Всего новостей: 2629856, выбрано 1863 за 0.119 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия. ЮФО > Образование, наука. Армия, полиция. Медицина > newizv.ru, 18 октября 2018 > № 2763459 Виктор Гульдан

Виктор Гульдан - о керченской бойне: "Очень странное преступление"

Следственный комитет России назначил посмертную психолого-психиатрическую экспертизу студенту Владиславу Рослякову, устроившему взрыв и стрельбу в политехническом колледже в Керчи.

Что могло повлиять на поведение керченского убийцы и самоубийцы в одном лице? «Новые Известия» обратились за комментарием к руководителю психологической лаборатории Московского Областного Центра Социальной и судебной психиатрии, доктору психологических наук, академику Виктору Гульдану.

- Виктор Викторович, сейчас выдвигают различные версии мотивов , которые могли подтолкнуть на столь жестокое и страшное преступление «керченского стрелка». Например, депутат Госдумы Алексей Пушков заявил, что «инцидент в керченском колледже, где учащийся совершил массовое убийство, навеян «иностранным кино».

- На мой взгляд, телевидение и кино тут не при чем. Сейчас появилась версия о том, что предполагаемый мотив преступления – конфликт с преподавателем колледжа. Если у молодого человека накопился негатив, если он был склонен к идее мести, он мог прийти к этому преступлению и без какого-то внешнего воздействия. Но для меня это в любом случае нетипичная ситуация. В моей практике были случаи, когда подростки проносили в школу оружие, стреляли, но они действовали спонтанно. А это преступление готовилось долго и тщательно. В таком возрасте юноши действуют иначе, часто - под воздействием эмоций. Росляков, как мы знаем, как минимум за месяц до этого приобрел оружие, изготовил взрывное устройство. По предварительным данным, он нашел инструкцию в Интернете… Настораживает еще один факт: сейчас в морге не могут опознать тела большинства убитых им людей. Это значит, что огнестрельных ранений было не так много, в основном люди погибали от взрывных устройств. Сколько было таких взрывных устройств? И мог ли этот молодой человек изготовить их в одиночку? Просто перестрелять 20 человек студент явно не мог, тут что-то другое.

И еще одна нестыковка. По версии следствия, он выстрелил себе в голову снарядом 12-го калибра. От такого выстрела его голова должна была разлететься вдребезги, пробить потолок… Однако, его голова при осмотре места происшествия была на месте. Нельзя исключать, что после бойни, которую он устроил, студента кто-то устранил.

- Глава Крыма Сергей Аксенов уже сообщил, что следствие устанавливает возможных сообщников Владислава Рослякова, напавшего в среду на политехнический колледж в Керчи. Аксенов тоже придерживается мнения, что студент не мог действовать в одиночку. Во всяком случае, подготовительные мероприятия он один осуществить не мог.

- Спецслужбам предстоит выяснить эти детали. Вообще, в этом преступлении много странного. Например, месяц назад Росляков приобрел оружие. Перед этим он должен был получить справку у психиатра. Как он ее получил? Если человек готовит преступление, одержим идеей мести, в беседе с психиатром он должен был проявить такие качества, как напряженность, малодоступность. Почему на это никто не обратил внимания?

- Получение справок у нас давно превратилось в формальное мероприятие. Человек платит деньги и получает справку хоть от дерматолога, хоть от психиатра, хоть от нарколога. Хоть для преподавания в школе, хоть для покупки оружия…

- К сожалению, бывает и так. Но в любом случае следствие должно опросить этого психиатра , благодаря которому Росляков приобрел оружие и разобраться с ним самым серьезным образом. Если выяснится, что справка была выдана формально или за деньги, то этот психиатр превращается в соучастника преступления.

- Какие внешние обстоятельства, по-Вашему, могли подтолкнуть студента колледжа к совершению такого страшного преступления?

- Все в совокупности. Социальный лифт не работает, вся психологическая обстановка в городе, да и в стране в целом – депрессивная, предрасполагает к мрачным мыслям. Наверняка был страх перед будущим, а тут еще конфликт в колледже с преподавателем… Я не исключаю, что молодой человек, устроивший бойню в керченском колледже, был болен. Не исключаю, что у него могла быть психопатия, либо бредовое расстройство. И тут возникает вопрос к колледжу, к врачам, к родителям: как подобное состояние молодого человека не заметили?.

- Россия перешла на инклюзивное образование, у нас фактически упразднены коррекционные школы и классы, считается, что мы - « общество равных возможностей». Порой это приводит к тому, что в одном классе, в одной аудитории оказываются психически больные и нормальные подростки. Как вы к этому относитесь?

- Если мы перешли к такой форме образования, то в каждом классе каждого учебного заведения должен быть штатный психолог. Не совместитель, который пол-дня классный руководитель, пол-дня ведет кружок, а в оставшееся время работает психологом. Это должен быть полноценный психолог на отдельной ставке, который должен тщательно отслеживать состояние каждого ребенка, каждого подростка от первого до десятого класса.

Россия. ЮФО > Образование, наука. Армия, полиция. Медицина > newizv.ru, 18 октября 2018 > № 2763459 Виктор Гульдан


Китай > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 октября 2018 > № 2761482 Шохрат Закир

Интервью главы правительства Синьцзяна о борьбе с терроризмом, профессионально-техническом образовании и подготовке в Синьцзяне

Корреспонденты информационного агентства Синьхуа на днях взяли интервью у председателя правительства Синьцзян-Уйгурского автономного района /СУАР/ Шохрата Закира относительно ситуации в борьбе с терроризмом и программы профессионально-технического образования и подготовки в СУАР. Ниже следует полный текст интервью:

Вопрос: Под влиянием международного терроризма и религиозного экстремизма в некоторых районах Синьцзяна одно время наблюдался рост числа насильственных террористических актов. Не могли бы Вы ознакомить нас с нынешней ситуацией в этом плане?

Ответ: С 1990-х годов "три силы зла" /терроризм, экстремизм и сепаратизм/ в Китае и за рубежом спланировали, организовали и совершили тысячи насильственных террористических актов, включая взрывы, убийства, отравления, поджоги, нападения, провокацию хаоса и беспорядков, что повлекло за собой гибель большого числа невинных граждан и нескольких сотен полицейских, а также причинило неизмеримый имущественный ущерб. Страшные преступления террористов не только серьезно подорвали стабильный и мирный порядок и атмосферу солидарности и прогресса в Синьцзяне, но и попрали основные права человека представителей всех национальностей региона, включая их права на жизнь, здоровье, имущество и развитие. Представители всех национальностей Синьцзяна испытывали гнев и общую ненависть к террористическим преступлениям.

Ребенок одного из погибших при исполнении служебных обязанностей полицейских уйгурской национальности написал мне эмоциональное письмо, в котором говорится: "Мой отец пожертвовал своей жизнью на антитеррористическом фронте. Его справедливая личность будет всегда вдохновлять меня. Я надеюсь, что партия и правительство смогут решительно искоренить терроризм, чтобы дети не росли без своих отцов".

Перед лицом сложной и суровой ситуации в борьбе с терроризмом и насущного требования народных масс победить терроризм китайское правительство приняло решительные меры для серьезного предотвращения терроризма и нанесения удара по таким преступлениям в соответствии с законом. В последние несколько лет под твердым руководством Центрального комитета Компартии Китая /ЦК КПК/, ядром которого является товарищ Си Цзиньпин, Синьцзян всесторонне претворял в жизнь политические установки ЦК КПК по управлению Синьцзяном, непоколебимо работал над осуществлением генеральной цели обеспечения социальной стабильности и долгосрочной безопасности, добился важных достижений в борьбе против терроризма и сохранении стабильности. В настоящее время общая обстановка в Синьцзяне стабильна, контролируема и демонстрирует тенденцию к улучшению. Уже 21 месяц подряд в Синьцзяне не было зафиксировано ни одного насильственного террористического акта, при этом преступность, в том числе представляющая угрозу общественной безопасности, значительно снизилась. Заметно улучшилась ситуация с общественной безопасностью по мере эффективного сдерживания распространения религиозного экстремизма. Представители различных национальностей стали чувствовать себя в большей безопасности. Таким образом мы заложили благоприятную основу для полного решения глубоко укоренившихся проблем, оказывающих влияние на долгосрочную стабильность.

В настоящее время в Синьцзяне наблюдается стабильное и здоровое развитие экономики, постоянно повышается благосостояние населения, начали проявляться результаты эффективных антитеррористических усилий. В 2017 году валовой продукт Синьцзяна вырос на 7,6 проц., реально располагаемые доходы на душу населения в городах и деревнях повысились на 8,1 проц. и 8,5 проц. соответственно, число посетивших Синьцзян китайских и иностранных туристов превысило 100 млн человек, увеличившись на 32,4 проц. в годовом выражении. За первые девять месяцев 2018 года Синьцзян посетили 132 млн китайских и иностранных туристов с ростом на 40 проц. в годовом исчислении. Многие люди, посетившие Синьцзян, восхищаются в соцсетях достигнутым в Синьцзяне прогрессом: сегодняшний Синьцзян не только красивый, но также безопасный и стабильный. В любом месте, в любое время дня и ночи люди больше не боятся выходить из дома, ходить по магазинам, посещать рестораны и путешествовать.

Вопрос: Сообщается, что Синьцзян запустил программу профессионально-технического образования и подготовки в рамках активизации усилий по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Из каких соображений пошли на этот шаг?

Ответ: Терроризм и экстремизм, нацеленные против человеческой цивилизации, - общий враг международного сообщества. Противодействие терроризму и искоренение экстремизма являются глобальным вопросом, а также головной болью общемирового масштаба. На протяжении многих лет множество стран в мире пытаются противодействовать терроризму и искоренить экстремизм, исходя из своих реалий, и добились определенных успехов в этой сфере. В то же время международное сообщество пришло к пониманию того, что терроризм и экстремизм искоренить крайне трудно, они легко возрождаются. Учитывая антитеррористический опыт международного сообщества, Китай, активно откликнувшись на резолюцию ГА ООН "Глобальная контртеррористическая стратегия", направил силы на "устранение условий, способствующих распространению терроризма, предотвращение терроризма и борьбу с ним". При этом Китай, основываясь на реалиях страны, объединил борьбу и предотвращение терроризма с акцентом на последнем. Идут активные поиски и практическое применение способов профилактики терроризма и экстремизма.

Исходя из своих реалий, Синьцзян придает равное значение борьбе и предотвращению терроризма, обеспечивая при этом сочетание противодействия насильственно-террористической преступности с защитой прав человека. С одной стороны, делается упор на нанесении в соответствии с законом решительного удара по тем тяжким насильственно-терриростическим преступлениям, которые совершаются в небольшом количестве, и гарантии максимальной защиты фундаментальных прав человека граждан от терроризма и экстремизма, с другой - уделяется внимание устранению первопричин возникновения терроризма, делается так, чтобы через помощь и воспитание сплотить, воспитать и спасти подавляющее большинство тех, кто совершил незначительные противозаконные действия, чтобы они не стали очередными жертвами терроризма и экстремизма.

Сегодня, несмотря на значительный прогресс, уже достигнутый Синьцзяном, противодействие терроризму и искоренение экстремизма остаются долгосрочной, сложной и острой задачей и требуют высокого уровня бдительности. Особенно сильно под угрозой терроризма и влиянием религиозного экстремизма в прошлом находились четыре округа в Южном Синьцзяне. Часть местных жителей плохо владеют общеупотребительным языком страны, у них ограниченное правовое сознание и слабое знание законов. Нередко они сталкиваются с трудностями в поиске работы из-за ограниченности своих профессиональных навыков. Это привело к тому, что материальная основа для жизни и трудовой деятельности людей там остается слабой, что делает их уязвимыми к провокациям и принуждению со стороны терроризма и экстремизма. Южному Синьцзяну предстоит пройти еще долгий путь в ликвидации последствий терроризма и религиозного экстремизма.

Учитывая указанную ситуацию, Синьцзян запустил в соответствии с законом программу профессионально-технического образования и подготовки. Ее цель заключается в том, чтобы лишить терроризм и религиозный экстремизм среды и почвы, которая их питает, и остановить насильственно-террористические преступления еще до их совершения. 

Вопрос: Не могли бы Вы подробнее рассказать о правовых основах и порядке реализации программы профессионально-технического образования и подготовки?

Ответ: В последние годы китайское правительство ускорило законодательскую деятельность в области борьбы с терроризмом с целью строгого предупреждения насильственных террористических преступлений и борьбы с ними в соответствии с законом.

Всекитайское собрание народных представителей /ВСНП/ в 2015 году приняло Закон о борьбе с терроризмом и внесло поправки к Уголовному кодексу. Верховная народная прокуратура КНР совместно с Верховным народным судом, Министерством общественной безопасности и Министерством юстиции в 2018 году обнародовала Соображения о применении законодательства при рассмотрении дел, связанных с терроризмом и экстремизмом. Наряду с Уголовно-процессуальным кодексом КНР эти законы и положения сформировали относительно прочную правовую основу для борьбы с терроризмом в стране. Строго соблюдая Конституцию КНР, Закон о национальной районной автономии и Закон о законодательной деятельности и учитывая местные условия, Синьцзян принял местные законодательные акты, включая Порядок исполнения Закона КНР о борьбе с терроризмом и Положения о деэкстремизации.

На практике, действуя в соответствии с Уголовным кодексом, Уголовно-процессуальным кодексом, Законом о борьбе с терроризмом и другими соответствующими законами и нормативными актами, Синьцзян придерживается принципа сочетания справедливости и сострадания и, главным образом, применяет метод пробуждения совести и спасения по отношению к тем, кто стал объектом подстрекательства, принуждения или завлечения в террористическую или экстремистскую деятельность, и к тем, кто совершил мелкие правонарушения, участвуя в такой деятельности. Что касается большинства людей, которые оказались под влиянием терроризма и экстремизма и подозреваются в совершении незначительных уголовных преступлений, Синьцзян предоставил им бесплатную профессионально-техническую подготовку в учебных заведениях. Это позволило им повысить уровень владения общепринятым в стране языком, получить правовые знания и профессиональные навыки. Таким образом, Синьцзян сможет более эффективно противостоять проникновению терроризма и экстремизма. 

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать о главном содержании программы профессиональной подготовки?

Ответ: В настоящее время в Синьцзяне сформирована модель подготовки, платформой которой являются учреждения профессионально-технического образования, основным содержанием - изучение общеупотребительного языка страны, получение правовых знаний, профессиональных навыков и проведение работы по деэкстремизации, а ключевым направлением - трудоустройство обучающихся. При учреждениях профессионально-технического образования созданы отделы обучения, управления, медицинского обслуживания, снабжения и безопасности, в соответствии с количеством учащихся они укомплектованы преподавателями, политическими воспитателями, медицинскими работниками, а также работниками сфер общественного питания, управления материальными ресурсами и безопасности.

В процессе подготовки учащиеся изучают общеупотребительный язык страны, получают правовые знания и овладевают профессиональными навыками. Во-первых, изучение общеупотребительного языка страны рассматривается в качестве основы повышения способностей учащихся к общению, получению ими современных научных знаний и повышения знаний об истории, культуре и реалиях Китая. Обучение проводится по стандартным планам, учебникам, материалам и системам. При этом учащихся обучают в соответствии с уровнем их грамотности в целях скорейшего повышения их способности к использованию общеупотребительного языка страны. Во-вторых, получение правовых знаний рассматривается в качестве ключевого звена для повышения государственного, гражданского и правового сознания учащихся. Специалисты в области права приглашены для чтения лекций по Конституции, уголовному праву, гражданскому праву и другим правовым аспектам, а судьи, прокуроры и адвокаты - для чтения лекций по Уголовному кодексу, Закону о наказаниях за нарушение общественного порядка, Закону о борьбе с терроризмом, Закону о браке, Закону об образовании и Положениям Синьцзян-Уйгурского автономного района по деэкстремизации. В-третьих, получение профессиональных навыков рассматривается в качестве важной меры по трудоустройству обучающихся. С учетом потребностей местного социума и рынка труда были открыты курсы по производству одежды и обуви, переработке продуктов питания, сборке электронных изделий, машинописи и печати, уходу за внешностью и электронной коммерции. Учащиеся, у которых есть желание и способности, проходят многопрофильное обучение, чтобы приобрести от одного до двух профессиональных навыков по завершении подготовки. Предприятия по изготовлению одежды, сборке мобильных телефонов и местному общепиту предоставляют учащимся возможность пройти практику.

В повседневной жизни учреждения профессионально-технического образования строго реализуют дух законов и правил, включая Конституцию и правила, касающиеся религиозных дел, уважают и защищают обычаи и привычки учащихся разных национальностей и конфессий, на основе бесплатного образования стараются максимально обеспечить и удовлетворить потребности учащихся в учебе, жизни и развлечениях. В столовых предоставляется полноценное бесплатное питание, все общежития оснащены радио, телевизорами, кондиционерами, ванными комнатами и душевыми. Были построены также крытые и открытые спортивные площадки для баскетбола, волейбола и настольного тенниса, читальные залы, компьютерные лаборатории, кинозалы, площадки для выступлений, такие как небольшие актовые залы и открытые сцены. Организуются различные мероприятия, такие как конкурсы ораторского искусства, соревнования по литературному творчеству, танцевальные и песенные конкурсы, спортивные состязания и др. Многие учащиеся заявили, что раньше они находились под влиянием экстремистских идей и никогда не участвовали в подобных художественных и спортивных мероприятиях. Теперь они осознали, что жизнь может быть очень яркой.

Более того, учреждения профессионально-технического образования уделяют большое внимание психическому здоровью учащихся и помогают им решать проблемы в жизни. Они не только предоставляют профессиональные психологические консультации, но и должным образом реагируют на жалобы со стороны учащихся и их семей. Все это показывает, что работа таких учреждений ориентирована на людей. 

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о прогрессе, достигнутом в сфере профессионально-технического образования и подготовки.

Ответ: Благодаря профессионально-техническому образованию и подготовке большинство обучающихся смогли осознать свои ошибки и четко увидеть сущность и вред терроризма и религиозного экстремизма. У них в значительной степени укрепилось национальное сознание, гражданское сознание, понимание верховенства права и чувство общности китайской нации. Они также научились лучше отличать правильное от неправильного и сопротивляться проникновению экстремистских идей. Они стали проявлять большую активность в плане избавления от бедности и стремления к материальному благополучию. Обычным явлением среди них стало желание и стремление жить современной жизнью. Они уверены в будущем. "Я не понимал общепринятый в стране язык, не знал законов. Я даже не знал, что совершал ошибки. Но правительство не оставило меня. Оно протянуло мне руку помощи, предоставив бесплатную еду, жилье и образование. Теперь я добился значительного прогресса во многих аспектах. Я буду дорожить этой возможностью и стану полезным для государства и общества человеком", - сказал один из обучающихся.

В целом, были достигнуты следующие успехи. Во-первых, обучающиеся добились прогресса в овладении общепринятым в стране языком. В прошлом многие из них испытывали сложности с пониманием языка на слух, общением на нем и чтением. Сейчас они способны в основном понимать и использовать язык в общении, что сделало доступным для них больше источников получения современных знаний и информации. Многие обучающиеся сообщили, что они находились под влиянием религиозного экстремизма и не понимали важности билингвального обучения. Они раньше думали, что только общение на их национальном языке поможет им сохранить свою национальную культуру, и поэтому отказывались изучать общепринятый язык. Теперь они осознали, что им следует не только хорошо выучить общепринятый китайский язык, но что также нужно изучать и иностранные языки, чтобы не отставать от современных тенденций.

Во-вторых, обучающиеся укрепили свое правовое сознание. Находясь под влиянием или давлением религиозного экстремизма, многие обучающиеся действовали на основании "религиозной дисциплины" или "семейной дисциплины", которую искажали или выдумывали экстремисты. Многие обучающиеся осознали, что в первую очередь они - граждане страны, и что их поведение как защищается, так и регулируется законом. Они смогли на самом деле понять, что является законным, а что нет. Они также теперь знают, как обращаться к закону за помощью. "Я разведена, воспитывать сына и дочь мне помогают родители, при этом мы живем в бедности. Я не знала, что по закону мой бывший муж тоже обязан обеспечивать детей", - сказала одна из обучающихся, которая теперь знает, как использовать закон, чтобы взыскать с бывшего мужа алименты.

В-третьих, профессиональные навыки обучающихся улучшились. Раньше у многих из них не было никаких профессиональных навыков. Даже если они хотели найти работу, им было это сложно сделать. Получив профессиональные навыки и знания, пройдя практику, обучающиеся овладели базовыми практическими навыками. Для них постепенно стало реальным увеличение доходов, избавление от бедности и достижение материального благополучия. "Практикуя профессиональные навыки, сейчас я могу зарабатывать 1500 юаней в месяц. Мои доходы выросли значительно, я стало главной опорой для моей семьи. Я теперь могу расправить плечи и получать похвалу от старших. Жена стала более заботливой, мои дети гордятся мной. Я завоевал уважение и обрел уверенность", - заявил один из обучающихся.

Благодаря профессионально-техническому образованию и подготовке социальная среда в Синьцзяне заметно изменилась, формируется здоровая атмосфера, ошибочной практики становится меньше. Все больше людей стремятся овладеть современными научными и технологическими знаниями и нормами поведения; сопротивление распространению религиозного экстремизма становится осознанным; коммуникация, обмены и интеграция между различными этническими группами становятся теснее; общественная поддержка в борьбе с терроризмом, поддержании стабильности и деэкстремизации становится сильнее; представители разных национальностей полны надежд на лучшее будущее.

Вопрос: После Вашего рассказа у нас появилось ясное и исчерпывающее понимание работы в сфере профессионально-технического образования и подготовки. Не могли бы Вы ознакомить нас с планами на будущее в этой области?

Ответ: Факты подтвердили, что профессионально-техническое образование и подготовка отвечают реалиям нынешних усилий по борьбе с терроризмом, поддержанию стабильности и искоренению экстремизма в Синьцзяне. Это эффективная мера Синьцзяна по устранению среды и почвы для терроризма и экстремизма и предотвращению насильственных террористических преступлений. С момента запуска этой работы она получила широкое признание и искреннюю поддержку от представителей всех этнических групп, проживающих в Синьцзяне. Она сыграла важную роль в достижении социальной стабильности, поддержании мира и безопасности в Синьцзяне и послужила для международного сообщества примером позитивного опыта и конструктивного метода борьбы с терроризмом и искоренения экстремизма.

Как отмечают учреждения профессионально-технического образования и подготовки, некоторые обучающиеся приблизились к выполнению или уже выполнили оговоренные в соглашении критерии для завершения обучения. Они проходят завершающие подготовку испытания согласно установленному порядку. Ожидается, что они успешно завершат обучение к концу нынешнего года. Сейчас мы занимаемся вопросом их трудоустройства. Одновременно с этим Синьцзян будет реализовывать программы по привлечению инвестиций, отвечающих полученным обучающимися профессиональным навыкам. Благодаря привлечению бизнеса в Синьцзян, мы сможем создать больше рабочих мест и искоренить бедность. Мы будем стремиться обеспечить бесшовное соединение между обучением в школах и социальным трудоустройством, чтобы после прохождения подготовки обучающиеся смогли найти работу и жить в достатке.

Кроме того, Синьцзян продолжит проводить в жизнь стратегию и политику, установленные для региона Центральным комитетом Компартии Китая, ядром которого является товарищ Си Цзиньпин, придерживаться концепции развития, ориентированной на человека, должным образом регулировать отношения между стабильностью и развитием и концентрироваться на выполнении трех важных задач: строительстве ключевой зоны Экономического пояса Шелкового пути, реализации стратегии оживления деревни и развитии туристической отрасли. Четыре округа на юге Синьцзяна станут главным полем битвы с бедностью, меры будут направлены на то, чтобы к 2020 году все сельские жители, проживающие за чертой бедности, смогли преодолеть этот барьер. Также Синьцзян будет работать над тем, чтобы представители всех национальностей испытывали более сильное удовлетворение, счастье и чувство безопасности, и чтобы результаты развития приносили пользу представителям всех национальностей в равной степени. 

Китай > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 октября 2018 > № 2761482 Шохрат Закир

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 17 октября 2018 > № 2760735 Геннадий Сизов

Волшебные крылья дипломатии

Наш собеседник – Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ, писатель Геннадий Сизов

(Окончание. 10 октября 2018г.)

– В первой части беседы мы говорили о неком сходстве профессий разведчиков и дипломатов. Ведь дипломатические усилия часто тоже невидимы. У вас есть медаль «За отвагу» – боевая награда! Насколько знаю, удостоены за работу в Таджикистане, когда страна стояла на грани катастрофы. Во многом благодаря вашим усилиям удалось изменить ситуацию. Не раз жизнь висела на волоске. Дипломат готов к любому повороту событий?

– Абсолютно.

В Таджикистане была очень тяжёлая ситуация. Жестокости неимоверные с обеих сторон, участвовавших в гражданской войне. Случалось такое, что для печати не расскажешь.

Россия тогда была представлена там 201-й дивизией, воинам которой, кстати, платили по 10–13 тысяч рублей. Командовал генерал Набздоров. Всего вдоль границы наших стояло около 20–22 тысяч человек. Это мизер. Были коллективные миротворческие силы, костяк которых также составляли наши. Была группа разведки и контрразведки. Работало и наше посольство, которое в итоге стало главным штабом – координатором действий. До этого долго работали кто в лес, кто по дрова.

Наш посол плохо себя чувствовал, часто уезжал в Москву, а я только получил назначение, вернувшись из Латинской Америки. Был принят и Ельциным – он дал общие установки. Приехал, вижу: идёт гражданская война, а в управлении – разношерстица. Постепенно узловые вопросы стали стекаться ко мне. Сложились отношения с президентом Эмомали Рахмоновым. Примерно за семь месяцев удалось объединить усилия в один кулак, что потом сработало.

Но пока ещё – ужас, бедность, бандитизм. Оппозиция занимала большую часть горной местности. Правительство контролировало Душанбе, Куляб, Курган-Тюбе. Вроде так и надо: воюют и воюют. Например, была деревушка в горах Тавиль Дара, кто её знает? А это был, можно сказать, таджикский Сталинград. То правительство возьмёт её, то оппозиция – потери огромные.

И мы несли потери, особенно на границе – 30–50 человек в год. Офицеров не раз убивали в подъездах, был убит тележурналист с ОРТ Никулин, которого я неплохо узнал. Специальных городков нет – ещё недавно все мы были одна общая страна. Это американцы за рубежом держат своих военных в городках, иногда даже запрещают выходить за их пределы. Пребывавшим в Таджикистане американцам всё привозили из США, включая соки, жвачку. И жили они обособленно, за мощным забором. А у нас как-то насмерть отравилась женщина – ей просто подсунули в магазине напротив дома отравленное шампанское.

К войне добавлялся наркотрафик – курьеры постоянно просачивались через границу, иногда с боями. Однажды конфисковали полторы тонны чистого героина – целая гора. Я ездил на его сожжение.

Словом, всё почти беспросветно.

– А что таджикские власти?

– Президент Рахмонов имел тогда свою гвардию, под его началом находилось и министерство обороны – 33–35 тысяч человек. Также были МВД – от 37 до 39 тысяч человек, министерство безопасности, но это другая сфера (они напрямую в боевых действиях не участвовали). Оппозиция была сильной, фактически везде имела подпольные центры и своих людей – даже в Душанбе. Её боевики зверствовали, что также факт.

В МВД в какой-то момент зародился замысел совершить госпереворот. Это что означает? Это означает, что ведущая силовая структура отходит от президента. Фактически солидаризируется с оппозицией. Дальше – резня, самые здоровые сыны страны сойдутся в смертной схватке.

– Трагедия.

– Страна могла исчезнуть с политической карты мира. Был момент, что почти все посольства эвакуировались из столицы – ждали большой крови. Я без устали вёл переговоры с президентом Рахмоновым, другими руководителями, как и с лидерами оппозиции. Уговариваю, что-то поясняю, делая упор на картину возможного развития событий, гибели тысяч, десятков тысяч людей. Не приукрашиваю обстановку – подаю резкими красками. Много было встреч и долгих бесед с нашими генералами, о которых я раньше сказал...

Всё шло через бессонные ночи. Была радость, когда ощутил, что координация между нашими структурами стала появляться, как и готовность правильно реагировать на любое развитие событий. Стала крепнуть уверенность, что сможем избежать худшего.

– А госпереворот?

– В самый разгар противостояния главы МВД Якуба Салимова с президентом Таджикистана мне пришла в голову идея встретиться с министром. Я приехал к нему в особняк один, без сопровождающих, вошёл через кордон его охраны. Салимов много говорил о своей обиде на президента, о том, что он его не ценит, хотя он столько сделал… Я нарисовал схему возможного развития событий, ясно сказал, на чьей стороне будет Россия. Особый упор делал на том, что в результате междоусобицы к власти придёт оппозиция и покончит даже с победителем схватки. В ходе разговора пришла в голову мысль предложить ему поехать… послом Таджикистана в Турцию, а перед этим пусть его наградят орденом, поблагодарят за большую работу. Я сказал, что идея родилась прямо в ходе беседы, Рахмонов ничего не знает. Но в случае согласия я мог бы с ним немедленно переговорить. Салимов сначала не мог это взять в толк, но потом согласился.

Разговор был длинный, выпили по две бутылки водки, хотя я вообще-то непьющий. Затем, даже не чувствуя опьянения, я поехал к президенту и рассказал о встрече. Рахмонов сразу отреагировал: «Отличный вариант!» И сказал, что завтра на Госсовете вопросы будут решены (что итоге и произошло).

Потом я доехал до гостиницы «Октябрьская», где тогда располагалось посольство, и только там понял, как вымотался.

– Но ситуация-то пошла на перелом?

– Фактически – да. Вскоре в Душанбе приехал председатель нашего правительства Сергей Степашин. Прошло совещание у командующего миротворческими силами генерала Заварзина. Степашин спросил у генералов: «Хочу знать ваше мнение, как быть дальше». Все четыре генерала сказали: надо оказывать помощь Рахмонову, воевать, идти до победного конца. Я выступал последним и сказал: «Я не согласен с этой позицией, такая война может длиться десятилетиями». Представил картину, как все – и власти, и оппозиция, все местные князьки – приловчились к сложившейся ситуации «ни войны, ни мира», и каждый получает своё – кроме простого народа. Предложил: надо добиваться перемирия. Степашин хлопнул рукой по столу и сказал: «Я согласен с этим».

Мы поехали к Рахмонову. Он нас поддержал.

Процесс примирения проходил трудно. Ведь надо было развести вооружённые формирования, всё согласовать – по взводам, по ротам, решить, как поступать с вооружением. Встал вопрос и о том, что представителей оппозиции надо вводить во власть, а они претендовали примерно на треть руководящих постов. Даже на пост министра госбезопасности. Встал вопрос о собственности. Надо у кого-то забирать, кому-то отдавать. Мучительно всё решалось.

Сейчас говорю студентам: дипломат в конфликтных ситуациях всегда обязан чётко понимать не только позицию официальных властей страны, где работает, но и оппозиционных сил, пусть даже в их рядах есть, что называется, бандиты и головорезы. Такая у нас профессия.

Роль России стала решающей в Таджикистане, хотя в процессе участвовала и ооновская миссия. О тех событиях мало говорится. Но примерно год назад Союз офицеров России организовал в Общественной палате встречу наших офицеров, которые тогда там находились, всех поблагодарили. Пусть и спустя время, но героические дела вспомнили. Было приятно, что и меня пригласили на встречу.

Обязан сказать, что в разрешении острейшего конфликта мудрость проявлял президент Рахмонов, он действовал очень умно и в интересах народа.

– И перемирие пришло...

– Когда в Москве в конце июля 1997 года в «Президент-отеле» готовили документы по его подписанию, приехал Тураджонзода, лидер оппозиции, чтобы подписывать документы. А ранее были арестованы три участника подполья, один из которых оказался дальним родственником Тураджонзоды. Когда он узнал, потребовал освободить арестованных – иначе ничего не подпишет.

Процесс приостановили, стали совещаться. Первоначально появилась идея – что, мол, за прихоть, раз бандиты, нельзя их отпускать, а Тураджонзоду надо убеждать и, как говорится, «додавливать». Но я хорошо знал, что он не тот человек, кто бросает слова на ветер. Предложил: лучше арестованных освободить, чем опять рисковать перемирием, жизнями людей и судьбой страны. Получил отказ: нет и нет.

Тураджонзода, однако, стоял на своём. А вот-вот момент подписания документов. Немая сцена.

Всё-таки приняли решение арестованных освободить, и тогда Тураджонзода поставил подпись под документами. Уверен, это был обоснованный обстоятельствами, правильный компромисс.

– Тема компромисса в международных отношениях всегда актуальна. Есть его допустимые и недопустимы границы. Читатели не поймут, если не спрошу вас о роли наших дипломатов в украинской ситуации. Там тоже долго шли на всяческие компромиссы, уступки, на многое закрывали глаза. И вот итоги. Почему так?

– Этот вопрос будоражит мою душу последние двадцать пять лет. Ответа у меня нет, хотя мнение есть. Я считаю, что на сто процентов правы те, кто оценивает наши дипломатические усилия на Украине провальными, если говорить прямо. Пройдя школу Таджикистана, где ситуация была никак не менее острой, я убеждён, что очень многое в успешности дипломатической миссии зависит от руководства того или иного посольства. Убеждён, нельзя назначать в такие страны, как Украина, людей, которые скомпрометировали себя в своей стране. Назовём фамилию – Зурабов. Он не воспринимался на министерском посту, полностью заслужил критику, и назначать его послом на Украину было ошибочным ходом. В течение всей истории, если присмотреться, отношения с Украиной – и в царские, и в советские времена, и после развала СССР – были в глубине своей весьма сложными.

В МИДе знают: есть семь стран, куда назначаются самые опытные и глубоко знающие дело послы, обычно с уровня замглавы министерства. Это США, Великобритания, Германия, Франция, Китай, Италия, Япония. По-моему, в этот ряд давно надо внести все страны – ранее союзные республики СССР, Украину в первую очередь. Это ближайшие соседи, это наши границы. Россию должны представлять самые лучшие, включая и дипломатов. Дискредитировавших себя дома, за границу направлять вообще нельзя. Вот в Узбекистане сейчас работает Владимир Львович Тюргенев – опытнейший дипломат, был послом в Бразилии, возглавлял латиноамериканский департамент в МИДе – таких людей и надо выдвигать…

– В одной из книг вы говорите о важности культурных связей. Всё ли тут в норме, в частности, эффективно ли работает Россотрудничество (бывший Росзарубежцентр)?

– В этой сфере мы всегда работали активно. В советское время многие наши артисты выезжали – другое дело, было много формальностей, проверок, но культурные связи развивались. И в новые времена, скажу на основе своего опыта, тут всё живо, за исключением девяностых годов, когда было не до того. А сейчас фестивали, выставки, концерты – жизнь не замирает ни в одной стране, лишь Украина себя ограничила запретами. Обиднее, что во многие страны мы, кроме культуры, не можем ничего особого двинуть. Хотя когда против нас выдвигают чёрт знает какие бездоказательные обвинения, культура на самом деле показывает людям, какие мы и кто мы. Я всегда с уважением относился к Соединённым Штатам, величайшая страна, но нынешний идиотизм её элит меня поражает. Они унижают свою страну, когда говорят, что Россия какими-то хакерами кому-то сделала победу на выборах.

Честно скажу, если вернуться к продвижению нашей культуры, то это не то беспокойство. Я бы больше пёкся об экономическом сотрудничестве, о собственном развитии, особенно развитии и продвижении науки и её достижений. Зло берёт, когда опережают те, кто ещё не так давно у нас учился. Пока не хватает сил и средств, например, для той же Латинской Америки. А нас там ждут, настроены на сотрудничество. Притом что наши капиталовложения составляют 16–20 миллиардов, если брать в долларах, а у китайцев – все 350!

– Ещё тема, которой касались. Речь о защите наших граждан. «ЛГ» опубликовала ряд материалов, связанных с делом, как мы назвали, «забытого омоновца» Константина Никулина, отбывающего «пожизненку» в Литве, о других бывших советских военнослужащих. В связи с этим один из наших авторов призвал МИД изжить остатки «козыревщины». Есть основания?

– Нет, оснований нет. Это время давно прошло. Я уже касался работы Примакова, много сделал Иванов. Лавров – классный дипломат, специалист самого высокого уровня. Не могу не сказать, что наш президент является, по сути, величайшим дипломатом в мире – это уже признаётся всюду. Обстановка в ведомстве хорошая, я это знаю от коллег. Его усилия чётко координируются с другими ведомствами, например, с Минобороны. Омоновца Никулина жалко, но объективно – не всё в силах МИДа, он не бог. В странах Балтии есть люди неграждане – это целый комп-лекс проблем. Работа ведётся, но перебить такую политику сложно. Не посылать же войска? Ситуацию нельзя упрощать.

– Да, успехи нашей дипломатии налицо. Многого достигли на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, есть хорошие заделы и в Южной Америке. В соперничестве с США порой идём на полшага или на шаг впереди. Не обманчивое представление?

– Не обманчивое. И дело не в том, что я хочу броситься на защиту своего цеха. Наша дипломатия работает очень успешно в решении стоящих перед нею задач, особенно в сравнении с тем, как решаются многие проблемы внутри страны. Есть масса несправедливости в отношении наших обычных людей, что унижает страну. Трудности девяностых мидовцы прошли достойно в сопоставлении с другими ведомствами. Есть и у нас недостатки, но, например, о той же коррупции фактически речи нет.

– То есть МИД – «чистое» ведомство. Правильно понял?

– Да. У нас на учёте каждый рубль и доллар. Каждый! Иной раз доходит до смешного. Хотелось бы упростить. Я даже думал написать какое-то предложение на этот счёт. А потом решил, что не надо, пусть даже не думается ничего такого… сами понимаете… Вокруг МИДа нет разговоров, что где-то что-то украли, не так использовали, как бывает, когда стоимость стадиона-новостройки вырастает в разы или у полковника полиции находят миллиарды рублей в квартире…

Кстати, работа мидовцев в последние годы крайне усложнилась – часто нужна мгновенная реакция. Наши ребята отлично справляются и проводят твёрдую, понятную линию.

– Летом прошла встреча президента Путина с послами. Можно ли ждать заметных изменений в работе дипкорпуса?

– Такие встречи, кстати, при Ельцине не проводились. Сейчас это обычная практика. Я бывал на многих – всегда очень полезны. Реально сверяются часы и намечаются основные направления с учётом новых нюансов в международной жизни. Всё откровенно. В верительной грамоте, подписываемой президентом, есть, между прочим, такие слова: прошу верить такому-то послу, как мне.

Уходя с подобных встреч, понимаешь, что ты в курсе дела. Что касается изменений, крутых не будет, поскольку не нужны.

– Есть молодые люди, мечтающие о дипломатической карьере. Что можно им пожелать? Без каких качеств не стоит и помышлять о дипслужбе?

– Вначале скажу, что считаю себя счастливым человеком. Весь мой путь показывает, что дипломатия – не обязательно клановость и профессия для избранных. Я, простой парень из Алексина, дорос до чрезвычайного и полномочного посла своей страны. Выражаясь образно, многое увидел и понял на волшебных крыльях дипломатии.

Что касается качеств… Целеустремлённость, желание не-устан-но постигать профессию… Честность, порядочность. Преданность Родине, хоть и не люблю высоких слов, – это должно быть в крови. Главное, безусловно, надо стараться хорошо учиться, знать языки, работать. Когда бываю в Алексине и встречаюсь с молодёжью, говорю: старайтесь, ребята, дерзайте, не будьте по жизни сонными мухами.

Беседу вёл

Владимир Сухомлинов

Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 17 октября 2018 > № 2760735 Геннадий Сизов


Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев

Время пиджаков. Что показала избирательная кампания в Донбассе

Кирилл Кривошеев

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости, в том числе с переговоров с Киевом

Выборы в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, которые пройдут 11 ноября, Кремль представил публике как досадную необходимость. Всего два месяца назад проводить голосование не планировали, несмотря на то что формально четырехлетние полномочия донбасских властей истекли. В самих республиках отказ от выборов объясняли недостатком средств в бюджете и опасностью украинского наступления.

Однако убийство Александра Захарченко заставило всех развернуться на 180 градусов. Было принято решение, что выборы в Донбассе необходимы, чтобы заполнить «вакуум власти» и избежать дестабилизации.

Опубликованные недавно списки кандидатов в главы ДНР и ЛНР подтвердили ожидания – никакой интриги на этих выборах не будет, а их победители определятся не на ноябрьском голосовании в Донбассе, а намного раньше и в Москве. Однако ход донбасской кампании и участвующие в ней кандидаты, в том числе не попавшие в окончательный список, все равно заслуживают внимания. Они помогают разобраться, какие идеологические противоречия существуют сегодня внутри ДНР и ЛНР, а также понять, каким видят будущее самопровозглашенных республик в Москве.

Хороший и плохой полицейский

Если в ДНР убийство Александра Захарченко неизбежно создало некоторую политическую неопределенность, то в ЛНР интриги не было изначально. Судя по списку конкурентов тамошнего временного главы Леонида Пасечника, который стремительно опубликовал местный ЦИК, выборы в этой республике пройдут, как в Узбекистане. Безальтернативный лидер, «отважный защитник народа» с разгромным счетом победит председателей двух профсоюзов: работников железнодорожного транспорта и образования.

Хотя еще недавно, в 2014–2015 годах ситуация в ЛНР была намного сложнее, чем в Донецке. Дело доходило даже до сепаратизма в квадрате, когда отдельные полевые командиры (например, атаман Николай Козицын в городе Антрацит) заявляли о том, что больше не подчиняются Луганску.

Ситуацию удалось стабилизировать только после того, как в ноябре 2017 года в ЛНР произошел силовой захват власти. Тогда вместо крайне непопулярного Игоря Плотницкого главой стал незаметный, как и подобает спецслужбисту со стажем, Леонид Пасечник (бывший министр государственной безопасности ЛНР, а еще раньше – глава Стахановского межрайонного отдела СБУ). Он прочно сел в кресло главы и неплохо себя зарекомендовал – по крайней мере, серьезных инцидентов за год его правления не было.

В Донецке избирательная кампания оказалась гораздо более бурной. Непопулярность основного кандидата донецких выборов – бывшего спикера декоративного парламента Дениса Пушилина и попытки Кремля выправить его репутацию в сжатые сроки делали ситуацию в ДНР интересной и интригующей. Сбор подписей, слухи о неожиданных кандидатах, агитация и дискуссии в анонимных Telegram-каналах – все это создавало впечатление, что на выборах будет место какой-то реальной борьбе, пусть и со специально отобранными спарринг-партнерами.

Заменить убитого Александра Захарченко оказалось не так просто, потому что он был почти образцовым воплощением донбасского сепаратизма. Человек далеко не бедный, он запросто мог выехать хоть в сторону Ростова, хоть в сторону Киева еще в самом начале конфликта, как сделали десятки ему подобных. Но он остался и стал руководить отрядом с реальным риском для жизни – он часто выезжал на линию фронта и даже лично участвовал в боях.

Захарченко всегда был своим парнем – мог себе позволить говорить что думает, порой совершенно неуместные вещи. В беседах с писателем Захаром Прилепиным он предлагал сделать государственной идеологией ДНР «ксенофобию», а потом уточнял, что самый близкий ему государственный строй – это монархия. Из этой же серии откуда ни возьмись появившиеся и так же бесследно исчезнувшие разговоры о создании «Малороссии» (не путать с Новороссией) вместо «дискредитировавшей себя» Украины. И пусть эта тема от начала до конца была срежиссирована на Старой площади в Москве – Захарченко действительно был такой, и за это в Донбассе его многие искренне уважали.

Над Пушилиным, наоборот, было принято посмеиваться, а то и открыто вешать на него все провалы – примерно так же в России относятся к премьеру Дмитрию Медведеву. Что простые донбасские работяги могут думать о бывшем функционере «МММ», перенимавшем опыт у одиозного Лени Голубкова (актера Владимира Пермякова), который «обманул миллионы советских людей»? Мало того, Пушилин гордится своим прошлым и утверждает, что этот опыт позволил ему стать «эффективным менеджером».

Еще важнее то, что именно Пушилин, а не Захарченко ассоциировался в глазах донбасского общества с Минскими соглашениями, которые противоречат романтическим идеям «русской весны» 2014 года. Осуждают его даже за то, что он всегда появляется на публике в пиджаке с галстуком, не думая примерять военную форму. Хотя о войне он вспоминает регулярно – чтобы объяснить ей те или иные неудачи в управлении республикой.

Военные и гражданские

Пушилин и его московские кураторы понимали, что любой авторитетный полевой командир стал бы для человека в пиджаке слишком сильным конкурентом. Поэтому такому конкуренту не дали появиться, хотя попытки были, и неоднократные.

Командир из 2014 года Игорь Стрелков (его возвращения в Донбасс некоторые ждут до сих пор) не подходил даже по формальным основаниям – он гражданин РФ.

Неплохой кандидатурой был бы командир батальона «Восток» Александр Ходаковский. Как и глава ЛНР Леонид Пасечник, он бывший украинский силовик, начальник спецподразделения «Альфа» СБУ по Донецкой области. «Участвовать будем однозначно», – писал Ходаковский в своем Telegram-канале. А потом там же был вынужден признать поражение: по надуманной причине его попросту не пропустили в ДНР из Ростовской области в день, когда нужно было подавать документы на регистрацию. Если на секунду представить, что выборы в ДНР могут пройти честно, у Ходаковского были бы неплохие шансы. А теперь нет никаких.

В результате на выборы из военных смогли выдвинуться лишь полузабытые участники битвы за Славянск. Речь идет об Игоре Хакимзянове – первом командующем силами ДНР, и солдате Вячеславе Дьякове с позывным «Сенсей», имеющем проблемы со слухом и речью. Имидж «ополченцев первой волны», безусловно, добавлял им симпатий в глазах сторонников «русской весны», но не настолько, чтобы можно было претендовать на победу. Хакимзянов более известен, чем Дьяков, но в основном как «мученик». В мае 2014-го он был схвачен украинскими военными, и в плену (где он пробыл до сентября) его допрашивал сам депутат Верховной рады Олег Ляшко.

Тем менее даже такую конкуренцию сочли излишней. Местный ЦИК отказался регистрировать Хакимзянова и Дьякова в качестве кандидатов, заявив, что они не представили подписные листы в установленный срок.

Кто же после этого оставался в игре, чтобы возглавить условные патриотические силы «той самой Новороссии» в противовес «минскому сговору» и «тихой сдаче», которую, по мнению оппозиционеров, готовит Пушилин? Это один из первых политических лидеров «русской весны» Павел Губарев.

Как и Пушилин, до 2014 года Губарев был состоятельным предпринимателем, а с самого начала конфликта финансово поддерживал сепаратистское движение. После того как его задержали сотрудники СБУ и отвезли в Киев, его соратники помогли перебросить в Донбасс группу Игоря Стрелкова, которая и начала вооруженное противостояние.

В сентябре 2014 года и Губарев (его к тому моменту освободили из плена, обменяв на украинских военных), и Пушилин приезжали на пресс-конференцию в Ростов-на-Дону, совпавшую с подписанием первых Минских соглашений. На вопрос о них Павел Губарев ответил резко: «Единственное, что я готов подписать с Украиной, – это ее капитуляцию». Пушилин такими словами никогда не разбрасывался – и, возможно, поэтому стал более удобен Кремлю.

С зимы 2015 года Павел Губарев почти не выступал публично, но зато располагал некоторым влиянием в донбасских медиа. Он владеет телеканалом и радиостанцией «Новороссия», а также интернет-порталом DNR-Live. Судя по числу подписчиков канала «Новороссия ТВ» на Youtube (38 тысяч), этот ресурс пользуется большей популярностью, чем другие телеканалы ДНР.

Выдвинувшись на выборы, Павел Губарев продолжил гнуть «патриотическую» линию и ставить под сомнение целесообразность Минских соглашений. Однако к выборам не допустили и его, заявив, что он не собрал достаточного количества действительных подписей.

Таким образом, Пушилину будут противостоять лишь четверо малоизвестных кандидатов, каждый из которых вряд ли наберет даже несколько процентов. Это Роман Хроменков (бывший мэр Енакиева и Горловки под властью ДНР), Елена Шишкина (председатель «Народного трибунала над властями Украины»), Роман Евстифеев (руководитель музея ветеранов Афганистана) и Владимир Медведев (замминистра образования ДНР).

Все эти кандидаты настолько далеки от оппозиционно-«патриотического» движения в ДНР, что даже Игорь Стрелков призвал к «бойкоту этого ублюдочного шоу», хотя раньше говорил, что идти на участки надо – чтобы отдать голос за кого угодно, кроме Пушилина.

Кандидат-дипломат

Несмотря на столь тщательную зачистку политического поля, пиарщики Дениса Пушилина стараются создать гражданскому кандидату хоть какую-то популярность среди донбасских избирателей. Работа идет по нескольким направлениям. Во-первых, упор делают на преемственность с популярным Захарченко. «Мы продолжим дело, которому Александр Владимирович посвятил себя и за которое отдал свою жизнь», – сказал Пушилин, заявляя о своем выдвижении.

Во-вторых, больше говорят о России, которая, что бы там ни говорилось в Минских соглашениях, «в беде не оставит». Пройдясь по цеху Енакиевского металлургического завода, Пушилин заявил: «Интеграция с Россией – это главный и неизменный вектор, выбранный Донбассом еще в 2014 году». Впрочем, по некоторым социально-экономическим показателям молодая республика даже опережает Россию. Например, там вопрос повышения пенсионного возраста «не обсуждается даже в обозримой перспективе».

Наконец, главным пиар-достижением Пушилина можно назвать интервью настоящей западной газете – польской Rzeczpospolita. В самой Польше многие критиковали интервью за отсутствие острых вопросов, а донецкие Telegram-каналы и вовсе утверждали, что знают цену «заказной публикации» – 12 000 евро. Тем не менее выгодный Донецку медийный эффект публикация вызвала: Пушилин легитимизирован как «лицо, принимающее решения», а украинский посол пишет гневные письма редактору Rzeczpospolita – лишний повод заявить о расколе между Польшей и «бандеровской» Украиной.

О сколько-нибудь объективных социологических исследованиях, позволяющих оценить результаты политического пиара, в Донбассе говорить не приходится. Единственное место, где человек может свободно высказать свое мнение, – это интернет. Но даже если принять во внимание всю условность онлайн-голосования в соцсетях, на поддержку Пушилина не указывает ни одно из них. В более поздних опросах с большим отрывом лидирует Павел Губарев, а в более ранних – Игорь Стрелков. Правда, известный в Донецке журналист Сергей Белоус в своем Telegram-канале приводит другие цифры: ссылаясь на данные закрытого исследования, они заявил, что в опросах лидирует Пушилин, но с результатом всего в 32,1%, при этом 46,6% опрошенных затруднились ответить.

Неизбежная победа Дениса Пушилина на выборах главы ДНР означает, что Москва не только передает власть в республике другой группе лиц, но и пересматривает их полномочия. Разумеется, Александр Захарченко тоже не был полностью самостоятельной фигурой, но Пушилин еще более управляем и куда менее импульсивен.

То, что Москва меняет модель взаимодействия с Донецком, видно и по официальным сообщениям. Чтобы расследовать убийство Захарченко, в ДНР открыто отправились следователи ФСБ, а 10 октября Пушилин столь же открыто встретился в Москве с куратором «украинского вопроса» в Кремле Владиславом Сурковым и пригласил в его Донецк «до конца года». То есть Москва не считает нужным скрывать, что за избирательной кампанией в Донбассе стоит она и победитель уже определен.

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости. Также Денис Пушилин – не чужой человек для Киева. Он – партнер по Минской контактной группе, которого украинские представители знают лично. Но чтобы новый мандат опытного переговорщика Дениса Пушилина стал ясен до конца, должно открыться второе неизвестное в этом уравнении – кто станет президентом Украины в марте 2019 года.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев


Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов

Кавказский ветер перемен

Вокруг Нагорного Карабаха может вспыхнуть полномасштабная война, а Грузия станет еще активнее проситься в НАТО

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Наверное, нигде, кроме региона Большого Кавказа, не возникало столько проблем и конфликтов после распада СССР. Какие-то из них на время затихали, какие-то вспыхивали с новой силой до полномасштабного военного столкновения. А какие-то не только так и не нашли за эти годы своего решения, но и грозят перевернуть весь регион еще не раз с ног на голову фактически в любой момент. Вспомните, что творилось еще сравнительно недавно в Чечне и Ингушетии, в Абхазии и Южной Осетии, в Нагорном Карабахе и вокруг него. А ведь есть еще непримиримая ненависть Азербайджана и Армении, полное политическое затмение между Россией и Грузией, а также наличие двух мало кем признанных республик в регионе и одной - никем непризнанной, кроме Армении.

Также, думаю, показательно, что за все это время кто только не пытался и под "каким соусом" решать кавказские проблемы. Создавались какие-то никому не нужные и ни на что не влияющие переговорные группы, посылали десятки наблюдателей, советников и помощников разных третьесортных чиновников. Проводились даже многочисленные встречи на высшем уровне - что между президентами и премьерами самих конфликтующих сторон, что при помощи разного рода "доброжелателей". И что? Да все то же самое - регион остается крайне взрывоопасным, новая полномасштабная война там может вспыхнуть в любой момент. А каким образом из этого всекавказского тупика выбираться - неведомо никому.

К тому же в последние несколько месяцев усилились на Кавказе сразу три очень любопытные тенденции. Первая - Азербайджан стал очень даже сильно заигрывать с Россией, считая, что время освобождать Нагорный Карабах "как раз пришло". Армения же, напротив, от России теперь будет все дальше отдаляться, и, скорее всего, именно это может привести к новой войне вокруг Нагорного Карабаха. А Грузия сделает все возможное, чтобы как можно быстрее если не полностью вступить в ряды НАТО, то как минимум добиться размещения на своей территории воинских подразделений этого альянса.

Баку намерен решить проблему Карабаха. И ничто его на этом пути не остановит

Как известно, Азербайджан не просто находится с 1994 года в состоянии "временно приостановленной войны" с Арменией, но и неоднократно выражал желание вернуть себе непризнанную Нагорно-Карабахскую республику (которая поддерживается только Арменией и многочисленной армянской диаспорой по всему свету). Соответственно под это все прошедшие годы Баку закупал новейшее оружие (в том числе и у России - якобы союзника Армении), готовил свои вой-ска к возвращению силой утраченных в войне 1992-94 годов земель. А также стремился добиться полной дипломатической изоляции Еревана на международной арене именно из-за оккупации Нагорного Карабаха.

В свою очередь Армения называла Азербайджан "агрессором", обещала отразить любые атаки на Карабах, и с помощью главным образом денег, собираемых по всему миру армянской диаспорой, наладить в Карабахе нормальную, обычную жизнь для тех, кто там остался (а это - практически стопроцентно только армянское население). Также надо помнить, что Армения все это время была активным членом ОДКБ (куда Азербайджан не входит), плюс на ее территории размещены примерно пять тысяч российских военнослужащих.

Что, по расчетам официального Еревана, должно было гарантировать безопасность Армении как в случае возможного нападения со стороны Азербайджана, так и соседней Турции. То, что сама российская военная база именно в боевом отношении вряд ли будет участвовать в потенциальных сражениях между армиями Армении и Азербайджана, принималось за данное изначально. А вот Турцию эта база якобы могла бы "мирно отвадить" помогать Азербайджану в случае возникновения военного конфликта на Кавказе. И даже если учесть, что по своей мощи эта база может быть теми же турками довольно быстро уничтожена, это было бы уже объявлением войны не Армении, а России - а это совсем другие последствия и возможное развитие дальнейших событий.

Теперь же ситуация меняется в регионе довольно существенно. Прежде всего, видя весьма открытые и недвусмысленные по своей сути действия нового армянского руководства по отношению к России, в Азербайджане решили, что лучшего шанса для возвращения Нагорного Карабаха не дождаться. Президент Ильхам Алиев зачастил с визитами в Россию, Азербайджан подал заявку на статус наблюдателя в ШОС (хотя вся эта чисто канцелярская возня - просто пустая трата времени: ни сама организация эта в мире ни на что не влияет, да и статус "наблюдателя" в ней - так, лишняя должность для пары соответственных чиновников из МИДа).

К тому же ШОС находится практически под контролем Китая, и любые, даже минимальные заявления или решения этой структуры без ведома китайцев не принимаются. А до проблем Кавказа Пекину (по крайней мере, на данном этапе)- как до очень блекло мерцающей в небесах планеты на самой дальней орбите. Что касается нового "Шелкового пути", то китайцы его продолжат прокладывать и без Азербайджана с Арменией, до которых им нет никакого дела. Да и влезать в меж- армянско-азербайджанские разборки по Карабаху Пекин явно не станет.

Другой вопрос - это попытка войти в Евразийский союз, где Армения уже состоит, а Азербайджан она ни при каких условиях обещает туда не допустить. Или ОДКБ, в которой Армения вроде как играет одну из ведущих ролей (по крайней мере, чисто номинально). А вот Азербайджан по своим границам окружен именно странами, принадлежащими этой организации. И лишь с Грузией и Ираном у него относительно "нейтральные" границы. Так вот ни в одну из этих структур Баку вступать не намерен, но зато самым активнейшим образом развивает в последние месяцы отношения с Турцией. Которая уже пообещала в случае резкого обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха "принять соответствующие меры".

В этой обстановке основная ставка Азербайджаном будет делаться именно на то, что у России сегодня пусть и "сквозь зубы", но сохраняется некое подобие взаимодействия с Турцией (о сотрудничестве речи даже быть не может) по Сирии. А с другой, значительно - причем на высшем уровне - ухудшаются отношения между Россией и Арменией. И в этом случае судьба Нагорного Карабаха при расширении конфликта в регионе выглядит уже далеко не так однозначно, как это было еще в начале нынешнего года.

Армения рвется в Европу (точнее, ее руководство). Ну как ей это можно запретить?

Крайне специфически, если не сказать больше, развиваются нынче отношения России и Армении, а также контакты Еревана с Европой. После смены власти в этой кавказской республике налицо две тенденции. Одна - явное стремление армянского нового руководства, которое было приведено к своим должностям не просто "улицей", а влиятельной армянской диаспорой (особенно проживающей в США и Франции) сделать ставку на развитие полномасштабных отношений с Европой. Первую скрипку в этом процессе уготовано сыграть Франции, да к тому же нынешняя сессия международной организации Франкофонии проводится именно в Ереване.

Параллельно с этим армянское руководство делает все возможное, чтобы показать свой именно политический отход от поддержки России на любых международных плошадках. Это и отмена празднования Дня Победы 9 Мая (зачем, если в Европе его отмечают 8 мая?- говорят в Ереване). Это и готовность Армении присоединиться к антироссийским санкциям коллективного Запада по так называемому "делу Скрипаля" (это, кстати, будет за исключением Украины первый случай, когда ближайший союзник (вроде бы) России на постсоветском пространстве присоединится к санкциям против Москвы!)

Армянский руководитель Пашинян недавно буквально "выцыганил" у "доброго российского президента" самые низкие цены на закупку газа на всей постсоветской территории (они такие у России только для Белоруссии, но с ней и отношения иные). К тому же Армения выразила готовность расширять свое сотрудничество с НАТО, хотя и входит в ОДКБ, где играющая главную роль Россия для этого самого Североатлантичесокго альянса - враг номер один.

Не все так просто в этой связи и в вопросе будущего Нагорного Карабаха. Нынешний армянский руководитель выступает за то, чтобы включить его в состав Армении, а та самая Минская группа (она состоит из представителей России, ЕС и США) по-любому ни на что не влияет, проблему не решает, и вся эта "непризнанность" Нагорно-Карабахской республики может продолжаться десятилетиями. Так зачем, спрашивается, этот политический спектакль до бесконечности затягивать, если можно просто включить Нагорный Карабах в состав единой Армении?

То, что за этим последует полномасштабная военная операция со стороны Азербайджана (и не исключено - Турции), похоже, армянским начальством пока не особо принимается во внимание. Но то, что в этом случае российская военная база будет защищать армянские интересы в регионе - еще очень большой вопрос. И чем дальше первые лица в Ереване будут "приближаться к Европе", тем больше шансов на то, что они поставят на карту само существование Армении как независимого государства (с Карабахом или без такового).

Тбилиси с удовольствием бы присоединил Грузию в качестве 51-го штата США. Но Америка далеко, а Европа как-то не особо стремится на ее защиту от "российской агрессии"

Несколько особняком в кавказских делах стоит Грузия. Начнем с того, что это единственная постсоветская страна, которая разорвала дипотношения с Россией и вышла из СНГ (даже Украина при всей риторике тамошнего руководства ни на то, ни на другое пока не идет). Также показательно, что Грузия - единственная республика на Кавказе, которая официально закрепила в своем политическом курсе стремление вступить не в какую-то оторванную от реалий "единую Европу", а именно в НАТО.

Важно и то, что Грузия пытается использовать любые возможности взаимодействия с НАТО по всем каналам - от участия в рядах войск коалиции в боевых действиях в Ираке и Афганистане до перехода на натовские форматы вооружений, размещение у себя на территории отдельных объектов под натовской "крышей". И обучения своих курсантов и офицеров в натовских высших военных учебных заведениях.

Принципиально и то, что натовское руководство уже не снимает с повестки дня "грузинский вопрос о вступлении" по причине неурегулирования территориальных проблем, которые имеет Грузия (а так именуется существование независимых под российским патронажем Южной Осетии и Абхазии). То есть если полного членства в НАТО Тбилиси, скорее всего, пока не дождется, то некое "промежуточное положение" в структурах альянса она вполне может заработать.

А это, в свою очередь, даст возможность Грузии не просто более тесно интегрироваться в натовские военные структуры, но и размещать на своей территории воинские подразделения альянса. Да, это вызовет соответствующую реакцию со стороны России, но тогда ей уже придется ссориться (хотя куда уж более!) не столько с самой Грузией, сколько с самим НАТО и теми "тяжеловесами" по типу США, Германии или Франции, которые там всем заправляют.

С точки зрения чисто региональной политики, у Грузии очень хорошие отношения с Азербайджаном. Она получает оттуда нефть и газ и в отличие от Армении практически не зависит вовсе от поставок энергоносителей из России. Нормальные отношения у Тбилиси и с Казахстаном. А вот с Арменией они больше похожи на чисто соседские (хотя были времена, когда население Тбилиси почти на 60 процентов состояло из этнических армян). И в случае новой вспышки конфликта вокруг Нагорного Карабаха Грузия, скорее всего, будет на азербайджанской стороне.

Также показательно, думаю, и то, что в Грузии очень сильно за последние 10-15 лет усилились позиции Турции. В Аджарии турецкие рабочие возводят целый комплекс инфраструктурных объектов, в некогда чисто христианской республике стремительно увеличивается число ьмечетей. А граница между Батуми и турецкими КПП - одна из самых загруженных на всем Кавказе.

Немаловажен здесь и чисто энергетический аспект всей кавказской мозаики. Для Азербайджана именно Грузия- самый быстрый, надежный и удобный транзит энергетических ресурсов в Турцию и далее в Европу. Если когда-нибудь и при каких-то властях удастся перебросить центральноазиатские энергетические ресурсы под дном Каспия к берегам Азербайджана, то опять-таки именно Грузия и ее порты станут в этом деле главными перевалочными пунктами.

И без Нагорного Карабаха территорию Армении все что существующие, что планируемые на Кавказе энергетические маршруты обходят. Поэтому новому руководству Армении придется приложить огромные усилия, если страна хочет как-то к "большой энергетике Кавказа" каким-то концом прислониться. Но ценой этому может стать возвращение Азербайджану Нагорного Карабаха, чего ни один армянский руководитель - что пророссийски настроенный, что ее не переваривающий - допустить не решится. А значит, Грузия по-прежнему может оставаться главным транзитным игроком в "большую энергетику" региона, даже если в Нагорном Карабахе вновь вспыхнет большая война.

В любом случае на Большом Кавказе грядут серьезные изменения, которые неизбежно затронут и интересы стран Центральной Азии. Это не только энергетика, но и взаимодействие в различных постсоветских организациях, включая военно-политические и экономические интересы. А соответственно, и стремление как можно дальше уйти от всего постсоветского и как можно быстрее состыковаться с чем-то "едино-европейским и североатлантическим" - скорее всего, долгосрочный курс всей кавказской тройки государств. Которые еще сравнительно недавно в историческом измерении жили совсем другой жизнью и прямо противоположными нынешним планами на будущее...

Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов


Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759182 Дейв Маджумдар

National Interest (США): По мнению России, американские истребители и бомбардировщики-невидимки — это «бумажная фикция»

В связи с поставками комплексов С-300 в Сирию, где они должны сразиться с истребителями-невидимками Ф-35, не утихают споры об эффективности технологии «стелс». Автор «Нэшнл интерест» задался вопросом: если Москва считает эту технологию бесполезной, то почему Кремль вкладывает миллиарды долларов в истребитель пятого поколения ПАК ФА и в бомбардировщик-невидимку ПАК ДА?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Даже если Кремль нашел способ одержать верх над американской техникой с низким уровнем демаскирующих признаков, со стороны Москвы было бы неразумно сообщать об этом своим противникам в Вашингтоне.

Почему Кремль вкладывает миллиарды долларов (рублей) в истребитель пятого поколения ПАК ФА и в бомбардировщик-невидимку ПАК ДА, если Москва считает технологию «стелс» бесполезной?

Недавно российские СМИ в ответ на написанную мною статью раскритиковали технологию «стелс», назвав ее бессмысленной. Они заявили, что самолет F-22 «Раптор» компании «Локхид Мартин» и единый ударный истребитель F-35 станут легкой добычей для современной российской ПВО. Моя статья явно задела за живое российских экспертов ПВО. Дошло до того, что бывший начальник штаба российских сил противовоздушной обороны генерал-полковник Игорь Мальцев заявил информационному порталу «Газета.ру» (Gazeta.ru), что технология «стелс» — это «бумажная фикция».

Тем не менее, русские продолжают тратить миллиарды долларов на разработку технологии малозаметности для самолетов ПАК ФА, ПАК ДА и крылатых ракет Х-101 и Х-102. Последние очень важны для обеспечения стратегического ядерного сдерживания. Но если технология «стелс» — это не более чем «бумажная фикция», то почему Москва беспричинно бросает на ветер миллиарды?

«Малозаметности далеко до невидимости, но если данный элемент авиационной техники пятого поколения „бумажная фикция", то почему Россия строит ПАК ФА, мечтает о ПАК ДА, и то же самое можно сказать о разработке китайских опытных образцов?— сказал научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майкл Кофман (Michael Kofman), специализирующейся на российских вооруженных силах. — Вряд ли они просто решили потягаться в расходах с американской программой единого ударного истребителя».

Москва предполагает, что сможет использовать альтернативы высокочастотным РЛС, работающим в сантиметровых диапазонах (C, X и Ku), чтобы осуществлять пуски ракет по F-22 или F-35. Среди таких альтернатив командное наведение, инфракрасные, оптические системы и так далее. На самом деле, русские могли уже попытаться это сделать. Использовать командное наведение можно, поскольку оно весьма распространено. В то же время, систем ПВО дальнего действия с ИК-наведением или с оптическим наведением не существует.

Инфракрасное и оптическое наведение эффективны лишь на относительно небольших расстояниях. Это означает, что русским придется использовать низкочастотный радар, чтобы направить ракету, снабженную ИК или оптическим прибором обнаружения, в зону, где она сама сможет обнаружить цель. Это если им удастся разработать такую систему. Тем не менее, аналитики и представители военного ведомства говорят, что для противодействия подобной системе достаточно будет сменить тактику.

Как я уже писал на страницах «Нэшнл Интерест» и «Эвиэйшн Уик энд Спейс Текнолоджи» (Aviation Week & Space Technology), есть ряд западных экспертов, таких как полковник Майкл Петруха (Michael Pietrucha), которые ищут возможные способы борьбы с самолетами-невидимками при помощи РЛС, использующих УВЧ и ОВЧ. Однако, как отмечают эксперты ВВС США по технологии стелс и тактике ее применения, хотя теоретически идея Петрухи может дать результат, на практике она, скорее всего, окажется неосуществима.

«Я не могу аргументировать с конкретными фактами в руках — все это основы физики — но как мне кажется, было бы неправильно говорить, что разработка технологии „стелс" является пустой тратой денег. Могут быть созданы более современные системы, которые заполнят пробелы, но мы уже сделали стартовый рывок, — сказал мне один очень опытный эксперт по технологии малозаметности из ВВС США. — Плюс к этому, мы никогда не работаем в одиночку. РЭБ (радиоэлектронная борьба) — это другое дело, но и там идет подгонка систем. А что касается ракет с активной системой самонаведения, то пусть попробуют установить на них высокочастотную антенну».

Таким образом, даже если стелс-технология сегодня уже не столь результативна, как сразу после распада Советского Союза в начале 90-х, Москва, скорее всего, пока не располагает эффективными средствами противодействия F-22 и F-35.

Даже если Кремль нашел способ одержать верх над американской техникой с низким уровнем демаскирующих признаков, со стороны Москвы было бы неразумно сообщать об этом своим противникам в Вашингтоне. Кроме того, было бы вдвойне безответственно разбазаривать миллиарды долларов на бесперспективную затею, разрабатывая технологию, которую ты считаешь устаревшей или «бумажной фикцией» — особенно в непростые для экономики страны времена.

Таким образом, сам факт того, что Россия инвестирует в ПАК ФА и ПАК ДA, является достаточно весомым доказательством того, что технология «стелс» работает и является перспективной. В противном случае, зачем ею заниматься?

Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759182 Дейв Маджумдар


Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Хорватия — очень ценный союзник, а Сербия — наш важный партнер» (Večernji list, Хорватия)

Мы готовы принять Македонию в НАТО в качестве 30-го члена. Однако если она не реализует договоренности с Грецией, членству не бывать

Томислав Краснец (Tomislav Krasnec), Večernji list, Хорватия

Генеральный секретарь НАТО обычно не принимает журналистов, желающих взять у него интервью, в своей частной резиденции в Брюсселе. Но для корреспондента издания «Вечерни лист» Йенс Столтенберг сделал исключение.

Накануне того, как мы планировали провести интервью в штаб-квартире НАТО, новом прекрасном здании на окраине города, возникли некоторые непредвиденные обстоятельства. Двухдневная встреча министров обороны всех 29 стран-членов затянулась в связи с тем, что возникла необходимость в кризисном совещании и реакции на очередную выходку России.

В тот день голландский и британский министры обороны назвали имена четырех агентов российской военной разведки ГРУ, которые были арестованы в начале апреля в связи с попыткой совершить кибернападение на Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге. НАТО незамедлительно выразила солидарность с подобными обвинениями в адрес России, а Брюссель и Вашингтон предприняли скоординированные действия, чтобы наконец американцы выдвинули собственные обвинения в адрес сотрудников ГРУ.

У западных союзников это вызвало бурную реакцию. Все произошло в тот день, когда мы планировали провести интервью с генеральным секретарем НАТО, который из-за своих обязанностей в итоге был вынужден перенести нашу беседу на следующий день. Так мы оказались на огороженной улице на окраине великолепного брюссельского парка Буа-де-ля-Камбр.

Перед резиденцией, в которой генеральные секретари НАТО проживают еще со времен Хавьера Соланы, была выставлена охрана. Кроме того, как мы заметили, службу несли два пса, натасканные на взрывчатку. Их привезли не из-за меня (когда я проходил, они мирно лежали в своих клетках в багажнике припаркованного грузовика), а из-за словенцев. Точнее, из-за съемочной группы со словенского телевидения, которая снимала интервью после нашей беседы. Собаки были там, чтобы обнюхать камеру и оборудование. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг планировал посетить Загреб в понедельник, восьмого октября, а Любляну — во вторник, девятого. Перед этим, в выходные, он готовился нанести визит в Сербию.

Мы сели за большой стол в его резиденции в Брюсселе и побеседовали об этом визите, о вызовах, с которыми сталкивается НАТО за своими границами, а также о ее внутренних вызовах, которые не так уж незначительны, если учесть, что в Овальном кабинете в Вашингтоне впервые со времен создания Североатлантического альянса сидит президент, который не считает, что крепкие трансатлантические связи соответствуют стратегическим интересам США.

Večernji list: Что Вы ожидаете от визита в Хорватию?

Йенс Столтенберг: Я с нетерпением жду визита в Загреб, поскольку Хорватия является очень ценным союзником. Кроме того, с Хорватией меня связывают личные воспоминания, поскольку часть детства я провел в бывшей Югославии, и мы очень часто ездили к морю — в Мали Затон под Дубровником. Я испытываю к Загребу и вашему побережью особенные чувства.

Однако, разумеется, сейчас цели моего визита политические: я встречусь с президентом, премьер-министром и другими членами правительства Хорватии. Ваша страна — очень ценный союзник, поскольку вносит свой вклад в нашу общую безопасность, нашу коллективную оборону. Хорватские военнослужащие несут службу в Прибалтике в батальонах передового базирования EFP (Enhanced Forward Presence), участвуют в наших миссиях в Косово и в Афганистане. Также недавно они приняли участие в наших военных учениях «Морской страж» (Sea Guardian), а вскоре станут участниками самых масштабных учений НАТО «Единый трезубец» (Trident Junction). Хорватия вносит свой вклад по нескольким направлениям, и мы высоко ценим это. Я с нетерпением жду переговоров с руководством страны в Загребе о самых разных вызовах, с которыми мы сталкиваемся.

— Удовлетворены ли Вы тем, с какой скоростью Хорватия приближается к цели, поставленной НАТО, — увеличению оборонных расходов до двух процентов ВВП?

— Я приветствую тот факт, что Хорватия преодолела тенденцию последних лет, когда расходы на оборону только снижались, и начала увеличивать оборонный бюджет. Хорватия обязалась к 2024 году добиться поставленной цели — двух процентов ВВП на оборону.

Ясно, что НАТО идет вперед большими шагами. Вы стали частью максимальных изменений системы совместной обороны со времен падения Берлинской стены. Европейские союзники стали больше тратить на оборону. Кроме того, проводятся самые крупные военные учения со времен холодной войны.

— И все-таки складывается впечатление, что политическое единство НАТО подорвано американским президентом Дональдом Трампом, который публично задается вопросом: в чем польза НАТО? Разве для альянса не наступили трудные времена?

— Прежде всего, Вы правы, когда говорите, что НАТО переживает максимальные изменения в своей системе коллективной безопасности со времен холодной войны и что НАТО отвечает на угрожающие ее безопасности вызовы, поступающие извне. Так, Россия ведет себя все более агрессивно. Беспорядки и насилие окружают нас и на юге.

Президент Трамп рассуждает, конечно, не так, как некоторые другие политики, однако ключевую идею о том, что европейские союзники должны больше инвестировать в оборону и что мы должны более справедливо распределять нагрузку, я сам слышал и от представителей предыдущих американских администраций. Думаю, все согласятся с тем, что сегодня нагрузка внутри НАТО распределена неравномерно.

ВВП европейских союзников практически равно ВВП США, но, несмотря на это, американский оборонный бюджет почти в два раза превышает оборонный бюджет Канады и европейских союзников вместе взятых. Отсутствует баланс, и мы должны что-то с этим сделать. Хорошая новость в том, что европейские союзники и Канада начали работать в этом направлении. В прошлом году мы отметили максимальное увеличение оборонных расходов. Все союзники прекратили урезать их и все начали их увеличивать. Все больше стран-членов приближается к цели в виде двух процентов ВВП. Президент Трамп знает об этом прогрессе и подчеркивает его в своих выступлениях.

Таким образом, я убежден, что США останутся преданы Европе и гарантиям безопасности, в особенности видя, что европейские союзники и Канада прилагают усилия для увеличения оборонных бюджетов. Поступки говорят красноречивее, чем слова.

— Мы все помним, как на пресс-конференции после августовского саммита НАТО в Брюсселе Трамп очень позитивно отзывался об альянсе, но в начале и во время саммита тональность его заявлений была совсем другой. Якобы за закрытыми дверями он даже пригрозил, что выведет США из НАТО. Правда ли это? И еще. Не считаете ли Вы, что Трамп выжидает, чтобы увеличить расходы до четырех процентов ВВП, поскольку два процента, возможно, для него уже недостаточны?

— Мы откровенно побеседовали тогда о том, что на самом деле хорошо для альянса, ведь друзьям и союзникам так полезно встречаться и предметно обсуждать важные политические вопросы. А вопрос о распределении инвестиций в оборону, несомненно, таковым и является, поскольку затрагивает самую суть трансатлантических связей (я говорю о разделении общего бремени на совместную оборону). Членство в НАТО дает преимущества, но также сопряжено с расходами.

В годы после холодной войны, когда спала напряженность, снижение союзниками расходов на оборону было нормальным явлением, однако теперь напряженность растет, и в 2014 году мы приняли обязательство о двух процентах ВВП, выделяемых на оборонные расходы. Поэтому мы ожидаем от наших союзников выполнения этого обязательства. Мы очень откровенно беседовали на эту тему. Откровенные беседы не вредят и приносят пользу тогда, когда вы в состоянии прийти к выводу. И мы к нему пришли.

Мы приняли более сотни решений о том, как укрепить НАТО. Таким образом, откровенно поговорив, в итоге мы пришли к полному согласию и приняли необходимые решения. Мы также сошлись во мнении о том, что достичь цели в виде двух процентов ВВП нужно как можно скорее, а кроме того, для этого каждая страна должна поскорее представить реалистичный план.

— Значит, новой цели в виде четырех процентов от ВВП на оборону не будет?

— Мы договорились о двух, и теперь должны сосредоточиться на них.

— Перед визитом в Загреб Вы побываете в Сербии. Не так давно ее президент Александр Вучич и президент Косово Хашим Тачи высказали идею о том, что нормализации их отношений можно достичь, скорректировав границы, то есть обменявшись некоторыми территориями. Поддерживает ли НАТО эту идею?

— НАТО присутствует в Косово. Благодаря миссии «Силы для Косово» мы обеспечиваем там безопасность и в будущем сохраним наше присутствие, поскольку оно играет важную роль в сохранении стабильности и безопасности региона в целом. Мы всецело поддерживаем диалог между Белградом и Приштиной, поскольку понимаем всю важность нормализации отношений. Мы не участвуем в этих переговорах, однако НАТО, конечно, играет определенную роль благодаря своему военному присутствию.

Мы также способствовали началу диалога и продолжаем его поддерживать. Союзники высказали свое мнение насчет корректировки границ. Мы очень пристально следим за ситуацией, и если события примут новый оборот, это станет предметом нашего обсуждения. Однако на данный момент важно не предпринимать никаких действий, которые могли бы дестабилизировать ситуацию или способствовать росту напряженности.

— Когда, как Вы сказали, союзники высказывали свои мнения во время дискуссии внутри НАТО, они больше склонялись к тому, чтобы поддержать идею о корректировке границ или чтобы отвергнуть ее? Мы уже столкнулись с тем, что кое-кто выражает беспокойство, утверждая, что изменение границ между Сербией и Косово может открыть ящик Пандоры и подтолкнуть других, в частности, возможно, боснийских сербов, к тому, чтобы потребовать изменения границ Боснии и Герцеговины.

— Не мое дело рассказывать, какие мнения высказали союзники. Вы можете обо всем прочитать и самостоятельно истолковать их заявления. Я же могу сказать только то, что в случае нового поворота событий, мы в НАТО должны собраться и обсудить ситуацию. Этот регион очень важен для альянса. Мы помогли завершить войну в Боснии и Герцеговине и в Косово, а также в Бывшей Югославской Республике Македонии. Мы присутствуем в регионе, у нас есть члены из этого региона, есть кандидаты на вступление, и мы очень внимательно следим за ситуацией.

— Но гипотетически, если изменение границ произойдет, и север Косово вернется Сербии, повлияет ли это на миссию НАТО в Косово, которую придется перенести в соответствии со скорректированными границами?

— Об этом еще слишком рано говорить. Наша позиция такова: мы поддерживаем нормализацию отношений между Приштиной и Белградом, поддерживаем диалог, которому помогли начаться; мы присутствуем в Косово с миссией «Силы для Косово», и у нас также есть центр в Белграде. Не думаю, что процессу поможет, если я сейчас стану комментировать различные гипотетические сценарии.

— Какова природа отношений НАТО и Сербии сегодня? Этот визит в Белград в роли генерального секретаря НАТО будет для вас уже вторым. В 2015 году Вы побывали в Сербии впервые. Ситуация тогда была специфической, если учесть, что НАТО бомбардировала Сербию, стремясь остановить войну в Косово. Какое сотрудничество ведется сегодня?

— Причина, по которой я еду в Сербию на этот раз, заключается в масштабных учениях по оказанию помощи населению в чрезвычайных ситуациях. Эти ежегодные учения в прошлые годы мы проводили и на Украине, и в Боснии и Герцеговине, и в других странах. В них участвуют союзники по НАТО и страны-партнеры. Эти учения доказывают, что НАТО — это больше, чем военный альянс, что мы также способны противостоять природным катастрофам и помогать жертвам в подобных чрезвычайных ситуациях.

В этом году учения проводятся в Сербии, и мое присутствие там естественно. Сербия — наша партнерская страна. Как я полагаю, поддерживать с Сербией партнерские отношения важно. Мы помогаем Сербии уничтожать ее оружие и обучаем ее миротворцев, а Сербия оказывает НАТО определенную поддержку, проводя у себя учения, а также помогает нам укреплять иракские силы безопасности, повышая их уровень образования в области военной медицины.

Таким образом, мы сотрудничаем с Сербией, и это помогает снижать напряженность. Открытый диалог с Белградом очень важен. Мы осознаем, какой репутацией пользуемся в Сербии. Сам я в то время был норвежским политиком, и мы пошли на военную интервенцию в Сербии и Косово после продолжительных дипломатических усилий и попыток остановить убийство мирных граждан и серьезное нарушение прав человека. Мы сделали это при широкой международной поддержке, чтобы положить конец страданиям людей и нарушению прав человека. Это часть нашей истории, и мы не можем этого забыть, но важно смотреть в будущее и видеть потенциал укрепления сотрудничества с Сербией.

— Насколько Вас беспокоит возможное влияние России на Балканах, которое наиболее выражено именно в Сербии?

— Любые попытки вмешательства в демократические процессы неприемлемы. Важно осознавать тот факт, что Россия такие попытки предпринимала. Мы видели это в Черногории и других государствах. Важно уметь отвечать на дезинформацию и защищать киберсети. Так государства региона станут более устойчивы к попыткам вмешательства в их демократические процессы. Вместе с тем мы с уважением относимся к решению Сербии быть нейтральной страной, а также поддерживать связи и сотрудничать с Россией.

Сербия — суверенное государство, и мы с уважением относимся к ее решениям, как и к решениям тех стран, которые хотят стать членами НАТО. Альянс никогда не будет принуждать или угрожать какой бы то ни было стране, чтобы она вошла в него, однако исключительно важно, чтобы не происходило обратного, то есть чтобы страны, которые хотят войти в НАТО, не подвергались угрозам со стороны своих больших соседей из-за этого желания.

У любого государства есть суверенное право выбирать свой путь и решать, в частности, как обеспечить свою безопасность. НАТО с уважением относится к выбору тех стран, которые не хотят становиться его членами. Мы поддерживаем прекрасные отношения с такими государствами, как Финляндия, Швеция, Австрия, а также Сербия, уважая их решение быть нейтральными. Однако мы ожидаем такого же уважительного отношения к решениям таких стран, как Грузия, или властей в Скопье, которые стремятся войти в НАТО.

— Но референдум в Македонии не принес успеха. Что будет теперь?

— 90% тех, кто пришел на референдум, проголосовало «за». Конечно, явка была низкой. Но не мне интерпретировать последствия такого результата. Я не могу рассказать, как правительство и парламент в Скопье поступит в такой ситуации. Решение должны принимать граждане и политические институты этой страны.

Я только могу сказать, что мы готовы принять их в альянс в качестве 30-й страны-члена. Мы уже начали переговоры о вступлении и можем подписать протокол о членстве, как только договоренности о названии государства будут реализованы. Но если этого не произойдет, эта страна не станет членом НАТО. Альтернативы вступлению в НАТО нет. Так что единственный вариант — договориться с Грецией о названии.

Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг


Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752360 Дейв Маджумдар

National Interest (США): Новые израильские Ф-35 против российских С-300 в Сирии. Кто победит?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Даже без использования всего потенциала программного обеспечения «Блок 3Ф» (Block 3F) у израильских самолетов Ф-35 есть большие возможности для нанесения удара по недавно поставленным в Сирию системам ПВО С-300. Однако маловероятно, что Израиль будет атаковать эти батареи, пока они находятся под контролем россиян.

Россия отправила в Сирию ракетные системы противовоздушной обороны С-300. Впрочем, сирийскому режиму Башара Асада понадобится еще несколько месяцев, чтобы под тщательным российским руководством научиться ими пользоваться. А тем временем развернутым оружием будут управлять военные советники, которых пришлет Москва.

Присутствие российских войск будет означать, что Тель-Авиву придется временно воздержаться от ударов по этим ракетным системам, если будет такая необходимость. Но если посмотреть на ситуацию с чисто военной точки зрения, то появление С-300 в Сирии никак не ограничивает возможности Израиля.

В арсенале Тель-Авива есть Ф-35I, которые относительно легко могут расправиться с российскими С-300. «Операционные возможности ВВС таковы, что эти батареи никак не ограничивают их действия. Все знают, что у нас есть стелс-истребители, лучшие самолеты в мире. Эти российские батареи не способны их даже заметить», — сказал министр регионального сотрудничества Израиля Цахи Ханегби.

Одной из главных задач Ф-35 изначально было подавление и уничтожение вражеских систем ПВО, таких как С-300. И в будущем эти истребители будут еще более грозными в выполнении этих задач благодаря программному обеспечению Block 3F и Block 4, а также различным техническим конфигурациям. Тель-Авив объявил, что его Ф-35 находятся в полной боеготовности с декабря 2017 года. А в прошлом феврале Израиль подписал соглашение с «Локхид Мартин», согласно которому израильская модификация истребителя будет обновлена до Block 3F+ до декабря 2021 года.

Но даже без доступа к полному функционалу Block 3F прямо сейчас, израильский флот Ф-35 дает ВВС страны способность нанести удар по сирийским С-300. Собственно, эти самолеты могут справиться с этой задачей лучше, чем любой другой истребитель. Сдерживающим фактором, правда, будет то, что этими ракетами сейчас напрямую управляют россияне. В Москве говорят, что на подготовку солдат Сирии понадобится как минимум три месяца. Впрочем, Израиль может серьезно задуматься об уничтожении С-300, когда Россия окончательно передаст их под сирийский контроль.

Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752360 Дейв Маджумдар


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 октября 2018 > № 2749600 Александр Вучич

«Балканы хотят уважительного к себе отношения»: Вучич о нежелании вступать в НАТО, поддержке в России и проблеме Косова

Сербия в ближайшем будущем может остаться в регионе единственным государством, которое не стремится в Североатлантический альянс. Об этом в интервью программе SophieCo на RT заявил президент страны Александр Вучич. По его словам, нежелание становиться частью НАТО связано с тем, что сербский народ хорошо помнит трагические события 1999 года. Другой вопрос — Евросоюз. ЕС Вучич называет «рациональным выбором, ориентированным на улучшение экономических связей». При этом сербский лидер признаёт, что проблема Косова по-прежнему стоит остро и в Брюсселе не прилагают усилий к её разрешению. Это происходит потому, что в Западной Европе к голосу Белграда не прислушиваются, отмечает президент. Совсем иначе обстоят дела в отношениях с Москвой, которая «слышит» Белград, подчёркивает политик.

— Президент Вучич, добро пожаловать в Москву! Спасибо, что уделили нам время, на нашей программе вы впервые.

— Очень рад находиться здесь. В Москве мне очень нравится.

— Вы прибыли сюда, чтобы обсудить многочисленные темы с Владимиром Путиным. Вы ищете его совета и поддержки в косовском вопросе. Только что состоялась ваша встреча. Что он вам посоветовал?

— Мы обсудили все важные вопросы, связанные с политической ситуацией на Западных Балканах и в целом в Юго-Восточной Европе, вопросы двусторонних отношений как в политической, так и в экономической сфере. Вкратце отмечу стабильное развитие нашего экономического сотрудничества. Растёт товарооборот. В 2017 году он увеличился на 23% по сравнению с показателями 2016–го, и в этом году ожидается рост на уровне 20%.

Наши экономические отношения развиваются в правильном направлении. Что касается важнейших политических тем, то в самых серьёзных и значимых вопросах Сербия всегда встречала со стороны России помощь, поддержку и одобрение. Обнадёживающе звучали слова Путина о дальнейшей поддержке территориальной целостности Сербии. Ведь этот вопрос актуален не только для Сербии, но и для многих суверенных государств, которые из-за односторонних действий оказались в опасности — в том, что касается каких-то их территорий или народов.

— Если позволите, обсудим каждую из этих тем. Особенно косовскую.

— Я к вашим услугам.

— Она никогда не теряла своей значимости, но сейчас к тому же вернулась в поле зрения СМИ. Вы намерены наладить отношения с Косовом, но говорите, что усилия должны прилагаться с обеих сторон. Вы выступаете за территориальное соглашение, по которому Косово следует разделить по этническому принципу. Сейчас Приштина категорически отвергает любое разделение Косова.

— Прежде всего я никогда не предлагал какого-то территориального разделения по этническому принципу. Я всегда говорил одно и то же: нам необходимо найти компромиссное решение между сербами и албанцами. То есть это не может быть решение, по которому албанцы получают всё, а сербы — ничего. Такова была моя, наша сербская изначальная позиция, от которой мы никогда не отказывались. Разные стороны реагировали на неё по-разному. Россия говорила: «Хорошо. Сербия — это суверенное государство. Если она о чём-то договорится, мы это поддержим». Это в полной мере соответствует принципам международного права, и поэтому мы столь высоко ценим и уважаем политическую позицию президента Путина. С другой стороны, некоторые страны Евросоюза ясно и категорически высказались против, заявляя, что если такое произойдёт, то Сербия откроет новый ящик Пандоры в том, что касается изменения границ и так далее.

— Вы с этим не согласны?

— Совершенно не согласен. И объясню почему. Как мы можем открыть ящик Пандоры? Кто его уже открыл в 2008 году, приняв и признав провозглашённую в одностороннем порядке независимость Косова? Они же это и сделали, не мы! Когда я слышу от них: «Мы не хотим изменения границ!» — сразу же отвечаю им: «Хорошо. В таком случае Косово является частью Сербии — и тогда никаких изменений границ!» — «Нет-нет-нет! Те изменения границ, которые мы сами произвели десять лет назад, мы признаём. Но сейчас вам такого делать нельзя! Даже если вы придёте к соглашению с албанской стороной».

И у меня возникает вопрос: «Какими принципами вы руководствуетесь? Существуют вообще хоть какие-то принципы? Вам, значит, можно менять наши границы, а нам непозволительно? Десять лет назад, стало быть, ящик Пандоры не открывали, а сейчас — да?»

— Ну, они воспринимают ситуацию таким образом: ящик Пандоры может быть открыт вновь. Имеются в виду боснийские сербы, албанское меньшинство в Македонии. Что вы им скажете на это?

— Во-первых, мы поддерживаем территориальную целостность Боснии (и Герцеговины. — RT) и никоим образом этой темы не касались. Но я говорю о Косове. Эти страны вначале согласились и признали отделение Черногории от бывшей Югославии — так? Если помните, это произошло в 2006 году. В 2008–м признали независимость Косова от Сербии. Хочется спросить: «Откуда у вас это право? Каким образом вы его получили?» И всё это ящика Пандоры не открывало! А теперь мы его откроем, даже если сербы и албанцы придут к соответствующим договорённостям! Это лицемерие.

— Но, как вы отметили, эти страны выступают против. Да, вас поддерживает Россия. Даже Америка заявляет: «Если Сербия и Косово придут к обоюдному согласию, мы их поддержим». Но европейские партнёры говорят о ящике Пандоры. Насколько это в принципе здоровая ситуация? Вы хотите быть частью Евросоюза, всеми силами стараетесь улучшить отношения с Косовом, а ваши важнейшие европейские партнёры говорят: «Нет-нет-нет, продолжайте-ка конфликтовать!» Это здоровая ситуация? Она кажется противоестественной.

— Да, вы даёте ей такое определение, я скажу немного иначе: ситуация очень сложная. Но мы смотрим по-разному на ряд других вопросов. Так, что касается НАТО — весьма вероятно, что Сербия в ближайшем будущем останется в регионе единственной страной, которая не стремится в Североатлантический альянс, и мы этого не скрываем. Такая политическая позиция обусловлена рядом причин. В том числе мы помним всё, что происходило с нашей страной и с нашим народом в 1999 году. И в этом ещё одно различие между Сербией и всеми остальными — у нас особая ситуация. Вы сейчас видите, что происходит в Македонии. Народ не поддержал прошедший там референдум (о смене названия республики и членстве в ЕС и НАТО. — RT) и не проголосовал за, но кому какое дело до результатов? Они готовы гнуть свою линию.

— Да, это никого не смущает.

— О чём бы ни договорились Македония и Греция, мы готовы их поддержать, и для них это будет очень важно.

Но нельзя пренебрегать волей народа. Люди на Балканах, как и все остальные, ждут нормального, уважительного к себе отношения и хотят, чтобы их голос был услышан. Могу сказать, что в наших двусторонних отношениях Россия слышит Сербию, и для нас это немаловажно. Мы чувствуем, что наши российские коллеги, наши российские друзья относятся к нам с уважением.

— Правильно ли я понимаю, что вы, наверное, первый президент за долгое время, открытый для возможной нормализации отношений с Косовом? И вы об этом говорите. Но особого отклика от косовской стороны не встречаете.

— Вы правы. Мы подписали Брюссельское соглашение и исполнили все свои обязательства по нему. У другой стороны было всего одно обязательство, составляющее 40—45% всего Брюссельского соглашения: сформировать ассоциацию или сообщество сербских общин. И этого не сделали.

Не сделали даже одного маленького шажка вперёд. И международное сообщество это стерпело. Под словами «международное сообщество» я здесь подразумеваю западный мир. Никаких комментариев не последовало.

Мы же исполнили все пункты: в вопросах региональной полиции, судебной власти, телекоммуникаций и так далее. Они не сделали ничего. Мы сказали: «Итак, вы будете исполнять соглашение или нет? Будете оказывать давление на своих ребят, чтобы они выполнили то, под чем подписались? И вы вместе с нами тоже поставили под этим документом свои подписи». Тогда нам сказали: «Давайте поговорим об урегулировании проблем в целом». Хорошо, мы открыты для обсуждения.

С самого начала я надеялся, что некоторые люди в Приштине (и многие в Брюсселе) приложат все усилия для достижения компромисса. Я всегда буду готов продолжать диалог и вести любые переговоры, но со временем мы потеряли уверенность в том, что албанская сторона действительно стремится к какому бы то ни было компромиссному решению. Потому что они всеми силами устраивали провокации, старались подорвать все наши усилия и, вместо того чтобы умерить собственные аппетиты, постоянно их увеличивали — и вы видите, что благодатная почва для достижения договорённостей отсутствует. Сербия всегда будет готова возобновить и продолжить диалог, но особых ожиданий насчёт его результатов у меня нет.

— Господин президент, совсем недавно сербская армия была приведена в боевую готовность из-за визита косовского лидера в район с преобладанием сербского населения.

— Не из-за этого.

— А из-за чего?

— Это взгляд извне. Рассуждая так, можно сказать: «Ну ладно, эти ребята решили посетить какой-то район Косова, а вы тут армию подняли!»

— Нет, я понимаю, почему вы привели армию в боевую готовность. Они нарушили договорённости.

— Да, они туда отправились с пулемётами, длинноствольными винтовками и так далее, при этом не имея права заявляться туда с таким оружием! Эти договорённости были устными, хотя после Брюссельского соглашения было заявление НАТО, а также албанцев и сербов (сделанное тоже в Брюсселе), в котором говорилось, что если кто-то, скажем, решит объявиться на севере Косова с пулемётами, должны быть соблюдены два условия. Первое — и важнейшее — согласие местного сербского населения. Ни у одного серба не поинтересовались мнением о визите Хашима Тачи.

И речь не самом о визите, а о том, с каким оружием туда явились эти люди. Это были очередная провокация и стремление показать, что они здесь хозяева и могут себе позволить что угодно и когда угодно, и, разумеется, запугать сербов. Вот что они хотели сделать. И сделали. Вторым условием было согласие НАТО. Мы не знаем, что делал Североатлантический альянс, но если он и дал своё согласие, не было выполнено важнейшее условие. Не было согласия сербского населения. Мы были обязаны реагировать. В противном случае они могут завоевать север Косова, изгнать всех сербов, а на Западе большинство скажут: «Ну что ж, бывает… Теперь вам нужно жить в мире. Теперь у нас такие границы, какие надо!» Но Сербия с этим согласиться не может. Нашей задачей было направить чёткий сигнал: мы готовы защитить наш народ на севере Косова от тех, кто будет использовать тяжёлое вооружение.

— Мне кажется, сигнал услышали.

— Да.

— И поняли. В начале нашей беседы вы говорили о том, что Сербия — единственная страна региона, которая не хочет вступить в НАТО.

— Да.

— Но спустя 20 лет после бомбардировок у вас с Североатлантическим альянсом замечательные отношения: проводятся совместные манёвры, натовские учения на территории Сербии…

— И такие же учения мы проводим с Россией.

— Да, конечно. Но в случае с этим инцидентом никаких действий со стороны НАТО не последовало. А ведь это территория, подконтрольная НАТО. Что вы получаете от столь активного сотрудничества с НАТО? Вы считаете, что Сербия получает от этого достаточную пользу?

— Поставьте себя на наше место. Мы не Россия. У нас небольшая страна. Пусть и крупнейшая на Западных Балканах, но всё же маленькая. А нам нужно её защищать. Защищать наш народ, поддерживать в регионе мир, спокойствие и стабильность.

Стимулировать развитие нашей экономики, привлекать больше инвесторов. Мы не можем говорить каждому всё, что мы думаем. Просто не можем. Ни российских размеров, ни российской силы у нас нет. Нам нужно добиваться продолжения или даже расширения и углубления сотрудничества со всеми остальными. Но при этом не забывайте: речь не только о том, что мы не хотим в НАТО. Сербия — единственная страна, которая не вводила никаких санкций в отношении России. Вы действительно думаете, что такое решение нам далось легко, что мы не сталкивались с огромным давлением с разных сторон? Сталкивались.

— Господин президент, вы неоднократно утверждали, что никогда не пожертвуете отношениями с Россией ради членства в Евросоюзе, и демонстрировали в этом вопросе превосходную стойкость. Но настанет момент (и вы это знаете), когда вам скажут: «Александр, почему бы вам не присоединиться к антироссийским санкциям? Тогда процесс принятия Сербии в ЕС будет ускорен». Сам вопрос, быть может, прозвучит в ином виде, но смысл вы поняли.

— Да, понял.

— Как вы тогда поступите?

— Вы очень хорошо подготовились к этому интервью, но, по правде говоря, я слышу этот вопрос на протяжении более чем пяти лет. Во-первых, посмотрим, зададут ли мне его теперь. Во-вторых, посмотрим, в каком виде это может произойти.

В-третьих, посмотрим, на что будет похож Европейский союз через четыре, пять, шесть лет — или семь-восемь, не знаю. Это должно быть нашим самым последним условием для вступления в ЕС. Неизвестно в принципе, настанет ли этот момент, поскольку самым главным предварительным условием для нашего вступления в Евросоюз является разрешение косовского вопроса. Он куда важнее и сложнее для нас, чем любой другой. Как видите, здесь слишком много «но» и «если». Надеюсь, мы будем обладать достаточной силой и авторитетом и все будут всегда ценить и уважать наше отношение к России и российскому народу. Мы не можем менять свою позицию по данному вопросу. Надеюсь, в Европе это поймут. Но, повторюсь, кто знает, что будет через несколько лет...

— Задам вопрос о вступлении Сербии в Европейский союз, за которое вы ратуете. И в должности премьер-министра, и на посту президента вы постоянно говорили, что Сербия хочет вступить в ЕС. Представим себе некую идеальную ситуацию, когда вы в одночасье решаете все вопросы с Косовом, и этого препятствия больше не существует. Ведь, как вы сами говорили, никогда не знаешь…

— Не реалистично, но допустим.

— Но ведь мы всегда упираемся в косовский вопрос и никогда не обсуждаем членство Сербии в ЕС. Забудем на мгновение о Косове. Допустим, эта проблема решена. И вот препятствий на пути в ЕС у вас больше нет. Вы всё ещё горите желанием туда вступить? Посмотрите, что там происходит: южные страны беднеют, северные богатеют. Восточноевропейские страны препираются с западноевропейскими по вопросам миграции и многим другим. А грядущие выборы грозят полностью изменить всю конфигурацию Европейского союза. Сейчас он, можно сказать, трещит по швам. Почему вы так сильно хотите стать его частью?

— Дело не в отчаянном желании, а в рациональном выборе. Сербия ориентирована на вступление в ЕС по ряду причин.

Во-первых, мы хотим принадлежать к данному типу общества. Во-вторых, на страны Евросоюза приходится наибольшая доля нашего товарооборота — 68%. Ещё 20% составляет торговля с соседями по региону, остальное приходится на долю России и Китая плюс немного на долю Турции. Кроме того, наша страна расположена в Европе. В то же время я думаю, что членство в ЕС не будет исключать не только нашей дружбы, но и очень тесных связей с Россией. И я не скрываю своей позиции.

Вы с самого начала нашего интервью заострили внимание на моих высказываниях относительно Евросоюза, из которых я не делаю секрета. Однако не упомянули того, что и в Вашингтоне, и в Брюсселе, и сейчас я открыто говорю, что мы всегда будем поддерживать тесные связи с Россией. Что случится в будущем, мы не знаем. Но мне кажется, что наши европейские партнёры всегда будут с пониманием относиться к позиции Сербии в отношении России.

— Напоследок мне бы хотелось задать пару вопросов о президенте Трампе. Для американского лидера он крайне необычный человек. Его взгляды на мир и на то, какой должна быть Америка, расходятся с точкой зрения его предшественников. Он не слишком симпатизирует ЕС, вводит пошлины на китайские и европейские товары. Не жалует НАТО, поскольку считает, что взносы должны платить все, а не только Америка. Это меняет что-то для Сербии? Вы приглашали Трампа посетить Сербию.

— Да, но пока он так и не приехал. В любом случае для сербов Трамп, без сомнения, предпочтительнее.

— Чем Обама?

— Разумеется.

— Почему?

— Возможно, дело в том, что сербы всегда винили Демократическую партию США в агрессии против Сербии, а потому их симпатии, скорее, на стороне республиканцев. Как вы и сказали, Трамп весьма необычный президент. О его политике по Балканам почти ничего не известно, но хотя бы Джон Болтон открыл двери для потенциального взаимодействия между Белградом и Приштиной. Мы это очень ценим. Это, конечно, совсем маленький политический сдвиг, но поживём — увидим. В данный момент я не могу делать какие-то выводы.

— Я спрашиваю, потому что россияне радовались победе Трампа, полагая, что республиканцы для России будут лучше демократов. На личностном уровне Путин и Трамп симпатизируют друг другу, но американский истеблишмент не позволяет ему действовать.

— Именно поэтому я придерживаюсь трезвого, рационального подхода. Я не спешу радоваться или проявлять какие-то иные эмоции. Как я уже говорил, необходимо подождать и посмотреть, какими будут окончательные результаты их позиции по отношению к Сербии и Западным Балканам.

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 октября 2018 > № 2749600 Александр Вучич


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов

Оказывается, в Сирии все только начинается ...

Казалось бы, ну при чем тут ИГИЛ, Аль-Каеда и прочие?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Недавно в Вашингтоне состоялась одна очень примечательная конференция. На ней собравшиеся ученые мужи, представители госструктур, а также ранообразных военных ведомств США обсуждали последствия так называемой "арабской весны", которой минуло семь лет.А началась она, если вы помните, вроде как в Тунисе, а теперь, как решили собравшиеся, неплохо и подвести всего этого "демократического преобразования Ближнего Востока" промежуточные итоги.

Символично, что обсуждались на этом мероприятии в основном какие-то полностью оторванные от реалий аспекты этого самого "весеннего арабского наваждения" - где свергли какого диктатора, где женщины получили теперь больше прав, чем прежде, а где к власти вот-вот придут настоящие демократически настроенные силы, сотрудничать с которыми для Соединенных Штатов будет истинным удовольствием. И только про Сирию говорили в каком-то прошедшем времени. Словно и нет ее на свете больше, а все, что там творится, - так давно уже ни одному нормальному человеку не только не понять, но и перестало все это поддаваться какому-нибудь разумному осмыслению.

Зато мировая печать каждый божий день только и пестрит сообщениями о том кошмаре, который уже седьмой год продолжается именно в этой, некогда вполне себе процветавшей арабской стране. Причем сводки оттуда все чаще напоминают предверие чего-то поистине всемирно-катастрофического. Пахнущего уже не региональной, а настоящей мировой военной схваткой, в которой будут участвовать напрямую как минимум с десяток государств.

Причем чем ближе момент этой так называемой "сирийской развязки"(а к нему все идет семимильными шагами), тем больше ощущения чего-то непоправимого, с чем не смогли справиться ни многочисленные спецпосланники Генсека ООН, ни разного рода отставные и действующие политики, ни так называемое мировое сообщество. Которое, с одной стороны, вообще не представляет, что там на деле происходит. А с другой - и не может при всем желании ничего сделать, потому как там до самой Сирии никому из воюющих сторон нет никакого дела. И не было изначально, как бы печально подобное не звучало.

Одни говорят, что Сирия по-прежнему жива. А другие уверяют, что ее давно уж похоронили. Так кто же прав?

Поскольку сейчас сирийская эпопея входит в свою, пожалуй, самую опасную фазу, то неплохо было бы посмотреть на то, что же за все это время на территории страны произошло и что может произойти именно в Сирии и вокруг нее в самые ближайшие недели.

Прежде всего, никакой Сирии в том виде, какой она была до 2011 года, уже нет и никогда не будет. Сообщения о том, что сирийская армия, выступающая на стороне ее нынешнего президента, якобы контролирует все больше и больше территорий- натуральный блеф и пропагандистский миф. Даже если какие-то квадратные километры заняты сирийскими правительственными войсками под "крышей" российской авиации сегодня, завтра все может быть с точностью до наоборот. Сколько на сирийской территории так называемых джихадистов-исламистов да сторонников ИГИЛ, никому доподлинно неизвестно. Но, уверен, вполне достаточное количество, чтобы вести войну в Сирии годами, если не десятилетиями (если это кому-то действительно будет нужно).

Принципиально и то, что целый ряд районов сирийской территории по прошествии семи лет бесконечной войны всех против всех контролируют нынче уже не просто "ребята из ИГИЛ" или родственных ей организаций, а, по сути дела, кадровые воинские части армий США, Турции, Франции, Ирана и России. Все они там находятся потому, что так нужно их правительствам (война с ИГИЛ - это для интервью с журналистами). А кто пришел туда по просьбе "законного правительства в Дамаске", а кто - сам по себе - так какое это и для кого имеет значение?

С кем и кто воюет в Сирии на данном этапе - самый запутанный и неподдающийся осмыслению вопрос. Каждая из вышеперечисленных стран вроде бы воюет (как умеет, и с какими целями их послали туда правители- с такими и находятся) с таинственными силами мирового исламского радикализма и международного терроризма. Но, по сути дела, "гибридно" воюют они друг с другом. А Сирия- так это просто тренировочная площадка, на которой против любого противника можно применять любые средства и методы, пригодные для достижения конечной победы (правда, непонятно, над кем именно).

То, что сирийское правительство осталось пока у власти - не благотворительная миссия России и Ирана, а скорее жизненная необходимость для руководства обеих этих стран попытаться вытеснить из региона своих любимых и глубоко уважаемых "западных партнеров". Вот только "партнеры" эти никак из Сирии не "выдавливаются". Как раз напротив - они в Сирии намерены остаться надолго, если не насовсем. А самый активный участник так называемой "тройственной коалиции" вместе с Россией и Ираном - Турция - так и вовсе считает северные районы сирийской территории своими, и никак иначе.

Кто, где и какие конкретно районы страны контролирует - загадка даже для самых всезнающих спецслужб и спутников слежения. Дело в том, что на какую-то там Сирию и ее территорию вообще никто не обращает уже давно внимания. Каждый решает свои, сугубо "вопросы национальной безопасности". Под них захватываются новые районы, создаются так называемые "зоны разъединения", какие-то "районы карантина" для вывода боевиков вместе с их вооружением.

Про столь ранее популярную "высокую дипломатию" в этом вопросе вообще уже никто даже не вспоминает. А ведь шли сравнительно недавно бесплодные переговоры в Женеве. Не забылись еще ритуальные посиделки в Астане, где Анкара, Москва и Тегеран "на троих" что-то все время вроде как соображали. А в итоге интересы-то у них у всех настолько разные, что на местности, в той самой многострадальной Сирии, где они "случайно встретились", ни о каком взаимопонимании и речи ведь идти не может.

А ведь после Астаны минимум два десятка раз первые лица России, Ирана и Турции встречались в самых разных местах. Проводили они и двусторонние консультации, "сверяли часы", обещали добиться "полной де-экскалации" в Сирии (хотя никто толком-таки не может объяснить, что же это такое на понятном человеческом языке), а результата от этих всех заседаний-выступлений практически никакого.

Ведь как "откусывала" Турция кусочки (причем существенные вполне по размерам) от некогда сирийской единой территории - так и благополучно продолжает это делать. Как размещены были как минимум в трех районах бывшей единой Сирии американские спецподразделения, так они там и остаются - и никуда "без боя" уходить не собираются. Про российские войска даже и упоминать нет смысла: уже четырежды Москва официально объявляла о том, что боевая фаза пребывания российских подразделений в Сирии якобы "завершена". Но проходит неделя - и вновь то сбитый самолет (какая разница кем конкретно?), то вертолет, то обстрелы, то взрывы, и так - без конца и края.

Кто виноват во всем этом кошмаре, в принципе, понятно. А вот что дальше делать- неведомо никому

Когда только начиналась вся эта эпопея с так называемой "арабской весной", то ее ключевыми виновными дружно признавались радикальные исламские группировки, которые вознамерились и халифаты собственные на Ближнем Востоке и севере Африки посоздавать, и правя ими, распространить свою радикальную идеологию на другие регионы мира. Но как-то совсем иную причину всего этого до сих пор продолжающегося бардака никто особо не выпячивает. А зря, как мне кажется.

Дело здедсь ведь не только во всяческих "подпольных кознях" "американского империализма" и поддерживающих его других западных союзников. Да и исламисты-джихадисты ни с того ни с сего появиться нигде не могут. А главная причина взрывоопасных последствий продолжающегося на Большом Ближнем Востоке кризиса - в полной беспомощности тамошних правителей. Именно они несут, прежде всего, и самую главную ответственность за то, что там все повалилось-разрушилось вне зависимости от того, какова степень участия в этом ужасе различных посторонних сил.

Так вот, там, где руководство страны оказалось вполне вменяемым и дальнозорким (то же Марокко, Бахрейн, Иордания, Саудовская Аравия), "арабскую весну", а точнее, запрограммированный социальный бардак удалось предотвратить мирными и весьма эффективными средствами. А именно - выделением наиболее малоимущим группам населения адресной финансовой помощи, создание рабочих мест для безработной молодежи и наказание наиболее проворовавшихся чиновников на радость трудящимся массам.

Но вот там, где правители оказались совершенно неспособны разрешать кризисные ситуации в стране заранее, предчувствуя возможные последствия, то как в Сирии, Ливии или Йемене, все не просто обрушилось, а развалилось до основания. И теперь и в Сирии, и ряде других государств региона мира не только нет сейчас, его не будет не при каких правителях на обозримую перспективу.

А уж в том, что происходит уже семь лет в Сирии, повинен исключительно нынешний президент страны Башар Асад. Именно при его попустительстве и началась вся эта межсирийская война, и перешла она уже в фазу всемирного конфликта. Когда территорию, оставленную ему в правление отцом Хафезом Асадом, теперь делят между собой иностранные руководители. Причем каждый делает это только для своей выгоды, не принимая во внимание никаких именно сирийских интересов.

Да разве дело в Идлибе? Или разве только в нем?

Сейчас в центре внимания сирийской бойни все чаще упоминается город Идлиб, за который сирийской армии надо воевать с американцами, либо с ними должны будут воевать российские военные. Потому как иначе придется о едином государстве под началом Дамаска забыть навсегда. А про север Сирии так забыть и вовсе, потому как его к своим рукам (как и планировалось в Анкаре изначально) приберет Турция. Причем что символично: изменить здесь ничего нельзя - никакими переговорами и никакими призывами к всеобщему разуму.

Уже не первую неделю продолжаются тщетные попытки России и Ирана найти какое-то приемлемое решение с Турцией по поводу ее стремления фактически присоединить к себе бывшие теперь уже сирийские территории, где ранее проживали курды. А с Соединенными Штатами так и переговоров вести некому: Россия и Иран - в списках "оси зла" для Вашингтона, ну не с Б. Асадом же американцам обсуждать свое военное присутствие на территории этого государства!

Аналитики да политологи все никак не подсчитают, какое же количество "умеренных оппозиционеров", которых вооружали всю дорогу что американцы, что турки, скопилось именно в районе Идлиба. Кто называет цифру 30 тысяч, кто - 50. Но разве в этом дело? Факт в том, что для "зачистки" этой территории воевать той же сирийской армии и российской авиации придется с американцами. А вовсе не с джихадистами или "умеренными сирийскими оппозиционерами". Страшно? А что делать? Если страшно, то тогда надо расписаться в том, что Сирия теперь будет тем, что от нее осталось, а не тем, что было раньше.

Важно здесь то, что если из Ирака или Афганистана какие-то воинские части теми же американцами планировалось выводить, то из Сирии никто - а уж Турция и США особенно- больше никуда не уйдут. Иран также будет держать свои воинские части (не важно, как они конкретно называются и под каким "прикрытием" там находятся) в Сирии, потому как это единственный для него рычаг давления на Израиль (по крайней мере пока Б. Асад находится у власти). А вот что делать дальше России в этом "змеином котле" - вопрос на засыпку ее руководству, которое, как уже отмечалось, неоднократно объявляло об окончании сирийской военной кампании.

Между тем и сам Идлиб, и те, кто там по той или иной причине находится - большая увесистая дубинка и над головой Б. Асада, и тех, кто его поддерживает. Никакого мира, пока там будут находиться все те, кто напрямую заинтересован в продолжении бесконечной войны в регионе, быть просто не может. А следовательно обсуждать руководителям тех же России и Ирана надо не разгром так называемых боевиков и антиправительственных сил (это все зависит от того, кто и кого так будет дальше называть: к примеру, Б. Асада законным президентом Сирии признают только Россия и Иран, а вот США и Турция считают его международным преступником, достойным суда в Гааге), а совсем иное.

На сегодня существует лишь три варианта дальнейшего развития событий в Сирии. Первый - признать, что этого государства больше как такового нет (в его старых границах), и очерчивать (с помощью военных гарантий) границы новые. Вдоль которых официальный Дамаск при помощи России и Ирана сможет худо-бедно поддерживать свою власть.

Второй - все-таки воевать до победного конца, штурмовать Идлиб, уничтожать под корень (что 30 тысяч, что 50) оставшихся там боевиков, и заявлять о победе войск Б. Асада над мировым терроризмом и исламским радикализмом. Однако подобное- из области фантастики, потому как этого не допустят ни США, ни Турция (как бы они между собой публично не ругались). Есть еще, не забывайте, Израиль, который, пока сирийская армия пойдет на Идлиб, может "дать под дых" Дамаску совсем на ином направлении. И если в сирийском небе упадут еще российские самолеты, то мало никому не покажется.

И , наконец, третий вариант, который вообще никому не нужен. Оставить Сирию сирийцам - какие они есть, пусть такие там и живут. Без всяких Россий, Иранов, Турций и США. Ведь жили же они раньше, и при всех издержках "отсутствия демократии" западного образца никто и ни на что особо там не жаловался. Но кто же подобное допустит? Так что, скорее всего, именно раздел Сирии на анклавы, полугосударства и прочее- ее реальное будущее. Вот только, как мне видится, войну это и в Сирии, и вокруг нее не остановит. Потому что в этом никто не заинтересован, и потому что этого никто из "внешних участников конфликта" ни за что не допустит.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов


Россия. США. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 5 октября 2018 > № 2748984 Глеб Павловский

Позабытые в Фермопилах. Битва за глобальный мейнстрим у Белого дома

Глеб Павловский

Картины Москвы в передаче CNN октября 1993 года роскошны по убедительности: усмирение варваров всей мощью грядущего мейнстрима. Белый дом стал Фермопилами нового мирового порядка. За ним раскинулось необъятное поле будущих славных войн и новых сетевых миров, к которому надо было прорваться через парк «Пионер»

В «Ленинградском апокалипсисе» Даниила Андреева впечатляет картина, где демон русской государственности Жругр сталкивается над Ленинградом с немецким демоном Уицраором. Великая битва демонов, результат которой не предрешен и амбивалентен при всяком исходе. Нечто подобное воздвиглось в атмосфере Москвы октября 1993 года.

Сегодня запоздалые присяги указу Ельцина №1400, равно лицемерные сожаления о Хасбулатове – лишь ходы в нашей игре-считалке: «могло быть то лишь, что было». Нет, могло быть очень по-разному. Не только в смысле «чья возьмет» – какая сторона выйдет временным победителем (временным вышел Ельцин). Куда важнее была перспектива появления того или иного образа Российского государства в итоге схватки.

Альтернатива боя была в двух путях российской государственности, ни один из которых не был ясно назван. Лишь один, осуществленный, можно рассмотреть пристальнее – другой остался в октябрьских туманах 1993-го и требует деконструкции. Для его осуществления нужна была победа другой стороны – впрочем, столь же временная, как триумф ельцинских «демократов».

Дело вовсе не в Конституции по Олегу Румянцеву. Сама она еще ничего не предопределяла. Дело в развилке двух версий государства – экстравертного и интравертного. Глобального в случае Ельцина и провинциально-скучного, хозяйственно-устроительного в случае Верхового Совета РФ. Состав хасбулатовского большинства (замечу – после бегства демократов из Белого дома друг за дружкой, чиновниками в кремлевский аппарат) – красные директора, крепкие хозяйственники, полудемократическое советское офицерство и т.н. «националисты» не смели претендовать на сверхдержавный масштаб и глобалистский эксцесс. Недаром все они после рассеялись, осев обслуживающим персоналом региональных властей и второстепенных политиков Российской Федерации.

Их общим вектором могла быть только версия внутреннего развития РФ. А любая такая модель неизбежно оказалась бы скучной моделью небыстрого nation building, национально-государственного обустройства РФ. Не имея иллюзий об уровне противостоявших Ельцину, могу утверждать, что от них нельзя было ждать ни двух войн на Кавказе, ни возвратной конфронтации с Западом – масштаб не тот.

Чем быть России – аппаратурой Системы-преемницы СССР как мировой сверхдержавы? Или слабым государством новой нации – композитной российской республикой поневоле? Упрощая, можно сказать, что на Краснопресненской набережной столкнулись две неоформленные партии, представлявшие два различных пути развития России: один глобалистский, другой – домостроительный. С nation building связан был только внутренний, представленный бестолково и недемократично. Ельцинский же притязал на трон Политбюро в центре земной вселенной. Потеряв былую силу, он полагался на мировой мейнстрим – глобальный спрос на непостижимую Россию. Но только в версии Верховного Совета речь шла о внутреннем развитии, речь путаная и осложненная невразумительной эклектикой «советской демократии»: гибрид если возможный, то не выглядевший передовым в те дни.

Нельзя не осудить кровавой акции 4 октября. Но нельзя не видеть, что именно в результате возникло. Смешно читать, что путинизм начался тогда, хотя это в общем-то верно. Однако не слишком ли жалкий вывод 25 лет спустя, – вывод, который тогда еще, в 1993-м, вслух сделали такие умы, как Дмитрий Фурман и Михаил Гефтер?

Пора говорить определеннее. Система Российской Федерации в победоносном мейнстриме 1993 года уже не могла стать регулярной государственностью – ей следовало оставаться победоносной всегда. Когда через год, летом 1994-го, президентский рейтинг Ельцина упал вдвое, ответом на это были не внеочередные выборы (обещанные им же на то самое лето), а вопрос о войне. Вопрос (цитирую меморандум по памяти) о «показательном разгроме какого-либо одного региона, противящегося центру реформ». И не то беда, что первую годовщину Конституции танки праздновали на подходе к городу Грозному: срывы у демократий бывают. Все еще можно было остановить и передоговориться. Но договоренность теперь была не нужна Системе – ей требовалась только Победа, пускай в собственной стране.

Дудаевская Чеченская республика не была глобальной проблемой России. Зато новая глобализированная Москва после 1993 года нуждалась в Победе над глобальным злом. Флюиды иллюзорного величия слабой государственности влекут, как феромоны: интернационализация Кавказа притянула интерес столь знаменитых в будущем людей, как Хоттаб, бен Ладен и Шамиль Басаев. Страсть Кремля к масштабированию нашла идеальных контрагентов в мировых авантюристах, внутри и вовне РФ. Система искала, чем укрупнить себя, не строя государство: этим могла стать эскалация, военная и политическая. Любимой мечтой фронтменов Системы стало «вбить последний гвоздь в гроб» кого и чего бы то ни было – коммунизма, международного терроризма, цветных революций и т.п. Они верили, что решается вопрос о «России в семье цивилизованных наций». Казалось бы, столь благородная мысль должна сдерживать страсти? Но нет – она искушала.

Важно или не важно, что гражданской войне в Москве предшествовала война в Заливе, и обе стали войнами CNN? Войны, где вокруг Белого дома заранее расставляли камеры для съемки будущего боя, а когда стемнело, помнится, и осветительную аппаратуру. Саддама Хусейна не сравнить с Хасбулатовым и Олегом Румянцевым, но всех их наказывали как варваров.

Что бы мы ни думали о Ельцине, Хасбулатове и Конституции, не их обиды занимали многомиллионную аудиторию, прилипшую к телеэкранам всех континентов. Борьба шла не за жалкие институты страны, интересовавшие мир куда меньше, чем советский металлолом. То была война за новый мировой порядок, New World Order, и Кремль вел ее (отчасти в воображении) как верный глобальный proxy – «по поручению». Белый дом стал Фермопилами NWO. За ним раскинулось необъятное поле будущих славных войн и новых сетевых миров. Но к нему еще надо было прорваться через Новоарбатский мост и парк «Пионер». Их следовало взять любой ценой – Грачев взял.

Картины Москвы в передаче CNN роскошны по убедительности: усмирение варваров всей мощью грядущего мейнстрима. Как раз появилось понятие мейнстрима и людей вне его, out of the mainstream. Мейнстрим однополярного мира не был только внутренним или внешним, он охватывал всесторонне. Те, кто приказывал танкам, делали это именем цивилизованного человечества. Силы соединились, и через год танки цивилизации пойдут на Чечню.

Президент России зато снова был в перекрестье всемирных прожекторов. Сцена действий раздвинулась, и Борис Ельцин обживался в самом центре мира. Вкусивший этой амброзии захочет ее еще и еще.

Ельцин и Хасбулатов тех дней в Москве были неравны в главном и стояли за разномасштабные вещи. На стороне Ельцина было советское сверхдержавное правопреемство в его геноме – претензии на величие мировых масштабов. Столь частый тогда мем о «России, вернувшейся на путь цивилизованных наций» кажется пошловатым, но фраза выражала нечто страстно-опасное – экспансивность новой страны. Притязание на сверхдержавность иного типа: слабым государством решить непосильные ему сверхзадачи. Вот, например: войти в семью цивилизованных наций за год! Всех поразив успехом и восхитив быстротой.

Москву усмиряли, как Афганистан, и победили, как Ирак в Заливе. Тогда уже вышло эссе Бодрийяра «Войны в Заливе не было». Все, что написано там про войны CNN, легко отнести к 4 октября 1993 года. Разница та, что мы были внутри картинки, а не снаружи. Мы еще не смели шутить, что развезти трупы 4 октября по подмосковным моргам (занижая общую цифру потерь) – это постмодерн. Мы не были еще столь изысканны.

Битва при Кутузовском проспекте покончила с шансами России на что-то всего лишь внутрироссийское. Зато центр Российской Федерации преобразовался в глобальный Центр, с амбициями, выходящими далеко за пределы РФ. Россия случайно нашла возможность государственно существовать, не строя государство. Инфраструктура величия, основанного на импровизированных проектах и эскалациях, – вот новая Россия. Население и власть вошли в симфонию не на базе «военно-промышленного комплекса», того не стало, а комплекса танко-медиа-сырьевого. Панорама такой государственности – грандиозные битвы людей в экзоскелетах с варварами Пандоры из фильма «Аватар».

Мировая война в отдельно взятом городе выиграна. С той поры 25 лет идут войны за то, кого считать победителем.

Россия. США. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 5 октября 2018 > № 2748984 Глеб Павловский


Китай > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 октября 2018 > № 2748983 Леонид Ковачич

Как китайский рынок р2р-кредитования стал гигантской пирамидой

Леонид Ковачич

Рынок p2p-кредитования в Китае рушится с невероятной скоростью. Каждый день в стране закрывается в среднем три-пять p2p-платформ. С конца июня обанкротилось более 260 компаний. Обвал рынка, который аккумулировал $218 млрд почти у пяти миллионов инвесторов, уже вызвал социальные протесты

Утром 6 августа в районе Сичэн в Пекине было необычно много полицейских. Часть улицы, где находится офис Комиссии по регулированию банковской и страховой деятельности КНР (КРБСД), была оцеплена. Почти у всех проходящих мимо людей спрашивали удостоверение личности. И некоторых по результатам проверки задерживали и сажали в полицейские автобусы.

Задерживали пострадавших вкладчиков p2p-платформ (peer-to-peer кредитование, где участники дают друг другу займы без посредничества банка), которые шли на митинг к офису КРБСД. Большинство протестующих были задержаны за несколько дней до планируемой акции, некоторых иногородних обманутых вкладчиков полиция снимала прямо с поезда по пути в Пекин. Тех немногих, кто все-таки смог добраться до района Сичэн, вязали на подходе к офису КРБСД.

Очевидно, что полиция знала о готовящейся акции протеста, более того, знала поименно всех участников, которых, по оценкам организаторов, должно было быть около десяти тысяч человек. Подвели протестующих, скорее всего, новые технологии. Акция в Пекине организовывалась через мессенджер WeChat. По-видимому, полиция отслеживала переписку пользователей в мессенджере. Задержанных вскоре отпустили, напомнив о незаконности проведения несанкционированных акций. Им посоветовали отстаивать свои права «законными методами».

Через несколько дней после несостоявшегося митинга Канцелярия руководящей группы по специальному управлению рисками в сфере интернет-финансов разработала пакет из десяти мер, направленных на урегулирование кризиса p2p-платформ. Эти меры, в частности, предписывают местным властям открыть «окна коммуникации» с пострадавшими вкладчиками, запретить создание новых p2p-платформ и усилить проверку и контроль за уже действующими платформами, определить рамки ответственности компаний и их акционеров в соответствии с законом о банкротстве, разработать процедуру банкротства для компаний.

Также меры призывают бороться законными методами с неплательщиками по своим обязательствам, в том числе включать их в черные списки в рамках системы социального кредита (единой системы оценки благонадежности физических юридических лиц, которая заработает в полную силу по всей стране к 2020 году).

Впрочем, как пишет Мартин Чорземпа из Института мировой экономики Петерсона, нового в этих мерах мало. Они скорее призваны заставить местные правительства выполнять разработанное ранее центральными властями законодательство в сфере p2p. Чорземпа отмечает, что у КРБСД всего три штатных сотрудника, которые отвечают за разработку регулирования тысяч платформ. Поэтому, конечно, центр за всем уследить не может, и значительная часть контролирующих функций ложится на местные власти.

Причины кризиса

Платформы p2p были придуманы не в Китае, но именно здесь этот рынок завоевал наибольшую популярность. С 2007 по 2015 год он рос почти на 234% в год. В 2015 году число p2p-платформ переваливало за 3500. С тех пор их количество стало сокращаться (хоть и не было такого обвала, как этим летом). Но даже сейчас в Китае около 1500 p2p-платформ. Для сравнения: в Великобритании (родине p2p) всего сто подобных платформ, в США – около трехсот.

Власти КНР поначалу никак не препятствовали развитию этого рынка и даже, напротив, поддерживали его. Госсовет в июне 2015 года опубликовал «Руководящие мнения по активному стимулированию концепции Интернет+» где, в частности, дается четкое указание «активно развивать глубину и широту инноваций в сфере финансовых услуг в интернете, а также нормативно развивать интернет-кредитование и операции по предоставлению потребительских кредитов в интернете».

Дело в том, что традиционные банковские продукты в массе своей недоступны заемщикам. Банки с охотой выдают кредиты (пусть часто и на сомнительные с точки зрения экономики проекты) государственным корпорациям, потому что понимают, что в случае чего за них ответит государство. А вот малый и средний бизнес часто остается не у дел. Тем более это касается потребительского кредитования.

Кредитная история в Китае есть лишь у 320 млн человек – около 20% населения. Поэтому для среднестатистического китайца получить кредит в китайском банке – практически невозможная задача.

В традиционной банковской системе плохо обстоят дела и для вкладчиков. Ставки по депозитам китайских банков не превышают 2%. При этом индекс потребительских цен колеблется от 2% до 3%. Получается, что, вкладывая деньги в банк, население кредитует банки по отрицательной процентной ставке.

Кредитование p2p, с одной стороны, давало новые инвестиционные возможности для людей. С другой стороны, позволяло получить финансирование тем, кто не мог кредитоваться в банках. Это было на руку властям хотя бы потому, что, с одной стороны, рост кредитной массы стимулировал деловую активность и потребление, чего так не хватало для трансформации модели экономического роста, о которой говорят уже много лет. С другой – это снимало нагрузку и какие-либо риски с китайской банковской системы.

В начале 2016 года прошла первая волна дефолтов p2p-платформ. Самый одиозный случай – платформа Ezubao, которая оказалась обычной финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов. С этого момента финансовые власти Китая стали более пристально рассматривать рынок p2p. И выяснилось, что в Китае он совсем не похож на классический рынок p2p в других странах.

По идее p2p-компания – это лишь посредник в схеме «заемщик – кредитор». Ее роль сводится к тому, чтобы за определенную плату свести друг с другом тех, кто хочет дать деньги в долг, с теми, кто их хочет получить. Компания может помочь инвесторам проанализировать кредитные риски и просчитать оптимальную ставку процента. Однако решение об инвестировании принимает сам кредитор. Никаких решений, гарантий доходности и возврата средств и других рисков платформа на себя не берет.

Но в Китае p2p-платформы стали играть роль квазибанковских структур. Они аккумулировали средства инвесторов и гарантировали им фиксированную (причем очень высокую) доходность. Затем компании просто вкладывали средства инвесторов в те отрасли, для которых недоступно банковское кредитование. Так, значительный объем p2p-инвестиций шел на проекты в сфере недвижимости. Мартин Чорземпа даже указывает, что некоторые p2p-платформы были тесно связаны с местными правительствами, которые с их помощью финансировали государственные проекты.

Но для того чтобы гарантировать доходность, выдавать кредиты на длительный срок, привлекая при этом краткосрочные депозиты и не допуская разрыва ликвидности, компания должна формировать обязательные резервы и вообще попадать под довольно жесткое банковское регулирование. Платформы p2p не являются банками, поэтому любые подобные действия крайне рискованны и имеют признаки финансовой пирамиды. Стало понятно, что отрасль нужно как-то регулировать.

Меры регулирования

В августе 2016 года КРБСД опубликовала правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней (для юридических лиц эти пороговые значения выше в пять раз).

Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал и заниматься предоставлением финансовых услуг – например, управлением активами. Каждая p2p-компания должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой p2p-платформы – только один. Это значит, что все средства, полученные p2p-платформой от кредиторов, должны сначала поступить в банк и только после этого направляться заемщикам.

В апреле этого года Канцелярия руководящей группы по специальному управлению рисками в сфере интернет-финансов выпустила новый документ: «Уведомления об усилении интенсивности нормализации операций по управлению активами через интернет и налаживанию работы по контролю». В них, в частности, говорится, что действующие p2p-платформы должны до 30 июня получить лицензию на ведение деятельности (позднее дедлайн перенесли на лето 2019 года). Для этого компании должны соответствовать вышеперечисленным правилам КРБСД.

Кроме того, p2p-платформы должны перестать формировать какие-либо резервы из фондов инвесторов, должны быть исключительно посредниками в отношениях между кредиторами и заемщиками и установить потолок на суммарную стоимость кредита 36% годовых (потолок суммарной стоимости кредита установил в 2015 году Верховный суд КНР).

Несвоевременный обвал

Западные СМИ пишут, что нынешний обвал на китайском рынке p2p-кредитования вызван как раз жесткими мерами со стороны регуляторов. С одной стороны, определенная логика в таких суждениях есть. Квазибанковский бизнес p2p по управлению активами потенциально мог принести гораздо больший доход, чем просто комиссионные за посреднические услуги. К тому же привлечение еще одного финансового посредника в лице депозитарного банка увеличивает транзакционные издержки, что также влияет на рентабельность p2p-бизнеса. Многие p2p-компании указывали на нечеткость требований и процедур для получения лицензий. Поэтому, как отмечает ряд СМИ, p2p-компаниям просто стало невыгодно работать, и они свернули свою деятельность.

Но дело в том, что первые правила КРБСД, как было сказано, опубликованы в конце 2016 года. Крайний срок исполнения этих правил, как и требований к лицензированию компаний, опубликованных Руководящей группой, не раз переносился. На данный момент переходный период продлен до июня 2019 года. Возникает вопрос: почему обвал на p2p-рынке произошел именно сейчас? По логике это должно было произойти или сразу, когда первые правила были опубликованы, или к истечению срока исполнения новых требований. А получилось так, что p2p-сектор рос вплоть до начала июня – за 12 месяцев, включая май, объем непогашенных займов вырос на 43%. А потом произошел резкий обвал.

Паника p2p-инвесторов началась в городе Ханчжоу. Именно там в апреле этого года власти ввели систему лотереи для покупки нового коммерческого жилья. Делалось это для того, чтобы сдуть пузырь на рынке недвижимости. Теми же соображениями руководствовались в свое время власти Пекина, когда вводили лотерею на получение регистрационных знаков на автомобили.

Но если в Пекине эксперимент удался и число новых машин на дорогах перестало расти гигантскими темпами, с недвижимостью в Ханчжоу получилось иначе. Во-первых, таким образом был искусственно разогрет спрос на вторичное жилье, на которое лотерея не распространялась. Во-вторых, для участия в лотерее нужно вносить аванс, который в случае розыгрыша особенно привлекательных лотов доходит до миллиона юаней. Таким образом, людям срочно потребовались деньги, и они стали забирать свои инвестиции из p2p-платформ.

Если бы p2p-платформы работали как положено, просто связывая между собой кредиторов и заемщиков, то такой сценарий был бы невозможен: до истечения срока погашения задолженности кредитор не может требовать полный возврат средств. Но китайские p2p-платформы работали как квазибанки. Во многих была возможность досрочно вывести средства с потерей процентов.

Другой вопрос, что когда бегство инвесторов стало массовым, компании столкнулись с разрывом ликвидности и стали банкротиться. Первой закрылась крупнейшая p2p-платформа в Ханчжоу Shanlin Finance, не вернув $9 млрд инвесторам. Затем, уже в июне, обанкротились еще две старейшие p2p-платформы Ханчжоу – Tang Xiaoseng и Lian Bi finance.

Напряжения добавил глава КРБСД Го Шуцин. Выступая на форуме Луцзяцзуй 15 июня, он сказал, что инвесторы должны понимать связь высокой доходности с высоким уровнем риска. И предупредил, что если обещана доходность хотя бы 10%, то нужно быть готовым потерять все свои деньги. При этом большинство p2p-платформ как раз предлагали доходность от 10% и выше. Та же Tang Xiaoseng, например, обещала вкладчикам 12% годовых.

Видимо, тогда инвесторы отчетливо поняли, что государство никаких гарантий сохранности их вложений не дает. Поэтому после слов главы КРБСД даже те, кто не собирался в ближайшее время покупать недвижимость, бросились забирать нажитые непосильным трудом деньги. А были и те, кто, позарившись на высокую доходность p2p, вкладывался с большим кредитным плечом.

Люди набирали займов в микрофинансовых организациях, даже по кредитным картам, и вкладывались в p2p, рассчитывая заработать на спреде. Естественно, они запаниковали. Так и начались массовые банкротства p2p-компаний. И очень быстро эта волна захлестнула остальные регионы Китая. Еще больше осложнял ситуацию спад на фондовом рынке, куда многие p2p-платформы вкладывали деньги инвесторов.

30 лет перехода

Можно ли сказать, что китайский регулятор сам спровоцировал кризис, которого власти страны как раз пытались не допустить? Вряд ли. Волна банкротств началась еще до заявления Го Шуцина по гораздо более фундаментальным причинам, он лишь невольно ускорил неизбежное приближение коллапса. Регуляторы, наоборот, хотели как лучше: с одной стороны, разработать необходимое законодательство, а с другой – дать бизнесу время для перехода, чтобы избежать жесткой посадки.

Единственное, в чем просчитались власти, это в необходимости активного просвещения населения. Иначе как объяснить, что среди протестующих, которых задержали на подходе к офису КРБСД в Пекине, было много тех, кто вложил в единственную p2p-платформу все свои сбережения. Например, 47-летняя вдова, вложившая $550 тысяч, доставшиеся ей после смерти мужа. Теперь она осталась без сбережений, ей нечем оплачивать ребенку учебу. Или 28-летний работник отеля, потерявший в p2p-платформе $66 тысяч, которые были предназначены для покупки жилья к свадьбе.

Теперь, понимая серьезность ситуации, власти пытаются разрешить кризис. На помощь призвали четыре государственные корпорации по управлению активами (AMCs), также известные как банки плохих долгов. Они в свое время были созданы, чтобы спасти финансовую систему страны, переходившей от плана к рынку.

Правда, как эти компании, набившие руку в реструктуризации задолженности и реализации залогов по кредитам, будут решать проблему p2p, непонятно. Ведь здесь никаких залогов и обеспечений не предусмотрено. Пекинское Управление по финансовой работе решило предупреждать проблемы заранее и обязало все p2p-компании, работающие в местной юрисдикции, составить отчет о своей деятельности. Компании среди прочего должны будут сообщить о количестве активных пользователей, объем десяти крупнейших непогашенных займов и их отношение к общему объему займов, объем просроченных кредитов и так далее.

Эти меры подпитывают в китайском обществе патернализм, который как раз и вышел боком в случае с p2p-рынком. Государство, опасаясь социальных волнений, опять берет на себя и значительный контроль, и часть ответственности, которая по идее должна лежать на кредиторах и заемщиках. Похоже, что практика вмешательства государства в случае любого негативного события в сфере финансов привела к тому, что тридцатилетний переход Китая от плана к рынку пока еще так и не завершен. В сознании населения не укладывается, что доходность в пять раз выше, чем по депозитам, не может предлагаться просто так, и что, разумеется, государство не может давать гарантии по таким вложениям.

На самом деле даже полный крах p2p-рынка не был бы фатальным для финансовой системы страны: общий объем непогашенных займов p2p не превышает 1% от суммарного объема непогашенных банковских кредитов. Однако патерналистский общественный договор обязывает власти вмешаться и не допустить жесткой посадки.

Но проблема в том, что меры регулирования не могут быть эффективными, если в сознании населения не будет четкого понимания разницы между сбережением и инвестированием. Ведь помимо p2p есть и различные продукты по управлению активами, в том числе в банках, и инвестиционные продукты в страховых компаниях. При этом среднестатистический китаец считает, что это такие же безопасные вложения, как в банковские депозиты, просто под более высокие проценты.

Таким образом, спасая p2p-сектор, государство хоть и избегает небольших социальных волнений, но берет при этом на себя неограниченную ответственность. Люди будут по-прежнему ждать, что за любые их инвестиционные решения ответит государство. Но что делать в случае серьезного экономического кризиса? Как сдерживать десятки, если не сотни миллионов людей, которые пострадают в этом случае и будут ждать помощи от государства? Подобные шаги могут оказаться для Китая бомбой замедленного действия, которая рискует взорваться при наступлении серьезных финансовых проблем, например из-за последствий торговой войны с США.

Китай > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 октября 2018 > № 2748983 Леонид Ковачич


Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков

Переименование без кворума. Что означает для Балкан, ЕС и России провал референдума в Македонии

Максим Саморуков

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют

Референдум о переименовании Македонии должен был стать мощным символом того, что Запад опять берет на себя активную стабилизирующую роль на Балканах. Что старые обещания не забыты и балканские страны – при должных реформах и примирении между собой – тоже смогут присоединиться к процветанию единой Европы. Вот Македония и Греция договорились о разрешении многолетнего спора из-за названия бывшей югославской республики, и перед македонцами сразу же открылась дорога в ЕС и НАТО. Также и соседним странам надо всерьез заняться поисками компромисса в старых балканских конфликтах, потому что это единственный способ влиться в евроатлантические структуры.

Но мощного символа не получилось. Референдум, на котором македонцы должны были одобрить соглашение с Грецией, провалился из-за низкой явки – вместо положенных по закону 50% голосовать пришли всего 37%. Теперь македонскому правительству и его западным партнерам придется искать способ, как сохранить лицо и сделать вид, что все идет по плану.

Назначенный передовик

Из всех балканских конфликтов спор Греции и Македонии из-за названия последней действительно лучше всего подходил для того, чтобы быстро его урегулировать и таким образом задать темп всем остальным. Потому что, по сути, конфликт был давным-давно исчерпан.

Это в начале 1990-х Греция была настолько возмущена названием недавно отделившейся югославской республики, что не стала ее признавать, уговорила отложить признание США и Западную Европу и ввела против Македонии торговое эмбарго. Тогда всерьез обсуждалась возможность, что Македония вернется в состав уменьшившейся Югославии, а македонская экономика была на грани коллапса, зажатая между греческим эмбарго и международными санкциями, введенными против Милошевича.

Но такое жесткое противостояние было урегулировано еще в 1995 году. Тогда Греция признала Македонию, сняла блокаду и согласилась не препятствовать вступлению соседней страны в ООН и прочие международные организации под техническим названием БЮРМ (Бывшая югославская республика Македония). Македонцы в ответ поменяли вергинскую звезду на флаге на солнце и заверили греков в отсутствии территориальных претензий. Две страны установили нормальные дипотношения, а США, страны ЕС, Россия, Китай и многие другие официально признали Македонию именно под таким названием.

То есть спор Греции и Македонии стал чисто формальным еще в середине 1990-х, но он очень пригодился Западу уже в XXI веке. В 2001 году завершалась последняя из войн распада Югославии – вооруженное противостояние македонцев и македонских албанцев. При посредничестве Запада стороны подписали Охридское соглашение, которое значительно расширяло права албанского меньшинства и его участие во власти. В обмен на реализацию этого соглашения македонцам обещали прогресс в деле евроинтеграции.

Вскоре македонцы выполнили соглашение, но брать небогатую и нестабильную страну в ЕС и НАТО по-прежнему никто не хотел. Отказать прямо было бы непедагогично, поэтому пригодилось греческое вето. Афины охотно приняли весь македонский гнев на себя, блокируя вступление Македонии и в ЕС, и в НАТО, пока та не сменит официальное название на то, которое устроит греков. Программа-максимум греков была такая, что слово «Македония» там вообще не должно фигурировать ни в каком виде.

Понятно, что при такой позиции Греции переговоры с Македонией могли тянуться десятилетиями, что до недавнего времени вполне устраивало ЕС и НАТО. Но в последние пару лет события на Украине, миграционный кризис и активизация на Западных Балканах Китая, России и Турции заставили Запад пересмотреть свое отношение к этому региону. Чтобы не дать Западным Балканам превратиться в источник серьезной нестабильности, было решено окончательно урегулировать в регионе старые конфликты и вернуть эти страны на путь активной интеграции в ЕС и НАТО.

Македония лучше всего подходила на роль передовика этого процесса, который бы подавал пример остальным странам. Старый, но чисто формальный спор с Грецией; новое реформаторское правительство Зорана Заева, отстранившее от власти многолетнего автократа Груевского на волне антикоррупционных протестов; корректная правящая коалиция, состоящая из македонских и албанских партий (на том, что албанцев хватало и в правительстве Груевского, внимание старались не акцентировать). Приверженность реформам, межэтнический мир – оставалось только урегулировать конфликт с Грецией.

Сушка явки

Правительству Заева оказалось легко найти компромисс с греками, хотя он не предложил им ничего особенно нового. Благодаря Wikileaks известно, что в 2008 году премьер Груевский предлагал Греции то же самое: добавить к названию страны слово «Северная», а название языка и нации оставить без изменений. Но десять лет спустя Запад был на стороне уже не Афин, а Скопье, поэтому в июне 2018 года две страны заключили Преспское соглашение, по которому Македония добавляла к своему названию слово «Северная», а Греция отзывала вето на ее вступление в ЕС и НАТО.

В Греции для одобрения соглашения нужно простое большинство в парламенте. А вот Македонии надо менять Конституцию, поэтому в дополнение к двум третям голосов депутатов решили добавить консультационный референдум, чтобы вся страна могла приобщиться к внешнеполитическому прорыву в западный мир.

Вопрос в бюллетенях сформулировали так, чтобы все преимущества прорыва были максимально очевидны, а недостатки, наоборот, скрыты: «Поддерживаете ли вы вступление страны в ЕС и НАТО, принимая договор между Республикой Македония и Республикой Греция?» Ни слова про переименование, зато есть сразу и ЕС, и НАТО, чтобы в будущем по этим поводам уже не надо было голосовать.

Наконец, окончательной гарантией успеха должна была стать мощная агитационная кампания перед референдумом, когда в течение сентября в Македонии успело побывать больше западного начальства, чем за всю ее предыдущую историю. Практически ежедневно македонцы лицезрели то генсека НАТО, то канцлера Германии, то министра обороны США, то президента Евросовета и так далее. И все они твердили македонцам одно: у вас уникальный шанс попасть в ЕС и НАТО, пользуйтесь обязательно, потому что если сейчас не согласитесь на сделку с греками, то следующая такая возможность выпадет бог весть когда.

Успех референдума казался настолько неизбежным, что никто не отваживался агитировать против, чтобы потом не оказаться чужим на всеобщем празднике. Даже крупнейшая оппозиционная партия, националистическая ВМРО-ДПМНЕ заняла очень уклончивую позицию, не желая выставлять себя антизападной. Партийное руководство хоть и ругало правительство Заева и формулировку вопроса, но прямо не призывало ни к голосованию против, ни к бойкоту. И только президент Джорге Иванов, второстепенная фигура в парламентской Республике Македония, однозначно высказался за бойкот.

Однако в итоге торжество было испорчено. Вариант «за» набрал туркменские 91,5% – тут проблем не возникло. Но явка оказалась намного ниже ожиданий. Несколько недель ведущие западные лидеры лично объясняли македонцам, как важно прийти и проголосовать. Вся агитация шла прежде всего за явку, потому что в победе «за» никто не сомневался. Но македонцы не вняли: вместо необходимых 50% голосовать пришли всего 36,9%.

Проевропейский раскол элит

У такого провала есть и чисто технические причины. Списки избирателей в Македонии явно раздуты и содержат немало мертвых душ. Нынешний премьер Заев, когда еще был в оппозиции, постоянно обвинял правительство Груевского в том, что оно специально не приводит списки в порядок и накручивает себе таким образом голоса. Но когда сам Заев оказался у власти, он тоже не стал торопиться решать эту проблему.

Но мертвые души для фальсификаций не так уж и многочисленны. Гораздо сильнее списки избирателей раздувают уехавшие. Когда в ходе кампании европейские лидеры твердили македонцам, что это их единственный шанс попасть в ЕС, это было не совсем правдой, потому что многие македонцы уже давно вступили в ЕС в индивидуальном порядке, не дожидаясь специального приглашения от Брюсселя. По данным ООН, в 2017 году за пределами Македонии проживало 535 тысяч македонцев, то есть около четверти всего населения страны.

Цифры внушительные, но и их все равно недостаточно для объяснения такой низкой явки. В конце концов, на парламентских выборах в декабре 2016 года голосовать пришло почти 1,2 млн человек, а сейчас на референдум – всего 640 тысяч. И эта разница связана уже не с раздутыми списками, а с тем, что Запад решил, что сможет продавить тему вступления в ЕС и НАТО на одном народном воодушевлении, не добившись консенсуса среди македонской правящей элиты.

Все серьезные македонские партии выступают за вступление в ЕС и НАТО, но в каждой есть свои представления, на каких условиях должно проходить это вступление. Десять лет, с 2006 по 2016 год, Македонией правила националистическая партия ВМРО-ДПМНЕ во главе с Николой Груевским. Они тоже стремились в евроатлантические структуры, но международная обстановка к этому не располагала.

К концу своего долгого правления Груевский завяз в обвинениях в коррупции, авторитарных тенденциях и заигрывании с Россией. После многомесячных протестов в Скопье ему пришлось согласиться на досрочные выборы, на которых его партия не смогла набрать достаточно голосов, чтобы удержаться у власти. Премьером стал Зоран Заев, собрав коалицию социал-демократов и албанских партий. А Груевский отправился под суд по обвинениям в коррупции, рискуя утянуть с собой значительную часть руководства ВМРО-ДПМНЕ.

Параллельно с коррупционными процессами начался еще и суд над организаторами и участниками нападения на македонский парламент в апреле 2017 года, когда группа радикальных националистов ворвалась в здание и ранила там около ста человек, включая самого Заева. Это были последние дни правления ВМРО-ДПМНЕ, которая до упора отказывалась уступать власть новой коалиции. Тут обвинения касаются высших чинов в силовых структурах Македонии.

Перед референдумом ВМРО-ДПМНЕ вела долгие переговоры с правительством: националисты были готовы поддержать соглашение с Грецией, но только в обмен на амнистию за то, что случилось во времена их правления. Правительство Заева отказалось, потому что реформы, европейская законность и вообще сами справимся.

Но не справились. За десять лет у власти многочисленная клиентела ВМРО-ДПМНЕ широко расползлась по македонскому госаппарату, бизнесу, силовым структурам. Заменить их всех за год невозможно да и не на кого. А из-за показательных процессов новой власти многие из этих людей сейчас всерьез опасаются за свое будущее и не исключают, что дальнейшая евроинтеграция для них лично может означать потерю должности и даже тюрьму. Поэтому в день референдума они если и использовали админресурс, то только для бойкота.

Теперь, после провала явки, ситуация стала гораздо более благоприятной для ВМРО-ДПМНЕ. Референдум был ярким событием, но юридически – всего лишь консультативным. При явке менее 50% его результаты недействительны, но это никак не мешает македонскому парламенту собрать две трети голосов депутатов, чтобы принять соглашение с Грецией и внести необходимые поправки в Конституцию. Для двух третей правящей коалиции нужны голоса депутатов от ВМРО-ДПМНЕ, и премьеру Заеву, лишенному моральной силы референдума, придется договариваться с ними на более выгодных для них условиях.

Будущее и Россия

Дальше все участники процесса будут смотреть на ту цифру итогов референдума, которая им больше нравится. В своих заявлениях премьер Заев, а также представители ЕС и НАТО трубят об успехе, полностью игнорируют низкие показатели явки и напирают только на 92% проголосовавших за. ВМРО-ДПМНЕ, наоборот, говорит о провале референдума, после которого правительство должно уйти в отставку и назначить досрочные выборы.

Две эти позиции, очевидно, сойдутся во время торга перед голосованием в парламенте. Правительству, чтобы провести соглашение с Грецией, нужно всего 9–10 голосов от фракции ВМРО-ДПМНЕ, и оно почти наверняка их получит, особенно при поддержке западных партнеров. Поддержавшие правительство националисты вряд ли останутся внакладе.

Запад сделает вид, что никакой промашки с референдумом не было, но в будущем, скорее всего, станет вести себя более осторожно. Македонская явка сокрушила надежды, что на Балканах можно через голову элит предложить людям какую-то позитивную повестку и те придут и за нее проголосуют. Такое предложение могла бы воспринять активная, заинтересованная в интеграции в большой мир часть общества, но ее на Балканах почти не осталось, эти люди уехали в Европу, не дожидаясь приглашений и референдумов. А осталось коррумпированное частно-государственное партнерство и его клиентская база. И сделать что-то без их поддержки будет почти невозможно.

Наконец, для России референдум о переименовании предоставляет хорошую возможность выпутаться из многочисленных обвинений во вмешательстве во внутренние дела Македонии, которые накопились за последние несколько лет.

У России нет никаких важных интересов в Македонии. Газ играет незначительную роль в македонской энергетике, а после закрытия македонского НПЗ «Окта» в 2013 году российская торговля с этой страной сократилась до символических величин. И даже то, что Македония не присоединилась к западным санкциям против России, тут ничего не изменило.

С бывшим премьером Груевским Москву связывает попытка провести через Македонию ветку «Турецкого потока» после того, как Болгария отказалась участвовать в «Южном». Но от этой идеи давно отказались, Россия вернулась к переговорам с болгарским руководством.

Сейчас интерес Москвы к Македонии поддерживает только перспектива вступления страны в НАТО. Некоторые неосторожные высказывания российских дипломатов и публикации в госСМИ на эту тему дали основания обвинить Россию в том, что она пытается сорвать соглашение Македонии с Грецией, чтобы задержать расширение НАТО.

К счастью для России, теперь и македонское правительство, и Запад заинтересованы в том, чтобы представить результаты референдума как максимально легитимные, поэтому вряд ли станут напирать на обвинения в российском вмешательстве. Это создает хорошие условия для того, чтобы попытаться закрыть эту тему хотя бы для Македонии.

Аналогичным образом можно было бы закрыть и тему вступления Македонии в НАТО, которое регулярно подвергается критике со стороны российских властей. Референдум о переименовании наглядно показал, что остановить этот процесс невозможно. Ни жесткие заявления России, ни попытки Москвы найти союзников среди македонской элиты тут не помогут. Выбор давно сделан, уточняются лишь мелкие детали.

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют.

Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747176 Николай Маломуж

Апостроф (Украина): НАТО вмешается в войну на Украине при одном условии

На сегодняшний день нет реальных перспектив вступления Украины в НАТО. А заявление президента Петра Порошенко о том, что Украина является «восточным флангом НАТО», несет символический и имиджевый характер. С этим мнением экс-главы Службы внешней разведки Украины, генералом армии Украины Николаем Маломужем трудно не согласиться.

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Апостроф: Петр Порошенко во время рабочей поездки в США заявил, что Украина является восточным флангом НАТО. Это заявление нас каким-то образом приближает к альянсу или на сегодня нет реальных оснований для этого?

Николай Маломуж: Это все же имиджевое или популистское заявление в данной ситуации, потому что страны НАТО определяются своими границами, интересами и тому подобное. Мы можем говорить о партнерстве, о союзниках. Но НАТО не хочет себя идентифицировать с любым форматом войны, поэтому они не воспринимают это заявление.

Это было скорее символическое заявление для имиджа Порошенко, чтобы поднять его личный авторитет. Но все понимают реалии — что НАТО сегодня не готова иметь формат реального фланга или форпоста, который находится в стадии боевых действий, как сегодня у нас на востоке страны.

В данной ситуации мы продолжаем трезвое, нормальное сотрудничество с НАТО в рамках соответствующих программ партнерства. Но американские и европейские представители НАТО, с которыми я часто общаюсь, неоднократно говорили, что не видят себя участниками войны или сценария, который мы сейчас имеем на Донбассе.

Да, НАТО — это наши союзники по интересам, они поддерживают разрешение конфликта дипломатическим путем. Но если агрессия России будет масштабной, они будут готовы включить все ресурсы.

— Что касается помощи НАТО в борьбе с Россией. Что они делают сегодня?

— Как правило, в альянсе хотели бы, чтобы был дипломатический путь к миру. Я много общаюсь с представителями США, Великобритании, Японии и даже Китая. Они говорят о возможности урегулирования конфликта на уровне нормандской четверки. Это, по их мнению, является локальным форматом недопущения развертывания российской агрессии. А глобальный формат — это задействование в рамках глобальных договоренностей программы урегулирования ситуации и по Украине, и по Сирии, и по Ирану, и по «Исламскому государству» (запрещенная в России организация — прим. ред.).

Здесь задействуются уже другие игроки — первые лица стран «двадцатки». Они решают проблемы, которые их интересуют — недопущение глобальных и локальных войн. В частности, решение точечных и острых проблем — здесь и Украина, и Сирия, и Иран, и Северная Корея, и «Исламское государство». Это не аналитика, а реальные позиции Трампа, Пенса, Помпео, Метисса, а также представителей Франции, Германии, Японии. То есть они предусматривают реальный путь урегулирования многих проблем на стратегическом уровне. Условно говоря, это Хельсинкские соглашения-2. А решение конкретных реальных проблем, в частности в Украине, ведется по отдельным дорожными картам под эгидой мощных игроков.

— Однако ситуация сейчас не решается…

— И результатов реальных не будет. Возможно, что-то будет делаться на отдельных участках. Например, частичный обмен пленными, частичные мониторинги. Даже в определенной степени, это может быть ограниченный контингент с ограниченными миротворческими функциями, которые не будут решать глобальную проблему. Но это будет движение к замораживанию конфликта.

— А что должна сделать Россия, чтобы НАТО вмешалась в конфликт на Донбассе военным образом?

— Если войска Путина начнут широкомасштабное наступление на Украину, тогда уже НАТО разблокирует свой условный нейтралитет невмешательства военным образом — и я могу утверждать об этом официально. Ведь это будет реальная угроза странам НАТО и они применят фактор сдерживания России. Именно поэтому Путин не пойдет на широкомасштабные наступления, потому что он прекрасно понимает, каким будет ответ НАТО.

— И возникает патовая ситуация…

— Действительно. И пока мощные игроки не включатся в конфликт, даже пусть ради своих интересов по недопущению глобальной войны, эту войну на Донбассе не удастся прекратить. И именно поэтому западные лидеры встречаются с Путиным, чтобы довести до него позицию крупных стран по новому миропорядку, включая жесткие требования по болезненным темам, в частности по Украине.

Да, у Путина есть много противоречий. Но наблюдается постепенное движение к определению новых моделей мира. По моим данным, сдвиг по этому вопросу может быть до конца года, если все пойдет положительно. В том числе, может быть составлена новая дорожная карта по Украине.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747176 Николай Маломуж


Сирия. Сербия. РФ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747149 Николай Плотников

Вечерње новости (Сербия): Сирийские боевики угрожают и Сербии

Значительная часть наемников, которые покинут Идлиб, окажутся в Европе, став мигрантами. Некоторые из них останутся на Балканах, где могут создать угрозу для безопасности региона. Такое мнение высказал сербским "Вечерне новости" специалист по Ближнему Востоку и международному терроризму Николай Плотников. Существует несколько факторов, которые могут привести к тому, что часть джихадистов осядет на Балканах.

Вук Миятович (Vuk Mijatović), Вечерње новости, Сербия

Значительная часть иностранных наемников, которые после переговоров президентов России и Турции покинут сирийскую провинцию Идлиб, рано или поздно окажутся в Европе, став мигрантами. Некоторые из них останутся на Балканах, где могут создать угрозу для безопасности региона.

Об этом в интервью говорит Николай Плотников, глава Центра научно-аналитической информации Института востоковедения РАН. Плотников — генерал-майор запаса, доктор политических наук и специалист по Ближнему Востоку, миграции и международному терроризму. По его словам, существует несколько факторов, которые могут привести к тому, что часть джихадистов осядет на Балканах.

Николай Плотников: Прежде всего, этому способствуют слабые режимы в некоторых странах бывшей Югославии и тот факт, что в них нет строгих законов, запрещающих вербовку на войну в других странах. Не секрет, что после войны в бывшей Югославии осталось большое количество оружия, и Балканы традиционно являются основной трассой для контрабанды афганского героина. Все это важно, поскольку террористы зарабатывают, прежде всего, на торговле наркотиками, людьми и органами. Думаю, что сербской полиции и органам безопасности об этом известно куда больше.

Вечерње новости: Насколько опасны те, кто возвращается с сирийской войны, для европейских стран?

— Как говорят в России, как волка ни корми, он все в лес смотрит. Эти люди так просто не откажутся от своих намерений. Террористические акты в Германии, Франции, Швеции, Финляндии это подтверждают. Перед праздником Курбан-байрам распространялось послание, приписываемое лидеру «Исламского государства»* аль-Багдади, который якобы все еще жив. В этом послании он призывает боевиков отправляться в европейские страны и вести там войну с христианами.

— Есть ли у Вас данные о гражданах балканских стран, которые воевали на стороне сирийской вооруженной оппозиции?

— Недавно мы начали заниматься гражданами балканских стран, так как это очень интересный феномен. По нашим данным, на стороне «Аль-Каиды»* в Сирии воевали граждане Косово, Боснии и Герцеговины, Македонии, Черногории… Во время одного визита в Алеппо, после освобождения в 2016 году, сирийские курды передали нам копии сирийского и хорватского паспортов, в которых была фотография одного и того же человека. Он погиб, воюя на стороне террористов. Среди боевиков, которые проходят лечение в военных госпиталях Израиля, были граждане Боснии и Герцеговины и Косово. Израильтяне заявили нам, что для них они пациенты и что не вдаются в детали (экстремисты они или кто-то другой), но нам подтвердили, что у них лечились выходцы из бывшей Югославии.

— Вы упомянули о крепких связах между исламскими радикалами и организованной преступностью.

— Вербовка в ряды «Исламского государства» превратилась в отличный бизнес. Свою выгоду от войны в Сирии и Ираке извлекают и «черные трансплантологи». Например, нам известно, что они целенаправленно отбирали молодых мужчин для войны в Сирии, но в бой их не отправляли. Их хорошо кормили и следили за ними, а потом, когда нужно, убивали и извлекали органы.

— Представляют ли радикальные исламисты опасность для России и соседних с нею стран?

— Часть боевиков через Пакистан перебирается в Афганистан, где они уже появились в отрядах «Исламского государства». Они хорошо вооружены, держатся малыми группами и избегают конфликтов с афганскими войсками. Как нам кажется, они ждут чье-то команды, чтобы дестабилизировать ситуацию в странах Центральной Азии. Это нам подтверждает и афганский Институт стратегических исследований.

— Что ожидает нас, когда война в Сирии наконец-то завершится? Ослабнет ли давление мигрантов на Европу?

— Президент России уже выступил с инициативой, направленной на возвращение мигрантов в Сирию. Россия обратилась ко всем странам, где сейчас находятся сирийские беженцы, чтобы мы вместе помогли им вернуться в их страну. К сожалению, европейские страны не откликнулись на этот призыв. Они решили действовать по принципу «лучше выстрелить себе в ногу, чем пойти навстречу России». Придется трудно, но процесс возвращения мигрантов уже начался. Чтобы он успешно завершился, нужно создать определенные условия. Однако проблема в том, что, кроме России и организаций в рамках ООН, в этом никто не участвует. ЕС официально заявил, что не хочет помогать режиму Асада. Но какая связь между Асадом и людьми, которые пострадали от войны? Ваша страна тоже когда-то пострадала, поэтому вам об этом известно как никому другому. Я хочу отметить, что ваша страна оказала Сирии гуманитарную помощь.

Ближе сербов у нас никого нет

— На Западе все чаще говорят о «вредном влиянии России на Балканах». Что Вы об этом думаете?

— Россия и Сербия давно поддерживают дружественные отношения. Мой предок, казак, воевал в рядах черногорской конницы в войне за освобождение от Турции. Вам лучше всех известно, какую роль Россия играла в 20 веке, и не случайно, что в Белграде стоит памятник царю Николаю Второму. Для нас сербы всегда были народом одной с нами крови, и ближе сербов на Балканах у нас никого нет.

* запрещенная в РФ террористическая организация

Сирия. Сербия. РФ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747149 Николай Плотников


Россия. Сирия > Армия, полиция > snob.ru, 1 октября 2018 > № 2746327 Алексей Малашенко

Россия в Сирии: уйти нельзя остаться

Алексей Малашенко

Чего добилась и чего лишилась Россия за три года участия в сирийском военном конфликте?

Сначала об успехах.

Во-первых, Россия не просто сохранила, но и упрочила свои позиции в этой стране. Благодаря этому она осталась одним из ключевых игроков на Ближнем Востоке, что поддерживает ее претензии на роль мировой державы. Можно сказать, в этом регионе Россия подтвердила свою преемственность Советскому Союзу.

Во-вторых, ее активность вызывает уважение в арабском мире, кто бы и как к ней ни относился. Автору доводилось беседовать с арабскими политиками и генералами (правда, преклонного возраста), которые говорили, что если бы не Москва, то регион превратился бы в «американскую вотчину». В арабском, шире — в мусульманском мире силу уважают.

В-третьих, российское присутствие сыграло важную роль в разгроме «Исламского государства». Конечно, не борьба с терроризмом явилась самой главной причиной российского прихода в Сирию, однако без нее избавление от ИГИЛ крайне осложнилось бы. (Здесь мы абстрагируемся от того, что ИГИЛ разгромлен не полностью, а реанимация «Исламского государства» в той или иной форме, в других странах и на континентах остается вполне возможной. Сама идея такого государства будет жить еще очень долго.)

В-четвертых, Сирия стала удобным местом, скажем, для тренировок отдельных частей российских вооруженных сил, а также для опробования новой военной техники.

В-пятых, «сирийская эпопея», особенно в 2015–2016 годах, способствовала росту в России патриотических настроений, антизападной ксенофобии и популярности Кремля, которому на фоне экономических трудностей было крайне важно выглядеть в глазах общества успешным в его внешней политике, в том числе в таком вопросе, как борьба против терроризма. Участие в сирийском конфликте, пусть и косвенно, но укрепляло основную официальную идеологему, гласящую, что Россия есть окруженная врагами крепость, а это требует еще более тесного сплочения вокруг власти.

Наконец, в-шестых, российская политика на Ближнем Востоке была, так сказать, «правильно понята» большинством российских мусульман. Малочисленные протесты состоялись лишь в Дагестане. Официальное же мусульманское духовенство выразило Кремлю полную поддержку. К тому же разгром ИГИЛ не привел к активизации экстремистов в России: вернувшиеся с Ближнего Востока боевики, за очень редким исключением, остаются пассивными.

Тем не менее, говоря о позитивных для Москвы результатах действий в Сирии, нельзя не сказать об издержках. В каком-то смысле российские неудачи являются парадоксальным продолжением (можно сказать, следствием) ее успехов.

Итак, во-первых, присутствие России в Сирии, а следовательно, в целом на Ближнем Востоке «завязано» на одной персоне, а именно, главе этой страны Башаре Асаде. Кто бы ни стал его преемником, вряд ли он будет поддерживать столь близкие отношения с Кремлем. После Асада эти отношения уже не останутся столь «интимными».

Кремль в свое время пытался найти среди сирийской элиты «второго Асада», но это закончилось ничем.

Во-вторых, несмотря на неразрешенность и неразрешаемость сирийского конфликта, как его внутренние, так и внешние участники все более задумываются о восстановлении Сирии, которое, по разным данным, оценивается от 300 до 1300 млрд долл. Россия же готова выделить 800–900 млн, сумма не столь значительная и свидетельствующая об ограниченности ее финансовых возможностей. Получается, что роль России значима прежде всего в ходе военного конфликта.

В-третьих, общественные настроения в Сирии весьма различны, и далеко не все общество рассматривает Россию как единственного и оптимального гаранта последующего благополучия своей страны.

В-четвертых, ввязавшись в сирийский конфликт, Россия, тесно сотрудничая с Ираном, де-факто оказалась задействованной в суннито-шиитском противостоянии, что негативно сказывается на ее имидже в арабском мире, и шире — среди мусульман-суннитов, составляющих большинство исламской уммы. В их глазах, особенно в Саудовской Аравии, Египте, Турции, складывается некий «шиито-российский альянс». Это далеко не так (в Кремле вряд ли разбираются в различиях между шиизмом и суннизмом), но сунниты воспринимают сложившуюся ситуацию именно таким образом.

В-пятых, в российском обществе нарастает непонимание и даже раздражение тем, что оно должно платить за войну и восстановление «какой-то» Сирии, за поддержку «какого-то» Асада, когда само оно несет финансовые потери, например, от той же пенсионной реформы. Граждане все более задумываются о том, зачем вообще надо было ввязываться в сирийский конфликт, насколько участие в нем отвечает национальным интересам России, благосостоянию народа.

Рано или поздно Кремлю придется на этот вопрос отвечать.

Перед российской властью стоит дилемма, которую можно сформулировать следующим образом: «уйти (из Сирии) нельзя остаться». Где поставить запятую? Следуя российской внешнеполитической логике, запятая будет поставлена после слова «нельзя». Итак, «уйти нельзя, остаться». Иначе за что боролись? А вот к чему все это может привести, поговорим позже, годика через два-три.

Россия. Сирия > Армия, полиция > snob.ru, 1 октября 2018 > № 2746327 Алексей Малашенко


Узбекистан > Армия, полиция > carnegie.ru, 28 сентября 2018 > № 2748980 Рафаэль Саттаров

Видимость люстрации. Зачем власти Узбекистана начали массовые чистки силовиков

Рафаэль Саттаров

Все понимают, что речь идет не о гуманизации силовых структур Узбекистана – новая власть опирается на ту же старую систему принуждения, только теперь Генпрокуратура превращается в главный контролирующий орган страны. Руководству и сотрудникам СГБ в этой ситуации ничего не остается, как попытаться доказать президенту и его окружению, что их еще рано списывать со счетов. И в этой борьбе двух силовых ведомств укрепление личной власти президента явно имеет приоритет над интересами общества

После смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова в сентябре 2016 года мало кто думал, что всемогущим силовым структурам страны могут угрожать серьезные потрясения. Казалось, дело ограничится «почетной» отставкой главного и самого грозного силовика, многолетнего главы Службы национальной безопасности (СНБ). В крайнем случае, считали эксперты, новый президент Шавкат Мирзиёев сменит первых лиц СНБ на местах. Но вопреки ожиданиям кадровые чистки внутри силовых ведомств Узбекистана вышли далеко за пределы высшего руководства и пока не подают признаков скорого окончания.

Аресты и приговоры

На протяжении полутора лет после смерти Каримова в Узбекистане продолжалось напряженное сосуществование двух самых влиятельных людей каримовской эпохи: бывшего премьера, нового президента Шавката Мирзиёева и всемогущего силовика, главы СНБ Рустама Иноятова. В итоге президент оказался сильнее: в января 2018 года было объявлено об отставке Иноятова, а зловещая Служба национальной безопасности поменяла название и превратилась в Службу государственной безопасности (СГБ). Вслед за ребрендингом началась серия арестов силовиков в центральном аппарате и в региональных учреждениях СНБ-СГБ.

22 июня Военный суд Узбекистана вынес приговор группе бывших руководителей Бухарского областного управления СГБ. Почти все они, начиная с бывшего начальника Управления СГБ по Бухарской области до оперуполномоченного Управления СГБ, получили длительные сроки тюремного заключения.

26 июля Генеральная прокуратура Узбекистана объявила в розыск бывшего начальника Следственного управления СГБ Олега Бусыгина. Его обвиняют в том, что путем угроз и шантажа он получил $300 тысяч от учредителя частного банка «Туркистон» Рустама Хуснутдинова. Согласно материалам уголовного дела, Бусыгину эти деньги передал Абдулла Мусаев – вероятно, тоже один из следователей СГБ.

Под арест по обвинению в вымогательстве, злоупотреблении полномочиями и получении взяток попал бывший генеральный прокурор Рашид Кадыров. Вместе с ним за один день были задержаны в общей сложности 25 человек – действующие и бывшие сотрудники спецслужб, прокуратуры и налоговой инспекции. Сына бывшего генпрокурора, Алишера Кадырова, объявили в международный розыск, а следом из Испании экстрадировали предпринимателя Алишера Ходиева. Следствие утверждает, что сын бывшего генпрокурора и Ходиев, угрожая уголовной ответственностью, вымогали у Фархода Маматжанова, одного из акционеров самого крупного частного банка Узбекистана – Инфинбанка, более $2,6 млн.

В регионах продолжаются аресты и увольнения среди руководящего состава сотрудников СГБ, причем масштабы следственных действий в отношении них, а также сотрудников прокуратуры и налоговой инспекции нарастают. Те сотрудники спецслужбы, кого эти чистки пока не затронули, хорошо понимают, что после увольнения или ареста их бывших патронов им тоже придется освободить занимаемые должности. Поэтому спешат поменять место работы.

Одни переходят в структуры МВД (которое вновь активно расширяет свое влияние, как это было до андижанских событий). Другие стремятся попасть в Бюро принудительного исполнения наказаний при Генпрокуратуре. По данным источников агентства «Фергана.ру», русскоязычные офицеры уезжают в Россию, где устраиваются работать охранниками или идут в уголовный розыск. Некоторые находят работу в новой силовой структуре – Национальной гвардии Узбекистана.

Хозяева Сурхандарьинской области

В чистках силовиков особое место занимает Сурхандарьинская область. Она единственная в Узбекистане граничит с Афганистаном, поэтому особенно важна для СГБ и Минобороны, которые держат границу под плотным контролем, опасаясь вылазок исламистов. Здесь же ряд высокопоставленных силовиков сколотили себе состояние на незаконном транзите наркотиков из Афганистана. Речь идет не о слухах и огульных обвинениях, а о фактах, доказанных в суде Узбекистана.

Самый высокопоставленный из арестованных сотрудников бывшей СНБ, генерал Шухрат Гулямов начал свою карьеру именно в Сурхандарьинской области. Впоследствии, поднявшись на самый верх силового блока, Гулямов вошел в круг доверенных людей президента Каримова. Но, работая в Ташкенте, он продолжал приглядывать за своей вотчиной в Сурхандарье.

Летом прошлого года Высший военный суд Узбекистана признал генерала виновным в посягательстве на конституционный строй и организации контрабанды наркотиков. Гулямова приговорили к пожизненному заключению и возмещению ущерба государству в размере более миллиарда долларов. Опальному силовику не помогло даже звание Героя Узбекистана – на собрании с активистами в одном из районов Сурхандарьинской области Шавкат Мирзиёев назвал Гулямова предателем. Правда, в пользу какой именно страны бывший силовик совершил предательство, президент умолчал.

Весной Ташкентский военный суд арестовал еще одного высокопоставленного силовика – старшего следователя СНБ Узбекистана подполковника Нодирбека Туракулова, ставшего, с подачи Гулямова, фактическим хозяином Сурхандарьинской области. Власти подозревают Туракулова в создании ОПГ, крышевавшей международную наркоторговлю.

Бывший подполковник СНБ, подмяв под себя всю экономическую деятельность в области, нажил многомиллионное состояние. Туракулов пользовался полным доверием бонз СНБ не только потому, что регулярно отправлял наверх мзду, но и потому, что лично заводил уголовные дела против независимых журналистов и критиков режима. Так, именно он возбудил дело против журналиста Бобомурода Абдуллаева, от которого пытками добивались признания в попытке государственного переворота.

Расследования против подполковника Туракулова и генерала Гулямова приоткрыли некоторые детали, как силовики курировали перевозку наркотиков и сами участвовали в ней.

По материалам одного из таких дел в октябре 2016 года в Термез прибыл контрабандный груз – 405 кг наркотиков. Тогдашний заместитель главы таможенный службы Узбекистана Бахромжон Суванов со своей группой выехал в Сурхандарью и, ориентируясь на донесения своих осведомителей в Афганистане, обнаружил груз на берегу Амударьи. По словам адвокатов Суванова, силовики не стали ничего трогать и оставили засаду, чтобы поймать тех, кто придет за наркотиками. Когда стало ясно, что за грузом никто не явится, Суванов сдал его на специальный склад в районе поста №5 на границе с Термезом. В акте наркотики были оформлены как опиум весом 405,291 кг.

Однако изначально главным подозреваемым по этому делу проходил сам Бахромжон Суванов, которого пытали после ареста, добиваясь, чтобы он взял на себя вину в контрабанде наркотиков. Только сейчас выясняется, что Суванова подставил Туракулов – за то, что тот пытался воспрепятствовать движению груза. Настоящими же кураторами перевозок опиума были сам Туракулов и его покровитель, генерал Гулямов.

Реформы с конфискацией

Чем же объясняются масштабные кадровые чистки внутри СНБ-СГБ? В самом Узбекистане единого мнения на этот счет нет, и разные эксперты выдвигают различные объяснения.

Например, причина может быть имиджевая. В то время когда сам Мирзиёев стремится представить себя реформатором за рубежом и внутри страны, главная спецслужба Узбекистана не желает меняться даже внешне, подрывая репутацию нового президента. Особенно явно это обнаружилось в связи с делом уже упомянутого журналиста Бобомурода Абдуллаева – в глазах международного сообщества, откровенно сфабрикованным.

Первого октября 2017 года журналист был похищен агентами СНБ и взят под стражу. Его, а также школьного учителя Хаетхана Насреддинова обвинили в изготовлении и распространении в интернете «тенденциозно-клеветнических материалов» под псевдонимом Усман Хакназаров, в вербовке сторонников, готовых поддержать свержение действующего руководства страны, а также в разработке программы «Жатва», которая якобы предусматривала совершение революции в Узбекистане.

Имидж СНБ-СГБ в связи с этим делом пострадал еще и потому, что силовики обвинили журналиста и учителя ни больше ни меньше в организации государственного переворота на деньги Мухаммада Салиха, известного оппозиционера, единственного соперника Ислама Каримова на первых выборах президента Узбекистана в 1992 году.

В СГБ тогда говорили, что, если бы обвинения были предъявлены по более мягким статьям («клевета» или «призыв к свержению»), внимание журналистов и правозащитников к этому делу было бы меньше и оно, возможно, не получило бы такой международной огласки. В итоге Абдуллаева и Насреддинова пришлось выпустить на свободу незадолго до визита президента Мирзиёева в США.

Другое объяснение арестам высокопоставленных силовиков носит экономический характер. Новый президент анонсировал социально-экономические реформы, для проведения которых необходимы ресурсы, и режим пытается получить средства арестованных через конфискацию их имущества. Возможно, главная цель происходящего – вообще не чистка верхушки СГБ, а конфискация. Это даже не особо скрывается в публичных заявлениях. Так, если еще недавно президент пообещал, что бывшему генпрокурору и его сообщникам придется ответить за все преступления, то теперь новый генпрокурор намекает, что Рашид Кадыров может выйти на свободу, если возместит нанесенный государству ущерб.

Речь действительно идет о заметных суммах для бюджета страны. По словам президента, только сын генерального прокурора стал долларовым миллиардером. Процесс конфискации не ограничивается домами, машинами и так далее. Государство забирает все, до чего может дотянуться. Учитывая то, что в Узбекистане сложился не олигархический, а чиновничий капитализм, под конфискацию попадают зарубежные счета, предприятия и банки, принадлежащие детям или другим близким родственникам крупных силовиков. К тому же в реалиях Узбекистана даже самые опытные коррупционеры порой хранят огромные сбережения не на офшорных счетах, а банально в наличных деньгах в подвалах своих домов.

Еще одно объяснение связано с борьбой старых и новых родственных кланов. Действительно, в Узбекистане кровнородственные связи доминируют на всех уровнях как в государственном, так и в силовом аппарате. Тот же Нодир Туракулов приходится родственником бывшему генеральному прокурору Рашиду Кадырову: он женат на дочери старшего брата бывшего генерального прокурора. Родственники генпрокурора, а также родственники бывшего прокурора Ташкента, тоже арестованного, занимали ключевые посты не только в силовых структурах, но и в банковском секторе.

Скорее всего, чистки усиливает и желание нынешних руководителей Узбекистана избавиться от тех, кто при Каримове собирал против них компромат или осуществлял репрессии, как в случае с самим Мирзиёевым, за которым, как и за его семьей, одно время велась слежка, или в случае с Абдуллой Ариповым, новым премьер-министром, успевшим побывать под домашним арестом. Прежде всего под удар попадают те, кто демонстрирует лояльность не новому президенту, а бывшему председателю СНБ Иноятову.

В сущности, исключительное влияние СНБ во многом держалось на покровительстве со стороны прежнего президента Ислама Каримова. Когда система сдержек и противовесов в стране носит не институциональный, а личностный характер, нынешняя утрата влияния спецслужбой была неизбежна. Как только не стало Каримова, а прежний глава ведомства Иноятов был отправлен в отставку, монопольному положению СНБ-СГБ среди других силовиков Узбекистана пришел конец.

Что дальше

Начав такие масштабные чистки в силовых структурах, новая власть в Узбекистане оказалась перед непростым выбором. С одной стороны, исламистская угроза никуда не делась и для борьбы с ней нужна сильная и профессиональная спецслужба. Полное ослабление СГБ не в интересах Ташкента.

С другой стороны, Мирзиёев и его окружение не хотят, чтобы структуры госбезопасности оставались «государством в государстве», как раньше, когда авторитет главы спецслужбы и его подчиненных был выше, чем у чиновников и аппаратчиков, а губернаторы и министры опасались прослушки и арестов.

При этом власти не боятся, что массовая кампания против руководства бывшего СНБ подорвет доверие людей к государству. Во-первых, общество о чистках и арестах узнает дозированно и постфактум, в основном из выступлений президента. Во-вторых, население Узбекистана в массе своей по-прежнему демонстрирует политическую пассивность, по умолчанию считая, что власть все делает правильно и чиновники лучше знают, как надо. В-третьих, Мирзиёев, в отличие от Каримова, полагавшегося на СНБ, делает ставку на Генеральную прокуратуру, чье влияние стремительно растет.

Все понимают, что речь идет не о гуманизации силовых структур Узбекистана – новая власть опирается на ту же старую систему принуждения. Именно Генпрокуратура превращается в главный контролирующий орган страны – с начала 2018 года было создано сразу девять новых управлений по надзору за различными отраслями и направлениями. Сегодня Генпрокуратура запустила своих кураторов во все сферы – от социальной до топливно-энергетической. Руководству и сотрудникам СГБ в этой ситуации ничего не остается, как попытаться доказать президенту и его окружению, что их еще рано списывать со счетов. Похоже, Мирзиёев взял за образец поздний СССР с его аппаратной борьбой двух ключевых силовых ведомств – КГБ во главе с Андроповым и МВД под управлением Щелокова. И в этой борьбе укрепление личной власти президента явно имеет приоритет над интересами общества.

Узбекистан > Армия, полиция > carnegie.ru, 28 сентября 2018 > № 2748980 Рафаэль Саттаров


Сирия. США. Израиль. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742785 Дейв Маджумдар

National Interest (США): Нагоняя геополитическую волну

Москва заявляет, что поставит в Сирию С-300 несмотря на возражения Вашингтона и Тель-Авива. Но похоже, что Россия планирует очень серьезно заняться всей сирийской ПВО, пишет "Нешнл интерест", и работать на С-300 будут русские экипажи. Это сильно ограничит военные действия Израиля в этой стране. Присутствие дополнительных российских сил станет для Израиля сдерживающим фактором.

Кремль принял решение поставить Дамаску эффективные ЗРК С-300, когда сирийские ПВО по ошибке сбили российский самолет во время израильского авианалета.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия заявляет, что поставит в Сирию зенитно-ракетный комплекс С-300, несмотря на возражения Вашингтона и Тель-Авива. Кремль принял решение о поставке этой мощной системы после того, как сирийцы 17 сентября своей ракетой С-200 по ошибке сбили российский самолет-разведчик Ил-20М во время налета израильской авиации на войска Асада.

«Россия в ближайшие две недели поставит сирийским вооруженным силам зенитно-ракетный комплекс С-300, — сказал 24 сентября министр обороны Сергей Шойгу. — С-300 способен перехватывать средства воздушного нападения на дальности более 250 км и одновременно поражать несколько воздушных целей».

Российское решение

Кремль решил поставить сирийскому режиму современную систему С-300, поскольку Москва обвиняет Израиль в уничтожении ее самолета Ил-20М, хотя сбит он был сирийской ракетой. Русские обвинили Тель-Авив в том, что израильские летчики прикрылись этим большим самолетом во время авианалета четырех истребителей F-16 на объект сирийского режима.

«Подчеркну, в 2013 году по просьбе израильской стороны мы приостановили поставку в Сирию комплекса С-300, который был подготовлен к отправке, а сирийские военнослужащие прошли соответствующую подготовку. Сегодня ситуация изменилась. И не по нашей вине», — отметил глава российского военного ведомства.

Шойгу также заявил, что Москва направит в Сирию современные системы боевого управления и опознавания, чтобы сирийские войска в будущем могли должным образом распознавать российские самолеты. «Командные пункты сирийских соединений и воинских частей противовоздушной обороны будут оснащены автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы, — сказал министр. — Это обеспечит централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии, ведение мониторинга воздушной обстановки и оперативную выдачу целеуказаний. Самое важное то, что сирийские средства ПВО смогут гарантированно идентифицировать российские самолеты».

Если вначале российский президент Владимир Путин объяснил этот инцидент неясностью боевой обстановки, то потом Кремль начал заявлять, что вину за потерю своего самолета возлагает на Израиль. «Представленная израильскими военными информация о действиях их авиации над сирийской территорией расходится с выводами Минобороны России, — отметил Кремль в своем заявлении. — Российская сторона исходит из того, что именно действия ВВС Израиля стали основной причиной трагедии».

В телефонном разговоре с израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху было заявлено, что, по мнению Кремля, поставка дополнительных систем вооружений в Сирию является единственным способом защитить действующих в этой стране российских военнослужащих. «Владимир Путин подчеркнул, что решение России об укреплении боевого потенциала сирийских ПВО в данный момент является вполне уместным, а его основная цель состоит в том, чтобы свести на нет вероятные угрозы жизни российских военнослужащих, выполняющих задачи по борьбе с международным терроризмом», — заявил Кремль.

Безответственные руки

Во время беседы с Путиным Нетаньяху подчеркнул, что, по мнению Израиля, «передача современных систем вооружения в безответственные руки усилит существующие в регионе опасности». Он отметил, что Израиль будет и дальше «защищать свою безопасность и свои интересы».

Вашингтон тоже не стал молчать по этому поводу. Советник по национальной безопасности Джон Болтон назвал решение России поставить Сирии С-300 «большой ошибкой» и «значительной эскалацией напряженности». Госсекретарь Майк Помпео сказал, что поднимет этот вопрос на встрече с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, которая состоится в Нью-Йорке на полях заседания Генеральной Ассамблеи ООН.

Виновата Сирия

Израиль также подчеркнул, что в гибели российского Ил-20М виновата Сирия. «После трагического события в небе над Сирией я дважды разговаривал с президентом Путиным. Я выразил ему наши глубокие соболезнования в связи с гибелью экипажа российского самолета, который был сбит безответственным огнем сирийских ПВО, — сообщил израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в Твиттере. — Этим утром я созвал кабинет безопасности, который был в полной мере проинформирован о недавних событиях. Министры кабинета безопасности также выразили глубокие соболезнования семьям погибших и российскому народу».

Но хотя Тель-Авив выражает сожаление в связи с гибелью российских военнослужащих, израильские власти заявляют, что у них нет выбора, и они будут бороться против посягательств Ирана. Израиль продолжит сотрудничество с Москвой, однако не откажется от действий против Ирана. «Мы полностью поддерживаем Армию обороны Израиля в ее действиях по защите государства, — сказал Нетаньяху. — Мы продолжим действия, имеющие целью не допустить установления иранского военного присутствия в Сирии, и мы продолжим взаимодействие в вопросах безопасности между Армией обороны Израиля и российскими военными…. В этих целях я договорился с президентом Путиным о том, чтобы рабочие группы Армии обороны Израиля и российских военных провели встречу в ближайшее время. Мы сделаем все необходимое для обеспечения безопасности Израиля».

Стратегические последствия

Русские пока не сказали, какая модификация С-300 будет передана Сирии, но вполне вероятно, что это будет довольно современный вариант С-300ПМУ-2. С учетом того, что на подготовку сирийских экипажей современных комплексов уйдет несколько месяцев, можно с уверенностью сказать, что вначале на них будут работать русские.

«Я думаю, сирийцы вряд ли будут готовы работать на них в ближайшем будущем без российских советников и их поддержки, — заявил „Нешнл интерест" научный сотрудник Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) Майкл Кофман (Michael Kofman). — Здесь налицо некая неопределенность, и нельзя с уверенностью сказать, кто именно будет работать на этих комплексах».

Неоспоримо то, что российский Ил-20М был сбит сирийскими военными, а поэтому вполне возможно, что русские не позволят экипажам Асада эксплуатировать С-300. А с учетом заявления Шойгу о том, что Москва оснастит командные пункты режима Асада «автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы», дабы «обеспечить централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии», нельзя исключать, что Кремль планирует переподчинить себе всю сирийскую ПВО. Безусловно, при такой системе подчинения слабо подготовленные и плохо мотивированные сирийские военные не смогут в панике атаковать своих, оказавшись под огнем противника.

Более того, если русские будут управлять сирийскими средствами ПВО, Израилю будет намного сложнее наносить удары по войскам Асада и иранским силам, которые действуют в Сирии. Израиль вряд ли сможет наносить удары непосредственно по сирийским целям во время своих авианалетов, зная о том, что в перекрестье его прицела могут попасть русские, потому что Кремль не оставит безнаказанным второй инцидент такого рода. Таким образом, присутствие дополнительных российских сил станет для Израиля сдерживающим фактором и ограничит его возможности по ведению боевых действий в Сирии.

Конечно, если Россия все-таки передаст комплексы С-300 сирийским операторам, появится вполне определенная вероятность того, что Израиль попытается уничтожить эти комплексы. У него для этого есть идеальное средство — недавно закупленные единые ударные истребители F-35. Но в ближайшем будущем, когда на сирийских С-300 будут работать российские экипажи, возможности Израиля по нанесению ударов по целям в Сирии будут ограничены.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Сирия. США. Израиль. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742785 Дейв Маджумдар


Польша. Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742780 Корнель Моравецкий

Корнель Моравецкий: Танки в Донбасс первым отправил Киев (RMF FM, Польша)

Почетный спикер польского Сейма, отец премьер-министра Польши Корнель Моравецкий рассказал на радиостанции РМФ ФМ, почему он негативно относится к идее размещения в Польше американской базы, почему это невыгодно для поляков и для Европы. Размещение базы в Польше будет выглядеть как подготовка к войне, а поляки попросту нарушат тот договор, который был дан России при вступлении в НАТО восточноевропейских стран.

Роберт Мазурек (Robert Mazurek), RMF FM, Польша

Интервью с почетным спикером польского Сейма, отцом премьер-министра Польши Корнелем Моравецким (Kornel Morawiecki)

RMF FM: Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Корнель Моравецкий, представляющий депутатскую группу «Свободные и солидарные».

Корнель Моравецкий: Здравствуйте.

— Начнем с того, что премьеру Матеушу Моравецкому (Mateusz Morawiecki) придется не просто принести извинения за свои слова на тему строительства дорог и мостов при правительстве партии «Гражданская платформа», но и опровергнуть их.

— Возможно, это будет правильно, ведь он сказал, что мы выделяем на эту цель сколько-то средств, а мы еще только собираемся это сделать. Суд постановил, что следует сделать опровержение. Возможно, господин премьер слишком устал, неточно выразился. Я все это понимаю, нет смысла раздувать эту историю.

— А когда Вы встречаетесь с Матеушем Моравецким вы тоже обращаетесь к нему «господин премьер»?

— Нет, так я не говорю.

— Сейчас Вы его так назвали.

— Мы с вами разговариваем официально.

— Разумеется.

— Вы бы к нему обращались точно так же. Речь шла о пяти миллиардах. «Гражданская платформа» тратила в год на локальные дороги около 600 миллионов злотых, а сейчас правительство планирует выделить на них пять миллиардов. Так что это, по-видимому, была оговорка, следовало сказать не «выделяем», а «выделим». А так в прошлом году правительство направило на эту цель 1,5 миллиарда, то есть в два раза больше, чем прошлое руководство.

— Хорошо, мы знаем, что будет опровержение, так что оставим этот вопрос…

— Будет, да.

— Я хочу спросить Вас о другом. Сейчас в новостях мы слышали президента Анджея Дуду (Andrzej Duda), который заверил, что мы готовы (или в любом случае будем готовы) создать постоянную американскую базу в Польше. Глава канцелярии премьера говорил в нашей студии, что она могла бы появиться на востоке нашей страны. Вопрос в том, нужен ли нам «Форт Трамп», или мы только зря рассердим россиян?

— Я отношусь к этой польско-американской инициативе с некой долей скепсиса. Было бы лучше тратить польские деньги на польскую армию и польских, а не американских военных.

— Почему американская база нам не нужна?

— Я негативно отношусь к этому проекту по разным причинам.

— В этом вопросе Ваше мнение расходится не только с позицией Вашего сына, но и всей партии «Право и справедливость».

— Я отношусь к этой идее, скорее, критично, хотя, конечно, не знаю всех деталей, возможно, я хуже информирован. Начнем с того, что когда Германия объединялась, это было начало 1990-х, те державы, которые дали согласие на ее объединение (кстати, Польша тоже дала согласие без каких-либо дополнительных условий, это была ошибка президента Валенсы и премьеров Мазовецкого (Tadeusz Mazowiecki) и Белецкого (Jan Bielecki)), постановили, что войска НАТО не станут размещать на территории стран-участниц бывшей Организации Варшавского договора.

— Да.

— А сейчас…

— Вы хотите сказать, что размещая у себя базу НАТО, мы провоцируем Россию?

— Я хочу сказать не о провоцировании, а о том, что любое нарушение международных соглашений — это очень рискованное дело.

— Вы меня, конечно, извините, но россияне с 1990-х годов успели уже много раз нарушить те договоры, которые они с нами заключали.

— Только один раз, когда они заняли Крым. А до этого мы бомбили Белград, способствовали отделению Косово от Сербии. Именно мы, западный мир, первыми начали нарушать международное право.

— Скажем без обиняков: Вы выступаете против строительства американских баз в Польше.

— Я не вижу такой необходимости, это выглядит, как подготовка к войне. Лучше постараться наладить отношения с Россией, наполнить концепцию восточной политики каким-то положительным содержанием, а не идти на конфликт.

— Вы не думаете, что подобные заявления, звучащие из Ваших уст, создадут проблемы главе польского правительства?

— Я здесь не для того, чтобы упрощать работу моему сыну, который выступает как моим, так и Вашим премьером, а одновременно в каком-то смысле вышестоящей для меня инстанцией. У меня другая роль: размышлять, что будет лучше для Польши, Европы, мира.

— Извините меня, но из Ваших слов следует, что Вас сейчас волнуют в первую очередь интересы России.

— Нет, почему интересы России?

— Мы заинтересованы в том, чтобы в Польше…

— Двигаться в направлении обострения польско-российских отношений невыгодно ни нам, ни россиянам.

— С этим я согласен, но…

— И точка. Это невыгодно ни Европе, ни США, ни всему миру.

— Много лет подряд все политические силы в Польше говорили, что основа нашей безопасности — это хорошие отношения с США…

— Разумеется, я с этим не спорю.

— …а лучшая гарантия этой безопасности — появление у нас американских баз.

— Я бы предпочел, чтобы эту тему обсуждали между собой россияне и американцы, чтобы Путин…

— Вы хотите, чтобы они решили, можно ли строить у нас базы?

— Да, но…

— Это звучит довольно пугающе.

— Отнюдь не пугающе. Извините, но я против нарушения международных соглашений.

— Вы выступаете за то, чтобы американцы и россияне через нашу голову обсуждали возможность появления баз в Польше.

— Нет, они должны обсудить, продолжает ли действовать тот договор или он утратил силу, поскольку появились какие-то угрозы. Меня возмущает, как изображают россиян. Польские элиты, СМИ, правительство настраивают против них поляков, а российские элиты, СМИ и правительство настраивают против поляков россиян. Это губительно для обоих наших народов.

— В завершение этой темы я бы хотел спросить, согласны ли Вы с утверждением, что Вы стали самым пророссийским политиком в Польше?

— Нет, я абсолютно с ним не согласен. Не знаю, кто тут в большей степени пророссийский…

— Вы говорите, что Россия не проводит…

— Я самый пропольский политик.

— Хорошо, значит, Россия, как Вы говорите, не проводит агрессивной политики?

— Извините, но я что-то не вижу этой агрессивной российской политики. Есть Донбасс…

— Я как раз хотел вам предложить поехать на Украину и увидеть все собственными глазами.

— Куда именно?

— На восток Украины.

— В Донбасс или куда-то еще?

— А Донбасс — это не Украина?

— Но в Донбасс танки, самолеты и пушки сначала отправил Киев, когда начались все эти волнения, связанные с Януковичем, который пользовался на востоке огромной демократической поддержкой.

— Оставим украинский конфликт. Ваше объединение «Свободные и солидарные» пытается принять участие в выборах органов местного самоуправления.

— Не пытается принять, а принимает!

— Кое-где у вас возникли проблемы.

— Это так.

— В варшавских списках…

— Не везде это получается, но, извините, Вы говорите «пытается», а у нас есть зарегистрированные списки для участия в выборах в трех четвертях региональных собраний депутатов.

— Хорошо, но когда Вы попытались зарегистрировать список в Варшаве, оказалось, что из 200 подписей 198 были поддельными. Я бы назвал это мировым рекордом. Значит, свои подписи не поставили даже те люди, которые присутствуют в этих списках, или члены их семей.

— Это несомненная провокация, атака на нас. Я этого не понимаю. Не знаю, кто за ней стоит, но это атака на все наше объединение.

— Вы сами предъявили эти поддельные подписи, а теперь говорите, что это атака?

— Да.

— Как это?

— Да, мы их предъявили. Человек, у которого были соответствующие полномочия, отправился их подавать, но, возможно, он сам этого не осознавал. Пусть делом с этими подписями займется полиция, соответствующие службы, мы туда уже обратились.

Польша. Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742780 Корнель Моравецкий


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742774 Виталий Портников

Главред (Украина): Украина либо вступит в НАТО, либо в Россию — областями

Автор, ориентирующийся на пропаганду идей нынешних украинских властей, всеми силами тянущих Украину в НАТО, Евросоюз и разрывающих связи с Россией, утверждает, что «сохранение украинской государственности зависит от вступления Украины в Севератлантический альянс». Правда, при этом он вынужден заметить, что далеко не всем украинцам такая перспектива приходится по душе.

От вступления в НАТО зависит сохранение украинской государственности как таковой

Виталий Портников, Главред, Украина

«Это Украине определять свой путь — хочет она вступать в НАТО или нет» — подчеркнул генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг перед встречей с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым — одним из наиболее одиозных оппонентов евроатлантической интеграции нашей страны.

Столтенберг напомнил, что 29 стран-союзников и Украина будут решать, готова ли Украина, отвечает ли она стандартам НАТО. Казалось бы — идеальная формула, никакой России в ней не просматривается, как не просматривалось никакой России в принятии в НАТО Польши или Латвии. Однако и без учета мнения Кремля препятствий — хоть отбавляй.

Самые серьезные проблемы — в настроениях в самом украинском обществе. До нападения России на Украину на приверженность большинства украинцев идее евроатлантической интеграции можно было не рассчитывать. Если в вопросе европейской интеграции побеждал даже не телевизор, а холодильник — многие понимали, что в Евросоюзе жить лучше, чем в союзе с Москвой, то в своем отношении к евроатлантической интеграции среднестатистический украинец мало отличался от среднестатистического россиянина, оставался все тем же дремучим «совком», поклонником «талантов» Путина.

Война изменила настроения большого количества людей — но даже сейчас их все еще недостаточно, чтобы рассчитывать на успех референдума о вступлении в НАТО. Более того, как только ситуация на фронте успокаивается, уходит из приоритетных новостей, количество сторонников НАТО в нашей стране начинает уменьшаться.

Парадокс в том, что пока Россия оккупирует нашу территорию, мы можем рассчитывать на поддержку идеи евроатлантической интеграции хотя бы половиной населения, но не можем рассчитывать на вступление в НАТО. Если Россия уйдет, наши шансы на вступление сразу же увеличатся — но количество сторонников вступления уменьшится. Думать на перспективу украинское общество так и не научилось.

Непросто будет рассчитывать и на понимание всех стран-союзников. Все же при предыдущих волнах расширения Россия еще не имела такого влияния в Европе и она будет делать все возможное, чтобы затормозить украинскую евроатлантическую интеграцию с помощью своих «симпатизантов».

Но еще большее значение имеет влияние двусторонних конфликтов Украины со странами-членами НАТО, их последствия мы зачастую просто недооцениваем. Самая яркая иллюстрация такой недооценки — ситуация с принятием в НАТО Македонии, которая была готова к этому много лет назад. Греция, которая возражала против конституционного имени Македонии, заблокировала ее принятие в НАТО прямо на саммите альянса. И только сейчас, когда Скопье и Афины близки к компромиссу, появилась возможность вернуться к принятию Македонии в НАТО — при этом небольшая балканская страна столкнулась еще и с противодействием из Москвы.

Этот опыт нужно учесть, тем более, что от вступления в НАТО зависит сохранение украинской государственности как таковой. Если мы хотим этого сохранения, нам нужно соответствовать стандартам НАТО, переубедить украинское общество и добиться компромисса с соседями-членами НАТО. Альтернатива проста — вступление в Россию областями.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742774 Виталий Портников


США. Иран > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741117 Джон Болтон

Fox news (США): Речь Джона Болтона на саммите Объединения против ядерного Ирана 2018

Соединенные Штаты не наивны. Нас не обмануть, не обхитрить, не запугать, заявил советник президента США Джон Болтон на саммите Объединения против ядерного Ирана. Дни безнаказанности Тегерана и его пособников прошли. По мнению Болтона, соглашение 2015 года об отмене санкций было ужасным, а Иран продолжает лгать. Болтон выразился без обиняков: Иран, мы придем за тобой! Также он посоветовал членам ЕС не пытаться обойти санкции США против Ирана.

Fox News, США

Я очень рад быть здесь, особенно с Майком Помпео (Mike Pompeo), который проделал огромную работу на посту госсекретаря.

Сегодня я рад возможности поговорить с вами на тему, которая всем хорошо известна: это угроза, которую представляет для Соединенных Штатов и мира преступный иранский режим.

Муллы в Тегеране призывают к насилию, кровопролитию и террору на Ближнем Востоке и по всему миру. Иран грабит свой народ, сеет хаос в соседних странах и до сих пор является государством номер один, оказывающим поддержку террористам. Объединение против ядерного Ирана предприняло важные шаги, чтобы не позволить этому опасному диктаторскому режиму получить ядерное оружие и средства его доставки, и администрация Трампа гордится тем, что у нее есть такие союзники, как вы.

С самого начала мы предпринимали решительные действия в ответ на злонамеренные действия Ирана, стремясь гарантировать, чтобы режим никогда не получил доступа к ядерному оружию. Разумеется, наиболее важным шагом, который мы предприняли в этом году, стал выход из катастрофического совместного всеобъемлющего плана действий.

Соглашение по Ирану фактически было самой страшной дипломатической ошибкой в истории Америки. Оно не предписывало никаких средств борьбы против дестабилизирующей деятельности режима, разработки этим государством баллистических ракет и распространения ядерного оружия.

Хуже всего то, что это соглашение не выполняло своей основной задачи, так как не закрывало перед Ираном всех путей получения ядерного оружия.

Соглашение не помешало режиму приступить к обогащению урана в промышленных масштабах и к переработке отработанного ядерного топлива, в то время как и то, и другое было ключевым условием для стремительного распространения ядерного оружия.

Соглашение было бесконечно далеко от полной контролируемости, а указанные в нем меры были смехотворно нецелесообразны.

Более того, в соглашении по Ирану было множество расплывчатых формулировок, лазеек, двусмысленных определений и так далее.

Соглашение давало режиму доступ к более сотни миллиардов долларов в тот момент, когда у Соединенных Штатов было максимальное влияние на Тегеран.

Соглашение было наивно, непродуманно и нелогично. И если все эти серьезные недостатки не были достаточным основанием, чтобы положить конец этому катастрофическому соглашению, то ранее в этом году мы видели неопровержимые доказательства того, что мы давно уже подозревали.

Соглашение 2015 года было основано на наглой лжи, на иллюзии, что иранский режим никогда не стремился получить ядерное оружие.

Как вам известно, в апреле Израиль опубликовал добытые разведкой документы, доказывающие раз и навсегда, что Иран давно стремился получить ядерное оружие и неоднократно лгал об этом. До сих пор режим продолжает лгать миру о своих амбициях в сфере ядерного оружия. Наши отцы вынесли урок из политики умиротворения уже много десятилетий тому назад. Этот режим с гордостью призывает к уничтожению Америки и Израиля. Мы должны поймать их на слове. Аятоллы не приходят с миром.

С момента заключения соглашения оборонный бюджет Ирана вырос почти на 40%, режим потратил более 15 миллиардов долларов на ожесточенные конфликты в Сирии, Газе, Ираке и Йемене. А задолго до заключения соглашения Иран стал главным в мире банкиром, финансирующим международный терроризм. Иран беззастенчиво поддерживает преступный режим Асада в Сирии и является сообщником Асада в организованных им химических атаках в отношении его собственного народа. Иран также активно противостоял в прошлом попыткам заставить режим ответить за применение этого чудовищного оружия в Организации по запрещению химического оружия. Мы также не можем ручаться, что Иран выполнил свои обязательства в рамках Конвенции по химическому оружию в силу несоответствий, допущенных в иранской декларации, уклончивых ответов Ирана на запросы следствия, пристально наблюдающего за действиями Ирана. Соединенные Штаты внимательно наблюдают за поведением Ирана, а также за соблюдением или несоблюдением условий конвенции.

После заключения соглашения 2015 года Иран также ускорил свои разработки баллистических ракет и проводил запуски, грубо нарушая резолюции Совета безопасности ООН. Разведка США явно демонстрирует, что Иран занимается активной разработкой более точных и эффективных ракетных комплексов и технологий. Режим увеличил потенциал для нанесения точечных ударов, антикорабельных ударов и ракетных целевых показателей.

Мы также знаем, что в последние месяцы связанные с иранской ракетной программой агенты по закупкам сотрудничали с поставщиками в Азии и Европе, в том числе и в России, чтобы получить многочисленные электронные компоненты, металлическое оборудование и другие материалы.

Мы рассекретили эту информацию, чтобы ясно продемонстрировать, что режим продолжает использовать агентурные сети и подставные компании за границей, чтобы незаконным путем получить эти опасные составляющие ракет. Если Иран и продолжает использовать посредников и поставщиков в Азии для получения новейшего европейского и американского оборудования, то будьте уверены, программа Ирана по разработке баллистических ракет продолжается и развивается.

Иран распространяет эти опасные ракеты и другое оружие по всему Ближнему Востоку и по всему миру, в том числе в Сирию, где они могут быть использованы для того, чтобы угрожать нашему союзнику и дружественному государству — Израилю.

Будучи главным мировым спонсором терроризма, муллы продолжали отправлять финансирование посредникам террористов, например, ливанской Хезболле и Хамасу. Эти организации наносят невероятный ущерб беззащитному населению по всему миру.

В самом деле, кровавый след режима можно проследить в ужасных терактах в Европе, Южной Америке и Юго-Восточной Азии.

Летом этого года уполномоченный иранский дипломат руководил планом по взрыву бомбы в Париже. А всего два месяца назад двух иранских агентов арестовали сотрудники ФБР, обвинив их в слежке за американскими гражданами и израильскими и еврейскими организациями в США, в том числе за еврейским общинным центром в Чикаго.

Все эти действия в отношении американцев, разумеется, только дополняют долгую историю угроз со стороны Ирана в адрес США. И в последние десятилетия режим пытал и убивал американских граждан, совершал нападения на наши посольства и наносил удары по нашим военнослужащим.

Иран также занимается похищением американских граждан, он продолжает применять метод захвата заложников в качестве инструмента государственной политики в нарушение всех международных законов и норм.

Роберт Левинсон (Robert Levinson), с семьей которого я встречался на прошлой неделе, пропал в Иране около 11 лет назад. Сиамак Намази незаконно удерживается в Иране. Многие другие американские и европейские граждане также являются заложниками режима. Этой постыдной варварской практике следует положить конец, и Иран должен немедленно вернуть американцев и других невинных граждан.

Хассан Рухани опубликовал на прошлой неделе колонку в газете «Вашингтон Пост», где заявил, что в арсенале его режима есть только мир.

Позволю себе с этим не согласиться.

В арсенале режима есть ракеты. В арсенале режима хранятся ядерные амбиции. В арсенале режима — кровопролитие, хаос, насилие и терроризм. Заявление Рухани, что у этой убийственной диктатуры есть «традиция уважения верховенства закона», что она занимается защитой «мира и безопасности в регионе», — смехотворно.

Действия иранского режима представляют неприемлемую угрозу для интересов государственной безопасности США, для наших граждан и для безопасности наших союзников и партнеров по всему миру.

Согласно заявлениям мулл в Тегеране, мы — Сатана, владыка преисподней, хозяин пылающего ада.

Я полагаю, они серьезно воспримут мои сегодняшние заверения: если вы выступите против нас, наших союзников или наших партнеров, если вы нанесете вред нашим гражданам, если вы продолжите лгать, обманывать и вводить нас в заблуждение, то вам действительно придется дорого за это заплатить.

Соединенные Штаты в данный момент используют широкий спектр средств, которые имеются в нашем распоряжении, чтобы помешать Ирану создать ядерное оружие и чтобы противодействовать его злонамеренным поступкам. Мы готовы делать еще больше в рамках закона, если режим не изменит своей политики.

В августе администрация Трампа возобновила суровые санкции в связи с разработкой Ираном ядерного оружия. Эти санкции были отменены в результате ужасного соглашения 2015 года.

Первые санкции были направлены на автомобильный сектор Ирана и на его торговлю золотом и драгоценными металлами в дополнение к санкциям, связанным с иранской валютой, риалом. Эти жесткие санкции уже негативно сказались на иранской экономике. В этом году стоимость иранского риала упала на 70%, а рынок недвижимости Ирана скатывается в рецессию. Экспорт нефтяного сырья также резко упал в последние несколько месяцев.

Дальнейшее давление на режим только усилится 5 ноября, когда будет введена вторая часть наших санкций, связанных с разработкой ядерного оружия. Эти санкции будут направлены на другие ключевые сферы иранской экономики, в том числе на энергетику страны, грузовые перевозки, нефтехимический и финансовый секторы.

Мы не потерпим инвестиций, благодаря которым укрепляется потенциал Ирана, связанный с развитием его нефтяных и газовых инфраструктур. Мы рассчитываем, что покупатели иранской нефти ограничат свой импорт до нуля к 4 ноября, в противном случае они рискуют попасть под санкции.

После 5 ноября президент Трамп и Пенс настроены ввести дополнительные санкции, даже жестче уровней пре-JCPOA, чтобы лишить режим возможности финансирования постоянной деятельности и заставить выбирать между сменой своего поведения и продолжением экономической катастрофы. Каждый, кто откажется предпринимать шаги по приведению Ирана в беспорядок, столкнется с серьезными последствиями. По характеру воздействия американские санкции будут агрессивными и решительными. Это кампания максимального давления. Те, кто будет содействовать политике Рухани и попавшим под санкции иранским банкам, включая Центральный банк Ирана, в проведении финансовых транзакций через специализированные финансовые сервисы обмена сообщениями, будут делать это на свой страх и риск.

Мы наложим ограничения за их бездушное безразличие к жизни, потерянной в военной машине революционной гвардии. Международные сервисы, такие как СВИФТ, должны пересмотреть сделки с Ираном, спросив себя, стоит ли рисковать. СВИФТ следует блокировать операции с целью предотвращения нелегальной финансовой активности, такой как финансирование терроризма. Как может данное предприятие оправдывать тех, кто оплачивает расходы страны — главного спонсора терроризма в мире. СВИФТ должен подать пример все большему числу компаний по всему миру, пересмотрев свои взаимоотношения с иранским режимом. «Сименс», «Маерск», «Хай & Ай», «Боинг», «Бритиш Эйрвэйз», «Мазда», «Релайн Оил» и многие другие пришли к такому же заключению. Пришло время остановиться.

Сегодня утром мы видели в газетах последние новости из Европейского союза в свете атмосферы в Иране. Отгородить его от рынков, отгородить от СВИФТ, облегчить финансовые транзакции с иранским режимом. Члены ЕС сильны в риторике, но достаточно слабы в выполнении своих заявлений. И весьма неожиданно, что представитель Еврокомиссии, согласно сегодняшним сообщениям прессы, говорит: «Мы не располагаем деталями… У нас нет каких-либо фиксированных дат». Это заявление сделал представитель Еврокомиссии Карлос-Мартин Руис де Гордехуэла. Таким образом, мы будем наблюдать за построением этой структуры, которой пока не существует и которая не имеет конечной даты создания. Мы не намерены позволять, чтобы наши санкции обходила Европа или кто бы то ни было еще.

И чтобы донести это все до всех европейских корпораций, до владельцев компаний: спросите себя, хотите ли вы, чтобы менеджмент ваших компаний имел дело с мировым центробанком терроризма? Это то, ради чего вы инвестируете в эти компании? Вы правда думаете, что ваш менеджмент может порвать связи, которые они стараются сохранить? Является ли такой характер ведения бизнеса, в который вы инвестировали, средством избавиться от американских акционеров, которые заведомо отреагируют на это? И такого рода действия также могут найти поддержку среди европейских акционеров. Это точно. И мы собираемся наблюдать за этим очень внимательно.

В дополнение к этому Соединенные Штаты также подвергнут санкциям высшее руководство Ирана, включая верховного лидера Аятоллу, который контролирует иранскую революционную гвардию, будучи вдохновителем, тщательно замышляя и манипулируя другими, чтобы реализовать свою злобную повестку. В действительности он, как босс мафии, вооружает из Тегерана зависимые от него военизированные формирования, применяя методы запугивания и манипулирования. Его цель — заполнить регион силами, которые смогут там доминировать и подчинить народы, а Тегеран будет контролировать их и манипулировать ими.

На самом деле, конечной целью может быть полнота власти, насколько это возможно. И в некотором роде Аятолла немного обеспокоен этим вопросом. Мы не позволим ему быть убийцей, который беспрепятственно пытается разрушить Ближний Восток. Администрация Трампа работает над специальной кампанией, параметры которой мы прорабатываем. Она направлена на то, чтобы лишить их финансирования, которое они используют, чтобы платить десяткам тысяч боевиков, вооружая их ракетами и другими опасными видами оружия и создавая постоянные военные базы в Сирии, а также для террористических нападений. Мы также сотрудничаем с союзниками, чтобы защитить соседей Ирана от изоляции и сорвать его террористические замыслы.

Мы и далее будем настаивать, что он является жестоким убийцей, настоятельно призывая международное сообщество оказать давление на Иран, чтобы положить конец его агрессии. И мы будем использовать для этого все доступные инструменты. Иранская верхушка больше не будет наслаждаться жизнью в безопасности, пока люди там страдают и голодают.

Мы возьмемся за их приспешников по всему миру, мы гарантируем, что они не смогут нанести вред союзникам США и нашим гражданам. Мы будем защищать наш суверенитет и защищать наш народ на фоне всего этого хаоса и кровопролития, которые являются главной причиной неурядиц всего региона. Режим имеет наглость обвинять США в нарушении Договора о дружбе 1955 года посредством восстановления ядерных санкций. Это абсурд. Казнить или миловать — это суверенное право реагировать на угрозы национальной безопасности.

Могу ли я проявлять враждебность, а затем для защиты просить о дружбе в соответствии с международным правом? США не перестанут оказывать давление на Иран, чтобы изменить его дестабилизирующее поведение.

Соединенные Штаты также ожидают, что Международное агентство по атомной энергии в максимальной возможной степени будет осуществлять свои полномочия, чтобы заставить Иран тщательно законсервировать свою ядерную деятельность, свои исследования и проекты, а также агрессивную военную ядерную программу, в том числе в любых местах, выявленных израильской разведкой, которая без тени сомнения доказала их наличие. МАГАТЭ должно быть в состоянии инспектировать ядерную программу.

По нашим данным, режим расширяет свою деятельность по обогащению урана, Соединенные Штаты считают важным отреагировать, что необходимо и целесообразно, чтобы предупредить режим об очень серьезных последствиях.

У Аятоллы есть выбор, чтобы построить процветающее будущее для Ирана, такое, какого достоин иранский народ, пострадавший под властью тиранического режима.

В этом году, в то время когда на военные нужды было направлено более 26 миллиардов долларов, молодое поколение Ирана не может найти работу. Инфляция в прошлом месяце составила 24%, и, как я отметил ранее, иранская валюта обесценивается ускоренными темпами. Народ Ирана заслуживает лучшего правительства. В последние месяцы люди выходили на улицы Тегерана и десятков других городов по всей стране, протестуя против коррумпированного режима, обреченности и угнетения.

Это прекрасная страна с утонченным образованным населением, древней культурой и богатыми природными ресурсами. Эта страна должна быть яркой и амбициозной, у нее должны быть друзья и партнеры по всему миру, включая Соединенные Штаты. Мы с нетерпением ждем дня, когда сможем осуществить эту мечту вместе, когда между США и Ираном может начаться новая дружба, мир и гармония. Однажды этот день наступит, однако администрация будет использовать все законные инструменты, чтобы защитить Соединенные Штаты, а также наших союзников и людей.

Соединенные Штаты не наивны. Нас не обмануть, не обхитрить, не запугать. Дни безнаказанности Тегерана и его пособников прошли. Кровавый режим и его сторонников ждут серьезные последствия, если они не изменят свое поведение. Пусть мое сообщение сегодня будет ясным: мы следим, и мы придем за вами.

Большое вам спасибо!

США. Иран > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741117 Джон Болтон


США. Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741114 Роман Полько

Fronda (Польша): База США не угрожает польской безопасности

Россия не будет нападать на Польшу, уверен польский генерал, сейчас есть другие методы, например, «обработка» общественного мнения, позволяющая добиться своих целей без применения военной силы. Но при этом вопреки всякой логике в интервью «Фронде» генерал настаивает на том, что американская база в Польше нужна. Уж очень приятно сотрудничать с американскими военными! И затягивать с «Фортом Трамп» нельзя.

Томаш Вандас (Tomasz Wandas), fronda.pl, Польша

Интервью с генералом Романом Полько (Roman Polko)

Fronda.pl: «Появление базы США в Польше — угроза нашей безопасности», — констатировал бывший главнокомандующий польских вооруженных сил генерал Мирослав Ружаньский (Mirosław Różański). Как Вы можете прокомментировать его высказывание?

Роман Полько: Я надеюсь, что это какая-то ошибка, потому что я давно не слышал подобной глупости. Отмечу, что своими знаниями генерал Ружаньский в какой-то степени обязан американцам.

— На самом деле?

— Да. Американцы многое сделали для польской армии. Они помогали нам вступить в НАТО, а когда Европейский союз смотрел на происходящее за нашей восточной границей и не рвался нам помогать, именно американцы отправили к нам свою бригаду. Своим присутствием на польской территории американские войска демонстрируют солидарность с поляками, а это, несомненно, имеет огромное значение для нашей безопасности.

— Генерал Ружаньский это, наверное, знает?

— Он не мог не видеть, как много полезного вынесли наши военные из совместных учений с американскими войсками. Я сам могу сказать, что ни с кем мне не работалось лучше, чем с американцами.

— Можете рассказать подробнее?

— Если кто-то хорошо зарекомендовал себя в ходе совместной миссии, как мы в Ираке или ранее в Косово, он мог спокойно пользоваться и своей, и американской техникой. В Ираке наше специальное подразделение «ГРОМ» пользовалось тем, что давали американцы: вертолетами, автомобилями, возможностями разведки. Американские военные относились к нам как к партнерам, как к своим. В Косово с силами специального назначения армии США мы провели вместе много совместных операций и многому смогли там у американцев научиться.

— Как выглядит ситуация сейчас?

— Я вижу, что военные получают огромное удовольствие от польско-американского сотрудничества. Оно ничуть не напоминает взаимодействие с «братскими» армиями Организации Варшавского договора или с Советским Союзом: сейчас это контакты на равных. У американцев есть интересы в разных уголках мира, но они демонстрируют солидарность с нами, помня, что Польша — надежный партнер, который не уклоняется от выполнения своих обязательств.

— На своей странице в Твиттере генерал Ружаньский пишет, что, по его мнению, создание постоянной базы США в Польше «склонит Россию отказаться от соблюдения заключенного в 1997 году соглашения с НАТО», а это «может создать угрозу нашей безопасности». Насколько убедителен этот аргумент?

— Всем известно, что Путин славится в мире тем, что он никогда не лжет и соблюдает заключенные соглашения! Напомните мне, как обстоит дело с международным договором по Крыму? Нарушение договоренностей, провоцирование НАТО — как это назвать? Раньше я думал, что плясать вокруг этого медведя, отдавать ему инициативу и демонстрировать бессилие Альянса, который превратился в беззубого бумажного тигра, неспособного адекватно реагировать на появляющиеся угрозы, готовы только политические идиоты по западную сторону от наших границ, руководствующиеся исключительно соображениями политкорректности.

Не знаю, чем руководствовался генерал Ружаньский, и почему он отозвался об идее создания в Польше американской базы таким образом, ведь это человек, обладающий боевым опытом: он командовал польскими военными за границей, прекрасно проводя все доверенные ему операции. Меня удивляет высказывание, которое вы цитируете, я надеюсь, что он погорячился и еще одумается. Впрочем, эти слова напоминают некоторые заявления немецкого канцлера.

— Что Вы имеете в виду?

— В Германии звучат странные заявления о том, что пересекая немецкую территорию, американские войска провоцируют Путина. При этом мы все прекрасно знаем, что на Россию, ее президента действует только язык силы. Если мы будем делать вид, что ничего не происходит, и по-рыцарски соблюдать все заключенные с Кремлем соглашения, мы кончим так, как рыцари в средневековой Европе: когда на них нападали варвары, они удивлялись, что захватчики не соблюдают основополагающих норм. Больше всего в дискуссиях на тему российских провокаций меня огорчает тезис, гласящий, что лучше ничего не делать, ведь если мы предпримем какие-то шаги, Путин разозлится. Следуя такой логике, нам следовало бы отказаться от создания военной базы только потому, что иначе российский агрессор расстроится.

— А мы его не разозлим и не увеличим риск того, что Россия нападет на Польшу?

— Нет, такого, что мы разозлим Путина, а потом российские войска за три дня дойдут до Варшавы, как предсказывают некоторые таблоиды, не будет.

— А теоретически они могли бы это сделать?

— Нет. Я бы посоветовал в этом контексте прочесть мою книгу «Безопасно уже было», в ней я объясняю, почему этого не произойдет, и рассказываю, как действуют российские тролли. Одну главу я посвятил «постправде» и тому, какие сейчас существуют методы «обработки» общественного мнения, позволяющие добиться своих целей без применения военной силы. К сожалению, генерал Ружаньский своим высказыванием льет воду на мельницу кремлевской пропаганды, ведь та заинтересована в том, чтобы у нас появлялись подобные комментарии.

— Эта тема начала звучать в контексте поездки президента Анджея Дуды (Andrzej Duda) в США. Можем ли мы быть довольны ее итогами? О базах в ходе визита говорилось много.

— Я убежден, что такие базы должны появиться. Достаточно взглянуть, как работает система гарнизонов, которую стараются сохранить локальные политики, совершенно не задумывающиеся о вопросах стратегии и безопасности.

— Что Вы имеете в виду?

— Там функционирует система локального лоббирования: они поднимают шум, когда появляется решение закрыть какую-то военную часть. В итоге складываются такие абсурдные ситуации, как с 16-м воздушно-десантным батальоном. Он дислоцируется в центре Кракова, откуда до ближайшего стрельбища (а тем более до других учебных объектов) несколько сотен километров. Должны появиться новые базы, построенные в соответствии с самыми современными стандартами, на которых смогут разместиться и американские военные, и поляки. Было бы хорошо даже сейчас, когда мы принимаем американцев на временной основе, концентрироваться не только на базах, но и на том, чтобы наши союзники могли у нас нормально функционировать. Военные сталкиваются с разными абсурдными ситуациями, ограничениями, которые порой практически парализуют их деятельность. Наша система местной и государственной администрации довольно неповоротлива, с ней сложно взаимодействовать даже полякам, а тем более нашим партнерам из США.

— Значит, Вы рады, что Дуда встретился в США с Трампом?

— Хорошо, что эта встреча состоялась, она была, несомненно, важной. Я думаю, однако, что американцев больше бы убедил язык действий, конкретных шагов, ведь они прагматики. Нам нужно меньше говорить, а просто начать что-то строить.

— Как Вы думаете, Трамп согласится, чтобы база носила его имя?

— Я не вижу в этом ничего дурного, думаю, президенту Трампу будет приятно, если новую базу назовут в его честь.

— Министр армии США Марк Эспер (Mark Esper) заявил агентству «Франс Пресс», что Польша, возможно, не готова к созданию на своей территории постоянной американской базы. Он прав или это просто политика?

— Я думаю, дело здесь в американском прагматизме. Нужно не говорить о базах, а предпринять конкретные шаги. Полагаю, американские военные докладывают о тех сложностях, с которыми они сталкиваются в Польше. Сначала следовало бы позаботиться о тех солдатах, которые уже у нас находятся, обеспечить их хорошими условиями для тренировок и проведения досуга. Резюмируя: с базой «Форт Трамп» тянуть не следует, пора просто начать строительство.

— В январе Эспер приезжал в Польшу. У него сложилось мнение, что у нас нет подходящего места для базы, которая бы отвечала американским требованиям. Он отметил, что участки, которые предлагает польское руководство, слишком малы, чтобы там можно было проводить артиллерийские учения, заниматься тренировкой военных. Так мы готовы к созданию базы или нет?

— Этот вопрос следует задать политикам, которые принимали Эспера. Если они показали ему какой-то двор за казармами, ему удалось увидеть не так много. Я думаю, что у нас пока еще есть возможность найти большой участок под такую базу. Голландцы, например, мне рассказывали, что когда они хотят устроить масштабные учения, им приходится ехать заграницу, мало того, для своей артиллерии они производят снаряды с уменьшенным количеством пороха, чтобы соблюсти существующие в их стране требования. Земля у нас есть, полигоны тоже, для базы можно было бы спокойно найти подходящее место, так что я не согласен с тем, что мы к ней не готовы. Добавлю, что в словах Эспера недоброжелательности я не вижу. Просто, когда он был в Польше, рядом с ним не оказалось человека, который мог бы детально обсудить с ним эту тему, поэтому он высказал такое, а не иное мнение.

США. Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741114 Роман Полько


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 25 сентября 2018 > № 2748977 Константин Казенин

Бизнес или национализм. О чем говорят столкновения в Кабардино-Балкарии

Константин Казенин

В момент обострения у властей не нашлось надежных контрагентов среди этнических активистов, которые были бы способны взять на себя хотя бы часть ответственности за происходящее. И вряд ли причина тут в том, что среди балкарцев и кабардинцев нет подходящих на такую роль людей. Скорее дело в изменившейся политике в области межнациональных отношений, а точнее, в тех требованиях, которые гласно и негласно предъявляет главам регионов федеральный центр

Новости о межэтнических столкновениях в Кабардино-Балкарии не вписываются в привычную информационную картину Северного Кавказа, где сообщений о вспышках насилия обычно ждут из Дагестана или Чечни. Конфликт вокруг конного похода, посвященного юбилею сражения на горе Канжал в 1708 году, в котором кабардинцы одолели войска крымского хана, привел к нескольким кругам насилия. Инциденты произошли в горном селе Кенделен неподалеку от места той битвы, а затем и в других населенных пунктах, так что властям пришлось ввести в республику части Росгвардии из соседних регионов.

Детали произошедшего пока не вполне ясны, но понятно, что часть балкарского населения болезненно восприняла юбилейные торжества. Стороннему наблюдателю может показаться странным, что битва трехсотлетней давности вызывает столь бурную реакцию у жителей республики, но такие осложнения происходят уже не первый раз. Похожие проблемы возникли и во время празднования трехсотлетия той же битвы десять лет назад.

Туризм и земли

Согласно распространенному стереотипу, за любым этническим конфликтом на Северном Кавказе в реальности всегда стоят материальные интересы. Можно поискать их и в нынешних столкновениях – например, в области туристического бизнеса или собственности на землю. Потому что сельскохозяйственные земли и туристические объекты – это, по сути, единственные доходные активы, имеющиеся сегодня в горах Кабардино-Балкарии. Однако в реальности и земельная, и туристическая версии выглядят крайне неубедительно.

В целом туристическая отрасль действительно самая доходная в горах, но сферы влияния между местными жителями в ней уже давно и прочно поделены, попыток нарушить имеющийся баланс не видно. Местную туристическую отрасль скорее волнует приход на горнолыжные курорты крупных игроков, с которыми скромный бизнес горцев не сможет конкурировать. Борьба за место под солнцем между рядовыми предпринимателями разных сел, а тем более разных национальностей – это никак не про турбизнес Кабардино-Балкарии.

Что касается земельных проблем, то земли в горах и предгорьях Кабардино-Балкарии, особенно пастбища, с середины 2000-х годов действительно неоднократно становились важной темой для резких заявлений и газетных статей кабардинских и балкарских этнических организаций. Связано это было с тем, как в республике проводилась муниципальная реформа: границы сельских поселений в горах неоднократно меняли, то включая в их пределы, то выводя из них местные альпийские луга.

Многим запомнилась голодовка балкарских старейшин на Манежной площади в Москве в 2010 году, которая тоже была связана с земельными требованиями. Споры вокруг горных земель неоднократно сопровождались словесными баталиями о том, какой из двух титульных народов региона имеет на них больше исторических прав.

Однако участники таких споров, причем с обеих сторон, обходили молчанием одно важное обстоятельство: за полтора десятка лет, прошедшие с тех пор, как горные пастбища стали предметом местной политики, реального развития бизнеса на этих землях почти не было. Причин тому много: отъезд сельского населения в города, особенности земельного законодательства в республике, которое запрещает частное владение сельхозземлями, трудности с выведением значительных объемов местного мяса на рынок, поделенный между крупными игроками.

Споры о землях велись в основном общественниками, а не теми, кто на этих землях работает или планирует работать. В горах Кабардино-Балкарии есть очаги растущего, развивающегося без государственных подачек сельского хозяйства, но они в основном не связаны с пастбищами, не испытывают заметного дефицита земли и не имеют причин спорить за землю с соседями. Так что очень трудно поверить, что глубинной причиной недавнего обострения были земельные интересы.

Экран национальной тишины

Гораздо более убедительным выглядит объяснение, что долгое нагнетание эмоций вокруг темы «исторических прав» разных народов на земли вполне могло довести ситуацию до того, что любое мероприятие, связанное с исторической памятью, особенно если оно проводится на землях твоего селения, вызывает очень болезненную реакцию.

Память о событиях при Канжале еще в 1990-е годы набрала в регионе немалую конфликтную инерцию среди местных историков и этнических активистов. Противоречия в основном касались трактовки, которую дали этой битве черкесские просветители еще во времена Российской империи. Они видели в ней важнейший эпизод борьбы Северного Кавказа за независимость от Крымского ханства и даже «матерь Полтавской виктории», утверждая, что, если бы не поражение при Канжале, крымский хан мог бы поддержать шведского короля в Северной войне.

Противники этой точки зрения, напротив, склонны рассматривать события при Канжале как малозначительное столкновение с отрядом крымских сборщиков дани. В спорах о битве не раз затрагивался вопрос об «исторических правах» разных народов на гору Канжал и ее окрестности.

Споры о Канжальской битве велись публично, с активным использованием СМИ. Рядовые жители Кабардино-Балкарии, в том числе те, чьи дома находятся близ места сражения, могли следить за ними во всех подробностях. Поэтому не стоит удивляться, что юбилейный конный поход привлек в республике столько внимания.

Когда, например, в Польше, на Украине или в Прибалтике активизируется полемика о событиях Второй мировой войны, то мало кто ищет этому экономическое объяснение. Но и у малочисленных народов какие-то вехи прошлого могут обрести огромное символическое значение. Всплески напряженности вокруг таких событий в многонациональных регионах нельзя исключать и в будущем.

Тем важнее сегодня оценить, как власти отреагировали на случившееся. Пока ясно одно: в момент обострения у властей не нашлось надежных контрагентов среди этнических активистов, которые были бы способны взять на себя хотя бы часть ответственности за происходящее. И вряд ли причина тут в том, что среди балкарцев и кабардинцев нет подходящих на такую роль людей. Скорее дело в изменившейся политике в области межнациональных отношений, а точнее, в тех требованиях, которые гласно и негласно предъявляет главам регионов федеральный центр.

Требования эти, насколько можно судить, состоят в создании «экрана тишины», в вытеснении из публичного пространства всего, что сигнализирует хоть о каких-то проблемах в этнической сфере. В таких условиях оказываются востребованными завсегдатаи форумов и выставок, готовые расписывать идиллические отношения между народами, а не люди, имеющие реальный авторитет среди той части молодежи, которая восприимчива к этническим лозунгам.

Можно, конечно, порадоваться, что прошли те времена, когда в некоторых северокавказских регионах этническими лозунгами можно было собрать десять тысяч человек на площади и претендовать на должность мэра или республиканского министра. Но, с другой стороны, все успешные примеры преодоления межэтнических противоречий на Северном Кавказе включали в себя работу власти с неудобными, но обладающими реальным влиянием активистами.

Признавая их статус, вводя их в различные общественные советы, поддерживая какие-то их начинания, власть одновременно заставляла их брать на себя ответственность за происходящее в рядах их сторонников, в том числе и в острых ситуациях. Когда-то это срабатывало, когда-то нет. Но отсутствие связи между властью и общественниками, имеющими вес среди молодежи, делает события, подобные кенделенским, идеальной средой для провокаторов, ищущих выгоду в новом силовом обострении на Северном Кавказе.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 25 сентября 2018 > № 2748977 Константин Казенин


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740468 Андрей Курков

Андрей Курков: «Для Путина человеческая жизнь ничего не стоит» (Dauphine, Франция)

Андрей Курков, автор всемирно известной книги «Пикник на льду», рассказывает о своей любви к путешествиям и пессимизме, с которым он смотрит на будущее Украины, столкнувшейся с имперскими амбициями России. Андрей Курков пишет по-русски, что не всегда воспринимается в Украине с ее чувствительным отношением к национальной самобытности. Он хочет «показать украинским националистам, что Украина - это маленькое королевство, со многими национальностями и культурами».

Френсис Броше (Francis BROCHET), ledauphine.com, Франция

О важности путешествий

Сегодня Андрей Курков путешествует по миру вслед за своими книгами. «Пикник на льду», его самый знаменитый роман, переведен на 21 язык. "Но так было не всегда",- признается писатель, сидя в одном из киевских кафе. «Для меня путешествовать очень важно, потому что в советское время я чувствовал себя взаперти». Он говорит это на превосходном французском, одним из девяти языков, которыми он владеет. И кафе называется «Французская булочная», выбранное намеренно для интервью французскому журналисту…

Игры с абсурдом

Курков родился в 1961 году под Ленинградом, а вырос в Киеве, где его отец, бывший военный, работал на авиазаводе им. Антонова. Андрей Курков тридцать лет прожил в СССР: «Я был советским человеком. В то время между русскими и украинцами не было никакой разницы… Я был почти типичным советским человеком, то есть антисоветчиком, или тем, кто играл с реальностью, думая, что система абсурдна, но что мы должны выжить, избегая проблем».

В этом и состоит очарование «Пикника на льду», книги о путешествии в страну абсурда литератора-неудачника в компании королевского пингвина.

И вдруг вагон поднимается…

Писатель вспоминает свою первую поездку за границу. Ему было 27 лет. Михаил Горбачев уже начал перестройку, но потребовалось девять месяцев, чтобы получить визу в Англию. Цель поездки: жениться на Элизабет, которая по-прежнему является его женой и матерью его троих детей. Самолет был слишком дорогим, и он поехал на поезде.

На границе между Белоруссией и Польшей, для смены колесных пар на поезде, вагон в котором он ехал на какое-то время был поднят над землей. «В момент, когда меня подняли вместе с вагоном, я подумал: теперь я за границей, я оторван от советской земли!» Тридцать лет спустя, вспоминая об этом глотке свободы, Андрей светится от счастья.

Хвала Шенгену

Стоило приехать на другой конец континента, чтобы услышать хвалебную оду Шенгенским соглашениям! Они были подписаны в 1985 году и должны были постепенно ликвидировать внутренние границы Европы. Сейчас в страны Шенгена входит 26 государств. Андрей Курков назвал свой последний роман «Шенгенская история». В романе он описывает судьбу и путешествие по Западной Европе трех супружеских пар, которые дождались «шенгенской ночи», когда жителей Литвы стали пускать в Европу без паспортов и виз. Они решают попытать счастья в Париже и Лондоне…

Бургундская интермедия

Андрей Курков очень любит хорошо и вкусно поесть, как и герои его романа. Самый яркий эпизод книги описан в главе под названием «Где-то между Дижоном и Боном», в которой рассказывается о фетучини с трюфелем.

Один из друзей рассказал ему эту историю, и он вставил ее в свой роман, предварительно подробно изучив вопрос. Теперь он надеется испытать лично это гастрономическое удовольствие. А пока он внимательно слушает мой совет попробовать трюфельную пасту под соусом Брилья-Саварен.

Пограничники

В его романе есть такие строки: «Вероятно, существуют страны, в которых нет пограничников, — сказал старик мечтательным голосом после короткого молчания, — но эти страны либо больны, либо слишком велики… Если не хуже!» Андрей Курков признается, что когда писал это, то думал о России, этой безграничной империи. И о США со стеной на границе с Мексикой. И, может быть, о Европе тоже…

Европа зимой

Европа открыла Шенгенскую зону без внутренних границ. Сегодня она стремится установить границы как внутри, так и за пределами ЕС. Андрей Курков жалуется на терпеливых европейцев: «В политике, как и в природе, есть времена года: зима, весна лето, осень… И каждый раз, когда лето длится слишком долго, мы мечтаем о зиме. Я думаю, что если политическая зима придет в Европу, то европейцы быстро устанут и попросят вернуть лето. Свобода всегда важнее для людей, чем безопасность. Кто привык быть свободным, не захочет жить в закрытом обществе».

Негативные стереотипы

Тем не менее, борьба против мигрантов доминирует в политических дебатах под давлением популистов. «Это политики, которые играют с открытием и закрытием границ, — говорит писатель. — Поскольку сейчас наблюдается кризис идеологий и политических идей, а образованных людей становится все меньше и меньше, политики должны найти очень простые аргументы: проголосуйте за меня и все вокруг будет белым, а другой говорит — нет черным… Слова теряют смысл и становятся символами. А когда Западная Европа осуждает литовцев или поляков, которые выполняют за них их работу? Очень часто люди прибегают к стереотипам, и они должны быть обязательно негативными. И невозможно спорить с кем-то, кто мыслит стереотипами, кроме как оперируя другими стереотипами».

Эльзас в качестве примера

Андрей Курков пишет по-русски, что не всегда воспринимается в Украине с ее чувствительным отношением к национальной самобытности. «Я выступаю за независимость Украины, теперь я признан патриотом, а не космополитом, готовым переехать в Лондон или Париж». Эта личная алхимия заставила его оценить Эльзас, который он часто посещает. «Меня очень интересуют пограничные регионы. Мне нравится смесь немецких и французских менталитетов и разговоров о культурной, гастрономической и исторической самобытности».

Писатель пытается привлечь внимание украинцев к культуре национальных меньшинств: болгар, румын, гагаузов, греков, русских старообрядцев, венгров. Он хочет «показать украинским националистам, что Украина — это маленькое королевство, со многими национальностями и культурами».

Десятилетняя или двадцатилетняя война…

В ноябре 2013 года он пришел на Майдан в Киеве, протестуя против влияния России на власть в Украине. Это было самое начало революции, которая привела к бегству из страны прорусского президента — после сотни жертв. В ответ Россия вторглась в Крым и по-прежнему поддерживает сепаратистов в Донбассе, на востоке страны. «Война будет продолжаться до тех пор, пока Россия не перестанет поставлять им оружие и нефть. Она в состоянии поддерживать эту войну ближайшие десять, двадцать лет… Чтобы остановить кровопролитие, нужно, чтобы или народ Донбасса устал от этого, или чтобы Россия устала от санкций и давления остального мира… Или нужно чтобы в России произошла смена власти, но я не думаю, что это возможно пока жив Путин».

Олег Сенцов: Путин такой же, как Сталин

Его изображение можно увидеть на всех улицах Украины. Олег Сенцов, украинский режиссер, удерживаемый в тюрьме в Сибири российским правительством, уже несколько месяцев голодает. За что его посадили? За протест против аннексии его родного Крыма Россией. Российский президент отказывается его освобождать, несмотря на международную реакцию. И Андрей Курков опасается, что Владимир Путин не изменит свое отношение, беспокоясь о своих избирателях, которые «ждут, что царь защитит интересы Великой России». Мы упомянули в разговоре возможный обмен заключенными, но писатель считает это вряд ли возможным. «Россия не заинтересована в освобождении своих собственных граждан. Как Сталин отказался обменивать военнопленных, в том числе и своего собственного сына, потому что считал их предателями… Для Путина человеческая жизнь тоже ничего не стоит».

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740468 Андрей Курков


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740454 Дейв Маджумдар

National Interest (США): У России большие планы на Су-30СМ

Предстоит серьезная модернизация.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия надеется разместить заказ на модернизацию 36 двухместных многоцелевых истребителей Су-30СМ компании «Сухой», у которых двигатели АЛ-31ФП (ММПП «Салют») будут заменены на АЛ-41Ф-1С (НПО «Сатурн»), устанавливаемые на самолетах Су-35С. Согласно имеющейся информации, новый двигатель увеличит тягу Су-30СМ на 1 900 кгс в расчете на двигатель, или примерно на 3 800 кгс в целом на самолет. Кроме того, возрастут возможности Су-30 СМ по выработке электроэнергии, что позволит в будущем применять модернизированную авионику, скажем, новую РЛС.

Торговый журнал авиакосмической промышленности «Авиэйшн Интернешнл Ньюс» (Aviation International News) сообщил со ссылкой на главу Объединенной авиастроительной корпорации Юрия Слюсаря, что российское Министерство обороны закажет 36 модернизированных истребителей Су-30СМ. По имеющейся информации, военное ведомство России разместит твердый заказ на эту машину ближе к концу года. Репортер Владимир Карнозов в своей статье заявляет, что деньги на разработку усовершенствованного Су-30СМ уже были включены в бюджет 2017 года. Действительно, «Уфимское моторостроительное производственное объединение» (УМПО) уже ведет работы по переделке АЛ-41Ф-1С под Су-30СМ.

Получив новые двигатели, создающие примерно 14 500 кгс тяги, Су-30СМ существенно улучшит такой показатель как тяговооруженность, что определенно повысит динамические показатели самолета. Но дополнительная тяга не только улучшит аэродинамику истребителя. По словам Карнозова, у АЛ-41Ф-1С также более мощные генераторы.

Это значит, что у Су-30СМ появится дополнительная электроэнергия, позволяющая устанавливать на борту более совершенное радиоэлектронное оборудование, такое как новые или модернизированные РЛС большей мощности. Карнозов выдвигает предположение о том, что бортовая радиолокационная станция «Барс-Р» с пассивной фазированной антенной решеткой (ПФАР) может быть модернизирована, чтобы соответствовать мощности радара Су-35 «Ирбис», которая на пике составляет 20 кВт. Вместе с тем, дополнительный запас электроэнергии позволит этому самолету получить в будущем российскую РЛС с активной фазированной антенной решеткой (АФАР), что еще больше улучшит тактико-технические характеристики Су-30СМ.

Модернизированные двигатели этого типа русские могут установить на всех имеющихся на вооружении самолетах Су-30СМ, поскольку это будет способствовать унификации истребительной авиации. Варианты АЛ-41 уже используются в самолете Су-35 и в опытных образцах Су-57 ПАК ФА, хотя у последнего этот двигатель постепенно заменят на более мощную силовую установку под названием «Изделие 30», которая в настоящее время находится на этапе разработки. Недавно заместитель министра обороны Юрий Борисов рассказал государственному агентству ТАСС, что Москва в этом году модернизирует свои самолеты Су-30СМ, а поставки усовершенствованных истребителей в войска начнутся в 2019 году.

«В этом году мы планируем начать модернизацию и завершить ее первый этап в 2019 году, а затем приступим к передаче модернизированных машин, — заявил Борисов. — Они наилучшим образом показали себя в Сирии, подтвердив все свои характеристики. Этот самолет будет модернизироваться в плане импортозамещения и адаптации нового авиационного вооружения».

По всей видимости, установка новых двигателей является частью плана по реализации второго этапа модификации парка Су-30СМ. Первый этап включал довольно скромные усовершенствования, а вот второй этап модернизации будет намного масштабнее и глубже. Не исключено, что второй этап модернизации Су-30СМ будет осуществляться совместно с индийцами, которые летают на Су-30МКИ, ставшим основой для Су-30СМ. Русские предлагают Индии программу «Супер-30» по модернизации ее парка Су-30МКИ, однако непонятно, согласится ли Нью-Дели на этот проект в его нынешнем виде. Тем не менее, России и Индии со временем придется заняться модернизацией своих Су-30, чтобы соответствовать будущим угрозам. Как отметил Борисов, Москва и Нью-Дели смогут эксплуатировать этот вариант «сушки» более 40 лет.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл Интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740454 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 24 сентября 2018 > № 2744458 Дейв Маджумдар

The National Interest (США): У российского истребителя Су-35 есть проблема

Хотя Су-35С неплохо показал себя в сирийском небе, он не имел возможности встретиться в очном поединке с вражескими самолетами и продемонстрировать весь свой потенциал. Самолет не получил того результата, который можно было бы без труда увидеть, а это не помогает в процессе маркетинга, считает военный обозреватель. Поэтому большим спросом пользуются Су-30МК и Су-30СМ, его несколько менее продвинутые версии.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Увеличение продаж русскими истребителей Су-35 по всему миру — всего лишь вопрос времени, и в первую очередь это относится к тем странам, которые либо не хотят, либо не имеют возможности покупать западные самолеты.

Ранее в этом году мощный истребитель Су-35 (Flanker-E по кодификации НАТО), предназначенный для достижения превосходства в воздухе, поступил на вооружение Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

НОАК — второй после российских Воздушно-космических сил крупный обладатель этого нового истребителя.

Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) — головная компания «Сухого» — подписала также контракт с Индонезией о продаже 11 истребителей Су-35. Общая стоимость этой сделки составляет 1,4 миллиарда долларов, а поставки должны начаться в октябре этого года.

Другие потенциальные покупатели постепенно выстраиваются в очередь для приобретения этого мощного истребителя российского производства, однако пока он не пользуется таким же экспортным спросом, как двухместный Су-30МК и Су-30СМ, его несколько менее продвинутые версии.

Частично проблема для русских состоит в том, что Су-35С пока не имел возможности встретиться в очном поединке с вражескими самолетами и продемонстрировать весь свой потенциал, хотя он неплохо показал себя в сирийском небе. Российская авиационная группировка в Хмеймиме не сталкивается с реальной угрозой в небе Сирии, поскольку ни сирийские повстанцы, ни остатки «Исламского государства»* не обладают достойными упоминания военно-воздушными силами. Хотя некоторая возможность столкновения с западными военно-воздушными силами и существует в этом регионе, подобный риск уменьшен в результате работы американо-российской горячей линии по предотвращению конфликтов, а также благодаря тому, что каждая из сторон предпочитает избегать риска прямого столкновения друг с другом.

В то время как такие российские самолеты как Су-30СМ и замечательный бомбардировщик Су-34 (Fullback по кодификации НАТО) уже имели возможность продемонстрировать свои возможности в области применения вооружений воздух-земля, истребитель Су-35 такого шанса не получил.

Поэтому ОАК и ее дочерняя фирма «Сухой» не имеют значительной выгоды от сирийской кампании с точки зрения приобретения опыта применения, а также с точки зрения рыночного преимущества для Су-35, какими обладают Су-30СМ и Су-34, изо дня в день наносящие удары с использованием высокоточного оружия.

Кремль открыто говорит о том, насколько важной для российской оборонной промышленности является сирийская кампания.

«Когда мы начали использовать это современное, в том числе ракетное оружие, в Сирийскую Республику выехали целые бригады из наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение — это чрезвычайно важно для нас! — чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя его в боевых условиях», — отметил российский президент Владимир Путин в ходе транслировавшейся по телевидению Прямой линии 7 июня нынешнего года.

Однако незатронутым оказался вопрос о сирийской кампании как о маркетинговом инструменте для тех образцов вооружений, которые хорошо зарекомендовали себя в Сирии.

На самом деле все образцы российского оружия — включая те, которые еще даже не находятся на стадии производства, — были испытаны в Сирии. Проверка оборудования в Сирии не только помогает русским получить ценные проверочные данные относительно характеристик применяемых вооружений и улучшить эти системы, но также дает возможность продемонстрировать возможности российского оружия потенциальным покупателям.

Россия действительно получила ценный опыт применения истребителей Су-35 в небе над Сирией, однако эти операции не имели того результата, который можно было бы без труда увидеть, а это не помогает в процессе маркетинга.

Тем не менее, истребитель Су-35С (Flanker-E) является самым мощным истребителем в российских военно-воздушных силах, и он, обладая хорошими качествами, предлагается на рынке за разумную цену. Этот самолет имеет значительный потолок, высокую скорость и огромную полезную нагрузку. Все это, а также современный комплекс авионики, делает Су-35 исключительно опасным врагом для любого западного истребителя, за исключением малозаметного истребителя компании Lockheed Martin F-22 Raptor.

Увеличение продаж русскими истребителей Су-35 по всему миру — всего лишь вопрос времени, и в первую очередь это относится к тем странам, которые либо не хотят, либо не имеют возможности покупать западные самолеты.

Дейв Маджумдар отвечает за подготовку материалов по вопросам обороны в журнале «Нейшнл интерест».

______________________

*«Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) — запрещенная в России террористическая организация

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 24 сентября 2018 > № 2744458 Дейв Маджумдар


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 24 сентября 2018 > № 2738356 Андрей Ланьков

Саммит для Трампа. Зачем две Кореи изображают потепление

Андрей Ланьков

В ответ на торговую войну со стороны США Китай начал нарушать санкционный режим против КНДР. Существует вероятность, что ястребы в американском руководстве, убедившись в бесплодности экономического давления, пойдут на те самые крайние военные меры, которыми они грозят уже давно. Поэтому главам обеих Корей надо было показать, что все продолжает идти в правильном направлении

C 18 по 20 сентября в Пхеньяне состоялся очередной – третий за этот год – межкорейский саммит. Строго говоря, проходил он не только в Пхеньяне: главы двух корейских государств пересекли всю страну и побывали на священной корейской горе Пэктусан, которая находится непосредственно на границе с Китаем.

Саммит превратился в пышный и шумный дипломатический фестиваль межкорейской дружбы. Не было недостатка ни в хорошо организованных толпах встречающих, ни во всеобщем ликовании. Президент Мун Чжэ Ин впервые за всю историю межкорейских отношений выступил с речью перед гражданами КНДР, и вообще, все широко улыбались и заверяли друг друга, что в межкорейских отношениях началась новая эра.

Было заявлено, что Ким Чен Ын в ближайшее время посетит Сеул – это будет первый в истории визит северокорейского руководителя в столицу Юга. Намечен обмен художественными коллективами и совместные концерты. Объявлено, что Северная и Южная Корея вместе попытаются стать хозяевами Олимпийских игр 2032 года. Среди лиц, сопровождавших Мун Чжэ Ина, были руководители нескольких крупных южнокорейских компаний, само присутствие которых должно было показать, что в Пхеньяне будут обсуждаться перспективы межкорейского экономического сотрудничества.

Антисанкционный фестиваль

Конечно же, тема денуклеаризации, к которой якобы двигается Корейский полуостров, тоже звучала на саммите очень часто. Ким Чен Ын сказал, что северокорейская сторона готова закрыть ядерный исследовательский центр в Енбёне и демонтировать испытательный центр межконтинентальных баллистических ракет в Сохэ. Правда, Ким Чен Ын тут же оговорился, что подобные меры могут быть приняты только в том случае, если США пойдут на ответные уступки.

Казалось бы, есть все основания говорить о небывалом успехе визита – и именно об этом вещает та часть южнокорейских СМИ, которая подконтрольна администрации Муна. Однако более внимательный взгляд обнаруживает, что существенная часть заявленных на саммите намерений – те из них, которые вроде бы касаются ракетно-ядерного комплекса и экономического сотрудничества, в принципе невыполнимы. Об этом прискорбном обстоятельстве обе высокие договаривающиеся стороны самым прямым образом осведомлены и даже косвенно упомянули это в итоговых документах.

Все виды экономического сотрудничества с Северной Кореей в настоящее время жестко ограничены резолюциями о санкциях, которые были приняты Советом Безопасности ООН. Самая жесткая из этих резолюций, принятая в декабре 2017 года по инициативе США и при активной поддержке Китая, фактически запретила почти все мыслимые формы коммерческого сотрудничества с КНДР, причем запрет касается всех стран – членов ООН. Это означает, что совместные экономические проекты невозможны до тех пор, пока Совет Безопасности ООН не пересмотрит свои резолюции.

Такой пересмотр, однако, требует одобрения со стороны Вашингтона, у которого в Совбезе есть право вето. Известно, что на одобрение рассчитывать не приходится: в последние месяцы и в частных разговорах, и в официальных заявлениях американские чиновники недвусмысленно говорят, что ослабление санкций может произойти только в ответ на радикальное сокращение ракетно-ядерного потенциала со стороны Северной Кореи. То же самое относится и к обещанным мерам по демонтажу ядерных объектов. Условием для осуществления таких мер являются уступки со стороны США, – уступки, на которые, как хорошо известно, Вашингтон идти не собирается.

В чем же тогда смысл прошедшего межкорейского саммита? Главная его цель была в том, чтобы создать впечатление, что ситуация на Корейском полуострове развивается в нужном направлении, хотя и не так быстро, как хотелось бы. По большому счету, руководители Северной и Южной Кореи на наших глазах разыграли дипломатический спектакль, где главным зрителем была не их собственная публика, а вашингтонские чиновники и в первую очередь лично президент Дональд Трамп.

Надо признать, что у корейских руководителей были веские основания для того, чтобы разыгрывать подобный спектакль. Ситуация на Корейском полуострове в последние два-три месяца развивается в опасном направлении. Кажущееся спокойствие и широкие улыбки не могут скрыть того печального обстоятельства, что дела зашли в тупик – или, если быть более точным, никуда не вышли из того тупика, в котором они находятся уже четверть века. Однако и у Сеула, и у Пхеньяна есть веские причины, чтобы изо всех сил скрывать этот неприятный факт.

Отход от войны

Тут, пожалуй, необходим небольшой экскурс в недавнюю историю. В 2017 году Северная Корея совершила технологический прорыв, успешно испытав как межконтинентальные баллистические ракеты, способные нанести удар по территории Соединенных Штатов Америки, так и полноценный термоядерный заряд. Однако этот успех совпал, можно сказать, с серьезным и капитальным невезением: новым президентом США стал Дональд Трамп.

С самого начала Дональд Трамп заявлял, что он намерен решить северокорейский вопрос, который оказался не по зубам его предшественникам, и что при этом он не остановится ни перед чем. На протяжении всего 2017 года из Вашингтона постоянно раздавались заявления, что Северная Корея поплатиться за свое нежелание отказаться от ядерной программы. Заявления эти сопровождались намеками на возможное применение военной силы, а у Корейского полуострова началось наращивание американского военного присутствия. В воздухе запахло войной – по крайней мере, так показалось многим.

Все предшествующие американские президенты крайне осторожно относились к идее применить военную силу против Северной Кореи. Осторожность эта была в первую очередь связана с тем, что в ответ на атаку со стороны США Северная Корея всегда может нанести удар по сеульской агломерации, где проживает 25 миллионов человек (половина всего населения Южной Кореи) и которая находится практически на границе с Северной Кореей, в зоне огня северокорейской тяжелой артиллерии.

Это обстоятельство останавливало Вашингтон, не давая применить силу против КНДР даже тогда, когда подобный шаг казался стратегически оправданным. У Дональда Трампа, однако, сложилась репутация человека, которого не очень заботят проблемы союзников. Именно поэтому многие стали воспринимать его как президента, который не блефует, а действительно готов применить силу, если его требования не будут удовлетворены.

Летом 2017 года США удалось добиться радикального изменения позиции Китая. Китай, несмотря на свое недовольство северокорейской ядерной программой, стремился не загонять Пхеньян в угол и всячески смягчал и временами саботировал вводившиеся Советом Безопасности ООН экономические санкции против КНДР. Однако летом 2017 года пошел на активное сотрудничество с США и фактически выступал с ними единым фронтом по вопросам, связанным с ситуацией на Корейском полуострове.

Это необычное сотрудничество продолжалось недолго: с августа 2017 по май 2018 года. Но и этих десяти месяцев хватило, чтобы создать ситуацию, к которой в Пхеньяне не привыкли. Китайские дипломаты в ООН проголосовали за крайне жесткие санкции, которые при последовательном проведении в жизнь фактически гарантируют, что в ближайшие два года в Северной Корее начнется экономический кризис (на Китай приходится около 90% всей внешней торговли КНДР). Вдобавок китайские власти на местах стали выполнять эти санкции жестко и последовательно, резко усилив как контроль над официальной торговлей, так и меры по борьбе с контрабандной.

Столкнувшись с беспрецедентным двойным давлением, Северная Корея была вынуждена пойти на уступки и согласилась на переговоры. Загнанный на какое-то время в угол, Ким Чен Ын пообещал, что со временем откажется от ядерного оружия, а также сделал целый ряд односторонних уступок (в частности, ввел мораторий на испытания ядерных устройств и МБР). Правда, все эти уступки были либо обратимыми, либо символическими, но тем не менее показывали готовность Северной Кореи к переговорам.

Разумеется, речь о ядерном разоружении не шла и тогда. Наученное горьким опытом Ирака и Ливии, северокорейское руководство не верит обещаниям США и иных великих держав и считает сохранение ядерного оружия единственной гарантией собственного политического, а, возможно, и физического выживания. Тем не менее, в начале этого года Пхеньян был готов идти на весьма серьезные уступки.

Подрыв второго фронта

Впрочем, готовность эта сохранялась в Пхеньяне недолго. По неясным причинам Дональд Трамп, который всегда понимал, что возможность добиться уступок от КНДР напрямую зависит от состояния американо-китайских отношений, все-таки начал торговую войну против Китая. Столкнувшись с такими действиями США, китайские руководители посчитали, что теперь нет смысла поддерживать прежний уровень давления на КНДР. В мае – июне контроль над приграничной торговлей был резко ослаблен.

Китайские власти стали закрывать глаза на деятельность контрабандистов, равно как и на действия мелких и средних фирм, которые всегда были готовы делать деньги на торговле с КНДР. Фактически Пекин в одностороннем порядке снял экономическую блокаду с КНДР, просуществовавшую всего полгода. Тех средств, которые КНДР сейчас зарабатывает через легальную и полулегальную торговлю с Китаем, недостаточно для того, чтобы поддерживать высокие темпы экономического роста, но вполне хватает, чтобы избежать экономической катастрофы, которая еще несколько месяцев назад казалась вполне реальной.

Понятно, что в подобной ситуации у руководства КНДР больше нет никакого желания идти на радикальные уступки по жизненно важному для Пхеньяна ядерному вопросу. Американо-китайская торговая война перечеркнула надежды на сокращение северокорейского ядерного потенциала, которые одно время были (или, по крайней мере, казались) реальными. Северная Корея стала затягивать время, и за последние несколько месяцев не сделала никаких серьезных уступок.

Помогло ей, конечно, и то обстоятельство, что американо-северокорейский саммит в Сингапуре, состоявшийся в июне 2018 года, не дал никаких конкретных результатов. Дональд Трамп, встретившись с Ким Чен Ыном в Сингапуре и подписав там крайне невнятный документ, тут же заявил, что таким образом он решил северокорейскую ядерную проблему и что все остальное, дескать, является делом техники.

Время хищников

С июля явное нежелание КНДР что-либо делать по части вроде бы обещанного ядерного разоружения стало очевидным. В ответ в Вашингтоне начали предсказуемо усиливаться позиции ястребов, сторонников жесткой линии. Строго говоря, по впечатлениям тех, кто в последние месяцы общался с американскими чиновниками (включая и автора этих строк, но далеко не его одного), кажется, что ястребами в Вашингтоне сейчас стали все, кто хоть как-то связан с северокорейской проблематикой – за немаловажным исключением самого Дональда Трампа.

В Вашингтоне к концу лета сложился консенсус, что Северная Корея однозначно не готова идти ни на какие уступки. Единственный способ добиться от нее то ли ядерного разоружения, на которое по-прежнему надеются некоторые, то ли просто серьезного сокращения ракетно-ядерного потенциала (более реалистическая задача), – это возвращение к политике максимального давления, которая, казалось бы, столь блестяще сработала в прошлом году.

Эта точка зрения, доминирующая среди вашингтонской бюрократии, скорее всего, является заблуждением. Спору нет: на рубеже 2017 и 2018 годов политика максимального давления действительно сработала. Однако случилось это тогда, когда Северная Корея была загнана в угол и сталкивалась не только с угрозой военной операции, но и с надвигающимся экономическим кризисом. В новой ситуации, когда Китай вышел из игры, об экономическом кризисе речи не идет.

В Вашингтоне рассчитывают на то, что Китай все равно можно будет принудить к участию в эмбарго, наказывая вторичными санкциями, то есть лишением доступа к американскому рынку и кредитной системе те китайские фирмы, которые будут вести дела с Северной Кореей. Эта точка зрения утопична, потому что с Северной Кореей будут вести дела только мелкие китайские фирмы, которые едва ли будут озабочены тем, что их лишат доступа к американскому рынку. Какая-нибудь маленькая лавочка в уездном центре, торгующая северокорейским контрабандным сушеным минтаем и кальмарами, никаких дел на американской фондовой бирже, понятное дело, не ведет.

В этих условиях существует вероятность, что ястребы, убедившись в бесплодности экономического давления, пойдут на те самые крайние военные меры, которыми они грозятся уже очень давно. Иначе говоря, возвращение к ястребам контроля над американской политикой в отношении КНДР может привести к тому, что на Корейском полуострове возникнет реальная угроза военного конфликта.

Понятно, что такая перспектива, которую отлично осознают в Корее, не вызывает восторга у северокорейского руководства. Не вызывает энтузиазма она и в Южной Корее, ибо начавшийся в Северной Корее конфликт с большой вероятностью затянет и Корею Южную (о крайней уязвимости Сеула мы уже говорили). В этой обстановке у южнокорейского и северокорейского руководства возникла одна общая задача: им необходимо любой ценой предотвратить политический триумф американских ястребов и не дать довести дело до военного конфликта.

Парадоксальным образом для безопасности Южной Кореи сейчас большую угрозу представляют американские ястребы, а не северокорейские генералы. Отношения между двумя корейскими государствами, вне зависимости от официальной риторики, никогда не были особенно близкими – и едва ли будут такими в обозримом будущем. Однако война между ними, не спровоцированная действиями третьих сил, в настоящее время маловероятна. В перспективе дело, конечно, может дойти до конфликта; более того, Северная Корея, пользуясь своим ядерным превосходством, может даже со временем этот конфликт спровоцировать. Однако от такого кризиса, если он вообще произойдет, нас отделяют многие годы и десятилетия, а вот американские ястребы в состоянии устроить неприятности Южной Корее прямо сейчас.

В этой ситуации Северная и Южная Корея приступили к проведению совместной пропагандистско-дипломатической операции, очередной раунд которой мы наблюдали 18–20 сентября. С одной стороны, и Южная, и Северная Корея ведут активные переговоры с Вашингтоном, причем стараются вести переговоры не столько с чиновниками и экспертами, которые уже определились с позицией и выступают за жесткую линию, сколько лично с Трампом и близкими ему людьми.

Стремление общаться с Трампом в обход его аппарата в первую очередь связано с тем, что именно американский президент является главным и пока непреодолимым препятствием на пути ястребов. В последние месяцы Трамп всячески подчеркивает уверенность в том, что Северная Корея рано или поздно сдержит свои обещания и откажется от ядерного оружия. Чем вызван этот странный оптимизм президента, разительно отличающийся от настроений его администрации, непонятно.

Недоброжелатели Трампа считают, что он просто слишком уверен в себе и в своей способности разбираться в людях, поэтому не может признать, что Ким Чен Ын, показавшийся ему искренним партнером, в действительности его обманывает. Есть, впрочем, и иные, более сложные объяснения поведения Трампа. В любом случае ясно одно: Дональд Трамп, искренне или нет, ведет себя так, как будто верит в готовность КНДР отказаться от ядерного оружия, и решительно сдерживает сторонников жесткой линии.

Активно работая с Трампом лично, Северная и Южная Корея одновременно изо всех сил изображают взаимное дружелюбие и готовность идти на конструктивное сотрудничество. Последний пхеньянский саммит – великолепный пример такого политического театра. Главная идея, которую Мун Чжэ Ин и Ким Чен Ын совместными усилиями пытались внушить Вашингтону, заключается в том, что Северная Корея вполне договороспособна, рациональна и готова к переговорам и компромиссам.

Более того, подчеркивалось и то, что Северная Корея со временем готова отказаться от ядерного оружия – если Соединенные Штаты тоже пойдут на уступки. Главная задача всего этого спектакля – создать ситуацию, в которой сторонникам жесткой линии в Вашингтоне будет сложнее обосновать свою позицию и убедить Дональда Трампа в необходимости вернуться к политике «огня и ярости», которой запомнился 2017 год.

Возникает, конечно, вопрос, на протяжении какого времени все эти разговоры, улыбки, поездки президентов на горные озера и совместные концерты смогут сдерживать ситуацию от сползания в кризис? Рано или поздно отсутствие реальных уступок по ракетно-ядерному разоружению станет очевидным. После этого есть вероятность, что американские ястребы все-таки добьются от Трампа согласия на возврат к жесткой линии.

Возможно, конечно, что в последний момент Пхеньян согласится кинуть Вашингтону косточку пожирнее и пойдет на какие-то относительно значимые уступки, которые позволят выиграть еще несколько месяцев (но все равно нанесут лишь минимальный ущерб пхеньянскому ракетно-ядерному потенциалу). Однако пока в Пхеньяне хотят выигрывать время малой кровью, избегая новых уступок, – и эта их позиция встречает понимание в Сеуле.

Хотя саммит был упражнением в дипломатическом пиаре, определенные реальные достижения там тоже были. В частности, стороны подписали весьма продуманное соглашение о предотвращении случайных столкновений на демаркационной линии, которая разделяет два корейских государства. Можно было бы сказать, что именно этим соглашением реальные результаты саммита и оканчиваются. Однако это не так: пхеньянский саммит, скорее всего, действительно ослабил позиции ястребов в Вашингтоне и таким образом снизил или, по крайней мере, отдалил угрозу конфликта на Корейском полуострове. Так что, по большому счету, актеры политического театра старались не зря.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 24 сентября 2018 > № 2738356 Андрей Ланьков


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 сентября 2018 > № 2748439 Джонатан Стил

The Guardian (Великобритания): Если окончание войны в Сирии означает признание победы Асада и России, пусть так и будет

Революция против режима Асада провалилась, и многим трудно это признать. Однако отрицание действительности приведет к продолжению страданий в стране. Западным правительствам победу Асада будет принять сложно после семи лет требований о его уходе. Им также трудно будет принять идею о том, что конец войне положило вмешательство России, пишет The Guardian.

Джонатан Стил (Jonathan Steele), The Guardian, Великобритания

Как только начинает казаться, что сирийская война сложнее уже быть не может, она усложняется. В небе над Средиземным морем сирийские ракеты сбивают союзный российский самолет-разведчик, приняв его за израильский бомбардировщик. В черноморском курортном городе Сочи президенты России и Турции разрабатывают план, согласно которому Турция будет использовать свой контроль над частью провинции Идлиб, чтобы разоружать самых опасных экстремистов-джихадистов, включая чеченцев, уйгуров и других иностранцев, а также фанатиков местного, сирийского, происхождения.

Обращают на себя внимание два обстоятельства. Одно из них — распространение вмешательства извне в процесс, который начался в 2011 году как исключительно сирийская борьба за реформы. Вторым обстоятельством является та главная и незаменимая роль, которую сейчас играет Россия. На юго-западной границе Сирии вблизи оккупированных Израилем Голан она задействует военную полицию с тем, чтобы не допустить продвижения в этот район проиранских вооруженных формирований и не дать им провоцировать израильские силы. Россия закрывает глаза на авиаудары израильтян по позициям иранских советников в Сирии. И лишь теперь, когда в понедельник был сбит российский самолет, она публично отчитала израильтян за то, что те создали неразбериху, что привело к ошибке, и ракета поразила не ту цель.

Столь же разноплановыми являются и отношения России с Турцией. Она осуждает оккупацию Турцией территории на севере Сирии, в том числе некоторых районов провинции Идлиб, но использует присутствие Турции, чтобы потребовать от нее разоружения джихадистов, которых она там когда-то поддерживала. Будет ли выполнено заключенное в понедельник сочинское соглашение, покажет время. Турция и раньше обещала бороться с экстремистами, но эти обещания ни к чему не привели.

В одной из частей Идлиба продолжают сосредотачиваться сирийские правительственные войска и российская авиация для наступления на других боевиков, выступающих против Асада. Среди внешних игроков здесь участвуют Великобритания, Франция и США. Они развернули мощную кампанию по предотвращению российской бомбардировки. Хотя они действуют отчасти из гуманитарных побуждений (поскольку интенсивная бомбардировка неизбежно приведет к гибели людей и массовым перемещениям населения), своими призывами к прекращению огня они преследуют менее благородные цели. Они направлены на то, чтобы отсрочить успех, которого в ближайшее время добьются сирийская армия и ее российские союзники, восстановив контроль над последним регионом в центральной части Сирии, который удерживает оппозиция.

Великобритания, Франция и США, а также арабские монархии Персидского залива принимали непосредственное участие в гражданской войне в Сирии с тех пор, как в 2012 году произошла «милитаризация» восстания против Асада. Они оказывают помощь и финансируют повстанческие боевые группировки, включая экстремистов-джихадистов. Призывы к прекращению огня — это способ помочь повстанцам, а не гражданским лицам, которыми те управляют, причем, зачастую жесткими методами.

Существует гораздо лучший способ защитить два миллиона — или более — мирных жителей, которыми сейчас переполнен Идлиб и многие из которых находятся во временных лагерях и в других ужасающих условиях. Следует найти такой способ политического урегулирования, при котором повстанцы признают свое поражение и сложат оружие. За последние два года сирийское правительство заключило с различными повстанческими группировками более ста договоров о капитуляции. Эти соглашения, названные в более мягкой форме «соглашениями о примирении», позволили тысячам повстанцев покинуть осажденные районы. Большинство из них перебралось в Идлиб. Стремясь восстановить контроль правительства, сирийские войска даже разрешили повстанцам взять с собой винтовки и личное оружие и перевезти их в автобусах, предоставленных властями.

Вместе с вооруженными боевиками ушли тысячи членов их семей и других гражданских лиц, поэтому Идлиб сейчас переполнен перемещенными лицами. А тысячи других сирийцев воспользовались соглашениями о примирении и начали восстанавливать свои дома. Они предпочли бы жить под контролем сирийского правительства, чем оставаться в городах и деревнях, находящихся в состоянии войны. Сирийский конфликт никогда не был обычной двухсторонней борьбой между сторонниками и противниками Асада. Миллионы сирийцев не верили или почти не верили ни одной из сторон, но сожалели о милитаризации процесса, начавшегося в виде ненасильственного восстания и превратившегося в гибридную войну, в которой посторонние государства использовали Сирию в качестве поля битвы в своих собственных интересах.

И если Турция действует в районах провинции Идлиб, находящихся под контролем организации «Хаят Тахрир аль-Шам» (бывшей «Джабхат-ан-Нусры», филиала «Аль-Каиды» — организации являются террористическими и запрещены в РФ — прим. ред.), то другие районы находятся под влиянием боевиков «Ахрар аш-Шам» и «Харакат Нуреддин аз-Зинки», двух группировок, с которыми связаны западные спецслужбы. Существует также группа, известная как «Белые каски», финансовую поддержку которой по-прежнему оказывают Британия, Франция и США.

Российские самолеты сбрасывают листовки, призывающие мятежников Идлиба сдаться. Как и два года назад в восточном Алеппо, поступают сообщения о том, что повстанцы наказывают людей, которые собирают и распространяют листовки или распространяют идею, согласно которой лучше заключить мир, чем продолжать безуспешную войну. Даже на этом позднем этапе оппозиция не теряет надежды на то, что под руководством США будет проведена операция по бомбардировке правительственных зданий Асада в Дамаске.

Повстанцы распространяют и еще одну мысль, которая заключается в том, что любого, кто сдастся, будь то боевик или мирный житель, сирийские военные арестуют или убьют. Мнение о том, что сирийские власти будут убивать гражданских лиц, которые вернутся под контроль правительства, не имеет смысла. Но даже в тех случаях, когда страх преследований обоснован, опасность, связанная с продолжением конфликта, разумеется, будет серьезнее.

Как бы то ни было, сирийское правительство должно громко и четко заявить, что все сдавшиеся повстанцы Идлиба получат амнистию, если они не воевали в составе боевых подразделений «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.) или ХТС.

Их даже не будут призывать в сирийскую армию (как это было в случаях с заключением предыдущих соглашений), поскольку теперь, когда война почти закончилась, правительству такие многочисленные войска будут не нужны. В свою очередь, власти Великобритании, Франции и США должны призвать подконтрольные им силы не препятствовать заключению соглашений о капитуляции.

Многим сирийцам будет трудно признать, что антиасадовская революция потерпела неудачу, но отрицание реальности лишь обрекает Сирию еще на несколько месяцев страданий. Западным правительствам будет трудно признать, что Асад победил после того, как на протяжении семи лет звучали требования его отставки. Будет также трудно согласиться с тем, что российское вмешательство помогло положить конец этой войне.

За время этой войны самой расхожей была фраза о том, что Асад убивает свой собственный народ. Но это лишь подчеркивает, что эта семилетняя борьба является гражданской войной, в которой — согласно той же логике — повстанцы тоже убивают свой собственный народ. И виноваты в этой бойне отчасти правительства западных стран. Заняв правильную позицию в отношении Идлиба, они могут начать реабилитироваться и загладить свою вину.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 сентября 2018 > № 2748439 Джонатан Стил


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 21 сентября 2018 > № 2746386 Александр Верховский

Александр Верховский: Надеюсь, судьи услышат

Пленум Верховного суда разъяснил вопрос рассмотрения дел «об экстремизме» в российских судах. Значит ли это, что за лайки и репосты в России сажать станут реже? Александр Верховский, директор информационно-аналитического центра «Сова», изучающего проблемы ксенофобии и экстремизма, рассказал «Снобу», насколько оправданны такие ожидания

Сноб. Как, на ваш взгляд, повлияет постановление пленума Верховного суда на практику дел по печально известной 282-й статье?

Новое постановление касается касается не только 282-й, а всех уголовных статей, которые определяют наказания за высказывания, так что теперь судьи должны ориентироваться на новые вводные во всех таких случаях.

Сноб. Верховный суд предлагает при рассмотрении дел об экстремистских высказываниях учитывать контекст, цель и размер аудитории. И только после этого принимать решение о том, имеется ли в деле уголовный состав. Как это будет воспринято судами?

Я не могу дать однозначного ответа. Разъяснения о том, что при возбуждении уголовных дел суд должен учитывать не только факт высказывания, но и его контекст, мне кажутся абсолютно верными, но не вполне достаточными. Например, если Верховный суд призывает принимать во внимание размер аудитории, то хотелось бы понять, как именно судья должен это делать, то есть какая именно аудитория просмотра экстремистской картинки будет считаться незначительной. Вообще надо признать, что любые подобные разъяснения судьи воспринимают не совсем безусловно. То есть, чем более четко Верховный суд скажет, что налево ходим, а направо нет, тем больше судьи будут руководствоваться указаниями. Если же говорится нечто туманное — что, скорее, следует поcтупать так, а не иначе и учитывать в большей степени это, а не то, — судьи относятся к этому с прохладцей.

Сноб. Что и кто влияет на судей при вынесении приговора по делам, связанным с экстремизмом?

Судьи, рассматривающие дела по экстремистским высказываниям, очень разные. И в тех случаях, когда им не позвонило большое начальство, мне кажется, способны вынести самостоятельное решение. Как правило, им сложно оправдать человека, но они могут отправить дело на доследование. Впрочем, и это провал для следствия, так что в следующий раз следователи это учтут.

Сноб. Постановление пленума требует не считать экспертизу высказываний главным доказательством вины. Абсурдные заключения экспертов в таких делах не раз обсуждались в прессе. Что, на ваш взгляд, изменится теперь?

Это очень тяжелый вопрос. Важно ведь не то, что экспертиза не должна быть единственным доказательством обвинения — это и сейчас ясно. В большинстве случаев такая экспертиза вообще не нужна. Состав разбирательства настолько простой, что любой судья и следователь безо всякого эксперта может понять, что имеется в виду в том или ином высказывании. Но обязательность экспертизы привела к тому, что спрос на нее чрезвычайно велик. И судебные экспертизы — это вершина айсберга. Их в массе заказывают еще на этапе следствия. Но при таком высоком спросе качество предложения отсутствует. Поэтому их заказывают у тех, кто напишет быстро и как надо, либо обращаются к первому встречному.

Сноб. Кажется, экспертизы заранее составляются так, чтобы поддержать обвинение.

Нет, далеко не все экспертизы «топят» подозреваемых. Хотя такое впечатление действительно складывается из публикаций. В делах, не имеющих четкой политической мотивации, эксперт может написать, что никакого экстремизма в высказывании нет. И тогда следователь просто закрывает дела — если ему все равно. Если нет — идет к другому эксперту.

Оборот экспертиз регулируется не решением пленума Верховного суда, а теми, кто руководит следователями и оперативниками. Именно они должны дать нужное указание. Судьи в этой цепочке последние. Впрочем, если бы судьи в некоторых случаях перестали принимать экспертизы, составленные с нарушением, например, где эксперту-историку предлагают ответить на правовой вопрос вроде «содержатся или нет в высказывании элементы вражды», то поток дел прекратился бы. Ведь для следствия это был бы провал.

Сноб. Какова сила воздействия подобных пленумов на судебную систему?

Разъяснения Верховного суда имеют большое, но не абсолютное значение. Например, в 2011 году такой пленум разъяснил, что представители власти не являются социальной группой и 282-я статья на них не распространяется. И действительно, несколько лет таких дел не было. Но потом они появились опять. Правда, это случилось после Майдана, когда рухнули многие прежние сдержки. Постановление пленума при этом не отменено, но, видимо, надо напоминать о его содержании. Судьи, как мы знаем, должны руководствоваться буквой закона, но все мы понимаем, что они живут в специфических условиях и дышат тем же воздухом, что и все мы. Они ориентируются на сигналы, в том числе не вполне формальные. Так что нынешний пленум — это такой сигнал всей правовой системе, что в практике дел по «экстремистским» статьям надо что-то менять. Надеюсь, адресаты это усвоят.

Сноб. На последней прямой линии с президентом Сергей Шаргунов поднимал вопрос о декриминализации 282-й статьи. Вероятно, это тоже было определенным сигналом. Тем не менее законопроект, предусматривающий такую декриминализацию, поддержки в Госдуме не нашел.

Думаю, что эту идею просто отложили. Проект о декриминализации, написанный Шаргуновым и Журавлевым, был составлен довольно безграмотно. И было ясно, что он не жилец. Но президент поручил Общероссийскому народному фронту и Генпрокуратуре проанализировать применение «экстремистских» статей. Они должны были закончить работу 15 сентября. Надеюсь, их доклад сейчас в администрации президента. Так что в ближайшее время либо сама администрация, либо какие-то депутаты могут внести пакет поправок. Насколько они будут радикальные, мы, к сожалению, не знаем.

Беседовал Станислав Кувалдин

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 21 сентября 2018 > № 2746386 Александр Верховский


Сирия. Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 сентября 2018 > № 2738347 Марианна Беленькая

Вместо битвы. О чем Путин и Эрдоган договорились по Идлибу

Марианна Беленькая

Широкомасштабная военная операция в зоне, которая находится под особой опекой Турции, неизбежно поссорила бы Москву и Анкару. В итоге Москва и Анкара сумели найти компромисс, хотя Путин и Эрдоган очень по-разному расставляют акценты в достигнутых соглашениях

В сирийском конфликте дошло до редкого события – соглашения, подписанные Россией и Турцией в Сочи, поддержали практически все заинтересованные стороны. Конечно, свои трактовки «Меморандума по стабилизации ситуации в зоне деэскалации Идлиб» есть у каждого участника конфликта, как и сомнения в успешной реализации договоренностей. Но на данный момент сочинский документ предотвратил широкомасштабную военную операцию в Идлибе, которая могла привести к тысячам жертв среди мирного населения. Также отложили вопрос о возвращении этой последней из четырех согласованных год назад зон деэскалации под контроль Дамаска.

В этом году президенты России и Турции встречались уже четыре раза. Перерыв между двумя последними встречами в Тегеране и Сочи был всего 10 дней. В иранской столице, где 7 сентября проходили переговоры в астанинском формате (Россия, Турция и Иран), не удалось решить судьбу зоны деэскалации Идлиб. Дело в том, что последние несколько месяцев сирийское руководство не скрывало планов вернуть этот район под свой контроль. Но широкомасштабная военная операция в зоне, которая находится под особой опекой Турции, неизбежно поссорила бы Москву и Анкару. Эрдоган тогда грозился выйти из астанинского формата, чего Москва не могла допустить, так как потеряла бы канал контактов со значительной частью сирийской вооруженной оппозиции.

В Большом Идлибе сконцентрировано около 80 тысяч бойцов оппозиции и, как отметил недавно спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура, 10 тысяч террористов. Речь в первую очередь идет об отрядах организаций «Джебхат ан-Нусра» и «Хизб ат-Туркестан аль-Ислами» (запрещены в РФ). Простой военный сценарий тут вряд ли был возможен, поэтому Москва решила попробовать договориться. Ее главным условием было размежевание оппозиции и террористов и прекращение провокаций вокруг российской авиабазы Хмеймим, куда из Идлиба запускались десятки беспилотников. Также размежевание должно было обеспечить безопасность населенных пунктов, примыкающих к зоне деэскалации.

Однако договоренностям мешали две вещи – желание Анкары оставить Идлиб под контролем вооруженной оппозиции вопреки позиции Дамаска, а также судьба иностранных бойцов радикальных группировок. Если в теории сирийцы, находившиеся в рядах «Ан-Нусры», могут присоединиться к вооруженной оппозиции (и такая договоренность есть), то иностранцам некуда бежать.

Демилитаризация плюс деэскалация

В итоге Россия и Турция нашли компромисс. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган лично объявили суть достигнутых соглашений, а министры обороны двух стран в присутствии президентов подписали меморандум. Его текст, состоящий из десяти пунктов, официально не опубликован, но оказался в распоряжении СМИ. Содержание во многом соответствует тому, о чем уже говорили президенты в присутствии журналистов, а также последующим заявлениям официальных лиц.

Главной новостью меморандума стало объявление о создании к 15 октября на 15–20 км в глубь зоны деэскалации новой демилитаризованной зоны, которую должны покинуть радикальные террористические группировки. Как подчеркнул Владимир Путин, в том числе «Джебхат ан-Нусра». Он также добавил, что новая зона будет установлена вдоль линии соприкосновения вооруженной оппозиции с правительственными войсками. К 10 октября оттуда должно быть выведено все тяжелое вооружение: танки, реактивные системы залпового огня, орудия и минометы, принадлежащие всем сторонам конфликта.

Турецкие военные и российская военная полиция будут осуществлять координированный контроль вдоль границ демилитаризованной зоны, в том числе при помощи беспилотников. К концу года должно быть восстановлено транзитное сообщение по трассам Алеппо – Латакия (М4) и Алеппо – Хама (М5), часть маршрута которых проходит через Идлиб. В меморандуме также идет речь о расширении функций совместного ирано-российско-турецкого центра. Это показывает, что документ был согласован с Тегераном и это единая позиция астанинской тройки.

По словам Эрдогана, в случае реализации меморандума Москва и Анкара предотвратят «гуманитарную трагедию, к которой могли бы привести боевые действия». «Меморандум приведет к тому, что Турция не будет сталкиваться с еще более трудным положением, а также будет хорошим завоеванием для российской стороны», – заявил он. Эти заявления прозвучали столь размыто, что журналистам пришлось уточнять у российского министра обороны Сергея Шойгу, означают ли достигнутые договоренности, что в Идлибе не будет военной операции. «Да»,– ответил он. Однако к словам министра просится уточнение: «пока не будет».

Поэтому остается вопрос о судьбе террористов – куда их предполагается выводить? В меморандуме и словах Путина речь идет о выводе из демилитаризованной зоны. Означает ли это, что они могут оставаться внутри зоны деэскалации? Президент Эрдоган говорил более размыто – об отводе террористов из района, который контролирует сирийская оппозиция. Идет ли речь о размежевании, которое подставит террористов под точечные удары? Если же боевикам позволят покинуть Идлиб, то вопрос – куда они денутся или куда их отправят?

Пока разведывательные и военные ведомства Турции и России согласовывают списки, кого считать террористом, а кого нет. А часть руководства «Джебхат ан-Нусры» уже объявила, что никуда не собирается уходить, и призвала своих сторонников продолжить джихад. Тем самым они развязывают руки Турции (вместе с вооруженной оппозицией) и России для нанесения ударов по местам дислокации «несогласных» после 10 или 15 октября.

Разногласия союзников

Интересно, как по-разному два президента выделяли важное в достигнутых соглашениях.

Путин начал с исходящих из Идлиба угроз со стороны боевиков «провинции Алеппо, городу Алеппо и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим». Тем самым давая понять, что покончить с этими угрозами – главная цель России в достигнутых соглашениях. Если этого не произойдет, меморандум не будет реализован.

Эрдоган обещал, что совместные патрули положат конец провокациям со стороны третьих лиц. При этом отметил, что сирийская вооруженная оппозиция останется на тех территориях, которые контролировала до сих пор. Этот момент также выделил в своем твиттере официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, как и еще два пункта меморандума. «Оппозиция останется в тех районах, где она уже есть. Россия и Турция будут проводить совместные патрули (хотя Эрдоган говорит о координации). Россия примет меры для предотвращения нападения на Идлиб», – написал он сразу после подписания документа.

Последний пункт в своем выступлении не упомянули ни президент России, ни президент Турции, но он есть в тексте меморандума. «Российская Федерация примет все необходимые меры для предотвращения военных операций и атак на Идлиб и сохранения статус-кво», – говорится в пункте номер два. Интересно, что об ответственности Турции в тексте ничего нет, хотя очевидно, что именно Анкара отвечает за действия вооруженной оппозиции в Идлибе.

Также президенты расставили разные акценты в своих заявлениях, когда говорили о будущем политического урегулирования в Сирии. «Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время», – сказал Путин. На что Эрдоган ответил: «Несомненно, было бы желательно осуществить конституционную реформу, а затем провести справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом». И здесь позиция Анкары ближе Вашингтону, чем Москве – будущее Сирии без нынешнего режима.

Открытым остается вопрос о будущем не только Сирии, но и самого Идлиба. Несмотря на то что Анкара гордится тем, что смогла пока оставить его в руках оппозиции, сами оппозиционеры испытывают сомнения, можно ли доверять Москве. Тем более в Дамаске трактуют договоренности в Сочи в свою пользу. «Нам самое главное, чтобы Идлиб вернулся под контроль сирийской власти. Достигнутая договоренность ускорит процесс возвращения», – сказала РИА «Новости» депутат народного совета Сирии Маха Шбиб. В таком же духе высказываются и многие официальные сирийские СМИ. Можно сказать, что Дамаск просто пытается сохранить лицо, но нельзя исключать, что Россия заверила сирийские власти в том, что по-прежнему привержена сохранению целостности Сирии и сосредоточению власти в одних руках. Впрочем, в Москве это никогда и не скрывали.

Примечательно, что с меморандумом согласились не только в Дамаске, но и в Тегеране. Накануне российско-турецкого саммита иранские власти заговорили о том, что Тегеран привержен мирному решению конфликта. «Тегеран убежден, что вопрос в отношении Идлиба должен быть решен таким образом, чтобы не нанести вреда мирному населению», – заявил официальный представитель МИД Ирана Бахрам Гасеми. И уже на следующий день после подписания меморандума иранский постпред в ООН Голям Али Хошру сказал, что правительство Ирана приветствует соглашение по Идлибу: «Это соглашение основано на выработанном в ходе встреч в Астане принципиальном подходе и нацелено на создание зоны деэскалации с тем, чтобы снизить возможность жертв среди гражданского населения в ходе борьбы с терроризмом».

То есть Иран дал добро на подписание соглашений в надежде, что борьба с террористами будет продолжена. До сих пор и Дамаск, и Тегеран к террористам относили и вооруженную оппозицию, которая отказывалась взаимодействовать с сирийским режимом.

Так что пока неизвестно, чем на самом деле обернутся достигнутые в Сочи соглашения. Но все стороны: и сами подписанты меморандума, и стороны конфликта, и все региональные игроки, от Ирана до США, – согласны, что масштабное кровопролитие удалось остановить. У всех появилась пауза, чтобы сосредоточиться не на военных сценариях, а на решении политических разногласий. По крайней мере, на месяц. А дальше в Сирии никто не заглядывает.

Сирия. Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 сентября 2018 > № 2738347 Марианна Беленькая


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 21 сентября 2018 > № 2736329 Штефан Шолль

Российский яд

Штефан Шолль | Frankfurter Rundschau

"Политические преступления в России вряд ли расследуются. При этом критики режима вынуждены опасаться все более жестоких насильственных действий", - пишет журналист немецкого издания Frankfurter Rundschau Штефан Шолль.

"Врачи берлинской клиники Charité гадают, чем был отравлен российский активист Петр Верзилов. (...) Фотомодель Анна Шапиро, которая вместе со своим мужем потеряла сознание в пиццерии в английском Солсбери, заявила бульварной газете Sun, что ее хотели убить путинские агенты (согласно последним сообщениям, в случае с Шапиро и ее мужем Кингом британская полиция рассматривает в том числе версию розыгрыша. - Прим. ред.). (...) Еще в марте в Солсбери было совершено покушение с использованием боевого вещества на бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь", - перечисляет журналист. "Россия в настоящий момент кажется обителью убийц, от жестоких до неуклюжих", - констатирует Шолль.

Однако критики российского режима в последнее время подвергаются атакам не только с помощью яда, отмечает журналист. "Пока еще не ясно, какие личности и мотивы стоят за каждым из этих случаев. Но если государственная власть действительно как-то с этим связана, то мы переживаем примитивизацию системы, которая все больше пытается решить свои проблемы с помощью грубого насилия", - заявил в разговоре с изданием московский правозащитник Сергей Давидис.

Московская оппозиционная пресса связывает отравление Верзилова со смертью оппозиционных репортеров Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и оператора Кирилла Радченко, отправившихся в ЦАР для того, чтобы снять фильм о наемных солдатах "Группы Вагнера" и об охраняемых ими золотых приисках. За "Группой Вагнера" стоит петербургский предприниматель Евгений Пригожин. Отравленный Верзилов, являющийся также издателем либерального портала "Медиазона", был близким другом Расторгуева, говорится в статье.

"Политические преступления в России вряд ли расследуются. И убитые журналисты критиковали в последние месяцы далеко не только Пригожина. Верзилов произвел сенсацию, когда в июле во время финала чемпионата мира по футболу в Москве выбежал на поле вместе с активистками протестной группы Pussy Riot. На глазах у Путина", - пишет Шолль в заключение.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 21 сентября 2018 > № 2736329 Штефан Шолль


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2018 > № 2748409 Дейв Маджумдар

National Interest (США): Забудьте про С-500 и Су-57 ПАК ФА. У российских военных большие планы на будущее

Издание «Нешнл Интерест» рассказывает, что Россия приступила к подготовке планов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию оружия следующего поколения, которое должно появиться после таких систем как, самолет Су-57 ПАК ФА и зенитно-ракетный комплекс С-500. Владимир Путин заявил, что России надо начинать планировать на будущее с учетом перспективных потребностей обороны.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия приступила к подготовке планов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию оружия следующего поколения, которое должно появиться после таких систем как самолет Су-57 ПАК ФА и зенитно-ракетный комплекс С-500. Эти новые системы (российское правительство их не называет) будут разрабатываться в рамках будущей Государственной программы вооружения.

«Важный, ключевой вопрос нашей повестки — это определение начала формирования очередной, перспективной Государственной программы вооружения», — сказал российский президент Владимир Путин на заседании Военно-промышленной комиссии, которое прошло в Кремле.

Путин заявил, что России надо начинать планировать на будущее с учетом перспективных потребностей обороны, хотя сейчас она реализует те планы, которые финансируются в рамках действующей программы, рассчитанной до 2027 года (ГВП-2027). «Между тем, нам важно двигаться дальше и уже сегодня начинать планировать на будущее разработку и выпуск перспективных образцов оружия и техники, которые определят облик Вооруженных Сил России на длительную перспективу, на предстоящие десятилетия», — сказал российский лидер.

Он признал, что многое определяется возможностями российской военной промышленности, которой необходимо повышать эффективность затрат. «Конечно, многое будет зависеть и от возможностей оборонно-промышленного комплекса. И здесь особо отмечу, что непременным условием его стабильного развития, своевременного и полного выполнения контрактов является совершенствование системы ценообразования на военную продукцию».

Россия продолжает дорабатывать новую модель ценообразования, которая была принята в декабре 2017 года. С ее помощью Кремль надеется снизить затраты и повысить показатели работы оборонной промышленности. «Она стимулирует организации ОПК снижать издержки, вводить современные производственные и управленческие технологии, тем самым повышает эффективность, инвестиционную привлекательность отрасли, ее возможности для выпуска конкурентной, высокотехнологичной продукции гражданского назначения, — заявил Путин. — Нужно и дальше оптимизировать систему ценообразования. Активнее применять современные информационные, цифровые технологии, чтобы более глубоко анализировать, как формируются цены на военную продукцию, быстро выявлять проблемные точки».

По словам Путина, в последние годы удалось остановить потерю талантливых кадров в российской оборонной промышленности, которая ослабла из-за выхода старых специалистов советской эпохи на пенсию и перехода в другие области. Далее Путин заявил, что оборонно-промышленный комплекс добивается успехов в деле привлечения новых талантливых кадров.

«Эффективность работы ОПК прямо зависит от развития кадрового потенциала отрасли, — сказал он. — Все последние годы этому вопросу уделялось повышенное внимание. В результате численность специалистов в отрасли стабилизировалась, а в ряде организаций — увеличилась. Важно, что в ОПК создаются условия для притока и закрепления талантливых молодых людей, способных решать самые амбициозные задачи, обеспечить преемственность в научных школах».

Путин также отметил успехи России (как он считает) в разработке новых проектов, 21 из которых был утвержден в 2015 году. «В результате выполнения программы в войска должна поступить новая техника, новейшие образцы вооружения, которые по тактико-техническим характеристикам превосходят зарубежные аналоги, — заявил президент. — Среди них — ракетный комплекс „Сармат", истребитель пятого поколения Су-57, высокозащищенный танк на боевой платформе „Армата", а также зенитно-ракетная система С-500 и подводная лодка проекта 677».

Время покажет, насколько успешными будут перспективные программы российской оборонной промышленности.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2018 > № 2748409 Дейв Маджумдар


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2018 > № 2748400 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Путин в Сирии решил внезапно поиграть в славного парня

Готовность Трампа противостоять режиму Асада изменила баланс сил в Сирии, уверен колумнист «Блумберга», именно поэтому Путин смягчил тон и отказался от наступления в Идлибе. Меньше всего российский президент хотел бы оказаться лицом к лицу с тремя мощными военными державами — США, Турцией и Израилем, имея в союзниках лишь Иран и «Асада с его беспомощными войсками».

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Совершенно внезапно президент Владимир Путин стал играть роль мягкой силы в Сирии. Во-первых, он позволил президенту Реджепу Эрдогану убедить себя не начинать масштабное наступление на сирийскую оппозицию в Идлибе. Затем он сгладил конфликт с израильским премьер-министром Бенджамином Нетаньяху по поводу сбитого российского военного самолета.

Рискованные решения, которые Путин принимал в Сирии, сказались на исходе войны. Но на этом финальном этапе конфликта он сталкивается с мощными ограничениями, мешающими и дальше играть мускулами. Одно из его самых значительных достижений в Сирии — это демонстрация того, что Россия может успешно игнорировать США на Ближнем Востоке, а себя проявить как авторитетного, решительного и стремительного игрока. Однако сейчас оказалось, что пассивность США уже нельзя принимать как данность, а это значит, что и с их союзниками тоже надо обращаться с осторожностью.

17 сентября Путин и Эрдоган пришли к соглашению организовать демилитаризованную зону в сирийской провинции Идлиб, которую будут совместно патрулировать российские и турецкие войска. Это был резкий поворот относительно прежнего намерения России поддержать желание Башара Асада вернуть Идлиб себе. Едва ли Путин был впечатлен предостережениями Эрдогана о том, что наступление может привести к кровавой бойне: ранее в подобных случаях, в особенности когда Асад в 2016 году отвоевывал Алеппо, Путин такие предостережения просто игнорировал.

Через несколько часов после того, как было объявлено о соглашении по Идлибу, над Сирией был сбит российский военный самолет с 14 военными на борту. Телеканал «Си-эн-эн» (CNN), ссылаясь на источник в правительстве США, сообщил, что самолет сбила воздушная оборона Асада. Рупоры кремлевской пропаганды и интернет-тролли отреагировали с недоверием, вероятно, ожидая, что на официальном уровне будут предприняты попытки обвинить в инциденте Израиль, чьи ВВС в то же время атаковали цели сирийского режима. Российское министерство обороны признало, что ракету выпустили сирийцы, но все же обвинило пилотов Израиля, которые, по словам официального представителя министерства генерала Игоря Конашенкова, «подставили» российский самолет под атаку, используя его в качестве прикрытия от сирийской ПВО.

Министр обороны Сергей Шойгу сердито поговорил по телефону со своим израильским коллегой, а министерство заявило, что оставляет за собой право на «адекватный ответ». Однако за этим ничего не последовало: во вторник на пресс-конференции Путин этот конфликт сгладил. Несмотря на то, что российский президент подтвердил заявление министерства обороны, от обвинений в адрес Израиля он воздержался. Он не согласился с тем, что инцидент в какой-либо степени напоминается ситуацию с российским истребителем, сбитым в 2015 году Турцией, которая привела к временному замораживанию российско-турецких отношений и введению Россией санкций против Турции. В телефонном разговоре Путин лишь призвал Нетаньяху придерживаться соглашения об урегулировании конфликта.

Неужели Путин внезапно смягчился к концу сирийской игры? Если бы это был 2016 год, от него можно было бы ожидать лишь, что он откажет Эрдогану и потрясет кулаком перед носом Нетаньяху, возможно начав у себя дома пропаганду против Израиля и затрудняя тому атаки по целям в Сирии. Но не в конце 2018-го.

Возможно, этими изменениями мы обязаны президенту Дональду Трампу. В отличие от президента Барака Обамы, Трамп не замедлит использовать силу против режима Асада. Он активизировал военное присутствие США в Сирии и, как сообщается, недавно согласился на неопределенный срок оставить там войска. Предостережения Эрдогана насчет наступления на Идлиб были подкреплены несколькими сильными высказываниями США.

Меньше всего Путин хотел бы, чтобы США, поддерживаемые Турцией и Израилем, атаковали режим Асада. Он оказался бы тогда лицом к лицу против трех мощных военных держав, имея в союзниках лишь Иран и Асада с его беспомощными войсками. Он не может надеяться на то, что напряжение, возникавшее в последнее время между США и Турцией, выльется в распад их военного союза: в Идлибе интересы у США и Турции одинаковые. С тех пор, как Россия три года назад вступила в эту войну, баланс сил изменился, и готовность Трампа также принять в ней участие сыграла большую роль в этих изменениях.

Теперь, чтобы закрепить успех, которого Путин к сегодняшнему дню добился вместе с Асадом, ему нужно проявлять осторожность. С одной стороны, он зарабатывает очки, демонстрируя готовность к компромиссу, с другой стороны, однако, ему нельзя показаться слабым. Это, пожалуй, самое трудное положение, в которое когда-либо российский лидер попадал в Сирии с 2015 года. То, как Путин сможет выпутаться из этого, не потеряв лица, будет иметь важные последствия для позиции России на Ближнем Востоке.

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2018 > № 2748400 Леонид Бершидский


Сирия. Россия. Израиль > Армия, полиция > carnegie.ru, 19 сентября 2018 > № 2734281 Ксения Светлова

Сбитый Ил-20. Чем Россия ответит Израилю

Ксения Светлова

Израиль беспокоят два варианта возможной российской реакции в Сирии: ограничение свободы действий израильских ВВС и передача Дамаску систем С-300. Любой из этих вариантов затруднит попытки Израиля пресечь военную активность Ирана на территории Сирии и потенциально создаст новые опасные ситуации, в которых Израиль, Россия, Сирия и, возможно, Иран будут действовать одновременно в очень небольшом воздушном пространстве

В ночь на 18 сентября во время атаки израильских истребителей F-16 на военные объекты в сирийской Латакии сирийские ПВО ответным огнем сбили российский самолет-разведчик Ил-20. В Минобороны РФ вину за падение Ила возложили на Израиль и даже пообещали «ответные шаги». Многие восприняли это как верный признак надвигающегося конфликта, тем более что заявлению Минобороны сопутствовал грозный аккомпанемент российских госСМИ, где одни призывали разорвать отношения с «еврейским государством», а другие агитировали за то, чтобы «нанести по Израилю сокрушительный удар».

Израильский ЦАХАЛ, в свою очередь, возложил всю ответственность на сирийцев. Премьер-министр Нетаньяху побеседовал с президентом Путиным и предложил направить в Москву командующего ВВС со всеми доказательствам и материалами, после чего российский президент выступил с вполне умеренным заявлением, в котором, однако, предупредил, что примет меры для обеспечения большей безопасности российским военным. Что означают эти слова для Израиля и как будут теперь развиваться отношения между двумя странами?

Огромное небо одно на двоих

Еще в сентябре 2015 года, когда Россия пришла на помощь Башару Асаду, в Израиле многие опасались, что появление нового, могущественного игрока в Сирии означает, что Израиль больше не сможет свободно действовать против иранских сил, появившихся в Сирии еще в 2012 году. Об этом писал и Амос Ядлин, бывший глава военной разведки, и многие другие эксперты. Другие аналитики говорили о тесном союзе Ирана и России и резком противоречии российских и израильских интересов в Сирии.

Однако практика показала, что большая часть этих опасений пока не оправдалась. Да, израильским военным пришлось учитывать, что на территории Сирии стало гораздо больше российских военных и появились комплексы С-400. Но вскоре были созданы специальные каналы связи и оповещения между израильской и российской сторонами. И все последние три года над Сирией время от времени появлялись истребители, которые наносили точечные удары по иранским военным базам, заводам и аэродромам.

Чаще всего Израиль не брал никакой ответственности за произошедшее и лишь в исключительных случаях давал понять, что имеет отношение к тем или иным действиям на сирийской земле. За последние три года израильские ВВС совершили около двухсот подобных вылетов. За исключением апрельской атаки в Хомсе, где под удар попала база T4, никаких публичных заявлений с критикой Израиля в России сделано не было. В Израиле многие объясняют это прекрасными личными отношениями между лидерами двух стран – Владимиром Путиным и Биньямином Нетаньяху. Израильский премьер летает в Москву так же часто, как в Вашингтон, а по количеству личных встреч с Путиным Нетаньяху среди ближневосточных лидеров опережает только Хасан Рухани, президент Ирана.

Так, например, на следующий день после атаки на иранский склад оружия в районе Аль-Кисва близ Дамаска 8 мая российский и израильский лидеры продефилировали рука об руку по Красной площади во время парада Победы. Также Россия сигнализировала Израилю, что не считает иранское присутствие в Сирии после окончания войны желательным или необходимым – по крайней мере, так оценил ситуацию сам премьер Нетаньяху, который после очередной встречи с Путиным заявил, что Россия не станет вмешиваться в израильские действия против иранских военных объектов.

Вскоре министр обороны Израиля Авигдор Либерман даже предложил президенту Сирии Башару Асаду изгнать из Сирии командующего силами «Кудс» иранского генерала Кассема Сулеймани. Впрочем, те, кто рассчитывал, что зеленый свет от России для Израиля свидетельствует о том, что иранская роль в Сирии подошла к концу, сильно ошибались.

Маневры и уступки

Для Израиля действия иранцев в Сирии – это та самая красная черта, перейти через которую ни в коем случае нельзя, и с этим согласны как правящая партия «Ликуд», так и лидеры израильской оппозиции. Причина такого единодушия кроется в многолетних угрозах и угрожающих действиях Ирана в адрес Израиля.

Тегеран не только грозится ежедневно стереть «сионистское образование» с лица земли, но и устраивает теракты против израильских целей за рубежом – как правило, с помощью своих прокси («Хезболлы» и других террористических организаций), снабжает оружием ливанскую «Хезболлу», в арсенале которой сейчас находится 150 тысяч ракет (для сравнения: в ходе второй ливанской войны «Хезболла» выпустила по израильским городам шесть тысяч ракет). Несмотря на отсутствие общих границ, Иран считает себя лидером антиизраильского движения, регулярно приглашает в гости руководителей небольшой радикальной еврейской группы «Натурей Карта», которые отрицают существование Израиля по религиозным мотивам, и проводит конкурсы карикатур, посвященных Холокосту.

В первые годы гражданской войны в Сирии позиция Израиля была скорее выжидательной. В Израиле с ужасом наблюдали за сирийской резней, которая происходила в считаных километрах от жилых домов Кирьят-Шмоны и Метулы, но, наученные горьким ливанским опытом, в конфликт не вмешивались.

Однако вскоре в приграничном районе появились иранские высокопоставленные военные и боевики «Хезболлы». В январе 2015 года ливанская газета «Аль-Ахбар» сообщила, что «Хезболла» намерена создать специальные подразделения на сирийской части Голанских высот. Вскоре в ходе авиаудара были ликвидированы шесть высокопоставленных лидеров Партии Аллаха. Иранские СМИ сообщили, что среди погибших также был иранский генерал Сардар Алла-Дади, один из командиров сил «Кудс». Также погибли пятеро иранских солдат, а общее число погибших составило 12 человек.

Далее последовали попытки иранцев создать свои базы, военные заводы и научно-исследовательские центры на территории Сирии. Об этом свидетельствовали спутниковые снимки, обнародованные в израильской и международной прессе. В Израиле не поверили, что эти базы и военные заводы неподалеку от израильской границы нужны Ирану исключительно для борьбы с ИГИЛ и тем, что осталось от Свободной сирийской армии, и начали действовать.

На каждой встрече с российскими политиками израильские министры называли свою красную черту – присутствие Ирана в Сирии. Первого августа Александр Лаврентьев, специальный посланник президента Путина в Сирии, заявил, что Иран отвел свой войска на 85 км от израильской границы, и подчеркнул, что с точки зрения Москвы на территории Голанских высот, отвоеванных Асадом не без помощи Ирана и «Хезболлы», должны находиться только сирийские войска.

В Израиле на это ответили, что сирийская армия, сильно поредевшая за годы гражданской войны, набита иранскими военным и экспертами, как гранат – зернами, и дали понять, что будут довольствоваться новой дислокацией иранских сил в Сирии.

Лаврентьев тогда заявил, что среди сирийский военных «могут быть иранские советники», но в целом «иранцы ушли, и шиитских формирований в этой зоне больше нет». В Израиле пожали плечами и продолжали действовать. Возможно, зерна будущего конфликта проклюнулись уже тогда, когда Москва смогла добиться от Ирана определенных уступок, а в Израиле эти уступки сочли не более чем тактическими маневрами.

Контуры будущего

Очевидно, что, несмотря на ядовитую риторику на российских каналах, оставившую крайне неприятный осадок у израильтян, пока хода дипломатическому скандалу не дадут. В этом не заинтересован никто, ведь партнерские отношения между двумя странами и в самом деле важны во всех отношениях. Россия остается в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, и в Израиле убеждены, что с Москвой лучше договариваться, чем идти на конфликт.

Судя по заявлению Путина, он тоже не намерен греметь в барабаны войны. Лучше быть посредником между Израилем и Ираном, чем вызвать новый виток военного конфликта в Сирии и поставить под удар все дипломатические достижения. Ведь военное столкновение Ирана и Израиля в Сирии – это совсем не фантастический сценарий. Еще в апреле в Израиле поговаривали о том, что реакция Тегерана на обстрел базы Т4 в Хомсе может быть непредсказуемой и способна повлечь за собой широкомасштабную военную конфронтацию.

Однако Иран тоже не намерен самоустраняться с сирийского пространства. Слишком много крови было пролито и слишком много средств вложено в сирийские дела, чтобы сейчас пойти на попятный. Россия уже показала, что может добиться определенных результатов – отодвинуть иранцев на расстояние 85 км от израильской границы, так сказать, развести противников по углам, – но не будет настаивать на полном выводе иранских сил из Сирии. Отношения России и Ирана – это целая сеть запутанных интересов, в которой Сирия – лишь одно из многочисленных звеньев.

Иран же играет вдолгую. Там надеются, что рано или поздно Россия сократит свой воинский контингент в Сирии до необходимого минимума, а США под руководством Дональда Трампа и вовсе выведут войска из страны или резко сократят свое присутствие там, ограничиваясь помощью сирийским курдам и войной против ИГИЛ. И вот тогда Иран станет самой большой и влиятельной величиной в Сирии. А это означает продолжение деятельности, которая воспринимается в Израиле как враждебная и угрожающая национальной безопасности.

На данный момент Израиль беспокоят два варианта возможной российской реакции в Сирии: ограничение свободы действий израильских ВВС и передача Дамаску систем С-300. Любой из этих вариантов затруднит попытки Израиля пресечь военную активность Ирана на территории Сирии и потенциально создаст новые опасные ситуации, в которых Израиль, Россия, Сирия и, возможно, Иран будут действовать одновременно в очень небольшом воздушном пространстве. Хочется надеяться, что в конце концов победит здравый смысл и прагматический интерес, что дипломатия возьмет верх над эмоциями и жаждой мести, так как цена необдуманных шагов очень высока.

Сирия. Россия. Израиль > Армия, полиция > carnegie.ru, 19 сентября 2018 > № 2734281 Ксения Светлова


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734198 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: Россия придумала изощренный способ борьбы с Украиной и Западом (Апостроф, Украина)

Чтобы предотвратить внешнее вмешательство — предсказуемо, речь в интервью идет о России (а как в украинских СМИ может быть иначе?) — в президентскую и парламентскую кампанию на Украине Евразийский центр Атлантического совета, Фонд Виктора Пинчука и Трансатлантическая комиссия по честным выборам (TCEI) во время 15-й ежегодной встречи Ялтинской Европейской Стратегии (YES) запустили Рабочую группу по украинским выборам. Руководитель TCEI, бывший генеральный секретарь НАТО и внештатный советник президента Украины Андерс Фог Расмуссен рассказал «Апострофу» о цели этой инициативы.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

«Апостроф»: Вы очень осторожно говорили о возможных ограничительных мерах против медиа, замеченных за вмешательством в избирательный процесс. Не делает ли осторожность в этом вопросе вашу позицию слабее позиции тех, кто будет вмешиваться в выборы, собственно Кремля?

Андерс Фог Расмуссен: Я хочу подчеркнуть, что мы — политически нейтральны. Мы одинаково будем относиться ко всем кандидатам. Наша цель — убедиться в том, что украинцы имеют свободу выбора, свободные и честные выборы без вмешательства извне. Поэтому это будет основой для всей нашей работы здесь.

— Вы говорите о том, что выборы должны быть прозрачными, однако эксперты уже заявляют о большом количестве неправдивых материалов в медиа. Как мы можем справиться с этим?

— Я думаю, что один из способов, который поможет справиться, — это разработка инструмента, который мы называем инструментом отслеживания. Он поможет отразить специфические схемы в способе подачи фейковых новостей, дезинформации и попытках создать раскол в украинском обществе. Мы будем отмечать такие паттерны, а потом — делать достоянием общественности. Мы будем привлекать медиа, организовывать конференции, регулярно будем выпускать новостные бюллетени.

Мы искренне верим: путь, который поможет сделать украинское общество гораздо более устойчивым, заключается в том, чтобы доносить до людей правду, чтобы они осознавали, что происходит на самом деле. То есть мы видим что-то, публикуем, и граждане уже знают. Мы должны критически относиться к фактам.

— Почему ваша организация взялась за это? В чем ее выгода?

— Думаю, мы имеем две специфические причины заниматься этим. Первая — принципиальная. Я убежден, что единственный путь обеспечить выживание свободы и демократии — убедиться в том, что люди действительно имеют свободу выбора, они выбирают свое правительство на свободных и честных выборах. Именно по этой причине Россия осознает: чтобы дестабилизировать наши общества, надо подорвать надежность и доверие к нашим демократическим институтам и процессам. Для них это новый изощренный способ бороться за прогресс их идей. Не допустить этого — принципиально для нас.

Но также, со своей западной точки зрения, я считаю, что Украина — это стратегическая ценность. Поэтому мы должны обеспечить здесь дальнейший прогресс в реформах и поддержать Украину, ориентированную на Запад. Конечно, это тоже играет роль.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734198 Андерс Фог Расмуссен


Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734194 Дейв Маджумдар

The National Interest (США): Кто на самом деле сбил российский самолет?

Обстоятельства вокруг инцидента неоднозначны. К каким последствиям для России и Сирии они могут привести?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Кремль пытается разрядить напряжение, возникшее после того как сирийские ПВО сбили российский разведывательный самолет Ил-20М во время израильского авианалета на прорежимные силы Башара Асада.

Четырехмоторный турбовинтовой самолет был сбит ракетой, выпущенной из сирийского комплекса ПВО С-200. В этот момент Ил-20М приближался к четырем израильским F-16, участвовавшим в налете на сирийские позиции. Во время инцидента погибли 15 российских военнослужащих, но официальные лица в Москве и Тель-Авиве быстро предприняли меры по разрядке напряженности, возникшей было после того, как российское министерство обрушило свою ярость на израильтян. Однако президент Путин поспешил списать инцидент на неясность боевой обстановки.

«Здесь скорее это похоже на цепь трагических случайных обстоятельств, потому что израильский самолет не сбивал наш самолет, — отметил Путин на пресс-конференции 18 сентября. — Но, безусловно, мы должны в этом серьезно разобраться. А наше отношение к этой трагедии изложено в заявлении Министерства обороны Российской Федерации, которое со мной полностью согласовано».

Путин отметил, что этот инцидент разительным образом отличается от инцидента, произошедшего в ноябре 2015 года, когда турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик Су-24, ненадолго вторгнувшийся в турецкое воздушное пространство. «Что касается вашего сравнения с известными событиями, когда турецким истребителем был сбит наш самолет, то это все таки другая ситуация. Тогда турецкий истребитель сознательно сбил наш самолет».

Первая реакция России

В этом конкретном случае, похоже, что наземные сирийские ПВО неверно опознали российский самолет во время израильского налета. Российская же сторона утверждает, что ВВС Израиля использовали Ил-20 как прикрытие, будучи уверены, что подвергать российский самолет риску сирийцы не станут.

«Всем специалистам понятно, что под прикрытием нашего самолета Ил-20, предполагая, что в этом направлении сирийские системы ПВО действовать не будут, был нанесен удар», — прокомментировал ситуацию российский министр обороны Сергей Шойгу.

Российское министерство обороны также выразило свое негодование, что Израиль не предупредил Москву о начале авианалета. «Израильская авиация без предупреждения, если говорить точнее, то за минуту, ровно за одну минуту до нанесения удара, предупредили, уведомили нас о том, что они такой удар наносят по объектам на территории Сирии. И далее удар был нанесен», — рассказал министр. По его словам, Ил-20 был сбит в ходе контрмер, предпринятых сирийскими ПВО.

Израильская точка зрения

Израильская сторона выразила свое сожаление по поводу гибели российских военнослужащих, но вину возложила на сирийцев. «Израиль скорбит о гибели членов экипажа российского самолета, который был сбит сегодня вечером сирийским зенитным огнем, — заявила Армия обороны Израиля. — Израиль возлагает ответственность за этот прискорбный инцидент на режим Асада, чьи военные и сбили самолет. Кроме того, часть ответственности, по мнению Израиля, лежит на Иране и террористической организации „Хезболла"».

Армия обороны Израиля сообщила, что целью F-16 были сирийские военные комплексы, откуда «системы для производства точного и смертоносного оружия» предположительно должны быть переданы «Хезболле» в Ливан от имени Ирана. По мнению Тель-Авива, Израиль мириться с этой угрозой не мог. «Это оружие предназначалось для нападения на Израиль и представляло собой нестерпимую угрозу», — заявила Армия обороны Израиля.

Израиль завил, что предупреждал Москву об авианалете на Сирию через линию по предотвращению конфликтных ситуаций. К гибели же российского самолета привел «обширный и неточный» огонь сирийских ПВО. К тому моменту, когда российский самолет оказался сбит, израильские истребители уже покинули район боевых действий и вернулись в воздушное пространство Израиля.

«В тот момент, когда сирийская армия запустила ракеты, которые и попали в российский самолет, самолеты израильских ВВС уже находились в воздушном пространстве Израиля», — сообщили израильские военные. Во время удара по целям в Латакии сбитый впоследствии российский самолет находился вне зоны операции. Сирийские ПВО открыли беспорядочный огонь и, как мы понимаем, не потрудились удостовериться, что российских самолетов в воздухе нет«.

Армия обороны Израиля также пообещала сотрудничать с Россией в расследовании этого инцидента. «Израиль будет делиться всей надлежащей информацией с российским правительством для расследования инцидента и установления истины», — сообщили израильские военные.

Отбросить Иран подальше от израильских границ

В дополнение к заявлению израильских военных, свое сожаление от имени израильского народа выразил премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху.

«От имени государства Израиль премьер-министр выразил соболезнования гибели российских солдат и возложил ответственность за сбитый самолет на Сирию», — говорится в заявлении администрации Нетаньяху.

Путин, со своей стороны, призвал Израиль «не допускать в будущем» таких ситуаций, когда Тель-Авив вторгается на сирийскую территорию, а Москва попадает в перекрестный огонь. Фактически, российский Ил-20 стал первой случайной российской жертвой в попытках Израиля уменьшить влияние Ирана вблизи своих границ.

«Это первая российская жертва в израильско-иранской войне на истощение, — заявил ведущий научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майкл Кофман. — К счастью для израильтян, самолет сбили сирийские военные. Но ради того, чтобы свести к минимуму иранское присутствие в Сирии, Израиль ведет опасную игру с максималистскими целями».

Будущие шаги России

Хотя оперативное вмешательство Путина и Нетаньяху, вероятно, предотвратило эскалацию напряженности, каким-то образом отреагировать России все же придется. Прямо сейчас ответ, похоже, направлен на обеспечение безопасности своих сил. Что касается ответных действий, то они будут направлены прежде всего на дополнительное обеспечение безопасности наших военнослужащих и наших объектов в Сирийской Арабской Республике. И это будут такие шаги, которые заметят все«, — заявил Путин.

Возможно, России придется предпринять дополнительные действия — например, модернизировать системы опознавания «свой-чужой» на российских и сирийских вооружениях. Вероятно, Москве предстоят новые вложения в дальнейшую подготовку войск Асада и повышение уровня их компетентности, чтобы этот инцидент больше не повторился. В конечном же счете, настоящим виновником гибели Ил-20 является дилетантство и непрофессионализм сирийских вооруженных сил.

Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734194 Дейв Маджумдар


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735388 Антониу Гутерриш

Генеральный секретарь ООН: мощь США в упадке, мир расколот «на куски» (The Atlantic, США)

Мягкая сила США снижается, и это опасно, поскольку большинство проблем в мире нельзя решить без Америки, считает Гутерриш. При этом планета движется от миропорядка во главе с США к многополярности, однако ошибочно полагать, что многополярность — решение для проблем мира и безопасности. Нельзя забывать, что Европа была многополярной перед Первой мировой войной.

Антониу Гутерриш выступил против «возвращения иррацинальности» в мировую политику.

Ури Фридман (Uri Friedman), The Atlantic, США

В течение последних двух лет генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш наблюдал за тем, как президент Дональд Трамп переворачивает внешнюю политику США с ног на голову, разжигает торговые войны и выходит из международных союзов и соглашений. Теперь же Гутерриш пришел к выводу: США, некогда обеспечивавшие мировую стабильность, лишаются своей способности влиять на мировые события.

«Я считаю, что сейчас мягкая сила США снижается», — сказал мне Гутерриш в интервью. По его мнению, это опасно, поскольку «большинство проблем в мире нельзя решить без Америки».

Мы сидели в его офисе в Нью-Йорке, а за окнами простирался Парк четырех свобод, отдающий дань тому, за что боролись США и их союзники во Второй мировой по мнению Франклина Рузвельта. Именно Рузвельт возглавил усилия по воссозданию ООН из пепла войны, что закончилась более семидесяти лет назад. «Сегодня ООН участвует в ряде разнообразных конфликтов — торговых и не только, — и это привело к тому, что привлекательность американского общества, еще недавно бывшая принципиальным фактором в международных отношениях, снизилась», — сказал Гутерриш.

По его словам, это развитие событий совпало с расколом мира «на куски»: после конца холодной войны планета движется от миропорядка во главе с США к многополярности, которой еще предстоит как следует сформироваться. «Однополярность мирового порядка неизбежно станет все более хрупкой, — сказал Гутерриш, только вернувшийся с пекинского саммита по укреплению китайско-африканских-связей, еще одного свидетельства этого перехода. — Как США, так и остальному миру следует приспособиться к новому положению».

Гутерриш избежал прямой критики Дональда Трампа и даже не стал упоминать его по имени, даже когда подвергся расспросам о своем мнении касательно разрушительной внешней политики США. Генеральный секретарь сумел сохранить с американским правительством рабочие отношения по таким вопросам, как реформа ООН, несмотря на выход администрации Трампа из Парижского соглашения по климату и организаций ООН по защите прав человека; сокращение финансирования агентства ООН по поддержке палестинских беженцев; а также общую враждебность команды Трампа к международным институтам, вытекающую из политики приоритета американских интересов. Перед встречей с генеральным секретарем я посмотрел вашингтонское выступление представителя США в ООН Никки Хейли, в котором она заявила, что администрация Трампа откажет в финансировании «тем институтам, которые для нас бесполезны», включая комитет ООН по правам человека. Зейд Раад аль Хусейн, уходящий в отставку верховный комиссар ООН по правам человека и беспощадный критик ксенофобии и популистского национализма, недавно обвинил Трампа в том, что тот ведет человечество «по дороге к горном обрыву».

В обычных обстоятельствах Гутерриш — бывший премьер-министр Португалии, демократического государства и члена НАТО, — был бы для США естественным союзником в ООН. Однако нынешние обстоятельства — необычные. Стюарт Патрик из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) отметил, что Гутерриш занимает пост генерального секретаря в то время, когда «после десятилетий неоднозначного отношения США к ООН они больше не готовы выступать в качестве гаранта международного порядка».

Так что Гутерриш следует «простой» стратегии, чтобы удержать Вашингтон за столом переговоров: «Мы высказываем то, во что верим, но не для того, чтобы вступить с кем-то в конфликт. Я — сторонник многостороннего подхода к международным отношениям не потому, что я против кого-то настроен, а потому, что я верю в многосторонний международный порядок, — сказал он мне. — Я считаю изменение климата величайшей угрозой миру. Это не имеет никакого отношения к тому, кто возглавляет ту или иную страну. Если мы не предпримем решающих мер против изменения климата в ближайшие несколько лет, планета может претерпеть необратимые изменения. И мы проигрываем эту гонку — климат меняется быстрее, чем мы принимаем меры».

Однако прямолинейная оценка американской политики Гутерришем противоречит заявлениям Трампа о том, что он возвращает Америке былое величие и завоевывает международное уважение, развязав при этом с Китаем одну торговую войну и угрожая новыми или выйдя из иранской ядерной сделки.

В ответ на вопрос о том, беспокоит ли его перспектива чего-то столь значительного, как выход США из ООН, генеральный секретарь не стал отрицать вероятности такого немыслимого сценария: «Я сделаю все, чтобы этого избежать», — сказал он.

Перед генеральным секретарем стоит еще один вызов, выходящий далеко за пределы Америки. К нему он особенно чувствителен по личным причинам: когда Гутерришу было меньше 30, он возглавлял новорожденную социалистическую партию и застал свержение португальской диктатуры в результате Революции гвоздик; Гутерриш активно участвовал в дальнейшей борьбе за укрепление демократии и организовывал в Лиссабоне демонстрации против попыток коммунистов свернуть революцию. По его словам, «это стало основополагающим фактом его жизни».

Гутерриш считает, что важнейшей переменой в современном мировом положении стала угроза не только достижениям демократии, обеспеченным им и его соратниками в конце ХХ века, но и другим, более фундаментальным ценностям Просвещения. По мнению генерального секретаря, мы столкнулись с «возвращением иррациональности» — до того, как он занял свою нынешнюю позицию в 2017 году, он работал верховным комиссаром ООН по делам беженцев в разгар худшего миграционного кризиса со времен Второй мировой войны и теперь стремится сформировать «глобальный пакт» для контроля миграционных потоков (администрация Трампа отказалась от участия в переговорах). «Просвещение воплощает первенство разума и терпимость, — сейчас же мы видим рост ксенофобных инстинктов, этнического и религиозного фундаментализма. Разумеется, все это вносит раскол в общество, а целостность общества принципиально важна для демократии».

Гутерриш сказал, что называть американскую демократию «ущербной», как это сделали авторы одного недавнего исследования, будет «преувеличением», — он не стал выделять в качестве отличительного признака качество политических лидеров страны, отметив вместо этого, что «независимо от того, что происходит в американском политическом истеблишменте, в США сохраняется крайне активное гражданское общество и пресса».

Тем не менее он добавил, что после двух последних волн демократизации нам следует приготовиться к ответному удару. Сначала прекратили свое существование авторитарные режимы в ряде южноевропейских и латиноамериканских стран. Затем в 1990-х распался Советский Союз, а в России и ряде ее сателлитов произошли демократические реформы, — тогда Гутерриш был премьер-министром Португалии. «Борьба за права человека набирала обороты, а демократия превращалась в основную форму политического управления по всему миру».

Однако Франсис Фукуяма ошибся, когда назвал наступивший после завершения холодной войны период «концом истории», отмечает Гутерриш, ставший первым бывшим главой государства, занявшим пост генерального секретаря ООН. «Холодная война заморозила историю», но после наступления XXI века она «продолжила свой ход». Глобальное неравенство подорвало уверенность общественности в своих национальных элитах, и «подточило моральный авторитет демократий по всему миру», также снизив доверие к международным организациям и сотрудничеству. Вновь поднял голову национализм, и идея «национального суверенитета» опередила демократию и права человека. Во многих странах политика сделалась более поляризованной и идеологизированной, а партии сосредоточились не на борьбе за голоса избирателей в центре, как прежде, а на раззадоривании собственной избирательной базы. Начало увеличиваться количество искаженных демократий, сползающих в авторитаризм.

Как оказалось, либеральная демократия не является «неизбежным исходом» эволюции общества, считает Гутерриш. Ее следует взращивать.

Гутерриш оказался в крайне сложном положении человека, вынужденного возглавлять ООН в то время, когда мир распадается на части. И по его словам в этом виновны не только испорченные демократии и ксенофобы-националисты. Дело также в изменении баланса сил и возобновлении противостояния между великими державами в мире, который больше не является двуполярным (как в холодную войну) или однополярным (как было после распада СССР). «Мы живем в мире, полном хаоса, — сказал он, — ключевыми особенностями которого стали безнаказанность и непредсказуемость».

К примеру, в сирийской войне «участвуют сверхдержавы. В нее вмешался ряд региональных игроков — Турция, Иран, Саудовская Аравия, Катар. Там присутствуют террористические группы, не говоря о самых разнообразных движениях среди самих сирийцев», — ответил Гутерриш, днями ранее обратившийся к сирийским властям и их российским покровителям с призывом не устраивать ожидаемую бойню в последнем опорном пункте повстанцев в Идлибе. «Очень трудно найти равновесие между противоречивыми интересами такого количества игроков, что еще больше усложняет достижение мира. Во-первых, из-за этого труднее принимать меры по предотвращению войны, поскольку большее число игроков означает повышение риска конфликтов. Во-вторых, затрудняется разрешение конфликтов».

Происходящего хватило, чтобы вызвать у него подобие ностальгии по сравнительно упорядоченным временам холодной войны. В годы холодной войны «происходили конфликты, и было много войн между сверхдержавами через их посредников. Однако когда ситуация становилась слишком опасной, обычно две сверхдержавы старались успокоить положение», — продолжил Гуттериш. Он припомнил, как после холодной войны «США оказывали существенное влияние при разрешении проблем» — к примеру, когда администрация Клинтона побудила Совбез ООН отправить миротворческий контингент в бывшую португальскую колонию Восточный Тимор, чтобы успокоить разгоревшиеся столкновения после голосования за независимость от Индонезии. «Как только президент США решил, что необходимо вмешательство, все пришло в действие», — восхитился он. «Теперь же, — Гутерриш остановился и раздраженно взмахнул рукой. — Такое невозможно».

«То, что мир движется к многополярности» с несколькими великими державами, контролирующими международную систему, «вероятно хорошо», добавил он. «Однако было бы ошибочно полагать, что многополярность — решение для проблем мира и безопасности. Нельзя забывать, что Европа была многополярной перед Первой мировой, однако в отсутствие многосторонних механизмов управления» континент охватила война.

Некогда Кевин Радд, бывший премьер-министр Австралии, одно время претендовавший на место, которое сейчас занимает Гутерриш, сказал мне, что мы склонны воспринимать такие международные институты, как ООН, в качестве должного. Однако на протяжении истории международных отношений порядок в международных отношениях был скорее исключением, чем правилом. Три предыдущие попытки Европы установить межгосударственный порядок после разрушительного конфликта — Вестфальский мирный договор, заключенный в 1648 после 80-летней и 30-летней войн; «Европейский концерт» 1815 после Французской революции и наполеоновских войн; и Лига наций, созданная в 1920 после Первой мировой, — все они распались спустя несколько десятилетий и выродились обратно в хаос.

Рудд отметил, что судьба четвертой попытки еще находится под вопросом, — ее могло бы и не быть, не переживи человечество две чудовищные войны, которые побудили его осуществить самый амбициозный проект в истории по приведению мира в порядок. Я спросил Гутерриша, считает ли он, что судьба нынешнего миропорядка находится под вопросом, — в конце концов, он возглавлял в этом миропорядке ключевую структуру.

«Да, разумеется, — ответил Гутерриш. — Будущее непредсказуемо». Однако также он напомнил, что у Лиги наций, которая ничего не сумела сделать с хищной нацистской Германией, фашистской Италией и империалистической Японией, не было многих из тех инструментов, которыми обладает ООН — в частности, Совбеза (кроме того, в Лиге не состояли США, которые не вступили туда из-за изоляционистов в Сенате, хотя именно американский президент Вудро Вильсон придумал эту организацию).

Тем не менее, Гутерриш признал, что «Совбез больше не соответствует» сегодняшнему равновесию сил, и что среди постоянных членов Совбеза, обладающих правом вето — США, Китая, России, Великобритании и Франции — царит «крайне враждебная атмосфера». Эти державы неоднократно пытались, зачастую неудачно, предпринять значимые совместные меры в отношении каждого из серьезных кризисов наших дней: предполагаемого геноцида Рохинья в Мьянме, аннексии Крыма Россией, катастрофы в Сирии (успешные коллективные санкции Совбеза против Северной Кореи за ее ядерные и ракетные испытания, подготовленные администрацией Трампа, являются скорее исключением, чем правилом).

«Когда Совбез настолько раздроблен, трудно принять сколько-нибудь значимые меры против любого режима в мире, насколько бы они ни были обоснованы», — признал Гутерриш.

«Системы для межгосударственного решения коллективных проблем теряют свою функциональность», — написал аль Хусейн в прошлом месяце незадолго до своего ухода с должности верховного комиссара по правам человека. Гутерриш не стал возражать, когда я процитировал ему это утверждение. Аль Хусейн продолжил: «Если мы не сменим курс в ближайшее время, мы неизбежно столкнемся с ситуацией, в которой хватит одного камня, чтобы спровоцировать лавину, после которой нашей жизни на этой планете настанет конец».

Один из выводов, который делает упомянутый выше Радд из истории — то, что международная система может существовать лишь постольку, поскольку в ее существовании заинтересованы создавшие ее государства. Однако в наши дни государства, ответственные за создание нынешнего миропорядка, сцепились лбами. Гутерриш выразил тревогу касательно «возобновления холодной войны» между Россией и США, — в этот раз не будет тех предохранителей, которые позволяли избежать ядерной войны ранее. В ходе недавнего визита в Вашингтон китайский ученый и бывший правительственный чиновник сказал мне, что по всей видимости США отказываются от 40-летней практики сотрудничества с Китаем, и что насущным вопросом стало то, стремятся ли американские лидеры «к сделке или к драке». Если они ищут последнего, Китай не будет капитулировать, предупредил ученый. Французский президент озвучил проблему удержания США в «сообществе наций».

«Если ослабление международных институтов совпадает с ростом трений между великими державами, миропорядок станет более хрупким», — сказал мне Радд незадолго до моей встречи с генеральным секретарем.

Ближе к концу интервью Гутерриш проводил меня в свою обеденную комнату и указал на висевшие на стене фотографии гробницы древнего царя Антиоха I — впечатляющие руины и обломки статуй, возвышающиеся над землей. «Эти фотографии висят здесь, чтобы напоминать о расколотом мире», — сказал он мне.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735388 Антониу Гутерриш


Россия. Финляндия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735380 Виталий Портников

Еспресо (Украина): «Финляндизация» никого не спасет

Постоянный обозреватель «Еспресо» публикует провокационную статью, в которой «агитирует» Финляндию в срочном порядке вступать в НАТО, «пока Путин еще не может этому помешать». Это, пишет автор, самый верный путь к спасению. А «финляндизация» никого больше не спасет. Ни финнов, ни украинцев.

Нужно вступать в НАТО в ускоренном порядке, пока Путин еще не может этому помешать

Виталий Портников, Еспресо, Украина

«Русские ясно дали нам понять, что сейчас, глядя на нас, они видят финнов, но если мы вступим в НАТО, то они будут видеть врагов. Это их позиция» — отметил президент Финляндии Саули Ниинисте в интервью немецкой газете «Франкфуртер аллемайне цайтунг».

Эти слова финнского президента, которые базируются на его многочисленных встречах и разговорах с российским коллегой, еще раз напоминают о том, как Владимир Путин и его окружение видят современный мир и как они представляют себе будущее. Я бы сказал, что они представляют себе будущее как прошлое. Как восстановление Советского Союза во всей полноте его территории и сфер влияния.

Россия Ельцина просто не смогла воспрепятствовать принятию в НАТО бывших стран Варшавского договора, влияние в которых Москва считала своей естественной «добычей» после победы союзников над нацистской Германией. Россия Путина категорически возражала против присоединения к НАТО стран Балтии, однако тоже не много могла сделать, чтобы воспрепятствовать этому процессу.

Однако именно в это время — и на фоне повышения нефтяных цен — в Москве приходят к мнению, что для будущей империи нужно спасти все то, что можно еще спасти. И для такого спасения неприсоединение нужной страны к НАТО — важное условие, так как Россия не хочет вступать в открытый военный конфликт с цивилизованным миром, она хочет побеждать с помощью гибридных войн и специальных операций.

К Украине и Финляндии тут, конечно же, разные подходы. Украина покинула империю совсем недавно, поэтому задача Кремля — вернуть ее как территорию, сделать частью прообраза нового государства — Евразийского союза (возможно, без западных областей, которые расцениваются как раздражитель). Вот почему в Кремле так реагируют даже не на стремление Украины вступить в ЕС и НАТО, а на банальное соглашение об Ассоциации с ЕС.

Не должны быть подписаны документы, которые будут затруднять аннексию украинской территории, которые придают Украине вид состоявшегося, а не временного государства.

В этом есть логика: президент Путин вначале заставил президента Армении Сержа Саргсяна отказаться от соглашения об Ассоциации с ЕС, а потом принудил Армению к вступлению к Евразийский экономический союз — несмотря на очевидное сопротивление других российских сателлитов, Белоруссии и Казахстана. Тот же сценарий готовился и для Украины — но благодаря Майдану мышеловка захлопнулась только для Армении.

Финляндия покинула Российскую империю 100 лет назад, сторонники ее независимости победили местных большевиков сразу после Октябрьского переворота и спустя еще 20 лет, во время кровопролитной Зимней войны. Поэтому после Второй мировой войны Москва сохранила государственный суверенитет Финляндии и даже не стала навязывать ей коммунизм. Платой за это стала так называемая «финляндизация» — зависимость Хельсинки от Москвы во внешней политике и экономике, ограниченность в критике политики СССР.

Финляндия занимала особое место в сфере влияния СССР — и, судя по позиции Путина, он захотел ее на это особое место возвратить. Разумеется, после того, как покончит с Украиной.

Евросоюз в такой ситуацией не проблема. А вот НАТО — проблема. И в Москве прекрасно это понимают. А в Хельсинки — судя по словам президента Финляндии и социологическим опросам, во время которых большинство финнов продолжают выступать против присоединения к НАТО — нет. Потому что срабатывает синдром «финляндизации» — если не злить Путина, он тебя не тронет.

А все ровным счетом наоборот. Нужно сопротивляться. Нужно вступать в НАТО в ускоренном порядке, пока Путин еще не может этому помешать. Это — самый верный путь к спасению.

А «финляндизация» никого больше не спасет. Ни финнов, ни украинцев. Политика соглашательства с агрессором может привести только к утрате суверенитета страны, политическая элита и общество которой не способны к правильной оценке рисков и угроз.

Россия. Финляндия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2018 > № 2735380 Виталий Портников


Венгрия. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734279 Максим Саморуков

Трамп вместо Путина. Почему в отношениях России и Венгрии пропала былая близость

Максим Саморуков

Благосклонность США в сочетании с похожим сближением с Трампом Польши и Румынии надежно гарантирует Орбану, что Европейский совет не сможет добиться согласия всех стран ЕС на то, чтобы лишить Венгрию права голоса. В таких условиях необходимость в политическом сближении с Москвой отпадает сама собой. Собственно, это сближение и было нужно прежде всего для того, чтобы напомнить США, что своей критикой и изоляцией они вредят сами себе, толкая Венгрию в объятия геополитических противников

В отношениях России и Венгрии все идет вроде бы замечательно. Сегодня в Москву опять приезжает Виктор Орбан, хотя он был здесь всего два месяца назад. А в прошлом году в Будапеште дважды побывал Владимир Путин. Частота встреч на высшем уровне получается почти белорусская. А если добавить сюда недавнее решение Европарламента, который активировал против Венгрии статью 7 Лиссабонского договора, что может лишить страну права голоса в ЕС, то вообще может показаться, что Путин и Орбан сейчас близки к тому, чтобы покорить принципиально новые высоты сотрудничества.

Однако на деле частые встречи скорее отражают проблемы с координацией в старых проектах, а пик близости между двумя странами остался в прошлом. Международная ситуация изменилась, появление Трампа избавило лидеров Восточной Европы от потребности в столь неестественном для них сближении с Россией, и теперь даже самые вроде бы пророссийские жесты Орбана – типа венгерского вето на сотрудничество Украины с НАТО – адресованы совсем не Кремлю, а Вашингтону.

Осень дружбы

Частые личные встречи Путина и Орбана – это не признак особой близости, а такая коммерческо-организационная необходимость, которой не очень рады и сами лидеры. Чувствуя, что паузы между переговорами на высшем уровне получаются слишком короткими, они стараются обмениваться визитами без лишней публичности, а еще лучше – привязать свой приезд к какому-нибудь постороннему событию. Просто в Будапеште проходит чемпионат по дзюдо, которое очень любит Путин, а в Москве – футбол, который очень любит Орбан, – вот и съездили друг к другу, заодно обсудили общие дела.

Крупное общее дело у них сейчас одно – строительство двух новых блоков АЭС Пакш общей стоимостью 12 млрд евро. По соглашению, 40% этих денег должно быть потрачено на оплату работ венгерских компаний. С прошлого года «Росатом» начал объявлять для венгров тендеры, в этом году среди желающих поучаствовать появились компании, связанные с друзьями детства Виктора Орбана.

В обеих странах система принятия решений очень централизованная. К тому же только на уровне глав государств венгерская сторона может в полной мере использовать геополитические аргументы. На переговорах между компаниями куда труднее упирать на то, как сильно Россия укрепляет свои международные позиции благодаря возможности построить АЭС в Евросоюзе.

Так что причин для личных встреч хватает, но это общение не конвертируется в политическое сближение. Скорее наоборот – за последний год Венгрия явно решила уступить кому-нибудь другому статус самой пророссийской страны Евросоюза.

Например, 9 из 28 стран ЕС не стали высылать российских дипломатов после покушения на Скрипаля. Среди них Словения, Болгария, Австрия, Словакия, Греция – то есть была возможность отказать. Но Венгрия предпочла не отказывать и выслала одного.

Весной Орбан охотно играл на антироссийских темах во время избирательной кампании в парламент. О том, что евродепутат крупнейшей оппозиционной партии Jobbik Бела Ковач – русский агент, венгерские власти заговорили еще в 2014 году. Но официальные обвинения ему предъявили только через три с половиной года, накануне выборов. Той же цели – подчеркнуть независимость от Москвы – служили разговоры о том, как успешно венгерские власти работают над проектами импорта румынского газа.

Наконец, в июле, во время саммита НАТО в Брюсселе Орбан назвал Россию «угрозой» для Европы. Фраза не была центральной, но все равно привлекла немало внимания – слишком ярким получился контраст с предыдущими выступлениями Орбана, в которых он на протяжении многих лет настаивал, что Россия не угрожает Европе, поэтому санкции надо отменить.

В Вашингтон через Киев

Такое похолодание Орбана к России было предсказуемо, и связано оно с тем, что венгерскому премьеру теперь есть куда пойти и помимо Москвы. Единого фронта Брюсселя и Вашингтона, который держал Венгрию в изоляции на Западе до 2017 года, больше не существует. Теперь американский президент – это конфликтующий с Брюсселем Дональд Трамп, который пока еще не очень хорошо представляет, какой мощный потенциальный союзник у него есть в Будапеште, поэтому ему надо как можно убедительнее это объяснить.

Трамп у власти уже полтора года, за это время успел встретиться с лидерами Польши и Румынии, а вот с Венгрией – пока никак. Мешает негативное отношение, тянущееся по инерции из предыдущей администрации, и крепко приклеившийся к венгерскому премьеру ярлык самого пророссийского лидера в ЕС. Поэтому Орбану приходится прилагать немало усилий, чтобы привлечь к себе внимание Вашингтона.

По заветам Трампа, венгерский премьер на девятом году правления осознал, что тратить около 1% ВВП на оборону неправильно, что США не могут тянуть бремя европейской безопасности в одиночку, поэтому пообещал увеличить расходы до положенных в НАТО 2% и даже упрекнул те европейские страны, которые не торопятся это делать.

На июльском саммите НАТО Венгрия пообещала увеличить свой контингент в Афганистане (со 117 до 129 человек) и в Ираке (со 167 до 200) и выделить дополнительные средства на обучение местных сил безопасности. Также венгры снова будут участвовать в патрулировании воздушного пространства над Прибалтикой.

Венгрия ведет активные переговоры, чтобы разместить у себя региональный командный центр НАТО. Орбан устраивает в Будапеште торжественные приемы Бэннону – видному идеологическому сподвижнику Трампа. Также венгерский премьер оказался одним из немногих, кто поддержал решение Трампа перенести американское посольство в Иерусалим. Всего три страны заблокировали резолюцию Евросоюза, осуждающую этот перенос, – Румыния, Чехия и Венгрия.

Но главным рычагом, с помощью которого Орбан надеется сесть за один стол с Трампом, стал конфликт Венгрии с Украиной. Будапешт последовательно блокирует встречи Украина – НАТО на министерском уровне, а накануне июльского саммита заблокировал и на президентском. В качестве причины приводится новый украинский закон об образовании, который резко ограничивает преподавание на языках национальных меньшинств, в том числе и для венгерского меньшинства в Закарпатье.

То, что украинский закон действительно дискриминационный, не вызывает особых сомнений и было подтверждено решением Венецианской комиссии. Но интерес Будапешта в этом вопросе явно выходит за пределы защиты прав венгерского меньшинства – слишком сильно венгры стремятся к американскому посредничеству в конфликте.

Благодаря спору с Украиной Венгрия уже добилась двух встреч венгерского министра иностранных дел Сийярто с помощником госсекретаря США по делам Европы и Евразии Митчеллом. Конфликт это не разрешило, поэтому в мае Сийярто получил встречу уже с самим госсекретарем Помпео. Но и этого оказалось недостаточно – видимо, решить проблему венгерского меньшинства на Украине и разблокировать сотрудничество Киева с НАТО сможет только личная встреча Орбана и Трампа.

В начале 2017 года Орбан уже пытался аналогичным образом привлечь внимание Трампа, когда затеял наступление на спонсируемый Соросом Центральноевропейский университет в Будапеште. Тогда как раз пошли разговоры, что в новой администрации недовольны слишком тесным сотрудничеством USAID и Госдепартамента со структурами Сороса, и венгерский премьер решил, что это подходящая тема, чтобы сплотиться с Трампом в общей борьбе. Но вопрос с университетом оказался слишком мелким, и пришлось перейти на сотрудничество Украины с НАТО – это все-таки крупнейший конфликт в Европе, Вашингтону будет трудно игнорировать.

И действительно, администрация Трампа проявляет все больше благосклонности к Орбану. Та же встреча с Помпео была первым за шесть лет контактом на таком высоком уровне. В Будапешт назначили нового, близкого к Трампу посла Дэвида Корнстейна, а новый помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл заговорил о новых подходах в отношениях с Венгрией, потому что изоляция приносит только вред и толкает страну в объятия России и Китая.

Есть тут для Орбана и практическая польза. В июле Госдепартамент отменил грант на $700 тысяч на поддержку независимых СМИ в Венгрии. Причем отменил тогда, когда уже были определены получатели.

Трамп лично звонил Орбану поговорить на близкую им обоим тему – о том, как важно держать государственные границы под надежным контролем. А новый американский посол говорит о возможном скором визите венгерского премьера в Вашингтон.

Благосклонность США в сочетании с похожим сближением с Трампом Польши и Румынии надежно гарантирует Орбану, что Европейский совет не сможет добиться согласия всех стран ЕС на то, чтобы лишить Венгрию права голоса. В таких условиях необходимость в политическом сближении с Москвой отпадает сама собой. Собственно, это сближение и было нужно прежде всего для того, чтобы напомнить США, что своей критикой и изоляцией они вредят сами себе, толкая Венгрию в объятия геополитических противников.

Венгрия. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734279 Максим Саморуков


Великобритания. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 сентября 2018 > № 2734274 Александр Баунов

Ваш шпиль, прелестный шпиль. Трудности холодной войны в открытом мире

Александр Баунов

На то, что Запад считает глобальным вызовом со стороны России, он отвечает – среди прочего – вербовочной активностью, близкой к уровню холодной войны. В этих условиях, выбирая между задачей не навредить в случае неудачи имиджу России и задачей не проиграть в вербовочной войне, российские спецслужбы вполне могли приоритизировать вторую в ущерб первой

Интервью двух подозреваемых в покушении на Скрипаля и невольном убийстве британки Дон Стерджесс не выглядит убедительным не из-за сбивчивости их речи и не потому, что по соборам такие не ездят и геи такими не бывают (элементарное знакомство с жизнью сразу подсказывает, что ездят и бывают и не такие), а по той же причине, по какой рассыпаются конспирологические версии событий (все было не так) и новые исторические хронологии (все было не тогда).

Подтверждением истинности событий является не то, насколько они правдоподобны сами по себе, а насколько они погружены в бесконечные сети связей, которые невозможно подменить даже в прошлом, не то что в настоящем. По текстам античных историков видно, что Ливий знал Цицерона, но не Тацита, а тот знал обоих, и каждый из них имел в виду имена и события для себя прошлые и настоящие, но не будущие. Многообразное знание нарастает лавиной, и поток перекрестных ссылок не оставляет ни малейшей лазейки для существенного изменения той большой исторической картины, какая у нас есть.

Так же и с современными событиями: невозможно сказать, что всё подменили, не взрывали, а смонтировали, что погибших было не сто, а тысяча, просто спрятали тела, – потому что у людей есть родственники, друзья, коллеги, соседи, домашние животные и любимые места. Постановочные события, если есть на то желание, довольно быстро оказываются разоблаченными.

Не так важно, насколько подозреваемые похожи или не похожи на бизнесменов, умеют или не умеют оправдаться, убедительно или неубедительно излагают. Важно полное отсутствие подтверждающей существование личности вовлеченности в простейшие общественные отношения. Вакуум повседневности. Пустыня быта. Cogito ergo sum – мыслю, следовательно, существую; это верно изнутри человеческого субъекта, а снаружи notus ergo sum – со мной знакомы, следовательно, я существую.

Именно потому, что эту простейшую повседневность так трудно подделать или создать из ничего, даже из малого, Штирлиц всю жизнь был вынужден провести в Германии, а не ездить иногда посмотреть на Кельнский собор.А в 2009 году из США выслали десять спящих агентов, запомнившихся больше всего Анной Чапман, которые просто жили в США годами и даже десятилетиями под видом обычных американцев и ничего особенного не делали.

В этом важнейшем смысле экзистенциальное алиби подозреваемых в отравлении Скрипаля доказать не удалось. Этих людей нет в обыденности, и это подозрительнее блуждания по незнакомому городу под камерами, что само по себе, если они агенты, является прискорбной небрежностью, как и флакон, выброшенный вместо мусорного бака в корзину с вещами для бедных.

Впрочем, это не единственная небрежность. Сюда же следует отнести загранпаспорта с почти одинаковыми номерами, отличающимися на одну конечную цифру. Или новые обстоятельства, которые вроде бы выяснились за выходные, – практически пустые папки с данными для выдачи внутренних паспортов в УФМС, зато с разными засекречивающими пометками, и один из телефонов Минобороны в личных данных. Если все подтвердится, это среди прочего покажет, что даже секретные военные агенты по части оформления документов должны хотя бы минимально следовать гражданской процедуре, что для государства в целом не так уж плохо: по крайней мере Миноборны не выдает собственных паспортов.

Да и сама схема краткосрочного выезда двух мужчин-агентов с заданием, похожая на парную работу дипкурьеров и без вариаций повторяющаяся из раза в раз, тоже не выглядит верхом изобретательности.

Именно полноценная, спонтанно выявляемая сеть социальных связей была бы для подозреваемых более надежным алиби, чем шумная оргия в дешевом лондонском отеле накануне попытки отравления или существующие пока нестыковки у английской стороны, прежде всего по части различия между теоретическим описанием «Новичка» и реальной картиной отравления.

Бывшая элита

По всем этим поводам приходилось встречать горестные реплики, что уж если элита общества спецслужбы, если армия в лице своей внешней разведки настолько кустарны, как же работает все остальное. И многие, даже самые современные читатели склонны с этой логикой соглашаться, по умолчанию принимая, что спецслужбы действительно лучшее, что у нас есть.

На самом деле это давно не так, и горестные реплики исходят из совершенно ложного и устаревшего посыла для общества нашего типа. Военные и родственные им жесткие иерархические организации, связанные с безопасностью государства, действительно бывают главным модернизационным сословием отставших и догоняющих обществ во времена, когда война является общепринятым, одобряемым или во всяком случае допустимым способом межгосударственной конкуренции. На ранних этапах догоняющего развития они оказываются первым и некоторое время единственным модернизаторским сословием. Премьеры всего лучшего и высокотехнологичного происходят в армии, там же оказываются выходцы из самых высокопоставленных и образованных семей, военные школы – первые настоящие вузы. Если гражданскую жизнь правительства отстающих стран решаются осовременить не всегда или не сразу, то от модернизации армии и ее действий на поле боя напрямую зависит их выживание.

В новой и новейшей истории военные были элитой в Турции, арабских странах, Латинской Америке, Восточной и Юго-Восточной Азии. Аналогичные для России времена Петра, Екатерины и Александра, когда армия в России единственный европеец, давно прошли, так же как и эпоха преувеличенной значимости всех служб, имеющих дело с заграницей в закрытом от мира СССР. Сегодня модернизаторскими сословиями являются другие, и лучшие кадры и практики концентрируются там. IT-компании, серьезные банки, юридические фирмы, строители, работники космической сферы, химики и нефтяники собирают более перспективные кадры и вырабатывают более современные решения, чем спецслужбы. Мерить по разведчикам качество работы всей страны сейчас не имеет смысла.

Спецслужбы – по-прежнему серьезные организации, однако вряд ли могут считаться элитой в том смысле, в каком они были элитой в советское время, когда любой, даже законспирированный выезд за границу и возможность жить и отовариваться там были лучшей из привилегий.

В открытой и капиталистической России не всегда ясно, чем компенсировать те неудобства и ограничения, которые связаны с такого рода службой. В случае, если причастность подозреваемых будет доказана (ибо лучшей из версий для нас является та, которая доказана в состязательном суде), это может быть одной из причин провала.

Имидж или лояльность

Во всем этом деле с самого начала поражает полное отсутствие политической целесообразности убийства Скрипаля для России. В момент, когда к ней прикованы критические взгляды всего мира, перед переизбранием Путина, легитимность которого ставится под сомнение из-за слабой конкуренции, в разгар санкций и противостояния практически со всем политическим классом США, по сути в ситуации новой холодной войны – зачем убивать обменянного клятвопреступника, который давно уже рассказал все, что мог, еще в период работы двойным агентом и заново после отъезда.

Однако эта подзабытая уже, в том числе и спецслужбами, степень противостояния вместе с новой холодной войной как раз и могут быть объяснением.

Политической целесообразности в убийстве Скрипаля, с точки зрения общественных связей и имиджа российского государства, действительно нет. Но это если приоритеты международных отношений ставить выше безопасности государственных секретов.

Цель политического режима России – выживание под внешним давлением в ситуации давно забытого уровня конфронтации. Это давление выражается, в частности, в числе и напоре так называемых вербовочных подходов к сотрудникам государственных органов, работающих с секретной информацией, которая у нас имеется более-менее везде.

Вербовка и разведка – стандартные занятия государств по отношению друг к другу. Но их интенсивность очень зависит от международной ситуации: одно дело, если это просто трудные партнеры, между которыми есть противоречия, другое – глобальные противники.

Те, кто общается с госчиновниками, знают об этом из частных разговоров, но и в официальных заявлениях теперь регулярно прорываются удивление и негодование. «Вербовочные подходы, сопровождаемые шантажом и угрозами, не редкость и в других странах – не только в Соединенных Штатах», – говорит глава МИД России Сергей Лавров в одном из недавних интервью.

На пресс-конференции по итогам 2016 года Лавров подробно рассказывал о попытках вербовать дипломатов высокого уровня (вплоть до советника-посланника – второго человека в посольстве в США) в самых разных ситуациях (когда человек вышел за лекарством; в машину подкинули деньги). В декабре прошлого года пресс-секретарь МИД Мария Захарова жаловалась на брифинге на попытки жесткой вербовки представителей российских СМИ и дипломатов. Даже помощь в идентификации Петрова и Баширова в западных газетах приписали завербованному российскому дипломату в Италии (Марии Захаровой пришлось это опровергать). Судя по количеству выступлений, эта тема всерьез волнует российские власти.

На то, что Запад считает глобальным вызовом со стороны России, он отвечает – среди прочего – вербовочной активностью, близкой к уровню холодной войны. В этих условиях, выбирая между задачей не навредить в случае неудачи имиджу России и задачей не проиграть в вербовочной войне, российские спецслужбы вполне могли приоритизировать вторую в ущерб первой.

Во враждебном окружении главное не потерять контроль над информацией и ее обладателями, не уступить в этом противнику. Страна является открытой – неясно, какие бонусы, кроме повышения по службе, соцпакета и приличных, но скромных по сравнению с большим бизнесом зарплат, могут получать чиновники гражданских и даже военных и специальных ведомств, чтобы руководство было уверено в их лояльности.

В советское время государство было тотальным, сейчас, поработав на государственной службе, можно перейти в частную экономику. Страна находится в открытом информационном пространстве, ее границы тоже открыты. Выезд за рубеж, заграничные звонок и письмо, тем более контакт с иностранцем в СССР были штучными событиями, известными наперечет, – хотя и там, помноженные на число граждан, исчислялись миллионами. Сейчас они просто не поддаются и уже не поддадутся никакому учету. Такой цели даже не ставится.

Тем не менее те, кто пошел на государственную, тем более секретную службу, должны понимать, что условия уговора в высшей степени, как говорится – смертельно, серьезны.

Подобно тому, как генерал Золотов жалуется, что перед ним поставлена задача, исполнение которой он не может вполне гарантировать, пока не пресечены разлагающие личный состав нападки Навального (а судя по заявлению Золотова, для него они – часть внешнего давления на Россию), и, поскольку государство не справляется с ситуацией и даже не обращает на нее внимания, ему приходится вмешиваться самому, так и спецслужбы могли руководствоваться логикой поставленной перед ними целью, ставя ее выше государственной репутации. Тем более что провал не был предрешен, да и судебного вердикта пока нет.

Политическая целесообразность существует не сама по себе, а внутри некоторой сверхзадачи. И эта задача сейчас не в том, чтобы показаться в мире хорошими и невинными. Это для Владимира Путина и российских спецслужб так же недостижимо, как для Бориса Годунова («Кто ни умрет, я всех убийца тайный: / Я ускорил Феодора кончину, / Я отравил свою сестру царицу» и т.д.).

Их сверхзадача сейчас – выстоять в весьма жестком противостоянии с финансово и технологически более обеспеченным, а значит, соблазнительным противником (хотя 10 тысяч долларов в машину советника-посланника это все-таки обидно было), и она предполагает четкое осознание всеми неминуемых последствий нарушения договоренностей. То, что последствиями могут стать еще и более жесткие санкции, ухудшающие позиции России в том самом противостоянии с Западом, которое она опасается проиграть, не всегда берется в расчет.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 сентября 2018 > № 2734274 Александр Баунов


Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров.

По завершении российско-турецких переговоров Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган сделали заявления для прессы.

В присутствии глав двух государств Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу и Министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар обменялись подписанными экземплярами Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что мы с господином Президентом провели весьма содержательные и конструктивные переговоры. Это уже наша четвёртая встреча в текущем году. Как вы знаете, буквально десять дней назад мы вместе участвовали в российско-турецко-иранском саммите в Тегеране, посвящённом сирийскому урегулированию.

При обсуждении текущих вопросов российско-турецкого сотрудничества констатировали значительный рост двустороннего товарооборота. Его объём за семь месяцев этого года увеличился на 34 процента, превысив 15 миллиардов долларов, а за весь прошлый год – на 40 процентов, до 22 миллиардов.

Во многом это стало результатом реализации договорённостей, достигнутых в ходе проведённого в Анкаре в апреле VII заседания Совета сотрудничества высшего уровня, последовательной работы Межправительственной комиссии и профильных министерств и ведомств.

Как известно, Россия в соответствии с пожеланиями турецких партнёров сняла ограничения на поставки из Турции ряда сельхозпродуктов. В свою очередь рассчитываем на создание благоприятных условий для продвижения на рынок Турции российской продукции.

Развитию торговли должно способствовать последовательное увеличение доли национальных валют в двусторонних расчётах. По нашему с господином Эрдоганом мнению, это позволит минимизировать негативное воздействие внешней конъюнктуры.

Будем и далее продвигать ряд совместных стратегических проектов, в том числе в энергетике. Имею в виду атомную электростанцию «Аккую» и сооружение газопровода «Турецкий поток», который станет важнейшим элементом энергетической безопасности Турции и, надеюсь, всей Европы.

При обсуждении гуманитарной сферы двустороннего сотрудничества коснулись подготовки перекрёстных Годов культуры и туризма в наших странах в 2019 году.

В прошлом году Турцию посетило рекордное число россиян – 4,7 миллиона человек. Россия вышла на первое место по числу иностранцев, побывавших в Турции. В первом полугодии этого года количество российских туристов выросло ещё более чем на 40 процентов. Намерены и далее тесно взаимодействовать с нашими турецкими партнёрами в целях обеспечения максимально комфортных и безопасных условий для отдыха россиян в Турции.

Уважаемые коллеги! Мы, безусловно, сегодня достаточно много внимания уделили урегулированию ситуации в Сирии. Россия и Турция плотно работают над разрешением кризиса в этой стране. Работаем над укреплением режима прекращения боевых действий и улучшения гуманитарной ситуации.

Мы, в частности, сосредоточились на положении дел в провинции Идлиб с учётом наличия там крупных формирований боевиков и их инфраструктуры.

В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций нам удалось выйти на серьёзные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения.

Напомню, озабоченности российской стороны, а мы были одной из стран, которые создавали эту зону деэскалации, – на сегодняшний день наши озабоченности заключаются в том, что создаются угрозы со стороны боевиков, которые там сосредоточены, и провинции Алеппо, городу Алеппо, и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим.

На состоявшейся встрече мы рассмотрели подробно эту ситуацию и пришли к выводу, решили создать вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризированную зону глубиной 15–20 километров, с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе «Джабхат ан-Нусра». К 10 октября 2018 года по предложению Президента Турции – осуществить вывод из этой зоны тяжёлого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и миномётов всех оппозиционных группировок. Контроль в демилитаризованной зоне организовать подвижными патрульными группами турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Восстановить транзитные сообщения по трассам Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама не позднее конца 2018 года – также по предложению турецкой стороны.

Россия и Турция подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях. По нашему общему мнению практическая реализация спланированных шагов даст дополнительный импульс процессу политического урегулирования сирийского конфликта, позволит активизировать работу на Женевской платформе и будет способствовать возвращению мира на сирийскую землю.

В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики. В ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации.

Важно, что и Россия, и Турция намерены и далее всемерно использовать астанинский формат, возможности поиска долгосрочных политических развязок в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций.

Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время.

Хочу поблагодарить господина Президента, всех наших турецких коллег за сегодняшнюю совместную напряжённую, но конструктивную и результативную работу.

Благодарю вас за внимание.

Р.Эрдоган: Мой дорогой друг Путин! Дорогие члены делегаций! Уважаемые представители прессы!

Хочу всех вас приветствовать от всей души, сердечно.

Ещё раз хочу выразить удовлетворение тем, что нахожусь в России.

Хочу выразить благодарность в первую очередь господину Путину и всем нашим российским друзьям за гостеприимство.

С моим дорогим другом, как только что он сказал, мы уже в четвёртый раз встречаемся в текущем году. Вы также знаете, что мы часто проводим телефонные разговоры и таким образом обмениваемся мнениями.

Наше сотрудничество развивается и укрепляется на основе общей политической воли. В экономической сфере мы получаем хорошие, положительные результаты. Увеличивается наш торговый оборот: по сравнению с прошлым годом, когда торговый оборот вырос на 31 процент, в этом году торговый оборот увеличился на 33 процента.

Вместе с господином Путиным мы заложили основу атомной электростанции «Аккую», а также трубопровода природного газа «Турецкий поток».

В 2019 году в каждой из наших стран будет проведён перекрёстный Год культуры и туризма. Продолжается работа в этом направлении.

Как в прошлом году, так и в этом году российские туристы займут первое место по пребыванию в нашей стране среди иностранцев. В прошлом году рекорд составил 4,7 миллиона туристов. Наверное, в этом году эта цифра достигнет шести миллионов туристов.

С другой стороны мы также ожидаем либерализации визового режима относительно путешествий. Хочу отметить, что эти работы продолжаются на уровне министерств. Мы ожидаем, что результаты также будут положительные.

С господином Путиным мы также обсудили сирийский вопрос. В Тегеране в последний раз в ходе трёхстороннего саммита Турция выразила чётко и ясно свою позицию. На сегодняшней нашей встрече мы подумали о том, каким образом можно осуществить, претворить в жизнь наше соглашение, которого мы достигли в Тегеране.

В ходе наших двусторонних переговоров мы решили найти выход из ситуации, учитывая наши национальные интересы. В ходе переговоров с господином Путиным мы пришли к согласию, что необходимо решить идлибский вопрос в духе Астанинского процесса.

В ходе переговоров [решили, что] территорию, которая находится под контролем сирийской армии и оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий. Мы приложим все усилия, для того чтобы определить и предотвратить провокации со стороны третьих лиц. Благодаря совместным усилиям мы всё это предотвратим.

С этой целью Турция и Россия скоординированно будут проводить патрулирование этой территории. До тех пор Турция укрепит свои наблюдательные пункты в зоне деэскалации. В этом плане мы предотвратим гуманитарную трагедию, которая могла бы возникнуть в результате боевых действий.

С самого начала сирийского кризиса и по идлибскому вопросу Турция продолжает делать всё возможное. Этот Меморандум [о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб] приведёт к тому, что Турция не будет сталкиваться с ещё более трудным положением, а также [эта договорённость] будет хорошим завоеванием для российской стороны.

В ходе этой встречи мы также пришли к мнению, что территория, которая контролируется террористами, не ограничивается только Идлибской провинцией.

Организация, которая представляет угрозу нашей стране, – это прежде всего YPG, так называемый Отряд народной самообороны. Эта организация проводила этническую чистку. Касательно будущего Сирии, кроме Идлибской провинции, эта террористическая организация как раз является источником дестабилизации на востоке от Евфрата. В первую очередь необходимо полностью уничтожить эту террористическую организацию.

Как в ходе операции «Щит Евфрата», так и в ходе операции «Оливковая ветвь» мы осуществили очень важный шаг. Мы освободили территорию площадью четыре тысячи квадратных километров от ДАИШ и РПК, таким образом обеспечили возвращение наших сирийских братьев в эти регионы.

Также считаем, что имеет большое значение необходимость освободить территории от террористической организации PYD/YPG.

Считаем, что наше общее желание – Турции и России – заключается в том, чтобы было соблюдено решение Совбеза ООН №2254. Мы продолжим сотрудничество в этом направлении.

В рамках этого процесса странами – гарантами Астанинского процесса на прошлой неделе в Женеве была проведена встреча относительно конституционного комитета. Мы дали оценку этой встрече. Несомненно, желательно было бы, чтобы конституционная реформа была осуществлена, а затем были проведены справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом. Мы решили продолжить усилия для развития наших отношений.

Дорогие представители прессы!

Добрососедские отношения, общие интересы, а также взаимное уважение являются главными элементами, определяющими турецко-российские отношения. На этой основе мы до сих пор сделали много шагов, но этого недостаточно. Для того чтобы развить наше сотрудничество, нам необходимо продолжать двигаться в этом направлении.

Хочу выразить благодарность моему другу господину Путину за гостеприимство, оказанное мне лично и моей делегации. Большое спасибо. Надеюсь, что наши шаги, которые мы предприняли сегодня, пойдут на пользу народу Сирии.

Большое спасибо.

Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Россия. Франция. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732059 Александр Тришкин

Безопасность наследия предков.

Проблема хищения, незаконного оборота и подделки культурных ценностей в настоящее время остаётся весьма актуальной. На современном этапе краденые художественные ценности превратились в товар, незаконно приобретаемый частными коллекционерами, в том числе – представителями криминального мира, легализующими таким образом свои доходы, полученные преступным путём.

Одним из приоритетных направлений деятельности НЦБ Интерпола МВД России является информационное обеспечение сотрудничества МВД, ФСБ, таможенных органов и Министерства культуры Российской Федерации с правоохранительными органами иностранных государств - членов Интерпола, а также Генеральным секретариатом Интерпола по вопросам профилактики, противодействия и расследования преступлений в указанной сфере.

Достижению чётко поставленных целей служат совместно разработанные правовые документы – международные конвенции, принятые большинством государств, обеспечивающие согласованные на международном уровне принципы и основные механизмы взаимодействия стран-участниц.

Особенностью взаимодействия государств-членов Интерпола является возможность быстрого обмена информацией, обеспечиваемого защищённой информационной системой.

Для координации деятельности правоохранительных органов по вопросам борьбы с упомянутыми видами преступлений на международном уровне в Генеральном секретариате Интерпола администрируется база данных похищенных произведений искусства (Stolen Works of Аrt), благодаря которой в режиме реального времени сотрудники правоохранительных органов имеют возможность получать сведения о произведениях, значащихся в международном розыске, атрибуционных признаках данных культурных ценностей, авторстве, месте и времени совершения преступления.

Кроме этого, в процессе расследования преступлений указанной категории взаимодействующие органы, используя каналы Интерпола, могут получить информацию о культурных ценностях, выставляемых на зарубежные аукционы, если имеются сведения о том, что они похищены и незаконно вывезены с территории Российской Федерации.

В настоящее время Бюро прорабатывает вопрос предоставления возможности использования данной базы Интерпола в служебной деятельности Федеральной таможенной службы Российской Федерации, что может способствовать повышению уровня контроля за перемещением культурных ценностей через границу нашей страны.

Так, использование базы данных Генерального секретариата Интерпола в режиме онлайн может повысить уровень раскрываемости преступлений, поскольку при выставлении похищенного произведения искусства в международный розыск указываются атрибуционные и отличительные признаки предмета, авторство, что с лёгкостью позволяет идентифицировать предмет, даже несмотря на использование мошенниками приёмов сокрытия реального провенанса (авторства) произведения в ходе прохождения таможенного контроля, с предоставлением таможенных деклараций, в которые вносятся недостоверные сведения о предметах, перемещаемых через границу.

Используя возможности Интерпола, во взаимодействии с правоохранительными и иными государственными органами Российской Федерации, а также зарубежными партнёрами за период с 2012 по 2018 годы в Россию удалось вернуть более 250 предметов, представляющих историческую и культурную ценность (иконы ХV – ХIХ веков «Борис и Глеб», «Богоматерь Одигитрия Смоленская», «Сошествие в ад»; архивные документы – Указы Елизаветы Петровны, Екатерины II, Александра I, Николая I, Николая II; акварельные чертежи XVIII века; уникальный фарфоровый медальон с профилем Петра I, изготовленный на знаменитой мануфактуре «Веджвуд» и другие).

В свою очередь, возвращение культурных ценностей на территорию России является сложным и многогранным процессом, включающим в себя направление запросов о снятии предметов искусства с торгов, наложение арестов, направление запросов о правовой помощи и последующий возврат предметов. Эффективность указанных мероприятий зависит от слаженной работы взаимодействующих органов.

Хотелось бы подчеркнуть, что в рамках взаимодействия с Министерством культуры Российской Федерации отлажен механизм информирования зарубежных стран о выставлении на аукционных торгах похищенных в России произведений искусства. Так, в 2017 году благодаря работе Интерпола и Минкульта с международных аукционных торгов были сняты и арестованы картина XIX века «Портрет С.П. Апраксиной», произведение Ивана Айвазовского «Море», представляющие историческую и культурную ценность для Российской Федерации.

Указанные произведения входят в перечень ценностей, похищенных из музея-заповедника «Дмитровский кремль» в 1976 году. В ходе расследования уголовного дела местонахождение картин установить не представилось возможным, и в течение 40 лет оно оставалось неизвестным. Однако в 2017 году картина «Портрет С.П. Апраксиной» всё же была обнаружена в аукционном доме Auktionshaus RUEF города Мюнхена Федеративной Республики Германии. В связи с этим ГСУ ГУ МВД России по Московской области было восстановлено уголовное дело по факту хищения указанного произведения, направлен запрос о правовой помощи в адрес правоохранительных органов Германии.

Для решения вопроса о возвращении произведения в Россию на территории Мюнхена в феврале 2018 года специалистами Министерства культуры Российской Федерации и НЦБ Интерпола МВД России была проведена искусствоведческая судебная экспертиза. В результате установлено, что исследуемое полотно является оригинальным, подлинным произведением, написанным в России в 1830–1840-е годы и похищенным из Дмитровского музея-заповедника в 1976 году.

При взаимодействии с МИД России осуществляется работа по возврату похищенной культурной ценности на территорию Российской Федерации.

Кроме этого, в рамках сопровождения указанного уголовного дела в результате проведённых НЦБ Интерпола МВД России при участии Министерства культуры Российской Федерации оперативно-разыскных мероприятий в 2017 году на территории Швейцарии на торгах аукционного дома KOLLER была установлена похищенная в 1976 году из музея-заповедника «Дмитровский кремль» картина Ивана Айвазовского «Вид на Ревель» (оригинальное название «Море»). В ходе взаимодействия с НЦБ Интерпола Швейцарии указанное произведение, оценочной стоимостью более миллиона долларов США, было снято с аукционных торгов.

На данный момент Бюро продолжает работу по установлению местонахождения иных произведений, похищенных из Музея-заповедника «Дмитровский кремль», результатом которой явилось получение сведений о картине Виже-Лебрён «Портрет Е.В. Апраксиной», которая фигурировала на монографической выставке, проходившей в 2015–2016 годах в Париже в Гранд Пале. Впоследствии выставка переехала в Нью-Йорк и Оттаву, где портрет уже не выставлялся. По запросу Интерпола куратор выставки в Париже опознал данный экспонат. В настоящее время предпринимаются усилия по установлению местонахождения работы с целью последующего возвращения в нашу страну.

Особого внимания заслуживает совместное мероприятие НЦБ Интерпола МВД России, Министерства культуры Российской Федерации, МИД России и зарубежных правоохранительных органов при проведении исследования предметов религиозного характера, конфискованных таможенными органами Германии и хранящихся в Главном таможенном управлении города Берлина в Федеративной Республике Германия.

В ходе служебной командировки российскими специалистами Минкультуры при участии Интерпола осуществлён визуальный осмотр, первичный искусствоведческий анализ, частичный обмер и фотографирование более 2800 произведений. Установлено, что около 90 процентов изученных предметов имеют российское происхождение, в связи с чем во взаимодействии с МИД России проводится работа по их возврату на территорию Российской Федерации.

Помимо рассмотренных примеров, иными предметами преступного посягательства становятся археологические находки, полученные в результате незаконных раскопок. В Российском законодательстве данные объекты культурного наследия защищены нормами Уголовного кодекса, предусматривающими санкцию за незаконный поиск и изъятие археологических предметов из мест залегания. В связи с этим Интерпол, противодействуя незаконной деятельности «чёрных копателей», активно использует имеющиеся инструменты и существующие каналы связи.

В качестве примера может послужить работа, проведённая ФСБ России, Минкультуры и Интерполом в апреле 2018 года на территории Республики Польша, в связи с обнаружением таможенными органами незадекларированных средневековых артефактов. Шлем и три сабли, незаконно добытые и вывезенные с территории Российской Федерации гражданином Республики Беларусь, в результате проведённой историко-культурной экспертизы были признаны относящимися к числу древностей эпохи средневековья и составляющими исключительную историческую, научную и культурную ценность. Для решения вопроса о возбуждении уголовного дела Бюро оказано содействие взаимодействующему органу в опросе белорусского гражданина и лица, причастного к совершению данного преступления.

Отдельно хотелось бы остановиться на проведённой в ноябре 2016 года под эгидой Интерпола в городе Санкт-Петербурге международной конференции по вопросам противодействия преступным посягательствам на предметы искусства, представляющие культурную, историческую и научную ценность. В работе конференции приняли участие эксперты МВД России, Минкультуры России, Минобороны России, ФТС России, представители научного и музейного сообщества (Международого совета музеев (ИКОМ), Департамента государственной охраны культурного наследия, Государственного Эрмитажа), а также представители правоохранительных органов Великобритании, Испании, Германии, Нидерландов, Финляндии, Латвии, Чехии, Болгарии, Сербии, Сирии, Ирака и международных организаций (ООН, ЮНЕСКО, ВТО).

Данное мероприятие имеет большое значение для укрепления положительного имиджа и авторитета Российской Федерации в международном полицейском сообществе и развития международного полицейского сотрудничества.

Особое внимание было уделено проблеме сохранения культурного и исторического наследия в зонах вооружённых конфликтов, таких как Сирия и Ирак. Затронута тема нелегального вывоза памятников из сирийской Пальмиры и вхождения в этот криминальный бизнес террористических организаций.

В рамках мероприятия был рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с розыском и возвратом похищенных культурных ценностей, их незаконным оборотом и подделкой, а также выработкой дальнейших мер по совершенствованию взаимодействия в данной области.

Так, одной из рассмотренных в ходе конференции стратегий борьбы с преступлениями, посягающими на культурные ценности, и обеспечения их сохранности явилась электронная каталогизация объектов данной сферы с целью создания систематизированного учёта. Рассматривался вопрос о внедрении в деятельность правоохранительных органов и музейных сообществ инновационных технологий по маркировке и идентификации культурных ценностей.

По итогам форума Генеральным секретариатом Интерпола были подготовлены и приняты рекомендации для дальнейшего использования в работе иностранными правоохранительными органами:

– о необходимости обмена информацией по вопросам незаконной торговли культурными ценностями с целью финансирования террористических организаций;

– о предоставлении заинтересованным правоохранительным и иным компетентным органам доступа к базе данных Интерпола по похищенным культурным ценностям;

– о внедрении в деятельность правоохранительных органов и музейных сообществ инновационных технологий по маркировке и идентификации культурных ценностей.

С целью профилактики преступных посягательств на культурные ценности Бюро организует и координирует проведение на территории субъектов Российской Федерации оперативно-профилактических мероприятий, в рамках которых совместно с взаимодействующими органами проводятся фотофиксация, частичная маркировка и детальное описание культурных ценностей. Делается это с целью создания региональных электронных каталогов предметов искусства и их дальнейшего использования в служебной деятельности как правоохранительных, так и иных государственных органов. Однако данные меры носят локальный характер, в связи с чем требуется законодательное закрепление государственной информационной системы, которая способствовала бы противодействию преступности в данной сфере.

В современных условиях в связи с растущей криминализацией в сфере купли-продажи предметов искусства существующая система маркировки не может в полной мере обезопасить Государственный музейный фонд, что требует создания новой комплексной системы маркировки, обеспечивающей автоматизированный учёт, идентификацию и высокий уровень безопасности государственных музейных собраний.

Данные вопросы заслуживают особого внимания, они неоднократно обсуждались на полях совещаний в Государственной думе Российской Федерации.

В заключение хотелось бы отметить, что преступления, связанные с художественными, историческими, научными и религиозными ценностями, требуют ответа со стороны всего международного сообщества, и борьба с ними должна выделяться в качестве одного из важнейших направлений деятельности правоохранительной системы различных стран мира.

Подполковник полиции Александр ТРИШКИН, заместитель начальника отдела противодействия международной преступности НЦБ Интерпола МВД России.

(Полиция России № 9, 2018 г.)

Россия. Франция. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732059 Александр Тришкин


Россия. ДФО > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732058 Александр Кем

Здесь «Путина» – круглый год.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник Управления на транспорте МВД России по Дальневосточному федеральному округу генерал-майор полиции Александр КЕМ.

– Александр Владимирович, какая ситуация сложилась на сегодняшний день в зоне оперативного обслуживания транспортной полиции Дальнего Востока?

– Дальневосточный федеральный округ занимает более 36 процентов всей территории государства и включает в себя девять субъектов с совершенно разной транспортной инфраструктурой. Это более семи тысяч километров железных дорог, 500 железнодорожных вокзалов и станций, 47 воздушных, 39 морских и речных гаваней, которые входят в зону оперативного облуживания сотрудников нашего управления.

Для Дальнего Востока роль транспорта трудно переоценить: во многие места региона можно добраться только по железной дороге или по воздуху, автомобильное движение развито недостаточно. Поэтому где-то сотрудники транспортной полиции зачастую оказываются единственными представителями правоохранительных органов.

Если говорить о характере преступности на объектах ответственности транспортной полиции, то около трети всех совершаемых преступлений – это кражи личного имущества граждан в поездах и вокзальных комплексах, кражи деталей верхнего строения путей, цветного металла. Треть преступлений совершается в сфере незаконного оборота наркотиков и оставшиеся – это преступления экономической и коррупционной направленности, преступления в сфере незаконного оборота биоресурсов и оружия.

Статистика показывает, что увеличения преступности на объектах нашей ответственности не наблюдается, показатели колеблются в пределах плюс-минус одного-двух процентов, а раскрываемость прес­туплений составляет порядка 76 процентов.

– Прошёл год с момента вашего назначения на должность начальника Управления на транспорте МВД России по ДФО. Какие за прошедшее время достигнуты результаты и раскрыты резонансные преступления?

– За прошедший год сделано немало по самым разным, в том числе приоритетным, направлениям деятельности. Так, мы добились очень хороших результатов в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков, удалось пресечь их крупные поставки из западных регионов России, например, единовременную поставку около 20 килограммов «синтетики». В дальнейшем в ходе расследования уголовных дел сотрудниками ликвидировано два интернет-магазина, занимавшихся распространением синтетических наркотиков в регионе, задержано около десяти человек. Будем доказывать, что действовала организованная преступная группа, а возможно, и преступное сообщество.

Кроме этого, в Якутии возбуждён ряд крупных уголовных дел коррупционной направленности. Сотрудниками транспортной полиции выявлен и задокументирован факт получения взяток генеральным директором акционерного общества «Аэропорт Якутск» на сумму свыше 14 миллионов рублей, уголовное дело сейчас находится в производстве Следственного комитета. В производстве наших следователей находится уголовное дело о хищении бюджетных средств на сумму свыше 45 миллионов рублей директором ООО «Ленатурфлот».

Есть и другие уголовные дела. Скажем, в сфере незаконного оборота биоресурсов мы направили в суд три уголовных дела, где доказали причастность задержанных к совершению преступлений в составе организованных групп. Это уголовные дела по незаконной добыче калуги и осетра в реке Амур, крабов, гребешков и трепангов в Приморском крае.

– Каковы особенности проведения оперативно-профилактической операции «Путина» на территории Дальневосточного региона?

– Специфика Дальнего Востока такова, что операция «Путина» проводится сотрудниками транспортной полиции практически круглый год. Начиная с ранней весны, когда идёт добыча корюшки, краба и других морепродуктов, летней и осенней лососёвой путины в реке Амур и других нерестовых реках, и заканчивая зимой, когда сотрудники полиции занимаются выявлением преступлений, связанных с транспортировкой незаконно добытых биоресурсов в большие города или западные регионы страны.

Только с начала года нами выявлено свыше 100 фактов, связанных с незаконным оборотом биоресурсов. Изъято более 20 тонн рыбопродукции, около 200 килограммов икры осетровых видов и порядка 10 тысяч экземпляров морских животных (гребешок, краб, креветка, трепанг и другие).

Так, например, в марте месяце сотрудники Находкинского ЛО МВД России на транспорте в бухте Шепалово Японского моря задержали браконьера, занимавшегося незаконным промыслом гребешка. Было изъято порядка двух тысяч особей. А в мае в Ванинском районе Хабаровского края задержан мужчина, незаконно добывший более двух тысяч экземпляров креветки. Только за июль в Ванинском районе возбуждено 12 уголовных дел по фактам незаконной добычи биоресурсов. К уголовной ответственности привлечено 15 подозреваемых, изъято свыше 300 экземпляров лососёвых видов рыб и более 150 особей различных видов краба, семь надувных и одна пластиковая лодка, пять лодочных моторов, GPS-навигаторы, приспособления для ловли краба, а также свыше десятка ставных сетей.

За последние годы значительно изменилось оснащение сотрудников транспортной полиции техникой. На сегодняшний день все подразделения, участвующие в операции, обеспечены современными, быстроходными катерами и современным навигационным оборудованием. Получили плавсредства на Сахалине и Камчатке и начинаем активно работать по прибрежным бухтам. В этих регионах незаконно вылавливают как различные виды ракообразных, так и лососёвые виды рыб, заходящих на нерест.

Современная техника, а также то, что наши сотрудники имеют большой опыт в пресечении преступлений и правонарушений, связанных с незаконной добычей биоресурсов, позволяет оперативно пресекать преступления данной категории.

– Как организована охрана общественного порядка на крупных международных мероприятиях, проводимых в зоне оперативного обслуживания транспортной полиции Дальнего Востока?

– Дальний Восток – зона пристального внимания руководства страны, и, конечно, ежегодно здесь проводятся различные крупные международные мероприятия, такие как «Международные интеллектуальные игры», «Дети Азии». Мы занимаемся обеспечением безопасности групп детей, которые следуют с Дальнего Востока железнодорожным и авиационным транспортом в южные регионы нашей страны к местам летнего отдыха. Принимаем группы детей, которые едут отдыхать в лагерь «Океан», расположенный в Приморском крае. Вся транспортировка и обеспечение безопасности ребят ложится на плечи сотрудников транспортной полиции.

Но самым крупным и объёмным по привлечению сил и средств для охраны общественного порядка является Восточно-экономический форум, проводимый ежегодно во Владивостоке в сентябре.

На него прибывает большое количество руководителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона, первые лица нашего государства, много иностранных гостей. Сотрудники управления входят в межведомственный оперативный штаб в аэропорту «Кневичи» и в аналогичный штаб по обеспечению безопасности в водной акватории. Для охраны общественного порядка мы привлекаем личный состав всего Приморского гарнизона – Находки, Уссурийска, Владивостока – и направляем ряд полицейских из Хабаровска. Всего задействуются около 300 сотрудников, специа­лизированный автотранспорт и плавательные средства.

Наиболее трудоёмкой в вопросах обеспечения охраны общественного порядка является морская акватория. Время бархатного сезона и летних отпусков, на воде очень много отдыхающих на катерах и лодках. Поэтому мероприятия по охране порядка мы проводим в связке с другими правоохранительными органами.

Повторюсь: для Дальнего Востока транспорт – это всё. Поэтому ни одно большое мероприятие мимо сотрудников транспортной полиции не проходит.

– Расскажите о паводковой ситуации, которая сложилась на территории Дальнего Востока. Как подготовились транспортные полицейские к обеспечению охраны порядка?

– Паводковая ситуация на территории региона в этом году достаточно сложная. Районные, краевые и областные центры уже готовятся к приходу большой воды в период осенних ливней, и мы, конечно, тоже готовы. Провели смотр плавсредств для возможного патрулирования затопленных населённых пунктов, создали резерв из плавсредств, которые задействованы в операции «Путина». Мы уже принимали активное участие в охране общественного порядка во время паводка, поэтому практика наработана, опыт имеется. Однако надеемся, что ситуация не будет критической.

– Александр Владимирович, поделитесь своими планами на ближайшее время.

– Продуктивно работать! Основная проблема для нас сегодня – комплектование. Большой некомплект личного состава. К сожалению, грамотные специалисты уходят на пенсию и необходимо искать им достойную замену. А это непросто. Географические особенности округа накладывают определённый отпечаток на требования, предъявляемые к руководящему составу линейных отделов и пунктов полиции. Например, в Республике Саха (Якутия), в самом большом регионе страны, где находится одно из наших линейных управлений, есть линейные подразделения полиции, расположенные от головного подразделения на расстоянии двух–трёх часов лёта авиационным транспортом, и другого сообщения нет. Поэтому к руководителям, которые несут там службу, – особые требования. Это должны быть проверенные, опытные сотрудники, способные самостоятельно организовывать работу личного состава, умеющие быстро и чётко принимать верные управленческие решения.

Высокие требования предъявляются и к полицейским патрульно-постовой службы, сопровождающим поезда. Сотрудники также должны самостоятельно принимать решения, к тому же правильно фиксировать преступления и правонарушения, так как следственно-оперативная группа может добираться до места происшествия достаточно большой промежуток времени. Поэтому к транспортным полицейским мы предъявляем, возможно, даже более строгие требования, чем к сотрудникам территориальных органов внутренних дел.

Я всегда говорю о том, что задача руководителя – создать сильный и работоспособный коллектив, которому можно доверить любое дело и которому любое дело по плечу. Поэтому активно езжу в командировки по региону, смотрю, оказываю помощь на местах, направляю личный состав и руководителей. Вот недавно побывал на Курилах, посмотрел, в каких условиях несёт службу личный состав. К сожалению, очень часто мы не можем взять на службу сотрудников из других регионов страны потому, что отсутствует служебное жилье, а наём жилья на Дальнем Востоке очень дорогой, стоимость квадратного метра запредельна.

На мой взгляд, чтобы привлечь сюда желающих служить в органах внутренних дел, необходимо формировать фонд служебного жилья, подумать о строительстве домов для сотрудников, где часть жилых помещений будет выделена под служебное жильё.

Что касается ближайших планов, то сегодня мы рассматриваем несколько направлений усиления оперативно-служебной деятельности. Первое – борьба с коррупцией. Данное направление является одним из приоритетных. Второе, исходя из структуры преступности, – борьба с незаконным оборотом наркотиков. Разрабатываем и внедряем новые мероприятия с использованием современных технологий, направленные на пресечение поставок наркотиков на Дальний Восток. И третье – это, конечно, борьба с незаконным оборотом того, чем богат наш регион, – биоресурсов и природных ископаемых…

Беседу вела Ольга МИРОНЕНКО

(Полиция России № 9, 2018 г.)

Россия. ДФО > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 17 сентября 2018 > № 2732058 Александр Кем


Россия. Евросоюз. ООН > Армия, полиция. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 15 сентября 2018 > № 2732055 Вартан Вирабов

Кто защищает детство.

Права детей хоть и гарантируются основными законами большинства стран, всё же требуют внимания со стороны государства. Ведь речь идёт не просто о несмышлёнышах, не всегда способных постоять за себя, но о будущем нации. Вопрос настолько актуальный, что давно уже обсуждается и на международном уровне.

О том, как в этой работе участвует наша страна, рассказал кандидат юридических наук начальник отдела договоров с международными организациями Международно-правового управления ДПД МВД России подполковник внутренней службы Вартан ВИРАБОВ:

Проблема всего мира

- В нашей стране благополучие детей во всех сферах жизни, создание условий для их полноценного и безопасного взросления всегда являлись приоритетами для всего общества. Неслучайно основные принципы заботы о подрастающем поколении закреплены в Конституции Российской Федерации. Важность проблемы обеспечения основных гарантий прав и законных интересов ребёнка подчёркивается в посланиях Президента Федеральному Собранию, где ставятся задачи по разработке современной и эффективной государственной политики в области детства, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития страны, Концепции демографической политики России на период до 2020 и 2025 годов соответственно.

Однако в последние годы деятельность по защите прав детей перестала быть исключительной заботой отдельных государств, став объектом международно-правового регулирования. Само собой, Россия является участником основополагающих международных договоров, касающихся этих вопросов.

Первым и основным документом, в котором проблема рассматривалась на уровне международного права, стала Конвенция ООН о правах ребёнка от 20 ноября 1989 года. Для нашей страны международный договор вступил в силу 15 сентября 1990 года.

Соглашение предполагает, что государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребёнка от всех форм дискриминации или наказания независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения и состояния здоровья.

Страны, подписавшие Конвенцию, обязуются заботиться о благополучии несовершеннолетнего и с этой целью принимают необходимые законодательные и административные меры.

Европейский подход

Ещё одним документом, направленным на решение аналогичных задач, является Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреб­лений, которая была подписана Российской Федерацией и ратифицирована в 2013 году. Это первый международный договор, принятый в рамках европейского регионального сотрудничества, по вопросам борьбы со всеми формами сексуального насилия в отношении детей, в том числе и с домашним.

Главная цель Конвенции - введение единых стандартов в области борьбы с сексуальной эксплуатацией и совращением детей, сексуальными домогательствами и злоупотреблениями в отношении несовершеннолетних, детской проституцией, порнографией и торговлей детьми. Документ обобщает европейский опыт и рекомендует усилить противодействие таким явлениям в рамках национальных законодательств.

Государства - участники Конвенции договорились сотрудничать для её реализации. В случае, когда двусторонний договор о правовой помощи или выдаче между государствами отсутствует, можно опираться на Конвенцию как на правовое основание.

Докладывает Россия…

Ещё один важный шаг в обеспечении благополучия подрастающего поколения сделан в мае 2000 года, когда Генеральная ассамблея ООН приняла Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Подписание и ратификация Россией этого документа позволит предупреждать и бороться с подобными преступлениями сообща с другими странами, а также развивать с ними правовое сотрудничество в данной сфере.

Согласно Протоколу каждое государство-участник в течение двух лет после вступления его в силу обязано представить в Комитет по правам ребёнка доклад о принятых мерах. 22 мая 2018 года в Женеве на 78-й сессии Комитета ООН по правам ребёнка российская делегация во главе со статс-секретарём - заместителем министра внутренних дел России Игорем Зубовым проинформировала международных экспертов о том, что делается у нас для эффективной защиты прав несовершеннолетних как на государственном, так и международном уровнях.

Ребёнок едет на родину

Большая работа по обеспечению прав ребёнка проводится также в рамках Содружества Независимых Государств. Причём во многом благодаря России формируются новые подходы в этой деятельности.

В октябре 2002 года в Кишинёве заключено Соглашение о сотрудничестве государств - участников СНГ в вопросах возвращения несовершеннолетних в страны их постоянного проживания. Документ позволил объединившись защищать интересы несовершеннолетних, которые не могут самостоятельно определять место пребывания и остались без попечения или совершили правонарушения, но не подпали под уголовную юрисдикцию.

В отношении несовершеннолетних, разыскиваемых для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора, действуют другие международные договоры.

Реализация положений Соглашения возложена на компетентные органы государств Сторон, которые на основании запроса оказывают друг другу содействие, чтобы установить личность несовершеннолетнего, определить государство его постоянного проживания, разыскать и возвратить детей в государства постоянного их проживания.

Участие Российской Федерации в международно-правовом решении проблем обеспечения детского благополучия, безопасности несовершеннолетних граждан стало свидетельством внимания, которое уделяется в нашей стране этим вопросам.

Записал

Андрей ШАБАРШОВ

(Щит и меч № 34, 2018 г.)

Россия. Евросоюз. ООН > Армия, полиция. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 15 сентября 2018 > № 2732055 Вартан Вирабов


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 14 сентября 2018 > № 2747259 Дейв Маджумдар

The National Interest (США): Новый российский самолет может стать серьезной проблемой для НАТО

Военно-воздушные силы России рассчитывают получить новые самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100. Первые поставки ориентировочно могут состояться в конце 2020 или в начале 2021 года. Эти самолеты вместе с истребителями Су-30СМ и Су-35С должны существенно увеличить способность российских ВВС завоевывать и сохранять преимущество в небе, пишет «Нэшнл интерест».

Дейв Маджумдар ( Dave Majumdar), The National Interest, США

Министерство обороны РФ еще предстоит подписать контракт о закупках А-100, которые в его арсенале заменят старые А-50. Однако, скорее всего, это произойдет в следующем году. «Мы ждем подробную дискуссию с Минобороны о серийном производстве А-100 к концу этого или 2019 года», — сказал президент российской Объединенной авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь. Впрочем, хоть формально контракты на поставку самолетов еще не подписаны, источники в российской оборонной промышленности сказали, что они уверены в том, что А-100 появятся на вооружении ВВС РФ в ближайшие годы. «Серийное производство самолетов начнется в 2020-2021 году», — сказал неназыванный источник.

А-100 сможет похвастаться значительными улучшениями в возможностях по сравнению со своим предшественником А-50. Он базируется на модернизированном Ил-76МД-90А, который теперь выпускает компания «Авиастар-СП», а не узбекский завод в Ташкенте, как это было во времена СССР.

«Стандартные двигатели Д-30КП2 заменят на более мощные и современные ПС-90А-76. Их установят на модифицированных крыльях. Кроме того, будет усилено шасси. Все это значительно улучшит эффективность самолета», — сообщили в «Авиастаре». После модернизации на Ил-76МД-90А поставят новую систему гибридного сканирования «Премьер-476», разработанную российской компанией «Вега».

Принцип ее действия сравнивает с тем, который лежит в основе системы на борту американского самолета-радара Northrop Grumman E-2D Advanced Hawkeye. Новая российская радарная система состоит из антенны, которая вращается. Она способна проводить активное радиоэлектронное вертикальное сканирование и механическое пеленгование. Антенна делает один оборот за пять секунд.

Если все эти характеристики и улучшения правда и действительно будут воплощены в новом А-100, у ВВС России появится невиданная до этого времени способность обнаруживать воздушные и наземные цели. Возможности сравнить российский самолет и его технологии с западными аналогами, такими как американские E-3 Sentry, пока нет. Впрочем, судя по описаниям и утверждениям российских источников, А-100 может дать России определенное преимущество над американскими самолетами.

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 14 сентября 2018 > № 2747259 Дейв Маджумдар


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 сентября 2018 > № 2747256 Петр Порошенко

Президент Порошенко рассказывает «Вашингтон пост», как он хочет завершить войну (Washington Post, США)

В своем интервью «Вашингтон пост» Петр Порошенко рассказал о непрекращающейся российской агрессии, о том, что он хочет дополнительных международных санкций против Москвы, а также о продаже администрацией Трампа оружия его стране, в чем ей отказывала администрация Обамы. И прокомментировал недовольство украинце его реформами и борьбой с коррупцией.

Россия снова наступает на Украине — но Украина не бездействует.

Лэлли Уэймут (Lally Weymouth), The Washington Post, США

Киев, Украина — Когда украинцы вышли на улицы в ходе революции Майдана в 2014 году, они свергли президента Виктора Януковича, и ему на смену избрали Петра Порошенко, чтобы тот начал осуществление реформ. Следующей весной Порошенко предстоит переизбираться, и опросы общественного мнения показывают, что украинцы в нем разочаровались, особенно из-за того, что он, как они считают, не сумел побороть коррупцию. В одном из своих редких интервью Порошенко рассказал о непрекращающейся российской агрессии, о том, что он хочет дополнительных международных санкций против Москвы, а также о продаже администрацией Трампа оружия его стране, в чем ей отказывала администрация Обамы. Ниже приводятся выдержки из беседы.

Лэлли Уэймут: По всей видимости, очередную агрессию Россия проводит в Азовском море недалеко от Крыма. Русские пытаются отрезать от Украины еще один кусок?

Петр Порошенко: Цель России — оккупировать Азовское море, как она поступила с Крымом. Это отвратительное нарушение норм международного права, и для нас это неприемлемо. Мы укрепляем там свою войсковую группировку и подаем против России иск в Международный арбитраж в Гааге. У нас предельно ясный правовой статус в Азовском море. Россия не имеет права атаковать и останавливать наши суда, перевозящие товары и пассажиров из двух важных украинских портов Мариуполь и Бердянск. Если Россия не остановится, у нас есть только один инструмент, и это санкции.

— Вам нужно больше санкций против России?

— Чтобы остановить потенциальную угрозу захвата русскими Азовского моря. Когда они останавливают на один день судно из Мариуполя с украинским железом и сталью, издержки составляют тысячи долларов.

— Получается, что они наносят ущерб вашей экономике?

— Безусловно. Вывозимые из Мариуполя продукты металлургии обеспечивают нам около 25 % экспортной выручки. Кроме того, русские постоянно нападают на украинских рыбаков в украинских водах. Они арестовывают их, останавливают и подвергают опасности. Это составная часть гибридной войны против Украины, которую Россия ведет с 2014 года. Это кибератаки и нападения военных, которые готовит и финансирует Россия.

Абсолютная неправда, что санкции неэффективны (так говорят некоторые люди). Санкции остановили рост российского ВВП, они остановили повышение жизненного уровня россиян, они девальвировали российскую валюту. Российское руководство платит очень высокую цену за санкции, и это может заставить его сесть за стол переговоров и прекратить свою агрессию.

— Но разве посол Курт Волкер, специальный представитель США по Украине, не проводил в прошлом году переговоры с российскими представителями о возможном отводе?

— Посол Волкер подготовит оптимальный компромисс по миротворческой операции. Роль миротворцев очень проста — дать Украине мир.

— Вы хотите, чтобы на востоке вашей страны были размещены миротворцы ООН?

— Совершенно верно. Мандат Совета Безопасности ООН должен распространяться на всю территорию, оккупированную Россией, включая неконтролируемую часть российско-украинской границы, чтобы остановить проникновение российских войск и танков.

— На востоке Украины за Россию воюют наемники, или там только российские войска?

— Там тысячи регулярных российских войск и тысячи наемников. В целом у них там более 40 тысяч человек.

— Вы довольны тем оружием, которое вам продала администрация Трампа?

— Я доволен поддержкой администрации и поставками летального оружия. Но не менее важна поддержка обеих партий в конгрессе. Украина дорогой ценой расплачивается за свою свободу и демократию. Это настоящая горячая война. Мои солдаты подвергаются интенсивным артиллерийским и снайперским обстрелам.

— Аналитики говорят, что экономика должна расти более высокими темпами. Как вы этого добьетесь?

— Постараюсь привести несколько цифр. Во втором квартале 2018 года мы продемонстрировали экономический рост в 3,6%. И это во время войны.

— Люди говорят, что рост должен быть восемь процентов.

— В 2014 и 2015 годах уровень инфляции составлял 45%. Сейчас он ниже восьми процентов. Опять же, это в военное время. Сейчас у нас стабильная валюта. В прошлом году мы запустили реформы образования и здравоохранения. Мы также начали пенсионную реформу, которая была крайне непопулярна, однако абсолютно необходима для страны. Мы подняли пенсионный возраст с 55 до 60, а затем до 63 лет. Чем больше человек работает, тем больше у него пенсия. Раньше было равенство социалистического типа, что недопустимо. Мы создали антикоррупционный суд. Мы начали приватизационную реформу, запустив прозрачный процесс приватизации. Хотел бы я увидеть человека, который скажет, что он за год сумел бы сделать больше.

Кроме того, я надеюсь, что через неделю наш парламент поддержит мою инициативу о внесении поправки в конституцию, где говорится, что цель внешней политики Украины — стать полноправным членом Европейского Союза и НАТО.

— Не просто ассоциированное членство?

— Не просто ассоциация, а полное членство. Это гарантия невозврата к России, невозврата к Российской империи, невозврата к статусу российской колонии. Мы хотим стать европейской нацией.

— Вы думаете, Владимир Путин снова хочет сделать Украину российской колонией?

— Абсолютно. Потому что без Украины Российская империя невозможна. Это ключевой элемент созданной Россией легенды. Тысячу лет назад Киев был центром славянской культуры. А сейчас, вы можете себе представить: подавляющее большинство украинцев выступает за европейскую интеграцию, а 54% украинцев сегодня за вступление в НАТО? Почему? Потому что НАТО продемонстрировала, что она является единственным эффективным инструментом безопасности в мире. Совет Безопасности ООН не работает, когда одна страна злоупотребляет своим правом вето, будь это сбитый авиалайнер Малайзийских авиалиний или незаконная аннексия Крыма. Поэтому Украина осталась один на один со второй по величине военной машиной в мире. У России нет красных линий на Украине, в Сирии или в Ливии. Кто знает, где она появится в следующий раз?

У нас есть еще одна тема — независимость украинской православной церкви от России.

— Я слышала, что вы стали архитектором сделки, касающейся православной церкви.

— Я горжусь этим. Мне ненавистна мысль о том, что Москва манипулирует украинской церковью.

— Москва ею манипулирует?

— Да, потому что официальным патриархом части нашей церкви является русский, московский патриарх Кирилл. Нам ненавистно такое положение вещей. Мы попросили вселенского патриарха Варфоломея I дать нам независимость. Скоро у нас будет независимая украинская церковь как часть независимой Украины. Это создаст духовную независимость от России.

— Россия попытается вмешаться в предстоящие президентские выборы, которые пройдут в марте?

— У нас есть улики, свидетельствующие о том, что она уже пытается вмешиваться в избирательный процесс.

— Ну, если они делали это в США, то наверняка постараются сделать это здесь.

— Совершенно верно. Я знаю это наверняка. А масштаб, объем, размах этого вмешательства намного шире.

— Вы считаете, что цель президента Путина в том, чтобы ослабить Украину?

— Подорвать стабильность и изменить ее курс. Они очень сильно заинтересовались борьбой против коррупции, приватизационной реформой, реформой в армии, реформой судебной системы. Они полностью против этих реформ. Они хотят их отмены и возврата к 2014 году, когда у нас была катастрофическая ситуация.

— Что вы думаете о предстоящих выборах?

— Я уверен, что все будет хорошо.

— Хорошо для вас?

— В том числе, для меня.

— Почему у вас такие низкие рейтинги по опросам общественного мнения?

— Я не анализирую опросы общественного мнения.

— Что вы говорите всем тем реформаторам, которые заявляют, что за коррупцию надо арестовывать более высокопоставленных руководителей?

— Задача президента не в том, чтобы арестовывать людей.

— Но вы наверняка слышите эти требования снова и снова.

— Я делаю все возможное, чтобы создать условия для независимых антикоррупционных институтов, дабы они арестовывали и сажали в тюрьму коррупционеров.

— Эксперты говорят, что вы создали антикоррупционый суд, потому что этого потребовал Международный валютный фонд. А еще они говорят, что ваш прокурор коррупционер, и поэтому никакие дела до суда не доходят.

— Я пошел на эту реформу не из-за МВФ. Я осуществил эту реформу ради своей страны. Сегодня 1,2 миллиона украинских госслужащих заполняют электронные (антикоррупционные) декларации. Мы проголосовали за законодательное создание антикоррупционной инфраструктуры, а директор Антикоррупционного бюро и антикоррупционный прокурор полностью независимы, в том числе, от президента. Они заводят дела на министров, депутатов парламента и губернаторов.

— Получается, что эти утверждения не соответствуют действительности?

— Мне бы хотелось, чтобы судебных постановлений было больше, чтобы все коррупционеры оказались в тюрьме независимо от занимаемого положения. Я обещал, что мы к концу года создадим антикоррупционный суд, и мы завершаем конкурсный отбор кандидатов на новые должности антикоррупционных судей.

— Реформаторы жалуются, что чиновники и прочие люди берут взятки и обогащаются.

— Да, это проблема всей страны.

— Люди, конечно же, винят вас.

— Такова политическая ситуация. Для борьбы с коррупцией я сделал так, чтобы каждый человек, имеющий возможность тратить государственные деньги, заполнял электронную декларацию и объяснял всему миру, где он взял деньги на покупку виллы или автомобиля. Нарушение этой декларации карается двумя годами тюрьмы.

Лэлли Уэймут — заместитель главного редактора «Вашингтон Пост».

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 сентября 2018 > № 2747256 Петр Порошенко


Россия. Великобритания > Армия, полиция. СМИ, ИТ > snob.ru, 14 сентября 2018 > № 2733286 Константин Эггерт

Могут повторить

Константин Эггерт

Какие сигналы подает Кремль Западу посредством скандального интервью с Петровым и Бошировым

Хохотать тут, конечно, можно. И над вымученной игрой в «геев», и над «Солсберецким собором», и над снежной бурей, которой не было. Можно пофантазировать, что этот дикий телеспектакль — изощренное публичное наказание от начальства «Петрову» и «Боширову» за провал операции. Своего рода наряд вне очереди. Мол, помучайтесь, парни, перед телекамерами, изображая однополую пару, то-то ребята «на работе» посмеются!

Можно также заметить, что смех тут, если вдуматься, неуместен. Ведь речь идет о предполагаемом покушении на убийство двух человек (Сергея и Юлии Скрипаль) и смерти не причастной ни к чему британской подданной Дон Стерджес.

На самом деле, все тут совершенно органично и правильно, по крайней мере, с точки зрения организаторов этого интервью года. Особенно после того, как несколько дней назад не кто иной, как сам президент Путин объявил о том, что «Петров» и «Боширов» найдены. Инициатива, таким образом, исходила от Кремля. Люди, готовившие действо на RT, прекрасно понимали, что делают, и догадывались, как именно будут его комментировать оппозиционные СМИ, критически настроенная интеллигенция и наивные западные люди.

Тем не менее они — очевидно, по указанию свыше — устроили этот спектакль. Значит, что именно такого результата организаторы и желали. 25-минутное интервью становится абсолютно логичным, если предположить, что его задача — не замести следы, не узнать, что еще удалось выяснить британским следователям, даже не оправдаться перед западным общественным мнением (кто поверит таким оправданиям?). Цель этой пропагандистской операции очень простая — троллинг: Терезы Мэй, Ми-5 и Ми-6 плюс американской администрации, которая инициировала первую серию санкций против российских интересов в связи с делом Скрипаля в августе и теперь введет в действие значительно более жесткие ограничения в ноябре. По крайней мере, я для себя другого объяснения не нахожу.

Не стоит забывать: российские следственные органы открыли в марте дело об отравлении двух граждан России. И коли уж их «нашли», как сообщили нам из Кремля, то «бизнесменам» прямая дорога не в студию Маргариты Симоньян, а на допрос в Следственный комитет, хотя бы в качестве свидетелей.

Нет, никакая это не попытка оправдаться перед Западом и даже не шоу для телезрителей Первого канала и ВГТРК про то, как коварная «англичанка» вновь «гадит» России. Это, скорее, побочная, не главная задача интервью. Это четкий сигнал Лондону и его вашингтонским союзникам: «Мы это сделали, а вас и ваших санкций не боимся». Собственным силовикам: «Мы своих не сдаем, даже если они провалили задание». И всему миру, включая оппозиционную российскую общественность: «Вы — никто».

Удивившую многих скованность и раздражение обычно бойкой на язык Маргариты Симоньян в этом контексте можно легко понять. Одно дело — транслируемые ее каналом байки про «мировое правительство» и масонов да задушевные беседы со Славоем Жижеком и лидерами «Хезболлы». Совершенно другое — участие в пропагандистской акции российских спецслужб с целью публичного унижения премьер-министра Великобритании, администрации Дональда Трампа, конгресса США и подотчетных им контрразведчиков. Тут уж не до смеха над игривыми намеками на «фитнес-индустрию». Ведь кто знает, как там дальше будут обстоять дела с выдачей шенгенских и других виз?

Интервью двух «специалистов по фитнес-индустрии» — декларация намерения Кремля ничего не менять в русской политике — ни за границей, ни, что еще важнее, дома, в России. Никому не уступать, наказывать тех, кто считается предателями или особо опасными врагами, и никогда не демонстрировать слабость. Это демонстрация убежденности, что все разговоры про «доверие как главную ценность дипломатии» ничего не значит, что миром правят сильные, а удел слабых — выпускать пресс-релизы и пищать про «верховенство права».

Зловещий троллинг на RT — послание не только Даунинг-стрит или Пенсильвания-авеню, но и сторонникам Навального. Борцам с мусорными свалками. Каким-нибудь местным депутатам-коммунистам, которые в результате последних региональных выборов вдруг могут решить, что они действительно власть. Европейским дипломатам, которые все еще надеются на освобождение Сенцова, как (видимо, ошибочно) надеялся и я. Короче, всем-всем-всем: «Можем повторить!»

Если потребуется — повторят, не сомневайтесь.

Россия. Великобритания > Армия, полиция. СМИ, ИТ > snob.ru, 14 сентября 2018 > № 2733286 Константин Эггерт


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 14 сентября 2018 > № 2732054 Сергей Галкин

Вектор безопасности

На вопросы журнала «Полиция России» отвечает начальник УМВД России по Тульской области генерал-майор полиции Сергей ГАЛКИН.

– Сергей Александрович, Тульский регион сегодня можно назвать одним из самых безо­пасных в России. Как в вашем регионе осуществляется охрана общественного порядка? Особенно – при проведении масштабных мероприятий в местах массового скопления людей.

– Сегодня Тула – крупный промышленный и туристический центр. В городе проводится большое количество праздничных, спортивных и культурных мероприятий, в том числе международного и всероссийского масштаба: соревнования, выставочные проекты, конкурсы, фестивали. Например, ежегодный международный музыкальный фестиваль «Дикая мята», международный театральный фестиваль под открытым небом «Толстой Weekend», фестиваль «Автострада» и многое другое. Это места с массовым пребыванием граждан из различных уголков нашей страны и зарубежья. Задача полиции – сделать их отдых безопасным.

Только за шесть месяцев текущего года в Тульской области проведено более трёх тысяч массовых мероприятий. В общей сложности в них приняли участие свыше миллиона человек, для обеспечения общественного порядка задействовано более двадцати тысяч сотрудников полиции и представителей других силовых структур.

Перед каждым мероприятием сотрудниками полиции проводятся кинологические обследования с целью исключения проноса запрещённых предметов, используются новейшие технические средства для осмотра входящих граждан, на открытых участках местности применяется крупногабаритная техника для блокировки подъезда автотранспорта.

В принципе, полиция всегда работает в штатном режиме. Необходимо эффективно выполнять правоохранительные функции и действовать так, чтобы не нарушать запланированный ход мероприятий, не привлекать внимания, но в нужный момент всегда быть там, где требуется помощь людям.

Большое количество российских и зарубежных туристов, высокопоставленных гостей, прибывающих к нам с рабочими визитами, посещают расположенные в регионе объекты исторического и культурного наследия: Куликово поле, Ясную Поляну, Тульский кремль, Музей оружия, Поленово.

Наиболее крупные мероприятия проводятся на территории музея-заповедника и музейного комплекса «Куликово поле», Тульского кремля, музеев-заповедников «Ясная Поляна» и усадьба Василия Поленова. Поэтому на этих объектах охрана общественного порядка осуществляется более тщательно, проводится целый комплекс мероприятий, направленных на выявление лиц, имеющих намерения совершить противоправные действия, осмотры автотранспортных средств. Нам оказывают содействие сотрудники частных охранных организаций и служба собственной безопасности данных объектов, а также народные дружинники, которые несут службу совместно с сотрудниками полиции.

– За последние несколько лет в Туле произошли значительные позитивные преобразования социально-культурной направленности, появились новые благоустроенные и комфортные места отдыха для граждан – парки, скверы, детские и молодёжные площадки. Что изменилось в связи с этим в организации работы полицейских?

– Все наряды максимально приближены к таким территориям, для обеспечения порядка используются, как я уже говорил, современные технические средства и вводятся традиционные – надёжные и проверенные временем. Например, в центральном городском парке имени П. П. Белоусова, любимом месте отдыха туляков, в летний период на постоянной основе совместно с пешими и автопатрулями дежурят конные наряды отдельного батальона патрульно-постовой службы УМВД России по городу Туле. Полицейские-кавалеристы проходят специальное обучение на базе конного клуба под руководством опытных тренеров. Разрабатываются новые маршруты для конного патруля с учётом наибольшего включения отдалённой от центральных объектов лесополосы. Полицейский на лошади имеет большие преимущества, за счёт высоты посадки увеличивается визуальный обзор территории, улучшается проходимость и скорость передвижения в лесной зоне. Присутствие сотрудника полиции в форме на лошади оказывает и огромный профилактический эффект. Отдыхающие с радостью приветствуют кавалеристов, ведь выглядят они очень красиво. Эстетическая составляющая в деле обес­печения правопорядка повышает имидж сотрудника полиции и, что немаловажно, увеличивает доверие населения. Сейчас прорабатывается вопрос об организации патрулирования в парке полицейскими на велосипедах.

– Футбольная тема – ведущая в этом сезоне. Хоть Тула и не вошла в число городов, где проходили матчи чемпионата мира, но у вас накоплен весомый положительный опыт по организации работы полиции в период проведения футбольных турниров всероссийского уровня. Как вам удаётся сохранить порядок и не допустить массовых нарушений закона среди болельщиков?

– Тульская футбольная команда «Арсенал» четвёртый сезон играет в Премьер-лиге. В дни проведения домашних матчей в город съезжаются болельщики со всей страны. Среди них есть и те, кто преследует не совсем благородные цели. В связи с этим на органы правопорядка возлагаются особые задачи по обеспечению безопасности в областном центре, а также на спортивном объекте. Благодаря тесному взаимодействию с другими регионами, ФСБ мы всегда располагаем необходимой оперативной информацией и тем самым предотвращаем многие правонарушения.

Так, в сезоне РФПЛ 2017–2018 годов в Туле, на центральном ядре стадиона «Арсенал», прошло 16 домашних футбольных матчей, были и повышенной категории сложности – с такими командами, как «Спартак», «Зенит» и «Локомотив». Эти матчи посмотрели порядка 190 тысяч зрителей. Для обеспечения безопасности задействовались сотрудники полиции и Росгвардии. Контрольно-распорядительная служба также хорошо справилась со своими задачами.

Нами совместно с правительством Тульской области и руководством стадиона «Арсенал» проводится работа по оснащению спортивного объекта техническими средствами, позволяющими выявлять правонарушителей и совершенствовать меры по охране общественного порядка в дни проведения матчей.

– Всё чаще на помощь полицейским приходят технические средства, с помощью которых есть возможность в короткие сроки установить и задержать преступника. Как обстоят дела с развитием таких систем в вашем регионе?

– УМВД России по Тульской области в целях профилактики, раскрытия и пресечения преступлений и административных правонарушений, совершаемых на улицах и в других общественных местах, особое внимание уделяет развитию правоохранительного сегмента видеонаблюдения АПК «Безопасный город».

Инициатива тульской полиции по интеграции камер видеонаблюдения, установленных в местах массового пребывания людей, была поддержана губернатором Тульской области. Ведётся обширная работа по увеличению количества камер. Уже в ближайшее время в регионе около пятисот видеосистем предполагается включить в «Безопасный город».

Сегодня на территории области функционируют около семисот камер видеонаблюдения, особая активность в развитии данного сегмента наблюдается на территории города Новомосковска. На стадионе «Арсенал» в Туле в тестовом режиме запущены 35 камер и программа «Визирь», позволяющие осуществлять распознавание лиц граждан, которым по решению суда вход на территории стадионов запрещён. Необходимо также установить около сотни камер видеонаблюдения в рамках проекта «Тульская набережная». Совместно с правительством Тульской области мы стремимся к внедрению в регионе «цепочки безо­пасности» – безопасный подъезд, дом, двор, улица.

– Насколько эффективно тульская полиция взаимодействует с администрациями, представителями общественности, организациями правоохранительной направленности?

– Такое взаимодействие осуществляется на постоянной основе в форме совместных рейдов, профилактических мероприятий, обмена информацией. Созданы благоприятные условия для организации добровольного участия граждан Тульской области в охране общественного порядка.

В региональный реестр народных дружин и общественных объединений правоохранительной направленности внесено почти сорок формирований по содействию в охране общественного порядка общей численностью около восьмисот человек (в их числе казачьи общества, студенты высших и средних специальных образовательных учреждений). Зоны деятельности общественных формирований охватывают все муниципальные образования Тульской области.

За 2017 год дружинники приняли участие в 855 совместных с сотрудниками полиции рейдах, пресекли 407 административных правонарушений.

Правительство региона и органы местного самоуправления в целях оказания поддержки деятельности народным дружинам выделяют средства на финансирование материально-технического обеспечения ДНД, материальное стимулирование дружинников.

Органами местного самоуправления предусмотрены такие меры стимулирования народных дружинников, как страхование, освобождение от уплаты земельного налога, предоставление дополнительных выходных дней, обеспечение бесплатными абонементами в плавательный бассейн, разовые денежные выплаты.

В регионе развивается волонтёрская деятельность правоохранительной направленности. Граждане оказывают содействие органам внутренних дел в обеспечении правопорядка, поиске лиц, пропавших без вести, профилактической работе. Волонтёры участвуют в организации и проведении акций, проектов по вопросам пропаганды здорового образа жизни, профилактики асоциальных явлений, безопасности дорожного движения, оказывают помощь в выявлении противоправного контента в сети Интернет.

С целью подготовки волонтёров для осуществления профилактической антинаркотической деятельности в подростковой и молодёжной среде Управлением реализуется программа «Новое поколение». В регионе успешно вопрощается в жизнь социальный проект «Киберпатруль71». Цель проекта – формирование культуры безопасности пользователей сети Интернет посредством профилактики и просвещения, выявление противоправного контента в социальных сетях. На базе вузов созданы группы студентов-активистов, которые совместно с сотрудниками УМВД России по Тульской области, УФСБ осуществляют мониторинг сети Интернет.

– Вы более 35 лет на службе в органах внутренних дел. Есть какие-то принципы, которым неизменно следуете все эти годы?

– В милицию пришёл по призванию. Ещё когда учился в институте, состоял в оперативном отряде, дежурил вместе с сотрудниками. По жизни не терплю предателей, хамов, хулиганов, всех, кто нарушает законы государства и совести. Мои родители всю жизнь работали на земле. Они и привили нам с братом честное отношение и к труду, и к людям. Стремлюсь следовать их заветам.

Работа в органах внутренних дел всегда была и остаётся сложной, приходится каждый день сталкиваться с негативом, общаться и с ворами, и с бандитами. Порой душа может очерстветь, но во что бы то ни стало необходимо сохранить себя и ко всем относиться по-человечески, даже к самым закоренелым преступникам.

Могу понять ошибки, просчёты, но только не предательство. Сотрудник полиции, преступающий закон, – предатель. Он порочит не только своё имя, но и всех, кто работает с ним рядом.

Не понимаю тех, кто в погонах, находясь на службе, допускают употребление спиртного, ведут себя не так, как предписано полицейскому.

В полиции не должно быть случайных и ненадёжных людей. В этом позиция моя остаётся неизменной: от таких сотрудников необходимо избавляться. Чтобы навести порядок в обществе, полиция должна соблюдать законность в собственных рядах.

Конечно, нам негде взять идеальных людей, но стремиться стать такими обязаны все, кто хочет служить в полиции. И главными критериями остаются честность, порядочность, профессионализм.

Мы работаем для того, чтобы жители региона и наши гости чувствовали себя комфортно и безопасно, доверяли полицейским и помогали нам в трудной и столь необходимой работе.

Беседу вела Ирина ТАРАСОВА

(Полиция России № 8, 2018 г.)

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 14 сентября 2018 > № 2732054 Сергей Галкин


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 сентября 2018 > № 2745179 Марк Галеотти

The Atlantic (США): Не надо бояться российской армии

Начавшиеся вчера учения призваны стать демонстрацией военной мощи. Но Россия не в состоянии вести настоящую войну.

Марк Галеотти (Mark Galeotti), The Atlantic, США

Цифры статистики по начавшимся вчера российским военным учениям «Восток» впечатляют: 300 тысяч человек личного состава, 36 тысяч танков и других машин, 80 кораблей и тысяча летательных аппаратов собраны с половины территории страны. Это вдвое больше, чем все вооруженные силы Британии. Это также вдвое больше, чем было привлечено к участию на предыдущих учениях «Восток», которые состоялись в 2014 году. Вдобавок ко всему на эти учения прибыли 3 200 военнослужащих и 30 самолетов из Китая, а также небольшой контингент из Монголии.

Учения «Восток» продлятся неделю и будут проходить как столкновение между двумя сторонами — на земле, в воздухе и на море у берегов российского Дальнего Востока. Сценарий военных игр предусматривает выброску десанта, проведение «контртеррористических операций» и стрельбы с целью уничтожения крылатых ракет. Учения завершатся полевым смотром войск и фотосессией, во время которой можно будет снять бесконечные колонны танков, шеренги солдат и различные виды вооружения и боевой техники. В определенном смысле фотосессия — это главное. «Восток» — это не только крупные учения по боевой подготовке, это также масштабная психологическая операция и геополитический гамбит, предпринятый Россией, которая восстанавливает свою боевую потенцию и способность координировать и проводить сложные операции.

При всем при этом существует большая разница между демонстрацией оружия и проверкой новой тактики с одной стороны, и ведением реальной войны с другой. Среди прочего, масштабы учений «Восток» показывают, что Москва снова в состоянии проводить операции с континентальным размахом; однако она вряд ли может себе позволить настоящие боевые действия. В военное время ей будет трудно собрать такую мощную армию, так как железные дороги и узлы коммуникаций станут главными целями для нанесения ударов.

Я бы сказал, что эти учения являются составной частью «дипломатии хеви-метал». Россия при помощи своей армии хочет внушить благоговейный страх Западу и ввести его в заблуждение. Мы уже видели, как эта недипломатичная дипломатия работает в Европе. Когда в Швеции и Финляндии начались дебаты о вступлении в НАТО, Москва ответила на это маневрами, в сценарий которых вошло российское вторжение. Владимир Путин ведет игру в цифры, и дипломатия призвана ее обеспечивать. На прошлогодних учениях «Запад» Москва занизила количество участников, чтобы западные страны не могли направить на них своих инспекторов в соответствии с правилами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но на сей раз русские радостно завышают эти цифры. Широко разрекламированная цифра 300 тысяч — это результат недостоверного подсчета. На самом деле количество участников ближе к 150 000, хотя и эта цифра производит сильное впечатление. Судя по прежним учениям, таким как «Запад», многие из этих военнослужащих вряд ли покинут свои казармы. Они будут «привлечены» к учениям на командных пунктах, но в поле не выйдут.

Военный аналитик Майкл Кофман в связи с этим отмечает: Если, скажем, в учениях «Восток» участвует один полк из состава бригады, Россия включает в свои подсчеты всю бригаду. Таким способом российская армия сумела успокоить население, недовольное повышением пенсионного возраста, показав, что лишние деньги на военные маневры тратиться не будут. Перебросить примерно треть всех вооруженных сил России через Сибирь на Дальний Восток — занятие не из дешевых.

Суть в том, что у России нет в достаточном количестве денег и транспорта, чтобы без сбоев перебросить такое количество войск. Но она с радостью наблюдала за тем, как мир доверчиво проглотил цифру 300 тысяч. Подобно зверю, который в случае опасности вздыбливает шерсть на загривке и скалит зубы, Россия хочет выглядеть грозной и мощной. Будучи авторитарной страной, она тратит на армию больше, чем следует. В общем и целом более трети федерального бюджета уходит на безопасность. Путину несомненно удалось превратить унаследованные им от Ельцина истощенные и деморализованные вооруженные силы в боеспособную и компетентную армию.

Однако Путин прекрасно понимает, что объективные показатели не в его пользу. Они отнюдь не доказывают, что к России, чья экономика меньше, чем в Техасе, следует относиться как к одной из великих мировых держав. Он делает ставку на блеф и пустые угрозы, на театральные жесты и закулисные игры. Он хочет создать образ опасной, но уверенной в себе страны, которую надо задабривать, а не дразнить. Поэтому очень скоро мы увидим, как по степи с грохотом катятся танки, по небу летят ракеты, беспилотники и ударные вертолеты. Все это неотъемлемая часть кампании, призванной снова сделать Россию великой (то есть, создать видимость величия). Частью этой кампании стали заявления Путина о том, что Москва скоро примет на вооружение крылатые ракеты с ядерными силовыми установками. (Опытные образцы таких ракет в прошлом году испытывали четыре раза, но всякий раз эти испытания заканчивались неудачей.) Быть сильным хорошо, но казаться сильным важнее.

Учения «Восток» — это также геополитический гамбит. Еще не так давно смысл этих учений состоял в том, чтобы подать сигнал Пекину, показав, что Москва будет защищать свои границы. Привлечение к участию в нынешних маневрах относительно небольшого китайского контингента вряд ли можно назвать признаком формирования военного альянса, о котором сегодня заговорили многие. Но это обстоятельство точно заставило Запад насторожиться. Это очень символично, ибо когда российские и китайские войска начали совместные учения, Путин и Си Цзиньпин проводили встречу в верхах, на которой обещали наращивать деловое и политическое сотрудничество. Сегодня, когда Вашингтон и Европа пытаются изолировать Москву дипломатическими средствами, это является недвусмысленным сигналом о том, что Путин все-таки в состоянии налаживать связи со странами, не желающими следовать за Западом (и это не только Сирия, Никарагуа и Венесуэла).

Но как отмечает Александр Габуев из Московского центра Карнеги, Москва также подает Вашингтону скрытый сигнал: мы не хотим связывать себе руки альянсом с усиливающимся, богатым и более сильным в военном плане Китаем. Это путь к вассальной зависимости. Но если вы будете давить на нас слишком сильно, у нас не останется выбора.

Поэтому, когда обеспокоенный Североатлантический альянс следит за учениями «Восток», пытаясь лучше понять военный потенциал России, нам не менее важно смотреть на скрытый подтекст.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 сентября 2018 > № 2745179 Марк Галеотти


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter