Всего новостей: 2554994, выбрано 1729 за 0.140 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 19 июля 2018 > № 2678493 Валентин Кузьмин

«Противостоять тем, кто хочет подорвать стабильность…»

Брянская область расположена на западе Российской Федерации, её соседями являются Смоленская, Калужская, Орловская и Курская области. Граничит с двумя государствами - Украиной и Белоруссией. Здесь проживают свыше 1,2 млн человек. Регион является практически моноэтническим. Русские составляют более 95 % населения. Это довольно большой показатель, учитывая его пограничное расположение.

В 1967 году Брянская область награждена орденом Ленина за активное участие в партизанском движении, мужество и стойкость, проявленные трудящимися в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны, а также за успехи, достигнутые в восстановлении и развитии народного хозяйства.

История этого подразделения начиналась в тяжёлые военные годы. 13 июля 1944 года, через неделю после освобождения территории от фашистской оккупации, было создано Управление НКВД по Брянской области. Костяк милиции составили бывшие фронтовики и партизаны. С тех пор минуло несколько десятков лет… Об особенностях региона сегодня, результатах работы и борьбе с коррупцией рассказывает начальник УМВД России по Брянской области генерал-майор полиции Валентин КУЗЬМИН.

- Валентин Юрьевич, с какими показателями встречает очередную годовщину своего создания УМВД России по Брянской области?

- Объективная статистика позволяет положительно оценить работу брянской полиции. В регионе сохраняется тенденция последних лет - снижение уровня преступности, прежде всего - тяжких и особо тяжких составов. Такой показатель, как количество противоправных деяний на 100 тысяч населения, на Брянщине стабильно ниже, чем в среднем по России. По состоянию на июнь текущего года он составляет 486,4 преступления, а среднероссийский - 558. И это не просто цифры - люди видят и чувствуют, что на улицах стало безопаснее, а полиция работает более эффективно.

Благодаря профилактической работе снижается уровень так называемой пьяной преступности, противоправных действий среди несовершеннолетних, меньше становится рецидива. Сокращается количество дорожно-транспортных происшествий и тяжесть их последствий.

Нами не допущен рост преступлений экстремистского характера, эффективно обеспечен порядок во время массовых мероприятий. Это незаметная, но очень важная часть нашей работы - пресекать действия тех, кто хочет подорвать стабильность в регионе.

- Оказывает ли влияние на работу возглавляемого вами управления приграничное положение Брянской области? Есть ли проблемы с мигрантами?

- Естественно, расположение Брянской области на границе с двумя странами не может не привносить в работу полиции свою специфику. Через регион идут значительные миграционные потоки. И если учесть прозрачность нашей границы с Беларусью, на нас лежит особая ответственность. Ведь случаются попытки провезти наркотики, оружие и другую контрабанду.

Нужно отметить, что граждане других государств в массовом порядке к нам не стремятся, проезжают транзитом. Поэтому на уровень преступности существенного влияния не оказывают. Из 194 противоправных деяний, совершённых мигрантами на территории Брянщины за текущий год, 130 - это незаконное пересечение границы.

Столь низкий уровень этнической преступности связан в том числе и с активным взаимодействием с коллегами из Беларуси. У нас с ними самый широкий спектр направлений сотрудничества. Налажена совместная работа по ликвидации каналов контрабанды и нелегальной миграции. С Погрануправлением ФСБ России по Брянской области и транспортной полицией проводим оперативно-профилактические мероприятия, осуществляется постоянный обмен информацией. Все знают, что совершить преступление в одном государстве Союза России и Беларуси и спокойно скрыться в другом, не получится.

Конечно же, наличие на территории границы с двумя государствами требует и дополнительных ресурсов. И эта проблема успешно решается благодаря позиции руководства МВД России, которое выделило нашему региону дополнительные штатные единицы сотрудников.

- Вы упомянули о снижении в области количества ДТП. Как удаётся добиться таких результатов?

- На протяжении 2014-2017 годов на территории региона отмечается снижение количества автоаварий и пострадавших в них людей. Число погибших поступательно сокращается и в 2017-м достигло минимального значения за последние 43 года.

Это, конечно же, результат совместных усилий всех заинтересованных ведомств - правоохранительных органов, исполнительной власти, образования, здравоохранения. Серьёзное профилактическое значение имеет развитие системы фотовидеофиксации нарушений ПДД. В Брянской области сейчас работает около 45 стационарных и передвижных приборов, позволяющих фиксировать нарушения скоростного режима, требований сигналов светофора, разметки, правил проезда пешеходных переходов, парковки.

Хорошо зарекомендовала себя практика проведения так называемых сплошных проверок водителей и работа с поступающей от граждан информацией о нарушениях.

- Брянская область известна в России громкими коррупционными делами. Не влияет ли активность полицейских в этом направлении на взаимодействие с органами власти?

- Действительно, мы сделали большой шаг в данном направлении. За минувшие шесть лет за совершение коррупционных преступлений к уголовной ответственности привлечены более 500 лиц.

Основной упор сделан на пресечение наиболее опасных для экономики региона и авторитета власти коррупционных проявлений, прежде всего - фактов взяточничества и посягательств на бюджетные средства. В результате изобличён ряд высокопоставленных должностных лиц.

При этом мы не забываем о необходимости бороться с коррупцией и в собственных рядах. У нас в направлении выявления нечистых на руку сотрудников активно действует служба собственной безопасности УМВД.

Мы показываем, что закон един для всех. Чиновники и депутаты поддерживают наши законодательные инициативы, принимают программы правоохранительной направленности, выделяют под них бюджетные деньги.

За минувший год в регионе появились почти 70 новых участковых пунктов полиции и более 60 были отремонтированы и оборудованы. Готовится к открытию Центр социальной адаптации лиц без определённого места жительства, в помещении которого будет специализированное отделение для вытрезвления лиц, находящихся в состоянии опьянения и не нуждающихся в оказании медицинской помощи, то есть аналог медвытрезвителя.

- В последнее время активно возрождаются народные дружины. Какова их роль в охране правопорядка?

- В декабре 2015 года был принят закон «Об отдельных вопросах участия граждан в охране общественного порядка на территории Брянской области». Его разработало региональное УМВД во взаимодействии с областным правительством. Сегодня во всех 32-х муниципальных образованиях есть координирующие органы - штабы добровольных народных дружин.

Члены ДНД и казаки задействуются в профилактических рейдах, несут службу совместно с сотрудниками полиции, выступают в качестве понятых. Они принимают активное участие в обеспечении правопорядка при проведении массовых мероприятий. Дружинники информируют органы внутренних дел о преступлениях и правонарушениях, помогают в поисках без вести пропавших. И их труд приносит зримый результат.

Такое взаимодействие с гражданами для нас особенно ценно. Ведь это - пример непосредственной поддержки обществом нашей деятельности.

- Полиции помогают не только дружинники, но и общественные организации. Есть ли яркие примеры сотрудничества УМВД и институтов гражданского общества?

- Хочу отметить активность наших ветеранских организаций и Общественного совета при УМВД, который стал реальной силой, способной оказать помощь. Взаимодействие с органами власти, поддержка наших законодательных инициатив, защита интересов полиции от необоснованной критики, имиджевые акции, работа с гражданами - это лишь некоторые направления деятельности общественников. В состав совета входят разные люди, но получилось так, что практически все они давно друг друга знают. Это действительно коллектив единомышленников, способный на большие и важные дела.

Недавно при поддержке ветеранской организации и по инициативе общественного движения «Полицейские жёны» в честь 300-летия российской полиции в Брянске состоялось масштабное театрализованное представление. Силами сотрудников территориальных отделов полиции были реконструированы основные исторические события, начиная с петровских времён.

- Расскажите подробнее о движении «Полицейские жёны», оно действует только в Брянской области?

- Общественная организация была создана в 2012 году. Она появилась, скажем так, естественным образом, ведь супруги полицейских нередко берут на себя такие важные функции, как работа с детьми, помощь ветеранам, организация праздничных мероприятий. Цель, которую провозгласили активистки, - объединение жён, детей, матерей сотрудников полиции, ветеранов органов внутренних дел и неравнодушных граждан для поддержки правоохранительной деятельности, повышения доверия населения к стражам порядка, а также патриотическая, духовно-нравственная, спортивная деятельность с населением.

Главное их достижение - возможность проводить мероприятия регионального и даже федерального уровня. В качестве примера приведу многоэтапную акцию «Берегите жизнь!», посвящённую безопасности дорожного движения, организацию патриотических лагерей «Я - гражданин России» для состоящих на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних детей. Названия реализуемых проектов можно перечислять очень долго. Опыт «Полицейских жён» востребован на федеральном уровне, подобные организации есть и в других регионах, но с таким названием - только у нас.

Сергей КОРОЛЁВ

Наша справка

Сегодня в Брянской области раскрывается свыше 80 % грабежей, почти 90 % разбойных нападений, более 65 % квартирных краж.

***

Активная работа брянских полицейских позволяет выявлять и пресекать всё больше экономических преступлений, в том числе коррупционной направленности.

***

В Брянской области создано 159 общественных формирований правоохранительной направленности, в составе которых обеспечением общественного порядка занимаются более 1450 граждан.

(Щит и меч № 27, 2018 г.)

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 19 июля 2018 > № 2678493 Валентин Кузьмин


США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 июля 2018 > № 2679495 Марианна Беленькая

Передача мяча. О чем договорились Путин и Трамп в сирийском вопросе

Марианна Беленькая

В отличие от глобального вопроса присутствия иранцев в Сирии, вопрос с их отходом от границы с Израилем был решен, по крайней мере на данный момент

Сирийская тема оказалась одной из центральных на переговорах президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки, как все и ждали. Оба лидера демонстрировали единодушие и избегали болезненных друг для друга вопросов, максимально обходили острые углы.

У Вашингтона и Москвы, если избавиться от амбиций, рассчитанных на внутреннюю аудиторию, действительно много общих целей в Сирии. И главные из них – скорейшее окончание войны в этой стране и снижение террористической угрозы. А яблоко раздора одно – Иран, вернее публичное отношение к роли этой страны на Ближнем Востоке.

России, как и США и Израилю, присутствие иранцев в Сирии и их региональные амбиции могут не нравиться. Но она никогда не признается в этом вслух. Тем более вне зависимости от симпатий и антипатий уверена – с Ираном надо договариваться, иначе проблем будет больше, чем пользы. Не случайно менее чем за неделю до саммита в Хельсинки в Москву практически одновременно приехали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и советник духовного лидера Ирана по международным делам Али Акбар Велаяти. Каждый тянул в свою сторону, а Москва искала компромиссы, которые позволят ей не потерять ни одного из своих партнеров.

Обойти Иран?

По итогам саммита в Хельсинки, в отличие от первой, фактически шапочной встречи Путина и Трампа в Гамбурге ровно год назад, никаких документов и заявлений подписано не было. Тогда было обнародовано соглашение о юго-западной зоне деэскалации, над которым несколько месяцев бились российские, американские и иорданские эксперты – военные и дипломаты, при участии израильских коллег. В этот раз СМИ, в первую очередь американские, предполагали возможность новой сделки по Сирии, которая бы подразумевала нивелирование роли Ирана в этой стране.

Накануне саммита советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон уверял, что Дональд Трамп поднимет тему «о выводе из Сирии иранских войск», которых там, впрочем, официально нет. Иран признает в Сирии лишь присутствие военных советников. Российские официальные лица утверждали, что никаких сделок не будет, особенно вокруг Ирана. Как заверял пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, «вряд ли реалистично», чтобы две страны принимали решения за третью. А накануне саммита он и вовсе мрачно прогнозировал в интервью RT: «Мы хорошо знаем отношение Вашингтона к Ирану. Но в то же время Иран является нашим добрым партнером по торгово-экономическому взаимодействию, по политическому диалогу. И поэтому это будет непростой обмен мнениями».

Никаких сделок действительно не было. Однако, по словам самого Путина в интервью Первому каналу, где он подвел итоги переговоров, Россия и США договорились по некоторым вопросам урегулирования в Сирии, «в частности в южной зоне деэскалации, в районе Голанских высот, с учетом интересов Израиля». «Мы об этом говорили ранее и с нашими иранскими партнерами», – сказал Владимир Путин.

То есть сделок нет – компромисс есть. Причем компромисс, устраивающий Тегеран. Ошибкой было бы считать, что Россия отвернулась от Ирана ради США или Израиля. Хотя в арабских соцсетях уже обсуждают, что Москва, как и Вашингтон, поставила во главу угла безопасность Израиля, отодвинув арабские и иранские интересы на второй план.

Суть компромисса очень проста. Россия не может заставить иранцев покинуть Сирию. Тегеран, как и любой восточный игрок, вообще очень плохо реагирует на язык угроз. Москва не сильно отличается по менталитету от своих соседей на востоке, и это хорошо понимает. Здесь уместно искусство торга. Иран, как и Россия, заинтересован в том, чтобы как можно скорее вся территория Сирии вернулась под контроль властей в Дамаске. Сейчас сирийская армия ведет операцию на юге, в зоне деэскалации, о которой год назад было объявлено в Гамбурге. Однако Вашингтон, в отличие от аналогичной ситуации весной в Восточной Гуте, не протестует. Более того, дал понять вооруженной оппозиции, что «умывает руки».

К саммиту в Хельсинки практически вся территории провинции Дераа, где семь лет назад началась «сирийская весна», была взята сирийской армией. На юго-востоке загвоздкой остается американская военная база «Ат-Танф», а на юго-западе проправительственные силы приблизились к Голанским высотам, оккупированным еще в 1967 году Израилем. Израильтяне пригрозили, что любой случайный снаряд станет поводом для атаки по сирийским позициям, как и присутствие в этом районе проиранских сил, в первую очередь ливанского движения «Хезболла». России инциденты между Израилем и Сирией, которых и без того немало, не нужны. Тем более что российская авиация активно участвует в операциях сирийской армии. Договариваться нужно было заранее.

Еще в начале операции в провинции Дераа в середине июня стало известно, что в ней официально не участвуют проиранские силы, и эта договоренность достигнута благодаря российским военным. Россия и Израиль активно обсуждали отвод проиранских сил на 60–80 км от израильской границы на протяжении нескольких месяцев. Но израильтянам всегда хотелось большего – полного ухода иранцев из Сирии. Этот разговор не вышел. Им пришлось довольствоваться тем, что Москва закрывает глаза на большинство ударов Израиля по сирийской территории и ищет компромиссы на границе.

Сами иранцы подчеркивают, что из Сирии не уйдут, и не комментируют отвод лояльных Тегерану сил на юге. Но почему бы не уступить в малом и согласиться не участвовать в южной операции, если ставки гораздо выше – укрепление позиций президента Башара Асада в Сирии, на которого иранцы вполне успешно влияют. А на юге сирийская армия при поддержке российских военных справляется вполне удачно и без иранского вмешательства. Так что, в отличие от глобального вопроса присутствия иранцев в Сирии, вопрос с их отходом от границы с Израилем был решен, по крайней мере на данный момент.

Еще проще было удовлетворить оставшиеся требования израильтян: сирийские солдаты не должны заходить в демилитаризованную зону между двумя странами, а структура и численность сирийских сил не должна нарушать соглашения 1974 года о размежевании между Сирией и Израилем. Тут, собственно, и спорить было не о чем. Москва никогда против этого не возражала. И поэтому с большим удовольствием в Хельсинки Владимир Путин и Дональд Трамп демонстрировали свое согласие в вопросе безопасности Израиля, на радость Биньямину Нетаньяху, который уже три раза в этом году посещал Россию. Но радоваться могут и в Москве, и в Тегеране – Башар Асад получает юг обратно, и все с этим согласны.

Условия Москвы

Также в Хельсинки Путин показал, что, хотя Россия согласна с США в вопросах безопасности Израиля, Москва оставляет за собой право ставить условия. «Хотел бы также отметить, что после завершения окончательного разгрома террористов на юго-западе Сирии, в так называемой южной зоне, ситуация на Голанских высотах должна быть переведена в полное соответствие с соглашением 1974», – сказал Владимир Путин. И это своеобразный ультиматум – сначала вы не мешаете нам, потом мы помогаем вам.

Россия неоднократно высказывала претензии США и порою Израилю за их заигрывания с вооруженной оппозицией, связанной с группировкой «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ). И еще за пару недель до саммита глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что никаких новых соглашений между Россией и США по югу Сирии быть не может, пока не до конца реализованы прошлогодние российско-американские договоренности по зоне деэскалации. То есть зоны деэскалации уже нет, а обязательства и ответственность за эту территорию в силе. Суть этих договоренностей, по словам Лаврова, в том, что на юге не должно остаться несирийских сил (не только проиранских, но и американской базы), сирийская армия будет контролировать границу с Израилем, и не будет никаких поблажек находящимся в этом районе отрядам «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского государства» (запрещены в РФ). Москва утверждает, что свои обязательства выполнила и ждет того же от США и в какой-то степени от Израиля.

Еще один нюанс заявления Путина в Хельсинки – упоминание 338-й резолюции СБ ООН от октября 1973 года. Суть ее не только в прекращении огня между Израилем и Сирией в ходе очередной войны (что уже не актуально), но и призыв к израильтянам соблюдать более раннюю резолюцию 242 от 1967 года, где говорится о необходимости возвращения Израилем оккупированной территории. Мог российский президент не упоминать ооновские резолюции? Легко. Но раз израильтяне требуют соблюдения линии размежевания 1974 года, то и Россия помнит, что Голанские высоты оккупированы Израилем. Это уже реверанс в сторону сирийцев и иранцев.

Игры с политическим урегулированием

Если саммит в Хельсинки поставил окончательно точки над «i» в конкретной военной операции на юге Сирии, то будущее политического урегулирования в этой стране по-прежнему туманно. Во-первых, остаются открытыми вопросы по «ситуации на земле». Среди них – присутствие американских военных на восточном берегу реки Евфрат и будущее сирийских курдов, ситуация на севере Сирии, где в Идлибе под опекой Турции скопились радикальные силы, выдворенные из других частей страны. Во-вторых, политическое урегулирование не продвигается ни на одном из направлений. Ни в Женеве при посредничестве ООН, ни в астанинском формате под эгидой России, Турции и Ирана.

В Хельсинки и Путин и Трамп сказали очень много красивых слов, что сотрудничество между странами может спасти жизни людей и что нужно помочь сирийским беженцам вернуться в их дома, а для этого необходимо не только активизировать гуманитарное сотрудничество, но и наладить мирную жизнь в Сирии. Но не сказали как. Оба президента ушли от всякой конкретики относительно будущего Сирии.

Путин лишь дал понять, что Москва не отказывается от своих партнеров по сирийскому урегулированию в лице Тегерана и Анкары (и это был единственный раз, когда он упомянул Иран в сирийском контексте), но в то же время готова координироваться с малой группой по Сирии (США, Франция, Великобритания, Саудовская Аравия и Иордания).

Но уже после пресс-конференции, в интервью Первому каналу, Владимир Путин внезапно остановился подробнее именно на политическом урегулировании в Сирии. По его словам, Россия убедила президента Башара Асада сформировать свою часть конституционного комитета, компромисс по структуре которого, казалось, был достигнут еще в конце января на Конгрессе сирийского национального диалога, созванного по инициативе России. Этот комитет должен подготовить или новую Конституцию Сирии, или поправки к ней, но уже полгода не может начать работу из-за разногласий сторон. Даже состав кандидатов в комитет не определен. При этом в Дамаске долгое время даже и слышать не хотели о том, чтобы конституционный комитет заседал за пределами Сирии. Но в итоге под давлением Москвы составили список своих кандидатов. «Президент Асад это сделал, а оппозиция до сих пор не сделала», – заявил Путин и, в очередной раз используя футбольную категорию, подчеркнул, что «мяч сейчас на стороне оппозиции и тех, кто их поддерживает».

Мягко говоря, это не так. В июле оппозиция – как те, кто был в Сочи, так и те, кто отказался туда приезжать (Сирийский комитет по переговорам, СКП), – передала свои списки спецпосланнику генсека ООН по Сирии Стаффану де Мистуре. Как сказал в беседе с автором Карнеги официальный представитель СКП Яхья аль-Ариди, слова Путина в очередной раз свидетельствуют о желании России очернить оппозицию, что не делает Москву честным посредником. Трудно поверить, что президенту не доложили об отправленных списках. В чем же смысл его заявлений?

Путин затронул вопрос о списках оппозиции уже после пресс-конференции с Трампом в интервью для российской аудитории, которой, в отличие от западной, в общем-то неинтересны такие детали. Для него это был еще один шанс уколоть партнеров, которые не выполняют свои обязательства, как их видят в России, и не давят на сирийскую оппозицию, делая ее более сговорчивой. Таким образом в глазах соотечественников Путин перекладывает ответственность за увязшее мирное урегулирование на США и их союзников.

Стоя с Трампом перед журналистами, Путин никак не отреагировал на слова своего коллеги, что победа над «Исламским государством» – заслуга США, а Россия лишь помогала в этом. Хотя обычно он очень активно говорит о роли России в победе над этой группировкой. Авторство победы для Путина потеряло свою остроту, на российскую аудиторию это уже отыгранная тема – и почему бы не дать шанс коллеге хоть в чем-то быть убедительным перед его избирателями. Другое дело политическое урегулирование, которое грозит затянуться дольше, чем военный конфликт, и угрожает нивелировать любую победу. И россияне должны знать, кто в этом виноват, несмотря на все старания Москвы. Не случайно в конце пресс-конференции на заранее согласованную просьбу корреспондента телеканала RT прокомментировать слова госсекретаря США Майка Помпео, что в вопросе взаимодействия в Сирии мяч лежит на стороне России, Владимир Путин перекинул также заранее подготовленный мяч чемпионата мира по футболу Дональду Трампу. Свою победу в Сирии Россия уже получила, а вот ответственность за поражение намерена разделить.

США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 июля 2018 > № 2679495 Марианна Беленькая


КНДР. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679500 Андрей Ланьков

После фотосессии. Почему не получается начать ядерное разоружение Северной Кореи

Андрей Ланьков

Поскольку полная ликвидация ядерного потенциала в планы Пхеньяна в принципе не входит, переговоры окончились ничем

Заслоненный подготовкой с аммиту Трампа и Путина прошел визит госсекретаря США Майка Помпео в Пхеньян – визит, на котором, как изначально предполагалось, американская и северокорейская стороны обсудят конкретные шаги, направленные на «ядерное разоружение» Северной Кореи – на достижение того самого «ядерного разоружения», о котором стороны, как почему-то полагается считать, договорились в Сингапуре. Визит Помпео должен был стать первой после саммита консультацией между Вашингтоном и Пхеньяном по практическим вопросам.

Результаты эти оказались более чем разочаровывающими. Майк Помпео, верный представитель трамповской школы дипломатии, отчаянно пытается делать хорошую мину при плохой игре и утверждает, что на переговорах, дескать, «достигнут прогресс». Однако поведение Пхеньяна заставляет сильно усомниться в том, что данное обтекаемо-дипломатическое заявление отражает реальную ситуацию.

Недовольный Пхеньян

Как только самолет госсекретаря покинул Пхеньян, северокорейские представители заявили, что считают американскую переговорную позицию «вызывающей сожаление». Впрочем, в Пхеньяне, известном своей склонностью к, скажем так, неортодоксальной дипломатической риторике, вскоре уточнили свое отношение к произошедшему и заявили, что Помпео, настаивавший на немедленном и полном ядерном разоружении КНДР, во время переговоров «вел себя как гангстер». Иначе говоря, Помпео провожали не дипломатическими любезностями и даже не вежливым холодным молчанием, а типичной для северокорейской дипломатии руганью.

Ничего удивительного в этом нет. О том, что шансов на ядерное разоружение Северной Кореи очень немного, вменяемые эксперты говорили и раньше. Впрочем, события последнего года и дипломатия шантажа, мастером которой неожиданно показал себя Дональд Трамп, привели к тому, что на некоторое время у многих возникли надежды на то, что какие-то осмысленные соглашения между Вашингтоном и Пхеньяном все-таки будут достигнуты. В таких соглашениях речь, конечно, не шла бы о том, что Северная Корея сдаст ядерное оружие, – северокорейское руководство (вполне обоснованно) считает такой шаг самоубийственным. Однако ожидалось, что на какие-то серьезные уступки северокорейцы пойдут и согласятся по меньшей мере на замораживание своих ядерной и ракетной программ, а при определенном везении – и на их сокращение. Сейчас ясно, что не произойдет и этого.

Действия, предпринятые администрацией Трампа в прошлом 2017 году, создали ситуацию, при которой представлялось вероятным, что Северная Корея пойдет на уступки, немыслимые еще в недалеком прошлом. Однако этот успех администрация Трампа развить не смогла. Сингапурский саммит 12 июня закончился непонятно-туманной декларацией и в итоге превратился в очередную фотосессию Дональда Трампа. По его завершении президент, как и следовало ожидать, сообщил в твитах своим убежденным сторонникам о том, что американскому народу, дескать, «не нужно больше беспокоиться по поводу северокорейской ядерной угрозы», ибо эта угроза его, Трампа, усилиями полностью ликвидирована. Подобные заявления никакого отношения к реальности не имеют: сингапурский саммит не только не привел к каким-либо конкретным соглашениям о сокращении северокорейского ядерного потенциала, но даже не увенчался его замораживанием.

Недовольный Китай

Однако главные проблемы для США сейчас создаются не расплывчатостью сингапурской декларации, а ухудшением американо-китайских отношений. Верный своим предвыборным обещаниям, Дональд Трамп резко повысил ввозные пошлины на ряд китайских товаров, начав таким образом полномасштабную торговую войну с Китаем. Если использовать чисто экономические контрсанкции, Китаю трудно дать адекватный ответ на американское тарифное наступление. Поэтому Пекин, скорее всего, ответит асимметрично, нанеся ответный удар не в области экономики и торговли, а в какой-то иной сфере – например, в сфере вопросов безопасности. Северокорейский узел создает наиболее благоприятные возможности для такого асимметричного ответа.

Китай – это одна из пяти официально признанных ядерных держав, и в качестве таковой она крайне не заинтересована в распространении ядерного оружия на планете, так что ядерные усилия Пхеньяна понимания в Пекине никогда не встречали. Тем не менее в Китае всегда считали, что непосредственной угрозы Пекину северокорейская ядерная программа не представляет, и с ней в принципе Пекину можно смириться.

Однако с лета 2017 года ситуация ненадолго изменилась: Китай стал действовать заодно с Соединенными Штатами, создав практически единый фронт с США по северокорейскому вопросу. Китайские дипломаты проголосовали за беспрецедентно жесткий режим санкций в Совете Безопасности ООН и, что еще важнее, китайские таможенники, следуя указаниям Пекина, начали проводить новый режим санкций в жизнь с исключительной суровостью.

Однако в новой ситуации эта суровость, кажется, быстро уходит в прошлое. Сейчас, когда администрация Трампа развязала против Китая торговую войну, для Пекина имеет смысл продемонстрировать американцам их, американцев, уязвимость и их зависимость от доброй воли Китая в иных вопросах. Учитывая степень раскрученности северокорейского ядерного вопроса, Северная Корея является идеальным плацдармом для нанесения подобного ответного удара.

Поэтому не следует удивляться тому, что в последние месяц-полтора китайские таможенники стали смотреть сквозь пальцы на те торговые сделки с Северной Кореей, которые отчасти нарушают санкционный режим. Понятно, что стоит только руководству КНР принять соответствующее решение, пусть и негласное, – и весь режим санкций станет бесполезным. Китай контролирует около 85–90% всей внешней торговли КНДР, и, если в Пекине решат игнорировать или даже осторожно поощрять нарушение санкций китайскими компаниями, вся политика экономического давления на КНДР станет бессмысленной – что бы по этому поводу ни думали сейчас в Вашингтоне. Однако именно такое изменение позиции Пекина и происходит сейчас, на наших глазах. Фактически Китай отказывается от единого фронта с США и возвращается к той политике, которую он проводил по отношению к Северной Корее уже почти два десятилетия.

Не может повторить

Есть у происходящего и иное измерение. Одной из причин успеха американской дипломатии, которой удалось посадить северокорейцев за стол переговоров (и сделать это фактически бесплатно, что само по себе является немалым достижением!), было то, что администрация Трампа убедительно демонстрировала свою готовность применить против Северной Кореи силу в том случае, если Пхеньян не пойдет на уступки. Не исключено, что все те воинственные заявления, равно как и соответствующие утечки из Белого дома и Пентагона, которые мы наблюдали в 2017 году, являлись блефом. Однако закрепившаяся за Трампом репутация отвязного или, как говорят в определенных кругах, «отмороженного» человека привела к тому, что его заявления – даже если они в действительности являлись блефом –воспринимались всерьез. Сейчас на повторение этого эффекта рассчитывать не приходится.

Пыл американских ястребов может охладить и то обстоятельство, что в нынешней ситуации Китай вполне способен заявить о том, что, верный духу китайско-северокорейского договора о дружбе 1961 года, окажет Северной Корее военное содействие, если она станет жертвой нападения третьей страны (то есть Соединенных Штатов). Разумеется, речь не идет об отправке китайских войск на Корейский полуостров. Скорее всего, даже при самом драматическом развитии событий Китай ограничится отправкой вооружений и передачей разведывательных данных. Однако даже такие частичные меры – и, более того, даже сама вероятность принятия Китаем этих мер – являются весьма весомым фактором, который, как можно предположить, существенно остудит самые горячие головы в Вашингтоне.

Наконец, немалую роль играет и позиция руководства Южной Кореи. Президент Мун Чжэ Ин постоянно подчеркивает, что у него, дескать, нет никаких сомнений в искренности Ким Чен Ына и готовности северокорейского лидера отказаться от ядерного оружия. Сомнительно, что такой тертый и многоопытный политик, как Мун Чжэ Ин, действительно верит в возможность построения на Корейском полуострове безъядерного парадиза. Однако обстоятельства оставляют ему мало пространства для выбора: если Мун Чжэ Ин признает очевидное – невозможность решения проблемы дипломатическими средствами, то этим он не только сыграет на руку своим внутриполитическим оппонентам, ястребам из правого лагеря, но и увеличит шансы на то, что США вернутся к политике давления и военных угроз. Именно поэтому южнокорейское руководство, скорее всего, в обозримом будущем будет отрицать очевидное, настаивать, что полное ядерное разоружение Северной Кореи – дело ближайшего будущего, и всячески саботировать возвращение США к политике «максимального давления».

Таким образом, вернуться в 2017 год не удастся. В создавшихся условиях новая волна угроз и многозначительных заявлений о «гневе и пламени», которые вот-вот обрушатся на непокорный Пхеньян, будет проигнорирована. Здесь Трамп и его окружение, скорее всего, обнаружат себя в положении, напоминающем героя известной сказки, мальчика-пастуха, который любил кричать о появившемся волке. Первый раз его крикам поверили все, однако во второй или третий раз крикам этим будет веры куда меньше.

Вся эта ситуация очевидна для северокорейской стороны – не случайно за последние три месяца Ким Чен Ын побывал в Пекине три раза. В Пхеньяне и с самого начала не собирались соглашаться на полное ядерное разоружение, но там были готовы идти на кардинальные уступки по ядерному вопросу. Однако эта готовность уступать была вызвана исключительно опасениями по поводу возможной американской силовой акции, равно как и по поводу последствий санкций, в поддержку которых неожиданно выступил Китай.

Сейчас эти опасения исчезают – и неудивительно, что Пхеньян меньше заботится о том, чтобы скрывать свою позицию. Позиция эта на данный момент состоит из двух пунктов: во-первых, полное и необратимое ядерное разоружение для КНДР неприемлемо (хотя по дипломатическим соображениям этого теперь не говорят прямо); во-вторых, уступки по линии ограничения ядерного и ракетного потенциала теоретически приемлемы, но только в том случае, если каждая такая уступка будет немедленно и адекватно вознаграждаться американской стороной – в первую очередь путем поэтапного ослабления санкций. Именно второй пункт, кажется, донесли до госсекретаря Помпео в Пхеньяне.

Судя по слухам и утечкам, Помпео вез в Пхеньян некую дорожную карту, конкретный план действий, которые, по мнению США, должны были предпринять в Пхеньяне для того, чтобы в обозримом будущем, до истечения первого президентского срока Дональда Трампа, полностью завершить ликвидацию северокорейского ядерного потенциала. Он, скорее всего, выразил и текущую позицию США по санкциям, которая заключается в том, что ни о какой отмене санкций не может быть и речи до тех пор, пока КНДР не ликвидирует весь свой ядерный потенциал. Поскольку полная ликвидация ядерного потенциала в планы Пхеньяна в принципе не входит, переговоры окончились ничем. Показательно, что намечавшаяся встреча Помпео и Ким Чен Ына проведена не была.

Это, конечно, не прекращение переговоров. Для Трампа будет непросто признать свою неудачу перед промежуточными выборами, так что переговоры продолжатся. Не возражают против этого и северокорейцы, главная задача которых – переждать бурю, дождаться того неизбежного момента, когда Трамп сдаст дела и покинет Белый дом. После этого, как справедливо полагают в Пхеньяне, можно будет вернуться к старому.

Провал американской дипломатии на северокорейском направлении, который стал очевиден уже после Сингапурского саммита, приобретает все более впечатляющие масштабы. Сейчас уже нет шансов на то, что миру удастся просто вернуться к ситуации, существовавшей на конец 2016 года, то есть на момент избрания Трампа президентом. Ситуация, скорее всего, в итоге стабилизируется – речи о войне на Корейском полуострове по целому ряду причин как не было, так и нет. Тем не менее новая ситуация, которая, скорее всего, сложится на Корейском полуострове после ухода Трампа, будет куда более опасной и для мира в целом, и для Восточной Азии, чем та ситуация, которая существовала в момент прихода Трампа к власти.

КНДР. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679500 Андрей Ланьков


США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679498 Дмитрий Тренин

Товарищи по отпору. С чем Трамп и Путин вышли с саммита

Дмитрий Тренин

Гибридная война между США и Россией, несомненно, продолжится. В этой войне, однако, появляются правила и каналы диалога, не только экстренной связи

Совместная пресс-конференция президентов Путина и Трампа после их четырехчасового свидания в Хельсинки оставила удивительное впечатление: главы двух государств, отношения между которыми в последние годы вплотную подошли к военному столкновению, практически выступали плечом к плечу и даже подыгрывали друг другу – как партнеры в важном и сложном деле.

Никаких договоренностей при этом достигнуто не было, да они и не ожидались. Еще до встречи стороны отказались от идеи совместного заявления как непродуктивной в нынешних условиях. Состав делегаций был чрезвычайно узким. Параллельно со встречей президентов впервые встретились министры иностранных дел: диалог на этом уровне, по-видимому, станет основным в ближайшие месяцы.

Из тем, обсуждавшихся на переговорах, наиболее подробно рассматривалась Сирия. Здесь Москва сумела стать фактическим посредником между Иерусалимом и Тегераном. США, поддерживающие Израиль, получают возможность донесения своих сигналов до иранского руководства через Кремль. Если России удастся найти равновесие между интересами безопасности Израиля и геополитическими потребностями Ирана в Сирии, это может стать серьезным успехом московской дипломатии. В этой связи для России важно взаимопонимание с США.

Иранская ядерная тема была, скорее всего, просто обозначена: позиции сторон известны. Путину, наверное, было интересно, что Трамп намерен делать дальше в отношении Ирана, но Трамп, возможно, и сам еще не решил. Зато российский президент поддержал коллегу по части поиска мирного решения ядерной проблемы Северной Кореи. Москва кровно заинтересована в том, чтобы на ее границах не возник очаг войны. Украину, вероятно, просто «проехали». Здесь пока что нечего обсуждать в преддверии выборов и в отсутствие пока что сильного и авторитетного руководства в Киеве.

Политический истеблишмент США и стран Европы, а также ведущие западные СМИ, всерьез опасавшиеся того, что Трамп объявит о признании Крыма частью России, а также отменит военные учения НАТО в Прибалтике, вздохнули с облегчением, но лишь чуть-чуть. Хотя Трамп и поднял вопрос о российском вмешательстве в американские выборы 2016 года, он заявил, что в этом вопросе верит как своим спецслужбам, так и президенту Путину.

Путин, со своей стороны, заявив, что Российское государство – но не отдельные граждане – непричастно к случаям вмешательства, фактически дал сигнал, что в ноябре в ходе выборов в Конгресс никакого вмешательства со стороны РФ не будет. Это важное заявление. В случае, если фактов внешнего воздействия в 2018 году выявлено не будет, Трамп сможет торжествовать: то, что было возможно при Обаме, при нем, Трампе, исключено. Подождем до ноября. Это принципиально важно для будущего российско-американских отношений.

Путин дал развернутый ответ на обвинения, выдвинутые комиссией спецпрокурора Мюллера. Вместо простого «своих не выдаем, Конституция не позволяет» или риторического «а США выдали бы другой стране – например, Ирану – своих сотрудников, проводивших спецоперации против этого государства?» он сослался на действующий договор об оказании правовой помощи и предложил сотрудничество – правда, на обоюдной основе. Вряд ли, конечно, Мюллер пойдет на такое сотрудничество, но удар парирован.

Не отменил Трамп и санкции, но при этом он вместе с Путиным сделал неожиданный ход: выдвинута идея создания группы лидеров бизнеса двух стран для содействия развитию экономических связей. Это важный сигнал из Белого дома: теперь все, что не запрещено санкциями, выглядит разрешенным. Россия, таким образом, перестает быть в принципе токсичной, а введенные против нее ограничения останутся лишь отдельными, пусть серьезными, препятствиями.

Трамп, конечно, не успокоил своих оппонентов, да и не стремился к этому. Он не столько отвечал на критические вопросы журналистов, сколько атаковал демократов и комиссию Мюллера. Они, надо полагать, не останутся в долгу. Политическая борьба в США набирает обороты, но Трамп выглядит сегодня заметно сильнее, чем еще год назад, во время его первой встречи с Путиных «на полях» гамбургской «двадцатки».

Перед нынешней встречей Трамп сказал, что отношения США и РФ «плохи как никогда». После встречи, на пресс-конференции, он заметил, что ситуация изменилась. Конечно, отношения не стали «лучше некуда», но, возможно, низшая точка в их траектории пройдена. Политическая борьба в США еще будет сказываться на отношениях Вашингтона и Москвы; даже в администрации Трампа, не говоря о республиканцах в Конгрессе, однозначно преобладают скептики в отношении России. Тем не менее точка поворота, возможно, только что была пройдена.

Главное значение встречи в Хельсинки состоит в возобновлении российско-американского диалога. За встречей на нейтральной территории, вероятно, последует обмен визитами в Вашингтон и Москву. Такой график создаст динамику взаимодействия между двумя государственными бюрократиями в поиске точек соприкосновения и выработке формул согласия. Гибридная война между США и Россией, несомненно, продолжится. В этой войне, однако, появляются правила и каналы диалога, не только экстренной связи. Американо-российская конфронтация не вечна. Со временем она может перерасти в «нормальное» соперничество держав, а затем в их «простую» конкуренцию. Но это случится, наверное, не при Трампе. А может быть, и не при Путине.

США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 июля 2018 > № 2679498 Дмитрий Тренин


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 16 июля 2018 > № 2678500 Игорь Калиниченко

Образование: стратегический подход.

Генерал-лейтенант полиции Игорь КАЛИНИЧЕНКО, начальник Московского университета МВД России имени В. Я. Кикотя, кандидат педагогических наук:

В государственной программе Российской Федерации «Развитие образования» на 2013–2020 годы предусмотрено обеспечение нового качества подготовки специалистов для инновационной экономики. В ней отмечено, что запросы государства и общества требуют от высшего образования высокого качества академической среды, современного администрирования, развития межвузовской соревновательности, принятия стратегических решений и оценки долгосрочных последствий этих решений. Хорошо известно, что переход от инерционного развития образования к мобилизационному невозможен без системы эффективного стратегического планирования.

Московский университет МВД России имени В. Я. Кикотя, как современный, динамично развивающийся многоуровневый учебно-научный комплекс, живёт и работает 15 лет. Все эти годы его развитие основывается на следующих базовых положениях: университет – инновационный образовательный центр, который разрабатывает и использует современные образовательные технологии подготовки высококвалифицированных специалистов для органов внутренних дел; университет – научно-исследовательский центр, который создаёт новые знания, разрабатывает и внедряет инновационные правоохранительные технологии; осуществляет трансферт технологий от стадии научной разработки до их технологического оформления и реализации.

Дальнейшее целенаправленное усовершенствование учебной, научной, международной и хозяйственной деятельности университета стало возможным после разработки и принятия учёным советом программы стратегического развития, направленной на формирование вуза международного уровня, кадрового и технологического лидера системы профессиональной подготовки кадров МВД России. Главной её целью является обеспечение внедрения инноваций в основные сферы деятельности университетского комплекса, готовящего кадры для Центрального федерального округа Российской Федерации. При выборе путей реализации данной программы мы исходили из ряда стратегических преимуществ нашего вуза, к которым относятся:

– высокие стандарты подготовки специалистов, соответствующие российским и международным стандартам качества, разработчиком которых для системы МВД России является наш университет;

– гибкость, разнообразие и непрерывное совершенствование содержания и форм образовательных программ и услуг дополнительного профессионального образования;

– высокопрофессиональный коллектив преподавателей-единомышленников, разделяющий и поддерживающий базовые ценности российской культуры и постоянно повышающий свой профессиональный и интеллектуальный уровень для выполнения своей миссии;

– поддержка существующих и создание новых научных школ, обеспечивающих современные разработки на уровне российских стандартов;

– инфраструктура учебного учреждения, комфортные условия для творческого развития обучающихся и сотрудников.

Программа стратегического развития предусматривает модернизацию основных направлений деятельности университета, позволяет обозначить специфику нашей образовательной организации, повысить её престиж и конкурентоспособность на всероссийском и международном уровне, определить ключевые направления деятельности коллектива учёных и педагогических работников университета по внедрению современных образовательных технологий.

Многоуровневость образовательной структуры университетского комплекса МосУ МВД России имени В. Я. Кикотя обеспечивает доступность и непрерывность профессионального образования на территории ЦФО России и за его пределами. Численность обучающихся в нашем университете вместе с тремя филиалами составляет более 10 тысяч человек.

Университетом запланирован и осуществляется ряд мер, гарантирующих высокое качество образовательного процесса, обес­печивающих модернизацию региональной системы подготовки кадров и включающих следующее:

– реализацию новых моделей образовательного процесса, нацеленных на высокое качество подготовки кадров;

– развитие взаимодействия с заказчиками кадров как стратегическими и социальными партнерами, модернизация системы взаимодействия университета с комплектующими органами и подразделениями на основе кластерного подхода;

– развитие дополнительного профессионального образования и системы повышения квалификации в университетском комплексе.

При составлении дорожной карты нами были выделены не только структурные компоненты профессионально ориентированной образовательной среды, задачи, которые могут быть решены с их помощью, но и конкретные механизмы (психолого-педагогический, организационно-управленческий, научно-методический, социально-экономический, информационно-педагогический, кадровый, правовой) реализации педагогической стратегии, позволяющие осуществлять намеченные проекты.

Первый этап, запланированный на 2016–2017 годы, включал создание современной системы управления университетом, аудит образовательных программ, создание эффективной системы интеграции науки и образования, привлечение ведущих специалистов и учёных для работы в университете, модернизацию информационной инфраструктуры университета, модернизацию учебно-научного оборудования, аудиторного и лабораторного фондов.

В связи с чем нами были определены следующие основные направления, требующие особого внимания: образовательная деятельность; управление университетом; научная работа и информатизация; инновационная деятельность и развитие технологий; международная деятельность; воспитательная и социальная работа.

Постараюсь на трёх из шести обозначенных направлений более подробно раскрыть не только содержание составляющих их проектов, риски их реализации, но и приоритетные задачи развития университета на ближайший период.

Думаю, что направление «Управление университетом» ввиду постоянно меняющихся факторов и условий представляет особую сложность. В нём нами были определены четыре проекта: «Модернизация структуры университета», «Развитие материально-технической базы и имущественного комплекса», «Совершенствование системы финансового планирования и контроля», «Система эффективных контрактов с научно-педагогическими работниками МосУ МВД России имени В. Я. Кикотя».

Первые три проекта реализовывались практически параллельно. Вместе с тем прогнозирование структуры и численности обучающихся, материальных и информационных ресурсов связаны с бюджетной политикой МВД России, статусом «государственная казённая образовательная организация». Поэтому финансовое планирование производится на основании заказа комплектующих и современной экономической ситуации, введения очередного поколения федеральных образовательных стандартов. Что определило необходимость создания надёжной, оперативно обновляемой информационной базы анализа и стратегического планирования.

Процесс реорганизации структуры университета был направлен на решение задачи по более эффективному использованию возможностей каждого из 14 факультетов и потенциала образовательной организации, повышению качества профессиональной подготовки обучающихся через концентрацию усилий на ряде учебных площадок.

Профессионально-образовательная среда институтов предварительного расследования (площадка Окружной проезд), психологии служебной деятельности органов внутренних дел (площадка ул. Кольская), судебной экспертизы (площадка ул. Волгина), факультета подготовки специалистов в области информационной безопасности претерпела существенные изменения деятельности и практико-ориентированного учебного процесса.

Параллельно шла реализация проекта «Развитие материально-технической базы и имущественного комплекса», позволившая ввести в эксплуатацию ряд новых полигонов («Квартира», «Магазин», «Отделение Сбербанка») и объектов с городской инфраструктурой, имитирующих места совершения преступлений. В институте судебной экспертизы сегодня функционируют 21 лаборатория и 2 полигона. За 2016 год введены в строй лаборатории цветоведения и колометрии, почерковедческой экспертизы, транспортных исследований и дактилоскопической экспертизы. В составе полигонно-лабораторного комплекса факультета подготовки специалистов информационной безопасности развёрнуты 19 учебных объектов, впервые организованы практические занятия на базе «Лаборатория Касперского».

В направление «Образовательная деятельность» включены пять проектов, как то: «Открытие междисциплинарных образовательных программ в области юриспруденции, информационных технологий», «Институт дополнительного образования», «Создание электронной образовательной платформы», «Поддержка на конкурсной основе научно-методического обеспечения образовательного процесса», «Лидер года – лучший профессор, лучший доцент, лучший преподаватель».

В рамках данного направления будут проводиться мероприятия, задача которых – совершенствование и модернизация образовательной деятельности университета. В частности, это – расширение спектра предоставляемых образовательных услуг, охватывающих все этапы реструктуризации системы подготовки кадров; разработка новых и модернизация существующих образовательных программ высшего, послевузовского и дополнительного профессионального образования по всем основным направлениям подготовки кадров в университете с учётом рекомендаций заказчиков (комплектующих органов). А также развитие международного сотрудничества, расширение участия в международных образовательных и научно-технических программах и проектах.

Важнейшей компонентой стратегического развития нашего университета является модернизация образовательного процесса. Нами были разработаны новые образовательные программы, ориентированные как на потребности МВД России, так и на развитие научных школ университета; внедрялись инновационные образовательные технологии, позволяющие осуществлять реализацию модели непрерывного образования и формирование культуры самообразовательной деятельности обучающихся. В 2015/2016 учебном году введена новая специализация – «Расследование преступлений экономической направленности», в которой впервые была использована такая форма обучения, как стажировка. Университет совместно со своим стратегическим партнером ПАО «Сбербанк» осуществляет профессиональную подготовку курсантов и преподавателей по проблемам противодействия киберпреступности.

Совершенствование института дополнительного образования включало введение программ дополнительного профессионального образования по ряду новых должностных категорий, программ повышения квалификации по расследованию преступлений в сфере компьютерной информации. Введён в действие класс, оборудованный 25 комплексами работы с системой электронного документооборота, полигон моделирования деятельности подразделений делопроизводства и режима.

На факультете переподготовки и повышения квалификации университета прошло обучение 3996 сотрудников – в 3 раза больше, чем в 2014 году. В направление «Инновационная деятельность и внедрение технологий» вошли два проекта – «Развитие инновационных компетенций курсантов, преподавателей и учёных МосУ МВД России» и «Издательский центр университета».

Целью первого является повышение научно-исследовательской активности обучающихся и научно-педагогических работников. Основным вектором развития научной деятельности будет сохранение фундаментальных исследований, традиционно характерных для университета МВД России. Одновременно возрастает роль междисциплинарных, межфакультетских и международных прикладных исследовательских проектов, выявления и поддержки новых перспективных научных направлений.

На новый качественный уровень будет выведена работа по защите кандидатских и докторских диссертаций. Во главу угла сегодня поставлена научная значимость и публичность результатов диссертационных исследований. Публичность результатов находит своё выражение в форме подготовленных к изданию десятков монографий, сотен опубликованных статей и направленных в главные управления и департаменты Министерства предложений об их практической реализации. 80 научно-методических разработок, выполненных по плану НД–2016 г., были внедрены в 2017 году в практическую деятельность подразделений МВД России (УОГЗ МВД России, ГУОООП МВД России, УМВД России по Брянской, Смоленской, Рязанской, Тамбовской и другим областям).

В рамках реализации второго проекта продолжается работа по созданию современного полиграфического комплекса, оснащённого необходимым типографским и полиграфическим оборудованием, позволяющим изготавливать полиграфическую продукцию от книг в твёрдом переплете до буклетов и календарей.

Мы уже приступили к реализации второго этапа, который предусматривает в 2017–2018 годах завершение модернизации учебных образовательных стандартов и программ с учётом требований работодателей по совершенствованию правоохранительной деятельности; развитие материально-технической базы; приобретение нового учебно-лабораторного и учебно-научного оборудования; развитие кадрового потенциала; создание общеуниверситетского методического центра и центра профотбора, обеспечивающих модернизацию системы подготовки и переподготовки специалистов; развитие образовательной и научно-исследовательской деятельности университета. Третий этап, намеченный на 2019–2020 годы, предусматривает работу по полномасштабному функционированию созданных инновационных научно-образовательных структур, их апробацию и дальнейшее совершенствование.

(Полиция России № 7, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 16 июля 2018 > № 2678500 Игорь Калиниченко


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 июля 2018 > № 2674590 Владимир Путин

Встреча с представителями штаба по обеспечению безопасности чемпионата мира по футболу 2018 года.

Накануне вечером состоялась встреча Президента России с представителями Центра международного сотрудничества Межведомственного оперативного штаба по обеспечению безопасности чемпионата мира по футболу 2018 года.

Владимир Путин поблагодарил сотрудников российских и иностранных спецслужб за работу по обеспечению безопасности на турнире.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги! Уважаемые партнёры!

Очень рад встретиться с вами лично и поблагодарить за напряжённую совместную работу в ходе подготовки и проведения чемпионата мира ФИФА по футболу. Хочу поблагодарить и российских сотрудников специальных служб и правоохранительных органов, и, конечно, представителей правоохранительных органов и спецслужб из более чем 30 государств мира. Всего, я знаю, принимали участие в этой совместной работе 126 представителей из 55 спецслужб и правоохранительных органов из 34 государств.

В Москве у вас была особая, крайне ответственная миссия – в составе Центра международного сотрудничества оказывать содействие в обеспечении безопасности чемпионата мира по футболу, защищать жизнь и здоровье людей, жизнь и здоровье в том числе и ваших граждан, которые приехали на чемпионат мира в составе официальных делегаций и в качестве болельщиков.

Вы, безусловно, профессионалы, все здесь собравшиеся, и, конечно же, хорошо понимаете, какие большие риски всегда связаны с проведением крупнейших международных мероприятий. И очень важно, что за всё это время у нас не было ни одного серьёзного происшествия.

Хочу вновь поблагодарить вас и всех сотрудников Центра, ваших коллег из ФСБ и других профильных ведомств России за чёткую, слаженную работу. В том, что эти незабываемые дни в Москве и других городах России прошли в позитивной праздничной атмосфере, есть, безусловно, и ваша общая, огромная заслуга, вклад каждого из вас. За этим успехом – большая подготовительная, оперативная, аналитическая, информационная работа, полное напряжение сил и предельная концентрация.

В рамках подготовки к чемпионату мира проверено более 2 миллионов человек, задействованных в строительстве и подготовке объектов, организации турнира, волонтёров, других категорий людей. Осуществлено более 400 проверок 194 объектов инфраструктуры на предмет радиационной, химической, биологической, взрывоопасной ситуации.

Реализация системы идентификации футбольных болельщиков с изготовлением персонифицированных карт зрителей, а также интегрированная с ней система контроля доступа на стадионы – это огромная организационная работа. И это позволило проконтролировать въезд болельщиков в Россию в безвизовом порядке, бесплатный проезд наземным транспортом между городами-организаторами, доступ на стадионы, отслеживание лиц, представляющих угрозу для безопасности.

В период чемпионата мира нейтрализовано почти 25 миллионов кибератак и иных преступных воздействий на информационную инфраструктуру России, так или иначе связанную с проведением чемпионата мира по футболу.

Люди, приехавшие в нашу страну, действительно чувствовали себя в безопасности, могли спокойно и комфортно передвигаться между городами и по всей стране в целом, смотреть матчи любимых команд и на стадионах, и в фан-зонах. При этом законопослушные граждане, наши гости не сталкивались ни с излишними барьерами, ни с излишними ограничениями. Все процедуры, связанные с безопасностью, были надёжны, но не создавали ненужных, излишних неудобств. Это действительно показатель вашей высококлассной, современной, в том числе совместной работы.

При этом особо отмечу, что она, эта работа, не бросалась в глаза, была ненавязчивой, незаметной для большинства людей, а значит, вы чётко делали своё дело, хорошо понимали друг друга, действовали профессионально, как одна команда.

Такое взаимное доверие, опыт сотрудничества, партнёрства правоохранительных органов и специальных служб исключительно важны сегодня. Ведь перед нами общие задачи, одни задачи. Это борьба с международным терроризмом и экстремизмом, противодействие наркобизнесу и незаконной миграции, транснациональной и киберпреступности. И очевидно, что только объединяя усилия, мы можем эффективно справляться с вызовами, перед которыми стоим, с которыми сталкиваемся. Так эффективно, как это происходило в эти дни в ходе вашей совместной работы. Это, безусловно, очень хороший пример на будущее.

Рассчитываю, что ваше тесное, конструктивное взаимодействие продолжится, будет и в дальнейшем способствовать обеспечению безопасности наших государств и наших граждан. И конечно, очень важно сохранить тот дух доверия, который поможет вам развивать партнёрство ради общих высоких и благородных целей.

Ещё раз хочу вас поблагодарить за совместную работу. Спасибо вам за нее, спасибо за результаты. Желаю вам всем успехов и всего самого доброго.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 июля 2018 > № 2674590 Владимир Путин


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673439 Стивен Коэн

Саммит Трамп — Путин и кампания против «мира»

Не вызывает удивления то, что встреча Трампа с лидерами стран НАТО и Путиным изображается активными сторонниками «рашагейта» как зловещие события.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Стивен Коэн — специалист в области российских исследований и политологии, почетный профессор Нью-Йоркского университета, и Джон Бэтчелор (John Batchelor) продолжают свои (традиционные) еженедельные дискуссии по поводу новой американо-российской холодной войны.

Как отметил Коэн в предыдущей дискуссии, американо-российские (советского времени и постсоветские) саммиты являются давнейшей традицией, восходящей к встрече в Ялте в 1943 году, во время Второй мировой войны, Франклина Рузвельта и Сталина. Каждый американский президент после Франклина Рузвельта, по крайней мере, один раз встречался с каким-либо кремлевским лидером в формате, напоминающем саммит, а некоторые из них участвовали в такого рода встречах на высшем уровне несколько раз. Цель всегда состояла в том, чтобы разрешить конфликты и расширить сотрудничество в отношениях между двумя странами. Некоторые саммиты были успешными, другие таковыми не стали, однако все они считались важнейшим аспектом в отношениях между Белым домом и Кремлем.

Как правило, американские президенты, направляясь на такого рода саммит, заручаются двухпартийной поддержкой и добрыми пожеланиями. Предстоящая встреча Трампа с российским президентом Владимиром Путиным, которая состоится 16 июля в Хельсинки, существенным образом отличается в указанных двух аспектах. Американо-российские отношения редко — а, возможно, даже никогда — не были более опасными. И никогда раньше отъезд президента — что касается Трампа, то он сначала направился на саммит НАТО, а уже после этого состоится встреча с Путиным — не сопровождался обвинениями в отсутствии лояльности Соединенным Штатам. Поэтому, как считают критики Трампа, ему нельзя доверять. Такого рода клеветнические заявления раньше делались только экстремистскими и маргинальными элементами в американской политике. Однако сегодня нам ежедневно говорят об этом мейнстримовские публикации, телеканалы, а также «фабрики мысли».

По мнению представителя учрежденного Клинтонами Центра за американский прогресс (Center for American Progress), «Трамп намеревается поступиться интересами Америки и ее партнеров». В газетах «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» тоже выступают «эксперты» — они отбираются соответствующим образом, — которые «озабочены» и которые «опасаются» того, что Трамп и Путин смогут «поладить друг с другом». Лондонская газета «Таймс», бастион русофобских сторонников холодной войны, представила мейнстримовскую перспективу в одном своем заголовке: «Увеличиваются опасения по поводу перспектив „мирной сделки" Трампа с Путиным».

Настроенный против «мира» вашингтонский истеблишмент, разумеется, продолжает ориентироваться на недоказанные обвинения по поводу «российского дела» или «рашагейта», а суммировал такого рода подход один автор журнала New York Magazine, который сообщает нам, что встреча в верхах Трампа и Путина вполне может быть «не столько переговорами между двумя главами государств, сколько встречей сотрудника российской разведки со своим агентом».

Такое обвинение вряд ли можно назвать оригинальным, поскольку нечто подобное звучит уже в течение нескольких месяцев из уст выступающего на телеканале MSNBC сомнительного «эксперта по разведке» Мальколма Нэнса (Malcolm Nance), а также, похоже, избирательно информированной Рэйчел Мэддоу (Rachel Maddow) и многих других «экспертов».

Рассматривая сегодняшнюю опасную геополитическую ситуацию, сложно не прийти к выводу о том, что большая часть американского политического истеблишмента, особенно Демократическая партия, сделала бы выбор в пользу импичмента Трампа, а не в пользу предотвращения войны с Россией, еще одной ядерной сверхдержавой. Для подобного варианта в американской истории тоже нет прецедента.

Неудивительно, что вызывавший опасение визит Трампа в НАТО лишь подогрел некритичный культ этой организации, занятой поиском цели и в еще большей степени поиском денежных средств с момента развала Советского Союза в 1991 году. Газета «Нью-Йорк таймс» заявляет, что НАТО является «основой возглавляемого Америкой либерального мирового порядка». Подобное утверждение может сильно удивить многих невоенных вовлеченных ведомств, и даже некоторых либералов. Не менее поразительным является характеристика НАТО как «величайшего альянса в истории».

Этот Альянс — к счастью — никогда не участвовал в войне как альянс, а в войнах участвовали лишь некоторые «добровольно пожелавшие» это сделать его члены (а также возможные будущие члены) под руководством Соединенных Штатов. Но даже если так, то что можно назвать в качестве «великих побед»? Полицейскую акцию на Балканах в 1990-е годы? Катастрофы после операций в Ираке или в Ливии? Самую продолжительную (и непрекращающуюся) в истории войну Америки в Афганистане? Единственной реальной миссией НАТО после 1990-х годов стало ее расширение до границ России, что привело к уменьшению — а не к увеличению — безопасности для всех заинтересованных сторон, и это сегодня очевидно.

Единственная «российская угроза» после развала Советского Союза была спровоцирована самой возглавляемой Америкой НАТО — от Грузии и Украины до государств Балтии. И только огромная бюрократическая машина НАТО, все ее порядка 4 тысяч сотрудников, размещенных в новой штаб-квартире стоимостью 1,2 миллиарда долларов, а также Соединенные Штаты и другие производители оружия, заинтересованные в каждом государстве-члене, — все они получают выгоду. Однако подобного рода вопросы не могут обсуждаться в мейнстримовских средствах массовой информации из-за того, что Трамп произнес всего несколько слов, поставив под сомнение роль НАТО и ее финансирование, хотя эти темы уже с 1990-х годов находятся на повестке многих исследовательских центров.

Также неудивительно, что, в отличие от прошлого, мейнстримовские средства массовой информации не предоставляют много места для серьезного обсуждения нынешнего опасного конфликта между Вашингтоном и Москвой, они не предоставляют место для обсуждения таких вопросов, как договоры об ограничении ядерного оружия, кибервойна, Сирия, Украина, Восточная Европа, регион Черного моря и даже Афганистан. Легко представить, как Трамп и Путин могут достигнуть договоренности о снижении уровня напряженности и о сотрудничестве во всех перечисленных областях.

Но если посмотреть на то, каким образом «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс» и Мэддоу сообщали о визите американских сенаторов в Москву 4 июля, то становится понятным, то теперь намного сложнее представить себе то, каким образом теперь опороченный Трамп будет выполнять подобные «мирные сделки» (Существует длинная история попыток саботирования саммитов и других направленных на разрядку напряженности инициатив. На самом деле немало подобных примеров можно было наблюдать в течение последних месяцев, и, возможно, кое-что в этом роде ожидает нас в будущем).

Неразумным образом демонизированный Путин тоже сталкивается с ограничениями у себя дома, хотя они и несравнимы с теми, которые могут связать по рукам и ногам Трампа. Давно откладывавшееся решение Кремля о повышении пенсионного возраста для российских мужчин и женщин привело к падению примерно на 8% или 10% уровня его популярности в течение последних нескольких недель, хотя он и продолжает оставаться высоким. Более важно то, что некоторые сегменты российского истеблишмента в области обороны и безопасности не доверяют признанным Путиным «иллюзиям» относительно переговоров в прошлом с Вашингтоном.

Подобно своим американским коллегам, они не доверяют Трампу, которого считают ненадежным, если не капризным. Эти российские сторонники «жесткой линии» публично высказали свои озабоченности, и Путин должен теперь их учитывать. В соответствии со сложившейся уже десятилетиями традицией, Путин ищет в Трампе надежного партнера в области национальной безопасности. С учетом существующих у Трампа ограничений и его склонностей, Путин тоже идет на риск, и он это понимает.

Даже если не будет достигнуто ничего более конкретного, все люди, проявляющие заботу о безопасности Америки и о международной безопасности, должны надеяться на то, что результатом саммита Трамп — Путин станет, по крайней мере, восстановление дипломатического процесса, многолетних «контактов» между Вашингтоном и Москвой, которые были существенным образом сокращены, если не разрушены, новой холодной войной и обвинениями в рамках кампании «рашагейт». Холодная война без дипломатии — это рецепт для начала настоящей войны.

Мы должны также надеяться на то, что реакция Демократической партии на этот саммит на фоне продолжающегося преследования Трампа не сделает ее стороной в безжалостной холодной войне, каковой она, возможно, уже постепенно становится.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673439 Стивен Коэн


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673438 Дональд Трамп

Выступление Президента Трампа на пресс-конференции после саммита НАТО 12 июля 2018

The White House, США

ПРЕЗИДЕНТ: Что ж, всем большое спасибо. Оцените это по достоинству. У нас были потрясающие двухдневный в Брюсселе. И мы действительно многого добились в отношении НАТО. В течение многих лет президенты приходили на эти встречи и говорили о расходах — огромных расходах для Соединенных Штатов. И колоссальный прогресс был достигнут; все согласились существенно поднять объем своих обязательств. Они (члены НАТО — прим. перев.) собираются поднять его до показателей, о которых ранее никогда не помышляли.

До прошлого года, когда я присутствовал на своей первой встрече, наблюдалось снижение — объем денег, которые тратят страны, очень резко шел вниз. И сейчас это очень существенно. Были взяты обязательства. Обязательства взяли на себя только пять из 29 стран. А теперь все изменилось. Обязательство составляло два процента. В конечном счете, эта цифра будет немного выше.

Так что сегодня мы добились колоссального прогресса. Как минимум, они подсчитали — и собираются представить точные цифры — но с прошлого года было собрано дополнительные 33 миллиарда долларов, которые были внесены различными странами, не считая Соединенные Штаты.

Обязательства Соединенных Штатов НАТО очень значительны, остаются очень значительными, но это в первую очередь благодаря всем (союзникам — прим. перев.) — тот настрой, который у них есть, та сумма денег, которую они готовы потратить, дополнительные деньги, которые они будут вкладывать — это действительно, в самом деле было удивительно видеть. Невероятно видеть такой уровень настроя в этом зале.

И я надеюсь, что мы сможем поладить с Россией. Думаю, что мы, наверное, сможем. Люди в этом зале думают так же, но они, тем не менее — они действительно увеличили свои обязательства и увеличили их как никогда раньше.

Таким образом, было добавлено дополнительно 33 [миллиарда] долларов США. Эта цифра, на самом деле, может превысить 40 [миллиардов] долларов, когда станут известны окончательные суммы. Генеральный секретарь Столтенберг назовет эти цифры сегодня, вероятно, в своем заключительном заявлении для прессы. При этом мы работаем с суммами, с которыми раньше не работали, и которых не видели. И вы это увидите, и я думаю, услышите об этом чуть позже.

Окей. Как вы знаете, у нас есть государственный секретарь, и Джон — он здесь. Так что, если у вас есть вопросы к нам троим… Майк Помпео только что вернулся из третьей поездки, как вы знаете, в Северную Корею. Он стал настоящим экспертом в поездках в Северную Корею — [можете узнать у него] лучший способ туда добраться, лучший способ оттуда выбраться. Он очень хорошо улаживает вопросы. Он там отлично справляется.

Да, мэм.

ВОПРОС: У меня есть вопрос.

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: Господин президент, я Тара Маккелви из «Би-би-си». Не могли бы вы сказать нам, имели ли место с вашей стороны предупреждения о том, что США выйдут из НАТО, если не будут достигнуты целевые показатели по расходам?

ПРЕЗИДЕНТ: Я сказал, что был бы очень недоволен, если бы они очень существенно не повысили объем своих финансовых обязательств, потому что Соединенные Штаты вносят огромную сумму, вероятно, 90 процентов от расходов НАТО. Сейчас люди начнут действовать, а страны начнут повышать планку своих обязательств. Так что вчера я дал им понять реальное положение дел. Я был удивлен, что этот вопрос не поднимался раньше, вплоть до сегодняшнего дня. Но вчера я дал понять, что был крайне недоволен тем, что происходило, и они существенно повысили свои обязательства, да. И сейчас мы чрезвычайно счастливы и имеем очень, очень мощный, очень, очень сильный блок НАТО, намного сильнее, чем два дня назад.

Да, мэм.

ВОПРОС: Здравствуйте, президент Трамп.

ПРЕЗИДЕНТ: Да, здравствуйте. Как поживаете?

ВОПРОС: Я — корреспондент «Пи-Би-Эс» в Белом доме

ПРЕЗИДЕНТ: Я знаю. Вы очень известны на телевидении.

ВОПРОС: У меня снова возникает вопрос — вы когда-нибудь говорили, что США могут выйти из НАТО? И как вы считаете, помогает ли ваша риторика сплочению НАТО? Не беспокоит ли вас, что люди могут подумать, что США уже не столь привержены НАТО? Многие говорят, что их взволновало и напрягло то, что вы делали вчера.

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, они, наверное, переживали, что США не встречали справедливого обращения, но теперь оно ест, потому что уровень финансовых обязательств был существенно повышен. Теперь так и есть. Вчера я был крайне тверд.

Вы должны понять, я знаю много людей в комнате. Я был здесь в прошлом году. Я дал понять в прошлом году — в менее жесткой манере, но довольно жестко — и они собрали еще 33 миллиарда долларов, я думаю, эта цифра вырастет до 40 миллиардов долларов. Но на сегодняшний день она составляет 33 миллиарда долларов. И вот сегодня и вчера я был, наверное, немного более тверд.

Но я верю в НАТО. Я думаю, что НАТО — это очень важная организация, возможно, величайшая из когда-либо созданных. Но США платит где-то от 70 до 90 процентов, в зависимости от методики расчета. Это несправедливо по отношению к Соединенным Штатам.

В дополнение к этому, как вы знаете, мы ведем переговоры с ЕС, и мы собираемся встретиться с ними на следующей неделе. С нами обошлись несправедливо в сфере торговли. Наших фермеров не пускают на рынок Европейского Союза. Можно сказать, что это разные вещи, но в основном, в значительной степени, это одни и те же страны.

Поэтому я думаю, что в конечном итоге к нам будут относиться справедливо в торговле. Посмотрим, что получится, но я могу вам сказать, что НАТО сейчас действительно отлаженная машина. Люди платят деньги, которые они никогда раньше не платили. Они с радостью это сделают. И к Соединенным Штатам относятся гораздо более справедливо.

Да, сэр.

ВОПРОС: Президент Трамп, Райан Чилкот, «Пи-Би-Эс НьюсАур». Добились ли вы уступок на встречах и обсуждениях с канцлером Германии, которые касаются расходов Германии на оборону, а также вопроса закупки энергоносителей у России? И во-вторых, что бы вы сказали своим критикам, которые говорят, что, создавая такое положение дел здесь, в НАТО, вы только позволяете президенту Путину и России еще больше будоражить ситуацию на Украине и в Грузии?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, если вы думаете, что вложить огромные средства — вы знаете, что это дополнительные средства на уровне, которого никто никогда не видел — я не думаю, что это помогает России. Я думаю, что НАТО сейчас намного сильнее, чем два дня назад. Я думаю, что альянс НАТО не делал того, что должен был делать — это касается многих стран. И мы делали гораздо больше, чем должны были.

Честно говоря, мы несли слишком большую ношу. Вот почему мы называем это «бременем». Сегодня я часто использовал этот термин. «Распределение бремени». У нас под конец состоялась фантастическая встреча — 29 стран. И они значительно повышают (свои расходы — прим. перев.). Германия значительно увеличила свои сроки, и Германия движется вперед. Но мы еще должны выяснить, что происходит с трубопроводом, потому что газопровод идет из России.

Так что нам придется это выяснить. Я поднял этот вопрос; никто не поднимал его, кроме меня, и мы все говорим об этом сейчас. И на самом деле, я думаю, что в мире сейчас говорят об этом, может быть, больше. Что о чем бы то ни было еще. Но мы собираемся это выяснить.

Но и, честно говоря, может быть, у всех будут хорошие отношения с Россией, так что проблем с трубопроводом будет гораздо меньше. Но для меня это был очень важный спорный момент. Мы сегодня об этом подробно говорили. Германия согласилась поступать намного лучше, чем ранее, и мы очень довольны. У нас были очень хорошие отношения с Ангелой Меркель.

Да.

ВОПРОС: Господин президент —

ПРЕЗИДЕНТ: Да, продолжайте.

ВОПРОС: Здравстуйте. Спасибо вам. Маргарет Талев из «Блумберг».

ПРЕЗИДЕНТ: Да. После всех этих лет, я знаю, Маргарет. Вперед!

ВОПРОС: Может быть, я недостаточно хорошо поняла, но не могли бы вы просто уточнить: вы все еще угрожаете потенциально вывести Соединенные Штаты из НАТО по какой-либо причине? И верите ли вы, что сможете сделать это без явной поддержки и одобрения Конгресса?

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, что могу, но в этом нет необходимости. Сегодня люди активизировались, как никогда раньше. И запомните это слово — они платят на 33 миллиарда долларов больше. И вы услышите это от Генерального секретаря через некоторое время. Он поблагодарил меня. Он действительно поблагодарил меня. И все в зале поблагодарили меня. В этом зале великолепный коллегиальный дух, которого, я думаю, не было здесь на протяжении многих лет. Они очень сильны. Так что, да, очень сплоченные, очень сильные. Нет проблем. Верно?

Да, начинайте.

ВОПРОС: Мы в НАТО. Нет — нет…

ПРЕЗИДЕНТ: Нет проблем. Начинайте.

ВОПРОС: Господин президент, Джонатан Лемери, «Ассошиэйтед Пресс». Вы ранее сказали, что хотели бы, чтобы страны увеличили свои расходы до двух процентов. Вчера было высказано предположение, что это может быть четыре процента, или, возможно, два процента при гораздо более сжатом графике. Можете ли вы уточнить, что какой схеме они обязались следовать? Вас это устраивает?

ПРЕЗИДЕНТ: То, что они собираются одобрить, это траты в ускоренной последовательности. Они поднимаются до двухпроцентного уровня. Теперь вы должны понять, что у некоторых из них есть парламенты, у них есть свои собственные конгрессы, у них есть много вещей, через которые предстоит пройти. Таким образом, вы знаете, что они здесь представлены премьер-министром или президентом, и они не могут в обязательном порядке выти и сказать: мы собираемся сделать вот это. Но они вернутся назад к себе для рассмотрения.

Некоторые из них [тратят] два процента [ВВП]; другие однозначно согласились [повысить траты] до двух процентов. Еще олна часть возвращается в свои страны, чтобы получить одобрение, которое необходимо, чтобы поднять расходы до двух процентов. После двух процентов мы начнем говорить о повышении. Но я говорил, что, в конечном счете, мы должны быть, через годы, мы должны быть на уровне четырех процентов. Думаю, четыре процента — это правильная цифра.

Теперь США — в зависимости от способа расчета — находятся на отметке в 4,2 процента. И я говорил, что это несправедливо. У нас на сегодняшний день самый большой ВВП, особенно с тех пор, как мы весьма увеличили его с момента выборов. Наш ВВП значительно вырос. И тот факт, что наш ВВП вырос, означает, что мы платим еще больше, что очень несправедливо. Поэтому я это объяснил.

В будущем мы пойдем гораздо дальше отметки в два процента, но сейчас мы убедили людей поднять траты до двух процентов, и что произойдет в течение довольно короткого периода времени — за несколько лет. Окей?

Да, начинайте.

ВОПРОС: Здравствуйте, Томас Лекрасс, журналист хорватской газеты […] Мы понимаем ваш месседж —

ПРЕЗИДЕНТ: Кстати, мои поздравления.

ВОПРОС: Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: По поводу футбола.

ВОПРОС: Спасибо. Мы понимаем ваш месседж, но некоторые люди спрашивают себя, не будете ли вы писать в «Твиттере» совсем другое, как только вы подниметесь на «Борт номер один»? Спасибо вам.

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, так делают другие люди. Я не делаю. Я очень последователен. Я очень стабильный гений. (Смех)

Давайте дальше. Да, давайте.

ВОПРОС: Благодарю вас, сэр. Джереми Даймонд, «Си-Эн-Эн». Как поживаете?

Президент: Здравствуйте, Джереми.

ВОПРОС: Быстрый вопрос относительно Германии и комментариев, которые вы сделали вчера. Вы чувствуете, что, учитывая ваши угрозы о потенциальном выходе из НАТО, об оскорблении суверенитета Германии, которая, как предполагается, похоже, полностью контролируются Россией, вы чувствуете, что это эффективный способ ведения дипломатии? А во-вторых, не могли бы вы немного конкретизировать те решения, которые вы сегодня приняли, по увеличению финансовых обязательств? Есть ли обновленная временная шкала? Есть ли конкретные страны, которые вы могли бы назвать? Потому что большинство из них уже планировали достичь этого двухпроцентного порога к 2024 году.

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, многие из них — Германия, на самом деле, собиралась достичь в 2028 или 2030 году. Да, я думаю, это очень эффективный способ, но я поступил не так, как вы сказали. Я очень уважаю Германию. Мой отец из Германии. Оба моих родителя из ЕС, несмотря на то, что они плохо относятся к нам в торговой сфере.

Но я думаю, что это также изменится, и я думаю, что мы это увидим, потому что 25 июля они приедут, чтобы начать со мной переговоры. Еще посмотрим. И если они не будут добросовестно вести переговоры, мы предпримем что-нибудь, связанное с миллионами автомобилей, которые ввозятся в нашу страну и облагаются налогом практически на нулевом уровне, на очень низком уровне.

Но, Джереми, я думаю, это был очень эффективный способ ведения переговоров. Однако, я не веду переговоры, я просто хочу справедливости для Соединенных Штатов. Мы платим слишком много за НАТО. Альянс НАТО очень важен. Но НАТО помогает Европе больше, чем нам. В то же время, он (блок НАТО — прим. перев.) очень полезен для нас.

Так мы подошли к текущему моменту, когда люди платят намного больше денег, и старт этому в действительности был дан в прошлом году. Это действительно было — вы были там в прошлом году. И в прошлом году мы оказали большое влияние. Опять же, мы нашли еще 33 миллиарда долларов. И если вы спросите генерального секретаря Столтенберга, он скажет, что это всецело наша заслуга — я думаю, в данном случае, всецело наша — потому что я говорил, что это несправедливо.

Сейчас вот, что произошло. На протяжении многих лет президенты, от Рональда Рейгана до Барака Обамы, приходили и говорили: «Хорошо, сделайте все возможное», и уходили. Никто ничего с этим не делал. И дошло до того, что Соединенные Штаты оплачивали 90 процентов расходов НАТО. И это несправедливо. Так что все изменилось. У нас сегодня была очень хорошая встреча. У нас была отличная встреча в плане общения. Я знаю большинство людей в этой комнате — после прошлого года, после полутора лет в администрации — полутора с лишним лет. Но у нас прекрасные отношения. Все в этом зале, к тому времени, когда разошлись, ладили. Они согласились платить больше, и они согласились платить быстрее.

Да, давай, продолжай, Фил.

ВОПРОС: Спасибо, господин президент. Филип Ракер, «Вашингтон Пост». Вы вчера писали в «Твиттере»: «Что хорошего в НАТО?». И вы говорили о НАТО как о союзе, который приносит пользу Европе, который защищает и обороняет Европу. Видите ли вы ценность НАТО для США, если принять во внимание Россию? Помогает ли блок защищать Соединенные Штаты от России, на ваш взгляд?

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, что это еще один очень сильный союзник, поскольку, очевидно, что, будучи единым, он гораздо сильнее, чем отдельные страны. Я думаю, что это — то, что мы имеем это сейчас, я думаю, что это много — я думаю, что НАТО приносил [пользу] — вы знаете, что происходило с расходами до моего вступления в должность. Показатели падали. Теперь цифры ударили вверх, как ракетный корабль. Цифры сильно выросли, и они выросли быстро. И теперь они растут дальше.

Поэтому я думаю, что НАТО будет очень, очень эффективной структурой. Я очень впечатлен — и действительно знаю, и он мой друг — но генеральный секретарь Столтенберг проделал фантастическую работу и собрал все вместе. И мы действительно… мы продлили его контракт, как вы знаете. Я думаю, он проделал действительно хорошую работу.

Я думаю, когда я говорил, что очень обеспокоен трубопроводом, [это потому что] мне этот трубопровод не нравится. А когда я говорю о НАТО, спрашиваю: как у нас дела с НАТО? И тогда находится кто-то, кто платит людям, от которых вы его защищаете. Но, возможно, мы поладим с теми, от кого защищаемся. Я думаю, что это реальная возможность.

Как вы знаете, я встречаюсь с президентом Путиным в понедельник. И я думаю, что мы пойдем на эту встречу, не ожидая многого. Мы хотим узнать о Сирии. Мы, конечно, зададим ваш любимый вопрос о вмешательстве. Я задам этот вопрос еще раз. Но мы будем говорить и о других вещах. Мы будем говорить об Украине. Кстати, Украина была здесь сегодня. И, знаете, было очень интересно услышать то, что они должны были сказать.

ВОПРОС: (Неразборчиво.)

ПРЕЗИДЕНТ: Прошу прощения?

ВОПРОС: Что, если он будет все отрицать?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, возможно. Я имею в виду, он может. Вы знаете, что мне теперь делать? Он может это отрицать. Я имею ввиду, что это одна из тех вещей. Все, что я могу сделать, это сказать «Это ты сделал»? и «Не делай так больше!». Но он может отрицать это. Вы будешь первым, кто узнает. Окей?

Да, давайте.

ВОПРОС: Господин президент, Роберт Уолл, «Уолл Стрит Джорнал».

ПРЕЗИДЕНТ: Да. Здравствуйте, Роберт.

ВОПРОС: Если немцы, канадцы и другие не смогут достичь планки в два процента, какова ваша резервная позиция? Как в действительности вы будете оказывать давление, чтобы заставить их?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, так и будет. Они будут [платить]. Я не сомневаюсь в этом. Все они взяли на себя обязательства. И они достигнут этой планки в два процента. Это будет в течение определенного периода — относительно короткого периода в несколько лет. Окей?

ВОПРОС: Пожалуйста. Огромное спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Да, давайте дальше.

ВОПРОС: Грузинское телевидение (неразборчиво). Господин президент, как вы думаете, нужно ли сегодня (невнятно) Грузии больше поддержки со стороны НАТО? И я хотел спросить о…

ПРЕЗИДЕНТ: Грузия? Они были здесь сегодня, представляя…

ВОПРОС: Да. И будете ли вы говорить о Грузии на встрече с президентом Путиным?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, они были здесь. Они произвели очень благоприятное впечатление. И мы прислушались к их положению. Это сложная ситуация с Грузией. Но их слова в зале произвели очень красивое впечатление. Окей?

Да, идем дальше, дальше, дальше. Идем дальше.

ВОПРОС: Она уже один задала.

ПРЕЗИДЕНТ: Да, это действительно так. Идите ко мне. Выходите вперед. Идите вперед.

ВОПРОС: Ну, у меня тоже был вопрос. Но, тем не менее, я спрошу, сэр. Узнаете ли вы…

ПРЕЗИДЕНТ: Продолжайте.

ВОПРОС: Вы признаете российскую аннексию… Вы признаете Крым частью России, когда встретитесь с президентом…

ПРЕЗИДЕНТ: О, это интересный вопрос, потому что задолго до моего прихода (в Белый дом — прим. перев.) президент Обама позволил этому случиться. Это было во время его президентского срока, а не моего. Знаете, люди любят говорить: «О, Крым!». Но дело в том, что они построили мосты в Крым. Они только что открыли большой мост, строительство которого стартовало несколько лет назад. Они построили, я думаю, подводный порт; серьезно вложившись на миллиарды долларов. Так что это было во времена Барака Обамы. Это было не в президентство Трампа. Позволил бы я этому случиться? Нет, я бы не позволил этому случиться. Но он позволил этому случиться, так что это ответственность.

Что будет с Крымом дальше? Этого я не могу сказать. Но я не в восторге от Крыма. Но опять же, это было во времена Барака Обамы, а не во времена Трампа.

Да, дальше. Верно.

ВОПРОС: Это Джефф Мэйсон из «Рейтер», господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ: Конечно. Я знаю, Джефф.

ВОПРОС: Что касается вашего саммита с президентом Путиным, вы будете поднимать вопросы контроля над вооружениями?

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: Вы хотели бы продлить новый договор СНВ? И будете ли вы поднимать тему нарушений Договора о РСМД?

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: И в развитие сегодняшней встречи НАТО будут ли какие-то предложения ему от вас, или вы подумаете о том, чтобы прекратить военные учения в странах Балтии, если он об этом попросит?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, возможно, мы поговорим об этом. Но я скажу, что мы будем говорить об этих трех и многих других вопросах. Мы поговорим об этом, Джефф.

Вперед, вперед.

ВОПРОС: (Неразборчиво.) Мы в НАТО, четверти — стоимость (неразборчиво) двойной (неразборчиво) до этого. Хочется узнать, планируете ли вы гарантировать налогоплательщикам, что новые средства, которые поступят в НАТО, будут потрачены наилучшим образом, особенно деньги, из стран, у которых есть проблемы с государственными финансами?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, деньги будут потрачены правильно. Что у нас сегодня есть — так это много богатых стран, но у нас есть также некоторые, которые не так богаты. И они спросили, могут ли они купить военную технику, и могу ли я им помочь. Мы им немного поможем. Мы не собираемся финансировать их, но мы удостоверимся, что они могут получать платежи и разного рода другие вещи, чтобы осуществлять закупки.

Потому что Соединенные Штаты производят лучшую военную технику в мире. Лучшие самолеты, лучшие ракеты, лучшие пушки. Все, что мы делаем — безусловно, лучшее. Я имею в виду, что предполагал это до вступления в должность, но, будучи президентом, я узнал, что это действительно так, наши вооружения намного лучше, чем у кого-либо другого. Посмотрите на наши компании — «Локхид» и «Боинг» и «Граммен». Материалы — техника, которую мы производим, пока превосходна, все хотят купить нашу технику. На самом деле, вопрос в том, смогут ли они столько сделать? Потому что они делают очень хорошо. Могут ли они произвести ее для такого количества людей?

Поэтому мы помогаем некоторым из этих стран выйти на рынок и купить лучшую технику.

Да, давайте.

ВОПРОС: Здравствуйте, я Кристин Браун, «Фокс Ньюс». Перед вашим предстоящим саммитом с президентом Путиным кто-нибудь из союзников выражал какие-либо конкретные опасения или говорил с вами о каких-либо посланиях, которые они хотели бы передать, когда вы поедете на саммит?

ПРЕЗИДЕНТ: Да. Никакого беспокойства. Они на самом деле — они, вероятно, выйдут небольшим указом — но они действительно поблагодарили меня за встречу с президентом Путиным. Я с нетерпением жду встречи. Они поблагодарили меня. Они полагают, что, то, что я делаю, это здорово. И они оставили нам наши наилучшие пожелания или их наилучшие пожелания.

Теперь, с учетом сказанного, посмотрим, что произойдет. Просто свободная встреча. Там не будет плотного графика. Я не думаю, что это займет много времени. Посмотрим, к чему это приведет. Но это может привести к продуктивности — чему-то очень продуктивному. И также, возможно, это не так.

Но я считаю, что встречаться с людьми — это здорово. У нас была отличная встреча с председателем Ким Чен Ыном. И я вам скажу, что Майк Помпео проделал фантастическую работу. Я могу попросить тебя сказать несколько слов, Майк, пока ты здесь.

Одну секунду. Майк, давай.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо, господин президент. Я так и сделал. Я вернулся — я на самом деле приехал сюда в Брюссель прямо из Северной Кореи с несколькими остановками. У нас был продуктивный разговор. Многое еще предстоит сделать, но я думаю, самое главное, что мой коллега Ким Ен Чхоль взял на себя обязательство, соответствующее тому, чего президент Трамп смог достичь с председателем Кимом, а именно: они намерены провести денуклеаризацию. Они собираются это сделать. И сейчас стоит задача добиться реализации этого.

ПРЕЗИДЕНТ: Просто чтобы на этом закончить, я думаю, вы знаете, как это важно. Я думаю, это была удивительная — действительно, удивительная встреча. И я действительно считаю, что у нас сложились очень хорошие отношения. Посмотрим, чем все закончится. Но ракетных испытаний не было. Никаких исследований не проводилось. Там, где они были — они взорвали это место; я слышал, что они взрывают другое место, ракетную площадку. Они убрали всю пропаганду. В самом деле, кто-то сказал, что на границе больше не играет музыка. Вы знаете, что эта музыка играла много лет. Недавно они сказали: «Ничего себе, больше нет тяжелой музыки и пропаганды». Они сделали многое. И нам вернули трех заложников.

Так что это хороший процесс. Но главное, что ракетных пусков не было. Испытания ракет не проводились. Не было ни ядерных испытаний, ни взрывов, ничего, почти девять месяцев.

Окей. Да, пожалуйста.

ВОПРОС: Ивен Макаскилл, «Гардиан». Ваша поездка в Великобританию, много протестов запланировано в Лондоне и в других местах. Как вы к этому относитесь?

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, все в порядке. Я имею в виду, что им в Великобритании, думаю, я очень нравлюсь. Я полагаю, они согласны со мной по иммиграции. Я очень силен в вопросах иммиграции. Сегодня я высказал свою точку зрения — я сказал, что вы должны остановиться. Вы разрушаете самих себя — у вас будет много проблем. Вы видите, что происходит во всем мире с иммиграцией. Наверное, из-за иммиграции я, по крайней мере, частично выиграл выборы.

Если вы посмотрите на Италию — Джузеппе (Конте — прим. перев.), которого я довольно хорошо знал за последние полтора месяца, выиграл выборы из-за сильной иммиграционной политики в Италии. Я думаю, что много людей в Великобритании — полагаю, как раз поэтому случился Брексит. Так вот, я не знаю, что происходит с переговорами. Кто знает. И я думаю, что это стало очень интересным спорным вопросом. Я говорил, что займусь несколькими острыми проблемами. У нас есть НАТО, то у нас есть Великобритания и затем у нас есть Путин. И я говорил, что Путин может оказаться самой простой проблемой из всех. Никогда не знаешь. Но я собираюсь заняться довольно острой проблемой прямо сейчас, заняться должным образом, с большим количеством отставок.

Но я скажу, что иммиграция — это вещь очень важная, и я говорил сегодня, что ЕС — Европейскому Союзу — лучше быть очень осторожным, потому что иммиграция захватывает Европу, и им лучше быть очень, очень осторожными. Я сказал это громко и четко.

Да, продолжайте.

ВОПРОС: Президент Трамп, (неразборчиво) Румыния. Что вы расскажете президенту Путину об этом саммите и о НАТО?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я думаю, что он сам увидит этот саммит — этот саммит оказался очень успешным. Я думаю, что НАТО, действительно, сейчас более сплоченно, более скоординировано. И я полагаю, что сейчас настрой членов НАТО лучше, чем когда-либо раньше. Блок богаче, чем когда-либо. Обязательства приняты на более высоком, чем когда-либо, уровне. А деньги он будет поступать быстрее — гораздо быстрее.

Знаете, два процента были диапазоном, целью. Это не было чем-то, к чему они стремились. Теперь это обязательство. Есть большая разница — в двухпроцентном размере. И поэтому столь многие не доходили до этого показателя, не достигали его. Это было что-то вроде аморфной цифры. Теперь это обязательство, настоящее обязательство.

Я думаю, он увидит, что у нас присутствует замечательное единство, замечательный настрой, замечательное чувство локтя. И я полагаю, что у нас будет хорошая встреча. Независимо от этого, я считаю, что у нас будет хорошая встреча.

Но это были фантастические два дня. Это действительно было фантастически — в конце концов все сложилось. И, да, это было немного трудно на протяжении некоторого времи, но в конечном счете — вы можете спросить любого на этой встрече — им действительно понравилось то, что произошло за последние два дня. Из этой комнаты веет великим, великим духом.

Да, сэр. Давайте. Пожалуйста.

ВОПРОС: Да. Джонатан Бил, «Би-Би-Си». Мне просто интересно — вы думаете, что будете ладить с президентом Путиным на этой встрече. Не могли бы вы прямо сказать нам, почему вы так думаете? В нем есть что-то, чем вы восхищаетесь?

И второй вопрос, потому что вы как раз собираетесь в Великобританию, сэр…

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, он конкурент. Он был очень добр ко мне, когда я встречался с ним. Я был с ним добр. Он конкурент. Вы знаете, кто-то говорил: «Он враг?» Нет, он не мой враг. «Он друг?» Нет, я не знаю его достаточно хорошо. Но пару раз, что я встречался с ним, мы хорошо ладили. Вы это видели.

Надеюсь, мы хорошо поладим. Я думаю, что мы хорошо поладим. Но, в конечном счете, он конкурент. Он представляет Россию. Я представляю Соединенные Штаты. Так что в каком-то смысле мы соперники. Это не вопрос того, друг он или враг. Он не является моим врагом. И надеюсь, когда-нибудь, возможно, станет другом. Это может случиться. Но я просто не очень хорошо его знаю. Я встречался с ним пару раз. И когда я его встречал, большинство из вас при этом присутствовали.

Да.

ВОПРОС: И Брексит — извините, сэр, это потому, что вы собираетесь в Великобританию. Каким будет ваш месседж относительно Брексита?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, Брексит — знаете, я много читал о Брексите последние пару дней, и, похоже, все немного изменилось, в том плане, что они, по крайней мере, частично связаны с Европейским Союзом.

У меня нет никакого месседжа. Не мне об этом говорить. У меня там много собственности. Я поеду в Шотландию, пока буду ждать встречи. У меня в Шотландии есть Тернберри, волшебное место — одно из моих любимых мест. Я поеду туда на два дня, пока буду ждать встречи в понедельник.

Но мне не нужно говорить, что нужно делать Великобритании. У меня отличные друзья. Моя мать родилась в Шотландии. У меня там отличные друзья. У нас замечательный посол — Вуди Джонсон. И, кстати, Вуди отлично справляется.

Но не мне об этом говорить. Я бы хотел, чтобы он смог это сделать, чтобы все прошло быстро, что бы у них ни получилось.

ВОПРОС: Жесткий Брексит (Hard Brexit — прим. перев.)?

ПРЕЗИДЕНТ: Душераздирающий (heartbreaking — прим. перев.)?

ВОПРОС: Жесткий Брексит.

ПРЕЗИДЕНТ: Ах, жесткий Брексит. Понимаю. (смеется) Я думал, вы сказали, что это душераздирающе. Я говорил, что это может быть немного слишком, не так ли? (смеется) Сердечное горе. Это душераздирающе? Многие вещи душераздирающие.

Нет, я бы сказал, что Брексит — это Брексит. Это не похоже на… я думаю, мы будем использовать термин «жесткий Брексит». Я догадываюсь, что вы имеете в виду. Народ проголосовал за то, чтобы разойтись, так что я представляю, что будут делать. Но, возможно, они пойдут немного другим путем. Так как я не знаю, за что собственно они голосовали. Я просто хочу, чтобы народ был счастлив. Это замечательный народ. И я думаю, я уверен, что будут протесты, потому что протесты есть всегда. Но я знаю, что в ночь выборов были протесты, в обоих направлениях. Но в итоге получилось 206 голосов выборщиков против 306. И один штат — знаете, это интересно, один из штатов, где мы одержали победу, Висконсин — я даже не осознавал этого до недавнего времени — это был единственный штат, в котором Рональд Рейган не победил, когда шел на выборы во второй раз. Он не выиграл в Висконсине, а мы там выиграли. Так что, знаешь, мы отлично провели ночь.

Протесты? Могут быть протесты. Но я верю, что люди в Великобритании, Шотландии, Ирландии — как вы знаете, у меня есть собственность в Ирландии, у меня есть собственность повсюду — думаю, что эти люди, я им очень нравлюсь, и они согласны со мной по иммиграции. И я полагаю, что именно поэтому у вас происходит Брексит, в первую очередь, из-за иммиграции.

Да, мэм. Да, давайте.

ВОПРОС: (неразборчиво) из Финляндии. Что будет наилучшим результатом встречи с Путиным, когда вы приедете в Хельсинки? И не считаете ли вы, что ваша жесткая дипломатия по отношению к ЕС и НАТО преследует ту же цель, что и Путин?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я не могу сказать, что было бы наилучшим результатом. Что было бы в конечном итоге? Ну, давайте посмотрим: больше никакого ядерного оружия нигде в мире не будет конечной целью, хорошо? Больше никаких войн, никаких проблем, никаких конфликтов. Давайте найдем лекарство от всех болезней, известных мужчинам или женщинам. Это будет мой окончательный вариант, хорошо? И мы начнем оттуда.

Окей. Да. Давайте.

ВОПРОС: (неразборчиво) из афганской и всемирной службы «Би-Би-Си». Поэтому я хотел бы спросить вас, господин президент, что президент Афганистана будет здесь…

ПРЕЗИДЕНТ: Он здесь прямо сейчас. Он находится здесь прямо сейчас.

ВОПРОС: Нет, здесь. И вы собираетесь встретиться с ним?

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: И что вы скажете ему?

ПРЕЗИДЕНТ: Гани.

ВОПРОС: И когда закончится война в Афганистане? Потому что люди сыты по горло и хотят знать.

ПРЕЗИДЕНТ: Я с этим согласен. Я полностью с этим согласен. Это продолжалось долгое время. Мы добились большого прогресса, но это продолжается уже давно. Я бы сказал, что мы добились большого прогресса в Афганистане. Да, ваш президент сейчас здесь. На самом деле, он в зале. Когда я закончу с этим, я сразу же вернусь в этот зал.

ВОПРОС: Один вопрос, пожалуйста. Пожалуйста. Грузинские общественное вещание. Господин президент, не могли бы вы рассказать нам, пожалуйста, что вы думаете о будущем членстве Грузии в НАТО?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, в какой-то момент у них будет шанс. Не прямо сейчас. Они только что покинули зал. Но в определенный момент у них будет шанс.

Да, сэр. Пожалуйста.

ВОПРОС: (неразборчиво) репортер, «Курдистан 24». Собираетесь ли вы и дальше поддерживать курдские силы Пешмерга в Ираке? Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Я считаю курдов замечательными людьми. Они потрясающие бойцы. Они во многих случаях замечательные, теплые, умные союзники. Как вы знаете, это разные группы людей. Но они замечательные люди. Я действительно верю — я верю, что они замечательные люди.

Да, продолжайте, пожалуйста.

ВОПРОС: Господин президент, (неразборчиво) работаю с немецким телеканалом «АРД». Вы сказали, что Путин не враг, не друг, он просто конкурент.

ПРЕЗИДЕНТ: Он конкурент.

ВОПРОС: Считаете ли вы его угрозой безопасности для Европы или для США? Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Эй, я не хочу, чтобы он был таким. И это то, я думаю, для чего у нас есть НАТО, и именно поэтому у нас есть Соединенные Штаты, у которых только что был утвержден самый большой военный бюджет — 700 миллиардов долларов; 716 миллиардов долларов в следующем году.

Нет, я надеюсь, что мы сможем ужиться. Я с самого первого дня говорил, будь то Китай или Россия — вы знаете, мы сейчас работаем над торговлей с Китаем — я не говорю, что это легкая ситуация, потому что это были годы плохого обращения с Соединенными Штатами со стороны президентов, что, честно говоря, позволило этому случиться. Так как многое я получил из плохих рук, я работаю над исправлением ситуации в каждом конкретном случае и я исправлю все.

Но о Китае, я думаю, в конечном итоге, будет очень успешно проявлена забота. Как вы знаете, я с большим уважением отношусь к их председателю — председателю Си. Я провел там два дня. Это были одни из самых волшебных двух дней в моей жизни. И я думаю, что в конечном итоге мы с Китаем сделаем что-то очень хорошее. Прямо сейчас мы находимся в довольно неприятном торговом противостоянии, но я думаю, что в конечном итоге это сработает. Я действительно думаю, что мы вместе имеем большое преимущество.

Знаете, с тех пор, как я стал президентом, мы заработали восемь триллионов долларов. Мы почти в два раза больше Китая. Многие люди этого не знают. И, знаете, мы собираемся заключить справедливую сделку, если это возможно.

Окей. И Россия — я думаю, что ладить с Россией тоже было бы очень хорошо.

Да, давайте дальше.

ВОПРОС: Джамал Мусави, персидский телеканал «Би-Си-Си». Мы стали свидетелями эскалации напряженности между вами и иранцами. Каков ваш план выхода из ситуации, господин президент?

ПРЕЗИДЕНТ: Я бы сказал, что между нами и иранцами может произойти эскалация. Я с этим полностью согласен.

ВОПРОС: Но они угрожают…

ПРЕЗИДЕНТ: Кстати, сейчас к нам относятся с гораздо большим уважением, чем в прошлом. И я думаю — я знаю, что у них много проблем, и их экономика рушится. Но вот что я вам скажу: в какой-то момент они позвонят мне и скажут: «Давай заключим сделку», — И мы заключим сделку. Но им — им сейчас очень больно.

Да. Давайте. Давайте. Давайте. Давайте.

ВОПРОС: Господин президент, ожидаем ли мы роста российского влияния в Македонии после начала переговорного процесса, как мы видели в случае с предполагаемым переворотом в Черногории? И что сделают НАТО и США, чтобы противостоять российскому влиянию на западных Балканах? Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Мы никогда не говорим о наших планах на будущее.

Да, давайте, мэм. Давайте, давайте.

ВОПРОС: Большое спасибо, господин президент. Большое вам спасибо. Меня зовут Алла Шали, телеканал «Руда», Иракский Курдистан. Мой вопрос касается правительства Ирака. Вы знаете, что спустя два месяца после выборов правительство Ирака так и не было сформировано. Какова здесь роль США? И не собираетесь ли вы говорить о Сирии с президентом Путиным? Могу ли я получить какую-либо информацию о курдах в Сирии? Большое спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я надеюсь, что мы хорошо поладим с Ираком. Мы определенно потратили в Ираке огромное состояние. И много, много жизней — если подумать, тысячи и сотни тысяч жизней с обеих сторон, о которых я всегда думаю. С обеих сторон, а не только с нашей. У них были выборы, и я надеюсь, что мы сможем поладить, мы посмотрим, что из этого получится. Мы уже говорили с теми, кто выиграл выборы. Я не был сторонником той войны. Я был сильно против этой войны. Я никогда не думал, что это хорошо. Но это еще одна колода карт, которую я унаследовал, и мы сделаем все возможное.

Я думаю, что выборы были довольно убедительными. И снова, мы с ними разговаривали. Посмотрим, что получится.

Да, сэр. Давайте, давайте.

ВОПРОС: Я Асей Атруз, газета «Ассаба», Тунис. Я родом из очень далекой страны, маленькой страны в Северной Африке, из Туниса. Мой вопрос, господин президент: мы действительно восхищаемся тем, что вы делаете в Северной Африке, и мы действительно желаем и надеемся, что на Ближнем Востоке будет сделано что-то еще, чтобы избежать (неразборчиво) большего количества войн и крови и других убийств на Ближнем Востоке, наряду со справедливым мирным процессом, который даст каждому свое (неразборчиво).

ПРЕЗИДЕНТ: Мы стремимся к миру. И Африка, как вы знаете, находится в списке наших очень важных вопросов. Но мы ищем покоя. Мы хотим мира во всем мире. Мы хотим решать проблемы. Мы ищем спокойствия. Сейчас в Африке есть проблемы, которые мало кто может понять. Там происходят вещи, в которые никто не может поверить в этом зале. Если бы вы видели что-то из того, что происходит в Африке, что я вижу с помощью разведки. Это так печально, так порочно и жестоко. И мы хотим мира. Мы хотим мира для Африки. Мы хотим мира во всем мире. Это моя цель номер один: мир во всем мире.

И мы строим огромную армию, потому что я действительно верю, что с помощью силы вы получите мир. При этом у нас будет армия, которой никогда не было. Мы заказали лучшие истребители в мире, лучшие корабли, все самое лучшее.

Но, надеюсь, нам никогда не придется их использовать. Это было бы просто мечтой. Купить лучшие вещи, иметь лучшие вещи, иметь лучшую в мире технику и никогда это не использовать было бы действительно существенной частью моей мечты.

Всем большое спасибо. Спасибо вам. Я собираюсь покинуть вас, спустя примерно полчаса. Спасибо вам.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673438 Дональд Трамп


Польша. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673429 Войчех Якубик

На первое место следует ставить НАТО, а не «Северный поток»

Матеуш Балука (Mateusz Bałuka), Onet.pl, Польша

Интервью с главным редактором портала «Бизнес Алерт» Войчехом Якубиком (Wojciech Jakóbik)

Onet. pl: В ходе саммита НАТО Дональд Трамп подверг критике Берлин за то, что тот поддерживает проект «Северный поток». Подключившись к нему, Германия стала, по словам американского президента, «заложницей России». Поможет ли такая риторика Польше и продвижению нашей позиции по этому вопросу?

Войчех Якубик: Президент Трамп говорит то же самое, что польские власти. Польша и США в одинаковой степени обеспокоены тем, что экономический симбиоз России и Германии, который начал развиваться еще в советскую эпоху, накладывает ограничения на немецкую внешнюю политику. Можно выдвинуть тезис, что именно из-за этой зависимости, ЕС не ужесточает санкций в отношении России, хотя ее политика становится все более агрессивной. Встает также вопрос, какое влияние на курс Берлина оказывают тесные связи некоторых немецких предпринимателей и представителей политической сцены с российскими бизнесом и политикой. Самый яркий пример здесь — бывший канцлер Герхардт Шредер, но таких людей гораздо больше.

Слова Трампа о проекте «Северный поток» совершенно справедливы. Возможно, он высказался жестко или даже грубо, но сама идея не нова. Впрочем, президент США прибегал к тому же самому аргументу еще в апреле на переговорах с Меркель. «Северный поток — 2» — это не только экономическая проблема, но и угроза в сфере безопасности, поэтому Трамп ставит Меркель перед выбором. Форма подачи, возможно, выглядит неудачной: американский лидер решил поднять эту тему в разговоре с генеральным секретарем НАТО Столтенбергом, но, вероятно, этим он хотел добиться, чтобы ее было сложнее исключить из повестки дня. Дискуссии о проекте «Северный поток» сходят на нет, если не произойдет каких-то неожиданных событий, заблокировать эту инвестицию, к реализации которой планируется приступить уже летом этого года, будет очень сложно.

— Есть ли еще шансы, что проект удастся остановить? Рентабелен ли он для России?

— Дания приняла закон, который позволяет оценить этот проект с точки зрения безопасности и внешней политики, на этой основе она вынесет решение о возможности прокладки отрезка газопровода в своих территориальных водах. Если она решит, что такая инвестиция представляет для нее опасность и не выдаст разрешения, придется менять трассу газопровода, заново проводить все процедуры. Речь будет идти о месяцах или годах отставания от графика, но проект это не заблокирует, если только его участники не решат, что он не выгоден с экономической точки зрения.

В этом плане «Северный поток — 2» вызывает вопросы с самого начала. В докладе Сбербанка, который подвергся в России цензуре, говорится, что газопровод будет рентабельным только для подрядчиков — друзей Путина. Однако даже несмотря на это его, скорее всего, построят.

Заблокировать неоднозначный российский проект могла бы Ангела Меркель, но она не хочет принимать такое политическое решение. И здесь мы возвращаемся к тем самым связям, о которых довольно резко высказался Дональд Трамп.

— Правильно ли было делать такое заявление в самом начале саммита НАТО? Очередной спор между США и Германией не способствует стабильности Альянса.

— Как отношение Германии к проекту «Северный поток — 2», так и политика США, направление которой иллюстрируют неожиданные шаги на международной арене в отношении Ирана или торговых контактов, разрушают Европейский союз и трансатлантическое сообщество, подрывая взаимное доверие. Разрушительное воздействие оказывают и непредсказуемые действия Трампа, его торговая война с ЕС, и поддержка «Северного потока — 2», не учитывающая интересов НАТО. Все это, как Брексит, работает на дезинтеграцию. Трамп загнал Меркель в угол. Она в каком-то смысле уклонилась от ответа, сказав только, что Германия проводит независимую энергетическую политику, и никто не может диктовать ей свою волю. В целом, очень плохо, что мы снова наблюдаем споры между союзниками.

С точки зрения Польши положительный момент в том, что темой энергетической безопасности и «Северного потока — 2» занялись на площадке НАТО. Поляки пытались обсудить ее еще на варшавском саммите, наши дипломаты активно этого добивались, но ничего не вышло. Возможно, у нас просто тогда не было такого сильного союзника, как Дональд Трамп.

Следует, однако, помнить о том, что этот союзник непредсказуем. Как выглядит обратная сторона медали? В понедельник в Хельсинки состоится его встреча с Путиным. С точки зрения НАТО никаких оснований для нее нет: Россия не соблюдает минские договоренности, не меняет своей позиции в отношении Украины. Трамп, стремясь встретиться с российским президентом, сам становится заложником Москвы. Переговоры должны принести конкретный результат, тогда он выйдет из этой схватки победителем. Он постарается добиться какого-то соглашения, чтобы его больше не ограничивали переговоры с НАТО и ЕС. Трамп хочет решать все вопросы на уровне «концерта держав», в котором такие государства, как Польша, будут лишь пешками, а сверхдержавы (к числу которых хочет относиться Россия) смогут переставлять их на карте. Это очень негативный с нашей точки зрения сценарий, за предстоящими переговорами мы будем следить с тревогой.

— Слова Дональда Трампа спровоцировали в Германии дискуссию о том, действительно ли Берлин зависит от российских энергоресурсов.

— Поставки из России покрывают 40 — 50% немецкого спроса. Доля российского газа в поставках на рынок ЕС увеличивается из-за низких цен на нефть (в долгосрочных контрактах Газпрома используется ценовая формула, учитывающая нефтяные котировки). Польша тоже стала покупать больше сырья с востока. У Германии, однако, есть выбор, ей удалось диверсифицировать свой рынок, и если потребуется, она сможет импортировать газ с других направлений, частично или полностью отказавшись от поставок из России. К этому стремится сейчас Польша: мы должны иметь выбор, чтобы в случае необходимости отказаться от российского газа. Это самый верный способ получить наиболее привлекательные цены. Германия пошла таким путем и теперь платит меньше, чем другие страны региона.

— Звучат также мнения, что Трамп хочет заменить российский газ на европейском рынке американским, а поэтому критикует Германию.

— Российские СМИ уже давно проводят эту мысль. На самом деле американский сжиженный газ может стать одним из инструментов диверсификации европейского газового рынка. Главное условие — привлекательная цена. Об этом говорила Польша и другие страны, обсуждающие поставки из США. Американские компании — это не Газпром, они не начнут внезапно по приказу Трампа продавать газ на наш континент.

В свою очередь, Россия стремится сохранить свое экономическое влияние в Восточно-Центральной Европе, а сильная позиция Газпрома позволяет ей оказывать политическое давление. В Брюсселе Трамп старался обратить внимание на тот факт, что «Северный поток — 2» — это не только газовая, но и политическая зависимость. Он может, например, помешать Германии дать адекватный ответ на угрозы, с которыми столкнется НАТО.

Ангела Меркель заявила, что если Трамп лишит Европу защиты, то страны этой части мира будет защищать бундесвер. Для Польши такое заявление звучит оптимистично, плохо то, что, как показала эта дискуссия, «защитный зонт» США стал предметом торга.

Комментарии читателей:

Janusz Jankowski: Чем Польше мешает «Северный поток — 2»? Хотят немцы «зависеть от России», их дело, а мы можем привозить нефть хоть из Антарктиды, никто нам не запрещает. Пусть другие страны ЕС пользуются газопроводом и «диверсифицируются», как им вздумается, это их проблемы. А вот в словах Трампа слышится заинтересованность: с чего бы он иначе внезапно заинтересовался энергетической безопасность Европы? Что европейские страны — дети малые, которых нужно водить за ручку, потому что они не осознают «угроз»? Кстати, именно Польша в свое время не позволила проложить газопровод через территорию нашей страны, так что теперь ей следует помалкивать.

Franciszek Nowak: Немцы, в отличие от поляков, знают, что делают. Если бы им не был нужен российский газ, они бы не поддерживали проект «Северный поток». Это дешевый и безопасный вариант, ведь поставки сжиженного газа из Америки — дело рискованное. Кроме того, для СПГ нужны дорогие газовые терминалы и так далее. У Польши нет стратегии, что она будет делать, когда действие договора с Россией закончится. Хватит ли нам газа, если мы не заключим новый договор?

Mariusz Hajok: Вскоре после того, как запустят «Северный поток — 2», на газопроводе, идущем через Украину, произойдет авария, и тогда украинцы сами начнут умолять Путина включить их страну в состав РФ. Так выглядит основная цель. А мы, как уже не раз бывало в истории, окажемся между молотом и наковальней, то есть между Германией и Россией.

Henryk Jakubowski: Политика не знает понятия любви, в ней важны только интересы. Мы сами несем ответственность за разделы Польши и все поражения. Я не понимаю, почему польские политики вместо того, чтобы торговать с Россией, пытаются ее блокировать, а одновременно хотят вести дела с враждебной нам Украиной.

Adrian Vergin: Господин Трамп, это просто смехотворно. Значит, покупать нефть или газ у России — это, по-вашему, зависимость, а покупать их у США — это тогда что? Просто вы хотите навязать немцам свой товар. Конечно, для Польши «Северный поток — 2» — проект невыгодный, ведь мы ничего на нем не заработаем, но если мы постоянно размахиваем шашкой, сложно ожидать, что ближайший сосед решит инвестировать в нашу страну и делиться с нами доходами.

Dariusz Chęciński: Запад не первое десятилетие снабжает Москву деньгами, а она «в благодарность» нацеливает на него ракеты. Он сам на свои деньги создал вооруженную Россию, но ради выгоды он готов продавать хоть своих матерей. История еще припомнит Германии канцлера Шредера, который ради поста продался России, а точнее, Путину. Без Запада Россия рухнула бы за пару лет. Такова правда. ЕС — это такой СССР-2, его худшая версия.

Польша. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673429 Войчех Якубик


Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 12 июля 2018 > № 2679480 Азамат Шамбилов

Неисправительные учреждения. Пенитенциарная система РК нуждается в кардинальной реформе

«Сегодня сотрудники тюрем заняты только одним – круглосуточной охраной. Осужденные проводят время в актовых залах, где просто сидят, то есть ничего не делают. Администрацию это устраивает. Главное - чтобы они не нарушали режим, не совершали бунты и другие неправомерные действия. Это ведет не только к деградации личности, но и к тому, что заключенных вовлекают в различные радикальные группировки», - считает Азамат Шамбилов, региональный директор представительства PRI (Международной тюремной реформы) в Центральной Азии.

Шаг назад?

- После развала СССР на территории республики осталось большое количество пенитенциарных учреждении и соответственно осужденных со всего Союза, - говорит наш собеседник. - В последующие годы Казахстан сумел сократить общее количество заключенных – со 100 тысяч до 33 тысяч. В течение последних семи лет закрыты восемь исправительных учреждений, что позволило государству сэкономить значительные средства. Сегодня в мировом тюремном индексе наша страна занимает 83-е место из 200: на 100 тысяч населения приходятся 188 человек, находящихся в местах лишения свободы.

Однако сейчас казахстанская пенитенциарная система переживает трудные времена. В августе 2011 года ее из ведения Министерства юстиции передали Министерству внутренних дел. По мнению экспертов-правозащитников, это был шаг назад. Конечно, Минюст тоже допускал ошибки, но не такие пагубные, как МВД. Пытки и коррупция в местах лишения свободы, повторно совершаемые бывшими заключенными преступления… Самый яркий пример – «алматинский стрелок» Руслан Кулекбаев. По словам его жены, он вернулся из колонии совершенно другим, можно сказать, незнакомым ей человеком с радикальными религиозными взглядами. Большинство экспертов подтверждают это. Выйдя на свободу, Кулекбаев решил отомстить «за братьев» - за тех, кого он считал несправедливо осужденными и чьи взгляды он стал разделять после совместного с ними пребывания за решеткой.

- Как вы думаете, тюрьма способна исправить человека?

- Если правильно управлять ею, то – да. Конечно же, ни одно подобное учреждение не может гарантировать стопроцентного исправления, но в таких странах, как Нидерланды, Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания, Германия, Испания, где зафиксирован наименьший процент повторно совершаемых преступлений, выстроен четкий алгоритм исправления заключенного. Там над психологической трансформацией человека, которому рано или поздно предстоит вернуться в социум, работают высокопрофессиональные специалисты. Проводится ряд реабилитационных программ, пройдя через которые, он отходит от криминального мира.

У нас же тюремная система и без того всегда была изолированной, а в последние годы она становится еще более закрытой. То, что выдается за реформы в пенитенциарной системе, - не больше чем мишура: содержание остается прежним.

Наследие СССР

- По словам казахстанца Игоря Яримаки, который в «нулевых» провел три года в зарубежных тюрьмах, в такой продвинутой стране, как США, пенитенциарная система ничуть не лучше нашей.

- Но в Казахстане не проживают 350 миллионов человек, а наркооборот и другие тяжкие преступления международного характера у нас, в отличие от США, не имеют массового характера. Хочу также отметить, что в последние два года американцы активно внедряют у себя опыт пенитенциарной системы скандинавских государств и Нидерландов, где многие тюрьмы сейчас пустуют или сдаются в аренду другим странам. Например, Бельгия арендует их у Нидерландов, где работают очень четкие и системные механизмы по превенции и профилактике преступлений среди граждан, начиная с детского сада. В Финляндии, Дании и Швеции есть курсы для родителей: их учат тому, как они должны воспитывать своих детей, чтобы те в будущем не столкнулись с уголовным правосудием.

Совсем другая ситуация в постсоветских странах. Тюремные сотрудники, начинавшие работать еще в бытность СССР, продолжают придерживаться принципа изоляции заключенных без учета необходимости их последующей реинтеграции в общество. Бытует мнение, что тюрьме или колонии можно найти любой товар. И это правда. Ни для кого не секрет, что запрещенные вещи в места лишения свободы проникают благодаря сотрудникам, желающим заработать на этом. Известно также, что в ряде пенитенциарных учреждений (особенно это распространено в ВКО, СКО, Жамбылской, Карагандинской и Павлодарской областях) практикуются пытки с участием самих же осужденных, сотрудничающих с администрацией учреждения. В качестве примера можно привести смерть дзюдоиста Бахытжана Абдыкаримова в колонии АП-161/3 в Павлодаре.

К счастью, согласно нашим примерным подсчетам, в казахстанской тюремной системе около 30 процентов молодых сотрудников гуманно относятся к заключенным. Если бы не они, то у нас, возможно, происходили бы такие же беспорядки, как в Бразилии и в странах Африки, где осужденные поднимают мятежи в тюрьмах и массово убегают на волю.

Конечно, если сравнивать с беспределом 1990-х, уровень преступности в Казахстане заметно снизился. Но во всем мире сравнительный анализ обычно проводят на основе данных, полученных за последние 3-5 лет. А самое главное - сейчас мир живет совсем в других, быстро меняющихся условиях. Если в 1990-е годы люди шли на правонарушения большей частью в силу чисто социальных причин (отсутствие работы, низкий уровень жизни), то теперь появились новые виды преступлений. Например, кибер-преступления, вовлечение людей в террористические организации. Очень тревожит рост в последние годы детской преступности и насилия в отношении несовершеннолетних. В частности, нарушается их половая неприкосновенность.

- Вы согласны с утверждением, что сын преступника обязательно повторит путь отца?

- Через гены могут передаться талант, способности, характер, но с тем, что по наследству передается и криминальный менталитет, я не соглашусь. Современные исследователи считают, что больше всего на поведение человека влияет его нейропсихическое здоровье. Когда он становится жертвой плохого обращения со стороны сверстников, учителей, родителей, то это, откладываясь на ментальном уровне, может стать почвой для совершения преступления в будущем.

Ради «галочки»

- Чем занимаются заключенные в казахстанских колониях?

- Из 33 тысяч осужденных около трети трудоустроены на различных производствах. Однако те профессии и навыки, которые они там получают, после выхода на свободу в 90% случаев оказываются невостребованными. Так говорят сами заключенные.

Если смотреть правде в глаза, то сегодня в нашей стране пенитенциарная система занята круглосуточной охраной - и ничем больше. Программ по ресоциализации осужденных фактически нет, большую часть времени они проводят, ничего не делая, в актовых залах. Администрацию это устраивает. Главное - чтобы они не нарушали режим, не совершали бунты и другие неправомерные действия. А ведь основной контингент колоний составляют люди в возрасте от 30 до 50 лет. Они хотят двигаться – работать, заниматься спортом, в конце концов. Но устанавливать спортивные снаряды не разрешают, потому что сотрудники тюрем опасаются здоровых и физически сильных людей.

- А чем заняты осужденные в других странах?

- Когда я был в одной из женских тюрем Парижа, то увидел, что почти всех заключенные склонились над книгами. Оказывается, им платят за то, чтобы они освоили какие-то реально полезные, востребованные в обществе профессии. В Лондоне я видел осужденных, работавших поварами и официантами в ресторане «The Clink Restaurant», который знаменитый шеф-повар Гордон Рамзи открыл на территории Брикстонской тюрьмы. Признаться, я очень удивился большому количеству простых граждан, которые приходили в тюремный ресторан пообедать. В этой стране считают, что, даже будучи за решеткой, человек должен находиться в максимально приближенных к жизни всего общества условиях.

- Что мешает Казахстану пойти по такому пути?

- На первый взгляд, ничего. С формальной точки зрения, в наших тюрьмах есть все – и обучение, и работа, и программы реабилитации, и медицинское обслуживание. Но на практике это существует лишь для пресловутой «галочки». Рабочих мест, созданных в местах лишения свободы, хватает не всем, а перечень предлагаемых специальностей далеко не всех устраивает. И этому есть причины. Во-первых, как я уже сказал, полученные навыки после выхода на волю обычно оказываются невостребованными, а во-вторых, крайне низок уровень оплаты труда. Соответственно люди, которые, согласно судебным решениям, должны компенсировать материальный ущерб, нанесенный государству или физическим лицам, не могут заплатить по своим долгам.

Что касается образования, в том числе профессионального, то сегодня в исправительных учреждениях действуют учебные программы, как минимум, десятилетней давности. Например, ту же сварку давно уже делают с помощью лазера, а в колониях - старыми газосварочными аппаратами.

Словом, я считаю, что пришло время разработать и внедрить действенные программы по реабилитации осужденных. Это касается не только получения профессии, но и воспитания детей, выстраивания семейных отношений, ведь многие осужденные теряют связи с близкими. Очень важно готовить их к жизни на свободе с четким планом на руках. Они должны обрести такие навыки, как написание резюме, правильное ведение переговоров при устройстве на работу, составление бизнес-планов и т.д. Тем более что большинство бывших осужденных не имеет права занимать должности в правоохранительных и других государственных структурах.

Автор: Сара Садык

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 12 июля 2018 > № 2679480 Азамат Шамбилов


США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670576 Витольд Ващиковский

Тезис о том, что Трамп разрушает трансатлантическую солидарность, несправедлив

Адам Кацпшак (Adam Kacprzak), wPolityce, Польша

Интервью с бывшим главой МИД Польши Витольдом Ващиковским (Witold Waszczykowski)

wPolityce. pl: Президент США Дональд Трамп неоднократно говорил о необходимости увеличить расходы на оборону, и критиковал западноевропейских членов Альянса за то, что они не выполняют своих обязательств в этой сфере. Сейчас на саммите НАТО он выразил эту мысль, используя очень жесткие слова. Пойдет ли такой «удар кулаком по столу» на пользу?

Витольд Ващиковский: Дональд Трамп говорит об этом вот уже полтора года, все будет зависеть от его решимости. Многие европейские страны действительно придерживаются в сфере безопасности стратегии «безбилетного пассажира». Они пользуются тем, что Соединенные Штаты — развитое в военном плане государство, которое обладает большой армией и военными объектами в разных регионах мира. Фактически американцы выступают гарантами безопасности не только на евроатлантическом пространстве, но и за его пределами и несут в связи с этим огромные расходы. В то же самое время страны Европы заключают выгодные договоры, например, с Ираном. Трамп наконец решил напомнить о фактах и существующих реалиях.

— Кстати, президент США отдельно подчеркнул, что Германия и Франция подписывают с Москвой контракты на поставку огромных объемов нефти и газа, при этом предполагается, что американцы должны их от той же России защищать. Он напомнил также, что некоторые страны, например, Польша, не хотят быть «заложниками Кремля».

— Трамп привел в пример «Северный поток», но эти страны в целом развивают экономические отношения с Россией. Москва на этом прекрасно зарабатывает и направляет часть доходов на содержание своих вооруженных сил, которые угрожают, в частности, Европе, в первую очередь — нашему восточному флангу.

— Многие польские политики и публицисты неоднократно говорили о том, что на тему безопасности следует взглянуть в более широком контексте. Послужат ли откровенные слова Трампа тому, что другие члены НАТО включат в это понятие хотя бы сферу энергетики?

— Этот вопрос необходимо поднимать. Польша подчеркивает, что к безопасности следует подходить комплексно, говорит о гибридных угрозах. Обратите внимание: на призыв американского президента увеличить оборонные бюджеты, страны Западной Европы отвечают, что они помогают странам третьего мира, а, значит опосредованно способствуют повышению уровня безопасности. Раз они предлагают понимать политику безопасности более широко и включать в нее, например, гуманитарные инициативы, то давайте подойдем к делу комплексно и добавим еще энергетический компонент. Так что появление в дискуссии темы проекта «Северный поток» совершенно оправданно.

— Канцлер Ангела Меркель подчеркнула, что Германия «остается приверженной поставленной НАТО цели повышения расходов на оборону до 2%», однако, ее слова звучат не слишком убедительно. Встает вопрос: удастся ли НАТО в ближайшее время решить проблему с увеличением расходов на оборону или государствам, которые всерьез подходят к обязательствам в этой сфере, придется продолжать утомительные уговоры?

— Нас ждет второй вариант. Во-первых, западноевропейские страны уже давно считают, что Россия не представляет для них опасности, и игнорируют наши предупреждения об угрозах. Во-вторых, уже несколько десятков лет эти государства размышляют о создании собственной военно-политической структуры без участия США. На рубеже 1940 — 1950-х годов это дало толчок к появлению Западноевропейского союза, в 1950-е у французов появились мечты о создании европейской армии — план Плевена (René Pleven), потом были идеи об обретении Европой самостоятельности и уход Франции из Альянса. В 1980-х годах в Европе благодаря советскому финансированию появилось антиядерное движение, а с ним и мысль о том, чтобы порвать с НАТО. Наконец, с начала 1990-х годов в Западной Европе начали предпринимать попытки создать некий отдельный компонент в рамках Альянса без участия американцев. Считалось, что такая структура покажется более приемлемой, например, России. Как мы видим, Западная Европа уже давно старалась раздробить НАТО, поэтому утверждения, будто Трамп разрушает трансатлантическую солидарность, не имеют под собой никакого основания.

США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670576 Витольд Ващиковский


США. Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 июля 2018 > № 2670561 Петер Хультквист

Петер Хультквист: "Россия является источником долгосрочной нестабильности"

Аксель Жильден | L'Express

Накануне саммита НАТО 11 и 12 июля шведский министр обороны Петер Хультквист, автор доктрины, носящей его имя и направленной на восстановление военной мощи Швеции, дал интервью журналисту французского издания L'Express Акселю Жильдену.

"Российская агрессия против Украины и незаконная аннексия Крыма являются нарушением международного права. Порождаемая таким образом небезопасность остается общим для всех нас серьезнейшим вызовом. По сути, сейчас установлено, что российские руководители готовы мобилизовать свою военную мощь для достижения политических целей", - сказал Хультквист.

"Подобный пересмотр основ международной безопасности создает долгосрочную нестабильность, поскольку ситуация отныне становится непредсказуемой. Это справедливо не только для востока Украины, но и для района Балтийского моря, а также для остальной Европы", - считает министр обороны.

"В нашем ближайшем окружении, то есть на севере Европы, международная безопасность ухудшается. С одной стороны, российские руководители регулярно используют ядерную риторику. С другой - их армия проводит военные передислокации, как временные, так и постоянные", - продолжает он.

"Наконец, по мнению Москвы, дезинформация представляет собой законный элемент ее стратегии. Об этом черным по белому записано в ее военной доктрине, - отмечает министр обороны.

"Что намерена сделать Швеция для того, чтобы вновь обрести свою военную мощь, после того, как она ее резко снизила по окончании Второй мировой войны?" - спросил журналист.

"Оборонная политика на период 2016-2020 годов, инициированная нашим правительством (социал-демократическим), зиждется на трех принципах: это повышение нашей военной мощи, углубление нашего двустороннего и многостороннего сотрудничества, развитие "тотальной обороны" [основанной на двух опорах: армии и гражданской обороне], приспособленной к реалиям нынешнего мира", - поясняет автор военной доктрины.

"Мы совершаем глобальные усилия посредством пересмотра ранее принятых решений, базировавшихся на ошибочных суждениях и наивном и нереалистичном мировоззрении. Результатом таких действий стало повышение нашего обычного оборонного бюджета на 25%", - сообщает министр.

"Во что это выливается конкретно?" - поинтересовался журналист.

"Мы организовали самые большие военные учения за последние 23 года - "Аврора 17", - ответил Хультквист. - Было мобилизовано примерно 20 тыс. солдат сухопутных войск, морского флота и авиации, а также войска НАТО, в соответствии с нашими партнерскими соглашениями".

"Через два года, в 2020 году, мы организуем большие учения "тотальной обороны", при участии военнослужащих и гражданских лиц. Каждое подобное создание ложных объектов доказывает то, что мы берем на себя ответственность за обеспечение нашей безопасности и за стабильность нашего региона. Целью всего этого является снижение риска конфликтов", - утверждает министр обороны.

"Недавно мы восстановили обязательную военную службу, чтобы иметь в своем распоряжении более значительные воинские части", - говорится далее.

"Швеция не принадлежит ни к какому военному альянсу. Наше военное сотрудничество с США не предусматривает никакого соглашения о взаимной обороне. Таким образом, оно несопоставимо со статьей 5 Устава НАТО. В соответствии с нашей декларации о намерениях 2016 года, наше двустороннее сотрудничество касается оперативной совместимости, выучки, исследований, развития боевой техники, а также внешнего театра военных действий", - рассказал министр.

"Брошюра "Что делать в случае кризиса или войны", разосланная в 4,8 млн шведских домов, не вызывает беспокойство?" - поинтересовался интервьюер.

"Информирование государством населения о том, как следует себя вести в случае глобального кризиса или войны, не ново. В 1943 году правительство раздавало такую брошюру всем семьям. Впоследствии, вплоть до конца 1980-х годов, эта публикация была переиздана в различных редакциях. Быть надлежащим образом осведомленным и быстро реагировать становится необходимостью", - ответил собеседник издания.

"Глава шведской разведслужбы (Säpo) недавно выразил обеспокоенность по поводу российского шпионажа. Москва стремится оказать влияние на шведские парламентские выборы 9 сентября?" - спросил журналист.

"В настоящее время Россия занимается распространением сведений, приводящих в замешательство, или дезинформацией во многих странах. Шведское правительство прекрасно это знает. А значит, нам следует проявить бдительность", - сказал Хультквист.

"Если говорить конкретно, то мы внимательно наблюдаем за информационными потоками, содержащими ошибки, что, безусловно, очень важно в преддверии парламентских выборов 9 сентября. В целях противодействия такой дезинформации мы намерены создать специальную инстанцию, предназначенную для борьбы против психологической войны", - пояснил министр обороны.

США. Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 июля 2018 > № 2670561 Петер Хультквист


Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670549 Андрей Ляхов

Большая игра. Как войны и революции влияют на нефтяные цены

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Нефть — единственный продукт в мире, чутко реагирующий на изменение баланса между спросом и предложением. Поэтому незначительные события — случайные или продуманные заранее, не говоря уже о крупных политических потрясениях, могут вызвать значительное колебание цен

В 1937 году американский экономист Майрон Уоткинс прекрасно сформулировал главную проблему нефтяной промышленности: «Если говорить кратко, то проблема нефтяной промышленности заключается в том, что нефти всегда либо слишком много, либо слишком мало». Наблюдавшиеся в последнее время резкие скачки цен на нефть подтверждают это мудрое высказывание.

В январе 2018 года не наблюдалось никаких признаков того, что всего через пять месяцев цены на нефть почти удвоятся. В равной мере не существовало условий для того, чтобы цены вышли на уровень 2012 года — $150 за баррель. Не было и явного разрыва между спросом и предложением — так можно было бы оправдать взлет цен всего за 4 с половиной месяца приблизительно с $40 почти до $80 за баррель. Конечно, цены на нефть с 2016 года значительно восстановились, но объяснить их резкий подъем всеми базовыми показателями было (и остается) невозможным. При наличии достаточно больших запасов и при стабильных объемах добычи, благодаря соглашению ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, спрос почти не менялся (с учетом сезонных колебаний).

Макроэкономическая среда также не способствовала установлению высоких цен на нефть. Из-за высоких процентных ставок кредитование добычи природных ресурсов стало экономически невыгодным. Большинство истощенных и дорогостоящих нефтяных скважин, использовавшихся при высоких ценах на нефть, были выведены из эксплуатации, а связанная с ними инфраструктура демонтирована; при этом были оптимизированы денежные потоки, введены в эксплуатацию новые месторождения и возобновлены операции по добыче в бассейне Северного моря.

Нефтeторговцы сократили соотношение между объемами нефтяных контрактов и объемами реальных поставок до более реалистичного показателя 2,7:1 (по сравнению с 5:1 в 2012 году). Большинство основных стран-потребителей нефти стали проводить политику, нацеленную на сокращение потребления нефти, а объемы потребления нефти Соединенными Штатами не возрастали в соответствии с прогнозами начала двухтысячных.

Но в начале мая цена на нефть пробила барьер в $80 за баррель. Отчасти причину такого повышения можно объяснить особенностями отрасли. Запасы нефти стран ОЭСР вернулись к среднему уровню за пять лет. Как следствие, цены на нефть стали еще чувствительнее реагировать на тенденции, определяющие колебания спроса и предложения — что характерно для бизнеса, учитывая традиционные сезонные падения спроса.

Как политика влияла на нефть

Нефть является уникальным сырьевым товаром. Это единственный продукт в мире, который так чутко реагирует на изменение баланса между спросом и предложением, что даже незначительное событие (случайное или продуманное заранее) может вызвать значительное колебание цен.

О проблемах венесуэльской национальной нефтяной компании PDVSA было известно всем, поскольку американские компании прекратили предоставление технической помощи, а падение темпов роста национальной экономики привело к глубокому экономическому кризису. К концу 2017 года на рынке резко упали цены на продукты, производимые в Венесуэле.

В Анголе сокращение объемов производства также отразилось на ценах на фоне последних изменений к соглашению стран ОПЕК+ по сокращению добычи нефти (причиной чему в немалой степени послужили проблемы компаний PDVSA и Sonangol).

Однако эти факторы были известны давно и рынок учел их при формировании цены на нефть. Сами по себе они не могли привести к почти двукратному росту цен.

Влияние секторальных факторов на цену хорошо иллюстрирует начавшаяся 9 июля забастовка рабочих на норвежских офшорных месторождениях. Несмотря на то, что забастовка уже привела к остановке добычи на месторождении Кнарр, это не повлекло даже кратковременного скачка цен на углеводороды (на следующий день стоимость нефтяных фьючерсов возросла на 0,7% но затем скорректировалась вниз).

Единственным примечательным событием, которое привело к росту цен на нефть до пороговых $80 , стал выход США из ядерного соглашения с Ираном. Чему в немалой степени способствовало мощное израильское лобби в Вашингтоне (в Вашингтоне поговаривают, что сие спорное решение продвигали через зятя президента Трампа). Интересно также отметить, что, по всей вероятности, нефтяной рынок до конца не верил, что президент Трамп выполнит это свое предвыборное обещание.

Это не первый (и, кажется, не последний) случай, когда политика прямо повлияла на цены на нефть. В ХХ веке так случалось уже четыре раза. И каждый раз (в 1903-1904, 1918-1919, 1954 и 1973 годах) рост цен наблюдался на фоне войн, революций и национализации.

В ХХI веке политика сыграла главную роль в резком росте цен на нефть после окончания войны в Ираке в 2003 году. Тогда вопреки первоначальному плану США торговля иракской нефтью приостановились после того, как несколько юридических фирм предупредили о невозможности торговли иракской нефтью из-за отсутствия владельца. Нормальные торги возобновились только после после снятия санкций и присяги нового правительства — после свержения режима Саддама Хусейна.

Выход из иранского соглашения

Выход США из ядерного соглашения с Ираном вызвал цепную реакцию среди нефтяных международных компаний, работающих в Иране. Компания Shell недавно заявила об обнулении своего иранского счета, компания Total приостановила свои проекты в Иране, так же поступили «Лукойл» и Eni. Все они откровенно зависят от США, и совершенно очевидно, что их заявления сделаны под влиянием США. Из-за отсутствия единого определения того, что же означает «связь с США» (еxposure to the US), Управление по контролю за иностранными активами США и многие правоохранительные органы США могут интерпретировать этот термин так, как посчитают нужным. Из-за этого большинство крупных нефтяных компаний остерегаются вести бизнес в Иране.

С другой стороны, технически 5 млн барр./день экспорта можно легко заменить. «Лукойл» недавно заявил об увеличении объемов добычи на своем иракском месторождении «Курна-2» до 470 000 барр./день. Подобные заявления сделали и другие крупные компании. Компенсационные выплаты в связи с увеличением глубины добычи теперь закреплены в пересмотренном соглашении стран ОПЕК+ по сокращению добычи нефти.

Между тем на призыв Трампа увеличить объемы добычи президент ОПЕК Сухаил бин Мухаммед аль-Мазруи заявил, что организация не собирается покрывать чужие ошибки.

Еще одно политическое событие, способствующее росту цен, — близящийся крах Венесуэлы. Эта бедная страна как никогда близка к анархии и полному краху. Объемы добычи нефти за последние несколько лет упали более чем на 50%, а цены снизились. В Венесуэле, в значительной мере из-за популистской политики Чавеса и Мадуро, кроме нефти, почти ничего иного не производится.

Складывается впечатление, что в отличие от Саудовской Аравии, у Венесуэлы нет плана по диверсификации экономики и возможности надлежащим образом управлять своим нефтяным сектором. Венесуэла занимает четвертое место в мире по поставкам нефти в США (7% от общего объема импорта США). Поскольку объемы добычи продолжают падать, цены на нефть в США, скорее всего, пойдут вверх. Одна интересная деталь: «Роснефть» выдала кредит компании PDVSA под залог 40% доли PDVSA в компании Sitgo, что заставило Конгресс США выразить в связи с этим озабоченность.

При таком стечении обстоятельств рыночные игроки обеспокоены возможным нарушением поставок из-за политических процессов. Если политика будет и дальше вмешиваться в цепочку поставок нефти, произойдет существенный скачок цен. Резкий рост в цене, как правило, вредит бизнесу, наглядным подтверждением чему являются события 2008 и 2014 годов.

Соглашение ОПЕК+ по сокращению добычи нефти призвано стать механизмом противодействия установлению высоких цен на нефть. Было потрачено много усилий, в частности политических, для создания такого механизма, и, похоже, пока он работает.

Сланец выигрывает

Но рост цен вредит не всем, кто занимается нефтяным бизнесом. Как оказалось, компании, добывающие сланцевую нефть, по большому счету выиграли как от выхода США из соглашения о снятии иранских санкций, так и от кризиса в Венесуэле.

При сегодняшнем уровне технического развития добыча сланцевой нефти становится экономически выгодной, когда цены поднимаются выше $55 за баррель. Благодаря шагам, предпринятым нынешней администрацией США, цены на нефть сохранятся на этом уровне и выше по крайней мере до конца 2018 года.

И это не сюрприз, поскольку американские производители сланцевой нефти являются ярыми сторонниками Трампа. Они поддержали последние инициативы Белого дома, быстро увеличив количество буровых вышек более чем до 1000 единиц (рост на 47% по сравнению с цифрами 2016 года). Они могли бы компенсировать объемы, которых не хватает для удовлетворения внутреннего спроса, за счет замещения добычи традиционной нефти, которую можно будет предлагать потребителям в какой-либо другой стране.

В долгосрочной перспективе сланцевая нефть будет представлять собой нечто «известное неизвестное». В структурном отношении объемы добычи сланцевой нефти вряд ли будут расти настолько стабильно, чтобы утолить жгучую жажду нефти в ближайшем будущем. Если следовать прогнозу МВФ о росте мировой экономики на 4%, то нужно увеличить объемы предложения нефти на 2000 баррелей/день ежегодно. Это значит, что валовый объем должен увеличиваться на 4/5 баррелей ежедневно, если брать во внимание уменьшение резервов и ресурсов существующих месторождений.

Пермский нефтегазоносный бассейн США — основной источник мировых поставок сланцевой нефти, нуждается в ежегодной замене 35% нефтяных скважин для сохранения существующего уровня добычи. Так как каждая нефтяная скважина добывает ежедневно порядка 200-500 баррелей, задача по обеспечению резкого роста производства значительно усложняется (в том числе с точки зрения затрат). Без существенной политической поддержки, обеспечивавшей сохранение цен на уровне экономической рентабельности добычи сланцевой нефти, производители сланцевой нефти так и останутся маленькой, но очень влиятельной частью нефтяного сектора США.

Вред экологии и судебные иски

Есть еще одна проблема, способствующая росту неопределенности в отношении сланцевого сектора. И это проблема не технического характера. В 2015 году было зарегистрировано первое судебное дело, касающееся применения технологии гидравлического разрыва пласта для добычи нефти. С тех пор различные вопросы использования этой технологии рассматривались в исках, число которых превышает несколько сотен.

В начале нынешнего года Верховный суд штата Пенсильвания начал рассматривать иски, поданные против компаний, применяющих эту технологию, за злоупотребление ее использованием. Американское право и судебная система известны своей щедростью в вопросах возмещения ущерба; поэтому не исключено, что в итоге производителям сланцевой нефти придется выплатить значительную часть своих доходов в виде компенсаций многочисленным истцам.

Верховный суд штата Колорадо недавно подтвердил, что он будет рассматривать апелляцию по делу и в случае принятия положительного решения производители сланцевой нефти будут обязаны инвестировать значительные средства в более экологически безопасные технологии гидроразрыва.

Но лишь несколько из этих факторов имеют значение для нефти в 2018 или 2019 годах. Пока что производители сланцевой нефти и политики могут сохранять цену на относительно высоком уровне. Они могут застраховать себя от рисков за счет продажи фьючерсов на грядущие годы и установить гарантированную цену на нефть, для производства которой они еще не начали создавать инфраструктуру.

Если брать фиксированные цены на банковском или фондовом рынке, то инвесторы, скорее всего, будут изыскивать средства, зная точно, какие доходы они будут получать в следующие годы. Производители сланцевой нефти пока еще могут продавать нефть будущей добычи. Если им удастся делать это с прибылью (а это удается при нынешних ценах), они будут брать кредиты на большие суммы и дальше увеличивать объем добычи (за последние 12 месяцев значительно возросли объемы буровых и геологоразведочных работ). Проблемы с канадскими нефтяными песками также могут подталкивать цены вверх.

Если же окажется, что производители сланцевой нефти исчерпали известные извлекаемые запасы, можно ожидать окончания роста цен на фьючерсы. Но этого пока не происходит.

Имеется ряд других политических (или квазиполитических) факторов, которые могут серьезно сказаться на ценах на нефть; например, увеличение вероятности терактов в Колумбии и Нигерии. В частности, в Нигерии за последние несколько лет неоднократно отмечались нападения террористов на представителей нефтяных компаний с иностранным капиталом, а учитывая постоянно растущее напряжение внутри страны, не исключено, что в ближайшем будущем количество этих ужасных проявлений терроризма будет только расти.

Но в этих событиях и обстоятельствах нет ничего особенного.

В мировой геополитике часто происходят события, дестабилизирующие производство нефти. Мировые нефтяные резервы и ресурсы находятся, главным образом, в политически неспокойных регионах, поэтому производители и торговцы обычно учитывают фактор региональной нестабильности при формировании цен на нефть.

Несмотря на важную, на первый взгляд, роль политики в формировании мировых цен на нефть, реально ее влияние оценивается в лучшем случае в диапазоне от «незначительного» (Революция 1917 года в России) до «умеренного» (выход США из соглашения по иранской ядерной программе).

В долгосрочной перспективе цены на нефть будут определяться темпами и направлением роста мировой экономики. Если же нынешний прогноз МВФ о росте экономики на 4% не оправдается и вместо экономического роста произойдет экономический спад, не исключено, что цены на нефть вернутся на уровень $40 за баррель. Поэтому не будет ошибкой утверждать, что несмотря на всевозможные исследования и аналитику, результат которых занимают сотни страниц, цена в $100 за баррель нефти в ближайшей перспективе — это ставка на ускорение роста мирового ВВП.

И это вполне реальный расклад. Но, судя по приводимым на сегодня цифрам, ожидается совсем другой вариант. Растущие процентные ставки и уменьшение ликвидных средств основных центральных банков вовсе не свидетельствуют о серьезном росте экономической активности в мире. Кредитный кризис в Китае также усугубляется, и кто знает, когда остановится их быстрорастущий долговой ком. Тем не менее финансовые умы делают ставку на замедление этих негативных процессов.

Политики могли бы подтолкнуть рост цен на нефть, чтобы исполнить предвыборные обещания и дать возможность тем, кто вложил свои средства в выборы, вернуть потраченное. Но без весомых экономических показателей, подтверждающих стабильность экономического роста в долгосрочной перспективе, нефтяная промышленность обречена следовать сегодняшним курсом, с резкими взлетами и падениями.

Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670549 Андрей Ляхов


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670498 Штефан Майстер

«Россия снова в образе врага НАТО»

Мари Ильнер (Marie Illner), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Франкфуртер альгемайне цайтунг: Сегодня и в четверг пройдет саммит НАТО 2018. Какую роль играет Россия, которая в этом году не представлена?

Штефан Майстер: Агрессия России против Украины с 2014 года привела к тому, что НАТО убежденно рассматривает Россию как противника. Восточные страны-члены альянса, включая Польшу и балтийские страны, чувствуют растущую угрозу со стороны России. Они требуют в рамках НАТО выполнения союзнических обязательств и усиленного присутствия НАТО в их странах. Россия вернулась в качестве образа врага НАТО и снова в центре повестки дня.

— Как Путин наблюдает за саммитом?

— Путина, вероятно, особенно интересует, как НАТО будет выглядеть дальше. Размещение войск в балтийских странах стало прямой реакций на российские провокации и страхи этих государств. Вопрос заключается в том, будет ли НАТО еще активнее действовать в балтийском регионе и, возможно, в регионе Черного моря.

— Путин замечает слабость НАТО в настоящий момент?

— Путин будет все более внимательно наблюдать за тем, насколько едины страны НАТО. Некоторые страны-члены альянса, например, хотят включить в повестку дня вступление таких стран, как Грузия. Значительную роль играет и поведение Трампа. Ослабляет ли он НАТО? Требует ли снова увеличения расходов и грозит уменьшением американского присутствия в Европе? Путин будет просчитывать, какие это предоставит ему возможности для раскола НАТО.

— Общая трансатлантическая база рушится. Путин больше всего выигрывает от неспокойных времен?

— Этого мы пока не знаем. Это тезис возможного сценария. И ясно, что продолжительное ослабление трансатлантических отношений Трампом, которое включает в себя ослабление норм, ценностей, принципов и международных институтов, подходит российскому руководству. Москва хочет заново выстроить отношения с Западом, получить другую роль в европейской безопасности и заинтересована в том, чтобы американцы ушли из Европы. Но я считаю, что Китай, в конце концов, выигрывает больше всех. В тени нашей фиксации на России он расширяет свое влияние и может выиграть в средне- и долгосрочной перспективе. Страна обладает совсем иными экономическими ресурсами, в отличие от Москвы.

— Путин будет проверять готовность НАТО к обороне, как это произошло в 2008 и 2014 годах в результате вторжений в Грузию и на Украину?

— Он это уже делает. Путин в балтийском регионе регулярно проверяет боеготовность и готовность к исполнению союзнических обязательств НАТО авиаперелетами и передвижениями подводных лодок. Я скептически рассматриваю вариант, что будут сопоставимые действия, как в 2008 году в Грузии, потому что тогда был повод. Проверки сейчас проводятся и в черноморском регионе — в настоящий момент это более опасный регион. Турки становятся все более серьезным фактором неопределенности, Украина из-за российского присутствия оказалась под давлением в черноморском регионе, а американцы там осуществляют относительно мало действий. Риторика Трампа и критика европейских партнеров провоцируют больше проверок, потому что Путин хочет определить, как американцы будут реагировать, и не больше ли они сфокусированы на Китае и тихоокеанском регионе.

— После саммита НАТО 16 июля Трамп планирует встретиться в Хельсинки с Владимиром Путиным. Какой посылается тем самым сигнал?

— Это провокация для Европы, и она идет в русле саммита G7 — там Трамп появился на непродолжительное время, а затем встретился с другим диктатором — Ким Чен Ыном. Тем самым он послал сигнал, что это для него была важная встреча. Есть опасения, что и в этот раз Трамп ослабит партнеров по НАТО, когда будет высказывать критику на саммите, а потом попытается в ходе встречи с Путиным достичь для себя каких-то положительных результатов. Вопрос заключается в том, насколько надежен американский президент и не даст ли он Путину тех обещаний, которых до этого не согласует с партнерами по НАТО, или поставит под сомнение достигнутые в ходе саммита НАТО решения.

— Наблюдатели беспокоятся, что Трамп может пойти на значительные уступки Путину, например, признать аннексию Крыма. Какие последствия это повлечет за собой?

— В случае с Трампом никогда не знаешь, что он сделает, но я считаю это маловероятным. Американцы поставляют вооружение на Украину, и ряд республиканцев открыто поддерживает Украину. Я могу представить, что Трамп поставит под сомнение текущую ситуацию, но вряд ли он скажет Путину: «Ты получаешь Крым, а я хочу за это что-то другое».

— А если все же так произойдет?

— Если он это сделает, то трансатлантическим отношениям будет опять нанесен ущерб, и теперь уже совсем в другой проекции. Это подорвет единство НАТО в отношении Украины и надежность американцев — как в отношениях между ЕС и США, так и в рамках НАТО, значительно ослабит ее. Но пострадают не только трансатлантические отношения, но и роль США как определителя норм — Америка как держава, определяющая порядок в международных отношениях, с такими принципами как суверенитет государств и нерушимость границ оказалась бы под вопросом.

— Журналист и лауреат Пулитцеровской премии Брет Стивенс потребовал на страницах газеты «Нью-Йорк таймс» отставки Ангелы Меркель и высказался о единственно возможном варианте спасения ЕС: Европе нужна настоящая политика безопасности, которая будет поддерживаться за счет заслуживающей доверия военной силы и меньшей зависимости от российской энергетики. Это так просто?

— Это сформулировано узко, но европейцы — в особенности немцы — давно были в выигрыше от американского зонтика безопасности, избегая при этом больших затрат. Эта эра сейчас подходит к концу. Европейцы должны инвестировать в военную сферу, которая будет дееспособной независимо от американцев. Собственному населению нужно объяснить, насколько важна политика безопасности в XXI веке. Энергетическая безопасность — часть этого аспекта. Многие европейские государства, действительно, слишком зависимы от российского газа. Но эта зависимость преувеличивается, и в будущем она и без того снизится за счет гибкости глобальных газовых рынков, возобновляемых источников энергии и роли СПГ. Власть покупателей над поставщиками таким образом растет. В отношении проекта «Северный поток — 2» вопрос в том, не будет ли он представлять проблемы в другом смысле.

— В каком?

— Проект обладает потенциалом внутриевропейского раскола и может разделить страны ЕС в отношении энергетического союза. Потребности безопасности других стран-членов ЕС были недооценены правительством ФРГ. Россия может это использовать, чтобы натравить страны друг против друга. Ошибкой было объявление «Северного потока — 2» чисто экономическим проектом, в то время как преследовались еще и политические цели.

— То, что речь идет о геополитическом проекте, уже раскритиковал министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер и потребовал остановить реализацию проекта. Этот газопровод действительно является рычагом для России для вмешательства в европейскую политику?

— Это далеко не самое главное, есть ряд факторов в пользу германо-российского проекта. К ним относятся, конечно, и экономические цели и желание диверсифицировать маршруты поставок. Тем не менее, значительной политической целью России является ослабление Украины. «Северный поток — 2» обходит транзитные страны, из-за чего Украина теряет переговорные позиции по отношению к России — в том числе и в остальных областях. Потенциальное влияние на ЕС трудно оценить — от самих европейцев будет зависеть, насколько они позволят себя разобщить.

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670498 Штефан Майстер


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670422 Сергей Шойгу

Сергей Шойгу: «Охлаждение отношений с Вашингтоном? Это дело рук американских элит»

Алессандра Бениньетти (Alessandra Benignetti), Il Giornale, Италия

«Отношения России и США достигли наихудшего уровня в новейшей истории». За несколько дней до очень ожидаемой встречи Трампа и Путина в Хельсинки это подтверждает и министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу. Человек, ставший символом модернизации армии и российского военного успеха в борьбе против ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в РФ — прим. ред.) в Сирии, сегодня является самым популярным политиком в России после Владимира Путина. В апреле мы были в Москве, где на полях VII Конференции по безопасности задали несколько вопросов о самых важных международных проблемах.

Il Giornale: Господин министр, напряжение в отношениях России и Соединенных Штатов растет и вызывает все большее беспокойство: мы на грани новой холодной войны?

Сергей Шойгу: Мы часто слышим от американской стороны, что причиной этой ситуации является якобы агрессивное поведение России. Мы же считаем, что напряжение усугубляется искусственно той частью американской элиты, которая убеждена, что весь мир делится на «американский» и «неправильный». Именно Соединенные Штаты с течением времени вышли в одностороннем порядке из ключевых соглашений, составлявших костяк глобальной безопасности. В нарушение обещаний, данных советскому руководству во время объединения Германии, они начали расширение НАТО вдоль наших границ. Более 25 лет они смеялись над нами, говоря, что никаких гарантий в этом отношении не давалось, пока совсем недавно Агентство национальной безопасности США не рассекретило архивы того времени, где точно сообщается, кто и что говорил. Расширение НАТО на восток и вступление в Альянс стран Восточной Европы — Польши, Венгрии, Чешской Республики, Словакии и Румынии — для России лишило смысла Договор по сокращению и ограничению обычных вооруженных сил в Европе, подписанный в 1990 году НАТО и Организацией Варшавского договора. Как известно, он предусматривал ограничение вооружений на территориях, расположенных вдоль линии соприкосновения между блоками. В 2002 году под предлогом предполагаемой «угрозы» ракетной атаки со стороны Ирана и Северной Кореи Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из соглашения по противоракетной обороне (ПРО) и начали размещать свои РЛС и противоракетные системы рядом с нашими границами. Как председатель Российского географического общество, я давно хочу подарить нашим американским коллегам карту миру, чтобы они могли изучить ее и объяснить, почему, если «враги Америки» находятся на Ближнем и Дальнем Востоке, их базы и военные формирования должны подступать к границам России. Это мы должны их защищать? Теперь американцы готовятся выйти из Договора по ракетам средней и малой дальности (РСМД). Причиной выхода является якобы нарушение Договора со стороны России.

— В чем именно оно состоит?

— Обвинения против нас туманны и необоснованны. При этом нет никаких доказательств, только заявления. И это несмотря на то, что мы неоднократно публично заявляли на всех основных международных форумах, что именно США непосредственно нарушили договор, разместив ракетные пусковые установки МК-41, предназначенные для запуска ракет «Томагавк» в рамках развертывания противоракетного щита в Европе. Почти вся европейская часть России попадает в радиус действия этих ракет. На Конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году президент Владимир Путин призвал руководство Соединенных Штатов и западных стран уважать национальные интересы России и строить открытые равноправные отношения. Однако, к сожалению, мало кто прислушался к его призыву.

— Как Вы считаете, по какой причине?

— Сейчас, когда Россия восстанавливает свои силы, ее считают не союзником, а угрозой для американского господства. Нас обвиняют в том, что мы строим агрессивные планы в отношении Запада, который продолжает наращивать силы у наших границ. В качестве примера я могу привести решение, принятое в июне Атлантическим советом о создании двух новых формирований по защите морских сообщений и быстрой транспортировке американских войск из Соединенных Штатов в Европу. Или увеличение контингента в Прибалтике, Румынии, Болгарии и Польше, выросшего с двух тысяч до 15 тысяч человек и имеющего возможность быстрого формирования группы, состоящей из 60 тысяч единиц бронированной техники. А с 2020 года они планируют на постоянной основе разместить у границ России 30 батальонов, 30 авиационных полков, 30 военных кораблей, готовых к эксплуатации за 30 дней. И все это происходит на наших западных границах. В то же время американцы постоянно нарушают международное право, совершая военное вмешательство в различные регионы мира под предлогом защиты их интересов. Так было в апреле в Сирии при масштабном ракетном ударе, нанесенном на территории суверенного и независимого государства при поддержке Франции и Великобритании. Это было очевидное нарушение международного права под мнимым предлогом со стороны трех постоянных членов Совета безопасности. И это не отдельный случай, это тенденция.

— Тенденция?

— Да, это неоколониальная стратегия, уже применявшаяся в Ираке и в Ливии. Она состоит в том, чтобы поддерживать любой тип идеологии, даже наиболее жестокий, чтобы ослабить легитимное правительство. Далее в качестве предлога используется оружие массового поражения или гуманитарные катастрофы и, наконец, применяется сила для создания «контролируемого хаоса», способствующего созданию условий для включения ресурсов данной страны — с использованием возможностей многонациональных корпораций — в американскую экономику. Россия с ее приверженностью многополярности в международных отношениях, всегда будет представлять препятствие на пути к осуществлению этих «стратегий».

— Существуют ли «красные линии», которые нельзя нарушать?

— В этом отношении наша военная доктрина очень ясна — ее сущность состоит в том, чтобы предотвращать любые конфликты. Наша официальная политика по применению военной силы очевидна и детально изложена. Несмотря на свою роль, я твердо верю, что любой вопрос может и должен быть решен без применения военных сил. Поэтому я часто приглашал главу Пентагона обсудить наиболее трудные вопросы, непосредственно связанные с глобальной и региональной безопасностью, в том числе борьбу с терроризмом. Но американская сторона пока не готова к подобному диалогу, хотя я уверен, что этого хотел бы не только российский и американский народы, но и все народы мира. На данный момент действует только один канал коммуникации между двумя нашими главными командованиями. По нему осуществляются переговоры, в том числе, начальников главных штабов наших оборонных подразделений, необходимые, прежде всего, для того, чтобы избежать ситуации, когда военная деятельность России и Соединенных Штатов может грозить возникновением конфликта между нашими ядерными державами.

— Однако вашу страну часто обвиняют в ведении «гибридных войн» против Запада…

— У нас есть поговорка: на воре шапка горит. Под «гибридными действиями» подразумевается применение инструментов давления в отношении другого государства без открытого применения силы. Этот тип войн известен с древних времен, благодаря ему Великобритания одержала победу над Османской империей в начале прошлого века. Кто не знает о приключениях Лоуренса Аравийского? Сегодня «гибридные военные действия» представляют собой контроль над средствами информации, экономические санкции, действия в киберпространстве, поддержку внутренних мятежей, вплоть до применения специализированных отрядов для совершения террористических актов и диверсий. Этот список можно было бы продолжать и дальше, но есть одна важная деталь. Чтобы успешно применить эти тактики в нашем веке, нужны глобальные, вездесущие СМИ, нужно обладать и мастерски владеть информационными и телекоммуникационными технологиями, держать в своих руках рычаги управления глобальной финансовой системой и иметь опыт применения сил специального назначения в других странах. Кто еще, кроме Соединенных Штатов и Великобритании, располагает этим потенциалом? Эти техники с успехом применялись США и Великобританией во время вторжения в Ирак в 1991 году, сразу же после окончания холодной войны. Это очень важная деталь, потому что во времена Советского Союза и двуполярного мира эти технологии существовали, но в иных условиях. И, кстати, в то время президентом Соединенных Штатов был не кто иной, как бывший директор ЦРУ, Джордж Буш (George Bush). Начиная с 1990-х годов эти техники применялись на территории бывшей Югославии, в Ливии, в Чечне и — самый последний пример — в Сирии. Все признаки этой «гибридной войны» были отмечены и на Украине накануне государственного переворота в феврале 2014 года. Европейские страны тоже принимали в этом пассивное участие. Сегодня они предпочитают не вспоминать, как министры иностранных дел Франции, Германии и Польши лично гарантировали законному президенту Украины Виктору Януковичу мирное разрешение кризиса, чтобы он не вводил в стране чрезвычайное положение и вывел из Киева все подразделения сил безопасности. Однако вскоре после выполнения этих обязательств националистические ополченцы, вооруженные и обученные Соединенными Штатами и Европейским союзом, осуществили государственный переворот и немедленно были признаны Европой как законная власть. После провала попытки повторить подобную схему в Крыму в американских и британских СМИ начали появляться обвинения России в подобных действиях.

— Что Вы имеете в виду?

— Мы не дали нашим заокеанским партнерам применить на практике ту же самую схему в Крыму. Там, напротив, был проведен референдум, на котором население свободно выразило свое решение — кстати, в присутствии сотен представителей американских СМИ — выйти из состава Украины и присоединиться к России. А вот Косово — после распада Югославии вследствие вмешательства НАТО — не проводило никакого всеобщего референдума, но его независимость немедленно была признана Вашингтоном и Европой. И это после обычного парламентского голосования без учета мнения сербского населения, проживающего на территории Косова, и пренебрегая конституцией Югославии.

— Обсуждение сирийского вопроса будет в центре встречи президентов Владимира Путина и Дональда Трампа. Как Вы видите американскую стратегию в сирийском конфликте?

— Нужно учесть, что в заявлениях представителей Конгресса и экспертов правительства Соединенных Штатов об американской стратегии в Сирии, появляющихся на страницах американских СМИ, часто не удается уловить ее суть, и не только в нашей стране. В последние годы постоянно меняются теории относительно причин присутствия американского военного контингента в Сирии — незаконного не только с точки зрения международного права, но и в рамках американских законов. Я хотел бы напомнить, что вначале говорилось об уничтожении ИГИЛ, потом о предотвращении «возрождения» ИГИЛ, теперь раздаются заявления о продолжении присутствия в Сирии, чтобы противостоять гипотетическому «иранскому влиянию». И здесь сложно отделаться от впечатления, что основная цель Соединенных Штатов — избежать стабилизации в стране, продлить конфликт и сохранить угрозу целостности сирийской территории, создав на окраинах страны неконтролируемый анклав. Много лет на территориях, находящихся под контролем США, обучали ополченцев, которые активно сражались с сирийским правительством и получали вооружение и амуницию. Нелишним будет заметить, что в период, когда международная коалиция под предводительством США сражалась с ИГИЛ, территория, занимаемая террористами, увеличилась. Светское правительство и культура сохранялись только в нескольких центрах: в Дамаске, Латакии и, отчасти, в Дейр Эз-Зоре. В то же время, несмотря на «ясные» цели и добрые намерения, Соединенные Штаты не дали Сирии ни цента, чтобы помочь мирному населению, доведенному до нищеты за длительные годы войны. Это касается и бывшей столицы ИГИЛ Ракки, освобожденной Соединенными Штатами и коалиционными войсками. Там до сих пор каждый день погибают местные жители, подрываясь на минах и снарядах, оставшихся после масштабных воздушных бомбардировок города международной коалицией под руководством США. Каждую неделю погибают десятки мирных жителей, в том числе и дети. А вот на территориях, освобожденных войсками Дамаска, не было зафиксировано ни одного подобного инцидента, в котором пострадали бы мирные жители. Эти территории были разминированы, люди получили пищу и строительные материалы, чтобы ускорить возвращение к мирной жизни. Если в основе действий Америки и была какая-то «линия», то она была слишком неоднозначной, чтобы ее можно было называть «стратегией».

— Еще одним препятствием на пути к стабилизации страны является соперничество между Ираном и Израилем…

— Иран, как и Турция, является одним из главных участников действий в регионе, он играет ключевую роль в стабилизации в Сирии. Как известно, наряду с Турцией и Россией Иран является одной из стран — гарантов договоренностей, достигнутых в Астане, направленных на поиск окончательного разрешения сирийского конфликта. Что касается напряжения между Ираном и Израилем, наша позиция состоит в том, чтобы разрешать возможные противоречия при помощи диалога, а не с помощью применения военной силы и нарушений международного права. Применение силы обеими сторонами в Сирии неизбежно привело бы к эскалации напряжения на территории всего Ближнего Востока. Поэтому мы стремимся к дипломатическому, мирному разрешению любых противоречий и надеемся, что обе страны проявят сдержанность.

— Учитывая это, можно предположить, что Вы не считаете возможность поставки правительству Дамаска систем противоракетной обороны S-300 фактором, усугубляющим риск?

— Во-первых, необходимо сказать, что система S-300 является системой обороны. Поэтому она не может представлять непосредственной угрозы ничьей национальной безопасности. Эта противоракетная система может угрожать только средству воздушного нападения. Кроме того, решение о поставке этого типа вооружения армии иностранного государства принимается после прямого запроса, а он на данный момент не поступал. Таким образом, детально обсуждать этот вопрос преждевременно. Несколько лет назад, по просьбе некоторых наших западных партнеров, в числе которых был и Израиль, мы отказались предоставить сирийскому правительству этот тип вооружения. Сегодня после агрессии в отношении Сирии со стороны Соединенных Штатов, Франции и Великобритании, продемонстрировавшей необходимость снабдить сирийцев современными системами противовоздушной обороны, мы готовы пересмотреть эту позицию.

— Перейдем от войны в Сирии к «войне пошлин». Если отношения Москвы с Вашингтоном находятся в наихудшей исторической точке, то связи с Китаем, напротив, становятся с каждым днем все крепче и крепче…

— Безусловно, напряжение на международном фронте сыграло свою роль в укреплении российско-китайских отношений, строящихся на взаимном уважении и доверии. Между Россией и Китаем установились дружественные, стратегические, перспективные отношения. Взаимодействие двух наших государств развивается во многих сферах, в том числе в военной и военно-технической, что соответствует интересам обеих стран. Проводится совместное обучение наших вооруженных сил, в том числе ежегодные военно-морские учения «Морское взаимодействие» и учения по ракетной обороне «Воздушно-космическая безопасность». Проходят многонациональные учения «Мирная миссия» армий и флота стран — членов Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, китайские представители каждый год присоединяются к военным играм, организуемым министерством обороны России. Сегодня почти 12% российского экспорта вооружения идет в Китай. Однако цель наших совместных действий, в отличие от учений, проводимых НАТО и США в Европе, исключительно оборонительная. Наше военное партнерство не направлено ни против одной страны или блока, оно нацелено только на укрепление региональной и глобальной безопасности.

— Что Вы думаете о последних событиях, происходящих в Северной Корее?

— Россия и Северная Корея заключили ряд соглашений в сфере военно-технического сотрудничества, развитие которых на данный момент приостановлено в рамках соблюдения Россией резолюций 1718 и 1874 Совета Безопасности ООН. На данный момент мы ощущаем значительное снижение напряжения между Севером и Югом Корейского полуострова. Будем рассчитывать, что эта положительная тенденция окажется стабильной и необратимой.

— Вернемся к Украине. Как Вы считаете, возможен ли выход из конфликта, продолжающегося в юго-восточных регионах страны?

— Только безусловное соблюдение Минских договоренностей с украинской стороны позволит избежать возникновения ситуации, где возможен риск геноцида русского населения. Но, к сожалению, Киев постоянно уклоняется от соблюдения достигнутых соглашений, используя различные фальшивые предлоги и делая необоснованные обвинительные заявления в адрес России. В то же время Киев полностью отвергает возможность ведения диалога с Донецком и Луганском — основополагающего для разрешения кризиса. Наша страна в ответ призывает Киев выполнить комплекс мер, указанных в соглашениях, и мы надеемся, что европейские страны — в первую очередь те, которые принадлежат к так называемому нормандскому формату — смогут использовать свое влияние на украинские власти, чтобы достигнуть мирного решения внутреннего конфликта на юго-востоке страны. Я считаю невозможным прямое столкновение России и Украины. У нас общие корни, мы вместе пережили самые тяжелые испытания и воевали плечом к плечу, отстаивая нашу свободу во Второй мировой войне. Все мои родственники со стороны матери жили на Украине, и я сам был крещен в небольшой церквушке в шахтерском городе Стаханове в Луганской области. Я убежден, что наша общая историческая память никогда не омрачится взаимным столкновением и враждой.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670422 Сергей Шойгу


Россия. Великобритания > Армия, полиция > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674427 Алексей Анпилогов

Старый добрый «Новичок»

отравление Скрипалей связано с активностью британского центра по изготовлению боевых отравляющих веществ?

Алексей Анпилогов

Конечно, смешного мало, но в Великобритании опять отравления «Новичком». Теперь — со смертельным исходом. В прошедшее воскресенье, 8 июля, в больнице города Эймсбери скончалась британка Дон Стерджес. Покойная не была примером подражания для жителей небольшого городка в графстве Уилтшир. Дон Стерджес и её приятель Чарли Роули были типичными представителями социальных низов: по словам их друзей, «всегда немного пьяные и уставшие» и часто находившиеся под воздействием героина или кокаина.

Из-за такого отношения к собственной жизни их, после внезапного поступления в тяжёлом состоянии в окружную больницу города Солсбери, заподозрили именно в передозировке какого-то тяжёлого наркотика. Однако вскорости стало понятно, что речь идёт об отравлении нервно-паралитическим веществом: у пострадавших были судороги, изо рта шла пена, сузились зрачки и наблюдалось расстройство сознания. Впоследствии было установлено, что в качестве отравляющего «агента» выступил… всё тот же «Новичок», отравление которым диагностировали четырьмя месяцами раннее у Сергея и Юлии Скрипалей.

Что же добавили в сюжет того мартовского отравления «Новичком», в котором поспешно обвинили Россию, новые жертвы и пострадавшие?

Во-первых, в любом случае, теперь под Солсбери погиб британский подданный. Это уже не шпион-перебежчик из России и его дочь, а самый что ни на есть «сакральный» житель Великобритании. «Соль, героин и виски земли британской», как ни крути. Поэтому тут уже никакой «озабоченностью» не отделаешься, надо или по-прежнему «наезжать» на Россию, или же — перейти ко второму пункту наших изменений в сюжете.

Вторым моментом является временной «лаг» между отравлениями. Уже понятно, что говорить о мифических «русских отравителях-убийцах», которые затаились где-то под Солсбери, смешно и дико. Зачем им отравлять двух бомжей-асоциалов? Поэтому пока что рабочая версия следствия — пострадавшие что-то нашли, понюхали, выкурили или выпили, а это оказалось тем, что выбросили несостоявшиеся убийцы Скрипалей. Например, говорят о каком-то случайном окурке, который выкурила покойная — и дала затянуться другу. Правда, всё равно непонятно, как тогда «Новичок» пережил четыре месяца и не распался на части — ведь одной из причин «чудесного» выздоровления Скрипалей называли именно замечательную британскую погоду. Мол, не выдержал советский «Новичок» столкновения с английским дождём и туманом, вышел весь. А тут нате вам: лежал себе четыре месяца в окурке — и снова бодрячком! Чудеса, снова чудеса.

Ну и, наконец, третьим фактом является то, что двое новых пострадавших оказались жителями соседнего Эймсбери, а не самого Солсбери, где в марте были отравлены Скрипали. По прямой между городками около 10 километров, столько окурку не пройти и за четыре месяца. Но есть другой факт — между Солсбери и Эймсбери, на третьей вершине воображаемого географического треугольника, лежит «лаборатория науки и техники министерства обороны Великобритании Портон-Даун». От неё 9 километров до Солсбери и всего 7 километров — до Эймсбери. Такое благостное название объекта (Портон-Даун) не должно ничуть вас смущать — это крупнейший в Великобритании центр по разработке и тестированию химического и биологического оружия. Место, где были созданы смертельно опасные V-газы и VX-газы, чья убийственная эффективность до сих пор считается «золотым стандартом» боевой линейки нервно-паралитических агентов.

И вот этот третий пункт и ставит самый простой, наивный, но абсолютно неприятный для британских политиков, спецслужб и военных вопрос: а не могло ли быть отравление Скрипалей напрямую связано с активностью гораздо более близкого британского центра по исследованию и изготовлению боевых отравляющих веществ — нежели с мифическим злым умыслом далёкой и уже позабывшей о предателе и бывшем шпионе России? Ведь, как известно, снаряд (ну, или окурок, да) в чистом поле очень редко падает в одну и ту же воронку. А вот последовательные взрывы или утечки на складе боеприпасов или химическом складе — это обычное дело. Тем более, что британские власти уже сказали: да, «Новичок» в Портон-Дауне у нас был. Немножко, только для себя, чисто в исследовательских целях. Посмотреть, ознакомиться, потом выкинуть. А то, знаете ли, нервно-паралитический «агент». Вдруг убьёт кого случайно…

Поэтому теперь ситуация зависла в совсем уж неадекватной «раскоряке». Надо действовать, обвинять, требовать объяснений и вводить санкции. За Скрипалей ведь уже объявили «войну России», а тут ещё и национальная, «скрепно-сакральная» британская личность пополнила список жертв. Это ведь и вовсе на ядерный удар по Москве тянет, если придерживаться версии «российского следа» и действовать в той же логике, что и раньше. А тут, как назло, в Лужниках сборная Англии в полуфинале чемпионата мира с Хорватией играет! Чудовищное положение, просто безвыходное.

И зачем она подняла этот окурок? Министр иностранных дел в отставку ушёл, кабинет шатается, пресса лютует, общественность на взводе. Старая добрая Англия. Старый добрый «Новичок».

Россия. Великобритания > Армия, полиция > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674427 Алексей Анпилогов


Сирия > Армия, полиция > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674416 Леонид Ивашов

ГИБКОСТЬ

Сирийцы подбили еврейский самолёт, русские умиротворяют Даръа

Гибкость - гибкость движений. Гибкость стана. Изворотливость, способность легко приспособляться к обстоятельствам, успешно разрешать разнообразные, частые затруднения. Он проявил достаточную гибкость в этом щекотливом деле.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

В последние дни целый ворох сведений пришёл из Сирии. Самое свежее: сирийская ПВО подбила израильский военный самолёт, который атаковал авиабазу Тифор в провинции Хомс, об этом сообщает САНА: «системы ПВО отразили агрессию Израиля, сбив некоторое количество ракет и подбив один из атакующих самолётов, вынудив остальные покинуть воздушное пространство». Здесь обращает на себя внимание, что про ракеты пишут «сбив», а про самолёт — «подбив». То есть, видимо, он не был уничтожен, а только повреждён.

Всё это происходит на фоне успехов государственной армии Сирии — соответственно, и российских военных. В провинции Даръа (Дераа) лидеры вооружённых формирований согласились прекратить боевые действия. Это сообщает Минобороны России в своём бюллетене. Договорённости достигнуты по результатам переговоров при посредничестве российского Центра по примирению. Это происходит, естественно, не по доброй воле боевиков так называемой «сирийской свободной армии» и других бандформирований, а из-за того, что армия Асада действительно имеет за последние недели ряд очень крупных успехов на границе с Иорданией и Израилем. Так, например, на днях взяли под контроль переход с Иорданией «Насыб».

Естественно, Израиль (и США, которые стоят за ним) безрадостно смотрит на укрепление государственности на юго-западе Сирии, в районах, которые граничат с Израилем. Поэтому, видимо, мы и узнали ещё в мае о том, что в Конгресс Соединённых штатов внесён законопроект о признании Голанских высот (это оккупированная территория, которая принадлежит Сирии, но уже много десятилетий удерживается израильтянами) неотъемлемой частью Израиля.

Ещё 1 июля евреи перебросили на границу с Сирией дополнительные бронетанковые и артиллерийские части, как они сообщают, «на фоне возобновившихся действий в сопредельных районах соседнего государства». Цахаловцы говорят, что «усиление группировки на Голанских высотах носит характер мер предосторожности и не меняет политики невмешательства в ситуацию в соседней стране». Да, хорошее невмешательство, конечно — регулярно запускать туда ракеты и самолёты...

Ну и, наконец, информация от 6 июля: тысячи сирийцев за последние дни и недели бежали от боевых действий, разгоревшихся в южных районах страны, на границу с Израилем, рассчитывая найти там безопасность и помощь. Евреи к себе, естественно, не пускают, но перебрасывают в палаточные лагеря на другой стороне десятки тонн гуманитарных грузов. Здесь, конечно, возникает вопрос: что это за беженцы такие и что это за гуманитарные грузы — не в кавычках ли они?

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Первое. Подчеркну, что на сирийском пространстве, на сирийском фронте столкнулись две стратегии, у которых совершенно разные цели и задачи. Никакой стихии в сирийском процессе не происходило: была спланирована операция, а инициаторами этой операции выступали именно Соединённые штаты, Израиль и Турция. Их цели были очевидны: «раздолбать» Сирию, разрушить стабильность сирийского государства и превратить его в некое подобие Ирака, Ливии — в такую территорию, где постоянно шли бы боевые действия. И не только внутри самого государства (здесь в Сирии как раз не особенно получалось), а за счёт формирования организаций боевиков, типа ИГ, ан-Нусры (запрещены в России — ред.) и других, подпитывая их, провоцируя, подталкивая к военным действиям, чтобы сирийский котёл всё время кипел.

Больше всего в этом был заинтересован, конечно, Тель-Авив. Потому что, когда арабы воюют с арабами, мусульмане с мусульманами — это самая лучшая ситуация для Израиля. «Вы воюйте, мы будем в этот пожар подбрасывать дровишек, помогать в этом процессе будут американцы— и всё. Сражайтесь до последнего мусульманина, до последнего араба». Израиль в такой ситуации чувствует себя в безопасности. Можно дискутировать, кто главным был зачинщиком в этой операции — Израиль или США? — но, скорее всего, это единое целое. Турция решала свои частные задачи: отхватить часть территорий — нефтеносных, плодородных территорий. Ну а Катар, Саудовская Аравия — это были вспомогательные элементы.

И вдруг сирийское государство первоначально выстояло, а в критический момент активно вмешались Россия и Иран. Где-то за спиной ещё и Китай маячит, по крайней мере тоже оказывая поддержку сирийцам, значит, где-то косвенно и нам. Налицо схватка двух мощных сил. И сегодня мы видим, что ситуация всё же тоже разворачивается в пользу законной власти Башара Асада, в пользу России. Тем более, что треугольничек, который был запущен от нас — Москва-Тегеран-Анкара, — начинает работать и против Израиля, и против США.

Итак, Израиль и США спланировали операцию, нашли спонсоров этой операции, сформировали огромные массы террористов — и вдруг они проигрывают. Впервые проигрывают после распада Советского Союза! Естественно, что просто вывесить белый флаг и прекратить эту операцию они не могут по различным причинам. И военно-стратегическим, и чисто внутриполитическим, и даже геополитическим. И поэтому сегодня идёт схватка: какая всё же линия победит в Сирии? На примирение? Мягкость Дамаска казалась мне опасной, когда я встречался с Башаром Асадом. Но эта его мягкость, чрезмерная гибкость сегодня работают. Плюс российский Центр примирения, российская политика на Ближнем Востоке переламывают ситуацию в пользу возвращения Сирии к стабильному восстановлению своей государственности, развитию и т.д. И поэтому сегодня можно ожидать (и это мы наблюдаем) попыток переломить ситуацию со стороны США и Израиля (и Турции в какой-то мере, хотя Турция здесь как бы во втором эшелоне, решает частные задачи). И развязать новый этап внутрисирийской войны с последующим привлечением боевиков и прямой агрессии — по крайней мере, со стороны Израиля.

Эта схватка будет ожесточаться — тем более в преддверие встречи Путина с Трампом. Конечно, каждая из сторон хочет и пытается (Россия, может быть, в меньшей степени) иметь сильные позиции.

То, что произошло с израильским самолётом, это, скорее всего, реальность, а не элемент информационной войны. Я вообще положительно отмечаю действия сирийского руководства в информационном поле. На фоне западной, турецкой, израильской информации Сирия действует правдиво. Здесь на вооружение взята правда. Не преувеличивают многого, но говорят то, что произошло в реальности. Да, действительно, по израильским самолётам в каждом их налёте сирийцами ведутся боевые стрельбы, боевые пуски — это реальность. То есть Сирия, несмотря на сложную ситуацию, не сдаётся, демонстрирует готовность к сопротивлению. Это факт.

Теперь о том, что касается Эль-Кунейтры и Голанских высот. Понятно, что высоты — это стратегически важный объект снабжения значительной части и Сирии, и Израиля водными ресурсами. Именно там расположены мощные водохранилища. Этот горный массив — важный стратегический объект,. Эль-Кунейтра лежит в долине, постоянно обстреливается. Туда вводили миротворцев, в том числе наших, мне доводилось не раз там бывать. Видел, во что превратили город израильтяне. Видел, что всё время на Голанских высотах находится достаточно мощная группировка евреев. Израильтяне никогда не планировали и не планируют отдать Голаны добровольно. Сейчас уже пригласили в помощь Трампа, чтобы он заявил о принадлежности Голанских высот государству Израиль. Даже на фоне других шагов — с Иерусалимом как «столицей» Израиля — голанская точка напряжения может быть главной. Потому что именно здесь граница Израиля и Сирии, а также так называемые «беженцы» — я сознательно пищу это слово в кавычках.

Скорее всего, основная масса беженцев — это реальные люди, уставшие от военных действий. Но всегда в ряды беженцев будут внедряться боевики. Чьи они будут, сказать сложно. Но то, что боевики, противостоящие сирийскому руководству, там будут — это однозначно. Израильтяне их на свою сторону, естественно, не пустят. Потому что часть беженцев могут солидаризироваться с палестинцами, с Хезболлой и т.д. А вот за те поселения, которые на сирийской территории, будет вестись борьба. Американцы полезут со своей помощью, евреи — чтобы создать там боевые отряды и чтобы в любой момент можно было спровоцировать стычки между Израилем и Сирией. Скорее всего, история с беженцами задумана именно для этих целей. По сути дела, израильтяне попытаются создать буферную зону между Голанскими высотами, Эль-Кунейтрой и в целом сирийской территорией. Чтобы всегда можно было там устроить провокации, потом обстреливать своей артиллерией сирийские подразделения — как они и раньше делали.

Можно ли подозревать, что под видом так называемой гуманитарной помощи прячутся не только консервы и мука, но и так называемые «маслята» и «стволы»? По-другому, собственно говоря, не бывает. И в том, что сбрасывали американцы якобы для иракских беженцев, вдруг оказывалось оружие — пусть и старенькое, но оружие. Так что это однозначно, это уже работа спецслужб. Я думаю, что иранцы безразличными не останутся.

То, что 1 июля израильтяне перебросили на границу с Сирией дополнительные бронетанковые и артиллерийские части — это беспокойство за собственную безопасность, и цель переброски оборонительная? Либо, наоборот, в какой-то момент цахаловцы способны перейти к сухопутным наступательным операциям?

Я бы говорил здесь даже немножко масштабнее. Весьма вероятна попытка дестабилизации Ирана и в том числе военный удар. С одной стороны, израильтяне страхуются, чтобы подразделения Хезболлы, сирийской армии не предприняли каких-то действий по освобождению Голанских высот. А с другой стороны, не исключаю: если мирный процесс не удастся остановить мелкими провокациями (типа «химического оружия»), то израильтяне перейдут в наступление на сирийскую территорию, и тогда уже я вижу головным здесь Израиль. Потому в Конгрессе США — преобладание еврейских интересов. А теперь представим: израильтяне перейдут в наступление, и американцы обязаны будут вступиться за своего союзника. Значит, американцы или кому-то прикажут из стран НАТО атаковать в пешем строю, сами окажут авиационную и поддержку томагавками; или американцы открыто вмешаются в сирийский процесс. Потому что Сирия сегодня решают судьбу Большого Ближнего Востока. И я убеждён, что есть план большой ближневосточной войны, когда будут наноситься удары по Ирану. Туда однозначно подключатся и Саудовская Аравия, и Израиль. Будут «ломать» Турцию, чтобы рассорить Турцию и Иран. Это большая игра. Меньшая, что ли, составная часть этой игры — это начинать новый этап войны уже с непосредственным участием США, союзников США, Израиля против Сирии. Эта попытка свержения режима Башара Асада и ведение боевых действий на территории Сирии не оставят Иран и Россию в стороне. И вот, пожалуйста, большая война — она может начаться именно здесь.

А теперь ближе к нам. Все мы помним просто оскорбительный визит Нетаньяху в День Победы. С одной стороны, он ознаменовался чуть ли не воинскими почестями главе Израиля на Красной площади. А с другой стороны, в тот же день (и в предшествовавшую ночь, и в ночь последовавшую) Израиль бомбил Сирию. Два раза — не поскупился. Тогда многим казалось, что у нас уже нет никакой собственной политики и даже нет национальной гордости. Многие наблюдатели говорили, что сирийская армия (естественно, под мозговым руководством России) никогда не сунется на границу с Израилем. Юго-запад Сирии останется неприкосновенным для наших сил — именно потому, что Москва так зависит от Израиля и так его боится. И вдруг мы видим обратную картину. Мы видим успешные боевые и дипломатические действия ровно на границе с Израилем. То есть получается, что наше руководство в этом смысле расколото? Олигархи коллективно совершают восхождение на гору Сион и не просто подыгрывают Израилю, а являются его важнейшей частью. А с другой стороны, армия плевать хотела на всех этих фридманов — и гнёт свою линию. То есть с помощью одной руки власти израильское лобби творит в России всё, что хочет. Одновременно Россией предпринимаются такие шаги, которые в Израиле, естественно, воспринимаются как антиизраильские. Какова же расстановка сил внутри нашей страны на израильском направлении?

Слава Богу, в армии влияние Тель-Авива минимальное. Армия всё же некий самостоятельный, (да, под политическим контролем, а где-то и под политическим управлением) элемент нашего общества, нашего государства. Армия сегодня получила задачу. И армию выходки Нетаньяху оскорбили так же, как оскорбили весь наш народ. И более, можно сказать, ощутимо оскорбили. Поэтому сегодня очень опасно выступить и этим олигархам, и даже Кремлю против действий российской армии. Это всё же вооружённая организация в нашем государстве — и сегодня достаточно эффективная. Армия ведь в любой момент — это и в истории нашей страны бывало, и во многих странах — просто возьмёт и открутит кому-то голову. Это, безусловно, учитывают и олигархат, и Кремль. И даже «наше» правительство учитывает, что армия сегодня — это не сердюковский вариант, когда люди, недовольные тем, что происходит с армией, писали рапорта и уходили. Сегодня значительная часть офицерского корпуса прошла боевые действия. Вокруг как бы крутятся элементы национального предательства, унижения, всё это есть. Но армия пока стоит, держится, и влияние на армию сегодня со стороны и Израиля, и со стороны нашего внутреннего хасидского еврейства сегодня не столько велико. Это при Сергее Иванове, когда он был военным министром, вдруг подписали директиву, что хасидские раввины имеют доступ в любую часть и готовы вести пропаганду, читать проповеди и т.д. Сейчас этого нет.

Сирия > Армия, полиция > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674416 Леонид Ивашов


Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский

Россия должна признать, что использует наемников

Солдаты удачи больше не молчат о своей службе на Украине, в Сирии и других странах.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Кремль не смог скрыть использование наемников в ходе своих военных интервенций, потому что предоставляющие многих солдат по найму крайние националисты открыто обсуждают их роль. Благодаря этому и другим соображениям Россия, вероятно, в конечном итоге признает, что прибегает к помощи частных войск.

5-го июля Евгений Шабаев, крайне левый националистический активист и атаман московского казачьего общества, потребовал, чтобы бойцы частной военной компании, участвующие в операциях в Сирии, Центральноафриканской Республике, Судане, Йемене и Ливии были официально признаны ветеранами. На данный момент российское правительство не признает даже существование вышеозначенных компаний.

В заявлении, подписанном Шабаевым и двумя другими националистическими деятелями — отставным генералом Леонидом Ивашовым и отставным полковником Владимиром Петровым, — утверждалось, что «руководители частных военных компаний („Патриот", „Вагнер" и другие) получают государственные награды лично из рук президента России». Но даже несмотря на то, что Кремль обеспечивает компаниям выгодные коммерческие уступки в странах дислокации, их бойцы в случае боевых ранений от правительства никакой помощи не получают. Вместо этого, утверждается в заявлении, за ними следит полиция и внутренние контрразведывательные службы, а семьи погибших бойцов вынуждают молчать.

Шабаев, один из нескольких националистических активистов, сообщивших о гибели множества российских наемников в февральском столкновении с американскими войсками в Сирии, заявил, что ближайшее окружение президента Владимира Путина учреждает военные компании для личной выгоды, но для вооружения и обучения солдат использует ресурсы российской армии и правоохранительных органов.

Российские националисты представляют собой основной источник добровольцев для частных военных компаний и неофициальных подразделений, воюющих на востоке Украины под небрежным контролем Кремля. Многие националисты имеют боевой опыт или, по крайней мере, служили в армии; воюют они не только за деньги, но и из соображений поддержки политики России. Кремль это вполне устраивает: для военных авантюр ему нужно самоотверженное пушечное мясо. Единственная загвоздка в том, что националисты истинными поклонниками Путина не являются, считая его режим чересчур продажным и трусливым в плане защиты национальных интересов страны. Именно поэтому они не могут помалкивать о том, что делают в тех странах, где российских войск быть не должно.

У Кремля есть, конечно, еще один важный источник человеческих ресурсов для своих операций: военнослужащих отправляют в неофициальные театры военных действий на время «отпуска». Эти люди не склонны жаловаться, поскольку, будучи солдатами, имеют право на достойное медицинское обслуживание и другие льготы. Но они — как и семьи погибших в войнах — тоже необязательно станут держать язык за зубами.

После первоначального этапа отрицания на могилах убитых на Украине российских десантников появились надгробия с фотографиями в униформе и с указанием дат, однозначно указывающих на то, где именно они погибли. 4-го июля офицер Олег Леонтьев, которого судят за халатность, повлекшую за собой смерть военнослужащего, попросил снисхождения на том основании, что принимал участие в боевых действиях «на территории соседней страны, где нас якобы не было».

Российский опыт ведения войн с участием нерегулярных формирований и «находящихся в отпуске» военнослужащих показывает, что отрицание не имеет ничего общего с реальностью. Рано или поздно причастность к данному вопросу правительства всплывает на поверхность. И когда это происходит, все вовлеченные в конфликт российские силы сваливают, как правило, в одну кучу. США, например, предполагают, что все россияне в зоне боевых действий принадлежат российской армии, хотя официально американские военные заявлять подобное не станут.

В Сирии американские войска продолжают время от времени сталкиваться с силами, не поддающимся, по их словам, идентификации. В подобных случаях с целью исключения конфликтных ситуаций они обращаются к российскому военному командованию.

В интересах Путина было бы прекратить попытки хранить уже разоблаченные секреты и признать существование частных военных компаний. Недвусмысленное отделение их от официальных вооруженных формирований может принести пользу в контексте разрешения конфликтных ситуаций. Также это создало бы новую возможность правдоподобно отрицать свое участие — грань между частной инициативой и государственными интересами в тех областях, где данное различие носит малопонятный характер. Даже Америка свои частные военные компании скрывать не пытается.

6-го июля пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил, что в случае поступления в Кремль официального обращения о необходимости признания бойцов частных военных компаний ветеранами, он передаст его Министерству обороны «для проработки и выработки каких-то основополагающих подходов». До официального признания по-прежнему далеко, поскольку для подготовки новых правил необходимо будет внести изменения в российский закон, приписывающий наемному труду криминальный характер. Однако Кремль, как представляется, не настаивает на продолжении отрицания важной части своей военной стратегии.

Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670485 Леонид Бершидский


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670477 Артем Сытник

Насколько плохи дела с коррупцией на Украине?

Юлиан Рёпке (Julian Röpcke), Bild, Германия

Украина ведет сейчас борьбу сразу на двух фронтах: в Донбассе против кремлевских войск, а на остальной территории против всепоглощающей коррупции. Борьба с коррупцией поручена Артему Сытнику, который с 2015 года руководит независимым Национальным антикоррупционным бюро Украины — НАБУ. В интервью нашему изданию он открыто рассказал о том, как ведущие политики страны вставляют ему и его коллегам палки в колеса.

Бильд: В поисках информации об успехах вашего ведомства за этот год я наткнулся, в первую очередь, на сообщения о проблемах и спорах с украинским правительством. Писали даже, что вас пытались снять с должности. Как вам удается работать в таких условиях?

Артем Сытник: Все, кто наблюдал за протестами на Майдане в 2013 и 2014 годах, видели, что главной проблемой Украины была коррупция — и борьба с ней. Коррупция возникла не при тогдашнем президенте Януковиче, но именно при нем она достигла своего апогея. Поэтому и начались протесты и революция следом за ними. Хуже всего то, что после «Майдана» нынешняя политическая элита играет по тем же самым правилам, что и прошлая. Поэтому под давлением общественности и иностранных государств и было создано мое ведомство — НАБУ. Тогда элита еще не подозревала об опасности, которую впоследствии повлек за собой этот шаг. Но когда мы арестовали первых политиков, элита как бы «проснулась» и стала нам сопротивляться.

— И это сопротивление привело к тому, что было решено ограничить ваши полномочия, не так ли?

— Да, такие попытки были с самого начала. Самая мощная атака против нас была предпринята в декабре, когда в парламент был внесен законопроект, который серьезно облегчил бы мою отставку. Эта попытка провалилась, потому что против выступили гражданское общество и наши международные партнеры.

— Тем не менее, есть ощущение, что давление на вас растет. Власти пытаются «перевести» антикоррупционные «часы» на время до 2014 года?

— (глубокий вздох) Трудно сравнивать. Сегодня коррумпированные чиновники боятся нашей работы. Они, так сказать, «вышли из зоны комфорта». Но этот их страх приводит также к тому, что они пытаются ухватить сразу все, до чего могут дотянуться. Это сравнимо с обострением болезни.

— Но этот страх перед вами оправдан? Будут ли в дальнейшем новые громкие аресты?

— Мы затронули уже все чиновничьи группировки. Мы активно расследуем коррупционные преступления, совершенные высокопоставленными чиновниками. Исключение составляет лишь действующий президент, действия которого мы не можем контролировать. До сих пор нам удалось «расшатать» эту своеобразную «ВИП-касту», но это была лишь тактическая победа. А стратегическая победа возможна лишь тогда, когда все расследуемые дела дойдут до судов, в рамках которых будут вынесены справедливые приговоры. К сожалению, в настоящий момент наша судебная система не позволяет нам всего этого.

— Поэтому вы и требуете создания специальных антикоррупционных судов, где судьи не будут «заболевать» по политическим мотивам или просто не являться на заседания. Вы в принципе можете бороться с коррупцией при нынешней судебной системе?

— Если бы нынешние суды имели такие полномочия, мы бы не дискутировали уже два года о том, когда, наконец, будет осужден кто-то из чиновников. Так что единственная надежда связана с введением антикоррупционного суда. До сих пор все начатые процессы свидетельствуют о том, что при нынешней системе у нас нет шансов на успех. Официально судебная реформа должна длиться пять лет, но мы не можем ждать так долго! На Украине нет проблем с осуждением продажных чиновников «деревенского» уровня. Но это ничего не дает на более высоком уровне, потому что импульс должен поступить с самого верха.

— В 2019 году на Украине состоятся выборы. Будет ли к тому моменту осужден хотя бы один чиновник, коррумпированность которого вы доказали?

— Я не могу делать такие прогнозы. Следственные действия продолжаются, но удастся ли еще до выборов отправить за решетку какого-нибудь депутата, я затрудняюсь сказать. Но наши обвинительные заключения должны быть сформулированы еще до суда.

— Это, откровенно говоря, не слишком хорошо. Вы согласны с теми, кто утверждает, что Украина сейчас так же коррумпирована, как Россия?

— Я согласен с критикой, что Украина недостаточно жестко борется с коррупцией. Но при пророссийском президенте Януковиче отдать под суд лиц из его окружения было совершенно немыслимо, подобно тому, как нам это удалось сделать с руководителем таможенной службы, заместителем министра обороны или сыном главы МВД. К сожалению, коррупция на Украине имеет настолько мощные корни, что до сих пор нам не удается бороться с ней в полную силу. Потому что власть имущие контролируют СМИ и имеют иные ресурсы, чтобы оказывать на нас давление. Эта ситуация очень выгодна для российской пропаганды, которая изображает нас страной, где ничто не работает и не изменяется в лучшую сторону. Поэтому мы продолжаем нашу работу.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670477 Артем Сытник


США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО Столтенберг побеседовал с «Хюрриет»: вклад Турции незаменим

Ипек Ездани (İpek Yezdani), Hürriyet, Турция

Накануне саммита НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг в письменной форме ответил на вопросы «Хюрриет» (Hürriyet). Говоря о новых шагах, которые готовится сделать НАТО, Столтенберг отметил: «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас».

В преддверии саммита глав государств и правительств стран НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сделал важные заявления для «Хюрриет». По словам Столтенберга, в рамках решений, которые будут приняты на саммите, Североатлантический альянс создаст два новых командования, структура альянса пополнится персоналом численностью 1200 человек и силами в составе 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней, а также будет создана новая учебная миссия в Ираке. «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас», — отметил Столтенберг.

«Хюрриет»: Отмечалось, что Турция готовится принять большее участие в новой стратегии НАТО, которая будет определена на саммите альянса. Сообщалось, что в 2021 году Турция возьмет на себя командование Объединенной оперативной группой повышенной готовности (VJTF). Какую еще роль, кроме этого, будет играть Турция?

Столтенберг: На саммите мы создадим два новых командования, которые будут обеспечивать оперативное размещение войск НАТО в Атлантике и Европе. Кроме того, мы увеличим нашу командную структуру на 1200 человек и оживим командование. Более того, мы повысим оперативность сил НАТО, чтобы они могли находиться в нужном месте в нужное время. В рамках «Инициативы готовности НАТО», которую мы называем «4 по 30», мы к 2020 году сформируем 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней. На саммите мы также примем решение о создании новой учебной миссии НАТО в Ираке. Это будет служить поддержкой в войне против терроризма и препятствовать повторному появлению ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым. Турция в настоящее время играет большую роль в обеспечении нашей общей безопасности, включая содействие, которое она оказывает войне против ИГИЛ в рамках операций НАТО. Турция делает очень многое для нашего альянса, и эта поддержка чрезвычайно ценна.

— Каково значение VJTF, командование которыми Турция возьмет на себя в 2021 году?

— Передовые силы НАТО или иначе — VJTF являются одним из компонентов расширенных Сил быстрого реагирования НАТО, численность которых была увеличена до 40 тысяч человек. VJTF — многонациональная бригада, состоящая из пяти тысяч человек. В ее состав входят части сухопутной, воздушной, морской поддержки, а также силы специального назначения. Это будет военное соединение, готовое к развертыванию в течение нескольких дней. Командование ею поочередно возьмут на себя Турция, Франция, Германия, Италия, Польша, Испания и Великобритания. А это еще один пример ценного вклада Турции в обеспечение евроатлантической безопасности.

— Беспокоит ли НАТО тот факт, что Турция покупает системы противовоздушной обороны С-400 у России?

— Каждый союзник сам принимает решение о том, какое вооружение купить. Для НАТО важно, чтобы используемые союзниками вооружения были способны взаимодействовать. Для НАТО главное — совместимость наших военных сил при осуществлении наших операций и миссий. Покупка вооружений у стран-союзников, как правило, усиливает взаимодействие и безопасность. В этой связи я приветствую, что между Турцией и франко-итальянским консорциумом был подписан меморандум о взаимопонимании по совместному производству систем противовоздушной обороны.

— Существуют предположения, что Турция отдаляется от НАТО и западного альянса. Насколько это верно? Какое значение Турция имеет для НАТО?

— Турция долгие годы является чрезвычайно ценным союзником НАТО по многим причинам. Не только в силу ее стратегического географического положения близ России и Черного моря, но и в то же время ввиду того, что она граничит с Ираком и Сирией на юге, а также в связи с большим вкладом, который она вносит в нашу общую безопасность. Мы видим, что Турция переживает непростой период с точки зрения безопасности, и НАТО солидарна с Турцией. Гарантия безопасности, закрепленная в пятой статье нашего договора, лежит в основе нашего альянса, а это значит, один за всех и все за одного. Мы поддерживаем Турцию мерами безопасности, включая самолеты наблюдения AWACS, военно-морское патрулирование, учения. В этом году по просьбе Турции мы продлили еще на один год дислокацию систем противовоздушной и противоракетной обороны, которые мы разместили в 2013 году для защиты рубежей Турции от угроз, исходящих с территории Сирии. НАТО за многие годы вложила миллиарды с целью финансирования развития военной инфраструктуры Турции. Следовательно, НАТО важна для Турции, а Турция — для НАТО.

США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668901 Николай Маломуж

Россия готовит новый плацдарм для наступления на Украину: что делать

Николай Маломуж о ситуации на Азовском море

Николай Маломуж, экс-глава Службы внешней разведки Украины, Апостроф, Украина

Сегодня Россия пытается занять стратегические позиции в прилегающей к Черному морю акватории вокруг нашего государства. Поэтому, наряду с усилением позиции в самом Крыму (речь, например, о новейших комплексах С-400), они наращивают присутствие в море, особенно там, где нет линии разграничения. Россия очень удачно пользуется соглашением от 2003 года о совместном использовании Азовского моря. В свое время мы на Совете безопасности и обороны ставили вопрос президентам (сначала Кучме, а потом — Ющенко) относительно четкого определения границы в Азовском море.

В 2003 году, во время конфликта вокруг Тузлы, а затем в 2008 году ставился вопрос о новых сценариях конфронтации, особенно в период войны с Грузией. Четкая граница в Азовском море была чрезвычайно актуальной, этот вопрос поднимали как военные, так и дипломаты. На тот период и президент Кучма, и Ющенко не могли этого решить даже на самом высоком политическом уровне. Почему? Потому что Российская Федерация решила не устанавливать никаких границ — им было удобно вроде бы совместно использовать море, но, обладая чрезвычайно мощными вооруженными и военно-морскими силами, они имели преимущество. Мы готовили средства противодействия, но на период начала войны Россия приступила к прямой реализации сценария блокировки нас с позиции Азовского моря и усиления военного присутствия. Все для того, чтобы в случае масштабной конфронтации иметь плацдармы наступления с моря, например, на Мариуполь и другие регионы.

Речь идет также об обесценивании нас как морской торговой державы — это удар по нашей торговле и дискредитация нас в глазах международных партнеров. Каким образом? Здесь постоянно останавливают, задерживают, осматривают корабли, есть угроза ареста. Под предлогом того, что после ареста «Норда» они защищают свои корабли, Россия начала аресты и задержания, используя при этом новую технику. Все это — признаки того, что Россия ползуче берет под контроль эту акваторию.

Из-за таких действий россиян ряд наших партнеров из-за рубежа уже ограничивает торговые возможности на перспективу, думает, заключать ли в дальнейшем контракты. Это еще один удар по нашей экономике. Россия пытается показать, что именно она в этой акватории будет определять приоритет для иностранных государств, то есть захочет — будет осматривать суда, захочет — ослабит режим.

Мы можем применить различные международно-правовые методы, в первую очередь — морское право относительно сопровождения этих судов и недопущения их осмотра без уважительных причин. Например, должны быть явные данные, что на борту есть террористы или контрабанда. Также надо поставить вопрос относительно четкого разграничения, чтобы мы имели свои воды. Мы имеем предварительные предложения по делимитации, согласованные с Россией.

Следующая составляющая — это установление нашей свободной экономической зоны, ведь, согласно морскому праву, мы имеем зону в пределах территориальных вод, поэтому это надо определить. Есть международные нормы, и нам нужно принять решение относительно разграничения и территориальных вод Украины — как шельфа, так и свободной экономической зоны. Это обеспечит свободный доступ судов. А если Россия не будет этого соблюдать, то мы, в случае наличия всех необходимых документов и законов, имеем право применять силу, устанавливать режим контроля над акваторией. И если бы российские суда пытались пройти ее, это было бы поводом применить силу.

Сейчас, учитывая, что позиция по разграничению Азовского моря неопределенная, мы можем брать под охрану важные иностранные суда — и пусть тогда россияне попытаются применить силу. Можно также объявить зону военных учений на море, это станет причиной для России и других стран не заходить туда, ведь никто не имеет права этого делать. Мы можем проводить обучение перманентно и таким образом ограничить деятельность российского флота. Если они откровенно пойдут на конфронтацию, то это уже практически война. Исходя из различных соображений, Путин в этой ситуации не рискнет идти на полномасштабный конфликт, чтобы не допустить противостояния со странами НАТО и глобальными партнерами, которые могут прекратить политику невмешательства и применить не только политические рычаги, но и военную силу. Это крайний вариант, ибо в таком случае Россия может натолкнуться не просто на малоэффективные санкции, а на полное блокирование финансовой системы. Сегодня США и Европа относятся к Москве более-менее лояльно: введены санкции, звучат заявления о том, что Россия должна уменьшить аппетиты относительно Украины, Сирии и в других регионах, однако эффективного противодействия нет. Поэтому в ситуации с Азовским морем надо полагаться на собственные силы: установить правовые и территориальные рамки, защищать судна, усилить наши военные позиции в регионе в противовес РФ. Это тот формат, который позволит сдерживать ее от агрессивных действий там.

Стратегически они уже предвидели, что надо взять этот регион под контроль и использовать неопределенный правовой статус Азовского моря относительно Украины и России, а поводом для активных действий по подготовленному сценарию стало задержание корабля «Норд».

Правовой статус Азовского моря

До 2003 года статус Азовского моря был вообще не определен, ставился вопрос о том, чтобы провести линию разграничения. Этого не сделали как раз по вине РФ — она принципиально не хотела, чтобы мы установили свои режимы и имели полный контроль над своей долей территории Азовского моря. В России боялись, что мы будем задерживать российские суда или будем заставлять их платить пошлины и прочее. Конечно, им было бы это невыгодно, и в период «кольчужного скандала» Путин использовал ситуацию в отношении Кучмы, на которого активно давили США за якобы продажу «Кольчуг» Ираку. Такого на самом деле не было, но Запад был настроен против Украины. Тогда, понятно, Путин предложил альтернативный вариант, мол, мы же «братские народы», поэтому давайте не спорить из-за линии разграничения, а совместно использовать Азовское море. Понятно, что президент Украины пошел на это, хотя такой подход в принципе неправильный.

Мы ссылались на принципы международного права, наши аргументы базировались на опыте разных стран мира. Вопрос о четких границах поднимался нашими МИД, СБУ, разведкой. Но Россия использовала не очень благоприятную для Украины ситуацию с «кольчужным скандалом» и прижала на высшем политическом уровне, чтобы мы вышли на другую формулу — совместное использование, раз мы никак не могли выйти на четкое определение границ.

Сейчас стоит вопрос о денонсации соглашения от 2003 года, определения территориальных вод Украины нашим законодательством и предложение новой сделки, которая бы предусматривала четкое разграничение с учетом сегодняшних отношений с Россией. То есть о совместном использовании моря речи быть не может. Когда мы отсчитали все позиции по параллелям и меридианам, Россия их не отрицала, а просто проигнорировала подписание.

Если Россия не согласится, будем устанавливать границу в одностороннем порядке, как на суше. Например, в 2014 году мы начали строить защитные укрепления, и Россия не была против. Почему? Потому что они уже были согласованы и определены на картах, просто не было реальных защитных полос, физического и технологического разграничения. Мы это сделали — и что? Россия ничего не сделала, а должна была согласиться, потому что все происходило в соответствии с международным правом и предыдущими двусторонними соглашениями.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668901 Николай Маломуж


США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг

Партнеры США по НАТО наращивают военные бюджеты

В 2014 году лишь три члена НАТО тратили на оборону свыше 2% ВВП. В этом году, согласно нашим ожиданиям, на этот уровень выйдут уже восемь стран.

Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg), The Wall Street Journal, США

Брюссель, город, который я зову своим домом с тех самых пор, как стал генеральным секретарем НАТО в 2014 году, находится всего в нескольких часах езды от мест кровопролитнейших боев 20-го века.

Во многих из них, например, при осаде Бастони или битве за Неймеген, исключительную доблесть проявили американские солдаты. Европейцы будут вечно благодарны тем, кто сложил свои жизни, возвращая свободу на наши земли.

Североатлантический альянс был создан в 1949 году, чтобы мы могли ручаться, что мировая война больше не повторится никогда. Деятельность альянса стала гарантом беспрецедентного периода мира и благополучия для жителей Северной Америки и Европы.

Партнерство США и НАТО — одно из теснейших в мире, оно несравнимо с союзами других сверхдержав. В своей совокупности 29 стран-членов альянса представляют собой значительную экономическую и военную мощь.

Однако, несмотря на все достижения НАТО, мы не имеем права почивать на лаврах. Перед лицом наиболее опасной и сложной ситуации на памяти поколения, мы обязаны вкладывать больше в дело нашей коллективной обороны. Для обеспечения безопасности в условиях непредсказуемого мира мы должны делать все, что в наших силах.

Все союзники это понимают. На саммите НАТО в 2014 году мы договорились прекратить урезание военных бюджетов, повысить расходы на оборону и в течение десяти лет достигнуть уровня в 2% ВВП.

И это обязательство в силе и постепенно выполняется. После долгих лет забвения члены НАТО наконец-то прекратили практику урезания и увеличили ассигнования на национальную оборону. В прошлом году совокупный военный бюджет союзников вырос на 5,2% — и в реальном исчислении это крупнейший рост за последнюю четверть века. В 2018 году расходы на оборону снова вырастут — четвертый год подряд.

В 2014 году двухпроцентному критерию отвечали всего три страны — США, Великобритания и Греция. В этом году таких стран станет уже восемь — к ним прибавятся Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния. Кроме того, большинство союзников планирует выйти на двухпроцентный уровень к 2024 году, и альянс на верном пути. Да, остается пройти еще долгий путь, однако нам уже удалось переломить ситуацию с расходами на оборону.

Президент Трамп никогда не скрывал своей позиции по этому вопросу, и, встречаясь с ним в Белом доме в мае этого года, я выразил свое одобрение его лидерским качествам. Рост военных бюджетов стран НАТО на протяжении полутора последних лет говорит о том, что его усилия не напрасны.

Доверие к НАТО со стороны союзников и уважение со стороны потенциальных противников зависят от нашей способности делить бремя расходов по-честному. В преддверии саммита, который пройдет 11-12 июля в Брюсселе, я старался донести эту мысль всякий раз, когда встречался с лидерами союзнических государств.

Однако простой рост расходов на оборону — лишь часть уравнения. Инвестиции союзников при этом должны пойти на ключевые области. Подписавшись на двухпроцентный уровень оборонных расходов, лидеры НАТО также пообещали довести долю затрат на закупку новой военной техники, к примеру, военных самолетов, танков и боевых кораблей, до 20%. Таким образом, траты НАТО на закупку нового оборудования выросли на 18 миллиардов долларов по сравнению с 2014 годом.

Наряду с этим возросла и активность сил НАТО — для обеспечения коллективной безопасности предпринимаются все новые и новые действия во многих местах земного шара. Силы НАТО продолжают тренировать афганские спецслужбы с тем, чтобы вернуть государству стабильность и создать условия для национального примирения. В этой связи контингент НАТО увеличился с 13 тысяч в прошлом году до 16 тысяч. За прошлое десятилетие страны НАТО выделили на поддержку армии Афганистана свыше двух миллиардов долларов. Я рассчитываю, что на грядущем саммите лидеры союзников продлят свою поддержку и после 2020 года.

Силы НАТО также ведет подготовку иракских войск, и на саммите будет объявлено о новой миссии, консолидирующей эти усилия. Сотни инструкторов НАТО будут тренировать иракских солдат с тем, чтобы обеспечить безопасность их государства и гарантировать, что «Исламское государство» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) больше не возвратится.

От Балканского полуострова до Северной Атлантики, от Черного моря до Балтийского, американские и европейские солдаты, моряки и летчики со всего альянса работают над тем, чтобы обеспечить безопасность наших стран. Это сотрудничество стало возможным благодаря тому, что у нас общие интересы, история и ценности — связи, сплачивающие нас, имеют глубокие корни.

Потому-то и была задействована статья 5 о взаимной защите — впервые со времен теракта 9/11. Потому-то сотни тысяч европейских и канадских солдат и прошли Афганистан бок о бок со своими американскими соратниками. Более тысячи из них сложили свои жизни во имя общей цели.

Не секрет, что между странами НАТО по прежнему имеются расхождения в таких вопросах как торговля, глобальное потепление и ядерный договор с Ираном. В прошлом нам всегда удавалось преодолеть разногласия. Две мировые войны и холодная война преподали нам серьезный урок: в единстве — наша сила и безопасность.

Господин Столтенберг — генеральный секретарь НАТО.

США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг


Россия. ДФО > Армия, полиция > mvd.ru, 9 июля 2018 > № 2667772 Владимир Прокопенко

В ответе за «пять Франций»

Здесь расстояние между населёнными пунктами может достигать полутора тысяч километров, а сотрудникам полиции порой приходится добираться на место происшествия сутками. О том, как несут службу в суровых климатических условиях якутские стражи порядка, и географических особенностях региона рассказывает министр внутренних дел по Республике Саха (Якутия) генерал-майор полиции Владимир ПРОКОПЕНКО.

- Владимир Николаевич, когда вы возглавили МВД по Республике Саха (Якутия), каковы были первые впечатления?

- Предложение о назначении в Республику Саха (Якутия) для меня не стало неожиданным. До этого 27 лет служил в органах внутренних дел в Ямало-Ненецком автономном округе. Регионы схожи между собой климатическими условиями арктической зоны, поэтому трудностей адаптации не возникло.

- Якутия - регион особый. Расскажите, с какими трудностями сталкиваетесь и как их преодолеваете?

- Наш регион - самый большой административный субъект не только в России, но и в мире. Здесь находятся три часовых пояса. Регион имеет крупнейшие месторождения золота, алмазов и других полезных ископаемых. Высокими темпами развивается нефтегазовый комплекс.

Но есть и другая сторона медали: периферийное географическое положение, суровые природные условия в зоне вечной мерзлоты, масштабность и труднодоступность территории, зависимость от сезонного завоза топлива и продовольствия.

Огромные расстояния, разбросанность населённых пунктов, их труднодоступность, отсутствие транспортного сообщения - всё это негативно отражается на проведении оперативно-следственных мероприятий.

К примеру, один населённый пункт может находиться от ближайшего другого на расстоянии сотен километров и даже часового пояса, а доступной формой сообщения между ними являются лишь так называемые зимники или экономически невыгодный воздушный путь. Нередко полицейским приходится сутками добираться через тайгу до места назначения. Большие проблемы испытываем с проведением экспертиз, основная часть которых осуществляется на базе Экспертно-криминалистического центра в г. Якутске. Транспортировка вещественных доказательств влечёт дополнительные финансовые расходы.

Все эти особенности были учтены руководством МВД и министром внутренних дел Российской Федерации Владимиром Колокольцевым при структурном построении территориальных органов и оптимизации штатной численности в ходе реформирования.

Также отмечу, что с момента назначения на должность у меня были установки не менять, а развивать достигнутое, особенно в плане материально-технического оснащения.

- По итогам I полугодия 2018 года МВД по Республике Саха (Якутия) по ведомственной оценке занимает 16-е место среди территориальных органов на региональном уровне. Каковы наиболее значимые результаты работы?

- Вдвойне отрадно, что в год празднования 300-летия российской полиции и 100-летия создания органов внутренних дел республики мы смогли занять высокую рейтинговую позицию среди 84 территориальных органов МВД России. Это пока лучший наш результат с момента введения системы ведомственной оценки.

В целом четвёртый год подряд МВД по Республике Саха (Якутия) удерживает один из самых низких уровней преступности среди субъектов России и Дальневосточного федерального округа. Благодаря эффективной профилактике правонарушений за последние несколько лет наблюдается устойчивая тенденция снижения практически всех видов общеуголовных противоправных деяний.

Если в качестве базового брать 2011-й год начала коренного реформирования системы органов внутренних дел, то в сравнении с этим периодом преступность в республике сократилась более чем на треть.

Из значимых результатов работы отмечу оперативно-разыскные мероприятия, успешно реализованные в июне этого года совместно с региональным УФСБ России. В итоге пресечена деятельность организованного преступного сообщества, действовавшего на территории г. Якутска с января 2016 года и специализировавшегося на создании сети незаконных игорных заведений.

В ходе проведения неотложных следственных действий изъяты 129 мониторов, 119 системных блоков, 45 игровых автоматов, документация, видеокамеры для скрытой видеозаписи, четыре сейфа, покерные столы и другое оборудование, а также свыше полумиллиона рублей.

По данному факту СУ СК России по Республике Саха (Якутия) возбуждено уголовное дело по ст. 210 УК РФ.

Все участники преступного сообщества установлены. В отношении организатора и двух его заместителей избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Кроме того, более пяти тысяч единиц ранее изъятого игрового оборудования будет уничтожено.

- Якутия находится очень далеко от материка. Насколько оторванность от Большой земли влияет на структуру преступности?

- Несмотря на удалённость республики, большой разницы в видах противоправных деяний и в целом в структуре преступности в сравнении с другими субъектами не наблюдается. Отличие в том, что не во всех регионах страны добывается золото.

Якутия же обладает огромными запасами данного валютного продукта и привлекает внимание не только местного криминалитета. С момента назначения на должность, выявление и пресечение преступлений в сфере золотодобывающей промышленности находится под мои личным контролем.

Одним из громких дел стало хищение в октябре 2015 года природного золота стоимостью около ста миллионов рублей одной из артелей старателей, сопряжённое с убийством охранника. Как позже выяснилось, он был подельником злоумышленников. Это резонансное дело было раскрыто за пять суток, виновных задержали при попытке покинуть пределы региона.

Также привлечены к уголовной ответственности участники организованной группы, сформированной по этническому принципу. Они тоже занимались незаконной добычей золотосодержащего концентрата в Усть-Майском районе.

В целом сотрудники полиции изъяли из незаконного оборота более 225 кг золота стоимостью более полумиллиарда рублей. Изъятое обращено в доход государства.

За последние два года мы, как и другие субъекты страны, столкнулись с увеличением числа дистанционных мошенничеств. Основной вал пришёлся на крупные промышленные города республики и г. Якутск.

Нами выявлены участники организованной преступной группы, отбывающие наказание в исправительной колонии в Республике Бурятия. Злоумышленники посредством сотовой связи звонили держателям банковских карт, представлялись сотрудниками службы безопасности финансового учреждения и похищали денежные средства.

В текущем году раскрыто дистанционное, с помощью IT-технологий, хищение из банкоматов более пяти миллионов рублей. Подозреваемые задержаны в г. Москве. При проведении обысков у них изъяты 71 тыс. долларов США, 17,4 тыс. евро и 70 тыс. рублей.

Отмечу, что и наркодилеры не обходят республику стороной. Сотрудниками полиции пресечена деятельность двух преступных наркосообществ и 39 членов организованных групп. А в декабре прошлого года в г. Якутске ликвидирована подпольная лаборатория, изготавливавшая синтетические наркотики.

- Какие противоправные деяния вызывают обеспокоенность жителей республики? И как население оценивает работу полиции?

- Несмотря на то что на территории республики действует довольно жёсткий антиалкогольный регламент, Якутия остаётся в числе регионов с наиболее высоким уровнем «пьяной» преступности. Практически каждое второе противоправное деяние совершается в состоянии алкогольного опьянения. И это волнует общественность.

Республиканский антиалкогольный закон был принят в 2010 году и через три года усилен. Экс-глава региона Егор Борисов первым признал остроту проблемы и взял на себя ответственность за антиалкогольную кампанию. Это непростой процесс, он до сих пор встречает на своём пути много противников, в том числе со стороны представителей бизнеса. Однако население со временем стало понимать, что принимаемые меры направлены на оздоровление общества и формирование здоровой среды для будущих поколений якутян.

Видны позитивные сдвиги и в самосознании людей. Мы получаем немало информации о нетрезвых водителях. Вполне вероятно, что такие сообщения спасают чью-то жизнь. Также работаем с муниципалитетами по пропаганде здорового образа жизни. Отрадно, что в настоящее время жители 182 наслегов (якутских посёлков - Прим. авт.) полностью отказались от потребления алкоголя.

Неравнодушно население и к вопросам борьбы с коррупцией. В текущем году сотрудниками Управления экономической безопасности и противодействия коррупции выявлен факт получения взятки в крупном размере двумя депутатами парламента республики. Пресечена преступная деятельность двух высокопоставленных служащих, заведающих вопросами распределения и освоения бюджетных средств, а также шести глав муниципальных образований.

По результатам опроса общественного мнения за 2017 год, проведённого независимым источником, население высоко оценивает эффективность работы органов внутренних дел, уровень доверия жителей республики к сотрудникам якутской полиции значительно вырос.

Материал подготовила Мария МИРОНОВА,

Визитная карточка

Владимир Прокопенко родился 12 июня 1961 года в Черниговской области. В 1987-м окончил Тюменский факультет Омской высшей школы милиции МВД СССР по специальности «Юриспруденция». В этом же году начал службу в милиции участковым инспектором в Пангодинском ПОМ Надымского ГОВД Ямало-Ненецкого автономного округа.

В 1999 году возглавил ОВД г. Салехарда, а позже назначен на должность заместителя начальника УВД - начальника МОБ УВД ЯНАО.

С июля 2014-го - министр внутренних дел по Республике Саха (Якутия).

Является кандидатом юридических наук. За заслуги в поддержании законности и правопорядка, высокие личные показатели Указом Президента Российской Федерации ему присвоено почётное звание «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел Российской Федерации».

Наша справка

Республика Саха (Якутия) образована 27 апреля 1922 года, входит в Дальневосточный федеральный округ. Имеет обширное побережье, омываемое двумя морями Северного Ледовитого океана - Лаптевых и Восточно-Сибирским. Это самая большая административно-территориальная единица в мире. На территории Якутии могут разместиться пять Франций или один Казахстан. Однако численность республики меньше одного миллиона человек, что делает плотность населения в ней одной из самых низких в России.

***

Второй год подряд Якутия входит в первую десятку регионов России с наибольшими темпами прироста раскрытых преступлений. Раскрываемость многих составов превосходит средние значения по стране и Дальнему Востоку.

***

Количество выявленных лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления коррупционной направленности, возросло в 2,5 раза. Это впервые позволило МВД Якутии занять первое место среди территориальных органов МВД России на региональном уровне.

Россия. ДФО > Армия, полиция > mvd.ru, 9 июля 2018 > № 2667772 Владимир Прокопенко


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июля 2018 > № 2667920 Владислав Иноземцев

Простить «награбленное». Почему борьба с коррупцией в России неэффективна

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Новые власти в Ереване, и несменяемые в Москве, искренне ведут борьбу с казнокрадами. Но для экономического прорыва этого недостаточно

Мало кто в России обратил внимание на то, что 30 июня президент России Владимир Путин подписал Национальный план противодействия коррупции, рассчитанный до 2020 года. Событие это показалось рутинным прежде всего потому, что представление россиян о собственной стране как безнадежно коррумпированной стало практически неоспоримым. Но даже если страна поражена коррупцией, это не отрицает возможности борьбы с ней.

Может показаться, что борьба с коррупцией — прерогатива оппозиционных политиков, а власть «по определению» не будет этим заниматься. Российская практика последних лет опровергает это мнение все более решительно. Да, расследования того же Алексея Навального и других активистов действительно предотвратили ряд коррупционных преступлений, таких, например, как переоцененные госзакупки. Но вряд ли можно найти случаи, когда по следам таких расследований возбуждались дела и производились громкие аресты.

В то же время сама российская власть с относительно недавних пор начала довольно радикально бороться с коррупцией в своих рядах. Разумеется, избирательно и, конечно, после сложных внутренних согласований, но начала.

В 2015–2017 годах в стране были арестованы министр и восемь действующих и бывших губернаторов (один из них заочно), возбуждены уголовные дела против десятков вице-губернаторов и массы чиновников федеральных ведомств. Только в Ростехнадзоре за последние три года было арестовано 11 руководителей региональных отделений, из них 7 — только в прошлом году, причем у последнего задержанного конфисковали около 1 млрд рублей наличными. Серьезные встряски произведены в целых регионах, от Республики Коми до Дагестана, от Сахалина до Карачаево-Черкесии, на очереди, по некоторым признакам, Алтайский край и Башкортостан.

Но проводимый российской властью коррупционный «стресс-тест» вряд ли угрожает основам отечественной государственной системы и к тому же воспринимается населением с показным безразличием.

В чем разница борьбы с коррупцией в России и Армении

На мой взгляд, нынешняя борьба с коррупцией в России характеризуется двумя отличительными признаками. С одной стороны, она ориентирована не на демонтаж сложившейся системы, а скорее на передел сфер влияния внутри нее и на избавление от тех «винтиков», деятельность которых либо выходит за рамки допустимого по правилам системы поведения, либо представляется совершенно неэффективной (в публичном пространстве, разумеется, распространяется версия о том, что государство заинтересовано в искоренении злоупотреблений).

С другой стороны, борьба с коррупцией все больше сосредотачивается в руках ФСБ, выходцы из которой контролируют большую часть высших постов в государстве и которая, по сути, становится параллельной «вертикалью власти». Поэтому говорить о том, что сформировавшаяся в последние пятнадцать лет российская политическая элита, будь то в лице своих наиболее заметных представителей или как социальная группа в целом, что-то теряет, будет неверно. Антикоррупционная деятельность в современной России является борьбой, которая ведется с коррупцией как аномалией от лица «приватизированного государства», являющегося воплощением нормы. И она служит прежде всего укреплению существующей стабильности, а не ее подрыву.

Совершенно иначе воспринимается коррупционный «стресс-тест», проводящийся уже несколько месяцев в соседней с Россией Армении. В начале мая к власти в республике на волне массовых протестов пришли силы, враждебно относящиеся к политикам, «владевшим» страной на протяжении предшествующих полутора десятилетий. И борьба с коррупцией стала инструментом легитимации власти не в глазах представителей высших уровней бюрократической иерархии, а целого народа.

Сигнал, который при этом посылается, должен быть намного большей силы. И мы видим массовое возбуждение дел против членов парламента и министров и тотальную «чистку» государственного аппарата — от смены всех губернаторов провинций до увольнения руководства Службы национальной безопасности и других силовых ведомств. Естественной «сакральной жертвой» в подобной борьбе пали пусть и не бывшие первые лица государства, но их родственники, в том числе брат и племянник бывшего президента и премьера Армении Сержа Саргсяна.

Таким образом новая власть в Армении, как и несменяемая власть в России, совершенно верно использует борьбу с коррупцией для укрепления своей социальной базы, которой, повторюсь, в закавказской республике избран народ, а в России — бюрократия. Какими бы разными ни были эти процессы, возникают два вопроса.

Экономические итоги антикоррупционных мер

Первым является вопрос значимости непосредственного экономического эффекта, достигаемого в этой борьбе, ведь граждане, наблюдая за арестами и посадками, надеются на то, что жизнь станет от этого лучше. Экономика России, если оценивать ее в твердой валюте по рыночному курсу, превосходит армянскую в 140 раз — $1,53 трлн против $11 млрд в 2017 году. По данным МВФ, доходы российского федерального бюджета в прошлом году были больше доходов армянского в 94 раза.

Если предположить, что коррумпированность экономик наших стран в исходной точке, например, по состоянию на начало 2018 года была сопоставимой, очевидной оказывается относительно низкая эффективность и российской, и армянской антикоррупционных операций. Самыми большими суммами, попавшими в поле зрения армянских правоохранителей, были незадекларированные племянником экс-президента Саргсяна банковские вклады на $6,8 млн, а также деньги и имущество на сумму $1,5 млн, изъятые у бывшего главы президентской охраны Вачагана Казаряна. В России максимальной из известных сумм стали изъятые у полковника МВД Дмитрия Захарченко $150 млн.

Если сравнить эти цифры, то их разброс вполне соответствует различию масштабов российской и армянской экономик. И тут, какой бы важной ни казалась сама по себе борьба с коррупцией, возникает вопрос: если даже в Армении, где борьба с казнокрадами сейчас выведена на уровень национальной идеи, государство за два месяца вернуло себе не более $40 млн, что соответствует доходам бюджета за пять дней, а в России показатели на порядок ниже, то насколько оправдано такое «сотрясение основ»? Не правильнее ли будет странам, которые хотят реально распрощаться с коррупционным прошлым, подвести под этим прошлым черту и гарантировать масштабную и необратимую легализацию активов, оставив в прошлом дикую эпоху первоначального накопления? Просто потому, что только запуск экономического роста, а не передел награбленного, может реально повысить уровень жизни населения таких государств.

Второй вопрос состоит в том, в какой мере процесс антикоррупционной борьбы является «самодостаточным». Экономики постсоветских стран страдают не столько от коррупции, сколько от экономической политики, сдерживающей активность предпринимателей. Да, коррупция снижает инвестиционную привлекательность любой страны. Но в том же Китае она отнюдь не блокирует экономический рост.

В постсоветских государствах бюрократия восстанавливала свою власть над обществом годами, и демонтировать ее можно лишь системными мерами. Взыскание неуплаченных налогов или посадка чиновника — это куда менее действенные инструменты, чем упрощение фискальной системы, снижение уровня налогообложения или роспуск отдельных ведомств с практически полной сменой кадрового состава, как это было сделано с грузинской полицией при президенте Михаиле Саакашвили.

Если борьба с коррупцией подразумевает перераспределение доходов и подменяет собой обнаружение новых точек роста и обеспечение условий для инвесторов, то она не принесет перемен. С помощью борьбы с коррупцией можно прийти к власти (вспомним пример Александра Лукашенко), можно уничтожить политических противников (это почти наверняка будет сделано в Армении), можно перенаправить финансовые потоки, обеспечить себе популярность в обществе и выиграть очередные выборы, но при отсутствии глубинных экономических реформ ситуация неизбежно начнет возвращаться «на круги своя». Прекрасный пример — современная Украина.

Разумеется, никто не призывает оправдывать незаконное обогащение, будь то в России или в Армении. Однако то, насколько быстро заводит все постсоветские общества борьба с коррупцией, указывает прежде всего на нацеленность граждан на «негативную» мобилизацию и одновременно их неспособность к «позитивной» мобилизации. Люди многократно доказывали свою готовность выходить на акции протеста, потрясать фундамент государственного строя и даже успешно менять правящие клики. Но раз за разом их энергии не хватало на то, чтобы начать строить новое, разумно организованное и экономически эффективное, общество, сделав эту задачу более важной, чем сведение счетов и выявление затаившихся врагов.

Большой ошибкой всех постсоветских стран стало то, что их граждане надеялись перейти к современным экономике и обществу по относительно «ровной» и «беспроблемной» дороге, не принимая неизбежности беспринципного периода «первоначального накопления капиталов» бизнесменами или чиновниками. Сегодня важнейшей задачей является не их раскулачивание, а создание условий, при которых награбленное можно легально использовать не за рубежом, а в экономике собственной страны. В противном случае нам всем — и гражданам России, и гражданам Армении — придется долгие десятилетия искать выход из постоянно возвращающегося прошлого.

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июля 2018 > № 2667920 Владислав Иноземцев


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июля 2018 > № 2664950 Саймон Дженкинс

Если «Новичок» подбросила Россия, то где доказательства?

Об отравлении в Уилтшире никто ничего не знает, хотя мотив очевиден: поставить Путина в неловкое положение

Саймон Дженкинс (Simon Jenkins), The Guardian, Великобритания

Похоже, я единственный человек на белом свете, понятия не имеющий, кто отравил четверых человек в графстве Уилтшир. Мне говорят, что доступ к отравляющему веществу «Новичок» имеют только русские, хотя британская исследовательская станция Портон-Даун, расположенная в зловещей близости от Уилтшира, явно знает о нем очень многое. А так — я повторяю — у меня нет никаких догадок на сей счет. Мне кажется, я могу понять, зачем Кремль хотел убить бывшего шпиона Сергея Скрипаля и его дочь, чтобы другие не перебегали к врагу. Но почему он так долго ждал после бегства Скрипаля, и почему отравление произошло в преддверии столь политизированного события как чемпионат мира по футболу в России?

С момента совершения преступления прошло уже четыре месяца, а Скрипали до сих пор отрезаны от внешнего мира и находятся в «безопасном месте». От них не слышно практически ни слова. Тереза Мэй настойчиво обвиняет Россию. Она назвала этот инцидент «вопиющим и омерзительным», а МИ5 заявила о «наглом нарушении международных правил». Но я не понимаю, как можно составлять поспешное суждение, когда ни у кого нет никаких зацепок и улик.

А что касается причин, по которым тот же самый преступник или преступники решили убить пару, никак не связанную со Скрипалями и проживавшую в новостройке в Эймсбери, то здесь еще больше вопросов. Это похоже на какую-то весьма любопытную небрежность или неаккуратность. Может, жертвы получили дозу отравляющего вещества неподалеку от места первого отравления, находящегося в 12 километрах? А может, новое отравление является попыткой отвлечь внимание от первого? Или это дьявольский заговор, призванный показать, что «Новичок» можно купить на каждом углу, у любого наркодилера? А может, у одной из жертв по имени Чарли Роули есть дружки в Портон-Дауне? Либо же кто-то хочет выпендриться, или паникует, или ведет себя как полный идиот. Кто знает?

Поскольку ответов на эти вопросы у меня кот наплакал, я не считаю необходимым капитулировать перед политикой террора и страха. Я могу спокойно открыть дверь своего дома и не мыть потом руки с мылом. Я могу бесстрашно и безмятежно посетить Уилтшир и полюбоваться шпилем собора в Солсбери. Я могу побывать на месте захоронения Эймсберийского лучника из Бронзового века, загадку смерти которого от заболевания костей наконец разгадали ученые. Там, где отсутствует знание, блаженствует невежество.

Но это ни в коем случае не относится к министрам правительства, для которых незнание не является основанием для молчания. Министр внутренних дел Саджид Джавид (Sajid Javid) заявил, что «российскому государству пора четко объяснить, что произошло». Министр безопасности Бен Уоллес (Ben Wallace) ранее пришел к такому же заключению, заявив: «Русские разработали „Новичок", в прошлом они готовили программы заказных убийств, у них есть мотив, есть форма и утвержденная политика».

Как и Джавид, Уоллес «с большой долей уверенности» заявляет, что Россия виновна. Он говорит о «гневе», который испытывает в отношении российского государства. «Они решили использовать очень, очень токсичное и исключительно опасное оружие», а поэтому «обязаны рассказать нам, что произошло». Но поскольку Москва решительно отрицает свою причастность, трудно понять, как русские будут это «объяснять».

Мне кажется, что за три месяца, прошедшие с момента отравления Скрипалей, министры могли представить какие-то доказательства в обоснование своих обвинений. Я в полной растерянности и не понимаю, какие мотивы могли быть у Кремля, чтобы совершать убийства в чужой стране в преддверии, а уж тем более во время спортивного мероприятия, имеющего огромное значение для России с ее шовинизмом.

Безусловно, это могли быть наемники, необузданные личности или частные киллеры, действующие на огромном удалении от Кремля. Но кто знает? Самый очевидный мотив для осуществления таких атак был у тех, кто решил поставить в неловкое положение российского президента Владимира Путина. Скорее всего, это кто-то из его врагов, а не из друзей или подчиненных. Но опять же, у нас нет никаких зацепок.

Все, что мы видим, это изощренные методы новой международной политики. Мы видим поспешные суждения и выводы по заказу новостных СМИ. Мы видим террористические акты и убийства, совершаемые с политическими целями или для получения военных преимуществ. Министры спешно собираются в бункерах «Кобры». Социальные сети и фейковые новости превращаются в оружие. Да и спортивные мероприятия тоже.

Ситуация в спорте самая чудовищная. Мольба о том, что спорт должен быть вне политики, столь же безнадежна, как требование об исключении из него коррупции и мошенничества. Сама фраза «международный спорт» насквозь пропитана политикой. А зачем еще политикам осыпать спортивные праздники и состязания деньгами налогоплательщиков? Как сказал бы прусский генерал Карл фон Клаузевиц, такие мероприятия являются продолжением войны иными средствами. Вы только посмотрите, с каким непристойным злорадством британская желтая пресса встретила новость о том, что Германия выбыла с чемпионата мира.

Ни один политик, ни один государственный руководитель, удостаивающий своим присутствием международное спортивное мероприятие (включая то, которое в целях самовосхваления проводит Россия), не может делать вид, что его участие в нем никак не связано с политикой. Отсюда и давление на Терезу Мэй, чтобы она бойкотировала чемпионат мира в связи с отравлением в Уилтшире (ну, это если она вообще собиралась ехать в Россию).

Из всего этого есть простой выход. Пока мы барахтаемся в трясине с «Новичком», не имея ни малейших доказательств, к этим преступлениям надо относиться как к покушению на убийство местного масштаба. Их нужно отделить от глобальных силовых игр, от политического позерства и от футбольных матчей. Это дело полиции Уилтшира и ее советников.

Если со временем не появятся доказательства причастности Москвы, политики окажутся в дураках. Если это действительно российский заговор, то гневаться надо тогда, когда он будет доказан. А пока я рекомендую теннис.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июля 2018 > № 2664950 Саймон Дженкинс


Россия > Финансы, банки. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 5 июля 2018 > № 2664173 Денис Примаков

Денис Примаков: "Вернуть наши деньги из-за рубежа совсем не сложно"

Международное законодательство дает все возможности, и с годами все больше стран прибегают к этой мере

Это очень широко распространенная преступная практика – выводит «грязные» деньги за границы государства, в котором они заработаны (вернее, украдены). И кажется, что вернуть их практически невозможно. Однако юрист, международный эксперт ОБСЕ и Совета Европы по противодействию коррупции Денис Примаков опровергает эту обывательскую точку зрения. Вернуть очень даже можно, особенно если привести свое законодательство в согласие с международными нормами:

«Процедура доказательств рутинная и небыстрая, так что многие правительства до судов не доходят. Так, например, случилось с Украиной, которой за четыре года так и не удалось вернуть зарубежные активы экс-президента Виктора Януковича и его сторонников. Стоит ли игра свеч в возврате активов, нажитых преступным путем, и в чем основные препятствия в российском законодательстве?

Международное законодательство

Закон о возврате незаконно нажитых активов впервые ввели в Италии в 1982 г. в рамках государственной борьбы с мафией. Поскольку мафия с коррупцией имеют много общего, то и механизмы борьбы с этими явлениями оказались идентичны. В международном законодательстве данная норма впервые появилась в Конвенции ООН против коррупции от 2003 г., где прописывается и возможное применение уголовных санкций, и предписание ареста активов и заморозки счетов с целью последующей конфискации. В мировой практике различают три основных способа конфискации: гражданская, в рамках уголовного преследования и смешанный способ гражданско-уголовной конфискации.

Выбор того или иного способа предопределяет разные стандарты доказательств: так, например, в уголовном процессе прокурорам сложнее доказать нелегальность происхождения актива, особенно если этот актив преобразован или находится в другой стране. В гражданском процессе стандарты менее жесткие, и бремя доказательств правомерности доходов лежит на ответчиках, что облегчает производство по таким делам.

В последние годы страны, в которых традиционно было принято прятать капиталы, становятся всё менее терпимы к вкладам неизвестного происхождения. В Великобритании конфискация активов возможна как в уголовном судопроизводстве, так и в гражданском. Со вступлением в силу закона «О финансовых преступлениях» вводится новый механизм — приказ о заморозке необъяснённых доходов Unexplained Wealth Order, по которому могут арестовываться подозрительные активы.

Также возврат активов в рамках гражданского процесса предусмотрен в законе Швейцарии от 2011 г. «О возврате неправомерно присвоенных состояний с использованием политического влияния», получившем также название «Закон Дювалье». В соответствии с этим законом, страной, из которой были похищены активы, должна быть подана просьба о возврате денег с приложением расчета, показывающего, что должностное лицо не могло заработать таких сумм честным путем. Владелец активов в свою очередь должен показать, что вся сумма получена законно. На проведение судебного процесса Министерству юстиции Швейцарии отводится до 10 лет. Благодаря этому закону были арестованы активы бывшего президента Египта Хосни Мубарака через четыре дня после его отставки. Такой же механизм был приведен в отношении активов Януковича и Азарова в 2014 г.

Таким образом, в соответствии с этим законом, гражданская конфискация позволяет обеспечить возврат активов государству без возбуждения уголовного дела, вынесения обвинительного приговора или доказательств совершения преступления, доходом от которого являются активы. Закон также допускает заключение мирного соглашения по вопросу раздела денег между государством и его бывшим должностным лицом во избежание длительных судебных процессов, но правил, регулирующих такой процесс переговоров, закон не устанавливает.

Четыре фактора успеха возврата активов

Эффективность применения института конфискации незаконно нажитых активов зависит от нескольких факторов. Первый — воля правительства страны происхождения активов. Примером может служить дело нигерийского диктатора, генерала Сани Абачи. Вернуть выведенные из страны генералом и его родственниками средства удалось лишь после его смерти благодаря совместным действиям прокуроров, полиции и судей разной юрисдикции и последовательно выраженной воле нового правительства Нигерии. Пример провала подобной операции — оправдание экс-президента Египта Хосни Мубарака в 2014 г. привело к тому, что европейские страны должны были разморозить активы его семьи и соратников.

Второй фактор — компетентность органов, расследующих подобные дела. Так, профессионализм и непреклонность юриста Балтазара Гарсона послужили скорейшему возврату средств, выведенных из Чили Пиночетом. И наоборот, скорее некомпетентность украинских правоприменителей в итоге свела возврат незаконных активов Виктора Януковича и его соратников к единичным случаям, самым нашумевшим из которых был возврат в казну государства поместья Межигорье. Сами украинские прокуроры ссылаются на сильнейшое юридическое сопровождение опальных олигархов как на территории Украины, так и за рубежом.

Третий фактор — высокий уровень международной кооперации. Например, блокирование средств обвиненных в коррупции перуанского президента Фухимори и министра обороны Монтесиноса швейцарскими и американскими банками. Четвёртый фактор — оперативность процессуального реагирования. Так, во всех успешных делах расследования начались немедленно после первых подозрений; причем страны, куда выводились украденные средства, сами выполняли часть необходимых юридических действий, не дожидаясь официальных запросов. Опыт показывает, что только сочетание всех этих факторов (по крайней мере, большинства) дает положительный эффект.

Российское законодательство и первые шаги по возврату активов

В России уголовная конфискация (гл. 15.1 ст. 104.1−104.3 УК РФ) применяется только при условии доказанной связи активов, подлежащих конфискации, с совершенным преступлением. Поскольку конфискация выступает как «иная мера уголовно-правовая характера», ее можно применять только в отношении определенных составов, поименованных в ст. 104.1 УК РФ, при этом за 10 лет количество составов менялось 18 раз.

Что касается гражданской конфискации, в определенном плане она присутствует как искаженная версия статьи 20 Конвенции ООН против коррупции («незаконное обогащение»), которая говорит о незаконном обогащении как уголовном преступлении. Так, в России прокурор при наличии материалов, свидетельствующих о несоответствии доходов и расходов чиновника, может подать в суд заявление об обращении имущества и активов госслужащего в собственность государства, если не будет предоставлено доказательств того, что все было получено законным путем (ст. 17 ФЗ № 230).

При этом в доход РФ может быть обращено все имущество, подлежащее декларированию, а именно: земельные участки, другие объекты недвижимости, транспортные средства, ценные бумаги, акции (доли участия, паи в уставных капиталах организаций). Судебный процесс по такому делу осуществляется по правилам гражданского делопроизводства, а подавший заявление прокурор выступает в роли истца.

В Национальном плане о противодействии коррупции на 2016−2017 гг. впервые появился важный пункт о расширении использования механизмов международного сотрудничества для выявления, ареста и возвращения из иностранных юрисдикций активов, полученных в результате совершения преступлений коррупционной направленности.

В марте 2016 г. в Генпрокуратуре Р Ф была создана рабочая группапо вопросам возврата из-за рубежа активов, нажитых преступным путем. Именно Генпрокуратура стала уполномоченным органом по данному вопросу. Механизм был апробирован летом 2017 г. в деле поиска активов ВЭБа. Об успешности операции судить пока рано, на возврат украинских активов ВЭБа правительство отвело 45 лет.

Дело бывшего министра финансов Московской области Алексея Кузнецова, который бежал в США в 2008 г., демонстрирует, что, даже добившись ареста в Швейцарии имущества его жены Жанны Буллок и заморозки активов на Кипре на сумму 26,3 млн долл., российские правоохранительные органы долго не могли вернуть их в Россию по причине того, что доказательная база неправомерности источников замороженных активов была недостаточной. Судя по ситуации с объявлением Кузнецова и его жены в международный розыск в 2015 г., следствие одновременно ведут несколько государственных органов, которые имеют схожие полномочия и обязанности, что не может не порождать сложности в возврате активов в Россию.

Необходимые действия для улучшения практики

Координационная роль прокуратуры по возврату активов недостаточна. Уголовные преступления расследует не прокуратура. Необходимо создать отдельное управление в Следственном комитете, и важно, чтобы специалисты по возврату активов тесно работали вместе со следователями с начала расследования, которое может предполагать возврат активов. Такие специалисты должны обладать соответствующей квалификацией и полномочиями, которые позволят им работать наравне со своими иностранными коллегами, иметь возможность осуществлять и получать неофициальную правовую помощь. Часть финансов, полученных от возврата публичных активов, может пойти на работу такой службы и повышение квалификации ее специалистов.

Для успешного возврата активов также полезно увеличить срок давности для коррупционных и финансовых преступлений. Нужно учитывать сложность процедуры международного сотрудничества и оказания взаимной правовой помощи, а также то, что дела по возврату активов зачастую предполагают длительное и масштабное расследование.

Для осуществления эффективной гражданской конфискации необходимо предусмотреть обеспечительные меры, налагаемые на активы, предположительно подлежащие конфискации, или на замещающие активы.

Помимо введения в законодательство возможности использовать замещающие активы, также важно разрешить конфискацию преобразованных или смешанных активов. Часто в практике возврата активов лица, держащие незаконные активы, перепродают такое имущество или смешивают его с другим, например, используя денежные средства в создании юридических лиц, что фактически лишает такие активы статуса полученных в результате незаконной деятельности, если возможность использования преобразованных или смешанных активов не предусмотрена в законодательстве.

Введение в УК РФ нормы, согласно которой активы, принадлежащие преступной группе, подлежат конфискации без необходимости доказывания их преступного происхождения (подобное положение содержит законодательство Швейцарии).»

Россия > Финансы, банки. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 5 июля 2018 > № 2664173 Денис Примаков


Россия > Армия, полиция. Транспорт. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 4 июля 2018 > № 2667764 Сергей Нетесанов

Курорт начинается с вокзала.

Как театр начинается с вешалки, так и отпуск - с дороги. А чтобы путники чувствовали себя спокойно и комфортно, требуются усилия не только работников железной дороги, гражданской авиации, экипажей кораблей, но и представителей транспортной полиции. О том, как сотрудники службы поддерживают правопорядок и общественную безопасность на вверенных объектах, рассказывает заместитель начальника Управления обеспечения охраны общественного порядка ГУТ МВД России подполковник полиции Сергей Нетесанов.

- Удастся ли долгожданный летний отдых, во многом зависит от того, насколько спокойно и безопасно взрослые и дети доедут до курортного места и вернутся обратно. Поэтому вопросам обеспечения правопорядка в период проведения летнего сезона в транспортной полиции уделяется повышенное внимание. И хотя мелочей в нашей работе быть не может, всё же под особый контроль попадают организованные детские перевозки.

Об этом свидетельствуют и цифры: в прошлом году к местам отдыха перевезено более 770 тыс. детей, из них авиационным транспортом - свыше 141 тыс., морским - 25 тыс. Наибольшая нагрузка легла на железную дорогу, юными пассажирами поездов минувшим летом стали 604 тыс. ребят. В период летней кампании сотрудники транспортной полиции сопроводили около 17 тыс. составов дальнего следования и 12,6 тыс. - пригородного сообщения с детскими группами. Отрадно, что чрезвычайных происшествий с несовершеннолетними и нарушений общественного порядка не допущено.

Готовясь к несению службы во время массовых передвижений граждан к местам отдыха, мы, естественно, тщательно анализируем состояние оперативной обстановки. Меры профилактического характера способствовали снижению на объектах транспорта преступлений против личности на 11,6 %, в том числе на 6,3 % - фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, на 16,7 % - разбоев.

Пассажиропоток нынче ожидается весьма значительный. Согласно данным ОАО «Российские железные дороги» в ходе курортного сезона планируется перевезти свыше 31,2 млн пассажиров, из них 480 тыс. несовершеннолетних. По информации Росавиации, в летний период планируется доставить более 4 млн граждан в аэропорты Краснодарского края и Республики Крым.

Важно, чтобы все ведомства, участвующие в летних перевозках, действовали согласованно и чётко. Для этого проведены межведомственные совещания с участием представителей ОАО «РЖД», Роспрофжелдора, Роспотребнадзора, на которых всесторонне рассмотрены вопросы готовности к обеспечению общественного порядка, личной и имущественной безопасности пассажиров и взаимодействия между заинтересованными органами.

Организованные детские перевозки в места летнего отдыха начались, как обычно, с 1 июня. В оздоровительные лагеря уже отправились свыше 9 тыс. ребят, из них железнодорожным транспортом - более 6,8 тыс. и авиационным - 2,2 тыс.

ГУТ МВД России ещё в рамках подготовительных мероприятий в АО «Федеральная пассажирская компания» получены и направлены на места графики перемещения организованных детских групп, проведена корректировка планов комплексного использования сил и средств, задействованных в обеспечении правопорядка на объектах транспорта, проработан порядок ежесуточного контроля за убытием, прибытием и следованием несовершеннолетних к местам отдыха и обратно.

Как и в предыдущие годы, предусмотрено сопровождение нарядами транспортной полиции поездов с организованными группами ребят, в том числе всех специальных «детских» составов. На остановочных пунктах они дополнительно будут отрабатываться посадочными нарядами.

В управлениях на транспорте МВД России по Северо-Кавказскому, Южному и Центральному федеральным округам созданы временные центры управления нарядами полиции, которыми с 1 июня по 31 августа будет ежесуточно осуществляться контроль за следованием организованных групп детей и работой нарядов полиции, сопровождающих пассажирские поезда.

Подобное усиление мер безопасности предусмотрено также на объектах авиационного и водного транспорта.

Кроме этого, запланировано участие сотрудников транспортной полиции в комиссионных проверках готовности объектов транспорта и инфраструктуры к перевозке организованных групп детей и их антитеррористической защищённости. В период всего курортного сезона будет задействовано более 300 кинологов со служебно-разыскными собаками.

Во взаимодействии с работниками железнодорожного транспорта, Роспотребнадзора, СЭС проводятся регулярные проверки вагонов-ресторанов пассажирских поездов, предназначенных для перевозки несовершеннолетних. Санитарно-эпидемиологические нормы и правила должны соблюдаться неукоснительно!

Особое внимание в этот период сосредоточено на обеспечении безопасности граждан, следующих на отдых в Республику Крым. Серьёзная ответственность за поддержание правопорядка на авто-пассажирской паромной переправе Кавказ - Крым и автомобильном мосту через Керченский пролив лежит сегодня на сотрудниках УТ МВД России по Южному федеральному округу во взаимодействии с представителями ГУ МВД России по Краснодарскому краю и МВД Республики Крым.

В завершение отмечу, что летний сезон для транспортной полиции совсем не курортный. Расслабляться и отдыхать некогда.

Записал Андрей НИКОЛАЕВ

Это интересно

В 2017 году к местам отдыха перевезено более 770 тыс. детей, из них железнодорожным транспортом - 604 тыс., авиационным - свыше 141 тыс., морским - 25 тыс.

***

ОАО «Российские железные дороги» в ходе курортного сезона планируется перевезти свыше 31,2 млн пассажиров, из них 480 тыс. несовершеннолетних.

***

Меры профилактического характера способствовали снижению на объектах транспорта преступлений против личности на 11,6 %, в том числе на 6,3 % - фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, на 16,7 % - разбоев.

Россия > Армия, полиция. Транспорт. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 4 июля 2018 > № 2667764 Сергей Нетесанов


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июля 2018 > № 2661003 Джон Болтон

Интервью советника по национальной безопасности Джона Болтона

Ниже приводится запись интервью советника по национальной безопасности Джона Болтона, которое он дал 1 июля 2018 года на передаче «Лицом к лицу со страной»

Маргарет Бреннан (Margaret Brennan), CBS News, США

Маргарет Бреннан: Доброе утро и добро пожаловать на нашу передачу. Сегодня мы должны поговорить о вакансии в Верховном суде, но начать мы хотим с внешней политики, а поэтому побеседуем с советником президента Трампа по национальной безопасности Джоном Болтоном. Господин посол, мы рады снова видеть вас у себя в студии.

Посол Джон Болтон: Рад быть с вами.

— «Вашингтон Пост» сообщает о наличии у американских разведслужб новых доказательств того, что Северная Корея пытается скрыть количество имеющихся у нее ракет, объектов и прочих компонентов ядерной программы. Видели ли вы какие-то свидетельства того, что они на самом деле ликвидируют свою ядерную инфраструктуру?

— Что ж, мне не хочется комментировать это конкретное сообщение. Я не хочу комментировать ничего, что связано с разведывательной информацией. Я бы лучше обсудил это в более общем плане. Мы хорошо узнали манеру поведения Северной Кореи за десятилетия ее переговоров с Соединенными Штатами. Мы точно знаем, каков риск того, что они будут затягивать переговоры, чтобы продолжать свои программы разработки ядерного, химического и биологического оружия, а также работу по созданию баллистических ракет. Президент хотел бы провести эти переговоры без промедлений и принять решение. Такой же совет нам дал китайский лидер Си Цзиньпин. Поэтому мы постараемся воплотить в жизнь то, о чем два руководителя договорились в Сингапуре. Но если не считать серию сообщений СМИ, ситуация складывается не очень хорошо, они скрывают то одно, то другое. И это не способствует продолжению переговорного процесса. Но у команды, которая ведет эти переговоры, нет иллюзий — ведь мы хорошо знаем, что северокорейцы делали в прошлом.

— Насколько быстро Северная Корея откажется от своего арсенала? Или они используют дипломатию в качестве прикрытия?

— Что ж, они определенно делали это в прошлом. Но Ким Чен Ын несколько раз подчеркнул в Сингапуре, что он будет действовать иначе, чем прежние режимы. Теперь пусть подтвердит свои слова действиями.

— Вы подчеркивали, что отличаетесь от прежних администраций, когда в прошлый раз были у нас на передаче. Вы говорили, что до уступок им придется сдать свое оружие.

— Верно. И мы разработали программу. Я уверен, что госсекретарь Майк Помпео обсудит в ближайшем будущем с северокорейцами, как они через год будут ликвидировать свое оружие массового уничтожения и сворачивать ракетные программы, если они уже приняли стратегическое решение на сей счет. Если они будут сотрудничать, мы сможем быстро продвигаться вперед, и Северной Корее выгодно очень быстро отказаться от этих программ, потому что в этом случае Южная Корея, Япония и остальные страны смогут приступить к снятию санкций.

— Через год?

— Ну, наши эксперты разработали программу, которая предусматривает, что Северная Корея откроет все свои объекты химического, биологического, ядерного оружия и баллистических ракет.

— Но этого пока не произошло?

— Мы сможем… нет, не произошло. Мы сможем физически ликвидировать большую часть их программ в течение года.

— Это важно. Но я хочу задать вам другой вопрос — о вашей поездке в Москву, где вы лицом к лицу встречались с Владимиром Путиным в рамках подготовки июльского саммита с президентом Трампом. О каких конкретных изменениях в российской внешней политике вы собираетесь попросить его? Какова цель?

— Что ж, цель этой встречи заключается в том, чтобы два лидера не проводили переговоры на полях какой-то крупной международной конференции, а просто сели и поговорили по целому ряду накопившихся вопросов. Президент Трамп сказал на прошлой неделе, что он поднимет такие вопросы, как Сирия, Украина, вмешательство в выборы. То есть все те проблемы, которые существуют между нами. И мне кажется, президент считает это очень важным, так как он получит возможность оценить Владимира Путина, посмотреть, в каких областях мы можем добиться совместного прогресса, а где мы не можем этого сделать.

— Но прямо сейчас Россия без разбора бомбит южную Сирию. Это нарушение соглашения, которое Владимир Путин заключил с Трампом. Почему Трамп должен считать, что этому человеку можно доверять?

— Ну, посмотрим, что произойдет, когда они встретятся. Есть возможность провести более крупные переговоры о выводе иранских сил из Сирии обратно в Иран. Это был бы важный шаг вперед.

— И в этих целях применить силу?

— Важный шаг — заключить соглашение с Россией, если это возможно. Этот конфликт в Сирии — он продолжается уже почти семь лет. Но сейчас Иран присутствует в Ираке, Сирия реально пробралась в Ливан, и они связаны с «Хезболлой», которая с самого начала является ставленницей Ирана.

— Они объявили победу. Асад выиграл войну?

— Ну, я не считаю, что Асад — это стратегический вопрос. Я думаю, стратегический вопрос — это Иран. И не только то, что они продолжают свою программу ядерного оружия, но и то, что они оказывают масштабную поддержку международному терроризму и его силам на Ближнем Востоке. Я бы сказал, что два президента захотят подробно обсудить этот вопрос. Думаю, решение президента Трампа выйти из непродуманной ядерной сделки с Ираном и вновь ввести санкции начинает оказывать дополнительное давление на Иран. Так что это не только ядерный вопрос, но и вопрос об усилении иранского влияния в регионе.

— И вы считаете, что Россия может быть здесь партнером?

— Посмотрим. Русские всегда говорят о своем желании сотрудничать с нами по проблеме международного терроризма.

— Он говорят это уже много лет.

— Ну, в некоторых областях мы действительно сотрудничали — еще во времена администрации Буша. И по Ирану, который является самым главным спонсором международного терроризма в мире. Я думаю, именно это сейчас главный вопрос.

— Хочу спросить про директора национальной разведки Дэна Коутса, который предельно четко заявил в июле, что Россия активно воздействует на американское общество, и что такое воздействие может повлиять на наши промежуточные выборы. Вы говорили Путину и его помощникам, чтобы они это прекратили?

— В среду я весь день проводил встречи, в том числе полтора часа с президентом Путиным, с его министром иностранных дел и министром обороны, а также с дипломатическим советником. Действительно, мы обсуждали вопрос о вмешательстве в выборы. Я считаю это важным…

— О вмешательстве сейчас? Прямо сейчас?

— Да, абсолютно. О вмешательстве в выборы 2016 года. Нас беспокоит то, что они занимаются этим на выборах 2018 года. Но президент Путин через переводчика сказал, что в 2016 году, конечно же, не было никакого вмешательства со стороны российского государства.

— Без одобрения Путина мало что происходит.

— Что ж, это интересное заявление. Я думаю, эту дискуссию стоит продолжить, и я уверен, что президент захочет ее продолжить.

— Как вы думаете, что он имеет в виду?

— Ну, я не знаю. Мы не очень долго с ним общались. Но то, что он сказал, очень сильно отличается от моей точки зрения, и он к тому же не сказал, что не было никакого российского вмешательства.

— Вы усматриваете в этом некое признание с его стороны?

— Я думаю, президенту надо продолжить разговор на эту тему. Ему нужно поговорить об этом с президентом Путиным. Мне очень понравилась беседа с моим коллегой в России, с министром иностранных дел и с остальными. Я понял, что решения там принимает Владимир Путин, а поэтому нашему руководителю надо говорить с ним.

— На этой неделе на борту президентского самолета Трамп беседовал с репортерами и был близок к признанию российской аннексии Крыма. Посмотрим, что произойдет, когда этот вопрос возникнет в ходе саммита. Соединенные Штаты поддерживают идею о том, что международные границы можно перекраивать силой? Это реальная тема для разговора?

— Нет, Соединенные Штаты придерживаются иной позиции. Но я думаю…

— Вот почему, когда Трамп сказал это, об этом заговорили в новостях.

— Я не знаю, так ли именно он об этом сказал. Я думаю, президент часто говорит о своей готовности вести переговоры с иностранными лидерами по широкому кругу вопросов и выслушивать их точку зрения. Президент Путин довольно ясно сказал мне об этом, а я в ответ заявил, что нам придется согласиться или не соглашаться по Украине.

— Но это не тема для переговоров.

— У США иная позиция.

— Хорошо. Но когда вы говорите «посмотрим», это значит, что многое возможно.

— Что ж, посмотрим.

— Это шокирует наших европейских союзников.

— Не думаю, что это станет шоком, совсем нет. Как я уже говорил, у США на этой счет предельно ясная позиция.

— Верно. Но если президент говорит, что двери для перемен открыты, позиция США тоже может измениться?

— Политику страны формирует президент. Я ее не формирую.

— Такого рода комментарии вызывают глубокую тревогу у многих наших европейских союзников, особенно накануне очередного саммита НАТО. Это указывает на появление неких трещин в военном альянсе НАТО, которые…

— Я не…

— Президент ведет себя дружелюбнее с врагами, нежели с союзниками.

— Ну, это чепуха, как мне кажется. По-моему, это чепуха. Президент сказал нашим союзникам по НАТО — и это вызвало у них обеспокоенность — что они должны выполнять свои обязательства, которые сами взяли на себя при администрации Обамы…

— Речь о военных расходах.

— Не только о расходах. Но позвольте подчеркнуть, что они обязались тратить 2% своего ВВП на оборону. Речь здесь не только о долларах и центах. Это организация коллективной безопасности. НАТО является самым успешным военно-политическим альянсом в истории. Но если его главные члены, включая Германию, не хотят тратить на свою оборону необходимые средства, то как нам это понимать?

— Но американская разведка считает, что Россия активно пытается ослабить НАТО. Вы же понимаете, что комментарии президента подрывают европейский альянс, даже если не вести речь о расходах…

— Надо вести речь о расходах, надо. Насколько прочны европейские обязательства…

— Вы правы, прежние президенты также говорили, что это вызывает глубокую озабоченность, и что они хотят видеть увеличение расходов.

— Барак Обама…

— Именно.

— …на самом деле сказал, что любители пожить на дармовщинку его раздражают.

— Вот именно.

— Поэтому я считаю несправедливым…

— Но когда президент…

— …критиковать президента Трампа за те слова, которые до него говорил президент Обама.

— Безусловно. Но что касается перекройки международных границ, как это было с Крымом, оставлять возможности для изменений и говорить вещи, которые прямо и конкретно ослабляют альянс, — это неслыханно и очень тревожно.

— Не думаю, что он имел в виду именно это, когда выступал с таким комментарием. Ведутся активные дискуссии. На прошлой неделе Европейский совет провел дискуссию о позиции ЕС по Украине. По этой теме и среди самих европейцев тоже есть разногласия. Но я хочу вернуться к вопросу об эффективности НАТО. Президенту нужен сильный Североатлантический альянс. Если вы считаете Россию угрозой, то задайте себе такой вопрос: почему Германия тратит на военные нужды менее 1,2% ВНП? Поэтому когда люди говорят об ослаблении НАТО, надо смотреть на тех, кто предпринимает шаги, делающие альянс менее эффективным в военном плане.

— Что ж, будем наблюдать. На саммите НАТО и на встрече с Владимиром Путиным. Большое вам спасибо…

— Рад был поговорить с вами.

— Спасибо, господин посол, что пришли на передачу.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июля 2018 > № 2661003 Джон Болтон


Иран. Индия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 1 июля 2018 > № 2660516 Георгий Бовт

Кто ослушается Америку? Комментарий Георгия Бовта

США предупредили союзников, чтобы те до начала ноября сократили импорт иранской нефти до нуля в связи с выходом Америки из иранской ядерной сделки. Нарушителям грозят санкции. Как поведут себя Европа и Китай?

США предупредили своих союзников, чтобы те до начала ноября сократили импорт иранской нефти до нуля в связи с выходом Америки из иранской ядерной сделки 2015 года и восстановлением действия американских санкций против исламской республики. Санкции будут носить предельно жесткий характер и коснутся нефтегазовой сферы, а также финансовой.

Нарушителям санкционного режима грозят так называемые вторичные санкции со стороны США. Госдепартамент уже заявил, что исключений ни для кого Вашингтон делать в данном плане не будет.

В заявлении Госдепа сказано: «Мы намерены изолировать поступление всякого финансирования в Иран». Об этом, в частности, сообщает The Washington Post. В то же время Япония и Южная Корея еще пока пытаются договориться как раз об исключениях для себя из санкционного режима. Как поведут себя Европа и Китай? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Все другие подписанты соглашения по иранской ядерной программе, а именно Россия, Китай, Британия, Франция, Германия заявили, как и сам Иран, о намерении и дальше соблюдать соглашение 2015 года. Европейские страны также намеревались вступить в переговоры с США относительно сохранения возможностей продолжать иметь какой-либо бизнес с Ираном. Но, похоже, Вашингтон непреклонен, а в свете торговой войны с Евросоюзом союзники США поняли: похоже, разговаривать с Дональдом Трампом бесполезно.

Госдеп подтвердил: «Мы не будем делать исключений». Ни для кого и ни для каких-либо отдельных сфер экономики Ирана. Дедлайн выхода из всех сделок — 4 ноября. В том числе Иран будет исключен из всех долларовых расчетов в мире, а возможно, и системы SWIFT.

В настоящее время Иран экспортирует 2,4 млн баррелей нефти в сутки. Когда Иран был под санкциями, Западу совместными усилиями удалось сократить этот объем наполовину. Теперь США будут действовать в одиночку. Вопрос в том, удастся ли им заставить другие страны соблюдать санкционный режим.

Бизнес европейских компаний с Америкой гораздо масштабнее, чем с Ираном. Они не рискнут его терять. Показательно поведение французской Totale, которая уже успела подписать контракты на разработку нефтегазовых месторождений в Иране, в частности, в Персидском заливе.

Теперь французы сворачивают бизнес, успев потратить 40 млн евро на разработку газового месторождения Южный Парс. В то же время финансирование корпорации на 90% зависит от американских банков, а американским инвесторам принадлежит треть акций компании.

Американский бизнес Totale превышает 10 млрд долларов. Ранее, правда, представители ЕС говорили, что попробуют компенсировать убытки тем компаниям, которые продолжат вести бизнес с Ираном. Однако это все слова. Ни одна страна ЕС, включая Германию, не станет тратить на это существенные суммы. Европейцы зато пригрозили обжаловать действия США в международных судах. Это, как говорится, сколько угодно. Как было сказано, замучаются пыль глотать.

Государственный банк Индии заявил, что не будет финансировать сделки по приобретению иранской нефти. В то же время Дели уже отметил: он будет игнорировать американский санкционный режим в отношении Ирана, что Индия делала раньше.

Пока не заявил о своей позиции Китай, который раньше тоже игнорировал санкции США. КНР вполне может покупать иранскую нефть и за юани. Ввести масштабные санкции против китайских компаний США вряд ли посмеют. КНР на сегодня является крупнейшим импортером иранской нефти, вывозя ее на более чем 13 млрд долларов.

Другие ведущие импортеры — Индия (7,5 млрд), Южная Корея (4 млрд), Япония (почти 3 млрд) и Франция (1,4 млрд). При этом доля именно иранской нефти в общем нефтяном импорте этих стран от 6% до 11%, что немало. Из примерно 50-миллиардного объема иранского экспорта нефть дает две трети.

Иранские власти заверяют народ, что страна готова противостоять США, и экономика исламской республики это выдержит. Во всяком случае, еды хватит. А вот импорт 1300 наименований самых разных товаров придется прекратить полностью, в связи с чем в ряде городов Ирана уже прошли массовые волнения.

Что касается дефицита нефти, который может образоваться от сокращения иранских поставок, то, во-первых США, уже попросили своего стратегического союзника и злейшего врага Ирана Саудовскую Аравию нарастить объем добычи уже в июле. Во-вторых, введение санкций против Ирана в нефтегазовой сфере не случайно отложено именно до ноября, когда потребление нефтепродуктов в самих США сезонно падает. Про Дональда Трампа хоть и говорят, что он непредсказуемый, однако не до такой степени, чтобы забыть о бизнес-интересах самой Америки.

Иран. Индия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 1 июля 2018 > № 2660516 Георгий Бовт


Россия. Великобритания > Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666641 Сергей Брилев, Бернард О’Коннор

«Нелегалы» наоборот. Многоликая француженка

Сергей Брилёв, Ведущий программы «Вести в субботу» (телеканалы «Россия-1» и «Россия-24»), кандидат исторических наук

Бернард О’Коннор, Британский историк и писатель

Первая часть статьи опубликована в журнале «Международная жизнь» №3, 2018.

Эта статья - продолжение расследования о том, кем на самом деле были заброшенные в 1941-1943 годах через Англию в Западную Европу советские разведчицы «Мария Диксен», «Елена Никитина», «Эмилия Новикова», «Анна Успенская» и «Анна Фролова» (так их звали, согласно советским паспортам, по которым они сходили на британский берег).

Когда российский соавтор этой статьи узнал от своего британского коллеги те отрывочные детали их биографий, которые смогли выяснить для себя британские спецслужбы, то первая реакция была: «Если в Британию их и командировала советская разведка, то нашли их явно в Коминтерне».

Со временем МИ-6 и британское Управление специальных операций (SOE) выявили, как им показалось, истинные имена этих девушек. Когда мы переслали эти имена в Российский государственный архив социально-политической истории (где хранятся рассекреченные личные дела сотрудников Коминтерна), то почти сразу получили ответ. Из пяти имен в РГАСПИ немедленно обнаружились три, а после углубленного изучения документов - все пять.

В нашей предыдущей публикации мы уже рассказали об «Анне Успенской» (про которую теперь на все 100% можем сказать, что она была варшавянкой Шифрой Липшиц) и о «Елене Никитиной» (в которой мы теперь и по российским источникам узнали уроженку Судет Эльзу Ноффке).

Главное доказательство - их фотографии из британского Национального архива (TNA) и РГАСПИ, на которых совершенно очевидно изображены одни и те же девушки.

Третьим сразу же совпавшим именем была «Анна Фролова»/Франсин Фромон. Но ей мы посвящаем отдельную статью: настолько тема установления ее личности и ее боевого пути много более запутанная. А временами, скажем так, даже щекотливая.

Где фотография?

В рассекреченной послевоенной переписке британской разведки МИ-6 есть ссылки на имевшееся у британских спецслужб фото и «Анны Фроловой», сделанное тогда, когда она была в Англии и еще только готовилась к переброске в Западную Европу, оккупированную немцами. Но к этой переписке фотокарточка приобщена не была. Возможно, она хранится в одной из тех папок, которые до сих пор не рассекречены. Не будем исключать и той вероятности, что британский соавтор еще не выявил все уже рассекреченные материалы в британском Национальном архиве.

В обнаруженном российским соавтором деле Франсин Фромон в РГАСПИ фотография есть. Но в том-то и дело, что ее не с чем сравнить. Как следствие, в данном случае мы не обладаем «железобетонными» визуальными доказательствами.

Тем важнее для нас было докопаться до истины.

Обо всем по порядку.

Маленькое чудо?

К середине февраля 1942 года зима отступила и в Арктике. На одном из судов, возвращавшихся из северных конвоев в Британию, прибыли 25-летняя «Анна Фролова» и два ее спутника. Прибыли они на судне «Аркос» через Исландию, на британский берег сошли 8 февраля в шотландском порту Лох-Ю. В соответствии с договоренностью между разведкой НКВД и британской SOE, вскоре, 3 марта на рассвете, они были парашютированы из Англии во Францию. Что было до и после?

В действительности то, что это произошло, - уже где-то чудо. Ведь в декабре 1941 года в переписке между SOE, МИ-6 и Форин-офисом возник такой сюжет: «Де Голлю не нравится идея заброски во Францию агентов НКВД»1. До этого в допуске советских агентов на территории своих стран отказали правительства в изгнании Швейцарии, Югославии и Испании.

Но на с отправку во Францию этой советской опергруппы в SOE все-таки решились. Иначе русские могли «полностью потерять веру в честность наших намерений»2.

Подготовка операции «Ром»

Изначально и эта группа должна была называться по напитку - «Брэнди». Но тут в Лондоне вспомнили, что операция под таким названием уже шла в Нидерландах.

Переименованная в «Ром» группа уже по прибытии в Британию имела на руках советские и французские паспорта. По советским паспортам мужчины были - 31-летний «Иван Данилов» и 39-летний «Григорий Родионов». Эти же мужчины по своим французским документам числились соответственно «Жорж Робино» и «Пьер Дандан». Девушка была, по советскому паспорту - 25-летняя «Анна Фролова». По французскому - «Аннетт Фоберж».

Через Эдинбург к 12 февраля всю группу привезли в Лондон и разместили в отеле «Родезия Корт». И почти сразу - выезд за город. Но это оказалась никакая не экскурсия, как поется в английском гимне «Иерусалим», по «зеленой и приятной земле». Эту землю они видели сверху. А именно: члены группы «Ром» учились прыгать с парашютом. Сначала прыгали с воздушного шара, потом с самолета. Лучше всего прыжки дались «Родионову», но, как написали в своем отчете британские кураторы, и «Анна Фролова» показала «хороший дух» (то есть «твердый характер» - Авт.)3.

С 26 февраля 1942 года группа - по еще одному адресу в «белокаменной» части Лондона: номер 40 по Портчестер Корт. Это, в свою очередь, неподалеку от посольства СССР у Кенсингтонского дворца и открытого представительства НКВД на Кэмпден-Хилл. Там их ждали новые документы (в частности, «Анна Фролова» - «Аннетт Фоберж» получила теперь имя «Жанна Клод Гарньер»; как мы еще покажем, такая частая смена имен ей была уже привычной). Там же советским разведчикам выдали одежду, подходящую для Франции (до глобализации было еще далеко), и, согласно британским записям, обменяли привезенные ими из СССР 500 американских долларов и 85 шведских крон.

Обменяли на франки. Почему не на рейхсмарки? В отличие от «Успенской»-Липшиц этой девушке и ее товарищам предстояло быть сброшенными не над оккупированной, а над вишистской Францией - у Монпелье на берегу Средиземного моря.

Но это мы опять забежали вперед.

Пока группы была в Англии, про «Анну» англичане сразу поняли: она-то точно никакая не русская.

«Привлекательная француженка»

Из характеристики на «Анну Фролову» от британских спецслужб: «Привлекательная француженка; очень жесткая, так что было невозможно выведать какие-либо факты из ее предыдущей жизни… Ее багаж был осторожно проверен, и из найденной фотографии мы поняли, что она была замужем и родила сына осенью 1939 года»4

Ряд британских авторов так впечатлились этой записью, что в их подвергшихся литературной обработке рассказах можно встретить, например, такое: «Она была первой в списке заходивших на борт улетавшего самолета и, наверное, думала о своем ребенке»5. Но хотя мы и сами в этой серии статей о советских «нелегалах» наоборот позволяем себе некоторые «литературные экзерсисы», в данном случае уточним: личное дело Фромон в архиве Коминтерна6 никаких сведений о детях не содержит. Впрочем, всего мы действительно не знаем…

В то же время, даже не выяснив для себя тогда ее настоящее имя, где-то уж и как-то уж британские спецслужбы ее разговорили. Иначе откуда в той же справке содержится утверждение: «По роду занятий она была стенографисткой и раньше жила в Париже»7.

В данном случае сведения о «Фроловой» из бумаг в TNA и сведения о Фромон из РГАСПИ совпадают полностью. Сопоставим то, что еще нам стало известно.

В автобиографии для Коминтерна она писала, что является дочерью механика Альбера Фромона8. Согласно данным мемориального портала французского Сопротивления «Le Maitron», мать была «[просто] домохозяйкой»9. Но! Начальник Франсин по Коминтерну (о его личности чуть позже) уточнит: «Ее отец погиб от рук полиции в Париже, а мать - от пыток нацистов; семья героев!»10.  Из публикаций ее начальника и из материалов на портале «Le Maitron» известно и о судьбе ее брата Марселя: он погиб на фронтах Гражданской войны в Испании.

Но вернемся к ней самой. Родилась она 2 октября 1917 года, как уточняют французы, не просто в Париже, а в его 19-м районе. В 1933 году (то есть, получается, в возрасте 15-16 лет) Франсин вступает во французский Коммунистический союз молодежи (КСМ), становится кассиром его ячейки, а потом и райкома в округе Париж-Восток.

В справке из ее личного дела за подписью Вилкова и Благоева говорится, что «в феврале 1935 г. [она] была избрана для участия в рабочей делегации в СССР»11. Но это обернулось много большим, чем просто ознакомительная поездка в первое государство рабочих и крестьян. А именно: прибыв в Москву, она остается в Советском Союзе. Уже 7 октября 1935 года ее прикрепляют к закрытой поликлинике №1 НКЗ РСФСР (из ее диспансерной карточки узнаем, что она «не курит, не пьет»12), а с 4 ноября 1935 года она числилась машинисткой в Отделе переводов ИККИ. То есть она начинает в Москве новую карьеру. И, похоже, очень быстро это стало чем-то большим, чем механическое стучание по клавишам пишущей машинки.

Радистка или нет?

Согласно западным данным, она училась в Международной ленинской школе (МЛШ), где, в частности, изучала радиодело.

В справке Вилкова - Благоева действительно есть упоминание о том, что целый год (с ноября 1935 по ноябрь 1936 г.) она «училась в МЛШ на секторе КИМ’а»13 (то есть Коммунистического интернационала молодежи). Но об обучении радиоделу в документе ни слова.

Поэтому документально версия о том, что «Фролова» - Фромон изучала радиодело, не подтверждается. И все же эта версия имеет право на существование. Уже очень скоро про Франсин Фромон ее кураторы в Москве написали: «Заключение. На основании материалов, которыми располагает Отдел Кадров, и на основании личного ознакомления с т. ФРОМОН, считать ее заслуживающей доверия партии и ИККИ и возможным ее использование на зарубежной работе»14.

Псевдонимы, псевдонимы

К 1940 году в документах Коминтерна упоминается ее псевдоним (в документах - «кличка»): «ДЮПОН Мадлен»15. А 5 февраля 1941 года Франсин Фромон покидает СССР по французскому паспорту на имя «ЛАГРАНЖ Одетт Марии». При этом внутренняя переписка Коминтерна показывает, как ей создают «легенду». А именно: вновь испеченной французской иммигрантке «Лагранж» требуется иметь на руках вид на жительство в СССР, который она должна показать во французском посольстве в Москве. В этой связи ей организовывают штамп о прописке по адресу: Н.Кисловский переулок, дом 3.

К сожалению, из бумаг, имеющихся в РГАСПИ, непонятно, в какую страну она была направлена в 1940 году. Возможно, что-то есть в закрытых картотеках СВР. Впрочем, даже если эти архивы останутся «за семью печатями», мы уже и сами выяснили, где она была до этого.

Первый выезд из СССР - в январе 1937 года. В тот период Фромон - член Национального комитета организации молодых девушек Франции, секретарь окружкома этой организации в округе Париж-Восток, а также член окружкомов КСМ и ФКП. Но ее освобождают от этих обязанностей в апреле 1938 года «в связи с характером той работы, которую она вела с т. Аллардом»16.

Пожалуй, это самая важная новая деталь, которую мы обнаружили в ее личном деле в РГАСПИ. Деталь, которая и позволила нам потянуть еще одну «ниточку». Деталь, которая вывела нас на понимание того, что в 1942 году через Исландию и Британию во Францию была заброшена, наверное, самая опытная разведчица - участница операции «Ледоруб».

Итак, «характер той работы, которую она вела с т. Аллардом». Кто это?

Предвоенная навигация

На самом деле и «Пьер Аллард» (Pierre А1lard) - псевдоним. Еще этот человек был известен как Sergio Toscani и Jacques Martel17. В действительности - Джулио Черетти (Gulio Ceretti). После войны - депутат итальянской Конституционной ассамблеи и даже министр недолго просуществовавшей коалиции итальянских христианских демократов и коммунистов (1947 г.). Под конец жизни - сенатор Итальянской Республики. И, кстати (очень по-итальянски), «один из всегда прекрасно одетых людей». Но кем он был в 1930-1940-х?

В капитальном труде «Организационная структура Коминтерна» читаем, что на пике войны, в 1943 году, он заведовал итальянской редакцией радиовещания в Отделе печати и радиовещания. Конкретно он руководил вещавшей из Москвы радиостанцией «Свободный Милан». А до войны, когда с ним работала Фромон? Что мы знаем о том отрезке его жизни?

Во-первых, отнюдь не формальная деталь, которая нам пригодится позже. Черетти - тосканец. Родился в 1903 году поблизости от Флоренции.

Во-вторых, сначала он состоял в Итальянской компартии, но потом работал с итальянцами-иммигрантами в Марселе и Лионе. По этой причине в 1932 и 1937 годах он, итальянец, избирался в ЦК Компартии не Италии, а Франции.

В-третьих, и самое интересное для нас то, что он был еще кáк вовлечен в дела вокруг Гражданской войны в Испании.

Сначала он всего-то скромно «основал в Париже комитет помощи испанскому народу и инициировал контакты с аппаратом Коминтерна, ответственным за испанские дела». Но уже очень скоро Аллард-Черетти, «месье Пьер», возглавил компанию «Франс-Навегасьон», которая занималась поставками по морю оружия для испанских республиканцев, а потом вывозила в СССР золотой запас Испанской Республики. В следующие три года оборот компании возрастет в 50 (!) раз и она станет четвертой во всей Франции!

Естественно, хозяин такой компании должен был выглядеть респектабельно и даже шикарно! Вот откуда фраза про то, что он хорошо одевался. Также и про его бывшую подчиненную Фромон в отчете британских спецслужб читаем: «Судя по ее одежде, она состоятельна и принадлежит к буржуазному классу. Она стала бы хорошим агентом и успешно прошла бы любую обычную полицейскую проверку»18. Как мы знаем, из класса она была ни из какого не из буржуазного. Но при Алларде - научилась.

Теперь сравним не только описания того, как выглядели Фромон и Черетти, но и ключевые даты.

Итак, основание силами Коминтерна компании «Франс-Навегасьон» приходится на 15 апреля 1937 года. И, как мы помним, именно в том же году, в январе, Фромон покинула СССР для работы с «товарищем Аллардом». Вот чем она занималась в Европе в ту свою командировку. Как следует из сухой справки в ее личном деле, она работала с «Аллардом» в качестве «сначала… машинистки, затем секретаря-администратора»19. А еще… В той же справке говорится, что под началом Алларда она освоила «банковско-финансовые операции» и - главное! - получила «навыки конспиративной работы». В материалах мемориального портала французского Сопротивления это называется «деликатная миссия».

Мы решили внимательно изучить мемуары самого Алларда-Черетти. Первый раз Фромон возникает в его книге неожиданно: Черетти пишет, что 19 августа 1939 года он получает приказ перебраться из Франции в Бельгию, где одним из самых сложных заданий было наладить поставку и распространение пропагандистских листовок. И тут в его мемуарах впервые мелькает та, кто эти поставки наладила - (эффективная и эффектная; и об этом - чуть позже) Фромон20.

Что еще мы узнаем из этих мемуаров и из их сопоставления с другими источниками?

В мемуарах Черетти имя Франсин Фромон появляется, когда он описывает критически важный этап своей политической работы. Точнее, сам Черетти обозначает лишь временной отрезок, но из мемуаров его современника про тот период его жизни известно следующее: «О пакте между Гитлером и Сталиным он узнал, находясь в Париже: «Наша борьба против Гитлера и Муссолини была не просто борьбой, нет, эта борьба была нашим кровным делом. Жестоким было теперь пробуждение, вызванное пактом, подписанным в советской столице. Нет, нас не то чтобы растормошили, прогоняя сон, нам будто нанесли тяжелый удар в лоб, как на скотобойне…» В этой ситуации оставалось только верить в Советский Союз»21. От себя добавим: и оставалось полагаться на Франсин Фромон? И мы-то уже знаем: вместе они работали еще с зимы 1937 года.

Однако в его мемуарах она впервые появляется летом 1939-го. Конспирация? Следствие работы подпольщиками? Возможно. Но не прячется ли за этим еще и романтическая связка, которая могла помочь в самых сложных обстоятельствах? Намеки - есть.

Ну, например, Черетти пишет про имя «Флоренс», каким Франсин назовется, будучи схваченной и брошенной в застенки во Франции в 1943 году. Мол, так она назвалась во имя его, Черетти, родной Флоренции. Или, например, в справке из архива правительства Ее Британского Величества читаем: «По неизвестным нам причинам она покинула Францию и в 1940 году переехала в Копенгаген, откуда проследовала в Россию»22. А из мемуаров Черетти узнаем, что там, в Копенгагене, он попадает в лапы немцев, пытаясь спасти именно Франсин. При этом в отношении Фромон «товарищ Аллард» так и сыплет довольно смелыми комплиментами: «идеальная фигура», «девушка без комплексов» и т. п.23

Было ли восхищение взаимным? Это мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Но что мы знаем точно?

Ее мужчины

Фромон принадлежала к той, конечно же, невероятной когорте девушек-коммунисток (наверное, позволительно сказать даже фанатично настроенных коммунисток), для которых личное было если даже не общественным, то непонятно, на каком месте.

Например, в справке из ее личного дела в архиве Коминтерна за 16 августа 1940 года уточняется: «Ее первым мужем был ВЕЦЛАНД Морис, член КП Франции, сын русского и литовки, разошлась с ним, так как при проверке партия пришла к заключению, что он не заслуживает доверия»24.

Согласимся: с позиций сегодняшнего дня, это - нечто немыслимое: расстаться с человеком, потому что он не заслуживает доверия не у тебя, а у партии! О, времена!

Как бы то ни было, Франсин Фромон мужчин явно восхищала и даже завораживала.

А вот здесь - внимание!

Во-первых, в прибывшем вместе с «Анной Фроловой» в Британию «типичном французе буржуазного типа»25, то есть «Григории Родионове», в SOE/МИ-6 после войны числили виднейшего французского коммуниста Рэймона Гюйо. И не ошиблись: было опять же достаточно сравнить фотографии (до войны он был депутатом Национальной ассамблеи, а в 1959 г. даже стал сенатором).

Собственно, как раз такие открытия потом заставили британцев задним числом переживать: им же стало понятно, что из СССР через Британию засылались не только и не столько диверсанты, сколько политработники. Примечательно послевоенное заключение, составленное не кем-нибудь, а Кимом Филби: «Сам по себе материал не очень интересен, но анализ действительно подтверждает, что во время войны НКВД работал в тесном сотрудничестве с распущенным Коминтерном»26. Минимум, во второй части этого предложения Филби написал своим британским коллегам правду.

А, во-вторых, в послевоенной переписке британских спецслужб «Фролова» идентифицирована британцами как «GUYOT Fernande Josephine Nee RICOL»27, то есть супруга Гюйо.

С одной стороны, британцы могли просто ошибиться. В Лондоне и сами признавали такую вероятность. Хотя… Вопрос, конечно, щепетильный. Может быть, будучи в командировке и далеко от жены, и Гюйо «положил глаз» на свою спутницу, а она ответила взаимностью, чему британцы и стали свидетелями?

С другой стороны, мы же помним, как после войны советский разведчик Фишер назвал себя «Абелем», чтобы запутать американское следствие и сигнализировать Москве, что его истинное имя не раскрыто. Вот и в случае с девушкой, которую в 1943 году взяли во Франции… 

На съемке, произведенной съемочной группой ВГТРК, видно: на ее могиле значится «Франсин Фромон», а под этим именем написано: «Пала за Францию»28. Да, имя Фромон присвоено улицам, детскому саду и колледжу, и там знают, что это она – первая француженка, сброшенная с парашютом из Англии. Но! Ни в каких известных нам документах не значится, что  Фромон - это «Фролова»… Больше того, в недавно вышедшей в Англии книге о штурмбанфюрере СС Хорсте Копкове (захватив которого, британские спецслужбы и узнали многое о судьбе агентов, заброшенных в Европу, но схваченных немцами) выдвигается предположение, что Франсин не погибла, а продолжила работу во Франции уже после войны.

Агент или сотрудник?

Кто бы ни покоился в могиле во Франции, история мадмуазель Фромон - все равно особая.

Вернемся к тому, как она (в том случае точно она) оказалась в 1940 году в Дании, подвергшейся немецкой оккупации.

Спасало ее и «товарища Алларда» консульство СССР в Копенгагене: советские дипломаты «вытащили» их из тюрьмы, снабдили выездными документами и отправили в СССР. В ее «Свидетельстве на возвращение», в варианте на французском языке она названа «гражданкой РСФСР и СССР»29. В варианте на русском языке прямо говорится, что основанием выдачи «Свидетельства на возвращение» является то, что она «принята в советское гражданство»30.

Если так, то, согласно терминологии советской/российской разведки, она была уже не завербованным «агентом» из числа иностранцев, а штатным «сотрудником» из числа собственных граждан.

Как бы то ни было, почему же теперь и российский соавтор этой статьи склонен думать, что из СССР в Шотландию была направлена именно Фромон?

В этом смысле принципиально важными являются записи из дневника генерального секретаря Коминтерна болгарина Георгия Димитрова. До сих пор в западных публикациях не было всего массива. Здесь - весь. Итак:

Впервые начальник советской разведки Павел Фитин появляется у Димитрова 20 августа 1941 года. Далее:

«10.10.41 - Совещание с французами. - Решили отправить во Фр[анцию] Раймонд, Дениел и Фромонт»31 (так в тексте. - Авт.).

Через три дня: «13.10.1941 Фитин у меня. Договорились об отправке через Лондон во Францию франц[узской] тройки»32.  

И финальная запись на эту тему из того же дневника от 31 октября 1941 года:

«Гюйо и Фромон уезжают по линии Фитина в Лондон для нелегальной переброски во Францию. Дал им соответствующие указания. Также 6000 фр[анцузских] фр[анков] и 1050 амер[иканских] долларов»33.

И пусть указанные в дневнике Димитрова суммы в иностранной валюте отличаются от той, о которых мы читали в документах SOE. Сами по себе имена совпадают. Это были Гюйо и Фромон.

…Группа «Ром», в которую входила «Анна»-«Аннетт»-«Жанна», была готова к переброске во Францию к 3 марта 1942 года. Везли они с собой и портативную радиостанцию. На аэродром группу привезли сотрудник НКВД Торопченко и представители SOE Доддс-Паркер и Милнес-Гаскелл.

В темную безлунную ночь с 3 на 4 марта группа взлетела из Англии на самолете «Уайтли». За штурвалом был чех Л.М.Андерле. Согласно бортовому журналу, на высоте 6500 футов самолет преодолел горы в центральной Франции, а с высоты в 600 футов рядом с Монпелье были сброшены три человека и два груза. Все пять парашютов раскрылись.

…Франсин продержалась долго: до июля 1944 года. Но и ее сдали коллаборационисты. Расстреляли ее 5 августа 1944 года.

Некоторые выводы. Что думать?

В серии статей для «Международной жизни» мы уже намекнули на то, как необычно после войны шло изыскание материалов о том, что же случилось с союзными агентами, засланными в Европу, оккупированную тогда нацистами. Так что это было? Это - отдельный рассказ.

Под конец этой статьи упомянем один факт-намек. Во-первых, советская разведка перехватила такой британский меморандум: «Фактически противоречия между Британией и Советским Союзом так же велики, как между Британией и Германией. Не сомневаемся, что Советская Россия является нашим другом только до тех пор, пока она может извлечь пользу из этой дружбы».

Согласимся: проведенный нами перекрестный анализ рассекреченных материалов из британского Национального архива и РГАСПИ уже дал ответы на несколько вопросов, на которые, исходя из своих правил, нам бы не дали ответы ни в МИ-6, ни в СВР. Они и не дали. Но мы эти ответы получили сами. А подвиги этих девушек во имя мира в Европе были таковы, что нам надо знать о них побольше.

 1TNA HS 4/342. December, 15. 1941.

 2TNA HS 4/336. February, 19. 1942.

 3TNA HS 4/342.

 4TNA KV 2/2827.

 5Gordon Thomas, Greg Lewis. Shadow Warriors: Daring Missions of World War II by Women of the OSS and SOE // http://www.logobook.ru/prod_show.php?object_uid=13335486

 6РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853.

 7TNA KV 2/2827.

 8РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853. Л. 58.

 9http://maitron-fusilles-40-44.univ-paris1.fr/spip.php?article24419

10 Cerreti Giulio, сon Togliatti e Thorez. Quarant'anni di lotte politiche, Milano, Feltrinelli, 1973. P. 208.

11РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853. Л. 20.

12Там же. Л. 18.

13Там же. Л. 20.

14Там же. Л. 21.

15Там же. Л. 16, 20.

16Там же. Л. 20-21.

17Festorazzi Roberto. Ecco l’uomo di Mosca che rapinò l’oro di Spagna // Il Girnale // http://www.ilgiornale.it/news/interni/diario-inedito-longo-4-puntata-1013581.html?mobile_detect=false

18TNA KV 2/2827.

19РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853. Л. 20.

20Cerreti Giulio, сon Togliatti e con Thorez. Op. cit. P. 207.

21Ceretti Giulio: A L'Ombre des deux T. Julliard. Paris, 1973. P. 196.

22TNA KV 2/2827.

23Cerreti Ceretti, сon Togliatti e con Thorez. Op. cit. P. 208.

24РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853. Л. 21.

25To Miss Bagot. 27.12.1946. TNA KV 2/2827.

26Philby to R.Hellis. TNA KV 2/2827.

27TNA KV 2/2827.

28Брилев С., Попова А. Генерал Фитин возвращается в историю. Сюжет в программе «Вести в субботу» телеканалов «Россия-1» и «Россия-24» от 07.10.2017 // https://www.vesti.ru/videos/show/vid/732323/

29Certificat de Rapatriement dans l’Union des Republiques Sovietiques Socialistes №06206. Личное дело №6853. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853. Л. 54.

30Свидетельство на возвращение в Союз Советских Социалистических Республик №06206. Личное дело №6853. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 270. Д. 6853. Л. 52.

31РГАСПИ. Ф. 495. Оп.195. Ед. хр. 1 (VII часть). С. 161. Л. 293.

32Там же. C. 294.

33Там же. C. 311.

 
Россия. Великобритания > Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666641 Сергей Брилев, Бернард О’Коннор


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 июня 2018 > № 2661832 Дейв Маджумдар

Российская армия становится еще более грозной

Она использует Сирию в качестве испытательного полигона для проверки своего оружия и тактики боевых действий.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия намерена сохранить свои войска в Сирии, несмотря на возможные потери, так как Кремль считает, что выгоды перевешивают издержки. С точки зрения Москвы, кампания в Сирии дает ей неоценимый боевой опыт и позволяет оттачивать боевое мастерство российских вооруженных сил.

«Применение наших Вооруженных Сил в боевых условиях — это уникальный опыт и уникальный инструмент совершенствования наших Вооруженных Сил. Никакие учения не идут в сравнение с применением Вооруженных Сил в боевых условиях», — сказал российский президент Владимир Путин 7 июня во время программы «Прямая линия».

Обретая боевой опыт

По мнению Кремля, одна из самых важных причин, по которой Россия продолжает свою кампанию в Сирии, состоит в дальнейшем совершенствовании недавно разработанных ударных систем высокоточного управляемого оружия. «Сирия — это не полигон для испытания российского оружия, но все-таки мы его там применяем, это новое оружие, — заявил Путин. — Это привело к совершенствованию современных ударных, в том числе ракетных систем. Одно дело — иметь их формально, а другое дело — смотреть, как они работают в боевых обстоятельствах».

Путин отметил, что Сирия также доказала свою значимость для российской оборонной промышленности, которая получила ценное представление о том, как войска применяют свое оружие и технику в бою. «Когда мы начали использовать это современное, в том числе ракетное оружие, в Сирийскую Республику выехали целые бригады с наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение — это чрезвычайно важно для нас! — чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя его в боевых условиях», — сказал российский президент.

Российский испытательный полигон в Сирии

Но Сирия стала не только испытательным полигоном для российской военной техники. Сирийская кампания помогла России в дальнейшем развитии военных кадров и дала ее офицерскому корпусу реальный боевой опыт. А это, в свою очередь, позволило российским военным серьезно усовершенствовать свою тактику, методы и приемы ведения боевых действий.

«Наши военачальники — а мы провели через Сирию и через участие в этих боевых действиях значительное количество офицеров и генералов — начали понимать, что такое современный вооруженный конфликт, насколько важна связь, разведка, взаимодействие между разнородными частями и соединениями, как важно обеспечить эффективную работу космической группировки, авиации, наземных сил, в том числе сил спецопераций, — отметил Путин. — Это все позволило нам сделать еще один очень серьезный шаг в совершенствовании наших Вооруженных Сил».

Майкл Кофман (Michael Kofman), работающий старшим научным сотрудником в Центре военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) и специализирующийся на российской армии, заявил, что война Кремля в Сирии дала Москве бесценный опыт, став фактически полигоном для боевой стрельбы. «Через Сирию прошло большое количество старших офицеров, а также значительное количество летчиков ВВС, — сказал Кофман. — Большинство командующих округами и общевойсковыми армиями побывали в Сирии в служебных командировках. Сирия — это теперь хорошая война, призванная дать боевое крещение российским вооруженным силам и существенный боевой опыт старшим офицерам».

Надо сказать, что значительная часть средств, выделяемых на сирийскую кампанию Кремля, поступает из российского военного бюджета, а именно, из статьи на боевую подготовку и обучение. «Деньги на войну берут из той части военного бюджета, которая предназначена для боевой подготовки, — сказал Василий Кашин, работающий старшим научным сотрудником в Центре комплексных европейских и международных исследований при московской Высшей школе экономики. — Вся новая техника прошла там испытания в боевых условиях, причем даже те типы, которые еще не поступили в серийное производство. А десятки тысяч офицеров получили реальный боевой опыт. Выделение такой же суммы на подготовку и обучение не дало бы аналогичный результат».

Что касается подготовки и усвоенных уроков, то русские считают, что это не затратная война. «Конечно, это крайне важно, и в определенном смысле она себя окупает», — сказал Кашин.

Усвоенные уроки

Самый важный урок, который российские военные усвоили в Сирии, заключается в необходимости тесного взаимодействия авиации и сухопутных войск. «Во-первых, в Сирии Воздушно-космические силы России научились воевать, а потом стали все лучше понимать, как оказывать поддержку сухопутным войскам, — сказал Кофман. — Здесь подразделения спецназа и советники вели отдельную войну, но они все чаще стали координировать действия авиации и наземных войск в режиме реального времени».

Российские военные также очень быстро выяснили недостатки своих приборов обнаружения и систем вооружений. «Русские быстро поняли, что платформы у них есть, однако их оружие и системы по-прежнему не могут применяться для нанесения высокоточных ударов, — сказал Кофман. — СВП-24 (компьютеризированные прицельно-навигационные комплексы для бомб) существенно повысили точность, но летчикам приходилось летать слишком высоко, а российские боеприпасы оказались слишком мощными для выполнения поставленных задач. Со временем стало ясно, что вертолеты являются одним из немногих компонентов, способных наносить удары высокоточными управляемыми боеприпасами по движущимся целям».

Сирийская кампания помогла выявить недостатки российского оружия, приборов, тактики и боевой подготовки, но она также дала Москве возможность для их устранения. После начала сирийской кампании в 2015 году русские существенно повысили свою боеспособность. «Со временем они усовершенствовали разведывательно-ударный комплекс, получив возможность наносить удары по целям почти в режиме реального времени», — отметил Кофман.

Издержки войны

Но за победы в Сирии России приходится расплачиваться. Москва во время интервенции в этой истерзанной войной стране теряла и людей, и боевую технику. Путин признал, что во время кремлевской кампании по оказанию поддержки режиму Асада российские войска понесли потери в живой силе и технике. «Мы знаем, что применение Вооруженных Сил в боевых условиях связано с потерями, — сказал он. — Мы никогда не забудем об этих потерях и никогда не оставим в беде семьи наших товарищей, которые к нам не вернулись с сирийской земли».

Но несмотря на понесенные потери, Путин утверждает, что военная операция российских войск в Сирии необходима для закрепления важнейших интересов Москвы в ближневосточном регионе. Более того, хотя Путин настаивает на том, что Россия прекратила масштабные боевые действия в Сирии, Москва в ближайшее время не намерена выводить оттуда свои войска. «Наши военные находятся там для того, чтобы обеспечить интересы России в этом жизненно важном регионе мира, очень близком от нас, и они будут там находиться до тех пор, пока это выгодно России, и во исполнение наших международных обязательств», — заявил Путин.

Внутренняя поддержка российской кампании в Сирии

Тем не менее, Путин, осознавая, что население страны не согласится на неопределенно долгое пребывание российских войск на Ближнем Востоке, сказал, что Москва не намерена оставаться в Сирии вечно. «Мы пока не планируем вывод этих подразделений, но обращаю ваше внимание на то, что я не назвал эти пункты базирования по-другому, не назвал их базами, — подчеркнул он. — Мы там не строим долгосрочных сооружений и при необходимости достаточно быстро, без всяких материальных потерь можем вывести всех наших военнослужащих. Но пока они там нужны, они решают важные задачи, в том числе для обеспечения безопасности России в этом регионе, для обеспечения наших интересов в экономической сфере».

Путин постарался объяснить российскую интервенцию в Сирии тем, что обстановка в этой стране создает прямую угрозу собственно России. Он подчеркнул, что с исламскими экстремистами из бывших советских республик Средней Азии лучше воевать в Сирии, нежели в самой России. «Напомню, что тысячи боевиков, выходцев из Российской Федерации, стран Средней Азии, с которыми у нас нет контролируемых границ, скопились на территории Сирии, — сказал президент. — Лучше было „работать" с ними… и уничтожать их там, чем принимать их здесь с оружием в руках».

По словам Кашина, опросы общественного мнения показывают, что россияне поддерживают войну Кремля в Сирии. «В целом большинство людей поддерживают сирийскую кампанию, — сказал он. — Но на самом деле, эта кампания небезразлична лишь незначительному меньшинству россиян».

Ходом сирийской кампании активно интересуется примерно пятая часть населения. «Когда там действительно что-то случается, то ходом событий интересуется примерно 30% людей, — отметил Кашин. — А когда не происходит ничего существенного, интерес к Сирии проявляют примерно 20%. Но среди тех, кому эта кампания небезразлична, кто следит и читает о ней, процент поддержки войны подавляющий».

Причина такой поддержки в том, что следящие за ходом кампании россияне уверены: Москве лучше воевать с экстремистами в Сирии, нежели в самой России. «Слова о том, что мы убиваем людей, которые в противном случае приехали бы на постсоветское пространство, звучат вполне логично», — сказал Кашин.

Неужели Сирия представляет для России жизненно важный интерес?

Кремль может сколько угодно утверждать, что кампания в Сирии соответствует жизненно важным интересам России, однако здесь есть основания для сомнений. «В общем российское руководство считает сирийскую кампанию очень важной и имеющей стратегическую ценность в плане взаимодействия с США, — сказал Кофман. — Однако там у нее нет жизненно важных интересов. Если бы они были, Путин не стал бы подчеркивать, что Россия может быстро оттуда уйти. Напротив, Москва очень внимательно следит за тем, насколько активно она участвует в этом конфликте, делая так, чтобы все можно было вывести оттуда в кратчайшие сроки».

В конечном итоге Россия готова продолжать свой нынешний курс в Сирии, пока Кремль получает больше преимуществ, чем несет издержек. На сегодня кампания Кремля в Сирии приносит Москве впечатляющие выгоды, поскольку эта страна стала для нее полигоном, на котором российские войска могут устраивать проверки своим солдатам и технике в реальных боевых условиях, действуя при этом с минимальным риском.

Таким образом, Россия получила возможность не только проверить и испытать свою военную технику, но и усовершенствовать свою тактику, методы и приемы ведения боевых действий в условиях реального боя. Следовательно, Сирия бесценна для российской армии, так как она получает там боевой опыт, пока Кремль стремится сделать из России великую державу, способную почти на равных соперничать с Соединенными Штатами Америки.

Дейв Маджумдар — редактор «Нешнл Интерест», освещающий военные вопросы.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 июня 2018 > № 2661832 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 29 июня 2018 > № 2661195 Дмитрий Патрушев

Встреча с Министром сельского хозяйства Дмитрием Патрушевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром сельского хозяйства Дмитрием Патрушевым. Обсуждались предварительные итоги посевной кампании и уборочных работ.

В.Путин: Дмитрий Николаевич, у нас и посевная продолжается, и уборка уже началась…

Д.Патрушев: Владимир Владимирович, так точно.

Хотел Вам доложить, что посевная кампания в целом по стране практически завершена. По состоянию на 27 июня у нас посевная площадь яровых культур составила 52 миллиона гектар, или 97 процентов к прогнозу.

Владимир Владимирович, на юге страны ещё ведутся уборочные работы, но на 27 июня намолочено уже 4,4 миллиона тонн зерна. Но в связи с засухой урожайность у нас чуть-чуть пониже, чем в прошлом году: на пять центнеров с гектара мы собираем меньше.

И в сложившихся условиях, Владимир Владимирович, пока рано, наверное, делать какие-то точные прогнозы, тем не менее рассчитываем на то, что порядка 100 миллионов тонн зерна мы соберём.

При этом хочу отметить, что рекордный урожай прошлого года – это 135,4 миллиона тонн – оказал достаточно серьёзное давление на цену на зерно. По данным системы мониторинга продовольственной безопасности, в период с августа по декабрь 2017 года снижение среднемесячных цен на пшеницу четвёртого класса составило почти 20 процентов – с 8 тысяч 400 рублей за тонну до 6 тысяч 800 рублей.

В настоящее время среднероссийская цена на пшеницу четвёртого класса составляет 7 тысяч 800 рублей за тонну. Надеемся, что к концу 2018 года, по экспертной оценке, цена на пшеницу четвёртого класса может составить порядка 8 тысяч 700 рублей. Аналогичная тенденция, Владимир Владимирович, прогнозируется на цены на все зерновые.

Владимир Владимирович, с учётом переходящих запасов зерна урожая 2017 года можем прогнозировать, что экспорт зерна в 2018 году составит, на уровне прошлого года, порядка, наверное, 44 миллионов тонн.

Уважаемый Владимир Владимирович, хотел отдельно поблагодарить Вас за решение проблемы по стабилизации цен на ГСМ, это очень важно для сельхозтоваропроизводителей.

Так, в среднем по Российской Федерации, по состоянию на 21 июня, на летнее дизельное топливо цена [за тонну] за неделю снизилась на 318 рублей. На автобензин, который используют сельхозтоваропроизводители, – на 609 рублей.

В целом это, конечно, незначительное снижение, но то, что цены уже зафиксировались и не поднимаются вверх, это, в принципе, для сельхозтоваропроизводителей очень и очень неплохо.

Также хотел Вам доложить, что 22 июня текущего года по итогам селекторного совещания у Дмитрия Анатольевича Медведева принято решение о компенсации определённых потерь сельхозтоваропроизводителей, которые связаны с ростом цен на дизельное топливо и бензин. И эти компенсации будут выплачиваться за счёт средств резервного фонда Правительства Российской Федерации.

В.Путин: Сколько это примерно?

Д.Патрушев: Владимир Владимирович, по нашим расчётам, то, что мы представили Дмитрию Анатольевичу Медведеву, это порядка 12 миллиардов рублей за период с января по июнь. Тем не менее с учётом бюджетных ограничений, видимо, будет цифра чуть ниже. Сейчас прорабатываем эту цифру и, соответственно, определимся и доведём, самое главное, в ближайшее время эти деньги до сельхозтоваропроизводителей.

Владимир Владимирович, отдельно хотел отметить относительно кредитных ресурсов, которые на сегодняшний день ключевыми банками направлены на посевную, уже где-то и на уборочную кампании, – это порядка 180 миллиардов рублей. Это на 22 процента выше, чем по итогам прошлого года за этот же период.

Важно отметить, что основным кредитором по этому направлению деятельности остаётся Россельхозбанк: на него приходится порядка 87 процентов в общем объёме выданных ресурсов.

Очень важно отметить, что рост спроса на кредиты объясняется запуском – соответственно, тоже по Вашему указанию – ещё в прошлом году нового механизма льготного кредитования.

Хочу особо отметить, что этот механизм в принципе доказал свою состоятельность, и на 25 июня Минсельхозом уже одобрено к выдаче льготных краткосрочных кредитов на все цели на сумму более 220 миллиардов рублей.

Это льготные кредиты, которые уже одобрены Минсельхозом. Какие-то выбираются, какие-то будут выбраны по ходу заканчивающейся посевной и по ходу уборочной кампании.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 29 июня 2018 > № 2661195 Дмитрий Патрушев


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 28 июня 2018 > № 2661219 Владимир Путин

Приём в честь выпускников военных вузов.

В Большом Кремлёвском дворце состоялся торжественный приём в честь лучших выпускников высших военных учебных заведений Минобороны, МЧС, ФСБ, ФСО, Росгвардии и высших образовательных учреждений МВД и ФСИН.

В.Путин: Товарищи офицеры! Дорогие друзья!

Сердечно приветствую вас и поздравляю с успешным завершением учёбы.

По традиции мы чествуем лучших выпускников военных академий и вузов здесь, в парадных залах Московского Кремля, которые помнят величайшие события истории государства Российского и наполнены символами его ратной славы и гордости.

Убеждён, каждый из вас по-особому чувствует в эти минуты неразрывную связь времён и поколений и понимает, что ему доверена высочайшая честь – быть воином, офицером России, продолжать дело верных сынов и дочерей Отечества, героев, которые отстаивали свободу и независимость Родины, защищали мир и безопасность нашего народа.

Во все времена, на протяжении веков российский офицерский корпус был надёжной опорой Отечества, и всегда наших лучших командиров отличали несгибаемая воля и решимость, блестящая профессиональная школа и уважение к подчинённым, готовность жертвовать собой ради Отечества и боевых товарищей. В преемственности этих великих традиций – духовная, нравственная основа армии и флота современной России, источник силы и твёрдости для вас, для нынешнего и для будущих поколений российских офицеров.

Уважаемые товарищи! За последние годы мы многое сделали для качественного развития Вооружённых Сил. Свой возросший потенциал, слаженность частей и соединений российская армия наглядно показала в борьбе с террористами в Сирии. И сейчас вам, вашим сослуживцам предстоит в полной мере использовать опыт этой операции для боевой подготовки.

Как вы знаете, мы начали вывод наших подразделений ещё во время моего приезда на пункт базирования Хмеймим. Этот вывод продолжается и сейчас: только за последние несколько дней выведено 13 самолётов, 14 вертолётов, 1140 человек личного состава.

Все они – люди, прошедшие испытания боевыми действиями. И вам, вашим сослуживцам вместе с ними предстоит в полной мере использовать этот опыт для боевой подготовки личного состава здесь, на территории Российской Федерации, для отработки самых сложных, нестандартных задач в ходе внезапных проверок, стратегических и тактических учений, для освоения уникальной техники нового поколения, которая поступает в войска.

Здесь мы достигли решительного прорыва, и это, без преувеличения, колоссальный труд научных и конструкторских коллективов, промышленных предприятий, настоящий подвиг рабочих, инженеров, исследователей. Они, как не раз было в истории, сделали то, что другим пока сделать не удалось. Если ещё шесть лет назад доля современного оружия и техники в армии и на флоте не превышала 16 процентов, то сегодня она приближается к 60 процентам. Набранные темпы должны позволить нам выйти в 2021 году на запланированные показатели в 70 процентов.

При этом целый ряд отечественных систем вооружения на годы, а может быть, и на десятилетия опережают зарубежные аналоги. Так, в Южном военном округе на опытном дежурстве стоит новейший авиационный комплекс «Кинжал», как вы знаете. В ближайшее время в войска поступят ракетные комплексы межконтинентальной дальности «Авангард» и через год – «Сармат». И это лишь часть современных вооружений, которые позволят в разы, кратно увеличить потенциал российской армии.

В скором времени вы приступите к выполнению своих обязанностей, к несению службы в войсках. Ваша задача – стать настоящими профессионалами воинского дела, а для этого нужно до тонкостей освоить тактику управления и передовую технику, грамотно руководить личным составом и всегда высоко держать взятую в годы учёбы планку – быть лучшими, быть для своих сослуживцев и подчинённых примером во всём. Уверен, вы к этому готовы.

Хочу также сердечно поприветствовать офицеров, которые вскоре начнут работать в правоохранительных органах и специальных службах.

Круг стоящих перед вами задач исключительно широк: это надёжная защита прав и свобод наших граждан, это беспощадная борьба с террористами и экстремистами, криминалом и коррупцией. Рассчитываю, что вы проявите здесь свои самые лучшие профессиональные и личные качества, будете действовать ответственно и принципиально – в строгом соответствии с буквой и духом закона.

Уважаемые товарищи! Хочу подчеркнуть, государство будет развивать систему социальных гарантий для военнослужащих, для офицеров и членов их семей.

С 1 января текущего года проведена индексация денежного довольствия. В дальнейшем такая практика, безусловно, будет продолжена.

Военнослужащие планово обеспечиваются постоянным жильём. В этом году только по линии Минобороны новоселье отметили более четырёх тысяч семей, почти 14,5 тысячи получили ключи от служебного жилья.

Улучшается система медицинского обслуживания. Последовательно решается и такая важная для офицерских семей проблема, как обеспечение детей местами в детских садах и яслях. В этом году планируется более чем в четыре раза увеличить количество военных санаториев, бесплатно принимающих детей военнослужащих.

Повторю, работа по укреплению социальных гарантий обязательно будет продолжаться.

Уважаемые друзья! В завершение хотел бы привести слова легендарного маршала авиации Александра Покрышкина, который сказал, что «самым главным, самым священным делом всегда есть долг перед Родиной». Уверен, российские офицеры будут безупречно решать поставленные задачи, надёжно стоять на страже безопасности Родины и наших граждан.

Ещё раз поздравляю вас с завершением учёбы. Счастья и доброго здоровья вам, вашим родным и близким. Желаю вам и всем выпускникам 2018 года успешной службы.

Предлагаю тост: за продолжение лучших традиций российского офицерского корпуса, за наши Вооружённые Силы, за Россию!

С.Шойгу: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Товарищи офицеры!

Здесь, в Большом Кремлёвском дворце, собрались лучшие выпускники военных вузов, золотые медалисты, стипендиаты, отличники учёбы – те, кому выпала честь представлять новый отряд офицерского корпуса. Во все времена он являлся стержнем Вооружённых Сил, опорой государственной власти, гарантом независимости страны и мирной жизни.

Сегодня трудно представить себе офицера без фундаментальной системной подготовки, общей культуры и высоких моральных качеств. Более того, он должен постоянно совершенствовать полученные в вузе знания и навыки, настойчиво искать новые формы обучения личного состава. Не случайно выдающиеся полководцы были всесторонне развитыми людьми, талантливыми воспитателями и тонкими психологами, умевшими найти путь к сердцу солдата.

Уважаемые выпускники! Убеждён, что вы, наследники ратной славы, будете достойно нести гордое звание защитника Отечества и неукоснительно следовать кодексу офицерской чести. Одна из его заповедей гласит: «Душа – Богу, сердце – женщине, долг – Отечеству, честь – никому».

Поздравляю вас с завершением важного этапа профессионального становления. Будьте сильны духом, инициативны, успешны. Руководство страны и Министерство обороны рассчитывает на вас.

Предлагаю тост: за мощь и процветание нашей великой Родины, за её верных союзников – армию и флот, за Президента России – Верховного Главнокомандующего Владимира Владимировича Путина, за здоровье и благополучие всех присутствующих!

А.Максимцев: Товарищ Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации! Уважаемые товарищи!

Сегодня у нас, выпускников высших военных учебных заведений, наступил новый этап – служение Отечеству.

За годы учёбы мы приобрели практические навыки, которые позволят нам обеспечить национальную безопасность и оборону государства, защитить интересы России от любых вооружённых вызовов и угроз. Мы глубоко осознаём столь высокую ответственность за судьбу нашей Родины и готовы с максимальной отдачей выполнить свой воинский долг.

Позвольте слова признательности выразить нашим педагогам и наставникам, которые передали нам богатый жизненный и боевой опыт, глубокие знания военной науки. Спасибо вам.

Товарищ Верховный Главнокомандующий, разрешите поблагодарить лично Вас, руководство страны и Министерство обороны за постоянное внимание к Вооружённым Силам, оснащение войск новейшим вооружением и военной техникой, повышение престижа военной службы и военно-патриотическое воспитание молодёжи.

От имени всех выпускников заверяю Вас, что все поставленные Вами задачи по обеспечению безопасности нашей Родины будут выполнены.

Предлагаю тост: за Верховного Главнокомандующего Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, за Россию, её славные Вооружённые Силы и непобедимого российского солдата!

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 28 июня 2018 > № 2661219 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656748 Юлия Латынина

Угрозы Путина: больше лает, чем кусает

Юлия Латынина, The New York Times, США

Действительно ли российский президент Владимир Путин хочет идти войной на Запад? Если мы поверим российской государственной пропаганде, то в ответ услышим явственное «Да». Путин очень агрессивен в плане своей внешней политики и всякий раз, натолкнувшись на сопротивление, немедленно обижается на это.

Кремль бросил все свои усилия на убийство людей с помощью нервно-паралитических веществ и разжигание хаоса, где только можно — в Сирии, на Украине или в Фейсбуке. Если ловят на горячем, Кремль сразу жалуется на «охоту на ведьм» и излагает свои смехотворные контртеории о том, что на самом деле произошло. Например, говорит о том, что отец, который когда-то был русским шпионом, и его дочь, которые чуть не умерли от действия сделанного в России нервно-паралитического вещества, на самом деле были отравлены руками подлых британцев, которые ввели им это же вещество, когда жертвы попали в больницу.

И Кремль умудряется одерживать верх в этой игре: когда свободный мир ругает Россию — это момент для нее прибегнуть к новой атаке. Когда Запад быстро объединяется против российской провокации, то тем самым подпитывает кремлевскую внутреннюю пропаганду: мол, вот доказательство «двойных стандартов» Запада и природной враждебности к России.

Сегодня российская мечта — бросить военный вызов миру — стала главной темой государственной пропаганды. В мае, когда Россия праздновала годовщину победы над нацистской Германией во Второй мировой войне, самым популярным слоганом был «Можем повторить». Другими словами: «однажды мы снова сможем взять штурмом Берлин».

Задумайтесь об этом. Может ли Россия действительно взять Берлин штурмом снова? Или она хотя бы попытается? Или Путин действительно верит в то, что сможет выиграть короткую и славную войну? Или он просто блефует? Рассмотрим ситуацию повнимательнее.

Как сообщалось, 8 февраля в Дейр-эз-Зоре в Сирии при американских авианалетах погибло некое количество россиян, которые, как считается, были наемниками, — возможно, десятки человек, возможно, две сотни. Кремль часто видит оскорбления там, где никаких преднамеренных оскорблений нет. Резонно было ожидать, что он рассвирепеет. Вместо этого он отмолчался, если не считать отрицания того, что в Дейр-эз-Зоре вообще находились российские солдаты.

Два месяца спустя президент Трамп приказал нанести авиаудары по местам, где в Сирии могли производить химическое оружие, и на этот раз Кремль устроил большое шоу. Посол России в Ливане Александр Засыпкин в комментарии контролируемому «Хезбаллой» телеканалу «аль Манар» заявил, что любые американские ракеты, выпущенные в направлении Сирии, будут сбиты, а места их запуска станут мишенью.

Тему американской атаки в России активно освещали на телевидении, а затем российский Генеральный штаб сделал смехотворное заявление о том, что ПВО сбила 71 из 103 американских ракет. Все это стало прекрасной иллюстрацией «российской военной мощи», подготовленной для телезрителей.

Что же, все это оказалось ложью. Уже в самом начале Пентагон заявил, что 58 из 59 американских ракет достигли цели. На самом деле Россия следила за тем, чтобы не сбить американскую ракету, не говоря уже о том, чтобы потопить американский корабль.

10 мая, через месяц после той атаки, по словам министра обороны Израиля Авигдора Либермана, их силы только одним авиаударом уничтожили «почти всю иранскую инфраструктуру в Сирии». Среди уничтоженных объектов было пять иранских воздушных защитных систем с далеко не иранскими названиями — «Двина» и «Бук» — то есть именно те системы, которые, по словам генерала Рудского, так хорошо дали отпор американским ракетам.

Это было унизительное поражение, поэтому Кремль на него вообще не отреагировал. И это очень красноречиво. Израильтяне недавно заявили, что они не позволят Ирану превращать Сирию в «передовую военную базу», направленную против Израиля. Иными словами, эта страна никогда не была толерантна к присутствию Корпуса стражей исламской революции.

К сожалению для Кремля, присутствие этих корпусов в Сирии — это все, что удерживает режим Башара Асада на плаву. Если этот режим падет, это будет означать конец кремлевской игры и личное унижение Путина.

Так почему Кремль не протестует?

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху был единственным западным лидером, который приехал в Москву 9 мая. Кремлевская пропагандистская машина раскрутила это событие: в этот день каждый телеканал кричал: «Можем повторить». А в это время россияне шли в колоннах «Бессмертного полка» с фотографиями предков, воевавших во Второй мировой войне.

А Нетаньяху не только посетил Москву, но и прошел рядом с Путиным по Красной площади с портретом [Героя Советского Союза] Вольфа Виленского, еврея по национальности, который героически сражался на войне.

Это было всего за день до военного фиаско в Сирии, когда системы ПВО российского производство оказалиись неспособны ответить на израильскую атаку. Сейчас Израиль — это та редкая западная страна, которая до сих пор поддерживает дружеские отношения с Россией. Поэтому можем сделать вывод, что Нетаньяху использовал прогулку 9 мая, чтобы проинформировать Путина о предстоящем противостоянии с иранцами. И таким образом дал Путину возможность выбирать: оставаться друзьями или вступить в ад. Что ни говори, а он выбрал первое.

Все эти три события говорят о том, что несмотря на гнев, Путин стремится избегать любой прямой военной конфронтации с Западом. Он не хочет войны, которая, очень вероятно, не стала бы ни короткой, ни легкой. Что он хочет, так это телевизионную войну — компьютерную симуляцию — со всеми ее преимуществами в сфере связей с общественностью. Это фатальный недостаток любой стратегии, предусматривающей подтолкнуть Россию к противостоянию с Западом. Ты не можешь идти на войну, не будучи действительно к ней готовым.

Ликвидируя Рейнскую демилитаризованную зону, Гитлер преследовал экономические выгоды. В тот момент он не хотел войны, но затем хорошо подготовился к сражению, стоило только бросить ему вызов. И в случае с Гитлером, это был не блеф. А у Путина это блеф. Возможно, он мог бы пережить еще не один дейр-эз-зор, но он не может пережить сто дейр-эз-зоров. Его имидж сильного лидера развалился бы на куски. Поэтому на самом деле Западу не стоит бояться традиционного военного противостояния с Кремлем. Все как раз наоборот.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656748 Юлия Латынина


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674241 Александр Михайлов

Ракеты читают газеты

Александр Михайлов о том, как обстоят дела в российском оборонно-промышленном комплексе

Андрей Фефелов

Скрытая и системная модернизация Вооружённых сил Российской Федерации, частично продемонстрированная с осени 2015 года в Сирии, а частично обозначенная в Федеральном послании президента РФ Владимира Путина от 1 марта 2018 года, вызвала шоковую: от полного отрицания до полузабытых воплей "Русские идут!" — реакцию у наших "западных партнёров", которые в своих стратегических замыслах до того отводили нашей стране роль "мальчика для битья", со всех сторон окружая наши границы своими военными базами, продвигая НАТО к западным границам России. Как удалось отечественной "оборонке" и военному ведомству совершить такой невероятный прорыв, на который, по оценкам многих военных экспертов, у "коллективного Запада" не будет адекватного ответа минимум на протяжении ближайших 25-30 лет, что обеспечивает нашей стране уже не паритет, а военно-стратегическое превосходство над любым вероятным противником?

Главный редактор проекта "Завтра.ру" Андрей Фефелов обсуждает эти вопросы с экспертом Бюро военно-политического анализа Александром Михайловым.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Александр Евгеньевич, военно-промышленный комплекс — это явление, играющее в отечественной истории огромную роль. В определённые периоды ВПК был локомотивом экономики, и это признают даже самые отъявленные либералы. А что такое ВПК сегодня в нашей рыхлой рыночной экономике?

Александр МИХАЙЛОВ. ВПК всегда был базовой платформой развития советской экономики. С развалом Советского Союза произошёл и крах системы военно-промышленного комплекса. В 1990-е годы гособоронзаказ выполнялся лишь на 15-20%.

С приходом в 2000 году к власти в стране новой команды этому направлению стали уделять гораздо больше внимания. Уже в первом своём сроке Путин дал распоряжение об объединении большинства разрозненных предприятий, оставшихся после Советского Союза, в государственные корпорации оборонного назначения. Уже к 2007-му появились крупные корпорации уровня "Алмаз-Антея" и Ростеха с единым центром управления. То есть на фоне укрепления вертикали власти шло укрепление вертикали управления от федерального центра до самых удалённых предприятий ВПК.

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть это другой принцип управления, не рыночный?

Александр МИХАЙЛОВ. Да. И сейчас у нас гособоронзаказ на 2017–2025 гг. составляет 25 триллионов рублей. Это гигантская сумма, сопоставимая с несколькими бюджетами страны. И мы видим результаты этих вложений, особенно в работе нашей группировки на Ближнем Востоке.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Получается, что в нынешних рыночных условиях существует опыт системного централизованного управления предприятиями. И этот бесценный опыт может быть в какой-то момент перенесён на всю экономику страны в целом. Это для меня является главнейшим результатом! Хотя новые виды вооружений — это, конечно, и выход на внешние рынки. Как с этим дело обстоит сейчас?

Александр МИХАЙЛОВ. Торговля оружием и поставки вооружения в другие страны — это всегда вопрос, который напрямую связан с внешней политикой страны. При этом российское оружие занимает прочные позиции на мировом рынке, несмотря на непрекращающуюся информационную кампанию, развязанную против нашего ВПК. Эта кампания вошла в полную фазу с 2015 года.

Андрей ФЕФЕЛОВ. На что она заточена? Что у нас плохое оружие или что мы плохие?

Александр МИХАЙЛОВ. Приведу пример. Помните, год назад был удар американскими "Томагавками" по авиационной базе в Сирии? Мы тогда не применили ни по одной из этих ракет своих средств ПВО. После этого удара пошла массированная информационная атака. Defense News, National Interest, Politico и другие общественно-политические издания Америки тиражировали тезис о том, что русские системы С-350 "Витязь" и С-400 "Триумф"…

Андрей ФЕФЕЛОВ. Дырявые?

Александр МИХАЙЛОВ. Да, что они не сработали, они ничего не увидели. И либеральная прослойка наших медиа подхватила этот тезис. Они стали трубить, что все выделенные на ВПК миллиарды были пущены "в распил", ничего толком не построено, наши системы не видят американские ракеты 1990-х годов разработки и т. п.

Хорошо, что потом и наше оборонное ведомство, и концерн-производитель систем ПВО сфокусировали внимание нашего читателя и зрителя на том, что мы с американцами не находимся в состоянии войны в Сирии, наоборот, мы находимся в состоянии коалиции, координации военных действий. И они нас предупреждали о нанесении этого удара.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А за последние годы на внешних рынках продажи вооружения мы как-то поднимаемся?

Александр МИХАЙЛОВ. На седьмой позиции оказалась в прошлом году наша самая передовая компания по зарубежным продажам — корпорация "Алмаз-Антей". Первое место занимает Lockheed Martin — крупнейший в мире производитель авиации и систем ПВО. Кстати, в США эти два направления объединены в одну корпорацию. А у нас есть Объединённая Авиастроительная Корпорация (ОАК), которая занимается производством военной авиации, и есть корпорация "Алмаз-Антей", которая занимается средствами ПВО.

Второе место занимает Boeing, британская BAE Systems на третьем месте. Четвертое и пятое — у американских компаний General Dynamics и Raytheon, которые разработали и производят "Томагавки". На десятом-одиннадцатом — Ростех, "Вертолёты России". Всего в двадцатке основных производителей оружия — пять наших корпораций.

Естественно, мы и близко не дотягиваем до объёма продаж США. Но здесь нужно учитывать тот факт, что США контролируют НАТО. А НАТО — это прежде всего не военный, а экономический альянс. И там навязывают вооружения странам, которые находятся в "сложноподчинённом" положении. Посмотрите, как Прибалтика искренне отдает 2% ВВП на закупки американской техники! Прибалтика, которую в случае третьей мировой войны ничто не спасёт от удара со стороны России, никакие средства, которые они купят за эти 2%!

Андрей ФЕФЕЛОВ. А Трамп говорил, что США субсидируют НАТО. Получается, что они же их и доят?

Александр МИХАЙЛОВ. Здесь такая ситуация. Сначала Штаты, которые, собственно, и печатают зелёную бумажную массу, направляют её в свои военные корпорации по заказу Конгресса. Дальше производится объём оружия, который в несколько раз превышает потребности Пентагона, и это оружие надо сбывать на внешние рынки. Прежде всего, это авиация, системы ПВО, средства радиоэлектронной борьбы, связи — всё, где применяются высокие технологии. Это всё стоит очень дорого. При этом самолет или танк производства американской корпорации и российские аналоги могут отличаться по цене в три-четыре раза.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Почему так?

Александр МИХАЙЛОВ. Посмотрим на примере танков. Наш танк Т-90 — боевой танк, испытанный в Сирии, показавший все свои возможности и признанный авторитетными военными экспертами как лучший танк на планете. При этом американский Abrams стоит восемь миллионов долларов, а Т-90 — три миллиона долларов. В чём логика? А логика в том, что многие государства лучше купят американское, хотя и дороже, чем получат вслед за покупкой российских танков целый пакет санкций от атлантистов.

Тем не менее, постоянно происходят конфликты внутри НАТО, многие не хотят покупать такие дорогие средства вооружения. К примеру, самолет F-35. Самолет "сырой", его дорабатывают уже не первый год, влили в него уже почти 1,5 триллиона долларов. Это три гособоронзаказа в России! Один экземпляр F-35 стоит около 100 миллионов. Его отказываются покупать государства, а США давят: "Покупайте, покупайте!" Хотя на эти деньги можно вооружить целую армию стрелковым оружием.

То же по системам ПВО. Наши системы дешевле. И С-400 сейчас стала, по сути, нашей внешнеполитической военной валютой. Её поставляют в определённое государство, являющееся союзником США, "автоматом" вбивая клин между руководством этого государства и Госдепом с Пентагоном. Примеры — Саудовская Аравия, Турция (член НАТО!). Раньше они были вынуждены покупать третьего "Патриота", новый THAAD, который тоже "сырой". И при этом в Саудовской Аравии не так давно ракета из второго "Патриота" взлетела и ударила по жилому кварталу. Ракета стоит три миллиона долларов, а она бьёт по жилому кварталу!

Совсем недавно были испытания на Гавайях. Новейшая американская корабельная система ПВО Aegis не сбила воздушную цель. О чём это говорит? "Сырые" изделия, над ними надо ещё работать. Но Штаты себя всегда считали страной не обороняющейся, а наступательной. Поэтому там строили авианосцы, вообще военный флот.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Это островное мышление, пиратские стратегии.

Александр МИХАЙЛОВ. Конечно, подплыли к бедному государству, ударили по нему с авианосца крылатыми ракетами, авиацией и быстренько отплыли. Но эта стратегия не работает в противостоянии с Россией. Потому что мы развиваем другие средства вооружения: более дешёвые, с одной стороны, а с другой — нивелирующие и блокирующие возможности триллионных разработок США.

Наши системы С-400 и перспективная С-500 видят F-35, и ничего американцы с этим поделать не могут! Не смогли они сделать его невидимым для наших радаров.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А сколько людей работает в нашем ВПК?

Александр МИХАЙЛОВ. Три миллиона на данный момент. Около двух лет назад их было около двух c половиной миллионов. Благодаря государственным вливаниям эти люди стали получать более высокую зарплату. Хотя средняя зарплата на разных военных производствах России — от 35 до 45 тысяч. Не ущемляем ли мы этих замечательных людей, которые жизнь свою кладут сначала на получение физического, технического образования, потом — на работу в закрытых научных центрах? Одно дело, когда ты в Москве работаешь на оборонном предприятии, другое дело, когда работаешь где-нибудь на Дальнем Востоке и из-за секретности даже покинуть не можешь это место.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ещё я хотел бы поговорить о конверсии. Не о позорище конца 1980-х, когда мощнейшие предприятия заставляли сверху производить какие-то сковородки…

Александр МИХАЙЛОВ. Сейчас на Украине, кстати, абсолютно такая же линия идет. То есть на бывших советских предприятиях разворачивается абсолютно нетехнологичное производство…

Андрей ФЕФЕЛОВ. Объявили, что это аграрная страна.

Александр МИХАЙЛОВ. Да, теперь это аграрная страна, и они будут делать соху вместо атомного оружия.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Недавно были объявлены грандиозные планы руководства России о том, что наши военные предприятия будут производить также высокотехнологичную гражданскую продукцию. Насколько это всё реально?

Александр МИХАЙЛОВ. Да, когда Путин выделял огромные средства на новую программу гособоронзаказа с 2017 по 2025 гг., он поставил задачу за этот срок довести производство гражданской продукции до 50% в большинстве военных холдингов. Эта задача понятна. С одной стороны, государство не может бесконечно вкладывать деньги в оборонный комплекс, не получая от него отдачи. Мы не планируем вести захватнические войны и жить на контрибуции. Нам нужно применять полученные технологии в гражданских отраслях.

К примеру, компания, которая производит ПВО, делает системы диспетчерского слежения за гражданскими самолетами. Эту нашу систему покупают и в России, и за границей.

Корпорация "Уралвагонзавод" производит лучшие в мире танки Т-90, но при этом производит целую линейку вагонов — и товарных, и пассажирских.

Таких направлений — огромное количество. Я на оборонных заводах встречал и моторы для лодок, и защитные средства, и спецформу, и системы наблюдения, и эхолоты.

И я думаю, что задача, поставленная Путиным, в ближайшие несколько лет будет выполнена.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А что у нас с военной электроникой?

Александр МИХАЙЛОВ. Вы посмотрите, что сейчас творят в небесах наши крылатые ракеты, какие вещи мы можем делать на уровне военной авиации, ракетостроения! С военной электроникой у нас всё в полном порядке.

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть не программа Windows там стоит?

Александр МИХАЙЛОВ. Мы развиваем своё программное обеспечение, алгоритмы пишутся исключительно на российских оборонных предприятиях, они нигде не заимствованы, нигде не закуплены. И это обеспечивает те неповторимые тактико-технические характеристики, которые имеются у нашей техники. Ведь они во многом зависят от того программного обеспечения, которое закладывается в наше "умное оружие". Сейчас ракеты сами мыслят, сами обдумывают траектории, сами принимают решение во время полёта, и даже в случае потери связи с нашими спутниками всё равно выполняют свою задачу.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Ракеты читают газеты! Надеюсь, что умные наши ракеты читают и газету "Завтра".

В продолжение нашего разговора — вопрос о военной науке.

Александр МИХАЙЛОВ. Во-первых, кадры для военной науки черпаются из гражданских технических вузов. Во многих вузах сейчас действует "распределение" в вооружённые силы.

Во-вторых, есть целый сектор военно-технического образования. Каждый военный вуз выставляет свои требования к абитуриенту и набирает именно тех курсантов, которые интересны заказчику, поскольку у каждого военного вуза есть свой заказчик в Минобороны, который забирает потом эти кадры себе.

И, в-третьих, сами концерны и холдинги создают учебные центры на своих базах. Причём, если этот завод работает ещё с 30-х годов прошлого столетия, то рядом с ним есть и профтехучилище, и даже технический вуз. Кстати, у нас в ВПК преемственность очень большая: бабушка-дедушка работали на военном производстве, родители в военном вузе, и внук создаёт очередную ракету.

Недавно я был на открытии учебного центра одной из наших военных корпораций. Там готовятся кадры для создания электронной начинки наших изделий. Они полностью содержат этот центр, финансируют, занимаются и подбором, и выпуском специалистов.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А чем-то помогает сегодняшнему ВПК наша Академия наук и вообще фундаментальная наука?

Александр МИХАЙЛОВ. Здесь прежде всего нужно упомянуть космическое направление. Мы создали новый род войск — Воздушно-космические силы (ВКС). И наши военно-космические научные центры работают в спайке с Российской академией наук, с учёными, которые занимаются космическими технологиями. Зачем, к примеру, создавать отдельно военный спутник и спутник метеорологического наблюдения? Можно же объединить эти функции.

Но здесь есть свои проблемы. Многие военные научные институты при Сердюкове были закрыты. С приходом Шойгу некоторые из них снова начали работать, но многие остались закрытыми. Это ряд институтов обобщения информации, институты, которые занимались сверкой направлений технологий. Допустим, одна военная организация развивает за государственные деньги вот такой прибор, а другая где-то в другом регионе — вот такой прибор. Но, в принципе, два эти прибора дублируют друг друга. В советское время все технологические разработки проходили через общий аналитический центр, чтобы не было дублирования, ненужной научной работы.

Сейчас, когда у нас как минимум половина оборонно-промышленного комплекса находится в виде организаций, имеющих отдельный юридический статус типа ООО, ОАО и т. п., они не обмениваются своей технической информацией на определённом уровне, чтобы не было технического шпионажа со стороны наших западных "партнёров".

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть это не попытка конкурировать со своими же собратьями по ВПК, а требование секретности?

Александр МИХАЙЛОВ. Да, хотя примеры конкуренции в нашем ВПК тоже есть. К примеру, недавно принимали новый автомат Калашникова АК-12. Автомат Ковровского производства А-545 уступил "ижевцу" по соотношению "цена-качество", потому что хоть он и стреляет лучше и кучнее, но говорят, что он дороже в производстве. А, может быть, сработало "лобби" ижевского концерна, который, наверное, покрепче себя чувствует в системе нашего ВПК.

Или, например, схожие боевые машины — "Тор" производства ижевского "Купола" и "Панцирь" тульского производства.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Может, аналогичные производства всё-таки нужны для стимуляции?

Александр МИХАЙЛОВ. Как посмотреть. "Тор" и "Панцирь" — это машины с системой ПВО малой дальности. При конкуренции между ними выясняется, что одна машина более эффективна, но более дорогую ракету имеет, другая машина менее эффективна в бою, но дешевле в производстве. В данном случае государство выбрало "Тор". Хотя и "Тор", и "Панцирь" присутствуют в Сирии и выполняют схожие задачи. Но если "Тор" имеет возможность стрелять на ходу, на марше, то "Панцирю" требуется больше времени, чтобы поразить цель. То есть в боевых условиях ижевская машина лучше, чем тульская.

А в истории с автоматом выбрали более дешёвую версию.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А представители наших КБ непосредственно присутствуют в Сирии, когда происходит испытание в боевых условиях?

Александр МИХАЙЛОВ. Насколько я знаю, в зону боевых действий конструкторов не возят. Но съёмки, фиксация показателей — всё это ведется. Недавно Шойгу заявил, что более 200 направлений военных технологий было испытано в Сирии.

И тыловые службы тоже совершенствуются. У нас сейчас тыловики — это не те тыловики, что были раньше. Вы видели новый паёк у контрактников? Это же космос: тюбики и всё прочее.

А новая форма "Ратник"? В неё вложен не один год трудов учёных: форма имеет массу возможностей для отражения различных поражающих элементов стрелкового оружия, имеет радиационную, химико-биологическую защиту и прочее и прочее.

Чего не хватает нашему ВПК? Я считаю, красивых и добрых слов. Чаще надо говорить: вы лучше всех, вы молодцы, вы делаете самое лучшее изделие…

Андрей ФЕФЕЛОВ. А секретность? А если этих специалистов похитят, убьют? Сейчас секретность закрутили о-го-го как. Но, с другой стороны, надо рассказывать об этих людях, это нужно молодому поколению.

Александр МИХАЙЛОВ. И всему народу, который должен видеть, что наш мощнейший ВПК создаётся и контролируется очень умными, профессиональными людьми.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Спасибо всем специалистам, которые трудятся на военных предприятиях. Это великая миссия, которая защищает всех нас, все будущие поколения. Низкий поклон вам!

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674241 Александр Михайлов


Россия > Экология. Армия, полиция > mvd.ru, 27 июня 2018 > № 2667750 Святослав Уколов

Древнее занятие - по современным нормам.

На Руси с её богатой и разнообразной природой всегда в чести были такие занятия, как охота и рыбалка. Однако бесконтрольное увлечение этими хобби со временем может привести к тому, что как раз тех самых богатств и разнообразия не останется. По этой причине в последние годы всё больше внимания уделяется государственному регулированию в данной сфере.

Этой теме в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» был посвящён очередной разговор в программе «В знании - сила». Наш собеседник - советник президента Росохоторыболовсоюза по вопросам охотничьего хозяйства Святослав Уколов.

- Святослав Алексеевич, все мы слышали о так называемых сезонах охоты. А сколько их в течение года, как они распределяются по месяцам?

- Сразу скажу, что в действующем законодательстве такого понятия не существует. Это народное, обиходное определение. Охотники, как правило, сами устанавливают сезоны. Весенний, например, длится обычно 10 дней. Но каждый субъект Российской Федерации самостоятельно регулирует его конкретные сроки и длительность. Есть, конечно, весенняя охота, летне-осенняя, осенне-зимняя. Они начинаются и продолжаются по-разному в зависимости от объектов промысла, регионов, иных местных условий.

- На какую дичь и когда можно охотиться? Какие существуют правила?

- Федеральным законом от 24.07.2009 № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» закреплён перечень всех видов охотничьих животных, которые подразделяются на три группы: млекопитающие, среди них в отдельную категорию выделены медведи, пушные виды и птицы. Приказом Минприроды России от 16.11. 2010 № 512 «Об утверждении правил охоты» по каждому виду устанавливаются конкретные сроки разрешённой охоты на копытных животных, пушных, на медведей.

- Что необходимо, помимо собственного желания, чтобы стать охотником?

- Прежде всего каждый должен задуматься и ответить самому себе на вопрос: обладаешь ли ты определённой ответственностью, то есть умением управлять своими желаниями и действиями. С юридической точки зрения современное законодательство устанавливает очень упрощённый порядок приобретения звания охотника. Чтобы стать им, достаточно подать заявление соответствующей формы и подписаться, что ты ознакомлен с соответствующим охотминимумом. Он включает знание правовой базы, биологии охотничьих животных, навыки безопасного обращения с оружием и так далее. С моральной же точки зрения, я считаю, это очень сложный процесс.

- Эти правила как-то меняются с течением времени? Что изменилось, например, по сравнению с советским периодом?

- Здесь я вижу серьёзную проблему. В прежние времена люди вступали в общество охотников, проходили определённый кандидатский стаж в течение одного года и только по его истечении, овладев теоретическими знаниями, пройдя практику и поучаствовав в различных природоохранных мероприятиях, сдавали экзамен по охотничьему минимуму. И только после этого выдавался охотничий билет. Лишь по этому документу человек получал право на приобретение огнестрельного охотничьего оружия.

В настоящее же время вы можете прийти в любой МФЦ, представить паспорт, написать определённое заявление по форме, подчеркнуть, что знакомы с охотминимумом, и через пять дней получите охотничий билет. Ваши данные внесут в охотхозяйственный реестр, и с этого момента вы становитесь охотником. Думаю, прежний порядок был более разумным.

- Святослав Алексеевич, всё-таки главный атрибут охотника - это именно ружьё. Как обстоят дела сегодня с его приобретением? Что для этого нужно?

- Данный вопрос регулируется Федеральным законом № 150-ФЗ «Об оружии», который вступил в силу в 1995 году, и с частичными изменениями действует по настоящее время. Порядок получения в пользование оружия прописан в ст. 13.

Естественно, надо подать заявление в подразделение разрешительной системы органа Росгвардии, приложить медицинские справки, подтверждающие, в том числе, что соискатель не имеет каких-либо психических отклонений, наркотической зависимости. На этом основании человеку выдаётся разрешение на приобретение того или иного оружия.

- Существует ли какой-то список разрешённых видов орудий для охоты?

- Какого-то единого реестра законодательство не устанавливает. Правила охоты в Российской Федерации, утверждённые упомянутым приказом Минприроды № 512, определяют виды оружия, которыми можно использовать. Но в рамках огромной страны сложно предусмотреть все орудия на тот или иной вид животных. Поэтому в соответствие с законом «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» конкретику устанавливает каждый субъект самостоятельно. Это так называемые параметры, которые утверждает губернатор региона. В них оговариваются определённые охотничьи угодья, виды оружия и орудий, разрешённые к использованию.

- Предположим, гражданин получил охотничий билет, разрешение на владение ружьём. Каковы его дальнейшие действия? Как грамотно подготовиться к охоте?

- Обычно охотники знакомятся с ситуацией в районе, куда собираются поехать. Изучают карту, угодья, которые предполагают посетить. Как правило, любое охотхозяйство поделено на определённые сектора, так называемые егерские участки. Каждый егерь - это надзорное лицо, контролирующее ситуацию в своей части угодий. В разрешении на добычу животных указывается непосредственное место проведения охоты, в случае нарушения вы можете быть привлечены к административной ответственности.

- Известно, что законопослушание присуще далеко не всем любителям этого занятия. Что грозит тем, кто не подчиняется правилам?

- Ответственность зависит от характера самого нарушения. Скажем, если не соблюдаются сроки, то есть период, в течение которого разрешается добыча того или иного вида животных, то наказание предусматривается п. 1 ч. 1 ст. 8.37 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. Гражданин может быть лишён права осуществлять охоту на срок от одного до двух лет.

- Страна у нас большая, зверья и иной живности много. Но всё же существуют запретные для охоты территории. В каких зонах промысел категорически запрещён?

- Прежде всего это особо охраняемые природные территории. Правилами запрещается также стрельба в населённых пунктах и ближе 200 м от них. Помимо этого, в соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации запрещена всякая охота в зелёных, парковых зонах и аналогичных территориях.

Беседу вели

Роман ЧУПРОВ

и Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Экология. Армия, полиция > mvd.ru, 27 июня 2018 > № 2667750 Святослав Уколов


Россия. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 июня 2018 > № 2667746 Андрей Попков

«Дизайнеры» от наркобизнеса.

Давно миновали времена, когда перечень наркотиков ограничивался несколькими наименованиями. Прогресс не дремлет и в этой сфере, поставляя на нелегальный рынок всё новые препараты, для производства которых используются самые современные технологии и научные разработки. На эту тему и о проблеме наркоторговли и наркомании в целом в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы беседуем с заместителем начальника 21-го отдела ГУНК МВД России майором полиции Андреем ПОПКОВЫМ.

- Андрей Владимирович, всё чаще в оперативных сводках встречается понятие «дизайнерские наркотики». Что это такое?

- По своей сути это синтетические психоактивные вещества, в формулу которых вносятся точечные изменения, в результате чего они уже не попадают в категорию подконтрольных веществ. Продукт такого «дизайна» не уступает по своему воздействию на организм веществам, включённым в перечень наркотических средств и психотропных веществ, а эффект от их применения зачастую более сильный и опасный.

- Насколько, если можно так сказать, популярны эти препараты среди потребителей?

- Широкое распространение в нашей стране они получили в период с 2004 по 2009 годы одновременно с курительными смесями, так называемыми спайсами. В основном они поставлялись из Китая, а продавались открыто в обычных табачных киосках. Серьёзно с ними бороться не представлялось возможным, поскольку, повторюсь, постоянное формальное изменение структур выводило их из перечня подконтрольных веществ.

Сегодня ситуация кардинальным образом поменялась. Оборот большей части новых наркотиков находится под контролем с учётом их производных. Существующий в нашей стране механизм антинаркотического законодательства позволяет перекрывать практически все лазейки для распространения новых препаратов, появляющихся на международном наркорынке.

- Как в настоящее время «дизайнерские» наркотики чаще всего попадают в Россию?

- Часто запрещённые вещества или их новые модификации пересекают границу как отдельные компоненты, некие конструкторы, которые в нашей стране наркодилеры превращают в готовый продукт. Поставки идут, как правило, обычной почтой, заказы оформляют через различные интернет-магазины, в основном китайские.

Сегодня к наркоторговле активно привлекаются граждане Украины. Организовано всё довольно серьёзно: вербуются люди, они проходят инструктаж, их обучают методам конспирации, обеспечивают денежными средствами, связью. Даже посвящают в возможные нюансы «работы», в том числе касающиеся деятельности правоохранительных органов.

- Какая ответственность предусмотрена за распространение и употребление наркотиков?

- Немедицинское употребление любого наркотического средства в нашей стране преследуется по закону. Соответствующие нормы имеются в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ является уголовно наказуемым деянием. К примеру, за сбыт предусмотрены серьёзные сроки лишения свободы, вплоть до пожизненного, всё зависит от квалификации преступления. Особо хочу отметить, что в данном случае уголовная ответственность наступает вне зависимости от объёма изъятого наркотика.

- Насколько успешно полиции удаётся раскрывать все звенья и изобличать фигурантов от потребителя до продавца? Ведь зачастую при задержании они начинают говорить, что наркотики приобрели для личного употребления, случилось это в первый раз, пакетик с зельем им подбросили и т.д.

- Обычно задержанные пытаются объяснить наличие наркотического средства тем, что дурман приобретался для собственного употребления. Однако зачастую в ходе оперативно-разыскных мероприятий, последующих следственных действий удаётся установить, что человек на самом деле намеревался сбыть запрещённое вещество и получить за это деньги или иное вознаграждение. Поверьте, принимаются все меры для привлечения наркосбытчиков к ответственности.

- Какое место в вашей деятельности занимает профилактическая работа?

- Главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД России и его подразделения в территориальных органах внутренних дел ориентированы главным образом на противодействие наиболее тяжким проявлениям наркоагрессии, пресечение устойчивых каналов поставок запрещённых веществ, ликвидацию сетей сбыта, то есть на подрыв экономических основ наркопреступности и борьбу с её организованными формами. Но и профилактическая составляющая также присутствует. Надо понимать, что в данной ситуации одними усилиями правоохранительных органов невозможно достичь реальных результатов. Необходима активная гражданская позиция населения, формирование в обществе неприятия к самой пронаркотической субкультуре. Важно, чтобы у граждан было понимание: вне зависимости от того, «лёгкий» это наркотик или «тяжёлый» синтетический, неприемлемо лоббирование интересов наркомафии, пропаганда того образа жизни, который создают вокруг себя наркоманы.

- Какие возрастные группы больше подвержены увлечению запрещёнными средствами?

- Основные потребители - молодые люди, прежде всего потому, что у них ещё не до конца сформированы твёрдые и верные жизненные установки. Кроме того, в средствах массовой информации, Интернете нередко распространяется терпимое, либеральное отношение к проблеме. Наши западные, скажем так, партнёры зачастую выступают за легализацию отдельных видов наркотических средств или психотропных веществ, что, по нашему мнению, недопустимо. Потому что с малого начинается путь к серьёзным проблемам. Я считаю, здесь важно вести разъяснительную работу с подрастающим поколением, начиная с семьи, школы, формировать устойчивое понимание, что употребление наркотиков - зло.

- Вы упомянули Интернет. Его возможности сегодня весьма широки, в том числе в воспитательном плане. Ваши сотрудники проводят какую-либо работу во Всемирной паутине?

- В нашем главке функционирует подразделение, которое занимается профилактической деятельностью. Его сотрудники ведут в Интернете антинаркотическую пропаганду. Кроме того, у МВД есть возможность блокировки противоправного контента в Сети. Здесь мы действуем достаточно активно: за 2017 г. нами обработано более 48 тыс. интернет-страниц, по которым поступили обращения из Роскомнадзора с подозрениями о наличии вредоносного содержимого. Каждый сайт тщательнейшим образом проверяем и, если обнаруживаем запрещённую информацию о наркотических средствах и психотропных веществах, выносим соответствующее экспертное решение. Роскомнадзор на этом основании блокирует доступ к ресурсу.

Хочу отметить, что мы имеем возможность оперативным путём устанавливать граждан, причастных к противозаконной деятельности с использованием Интернета, пытаясь действовать анонимно. Только в минувшем году ГУНК совместно с территориальными подразделениями выявлено свыше 7 тыс. наркопреступлений, совершённых с использованием интернет-технологий. Возбуждены уголовные дела в отношении более чем 3 тыс. лиц, из незаконного оборота изъято порядка 2 т различных видов наркотиков. Прекращена преступная деятельность около 660 российских виртуальных магазинов, которые реализовывали наркотические средства и психотропные вещества.

- Какова на сегодня в целом статистика противостояния наркопреступности?

- Сошлюсь на показатели минувшего года. Подразделениями МВД России из незаконного оборота изъято свыше 18 т наркотических средств, большую часть которых составляют вещества каннабисной группы. Число изобличённых наркоторговцев также впечатляет, только за сбыт подконтрольных веществ привлечено более 18 тыс. лиц, порядка 500 человек уличены в контрабанде наркотиков. При этом около 3,5 тыс. фигурантов уголовных дел являются иностранцами. Судите сами, насколько велико количество людей, вовлечённых в этот противоправный бизнес.

Беседу вели

Роман ЧУПРОВ

и Андрей ШАБАРШОВ

Это интересно

В мировом масштабе численность потребителей наркотиков составляет четверть миллиарда человек. Данный показатель сопоставим с населением четырёх крупных европейских стран, таких как Германия, Италия, Соединённое Королевство и Франция.

***

По статистике, 60 % от общего количества страдающих наркоманией - это молодые люди 16-30 лет. Порядка пятой части составляют школьники, принимающие запрещённые вещества с 9-13 лет. Наркоманов 30 лет и старше менее 20 %, поскольку большая часть зависимых не доживает до этого возраста.

***

Каждую секунду в мире рождается четыре ребёнка, но вместе с тем в это же время мы теряем двух человек. Причины тому разные, в том числе наркотики.

Россия. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 25 июня 2018 > № 2667746 Андрей Попков


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 25 июня 2018 > № 2652628 Борис Райтшустер

Встреча с Аркадием Бабченко - человеком, который один день был мертв

Борис Райтшустер | Huffpost Deutschland

Все изменилось в новой жизни Аркадия Бабченко, убийство которого инсценировали 29 мая украинские власти, пишет журналист Huffington Post Deutschland Борис Райтшустер. Сейчас Бабченко живет в Киеве, в секретном месте, изолированном от внешнего мира.

Журналист рассказывает о своей встрече с Бабченко, которая прошла в полной конспирации, в безлюдном месте за пределами Киева. "Рослый ветеран войны кажется бессильным. Измотанным. Тревожным", - описывает Райтшустер своего собеседника. "Я боялся за свою жизнь", - рассказал Бабченко, отметив, что перед ним стоял выбор - либо сотрудничать со спецслужбами, либо дать себя застрелить. Украинские спецслужбы настаивали на инсценировке убийства и уверили Бабченко в том, что только так можно поймать заказчика и предотвратить дальнейшие убийства, передает Райтшустер. Бабченко рассказал автору подробности, однако попросил не писать о них в публикации, так как во время следствия Бабченко не может раскрывать детали дела.

"Бабченко, участвовавший в обеих чеченских войнах, всегда был немногословным. Однако теперь он стал еще молчаливее", - замечает Райтшустер.

Пока Бабченко обречен на молчание, его близкий друг и коллега Айдер Муждабаев рассказывает всю правду. По словам Муждабаева, власти дали Бабченко прослушать запись телефонных разговоров, в которых заказчик требует его убить. Также сотрудники украинских спецслужб показали Бабченко фотографии с ним и его женой, которые были только у московских ведомств, передает автор.

Аркадий еще жив только потому, что заказчик выбрал в качестве исполнителя именно тайного информанта украинских спецслужб, который сразу же осведомил об этом власти, полагает Муждабаев.

Сам Муждабаев тоже живет в страхе. Украинские власти сообщили ему, что он также находится под прицелом заказчика из Москвы, которым, по их мнению, является предприниматель Вячеслав Пивоварник. "Я нахожусь на самом верху смертельного списка, - говорит Муждабаев. - Этот список был как меню - кукловоды в Москве выбирали из него себе жертву, которую считали подходящей".

Муждабаев является одним из самых радикальных критиков Путина. Российского президента он называет "крестным отцом" и говорит о мафиозном государстве. Это делает его объектом ненависти для российского пропагандистского аппарата, отмечает Райтшустер. В отличие от многих наблюдателей на Западе и некоторых на Украине, у Муждабаева нет сомнений в том, что смертельный список, в который входят имена 47 человек, является настоящим и что его жизнь действительно в опасности.

Муждабаева на каждом шагу сопровождает и охраняет офицер полиции, обучая его, как должен вести себя человек, жизнь которого находится под угрозой. Например, как можно проконтролировать, были ли чужие в квартире: "Нужно оставлять двери в определенном положении или, например, вешать занавеску в качестве отметки", передает издание.

Муждабаев возмущен тем, что Запад не обращает внимания на издевательства, которым подвергаются люди в Крыму - арестам, избиениям, пыткам. Он часто слышит, что Крым "всегда был русским". "Что за чепуха! Это родина нас, крымских татар", - говорит Муждабаев. По его мнению, Запад наивен и в оценке дела Бабченко.

"Тем не менее, властям в Киеве пока плохо удается правдоподобно представить свою версию: что инсценировка убийства была необходима для предотвращения дальнейших преступлений, что они только так могли защитить Бабченко, что в деле замешан Кремль. Ясно пока только то, что ничего не ясно. И что замешанные журналисты, такие, как Бабченко и Муждабаев, являются жертвами: пешками в шахматной игре, в которой вряд ли можно понять, кто какими фигурами ходит", - констатирует Райтшустер.

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 25 июня 2018 > № 2652628 Борис Райтшустер


Германия. Евросоюз. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 23 июня 2018 > № 2656660 Дмитрий Тренин

Дмитрий Тренин: какое будущее у российско-германских отношений

В отличие от российско-американских отношений, где в обозримой перспективе нет никакой возможности для прогресса, в отношениях России и Германии еще можно многое изменить

Россия и Германия, сблизившиеся после окончания холодной войны, вновь вступили в полосу взаимного отчуждения. И этот период, скорее всего, будет длительным: российско-германская «размолвка» имеет серьезные причины. Прежняя модель партнерства, основанная на идеях «интеграции России в Европу» и «становления Большой Европы от Лиссабона до Владивостока», невосстановима. Возможно ли в таких условиях позитивное взаимодействие России и Германии — и если да, то какое и в чем именно? Какой могла бы стать в будущем модель российско-германских отношений и как они впишутся в контекст международных взаимосвязей в Евроатлантическом и Евроазиатском регионах?

На эти вопросы попытался дать ответ директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Российско-германские отношения на протяжении трех столетий являлись одной из главных осей европейской политики. Россия и Германия не раз бывали союзниками, но дважды сходились в мировых войнах. Самой тяжелой войной в российской истории была Великая Отечественная, начавшаяся гитлеровским вторжением и завершившаяся разгромом нацистской Германии. Победа в этой войне сделала Советский Союз гегемоном половины разделенной Европы и Германии, ядерной сверхдержавой. Наследие Победы по сей день является базой международного статуса и воспринимается в России как основа морального авторитета Российской Федерации, как одна из важнейших составляющих современной российской идентичности. Для Германии Вторая мировая война, закончившаяся катастрофой Третьего рейха, также стала переломным событием: она привела к формированию новой немецкой идентичности, основанной на принципах правового государства, социальной рыночной экономики, гуманизма, толерантности и сдержанности в применении военной силы.

Окончание холодной войны логически поставило вопрос об объединении расколотой Германии. Согласие Москвы на германское единство в государственных рамках федеративной республики стало символом исторического примирения — через 45 лет после самой кровопролитной войны в истории двух стран. Это примирение началось уже вскоре после окончания войны (особенно на территории Германской Демократической Республики, созданной при помощи СССР) и продолжилось в начале 1970-х благодаря «новой восточной политике» канцлера Вилли Брандта. Результатом ее стали Московский и другие «восточные» договоры ФРГ. Распад СССР, последовавший сразу за германским объединением, и становление Российской Федерации как исторического преемника Советского Союза не привели к откату в отношениях. Наоборот, российско-германские связи вступили в полосу бурного развития на всех уровнях и во многих областях.

Историческое примирение

На протяжении четверти века после падения Берлинской стены и объединения Германии отношения России с этой страной развивались по восходящей. Берлин стремился играть роль проводника Москвы в ее попытках встроиться в западное сообщество, создать «Большую Европу» от Атлантики до Тихого океана. Германия превратилась в важнейшего торгового и экономического партнера России в мире. Более 6000 немецких компаний вышли на российский рынок и закрепились на нем. Культурные и гуманитарные двусторонние связи достигли невиданных объемов. Многие российские немцы переселились в Германию, создав миллионную русскоязычную диаспору в центре Европы. В глазах немцев Россия перестала быть угрозой. В глазах большинства россиян Германия превратилась в одного из ближайших и вернейших друзей России. В своей речи в бундестаге, произнесенной в сентябре 2001 года, президент Владимир Путин провозгласил «европейский выбор» России.

На протяжении всех этих лет между двумя странами, разумеется, возникали и накапливались проблемы.

В Германии с озабоченностью наблюдали за происходящим в России. Мимо внимания Берлина не прошли трудности демократической и рыночной трансформации страны; установление в ней авторитарного правления и олигархической модели капитализма; жестокости, сопровождавшие войну в Чечне; случаи нарушения прав человека и возрождение консервативных и традиционалистских ценностей.

В России, в свою очередь, были разочарованы ролью, которую ФРГ сыграла в распаде Югославии, а затем в косовском конфликте. Германия в целом поддержала политику расширения НАТО на восток, а внешнеполитический курс Берлина после ухода в отставку в 2005 году кабинета Герхарда Шредера и прихода к власти Ангелы Меркель был скорректирован в сторону большего атлантизма. Все это не могло не вызвать недовольства Москвы. Параллельно нарастала напряженность в российско-американских отношениях. В выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года Путин резко осудил мировую гегемонию США.

Тем не менее вплоть до 2011 года развитие российско-германских — как и в целом российско-европейских — отношений оставалось поступательным. Берлин инициировал «партнерство для модернизации», чтобы помочь России не только развивать экономику, но и содействовать модернизации других сторон жизни 3. Москва, в свою очередь, выступила с инициативой подписания договора по европейской безопасности, а затем поддержала предложение Берлина о создании комитета министров России и ЕС по вопросам внешней политики и безопасности для урегулирования застарелых конфликтов («мезебергская инициатива»). Владимир Путин лично продвигал в Германии концепцию «Большой Европы» как платформу для тесного экономического и научно-технического, а в перспективе и политического сотрудничества.

Причины разворота тенденции

Тенденция изменила направление, после того как Владимир Путин объявил о своем намерении участвовать в президентских выборах 2012 года. Многие в Германии были глубоко разочарованы этим шагом. Они расценили его как откат назад в политическом развитии России, предвещавший также негативный поворот во внешней политике Москвы. Между тем решение Путина вернуться в Кремль во многом объяснялось его оценкой политики США в таких вопросах, как строительство системы противоракетной обороны, расширение НАТО, поддержка «арабской весны» и интервенция в Ливии. Путин, кроме того, сделал вывод о неспособности или нежелании государств Европы, включая Германию, позитивно, с точки зрения Москвы, влиять на американскую политику.

После победы на выборах президент Путин, обвинив страны Запада во вмешательстве в российские дела, взял курс на «суверенизацию» внутриполитической сферы России, т. е. на устранение или снижение иностранного влияния на общественно-политические процессы в стране. Этот курс предполагал, в частности, введение ограничений на деятельность российских неправительственных организаций, финансировавшихся из-за рубежа, а также некоторых иностранных фондов, включая немецкие. Климат в российско-германских отношениях резко посуровел. Россия в германских СМИ и общественном мнении приобрела отчетливо негативный образ авторитарного клептократического государства, которое не способно выстроить современную экономику и паразитирует на природных ресурсах; режима, преследующего инакомыслие и угрожающего свободному демократическому выбору соседей (Украина, Эстония, Грузия) и т. д. Жесткой, в том числе внутрипартийной, критике подверглись те умеренные деятели, которые призывали проявить «понимание» мотивов российской политики и «не рубить с плеча».

Влияние украинского кризиса

Украинский кризис 2014 года окончательно завершил эпоху тесного дружественного взаимодействия между Россией и Германией. Охлаждение переросло в отчуждение. Еще в 2012−2013 годах, то есть задолго до украинского кризиса, в Берлине были раздражены стремлением Москвы сохранить Украину в орбите своего влияния и включить ее в инициированный Путиным Евразийский союз. В Москве, напротив, возлагали на Германию значительную часть вины за отказ Европейского союза обсуждать с Россией условия готовившейся ассоциации Украины с ЕС. Наконец, Кремль обвинил Германию и другие страны ЕС — Францию и Польшу — в нежелании отстаивать компромиссную договоренность об урегулировании кризиса (достигнутую в феврале 2014 года между украинскими властями и оппозицией при посредничестве этих трех стран) и, соответственно, в пособничестве государственному перевороту в Киеве.

Резкая силовая реакция России на события в Киеве повергла Германию в шок. Российские вооруженные силы взяли под контроль Крымский полуостров, где вскоре был проведен референдум о вхождении этой территории в состав РФ. За присоединением Крыма и Севастополя последовала неудавшаяся попытка поддержанных Москвой антимайданных сил и прибывших из России активистов создать на юге и востоке Украины «государство Новороссия» — попытка, приведшая в итоге к войне в Донбассе. Российская внешняя политика совершила крутой поворот, силой оружия вмешавшись в события в соседней стране и присоединив часть территории, население которой очевидно тяготело к России.

В условиях кризиса Кремль фактически перешел на военное положение. Не имея стратегии и плана действий, Москва была вынуждена импровизировать, совершая много ошибок. В ходе войны в Донбассе, особенно в 2014 и 2015 годах, России приходилось не только помогать местным повстанцам, организованным донецкой «контрэлитой», но и вовлекаться в ход военных действий непосредственно, хотя и скрытно, чтобы не допустить разгрома донбасского ополчения киевскими войсками. Эта задача была в итоге выполнена, но высокой ценой. Доверие в Германии к действиям России и словам ее руководства было подорвано, а затем фактически сошло на нет.

Тезис президента Путина о том, что немцы, за 25 лет до того получившие с согласия Москвы возможность реализовать единство своей нации, должны «понять» чувства русских в Крыму, возвращающихся домой в Россию 6, был резко отвергнут Берлином. С точки зрения германского правительства, действия РФ на Украине, охарактеризованные как неспровоцированное применение военной силы, аннексия части территории соседнего государства и поддержка в нем сепаратизма, подорвали европейский мирный порядок, существовавший с 1945 года, и нарушили основополагающие документы системы безопасности в Европе. В Германии не могли не провести параллели с историческим «возвращением немцев домой» — вместе с отторгнутыми от Германии землями.

Большой конфликт в Европе в 2014−2015 годах удалось предотвратить. Спекуляции на тему «российского реваншизма» и угрозы Прибалтике и Польше, с самого начала надуманные, развеялись. Германия вместе с Францией сыграли важную роль при достижении в Минске договоренностей о прекращении насилия и решении конфликта на Востоке Украины. Минские соглашения, заключенные при личном участии канцлера Германии и президента России в феврале 2015 года («Минск-2»), и сегодня теоретически могут служить основой для урегулирования ситуации в Донбассе. Вместе с тем очевидно, что Минские договоренности в большей степени удовлетворяли интересам Москвы и у киевского руководства с самого начала не было не только намерения, но и возможности реализовывать их. При этом, полагаясь главным образом на поддержку США, руководство Украины не было склонно реагировать на довольно робкие попытки Германии и Франции подвигнуть его к выполнению условий «Минска-2».

Гибридная война и судьба либерально-демократического порядка

Понятие «гибридная война» (hybrid warfare) используется сегодня на Западе в основном как совокупная характеристика действий России по подрыву политических устоев и социального единства других стран — от США до Черногории. В то же время, говоря о нынешних отношениях России и Запада, часто употребляют выражение «новая холодная война». Это ошибочный подход. Холодная война — уникальное явление, которое не повторится в истории. Нынешнее противоборство носит иной характер, проходит в иных формах и ведется во многом в других сферах. Для описания современной конфронтации мы будем говорить о гибридной войне, главными участниками которой являются Россия и США.

В ходе продолжающегося конфликта Германия не только участвует в коллективном давлении на Россию, но и выступает лидером и координатором санкционных усилий в рамках Евросоюза. Канцлеру Меркель удалось при этом добиться желаемого: часть немецких деловых кругов, наиболее вовлеченная в экономические связи с Россией, вынуждена была согласиться с необходимостью жесткого давления на Москву с целью изменить ее внешнюю политику. Большая часть немецкого бизнес-сообщества, в эти связи не вовлеченная, отнеслась к санкциям спокойно и поддержала позицию своего правительства.

В России не все и не сразу поняли, однако, что дело здесь не только в теснейшей связи немецкой политической, медийной и бизнес-элиты с элитами Соединенных Штатов Америки. В целом в Москве склонны переоценивать роль Вашингтона в различных международных ситуациях — как, впрочем, и наоборот. Между тем Берлин действовал так, а не иначе не только из-за солидарности с Вашингтоном: категорическое неприятие военного вмешательства в Европе и особенно аннексии территорий составляет часть международно-политической идентичности Федеративной Республики Германия после Второй мировой войны. ФРГ делала исключения из этого принципа, но лишь для США и НАТО (в Сербии и Косово), то есть для своего старшего союзника и членов своего военно-политического клуба, чьи намерения заведомо считались благими. Россия не имела оснований рассчитывать на такое же отношение к себе.

Сегодня Германия фактически рассматривает Россию как потенциальную угрозу европейской безопасности и поддерживает коллективные усилия НАТО по укреплению восточного фланга альянса с целью «сдерживания России». Символический германский контингент в составе батальона бундесвера уже размещен на ротационной основе на территории Литвы. Германия приняла программу увеличения военных расходов, хотя их уровень все еще не достигает 2 % ВВП (норматив, согласованный в рамках НАТО). При всем этом очевидно, что ощущение угрозы со стороны России в немецком обществе и даже политическом классе пока сравнительно умеренное, несопоставимое со временами холодной войны.

Россия, со своей стороны, видит своим главным противником Соединенные Штаты, а в последнее время в Москве стали причислять к противникам также и Великобританию. Европейские страны — члены НАТО имеют в России неофициальный статус своего рода полукомбатантов: они участвуют в противоборстве, особенно в разведывательной, военной, экономической и информационной сферах, но делают это в основном из союзнической солидарности. Иначе говоря — в силу зависимости от старшего союзника, США. Они союзники главного противника, но, в сущности, не противники. Отношение в России к ним, в том числе к Германии, принципиально иное, чем к США. В политическом и особенно пропагандистском отношениях оно отчасти напоминает отношение Запада к странам Восточной Европы во время холодной войны, но в плане экономическом и технологическом страны Европейского союза продолжают оставаться — в отличие от США — важнейшим партнером России.

На этом фоне важно, что Берлин, жестко критикуя действия Москвы, не отказался от диалога с ней. В гибридной войне между Россией и США Германия заняла своеобразную позицию верного американского союзника, поддерживающего санкционированный Вашингтоном постоянный контакт с Россией. Формально между трансатлантическими союзниками нет «зазора» на российском направлении. Но если в США Россия стала абсолютно «токсичной», а отношение к ней со стороны американского истеблишмента сегодня немногим лучше, чем к Ирану или Северной Корее, то для Германии Россия остается важным соседом, с которым необходимо иметь дело.

В гибридной войне военная сфера не является, — во всяком случае, до сих пор не была — главной. Гораздо более интенсивное противоборство развивается в информационном пространстве. Практически все ведущие СМИ Германии заняли принципиально критическую позицию в отношении российской политики, хотя тон этих публикаций остается заметно более умеренным, чем у американской или британской прессы. В немецких СМИ продолжается профессиональное, опирающееся на анализ и логику обсуждение ситуации в России, российской внешней политики и отношений с Москвой. При этом видна конкуренция различных идей и подходов. В Берлине продолжает работать институт «Диалог цивилизаций».

В свою очередь, ожесточенная критика со стороны российских государственных СМИ распространилась не только на политику Берлина в отношении России — она затронула такие тяжелые и актуальные для немцев темы, как иммиграционная политика. В Германии, где проживает много выходцев из бывшего СССР, подобный подход был расценен как вмешательство во внутренние дела страны и попытка дестабилизировать в ней общественно-политическую обстановку. Примером может служить раздутое СМИ так называемое «дело Лизы» — девочки, якобы изнасилованной иммигрантом. Еще больший вред наносит разнузданность и вседозволенность, допускаемые в последнее время в государственных российских СМИ, персональные оскорбления в адрес немецких политиков включая канцлера.

После того как США заявили о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года, из Берлина также прозвучали обвинения в кибератаке российских спецслужб на серверы правительственных и государственных структур ФРГ. Официальных претензий к России в связи с выборами в германский бундестаг 2017 года не было, однако тема кибератак и шпионажа со стороны Москвы прочно закрепилась в общественном сознании немцев. Наряду с этим массмедиа ФРГ постоянно критикуют Россию за военную операцию в Сирии — особенно за поддержку режима Башара Асада и бомбардировки позиций его противников в густонаселенных районах Алеппо и Восточной Гуты.

Германия выступает и с более общими претензиями к России, утверждая, что в целом ее действия подрывают либерально-демократический порядок в мире. Весомость этих обвинений возрастает, если принять во внимание, что с избранием Дональда Трампа президентом США многие стали рассматривать Германию как лидера (временного, до «нормализации» внутриполитической ситуации в США) либерально-демократического Запада. В самой Германии, правда, этот порядок воспринимают скорее как совокупность принципов, норм и правил, чем как геополитическое доминирование Запада во главе с США. Сторонников «однополярного мира» здесь не так много.

В России же либерально-демократический порядок напрямую увязывается с американской гегемонией, которой Москва бросила открытый вызов еще в 2014 году. Кремль считает неизбежным формирование нового мирового порядка, основанного на равновесии и взаимодействии нескольких центров силы. Необходимо, правда, иметь в виду, что для России на самом деле характер миропорядка менее важен, чем ее место в нем.

Ориентиры нового правительства «большой коалиции»

Весной 2018 года было сформировано новое правительство Германии. Правящая коалиция в целом сохранила преемственность в отношении политики на российском направлении. Обновленный берлинский кабинет подтвердил безусловную приоритетность, с точки зрения германских интересов, трансатлантических отношений и европейской интеграции. В то же время за пределами альянса ХДС/ХСС — СДПГ — в рядах представленных в бундестаге Свободной демократической партии, Левой партии и «Альтернативы для Германии» — ощущается стремление предложить иную концепцию германо-российских отношений, альтернативную мейнстримовской. Немецкие зеленые последовательно отстаивают «ценностный» подход к отношениям с Москвой.

Тем не менее традиция «восточной политики» Вилли Брандта, нацеленная в прошлом главным образом на поиск взаимопонимания и сотрудничества с Москвой, сейчас переосмысливается в направлении большего упора на отношения со странами Восточной Европы от Польши до Украины. «Особые отношения» Германии с Россией, не говоря уже о формировании какой-то «оси» Берлин — Москва, определенно отвергаются не только в блоке ХДС/ХСС, но и в руководстве СДПГ как пагубные для национальных интересов Германии. Берлин готов поддерживать диалог с Москвой, но не отступая от принципов и опираясь на солидарность стран ЕС и НАТО.

Такая позиция если не отвергает, то отодвигает высказывавшиеся ранее идеи о возвращении России — под тем или иным предлогом — в «восьмерку»; о поэтапном ослаблении антироссийских санкций по мере нормализации положения в Донбассе; о частичной реанимации российско-германского партнерства, в частности в деле экономического восстановления Украины. Приходится признать, что некоторые из этих идей безнадежно устарели. Относительно же других в Берлине ждут первых шагов со стороны Москвы. В любом случае существует достаточно оснований для продуктивного германо-российского диалога с позиций, как говорили во времена холодной войны, мирного сосуществования государств с разными, иногда противоположными геополитическими интересами.

«Понять Германию»

Москва утратила надежду на то, что Берлин будет проводить качественно более мягкую, чем его союзники и партнеры, политику в отношении России. Методы политики — одно, содержание — другое. В Москве распространено убеждение, что Германия, даже если ее правительство того пожелает, не сможет избрать в отношении Москвы курс, существенно отличающийся от американского. Реакция Берлина в марте 2018 года на «дело Скрипалей», которое в Москве считают антироссийской провокацией, стала еще одним подтверждением этого тезиса. Таким образом, по мере обострения российско-американской гибридной войны Берлин будет вынужден также ужесточать свою позицию.

Москве не стоит обижаться на Берлин и обвинять немцев в отсутствии благодарности за поддержку Россией на рубеже 1990-х годов германского объединения. Существенное расхождение с союзниками и партнерами по российскому вопросу в самом деле чревато серьезнейшими проблемами для Германии и ее претензий играть руководящую роль в ЕС. Небольшие партии и отдельные персоны могут выступать с особым мнением по поводу политики на российском направлении. Однако ведущие политические силы Германии четко следуют проатлантической ориентации, и в конфронтации США и России для них не возникает вопроса о том, чью сторону занять.

Кроме того, даже у самых сильных и влиятельных членов ЕС не может быть чисто национальной внешней политики. Германия — часть Евросоюза. Будучи одной из самых «европейских» стран этого объединения, она сознательно с самого начала строит свою политику в отношении России как европейскую. Подход же ЕС к России формируется не в последнюю очередь с учетом мнения Польши и стран Прибалтики, где политический истеблишмент и общественное мнение настроены резко антироссийски. Намеченный на 2019 год выход Великобритании из ЕС и приход к власти популистов в Италии не приведут к тому, что Европа в целом смягчит антироссийский курс. Целый ряд других стран — от Швеции до еще недавно дружественной России Испании — настроен настороженно по отношению к сегодняшней российской политике. При всем значении отдельных государств, в том числе таких крупных, как Германия, важную роль здесь играют органы Евросоюза — Европейский совет, Европейская комиссия, а также Европейский парламент. Все эти наднациональные органы настроены в отношении РФ довольно скептически. Игнорировать Брюссель не получится, и этого не следует делать.

Очевидное политическое ослабление позиций Ангелы Меркель и ее предстоящий уже в краткосрочной перспективе уход с поста канцлера создают условия для активизации французской политики, направляемой амбициозным президентом Эмманюэлем Макроном. Германо-французский тандем неожиданно стал более конкурентным, хотя фундаментальные позиции Германии, разумеется, остаются гораздо более сильными, чем у Франции. Другой вопрос, возникающий в этой связи, — о преемнике самой Меркель на посту главы правительства ФРГ. Для отношений с Россией оба фактора будут иметь существенное значение.

Необходимо также учитывать, что значение российского рынка для экономики Германии сильно уменьшилось в результате кризиса и стагнации российской экономики — на фоне успехов интеграции Восточной Европы в ЕС. Товарооборот Германии с Чехией превысил объем российско-германской торговли. Говоря о Востоке, в Германии сейчас имеют в виду Китай, а не Россию. Наконец, представления самого германского политического класса о месте и роли России в мире разительно отличаются от представлений в Кремле. Все это Москве необходимо понимать и учитывать, планируя долгосрочный подход к двусторонним отношениям.

Для России в ее новом геополитическом положении стратегической целью является уже не создание общих пространств внутри проектировавшейся «Большой Европы от Лиссабона до Владивостока», а выстраивание соседских отношений с реально существующей Европой от Лиссабона до Хельсинки — Европой, которая еще долгое время будет оставаться младшим партнером США. Точно так же для Германии едва ли продуктивно рассматривать Россию как политически, экономически и социально отсталую Европу, которую необходимо цивилизовать и каким-то способом привязать к себе, приблизив ее к стандартам ЕС. Россия не самая большая часть «Европы-2», которую нужно довести до уровня передовой Европы, а наиболее крупный из ее непосредственных соседей наряду с Турцией, арабским миром и Ираном. Ее нужно непременно принимать по внимание. Но, главное, во избежание новых разочарований, необходимо принимать ее такой, какая она есть.

Политический диалог и его рамки

Политические отношения России и Германии, таким образом, надолго останутся натянутыми, в том числе с учетом более широкого российско-западного контекста. Вероятно, уровень враждебности между Германией и Россией и дальше будет существенно ниже, чем между Россией и США, но на позитивное развитие германо-российских отношений сдерживающее действие окажет натовская и евросоюзная солидарность. Германия не будет жертвовать даже малой толикой отношений с США и партнерами по ЕС ради улучшения отношений с Россией. В то же время большинство немецких политиков убеждены, что обеспечение европейской безопасности без России невозможно. Это явно благоприятное обстоятельство создает условия для постоянного политического диалога между Россией и Германией на высшем уровне — как минимум для информационных целей.

Помимо Европы у двух стран есть много совпадающих интересов в других регионах мира. В свое время Москва, Берлин и Париж выступили с критикой вторжения США и Великобритании в Ирак. По иранской ядерной проблеме Россия и Германия — в отличие от США — остаются привержены Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), принятому в 2015 году. Берлин и Москва также выступают за ослабление напряженности на Корейском полуострове, Ближнем Востоке и в Северной Африке. Стабилизация положения в Сирии и послевоенное восстановление страны, несмотря на различие ряда принципиальных позиций, может также стать предметом взаимодействия России и стран ЕС включая Германию. Россия и Германия вместе с другими странами ЕС могут сотрудничать и в восстановлении стабильности в Ливии. Правда, такое сотрудничество возможно только при условии предварительного согласия сторон по тем фундаментальным вопросам, которые их сейчас разделяют, — таким как будущее сирийского политического режима.

В то же время приходится признать, что российско-германского диалога и даже взаимодействия недостаточно для решения актуальных проблем безопасности в Европе. Здесь со стороны Запада ведущую роль играют США и структуры НАТО. Компромисс между ними и Россией пока выглядит недостижимым: Вашингтон требует от Москвы коренного изменения политической линии, то есть фактически капитуляции. В таких условиях Кремль не согласится на принципиальные уступки. Миротворческая операция ООН в Донбассе может стать способом реализации Минских соглашений, а не их заменой. Простая «сдача» Донбасса Киеву не приведет к ослаблению давления США на Россию и не вызовет благоприятного для Москвы размежевания в западном сообществе. Скорее можно ожидать обратного — усиления давления по всем направлениям начиная с Крыма, затем Калининграда и т. д. Вместо заветного места за столом переговоров в новой «Ялте» российское руководство может получить приглашение на суд в «Гаагу». Гибридная война в таких условиях будет продолжена.

Тем не менее существуют некоторые возможности как минимум для стабилизации конфронтации, и российско-германское сотрудничество могло бы здесь оказаться полезным. Речь идет о сохранении советско-американского Договора по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД), выход из которого мог бы привести к возвращению этого вида вооружений в Европу и резкому повышению уровня военной опасности в регионе. Речь может также идти и о взаимной сдержанности России и НАТО в вопросах размещения вооружений и военной деятельности в Европе. Сегодня, когда традиционный контроль над вооружениями постепенно уходит в прошлое, необходим диалог о способах обеспечения безопасности в отсутствие количественных ограничений и взаимного контроля. Россия и Германия могли бы — совместно с другими странами в рамках ОБСЕ — углублять такой профессиональный диалог в сфере современных неядерных вооружений.

Возможная стратегия односторонних шагов России

Попытки торговаться с США заранее обречены на провал. Конструктивный для России путь — действовать в рамках и в духе Минских соглашений, демонстрируя сторонам «нормандского формата», в том числе Германии, искреннюю готовность реализовать эти договоренности в полном объеме. Главное при этом — обеспечить прекращение огня на линии соприкосновения и тем самым исключить дальнейшее абсолютно бессмысленное кровопролитие. Далее — произвести обмен пленными и удерживаемыми лицами, облегчить положение жителей региона и нормализовать условия повседневной жизни в Донбассе. Сам Донбасс при этом должен рассматриваться как составная часть Украины. Россия не претендует на эту территорию и считает, что судьба Донбасса должна быть решена в ходе реализации Минских договоренностей, так же как и вопрос о допуске мониторинговой миссии ОБСЕ на донбасский участок российско-украинской границы.

Параллельно с демонстрацией приверженности «Минску-2» Москве стоило бы проявить инициативу и приступить к самостоятельному закреплению и обустройству своего европейского «геополитического фасада». Такая политика предусматривала бы, помимо односторонних шагов как главного ее содержания, взаимодействие с непосредственными соседями, а также с другими странами Европы включая Германию. Речь идет об Украине (в частности — Донбассе), Молдавии и Приднестровье, а в более отдаленном будущем — о Грузии, Абхазии и Южной Осетии.

Москве пора признать, что Украина окончательно порвала с Россией, стала де-факто военно-политическим союзником США и вошла в сферу экономической ответственности ЕС. Тем самым она вышла за пределы общих с Россией политического, экономического, гуманитарного и интеллектуального пространств. Теперь свой шаг должна сделать Россия, исключив Украину из «своего» мира и рассматривая ее как в полном смысле слова иностранное государство. Москве не стоит больше надеяться на смену режима в Киеве и восстановление хотя бы малой доли своего влияния на Украину. Москве не стоит пытаться влиять на политические процессы на Украине: любые перемены там в обозримой перспективе будут происходить на неизменной и прочной антироссийской платформе. Будущее место Украины в восприятии официальной Москвы — где-то рядом с Болгарией и Румынией.

Украина и Россия быстро становятся друг для друга «чужими» странами. Конфликт между ними от этого не притупляется, но уровень эмоциональности уже не столь высок. Становится возможным более спокойно отнестись к вопросу членства Украины в НАТО. Пока он не стоит на повестке дня, но, по сути дела, сама его постановка безнадежно устарела. Украина и вне НАТО уже сегодня потенциальный противник России, и она останется таковым, пока не будут урегулированы вопросы о Донбассе и Крыме. То есть в первом случае — на многие годы, а во втором — на десятилетия вперед.

При поддержке США и других стран НАТО Украина в состоянии со временем укрепить и перевооружить свою армию, способную стать более опасным противником для Вооруженных сил РФ, чем сегодня. Даже не вступая в НАТО, Украина имеет возможность предложить США разместить на ее территории свои военные базы и другие объекты. Например, утратив шанс на базирование в Севастополе, ВМС США могли бы при желании использовать Одессу. При этом, не связанные обязательством защищать Украину, США могут позволить ее вооруженным силам действовать более свободно, без угрозы автоматического вовлечения Америки в конфликт с РФ.

Украина не станет членом Европейского союза в обозримом будущем, но она все больше будет ассоциироваться с ЕС экономически и политически. Со стороны Европы ведущую роль в этом процессе будет играть Германия. Экономические отношения России и Украины претерпевают быструю эволюцию, аналогичную торговым отношениям РФ со странами бывшего СЭВ и республиками Прибалтики. У России, по-видимому, не будет возможности поучаствовать совместно с Германией в экономическом восстановлении Украины, но ей и не придется платить за модернизацию соседней страны. Украина, однако, останется транзитной страной для экспорта части российского газа в Европу. Москве придется согласиться с позицией Берлина: строительство второй очереди газопровода «Северный поток» должно быть увязано с сохранением в тех или иных объемах украинского транзита. Вопрос об объемах — предмет переговоров.

В условиях окончательного «развода» с Украиной наиболее разумным для России было бы перенести центр тяжести с «собирания земель» на собирание людей. А конкретно — запустить программу привлечения в РФ тех украинских граждан, которые готовы ассоциировать себя с Россией. Такую программу можно было бы начать активно осуществлять в районах Донбасса, контролируемых сегодня ДНР и ЛНР, но не ограничиваться этим. Переход пророссийских элементов с Украины в Россию облегчил бы в будущем решение проблемы Донбасса, который рано или поздно вернется де-факто в состав Украины. Россия при этом так или иначе утратит ненужный ей, в сущности, геополитический буфер, но приобретет людей, готовых связать свое будущее с РФ.

Аналогичным образом России можно было бы принципиально перестроить подход к Молдавии и Приднестровью. Молдавия давно стала ареной противостояния внутриполитических сил, ассоциированных с Россией и Западом исключительно условно. На самом деле речь идет о борьбе элитных групп, преследующих собственные интересы. У России есть давние связи с Молдавией, но перспектив близкой интеграции с этой страной не просматривается. Ассоциация Молдавии с Европейским союзом тем временем стала фактом, который не стремятся и в любом случае не в силах изменить даже «пророссийские» силы.

Молдавия пока что остается нейтральной страной. В принципе, гипотетическое членство Молдавии в НАТО или объединение с натовской Румынией не представляет для России существенной дополнительной угрозы — в условиях фактического союза с США враждебной Украины. Напротив, после резкого изменения геополитической ситуации на Украине в 2014 году и начала нового противоборства между РФ и США небольшой российский контингент в Приднестровье оказался в крайне уязвимом положении.

Москве нет необходимости ни удерживать мифический «плацдарм на Днестре», не имеющий стратегического значения и не обеспеченный ресурсами, ни содержать верхушку Приднестровской республики, которая экономически давно ориентирована на страны ЕС. Как и на Украине, Россия могла бы предоставить возможность всем желающим в Приднестровье и правобережной Молдавии переселиться в РФ с перспективой приобретения — для тех, у кого его нет, — российского гражданства.

Одновременно Москва, памятуя о нереализованных инициативах начала 2010-х годов, могла бы предложить Берлину обратиться к Кишиневу и Тирасполю с призывом начать под эгидой ОБСЕ переговоры об урегулировании приднестровского конфликта и объединении Молдавии. Успех таких переговоров позволит преодолеть застарелое противостояние и снизить уровень конфликтности в одном из регионов Европы. В то же время взаимодействие России и Германии/ЕС в деле объединения Молдавии могло бы стать моделью российско-германского/европейского сотрудничества в решении проблем безопасности на Востоке Европы.

Если переговоры с Германией по Молдавии окажутся успешными, следующим шагом могло бы стать сотрудничество в Закавказье. Идущие уже десять лет консультации по Абхазии и Южной Осетии фактически зашли в тупик. Принципиальные позиции абхазов и осетин с одной стороны и грузин с другой в обозримом будущем, по-видимому, не изменятся. Однако есть возможности укрепить безопасность вдоль линий, разделяющих российских и грузинских пограничников; расширить коридоры для гуманитарного обмена, экономического и культурного сотрудничества. Можно было бы возобновить диалог с участием всех заинтересованных сторон — вначале на неофициальном уровне — о перспективах урегулирования спорных вопросов. Европейская сторона могла бы выступать в качестве модератора такого диалога.

Цель этих шагов в отношении Украины/Донбасса и Молдавии/Приднестровья не изменение характера или хотя бы климата отношений РФ и Германии и превращение их в партнерские и дружественные — в обозримом будущем такая цель недостижима. Однако предлагаемые меры позволили бы высвободить ресурсы (направляемые сегодня на поддержку нежизнеспособных политических конструкций, польза от которых продолжает убывать); использовать конфликтное урегулирование для укрепления человеческого потенциала — важнейшего компонента национальной мощи страны. Сотрудничество с Берлином может помочь Москве оптимизировать геополитическую обстановку в регионах «замороженных» конфликтов. Такой маневр нельзя будет трактовать ни как уступку со стороны России, ни как рост российской угрозы. Если благодаря предлагаемому подходу европейцы — и конкретно немцы — будут в еще меньшей степени видеть в России угрозу, то это окажется хорошим побочным результатом.

Важнейшей, хотя и отдаленной стратегической целью России на западном направлении является нормализация связей, в первую очередь экономических, с Европейским союзом. Ближайшая задача в области российско-германских экономических и научно-технических отношений состоит в том, чтобы санкции, введенные Германией и ЕС против России, означали только то, что они означают, а именно конкретные ограничения, направленные на определенные отрасли экономики, компании и лица. Такие ограничения не служили бы препятствием для развития экономических отношений в других областях. В то же время Москве необходимо учитывать, что характер американо-германских отношений еще долго будет позволять США оказывать давление на Германию с целью ограничения и сокращения ее экономических связей с Россией.

Важнейшей экономической связкой между Россией и Германией останется российский нефтяной и газовый экспорт, доходы от которого составляют значительную часть поступлений федерального бюджета РФ. Германия заинтересована в сохранении и расширении возможностей для получения трубопроводного газа из России. Однако России придется учитывать политические интересы Германии как лидера ЕС и отказаться от планов полного прекращения газового транзита через территорию Украины. Для российской стороны важен доступ к немецким технологиям, традиционно стимулирующим развитие отечественной экономики. Вопрос в том, в какой степени возможно обеспечить этот доступ в условиях конфронтации между РФ и США.

Как и в политической сфере, многие важные шаги Москва способна сделать в одностороннем порядке. Улучшение делового климата в России, остро необходимое в условиях усиливающихся санкций, могло бы открыть более широкие пути в страну для немецкого среднего бизнеса, дать ему гарантии прав собственности, справедливого суда, свободы от административного произвола. Если это произойдет, экономические отношения между Германией и Россией получат дополнительную политическую и общественную поддержку в Германии. Важным подспорьем для России могло бы стать расширение безвизового режима для стран Европейского союза — по примеру того, как недавно еще шире открылся для внешнего мира Китай.

В гуманитарной области обе страны должны сохранить главное — историческое примирение, достигнутое после Второй мировой войны. Оно уникально, так как произошло вне рамок общих союзов и интеграционных проектов, и в нынешних условиях нуждается в укреплении. Для этого с российской стороны необходимы следующие шаги: отказ от любых действий, которые можно рассматривать как вмешательство во внутренние дела Германии; свертывание недружественной пропаганды и прекращение публичных оскорблений немецких политиков в государственных российских СМИ; развитие сотрудничества по линии неправительственных организаций.

Сохранение исторического примирения российского и немецкого народов требует поддержания и развития контактов между гражданским обществом в России и Германии, между научными сообществами, особенно историками и политологами; молодежью обеих стран, учителями, университетскими преподавателями, журналистами, церковными деятелями, другими влиятельными группами населения. Гибридная война в отличие от холодной не знает — по крайней мере пока — железных занавесов и Берлинских стен. Противоборство ведется в значительной мере между элитными группами и внутри них. При этом остаются возможными профессиональные, культурные и гуманитарные обмены между Россией и странами Запада включая Германию. Это обстоятельство необходимо использовать для стабилизации политических отношений.

Взгляд за горизонт

Российские и германские политики должны смотреть на отношения двух стран не только с позиций исторической ретроспективы, требующей ценить их состоявшееся в прошлом примирение, но и с точки зрения долгосрочных мировых тенденций. Россиянам, смотрящим на Германию, предстоит оценить шансы Европы стать к середине XXI века полноценным центром силы, самостоятельным по отношению к США. В незападном мире сегодня отчетливо просматривается тенденция к постепенному ослаблению американской глобальной гегемонии и становлению новых центров силы. Перспективы Европейского союза в этом контексте выглядят менее определенными. С одной стороны, страны ЕС обладают в большинстве областей потенциалом, сопоставимым с американским, а также богатейшим историческим опытом. С другой — в Европе сегодня не видно сил, способных и стремящихся выстраивать внешнюю и оборонную политику ЕС отдельно от США и тем более вопреки им. Атлантизм в Европе пока выглядит гораздо сильнее европеизма.

Дефицит лидерства Европы на глобальной арене во многом проистекает из той же проблемы внутри Европы. Лидерство Германии как ведущей страны ЕС ограничено нежеланием большинства немецкого общества брать на себя подобную миссию. Осторожность немецких элит объясняется не только безусловным принятием глобального лидерства США, воспитанным в немцах после Второй мировой войны. Дело тут и в жестких самоограничениях, и в фантомных страхах европейских соседей Германии, опасающихся новой германской гегемонии в Европе. Очевидно, что относительно самостоятельная по отношению к США Европа при коллективном руководстве с активным участием Германии вряд ли будет рассматриваться Вашингтоном как желательный вариант развития европейского проекта. В таких условиях Германия вместе с Францией будут, скорее всего, продвигать и защищать экономические интересы Европы в диалоге с США, сохраняя военно-политическую лояльность Вашингтону.

Россия, «отвернув» от Европы и все больше заявляя о себе как о самостоятельной великой державе в центре Большой Евразии, видит себя, соответственно, соседом Европы, а не ее частью. В некотором смысле Россия превращается в «срединную державу» между «новым Западом» (Центральная Европа плюс тянущаяся на Запад Европа Восточная) и «новым Востоком» (находящиеся на подъеме Восточная и Южная Азия плюс мусульманские Центральная и Западная Азия). Москва может пытаться проводить политику маятника между своими основными соседями — Европой и Китаем, но, скорее всего, этот маятник будет чаще зависать в восточном положении. «Большая Евразия» формируется не столько кремлевской бюрократией, сколько практическими шагами Пекина под общей шапкой «Инициативы пояса и пути». И в результате бывший «крайний восток Запада» может вновь, как много столетий назад, превратиться в «крайний запад Востока». Долгосрочная стратегия Москвы в отношении Китая пока что не выработана.

Российское будущее менее очевидно, чем будущее Германии и Европы в целом. Сумеет ли Россия в обозримой перспективе совершить прорыв к экономическому развитию? Как будет выглядеть политическая система РФ после завершения долгой «эпохи Путина»? Хватит ли у страны ресурсов, сил и воли, чтобы выстоять в гибридной войне с США, и чем может завершиться новая российско-американская конфронтация? Станет ли Москва вассалом и подручным Пекина, а если нет, то на какой основе и в каком направлении будет развиваться китайско-российское взаимодействие? На все эти вопросы сегодня нет ответа. Пока можно с уверенностью сказать одно: в середине XXI века Россия продолжит существовать, а ее отношения с Германией и Европейским союзом в целом станут важным фактором ее развития и равновесия в мире, где главные роли будут играть США и Китай.

Германия. Евросоюз. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 23 июня 2018 > № 2656660 Дмитрий Тренин


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 22 июня 2018 > № 2649178 Ростислав Струтинский

Могли расстрелять и свои, и чужие.

Для каждого из участников и очевидцев Великой Отечественной войны она началась по-своему. Вот что несколько лет назад рассказывал корреспонденту «Полиции России» Ростислав СТРУТИНСКИЙ, впоследствии воевавший в партизанском отряде «Победители» под командованием Героя Советского Союза полковника Дмитрия Медведева и входивший в группу советского разведчика Николая Кузнецова.

До начала Великой Отечественной войны я работал водителем на «полуторке» в городе Луцке. 21 июня 1941 года вернулся из рейса и возился с машиной возле дома, где жил на квартире. Здесь меня нашёл сын двоюродной сестры моей мамы, тихо сказал, что завтра начнётся вой­на, и сунул мне в руку записку от тётки. Развернул я клочок бумаги, а там написано, какие улицы будут бомбить в Луцке. Кстати, на одной из них проживали многие руководители города и области.

Мамина сестра дружила с соседкой-немкой. Её сын, исчезнувший на несколько месяцев, накануне тайком появился дома, рассказал родным, что всё это время фашисты готовили его на авиационного наводчика в Польше и сейчас забросили на родину. Он предупредил, что 22 июня Луцк станут бомбить, а его задача – наводить самолёты на цели.

Немка попросила соседку, чтобы об этом рассказали мне, так как я был знаком с начальником городского отдела НКВД – дружил с его дочерью. Побежал к нему домой.

К сожалению, с самим начальником пообщаться не удалось – он даже не вышел ко мне. Его жена, переговорив с мужем, передала, что таких, как я, расстреливают, но для меня её супруг сделает исключение. Надо сказать, что в то время руководство НКВД СССР требовало от своих сотрудников пресекать панические настроения и слухи вплоть до самых жёстких мер.

Вернувшись домой, я на машине отправился к маминой сестре на окраину города. Здесь вовсю готовились спасаться: у себя на огороде мои родственники сделали схрон длиной четыре–пять метров, как крытый грузовик, сверху засыпанный землёй, а поверх – трава. Когда его выкопали, даже не знаю. Заглянул внутрь, а там полно народу. Надо же: простые люди поверили, а начальник НКВД – нет…

Всю ночь мы просидели в убежище. С рассветом начали выглядывать наружу. Вскоре в небе увидели два немецких самолёта с крестами. Навстречу им показался наш, со звёздами. Дав нескольких очередей, советский лётчик развернулся обратно. Немцы также ещё недолго покружили и отправились к своим. Наверняка это были разведчики.

Вскоре показался строй бомбардировщиков. Несколько последних отделились, снизились и начали утюжить Луцк с окрестностями. Позже выяснится, что самолёты нанесли удар именно по тем улицам, о которых предупреждала моя тётка.

Когда разрывы прекратились, мы вышли наружу. Смотрю, возле одного из домов народ собрался, на земле мужчина лежит – ему выше колена ногу перебило. Его погрузили в кузов моей машины, и мы помчались в больницу. А там уже людей полным-полно – носят раненых.

В последующие двое суток город бомбили ещё несколько раз.

В один из дней встретил жену начальника городского отдела НКВД. Она сказала, что муж ждёт меня на следующее утро с машиной на железнодорожной станции.

А на рассвете того дня я увидел фашистов. Они спешно возводили новый мост через речку Стыр рядом со старым, который был разрушен во время авиаудара. Со всех ног бросился домой к машине. Только во двор забежал, а тут немецкие мотоциклисты возле ворот останавливаются и знаками просят покурить.

Признаться, сердце в пятки ушло. Вспомнил про несколько пачек хороших папирос, которые возил с собой. Раздал. Затем подхожу к их начальнику и, насколько получилось, объясняю, что мне надо ехать. Либо немцам табак понравился, либо просто повезло, но они меня отпустили. Более того: их старший достал из кармана бумагу, похожую на афишу, с немецким орлом, и сказал, чтобы я на стекло изнутри приклеил. Дескать, тогда никто не остановит – ведь в городе уже везде немцы.

До вокзала добрался без приключений. А там всё партийное и советское руководство Луцка. Поезда не ходят, люди не представляют, что им делать. Многих знал в лицо, но никогда не общался – мне, шофёру, не по чину. А тут вижу – спасать их надо, фашисты в любой момент появятся. Предложил загрузиться в крытый брезентом кузов и повёз на станцию Кривец, километрах в 14 от Луцка.

Пока кружили по городу, постоянно встречали немцев. Однако машину с «пропуском» на стекле они не останавливали. Выскочили на шоссе. Вскоре показались позиции наших: с одной стороны дороги – пехота, с другой – артиллеристы. От греха подальше снял плакат с орлом.

Остановились у пункта проверки. Вышел капитан, спрашивает, кто, откуда. Говорю: привёз партийное начальство из Луцка. А он чуть ли не матом: мол, разворачивай и вези всех обратно, пусть свой город обороняют. Я ему в ответ: «Так там же немцы!» Офицер будто и не слышит: «Вези обратно, а не то всех сами расстреляем».

Делать нечего, поехали. Чтобы не играть с судьбой, решил своих пассажиров в Луцк не везти. Знал укромное местечко недалеко от города на берегу реки, где с ребятами часто купались. Завернул туда. Остановился, открыл кузов. Внутри все ни живые ни мёртвые. Предложил им выходить и уже спасаться кто как может.

Чтобы не привлекать внимания, машину оставил, тем более что и бензин уже почти закончился. На квартиру в город вернулся пешком. Через день-другой ко мне зашёл сосед и посоветовал записаться в украинский комитет – организацию, полностью контролируемую оккупантами, которую создали местные националисты. Дескать, если имеешь соответствующую справку, то немцы не тронут. Ведь они начали выяснять, кто из местного населения сотрудничал с советской властью.

Хотя в нашей семье все были беспартийные, но мы никогда не скрывали, что поддерживаем Советский Союз. Поэтому мог донести кто угодно. Так что совет оказался не лишним. Словом, получил нужную бумагу и – ходу из Луцка в деревню, где жили родители, сестра и братья.

По дороге в каком-то хуторе столкнулся с немецким патрулём. Вот документ и пригодился. Патрульные узнали, что состою в комитете, и тут же отпустили.

Когда добрался к родным, оказалось, что они уже вовсю готовятся сопротивляться фашистам. Братья и ещё несколько ребят собирали оружие и боеприпасы, которых валялось много по окрестностям после боёв. Возле одного из сёл оказалось несколько подбитых советских танков. Ночью отправились к ним, хотели снять пулемёт. Только начали раскручивать, тут на соседней дороге показалось несколько легковых машин с фашистами. К счастью, они нас не заметили, и пулемёт мы добыли.

Но то, что порой не видели немцы, не ускользало от глаз односельчан. О наших приготовлениях донесли в гестапо. В начале июля к нам в дом пришли староста и несколько полицаев. Арестовали меня и брата Николая (в будущем водитель в группе разведчика Николая Кузнецова, когда он действовал под видом немецкого офицера – Прим. ред.). Конечно, на улице народ собрался, а староста и говорит: «Таких публично будем всех казнить – и малых, и больших, и старых, и тех, кто с ними дружит».

Нас с братом отвезли в райцентр и закрыли на замок в какой-то комнатушке с решёткой на окне. В соседнем здании расположились полицаи, набранные на службу из местных. К счастью, нас не охраняли. Судя по пьяным крикам, которые раздавались всю ночь, помощники немцев в полном составе что-то праздновали в своём штабе.

Пытаться выбить дверь было бесполезно: она довольно крепкая, да ещё засов снаружи. Оставалось окно. В комнате стояли наспех сбитые нары. Мы оторвали доску и попытались хоть чуть-чуть раздвинуть прутья решётки. Скрипа много, а толку никакого. Хорошо, наши тюремщики пьянствовали и ничего не слышали.

Попросил Колю подсадить меня к решётке. Голову, руку просунул – и застрял. Ни туда ни обратно – зажало. Сказал об этом брату, а он: «Немцы увидят – пополам тебя разрежут. Лезь!»

Не знаю, как удалось сжаться, но выбрался наружу. Открыл засов, выпустил Николая и – прямиком в лес. Там в муравейнике у нас был припрятан небольшой арсенал: винтовка с обрезанным стволом да запаянный цинковый ящик с патронами. Забрали их, потом пробрались к родным и вместе ушли партизанить. Конечно, наш побег не остался незамеченным, буквально на следующее утро полицаи начали поиски.

Первое время многочисленные родственники иногда пускали нас к себе пожить. Обычно прятались в подсобных постройках или на чердаках. Так было и в середине июля. Папа сидел у открытого окна чердака и заметил, как со стороны леса показались несколько вооружённых человек в форме красноармейцев. Отец в одном узнал местного полицая, а в другом – заместителя полицейского коменданта. Наверняка, так им было легче ловить советских солдат, которые ещё скрывались в лесах, и вычислять сочувствующих советской власти среди местного населения. Мы приготовили оружие и наблюдали за действиями «гостей».

Хозяев нашего дома не было на месте, возле крыльца сидел только их сын лет двенадцати. Слышим, заместитель коменданта попросил пустить его в дом попить воды. Подросток оказался не из робких и спокойно пояснил, что родители ушли и закрыли двери, а попить можно из ведра, закреплённого к колодцу.

Тогда «красноармеец» оттолкнул мальчишку и чем-то тяжёлым сбил замок. Потом зашёл в сени и сразу полез по лестнице на чердак. Сквозь щель мы видели, как внизу ходит ещё один. Едва показалась голова полицая, отец нажал на спусковой крючок винтовки. Через щель я выстрелил в того, который топтался внизу. Остальные, услышав выстрелы, убежали.

После такого отсиживаться в деревнях нам было уже опасно. Мы построили в лесу землянку и стали налаживать партизанский быт…

Записал Игорь БЫСЕНКОВ

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 22 июня 2018 > № 2649178 Ростислав Струтинский


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649244 Дейв Маджумдар

Усиление российской военной мощи

Ощутив в конце холодной войны, что его предали, Кремль начал использовать армию в качестве главного инструмента для достижения своих политических целей и ослабления Запада.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Российско-американские отношения опустились до самой низкой точки за несколько десятилетий, и похоже, что две страны вступили в новую холодную войну. Однако нынешняя конфронтация коренным образом отличается от прежнего противостояния Америки и Советского Союза, которое охватило весь мир после окончания Второй мировой войны. В отличие от первой холодной войны, сейчас нет всеохватывающей и глобальной идеологической борьбы между Вашингтоном и Москвой, которые боролись за господство над, в основном, двухполярной международной системой. Если не считать сферу ядерных вооружений, то постсоветская Россия ни по каким меркам не может считаться ровней США. Из-за слабости России по сравнению с Соединенными Штатами и их союзниками этот новый конфликт может стать опаснее изначальной холодной войны.

Кризис 2014 года на Украине, начавшаяся в сентябре 2015 года российская интервенция в Сирии, а также предполагаемое отравление нервно-паралитическим газом перебежчика из ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Британии 4 марта 2018 года свидетельствуют о начале нового долговременного противостояния с Россией. Эта конфронтация не является возвратом к прежней холодной войне; это новый конфликт, который тем не менее вырос на пепелище старой борьбы между США и СССР.

Во многом этот новый конфликт с Москвой объясняется географическим положением России и отсутствием у нее естественных оборонительных преград на местности. За два столетия российские императоры, начиная с Петра I, создали огромное кольцо вокруг своей духовной столицы Москвы, о чем Тим Маршалл (Tim Marshall) пишет в своем очерке «Россия и проклятие географии», который был опубликован в издании «Атлантик» (The Atlantic) в 2015 году. Это кольцо начинается в Заполярье и простирается через Прибалтику, Украину, Карпатские горы, доходит до Черного моря. Далее оно проходит через Кавказ, Каспийское море, Уральские горы и возвращается обратно в Заполярье. Идея императоров заключалась в том, чтобы создать стратегическую дистанцию и удерживать врага как можно дальше от сердца России. Как сказала в свое время императрица Екатерина Великая, «у меня нет иного способа защиты моих границ, кроме их расширения».

В конце 1980-х годов, когда советский руководитель Михаил Горбачев начал уходить из Восточной Европы, а также позднее, когда распался и сам Советский Союз, Россия лишилась этого завоеванного ценой огромных усилий стратегического буфера. Она также лишилась своей империи, и в Кремле возродились те страхи и чувство незащищенности, которые существовали со времен Московского царства. Впервые со времен Петра I подходы к центру России оказались незащищенными, и прахом пошли все многовековые усилия по расширению границ империи с целью обеспечения безопасности страны. Сейчас границы России находятся так же близко к Москве, как и в 1650-х годах.

Власть в Кремле переходила из рук в руки — от царей к Советам, а от Советов к «управляемой демократии». Однако внешнеполитическая концепция России демонстрирует поразительную преемственность, проявляющуюся в глубоком чувстве незащищенности и страхе перед внешними угрозами. Больше всего российское руководство тревожит то, что Москва находится всего в 500 километрах от границы независимой на сегодня Украины.

После окончания холодной войны Вашингтон очень быстро укрепил либеральную демократию в Восточной Европе и на постсоветском пространстве путем расширения НАТО и Европейского Союза. Он проник туда, где находилась стратегическая буферная зона России, которую Кремль называет «ближним зарубежьем». На самом деле, администрация Джорджа Буша-старшего обсуждала вопрос о продвижении НАТО на территорию бывшего советского блока еще до распада Советского Союза. Эти обсуждения велись вопреки тому, что американские и западные лидеры регулярно уверяли Горбачева: когда советские войска уйдут, НАТО не будет проводить экспансию на территории бывшего Варшавского договора. На это указывают новые документальные свидетельства из Архива национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона.

Но официально расширить членство в НАТО США решили только при следующей администрации, которую возглавил Клинтон. К 1994 году Соединенные Штаты приняли принципиальное решение включить в состав НАТО бывших членов Варшавского пакта. «Сейчас вопрос уже не в том, будет или нет НАТО принимать новых членов. Вопрос в том, когда и как она будет это делать, — заявил президент Билл Клинтон в Праге 12 января 1994 года. — Это обеспечивает возможность наилучшего исхода для нашего региона, рынков и безопасности во всей Европе, и одновременно с этим дает время для подготовки к менее значительному исходу».

Расширяя НАТО, Клинтон не хотел настраивать против себя Москву. Он надеялся создать партнерство с новым кремлевским руководством и помочь России осуществить свои демократические и рыночные реформы. Клинтон считал необходимым построить «стратегический альянс» с российской реформой. «Ничто не будет так содействовать глобальной свободе, безопасности и процветанию, как постепенное и мирное возрождение России», — сказал Клинтон 1 апреля 1993 года накануне своего первого зарубежного визита в качестве президента США в канадский Ванкувер, где у него должна была состояться встреча с российским руководителем Борисом Ельциным.

Вначале Россия находилась в центре внимания внешней политики Клинтона. Но приоритеты Белого дома и Клинтона стали меняться, когда некоторым членам администрации показалось, что получившие свободу страны Восточной Европы надо стабилизировать, а их демократические реформы необходимо закреплять. Будущие архитекторы плана натовской экспансии Рональд Асмус (Ronald D. Asmus), Ричард Куглер (Richard L. Kugler) и Ф. Стивен Ларраби (F. Stephen Larrabee), опасаясь начала гражданских войн в этих странах по примеру Югославии, утверждали, что Америка должна предотвратить возникновение в Центральной Европе «дуги кризиса». Для этого США надо закрепиться в Европе, а НАТО должна расширить свои границы, заполнив тот вакуум, который возник после роспуска Варшавского договора. Вместе они призывали к новой «стратегической сделке между США и Европой», в рамках которой Североатлантический альянс расширил бы действие своей системы коллективной обороны и безопасности на восточных и южных рубежах альянса.

Клинтон надеялся, что ему удастся расширить НАТО и одновременно с этим построить новое партнерство с Москвой. Его администрация намеревалась претворить в жизнь программу «Партнерство во имя мира», которой отдавало предпочтение руководство в Пентагоне. Эта программа не отвечала требованиям некоторых европейских государств, но партнерство должно было стать открытым для всех и позволяло Вашингтону сотрудничать с бывшими сателлитами Москвы, не провоцируя при этом Кремль. Российский президент Борис Ельцин воспринял этот план с энтузиазмом. В одной служебной записке Госдепартамента отмечалось что Ельцин заявил госсекретарю Уоррену Кристоферу (Warren Christopher): «Это действительно великолепная идея, действительно великолепная… Скажите Биллу, что я в восторге от этого блестящего хода».

12 января 1994 года Клинтон открыто заявил в Праге, что НАТО примет в свой состав новых членов. Свое решение Клинтон принял вопреки неоднократным предостережениям Джорджа Кеннана (George F. Kennan), который и в частном порядке, и публично осуждал этот шаг администрации. Кеннан считал, что расширение НАТО неизбежно посеет семена вражды с русскими. И он был не одинок в своем мнении. Прогноз Кеннана оказался пророческим:

Расширение НАТО станет самой роковой ошибкой американской политики за весь период после холодной войны. Такое решение может породить националистические, антизападные и милитаристские тенденции в российском общественном мнении. Оно окажет негативное воздействие на развитие демократии в России, возродит дух холодной войны в отношениях между Востоком и Западом, а также направит внешнюю политику этой страны в неприемлемое для нас русло.

Администрация Клинтона резко отвергла доводы Кеннана. У самого Клинтона, может, и были какие-то сомнения, однако Строуб Тэлботт (Strobe Talbott), которого называли президентским экспертом по России, был уверен, что продвижение НАТО в восточном направлении не окажет негативного воздействия на отношения с Москвой. Когда Клинтон напрямую спросил Тэлботта, в чем неправ Кеннан со своими аргументами, тот не дал ему связный ответ (о чем он вспоминал в своих мемуарах).

В конечном итоге Клинтон решил продолжить реализацию своего двухвекторного плана и приступить к экспансии НАТО, одновременно развивая партнерство с Кремлем. Клинтон утверждал, что расширение альянса выгодно России, хотя Кремль, смотрящий на мир более реалистично, не видел в этом никаких выгод. Клинтон пытался сделать расширение НАТО более удобоваримым для Москвы, предложив ей членство в эксклюзивных международных клубах в надежде на то, что это позволит удовлетворить ее великодержавные претензии. Клинтон также предложил создать Совет Россия-НАТО, где Москва будет иметь право голоса, но без права вето. Президент понимал, что в этом плане есть существенные недостатки, но тем не менее, настаивал на его осуществлении, убежденный в том, что сумеет склонить Ельцина согласиться на сделку, которую русские считали отвратительной.

Белому дому удалось расширить НАТО, однако он не сумел интегрировать Россию в новую структуру трансатлантической безопасности. Последствия такой политики стали очевидны в 2008 году во время войны между Россией и Грузией. Всего за пять дней российские войска провели масштабное вторжение в Грузию, сделав это после того, как Тбилиси начал наступление против отколовшейся от Грузии и поддержанной Москвой Южной Осетии. Кремль, до этого пассивно наблюдавший за двумя волнами натовской экспансии в направлении российских границ, своим вторжением показал, что существуют красные линии, которые нельзя переступать, и что он не приемлет дальнейшей экспансии альянса на постсоветском пространстве. Ельцин согласился заключить с Клинтоном Основополагающий акт Россия-НАТО только потому, что Россия сильно ослабла, и у нее не было выбора.

Более того, администрация Клинтона приняла совершенно бесчувственную стратегию на переговорах с Кремлем. Бывший заместитель госсекретаря по европейским и евразийским делам Виктория Нуланд (Victoria Nuland), в то время работавшая помощником у Тэлботта, назвала это «шпинатной пилюлей». «Позиция Америки на переговорах была проста, несгибаема, а по этой причине чаще всего успешна, — писал Тэлботт. — Мы называли ее „позицией стола и дубинки". Сразу переходили к сути дела и настаивали на своем до тех пор, пока другая сторона не сдастся. Мы тогда могли посмотреть русским в лицо и сказать, что будем действовать так, как считаем нужным — с ними или без них».

Естественно, русским не нравились методы Тэлботта. «Вы знаете, плохо уже то, что ваши люди говорят там, как они поступят, нравится нам это или нет, — сказал в 1999 году Тэлботту на конфиденциальных переговорах по Косово Андрей Козырев, в то время занимавший пост министра иностранных дел (так в тексте, Козырев был министром до 1996 года — прим. перев.). — Не сыпьте нам соль на раны, заявляя, что в наших интересах подчиняться вашим приказам».

Западные лидеры, и в частности Клинтон, считали, что Кремль будет благожелательно смотреть на их намерения. Однако русские смотрели на действия американцев и европейцев совсем в другом свете в силу своего реалистического мировоззрения. Москва увидела угрозу в расширении НАТО, особенно когда альянс вопреки решению СБ ООН в 1999 году начал интервенцию в Косово.

Клинтон заложил основы для конфронтации с Москвой, а Джордж Буш со своей так называемой «повесткой свободы» опустил двусторонние отношения до самого низкого уровня за период после холодной войны (до Украины). Буш продолжал натовскую экспансию, стремясь включить в состав альянса ключевые республики бывшего Советского Союза Украину и Грузию. Тем самым, он переступил красные линии, проведенные Москвой, спровоцировал конфликт в Грузии, а позднее на Украине. Клинтон своей политикой практически гарантировал будущую конфронтацию с Россией, что и предсказывал Джордж Кеннан. А стремление Буша укрепить демократию в Европе стало для России последней каплей.

Отказ от включения России в трансатлантическую структуру безопасности и расширение НАТО имели самые негативные последствия. Всего этого вполне можно было избежать. Ельцин предупреждал, что принуждая Россию к согласию на расширение НАТО, Запад ведет дело к «холодному миру». Как и предсказывал Кеннан, Кремль начал давать отпор западным посягательствам, когда восстановил свои силы. Похоже, что сегодня Россия полна решимости переписать договоренности, заключенные после холодной войны. Это является составной частью попыток Москвы вновь утвердиться на мировой сцене в качестве великой державы.

Страх Москвы перед иностранным вмешательством лишь усилился из-за предполагаемой причастности Запада к «цветным революциям» в российском ближнем зарубежье, то есть, в бывших советских республиках, где, как считает Кремль, он должен сохранять свое господство, дабы обеспечить себе стратегическую буферную зону и защитить свои границы.

Вашингтон отказывает Москве в праве на «привилегированное пространство» на территории бывшего Советского Союза, и это создает впечатление, что Соединенные Штаты безо всякого уважения относятся к «легитимным интересам» Кремля. Еще больше эту ситуацию осложнило расширение НАТО. Москва видит в этом антагонистическое противостояние, а себя считает проигравшей. Как отмечает Дмитрий Тренин, Кремль увидел, что когда Советская Армия ушла из Восточной Европы, Запад быстро закрепил достигнутый успех. С точки зрения Кремля, Соединенные Штаты воспользовались тем, что Россия была очень слаба. «Самая главная ошибка с нашей стороны в отношениях с Западом — что мы слишком вам доверяли. А ваша ошибка заключается в том, что вы восприняли это доверие как слабость и злоупотребили этим доверием», — заявил Путин на недавнем заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Главным средством противодействия посягательствам Запада на свои бывшие территории Россия считает собственные вооруженные силы. Это самый надежный силовой инструмент Кремля в новой холодной войне. В отличие от советского левиафана, сегодняшняя сильно сокращенная, но модернизированная российская армия не представляет угрозу существованию Европы — да и Украины, раз уж на то пошло.

Современные вооруженные силы России — это в основном орудие принуждения, с помощью которого Кремль силой навязывает свою волю обретшим независимость постсоветским соседям, когда-то входившим в состав Российской империи.

Советская Армия полагалась на свое колоссальное численное превосходство и огневую мощь, которые давали ей возможность подмять под себя оппонентов. Сегодняшняя Россия, у которой армия намного меньше, и действует она в рамках военной доктрины нового поколения, старается избегать дорогостоящих военных операций, отдавая предпочтение асимметричным средствам, и когда это возможно, не переступает порог войны. Поэтому Кремль пытается одерживать победы посредством политической войны, специальных операций и прочими опосредованными методами. К прямым военным действиям он прибегает только тогда, когда нет другого выбора.

Причина, по которой Москва неохотно соглашается на проведение крупных военных операций, довольно проста — Россия не в состоянии выдержать продолжительный конфликт. Она отказалась от массовой мобилизации, которая оказалась неэффективной в постсоветскую эпоху, и провела серьезную перестройку в своих вооруженных силах после того, как они не очень хорошо показали себя в конфликте с Грузией в 2008 году. Благодаря также начатой в 2011 году военной модернизации, у России появилась намного более боеспособная и боеготовая армия по сравнению с той, которая была у Советского Союза. Численно она гораздо меньше своей предшественницы, ибо сегодня у нее под ружьем примерно 900 тысяч человек (включая все виды вооруженных сил и рода войск). Половину из них составляют так называемые «контрактники», пришедшие на смену призывникам.

Численность сухопутных войск сегодня составляет от 300 до 350 тысяч человек, и в их составе нет никаких боеготовых резервов. В случае возникновения непредвиденной ситуации на российской границе Кремль в кратчайшие сроки может направить туда группировку численностью от 40 до 50 тысяч человек, в том числе, воздушно-десантные, танковые, мотострелковые войска и силы спецназа. Более того, российские сухопутные войска могут вести боевые действия самостоятельно и имеют мощную и высокомобильную систему ПВО, которая призвана компенсировать преимущества Запада в авиации.

Основным маневренным формированием в составе сухопутных войск России является мотострелковая бригада. В каждой такой бригаде примерно 4 500 человек личного состава. В ее составе имеются три мотострелковых батальона по 510 солдат в каждом, а также 43 МТ-ЛБВ (многоцелевой транспортер, легкий бронированный), БМП-2 и БМП-3, и восемь 120-мм возимых минометов 2С12. В бригаде также есть танковый батальон (41 танк) и два дивизиона самоходной артиллерии (в каждом по 18 самоходных артиллерийских установок, таких как 2С19 «Мста-С»). Их сопровождают мощные силы ПВО в виде дивизиона комплексов «Тор-М2», «Бук М2» или «Бук М3», а также дивизиона объектовой ПВО меньшей дальности, в состав которого входит зенитный ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска М1». Имеются также подразделения обеспечения и поддержки, обладающие мощными средствами радиоэлектронной борьбы и реактивными системами залпового огня БМ-21. Есть также еще один дивизион буксируемой артиллерии. По сути дела, каждая мотострелковая бригада является самостоятельной и самодостаточной боевой группой, которая может вести боевые действия без авиационной поддержки.

Проблема для Москвы заключается в количестве. У Кремля просто нет того количества войск, которым обладал Советский Союз. Россия способна активно вмешаться в конфликт на своих границах и победить в короткой и напряженной войне. Но выстоять в длительном конфликте российской армии будет проблематично. «Вооруженные силы России по своему составу и численности не предназначены для захвата больших территорий и восполнения боевых потерь в ходе наступательных действий, — отмечает военный аналитик Майкл Кофман (Michael Kofman). — Москва довольно быстро усвоила этот урок в ходе боевых действий на Украине, когда российские подразделения, посменно воевавшие в Донбассе, испытывали на себе большую нагрузку».

Российские сухопутные войск имеют мощную артиллерию и средства ПВО из-за западного превосходства в воздухе. Эти войска не могут рассчитывать на поддержку своей авиации. Военно-космические силы России претерпели заметные изменения в лучшую сторону, получив новые самолеты, такие как Су-30СМ, Су-34 и Су-35, а также новое высокоточное управляемое оружие. Но по авиации Москва отстает от Запада, несмотря на ее впечатляющие действия в Сирии. Если говорить конкретно, то русские отстают по средствам сбора информации, наблюдения и разведки, что мешает им получать данные о движущихся целях в режиме реального времени. Кроме того, у подавляющего большинства российских самолетов отсутствуют контейнеры с аппаратурой разведки целей и целеуказания. Русские также отстают от Запада и особенно от США в вопросах взаимодействия ВВС и сухопутных войск. Им недостает процедур, подготовки и аппаратуры для налаживания эффективного взаимодействия и осуществления непосредственной авиационной поддержки.

Благодаря полученному в Сирии опыту российские ВВС совершенствуются. Они разрабатывают новую тактику, методы обучения и порядок действий, и пытаются создавать контейнеры с аппаратурой разведки целей и целеуказания, которые помогут им налаживать взаимодействие с сухопутными войсками. Но русским предстоит еще большая работа по созданию высокоточного управляемого оружия малого калибра, способного поражать небольшие движущиеся цели. Вместе с тем, Россия доказала, что ее новейшие крылатые ракеты серии Х-101/102, запускаемые с модернизированных бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, способны наносить высокоточные удары с большого расстояния. В Сирии такие средства вряд ли понадобятся, однако возможность наносить удары с большого расстояния позволит Москве действовать по всему земному шару, в том числе, на территории США.

Надо сказать, что высокоточное управляемое оружие большой дальности, которое еще называют неконтактным, будет для России основным средством воздушной мощи в борьбе с НАТО. Действуя против угроз высочайшего уровня, кремлевские ВВС в случае нанесения ударов по превосходящим их по характеристикам западным самолетам с проникновением в их зону ПВО будут нести серьезные потери. Несмотря на отличные возможности новых российских самолетов, таких как Су-30СМ и Су-35, эти истребители существенно уступают натовским и американским машинам F-22 «Раптор» и многоцелевому ударному истребителю F-35.

Из-за превосходства Запада в воздухе Москва вкладывает большие средства в самые передовые системы ПВО, и по этой причине российские сухопутные войска действуют в сопровождении штатных сил и средств ПВО района. Самым мощным среди них является зенитно-ракетный комплекс С-400, который со временем сможет поражать цели на удалении 400 километров. Россия намеревается сформировать 56 дивизионов С-400 и 38 дивизионов С-500, находящихся на этапе разработки. Последний комплекс может оказаться самым современным средством противовоздушной и противоракетной обороны, когда его примут на вооружение.

Однако ПВО это лишь часть российской стратегии воспрещения доступа / блокирования зоны. Кремль хорошо понимает, что его военно-морской флот существенно уступает тому, чем обладал Советский Союз, а поэтому уделяет большое внимание обороне морских подходов к своим берегам. Российские военные вкладывают большие деньги в береговой ракетный комплекс К-300П «Бастион», который способен производить пуски противокорабельной ракеты «Оникс», способной развивать скорость М=2,8 и пролетать 600 километров. Если эти комплексы разместить в таком регионе как Калининградская область, они смогут эффективно поражать любые морские цели в Балтийском море.

Между тем, основу современного надводного флота России составляют главным образом небольшие, но хорошо вооруженные малые ракетные корабли проекта «Буян-М» и корветы типа «Стерегущий», которые могут не только оборонять подходы к российскому побережью, но и наносить удары по целям по всей Европе и Ближнему Востоку от Черного до Балтийского морей, используя крылатые ракеты большой дальности «Калибр». Надо сказать, что Россия наглядно продемонстрировала возможности этой ракеты, нанеся удары по целям в Сирии.

У России до сих пор имеются крупные надводные корабли, доставшиеся ей от Советского Союза, в том числе, в основном бесполезный и обветшавший авианосец «Кузнецов». Среди таких старых кораблей тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 1144 «Петр Великий», три ракетных крейсера проекта 1164 и несколько устаревших эсминцев типа «Современный» и больших противолодочных кораблей типа «Удалой». Сегодня эти корабли используются в основном на парадах и показах. Между тем, Россия проектирует и строит новые фрегаты (сторожевые корабли), которые гораздо меньше старых советских проектов. Среди них «Адмирал Григорович» и «Адмирал Горшков», которые имеют на вооружении крылатые ракеты и прочее современное оружие. Отдельные российские корабли обладают неплохими характеристиками, но в целом надводный флот этой страны предназначен главным образом для демонстрации национальной мощи и престижа, а не для ведения боя. Ярким примером этого стал боевой поход устаревшего «Кузнецова» с его палубными самолетами Су-33 и МиГ-29КРС к берегам Сирии в конце 2016 года.

Настоящая боевая мощь российского военно-морского флота — это его подводные лодки. Их количество серьезно сократили по сравнению с советским ВМФ, у которого в 1991 году было 250 субмарин, и сейчас у России максимум 50 лодок, однако ее подводный флот это вполне реальная сила, с которой нельзя не считаться. Кроме атомных подводных лодок с баллистическими ракетами проекта «Борей», русские строят многоцелевые атомные субмарины c крылатыми ракетами нового поколения проекта 885М «Ясень». Она введет в строй до восьми лодок этого проекта, и командование ВМС США считает их самыми грозными субмаринами противника за всю историю. Но русские в дополнение к дорогому «Ясеню» также создают менее дорогостоящую атомную ударную подводную лодку «Хаски». Наряду с этим, Москва продолжает модернизировать свои более старые субмарины, среди которых атомные подводные ракетные крейсера проекта 949А «Антей», лодки проекта 971 и 945, а возможно, и несколько оставшихся в строю лодок проекта 671РТМ(К).

Этот обладающий внушительной силой подводный атомный флот предназначен не только для защиты российских стратегических субмарин с баллистическими ракетами, но и для борьбы с кораблями противника, а также для нанесения ударов по наземным целям крылатыми ракетами «Калибр». Надо сказать, что лодка «Северодвинск» и остальные субмарины проекта «Ясень», являющиеся очень малошумными, способны в короткие сроки нанести удар по континентальной части США 40 крылатыми ракетами «Калибр» в обычном и ядерном снаряжении.

Даже российские обычные субмарины проекта 877 «Палтус» оснащены ракетами «Калибр» большой дальности. Эти лодки неоднократно использовались для нанесения ударов по целям в Сирии, но они также могут нанести удар по любой точке в Европе. Имея малошумную дизель-электрическую силовую установку, эти лодки действуют очень скрытно и представляют серьезную угрозу для военно-морских сил союзников по НАТО. Но главная проблема для России сегодня заключается в том, что лодок у нее в пять раз меньше, чем у военно-морского флота Советского Союза. Как часто бывает в российских вооруженных силах, возможности у них имеются, а вот сил не хватает.

На основе опыта ведения боевых действий на Украине, в Грузии и в других местах можно сделать вывод о том, что Москва легко может одержать верх над любым из своих соседей по постсоветскому пространству. Но у Кремля недостаточно сил, чтобы оккупировать эти страны. Его армия просто слишком мала, и у нее нет боеготового резерва. Российские вооруженные силы могут даже одержать верх над альянсом НАТО в ходе короткой и напряженной войны высокой интенсивности. Но они, скорее всего, проиграют в затяжном конфликте, особенно если это будет конфликт с более сильными Соединенными Штатами.

Кремль прекрасно понимает, что может проиграть в неядерной войне с Вашингтоном, однако его обычные силы способны нанести существенные потери и урон США и Европе. В последние годы Россия вкладывает значительные средства в высокоточное управляемое оружие большой дальности для своих ВВС и ВМФ. Российские бомбардировщики сегодня оснащены крылатыми ракетами большой дальности Х-101/102, а корабли и подводные лодки вооружены крылатыми ракетами «Калибр», которые могут достичь почти любой точки в Европе от Черного до Балтийского моря. Москва продемонстрировала возможности неядерных версий такого мощного оружия в сирийской кампании, подав тем самым предупредительный сигнал США и их европейским союзникам.

Кремль надеется сдержать Вашингтон неядерными средствами, используя свое новое высокоточное оружие большой дальности, и в первую очередь, ракеты воздушного и подводного базирования. Замысел Москвы состоит в том, чтобы упредить или сдержать интервенцию Запада во время конфликта на постсоветском пространстве. Ее скрытый сигнал заключается в том, что западная интервенция против России приведет к ответным ударам не только непосредственно на театре военных действий, но и по целям на территории Запада. Когда российский начальник Генерального штаба генерал Валерий Герасимов пообещал в марте, что Москва ответит на любой «ракетный удар» по армии России, эксперты предположили, что Москва может нанести ответный удар по американским базам на Ближнем Востоке с применением высокоточных крылатых ракет большой дальности. Пока угроза «сдерживания наказанием» дает Москве неплохой результат: Вашингтон сделал все возможное, чтобы не попасть по российским войскам во время ракетного удара по Дамаску 13 апреля. Белый дом опасался, что прямой удар по российским силам приведет к мощной эскалации. Как раз об этом говорил Герасимов.

Но если такое противостояние перерастет в войну с Западом, Россия в конечном итоге задействует свой ядерный арсенал (стратегический и оперативно-тактический), чтобы свести на нет военное превосходство НАТО в обычных силах. Хотя неядерные силы России тоже проходят этап модернизации, они все равно слабее американских и натовских армий. «Неядерные силы России не в состоянии защитить российскую территорию в ходе продолжительной войны, — говорит директор Проекта ядерной информации из Федерации американских ученых Ганс Кристенсен (Hans Kristensen). — Они потерпят поражение, и поэтому Россия сегодня придает большее значение применению тактического ядерного оружия для выравнивания шансов».

По сути дела, русские приняли на вооружение стратегию НАТО времен холодной войны. В то время советские неядерные силы превосходили по численности и мощи войска НАТО, и поэтому альянс был вынужден делать ставку на ядерное оружие. «Русские сегодня делают то же самое», — сказал Кристенсен.

Сейчас много спорят о том, как и когда Россия может применить свое ядерное оружие, особенно с нестратегическими боевыми частями. Как объяснил Кристенсен, западные аналитики просто не знают ответ на этот вопрос. «Россия делает невразумительные заявления о задачах такого оружия в различных регионах, — сказал Кристенсен. — Ее открытая доктрина не очень-то помогает понять их суть, потому что там есть две гигантские категории, касающиеся выживания государства».

Современная Россия в 1993 году отказалась от обязательства Советского Союза не применять ядерное оружие первым из-за плачевного состояния своих вооруженных сил. В 2010 году зазвучали предположения о том, что Россия понизит порог применения ядерного оружия, однако этого не произошло.

Эксперты по контролю вооружений сходятся во мнении о том, что Россия будет снижать свою зависимость от ядерного оружия по мере появления в ее арсенале обычного высокоточного управляемого оружия большой дальности. «Конечно, полностью от него она не откажется, но будет действовать так же, как и наши военные, которые после появления у них передовых систем обычных вооружений снизили зависимость от тактического ядерного оружия, — заявил Кристенсен. — Вполне вероятно, что то же самое в той или иной степени произойдет и в российских вооруженных силах».

Участник советских и российских переговоров по контролю вооружений Николай Соков, ныне работающий старшим научным сотрудником в Центре изучения проблем нераспространения им. Джеймса Мартина при Монтерейском институте международных исследований, сказал «Нешнл Интерест», что он согласен с оценкой Кристенсена. Соков прокомментировал это так:

На мой взгляд, неядерные задачи этих средств («Искандер», Х-101/102 и т.д.) важнее ядерных. Ядерные средства будут играть «вспомогательную» роль в случае возникновения крупных и очень серьезных конфликтов, вероятность которых очень низка. Это будут базовые средства сдерживания в нескольких вариантах. А неядерные задачи — это реальное использование обычного оружия в поддержку внешней политики России. Сирия является примером того, что такие средства будут играть главную роль.

Соков считает, что Россия коренным образом меняет построение своих ядерных сил и доктрину, совершенствуя высокоточные неядерные ударные средства большой дальности. «Я полагаю, что после появления высокоточных управляемых неядерных систем большой дальности мы имеем дело с фундаментальными и долгосрочными изменениями в российской доктрине и стратегии, — сказал он. — Количество ядерных задач будет сокращаться по отношению к неядерным. Речь идет об относительных изменениях, но не об абсолютных».

Действительно, крайне маловероятно, что Россия или Соединенные Штаты когда-нибудь откажутся от своего стратегического ядерного оружия, так как и та, и другая страна видят в своих арсеналах надежную гарантию собственной безопасности. Между Москвой и Вашингтоном в настоящее время существует паритет в стратегическом ядерном оружии. Однако Россия сегодня немного обгоняет Соединенные Штаты в сфере модернизации своего устаревающего арсенала холодной войны.

В конечном счете, ставка России на ядерное оружие будет зависеть не от московских, а от вашингтонских политиков. Сегодня, когда высокоточное оружие имеется не только у Пентагона, изменения в американской доктрине в пользу ядерного оружия (если таковые произойдут) будут иметь определяющее значение для того, в какой мере русские станут полагаться на свои ядерные силы. Соков в этой связи заявляет:

Понизит ли Россия свои ставки на ядерное оружие, как это сделали США в 1990-х годах? Это почти целиком и полностью зависит от Соединенных Штатов. До недавнего времени США обладали монополией на неядерные ударные средства большой дальности, а поэтому могли себе позволить ослаблять упор на ядерное оружие. Теперь, когда эта монополия почти полностью утрачена, непонятно, станут ли США/НАТО продолжать такую политику. Меня особенно беспокоит то, что НАТО, и в первую очередь ее новые члены, захотят повысить ставки на ядерное оружие, и в этом случае Россия наверняка ответит соответствующим образом. То есть, обычные вооружения у нее будут дополнять ядерные, а не заменять их. Именно за этим надо пристально наблюдать в предстоящие пять-семь лет.

Хотя Россия довольно слаба по сравнению с Западом, президент Владимир Путин очень хорошо распоряжается своими слабыми картами. Как отмечает Тренин, «огромный парадокс истории» заключается в том, что Россия сегодня может напрямую бросать вызов Вашингтону, имея крошечный ВВП по сравнению с США и оборонный бюджет, который в 10 раз меньше американского. Государственная мощь США и России несопоставима, однако Москве удается вполне успешно противостоять Вашингтону и либеральному международному порядку.

И неважно, назовем мы эту российско-американскую конфронтацию новой холодной войной или дадим ей какое-то другое название. Факт остается фактом: Вашингтон и Москва еще долго будут противостоять друг другу. Однако эта новая холодная война кардинально отличается от предыдущей. Сегодняшняя конфронтация так же, или даже более опасна, потому что Россия сегодня слабее и хуже защищена от США и их союзников. Несмотря на свое недавнее возрождение из хаоса 1990-х, она сейчас лишена стратегического буферного пространства, которое создавала на протяжении веков посредством имперской экспансии. У нее нет союзников, и она окружена, как ей кажется, потенциальными угрозами. Россия чувствует себя крайне уязвимой, и поэтому больше склонна к провокационным действиям, чем Советский Союз в годы первой холодной войны.

В случае непреднамеренной военной конфронтации между США и Россией (например, в Сирии, где из-за удара Трампа по Дамаску 13 апреля это едва не случилось) может возникнуть кризис, который способен выйти из-под контроля и вылиться в вооруженный конфликт.

Дейв Маджумдар — редактор «Нешнл Интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649244 Дейв Маджумдар


Норвегия. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649241 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Мы сейчас переживаем самый опасный период со времен холодной войны»

Пабло Суансес (Pablo Suanzes), El Mundo, Испания

Йенс Столтенберг — бывший премьер-министр Норвегии, а сейчас генеральный секретарь НАТО — выглядит спокойным, образованным и очень приветливым человеком. Он был избран на этот пост в 2014 году, когда Европа начала выбираться из экономического кризиса и с оптимизмом смотрела в будущее. Но уже через несколько месяцев террористы из Исламского государства (запрещено в РФ — прим. ред.) пролили первую кровь на европейском континенте и сумели взять под свой контроль территорию на Ближнем Востоке, равную Великобритании.

Одновременно имперские амбиции Путина привели к оккупации Крыма, что было воспринято в мире как пощечина и вызов Североатлантическому альянсу.

Генеральный секретарь НАТО Столтенберг любезно согласился дать интервью в своем новом кабинете в штаб-квартире НАТО.

Эль Мундо: Господин генеральный секретарь, что не дает вам спать по ночам?

Йенс Столтенберг: К счастью, я сплю хорошо. Сегодня нет глобальной угрозы миру, но у нас есть много проблем, требующих своего решения. Это террористические угрозы, насилие и хаос на Ближнем Востоке, в Африке, которые напрямую угрожают безопасности европейских городов. Исламское государство потеряло большую часть контролируемой им территории, но продолжает существовать, и мы должны сделать все возможное, чтобы оно не смогло возродиться.

У нас сохраняются непростые отношения с Россией, которая пытается вмешиваться в наши политические процессы, использует военную силу против своих соседей, дестабилизирует обстановку на Восточной Украине. Кроме того, мы постоянно сталкиваемся с новыми киберугрозами и распространением оружия массового уничтожения. Примером может служить Северная Корея, которая разрабатывает новые ракеты-носители для доставки ядерного оружия.

— Итак, вы спите спокойно…

— В годы холодной войны главной угрозой для НАТО был Советский Союз. Такая ситуация была опасной, но в то же время она была стабильной и определенной. Сейчас мир гораздо более непредсказуем, и мы должны быть готовы реагировать на любые угрозы, откуда бы они ни исходили.

— Во времена холодной войны существовала опасность многократного взаимного уничтожения. Сейчас существуют намного больше угроз, чем в то время, но, возможно, они не так смертельны?

— В этом-то и заключается большой парадокс. Напряженные отношения между СССР и НАТО существовали десятилетиями. Тысячи ядерных боеголовок размещались в Европе по обе стороны двух военных блоков — НАТО и Варшавского договора. Во время Карибского кризиса мир оказался на грани войны. Несмотря на это, мир был более предсказуем и безопасен.

Сегодня существуют совершенно другая ситуация. Варшавский договор распался, а Россия — не СССР. ВВП РФ находится на уровне таких стран, как Италия или Испания. Из восьми стран-участниц Варшавского договора семь стали членами НАТО. И еще членами Североатлантического альянса стали три бывшие советские прибалтийские республики.

Но теперь все стало более непредсказуемым. Это было отчетливо видно в 2014 году. В начале года почти никто не слышал об Исламском государстве, а через несколько месяцев они уже контролировали в Сирии и Ираке территорию, равную территории Великобритании, на ней проживали восемь миллионов человек. Мы видели много террористических атак на улицах европейских городов, в том числе — в Мадриде и Барселоне. НАТО не может позволить себе сосредоточиться только на угрозах, исходящих от России или джихадистов.

— Несложный анализ показывает, что в конечном итоге СССР был рациональным игроком. Разве Вы не видите рациональности в стратегиях Ирана, Северной Кореи или Исламского государства?

— Это не то же самое. Угрозы отличаются друг от друга, и их много. Исламское государство — террористическая организация, жестокая по своим методам борьбы, готовая пожертвовать жизнью своих боевиков при осуществлении терактов. Такой уровень жестокости мы раньше не видели. Россия — наш сосед, и мы добиваемся улучшения отношений с Москвой. Мы не видим непосредственной угрозы военного нападения России на любого из членов НАТО, но в то же время мы не можем исключать возможности существования такой угрозы. Около наших границ отмечается нестабильность. Хакеры, террористы, организации… НАТО должна уметь реагировать на угрозы с их стороны.

— Не могли бы вы назвать самый деликатный момент в вопросе обеспечения нашей безопасности? Что вам приходит на память?

— В глобальном масштабе мы сейчас переживаем самый опасный период со времен холодной войны. Именно поэтому НАТО проводит в настоящее время огромную работу по усилению коллективной обороны. Мы увеличили в три раза силы быстрого реагирования Североатлантического союза, в том числе развернули четыре батальона в Восточной Европе. Соединенные Штаты вновь ввели войска на территорию Европы, и мы ожидаем, что на саммите НАТО в июле будут приняты важные решения. Теперь мы можем быстро реагировать на возникающие гибридные угрозы, включая киберугрозы.

— Насколько политический кризис в союзнических рядах влияет на коллективную безопасность?

— В НАТО входят 29 суверенных демократических государств. И мы должны уважать волеизъявление граждан, которое они высказали в ходе выборов. За почти 70 лет существования Североатлантического альянса сменилось много политиков и лидеров, но всегда наша главная задача заключалась в обеспечении защиты каждого из ее членов. Я абсолютно уверен том, что мы и впредь будем придерживаться этой цели, а НАТО будет сильной и единой.

— Но сейчас ситуация изменилась. Такие важные страны, как Италия и США призывают отменить санкции против России, выступают за ее возвращение в «большую семерку»?

— В прошлом были разные видения способов решения тех или иных проблем, но мы снова и снова доказывали нашу договороспособность. Когда в блок входят 29 стран, всегда есть разные точки зрения, но история показала, что мы умеем преодолевать противоречия.

Это не первый случай, когда западные страны сталкиваются с разными подходами. Вспомните Суэцкий кризис в 1956 году, или когда Франция в 1966 году вышла из военных структур Альянса, продолжая при этом принимать участие в работе его политических структур. Война в Ираке в 2003 году также была по разному воспринята в странах-членах НАТО.

И сейчас у нас есть очень серьезные разногласия, но исторический опыт подсказывает, что мы сумеем преодолеть наши расхождения и выполнить нашу главную задачу — обеспечить оборону Альянса.

Сегодня у нас разные подходы к решению таких проблем, как торговля, изменения климата, соглашение по Ирану. Но в то же время нельзя не замечать, что наше политическое сотрудничество стало намного плотнее, чем два года назад.

— Как Вы оцениваете договоренность, достигнутую Дональдом Трампом и Ким Чен-Ыном? Это соглашение?

— Мы всегда приветствуем любые усилия, направленные на мирное урегулирование кризиса на Корейском полуострове. Мы поддерживаем любые усилия по достижению денуклеаризации Северной Кореи. Но важно не отменять санкции, пока мы не увидим реальные изменения в поведении КНДР. Мы надеемся, что встреча лидеров двух стран станет первым шагом на пути, который приведет к денуклеаризации Корейского полуострова.

— Складывается впечатление, что Вы в этом до конца не уверены?

— Дело в том, что в течение многих лет мы видели, как трудно достичь соглашения с Северной Кореей, а затем выполнить его. Мы не должны сдаваться, потому что альтернативой является либо продолжение разработки ядерного оружия, либо конфликт. А мы должны избегать такого развития событий. Вот почему мы выступаем за то, чтобы оказать максимальное давление на Северную Корею, используя для этого как дипломатические и политические каналы, так и экономические санкции. Необходимо продолжать оказывать давление на Пхеньян до тех пор, пока он не выполнит взятые на себя обязательства.

— Вы оптимист или скептик по отношению к Ирану?

— Все наши союзники обеспокоены развитием ракетной и ядерной программ в Иране, так как это дестабилизирует обстановку в регионе. В 2015 году НАТО положительно отнеслись к соглашению по Ирану, но не все союзники удовлетворены достигнутыми договоренностями. Мы разделяем их обеспокоенность.

— Как можно поддерживать отношения с теми, кто отравляет людей токсинами, нарушает воздушное пространство, вмешивается в выборы или вторгается во внутренние дела своих соседей?

— Все то, о чем вы говорите, вписывается в план наших действий и по отношению к России: сочетание убеждения, обороны и диалога. Мы посылаем Кремлю четкий сигнал: НАТО готова оборонять и защищать всех своих союзников от любой угрозы. И именно поэтому мы развернули войска на востоке. Это было пропорциональное и адекватное решение после того, что произошло на Украине. Испания, как известно, направила свой воинский контингент в Латвию, а также участвует в воздушном патрулировании Прибалтики.

— А какой сигнал Альянс направил России после того, как произошла оккупация Крыма?

— Мы продемонстрировали российскому руководству, что никогда не позволим повторить эту практику по отношению к странам-членам НАТО. В то же время мы дали понять, что не хотим новой холодной войны или гонки вооружений. Россия — наш сосед, поэтому мы будем стараться иметь с ней добрые отношения. На это потребуется много времени, так как нам надо урегулировать негативные процессы, которые сейчас происходят. В настоящее время мы делаем упор на проведение военных учений на границе с Россией, но мы всячески пытаемся избегать повторения трагического события с российским истребителем в Турции.

Мы стремимся выстроить диалог с Россией и регулярно информируем о тренировочных полетах, обсуждаем механизмы снижения риска. Следует отметить, что с 2014 года по 2016 год не было проведено ни одного заседания Совета Россия-НАТО. Раньше таких встреч было проведено семь.

— Как следует расценивать тот факт, что Вы ни разу не встречались с Путиным?

— Я встречался с ним, когда был премьер-министром Норвегии. То, что с Путиным не встречается генеральный секретарь НАТО, лишний раз показывает наши непростые отношения с Москвой. Я считаю, что контакты с Лавровым были бы очень полезны. Не потому, что мы сдаем свои позиции, а потому, что откровенный и открытый обмен мнениями пошел бы на пользу обеим сторонам. Чем выше напряженность в отношениях, тем необходимее диалог.

— Так Вы исключаете усиление конфронтация с Россией или нет?

— Первое, что я хотел бы сказать, так это то, что мы не видим какой-либо непосредственной угрозы со стороны России. Во-вторых, НАТО смогла в течение почти 70 лет поддерживать мир и избегать прямых нападений на ее членов. За всю историю Европы такого никогда не было. Конечно, были конфликты на Балканах или на Украине, но начиная с 1945 года Европа никогда не переживала столь длительный мирный период. В этом заслуга не только НАТО, но и тех гражданских институтов, которые были созданы после окончания Второй мировой войны: ООН, Евросоюз.

НАТО выполняет роль надежного механизма сдерживания. Ее задача — не провоцировать войны, а избегать их.

— Каталонский кризис и возможное вмешательство в него России не волнуют НАТО?

— Я не буду комментировать конкретную роль России в кризисе в Каталонии, я оставляю это правительству Испании. Единственное, что я могу сказать: на протяжении длительного времени мы отмечали определенную закономерность в российском поведении, когда предпринимались попытки оказать влияние на демократические процессы. Это касается распространения дезинформации и кибератак, чтобы вызвать замешательство в рядах гражданского общества.

Вот почему со стороны НАТО предприняты определенные шаги по нейтрализации угроз в соответствии со статьей 5 устава Североатлантического альянса. Мы внимательно отслеживаем то, что происходит в киберпространстве, и готовы адекватно реагировать на возникающие угрозы.

Норвегия. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649241 Йенс Столтенберг


Россия > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649232 Дейв Маджумдар

Что не так с Черноморским флотом России

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Российский подводный флот — возможно, наиболее мощная составляющая военно-морских сил Москвы. Однако, что касается субмарин Черноморского флота, то у Кремля дела идут не так уж и хорошо.

Из-за положений Конвенции Монтре 1936 года, согласно которой контроль над проливами Босфор и Дарданеллы принадлежит Турции, Россия ограничена в возможности перемещения через эти водные пути своих военно-морских сил — в частности, это касается авианосцев и подводных лодок. И хотя убыток для Москвы — это прибыль для Вашингтона и НАТО, если Кремлю удастся затянуть Турцию на свою орбиту, столы окажутся перевернуты в пользу России.

Черноморский флот получил шесть недавно построенных дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 «Варшавянка», которые в НАТО называют «Импрувд Кило». Четыре из этих них — «Новороссийск», «Ростов-на-Дону», «Старый Оскол» и «Краснодар» — прибыли в Севастополь в период с 2015 по 2017 год. В сентябре 2017 года в Восточное Средиземноморье были направлены еще две подлодки — «Великий Новгород» и «Колпино», но они никогда не проходили через Босфор, чтобы официально присоединиться к 4-й отдельной бригаде подводных лодок Черноморского флота.

Вместо этого, как отмечает в русскоязычном издании «Взгляд Онлайн» Александр Шишкин (инженер-кораблестроитель — прим. перев.), «Великий Новгород» и «Колпино» де-факто базируются на российской военно-морской базе Тартус в Сирии. Причина тому — налагаемые Конвенцией Монтре жесткие эксплуатационные ограничения в отношении подводных лодок Черноморского флота России.

Статья 12 Конвенции Монтре гласит:

Державы, прибрежные к Черному морю, будут иметь право проводить через Проливы, в целях возвращения к их базе, свои подводные лодки, сооруженные или купленные вне этого моря, если Турции заблаговременно было сделано уведомление о закладке или о покупке. Подводные лодки, принадлежащие названным державам, могут равным образом проходить через Проливы для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря, при условии, что точные данные по этому поводу будут даны Турции. И в том, и в другом случае подводные лодки должны будут плавать днем и при этом на поверхности и проходить через Проливы в одиночку.

Как отмечает Шишкин, и «Великий Новгород», и «Колпино» имеют законное право войти в Черное море на ремонт. Однако Турция — в соответствии со Статьей 12 Конвенции Монтре — не обязана разрешать этим подводным лодкам возвращаться в Средиземное море. Согласно российской интерпретации текста Конвенции Монтре, подводные лодки могут проходить через проливы только для ремонта. Формулировки в документе по этому вопросу не совсем ясны, однако Советский Союз никогда не пытался отправлять субмарины этим маршрутом вплоть до своего распада в 1991 году. «Лодки могут выходить за пределы Черного моря — но тоже только для ремонта, а не в любой момент времени, — пишет Шишкин, — Российские подводные лодки становятся невыездными до тех пор, пока через 2,5 года не возникнет реальная необходимость в очередном доковом ремонте».

По мнению Шишкина, у России есть три варианта оперативного использования «Великого Новгорода» и «Колпина» в Средиземном море. Первый — возвращать обе подводные лодки на ремонт в Адмиралтейские верфи Санкт-Петербурга. Еще один способ — отправить в Тартус плавучий док. Третий вариант — выполнять работы по техническому обслуживанию в Египте или на Кипре. По мнению Шишкина, предпочтительным является ремонт субмарин либо в Египте, либо на Кипре.

Но ремонт подводных лодок в Средиземном море — это лишь временная мера. Шишкин утверждает, что для устойчивого и оперативно жизнеспособного присутствия дизель-электрических подводных лодок в Восточном Средиземноморье России необходимо будет построить больше субмарин проекта 636.3 или проекта 677 «Лада», что позволит устранить оперативный разрыв. Кроме того, Москве придется обновить инфраструктуру Тартуса для обслуживания этих кораблей.

«Программа-минимум — две подводные лодки для Тартуса, программа-максимум — четыре для Тартуса и две для Черного моря, — пишет Шишкин, — Для Средиземноморского соединения ВМФ России, обреченного рано или поздно снова стать эскадрой, бригада собственных (а не прикомандированных — прим. источника цитаты) подводных лодок будет как нельзя кстати. Достаточно сказать, что четыре подводные лодки проекта 636.3, помимо выполнения традиционных противокорабельных и противолодочных задач (72 торпеды — прим. источника цитаты), могут выставить до 96 морских мин или выпустить до 48 крылатых ракет 3М14 комплекса „Калибр" по береговым целям».

Такие силы России в Восточном Средиземноморье, безусловно, будут представлять угрозу не только для военно-морских сил НАТО, но и для целого ряда целей по всей Европе. Оснащенные «Калибрами» подводные лодки класса «Импрудв Кило», дейтвующие в Средиземном море, позволят России с высокой точностью поражать стратегические цели в любой точке Европы. Если бы развернутые на этих субмаринах ракеты «Калибр» были оснащены ядерными боеголовками, Россия потенциально могла бы угрожать ядерным оружием всему континенту, как когда-то Советский Союз, в распоряжении которого имелась баллистическая ракета средней дальности РСД-10 «Пионер» (по классификации НАТО SS-20 Saber — прим. автора), впоследствии запрещенная договором 1987 года о ликвидации ракет средней и малой дальности.

Однако России, возможно, не придется возиться со строительством дополнительных дизель-электрических подводных лодок для своего Черноморского флота. Если президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган продолжит дрейфовать от Запада в сторону орбиты Москвы, то не исключено, что в будущем ориентированная на Кремль Анкара может пересмотреть или переосмыслить Конвенцию Монтре. Турция ранее разрешила Советскому Союзу транзит авианосцев классов «Киев» (в отечественной классификации проект 1143 «Кречет» — прим. перев.) и «Адмирал Кузнецов» (в отечественной классификации является развитием проекта 1143 — прим. перев.), которым также запрещено проходить через Босфор, под предлогом того, что эти корабли относятся к «авианесущим крейсерам».

Дейв Маджумдар — автор «Нэшнл Интерест», пишущий по вопросам обороны.

Россия > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649232 Дейв Маджумдар


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 21 июня 2018 > № 2649179 Евгения Шестко

Риски и награды делим на двоих.

21 июня - День кинологических подразделений МВД России

Однажды Евгений Шестко отправился к заводчику. Выбирать предстояло между двумя здоровыми крепкими кобелями и небольшой худой, переболевшей рахитом собачкой. Глаз упал именно на неё. Кинолог уверен: это была любовь с первого взгляда. Выбор сотрудника в райотделе не одобрили.

С немецкой овчарки по имени Елга в 2001 году началась служебная биография инспектора-кинолога патрульно-постовой службы полиции отдела МВД России по Приморско-Ахтарскому району Евгения Шестко.

- Профессиональное чутьё подсказало, что она будет работать по взрывчатке, - говорит старший лейтенант полиции Шестко. - В сарае, где находились щенки, валялась палка, вся изгрызенная. Кобельки её не трогали, а Елга не унималась - играла с ней, мусолила. Так обычно я и выбираю будущих служебных псов. Прихожу к заводчику, передо мной несколько щенят - все от одной матери, родились в один день. Достаю брелок или колокольчик, начинаю звенеть. Несколько щенят сразу убегут, другие останутся на месте, а какой-нибудь подойдёт к предмету, обнюхает, а если ещё и в зубы возьмёт - точно мой. Нужна врождённая заинтересованность и крепкие нервы.

Елга не подвела хозяина, спасла десятки солдат и военнослужащих в горячих точках. Только в Чечне в 2002 году - 30 человек. Она шла, как обычно, первая, за ней - кинолог, а позади - молодые ребята. Как-то около завода собака остановилась и присела, подавая знак об опасности. Оказалось, на воротах была прикреплена взрывчатка. Если бы их открыли, никто бы не выжил.

Позже в Грозном Елга спасла целую колонну наших бойцов. Они привезли гуманитарную помощь, а после Евгений решил проверить обратную дорогу. Елга обнаружила снаряд, который валялся под хламом. Колонне дали отбой. Ребята обнимали собаку и говорили спасибо.

- Награды, которые у меня есть, считаю общими с Елгой. Имеется и государственная медаль «За охрану общественного порядка» от Президента Российской Федерации Владимира Путина. Овчарка по праву заслужила её, и эта медаль висела у неё на груди рядом с другими. В кинологической службе потом служили дети Елги, сейчас - внуки. Хорошие служебные собаки, но их родительница была лучшей. За неё один чеченский командир, боровшийся с боевиками, давал десять тысяч долларов, но я ответил: «Друзья не продаются», - рассказывает о сокровенном Евгений.

Случалось, Елга обижалась. Как-то были в командировке. Пока хозяин спал в палатке, сослуживцы решили покормить питомца только что привезёнными продуктами, да перестарались. Дневальный разбудил Евгения, мол, там собака твоя скоро лопнет.

- Прибегаю, а она и правда - как мячик уже, - вспоминает полицейский. - Я стал её уводить, а повар ещё кусок протягивает, последний, говорит, граммов на 700. Овчарку я оттащил, а она на меня такими глазами посмотрела, мол, обратишься ещё, улеглась и стала исподлобья на меня глядеть…

Однажды машина, в которой ехал отряд возвращавшихся с задания военных, в том числе и Евгений с Елгой, наткнулась на фугас. Снаряд сработал с запозданием, когда отъехали уже метров на 100, но осколки долетели. Досталось и овчарке. После ранения Елга ушла на пенсию. Тут же добавилась и болезнь - рак. В органах внутренних дел она прослужила до 2012 года. Наставник забрал собаку к себе.

- Подхожу к дому с работы, а она у ворот лежит - встречает, - улыбается кинолог. - Болела сильно, лапы еле волочила, даже хвостом вилять не могла, но столько радости и искренности было в глазах! Я пожурю её, отнесу во двор, а она на следующий день снова у ворот. Дождь, снег - ничего ей не мешало. Сколько мы с ней прошли! Доверял ей как себе.

В память о героической собаке у здания отдела МВД России по Приморско-Ахтарскому району поставили обелиск. Памятник другу Евгений установил и на месте захоронения.

Более 20 лет Евгений Шестко вместе с четвероногими напарниками стоит на страже закона и порядка. Его метод воспитания собак был и остаётся один - любовь, забота и бесконечное терпение. Все щенки - потомки знаменитой овчарки Елги выросли у него дома в лучших условиях.

- Настолько люблю питомцев, что отдаю им всю душу. В нашей службе собака - верный друг и напарник, с которым можешь смело идти на минное поле. И, конечно, безмерно тяжело терять самых преданных товарищей, какими были Елга, её дочь Вита, потом спаниель Терри, - признаётся Евгений. - Помню, как выезжали зимой на границу в предгорья Кавказа, где проводили обыски с Терри. Она маленькая, жалкая, начинала мёрзнуть, так я её за пазухой бушлата носил. А теперь её нет, и от воспоминаний набегают слёзы. Вот такая наша служба.

Анна ВОЛКОВА

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 21 июня 2018 > № 2649179 Евгения Шестко


Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 июня 2018 > № 2651452 Александр Турчинов

Турчинов: Выборы не должны быть для страны стихийным бедствием

Эксклюзивное интервью секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова агентству "Интерфакс-Украина"

По сообщениям пресс-центра Операции объединенных сил, ситуация на востоке Украины в последнее время значительно обострилась. Насколько обоснованы разговоры об эскалации летом?

Вы знаете, у нас был очень горячий май. В России закончились президентские выборы, состоялась инаугурация, и сразу проснулись, как по команде, находившиеся некоторое время в дремоте оккупационные вооруженные силы Российской Федерации на Донбассе. И май у нас побил рекорды по количеству и по интенсивности обстрелов. И, что самое печальное, артиллерийские обстрелы на глубину до 30 км не могут не задевать гражданскую инфраструктуру. Гибли, кроме наших военных, и гражданские люди, и, самое страшное, дети.

Чемпионат мира по футболу, который начался в Российской Федерации, несколько снизил активность оккупантов, но и при этом каждый день мы видим грубые нарушения всех соглашений о прекращении огня, о неиспользовании, согласно Минским договоренностям, тяжелого вооружения. Используются танки, 120-мм минометы, артиллерия, и даже РСЗО (реактивные системы залпового огня – ИФ).

Но Вооруженные силы Украины готовы отразить атаки и любые провокации агрессора.

Эти обострения на фронте как раз происходили во время перехода на новый формат противодействия российской агрессии - от Антитеррористической операции к Операции Объединенных сил. И на фоне этих обострений новый формат показал свою эффективность. Значительно улучшилась координация всех силовых структур, которые задействованы в ООС, при этом ее военная составляющая позволила не только надежно отражать провокации российских оккупационных войск, но и на некоторых направлениях улучшить свое положение, продвинувшись вперед.

С переходом к ООС фактически впервые армия получила управленческие функции. Как Вы оцениваете этот опыт?

То, что происходило на востоке страны, по масштабам и длительности военного противостояния уже никак не подходило под определение Антитеррористической операции. Во время начала российской агрессии на Донбассе (весна 2014 года – ИФ) для защиты страны я вынужден был объявить о начале масштабной Антитеррористической операции. Тогда это был единственный правовой формат противостояния агрессии, позволяющий провести легитимизацию украинской власти через досрочные президентские выборы.

Давайте говорить честно, уже начиная с конца весны - начала лета 2014 года армия начала уверенно доминировать в защите нашей страны на востоке. Но формально, согласно законодательству, АТО - это операция, которую проводит исключительно Служба безопасности, а Вооруженные силы, Нацгвардия, - как бы вспомогательные подразделения.

Принятый нами закон Украины "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях" наконец-то позволил назвать вещи своими именами. Главное, что в законе Россия четко названа агрессором. И что очень важно, это произошло как раз в тот момент, когда российская сторона уже разыгрывала сценарий маскировки своей военной агрессии под миротворческую операцию. РФ даже свой "миротворческий" проект внесла в ООН. Но агрессор не может быть миротворцем. И тема прикрытия таким способом своей агрессии была для Кремля перечеркнута.

Какова сейчас роль СБУ, реально что-то изменилось в управлении?

Безусловно, Служба безопасности играет в Объединенных силах важную, но не главную роль. СБУ занимается своей профессиональной деятельностью на подконтрольной Украине части Донбасса, в первую очередь, это борьба со шпионажем, диверсиями, террором. Для зоны проведения ООС это достаточно актуальная проблематика.

Проходят ли у нас какие-то небольшие антитеррористические операции в рамках ООС?

Скажем так, на подконтрольной части Донецкой и Луганской области пока не было необходимости в проведении дополнительных антитеррористических операций.

Но по стране, вы видите, такие локальные операции проходят, потому что одна из главных задач России – это внутренняя дестабилизация нашей страны. Они понимают, что у них нет сегодня возможности безнаказанно, без жесткого сопротивления, обеспечить свое военное наступление. Поэтому их главный приоритет - попытаться взорвать ситуацию в Украине изнутри. Посеять панику, хаос, сломить готовность украинцев к сопротивлению. Для этого используется широкий арсенал средств - от информационной войны до банального террора.

Вы сейчас говорите, в том числе, и о случае с Бабченко?

Да, в том числе и попытка убийства журналиста Бабченко. Вспомните и другие покушения: на Вороненкова, на Окуеву… Все это – звенья одной цепи. Арсенал средств гибридной войны, проводимой в нашем тылу, весьма широк. Это и подпитка, скажем так, радикальных сил, декларирующих готовность к силовым сценариям смены власти. Это и попытка создания разветвленной агентурной сети для проведения террористических и боевых операций, обеспечение их российскими спецслужбами оружием и боеприпасами.

Вспомните дело Савченко. Вы знаете, эта тема отошла на задний план, но кто передавал оружие Рубану и Савченко? Кто? Это подконтрольные ФСБ подразделения на оккупированном Донбассе, которые были задействованы для вооружения так называемого украинского подполья. Это не бутафория, а реальное оружие, способное привести к огромным кровавым жертвам среди гражданских людей. Именно такое развитие событий необходимо кремлевским кураторам.

Добавьте к этому потоки информационной грязи и дезинформации, мощные кибератаки, непрерывную энергетическую и экономическую войну и т.д. Вот далеко не полный сегмент внутренних гибридных угроз, которым постоянно должна противостоять наша страна.

Сейчас очень много информации по поводу активизации действий в регионе Азовского моря со стороны России. Есть фактор Керченского моста. Насколько его строительство нанесло ущерб нашим возможностям?

Это серьезная проблема, и не только для экологии региона. Россия получила возможность осуществлять незаконный контроль над судами, которые пересекают Керченский пролив, и блокировать в любой момент украинские порты в Азовском море. Но главное - это серьезная угроза безопасности Украины. Благодаря мосту теперь можно оперативно перебрасывать значительные силы Сухопутных войск РФ в Крым с последующим проведением наступательных операций на юге Украины.

При этом Крым и так максимально милитаризирован. Там создан мощный 22-й армейский корпус, наращиваются силы Черноморского флота Российской Федерации. Ракетные комплексы, размещенные в Крыму, могут наносить удар по нашим позициям в глубоком тылу. Зенитные комплексы С- 400 могут поразить любую воздушную цель в центральной части Украины. Все это представляет для нас серьезную угрозу.

Буквально за последние два месяца РФ создала в Азовском море флотилию, усилив дополнительными кораблями пограничные войска ФСБ РФ, а также перебросив с Каспийского моря корабли военного флота. Теперь для проведения военных операций в Азовском море они могут использовать значительное число десантных кораблей, а также корабли класса "Буян-М", имеющих на вооружении крылатые ракеты.

И все это, безусловно, ставит перед нами серьезные задачи. Наращивание десантных возможностей ВС РФ в Азовском море позволит осуществлять переброску на наше побережье силы и средства 8-й, 49-й и 58-й армий Южного военного округа, которые сейчас нам реально угрожают с Востока.

В результате имеем мощнейшую военную инфраструктуру вдоль всей украинско-российской границы. И кроме угрозы с востока, имеем значительное наращивание угрозы с южного направления, при этом с севера над нами нависают две армии Западного военного округа – 20-я и 1-я танковая, которые также могут быть задействованы в любой момент.

В последнее время имеют место случаи несанкционированных досмотров российской стороной наших кораблей, которые идут в Мариуполь. Украина как-то реагирует на такие факты?

Украина имеет возможность задерживать российские корабли, которые своими действиями нарушают наше законодательство. Вспомните истерику РФ по поводу "Норда". Но если мы действуем адекватно в рамках международного законодательства, то Россия, как всегда, грубо нарушает нормы международного права, проводя незаконный досмотр кораблей, идущих в украинские порты. Это фактически продолжение гибридной войны в экономической плоскости, демонстрация готовности осуществить блокаду наших портов на Азовском море.

Правительство занималось вопросом перенаправления транспортных потоков в другие порты?

Перенаправить можно, но это усложнит логистику, и тогда продукция тех же мариупольских металлургических заводов явно подорожает, уменьшив свою конкурентоспособность.

Сложность еще и в том, что сразу после конфликта вокруг острова Тузла (конец 2003 года – ИФ) Украина под давлением России подписала соглашение, согласно которому Азовское море определено как внутреннее море двух государств. И этот статус не позволяет четко фиксировать линию морской границы и дает возможность для интенсификации провокаций со стороны РФ.

Насколько реально задействовать миротворцев ООН для восстановления мира на ныне оккупированных Российской Федерацией территориях Донбасса?

У этой темы есть одна проблема, очень конкретная, у которой есть имя и фамилия - это (президент РФ – ИФ) Владимир Путин. И, безусловно, эта проблема блокирует на сегодняшний день деоккупацию Донбасса дипломатическим путем. И все мирные инициативы упираются в эту проблему. Для нас неприемлем был вариант, который попыталась протолкнуть Россия, в виде миротворцев из РФ и стран ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности – ИФ).

Для нас неприемлемы также предложения РФ, когда миротворцы из других стран становятся только на линии разграничения и тем самым легализуют оккупированную территорию.

Для нас возможен единственный формат – вывод российских войск с Донбасса и размещение миротворцев на всей территории нынешней зоны оккупации, и, в первую очередь, на государственной границе между Украиной и Россией. Тогда в этом есть смысл. Все остальные варианты Кремля - это попытки фактически скрытой аннексии оккупированной территории.

Как Вы относитесь к инициативе министра внутренних дел Украины Арсена Авакова о поэтапной деоккупации Донбасса?

Мы говорили с Арсеном Борисовичем на эту тему. Хочу сказать, что это не альтернативный план, как некоторые пытаются его представить. Наоборот, это один из вариантов реализации мирных инициатив президента Порошенко. В чем его специфика? Суть предложения - проводить деоккупацию не на всей территории сразу, а поэтапно, шаг за шагом. Отработали отдельный район или город, восстановили в нем правовое и социально-экономическое поле Украины, - продвигаемся дальше.

Но если мы говорим о мирной деоккупации, а не о поэтапном освобождении вооруженным путем, то здесь также блокирующая проблема. Читайте выше, эта проблема - Путин В.В. То есть любой мирный формат упирается в нежелание России прекратить агрессию, понизить температуру противостояния. Потому что для России это не только формула давления и дестабилизации ситуации в Украине. Это еще и игра на раскол Европы, продвижение своих имперских и реваншистских идей, а также способ защиты от внутренних проблем и противоречий. Пока есть внешние угрозы и внешние враги, говорить о каких-то там демократических реформах и о социальных программах не приходится. Эта российская формула типична для всех тоталитарных государств.

Вы не ожидаете в ближайшее время изменения этой политики?

К сожалению, не ожидаю.

Вопрос по нашей санкционной политике. Вышел известный указ о решении СНБО. Всех интересовало, с чем связано включение двух электронных украинских СМИ в санкционный список.

Некоторые украинские СМИ, особенно те, которые находятся под влиянием соседней страны, не просто использовались в информационной войне, а напрямую занимались пропагандой терроризма. Например, в прямом эфире транслировали (9 мая – ИФ) военный парад на оккупированной территории. Это была онлайн-трансляция, с позитивной оценкой происходящего.

Таких сайтов было значительно больше, чем те, которые включены в санкционный список...

Согласен, но СНБО может принимать решения только на основании предложений тех, кто имеет право согласно закону инициировать эти санкции, а это Кабинет министров, Верховная Рада, СБУ и Национальный банк.

Когда мне стало известно о таких онлайн-трансляциях, я обратился в Службу безопасности Украины для проведения проверки и внесения представления. Внесенные предложения зафиксированы решением СНБО, но, думаю, это не последнее решение, и список будет расширяться.

Президентский законопроект о национальной безопасности, который готовится ко второму чтению, изменился до неузнаваемости.

Это очень важный для нас вопрос. В начале года я провел переговоры с генсеком НАТО и этот закон был среди основных обсуждаемых тем. Наши партнеры очень заинтересованы в принятии этого закона, потому что именно он задает натовские, европейские параметры для нашего сектора безопасности и обороны. Это и структура, и функции, и система управления, и система стратегического планирования... И что для них очень важно – это система многоуровневого гражданского контроля над сектором безопасности и обороны. Сегодня, несмотря на военную агрессию РФ, мы проводим реформирование армии, переводим весь силовой блок на стандарты НАТО. Без принятия такого закона наше продвижение в НАТО будет бутафорским.

В то же время почти каждый народный депутат считает себя большим специалистом в вопросах безопасности, и поэтому в парламенте было предложено огромное количество поправок к этому закону. Насколько я знаю из общения с нашими партнерами, они не в большой радости от этого. Поэтому идет дискуссия, чтобы все-таки вернуться к первоначальному формату закона с теми правками, которые я с голоса озвучил в парламенте, представляя закон.

По Вашим прогнозам, сможет ли парламент принять закон до своих каникул?

Я убежден, что нам необходимо принять закон на этой парламентской неделе. Почему? Потому что нам очень важно, чтобы его приняли до Брюссельского саммита НАТО, где состоится встреча президента нашей страны с руководством Альянса. Принятие закона будет важным доказательством того, что мы выполняем взятые на себя обязательства.

А ситуация с Венгрией не помешает этой встрече?

К большому сожалению, Венгрия в последнее время вставляла, я бы сказал, даже не палки, а бревна в колеса нашей евроатлантической интеграции. Но я надеюсь, что все-таки комиссия Украина – НАТО на высшем уровне будет проведена. Политические игры Будапешта не должны вредить безопасности Европы.

Перейдем к военным вопросам. Мы видели, как работают Javelin на полигонах. В чем еще нуждается Украина? Имеется в виду и вооружение отечественных образцов.

Пятый год идет война с Российской Федерацией, и только на пятый год мы от наших стратегических партнеров получили такое оружие как Javelin. Конечно, лучше поздно, чем никогда. Это первая реальная поставка летального оружия в рамках военно-технического сотрудничества с США. Противотанковые ракетные комплексы Javelin неплохо себя показали на испытаниях. Но если мы говорим о дальнейшем расширении военно-технического сотрудничества, то приоритетным для нас является усиление противовоздушной обороны, которая была наиболее разрушена во времена Януковича и его предшественников. Для защиты страны необходимы современные системы ПВО. У нас есть серьезные наработки в этом направлении, но без сотрудничества с нашими стратегическими партнерами быстро и эффективно решить эту проблему очень сложно.

А какова вероятность того, что в случае обострения военного конфликта будет применена военная авиация?

Мы этого не исключаем. Широкомасштабный конфликт, в первую очередь, будет отличаться от ситуации на Востоке Украины использованием Воздушно-космических сил Российской Федерации, в том числе, штурмовой авиации, крылатых ракет. И для нас тема противовоздушной обороны, защиты важных стратегических объектов страны от этой угрозы очень важна. Мы изучаем в деталях масштабное применение Россией ВКС в Сирии, их сильные и слабые стороны, и понимаем, насколько это может быть серьезной проблемой.

Вернемся к украинским образцам вооружения для нашей армии...

Вы знаете, мы не стояли на месте. Вспомните 2014 год, когда старая военная техника не могла сдвинуться с места, когда кроме автоматов у наших добровольческих батальонов практически не было другого оружия. Мы не только смогли восстановить наш оборонный потенциал, но и системно его наращивали, в частности, за счет создания новых перспективных образцов оружия и военной техники.

Вот мы говорили о Javelin, а противотанковые ракетные комплексы украинского производства не уступают зарубежным аналогам. Те же комплексы "Стугна", "Корсар", "Скиф" надежно уничтожают любую бронированную цель при очень высокой точности попадания. Например, ракета "Скиф" прожигает броню толщиной до 1 м.

В прессе освещались государственные испытания ракетного комплекса "Вильха", который значительно превосходит по многим параметрам российский аналог "Смерч". В отличие от него, наши ракеты управляемы, в одном залпе 12 ракет, и каждая из них может точно поражать отдельную цель. Сейчас активно отрабатывается проект украинской крылатой ракеты. Для Украины это очень важно, так как страна полностью была лишена этого вида оружия после глобального разоружения. И это будет чисто украинская разработка высокого уровня.

Есть еще очень перспективные разработки современных артиллерийских систем, минометов - 120-мм, 82-мм, 60-мм, бронетехники, беспилотных летательных и транспортных аппаратов.

Так что сегодня нам есть чем защищаться, но мы не можем останавливаться на этом пути. Перед нами стоит очень серьезная задача. Пока Украина не стала членом НАТО, а это не близкая перспектива, мы вынуждены рассчитывать исключительно на самих себя. Что может остановить агрессивную ядерную страну от масштабного вторжения? Только современное, мощное оружие сдерживания. Нравится нашим партнерам или нет, но мы должны работать над таким оружием стратегического уровня, оружием, которое может эффективно поражать врага на любом расстоянии. И ни у кого нет ни морального, ни юридического права не дать нам это реализовать. Такова моя позиция.

Извините меня, но пацифизма, который был в конце прошлого века, уже нет, и, наверное, не будет. Украина, пройдя драматические испытания, осознала, что надо, прежде всего, рассчитывать на собственные силы. Будапештский меморандум, который давал нам в обмен на ядерное разоружение гарантии безопасности, не стоит бумаги, на которой он был написан.

О внутренних угрозах безопасности. У нас впереди президентские и парламентские выборы. Видите ли Вы реальные угрозы, которые могут возникнуть во время избирательных процессов?

Мы уже говорили, что внутренняя дестабилизация – это один из приоритетов гибридной агрессии Российской Федерации против нас. И это не только информационно-пропагандистская война с использованием российских, зарубежных и украинских СМИ и социальных сетей. Российские спецслужбы пытаются обеспечить информационную и финансовую поддержку пророссийским и сепаратистским движениям и организациям. Это было наглядно показано во время задержания российского пропагандиста с украинским паспортом Вышинского.

Если говорить о киберугрозах, то мы сделали серьезный рывок, чтобы обезопасить Украину в этом направлении. Созданный два года назад при СНБО Национальный координационный центр кибербезопасности в ответ на масштабные атаки, нанесшие миллиардные убытки стране, достаточно эффективно реализовывает основные задачи принятой нами Стратегии кибербезопасности. В стране создан защитный контур, который уже выдержал несколько мощных атак. Все информационные ресурсы государства, защищенные созданной системой, не пострадали от атак. Сейчас наша задача – обеспечить надежную киберзащиту объектов стратегической инфраструктуры.

В этом направлении я считаю перспективным государственно-частное партнерство, которое позволит усилить наши позиции в вопросах кибербезопасности. Безусловно, идет активное сотрудничество в этом вопросе с нашими партнерами в странах НАТО. Мы сегодня оперативно можем реагировать не только на киберинцеденты, а осваиваем технологии, позволяющие нам превентивными действиями предотвращать кибератаки.

Для надежной защиты государства необходимо принять пакет законов, значительно расширяющих возможности госорганов в вопросах информационной и кибербезопасности.

Вот вам конкретный пример. СНБО было принято решение о закрытии в Украине доступа ко многим российским информационным ресурсам и социальным сетям ("ВКонтакте", "Одноклассники" и т.д.). Некоторые наши западные партнеры даже пытались нас за это критиковать.

А сейчас, кстати, многие государства, в том числе Европы, начинают изучать наш опыт. Германия и Франция готовы принимать так называемые антифейковые законы. Причем, эти законы реально жестче, чем те предложения, которые мы вносили. Ведь информационные войны, касаются не только Украины – это мировая проблема.

Но вернемся к решению СНБО о закрытии российских информационных ресурсов. Служба безопасности Украины вынуждена была закрывать эти сайты и соцсети несколько месяцев. Почему? У нас нет сегодня технологии оперативного отключения того или иного ресурса, даже когда он представляет реальную угрозу для безопасности страны.

То есть после принятия решения СНБО, Служба безопасности убеждала провайдеров выполнить это решение. И даже когда провайдеры выполнили рекомендации СБУ, вы знаете, что существует много способов обойти санкции, зайти на информационные ресурсы, которые продолжают информационную агрессию. То есть, для оперативного реагирования на информационные угрозы сегодня нет правовых и, соответственно, технических возможностей. Эту проблему необходимо срочно решить на законодательном уровне.

И это не связано с наступлением на свободу слова. Это связано с вопросами безопасности страны.

Но наиболее опасные методы, используемые врагом для дестабилизации ситуации в стране, – это диверсионная и террористическая деятельность. Для этого используется как профессиональная агентура, так и местный криминалитет, в том числе и неукраинского происхождения, в том числе и так называемые "воры в законе", которые имеют старые связи с ФСБ. Активно также используется вербовка исполнителей терактов в среде радикальных политических сил и среди людей, прошедших антитеррористическую операцию, но не нашедших себя в послевоенной жизни.

Так было с покушением на Вороненкова. По аналогичной схеме готовились покушения на Бабченко и других журналистов. Но российские спецслужбы просчитались, когда вышли на настоящего патриота Украины, и Служба безопасности смогла предотвратить операцию по ликвидации группы журналистов.

Многие отмечают, что СБУ действительно провела удачную операцию по предотвращению как минимум одного убийства. Но у многих возникает скепсис по поводу "списка 47".

Вы знаете, я считаю, что в такой теме, как защита человеческой жизни, лучше перестраховаться, чем недоработать. То есть лучше взять под защиту большее количество людей, которые потенциально могут быть мишенями для террористов, чем поскромничать в этом вопросе, а потом сказать: ну, извините, недосмотрели. Слишком высока цена ошибки.

Поэтому я бы здесь не дискутировал: список 30, 40 или 47. Если Служба видит потенциальную угрозу для этих людей, значит, к ее мнению надо прислушаться.

Как Вы думаете, вся наша внутриполитическая борьба в ближайшие 8-9 месяцев – это фактор риска для украинской государственности?

У нас есть, к сожалению, ущербная политическая традиция – парламентские и президентские выборы превращаются чуть ли не в вооруженное противостояние. Такое ощущение, что каждые выборы у нас как "последний шанс", и кто победит – получает все. Не выборы, а судный день. И претенденты на политическую власть пытаются ее добыть любым путем. Для многих из них цель оправдывает средства, а такого не должно быть. Нет такой цели, которая может оправдать любые, в том числе и грязные, средства ее достижения, такие как провокации, фальсификации, ложь, подкуп, коррупция…

Поэтому нам надо менять наше отношение к власти, и, соответственно, к выборам как к "последнему и решительному бою". Не могут выборы для страны быть стихийным бедствием. Не могут они превращаться в ситуацию, когда люди теряют какие-то моральные ограничения и готовы на все, чтобы поднять свои рейтинги или получить дополнительные голоса.

Вы сейчас о ком говорите?

К большому сожалению, это касается многих. Вы знаете, я проходил многие выборы, и я помню, когда ехал в штаб в день голосования и у меня в спортивной сумке лежал автомат Калашникова.

Когда такое было?

Это был 2004 год. Второй тур выборов в президенты, накануне начала Оранжевой революции. Нас предупредили, что боевики, нанятые Партией регионов, готовятся к штурму нашего штаба. Это ненормально... В демократической стране такого быть не может.

Недавно лидер "Гражданской позиции" Анатолий Гриценко сказал, что Вы возглавляете штаб по его дискредитации...

Это как раз наглядная иллюстрация предыдущего вопроса – все средства хороши для привлечения к себе внимания и поднятия своих рейтингов.

Есть хороший пиар, есть плохой пиар, а есть тупой пиар. Вот это как раз пример тупого пиара. Это расчет на то, что люди не знают полномочий секретаря СНБО, у которого нет в подчинении силовых структур, нет средств массовой информации. Поэтому, как СНБО может обеспечить чью-то дискредитацию? Мне, например, было бы интересно, если бы кто-то рассказал.

У нас совершенно другие задачи, задачи стратегического уровня, связанные с безопасностью страны. Если мы говорим о Гриценко, то это не единственный пример, где он использует худшие традиции украинской политики, такие как ложь, причем, ничем не ограниченную.

Я с удивлением прочитал в недавнем интервью А.Гриценко, что он ни разу не был на фронте, хотя уже идет пятый год войны. У него журналист спрашивает, а какая причина? По его словам, этих причин – две. Первая – был очень занят в парламенте, будучи депутатом в 2014 году, и вторая – Турчинов запретил его пускать на фронт. Ну, знаете, в 2014 году я был чуть-чуть больше загружен, чем депутат Гриценко. Руководил парламентом, руководил практически всей центральной и местной властью, лично организовывал подавление сепаратистских мятежей, а еще выполнял обязанности президента и Верховного главнокомандующего.

Да, действительно, я организовал практически круглосуточную работу парламента и при этом находил возможность регулярно выезжать на передовую в самые горячие точки, чтобы непосредственно понять, что происходит, поддержать ребят, которые только учились воевать, принять участие в планировании военных операций, и так далее.

Поэтому "сверхнагрузка", не позволяющая депутату выезжать на фронт в самые драматичные моменты истории нашей страны, - это сказки. И тот, кто хоть раз ездил на передовую, знает, что ни в 2014 году, ни позже мои разрешения для этого были не нужны. Тысячи волонтеров, простых граждан, без депутатского мандата, ехали на фронт, не спрашивая ни у кого разрешения, и реально помогая в самое трудное время нашим воинам.

Когда началась война, действительно, не хватало надежных людей, и я благодарен тем депутатам, которые приходили ко мне и спрашивали: чем помочь? Тот же Олег Ляшко (лидер фракции Радикальной партии в Верховной Раде – ИФ) по моей просьбе ездил и в Мариуполь, и в Луганск в самые опасные моменты весны 2014 года. Тот же Александр Кузьмук, будучи депутатом, объезжал по моей просьбе все воинские части и информировал меня об их реальной боеспособности. Многие депутаты, в том числе женщины, регулярно выезжали в зону АТО.

Поэтому были люди, которые не ждали приглашений и просто ехали в самые горячие точки. Но были и те, которые отсиживались, а потом в Фейсбуке поливали всех грязью, поучая, как надо воевать.

За годы войны я уже привык, когда свою растерянность и беспомощность пытаются спрятать, прикрываясь мной. Поэтому с пренебрежением отношусь к тем, кто свою трусость прикрывает ложью. Мне их жаль – это слабые люди

Идет вялотекущая дискуссия об изменениях полномочий президента и парламента. Вы знаете, "Народный фронт" заявил об этом публично, премьер-министр Украины Владимир Гройсман... Это реальный путь развития украинской государственности?

Теоретически, если у парламента есть триста голосов, они могут внести изменения в Конституцию. Это право депутатов. Но при этом я убежден, что любые реформы, когда страна находится в условиях военной агрессии, не должны предусматривать ликвидацию института президента. Мы не можем сделать должность президента бутафорской, оставить для нее только представительские функции.

Я работал в Кабинете министров, причем тоже в очень сложный период… Там каждое решение должно иметь поддержку всего правительства, то есть премьер-министр может подписать решение, когда большинство Кабмина его поддерживает. А в условиях, когда необходимо принимать решения быстро, без обсуждений, когда необходимо быть в эпицентре событий, брать единолично на себя ответственность, такая схема не работает.

Должность Верховного главнокомандующего должна оставаться за президентом, ее нельзя отдавать руководителю коллегиального органа. Это же, я убежден, касается и международных отношений… Любые реформы могут иметь место, но президент должен остаться Верховным главнокомандующим и отвечать за внешнюю политику.

Вы считаете, что такие изменения могут быть полезными и эффективными?

Нет единой общепризнанной модели государственного управления. Это все субъективные оценки. А если у парламента есть триста голосов, я бы рекомендовал обязательно совместить приятное с полезным.

Сколько я себя помню, еще с конца прошлого века каждый созыв и каждые выборы начинались с того, что все кандидаты в депутаты, кандидаты в президенты обещали отменить депутатскую неприкосновенность. Поэтому я бы обязательно увязал конституционную реформу с этим вопросом. Парламент не должен быть бастионом для неприкосновенных, особенно когда мы ведем борьбу с коррупцией. Парламент должен быть высшим законодательным органом страны, а все то, что мы получили в наследство, в том числе и неприкосновенность, должны отойти.

Мое убеждение – любая реформа, если она будет проводиться в парламенте, в обязательном порядке должна иметь эту составляющую. Думаю, что тогда многие бизнесмены потеряют мотивацию идти в парламент, если у них не будет такой фишки как неприкосновенность.

Как Вы думаете, следующий парламент будет более качественным с профессиональной точки зрения?

Политика – это тоже профессия, но, к большому сожалению, у нас смотрят на работу депутата, как на систему обогащения, или как на возможность самоутверждения, а не как на профессию, связанную с разработкой законов и требующую большого объема знаний и опыта.

Оценка кандидатов в депутаты с этой точки зрения у нас, к сожалению, на втором-третьем планах. В результате бесстыдный популизм и позерство приводят в парламент очень много дилетантов, людей, которые ни по моральным, ни по профессиональным качествам, ни даже по параметрам своего психического здоровья не годятся для этой работы. В результате массовая неврастения, часто царящая в сессионном зале, передается и обществу. Многие депутаты, не имея возможности реализовать себя как законодатели, реализовывают себя в качестве бизнес-лоббистов, клоунов, бойцов или провокаторов… К большому сожалению, с каждыми новыми выборами эта печальная парадигма только усиливается.

Это Вы сейчас о новых лицах, в том числе, в политике говорите?

Я за новые лица. Но кроме лица, у политика должны быть еще мозги, профессиональные знания, опыт, ответственность, мораль… Кроме того, новое лицо у нас часто это хорошо забытое старое. Лицо, которое пару лет не поработало министром или депутатом, для обывателей становится новым.

Есть и артисты, и художники…

Творческие люди. Конечно, парламент - не самое удачное место для творчества…

Хотя есть прекрасный пример, правда, не у нас, - президент США Рональд Рейган. Профессиональный актер, но он шел к политическим вершинам не один год, имея серьезную подготовку и опираясь на большую команду профессионалов. Поэтому нельзя сказать, что у актера запрет на профессию политика. Любому, будь то актер, страховой агент или спортсмен, необходимы профессиональная подготовка, опыт, знания. и, главное, - понимание, зачем тебе это надо.

Какие важнее выборы - парламентские или президентские?

Важнее для Украины честные выборы, независимо от того, парламентские они, или президентские. Важнее выборы, где не будет использоваться админресурс и подкуп, где не будут доминантой грязь, взаимное оскорбление и унижение. Украине нужны честные и прозрачные выборы.

Я считаю, что в сложнейших условиях весны 2014 года мы смогли провести одни из самых прозрачных и честных президентских выборов за всю историю Украины. И это – объективная оценка. Это были единственные выборы, где не было ни одного иска в суды и ЦИК о нарушениях избирательного законодательства, фальсификациях или использовании админресурса.

Прозрачность и демократичность выборов - вот важная оценка нашей европейской интеграции, а не проведение каких-то экзальтированных парадов.

Вы не передумали и по-прежнему не намерены баллотироваться в президенты?

Нет, я много раз отвечал на этот вопрос. Знаете, мне сложно понять мотивацию многих людей, рвущихся к этой должности. Я исполнял обязанности президента в самый сложный исторический период для нашей страны. У меня остались очень тяжелые воспоминания – это работа на износ, без сна, без личной жизни, часто без возможности быть понятым и услышанным. Все это отбило у меня желание стремиться занять президентский кабинет.

Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 июня 2018 > № 2651452 Александр Турчинов


Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

Марианна Беленькая

На этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, и кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе стране грозит гражданская война

В Ираке прошли первые после победы над «Исламским государством» (запрещено в РФ) парламентские выборы и главный вопрос на них, будет ли Тегеран и дальше играть определяющую роль в жизни страны. В ситуации, когда США, Израиль и ряд арабских стран пытаются потеснить Иран на Ближнем Востоке, в первую очередь выдавив его из Сирии, Ирак остается стратегически важной базой иранского влияния в регионе.

Выборы в Ираке состоялись еще в середине мая, но результаты оказались настолько сложными, что новое правительство до сих пор не сформировано. При самой низкой за всю историю послесаддамовского Ирака явке (44,5%) вперед вышли новые партии, которые еще не были у власти и теперь готовы вступать в невероятные коалиционные союзы.

Новые лидеры

На 329 мест в парламенте Ирака претендовало около двухсот партий и независимых кандидатов, распределенных по нескольким десяткам избирательных списков. Основная конкуренция на выборах разгорелась между шиитскими партиями, традиционно связанными с Ираном и представляющими большинство населения Ирака. Именно выходец из шиитской общины, как правило, избирается на пост премьер-министра. После подсчета голосов выяснилось, что ни один из политических списков не сможет самостоятельно составить парламентское большинство (165 мест) и сформировать правительство.

Согласно объявленным на сегодня итогам выборов, парламент должен обновиться на 70%. Победителями стали новые партийные списки. «Ас-Сайирун» («Идущие вперед»), куда вошли сторонники одного из самых молодых религиозных лидеров шиитской общины Муктады ас-Садра и коммунистов, получила 54 места. «Аль-Фатх» («Победа»), представляющая отряды народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», – 47 мест.

Партийные списки, возглавляемые нынешним и предыдущим премьерами Хайдером аль-Абади и Нури аль-Малики, оказались отодвинутыми на вторые роли и получили соответственно 42 и 25 мест. Результаты, как и низкая явка, продемонстрировали разочарование иракцев в действующих политических лидерах. Однако внешний мир волновал вопрос не кто победитель внутри Ирака, а проиграл или выиграл на иракских парламентских выборах Иран.

Формально у Тегерана есть все основания для недовольства. Считалось, что Иран сделал ставку на коалицию списков бывшего премьера аль-Малики «Государство закона» и список шиитских ополченцев «Аль-Фатх». А вот занявший первое места ас-Садр Иран не устраивал. Еще в феврале Али Акбар Велаяти – советник по международным вопросам верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – во время визита в Ирак заявил, что Тегеран не допустит ас-Садра и его сторонников к рулю в Багдаде. «Мы не позволим либералам и коммунистам управлять в Ираке», – сказал он во время пресс-конференции.

В свою очередь ас-Садр неоднократно выступал против любого иностранного вмешательства в дела Ирака, имея в виду в том числе и Тегеран. Кроме того, он установил контакты с Саудовской Аравией и ОАЭ – главными региональными врагами Ирана. Поэтому его победа на выборах рассматривалась как удар по региональным интересам Тегерана. Аналитики уже составляли список партий, которые могут сформировать в Багдаде новое, антииранское правительство.

Однако ас-Садр оправдал свою репутацию одного из самых непредсказуемых иракских лидеров: через месяц после выборов он объявил о союзе с лидером партии шиитских ополченцев «Аль-Фатх», бывшим министром транспорта Ирака Хади аль-Амири. Парадокс тут в том, что в последнее время ас-Садр активно выступал за то, что после победы над «Исламским государством» ополчение нужно распустить, и вообще считался непримиримым оппонентом «Аль-Фатх». Тем не менее союз заключен, хотя это и шокировало многих, включая коммунистов – союзников ас-Садра по предвыборному альянсу.

Иранская рука

Среди внешнеполитических противоречий нового союза – отношение к Тегерану. Если ас-Садр считается борцом с иранским влиянием, то лидер партии ополченцев аль-Амири, наоборот, близок к иранскому генерал-майору Касему Сулеймани, командующему спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции. Иранский генерал даже занимает пост официального военного советника ополчения «Аль-Хашд». Возглавляемая аль-Амири бригада «Бадр» вообще была сформирована в Тегеране в начале 1980-х годов для борьбы с режимом Саддама Хусейна. Сейчас один из представителей этой бригады занимает пост министра внутренних дел Ирака.

Примечательно также и то, что объявление о союзе двух фаворитов иракских выборов произошло сразу после очередного визита генерала Сулеймани в Ирак. Одновременно в арабскую газету «Аль-Хаят» попал якобы план Сулеймани, как провести коалиционные переговоры в Ираке. Согласно газете, Сулеймани предлагал всем шиитским партиям (всего их пять) договориться о кандидатуре на пост премьер-министра, выбрав такого политика, который был бы наиболее приемлем для курдов и суннитов. Очевидно, что голоса последних в случае споров между шиитскими партиями будут решающими. Союз ас-Садра и «Аль-Фатх» и их предварительные договоренности с двумя ведущими курдскими партиями, а также с блоками «Аль-Ватания» вице-президента Айяда Алауи, который поддерживают многие сунниты, и «Хикма», еще одного влиятельного лидера шиитов Аммара аль-Хакима, получился очень похожим на опубликованный план Сулеймани.

Хотя появление нового союза объясняют и другими причинами, не связанными с иранским вмешательством. Например, один из ведущих иракских политологов Абдель Муним аль-Аасам уверяет, что такой союз возник по рекомендации духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, а отнюдь не Ирана. По его мнению, ас-Садру удалось перетянуть ополченцев на свою сторону, а дальше к ним присоединились курды, которых к этому подталкивали США, и все это совсем не нравится Тегерану.

В любом случае, если договоренности останутся в силе, то парламентская коалиция с запасом наберет парламентское большинство для формирования правительства. И кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден, как и нынешний глава правительства аль-Абади, выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе Ираку грозит гражданская война.

Показательно, что на этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, но пока сложно сказать, чего можно ожидать от главного победителя прошедших выборов – ас-Садра, на которого простые иракцы возлагают большие надежды, особенно в борьбе с коррупцией. Ас-Садр явно претендует на то, чтобы стать популярным общенациональным лидером, поэтому в политике ведет себя осторожно. Он не выставлял свою кандидатуру на выборах, предпочтя позицию духовного лидера, а не действующего политика. И это оставляет ему возможности для маневра – и между Ираном и Саудовской Аравией, и между коммунистами и аятоллами, и между властью и улицей.

Преодолеть пересчет

Сейчас главным препятствием на пути союза ас-Садра и шиитских ополченцев к власти остается то, что результаты выборов признали далеко не все. Протесты против итогов голосования разгорелись в Киркуке, одном из самых богатых нефтью районов Ирака, где за власть борются курды, туркоманы и арабы. На выборах большинство мест в парламенте от провинции Киркук (6) получила партия Патриотический союз Курдистана (ПСК), возглавляемая сыновьями покойного экс-президента Ирака Джаляля Талабани, тогда как Арабский (по сути суннитский) альянс Киркука и Туркоманский фронт выиграли только по три места.

Казалось бы, курдов в этом районе большинство, и результат не должен удивлять. Однако многие курды отказались идти на выборы, разочарованные политикой ПСК. Осенью эта партия фактически передала власть в Киркуке от регионального правительства Иракского Курдистана центральным властям в Багдаде. Операция была осуществлена при поддержке и давлении Тегерана и лично вездесущего генерала Касема Сулеймани.

Киркук значит для иракских курдов примерно то же, что Иерусалим для евреев и палестинцев, и многие курды тогда назвали ПСК предателями. Кроме того, на прошедших выборах удивительным было то, что ПСК победил в тех районах, где раньше не пользовался популярностью. В итоге в Киркуке начались акции протестов среди туркоманов и суннитов.

Вслед за Киркуком протесты перекинулись и на другие районы страны. Против результатов выборов начали выступать проигравшие депутаты, включая спикера парламента Салима аль-Джабури. Последний призывает не просто к пересчету, но к новым выборам. Президент Ирака Фуад Масум и премьер-министр Хейдар аль-Абади долго сопротивлялись, опасаясь, что в Ираке пересчет голосов может перейти в гражданскую войну – именно этим грозил председатель Высшей независимой избирательной комиссии Ирака Рияд аль-Бадран. После объявления решения парламента о пересчете о гражданской войне заговорил и ас-Садр. И первой ласточкой такой перспективы стал пожар на складе, где хранились избирательные бюллетени.

Тем не менее глава правительства был вынужден признать, что на выборах имели место «беспрецедентные нарушения» и «широкомасштабные манипуляции». Аль-Абади оказался в сложной ситуации, когда игнорировать многочисленные жалобы стало невозможно. Также невозможно было заниматься формированием нового правительства на основе результатов, которые значительная часть иракского общества считает нелегитимными, особенно с учетом низкой явки. Это бы сразу подорвало стабильность нового правительства.

Теперь осталось дождаться, какие результаты принесет пересчет – в ситуации, когда коалиция строится буквально из лоскутков, каждый голос на счету. Союз двух фаворитов выборов и их договоренности с другими партиями несколько стабилизировал ситуацию. Но любая коррекция итоговых результатов может стать основанием для торга во время формирования правительства и изменить расклад сил внутри складывающейся коалиции. Также может быть, что результат пересчета сделает неизбежным новые выборы, хотя сейчас основные политические силы выступают против такого развития событий. Решение об этом должен принимать суд. Но вопрос – как к новым результатам отнесутся ведущие политические силы страны и стоящие за ними внешние силы?

За последний месяц иракскую политику кидает из крайности в крайность: от радости «от победы демократии» до скандалов с махинациями, от угрозы гражданской войны к невероятным политическим союзам, от заявлений «об ударе по интересам Тегерана» до оплакивания напрасных надежд соперников Ирана. Все может измениться снова. Истинный победитель избирательной кампании станет понятен только после того, как стихнут все страсти, в новом парламенте окончательно утвердится коалиция большинства, а новые министры займут свои кресла.

Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 20 июня 2018 > № 2648212 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО Йенс Столтенберг: "Мы переживаем самый опасный момент со времен холодной войны"

Пабло Р.Суансес | El Mundo

В интервью El Mundo генсек НАТО Йенс Столтенберг проявил оптимизм, указав, что в истории НАТО были кризисы и внутренние разногласия намного страшнее, чем нынешние, передает журналист Пабло Р.Суансес.

"Что не дает вам спать ночами на посту генсека НАТО?"

Столтенберг ответил: "К счастью, у меня прекрасный сон. Сегодня уже нет какого-то конкретного вызова или угрозы, а имеется много факторов одновременно. Террористические угрозы, насилие и хаос на Ближнем Востоке и в Африке, а прямо здесь - теракты на улицах наших городов. "Исламское государство"* потеряло значительную часть подконтрольной ему территории, но оно продолжает там существовать, и мы должны гарантировать, что оно не сможет вернуться. Россия вмешивается в наши политические процессы, применяет силу против соседей, дестабилизирует восток Украины. Есть киберугрозы и распространение оружия массового поражения: например, Северная Корея стремится обзавестись новыми ракетами и ядерным оружием".

"Сейчас самый сложный момент с точки зрения безопасности из тех, что вы помните?" - поинтересовался журналист.

"В глобальном масштабе это самый опасный момент, по крайней мере, с окончания холодной войны. Поэтому НАТО осуществило самые крупные с тех времен усилия во имя коллективной обороны. Мы увеличили втрое численность сил реагирования, разместили на востоке (т.е. в Восточной Европе. - Прим. ред.) четыре батальона. США снова разместили там войска, и на следующем саммите (НАТО) в июле будут приняты важные решения. Теперь мы можем быстро реагировать, если понадобится, а также противостоять киберугрозам и гибридным угрозам", - сказал Столтенберг.

Комментируя договоренность Трампа с Ким Чен Ыном, Столтенберг сказал, что НАТО приветствует все попытки добиться денуклеаризации Корейского полуострова, но указал на важность сохранять санкции в отношении Пхеньяна, "пока мы не увидим, что Ким Чен Ын неподдельно начал вести себя иначе".

"Как сохраняются хорошие отношения с теми, кто травит граждан токсинами, нарушает границы воздушного пространства, вмешивается в выборы или вторгается в соседние страны?"

Столтенберг ответил: "Ввиду всего, о чем вы говорите, у нас тройной курс в отношении России - сочетание сдерживания, обороны и диалога. Мы адресуем им четкий сигнал: НАТО готово защитить и оградить всех своих членов от любой угрозы. Потому-то мы разместили войска на востоке. После случившегося на Украине это было соразмерное предложение, имеющее оборонительный характер, оно подает нужный сигнал".

"Какой сигнал можно подать после того, что случилось вслед за оккупацией Крыма?" - уточнил журналист.

"Сигнал, что наша оборона надежна. Россия знает, что в любой стране НАТО мы никогда не смиримся с чем-либо, похожим на случившееся в Крыму. Одновременно мы четко даем понять, что не хотим ни новой холодной войны, ни гонки вооружений. Россия - наш сосед, так что мы по-прежнему будем пытаться улучшить отношения. Это отнимет у нас много времени, поэтому мы должны регулировать сложные отношения, как сейчас. В настоящее время мы проводим больше военных учений на границах, и мы должны любой ценой избегать случайных инцидентов, таких, как уничтожение российского самолета в Турции. Мы верим в диалог, регулярно информируем друг друга об учебных маневрах, обсуждаем механизмы снижения рисков. В 2014-2016 годах не было ни одного заседания Совета Россия-НАТО, но позднее их прошло уже семь", - сказал Столтенберг.

"Какой вариант немыслимее - столкновение с Россией или то, что обойдется без такого столкновения?" - спросил Суансес.

"Первое, что я сказал бы, - мы не видим никакой непосредственной угрозы. Второе: НАТО в течение 70 лет было способно сохранять мир и избегать столкновений, а также любых атак на государства-члены альянса", - сказал Столтенберг.

Говоря о вкладе Испании в деятельность НАТО, генсек поблагодарил эту страну, но призвал новое испанское правительство делать намного больше, дабы выполнить решение НАТО о повышении расходов на оборону до 2% ВВП.

"Беспокоят ли НАТО каталонский кризис и возможное вмешательство России в него?" - спросил журналист.

Столтенберг ответил: "Я не буду высказываться о конкретной роли России в Каталонии - предоставлю это испанскому правительству. Могу сказать, что мы наблюдали некую модель российского поведения на протяжении долгого периода и в многих государствах, где они (т.е. российские силы. - Прим. ред.) вмешивались в демократические процессы. С помощью дезинформации, кибератак и гибридных тактик в целях запугивания или вмешательства. За этим мы следим очень внимательно. Поэтому НАТО адаптируется, чтобы суметь среагировать на угрозы, которые не достигают уровня атаки, не заслуживают применения 5-й статьи Устава НАТО о взаимной помощи, но требуют отслеживания. Мы укрепили средства киберобороны, усовершенствовав разведку, подготовительные меры. Если что-то случится, мы сможем среагировать быстрее".

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 20 июня 2018 > № 2648212 Йенс Столтенберг


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647425 Игорь Романенко

Путин поставил задачу выходить с Донбасса, но у него есть условие

Апостроф, Украина

Кремль ищет пути выхода с Донбасса с сохранением влияния в регионе.

В районе Горловки боевики так называемой ДНР снова стали использовать коварную тактику, которую они время от времени применяют на Донбассе: обстреливают силы Операции объединенных сил из жилых массивов, пытаясь спровоцировать ответный огонь украинских войск. Экс-замглавы Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант Игорь Романенко объяснил «Апострофу», зачем боевики снова используют эту тактику, почему Владимир Путин решил искать варианты выхода из ОРДЛО и при каком условии он хочет это сделать.

Здесь, в этой тактике, как минимум два обстоятельства. Во-первых, наши не смогут отвечать по жилым районам, то есть действия боевиков останутся безнаказанными. Во-вторых, даже если наши будут обстреливать их, когда они только заходят на эти позиции или выходят оттуда, то они это снимают и используют в пропагандистских целях, чтобы показать, какие в Вооруженных силах Украины «бандеровцы», «фашисты», каким образом они «уничтожают мирное население».

Боевики давно проводят подобные «операции». Напомню, что Путин еще во время аннексии Крыма говорил: «Мы поставим впереди женщин и детей». Мол, посмотрим, как «бандеровцы» будут стрелять. Поэтому боевики используют тактический прием во время этой войны, который многократно реализован как во время аннексии Крыма, так и на Донбассе.

Есть еще третий момент. Показать во время чемпионата мира, какие «звери» на Украине. Мало того, что подразделения Вооруженных сил Украины (согласно фейкам российской пропаганды, — «Апостроф») обстреливают жилые кварталы. Так боевики еще должны себя оправдывать, поскольку получают деньги и средства, которые разворовываются верхушками этих псевдореспублик.

Тот же главарь ДНР Александр Захарченко уже сколько раз говорил, что со стороны Украины готовится масштабное наступление. Сейчас они говорят, что во время ЧМ-2018 Украина хочет начать такие действия.

То есть они пытаются привязать свои действия к каким-то моментам: политическим, общественным, социальным, под которые устраивают военные провокации.

Да, силы ООС сейчас очищают от боевиков те территории, которые по Минским договоренностям отходят Украине. Конечно, боевики не могут это оставить без агрессии и пытаются вернуть эти территории. К тому же таким образом они себя оправдывают в глазах своих российских покровителей. Поэтому сейчас в районе Горловки ведется борьба на уровне тактических действий.

Почему Путин оставил Суркова (куратором боевиков ОРДЛО, — «Апостроф»)? Я думаю, что Путин поставил задачу искать варианты выхода с Донбасса. То есть выйти с оккупированных территорий военным образом, а политически там остаться. А Сурков — достаточно разумный человек. Вопрос лишь в том, куда его разум направлен и как используется.

Для Путина сейчас важно найти решение по Донбассу, потому что для него это очень большие траты. Нынешнее состояние его не устраивает. Он ведь хочет реализовать на Донбассе такую же политику, как Россия реализовала в Чечне: чтобы Украина платила деньги Донбассу, а управлять всем этим будет Россия. Он же Кадырову проплачивает, которого это устраивает. А у нас ситуация другая: нас это не устроит и мы на это не пойдем.

Конечно, на Донбассе есть еще вариант урегулирования с введением миротворческих сил, но для этого надо додавить Путина. А пока это не получается ни у американцев, ни у нас, ни у европейцев.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647425 Игорь Романенко


США. Евросоюз. Германия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 18 июня 2018 > № 2673394 Андрей Кортунов

Выдержит ли евроатлантизм удары Трампа

Прагматизм 45-го хозяина Белого дома не мог не сказаться и на отношениях США со своими европейскими союзниками.

«Око за око». По такому принципу, считает всё больше представителей европейской элиты, их страны должны выстраивать далее отношения с США, которые, отстаивая собственные экономические интересы, возводят таможенные и пошлинные барьеры против своих союзников из Старого Света. О чём свидетельствуют эти настроения и к чему они могут привести? На эту тему наш обозреватель беседует с одним из ведущих российских специалистов по внешней политике США, генеральным директором Российского совета по международным делам Андреем КОРТУНОВЫМ.

– Андрей Вадимович, что-то неладно в «королевстве датском». В очередной раз это продемонстрировал июньский саммит «семёрки» в Канаде, на котором европейские лидеры обвинили Дональда Трампа в подрыве мирового порядка. А глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер ранее заявил, что США «больше не намерены сотрудничать» с другими государствами и отворачиваются от старых союзников «с такой яростью, которая не может не удивлять». Я что-то не помню подобного в отношениях США и Евросоюза…

– Ну почему же. Ситуация с политикой «Америка прежде всего», которую сегодня активно проводит Дональд Трамп, не уникальна. Большинство президентов США успешно продавливали американскую линию, когда интересы европейских союзников расходились с ней. Чтобы далеко не возвращаться в историю, достаточно вспомнить 2010 год. Тогда Германия и другие страны Старого Света выступили с требованием о полном выводе американского ядерного оружия с континента, считая его «пережитком «холодной войны» и одним из препятствий в проведении политики открытости и стабильности в Европе.

Естественно, это никак не укладывалось в геополитические планы США, в том числе в уже чётко обозначившуюся линию на противостояние с Россией. И администрация Барака Обамы, которого сегодня в Вашингтоне называют мягкотелым президентом, нажала на все рычаги и добилась принятия на лиссабонском саммите НАТО решения о сохранении в Европе ядерного потенциала как основного средства обеспечения безопасности стран – участниц альянса до тех пор, пока в мире существует подобное оружие.

Конечно же, приход в Белый дом Трампа с его прагматизмом и жёсткостью не мог не сказаться и на отношениях США с европейскими странами. Тем более что он стал открыто подходить к вопросам международной политики с позиции американской исключительности, что, естественно, не допускает даже возможности некого равноправия в ведении внешнеполитических дел. Особенно если Белый дом постоянно подчёркивает, что действует по формуле «Америка не просит, Америка требует». В том числе и в отношении своих ближайших союзников.

Трамп относится к безопасности как к услуге, которую США предлагают союзникам. Хотите приобрести услугу – платите деньги

– И это нашло своё выражение в требовании Дональда Трампа, которое он впервые озвучил ещё в ходе предвыборной кампании. Я имею в виду его призыв к союзникам по Североатлантическому альянсу выделять на совместные оборонные цели 2 процента ВВП. А сегодня уже речь идёт о 4 и более процентах. Естественно, это никак не устраивает европейскую элиту, у которой и так много проблем, требующих значительных капиталовложений…

– Тут дело не только в процентах национальных бюджетов, хотя цифры тоже важны. Меняется отношение США к своим международным обязательствам в сфере безопасности. Раньше Соединённые Штаты позиционировали себя в качестве единоличного лидера западного мира, главного гаранта безопасности союзников. И за это лидерство Вашингтон готов был платить более высоким уровнем военных расходов.

Сегодня Трамп относится к безопасности как к услуге, которую США предлагает союзникам. Хотите приобрести услугу – платите деньги. Или покупайте в нагрузку к безопасности наш дорогой газ. Лучше всех, кстати, это поняли поляки, которые недавно выразили желание «прикупить» военную базу США за 2 млрд долларов. Конечно, это уже совсем другой формат отношений.

– В Вашингтоне считают, что США обеспечивают Европе безопасность, а потому вправе ожидать от Евросоюза поддержки в американских действиях на международной арене. В частности, в выходе США из ядерной сделки с Ираном. Однако европейцы воспротивились тому. Что дальше?

– Европейцы в данном случае оказались в патовой ситуации или, вернее, в положении цугцванга. С одной стороны, они не могут капитулировать перед американцами и беспрекословно присоединиться к решению Трампа выйти из ядерной сделки с Тегераном. Тем более что с решением Трампа они категорически не согласны.

С другой стороны, если европейские компании будут нарушать американский режим санкций, то они сами могут стать объектами санкций со стороны Вашингтона. А это потери миллиардов или даже десятков миллиардов долларов.

Поэтому, скорее всего, европейцы будут лавировать, осторожно прощупывать американские позиции, ловчить, чтобы и Иран не потерять, и с Вашингтоном не поссориться окончательно. Получится ли найти «золотую середину»? У меня на этот счёт большие сомнения.

– А если вдруг Вашингтон примет решение о военных шагах в отношении Ирана, кто из союзников решится его поддержать?

– Давайте вспомним, много ли европейских стран последовали примеру США и перенесли свои посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим? А нанесение удара по Ирану – это ещё более авантюристический шаг, чреватый трудно предсказуемыми последствиями. У европейской элиты, разумеется, есть свой список претензий к иранскому руководству, но поддерживать американскую «дипломатию канонерок» – это уж слишком. Не по-европейски.

Может быть, несколько малых стран из Центральной Европы или кто-то из Балтийского региона и поддержит, но не более того. Здесь, кстати, надо учитывать и расхождения в экономических интересах США и Европы. Удар по Ирану – резкий взлёт мировых цен на нефть. Как минимум до 100 долларов за баррель, а может быть, до 150. Американцам с их сланцевой нефтью это выгодно, а для европейцев это большая экономическая проблема.

– Иранский вопрос далеко не единственная проблема, по которой расходятся интересы США и Европы. Трамп решил пересмотреть экономические отношения с Евросоюзом. В отличие от Обамы республиканец ориентируется на интересы собственных промышленников. Согласно его указу Соединённые Штаты с 1 июня начали взимать 25-процентную пошлину на продукцию из стали и 10-процентную – на изделия из алюминия. Параллельно начато публичное обсуждение мер по поддержке американского машиностроения. В Вашингтоне не боятся ответных мер? Или уверены, что долларом все проблемы решат в свою пользу?

– Доллар в этой ситуации – не единственный аргумент США. Есть ещё и такое понятие, как асимметричная экономическая взаимозависимость. Если сравнивать экономический потенциал США и Евросоюза, то они по общим размерам сопоставимы друг с другом. Но европейская экономика в гораздо большей степени ориентируется на внешние рынки, чем американская. И главный рынок для европейцев – Соединённые Штаты. То есть Евросоюз больше зависит от США, чем Америка от Европы.

Поэтому Трамп и ведёт себя так уверенно, если не сказать – нахально. А европейцы пока не рискуют ответить «симметрично» – их встречные ограничения для американского бизнеса носят по большей части символический характер.

– Наиболее сложные отношения складываются у США с Германией. Почему?

– Действительно, с Германией у Трампа много проблем. Именно Германия стала первой натовской страной, которой он предъявил требования по увеличению военных расходов. Есть также очень большой дефицит в американо-немецкой торговле, есть разногласия по Ирану, по Иерусалиму, по вопросам климата…

Но, как мне кажется, ещё важнее, что у нынешних лидеров США и Германии принципиально различные взгляды на мир. Вот уж где явный конфликт ценностей! Например, Трамп никогда не мог понять либерального подхода Ангелы Меркель к приёму беженцев и вынужденных переселенцев. Она открыла границы Германии для мигрантов, а он строит стену на границе с Мексикой. Меркель говорит, что Россию пока нельзя возвращать в «большую семёрку», а Трамп буквально на следующий день заявляет, что именно это и надо сделать.

Два лидера явно никакой симпатии друг к другу не испытывают. Нетрудно предсказать, что американское давление на Германию будет усиливаться – и в экономике, и в оборонной сфере, и в многосторонних организациях.

– В последнее время проявились противоречия и в отношениях между США и Великобританией, которые считаются самыми близкими союзниками. В чём причина такого рода взаимоотношений?

– Объективно в связи с выходом Великобритании из Европейского Союза значение американо-британского альянса повышается для обеих сторон. Но не в равной степени. Отколовшись от континентальной Европы, Лондон стал больше зависеть от Вашингтона, что хорошо понимают по обе стороны Атлантики. Поэтому у американцев в разговорах с британцами всё чаще появляются металлические нотки. Хотя англосаксонская солидарность по-прежнему существует – вспомним хотя бы, что после инцидента в Солсбери США выслали больше российских дипломатов, чем все европейские союзники Великобритании, вместе взятые.

Тем не менее британский премьер оказалась в трудном положении. У Терезы Мэй нет опыта Ангелы Меркель, харизмы и молодости Эммануэля Макрона, нахрапистости Дональда Трампа. Главная её задача – сохранить власть консерваторов в условиях глубокого раскола британского общества. Тереза Мэй примеряет на себя роль Маргарет Тэтчер и хочет казаться сильным лидером, жёстко отстаивающим интересы своей страны.

– А что вы можете сказать о расширении военного взаимодействия США с не входящими в Североатлантический союз двумя скандинавскими странами – со Швецией и Финляндией? Это что – стремление заполучить дополнительную помощь в Европе?

– В чём в чём, а уж в последовательности и в стратегическом мышлении нынешнее американское руководство заподозрить трудно. Трамп активно развивает военный потенциал США, вкладывает дополнительные средства в модернизацию вооружённых сил, повышение их мобильности, увеличивает закупки вооружений и так далее. При этом в качестве главной глобальной угрозы Америке в Белом доме видят растущий Китай. В противостоянии с Пекином ни Швеция, ни Финляндия не помощники.

Да и НАТО в целом вряд ли будет сильным игроком в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Там у Вашингтона другие друзья – Япония, Австралия. Ну, и если очень повезёт, – Индия. А европейцы ссориться с Китаем не хотят независимо от того, состоят они в НАТО или нет. Китай для Европы – прежде всего перспективный рынок, особенно важный в контексте усиления протекционизма в США.

Американское давление на Германию будет усиливаться – и в экономике, и в оборонной сфере, и в многосторонних организациях

– А какую позицию занимают натовские европейцы в отношении растущих американо-турецких противоречий?

– Турция сегодня – едва ли не главная головная боль для альянса. Нельзя не отметить, что у европейских стран с Турцией особые, очень сложные отношения. Во многих из них есть крупные турецкие диаспоры, к тому же политически весьма активные. Есть значительный объём торговли и инвестиций в Турцию. И, кроме того, у многих в Европе есть чувство вины перед Турцией – вроде как обещали членство в Евросоюзе, давали разно­образные авансы, а потом обманули.

Поэтому большинство европейских лидеров пытаются как-то смягчить американо-турецкие противоречия, найти компромисс и удержать Турцию в орбите «коллективного Запада». Но внутриполитические процессы в Турции объективно расширяют пропасть между Анкарой и Брюсселем. Думаю, что пока в Турции у власти находится Реджеп Эрдоган, такая тенденция сохранится.

– На днях английская «Таймс» написала, что Трамп угрожает будущему НАТО. Он, считает газета, уже создал проблемы для июльского саммита НАТО, ибо недоволен как экономией европейских союзников на обороне, так и европейской торговой политикой. И это в то время, когда НАТО предстоит продолжить расширяться. В приемной альянса Македония, которая является кандидатом номер один. Есть ещё Босния, Сербия. А дальше в числе желающих Украина, Грузия… Что вы можете сказать по этому поводу?

– Мне кажется, что почти любая организация так или иначе стремится к расширению. Расширение альянса рассматривается в натовских столицах как подтверждение его жизненности, успешности и притягательности для других стран. Именно поэтому, на мой взгляд, в НАТО затащили Черногорию. И могут затащить Македонию. Но Черногория или Македония – это всё-таки главным образом символическое приращение НАТО.

Получится ли с Сербией – не уверен. Особенно учитывая недавнюю историю агрессии НАТО против этой страны, о которой в Белграде не забыли. А уж Украина – это практически непосильная задача и неподъёмный груз в любой обозримой перспективе. Наверное, в НАТО были бы рады приветствовать среди членов Финляндию или Швецию, но ни в Хельсинки, ни в Стокгольме пока в альянс особо не рвутся.

Следует также отметить, что после окончания «холодной войны» в НАТО много говорили о необходимости коренной перестройки альянса, о придании ему нового смысла и новых возможностей. В том числе предполагалось, что НАТО будет заниматься кризисными ситуациями вне Европы, борьбой с терроризмом, киберугрозами, незаконной торговлей оружием и многими другими нетрадиционными аспектами безопасности. Реально перестроить НАТО под новую повестку дня не удалось, институциональная инерция оказалась сильнее. Особых успехов в новых для себя сферах альянс не добился.

Поэтому мой прогноз – НАТО может относительно быстро расшириться за счёт одной-двух небольших стран на Балканах, а каждый следующий шаг на пути расширения будет даваться со всё большим трудом. Да и сохранить единство среди старых членов становится труднее.

– Как известно, для мобилизации европейских стран на выступления на международной арене единым фронтом Вашингтон активно использует так называемый российский фактор. Насколько он сегодня действенен, учитывая рост противоречий между США и Евросоюзом?

– Конечно, мощная антироссийская пропаганда в Европе дала свои плоды – сегодня к России в большинстве европейских стран относятся как к противнику. Но для многих в Европе лучше иметь предсказуемого противника, чем непредсказуемого союзника. Поэтому германский канцлер и французский президент едут к Владимиру Путину, поэтому идут разговоры о смягчении санкций, поэтому в Брюсселе одёргивают самых радикальных сторонников конфронтации с Москвой. Так что нельзя сегодня однозначно сказать, что США сплачивают Запад на антироссийской основе. В чём-то сплачивают, а в чём-то и раскалывают.

Непредсказуемость Дональда Трампа подталкивает европейские страны к большей самостоятельности в оборонных вопросах

– И что же впереди? Возможно ли вообще скорое восстановление нормальных взаимоотношений между США и Европой?

– Здесь вопрос в том, что мы понимаем под нормальными отношениями. Многие в Европе считают, что нужно просто «перетерпеть» Трампа, и всё в итоге вернётся на свои места. Я думаю, что это заблуждение. Да, может измениться стиль политики США, могут появиться новые точки трансатлантического соприкосновения. Но в американо-европейских отношениях происходят необратимые изменения, начавшиеся задолго до Трампа.

Америка всё меньше готова брать на себя бремя лидерства, всё больше ориентируется на собственные ближайшие интересы. Расхождение интересов Европы и США – объективный процесс, а не результат чудачеств Дональда Трампа или козней Владимира Путина. Мир меняется, и прятаться за спиной американского союзника европейцам становится всё труднее. А значит, им пора уже самим решать свои проблемы – и в сфере политики, и в сфере безопасности, а не полагаться на США. Кстати, об этом уже заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель, подчеркнув, что Европа «должна взять свою судьбу в свои руки».

– А как вы в этой связи относитесь к идее создания евроармии, которую сегодня усиленно проталкивают Германия и Франция? Насколько она реализуема?

– Разговоры о создании европейской армии идут уже очень долго, но в последнее время они получили дополнительные стимулы. Во-первых, из Евросоюза уходит Великобритания, которая традиционно блокировала любые попытки создать автономный от США и от НАТО военный потенциал Евросоюза. Во-вторых, непредсказуемость и ненадёжность Дональда Трампа подталкивают европейские страны к большей самостоятельности в оборонных вопросах. Кроме того, есть давление со стороны европейских оборонных предприятий, которые хотят активнее бороться с американскими конкурентами на мировых рынках вооружений, для чего нужно выйти на новый уровень координации усилий в этом секторе.

Пока наиболее значительным достижением стало соглашение большинства стран – членов ЕС о постоянном структурированном сотрудничестве (permanent structured cooperation, Pesco), принятое в конце прошлого года. Но процесс оборонной эмансипации Евросоюза идёт очень медленно, непоследовательно, с большими сложностями. В обозримом будущем никакие структуры ЕС не смогут стать реальной альтернативой НАТО.

Александр ФРОЛОВ

США. Евросоюз. Германия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 18 июня 2018 > № 2673394 Андрей Кортунов


Украина. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 18 июня 2018 > № 2651469 Павел Климкин

Легитимизация оккупации Донбасса для нас абсолютно "красная линия" – Климкин

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел Украины Павла Климкина агентству "Интерфакс-Украина"

Впервые за долгое время состоялась встреча "нормандской четверки" на уровне глав МИД. Как Вы оцените ее результаты?

Сам факт её проведения после довольно длительной паузы уже есть хоть и маленьким, но позитивом. Очень хорошо, что наши партнёры, - немецкий и французский министры, - до этого имели возможность побывать в Украине, увидеть ситуацию своими глазами и встретиться с родственниками политзаключённых и заложников. Это помогло им лучше понять и почувствовать сложившуюся ситуацию, в том числе и на уровне эмоций. Я очень благодарен им за дружескую поддержку.

Первое, что важно – мы серьезно обсудили проблему освобождения наших политзаключённых и заложников. И (глава МИД ФРГ – ИФ) Хайко Маас и (глава МИД Франции – ИФ) Жан-Ив Ле Дриан мне в этом вопросе помогали. Важно, что в результате дискуссии (глава МИД России Сергей – ИФ) Лавров признал, что это - не политический вопрос, а гуманитарный. Как вы знаете, (украинский омбудсмен Людмила – ИФ) Денисова поехала в Россию для встречи с нашими политзаключёнными, чтобы мы знали, в каком физическом и морально-психологическом состоянии они находятся.

Это очень важно, поскольку, не имея доступа консулов ко многим из них, мы не можем напрямую помогать нашим ребятам. Визит омбудсмена является результатом переговоров президента Украины с президентом России, а также, в первую очередь, давления на Россию – и политического, и общественного – в том числе и перед Чемпионатом мира по футболу. Лавров, защищаясь, пытался меня потроллить, говоря о том, сколько мы потратили усилий на освобождение Надежды Савченко, а теперь так же защищаем Сенцова, Балуха, Кольченко. Я ему сказал, что тогда делал это искренне и не жалею ни на грамм о потраченных усилиях, и буду всегда прилагать все усилия, поскольку мы должны защищать и освободить наших граждан. А все остальное – это уже совсем другая история.

Я имел возможность сказать, что для нас возможна любая опция освобождения наших ребят. В Украине есть российские граждане – можем это обсуждать. Я прямо сказал, что если Россию волнуют её граждане, то она должна начинать этот разговор. Говорили о тех (политзаключенных украинцах – ИФ), кто находится на территории России, о тех, кто на территории оккупированного Крыма. Некоторые наши заложники находятся там больше трех лет. Обмен, который состоялся, может, и был маленьким успехом, но, я считаю, что мы сможем быть спокойны только тогда, когда вытащим всех.

Мы также говорили о том, что нам дальше нужно работать по вопросу оккупированного Донбасса, обеспечить доступ международных организаций, в частности Международного комитета Красного Креста, подтвердили желание достичь реального прекращения огня и разведения сил и средств. Я сказал, что, в конце концов, нужно дать Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ работать, поскольку сейчас у неё таких возможностей нет. Продолжаются обстрелы объектов гражданской инфраструктуры, гибнут мирные жители, статистика обстрелов постоянно растет.

Я показал им фото российских беспилотников, сбитых над районами якобы разведения сторон, где также стоят минометные и пулеметные позиции. Лавров предложил: "А давайте дальше проводить разведение". Я говорю: "Давайте. Тогда, когда вы прекратите свои манипуляции и не будете строить сразу миномётные и пулемётные позиции, не будете размещать там снайперов, и там не будут постоянно летать российские беспилотники. И тогда, когда СMM в конце концов будет повсюду иметь реальный доступ, Россия должна предоставлять им гарантии, поскольку там ваша оккупационная администрация и вы за неё несёте ответственность". Он, конечно же, нервничал по этому поводу.

Есть ли прогресс в согласовании позиций относительно миротворческой миссии ООН на Донбассе с российской стороной?

К сожалению, между нашими позициями находится, как я тогда сказал, вселенная. Я объясню, что это значит. Россия видит эту миссию исключительно фэйковой, в виде нескольких миротворцев, которые сопровождают СММ. Я специально спросил Лаврова, что если, допустим, миротворцы будут сопровождать СMM и они поедут, например, в Золотое (Луганская обл. - ИФ), где, как мы знаем, российские войска и российское оружие. Будет ли какая-то разница с тем, что сейчас СMM туда не пускают? Он сказал, что не будет и надо договариваться с теми, кого Россия поставила контролировать Донецк и Луганск.

Второе – что для нас является абсолютно "красной линией". В случае, если на Донбассе будет международная администрация, и она возьмёт на себя ответственность за возвращение к нормальной жизни, за разоружение, за то, каким образом организовать безопасность людей, за подготовку выборов – то это будет означать присутствие международного сообщества там. А в результате выборов, которые, возможно, будут не идеальны, но будут свободными и честными, изберут тех, – и вот это главное, обратите внимание на слова Лаврова, – кто будет нужен международному сообществу и Украине. Это хорошо, конечно, что Россия уже ассоциирует Украину с международным сообществом, но в этом и смысл всех принципиальных отличий в наших позициях. Мы не дадим легитимизировать оккупационные власти таким путём, как этого хочет Россия, и не дадим выставить международную миссию, миротворцев, кого угодно - как какой-то "бренд" для легитимизации тех, кто там есть. Это очень хорошо понимают наши партнёры. То есть смысл даже не в количестве миротворцев и полицейских, а в правильно организованном переходном процессе под контролем международного сообщества.

Конечно, нам нужно вести переговоры о том, как будет выглядеть эта миссия и элементы этой международный администрации. Это будет очень сложный разговор, но эта "красная линия" является для нас абсолютной – не дать легитимизировать эту оккупацию. И вообще, нужно прямо сказать, что оккупированный Донбасс под контролем России, явным или не явным, не может стать полноценной частью Украины.

Когда мы говорили о свободных и честных выборах на Донбассе, я вспомнил Копенгагенские критерии, которые, кстати, Россия поддержала в 90-м году, в частности, о необходимости присутствия там СМИ и политических партий, чтобы у людей, в конце концов, был реальный выбор. И Лавров начал говорить о том, что желает нам свободных и честных выборов в следующем году. Я не знаю, был ли это просто сарказм, или соответствующий намёк, но, безусловно, Россия будет использовать время предвыборной и избирательной кампании для тотальной дестабилизации Украины. Я в этом уверен.

Как в таком случае вы видите возможность защиты от такой угрозы?

Нам нужна не только возможность защиты от таких угроз, но и мобилизация общества. Уже сейчас необходимо начинать работать, чтобы комплексно минимизировать эти риски.

Я хочу создать платформу в партнёрстве с айтишниками и гражданским обществом для того, чтобы отбивать российские киберугрозы и противодействовать пропаганде. Россия будет использовать Украину как полигон для отработки своих гибридных методов. Хочу призвать международные компании присоединиться к нам в противодействии российским угрозам, ведь после наших выборов будут выборы в США, других странах, а помогая нам, они помогут и себе. Мы будем последовательно работать над созданием такой платформы. Для нас вопрос следующих выборов – это вопрос нашего выживания как европейской демократической страны.

Все эти разговоры о федерализации, которые ведут Путин и Лавров, - это, собственно, российское представление об Украине, и мы прекрасно понимаем, что российская логика будет оставаться такой, какой она есть.

Вспомним, что говорил российский представитель, когда было заседание Совета безопасности ООН. Определенные элементы этой логики Лавров повторяет – о том, что Украина якобы националистическая, о том, что в Украине в 2014 году произошел путч. С этим всё понятно. Именно потому нам необходимы не просто разговоры перед выборами о наличии у всех "прекрасных" идей о том, как сделать Украину лучше после выборов. Нам нужна реальная сплочённость и мобилизация, реальная платформа взаимодействия государства, гражданского общества, бизнеса.

Следующие выборы будут, кстати, не соревнованием "планов на будущее", а тестом на доверие и честность. И только так мы сможем идти вперёд. Это будет важный момент, точка невозврата. Когда россияне пытаются спекулировать о том, что происходит между Украиной и Россией, – якобы это не российская агрессия, а какой-то "гражданский конфликт" и т.д., о том, что до сих пор существуют какие-то связи между нами, я всегда говорю, что это не просто война, а распад империи, которая существовала столетиями. В обломках этой империи остались связи между людьми, о которых мы должны беспокоиться. В процессе выхода из СНГ нам необходимо обеспечить, чтобы соглашения, которые касаются людей, остались. Мы должны чётко понимать: всё, что касается людей, правовой защиты, – важно; всё, что касается государственных отношений, – мы находимся в состоянии войны.

Когда говорят о Договоре о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между РФ и Украиной 1997-го года (т.н "Большом договоре"), следует учитывать, что Россия нарушила практически все статьи этого договора, начиная от названия и преамбулы. Поэтому мы должны для себя и для всего мира определить, что это конфликт не только между странами, между Украиной и Россией, это конфликт между двумя обществами, одно из которых построено на правах человека и свободе, другое же на абсолютно других, авторитарных принципах.

По итогам встречи было также договорено, что политические директора проведут консультации. Когда и где возможны данные переговоры?

Мы договорились, что они встретятся в ближайшее время для обсуждения того, какая именно будет логика миротворческой миссии. Дату мы сейчас определяем. Это - технический вопрос. С нашей стороны будет политический директор – Алексей Макеев, будет специальная команда, которая работает над разработкой формата миротворческой миссии. Мы серьезно к этому относимся. Мы провели консультации с немецкими и французскими друзьями, я уже говорил с (спецпредставителем США по вопросам Украины – ИФ) Куртом Волкером и буду более детально этот вопрос с ним обсуждать.

Когда возможно проведение встречи в нормандском формате на наивысшем уровне?

Сразу скажу, что сейчас будет ещё несколько экспертных встреч для того, чтобы мы могли определить содержание подобного саммита, т.е. какая возможна повестка дня, и уже тогда будем пытаться выходить на его проведение в ближайшее время. Точную дату пока не могу сказать, но мы действительно стремимся к тому, чтобы саммит состоялся, а главное – был результативным. Ключевые вопросы вполне понятны – это безопасность, освобождение политических заключённых и заложников, миротворческая миссия и логика "дорожной карты". Любая миссия, за которой не стоит четкая стратегия, согласованная всеми, обязательно зайдёт в тупик, а РФ будет использовать её для манипуляций. Мы очень внимательно изучили мировой опыт по этому вопросу.

Недавно министр внутренних дел Арсен Аваков презентовал стратегию деоккупации Донбасса. Вы уже ознакомились с ней? Каково Ваше мнение?

Кстати, я с Арсеном ее уже коротко обсуждал, поскольку кроме дружеских контактов мы также сидим рядом на заседании Кабмина. Считаю, что каждый имеет право предлагать идеи. Общественная дискуссия очень важна. Но мы должны понимать, что это должно быть комплексное видение того, что мы можем и что мы должны делать. Я скажу так: мы на самом деле не закончили даже ментальную деоккупацию освобождённой части Донбасса. Я во время каждого визита на Донбасс с нашими друзьями стараюсь встречаться с очень разными людьми. Нам нужно донести до каждого, каковы его перспективы в европейской демократической Украине. Мы пока что этого не сделали.

Тактика малых шагов, или средних, или любая другая – это важно. Роль полицейского компонента тоже важна, но ведь самое главное – начать деоккупацию. Сейчас Россия нам этого не дает. Именно это является ключевой точкой. Важно начать процесс, когда международное сообщество начнёт постепенно работать на оккупированном Донбассе, перебирать компетенции и работать вместе с нами. Какая тактика будет потом – тут можно приветствовать любые идеи. Все должны чётко понимать, что России, по определению, украинский Донбасс не нужен. России вообще не нужен Донбасс, а нужны оккупированные территории, чтобы использовать их для дестабилизации всей Украины, никак иначе.

Скажу больше: Россия использует политических заключенных как "товар" и средство эмоционального давления. И то же самое она делает с оккупированным Донбассом. И понятно, что она будет ставить прогресс по Донбассу в более широкий контекст своих отношений с Западом. Поэтому шаги по реальной деоккупации возможны исключительно как результат скоординированного давления цивилизованного мира. И то, что я уже говорил: нам нужна чёткая стратегия, иначе Россия будет манипулировать дальнейшим процессом, создавая многочисленные ловушки.

У нас есть своя стратегия, мы её показали – Россия её боится и не хочет принимать. Россия боится допустить даже не нас, а международное сообщество, боится допустить туда не только ООН, но и МККК, потому что Россия прекрасно понимает, что потом Красный Крест расскажет миру. Россия также боится допустить Красный Крест и к поиску пропавших без вести, потому что прекрасно понимает, сколько они там найдут российских граждан. Россия хочет сохранить все созданные ею оккупационные структуры без каких-либо изменений, возможно, просто поменяв некоторых людей, добившись легитимизации. Но, как я уже говорил, это абсолютно "красная линия". Без чёткой стратегии, согласованной с международным сообществом, дальнейший прогресс невозможен. И очевидно, что никто не будет платить цену дестабилизации Украины за реинтеграцию Донбасса. На это нет и не будет политического и общественного консенсуса.

По Вашему мнению, существуют ли риски непродления санкций ЕС против России в контексте заявлений премьер-министра Италии о противодействии режиму санкций?

Меня это беспокоит. В Италии есть политики, которые сейчас находятся у власти и которые откровенно видят своей целью смягчение или снятие санкций. Мы будем пытаться доказать, что реально происходит в Украине. Весь мир понял, что малазийский самолёт был сбит "Буком" 53-й бригады Вооруженных сил России, что на Донбассе находится российское оружие и российские войска. Мы подали наш иск в Международный суд ООН, в котором шаг за шагом очень чётко изложили, как развивалась и как продолжается российская агрессия в Крыму и на Донбассе. Считаю, что у нас есть сильные и серьезные аргументы. Но беспокойство относительно непродления санкций есть, как и публичные заявления в Италии. Есть отдельные политики в других странах, которые также говорят, что санкции являются недостаточно эффективными, но, как мы знаем, санкции на самом деле невероятно эффективны, если мы посмотрим на реальное влияние этих санкций на Россию. США укрепили их, сфокусировав конкретно на российских олигархах и компаниях, которые являются основой российской авторитарной системы. Это для нас невероятно важно.

Насколько нам известно, Россия уже давно пытается поддерживать и финансировать некоторых политиков в Италии и других странах. Целью России является фрагментация Европейского Союза. Она последовательно ведёт гибридную войну против ЕС. Сплоченный Европейский Союз России по определению не нужен. Поэтому нам важно объяснить, что любые соглашения с Россией невозможны без того, чтобы Россия покинула оккупированные территории и прекратила любые вмешательства в наши дела. У нас должен быть свой выбор, Россия пусть делает свой.

Министр транспорта Малайзии заявлял, что нет убедительных доказательств против России в деле MH-17. Вы видите влияние России и на малазийские власти?

В ближайшее время я буду разговаривать с малазийским министром иностранных дел. Для нас важно, что Нидерланды и Австралия очень последовательно работают над тем, чтобы привлечь всех виновных к ответственности. Мы также изучаем, каким образом мы можем принять участие и помочь им. Они работают над привлечением к ответственности именно тех лиц, которые совершили преступление и отдавали соответствующие приказы, а мы работаем над тем, чтобы доказать ответственность России как государства, которое финансирует терроризм.

Это наше совместное задание. Без привлечения всех виновных к ответственности Россия будет продолжать финансировать террористическую деятельность. Это - наша моральная ответственность перед родственниками, близкими тех, кто погиб. Также чрезвычайно важно показать, что все, кто совершают такие преступления, обязательно понесут свое наказание. Точно так же, как Россия понесет наказание в рамках судебных процессов в Международном суде ООН.

По Вашему мнению, Украине удалось консолидировать международное сообщество для бойкота Чемпионата мира по футболу в России?

Я считаю, что у нас есть реальные успехи: некоторые страны присоединились к этому формально, во многих странах политики приняли решение не ехать. Это не значит, что никто не поедет. К сожалению, есть те, кто готов ехать. Мы, в свою очередь, поддерживаем акции, которые проводятся во всех странах, в том числе тех, которые вышли в финальную часть чемпионата. Сейчас мы работаем над усилением наших акций, чтобы фаны, которые едут на чемпионат, видели в аэропортах портреты политических узников и понимали, в какую страну они едут: что это не страна футбола, а по определению другая страна. Россия не живёт в вакууме.

Спорт и политика должны быть отделены друг от друга, но мы будем работать и дальше с фанами и с политиками для того, чтобы Россия на этом чемпионате осталась изолированной. Мы не можем допустить, чтобы на фоне того, что происходит, Россия могла использовать этот чемпионат как свой пиар, как свидетельство и символ уважения к ней. Мы должны воспользоваться этим чемпионатом для дальнейшего политического и медийного давления.

Многие называли только Олега Сенцова или Александра Кольченко, но сейчас все больше начали упоминать и других политзаключённых. Я всегда, когда общаюсь с политиками, парламентариями, призываю их начинать встречи с российской стороной с вопросов Крыма и Донбасса, политзаключенных. Конечно, Россия держит руки на клапанах в Сирии, Ливии, угрожая Европе возможными новыми беженцами, откровенно шантажируя ее. А для Европы беженцы – большой и больной вопрос. Но, приезжая в Россию, и (канцлер Германии Ангела – ИФ) Меркель, и (президент Франции Эммануэль – ИФ) Макрон говорили о политзаключённых, называя их фамилии. Недавно разговор был с (президентом Турции Реджепом Тайипом – ИФ) Эрдоганом, он уже помог Ильми и Ахтему (освобожденные из российского плена благодаря усилиям Анкары зампреды Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров и Ахмет Чийгоз– ИФ).

Многие украинцы имеют намерение посетить футбольные матчи в России. Знаете ли вы, откуда эти люди, с оккупированных территорий Крыма и Донбасса, или имеющие украинское гражданство, но проживающие в России?

Разные. Мы приблизительно знаем статистику. Мы чётко сказали, что мы будем защищать всех наших граждан. У нас будет "горячая линия" как в посольствах, так и в консульствах, так и в министерстве, чтобы реагировать на разные ситуации. Консулы будут выезжать на место при необходимости. Но я снова хочу сказать: прежде чем ехать, подумайте 10 раз. Провокации абсолютно возможны со стороны российской полиции и российских спецслужб. Безопасность? Посмотрите, какие настроения и вообще, какое отношение к украинцам даже по опросам общественного мнения в России. Если кто-то туда едет и считает, что футбол для него важнее, чем собственная безопасность, я даже уже не говорю о патриотизме – это его личный выбор. Мы должны и будем защищать каждого украинца, но лучше не ехать. Всегда можно найти трансляцию. Футбол должен быть футболом, а не политикой. Поэтому ехать в страну-агрессор для того, чтобы посмотреть футбол, – это тотально неправильное решение.

Украина ввела санкции против ряда российских предприятий и физических лиц. На чем основывались предложения МИД?

Предложения относительно санкций может вносить Кабинет министров Украины, Служба безопасности Украины и Национальный банк. В сферу компетенции Нацбанка входит финансовый сектор, очень большая компетенция у СБУ - туда входит все, что касается как физических лиц, так и российских предприятий. Относительно предприятий они очень тесно сотрудничают с МЭРТ. Мы в основном вносили предложения по физическим лицам, которые, например, были причастны к незаконным выборам в Крыму, плюс, конечно, российские политики. Важно, что нам удалось ввести в действие против этих лиц европейские санкции, что является четким напоминанием каждому, что в случае, если ты начинаешь принимать участие в организации нелегитимных мероприятий, то ты попадёшь под санкции. Там только несколько лиц, поскольку Европейский Союз ведёт себя рационально и говорит, что некоторые из тех, кого мы предлагали, никогда не поедут в ЕС. Мы также работаем с отдельными странами, поскольку возможны также национальные санкции, в частности с Литвой, и с Латвией. Кстати, оба их министра иностранных дел будут на следующей неделе в Киеве, и мы продолжим разговор на эту тему. А если есть национальные санкции в одной стране, то, конечно, в ЕС вы не попадаете.

Еще один момент: мы должны распространить санкции на всех причастных к сфабрикованным процессам против наших политзаключенных и заложников – это то, что я называю "списком Сенцова-Савченко". Сейчас иногда друзья спрашивают, оптимальное ли это название, а я отвечаю, что название неважно, важно чтобы все виновные попали в этот список. Пока идентификация всех лиц продолжается, но мы найдём всех и постепенно внесём в наши санкционные списки и будем работать над тем, чтобы на них распространились как в европейские, так и в американские санкции.

И, конечно же, всех, кто уже подпадал под санкции, мы обновили. Я вообще считаю, что к некоторым лицам мы должны применять санкции на постоянной основе - они сделали то, что сделали, и говорить о годичных или трёхгодичных санкциях не следует. Они должны быть под санкциями постоянно. Если допустить, что они когда-то исправятся, во что я не верю, то тогда уже будет другой вопрос – будем рассматривать его индивидуально.

Я считаю, что нам нужен чёткий санкционный механизм. Мы сейчас работаем с Минюстом – готовим предложения по законопроекту, который намного упростит для нас присоединение к санкциям наших партнёров. Мы стремимся к тому, чтобы это был единый подход.

Венгрия продолжает блокировать участие Украины в саммите НАТО, по Вашему мнению, как возможно разрешить данную ситуацию?

Я считаю, в том числе основываясь на моих дискуссиях с венгерским министром иностранных дел, что мы имеем возможность снять это блокирование. На следующей неделе мы будем встречаться на Закарпатье в формате два министра иностранных дел, два министра образования и представители венгерской общины. Кстати, подобный формат мы уже опробовали в Черновцах с румынской стороной. Я вижу позитив в наших дискуссиях. Наша цель очень проста: у нас есть венгерская община, о которой мы должны заботиться. Они должны оставаться на 100 % венграми, но они также на 100 % должны стать украинскими гражданами. Для этого им абсолютно не нужно становиться меньше венграми, они просто должны получить соответствующее знание украинского языка и понимание того, в какой стране они живут. Я планирую на Закарпатье затронуть вопрос того, а что же ещё мы можем сделать для нашей венгерской общины? Нам нужно комплексное видение – не только "языковое", а что мы будем делать в перспективе, так же, как нам нужно комплексное стратегическое видение действий на Донбассе.

Мы уже обрисовали основные моменты, каким образом будем реализовывать закон "Об образовании", чётко сказав, что нам нужно в корне улучшить владение украинским языком, а также и преподавание на украинском языке предметов, которые касаются Украины.

Я уверен, что эта позитивная динамика после встречи в Нью-Йорке продолжится на текущей неделе, и мы выйдем на то, что Украина будет принимать участие в саммите НАТО. Будущий саммит будет о тех реформах, которые нам необходимо сделать, и которые мы уже начали делать для того, чтобы соответствовать стандартам НАТО. Это - вопрос способности ответить на российскую агрессию. Это - вопрос наших вооруженных сил и сектора безопасности. Но это также и вопрос всей страны.

Украина. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 18 июня 2018 > № 2651469 Павел Климкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter