находятся в кабинетах, а мне хотелось больше путешествовать. Узнал, что на географическом есть биогеографическая кафедра, которая изучает распространение биологических существ по земному шару. Это было именно то, что хотел изучать. Через некоторое время после окончания учёбы стал путешествовать. Когда же начал делать программу «В мире животных», объездил почти весь мир...

– Николай Николаевич, вы до сих пор много путешествуете. Что вас поражает в этих поездках больше всего?

– В каждом уголке нашей необъятной Родины есть потрясающе красивые места. Но особенно изумила Камчатка. Это удивительный регион вулканической деятельности и самый уникальный уголок Земли, где ландшафт, растения и животный мир сохранились в естественном, диком виде! Камчатские пейзажи великолепны и неповторимы своей красотой и очарованием. Многое впервые увидел вблизи: вулканы, горные реки с обилием рыбы, камчатских медведей. Ощутил, насколько там свежий, чистый и прозрачный горный воздух. Природа Камчатки неповторима своей красотой. За неделю, что там провёл, посчастливилось облететь на вертолёте наиболее яркие достопримечательности, в том числе и вулкан Ключевская сопка... Раньше, конечно, бывал в тех краях, но видел камчатские красоты издалека – с мыса Лопатка, крайней южной точки полуострова...

– Конечно, кроме красот, вы наверняка сталкиваетесь и с современными экологическими проблемами, которые грозят стать глобальной опасностью для человечества. Можно ли её избежать?

– Угроза возникает в результате отсутствия правильного взаимодействия человека с природой в целом. Добавьте к этому недостаточное внимание к сохранению питьевой воды, к производству продуктов питания, бытовых товаров, лекарственных и косметических препаратов…

На мой взгляд, новые стратегические возможности и инновационные пути решения данных проблем сформулированы в комплексной Международной экологической программе «Terra Viva». Её разработали специалисты Фонда «Национальный Центр Глобального Информационного Управления», Независимого экспертного совета Русского научного клуба и Международного экологического движения «Живая планета». Основой концепции послужило фундаментальное исследование-трилогия «Беспечное человечество» Олега Олейника и Анатолия Коробейникова. Они определили, что часто причиной гибели всего живого становятся не конфликты и войны, а «мирная» деятельность людей. Современное влияние на биосферу достигло глобальных масштабов, поставив под угрозу существование самой человеческой цивилизации. Несомненно, для выживания необходимо использовать научные знания, но при этом опираться на высокую мораль, учитывать взаимодействие всех человеческо-природных взаимосвязей.

– Вы пять лет возглавляете вышеупомянутое Международное экологическое движение «Живая планета». Что удалось сделать за это время?

– Международную известность «Живой планете» принесло участие в спасении Всемирного биосферного заповедника ЮНЕСКО – национального парка Ясуни в Латинской Америке. В 2011 году мы поддержали инициативу президента Республики Эквадор Рафаэля Корреа по сохранению лесов заповедника Ясуни, предусматривающую в соответствии с Программой развития ООН (ПРООН) совместно с правительством Эквадора сокращение добычи нефти в джунглях Амазонки. Во время специального заседания стран-доноров, состоявшегося в том же 2011 году в рамках 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, «Живая планета», объединяющая экологов и специалистов разных стран в области охраны природы, выступила в качестве общественного донора проекта «Ясуни-ИТТ» от России и провела большую разъяснительную работу. Эта народная инициатива в Республике Эквадор может серьёзно повлиять на будущее Земли.

Позже, в апреле 2015 года, нами был реализован уникальный «арктический» проект – 1-й Международный Арктический форум. Его провели на острове Шпицберген (Норвегия), в Лонгйире, с участием представителей 43 регионов России и других стран. В целях успешного диалога между Россией и Норвегией на форуме приняли ряд решений по вопросам сбережения экосистемы Арктического региона.

По инициативе «Живой планеты» в Общественной палате Российской Федерации состоялся 1-й Международный съезд директоров компаний Евразийского экономического сотрудничества. В ходе дискуссии обсудили вопросы охраны окружающей среды в рамках процессов интеграции стран ЕАЭС.

2017 год объявлен у нас в стране Годом экологии. Для его проведения наше движение совместно с Общественной палатой Российской Федерации образовало специальный организационный комитет.

Вообще пятилетие работы в «Живой планете» считаю одним из важнейших этапов моего служения обществу и Отечеству в качестве общественного деятеля, просветителя, защитника живой природы и посланника народной дипломатии. За это время вместе с участниками других общественных организаций удалось воплотить в жизнь уникальные культурно-патриотические и экологические проекты, в том числе в рамках программы «Держава ХХI век». Вышли в свет более сотни научных, методических и учебных изданий для вузов и школ по экологическому просвещению молодёжи. Результаты этих проектов включили в ежегодные итоговые доклады Общественной палаты Российской Федерации за 2015 и 2016 годы о состоянии гражданского общества в России.

– В чём основная задача Национальной программы «Держава XXI век»?

– Основная концепция – утвердить в сознании граждан патриотические ценности, укрепить единство народов России, уважение к её величию и символам, один из которых – государственный флаг. Программа включает в себя несколько проектов. Среди них – культурно-патриотические «Знамя Победы 2015–2020» и «Самый большой флаг России», эколого-патриотическая акция «Закладка берёзовой рощи Героев в парке Победы на Поклонной горе и в 84 регионах России», а также проект «Открытая Арктика», который включает ежегодные высокоширотные экспедиции в Арктику и Антарктику и международный полярный эко-форум «Живая планета».

Реализация программы направлена на воспитание молодёжи в духе непреходящих духовных, нравственных ценностей, уважения к славной, героической истории нашей страны.

– На ваш взгляд, какова основная роль общественных организаций в реализации экологических проектов?

– С одной стороны, необходимо защищать экологические права граждан, а с другой – привлекать общественность к обсуждению, анализу и принятию экологически значимых решений, контролю над их реализацией. Закон «Об экологической экспертизе» требует учитывать общественное мнение при определении воздействия экономических проектов на окружающую среду. Российским законодательством запрещено финансировать и кредитовать реализацию проектов, не получивших положительного заключения экологической экспертизы и при отсутствии материалов обсуждений объекта экспертизы с гражданами и общественными организациями. Причём если таких материалов нет, то даже положительное заключение экологической экспертизы проекта может быть оспорено, действие его прекращено, а строительство объекта останавливается на основании решения суда.

Таким образом, общественность получает возможность заявить о своих интересах или обеспокоенности, повышается степень доверия граждан к органам власти или руководству компании. Это особенно важно, если инвесторами выступают международные финансовые организации, уделяющие приоритетное внимание общественному мнению. Постепенно такое отношение формируется и в российских структурах.

«Живая планета» старается консолидировать экологическую ответственность бизнеса и науки для конструктивного решения глобальных экологических проблем.

– С 2013 года вы являетесь председателем первого экологического общественного телеканала «SkyLeat Eko TV». Какие цели у этого проекта?

– Международный медиа-проект «SkyLeat Eko TV» создавался с участием и при поддержке руководства ряда стран, государственных структур и политических партий, международных экологов, учёных, коммерческих компаний, журналистов, известных медийных лиц России, Эквадора, Украины, Словакии, Чехии, Венгрии, Армении.

Таким образом, мы стремимся создать единое глобальное пространство, объединить представителей различных структур, людей всех возрастов, национальностей и социальных групп. Хотя мы разные, но мы должны мирно жить вместе, уважая интересы друг друга. Ведь планета Земля – наш общий дом!

Беседу вёл Николай ТЕРЕЩУК

Визитная карточка

Советский и российский учёный-зоолог и зоогеограф, академик Российской академии естественных наук и Академии российского телевидения, доктор биологических наук, профессор, лауреат Национальной телевизионной премии «ТЭФИ», лауреат премии ЮНЕСКО, заместитель председателя комиссии по культуре Общественной палаты Российской Федерации, председатель правления МЭД «Живая планета». Родился 20 июня 1937 года в Москве.

В 1963 году окончил кафедру биогеографии географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Автор множества книг, научных статей и документальных фильмов о природе.

Награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденом Дружбы, орденом Почёта, наградным холодным оружием – офицерским кортиком, большим количеством общественных наград.

Среди его любимых животных – змеи, пауки-птицееды, фаланги, скорпионы. Увлекается верховой ездой, лыжами, купанием в проруби, изучает йогу. Играет на гитаре, исполняет песни и романсы.

Россия > Экология. Образование, наука > mvd.ru, 15 августа 2017 > № 2286766 Николай Дроздов


Россия > Экология. Леспром > ecoindustry.ru, 11 августа 2017 > № 2295444 Михаил Юлкин

ИНТЕРВЬЮ С МИХАИЛОМ ЮЛКИНЫМ, ГЕНЕРАЛЬНЫМ ДИРЕКТОРОМ ЦЕНТРА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИНВЕСТИЦИЙ: О СОКРАЩЕНИИ ПАРНИКОВЫХ ГАЗОВ В ЦБП И ВЫСТУПЛЕНИИ НА ФОРУМЕ PAP-FOR 2017

27 сентября 2017 в Москве состоится Форум PAP-FOR «Стратегия сохранения и развития экологического потенциала ЦБ отрасли». Одной из ключевых тем станет сессия, посвящённая сокращению и эффективному управлению выбросами в атмосферу целлюлозно-бумажных предприятий.

Почему тема парниковых газов важна для ЦБК и как влияние производства на климат затронет бизнес-среду - рассказал докладчик сессии Михаил Юлкин, Генеральный директор Центра экологических инвестиций.

Почему, на Ваш взгляд, тема выбросов в атмосферу не теряет своей актуальности для целлюлозно-бумажной промышленности?

– Как любое химическое производство, ЦБП не свободно от вредных веществ, которые в различном количестве выбрасываются в атмосферу. В последнее время, наряду со всем известными загрязняющими веществами, в частности, соединениями серы и другими дурнопахнущими веществами, в поле зрения отрасли появился ещё один вид веществ – это так называемые парниковые газы: прежде всего углекислый газ, закись озота и метан, которые оказывают негативное влияние на климат. Основным источником таких выбросов в ЦБП является сжигание ископаемого топлива, добавки карбонатов при производстве целлюлозы и вывоз отходов на свалку, где они сгнивают с выделением метана.

Чему будет посвящено Ваше выступление на Форуме PAP-FOR 27 сентября 2017?

– Моё выступление будет посвящено управлению выбросами парниковых газов в ЦБП: учёту, мониторингу, стандартам отчётности, методам определения углеродоёмкости на примере предприятий, для которых мы проводили такой анализ, а также возможностям для снижения углеродного следа ЦБП.

Какие российские предприятия уже занимаются вопросом парниковых выбросов?

– Лидеры отрасли. Буквально все. Например, мы имеем опыт сотрудничества с Группой Илим и Монди, а вместе с Архангельским ЦБК мы занимаемся вопросами управления выбросами парниковых газов уже более 15 лет.

Какие факторы, на Ваш взгляд, влияют на то, что сейчас всё больше предприятий ЦБП обращаются к проблеме парниковых газов?

– Нормативной базы по парниковым газам в России пока нет, но есть утверждённый План мероприятий по её созданию. В частности, этот план предусматривает внедрение системы обязательной отчётности предприятий по выбросам парниковых газов и разработку сначала сценариев, а затем и схемы регулирования выбросов парниковых газов.

Вообще, для предприятий ЦБП тема экологии, охраны окружающей среды всегда была важной, а экологичность производства продукции давно стала фактором конкуренции на мировом рынке целлюлозы, бумаги и картона. Экологическая чувствительность отрасли обусловлена, прежде всего, использованием древесного сырья. Лес, как известно, является глобальным ресурсом, легкими планеты. Поэтому вопросам заготовки древесного сырья и, в целом, вопросам устойчивого управления лесами в отрасли традиционно уделяется повышенное внимание. Отсюда и требования по контролю за происхождением древесного сырья, и сертификация лесных участков, где ведутся рубки древесины для предприятий ЦБП, и сертификация цепочки поставок. Есть и другие не менее важные экологические требования, которым должны соответствовать и производство, и продукция. Неслучайно, предприятия отрасли одними из первых стали внедрять международные стандарты серии ISO 14000 по управлению окружающей средой.

Сегодня предприятия, претендующие на лидерство, на то, чтобы быть в числе тех, кто определяет развитие отрасли, должны соответствовать самым строгим экологическим требованиям, в том числе требованию по сокращению выбросов парниковых газов. В целом, ведущие российские целлюлозно-бумажные компании с этой задачей справляются. За последние годы в отрасли произошли значительные изменения, процесс обновления идёт интенсивно и в правильную сторону, хотя во многом мы еще уступаем западным конкурентам.

Каким компаниям будет интересно участие в сессии «Уменьшение объёма газопылевых выбросов целлюлозно-бумажных предприятий»?

– Думаю, что участие в этой сессии будет интересно всем представителям индустрии. Дело в том, что выбросы парниковых газов, определяющие в совокупности углеродный след компаний и производимой ими продукции, – это не просто вопрос экологии. Сегодня это едва ли не главный фактор конкуренции между предприятиями ЦБП.

Причем не только за деньги потребителей, но также за кредитные и инвестиционные ресурсы. Поэтому выбросами парниковых газов и управлением углеродным следом, в том числе по цепочке поставок, должны озаботиться все предприятия ЦБП, если они хотят сохранить свои позиции на рынке и добиться благосклонности кредиторов и инвесторов. Наоборот, недостаточное внимание к этим вопросам может стоить предприятиям отрасли слишком дорого.

Россия > Экология. Леспром > ecoindustry.ru, 11 августа 2017 > № 2295444 Михаил Юлкин


Казахстан > Экология. Образование, наука > newskaz.ru, 9 августа 2017 > № 2268749 Анвар Боранбаев

Думать о том, как прокормить близких и заниматься прогнозированием землетрясений, трудно, считает директор Института сейсмологии Анвар Боранбаев.

Землетрясение, разбудившее среди ночи немало казахстанцев, в очередной раз вытолкнуло сейсмологическую службу ближе к эпицентру событий дня. Sputnik Казахстан поговорил с Боранбаевым о том, являются ли два землетрясения в Китае звеньями драматической цепи, конец которой может оказаться, например, в Алматы – условная прямая между районами примерно туда и указывает. Но разговор плавно перешел к неожиданному мнению собеседника: казахстанская сейсмология в упадке, денег катастрофически мало, работа прогнозистов недостаточно эффективна. Сколько зарабатывает сейсмолог? Почему ученые вынуждены искать спонсоров – пока, впрочем, безуспешно. Могут ли вылиться маленькие проблемы научной отрасли в большие последствия? Ответы можно найти в этом интервью.

- Это землетрясение магнитудой 4 балла для Алматы и области считается сильным?

— Оно умеренное. Есть такое понятие “градация землетрясений”. Есть слабые, есть чувствительные 2-3 балла, есть сильные – 5-6 баллов.

- То есть до сильного этому землетрясению не хватило 1 балла?

— Условно так. Но в другой периодике от 1 до 4 баллов называется слабым землетрясением. Это общий фон алматинского полигона. У нас весь юг сейсмически активный, на рубеже 19 и 20 веков у нас проходили сейсмические события – Верненское землетрясение, Чиликское землетрясение и так далее, которые ощущались в нашем городе. Мы в Евразии условно считаемся опасной территорией. Если продолжать мысль, мы равнозначны Японии — в Японии просто чаще трясет, потому что там природа землетрясений другая: островные дуги намного осложняют… и постоянно трясет, потому что это островное государство.

- Предыдущее землетрясение с такой силой когда было в последний раз в Алматы?

— В 2013 году.

- Не вызывает ли у вас как у директора Института сейсмологии опасений тот факт, что условная прямая, проходящая через районы вчерашнего сычуанского землетрясения и сегодняшнего синьцзян-уйгурского землетрясения, ведет как раз в Алматинскую область?

— Поймите, нам такие “прямые линии” не подходят. Нужен научный подход.

- Но между собой эти два землетрясения могут быть связаны?

— Как я вам могу сказать, если я не отвечаю за сеть сейсмических наблюдений на территории КНР? Да, мы обмениваемся информацией, но она приходит к нам в виде каталожных данных, никак не детализированных записей. Соответственно, говорить о том, что происходит у коллег, мне очень сложно. Мы пытаемся сейчас наладить контакт с россиянами, с китайцами – проводим две конференции. Одна с 11 по 15 сентября под эгидой Единой геофизической службы Российской академии наук, и финансирование полностью на себя взяли наши российские коллеги. Девятая казахстанско-китайская обязательная (конференция. – прим.)… мы пытаемся найти спонсоров, а спонсоры от нас отворачиваются. Как быть? Если само население не желает знать, что может происходить, и как быть готовым к этому, о чем можно говорить дальше?

- Подождите… Вы сейчас упомянули проведение конференции. А зачем нужны спонсоры, и не должно ли государство ее финансировать?

— Да вы поймите, это же наши личные инициативы, казахских сейсмологов, чтобы народ знал, чтобы специалисты общались между собой, чтобы не было границ между нами, чтобы мы могли выезжать в эпицентральные зоны, чтобы мы могли обмениваться информацией. Потому что информация как раз позволяет потом делать соответствующие выводы, принимать решения. А у нас для того, чтобы китайские коллеги сюда приехали, мы должны месяц или два ждать подтверждения на визу. То же самое с Китаем происходит. Но у нас такого быть не должно!

- То есть это все-таки проблема государственная?

— Ну почему государственная? Вы поймите, это мы, сейсмологи, должны находить контакты и возможности обмениваться информацией. И ставить вопросы уже перед государственными служащими с четким объяснением − для чего это надо. Но когда мы населению говорим: “Ребята, мы хотим сейчас что-то сделать” … − у нас уже были предложения определенные − давайте с населения, грубо, по 50, 100 тенге собирать, чтобы поддерживать в рабочем состоянии те станции, которые у нас есть. Да, нам дает государство деньги. Но нам их не хватает на текущую поддержку, а у нас оборудование старое. Последняя замена оборудования была в 2001 году – 16 лет назад!

- А вы поднимаете этот вопрос перед госорганами?

— Я 21 июня в сенате выступал. И 1 июля вышли граждане, которые будоражили интернет-пространство и все остальное, они же как раз палки в колеса вставляли (о расколе в Институте сейсмологии – прим.).

- Вы в сенате говорили об увеличении финансирования Института сейсмологии?

— Да вообще сейсмологической службы! У нас же две организации – есть сеть инструментальных наблюдений, которая подпитывает институт объемом информации, потом анализируемой.

- И вы выступили за то, чтобы больше денег давали тем, кто занимается наблюдениями?

— Не только им, в целом сейсмологической отрасли. Она испытывает сильное падение.

- Падение начиная с какого периода?

— Да вот – начиная с правления господина Абаканова (Танаткана Абаканова, предыдущего директора Института сейсмологии. – прим.), например. 11 лет управлял сейсмологической службой инженер-строитель по образованию (с оценкой конфликта оппонентов Боранбаева можно ознакомиться здесь).

- Какие последствия может принести этот, как вы сказали, упадок? Дело в том, что многочисленные эксперты в области сейсмологии заявляют, что точно спрогнозировать землетрясение, в том числе разрушительное, все равно нельзя…

— Когда-то говорили, что нельзя предсказать погоду. Было? Есть факторы, которые позволяют сделать соответствующие выводы. Раньше нельзя было, например, вылечить оспу. Наука же не стоит на месте.

- То есть уже можно гарантированно предсказывать землетрясения?

— Смотрите, у нас есть четыре прогностические лаборатории. Есть так называемые прогнозные параметры – геологические, геофизические, сейсмические, гидрогеохимические. На каждый из этих параметров приходится 20-30 подпараметров, которые позволяют в той или иной степени выставить числовой ряд и перевести это в графические изображения. И то на спаде, то на пересечении они где-то сходятся в одной точке, в которой можно четко зафиксировать сейсмическое событие. Можно выделить так называемую “дельту перехода” от одного сейсмического события к другому – от 3 к 4 баллам, от 4 к 5. Но для этого должен быть тесный контакт и обмен информацией между сейсмологическими службами сопредельных стран. Во-вторых, должен быть постоянный контакт, постоянная обкатка специалистов. У нас по кандидатам наук возрастной ценз (имеет в виду средний возраст. – прим.) 60 лет, по докторам наук – 77, по другим специалистам, в целом, 48 лет − по одной организации, 52 года − по другой. В одной из организаций работает только один кандидат наук. 270 человек – и всего один кандидат наук!

- Это в какой организации?

— Я сейчас говорю о Сейсмологической опытно-методической экспедиции. В целом такая ситуация. Где-то, может быть, надо подход менять. Но это же делается не сразу. Может быть, кто-то догматически застоялся, значит, требуется какая-то встряска для человека, чтобы он изменил свои взгляды на окружающую действительность.

- Вы сказали, что денег не хватает. Сколько денег выделяется государством на сейсмологию сейчас и сколько, на ваш взгляд, оно должно выделять?

— Есть научное сопровождение, есть сопровождение инструментальное. Вот на инструментальное сопровождение выделяется 418 миллионов тенге в год.

- Этого не хватает?

— Хорошо, я вам скажу: средневзвешенный показатель по фонду оплаты труда в районе 52 тысяч тенге. Проживете на эти деньги? Это средневзвешенный показатель – у уборщицы 25 тысяч, у директора Сейсмологической опытно-методической экспедиции 128 тысяч. Вот и все. Вот и делайте выводы. Как человек, у которого болит голова о том, чтобы накормить ребенка, будет работать? И как будут приобретаться материалы и все остальное, когда их не хватает физически просто… бензин, электроэнергия, спецодежда и прочее. Денег на ремонт оборудования не хватает.

- Средняя зарплата в Институте сейсмологии какая?

— Там чуть больше – 80 тысяч тенге.

- В идеальных условиях, если все будет налажено – за сколько дней, за сколько часов можно будет спрогнозировать землетрясение?

— Если у нас каждый сотрудник на своем месте, там, где идет фиксация события, будет оперативно информировать тех, кто сможет это обработать и донести до сведения служб чрезвычайных ситуаций, когда эта оперативность достигнет, условно, пределов часа, что в принципе пока невозможно, — понадобится лет 5 при хорошем финансировании — тогда мы что-то сможем дать. На сегодняшний день мы тоже фиксируем для Алматы, есть определенное количество станций, позволяющие сделать какие-то выводы, мы эти выводы делаем. Мы информируем Комитет по ЧС, министерство образования и науки, службы ЧС сопредельных областей информируем и говорим, что, например, в течение недели сейсмическое событие с балльностью свыше 6 не прогнозируется.

- То есть вы за неделю до сейсмического события можете дать прогноз уже сейчас?

— Вы не поняли. Мы анализируем и даем, что, например, сейсмическое 7-балльное событие в пределах территории города Алматы и Алматинской области не прогнозируется.

Казахстан > Экология. Образование, наука > newskaz.ru, 9 августа 2017 > № 2268749 Анвар Боранбаев


Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар

Мегапроекты в Центральной Азии: от АЭС до каналов из Персидского залива

Сфера энергетики сегодня – своеобразная «пороховая бочка» для всей Центральной Азии. С одной стороны, от нее зависит благосостояние стран региона. С другой стороны, строительство новых ГЭС грозит региону нехваткой пресной воды и новыми конфликтами. Противоречия вокруг строителсьтва Рогунской ГЭС в Таджикистане – зримый тому пример. Запасы нефти и газа, в свою очередь, это не только богатство ряда стран Центральной Азии, но и «яблоко раздора» и повод для вмешательства внешних игроков. Как найти баланс интересов и сохранить хрупкий мир в регионе? Реализация каких проектов может вывести регион из замкнутого круга взаимных претензий? Эти вопросы «Евразия.Эксперт» адресовал известному афганскому аналитику и дипломату, экс-послу Афганистана в Казахстане и Кыргызстане Азизу Арианфару и получил неожиданные ответы.

- Господин Арианфар, в Центральной Азии остро стоит проблема нехватки водных ресурсов, что обусловливает конфликт интересов ключевых поставщиков воды - Таджикистана и Кыргызстана и ее основных потребителей – Казахстана, Узбекистана, и Туркменистана. Часто встречаются мрачные прогнозы, что конфликта не миновать. Как можно разрешить накопившиеся проблемы без войн?

- В 2010 г. я выступал на международной конференции в Тегеране с обширным докладом как раз на эту тему. Это действительно серьезная проблема, которую нужно решить. Таджикистан и Кыргызстан заинтересованы в строительстве гидроэлектростанций для внутренних нужд и для экспорта электроэнергии в третьи страны (что может привести к нехватке воды в других странах региона - прим.ЕЭ).

В советский период в Узбекистане были построены большие плантации хлопка, страна гордилась, что в год собирается 6 млн. тонн хлопка. Однако плантации хлопка, как известно, потребляют огромное количество воды. Это усугубляет нехватку воды в регионе.

Между Афганистаном и Ираном тоже существуют схожие проблемы. В Афганистане началось строительство ряда гидроэлектростанций, а иранцы этим недовольны.

Я еще в 2010 г. предлагал иранцам задуматься о строительстве искусственных каналов и озер от Персидского залива до Ирана, чтобы восточные и южные провинции этой страны могли быть обеспечены водой. В дальнейшем к этому проекту присоединились бы Туркменистан и Казахстан.

Сейчас у Ирана не хватает финансовых средств, но у другой страны – Индии средства есть. Иран поставляет нефть Индии, у которой образовался нефтяной долг в размере $20 млрд. Но если Индия возьмет на себя строительство искусственных каналов и озер, тем сам самым может расплатиться и со своим нефтяным долгом.

Это очень перспективный проект. Правда, вода соленая, что требует много вложений. Если будут осуществлены такие проекты, огромные объемы воды останутся и для Узбекистана и таким образом, проблема дефицита воды в регионе будет решена. И Таджикистан и Кыргызстан смогут построить гидроэлектростанции.

Есть и еще одно решение. За последние годы объемы добычи урана в Казахстане выросли в разы. В 2009 г. Казахстан вышел на первое место в мире по добыче урана. Уран является стратегическим сырьем для атомной энергетики, и его количество в мире ограничено.

Если в Центральной Азии построить атомную электростанцию, весь регион может получить очень дешевую электроэнергию. Появятся возможности экспортировать электроэнергию в другие страны региона через Афганистан.

- Насколько выглядят перспективными проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики без внешней помощи?

- Без внешней помощи проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики выглядят нереальными, потому что страны не обладают финансовыми ресурсами, не хватает технического и технологического потенциала.

Если речь идет об общих интересах, страны региона могут сотрудничать между собой. Кстати, Иран уже участвует в строительстве гидроэлектростанций на территории Таджикистана. Но здесь есть и политическая сторона вопроса. Когда Иран начал помогать Таджикистану в строительстве ГЭС, отношения между Ираном и Узбекистаном испортились. Торговля осталась на очень низком уровне. К сожалению, сегодня отношения стран ЦА базируются только на двустороннем взаимодействии, сотрудничество в рамках многосторонних форматов отсутствует.

- Казахстан и Туркменистан заинтересованы в поставке своих углеводородов через Каспий на мировые рынки. Как вы оцениваете перспективы транспортировки энергоносителей из Центральной Азии в Европу?

- Прежде всего, прикаспийские страны должны договориться между собой. Кроме того, если не принимать во внимание интересы Ирана и России, сложно будет осуществить энергетические проекты.

Россия, являющаяся крупным игроком на рынке энергоносителей, хочет сохранить свою долю в экспорте газа в ЕС. Прикаспийские страны должны координировать свои действия с Россией. Тем более, в последнее время Россия заинтересована в крупных поставках газа в сторону Китая.

Можно задуматься о региональном проекте, объединяющем все прикаспийские страны. Нужно просто создать общую сеть, то есть, общую геоэкономическую инфраструктуру, чтобы прикаспийские страны могли экспортировать свои энергоносители не только на Запад, но и на Восток. Реализацию этого проекта сдерживает американо-иранское противостояние. С Россией договориться можно, если принять во внимание ее интересы.

- До сих пор не решен вопрос о правовом статусе Каспия. Какие серьезные последствия может повлечь за собой нерешенность этого вопроса? И что мешает разделу Каспия?

- Вопрос о правовом статусе Каспия обязательно нужно решить путем переговоров, военное решение – неприемлемо. В противном случае, пострадают все страны региона. Нерешенность этого вопроса, конечно же, приостановит, как минимум, магистральные, региональные проекты. Но сам по себе раздел Каспия ничего не даст. Страны региона должны выработать общую стратегию и совместно использовать ресурсы водоема.

Есть внешние игроки, которые не заинтересованы в реализации энергетических проектов в регионе. Например Катар не заинтересован в поставке туркменского газа в Пакистан и Индию, потому что сам Катар поставляет газ в эти страны и стремится сохранить свое монопольное положение. С другой стороны, Турция тоже не заинтересована и хочет заполучить туркменский газ.

Вот, например, иранцы достроили газопровод до границы Пакистана, а там давление со стороны США и Саудовской Аравии, арабских стран и теперь Пакистан не может построить газопровод длиной 50 км.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия Эксперт

Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар


Россия. СФО > Образование, наука. Экология > ras.ru, 7 августа 2017 > № 2267960 Александр Асеев

Академик Асеев: «Байкальский регион стал центром притяжения, но формирование центра развития еще впереди»

О проблемах Байкала и окружающих великое озеро территорий рассказывает председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Леонидович Асеев.

— Недавно в Улан-Удэ состоялся международный форум «Байкал как участок всемирного природного наследия: 20 лет спустя», а в его рамках — одноименная научно-практическая конференция. Сибирское отделение, наряду с Советом Федерации РФ, правительством Республики Бурятия и другими субъектами выступило соорганизатором этих мероприятий, а их инициатором и мотором вместе со своими ближайшими коллегами стал экс-член Совфеда, основатель и научный руководитель Бурятского института природопользования (БИП) СО РАН академик Арнольд Кириллович Тулохонов.

Участники форума констатировали: после запуска Федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы» многое уже изменилось в лучшую сторону. Построены очистные сооружения, проложены дороги, посещаемые туристами берега стали более обустроенными и цивилизованными. Новый облик получили основные рекреационные зоны — например, «Байкальская гавань» в бывшем поселке лесозаготовителей Турка. Но одновременно с этим тревогу специалистов вызывает возрастающая с каждым годом антропогенная нагрузка на озеро. Благодаря дорогам и всеобщей автомобилизации на береговой линии стоят целые караваны машин, с номерами регионов от Санкт-Петербурга до Владивостока (недоступных участков берега Байкала остается все меньше). Прибавим к этому наплыв иностранных туристов — прежде всего, из Китая и Монголии.

Вторая проблемная область — это невероятное количество больших и мелких запретов, вытекающих из ФЦП, законов и нормативных актов по охране озера Байкал. В береговой зоне не разрешается заготавливать дрова и топить ими, выделывать шкуры, печь хлеб — воспрещено всё, что даже в малейшей степени может негативно влиять на экологическую обстановку. Но у нас в стране, как известно, запреты порождают нарушения и лазейки: на Байкале распространилось браконьерство, а лес, чтобы добыть дрова, во многих случаях сначала намеренно поджигают — горельники рубить на топку допустимо.

И, наконец, третий узел проблем. Охрана Байкала и приток туризма не поддержаны экономическим базисом, экологически чистой энергетикой и развитием инфраструктуры. Хотя Арнольд Тулохонов в своей книге «Записки провинциального сенатора» справедливо указывал, что на берегах американских Великих озер и Женевского озера расположены атомные станции и металлургические заводы. «Здесь в равной степени сочетаются интересы развития экономики и сохранения природной среды, а в основу такого баланса заложены высокая степень ответственности хозяйственных руководителей и широкое использование экологобезопасных технологий», — пишет академик. Но в России о социальной ответственности бизнеса, за редкими исключениями, говорить не приходится, а реальный сектор экономики прибайкальских территорий так и не вышел из депрессивного состояния. В качестве примера приведу свой родной город Улан-Удэ, в котором закрылся единственный за Байкалом стекольный завод, «Электромашина», судостроительный (раньше выпускавший речные суда и торпедные катера) и другие. Резко упали объемы работ на бывшем гиганте промышленности Бурятии — локомотиво-вагоноремонтном. Из предприятий современной индустрии можно назвать только веротлетостроительный завод, продукция которого пользуется хорошим спросом в странах третьего мира. В целом же, Байкальский регион благодаря своему международному статусу, вниманию общественности и притоку туристов стал центром притяжения — но пока не сформировался в качестве центра развития.

Наука может и должна участвовать в создании предпосылок для этого перехода, но Бурятский научный центр находится в сложном положении — он включен в программу ФАНО 2017 года по реструктуризации. Настрой у руководства БНЦ достаточно конструктивный, а институты, я уверен, получат хорошую оценку эффективности и попадут в первую, минимум во вторую категорию. Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН уникален не только для России, но и в мировом масштабе — например, недавно там вышла фундаментальная монография «Шел Пхренг. Ожерелье чистого хрусталя» с переводом, расшифровкой и анализом рецептур тибетской медицины. Хорошие позиции занимают БИП, Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН, Геологический институт СО РАН, Институт физического материаловедения СО РАН, читинский Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН.

В продолжение международного форума по очень плотному четырехчасовому графику прошло заседание Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал под председательством министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Ефимовича Донского. В своем выступлении я отметил, что работа комиссии строится по уже хорошо проработанным направлениям — строительству очистных сооружений, переработке отходов и т.п. И предложил: бюджетные средства, которые не осваиваются при решении этих задач, перенаправить на научные исследования двух проблем глобального характера, напрямую связанных с Байкалом — планетарных климатических изменений и комплексного динамического моделирования биосистемы озера. Мы не получим целостной картины, если будем по отдельности изучать распространение спирогиры, деградацию колоний байкальской губки, колебания численности омуля и тому подобное. Соответственно, на проведение масштабных междисциплинарных исследований требуются дополнительные ресурсы для развития Бурятского и Иркутского научных центров СО РАН — прежде всего, на покупку современного оборудования и развертывание экспедиционной работы.

Важность академической науки для решения проблем Байкала и прилегающих территорий усиливается в связи с международными коллизиями. Прежде всего, это намерения Монголии построить каскад гидроэлектростанций на Селенге, дающей около 50% притока воды в «священное море». А его уровень, в связи с глобальными климатическими изменениями, и так понижается до критических отметок, пересечение которых может, соответственно, уменьшить сток Ангары и затруднить работу расположенных на ней мощнейших в России ГЭС. Ученые, в том числе академик А.К. Тулохонов, предлагают альтернативные решения глобального уровня. Монголия на самом деле нуждается в электроэнергии, но российская генерация предлагает слишком высокую цену за киловатт, намного превышающую себестоимость. Проблему сопредельной страны можно решать на трансграничном уровне, исходя из парадигмы кооперации, а не «войны суверенитетов» за водные ресурсы. Тем более, что присутствовавший на форуме новый президент Академии наук Монголии академик Дугэр Рэгдэл — ученый-организатор классической школы, нацеленный на сотрудничество с Россией и, конкретно, с Сибирском отделением РАН.

В форуме и конференции по Байкалу активно участвовали не только российские и монгольские, но и китайские учёные. В КНР двумя неделями раньше состоялось очень представительное международное мероприятие, посвященное организации новых комплексных научно-инновационных центров. Китай намерен уже с 2017 года создавать такой центр в городе Хайроу под Пекином на базе работающего там технопарка и с использованием успешного опыта Новосибирского академгородка СО РАН. И Китай, и Монголия, и государства-лидеры АТР (Корея, Тайвань, Сингапур, не говоря уже про Японию) сегодня уделяют большое внимание развитию фундаментальной науки, без которой невозможно не только технологическое развитие, но и решение экологических, социальных, гуманитарных проблем. По нашу же сторону границы мы видим регионы с точечными очагами промышленности, образования и науки, с находящимися под угрозой «реструктуризации» научными центрами и оттоком активной части трудоспособного населения, прежде всего — талантливой молодежи.

Восток России, Бурятия, Байкал и многое, что с ними связано, требуют решений, соответствующих глобальному уровню проблем цивилизационного характера в этом стратегически важном регионе Центральной Азии и, соответственно, высочайшего научного уровня их проработки. Будем надеяться, что решение этих непростых проблем облегчится правильными во всех отношениях выборами президента РАН в сентябре, в результате которых российская академическая наука получит современного, сильного и авторитетного лидера.

Подготовил Андрей Соболевский, Наука в Сибири

Россия. СФО > Образование, наука. Экология > ras.ru, 7 августа 2017 > № 2267960 Александр Асеев


Россия. СФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 августа 2017 > № 2264700 Владимир Путин

Совещание по вопросам развития Байкальской природной территории.

Владимир Путин провёл совещание, посвящённое актуальным проблемам сохранения озера Байкал и экологического развития Байкальской природной территории.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня обсудим вопрос, к которому обращались неоднократно, но от этого актуальность его не становится меньше, потому что мы сегодня с вами будем обсуждать Байкал и экологическое развитие Байкальской природной территории.

Эта территория, безусловно, является уникальной, все мы об этом хорошо знаем. Является не только достоянием нашей страны, России, но и без всякого преувеличения является достоянием планеты в целом.

Байкал для нас – это и гордость, и наша особая ответственность, а задача его сбережения для нынешних и для будущих поколений – несомненный государственный приоритет.

Ликвидация последствий нерациональной, зачастую безответственной хозяйственной деятельности на этих территориях требует особого внимания. Для того чтобы, во–первых, ничего подобного больше в будущем не допускать, а во–вторых, сделать всё для того, чтобы минимизировать то, что уже накоплено.

Всё это требует самого пристального внимания и, конечно, вложения солидных финансовых ресурсов.

Экстремально высокому загрязнению подверглись значительные территории Прибайкалья. Причём Байкальский ЦБК и Джидинский комбинат уже несколько лет как закрыты, мы с вами хорошо об этом знаем, однако накопленные ими отходы продолжают отравлять воду озера и питающих его рек.

Первая, требующая неотложных действий задача, – ликвидировать экологический ущерб, провести полноценную рекультивацию загрязнённых территорий. Прошу определить источники финансирования, планы и конкретных исполнителей.

Одновременно с этим необходимо разобраться и с объектами, продолжающими здесь работать. Очистные сооружения большинства из них изношены, причём более 60 процентов загрязнённых стоков приходится на жилищно-коммунальное хозяйство. Но, как это ни печально, нужно сказать, конечно, и о деятельности сельхозпредприятий. Всё–таки химические отходы, применяемые в сельском хозяйстве, так или иначе в воду Байкала и рек региона попадают.

Объёмы сброса неочищенных вод в озеро, безусловно, нужно кардинально сокращать. И в этой связи встаёт вторая задача – интенсивно и качественно модернизировать коммунальную инфраструктуру. Это ответственность регионов, которые в том числе могут опираться на действенную поддержку со стороны федеральных властей, в том числе на федеральную целевую программу «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы».

Её реализация уже обеспечила строительство десятков очистных сооружений и полигонов твёрдых коммунальных отходов, создала базу для борьбы с лесными пожарами и браконьерством, обеспечила сохранение экосистем, редких видов животных и растений. За 2012–2016 годы выделено более десяти миллиардов рублей, хотя предусматривалось гораздо больше, нужно об этом тоже сказать.

Считаю необходимым рассмотреть вопрос о продлении срока действия программы, причём особое внимание обратить на эффективность и приоритеты расходования средств.

Третья задача – обеспечить экологическое развитие Байкальской природной территории в целом. А это прежде всего означает гармоничный, рациональный баланс между социально-экономическим развитием, социально-экономическими интересами и задачами сбережения природы. Собственно говоря, во всех цивилизованных странах этот вопрос стоит очень остро, и хуже или лучше, но есть примеры того, как это делается и как это решается.

Особый статус Байкала предъявляет повышенные требования к любой хозяйственной деятельности, но нередко они оборачиваются и явно избыточными ограничениями, об этом тоже не нужно забывать. Ограничениями, которые напрямую сказываются на качестве жизни людей, на развитии поселений, сдерживают развитие предпринимательства, а значит, создание новых рабочих мест, наполнение местных бюджетов.

Давайте обсудим все эти факторы, связанные с особым режимом охраны озера, и вместе определим оптимальные решения проблем экологии и социально-экономического развития байкальских территорий. При этом принципиально важно не допустить увеличения антропогенной нагрузки на экосистему Байкала.

Это касается, конечно, и туристической отрасли. Сейчас с губернатором говорили об этом. Конечно, это очень перспективная отрасль экономики региона, интересная, приносящая доход, создающая рабочие места. Интерес к Байкалу и российских, и иностранных граждан постоянно растёт, до миллиона человек бывает на берегах Байкала за год. Но обратной стороной этого в целом позитивного фактора становятся новые проблемы.

Бесконтрольность так называемых «диких» туристов приводит к стихийным свалкам на берегу и мусору в водоёмах. А стремление предпринимателей по максимуму использовать спрос на байкальские путешествия – часто к игнорированию ими экологических норм.

Этими вопросами нужно, конечно, заниматься вплотную. Нужно стимулировать экологическую ответственность бизнеса, в том числе разрабатывать варианты софинансирования экологически ориентированных проектов. С особым вниманием нужно относиться к обеспечению систем жёсткого контроля.

И в этой связи прошу Генеральную прокуратуру проверить Байкальскую территорию на предмет фактов незаконной и экологически вредной деятельности. Я хочу это подчеркнуть: не всё подряд проверять, здесь тоже меру нужно знать, но именно незаконной и экологически вредной деятельности. И принять соответствующие меры.

Ключевая роль здесь отводится инспекторам особо охраняемых природных территорий. Сейчас Василий Иванович [Сутула] рассказывал о том, как люди работают – не только люди, которые на государственной службе находятся, но и волонтёры, за что им особое спасибо.

Их работа должна опираться на достойные ресурсы. Говорю не только об административной поддержке, но и о вознаграждении, необходимом оборудовании, экипировке и так далее.

Давайте мы рассмотрим все эти вопросы в комплексе.

Поговорим, с Минфином надо посоветоваться. Ничего здесь нового не скажу, всякие идеи есть, в том числе вопрос о возвращении части собираемых штрафов, платежей – возвращении их напрямую в заповедники и нацпарки и использовании в целях повышения эффективности их развития и охраны.

Здесь хотел бы обратить ваше внимание на место, где мы с вами находимся. Визит-центр «Байкал заповедный» – это очень хороший пример сочетания задач охраны заповедных территорий и развития цивилизованного экологического туризма. Такой опыт требует самого широкого распространения и популяризации, в том числе в рамках Года экологии, который сейчас проходит, как известно, в нашей стране.

В центре «Байкал заповедный» работают настоящие профессионалы – ещё раз хочу поблагодарить Вас, Василий Иванович, и всех Ваших коллег – искренне преданные своему делу люди.

Давайте перейдём к обсуждению.

Слово Министру природных ресурсов и экологии Сергею Ефимовичу Донскому. Пожалуйста, Сергей Ефимович.

С.Донской: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Коротко разрешите доложить об экологической ситуации на объекте Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Озеро Байкал».

Характеризуя ситуацию в целом, следует сказать, что после закрытия Байкальского ЦБК показатели экологической обстановки в регионе стабилизировались. В частности, выбросы в атмосферный воздух на Байкальской природной территории в целом за последние четыре года уменьшились на 15 процентов, по Центральной экологической зоне – более чем в два раза. Сбросы в озеро сточных вод снизились более чем на 80 процентов.

Но сегодня остаётся ряд проблем, о которых Вы упомянули, в частности связанных с загрязнением озера жидкими и твёрдыми отходами системы ЖКХ. Проблемами также остаются объекты накопленного экологического ущерба, в том числе промплощадка Байкальского ЦБК, о которой я позже скажу.

В связи с этим приоритетными направлениями нашей деятельности в рамках охраны озера Байкал и экологического развития Байкальской природной территории являются ликвидация накопленного экологического ущерба, эффективная утилизация отходов, сокращение загрязнения озера сточными водами. Кроме того, нам важно обеспечить защиту лесов, сохранение биоразнообразия, а также развитие особо охраняемых природных территорий.

Главным инструментом экологического развития стала, как тоже уже сказали, принятая в 2012 году федеральная целевая программа охраны озера Байкал. Сегодня общий объём финансирования этой программы на период 2012–2020 годов составляет почти 26 миллиардов рублей. Первоначально она была 58 миллиардов рублей, то есть сократилась с начальных цифр более чем в два раза. Учитывая это, мы сегодня оптимизируем перечень проектов, исходя из основных приоритетов. Теперь подробнее о каждом направлении.

Начну с ликвидации объектов накопленного экологического вреда. Это брошенные ещё в советские времена промпредприятия, хранилища опасных отходов, горнодобывающие предприятия.

В рамках ФЦП перед нами стоит задача ликвидировать восемь наиболее опасных для Байкала объектов. На сегодня мы выполнили первый этап данной работы, в частности, ликвидируем ущерб по Джидинскому вольфрамо-молибденовому комбинату. В настоящее время ведутся работы ещё по двум аналогичным проектам. Речь идёт о Холбольджинском угольном разрезе и терриконах бывшей шахты Гусиноозерской – почвенные скопления нефтепродуктов, загрязняющих воды реки Селенга.

Начинаем работу ещё по пяти проектам, в том числе по полигону опасных отходов «Восток», хранилищу гальванических отходов и Холоднинскому месторождению, где тоже когда-то была разработка, потом всё остановлено, но часть опасных отходов, которые там остались, попадают на природную территорию.

В результате будет очищено свыше двух тысяч гектаров земель и до полутора тысяч тонн отходов снижен объём загрязнений, поступающих в окружающую среду.

Что касается ликвидации негативного воздействия отходов Байкальского ЦБК. Здесь накоплено более шести миллионов тонн опасных промышленных отходов. Минприроды подготовлена проектная документация в соответствии с поручением Правительства, полномочия по реализации этого проекта переданы Иркутской области, и работа по ликвидации отходов должна быть начата не позднее декабря текущего года.

Мы разработали и утвердили совместно с регионом «дорожную карту» ликвидации накопленных отходов, и в целях организации работы в установленные сроки рассматриваем возможность привлечения в качестве оператора государственную компанию «Росгеология». Она имеет мощности и необходимый опыт, в том числе в Арктике работала по уборке отходов. В связи с этим, уважаемый Владимир Владимирович, просьба дать поручение Правительству рассмотреть вопрос о статусе «Росгеологии» как единственного исполнителя работ по ликвидации отходов Байкальского ЦБК. Это позволит быстрее начать – уже в этом году – эту работу.

Теперь несколько слов о сокращении загрязнения озера сточными водами. После закрытия ЦБК, на долю которого приходилось более 80 процентов сбросов грязных стоков, львиную долю загрязнения сейчас формируют предприятия ЖКХ – это более 60 процентов от всего объёма. При этом в Бурятии сегодня действуют 33 очистных сооружения, и лишь четыре из них соответствуют экологическим требованиям. Из 17 действующих очистных сооружений в Иркутской области практически ни одно не удовлетворяет экологическим требованиям.

Сегодня из предусмотренных ФЦП 46 очистных сооружений завершено строительство по шести объектам, ещё три объекта в Иркутской области находятся в стадии завершения. В условиях сокращённого финансирования приоритетным проектом в этом направлении является реконструкция очистных сооружений города Улан-Удэ: это основной загрязнитель. Здесь ежегодно сбрасывается 22 миллиона кубометров загрязнённых сточных вод.

К работе по модернизации указанных сооружений приступаем в этом году, объём в целом средств на реализацию проекта составляет 2,7 миллиарда рублей. Сейчас идёт первый этап, и деньги выделены пока только на первый этап этого проекта.

Теперь об отходах. Основная причина замусоривания берегов Байкала – это отсутствие современных объектов размещения и переработки. Здесь, конечно, хотелось бы более активных и согласованных действий со стороны региональных властей. Поэтому считаем одним из эффективных способов решения мусорной проблемы разработку единой территориальной схемы обращения с отходами. Таким образом можно оптимизировать количество перерабатывающих и утилизационных мощностей, в том числе можно будет по-другому взглянуть на экономику строительства таких объектов. Это в том числе позволит ускорить сроки ликвидации нелегальных свалок, выработать единый подход к координации потоков отходов и их логистику: как они будут собираться и куда будут доставляться на переработку.

Реализация единой терсхемы, возможно, будет частью федеральной целевой программы. Сейчас документом предусмотрено создание в Республике Бурятия 20 полигонов, а в Иркутской области – 11 полигонов. Сегодня в Бурятии закончено строительство двух объектов и по одному объекту ведутся работы, а в Иркутской области один объект построен и один также в работе.

При этом должно быть публичное обсуждение новой территориальной схемы. Законопроект, предусматривающий обязательность такой процедуры в целом по всей стране, подготовлен, сейчас внесён в Правительство. Планируем принять его в осеннюю сессию.

Кроме того, на Байкале начал работать эффективный инструмент борьбы с незаконными свалками – система электронного общественного контроля «Наша природа». Главной целью таких нововведений мы считаем участие людей в выявлении и пресечении правонарушений в области охраны окружающей среды. Сегодня на это, конечно, существует общественный запрос. Вы встречались сейчас с волонтёрами, они об этом сами везде говорят.

Теперь о лесе. Основная задача – это обеспечение сохранности и восстановление леса. За два последних года удалось обеспечить увеличение объёмов лесовосстановления в полтора раза – до 41 тысячи гектаров. Мы на этом не останавливаемся, считаем, что объёмы лесовосстановления должны быть увеличены в два раза как минимум.

Одним из сдерживающих факторов сегодня является дефицит качественного посадочного материала. В связи с этим мы планируем реализовать проект строительства селекционных центров лесного семеноводства в рамках государственно-частного партнёрства, который может обеспечить до десяти миллионов саженцев в год. Это позволит активнее проводить работу по лесовосстановлению.

Дополнительным фактором должно стать принятие осенью этого года закона по компенсационному восстановлению леса. Речь идёт о том, что вводится правило: сколько срубил – столько восстановил. Это относится ко всем объектам, в том числе к линейным.

Кроме того, сегодня существует законодательный запрет на санитарные рубки в гарях Центральной экологической зоны Байкала, поэтому мы разработали соответствующий законопроект, он согласован и в ближайшее время будет внесён в Правительство.

Все законопроекты, как я уже сказал, мы считаем, должны быть приняты в осеннюю сессию. Для этого и с Думой мы сейчас работаем: она готова всё принять в этом году.

Мы также внесли изменения в методику распределения лесных субвенций, предусмотрев увеличение с 2018 года финансирования регионам Сибири и Дальнего Востока, акцентировав финансирование и на лесовосстановлении, и на других мероприятиях в лесном комплексе, в том числе произошло увеличение затрат на байкальский регион на 20 процентов.

Один из основных рисков для биологического разнообразия Байкала, как ни прискорбно, – это всё-таки браконьерство. Я коротко перечислю те меры, на которых мы сконцентрировались.

Минимизировать его уровень мы сможем за счёт наделения перекрёстными полномочиями инспекторов в области охотничьего и лесного контроля, а также рыбинспекций. То есть у них будет возможность участвовать в пресечении браконьерства и по всем видам лесного фонда, и по водным объектам.

За счёт развития института производственного и общественного контроля и за счёт мер экономического стимулирования – это увеличение штрафов в разы – также считаем, что можно по крайней мере усилить борьбу с браконьерством.

Законопроекты уже подготовлены, и мы считаем, что в осеннюю сессию это может быть принято.

В качестве иллюстрации по поводу браконьерства приведу пример сокращения популяции байкальского омуля. Мы сегодня выпускали [молодь омуля], с коллегами общались. Цифры они Вам говорили: численность омуля за последние десять лет снизилась практически в четыре раза. Сейчас популяция нерестового стада в два раза меньше средних многолетних значений. Для восстановления популяции необходимо увеличить выпуск молоди омуля. В том числе в рамках ФЦП предусмотрена реконструкция трёх устаревших рыбозаводов Росрыболовства, это тоже позволит увеличить объём выпуска омуля.

Однако и запрет промысла, и увеличение искусственного воспроизводства не дадут результатов: считаем, что при сохранении современного уровня браконьерского улова и бесконтрольной продажи нелегальной продукции, включая икру, добиться этого будет сложно. Поэтому регионом должна быть организована система контроля оборота продукции из омуля – это тоже одна из ключевых задач.

Несколько слов о байкальских охраняемых природных территориях. Сегодня Вам уже рассказывали, именно здесь был создан первый заповедник 100 лет назад, мы в этом году это празднуем. Практически десятая часть всех федеральных охраняемых природных территорий сосредоточена именно на Байкальской природной территории, и ясно почему.

Для Байкала особенно важен рекреационный потенциал нацпарков, так как именно эти учреждения формируют основной тренд на регулируемый, экологически ответственный и познавательный туризм. Считаем, что его развитие даст и мультипликативный эффект, обеспечив создание дополнительных рабочих мест, и это будет также работать как антибраконьерская мера. Поэтому Год экологии и особо охраняемых природных территорий мы начали, кстати, здесь с открытия уникального визит-центра, в котором сейчас находимся.

Если говорить о задачах и масштабах всей страны, то в этом году Правительством принят приоритетный проект «Дикая природа России: сохранить и увидеть». В нём сконцентрированы все основные направления для развития экотуризма, в том числе и развития экотуризма на Байкале.

Практическая реализация этих программ будет осуществляться с использованием механизма государственно-частного партнёрства с обязательным привлечением операторов, обладающих международным опытом в реализации проектов комплексного развития территорий.

Считаем, что как раз рекреационный потенциал – об этом уже говорили – у Байкала измеряется миллионами туристов в год, при этом мы должны обеспечить строгое соблюдение всех экологических ограничений. Как раз это и предусмотрено в приоритетном проекте.

И в заключение ещё раз хочу отметить, что мы должны продолжить интенсивную работу по всем приоритетным направлениям нашей деятельности. Мы понимаем, что ценность Байкала вне времени, и мы должны сделать всё, чтобы сохранить его для наших потомков.

Основные результаты мероприятий и того направления, которое мы планируем реализовывать в рамках ФЦП на Байкальской природной территории, приведены на слайде, не буду их перечислять.

Один из основных элементов того, что мы тоже хотели попросить, – это восстановление первоначальных объёмов финансирования ФЦП, потому что это важный инструмент именно для реализации всех планируемых мероприятий на Байкальской природной территории, и продление её действия до 2030 года. Потому что, конечно, объём работ большой, а сейчас она действует до 2020 года: срок маленький. Нужно дополнительное время, чтобы можно было реализовать все эти проекты. Прошу поддержать.

Спасибо.

В.Путин: Алексей Самбуевич, пожалуйста.

А.Цыденов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Подписывая Указ о проведении в 2017 году Года особо охраняемых природных территорий, Года экологии, Вы обратили особое внимание общества на вопросы экологического развития и экологической безопасности России, и, соответственно, на здоровье, долголетие и качество жизни населения нашей большой страны.

Хочу выразить благодарность Вам, Владимир Владимирович, и Правительству, Министерству природы за реализацию ФЦП охраны озера Байкал и за предложение о продлении этой программы.

Но помимо программы требует решения целый ряд вопросов нормативного регулирования жизнедеятельности на прибайкальской территории, например несогласованность норм Земельного кодекса и конвенции ЮНЕСКО, куда был включён Байкал и прилегающие территории.

Нормами Земельного кодекса одинаково ограничивается оборот земель как памятника культурного наследия, так и просто объекта, включённого в список. При этом при формировании Земельного кодекса не подразумевалось, что в список ЮНЕСКО попадут целые территории и обширные водные пространства.

В результате невозможно зарегистрировать право собственности на земельные участки жителям 76 населённых пунктов, расположенных в границах объекта всемирного наследия. Это же касается многодетных семей, которым мы по Указу должны давать землю. Это ограничение не только на оборот земель, но и на [привлечение] частных инвесторов, которые хотели бы получить землю для осуществления строительства объектов социальной, инженерной и прочей инфраструктуры.

Нами подготовлен проект корректировки Земельного кодекса, который не затрагивает положения конвенции ЮНЕСКО. Он предварительно с Минприроды, с Администрацией Президента проработан. Просим Вашего поручения, чтобы доработать и внести соответствующие изменения.

Похожая ситуация в Тункинском районе Бурятии, где весь район полностью объявлен национальным парком без изъятия территорий фактически существующих населённых пунктов. В результате те, кто до 2012 года оформить право собственности на землю не успел, сейчас это сделать уже не могут: более шести тысяч граждан стоят в очереди на оформление права собственности – и не могут. Помимо граждан – организации: 48 школ в районе, из них 46 не имеют оформленной земли.

До недавнего времени раз в пять месяцев всем – и организациям, и частным лицам – Росреестр выставлял штрафы за неоформление. Есть факты судебного понуждения к сносу жилья с неоформленной земли. Сейчас мы с Росреестром нашли [возможность] хотя бы не штрафовать, но это временная мера.

Нами подготовлено предложение, предварительно тоже проработано, по изменению границ Тункинского парка без сокращения общей площади и без ущерба природоохранной функции. Требуют решения сопутствующие вопросы: это предоставление дров и бесплатный вход жителям прилегающих территорий в нацпарк, поскольку парк будет окружать посёлок. Предварительно мы с Минприроды проработали, Сергей Ефимович в курсе наших предложений.

Отдельно стоит вопрос пожарной безопасности и восстановления лесов после пожаров. Законом об охране озера Байкал в Центральной экологической зоне запрещены сплошные рубки леса, в том числе противопожарные разрывы, а также санитарные рубки сгоревшего леса, и запрещены сплошные рубки под линейные объекты инфраструктуры, в том числе к действующим населённым пунктам.

Понимаем, что запрет на то и вводился, чтобы не рубили, и просто так взять и отменить его нельзя и нецелесообразно. А разрешение вырубки горельника вообще может привести к умышленным поджогам – мы такие риски понимаем. Но и сохранение горельника на корню влечёт опасность распространения шелкопряда и других вредителей уже на здоровый лес.

Такая проблема есть, санитарные рубки каким-то образом надо проводить. Сергей Ефимович уже сказал, что проект закона подготовлен, мы, безусловно, поддерживаем такой подход и надеемся, что вопрос сплошных рубок в Центральной экологической зоне для пожарной безопасности и санитарно-восстановительного ухода будет решён.

Фактором, оказывающим значительное влияние на социально-экономическое развитие региона, является необходимость проведения экологической экспертизы на все капитальные объекты, строящиеся в пределах Байкальской природной территории. На карте указано: Байкальская природная территория – это три субъекта по сути. Даже если футбольное поле строим, детский сад или фельдшерско-акушерский пункт – они должны пройти экологическую экспертизу. В итоге продление только проектных работ минимум на три месяца, удорожание, ну и, с учётом сроков бюджетного процесса, иногда [строительство] откладывается на год.

У нас предложение: оставить на всей Байкальской природной территории экологическую экспертизу только для опасных производственных объектов, а для всех остальных если оставлять, то только в пределах Центральной экологической зоны, что существенно облегчит вопрос капитального строительства и снизит сроки и стоимость.

Вопросов, требующих рассмотрения, много, Владимир Владимирович, но часть уже решается. По итогам Вашего прямого общения с гражданами Вы уже дали поручение по корректировке границ водоохранной зоны Байкала. Это существенное решение многих вопросов. Более 50 лет не решался вопрос по приданию так называем лесным посёлкам, созданным для освоения лесного фонда, статуса населённых пунктов, таких в Бурятии 33. Буквально на днях Вы подписали закон о лесной амнистии, который позволяет в том числе и этот вопрос решить.

Так что, Владимир Владимирович, ситуация не стоит на месте, вопросов много, но есть понимание, как их решать. Прошу поддержать.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Сергей Георгиевич, есть что добавить?

С.Левченко: Один вопрос. Владимир Владимирович, Вы помните, на «Прямой линии» с Вами житель острова Ольхон говорил по поводу невозможности строительства дороги.

В.Путин: Там, кстати, сбой сейчас был на переправе.

С.Левченко: Да.

В.Путин: Восстановили?

С.Левченко: Один паром в ремонте был, и поэтому задержка была достаточно большая – больше суток.

Задача по строительству дороги на Ольхоне не может быть решена без корректировки федерального законодательства. Дело в том, что он входит в Центральную экологическую зону, и там запрещена добыча общеприродных полезных ископаемых. Ближайший карьер расположен в другом районе, в Баяндаевском, за 160 километров, плюс ещё на пароме нужно возить общедоступные природные ресурсы.

Мы в этом году выполняем работы по планировке дорожного покрытия по самому острову, но, конечно, этого недостаточно для того, чтобы дорога была там нормальная, цивилизованная.

Поэтому я хотел бы попросить Вашего поручения Правительству внести изменения в перечень видов деятельности, запрещённых в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории, в части снятия запрета на разведку и добычу общераспространённых полезных ископаемых в целях реконструкции и строительства автомобильных дорог. Иначе возить в наших сибирских просторах нужно очень далеко.

Пожалуй, это единственное.

В.Путин: Сергей Ефимович, пожалуйста.

С.Донской: У меня несколько ответов – на то, что Алексей Самбуевич говорил, и на то, что Сергей Георгиевич сказал.

Что касается водоохранной зоны. Сейчас было упомянуто, мы уже совместно с коллегами начали работу: подготовлены предложения по корректировке водоохранной зоны и уточнению границ, ограничивающие её площадь с 57 тысяч квадратных километров до 5,9 тысячи квадратных километров, то есть практически в десять раз уменьшение. Они подготовлены совместно с учёными Института имени Сочавы, который здесь находится. Мы подготовили совместно этот проект, сделав водоохранную зону более привязанной к ландшафту, то есть она фактически обеспечивает охрану исключительно озера Байкал именно в рамках тех экологических норм, которые у нас в законодательстве прописаны.

Коллегам сейчас представлены все эти материалы, они должны их согласовать. И мы надеемся весной уже утвердить новую водоохранную зону без тех ограничений, которые на сегодняшний день существуют.

Что касается разрешения сплошных рубок для ликвидации последствий лесных пожаров. Уже было сказано: подготовлен законопроект, осенью мы планируем его принять, и можно будет проводить эти самые рубки в гарях.

В.Путин: Надо следить только за этим, чтобы под видом этих рубок не вырубалось всё подряд.

С.Донской: Да, там и контроль со стороны МЧС, потому что это всё-таки гари, это то, что после пожаров, и предполагается ещё и контроль усиленный в том числе.

Что касается объектов экологической экспертизы. Соответствующий законопроект сейчас подготовлен, тоже осенью мы планируем его в Госдуму вносить. Но мы с коллегами решили поступить таким образом, чтобы ряд полномочий по экологической экспертизе передать на уровень субъекта: Росприроднадзор подготовил проект соглашения, и сейчас субъекты его рассматривают. Тем самым субъекты сами могут у себя оптимизировать процедуру проведения экспертизы, и это до принятия закона, то есть чтобы можно было уже сейчас этот вопрос решать.

Что касается населённых пунктов на особо охраняемых природных территориях. Тункинский национальный парк – это наиболее яркий пример, здесь руководитель Тункинского национального парка находится: на большей территории этого национального парка находится муниципальное образование, посёлки.

У нас такое предложение. В 2013 году был принят закон, который позволяет корректировать границы именно с точки зрения исключения муниципальных образований из границ национальных парков. Потому что, конечно, на территории национальных парков города и посёлки не должны находиться, потому что сразу же определённые ограничения на них накладываются, и это, естественно, мешает социально-экономическому развитию.

В рамках этого закона, который был принят в 2013 году, в 2014 году всё-таки Вашим поручением было сделано ограничение, чтобы мы не применяли этот закон с учётом того, что надо будет отработать определённые процедуры, как эти границы будут меняться. Сейчас дополнительно ещё готовится закон, который уточняет эту процедуру.

Но что касается Байкальской природной территории, уже для Тункинского национального парка в принципе всё подготовлено для того, чтобы мы могли эти границы скорректировать. В том числе даже образован заказник, который компенсирует ту площадь, которую муниципальное образование будет «вырезать». Мы этим заказником площадь национального парка компенсируем, тем самым охраняемая площадь останется такой, какая была до «вырезания» муниципального образования. Если Вы дадите поручение, мы отработаем этот механизм и могли бы здесь, на Байкале, эти вопросы решить, чтобы их не затягивать.

Что касается оборотоспособности земельных участков, расположенных в границах объекта всемирного природного наследия ЮНЕСКО – озера Байкал. Уже было сказано: на наш взгляд, один из наиболее эффективных способов – внести изменения в Земельный кодекс. Эти изменения уже подготовлены, это короткая фраза, которая через запятую позволяет приватизировать как раз в границах городов, посёлков имущество, не нарушая те ограничения, которые ЮНЕСКО наложила. То есть это тоже решаемый вопрос, просто нужно поручение Правительству, чтобы это быстро можно было скорректировать.

И последнее. Тут, может быть, не упоминалось, но мы ещё работаем над приоритетным проектом «Байкал: великое озеро великой страны», который весной должны принять – у нас поручение Правительства, – где будут рассмотрены все вопросы, в том числе и социально-экономического развития данного региона. Исходя из этого, считаем, что работа и продление ФЦП позволят нам обеспечить и финансирование, и реализовывать все эти проекты.

Спасибо.

В.Путин: Дорогу-то как построить?

С.Донской: С коллегой ещё встретимся. В данном случае тема дороги, как мы у себя разбирались, на самом деле достаточно давно возникла. Коллеги сейчас обратились, чтобы посмотрели, где можно оптимизировать, где можно взять щебень. Конкретно посмотрим.

В.Путин: Вопрос в чём? Вопрос в том, чтобы туда щебень довозить? Вопрос не в том, чтобы разрешить строительство дороги?

С.Донской: Нет, дорогу можно построить.

В.Путин: Вы хотите выкопать там огромную яму, чтобы построить дорогу?

С.Левченко: Нет. Там достаточно недалеко – не за пределами Центральной экологической зоны, не за 200 километров – есть территории, где можно взять… Мы же дорогу до острова построили уже, причём с асфальтированным покрытием, но по самому острову не можем построить, потому что нет карьера. Рядом есть, в пределах этих 200 километров, но не везти же.

С.Донской: Мы с коллегой тогда рассмотрим.

В.Путин: Секундочку, а как вы рассмотрите? Мы сейчас разойдёмся, и Вы будете рассматривать ещё лет десять, потом на пенсию пойдёте, скажете: всё, меня уже не касается. Вам же понятно, в чём проблема. Нужно менять этот перечень?

С.Левченко: Да, включить в перечень.

В.Путин: Если мы сейчас включим в перечень, потом все будут рыть ямы по берегам Байкала – вот в чём проблема.

С.Левченко: Без разрешения, Владимир Владимирович, они всё равно не будут.

В.Путин: Как без разрешения?

С.Левченко: Всё равно контролирующая роль органов, которые должны согласовывать.

В.Путин: Сколько стоит туда завезти песок, щебень, для того чтобы не нарушать установленных правил?

С.Левченко: Мне трудно навскидку сказать, остров большой. До столицы, до Хужира, 40 километров по самому острову. Плюс если через паром и те 200 километров, по которым нужно из–за пределов Центральной экологической зоны везти, я думаю, что это раза в 3 –3,5 увеличивается стоимость.

В.Путин: Скажите, пожалуйста, а карьер, о котором Вы сказали, он когда-то функционировал?

С.Левченко: Да.

В.Путин: Там есть карьер?

С.Левченко: Да, не на острове, а рядом.

В.Путин: То есть это когда-то был действующий карьер и его просто закрыли?

С.Левченко: Да, совершенно верно.

В.Путин: Когда его закрыли?

С.Левченко: С введением закона.

В.Путин: Когда это было?

С.Левченко: Закон введён был в 1996 году.

В.Путин: До этого работал как карьер?

С.Левченко: Да.

С.Донской: Владимир Владимирович, нужно конкретно посмотреть, о чём идёт речь, карьер я имею в виду.

В.Путин: Карьер – он и есть карьер. Там что, щебень?

С.Левченко: Щебень, да.

С.Донской: То есть можно ли оттуда ещё брать, какие объёмы? Непонятно, в каком состоянии этот карьер, и что оттуда можно взять.

В.Путин: А сколько нужно завезти щебня?

С.Левченко: Опять же навскидку сказать трудно – смотря какой класс дороги. Если будет самый низкий…

В.Путин: Сергей Георгиевич, Вы нас ставите в трудное положение, потому что Вы говорите, что увеличится стоимость, но насколько она увеличится конкретно – Вы не знаете. Какой нужен объём щебня – Вы ответить не можете. А как принять решение?

С.Левченко: Дело в том, что если возить из–за пределов Центральной экологической зоны, то мы автоматически никакую экспертизу не пройдём.

В.Путин: Экспертизу чего?

С.Левченко: Экспертизу проекта дороги.

В.Путин: Почему?

С.Левченко: Потому что стоимость будет далеко за пределами существующих рамок.

В.Путин: Это другой вопрос. Имея в виду уникальность ситуации, тут как раз решение принять легче – это вопрос только денег. А то, что Вы просите, это вопрос защиты озера Байкал.

Я понимаю Ваши озабоченности как хозяйственного руководителя, связанные с лишними тратами, но надо понять, каковы они. Может быть, легче заплатить чуть побольше, а мы Вам могли бы помочь в этом, но я должен понять, сколько это стоит.

С.Левченко: Можно и так, Владимир Владимирович. Но с учётом того, что дорогу, я повторяю, до самого острова, до места, где паромная переправа, мы сделали относительно недавно, и это тоже в Центральной экологической зоне, то я думаю, что это просто самый оптимальный вариант решения – ещё раз из этого карьера взять.

В.Путин: А вы брали из этого карьера?

С.Левченко: Да, совершенно верно.

В.Путин: А как же вы брали, если это запрещено?

С.Левченко: А разрешение действовало до закона.

В.Путин: До 1996 года?

С.Левченко: Да. Эта дорога строилась, наверное, с середины 80–х годов.

В.Путин: 1996 год, когда запретили законом, – это было когда уже, 20 лет назад.

С.Левченко: 20 лет назад, да.

В.Путин: А Вы говорите: построили дорогу недавно.

С.Левченко: Асфальт сделали по этой дороге и сделали ту планировку, которую мы можем в пределах законодательства…

В.Путин: Вы же не могли положить асфальт на покрытие, на подушку, которая была 20 лет назад положена.

С.Левченко: Нет, Владимир Владимирович, мы сделали необходимую планировку. Там была гравийка. Мы сделали необходимую планировку, утрамбовали, для того чтобы сделать асфальт, и положили последний кусок, десять километров, в прошлом году.

В.Путин: Давайте посмотрите.

Первое, что я могу сказать, хочу сказать и должен сказать: дорога должна быть сделана. Вопрос только цены. Или мы заплатим эту цену за счёт Байкала, и вы дальше будете разрабатывать карьер, или мы заплатим из бюджета – просто дадим немножко больше денег, и завезёте туда больше гравия, вот и всё. Посчитайте, сколько это стоит.

«Прямая линия» была в июне. Июнь, июль, август – можно было бы уже и посчитать. Сергей Георгиевич, посчитайте, пожалуйста.

С.Левченко: Это, конечно, элементарно, Владимир Владимирович. Просто я думал, что мы другим путём пойдём. Хорошо, договорились, сделаю буквально к понедельнику.

В.Путин: Давайте. Прикиньте и дайте нам информацию о том, сколько это стоит. Сергей Ефимович посмотрит.

(Обращаясь к С.Донскому.) За это же время я Вас прошу посмотреть, в каком состоянии этот карьер, можно ли сделать исключение, насколько это будет действительно серьёзным ущербом.

С.Донской: Всё сделаем. Скорее всего, найдём другое решение.

В.Путин: За эти 20 лет карьер не использовался никак? Там уже, наверное, всё заросло.

С.Донской: Поэтому и надо посмотреть, что там вообще есть, есть ли такой объём ПГС.

В.Путин: Давайте сделайте.

С.Донской: Хорошо.

В.Путин: Пожалуйста, кто хотел бы добавить что-то? Прошу Вас.

И.Честин: Честин, Всемирный фонд дикой природы, Общественная палата Российской Федерации.

Конечно, когда мы находимся на Байкале, нельзя не вспомнить, как говорил Алексей Самбуевич, о том, что отсюда начиналась наша заповедная система – в Баргузинском заповеднике 100 лет назад. То есть в этом году 100–летие заповедной системы, и, наверное, это основная тема вопросов, которые я хотел бы поднять.

В 2014 году Вы, Владимир Владимирович, давали поручение Правительству обеспечить принятие федерального закона, предусматривающего усиление правового режима государственных природных заповедников, национальных парков, включая запрет на изъятие земельных участков и лесных участков, расположенных в границах особо охраняемых природных территорий, и на изменение их целевого назначения.

Должен сказать, что, к сожалению, поручение не выполнено. Более того, в 2016 году принят федеральный закон, который позволяет застройку заповедников через выделение так называемых биосферных полигонов. Пока это разрешение не реализовано нигде, но юридически такая возможность, к сожалению, существует.

Связано это, на мой взгляд, с разным пониманием туризма, который, я думаю, все люди, которые связаны с заповедным делом, видят как очень хорошее и правильное направление. Но есть разные виды туризма: для одних туризм – это палатки, рюкзаки, дикие животные; для других туризм – это пятизвёздочный отель, бассейн, спа и так далее. Наверное, пришло время, чтобы избежать недопонимания и разного толкования, определить всё-таки, какие формы туризма и на каких территориях должны и могут развиваться.

Если говорить про заповедники, то представляется, что здесь возможен исключительно познавательный туризм, не требующий преобразования территорий, включая вырубок, не требующий строительства линейных объектов типа дорог, линий электропередачи и не требующий объектов капитального строительства. То есть это могут быть гостиницы вокруг особо охраняемых природных территорий с ежедневным посещением, либо – для отдельных любителей – это могут быть пешие, конные, байдарочные маршруты по территории заповедника с минимальным воздействием на их экосистемы.

В национальных парках режим, конечно, другой. И мы знаем, тот же Сочинский национальный парк – миллион посетителей в год. Там есть и культурные объекты, есть и гостиницы, это исторически сложилось. То есть там, конечно, ситуация совершенно другая.

Но в заповедниках это, на мой взгляд, единственно возможный и допустимый вид туризма. Для этого, конечно же, необходимо внести изменения в законодательство. Такой законопроект, кстати, во исполнение того поручения, которое я процитировал, был подготовлен, и он решает очень многие вопросы из тех, которые сегодня поднимались. Он позволяет перевести ряд наших заповедников – ограниченный список – в национальные парки, потому что эти заповедники не соответствуют статусу заповедников. Например, Тебердинский с Домбаем в центре или заповедник «Столбы» – 300 тысяч посетителей в год. Да, конечно, режим национального парка более бы подходил этим территориям.

Этот законопроект также решает вопросы и по выделению населённых пунктов, о чём говорили представители регионов. Вопрос очень болезненный, и очень правильно его ставят, потому что, конечно, для особо охраняемой природной территории заниматься проблемами жителей – несвойственная деятельность. Но и ограничения прав жителей – собственно, с какой стати? Они там родились, всю жизнь жили, потом кто-то на них навесил обременения, ничего не дав взамен. Это, наверное, тоже неправильный подход, настраивающий население против системы особо охраняемых природных территорий.

Этот законопроект решает многие из этих вопросов. Но, к сожалению, он был принят в 2015 году в первом чтении и с тех пор лежит. Как-то так у нас получилось, что законопроекты, которые ослабляют систему и во многом даже содействуют её разрушению, они как по маслу: раз – и проскочили. А системный законопроект, который долго согласовывался и готовился, остался непринятым.

Поэтому предлагаю дать поручение Правительству, и, наверное, в этом году, поскольку текст готов, всё готово – Год экологии, Год особо охраняемых природных территорий, – обеспечить принятие этого законопроекта, который направлен на усиление охраны наших заповедников и национальных парков, жёсткое регулирование видов туризма, допустимых на этих территориях, и решение всех тех проблем, о которых мы сегодня говорим.

Находясь на Байкале, конечно, нельзя не сказать о той трансграничной угрозе, которая над этой территорией пока что существует: это строительство ГЭС на реке Селенга, в нашей соседней стране, дружественной Монголии, и правовая фактически неурегулированность данного вопроса.

Благодаря Вашему личному вмешательству год назад на встрече с руководителями Монголии и Китая этот вопрос удалось отложить, но он не ушёл совсем с повестки дня. И здесь решением могло бы быть участие нашей страны в международном правовом механизме, который существует и называется «Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте». Я даже скажу больше: в 2011 году Президент Российской Федерации давал поручение обеспечить ратификацию присоединения нашей страны к этой Конвенции. Поручение тоже до сих пор не выполнено, хотя законодательная база подготовлена Минприроды, и это напрямую связано в том числе, кстати, и с экологической экспертизой, о которой сегодня тоже говорилось.

Надо сказать, что тот законопроект, о котором Сергей Ефимович говорил, согласован с РСПП, вырабатывался вместе с РСПП, потому что, понятно, оказывает воздействие на бизнес. Сергей Ефимович сам вёл все рабочие группы по вечерам, мы два месяца, наверное, работали с ними – договорились обо всём.

Я сразу могу сказать, что никаких экспертиз детских садиков, жилых домов где-либо – хоть в Центральной экологической зоне, хоть где-то ещё – этим законом не предусмотрено. Есть список объектов, который полностью согласован с международной практикой, и на основе этого списка объектов предлагается проводить экологическую экспертизу.

Соответственно, просьба, предложение – поручить Правительству Российской Федерации обеспечить присоединение нашей страны к этой Конвенции как к международному правовому механизму решения данных вопросов и ускорить принятие законопроекта, разработанного Минприроды, под лидерством Минприроды, я бы сказал.

Присоединение к конвенции облегчит реализацию других проектов в других регионах. Достаточно вспомнить, что, когда строился «Северный поток», «Газпром» был обязан по международным обязательствам пройти всю процедуру стратегической экологической оценки, а у нас её в правовом поле нет. Так, может быть, проще её ввести и оказывать на неё воздействие, чем просто следовать тем правилам, которые приходят извне? Та же самая проблема сейчас и с «Северным потоком–2», и с «Южным потоком». То есть это возможность работать в существующем правовом поле, и она, на мой взгляд, очень важна.

Здесь поднимался вопрос о зарплатах инспекторов. Я не буду на эту тему говорить, просто предлагаю поручить Правительству более конкретно обеспечить минимальную зарплату инспекторов особо охраняемых природных территорий на уровне средней зарплаты по региону – здесь не надо, может быть, использовать абсолютные цифры, именно средней зарплаты по региону – а также государственное страхование жизни и здоровья. Понятно, что работа этих людей, наших героических рейнджеров, связана с постоянным риском, и они гибнут не только от пуль браконьеров, но они гибнут ещё и от погодных условий, просто от условий, в которых они работают. Я думаю, что это было бы крайне важно.

В заключение хотел бы сказать, что, я думаю, имеет смысл поручить Правительству Российской Федерации проработать вопрос о создании агентства по особо охраняемым территориям. У нас 200 федеральных особо охраняемых территорий, 10 тысяч человек. Практика всех стран, где есть культура национальных парков, – будь то ЮАР, Бразилия, США, Австралия, то есть страны, которые так же, как и мы, гордятся своим природным достоянием, хотят развивать туризм, – показывает, что это наиболее эффективная форма работы.

Конечно, я имею в виду агентство в ведении Минприроды, но просто как самостоятельную структуру. На сегодняшний день фактически все эти территории – часть одного из департаментов Министерства, это совершенно недостаточный управленческий ресурс, и его предлагается усилить.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Игорь Евгеньевич, по поводу исключительно познавательного туризма в заповедных зонах. Вы предлагаете вообще всё запретить, строительство любых объектов?

И.Честин: Временные объекты необходимы. Например, там ставятся временные туалеты, там ставятся навесы для того, чтобы люди могли где-то переночевать, но в принципе это действительно дикая природа, спрос на которую растёт.

Я буквально две недели назад вернулся из Кавказского заповедника, был совершенно поражён. Сотни туристов ежедневно – ни одной бумажки, ни одного окурка, абсолютная чистота, никакой громкой музыки – ничего этого нет. Поэтому люди ходят и видят животных вокруг: ходят медведи, туры ходят, серны. Построй туда дорогу, сделай линию электропередачи – всё, этого ничего уже нет.

В.Путин: Они ходят и видят медведя, а медведь их видит?

И.Честин: Медведь тоже видит, да. Но медведи мирные на Кавказе.

В.Путин: Но здесь немножко другая ситуация. Как я понял губернатора, миллион человек бывает на берегах Байкала, и проблема есть с отходами. Вопрос в том, как это организовать.

То, что Вы говорите, мне импонирует, мне нравится Ваше предложение. Просто я думаю, что в таких местах, как здесь, делать? Всё отпустить, и пускай всё это валяется, пусть бросают?

И.Честин: Так это вопрос зонирования. Берег и склон, например: на склоне не надо ничего строить; на берегу можно построить правильным образом, с очистными [сооружениями] и так далее, мы не нарушим этим саму заповедную историю. А вот наверх, например, – уже, пожалуйста, пешком, ребята.

В.Путин: Надо подетальнее просто продумать это. А так в целом, конечно, по этому пути нужно идти.

Я хочу Минфину задать вопрос по поводу ФЦП. В 2020 году она заканчивается? И наполнение этой ФЦП.

А.Иванов: ФЦП до 2020 года, Владимир Владимирович.

В принципе по объёмам ФЦП растёт: мы в 2018 году предусматриваем почти 2,6 миллиарда против 2,4 в текущем году.

Действительно, дополнительная потребность министерствами заявлена приличная. В целом общая дополнительная потребность на 2018 год составляет 2,32 миллиарда, из которых 1,6 – Минстрой, 0,46 – Минприроды, ещё и по рыборазведению – Росрыболовство.

Владимир Владимирович, всё-таки те проблемы, которые сегодня прозвучали, тянут больше чем на ФЦП. Вы вчера поручили по Дальнему Востоку спросить, где, по каким отраслевым направлениям есть приоритет. Ведь у Минприроды ФЦП «Байкал» звучит 2500, а вообще расходы Минприроды – 111 миллиардов рублей по году. В той же госпрограмме охраны окружающей природной среды есть ликвидация ранее накопленного ущерба и другие направления.

В этом смысле мы далеки от такого иезуитского предложения: отобрать последнее у Росгидромета или особо охраняемых природных территорий. Но мы докладывали уже в Правительстве, Владимир Владимирович, и просим Вас поддержать. По дополнительным источникам: у Минприроды есть возможность эти дополнительные источники найти. По твёрдым бытовым отходам мы собираем только 6,5 миллиарда. По нашим оценкам, не нагружая особо предпринимателей, мы можем собирать до 23,5 миллиарда в год. По лесу есть, мы прорабатывали с коллегами эти источники. Есть и по недрам. В этом году, например, мы дополнительно 7 миллиардов собрали, их не было в доходах бюджета, они не были спланированы. И есть возможность собирать и по 2018–2019 годам.

Но нужно оговорить сразу, как Вы вчера сформулировали по проекту, что Байкал – это комплексный проект. Давайте посмотрим в приоритетном порядке на то, что мы в условиях, когда у нас общий мораторий на увеличение, так скажем, фискальной нагрузки, по накопленному ущербу, если мы будем собирать, будем направлять на байкальские задачи.

ФЦП – что это такое? Это просто «капиталка», а на самом деле надо посмотреть, чтобы мы не просто разово взяли и построили. А кто это будет дальше содержать, эксплуатировать и использовать, какие тарифы, будут ли они создавать возможность дальше содержать и эксплуатировать очистные сооружения? Где-то, может быть, и концессионное соглашение, где мы привлечём – тем более у нас такая продвинутая сейчас команда в Бурятии – инвестора, и будем дальше с этими объектами работать. Сам субъект по налогу на имущество, по плате за землю может источники посмотреть, насколько это можно сбалансировать, и тогда эти цифры не покажутся уже такими пугающими.

Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы поручение Ваше по итогам было не просто продлить ФЦП, это частность, а действительно сделать комплексный проект. И там, где созрели управленческие возможности по дописточникам и по менеджменту в субъектах, эту ситуацию докрутить.

Даже по инспекторам. У нас миллиард рублей – внебюджетка по особо охраняемым природным территориям. Вам предложили за счёт штрафов увеличить оплату труда инспекторов, но штрафы – это 200 миллионов в год, и все они уже посчитаны в бюджетах субъектов как доходные источники.

А здесь, посмотрите, замечательный пример: если сюда добавить внебюджетку и простимулировать особо охраняемые природные территории не просто бегать за нарушителями, а привлекать частника, для того чтобы развивать туристическое направление, это будет совсем другая история, совсем другой источник доходов. Но заранее нужно договориться – проектно, это в ФЦП не сделаешь, – что все сверхисточники, которые ООПТ [особо охраняемая природная территория] получает, она вправе в рамках внебюджета направлять в том числе и на выплату заработной платы соответствующим инспекторам. Мы все такие решения поддерживаем.

Поэтому хотелось бы, чтобы по результатам этого совещания был комплекс решений, прежде всего ориентированных на то, чтобы это было не просто создание объекта капитального строительства, как это есть в федеральной целевой программе, а чтобы была настройка и создания, и последующей эксплуатации. И самое главное, чтобы это просто не вешалось на бюджет, а везде находился по возможности управленческий частный партнёр, который может в дальнейшем помогать и на особо охраняемой природной территории, и в коммунальном хозяйстве эти расходы вместе с государством, субъектом нести.

В.Путин: Это может быть дополнительная прибавка к местным бюджетам, к региональным бюджетам, но вряд ли это может быть источником повышения уровня доходов государственных служащих, понимаете, напрямую этого нельзя делать.

А.Белоусов: Владимир Владимирович, мы прорабатывали этот вопрос. Понятно, что надо лесникам, инспекторам повышать заработную плату, сегодня у них должностной оклад в среднем по стране составляет порядка семи тысяч рублей, то есть ниже прожиточного минимума. Они не госслужащие, они не подпадают под закон о госслужбе, поэтому тот механизм, о котором сейчас сказал Андрей Юрьевич, возможен, и Минфин с ним согласен. И если Вы не будете против, мы его проработаем. Это один из источников, который нужно разрешить.

Второе, по поводу продления ФЦП и увеличения денег. Есть вещи очевидные, которые мы, к сожалению, не сможем решить никаким, видимо, государственно-частным партнёрством. Это ликвидация карт, которые остались после закрытия Байкальского ЦБК. Они висят над Байкалом, и, не дай бог, сход селя – всё это окажется в воде.

Стоит это порядка шести миллиардов, выделили нам на это миллиард сейчас. Мне кажется, на эту задачу можно было бы найти пять миллиардов на три года. Это не такая фантастическая задача, чтобы её нельзя было решить. Поэтому, если можно, то дайте поручение проработать этот вопрос в рамках бюджета 2018–2020 годов.

И третье. Я, честно говоря, может, прослушал, может, об этом говорили, но вещь абсолютно необходимая – это поручение Минэкономразвитию или, точнее, Росреестру определить границы лесных поселений на территории в основном Бурятии. Все посёлки, о которых в прошлый раз говорили, посёлки, в которых живут лесорубы бывшие и так далее, они находятся на землях лесфонда.

Проблема в том, что мы не можем к ним применить «лесную амнистию» – закон, который приняли только что, и даже не сможем применить в будущем, если мы примем закон о выделении муниципальных образований и поселений из ООПТ, поскольку у них нет фиксированной границы. Поэтому нам нужно провести эти границы в пределах, что важно, фактического расположения строений, чтоб не захватили леса. Но это надо сделать, потому что если мы этого не сделаем, то мы никакие другие нормы просто не сможем применить.

В.Путин: Правильно. Давайте отметим в поручениях, так же как и первое замечание. Я согласен, если Минфин не возражает, давайте это сделаем.

И по поводу ликвидации так называемых карт тоже продумайте, пожалуйста, и сделайте предложение. Думаю, что года за три эту работу можно профинансировать, она действительно важна.

По поводу поселений. Точно совершенно должен быть найден алгоритм решения этой проблемы. Людей нельзя обижать, они здесь ни при чём. Они жили там десятилетиями, и за что их наказывать-то? Это нужно обязательно сделать, поэтому тоже в поручении отметьте.

Что касается гидроэлектростанции в Монголии. Китай не занимается этим вопросом, это монгольский проект. Я с коллегами разговаривал, но они говорят о том, что не на самой реке Селенге они собирались строить, а на одном из притоков, на маленькой речке, и якобы это никак не повлияет на экологическую ситуацию. Но мы в контакте с коллегами, будем продолжать.

Нужно, думаю, продумать Ваше предложение, связанное с тем, чтобы экспертиза подобных проектов проводилась на международном уровне с широким обсуждением. Это, безусловно, правильно. И также нужно продумать целесообразность присоединения России к международным документам, конвенциям. Но это должна быть комплексная экспертиза.

Пожалуйста.

А.Цыденов: Владимир Владимирович, по монгольским ГЭС. Мы сделали предложение монгольским коллегам по поставке электроэнергии от нас. В регионе есть профицит, у нас недозагружена Гусиноозёрская ГРЭС. Предварительно посмотрели, получается конкурентная цена по электричеству: что они будут брать от нас, что они будут получать у себя с ГЭС, с учётом инвестиционных затрат на эти ГЭС. При этом они с ГЭС попадают в кредит от Китая, как они планируют, а у нас кредита не будет.

У меня просьба дать нам поручение, чтобы мы с Минэнерго проработали баланс электричества и объём инвестиций, чтобы мы могли монголам дать официальное предложение по цене и по условиям.

В.Путин: Пожалуйста, давайте тоже в поручение запишем, и Минэнерго посчитает.

Спасибо большое.

Россия. СФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 августа 2017 > № 2264700 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. Экология > stroygaz.ru, 31 июля 2017 > № 2269714 Александр Синельников

Родной асфальт.

Качество покрытия дорог по программе «Моя улица» обеспечивают девять столичных асфальтобетонных заводов.

В рамках программы «Моя улица», которая реализуется Комплексом городского хозяйства Москвы, в 2017 году в городе будет отремонтировано более 1,6 млн кв. метров асфальтового покрытия. Чтобы обеспечить выполнение плана текущего строительного сезона, девять асфальтобетонных заводов, входящих в структуру ГБУ «Автомобильные дороги», работают круглосуточно.

С технологиями производства асфальта «Строительную газету» ознакомил начальник производственного комплекса асфальтобетонного завода (ПК АБЗ) «Дмитровка» Александр СИНЕЛЬНИКОВ.

«СГ»: Александр, асфальтобетонный завод «Дмитровка» появился в ведении ГБУ «Автомобильные дороги» сравнительно недавно. Расскажите подробнее о запуске завода.

Александр Синельников: В первую очередь хочу отметить, что весь цикл строительства — от подготовки территории до запуска производственного комплекса — был осуществлен в рекордно короткие сроки: с апреля по май 2016 года. Все работы были выполнены собственными силами ГБУ «Автомобильные дороги». Здесь, на площади 4,8 гектара, находятся две установки немецкого производителя Benninghoven общей производительностью 480 тонн асфальтобетона в час. За июнь 2017 года мы выпустили 81 тысячу тонн асфальтобетона и вышли на плановый режим работы. В этом строительном сезоне — с апреля по октябрь 2017 года — АБЗ планирует выпустить порядка 300 тысяч тонн асфальтобетонной смеси.

«СГ»: Какие преимущества, кроме экономической выгоды, обеспечивает городу эксплуатация собственных асфальтобетонных заводов?

А.С.: Во-первых, это всегда высокое качество продукции, во-вторых — целесообразная логистика: каждый из девяти заводов обеспечивает асфальтобетонными смесями наиболее удобный с точки зрения транспортной доступности участок города.

До появления собственных АБЗ город закупал литую смесь для ликвидации локальных разрушений дорожного покрытия у частных производителей, что повышало стоимость самой смеси, ее транспортировки до объекта и влияло на сроки выполнения работ. Сейчас мы с уверенностью можем сказать, что город обеспечен литой асфальтобетонной смесью в течение всего года, поскольку каждый из наших заводов закрывается на технологический перерыв в строгом соответствии с установленным графиком. Таким образом, при выявлении локального дорожного разрушения мы можем устранить дефект в максимально сжатые сроки. К тому же благодаря жесткому контролю на всех этапах производства город получает действительно качественную продукцию.

«СГ»: Вносит ли коррективы в деятельность асфальтобетонных заводов аномально дождливое лето этого года?

А.С.: В структуре ГБУ «Автомобильные дороги» работает Управление метеорологических разработок, которое круглосуточно дает оперативную и точную информацию о погоде в Москве. Соответственно, при планировании работ по укладке асфальтобетонного покрытия на объектах дорожного хозяйства города Москвы мы ориентируемся на прогноз погоды: если ожидаются обильные осадки, работы в этот день не производятся. Действительно, аномалии этого лета не позволяют нам расслабляться, мы вынуждены готовить дорожное полотно максимально тщательно: после фрезерования ремонтируемый участок покрывают битумной эмульсией, а затем уже укладывают асфальтобетонную смесь, температура которой составляет 130 градусов. Именно при такой температуре имеющаяся на основании дороги влага испаряется.

«СГ»: Какие именно виды асфальтобетонных смесей поставляет городу ваш завод для реализации программы «Моя улица»?

А.С.: Мы производим асфальтобетонную смесь по пяти рецептурам. Это песчаный асфальтобетон, крупнозернистый асфальтобетон с гранитными фракциями 20-40 мм, ЩМА-20 — щебеночно-мастичные смеси с использованием высокопрочной породы габбро-диабаз, литая асфальтобетонная смесь (АБС) и мелкозернистая бетонная смесь.

«СГ»: Чем различаются эти виды покрытия?

А.С.: Песчаный асфальтобетон укладывается с наименьшей нагрузкой на дорожное полотно в таких местах, как тротуары и дорожно-тропиночная сеть в парковых зонах. Универсальная мелкозернистая асфальтобетонная смесь может служить как качественным покрытием, так и прочным основанием на второстепенных дорогах. Крупнозернистый асфальтобетон с гранитными фракциями 20-40 мм экономически выгоднее укладывать в нижние слои покрытия. ЩМА-20 на основе габбро-диабаза карельских карьеров отличается высокой прочностью и пригодна для магистралей с высокой степенью загрузки. Литая асфальтобетонная смесь используется на мостах, эстакадах, а также при ямочном ремонте дорог в осенне-зимний период.

«СГ»: Кстати, о ремонте дорог вне строительного сезона. За счет чего можно обеспечить так называемому ямочному ремонту достаточно высокий гарантийный срок службы?

А.С.: За счет более высокой температуры и специальной технологии укладки литой асфальтобетонной смеси повышается коэффициент сцепления смеси с покрытием основания и, соответственно, выдерживается гарантийный срок службы. Например, для асфальтового покрытия дорог с повышенной нагрузкой — МКАД, ТТК, Садовое кольцо, вылетные магистрали — он составляет три года по ГОСТу. Для дорог с меньшей интенсивностью движения и тротуаров этот срок может быть увеличен до пяти лет.

«СГ»: Чем различаются технологии укладки асфальта на объектах разных категорий?

А.С.: Укладка асфальта — многоступенчатый технологический процесс, который зависит от интенсивности эксплуатации. Для придомовых территорий, дворов, тропинок, дорожек асфальт укладывают в один слой, для более серьезных эксплуатационных условий необходимо уложить два слоя асфальтобетонного покрытия. Хочу отметить, что производитель тщательно контролирует и несет ответственность за качество на всех этапах производства работ.

«СГ»: Сколько всего человек обслуживает ПК АБЗ «Дмитровка»?

А.С.: Одновременно на заводе работают 117 человек — рабочие и квалифицированные инженерно-технические сотрудники. Управление процессом производства осуществляется из диспетчерской, где оператор в постоянном режиме с помощью компьютера следит за работой всех установок.

«СГ»: Как известно, 2017 год объявлен в России Годом экологии. Что можно сказать о соблюдении экологических норм на асфальтобетонном заводе?

А.С.: Даже визуально вы можете заметить, что из вытяжной трубы выходит совершенно чистый пар. Образно говоря, современные асфальтобетонные заводы, к которым относится и наш завод, для окружающей среды не опаснее чайника в квартире. Можно в любой момент выполнить замеры непосредственно на территории ПК АБЗ «Дмитровка», и они будут соответствовать всем экологическим нормам.

Цитата в тему

Петр Бирюков , руководит ель Комплекса городского хозя йства Москвы: «Все работы по благоустройству города, в том числе по программе «Моя улица», будут выполнены ко Дню города. С начала реализации программы «Моя улица» до конца 2017 года в Москве благоустроенными станут порядка 320 улиц и площадей и около 300 километров пешеходного пространства»

Справочно

В распоряжении ГБУ «Автомобильные дороги» имеется высокотехнологичная мобильная лаборатория. Она включает в себя пространственный лазерный сканер, шесть фотокамер и георадар. Накрышная установка Riegl VMX-450 и переносная станция Riegl VZ-1000 позволяют автоматически высчитать объем и площадь материалов или уложенного покрытия в определенном радиусе от установки, а также фиксировать дефекты дорожного покрытия, бордюрного камня и металлических ограждений.

Автор: Татьяна РОПОТОВА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. Экология > stroygaz.ru, 31 июля 2017 > № 2269714 Александр Синельников


Россия. Весь мир > Экология > agronews.ru, 29 июля 2017 > № 2289340 Александр Фролов

Климатическое оружие существует.

Что творится с погодой? Почему ее рекорды обновляются чуть ли не каждую неделю? Почти все лето жители средней полосы задаются этими вопросами. О капризах климата наш корреспондент беседует с руководителем Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) Александром Фроловым.

— Александр Васильевич, в адрес вашего ведомства после майского урагана в столице прозвучала критика с высоких трибун. От чего зависит точность прогноза погоды?

— От трех основных факторов. Знания текущей обстановки, научных и технологических возможностей, естественной предсказуемости атмосферы. Прогнозирование — высокотехнологичный процесс, в котором используется огромное количество данных: наземные, космические (со спутниковых систем), самолетных, точек морского базирования и т. д.

Наука показывает, что некоторые процессы более устойчивы, те же циклоны. Они развертываются в масштабе до нескольких тысяч километров и неплохо схватываются наблюдательными средствами, а математические модели позволяют предсказывать их жизненный цикл. А скажем, явления и процессы, находящиеся внутри, более мелкие, быстро развиваются во времени. Они связаны с линией соприкосновения контрастных воздушных масс — холодных, теплых, влажных, сухих. На их стыке возникают градиентные зоны с резкими перепадами характеристик и зарождаются быстрые, интенсивные и иногда катастрофические явления — грозы, ливни, сильные шквалы. Ливни чреваты селями или молниеносно развивающимися паводками в горах. Вот как недавно в Ставрополье, которому подтопление из-за дождей нанесло большой ущерб.

— Или ураган 29 мая в Москве…

— Правильнее говорить: шквалистое усиление ветра. При урагане ветер от 33-35 метров в секунду. В столице, к счастью, ураганных ветров не бывает, хотя на территории РФ они есть. Как и еще более мелкие явления этого ряда — смерчи. Они у нас встречаются редко, правда, сейчас их частота растет.

Атмосфера в целом становится все нестабильнее.

Глобально вокруг средних значений температур начинается разбалансировка. В локальном разрезе это не всегда заметно. Мы считаем минувший июнь самым холодным летним месяцем за 40 лет, а на самом деле это второй самый теплый месяц за время всех наблюдений по миру. Первый был в 2016 году.

Основная причина — увеличение температуры в нижних слоях атмосферы, что обусловлено глобальным потеплением. Воздушная масса набирает много влаги, которая для атмосферы все равно как бензин, потому что преобразование влаги из одной формы в другую, например, из водяного пара в воду, сопровождается выделением большого количества энергии. Когда кипит кастрюля на плите, паром можно обжечься гораздо сильнее, чем горячей водой. То же самое и здесь. …

— Александр Васильевич, немного конспирологии. Вы верите в вероятность существования климатического оружия?

— Мы же не в церкви, а в научном учреждении. Мы оперируем фактами, научными моделями, технологиями, теориями. Второе — климатическое оружие запрещено. Именно по инициативе СССР в середине 70-х годов принята Конвенция о запрете враждебного воздействия на окружающую среду. Ее одобрили более 50 стран. В принципе воздействовать можно, но скорее на погоду. Такие примеры до конвенции были. Например, несложно вызвать сильные дожди, которые смоют урожай. Или еще что-то. Но климат — это глобальная категория.

Сейчас разрабатываются подходы так называемой геоинженерии в плане влияния на климатическую систему с целью понижения температуры.

Можно придумать такие технологии. Создать некий экран, отражающий солнечную радиацию. Или распылять сульфаты в стратосфере с тем же эффектом, подобно вулканам при извержении. Еще способ — гиперфертилизация океана. Пока эти методы нелигитимны, потому что нельзя оценить их последствия.

У Росгидромета сейчас более приземленные задачи. Хотим с операторами мобильной связи усилить работу по информированию граждан, особенно по штормовым предупреждениям. Их сейчас МЧС рассылает. Людям нужно побольше метеоинформации и для планирования отдыха, и для перекрытия крыши на даче, и для выращивания огурцов на грядке.

Россия. Весь мир > Экология > agronews.ru, 29 июля 2017 > № 2289340 Александр Фролов


Россия > Экология > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258217 Алексей Кокорин

Смерчей и тайфунов у нас не было

Алексей Кокорин, Директор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Алексей Олегович, сегодня у нас и в мире особый интерес представляет все, что связано с погодой и изменением климата. Причиной тому являются нестандартные для региона природные катаклизмы: смерчи, тайфуны, ураганы, тропические ливни. Что происходит?

Алексей Кокорин: Сразу скажу, что смерчей и тайфунов у нас не было. 29 мая произошло наложение одного фронта на другой, и перепад температур вызвал сильный ветер - до 30 метров в секунду, рекордный за историю наблюдений. Хотя похожие явления были и в июле 2016 года, и в июле 1998-го. По физике атмосферы это явление совершенно не такое, как, скажем, тайфун или смерч.

А.Оганесян: А в чем, собственно, причина таких явлений?

А.Кокорин: Сказать конкретно невозможно. Но то, что чаще происходят аномальные явления (более сильный ветер, штормовые ветра), - это факт. Результаты измерений по всей территории России показали, что это вторжение холодных масс по меридиану. Соответственно, данное измерение меридианального переноса является следствием некой раскачки климатической системы, поскольку в нее поступило больше энергии. Небольшое усиление парникового эффекта, вызванного последствиями хозяйственной деятельности человека, будучи преобразованное через сложные модели взаимодействия океана с атмосферой, приводит к подобным явлениям.

А.Оганесян: Это локальное проявление глобальных процессов?

А.Кокорин: Да. Глобальная тенденция - бóльшая раскачка. Бóльшая раскачка не подразумевает, что вам принесли новый генератор, а остался тот же, который у вас был, только работает с бóльшей амплитудой. То есть тайфун к нам не пришел.

А.Оганесян: Что же все-таки происходит на планете - похолодание или потепление?

А.Кокорин: Безусловно, потепление, выражающееся в том, что теплеет главный элемент климатической системы - океан. Это экспериментальный факт. Правильнее говорить об изменениях климата, потому что это прежде всего раскачка и резкие скачки.

А.Оганесян: Влияет ли загрязнение океана на изменение климата? Можно ли объединить страны для очищения океана?

А.Кокорин: Для этого необходима довольна веская причина. Пока бóльшей угрозой для океана, особенно для живности, которая имеет какие-то раковинки, черепки, состоящие из кальция, является повышение его кислотности. Ввиду того, что в атмосфере большая концентрация СО2, повышается и кислотность океана. Это довольно сложный процесс, и, видимо, поэтому идет уже обесцвечивание кораллов. При тех или иных условиях та живность, которая имеет свои «домики», будет страдать в первую очередь. Далее пострадают рыбы.

Сейчас ведутся исследования, и если они докажут, что данный процесс представляет серьезную угрозу для атмосферы и климата, то это станет дополнительным аргументом в пользу снижения выбросов СО2 и других парниковых газов. А насчет мусора нет определенных данных, что конкретно будет, если мы потратим огромную сумму денег для очистки воды. Хотя, конечно, мы сейчас очищаем Арктику от мусора. В бухте Тихая на острове Гукера на Земле Франца-Иосифа оставлены все исторические постройки, но уже нет груд железного мусора.

А.Оганесян: Давайте вернемся к теме глобального потепления климата. Во время извержения вулкана Везувий в Италии в древние времена, когда погиб город Помпея, в атмосферу Земли из жерла вулкана было выброшено много вредных веществ - больше, чем вся промышленность мира выбрасывает сегодня. И ничего - жива Земля. Настолько ли губительны для атмосферы выбросы, как их описывают те, кто стремится заработать на спасении климата?

А.Кокорин: С точки зрения климатологии здесь есть два момента. Во-первых, не так уж много вредных веществ было выброшено. Во всяком случае, если говорить о СО2, то гораздо меньше, чем выбрасывает сейчас человечество. Во-вторых, очень много зависит от того, куда выбрасывается: в стратосферу или в окружающую среду (как в случае с Везувием, когда пепел тут

же оседал).

Помните извержение исландского вулкана? В Европе не летали самолеты, а стратосфера оставалась чистой. Геометрия извержения была такой, что все довольно быстро осело в нижней атмосфере. Океан настолько велик, что практически не пострадал. А когда выбросы только в тропосфере, то тогда те, кто живет поблизости, погибают. Если это своего рода взрыв с заносом большого количества вредных веществ в стратосферу, в верхнюю атмосферу, то там пепел держится долго, затеняет Землю от Солнца, и действительно, года на три, при сильном извержении до пяти лет, наблюдается очень значимое понижение температуры.

Можно вспомнить, что после наполеоновских войн три года в Европе не было лета, хороших урожаев. Очень многие связывали это с карой за преступления Бонапарта, но не знали, что в то время в Индонезии было сильное извержение вулкана и Земля была затенена от Солнца. В апреле, мае и июне этого года не было извержений вулканов, это превратности климата.

Безусловно, и от человека зависит, какое количество парниковых газов выбрасывается. Изотопный состав показывает, что прирост концентрации СО2 в атмосфере связан с сжиганием угля и газа. У нас огромный газообмен СО2 между океаном и атмосферой, но он сбалансирован. А то, почему концентрация СО2 в атмосфере увеличилась на треть - такого никогда не было в истории человечества, - изотопный анализ показывает, что это происходит от сжигания топлива.

А.Оганесян: Чем, на ваш взгляд, продиктовано решение Президента Д.Трампа о выходе США из Парижского соглашения по климату?

А.Кокорин: Надо сказать, я внимательно слушал речь Д.Трампа. И если ранее высказывались мысли о том, что изменения в климате придумали китайцы, чтобы разрушить американскую экономику, то на этот раз такого рода утверждений я не услышал. Более того, он сказал, что соглашение нужно, но этот вариант соглашения финансово невыгоден США. Вся аргументация была сугубо финансовая.

Правда, те, кто лучше меня разбирается в американской политике, говорят, что ему очень важно выполнить обещание, которое он дал, когда баллотировался в президенты. А он обещал, что выйдет из Парижского соглашения.

А.Оганесян: Как на нас скажется отказ США от участия в соглашении?

А.Кокорин: Думаю, что никак не скажется. Соглашение долгосрочное и рамочное, ратифицировано 148 странами, всеми нашими основными торговыми партнерами. Все они так или иначе вводят внутренние правила, трансформируют энергетику. И вот это на нас сказывается. А США не являются нашим торговым партнером. Мы не продаем уголь в США.

Само соглашение - долгосрочное. У него нет официальных этапов. Есть пятилетний пересмотр целей, так называемых национальных вкладов. Соглашение долгосрочное, а Президент Трамп не более восьми лет будет у власти. В Америке выбросы в атмосферу и так сокращаются. За 14 лет на 15% выбросы снизились без каких-либо особых усилий. Выбросы и дальше пойдут вниз, потому что так развивается американская экономика. Будут ли они на 22% ниже, как прогнозируется, без дополнительных мер? Возможно, если бы Обама снова стал президентом и были бы введены специальные меры. Но и это относительно небольшой эффект.

А.Оганесян: Почему Россия не ратифицировала, хотя и подписала Парижское соглашение?

А.Кокорин: Думаю, что это результат некого недоразумения. Поскольку российские угольщики сначала решились, не вчитавшись в соглашение, но потом поняли, что из-за этого соглашения они не смогут нарастить российский экспорт угля на азиатский рынок.

Но здесь наблюдается смешение понятий. Продажа угля зависит не от ратификации договора Россией, а от ратификации теми странами, которые хотели бы и планировали купить у нас уголь, а теперь от этих планов постепенно отказываются. Но поскольку их голос звучал достаточно громко, а в общем-то, по большому счету, если это произойдет в 2019 году, то будет некое ущемление наших прав на климатических переговорах.

Может случиться даже парадоксальная вещь в 2019 году. Американцы будут иметь право голосовать, а мы - нет. Потому что после принятия решения о ратификации де-юре оно вступает в силу только через четыре года. Так хитро устроен выход из данного соглашения. Американцы ратифицировали, сейчас отказались, после вручения соответствующего документа, подписанного Трампом, в ООН только через определенный срок он считается вступившим в силу. А в 2019 году по Парижскому соглашению будут принимать решения не все страны климатической конвенции, а только участники соглашения. И может случиться так, что если мы не ратифицируем до осени 2018 года, то не сможем голосовать в органах Парижского соглашения, а американцы смогут. Так что американцы довольно хитро действуют.

А.Оганесян: Вы затронули тему Арктики. За последние 30 лет объем льда там сократился на 2/4. Если нынешние тенденции сохранятся, то к 2040 году в Северном Ледовитом океане льда, возможно, не будет вообще. Есть попытки дать позитивную характеристику данной тенденции - новые возможности для судоходства, а также доступ к запасам нефти. Как вы считаете, таяние льда в Арктике губительно для планеты?

А.Кокорин: 3/4 льда относятся к объему льда в период его минимальной площади - это конец сентября, когда льда меньше всего. Зимой вся Арктика покрыта льдом и нет сомнений, что она будет им покрыта много-много десятилетий. Есть расчеты длительности навигации. Для позитивной транспортировки длительность навигации - это главный момент.

В западном секторе Арктики, грубо говоря на Таймыре, действительно льды гораздо слабее. Там можно ходить судам меньшего ледового класса, и все 30 млн. тонн, о которых говорил наш президент, это западный сектор. А вот возить и торговать из Европы в Китай - до этого очень-очень далеко. Длительность сквозной навигации к 2020 году увеличится несильно, еще дней на 30, она будет очень неустойчива: в один год - много, в другой - мало. Там будет больше штормов, потому что чем меньше льда, тем больше штормов. Могут быть айсберги, ледяные поля и прочее, то есть довольно много проблем для идеальной логистики. Поэтому идеи сквозной перевозки по Северному морскому пути лучше отложить на середину века.

Если говорить о нефти, то доступ доступом, а вот какова цена этой нефти? Известно, что запасов нефти очень много, только дешевой нефти все меньше и меньше. А дорогая не нужна, потому что есть другие выходы из положения.

А.Оганесян: В странах Азии и Европы вводят в эксплуатацию экологически чистый пассажирский транспорт. Осуществляется что-нибудь подобное в России?

А.Кокорин: Постепенно - да. И прежде всего общественный транспорт стоит переводить на электричество. В автобусном парке легко зарядить электробатарею. Другое дело, что у нас топливо не столь дорогое, ситуация с загрязнением воздуха намного лучше, чем в азиатских странах. Но двигаться в этом направлении, конечно, надо. Я знаю, что в Мурманске сумели все-таки заменить чадящие сажей автобусы, а сажа - худший канцероген. В связи с этим было много проблем, но автобусы все-таки заменили.

А.Оганесян: Какие существуют основные экологические вызовы для России?

А.Кокорин: Главная проблема - как бороться с мусором. Иногда, правда, все сводится к мусоросжигающим заводам. Во-вторых, чистый воздух во многих городах. Недавно был в Красноярске. Если у нас только на Таганке в конце рабочего дня нечем дышать, то там значительно хуже. Третье - нам надо подготовиться к адаптации к изменению климата: сначала в области здравоохранения, лесных пожаров и лесного хозяйства, а потом по цепочке по всем направлениям. Попытки предпринимаются, но больше, как это часто бывает, на бумаге, а не на деле. Где-то клещевой энцефалит, где-то простудные или кардиологические заболевания. Думаю, что программа по всем пунктам и национальный план по адаптации к изменениям климата должны быть федеральными, но действия должны быть обязательно региональными.

Россия > Экология > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258217 Алексей Кокорин


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > gazeta.ru, 20 июля 2017 > № 2252957 Наталия Гончар

«Медь на Томинском ГОКе будут добывать без серной кислоты»

Интервью с директором управления экологии и промбезопасности РМК Наталией Гончар

«Русская медная компания» (РМК) дала официальный старт разработке Томинского медного месторождения. О мерах экологической безопасности на будущем ГОКе мощностью 28 млн тонн руды в год, который расположится в Челябинской области, и о рекультивации Коркинского разреза «Газете.Ru» в рамках выставки «Иннопром-2017» рассказала директор управления экологии, охраны труда и промышленной безопасности РМК Наталия Гончар.

— Разработку Томинского месторождения планировалось начать еще пару лет назад. Однако все это время согласовывалась документация по проекту, вносились поправки, в том числе после проведения научных исследований. Расскажите, что было изменено? Например, Уральский государственный горный университет (УГГУ) выносил рекомендацию по отказу от использования серной кислоты.

— Что сделал УГГУ? Они проанализировали документацию на соответствие с нормативно-правовыми актами и пришли к заключению, что документация составлена корректно. Тем не менее, сотрудники университета дали несколько рекомендаций, чтобы ее улучшить.

Одна из них была по гидрометаллургии. У нас два типа руд – сульфидная, которая идет на фабрику, и окисленная. Вторую мы планировали доизвлечь, используя технологию кучного выщелачивания слабым раствором серной кислоты и гидрометаллургией. Поскольку в этом процессе используется раствор серной кислоты, это настораживало людей, тем более, что поблизости с проектом находятся поселения. По этой причине сотрудники университета порекомендовали нам отказаться от использования кислоты, но это не значит, что документация была неправильной. Тем более, что руду можно перерабатывать на фабрике, добавляя ее в общий процесс обогащения.

Поэтому мы согласились с рекомендацией и от ранее запланированной технологии отказались — серной кислоты на Томинском ГОКе не будет.

Предприятие будет работать без отдельной технологии для окисленной руды.

— Что будет вместо нее?

— В карьере сверху находится руда окисленная, а чуть ниже — сульфидная, то есть изначально верхнюю мы планировали отправить на гидрометаллургию, а нижнюю на фабрику. Теперь же вся руда пойдет совместно на обогатительную фабрику. На фабрике процесс слабощелочной, там кислоты вообще нет, наоборот, мы туда добавляем известь. Поэтому еще раз повторю, что привлечения серной кислоты на Томинском ГОКе не будет.

— А еще была рекомендация УГГУ отказаться от обычного транспорта в пользу электродвигателей.

— Была, и она носила именно рекомендательный характер. Мы приняли решение, что в качестве одного из пунктов экологической программы заменим достаточно большую часть автотранспорта конвейером. У нас на бортах карьеров будут стоять гирационные дробилки, а по закрытому конвейеру руда пойдет на фабрику.

Раньше на фабрику все возилось автотранспортом – это связано в том числе с выбросами от сжигания топлива, пылением от самосвалов. Сейчас всего этого не будет — руда с каждого карьера, с Томинского и с Калиновского, пойдет по одному закрытому конвейеру. Это значит, что не будет пыли и сократится число автотранспорта. Конвейер будет наземным, расстояние от промплощадки составляет примерно 3 км.

— Какие еще технологии планируете применять на предприятии?

— Для подготовки горной массы мы будем использовать короткозамедленное взрывание — чтобы сократить размер ударной волны и чтобы вся мощь взрывного материала была направлена непосредственно на забой. На фабрике будут использованы современные установки по пылеулавливанию с эффективностью до 98%. Здесь дело не только в экологичности: в пыли тоже может содержаться медь, которая будет отправляться на переработку.

Далее — замкнутый водооборот, это наша главная задача, все ГОКи нашей компании так работают. Это означает, что мы работаем без сброса сточных вод в водные объекты. используемая вода применяется повторно. На подпитку мы, конечно, воду забираем с поверхности, но основная наша задача, чтобы ничего в водоемы не проникало, ведь вода нужна нам, она вся в обороте и постоянно проходит очистку для повторного использования.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > gazeta.ru, 20 июля 2017 > № 2252957 Наталия Гончар


Украина > Экология. Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251988 Вадим Черныш

Вадим Черныш: Вопрос экологии и обеспечения водой на Донбассе требует участия центральных и инициативы местных властей

Эксклюзивное интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В последнее время достаточно много говорится об экологических проблемах на Донбассе. Как вы оцениваете ситуацию?

Ответ: Традиционно ситуация с экологией на Донбассе была сложная, и сейчас этому вопросу на фоне боев уделяется не так уж и много внимания. Старые проблемы накапливаются и обостряются. Такие проблемы носят разноплановый характер: качество питьевой воды, неконтролируемая вырубка лесов, уничтожение флоры и фауны. Много там и промышленных объектов, которые считались опасными еще в советские времена.

Вопрос: На Донбассе есть и опасный с точки зрения радиации объект?

Ответ: Речь идет о так называемом объекте "Кливаж", где в 1979 году был произведен небольшой ядерный взрыв мощностью 0,3 кт. Взрыв был произведен на шахте "Юнком" на глубине около 900 м, его целью было прекращение накопления метана в стволах шахты. В результате взрыв не помог, и через год на шахте снова случился выброс метана. Раньше на шахте действовала система откачки воды, которая не допускала ее к зоне взрыва. Сейчас же шахта находится на неподконтрольной территории, соответственно, никакой мониторинг ситуации на ней не производится. Мы точно не знаем, что там происходит, каковы могут быть последствия остановки откачки воды. Гидрологическая модель территории не известна.

Вопрос: Есть ли другие подобные объекты?

Ответ: Шахт с радиационной опасностью нет, но есть "Донецкий казенный завод химических изделий", где хранятся радиационные отходы, они законсервированы, но оба объекта необходимо постоянно мониторить. Кроме того, есть объекты, угроза от которых не связана с радиацией. Например, шахты в районе Первомайска, затопление которых может привести к затоплению действующих шахт на подконтрольной территории.

Вопрос: Поднимается ли этот вопрос на заседаниях Трехсторонней контактной группы в Минске?

Ответ: Мы неоднократно говорили о создании группы экспертов, которая должна посетить каждый из опасных объектов и реально установить, что там происходит. Тут мы говорим о полноценном анализе, а не поверхностном осмотре. В частности, если мы говорим о затоплении шахт, то необходим анализ сложных гидрологических моделей: необходимо поехать, посмотреть, взять документацию, часть из которой остается на неподконтрольной территории.

Вопрос: Такая экспертная группа должна быть международной?

Ответ: Конечно, но к ее работе должны быть привлечены и те, кто знаком с ситуацией, в частности эксперты с Донбасса. Некоторые из них находятся сейчас в Киеве, некоторые остались на неподконтрольной территории.

Вопрос: Как продвигаются эти переговоры?

Ответ: Представители отдельных районов, поддерживаемые Россией, не дают согласия предоставить доступ к объектам с целью исследования.

Вопрос: А делятся ли они информацией о том, что происходит на шахтах и предприятиях?

Ответ: Нет, но мы знаем из других источников, что на некоторых шахтах перестали откачивать воду, как в вышеупомянутом Первомайске.

Вопрос: Базовым элементом, который необходим для выживания людей, является вода. Как обстоит ситуация с ней?

Ответ: Тут необходимо говорить о двух аспектах: качестве воды и доступе к ней. Существует проблема высокого уровня минерализации воды на всем Донбассе. В советское время были построены существующие схемы водоснабжения для разных населенных пунктов. Они были построены исходя из тогдашних научных достижений, но уже устарели. Сейчас уровень примесей в воде очень высокий, и качественной питьевой воды в регионе нет в принципе.

Вопрос: Ситуация обострилась из-за боевых действий?

Ответ: Мы не контролируем всю систему водоснабжения, поэтому не можем оценить и отремонтировать существующие повреждения. Водоснабжение крупнейшего города подконтрольной части региона, Мариуполя, идет по водопроводу, который проходит через Пески, Авдеевку – зону активных боевых действий. Вопрос об этом водоканале поднимался в Минске, но там мины, неразорвавшиеся снаряды, - эксперты просто не смогут исследовать эту территорию без разминирования, а для этого необходимо соблюдение боевиками "режима тишины".

Вопрос: Сильно ли влияние промышленных предприятий на качество воды?

Ответ: На многих промышленных объектах плохо работает или даже вообще не работает очистное оборудование. Причиной тому боевые действия. С другой стороны, те предприятия, которые не пострадали от боевых действий либо пострадали в меньшей степени, работают над модернизацией процессов производства. Когда мы с премьер-министром Владимиром Гройсманом посещали Мариуполь, то были на местных предприятиях и нам показывали планы их развития, которые расписывают по годам модернизацию фильтров и уменьшение выбросов, в том числе атмосферных.

Вопрос: А касательно доступа к воде, ее достаточно?

Ответ: Если говорить о Мариуполе, то трубопровод "Южнодонбасского водоканала", который обеспечивает город, проходит частично по неконтролируемой территории. Поставки воды упали, видимо, есть повреждения, но оценить их, а, тем более, ликвидировать мы не можем. Результат - система водоснабжения неэффективна: идут потери воды, электричества, падает качество воды.

Вопрос: То есть в городе имеются проблемы с водой?

Ответ: Поставки воды упали до очень низкого уровня, и в городе могут испытывать потребность в питьевой воде. Той воды, которая поступает в город сейчас, недостаточно. А та, что поступает, – низкого качества. Мэр Мариуполя заявляет, что минерализация воды в городе в 25 раз превышает норму. Пока обеспечение идет из альтернативных источников. Нехватка есть, но что это значит? Если поставляется меньший объем, чем обычно – это уже нехватка, но это не значит, что люди останутся совсем без воды.

Вопрос: Какие существуют альтернативные источники воды, кроме канала?

Ответ: У Мариуполя несколько источников водоснабжения, конечно, самый большой – это канал, куда вода поступает из Северского Донца. Альтернативные – это другие водоемы и несколько водохранилищ, в частности, Павлопольское. Они постепенно истощаются, особенно сложной будет ситуация, если лето и осень будут засушливыми. Кроме того, вокруг Мариуполя имеется около 20 скважин, однако их назначение – мониторинг качества подземной воды. Сейчас эти скважины не функционируют.

Вопрос: Проводилась ли комплексная оценка ситуации с водой?

Ответ: Наше министерство выступило с инициативой перед ЮНИСЕФ, и организация согласилась за собственные средства провести оценку рисков, связанных с поставками воды в Донецкой области, и технически это исследование уже завершено. Исходя из него, мы понимаем, что необходимы колоссальные инвестиции в этот сектор, чтобы обеспечить людей качественной водой.

Вопрос: Для гуманитарных организаций приоритетом является обеспечение базовых потребностей жителей пострадавших территорий, в том числе водой. Какую практическую поддержку они оказывают?

Ответ: ЮНИСЕФ провел анализ ситуации, Международный комитет Красного Креста обеспечивает поставки коагулянтов и хлора для очистки воды в Донецкой и Луганской областях, Швейцарское агентство сотрудничества и развития обеспечивает поставки фильтров. Все доноры активно помогают нам уже более года.

Вопрос: Но тут речь идет о помощи, которая позволяет сохранять поставки воды, а не кардинально решить вопрос.

Ответ: Да, задача гуманитарных организаций обеспечивать людей водой здесь и сейчас, а совместно мы работаем над тем, чтобы не дать советской системе водоснабжения развалиться.

Вопрос: Есть ли у правительства единое видение решения существующей проблемы?

Ответ: У правительства должно быть решение только в том случае, если не справляется местная власть, ведь мы говорим о децентрализации.

Вопрос: То есть это вопрос областного уровня?

Ответ: "Вода Донбасса" – это коммунальное предприятие области, "Попасная водоканал" – коммунальное предприятие Попасной. Там, где местная власть не справляется, вмешивается центральное правительство, но, мне кажется, у местной власти есть достаточно финансов и специалистов.

Вопрос: И о каких суммах речь?

Ответ: По данным Государственного казначейства, только за счет экологических платежей в 2016 году в спецфонд областного бюджета Донецкой области поступило более 1 млрд грн (1,011 млрд грн), из них использованы только 20%, или около 200 млн грн. А еще 800 млн грн остаются на счетах. По данным Фискальной службы, уже в этом году - в период январь-май - налогоплательщики Донецкой области заплатили 514 млн грн. 80% из них, а это 411 млн грн, так же засчитаны в спецфонд областного бюджета. В сумме, за полтора года получаем около 1,5 млрд грн. Тут я хочу напомнить, что весь бюджет министерства составляет 24 млн грн – этого хватает только на зарплаты сотрудников. Таким образом, можно прийти к выводу, что у местных властей есть средства.

Вопрос: Понимают ли местные власти сложность проблемы и намерены ли ее решать?

Ответ: У обеих областей есть местные стратегии развития. Например, в стратегии развития Донецкой области о воде написано всего 2 строчки, о том, что необходимо обеспечить население качественной водой, без деталей. Ответов на вопрос, что делать с КП "Вода Донбасса", которое и занимается поставками воды, там нет.

Вопрос: А каково ваше видение?

Ответ: Мы считаем, что в среднесрочной перспективе необходимо отходить от большого предприятия.

Вопрос: Вы считаете, что водоснабжением в регионе должны заниматься небольшие компании?

Ответ: Да, но это мое мнение, оно не окончательное, потому что это вопрос громад, с ними необходимо прорабатывать различные варианты выхода из ситуации. Если денег на местах не будет хватать, то тогда можно обращаться за поддержкой к правительству.

Вопрос: Каким образом Кабинет министров намерен участвовать в разработке решений данной проблемы?

Ответ: При правительстве создана группа по вопросам обеспечения Донбасса водой во главе с заместителем министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Эдуардом Кругляком, в нее входит и наш эксперт. Группа готовит рекомендации.

Вопрос: То есть заминка в отсутствии инициативы местных властей?

Ответ: Мы говорим, кричим о проблеме, и международные организации также акцентируют на этом внимание. Но, как следует из планов развития, местные власти не уделяют должного внимания этому вопросу. При этом официальной позиции руководства Донецкой области мы не знаем. Хотя есть и исключения.

Вопрос: Какие?

Ответ: Некоторые населенные пункты имеют альтернативные источники и восполняют нехватку воды из них, а из старых водоканалов берут меньшую часть.

Вопрос: Возвращаясь к вопросу о промышленности. Есть ли риски на предприятиях в зоне противостояния, на подконтрольной территории?

Ответ: Да, конечно, в случае попадания снарядов на объекты могут произойти чрезвычайные ситуации. Но в целом на подконтрольной территории значительных угроз нет, поскольку там есть законная власть, есть контроль и адекватная реакция на возможные проблемы.

Вопрос: Достаточно ли эффективен экологический контроль на подконтрольной территории?

Ответ: Он проводится, но его недостаточно, потому что из-за боевых действий данная территория находится в зоне повышенного экологического риска. Даже простое отключение электроэнергии может привести к негативным последствиям, например, на "Северодонецком азоте", где есть риск аварии при прекращении электроснабжения. Наше министерство просило 1 млн грн на проведение экологических наблюдений, но Министерство финансов нас не поддержало, поэтому работаем с донорами для получения необходимых средств.

Вопрос: Вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко предлагала создать своего рода зоны безопасности вокруг промышленных объектов. Возможно ли это?

Ответ: Прямой источник таких идей – Женевская конвенция, где есть понятие "безопасных зон". Такие предложения поступали и от ОБСЕ, и от МККК, но для их реализации необходимо согласие всех сторон Минских переговоров. Мы предлагали обсудить создание нескольких зон для защиты инфраструктуры. Они должны быть официально утверждены в Минске. Таким образом, мы сможем не только сохранить инфраструктуру, но и дать возможность ее отремонтировать. Такие зоны могли бы распространяться и на пункты пропуска.

Вопрос: Какое отношение к подобным идеям у противоположной стороны?

Ответ: Такие идеи не находят поддержки со стороны России и отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Ключевую роль, конечно, тут играет позиция России, если бы они были не против, то никаких проблем с установлением таких зон не было бы. А без гарантий безопасности для тех, кто будет там проводить разминирование, ремонт, работать там нельзя. Хотя стоит отдать должное смелости тех, кто даже сейчас там осуществляет ремонтные работы часто под обстрелами.

Вопрос: Ваш заместитель Георгий Тука в эфире одного из телеканалов призвал готовиться к эвакуации населения с Донбасса.

Ответ: Не думаю, что он имел в виду именно это. Я считаю, что если мы говорим о возможных радиационных угрозах или отсутствии доступа к питьевой воде, то, возможно, эвакуация и нужна. Стоит помнить, что существует действующий Кодекс гражданской защиты, где предусмотрена система управления чрезвычайными ситуациями, как со стороны Государственной службы чрезвычайных ситуаций, так и со стороны местных властей, процедура реагирования на чрезвычайные ситуации. Законодательством предусмотрена необходимость анализировать и готовить планы реагирования на все виды угроз, а мы понимаем, что в том регионе сейчас таких угроз много. Например, когда возникла ситуация в Авдеевке, то был подготовлен план эвакуации, просчитаны риски.

Вопрос: Вначале среди экологических проблем вы упомянули уничтожение флоры и фауны.

Ответ: Мы не понимаем, что происходит с животными, растениями, птицами – а ведь это тоже наше богатство. Много природных ландшафтных парков сейчас в зоне боевых действий. Я понимаю, что сейчас гибнут люди и всем не до этого, но забывать о таких вопросах не стоит, ведь это наша земля.

Вопрос: Говоря о Донбассе, нельзя не упомянуть готовящийся в Совете национальной безопасности и обороны законопроект о реинтеграции Донбасса. Вам известно о его содержании?

Ответ: Нет, мне известно только то, что было в прессе. Я могу отметить, что президент имеет право законодательной инициативы, и он выразил желание стать инициатором такого закона. У президента есть возможность поручить разработку законопроекта СНБО или администрации, правительство тут не задействовано.

Вопрос: Но правительство должно будет реализовывать такой закон в случае его принятия.

Ответ: Да, но, согласно процедуре, после внесения законопроекта в Верховную Раду он будет направлен в Кабмин, всем заинтересованным органам, которые изучат его и могут внести свои предложения. Если законопроект касается системы военного управления или безопасности, то правильно, что СНБО включено в этот процесс.

Вопрос: Должны ли там быть пункты, касающиеся гражданского населения на Донбассе?

Ответ: Когда народные депутаты говорят, что у нас нет необходимого гуманитарного законодательства, то они либо лукавят, либо не знают. Международные договора, согласие на обязательность которых предоставил парламент, являются частью национального законодательства. Такими документами являются четыре Женевские конвенции, среди них и о защите гражданского населения. Получается, что существует и действует в Украине международное гуманитарное право, его просто необходимо имплементировать. Принимать законы, которые бы повторяли их нормы, нет необходимости.

Вопрос: Но определено не все?

Ответ: Некоторые моменты - нет. Наше суверенное право как государства определять систему управления войсками и территорией. Также наше право определять методы противодействия агрессору. Вопросы разминирования, обеспечения водой, предупреждения гражданского населения – это предмет гуманитарного права, и Украина должна выполнять эти нормы, независимо от наличия внутреннего законодательства.

Вопрос: В вопросе реинтеграции Донбасса существуют нормы международного права, которые бы определяли ее принципы?

Ответ: Мы взяли на себя обязательство выполнять пункты Минских договоренностей, без них разрешить ситуацию нельзя - такова наша позиция и позиция международного сообщества. При этом договоренности являются своего рода рамкой, а вот детали этих действий за нами. Необходим был бы закон, который определил бы наши приоритеты, базовые вещи.

Украина > Экология. Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251988 Вадим Черныш


Россия. Весь мир > Экология > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243545 Александр Григорьев

Экологические итоги G20: станет ли раскол в стане развитых стран шансом для России?

Александр Григорьев

заместитель генерального директора, руководитель Департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)

Во всем мире переход к «зеленой» энергетике сопровождался многолетней масштабной господдержкой, за счет которой создавались и развивались новые отрасли по производству оборудования для ВИЭ. Остается вопрос, есть ли у России сегодня ресурсы для прохождения такого пути в искусственно сжатые сроки

Соединенные Штаты продолжают курс, направленный на пересмотр итогов подписанного в Париже соглашения по климату. Вероятность такого сценария рассматривалась еще в 2016 году в докладе «Риски реализации Парижского климатического соглашения для экономики и национальной безопасности России». Могут ли итоги саммита G20 повлиять на перспективы ратификации документа в нашей стране?

«Мы принимаем к сведению решение США выйти из Парижского соглашения», — отмечено в коммюнике лидеров стран G20 по итогам саммита в Гамбурге. В то же время остальные 19 стран-участников объединения подчеркнули свою приверженность соглашению и «быстрому движению к его полной имплементации».

Напомню, что еще за месяц до саммита G20 в Гамбурге, 1 июня 2017 года, президент Соединенных Штатов Дональд Трамп заявил о выходе страны из Парижского соглашения, сославшись на невыгодность его условий и потенциальный ущерб для экономики страны. Глава американского государства был откровенен, когда говорил, что «данное соглашение в меньшей степени касается климата и в большей — получения другими странами финансового преимущества над США». Говоря о странах, которые получат выгоды от соблюдения соглашения Соединенными Штатами, американский лидер в первую очередь имел в виду, конечно, главного конкурента — Китай, на которого приходится 28% от мирового объема выбросов CO2, но чьи обязательства в рамках Парижского соглашения, в отличие от США, не предполагают сокращений выбросов в абсолютных значениях, а только в удельных.

Продвигаемая сегодня определенной группой развитых стран климатическая повестка по своей сути является лишь инструментом в глобальной конкурентной борьбе. Именно этот фактор необходимо учитывать в первую очередь при формировании стратегии России в отношении имплементации нами любых международных соглашений, в том числе Парижского. Поэтому вопрос о ратификации Россией подписанного в прошлом году соглашения не является принципиально важным.

Важно другое — то, как Россия будет реагировать на имеющиеся многолетние тренды в этой сфере. Ключевой риск для российской энергетики — это перераспределение природной ренты от добывающих стран к странам-потребителям. Углеродный налог, какими бы словами он ни прикрывался, является именно таким механизмом перераспределения. Да, объемы энергии, получаемой от возобновляемых источников, в будущем будут расти, но тем не менее основные потребности человечества будут и в ближайшие десятилетия покрываться за счет традиционной энергетики, в том числе и в развитых странах. Таким образом, «налог на выбросы» будет служить целям наполнения бюджетов стран-импортеров энергоресурсов, способствовать решению задач, стоящих пред ними, укреплять их экономики и ослаблять страны-экспортеры энергоносителей.

Выход Соединенных Штатов из соглашения по климату, безусловно, является хорошей новостью для всех тех, кто выступает за взвешенный подход при решении глобальных задач с учетом национальных интересов России, в том числе главных реципиентов рисков, связанных с Парижским соглашением, — отраслей промышленности и ТЭК. Конечно, нам нужно развиваться в направлении энергоэффективных и низкоуглеродных технологий. Но нельзя забывать и о том, что во всем мире весь этот «зеленый» переход сопровождался многолетней масштабной господдержкой, за счет которой в том числе создавались и развивались новые отрасли по производству оборудования для ВИЭ. Возникает вопрос, есть ли у нас сегодня ресурсы для прохождения такого пути в искусственно сжатые сроки?

Навязываемая России определенными группами линия поведения в области снижения выбросов парниковых газов выглядит весьма лицемерно на фоне установленных этими же группами экономических санкций. Главное — наши национальные интересы и наша экологическая стратегия должна отвечать им, а не интересам других государств. Если у кого-то есть какие-то грехи перед развивающимися странами, тянущиеся еще со времен колониализма, то пускай они их исправляют. У России таких грехов нет.

Россия. Весь мир > Экология > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243545 Александр Григорьев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > stroygaz.ru, 13 июля 2017 > № 2269727 Илья Машков

Иногда будет солнце.

Новые нормы инсоляции позволят уплотнить жилую застройку.

В строго научном смысле термин «инсоляция» означает облучение поверхностей солнечным светом. В архитектуре и строительстве под инсоляцией часто подразумевают степень освещенности помещения в течение суток. Нормирование и расчет инсоляции являются важной технической, экономической и социальной проблемой. По мнению экспертов, нормы инсоляции жилищ являются одним из главных факторов, сдерживающих стремление инвесторов и владельцев земельных участков к уплотнению городской застройки с целью получения максимальной прибыли. Весной 2017 года в санитарные правила и нормы (СанПиН) были внесены изменения, касающиеся гигиенических требований к инсоляции и солнцезащите помещений жилых и общественных зданий и территорий. О том, как эти изменения скажутся на застройке и на качестве жилой среды, в интервью «СГ» рассуждает руководитель архитектурной мастерской «Мезонпроект» Илья МАШКОВ.

«СГ»: Прежде всего, давайте определимся: нормы по инсоляции — это хорошо или плохо?

Илья Машков: Начнем с того, что нормы инсоляции регулируются не градостроительной документацией, а санитарно-гигиеническими требованиями. Это означает, что не архитекторы и градостроители, не Москомархитектура и не Минстрой, а Министерство здравоохранения и Главный государственный санитарный врач определяют количество солнечного света, которое должен получить каждый житель Российской Федерации в жилой комнате своей квартиры. Как известно, санитарные нормы, как и правила безопасности, возникают в результате оценки влияния нормируемых факторов на так называемые витальные показатели. Поэтому исполнение таких норм и правил особо внимательно отслеживается, а их нарушение трактуется как потенциально опасное для здоровья и жизни человека. В частности известно, что инсоляция снижает заболеваемость опасными болезнями, влияет на выработку необходимых человеку витаминов. Поэтому обсуждать хорошо или плохо иметь гарантированные часы солнечного света в жилой комнате или на детской площадке, по-моему, совершенно неприлично, как минимум, после прочтения повести Короленко «Дети подземелья». В контексте качества жизни нормы по инсоляции — хорошо. Это тот редкий случай, когда недовольство устраняется шторами на окнах.

«СГ»: Давайте теперь поговорим об изменениях. В чем их суть? И каковы могут быть последствия?

И.М.: Прямой солнечный свет нормируется так: берется определенный день в году и строится кривая, по которой в этот день солнце проходит по небосводу. В этот выбранный день в точке инсоляции лучи солнечного света должны быть не менее определенного времени. И если новый дом мешает инсоляции в существующих домах или в проектируемом доме какая-то квартира не получает должную инсоляцию, в проект должны быть внесены изменения. В первом случае новый дом отодвигается или становится ниже, а во втором случае располагается так, чтобы все жилые комнаты получили должное количество солнечного света.

Известно, что в зимние месяцы в северном полушарии солнце описывает кривую ближе к горизонту, а в летние — ближе к зениту. Соответственно, фигура, составленная из лучей, соединяющих траекторию солнца по небосводу и какую-нибудь точку, более плоская в марте по сравнению с апрелем. Это значит, что для обеспечения инсоляции одной и той же точки затеняющий ее дом в марте должен быть отнесен дальше или стать ниже, чем в апреле. Кроме того, ближе к зимним месяцам солнце восходит позже и заходит раньше, что делает возможную продолжительность инсоляции любой точки меньше. Таким образом, чем ближе измерения к 22 июня, тем легче получить обязательный солнечный свет в любой точке. Суть изменений, вступивших в силу 26 мая 2017 года, такова: в центральной географической зоне (58 град.с.ш. — 48 град.с.ш.) примерно от Волгограда до Костромы, куда входят Москва и область, стало возможным считать инсоляцию не 22 марта и 22 сентября, а ближе к летнему солнцестоянию — 22 апреля и 22 августа.

Это означает, что при равной высоте дома теперь можно ставить ближе, не нарушая норм инсоляции, а также поворачивать проектируемые корпуса круче к параллелям и при этом сохранять инсоляцию квартир с двух сторон здания (см. рис. 1 и рис. 2). Проще говоря, жилую застройку теперь можно размещать более плотно, а квартиры теперь легче делать более мелкими, чем раньше. Кроме того, на 30 минут сократилась норма по инсоляции детских игровых и прочих площадок — с 3 до 2,5 часа (п. 5.1. СанПиН 2.2.1/2.1.1.1076-01).

01.jpg

«СГ»: Означает ли это, что архитекторам и застройщикам станет жить легче? Последние годы в профессиональной среде было немало разговоров о том, чтобы отменить нормы по инсоляции, поскольку с учетом их требований проектировать гораздо сложнее.

И.М.: Конечно, проектировать станет легче, в частности можно будет свободнее располагать здания с мелкой нарезкой квартир относительно сторон света. Что касается норм инсоляции, то я не поддерживаю коллег, которые ратовали за их ослабление, так как это был один из самых действенных инструментов формирования разуплотненной жилой застройки, который редко кто мог преодолеть. Если бы по мановению волшебной палочки с 26 мая сего года одновременно с ослаблением норм застройщики стали бы гуманнее относиться к новоселам, я был бы только рад появлению новой степени свободы в работе. Но, боюсь, теперь «впихнуть невпихиваемое» станет легче.

«СГ»: А как же жители? И так все жалуются, что в Москве мало солнца. Не станет ли его еще меньше в квартирах?

И.М.: Солнца в Москве мало из-за большого количества облачных дней, и из-за изменения правил больше или меньше его в городе не станет. Но застройка в новых микрорайонах будет плотнее, реконструируемые здания получат мелкую нарезку квартир, некоторые апартаментные комплексы будет можно назвать жилыми. И если житель города любит изобилие солнечного света, ему нужно покупать квартиру на верхних этажах и обращать внимание на окружающую застройку и положение квартиры относительно сторон света.

«СГ»: А как быть с существующей застройкой? Взять те же пятиэтажки, во многих случаях они плотно окружены деревьями и кустарниками, поэтому их жители, особенно на нижних этажах, фактически не получают необходимого количества солнечного света?

И.М.: Конечно, на практике не все квартиры получают прямые солнечные лучи. Некоторые дворы так заросли деревьями, что там не только об инсоляции детских площадок говорить не приходится, но даже об освещенности: там темно даже в самый яркий солнечный день. Но это — уже вопрос эксплуатации. Деревья должны кронироваться, это нормальный, но редко практикуемый в наших краях способ ухода за многолетней растительностью. Я не знаком с судебной практикой, когда житель первого этажа заставил бы обрезать деревья, нарушающие освещенность его квартиры, но думаю, право на солнечный свет можно отстоять и в таком случае.

«СГ»: А как обстоят дела с этой нормой в западных странах? Где опыт положительный, а где, может быть, есть и негативный?

И.М.: В переуплотненных странах, таких как Япония, нормы инсоляции жилых помещений соблюдать невозможно, там существует нормирование степени затенения соседнего землевладения. В южных, жарких странах, где солнце приносит больше неудобств, чем удовольствия, нормируется солнцезащита. В северных широтах солнце в жилых домах жизненно необходимо, и в зависимости от широты нормы в этой области в зарубежных странах обязательно присутствуют. В Великобритании они строже, в Италии — мягче. Негативного опыта хватило в прошлом, когда в Европе бушевали эпидемии, и уже в XIX веке, например, в Великобритании, было сформулировано «право на свет» (Right to light). Сейчас требования к инсоляции являются элементом «зеленых стандартов» (таких как LEED) и нормой устойчивого развития (sustainable building design).

Цитата

«Я не поддерживаю коллег, которые ратовали за ослабление норм инсоляции, так как это был один из самых действенных инструментов формирования разуплотненной жилой застройки»

Автор: Илья МАШКОВ, руководитель архитектурной мастерской «Мезонпроект»

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > stroygaz.ru, 13 июля 2017 > № 2269727 Илья Машков


США > Экология. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 июля 2017 > № 2235796 Джозеф Стиглиц

Трамп и правда об изменении климата

Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz), Project Syndicate, США

Первого июня Соединённые Штаты вышли из Парижского соглашения о климате. Тем самым страна под руководством президента Дональда Трампа сделала ещё один широкий шаг к превращению в государство-изгоя.

На протяжении уже многих лет Трамп верит в очень странную теорию заговора. В 2012 году он утверждал, что «концепция глобального потепления выдумана китайцами и для китайцев, чтобы сделать промышленность США неконкурентоспособной». Впрочем, он назвал не эту причину, когда объявил о выходе США из Парижского договора. Данное соглашение, по его мнению, невыгодно и совершенно несправедливо для Америки.

Справедливость, как и красота, — субъективный вопрос, но позиции Трампа очень трудно найти оправдание. Дело в том, что Парижское соглашение очень выгодно для Америки, и именно США продолжают взваливать несправедливое бремя на других.

На протяжении десятилетий США непропорционально способствовали увеличению концентрации парниковых газов в атмосфере. И сегодня среди крупнейших стран мира США продолжают оставаться самым главным источником выбросов углекислого газа в пересчёте на душу населения. По данным за 2013 год (это самые свежие полные данные, опубликованные Всемирным банком), этот уровень в США в два с лишним раза выше, чем в Китае, и почти в 2,5 раза выше, чем Европе. Обладая высокими доходами, США имеют намного больше возможностей для адаптации к проблемам, вызванным изменением климата, чем бедные страны, такие как Индия и Китай, не говоря уже об африканских странах с низким уровнем доходов.

Более того, главная ошибка в аргументации Трампа заключается в том, что борьба с изменением климата на самом деле укрепляет США, а не ослабляет. Взор Трампа устремлен в прошлое, которое, как это ни иронично, совсем не было великим. Он пообещал восстановить рабочие места в угольной промышленности (сейчас таких рабочих мест всего 51000, то есть менее 0,04% от общего числа занятых в несельскохозяйственных отраслях), игнорируя при этом тяжёлые условия труда и риски для здоровья, свойственные этой отрасли. И это не говоря уже о технологическом прогрессе, который будет и дальше сокращать занятость в угольной отрасли, даже если добыча угля начнёт расти.

На самом деле в бизнесе по установке солнечных панелей создаётся намного больше рабочих мест, чем исчезает в угольной отрасли. Если же говорить в целом, переход к зелёной экономике повышает как доходы США уже сегодня, так и темпы экономического роста в будущем. В этом, как и во многих других вопросах, Трамп безнадёжно увяз в прошлом.

Всего за несколько недель до объявления Трампом о своём решении выйти из Парижского договора глобальная Комиссия высокого уровня по вопросам о ценах на углеродные квоты, в которой я был сопредседателем вместе с Николасом Стерном, подчеркнула огромный потенциал перехода к зелёной экономике. В докладе комиссии, опубликованном в конце мая, доказывается, что сокращение объёмов выбросов CO2 в реальности способно укрепить экономику.

Логика очень проста. Главная проблема, которая сегодня мешает росту глобальной экономики, — это недостаточный совокупный спрос. Тем временем правительства многих стран мира страдают от недостатка доходов. Мы можем решить две эти проблемы одновременно, а заодно снизить выбросы парниковых газов, если введём сбор (налог) на выбросы CO2.

Всегда лучше облагать налогом что-нибудь плохое, чем что-нибудь хорошее. Ввод налога на CO2 станет для компаний и домохозяйств стимулом перестроиться в соответствии с требования мира будущего. Такой налог будет стимулировать компании заниматься инновациями, которые позволят уменьшить потребление энергии и сократить объёмы выбросов. Благодаря этому у них появится динамичное конкурентное преимущество.

Комиссия проанализировала, какой уровень цены на углерод потребуется для достижения целей, установленных в Парижском климатическом соглашении. Этот уровень намного выше, чем тот, что наблюдается сегодня в большинстве стран Европы, однако он приемлем. Члены комиссии подчеркнули, что в разных странах цена может быть различной. В частности, они отметили, что улучшение системы регулирования (например, ограничение работы и строительства угольных станций) позволяет снизить налоговое бремя.

Интересно, что в экономике Швеции с её едва ли не

лучшими в мире показателями уже действует углеродный налог, установленный на значительно более высоком уровне, чем предлагается в нашем докладе. Шведам удаётся сохранять высокие темпы роста экономики, избегая при этом выбросов парниковых газов в американских масштабах.

При Трампе Америка превратилась из мирового лидера в объект насмешек. Сразу после выхода США из Парижского договора над городским советом Рима был вывешен огромный плакат: «Планета — прежде всего». А новый президент Франции Эммануэль Макрон высмеял главный лозунг избирательной кампании Трампа, провозгласив: «Сделаем нашу планету снова великой».

Тем не менее, последствия действий Трампа совсем не смешны. Если США сохранят объёмы выбросов на текущем уровне, они будут и дальше наносить огромный ущерб всему остальному миру, в том числе намного более бедным странам. Те, кому американское безрассудство наносит вред, вполне оправданно разгневаны.

К счастью, многие регионы США, в том числе экономически наиболее динамичные, демонстрируют, что действия Трампа являются хотя и не совсем незначительными, но по крайней мере менее значительными, чем ему хотелось бы думать. Многие штаты и корпорации объявили, что будут выполнять свои климатические обязательства и, возможно, даже готовы пойти ещё дальше, компенсируя тем самым провалы в других регионах США.

Мир должен защититься от стран-изгоев. Изменение климата является для планеты экзистенциальной угрозой, которая не менее ужасна, чем угроза, создаваемая ядерными амбициями Северной Кореи. В обоих случаях мир не может уйти от неизбежного вопроса о том, что делать со странами, которые отказываются выполнять свои обязанности по сохранению Земли.

США > Экология. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 7 июля 2017 > № 2235796 Джозеф Стиглиц


Россия > Армия, полиция. Экология > kremlin.ru, 7 июля 2017 > № 2235666 Владимир Пучков

Встреча с главой МЧС Владимиром Пучковым.

Накануне поздно вечером Президент провёл рабочую встречу с Министром по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Владимиром Пучковым.

Владимир Пучков доложил о работе органов МЧС в регионах, пострадавших от природных пожаров и паводков, мерах, принимаемых для защиты населённых пунктов и восстановления объектов социальной инфраструктуры.

В этот же день Президент по телефону заслушал доклады глав ряда регионов, чьи территории больше всего пострадали от паводков и лесных пожаров.

О текущей ситуации Президенту доложили глава Республики Саха (Якутия) Егор Борисов, губернатор Иркутской области Сергей Левченко, губернатор Ульяновской области Сергей Морозов и президент Татарстана Рустам Минниханов.

Глава государства поручил приложить все усилия для скорейшей ликвидации ущерба, нанесённого стихией.

* * *

Начало встречи с главой МЧС Владимиром Пучковым

В.Путин: Владимир Андреевич, я уже разговаривал с руководителями регионов, которые больше всего пострадали от паводков и природных пожаров. Хотел бы от Вас услышать доклад, что сейчас у нас происходит в этих субъектах Федерации, как Вы оцениваете эту ситуацию, как работает МЧС и каково взаимодействие с региональными, местными властями. Как людям помощь оказывается? Как это организовано?

В.Пучков: Товарищ Президент Российской Федерации!

С учётом прогноза развития и паводковой ситуации, и рисков в природной сфере организована деятельность органов управления и группировки сил РСЧС.

В части, касающейся защиты населённых пунктов и объектов социальной инфраструктуры от природных пожаров, действует тяжёлая авиация федеральных органов исполнительной власти, все наземные группировки сил федеральных структур и субъектов Российской Федерации. В 41 регионе введён особый противопожарный режим.

Наиболее сложная обстановка складывается на территории Республики Саха (Якутия), а также в Иркутской области, в Республике Бурятия, в Забайкальском крае и ряде других регионов.

За прошедшие сутки действиями авиации и органов управления защищён 21 населённый пункт, в которых проживает более 70 тысяч человек. Наиболее сложная обстановка была в населённых пунктах Батамай, Республика Саха (Якутия), и Сухая [Республика Бурятия].

В.Путин: Сейчас там вроде на убыль пошло.

В.Пучков: Сейчас обстановка находится под контролем, но мы продолжаем перебрасывать группировку сил. Работает система космического мониторинга, при возникновении рисков усиливаем деятельность и авиации, и наземной группировки сил. На особом контроле находится более 130 крупных очагов возгорания.

Что касается выполнения задач по защите населения и создания комфортных условий проживания при возникновении неблагоприятных погодных условий: в течение последних трёх суток на территории десяти субъектов Российской Федерации в результате циклонов, больших осадков и возникновения скорости ветра до 22 метров в секунду были нарушены кровли жилых домов и социальной инфраструктуры, подтоплены придворовые участки, участки автодорог, нарушено энергоснабжение и деятельность социальной инфраструктуры.

Была своевременно развёрнута группировка сил. В настоящее время аварийно-восстановительные бригады работают и поэтапно восстанавливают энергетику. В настоящее время на контроле находятся населённые пункты, их 76, с населением более 40 тысяч человек.

В.Путин: В Ульяновской области как дела?

В.Пучков: В Ульяновской области работает группировка сил, обстановка стабилизируется.

Мы особое внимание уделяем адресной, конкретной помощи и поддержке населению. 388 частных домовладений, где пострадали кровли, уже сформированы комплексные аварийно-восстановительные бригады. Работают бригады энергетиков, есть все необходимые расходные материалы. Организовано взаимодействие всех служб.

Цель нашей работы – это, с одной стороны, восстановить в кратчайшие сроки всю инфраструктуру в пострадавших регионах, а с учётом прогноза развития погодных условий мы перебрасываем группировку сил, работает система профилактики и предупреждения чрезвычайных ситуаций.

Товарищ Президент Российской Федерации, на особом контроле находится оказание помощи пострадавшим, и мы выполняем те задачи, которые Вы поставили нам по оказанию помощи пострадавшим при пожарах в Сибири.

В настоящее время 1094 человека получили всю необходимую материальную помощь, компенсацию за утрату имущества, в пункте временного размещения проживают 188 человек, организовано питание, медицина, все службы.

И на контроле все вопросы восстановления жилья и всей инфраструктуры в пострадавших населённых пунктах.

По Ставропольскому краю: губернатор Ставропольского края Владимиров Владимир Владимирович лично возглавил комиссию по чрезвычайным ситуациям, развёрнута мощная группировка сил, которая завершает аварийно-восстановительные работы.

Из резервного фонда Правительства выплаты в виде материальной помощи пострадавшим, а также компенсацию за утрату имущества получили 17 600 человек. И соответствующая работа проведена из бюджета Ставропольского края.

В настоящее время на контроле обеспечение жильём и полное восстановление всей социальной инфраструктуры.

В.Путин: Хорошо. Держите меня в курсе.

У меня вопрос: нужна какая-то дополнительная помощь от других министерств, ведомств, от Правительства в целом?

В.Пучков: Товарищ Президент Российской Федерации! В соответствии с Вашими поручениями организовано взаимодействие в рамках РСЧС, действуют совместно, согласованно все федеральные структуры, работают соответствующие комиссии по чрезвычайным ситуациям в субъектах Российской Федерации, и мы энергично задействуем потенциалы и органов местного самоуправления, и всех вертикально интегрированных компаний: энергетика, связь, дорожные службы.

В.Путин: Эпидемиологическая ситуация в норме?

В.Пучков: Санэпидобстановка стабильная, но мы на особом контроле держим все потенциально опасные объекты в этой области.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Армия, полиция. Экология > kremlin.ru, 7 июля 2017 > № 2235666 Владимир Пучков


Россия. ЦФО. ПФО > Экология > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232880 Николай Усков

«Платон» и мусор: председатель совета директоров «АвтоВаза» Сергей Скворцов покупает 40% «РТ-Инвеста»

Николай Усков

Forbes Staff, Главный редактор Forbes

Компания является оператором системы взимания платы с грузовиков и выиграла конкурс на строительство мусоросжигательных заводов в Подмосковье и Казани

Forbes стало известно, что Сергей Скворцов, председатель совета директоров ПАО «АвтоВаз», а до этого — заместитель генерального директора госкорпорации «Ростех» и партнер группы компаний «Тройка-Диалог», приобретает 39,99% компании «РТ-Инвест», в которой 25% принадлежит «Ростеху». Скворцов покупает долю у другого совладельца компании — Андрея Шипелова (ему до сделки со Скворцовым принадлежит 75% «РТ-Инвеста»).

Созданная Шипеловым в марте 2012 года компания громко заявила о себе осенью 2014 года, когда по распоряжению правительства России одна из ее структур была назначена концессионером проекта по созданию и обслуживанию системы взимания платы с грузовиков «Платон». Партнером «РТ-Инвеста» в этом проекте c долей 50% стал Игорь Ротенберг F 145 (№145 в рейтинге богатейших людей Forbes). В создание «Платона» было вложено более 29 млрд рублей, из них 27 млрд рублей — кредит Газпромбанка. Оператор «Платона» в течение 13 лет с момента запуска, по условиям концессионного соглашения, получает из федерального бюджета по 10,6 млрд рублей в год. В июне 2017 года в «РТ-Инвесте» заявили, что «Платон» принес в бюджет 27 млрд рублей.

О том, что Сергей Скворцов входит в капитал «РТ-Инвеста» в интервью Forbes сообщил Андрей Шипелов. Скворцов это подтвердил. «Во время работы в корпорации «Ростех» я курировал, в том числе, «РТ-Инвест», стартап с перспективными проектами в гражданских областях. В 2014 году я вошел в совет директоров «РТ-Инвест», через два года стал председателем совета директоров компании, что дало мне возможность для более глубокого понимания внутренних процессов и всестороннего анализа, — рассказывает Сергей Скворцов. — С моментом моего ухода из «Ростеха» совпал процесс поиска дополнительных инвестиций, необходимых для реализации проекта строительства «РТ-Инвестом» заводов по переработке отходов, и Андрей предложил мне инвестиционное партнерство. Поскольку я был хорошо знаком с проектами «РТ-Инвеста» и связанными с ними рисками, это позволило мне быстро принять решение об инвестировании».

О победе структур «РТ-Инвеста» в конкурсе на строительство мусоросжигательных заводов стало известно 19 июня. Победитель не позднее 1 декабря 2022 года должен построить и ввести в эксплуатацию четыре завода в Московской области и один в Казани. Общая сумма капитальных затрат по проекту составит около 150 млрд рублей. При сжигании мусора заводы будут генерировать энергию, которая будет продаваться на оптовом рынке по «зеленому» повышенному тарифу, который увеличит цены для крупных предприятий в регионах, где будут построены эти заводы, на 2-2,5%.

Четыре завода в Московской области будут перерабатывать в энергию 2,8 млн т отходов в год, что сократит объем захоронения в области на 30% к 2023 году. Казанский завод будет перерабатывать в энергию 550 000 т отходов в год, и позволит достичь, как говорят в «РТ-Инвест», «нулевого захоронения» в Казани к 2023 году.

Россия. ЦФО. ПФО > Экология > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232880 Николай Усков


Италия. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Агропром > agronews.ru, 5 июля 2017 > № 2231616 Александр Ткачев

Ткачев спрогнозировал потерю 2% ВВП России в год из-за глобального потепления.

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев в ходе выступления в Риме на конференции Продовольственной и сельскохозяйственной организации заявил, что нынешние изменения климата могут привести к тому, что России будет угрожать потеря до 1–2% ВВП в год. «Для аграрного сектора опасность представляет рост числа экстремальных погодных явлений, деградация почв, распространение болезней растений и животных, вредителей», — приводит его слова «Прайм».

Господин Ткачев также отметил, что скорость потепления на территории России в 2,5 раза превышает среднюю по миру. «Такие процессы особенно влияют на сельское хозяйство, которое зависит от погодных условий гораздо больше, чем какая-то другая отрасль экономики. В то же время и сам агросектор вносит вклад в глобальное потепление. По оценкам ФАО, почти треть выбросов парниковых газов так или иначе связана с агропромышленным сектором», — добавил он.

Глава Минсельхоза считает, что Парижское соглашение по климату позволит объединить усилия всех мировых держав по сдерживанию климатических изменений. Он рассказал, что Россия, руководствуясь этим соглашением, разрабатывает национальную стратегию по адаптации к изменению климата, государственному регулированию выбросов парниковых газов.

Ранее председатель Совета федерации Валентина Матвиенко на открывшемся в Новосибирске первом конгрессе женщин стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и БРИКС заявила, что Россия готовится к ратификации соглашения по климату.

В конце мая президент США Дональд Трамп объявил о выходе из Парижского климатического соглашения. Решение Вашингтона кроме имиджевого урона новому всемирному климатическому режиму означает также сокращение минимум на четверть средств на климатические программы фондов ООН, направляемых наименее развитым странам, а также снижение темпов сокращения выбросов парниковых газов в самих США.

Италия. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Агропром > agronews.ru, 5 июля 2017 > № 2231616 Александр Ткачев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Экология > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227061 Максим Артемьев

Ураган в СМИ. Истерия по поводу катастрофы как зеркало нашего времени

Максим Артемьев

Историк, журналист

Человечество видит, что, несмотря на все технические достижения, оно бессильно против природных бедствий

Есть старое доброе правило — катастрофы всегда происходят неожиданно. Когда же их ожидают — они не случаются. Урагана в Москве 29 мая никто не предвидел — он налетел внезапно. Поэтому вчерашние-сегодняшние заголовки в СМИ — «На Москву обрушится шторм, которого не было более полувека» или «Дождь из Ветхого завета надвигается на Москву» вызывали лично у меня немалый скепсис.

Но нынешняя истерия в СМИ и соцсетях относительно надвигающейся катастрофы по-своему примечательна как признак времени.

Cтоит упомянуть бдительное МЧС, которое прохлопав предыдущую бурю, теперь шлет рассылки-эсэмэски по малейшему поводу, что только дезориентирует население. Его действия напоминают притчу о мальчике-пастухе, который кричал «волки! волки!», когда их не было, а когда они реально появились, на его крики никто не обратил внимание. Понятно, что МЧС действует в соответствии со старым афоризмом — «лучше перебдеть, чем недобдеть», но, все-таки, нужно знать меру. За истекший месяц жители столицы уже несколько раз получили предупреждающие СМС, и, естественно, уже не могут всякий раз реагировать всерьез.

Кроме того, по части распространения разнообразных слухов непредставимые ранее возможности предоставили соцсети, блоги, а также наличие практически у каждого человека аппаратуры для съемок и фотографирования в виде смартфонов. Гражданская журналистика буквально заполонила интернет — сам по себе уникальный канал для мгновенного распространения информации, а YouTube революционизировал возможности по ее обработке. Кроме того, не забудем наличие сотен тысяч камер наружного наблюдения в одной только столице, в объектив которых попадает любой пустяк, который при желании можно счесть достойным внимания и показа во всемирной сети. Традиционные СМИ выглядят на этоv фоне всего лишь редакторами контента, поступающего от корреспондентов-добровольцев, и своего рода проводниками в бездне UGC. Уже вчера начал поступать вал фотографий и видео из полузатопленного Вильнюса (на который первыми обрушились ливни и грозы, идущие с запада), было объявлено, что вот-вот рухнет из-за поползней башня Гедиминаса. Так что соответствующий настрой был создан.

Погоня за броским заголовком, за красным словцом, которые так ценят редакторы СМИ — еще один фактор. Поэтому слова (цитата из Библии) Евгения Тишковца из центра погоды «Фобос» — «…И разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились, и лился на землю дождь», стали манной небесной для масс-медиа и моментально разлетелись по сети, усиливая страхи и порождая в воображении апокалиптические картины.

При этом у москвичей и гостей столицы свежи в памяти природные катаклизмы последнего времени. Кроме майской бури, это, например, прошлогодние подтопления в Москве, когда Яуза вышла из берегов. Кроме того, не забыта небывалая жара 2010 года с пожарами торфяников, которая, в конечном итоге, стоила мэру Лужкову поста. Да и про метеорит в Челябинске в 2013 забывать не стоит.

Тема природы и климата вообще популярна в современном мире. Климатические изменения — это то, по поводу чего в мире происходит множество встреч, переговоров, конференций, во что вкладываются миллиарды и миллиарды долларов. Человечество видит, что, несмотря на все технические достижения, оно бессильно против природных бедствий. Более того, чем сложнее и разветвленней технологии и инфраструктура — тем значительнее последствия. Достаточно вспомнить аварию на АЭС «Фукусима» в 2011 год после землетрясения и цунами. Транспорт, логистика, связь, электроснабжение моментально оказываются под ударом. Многие современные фильмы ужасов основаны именно на показе разбушевавшейся природной стихии в мегаполисе. Уже сейчас, по первой информации, без электричества осталось 4,5 тысячи человек, и задержано около сорока рейсов из аэропортов.

«Тропический ливень» прошел 30 июня — в заключительный день месяца, ставшего небывало дождливым в этом году. В средней полосе России первый месяц и так славится осадками (помню это еще с 1981 года, когда будучи в первой смене в пионерлагере, мы просидели на веранде половину смены, поскольку на улицу было нельзя выйти из-за погоды), но нынешний июль превзошел, кажется, все мыслимые пределы. Недаром в соцсетях все чаще задают вопрос — что будет с урожаем в этом году? Продовольственная безопасность России вполне может быть поставлена под угрозу в этом году, а москвичей — ожидать рост цен на продовольствие, по крайней мере, на те овощи, которые выращивают в ЦФО. Поэтому сплошная холодная и дождливая погода делала вполне правдоподобным потоп в столице.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Экология > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227061 Максим Артемьев


Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк

Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле

Владимир Сливяк

Сопредседатель некоммерческой организации «Экозащита»

Распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось, и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж?

Недавно прошедший ПМЭФ-2017 стал одной из главных тем в российских СМИ, в том числе благодаря искрометным дискуссиям с участием президента. В общем потоке новостей с форума выступление Алексея Лихачева, возглавившего «Росатом» после перехода Сергея Кириенко в администрацию президента в прошлом году, стало не слишком заметным событием. Тем не менее оно заслуживает особого внимания. Заявления руководителя атомной промышленности, прозвучавшие в Санкт-Петербурге, свидетельствуют о принципиально новом подходе к продвижению российских атомных станций на международном уровне. Теперь российские АЭС рекламируются как необходимые для спасения климата на планете.

Никогда прежде Росатом не ставил изменение климата во главу своей рекламной стратегии. Этим он значительно отличался от западных коллег, которые начали эксплуатировать тему «атом — лучший друг климата» почти два десятка лет назад. У этого подхода были серьезные причины, прежде всего экономические. Атомная энергетика на Западе к тому моменту уже длительное время находилась в стагнации, строительство реакторов почти повсеместно остановилось из-за дороговизны и нерешенной проблемы ядерных отходов. Изменение климата казалось спасительным кругом, ведь сами по себе атомные станции почти не выбрасывают парниковых газов. Очень быстро, впрочем, обнаружилось, что это лишь половина правды.

Берлинский Oko-Institute подсчитал, что при учете полного топливного цикла (от добычи урана до хранения и переработки радиоактивных отходов) объем выбросов в атомной энергетике близок к современной газовой энергетике. Обусловлено это в первую очередь крайне энергозатратным процессом обогащения урана. Активные попытки решить экономические проблемы атомной индустрии за счет климатического финансирования стимулировали новые исследования, которые, в свою очередь, привели к интересному выводу — использование атомной энергетики крайне неэффективно для снижения выбросов парниковых газов в глобальном масштабе.

Основным ограничением является то, что ядерная энергия используется почти исключительно для производства электричества, на долю которого приходится менее 25% глобальных (антропогенных) выбросов парниковых газов. Увеличение производства атомной энергии вдвое могло бы сократить объем выбросов парниковых газов примерно на 6%, при условии, что ядерные мощности заменят собой угольные. И вообще не отразилось бы на выбросах, если ядерные мощности заменяют возобновляемую энергетику и меры по энергоэффективности. Для такого относительно небольшого сокращения потребуется около полутысячи новых реакторов в дополнение к существующим, а также новые реакторы на замену закрывающимся: по данным МАГАТЭ, к 2040 году почти 200 реакторов будут остановлены.

Стоимость большого современного реактора сегодня колеблется в диапазоне от $5 млрд до 15 млрд в зависимости от типа и производителя. Очевидно, что это просто нереально дорого, а проблему при этом не решает. По данным IPCC, чтобы избежать наиболее катастрофичных последствий изменения климата, нужно снизить выбросы как минимум на 50% к середине столетия. Таким образом, речь не о том, чтобы строить реакторы когда-нибудь, а в строго определенном временном отрезке. Атомные станции строятся медленнее, чем любые другие, — в среднем это 7-10 лет, а некоторые реакторы, как российский БН-800, находились в стадии строительства около 30 лет.

Наиболее серьезную попытку получить доступ к международному климатическому финансированию западная атомная промышленность предприняла на климатических переговорах ООН в Гааге в 2000 году. Успеха, впрочем, это не принесло. С тех пор атомщики сосредоточились на лоббировании национальных правительств. Как видно, также без особого успеха — ни одна страна в мире до сих пор не приняла решения сделать ставку на атомную энергетику в борьбе с изменением климата.

В 2017-м выпавший из слабеющих рук западных коллег атомно-климатический флаг решил поднять Росатом. По всей видимости, дело не только в том, что российские атомщики решили ответить на вызовы современности или стать более модными. Коренное изменение подхода к собственной рекламе на международном уровне указывает на то, что старая концепция продажи реакторов больше не работает. Росатом нередко утверждает, что в его так называемом портфеле заказов десятки контрактов на новые АЭС по всему миру общей стоимостью свыше $100 млрд. Но почему-то реальное строительство реакторов происходит лишь в трех-четырех странах, а ряд договоров, подписанных много лет назад так и остаются на бумаге.

За последние полгода от проекта российской АЭС отказался Вьетнам, а в ЮАР суд постановил, что договор о развитии атомной энергетики с Россией не соответствует Конституции. Внутри России заявлялось намного больше новых атомных энергоблоков, чем строится. Очевидно, распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж? Теперь пусть кто-нибудь попробует отказаться от наших АЭС — сразу станет врагом климата, как Дональд Трамп.

Несмотря на климатический каминг-аут, Росатом вряд ли сможет продавать больше реакторов. Даже на выполнение тех договоров, которые считаются делом решенным, потребуется немало времени. Впрочем, маловероятно, что весь этот «портфель заказов» хоть когда-то будет реализован. Если за новой стратегией продвижения что-то вообще стоит, то это надежда на доступ к международному финансированию на борьбу с изменением климата. Соответствующие фонды формируются по линии ООН и отчасти связаны с Парижским соглашением.

Другим словами, Росатом попробует то, что его западные коллеги пытались сделать еще в 2000-м. За средствами необязательно обращаться самой госкорпорации, этим могут заняться развивающиеся страны, требующие денег и технологий для преодоления последствий изменения климата. И может, даже больше не будет нужды финансировать строительство АЭС из российского бюджета в долг, как в большинстве случаев происходило до сих пор, хотя какие-то деньги вкладывать надо будет все равно. Возможности российского бюджета истощены кризисом, возможно, в этом кроется настоящая причина активизации Росатома как «друга климата». И не важно, что атомная энергетика слишком дорога и неэффективна для заявленных целей, просто надо как-то выживать.

Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter