Всего новостей: 2555791, выбрано 1729 за 0.129 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 марта 2018 > № 2547053 Дмитрий Фроловский

Почему эмир Катара зачастил в Москву

Дмитрий Фроловский

Прошедший 26 марта визит безусловно продлевает оттепель в отношениях между Россией и Катаром, но его не стоит рассматривать слишком оптимистично. Катарская внешняя политика очень ситуативная и часто совершает резкие повороты исходя из текущих интересов эмирата. Поэтому стремительно меняющаяся ситуация на Ближнем Востоке ставит под сомнение любые долгосрочные прогнозы, и флюгер двусторонних отношений может повернуться в любую сторону

26 марта Моcкву с официальным визитом посетил эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани. Он сменил отца во главе эмирата сравнительно недавно – в 2013 году, но это уже второй его приезд в Россию. Предыдущий, в 2016 году, стал переломным моментом в двусторонних отношениях, обозначив переход от многолетней враждебности к сотрудничеству. Нынешний визит должен показать, что две страны не только достигли высокого уровня взаимопонимания, но и признают друг за другом растущее влияние на Ближнем Востоке и готовы активно участвовать в решении проблем региона.

Трудная история

Российско-катарские отношения не отличались стабильностью. В 2004 году в Дохе был убит Зелимхан Яндарбиев, бывший президент самопровозглашенной Республики Ичкерия. Катарские власти тогда арестовали несколько сотрудников российских спецслужб, обвинив их в организации убийства. После этого кризиса отношения стабилизировались только через несколько лет, когда в 2007 году эмират посетил президент России.

Причиной для нового обострения стала «арабская весна». Катар приветствовал свержение режима Хосни Мубарака в Египте. Военно-воздушные силы эмирата участвовали в бомбардировках Ливии, а катарские власти выделяли миллионы долларов вооруженной оппозиции в Бенгази. Также Катар активно финансировал и вооружал антиасадовские группировоки в Сирии: из-за непримиримой позиции Москвы по сирийскому вопросу осенью 2011 года в аэропорту Дохи был избит российский посол Владимир Титоренко.

После инцидента МИД России объявил о понижении уровня дипотношений. В феврале 2012 года произошла знаменитая перепалка в ООН. По неофициальным данным, тогдашний представитель России Виталий Чуркин заявил: «Если вы еще раз заговорите со мной в таком тоне, такой вещи, как Катар, после сегодняшнего дня больше не будет».

Ситуация стала меняться с приходом к власти в Катаре нового эмира Тамима бен Хамада Аль Тани в 2013 году. Обвал нефтяных цен в 2014 году сблизил интересы двух стран на рынке энергоносителей, а начало российской военной операции в Сирии осенью 2015 года окончательно убедило Доху в необходимости договариваться. Тогда стало понятно, что катарские вложения в свержение Асада безвозвратно потеряны, а Россия, на фоне снижения присутствия США, начинает играть на Ближнем Востоке не последнюю роль.

Наконец, финальный импульс к сближению дала международная блокада, которую ввели против Катара Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и еще несколько арабских стран, обвинивших эмират в поддержке исламистов. Катару грозила изоляция, и необходимо было озаботиться диверсификацией дипломатических альянсов. В результате в 2016 году шейх Тамим отправился с официальным визитом в Москву.

Блокада и Сирия

Нынешний визит хоть и не принес прорывных договоренностей, стал для Катара весьма своевременным. Несмотря на блокаду со стороны Саудовской Аравии и других арабских стран, эмират не принял их ультиматум, стал искать новые каналы для импорта, а местная экономика продолжила рост.

Со временем напряжение в отношениях с соседями спадет, но контакты Дохи с Эр-Риядом, а также взаимодействие в рамках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) уже не будут прежними. В катарском руководстве осознают, что Саудовская Аравия сейчас уступает свои позиции во многих странах региона Ирану, а значит, внешняя политика саудовского наследного принца Мухаммеда бен Салмана (или коротко МБС) может стать еще более агрессивной, поэтому небольшому эмирату необходимо и дальше диверсифицировать свои внешнеполитические связи.

Дата визита катарского эмира в Россию выбрана неслучайно – совсем недавно МБС посетил США и Великобританию. Приехав в Москву, шейх Тамим продемонстрировал Эр-Рияду, что сохраняет доверительные отношения с Россией и активно участвует в геополитических процессах в регионе. Катар надеется, что таким образом сможет еще раз показать собственную решительность и в перспективе побудить Саудовскую Аравию сделать первый символический шаг к примирению.

Помимо распрей с Эр-Риядом, в ходе визита обсуждалось будущее стран Леванта. После разгрома «Исламского государства» (запрещено в РФ) противостояние в Сирии вступило в новую фазу, итогом которой может стать германизация страны, когда сирийская территория будет поделена между странами западной коалиции, Россией, Турцией и Ираном. Тегеран в таком случае добьется невиданного геополитического влияния, получив контроль над частью побережья Средиземного моря.

Усиление Ирана беспокоит не только Эр-Рияд, но и Доху. Катару хотелось бы обозначить собственную роль в новом раскладе сил в регионе и попытаться убедить Москву учитывать позицию эмирата. Кремль, в свою очередь, хочет добиться того, чтобы Доха прекратила заигрывать с исламистскими группировками, взамен Россия могла бы помочь Катару сохранить лицо после провала планов по свержению Асада.

Будущее Сирии уже сейчас начинает заботить Кремль. Есть опасение, что на севере страны, в контролируемой Вашингтоном буферной зоне, может сформироваться более богатая и даже демократическая автономия, которую будут противопоставлять режиму в Дамаске. Поэтому для сохранения внешнеполитического престижа Москва уже сейчас готова озаботиться имиджевыми, лучше всего крупными инфраструктурными проектами в своей зоне влияния. А тут помощь щедрых доноров из богатых монархий Персидского залива пришлась бы ко двору.

Арабская гибкость

Впрочем, визит показал, что противоречий между Россией и Катаром по-прежнему хватает. Многие ожидали, что стороны договорятся о покупке Катаром российского оружия. Ведь ранее было подписано двустороннее соглашение по военному сотрудничеству, в прошлом году Доху посетил министр обороны РФ Сергей Шойгу, а министр обороны Катара Халед бен Мухаммед аль-Аттыйя на форуме «Армия-2017» заявил о желании закупить российские технологии производства систем ПВО. В январе этого года посол Катара в РФ Фахад Мухаммед аль-Аттыйя также говорил о планах приобрести зенитные ракетные системы С-400. Однако пока все эти разговоры не привели к заключению реальных соглашений.

Для Катара рынок России объективно представляет меньшую ценность, чем, скажем, США или Западная Европа. Однако Доха все же видит возможности для отдельных перспективных вложений в российские компании и инфраструктурные проекты. К примеру, во время визита авиакомпания Qatar Airways заявила о готовности подписать соглашение о покупке 25% аэропорта Внуково.

За последний год товарооборот между Россией и Катаром увеличился на 24,38%, но в абсолютных цифрах это всего $73 млн, $50 млн из которых – российский экспорт в Катар, в основном сельскохозяйственное сырье и продовольственные товары. Несмотря на рост, роль России в торговом балансе Катара остается незначительной, и в ближайшее время эта ситуация вряд ли изменится. Для сравнения: египетский импорт в Катар составляет $325 млн, импорт из США – $4,6 млрд.

В 2016 году Катарский суверенный фонд и нефтетрейдер Glencore приобрели 19,5% акций «Роснефти» – эта сделка стала одной из крупнейших с участием российских компаний за последние годы. Разговоры Катара об увеличении товарооборота и новых инвестициях в Россию являются отражением классической катарской тактики экономической дипломатии, когда инвестиции и продвижение геополитических интересов переплетаются. Эмират, таким образом, хочет одновременно показать свое расположение к партнеру и добиться уважения к собственной роли на Ближнем Востоке.

То, что обе страны намерены продолжить сближение, подтверждается акцентом на сотрудничестве в гуманитарных областях. В 2018 году Россия и Катар проводят перекрестный Год культуры. В Дохе, в деревне культурного наследия регулярно проводятся мероприятия, рассказывающие о России; в России увеличивается количество туристов из Катара – эмир сам первым делом посетил Третьяковскую галерею.

Прошедший 26 марта визит безусловно продлевает оттепель в отношениях между Россией и Катаром, но его не стоит рассматривать слишком оптимистично. Катарская внешняя политика очень ситуативная и часто совершает резкие повороты исходя из текущих интересов эмирата. Поэтому стремительно меняющаяся ситуация на Ближнем Востоке ставит под сомнение любые долгосрочные прогнозы, и флюгер двусторонних отношений может повернуться в любую сторону.

Россия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 марта 2018 > № 2547053 Дмитрий Фроловский


Великобритания. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 марта 2018 > № 2546399 Федор Лукьянов

Политолог Федор Лукьянов: «Запад может перейти уже на другой уровень эскалации»

Это только начало эскалации, дальше страны могут начать демонстрировать «военные мускулы», заявил эксперт в интервью Business FM

Беспрецедентная высылка российских дипломатов из-за «дела Скрипаля». Москва выражает решительный протест. В Кремле заявляют, что будут руководствоваться принципом взаимности.

Ранее 14 из 28 стран — членов Евросоюза решили выслать российских дипломатов в качестве меры солидарности с Лондоном по «делу Скрипаля». Об этом заявил глава Европейского совета Дональд Туск.

Как стало известно, Германия, Польша, Франция и Канада высылают по четыре дипломата, Чехия и Литва — по три, Дания, Италия и Нидерланды — по два, Финляндия, Латвия, Эстония, Румыния, Хорватия, Швеция — по одному. Присоединилась к этому лагерю и Украина, чей президент Петр Порошенко объявил о высылке сразу 13 дипломатов. Также о высылке четырех российских дипломатов объявила Канада. Кроме того, двум диппредставителям, скорее всего, придется покинуть Испанию.

В США заявили, что вышлют 60 российских дипработников — это 48 сотрудников дипмиссии и еще 12 сотрудников миссии ООН. Кроме того, Вашингтон закрывает российское генконсульство в Сиэтле. Посол США в Москве Джон Хантсман назвал высылку российских дипломатов из США крупнейшей в истории страны высылкой сотрудников спецслужб. Последний раз российские дипломаты были высланы из США перед Новым 2017 годом.

В декабре 2016 года администрацией Барака Обамы были высланы 35 российских дипломатов из Вашингтона и Сан-Франциско. Дипломатам было предписано покинуть страну за 72 часа, и они тут же столкнулись с тем, что не могут купить билеты в Россию из-за загруженности самолетов перед Новым годом. В мотивировке высылки дипломатов указывалось, что это «часть всеобъемлющего ответа на вмешательство России в выборы в США и на систематическое преследование американских дипломатов в Москве, а неофициально упоминалось о неких действиях российских дипломатов, которые в Госдепе считают «не соответствующими дипломатической практике».

Тогда Владимир Путин объявил, что Россия не станет «опускаться до уровня кухонной дипломатии и отвечать на провокации, а дальнейшие действия будут определяться политикой администрации президента Дональда Трампа». Однако через полгода российский ответ все же последовал. В июле 2017 года Москва объявила о высылке 755 американских дипломатов, закрытии доступа американцам к ведомственной даче в Серебряном Бору и посольскому складу на юге Москвы.

Решение России последовало непосредственно за принятием в конгрессе закона о новых санкциях против России. Июльское решение российских властей о резком сокращении численности американской миссии объяснялось необходимостью в паритете по дипломатическому и техническому персоналу: с тех пор последние полгода у США в России и у России в США было по 455 работников посольств и консульств.

Однако месяц спустя, 31 августа, Вашингтон анонсировал свои ответные меры. Они заключались в закрытии генконсульства в Сан-Франциско и дипломатических объектов в Нью-Йорке и Вашингтоне. После этого у России и США было по одному посольству и три консульства. Теперь у России еще минус одно консульство и минус 60 дипломатов, то есть 395 против 455.

Почему идет такая массовая высылка российских дипломатов, почему такое единение? Будет ли симметричный ответ со стороны России? Ведущий Business FM Алексей Пантелеев побеседовал об этом с председателем президиума Совета по внешней и оборонной политике, политологом, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым:

Федор Лукьянов: Нет, такого не было, конечно. И не было прецедентов, когда другие страны высылали бы дипломатов не из-за конфликта двустороннего, а из-за третьих стран. Поэтому это явление беспрецедентное. Это мне кажется, как раз вот яркое свидетельство этой самой новой холодной войны, которая идет. Она совсем другая, чем та, которая была. Но, тем не менее, она уже есть, и тут, конечно, любопытнее даже не кто и сколько выслал, хотя тот факт, что из Соединенных Штатов выслано больше людей почти в три раза, чем из пострадавшей Великобритании, наводит на мысль, кто, собственно, является главным дирижером и бенефициаром. Я так подозреваю, что дипломатия дипломатией, она сама по себе, вот эта вот война, она, конечно, действительно, беспрецедентная, но этим дело не ограничится. Я думаю, что теперь надо ждать каких-то других проявлений.

Да. Господин Туск уже сказал, что уже возможны в ближайшие дни и недели дополнительные меры. Вот будут ли эти меры, от чего они будут зависеть?

Федор Лукьянов: Да меры будут. Я думаю, что и с нашей стороны сейчас будет какой-то ответ очень такой заметный. Будет что-то еще, кроме ответной высылки. Может, отзывы послов какие-нибудь. Я думаю, что вот сейчас должен что-то сказать президент. Уже это вещь такая, которая выходит за рамки госпожи Захаровой или там даже господина Пескова. Поэтому тут уже вопрос о мерах другого рода. Ну, например, просто гадаю навскидку. Что-то, что обсуждалось еще с 2014 года и всегда считалось исключенным практически, а именно, отключение российских банков от системы расчетов SWIFT, вот я сейчас бы уже не исключал, потому что уже другой уровень эскалации. Все, уже никакие доказательства никому не нужны. Поэтому доказательства, наверное, будут, но, скорее всего, они будут такого более риторического плана, чем, ну, как и в случае с хакерами, когда говорится, что, ну, это выявилось, мы все знаем, но предъявить не можем там по каким-то причинам. Все-таки все ведущие страны: Германия, Франция и даже Италия, которой я думаю, выкрутили руки, но, тем не менее, все-таки она со скрипом, но присоединилась, — это основные решающие игроки. Все прочие, в принципе, уже не важные.

Как это будет все развиваться? В какую сторону?

Федор Лукьянов: Пока я вижу только одну сторону — это в сторону эскалации.

До каких степеней эскалации может дойти?

Федор Лукьянов: Крайняя степень — это начнется просто демонстрация военных мускулов. И я, кстати, не исключаю, что до этого дойдет. Это крайне печально, но уже теперь, когда запущен такой мощный импульс, то, в общем, к сожалению, конфронтация имеет определенную собственную логику.

Великобритания. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 марта 2018 > № 2546399 Федор Лукьянов


Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > newizv.ru, 26 марта 2018 > № 2545588 Никита Исаев

Никита Исаев: Тулеев больше не имеет права управлять регионом

Ужасная трагедия в Кемерово, унесшая жизни как минимум 64 человек, в очередной (и какой уже по счёту) раз вскрыла множество нарывов. Вопросов множество, и один из них: почему губернатор Аман Тулеев фактически плюнул на жизни людей, приехав на место трагедии только на второй день?

Никита Исаев, политолог - специально для "НИ"

Отказ Тулеева приезжать к торговому центру - просто циничное проявление бесчеловечности! Как ни крути, а именно губернатор - самый главный человек в регионе, именно на нём лежит ответственность за решение всех проблем. Если же человек не готов брать на себя ответственность за происходящее, то это без обиняков указывает на профнепригодность такого руководителя.

И даже если Аману Тулееву чужды самые обычные человеческие чувства вроде сострадания и желания помочь в трудную минуту, то, как минимум, есть общепринятые стандарты и протоколы поведения для руководителей его ранга. Незамедлительно отреагировать, прибыть на место происшествия, взять ситуацию под оперативное личное руководство, или хотя бы под личный контроль (иногда действительно лучше, если оперативное руководство осуществляют профессионалы из МЧС).

Все привыкли, что власти часто закрывают глаза на бедность, проблемы благоустройства, коммунальное хозяйство, но только не на непосредственную угрозу жизни.Губернатор Саратовской области в январе этого года прибыл на пожар, возникший на нефтепроводе в селе Красноармейское и взял ситуацию под свой контроль из-за того, что возникла угроза возгорания жилых домов. В Ярославле на пожар на складе горюче-смазочных материалов, произошедший в июне прошлого года прибыл врио губернатора Дмитрий Миронов...

Только сравните масштабы: пожар на складе и пожар в набитом людьми ТЦ. В ноябре прошлого года близ села Нелькан Хабаровского края разбился небольшой самолёт L-410, на борту которого было 6 человек. Губернатор Шпорт прибыл первым же бортом вместе с МЧС.И это не уникальная особенность наших отечественных губернаторов. Так принято поступать во всём мире.

В самом конце 2017 года во время пожара в жилом доме Нью-Йорка погибло 9 человек. Пожар в многомиллионном городе - не уникальное явление, однако мэр города незамедлительно прибыл к месту событий.У нас можно быть плохим экономистом, плохим руководителем, не разбираться в людях и плохо вести закулисную политическую борьбу. Но игнорировать жизни людей - это уже совсем за гранью.

Особенно циничным выглядит оправдание Тулеева. По заявлению его пресс-секретаря (считай официальное заявление самого Тулеева), он не приехал к «Зимней вишне», чтобы его кортеж не мешал спасателям! То есть пока в огне гибнут дети, Тулеев не может оторваться от своего кортежа и приехать (вот ужас-то!) всего лишь на одной-двух машинах.В таком положении губернатор просто обязан прибыть на место любым способом: прилететь на вертолёте, приехать на трамвае или велосипеде, добежать, доползти. Что угодно! Но для Тулеева кортеж важнее жизни людей.Такая реакция говорит о том, что Аман Тулеев окончательно потерял связь с реальностью, о чем давно говорят и на Кузбассе и в Москве.

Для него его работа и жители Кемеровской области перестали иметь какие-либо точки соприкосновения. Он слишком погрузился в решение проблем с местными элитами и отстаивания собственных бизнес-интересов, забыв о том, что он руководит регионом, в котором живёт 2,7 млн. человек. И перед всеми этими людьми он несёт личную ответственность, ибо так устроено наше государство. Так приучила нас наше власть. Ответственность в конце концов несёт не какой-то местный начальник МЧС, а именно он.

Его действия и страх, не позволяющий показаться на людях без кортежа, сейчас лучше всяких экономических показателей продемонстрировали всем, что Аман Тулеев больше не способен управлять регионом. Без поддержки Москвы, которую теперь можно не ждать, Тулеев не сможет надолго задержаться в губернаторском кресле.

В 1997 году звезды для Тулеева сошлись. После стучащих касок шахтеров на Горбатом посту, перед отремонтированным после расстрела Белым домом в Москве, Ельцин решил две задачи. И купил для коммуниста Тулеева тёплым местом подальше от Москвы с правом делать там всё что вздумается, и удалил его из федеральной оппозиционной политики.

Последующие годы Тулеев держал регион в зоне исключительно своих личных интересов, регулярно давая при этом результат в Москву, избегая сколь значимых скандалов. И за это, как говорят, получил право на бессрочное царствование до момента пока сам не попросится. Характерным был прошлый 2017 год, когда несмотря на зачищенное информационное поле, просачивалась информация о болезни и лечении Тулеева, но он всё равно вернулся в регион, пусть и на инвалидном кресле.Уверен, сегодняшняя трагедия должна поставить перед Москвой вопрос о кадровой политике, в отношении тех местных начальников, которые уже неспособны ни нести ответственность за «свои» регионы, да ещё и подрывают доверие к самой Москве.И уходить лучше самому. И сегодня. Так он хоть не будет оплёван кузбассцами, - теми кого он так долго приучал себя любить.

Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > newizv.ru, 26 марта 2018 > № 2545588 Никита Исаев


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 26 марта 2018 > № 2545482 Вадим Черныш

Черныш: МинВОТ привлек под свои проекты около 3 млрд грн за два года, из них государство профинансировало не более 1%

Интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Скоро вашему министерству два года. Когда оно только запускалось, Вы говорили, что работа ведомства преимущественно будет направлена на долгосрочную перспективу. Можно ли сейчас говорить, что есть проекты, которые уже успешно завершены?

Ответ: На самом деле, должности "министр" два года, а Министерству чуть больше года. Только в декабре 2016 года мы набрали 30% запланированного персонала, что стало основанием для того, чтобы постановлением правительства мы были признаны способными выполнять свои функции.

Укомплектовать Министерство технически и подготовить специалистов удалось с помощью международных партнеров. Сейчас и как часть команды, и как внешние консультанты по различным проектам с нами сотрудничают специалисты Всемирного банка, стран Европейского Союза, ООН и тому подобное. Они в рамках программ технической помощи поддерживают нас в развитии методологически правильных подходов к решению проблем, возникших в Украине в результате вооруженной агрессии России на востоке и в Крыму.

Вопрос: О каких суммах и объемах международной помощи идет речь?

Ответ: За эти два года МинВОТ привлекло на реализацию проектов примерно 3 млрд грн. Например, сейчас осуществляются два крупных проекта с USAID, то есть с правительством Соединенных Штатов, объемом в 87 млн долларов. В целом, это проекты, по которым работает широкий спектр наших международных партнеров, неправительственных и правительственных организаций, в том числе агентства ООН и другие.

Большинство проектов сконцентрировано в пяти регионах, где большое количество внутренне перемещенных лиц или где есть общины, которые испытывают негативное влияние вооруженного конфликта. Но деятельность по целому ряду проектов распространяется не только на восток, но и на всю страну.

Я убежден, что если бы международные партнеры с нами не реализовывали эти проекты, они бы вообще не реализовывались в стране.

Вопрос: Является ли достаточным такой объем финансовой поддержки?

Ответ: Конечно же, нет. Но проблема заключается также и в другом: у многих нет и понимания, сколько всего нужно будет сделать Украине, чтобы преодолеть в будущем последствия вооруженного конфликта. Большинство граждан, и, к сожалению, большинство политиков имеют очень упрощенное представление о последствиях конфликта и измеряют такие последствия исключительно через вред инфраструктуре и государственности, как глобальной категории.

Только сейчас, спустя четыре года после начала вооруженной агрессии, в Украине начинают говорить о последствиях конфликта шире. В частности, о посттравматическом синдроме всего общества, а не только тех, кто непосредственно участвовал в боевых действиях или находился как гражданский под обстрелами. Соответственно, средства на борьбу с такими, менее заметными, но не менее разрушительными для страны, последствиями конфликта до сих пор почти не выделяются.

В начале 2018 года ООН, вместе с международными партнерами, в координации с правительством подготовили обновленный "План гуманитарного реагирования". Этот план - это четкое заявление о том, что в Украине есть целый ряд связанных с конфликтом потребностей гражданского населения.

Вопрос: Что это за нужды?

Ответ: До конфликта в Украине не было собственной методологии определения потребностей гражданского населения в связи с боевыми действиями и сейчас мы пользуемся методологией или ООН, или других международных организаций, которая построена на результатах анализа вооруженных конфликтов в разных странах. На основании него складывается План гуманитарного реагирования, оценивается объем потребностей, объем финансирования, необходимый для их обеспечения.

В конце февраля мы представили такой План на 2018 год вместе с ООН и другими партнерами в Брюсселе. И еврокомиссар Христос Стилианидис объявил во время своего доклада, что Еврокомиссия выделяет 24 млн евро в год на обеспечение нужд людей, пострадавших в результате конфликта.

Говорят, что все забыли, устали от Украины, но 24 млн выделили сразу, на первом этапе. Тем самым подчеркивая, что Украина на забыта Европой, что наши проблемы для Европы не безразличны.

Вопрос: Скажите, а какое примерно соотношение государственных средств и грантовых в финансировании проектов?

Ответ: В прошлом году на обеспечение этих нужд из бюджета было выделено 17 млн гривень, а мы за два года привлекли примерно 3 млрд гривень в целом. Получается, что бюджет финансирует не более 1%.

Вопрос: Если говорить о прошлом годе в разрезе партнеров, кто и сколько выделил средств?

Ответ: При участии МинВОТ в прошлом году была организована доставка гуманитарной помощи жителям востока на сумму почти 2 млн долларов от правительств Швейцарии, Беларуси, Литовской республики. МинВОТ и Всемирный банк отобрали 10 проектов в 8 городах и 2 объединенных территориальных общинах, направленных на поддержку ВПЛ - в Харькове, Николаеве, Первомайске, Купянске, Кривом Роге, Бердянске и других на сумму 59 млн ГРН. Правительство США 52 млн долларов и Немецкое правительство 5 млн долларов предоставили на реализацию проектов международной технической помощи.

Вопрос: Недавно МинВОТ информировал, что правительства Канады и Швеции в рамках Целевого (трастового) фонда многих партнеров выделили 2 млн долларов на восстановление Донбасса. На что именно пойдут деньги?

Ответ: Средства дали на три направления в соответствии с приоритетами Стратегии интеграции временно перемещенных лиц и Государственной целевой программы по развитию мира (обе были приняты в конце 2017 года).

Один из приоритетов - оказание психологической поддержки населению, пострадавшему в результате вооруженного конфликта. И эта часть гранта пойдет на пилотные проекты, разработку методологии и подготовку специалистов для центров поддержки семьи и центров предоставления админуслуг для оказания психологической помощи людям. Психологическая помощь рассматривается как одна из категорий устойчивости общества, это не просто проблема одного человека. В Украине уже сотни тысяч людей испытали негативное влияние конфликта и почти все они нуждаются в психологической поддержке и помощи.

Другой важный приоритет, с которым будет работать фонд - это создание эффективных механизмов финансирования малого и среднего бизнеса, в том числе создание новых рабочих мест в пораженных общинах.

Вопрос: Есть ли уже договоренности о будущих траншах через этот фонд, о какой еще сумме будет идти речь в этом году? Как сейчас идет процесс его наполнения?

Ответ: Трастовый фонд в каком-то смысле, чтобы упростить процедуры - это как касса, удобный инструмент оказания помощи для Украины со стороны международных партнеров. Благодаря ему они очень быстро, без лишних согласований, смогут предоставлять нашей стране средства на цели, связанные с пост конфликтным восстановлением.

Уже несколько доноров на прошлом заседании посмотрели стратегию и изъявили желание выделить средства, ведь механизм функционирования фонда четкий и понятный для наших партнеров: это прозрачность, эффективность, подотчетность. Сейчас начинаются переговоры с иностранными партнерами о присоединении в этот фонд. Если бы нам удалось создать такой фонд в 2015 году, то по некоторым оценкам, при условии, если бы мы быстро действовали, туда можно было привлечь около 100 млн долларов. На тот момент страны были готовы активно предоставлять средства.

Вопрос: Кстати, средства, выделяемые на помощь, полностью используются нами?

Ответ: Полностью, под ноль, еще и не хватает. Механизмы использования гуманитарной помощи таков: мы согласовываем потребности, на решение которых направлена различные проекты гуманитарной помощи, и мы, как правительство, согласовываем направления этой помощи. Кроме международных организаций, участие в этих проектах принимают еще около сотни неправительственных украинских организаций.

Наша задача как Министерства - создать благоприятные условия для предоставления, получения и реализации гуманитарной и международной технической помощи.

Вопрос: Насколько я понимаю, до сих пор открытым остается вопрос финансирования программ по строительству жилья для переселенцев. Есть сдвиги в этом направлении?

Ответ: У внутренне перемещенных лиц, как и в любой семье, есть расходы и доходы. Но если у тебя нет собственного жилья, то у тебя существенно увеличивается сумма расходов на аренду. Если бы у тебя была высокая зарплата, ты мог бы покрывать расходы. Но очень сложно, когда ты вынужденно перемещенное лицо, потерявшее свое привычное место работы в сфере, на которую был спрос в твоем городе или поселке. На новом месте жительства ты, как правило, должен учиться новой профессии. А это значит, что ты не сможешь иметь высокий уровень заработной платы.

Поэтому наш подход к решению проблем внутренне перемещенных лиц - привлечение проектов и средств, чтобы дать возможность людям переквалифицироваться, найти новые рабочие места с достойной заработной платой. А до этого, конечно же, мы должны помочь таким людям с временным жильем, чтобы уменьшить их расходы.

В прошлом году мы просили выделить 1,5 млрд гривень на финансирование проектов и программ. То есть не МинВОТ, а через нас общинам, чтобы они сами решали проблемы внутренне перемещенных лиц в условиях софинансирования - средства центрального и местного бюджетов.

Было выделено 17 млн грн. Из них почти два миллиона ушло на приобретение оборудования для центров админуслуг, чтобы предоставлять сервисы в тех общинах, где проживает большое количество внутренне перемещенных лиц. Несколько общин при условии финансирования 50/50 присоединились к этой программе и закупили оборудование. Остальные 15 млн были использованы для приобретения жилья на условиях софинансирования для временно перемещенных лиц в двух общинах - Покровск и Мариуполь. Таким образом, сумма на закупку квартир увеличилась в два раза - государство выделило 15 млн и общины еще 15 млн. На 30 млн гривен была приобретена 51 квартира - 9 в Покровске и 42 в Мариуполе.

Община сама, на основании балльной системы, определяет кому жилье нужно всего.

В этом году на такой проект, снова как пилотный, государство выделило уже два раза больше - 34 млн грн. Сейчас мы имеем заявки от более двух десятков общин, которые хотят принять участие в проекте при условии софинансирования покупки жилья для временно перемещенных лиц 50/50. Таким образом мы поддерживаем ответственность общин.

Надо отдать должное этим людям, которые подаются на программу - ведь, поскольку переселенцы не голосуют на местных выборах, многие из местной власти не заботится о них, потому что это не их избиратели.

Вопрос: Но это совсем незначительные средства?

Ответ: Да, на самом деле этих средств хватит на очень небольшое количество жилья.

Вопрос: Партнеры не хотят участвовать в жилищных программах?

Ответ: Нет. Партнеры считают, что это ответственность правительства и страны в целом.

Но теперь, когда мы уже начали демонстрировать готовность решать проблему, правительство Германии через KfW согласилось на один из жилищных проектов и предоставит около 25 млн евро для программы обеспечения доступным жильем тех ВПЛ, которые могут зарабатывать достаточные средства и могут взять кредит на приобретение жилья.

Вопрос: А восстановление поврежденного жилья уже завершено?

Ответ: Нет. Оно вообще не происходит. Нет такой государственной программы. А партнеры дают на это средства в рамках "Программы гуманитарного реагирования", которая предусматривает ремонт поврежденного, не полностью разрушенного, жилья за счет предоставления строительных материалов. В соответствии с бюджетным законодательством, оказывать поддержку на восстановление жилья из бюджета сегодня нельзя. Поэтому мы предлагали изменения в законодательство.

Вопрос: Также неоднократно говорилось о необходимости программ по гуманитарному разминированию на востоке. Есть ли уже готовые решения по этому поводу?

Ответ: История с гуманитарным разминированием заключается в том, что есть целый ряд понятий, которые вводят в заблуждение, либо не дают четкого понимания не только для населения, но и для экспертов. Когда говорят о разминировании, отдельные люди имеют в виду только мины. Но вопрос не только в минах. Один обстрел, еще и советским оружием с боеприпасами - это угроза того, что на территории остаются части взрывоопасных предметов.

Дополнительный фактор, который нужно учитывать - это то, что, когда мы предоставляем возможность доступа на поля, которые ранее были под обстрелом или находились в зоне боевых действий, сельскохозяйственным работникам или разрешаем детям ходить в школу в таких районах, мы должны быть на 100% убеждены, что эта территория полностью очищена от взрывчатых средств. Но, во-первых, для этого должен существовать определенный стандарт качества разминирования. А во-вторых, в зоне, где продолжается конфликт, гарантий полного разминирования в целом быть не может. А значит, основной акцент должен быть сделан на другой компонент - информирование о рисках. С детьми, работниками предприятий, которые восстанавливают электрические сети, проводят ремонтные работы, следует проводить подготовительные обучения о том, как вести себя, чтобы не стать жертвой взрывного устройства. Например, где можно ходить, где - нельзя, как следует маркировать территорию.

Посмотрите: в одной деревне прямо на белой табличке кривым почерком написано "Мины", их и не видно вообще в серый день. Где-то черепа нарисованы, там - таблички на английском языке, так, как будто у нас в деревнях все английским владеют.

Есть несколько составляющих в так называемой противоминной деятельности: первое - это непосредственно разминирование, которое заключается в том, что мину нужно достать и уничтожить, второе - просветительская деятельность и информирование о безопасном поведении, дальше - уничтожение запасов

Соотношение в цифрах примерно следующее: на каждые 3 доллара, которые могут стоить минное загрязнения, нужно потратить 1 тыс. долларов на гуманитарное разминирование, причем не следует путать гуманитарное и военное разминирования. Ведь военное разминирование необходимо для очистки территорий для прохода военных и техники, а гуманитарное измеряется такими качественными показателями, которые позволяют использовать очищенную территорию по предыдущему назначению без вреда для жизни и здоровья населения.

Это очень большая проблема. Украина сегодня занимает лидирующую позицию, печальную, имеется в виду, по количеству несчастных случаев подрыва гражданского населения на минах. Минное загрязнения территорий - это вопрос и гуманитарный, и также вопросы развития. Регион, община не смогут полноценно развиваться в социально-экономической сфере, если есть опасность для жизнедеятельности и ведения хозяйства и бизнеса.

Вопрос: Как показывает опыт таких конфликтов, это вопрос на десятки лет.

Ответ: Да, на десятки. Например, Хорватия привлекла около 700 млн евро и до сих пор проводятся работы по разминированию. Этот вопрос безопасности населения, развития территорий. В Боснии до сих пор есть участки, которые являются опасными, а уже прошло сколько лет после завершения военного конфликта на ее территории. Что делать нам?

Точно не стоит надеяться, что закон "О противоминной деятельности" решит все проблемы. Международные партнеры, понимая критическую необходимость в сохранении жизней гражданского населения, готовы выделять на это средства, поэтому действовать нужно уже сегодня.

Вопрос: Сколько надо Украине сегодня на программы по разминированию территорий?

Ответ: В 2014-2016 годах международные партнеры выделили на эти цели в Украине 26 млн долларов. Недавно американцы объявили, что выделяют еще около 2 млн долларов на разминирование, до этого британцы выделили примерно 2 млн фунтов. Нужна техника, буквально каждый сантиметр заминированной территории нужно пройти с профессионалами по разминированию, что требует невероятных финансовых ресурсов.

Если взять в среднем цифру, которой оперирует Минобороны, - мы имеем 7 тыс. кв. км загрязненных территорий. Исходя из этой цифры, по моим оценкам, стоимость разминирования для Украины составит не менее того, сколько в свое время оно стоило Хорватии - то есть сотни миллионов долларов.

Вопрос: Это всего речь идет о партнерских деньгах. А государство выделяет что-то на эти нужды?

Ответ: В государственной программе предусмотрено 20 млн гривень на гуманитарное разминирование, но фактически эти средства еще не были выделены и, думаю, это произойдет не раньше следующего года. Государственная целевая программа, предусматривающая выделение этих средств, принятая после утверждения бюджета на 2018 год.

Вопрос: Некоторое время существовала проблема с финансированием на обустройство и техническую модернизацию пропускных пунктов. Урегулирована ли ситуация сейчас, средств хватает?

Ответ: Для нас важно физическое движение людей через КПВВ. Сейчас у нас есть почти миллион пересечений ежемесячно. Конечно, работа проходит не так быстро, как хотелось бы, и проблема с финансированием до сих пор остается.

К сожалению, в прошлом году местные администрации не успели подать заявки на финансирование из резервного фонда бюджета и использовать предусмотренные на эти цели средства, а Бюджетный кодекс запрещает использовать в этом году средства по прошлогодним программам.

В то же время, премьер-министр поручил всем задействованным органам, в том числе местным администрациям, провести работы по обустройству КПВВ. Например, в "Майорском" уже расширили дорогу для разворота и обеспечили дополнительные места для гражданских лиц, где спрятаться от обстрелов. Также мы координируем много международных проектов, направленных на обустройство КПВВ. Например, мы были получателями гуманитарной помощи в виде вагончиков и техники, которую мы передавали вместе с УВКБ ООН пограничникам.

Вопрос: Если уже заговорили о пересечении, то будут ли в ближайшей перспективе пересматриваться нормы перевозки товаров через линию соприкосновения?

Ответ: Я сейчас не могу сказать, потому что это должно быть коллегиальное решение правительства. Мне кажется, что 75 кг на одного человека вполне приемлемо на сегодняшний момент. Согласен с тем, что необходимо пересмотреть принцип формирования перечня товаров - нужно установить перечень запрещенных, а не разрешенных продуктов.

Вопрос: И напоследок. Недавно правительство возложило на вас обязанности по выплате помощи освобожденным заложникам. Почему СБУ не спешит предоставлять списки, ведь прошло уже много времени?

Ответ: Я думаю, там сейчас идет проверка каждого человека. Средства зарезервированы для выплат, порядок расходования этих средств будет отработан.

Мы в ближайшее время проведем согласительное совещание со Службой безопасности Украины и соответствующими администрациями и сообщим общественности, как это будет происходить.

Вопрос: Когда этого можно ожидать?

Ответ: Совещание с СБУ запланировано на эту неделю. Мы поговорим с ними, возможно, они частями будут давать эти списки. То есть дадут список тех, кого уже проверили.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 26 марта 2018 > № 2545482 Вадим Черныш


Россия. ДФО > Армия, полиция. Металлургия, горнодобыча. Финансы, банки > mvd.ru, 23 марта 2018 > № 2554123 Владимир Прокопенко

Золото «добывает» полиция.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает министр внутренних дел по Республике Саха (Якутия) генерал-майор полиции Владимир ПРОКОПЕНКО.

– Владимир Николаевич, в чём состоит основная специфика Якутии?

– Прежде всего республика является самым большим административным субъектом не только в России, но и в мире. В её пределах находятся три часовых пояса. В регионе разрабатываются крупнейшие месторождения золота, алмазов и других полезных ископаемых. Высокими темпами развивается нефтегазовый комплекс.

Значительная часть Якутии – арктическая и приарктическая зоны. А это значит суровые природные условия в зоне вечной мерзлоты, труднодоступность территории, зависимость от сезонного завоза топлива и продовольствия.

– Как эти особенности влияют на оперативно-служебную деятельность?

– В республике тридцать пять муниципальных образований. Основная проблема состоит в обширности территории, когда один населённый пункт отстоит от ближайшего на сотни километров, а порою находится даже в другом часовом поясе. Между тем наиболее доступной формой сообщения между ними являются лишь временные дороги, проложенные по снегу, так называемые зимники, или экономически невыгодный воздушный путь.

Сложная транспортная схема и отдалённость населённых пунктов негативно отражаются на скорости реагирования на сообщения о происшествиях и сроках проведения оперативно-следственных мероприятий. Это касается и экспертиз, большая часть которых проводится на базе экспертно-криминалистического центра в Якутске. К тому же транспортировка вещественных доказательств влечёт дополнительные финансовые расходы.

Нередко полицейским приходится сутками добираться до отдалённых населённых пунктов, чтобы задержать подозреваемых. Другого пути в буквальном смысле нет. И это не единичные случаи, а вполне обыденная рабочая ситуация, причём в любое время года. К примеру, помощник участкового ОМВД России по Кобяйскому району в феврале через тайгу добирался до села, расположенного в 250 километрах, ночуя в охотничьих зимовьях. А якутская зима, с температурами до минус 55 градусов и ниже, не прощает ошибок. Так что это не просто слова, когда говорят, что сотрудники в Якутии несут службу в экстремальных условиях.

– Как бы вы охарактеризовали оперативную обстановку в регионе?

– Четвёртый год подряд МВД по Республике Саха (Якутия) удерживает самый низкий уровень преступности среди субъектов России и Дальневосточного федерального округа. Отмечаются положительные тенденции, свидетельствующие об улучшении обстановки. Так, по итогам 2017 года в общем массиве зарегистрированных преступлений количество убийств сократилось на 4,2 процента, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью – на 6,5 процента, вымогательств – на 28,6 процента; преступлений, совершённых в общественных местах, – на 4,5 процента. На 12,5 процента снизилось количество преступлений, совершённых на бытовой почве.

Республиканское МВД второй год подряд входит в первую десятку регионов России по числу раскрытых преступлений. Раскрываемость в 2017 году составила 67,2 процента, что превышает средние значения по России и Дальневосточному федеральному округу.

Масштабная работа проводится по выявлению и пресечению деятельности организованных преступных групп и сообществ. В суд направлены уголовные дела в отношении 59 участников ОПГ. Впервые в истории нашего МВД пресечена деятельность пяти преступных сообществ, организовавших сеть сбыта синтетических наркотиков на межрегиональном уровне на территории 53 городов России. Кстати, отмечу, что Якутия вошла в число 17 регионов, в которых структурные преобразования, связанные с организацией работы подразделений по вопросам миграции и по контролю за оборотом наркотиков, прошли без каких-либо организационных перекосов и материально-кадровых проблем.

Ежегодно раскрывается свыше 300 преступлений, совершённых в прошлые годы. Возросло число выявленных преступлений экономической направленности…

Впервые за последние годы нагрузочные показатели по раскрытию и расследованию, а также по ряду других показателей ведомственной оценки не только сравнялись со средними значениями по России, но и превзошли их. Помимо этого республиканское МВД находится в первой десятке по линии учётно-регистрационной дисциплины, по выявлению лиц, совершивших наиболее опасные преступления в общественных местах, по противодействию незаконному обороту огнестрельного оружия и ряду других направлений.

И всё же главным итогом 2017 года считаю то, что по результатам опроса общественного мнения, проведённого независимым источником (ФСО России), отмечен рост уровня доверия жителей республики к сотрудникам якутской полиции. Так, если в 2016 году доверяли органам внутренних дел по Республике Саха (Якутия) 39,34 процента опрошенных, то в 2017 году – 41,2 процента.

– Каким направлениям оперативно-служебной деятельности МВД по Республике Якутия уделяется особое внимание?

– Под моим личным контролем постоянно находится выявление и пресечение преступлений в сфере золотодобывающей промышленности. Республика обладает огромными запасами данного валютного продукта, что привлекает внимание не только местного криминалитета, но и представителей других регионов.

За последние четыре года сотрудниками полиции из незаконного оборота изъято более 225 килограммов золота общей стоимостью 524 миллиона 136 тысяч рублей. Весь изъятый драгоценный металл обращён в доход государства.

Одним из громких дел стало хищение золота на сумму около 100 миллионов рублей в октябре 2015 года в артели старателей, расположенной в Усть-Майском районе. К месту происшествия был организован вылет сотрудников из аппарата МВД – оперуполномоченных Управления уголовного розыска, Управления экономической безопасности и противодействия коррупции, эксперта-криминалиста. Полицейские установили, что пропало 34 килограмма золотого песка, похищен блок системы видеонаблюдения. Всего пять дней понадобилось нашим сотрудникам, чтобы раскрыть это тщательно спланированное преступление и задержать подозреваемых, которые вступили в сговор с охранником предприятия, а после совершения хищения убили его. В настоящее время все участники преступления отбывают различные сроки заключения.

Кроме того, в рамках расследования был выявлен ряд других хищений золотосодержащего концентрата с многомиллионным ущербом, в том числе совершённых участниками организованной преступной группы.

Отмечу, что злоумышленники проявляют недюжинную фантазию, пытаясь вывезти золото за пределы республики. Похищенный драгметалл до лучших времён хранится в тайниках, замуровывается в деталях автотранспорта, вывозится наземным транспортом под видом лекарств, патронташей... Иногда при задержании незаконных золотодобытчиков нашим сотрудникам приходится применять оружие. Так, в 2016 году оперативникам ОМВД России по Алданскому району поступила информация о том, что двое мужчин на автомашине перевозят промышленное золото и серебро. Когда «предпринимателей» попытались остановить, водитель включил заднюю передачу и на большой скорости попытался скрыться. Сотрудники угрозыска применили табельное оружие, прострелили колёса автомашины. Преследуемые, выбравшись из транспортного средства, попытались сбежать в лес, но были задержаны. Изъятые у них слитки оценены в 2 миллиона рублей.

Нами налажено тесное сотрудничество с коллегами из соседнего региона – УМВД России по Магаданской области, так как основной вывоз промышленного золота из этой области осуществляется через территорию Якутии. Под нашим контролем находятся основные артерии, соединяющие Магадан с Дальним Востоком, – федеральные автодороги «Колыма» и «Лена».

По инициативе МВД по Респуб­лике Саха (Якутия) состоялось межрегиональное совещание по вопросам декриминализации сферы оборота драгоценных металлов на базе УМВД России по Магаданской области. Встреча была обусловлена необходимостью принятия совместных дополнительных мер, разработки дальнейшей стратегии деятельности в этой сфере.

Ещё одним приоритетным направлением является работа по комплексной декриминализации топливно-энергетического комплекса в соответствии с поручениями Президента, Правительства и Совета Безопасности Российской Федерации. В Якутии добываются нефть, газ, уголь. Есть нефтепровод, ведётся строительство газопровода. В регионе создана межведомственная рабочая группа по борьбе с преступлениями в сфере топливно-энергетического комплекса. Мы постоянно проводим мониторинг ситуации, тесно взаимодействуем со службами безопасности нефте- и газодобывающих предприятий. Оздоровлению обстановки способствуют оперативно-профилактические операции «Нефть», «ГСМ» и «ТЭК», направленные на выявление и пресечение преступлений на этапах добычи, транспортировки, переработки нефти и газа.

В 2017 году сотрудниками органов внутренних дел выявлено 12 преступлений на объектах ТЭК (в 2016 году – 12), задокументировано 4 преступления коррупционной направленности.

– На территории республики действует довольно жёсткий антиалкогольный регламент. С чем было связано его принятие и какова эффективность предпринимаемых мер?

– Поскольку ранее многие годы мне довелось прослужить в Ямало-Ненецком автономном округе, могу сказать, что проблема алкоголизации населения характерна для многих северных территорий. Не является исключением и Якутия. Естественно, это отрицательно сказывается на оперативной обстановке. Поэтому для снижения масштабов потребления алкогольной продукции, профилактики алкоголизма, а также для мотивации населения на ведение трезвого, здорового образа жизни несколько лет назад и был введён антиалкогольный регламент.

Глава республики Егор Борисов одним из первых признал остроту проблемы и инициировал антиалкогольную кампанию. Это непростой процесс, который до сих пор встречает на своём пути много противников, в том числе со стороны представителей бизнеса. Однако население со временем стало более лояльно к нему, понимая, что принятые меры направлены на оздоровление общества и формирование более здоровой среды для будущих поколений якутян.

В 2010 году был принят респуб­ликанский антиалкогольный закон. Им запрещается розничная продажа алкогольной продукции с 20 часов до 14 часов по местному времени. Кроме того, розничная продажа допускается только в специализированных стационарных торговых объектах и ни в коем случае – в торговых объектах, расположенных в нежилых помещениях многоквартирных домов, во встроенных и пристроенных к ним помещениях. Полный запрет на розничную продажу алкогольной продукции на территориях отдельных населённых пунктов устанавливается законом Республики Саха (Якутия) на основании законодательных инициатив по решениям представительных органов местного самоуправления городских, сельских поселений, городских округов, в состав которых входят данные населённые пункты.

Мы тоже не сидим сложа руки: постоянно проводятся целевые рейды, выявляется контрафактный алкоголь, пресекается незаконное производство алкогольной продукции. В минувшем году проведено около 750 подобных мероприятий. Так, сотрудниками ОМВД России по Алданскому району обнаружено располагавшееся в гаражных боксах кустарное производство водочной продукции, изъято оборудование и более 20 тысяч бутылок контрафактной водки, готовой к реализации.

За нарушения антиалкогольного законодательства к ответственности привлекаются частные предприниматели. К примеру, за продажу двух бутылок пива ученику средней школы максимальная сумма штрафа достигла 300 тысяч рублей. Пресекается деятельность так называемых бутлегеров.

Благодаря комплексным мерам ежегодно регистрируется снижение общего числа преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения. В 2017 году их стало меньше на 6 процентов. Видны позитивные сдвиги и в самосознании людей. Мы получаем немало сообщений о пьяных водителях. Вполне вероятно, что такие сообщения спасают чьи-то жизни. Также работаем с муниципалитетами по пропаганде здорового образа жизни. Отрадно, что в настоящее время жители 162 наслегов (посёлков. – Прим. ред.) полностью отказались от потребления алкоголя.

– Владимир Николаевич, в непростых климатических условиях особое значение приобретают вопросы материально-технического оснащения органов внутренних дел, создания комфортных условий для несения службы. Что делается в этом направлении?

– За последние четыре года введены в эксплуатацию четыре новых административных здания территориальных органов ОМВД России по Кобяйскому, Горному, Мегино-Кангаласскому и Усть-Алданскому районам, а также комплекс зданий Центра кинологической службы. Введён в строй новый стрелковый тир.

Решён вопрос о строительстве жилого дома для участковых уполномоченных, обслуживающих территорию города Якутска. В здании также будет располагаться ведомственный многофункциональный центр по оказанию государственных услуг.

Учитывая обширность территории, в рамках республиканской Государственной программы «Профилактика правонарушений, обес­печение общественного порядка и противодействие преступности на 2012–2019 годы» закупаются снегоходы, треколы, спутниковые телефоны. Оказывается помощь из федерального бюджета. Так, в 2017 году для нашего министерства были выделены 25 снегоходов, 35 моторных лодок, а также 62 спутниковые радиостанции для сотрудников следственно-оперативных групп, выезжающих на дальние расстояния…

Беседу вела Мария МИРОНОВА

Россия. ДФО > Армия, полиция. Металлургия, горнодобыча. Финансы, банки > mvd.ru, 23 марта 2018 > № 2554123 Владимир Прокопенко


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544767 Дейв Маджумдар

Более продвинутые ракеты противников вызывают глубокую озабоченность у США

Может ли Америка предотвратить нападение с использованием крылатых ракет или гиперзвукового оружия со стороны России или Китая?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

В то время как Россия и Китай разрабатывают перспективные крылатые ракеты, а также гиперзвуковые планирующие боевые блоки с ракетным ускорителем (boost-glide vehicles), Соединенные Штаты пытаются найти способ защиты от угроз, отличающихся от межконтинентальных баллистических ракет. Более того, Пентагон признает, что он, вероятно, не сможет остановить атакующую ракету до ее запуска, и поэтому Министерство обороны в первую очередь изучает способы, с помощью которых можно было бы лишить противника возможности запускать ракеты.

«Министерство обороны готовит Доклад 2018 года по противоракетной обороне (2018 Missile Defense Review), — сообщил генерал Джон Хайтен (John E. Hyten), глава Стратегического командования США, выступая 4 апреля перед членами сенатского Комитета по вооруженным силам. — Новый доклад по противоракетной обороне будет большим по своему объему, чем Доклад 2010 года по противоракетной обороне (2010 Ballistic Missile Defense Review), в нем будут затронуты не только угрозы со стороны баллистических ракет, но также гиперзвукового оружия и крылатых ракет».

По мнению Хайтена, противники разрабатывают все больше образцов новейших вооружений для противодействия существующим американским системам противоракетной обороны.

«Распространение ракет продолжается, как и увеличение их поражающей способности, и в настоящее время все больше стран получают в свое распоряжение все большее количество ракет. Кроме того, повышаются технические возможности этих ракет, в частности в том, что касается преодоления американских систем противоракетной обороны, — подчеркнул Хайтен. — В прошлом году мы стали свидетелями новых ракетных испытаний, проведенных Северной Кореей и Ираном, а также другими странами, которые получают все более современные ракеты — все это вызывает глубокую озабоченность у Соединенных Штатов и наших союзников».

Хайтен назвал разработку противниками ракетной техники вызовом американскому господству, на которое после развала Советского Союза никто не посягал.

«Их усилия по разработке новых ракетных технологий угрожают глобальной стабильности, и эти страны пытаются снизить нашу способность проецировать силу», — подчеркнул Хайтен.

По мнению Хайтена, опасность, исходящая от более современных ракет, настолько велика, что активных попыток перехвата уже недостаточно. «Мы не можем успешно выполнить эту задачу, вкладывая средства только в активные системы противоракетной обороны — мы должны усиливать и интегрировать все составные части противоракетной обороны, включая средства поражения ракет противника до их старта, — сказал Хайтен. — Мы испытываем возможности соединения некинетических, кибернетических, электромагнитных и кинетических систем, направленных на то, чтобы не допустить возникновения угроз, обеспечить защиту от них и ликвидировать угрозы со стороны противника».

Но уничтожение вражеских ракетоносителей — это одно дело, а Пентагону необходимо в первую очередь улучшить свои возможности по обнаружению вражеских ракет.

«Помимо этого, нам нужно предпринять дополнительные усилия, направленные на увеличение способности Министерства обороны обнаруживать, засекать, отслеживать, поражать и оценивать (F2T2EA) угрозы, а также принять соответствующую политику и организационные меры, — отметил Хайтен. — Мы продолжаем получать синергетический эффект в результате интегрированного планирования в области противоракетной обороны, управления войсками и поддержки операций, обеспечивающих глобальную координацию работы в области региональной противоракетной обороны — и поэтому мы к лучшим перехватчикам добавляем лучшие сенсоры».

Пентагон также надеется работать вместе с союзниками Соединенных Штатов в борьбе против баллистических ракет. Некоторые планы Пентагона включают в себя проведение в стране военных игр.

«Мы должна усиливать наше сотрудничество с нашими союзниками, а также изучать возможности дальнейшей интеграции наших коллективных возможностей, направленных на создание эффективной общей обороны, — подчеркнул Хайтен. — Мы инвестируем средства в рамках сотрудничества с нашими союзниками по многим каналам, в том числе в рамках организованной Стратегическим командованием США военной игры Nimble Titan. Раз в два года мы проводит эту военную игру с ключевыми союзниками, а также в партнерстве с Госдепартаментом и другими боевыми командованиями. Мы постоянно изучаем потенциальные возможности сотрудничества, интеграционные подходы и проводим эксперименты вместе с нашими союзниками, чтобы проинформировать их о разработке вариантов операций, политики и инвестирования».

Время покажет, насколько эффективными окажутся усилия Стратегического командования и Агентства по противоракетной обороне. Большая часть усилий Пентагона по борьбе с межконтинентальными баллистическими ракетами и близко не показали тех результатов, которые предварительно были объявлены.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544767 Дейв Маджумдар


Россия > Недвижимость, строительство. Армия, полиция > stroygaz.ru, 22 марта 2018 > № 2555903 Валерий Абраменков

Коммунальщики в обороне.

Нужно совместно искать пути решения проблем ведомственного жилого фонда.

В управлении Общества с ограниченной ответственностью «Главное управление жилищным фондом» (ООО «ГУЖФ») в основной период деятельности находилось свыше 8 тысяч объектов в 75 субъектах Российской Федерации. В связи с принятым решением руководства Минобороны России о реорганизации системы управления жилищного фонда Минобороны 60% обслуживаемых объектов со 100-процентной собственностью переданы во вновь созданное бюджетное учреждение.

Общество с ограниченной ответственностью «Главное управление жилищным фондом» (ООО «ГУЖФ») было создано в марте 2015 года и работает в интересах Минобороны России. Сферой деятельности компании является профессиональное предоставление жилищно-коммунальных услуг, в том числе качественное техобслуживание специализированного жилищного фонда; разрешение ситуации с задолженностью перед РСО, а также работа по исключению возможности незаконного заселения жилищного фонда Минобороны России и выявлению незаконно проживающих граждан. На сегодняшний день в управлении ООО «ГУЖФ» находятся 2,5 тысячи жилых объектов со смешанной собственностью Минобороны РФ, расположенных в 63 субъектах РФ. О том, какие задачи стоят сегодня перед компанией, в интервью «СГ» рассказал первый заместитель исполнительного директора ООО «ГУЖФ» Валерий АБРАМЕНКОВ.

«СГ»: Валерий Валерьевич, каковы характеристики жилого фонда, управляемого ООО «ГУЖФ»?

Валерий Абраменков: Основной характеристикой нашего жилищного фонда является крайняя степень износа. Согласно оценке, в удовлетворительном состоянии — до 30 лет — находится всего 32% (800 объектов), нуждается в капремонте (до 70 лет) — 54% (1300 объектов), а в крайне неудовлетворительном состоянии — 14% (400 объектов). Сверхнормативный износ МКД приводит к повышенным затратам на техническую эксплуатацию и к частым аварийным ситуациям. Но благодаря слаженной работе нам удается своевременно восстанавливать работоспособность выходящих из строя внутренних инженерных систем и элементов зданий.

«СГ»: Какие задачи ставились перед компанией в начале ее работы?

В.А: Основной нашей целью на начальном этапе было проведение инвентаризации. Также стояла задача организовать безубыточную работу управления объектами жилфонда. ООО «ГУЖФ» уже к окончанию первого года управления вышло на безубыточный уровень, для чего проводились крайне жесткие мероприятия по оптимизации управленческого и техперсонала. Хотя жителям военных городков присуща низкая платежеспособность, «ГУЖФ» удалось поднять собираемость с физических лиц с 80 до 93,7%, что значительно выше показателей некоторых субъектов страны.

«СГ»: Известно, что отношения организаций Минобороны и местных органов власти не всегда складываются гладко. С какими трудностями приходится сталкиваться вам?

В.А.: Действительно, эффективность взаимодействия с властями всех уровней, представительствами федеральных органов (ФАС, ГЖИ, прокуратуры) и РСО различна в каждом субъекте. Периодически возникают спорные ситуации во взаиморасчетах, в связи с чем мы обращаемся за разъяснениями в адрес органов-регуляторов. Основным конфликтным вопросом является слабое развитие социально-культурной и бытовой инфраструктуры, в частности не в полном объеме решены вопросы принадлежности общих дорог, расположенных внутри военных городков. Плохое состояние объектов инфраструктуры приводит к социальной напряженности и порождает конфликты между населением и муниципальным управлением.

Наша УК идет навстречу населению и ищет пути решения, однако данный вопрос необходимо решать на уровне Минобороны во взаимодействии с субъектами РФ. Еще одной проблемой во всех без исключения регионах является работа с задолженностью за потребленные энергоресурсы перед муниципальными поставщиками. Мы не имеем возможности погашать задолженность жителей за счет собственных средств, но, как правило, при посредничестве муниципальных властей удается выйти из сложившейся ситуации. Стоит отметить, что наша компания проводит работы с РСО по взаиморасчету за поставленные услуги, в случае отсутствия прибора учета, в соответствии с постановлением Правительства № 124. Однако зачастую урегулировать объемы потребляемых ресурсов удается только в судебном порядке, что приводит к репутационным и финансовым издержкам компании. Хотя действия общества были детально продуманными и точными, наша организация столкнулась с нападками региональных СМИ, которые, не разобравшись в вопросе, «подливали масло» в огонь. Однако, несмотря на это, нам в большинстве случаев удалось отстоять свою позицию и наладить контакт с гражданами.

«СГ»: Как решается проблема капремонта МКД, находящихся у вас в управлении?

В.А.: Это серьезный вопрос. Капремонт объектов, находящихся у нас в управлении, ни разу не проводился за весь период эксплуатации. Мы часто сталкиваемся с непониманием со стороны населения, которое требует от нас проведения капремонта. Между тем, на основании постановления Правительства № 290 нами был принят перечень услуг и работ, необходимый для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в МКД. Мы осуществляем работы по техобслуживанию и текущему ремонту из средств, поступающих от жителей, и в этих рамках провести капремонт зданий не представляется возможным. К сожалению, Министерством обороны пока не принято решение о порядке формирования фонда и проведения капремонта. Общество совместно с МО проводят работы по включению объектов жилищного фонда в программу капитального ремонта регоператоров субъектов Российской Федерации. Но низкая оплата взносов приводит к тому, что регоператоры в программах капремонта ставят МКД Минобороны России на более поздний срок. В связи с этим техническая эксплуатация таких объектов становится настоящим «сражением» с физическим износом внутренних инженерных систем и конструктивных элементов зданий, требует от эксплуатирующего персонала высокого мастерства и принятия оперативных мер по восстановлению работоспособности здания в целом.

«СГ»: Развиваете ли вы практику энергоэффективных ремонтов?

В.А.: К сожалению, возраст большинства находящихся у нас в управлении жилых домов зачастую превышает все разумные пределы, некоторые из них имеют признаки аварийности. В такой ситуации вопрос энергоэффективности переходит скорее в плоскость капремонта, который в свою очередь часто является нецелесообразным — такие объекты обычно расселяются и консервируются. К сожалению, вопросы энергоэффективности только частично входят в обязанности УК. Основной проблемный вопрос, с которым мы сталкиваемся при реализации энергоэффективных мероприятий, — необходимость согласования плана работ с единоличным собственником, частными собственниками, а также географическая удаленность фондов. Классический пример — установка общедомовых приборов учета. Обязанность его установки лежит на собственнике, а не на управляющей компании, но в случае его отсутствия мы не получаем экономический эффект от проводимых энергоэффективных мероприятий при том, что несем затраты на их реализацию. Тем не менее мы ежегодно в ходе подготовки к отопительному сезону производим замену устаревшего оборудования инженерных систем на более современное (водоподогреватели, насосы, отопительные приборы, трубопроводы, осветительные приборы и т.п.), применяем датчики движения в местах общего пользования и проводим другие мероприятия, которые позволяют экономить ресурсы.

«СГ»: Одним из возможных направлений деятельности управляющих компаний является оказание жильцам дополнительных услуг. Делаете ли вы что-то в этом направлении?

В.А.: Да, мы работаем в этом направлении. У нас есть официальный сайт https://guzhf.ru, и мы сейчас прорабатываем возможности запуска сервиса «электронная оплата услуг», благодаря которому можно будет заказать или оплатить ту или иную услугу, не выходя из квартиры. Это позволит также контролировать качество работы мастеров, так как все будет зафиксировано в электронном документе, который будет доступен в личном кабинете. У нас круглосуточно функционирует единая диспетчерская служба, которая готова проинформировать каждого обратившегося гражданина по любому вопросу, касающемуся управления. Также действует приложение, доступное на iOS и Android, где каждый гражданин сможет самостоятельно контролировать свой расход денежных средств на услуги ЖКХ.

«СГ»: Что, на ваш взгляд, нужно изменить в законодательстве, чтобы сделать работу УК эффективнее?

В.А.: Жители и контролирующие деятельность УК надзорные органы зачастую предъявляют компании претензии по всем проблемам, сложившимся в жилищном фонде. В связи с этим считаем целесообразным доработать нормативные документы, предусматривающие более четкое разделение обязанностей сторон.

Цитата в тему

На сегодняшний день в центральном управлении и обособленных подразделениях квалифицрованных специалистов не хватает . Вместе с тем мы заинтересованы в подборе профильных кадров — инженерно-технических работников по эксплуатации зданий, экономистов по работе с ресурсоснабжающими организациями и т.д.

Справочно

В связи с принятым Министерством обороны решением о реорганизации системы управления жилищным фондом министерства объекты со 100-процентной государственной собственностью переданы в Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центральное жилищно-коммунальное управление» (ФГБУ «ЦЖКУ») Министерства обороны РФ.

Автор: Алексей ЩЕГЛОВ

Россия > Недвижимость, строительство. Армия, полиция > stroygaz.ru, 22 марта 2018 > № 2555903 Валерий Абраменков


Россия > Армия, полиция. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 22 марта 2018 > № 2554127 Андрей Курносенко

На особом контроле.

Гостем программы «Прямой разговор» в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» стал начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России генерал-майор полиции Андрей КУРНОСЕНКО.

- Андрей Анатольевич, расскажите о важных итогах 2017 года.

- Нам удалось сохранить положительную динамику по основным направлениям оперативно-служебной деятельности. Подразделениями службы выявлено более 70 тыс. преступлений экономической направленности. Каждое третье из них было совершено в крупном и особо крупном размере. Более чем на 20 % возрос объём возмещения ущерба, а это почти 100 млрд рублей.

С участием сотрудников главка выявлено более 400 значимых преступлений, 126 из которых коррупционной направленности. Специалистами ГУЭБиПК проведено свыше 60 ревизий и исследований документов, по которым определён материальный ущерб государству на сумму, превышающую 20 млрд рублей.

- Некоторое время назад огромные убытки государству приносила неуплата налогов. Снизилось ли сейчас количество людей, которые не платят налоги? Какова последняя статистика по этому виду нарушений?

- Действительно, ещё три-четыре года назад данный вопрос стоял крайне остро. Однако за последнее время главком во взаимодействии с ФНС России предприняты меры, которые дали положительные результаты.

На особом контроле находится работа по возмещению выявленного ущерба. В прошлом году по результатам мероприятий с участием сотрудников полиции возвращено в бюджет свыше 90 млрд рублей, что составляет более половины от общей суммы доначислений по результатам выездных налоговых проверок. Необходимо отметить, что органы полиции занимаются проведением проверок только в отношении лиц, умышленно уклоняющихся от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере. С учётом этого в 2017 году возбуждено 5235 уголовных дел о налоговых преступлениях.

В настоящее время действуют нормы, в соответствии с которыми лицо, добровольно возместившее в бюджет суммы неуплаченных налогов, освобождается от уголовной ответственности. Многие предприниматели пользуются этим правом. Как результат, в рамках расследования уголовных дел о налоговых преступлениях в 2017 году добровольно возмещено более 40 млрд рублей.

- Один из видов преступлений, раскрытием которых занимается ваш главк, - хищение добытых нефти и газа. Много ли подобных случаев сейчас встречается в практике? Каков механизм такого промысла?

- Службой на постоянной основе проводится работа по выявлению и пресечению хищений нефти и газа из трубопроводов.

Если хищениями газа промышляют в основном потребители путём несанкционированных врезок в газопроводы, а также умышленного повреждения приборов учёта потребляемого газа, то кражами нефти из трубопроводов занимаются, как правило, организованные преступные сообщества, оснащённые специальным автотранспортом и дорогостоящим оборудованием, имеющие отлаженную сбытовую сеть. Организаторами преступной деятельности привлекаются квалифицированные специалисты для изготовления высокотехнологичных врезок и прокладки отводов, электрогазо­сварщики, операторы установок направленного бурения.

Похищенное сырьё аккумулируется на перевалочных пунктах и базах в промышленных зонах, где из него производятся кустарные нефтепродукты, на них оформляются «липовые» документы, и «легализованный» таким образом товар поступает на автозаправки, владельцы которых сознательно зарабатывают за счёт реализации этого низкокачественного, но более дешёвого топлива.

Хищения нефти из магистральных трубопроводов являются достаточно распространённым преступлением. Так, по данным крупнейшего российского оператора магистральных нефтепроводов ПАО «Транснефть», в 2017 году выявлено 289 несанкционированных врезок в магистральные трубопроводы.

Мы достаточно успешно противодействуем подобным преступлениям. Нашими сотрудниками только в прошлом году пресечена противоправная деятельность межрегионального преступного сообщества, участники которого занимались хищением нефти из магистральных нефтепроводов и её дальнейшей реализацией на территории Республики Коми, Ханты-Мансийского автономного округа, Краснодарского края, Тюменской области и Московского региона. В ходе проведённых мероприятий выявлена кража нефти объёмом более 13 тыс. тонн. Общая стоимость похищенного составила 292 млн рублей. Преступники задержаны.

- Ещё одна актуальная тема для граждан - это финансовые пирамиды. Как построена работа главка в этом направлении?

- Деятельность организаторов финансовых пирамид несёт серьёзную угрозу экономической и социальной безопасности России. Вместе с тем анализ оперативной обстановки показывает, что в настоящее время она всё же не имеет того масштаба, как в начале 90-х годов прошлого века. Основными причинами снижения криминальной активности являются утрата доверия населения к подобным структурам и эффективная работа правоохранительных органов.

Принимаются меры и по повышению финансовой грамотности населения. В результате принятых мер только в минувшем году выявлено 50 преступлений данной категории, в том числе квалифицируемых по статье «Организация преступного сообщества». Сумма причинённого вкладчикам ущерба от деятельности подобных организаций составляет десятки миллиардов рублей.

В качестве примера приведу ликвидацию преступного сообщества, которое на территории 17 регионов Российской Федерации создало 22 кредитно-потребительских кооператива. Они были объединены общим центром управления и представляли собой классическую ОПГ. Сумма привлечённых денежных средств вкладчиков составила более 9 млрд рублей. Количество обманутых пайщиков превысило 25 тыс. человек.

В настоящее время восемь организаторов и активных участников преступного сообщества арестованы, проводятся следственные действия. Уверен, что наказание для винов­ных будет весьма суровым. Многие потерпевшие вкладывали в эту пирамиду свои последние накопления.

- Давайте поговорим об одной из главнейших задач для всех правоохранительных ведомств в условиях нынешних реалий - противодействии финансированию экстремизма и терроризма. Каковы результаты главка в этом направлении? Как построена работа с другими ведомствами?

- В 2015 году в Управлении «Ф» ГУЭБиПК МВД России создан отдел по противодействию легализации доходов, полученных преступным путём, финансированию терроризма и экстремизма.

Совместно с ФСБ России, Росфинмониторингом и Следственным комитетом Российской Федерации на постоянной основе проводится комплекс мероприятий по выявлению лиц, занимающихся террористической деятельностью, состоящих в незаконных вооружённых формированиях, а также оказывающих им всяческое содействие.

В 2017 году правоохранительными органами раскрыто 100 преступлений, связанных с финансированием терроризма, 26 из них выявили непосредственно сотрудники ГУЭБиПК. Так, в начале прошлого года пресечена деятельность лиц, занимавшихся финансированием террористической деятельности. Группа радикально настроенных приверженцев ислама, состоявшая из граждан России, в 2015 году выехала в Сирийскую Арабскую Республику, где присоединилась к вооружённому формированию одной из группировок, входящих в международную террористическую организацию ИГИЛ, запрещённую в России. С территории Сирии они осуществляли сбор денежных средств для оказания финансовой помощи боевикам. По документально подтверждённой информации, сумма, полученная участниками группировки, превысила 2,3 млн рублей.

- С развитием так называемого электронного правительства началось проведение тендеров на оказание каких-то услуг, мероприятий, строительство и т.д. Насколько успешно удаётся бороться с хищением бюджетных средств?

- Анализ имеющихся материалов и уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что посягательства на бюджетные средства в большинстве случаев осуществляются путём необоснованного увеличения цен на материально-технические ценности и оказываемые услуги, а также завышения объёмов выполненных работ, в том числе с использованием служебного положения должностными лицами органов власти и управления, имеющими отношение к выделению, распределению и освоению бюджетных средств. Например, сотрудниками главка выявлен факт превышения должностных полномочий бывшим министром здравоохранения Северной Осетии - Алании при расходовании бюджетных средств. Республиканский Минздрав заключил государственный контракт с коммерческой организацией на разработку проектно-сметной документации по строительству в городе Владикавказе регионального сердечно-сосудистого центра. К заявленному сроку окончания работ организация не выполнила обязательства по контракту, однако министр здравоохранения акты приёмки якобы выполненных работ подписал. Всего на счёт фирмы было необоснованно перечислено более 26 млн рублей.

Всего же в прошедшем году в бюджетной сфере выявлено 4697 преступлений, 2,5 тыс. из которых коррупционной направленности. Размер причинённого ущерба превысил 17,7 млрд рублей, он возмещён на 40 %.

Считаю эту долю недостаточной. И над решением данной проблемы мы сейчас активно работаем. Подписан совместный приказ МВД России, Следственного комитета Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в котором определены конкретные меры по повышению эффективности возмещения причинённого государству ущерба.

- Проблемой номер один в российском обществе до сих пор остаётся коррупция. За последнее время появились громкие уголовные дела с участием министров, их заместителей, губернаторов и т.д. Какова роль полиции в таких случаях?

- Противодействие коррупции является общегосударственной задачей, и её решение возложено на все органы исполнительной, законодательной и судебной власти, а также на правоохранительные органы.

Принятыми мерами удалось достичь определённых результатов. Только по материалам сотрудников нашего главка в прошлом году возбуждено 57 уголовных дел в отношении чиновников высокого уровня. В том числе в отношении заместителя главы Росимущества по земельным отношениям, министра имущественных и земельных отношений Сахалинской области, заместителей губернаторов Волгоградской и Новгородской областей, руководителей ряда межрайонных инспекций ФНС России в различных областях.

- Как много дел выявляется ГУЭБиПК МВД России по нарушению авторских прав? Чего чаще они касаются - музыки, литературы, научных работ?

- Наибольший объём в сфере нарушения авторских прав сегодня приходится на незаконное тиражирование и использование программного обеспечения, аудиовизуальной продукции - как на оптических носителях, так и посредством размещения в сети Интернет. Возросла доля копируемых пиратским образом отечественных программ в области бухгалтерии, проектирования и иных производственных продуктов для ведения бизнеса.

В 2017 году выявлено 6 тыс. преступлений, связанных с незаконным производством и оборотом фальсифицированных и контрафактных продуктов. Зарегистрировано 911 преступлений непосредственно в сфере нарушения авторских и смежных прав. Размер возмещённого правообладателям материального ущерба по ним составил более 81 млн рублей.

Мы понимаем, что приведённые значения - лишь малая часть совершаемых преступлений. Отчасти это обусловлено сложностями в экономике. Покупатели пиратского продукта стараются минимизировать свои бизнес-издержки. Но уверен, со временем ситуация изменится.

- С 2006 года в России действует закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр». Однако регулярно сообщается об обнаружении подпольных казино и т.д. Как ведётся борьба с незаконными игорными заведениями?

- Мы осуществляем планомерную работу по противодействию незаконному функционированию игорных заведений. Приведу пример: недавно пресечена деятельность целой сети законспирированных подпольных заведений на территории Белгородской, Архангельской областей и Камчатского края. В результате масштабных мероприятий выявлено порядка 20 игровых клубов, которые действовали под видом брокерских организаций и управлялись, несмотря на разброс регионов на территории страны, одними и теми же людьми и их представителями.

Лидеры группировки «с нуля» организовывали игорные точки, налаживали их работу, а затем передавали управление своим пособникам. Контроль за деятельностью клубов осуществляли дистанционно: управляющие ежедневно отправляли электронные сообщения с указанием суммы выручки, а также отчёты о количестве клиентов. В дальнейшем полученные денежные средства перечислялись на счета подконтрольных организаций, после чего распределялись между сообщниками. В отношении фигурантов возбуждены уголовные дела, все участники преступного сообщества арестованы.

- В конце позапрошлого года в России прошла волна смертельных отравлений суррогатным алкоголем. После этого был принят ряд решений, в частности, по ужесточению наказания за нелегальную торговлю. Как много сейчас в стране так называемых бутлегеров?

- Борьба с суррогатным алкоголем является одной из важных задач, стоящих перед подразделениями экономической безопасности. Учитывая упомянутые печальные последствия отравлений поддельным алкоголем, для защиты наших граждан государство, в том числе и по инициативе МВД России, предприняло ряд мер, направленных на усиление уголовной ответственности в данной сфере. В июле 2017 года в Уголовный кодекс Российской Федерации введены новые составы преступлений, предусматривающие ответственность за нелегальный оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. В частности, введены статьи: «Незаконные производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», «Незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции» (если это деяние совершено неоднократно), «Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции». Кроме того, за использование для маркировки алкогольной продукции заведомо поддельных акцизных либо федеральных специальных марок теперь предусмотрена ответственность до 12 лет лишения свободы.

В активе службы имеется немало примеров выявления подпольных цехов по производству контрафактного алкоголя, крупных складских помещений с готовым к сбыту суррогатом. Пресечена деятельность 170 подпольных производств по изготовлению такой продукции. Из незаконного оборота изъято свыше 572 тыс. декалитров этилового спирта, 1 млн 272 тыс. декалитров алкоголя.

Всего в 2017 году в данной сфере выявлено 125 тыс. правонарушений, в том числе 2,5 тыс. нарушений, связанных с выпуском и оборотом продукции, маркированной поддельными акцизными марками. Возбуждено более 7 тыс. уголовных дел, составлено свыше 115 тыс. протоколов об административных правонарушениях, по инициативе полиции приостановлено действие 130 лицензий.

- Если говорить о задачах, то какие направления работы главка являются приоритетными в 2018 году?

- Основные усилия подразделений экономического блока сейчас сосредоточены на противодействии системной коррупции, снижении доли теневой экономики, в том числе связанной с незаконными финансовыми операциями, обналичиванием и выводом капиталов за рубеж; декриминализации стратегически важных отраслей - жилищно-коммунального хозяйства, оборонно-промышленного, топливно-энергетического и агропромышленного комплексов, пресечении хищений бюджетных средств. Нам предстоит большой объём работы по многим направлениям деятельности. Руководство страны вкладывает огромные средства в модернизацию инфраструктуры государства - и нам их защищать.

Беседу вели Роман ЧУПРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Наша справка

По итогам совместных с ФНС России выездных проверок доначислено налогов: в 2015 году - 123 млрд рублей, в 2016 м - 157 млрд рублей, в 2017-м - 161 млрд рублей. При этом количество самих проверок ежегодно сокращается: если в 2015 году их было проведено 6,5 тыс., то в 2017-м - 5,5 тыс.

В прошедшем году в целом по стране подразделениями экономического блока МВД России выявлено более 15 тыс. преступлений коррупционной направленности. В суд направлено свыше 12 тыс. уголовных дел о преступлениях данного вида. Размер выявленного материального ущерба от таких преступлений превысил 29 млрд рублей. Изъято имущества и денежных средств на сумму более 21 млрд рублей.

В 2017 году полицией пресечена деятельность свыше 6600 игорных заведений, в том числе 162 казино, 1400 залов игровых автоматов, 657 организаций, которые действовали под видом внебиржевой торговли, и 863 игровых интернет-сайтов. Изъято более 60 тыс. единиц оборудования.

Россия > Армия, полиция. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 22 марта 2018 > № 2554127 Андрей Курносенко


Россия > Финансы, банки. Армия, полиция > forbes.ru, 22 марта 2018 > № 2544741 Сергей Титов

Давление в погонах: бизнесмен Вадим Варшавский арестован по делу о мошенничестве

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Бизнесмен подозревается в хищении кредита банка «Петрокоммерц» на сумму более 2,5 млрд рублей. Защита Варшавского считает задержание актом устрашения

Бизнесмен Вадим Варшавский обычно встает в 5 утра и отправляется плавать. Вероятно, так и началось его утро во вторник. В полдевятого он выехал из загородного дома на Рублевке и был на пути в Москву. На подъезде к МКАД автомобиль Варшавского догнал полицейский патруль. Включив сирену, полицейский потребовал прижаться к обочине и остановиться.

Дальше события развивались стремительно. Из полицейского автомобиля выскочили двое автоматчиков, выволокли Варшавского с его охранником и водителем из машины и уложили мужчин в грязь. Из салона за происходящим наблюдал внук Варшавского, которого бизнесмен хотел завезти в школу по дороге в офис. Оперативники усадили Варшавского в свой автомобиль и увезли на Петровку. Оказалось, что Варшавский подозревается в хищении 2,5 млрд рублей из банка «Петрокоммерц».

Из свидетеля в подозреваемые

Варшавский не в первый раз сталкивается с оперативниками. В конце 2016 года следователи нагрянули с обысками в его загородный дом. По делу «Петрокоммерца» изъяли деловую документацию и электронные носители информации, писал «Коммерсант». Обыски также прошли в его московском офисе и квартире дочери. Самого Варшавского доставили с Рублевки на допрос в Главное следственное управление ГУ МВД по Москве в качестве свидетеля. Это подразделение и возбудило уголовное дело в мае 2016 года по заявлению ФК «Открытие» (в 2013 году купил «Петрокоммерц»).

Судя по всему, к моменту задержания во вторник Варшавский был переквалифицирован из свидетеля в подозреваемого. «Полицейские установили, что указанный гражданин совместно с соучастниками разработал план, направленный на завладение денежными средствами кредитно-финансового учреждения», — говорится в официальном заявлении на сайте МВД. По версии следствия, между предприятием, владельцем которого был Варшавский, и «Петрокоммерцем» был заключен кредитный договор, обязательства по которому подозреваемый не выполнил, а деньги (более 2,5 млрд рублей) присвоил. Вечером в четверг суд арестовал бизнесмена до 20 апреля.

Ранее Варшавский говорил Forbes, что поводом для уголовного дела стал кредит Златоустовскому металлургическому заводу (ЗМЗ), который входил в основанную бизнесменом группу «Эстар». Из данных картотеки судебных дел следует, что в 2012 году «Петрокоммерц» выдал ЗМЗ 2,8 млрд рублей под поручительство Варшавского. Правда, суды признали сделку недействительной, а Верховный суд, куда обратилось «Открытие», отказался пересматривать дело.

В своем решении Верховный суд указал, что «Петрокоммерц» фактически не собирался предоставлять деньги ЗМЗ. В тот же день, когда деньги поступили на счет предприятия, они через цепочку компаний вернулись в банк. Следствие проигнорировало судебные решения, считает адвокат Варшавского Константин Степанов. В своем заявлении, поступившем в Forbes, он утверждает, что деньги «Петрокоммерца» «были прогнаны через счета мечеловских компаний», а задержание он называет «актом устрашения» и «способом оказания давления на Варшавского» в связи с его попытками взыскать убытки с «Мечела».

Вопросы собственности

Варшавский развязал войну с «Мечелом» после того, как в 2013 году холдинг перестал помогать предприятиям «Эстара». Владелец «Мечела» Игорь Зюзин F 152 согласился выручить Варшавского, когда его бизнес рухнул в кризис 2008-2009 годов. Но в 2013 году Зюзин отвернулся от заводов «Эстара», так как сам попал под пресс кредиторов.

Варшавский утверждает, что Зюзин обещал отвечать за долги «Эстара», а вместо этого, наоборот, обременил заводы дополнительными обязательствами и навязал невыгодные сделки со своими структурами. Варшавский оценил убытки в 60 млрд рублей и завалил «Мечел» исками. Кроме того, как рассказывал бизнесмен Forbes, он готовит иск на $1 млрд и лично к Зюзину. «Мечел» в свою очередь с 2013 года пытается взыскать с заводов «Эстара» деньги, которые ушли на их поддержку (около $900 млн).

Камнем преткновения является вопрос права собственности на заводы. Ведь кто владел заводами, тот и отвечает за их долги. Варшавский утверждает, что в 2009-2010 годах передал все предприятия «Эстара» во владение структур, связанных с «Мечелом». В «Мечеле» же всегда подчеркивали, что холдинг был лишь партнером «Эстара» и никакого отношения к его долгам не имел. Компании, которые участвовали в цепочке по кредиту «Петрокоммерца», также не имеют отношения к «Мечелу», отмечает представитель холдинга.

В «Открытии» считают, что ответственность за кредиты «Эстара» несет Варшавский. То, что «Мечел» владел заводами-должниками, не доказано, говорил сотрудник «Открытия». При этом он признавал, что Зюзин с Варшавским «естественно были в каких-то отношениях, но суть их мы не понимаем». Банк общался с обеими сторонами и в итоге решил, что собственником ЗМЗ был Варшавский, рассказывал собеседник Forbes: «Зачем он тогда давал личное поручительство?» По версии Варшавского, договор поручительства был сфальсифицирован.

Сотрудник «Открытия» отмечает, что в арбитражном споре по «Петрокоммерцу» «точка еще не поставлена». По его словам, «Открытие» направило зампредседателю Верховного суда Олегу Свириденко жалобу на отказ в пересмотре судебных дел по кредиту «Петрокоммерца». В картотеке судебных дел действительно зарегистрирована жалоба «Открытия» от 27 сентября 2017 года.

Россия > Финансы, банки. Армия, полиция > forbes.ru, 22 марта 2018 > № 2544741 Сергей Титов


Россия. ДФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > redstar.ru, 21 марта 2018 > № 2604335 Александр Левинталь

Очередь в детсады иссякнет к сентябрю

Руководство Еврейской автономной области держит этот вопрос на особом контроле.

ЕАО – один из динамично развивающихся регионов на востоке страны. Но это ещё и место службы, проживания наших солдат и офицеров, членов их семей. О том, каково их социальное самочувствие, в интервью «Красной звезде» рассказал губернатор ЕАО Александр ЛЕВИНТАЛЬ.

ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА

– Александр Борисович, насколько актуальны сегодня для региона вопросы обеспечения местами в детских садах детей военнослужащих? Знаю, что недавно вы принимали участие в совещании, которое посредством видео-конференц-связи провёл врио командующего

войсками Восточного военного округа генерал-лейтенант Александр Чайко. Как раз на этом совещании и поднималась эта тема…

– Сразу скажу, что мы занимаемся вопросами социальной защищённости военнослужащих в тесном взаимодействии с командованием Восточного военного округа. Это касается и льготного обеспечения детей военнослужащих местами в детских садах. Что касается очереди в садики, то эта проблема полностью будет снята по моему поручению до сентября этого года. У нас сегодня есть малыши в возрасте до двух лет, которые, по факту, хотя и действительно стоят в льготной очереди, но места в садиках им пока ещё не нужны в силу слишком малого возраста. А вот 41 ребёнку в возрасте от двух до трёх лет места в муниципальных садах будут предоставлены в сентябре этого года. Эта дата как раз совпадает с желанием родителей отдать их в детские сады в 2018–2019 учебном году.

Хочется отметить, что в области полностью ликвидирована очередь для малышей от трёх до семи лет. Таким образом, полностью выполнена приоритетная задача, поставленная Президентом России. Следующий шаг – обеспечить семьи местами в яслях. Эту задачу как приоритетную выделил глава государства в Послании Федеральному Собранию. В конце февраля этого года распоряжением Правительства РФ Еврейской автономной области выделен межбюджетный трансферт в размере более 44,7 миллиона рублей на создание дополнительных мест в ясельных группах дошкольных учреждений.

Планируем создать более 60 мест в детских садах для малышей в возрасте от двух месяцев до трёх лет. А всего за последние пять лет в регионе открыто 6 новых детских садов на 595 мест. И ещё 755 введено в уже существующих дошкольных учреждениях.

После доклада вице-губернатора региона министру обороны России генералу армии Сергею Шойгу о решении в ЕАО задач обеспечения детей военнослужащих местами в детских садах у нас побывал врио командующего 35-й армией, входящей в состав Восточного военного округа, генерал-майор Виталий Дмитриенко. Он ознакомился с ситуацией на месте, по результатам визита поблагодарил руководство области за внимание к вопросам социальной защищённости военнослужащих и дал работе правительства ЕАО в этом направлении высокую оценку.

Мы занимаемся вопросами социальной защищённости военнослужащих в тесном взаимодействии с командованием Восточного военного округа

– Как видим, вопросы, связанные с социальной защищённостью военнослужащих и членов их семей, являются для местных властей приоритетными. Кто в правительстве ЕАО их курирует?

– В правительстве области этими вопросами занимается Комитет социальной защиты населения. Военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, и членам их семей меры социальной поддержки предоставляются в соответствии с федеральным законодательством.

Так, например, единовременные пособия в размере около 25,9 тыс. рублей получают беременные жёны военнослужащих. В течение года за этой мерой поддержки обращаются в среднем от 3 до 5 человек. Ещё одно ежемесячное пособие в размере 11 096,76 рубля – на ребёнка военнослужащего, проходящего военную службу по призыву. В среднем его получают 15–20 человек в год. Выплаты производятся с применением районного коэффициента, который установлен в населённом пункте, где проживает семья.

Дополнительные гарантии в виде пособий и компенсации получают постоянно проживающие на территории области ветераны боевых действий. А также в соответствии с областным законодательством семьи погибших или умерших военнослужащих.

– А что с рабочими местами в гарнизонах, расположенных на территории области? Есть где работать офицерским жёнам?

– Если говорить о женщинах, которые сегодня не трудоустроены, то их 32, и все они пока ещё находятся в отпуске по уходу за ребёнком. Безусловно, каждой из них адресно окажут помощь по мере обращения в службу занятости населения за оказанием содействия в поиске подходящей работы. Учитывая наработанный практический опыт, правительство области готово заключить соглашения по организации целевого информирования военнослужащих и членов их семей о ситуации на рынке труда и предоставляемых государственных услугах в области содействия занятости населения с командирами воинских частей, расположенных на территории ЕАО.

СТРОЙНЫЕ РЯДЫ ЮНАРМЕЙЦЕВ

– В регионах всё активнее развивается военно-патриотическое общественное движение «Юнармия». Не отстаёте в этом вопросе?

– Без преувеличения, скажу, что движение «Юнармия» в области очень активно развивается. Оно является приоритетным в воспитании юного поколения и находит живой отклик у ребят. Ряды движения сегодня насчитывают около 450 школьников.

Всероссийские патриотические акции, концерты, митинги – это только небольшая часть мероприятий, которые проходят при участии юнармейцев. Они участвуют в обновлении школьных музейных фондов, поисковой работе. Стараемся привлекать ребят не только в дни учёбы, но и в школьные каникулы. Для них организуем тематические смены в летних лагерях. Это позволяет отвлечь детей от улицы, сделать интересным и содержательным их досуг.

В работе с юнармейцами нам помогают различные учреждения, службы и ведомства – воинские части, полицейские, МЧС, пограничники, госинспекция безопасности дорожного движения, Центр детского творчества, Молодёжный центр «МОСТ», Центр детской и юношеской книги, детско-юношеский центр еврейской культуры, музеи, областная научная библиотека. За что им большая благодарность. Постоянно взаимодействуем с общественными организациями – Средне-Амурским окружным казачьим обществом, Красным Крестом, волонтёрами, советом ветеранов, спортивными организациями.

Объединяют ребят ежегодный региональный форум юнармейских отрядов Российского движения школьников Еврейской автономной области «Юные патриоты России», военно-патриотические игры и военно-спортивные игры «Победа», «Зарница», «Кадеты

Отечества», форум «Боёв волочаевских слава». Активисты движения поощряются путёвками и принимают участие в тематических военно-патриотических сменах во всероссийских детских центрах «Артек», «Орлёнок» и «Океан».

Сегодня в 43 образовательных учреждениях действуют военно-патриотические клубы, которые посещают 1300 человек. В последний год к юнармейскому движению присоединились 28 клубов, действующих в пилотных школах Российского движения школьников. Ежегодно ребят вовлекают более чем в 400 различных мероприятий с общим охватом более 30 тысяч человек.

ВНИМАНИЕ – ВЕТЕРАНАМ

– Недавно вы поздравили участника Великой Отечественной войны, жителя Биробиджана Аркадия Петровича Черных с солидной датой – ему исполнился 101 год. А как в регионе решаются социальные проблемы ветеранов?

– В первую очередь следует отметить, что правительство области постоянно мониторит условия проживания не только ветеранов, но и всех жителей области старше 80 лет. Специалисты службы соцзащиты выясняют, есть ли у них родственники, могут ли люди преклонного возраста себя обслуживать, не нужна ли им посторонняя помощь. Как результат – только в течение 2017 года на социальное обслуживание в области были приняты 163 человека старше 80 лет.

Решать социальные проблемы ветеранов помогают действующие в регионе госпрограммы, например «Социальная поддержка населения Еврейской автономной области». Пожилым людям стараются создать условия для досуга, поддержания активного долголетия, организуют занятия физкультурой и спортом, стараются внедрять и развивать клубную работу.

Очень востребованы у нас в регионе специальные курсы повышения компьютерной грамотности, на которых учат пользоваться персональным компьютером и Интернетом. Обучают в том числе и подопечных всех стационарных учреждений социального обслуживания и домов для граждан пожилого возраста. Это помогает людям преклонного возраста не чувствовать себя одинокими, расширять свой круг общения. Учат пожилых и основам финансовой грамотности, правилам пользования банкоматами, а также современными информационно-телекоммуникационными банковскими сервисами. Остро нуждающимся гражданам пожилого возраста предоставляются меры социальной поддержки в рамках Госпрограммы «Развитие мер социальной поддержки отдельных категорий граждан».

Ветеранам Великой Отечественной войны, нуждающимся в улучшении жилищных условий, предоставляется субсидия на приобретение жилого помещения в собственность, а также единовременная денежная выплата на строительство или приобретение жилья.

Так, за период с 2010 по 2017 год в список нуждающихся в улучшении жилищных условий были включены 334 ветерана. Из них 59 на сегодня сняты с учёта по различным основаниям. На начало 2018 года жилищные условия улучшили 269 ветеранов Великой Отечественной войны. Субсидия на приобретение жилого помещения была предоставлена 267 ветеранам, двоим ветеранам предоставлена единовременная выплата на строительство жилого дома. По состоянию на 1 февраля этого года в списке нуждающихся в улучшении жилищных условий числятся 6 членов семей погибших (умерших) инвалидов (участников) войны. Денежные средства, предусмотренные в 2018 году в Еврейской автономной области, позволят обеспечить жильём двух вдов участников Великой Отечественной войны.

Также мы практикуем в области господдержку в виде субсидирования социально ориентированных некоммерческих организаций ветеранов, которые помогают решать социальные проблемы граждан пожилого возраста. Такая поддержка, в частности, оказывается областному Совету ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов.

ВТОРЫЕ В ОКРУГЕ

– Александр Борисович, на носу весенний призыв…

– И мы к нему готовы. План прошлогоднего призыва, установленный военному комиссариату ЕАО штабом Восточного военного округа, выполнен на 100 процентов. Все ребята отправились к месту прохождения военной службы. Уверен, что в этом году мы справимся с этой задачей не хуже.

Отправка молодого пополнения в ряды Вооружённых Сил проходит ежегодно в рамках весенней и осенней призывных кампаний на областном сборном пункте. По показателям годности призывников по состоянию здоровья регион занимает второе место в ВВО.

Служба в Вооружённых Силах – почётная обязанность граждан, а сильная армия является основой сильного государства, которое может себя защитить. Поэтому, напутствуя призывников, я всегда желаю им честно служить, добросовестно выполнять свой воинский долг и с честью переносить все испытания.

Редакция «Красной звезды» благодарит пресс-службу губернатора ЕАО за содействие в подготовке интервью.

Владимир МОХОВ, «Красная звезда».

Россия. ДФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > redstar.ru, 21 марта 2018 > № 2604335 Александр Левинталь


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 20 марта 2018 > № 2554148 Роман Косарев

Надёжная стража главной магистрали.

Общественный транспорт создан для нашего удобства. Сегодня трудно представить жизнь городов без троллейбусов, трамваев, автобусов, способных в короткие сроки доставить к месту назначения. В мегаполисах же популярностью пользуется метрополитен - надёжное, комфортное и скоростное средство передвижения. Само собой, наиболее развитая сеть подземки действует в Москве.

Миллионы людей ежедневно становятся пассажирами метро, но мало кто, проходя через турникет, вспоминает, что с этого момента он попадает под защиту сотрудников полиции. Они несут службу в вестибюлях и на платформах, обеспечивают безопасность главной транспортной артерии столицы. О том, как организована эта работа и с какими проблемами приходится сталкиваться, в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы беседовали с заместителем начальника УВД на Московском метрополитене ГУ МВД России по г. Москве полковником полиции Романом КОСАРЕВЫМ.

- Роман Александрович, давайте разберём те ситуации, с которыми может столкнуться любой пассажир столичного метро. Возможно, это убережёт кого-то от встречи с неприятностями. Судя по поступающей информации, участились случаи падения людей с платформы. Почему подобное происходит?

- Главная причина всегда одна - невнимательность. Засмотрелся на что-то интересное, зашёл за разметку на перроне, забыв об элементарных правилах безопасности пассажиров, оступился и… ты уже на рельсах.

Если же неприятность произошла, человек упал с платформы, нужно следовать определённым правилам, способным спасти жизнь: лечь в жёлоб жёсткого пути головой по направлению к поезду, закрыть голову руками и постараться не двигаться.

- Избежать трагического финала зачастую помогают именно сотрудники полиции, об этом мы не раз рассказывали. А стражей порядка обу­чают, как правильно действовать в таких ситуациях?

- Для спасения пассажиров, которые перед приходящим поездом падают на рельсы, в первую очередь, наверное, нужны не навыки, а немалое мужество. Согласитесь, можно отлично владеть теорией, но чтобы прыгнуть вниз, спасая чью-то жизнь, требуется подлинная отвага.

Примеров тому можно привести немало. Так, в прошлом году сотрудник нашего управления спрыгнул на пути перед прибытием поезда и, подхватив упавшего пассажира, оттащил того к голове состава, вследствие чего вагоны просто до них не доехали. Министр внутренних дел Российской Федерации наградил смельчака.

Хотя никакими инструкциями это не предусмотрено, но человеческая жизнь дороже, потому сотрудники спускаются на жёсткие пути, закрывают своим телом упавших пассажиров и не допускают их гибели.

- Но всё же специфику работы метро, какие-то основные понятия, например, что такое контактный рельс, как работает эскалатор и т.д., полицейским, наверное, разъясняют?

- Все сотрудники УВД проходят обучение на базе Московского метрополитена, где узнают о самых разных аспектах деятельности этой структуры, в том числе технических особенностях.

- Метро, как и иные объекты столицы, к сожалению, не застраховано от совершения преступлений. Наиболее распространены здесь карманные кражи. Как организована работа полиции по предотвращению таких посягательств?

- Действительно, карманные кражи всегда были основным составом преступлений, совершаемых на Московском метрополитене. Потенциальных злоумышленников во все времена привлекало чужое имущество, и в условиях подземки, при большом скоплении пассажиров, в толчее они постоянно проявляют активность. Самое простое и доступное, что можно украсть, это кошельки и мобильные телефоны. Последние, я бы сказал, с недавних пор даже стали преобладать, поскольку обычно хранятся в легкодоступных местах. А граждане почему-то опрометчиво считают, что достать аппарат из бокового кармана куртки или рюкзака за спиной весьма трудно.

Для борьбы с такими кражами создано специальное подразделение, однако его оперативных сотрудников вы никогда не отличите среди других пассажиров. Такова уж специфика их службы, и своё дело, поверьте, они знают. Не стану углубляться в оперативную кухню, скажу лишь, что, как правило, сыщикам удаётся распознать злоумышленника в плотном потоке людей ещё до совершения преступления. Сказываются определённая выучка, немалый опыт и понимание того, как действуют преступники.

В минувшем году в метрополитене столицы задержаны 146 карманников.

- Но ведь своими силами «перекрыть» все станции и составы полиции не под силу. Как следует поступать обычному пассажиру, если он стал свидетелем карманной кражи, но, опасаясь за своё здоровье, за жизнь, не хочет самостоятельно вмешиваться в ситуацию?

- Хорошо, если есть возможность заснять происходящее на камеру мобильного устройства. Затем обязательно надо обратиться к ближайшему полицейскому, сотруднику метрополитена, которые уже сами знают, что дальше делать.

Совет же пассажирам могу дать один: бережней относитесь к своим вещам. Храните ценности, деньги в труднодоступных для посторонних местах, не демонстрируйте содержимое кошельков всем окружающим при покупке транспортных карт, словом, старайтесь не привлекать внимания к своей поклаже.

- Ещё одно неблаговидное явление в метрополитене - попрошайки. Справедливости ради надо сказать, что их в последнее время стало заметно меньше. Скажите, Роман Александрович, это действительно попавшие в сложную ситуацию граждане или банальные аферисты?

- Чаще всего это люди, которые намеренно ведут асоциальный образ жизни. И им это нравится. Для данной категории граждан правительство Мос­квы создаёт приемлемые условия, например, Центр реабилитации, куда бедолаги могут попасть в любой момент, обратившись к сотруднику полиции или представителям специальных служб метрополитена. В помощи ещё никому не отказывали. Но всё же привычка к подобному образу существования зачастую побеждает.

- Какую роль в пресечении преступлений играет система видеонаблюдения?

- Практически 90 % станций охвачены аппаратурой, позволяющей наблюдать за пассажиропотоком, выделять подозрительных граждан, отслеживать маршрут их передвижения. И всё же для изобличения, к примеру, того же карманника нужна быстрая реакция самого потерпевшего. Чем быстрее человек обратится в полицию, тем больше шансов вернуть похищенное и задержать злодея.

- Сегодня в вестибюлях всех станций установлены металлодетекторы. Насколько эффективны эти технические средства?

- Рамки служат для обеспечения безопасности пассажиров. Они реагируют на большой спектр материалов, с их помощью изымается немалое количество запрещённых для провоза в метро предметов - оружия, взрывчатых веществ и многого другого. В таких случаях после срабатывания датчиков металлодетектора гражданина останавливают, досматривают, устанавливается законность нахождения при нём того или иного предмета.

- Будут ли вводиться ограничения на провоз в метро каких-либо потенциально опасных вещей, например, травматического оружия?

- Хотелось бы напомнить, что в период с 25 мая по 25 июля согласно Указу Президента в связи с проведением чемпионата мира по футболу будет введено ограничение на свободное перемещение как гражданского, служебного, так и охотничьего оружия. Лучше оставить разрешённые «стволы» дома. В противном случае в соответствии с законодательством они будут изыматься на время проведения мероприятий, а составленный административный протокол вполне может послужить основанием для аннулирования лицензии на владение тем или иным видом оружия.

- Есть целые группы экстремалов, спускающихся под землю в поисках острых ощущений. Все мы помним, как популярен у подростков до недавних пор был так называемый зацепинг. Но и сейчас находятся любители пройтись по тоннелю, обследовать закрытые для посторонних объекты метрополитена. Какая ответственность предусмотрена за подобные нарушения?

- С этого года ужесточены административные наказания. Так, минимальная сумма штрафа за проникновение в зону транспортной безопасности составляет 20 тысяч рублей, а максимально можно получить 10 суток ареста.

- Роман Александрович, подводя итог, скажите, какова в целом роль сотрудника полиции в подземке? В чём специфика службы представителей органов внутренних дел в метро?

- Мы выполняем многогранный спектр задач - это и проверка лиц, которые, возможно, причастны к совершению преступлений, и выявление и пресечение правонарушений, и оказание содействия работникам служб метрополитена в обеспечении транспортной безопасности. Словом, всё как «на земле», только в особых условиях главного столичного общественного транспорта.

Беседу вели Роман ЧУПРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 20 марта 2018 > № 2554148 Роман Косарев


Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536597 Мевлют Чавушоглу

Мевлют Чавушоглу: «Турция — лучший союзник для безопасности Европы»

Министр иностранных дел Турции настаивает на участии его страны в борьбе с терроризмом и отмечает, что часть европейцев не хотят понимать проблемы с безопасностью его государства.

Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavusoglu), Le Monde, Франция

Борьба с террористическими организациями вроде «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.)и контроль над миграционными потоками представляют собой два главных вызова для европейских стран на настоящий момент. Турция по-прежнему играет важную роль в международных усилиях по решению этих проблем.

Именно Турция позволила Европейскому союзу справиться с потоком эмигрантов из Сирии. Она не только приняла на своей территории 3,5 миллиона сирийцев, но и спасла жизнь тысячам из них, так как уберегла их от опасного путешествия в Западную Европу через Эгейское море.

Турция была одной из первых стран, которые признали ИГ террористической организацией. Она входит в сформированную против него международную коалицию.

Именно Турция отказала во въезде на свою территорию более 4 000 подозрительных личностей, выдворила почти 6 000 террористов и задержала более 10 000 боевиков ИГ и «Аль-Каиды» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), предприняла огромные усилия для того, чтобы обеспечить безопасность на 911 километрах своей границы с Сирией. При этом некоторые западные страны даже не смогли помешать террористам пройти через их аэропорты.

Необоснованные обвинения в адрес турецких властей

Одна лишь Турция задействовала с 2016 года свою сухопутную армию для борьбы с боевиками ИГ совместно со Свободной сирийской армией. Остальные члены коалиции ограничились символическим присутствием на территории Сирии. Освобождение Джераблуса, Аль-Баба и прилегающей территории турецкой армией в ходе операции «Щит Евфрата» является одним из немногих (если не единственным) достойных подражания примеров: она позволила сотням тысяч сирийцев спокойно вернуться в дома.

Но хорошо ли понимают эту Турцию, на которую фактически опирается безопасность Европы? Правильно ли описываются и оцениваются ее действия? К сожалению, нет.

Отмечаемая в настоящий момент на Западе антитурецкая риторика отчасти является отражением ксенофобии и ненависти к исламу, которые в свою очередь подпитываются попытками западных экстремистов воспользоваться миграционными потоками. Кроме того, ряд не отличающихся скрупулезностью политиков используют «политкорректное» несогласие со вступлением Турции в ЕС как прикрытие для собственной ксенофобской и антимусульманской риторики, которая должна принести им поддержку электората.

Кроме того, эти заявления уходят корнями и в нежелание некоторых принять во внимание всю серьезность угроз, с которыми Турции пришлось иметь дело за последние годы. Эти люди совершенно бездоказательно обвиняют турецкое руководство в авторитаризме и нарушении прав человека. Но какая другая европейская страна смогла бы защитить их лучше Турции, если бы прошла через выпавшие на ее долю угрозы и вызовы: агрессивные действия террористических групп вроде ИГ, Рабочей партии Курдистана (РПК), Демократического союза (ДС) и Отрядов народной самообороны (ОНС), которые взяли под контроль приграничные регионы; кровавая попытка государственного переворота 15 июля 2016 года, которую устроили Фетхуллах Гюлен и его последователи; экономический и социальный груз сирийских эмигрантов, которые размещены на средства турецких налогоплательщиков… На самом деле, ни одна другая страна не смогла бы лучше справиться с таким нагромождением трудностей самого разного рода.

Ликвидация террористов

Турция является членом Совета Европы с 1950 года и подписала Европейскую конвенцию по правам человека. Эта конвенция гарантирует соблюдение турецким правосудием прав всех граждан точно так же, как в других европейских странах. Таким образом, никто не может утверждать, что в Турции эти права защищены меньше, чем где-либо еще в Европе.

В настоящий момент благодаря собственной решимости Турции удается помешать террористическим организациям вроде ИГ или РПК-ДС-ОНС устроить теракт на ее территории. Достижения в борьбе с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена в скором времени позволят турецкому правительству отменить чрезвычайное положение, как это сделала Франция после 189 дней режима ЧП. В настоящий момент Турция демонстрирует полную политическую стабильность и самые высокие показатели экономического роста среди всех европейских стран. Кроме того, она является одним из самых безопасных в мире мест для отдыха туристов, ежегодное число которых приближается к 40 миллионам человек.

Параллельно с работой для достижения политического урегулирования в Сирии, для которого Турция прикладывает все возможные усилия, она ставит для себя приоритетной задачей полную ликвидацию присутствия террористов на границе с этой страной и напоминает тем, кто забыли об этом, что речь идет о границе Европы и НАТО с Ближним Востоком.

Операция «Оливковая ветвь» в Африне против РПК-ДС-ОНС и вынужденных союзников из ИГ будет продолжаться вплоть до окончательного достижения поставленной цели. Турция ни в коем случае не позволит этой террористической организации занять сирийскую территорию у ее границы и сделает все возможное, чтобы те ее союзники, у которых возникла обманчиво хорошая мысль использовать террористов РПК-ДС-ОНС в качестве наемников в предполагаемой борьбе с ИГ, поняли масштабы своего заблуждения.

Они осознают, что Турция была и останется их лучшим союзником для обеспечения безопасности Европы и региона.

Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536597 Мевлют Чавушоглу


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536477 Патрик Бьюкенен

Заказывал ли Путин покушение в Солсбери?

Патрик Бьюкенен (Patrick Joseph Buchanan), The American Conservative, США

Британия пока не установила личность убийцы, покушавшегося на жизнь двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в английском городе Солсбери.

Тем не менее, министр иностранных дел Борис Джонсон уже знает, кто заказал это отравление.

«Мы думаем, что вне всякого сомнения, это было решение (российского президента Владимира Путина) о применении нервно-паралитического отравляющего вещества на улицах Соединенного Королевства».

«Непростительно, — говорит об этом обвинении пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. — Это противоречит здравому смыслу». В воскресенье в таком же духе выразился и сам Путин: «Это полная чушь, бред, нонсенс. Чтобы кто-то в России позволил себе подобные выходки накануне президентских выборов и чемпионата мира по футболу! Это просто немыслимо!»

Путин повторил, что Россия предлагает свое содействие в проведении расследования.

Но Джонсон не сдается; он удваивает усилия.

«Мы предоставили русским все возможности, чтобы те изложили альтернативную гипотезу… а они этого не сделали, — сказал министр. — У нас по сути дела есть доказательства… что Россия не только изучала возможности для доставки отравляющего вещества нервно-паралитического действия с целью убийства, но и создала, а также накопила запасы (примененного в Солсбери) „Новичка"».

Вполне понятно, почему Россию объявили главным подозреваемым. «Новичок» десятки лет назад создали российские военные, а бывший офицер российской разведки Скрипаль выдал русских шпионов МИ6.

Но здесь отсутствует мотив Кремля для совершения данного преступления.

Скрипаля осудили за измену и выдачу русских шпионов в 2006 году. Он провел в тюрьме четыре года, после чего его в 2010 году его обменяли на пойманных в США российских агентов. Если Путин хотел смерти Скрипаля в качестве назидательного урока всем потенциальным предателям, то почему он не ликвидировал его, когда тот находился в российской тюрьме?

И зачем ждать восемь лет после высылки Скрипаля в Англию? И каким образом это убийство на британской земле содействует интересам России?

Путин не глупец. Будучи ветераном разведки, он знает, что ни одно разведывательное агентство вероятного противника типа ЦРУ или МИ6 не стало бы обмениваться шпионами с Россией, если бы Кремль затем начал их убивать.

Здесь уместен знаменитый вопрос Цицерона: «Cui bono?» Кому выгодно это злостное преступление?

Безусловно, в данном случае это не выгодно ни России, ни Кремлю, ни Путину.

После того, как Скрипалей нашли в коматозном, почти в предсмертном состоянии на скамейке возле торгового центра в Солсбери, мировое общественное мнение и западные СМИ подвергают Россию, Кремль и Путина непрестанным нападкам и критике.

Британия отреагировала на это вполне предсказуемо: возмущение, негодование, возмездие. Она выдворила из российского посольства в Лондоне 23 дипломата, которые являются разведчиками. Британцы относятся к Путину как к отверженному и выталкивают Россию из круга цивилизованных стран.

«Россия порвала международный свод правил», — возмущенно проревел министр обороны Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson). Когда его спросили, как Москва может отреагировать на высылку своих дипломатов, тот заявил, что России надо «отойти и заткнуться».

Сторонникам Путина, в том числе, лидеру Лейбористской партии Джереми Корбину, затыкают рты, их подвергают жестоким нападкам, называя соглашателями лишь за то, что они противятся поспешным выводам и суждениям.

Естественно, американцы выступили на стороне своего самого старого союзника, а президент Дональд Трамп ввел новые санкции.

Нас ежедневно убеждают в том, что Путин в 2016 году пытался повлиять на выборы в пользу Трампа. Но если это так, то зачем Путину заказывать столь публичное убийство, вынудившее Трампа отложить в сторону все свои попытки примирения?

Так кому же выгодно это злостное преступление?

Разве не той коалиции, основная часть которой сосредоточилась в нашей столице, демонстрируя непримиримую враждебность по отношению к России и отводя Америке роль продолжателя холодной войны, который должен сдерживать и загонять Москву в угол до тех пор, пока нам не удастся сменить тамошний режим?

Как же должен повести себя Трамп? Выступить на стороне наших британских союзников, но в частном порядке потребовать провести полное расследование и найти убедительные доказательства, прежде чем предпринимать необратимые действия.

Неужели это покушение действительно заказал Путин и Кремль, которые не только отрицают свою причастность, но и осуждают совершенное преступление?

А может, это дело рук каких-то неуправляемых самозванцев, желавших тех последствий, к которым, как им было известно, приведет убийство Скрипаля? Может, это были люди, стремившиеся навечно расколоть Россию и Запад?

Только полный болван мог не знать, к каким политическим осложнениям в отношениях России с США и Британией приведет это злодеяние.

Прежде чем мы начнем действовать, прислушавшись к вердикту Бориса Джонсона о том, что покушение заказал Путин, давайте вспомним следующее.

Мы узнали, что испанцы в 1898 году не взрывали броненосный крейсер «Мэн» в порту Гаваны, что вызвало войну между Испанией и США.

История о нападениях северовьетнамских торпедных катеров на американские эсминцы в Тонкинском заливе, приведшая к принятию Тонкинской резолюции и гибели 58 тысяч американцев во Вьетнаме, оказалась не совсем верной.

В 2003 году мы начали войну в Ираке, чтобы лишить эту страну оружия массового уничтожения, которого, как мы выяснили позднее, у Саддама Хусейна не было. 4 500 американских военнослужащих поплатились своими жизнями за поспешные выводы, а тысячи получили ранения. А сегодня некоторые тогдашние сторонники войны идут в авангарде конфронтации с Россией, громко требуя наказать ее.

Прежде чем мы начнем вторую холодную войну с Россией, которая может привести к войне горячей (чего удалось избежать в годы первой холодной войны), давайте постараемся во всем разобраться.

Патрик Бьюкенен недавно написал новую книгу «Никсоновские войны. Сражения, которые возвысили и надломили президента, а также навсегда раскололи Америку» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever).

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536477 Патрик Бьюкенен


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536541 Семен Кабакаев

Войну на Донбассе можно поджечь за час, решения принимаются не только в Кремле — известный волонтер

Волонтер об агентах Кремля в Украине и жизни на оккупированном Донбассе

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Известный волонтер, координатор проекта «Стоп террор», который занимается изучением и документированием свидетельств российской агрессии в Украине, Семен Кабакаев в интервью «Апострофу» прокомментировал задержание Владимира Рубана, рассказал о социальной ситуации в оккупированных районах Донбасса и привлечении к ответственности людей, которые способствовали российской оккупации.

Апостроф: По поводу истории с Владимиром Рубаном: о неоднозначности этого человека говорили давно. Почему все это произошло именно сейчас?

Семен Кабакаев: Давайте начнем с того, что в 2014 году появились первые пленные. Тогда очень много людей хотели содействовать их возвращению домой, и на этом фоне начали появляться аферисты и агенты России, которые находились на нашей территории и действовали непосредственно от имени тех или иных группировок. Одной из первых и мощнейших групп был «Офицерский корпус», руководителем которого и является Владимир Рубан, который находится под патронатом Виктора Медведчука. Последний является кумом Путина, и поэтому мы понимаем, что стратегия, которую выстраивала эта организация, исходила из Кремля или, по крайней мере, после консультаций с ним.

Владимир Рубан был представлен обществу как генерал, но его очень быстро раскусили и отстранили от дел. То есть под конец 2014 года он уже не имел никакой возможности вести переговоры от государства Украина. Но до 2018 года он контактировал с оккупированными территориями — Игорем Плотницким, Александром Захарченко и другими людьми, которые имели отношение к обмену пленными. Поскольку я занимаюсь вопросами безопасности, то знаю, что когда Владимир Рубан ездил на оккупированные территории, там он выпивал с этими главарями псевдореспублик, поддерживались какие-то неформальные отношения, как с друзьями, можно сказать. На этом фоне в обществе часто поднимался вопрос о том, что он является креатурой Медведчука. Но дело не двигалось (или мы не видели, как оно двигалось), и уже в 2018 году мы видим, что СБУ провела блестящую операцию. Опубликованы доказательства насчет того, какое он вывозил оружие с оккупированных территорий: и минометы, и гранатометы, и взрывчатку, и автоматы Калашникова, патроны… Это беспрецедентный случай за четыре года войны.

— Какое, по-Вашему, будущее у этого дела?

— Что будет с Владимиром Рубаном, покажет следствие, но то, что он является одной из креатур российских спецслужб, с которыми сотрудничает Медведчук, понятно на 100%. Мы также должны понимать, что он действовал не один. Это целое сообщество, которое работает в Украине, здесь есть исполнители, политики вроде Надежды Савченко (разговор состоялся до того, как генпрокурор Юрий Луценко обвинил Савченко в подготовке теракта в Верховной Раде — «Апостроф»), которая тоже входит в пул Медведчука. И неизвестно, какие еще акции они запланировали, кроме тех терактов, о которых отчиталась СБУ.

Я думаю, мы должны осознавать, что в каждой сфере есть те или иные представители России. Через таких людей, как Рубан, Медведчук, Савченко, Королевская, еще часть «Оппозиционного блока», который остался после Януковича, эти люди влияют и на бизнес, и на политическую ситуацию, и на гражданское общество. При каждом министерстве есть так называемые общественные советы, и, по результатам нашего мониторинга, почти во всех этих советах есть люди Королевской или Медведчука. Еще одна из подобных организаций — матерей и жен бойцов АТО, которая курируется Надеждой Курамшиной, которая тоже является креатурой Виктора Медведчука. Поэтому выводы нужно делать самим и понимать, кто эти люди, на кого они работают и как хотят дестабилизировать ситуацию в Украине.

— Если не один месяц и не один год было понимание, кем является Владимир Рубан, почему эта история появилась только сейчас? Если государство знало, кто это, почему не было ответных действий? А если не знало, то чем тогда занимаются спецслужбы?

— Каждое дело разрабатывается не за один месяц. В 2014 году, например, можно было списать некоторую невнимательность на хаос, который наступил с началом войны, ведь никто не знал, как действовать, и только начиная с 2015 года люди пришли в себя и стали следить за всем. На разработку подобного дела нужно как минимум год-два. Надо «вести» человека, смотреть, где он берет деньги, ведь должны быть спонсоры, политический и практический кураторы, подчиненные и так далее.

То есть вся оперативно-розыскная работа проводится по меньшей мере год, чтобы собрать доказательную базу, которая не развалится в суде. Если брать весь период времени, то год мы даем на весь хаос, который происходил, никто не занимался, например, Рубаном, только где-то через полгода начали разбираться, что все ниточки идут к России. Два года для разработки дела — это нормальный срок для цивилизованного мира, ну и плюс-минус, возможно, у следователей были какие-то задержки, поэтому средняя продолжительность такого дела является нормальной.

Почему именно сейчас? Думаю, СБУ несколько месяцев отслеживала, где будет склад, а теперь уже, понимая, что идет подготовка теракта и допускать это нельзя, решила остановить все.

— Вы не рассматриваете это еще и как политический привет куму Владимира Путина?

— Знаете, Виктор Медведчук должен быть уничтожен как политическая фигура вообще, выведен из украинского общества, ему надо перекрыть все возможности влияния на бизнес-процессы, формирование общественного мнения и политической позиции истеблишмента. Это враг нашего государства, который работает на государство-агрессора. Он на нашем поле только потому, что в свое время перед Петром Порошенко поставили вопрос ребром: или Виктор Медведчук входит в число переговорщиков и занимается вопросом освобождения пленных, или этого освобождения не будет. Я это знаю из собственных источников. Так же был введен Кучма, потому что эти люди лояльны и с ними комфортнее сотрудничать, чем с теми, кто, например, прошел войну и патриотически настроен. Хотя, например, Леонид Кучма, как я вижу, заботится об интересах Украины. А вот господин Медведчук — это просто человек Кремля внутри нашего государства, и через него они могут диктовать свои условия.

— Как Вы думаете, реально, чтобы Медведчука исключили из минского процесса?

— Я думаю, если СБУ, МВД будут иметь доказательства, что те или иные люди, аффилированные с Медведчуком, причастны к каким-либо терактам, попыткам свержения власти и дестабилизации (то есть повод должен быть очень весомым), то против него можно на законных основаниях заводить уголовные производства и исключать из этих процессов, опираясь на данные следствия. И если так случится, я буду очень счастлив.

— На оккупированной части Луганской области появились очередные ограничения для выезда жителей. Зачем делать «железный занавес», ведь людям нужно как минимум покупать товары? Да и такие меры вызывают недовольство.

— Если отталкиваться от практических шагов, которые делают лидеры террористических образований (а фактически это российские политические образования), то их задача — создавать телевизионную картинку, чтобы вращать ее в информационном поле против Украины и делать так, чтобы люди не убегали с этих территорий. Например, когда я в 2014 году выезжал, они пытались сделать так, чтобы как можно больше людей осталось, потому что люди — это живой щит, за которым можно прятаться и вести огонь из жилых кварталов. Поскольку Вооруженные силы Украины не стреляют по ним, то это очень удобно.

В политическом смысле ограничение на выезд граждан дает возможность показывать в СМИ картинку и сказать, что «преступная украинская власть», «кровавая хунта» не хочет, чтобы эти люди ехали, хотя это не так. Конечно, с какими-то проблемами, но здесь создаются как можно более комфортные условия для переселенцев. Поэтому здесь два аспекта — практический и политический. Создается образ, который на центральных телеканалах России смогут использовать как новости о том, что власти Украины плохо относятся к населению оккупированных территорий. Это продолжается уже четыре года. Это стандартный набор фраз, за которыми ничего нет.

— Кстати, о картинке для СМИ: недавно тамошние «медиа» начали разгонять новость о том, что Киев строит концентрационные лагеря для жителей Донбасса. Зачем уже который год подряд выдавать на-гора такие глупости?

— Надо признать, что Россия очень искусна в информационных войнах. Я считаю, это страна номер один в мире, которая ведет такую политику гуманитарной агрессии: за счет СМИ уничтожается язык, переворачивается история. Медиа — их инструмент, с помощью которого в человеческие головы вкладывают пропагандистские тезисы.

Еще один эффективный способ — создание мемов вроде «хунты», «бандеровцев», «фашистов», «укропов» и кучи других. Эти ярлыки откладываются в мозг так называемого русскоязычного населения, то есть целевой аудитории, дальше их начинают обсуждать, и люди привыкают к ним. Все эти «фильтрационные лагеря» — это такая глупость! Но нужно просто один раз озвучить и подержать тезис в информационном пространстве четыре-пять месяцев, чтобы люди уверовали в него. Они начинают бояться, а страх — это одна из эмоций, которой легче всего манипулировать.

— Какова, по Вашим данным, сейчас социальная и политическая ситуация на оккупированных территориях?

— Нужно понимать, что в течение последних двух лет ситуация на оккупированных территориях стабилизировалась. После уничтожения почти всех полевых командиров, которые не устраивали российских кураторов, за каждое направление начали отвечать ФСБшники, ГРУ, политическое крыло [советника президента России Владислава] Суркова и другие. Нельзя сказать, что на оккупированных территориях есть гуманитарный кризис, нет. Там созданы условия, в которых человек имеет возможность выживать, и этого достаточно, чтобы контролировать все население на оккупированных территориях. То есть людям и не дают сдохнуть, извините за выражение, но и жить тоже не дают, ведь зарплата настолько минимальная, что очень маленький процент граждан может позволить себе покупать мясо или что-то подобное. Все это есть в магазинах: да, оно не очень качественное, потому что оно не из Украины, а из России, например, да, оно какое-то плохое и невкусное и так далее, но все это реально купить. Об этом постоянно рассказывают, но собственно возможности приобрести эти товары у людей нет. Работы нет, большинство людей уехали, почти все производство остановилось, бизнес выехал, так как нет смысла работать, так что там очень трудно заработать. Большинство людей или сидят на пенсиях, или выехали в Россию или Украину, особенно трудоспособное население, которое могло бы работать и приносить какие-то доходы.

Так называемая «власть» поставила людей в такую ситуацию, чтобы они не могли ступить ни налево, ни направо, они боятся что-то говорить, потому что понимают, что в случае протеста против российских администраций, где сидят всевозможные захарченко, их просто расстреляют. Никто не хочет идти против людей с автоматами, поэтому все сидят молча, никому ничего не говорят, страдают. Они поняли, что сделанный выбор оказался обманом, но с этим уже ничего не сделаешь. И поэтому, я думаю (и из общения сделал такие выводы), что все люди, которые находятся на оккупированных территориях, уже решили для себя просто доживать. Потому что те, кто не может уехать, доживают, сидя в этом страхе, который россияне создали через всех этих своих наемников.

— В начале марта произошла попытка объявить очередное перемирие. Позволяет ли динамика на фронте надеяться на реальное прекращение огня в ближайшей перспективе?

— Надо откровенно сказать, что за последние полгода интенсивность конфликта снизилась. Если говорить языком цифр, то один человек гибнет раз в два-три дня, а не ежедневно. Обстрелы происходят постоянно, никто не соблюдает перемирие в полном объеме, но то, что количество атак уменьшается — это факт.

Война продолжается, но не так активно, как несколько лет назад: есть выходы ДРГ на нашу территорию, работают снайперы, динамика колеблется на разных участках фронта. Но даже в таком тлеющем состоянии поджечь ее можно в течение одного часа. Мы понимаем это и готовы к такому развитию событий. Мы ждем решения, которое будет принято или в Кремле, или на переговорах в Минске, или в «нормандском формате». Ситуация завязана не только на военной составляющей, но и на политической. Борьба продолжается также на политико-дипломатической арене, и она является главной — только через эти решения мы будем понимать, будут ли дальше активные боевые действия или нет.

— Организация «Стоп террор» также занималась сбором данных о кадровых российских военных на Донбассе и местных сепаратистах. Много ли у Вас такой информации, и интересуются ли ею украинские компетентные органы?

— В течение 2014-2015 годов мы собрали более 80 тысяч анкет кадровых военных из России и местных боевиков, которые вступили в ряды созданных россиянами формирований. Все это мы передали в правоохранительные структуры. Сейчас всю информацию, которая появляется, мы используем для международных судов как доказательство агрессии России, военных преступлений и преступлений против человечности, чтобы судьи Международного уголовного суда, Европейского суда по правам человека или Международного суда ООН понимали, что речь идет не о гражданском конфликте, а об акте агрессии одного государства против другого. Сейчас мы нарабатываем информацию не в рамках анкеты на одного человека, а более развернуто и системно: где произошло то или иное событие, атака, где заметили кадровых военных, как все связано. То есть это полная хронология событий, которые происходили на Донбассе, с привязкой к датам, времени, месту и человеку, который там был.

— Отечественными судами не так много людей, которые открыто призывали Россию ввести войска и сотрудничали с боевиками, наказаны. Это несостоятельность судебной системы, плохая доказательная база?

— Такие люди, как Голенко, Ефремов, Ахметов, Штепа и другие, которые были творцами нужного России информационного поля в 2014 году и способствовали всему тому шабашу, до сих пор не наказаны. Сел какой-то проклятый Топаз, Штепа вышла, Ефремов сидит в СИЗО, приговоров нет… Это позорище, люди! Позорище, что ни один человек не наказан! Они спокойно живут в Украине или Европейском Союзе, один Ефремов сидит в СИЗО, да и то неизвестно, как и не привозят ли ему сладости из ресторана. Дело может длиться два, три или четыре года, я нормально к этому отношусь, но для того, чтобы оно началось, нужно хотя бы подозрение объявить кому-то! А мы же ничего такого не видим. Когда это начнется? Прошло четыре года, а результата нет. Генпрокуратура и МВД проигрывают, а градус недовольства в обществе растет, это не очень хорошо.

— Чего ожидаете от дела Рубана в этом контексте?

— Я бы не вмешивал его сюда. Во-первых, есть задокументированные факты, а, во-вторых, дело касается войны, которая уже идет. Расшатывание же ситуации в 2014 году — это коллаборационизм, но не подготовка теракта в центре Киева.

— Какое, на Ваш взгляд, значение будет иметь закон, который окрестили «законом о реинтеграции Донбасса»?

— Все, кто говорит, что закон о деоккупации или реинтеграции способствует этим вещам, или глупы, или не знают, или не хотят понять этот закон, или манипулируют. Это закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях». Этот закон написан на языке международного права. Он констатирует, что Россия — это государство-агрессор, определяет, например, режим боевых действий. Согласно документу, на Донбассе проводится рассчитанная на вытеснение агрессора военная операция. Мы определяем, что Россия оккупировала украинские территории и ведет войну.

Этот закон не является реинтеграционным или деоккупационным. Это хорошая опора для наших судов, потому что на его основе они могут выносить решения относительно людей, которые сидят в тюрьмах у нас и должны получить определение статуса: террорист, представитель российских нерегулярных подразделений (иностранные наемники, казаки, частные военные компании) и тому подобное. Международные партнеры, с которыми я общался, очень довольны этим, потому что, наконец, мы определили, кто есть кто.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536541 Семен Кабакаев


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536539 Виталий Портников

Виталий Портников: военный переворот — не фантастика

Неспособность украинского общества согласиться с реальностью иногда просто поражает.

Виталий Портников, Еспресо, Украина

Еще несколько лет тому назад многие украинцы даже не допускали победы на президентских выборах Виктора Януковича — ну не может же наш мудрый народ избрать президентом рецидивиста, в особенности после Майдана 2004 года.

Точно также не могли поверить в возможность нападения России на Украину и оккупацию части нашей территории — ну не может же сильное государство согласиться с таким давлением.

Но у нас нет ни мудрого народа, ни сильного государства. Есть только пассионарная часть общества, которая заинтересована в строительстве государства — но и ее мудрой не назовешь, так падка она на провокации.

Военный переворот в Украине может иметь катастрофические последствия для государства — утрату части территории, разрыв с Западом, разруху и смерть, восстановление полной зависимости от Москвы. Но это не значит, что его не может быть. И это не значит, что его сторонники представляют себе его последствия.

Более того, как это нередко уже бывало в украинской истории, последствия их не сильно интересуют. Их интересует сиюминутное воплощение ненависти в реальные действия. Какая разница, что будет после этого?

То, что человеком, который озвучивает тезис о «целесообразности» переворота, стала Надежда Савченко — и уже поэтому переворот кажется комедией — тоже ошибочный подход. Нам кажется, что перевороты устраивают интеллигентные люди во фраках и с высшим образованием — такие, как Ленин или Троцкий.

Но, во-первых, Медведчук выглядит не хуже Ленина и тоже имеет юридическое образование. А, во-вторых, все те сторонники переворота, которые находились рядом с его организаторами и призывали к революции, были похожи именно на Надежду Савченко, а не на Льва Троцкого. Только вспомните — матрос Дыбенко, матрос Железняков, экспроприатор Джугашвили… Да по сравнению с ними Надежда Савченко — выпускница Института благородных девиц.

И да, эти люди пришли к власти и устроили все, о чем мы теперь знаем из учебников истории — Гражданскую войну, Голодомор, репрессии. И да, большую часть из них экспроприатор Джугашвили, который стал вождем народов Сталиным, расстрелял в 1937 году. И мы теперь причисляем их к жертвам сталинских репрессий.

Бенефициаров военного переворота в Украине тоже может ожидать незавидная участь. Но ни Украине, ни нам с вами от этого легче не будет.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536539 Виталий Портников


Украина. США > Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 марта 2018 > № 2534396 Павел Букин

Букин: Корпоратизацию "Укроборонпрома" нужно готовить, приватизация в условиях военных действий в стране - это множество рисков

Эксклюзивное интервью гендиректора госконцерна "Укроборонпром" Павла Букина агентству "Интерфакс-Украина"

ИФ-У: В 2015 году "Укроборонпром" задекларировал проведение масштабной поэтапной программы реформ с учетом зафиксированных в документах cтратегического оборонного планирования целей по переходу ВСУ до 2020 года на стандарты НАТО, а также озвучил планы о присоединении к действующей для стран-членов альянса системе закупок вооружений. Есть ли на сегодняшний день объективные оценки степени выполнения заявленной реформы "Укроборонпрома", являющейся одним из ключевых звеньев оборонной реформы Украины, реализуемой при поддержке западных союзников? По некоторым оценкам, мероприятия оборонной реформы в целом выполнены Украиной сегодня где-то на 30%.

ПБ: Недавно я приехал из Брюсселя, где проходило заседание рабочей группы в рамках комиссии Украина - НАТО по реформе оборонного комплекса Украины. Были представители всех делегаций при штаб-квартире НАТО. Украинскую делегацию возглавлял глава Межведомственной комиссии по ОПК, замглавы МЭРТ Бровченко, были представители частных производителей из "Лиги оборонных предприятий Украины", и в частности НПО "Практика". Со стороны альянса был озвучен доклад по состоянию оборонной промышленности Украины – их видение. Я не назвал бы его глубоким, этот доклад, это я сообщил и коллегам. Кстати, в докладе были ошибки: например, что "Укроборонпром" подчинен Минобороны, и я обратил на это их внимание. Я не говорю, что это критично.

ИФ-У: Доклад озвучивало американское представительство НАТО? Уточняю, памятуя заявление недавно вошедшего в состав Набсовета "Укроборонпрома", зарубежного советника госконцерна, экс-главы Агентства передовых оборонных исследовательских проектов США (DARPA) г-на Тетера по поводу планов американской стороны оказать многоплановую поддержку реформе.

ПБ: Что касается американского представительства в НАТО, то они высказали большую поддержку тому, что делается в Украине…Одной из проблем в докладе было названо отсутствие транспарентности в ценообразовании в закупках Минобороны. Я обратил их внимание, что Украина является экспортоориентированной стороной в производстве ВВТ: это известная цифра - 85% . И это уникальная ситуация, нетипичная для стран ЕС: внутренний оборонный рынок НАТО достаточно насыщенный и объем внутренних поставок гораздо больше, чем экспортных. У них экспорт – это инструмент внешней политики: решение о поставках в ту или иную страну принимается, прежде всего, из соображений политической поддержки, и уже потом это экономика. Это все связано с транспарентностью и на внутреннем рынке. Я объяснил, что у нас закупки Минобороны осуществляются по цене себестоимости. Если это вывешивать во всеобщий доступ, то экспорт будет, мягко говоря, значительно усложнен: сложно договариваться по цене, когда известна себестоимость изделия. Для многих западных коллег это было сюрпризом, они это фиксировали. Опять же, это все упирается в возможности украинского оборонного бюджета: у нас численность Вооруженных сил – 250 тыс. чел, тогда как в Германии - самый яркий пример – 170 тыс. чел., при том, что население больше в два раза, про бюджет я вообще молчу. Также я пытался объяснить, что у нас уникальная ситуация: мы получили в наследство от Советского Союза большой оборонный блок, который был рассчитан на поддержку всей советской армии. И нам нужно пройти этот период трансформации, в том числе, с поддержкой западных партнеров, партнеров из НАТО.

Я старался донести до экспертов НАТО, то с чем мы сталкиваемся при проведении реформы оборонки на сегодняшний день. Яркий пример, который я привел: ремонтный завод, который осуществляет ремонт техники для Минобороны. На сегодняшний день МО полностью проверяет и контролирует себестоимость товаров и услуг, в том числе комплектующих, устанавливает нормы прибыльности и нормы рентабельности. А размеры зарплат всех сотрудников этого предприятия регулируются отраслевыми нормами МЭРТ. Я задал вопрос коллегам: что тогда концерн контролирует, и за что мы несем социальную ответственность? За какие долги по зарплате, если мы говорим, что мы строим экономическую модель? Эту модель ценообразования, которая существует в рамках ГОЗ, ее сложно назвать экономической или рыночной. Мало того, эта система совершенно не стимулирует руководство оборонного предприятия к уменьшению себестоимости изделия: потом в натуральном показателе, оно получает меньше денег на развитие предприятия. Я не говорю о той коррупционной составляющей, о которой все рассказывают. И я пытался донести: что действующая система изначально создает препятствия для функционирования оборонной отрасли. Наверное, эти нормы, которые есть в ценообразовании в системе ГОЗ, наверное, они заимствованы из Советского Союза.

ИФ-У: Озвучивали ли западные партнеры какие-то оценки относительно темпов продвижения реформы ОПК? Поскольку прозвучавшая оценка в части 30%-ного выполнения реформы, касается всей украинской оборонной реформы в целом. На какие еще минусы реформы, помимо упомянутых Вами, обращали внимание западные партнеры?

ПБ: Думаю, что 30% - это адекватная оценка, и я считаю, что это хорошая оценка. Те минусы, которые были озвучены, это, конечно же, медленный переход на стандарты НАТО. Наши партнеры понимают, что этот вопрос упирается в возможности бюджета. Мы приводили примеры по каждому типу вооружения, вплоть до авиационных платформ, можно понять, сколько это нужно денег. Но двигаться в этом направлении надо, и в первую очередь, переходить на НАТОвские стандарты, там, где у нас есть критические проблемы в импортозамещении. Это наиболее комфортный способ для ВС принять НАТОвский стандарт. Например, дальнобойная артиллерия - есть конкретная проблема с боеприпасами больших калибров. Можно перейти на НАТОвский стандарт, но получить гарантированное обеспечение поставок: и комплектующих и расходных материалов, боеприпасов - т.е. это вопрос комплексный…Также во время заседания задавали вопрос: а как у Вас с ЕС идет сотрудничество в целом? Я рассказал, что с каждой страной ЕС мы работаем, но в рамках ЕС действует т.н. "Кодекс благочестивости" (EU Code of Conduct of Arms Exports-ИФ), который призывает страны аккуратно относиться к развитию сотрудничества в оборонной сфере с теми странами, которые участвуют в вооруженных конфликтах. Поэтому у нас там диалог идет очень медленно. Я привел пример ряда стран, где диалог этот недостаточно быстро развивается по понятным причинам. И понимание этого вопроса у западных коллег есть.

ИФ-У: Думаю, что с учетом сегодняшних имеющихся и в ЕС, и в трансатлантических структурах внутренних противоречий, этот диалог не может развиваться динамично. И мы всегда об этом помним, когда его ведем ....

ПБ: Да, и я не понимаю, в какой стадии сегодня находится подготовка саммита стран-членов НАТО. И эта атмосфера ощущается, когда приходишь в штаб-квартиру альянса. Опять же, ситуация, которая сложилась у альянса на сегодняшний день с Турцией, особенно после сделки по закупке ЗРК С-400 у РФ: НАТОвские коллеги об этом часто вспоминают. Поэтому, если говорить о нашем прогрессе в нашем движении к стандартам НАТО, то я буду пытаться находить те точки, где это можно сделать наиболее быстро, где МО будет наиболее комфортно принять решение. Потому что старые складские запасы, старое стрелковое вооружение, старые платформы - они давят на скорость принятия решения… И опять же, первый вопрос, когда у нас принимаются все нормы: "А приводит ли это к дополнительным затратам бюджета"? И норма проходит, если этих дополнительных затрат нет, а здесь, у нас по каждому пункту дополнительные затраты. И поэтому этот процесс не может идти быстро, и с этим прогресс наш связан.

ИФ-У: А насколько реальны сроки перехода на стандарты альянса в перевооружении ВСУ, зафиксированные в документах стратегического оборонного планирования, к которым мы привязываем в том числе, согласно ранее озвученным оценкам, и сроки проведения международного аудита госконцерна?

ПБ: На сегодня в вопросе проведения международного аудита есть прогресс, и если говорить простыми словами, идет предквалификация участников этого тендера. Я еще не глубоко разобрался с предлагаемой этапностью аудита, но из того, что я понимаю: если мы говорим о юридическом аудите, то в юридическом аудите мы достаточно сильны. И я не хочу, чтобы в результате этого аудита мы получили ту информацию, которую мы и сами знаем, и вышли "сами на себя". У нас уже есть пример аудита, в котором нам рассказали, что нас ограниченный ГОЗ. Для того, чтобы международный аудит был эффективным, аудиторам нужно дать четкое изложение нашей нормативно-правовой базы и нашего видения того, где у нас на сегодняшний день есть проблемы. Чтобы они уже двигались от того, что уже нам понятно… Самая сложная проблема - это то, что я не знаю: будет ли частью аудита технологический аудит. Т.е. если мы говорим, что есть критическая технология, которая нужна ВС, но она устаревшая, например. Как мы получим новые технические решения и рекомендации, как нам организовать производство того, или иного ВВТ, или компонента в сегодняшних условиях, уже в сегодняшних технологиях? Вот это наиболее сложный вопрос. И я для себя не могу ответить, насколько мне тогда нужны первый и второй этапы (юридический и финансово-экономический- ИФ). Они, наверное, нужны, чтобы провести реорганизацию, но когда мы дойдем до третьего этапа, что мы будем дальше делать? Т.е. здесь, наверное, нет другого ответа, кроме мобилизации внутренних ресурсов, и привлечения имеющихся специалистов. Это что касается аудита.

Но здесь есть другой вопрос: у нас есть Государственная аудиторская служба (ГАСУ), есть Счетная палата, которые нам должны эти услуги оказывать бесплатно, как говорится: нужно - подавайте обращение. Юридически для себя я должен ответить на вопрос: как я буду объявлять тендер на закупку консалтинговых и аудиторских услуг, когда у меня есть альтернатива получить те же услуги бесплатно? И есть ли какие-то критерии, что ГАСУ хуже, чем компании "Большой пятерки"? Таким образом, у нас есть ситуация, когда ГАСУ ничем законодательно не хуже «Большой пятерки», и при этом услуги ГАСУ бесплатны, и это приводит к тому, что многие компании госсектора осуществляют закупку услуг внешнего аудита под другими формулировками, которые, по сути, описывают аудит. Это нельзя назвать системным решением проблемы.

ИФ-У: Насколько я понимаю, аудит - это одна из ключевых составляющих программы реформы, одобренной нашими политическими союзниками. Поэтому Вы, вероятно, будете опираться здесь, прежде всего, на политический аргумент.

ПБ: Да, на политический аргумент… Например, мероприятия по аудиту НАК "Нафтогаз" тоже проводились. По сути, торги проводятся на услуги, которые по сути являются аудитом, а называются по-другому. Да, политический аргумент я прекрасно понимаю, но самым простым решением будет, если мы получим отдельно на проведение этих аудитов целевое финансирование от наших партнеров в качестве помощи. Либо это будет решение о еще каком-то формате финансирования.

ИФ-У: Это деликатный вопрос, о котором недавно говорил г-н Тетер. В этой связи, какова Ваша позиция по дискутируемым в корпоративной среде и названным в числе приоритетов обновленного Набсовета "Укроборонпрома" планам создания в структуре госконцерна аналога DARPA? Разделяете ли Вы мнение о наличии политических и иных рисков этого проекта?

ПБ: Да, я понимаю, что рассматривают с этой точкой зрения: и получение инсайда, и в контексте конкурентной борьбы, и в контексте борьбы за нераспространение критических технологий. Мы обсуждали этот вопрос со Згуровским (глава НС госконцерна, ректор КПИ –ИФ), у него есть предложение и я его полностью поддерживаю, что аналог DARPA - GARDA появится в КПИ, и что это будет сделано на базе КПИ. Если говорить упрощенно, это будет подразделение, которое будет собирать информацию о новых технологиях и заниматься их внедрением в оборонку. Мне кажется, это будет органично, и еще раз подчеркнет роль Набсовета. У КПИ на сегодняшний день есть наибольшее количество компетенций в этих вопросах, есть современные подходы. Поэтому я это полностью поддерживаю, и мы будем это внедрять: GARDA родится при помощи КПИ. Я уже не говорю - в КПИ.

ИФ-У: А какова будет роль американской стороны в этом процессе?

ПБ : На сегодняшний день г-н Тетер, как член НС выполняет управленческие функции в рамках компетенций предусмотренных уставом госконцерна. В ближайшее время заработает офис поддержки и начнется работа Набсовета. Моя задача обеспечить постоянную связь между членами НС, жизнью госконцерна и жизнью оборонных предприятий. Г-ну Тетеру на постоянной основе будут созданы механизмы, при помощи которых он сможет осуществлять свою роль как член Набсовета. Что касается экспертной роли г-на Тетера: мы плотно общались с ним в его недавний приезд. Он в течение продолжительного времени возглавлял DARPA и обладает глубокими знаниями в области организации оборонной промышленности, и знает, как свои пять пальцев подходы, которые по данному вопросу есть в США. Мы долго обсуждали имеющиеся модели, включая ту, когда создается частная компания, но технология, которая содержится в ее деятельности, настолько критична, что она управляется государством. Он эту систему знает досконально, и его помощь как эксперта действительно ценна. Часто гениальные вещи лежат на поверхности, и намного быстрее спросить у человека, который знает как это лучше сделать. Поэтому я рассчитываю на его помощь.

ИФ-У: Есть ли какое-то видение, когда эта структура - GARDA может быть создана?

ПБ- Я думаю, и даже не думаю, а наверное беру на себя обязательства, что она в этом году появится уже. В институциональной форме надо немного подождать, потому что мне еще нужно провести определенные изменения в органе управления госконцерна, структурировать его деятельность, и перейти к инновационной составляющей.

ИФ-У: Украина не первая, и не единственная страна, которая проводит реформу оборонной промышленности. Какова стратегия Украины по вопросу степени присутствия зарубежных компаний на украинском оборонном рынке с учетом новых долгосрочных вызовов гибридной войны и потенциала механизма ВТС? Очевидно, что ответ на этот вопрос должен формироваться не хаотично? Есть ли видение того, кто из уполномоченных органов власти будет регулировать этот рынок, или он будет регулироваться другими рычагами? Какова роль правительства в этом процессе?

ПБ. - Видение кусками в стране в целом есть:) Тот механизм, самый важный, который, на мой взгляд, должен регулировать развитие ВТС в новых условиях, это механизм офсета. Чем этот механизм для нас ценен? Он нам позволяет приобрести компетенции, получить оборудование и технологии, вне зависимости от рыночной составляющей: насколько у этой продукции есть перспектива реализации на внутреннем рынке. На сегодняшний день этот механизм у нас не отработан. У нас есть положение, которое обязывает органы исполнительной власти применять офсет при закупках ВВТ по импорту на сумму свыше EUR 5 млн. Создана офсетная комиссия в МЭРТ, но глубже этот вопрос до сегодняшнего дня не проработан. Должны быть конкретные механизмы, конкретные критерии. Я думаю, что в ближайшее время мы этот механизм запустим. Что касается присутствия иностранных компаний на рынке, то, конечно же, первый критерий, который мы ставим инопартнерам, это локализация производств на территории Украины. Это сложный вопрос, который, опять же, связан с объемом нашего внутреннего рынка, с объемом госбюджета, со стабильностью закупок и внедрением этих систем, которые будут производиться, ВС. Но этот вопрос надо ставить. Какой он ни сложный, но мы его будем обсуждать. Т. е. если кто-то заходит на этот рынок, мы хотим, чтобы какая-то часть производства - если не вся, то какая-то часть, была локализована здесь. И наши люди были обучены, работали и внедряли дальше все это в жизнь.

ИФ-У: Одна из ветвей ВТС – это также экспорт и прямые закупки ВВТ. Есть ли видение, какой может быть доля зарубежных поставщиков в перевооружении, а также рисков конфликта интересов с отечественными производителями, в том числе, с учетом возможностей оборонного бюджета?

ПБ. – Мы опять начинаем с грустного, с возможностей бюджета. Те закупки импорта, которые МО осуществляются, они осуществляются тогда, когда нужно закрывать критическую потребность. И планирование также часто осуществляется в критические сроки, когда уже нужно принимать решение. Соответственно, оно потом влияет на качество закупки. Я понимаю, что это не намеренная вина МО, здесь есть множество и внешних факторов, и разобщенности, о которой все говорят. В принципе, президент уже объявил, что в следующем году у нас уже будет гражданский министр обороны, и у нас поменяется вся эта система. Это позитивно, и, кстати, это обсуждалось и поддерживается партнерами из НАТО. Что касается доли импорта, то вряд ли она будет установлена жестко. Но я чувствую, что это будет не меньше 30%. По многим сегментам у нас есть очень хорошие изделия, но очень часто нет современной линии производства, и мы еще плохо знаем иностранный рынок комплектаторов. Очень многие выводы в отраслевых КБ делаются не системно, на основании того, кто что увидел или узнал. Нет подключения к рыночным электронным инструментам, где можно быстро получить информацию, особенно в электронике, где все очень быстро меняется, где постоянно меняется элементная база. Тогда как нужно очень быстро получить информацию, что появилось нового на рынке. На выставках все больше реклама, а лучшее, самое современное, не особо афишируется. Опять же, у стран НАТО есть в первую очередь, ориентация на внутренний рынок. Также как и на сегодняшний день и у РФ - на внутренний оборонный заказ. Объемы там другие совершенно. Поэтому нам нужна интеграция. Если мы говорим, что это осознанный выбор Украины в пользу коллективной безопасности и в пользу НАТО, мы должны быть интегрированы в их системы знаний. Это займет какое-то время… И опять же: та сторона хочет видеть рыночную составляющую, я имею в виду не политические органы, а крупных производителей. Мы хотим видеть составляющую национальной безопасности, в первую очередь. Это все будем совмещать.

ИФ-У: Привлечение частных инвестиций в украинский ОПК, в том числе, зарубежных, - давняя тема, получившая новое осмысление в изменившейся геополитической ситуации, о чем недавно говорил и глава государства. Сформировано ли на сегодняшний день в Украине отвечающее интересам обеспечения этой задачи правовое поле? Какова судьба проекта закона "О гарантировании прав инвесторов и привлечении частных инвестиций на условиях применения механизма государственно-частного партнерства в ОПК", а также анонсированного прежним руководством госконцерна законопроекта "О приватизации предприятий ОПК"?

ПБ : Законодательное поле на сегодняшний день не сформировано. Концерном сделаны первые шаги по созданию правовой базы по привлечению инвестиций в авиационную отрасль. Есть уже первые проекты – с той же саудовской TAQNIA по созданию легкого многоцелевого Ан-132, где уже есть летающий самолет-демонстратор. Мы хотим дать такие же инструменты другим кластерам в составе концерна и в ближайшее время выйдем с пакетом инициатив. Потихонечку уже начинаем это обсуждать по основным моментам, чтобы мы открыли этот путь. С другой стороны я понимаю, что для инвестирования важны и экономические условия: чтобы те предприятия, в которые мы привлекаем инвестиции, чтобы они были здоровые, и были привлекательны для инвестора с точки зрения прогнозируемости получения прибыли, прогнозируемости реализации продукции, окупаемости и доходности инвестиций. С другой стороны, мы понимаем, что должны провести комплекс мероприятий по оздоровлению этих предприятий, по созданию у них прозрачной, четкой кооперационной цепочки. Которая не зависит от директора, или от заместителя директора, или от главного инженера. Чтобы решения в этой кооперационной цепочке принимались исключительно по фактору «цена-качество-время поставки». Это связано, опять же, и с производственной культурой, которая сразу видна, уже по внешним признакам. Как говорят: захочешь узнать, что на предприятии, зайди в столовую.

ИФ-У: Но помимо всех перечисленных Вами базовых экономических условий, должны быть еще и базовые правовые гарантии защиты инвестиций, о чем говорят наши потенциальные зарубежные инвесторы. Чем, на Ваш взгляд, можно пояснить, что названые законопроекты зависли? С их качеством или с нашей вечно конфликтной политической ситуацией?

ПБ: 95% того, что у нас происходит, связано с нашими тремя вечными проблемами: это дураки, дороги, и третья проблема – это РФ. Вот так мы и живем. Пример - одна из очень известных аудиторских организаций из "Большой пятерки" разработала в 2015 году проект закона о государственно-частном партнерстве в ОПК. Мы его сверили – а он является калькой соответствующего Федерального российского закона о государственно-частном партнерстве в оборонной отрасли, только на русском языке, понятно. Т.е., есть разные подходы. Ключевой – добросовестное и системное отношение к делу. Если оно будет, то и преодоление "мистечковости" нашей возможно.

ИФ-У: Следует ли понимать, что выход ОПК на практическую реструктуризацию и уже проговариваемую вслух на высшем уровне приватизацию оборонной отрасли - это вопрос, вероятно, среднесрочной перспективы? В прошлом году МЭРТ уже анонсировал корпоратизацию части предприятий госконцерна, по двум предприятиям авиакластера – ГП "Антонов" и ремзаводу ГП "410 ГА" есть решение Кабмина и уже начата их подготовка к корпоратизации.

ПБ : Да, ключевое слово "подготовка". Чтоб не получилось так, что выходя на рынок, ты это продашь, а потом будешь плакать: или продашь по такой цене, или появится такое предложение, которое изначально обесценит все твои потуги по привлечению инвестиций в это предприятие…Корпоратизацию нужно готовить : нужно создавать и подключать к этим предприятиям возможность использования рыночных инструментов.. По многим предприятиям, включая бренды отрасли, стоит вопрос по модернизации производства, которая усложняется в связи с падением объемов продаж. Если мы говорим, что мы хотим привлечь инвестора, нужно провести аудит…К тому же, приватизация в условиях военных действий в стране – это множество рисков, которые неизбежно повлекут снижение мультипликаторов.

ИФ-У: Какова потребность в инвестициях на модернизацию и подготовку отрасли к корпоратизации и приватизации?

ПБ: На сегодняшний день потребность в инвестициях "можно пощупать" в тех деньгах, которые нужны на подготовку производства. В этом году это примерно 3 млрд грн, которые должны быть выделены из бюджета по линии МЭРТ. Мы уже сверили эти цифры с Минобороны, как с ключевым госзаказчиком, и она уже уменьшилась. Сегодня мы ведем проверку ТЭО предприятий на предмет ожидаемой эффективности освоения выделяемых на модернизацию средств.

ИФ-У: Если мы уже заговорили о производстве: Ваша оценка выполнения отраслевой программы импортозамещения? На кого мы из привлеченных к программе зарубежных партнеров мы сегодня делаем упор, удовлетворены ли Вы наполнением этого сотрудничества? Кстати, НАТО также ранее уже задекларировала импортозамещение, как один из приоритетов сотрудничества с Украиной в ОПК в новой геополитической ситуации.

ПБ.: На сегодняшний день концерном проведена работа на предмет анализа импортозамещения : что нам нужно замещать и где. Это работа еще продолжается, но у нас есть уже не полные, но достаточно объемные каталоги. Моя задача обеспечить, чтобы механизм импортозамещения заработал автоматически. Сегодня могу сказать, что многие предприятия увлекаются возможностью получения каких-либо комплектующих по импорту, и при этом не уделяют внимание тому, а чем же их можно заместить: т.е., живут одним днем. Я хочу внедрить систему, когда предприятие, либо должно обосновать целесообразность закупки импортных комплектующих и невозможность замещения, либо предоставить конкретный план проведения импортозамещения. Эта задача будет возложена на замов по производству. Начнем с металлов и сплавов, а также бронетанкостроения...Опять же, импортозамещение связано с объемами реализации: иногда есть понимание возможности организации производства критически важного компонента, но объемы производства не позволяют говорить о его рентабельности, что создает сложности в поиске инвестора. Но эти проблемы надо показывать, а у многих директоров нет комплексного подхода к решению этих вопросов. Надеюсь, мы его в ближайшее время внедрим.

ИФ-У: Какова Ваша позиция относительно дискутируемого в корпоративной среде вопроса о целесообразности создания единого органа центральной власти по обеспечению государственной оборонно-промышленной и военно-технической политики, управлению ОПК и регулированию оборонного рынка в новых условиях?

ПБ: Мое впечатление, что лучшего механизма, чем межведомственная комиссия по ОПК и ВТС при СНБО за всю историю Украины, которую я имел возможность наблюдать в части ВТС, не было. Все решения протоколируются, принимаются голосованием, учитывается позиция всех уполномоченных ведомств и органов, есть план работы комиссии. На сегодняшний день - это та площадка, где находится оптимальная точка пересечения интересов всех заинтересованных сторон. Если решение принять нельзя, оно просто откладывается для сбора и изучения информации. В отдельных аспектах ОПК и ВТС свою регулирующую роль оказывают также МЭРТ, ГСЭКУ. В мире нет единого шаблона, есть разные модели управления этой сферой с разной функцией государства. Наша модель индивидуальная, она выстроится в ближайшее время. Мы идем на либерализацию системы ВТС в ближайшее время с предоставлением права самостоятельного импорта в целях собственного производства и самостоятельного экспорта производителям на продукцию собственного производства. Выстраиваются правила для частных импортеров: для тех компаний, которые имеют дилерские отношения с одним из зарубежных производителей ВВТ.

Вопрос о гибридном статусе концерна сложный, и уже мне задавался. Я понимаю, что есть определенная конфликтность в том, что концерн - это гибрид органа управления и хозяйствующего субъекта. Есть определенный повод для дискуссии - поговорить, кому он должен быть подчинен: Кабинету министров или президенту.

В сегодняшних условиях мне очень важно, что меня назначал президент, и у меня есть возможность донесения позиции концерна до главы государства, как до Верховного главнокомандующего. Это возможность преодолеть бюрократические препоны, украшенные словами "целесообразность", "нужно", "решено". Сложно будет, если концерн будет вариться в этом водовороте, ведь оборонная отрасль - один из приоритетов сегодня, в условиях состояния войны, - если нас просто вкинуть в этот бюрократический водоворот вместе со всеми предприятиями. Конечно, я хочу, чтобы оборонпром был выделен административно. Мы подотчетны и находимся в оперативном подчинении Кабинета министров, но руководителя концерна назначает президент, и у концерна есть возможность донести свою позицию до администрации президента и до главы государства. Для меня это важно : это скорость принятия решения, и дополнительная возможность обеспечить принятие необходимых решений. Конечно, пройдет время, - это связано и с корпоратизацией, и с возможным изменением обстановки с урегулированием вопроса о возврате Крыма и Донбасса, когда изменится обстановка, и концерн трансформируется и станет обычным хозяйствующим субъектом. Когда-то это произойдет, но до этого времени предстоит очень многое сделать.

Опять же, любую площадку можно извратить до неузнаваемости. Ключевое тут – это добросовестное отношение и план действий.

ИФ-У: А как Вы оцениваете степень риска конфликта интересов между госконцерном и МЭРТ, учитывая, что согласно принятому парламентом в 2011 году закону, вы совместно обеспечиваете управление объектами госсобственности в ОПК?

ПБ: Да, у нас есть условный т.н. институциональный конфликт. Он обусловлен тем, что мы являемся органом управления, но не являемся распорядителем бюджетных средств. Как говорится в армии: "Подальше от начальства, поближе к кухне". И всегда эта опция остается : быть ближе или "к начальству, или к кухне". Я не вижу, что я могу эту ситуацию изменить на сегодняшний день. Наверное, она так и будет зафиксирована. С другой стороны, у меня нет проблем на сегодняшний день в коммуникациях с МЭРТ и первым вице-премьером. После моего назначения мы встретились. У меня есть возможность донести до него суть важных проблемных вопросов. Я не тяну на себя никакие полномочия, а если концерн что-то делает, то я объясняю, зачем мы это делаем.

ИФ-У: Позицию "Укроборонпрома" о целесообразности либерализации системы ВТС Украины и экспорта вооружений в новой геополитической ситуации мы уже обсуждали. А как Вы относитесь к идее передачи военным и силовым госзаказчикам права на самостоятельное осуществление закупок оборонного импорта?

ПБ: Наша позиция : мы это поддерживаем. Мало того, там, где нас попросят, мы окажем помощь МО и другим силовикам в организации и трансфере компетенций. В военные годы мы прошли большую школу и хорошо изучили потребности армии, характеристики необходимого ВВТ, а также заказчиков. Т.е. система отбора соответствующая у нас построена, и под нее сформирован квалифицированный кадровый состав. На первом этапе, однозначно, у всех силовиков, и в первую очередь, МО будут проблемы, с учетом широкого спектра импорта. Меньше проблем будет у СБУ и МВД, Погранслужбы.

Для получения этих компетенций они должны обратиться в уполномоченные органы, но на сегодняшний день, ни в МЭРТ, ни в ГСЭКУ, ни в Кабмин они с официальной позицией по этому поводу не обращались. Есть их позиция, направленная в "Укрспецэкспорт", что МО против работать по импорту по договорам комиссии. А договор комиссии подразумевает, что мы действуем по их поручению, и они полностью видят все ценообразование. Мы оказываем услугу, и за это получаем фиксированную комиссию. Они от этого письменно отказались. Почему? Потому что, наверное, удобно, когда ты установил 1% или 5% рентабельности, а дальше можешь мучить поставщика. В импорте это не настолько критично. Мы и так работали за оборотные средства: все недостатки и скорость госфинансирования компенсировалась за оборотные средства. На самом деле, им так удобно работать : имеешь перед глазами поставщика, мучаешь его, выдвигаешь ему требования, а он их должен адаптировать к иностранному поставщику. Когда ты переходишь на прямые отношения, эти все вещи ты должен будешь утрясать сам. И там очень много вопросов, потому что техника часто сложная. А для того, чтобы вести нормальный диалог и быть вменяемым покупателем, надо иметь инструмент и надо иметь людей. Они их должны будут набрать. А дальше мы упремся: в размер заработной платы, в численность МО, в наличие дублирующих структур в Генштабе и МО. Это предоставление самостоятельных прав импортера заставит МО адекватно реформировать и систему, и структуры. Они собираются это делать. Мы это полностью поддерживаем и будем помогать.

ИФ-У: К вопросу реформ в Минобороны. Сегодня частные и госпредприятия ОПК готовят очередное обращение в Кабмин с просьбой о приведении системы ценообразования на оборонную продукцию к условиям военного времени и отмене веденных МО в 2016 году, ставящих крест на новых оборонных разработках и провоцирующих отток кадров из отрасли, ограничений рентабельности на оборонную продукцию: 1%-по комплектующим, и 20%- по остальным затратам.

ПБ: Ключевое слово здесь: «к условиям военного времени». Привязка нормы рентабельности к себестоимости продукции и контроль госзаказчика - эта модель подвигает руководителя оборонного предприятия к увеличению себестоимости изделия, а частных производителей – подталкивает к вхождению в сговор с поставщиками импорта в составе ЗИМ, для увеличения этой цены и перемещения прибыли за пределы Украины. Это то, что плодит эта система. С другой стороны, есть фактор военного времени. С учетом этого фактора мы просим правительство не уменьшать норму рентабельности по затратам производства с 30% до 20%. Как известно, Минобороны руководствуется ограниченными возможностями своего бюджета, половина которого - это зарплаты, питание, одежда и т.д. А им еще надо решать вопрос пополнения запасов ВВТ, заниматься модернизацией и постановкой на вооружение новых ВВТ. Конечно же, им не хватает денег, и они ищут какие-то доступные механизмы. Но здесь нужно находить какую-то доступную "середину", и с учетом военного времени. Я не прошу сразу отменить сложившуюся систему по ГОЗ, где обновление большого массива нормативной базы требует немалого времени. Поэтому мы просим : давайте оставим хотя бы 30% рентабельности для производства. ГОЗ должен выполнять роль локомотива развития оборонной промышленности.

В Брюсселе мы предварительно договорились, что НАТО в мае проведет семинар по вопросам опыта действующей в альянсе системы закупок ВВТ для своих ВС, а также их опыта формирования цены на оборонную продукцию и контроля за этим процессом…У нас чужая мудрость всегда более авторитетна.

ИФ-У: Вопрос, как к одному из руководителей системы ВТС. Отражает ли сегодняшняя стратегия ВТС Украины на мировых рынках вооружений условия военного времени, а также новые тенденции и приоритеты оборонных стратегий ведущих мировых игроков? От каких факторов будет зависеть потенциальная востребованность известных конкурентным уровнем развития украинских оборонных технологий, в том числе в авиакосмическом и кибер сегментах?

ПБ: Как известно, в условиях военного времени МО получило право вето на все экспортные поставки, если они необходимы для потребности ВСУ или у поставщика есть невыполненные обязательства по ГОЗ. Бывает так, что какая-то поставка не согласовывается: "Это нам нужно", но когда встает вопрос: "Если нужно, то купите", изделие не покупается. Потом выдается аргумент: "Оно нам будет нужно, когда наступит время "Ч", а время "Ч" не наступает. Это, как правило, расходы и потери для предприятий.

Что касается стратегии : я вижу значительное расширение продаж ВВТ Украины на мировом рынке, если у нас появится механизм вхождения в СП и организации международных кооперационных проектов. На сегодня эти возможности у нас ограничены. При условии получения этого механизма, синергетический эффект уже налаженного и перспективного сотрудничества возрастет. Сегодня мы хотим получить возможность организации СП на ряде региональных рынков, самый яркий пример - рынок Таиланда, где обсуждается возможность локализации производства украинских БТР-3 и БТР-4. Сегодня мы ждем выделения финансирования. Когда будет создаваться СП, встанет вопрос о том, как предприятие госконцерна может стать его участником и получать прибыль. Механизма на сегодня такого нет. Мне его нужно создать и закрепить в нормативной базе.

ИФ-У: По каким направлениям, помимо названного, госконцерн планирует выступить с законодательной инициативой?

ПБ: В первую очередь, это нормативные акты, которые должны позволить нам привлекать иностранные инвестиции в оборонную отрасль. В частности, это проект закона "Об обеспечении благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций в ОПК", нацеленный на снятие ограничений, тормозящих привлечение инвестиций. Второй - проект закона "Об особенностях преобразования государственного унитарного коммерческого предприятия ОПК в акционерное общество". Эти законопроекты уже одобрены на заседании Набсовета госконцерна, и уже в ближайшее время будем их передавать на рассмотрение в правительство для последующей подачи в Раду.

ИФ-У: Может ли отразиться на Ваших планах уже начавшаяся предвыборная кампания?

ПБ: Чем больше выборов, тем хуже производственникам:). Слава Богу, что у нас сегодня не парламентские выборы, когда количество бродящих по предприятиям депутатов увеличивается в геометрической прогрессии с каждым днем. Выборы, конечно, влияют плохо на многие процессы: на выборах всегда есть желание понравиться избирателям. В таких ситуациях очень сложно принимать сложные, непопулярные решения. При этом во время выборов нужно срочно гасить задолженность по заработной плате.

ИФ-У: А в целом, на Ваш взгляд, будет ли политическая конъюнктура влиять на ход реформы оборонной промышленности Украины?

ПБ: Думаю, что политическая ситуация влиять не будет. У нас везде, со всеми, включая парламентский комитет по обороне, налажены нормальные отношения. И по ряду первоочередных вопросов мы уже встретили понимание. В частности, мы планируем передать ФГИУ неэффективные предприятия, утратившие значение для оборонки. Поскольку это единственный орган, который имеет весь инструментарий по оздоровлению или по приватизации. Это до 30 предприятий госконцерна, на которых сегодня нет активного производственного цикла, нет продукции. Интеллектуальную собственность этих предприятий по итогам анализа планируется передать в отраслевые НИИ. Такое же мнение у меня, и я обсуждал его, и по Николаевскому "Судостроительному заводу 61 коммунара", на котором нужно выполнить святую обязанность по погашению задолженности по заработной плате и провести увольнение людей…Насколько я знаю, и у местной власти есть планы по развитию этой территории, если она не будет производственной. Кстати, крейсер "Украина" и задолженность по зарплате - это разноплановые вещи: есть вопрос по содержанию крейсера, который находится на балансе Минобороны. За его содержание, которое осуществляется, надо платить… Минобороны не платит за содержание этого крейсера, и даже нет договоров про ответственное хранение всех запасов "быушных" ВВТ, которые хранятся на предприятиях "Укроборонпрома". Это вечная проблема : с одной стороны мы говорим, что имущество разворовывается, а с другой стороны, никто не несет за это ответственность. Почему? Потому что МО или не имеет средств, или не хочет нести дополнительные затраты на хранение всех тех запасов, которые у них есть. А с вопросом хранения связаны еще и вопросы инвентаризации.

ИФ-У: Какими Вам видятся наиболее перспективные направления ВТС, с учетом потребностей армии, а также недавних решений в том числе, США и Канады по активизации ВТС с Украиной? Недавно спецпредставитель госдепартамента США по Украине Курт Волкер озвучил планы Вашингтона по поставкам вооружения Украине на комплексной основе : в рамках помощи правительства США, а также на условиях прямых закупок с учетом потребности ВСУ.

ПБ: Что касается Канады, то сейчас мы ожидаем, что МО формализует по итогам визита главы ведомства в Канаду номенклатуру ВВТ, которая нам нужна от канадской стороны, и будем заниматься обеспечением поставок.

Если говорить о США, то мы очень ожидаем первых поставок ПТРК Javelin. Во-первых, это эффективное и легкое в применении оружие. Легкость в применении - одно из достоинств американской техники, у нее очень хорошо разработаны протоколы ее использования, и даже очень плохо подготовленный человек в состоянии освоить, как ей пользоваться. Наша техника, как правило, требует хорошо обученного инструктора. С другой стороны – поставка Javelin - это сигнал всем партнерам по НАТО, что в Украину можно поставлять летальное вооружение, и мы с нетерпением ожидаем этих поставок.

США и сами не скрывают, что уже были поставки летального вооружения в Украину, которые напрямую осуществлялись производителями, или уполномоченными контрактерами. В основном это стрелковое вооружение. Также по программе международного военного сотрудничества между ГШ ВСУ и ВС США нам были поставлены системы обнаружения артиллерии по траектории боеприпаса ANTPQ.

США являются здесь основным нашим партнером, и мы надеемся, что это сотрудничество станет показателем и локомотивом и для других стран НАТО и ЕС.

Украина. США > Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 марта 2018 > № 2534396 Павел Букин


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2018 > № 2536481 Джон Кириаку

Я попал в тюрьму за разоблачение применявшихся в ЦРУ пыток. Джина Хаспел помогала держать эту информацию в тайне.

Джон Кириаку (John Kiriakou), The Washington Post, США

11 сентября 2001 года я находился в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли. Как и для всех американцев, для меня это событие явилось серьезной травмой, и я сам вызвался поехать в заграничную командировку, чтобы предать правосудию лидеров «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещена в России, — ред.). С января по май 2002 года я возглавлял контртеррористические операции в Пакистане. Моей команде удалось захватить десятки боевиков «Аль-Каиды», в том числе, старших командиров тренировочных лагерей. Одним из боевиков, в захвате которого мне довелось сыграть ключевую роль, был Абу Зубейда: в то время его ошибочно считали третьим по важности лицом в группировке.

К маю того же года ЦРУ приняло решение его пытать. Когда в тот месяц я вернулся в штаб ЦРУ, один из старших офицеров Центра по борьбе с терроризмом спросил меня, не хочу ли я «поучиться использованию более эффективных методов допроса». Я никогда не слышал этого термина и спросил, что он означает. После краткого объяснения я отказался. Я сказал, что не могу использовать пытки из морально-этических соображений и — невзирая на постановление Министерства юстиции — считаю их незаконными.

К сожалению, в правительстве США хватало тех, кто с готовностью давал добро на дальнейшее применение этой практики. Одним из таких людей была Джина Хаспел, которую президент Трамп во вторник назначил новым директором ЦРУ.

Поставить Хаспел во главе ЦРУ значит свести на нет предпринимаемые агентством — и страной в целом — попытки отказаться от практики истязаний. Это назначение адресует сотрудникам ЦРУ простую мысль: участвуйте в военных преступлениях, в преступлениях против человечности, и вас повысят. Забудьте о законе. Забудьте об этике. Забудьте о нравственности и даже о том, что пытки не работают. Идите вперед и делайте свое дело. Мы вас прикроем. А доказательства всегда можно уничтожить.

Хаспел, которую СМИ называют «маститым ветераном разведки», уже 33 года работает в ЦРУ: как в штаб-квартире, так и на руководящих должностях за рубежом. В последнее время, находясь в должности заместителя директора, она изо всех сил старалась избегать публичности. Майк Помпео, покидающий свой пост директора ЦРУ и назначенный новым госсекретарем, похвалил ее «уникальную способность решать поставленные задачи и вдохновлять окружающих».

Я убежден, что в отношении некоторых людей эти слова могут быть справедливы. Но многие из тех, кто был знаком и работал с Хаспел в ЦРУ, включая меня, называли ее «Кровавой Джиной».

ЦРУ не позволит мне привести здесь ее краткую биографию или ставшие достоянием широкой общественности подробности того, как она своей работой содействовала разработанной разведуправлением программе пыток, назвав такого рода детали «в настоящее время должным образом засекреченными». Но я могу сказать, что Хаспел была подопечной и руководителем аппарата Хосе Родригеса, бывшего заместителя директора ЦРУ по операциям и бывшего директора Центра по борьбе с терроризмом, пользовавшегося недоброй славой. И что Родригес в конечном итоге поручил Хаспел дать распоряжения о ликвидации видеозаписей пыток Абу Зубейды. Министерство юстиции расследовало это дело, однако обвинительных приговоров никому не вынесло.

Сотрудники ЦРУ и психологи, работавшие с агентством по контракту, начали пытать Абу Зубейду 1 августа 2002 года. Предполагалось, что используемые ими техники должны носить нарастающий характер и начинаться с удара открытой ладонью по животу или лицу. Но работавшие с ним оперативники решили начать с самого жесткого метода. Они 83 раза применяли в отношении Абу Зубейды пытку, имитирующую утопление. Позднее пытали его лишением сна; неделями держали запертым в большой клетке для собак; помещали его в ящик размером с гроб и, зная об иррациональном страхе, который он испытывал перед насекомыми, запускали туда мелкую живность.

Родригес потом сообщит репортерам, что эти пытки сработали и что Абу Зубейда предоставил ценную оперативную информацию, которая помогла предотвратить атаки и спасла американские жизни. Благодаря отчету о пытках ЦРУ, подготовленному сенатским разведывательным комитетом, и личным свидетельствам производившего допрос сотрудника ФБР Али Суфана мы знаем, что это не так.

Я знал о происходящем с Абу Зубейдой ввиду моего тогдашнего участия в операциях ЦРУ. Я молчал об этом даже после того, как в 2004 году покинул управление. Но к 2007 году мое терпение лопнуло.

Президент Джордж Буш настойчиво убеждал американцев в том, что программы пыток не существует. Я знал, что это ложь. Я знал, что пытки не работают. И знал, что эта практика незаконна. Поэтому в декабре 2007 года я дал интервью ABC News, в котором сказал, что ЦРУ пытало своих заключенных, что пытки были официальной государственной политикой США и эта политика проводилась при личном одобрении президента. ФБР тут же начало вести в отношении меня расследование.

Год спустя Министерство юстиции пришло к выводу, что я не совершал преступления. Но руководители ЦРУ все еще были в ярости оттого, что я обнародовал сведения, компрометирующие агентство. ЦРУ попросило назначенное Обамой новое Министерство юстиции возобновить против меня дело. Дело было снова открыто, и через три года мне было предъявлено обвинение в пяти уголовных преступлениях, включая три статьи, связанные со шпионажем — результат того самого интервью ABC News и последующего интервью The New York Times. Разумеется, я не занимался шпионажем, и эти обвинения в конечном итоге были отброшены, но только после того, как я согласился дать прошение о применении менее серьезного наказания. Я просидел 23 месяца в тюрьме за доносительство.

Но это того стоило. Во многом потому, что сведения о техниках ЦРУ стали достоянием общественности. Так, Конгресс запретил пытки, имитирующие утопление, и прочие методы, которые агентство использовало на секретных объектах. Запрет на пытки теперь является законом страны.

Но если совершенное мною раскрытие программы пыток обернулось для меня тюрьмой, то Хаспел несмотря на свою причастность к ним вот-вот получит повышение в должности. Это решение Трампа вредит моральному духу тех офицеров ЦРУ, которые признают пытки ошибочной мерой. И обнадеживает тех сотрудников, которые по-прежнему считают «более эффективный допрос» в некоторой степени приемлемым. На прошлой неделе я разговаривал с одним из старших офицеров, который сказал: «Чем больше происходит изменений, тем вернее все остается на своих местах». Многим противникам пыток сегодня свойственен такой пораженческий настрой.

Этим шагом президент как будто говорит нашим друзьям и союзникам (а также странам, которые мы критикуем в ежегодных докладах Госдепартамента о нарушении прав человека) следующее: мы называем себя светоносным градом, образцом уважения в отношении прав человека, гражданских прав, гражданских свобод и верховенства закона, но на самом деле все это вздор. Мы говорим об этих вещах тогда, когда нам это выгодно. Мы говорим их, чтобы самим себе внушить, что мы благодетели. Но когда доходит до дела, мы поступаем так, как хотим, к черту международное право.

Смысл назначения Хаспел не ускользнет от внимания и наших врагов. По словам экспертов в области права, американских законодателей и даже самих боевиков, программа пыток и аналогичные злоупотребления в военных тюрьмах в Ираке числились среди самых действенных инструментов «Аль-Каиды», «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России, — ред.) и других зловредных организаций при наборе новых боевиков. Существование пыток побуждало их к действию и сплачивало боевиков вокруг идеи отмщения. Пытки сеяли еще более глубокую ненависть к Соединенным Штатам среди группировок боевиков. Их число множилось. Не случайно перед казнью пленников «Исламского государства» выстраивали перед камерами в оранжевых комбинезонах (подобных тем, которые носили узники тюрьмы в Гуантанамо). Вина за это, по меньшей мере, частично лежит на Хаспел и прочих сотрудниках ЦРУ, которые разрабатывали и курировали программу пыток, поскольку они показали миру, как Соединенные Штаты могут относиться к своим пленникам.

Хотим ли мы, американцы, быть страной, которая подвергает пыткам людей подобно Северной Корее, Китаю и Ирану? Гордимся ли мы тем временем, когда мы похищали людей из одной страны и отправляли в другую, чтобы их допрашивали в секретных тюрьмах? Хотим ли мы быть страной, которая цинично проповедует права человека, а потом исподтишка нарушает их?

Наша страна не может этого допустить. Мы не можем делать вид, что нас это не касается. Мы не можем награждать мучителей. Джине Хаспел не место во главе ЦРУ.

Джон Кириаку — бывший сотрудник отдела ЦРУ по борьбе с терроризмом и бывший старший исследователь сенатского комитета по международным отношениям. Является соведущим программы Loud and Clear на радио Sputnik.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2018 > № 2536481 Джон Кириаку


Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 16 марта 2018 > № 2541823 Леонид Бершидский

У Путина есть проблема с химическим оружием

Леонид Бершидский | BloombergView

"Российский президент Владимир Путин безразлично пожимал плечами в ответ на критику его аннексии Крыма, на санкции за его вмешательство на Украине и нападки за российское вмешательство в выборы в США. Но отмахнуться от возмущения, которое вызвало на международной арене применение химического вещества в государстве, входящем в НАТО, будет гораздо труднее", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

По мнению автора, американские и европейские должностные лица не особенно переживают за Украину. Вашингтону оказалось трудно заручиться содействием европейцев, принимая меры в ответ на вмешательство в выборы. Но нарушение Конвенции о химическом оружии, подписанной 192 государствами, чревато гораздо более серьезными санкциями, чем те, которым Россия подверглась до сих пор.

Пересказав аргументы о непричастности России к отравлению Сергея Скрипаля и его дочери Юлии - выступление российского полпреда Небензи в СБ ООН в среду, автор заявляет, что доводы слабые.

"Утверждения Небензи о веществе "Новичок" тщательно сформулированы так, чтобы отрицать то, чего британская сторона не утверждает", - пишет Бершидский. Разработки проводились в СССР, а не в РФ, программа называлась "Фолиант". "Но это не исключает возможности того, что Россия сохранила как запасы, так и производство этих химических веществ", - пишет он.

"Требования Небензи рассматривать этот инцидент в рамках Конвенции о химическом оружии и силами ОЗХО - еще одна причина считать его аргумент неосновательным", - пишет автор. Химик Вил Мирзаянов написал в своей книге "Государственные тайны" ("State Secrets"), что "вещества (класса "Новичок". - Прим. ред.) A-230, A-232, а также их прекурсоры и бинарные компоненты не включены в список контролируемых соединений в Конвенции".

Если хранение или производство этих веществ не запрещено Конвенцией, России формально "нечего бояться или скрывать", сказал Небензя. Но Бершидский сомневается, что в данном случае международное сообщество предпочтет опираться на букву, а не на дух документа, призванного запретить все химическое оружие массового поражения.

"Остается финальный элемент доводов Небензи - то, что у западных стран, вероятно, были возможности для производства химиката, примененного против Скрипаля, а Россия ничего не выиграла бы от его применения. По-моему, это трудно обосновать. Покушения на людей, которых российская разведка считает предателями (будь то Скрипаль или Александр Литвиненко, в 2006 году отравленный в Великобритании полонием), призваны донести мысль, что предатели нигде не находятся в безопасности. На президентских выборах столь решительные действия могут только помочь Путину: его ключевой электорат одобряет такие демонстрации силы и коварства. Но выборы в любом случае не являются ни свободными, ни справедливыми, так что нет резонов заводить об этом речь. Что касается ЧМ по футболу, отменять его уже поздно, и Англия ничего не предприняла для отзыва своей команды с чемпионата", - пишет автор.

"Великобритания определенно не заинтересована в том, чтобы применять нервно-паралитическое вещество на собственной территории просто чтобы досадить России", - говорится в статье.

Бершидский делает вывод: Запад не будет вести войну из-за дела Скрипаля, но ужесточение санкций внезапно стало возможным.

Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 16 марта 2018 > № 2541823 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2018 > № 2541817 Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский: "Каков будет следующий этап? Вирус? Биологическое оружие?"

Бенуа Виткин | Le Monde

Бывший нефтяной магнат, отсидевший в тюрьме в России с 2003 по 2013 год, возвращается к делу Скрипаля, двойного агента, отравленного 4 марта в Великобритании. Интервью с Михаилом Ходорковским записал журналист французской газеты Le Monde Бенуа Виткин.

"Есть ли у вас причины сегодня чувствовать себя под угрозой?" - спросил журналист.

"Я провел десять лет в исправительном лагере в России, где со мной легко могло что-то произойти. В отличие от Сергея Скрипаля, я никогда не был связан с деятельностью спецслужб, а значит, я не вхожу ни в какую программу по устранению предателей. Если будет создана другая программа, наверное, для меня все станет сложнее", - сказал Ходорковский.

"Когда у вас такой президент, как Владимир Путин, который хвастается обладанием ядерным оружием, способным уничтожить всю планету, любой человек может ощущать себя под угрозой", - считает Ходорковский.

"По поводу убийств есть простой показатель. Путин сам затронул эту тему в случае с Анной Политковской (российская журналистка, убитая в 2006 году. - Прим. Le Monde), объясняя, что ее смерть принесла больше вреда, чем ее журналистская работа", - отмечает он.

"Такое деяние, как отравление Скрипаля, должно быть обязательно одобрено самим Владимиром Путиным?" - поинтересовался журналист.

"Несколько лет назад Путин обязательно стоял бы у истоков подобной операции. Но сегодня, несмотря на видимость, авторитет центральной власти рушится, и такое деяние, безусловно, возможно без его благословения", - ответил собеседник издания.

"Пример того, что случилось в Сирии с наемниками компании Вагнера, говорит сам за себя: эти российские бойцы оказались под американским огнем (7 февраля в Дэйр-эз-Зоре. - Прим. Le Monde), невзирая на то, что штабы двух стран обязаны были координировать свои действия. Не надо недооценивать дезорганизацию власти", - указывает Ходорковский.

"Исходя из этого, я не знаю, что хуже: чтобы Путин начал отдавать приказы о таких операциях против людей, которые уже были наказаны (Сергей Скрипаль уже сидел в тюрьме в России, прежде чем был отправлен в Великобританию в рамках обмена заключенных. - Прим. Le Monde), или чтобы он абсолютно не контролировал свои спецслужбы", - продолжает он.

"Все же я не думаю, что это событие сыграет важную роль в российских президентских выборах. Определенной части населения, по крайней мере в больших городах, демонстрация силы Путина в области ядерного оружия (1 марта во время его обращения к народу. - Прим. Le Monde) не понравилась; это убийство тоже может ей не понравиться. Среди другой части населения господствует идея о том, что предатели получают то, что они заслуживают. И эти позиции достаточно устойчивы. Если дело Скрипаля и будет иметь какие-то последствия, то они будут второстепенными", - полагает Ходорковский.

"Но я понимаю, какие эмоции это дело вызывает в Великобритании и на Западе. Оно развернулось на суверенной территории, пострадали также дочь Скрипаля и полицейский; методы ужасающие... Уже имело место использование радиоактивного полония против Александра Литвиненко (убитого в Лондоне в 2006 году. - Прим. Le Monde). Чего ожидать людям? Каков будет следующий этап? Биологическое оружие? Вирус?" - рассуждает Ходорковский.

"Миру потребовалось время, чтобы понять, что власть в России поддерживается маленькой преступной группой, еще больше времени нужно, чтобы действовать соответствующим образом. Это могло произойти после смерти Александра Литвиненко. Это должно произойти сейчас", - утверждает Ходорковский.

"Часть ответных действий происходит путем работы спецслужб, однако западные руководители должны понять, с кем они имеют дело. С этой преступной группой необходимо обращаться с помощью как политических, так и полицейских методов", - продолжает он.

"Реакция стран Запада в дипломатическом плане представляется вам приемлемой?" - поинтересовался интервьюер.

"Первые шаги были ожидаемы и вполне приемлемы. Но важно параллельно обращаться к российскому обществу, объяснять ему, почему наложены санкции. Дать ему понять, что оно испытывает на себе вред от действий этой преступной группы", - ответил собеседник издания.

Россия. Великобритания > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2018 > № 2541817 Михаил Ходорковский


Россия. Великобритания > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536581 Дмитрий Орешкин

Путину мало не покажется

История с отравлением Скрипаля только начинается.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Отравление Скрипаля произошло с помощью очень сложного вещества, которое на кухне не сваришь и которым нужно уметь пользоваться. Полагаю, британские спецслужбы достаточно квалифицированы, чтобы определить химический состав и источник этого вещества.

Кроме того, британская политика, в том числе и внешняя, хорошо знает цену словам. В отличие от госпожи Захаровой и господина Лаврова. Еще есть такая вещь, как репутация. Не столько благодаря заслугам британцев, сколько благодаря усилиям Захаровой, Лаврова и Путина, в течение последних 2-3 лет репутация Великобритании остается на том же высоком уровне. Разрыв между дипломатиями двух стран так увеличился, что используя политику «слово против слова», слово Захаровой теперь весит в десять раз меньше, чем речь британских дипломатов.

Поэтому уверен, что история со Скрипалем только начинается. И мало Владимиру Владимировичу Путину и его команде не покажется.

Заявление Терезы Мэй о том, что она не приедет в Россию на Чемпионат мира по футболу 2018 повлияет на Путина. По советской традиции, он очень много вкладывает в спортивный пиар. Все неудачи на этом фронте — начиная от разоблачения Олимпиады в Сочи и заканчивая допинговым скандалом в Южной Корее — наносят серьезный ущерб Путину. Главным образом, в международном пространстве.

Но поскольку телевидение в России контролируется, значительная часть населения соглашается, что все эти спортивные скандалы — результат международного заговора. Тем не менее, нужно отметить, что все большая часть российских граждан начинают испытывать сомнения по этому поводу.

В контексте дипломатических правил и персонально для Путина, отказ Терезы Мэй — это серьезный ущерб. Но только в качестве персонального общения с зарубежными коллегами. Российская общественность может этого и не заметить. Есть Тереза Мэй, нет Терезы Мэй — для них это не так важно.

Вот если бы не приехала английская сборная — это стало бы очевидным ударом по престижу России. Но именно на это британские политики пойти не могут, поскольку они говорят, что спорт вне политики и стараются делать то, что говорят.

Так что сборная прилетит. Ну а то, что на трибуне не будет госпожи Мэй — это и не раз бывало. В РФ и на торжественные парады не приезжали, и Олимпиаду в 80-х игнорировали — ничего страшного, путинская вертикаль переживет. Хотя, безусловно, им будет неприятно.

Россия. Великобритания > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536581 Дмитрий Орешкин


Великобритания. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > bbc.com, 16 марта 2018 > № 2531268 Вил Мирзаянов

Вил Мирзаянов: "Новичок" можно синтезировать или украсть, но применить его смогут немногие

Наталка Писня

Русская служба Би-би-си, Вашингтон

В начале 1990-х годов химик Вил Мирзаянов рассказал миру о засекреченной советской программе создания класса отравляющих веществ, известного как "Новичок".

Именно таким нервно-паралитическим токсином, как считают британские власти, были отравлены в Великобритании бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия.

В последние годы Вил Мирзаянов живет в США. Он рассказал Русской службе Би-би-си о создании этого химоружия, его воздействии на организм человека и о том, зачем он пытается сделать эти сведения достоянием гласности.

Би-би-си: Как "Новичок" действует на человека? Какие симптомы?

Вил Мирзаянов: "Новичок" представляет собой следующее поколение нервно-паралитических газов, поэтому он в 10 раз минимум сильнее, чем известные [до этого]. Он в первую очередь поражает нервную систему - то есть отключает центральную нервную систему от функциональных органов человека.

В первую очередь наступает миоз - зрачки сужаются и человек начинает плохо видеть. Это первый признак. Когда работаешь в лаборатории, ты смотришь в глаза своим коллегам и подчиненным, чтобы на всякий случай контролировать, что все нормально. Если зрачки сужаются, то это первый же признак того, что человек получил какую-то дозу этого "Новичка".

Затем, если доза больше, тогда начинаются конвульсии, дыхание прерывается, вообще прекращается, потому что человек как бы забывает дышать. Непрерывные конвульсии и рвота, и затем уже летальный исход.

Би-би-си: Есть ли какое-то противоядие, какой-то антидот?

В.М.: Есть. Первая помощь - это атропин и афин (холинолитические средства, используемые в качестве антидотов фосфорорганических отравляющих веществ - Би-би-си.). Еще были разработаны другие антидоты, более сильные. Они есть, они помогают, чтобы как бы прекратить, остановить действие этого отравляющего вещества. Но! Они не вылечивают человека.

Би-би-си: Есть ли шанс помочь тем людям, которые сейчас в больнице, а именно Сергею Скрипалю и его дочери Юлии?

В.М.: Помочь, чтобы человек не умер. Вот это только. Англичане, скорее всего, ввели, хоть и поздно, атропин или афин в вену и помогли [Скрипалю и его дочери]. Но они уже имеют необратимые повреждения, повреждения своего организма.

Би-би-си: Есть мнение, что "Новичок" может каким-то образом "проявиться" в организме даже через пять лет после того, как произошел контакт с ним. И особенно это касается тех людей, которые присутствовали там на месте, которые были в непосредственной близости - в ресторане, пабе, просто случайные прохожие. Как быть им? Им посоветовали просто постирать свою одежду - этого достаточно?

В.М.: Я думаю, что этого недостаточно. Надо было их исследовать обязательно в клинических условиях и держать там, наблюдать за ними. Увы, эти вещества имеют так называемое отложенное действие.

Это похоже на синдром ветеранов Персидского залива. Если вы помните, в Ираке, когда американские войска туда вторглись, они захватили склады с химическими боевыми отравляющими веществами и начали их варварски уничтожать. Просто подрывать. А при подрыве, увы, уничтожается не больше, чем половина этого отравляющего вещества, все остальное летит в воздух - смешиваясь, абсорбируясь с мелкими твердыми частицами, которые затем ветром переносились на расстояние.

А когда в 200 километрах или в 250, что ли, стояли войска американские, они, скорее всего, подверглись вот такой экспозиции, занесенной ветром. Они не были защищены, поскольку считалось, что раз такое расстояние, то это невозможно, такое никому в голову не пришло.

Но когда они возвратились уже после войны, у них начались проблемы со здоровьем. Американское правительство ни за что не хотело признать этот факт.

Когда я приехал сюда, у меня брали интервью, я подтвердил этот факт, как человек, проработавший в этой отрасли, что есть так называемое отложенное действие. Такие частицы могли сесть на кожу и потом потихонечку проникать и действие такое латентное произвести и необратимые повреждения, которые проявились, когда уже они приехали сюда.

Но со временем, когда мои интервью и другие, в конце концов, воздействовали на правительство Соединенных Штатов, оно, в конечном счете, согласилось выделить, по-моему, порядка 10 млрд долларов на лечение и содержание [бывших военных].

Так что не исключено, что в Англии то же самое может произойти с этими людьми, которые были вблизи или контактировали каким-то образом с этими предметами или с этими господами.

Би-би-си: Но вот им, если у них вдруг возникнут головные боли, конвульсии, сузятся зрачки, как вы говорили, что им делать в такой ситуации?

В.М.: Есть уже, я полагаю, какие-то разработанные методы лечения, хотя я очень пессимистически отношусь к этому.

Мой друг Андрей Железняков, который работал над бинарным вариантом этого "Новичка", поразился во время работы, у него начался миоз. И он так и сказал: "Ребята, я, кажется, попался". И ему ввели антидот и все прочее, но в конечном счете, когда они доехали до Таганки в Москве, он упал просто. И затем его увезли в институт Склифософского, годы и годы его пытались лечить (Железняков, перенесший отравление "Новичком" в 1987 году, стал инвалидом и умер в 1992 году - Би-би-си).

Но понимаете, нет таких методов лечения, ведь больше денег тратят всегда на разработку оружия, чем на лечение от воздействия этого оружия.

Би-би-си: Если говорить о тех мерах предосторожности, которые сейчас принимает британское правительство, предполагается, что нужно сжигать одежду. Насколько это хороший шаг?

В.М.: Это методы дегазации. Сжигание и в Соединенных Штатах, и в Англии, и в России разработано достаточно хорошо. И это не просто сжигание, когда ты сжигаешь и это летит в воздух. Нет, они проходят через соответствующие фильтры-нейтрализаторы сначала, которые препятствуют выходу возможной, все еще не дегазированной, неуничтоженной части отравляющего вещества.

Методы эти известны, они отработаны хорошо. Это подтвердили американцы, например, при уничтожении оружия из Сирии. Они привозили это оружие на корабли, где уничтожали до 30-40%, а потом вывозили на сжигание на какой-то атолл. Там есть специальная установка у них, с этими фильтрами, и там они доуничтожали.

Би-си-си: Когда вы создавали "Новичок" - это было партийное задание? Вы понимали, что это будет страшная история, какими будут последствия для людей?

В.М.: Я хочу сразу сказать, что я не химик-синтетик (специалист, который занимается химическим синтезом - Би-би-си). Я не создатель, я - участник создания этого оружия.

А создал его Петр Кирпичев, мой хороший приятель, со своей группой в нашем филиале в Шиханах (филиал Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГНИИОХТ) "Шиханы" в Саратовской области- Би-би-си). И затем уже, когда это вещество было синтезировано, начались испытания. И вот в этих испытаниях участвовали мои аспиранты, а затем и я.

На самом конечном этапе испытания проходили в ГНИИОХТ в Москве, я был ответственным за все эти анализы, моя подпись была конечной. Таким образом, я участвовал.

Что касается того, почему мы это делали, - это тривиальная работа научных сотрудников института, который разрабатывает боевые отравляющие вещества. То есть цель - разработать наиболее сильные отравляющие вещества, как и все остальное оружие.

Для синтеза имелось тогда специальное правительственное постановление. Затем, когда вещество оказывается перспективным, тогда издается специальное постановление правительства, ЦК КПСС, для его продвижения в качестве вооружения.

Создание вооружения - это уже другой этап. Это называется превращение вещества в оружие. С "Новичком" испытания уже в виде вооружения были завершены в 1989 году на полигоне в Нукусе в Узбекистане. И он был принят в качестве вооружения Советской армии официально.

Би-би-си: То есть Михаил Горбачев, который в 1989 году был у власти, был в курсе и санкционировал все это?

В.М.: Абсолютно. У меня в книге есть все его подписанные постановления про продвижение этого "Новичка".

Би-би-си: Но были разговоры, что разработки были остановлены еще в 70-е.

В.М.: Нет, никто не останавливал, вы что! Ха, видите какая ситуация, СССР официально никогда не разрабатывал химическое оружие. И не испытывал. Это только наши враги делали это, а мы - если и занимались, то защитой, разработкой мер защиты.

Поэтому даже было парадоксальное продолжение: поскольку правительство не признавало, что мы разрабатываем [отравляющие вещества], то у нас не было и привилегий. Мы были как бы вне закона. Шахтеры, понимаете, получали эти свои привилегии, пенсии и все прочее. А мы, раз нет постановления, мы по закону не числились, а значит - были никем.

Би-би-си: А разработки все еще велись?

В.М.: Разработки велись - не только боевых отравляющих веществ, но и веществ, которые отравляют колодцы и все прочее. Их применяли в Афганистане.

Би-би-си: Против мирного населения?

В.М.: Колодцы - из них все пьют. Так что, что вам сказать?

Би-би-си: Почему это вещество назвали "Новичок"?

В.М.: Ну, видите, просто захотелось вот так. Это новое - "Новичок". Так же как была большая программа по постановлению ЦК КПСС и Совета министров по всем отравляющим веществам нервно-паралитического действия, которая называлась "Фолиант". Почему "Фолиант"? А кто его знает! "Фолиант, Ф"! И значит во всех документах, во всех наших отчетах мы писали: "Совсекретно, серия Ф, Фолиант".

Би-би-си: И "совсекретно, серия Н, Новичок"?

В.М.: Нет, он все-таки был "Фолиант". Здесь нет, вообще защищали "Новичок" всеми силами и никаких там послаблений или уловок не могло быть, чтобы отдельно выделить.

Это был заранее продуманный трюк с тем, чтобы обойти конвенцию - будущую конвенцию по запрету химического оружия. Советское правительство тогда вело политику: уничтожить все старое, потому что оно уже почти никуда не годится в виде боевого отравляющего вещества, а новое вот это - сохранить.

Би-би-си: Уничтожались ли запасы "Новичка", согласно вот этой конвенции?

В.М.: "Новичка" много запасов не было. Ну, наверное, было несколько тонн, может быть, порядка 10 тонн. Это производили в Шиханах и Волгограде. А так его уже тем более не производили, когда разработали метод получения в бинарном варианте. Он не требует таких мер предосторожности при хранении конечного продукта.

Би-би-си: Вы упомянули десять тонн - ими сколько людей можно отравить?

В.М.: Теоретически, это несколько миллионов. То есть, это довольно большие запасы. Это было сделано для того, чтобы заливать в ракеты, потому что уже начали заряжать ракеты среднего и дальнего действия.

Би-би-си: То есть, можно было зарядить ракету среднего и дальнего действия "Новичком"?

В.М.: Уже делали, были сведения.

Би-би-си: Куда же ими стреляли?

В.М.: Были сведения, что эти ракеты поместили в районе северо-запада Белоруссии. Когда уже заключили конвенцию, их обратно оттуда привезли и в течение двух лет подрывали все их запасы в Шиханах. Рядом там - на военном полигоне.

Би-би-си: Насколько страдали военные после таких взрывов?

В.М.: Это тайна, никто не знает. Военные никогда не скажут.

Би-би-си: Вы говорили, что проводили испытания еще в Советском Союзе. На ком вы их проводили?

В.М.: Животные. Никогда на людях. Животные - в первую очередь крысы, кролики, собаки. На открытых полигонах - в основном собаки.

Би-би-си:Хорошо, вот эти 10 тонн уничтожили, но стали работать с бинарным методом. Каким образом происходила разработка следующих версий? То есть, у нас вот есть два ингредиента, которые сами по себе безвредны, но если их определенным образом смешать, тогда получается "Новичок".

В.М.: Совершенно верно.

Би-би-си: Насколько возможно эти ингредиенты положить, например, в сумочку и переехать из одного города в другой? Или из одной страны в другую?

В.М.: Да, это, конечно, можно. Потому что они, конечно, опасны, но не настолько, как само конечное вещество. Как любое химическое вещество, его не рекомендуется делать и переносить в незащищенном виде, но можно это делать без особой опасности для здоровья человека. Так что в этом отношении бинарное оружие освобождает от необходимости хранения этого конечного продукта.

Со временем любое химическое вещество, тем более химически отравляющее вещество, теряет свою эффективность. Через 10-15 лет оно уже никуда не годится - то есть, как боевое отравляющее вещество, - но оно может еще поражать сколько угодно мирных людей. Его еще можно использовать. Но с изобретением бинарного варианта уже отпадает необходимость накапливать запасы конечного "Новичка".

Би-би-си: Можно ли его синтезировать не в России?

В.М.: Можно, но только высококвалифицированному научно-техническому персоналу, который уже имеет опыт - необязательно с "Новичком" - с боевыми отравляющими веществами. Этот опыт приходит к коллективам не за один или два года - за несколько десятилетий. Это называется школа, это институт со школой, опытом нескольких десятков лет. Такие центры способны на это. Самодеятельности здесь не может быть. Кто хочет себя угробить - тот может попытаться. Но конец может быть плачевным.

Би-би-си: Вы знаете возможности ваших коллег по всему миру в вашей сфере. Где, по вашему, могли синтезировать "Новичок"?

В.М.: Здесь, в Штатах.

Би-би-си: Где именно, как вы считаете?

В.М.: Ну, тут есть несколько этих центров. Скажем, в Эджвилле (штат Делавэр) могли это делать, почему бы нет. Там очень квалифицированные химики. Это запросто. Тем более, просочились сведения о принципиальной разнице между известным "Новичком" в скелете этой формулы. А потом, до меня - еще до моего приезда - еще приехало не менее пяти человек из ГНИИОХТ, которые знали эти секреты. Я никогда не говорил и не буду говорить, что они выдали их. Но вероятность всегда есть, поэтому о чем и речь. Они, американцы, тоже ведь заботятся о своей защите, об оружии. О престиже.

Где еще? В Китае, конечно. Там очень сильные химики.

Би-би-си: В России разрабатывали улучшенную формулу "Новичка"?

В.М.: Она [шла] постоянно, больше чем уверен, и сейчас происходит. Для чего же лаборатория ГНИИОХТ существует? Там идут исследования, они законные, они [проводятся] согласно конвенции.

Исследовательские работы не запрещены. Более того, до 120 килограммов отравляющего вещества можно получить на экспериментальной установке для испытаний. А 120 килограммов достаточно, чтобы убить порядка полумиллиона человек.

Би-би-си: МИД России говорит, что разработка "Новичка" началась около 50 лет назад и сейчас его формула известна чуть ли не каждому встречному-поперечному.

В.М.: Нет, это неправда. Эта формула никогда не была известной, пока я не опубликовал ее в моей книге в 2007 году. Никогда до того никакая газета или другой орган печати ее не публиковал, вы ее не найдете. Я это гарантирую.

Би-би-си: С 2007 года прошло больше 10 лет. За это время могли появиться ученые, которые могли правильно прочитать формулу. Можно ли создать это вещество где-то еще и, как вы думаете, почему британское правительство уверено в том, что это сделала именно Россия?

В.М.: Поскольку Россия и есть страна, которая его изобрела, имеет опыт, превратила его в вооружение, - это страна, которая полностью освоила цикл.

Если даже по моим формулам английские эксперты создали вещество и сняли спектры и все другие физико-химические константы, это же не говорит о том, что они прошли все этапы испытания и главный этап - создания оружия. На это надо тратить очень много средств, это не так просто. Это работа многих сотен людей, на это выделять надо деньги. На Западе деньги умеют считать и зря тратить не будут. Раз химическое отравляющее вещество, химическое оружие запрещено, то любой парламент откажет кому угодно в разработке, потому что это нарушение конвенции.

Би-би-си: Да, но с другой стороны вы сами упоминали, что советское правительство спонсировало разработку "Новичка", представляя его как оружие не поражения, а защиты.

В.М.: Тогда это была политика, и все это понимали, и тогда конвенции не было. Конвенция вообще запрещает вести тайную работу. А это открытая работа, к сожалению, конечно, инспекция на местах, которая предусмотрена конвенцией, так и не была реализована. Поскольку Соединенные Штаты не могли провести через конгресс вот этот пункт - гарантии. Это в случае прихода комиссии на завод какой-то, который потом скажет, что украли мои секреты, я потерял, скажем, 3 млрд долларов. Откуда брать эти деньги? Конгресс должен выделить эти деньги. Они подсчитали - порядка 50 миллиардов надо ежегодно. Ну уж на это они сказали: "Нет, на это мы не пойдем". Обойдемся, мол, без комиссии. Так и обходятся. И верим сейчас на слово.

Би-би-си: Если мы вернемся к бинарным веществам, давайте представим, что были созданы оба компонента для "Новичка". В чем их обычно хранят?

В.М.: Это все зависит от типа вооружения. Естественно, для межконтинентальных ракет должны быть большие цистерны. Меньшей дальности ракеты - цистерны меньше. Я опять-таки напомню, что такие мобильные типы вооружения мы не разрабатывали. Параллельно это разрабатывало КГБ, ФСБ.

Би-би-си: До сих пор разрабатывает?

В.М.: Я уверен, что до сих пор разрабатывают, а как же иначе? [...]

Понимаете, химики - они работали, но никогда не представляли, что химические наши вещества могут использовать для таких террористических целей. Хотя я всегда знал, что идет параллельная разработка оружия ФСБ.

В ФСБ есть очень хороший отдел физико-химических и других исследований, параллельно с нами [ГНИИОХТ] они работают. Эти ребята были аспирантами у моего друга, профессора Дрозда, я их знал, Ну, они ко мне тоже приходили, естественно. Я их работы кое-какие тоже знал. Они неплохие были химики. Когда имеется школа, она всегда проявляется, жива еще школа.

Би-би-си: Есть мужчина и женщина, против которых был направлен точечный маленький снаряд. Как и в чем в этом случае могут содержаться вещества, для того чтобы "Новичок" сработал? Это маленький патрон?

В.М.: Это маленький патрон, который вставляется, - это я уже фантазирую, - в наган, револьвер, в нем есть устройство, которое их [компоненты] разбивает, и идет реакция между ними. И потом выстреливает этим как бы разбавителем в виде бензина или диоксида углерода обычно из пульверизатора, [в виде] спрея. На таком принципе могло быть сделано такое оружие, очень просто.

Би-би-си: Насколько реально все синтезировать и свести в единый патрон, например, в гостиничном номере?

В.М.: Нет, это невозможно. Это невозможно, и это должен знать, конечно, человек, который этим занимается. Особых предосторожностей не требуется, потому что герметически заключенные вещества, скажем, в ампуле, не опасны.

Би-би-си: А их нужно для смешивания как-то взломать?

В.М.: Понимаете, механизм в этом устройстве выстрела, он имеется и от пружины может разбить оба флакона, оба патрона. Реакция идет в секунды. И затем выстреливает.

Би-би-си: Человек, который был исполнителем этого действия, он же должен быть первым, кто пострадает? Странно было бы, если бы он вышел на улицу в костюме химзащиты.

В.М.: Целиться надо в открытую часть [жертвы]. Конечно, тот, кто выстреливает, ставит себя под угрозу, но как говорится, на войне как на войне. Здесь нет гарантий. Когда ты стреляешь, то можешь сам себя поставить под угрозу. Химическое оружие - оно обоюдоострое. Вот скажем, когда применяли в массовом масштабе химическое оружие в Первую мировую войну, рассчитывали, что ветер идет в одном направлении - на противника, но вдруг ветер менялся, и сами войска, которые атаковали, уже становились жертвами. Так что тут никуда не денешься, химическое оружие в этом отношении очень сильно зависит от ветра, метеорологических условий.

Би-би-си: Давайте поставим вопрос таким образом: может ли быть еще один тайно пострадавший от химического оружия, от "Новичка"?

В.М.: Я думаю, это нельзя исключать. Когда мы поставим "Новичок" под международный контроль, то все, кто намеревается опять повторить эту атаку, теперь будет 100-процентная вероятность, что раскроется мгновенно, сразу же.

Надо, в первую очередь, ставить "Новичок" под международный контроль, включить его в список запрещенных веществ. Тогда можно разрабатывать методы контроля над этими компонентами, бинарными компонентами. Их тоже можно контролировать - на границе, на таможне. А так-то ведь, если мы не знаем этой формулы официально, мы не знаем бинарных компонентов. Без знания химических формул, без знания этих соответствующих спектров, масс-спектров или инфракрасных спектров бесполезно вести разговор, что мы защищаем население.

Как террорист любой, он должен разрабатывать, конечно, все варианты побега оттуда. Плюс, конечно, у него должен быть антидот. Если поймают кого-то с антидотом, это первый признак того, что он каким-то образом причастен или намеревается, по крайней мере, участвовать в таких делах. Если он никаким боком не касается химических исследований в этой области, то значит, первый подозреваемый.

Затем, конечно, он [исполнитель] должен был быть в перчатках и знать, как он стреляет. Он должен быть обучен. Он знал, наверное, какой там ветер или делал это в помещении. Обученный офицер останется невредимым.

Би-би-си: А необученный погибнет?

В.М.: Необученный - конечно. Если кому-то поручат, мол, пойди там, нажми на курок, около этого человека, он, естественно, погибнет вместе с ним.

Би-би-си: Те люди, которые сейчас работают на месте, в Британии, насколько они сами в опасности? Несмотря на то, что доза была не самой большой, я так понимаю, она оседает на разных предметах.

В.М.: Там на месте не должна быть такая большая концентрация, чтобы проникать через защитный слой костюмов. В этом смысле, химвойска - они защищены. Можно о них не беспокоиться.

Би-би-си: Если мы говорим о черном рынке подобных веществ - насколько он реалистичен? Если представить себе, что существует группа ученых, которая разрабатывает подобные вещества? Был, например, Аум Синрикё (запрещенная в России религиозная секта, устроившая зариновые атаки в метро Токио и префектуре Нагано).

В.М.: Аум Синрикё, конечно, не в домашних условиях это делали, у них было несколько химиков и инженеров, но у них не было опыта работы. Они, конечно, хорошие химики были, но опыта с зарином у них никакого не было - зеро. Поэтому они сделали, конечно, продукт, максимум с 7-процентным содержанием, а боевой зарин - это 95%. Но для массового убийства людей этого достаточно - даже 7%. Порядка двухсот с чем-то человек все-таки убили (В результате двух зариновых атак Аум Синрикё погибли 20 человек - Би-би-си).

Понимаете, нельзя путать боевое отравляющее вещество с просто отравляющим веществом. Потому что к боевому отравляющему веществу предъявляются требования по эффективности. А здесь против незащищенного человека даже однопроцентный раствор может быть полностью летальным.

Би-би-си: Американцы в 90-е копались на полигоне в районе Устюрта (использовался военными из расквартированных в Нукусе частей) - насколько реально, что они получили формулу "Новичка"?

В.М.: Реально это, это они могли, но не знаю, удалось ли. Возможно. Насколько я знаю, никаких сведений не было после этого. Последняя моя должность была - начальник отдела противодействия национальным техническим разведкам - с тем, чтобы препятствовать таким отборам проб. На этом полигоне тоже работала эта группа противодействия иностранным техническим разведкам.

Би-би-си: И что вы делали?

В.М.: Дегазировали, конечно. То есть, местность после этого дегазировали, чтобы не осталось следов от этого, скажем, "Новичка". Может быть, они могли и не взять пробы с содержанием, достаточным для идентификации.

Би-би-си: Очень многих смущает, что британцы настолько быстро сказали, что это "рука Москвы". Насколько реально установить, что это был "Новичок", а не что-нибудь другое?

В.М.: Когда вещество имеешь, каждое вещество, органическое и неорганическое, теперь сидят их масс-спектры в библиотеках компьютеров, которые соединены с масс-спектрометром. В библиотеке находятся масс-спектры всех известных соединений. Это сотни, тысячи, а то и миллионы соединений с вот такими характеристиками. Когда анализируют любое вещество, то компьютер сразу сравнивает данные с библиотечными. И в течение нескольких секунд дает результат. Совпадает, допустим, в 95% - значит, ясное дело, это и есть вещество. Тут ошибки не может быть.

"Новичок" - есть монополия России. Только из России вещество могло прийти. Если англичане синтезировали, то только достаточно для того, чтобы получить спектр. Если уж они заявили, что это был "Новичок" - то это "Новичок". Поскольку англичане никогда не имели этого вещества, а если и имели, то только после того, как я опубликовал [формулу] в книге, и получили достаточное количество только для того, чтобы снимать физико-химические константы и масс-спектры этого.

А в больших масштабах чтобы получать, нужно тратить большие средства и нанимать большой персонал. Это же просто так на Западе деньги не берутся, они идут через бюджет, который утверждается законодательным собранием, парламентом. Военный бюджет по всем отраслям - он открытый, как в Соединенных Штатах, так и в Англии.

Би-би-си: Если говорить о воздействии "Новичка" на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию - они всегда будут прикованы к постели?

В.М.: Нет, может быть, даже будут ходить, вот как мой друг, Андрей Железняков. Он во время еды просто задохнулся.

Би-би-си: То есть, была нарушена глотательная функция?

В.М.: Да, да. Просто задохнулся, никто не знает, от чего он так. Потому что ослаблены эти связи, это управление центральной нервной системой нашей функциональной. Поэтому есть очень большая вероятность, что то же самое может происходить и с ними.

Би-би-си: Вы ранее говорили, что Москва рассчитывала на то, что следы "Новичка" никогда не найдут, - что вы имели в виду?

В.М.: Очень строго они хранили эти секреты, и нигде эти секреты не просочились, поэтому они были уверены, что раз они не просочились и они применят это, то никто не идентифицирует, потому что для идентификации нужно иметь именно это вещество, спектр этого вещества в библиотеке компьютера.

Би-би-си: Формула перестала быть секретом в 2007 году, этого времени достаточно, чтобы получить спектр.

В.М.: [...] Это уже гордыня - мы все умеем, а остальные - нет.

Би-би-си: Почему вы опубликовали формулу тогда, в 2007 году?

В.М.: От отчаяния.

Би-би-си: Почему?

В.М.: Потому что я с 1992 года борюсь, чтобы "Новичок" стал достоянием международной общественности. С тем чтобы его контролировать, включить в международную конвенцию, но этого никто не хотел сделать и на Западе. Это была лицемерная политика западных стран. Теперь они, по-моему, увидели, какие последствия от такой политики игнорирования.

Я подумал, что если я опубликую, то заинтересуются такие страны, как Германия, Франция, Англия, Япония, Китай, и они включат его в список. И действительно, с тех пор, как Ассанж опубликовал в WikiLeaks очерк, который касается моей книги... Он пишет, что после выхода моей книги было заседание в Гааге органа по соблюдению конвенции. Американский делегат сказал, что надо игнорировать книгу Мирзаянова, он так точно сказал, вы можете это прочитать.

Я поместил в "Фейсбуке" отрывок из этого ассанжевского WikiLeaks. Проигнорировали. Мало того, когда вышла моя книга, должна была выйти, в Вашингтоне было созвано совещание, где участвовали ФБР, ЦРУ и соответствующие эксперты, которые пришли к заключению, что нужно выкупить весь тираж и сжечь. И позвонили издателю. Издатель сказал, что согласен, но, к сожалению, его жена уже выкупила 300 экземпляров, вы опоздали. Моя жена - довольно практичная женщина, она предвидела.

Я эту историю передаю в таком виде, как я слышал на конференции в Орландо в 2007 году по химическому разоружению. Там много участвовало и американских военных, и из других стран, из Италии, Германии и всех прочих. Я привез туда 120 экземпляров моей книги - за час они разошлись. Главным образом покупали американские военные, они говорили: "Спасибо, что ты продаешь, потому что мы были вынуждены снимать ксерокопии, нам нельзя их покупать, деньги не выделяют на это дело".

Один военный подошел и сказал: "Мирзаянов, вы все правильно сделали, а вы знаете, что могло случиться с вашей книгой?" И рассказал мне эту историю по секрету. Начальник службы химической безопасности города Нью-Йорк, противопожарной службы, он меня очень благодарил, потому что с этого момента они, по крайней мере, могут работать над разработкой антидота.

Би-би-си: Чего вы сейчас пытаетесь добиться?

В.М.: В первую очередь, чтобы, по крайней мере, Тереза Мэй инициировала включение "Новичка" в список запрещенных химических отравляющих веществ настоящей конвенции. Вот это моя просьба к ней. И вообще, к правительству России. Если она предложит - мы посмотрим на реакцию Путина. Но она, скорее всего, будет отрицательной, потому что он скажет: "Давайте включим и разработки Англии и Соединенных Штатов". Хотя он не имеет, возможно, никакого представления о них. То есть, он будет просить то, чего он не знает. А в этом случае мы имеем дело с "Новичком", который был использован для террора, террористического акта,

Би-би-си: Если говорить о вашем отъезде из России - вы знали очень много о секретных веществах. Как вас выпустили?

В.М.: Я прошел, после того как мое дело прекратили постановлением генерального прокурора. Дело прекратили за неимением улик. Меня дважды арестовывали, было следствие после публикации статьи о "Новичке" в "Московских новостях" в 1992 году. После того как я все это прошел, меня пригласили на конференции в Америке, Германии, во Франции. И я просил заграничный паспорт. Но мне его не давали. И когда была комиссия, межведомственная комиссия при министерстве иностранных дел во главе с Лавровым...

Би-би-си: Сергеем Лавровым? Который сейчас возглавляет министерство иностранных дел России?

В.М.: Совершенно верно. Правда, на заседании, где рассматривали мое заявление, его не было, но все это дело он организовал. И тогда в мою защиту выступил очень хорошо Сергей Ковалев, и сказал он буквально: "Какой может быть Мирзаянов носитель секретов, которые теперь запрещены? Нет химического оружия, химическое оружие под запретом, под контролем, что ж его держать в узде?"

И тогда комиссия проголосовала с перевесом в один голос - выдать мне иностранный паспорт. И после этого дорога была открыта для выезда в Соединенные Штаты в 1995 году на конференцию AAAS - American Association for the Advancement of Science, эта конференция была в Атланте. Это очень торжественное мероприятие, меня там встречали. Нью-Йоркская академия наук, торжественный прием. Организовал его покойный лауреат Нобелевской премии Ледерберг (американский генетик и биохимик Джошуа Ледерберг - Би-би-си). На этом приеме присутствовал уже Лавров.

Би-би-си: И как происходило дальше ваше взаимодействие? Вы как-то здоровались? Разговаривали?

В.М.: Нет, он не подходил ко мне, я тоже к нему не подходил. Я Лаврова в лицо не знал, но мне сказали, что это Лавров. Он сидел в стороне, молчал, с каменным лицом. Я помню, когда я выступал, он еще был, а потом ушел.

Би-би-си: Были ли какие-то специальные инструкции? Приходили ли к вам люди с американской стороны, чтобы поинтересоваться, как выглядит "Новичок"?

В.М.: Да, конечно, инструкций со стороны русских не было, потому что когда меня увольняли, еще в 1991-м - начале 1992 года, пришли чекисты, чтобы подписать обязательство о неразглашении государственных тайн. Потому что оказалось, что мои обязательства уже давно исчерпаны, срок прошел, они позабыли обновить, вот, мол, подпиши. Я наотрез отказался. Я сказал, что не буду подписывать. Я сказал, что я свободен теперь от всех ваших обязательств. И когда я приехал в Штаты, я не скрою, меня просили об этих вещах, я отказался. Я сказал, что не буду этого делать. Потому что есть у меня родственники в России и везде, я не могу поставить их под опасность и я на это дело не пойду. Я так объяснил.

Было много попыток, я отказался. И наконец, когда я собрался опубликовать книги, я советовался с теми, кто со мной сотрудничал, меня знакомили с сенаторами и конгрессменами, и затем Эми Смитсон (американская ученая в сфере биологического и химического оружия, неоднократно выступавшая в конгрессе США, посетила более 20 биотехнологических лабораторий в Советском Союзе, активно помогала советским ученым находить работу в частном секторе западных компаний - Би-би-си) активно возражала, чтобы я публиковал формулу. Под предлогом, что ее якобы могут использовать террористы. Для меня, и для опытного химика, это смешно. Я-то знаю лучше - никакой террорист на это дело не пойдет, потому что он сам себя и убьет. И у них [террористов] нет такого уровня ученых, как в России, как в Соединенных Штатах. Поэтому террористы не могут этого сделать и никакой опасности нету. Даже попыток нету. Вот зарин синтезировали с 7-процентным выходом - это смешно. А других побуждений и попыток не было.

Би-би-си:А можно было как-то украсть материалы из лаборатории? В обход контроля?

В.М.: Нет, исключено. Он был очень строгим, но всегда были нюансы, особенно для сотрудников. Если вы работали в ГНИИОХТ, всегда была возможность украсть их. Это как раз то, что случилось при отравлении Кивелиди, помните? Для его убийства было использовано вещество-33, так, по крайней мере, говорилось в то время, дескать использовался "Новичок". В то время они говорили о том, что некий ученый из ГНИИОХТ принес образец вещества-33 и оно было нанесено на телефонную трубку. Когда я узнал об этом, у меня был шок.

Я знал Игоря Ринка, это был очень хороший человек, старший научный сотрудник, я не знаю о его дальнейшей судьбе.

Как бы там ни было, все вещества в ГНИИОХТ и его филиалах находятся под строгим контролем. Таким образом, если нужно, скажем, пять граммов какого-то ингредиента, их можно получить только на складе. Когда вы с ними работаете, нужно указать, сколько было взято, для чего использовано. Когда работа окончена, контейнер относится обратно в хранилище. Время от времени ревизоры приходят и проверяют, как использовались те или иные вещества - сколько было потрачено на эксперименты, сколько осталось. Они смотрят на баланс, но практически никогда не присутствуют при взвешивании.

Теперь представьте: я взял один или три грамма "Новичка", отправил его в ампулу, а вместо него вернул совершенно нейтральное вещество, для контролеров - это один и тот же вес. По весу все сходится, а то, что я положил в свой карман и ушел из ГНИИОХТа... И он, Ринк, скорее всего, сделал именно так.

Би-би-си: То есть, вероятность того, что вещество было украдено из ГНИИОХТ, достаточно высока?

В.М.: Я же говорил уже давно: нужен контроль формулы, иначе это будет работать только с честными людьми!

Би-би-си:Как думаете, а черный рынок существует?

В.М.: Сейчас ничего нельзя сказать наверняка, но это очень опасно. Это все равно, что покупать смерть, от этого можно умереть. Опытная профессура и инженеры, которые работают в этой сфере, не будут этим заниматься, это слишком опасно. Хранить опасно, и шанс того, что можно погибнуть самому и отравить себя, очень высок.

Би-би-си: Как считаете, а в 90-е можно было украсть "Новичок" - во время того хаоса, который царил в стране?

В.М.: То, что нам продемонстрировала история с Ринком, это действительно было возможным.

Би-би-си:А как насчет того, чтобы хранить его где-то в течение 30 лет?

В.М.: Как показывает практика, да, можно было. Взять и спрятать где-то в гараже. Если вы возьмете контейнер, наполните его активированным углем, запечатаете - вообще без проблем.

Би-би-си:А как насчет того, чтобы заложить его в патрон?

В.М.: О, это другая история. Все манипуляции с этим веществом предполагают высококвалифицированный персонал. Если Ринк мог взять образцы, то сделать из них оружие - это невозможно, даже он не мог этого сделать, потому что он не специалист по оружию.

Великобритания. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > bbc.com, 16 марта 2018 > № 2531268 Вил Мирзаянов


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 16 марта 2018 > № 2531095 Татьяна Шевцова

«Предприятия ОПК заплатили в бюджет 481 млрд рублей налогов»

Интервью с заместителем министра обороны Татьяной Шевцовой

Михаил Ходаренок

Минобороны будет следить за движением средств на счетах предприятий ОПК для улучшения контроля за расходованием госсредств. О том, сколько сегодня инвестировало министерство в российскую промышленность, а так же об объемах налоговых отчислений рассказала «Газете.Ru» заместитель министра обороны Татьяна Шевцова.

— Татьяна Викторовна, в прошедшем в начале марта послании Федеральному Собранию президент уделил большое внимание укреплению обороноспособности страны, а точнее оснащению армии современным оружием. Приведет ли это к увеличению расходов на оборону?

— Все расходы на вооружение, о котором говорил президент в своем послании, спланированы в нашем бюджете и учтены в государственной программе вооружения и планах строительства и развития вооруженных сил.

Базовые параметры технического переоснащения армии, разработка и выпуск новейших образцов вооружения были определены еще «майскими» указами Президента Российской Федерации 2012 года.

Уже утверждена новая государственная программа перевооружения на 2018–2027 годы и в ней мы также тщательно все спланировали, поэтому увеличения расходов на оборону не произойдет.

При этом, новая программа построена так, что затраты на разработку новых образцов военной и спецтехники, принятие их на вооружение, серийное производство, поставка в войска четко синхронизированы. Это значит, что к моменту поступления техники будет готова вся инфраструктура на местах для ее хранения, обслуживания, включая личный состав, который будет непосредственно нести на ней боевое дежурство.

--Как за последние пять лет поменялась структура финансовых органов Минобороны?

— Все изменения структуры финансовых органов проходят в рамках стратегии развития вооруженных сил. На сегодняшний день в рамках установленного бюджетного процесса по линии Минобороны в сводном реестре участников числится более 650 подведомственных учреждений – это и территориальные финансовые органы в регионах, а также финслужбы в военных вузах, госпиталях, учреждениях культуры и других организациях, подведомственных министерству.

За последние пять лет военные финансисты также оптимизировали работу по оплате госконтрактов. Сегодня в Минобороны создана централизованная система заключения и исполнения госконтрактов по оплате продукции, работ и услуг, связанных с исполнением гособоронзаказа, оплате материальных средств материально-технического обеспечения и энергоресурсов, а также оплате приобретаемого служебного и постоянного жилья для военнослужащих.

По-прежнему нашей приоритетной задачей, которая находится на особом контроле министра обороны Сергея Шойгу, остается повышение эффективности расходов. При этом, хочу особо отметить, что за последние пять лет министерство ни разу не допустило нецелевых расходов государственных средств.

— В 2015 году в Минобороны начала работу система мониторинга гособоронзаказа. Какой эффект вы наблюдаете спустя три года?

— Благодаря этой системе Минобороны, как государственный заказчик, обрело «зрение». Сейчас мы видим движение каждого бюджетного рубля.

Кроме того, благодаря системе финмониторинга нам удалось снизить авансирование контрактов и тем самым повысить объем поставок вооружений, военной и специальной техники.

Так, за 9 месяцев 2015 года объём поставок ВВСТ составлял всего 34,4 % от годовых объемов бюджетных ассигнований, а за тот же период 2017 года вырос уже до 73,3%.

Важно, что внедрение системы финансового мониторинга гособоронзаказа позволило существенно повысить качество управленческих решений и финансовую дисциплину предприятий.

— Минобороны как-то планирует развивать эту систему?

— Безусловно. По поручению президента нами разработана методика ведения раздельного учета финансово-хозяйственной деятельности на предприятиях, что по сути является следующим этапом развития системы контроля за расходованием денег на гособоронзаказ.

Новый инструмент позволит объективно анализировать источники финансирования предприятия. Образно говоря, мы сможем проследить не только расходование бюджетных денег, но и движение собственных средств предприятия.

В настоящее время «промаркированы» только финансовые средства министерства для расчетов по гособоронзаказу, которые находятся на отдельных счетах в уполномоченных банках. Наша цель – «окрасить» все используемые ресурсы и статьи затрат, входящие в себестоимость продукции гособоронзаказа.

Внедрение такой системы учета должно обеспечить корректное формирование стоимости продукции. Для нас, как для госзаказчика, это очень важно. Завышение стоимости продукции приводит не только к неэффективному расходованию бюджетных средств, но и к уменьшению объемов закупаемой продукции.

— Возможно ли сейчас спрогнозировать, сколько средств новой госпрограммы по перевооружению на 2018-2027 годы станут «инвестиционными»?

— На сегодняшний день Минобороны законтрактовало предприятия ОПК на более чем 3 трлн. рублей. Сегодня, армия де-факто является крупнейшим заказчиком на новые высокотехнологичные изделия, производство которых опирается на широкий круг предприятий и практически всегда требует кооперации ОПК с гражданскими отраслями.

Реализация госпрограммы обеспечивает развитие отраслей экономики, рост инвестиций в разработку новых технологий, увеличивает количество рабочих мест, занятых высококвалифицированными рабочими.

Наши самолеты, ракеты, корабли – вот конечный продукт применения современных технологий во всех областях, от связи и материалов до непосредственного вооружения.

В настоящее время предприятия ОПК осуществляют свою деятельность на территории большинства регионов страны, при этом значительная часть таких предприятий является градообразующими, что не только обеспечивает занятость существенной части населения, но и позволяет пополнять бюджеты различных уровней за счет налоговых отчислений.

За последние два года предприятия ОПК, получив от Минобороны деньги за произведенную продукцию, заплатили в различные бюджеты России 481 млрд. рублей налогов.

Еще 444 млрд. пошло на зарплату и 121 млрд. – в Пенсионный фонд.

Таким образом, военным ведомством возвращается в экономику значительная часть полученных средств, что способствует выполнению социальных программ, помогает предприятиям развиваться.

--Каким образом западные санкции, введенные в отношении ряда российских уполномоченных банков, повлияли на финансирование гособоронзаказа?

— Финансирование гособоронзаказа осуществляется в установленном порядке без каких-либо задержек.

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 16 марта 2018 > № 2531095 Татьяна Шевцова


Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 марта 2018 > № 2530034 Сергей Лавров

Сергей Лавров: Миллионы сирийцев наблюдают за переговорами в Астане

Министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил значимость Астанинского процесса для миллионов жителей Сирий, страдающих от военного конфликта, передает корреспондент МИА «Казинформ». 

«С началом Астанинского процесса Астана превратилась в важнейшую площадку, где принимаются решения по сирийскому регулированию - одному из наиболее острых вопросов международной повестки дня. Если говорить высоким слогом, когда в СМИ звучит название столицы Казахстана, миллионы сирийцев с надеждой смотрят в сторону Астаны», - сказал Сергей Лавров на встрече министров иностранных дел стран-гарантов Астанинского процесса по урегулированию ситуации в Сирии.

Он отметил, что созданный год назад Россией, Ираном и Турцией Астанинский формат доказал свою востребованность, «стал синонимом продвижения по пути нормализации обстановки в Сирии, содействия политико-дипломатическому урегулированию».

«Скажу, что на деле работают зоны деэскалации, выработаны принципы гуманитарного разминирования, сформирована рабочая группа по освобождению задержанных заложников, которая вчера провела здесь очень продуктивное заседание. И конечно же, мы в значительной степени облегчили доставку гуманитарной помощи своей работой и создали условия для возобновления полноценного политического процесса на основе резолюции 2254 под эгидой ООН. Это было очень четко закреплено в заключительном заявлении беспрецедентного совещания, которое мы собрали в Сочи - Конгресса сирийского национального диалога, где были представлены все основные этнические, конфессиональные группы сирийского общества», - подчеркнул Сергей Лавров.

Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 марта 2018 > № 2530034 Сергей Лавров


Великобритания. Вьетнам. Япония. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 марта 2018 > № 2529982 Сергей Лавров

"НИ" публикует полный ответ Сергея Лаврова на обвинения Терезы Мэй

Ответ министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопрос вьетнамских и японских СМИ об отношении к обвинениям Великобритании.

Вопрос: Вы говорили, что у России нет никакого мотива и назвали чушью обвинения, которые выдвигает Великобритания в адрес России. Как Вы считаете, какие шаги может предпринять Россия в сложившей ситуации? Что может сделать Россия, чтобы истина была установлена?

С.В.Лавров: Россия не то что может, но и делает больше, чем кто-либо другой, включая Соединенное Королевство. В Великобритании заявили, что это происшествие (когда обнаружили мужчину с его дочерью) явилось результатом отравления, что они сами провели расследование, выявили и решили, что отравляющее вещество было произведено в СССР и оказалось у россиян потому, что не все запасы химического оружия были уничтожены. Поэтому не остается никакого другого вывода, кроме того, что это сделала Россия либо по поручению руководства государства, либо по причине утраты контроля над запасами химического оружия. Но и в этом случае Россия виновата, потому что она должна была все химическое оружие уничтожить.

Просто практически каждое слово в перечислении этих обвинений требует подтверждения. Никто никому ничего не показывает. Когда в британском парламенте обсуждался этот вопрос, лидер лейбористов г-н Дж. Корбин попросил ознакомить парламент с результатами расследования. Ему тоже отказали. Так что как минимум это уже должно вызывать вопросы в традиционных и устоявшихся демократиях.Что касается остального, то мы ждем от Соединенного Королевства официального обращения, задействования процедур Конвенции о запрещении химического оружия (там все эти процедуры прописаны).

Нам же говорят, что заявление Премьер-министра Т. Мэй в парламенте и вызов нашего посла к Министру иностранных дел Б. Джонсону это и есть официальное обращение. Это не так, это абсолютно безграмотное заявление. По Конвенции сторона, которая хочет разобраться в чём-то, происшедшем на её территории, обязана сделать это официально, письменно. Я не сомневаюсь, что наши британские коллеги всё прекрасно знают – там сидят умные люди. То, что они категорически отказываются от оформления официального запроса и буквально сознательно и аррогантно идут на раздувание антироссийской риторики в публичном пространстве вплоть до истерики, говорит о том, что они прекрасно понимают, что у них отсутствует формальный повод для того, чтобы идти юридическим путем. Они пытаются всё это свалить в сферу политической риторики, в русофобию в надежде на то, что, как и в целом ряде других случаев, западный мир построится в одну шеренгу и «возьмет под козырек», тем более, что Соединенные Штаты заявили, что они полностью поддерживают позицию Великобритании.

Мы представили множество фактов, которые нельзя игнорировать, в том числе почерпнутые из западных научных журналов последних 15 лет, повторю еще раз, западных публикаций, посвященных работе над отравляющими веществами, которые в Великобритании решили называть «Новичок». После того, как химическое оружие было уничтожено в Российской Федерации, эти работы продолжались и продолжаются, если верить западным публикациям в США, Великобритании, Чехии, Швеции. Началось это все в 1991-1992 гг., когда Советский Союз распался, а лаборатории по производству отравляющих веществ той категории, которую сейчас упоминают в качестве имеющей отношение к «новичку», остались в целом ряде других республик, помимо Российской Федерации, включая страны Балтии, Узбекистан. Узбекистанскую лабораторию, узбекистанские склады ликвидировали как раз при участии специалистов из США. Так что кто, что, где сумел увидеть, забрать, увезти – сейчас очень трудно с этим разбираться. Но факт остается фактом – небезызвестный химик, который сейчас живет в США и который уехал из СССР, г-н В.Мирзоянов (и он не один, там ещё как минимум два-три химика было) вывезен вместе с документами, кстати сказать, на Запад. Мы все эти факты представили. А то, что от них открещиваются и даже не хотят их обсуждать, наводит на мысли.

Вот такой факт – С. Скрипаль жив и дочь его жива. Наверное, если, я надеюсь, их вылечат, они тоже смогут пролить какой-то свет на все происшедшее. Никто не хочет этого дожидаться. Всё уже решено и, как сказали британские коллеги, нам ничего не покажут, они все знают, а нам остается сознаться в содеянном, после чего они будут нас наказывать. Это буквальный перевод с английского того, что они говорят.При этом на вопрос насколько они уверены, что все это так (причем вопрос звучит не от нас, а от тех же западных экспертов), они отвечают «весьма вероятно» (highly possible). Но учитывая гибкость английского языка, для тех обвинений, для тех абсолютно провокационных действий, включая высылку дипломатов и угрозы дальнейшего ухудшения отношений, все строить вокруг «хайли поссибл» – это несерьезно.Вчера в Гааге заседал Исполнительный Совет ОЗХО. Мы в очередной раз предложили задействовать процедуры, которые прописаны в Конвенции о запрещении химического оружия. Британский представитель высокомерно заявил, что Британия это делать не обязана (почему – не знаю) и делать этого не будет. В принципе, наверное, у страны-участницы Конвенции есть возможность сказать, что она не хочет обращаться в этот орган. Но они же в него обратились! А раз ты в эту организацию обратился, то ты обязан руководствоваться пунктами Конвенции, которые предполагают обращение к нам с запросом, поскольку нас подозревают, в том, что мы страна происхождения и даже страна применения этого отравляющего вещества, предоставление нам этого вещества, чтобы мы вместе с экспертами ОЗХО проанализировали его химический состав. Затем, после официального поступления запроса от британской стороны, у нас есть 10 дней по этой Конвенции, в течение которых мы точно дадим ответ.

Более того, в соответствии с конвенционными процедурами, если этот ответ не устроит британскую сторону, по той же Конвенции у них есть право обратиться с предложением о созыве чрезвычайной сессии Исполнительного Совета ОЗХО, который будет принимать соответствующее решение. Ничего из этого англичане использовать не хотят, и об этом они сказали в микрофон. Если после такой позиции, такого поведения у каких-то других стран поворачивается язык говорить, что они солидарны с Лондоном, это, знаете, полная профанация и издевательство над здравым смыслом.

Есть ещё другие способы. Если их не устраивает ОЗХО и Конвенция, которая лежит в основе ее работы, есть еще Конвенция Совета Европы 1959 года об оказании взаимной помощи по уголовным делам. Можно задействовать механизм этой Конвенции. Но весь пафос британских речей и риторики сводится к тому, что они ни нам, ни вообще никому ничего показывать не обязаны. Они решили, что они вне всяких сомнений и подозрений, и поэтому требуют от всех наказывать Российскую Федерацию. Смешно.Вы упомянули про отсутствие мотива. Если уж говорить честно, то его действительно нет. В принципе, ни в какой ситуации нельзя предположить, что Российская Федерация будет этим заниматься. Но даже если гипотетически взять эту больную извращенную логику западных коллег, то кто в здравом уме может предположить, что Российская Федерация накануне выборов Президента, накануне Чемпионата мира по футболу вдруг решает создавать какие бы то ни было проблемы? Нет никакого мотива. Мотив есть у тех, кто продолжает на нас «наседать», в том числе, ищет новые поводы (вслед за допингом, за другими вещами), как осложнить проведение Чемпионата мира по футболу. Это всем известно. Но думая о том, какой же мотив все-таки у британского правительства, правительства консерваторов (это уже прозвучало косвенно в комментариях многих обозревателей западных СМИ), наверное, понятно, что Лондон оказался в очень тяжелой ситуации на переговорах с ЕС по «Брекзиту». Популярность этого правительства стремится вниз. О том, что не удается вырвать из Брюсселя то, что они обещали своему народу, своим избирателям, это известно общественному мнению Великобритании. А такой ход с организацией провокации вокруг С.Скрипаля отвлекает внимание.

Второй причиной является (может, это мое субъективное мнение, я немного знаю британцев) их желание, чтобы о них не забыли, их желание лидировать. В данном случае была выбрана «поляна» русофобии потому что, наверное, других площадок, где Британия могла бы осмысленно лидировать, становится все меньше и меньше. Повторю, мы открыты к диалогу, мы заявили об этом в Гааге, в Исполнительном Совете ОЗХО, предложив использовать все (а их там немало) возможности, которые предоставляет Конвенция для исследования и расследования этого вопроса, мы предлагаем использовать и Конвенцию Совета Европы об оказании помощи по уголовным делам. Вчера в СБ ООН мы предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности, которое призывало бы к сотрудничеству всех сторон для того, чтобы установить истину. Это заявление было заблокировано нашими британскими коллегами, что лишний раз подтверждает то, о чем я уже сказал - что они не хотят установления истины, а хотят, чтобы все приняли то, что они распространяют по миру, «за чистую монету». Я не думаю, что у них это получится.

Великобритания. Вьетнам. Япония. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 марта 2018 > № 2529982 Сергей Лавров


Россия. Сирия > Армия, полиция. Транспорт > zavtra.ru, 14 марта 2018 > № 2580787 Леонид Ивашов, Виктор Баранец

ГЛИССАДА

Ан-26 с российскими военными не долетел пятисот метров до полосы аэродрома Хмеймим

Глиссада - траектория полета самолета, вертолета, планера и т.п. при снижении. Самолёт выходит на последнюю финишную прямую — глиссаду. Символическая наклонная прямая к краю взлетно-посадочной полосы, контролируемая на экранах локаторов диспетчера.

Н. И. Епишкин. Исторический словарь галлицизмов русского языка.

6 марта в Сирии потерпел крушение российский транспортный самолет Ан-26, сообщает РИА Новости. На борту находились 33 пассажира и шесть членов экипажа, все они погибли. Крушение произошло при заходе на посадку на аэродроме Хмеймим, сообщили в Минобороны. По данным ведомства, самолет столкнулся с землей, не долетев около 500 метров до ВПП.

Специальная комиссия изучает все возможные версии произошедшего. Отмечается, что во время захода на посадку Ан-26 погодные условия были простыми. В Минобороны отметили, что налет командира экипажа составлял более 3000 часов, летчик неоднократно выполнял посадки на аэродром Хмеймим.

Все погибшие — российские военнослужащие, среди них генерал-майор, 26 офицеров, а также прапорщики и контрактники, уточнили в оборонном ведомстве.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Мы видим, что в последнее время, после завершения основных действий по операциям наших войск в Сирии, мы стали нести более значимые потери, чем несли во время боевых действий. С чем это связано? Американцы изменили политику, и не в нашу пользу. Если раньше мы организовывали с ними какие-то зоны безопасности, какое-то взаимодействие, то сейчас они пошли уже, по сути дела, на непосредственное ведение военных действий против российских военнослужащих и подразделений, не прикрываясь уже террористическими организациями типа ИГ и ан-Нусры (террористические организации, запрещённые в России — ред.). Отныне США ведут военные действия против РФ напрямую.

Военные действия подразумевают, что стало возможно сбить наш Су-25, пилотируемый майором Филиповым, устроить то, что случилось с «Вагнером». Военные действия – это ещё и кибератаки. Я полагаю, что сегодня несложно повлиять на авионику, на электронику самолёта, тем более такого устаревшего типа, как Ан-26. Так что в случае крушения у базы Хмеймим вполне возможно воздействие извне.

Дальше противодействие российским успехам будет только нарастать. И всё, чего мы достигли, Соединённые Штаты и их соратники по агрессивным разбойным действиям будут пытаться нивелировать, их антироссийские действия будут только усиливаться. Уже Борис Джонсон, министр иностранных дел Англии, заявляет, что «мы будем бомбить Сирию». Активизировался Израиль. Цель – свержение Башара Асада и раздел Сирии на отдельные анклавы, и это мы будем наблюдать.

Ну и, конечно, сегодня надо ожидать, что США будут бить непосредственно по нашим людям, по нашей технике, которые находятся в Сирии. К этому надо быть готовыми. Мы рано стали праздновать победу. Американцы вложили в операцию против Сирии большие деньги, поставили в регион и личный состав, и вооружение. Ради своих целей, ради своей выгоды и интересов создали огромные террористические организации. И проигрывать США не намерены, тем более, что они видят: сегодняшняя Россия не является равным им соперником, в том числе на поле боя. В локальном конфликте, действуя против слабо вооружённых террористических организаций, мы действительно достигли успеха, но вот с Соединёнными Штатами нам мериться пока нечем, кроме стратегических ядерных вооружений, которые на сирийском поле боя не присутствуют.

---

Виктор Баранец

Я прежде всего хотел бы принести глубочайшие соболезнования семьям погибших военнослужащих, членов экипажа корабля. Это ещё одна чёрная страница нашей современной военной истории.

О причинах катастрофы. Техника не всегда срабатывает на все 100%. Но пока мы можем только гадать о причинах крушения. Да, мы знаем из официального заявления, что главной версией причины трагедии стала именно техническая неисправность. Но пока выстраиваются и другие версии. Кроме первой версии, технической, есть и вторая — человеческий фактор. Есть и третья версия. Я не исключаю, что на той глиссаде, по которой Ан-26 заходил на посадку (там было всего лишь 500 метров до аэродрома), противник нашёл идеальное место и время для того, чтобы подшибить этот самолёт переносным зенитно-ракетным комплексом. Им можно было снять самолёт с неба очень легко, причём с такой высоты пилоты даже не замечают запуска ракет с земли. Если допустить такую версию, то всё было, как говорится, сделано грамотно.

Некоторые мои коллеги говорят о том, что наш основной противник (или противники) овладел, вполне возможно, таким новейшим супероружием, как военное цифровое воздействие. То есть они научились выводить из строя компьютерные, электронные системы самолёта. В эту версию я не верю. Мы знаем, что есть средства проникновения в сети противника, есть информационные войны, есть кибервойны, но американские и любые другие технологии ещё не дошли до того, чтобы залезть в мозги нашего самолёта. Русские мужики не дураки, они же думают о том, что электроника самолёта может быть вскрыта и что для этого делается. А уж если американцы такие мудрые, если они владеют такими технологиями, то зачем же Обама снял несколько начальников своих разведок, топал ногами и орал: «Почему Путин про меня всё знает, а я про него ничего не знаю?» О возможностях американских кибервойск сейчас российская «либерастня» складывает легенды. Она просто пытается лишний раз нас унизить. Всё это сказки. Я могу сказать — не сказки то, что мы, наоборот, знаем очень много о том, что происходит в электронных мозгах Соединённых Штатов Америки.

Как тут не сказать, что нас обвиняют в том, что мы избрали президента Соединённых Штатов Америки. Нас же обвиняют, что мы рулим всеми избирательными процессами в Европе. Ну, западные ребята, тогда будьте последовательны: либо признайте, что мы вами руководим, либо не гоните ерундовину.

Тем не менее, я хочу быть объективным. Сейчас наступает эпоха, когда противоборствующие страны способны очень глубоко залезть в мозги друг друга, да. Но и та, и другая сторона ставят заслоны на пути этих попыток.

Как вообще относиться нам — обществу, русским людям — к тому, что сейчас произошло в Сирии? Каким должно быть правильное отношение к трагедии? Что думают военные, когда происходит такое?

Я дам на этот вопрос три ответа. Первый ответ: к этому надо относиться точно так, как относится Александр Андреевич Проханов.

Во-вторых, к трагедии надо относиться так, как большинство военнослужащих, которые понимают, что сирийская война — это не Большой театр, это не танцы в пуантах, там вообще-то убивают. На войне могут убить любого человека, который надевает погоны, в том числе к этому был готов и я. Мне старый командир говорил: «Баранец, ты становишься офицером, значит, ты должен знать — это право первым умереть за любого гражданского человека». Я шёл в армию и знал это. У тех людей, которые погибли при крушении Ан-26, был этот код. Они знали, куда шли.

Ну и, наконец, третье. Часто начинают ныть — «не было бы Сирии, никто бы не погиб». Я бы хотел посмотреть в лицо тому человеку, которому послезавтра бородач-игиловец постучится в спаленку, где «борец за мир» будет спать с женой, отрежет ей голову и на его глазах поиграет в футбол головой жены где-нибудь на пустыре. Мне бы не очень хотелось, чтобы так было, но я вам говорю беспощадную правду. Потому наши парни и находятся в Сирии. Мы ставим заслоны это заразе на дальних кордонах. Это война. На войне не бывает без потерь, надо понимать эту простую и ясную вещь. Вот армия именно так и относится, без какой-либо паники — да, это война, братцы, она не бывает без потерь. Надо быть просто провокатором, чтобы заявлять о том, что мы напрасно губим наших ребят в Сирии. Или это просто тупые люди, они не понимают, что завтра головорезы будут в Грозном, ещё через три дня они будут в Ростове, в Краснодаре, а потом и в Москве. Кстати, они под Москвой уже ходят. Как вы знаете, на днях одну такую группу наше ФСБ прекрасно выловило. То же — и под Питером.

Сирия превратилась в гигантский университет терроризма. Ещё вчера это был сирийский Кембридж терроризма, там готовились люди, которые послезавтра должны были прийти и отрезать и мне, и вам головы. Потому Путин и приказал туда ринуться, а не только ради защиты режима Асада. Сирия — это взорванный американцами гигантский кратер терроризма, который должен был залить нас лавой. Наша армия бросилась туда, в кратер, чтобы его загасить. Уже процентов на 70 мы выполнили задачу. Но я не говорю, что мы уже победили…

Россия. Сирия > Армия, полиция. Транспорт > zavtra.ru, 14 марта 2018 > № 2580787 Леонид Ивашов, Виктор Баранец


Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 14 марта 2018 > № 2580760 Александр Домрин

Нападение

боевые действия против России

"Когда война на пороге…"
Александр Ф. Скляр

5 марта — не только день смерти И.В. Сталина и С.С. Прокофьева. Именно в этот день 72 года назад Уинстон Черчилль произнес знаменитую речь, которую принято считать началом первой "холодной войны" Запада против нашей страны. Лекция "Сухожилия мира", также известная как "Железный занавес", была прочитана в колледже с символичным для любого британца названием Вестминстерский, основанном в 1851 году и находящемся в провинциальном (численность населения в 2018 году — 13 тысяч жителей) городке Фултон (штат Миссури), который — что не менее символично — был родным городом президента Гарри Трумэна.

Для произнесения программной речи Черчиллю нельзя было предоставить трибуну в Конгрессе США по двум причинам. Во-первых, это было бы нарушением протокола: он уже не был премьер-министром. Вторая причина была значительно более важна. Прошло всего десять месяцев после сокрушительного поражения нацистской Германии, и западное общественное мнение в целом было настроено позитивно по отношению к Советскому Союзу. Территориальные и иные международные претензии Москвы первых послевоенных лет рассматривались как вполне обоснованные, а большинство американцев вообще мало интересовалось тем, что происходит в Восточном полушарии после войны. Трумэну и Черчиллю требовалось переломить это общественное мнение, и они своего добились.

Бывший премьер Великобритании прибыл во Флориду ещё 14 января 1946 года. Официальной причиной визита стала рекомендация врачей в течение шести недель находиться в теплом морском климате. 21 января он дал небольшую пресс-конференцию, на которой ни слова не сказал о предстоящей речи в Фултоне. По совпадению или нет, 22 февраля в Госдепартамент поступила так называемая "длинная телеграмма" от поверенного в делах США в СССР Джорджа Кеннана с обоснованием концепции "сдерживания" Москвы. 4 марта Черчилль прибыл в Вашингтон, откуда в сопровождении президента США сразу же отправился в Фултон. Думаю, что именно в эти дни произошёл окончательный антисоветский сговор между лидерами "свободного мира": а пассажи о "железном занавесе", равно как и о будущей "единой Европе", Черчилль вставил в свою речь уже в трумэновском спецпоезде.

Что произошло дальше, хорошо известно. Через год после Фултона — 12 марта 1947 года — президент Трумэн выступил перед Конгрессом США и изложил свое видение новой американской внешней политики. Так называемая "доктрина Трумэна" включала в себя тезисы о лидерстве США во всем мире, "сдерживании" Советского Союза и помощи "всем свободным людям" Земли.

Антисоветская истерия в Вашингтоне непосредственно касалась самих американских граждан. Через девять дней после выступления в Конгрессе Трумэн подписал печально знаменитый Исполнительный указ №9835, также известный, как "указ о лояльности". Указ обязывал Министерство юстиции составить "список подрывных организаций" (AGLOSO) внутри США.

Как пишет в своей книге 2008 года "Американский чёрный список" профессор политологии из Мичигана Роберт Дж. Гольдштейн: "Несмотря на то, что AGLOSO был предназначен для проверки федеральных госслужащих, с момента опубликования список быстро был взят на вооружение самыми различными общественными и частными организациями, а также местными властями, Министерством обороны, предприятиями ВПК, школами, университетами, гостиницами, Министерством финансов и Госдепартаментом и служил основанием для увольнения, отказа в найме, а также других форм дискриминации". Маховик "холодной войны" был окончательно запущен.

Начавшаяся на наших глазах несколько лет назад "холодная война 2.0" имеет много общего с первой. В первую очередь, это касается экономических санкций против России, а, во-вторых, — юридического обеспечения "холодной войны 2.0" в американском законодательстве. Этому нам надо учиться у заокеанских "партнеров" и отвечать соответственно.

С началом "холодной войны" США стали применять против СССР и стран социалистического блока особый вид экономических санкций. Они были направлены на перекрытие доступа к передовым технологиям и высокотехнологичной продукции.

В марте 1948 г. Министерство торговли США ограничило экспорт стратегических материалов, оборудования и вооружений в СССР и социалистические страны Восточной Европы. В 1949 г. эти ограничения были закреплены в Законе об экспортном контроле.

Для реализации ограничительных мер в 1949 г. по инициативе США был создан Координационный комитет по экспортному контролю (COCOM), который осуществлял надзор за поставкой товаров и технологий западных государств СССР и его союзникам. COCOM, куда, кроме США, входили ещё Канада, Австралия, Япония и 13 стран Европы, разработал стратегию "контролируемого технологического отставания", согласно которой образцы новой техники и технологии могли продаваться в социалистические страны не раньше чем через четыре года после начала их серийного выпуска (использования).

В 1951 г. Вашингтон ужесточил экономические ограничения для экспорта в социалистические государства в связи с вой­ной в Корее (1950-1953). В том же году США расторгли соглашение с СССР о торговле 1937 года, лишив СССР "режима наибольшего благоприятствования". С 1946 по 1952 гг. объём советско-американской торговли сократился в 19(!) раз: с 303,9 млн. рублей до 16,2 млн.

Борьба против "Soviet Russia" велась не только в сфере торговли и экономики. Каждый год в третью неделю июля в США отмечается так называемая "неделя порабощённых народов". Впервые проведенное в 1953 году, это мероприятие приобрело официальный статус. 17 июля 1959 года, после того, как президент Дуайт Эйзенхауэр придал силу закона (PL 86-90) принятой ранее резолюции конгресса.

Согласно закону, "начиная с 1918 года, империалистическая и агрессивная политика русского (именно русского! — А.Д.) коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собою зловещую угрозу безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира". От "агрессии коммунистической России" (именно России! — А.Д.) национальной независимости, утверждает этот закон, лишились не только многие европейские государства, но и Тибет, Северный Вьетнам, континентальный Китай и ещё многие страны Евразии, включая мифические "Идель-Урал" и "Казакию", а также "Белую Рутению" (так по-немецки именуется Белоруссия). Автор резолюции Конгресса США о "порабощенных народах" украинский националист Лев Добрянский заимствовал эти названия из "плана "Ост", официального документа Третьего рейха. И ничего — как говорится в определённых кругах, "прокатило". Даже "катит" вплоть до нынешнего дня.

С 1955 по 1965 г. СССР нарастил экспорт нефтепродуктов в Европу в десять раз. 19 декабря 1959 г. в Праге руководители стран-членов Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) подписали соглашение о строительстве нефтепровода "Дружба", который должен был связать СССР и социалистические страны Восточной Европы. США расценили данное соглашение как "военную угрозу". Для противодействия строительству нефтепровода администрация Кеннеди в ноябре 1962 г. организовала давление на своих союзников по НАТО через структуру Комитета экономических советников альянса для введения эмбарго на поставку в СССР труб большого диаметра. Эмбарго было одобрено Североатлантическим советом.

В 1974 году, под воздействием еврейского и израильского лобби, в США была принята поправка к закону "О торговле", более известная как "поправка Джексона—Вэника", которой запрещалось предоставлять режим наибольшего благоприятствования в торговле, государственные кредиты и кредитные гарантии странам, которые нарушают или серьёзно ограничивают права своих граждан на эмиграцию, а также другие права человека. Условия, содержавшиеся в этой поправке, были справедливо расценены правительством СССР как вмешательство во внутренние дела страны и отвергнуты, в результате чего СССР было отказано в режиме наибольшего благоприятствования. Советский экспорт в США облагался пошлинами, в десять раз превышающими обычные.

Различные санкции против СССР вводили и Джимми Картер, и сменивший его Рональд Рейган.

Вернёмся в наши дни. Начало новой" холодной войне" было положено законом "О демократии в России" 2002 года, где констатировалось, что в 1992-2002 гг. правительство США оказало содействие в образовании и финансовой поддержке 65 тысяч общественных "неправительственных" групп и объединений в России и "тысяч независимых местных СМИ, несмотря на противодействие со стороны правительства" (ст.2 (а) (3) (А)). Иными словами, деньги американского правительства стояли за каждым седьмым из 445 000 НПО, которые были зарегистрированы в России к 2001 году, когда разрабатывался этот законопроект. На каждые 2100 человек населения РФ приходилась одна "общественная" организация, созданная и финансируемая Вашингтоном.

Объявляя "успех демократии в России" предметом "национальной безопасности" США (стт. 2 (а) (6); 3 (а) (1)), закон заявлял о необходимости "выработать долговременную и гибкую стратегию, направленную на усиление российским обществом поддержки демократии и рыночной экономики" (ст. 2 (а) (6)); и поручал правительству США "продолжить и усилить помощь демократическим силам в РФ" (ст.3 (а) (2)). В реальной жизни данное законодательное поручение свелось, прежде всего, к продолжению подпитки Америкой политиков, "агентов перемен", либеральной интеллигенции, вечной отечественной "диссиды". На реализацию поставленных целей Конгресс обязался ежегодно выделять 50 млн. долл. (ст. 6).

Под прикрытием разговоров о необходимости содействия "гражданскому обществу" в России и других постсоветских республиках США осуществляют финансирование т. н. "неправительственных" организаций (НПО) и "агентов перемен" с целью "смены режима" (regime change), тем самым грубейшим образом вмешиваясь во внутренние дела других государств. Россия, а вместе с ней — и наши соседи, подвергаются скрытой иностранной интервенции, теперь — под модным слоганом "гражданского общества" и т. н. "некоммерческих организаций" (НКО).

Для изгнания из России американского Агентства международного развития (USAID), по линии которого осуществлялось финансирование "агентов перемен" в рамках закона "О демократии в России". понадобилось десять лет. В декабре 2012 года, когда в Москве закрыли представительство USAID, "вашингтонскому обкому" срочно потребовалось законодательное обеспечение антироссийской политики на новом этапе, и оно последовало: был принят так называемый "акт Магнитского", отменяющий поправку Джексона—Вэника, но вводящий персональные санкции против лиц, ответственных, по мнению Конгресса США, за "нарушение прав человека и принципа верховенства права" в России.

Предыстория этого закона такова. 24 ноября 2008 года по обвинению в помощи главе фонда Hermitage Capital Management Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов был арестован аудитор (часто ошибочно называемый "юристом") фонда Сергей Магнитский. Спустя 11 месяцев предварительного заключения Магнитский скончался в больнице Следственного изолятора №1 г. Москвы, что было использовано Браудером для раскручивания антирусской истерии в США и Европе.

В апреле 2010 года старший сенатор от штата Мэриленд, демократ, член сенатского Комитета по иностранным делам Бенджамин Кардин (внук евреев-эмигрантов из России Кордонских) обратился к тогдашнему госсекретарю Хиллари Клинтон с требованием закрыть возможность въезда США для 60 российских чиновников, причастных, по его мнению, к коррупции и к смерти Магнитского — так называемый "список Кардина"). В мае того же года семья Магнитского получила официальные соболезнования от президента Барака Обамы. В сентябре 2010 г. Конгресс США проголосовал за инициативу Кардина.

7 июня 2012 года Комитет по иностранным делам нижней палаты Конгресса США единогласно одобрил проект закона. По просьбе Белого дома данный законопроект был подготовлен не в виде поимённого списка, а в виде механизма, с помощью которого правительство США может вносить любых иных граждан России в "чёрный список". Более того, часть "чёрного списка" может остаться неопубликованной, так как, согласно закону, госсекретарь США имеет право не раскрывать "отдельных" фигурантов списка "в интересах национальной безопасности США".

Проект "акта Магнитского" был дружно поддержан в Конгрессе США: 16 ноября 2012 года в Палате представителей; 6 декабря — Сенатом (92 голоса "за" и всего 4 "против"). 14 декабря закон был подписан президентом и вступил в силу.

1 мая 2014 года Сенат США приступил к рассмотрению проекта закона "О предотвращении агрессии со стороны России". Инициаторами ("спонсорами") законопроекта выступили 22 сенатора-республиканца, включая большого "друга" России Джона Маккейна из Аризоны, к которым через пять дней присоединились ещё четыре члена верхней палаты Конгресса. Задачей билля является "предотвращение дальнейшей российской агрессии в отношении Украины и других суверенных государств Европы и Евразии, и достижение иных целей" (курсив мой. — А.Д.).

Помимо предсказуемых положений законопроекта, направленных на "активизацию НАТО", военную помощь Украине (обратим внимание на то, что Вашингтон запланировал передачу Киеву нового противотанкового вооружения и новых зенитно-ракетных комплексов ещё за два с половиной месяца до трагедии с малазийским "Боингом" в небе над Донецком (ст.301)) и введение санкций против России, включая "ограничение доступа РФ к нефтяным и газовым технологиям США", билль содержит статью 206, которая предусматривает выделение для поддержки "активистов гражданского общества" а в 2015-2017 гг. 30 млн. долл., а для реализации аналогичных задач в других республиках бывшего СССР — "непосредственно или через неправительственные организации" (ст. 308) — ещё 75 млн. долл.

Наибольший интерес представляет фактически откровенное признание авторов билля, что "гражданское общество" понимается на Капитолийском холме как исключительно антигосударственный, антироссийский феномен, как синоним исключительно "Болотной площади" или "евромайдана".

Формально новую "холодную войну" против России объявил президент США Барак Обама на 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 24 сентября 2014 года. Уже в третьем абзаце своей речи он обозначил "три основные мировые угрозы":

— вирус Эболы;

— "агрессия России в Европе", которая "напоминает о днях, когда большие нации угрожали малым, преследуя собственные территориальные амбиции";

— террористы в Сирии и Ираке.

Атаку на Россию Барак Обама продолжил в своём выступлении на 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 20 сентября 2016 года. Назвав Америку "силой добра", которая "защищает слабых" и "отстаивает права человека", он тут же обрушился на нашу страну, заявив: "В мире, оставившем позади эпоху империй, мы видим, как Россия силой пытается восстановить утраченную славу" и "вмешивается в дела своих соседей".

Приход в Белый дом Дональда Трампа ещё больше обострил ситуацию под предлогом вмешательства "российских хакеров" во внутренние дела и избирательный процесс в США.

29 января 2018 года Министерство финансов США опубликовало так называемый "кремлёвский доклад", с "чёрным списком" физических и юридических лиц, которых официальный Вашингтон считает "опорой российского режима". Люди и организации, попавшие в этот список, могут стать мишенью новых санкций — в соответствии с законом "О противодействии противникам Америки посредством санкций" (CAATSA),, подписанным президентом США Дональдом Трампом 2 августа 2017 года (PL 115-44).

Согласно этому закону, в "противники" Америки были зачислены Россия, Иран и Северная Корея, но в фокусе этого законодательного акта находится именно Россия.

Есть основания считать, что сам президент США не хотел вводить новые санкции против России, тем более — из-за мифического российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. Но, в условиях русофобского консенсуса в "вашингтонском обкоме", ничто не мешало конгрессу преодолеть президентское вето, и Трамп был вынужден этот закон подписать.

Более того, закон CAATSA специально запретил президенту США отменять санкции без согласия Конгресса. Закон CAATSA обязал Министерство финансов США представить Конгрессу доклад о высокопоставленных российских чиновниках и бизнесменах. В CAATSA детально прописано, что должен включать в себя этот доклад. В частности, одним из обязательных элементов является информация об отношениях лиц и организаций, о которых там пойдёт речь, с президентом РФ Владимиром Путиным. Надо также указать возможную связь фигурантов с силовыми структурами: ФСБ, СВР, генштабом Вооруженных сил, Минобороны. Среди прочих компрометирующих факторов — вложение капиталов в экспортные нефте- и газопроводы РФ, помощь правительству Сирии в приобретении вооружений, участие в подрыве кибербезопасности США (организация или выполнение хакерских операций), содействие приватизации государственных активов в пользу госчиновников или их подставных лиц, причастность к нарушениям прав человека в России.

Невозможно было не заметить связь между обнародованием этого "кремлёвского доклада" и выборами президента РФ 18 марта 2018 года. Составителям доклада вменялось в обязанность рассказать о причастности упоминаемых лиц к коррупции, об их источниках дохода, имущественных активах, а также об активах их ближайших родственников.

"Кремлёвский доклад" Минфина США не стал единственным в своём роде. Так, по инициативе всё того же сенатора Кардина (Кордонского) был подготовлен 200-страничный доклад "Путинская асимметричная атака на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США", где Россия обвинена в попытках подорвать демократические институты западного мира, а Трамп — в неспособности противостоять этой угрозе.

В докладе Кардина рекомендуется более агрессивно использовать финансовые санкции против РФ. Этот тезис, как утверждает Associated Press, вызвал интерес законодателей-республиканцев. В конгрессе начал формироваться межпартийный консенсус в отношении более жестких антироссийских мер финансового характера.

Ясно, что Трампу едва ли удастся остановить волну антироссийских мер: не только его политические противники, но и его союзники в Конгрессе и его назначенцы в правительстве склонны наказать Россию за предполагаемое вмешательство в прошлом и предотвратить, опять же, предполагаемое, вмешательство в будущем, прежде всего — на промежуточных выборах в ноябре 2018 года, на которых будут переизбираться все 435 членов Палаты представителей, треть сенаторов, 39 губернаторов штатов и прочие выборные лица.

В Сенат США уже внесён законопроект под названием "Защита выборов путем проведения красной черты" (его английское сокращение — DETER — складывается в слово, которое переводится как "сдерживать"). Билль инициировали сенаторы Крис Ван Холлен (демократ от штата Мэриленд) и Марко Рубио (республиканец от Флориды, оппонент Трампа в "праймериз" 2016 года). Отвечая на вопрос, что следует понимать под вмешательством, Ван Холлен обозначил три его признака: хакерские взломы избирательных систем американских штатов, платная реклама в американских СМИ с целью повлиять на американских избирателей, а также вбрасывание в социальные сети (Фейсбук, Твиттер и др.) дезинформации, имеющей целью повлиять на исход выборов в США.

"Билль предусматривает автоматический ввод в действие очень суровых экономических санкций, — говорит сенатор Ван Холлен. — Он не оставляет администрации права принимать какие-либо решения в отношении этих санкций". Если этот билль станет законом, то директор национальной разведки США (начальник над 16 спецслужбами) должен будет в течение 30 дней после выборов информировать Конгресс о любом иностранном вмешательстве, имевшем место. А если вмешательство будет исходить от России, правительство будет обязано ввести новые санкции конкретно против российских банков и российской нефтяной промышленности.

Почему в качестве целей выбраны именно эти две сферы: банковский сектор и нефтепром, — понятно. Нефть — важный источник бюджетных доходов РФ. Ограничения поставок западного оборудования для России — это снижение объёмов её нефтедобычи. А банковская сфера — это линия связи российской экономики с экономикой глобальной. Новые санкции могут атаковать российский государственный долг и курс рубля путём запрета на покупку американскими инвесторами новых российских гособлигаций, а также посредством бойкота старых выпусков. Закон "О противодействии противникам Америки посредством санкций" предусматривает такую меру.

В санкционной повестке дня Вашингтона присутствует и такая мера, как отключение России от межбанковской операционной системы SWIFT. Если это вдруг произойдёт, последствия почувствуют все граждане России, пользующиеся банковскими картами. Отключение от SWIFT — это не только неудобства для держателей кредитных и дебетных карт. Под ударом окажутся экспортно-импортные контракты, подорожают и станут более трудными любые денежные перечисления — тут уже будет страдать не только кредитно-банковский сектор, но и реальная экономика.

То есть США определили для себя те уязвимые точки России, по которым будут наносить свои удары в первую очередь

Необходимо понимать, что дух и буква PL 115-44 законодательно определяют Россию как противника США, которому необходимо активно противодействовать и в отношении которого требуется оказывать всеобъемлющее давление. По своей сути PL 115-44 задаёт рамки американской политики в отношении России, в значительной степени исключая возможности для партнёрства и конструктивного взаимодействия. Санкционное законодательство США — в первую очередь, закон "О противодействии противникам Америки посредством санкций" (CAATSA; PL 115-44) — даёт чёткое представление о параметрах и направлениях американской политики санкций в 2018 году и на обозримую перспективу. Закон CAATSA предполагает конкретные виды отчётности органов исполнительной власти о ходе и направлениях реализации санкционной деятельности против России. Это позволяет спрогнозировать события, которые произойдут в 2018 году, и которые во многом будут отражать суть санкционного давления на Россию. Кроме уже опубликованного доклада Минфина, в 2018 году органы исполнительной власти США обязаны представить Конгрессу ещё несколько отчётных документов. Их можно разделить на несколько групп.

Первая группа — это доклады, основную роль в подготовке которых будет играть Министерство финансов — ключевой инструмент в реализации санкционной политики, работающий в тесной координации с ЦРУ, Госдепартаментом и другими ведомствами, чья информация может существенно расширять возможности финансовой разведки.

Следующая группа объединяется разделом PL 115-44 "О противодействии российскому влиянию в Европе и в Евразии". Закон CAATSA обязывает правительство США взять на себя роль "защитника" суверенитета и безопасности всех стран Евразии, которые являются или могут являться "жертвами" российского влияния. В отношении данной группы ключевым ведомством выступает Государственный департамент США. Кроме того, реализация политики на данном направлении предполагает широкое применение "мягкой силы" с опорой на некоммерческие организации в США и странах Евразии (список некоторых из них прямо перечисляется в законе). На следующий год под эти задачи выделяется 250 млн. долл. — весьма значительная сумма, с учётом того, что она идёт во многом на идеологическую и образовательную работу и не требует вложений в инфраструктуру.

PL 115-44 обязывает Госдепартамент отчитываться каждый год о проделанной работе по данному направлению, эффективности затраченных средств, достигнутых результатов. Отдельный отчёт подаётся о взаимодействии с зарубежными организациями и их вкладе. Иными словами, американцы ожидают, что их затраты должны быть также усилены затратами на аналогичную деятельность со стороны их союзников в странах ЕС и других государствах. Появление отчёта ожидается в апреле 2018 года.

Следующие два отчёта также должны подаваться ежегодно президентом США.

Первый из них — отчёт о СМИ, которыми владеет и которые поддерживает Россия. Это тоже своего рода "чёрный список", должный иметь как минимум репутационные последствия.

Второй — о влиянии России на выборы в Европе и Евразии. Этот отчёт важен в качестве механизма интернационализации американского подхода к предполагаемому российскому "вмешательству в выборы". В отличие от самих США, в Европе и за её пределами позиция американцев воспринимается со скепсисом. Публикация ежегодного отчёта позволит постоянно держать эту тему в поле зрения, агрегируя все сколько-нибудь заметные события и толкая общезападный дискурс по ней к американской позиции.

Наконец, ещё один отчёт связан с имплементацией установки закона на обеспечение энергетической безопасности Украины и других стран, понимаемой как независимость от российских поставок или любых связей с Россией. Речь идёт о содействии реформам энергетического сектора страны, его либерализации, повышении эффективности и тому подобном. Однако здесь же фигурирует противодействие российским энергетическим проектам ("Северный поток" и другие) и в целом "российской агрессии". Здесь же прямо говорится о том, что целью американской политики должно стать продвижение экспорта американских энергоносителей в Европу, в том числе — для создания рабочих мест в США. В данном случае мы имеем дело с откровенным проявлением того, что на юридическом языке называется "недобросовестной конкуренцией".

В сухом остатке, закон CAATSA задаёт парадигму, в значительной степени определяющую американскую политику по отношению к нашей страны. России необходима продуманная политика ответных действий: как симметричных, так и асимметричных, — которые позволят управлять конфронтацией, минимизировать ущерб и сохранять внешнеполитическую инициативу.

Александр Домрин

Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 14 марта 2018 > № 2580760 Александр Домрин


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539481 Гидеон Рахман

Как Лондон ответит на покушение на Скрипаля

Гидеон Рахман (Gideon Rachman), Financial Times, Великобритания

«Незаконное применение силы российским государством против Великобритании» — это высказывание находится в опасной близости к объявлению войны. Однако эту фразу Тереза Мэй (Theresa May) использовала в Палате общин, чтобы охарактеризовать произошедшее в Солсбери покушение на российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь.

Премьер-министр Великобритании допустила весьма малую вероятность того, что покушение произошло не в рамках заказа со стороны России, а стало следствием утраты Россией контроля над своим химическим оружием. Однако госпожа Мэй заявила также, что она считает «крайне вероятным», что за покушение несет ответственность российское правительство. В отсутствие срочного объяснения от Москвы в течение последовавших 24 часов презумпция вины России, скорее всего, только укрепится. В таком случае правительство госпожи Мэй должно будет выполнить свое обещание и принять решительные меры в ответ на агрессивное поведение России.

Можно почти с полной уверенностью сказать, что Великобритания начнет высылать высокопоставленных российских дипломатов и сотрудников разведки. Однако представляется маловероятным, что английской футбольной команде придется бойкотировать Чемпионат мира по футболу в России, который начинается в июне. Это будет наказанием для самой Англии, а не для России.

Новый порог, который предстоит преодолеть Великобритании, будет связан с гораздо более суровыми мерами, направленными на российский бизнес и финансы. Богатые люди, связанные с Кремлем, использующие Лондон как для бизнеса, так и для удовольствий, могут снова оказаться в центре нежелательного внимания.

Слабая реакция Великобритании на убийство бывшего российского агента Александра Литвиненко на ее земле убедили путинское правительство в том, что эта страна слишком заинтересована в российских деньгах, чтобы ставить под угрозу деловые отношения. Однако события в Солсбери, вполне вероятно, станут причиной перемен в этом отношении.

Великобритания теперь может принять закон, схожий с американским актом Магнитского, который даст ей возможность наложить запрет на въезд на ее территорию влиятельных россиян, обвиняемых в нарушении прав человека. Люди, которые войдут в британский список Магнитского могут также столкнуться с заморозкой активов.

Интересно увидеть, будут ли предприняты попытки усложнить жизнь знаменитым российским олигархам, поселившимся в Лондоне. Владелец футбольного клуба Челси Роман Абрамович является человеком, близким к президенту Владимиру Путину. Олег Дерипаска — еще один связанный с Кремлем олигарх, имеющий недвижимость в Лондоне. В конце прошлого года компания господина Дерипаски EN+ стала первой российской компанией, акции которой котировались на лондонской бирже со времен аннексии Крыма в 2014 году.

Многие (в том числе и в Москве) сходились в том, что после Брексита Великобритания захочет вернуть себе статус крупнейшего офшора российского бизнеса. Но, возможно, теперь Великобритания обойдется без этого почетного звания.

Более глобальный вопрос состоит в том, сколько международной поддержки Великобритания может получить в случае любого нового столкновения с путинской Россией. При продолжающихся переговорах о Брексите Великобритании будет труднее заручиться поддержкой остальных стран Европейского союза. Президент Дональд Трамп (Donald Trump) также известен своим нежеланием критически отзываться о господине Путине. С другой стороны, Великобритания — не единственная европейская страна, встревоженная все более агрессивными действиями российского правительства. А пока продолжается расследование Мюллера (Mueller) о вмешательстве России в американские президентские выборы, в Вашингтоне раздается множество голосов (вне Белого дома), призывающих к ужесточению мер в отношении России.

Возможно, господин Путин получит гораздо более суровый и более слаженный ответ со стороны Запада, чем он рассчитывал.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539481 Гидеон Рахман


США. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 14 марта 2018 > № 2533084 Арег Галстян

Подарок военным. Новый госсекретарь США может обострить отношения с Россией

Арег Галстян

американист

Майк Помпео известен своей бескомпромиссной позицией в отношении Москвы. Конгресс получает от администрации четкий сигнал о дальнейшей поддержке политики давления на Россию

Президент Дональд Трамп официально отправил госсекретаря Рекса Тиллерсона в отставку. В американской экспертно-аналитической среде эту новость восприняли неоднозначно. Одни издания отметили, что слухи об увольнении Тиллерсона активно распространялись определенными источниками из Овального кабинета с прошлого года и потому судьба госсекретаря была предопределена. Другие крупные информационные агентства и эксперты мозговых центров видят в действиях президента больше эмоционально-субъективных причин, чем хладнокровный и прагматичный расчет. Что могло натолкнуть Трампа на подобный шаг?

Первое — кризис взаимопонимания. Пресса давно публикует материалы о том, что президент не может найти общий язык со своим госсекретарем. Анализ многочисленных заявлений Трампа и Тиллерсона по ряду внешнеполитических вопросов показывает наличие серьезных противоречий относительно внешнеполитических проблем: часто президент делает одно заявление (по Ирану или Северной Корее), а госсекретарь — совершенно противоположное. Подобные разночтения можно было воспринимать как классическую американскую политическую игру в хорошего и плохого полицейского. Но ситуация изменилась, когда The Washington Post и The Wall Street Journal стали писать о том, что Рекс крайне недоволен политикой Трампа. Не исключается, что эти вбросы могли быть организованы самим Тиллерсоном как средства давления на президента.

Подобное отношение Тиллерсона можно понять, ведь он дал согласие занять должность в администрации на конкретных условиях. Он многократно подчеркивал, что Трамп обещал предоставить ему определенную свободу действий в рамках управления Госдепартаментом. На деле все сложилось иначе: президент каждый раз блокировал кандидатов, которых Тиллерсон предлагал на разные должности во внешнеполитическом ведомстве. В результате подобных действий президента более 30% постов в Госдепе оставались вакантными вплоть до конца декабря прошлого года. Кадровый голод не позволял Тиллерсону выработать нужные стратегические концепции в тех или иных внешнеполитических направлениях. Влиятельные сенаторы из обеих партий — Чак Шумер, Марко Рубио, Боб Менендес, Джек Рид и Роберт Коркер — неоднократно критиковали Госдепартамент за невнятные предложения по решению иранского, северокорейского и венесуэльского кризисов. Неудивительно, что Рекс, получающий удары со всех сторон, перешел в наступление против Трампа.

Важно также учитывать психологический портрет нынешнего президента. Дональд Трамп считает себя не просто главой государства, но большим босом в Белом доме, а членов своей администрации — простыми подчиненными.

В данном контексте он не терпит проявлений неповиновения, которые Тиллерсон допускал достаточно часто. Свое отношение к непослушным сотрудникам республиканец четко выразил еще во время избирательной кампании знаменитой фразой: «Ты уволен». Более того, отставка Рекса — не единственный случай. Первым от этого подхода пострадал бывший директор ФБР Джеймс Коми, к которому Трамп также ощущал личную неприязнь. В американской экспертной среде можно достаточно часто встретить мнение, что президент часто принимает важные решения, поддаваясь эмоциям. В данном случае вполне можно допустить, что последнее заявление Тиллерсона о возможном российском следе в скандальном «деле Скрипаля» было сделано без согласования с пресс-секретарем президента. В целом это было характерно для Рекса: он умудрялся делать заявления до официальных выступлений пресс-секретаря президента.

Второе — борьба узких лобби-групп в администрации. Новый рабочий год Трамп начал с администрацией, которая за последние два года подверглась серьезной внутренней чистке. Все ближайшие соратники республиканца — Майкл Флинн, Стивен Бэннон и Райн Прибус — были по разным причинам отправлены в отставку. На их смену пришли классические генералы, которые продвигают интересы военно-разведывательного сообщества. Министр обороны Джеймс Мэттис пролоббировал своих сослуживцев и близких друзей — Герберта Макмастера и Джона Келли — на должности советника по национальной безопасности и руководителя аппарата президента соответственно. Другой лоббист ВПК — Майк Помпео — ранее был утвержден в качестве директора ЦРУ. Иными словами, военные получили возможность беспрецедентного влияния на принятие политических решений в западном крыле, особенно в направлении перераспределения бюджетных средств.

Единственным конкурентом ВПК стало нефтяное лобби, представленное госсекретарем Рексом Тиллерсоном (экс-директора ExxonMobil) и министром энергетики Риком Перри (лоббист Chevron). С точки зрения классической лоббистской стратегии они должны были составить коалицию и вместе бороться против генеральского лобби за ум и сердце президента. Однако этот союз не случился ввиду того, что Перри изначально проявил себя как командный игрок администрации, не желая идти в конфронтацию с военным блоком. Тиллерсон остался один на один против «группы Мэттиса», которая использовала его личные разногласия с Трампом для извлечения собственных дивидендов. Теперь с отставкой Рекса и назначением на его место Помпео военно-разведывательное лобби взяло под контроль последнюю высоту в исполнительной власти — Государственный департамент. Конфигурация сложилась таким образом, что как минимум до 2020 года именно ВПК будет не только определять оборонную политику, но и держать под контролем дипломатическое сопровождение внешнеполитических решений. С точки зрения обеспечения внутренних интересов ВПК получил инструменты, с помощью которых можно обойти все барьеры на пути к ежегодному увеличению военного бюджета.

Из всей этой ситуации Трампу удалось извлечь ряд других дивидендов. Во-первых, место Помпео у руля сверхконсервативного ЦРУ впервые в истории было отдано женщине — Джине Хаспел. Этот шаг позволит Дональду избавиться от репутации ультраконсерватора, которого преследует «слава» сексиста.

Политтехнологи тщательно вычищают из республиканца остатки «бэнноновского джексонианца» и пытаются укрепить его позиции среди левых, умеренных и центристов, в которых широко представлен женский электорат. Это назначение также должно в какой-то мере смягчить информационные издержки отставки госсекретаря. Сложно определить, что общество будет обсуждать больше — увольнение Тиллерсона или назначение женщины директором внешней разведки глобальной сверхдержавы. Во-вторых, оба решения — отставка Рекса и назначение Хаспел — будут с одобрением встречены в Конгрессе. Трамп, подталкиваемый лоббистами ВПК, осознает важность нормализации отношений с законодателями для решения внутренних и внешнеполитических задач. Теперь можно с высокой долей вероятности сказать, что президент найдет новых союзников на Капитолийском холме.

В свою очередь, назначение Помпео может привести к ряду изменений.

Первое — ужесточение риторики в иранском направлении. В отличие от Рекса он поддерживает позицию неоконсерваторов в Конгрессе о необходимости аннулирования «ядерной сделки», заключенной при администрации Обамы. Во время недавних протестов в Иране Помпео раскритиковал мягкую позицию Тиллерсона, заявив, что Америка должна поддержать желание иранского народа жить в свободной демократической стране. Кроме того, в лице Помпео Израиль — главный стратегический союзник США в регионе — получит большого друга и идеологического соратника в Госдепартаменте.

Второе — укрепление тылов в рамках разрешения северокорейской проблемы. Трамп многократно поддерживал жесткие выпады Помпео в отношении политики официального Пхеньяна. Более того, экс-глава ЦРУ всегда подчеркивал, что эта проблема может быть урегулирована лишь на условиях Америки и ее союзников в регионе — Японии и Южной Кореи. Белый дом не исключает формата переговоров, и ведущая роль Помпео в этом процессе не позволит критикам говорить о проявлении слабости со стороны Вашингтона.

Третье — Конгресс получает от администрации четкий сигнал о дальнейшей поддержке политики давления на Россию. Майк известен своей бескомпромиссной позицией в отношении Москвы. Он предлагает ужесточить санкционную политику и требует более решительных действий: поставок вооружения Грузии и Украине, усиления позиций НАТО в Восточной Европе и Прибалтике. Помпео также последовательно говорил о российском вмешательстве в американские выборы и подчеркивал, что Кремль может планировать подобные атаки и в будущем. Переход Майка в Госдеп должен успокоить политические силы, которые требуют от администрации решительных действий в деле обеспечения внутренней безопасности перед грядущими ноябрьскими выборами в Конгресс и президентской кампанией в 2020 году.

Четвертое — Трампу импонируют идеи Помпео в отношении Китая. В своих докладах Сенату Майк называл Китай (наряду с Россией) главной угрозой национальной безопасности Америки и требовал от Госдепа более решительных действий в рамках политического и торгово-экономического диалога с Пекином. Таким образом, с приходом Майка Помпео внешняя политика Соединенных Штатов станет более жесткой и, что более важно, последовательной.

США. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 14 марта 2018 > № 2533084 Арег Галстян


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Химпром > bfm.ru, 14 марта 2018 > № 2531616 Федор Лукьянов

Новые санкции против России

После обвинения в адрес России Британия готова приступить к санкциям: высылка дипломатов, заморозка госактивов, возможность задержания потенциальных шпионов и расширение «списка Магнитского»

Великобритания напрямую обвинила Москву в отравлении Сергея Скрипаля. На сегодняшнем заседании парламента премьер Тереза Мэй заявила, что за минувшие сутки Россия продемонстрировала презрение к серьезности обвинений и не предоставила объяснений, как нервно-паралитическое вещество российского производства под названием «Новичок» оказалось на территории Соединенного Королевства.

Никаких доказательств причастности Москвы к отравлению Скрипаля при этом продемонстрировано не было. К материалам дела Россию не допустили, Москве даже не дали ознакомиться с самим веществом, попадание которого на территорию Британии нам нужно было объяснить в течение суток. «Других вариантов нет — Москва виновата», — заявила Мэй.

Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов больше не удивляется такому подходу:

Федор Лукьянов: О чем речь? Какие доказательства? Это вообще давно пора прекратить требовать доказательств, потому что сейчас по-другому все это функционирует, как мы видим. Выдвигается некое обвинение, оно немедленно, очень мощно тиражируется, повторяется и становится буквально через шаг как бы аксиомой. Ну, и все. Какие доказательства аксиомы? Аксиома же не нуждается в доказательствах. Поэтому все уже, как бы решение принято относительно того, что случилось.

Еще она сказала, что, поскольку Россия не дала исчерпывающий, удовлетворяющий Великобританию ответ на ее вопрос в течение суток, значит, она и виновата. На ваш взгляд, в принципе, Россия могла как-то ответить так, чтобы это удовлетворило Великобританию?

Федор Лукьянов: На ультиматум такие страны, как Россия, не отвечают. Ультиматум выдвигается для того, чтобы на него не отвечали. Ну, потому что, ну, надо быть либо наивным, либо идиотом, чтобы считать, что страны калибра России — не только Россия к ним относится, чтобы они вообще реагировали на ультимативные требования. Конечно, такого не может быть.

И все-таки представитель заявил Британии о том, что все-таки страна намерена обратиться в Организацию по запрещению химического оружия за расследованием инцидента. Если все-таки такое обращение поступит, то вот это дает нам шанс доказать свою непричастность? В глазах, по крайней мере, Лондона или международного сообщества?

Федор Лукьянов: Нет. Я думаю, что, во-первых, это очень длинная канитель. Ну, такого рода организации, они, собственно, так устроены, что они должны серьезно подходить к любому вопросу, устраивать сложную процедуру. Все это затянется. И зачастую, когда уже заканчивается работа, даже, если она идет, проходит много времени. И, вообще говоря, это уже не производит никакого впечатления. Но это в том случае, если что-то делается. Я не убежден, что вообще что-то будет происходить. От того, что они заявили, это же не значит, что будет, действительно, обращение. Или, что это обращение будет такое, которое предусматривает, действительно, начало рутинной работы этой организации. Скорее, это обращение, если оно будет, будет чисто формальным для того, чтобы показать, что они и здесь нас не уважают. А вообще, ну, какая уже разница? Уже все политические меры принимаются и будут приниматься дальше. А все имиджевые снаряды выпущены. И это уже не развернешь. Уже, собственно говоря, неважно, что выяснят эксперты через год или полгода.

Среди мер, которые Британия вводит против России, — высылка 23 российских дипломатов, заморозка российских госактивов, если будет доказано их использование против безопасности Великобритании, возможность задержания потенциальных шпионов прямо в аэропорту, расширение «списка Магнитского», закон, который, кстати, еще не принят британским парламентом, а также заморозка сомнительных счетов россиян и так далее.

Тереза Мэй также отметила, что некоторые меры в отношении Москвы останутся секретными, а к действиям Лондона присоединятся Берлин, Париж и Вашингтон. Заявления британского премьера и список санкций Business FM обсудила с политологом Георгием Бовтом:

Снова ни слова о доказательствах. Как вам кажется, почему Мэй не ответила Лаврову, заявившему о готовности сотрудничать. Мол, покажите, формулы этого «Новичка», нервно-паралитического вещества, чтобы мы понимали, что комментировать. Эта логика была понятна. Лондон не отреагировал на такой призыв Лаврова.

Георгий Бовт: Потому что изначально Лондон взял очень высокую ноту и теперь не хочет отступать. И даже, если не будет доказательств в ближайшее время, они будут настаивать на своей версии и говорить, что это мы виноваты. Это, может быть, единственная удобная для нее политическая позиция, потому что, в любом случае, ее бы стали обвинять опять в мягкотелости, что она прошляпила преступление, такое как химическую атаку на территории Великобритании и так далее. Мало ей обвинений в том, что она «Брекзит» не может провести толком.

То есть в ближайшее время Лондон не будет предоставлять Москве формулы этого непонятного отравляющего вещества, чтобы мы понимали, что нам вменяют?

Георгий Бовт: Они постараются этого не делать. И под обвинение, что, дескать, русские все равно виноваты, что им еще предоставлять, еще отчитываться перед ними как преступниками. И попробуют сейчас протащить в Совете Безопасности какую-нибудь резолюцию, но там шансов у них, прямо скажем, мало, поскольку это Россией и гарантировано в этом случае. Будет интересно посмотреть, как поведет себя Китай. Наложит ли он вето или воздержится. За он голосовать, конечно, не будет.

Франция уже, кстати, поспешила заявить, что хотят дождаться все-таки результатов расследования, а потом уже какие-либо меры предпринимать. Еще одно странное заявление Мэй: Лондон будет замораживать российские госактивы, если будет доказано, что их использовали против безопасности Британии. Опять же выглядит очень декларативно. Как собирается это доказывать Тереза Мэй вместе с правительством? И вообще все санкции выглядят больше символическими, чем реальными.

Георгий Бовт: Все санкции выглядят так, что они сделаны с оговоркой, что, если что-то чему-то противоречит. Будут гадить, будут обыскивать самолеты «Аэрофлота» в таком усиленном режиме. Будут русских третировать на границе и при получении виз. Но это будет сделано с таким исключительно английским изящным фарисейством и лицемерием. С большими улыбками, так сказать, широкими, но вот, мол, так вот и так. Поэтому вот эти издевательства, они никак не будут формализованы, но их будет превеликое множество, конечно же. Что касается госактивов, ну, пусть попробуют.

Подводя итог, чего все-таки она добивается в результате? Побольнее уколоть Россию, найти новые причины для санкций? Или это в угоду собственным внутренним политическим интересам? Показать британцам, какая она сильная, решительная.

Георгий Бовт: Она добивается, прежде всего, того, что она покажет, что она не хуже Маргарет Тэтчер. Но вот уже получилось, что хуже, потому что в 1985 году Маргарет Тэтчер выслала все-таки 31 советского дипломата тогда, а она, видите, не дотянула до этого числа. Ну, и до Эдварда Хита не дотянула. Он в 1971 году аж все 105 выслал. Так, что слаба пока. На третьем месте идет.

Лондон приостанавливает все контакты с Москвой на высоком уровне, а у Сергея Лаврова отзовут приглашение посетить с визитом столицу Великобритании. Кроме того, члены королевской семьи и высокопоставленные британские чиновники не поедут на чемпионат мира в России.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Химпром > bfm.ru, 14 марта 2018 > № 2531616 Федор Лукьянов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554398 Анатолий Гриценко

На Украине много российских диверсионных групп, которые скрыты, но могут быть активированы в любой момент

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

Экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко в интервью программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал о том, кто, по его мнению, виноват в захвате Крыма, а также об уничтожении боеспособности украинской армии, целях Путина и своем отношении к Порошенко.

«112»: Добрый вечер, в эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость — экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко. Анатолий Степанович, добрый вечер. Скажите, пожалуйста, Крым нужно было защищать?

Анатолий Гриценко: Да, нужно было.

— Вы, представим себе, министр обороны Украины на момент аннексии Крыма. Ваши действия?

— Ключевая фигура в таких случаях не министр обороны. Ключевая фигура — это президент. Верховный главнокомандующий. Министр обороны уходит в сторону, и президент непосредственно управляет войсками. Потому что министр обороны в принципе может быть гражданским человеком. Иногда женщиной, как видим в Европе. Если говорим о Крыме, о начальной стадии защиты, ключевой должна была быть роль СБУ. «Зеленые человечки» захватили два административных здания — вот тогда АТО. И тогда ключевая роль у Наливайченко (его первый заместитель — руководитель Антитеррористического центра) и непосредственное управление всей операцией.

— Надо было уничтожить «зеленых человечков»?

— Когда они захватили здание, надо было обезвредить, как всегда, тогда были силы и средства. Я это все изложил Наливайченко и Турчинову. Позже был момент, по памяти, 7 марта, когда, с одной стороны, Шойгу и Путин заявили, что «их там нет», то есть, войска, которые были задействованы в ходе учений, вернулись в места постоянной дислокации. С другой стороны, командующий ЧФ России на нашей территории заявил, что все их люди находятся в пределах, ограниченных двухсторонним договором. Я тогда публично сказал, что если ходит кто-то по улицам с гранатометами, тяжелыми пулеметами или оружием — это террористы. Дать им время, 12 часов для того, чтобы сложить оружие. Нейтрализовать, нет — обезвредить.

— Насколько верная эта информация. Когда начался крымский кризис, Евгений Марчук и Игорь Смешко поехали к Александру Турчинову и сказали, что было бы лучше назначить министром обороны в этот трудный момент генерала армии Радецкого, который был уже министром обороны Украины, который командовал мощной танковой армией во время еще Советского Союза и который знает, как выбить «зеленых человечков» вообще с полуострова. Турчинов сказал, что это квота «Свободы». Они поехали к Тягнибоку, и Тягнибок сказал, что уже назначили Тенюха, «я не могу его обидеть». Знаете ли вы что-нибудь об этом?

— О кандидатуре Радецкого я слышал. Возможно, я думаю, что так было бы лучше. Назначили бы Кузьмука — так тоже было бы лучше. Он командовал корпусом в Крыму. Назначили бы меня — я бы справился. Но ситуация глубже. Планировали назначить министром обороны Мехеда с Майдана. Тогда афганская сотня рекомендовала его. Я знал этого офицера. Когда я был министром, он был начальником отдела в департаменте международного сотрудничества. И занимался, кстати, связями с СНГ и Россией, то есть он готовил протокольные мероприятия, какие-то бумаги для поездок министров. И когда его хотели назначить — уже даже депутатам раздали для голосования документ — я его встретил и говорю: «Вы понимаете, куда вы лезете? Вы же совершенно не представляете, что происходит в войсках, каким образом планировать операции и все остальное». И я его убедил, он снял свою кандидатуру, и тогда всплыла кандидатура Тенюха, которого до этого планировали как начальника Генштаба.

— Тенюх — хорошая кандидатура?

— В этой ситуации ему было очень трудно. Объективно я понимал — он офицер из военно-морских сил, а здесь должны быть задействованы сухопутные компоненты, спецназ. Я знал его хорошо — это бывший мой подчиненный. И хотя я был депутатом и никто не просил, я сел рядом с ним и первые 5 — 7 дней и днем, и ночью пытался помочь вникнуть в ситуацию.

— Правда ли, что во время захвата Крыма вы поехали к Турчинову с планом действий?

— Я поехал сначала к Наливайченко. Он — председатель СБУ, его прямая ответственность — АТО. «Валентин Александрович, почему не проводится АТО?» Он сказал: «Я не могу проводить АТО, Турчинов не назначил первого заместителя, руководителя Антитеррористического центра». — «Ты внес представление?» — «Внес». — «Поехали вместе к Турчинову, закроем дверь на ключ и не выпустим, пока он не подпишет указ. Мы же понимаем, чем все это закончится». Наливайченко сказал: «Я не поеду». Я поехал сам. Приехал к Турчинову, изложил ему, что он должен как верховный главнокомандующий делать по закону. Подсказал те воинские части на территории Крыма, которые были боеспособными, на которые он мог бы опереться. Сказал, как надо задействовать материковую часть, спецподразделения. Рассказал, чем все это закончится, если этого не сделать. Он сказал: «Хорошо». После этого «хорошо» он 40 дней ждал и только 7 апреля назначил руководителя АТО, когда уже прошел фейковый референдум «Крымнаш» и т. д. Это факт служебной бездеятельности высшего должностного лица, это выход за рамки Конституции, поскольку он — гарант территориальной целостности, но не гарантировал, это от 12 до 15. Я такие показания дал прокуратуре.

— Кто персонально виноват в сдаче Крыма?

— Турчинов, далее по вертикали — Наливайченко. Есть ответственность и других должностных лиц. Мне звонили командиры тех частей, которые расположены в Крыму, некоторых я знаю лично, еще с ними служил, и они рассказывали, что сначала была команда вооружиться. И они были вооружены. Был момент, когда мы были с Кузьмуком в кабинете у Тенюха, на связи — один из батальонов морской пехоты, они полностью были подготовлены к обороне. Стояла бронетанковая техника, снайперы расставлены и пулеметы. Если бы кто ушел — команда, и они бы уничтожили всех. А потом, это пусть прокуратура выяснит, кто отдал приказ оружие забрать, машины поставить в парк, оставить только суточный наряд. Это означает — дежурный офицер с пистолетом Макарова, а солдаты-сержанты со штык-ножами. На этом все и закончилось, потому что потом с флагом ходил Мамчур.

— Попробуем поставить себя на место Турчинова. Запад говорит ничего не делать, тотальное предательство в Крыму, сил, как он говорит, не было вовсе — так виноват он или нет?

— Меня американцы, британцы, поляки — любые другие — здесь не интересуют. Если вы — президент и взяли на себя ответственность, значит, вы действуете в соответствии с законами Украины. Вы и только вы отвечаете за территориальную целостность и неприкосновенность границ. Вы и только вы вправе отдавать приказы, подписывать директивы, как верховный главнокомандующий назначать ключевых должностных лиц во всех силовых структурах. Это ваша персональная ответственность. Никто другой этого не сделает. Если ты не можешь — отойди в сторону.

— Почему Турчинов не оборонял Крым?

— Это вопрос к нему.

— Ваше мнение?

— Испугался, уговорили, не хотел, продался. Что угодно. Не имеет значения — это ответственность персональная. Он не может сказать, что не знал, как действовать. Ему сказал, например, я, и думаю, не только я. Публично обращались, даже выходили уже некоторые командиры кораблей через «Ютуб»: «Дайте хоть какой-то приказ».

— Если бы вы были на месте Турчинова, вы бы решительно действовали?

— А как иначе? Да. И Крым бы не сдали.

— В 2014 году вы назвали Россию враждебным государством и предложили сбивать ее самолеты и взрывать поезда. Надо было так делать?

— Если мы говорим о защите своей страны, то мы должны понимать, какая природа у вооруженной борьбы. Если мы видели, что по переправе подтягивают войска, фактически смерть, если мы видели, что на захваченные аэродромы садятся вертолеты с новыми солдатами, подходят корабли с новыми солдатами, то, значит, их надо уничтожать. А как иначе? И это остановило бы. Если мы говорим о том, что мы должны беречь жизнь каждого украинского солдата, не допускать котлов, то надо действовать по законам вооруженной борьбы. К примеру, Дебальцево. Мы слышим, что высокие чины заявляют: «Идут колонны танков». Ясно, что это будет котел, погибнут сотни наших солдат. Военный командир предлагал бы бить по линиям коммуникаций, бить асимметрично, бить по командным пунктам в Донецке и Луганске, чтобы они держали эти танки и охраняли сами себя. Иначе ничего не получится. Или тогда сдаться.

— Вы допускаете, что на высшем этаже украинских властей была тотальная измена?

— По факту так оказалось.

— Вы допускаете, что на высших должностях на Украине оказались агенты РФ?

— Некоторые — да. Мы видели, что два последних министра обороны, Соломатин и Лебедев, — граждане России, сейчас там прячутся. Два последних председателя СБУ, Калинин и Якименко, также. То есть это две ключевые структуры. Я видел результаты этого предательства в Минобороны. Когда мы с Тенюхом посмотрели и Генштаб доложил, то мы увидели: от Чернобыльской станции до Херсона есть полоса шириной примерно 500 км, которую должны защищать с воздуха дивизионы, зенитно-ракетные комплексы С-200 (это дальность до 300 км), но их не оказалось. Их вывели из боевого состава. Фактически они не были защищены такими дальними комплексами. Это только один пример, были и другие. Когда я был министром, в 2005-2007 годах, мы разработали и ввели в войска современную цифровую, по натовским стандартам мобильную технику для связи сухопутного командира корпуса с авиацией для того, чтобы делать целеуказания. Эти машины не просто вывели, а физически уничтожили. То есть, это была работа на уничтожение боеспособности.

— Тенюх — честный человек, по вашему мнению?

— Независимо от фамилии психологи считают, что за всю свою жизнь люди могут изучить максимум 2 — 3 человек, чтобы гарантировать их действия в экстремальных условиях. Мы думаем, что знаем человека, но иногда случаются неожиданности. Я думаю, Тенюх знает, какой он.

— В 14-м году в эфире «Шустер live» вы предложили убить президента России Путина.

— Не совсем так, там речь шла о другом. Кто-то сказал, что Путин может приехать сюда, а я сказал, что если он приедет сюда, то найдутся патриоты, которые его убьют и правильно сделают. Если мы говорим серьезно о том, что кто-то отдал приказ захватывать наши территории, убивать наших людей — а уже десятки тысяч убитых и раненых — то мы понимаем, что такое российское государство. Это не то, что царя обманули, и где-то что-то вышло из-под контроля. Мы же представляем, что это тоталитарная, на основе КГБ-ФСБ система, где никто шагу не сделает в военных ведомствах, по крайней мере, без благословения сверху. И удар по самолету малайзийскому, и удары по Украине, и «Градами» по Украине, и когда уничтожали наших людей — это было санкционировано Путиным лично. И если каждому солдату нашему на фронте дают приказ стрелять в противника, то если они увидят там Путина, то им что, Путина не трогать?

— Один из ваших коллег, бывший министр обороны Украины сказал мне: «У меня был момент, когда я находился напротив Путина и у меня был пистолет. Я бы мог его убить». Если бы у вас была такая ситуация, вы бы убили Путина?

— Вы говорите о каком периоде?

— После 14-го года.

— Ситуация из категории фантасмагорических. Но в такой ситуации я дал бы ему шанс. Я бы сказал: «Вот пистолет, он заряжен, выведи всех «их там нет». Если бы он этого не сделал — значит, так бы и было».

— Вы сказали, что целью Путина не является завоевание территорий. А что тогда?

— На самом деле, что побудило Россию к такому давлению на Украину во всех сферах (это было еще до 14-го в различных формах), так это не дать нам вступить ни в НАТО, ни в ЕС. Второй фактор — это геополитика. Они решили воссоздать Советский Союз в какой-то форме. Не глобально, а показать, что они не региональный игрок, а глобальный игрок. Третий фактор — это то, что им сошел с рук абсолютно спокойно захват двух республик в составе Грузии в 2008-м. Тогда ЕС ограничился очень глубокой обеспокоенностью, НАТО назвал это чрезмерным применением силы, даже не войной, хотя она шла во всех трех сферах: на море, на суше и в воздухе. Даже стратегический бомбардировщик один сбили грузины. А американцы тогда вообще сделали такой кульбит: они объявили перезагрузку отношений. Как будто ничего не было — с чистого листа. И Путин понял, что можно идти дальше.

— Вы сегодня за стол переговоров с Путиным лично сели бы на месте Порошенко?

— Нет. Это уже этап, когда задействованы международные структуры, наши партнеры, и только они могут быть гарантами достижения чего-то. В ситуации, когда Крым забрали и говорить не хотят, когда ни одного шага по восстановлению доверия нет и быть не может, это не вопрос Путин — Порошенко. Путин уже в глаза откровенно врет, говорит Меркель: «Их там нет, внутренний конфликт». В Сирии американцы показали «их там нет», ну, так их там действительно нет. Взяли и уничтожили атакой беспилотников. Они показали свою силу, и Путин теперь только силу воспринимает. Поэтому такие переговоры, двусторонние, ничего не дадут. Они только могут быть об условиях капитуляции.

— Вы назвали минские договоренности обманом украинского народа. Вы до сих пор так считаете?

— Это обман всей планеты. Их никто не читал, но все повторяют эту мантру: им нет альтернативы, их надо выполнить. Я спрашиваю у руководства Нидерландов: «Вы, правда, так считаете?» — «Да». — «То есть вы готовы простить 300 ваших граждан?» — «Нет». Я им: «Посмотрите, там же полная и безусловная амнистия». — «Не может быть». — «Почитайте». Когда слушаешь Порошенко, Меркель, Макрона, они говорят, что выборы будут после того, как Россия выведет войска. Либо не будет амнистии тем, кто совершил тяжкие преступления. Правильно, но там записано иначе: выборы в присутствии российских войск, никакого вывода российских войск не будет до того, контроль над границей только на последнем этапе, а это значит, что масло в огонь подливают постоянно. Я сказал, что соглашения мертвые, на следующий день после их подписания. Время подтвердило. Россия не взяла на себя ни одного юридического обязательства. И об этом Путин сразу сказал, когда вышел на пресс-конференцию. Они — не сторона, они обязательств не брали на себя. Россия — гарант мира.

— Сегодня армия на Украине сильная?

— Все в сравнении. Она сильнее, чем была в начале 14-го года, она получила боевой опыт тяжелой ценой, и есть определенная прослойка младшего и среднего звена командиров, которые действительно могут принести свежий воздух в затхлые кабинеты, это надо сделать элементом кадровой политики. Но война — это не только столкновение армий. Это столкновение экономик, социальных сфер, культур и всего остального. И ключевое для такой страны, как мы, которая по сравнению с Россией меньше, экономически слабее, — это китайский треугольник: армия, народ и власть. Взаимное доверие и единство. Если это есть — никто никогда нас не победит. Как не победили ни Вьетнам, ни Афганистан пятимиллионные армии с ядерным оружием. Но в нашей ситуации среди офицеров, солдат не найдешь человека, который по неписаным уставным нормам должен грудью защищать от вражеской пули премьера, спикера, верховного главнокомандующего, ведь они видят, что тут воюют, а тут — торговля на крови, мой сын — там, а Порошенко сын — в парламенте, а Пашинского сын — в Укроборонпроме, а сына Турчинова вообще не призывали. Так не бывает. Если власть с народом, есть взаимное доверие, поддержка, тогда все в порядке. А когда солдат демобилизуется, то он видит, что его мама не может найти деньги на лечение, судья, как брал, так и берет, таможенник, налоговик и т. д. Ради чего это все? То есть, это единство — оно разрушается. Если все для фронта, для победы — тогда все.

— Лично мне кажется, что ни в ЕС, ни в НАТО Украину не ждут. ЕС и НАТО для Украины — это фикция или нет?

— Когда произошла российско-грузинская война, я сказал, что нам не надо просить у НАТО План действий по членству. Нет никаких оснований рассчитывать на членство в ЕС в обозримом будущем. И ключевая причина — Россия, влияние России и многое другое. Надо рассчитывать на свои силы и строить союзнические отношения с теми государствами, которые могут принимать решения быстрее, действовать эффективнее.

— Но не ждут ни в ЕС, ни в НАТО?

— Это никоим образом не уменьшает роль достижения критериев, потому что это нужно для нас. Критерии для членства в НАТО и ЕС совпадают на 80%. И даже среди натовских критериев 80% — это гражданские сферы: нормальный суд, нормальная избирательная система, прозрачные государственные поставки и т. д. Поэтому, независимо от того, созреют-не созреют, это надо строить. А армию, конечно, надо поднимать к натовским стандартам.

— Больше года вы учились в США. Американцы вас завербовали?

— Я могу только сказать, что есть еще МИ-6, Моссад, ФСБ и кто угодно.

— Российской агентуры у нас сейчас наверху много?

— Формализовано там, где есть дела, я думаю, не так много. Конкретный ответ должен дать глава СБУ. Но внутреннее, ватное такое — его немало. А если учесть еще ту гибридную политику, которая идет с первого кресла страны… На самом деле меня больше беспокоит в плане безопасности наличие значительного количества российских диверсионных групп, которые скрыты и могут быть активированы в любой момент. Потому что границу мы не перекрыли ни в огневом отношении, ни буквально. Сейчас там ввели хоть элементы контроля. Я думаю, что есть и запасы оружия. Я лично не имею сомнений, что полковника Шаповала убила именно такая диверсионная группа, потому что это была месть за те действия, которые он планировал как офицер спецназа по противодействию России.

— Правда ли, что вы — человек Сергея Левочкина и его проект?

— А правда, что я уничтожил армию? Я не знаю, как отвечать на такие вопросы. Короткий ответ — нет.

— Президента Порошенко вы назвали политическим трупом. А кто у нас из высшего руководства еще не политический труп?

— Я думаю, что при определенных условиях имеет перспективу Гройсман, например. При другом президенте он мог бы быть государственным менеджером. Я вижу даже сейчас — он немножко сопротивляется. В парламенте есть десятка четыре людей, которые достойны того, чтобы там быть или стать министрами. На уровне замминистров есть люди более или менее перспективные, которые повелись, поверили, что после Майдана будут изменения. Часть из них уже ушла.

— Вы очень резко выступаете против президента. А самому Петру Алексеевичу в глаза о своих претензиях вы говорили?

— Я отношусь к людям, которые прежде чем что-то сказать, должны быть настолько смелыми в своих суждениях и оценках, чтобы сказать это прямо в глаза. Как я уже говорил, с октября 14-го и до сих пор для меня закрыты все олигархические каналы. Те, которые имеют настоящее покрытие. Чего не было при бандитском режиме Януковича. Никогда. Я мог выходить, критиковать Януковича, Сашу-стоматолога, который зубы вырывал всему бизнесу, — я имел доступ на все каналы. Это сделал именно Порошенко. Эта вся травля, которая пошла, сначала через Матиоса, затем Луценко присоединился, мол, Гриценко уничтожил, разворовал, — это все Порошенко. Я ему это сказал в глаза. Это было наше последнее общение — октябрь 14-го года. С тех пор мы с ним больше не общались.

— Вы на ты с ним?

— Когда вдвоем — на ты.

— Как вы ему это сказали?

— В том случае: я ездил по Украине, это была избирательная кампания парламентская. Выходит военный прокурор и поливает грязью. О каких-то уголовных делах — кстати, ни одного не было, нет и, надеюсь, не будет. Даже после всей той грязи, которая была, ни разу меня никто на допрос не вызывал. Я увидел всю ту ложь, которая шла по каналам, и я написал Порошенко смс: «Заткни рот этому горе-прокурору». Нет реакции. Через два дня Матиос снова это повторяет. Я написал: «Жаль, что в стране нет президента». Через минут пять звонок: «Я что-то не понимаю, можешь заехать?» Я пришел и сказал ему: «Это неправда. Ты же знаешь прекрасно меня и мою семью. Ты знаешь, как мы живем. Это просто грязный черный пиар, и я знаю, что это идет от тебя». Он: «Нет, это не от меня». Я: «Я знаю, что ты лично редактируешь гранки этой лжи, которая пойдет в районные и областные газеты. Ты видишь, что делает Матиос? Сними его завтра». — «Нет, я его увольнять не буду». — «Тогда пусть он выйдет на пресс-конференцию и скажет: « Мы проверили, к Гриценко вопросов нет». — «Он этого делать не будет. Но он больше и мочить не будет». Я говорю: «Уже не надо больше. Уже пошло по всем каналам, включая твой».

— Вы были бы лучшим президентом, чем Петр Алексеевич?

— Поверьте мне, страна была бы совершенно другой. Не было бы того разрыва в доверии, не было бы тех глупых кадровых назначений, было бы честно и понятно, не было бы лжи ежедневно. Буквально с первого дня кадровых назначений люди бы почувствовали — это профессионалы. Это не «Рошен», «Богдан», а это люди, которые действительно с первого дня эффективно работают. Ошибки бы быстро исправлялись. Президент бы не скрывал своего сына от мобилизации, как я и не скрывал. Отвечали бы все. Все бы знали, что президентская семья имеет тот уровень аскетизма, который сопоставим с ситуацией в стране. Не было бы такого, как у Порошенко, что он поехал в Давос, и первое сообщение пришло о его хоромах.

— Он официально богатый человек.

— Не в этом дело. Это мне напоминает кич в начале девяностых. У тебя страна сейчас в бедном состоянии. Я даже представить себе не могу, что бы Меркель или другие такие вещи себе позволяли.

— Как вы относитесь к Турчинову и Авакову?

— Я с ними давно не общался, фактически со времен Майдана. По Турчинову я дал показания в прокуратуре, и если бы прокурором не был кум президента, то давно уже дошло бы до суда — прошло уже 2 года и 1,5 месяца. Аваков — я вижу очень непростую комбинацию. Есть вещи, которые под его руководством пошли со знаком плюс сначала, хотя потом этот плюс немножко уменьшился: попытка реформировать патрульную часть полиции, взять под определенный контроль, переформатировать подразделения, которые прошли с потерями период Майдана, для того, чтобы они имели человеческое лицо. В то же время я вижу бизнес-интересы — в моем понимании министр-силовик не должен быть бизнесменом. Я вижу косвенное, но курирование всевозможных добровольных народных дружин. Для чего это делается? Когда это сработает, каким образом — здесь есть очень большие вопросы.

— Вы видите непримиримый конфликт между Порошенко и Аваковым?

— Я его вижу, но у Порошенко со всеми конфликт. Порошенко-Гройсман — еще больше. Там сплошная ненависть.

— Это его человек.

— Я сказал то, что я сказал. Но что касается Авакова, вы совершенно правы, потому что когда Порошенко был избран президентом, первое же поручение, которое он поставил своему ближайшему окружению, — снять Авакова. Не удалось, потому что Аваков держит значительную часть акций в НФ, во фракции, и для Яценюка, который тогда был премьером, это была ключевая фигура. Они таким образом балансировали отношения. Он его съесть не смог, поэтому идут взаимные покусывания.

— Что вы думаете о Саакашвили?

— Сейчас он в сложной ситуации. Он был царем, вершил судьбы миллионов. По его словам, только намеком решался вопрос мгновенно. Он достиг определенных положительных результатов в государственном управлении, и уже после него Грузия держится в международных рейтингах достаточно прилично. Сейчас его лишили гражданства, собственность осталась здесь, семья там. Партия здесь, друзья здесь, кому-то мешок одели и выбросили в Грузию. Это человек, которому 50, который внутренне верит, что у него еще много энергии и много возможностей сделать что-то полезное, а он со связанными руками.

— А почему между Саакашвили и президентом пробежала черная кошка?

— Кошка пробежала не с самого начала. Возможно, Михаил сделал уже определенные выводы. Но с учетом его опыта, понимания людей он не мог не видеть, кто такой Порошенко с самого начала. Он агитировал за его партию, ездил за Березенко в Черниговском округе, там, где мы все выступали против. Он взял на себя управление Одесской областью. Его же использовал Порошенко для того, чтобы «Сеня, беги», для достижения своей цели: уничтожить премьера, поставить кого-то другого, Гройсмана в данном случае. Но когда Михаил пошел дальше и начал против шерсти, то уже команда «фас».

— Вы назвали Юрия Луценко негодяем и горе-прокурором. Почему?

— Потому что человек не должен врать на посту генерального прокурора. Не должен распространять из политических соображений всякую ложь. Потому что когда он распространяет через свою пресс-службу, например, что Гриценко распродал там какое-то оружие, то он же прекрасно знает, что министр не имеет никакого отношения к продаже оружия. Если и имеет, то министр экономики. Тогда пусть назовет фамилии министров экономики: Яценюк, Порошенко. Они определяют цену, подтверждают перечень. Минобороны не управляет предприятиями, которые продают. Второй фактор, за что он должен сесть: когда он через пресс-службу обнародовал персональные данные офицеров, детективов-агентов, работающих под прикрытием. Он называл фамилии тех, кто пошел на сделку со следствием. Язык — помело. Этих людей во всех странах защищают законом. Им дают другую жизненную легенду, если они действительно идут на сделку со следствием и помогают раскрыть большое преступление. Его просто несет. А как теперь тем, кто работает под прикрытием не только в НАБУ, но и во всех других силовых структурах? Как им теперь, при таком генпрокуроре? Это уголовная ответственность.

— Почему вы не любите Анатолия Матиоса?

— Анатолия Матиоса может любить его жена. Я человека оцениваю с точки зрения соответствия должностным обязанностям. Мне здесь важно: профессионализм, порядочность, патриотизм. По принципу порядочности — нет. Он выходит и говорит ложь. Какую, он сам прекрасно знает. Для Порошенко армия — это способ на оборонных заказах заработать для своей «Ленинской кузницы» сотни миллионов. Для меня армия — я в 15 лет пошел в Суворовское училище, 25 лет службы в армии. Для меня это жизнь. Три года я был министром, пять лет я возглавлял профильный комитет нацбезопасности и обороны. То есть это для меня среда, где я был воспитан фактически командирами. Где я состоялся, где получил образование, стал кандидатом наук. Это для меня гораздо больше, чем для них всех. И когда рассказывают, что я разрушил, уничтожил… а матиосы этот весь маразм распространяли, и луценки, и порошенки распространяли.

— Кто был лучшим министром обороны Украины за 26 лет независимости?

— Были серьезные достижения, на мой взгляд, у Кузьмука. На первом сложном этапе — у Радецкого и Шмарова.

— Вы были министром обороны в трех кабинетах министров подряд: у Тимошенко, Еханурова и Януковича. С кем из премьеров вам работалось лучше?

— По сути, ни один из трех названных вами премьеров ни разу не пригласил министра обороны, не поинтересовался, что происходит в армии, какое состояние боеспособности, чем живет семья лейтенанта. Ни разу. А психологически было легче работать, наверное, в правительстве Тимошенко. Потому что тогда, после Майдана, была такая немножко эйфория и фактор сдерживания. Не лезли особенно в дела, давали возможность просто работать. Труднее всего было при Януковиче, и не потому, что конфликт наш, конфликт был на уровне президента и премьер-министра. Это отражалось на армии.

— Кто был лучшим президентом Украины?

— На очень сложном этапе преобразований, форматирования экономической системы, я думаю, много сделал, очевидно, Кучма. Это был, в моем понимании, последний президент, который работал. Просто приходил в восемь и работал, решал вопросы. Но притом я не хочу замалчивать ту систему олигархата, которая была при нем создана. Основы рыночной экономики — это было крайне сложно. От полностью, 100% государственной собственности перейти к каким-то конкурентным механизмам. Ему это полностью не удалось, и олигархат, который сейчас руководит страной, зародился тогда, при нем. Но с точки зрения сделанного в экономике, думаю, что он. Кучма, когда пришел, не был готов к этому посту. Но последующие были намного слабее — сибаритствующие или просто бандитствующие.

— На второй президентский срок Порошенко пойдет?

— Я бы ему не советовал. Он не победит. Он может попробовать сломать страну, но те, кто пробовал, — очень далеко сейчас за ее пределами. Шансов избираться на второй срок при том, что он сделал и чего не сделал, у Порошенко нет. Ноль.

— Сколько раз вы баллотировались в президенты?

— Два.

— Лучшее достижение?

— Это был четырнадцатый год, я набрал около миллиона голосов. В Литве был бы уже президентом.

— Вы хотите стать президентом. Еще есть у вас желание?

— Да. Но это не вопрос желания. Есть осознание того, что страна доходит до красной линии. К точке бифуркации, после которой уже нет варианта пропетлять еще. Будет вариант только вниз, и тогда всем хана. Или же стремительное движение вверх, если мы объединим разум, интеллектуальный потенциал, кадровый. Иначе страну покинут, проголосуют миллионами лучших, сильных, умных.

— Вы пойдете на президентские выборы?

— Да.

— Вы станете президентом?

— Люди решат. Я к этому готов.

— Некоторые люди говорят, что Гриценко к власти нельзя пускать категорически, потому что он — диктатор. Вы — диктатор?

— Я — авторитарный человек. Но авторитарный однокоренное слово с авторитетный. Диктатор подавляет свободы. Некоторые права и свободы я буду подавлять точно: право воровать, свободу убивать, право бездействовать там, где надо действовать. Пусть дрожат. А нормальным людям будет абсолютно четко зеленый свет для роста вверх, тем, кто искренне и эффективно работает.

— Ваша жена Юлия Мостовая, по моему мнению, лучшая украинская журналистка. Кто на кого больше влияет — вы на нее или она на вас?

— Вы знаете нашу историю: мы сначала подружились, а потом полюбили друг друга в зрелом возрасте, когда каждый из нас уже состоялся. У нас не стоят те вопросы, которые стоят, когда женятся 20-летние: кто будет главой семьи. У нас глубокое уважение, глубокая любовь. Есть такой критерий — глава семьи не тот, кто решает, а тот, кто формирует повестку дня.

— Кто формирует повестку дня у вас?

— Я думаю, 60% я. Но и выполняю 60% я, потому что она человек творческий.

— Правда ли, что вам пришлось играть свадьбу с Юлией семь раз?

— Да. Первая свадьба была 22 марта, а последняя была аж в июне, когда семья Ющенко решила нас поздравить.

— Ваш сын Алексей был в плену в Севастополе, его били, имитировали расстрел, применяли пистолет в рот. Вы об этом знали?

— Я потом узнал. Это было крайне тяжело, на самом деле. Я не знал, что он в Крыму. Он уехал с автомайдановцами — еду, лекарства, автогенераторы тем частям, которые уже были практически блокированы. Звонок: «Мы едем по Симферополю, за нами гонятся три джипа». Стрельба и телефон отключился. И семь суток ни одного сообщения. Это было очень трудно, особенно для женской части. И потом он позвонил утром: «Нас отпустили». Затем уже рассказал, как это было. Он был на территории российской базы в Севастополе. Это к вопросу агрессор-друг. То есть абсолютно гражданский человек, который приехал на нашу территорию с мирной миссией, не с оружием, помогать нашим семьям военных и самым военным. Его грубо задержали, били, имитировали расстрел, чтобы он рассказал, что Гриценко где-то какие-то деньги с американцами получал, что Майдан американцами проплачен, все эти маразмы. Ему дали только одну книгу, о Юрии Гагарине 78-го года выпуска.

— Люди сейчас голосуют ногами. Они уезжают массово из Украины в Польшу, в Россию, в другие страны. У нас полная безнадега или надежда все же есть? У вас руки не опустились?

— Мы решили жить здесь. Мы будем бороться за свою страну. Мы постараемся: я — по-своему, Юля — по-своему, дети, старшие — по-своему. Так же, как ваши дети. У нас есть что показать, будучи здесь. Поэтому я бы хотел этих людей попросить набраться терпения только на этот цикл, до 19-го года, дальше изменим ситуацию к лучшему. Я уверен, что мы можем быть страной, которая не просто поднимается из режима выживания, мы можем быть лидером в Центральной и Восточной Европе. Кого не убедил, посмотрите, какая Польша была в 90-м — разруха. Отсюда везли все. Мы можем и сделаем.

— Я вам за эту надежду благодарен. Спасибо, Анатолий Степанович.

— Спасибо и вам.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554398 Анатолий Гриценко


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554344 Дейв Маджумдар

Россия произвела пуск гиперзвуковой ракеты с МиГ-31. Надо ли тревожиться Америке?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Российское Министерство обороны показало видеозапись учебного пуска своей новой гиперзвуковой ракеты «Кинжал» с борта самолета-перехватчика МиГ-31.

Часть видеозаписи специально смазали, чтобы скрыть некоторые детали нового оружия, но «Кинжал» больше похож на аэробаллистическую ракету, чем на гиперзвуковую ракету с воздушно-реактивным двигателем. Но это не должно удивлять серьезных аналитиков, так как ни одна страна в мире пока не научилась создавать ракеты с гиперзвуковым двигателем. До этого — еще годы и годы.

«Экипаж истребителя МиГ-31 воздушно-космических сил выполнил практический учебно-боевой пуск гиперзвуковой ракеты высокоточного авиационного ракетного комплекса „Кинжал" в заданном районе, — сообщило Министерство обороны на своей страничке в Фейсбук. — МиГ-31 вылетел с аэродрома на территории Южного военного округа в рамках несения опытно-боевого дежурства. Пуск прошел штатно, гиперзвуковая ракета поразила заданную цель на полигоне. В ходе пуска гиперзвуковой ракеты были подтверждены тактико-технические характеристики и временные показатели высокоточного авиационного ракетного комплекса „Кинжал"».

Как объясняет Министерство обороны, ракета «Кинжал» предназначена для поражения наземных и морских целей.

«Комплекс „Кинжал" предназначен для уничтожения наземных и морских целей. Благодаря высоким летно-техническим характеристикам самолета МиГ-31 и гиперзвуковой ракеты с малой радиолокационной заметностью и высокой маневренностью „Кинжал" не имеет аналогов в мире», — отметило военное ведомство.

МиГ-31 — это идеальная платформа для пуска ракеты «Кинжал» благодаря дальности самолета, большой боевой нагрузке, высоте и скорости. Практический потолок МиГ-31 составляет примерно 20 500 метров, а максимальная скорость — М=2,83. Однако этот массивный самолет может лететь на очень высоких сверхзвуковых скоростях длительное время. Его боевой радиус на скорости М=2,35 составляет более 700 километров, и при этом он несет полную боевую нагрузку из ракет класса «воздух-воздух» Р-37. Таким образом, сменив Р-37 на ракету «Кинжал», МиГ-31 может быстро доставить новое оружие на позицию для пуска и придать этой аэробаллистической ракете значительную энергию запуска.

Не совсем ясно, какими характеристиками малозаметности обладает «Кинжал». Но никого не должно удивлять то, что это очень маневренное оружие. Баллистическая ракета «Искандер» способна маневрировать в полете и лететь по блуждающей траектории, из-за чего ее чрезвычайно трудно перехватить. Ни у одной другой страны мира нет баллистических ракет воздушного базирования, и поэтому Москва права в том смысле, что «Кинжал» не имеет аналогов за пределами России. Однако это не гиперзвуковое оружие, а крылатая ракета с воздушно-реактивным двигателем на основе технологии сверхзвуковой скорости сгорания. Правда, баллистические ракеты изначально развивают гиперзвуковую скорость во время полета.

Министр обороны США Джим Мэттис отметил, что принятие на вооружение ракет типа «Кинжал» не изменит коренным образом военный баланс между Россией и Соединенными Штатами. «Я посмотрел и проанализировал те кадры, которые он [Владимир Путин] показал на видео и так далее. Я получаю деньги за стратегические оценки и должен сказать, что не увидел изменений в военном потенциале России, — заявил Мэттис репортерам 10 марта. — Те системы, о которых он ведет речь, предстоит создавать, доводить и испытывать еще долгие годы, а поэтому мне кажется, что никаких изменений в военном балансе нет. У нас нет необходимости из-за этого нового оружия вносить изменении в свои силы сдерживания. Если бы были какие-то перемены, мы бы обязательно это зафиксировали в своих оценках».

Мэттис выразил надежду, что российские военные не верят в то, что новое оружие дает им серьезные преимущества, потому что эти системы ничего не меняют.

«Я хочу сказать, что у них есть возможность сделать оружие, которое он рекламировал, — сказал Мэттис. — Но это ничего не меняет, разве что те ассигнования, которые они хотят выделить на разработки, совершенно не меняющие стратегический баланс».

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554344 Дейв Маджумдар


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554324 Алексей Навальный

Алексей Навальный: России нужен ядерный баланс с США

На Западе Алексей Навальный считается лицом оппозиции, выступающей против Владимира Путина. В этом интервью он рассказывает, как выглядела бы Россия при президенте Навальном. И признается в старомодных взглядах.

Павел Локшин (Pavel Lokshin), Die Welt, Германия

WELT: Господин Навальный, что вы будете делать в воскресенье 18 марта, в день выборов, когда, как ожидается, будет переизбран Владимир Путин?

Алексей Навальный: Я планирую координировать работу наших наблюдателей, контролирующих проведение этих псевдовыборов. Мы ожидаем много подтасовок. К сожалению, полиция часто вмешивается в мои планы, но, видимо, Кремль пока не может решить, должен ли я провести этот день за решеткой или нет. У них есть возможность в любой момент запереть меня на 30 дней.

— В последние месяцы вы проводили активную избирательную кампанию, выстроили сеть из десятков штабов вашей кампании по всей России, в которых работают добровольцы, тысячи людей посетили ваши митинги. Но Кремль все-таки не допустил вас до выборов. К чему все это?

— Кремль до сих пор не допускает регистрации нашего движения как партии, но де-факто у нас уже партия людей, которые выбрали для России европейский путь развития. Это будет коллектив с сильной внутрипартийной демократией, на все важные посты люди будут назначаться голосованием. Предположительно, у нас будет 25 представительств в крупных городах.

— Ваш энтузиазм достоин уважения. Если бы вас допустили до участия в выборах, то, согласно результатам опросов, вы бы набрали менее 1% голосов. Тем не менее на Западе вы считаетесь главным представителем оппозиции в России. Не переоценивает ли вас Запад?

— Смотрите, чтобы поддерживать контакты со своими сторонниками, я использую интернет и «Ютюб». На телевидение Кремль меня не пускает. Путин даже не хочет произносить мое имя. Когда мы организовываем пресс-конференцию, на нее приходят только иностранные журналисты.

— Кто же вообще к вам приходит?

— Люди, которые хотят лучшей жизни для России. Потому что Россия превратилась в коррумпированную страну, и с каждым днем власть здесь становится все авторитарнее. Путин хочет стать пожизненным монархом. Появляется все больше политических заключенных и незаконно осужденных. Где бы я ни оказался, по всей стране мне сообщают о фермерах, которых лишили собственности, о мелких предпринимателях, у которых полиция отняла магазин, или о знакомых, которые сидят в тюрьме из-за публикаций в соцсетях.

— Большинство других оппозиционных кандидатов были допущены до участия в выборах. Например, Ксения Собчак, либеральный кандидат в президенты. Она тоже хочет основать партию. Почему бы вам не создать вместе с Собчак общую коалицию против Путина?

— Потому что она — солдат Путина, на этих выборах она действует в его интересах. России нужен не союз таких маленьких оппозиционных партий, как «Яблоко» или будущая партия Собчак, а перезапуск оппозиционного движения, и мы выступаем за это. Другие партии не готовы открыто критиковать Путина и правильно политически действовать. Мы же, напротив, можем набрать в каждом крупном городе 30% голосов, если нам позволят. Но стратегия государства заключается в том, чтобы оставить в политическом поле лишь тех оппозиционеров, которые могут набрать всего несколько процентов голосов. Демократы должны выглядеть мелкими и незначительными. С такими кремлевскими мальчиками для битья мы не хотим сотрудничать.

— А что бы вы сделали иначе, если бы сидели в Кремле?

— Мы должны гарантировать, что в России больше никогда снова не будет установлен авторитарный режим — для этого нужны независимые суды, укрепление парламента и свободные СМИ, то, что делал Путин во время своего первого президентского срока. Мы должны так закрепить свободу слова, что ее уже никогда больше нельзя будет ограничить.

— Для западных ушей это звучит хорошо. Но не важнее ли для людей их благосостояние? Не поэтому ли они выбирают Путина?

— В этом нет противоречия. Борьба с коррупцией? Очень популярна. Реформа системы правосудия, которая наконец-то сделает ее независимой? Этого хотят все. Меньше регулирования для малого и среднего бизнеса? Дополнительное налогообложение для олигархов? Да все будут рады. Повышение уровня минимальной заработной платы? Все счастливы.

— Власть Владимира Путина основывается и на его внешней политике. На Ближнем Востоке Россия уже практически сменила США в роли лидера. Как бы выглядела ваша политика в отношении Сирии?

— Россия должна была бы участвовать в международной коалиции против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России, — прим. ред.) и воздерживаться от военных действий в Сирии. Участие России в сирийском конфликте абсурдно. Почему мы общаемся с Асадом? Это нелегитимный правитель, который использует химическое оружие против своего народа. Он — террорист.

— Несколько дней назад Путин во время своей речи представил новое стратегическое ядерное оружие. Вы бы разоружились?

— Презентация Путина напомнила мне мое детство в 80-х годах, когда я был юным пионером и смотрел подобную антизападную пропаганду советских правителей: «Наша страна выступает против американских поджигателей войны, мы стоим за мир во всем мире». Тогда, по крайней мере, показывали реально существующее оружие, сегодня — только нелепую компьютерную анимацию. То, что Путин сейчас делает, — это попытка решить внутриполитические проблемы внешнеполитической истерией, что типично для авторитарных правителей.

— Это пропагандистский аспект данной проблемы. Но по поводу самого оружия: вы за или против ядерного оружия?

— России нужен ядерный баланс с США, его следует сохранить и развивать. На данный момент наше ядерное оружие способно преодолеть любую систему противоракетной обороны, в этом все эксперты едины. Возможно, это старомодно, но угроза взаимного уничтожения является гарантией безопасности во всем мире. Конечно, мы должны сотрудничать с Западом, но существующую сейчас систему просто так не уничтожают.

— Но и от вас это звучит очень в духе холодной войны.

— США — конечно, не такое ужасное место, как это хочет внушить кремлевская пропаганда. Но кто знает, кто будет сидеть в Белом доме? Сегодня это Трамп, а завтра — кто-то похуже. Пока во всем мире накапливается ядерное оружие, как, например, в Северной Корее, в Пакистане, мы должны быть готовы к этому.

— Вы были в тюрьме, на вас нападали, за вами следят на улице. У вас есть жена и дети. Как они с этим справляются?

— Они поддерживают меня. У моей жены — даже более критические взгляды, чем у меня. Недавно мы были в кино. По дороге туда мои дети устроили игру по разоблачению спецагентов среди прохожих. Тогда они скрылись, заметив, что обнаружены. Возможно, это звучит патетично, но я точно знаю, что я на стороне добра.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554324 Алексей Навальный


Россия. ПФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 13 марта 2018 > № 2554115 Артем Хохорин

По следам «казанского феномена».

Татарстан - республика в составе Приволжского федерального округа Российской Федерации с богатейшей историей и своеобразными культурными традициями. Уже много лет она являет собой пример не только бурного экономического развития, но и высокого уровня жизни. Рост благосостояния жителей - результат удачных реформ, проводимых федеральным и республиканским правительством.

Республика уверенно занимает лидирующую позицию в рейтинге регионов России с наиболее успешным инвестиционным климатом и четвёртое место по качеству жизни населения. А её столица - Казань - признана самым комфортабельным городом страны для проживания. Татарстан ещё и уникальный многонациональный регион, где дорожат складывающимися веками добрососедскими отношениями между представителями коренных народов, соблюдая баланс интересов всех малых этносов. Здесь проживают люди 115 национальностей. Общая численность населения превышает 3,8 млн человек.

Республика является одним из лидеров среди российских регионов в сфере туризма и всё чаще становится местом проведения различных мероприятий, в том числе международного уровня.

Министр внутренних дел по Республике Татарстан генерал-лейтенант полиции Артём ХОХОРИН рассказал нашему корреспонденту о результатах служебной деятельности, особенностях региона и планах на будущее.

- Артём Валерьевич, по итогам прошлого года МВД по Республике Татарстан показало неплохие результаты. Например, уровень преступности у вас в расчёте на 100 тысяч населения существенно ниже, чем по Приволжскому федеральному округу и в среднем по стране. В чём секрет?

- Наши результаты - не случайность, а итог долгой и кропотливой работы всех без исключения звеньев единой цепи, куда я включаю не только своих подчинённых, но и коллег из других правоохранительных структур, и, конечно, правительство Татарстана.

В прошлом году мы добились лучшей раскрываемости преступлений за последние 15 лет. Показатели работы по таким видам, как грабежи, разбои, убийства, мошенничества, квартирные кражи, умышленные причинения тяжкого вреда здоровью, у нас улучшаются каждый год.

Сказалось на результате и внедрение новых форм и методов борьбы с преступностью. Мы не сидим на месте сами и не даём поднять голову преступному сообществу, проявить себя потенциальным нарушителям. Работа органов внутренних дел отлажена и напоминает конвейер, где каждый знает своё место и что ему делать. Ведётся активная деятельность по профилактике и раскрытию отдельных видов правонарушений, для чего созданы специализированные следственно-оперативные группы.

Не забываем мы стоящих на учёте граждан и тех, кто склонен к нарушению правопорядка, включая неблагополучные семьи. Только в прошлом году путём обхода жилого сектора наши сотрудники посетили более 1 млн 300 тыс. домо­владений и квартир.

Помогает и широкое внедрение современных технических средств. С их помощью в прошлом году раскрыто 669 преступлений, что на 72,4 % больше, чем в 2016-м.

Нельзя не вспомнить добрым словом наших главных помощников - общественников, особенно муниципальных служащих и дружинников. А это немалая сила! В республиканский реестр внесено более 1500 дружин общей численностью 20 539 человек. Только с их участием раскрыто 310 преступлений и пресечено более 22 тыс. правонарушений.

- Когда-то Казань, Набережные Челны и другие города Татарстана имели дурную славу. Порой казалось, будто реальная власть принадлежит организованным преступным сообществам. В ходу был даже термин «казанский феномен». Вы родились и выросли здесь, наверняка помните эти времена. Интересно узнать, как удалось переломить ситуацию?

- Вы правы, я начинал службу в 90-е в татарстанской милиции и всё, что творилось на улицах, прекрасно помню. Однако ещё прошлому руководству МВД республики, правительству удалось не просто взять ситуацию под контроль, но и переломить её, хотя это стоило нам немалых трудов и невосполнимых утрат. Мы потеряли не просто кадры, а наших лучших сотрудников - вечная им память!

Сегодня я могу сказать с полной уверенностью, что с откровенным бандитизмом в республике покончено. В этом немалую роль сыграло ужесточение законодательства: введение в УК РФ крайне необходимых 209-й и 210-й статей, а также внедрение нами нового на тот момент, эффективного механизма классификации и учёта участников преступных сообществ, который сегодня широко используется и на федеральном уровне.

За последние 20 лет, с тех пор как оргпреступности была объявлена беспощадная война, 633 лидера и члена криминальных сообществ отправились на нары, 19 из них - до конца жизни. Общий же срок отбывания наказания для остальных составил 7160 лет. Впечатляет?

Несмотря на достигнутые результаты, рано говорить о полной ликвидации организованных преступных сообществ, которые мимикрируют, трансформируются, пытаются легализоваться, ищут новые незаконные способы обогащения.

- Наши постоянные читатели должны помнить вклад татарстанских правоохранителей в борьбу с коррупцией, о чём «Щит и меч» писал на своих страницах. Как сегодня обстоят дела на антикоррупционном фронте?

- Борьба с этим, похоже, самым «популярным» в нашей стране видом преступлений, напоминает порой эпическую борьбу с гидрой. На месте одной отсечённой головы вырастают две новые. Но это вовсе не означает, что мы плохо работаем. Сказывается, например, либерализация законодательства, в результате чего повышен «порог взятки» и мелкое взяточничество теперь относится к компетенции дознания. Отныне грамотные любители решить проблему особым порядком фактически ничем не рискуют, а это порождает иллюзию безнаказанности. Но рук мы не опускаем, не имеем права.

В прошлом году четверть всех экономических преступлений носила коррупционный характер. Чаще всего они совершались в сфере недвижимости госимущества, реже - в агропромкомплексе.

- Татарстанская полиция давно входит в число лидеров по различным инициативам, которые находили поддержку в правительстве республики. Вы упомянули о муниципальных служащих как одной из составных частей вашего успеха. Расскажите поподробнее о них.

- Не секрет, что за последние годы численность наших сотрудников поэтапно сокращалась, что влекло за собой увеличение нагрузки на оставшихся в строю полицейских. Сказывалось это и на качестве нашей работы. Изучив опыт соседей, мы обратились к республиканской власти с просьбой посодействовать в принятии закона, позволившего бы широко и на постоянной основе вовлекать активных граждан в работу по оказанию помощи органам внутренних дел.

Нас поддержали, и в апреле 2015 года был принят закон «Об общественных пунктах охраны порядка (ОПОП) в республике». Первые 202 муниципальных служащих, числящихся на балансе муниципалитетов, приступили к работе в том же году. Это были начальники ОПОП с полномочиями выявления и фиксации административных правонарушений. Первый блин оказался вовсе не комом - результаты были впечатляющими, а главное - население осталось довольно.

В итоге в январе 2016 года специальным постановлением правительства штат муниципалов был дополнен, расширен перечень должностей.

Сегодня общая численность муниципальных служащих в Татарстане достигла почти 900 человек. Среди них не только помощники участковых уполномоченных полиции, но и сотрудники по делам несовершеннолетних, по линии охраны общественного порядка. Совместно с полицейскими они ведут приём граждан, участвуют в рейдах и патрулированиях, профилактике беспризорности, детской преступности и многих других, с виду малых, но очень нужных и полезных делах. Только по линии охраны общественного порядка наши помощники приняли участие в раскрытии 641 преступления, выявлении более чем 18 600 административных правонарушений. С их помощью задержаны 139 находившихся в розыске лиц.

- Раз уж речь зашла об участковых уполномоченных полиции, давайте рассмотрим условия, в которых им приходится жить и работать. Татарстан - один из регионов, где этому вопросу уделяется очень пристальное внимание. Как данная ситуация выглядит на фоне секвестирования бюджета?

- Сегодня в Татарстане нет ни одного сельского участкового с нерешённой жилищной проблемой. Более того, для них созданы вполне комфортабельные условия проживания непосредственно на обслуживаемых участках. И здесь, как вы понимаете, не обошлось без участия республиканского правительства. С его помощью была реализована программа строительства административно-жилых комплексов (АЖК) для участковых уполномоченных полиции. С 2013 года сдан 181 АЖК.

В большинстве случаев в придачу участковый получает служебный автомобиль, чем обеспечивается не только его доступность для граждан, но и мобильность. Нет проблем и со средствами связи. По-моему, созданы абсолютные условия для работы - такие, что и не снились даже знаменитому Анискину!

- Артём Валерьевич, Татарстан - регион особый, где компактно проживают люди не только различных национальностей, но и вероисповеданий. С некоторых пор здесь, очевидно не на пустом месте, возникла проблема псевдоисламского экстремизма. Насколько она сегодня решена?

- Работа по противодействию проникновению в республику идеологии радикального религиозного и национального экстремизма - одно из приоритетных направлений нашего ведомства. Мало того, именно мы - пионеры создания в составе министерства подразделений по борьбе с экстремизмом.

Между тем проблема остаётся актуальной. В прошлом году нами зарегистрировано 37 преступлений, носящих террористический характер, и 47 - экстремистской направленности. Однако мы контролируем обстановку в регионе - и делаем это максимально жёстко, насколько позволяет закон. Проделана огромная работа с привлечением всех имеющихся в арсенале сил и средств, включая республиканское УФСБ и подразделения Росгвардии.

Наиболее успешным результатом нашего взаимодействия с коллегами из УФСБ стала ликвидация на территории Татарстана трёх законспирированных ячеек международной экстремистской организации Хизб ут-Тахрир аль-Ислами. К уголовной ответственности привлечены 17 её лидеров и активных участников, которые получили в совокупности 248 лет лишения свободы. Можно констатировать, что деятельность этой террористической организации в Татарстане прекращена.

Учитывая опыт, мы продолжаем противодействовать влиянию агрессивной идеологии.

- Какие цели вы поставили перед подчинёнными и лично для себя на текущий год?

- Нам есть к чему стремиться. Мы видим свои недоработки и знаем, как их устранить. Сотрудники татарстанской полиции - одна команда, и нам по плечу любая задача. Пусть татарстанцы знают: мы дорожим их доверием и не подведём.

Материалы подготовил Роман ИЛЮЩЕНКО,

Визитная карточка

Артём Хохорин родился в г. Казани в семье служащих. По окончании физико-математической школы поступил в Казанский государственный университет, который окончил в 1993 году, в 1999-м завершил обучение в Юридическом институте МВД России. В органах внутренних дел служит с 1993 года, начинал оперуполномоченным уголовного розыска МВД Республики Татарстан. Впоследствии занимал различные должности, в том числе руководящие. В апреле 2012 года назначен министром внутренних дел по Республике Татарстан.

Женат, воспитывает трёх сыновей и дочь.

Наша справка

В 2017 году расследовано 314 преступлений, совершённых в составе групп, привлечены к уголовной ответственности 554 их участника. Возбуждено 9 уголовных дел по 17 преступлениям, квалифицированным по статье 210 УК РФ («Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нём (ней)»). Осуждены либо привлекаются к уголовной ответственности 9 так называемых криминальных авторитетов.

В прошлом году в коррупции уличены 115 должностных лиц органов государственной власти, из них 25 человек - чиновники федерального уровня и 24 - республиканского. Вынесено 198 приговоров по коррупционным статьям, «героями» почти половины из них стали должностные лица.

В настоящее время в связи с сокращением штатной численности Госавтоинспекции правительством республики принято решение об увеличении штатов муниципальных служащих ещё на 165 единиц, им предстоит оказывать помощь инспекторам ГИБДД. Работать они будут только в паре с аттестованным сотрудником. Это позволит сохранить практически прежнее количество экипажей.

Россия. ПФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 13 марта 2018 > № 2554115 Артем Хохорин


Франция. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554235 Франсуа Олланд

Франсуа Олланд: «Что это за турецкий союзник, который бьет по нашим союзникам?»

В интервью «Монд» бывший глава Франции выходит из тени и выражает беспокойство по поводу событий в Сирии.

Марк Семо (Marc Semo) и Аллан Каваль (Allan Kaval), Le Monde, Франция

Наступление турецких сил на курдов в Африне и активизация операций сирийского режима в Восточной Гуте в окрестностях Дамаска, где армейские подразделения устроили блокаду города Дума, подтолкнули Франсуа Олланда к тому, чтобы выйти из тени, куда он добровольно ушел после окончания президентского срока, и высказаться по международным вопросам.

«Монд»: Почему вы решили больше не молчать о трагедии в Сирии?

Франсуа Олланд: Я ощущаю одновременно солидарность и ответственность. Солидарность, потому что я не забыл, что именно курды вышли на первый план в самый трудный момент и позволили коалиции вытеснить «Исламское государство» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим.ред.) из Ракки и других регионов. Нельзя радоваться освобождению части Сирии и позволять гибнуть целому народу, который, как известно, сыграл решающую роль для достижения этого результата.

Одновременно с этим я ощущаю ответственность за Гуту. О «красной линии» в свое время говорил не я. Это Барак Обама провел ее в том, что касается применения химического оружия. После атаки режима с применением газа зарин в Восточной Гуте в августе 2013 года США не стали наносить военные удары, а предпочли договориться с Россией и международным сообществом о ликвидации химического арсенала режима. Мы же последовали за ними.

Как бы то ни было, у Башара Асада осталось это оружие, и он без колебаний пускает его в ход, хотя и делает это менее заметно и, следовательно, еще более подло. Россия же неизменно блокирует в ООН все требования о проведении следствия, которое могло бы привести к санкциям. Она неизменно препятствует принятию таких резолюций в Совбезе или же делает все, чтобы они остались на бумаге.

— Что можно сделать?

— Мне не хотелось бы усложнять и без того сложную игру. Как бы то ни было, мне кажется, что демократическим державам — я особо подчеркиваю слово «демократическим» — следует осознать лежащую на них ответственность и то, как они могли бы повлиять на происходящее и какую роль сыграть.

Сегодня в Сирии наступление ведут три основных игрока. Режим продвигается вперед и проливает кровь при поддержке иранских боевиков и «Хезболлы». После Алеппо и других городов настал черед Дамаска, поскольку Гута — это пригород столицы.

Второй игрок — это Россия, которая на фоне бездействия Запада цинично поддерживает режим и даже способствует его зверствам.

Третий — это Турция, которая после временного конфликта с Москвой поняла, какую партию могла бы сыграть: речь идет о разделе. Тот факт, что трагедии в Гуте и Африне разыгрываются в один и тот же момент, — отнюдь не случайность. Россия дала Турции свободу действий в Африне, а Анкара выведет из Гуты поддерживаемую ей часть мятежников, некоторые из которых могут даже сформировать подкрепления для участия в наступлении на Африн.

— Какие самые экстренные меры могли бы затребовать упомянутые вами демократические державы?

— Закрытия этих зон для самолетов сирийского режима, которые бомбят Гуту, в том числе больницы и даже кладбища, а также для турецкой авиации в Африне.

Красные линии не могут касаться исключительно химического оружия, так как в каждом случае необходимо доказывать факт его применения и ответственность той или иной стороны. При этом режим и его российские покровители каждый раз ловко сеют сомнения разговорами о провокациях. Кроме того, если красная линия будет касаться только газа зарин, будет невозможно вмешаться в случае массовых убийств с применением другого оружия. Преднамеренные обстрелы мирного населения формируют совершенно неприемлемую гуманитарную и политическую ситуацию вне зависимости от своей природы.

— Рассуждения о красной линии без последующих действий подрывают доверие к Западу?

— Я никогда не говорил о красной линии — ни в 2013 году, ни впоследствии. Если красная линия была установлена, и ее нарушение не повлекло за собой ответной реакции, нарушитель может позволить себе все, что угодно. После отказа от вмешательства в 2013 году в свою вседозволенность уверовал не только сирийский режим. Владимир Путин понял, что может аннексировать Крым и дестабилизировать восток Украины, не рискуя ничем, кроме санкций.

— Вы действительно верите, что в Гуте и Африне можно создать бесполетные зоны?

— Совет безопасности ООН заблокирован российским вето. Как бы то ни было, эти зоны нужно закрыть для авиации, особенно Африн, где речь идет о самолетах внешнего государства, которое к тому же является членом НАТО.

— То есть, по вопросу Африна должна действовать НАТО?

— Франция входит в НАТО, как и Турция. Но что это за союзник, которому некоторые продают оружие и который использует самолеты для ударов по мирному населению? Что это за турецкий союзник, который бьет по нашим собственным союзникам при поддержке джихадистских движений на земле? Тем более что у этих групп есть связи с террористическими движениями.

— Разве такой всплеск противоречий не был ожидаемым после того, как Франция и международная коалиция против ИГ выступили вместе с курдами против джихадистов в Сирии?

— Я предполагал подключение курдов к переговорам о будущем Сирии после того, как им с арабскими союзниками удастся вытеснить джихадистов с северо-востока страны. Я подчеркивал, что о разделе Сирии не может быть и речи.

Если бы курдские отряды из Африна или откуда-то еще действительно напали на Турцию, Анкара могла бы с полным на то основанием оправдать оборонительные действия. Только вот сирийские курды не нападали на нее. У них другие заботы. К тому моменту, когда Турция начала операцию в Африне, они еще не закончили наступление на территорию между Сирией и Ираком, куда отступило ИГ.

— Что касается Турции, вы призываете к действию НАТО. Тем не менее, с реакцией относительно режима все несколько сложнее. Для формирования бесполетной зоны потребуется резолюция ООН?

— Вопрос, скорее, в том, как нам реагировать на Владимира Путина, а не на Башара Асада. Главная держава — это Россия, а при отсутствии ограничений возникает серьезная угроза эскалации.

Мы можем оказывать давление по санкциям, торговым правилам, нефтегазовым вопросам. Западу нужно осознать характер угрозы. Нужно говорить с Владимиром Путиным, можно вспомнить исторические отношения Франции и России. Но это не означает, что ей можно действовать без ответной реакции. Раз позиция Дональда Трампа не отличается ясностью и предсказуемостью, за дело нужно взяться Франции, Европе и НАТО.

Россия уже не первый год занимается своим перевооружением, и раз она выглядит угрожающе, ей самой нужно пригрозить. Позволяя Анкаре обстреливать наших курдских союзников в Сирии, Москва подпитывает раскол в НАТО. Дело в том, что всего год назад Владимир Путин выступал с предельно жесткой критикой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Сейчас же две эти страны договорились о разделе Сирии.

— Чего бы вы потребовали от Эммануэля Макрона в сирийском вопросе?

— Мой долг — напомнить, что я мог сделать во имя Франции и какие последствия это за собой повлекло. Я поддерживал курдов в этой коалиции не для того, чтобы бросить их в нынешнем положении.

Я был стабильно жесток в отношении режима Башара Асада не для того, чтобы позволить ему устранить оппозицию и убивать собственный народ. Я вел диалог с Россией, чтобы очертить границы.

— Турецкие силы и их сирийские вспомогательные отряды оказались у ворот Африна. Что будет означать падение города для сил, которые поддерживает Франция в регионе и за его пределами?

— Это будет означать, что мы бросили наших союзников после отпразднованной вместе победы, и что произошедшее в Африне повторится в других городах. Те, кого мы поддерживаем в остальном мире, могут усомниться, что находятся под защитой. Чего стоит слово, если его не держат?

Франция. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554235 Франсуа Олланд


КНДР. США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 марта 2018 > № 2524605 Андрей Ланьков

Убедительная неадекватность. Как Трампу удалось остановить корейский ядерный кризис

Андрей Ланьков

Мы не знаем, насколько серьезен был Дональд Трамп, когда намекал на возможность силовой акции против КНДР. Но действия правительств региона недвусмысленно показывают: и Китай, и Южная Корея, и особенно Корея Северная в своих решениях в последние месяцы исходили из того, что Трамп действительно готов стрелять. Нравится кому-то или нет, но проводимая Трампом политика шантажа сработала, заставив Пхеньян остановить испытания и пойти на переговоры

Ситуация на Корейском полуострове в очередной раз радикально изменилась: еще несколько недель назад все ждали ядерной войны, а теперь, наоборот, – эпохальных мирных переговоров Дональда Трампа и Ким Чен Ына. СМИ привычно говорят об «историческом повороте», но люди, которые занимаются корейскими делами уже не первое десятилетие, этого оптимизма не разделяют: подобные заявления за последние 30 лет звучали неоднократно, но регион продолжает двигаться тем же курсом, что и четверть века назад. Тем не менее нельзя не признать: последние события выглядят впечатляюще.

Угрозы с разворотом

На протяжении 2017 года КНДР испытала ряд принципиально новых систем вооружений, в том числе термоядерный заряд и межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), способные поражать цели на континентальной территории США. В результате стало ясно, что в ближайшем будущем Северная Корея станет третьей, после России и Китая, страной мира, технически способной нанести ракетно-ядерный удар по любому из американских городов.

Подобные действия вызывали крайне резкую реакцию новой американской администрации, что неудивительно: еще до формального вступления в должность в одном из своих твитов Дональд Трамп обещал, что не допустит запуска Северной Кореей подобных МБР. Весь прошедший год Пхеньян и Вашингтон обменивались беспрецедентными по своей жесткости угрозами. К цветистым выражениям Пхеньяна все уже давно привыкли (там, в конце концов, каждые пару лет обещают «превратить Сеул в море огня»), но на этот раз похожим образом стали выражаться и в Вашингтоне. В частности, Трамп пообещал, что ответом на действия КНДР будет «гнев и пламя», и назвал Ким Чен Ына «маленьким человечком с ракетой». В Пхеньяне не остались в долгу и сообщили городу и миру, что Трамп – «старый маразматик».

Словами дело не ограничивалось. С первых же дней правления Трампа из Белого дома стали просачиваться слухи, что новая администрация всерьез готовится нанести удар по КНДР. Неясно, до какой степени эти слухи отражали реальные намерения Трампа, а до какой были сознательным блефом нового президента, но выглядело все крайне правдоподобно. На фоне слухов, утечек и угрожающих твитов шло постепенное наращивание американского военного присутствия в регионе, а официальные представители США стали очень активно говорить о нарушениях прав человека и репрессиях в КНДР (заметим, вполне реальных). Все это выглядело как военная и политико-пропагандистская подготовка военной операции.

И вдруг все изменилось. Сначала, в ноябре 2017 года, КНДР, благополучно испытав ракету «Хвасон-15», способную поразить любую точку на территории США, вдруг заявила, что «полностью завершила работу над силами сдерживания» и прекратила дальнейшие испытания ядерных устройств и МБР за их якобы ненадобностью (мол, все уже и так готово к бою). При этом специалистам ясно, что новые северокорейские МБР пока еще, как говорится, сырые и нуждаются в дополнительных запусках.

Далее, в своей традиционной новогодней речи Ким Чен Ын заявил, что открыт к диалогу и сотрудничеству, в первую очередь с Южной Кореей, и что Северная Корея хотела бы отправить спортсменов на Олимпийские игры, проходящие в Южной Корее. Это заявление резко контрастировало с тем, что говорили в Пхеньяне до этого. В мае 2017 года к власти в Южной Корее пришла новая, левоцентристская и умеренно националистическая администрация Мун Чжэ Ина, которая относилась к Северной Корее куда лучше своих предшественников из консервативного лагеря и настойчиво пыталась наладить контакты с Пхеньяном. Но тогда все эти попытки отвергались Пхеньяном с порога.

Прозвучавшие в новогодней речи северокорейские предложения были немедленно приняты Сеулом. Делегация КНДР действительно приехала в Пхенчхан на Олимпийские игры, причем возглавила делегацию Ким Ё Чжон, сестра Ким Чен Ына, которую многие считают вторым или третьим по влиянию человеком в Пхеньяне. Она встретилась с южнокорейским президентом Мун Чжэ Ином, и в результате была достигнута договоренность о возобновлении контактов между двумя корейскими правительствами и, главное, о проведении в апреле третьей за всю историю встречи глав двух корейских государств. В отличие от двух предшествующих саммитов, которые проводились в Пхеньяне в 2000 и 2007 годах, на этот раз встреча пройдет на южнокорейской территории, пусть и символически – на южной стороне разделенного демаркационной линией пополам поселка Пханмунчжом.

За этим последовал блиц-визит в Пхеньян двух высокопоставленных представителей южнокорейского правительства – главы южнокорейской разведки и советника президента по национальной безопасности, которые отправились ужинать с Ким Чен Ыном. Через своих южнокорейских гостей Ким Чен Ын передал Дональду Трампу предложение о встрече на высшем уровне, и это предложение было тут же принято американской стороной.

Если не случится ничего неожиданного, то первый в истории американо-северокорейский саммит, кажется, состоится в мае 2018 года. Кроме того, Ким Чен Ын уже напрямую заявил о введении моратория на ядерные и ракетные испытания на время переговоров и добавил, что «с пониманием» отнесется к масштабным американо-южнокорейским войсковым учениям, которые намечены на начало апреля.

Вдобавок северокорейские представители заявили, что в принципе готовы рассматривать вопрос об отказе от ядерного оружия, но только если им будут даны соответствующие гарантии безопасности и сохранения существующего государственного строя.

На первый взгляд само по себе заявление о готовности отказаться от ядерного оружия значит не так много. В конце концов, по букве Договора о нераспространении 1968 года все ядерные державы взяли на себя обязательство отказаться от ядерного оружия, что, как известно, ни малейшим образом не повлияло на их реальное поведение и готовность при необходимости грозить друг другу ядерной дубинкой. Однако в случае с Северной Кореей такое заявление является ощутимой уступкой: с 2007 года представители КНДР на всех уровнях постоянно подчеркивали, что никогда и ни при каких обстоятельствах не будут даже теоретически рассматривать вопрос о возможном отказе их страны от ядерного оружия. Чтобы поставить все точки над i, в 2012 году в КНДР даже внесли упоминание о ядерном статусе в Конституцию страны.

В общем, все ждут переговоров и исходят из того, что в ближайшее время КНДР пойдет на серьезные уступки, результатом чего станет какой-то компромисс по ядерной проблеме.

Новый подход Китая

Тут возникает немаловажный вопрос: а чем же вызваны все эти неожиданные перемены? Строго говоря, большинство наблюдателей с самого начала ожидали, что рано или поздно КНДР пойдет на переговоры. Но предполагалось, что это случится (если случится вообще) уже после того, как будут доработаны, испытаны и размещены на позициях МБР, способные нанести удар по континентальной части США.

Предполагалось также, что переговоры будут идти долго и трудно, так как северокорейские представители будут делать все возможное, чтобы выдавить из США, Южной Кореи и других оппонентов максимальные уступки. То, что происходит в последние недели, не укладывается в эту схему, которая вообще-то опирается на хорошее знание истории корейской ядерной проблемы. На этот раз явно что-то пошло не так, и закономерно возникает вопрос, что именно подвигло Пхеньян на столь резкий и, кажется, преждевременный разворот.

Ответ на этот вопрос довольно неприятен: страх. Нравится кому-то или нет, но проводимая Трампом жесткая политика – скажем прямо, политика шантажа – все-таки сработала.

Мы не знаем, насколько серьезен был Дональд Трамп в своих намерениях, когда намекал на возможность силовой акции против КНДР. Есть вероятность, что таковы были его реальные планы. Но нельзя исключать и того, что он блефовал, стремясь оказать давление на заинтересованные стороны. Ответ на этот вопрос мы узнаем не скоро, если узнаем вообще, но вот действия правительств региона достаточно недвусмысленно показывают: и Китай, и Северная Корея, и Корея Южная в своих решениях в последние месяцы исходили из того, что Дональд Трамп действительно готов стрелять.

Его предшественники не решались применить силу против КНДР в первую очередь потому, что такая операция с большой вероятностью привела бы к войне в Корее, в ходе которой огромные потери понесла бы Южная Корея, союзник США, столица которой, Сеул, находится в зоне огня северокорейской артиллерии. Однако для Трампа, как считают многие, этот фактор не имеет особого значения: он как американский националист-государственник не будет беспокоиться о судьбе Сеула, если под потенциальной угрозой оказались Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско.

Первым на новую ситуацию отреагировал Китай. В августе – сентябре 2017 года стало ясно, что Китай радикально пересматривает свою позицию по международным санкциям в отношении Северной Кореи. На протяжении многих лет китайская сторона относилась к санкциям без особого энтузиазма. В ходе обсуждения очередного санкционного пакета в Совете Безопасности ООН китайские дипломаты старались смягчить его содержание.

Эта позиция Китая была вполне логична. Китай плохо относится к северокорейской ядерной программе, которая наносит ощутимый ущерб статусу Китая как одной из пяти «официально признанных» ядерных держав. Не может Китай игнорировать и «эффект ядерного домино», то есть то обстоятельство, что вслед за ядерной Северной Кореей на политической карте может появиться ядерная Южная Корея, ядерная Япония и даже ядерный Тайвань.

Однако куда большую потенциальную угрозу для Пекина представляет возможная нестабильность в КНДР. Китай добросовестно соблюдает те санкции ООН, которые ограничивают поставку в КНДР материалов, необходимых для работы над ракетно-ядерным оружием. Но до недавнего времени Китай выступал против чисто экономических санкций, реальной целью которых (пусть и непризнаваемой официально) является создание в КНДР кризисной экономической ситуации.

С точки зрения Китая экономический кризис в КНДР опасен тем, что он с большой долей вероятности может спровоцировать и кризис политический – вплоть до падения режима. Ядерная Северная Корея является для Пекина неприятным соседом, но Северная Корея, находящаяся в состоянии внутреннего хаоса и смуты (этакая дальневосточная Сирия), будет Китаю соседом еще более неприятным. В результате на протяжении долгого времени китайское правительство из двух зол выбирало меньшее и старалось смягчать или даже саботировать экономические санкции против КНДР.

Ситуация изменилась летом прошлого года, когда китайские аналитики пришли к выводу, что Дональд Трамп и его окружение, кажется, всерьез задумались о применении против КНДР военной силы. В сложившейся ситуации Китаю приходится иметь дело не с двумя, а с тремя неприятными перспективами. Помимо перспективы ядерной Северной Кореи и Северной Кореи, находящейся в состоянии хаоса, перед Пекином в полный рост встала перспектива войны в Восточной Азии. Ясно, что из трех неприятных перспектив наименее привлекательной является последняя. Осознав это обстоятельство, Китай начал действовать соответствующим образом.

С августа началось резкое ужесточение санкций, а в декабре 2017 года, когда в Совете Безопасности ООН обсуждали введение очередных ограничений, китайская сторона не только сама заняла исключительно жесткие позиции, но даже стала выкручивать руки своим российским партнерам, которые настаивали на более мягкой резолюции.

Логика понятна. В Пекине полагают, что введение полноценных санкций даст китайским дипломатам хорошие аргументы при взаимодействии с американскими коллегами и поможет им добиться того, что американцы на какое-то время – до того, как станет ясен эффект от санкций – отложат свои воинственные планы в отношении Корейского полуострова. Такая политика, которая бы отсрочила начало военного конфликта, а возможно, и помогла бы этот конфликт предотвратить, может работать только в том случае, если жесткую позицию займет сам Китай, на который приходится более 80% внешней торговли Северной Кореи.

Санкции, которые при полной китайской поддержке были введены ООН в декабре 2017 года, на практике близки к полному эмбарго. Северной Корее сейчас запрещено экспортировать почти все те (немногие) товары, которые пользуются хоть каким-то спросом на мировом рынке. В частности, Северной Корее запрещена продажа минерального сырья, морепродуктов, экспорт рабочей силы.

Пока новые санкции, кажется, не сказались на ситуации в КНДР. Цены на основные виды продовольствия на северокорейских рынках остаются стабильными, равно как и рыночный курс доллара. Однако никто и не ожидал, что санкции произведут незамедлительный эффект. Специалисты по северокорейской экономике считают, что санкции станут ощутимыми только к концу этого года.

У специалистов есть разные мнения по поводу того, насколько болезненными в итоге окажутся эти санкции. Часть экспертов полагает, что новая северокорейская экономика, которая сейчас в основном является рыночной и опирается на внутренний спрос, пострадает не так уж и сильно. Есть и пессимисты, по мнению которых санкции могут привести к экономическому краху и даже голоду. В любом случае никто не сомневается, что к концу этого года экономическая ситуация в Северной Корее начнет существенно ухудшаться.

Обе Кореи: логика страха

На Южную Корею создавшаяся ситуация произвела весьма сильное впечатление: в последние месяцы 2017 года южнокорейский политический класс находился в состоянии, близком к панике. Страна оказалась в роли заложника Белого дома и никак не могла влиять на ситуацию. Президент Мун Чжэ Ин и сотрудники внешнеполитических ведомств ограничивались лишь ритуальными заявлениями, что, дескать, Соединенные Штаты не пойдут на военный конфликт в одностороннем порядке, не получив на то одобрение со стороны Сеула.

Понятно, что в случае конфликта подавляющее число его жертв будут составлять корейцы, особенно жители Большого Сеула, которые живут в зоне досягаемости северокорейской артиллерии больших и средних калибров. Понятно, впрочем, было и то, что подобные ритуальные заявления не отражали политическую реальность. Дональд Трамп воспринимался многими, в том числе и в Сеуле, как человек, не слишком склонный считаться с интересами союзников.

Однако наибольшее влияние политика Трампа оказала на Северную Корею. К концу прошлого года северяне наконец осознали, что новый хозяин Белого дома существенно отличается от своих предшественников, и стали подозревать, что он действительно готов применить военную силу. В КНДР понимают, что масштабный военный конфликт опасен для Пхеньяна. В случае большой войны Северная Корея способна нанести своим противникам немалый урон, но шансов на победу у нее нет. Даже если конфликт удастся остановить и заморозить (например, в результате вмешательства Китая и, возможно, России), он нанесет КНДР огромный экономический и военный ущерб, а возможно, приведет к гибели значительной части северокорейской элиты.

В итоге в Пхеньяне решили в последний момент притормозить и не пересекать опасной черты. От создания МБР, способных поразить территорию континентальных США, Северную Корею, судя по всему, отделяет всего лишь несколько запусков, но в Пхеньяне решили этих финальных шагов не совершать, а, наоборот, вступить на путь переговоров.

Влияние на подобное решение могла оказать и позиция Китая, которая, как мы помним, тоже сформировалась под давлением трамповского Вашингтона. Поддержанные Китаем, новые санкции вызывают в Пхеньяне немалое беспокойство. В последние годы северокорейская экономика росла неплохими темпами, и вызванный санкциями спад может иметь и политические последствия – вплоть до волнений.

Вдобавок Ким Чен Ын и его окружение искренне хотят добиться экономического роста в стране и понимают, что санкции с большой долей вероятности поставят крест на этих их намерениях. Поэтому им сейчас надо срочно предпринять меры, которые не только снизят вероятность военного конфликта, но и приведут к частичной отмене международных санкций.

Контуры соглашения

Итак, переговоры между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном начнутся, скорее всего, в ближайшие недели. Чего ожидать от этих переговоров?

Во-первых и в-главных, надо понимать: Северная Корея не собирается отказываться от ядерного оружия. Сделанное Ким Чен Ыном в беседе с южнокорейскими гостями заявление о теоретической желательности ядерного разоружения реальных намерений Северной Кореи никак не отражает. В КНДР отлично помнят, что случилось с полковником Каддафи, единственным политическим лидером современности, который согласился отказаться от ядерной программы в обмен на снятие санкций и экономические уступки. Помнят там и о судьбе Саддама Хусейна, равно как и о судьбе правительства «Талибана» в Афганистане. Наконец, когда речь заходит о международных гарантиях безопасности, в Пхеньяне вспоминают о судьбе Будапештского меморандума 1994 года, который гарантировал неизменность границ Украины в обмен на ее отказ от советского ядерного наследства.

Опыт последних десятилетий однозначно показывает, что международным гарантиям и обещаниям великих держав (в первую очередь, но не исключительно, Соединенных Штатов) нет ни малейшей веры и что ядерное оружие является в наши дни едва ли не единственной гарантией и суверенитета страны, и относительной безопасности правящей в этой стране элиты.

Конечно, в своих официальных заявлениях КНДР придется подчеркивать, что долгосрочной целью Пхеньяна является именно отказ от ядерного оружия. Без таких ритуальных утверждений не будет и речи о каких-либо компромиссах – на них просто не смогут пойти в Вашингтоне. Однако в данном случае речь пойдет лишь о дипломатическом лукавстве.

Тем не менее КНДР придется все-таки сделать и немалые реальные уступки. Это будет платой за то, что жители правительственных кварталов Пхеньяна не будут как-нибудь ранним утром разбужены ревом двигателей крылатых ракет, заходящих на цель, равно как и за то, что северокорейская экономика, выздоравливающая и переходящая на рыночно-капиталистические рельсы, избежит катастрофы.

Скорее всего, результатом северокорейско-американских переговоров станет введение Северной Кореей моратория на ядерные испытания и запуски как межконтинентальных баллистических ракет, так и искусственных спутников. Исполнение такого моратория легко контролировать, и, скорее всего, он будет принят обеими сторонами без особых проблем.

Не исключено, что будущее соглашение будет предусматривать и остановку ядерного реактора, который используется для наработки плутония, а также запрет на стендовые испытания ракетных двигателей. Выполнение этих запретов тоже проверяется средствами космической разведки.

В соглашении могут быть предусмотрены и инспекции северокорейских ядерных и ракетных объектов, хотя, как показал опыт предшествующих лет, северокорейцам часто удается перехитрить инспекторов.

Возникает, конечно, вопрос, как долго просуществует подобное соглашение. В конечном итоге долгосрочным интересам Северной Кореи отвечает создание полноценного ракетно-ядерного потенциала, который включал бы в себя и средства доставки, способные нанести удар по континентальным США. А намечающееся соглашение сильно затруднит работу над такими средствами.

Однако следует помнить: к компромиссу Пхеньян подтолкнула в первую очередь политика президента Трампа, его искренняя или притворная готовность применить силу, проигнорировав при этом те последствия, к которым применение силы приведет для американских союзников. Это означает, что появление в Белом доме нового президента, занимающего более умеренные или, скажем так, более рационально взвешенные позиции, может привести к тому, что у руководителей КНДР появится большой соблазн выйти из соглашения и закончить работу над полноценным ракетно-ядерным потенциалом. Иначе говоря, основой этого будущего соглашения будет страх, и выполнять его северокорейцы будут до тех пор, пока этот страх будет существовать.

На пути к идеалу

То, что дело идет к компромиссу, можно только приветствовать. Даже если Трамп действительно блефовал (уверенности в этом нет), его политика была весьма рискованной, потому что все равно повышала вероятность вооруженного конфликта. Если же Трамп действительно собирался сделать то, на что он постоянно намекал, то в последний год мы наблюдали сползание Восточной Азии к масштабной войне. Сейчас это сползание, похоже, будет приостановлено, и северокорейская ядерная проблема окажется на какое-то время замороженной.

Разумеется, идеалом было бы ее решение. Однако в современном мире было бы наивно полагать, что правительство, которое находится в том положении, в котором находится правительство КНДР, пойдет на отказ от ядерной программы. Самое большое, на что можно рассчитывать, – что такую программу удастся заморозить и потом некоторое время держать под контролем. Именно в этом направлении сейчас и двигаются события, так что нам остается только надеяться, что компромиссы будут в итоге достигнуты и острота проблемы будет снята, пусть и на несколько лет.

КНДР. США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 марта 2018 > № 2524605 Андрей Ланьков


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 марта 2018 > № 2521179 Леонид Бершидский

Правила шпионской игры больше не ясны

Леонид Бершидский | Bloomberg

Британские следователи близки к тому, чтобы узнать, что стало причиной отравления бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании, но это вовсе не означает, что они имеют представление о том, кто это сделал, пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

"Впрочем, вполне понятно, что самой популярной теорией в британских СМИ на данный момент является отравление отставного полковника военной разведки и его дочери российскими шпионами", - отмечает автор, напоминая, что "российская разведка давно вернулась к казни предателей".

"Если ситуация со Скрипалем является частью этой практики, то в ней сильно удивляют две вещи. Получается, что Россия нарушила неписаные правила шпионской игры, от которых она неоднократно выигрывала: во-первых, Скрипаль был "вне игры" после суда, тюремного заключения и передачи Великобритании, и, во-вторых, его дочь очевидно стала жертвой вместе с ним", - рассуждает журналист.

Никого из отправленных на Запад в рамках обмена шпионами никогда не убивали. Обмен был гарантией мирной жизни на пенсии. Если это больше не так, это повышает ставки для шпионов - и делает обмен бессмысленным, полагает Бершидский.

Затем вопрос с дочерью Скрипаля, Юлией. В советскую и российскую практику никогда не входило атаковать родственников предателей, говорится в статье.

"Была ли атака санкционирована Кремлем или же она отражает новую культуру спецслужб, покушение на убийство посылает явный сигнал русским, которые работают или работали на западные разведывательные агентства: они не смогут заключить никакого соглашения, позволяющего им перестать постоянно опасливо оглядываться в ожидании нападения", - делает вывод автор.

"Это сильный сигнал, и его оборотная сторона состоит в том, что все, тайно работающие на Россию, также могут ожидать более жесткого обращения, если и не яда в напитках или нападения на родственников. Стал бы Кремль рисковать такими ответными мерами - и почти неизбежной реакцией Великобритании - просто ради того, чтобы убрать отставного шпиона?" - задается вопросом Бершидский.

"И все же ответ может быть положительным - по тем же причинам, по которым Путин недавно посвятил большую речь запугиванию США целой коллекцией нового ядерного супероружия. Цель Путина, о которой он заявил, - быть услышанным Западом и вынудить его к переговорам по вопросам безопасности. Демонстрация того, что правил игры в нынешней итерации холодной войны не существует (во многих областях, не только в шпионской игре), могла быть одним из способов попытаться инициировать дискуссию", - предполагает журналист.

"Однако, как и ядерные угрозы, такие демонстрации беззакония, скорее всего, будут иметь неприятные последствия. Проблема Путина заключается не в том, что он недостаточно угрожает. Дело в том, что готовность Кремля и его фрилансеров отбросить правила усиливает впечатление ненадежности режима Путина и делает переговоры с ним бессмысленными", - пишет Бершидский.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 марта 2018 > № 2521179 Леонид Бершидский


США. Россия > Армия, полиция. Образование, наука > redstar.ru, 7 марта 2018 > № 2613073 Виктор Есин

Научно-технический потенциал России гарантирует ответ на любой вызов

Наша страна парирует любые попытки США, направленные на достижение военного превосходства над ней

Как изменилась глобальная расстановка сил после того, как 1 марта стало известно о созданном в нашей стране новейшем стратегическом ядерном оружии, подобного которому нет ни у одного, даже самого передового в техническом отношении, государства? Чем в этой связи смогут ответить США и сколько лет им для этого понадобится? Сохраняются ли перспективы у российско-американского Договора о стратегических наступательных вооружениях?

На эти и другие вопросы «Красной звезды» отвечает военный аналитик генерал-полковник в отставке Виктор ЕСИН, в 1994–1996 годах – начальник Главного штаба – первый заместитель главнокомандующего РВСН, в 1998–2002 годах – руководитель управления военной безопасности аппарата Совета Безопасности РФ.

– Выход в 2002 году США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, продолжение американцами работ по созданию своей глобальной системы ПРО заставили нас искать адекватный ответ. И он был найден, о чём подробно говорится в Послании Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию. Насколько благодаря новым системам усилится наш ядерный потенциал?

– Разработка стратегических ракетных комплексов «Сармат» и «Авангард», сверхдальней крылатой ракеты с малогабаритной ядерной энергоустановкой и океанской многоцелевой системы на основе беспилотного подводного аппарата скажется позитивно на российском стратегическом ядерном потенциале. Понятно, отечественному оборонно-промышленному комплексу предстоит и дальше напряжённо трудиться. Продемонстрировав свои возможности по созданию суперсовременных стратегических оружейных систем, наша страна показала всему миру, что она способна эффективно парировать любые попытки, направленные на достижение военного превосходства над ней. Мы способны обеспечить стратегический баланс в любых обстоятельствах.

– Если американцы – при их технологическом потенциале и финансовых ресурсах – до сих пор такого оружия не создали, значит, у них нет интеллектуальных возможностей для этого? Как вы думаете, сколь долго мы сможем обладать таким грозным оружием в одиночку?

– Интеллектуальные и технологические возможности оборонно-промышленного комплекса США не следует недооценивать. Он весьма щедро финансируется американским правительством и обладает существенным потенциалом. В настоящее время, согласно недавно опубликованному Обзору ядерной политики США, американцы приступают к серьёзному обновлению своих ядерных сил. На это до конца 2030-х годов будут затрачены громадные средства – более 1 триллиона долларов. Будут ли они при этом создавать такие грозные оружейные системы, которые разработаны у нас, я не знаю. Если решатся, на это им потребуется, по имеющимся оценкам, от четырёх до шести лет.

Создание ракетных комплексов «Сармат» и «Авангард» ведётся строго в рамках, которые очерчены российско-американским Договором СНВ-3

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы договора о стратегических наступательных вооружениях?

– Создание ракетных комплексов «Сармат» и «Авангард» ведётся строго в рамках, которые очерчены российско-американским Договором СНВ-3. Разработка же других типов оружия, о которых было сказано Владимиром Владимировичем Путиным в его Послании Федеральному Собранию, сегодня ни одним из существующих международных соглашений в области контроля над вооружениями никоим образом не регламентируется. Полагаю, что после февраля 2021 года, когда истечёт срок действия Договора СНВ-3, его целесообразно пролонгировать на пять лет. Такая возможность этим договором предусмотрена. В противном случае существует большая вероятность нового витка гонки стратегических ядерных вооружений с непредсказуемыми последствиями для стратегической стабильности.

– Сделает ли наличие у нас нового стратегического оружия более сговорчивыми наших заокеанских партнёров?

– Россия настаивала и продолжает настаивать не только на сохранении существующего международного режима контроля над вооружениями, но и на расширении его рамок, которые охватывали бы количественно-качественные показатели обладания ведущими в мире государствами такими оружейными системами, которые ныне не подпадают под ограничения в соответствии с действующими международными соглашениями. Их неограниченное развёртывание способно подорвать стратегическую стабильность.

Сегодня понятие военно-стратегического баланса обрело более широкое содержание, чем раньше: оно вышло за прежние рамки, ограничиваемые одним лишь паритетом сторон по стратегическим ядерным вооружениям. Совокупный баланс военных сил сейчас складывается из многих факторов. Всё большее значение приобретают противоракетные технологии, потенциал быстрого глобального удара с применением обычных боезарядов, возможность выведения оружия в космическое пространство, нарастание количественного и качественного дисбаланса в обычных вооружениях.

– Нельзя, видимо, сбрасывать со счетов и постоянно нарастающие возможности кибероружия…

– О кибероружии – отдельный разговор. Противоборство уже перешло и в эту сферу – наряду с традиционными: суша, вода, воздух плюс космос. Если же говорить о мировом ядерном балансе, то Россия не может ограничиться ведением переговоров с США сугубо по ядерным вооружениям. Надо учитывать возможности и их ядерных союзников – Великобритании и Франции. Сделать это будет весьма трудно…

Александр ТИХОНОВ

США. Россия > Армия, полиция. Образование, наука > redstar.ru, 7 марта 2018 > № 2613073 Виктор Есин


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580825 Игорь Шумейко

О роли комсомола

Труды и подвиги ВЛКСМ начались не 22 июня 1941 года

Недавно предложили написать книгу к 100-летию ВЛКСМ. Но… "не обычный перепев, даты, справки, а "мол, давай — в твоём, "перезагрузочном" стиле..."

К роли комсомола я подхожу, вспоминая одну, в общем, малоизвестную беседу. Валерий Николаевич Ганичев рассказывал мне, как в 1972 году он, тогда директор издательства "Молодая гвардия", вместе с секретарем ЦК ВЛКСМ Суреном Арутюняном поздравлял маршала Жукова.

"Принимал нас маршал на даче, вместе с женой и дочкой Машей, тогда — девятиклассницей, по-моему. Гостил тогда у них руководитель Монголии Цеденбал. Там-то всегда помнят победителя при Халхин-Голе, сражении, отстоявшем Монголию… И я спросил: "Георгий Константинович, так почему мы всё же победили?!" Арутюнян вскочил, в глазах ужас: "Что значит — почему?" Да ещё с приставкой "всё же"?! Ответ тогда был только один: руководящая роль партии, и т. д.

Но Жуков тогда задумался надолго…

— Да… Действительно, почему? Немецкие генералы лучшие. Мы у них учились. Прусские офицеры, каста отборная… Но мы победили… потому что у нас был хороший, идейный молодой солдат!"

И от рассказа В.Н.Ганичева — к "военно-комсомольской" главе будущей книги. Действительно, военные историки, анализируя исходы сражений, войн, ведут эти "попарные" сопоставления: по танкам, орудиям, авиации… У кого были лучше солдаты, офицеры, генералы…

Сказать: "У СССР по определению было всё лучшее" — всё равно, что ничего не сказать. И пренебречь итоговой, выстраданной оценкой маршала Жукова.

"Хороший, идейный молодой солдат" перенес все "котлы", провалы 1941–42 гг. Мужественный, дисциплинированный, инициативный, обучаемый, не просто сумевший перетерпеть неудачи, но и научившийся побеждать.

Осознаем это — избежим ещё одной крупной ошибки. Ложная "народность" тянет другой штамп: чем ниже звание, чем "ближе к народу" — тем лучше, патриотичнее контингент. Но нет, рядовые, сержанты не всегда были лучшими, опорой российских армий. Вспомним хотя бы Первую мировую. Та армия держалась на старом офицерском составе. Любители равнять и мазать одним тонким слоем всех и вся — тут переведут линию объективных сравнений на всякие привходящие: "агитаторы, политика, крестьяне в солдатских шинелях... ждали решения земельного вопроса... общее разложение армии и государства…"

Да, армии XX века стали массовыми, многомиллионными, и, как следствие, вырос фактор политической устойчивости. Это такая же данность, как, например, появление авиации. Но наши поражения в 1914–17 гг. — и близко не сравнимы с потерями 1941–42 гг. (ни по общему числу, ни в долях от общего численного состава армии). Но рядовой Первой мировой воткнул штык в землю или в живот своему офицеру и — домой! А комсомолец, сын раскулаченных родителей, — стоял до последнего…

Понятно, что труды и подвиги ВЛКСМ начались НЕ 22 июня 1941 года. С 1922 г. ВЛКСМ шефствовал над Военно-морским флотом. С 1931 г. — над Военно-воздушным флотом.

Задумаемся над датами. Авиация — самый молодой род войск. Знаменитые дореволюционные авиаторы впервые садились в самолет, как правило, уже в зрелом возрасте. Но то были единицы. Новая эра военной авиации потребовала массовости — не десятков романтических героев, вроде первого российского авиатора Сергея Уточкина, а тысяч и тысяч "военлётов". Молодых не только душой (вспоминая строчку песни — готовый лозунг: "Главное, ребята, сердцем не стареть!"), но и… весьма недооцененный факт(!): молодых ещё и телом. Ведь скорости и перегрузки в новых самолётах требовали физически сильных, молодых лётчиков: зрение, быстрота реакции, сердечно-сосудистая система, мышцы, суставы... Кроме разумеющихся "само собой" любви к небу и к своей стране…

И комсомол, авиакружки, ОСОАВИАХИМ блестяще справились с задачей, вырастив, подготовив целое поколение героев-"военлётов".

Однако… Военно-морской флот — ведь совсем иное дело! И "как жанр", как род вооруженных сил — он был "старым", практически идентичным дореволюционному флоту по составу, типам кораблей. Более того — "физически" это были те же самые корабли! Только подводные лодки были в значительном количестве построены в 1930-х годах, а основная ударная сила: линкоры, крейсера практически все были дореволюционные — только переименованные, как линкор "Петропавловск", ставший "Маратом". Строить дорогие корабли СССР просто не мог себе позволить. И, главное, вспомните ещё раз дату начала "шефства Комсомола"! 1922 год — тогда уж точно ни одной новой "посудины" на флоте не появилось. В чём дело? Тут и вспомним формулу маршала Жукова "Хороший, идейный молодой солдат". Её второй компонент: "идейный"!

Передовая роль моряков в 1917 г. общеизвестна. Революционизировались, бунтовали матросы темпами — опережающими всю армию. Казалось бы: "Но ведь бунтовали, воевали "против царя", потом Временного правительства, в общем: "за красных — против белых"! Но тут-то и кроется особенность, без учёта которой не понять и судьбы сгинувшей "старой ленинской гвардии", "пламенных профессиональных революционеров" и т. д. Диалектика (известное философское оружие марксистов) в данном вопросе звучала так: бунтовал против царя — это хорошо, но всё же, ведь он бунтовал — это плохо. Разумеется, сей конечный вывод никем не озвучивался, но...

"Слабое звено" и в новом государстве будет слабым. Именно моряки самым точным образом доказали верность сей "диалектики": знаменитый "Кронштадтский мятеж" 1921 года едва не лишил молодую республику Балтийского флота. Так что на старые, технически прежние корабли — понадобились новые "идейные" моряки, и… с 1922 года ВЛКСМ стал шефствовать над Военно-морским флотом.

И конечно, шефство это (тут многие примеры 1980–х годов надо оставить в стороне) — было не формальным. Оно стало гигантским резервом, обеспечило авиацию и флот действительно лучшими физически, технически более грамотными, идейными комсомольцами. Всего к концу 1940 года в рядах ВЛКСМ состояло более 10,3 млн. человек.

Игорь Шумейко

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580825 Игорь Шумейко


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580747 Александр Проханов

Здравствуй, мобилизация!

сегодня государство российское прошло сквозь игольное ушко русского времени

Русские оружейники хорошо готовились к предвыборной кампании Владимира Путина. Пока Собчак стояла в одиночном пикете, а Явлинский нюхал помидоры на овощном рынке, русские оружейники создали оружие Четвёртой мировой, способное предотвратить Третью. Когда по небу, как воздушные змеи, носились неуязвимые ракеты, когда море закипало от движения русских торпед, а дамы в бриллиантах и мужчины в золотых часах, наводнившие Манеж, то и дело вскакивали и рукоплескали, было ли понятно, что мы живём в новом российском обществе? Кончается и уже не возвратится безумный экономический рынок с его сумасшедшими всплесками и провалами. Кончилась пора неуёмных кормлений, когда тысячи чиновников обгладывали древо государства российского. Мы живём в мобилизационный период. Для того, чтобы создавать, строить, испытывать, эксплуатировать, применять подобные вооружения, стране необходимы грандиозные средства, великие деньги. Этих денег больше нет в казне, в резервных фондах национального благосостояния. Эти деньги любыми средствами должно извлечь и направить в оборонный комплекс, в котором решается судьба модернизации России, модернизации мирового порядка, становление многополярного мира — мира, от которого так старательно отлынивали американцы.

Мобилизационный проект предполагает всеобъемлющую роль государства, которое концентрирует в своих руках небогатые денежные ресурсы и направляет их точно в центр развития, исключая всяческое их расточительство. Мобилизационный проект включает в себя две составляющие: одну — по добыванию этих денег, и другую — по рачительному их расходованию. В России больше нет крестьян, которые в драных рубахах киркой и лопатой станут строить космодромы и ракетные шахты. Больше нет учёных, которых можно затворить в нижегородских лесах или уральских горах, запаять в "шарашках". Дешёвый неквалифицированный труд для создания этих военных мегамашин исключён. Деньги будут брать там, где они имеются. Несметны богатства олигархов, успевших в условиях безграничного рынка и хаоса раскрошить страну и создать невиданные состояния, разместить их в зарубежной недвижимости и оффшорных зонах. Мобилизационный проект предполагает возвращение этих денег в Россию, инвестицию их в технологическое развитие.

Будет покончено с безумной финансовой политикой, напоминающей контрибуцию, когда русские деньги закладываются в американские ценные бумаги, давая разбег и развитие нашему стратегическому сопернику, а Россию обрекают на финансовое голодание. Добытые деньги, находясь в руках государства, должны использоваться точно до последней копейки. А всякая алчная рука, которая потянется к этим деньгам, беспощадно отсекается. И скоро мы увидим большое количество одноруких людей, которые работали в силовых структурах, министерствах, а также в театральных студиях.

Мобилизация, о которой идёт речь, предполагает проектность. Создание столь сложной машины есть результат рационального проектирования, когда тысячи элементов сводятся воедино, синхронно, каждый со своей скоростью, не наезжая один на другой, не создавая помехи и тромбы, привлекая к созданию основного изделия тысячи смежных заводов и производств, выпускающих стёкла лазеров или золотые нитки полупроводников. Если создание самого изделия требует проекта, то налаживание производства изделий, распределение этих изделий в местах базирования, управление ракетными батареями и подводными эскадрами, вписывание их в быстро меняющийся мировой контекст — это грандиозный сверхпроект, в недрах которого рождается искусственный интеллект и отрабатывается цифровая цивилизация.

Мобилизационный сверхпроект — это не утопия, не завтрашний день, а сегодняшняя реальность, в которой уже живут миллионы людей, подчас не замечая того. Разгром коррупционных банд, ужесточение законодательства, усиление Национальной гвардии — это лишь немногие — видимые — черты мобилизационного проекта.

Однако ядерные ракеты и дальнобойные лазеры в современных условиях являются не единственным оружием, и уж, конечно, не оружием поля боя, после которого исчезает само поле боя под названием Земля. Наращивание подобных вооружений сопровождается стремительным возникновением самых разных культур и воздействий, способных уничтожить противника без ядерных взрывов. В соседстве с ядерным оружием в организационном оружии есть методики, способные уничтожать крупные — вплоть до государств — структуры без использования огневых средств, подрывая их организационные основы, направляя их по ложным целям, внедряя в их коллективы группы торможения, воздействуя на психологию руководителей, подавляя в них волю. Внушая народу скептицизм и отвращение к стране обитания, культивируя обожание цивилизации противника. Полем боя становятся не пирсы подводных лодок, не аэродромы стратегической авиации, не центры управления флотом и армией. Полем боя становится история, искусство, литература, глубинные представления народа о своём предназначении. И здесь, в этих, казалось бы, эфемерных сферах, совершаются главные диверсии, основные подрывные акции. Здесь Россию представляют страной великого тупика, страной непрерывного насилия и подавления, страной ложных героев и фальшивых кумиров. Здесь наших блестящих спортсменов перед всем миром выставляют как шарлатанов и жуликов. Наших дипломатов — как часть наркокартелей. Наших программистов — как прожорливых зверьков, проникающих в святая святых американской политической системы. Демонизируется лидер, демонизируются все институты власти, демонизируется весь народ в целом. С таким — демонизированным, обессиленным, утратившим веру в себя — народом можно справиться без гиперзвуковых ракет.

Ответом на это должно стать оборонное сознание, сознание национального величия, национального достоинства, национальной неодолимости и исторического национального триумфа. Хватит изо дня в день месяцами показывать жалкого, искусанного с ног до головы хищными самками актёра, муки которого забавляют и развлекают праздную телевизионную публику. Хватит государству спонсировать крупнейшую, мощную радиостанцию, которая сконцентрировала в себе талантливых, яркостных, организованных, преданных идее врагов государства российского.

Какой чудовищный вывих, какой нелепый перелом запущен в устройство российского государства, если одна часть народа костьми ложится за своё государство на полях сирийских сражений, день и ночь строит невиданные боевые корабли и ракеты, молится за процветание Родины, а другая часть прожигает несметные состояния в ночных клубах, потрясает скандалами общественное мнение, демонстрирует свою безнаказанность. И возникает ощущение, что в России живут два народа. Один народ — труженик, государственник, наследник Бородинского поля и Сталинградской битвы; народ, принимающий на себя всю тяжесть современной истории. А другой народ — трутень, баловень, бессовестный гуляка, глумливый щелкопёр, которому кажется всё смешно в этом мире: умирающий от рака ребёнок или взорвавший себя гранатой офицер. Мобилизационный проект — не новое для России дело. Мобилизовав свою волю, распахнув своё верующее сердце, увидев в своём соотечественнике друга и брата, наш народ выбирался из чудовищных чёрных ямин, которые ему расставляла история. И сегодня государство российское прошло сквозь игольное ушко русского времени. Россия — это ракета со сменяющейся траекторией полёта, несущаяся на гиперзвуковой скорости к своему торжеству.

Александр Проханов

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580747 Александр Проханов


Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 7 марта 2018 > № 2522966 Александр Габуев

Мюнхенский наговор: как Западу и России становится не о чем говорить

Александр Габуев

Российские власти игнорируют общение с военно-политической интеллектуальной элитой Запада на площадках вроде Мюнхенской конференции, потому что убеждены, что мюнхенскую публику с ее русофобством «уже не переубедить». Подобное зеркальное отражение собственной системы, где экспертное сообщество и общество в целом особо не спрашивают при выработке внешней политики (их задача эту политику одобрять с различной степенью восторженности), во многом и стало причиной просчетов и ошибок с российской стороны, приведших к нынешнему состоянию дел

Послание президента Владимира Путина Федеральному собранию, хотя и было адресовано преимущественно внутренней аудитории, содержало призыв к Западу признать, что «сдержать Россию не удалось», и начать разговор о выстраивании нового европейского порядка в военно-политической сфере, который полностью учитывал бы интересы России и ее статус великой державы.

Проблема этого посыла в том, что готовых вести диалог с Москвой, тем более на обширные и устремленные в будущее темы, на Западе с каждым месяцем становится все меньше. Это особенно заметно в США, но справедливо и для Европы, на нормализацию отношений с которой Кремль возлагает надежды. Изменение тональности в отношении военно-политической элиты Запада к России можно было очень хорошо почувствовать на Мюнхенской международной конференции по безопасности, которая проходила 16–18 февраля.

Позитивная картинка

Если жить в информационной картине, над созданием которой усиленно работает российская внешнеполитическая машина, выступление нашей страны на Мюнхенской конференции по безопасности можно записать в список побед. По крайней мере его можно назвать вполне успешным – особенно на фоне того, что происходило в годы сразу после украинского кризиса 2014 года.

Например, еще три года назад мюнхенская публика громко возмущалась и шикала, когда глава МИД Сергей Лавров говорил, что события в Крыму происходили в соответствии с Уставом ООН и что Германия объединялась вообще без референдума. Сейчас, в 2018-м, российский министр начал свою речь с напоминания о мюнхенском сговоре 1938 года, который, по словам Лаврова, стал результатом «веры в собственную исключительность, разобщенности и взаимной подозрительности, ставки на построение «санитарных кордонов» и буферных зон, неприкрытое вмешательство во внутренние дела других стран», а затем быстро перешел к обвинениям НАТО и ЕС в антироссийской политике.

Зал это обидное завуалированное сравнение невозмутимо проглотил. Выходит, Запад уже прошел стадию «гнева» по поводу самостоятельности российской внешней политики и вот-вот придет к стадии «принятия» – осталось лишь еще пару лет почитать нотации с мюнхенской трибуны.

Или другой пример. Речь Лаврова собрала полный зал, а вот во время выступления президента Украины Петра Порошенко зал был наполовину пуст. Чем не свидетельство того, что усталость от Украины нарастает и Запад вот-вот отвернется от режима Порошенко?

Есть хорошие новости и о санкциях, снятия которых Россия, конечно же, вроде как не добивается, потому что они, как известно со слов топ-менеджеров российского правительства, очень помогают экономике РФ, но все же считает несправедливыми. Так вот, на закрытой встрече российского и немецкого бизнеса, где Сергей Лавров и его немецкий визави Зигмар Габриэль обсуждали отношения России и Запада в компании крупных предпринимателей, глава немецкого МИДа сказал, что Европа будет готова начать снимать санкции, если на Украине появятся миротворцы ООН, и что этот шаг не за горами. Немецкие и особенно российские участники (среди них были президент Сбербанка Герман Греф, глава РСПП Александр Шохин, гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев, владелец «Северстали» Алексей Мордашов и владелец «Базэла» Олег Дерипаска) не могли сдержать улыбок.

Привыкает мюнхенская публика и к российским победам в Сирии, а первое со времен войны во Вьетнаме прямое столкновением российских и американских сил (разгром колонны ЧВК «Вагнер» в Сирии американскими ВВС, унесший жизни и приведший к тяжелым ранениям как минимум нескольких десятков россиян) не стало в Мюнхене предметом не только публичных дискуссий, но и отдельных переговоров между представителями РФ и США, хотя на конференцию приехали советник президента по вопросам национальной безопасности Герберт Макмастер и шеф Пентагона Джеймс Мэттис.

Как написала по этому поводу официальный представитель МИД Мария Захарова в своем фейсбуке, «с американской делегацией в этот раз в Мюнхене встречи у российских дипломатов не было. Зато наши хоккеисты повидались с партнерами. 4:0. Бездопингово получилось для сборной США». Запись набрала несколько тысяч лайков, больше сотни репостов и десятки восторженных комментариев.

Грустная реальность

Подобная картинка, сложенная в ведомственные справки и отправленная на столы большим московским начальникам или лихо описанная в захаровском фейсбуке, отражает лишь небольшой срез того, что происходило в этом году на Мюнхенской конференции вокруг России. Если отойти от тела министра и потратить двое суток на разговоры с дипломатами, военными, разведчиками, экспертами и журналистами со всего мира, картина для нашей страны будет куда более тревожная и безрадостная.

Доминирующий мотив – за прошедший год Россия для мюнхенской публики окончательно превратилась в противника, который искренне считает ослабление Запада делом хорошим и для себя полезным, но при этом цинично врет, будто хочет налаживать отношения, если его будут уважать. Решающую роль тут сыграло, безусловно, вмешательство в выборы в США, а также заигрывания Москвы с евроскептиками всех мастей. То, что Россия – противник (adversary) Запада, теперь такая же аксиома, как то, что солнце восходит на Востоке или что демократия полезна и хороша для всех народов.

Это отношение к России имеет множество оттенков: от лубочного образа коррумпированной диктатуры, которая борется за свое выживание с помощью внешней агрессии, до куда более нюансированной картины, в которой есть не только «проблема Путина», но и «проблема России» (все же курс президента искренне поддерживают большинство россиян, и далеко не факт, что после его ухода политика Москвы изменится в более приятную для Запада сторону).

Консенсуса, как вести себя по отношению к России дальше, нет. Хотя эта неопределенность касается не только российского вопроса. С панельных дискуссий отеля Bayerischer Hoff и из залов, наполненных лучшими специалистами по внешней политике всего евроатлантического мира с вкраплениями голосов из других регионов, веет общей растерянностью. В мире вокруг и внутри западных обществ идут тектонические сдвиги, развитие технологий ускоряет эти сдвиги и создает совершенно новую реальность, влияя на многие аспекты жизни человечества. Как все это регулировать, толпа умных и высокооплачиваемых людей не очень хорошо понимает.

Западу не очень понятно и что делать с Россией и где она окажется лет через пять-десять. Зато чуть лучше понятно, что в отношении России делать не надо.

Во-первых, не надо ожидать, что начало нового политического цикла в России приведет к изменению внешней политики. Все достаточно хорошо понимают, что разделение между ястребами и голубями в российской власти весьма условно – в сфере внешней политики есть чуть менее и чуть более компетентные чиновники, над которыми стоит никем не ограниченный Владимир Путин.

Как считают на Западе, все большую роль во внешней политике России в последнее время играют военные и спецслужбы, а там антиамериканизм и нелюбовь к Западу не дань моде, а настоящие духовные скрепы. И именно эти люди задают тон и формируют картинку в голове у президента. Даже если сменятся топовые операторы вроде главы МИД и помощника президента по внешней политике и на эти позиции придут люди, хорошо понимающие Запад и обладающие значительной сетью контактов в Европе и США, радикальных изменений не произойдет.

Во-вторых, все понимают, что от экономических санкций не стоит ждать быстрого эффекта. Продолжает работать логика, заложенная еще командой Барака Обамы, – санкции должны кусать Россию и давать ей понять, что она ведет себя неправильно, но не провоцировать Кремль на резкие шаги, которые могут дестабилизировать мировую экономику.

Но это не значит, что санкции не имеют эффекта – в долгосрочной перспективе силы России будут таять, ресурсов, доступных режиму, будет становиться все меньше, особенно в условиях, когда мировая экономика трансформируется под влиянием новых технологий. Это и наказание за то, что Россия делает Западу гадости, и одновременно повод для Москвы задуматься о смене курса. Если же курс не поменяется (а этого ожидает большинство) – России же хуже.

В-третьих, не стоит увязывать политику в отношении России с тем, как развиваются дела на Украине. Сказать, что в Европе от украинских властей начинают уставать – пожалуй, преуменьшение. Мало кто испытывает иллюзии относительно правительства Петра Порошенко и его желания двигаться по пути глубоких структурных реформ. Не сильно радуют европейцев и многие тенденции в украинском обществе.

Сам Порошенко вызывает аллергию, и даже его европейские советники рекомендуют ему не приносить с собой на мюнхенскую трибуну реквизит вроде российских паспортов или европейских флагов – тот факт, что президент советников игнорирует, вызывает еще большую фрустрацию. Особенно на фоне того, что украинский президент игнорирует рекомендации Запада по куда более важным вопросам внутренних реформ – по вполне понятным для европейцев и американцев мотивам, наивных людей среди спонсоров Украины крайне мало.

Однако буксующий проект модернизации Украины и тревожные тенденции в украинской политике вовсе не означают, что надо бежать в Кремль договариваться о стабилизации ситуации и просить у русских помощи. В свое время Москва решила, что нестабильная, расколотая и даже враждебная в отношении России Украина лучше, чем Украина, движущаяся крошечными шагами в евроатлантическую семью. Точно так же и в Европе готовы мириться с нестабильностью на Украине, но не собираются договариваться о ее судьбе с Путиным – как живут с нестабильностью в Сирии, но не стремятся договориться с Башаром Асадом и его зарубежными спонсорами. Украина была и останется полем противоречий и источником раздражения.

В-четвертых, на Западе решили, что не стоит всерьез воспринимать то, что говорят российские чиновники, обижаться на их подколки или верить им. Например, если глава МИД РФ таким вступлением хотел расположить к себе слушателей и тем самым создать благоприятный фон для восприятия ими российской позиции по Украине и Сирии, то добился скорее противоположного эффекта. В кулуарах западные участники говорили, что Лавров, пытаясь напомнить слушателям об уроках истории, сравнил мюнхенский сговор с нынешней восточной политикой ЕС, в то время как более правильная аналогия – призывы учесть «особые интересы» России на постсоветском пространстве.

Приехать в Мюнхен, чтобы учить европейцев истории и пенять им на события 1938 года, при этом ни разу не произнеся словосочетание «пакт Молотова – Риббентропа», – это, по словам западных военных и дипломатов, «классический лавровизм», которому и удивляться не стоит. Именно поэтому на обидные высказывания главы МИД РФ зал никак не реагировал, а в кулуарах многие говорили, что Лавров читает уже третий раз подряд одну и ту же речь, и это уже скучно.

В действительности это совершенно не так – в прошлом году глава МИД зачитал как раз очень миролюбивую и конструктивную по нынешним временам речь, поскольку Кремль еще был настроен на сотрудничество с трамповским Белым домом. Но такая деформация восприятия у европейцев сама по себе говорит о многом. Заставить себя слушать и слышать россиянам будет чем дальше, тем труднее.

Проблема для России еще и в том, что слушать, слышать, пытаться переварить услышанное и критически задуматься о долгосрочном эффекте своих действий страна всерьез и не пытается. Как и раньше, российские власти игнорируют общение с военно-политической интеллектуальной элитой Запада на площадках вроде Мюнхенской конференции, потому что убеждены, что все собравшиеся там «говоруны» ничего особо не решают и что реальные вопросы решаются с начальниками.

Еще одно объяснение, которое приходится слышать в ответ на вопрос, почему в Мюнхене толком нет понятия «российская делегация» (есть лишь министр с его свитой и отдельные эксперты и бизнесмены), – это то, что мюнхенскую публику с ее русофобством «уже не переубедить». Подобное зеркальное отражение собственной системы, где экспертное сообщество и общество в целом особо не спрашивают при выработке внешней политики (их задача эту политику одобрять с различной степенью восторженности), во многом и стало причиной просчетов и ошибок с российской стороны, приведших к нынешнему состоянию дел. Это совсем не значит, что ошибок не делал Запад (делал, и очень много). Это значит лишь, что возможности избежать подобных ошибок продолжают упускаться.

Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 7 марта 2018 > № 2522966 Александр Габуев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 7 марта 2018 > № 2522963 Андрей Перцев

Вместо скреп и инноваций. Как милитаризм стал новым образом будущего

Андрей Перцев

Главное в России – это ее армия, самый важный ресурс – ядерное оружие, поэтому страной управляет не президент, а верховный главнокомандующий. После долгих поисков образа будущего выбор был сделан в пользу милитаризированной страны, где все подчинено военным нуждам, по крайней мере до президентских выборов. Скорее всего, эту повестку попытаются сохранить и после голосования – в Кремле считают, что перевод страны в режим осажденной крепости облегчит управление обществом

С начала прошлого года в Кремле искали «образ будущего», который должен был стать базой для избирательной кампании Владимира Путина и увлечь большинство россиян, чтобы обеспечить явку. Поиски привели к конкурсу для молодых бюрократов «Лидеры России» и рассуждениям президента и высоких чиновников о цифровой экономике и хай-теке.

Об инновациях у нас говорят давно, примерно с 2008 года, на словах все грандиозные планы и заканчиваются. Бюрократизм как высшая форма существования тоже не очень годится как образ будущего для большинства. Еще недавно в Кремле любили рассуждать о духовности и традиционных ценностях, называя их сохранение высшей миссией и целью России, но в последнее время и про это вспоминают все реже. Повестка изменилась: смыслом существования страны становится доказательство военного превосходства.

Невыборы непрезидента

Общий курс избирательной кампании (а возможно, и в целом идеологического строительства) развернуло президентское послание Федеральному собранию. Ровно половину своего выступления Владимир Путин демонстрировал новые российские разработки типа ракет с ядерным двигателем и обращался к западным странам. В первой части послания было упоминание цифровой экономики, поддержки бизнеса, социальных реформ, но видеоролики с ракетами, летящими прямым курсом на США, и рассказ о новшествах на грани научной фантастики все перекрыл.

В первые часы после выступления официальные СМИ и единороссы комментировали послание в привычном духе: посмотрите, сколько в нем социально-экономических тем – развитие инфраструктуры, снижение давления на бизнес, предложения ЦСР Алексея Кудрина. Практически предвыборная программа, только без лишних подробностей. В этот паритет даже хотелось верить. Для Запада пугалки, а для внутреннего пользователя – хай-тек и процветание.

Но вскоре стало понятно, что рассказы о новейших вооружениях в не меньшей степени адресованы и российским гражданам. Официальная пропаганда стала представлять наращивание ядерного потенциала и разработку нового оружия как одну из главных целей жизни страны, а сама Россия становится на военные рельсы.

Поворот подтвердил митинг в поддержку Владимира Путина 3 марта в «Лужниках» – главная массовая акция предвыборной кампании. Митинг, который транслировали по ТВ, оказался продолжением презентации предвыборной программы. Мы узнали, что страна 18 марта будет выбирать не президента, а верховного главнокомандующего. Милитаризм превратился в официальную предвыборную идеологию кампании Владимира Путина.

Военная тема доминировала в выступлениях. «Мы готовы на все для защиты нашей Родины», – разогревали слушателей ведущие. Никита Михалков предложил зрителям поотвечать на вопросы: «Знаете ли вы, что президент является верховным главнокомандующим всех вооруженных сил ядерной державы? <...> Никто другой не имеет права стать верховным главнокомандующим ядерной державы!»

«У нас появилась самая мощная, самая вооруженная, самая мобильная армия, которая может дать... (повисла пауза) отпор кому угодно. Реформу [армии] надо довести до конца, с сильным, умелым главнокомандующим», – прозрачно намекал Михаил Пореченков. Наиболее откровенно высказался Игорь Ашманов: «Мы воюющая страна, это надо сказать прямо. У нас есть главнокомандующий. Он присоединяет территории, выигрывает войны, представляет новое оружие. Как можно менять главнокомандующего в воюющей стране?»

Слова «армия», «главнокомандующий», «победы», «война» встречались в избытке и в других выступлениях на митинге. Нет сомнений в том, что они были согласованы: все мероприятие полностью управляемо, и если бы один из ораторов, не дай бог, произнес что-то нежелательное, следующих бы обязательно осадили – «так не говори». Наоборот, у речей была общая основа, скорее всего, предложенная организаторами: упомянуть слово «главнокомандующий», сказать о ядерном оружии и особой ответственности. Дальше каждый из участников импровизировал как мог, впрочем, недалеко отходя от темника.

Сам Владимир Путин тоже выступал на митинге, но в своей речи был довольно скромен, пообещав «десятилетие ярких побед» (хотя президентский срок составляет шесть лет). Основную программу изложили его доверенные лица, и она легко реконструируется. Главное достижение Путина – создание современной армии; главное в России – это ее военная мощь; главная функция президента – это командование вооруженными силами. Может, где-то на Западе и можно выбирать президента, но главнокомандующих в России не выбирают, альтернативы нет.

Ту же линию поддерживают и в официальной пропаганде: в новостях рассказывают о новом оружии, подчеркивают, что оно реально существует и работает. Агитационный посыл выглядит довольно стройно – все трудности последнего времени оправданы военными достижениями (это прямо звучало в послании президента), мы и дальше будем двигаться в том же русле, а обеспечить это движение может только Путин. И это даже не предвыборная программа, это претензии на многие годы вперед.

Милитаризм как вещь в себе

Нельзя сказать, что увлечение оружием и военной тематикой – это что-то новое для Кремля. Новизна тут скорее в степени увлеченности, в ее тотальности. Еще в 2007 году в своей мюнхенской речи Владимир Путин предупреждал, что Россия будет разрабатывать оружие для преодоления американской ПРО, но одновременно он говорил, что «нельзя допустить появления новых дестабилизирующих высокотехнологичных видов оружия». «Мы настаиваем на продолжении переговоров... Чем меньше ядерного оружия в мире, тем лучше», – уверял президент на заседании Валдайского клуба в 2014 году. В послании этого года мирных ноток уже не звучало: если Запад ответит на российские новинки, «наши ребята еще что-нибудь придумают».

Разумеется, Владимир Путин может немного (или сильно) блефовать. Может считать, что оборонщики говорят ему правду о своих успехах, а оборонщики, в свою очередь, преследовать корыстные интересы, требуя бюджетных вливаний. Для нас важен миф, который превращает Россию в милитаристскую страну. Непопулярные реформы, к примеру повышение налогов и сокращение социальной поддержки (намеки на это звучали в послании), в этом милитаристском мифе не так важны – все для фронта, все для победы, поэтому Кремлю не надо задумываться о реакции общества на них.

В теории снимается вопрос о транзите власти во время последнего срока Путина – это президентов выбирают, но у нас теперь главнокомандующий. Картина мира становится простой, она легко разрешает уже существующие и грядущие противоречия. Россия живет в военных условиях, отсюда и военные порядки: в осажденной крепости не забалуешь. Военные условия подразумевают полную покорность общества.

Само российское общество на такой расклад не очень рассчитывает. Например, по опросу ВЦИОМ 2016 года только 18% граждан считали расходы на обороны неприкосновенными для сокращения (для сравнения: считали неприемлемым сокращать расходы на здравоохранение 50% опрошенных). В прошлом году половина (49%) россиян выступала за вывод войск из Сирии (Владимир Путин в послании приводил сирийскую операцию как пример военного успеха).

Даже по соцопросам у половины населения страны настроения антимилитаристские, и такую повестку точно не назовешь консолидирующей. Какое-то время пропаганда действительно может подогревать градус урапатриотических настроений с гордостью за оборонку. Однако этот прием уже использовался во времена введения санкций и украинского кризиса в 2014 году: «не смешите мои "искандеры''», «"Тополь" санкций не боится», постоянная демонстрация военных учений и техники в новостях. Но эйфория быстро сошла на нет на фоне ухудшающейся жизни. Более того, такой мощный упор на милитаристскую тематику может вызвать страх войны даже у лояльных Кремлю слоев населения. И со временем, несмотря на огромные усилия пропаганды, вопрос «а зачем все это?» у граждан неизбежно возникнет.

Милитаризация страны может быть эффективна как сиюминутный предвыборный ход: «некогда объяснять, главнокомандующего выбираем, голосуем за Путина». После 18 марта к этому приему неизбежно возникнут вопросы: если обращение к теме вооружений и войны лишь предвыборная технология, то поверившие в мобилизацию люди будут разочарованы. Антимилитаристы тоже вряд ли вздохнут с облегчением: мало ли что завтра придет в голову этой ветреной власти.

Еще опаснее ситуация будет, если на милитаристском подъеме (или псевдоподъеме) власти начнут проводить непопулярные реформы. В мирной ситуации их пришлось бы долго готовить, подслащивать гражданам пилюли повышения налогов и пенсионного возраста. В атмосфере военной мобилизации у власти создается иллюзия, что можно рубить сплеча: мы ведем войну, так надо. Это увеличивает риск массовых социальных протестов, которые в России всегда мощнее политических.

Уже сегодня очевидно, что увлечение милитаристской эйфорией толкает политиков и пропагандистов на абсурдные заявления: на митинге ведущие кричали, что российские больницы и школы оснащены самым лучшим и современным оборудованием, а директор Russia Today Маргарита Симоньян провозгласила лучшими в мире современные российские поезда (интересно, какие, учитывая немецкое происхождение «Сапсана» и «Ласточки» и испанское – «Стрижа»).

Наконец, милитаризация, по всей видимости, происходит по желанию самого Владимира Путина, в русле его нынешних убеждений и чаяний. Не секрет, что президент уверен в своей особой исторической роли для России и хотел бы зафиксировать ее в особом статусе. Наименование «верховный главнокомандующий» с соответствующими регалиями и полномочиями – красивое продолжение карьеры и даже новая ее ступень. Не спокойная роль мудрого наставника или отца нации, а официально оформленное положение над всеми политическими силами без всяких «но» и с широкими возможностями играть в геополитику.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 7 марта 2018 > № 2522963 Андрей Перцев


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2522190 Юрий Фельштинский

Российские перебежчики находятся под смертным приговором

Юрий Фельштинский, Обозреватель, Украина

Осужденный в России за госизмену офицер ГРУ Сергей Скрипаль, возможно, был отравлен неизвестным ядом в английском Солсбери. Американский историк Юрий Фельштинский объяснил, почему бывших сотрудников ФСБ часто устраняют таким образом.

Юрий Фельштинский: Инцидент обмена Скрипаля немного нетипичный, потому что российское правительство, как и советское, никогда не обменивало российских граждан-шпионов на своих шпионов за границей. Иностранных шпионов, да, обменивали, а российских нет. В этом случае, у ФСБ, наверное, не было выбора. И где-то в глубине души силовики затаили злобу и решили, что все равно при первой возможности, убьют российского гражданина, шпионившего в пользу иностранного государства. Я думаю это то, что произошло.

Наверное, с первого дня иммиграции в Великобританию, Скрипаль оставался в серьезной зоне риска, учитывая, что отравления бывших сотрудников ФСБ, и отравление в целом противников и в России, и за границей, — до сих пор самый частый способ устранения врагов. Наверное, собственно с ним произошло то, чего мы боимся. А именно — ФСБ предприняло попытку устранения.

«Обозреватель»: Сразу же напрашиваются аналогии с отравлением Александра Литвиненко, который тоже работал сперва в КГБ, а потом и в ФСБ.

— Безусловно, тут прямая аналогия. Мы еще точно до конца не понимаем, каким именно ядом был отравлен Скрипаль. Также не понимаем до конца, как и в случае с Литвиненко, выживет он или нет. Литвиненко был отравлен 1-го ноября, а умер 23-го. Мы много чего не знаем, но аналогия тут очевидна.

— Британская пресса пишет, что «различного рода трудноопределимые яды становятся излюбленным оружием Кремля».

— Это не первое подобное отравление не только за границей, но и в России. Из доказанных случаев — это случаи Литвиненко и бизнесмена Перепеличного. Из очевидных случаев в России это смерть Юрия Щекочихина и Романа Цепова. Так что яд — излюбленный вид вооружения российских спецслужб.

Список людей, умерших в Лондоне при сомнительных обстоятельствах — тоже серьезный. В него входят в том числе и английские граждане. Нельзя забывать о том, что два известных бизнесмена, имевших отношение в том числе к Литвиненко, а именно Бадри Патаркацишвили и Борис Березовский, тоже умерли при сомнительных обстоятельствах. Бадри умер в 2008-м году от сердечного приступа, будучи, в общем-то, молодым человеком, а Березовский был найден повешенным в 2013-м году в своем доме.

К сожалению, после смерти Литвиненко, единственный вывод, который российское правительство сделало — за совершенные преступления наказания не последует. Российское правительство уже не очень беспокоит общественное мнение Запада. После всех этих смертей, да и после, в конце концов, вторжения на Украину, вмешательства в американские выборы, после последней речи Путина, где он нагло и напрямую шантажирует весь мир атомной войной, они относятся к мнению всего окружающего мира абсолютно наплевательски.

— Случай со Скрипалем может быть посылом россиянам, которые уезжают из России. Мол, смотрите, что может с вами случиться.

— Это всегда посыл, и одно из фундаментальных правил российского ФСБ, уходящего корнями в КГБ и сталинское НКВД. Абсолютно жесткое и железное правильно древних времен заключалось в том, что любой перебежчик может быть и будет устранен при первой возможности. Статистика убийств бывших советских разведчиков — очень серьезная. Те, кто сбегали во времена Сталина, почти все были устранены. Во время Союза, может быть, не очень много сбегало, но и там есть сомнительные смерти и очевидные убийства. Так что да, конечно, это всегда сигнал. Но для самих российских перебежчиков это не новость и не неожиданность. Любой из них понимает, что находится под смертным приговором.

— Скрипалю 66 лет, последние 8 после обмена он живет в Великобритании. Неужели он мог представлять угрозу для российской власти?

— Я уверен, что нет. Скорее всего, это устрашение и «урок» всем тем, кто планирует, подумывает или намерен сбежать за границу. Особенно тем, кто относится к российским спецслужбам.

— Есть еще страны, которые прибегают к подобным действиям в отношении своих бывших разведчиков? Та же Великобритания, США или страны ЕС.

— Чем менее демократична страна — тем чаще она прибегает к такому рода акциям. Ни основателя «Викиликса» (Джулиана Ассанджа — прим. ред.), ни Сноудена, например, никто же не трогает.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2522190 Юрий Фельштинский


Россия. США > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2521110 Джеймс Ставридис

Путинские видео о супероружии — это не более чем его виртуальная реальность

Многие из тех видов оружия, которыми хвастался российский президент, это всего лишь фантазия, но его угрожающий тон стал новой реальностью.

Джеймс Ставридис (James Stavridis), Bloomberg, США

Я всегда восхищался тем, как Стив Джобс приводил в восторг весь мир своей новой продукцией. Его брифинги о революционных прорывах компании «Эпл» с годами превратились в легенду. Он расхаживал по сцене, а за ним на экране показывали гигантский видеоряд. Джобс был не просто новатором, но еще и мастером общения. Когда в годы службы в армии мне приходилось выступать с речами, вдохновение я черпал в книге Кармин Галло (Carmine Gallo) «Секреты презентаций Стива Джобса» (The Presentation Secrets of Steve Jobs).

Наблюдая за тем, как российский президент Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию демонстрировал на экране новое грозное оружие, я не мог отделаться от впечатления, что смотрю какой-то извращенный вариант брифинга в стиле Джобса, с которым выступает знаменитый технический специалист МИ6 Кью из бондианы. Но в путинском арсенале был не новый айфон, не «Астон Мартин» с пулеметами и даже не взрывающаяся ручка. Нет, он говорил о ядерном оружии и о новых средствах его доставки к американским целям. Насколько все это серьезно, и как нам к этому относиться?

Давайте отложим в сторону визуальные спецэффекты, как будто позаимствованные из видеоигры 1990-х годов, и начнем с самого оружия, о котором возвестил российский президент. В каждом из этих случаев американская разведка следит за разработкой таких систем, которая ведется на протяжении последних десяти лет. О чем говорил Путин? У России есть торпеда с ядерной боеголовкой и с ядерной силовой установкой; есть межконтинентальная баллистическая ракета нового поколения с увеличенной дальностью; есть крылатая ракета с ядерной энергетической установкой, которая теоретически может летать более или менее бесконечно и нанести удар по США из любого места; есть высокоскоростная крылатая ракета воздушного базирования; есть гиперзвуковой планирующий летательный аппарат, развивающий скорость в 20 раз выше скорости звука. Он также упомянул новые лазерные системы, которые будут развернуты против американского оружия. Некоторые образцы вооружений Путин назвал «непобедимыми».

Превознося эти системы вооружений, он преследовал три цели. Во-первых, у любой политики есть местный аспект, а в России 18 марта пройдут президентские выборы. Путин вполне предсказуемо и уверенно лидирует по опросам общественного мнения (добиться такого лидерства легко, когда твоих оппонентов убивают, бросают за решетку, и когда ты полностью контролируешь средства массовой информации). Но он хочет понравиться своим избирателям. Русским, как и любому другому народу, очень нравятся масштабные зрелища на огромных сценах. А если еще вдобавок отлупцевать врага России номер один, то у вас появятся все шансы стать победителем.

Во-вторых, Путин общается в своем кругу союзников и партнеров-диктаторов со всего мира. Он демонстрирует Башару аль-Асаду в Сирии, Ким Чен Ыну в Северной Корее и аятоллам в Иране (ось зла?), что есть люди и страны, способные противостоять США в плане глобального сдерживания и в сфере новейших военных технологий. Такая демонстрация также является удобной возможностью увеличить продажи российского оружия за рубеж. Российская военная промышленность сегодня занимает второе место в мире по объемам таких продаж и явно стремится перегнать Соединенные Штаты. Надо сказать, что Россия экспортирует оружия столько же, сколько Германия, Франция и Британия вместе взятые, и в три раза больше, чем Китай.

И наконец, Путин подает очень прямой и понятный сигнал Вашингтону. Он ненавидит США и западное вмешательство в дела России на любом уровне, начиная с санкций, введенных из-за вторжения на Украину и аннексии Крыма, и кончая олимпийской дисквалификацией из-за крупного допингового скандала. Замысел у него простой и жестокий: мы ядерная держава, и мы можем уничтожить вашу страну. Путин понимает, что США могут сделать то же самое с Россией, но он не упускает ни единого шанса напомнить Америке о том, что у Москвы — не менее смертоносный ядерный арсенал.

Что касается реального военного потенциала, то проведенная Путиным демонстрация довольно неоднозначна. Все то, что он показал, не может шокировать американское разведывательное сообщество и внести существенные изменения в существующий баланс ядерных и обычных сил. Некоторые образцы ранее не показывали публично, да и в массовое производство они пока не запущены. Со временем самую большую тревогу может вызвать ядерная торпеда, однако шансы на нанесение Россией первого удара очень невелики. И очень сложно представить себе сценарий, в котором США решат ударить по России. Скорее всего, мы так и будем сохранять режим сдерживания, который помогает поддерживать ядерный мир после Второй мировой войны. Называется он взаимно гарантированное уничтожение.

В плане политики бахвальство Путина подчеркивает несколько важных моментов. Первый момент заключается в том, что наращивание американских неядерных сил в Европе будет важнейшим сдерживающим фактором, который не позволит России угрожать своим новым оружием европейцам. Для начала Америка решила на постоянной основе разместить в Европе четыре бригадных тактических группы. Мы также должны настаивать на том, чтобы наши союзники по НАТО принимали соответствующие меры по наращиванию сил и повышению их боеготовности.

Путинская бравада также подчеркивает, насколько важно избегать эскалации с обеих сторон, что касается производства и развертывания ядерного оружия малой мощности. Такая эскалация может произойти очень быстро и вызвать острейшую напряженность. При таком сценарии Россия может воспользоваться своим стратегическим оружием. Аналитики называют это доктриной эскалации с целью деэскалации. И наконец, Пентагону необходимо разрабатывать аналогичные системы вооружений, чтобы поддерживать баланс сдерживания. В первую очередь это касается гиперзвуковых крылатых ракет с ядерным зарядом, поскольку в этой области Россия нас обгоняет.

Еще одной неожиданной особенностью путинской презентации стала резкая и язвительная враждебность, даже если сравнивать ее с предыдущими агрессивными выступлениями президента. Поскольку он, по всей видимости, останется пожизненным российским лидером, мы должны уделить серьезное внимание такой острой враждебности в его речи. Трудно себе представить, чтобы какой-нибудь президент США в новейшей истории нашей страны, включая даже нынешнего, показывал на большом экране ядерные атаки на Россию. Это наглядно свидетельствует о том, что Путину очень хочется уважительного отношения к своей персоне. Такие люди со временем становятся чрезвычайно опасны, особенно если у них в колоде мало козырей.

А проблем у Путина — множество. Это и глубокий демографический кризис (о нем Путин тоже упоминал в своей речи), и серьезные экологические проблемы, и трудности в экономике, основой которой стали углеводороды, и отсутствие надежных союзников. Во многом нам следует больше опасаться слабости России, нежели ее силы.

США лучше всего вести себя с Россией просто и по-деловому. Нам надо противостоять ей там, где это необходимо (Украина, Сирия, кибервторжения), но сотрудничать там, где это возможно. Мы можем сотрудничать по таким вопросам, как борьба с наркотиками, с пиратством, Афганистан, Арктика и в других областях, где у нас имеются взаимные интересы. Кроме того, существует дипломатия «второго трека», включающая контакты между научными институтами, аналитическими центрами, лабораториями и коммерческими предприятиями.

Мы пока не вступили обеими ногами в новую холодную войну, но она уже маячит на горизонте. Наибольшую тревогу вызывает то, что в Сирии американские и российские войска воюют в непосредственной близости друг от друга, и мы видим, как наши самолеты и корабли маневрируют на опасном расстоянии друг от друга в Черном и Балтийском морях. Одной серьезной тактической ошибки достаточно, чтобы возникла вполне реальная опасность. Руководство двух стран должно сделать глубокий вдох, остановиться и заставить своих подчиненных сделать то же самое. И здесь не помогут никакие видеопрезентации с атакующими США ядерными ракетами и торпедами.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Россия. США > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2521110 Джеймс Ставридис


Россия. Евросоюз. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 марта 2018 > № 2522965 Максим Сучков

Могут ли Россия и ЕС сотрудничать на Ближнем Востоке

Максим Сучков

Соперничество России и ЕС, а также отдельных европейских стран на Ближнем Востоке только осложняет собственную динамику региональных конфликтов. Главные задачи Евросоюза на Ближнем Востоке – это борьба с терроризмом, остановка потока беженцев и стабилизация региона. Российский подход к решению ближневосточных проблем разделяет этот набор европейских приоритетов, а значит, сотрудничество реально и необходимо

За последние пять лет характер отношений между Россией и Европой менялся от конкуренции к конфронтации и дальше к взаимной усталости. Украинский кризис стал концентрированным выражением всех трех состояний, а соревнование интеграций в странах Восточного партнерства еще продолжается. Оно не обязательно должно закончиться полной победой одного проекта интеграции над другим, как это многим представляется, но отношения России и Европы на постсоветском направлении вряд ли скоро вернутся к неконфликтному состоянию.

На другом важном фронте для российской и европейской дипломатии – ближневосточном – ситуация выглядит более запутанной. Демонтаж территориальной инфраструктуры ИГИЛ (запрещенная в России организация) обнажил противоречия между региональными и мировыми державами. Вместо сотрудничества в организации процесса политического урегулирования в Сирии заинтересованные стороны уже не стесняются продвигать каждая свою повестку. Эскалация ирано-израильских противоречий, новые осложнения в ближневосточном мирном урегулировании, продолжающаяся война в Йемене и неустойчивая ситуация в Ливии создают ощущение, что сегодня дела на Ближнем Востоке обстоят хуже, чем вчера, а завтра могут быть хуже, чем сегодня.

Россия сыграла важную роль в событиях в Сирии, создав себе имидж сильного, компетентного и искусного игрока. Однако пределы влияния Москвы в регионе просматриваются уже сейчас. Чем скорее российское руководство увидит и осознает их, тем лучше для сохранения тех активов, которые Россия успела приобрести на Ближнем Востоке. Подлинная же стабилизация региона, стремление к которой Москва заявляла одной из целей своей сирийской кампании, возможна только в сотрудничестве с другими региональными и внешними силами.

Выступая недавно на Мюнхенской конференции по безопасности, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва исходит из того, что «Евросоюз способен играть деятельную, ответственную и… самостоятельную роль в международных делах… в частности, [востребована] идея о необходимости взаимодействия России, ЕС, США и Китая в поддержку создания на Ближнем Востоке архитектуры безопасности. Аналогичный подход вполне применим и к Персидскому заливу».

Слова российского министра стоит воспринимать как подтверждение открытости российской дипломатии к конкретным совместным действиям по стабилизации региона и приглашение к такой работе зарубежных коллег. Однако объективная готовность европейцев играть серьезную роль в таком сложном и ответственном вопросе является давним предметом споров в Москве.

Поэтому слова Лаврова стоит воспринимать еще и как «желаемое» Россией направление развития политики ЕС на Ближнем Востоке, но не обязательно «действительное», то есть то, которое ЕС способен реализовать на практике. Тем не менее потенциал для целевого сотрудничества между Россией и Европой на Ближнем Востоке существует, и в интересах обеих сторон воспользоваться этими возможностями.

ЕС на Ближнем Востоке: быть или казаться?

«Арабская весна» застала Европу, как и многих других, врасплох. Политические перевороты на Ближнем Востоке имели огромное значение для Старого континента – из-за географической близости, роли в европейской безопасности, торгово-экономических связей и проектов средиземноморского партнерства. Но традиционный инструментарий единой Европы – экономическая помощь, политическое взаимодействие и проекции европейской мягкой силы – плохо годился для того, чтобы оперативно реагировать на стремительные перемены в соседнем регионе.

Также в полной мере проявилась проблема координации внешней политики ЕС и входящих в него стран. На смену осторожному европейскому подходу к Ближнему Востоку пришли более агрессивные действия отдельных стран – Великобритании, Франции, Италии. Последующие события показали, что еще больше, чем к «арабской весне», европейцы оказались не готовы к ее последствиям для себя и региона.

Ярче всего это проявилось в Ливии после падения режима Каддафи. Однако и в Сирии на протяжении всего конфликта ЕС едва ли был способен предложить собственные варианты решения проблемы. Евросоюз не смог выработать четкой и последовательной позиции ни по поддержке сирийской оппозиции, ни по тому, насколько для урегулирования необходим уход Асада и «свержение режима». ЕС и сегодня в своих действиях во многом ориентируется на то, что делают два других крупных игрока на сирийском поле – Россия и США. При этом, не всегда соглашаясь с решениями Москвы и Вашингтона, Брюссель по инерции и в силу блоковой солидарности склонен двигаться в фарватере американской политики.

Показательный пример – европейский подход к борьбе с ИГИЛ. Когда группировка была на подъеме, в Брюсселе считали, что достаточно будет просто помочь правительству Ирака в войне с террористами. Свержение сирийского режима тогда казалось европейцам более важной задачей, чем борьба с грозной террористической организацией. ИГИЛ воспользовался ситуацией, постепенно укрепив свои позиции.

Затем Евросоюз стал посредничать в укреплении ведомой США антитеррористической коалиции, но роль ЕС в ней до сих пор весьма скромная: региональные и международные силы по-прежнему ориентируются на Вашингтон, а словосочетание «международная коалиция» представляется Москве не иначе как эвфемизмом, означающим «американские силы».

Таким образом, ключевым препятствием для полноценного сотрудничества России с Европейским союзом остается проблема его субъектности во внешней политике на Ближнем Востоке. Более того, до недавнего времени эта проблема относилась не только к Евросоюзу в целом, но и к отдельным его странам – их зависимость от решений Вашингтона виделась Москве чрезмерной.

Приход к власти во Франции Эммануэля Макрона на какое-то время изменил это восприятие. Молодой французский президент стремился стать голосом Евросоюза на Ближнем Востоке. Миссия эта казалась посильной, учитывая брекзит и отсутствие у Германии региональных интересов, сопоставимых с французскими. В пользу Франции играли накопленный опыт работы на Ближнем Востоке, сформулированная позиция по Сирии, желание работать по иранскому досье. Позднее к этому добавились относительные успехи Макрона на отдельных направлениях – вклад в урегулирование политического кризиса в Ливане и организация межливийских переговоров.

Париж рассчитывал, что оказавшаяся в европейской изоляции Россия не может отказаться от предложения по сближению. Визит Путина в Версаль в мае 2017 года по приглашению французской стороны также должен был укрепить реноме Макрона как подлинного европейского лидера уже внутри ЕС. Инициативность Макрона, его жесткость и решительность настораживали Москву, поскольку могли создать немало проблем на Ближнем Востоке, куда Россия инвестировала все больше ресурсов и собственного политического капитала. Жертвовать этим ради символического выхода из европейской изоляции Россия не стала, но и от предложений по сотрудничеству с Францией в регионе не отказалась.

Другие страны ЕС – прежде всего Италия – тоже оказались не готовы признать за Макроном роль рупора европейских интересов на Ближнем Востоке. Жесткая конкуренция между двумя странами в Ливии – свидетельство того, что национальные интересы для стран ЕС по-прежнему важнее общеевропейских.

Франция не отказывается от своих амбиций в регионе, но, не сумев реализовать их в одностороннем порядке, теперь инициирует многосторонние форматы, куда приглашает не европейских соседей, а влиятельных международных и региональных игроков. В Москве отнеслись с большим недоверием к созданию Группы пяти (Group of Five) по Сирии, полагая, что она подрывает переговоры по сирийскому урегулированию в Женеве. Впрочем, точно так же в Европе отреагировали на инициированный Россией в Сочи Сирийский конгресс национального диалога.

Так или иначе, стремление Франции вовлекать в свои инициативы внешние силы, чтобы укрепить собственные позиции, не изменило представлений России о проблеме субъектности европейцев на Ближнем Востоке, будь то Европейский союз или отдельные его государства.

От диалектики к синергии

Все это не означает, что европейцы не понимают глубины и серьезности ближневосточных проблем. В частных разговорах европейские дипломаты признают, что для политической стабилизации необходимы политическая воля (в случае ЕС желательно коллективная и скоординированная), инструменты кризисного управления и конкретные проекты по восстановлению разрушенных стран.

В ведомстве верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини оценивают кризис с беженцами как главную и единственную экзистенциональную угрозу Европе за последние полвека. Европейцами наработаны давние связи со многими ближневосточными государствами, особенно в Северной Африке и странах Леванта. Опыт колониального прошлого, востоковедческие школы и текущее присутствие многочисленных европейских неправительственных организаций способны обеспечить высокий уровень экспертного сопровождения европейской политики в регионе и оперативный анализ текущих событий. На Ближнем Востоке действительно есть запрос на созидательное присутствие ЕС в социально-политической, экономической и культурной сферах.

В Брюсселе понимают ограниченность своих рычагов влияния и тех ресурсов, которые ЕС готов на это влияние выделять. Выработать не то что общую позицию, а общее понимание той или иной ближневосточной проблемы на практике бывает непросто.

Тем не менее мягкая сила Евросоюза как единого целого для стран Ближнего Востока более привлекательна, чем действия отдельных европейских государств – к некоторым из них в регионе относятся с большим подозрением. Единый и самостоятельный Евросоюз мог бы добиться большего в деле посредничества, обращения через различные программы к инициативным группам населения. В конце концов, все это важно и для решения «проблемы пробуждающегося ислама», над которой в Европе давно задумываются, но дилеммы прав человека и политкорректности, с одной стороны, и безопасности – с другой, пока не позволяют найти целостный работающий подход.

Главная задача для европейской внешней политики на Ближнем Востоке, как формулируют ее советники Могерини, – перейти «от материальной помощи к собственной игре» (not a payer but a player). Иными словами, быть не просто спонсором гуманитарных проектов, а играть активную роль в стабилизации региона со своим набором принципов, предложений и решений.

Для этого ЕС необходимо перейти от борьбы общеевропейского и страновых подходов к их синергии. Это особенно непросто, когда одни страны имеют ярко выраженные интересы на Ближнем Востоке и политическую волю там работать, а других происходящее в регионе касается опосредованно и потому заботит мало.

От недоверия к сотрудничеству?

Несмотря на противоречия внутри ЕС, события на Ближнем Востоке не могут оставлять европейцев безучастными. Текущие задачи Евросоюза в регионе сводятся минимум к трем пунктам: борьбе с терроризмом, остановке потоков беженцев и стабилизации региона.

Российский подход к решению ближневосточных проблем разделяет этот набор европейских приоритетов. Более того, в заявленной форме они свидетельствуют о том, что сотрудничество реально и необходимо.

Один из пунктов критики подхода ЕС к реализации этих задач, который можно услышать и в Москве, – это чрезмерная утилитарность предлагаемых Брюсселем решений. Когда речь идет о стабилизации Ближнего Востока, ЕС говорит прежде всего о выделении гуманитарной помощи и содействии в реконструкции инфраструктуры. В том, что касается борьбы с терроризмом, ЕС разрабатывает и финансирует новые программы по обеспечению безопасности и охране границ, проводит реформу Шенгенской зоны и, наконец, покупает безопасность у Турции, которая фактически стала удаленной границей ЕС. Однако, возможно, именно такая утилитарность могла бы дополнить российский «стратегический взгляд» на регион.

Еще одна проблема политики ЕС на Ближнем Востоке – это то, насколько европейцы способны реально обеспечить предоставляемые гарантии безопасности. Одних лишь нормативных средств тут вряд ли достаточно, особенно в текущих ближневосточных реалиях. У ЕС как коллективного игрока отсутствует силовой ресурс в широком понимании. А это ключевой элемент проведения успешной ближневосточной политики, способный заинтересовать в сотрудничестве многие региональные и внешние силы.

Впрочем, история показывает, что использование силового ресурса для разрешения ближневосточных конфликтов может иметь и обратный эффект для собственной безопасности. Поэтому внутриевропейские дискуссии о том, какой именно силовой ресурс нужен Европе, нужен ли вообще и способно ли НАТО осуществлять эти функции, будут продолжаться. О координации с Россией на этом направлении речь пока не идет, хотя Москва и Брюссель могут найти общую конструктивную повестку в борьбе с проникновением террористической угрозы в Европу и в установлении контроля над потоками беженцев.

Еще одной потенциальной сферой взаимодействия может быть ближневосточное мирное урегулирование. ЕС как участник ближневосточного квартета (наряду с Россией, США и ООН) проявляет заинтересованность в том, чтобы посредничать в разрешении израильско-палестинского конфликта. Учитывая решение президента Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и реакцию на него палестинской стороны, спрос на «настоящих посредников» особенно велик, и это шанс для европейских дипломатов проявить себя, в том числе в партнерстве с российскими коллегами и при консультациях с американскими.

Лакмусовой бумажкой европейской внешнеполитической самостоятельности Москве (а также Ирану и Китаю) видится позиция европейских партнеров по иранской ядерной сделке (СВПД) на фоне возможного выхода из нее Соединенных Штатов. Известно, что администрация Трампа уже разъясняет европейским коллегам, что им необходимо поддержать новые американские санкции против Тегерана. Весной станет понятно, удастся ли Брюсселю выстоять под этим натиском Вашингтона.

Наконец, конфликт в Сирии также мог бы стать отдельным направлением сотрудничества, однако ЕС пока только нащупывает свою нишу в работе с оппозиционными группами, и в Москве внимательно следят за результатами таких контактов.

Как и Россия, Евросоюз полностью поддерживает деятельность специального посланника ООН Стаффана де Мистуры и видит женевский процесс единственной площадкой для принятия окончательных решений в сирийском урегулировании. Однако, как уже упоминалось, и в Москве, и в Брюсселе настороженно относятся к переговорным предложениям друг друга, усматривая в них попытки захватить инициативу в переговорном процессе и оттеснить остальных от принятия ключевых решений по урегулированию конфликта.

Соперничество России и ЕС, а также отдельных европейских стран на Ближнем Востоке только осложняет собственную динамику региональных конфликтов. Понимание этого у всех сторон, безусловно, есть. Важно правильно конвертировать его в конкретные действия.

Россия. Евросоюз. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 марта 2018 > № 2522965 Максим Сучков


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 марта 2018 > № 2522208 Дейв Маджумдар

Россия наращивает военную силу — почему Америка так шокирована?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Чиновники американского оборонного ведомства не удивлены тем, что российский президент 1 марта рассказал о целом ряде новых образцов стратегического ядерного оружия, которые Кремль разрабатывает для преодоления американской системы противоракетной обороны. Российские официальные лица на самом деле в течение многих лет открыто говорили в русскоязычных средствах массовой информации о большинстве из тех образцов оружия, о которых упомянул в своем выступлении Путин.

«Разумеется, вчерашнее выступление Путина заслуживает очень внимательного отношения, — подчеркнул Джон Руд (John C. Rood), заместитель министра обороны США по политическим вопросам, в своем выступлении 1 марта в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies). — Однако это не единственное заявление, сделанное российскими официальными лицами в публичном пространстве в последние годы».

Как отметил Руд, большинство представителей вашингтонской (округ Колумбия) внешнеполитической интеллигенции не читают русскоязычную прессу — и у них нет необходимых знаний русского языка для того, чтобы это делать. Однако для тех людей, которые читают российскую прессу, выступление Путина не было неожиданным.

«Большая часть наших комментаторов все еще не используют иностранную прессу в качестве источника информации, но если посмотреть некоторые средства массовой информации на русском языке, то вы действительно увидите более значительное преобладание такого рода комментариев», — сказал Руд.

«Хотя президент Путин, несомненно, сделал весьма громкие заявления, я считаю, что некоторые элементы его выступления уже в течение некоторого времени упоминались в других местах, и еще раньше были сделаны различные комментарии как им самим, так и другими людьми. Поэтому большая часть его выступления не явилась для меня сюрпризом».

Следует отметить, что двусторонние отношения между Россией и Соединенными Штатами находятся, несомненно, на нисходящей траектории. «Речь идет, конечно же, о направлении всего происходящего в России, о векторе страны, и многие из нас в течение многих лет занимались поисками вариантов для установления более тесных отношений между Соединенными Штатами и Россией, — сказал Руд. — Но, как мне самому кажется и как говорят наши стратеги в области национальной безопасности и национальной обороны, мы вновь вступили в период соперничества великих держав, и Россия однозначно выбрала именно этот подход. Особого внимания заслуживает то, что целый ряд образцов вооружений, о которых говорил президент Путин, а также та открытость, с которой он о них говорил, — все это нацелено на Соединенные Штаты и на наших союзников».

Руд обращает внимание на то, что при проведении российских военных учений — особенно в области ядерных вооружений — Соединенные Штаты и альянс НАТО открыто обозначаются как враги.

«Еще одним вызывающим озабоченность обстоятельством является то, что при проведении некоторых крупномасштабных военных учений в России НАТО и Соединенные Штаты определяются как противники, и эти учения направлены против них, — подчеркнул Руд. — А затем мы видим новые образцы вооружений, которые разрабатываются и используются в вооруженных силах России, и это нас тоже беспокоит. И поэтому, как мне кажется, при разработке нашей доктрины мы просто обязаны учитывать это с точки зрения ориентации этой страны, демонстрации возможностей, наблюдения за разрабатываемыми и принимаемыми образцами вооружений.

В российской ядерной доктрине по-прежнему делается акцент на использовании ядерного оружия таким образом, как это не было предусмотрено в американской доктрине в прошлом, и кроме того, мы предприняли некоторые шаги, тогда как Россия пошла в другом направлении, — например, в том, что касается размера их так называемых нестратегических ядерных сил».

Как считает Руд, Соединенные Штаты стали проявлять озабоченность по поводу российской ядерной доктрины еще до недавней речи Путина.

«На мой взгляд, наша озабоченность по поводу возможностей России, наша озабоченность по поводу направления России и некоторых заявлений, сделанных в прошлом по поводу роли ядерного оружия, возникла еще до вчерашней речи Путина, — отметил Руд. — Лично я не был удивлен количеством его комментариев в этом выступлении. На мой взгляд, его речь в целом соответствует тем вещам, которые мы слышали раньше от российских официальных лиц. Это не означает, что я это приветствую, и это не было именно тем посланием, которое мы хотели бы получить. Но, как мне кажется, в целом оно соответствует всему тому, что представители российского руководства говорили в прошлом».

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 марта 2018 > № 2522208 Дейв Маджумдар


Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция > newizv.ru, 6 марта 2018 > № 2521934 Михаил Балбус

Михаил Балбус: «Продолжительность войны в Сирии зависит от США, Турции и курдов»

Интервью с экспертом по Ближнему Востоку Михаилом Балбусом: о курдских амбициях, безразличии России, сирийских операциях и перспективах исламистов.

Россия потеряла репутацию в глазах сирийских и иранских союзников, не отреагировав на атаку американцев на отряд наших солдат удачи и сирийцев?

Американские удары в Сирии не редкость: самый резонансный был в 2016 году во время осады Исламским государством (не разрешено в РФ) Дейр-эз-Зора. Была отбомблена важная высота, удерживаемая сирийцами, что способствовало наступлению исламистов, которые рассекли Дейр-эз-Зор на две части, вклинившись между гарнизоном на авиабазе и городскими кварталами. Но недавнее событие на отношениях между Россией, Сирией и Ираном, как я думаю, не скажется. Дамаск беспокоит не февральский удар США под Дейр-эз-Зором, а турецкая операция на севере Сирии в Африне. Россия больше понесла внутриимиджевый ущерб: её граждане погибли на территории другого государства, но почему нет парламентского расследования случившегося?

Сам инцидент все еще довольно неясный из-за отсутствия подробностей. МИД признал гибель 5 россиян, и присутствие среди десятков раненых граждан стран СНГ. Есть место, факт удара и спекуляции, которые сводятся к полярным позициям, из серии: ЧВК в России нет, или что погибло несколько сотен человек (самую абсурдную цифру в 300 россиян назвал Жириновский). Об остальном остается делать предположения. Возможно, имеют место последствия подковерной борьбы внутри российского рынка ЧВК, на фоне попытки принять закон о деятельности таких формирований. В России насчитывается несколько десятков ЧВК; для сравнения: в США таких компаний несколько сотен – они действуют, в основном, в Африке: охраняют или тренируют.

Гиркин назвал невероятные цифры потерь и делал заявления, что операции в Сирии проходят по схеме: ЧВК, спецназ Минобороны, а затем –«Хезболла» и САА...

Игорь Иванович сильно преувеличивает, хотя отдельные бои, по расписанному им шаблону, возможно, имели место быть. И мне не совсем понятно, с чего это грамотный в военном деле человек даёт странные комментарии. Первый раз его поймали на необъективности, когда проходила битва за Алеппо. Вся группировка войск, задействованная в операции, висела на объездной трассе из города Хама. Исламисты с провинции Идлиб и игиловцы часто устраивали рейды на трассу: набеги на блокпосты, минирования. Когда дорогу в ходе очередного набега перерезали, Гиркин заявил, что армия попала в огромный котёл и операция провалена. Поэтому все, что говорит Гиркин или блогер Эль-Мюрид, надо делить на пятнадцать, в том числе и о потерях ЧВК.

Муссируются слухи, что американцы консолидируют бывших боевиков Халифата и курдов, чтобы отбросить сирийцев из зоны Евфрата?

США в сирийской прессе обвиняют в том, что экс-игиловцы перешли в т.н. «Новую сирийскую армию», которая находится на юго-востоке Сирии в районе городка Ат-Танф. Американские инструкторы тренируют эту «армию», которую изначально создали в Иордании из различных боевиков для борьбы с ИГ. Игиловцы легко отбились от них, и по-факту американцы держат «НСА», чтобы иметь базу в Сирии, в рамках их политики против Дамаска.

По части курдов – из бесспорных фактов: когда они штурмовали Ракку, то боевики Исламского государства с семьями были вывезены по коридору, который им дали курды; любопытно, что один из арабов-адвокатов, посредник в переговорах между ИГ и курдами, был недавно убит в районе Дейр-эз-Зора. Еще занятный случай – один бородач, он заседал в городском совете при исламистах, ныне находится в сформированном курдами местном самоуправлении. Но сирийско-курдское противостояние на Евфрате в замороженном состоянии. Перерастет ли конфликт в горячую стадию? Пока это ни Дамаску, ни курдам не выгодно – идет война с исламистами у первых и обострился конфликт с Турцией у обеих сторон. Сирийская армия перебросила свои главные силы на операцию в Восточную Гуту. Курды же дислоцировали боеспособные части на север, в контексте турецкой агрессии против Африна и анонсированного наступления на город Манбидж.

Сирийские курды, создавшие самопровозглашенную автономию Рожава, в итоге стали инструментом расчленения и иностранного контроля над Сирией?

Курды – этническое большинство в трех своих кантонах: Африне, Джазире, разрекламированном Кобани, и в сельской местности провинции Хасаке, где в крупных городах преобладает арабское, ассирийское и, местами, армянское население. Претензия Дамаска в том, что курды претендуют на автономию в рамках всей освобожденной ими от Халифата территории, включая населенную не курдами. Грубо говоря, это почти половина Сирии. Также, в ходе наступления 2017 года курды вышли на нефтегазовое месторождение у Дейр-эз-Зора и теперь сидят на сирийской нефти, которая обеспечивала две трети довоенной нефтедобычи в стране. Курды, по техническим причинам, пока еще ее промышленно не выкачивают (разве частично кустарным способом). Собственно, завод «Коноко», где и произошел инцидент с ЧВК, был построен еще 1960-е американцами и затем национализирован баасистами. Теперь американцы вернулись туда.

Пока у курдов нет заявлений по поводу нефти и газа. Их официальная риторика сводятся к тому, что все переговоры будут после победы над Исламским государством, которое как государство уже не существует, но вот его анклавы еще держатся.

Способен ли Дамаск после победы над исламистами оттеснить курдов?

Если Россия и Иран отпишутся от наступления на курдов и на «Новую сирийскую армию», то – это будет трудно для Сирии. Вот если США не поддержат курдов, а Россия не уйдет из возникшей ситуации, то тогда все будет закончено в пользу сирийцев, так как у Дамаска есть все преимущества, включая тяжелое вооружение и авиацию.

Ситуация с курдским контролем над сирийской территорией уже вышла за местные рамки на уровень международных игроков: Турции, США, и России с Ираном. Россия пытается играть на американо-турецких противоречиях: Турция, с одной стороны – член НАТО и союзник США, но Вашингтон использует курдов для достижения своих целей в Сирии. Сейчас операция «Оливковая ветвь» играет на руку Москве, вынуждая Турцию встать на сторону России. Если американцы окончательно выберут сторону курдов, то это усложнит их отношения с Эрдоганом. Что-то прогнозировать трудно, так как не понятно, чьи позиции возобладают в администрации Трампа.

Какова ситуация на территории, контролируемой курдами? Говорят о дискриминации езидов и притеснениях арабов.

Проблема езидов с курдами есть в Ираке, в его части, контролируемой «Демократической партией Курдистана». В Сирии же курды препятствуют работе государственных учреждений: есть сообщения о давлении на арабские школы. Вне территории, занятой правительством, появилась арабская организация, которая позиционирует себя как вне гражданской войны занятую противостоянием с курдами.

Для правительства непроблемный курдский кантон – это Африн. В провинции Хасаке сирийские гарнизоны в городах находятся в состоянии шаткого мира с курдами. Курдские нападения на сирийские части в этом регионе сыграли злую шутку для Африна в контексте турецкой операции. Курды предложили Дамаску прислать гражданских служащих, чтобы очертить – это территория Сирии под защитой Дамаска. Правительство ответило, что отправит служащих, но под защитой военных, так как в связи с событиями в Хасаке оно не имеет гарантии их безопасности. Курды думали, как быть, а турки их атаковали.

Почему Турция, объявив поход против курдов, вторглась именно в Африн?

Де-факто, Россия дала зеленый свет: турки решили провести спецоперацию, когда вопрос с ИГ в Сирии был нивелирован, а курдский стал слишком острым для Анкары. Дамаск же добивался перехода территорий, занятых курдами, под свой контроль, а курдского ополчения – на свое довольствие, как это было сделано в Ираке центральным правительством с барзанистами. Но, опираясь на поддержку США, курды не пошли на это, и нависающий в виде Турции дамоклов меч был спущен. Пока курды продолжали торговаться с Дамаском, Кремль умыл руки, а в итоге, курды стали более сговорчивыми.

Но, напав на Африн, Турция обозначила не только позицию по курдам, но и линию против тех курдов, которые не пользовались напрямую поддержкой США. В силу своей изолированности от остальных курдских расселений и географического положения Африн был сильно связан с правительством. Благодаря обоюдным интересам и противостоянию с исламистами, проблеме Алеппо, у курдов Африна был тактический союз с Дамаском, без которого сторонам было бы одинаково плохо. Хотя, когда правительственные войска ушли из региона, то курды приютили некоторых экс-исламистов из бывшей «Свободной сирийской армии». Но курды помогали в зачистке Алеппо от исламистов, т.к. курдский квартал Шейх-Максуд в Аллепо экономически и политически связан с Африном.

Другие курдские кантоны не ведут боев с турками, и складывается впечатление, что «Рожава» умыла руки в вопросе защиты Африна?

Подкрепления пришли в середине февраля: 1800 человек с легким вооружением, фактически, полнокровная бригада. Для замедления наступления побеждающей турецкой армии этого достаточно, а для остановки ее – нет. Переброска бойцов была согласована с Дамаском, так как проходила по правительственной территории. Также поступают сообщения о погибших добровольцах из-за рубежа, которые приехали на защиту курдов еще в Кобани и оказались в Африне; в числе убитых есть участник ЛГБТ-батальона из европейских леваков (по-факту, не батальон, а несколько десятков бойцов). Впрочем, поставленные американцами курдам ПТРКа «Джавелины» в Африне не засветились.

Почему наступление турок, которые за месяц боев понесли скромные потери в пару сотен солдат, и исламистов проходят с черепашьей скоростью?

Турция довольно грамотно спланировала операцию: ее войска не рвутся наскоком к городу Африну, чтобы не застрять в горах и получить серьезные проблемы. Вперед пущено пушечное мясо из исламистов, чьи потери как-то не сказываются на турецком медийном пространстве – их не жалко, и турки, используя преимущество в артиллерии и авиацию, а также танки и спецназ, постепенно отхватывают высоты, сжимая удавку над Африном и методично «съедают» куски от кантона. Технологическое превосходство турок все решает, а задачи – сходу занять кантон, у них нет.

Курды пытаются использовать преимущество в знании местности и фактор гор. Ополчение, как у курдов, способно прекрасно держать территорию, где ополченцы являются представителями доминирующей этнической группы. Но когда ему противостоит нормально организованная армия, с техническим превосходством, что достигается только в государстве, – оно спасует. Если, конечно, подходить к боям с ополченцами адекватно, а не как было в Первой чеченской войне со штурмом Грозного; даже бои в Дамаске показали, что применение танков против иррегулярных подразделений делает их грозным оружием.

Доверять официозу о потерях в Африне не стоит. Турки преувеличивают курдские и преуменьшают свои потери, и наоборот. Ясно, что турки продвигаются осторожно. И я считаю, что у курдов потери больше, чем у атакующих сторон.

Что происходит на оккупированных частях кантона, и почему молчит Запад? Так, расстрел пленных курдских женщин не заметили даже российские СМИ.

Турки жестко цензурируют занятую зону, и информация в СМИ не просачивается. На этих территориях хозяйничает турецкая армия и исламисты из новоявленной «Джабхат Тахрир Сурия» – это итог объединения «Ахрар аш-Шам» и «Нур ад-Дин Зинки». Последняя группировка прославилась зверствами, в том числе и в Алеппо; в частности, они, в свое время, публично обезглавили палестинского подростка. Я уверен, что в тех поселках, на которые распространился режим оккупации, живется не очень хорошо.

Что до Европы, то ей невыгодно обострять отношения с Турцией. Это проявилось с уведомительной эксплуатацией в войне танков «Леопард», поставленных Германией в Турцию. Конечно, курды в медийном плане пытаются обыграть – мы боролись против Исламского государства, а теперь нас атакует Турция. Но это не дает ощутимого эффекта.

Эрдоган анонсировал этнические чистки в Африне, пообещав переселить туда из Турции беглые семьи исламистов. Регион будет отторгнут от Сирии?

Эрдоган много чего заявлял, например, что колонна сирийских ополченцев не зайдет в Африн, но она там, в итоге, оказалась. Но, так как турецкая армия плотно ввязалась в войну, то Анкара потребует себе определенных преференций от России и Дамаска в Сирии. Пока Турция создает буферную зону, выдерживая договоренности, достигнутые с Россией, но эти территории в итоге, так или иначе, перейдут под контроль Дамаска.

Курдская вольница в Африне подходит к завершению? Курды на улицах с портретами сирийского президента и Оджалана – это такая завуалированная порка для них?

Переговоры с Дамаском продолжаются: в Африн вошло сирийское ополчение, но еще не армия, что увеличивает шансы сирийско-турецкого столкновения. В Алеппо курды, в рамках торгов, отдали правительству кварталы не населенные курдами, но занятые ими во время операции по освобождению города от исламистов. В соседстве портретов Оджалана и Асада на митингах нет ничего странного: до конца 1990-х лидер «Рабочей партии Курдистана» жил в Сирии, пользовался покровительством правительства, и только из-за осложнений с Турцией Асад-старший был вынужден выдать его Анкаре.

Параллельно Турция проводит третью по счету интервенцию в Сирию – в провинцию Идлиб. В чем был смысл делить регион на зоны деэскалации?

Провинция Идлиб поделена на три зоны ответственности: иранская, российская и турецкая. Должно произойти размежевание договороспособных исламистов от недоговороспособных (официально – «умеренных» от неумеренных). Затем, в рамках нового раунда внутрисирийских переговоров введен режим прекращения огня. Дамаску это позволяет высвободить ресурсы для других фронтов: зачистить более важные анклавы исламистов, как Восточная Гута – это стабилизирует тыл и дает козыри в переговорах.

Боеспособных частей у исламистов становится меньше. Практически прекратился приток через турецкую границу подготовленных боевиков; это не заслуга Турции – просто стало меньше приезжать людей. Судя по фотографиям с юга провинции Идлиб, то в бой вступают плохо обученные новобранцы-подростки, которые прошли базовый тренировочный курс. Но взять и сразу так зачистить Идлиб, после Алеппо и наступления на востоке против ИГ, у Сирии нет сил. Страна много лет воюет и крайне истощена.

Кстати, полгода назад в провинции прошло уплотнение: мелкие группировки исламистов примкнули к крупным. Катар выбыл из игры в роли спонсора исламистов, и произошло размежевание между протурецкими («Нур ад-Дин Зинки» и «Ахрар аш-Шам»), просаудовскими группами и «Аль-Каидой». Просаудовских начали выдавливать и боевики стали перетекать в «Аль-Каиду» или к курируемым Турцией силам. Переход целых подразделений с одной стороны на другую – это практика любой гражданской войны. Люди, конечно, там постоянно кочуют из отрядов в отряды, но нынешнее деление соблюдается. И сейчас не все исламисты готовы видеть турок в Идлибе и бывшая «Джебхат ан-Нусра» и ее союзники воюют с «Ахрар аш-Шам». Да, бои турецкой армии с некоторыми исламистами возможны.

Почему сирийская армия будет освобождать Восточную Гуту, а не другие анклавы, например, контролируемые Халифатом?

Значимые анклавы Исламского государства находятся на востоке Сирии: в пустынях между Дейр-эз-Зором и Пальмирой и возле иракской границы. Менее крупные очаги с ИГ есть на юге, в провинциях Даръа и Эль-Кунейтра, что на границе с Израилем и Иорданией. Есть анклав в лагере палестинских беженцев Ярмук и кармашек на стыке провинций Идлиб и Хама, куда остатки ИГ прорвались с боями. Еще в Ярмуке засела «Нусра» и сохраняется анклав исламистов в провинции Хомс; и еще кое-где, но уже по-мелочи. Многие анклавы находятся в сельскохозяйственных областях и обеспечивают себя продовольствием или держатся на гуманитарной помощи. В правительстве обсуждались сразу две операции – по Восточной Гуте и в пустыне между Пальмирой и Дейр-эз-Зором. Но действовать сразу на двух фронтах войска не в состоянии, а Восточная Гута – главный козырь, кроме Идлиба, в руках у исламистов.

Как выглядит операция «Дамасская сталь» в Восточной Гуте?

Собраны наиболее боеспособные части САА и ополчения: 15-20 тысяч человек. Это немногим больше сил исламистов. Пятикратного превосходства, какое было у российской армии в городских условиях в ходе успешных операций в Чечне, у Дамаска нет. Полной осады Восточной Гуты, а блокада исламистов в Сирии достигалась только в ходе зачисток мелких анклавов, нет из-за распыленности правительственных сил по стране. Контрабанда, приток боеприпасов и обмен потоков гражданских людей в анклавы не прекращались. Кстати, несколько лез назад, люди спокойно садились в автобус в Дамаске и приезжали в Ракку, столицу Халифата.

В Восточной Гуте есть две, кроме кучи мелких, крупные силы исламистов: «Джейш Аль-Ислам» и «Фейлак ар-Рахман». Свои укрепления боевики строили годами: туннели в несколько слоев и траншеи позволяющие перемешаться по анклаву на «техничках» (пикапы) с минометами в кузове. Операция выглядит так – на разные стороны анклава успешно оказывают давление, чтобы выявить слабые участки обороны, вклиниться там и снова наступать, пока анклав не ужмется. С начала операции отбито 40 процентов территории анклава. Но более быстрое вгрызание невозможно – глубоко эшелонированные позиции боевиков находятся посреди гражданских объектов. Обвинять в этом исламистов глупо – им негде устраивать линию обороны в условиях города.

Прошлые атаки сводились к занятию пары домов или деревень. Нынешние бои затянутся на месяц и будут сопровождаться большими жертвами среди мирного населения в Дамаске и Восточной Гуте из-за традиционной для Сирии густоты населения городов. Исламисты продолжат бить по историческому центру города, а обстрелы мирных кварталов они не прекращали никогда. Мои сирийские родственники, проживающие в Восточном Дамаске, не стремятся выходить из дома из-за регулярных обстрелов из Восточной Гуты.

Зеленые автобусы в Идлиб из Восточной Гуты поедут?

Все успешные операции сирийской армии заканчивались для боевиков пониманием, что сопротивление бесперспективно: они складывали оружие, получали амнистию или садились в зеленые автобусы и оправлялись в Идлиб. В итоге, это создало напряженность в провинции, где начинались гражданские войны – эвакуированным боевикам нужно было что-то есть и кормить свои семьи. Теперь такой исход под вопросом.

После стабилизации в районе Дамаска прогнозируется наступление на юге. Как отреагирует Израиль?

Израиль попал в неприятную для себя стратегическую ситуацию. Поддерживая с самого начала исламистов, чтобы ослабить режим Баас, который противостоял Израилю, он, по итогам войны, получил усиление позиций «Хезболлы» в Ливане, и Ирана в Сирии. В обозримой перспективе от Израиля стоит ожидать, о чем уже говорят израильские военные комментаторы, ударов по сирийским войскам, теснящим исламистов, и военную операцию против «Хезболлы», которая затронет, возможно, даже и Ливан. Конфликт уже витает в воздухе, а вести переговоры с «Хезболлой» никто в Израиле не хочет.

Пока анклавы исламистов исчезают, что ждут в самой Сирии от будущего?

До войны оппозиция Башару Асаду была широкой и плюралистичной. Сегодня, у него огромная поддержка как единственной альтернативы исламистам и ранее не существовавший культ президента. И если провести прозрачные выборы, то Асад их выиграет.

В Сирии все устали от происходящего и люди ждут, когда исламистов зачистят. Страна в руинах, как и большинство цементных заводов, а строительный бизнес засох. Уже заключены соглашения с Россией, Ираном и Китаем о восстановлении инфраструктуры. Китай вложится в строительство технопарков, а российские компании и банки придут, как ни странно, с адекватными расценками в сферу реконструкции жилого сектора. Но вот сама продолжительность войны в Сирии зависит от США, Турции и курдов. Уйдут ли американцы с территории Сирии и будут ли курды договариваться с Дамаском? К сожалению, судьбу Сирии определяют внешние силы.

Беседовал Михаил Пустовой

Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция > newizv.ru, 6 марта 2018 > № 2521934 Михаил Балбус


Россия > Армия, полиция. Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 6 марта 2018 > № 2521873 Дмитрий Купрюнин

«Посмотрите, как горят «Абрамсы» и «Леопарды» в Сирии»

Гендиректор «НИИ стали» о защите российских танков от американских ракет

Михаил Ходаренок

Война в Сирии резко обострила вопросы, связанные с защищенностью российской боевой техники и личного состава. По некоторым вопросам Запад опережает Россию. В частности, за рубежом комплексы активной защиты уже устанавливаются не только на танки, но и на легкобронированные машины и грузовики. Но и у нас есть перспективные разработки. На вопросы «Газеты.Ru» ответил Дмитрий Купрюнин — генеральный директор АО «НИИ стали».

— Дмитрий Геннадьевич, есть ли технологии, разработанные «НИИ стали», которые опережают аналогичные зарубежные?

— В первую очередь, конечно, мы гордимся нашими технологиями динамической защиты бронетанковой техники. Пока все известные комплексы динамической защиты, например, ARAT-2, установленный на американском танке М1А2 SEP, и российский «Реликт» обеспечивают защиту от существующих современных противотанковых боеприпасов за счет использования энергии взрывчатого вещества в элементах динамической защиты, которые срабатывают при воздействии поражающих элементов противотанковых боеприпасов.

Но надо смотреть вперед за тенденциями развития этих боеприпасов и работать на опережение. Сегодня в современных комплексах динамической защиты, как отечественных, так и зарубежных на поражающий элемент противотанкового боеприпаса воздействует 10-15% энергии взрывчатого вещества элементов динамической защиты, остальная энергия при этом не используется.

В последнее время — как за рубежом, так и в России — ведутся работы по созданию энергетических материалов с локальным выделением энергии в узкой зоне контакта поражающего элемента противотанкового боеприпаса и элемента защиты — это так называемая гибридная динамическая защита.

Это совершенно новый принцип защиты с большим КПД, а самое главное — создание таких материалов и применение их в защите позволяет повысить живучесть защищаемого объекта и самих устройств защиты, обеспечивая при этом повышение защищенности и пожаробезопасности при эксплуатации.

За рубежом работы в этом направлении находятся на стадии научных исследований, у нас — на стадии завершения, и уже в ближайшее время эти материалы появятся на объектах российской бронетанковой техники.

— Обеспечит ли эта технология защиту от всего спектра противотанковых средств?

— Конечно, нет. Современные средства поражения настолько разнообразны и изощренны, что найти универсальную защиту нереально. Защита современной боевой машины — это многоуровневая система, включающая около десятка различных комплексов, многие из которых разрабатываются нами или с нашим участием.

Назову несколько таких комплексов — это система электромагнитной защиты от мин с магнитными взрывателями, комплекс защиты верхней полусферы от высокоточного оружия, это комплекс средств снижения заметности, противорадиационая защита, различные комплексы активной защиты, воздействующие как на системы наведения, так и на сами подлетающие боеприпасы и, конечно, современные структуры пассивной защиты.

— Мы здесь опережаем конкурентов или отстаем?

— В некоторых технологиях — да, в некоторых, на мой взгляд, отстаем.

Так, за рубежом комплексы активной защиты типа Hard-kill, — то есть те, которые уничтожают подлетающий боеприпас до его соударения с броней, — уже устанавливаются не только на танки, но и на легкобронированные машины, вплоть до грузовиков.

Уже есть реальные факты их боевого применения, например, Израилем. Недавно американцы сообщили, что устанавливают такой комплекс на 260 своих танков. Мы, когда-то первыми в мире опробовавшие эту технологию, создавшие с десяток комплексов активной защиты («Дикобраз», «Веер», «АЗОТ», «Дождь» и др.) и первыми принявшие на вооружение такой комплекс, который назывался «Дрозд», сегодня очень осторожно внедряем эту технологию в защиту бронетехники.

Да, эти комплексы имеют высокую стоимость, работают в основном только против кумулятивных боеприпасов, т. е. не универсальны, но именно они позволяют практически полностью защитить любую, в первую очередь, легкобронированную технику от этих средств поражения.

— Как ваша продукция проходит проверку боем?

— Война в Сирии очень наглядно показала реальные боевые возможности бронетанковой техники многих стран.

От России тут воевали практически все танки, начиная с боевых машин советского периода (Т-54, Т-55, Т-62, Т-72) и до современных модернизированных Т-72Б3, Т-90, БМПТ. От западных стран были как устаревшие танки типа М-60 различных, в первую очередь израильской, модернизаций, так и вполне современные танки — германский «Леопард» А4, американский М1А1 «Абрамс».

Важно, что все они эксплуатируются и применяются в одних и тех же условиях. И эти испытания оказались явно не в пользу западной техники. Достаточно посмотреть, как горят «Абрамсы» и «Леопарды», а российские танки даже с комплексами динамической защиты предыдущих поколений выдерживают попадания достаточно мощных американских противотанковых ракет.

Неслучайно спрос на российские танки и нашу динамическую защиту на мировом рынке вооружений значительно вырос.

— Танки — это хорошо, а что вы можете сказать об экипировке наших солдат? Чем, например, ваши бронешлемы лучше аналогичных западных, в частности, американских?

— Сегодня на вооружение российской армии поступают комплекты экипировки «Ратник», которые неплохо показали себя и в Сирии. Но наших элементов защиты в этой экипировке нет. Шлем для «Ратника» сегодня поставляет другой разработчик, хотя именно мы еще в начале 2000-х годов убедили наших военных сменить стальные каски на тканевополимерные и несколько лет поставляли в армию шлемы поколений 6Б7, 6Б26-6Б28.

Если сравнивать современные армейские шлемы, то все они изготавливаются по одной из трех существующих технологий.

Американцы и практически все остальные страны, кроме России, используют так называемую препреговую технологию. Несколько слоев баллистической ткани промазываются клеем, соединяются в пакет, прессуются, и шлем готов.

Мы вместо клеев применили прослойки из полиэтилена. Собранный пакет прессуется при определенной температуре.

Шлем для «Ратника» делается по третьей технологии — между двух тонких оболочек помещается пакет из ничем не связанных баллистических тканей.

Из практики известно, что чем меньше связана ткань в защитной структуре, тем выше ее баллистическая стойкость. Поэтому шлем «Ратника» при прочих равных условиях имеет большую противоосколочную стойкость или меньшую массу, чем шлемы, изготовленные по другим технологиям.

Наш шлем занимает в этой линейке промежуточное положение — он по стойкости или по массе лучше американского, но уступает «Ратнику».

Однако в природе ничего не дается даром. Кроме стойкости шлем должен обладать определенной жесткостью, другими эксплуатационными параметрами. Здесь преимущества технологий располагаются в обратном порядке. Правда, раз шлем 6Б47, входящий в экипировку «Ратник», принят на вооружение, значит, разработчики либо сумели «обмануть» законы природы, либо придумать какое-то инновационное решение.

— Наши средства защиты надежно прикрывают технику и бойцов на поле боя?

— И да, и нет. Установившийся баланс между защитой и средствами поражения вряд ли просуществует долго.

Можно сказать, что это тоже один из законов природы — философский закон единства и борьбы противоположностей. Напомню, что со времен Великой Отечественной войны до сегодняшних дней бронепробивные характеристики только танковых боеприпасов увеличились примерно в 10 раз, в то время как масса танка возросла всего на 40-50%. А сколько появилось новых средств поражения? Реальностью становится лазерное оружие, на горизонте гиперскоростные боеприпасы и т.д.

То есть уже сегодня надо готовиться к новым вызовам. И мы к ним готовимся.

Россия > Армия, полиция. Металлургия, горнодобыча > gazeta.ru, 6 марта 2018 > № 2521873 Дмитрий Купрюнин


США. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 5 марта 2018 > № 2597816 Алексей Арбатов

Наша страна вырвалась в лидеры военно- технического развития

Догоняя американцев в работах по гиперзвуку, мы их существенно перегнали.

Столь заметный военный акцент в Послании Президента России Федеральному Собранию – это, конечно, естественная реакция на новую ядерную доктрину, оборонную доктрину и стратегию национальной безопасности США, которые были оглашены американской администрацией за последние три месяца. Агрессивный характер заокеанских документов сильно обеспокоил и Кремль, и вообще наш народ, заставив со своей стороны заявить о доступных нам мерах противодействия новым угрозам. Такие оценки высказал в интервью «Красной звезде» руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН академик Алексей АРБАТОВ.

– Наш народ особенно остро ощущает проблемы обороны и безопасности в силу своей весьма тяжёлой истории, эти струны у него очень чувствительны, – отметил Алексей Арбатов. – И Послание Президента РФ парламенту с представлением новейших систем вооружения, достижений военной науки и техники, несомненно, воодушевило российскую общественность. Не только элиту, собравшуюся в Манеже, но и, судя по отзывам, подавляющее большинство российских граждан, которые следят за этими вопросами.

– На Западе, да и кое-кто у нас, стали высказывать сомнения в реальности создания прорывных технологий, позволивших уже производить действующие образцы новейших вооружений. Как вы считаете, в России достаточно успешно проводились работы в данном направлении и получен именно тот результат, о котором было заявлено с высокой трибуны?

– Те, кто не являются специалистами в области вооружений, они, конечно, были удивлены. А на Западе были в чём-то шокированы. Там и общественность, и политические круги восприняли это как угрозу, как бряцание оружием. У нас широкая публика узнала об этом впервые, и была очень довольна такими достижениями. И успокоилась по части состояния нашей обороны.

Если же рассматривать объявленное с профессиональной точки зрения, то новые ракеты морского и наземного базирования, эффективность их системы преодоления ПРО не вызывают никакого сомнения. Причём не только у нас, это не вызывает каких-либо сомнений в профессиональных кругах и на Западе. Там наблюдают за нашими пусками. Кроме того, по Договору СНВ, который соблюдается обеими странами, идёт постоянный обмен данными, уведомлениями, то есть там детально все это знают. И там сознают, что для наших новых средств американская система ПРО – абсолютно несущественный компонент.

Но дело не только в ПРО, а ещё в том, что идёт соревнование по другим новейшим направлениям. И в этом плане заявленное президентом говорит о том, что наша наука и техника восстановились после тяжёлого для них периода девяностых и нулевых годов. Мы снова вышли на передовые рубежи военно-технического развития. Так что можно поздравить наших конструкторов, инженеров, учёных, военных, которые в сравнительно короткие сроки смогли вывести нас снова в лидеры самых продвинутых исследований и разработок вооружения, что соответствует нашему статусу великой ядерной державы.

– Только вот из госдепартамента США уже прозвучали в адрес России обвинения в том, что её новые вооружения нарушат положения договоров по РСМД и СНВ…

– Ну, к Договору по РСМД они не относятся ни с какого боку. Единственная система средней дальности, которая была обнародована в послании, – это гиперзвуковая крылатая ракета авиационного базирования «Кинжал», которая может пролететь чуть больше 2 тысяч километров. Но ведь она не является системой наземного базирования и, стало быть, не попадает под действие договора по РСМД.

А новая тяжёлая ракета «Сармат» чётко вписывается в рамки Договора СНВ. Ведь она пойдёт на прямую замену существующей ракеты Р-36М2 «Воевода», которая будет сниматься с вооружения. Заметим, что находящиеся сейчас на боевом дежурстве ракеты «Воевода» в составе около 50 единиц учтены Договором СНВ.

Теперь о гиперзвуковых средствах. В зависимости от того, какую они будут иметь дальность, они могут стать предметом следующего СНВ, если о нём начнутся переговоры. И это надо бы сделать, потому что такие гиперзвуковые средства (одно из них было заявлено в Послании Президента России – это «Авангард») у американцев готовились в соответствии с концепцией молниеносного глобального удара. С той только разницей, что их системы имеют неядерную боеголовку, а у наших пока не обозначено. В четверг об этом не было сказано, но, по доступной информации, она может иметь как ядерную, так и неядерную боевую часть.

– В начале 2012 года на заседании Военно-промышленной комиссии был высказан жёсткий упрёк в адрес руководителей военных НИИ и оружейных КБ: «Что, профукали гиперзвук? Американцы уже проводят испытания на натурных образцах – придётся догонять…» Прошло всего 6 лет, а мы уже не только догнали, но и существенно обогнали США. Как такое удалось и действительно ли удалось?

– Вообще, эта система у нас не новая. Она начала разрабатываться в середине 1980-х годов в качестве ответа на стратегическую оборонную инициативу США. Тогда наша система называлась «Альбатрос», проводили уже её испытания, устанавливая на ракеты УР-100.

Потом, когда СОИ сдулась, доработка «Альбатроса» тоже была отложена. Но когда американцы объявили о строительстве противоракетной обороны – уже не космической, а наземной – в 2003–2004 году, тогда об этой системе вспомнили. Её на сленге стали называть просто «птичкой». На баллистической ракете она выводится в околоземное пространство, потом ныряет из стратосферы с гиперзвуковой скоростью и летит всю положенную ей дистанцию. Данную разработку переименовали, стали называть «проект 4202», а вот сейчас его назвали «Авангард». И провели уже несколько новых испытаний. Судя по всему, доработанные планирующие гиперзвуковые блоки будут устанавливаться на «Сарматы».

Наша наука и техника восстановились после тяжёлого для них периода девяностых и нулевых годов. Мы снова вышли на передовые рубежи военно-технического развития

Мы вырвались вперёд, потому что имели всё-таки большой задел и вовремя возобновили по нему работы. А у американцев не было ничего подобного. И поэтому они начали с нуля разрабатывать систему HTV-2. После нескольких неудачных пусков от неё отказались. Затем другую стали делать AHW. Сейчас они на ней сосредоточились. Но в США изначально делали гиперзвуковые блоки под обычные боезаряды. И поэтому им нужна очень высокая точность попадания в цель. Потому что без ядерного заряда никакую серьёзную цель поразить нельзя, если нет высокой точности попадания. Между тем высокая точность для подобных средств – это весьма проблематичная штука. Ведь при гиперзвуковой скорости в атмосфере образуется то самое плазменное облако, которое при оглашении послания было показано в анимации, – такое красивое, как метеорит. Но оно делает практически неуправляемым подобный боеприпас, радиосигнал к нему извне – со спутников, например, – не проходит сквозь плазму, корректировать наведение практически невозможно.

А вот у ядерного боезаряда в плазменном облаке нормально работает автономная инерциальная система наведения. И она обеспечивает гарантированное поражение цели, поскольку отклонение, скажем, на сотню метров при ядерном взрыве никакого значения не имеет. Причём Президент России в своём выступлении не случайно упомянул композиционные материалы. Это значит, что чудовищный разогрев, который ведёт к образованию плазмы, не может повлиять на инерциальные системы наведения внутри гиперзвукового планирующего блока, они продолжают работать и выполнять свою программу.

Олег ВЛАДЫКИН, «Красная звезда».

США. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 5 марта 2018 > № 2597816 Алексей Арбатов


Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 5 марта 2018 > № 2594475 Юрий БОРИСОВ

Новейшие разработки оборонно-промышленного комплекса повышают внешнюю безопасность России

Президент России Владимир Путин в Послании к Федеральному Собранию объявил, что наша страна обладает новейшими высокоточными системами стратегического оружия. Во всём мире тема новых российских военных разработок вышла в центр внимания. Государственными структурами и общественностью идёт осмысление новых военных возможностей России и её предложений о мирном сосуществовании всех стран и народов.

Заместитель министра обороны Юрий БОРИСОВ встретился с журналистами и рассказал о некоторых особенностях новых систем отечественного вооружения.– Юрий Иванович, по вашему мнению, в чём был главный посыл Верховного Главнокомандующего, рассказавшего о новых образцах вооружения?

– После послания прошла уже практически неделя, и уже можно судить о реакции мирового сообщества на выступление президента. Думается, за рубежом ещё до конца не осознали, зачем Верховный Главнокомандующий сделал достоянием мировой общественности новейшие разработки, которые реализованы в России. Комментарии, как вы знаете, идут различные, часто поверхностные, вплоть до того, что это всё фантастика, этого не может быть, или, напротив, другая крайность: открыта очередная страница гонки вооружений… Но всё это не так.

За рубежом ещё не уловили и не осознали самого главного. Послание напоминает о том, что мир сегодня сохраняется только благодаря балансу стратегических сил, в первую очередь – ракетно-ядерных. Попытка получить одностороннее преимущество всегда будет пресекаться, будут вырабатываться соответствующие контрмеры.

Не наша страна первой начала эту игру. Как вы знаете, Соединённые Штаты первыми испытали и применили ядерное оружие, наша страна была вынуждена догонять. Они первыми выступили с претензиями на обретение господства в космосе и много сделали для того, чтобы превратить космическое пространство в арену будущих боевых действий. Нашей стране вновь пришлось находить соответствующие ответы.

Взлетает МиГ-31 с гиперзвуковым комплексом «Кинжал».

В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из Договора по противоракетной обороне, который с 1972 года служил гарантом баланса сил. Попытки России остановить этот процесс, её призывы проводить совместные разработки в этой области ни к чему не привели. Россию просто не слышали, попросту игнорировали.

Ставшее уже знаменитым высказывание: «Нас никто не слушал. Послушайте сейчас» – это просто-напросто напоминание всему мировому сообществу, что одностороннего преимущества сегодня достичь невозможно и всегда найдутся контрмеры, гораздо более дешёвые меры, чтобы сохранить вот этот баланс стратегических сил и обеспечить мир на долгие годы. Собственно, и цель этого послания, и обнародование закрытых до этого материалов только в этом.

Россия не хочет никакой гонки вооружения, не стремится обрести одностороннее преимущество. Но наша страна хорошо заботится о своей безопасности. О безопасности наших партнёров, наших друзей. И никому не будет позволено вырваться вперёд на таких направлениях, как создание новых систем оружия.

Президент достаточно подробно рассказал о характеристиках и продемонстрировал соответствующими видеорядами. Могу только дополнить, что, действительно, эти системы находятся на разной степени готовности. При этом надо отметить главное: принципиальные вопросы технического и научного плана решены.

Нет никаких сомнений в том, что к сроку окончания ресурсных возможностей «Воеводы» мы получим взамен новую ракету «Сармат»

– Расскажите о новинках российской оборонки, которые презентовал Владимир Путин.

Минобороны России имеет контракт на серийное производство системы

«Авангард».

– Давайте, по порядку, начнём с ракетного комплекса нового поколения – с тяжёлой ракеты «Сармат». Прежде всего вспомним о том, что на вооружении Российской армии есть жидкостная тяжёлая ракета, которая имеет достаточно серьёзную энергетику и позволяет выводить большой объём нагрузки. Про эту стратегическую ракету все хорошо наслышаны, и у нас она прозвана «Воевода», а на Западе её называют «Сатана». Она разработана ещё в середине 1980-х годов и стоит на боевом дежурстве, но время проходит, технологии двигаются вперёд, эта система устаревает. Она уже на финише своего жизненного цикла, и мы скоро начнём утилизировать эту ракету.

Взамен её мы разработали новое изделие, имеющее, безусловно, улучшенные характеристики и стартовый вес свыше 200 тонн, повышенные энергетические возможности, которые позволяют практически применять эту ракету с любых направлений. Она может летать и через Северный, и через Южный полюса благодаря тому, что у неё значительно повышена дальность применения по отношению к «Воеводе». А возможность выводить серьёзную полезную нагрузку позволяет нам применять различную «начинку» – боевые блоки, которые в совокупности с тяжёлыми ложными целями достаточно эффективно преодолевают всевозможные элементы противоракетной обороны.

Дело в том, что, когда боевые блоки в окружении ложных целей летят на заатмосферном участке баллистической траектории, практически никакие информационные средства, индивидуально или в любой комбинации, не способны отделить, где истинный боевой блок, а где ложная цель. Этот эффект хорошо изучен, этим пользуются и за рубежом. При входе в плотные слои атмосферы, когда лёгкие ложные цели просто отстают от боевых блоков, используются тяжёлые цели – в этом случае проблема селекции в принципе тоже однозначно не решена.

Наверное, по этой причине первые средства противоракетной обороны, подразумевали ядерный подрыв, что само по себе тоже вещь не очень приемлемая, потому что радиоактивные осадки могут упасть на свою защищаемую территорию. Конечно, это не очень эффективные средства. А говорить о безъядерном поражении баллистических ракет – это вопрос очень сложный. Нужно решать проблему селекции, нужно иметь многоэшелонную систему противоракетной обороны, где ракеты-перехватчики могут использоваться на различных участках баллистической траектории. Самое привлекательное, конечно, сбивать баллистическую ракету на старте, когда она находится на активном участке полёта. Так вот, у нашей новинки «Сармат» этот активный участок гораздо меньше, чем у его прародителя «Воеводы». Именно это делает новую МБР менее уязвимой.

Комплекс на базе самолёта МиГ-31 поднимается в воздух, разгоняется на большой высоте до определённых скоростей и ракета начинает дальше уже своё автономное движение

Бросковые испытания тяжёлой МБР «Сармат».

Касательно готовности этого комплекса могу сказать, что все практические, научно-технические и производственные проблемы уже пройдены. Подготовлены производственные мощности, необходимые для того количества ракет, которое будет заказывать Министерство обороны.

В прошлом году хорошо прошли бросковые испытания. Они, безусловно, будут продолжены, потому что, как вы знаете, ракетная техника требует повышенной надёжности. Это очень грозное оружие, и требуется гарантировать его стопроцентное применение. Поэтому большое количество испытаний – это, безусловно, нормальная практика.

Нет никаких сомнений в том, что к сроку окончания ресурсных возможностей «Воеводы» мы получим взамен новую ракету «Сармат». Подразумевается, что она в отличие от своих предшественниц может быть оснащена ещё и гиперзвуковыми блоками, которые на порядок увеличивают проблему её перехвата со стороны противоракетных систем.

Существуют так называемые законы Кепплера, открытые ещё в XVI веке. По ним движутся все небесные тела, и, по сути дела, эти законы применимы к описанию баллистической траектории движения ракет. То есть можно предугадать, где в следующий момент будет находиться тело, движущееся по баллистической траектории. На этом, собственно, выстроены все информационные средства, которые позволяют определять расстояние до цели и её местоположение в определённый момент времени. Следующая отметка от цели прогнозируется в зависимости от возможных скоростных характеристик этой цели, которые тоже потенциально известны. После подтверждения её местонахождения в прогнозируемом месте выстраивается цепь ожидаемых следующих отметок. Когда уже фактически известна траектория, то можно определить точку старта ракеты и точку её падения. Так в принципе работают все информационные средства.

С гиперзвуковыми объектами всё обстоит гораздо сложнее по той причине, что они двигаются со скоростями, практически такими же, как и баллистические цели, но при этом осуществляют манёвры как по высоте, так и по курсу. Поэтому спрогнозировать нахождение этой цели в следующий момент времени очень тяжело. Всё это и делает на порядок сложнее проблему обнаружения, завязки траектории, обнаружения точки встречи и поражения этой ракеты противоракетными средствами.

В этом направлении сегодня работают практически все страны мира. Известно, что и Китай, и, безусловно, Соединённые Штаты работают над созданием гиперзвукового оружия. Просто наши учёные сделали это немножко раньше.

– Как обстоят дела по изделию «Авангард»?

– Система «Авангард», о которой говорил президент, хорошо испытана. Не без труда она создавалась, потому что температура на поверхности боевого блока достигает двух тысяч градусов. Он действительно летит в плазме. Поэтому проблема управления этим объектом и вопросы защиты стояли очень остро, но решения были найдены. Практические испытания этой системы подтвердили реализуемость выбранного подхода. Скажу больше, мы имеем контракт на серийное производство этих систем. Так что это никакой не блеф, а реальные вещи.

– Какие основные особенности имеет высокоточный гиперзвуковой авиационно-ракетный комплекс «Кинжал»?

– Относительно системы «Кинжал», где также используются ракеты, которые достигают гиперзвуковых скоростей, многое рассказать не имею права. Вы в видеодемонстрации видели, что это комплекс на базе самолёта МиГ-31, который поднимается в воздух, разгоняется на большой высоте до определённых скоростей и ракета начинает дальше уже своё автономное движение. Здесь с технической точки зрения, наверное, всем и так понятно, как это всё работает.

Основная первая особенность и сложность – нужно было достичь скоростей гиперзвуковых, то есть около десяти махов. Это позволяет довольно быстро подойти к объекту в отличие, скажем, от крылатых ракет, которые летают со средними крейсерскими скоростями около 850–900 км/ч. То есть первая особенность – это в первую очередь скорость.

Вторая особенность системы в том, что она с помощью аэродинамических рулей может осуществлять манёвры во время своего полёта и обходить все опасные зоны. Имеются в виду зоны противовоздушной или противоракетной обороны. Как выразился наш министр обороны, противоракетный зонтик в этой ситуации становится дырявым. Именно возможность маневрирования в гиперзвуковом полёте позволяет обеспечить неуязвимость этого изделия и гарантированное попадание в цель.

Здесь мы продвинулись достаточно далеко, уже с декабря прошлого года первые изделия приняты в опытно-боевую эксплуатацию, они уже стоят на дежурстве. Так что и это далеко не фантастика. Более того, это класс высокоточного оружия, которое имеет многофункциональную боевую часть, позволяющую работать как по стационарным, так и по движущимся целям. В частности, авианосцы и корабли класса крейсер, эсминец, фрегат – потенциальные цели для этого оружия.

– Подводные лодки тоже? Или для них предназначены другие наши новинки?

– Подводные лодки… Вы знаете, что Мировой океан изучен, наверное, даже меньше, чем космическое пространство. Есть такая быль: Юрий Гагарин, когда посетил подводную лодку, сказал, что это, пожалуй, будет посложнее, чем космический корабль. Достаточно агрессивная для человека среда, там всё по-другому – и скорости, и распространение звука, и способы обнаружения…

В чём особенность подводного оружия, которое представил наш Верховный Главнокомандующий во время Послания? Прежде всего это наличие ядерной энергетической установки. Именно она дала новую энергетику и новые возможности этому оружию. Оно может заныривать на глубины практически свыше тысячи метров и маневрировать в процессе движения к намеченной цели. Практически это автономное средство. Оно не требует никакой коррекции, т.е. гироскопия, система наведения позволяют ей с достаточно высокой точностью, быстро, «без улик» подойти к объекту поражения. Я не знаю сегодня средств, которые способны остановить это оружие, потому что даже скоростные характеристики у него кратно выше, чем у имеющихся надводных и подводных средств, включая торпедное оружие. Это уникальное оружие, которое, конечно, открывает совершенно другие возможности для защиты и безопасности нашего государства.

Опять же отмечу, что все технические и научные проблемы пройдены. Безусловно, в процессе создания этого оружия поэтапно отрабатывались все основные его элементы. В первую очередь ядерная энергетическая установка, которая имеет просто фантастические, вот здесь можно применить это слово, характеристики.

С 2017 года на вооружение поступают лазерные комплексы.

Поясню: чтобы вывести на заданную мощность реактор атомной подводной лодки, нужно несколько часов. А здесь всё это происходит в считаные секунды. Причём габаритные размеры этой установки таковы, что они позволяют действительно создать торпеду с вполне приемлемыми габаритными и весовыми характеристиками – они рекордные, можно сказать. В этом-то и уникальность нового оружия.

Примерно с такими же подходами были созданы крылатые ракеты, которые имеют ядерную энергетическую установку. Это пионерская работа, и мне неизвестны подобные работы за рубежом. Нам впервые, наверное, удалось это сделать. Спасибо огромное нашим учёным-ядерщикам, которые эту сказку сделали практической былью. В прошлом году прошли комплексные испытания, они подтвердили все те подходы, которые были заложены в эту крылатую ракету. Подтверждены в первую очередь возможности вывода на заданную мощность ядерной энергетической установки. Как вы догадываетесь, стартует она на обычных пороховых двигателях, а потом запускается ядерная установка, и всё это нужно сделать очень быстро.

Уникальность этой ракеты в том, что она, может быть, и тихоходнее по сравнению с гипер­звуковым «Кинжалом», но летит по заданной траектории, огибая складки местности на низкой высоте, что затрудняет её обнаружение. Практически её можно обнаружить на самом подходе к цели, а возможности её маневра делают крылатую ракету также неуязвимой. Она может нести груз на любое расстояние. Сутками может летать. В этом ещё одна её уникальность. Но ни в коем случае мы не хотели и не преследовали цели бряцать этим оружием и говорить, что мы вырвались вперёд. Мы просто-напросто предупредили: не играйте с нами в эти игры. Мы всегда найдем соответствующие контрмеры. В этом, наверное, основной смысл обнародования этих замечательных, знаковых результатов.

– Про лазерное оружие расскажите?

– О лазерном оружии говорить можно много, и о нём давно сняты фильмы, написаны фантастические книжки, все об этом знают. Но то, что эти системы стали поступать на вооружение, – это действительно реалии сегодняшнего дня. С прошлого года на вооружение поступили лазерные комплексы, которые дают возможность обезоруживать потенциального противника и поражать все те объекты, которые служат целью для лазерного луча этой системы.

Наши ядерщики научились концентрировать энергию, необходимую для поражения соответствующего вооружения противника практически за мгновения, за считаные доли секунды. Я думаю, что динамика достижений, особенно в области оружия на новых физических принципах, набрала соответствующие темпы.

Это, замечу, очень опасная вещь, лучше вовремя договориться. Договориться и обеспечить мир на нашей планете. Она слишком маленькая и слишком уязвимая. Существует, наверное, гораздо больше внешних угроз, против которых, объединившись, можно эффективно работать.

– Президент предложил придумать названия для двух комплексов. Есть ли отклики на это предложение?

– Сейчас идёт очень много различного рода предложений, отбор наиболее удачных решений продолжается.

Юрий АВДЕЕВ

Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 5 марта 2018 > № 2594475 Юрий БОРИСОВ


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 5 марта 2018 > № 2528286 Александр Авдейко

Восстанавливая историческую справедливость.

Ведомственные учёные выяснили, что история юридической службы МВД России, оказывается, на 165 лет старше, чем было принято считать. В итоге установлена новая памятная дата. Как это произошло, рассказывает начальник Договорно-правового департамента МВД России генерал-лейтенант внутренней службы, заслуженный юрист Российской Федерации Александр АВДЕЙКО:

По-новому взглянули на историю

- 9 января 2018 года министр внутренних дел Российской Федерации подписал Приказ № 3 «Об установлении памятной даты образования юридической службы в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации». Согласно этому документу, исторической датой начала летоисчисления стало 19 апреля 1782 года (8 апреля по старому стилю).

Прежний ведомственный приказ об определении памятной даты, по которому днём службы считалось 19 июля, утратил силу. Тот документ был принят на основании Приказа МВД СССР «О создании Юридической части МВД СССР». Мы все понимаем, что при определении памятной даты того периода авторы докуме­нта могли использовать лишь исторические границы советского периода нашей страны.

С принятием в 2011 году Закона «О полиции» у ведомственных правовиков появилась возможность вернуться к первоистокам летописей о полиции, изучить историю, не вырывая её из контекста по политическим мотивам, и по-новому взглянуть на свою работу, на глубину её значимости.

Надо сказать, что в целом история полицейской деятельности в России пока доступна лишь небольшому кругу специалистов, хотя многие методы и приёмы работы коллег в дореволюционное время актуальны и поныне. Нам было очень важно, используя широко известные факты об основных вехах работы полиции, найти в ней свою составляющую - прообраз тех полномочий, которые реализуют правовые подразделения сегодня.

Рождение полицейского права

В этом году мы будем отмечать 300-летие создания полиции. Её летоисчисление начинается от момента подписания Петром I Указа от 25 мая 1718 года «О полиции». С того времени полиция обеспечивала широкий круг полномочий государственного управления, включая и правоохрану. Она была базисом развития деятельности органов государства по наведению порядка в городах и контролю за ним, а впоследствии послужила основой для всей правоохранительной системы в нашей стране. Именно тогда, в первой половине XVIII века, в полиции стали проявляться признаки структуры, осуществляющей те формы правовой работы, которые используются и поныне.

8 апреля 1782 года (19 апреля по новому стилю) императрица Екатерина II подписывает «Устав благочиния, или полицейский», благодаря которому формирует в России такую отрасль, как полицейское право. Этот исторический документ задал системность в работе полиции, полномочия которой сначала были шире, чем современные, но с течением времени трансформировались, локализовавшись вокруг защиты прав человека и правопорядка в стране.

В «Уставе благочиния» впервые были определены обязанности должностных лиц, в том числе прототипы тех функций, которые выполняются современной юридической службой, а именно: проведение правовой экспертизы по «узаконениям, учреждениям, указам, повелениям, приказаниям», рассмотрение судебных дел по мелким уголовным и гражданским делам, правовое информирование населения и разъяснение норм действующего законодательства, тогда говорили - обнародование законов.

Статья 48 «Устава благочиния» гласила: «Управа благочиния не взыскивает с людей исполнения по закону, буде закон не обнародован». При этом в документе было закреплено, что разъяснять действующее законодательство могут только специально уполномоченные органы. Самовольное трактование запрещалось.

Эти и другие направления правовой работы «Устава благочиния», используемые и поныне, обусловили предложения о том, что день подписания фактически первого развёрнутого полицейского нормативного правового акта и должен стать памятной датой для нашей службы.

Министерство отвечало за всё!

Уточню, что до этого речь шла именно о полиции, а не о Министерстве внутренних дел, которое наряду с другими ведомствами было создано манифестом Александра I «Об учреждении министерств» только в 1802 году, спустя 20 лет после вступления в силу «Устава благочиния». Поэтому в основу издания Приказа МВД России от 9 января 2018 года № 3 заложена мысль о том, что полиция как институт государственной власти и её функции, включая правовые, фактически предвосхитили создание МВД и ряда других министерств.

Надеюсь, что юридическая деятельность министерства и полиции того периода теперь, после принятия Приказа МВД России № 3, найдёт своего исследователя. Как будут изучены и правовые вопросы работы полиции на протяжении всего периода её существования. Ведь раньше, до революции, МВД отвечало практически за всё: медицину, почту, мануфактуры, земледелие, строительство, экономику, безопасность, включая внешнюю, а также правовое содействие военной реформе 1870 года и взаимоотношения государства с неправославными конфессиями. Конечно, в этот период полицией обеспечивалось и юридическое сопровождение государственных реформ в деятельности МВД Российской империи.

Отмена крепостного права в России и проведение в 1862 - 1865 годах судебной, земской, полицейской и цензурной реформ способствовали тому, что правовая составляющая стала очень важной в регулировании экономических и социальных процессов в Российской империи. Поэтому Указом императора Александра II в 1868 году в МВД, как и в ряде других министерств, создаются юрисконсульские части.

Это решение императора было закономерным и обоснованным уже действующими тогда источниками права.

Освобождение от несвойственных функций…

В 1906 году по инициативе Петра Столыпина МВД начинает готовить реформу полиции, в ходе которой было запланировано освободить её от выполнения функций, не связанных с борьбой с преступностью и охраной общественного порядка - несвойственных функций, как мы бы сейчас сказали. Среди прочих задач реформы - повышение престижа полицейской службы и «уровня доверия общества к полиции», увеличение жалованья в три раза, создание учебных заведений для подготовки полицейских.

Юрисконсульты МВД Российской империи принимали активное участие в проработке вопросов реформирования. А в 1908 году удалось даже провести Закон «Об организации сыскной части», по которому в крупных городах империи были созданы отделения сыскной полиции, что улучшило борьбу с уголовной преступностью. Однако после гибели Петра Столыпина в 1911 году стала исчезать и его идея создать новую полицию - которая по сути являлась почти точным прототипом современной системы МВД России.

Аккумулирован весь продолжительный опыт

В начале XX века пала монархия. Русско-японская война, первая и вторая революции в России продиктовали необходимость к возврату от форм правового регулирования к формам прямого административного и физического подавления противоречий в обществе. В 1917 году создаётся Рабоче-крестьянская народная милиция, призванная наводить порядок на улицах нового государства.

В тот период права и обязанности правовой службы были существенно сокращены. Но история имеет цикличный, возрождающийся ход развития, и в дальнейшем традиции юридической деятельности на высоком уровне поддерживались НКВД СССР, МООП СССР, МВД СССР и в годы становления новейшей российской государственности - МВД России.

Богатая, длинная, сложная и глубокая история развития как полиции, так и юридической службы системы министерства дала весомые результаты. В 2011 году в трёх основных Федеральных законах - «О полиции», «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации» и «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» был обобщён и сконцентрирован выработанный и накопленный веками положительный опыт полиции Российской империи, советской и российской милиции, а также современной практики. Сегодня это богатство знаний позволяет всем подразделениям МВД России успешно выполнять поставленные задачи по обеспечению общественной безопасности и правопорядка, а с учётом технического прогресса достойно противостоять новым вызовам и угрозам криминала.

Приказ МВД России от 9 января 2018 года № 3 восстановил историческую справедливость по отношению к нашим коллегам - юристам прошлого и современникам, всем созидателям нашего профессионального сообщества. На протяжении 236 лет с даты принятия «Устава благочиния, или полицейского» ведомственные юристы отстаивали идеи законности.

Большое спасибо сотрудникам Академии управления МВД России, проводившим историческую экспертизу - начальнику отдела по изучению проблем истории МВД России Научно-исследовательского центра полковнику полиции Игорю Потёмкину и главному научному сотруднику центра Роланду Мулукаеву, вклад которого в изу­чение исторического наследия деятельности советской милиции и полиции огромен и сам по себе достоин отдельного исследования.

Большую работу по подбору исторических документов в государственных архивах провели сотрудники Правового управления ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области и лично полковник внутренней службы Александр Мякушкин.

Очень приятно, что нашу инициативу поддержало руководство Департамента государственной службы и кадров МВД России.

Хочу высказать слова благодарности сотрудникам Управления правовой информации Договорно-правового депар­тамента МВД России под руководством полковника внутренней службы Андрея Дюкова, аккумулировавших важный исторический материал и подготовивших столь значимый для всех юристов системы МВД России приказ.

Записала

Светлана ВОРОТНИКОВА

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 5 марта 2018 > № 2528286 Александр Авдейко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter