Всего новостей: 2578355, выбрано 887 за 0.383 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Агропром: Ткачев Александр (58)Федоров Николай (36)Арсюхин Евгений (33)Гурдин Константин (33)Абакумов Игорь (31)Медведев Дмитрий (29)Рыбаков Александр (28)Скрынник Елена (17)Бабкин Константин (16)Данкверт Сергей (15)Панков Николай (13)Путин Владимир (12)Дворкович Аркадий (11)Басов Максим (10)Сизов Андрей (9)Стариков Иван (9)Власов Николай (8)Патрушев Дмитрий (8)Башмачникова Ольга (7)Ванеев Вадим (7) далее...по алфавиту
Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700833 Сергей Ткаченко

Хлебная база №73 в І полугодии 2018 г получила почти 11 млн грн чистого дохода

По результатам финансово-хозяйственной деятельности ГП «Хлебная база №73» (входит в систему Госрезерва) чистый доход предприятия за 6 месяцев текущего года составил почти 11 млн грн, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года больше на 138%. Об этом рассказал директор ГП «Хлебная база №73» Сергей Ткаченко.

По его словам, причины динамики роста чистого финансового результата за 6 месяцев в сравнении с аналогичным периодом — увеличение оказание услуг по хранению и отгрузке партий зерна, уменьшение затратной части, уменьшение себестоимости за счет проведения ремонтных работ по подготовке материально-технической базы собственными силами.

Предприятие продолжает работы по модернизации мощностей элеватора и складских помещений. На сегодня закончены работы по перекрытию кровли двух складов напольного хранения.

«Модернизация и развитие наших производственных мощностей — это одно из основных приоритетных направлений ГП «Хлебная база №73», которое способствует наращиванию объемов заготовки, зерновых и масличных культур», — отметил директор предприятия Сергей Ткаченко.

По результатам деятельности предприятия в 1 полугодии 2018 г. оплачено почти 5,6 млн грн налогов.

На второе полугодие на предприятии планируют реконструкцию платформы автомобилепидйомника, установления новой линии сепарации, которая позволит увеличить отгрузки зерна на железнодорожный транспорт, ремонт кровли элеватора и складов.

Пресс-служба Госрезерва

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700833 Сергей Ткаченко


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700831 Максим Мартынюк

Урожай пшеницы меньше 2017 года не повлияет на экспортный потенциал Украины, - Мартынюк

Украинские аграрии в текущем году соберут на 2 миллиона тонн пшеницы меньше, чем годом ранее, что, однако, почти не отразится на внутреннем рынке страны, годовые потребности коего в продовольственной пшенице составляют 4,5 миллиона тонн, тогда как урожай соответствующего сорта прогнозируется на уровне 13 миллионов тонн.

Об этом в своей авторской колонке для издания "Экономическая правда" написал первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Максим Мартынюк.

Соответствующий прогноз базируется на данных от 5 августа, когда 89% площадей, засеянных этой культурой, уже были обмолочены.

"Урожай пшеницы ожидается на уровне 24 млн тонн (по факту уже собрано 21,7 млн), из них 13 млн – продовольственной. По состоянию на 5 августа балансы выглядят вполне благополучными, а ситуация – полностью контролируемой", - подчеркнул зам.министра, поспешив успокоить тех, кто переживает за валютные поступления в экономику, падение которых может вызвать падение курса национальной валюты и, в следствие, очередную волну инфляции.

По его словам, падение импорта продовольственной и фуражной пшеницы, соотношение которой в текущем году прогнозируется на уровне 55/45 соответственно, компенсируется за счет поздних культур, а в особенности кукурузы, повышенному урожаю которой такая погода наоборот поспособствовала.

Мартынюк также отметил, что хоть никто из профильных чиновников ни разу не произнес слова "квоты", по аграрному рынку страны их "призрак" все равно бродит, несмотря на то, что вопрос введения каких-либо ограничений на экспорт зерна министерством и вовсе не рассматривается.

"Уровень самоорганизации трейдингового рынка весьма высок, и я убежден, что мы обойдемся без крайних мер. В ближайшее время мы подпишем с зернотрейдерами меморандум, в котором закрепим прогнозные ожидаемые объемы экспорта продовольственной пшеницы", - подчеркнул чиновник.

Максим Мартынюк также напомнил, что в последний раз ограничения на экспорт зерна вводились правительством еще в 2010/2011 маркетинговом году. Замглавы профильного министерства также выразил надежду на то, что сознательность участников рынка и впредь будет держаться на уровне, достаточном, чтобы у Кабинета министров больше не возникало необходимости идти на подобные ограничения, и навсегда оставили подобные меры в прошлом.

Левый Берег

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 августа 2018 > № 2700831 Максим Мартынюк


Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн

Горячие технологии: как работает пиццерия XXI века

Кристофер Уинн

президент Papa John’s в России

Доставка пиццы — традиционный бизнес, существующий в мире десятилетия, кажется, далек от высоких технологий. Но именно IT-инструменты способны превратить пиццерию к сверхрентабельное дело

Из-за высокой конкуренции держать пиццерию или целую сеть с доставкой считается не слишком прибыльным делом, далеким к тому же от актуальных информационных технологий. Однако ставка в ретейле именно на них может стать «коньком», который приведет вашу компанию к успеху.

В отличие от ресторанов у пиццерий есть одна особенность — высокая степень повтора заказов. То есть если клиент дважды заказал «Пепперони» на тонком тесте, высока вероятность, что в третий раз он снова выберет эту пиццу. Есть и другие закономерности: так, геймер сделает заказ поздно ночью, а многодетная мама чаще всего приобретет для своих детей пиццу «Гавайскую». Кстати, клиенты в России в 90% случаев выбирают готовый товар из меню, а не собирают из ингредиентов собственную. При этом у россиян выше лояльность к брендам, что объясняется меньшей насыщенностью рынка при большем разбросе по качеству.

Владельцу пиццерии также можно достаточно точно спрогнозировать «всплески» спроса на товар в дни праздников или крупных событий. Так, не одна компания сектора поставила рекорд продаж за пару часов до начала футбольного матча России с Испанией во время чемпионата мира. Отсюда вывод: на вас в продажах пиццы прекрасно работает статистика, ее только нужно отслеживать, с чем прекрасно справляются те самые информационные технологии.

Сам процесс приготовления пиццы очень технологичен. Даже визуально приготовление пиццы похоже на производственную линию больше, чем на кухню в ресторане, где всем руководит шеф-повар. Для каждой пиццы существуют четко определенные стандарты: свежесть, количество и вес ингредиентов, равномерность их распределения по поверхности пиццы, ширина коржа и многое другое. Это те же технологии, которые как раз и помогают достигать регламентированных стандартов качества, например, сокращают количество некачественно выполненных изделий и временные затраты на приготовление пиццы, повышают эффективность работы сотрудников и всего бизнеса в целом. Фактически технологии в данном разрезе помогают контролировать весь процесс приготовления пиццы, упрощают контроль производства.

Пицца любым путем

Сравнительно недавно, 15 лет назад, в России практически отсутствовала культура заказа доставки пиццы, участникам рынка приходилось начинать работу с чистого листа. Сегодня в этом сегменте бизнеса присутствует уникальная возможность использования различных каналов продаж. Пицца подходит для заказа онлайн или по телефону — ведь такие действия требуют от клиента минимальных усилий: набор опций понятен и прост. Согласно статистике, российские клиенты делают около 70% заказов онлайн, и это вполне обоснованно: большое количество молодых людей получают высшее образование, высокий процент населения пользуется интернетом. Любой ретейлер подтвердит: клиенты в России очень «продвинутые».

В 2017 году, по данным АКИТ, общий объем рынка онлайн-продаж в РФ составил 1,4 трлн рублей (на 13% больше, чем в годом ранее). Конечно, участникам рынка необходимо при своих расчетах учитывать специфику товара, который они продают в интернете, но средняя конверсия интернет-магазинов в секторе доставки еды, по данным исследования Online Store Base, достигает 14,9% — это самый высокий результат. Для сравнения: на втором месте по этому показателю находится позиция «билеты» на мероприятия с уровнем конверсии 7,8%.

Впрочем, и телефонные звонки — хотя и не прошлое, но не за ними будущее. Чаще всего покупателями пиццы являются люди от 18 до 35 лет. У этого поколения совсем другие отношения с миром информационных технологий, нежели было прежде. Представителю молодого поколения сегодня куда проще ответить в мессенджер, чем на телефонный звонок. В гостинице он вероятнее всего предпочтет пойти прямиком в свой номер, минуя ресепшен, открывая двери с помощью QR-кодов, которые получил во время онлайн-регистрации. Сегодня интеграция информационных технологий — это общий тренд для целого ряда отраслей.

Стоит сказать, что и обычных каналов продаж в виде рекламы и даже соцсетей, интегрированных со службой поддержки, уже недостаточно. В крупных городах заказы поступают через сайт и мобильное приложение, с помощью Telegram-ботов или каналов, получивших распространение в последнее время. Такими примерами могут служить Telegram-боты, которые внедрили российские сети La'Renzo и Palermo-Pizza. Повсеместно «расползлось» использование бесконтактных платежей Apple Pay, благодаря чему клиент может совершать покупки в приложениях и на веб-сайтах одним касанием пальца. Альфа-банк, известный своим передовым подходом к продажам услуг, предлагает, например, вернуть 8% от суммы покупок в сети пиццерии и на сайте одной петербургской сети. Компания «Мегафон» год назад предложила пользователям своих банковских карт вернуть 20% от стоимости каждой третьей покупки, сделанной с помощью Apple Pay.

В свою очередь, российский интернет-гигант «Яндекс», как никто другой, понимает, насколько важно для бизнеса привлечь внимание молодежи для получения прибыли и сократить время заказов. Уже сегодня его голосовой помощник «Алиса» позволяет пользователям интернета заказывать пиццу. Кстати, «Яндекс» уже открыл платформу для сторонних разработчиков, и подключение помощника к сервису доступно для любой компании — можно обучать «Алису» новым навыкам и привлечь пользователей к своим проектам.

В этом ряду нужно упомянуть новый пока для России и даже всего мира сервис, позволяющий клиенту совершать оплату с помощью системы распознавания лиц камерой, установленной на кассе. Это удобно и безопасно: человек не вводит пароль банковской карты и не передает сигналы от смартфона POS-терминалу. Посетителю вообще не нужно иметь при себе ни наличные деньги, ни карт, ни смартфона. Сервис предлагает ряд партнеров SWiP, сервиса для оплаты счетов с помощью мобильного телефона, партнерами которого являются MasterCard, Visa, «Мир».

Роспотребнадзор и уставший курьер

Вообще целый ряд внутренних процессов может выполняться в режиме онлайн. Например, курьер, который развозит заказы, имеет возможность подрабатывать в незакрепленной за ним пиццерии в свой выходной, а не искать еще одну работу на это время, как часто бывает. В случае нехватки людей менеджер соответствующего заведения размещает на платформе компании запрос, доступный для откликов сотрудников курьерской службы. А если курьер провел за рулем много времени, система этот момент отследит и просигнализирует.

Существуют на сегодняшний день и специальные веб-приложения, которые автоматизируют системы контроля и взаимодействия с госорганами, например, Роспотребнадзором. Они помогают обеспечивать соответствие стандартам качества компании и осуществлять проверки действующих пиццерий. Это значительно экономит время проверяющих, позволяет рассылать результаты проверки автоматически и тут же составлять план по работе с нарушениями или отклонениями от нормы. Приложение загружается в телефон — с его помощью можно делать фотографии и оставлять комментарии. При этом руководитель пиццерии может подтвердить результат проверки путем ввода персонального кода.

Примером внедрения информационных технологий в продажи пиццы может служить еще одна российская разработка, которая сейчас проходит тестирование в РФ и США. Так, Papa John’s внедрила систему оценки качества пиццы на основе искусственного интеллекта: на основе 700 000 фотографий нейросеть умеет определять и оценивать по 10-балльной шкале соответствие пиццы международным стандартам качества. Та работа, которая выполнялась аналитиками выборочно, теперь применяется системой на практике повсеместно. Пиццерии оборудованы камерами, каждая пицца получает оценку. Если суммарный балл оказывается ниже восьми, заказ переделывается. В дальнейшей перспективе система предоставит возможность клиентам сфотографировать полученную от курьера пиццу, загружать снимок на сайт продавца и самостоятельно оценивать качество. Таким образом, весь цикл будет охвачен, а нейросеть получит дополнительные материалы для обучения.

Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн


Украина > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700866 Николай Горбачев

В УЗА не видят риска для продовольственной безопасности Украины

В меморандуме, как и в прошлые годы, необходимо отображать экспорт не только продовольственной, но и фуражной пшеницы.

Об этом в комментарии Latifundist.com заявил президент Украинской зерновой ассоциации (УЗА) Николай Горбачев.

«Мы, как УЗА, не согласны с рядом позиций меморандума. Начнем с того, что мы вообще не видим никакого риска для продовольственной безопасности страны. Украина в этом году, по нашим оценкам, произведет около 24-25 млн т пшеницы. Рынок ожидает, что будет экспортировано 16 млн т. С учетом того, что население потребляет 4 млн т, никакой проблемы не существует», — отметил эксперт.

По его мнению, цифра в 5 млн потребления завышена, потому что не учитывается огромное количество «заробитчан», которые в стране не проживают. Речь идет о 8-10 млн украинцев вне территории страны.

«Сейчас министерство нас по сути шантажирует, дескать, большинство игроков согласны с нынешними положениями меморандума. Но мы общаемся между собой, с другими ассоциациями — я не нашел 100%-го согласия», — комментирует Николай Горбачев.

При этом, он сообщает, что надо убрать пункт о 1-5 классе «продоволки» так как этот пункт вызывает диссонанс у международных партнеров.

«Наш 5 класс для них не является продовольственной пшеницей. Проблемы с нашими стандартами никого в мире не интересуют», — отметил президент УЗА.

Николай Горбачев добавляет, что в последней версии меморандума пункт, согласно которому за 2 месяца участники рынка должны быть предупреждены о возможных ограничениях, — правильное решение. Ведь раньше этого пункта не было, а в предыдущей версии — только 21 день.

«Все должно быть в пределах ожиданий, мы «в одной лодке», и эти колебания никому не нужны. И любые дискуссии то ли вокруг непонятных объемов, то ли качества зерна, несут тревогу международному рынку и вредят репутации страны», — добавляет Николай Горбачев.

Напомним, что в 2018/19 маркетинговом году Украина сможет экспортировать только 8 млн т пшеницы продовольственных I-V классов.

Elevatorist.com

Украина > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700866 Николай Горбачев


Казахстан > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700844 Жанна Акишева

Почему казахстанское зерно теряет свою конкурентоспособность на рынке

В НПП «Атамекен» объяснили, почему казахстанское зерно теряет свою конкурентоспособность на рынке, передает МИА «КазАкпарат».

«Действительно, доля пшеницы, вообще структура посевных площадей занимает более 55 процентов. Для внутреннего потребления нам необходимо порядка 9 - 9,5 млн тонн, это в том числе фуражные и несеменные формы. По прошлому году мы собирали порядка 20 млн тонн зерна, в том числе пшеницы около 15 млн тонн. Это еще с учетом экспорта зерна и муки в зерновом эквиваленте порядка 7 - 8 млн тонн ежегодно экспортировали. У нас средняя урожайность за последние 5 лет не превышала 12 центнера с гектара. Это получается чуть больше одной тонны. При этом затраты на один гектар составляют по прошлому году 35-40 тысяч тонн. Цена реализационная была практически на том же уровне, получали одну тонну и перекрывали только эти же затраты», - отметила заместитель директора департамента АПК и пищевой промышленности НПП «Атамекен» Жанна Акишева.

По ее словам, в других странах при таких же осадках урожайность доходит до трех - пяти тонн с гектара. Представители НПП также добавили, что в России за последние годы резко повысили урожайность за счет использования новой более эффективной техники и семян.

«К чему я все это веду? Как альтернативный вариант необходимо переходить на высокодоходные и маржинальные культуры, такие как масличные - лен, рапс, чечевица, картофель», - добавила Жанна Акишева.

Эксперт уточнила, что с картофеля можно поучать прибыль по 55 тысяч тенге за тонну.

«Урожайность можно получить до 25 тонн с гектара. Аналогичная ситуация по сое, рапсу. Там в структуре затраты около 15 процентов идет ГСМ. Это где-то около 30 -35 тысяч тенге затраты на один гектар. Это как альтернативный вариант - необходимо переходить на высокодоходные варианты. Эти культуры экспортоориентированные, дают высокий валовой доход и при этом себестоимость затрат ниже», - заключила Жанна Акишева.

Казах-ЗЕРНО

Казахстан > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700844 Жанна Акишева


Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700842 Эрома Урбан

Ученые считают необходимым увеличить в Беларуси посевные площади озимой ржи

Об этом рассказал сегодня журналистам заместитель генерального директора по научной работе Научно-практического центра НАН Беларуси по земледелию Эрома Урбан, передает корреспондент БЕЛТА.

"Разработана научно обоснованная для Беларуси структура посевных площадей. В некоторых областях, в том числе в Гомельской, по мнению ученых, ушли от посевов озимой ржи. Это наиболее адаптивная культура. В Польше озимая рожь занимает 1,2 млн га, в Беларуси посевы снизились до уровня 270-300 тыс. га. Мы считаем, что это неправильно. В Гомельской области должно быть не менее 100-110 тыс. га озимой ржи. Эту ситуацию надо исправлять", - сказал ученый.

Касаясь уборочной кампании, он отметил, что весной виды на урожай были достаточно оптимистичными. "Перезимовка озимых прошла нормально. Мы рассчитывали получить около 9 млн т зерновых, но погода внесла свои коррективы, началась засуха. Определенные потери есть, но госзаказ будет выполнен в полном объеме. Уже заготовлено более 500 тыс. т, около 58% госзаказа", - уточнил Эрома Урбан. По его словам, урожайность зерновых сегодня меньше прошлогодней на 8 ц/га - 27,3 ц/га.

Белта

Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700842 Эрома Урбан


Россия > Агропром > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698740 Сергей Михайлов

Невидимый пастух. Как государство регулирует рынки мяса

Сергей Михайлов

генеральный директор Группы «Черкизово»

Россия обновляет доктрину продовольственной безопасности и приступает к разработке новой программы развития аграрного комплекса. На Западе консенсус между государством и участниками рынка в регулировании агропромышленного комплекса найден давно. В чем он заключается и какие выводы можно сделать, изучая западный опыт?

Аграрные рынки — это, по сути, не «рынки», а гибридные системы, где влияние государства уравновешивает «невидимую руку», о которой писал Адам Смит. Это особенно ярко проявляется на рынках продукции животноводства. Государства выращивают национальных чемпионов и ограничивают импорт до тех пор, пока их компании не становятся конкурентоспособными. Чем ниже издержки производства, тем либеральнее подход к внешней торговле. С точки зрения ВТО существуют легитимные и нелегитимные методы регулирования рынка. Между ними лежит «серая» зона — приемы, которые периодически оспариваются торговыми партнерами. Рассмотрим «инструментарий» на примере двух рынков: рынка говядины США и рынка свинины ЕС.

Несвободные рынки

Вплоть до конца 50-х годов прошлого века рынок говядины США практически всецело принадлежал американским фермерам. Импорт составлял около 2% потребления. Проблемы начались после пересмотра соглашения о поставках австралийского мяса на рынок Великобритании в 1958 году. До этого Австралия должна была поставлять основной объем своей говядины в метрополию. Но Великобритания стремилась развивать собственное производство, и новое соглашение снимало это ограничение. Поставки австралийской говядины в США начали быстро расти. Доля импорта выросла до 8%, и уже в 1964 году от либертарианского принципа laissez-faire пришлось отказаться: были введены первые импортные квоты. Конгресс дал администрации президента полномочия оговаривать с торговыми партнерами «добровольные» ограничения на поставки при достижении определенных уровней импорта.

В противном случае США могли ограничить ввоз в одностороннем порядке. Такое решение несло очень серьезные репутационные издержки: ведь формально США продолжали отстаивать принципы «свободной» торговли. Доля импорта в потреблении говядины продолжала расти, но темпы роста удалось сбить, и этот показатель никогда не достигал 15% объема. В деньгах доля импорта была значительно меньше, поскольку в основном завозилось мясо, используемое для изготовления фарша, а не премиальные отрубы. В последние годы актуальность системы квотирования снизилась. Неблагоприятные погодные условия привели к росту издержек и последующему росту цен в Австралии и Новой Зеландии. Кроме того, усилился спрос в Азии, что отвлекло экспортеров от США. «Свободный рынок» победил. По крайней мере до очередного кризиса перепроизводства американской говядины.

В отличие от США Евросоюз никогда не допускал на свою территорию сколь-либо значимые объемы иностранной свинины. Этот рынок остается одним из наиболее закрытых в мире. Для защиты рынка свинины ЕС использует сочетание тарифных квот и так называемых санитарных и фитосанитарных мер (СФМ). Претензии ЕС к свинине из Бразилии, США и Канады сводятся к наличию в ней рактопамина, стимулятора роста мышечной ткани. Для экспорта в ЕС ветеринарные службы США и Канады должны дать гарантии, что рактопамин никогда не использовался в производстве предприятия (что означает выстраивание отдельной производственной цепочки для ЕС). При этом ЕС настаивает на том, что бразильская служба не может предоставить достаточных гарантий. Комиссия Codex Alimentarius (влиятельная международная организация в области стандартов пищевой безопасности) установила минимально допустимые уровни содержания рактопамина в мясе и субпродуктах, но ЕС продолжает настаивать на «нулевом» варианте. В результате доля импортной свинины в европейском потреблении составляет ничтожные 0,07%.

Все средства хороши

Какие выводы можно сделать на основе этих примеров регулирования рынка в разных странах? Западные государства выбирают стратегически важные сегменты АПК и добиваются того, чтобы доля собственного производства составляла не менее 80%, а лучше около 100%. Вне зависимости от риторики, а также наличия или отсутствия формальных программ развития для достижения цели используются все возможные средства. Если производителям становится «тесно» внутри, им надо помочь. Для открытия новых рынков используется вся доступная дипломатическая, политическая и экономическая мощь. Военные достижения также используются для расширения экспортных поставок (см. статистику экспорта американского продовольствия в Японию и Ирак после поражения этих стран в военных конфликтах). Да и внутренний рынок можно расширить с помощью программ продовольственной помощи — крупнейшая в мире программа такого рода (порядка $100 млрд) продолжает действовать в США.

Почему Евросоюз и США проводят такую политику? Они понимают, что продовольственная безопасность обеспечивается, главным образом, собственным производством. Концентрировать животноводство в нескольких странах неразумно уже из-за рисков, связанных с возможными эпидемиями опасных болезней. Кроме того, внешние поставщики, не встречая конкуренции со стороны отечественных производителей, начинают диктовать более высокие цены. Экономическая доступность продуктов достигается за счет внутренней конкуренции. В Евросоюзе жестко конкурируют животноводы Испании, Германии, Франции, Дании. Белгород станет нашей «Германией», а Ставрополье — «Испанией». В перспективе потребитель будет получать все более дешевое мясо. Как показывает опыт Евросоюза, наличие импорта при этом не играет особого значения. Производители обеспечивают рабочие места, а это важнейший показатель для любого государства — источник национального спокойствия, благосостояния, гордости. Теоретической основой регулирования сельского хозяйства на Западе остается меркантилизм, подразумевающий непреклонную защиту ключевых сегментов внутреннего рынка.

Independence forever

Документы, в которых прописаны основные принципы регулирования отечественного АПК, нуждаются в периодическом обновлении. Сейчас подготовлена новая версия Доктрины продовольственной безопасности. Начинается работа над новой Программой развития аграрного комплекса (действие предыдущей заканчивается в 2020 году). Доктрина фиксирует основные концепции развития отрасли. В программе детализируются планы по ее финансированию. В проекте обновленной доктрины «независимость» становится наиболее часто используемым термином. И, как мы видим на примере ЕС и США, стремление к самообеспечению не является уникальной чертой российской политики. Это скорее норма для продовольственных рынков по всему миру. При регулировании аграрного сектора можно и нужно опираться на опыт других стран. Но разумно отделять декларации от работающих концепций. Российская экономика относительно молода. Мы вынуждены прописывать то, что наши торговые партнеры «оставляют за скобками». Внутри страны и за ее пределами популисты будут продолжать обвинять нас в протекционизме и «нерыночности». Но отказ от государственной поддержки сельского хозяйства и демонтаж защиты своих рынков можно сравнить с односторонним ядерным разоружением: это было бы красиво, но скорее всего гибельно для государства.

Россия > Агропром > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698740 Сергей Михайлов


Россия. ЮФО > Образование, наука. Агропром > ras.ru, 9 августа 2018 > № 2697205 Ирина Донник

Академик Ирина Донник: « Перспективные проекты для развития сельского хозяйства Крыма будут выбраны в КФУ»

Симферополь, 8 августа. Крыминформ. Наиболее перспективные проекты для развития приоритетных направлений сельского хозяйства Крыма будут отобраны в рамках заседания рабочей группы на базе Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Об этом сообщила вице-президент ФГБУ «Российская академия наук» Ирина Донник.

«Мы сегодня должны расставить приоритеты. Есть порядка десяти приоритетных проектов, в том числе касающихся получения, опреснения воды. Один из них – важный экологический проект, который мог бы решить не только проблему Крыма. Он был бы полезен для всей страны, потому что в этом году очень засушливое лето, и практически у всех есть дефицит воды», – рассказала Донник.

Она отметила и такие проекты как развитие масличных культур, в частности, получение масла из традиционного сырья, характерного для Крыма, и получение лекарственного сырья. «Разрабатывается еще один проект по аквакультуре совместно с Крымским федеральным университетом. Тоже очень интересный», – отметила Донник.

Среди крымских «локомотивов» аграрной науки она выделила три центра: НИИ Сельского хозяйства, Никитский ботанический сад, Всероссийский национальный научно-исследовательский институт виноградарства и виноделия «Магарач», а также Академию биоресурсов и природопользования КФУ. По мнению вице-президента РАН, самой большой силой в Крыму является связка федерального университета и научно-исследовательских центров. И это, по ее словам, большая редкость для России.

И.о. ректора КФУ им. Вернадского Андрей Фалалеев в свою очередь добавил, что сам университет, как и Республика Крым, является одной из экспериментальных площадок полуострова. «Крым может сыграть роль опытной экспериментальной площадки для всей страны. И это крайне важно, потому что Крым ищет свое место в российской экономике, замахиваясь на мировую», – прокомментировал Фалалеев, добавив, что одним из важных инструментов, созданным КФУ, является Институт развития Крыма.

Он отметил, что, на базе университета разрабатываются новейшие научные подходы с выходом в прикладную область.

Крым инфо

-

Россия. ЮФО > Образование, наука. Агропром > ras.ru, 9 августа 2018 > № 2697205 Ирина Донник


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 8 августа 2018 > № 2696106 Сергей Стоянов

Экспорт украинской продовольственной пшеницы в этом сезоне будет мягко ограничен — мнение

В Украине в нынешнем зерновом сезоне все равно будут определенные экспортные ограничения, чтобы не оставить страну без продовольственной пшеницы. Скорее, это будут очень мягкие ограничения, «soft limits».

Такое мнение в комментарии к материалу Latifundist.com высказал директор по внешним связям компании Allseeds Black Sea Сергей Стоянов.

«Неизвестно достоверно, сколько там из ранее озвученных «13 млн тонн продоволки» настоящей продовольственной пшеницы, по классам. Такой настоящей «продоволкой» для наших мукомольных стандартов и культуры потребления хлеба является 2-й класс, и в качестве «ухудшителя» к нему 3-й класс, но никак не 4 и 5 классы пшеницы, из муки из которых можно испечь только лаваш или формовой хлеб-кирпичик», — говорит Сергей Стоянов.

Он уточнил, что в противовес этим консервативным рассуждениям имеются и оптимистические: непродовольственная и/или условно продовольственная пшеница через месяц-два послеуборочного дозревания может стать настоящей продовольственной.

Но никто не знает сколько будет такого, дозревшего до продовольственного стандарта, зерна.

«Переходя к вожделенному Меморандуму, которым определятся цифры зернового экспорта из Украины, не сомневаюсь, что будет достигнут разумный консенсус между Государством в лице полномочных должностных лиц МинАПП и рынком, представленным сонмом общественных организаций. Не хотелось бы оказывать на этот процесс малейшее давление, называя конкретные цифры. Пусть стороны Меморандума поработают над ними, но, думаю, они разочаруют скептиков», — сказал Сергей Стоянов.

Latifundist.com

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 8 августа 2018 > № 2696106 Сергей Стоянов


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 8 августа 2018 > № 2695695 Максим Мартынюк

Мартынюк рассказал о режиме экспорта зерна из Украины в этом сезоне

Вопрос введения ограничений на экспорт зерна не рассматривается. В меморандуме с зернотрейдерами будут закреплены прогнозные ожидаемые объемы экспорта продовольственной пшеницы.

Об этом в личном блоге на портале Экономическая правда рассказал первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Максим Мартынюк.

В то время, когда большинство стран-ключевых поставщиков зерна на мировом рынке преодолевают последствия погодных катаклизмов, Украина, которую климатические проблемы в 2018 году тоже не обошли, имеет все шансы собрать высокий урожай на уровне 60 млн тонн и более, считает Мартынюк.

У государства достаточно механизмов, чтобы обеспечить баланс на внутреннем рынке при любом развитии внешней конъюнктуры.

Урожай пшеницы в Украине в 2018 году ожидается на уровне 24 млн тонн (уже собрано 2,17 млн тонн), из них 13 млн тонн — продовольственной. Эти прогнозы зафиксированы на 12-00 в минувшую пятницу, 5 августа, по результатам обмолота 89% площадей под этой культурой.

Итоговый результат будет на 2 млн тонн ниже, чем годом ранее, однако это не критично для внутреннего рынка, потребность которого в продовольственной пшеницы — 4,5 млн тонн.

Погода, считает Мартынюк, была благоприятна для развития поздних культур, особенно кукурузы, и это компенсирует экспортный потенциал.

По данным анализа Госпотребслужбы и институтов в структуре НААН, соотношение «продовольственное зерно/корм» в урожае пшеницы 2018 составит 55/45.

Южные и центральные области успели собрать урожай до начала затяжных ливней и с существенным преимуществом компенсируют снижение качества в западных регионах, где уборочная кампания пришлась на период осадков.

Сейчас на элеваторах (включая портовые) находится 7,75 млн тонн пшеницы. Из них 5,1 млн тонн — 1-5-го классов, причем 5-го класса, который относится к «условно-продовольственным» — не более 0,6 млн тонн.

«Таким образом, состоянию на 5 августа балансы выглядят вполне благополучными, а ситуация — полностью контролируемой», — подсчитал Мартынюк.

Также заместитель министра рассказал о причинах повышения цен на пшеницу.

«Актуальные расценки — 6000 грн+, тогда как месяц назад тонну продовольственного зерна можно было купить за 5200 гривен. Причин несколько. Ключевой игрок глобального продовольственного рынка, каким является Украина, не может оставаться вне мировых тенденций, а погода существенно снижает мировое предложение зерна урожая 2018 года и движет цены вверх. Второй фактор — нестабильность на валютном рынке, которая заставляет внутренних игроков форсировать закупки зерна», — написал он.

По данным участников этого рынка, удельный вес муки существенно снизился в последние годы по мере роста цен на другие ресурсы, и сегодня в структуре себестоимости хлеба из пшеничной муки 1-го сорта занимает 40,3%. При этом 22,3% приходится на расходы на сбыт и топливо, 9,3% — на технологические цели, 9,2% — общепроизводственные расходы, 7,4% — административные расходы. По расчетам опять-таки же пекарей, подорожание муки на 10% генерирует надбавку к цене хлеба на уровне 5%.

«Несмотря на то, что никто из профильных чиновников официально ни разу не произнес страшное слово «квоты» по рынку этот призрак ходит. В Минагрополитики активно обращаются участники отрасли разного статуса и с разной долей рынка с просьбой прояснить ситуацию. Всем им мы отвечаем, что на сегодня (а это, напомню, уже 90% собранных площадей) вопрос введения ограничений на экспорт зерна не рассматривается. Однако, учитывая ситуацию на внешних рынках и повышенный спрос на продовольственную пшеницу, мы обязаны принять меры безопасности. Еще раз повторюсь, что прямые ограничения — самые нежелательные из них. Но уровень самоорганизации трейдингового рынка достаточно высок, и я убежден, что мы можем обойтись без крайних мер», — пояснил Мартынюк.

Экономическая правда

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 8 августа 2018 > № 2695695 Максим Мартынюк


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 7 августа 2018 > № 2700881 Юрий Лупенко

Рентабельность говядины вышла в «плюс» впервые за 25 лет

Производство подавляющего большинства агропродукции сельскохозяйственных предприятиях Украины в 2017 году было прибыльным.

Об этом сообщил директор Национального научного центра «Институт аграрной экономики», академик НААН Юрий Лупенко, говорится в сообщении института.

По его словам, в прошлом году уровень рентабельности производства зерна составил 25,0% против 37,8% в 2016 году, семян подсолнечника — 41,3% против 63%, сахарной свеклы — 12,4% против 24,3%, овощей открытого грунта 15,6% против 19,7% соответственно. То есть почти по всем видам растениеводческой продукции — кроме нетипичного для сельхозпредприятий картофеля — рентабельность производства уменьшилась. Больше всего она снизилась по сахарной свекле — почти вдвое, подчеркнул ученый.

«В животноводстве впервые за последние 25 лет рентабельным стало производство мяса крупного рогатого скота — 3,4% против (-24,8%) в 2016 году. Также стало рентабельным производство мяса свиней — 3,5% против (-4,5%) в прошлом году. Хотя этот показатель еще значительно меньше исторического максимума последних 25 лет: в 2015 году рентабельность производства мяса свиней достигло 12,7%», — напомнил академик.

Второй год подряд рентабельным было и производство мяса птицы (без учета переработанного на собственных мощностях): 7,0% в прошлом году и 5,0% — в 2016 году.

В то же время впервые с 2006 года убыточным стало производство яиц (-9,0)%. В 2016 году они едва удержали рентабельность в 0,5%, тогда как 2015 г. рентабельность производства этого вида продукции птицеводства достигла рекордного с 1994 года уровня в 60,9%, отметил Юрий Лупенко.

Убыточным осталось производство мяса овец и коз (-39,9)% против (-35,2)% в 2016 году.

«Уменьшение уровня рентабельности производства большинства видов сельскохозяйственной продукции будет усиливать переориентацию сельхозпредприятий на наиболее маржинальные, в первую очередь зерновые и технические культуры, кроме сахарной свеклы», — подытожил Юрий Лупенко.

Agroportal.ua

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 7 августа 2018 > № 2700881 Юрий Лупенко


Россия. ЦФО > Агропром. Химпром > agronews.ru, 7 августа 2018 > № 2696872 Эльмира Ираидова

Взгляд вперед через призму прошлого.

Двадцать лет назад на отечественном рынке пестицидов появилась компания, о которой сегодня знает каждый российский земледелец. Речь идет о «Щелково Агрохим», крупном производителе средств защиты растений, микроудобрений и семян сахарной свеклы, а также инициаторе ряда важнейших инвестиционных проектов в АПК.

С первых же дней существования новой компании за ее коммерческую деятельность отвечала Эльмира Рафисовна Ираидова: человек, более 15 лет проработавший во Всероссийском НИИ химических средств защиты растений (ВНИИХСЗР). Во многом благодаря ее решениям компания «Щелково Агрохим» стала одним из лидеров, не боящимся осваивать новые направления бизнеса и задавать тренды.

Для молодого российского бизнеса два десятилетия – внушительный период времени. АО «Щелково Агрохим» появилось в год страшного дефолта, не утратило позиций во время экономического кризиса 2008-2009 гг., укрепило их в период обвала рубля 2014 г. Кажется, будто сложности только укрепляют компанию… На самом деле, это невероятный труд – не только удержать, но и развивать бизнес на фоне событий, препятствующих движению вперед.

– Эльмира Рафисовна, двадцать лет назад сомневались ли вы в успехе нового предприятия?

– Признаюсь: когда мы создавали компанию на базе обанкротившегося завода, сомнения были серьезнейшие. Скажу больше: практически никто не верил, что из этой идеи что-то получится. Но наш «костяк» из четырех человек во главе с Салисом Каракотовым (генеральный директор «Щелково Агрохим» – прим. автора) приложил все усилия, чтобы выстоять в те времена и сделать компанию такой, какой она является в настоящее время.

Жизнь непредсказуема: многие фирмы, процветавшие в девяностых годах, бесследно канули в Лету. Нам же удалось преодолеть все трудности и добиться в своем деле высоких результатов.

– Когда же пришло осознание, что самое сложное осталось позади?

– Конечно, к этой мысли мы шли долго. Каждый год был сложным: мы решали одни задачи и, не расслабляясь ни на сезон, ставили перед собой новые. В том числе работали над созданием инновационных препаратов, строительством заводов, реализацией новых проектов, чаще всего — беспрецедентных для нашей страны. Пожалуй, осознание пришло лет десять тому назад, когда мы довольно прочно встали на ноги в финансовом плане. Нынешний период жизни «Щелково Агрохим» я могла бы охарактеризовать двумя словами: динамичный и стабильный. С одной стороны, мы продолжаем уверенное развитие и осваивание новых отраслевых и географических территорий. С другой – имеем достаточную финансовую базу и уверенность в себе, чтобы не переживать за судьбу своих проектов.

– Кто он – современный клиент «Щелково Агрохим»?

– Могу с уверенностью сказать, что создать определенный портрет очень сложно. Ведь в числе наших клиентов значатся крупные агрохолдинги, фермерские хозяйства и дилерские структуры. Но объединяющим фактором является ориентир на достижение высоких экономических показателей и готовность ко всему новому.

– Новое зачастую настораживает…

– Прежде, чем предложить своим клиентам что-то действительно инновационное, мы проводим многочисленные опыты, подтверждающие его эффективность и безопасность. Это касается как отдельных продуктов, так и целых технологий.

Пять лет назад мы предложили аграриям «ноу-хау» — систему управления вегетацией (CVS). Она аккумулирует важнейшие агроприемы, которые способствуют реализации генетического потенциала растений. Это предпосевная обработка семян, использование стимуляторов роста, защита вегетирующих растений и применение микроудобрений. Без стопроцентной уверенности в эффективности и безопасности этих портфелей (а для каждой культуры существует свое комплексное решение) мы ни в коем случае не вывели бы их на рынок. Однако пятилетняя история CVS подтвердила ее действенность и экономическую целесообразность. Хозяйства, работающие по ней, получают стабильно высокие результаты из сезона в сезон.

– Но Система управления вегетацией – не единственное ноу-хау, которое вышло из стен «Щелково Агрохим».

– Мы предлагаем своим клиентам не отдельные препараты, а технологии возделывания сельскохозяйственных культур. И еще одно направление деятельности «Щелково Агрохим» связано с экологизацией растениеводства и снижением пестицидной нагрузки на почву и окружающую среду. Программа так и называется: ЭКОПЛЮС, и состоит она из нескольких элементов. Первый – использование инновационных средств защиты растений с меньшим содержанием действующих веществ. Вторая составляющая технологии подразумевает листовые подкормки микроудобрениями. Третье звено – это биологические препараты, производством которых мы занимаемся. Это направление создано с целью решения экологических проблем. Оно направлено на оздоровление почв, что должно приводить к росту количественных и качественных показателей урожайности.

Система ЭКОПЛЮС продемонстрировала эффективность на практике. Ее цель – не только получать сиюминутную отдачу от работы на земле, но и формировать задел на будущее.

– «Щелково Агрохим» – компания с диверсифицированным бизнесом. В 2011 году вы запустили завод по производству семян сахарной свеклы «Бетагран Рамонь». Затем последовало создание животноводческого комплекса – «Бетагран Липецк». Создается впечатление, что «Щелково Агрохим» специально идет по непроторенным, а потому – самым сложным дорогам?

– Идеи генерируются постоянно. А лучшие из них находят воплощение в новых направлениях работы «Щелково Агрохим». Но к каждой идее мы должны подходить с трезвым расчетом, учитывая ее актуальность и просчитывая экономическую целесообразность. И пусть первое время они требуют больших вложений и не способны окупиться за год-другой: главное – увидеть перспективы и грамотно их реализовать.

Что касается «Бетагран Рамонь», мы работали над этим проектом с большим воодушевлением. В нашей стране отрасль селекции и семеноводства семян в один момент оказалась никому не нужна. Настоящий парадокс! Ведь свеклосахарное производство занимает важное место в российском АПК: ежегодно под эту культуру отводится свыше миллиона гектаров пашни.

Запустив «Бетагран Рамонь», «Щелково Агрохим» заняло важную нишу в отрасли. Это было первое производство дражированных семян сахарной свеклы в Российской Федерации, и к настоящему времени мы занимаем 10% рынка семян.

Но на этом мы не остановились. Следующий виток работы – сотрудничество с крупнейшим производителем сахара в нашей стране, группой компаний «Русагро». Новый совместный проект «СоюзСемСвекла» – очень сложный, затратный, но при этом – важный для отрасли. Я считаю, что создание таких центров должно субсидироваться и поддерживаться со стороны государства.

– Деятельность компании давно вышла за пределы нашей страны. Расскажите, откуда взялась мысль открыть представительства и в других странах?

– Первое представительство появилось в Республике Беларусь. Затем последовал Казахстан и другие страны, где для нас открылись новые горизонты и возможность получить новый опыт. Мы понимали, что способны дать местным аграриям больше, чем они имеют на тот момент. Знания, опыт, инновационные продукты и технологии – все, что было получено и отточено на территории России, – постепенно внедрялось и в других государствах, конечно, с учетом их специфики.

Когда компания «Щелково Агрохим» открывала представительство в Монголии, большинство местных предприятий придерживалось экстенсивных принципов работы. Нам удалось привнести в сельское хозяйство этой страны передовые технологии. Как результат – предприятия, первыми перенявшие их, начали получать высокие урожаи, своим примером мотивируя другие хозяйства. К настоящему времени агропромышленная отрасль Монголии шагнула далеко вперед. И хочется надеяться, что в развитии сельского хозяйства этой страны есть и вклад нашей компании.

А в прошлом году мы расширили свою деятельность в Узбекистане. Долгое время компания была участником тендеров по поставкам действующих веществ на местные химические заводы, а также реализовывала через дилерскую сеть собственные препараты. Но настала пора идти дальше, и теперь мы приступили к строительству в Самарканде завода по производству средств защиты растений. Ожидается, что эту продукцию будут использовать не только в Узбекистане, но и в других странах Средней Азии.

– Получается, что продукция «Щелково Агрохим» востребована за рубежом?

– Да, и в прошлом году мы открыли два представительства в дальнем зарубежье: Алжире и Турции. С одной стороны, мы шагнули на африканский континент. С другой – в Турции очень силен дух Европы. Здесь хорошо развито сельское хозяйство, земледельцы активно используют средства защиты западных компаний-производителей. Но мы намерены составить серьезную конкуренцию, так как эффективность и высокое качество наших препаратов позволяют получать соответствующую экономическую отдачу.

– С каким настроением вы вступаете в юбилейный для компании год?

– Сомнения остались позади: в настоящее время мы обладаем достаточной технической базой, но самое главное – высочайшим интеллектуальным ресурсом, чтобы двигаться вперед. И есть внутренняя уверенность в том, что, как бы ни складывались обстоятельства в будущем, нашу компанию не смогут сломить никакие кризисы. Главное, чтобы в ней продолжали работать грамотные, профессиональные и (это очень важно) порядочные люди. В таком случае мы будем интересны и полезны своим клиентам – сельхозтоваропроизводителям.

Источник:«Щелково Агрохим»

Россия. ЦФО > Агропром. Химпром > agronews.ru, 7 августа 2018 > № 2696872 Эльмира Ираидова


Россия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694681 Дмитрий Рылько

России в текущем сельхозгоду может потребоваться импорт пшена - эксперт

Резкое сокращение посевных площадей под просом, которое наблюдается в РФ второй год подряд, может привести к дефициту пшена и даже его импорту в текущем сельхозгоду (июль 2018-июнь 2019 гг.), считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.

"На просяном поле у нас полный провал, возможно, в этом сезоне придется импортировать пшено", - заявил Д.Рылько "Интерфаксу".

По его словам, наиболее вероятный поставщик - Украина. "Может быть и Польша, но пока нет уверенности в урожае проса в этой стране в текущем году", - сказал он.

Д.Рылько сообщил, что посевы проса, которые традиционно занимали в России 400-450 тыс. га и более, в прошлом году снизились до 277 тыс. га, в этом году - до 259 тыс. га. В прошлом году урожай составил всего 316 тыс. тонн против 630 тыс. тонн годом ранее.

Недавно эксперты ИКАР побывали в Волгоградской и Саратовской областях, являющихся крупными производителями проса. "Наша агроэкспедиция показала, что посевы находятся в плачевном состоянии", - сказал глава ИКАР.

"Трудно сказать, что привело к такому резкому сокращению площадей. Похоже, крестьяне не сориентировались на рынке или им помешала засуха, - заявил он. - Но то, что любителям пшенной каши и владельцам канареек и попугайчиков в этом году придется серьезно потратиться на крупу, очевидно".

По данным ИКАР, средняя цена пшена в опте к 30 июля достигла максимума за последние 7 лет и составила 31,1 рубля за 1 кг.

По данным компании "ПроЗерно", за неделю - с 20 по 27 июля - оптовая цена на пшено выросла сразу на 965 рублей, до 29 200 рублей за тонну. В июне этого года средняя цена составила 27 200 рублей. В июле 2017 года она была всего 10 тыс. рублей за тонну.

"Рекордным по росту цен на пшено был 2011 год, когда эта крупа подорожала до 50 рублей за килограмм. Вот к этой цифре цена может тянуться и в этом сезоне", - отметил Д.Рылько. Тот резкий рост цен связан с последствиями сильнейшей засухи 2010 года, когда Россия собрала всего 143 тыс. тонн проса, а общий урожай зерновых и зернобобовых культур составил 60,96 млн тонн.

Источник: Финмаркет

Россия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694681 Дмитрий Рылько


Белоруссия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694625 Василий Ядловский

В Беларуси планируется собрать в текущем году порядка 7 млн тонн зерна.

"В амбарном весе (т.е. после доработки – ИФ) мы ожидаем около 7 млн тонн (с кукурузой на зерно – ИФ)", - заявил заместитель начальника главного управления – начальник управления растениеводства министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Василий Ядловский, отвечая на вопрос агентства "Интерфакс-Запад".

В.Ядловский отметил, что в прошлом году сбор составил 7,7 млн тон (в амбарном весе, с кукурузой на зерно - ИФ).

Представитель Минсельхозпрода также сообщил, что в текущем году потребности республики в продовольственном зерне составляют 850 тыс. тонн. "Опасений, что мы не выполним этот госзаказ, быть не может. Будем обеспечены продовольственным зерном", - подчеркнул он.

"Основной объем, 5 млн тонн зерна, пойдет на фуражные цели", - добавил В.Ядловский.

Как сообщалось, сельхозорганизации Беларуси по состоянию на утро 3 августа намолотили 3 млн 64,9 тыс. тонн зерна, убраны 1 млн 78,3 тыс. га, или 50,4% всех площадей.

Как сообщалось, в 2018 году во всех категориях хозяйств Беларуси планировалось собрать 9 млн тонн зерна в весе после доработки, в том числе в сельхозорганизациях - 8,3 млн тонн. В то же время, засуха в июне привела к гибели около 5% посевов сельхозкультур, еще около 15% было повреждено.

В середине июля вице-премьер Беларуси Михаил Русый сообщил, что по новому прогнозу валовой сбор зерна в республике в весе после доработки (с учетом кукурузы) составит 7,8 млн тонн.

В 2017 году, по данным Национального статистического комитета, в весе после доработки в стране было произведено 7,99 млн тонн зерна.

Белоруссия > Агропром > zol.ru, 3 августа 2018 > № 2694625 Василий Ядловский


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692772 Иван Сакаль

Agrofusion построит завод по сушке овощей

Компания "Agrofusion" объявила о запуске нового проекта — строительстве завода по сушке овощей. Об этом в интервью Agravery.com сообщил финансовый директор группы компаний "Agrofusion" Иван Сакаль.

"Сейчас мы реализуем инвестпроект по строительству завода по сушке овощей. Идет активная стадия начала строительства, если все будет хорошо, планируем завершить объект осенью 2019". — сообщил Сакаль.

Также он добавил, что некоторые чиновники анонсировали строительство нового завода по переработке томатов, но пока это только планы.

"Сейчас мы только разрабатываем перспективный план возможного строительства завода в Чаплинке Херсонской области, объемом переработки 250 тысяч тонн томатов, или модернизацию действующих заводов. Пока проект на начальной стадии переговоров с финансовыми партнерами и организациями. Это все кропотливый процесс и обсуждать сроки и формат завода рано", — отметил финдиректор "Agrofusion".

В планах у "Agrofusion" до 2020 года увеличить площади под органические томаты до 330 га.

Как сообщало Delo.ua, компания Agrofusion намерена в текущем году запустить фабрику по производству томатного порошка в Снегиревке в Николаевской области. В июне 2018 года она получила долгосрочный кредит от Международной финансовой корпорации (IFC) в размере $17 млн.

СПРАВКА

Agrofusion Group основана в 2007 году бизнесменом Сергеем Сипко, который ранее был совладельцем компании "Сандора". Компания объединяет три завода, 20 тыс. га орошаемых земель и два тепличных комплекса по выращиваю рассады.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692772 Иван Сакаль


Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692752 Дмитрий Рылько

России в текущем сельхозгоду может потребоваться импорт пшена - эксперт

Резкое сокращение посевных площадей под просом, которое наблюдается в РФ второй год подряд, может привести к дефициту пшена и даже его импорту в текущем сельхозгоду (июль 2018-июнь 2019 гг.), считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.

"На просяном поле у нас полный провал, возможюно, в этом сезоне придется импортировать пшено", - заявил Д.Рылько.

По его словам, наиболее вероятный поставщик - Украина. "Может быть и Польша, но пока нет уверенности в урожае проса в этой стране в текущем году", - сказал он.

Д.Рылько сообщил, что посевы проса, которые традиционно занимали в России 400-450 тыс. га и более, в прошлом году снизились до 277 тыс. га, в этом году - до 259 тыс. га. В прошлом году урожай составил всего 316 тыс. тонн против 630 тыс. тонн годом ранее.

Недавно эксперты ИКАР побывали в Волгоградской и Саратовской областях, являющихся крупными производителями проса. "Наша агроэкспедиция показала, что посевы находятся в плачевном состоянии", - сказал глава ИКАР.

"Трудно сказать, что привело к такому резкому сокращению площадей. Похоже, крестьяне не сориентировались на рынке или им помешала засуха, - заявил он. - Но то, что любителям пшенной каши и владельцам канареек и попугайчиков в этом году придется серьезно потратиться на крупу, очевидно".

По данным ИКАР, средняя цена пшена в опте к 30 июля достигла максимума за последние 7 лет и составила 31,1 рубля за 1 кг.

По данным компании "ПроЗерно", за неделю - с 20 по 27 июля - оптовая цена на пшено выросла сразу на 965 рублей, до 29 200 рублей за тонну. В июне этого года средняя цена составила 27 200 рублей. В июле 2017 года она была всего 10 тыс. рублей за тонну.

"Рекордным по росту цен на пшено был 2011 год, когда эта крупа подорожала до 50 рублей за килограмм. Вот к этой цифре цена может тянуться и в этом сезоне", - отметил Д.Рылько. Тот резкий рост цен связан с последствиями сильнейшей засухи 2010 года, когда Россия собрала всего 143 тыс. тонн проса, а общий урожай зерновых и зернобобовых культур составил 60,96 млн тонн.

Финмаркет

Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2018 > № 2692752 Дмитрий Рылько


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 2 августа 2018 > № 2696445 Леонид Костин

Комментарий. Сельское поселение сегодня — основа местного самоуправления в России.

Когда-то в прежние времена сельское общество само решало многие вопросы: когда ловить рыбу (и даже в это время запрещали колокольный бой), когда начинать сенокос. То есть сельское общество было главным фактором принятия каких-то решений. А вот интересно, как обстоят дела сейчас, многое ли изменилось и в какую сторону?

Эти и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и Леонид КОСТИН, Председатель Палаты сельских поселений Общероссийского конгресса муниципальных образований.

— Леонид Владимирович, с чего это вдруг у нас как бы ниоткуда взялся Конгресс муниципальных образований, всероссийский причем? Откуда это пошло и что это за организация?

— Думаю, эта организация знакома всем муниципалам, она все-таки не взялась из ниоткуда, заняла лидирующие позиции как одно из объединений муниципальных образований. В свое их время их было несколько, и сейчас сохраняется несколько. Но все-таки Конгресс муниципальных образований занял лидирующие позиции, именно на него делается ставка со стороны органов государственной власти. И объединяет он на сегодняшний день, я думаю, все муниципалитеты страны…

— А сколько их всего?

— Входят в состав именно Конгресса не сами муниципальные образования, а их объединения на уровне регионов либо межмуниципальные образования, в которые непосредственно входят сами муниципальные образования. В каждом субъекте Российской Федерации такой союз существует, и уже из них формируется Конгресс. Органы управления Конгрессом формируются уже самими членами. Это руководитель, президент. Существует исполнительная дирекция. И рабочими органами являются как раз палаты, комитеты. Вот палаты формируются по принципу конкретного вида того или иного муниципального образования.

Есть один из видов муниципальных образований на сегодняшний день, самый многочисленный. Это отвечая на ваш вопрос. Порядка 20 тысяч муниципалитетов, но самые многочисленные, объединяющие почти 30% населения нашей страны – как раз сельские поселения. Палату сельских поселений в Конгрессе я и возглавляю, являюсь сам руководителем администрации сельского поселения в Тверской области.

— Как называется ваше поселение?

— Михайловское сельское поселение, расположено в Калининском районе под Тверью.

— Что оно собой представляет?

— Это 314 квадратных километров территории, что в два раза больше Твери. Надо понимать, что сельские территории все-таки больше…

— Это все, что вокруг Твери?

— Это не все, что вокруг Твери. Вокруг Твери полностью находится Калининский район, который состоит из 18 муниципальных образований – из 15 сельских поселений и 3 городских поселений. Вот я возглавляю одно из таких сельских поселений. 23 населенных пункта, более 4 тысяч жителей постоянного проживания, зарегистрированных именно по месту жительства. Но надо понимать специфику районов, которые находятся при областных центрах, да и в целом районов при городах. Это, конечно, рекреационная зона. И, конечно, население не соответствует официально зарегистрированному по своему количеству, потому что это дачная зона.

— Многие живут там постоянно, но они не зарегистрированные.

— Конечно, многие живут постоянно, не регистрируясь, понимая или считая, что регистрация в городе им принесет какие-то дополнительные блага. Но я могу вам сказать, что, несмотря на тенденцию в целом по стране сокращения сельского населения, территория, например, Михайловского сельского поселения, которое я возглавляю, прибавляет в количестве регистрируемых жителей примерно по 10% в год. То есть идет рост за счет прибывающих, за счет тех, кто регистрируется по месту жительства, потому что развитие идет. И на сегодняшний день нельзя говорить, что все плохо. Да, сложно, да, тяжело. Но говорить, что все плохо, совершенно невозможно.

— Думаю, что вам нужно проводить водопровод, канализацию, газ тянуть, дороги мостить, школы ремонтировать, больницы подлатать, детский транспорт организовать в школы … Правильно?

— Не совсем так. Вопросами здравоохранения и медицины занимаются сейчас другие уровни власти.

— Какие доходы у муниципалитета?

— Основная доходная часть бюджета – земельный налог и налог на имущество физических лиц. Налог на имущество юридических лиц к нам не относится. Это те налоги, которые являются на 100% местными и поступают на 100% в местный бюджет. Также есть небольшая, совсем незначительная сумма налога на доходы физических лиц, но, к сожалению, она сокращается.

— Это индивидуальные предприниматели, которые у вас зарегистрированы?

— И не только индивидуальные предприниматели, а юридические лица, индивидуальные предприниматели, уплачивающие налог на доходы физических лиц. Соответственно, часть этого налога (на текущий момент в Тверской области это 2%) перечисляется в доход бюджета сельского поселения. Ранее это было 10%, и это для нас было более финансово заметно. Но если говорить в целом по стране, для сельских поселений все-таки НДФЛ является бюджетообразующим налогом. Но сейчас в связи с усилением кадастровой политики, с ростом закадастрированных земель, регистрации недвижимого имущества доля земельного налога и налога на имущество физических лиц в доходной части возрастает. У меня на сегодняшний день в бюджете она все-таки является преимущественной.

— Я постоянно слышу, что муниципалитетам не хватает денег, что весь бюджет «высасывается» федералами, а потом этот бюджет, как опавшие осенние листочки, падает вниз. Что-то долетает, так ведь? Или у вас есть какой-то свой кусок бюджета, на который вы, собственно, и можете рассчитывать, как на свою зарплату, например?

— На сегодняшний день у каждого муниципалитета есть свой определенный «кусок» из бюджета, который, безусловно, гарантированно поступает в бюджет. За исключением некоторой доли, регулируемой субъектом федерации, бывают регулируемые налоги, но в любом случае есть свой объем. Я не знаю ни одного муниципалитета в Российской Федерации, которому хватало бы денежных средств. Безусловно, бюджета для всех недостаточно.

Надо понимать, что у нас на сегодняшний день муниципалитетам досталась самая трудная доля в части бюджета. Муниципалитет все-таки самый близкий к населению орган власти. И даже самый высший чиновник является жителем какого-то из муниципалитетов.

Мы это все прекрасно понимаем. И вот здесь вся инфраструктура, которая есть — это жилищно-коммунальное и дорожное хозяйство — являются на сегодняшний день самыми финансово затратными. Они были переданы в муниципалитеты без достаточного финансирования и в достаточно плачевном состоянии, я бы сказал. Все-таки период, когда этим никто практически не занимался ввиду отсутствия денежных средств на государственном уровне, реально был, и ущерб определенный он реально нанес.

Мы все прекрасно знаем, что у нас и жилой фонд в состоянии, требующем капитального ремонта, а иногда и просто требующий сноса из-за ветхости и аварийности. Это та проблема, которая пока еще в России не решена до конца. Соответственно, и проблема капитального ремонта тоже. Все это очень финансово затратные отрасли, которые остались на плечах муниципалитетов и с которыми сами муниципалитеты при том финансовом размере средств, который они имеют, просто не в состоянии справиться. Это факт, и из-за этого есть трудности.

— Но вот в муниципалитетах количество налогов, как вы сказали, все-таки уменьшается. Если раньше НДФЛ был 10%, то сейчас 2%. То есть произошло уменьшение в пять раз. Я правильно понял вас, не ошибаюсь?

— Нет, не ошибаетесь. Именно по этому налогу – да, произошло сокращение в 5 раз.

— Есть два мнения. Одно — нужно расширять деятельность муниципалитетов и их дробление, то есть муниципалитеты довести до села. Скажем, раньше сельсовет был. Потом их начали укрупнять. Потом появилось слово «муниципалитет». Но сначала-то это был сельсовет в селе. Уже ближе-то некуда, роднее некуда. Все друг друга знают.

А есть мнение, что это плодит количество чиновников, и нужно эти муниципалитеты укрупнять, допустим, до уровня района, как в Московской области сейчас делается: есть район, а все, что ниже, не нужно. И тогда консолидированный бюджет мы направляем туда, куда надо, ну, как при добром Советском Союзе. Надо – каналы строим, надо – дорогу построим, надо – еще что-нибудь возведем. А вот нужды мелкого жителя как-то властям были и неинтересны. То есть рецепторы, нервная система власти уничтожается таким образом, на мой взгляд. Я прав или нет, как вы считаете?

— На мой взгляд, вы совершенно правы. Потому что на сегодняшний день, действительно, существует мнение, и оно, надо сказать, достаточно аргументированное – не просто укрупнение сельских поселений, а полная ликвидация такого вида муниципального образования, как сельское поселение, и превращение его в округа, как действительно сделано в Московской области и еще в ряде регионов Российской Федерации. Но, вы знаете, на сегодняшний день уже можно сделать анализ. А анализ-то показывает, что ничего хорошего в этом нет.

И основной аргумент – сокращение финансирования именно на аппараты, которые содержатся в этих мелких сельских поселениях. Укрупнение высвобождает определенные денежные средства. Но это не совсем так. Действительно, определенные денежные средства высвобождаются, но в то же время возрастает объем содержания этих денежных средств у района или у того самого округа, который на месте сельских поселений, поскольку все равно этими поселениями руководить необходимо, в этих поселениях все равно будут определенные формы присутствия региональных властей, но это уже будет не власть населения. Хозяина как такового на месте уже не будет.

На его месте появляется чиновник, который говорит: «Дорогие друзья, я ни за что не отвечаю. Идите вот туда». И мы с вами получаем минусов намного больше, чем плюсов. На самом деле плюсы тоже есть. Конечно, безусловно, есть аргументы, которые говорят о том, что не нужно будет тратить денежные средства на выборы представительных органов власти. Не нужно будет разбирать склоки, которые происходят между исполнительными и представительными органами власти в этих 20 тысячах муниципальных образований. Управляемость территориями повысится, поскольку усилится вертикаль власти. И это на самом деле так, это правда.

— Так лучше всего, знаете, что сделать? В областях сделать органы власти, а в районах уже не надо.

— А здесь мы возвращаемся к Конституции Российской Федерации, по которой мы работаем, и которая предусматривает поселения именно как вид муниципального образования, который должен находиться и работать в Российской Федерации. Если мы подписали Хартию о местном самоуправлении, если говорим о том, что местное самоуправление в Российской Федерации есть, то оно и должно быть. И сельское поселение на сегодняшний день, на мой взгляд, это основа местного самоуправления в России. Поскольку в городах, особенно в крупных, та или иная форма взаимодействия с субъектом более сильна, то на селе более тесной связи с населением нет.

Когда есть денежные средства, исполнять свои обязанности, причем достаточно серьезные, сложно. У очень многое и с деньгами не получается, а без денег это еще сложнее. Тем не менее, сельские поселения, при том, что на них свален достаточно серьезный объем полномочий при отсутствии финансирования, со многим справляются. За последние десятилетия, когда работает закон «О местном самоуправлении», наработан положительный опыт. Ведь вы посмотрите – сельские клубы восстанавливаются, возвращается медицина, возвращаются даже те же вопросы школьного и дошкольного образования, которые хоть и не входят в компетенцию сельских поселений, но они снизу как бы «подталкиваются» населением. Есть люди, которые от имени населения не выполняют указания сверху, а подталкиваются снизу: «Ребята, давайте. Нам нужна школа. Нам нужен детский сад. Нам нужно их увеличивать. Нужна нам больница», – и так далее и тому подобное.

— А вот скажите, Леонид Владимирович… Говорят, что наша страна генетически не предрасположена к демократии. Как вы считаете, мнение людей как-то учитывается, вот вами в частности?

— Безусловно.

— А как оно учитывается, как люди выражают свое мнение? Приходят к вам, стоят на площади и ругаются, или, может, вы референдумы проводите?

— Нет, референдумы мы не проводим, но сходы граждан проводим регулярно. Референдум – это все-таки одна из форм прямого волеизъявления граждан, которая требует определенной бюрократии и финансовых затрат. Зачем? Просто сходы граждан. И то, о чем вы говорите, даже та же ругань – она тоже может быть положена в основу. Но как она может быть положена?

— А есть какие-то принципиальные моменты, которые вы учитываете в своей работе? Вот какая-нибудь баба Фрося выходит и говорит: «Слушай, Леонид Владимирович, вот тут неправ». Признаете, или, наоборот, скажите: «Баба Фрося, сиди там за печкой, темнота некультурная, мы сами тут решим»?

— Если неправ, то это надо признавать. А как иначе-то? Ведь, поймите, в чем сегодня специфика сельских поселений, которые сформировались. В большинстве своем руководят ими те люди, которые живут там.

— Вы за то, чтобы еще добавить власти сельсоветам, или это уже лишнее?

— Сельсовет в свое время был прообразом сельского поселения.

Он включал в себя несколько деревень, несколько населенных пунктов, сел, как и сейчас сельские поселения. Поэтому, конечно, я как председатель Палаты сельских поселений отстаиваю то, чтобы данный институт был создан правильно…

— То есть вы готовы делегировать власть дальше, глубже в народ?

— А этим и надо заниматься. Вопрос – в какой форме. И на сегодняшний день таких форм несколько: это товарищества собственников жилья, территориальное общественное самоуправление, институт старост. И без этого никак. Вот если этими институтами не пользоваться, то руководить невозможно, тогда отрыв населения от власти полный. Большинство чиновников считают, что они знают лучше, что для того или иного населенного пункта будет хорошо, а что – плохо; где нужна дорога, а где – колодец. Ведь мы на самом деле поставлены перед таким выбором, и мы иногда такой выбор должны сделать при отсутствии финансовых средств. Что важнее для села – отремонтировать дорогу или вырыть новый колодец? Сделать и то, и другое зачастую невозможно.

И вот есть целый ряд чиновников, которые считают, что они знают, они решат все за население, с ним не советуясь. Но мы уже видим и положительные примеры: в Ленинградской области – институт старост, в Центральной России – институт Программы поддержки местных инициатив. А ведь она завязана не только на участие населения, а иногда даже на софинансирование населением определенных проектов, когда незначительная часть софинансирования, участие трудом населения создает определенные объекты и дает возможность привлечь достаточно серьезные финансовые средства из субъектов федерации. Вы понимаете? И при этом создаются объекты, возрождаются объекты благоустройства, инфраструктуры, которые необходимы в первую очередь.

— То есть «нервная система» таким образом восстанавливается?

— Совершенно правильно. Но нужно учитывать современные реалии.

Проблема не в том, что в свое время колхозы перешли в частный бизнес, а земля, в принципе, растворилась. Вернуть бизнес под руководство власти, в том числе на селе, и вообще в стране невозможно. Я думаю, в Российской Федерации это уже процесс необратимый. Вопрос в том, что сделать для того, чтобы новые формы хозяйствования получили развитие, экономическую эффективность, чтобы шел прирост рабочих мест. Но в сельском хозяйстве сегодня сокращаются рабочие места не только потому, что сокращается количество колхозов, а благодаря автоматизации труда, новым технологиям, умной технике.

— Ну, что же, пожелать вам успеха и вашему Конгрессу, который… Я так и не понял, кто же все-таки его создал.

— Его создали сами муниципалы, но, безусловно, при взаимодействии с органами государственной власти.

— Ну, очень хорошо. Надеюсь, это будет хорошим противовесом тем, кто считает, что власть на селе должна быть только государственной.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 2 августа 2018 > № 2696445 Леонид Костин


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > tpprf.ru, 2 августа 2018 > № 2693702 Павел Кудрявцев, Елена Щербинина

Торговая война США и КНР: чего ждут и опасаются российские компании в Китае.

Торговая война США и Китая набирает обороты с каждым днем и оказывает все более заметное влияние на глобальную экономику после введения ими взаимных пошлин; Вашингтон угрожает – Пекин защищается, отвечая оперативно и симметрично, но пока не спешит поворачиваться к своему стратегическому соседу-партнеру и наращивать импорт из России.

Эксперт объяснила, почему новые пошлины США против Китая маловероятны

Корреспондент РИА Новости пообщалась с региональным представителем Торгово-промышленной палаты России (ТПП) в Восточной Азии в Пекине Павлом Кудрявцевым и заместителем коммерческого директора ЗАО "Алейскзернопродукт" им. С.Н. Старовойтова Еленой Щербининой, которые рассказали, с какими именно вызовами и проблемами сталкивается российский бизнес в нынешних условиях, чего опасаются и на что надеются отечественные компании.

В среду Белый дом подтвердил, что США планируют ввести пошлины в 25% вместо 10% на импорт китайских товаров и услуг на сумму 200 миллиардов долларов. В Пекине, комментируя информацию об этом, ранее обнародованную агентством Блумберг, заявили, что КНР примет необходимые контрмеры для защиты своих законных прав и интересов, если США будут провоцировать эскалацию торговой войны.

Осторожное зондирование

В Китае заявили о намерении решать торговые противоречия путем переговоров

Торговые трения двух крупнейших экономик мира и повышение взаимных пошлин на ввоз целого перечня товаров заставили других игроков международного рынка задуматься о том, как воспользоваться данной ситуацией, успеть занять освобождающие ниши и выгодно реализовать собственную продукцию. При том, что у российской продукции на китайском рынке есть значительный потенциал в связи с относительно невысокой ценой и хорошей репутацией, особо активного повышения интереса с китайской стороны пока не наблюдается.

"На сегодняшний день говорить о развороте китайского бизнеса в сторону России вследствие торговых трений с США пока, наверное, преждевременно. Между тем, некоторое влияние американо-китайского разлада на российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество уже проявляется", — заявил Кудрявцев.

По словам собеседника агентства, прежде всего необходимо отметить возросшую активность китайских игроков рынка масличных культур, главным образом – сои. По данным Россельхознадзора, с июля 2017 по май 2018 года экспорт соевых бобов в КНР увеличился почти вдвое.

"Положительная тенденция налицо, китайцы продолжают зондировать возможности российского Дальнего Востока на предмет расширения поставок масличных, при этом действуют "по всем фронтам": соответствующие обращения идут по линии бизнеса, государственных ведомств и ассоциаций предпринимателей, активная работа проводится бизнесменами из КНР непосредственно и на территории России", — сообщил представитель ТПП.

Преграды и стимулы

Китай предостерег США от эскалации торговой войны

По мнению Кудрявцева, "можно предположить, что трения с США дали некоторый стимул для активизации работы по снятию нетарифных барьеров в российско-китайской торговле продовольственными товарами".

"Так, например, в текущем году сторонам практически удалось договориться относительно деталей открытия рынков молочной продукции и замороженного мяса птицы. В идеале, подписание соответствующих соглашений следует ожидать в ближайшее время", — добавил представитель ТПП.

Однако, подчеркнул он, "при всем при этом есть и негативные моменты". "Примечательно, что именно на фоне торговых споров с США китайские коммерческие банки принялись излишне рьяно исполнять требования американских надзорных органов в области осуществления антироссийских санкций", — заявил Кудрявцев.

Собеседник агентства пояснил, что, "в частности, участились случаи отказа банков КНР от обслуживания отечественных компаний несмотря на то, что данные юридические лица не входят в санкционные списки, равно как не подпадают под американские рестрикции совершаемые ими операции" — открытие счетов, обслуживание торговых сделок, открытие аккредитивов.

По его сведениям, "кредитно-финансовые институты КНР также чрезмерно перестраховываются и при работе с российскими физическими лицами, отказывая им, например, в оформлении дебетовых банковских карт и нередко даже в обмене валюты".

Ожидание — реальность

Мэр Лос-Анджелеса рассказал, к чему приведет "глупая торговая война" с КНР

После публикации китайской стороной списка американских товаров, на которые будут повышены ввозные пошлины, российские производители и поставщики зерновых культур рассчитывали на рост импорта в Китай, так как продукты из российского зерна пользуются популярностью у китайских потребителей и по ценовой политике, и по уровню качества. Однако в последний месяц ЦБ КНР резко опустил курс юаня, что стало ощутимым препятствием для расширения присутствия российских товаров на китайском рынке.

"Очень многие китайские компании в марте-апреле достаточно активно были настроены на то, что расширятся их возможности по поставкам товаров из России в Китай. В особенности зерновых культур. Но должна вам сказать, что пока кардинального увеличения незаметно", — заметила Щербинина.

По ее словам, "российские производители продуктов питания, нацеленные на поставки в Китай, сейчас столкнулись с повышением цен на их товары на внутреннем китайском рынке из-за резкого снижения курса китайской национальной валюты", отчего пострадали "вообще все, кто ориентируется на китайский рынок".

"Особенно это сложно именно с российскими продуктами, потому что они с 2014 года позиционируются в Китае как дешевые. Сейчас, по сути, мы находимся в состоянии, когда китайские покупатели переживают факт того, что товары подорожали, психологически некоторое время это, конечно, еще будет сдерживать спрос. Так что, для российского экспорта несырьевых товаров эта война скорее помешала, чем помогла", — подчеркнула Щербинина.

"Пока еще рано делать какие-то определенные выводы о влиянии этих событий на российских товаропроизводителей, прежде всего, нужно понять, как все дальше будет развиваться. Потому что изначально, когда это еще не случилось, все видели только плюсы, но мало кто, кроме китайского правительства, подумал про национальную валюту", — добавила эксперт.

Определенности нет, есть надежда

США намерены продолжить оказывать давление на Китай по вопросам торговли

При этом, по словам представителя российской компании, "для зернового сырья и масличных культур вполне можно ожидать значительного роста объемов поставок из России в Китай в рамках диверсификации китайских компаний, давно работающих на этом направлении".

Она отметила возможность того, что повышение интереса китайских компаний, занимающихся поставками зерновых и масличных в Китай, позволит снять некоторые существующие ограничения.

"К примеру, завозить в Китай пшеницу можно не со всей территории РФ, и вообще не все культуры разрешены к ввозу. Так что в этом смысле российским аграриям может эта "война" помочь, расширить их возможности", — предположила собеседница агентства.

Она добавила, что "теоретически должен быть выигрыш для наших компаний", но "еще рано говорить определенно".

"О чем-то более конкретном можно будет говорить после того, как у нас соберут урожай. В том числе важно, в каких регионах РФ какой урожай на какие культуры будет, и тогда станет яснее, какое увеличение можно ожидать по этим видам товаров с учетом существующих согласований между нашими государствами по этим товарным позициям", — подытожила Щербинина.

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > tpprf.ru, 2 августа 2018 > № 2693702 Павел Кудрявцев, Елена Щербинина


Россия. СФО > Агропром > oilworld.ru, 2 августа 2018 > № 2692786 Александр Ракшин

Александр Ракшин. Кризис не может не повлиять на покупателей.

Владелец розничной сети «Мария-Ра» Александр Ракшин рассказал порталу Rbanews.ru о заключенных контрактах, о превратностях взаимоотношений производителей и ритейлеров, предварительных итогах года и поделился своим прогнозом ситуации на потребительском рынке.

— Александр Федорович, расскажите о вашем участии в «Алтайпродмаркете».

— Мы подписали контракты с четырьмя предприятиями края, с которыми пока еще не работали. Они производят качественные продукты, но в небольших объемах. К примеру, с Куяганским маслосырзаводом, который не закроет потребности всей нашей торговой сети, но барнаульцы его продукцию увидят. Договорились о поставках с Рубцовским мясокомбинатом и др. Все это небольшие предприятия, а с самыми крупными мы уже давно работаем. Но ведь и на маленьких производствах люди душу вкладывают! Может, он даже более высокого качества, поскольку сделан с большим усердием. По логике и цена на такую продукцию должна быть повыше, но незначительно.

— Как изменилось поведение потребителей?

— Не может кризис не повлиять на покупателей. Люди стали чаще ходить в магазины, а покупают меньше. Впрок теперь никто не закупает. Если раньше, по данным маркетинговых исследований, покупатель пользовался услугами не более двух сетей (компаний), то теперь он в среднем посещает четыре розничные сети в поисках акционного товара. С моей точки зрения, в будущем году ситуация на потребительском рынке ухудшится. Предпосылок к росту пока нет, а нагрузка на бизнес растет.

— Сельхозпроизводители и переработчики часто высказывают претензии торговым сетям. А у вас есть к ним претензии?

— Каких-то серьезных проблем я не вижу. Никакой трагедии в наших взаимоотношениях, с моей точки зрения, не существует. Мы всегда договаривались и обречены на это в будущем. Жалуется тот, кто производит неконкурентоспособную продукцию. Но они всегда будут жаловаться! Мы ведь только посредники между производителем и покупателем. И если потребитель не готов покупать такой товар, зачем мы будем брать его на полку? А за качественным и недорогим товаром мы сами будем бегать! Жалуется тот, кто не хочет у себя изыскивать резервы и возможности для снижения себестоимости, продвижения производимой продукции. Они, наверное, думают, что за них это будет делать Александр Богданович (Карлин, губернатор Алтайского края). Знаю, что многие (даже мои земляки) с такими жалобами и ходят к нему. Ну что ж, он им разъясняет…

— Какова доля отечественной продукции на прилавках магазинов «Мария-Ра»?

— Она составляет 99 процентов. Доля алтайских производителей в объемах продаж приблизилась к 50 процентам, а в ассортиментной матрице — около 70 процентов

— Какими будут итоги года?

— Ожидаем прирост товарооборота около 20 процентов. Число открытых магазинов сети «Мария-Ра» составит в 2015 году около 85. Только за два последних месяца планируется открыть 32 магазина. В тоже время по физическому объему проданной продукции отмечается снижение в пределах 1 процента. К слову, самый низкий в России показатель среди торговых сетей. По чистой прибыли можем уйти в минус, в лучшем случае останемся на уровне прошлого года. По итогам года заплатим около 6 млрд. руб. налогов, из них — 5,3 млрд. руб. в Алтайском крае.

rbanews.ru

Россия. СФО > Агропром > oilworld.ru, 2 августа 2018 > № 2692786 Александр Ракшин


Россия. ЦФО > Агропром. СМИ, ИТ > oilworld.ru, 1 августа 2018 > № 2692773 Дмитрий Филиппов

Дмитрий Филиппов. Я не понимаю, почему все боялись "Меркурия".

Дмитрий Филиппов, генеральный директор “ООО Маслосырзавод Новопокровский” рассказал Milknews о том, как рынок чувствует себя спустя месяц после введения ФГИС “Меркурий”, и о том, какие проблемы остались у отрасли и требуют внимания регулятора.

Месяц назад ввели ФГИС “Меркурий”, и нам, как участникам рынка, хотелось бы, чтобы работу над ней продолжили и дальше. На сегодняшний день система работает на переработчиков и производителей, а дальше, на торговые сети и отгрузки, она фактически не распространяется. Это в корне убивает всю задумку “Меркурия”, который был создан для того, чтобы фальсификата на прилавках наших магазинов не было в принципе, либо он был, но назывался так, как должен - например, молокосодержащим продуктом. Изначально “Меркурий” должен был объединить в себе потребителя и конечного продавца, а фактически он зациклил на себе переработчика и производителя, а продавец как принимал в обход системе, так и продолжает. Что мы видим сегодня - в итоге систему отложили на год, некоторые компании, такие как Danone и PepsiCo, просто пролоббировали вывод готовой продукции из системы и предложили альтернативу - маркировку, которую сейчас активно тестируют. Она будет введена через год, и, якобы, должна связывать переработчика и продавца. Получается абсурд. Это один из примеров задумок, которые вводятся для благих целей - необходимо, чтобы они в конечном итоге достигали достигали результата - на сегодняшний день они не добились никакого. Будем мы маркировать, и что? Мы и сейчас маркируем, и уже не раз судились с теми, кто подделывает наши этикетки.

Я не понимаю, почему все боялись, что к “Меркурию” никто не подготовится вовремя - сейчас мы не принимаем ни одного литра молока без сертификата. А вот отгружаем мы так: где-то просят с “Меркурием”, где-то просят без - в таком случае мы отгружаем, как и раньше. Неизвестно, что с таким подходом будет в конечном итоге попадать в магазины, т.к. они на сегодняшний день не обязаны отслеживать, была ли продукция сопровождена ФГИС с момента производства. Для готовой продукции ЭВС вообще отменили почти за два дня до введения, поэтому мы раньше времени не будем давать никаких оценок новой маркировке. Кроме того, другая проблема, связанная с контрабандой с Белоруссии и Украины и по сегодняшний день функционирует и никаким образом не решается.

Все остальное в рыночных отношениях мы сами урегулируем, нам важно, чтобы была адекватная цена на молоко и натуральную продукцию. Помощь и поддержка на сегодняшний день осуществляется, не в тех объемах, как хотелось бы, конечно, но мы считаемся средним бизнесом, и до нас она доходит. Льготного кредитования не на всех хватает, но нам в прошлом и этом году выделили кредиты под 3,5%. Но я все равно считаю, что больше поддержки нужно оказывать скорее не переработчикам, а производителям.

Россия. ЦФО > Агропром. СМИ, ИТ > oilworld.ru, 1 августа 2018 > № 2692773 Дмитрий Филиппов


Россия. ЮФО > Агропром > oilworld.ru, 1 августа 2018 > № 2692762 Андрей Коробка

Андрей Коробка. Производство молока на Кубани растет, но темпы нас не устраивают.

Вице-губернатор Кубани по вопросам АПК Андрей Коробка рассказал изданию «Деловая газета. ЮГ» о планах по господдержке страхования урожая, развитии кооперации и темпах молочного производства в регионе.

- Какова сегодня ситуация в АПК в части растениеводства?

- Мы рассматриваем урожайность не с точки зрения валового сбора зерна, а с точки зрения экономического результата отдельного хозяйства. В этом году он лучше, чем в прошлом, так как цена на зерно выше.

Впереди сбор пропашно–технических культур, бобовых. Здесь, конечно, совсем не оптимистичные прогнозы. Год был сложный. Что касается уже собранной пшеницы, то нам удалось достичь главной цели — не рекордный урожай, а высокое качество зерна. И сейчас у нас более 30% озимой пшеницы 3–го класса, более 60% — 4–го класса, причем в нем половина имеет протеин 12,5. Это дает возможность нашим аграриям продавать зерно по хорошей цене.

- Сколько гектаров пострадало от града?

- Пострадало 60 тыс. га посевов, погибло 25 тыс. га. Это затронуло 186 крестьянско–фермерских хозяйств и 30 предприятий.

- В связи с ситуацией, которая сложилась в районах, пострадавших от града, областные власти планируют предпринимать меры, чтобы на Кубань возвратилось страхование с господдержкой?

- Да, мы сейчас прорабатываем меры, которые будут обоюдно выгодны обеим сторонам: и страховщикам и аграриям.

Ведь почему на Кубани отказались от страхования? Дело в том, что Россельхозбанк ранее имел программу кредитования под залог посевов, соответственно, они страховались в обязательном порядке. Программа закончилась, а добровольного желания страховаться никто не проявил. Суммы, которые получает хозяйство при наступлении страхового случая, далеко не соответствуют тем выплатам, которые оно осуществляет в адрес страховщика. И сам механизм выплат у страховых компаний далеко не совершенен — зачастую деньги получить очень сложно. Поэтому губернатор уже лично вышел с инициативой пересмотра законодательства в агростраховании, и Госдума над поправками сейчас работает.

Моя позиция — агрострахование должно быть обязательным. Но ставка должна быть в десятки раз меньше. Со следующего года мы заложили в планах меры господдержки агрострахования.

- Как следует понимать выражение «практически никто не страхуется»: вообще никто или совсем мало?

- Страхуется в основном южная предгорная зона, там каждый год выпадает град. Если говорить о тех районах, где град случился в этом году, то местные старожилы были удивлены — они такое видели впервые. И там никому и мысли не приходило застраховать посевы.

- Что ждет те хозяйства, которые пострадали: они разоряться или вы поможете им?

- Мы собрали руководителей всех пострадавших КФХ и предприятий. Выслушали каждого. Все они сказали нам следующее: «Нам не надо особо помогать, дайте нам возможность с отсрочкой оплаты приобрести семена, удобрения и средства защиты растений, а также пролонгировать взятые кредиты или перекредитоваться. Сегодня есть договоренности с производителями удобрений, семян и с банками. В дополнение мы рассматриваем меры бюджетной поддержки.

-А сколько нужно?

- Нужно минимум 400 млн рублей. Это требуется хотя бы для компенсации тех затрат, которые они понесли.

- Высокие переходящие остатки зерна в прошлом году негативно влияли на экономику хозяйств. Какие они в этом году?

- Сейчас остатки 80 тыс. тонн. Это небольшие цифры. О кукурузе вы не говорили. Этим летом на нее, бедную, жалко было смотреть. На нее и сейчас жалко смотреть. Дожди несколько подправили ситуацию. Я недавно ездил в Павловский район — стало немного лучше. Если смотреть правде глаза, то в северной зоне края кукуруза очень пострадала от засухи.

Порядка 30 тыс. га кукурузы из зерновой переведены в силосную. Ставили цель — 210 центнеров с гектара по силосной кукурузе, но пока это будет где–то 150 центнеров.

- Минсельхоз активно финансирует развитие кооперации в Краснодарском крае. Тем не менее статистика показывает, что кооперативов становится все меньше. И в прошлом году их количество снова сократилось. Какие показатели в этом году? И в чем проблема — если есть программа по поддержке кооперативов, почему они уходят с рынка?

- Насчет того, что кооперативы уходят с рынка, я даже с одной стороны и рад этому. Во многих кооперативах не совсем должным образом ведется работа или они существуют в некоем аморфном состоянии. Пусть останутся только те, которые реально работают.

По статистике сегодня у нас в крае 81 работающий кооператив, который действительно дает продукцию. Создано еще 19 кооперативов. Видение развития кооперации, каким оно было в советское время и наше настоящее видение — разные. У нас в крае есть шесть кооперативов, которые показывают отличные результаты, работая как некий холдинг, в переносном смысле, конечно, — то есть они объединяют в себе множество КФХ, ЛПХ и предприятий. Так, в Кущевском районе создан кооператив, где порядка 4 тыс. только ассоциированных членов, то есть тех, у кого прямой контракт на поставку продукции. Вот такие кооперативы сегодня нам нужны.

Нам нужно не огромное количество кооперативов, а большое количество вовлеченных в кооперацию: целевая цифра не менее 50%. В следующем году субвенции на развитие личных подсобных хозяйств мы будем предоставлять через кооперативы.

- А сейчас какая часть вовлечена в кооперацию?

- Пока немного. Около 10%. В растениеводстве мы каждый год наращиваем свой потенциал. В животноводстве есть проблемы с численностью поголовья и племенным воспроизводством, многие говорят о том, что стада в принципе негде стало пасти, площади пастбищ сократились.

- Ситуация как-то меняется?

- Производство молока в крае растет, средние надои тоже. Но те темпы, которые сегодня есть, нас не устраивают. Кубань сейчас молоко закупает в других регионах. С фальсификатом мы боремся, возможно, не на должном уровне, и эта проблема остается. Мы пересмотрели подходы к субсидированию. Особенно это связано с племенным хозяйством. Если в 2016 году мы выделяли порядка 100 млн рублей, то в 2017-м - свыше 300 млн, так же будет и в 2018-м. Ставка на одну голову гораздо выше, чем ранее. Это стимулирует племенные хозяйства заниматься реализацией племенного молодняка.

На сегодня, к сожалению, всего порядка пяти хозяйств подтвердили статус племенных. Сейчас мы следим за тем, чтобы они выполняли функции, к которым их обязывает этот статус, то есть реализовывали или вводили в собственное стадо не менее 10% племенного поголовья.

Фактором развития животноводства мы видим создание таких хозяйств, где себестоимость молока будет ниже, чем у производителей в других регионах. Сейчас в минсельхозе прорабатывается программа, которая в ближайшее время выйдет на публичное обсуждение. Низкая себестоимость,

во–первых станет главным конкурентным преимуществом наших производителей молока на российском рынке. Во–вторых, это отведет нас от ежегодной поддержки на килограмм молока.

Мы прекрасно понимаем, что при стоимости молока в 22 рубля за килограмм рубль господдержки — это ничто. Это не та мера поддержки, которая может действительно дать эффект, но при этом мы постоянно за нее боремся. А я считаю, что правильнее дать нашим животноводам ту технологию и поддержать ее финансово, которая позволит вне зависимости от наличия субсидий быть рентабельными. В мире такие технологии есть. Мы сейчас подбираем типовые проекты по реконструкции ферм.

Основным драйвером в развитии животноводства должны выступить малые хозяйства. Кстати, уже сейчас КФХ прогрессируют — у них порядка 20% рост поголовья. Потому что они видят, что перспектива здесь длиной не в 1–2 года, а в десятилетия. И многие хозяйства имеют очень неплохую экономику. Если брать 2017 год, то это 40% рентабельности.

Кроме того, мы видим развитие животноводства как фактор сохранения плодородия почв. Все последние обследования почв на Кубани показывают снижение плодородия. В Беларуси есть норма — на 1 гектар должно вноситься не менее 8 тонн органики. Мы будем идти если не к такой же цифре, то к близкой с ней.

Поэтому сегодня инициатива губернатора и депутатов от Краснодарского края в Госдуме принять на федеральном уровне закон о севоообороте и ответственность за его невыполнение. Мы на ближайших совещаниях будем рассматривать ответственность за несоблюдение нормы в 10% многолетних и бобовых культур. Кроме того, лично мне не понятно, зачем оказывать господдержку тем, кто не соблюдает нормы севооборота. Это тоже может быть формой влияния на аграриев.

-Каждый год отчитываются по урожайности, и она все выше и выше. А это как-то сказывается на социально-экономическом развитие села, и есть ли вообще такая закономерность?

- Вот как раз о чем мы уже говорили: развитие кооперации и вовлечение в нее как можно большей доли хозяйств - это будет влиять на социально–экономическое состояние села. А рекордная урожайность, конечно, никакого яркого эффекта не дает. Должно быть научно развитое садоводство, животноводство, овощеводство - это дает предприятия, где заняты люди. Если будет работа на селе, будет и достойная жизнь.

Россия. ЮФО > Агропром > oilworld.ru, 1 августа 2018 > № 2692762 Андрей Коробка


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 1 августа 2018 > № 2691874 Василий Говера

Строить бизнес на временно высокодоходных культурах неразумно

Украинским аграриям следует комплексно подходить к созданию и ведению бизнеса, а не гнаться за быстрой окупаемостью, как это бывает с нишевыми культурами.

Такое мнение высказал экономист в сфере агробизнеса Европейского банка реконструкции и развития Василий Говера.

«Искать «нишу» не нужно, а строить бизнес на временно высокодоходных культурах неразумно. В сельском хозяйстве нужно формировать эффективные производственные системы и цепи добавленной стоимости, потому что только так производитель сможет выйти на конкурентную себестоимость с любым продуктом в любом сегменте рынка», — считает он.

По мнению эксперта, нужно инвестировать в долгосрочную перспективу, внедрять новые технологии, планировать свой бизнес на 10-20 лет, а не искать окупаемости за 3 года.

«Внедряя новые технологии, ты получаешь эффективный уровень использования собственных ресурсов, снижаешь себестоимость и улучшаешь качество продукции», — подчеркнул Говера.

Как отмечает экономист, следует понимать, что на сегодняшний день украинские производители зависят от мировых цен. Соответственно, быстро окупить инвестиции можно в «нишевом» и временно высокодоходном сегменте, или производственными системами, где занижены инвестиционные расходы, экстенсивно используется дешевая рабочая сила и земельные ресурсы.

«Рассмотрим на примере мясо-молочного скотоводства. В Украине работает молочный сегмент, в основном с низким уровнем автоматизации и неэффективным использованием кормов, потому что у нас дешевая рабочая сила и кормовая база. Капитальные инвестиции в основном минимизированы, себестоимость производства молока высокая, а его качество низкое. И как только проседает рынок, мы понимаем, что не можем адаптироваться, ведь выходим за рамки доходности. В то же время производители, которые инвестировали в технологию и качество, продолжают работать в прибыль», — пояснил он.

Также, по мнению Говеры, в Украине существует еще одна проблема — нечего продать.

«У нас есть прекрасные примеры успеха, однако по большей части компании не готовы к экспорту, они не только не умеют, но и не имеют, что продавать. Как формируется устойчивая позиция на рынке? Стабильными объемами, стабильным качеством и конкурентной ценой. Покупателя не интересует разовая поставка интересной продукции, ему нужны количество и качество, которое ты можешь гарантировать в долгосрочной перспективе», — добавил экономист.

Он подчеркнул, что украинский производитель должен работать по формуле: гарантированный объем — гарантированное качество — низкая себестоимость.

«Повторюсь, что этого можно достичь только при внедрении долгосрочных инвестиций… Задайте себе вопрос: почему фермеры-иностранцы в Украине являются успешными? Прежде всего, потому что они имеют капитал из-за рубежа на более низких процентах. Они могут инвестировать в более долгой перспективе, чем украинские фермеры», — добавил Говера.

С другой стороны — у них нет тенденции чистую прибыль сразу инвестировать в новый автомобиль. В этом и заключается секрет успеха их бизнеса, который должны брать на вооружение и отечественные аграрии, подытожил эксперт.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 1 августа 2018 > № 2691874 Василий Говера


Украина > Агропром. Недвижимость, строительство > ukragroconsult.com, 1 августа 2018 > № 2691746 Олег Бахматюк

Бахматюк рассказал, какую модель земельного рынка стоит внедрить в Украине

Олег Бахматюк, владелец крупнейшей в Украине агрокомпании UkrLandFarming, рассказал, какая модель рынка земли нужна украинским аграриям и что должно сделать государство, чтобы помочь развитию аграрного сектора экономики Украины. Об этом Олег Бахматюк заявил в интервью РБК-Украина.

По его словам, рынок земли - не самоцель. Стране нужна эффективно работающая экономическая модель для разных кластеров агробизнеса, и соответственно – разная политика государства для поддержки производителей агропродукции в этих кластерах.

"Я бы разделил рынок земли на три примерно одинаковых кластера. Первый - это по сути небольшие участки до 5 га земли. Государство уже начало давать определенные дотации этим людям на содержание одной коровы, но надо продумать и другие механизмы, прежде всего связанные с кооперацией. Второй кластер - средний землевладелец, который должен насытить внутренний рынок своей продукцией. И львиная доля дотаций государства должна идти именно сюда. Кроме того, именно эта часть хозяйств страдает от рейдерства. Что-то уже сделано, но это ненормально, когда фермеры объединяются в военизированные отряды против рейдеров. И третий кластер - это крупный производитель, который должен работать, прежде всего, на экспорт", - заявил Олег Бахматюк.

По мнению Бахматюка, крупному производителю нужны не дотации от государства, а помощь с инфраструктурой (дороги, подъездные пути к портам и т.д.) и государственный лоббизм отечественного агробизнеса на внешних рынках.

"Американский посол в одной стране мира не стесняется говорить, что "Я - это Coca-Cola", а японский посол нигде не стесняется говорить, что "Я - это Toyota или Mazda". И только украинский посол боится даже заикнуться о том, что он поддерживает какую-то украинскую компанию", - говорит бизнесмен.

Напомним, что компания Бахматюка Ukrlandfarming - лидер в сфере сельскохозяйственного производства в Украине, управляющий более чем 300 предприятиями в 600 населенных пунктах Украины.

По оценкам Антимонопольного комитета Украины, компании Олега Бахматюка управляют самым большим в стране банком плодородной черноземной земли площадью более 600 тыс. га, а компания "Авангард", входящая в агрохолдинг, является вторым в мире и первым в Украине производителем куриных яиц.

Украина > Агропром. Недвижимость, строительство > ukragroconsult.com, 1 августа 2018 > № 2691746 Олег Бахматюк


Россия. Белоруссия > Агропром > ras.ru, 31 июля 2018 > № 2697217 Ирина Донник

Вице-президент РАН: я очень позитивно отношусь к тому, что делают наши западные соседи-союзники. Особенно – к трактору «Беларус»

Академик и вице-президент РАН Ирина Донник рассказала об уровне развития белорусского сельского хозяйства и сотрудничестве между аграриями двух стран.

- Президент РАН академик Сергеев, выступая на 2-м съезде белорусских учёных, сказал, что в плане аграрной науки нам не мешало бы взять пример у союзной сестры – синеокой Беларуси?

- Он абсолютно прав. Беларуси удалось не просто сохранить, но и приумножить прошлые достижения в этой области. У них все работает, у них порядок. Я уже почти 30 лет занимаюсь проблемой лейкоза крупного рогатого скота. От этого заболевания крови животные страдают тотально по всей стране.

- Лейкоз – это белокровие, онкология?

- В данном случае эта болезнь инфекционная, у неё выявлен возбудитель. В 1991 году мы все занимались этой проблемой. Ученые Беларуси, Украины, Молдавии, России собирались, обсуждали характер распространения, особенности борьбы с заболеванием. Заражённых животных было у всех примерно одинаково: 50-80% поголовья. Мы строили много планов, отрабатывали программы. На сегодняшний день с этой инфекцией в России справились только в Свердловской и частично – в Ленинградской области. Украинцы вообще забросили эту оздоровительную программу, хотя они начинали первые, так же как и молдаване. Приезжаю в Беларусь на конференцию, а мне говорят: у нас среди животных лейкоза нет. Действительно, болезнью поражено менее 0,03% коров. То есть белорусы - единственные из постсоветских республик сумели ликвидировать эту проблему.

- И что сыграло главную роль?

- Они сохранили всю свою науку, они сберегли сельский уклад. Существенно помог личный контроль Президента. Надо сказать, что вообще мы с белорусами сотрудничаем достаточно плотно. Заключается много договоров между российскими институтами и белорусскими, РАН активно взаимодействует с НАНБ. И объемы сотрудничества постоянно растут. Поэтому я очень позитивно отношусь к тому, что делают наши западные соседи-союзники. Особенно – к белорусской сельскохозяйственной технике. Особенно – к трактору «Беларус».

- Считаете, российские тракторы хуже?

- Не хуже, в России таких своих «средних» тракторов нет, мы их потеряли. У нас было много тракторных заводов, а остались только те, что производят крупную технику: Кировский и «Ростсельмаш». А раньше средние тракторы выпускались ещё в Челябинске и Липецке.

- А что скажете про тракторы китайские?

- Китайцы хватают технологии прямо на лету. Они к нам приезжают, предприятия посещают, институты, симпозиумы, конференции, совещания и все записывают. У них «уши, как локаторы», любую фразу фиксируют. Ко мне как-то одна девушка китайская приехала, руководитель Технопарка в одной из провинций. Говорит: «Ирина Михайловна, мы все ваши работы проштудировали, дайте нам любую вашу разработку, мы ее тут же внедрим. Вам деньги заплатим, оборудование поставим для совместной работы». Вот у них какой правильный подход: хлебом не корми, только дай чего-нибудь новое внедрить.

- На хлеб тогда они и сами заработают.

- И государство их финансирует, выделяет очень большие деньги, а в этом – главный залог успеха. Второе важное слагаемое, – желание быстрее получить отдачу, — у Китая так же присутствует в полной мере.

- А вот нам этих компонентов явно не хватает.

- Нашему сельскому хозяйству однозначно нужна серьёзная поддержка государства на уровне Минсельхоза и Минэкономразвития. У нас было 54 вида поддержки сельхозпроизводителей, сейчас все их свели в одну комплексную программу. Идет погектарная поддержка, но принять участие в конкурсе очень сложно. Особенно для мелких хозяйств, для которых льготная налоговая политика крайне важна.

Россия. Белоруссия > Агропром > ras.ru, 31 июля 2018 > № 2697217 Ирина Донник


Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 31 июля 2018 > № 2689965 Корней Биждов

НСА и власти Кубани ищут способы снижения затрат при восстановлении госагрострахования в крае

Национальный союз агростраховщиков (НСА) совместно с региональными властями Кубани рассчитывает найти варианты снижения затрат агропроизводителей на организацию страховой защиты с господдержкой, сообщил "Интерфаксу" президент НСА Корней Биждов.

Он напомнил, что такая необходимость возникла после публичных заявлений в СМИ вице-губернатора Краснодарского края Андрея Коробки о том, что власти региона планируют восстановить порядок субсидирования агрострахования и что бюджет будет выделять средства на условиях софинансирования.

"В действующей конструкции закона о страховании аграрных рисков с господдержкой относительно высокая стоимость страхования сельхозкультур в Краснодарском крае связана с тем, что стоимость полиса зависит от стоимости продукции, ожидаемой с гектара посевных площадей. Кубанский гектар дает высокую урожайность, в разы превышающую показатели многих регионов России, и, соответственно, такой гектар в страховании стоит дорого", - пояснил К.Биждов. Особенно это актуально, если речь идет о масличных или технических культурах. Одновременно, по данным НСА, страхование именно этих культур вызывало в последние годы растущий интерес аграриев как Кубани, так и всей России.

Глава НСА напомнил, что объемы страхования на Кубани практически обнулились с переходом в прошлом году на "единую госсубсидию". "Вместо запланированных к страхованию Минсельхозом Краснодарского края в 2017 году 332,8 тыс. га посевов не было застраховано с господдержкой ни одного гектара, в 2018 году регион уже даже не запланировал поддержку агрострахования", - привел данные глава НСА.

"30 июня этого года ряд районов Кубани существенно пострадал от сильного ветра и градобития: повреждены 60 тыс. га посевов. Первоначальная оценка ущерба составила 1,5 млрд рублей, в настоящее время власти оценивают сумму требуемых компенсаций аграриям в размере 400 млн рублей (такая оценка делалась с учетом только прямых затрат). Все пострадавшие посевы края не были застрахованы", - продолжил он.

Тема пострадавших от непогоды посевов широко обсуждалась в местных СМИ, представители региональных властей признали необходимость восстановления практики страховой защиты урожая на условиях госсубсидирования.

По мнению президента НСА, "с учетом сложившейся ситуации может быть найдено решение по выработке особой конструкции региональной программы агрострахования для растениеводства Краснодарского края, учитывающей профиль рисков и индивидуальный подход к некоторым из них".

Однако это станет возможным после принятия изменений в закон о господдержке в сельском хозяйстве, которые в настоящее время готовятся к рассмотрению депутатами Госдумы в осеннюю сессию. Существующая конструкция закона не позволяет заключать договоры страхования на условиях господдержки с учетом региональных особенностей. "Поправки в закон о господдержке в сельхозстраховании откроют возможности для разработки пилотных программ страхования, учитывающих специфику агропроизводства в регионах", - заявил К.Биждов.

По данным НСА, с начала действия закона о господдержке агрострахования в 2012 году по 2017 год хозяйства Краснодарского края заключили почти 3,5 тыс. договоров, а страховщики выплатили сельхозпроизводителям Кубани около 3 млрд рублей по страховым случаям. Основная группа рисков, ставших причиной наступления страховых событий, - явления, связанные с засухой, преимущественно атмосферной, и суховеями: на них приходится почти 73% выплат. Второй по значимости группой рисков считается риск заморозков, на такие выплаты приходится 21%, по ущербу в результате градобития страховщики НСА выплатили около 5% в общем объеме возмещений. Замыкает список реализовавшихся на Кубани рисков вымерзание озимых - менее 2% в общей структуре произведенных выплат.

До изменения порядка субсидирования в 2017 году Краснодарский край ежегодно занимал лидирующие позиции среди всех субъектов РФ по объему рынка сельхозстрахования с господдержкой. В 2016 году здесь было застраховано на условиях господдержки 400 тыс. га сельхозкультур.

Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 31 июля 2018 > № 2689965 Корней Биждов


Казахстан. США > Агропром > kapital.kz, 30 июля 2018 > № 2692547 Асад Ширинов

Coca-Cola делает ставку на Шымкент

Производитель – о росте цен, планах и литрах на душу населения

Елена Тумашова

«За последние пять лет нам пришлось поднять цены на свою продукцию примерно на 30−40%», — Асад Ширинов, руководитель представительства «Кока-Кола» в Казахстане, говорит, что в этом вопросе компания придерживалась того же ценового коридора, что и другие производители безалкогольных напитков в Казахстане. «Мы вынуждены увеличивать стоимость своей продукции, потому что определенную часть сырья покупаем за рубежом в долларах и евро», — продолжает эксперт. Вообще рынок Казахстана, на его взгляд, привлекателен для производителей. Спикер говорит об этом, зная ситуацию на рынках Турции, Пакистана, Грузии и Азербайджана — там он работал ранее. Представительство компании в Казахстане возглавил буквально месяц назад.

Деловой еженедельник «Капитал.kz» поговорил с Асадом Шириновым о том, какие безалкогольные напитки выгоднее всего производить в Казахстане, насколько сильна конкуренция в этой сфере и почему компания будет развивать шымкентское направление.

– Асад, рынок безалкогольных напитков в Казахстане – какой он?

– Потребление безалкогольных напитков на душу населения в Казахстане – одно из самых высоких в регионе и даже в мире, превышает потребление в России и Турции – в целом примерно на 20%. Но есть разница по категориям. Например, газированные напитки в Казахстане все же менее популярны, чем в этих двух странах.

Объем рынка очень большой по всем категориям и по всем производителям. Производственные мощности нашей компании – 750 млн литров в год, в прошлом году мы фактически выпустили и продали свыше 500 млн литров. Наша доля рынка безалкогольных прохладительных напитков, включая воду – примерно треть рынка, в некоторых категориях лидеры мы, в некоторых – другие компании. Таким образом, можно сказать, что весь рынок в прошлом году составил свыше 1,5 млрд литров, а потребление на одного человека – порядка 100 литров.

Возможность выпускать большие объемы привлекательна для производителей, но рынок стал не таким выгодным, как пять лет назад, до кризиса. Конечно, мы и сейчас зарабатываем. Но все же маржа упала при том, что цены подняли не намного – несоразмерно девальвации.

– Насколько вы хотели бы поднять цены, но не можете, и насколько у вас снизилась маржа?

– Стратегии поднимать цены постоянно нет. Задача – быть прибыльными, и каждый год прибыль должна увеличиваться за счет объемов производства. По некоторым категориям, например, по воде, мы цены вообще не увеличивали. Про маржу сказать не могу, это конфиденциальная информация.

– Если сравнить по тем позициям, по которым вы производите, где маржа больше, где – меньше?

– В категории «Соки» маржа очень маленькая: сырье – фрукты – стоит очень дорого, и еще и разнится в зависимости от самого фрукта. Одна из самых прибыльных категорий – «Вода», также прибыльно производить газированные напитки.

– Вы используете местные фрукты или импортные?

– В основном импортные. Покупаем во Франции, Нидерландах, апельсины, например, привозим из Бразилии. Пока не видим достаточного объема местного производства фруктов для покрытия наших потребностей.

– Кто ваши основные конкуренты? Ощущаете активность мелких производителей?

– Всех, кто работает на рынке Казахстана, рассматриваем как конкурентов и всегда приветствуем здоровую конкуренцию. Конкуренция разная по разным категориям, высокая – в соках и воде, а в холодных чаях и газированных напитках – меньше. Ситуация с соками объясняется тем, что у нас много производителей этого продукта и очень много везут из России, вода же – это самый простой в производстве продукт, многие компании могут производить воду в бутылках. А в производстве холодного чая и газированных напитков есть определенные сложности, поэтому не все компании берутся за это.

– Влияет ли на вас новый тренд здорового питания? Компоты в банках – серьезный конкурент для вас?

– Мы видим, что есть такой тренд, и он хороший. Если под здоровым питанием подразумевать сбалансированное питание и снижение количества потребляемых калорий, то мы проводим большую работу в этом направлении, снижая количество сахара и, соответственно, калорий в ряде наших напитков и предлагая выбор более маленьких упаковок. Ведь не секрет, что в большинстве напитков, включая компоты и соки, содержится сахар.

Мы, кстати, тоже выпускаем компоты, морсы. Но объемы производства того же компота пока не очень большие, чтобы составлять нам конкуренцию. Вообще, если сравнить, например, с Кавказом, то там производство в этой категории намного выше, чем в Казахстане. Возможно, это связано с более легким доступом производителей к более дешевым фруктам.

– Какие особенности спроса в Казахстане вы могли бы отметить?

– Самый большой объем производства у нас в газированных напитках, так как спрос на них выше всего. На втором месте вода, далее – соки, чаи. Объем производства энергетических напитков и всех остальных категорий очень небольшой, но они растут быстрее, чем другие категории. На Кавказе, если сравнивать, рынок энергетических напитков намного больше.

Но в Казахстане потенциал безалкогольных напитков в целом намного больше, чем в других странах, и он связан именно с масштабом рынка. То есть рынок растет не быстрее, чем в других странах, где рост может составить 20-30% в год, но за счет объемов он очень перспективен. Особенно это касается чая и соков.

– Недавно в интервью «Капитал.kz» производитель мороженого рассказывал, что в Казахстане этот продукт предпочитают больше в теплое время года, не зимой, а в европейских странах – круглогодично. Есть ли подобные предпочтения у потребителей безалкогольных напитков?

– В Европе и США мороженое и по маркетингу, и по инвестициям начали коммерциализировать намного раньше, в наших же странах – в Казахстане, России, на Кавказе – только лет 20 назад. Плюс на западе нет такого поверья, которое существовало в Советском Союзе, что есть и пить холодное – вредно, а зимой – вообще нельзя. С этим заблуждением мы сейчас активно боремся, ведь вкус прохладительных напитков наиболее полно раскрывается, когда они холодные.

В Казахстане сезонность в категории напитков очень низкая, если сравнивать с другими среднеазиатскими странами и Кавказом. Например, в Азербайджане 70% всего объема мы продаем с мая по сентябрь, когда очень жарко. А в Казахстане на эти пять месяцев приходится 45% продаж. Возможно, это связано с особенностями потребления, но это еще и вопрос маркетинга. В Турции, например, 30 лет назад сезонность была очень высокой. Но после того как газированные напитки стали активно рекламировать, например, на Новый год, как в Казахстане, сезонность стала намного ниже, внесезонные продажи выросли.

– Как распределяется потребление между Алматы, Астаной и, возможно, Шымкентом как крупным городом, с одной стороны, и регионами – с другой?

– На Алматы и Астану приходится примерно 40%, если учесть Шымкент, то немного выше 50%. То есть три города продают больше половины объема, что можно объяснить платежеспособностью населения. Сейчас мы направляем свои ресурсы на Шымкент – чтобы охватить потенциал этого растущего рынка. Конечно, у нас нет планов построить там завод, поскольку Шымкент располагается близко к Алматы. Но инвестиции в дистрибуцию, маркетинг, человеческий ресурс будут.

– Сейчас у вас в Казахстане два завода – в Астане и Алматы, есть ли распределение в поставках по регионам?

– В Алматы у нас 11 линий, в Астане – две. В Астане мы сейчас расширяем территорию – построили новые склады. Если будут вложения в дополнительные линии, то это будет именно в Астане. Астанинский завод работает в основном на северные и западные регионы страны, но есть продукция по разным категориям, которую мы производим в Алматы и поставляем в Астану, и есть продукция, которую, наоборот, производим в Астане и поставляем на рынок Алматы.

– В Астане ощущаете большее влияние России?

– Не по всем категориям. Из-за того, что в России цены намного выше, чем в Казахстане, товар оттуда не идет сюда. Но по сокам чувствуем конкуренцию: в соседней стране есть очень дешевые соки, которые везут в Казахстан. Россия сильна в этой категории, потому что там много крупных производителей инвестировали большие деньги и продолжают инвестировать в это направление.

– В чем потенциал рынка в Казахстане? Какие свободные ниши вы видите?

– В Казахстане есть большой потенциал в категории спортивных напитков. Мы планируем очень скоро выйти на рынок с новым напитком для любителей спорта.

Кроме того, на мировом рынке набирает популярность тренд потребления функциональных напитков. Это напитки, обогащенные витаминами, сделанные из овощей, и пр. Например, в Калифорнии была выставка, где представили полторы тысячи разных видов функциональных напитков, там были даже продукты, которые делаются из травы. Примерно три-пять лет назад этот тренд появился в Западной Европе и США, что связано с платежеспособностью населения, хотя и там он развивается невысокими темпами из-за дороговизны продукта. Когда увидим достаточный спрос в Казахстане на такие напитки, мы тоже будем их производить.

Сейчас у нас фокус на снижение содержания сахара, калорийности. У нас уже есть продукты с пониженным содержанием сахара и без сахара, и все новинки в категории газированных напитков у нас разрабатываются с учетом этой стратегии. Вообще, хочу отметить, что в Казахстане, как и во всем мире, потребители любят пробовать что-то новое.

– По вашему опыту, сколько составляет цикл жизни нового продукта на казахстанском рынке?

– Это очень болезненная тема для нас. Всегда есть риск того, что продажи новинки окажутся меньше ожиданий и не оправдают затраты на разработку, производство и дистрибуцию. У нас те продукты, которые производятся под основным брендом, живут на рынке долго, я, в принципе, не помню, чтобы мы снимали какой-то продукт под брендом «Кока-Кола». Под брендом Fanta три-четыре года держатся, но если фрукты сезонные – год-полтора, максимум два, некоторые вкусы – только на сезон.

– Сколько у вас составляет «средний чек» в месяц?

– Не могу раскрыть эту информацию. Но могу сказать, что по нашим оценкам в затратах на продукты питания безалкогольные напитки составляют около 10%.

Казахстан. США > Агропром > kapital.kz, 30 июля 2018 > № 2692547 Асад Ширинов


Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 27 июля 2018 > № 2687977 Олег Мироненко

Комментарий. Мироненко: заставить закон и чиновников работать на развитие органики в России.

Госдума в третьем чтении приняла закон об органическом производстве. Следующие ближайшие шаги – принятие закона Советом Федерации и подписание президентом РФ Владимиром Путиным. Ожидается, что это произойдет осенью 2018 года. Закон будет введен в действие с 1 января 2020 года. В частности, годовой срок дан на подготовку к вступлению закона в силу, поскольку должны быть произведены масштабные подготовительные работы.

Комментарии по ряду статей законопроекта «Крестьянским ведомостям» дал Олег МИРОНЕНКО, исполнительный директор Национального органического союза.

«Как при переходе с классического на органическое производство необходим переходный (конверсионный) период, так он необходим и для перехода от существующей модели развития органического сельского хозяйства к новой, регламентируемой принимаемым законодательством, — поясняет Олег Мироненко. — Важность этого периода много обсуждалась органическим сообществом, экспертами, законодателями. Предлагались варианты от одного до трех лет, остановились на годе подготовки».

Во-первых, это время понадобится производителям органики. Ведь основное время проведения сертификации — когда на полях нет снега. До момента окончательного принятия закона – к осени 2018 года — сертификация у производителей уже закончится по тем вариантам (Евролисту, американскому NOP или российскому стандарту), которые они выбрали в начале года. Следующая сертификация будет лишь через год. «Таким образом, без переходного периода основная часть производителей могла бы оказаться в следующем году как бы вне закона. При наличии действующего сертификата их продукция не смогла бы в рамках нового закона считаться органической. Теперь есть срок, и производители спокойно доработают по действующим сертификатам, а в следующем году пройдут сертификацию в рамках принятого закона», — поясняет эксперт.

Время перехода к новому закону понадобится и для сертификаторов. Сейчас в России есть только одна сертификационная компания, прошедшая российскую аккредитацию в соответствии со статьей 5 закона об органике, — это «Органик Эксперт». «Учитывая опыт прохождения аккредитации данной компанией, мы знаем, что процесс может составлять до 9 месяцев. Таким образом, после принятия закона у любой сертификационной компании будет достаточно времени для прохождения аккредитации. Мы создаём к вступлению в силу закона благоприятные условия для появления новых сертификационных компаний в сфере органического производства».

Также до принятия закона в России на всех уровнях закончится бюджетный процесс и процесс формирования региональных и федеральных программ. Поэтому, если бы закон вступил в силу в 2019 году, начать реализацию программ поддержки и развития органического сектора с новыми формами и направлениями поддержки без дополнительного пересмотра бюджетов, поиска дополнительных средств было бы невозможно, подчеркивает Олег Мироненко: «Запуск этих процессов в 2019 году создал бы определённый хаос в бюджетном процессе.

При вступлении закона в силу в 2020 году формирование программ поддержки и наполнения их бюджетом в 2019 году может пройти в спокойном, конструктивном варианте. Также в законопроекте обозначено создание реестра производителей органической продукции и графического её обозначения, что также требует бюджетного финансирования и времени».

В связи с появлением нового закона придется внести изменения, в частности, в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» и в ряд других законодательных актов, так что юристам и законодателям тоже понадобится время.

Наконец, органическому сообществу нужно будет осознать, что после пяти лет ожидания закона, он наконец принят и надо выстраивать свою работу в соответствии с законом. «Нужно заставить закон и чиновников работать на развитие органики в России, а не на ее подчинение бюрократической машине. Нужно определение новых задач и движение вперед к созданию цивилизованного органического рынка в соответствии с мировыми практиками. Важным является и продолжение согласования наших стандартов с мировым сообществом, внесение уже согласованных изменений, на которые уйдёт весь 2019 год», — говорит Олег Мироненко.

В преддверии рассмотрения Госдумой во втором чтении законопроекта об органической продукции в ряде СМИ прозвучала информация о создании «Реестра физических и юридических лиц, осуществляющих производство органической продукции». Однако, поясняет Олег Мироненко, данный реестр не является оговоренным в законе. «Во-первых, государственный реестр не может быть запущен ранее, чем будет принят закон. И даже после этого нужно не менее шести месяцев для того, чтобы подготовить оболочку, научить работать с системой операторов и т.д. Об этом неоднократно говорили представители Минсельхоза на заседании рабочей группы в Госдуме. Из-за этого введение в силу статьи 6 «Единый государственный реестр производителей органической продукции» закона было отложено до января 2020 года».

В пункте 4 статьи 6 закона также оговорено, кто является оператором в системе и вносит информацию в реестр: «Органы по сертификации в течение трех рабочих дней со дня, следующего за днем выдачи, приостановления, прекращения действия сертификатов соответствия, представляют в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства, информацию, предусмотренную частью 3 настоящей статьи, в электронной форме с применением усиленной квалифицированной электронной подписи».

«Таким образом, в законе четко сказано, что информацию могут вносить только аккредитованные сертификаторы, — замечает Олег Мироненко. Кроме того, в пункте 2 статьи 6 законопроекта говорится: «Ведение единого государственного реестра производителей органической продукции осуществляется в электронной форме федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства, с использованием федеральных государственных информационных систем указанного федерального органа исполнительной власти». Поэтому на основании вышесказанного можно сделать однозначный вывод, что предлагаемый к созданию реестр не имеет никакого отношения к законопроекту и является частной инициативой отдельных организаций по созданию собственных баз данных по органическим производителям.

Получат ли компании-производители органики, которые получили европейские и американские сертификаты, автоматически разрешение на то, что их сертификаты будут признаны в России – это волновало многих производителей. Вот какие пояснения дает Олег Мироненко: «В статье 5 законопроекта об органической продукции сказано: «Подтверждение соответствия производства органической продукции осуществляется в форме добровольной сертификации в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о техническом регулировании в целях установления соответствия производства органической продукции действующим в Российской Федерации национальным, межгосударственным и международным стандартам в сфере производства органической продукции».

На сегодняшний момент в России действуют два национальных стандарта и один межгосударственный, который распространяется на страны ЕАЭС. Международные стандарты могут действовать в России после определенных юридических процедур. В частности, это взаимопризнание действия стандартов между различными странами или введение зарубежных стандартов в действие на территории РФ и так далее. Такие действия запланированы на ближайшие пять лет и подготовительная работа в этом направлении ведётся, но пока этого не произошло».

Поэтому, резюмирует исполнительный директор НОС, в соответствии со статьей 5 законопроекта производители, которые имеют европейские или американские сертификаты, все равно обязаны будут пройти российскую сертификацию. «Другой вопрос, который обсуждался с российскими сертификаторами, это возможность зачета части результатов работы зарубежных инспекторов и ранее полученных зарубежных сертификатов во время прохождения российской сертификации. Это позволит, например, российскому производителю не проходить заново конверсионный период. Но окончательное решение по этому вопросу остаётся всё равно на уровне сертификатора. Поэтому сейчас целый ряд компаний, которые активно работают и на внешнем, и на внутреннем рынках, ищут сертификаторов, которые после принятия законопроекта смогут выдавать сразу и российский, и европейский сертификат. Но это никак не отменяет обязательность прохождения российской сертификации».

Достаточно много вопросов появлялось и о том, какая аккредитация должна быть у сертификационных компаний для того, чтобы выданные ими сертификаты соответствовали принимаемому законодательству. «До принятия закона многие аккредитованные в различные годы по различным направлениям компании говорили о том, что они имеют право сертифицировать органическое производство, ссылаясь на то, что они аккредитованы в Росаккредитации, поскольку в первых версиях законопроекта ничего не говорилось об области аккредитации, — напоминает Олег Мироненко. — И это создало определённый хаос и непонимание того, кто же на самом деле может сертифицировать органическое производство.

Однако за 2017 год Росаккредитация совместно с Национальным органическим союзом отработала систему аккредитации компаний, которые сертифицируют органическое сельхозпроизводство. В рамках существующей системы аккредитации по ИСО-17065 к январю 2018 года появилась область аккредитации «органическое производство». Сейчас появился четкий механизм прохождения сертификационными компаниями аккредитации, который и был отработан Росаккредитацией и НОС на компании «Органик Эксперт». С момента принятия закона этот механизм будет закреплено в нём, что позволит убрать с рынка недобросовестных сертификаторов».

На снимке: Олег МИРОНЕНКО, исполнительный директор Национального органического союза

Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 27 июля 2018 > № 2687977 Олег Мироненко


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 27 июля 2018 > № 2687450 Иван Сакаль

Agrofusion будет делать томатный порошок

В Украине сегодня перерабатывают 850 тыс. т промышленных томатов, и 750 тыс. т переработки приходится на долю компании Agrofusion. В следующем году компания планирует запустить новый завод по производству томатного порошка, что станет новым направлением в производстве.

Об этом в эксклюзивном комментарии AgroPortal.ua рассказал финансовый директор компании Agrofusion Иван Сакаль во время агропромышленной выставки «Агропорт Юг Херсон 2018».

«Ежегодные темпы прироста компании находятся на уровне 30%, это показатели как роста объема производства, так и финансовые. В этом году мы планируем переработать 700-750 тыс. т томатов, хотя в прошлом году этот показатель был на уровне 500 тыс. т. Такой рост производства связан с запуском осенью 2017 года нового завода в Снигуривке (Николаевская обл.)», — отмечает Иван Сакаль.

По его словам, сейчас на этой же площадке ведется строительство завода по производству томатного порошка, который планируется запустить в работу в 2019 году.

«Это востребованный продукт в Европе, и мы надеемся, что в следующем году запустим завод. Для компании сегодня самой большой проблемой является потребность в увеличении земельного банка. Когда заработает новый завод, объем томатной пасты, которую Agrofusion сейчас производит, будет направлен на переработку томатного порошка, и мы будем иметь дефицит томатной пасты», — рассказывает Иван Сакаль.

По подсчетам компании, чтобы начать производство томатного порошка и сохранить на нынешнем уровне производство томатной пасты, нужно увеличить земельный банк компании на 6 тыс. га.

Для справки: Agrofusion — украинская вертикально интегрированная группа компаний, которая занимается выращиванием и переработкой томатов для производителей соков, кетчупов и томатных соусов во всем мире. Производственные мощности компании — три завода с мощностью переработки по 4 тыс. т свежих помидоров в сутки — расположены в Херсонской и Николаевской областях.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 27 июля 2018 > № 2687450 Иван Сакаль


Россия > Агропром. Экология > oilworld.ru, 26 июля 2018 > № 2689423 Олег Мироненко

Олег Мироненко. О законе об органическом производстве.

Вчера Госдума в третьем чтении приняла закон об органическом производстве. Следующие ближайшие шаги – это принятие закона Советом Федерации и подписание президентом РФ Владимиром Путиным. Ожидается, что это произойдет осенью 2018 года. Закон будет введен в действие с 1 января 2020 года. В частности, годовой срок дан на подготовку к вступлению закона в силу, поскольку должны быть произведены масштабные подготовительные работы. Исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко прокомментировал MilkNews ряд статей законопроекта.

«Как при переходе с классического на органическое производство необходим переходный (конверсионный) период, так он необходим и для перехода от существующей модели развития органического сельского хозяйства к новой, регламентируемой принимаемым законодательством, - поясняет Олег Мироненко. - Важность этого периода много обсуждалась органическим сообществом, экспертами, законодателями. Предлагались варианты от одного до трех лет, остановились на годе подготовки».

Во-первых, это время понадобится производителям органики. Ведь основное время проведения сертификации - когда на полях нет снега. До момента окончательного принятия закона – к осени 2018 года - сертификация у производителей уже закончится по тем вариантам (Евролисту, американскому NOP или российскому стандарту), которые они выбрали в начале года. Следующая сертификация будет лишь через год. «Таким образом, без переходного периода основная часть производителей могла бы оказаться в следующем году как бы вне закона. При наличии действующего сертификата их продукция не смогла бы в рамках нового закона считаться органической. Теперь есть срок, и производители спокойно доработают по действующим сертификатам, а в следующем году пройдут сертификацию в рамках принятого закона», - поясняет эксперт.

Время перехода к новому закону понадобится и для сертификаторов. Сейчас в России есть только одна сертификационная компания, прошедшая российскую аккредитацию в соответствии со статьей 5 закона об органике, - это «Органик Эксперт». «Учитывая опыт прохождения аккредитации данной компанией, мы знаем, что процесс может составлять до 9 месяцев. Таким образом, после принятия закона у любой сертификационной компании будет достаточно времени для прохождения аккредитации. Мы создаём к вступлению в силу закона благоприятные условия для появления новых сертификационных компаний в сфере органического производства».

Также до принятия закона в России на всех уровнях закончится бюджетный процесс и процесс формирования региональных и федеральных программ. Поэтому, если бы закон вступил в силу в 2019 году, начать реализацию программ поддержки и развития органического сектора с новыми формами и направлениями поддержки без дополнительного пересмотра бюджетов, поиска дополнительных средств было бы невозможно, подчеркивает Олег Мироненко: «Запуск этих процессов в 2019 году создало бы определённый хаос в бюджетном процессе. При вступлении закона в силу в 2020 году формирование программ поддержки и наполнения их бюджетом в 2019 году может пройти в спокойном, конструктивном варианте. Также в законопроекте обозначено создание реестра производителей органической продукции и графического её обозначение, что также требует бюджетного финансирования и времени».

В связи с появлением нового закона придется внести изменения, в частности, в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» и в ряд других законодательных актов, так что юристам и законодателям тоже понадобится время.

Наконец, органическому сообществу нужно будет осознать, что после 5 лет ожидания закона, он наконец принят и надо выстраивать свою работу в соответствии с законом. «Нужно заставить закон и чиновников работать на развитие органики в России, а не на ее подчинение бюрократической машине. Нужно определение новых задач и движение вперед к созданию цивилизованного органического рынка в соответствии с мировыми практиками. Важным является и продолжение согласование наших стандартов с мировым сообществом и внесение уже согласованных изменений, на которые уйдёт весь 2019 год», - говорит Олег Мироненко.

В преддверии рассмотрения Госдумой во втором чтении законопроекта об органической продукции в ряде СМИ прозвучала информация о создании «Реестра физических и юридических лиц, осуществляющих производство органической продукции». Однако, поясняет Олег Мироненко, данный реестр не является оговоренным в законе. «Во-первых, государственный реестр не может быть запущен ранее, чем будет принят закон. И даже после этого нужно не менее 6 месяцев для того, чтобы подготовить оболочку, научить работать с системой операторов и т.д. Об этом неоднократно говорили представители Минсельхоза на заседании рабочей группы в Госдуме. Из-за этого введение в силу статьи 6 «Единый государственный реестр производителей органической продукции» закона было отложено до января 2020 года».

В пункте 4 статьи 6 закона также оговорено, кто является оператором в системе и вносит информацию в реестр: «Органы по сертификации в течение трех рабочих дней со дня, следующего за днем выдачи, приостановления, прекращения действия сертификатов соответствия, представляют в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства, информацию, предусмотренную частью 3 настоящей статьи, в электронной форме с применением усиленной квалифицированной электронной подписи».

«Таким образом, в законе четко сказано, что информацию могут вносить только аккредитованные сертификаторы, - замечает Олег Мироненко. Кроме того, в пункте.2 статьи 6 законопроекта говорится: «Ведение единого государственного реестра производителей органической продукции осуществляется в электронной форме федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства, с использованием федеральных государственных информационных систем указанного федерального органа исполнительной власти». Поэтому на основании вышесказанного можно сделать однозначный вывод, что предлагаемый к созданию реестр не имеет никакого отношения к законопроекту и является частной инициативой отдельных организаций по создании собственных баз данных по органическим производителям.

Получат ли компании-производители органики, которые получили европейские и американские сертификаты, автоматически разрешение на то, что их сертификаты будут признаны в России – это волновало многих производителей. Вот какие пояснения дает Олег Мироненко: «В статье 5 законопроекта об органической продукции сказано: «Подтверждение соответствия производства органической продукции осуществляется в форме добровольной сертификации в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации о техническом регулировании в целях установления соответствия производства органической продукции действующим в Российской Федерации национальным, межгосударственным и международным стандартам в сфере производства органической продукции». На сегодняшний момент в России действуют два национальных стандарта и один межгосударственный стандарт, который распространяется на страны ЕАЭС.

Международные стандарты могут действовать в России после определенных юридических процедур. В частности, это взаимопризнание действия стандартов между различными странами или введение зарубежных стандартов в действие на территории РФ и так далее. Такие действия запланированы на ближайшие 5 лет и подготовительная работа в этом направлении ведётся, но пока этого не произошло».

Поэтому, резюмирует исполнительный директор НОС, в соответствии со статьей 5 законопроекта производители, которые имеют европейские или американские сертификаты, все равно обязаны будут пройти российскую сертификацию. «Другой вопрос, который обсуждался с российскими сертификаторами, это возможность зачета части результатов работы зарубежных инспекторов и ранее полученных зарубежных сертификатов во время прохождения российской сертификации. Это позволит, например, российскому производителю не проходить заново конверсионный период. Но окончательное решение по этому вопросу остаётся всё равно на уровне сертификатора. Поэтому сейчас целый ряд компаний, которые активно работают и на внешнем, и на внутреннем рынках, ищут сертификаторов, которые после принятия законопроекта смогут выдавать сразу и российский, и европейский сертификат. Но это никак не отменяет обязательность прохождения российской сертификации».

Достаточно много вопросов появлялось и о том, какая аккредитация должна быть у сертификационных компаний для того, чтобы выданные ими сертификаты соответствовали принимаемому законодательству. «До принятия закона многие аккредитованные в различные года по различным направлениям компании говорили о том, что они имеют право сертифицировать органическое производство, ссылаясь на то, что они аккредитованы в Росаккредитации, поскольку в первых версиях законопроекта ничего не говорилось об области аккредитации, - напоминает Олег Мироненко. - И это создало определённый хаос и непонимание того, кто же на самом деле может сертифицировать органическое производство.

Однако за 2017 год Росаккредитация совместно с Национальным органическим союзом отработала систему аккредитации компаний, которые сертифицируют органическое сельхозпроизводство. В рамках существующей системы аккредитации по ИСО-17065 к январю 2018 года появилась область аккредитации «органическое производство». Сейчас появился четкий механизм прохождения сертификационными компаниями аккредитации, который и был отработан Росаккредитацией и НОС на компании «Органик Эксперт». С момента принятия закона этот механизм будет закреплено в нём, что позволит убрать с рынка недобросовестных сертификаторов».

Россия > Агропром. Экология > oilworld.ru, 26 июля 2018 > № 2689423 Олег Мироненко


Россия. ЦФО > Агропром. Образование, наука > premier.gov.ru, 26 июля 2018 > № 2685440 Александр Гусев

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Воронежской области Александром Гусевым.

Глава региона доложил Председателю Правительства о ходе уборочной кампании, а также о выполнении программ по созданию новых мест в школах и ясельных группах дошкольных учреждений.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Викторович, Вы с конца декабря исполняете обязанности руководителя Воронежского региона.

Давайте начнём с самой важной и горячей для нашей страны темы – связанной с уборкой урожая. Воронежская область – самая крупная в Центрально-Чернозёмной зоне. Как обстоят дела? Каковы виды на урожай, что удалось сделать, каковы проблемы?

А.Гусев: Дмитрий Анатольевич, мы приступили к уборке. Погодные условия, правда, пока не способствуют этому, но прогноз начиная с завтрашнего дня таков, что, думаю, сможем темпы увеличить. У нас 1,5 млн га посевных площадей. На сегодняшний день мы убрали порядка 15%. Безусловно, прошлый год был рекордным с точки зрения урожайности. Мы собрали более 5,5 млн т зерновых. В этом году такого урожая не будет – в силу погодных, климатических условий. Тем не менее, по нашим прогнозам, урожай будет чуть выше среднестатистических урожаев последних лет. Уборка первых 15% показала, что средняя урожайность – 35 центнеров с гектара. Наша основная задача – убрать зерно и сохранить его продовольственное качество.

Д.Медведев: Как обстоят дела с элеваторами?

А.Гусев: Мощности элеваторов – почти 6 млн т, нам достаточно. У нас достаточно мощностей по сушке зерна, есть как мобильные комплексы, так и стационарные – здесь никаких проблем не предвидим. Запас горючего обеспечен, уборочная техника есть, по фондовооружённости мы даже чуть выше среднероссийских показателей. Здесь мы тоже никаких сложностей не видим.

Ждём, что в этом году будет достаточно устойчивое положение. Надеемся на повышение цен на зерно по сравнению с прошедшим годом. Думаем, что экономическое состояние наших сельхозпредприятий будет стабильным.

Д.Медведев: Как Вы знаете, мы приняли решение направить сейчас определённые суммы на компенсацию удорожания затрат на горюче-смазочные материалы. Потребуется – может быть, и ещё что-то сделаем, обсудим с коллегами – Министром финансов и Министром сельского хозяйства. Будем следить за ситуацией.

Ещё одна важная дата приближается. Я имею в виду 1 сентября. Дети пойдут в школы, в детские дошкольные учреждения.

Как выполняется программа по строительству и реновации школ?

А.Гусев: В последние три года у нас достаточно успешно эта программа реализуется – совместно как с Министерством образования (ещё до его реформирования), так и с Министерством строительства по программе «Доступное жильё». Мы за истекшие два года построили школ на 6 тысяч учащихся, я думаю, это хороший показатель. Это как новые школы, так и пристройки к школам существующим, которые тоже позволяют по 400–500 мест дополнительно вводить в этих школах. Мы заложили уже семь новых школ, в этом и следующем году они будут введены в строй. Это прежде всего школы в местах массовой квартальной застройки. Мы такое решение для себя приняли, и в проектах планировки при строительстве такой квартальной застройки мы всегда поручаем подрядчику оставлять земельный участок для школы, детского садика и, если по нормативам положено, медицинского учреждения. У нас здесь полное взаимопонимание со строительным комплексом. Строительство семи школ позволит нам ещё около 7 тыс. мест дополнительно получить.

Д.Медведев: Это прежде всего Воронеж?

А.Гусев: Это и Воронеж, и районные центры. И, безусловно, есть проблема, которую мы, я считаю, тоже успешно решаем, – по ликвидации дефицита мест в дошкольных учреждениях. На сегодняшний день, хочу Вам доложить, у нас очереди детей от трёх до семи лет уже нет. С 2013 по 2017 год мы очень активно этим занимались: больше 30 детских садов – это по мощности около 40 тыс. мест. Сегодня мы основной упор делаем на то, чтобы ликвидировать очередь в ясельные группы. Мы вместе с Министерством просвещения по федеральной программе имеем возможность построить 15 объектов. Это нам позволит 4 тыс. мест ввести, из них около 3 тыс. мест – в ясельных группах. Поэтому считаю, что такая динамика, очень хорошая, положительная, позволит нам проблему решить.

Д.Медведев: Эта задача стоит. Действительно, мы с детскими садами для детей в возрасте от трёх до семи лет в целом по стране (хотя есть еще некоторые нюансы) разобрались. И у вас это было сделано. А теперь основной упор нужно делать на ясельные группы. Мы совсем недавно как раз обсуждали, каким образом стимулировать здесь стройки, – я собирал коллег, мы обсуждали паспорт соответствующего национального проекта. Будем этим вместе заниматься.

Россия. ЦФО > Агропром. Образование, наука > premier.gov.ru, 26 июля 2018 > № 2685440 Александр Гусев


Швейцария. Канада. Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 июля 2018 > № 2689417 Дмитрий Журавлев

Дмитрий Журавлев. Мы пытаемся активнее продвигать идею питьевого йогурта длительного хранения.

SIG Combibloc – один из мировых лидеров в производстве комплексных упаковочных решений для производства жидких пищевых продуктов, в том числе, UHT-молока, сливок, молочных напитков с различными вкусами, продуктов с кусочками фруктов или злаков, а также негазированных напитков, вина, супов, соусов и детского питания. С 2015 года SIG Combibloc принадлежит канадской Onex. Штаб-квартира компании находится в Швейцарии.

В России SIG прежде всего известна на соковом рынке и в сегменте производства сливок, но с этого года поставила себе цель увеличить представленность и на рынке питьевого молока. В интервью с генеральным директором SIG Combibloc в России Дмитрием Журавлевым Milknews поговорил о том, какие продукты будут революционно популярны на российском рынке, и что расскажет вам упаковка молока через пять лет.

Milknews: Как вы оцениваете ситуацию на молочном рынке в данный момент? Чем она отличается от сокового?

Журавлев: Рынок производителей молочных продуктов пока еще очень фрагментирован в отличие от сокового. Здесь работает огромное количество независимых производителей, и самое интересное, что, хотя два крупнейших игрока - PepsiCo и Danone - остаются лидерами рынка, их доля в общем объеме снижается за счет агрессивного роста локальных компаний.

Региональные игроки сегодня активно растут, как мы все понимаем, за счет государственной поддержки. Та ситуация, которая сложилась на рынке в последние годы, стала выгодна для инвесторов, и они, наконец, начали вкладываться в строительство новых ферм, затем инвестиции потекли в первичную не асептическую упаковку молока для первичной дистрибуции, а в дальнейшем всё те же локальные производители стали выходить за пределы своего региона и переключаться на асептическую упаковку ультрапастеризованного молока.

Milknews: Многие говорят о кризисе в секторе, снижении продаж. Вы заметили какие-то кризисные явления?

Журавлев: Не сказал бы. Да, какие-то компании не выдерживают конкуренции, потому что рынок сильно фрагментирован: совершенно очевидно, что кто-то будет уходить, а кто-то будет захватывать его нишу и расти. Такая консолидация будет происходить. На рынке соков она проходила последние 15 лет и схлопнула его до 4-5 крупнейших игроков. Произойдет ли что-то подобное на молочном рынке? Я не думаю, что до такой же экстремальной стадии как минимум в силу размера страны: многие производители молока изготавливают продукцию с коротким сроком годности для локальных потребителей. Но от нынешней ситуации, когда у нас сотни независимых игроков, мы отойдем в ближайшие 5 лет.

Еще один важный момент - из-за этой высокой фрагментированности на рынке есть компании абсолютно разного уровня. Есть предприятия с устаревшими оборудованием и технологическими процессами, и очевидно, именно они первыми не выдержат конкуренции и будут уходить с рынка. В то же время мы видим большое количество быстрорастущих компаний, активно инвестирующих в свое развитие, которыми владеют и управляют настоящие энтузиасты своего дела. Они стараются быть на острие технологий, прекрасно просчитывают экономику и активно развивают бизнес.

Milknews: Энтузиазм в данном случае это работа ради работы или энтузиазм неразрывно связан с получением прибыли?

Журавлев: Чтобы победить в бою, нужно все хорошо продумать. Если ты хочешь выиграть в бизнесе, ты должен просчитать все. Те, кто разразбрасываются деньгами, не зная на что они пойдут, будут уходить с рынка при консолидации. В бизнесе выживает сильнейший. Бизнес - это глубокий анализ и качественный контроль.

Milknews: Насколько мы далеки от уровня глубокого анализа и качественного контроля других развитых стран?

Журавлев: Крупный и средний бизнес в России очень близок к мировым стандартам, принятым в развитых странах, а контроль качества продукции в России по ряду параметров жестче, чем в Европе. А в небольших компаниях опыта по бизнес-планированию пока явно не хватает. Номой опыт говорит о том, что в России даже крупные игроки иногда имеют устаревшее оборудование - исторически так сложилось. Они занимаются его модернизацией, но это занимает время и требует инвестиций в твердой валюте. Единственное, на чем российские крупнейшие и наиболее перспективные игроки рынка не экономят, это на качестве. Те, кто не вкладывается в качество, также будут вынуждены уйти. И мы говорим сейчас не про инспекции, не про проверки Роспотребнадзора, а про потребителя - именно потребитель проголосует рублем за качество.

Milknews: Допустим, внутри качественный товар, но упаковка посредственная. Упаковка играет важную роль для нового потребителя или так было всегда?

Журавлев: Упаковка является важнейшей составляющей ценности любого бренда. Не просто качественная еда, а именно комплекс - упаковка + качественная еда + правильное позиционирование. Я как человек, пришедший с опытом из крупнейших маркетинговых компаний мира, могу сказать, что это базовые знания, которыми, к сожалению, не все обладают. В рекламе потребитель видит именно упаковку, неважно - ТВ это или диджитал. Именно упаковка играет крайне важную роль в восприятии новых продуктов потребителем. По большому счету даже если говорить о частных марках, потребитель видит в первую очередь именно упаковку. И от того, насколько может эта упаковка передать конечную ценность этого товара, будет зависеть то, насколько хорошо он будет продаваться.

Milknews: Какие уникальные решения есть в мире, которых пока нет в России?

Журавлев: С учетом того, какие направления в мире набирают популярность, можно говорить и о том, что будет в России. Мы, например, можем упаковывать асептически продукты, в которых есть кусочки фруктов, орехов, шоколада. В большинстве стран азиатского рынка, в том числе на крупнейшем из них - Китае - сегодня растут бренды- миллиардеры, играя на технологии работы с кусочками, которая в современном мире, где популярна еда на ходу, позволяет делать уникальные, вкусные и питательные продукты. Они позволяют, купив порционный напиток, реально перекусить - будь то молоко с кусочками манго или йогуртный продукт длительного хранения со злаками и фруктами.

Milknews: Это азиатский тренд или общемировой?

Журавлев: В Азии вообще очень популярна еда на ходу. И поэтому широко распространена порционная упаковка, как в детском, так и во взрослом питании. Но это тренд, который активно развивается и в других странах. В России порционная упаковка уже популярна. Я уверен, что технология асептической упаковки с кусочками фруктов и т.п. будет идти в Россию семимильными шагами.

Milknews: В России уже есть конкретные планы?

Журавлев: Есть конкретные планы и есть серьезный интерес у тех производителей, с кем мы начали обсуждать эти проекты.

Мы также активно используем на других рынка connected pack. Это использование современных цифровых технологий, которые позволяют коммуницировать с потребителем через упаковку. Позволяют делать всевозможные вещи от дополненной реальности для развлечения и маркетинговых сообщений, которые доносятся с помощью приложений на телефоне, до прослеживания потребителем происхождения товара вплоть до фермы, где было надоено молоко.

Milknews: Это где-то уже реализовано?

Журавлев: Например, в Бразилии, где есть проблема с доверием потребителя к качеству молочной продукции. Компания Languiru с нашей помощью реализовала систему Track & Trace, которая дает возможность любому потребителю подойдя к полке и отсканировав уникальный QR-код на упаковке, узнать, когда она была произведена, откуда пришло молоко на завод. В России такая система пока не реализована, но мы уже начали переговоры с крупнейшими игроками, и интерес есть - посмотрим, как будет развиваться это направление.

Milknews: Будущее наступает, и куда оно движется? Чего ждать через 15-50 лет?

Журавлев: Я не думаю, что в текущей ситуации можно планировать на такую перспективу, но ключевые тренды - это упор на ЗОЖ, изменение стиля потребления и рост форматов “перекуса на ходу”, а также диджитализация населения.

Будет увеличиваться доля порционной продукции. В Европе, кстати, пока слабо развита “порционка”, и мы в этом плане гораздо ближе к азиатам, у которых основа сегмента - порционная. Будет популярно всё, что можно легко схватить в магазине, бросить в сумку, а потом съесть по дороге с одной встречи на другую - поэтому будет рост асептической упаковки, так как обычный молочный продукт несколько часов без холодильника не проживет.

Будет расти доля “молока” не из молока, так скажем. Пока это крошечный сегмент, но темпы роста колоссальные во всем мире. Если год назад даже в Европе к растительному молоку относились скептически, мы видим, что компании начали развивать этот сегмент - есть спрос. И видим, что в России кроме Alpro, которую привозит Danone, набирают обороты локальные бренды, и дальше будет больше!

Milknews: Вы верите, что в России, с консервативным отношением к рациону и отсутствием большого числа веганов, это станет значительной долей рынка?

Журавлев: Для многих это не веганство, а вопрос здоровья, непереносимости лактозы. Просто желание выпить капучино и съесть хлопья на завтрак, сделать перекус на ходу заставляет потребителей искать альтернативу.

Еще один тренд, который активно развивается на Западе и Востоке - это премиумизация. Появился средний класс, который готов тратиться на себя, на здоровье и на удовольствие от еды. Будет расти категория высококачественных йогуртов, молока со вкусовыми добавками, молочных коктейлей с кусочками фруктов. Тем не менее, я не верю, что на горизонте 5-15 лет простое питьевое молоко уйдет с рынка. В России в силу экономических факторов основные продажи пока идут в нижнем ценовом сегменте.

Milknews: Будет ли это молоко просто пастеризованное, ультрапастеризованное?

Журавлев: Я соглашусь с большинством игроков, что доля ульрапастеризованного молока будет расти, это становится более актуальным и с ростом сетевой розницы, где нужно обеспечивать более длинные сроки годности для транспортировки в масштабах страны.

Milknews: Можно ли говорить, что это связано с тем, что люди начали понимать, что UHT - это тоже молоко?

Журавлев: Это вопрос о потребительских мифах, и здесь я столкнулся с тем, что ультрапастеризованное молоко люди хранят в холодильнике, и даже магазины так делают. Особенно это касается детского питания. С этим нужно работать, нужно образовывать потребителя.

В любом сегменте есть свои потребительские мифы. В каждой стране они могут быть свои, но и общие мифы есть во всех государствах. Производители, продвигая свои бренды, должны понимать, как бороться с этими мифами, как обучать потребителей правильно потреблять, как хранить продукцию.

У меня был опыт работы в сегменте глубокой заморозки премиальных продуктов питания. Заморозка - это уникальный и самый здоровый способ сохранения продуктов полностью без консервантов при долгосрочном сбережении всех полезных свойств. И это самый дорогой способ доставки продуктов потребителям, поскольку по всей цепи поставок необходимы огромные затраты энергии для поддержания глубокого холода. Тем не менее потребитель даже в Европе, в которой эта индустрия так давно развита, не готов платить больше за замороженную рыбу высочайшего качества, предпочитая переплатить за так называемую “свежую” рыбу, которая пролежала много часов на прилавке и уже потеряла большую часть полезных свойств. В такой ситуации обучение потребителей становится одной из важных составляющих работы отделов Маркетинга.

Milknews: В каких странах вы видите поддержку государства в этой борьбе?

Журавлев: Например, в Китае идет колоссальная раскрутка молочных продуктов с добавлением фруктов, желе, орехов - реклама с участием поп-звезд. В Голландии программа продвижения молока добилась того, что люди сидят и на переговорах пьют молоко - это уже на уровне подсознания. Нам еще до этого далеко.

В России при этом популярны кисломолочные продукты, но UHT кефир не сделаешь, это живой продукт, и он потеряет потребительские свойства, если пройдет ультрапастеризацию. Так что кефир может иметь только короткие сроки хранения, ведь он продолжает бродить в упаковке. Можно делать йогуртные продукты длинного срока годности. Я уверен, что этот сегмент будет расти в России благодаря активному развитию сетевого ритейла и росту доходов населения, а также увеличения спроса на полезные и вкусные продукты, к которым йогурт и относится. Мы сейчас пытаемся активнее продвигать идею питьевого йогурта длительного хранения в России. Но, конечно, производителю необходимо будет нести затраты на маркетинг всей категории, поэтому это проект для больших компаний. Мы в свою очередь также готовы вкладываться в продвижение вместе с нашими партнерами.

Milknews: Насколько, на ваш взгляд, сложно найти партнеров для запуска инновационных проектов? Насколько узкая тусовка в молочной отрасли?

Журавлев: В принципе у нас в России все то же самое, что и в Европе и Азии: есть выставки, в которых мы участвуем, есть индустриальные ассоциации, как Союзмолоко, в котором мы состоим.

Milknews: Участвовать в выставках нужно? Не устарел формат?

Журавлев: Выставки нужны, но нужно быть избирательным в их выборе. На самом деле я еще в самом начале пути - для SIG Combibloc в России я новый директор. Я необычный директор - я пришел из другой индустрии. И я считаю, что это хорошо, потому что я пришел сюда со свежим взглядом. Моя предыдущая карьера - это 25 лет в крупнейших FMCG компаниях, в том числе Procter&Gamble и Kellogg Company. Я пришел сюда с огромным коммерческим опытом того, как работать с ритейлом и с конечным потребителем. Это помогает мне намного лучше понимать нужды наших клиентов-партнеров. Я пришел с их стороны - со стороны производителей товаров народного потребления.

Milknews: То есть это целенаправленная работа головного офиса и есть другие подобные назначения в других странах мира?

Журавлев: Есть несколько подобных назначений людей из FMCG. Мы говорим на одном языке с нашими партнерами и понимаем, что несмотря на то, что мы компания, которая работает в секторе B2B, наш конечный потребитель все-таки покупатель, который приходит в магазин. Крайне важно понимать, что ему нужно, на основании опыта работы с товарами народного потребления.

Milknews: В связи с чем было принято такое решение? Какая-то новая глобальная программа?

Журавлев: Есть известное высказывание Альберта Эйнштейна: “Если вы будете делать одни и те же действия, вы будете получать один и тот же результат. Если вы хотите получить другой результат, нужно сделать что-то по-другому”. SIG настроена на активное развитие, поэтому нужно всегда что-то менять в подходе.

Milknews: Вы как человек со свежим взглядом - какие вам цели ставило руководство. Например, обогнать Тетра Пак.

Журавлев: Речь даже не о том, что ставит передо мной компания, а скорее о том, какие я ставлю цели перед своей командой, на что заточена наша новая стратегия, которую мы разработали и реализуем на рынке России и СНГ. Я не буду уходить в коммерческие подробности того, что мы запланировали, скажу лишь, что от длительного периода, когда мы были известной компанией на соковом рынке, но узко представленной на рынке молочном, мы перешли к этапу очень активного роста

Мы не ставим себе цели опередить уважаемую компанию Тетра Пак - она суммарно в мире превышает оборот SIG Combibloc в 6 раз. У нас нет цели стать номером один на рынке России по размеру. Но мы убеждены, что можем лидировать индустрию асептической упаковки с помощью уникальных решений для наших партнеров. Наша цель прежде всего помогать российским производителям молочных продуктов становится более конкурентоспособными за счет использования наших технологий.

Швейцария. Канада. Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 июля 2018 > № 2689417 Дмитрий Журавлев


Китай. Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 июля 2018 > № 2689411 Алексей Гаврилов

Накормить Поднебесную. Почему китайские потребители выбирают российское растительное масло.

Почему китайские потребители выбирают российское растительное масло

Внутреннее потребление растительных масел в Китае в последние годы непрерывно растет. Согласно оценке экспертов китайского масложирового рынка, к концу сезона 2017/18 МГ суммарный объем потребления растительных масел в Поднебесной достигнет почти 32 млн. тонн. Основным драйвером роста потребления масложировой продукции в стране является увеличение численности населения, которое к концу 2018 года составит более 1,4 млрд. человек. Обеспечение продуктами питания самого большого населения на земле стало благодатной почвой для стимулирования внешнеторговых отношений между Китаем и Россией.

О том, какие факторы являются ключевыми для успешного выхода на китайский рынок, а также, в чем заключаются основные преимущества российских растительных масел, в интервью Oilworld.ru рассказал Алексей Гаврилов, директор Дивизиона экспортного потенциала ГК «ЭФКО», лидера масложировой отрасли России.

Расскажите, как ваша компания вышла на рынок Китая? Какую продукцию вы туда сейчас поставляете?

Китай является крупнейшим импортером продовольствия в мире, поэтому выйти на этот рынок мечтают все экспортеры, и мы – не исключение. Тем более, что в последние годы Китай активно наращивает импорт подсолнечного масла: если в 2012/13 МГ он составлял 202 тыс. тонн, то в 2016/17 МГ уже более 750 тыс. тонн.

Потенциал китайского рынка огромен, но в торговле с Поднебесной есть своя специфика. Даже у нашей компании выход на этот рынок занял не один год, потребовал многократных поездок, встреч, участия в торговых миссиях и выставках, и это несмотря на то, что нашу компанию уже хорошо знают на мировом рынке и экспорт идет в более 50 стран. Тем не менее, начать поставки своей продукции в Китай нам удалось только в 2015 году. Сначала это было бутилированное подсолнечное масло «Слобода» - наш самый известный бренд, на следующий год - масло Altero, и сегодня мы входим в тройку крупнейших российских экспортеров по бутилированному маслу в Китай. В 2017 году начали экспорт соевого масла наливом, а затем маргаринов и специализированных жиров для пищевой промышленности, и мы до сих пор являемся единственным российским производителем, который экспортирует специализированные жиры в Китай. В начале 2018 года пошли пилотные поставки рапсового и подсолнечного масла наливом. Экспорт идет как с российских площадок Группы, так и с завода «ЭФКО Алматы» в Казахстане.

Пока в структуре наших экспортных поставок Китай занимает четвертое место, но я убежден, что будущее российского подсолнечного масла за дальними рынками Китая и Индии, поэтому мы уделяем работе с этими направлениями особое внимание.

Так, в июне этого года выступили генеральным спонсором конференции Sunflower Oil&Meal Trade Conference в Шанхае. Если ранее мы общались только на уровне топ-менеджмента крупных импортеров, выступающих посредниками, то теперь, благодаря нашей стратегии постепенного освоения рынка, смогли подготовить почву для взаимодействия с конечными потребителями нашей масложировой продукции и провели продуктивные переговоры с 30 компаниями из разных регионов Китая.

Поэтапный выход на этот рынок начинает приносить первые плоды, и мы довольны результатами. По оценке наших аналитиков, общемировой экспорт подсолнечного масла в Китай к концу сезона 2017/18 составит около 800 тыс. тонн, из которых на долю России придется где-то 200 тыс. тонн, в том числе более 20% всего объема обеспечит наша компания. В среднесрочной перспективе мы планируем нарастить объем экспорта подсолнечного масла в Китай до 160-170 тыс. тонн в год.

В чем, на ваш взгляд, привлекательность российских растительных масел для китайского рынка? Насколько в целом у Китая жесткие требования к импортным товарам масложировой отрасли?

Пока одним из основных конкурентных преимуществ российской масложировой продукции на китайском рынке является цена. По данным на начало лета этого года цена на российское подсолнечное масло составляла 755$/т на базисе FOB, а на украинское - уже за 770$/т на базисе FOB. Это обусловлено несколькими причинами. Во-первых, Украина пришла на китайский масложировой рынок раньше нашей страны и успела занять там прочные позиции - сегодня она является основным поставщиком подсолнечного масла в Китай. Россия же начала открывать для себя новые перспективные рынки дальних стран только после осложнений отношений с Турцией. По моим ощущениям, мы опоздали больше, чем на три года, и теперь вынуждены выступать в роли догоняющего.

Во – вторых, требования по качеству к подсолнечному маслу, которые предъявляют наши китайские партнеры, отличаются от требований Турции и Египта, с которыми Россия привыкла работать. Так, китайский список показателей качества CIQ для растительных масел содержит более 20 показателей, в том время как в странах Евросоюза или Турции их всего 5-6. Кроме того, китайцы привыкли к гидратированному маслу. Украина уже везде успела построить гидратацию, а наша страна пока еще отстает в этом плане. Мы и другие крупные отечественные производители работаем в этом направлении, но без поддержки государства в части субсидирования переоснащения производственных предприятий, ориентированных на экспорт подсолнечного масла наливом, не обойтись. Тем более что гидратированное масло востребовано не только в Китае, но и в Индии, Иране и многих других странах. Модернизация оборудования российских переработчиков-экспортеров позволит сделать российское подсолнечное масло конкурентоспособным на мировом рынке.

Фитосанитарные требования китайской стороны к шроту еще жестче. Но поставки шрота у нас впереди, поскольку Россия и Китай пока не подписали протокол по фитосанитарным требованиям.

По специализированным жирам и маргаринам требования китайских партнеров сопоставимы с требованиями европейских компаний. Но наша компания еще до выхода на мировой рынок прошла все необходимые международные аудиты и сертификацию продукции, а тема качества для нас всегда была и будет на первом месте. Скажу больше, даже немногие наши конкуренты в Европе могут выпускать жиры нашего уровня, поэтому в этом вопросе мы конкурентоспособны.

Какова в целом структура рынка растительных масел в Китае? И как себя чувствует российское подсолнечное масло в стране, где в лидерах по потреблению соевое?

Структура потребления растительных масел в Китае действительно отличается от российской: в тройку наиболее популярных в стране масел, используемых в пищу, входят соевое, рапсовое и арахисовое. Традиционно лидером по потреблению является соевое масло, по данным USDA - это 16 млн. тонн по итогам прошлого сезона. 97% соевого масла производят внутри страны, при этом почти 90% сои, которая перерабатывается в Китае, импортируется из Бразилии, США, Аргентины, Уругвая – стран, производящих исключительно ГМО-сырье. Потребление рапсового масла в Китае составляет 8,4 млн. тонн, а производство на 25% зависит от импортного сырья – и это тоже ГМО.

Далее – арахисовое масло, производство которого по итогам прошлого сезона составило 3,4 млн. тонн, а сырье полностью выращено внутри страны. Ну, про арахис мы все наслышаны, особенно про китайский - ГМО на 100%.

Однако в последние несколько лет в Китае появился огромный спрос на экологически чистую продукцию. Китайский потребитель все чаще отказывается от дешевого масла из генномодифицированной сои, отдавая предпочтение импортному подсолнечному маслу, без ГМО, которое по восприятию потребителя выше по качеству.

В КНР, конечно, тоже выращивают подсолнечник и занимаются его переработкой, но 700 тыс. тонн подсолнечного масла, которое производят в стране, – это «капля» в китайском «море» потребления растительных масел.

А могут ли российские экспортеры рассчитывать на премию за не ГМО-продукцию?

Тренд на премию за не ГМО задала Европа, но даже там не все еще определено до конца. Пока рынок находятся в стадии формирования, а премия за «чистоту» выплачивается нестабильно. Тем не менее, постепенно со стороны импортеров мы уже наблюдаем растущий интерес к не ГМО-продукции. Полагаю, что в перспективе премия за такую продукцию, разумеется, войдет в практику, и для российских производителей и поставщиков «чистого сырья» это станет одной из основных точек роста на ближайшие годы.

Вы упомянули, что в Китае сеют мало подсолнечника. Не значит ли это, что, подсолнечник стране не нужен?

Все не совсем так. Подсолнечник в Китае не является традиционной культурой и не входит в перечень сельхозпродукции, обеспечивающих пищевую безопасность страны, поэтому площади под него не растут. И тем не менее, у подсолнечного масла на китайском рынке большое будущее.

Дело в том, что рост населения страны в сочетании с растущим уровнем благосостояния граждан сделал сельское хозяйство жизненно важной отраслью в Китае, а производство продуктов для здорового питания стало новым национальным трендом. И подсолнечное масло в КНР позиционируется как «здоровый» и премиальный продукт, ориентированный на средний и выше среднего классы.

Еще одно интересное наблюдение, которое я отметил во время своего недавнего визита в Китай: их потребители считают импортную продукцию более высокой по качеству, чем местную, и внимательно изучают информацию на этикетке, а значит у российской продукции есть шанс быть востребованной на этом рынке.

Есть ли какие-то особенности в логистике растительных масел в Китай?

Основная зона потребления подсолнечного масла расположена в центральной части Китая, ближе всего к портам. Поэтому, чтобы работать на их рынке необходимо иметь возможность оперативно формировать и поставлять крупные судовые партии гидратированного масла. С точки зрения логистики наиболее эффективны для этого порты Новороссийска и Тамани. Новороссийск, конечно, больше заточен под нефть, а вот морской порт Тамань является единственным в России специализированным глубоководным маслоналивным терминалом по перевалке жидких пищевых грузов.

Благодаря наличию собственных портовых мощностей и возможности управления большими товарными массами подсолнечного масла, мы можем оптимизировать логистику и формировать судовые партии не только для Китая, но и для других дальних рынков. Поэтому, безусловно, Тамань имеет для России стратегическое значение, ведь доля таманского порта в российском экспорте на этих рынках уже сегодня составляет больше 50 процентов.

Однако, чтобы быть конкурентоспособной на мировом рынке, Россия должна развивать и совершенствовать собственную транспортно-логистическую инфраструктуру. Необходимо решать вопрос с нехваткой мощностей по хранению в портах, потому что даже «ЭФКО» – лидеру масложировой отрасли - сложно оперативно сформировать на берегу большие (в 30-40 тыс. тонн) партии гидратированного масла, чтобы с минимальными затратами и по конкурентоспособной цене отгружать их на экспорт. Необходимо синхронизировать планы по наращиванию объемов экспорта с планами по развитию железнодорожной инфраструктуры и подвижного состава, которого сейчас остро не хватает, развивать автоперевозки в направлении экспортных транспортных коридоров.

Только комплексное решение этих вопросов позволит отечественным экспортерам эффективно конкурировать с украинскими трейдерами не только в Китае, но и на рынках других стран, усилит позиции нашей страны на международном рынке растительных масел и выведет российский экспорт масложировой продукции на качественно новый уровень.

Китай. Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 июля 2018 > № 2689411 Алексей Гаврилов


Украина > Агропром. Финансы, банки > ukragroconsult.com, 25 июля 2018 > № 2685767 Сергей Щепанский

Средний размер кредита фермерских хозяйств составляет 1,5-2 млн грн

«Агропросперис Банк» является единственным в Украине банком, который кредитует исключительно малых и средних агропроизводителей. На протяжении 3 лет финансовое учреждение не только декларирует, но и действительно целенаправленно финансирует фермеров с площадью земли всего от 100 га.

Об этом в эксклюзивном комментарии AgroPortal.ua сообщил председатель правления «Агропросперис Банка» Сергей Щепанский.

«Для нас ключевыми факторами являются не размер земельного банка или наличие твердого залога, а уровень агротехнологий хозяйства, опыт агропроизводства, финансовое состояние и деловая репутация, а также готовность развиваться», — уточняет Сергей Щепанский.

По его словам, более 40% клиентов «Агропросперис Банка» — компании, обрабатывающие до 500 га земли. Это компании с большим потенциалом, который не мог быть полностью реализован из-за ограниченности кредитных ресурсов.

«Нам приятно видеть, как растут и развиваются наши клиенты, получив достаточное финансирование. Есть предприятия, которые за несколько лет сотрудничества с «Агропросперис Банком» смогли увеличить обороты в 5-10 раз», — рассказывает Сергей Щепанский.

По его словам, залогом по кредитам преимущественно выступают аграрные расписки либо права на будущий урожай, поскольку небольшие фермеры часто не имеют достаточно твердого залога для получения классического банковского кредита.

Щепанский уточнил, что средний размер кредита данных хозяйств составляет 1,5-2 млн грн.

Для справки: «Агропросперис Банк» предлагает аграриям две программы финансирования: «АП Урожай» — для финансирования текущей деятельности, и «АП Инвест» — для финансирования покупки новой или б/у агротехники.

Украина > Агропром. Финансы, банки > ukragroconsult.com, 25 июля 2018 > № 2685767 Сергей Щепанский


Россия > Агропром > zol.ru, 25 июля 2018 > № 2684153 Алексей Гордеев

Государство будет использовать механизм закупочных интервенций на рынке зерна для стабилизации цен на нем.

Это надо было и после рекордного урожая 2017 года, заявил сегодня вице-премьер Алексей Гордеев во время встречи в Совете Федерации.

"Это абсолютно правильный механизм, и если говорить о прошлом годе, когда у нас был рекордный урожай, то очевидно государство должно было сделать закупки для стабилизации цен, иметь эти запасы и дальше распоряжаться в зависимости от ситуации в последующие годы", - сказал он.

"Мы будем этот инструмент использовать", - подчеркнул А.Гордеев.

По его словам, этот опыт используют и США, и Канада как основные производители зерновых культур.

В то же время вице-премьер заявил, что "так называемые индикативные цены (цены на рынке, при которых государство начинает закупочные или товарные интервенции) по основным видам продовольственных товаров - сюда входит, естественно, и зерно - необходимо устанавливать таким образом, чтобы у министерства были реальные рычаги влияния для того, чтобы обеспечить справедливые доходы у сельхозпроизводителей".

После рекордного урожая 2017 года (135,4 млн тонн) Минсельхоз отказался от проведения закупочных интервенций на рынке зерна, заменив этот механизм субсидированием вывоза зерна из регионов, отдаленных от портов. Прежнее руководство ведомства не раз заявляло, что этот механизм в сложившихся условиях эффективнее интервенций.

Молоко

А.Гордеев считает необходимым доработать и механизм молочных интервенций. По его словам, для регулирования рынка молока необходим "более тонкий" механизм, чем тот, что действовал до последнего времени.

"Здесь более тонкий механизм должен быть, вместе с министерством мы вырабатываем его", - заявил он.

Как сказал А.Гордеев, сегодня одна из самых актуальных тем на рынке - это тема цен на сырое молоко. "С одной стороны, мы призывали к тому, чтобы были инвестиции, достаточно ощутимые меры поддержки были для инвесторов, с другой стороны, мы видим, что падают цены на молоко и стоит вопрос о том, для чего стимулировались инвестиции, если мы не можем обеспечить сбыт?" - сказал он.

Вместе с тем, продолжил А.Гордеев, вырабатываются и жесткие меры с тем, чтобы устранить с рынка "фальсификат и различного рода суррогаты молочных продуктов, которые сегодня вытесняют качественную продукцию".

Ранее государство планировало проведение на рынке молока закупочных интервенций (закупки сухого молока, сыра и сливочного масла), но пока этот инструмент не использовался.

Россия > Агропром > zol.ru, 25 июля 2018 > № 2684153 Алексей Гордеев


Россия > Агропром. СМИ, ИТ > oilworld.ru, 24 июля 2018 > № 2689403 Сергей Жуков

Сергей Жуков. Даже с маркировкой избежать "Меркурия" не получится.

ФГИС "Меркурий" онлайн уже 3 недели - за этот период, в связи с изменениями приказов МСХ и готовящимися изменениями в федеральный закон, к разработчикам модуля интеграции учетных систем с ФГИС «Меркурий», поступает много вопросов – что конкретно изменилось для молочной отрасли, чего ждать и как работать. Milknews пообщался с директором проектного департамента ГК "Визард" Сергеем Жуковым, который рассказал об основных вопросах, связанных с сертификацией готовой молочной продукции после 1 июля, а также об отличиях "Меркурия" от маркировки, которую разрабатывает ЦРПТ.

Начнём с самой обсуждаемой новости - в связи с выходом новых приказов №249, №250 и №251, пришедшим на смену соответственно №646, №647 и №648 приказам. Оставим в стороне изменения, которые, на наш взгляд, очень существенны (изменения прав так называемых аттестованных специалистов), но именно молочную отрасль затрагивают мало, а остановимся именно на тех, которые вольно трактуют, как «молочку вывели из-под Меркурия». Давайте разбираться, так ли всё просто и однозначно.

ФГИС "Меркурий"

Во-первых, изменения коснулись только, цитирую по тексту приказа: «выработанных из пастеризованного (ультрапастеризованного, стерилизованного, ультравысокотемпературно-обработанного) молока или пастеризованные (ультрапастеризованные, стерилизованные, ультравысокотемпературно-обработанные) молочных продуктов». Конечно, можно сказать, что у нас 90% (оценочно, специально не считал) готовой молочной продукции подпадает под этот список (фактически, как мне объясняли эксперты рынка, есть только ничтожно малая доля итальянских сыров, производимых по другой технологии)».

Во-вторых, это никак не затрагивает того, что попадает под определение «сырьё животного происхождения». А это не только сырое молоко, но и, например, сыворотка, несмотря на то, что она была пастеризована.

В-третьих, нужно цитировать всё же НПА дословно, это касается только продукции не в потребительской упаковке. А вот тут уже вообще всё непросто. Позволю себе процитировать Н.А. Власова с одного из профессиональных форумов по этому вопросу (цитата длинная, но заслуживает быть приведённой полностью):

«Термин "потребительская упаковка" у нас нормальным, разумным и исчерпывающим образом не определен. База заложена в ТР ТС "О безопасности упаковки (Решение КТС от 16 августа 2011 г. N 769). Определение гласит: "потребительская упаковка - упаковка, предназначенная для продажи или первичной упаковки продукции, реализуемой конечному потребителю;" В этом определении присутствуют два специальных термина - "упаковка" и "первичная упаковка".

Первый определен весьма убого и звучит так: "упаковка - изделие, которое используется для размещения, защиты, транспортирования, загрузки и разгрузки, доставки и хранения сырья и готовой продукции".

Совершенно не понятно почему в нем не сказано, что первичная упаковка используется еще и для маркирования упакованной продукции.

Совершенно не понятно почему не сказано, что это "потребительская упаковка - это упаковка, в которую продукция размещается ее производителем, предназначенная" (далее - по тексту). Соответственно, не понятно является ли потребительской упаковкой то, во что помещается продукция после ее фасовки в магазине или в предприятии, которое не является производителем продукции.

Второй не определен вообще, и это плохо, поскольку приходится использовать общепринятое значение, которое расплывчато. Говоря о первичной упаковке мы имеем в виду, что есть вторичная, куда помещаются первичные упаковки. Понятно, что вторичная упаковка может быть, а может и не быть. Если ее нет, то, соответственно, нет и первичной упаковки.

Неопределенность этого определения еще более увеличивает союз "или" между словами "продажи" и "первичной".

Разбираем: (первичную пока оставим для простоты)

"потребительская упаковка - изделие, которое используется для размещения, защиты, транспортирования, загрузки и разгрузки, доставки и хранения сырья и готовой продукции, предназначенное для продажи продукции, реализуемой конечному потребителю"

В отношении молочки типичные примеры потребительской упаковки это:

пачка (масло, сырок, творог и т.д.) небольшого (!), в основном используемого потребителем, объема,

пакет (молоко, кефир и т.д.) небольшого (!), в основном используемого потребителем, объема,

бутылка или бутылочка (молоко, кефир и т.д.) небольшого (!), в основном используемого потребителем, объема,

банка или баночка (сметана, йогурт, творог и т.д.) небольшого (!), в основном используемого потребителем, объема,

контейнер (творог, топленое масло и т.д.) небольшого (!), в основном используемого потребителем, объема.

В отношении молочки типичные примеры упаковки, не являющейся потребительской: Блоки, пакеты и свертки (масло в блоках, творог в свертках) большого объема, бутыли большого объема, "ведра" большого объема и любые молочные продукты наливом или навалом в чем бы они временно не размещались (бидоны, контейнеры и т.д.). Понятно, что из-за размытости и нечеткости определения границы между "небольшим" и "большим" объемом не определены и условны. Если молоко помещено в литровые бутылки, то это определенно потребительская упаковка. А если бутылка на 2 литра или на 2,5 литра? Это уже в серой зоне.

Кроме того, эти определения далеко не всегда пригодны.

Например, есть сыры, которые изготавливаются в виде маленьких головок (от 50 или 100 грамм). В таком случае головка сыра в пленке с названием продукта это точно потребительская упаковка.

Головки же сыра по 10-12 кг - это определенно не потребительская упаковка.

А головка сыра массой 2 кг - это что потребительская или не потребительская? Как правило такие головки целиком не продаются. Но иногда продаются.

Попутно: что является потребительской упаковкой плавленных сырков от Хохланд? Таки круглая баночка в которой мы ВСЕГДА их покупаем? Или таки треугольничек, который мы НИКОГДА не покупаем? Вопрос связан с тем, что в определении использован термин "первичная".

Вот поэтому я и неохотно комментирую подобные вопросы.

Думаю, правильное решение для любого ХСа вот какое:

Если мы видим то, что точно является потребительской упаковкой (примеры - см. выше) - понимаем, что это потребительская упаковка.

Если мы видим то, что точно не является потребительской упаковкой (примеры - см. выше) - понимаем, что это не потребительская упаковка.

Если мы видим то, о чем мы не можем однозначно сказать является ли это потребительской упаковкой - запрашиваем письменные разъяснения у компетентного органа: в данном случае это КТС (которое издало ТС) и снимаем, таким образом, с себя ответственность за возможное неправильное решение»

В-четвертых, в случае импорта своей продукции или перемещения на территорию Калининградской области или из неё, даже готовая молочка подлежит проведению через ФГИС «Меркурий».

В-пятых, тот самый Федеральный закон, по состоянию на 20.07.2018 прошедший три чтения и находящийся в Совете Федерации, можно прочитать таким образом: всё, что до 01.07.18 не подлежало оформлению на бумажных бланках, будет обязательным с 01.07.19. Вопрос спорный, но некоторые лидеры молочного рынка в частных беседах признались, что вероятность такого исхода ненулевая, и лично они не собираются рисковать, пока не расставлены все точки над «ё».

Учитывая все изложенные факторы, лидеры молочной отрасли в массе своей не рассматривают изменения как «вывод всей молочки из-под "Меркурия"». Почти все начатые проекты интеграции с ФГИС «Меркурий» по молочной отрасли у нас были доведены до конца (отказались 4 предприятия из нескольких десятков). Более того, мне поступают звонки от руководства этих предприятий, что, видимо, они даже не могут заморозить свои проекты, и заключают договора на сопровождение созданных систем.

Маркировка ЦРПТ

Теперь давайте попробуем разобраться, что молочной отрасли предстоит вместо ФГИС «Меркурий». По сообщениям прессы, несколько компаний приняли участие в пилотном проекте по маркировке готовой продукции. Существенные моменты, которые необходимо разъяснить по этим проектам:

Правовая база

В середине декабря 2017 года президент Владимир Путин одобрил идею создания единого оператора системы цифровой маркировки товаров в России на базе ООО «Оператор-ЦРПТ». Эта компания — «дочка» Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ), принадлежащая структурам миллиардера Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и компании инвестора Александра Галицкого. Еще 10%, по данным СПАРК, с сентября 2017 года у компании «Новые решения», единственным владельцем которой значится физическое лицо — Оксана Орешина.

Концепция маркировки

Создаваемая ЦРПТ система маркировки и прослеживаемости товаров будет включать оборудование и программное обеспечение. Оборудование необходимо для нанесения генерируемого на производстве двухмерного кода Data Matrix и контроля этого процесса с помощью сканеров. Механизм прослеживания каждой единицы товара будет фиксировать все операции с ним с момента нанесения на производстве метки и до продажи конечному потребителю. В оптовом канале процесс предполагается организовать через электронный документооборот, обязав указывать коды товара в документах. В рознице контроль выбытия товара с рынка будет осуществляться с помощью онлайн-касс.

Кроме того, структурам ЦРПТ предстоит создать каталог всех производимых в России товаров.

28 апреля 2018 года Правительство РФ утвердило перечень товаров, подлежащих обязательной маркировке. С марта 2019 года будет промаркирован табак, с июля 2019 года – обувь, с декабря 2019 года – духи и туалетная вода, трикотажные блузки, пальто и полупальто, плащи и куртки, ветровки и штормовки, постельное, столовое, туалетное и кухонное белье, фотоаппараты и лампы-вспышки, шины и пневматические покрышки.

На сегодняшний момент за маркировку меховых изделий отвечает Федеральная налоговая служба, за маркировку лекарств – Росздравнадзор.

От правительства курировать маркировку всей продукции будет вице-премьер по цифровой экономике Максим Акимов. Соответствующее распоряжение дал премьер Д. Медведев 17 июля этого года.

Акимов уже высказал свою позицию, что он против концентрации всех товаров в руках одного оператора. Участвовать в проекте хотел и Сбербанк – в начале июня Герман Греф в письме предложил Козаку задействовать облачный сервис Сбербанка «Корус каталог» при формировании каталога маркируемых товаров. Однако в конце июня было совещание у министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, где окончательно решили, что оператор один – ЦРПТ. Сбербанк, правда, от комментариев отказывается, так что, возможно, история ещё не окончена.

Обращаю отдельное внимание, что в перечне нет молочной продукции, и участие ряда компаний в пилотных проектах по маркировке было инициировано добровольно. А вот будет ли это поддержано на законодательном уровне – вопрос. По крайней мере, на сегодняшний момент чёткого ответа нет. А что есть? Было совещание у вице-премьера Дмитрия Козака, где была высказана мысль о замене "Меркурия" маркировкой, было совещание у профильного вице-премьера Алексея Гордеева, где речь о замене не шла и должна была быть встреча обоих для «согласования позиций». Денис Мантуров высказал мысль, что «…будет происходить стыковка двух систем: сырьё заходит по системе «Меркурий», т.е. по ЭВС, а на готовую продукцию уже будет включаться маркировка». Вот на сегодня, кажется, и всё. Подчеркну ещё раз – нет ни одного НПА, который бы позволил сделать окончательные выводы.

Цена прослеживаемости

«Оператор-ЦРПТ» заявляет, что намерен получать плату за услугу прослеживаемости каждой единицы товара, которая составит около 0,5 руб.

Сравнение технологий

Без сомнения, ФГИС «Меркурий» и Единая национальная система «Честный знак» - это две принципиально разные технологии. И если "Меркурий" можно сравнить с гигантской, в масштабах страны, учётной системой, в которой в обязательном порядке фиксируются все материальные потоки с учётом их преобразования (сырьё в готовую продукцию) с контролем остатков, то маркировка больше похожа на так называемые WMS-системы для адресных складов: в месте производства нанёс код – пикнул сканером или терминалом сбора данных – отметил операцию, место совершения и объект операции (продукция).

Для участников же рынка главные отличия следующие:

ФГИС «Меркурий» не гарантирует в текущей редакции, но позволяет узнать, из чего сделана определённая партия продукции, а маркировка касается только уже произведённой готовой продукции с момента её возникновения до вывода из оборота.

Для работы с ФГИС «Меркурий» необходимо потратиться разово на интеграцию или (а иногда и) на дополнительный персонал. Для маркировки, скорее всего, придётся потратиться на оборудование и регулярные платежи за каждую единицу оборота.

Так что же дальше?

Без сомнения, вице-премьеры и министры – это не те лица, чьи слова можно проигнорировать, но по совокупности факторов можно сделать следующие предварительные выводы:

Не вся и не во всех случаях молочка «выводится из-под "Меркурия"».

Даже если будет принято положительное решение о маркировке, избежать работы с ФГИС «Меркурий» не получится; по крайне мере, это справедливо для производителей.

Никаких окончательных решений, как же всё на самом деле будет работать, на момент написания статьи не принято.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ > oilworld.ru, 24 июля 2018 > № 2689403 Сергей Жуков


Россия. УФО > Агропром. Транспорт > oilworld.ru, 24 июля 2018 > № 2689401 Юрий Бабонов

Юрий Бабонов. О строительстве агрохаба в Челябинской области.

На юге Челябинской области, в городе Карталы, на средства инвестора планируют построить агрохаб — современный логистический комплекс, который поможет сельскохозяйственному бизнесу региона реализовать свою продукцию. О том, чем будут загружать южноуральские предприниматели контейнеры и как это скажется на отношениях с Востоком, в интервью изданию «Деловой квартал» рассказал один из инициаторов проекта, исполнительный директор Российско-Китайского центра по Уралу и Сибири Юрий Бабонов.

Почему идея построить агрохаб возникла сейчас и именно в Карталах? Успехи региона в сельском хозяйстве мы наблюдаем все-таки не первый год.

— Это уникальная особенность нашего региона — через Карталы по действующим железнодорожным путям пролегает один из самых коротких маршрутов из Пекина в Берлин через Россию. На юге области выращивается пшеница очень хорошего качества, но географическое расположение в центре России не дает успешно экспортировать ее в другие страны. Нет также возможности реализации на местном рынке, потому что нет столько потребления в регионе, сколько мы можем выращивать. И вот эта проблематика, связанная еще и с неудобным и дорогим экспортом, ставит в невыгодное положение наших сельхозпроизводителей.

Активно начали говорить о строительстве агрохаба именно сейчас благодаря указу Владимира Путина — в 2017 г. территория была закрытая, ни один ж/д состав не мог останавливаться там. Железная дорога и мощный жд узел есть, осталось построить сам объект — современный логистический терминал класса А площадью более 43 га. Уникальность Карталинского железнодорожного узла в наличии въезда (входа и выхода) со всех четырех сторон — из Китая, Европы, юг — это Оренбургская область и север — Челябинск, Екатеринбург.

И когда же ждать агрохаба?

— Сейчас собираются техусловия на проект, полностью готов оптово-распределительный центр будет примерно через пять лет сначала строительства. Хорошо то, что существующая инфраструктура уже сейчас позволяет с минимальными затратами грузить и обслуживать потоки. Но есть такая особенность логистики — бывает проще провести известным путем, хотя это немножко дороже. Участников цепочки к новому маршруту тоже нужно приучить.

Во время презентации идеи называлась сумма инвестиций — 6 млрд руб. Насколько вообще это масштабный проект, есть что-то подобное в России?

— По капиталовложениям есть проекты в сфере логистики гораздо масштабнее. Все они, как правило, с западным участием, мы тоже планируем привлечь зарубежных инвесторов, в том числе из КНР. В России пока нет ни одного проекта, который бы был экспортно-ориентированным, тот же региональный ТЛК «Южно-Уральский» заточен под импорт. Шесть миллиардов — кажется, что это крупная цифра, но есть существующий узел и инфраструктура. Это максимальные вложения по проекту, до которых нужно дойти поэтапно, это не единовременные инвестиции. И это, конечно, внебюджетные средства.

Мы от органов власти рассчитываем на преференции — может, это будут налоговые льготы, но в первую очередь, нужна административная поддержка — точки подключения, энергетика, отсутствие бюрократических проволочек.

Карталинский распределительный центр вы презентуете как экспортно-ориентированный. А Китаю это вообще нужно? В структуре товарооборота с Челябинской области на экспорт приходится мизерная доля.

— Да, это положение мы и намерены исправить. Ряд предприятий готов экспортировать продукцию за рубеж, например, «Союзпищепром», «Увелка», «Макфа», «Ресурс», «Сигма» уже это делают.

Китай — это огромный рынок, и даже если мы все вместе объединимся, даже и 10% потребностей не сможем закрыть. В КНР за последние годы выросло количество зажиточных граждан, средний класс. Нужно этим преимуществом пользоваться.

Раньше мы воспринимали китайцев как нашу рабочую силу, а сегодня средняя зарплата у них в высокотехнологичных отраслях достигла 4-7 тыс. долл. Им стали доступны органические продукты из-за рубежа, экологически чистые.

Как агрохаб скажется на экономике региона?

— Он позволит бизнесу, как крупному, так и мелким производителям, зарабатывать. Все, что удешевляет доставку, естественно, влияет на цену. Сейчас товары проходят через Екатеринбург, расстояние между нами не очень большое, но каким путем идут грузы? Сейчас мы прорабатываем маршрут через Монголию, а самый короткий проходит через Казахстан. Мы провели практически прямую линию через Карталы — так что сам бог велел этим заниматься и широко анонсировать.

Очень кстати 2018-2019 гг. объявлены годами межрегионального сотрудничества. Если на Дальнем Востоке целое министерство создано для работы с Китаем, то Урал пока недооценен и закрыт. Сказываются языковые барьеры. Мелкие производители в одиночку не в состоянии выйти на зарубежный рынок. Агрохаб и должен быть своеобразным агрегатором. Есть планы задействовать не только переработчиков зерна, но и молочной и мясной продукции, а также лесоперерабатывающий комплекс.

А как насчет того, что у Китая очень жесткая политика в плане импорта? Здесь привыкли покупать сырье в чистом виде.

— Да, им нужно с корнем взять сырье: нефть, газ, лес и ту же пшеницу. Но это постепенно меняется. Наша задача — как можно глубже переработать сырье здесь и с добавленной стоимостью экспортировать в тот же Китай. Контейнерные поезда из Европы в Китай идут частично пустыми, и эта проблема недозагруженности обратного потока сейчас решается увеличением потребности товаров на ввоз — государство начинает понимать, что односторонние отношения никому невыгодны. Сегодня уже видна тенденция на открытие китайского рынка и подтверждение тому — проведение Первого всекитайского международного импортного ЭКСПО в ноябре 2018 г. в Шанхае.

Россия. УФО > Агропром. Транспорт > oilworld.ru, 24 июля 2018 > № 2689401 Юрий Бабонов


Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 24 июля 2018 > № 2685772 Евгений Иванов

Запасы сахара на заводах РФ за первое полугодие 2018 года сократились на рекордные для этого времени 1,861 млн тонн, сообщил "Интерфаксу" ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов со ссылкой на данные Росстата, передает ИА "Финмаркет".

По его словам, за полугодие 2017 года запасы сократились на 1,815 млн тонн, 2016 года - на 1,345 млн тонн.

Эксперт напомнил, что пиковое значение запасов пришлось на конец декабря 2017 года и составило 2,415 млн тонн.

Таким образом, на конец июня этого года заводские запасы сахара составили 554 тыс. тонн, что лишь на 60 тыс. тонн больше, чем на аналогичный период прошлого года, отметил он.

Как считает Е.Иванов, в этом году рынок сможет нормализоваться и не испытывать давления излишних запасов, накопленных за последние сезоны.

"Очень вероятно, что уборка и переработка свеклы задержатся на одну-три недели, особенно на юге, - пояснил он. - К тому же в настоящее время высок уровень суточного потребления сахара, он более 21 тыс. тонн. Экспорт, хоть и невелик, но сохраняется, импорт ниже прошлых лет".

"Так что рынок сможет, наконец-то, освоить накопленные запасы. Это поддержит оптовые цены на сахар от избыточного сезонного падения в августе-декабре 2018 года", - заявил Е.Иванов.

По его оценке, в ближайшие месяцы на рынок поступит не менее 6 млн тонн нового сахара.

Годовые потребности в сахаре он оценивает в 6,12 млн тонн, импорт белого сахара - в 0,24 млн тонн.

Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 24 июля 2018 > № 2685772 Евгений Иванов


Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 24 июля 2018 > № 2684174 Корней Биждов

Национальный союз агростраховщиков готов снизить стоимость страхования для кубанских аграриев

Президент Национального союза агростраховщиков (НСА) Корней Биждов прокомментировал заявление вице-губернатора Краснодарского края Андрея Коробки о том, что власти региона планируют вернуть субсидирование агрострахования. Господин Коробка, отметим, сообщил, что бюджет будет выделять средства на страхование аграриев на условиях софинансирования, при этом он отметил дороговизну агрострахования и сложность механизма.

«Союз готов вместе с органами АПК края обсудить вопрос о путях снижения стоимости страхования для кубанских аграриев, который поставлен властями региона», – сказал президент НСА Корней Биждов. По его словам, относительно высокая стоимость страхования сельхозкультур в Краснодарском крае связана тем, что стоимость полиса зависит от стоимости продукции, ожидаемой с гектара, а кубанский гектар дает высокую урожайность, в разы превышающую показатели многих регионов России – и соответственно такой гектар «стоит дорого», особенно если речь идет о масличных или технических культурах. При этом, по данным НСА, страхование именно этих культур вызывало в последние годы растущий интерес аграриев как Кубани, так и всей России. Потенциально решение, по словам господина Биждова, может быть найдено в выработке особой конструкции программы агрострахования для растениеводства Краснодарского края, учитывающей профиль рисков и индивидуальный подход к некоторым из них. В частности, по мнению эксперта, если будут приняты соответствующие изменения в законе о господдержке сельхозстрахования, это откроет возможности для разработки пилотных программ страхования, учитывающих специфику агропроизводства в регионах.

По данным НСА, с начала действия Закона о господдержке агрострахования в 2012 году по 2017 год хозяйства Краснодарского края заключили почти 3,5 тыс. договоров, а страховщики выплатили сельхозпроизводителям Кубани около 3 млрд руб. по страховым случаям. «По сведениям НСА, основная группа рисков, ставшая причиной страховых случаев в этот период, – это явления, связанные с засухой, преимущественно атмосферной, и суховеями: на них приходится почти 73% выплат. Следующим по значимости идет риск заморозков, который привел к 21% выплат страховщиков НСА, затем градобитие – около 5% выплат, и замыкает список вымерзание озимых – менее 2%»,– пояснил Корней Биждов.

Как ранее сообщал „Ъ-Кубань“, по данным НСА, до изменения порядка субсидирования в 2017 году Краснодарский край ежегодно занимал лидирующие позиции среди всех субъектов РФ по объему рынка сельхозстрахования с господдержкой. В 2016 году на Кубани было застраховано на условиях господдержки 400 тыс. га сельхозкультур . В 2017 году порядок субсидирования агрострахования был изменен – данное направление господдержки было включено в «единую субсидию» наравне с другими, и региональные органы АПК получили право распределять эти средства по своему усмотрению. В результате вместо запланированных к страхованию минсельхозом Краснодарского края в 2017 году 332,8 тыс. га посевов не было застраховано с господдержкой ни одного гектара, в 2018 году регион даже не запланировал поддержку агрострахования. Без господдержки в крае в первом квартале 2018 году было заключено 157 договоров страхования, но эти договоры, по оценке НСА, в значительной степени относились к страхованию сельхозживотных.

«Показательно, что убытки от недобора урожая по причине града, которые у отдельных кубанских хозяйств достигают 200 млн рублей, произошли на фоне рекордных показателей урожайности зерновых в регионе в этом году. Это еще раз показывает, что агрострахование имеет значение и в регионах, благоприятных для земледелия в целом», – подчеркнул президент НСА.

КоммерсантЪ

Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 24 июля 2018 > № 2684174 Корней Биждов


Белоруссия > Агропром > zol.ru, 24 июля 2018 > № 2684165 Леонид Заяц

В Беларуси в 2018 году планируется собрать более 1 млн т зерна кукурузы, сообщил в интервью "Сельская газета" министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц, сообщает БЕЛТА.

Министр подчеркнул, что зерна в этом году будет достаточно для того, чтобы обеспечить продовольственную безопасность. "Кроме того, в стране есть еще запас прошлогоднего урожая. Уменьшение сбора колосовых надеемся компенсировать зерном кукурузы, которого предполагается собрать более миллиона тонн. Поэтому не будет проблем и с фуражом", - сказал он.

С первого укоса по стране заготовлено чуть больше кормов, чем год назад. "Но июньская засуха создала проблемы с отрастанием трав. В июле ситуация улучшилась, но дожди не дают возможности вести заготовку высокими темпами. Ставится задача всем хозяйствам обеспечить полноценные рационы животным, чтобы зимой не было переброски кормов. Сейчас активно отрастают травы вторых и третьих укосов, резервом станут однолетние, хорошие виды на кукурузу. Словом, есть предпосылки для того, чтобы заготовить необходимое количество кормов", - отметил Леонид Заяц.

В текущем году необходимо построить 1723 траншеи, в которые можно поместить почти 3,5 млн т кормов. Уже возведено 536 таких хранилищ, остальные в стадии строительства. К 1 октября все траншеи будут готовы, сказал министр.

Белоруссия > Агропром > zol.ru, 24 июля 2018 > № 2684165 Леонид Заяц


Россия. ЮФО. СКФО > Агропром > zol.ru, 24 июля 2018 > № 2684164 Корней Биждов

НСА: первые результаты уборочной - снижение урожайности в 10 из 14 южных регионов

«Первые данные о ходе уборочной кампании подтверждают существенные потери аграриев в нескольких регионах Юга России, о которых НСА предупреждал ещё весной», – заявил президент Национального союза агростраховщиков Корней Биждов, комментируя опубликованные данные Минсельхоза России о ходе полевых работ.

Выраженная картина бедствия наблюдается в Крыму, который пострадал в 2018 году от засухи и градобития, что привело почти к двукратному сокращению продукции зерновых. По состоянию на 19 июля крымские аграрии обмолотили 92% из 292,3 тыс. га посевов пшеницы и 98% из 193,2 тыс. га ячменя (озимого и ярового сева). Урожайность пшеницы составила в регионе 17,4 ц/га, что на 45% меньше показателя годом ранее на ту же дату (31,8 ц/га). Урожайность ячменя упала на 48% - до 15,8 ц/га (с 30,6 ц/га годом ранее). Рапса в Крыму было посеяно мало – всего 3,1 тыс. га, и уже убрано 94% этой площади. Данные посевы также пострадали – показатель урожайности сократился на 40%, до 12,4 ц/га (с 20,6 ц/га).

Понизились суммарные показатели и в Республике Калмыкия: урожайность пшеницы снизилась на 26% до 21,8 ц/га (убрано 79% посевов), ячменя – на 31% до 12,2 ц/га (убрано 34% посевов).

В Волгоградской области при уборке пшеницы с 54% площади отмечено снижение урожайности на 22% до 23,0 ц/га. Уборка ячменя в регионе только началась: урожай собран с 4% полей, урожайность этой культуры снизилась на 50% до 8,0 ц/га.

«Данные регионы находились в «красной зоне» на карте состояния посевов по индексу вегетации, составленной НСА на основании данных космического мониторинга, о чем мы предупреждали уже в середине июня, – отметил президент НСА Корней Биждов. – Причиной задержки развития растений стали отсутствие осадков и снижение запасов накопительной влаги в почве».

В Ростовской области, часть районов которой испытывала недостаток влаги, также отмечается снижение урожайности зерновых. Урожайность пшеницы, которая убрана в регионе с 89% площади, сократилась на 10% (с 38,7 до 34,9 ц/га). Ячмень, обмолоченный на 42% площади, пострадал сильнее – собрано 23,9 ц/га вместо 35,6 ц/га годом ранее, снижение 33%.

«Уменьшение урожайности пшеницы отмечено в 10 из 14 регионов РФ, которые уже отчитались о начале уборки этой культуры. В целом по России этот показатель составляет 38,2 ц/га и сократился по отношению к аналогичному периоду 2017 года на 17% - с 45,8 ц/га годом ранее, – отметил Корней Биждов. – Для ячменя падение сильнее – на 19% до 22,1 ц/га с 39,7 ц/га годом ранее, негативная тенденция отмечена в 12 регионах из 16. Рапса, уборка которого только началась, в целом по стране собрано с гектара на 14% меньше, чем год назад – 17,6 ц/га вместо 20,4 ц/га. Кроме Крыма, особенно сильное сокращение урожайности рапса на раннем этапе уборки показывают Чеченская Республика (на 28%) и Ставропольский край (на 23%)».

Президент НСА подчеркнул, что благоприятная в целом ситуация в некоторых регионах почти ежегодно сочетается с тем, что отдельные хозяйства существенно страдают от природных факторов. Примером может служить Краснодарский край. «Напомню, что предварительный ущерб от града, прошедшего этим летом, органы АПК Краснодарского края оценили в 1,5 млрд руб., - говорит К. Биждов. – Только в Павловском районе, где градом повреждены 17 тыс. га посевов, убытки отдельных хозяйств исчисляются десятками миллионов рублей, у некоторых – превышают 100 млн. руб. Эти убытки не были застрахованы в силу отказа органов управления сельским хозяйством региона выделить аграриям субсидии на страхование».

«Есть основания полагать, что прогнозы аналитиков о том, что урожай 2018 году будет далек от рекордных показателей прошлых лет, подтверждаются, – пояснил К. Биждов. – Так, агентство «Совэкон» назвало текущие показатели урожайности самыми низкими за три года. Но аграрии, которые смогли вырастить сельхозкультуры, могут выиграть от возможного повышения цен на продукцию. Те же, кто потерял урожай от природных бедствий, окажутся в двойном проигрыше. Это еще раз показывает важность подхода региональных властей к системной работе по обеспечению растениеводства страхованием, которое покрывает не только прямые затраты, но и убытки от потери сельхозпродукции».

«По данным НСА, до включения господдержки агрострахования в «единую субсидию» в 2017 году страхование активно применялось аграриями южных регионов: в 2016 г. в Южном федеральном округе на условиях господдержки было застраховано 846,5 тыс. га, в Северо-Кавказском федеральном округе – 521 тыс. га. В 2018 году по состоянию на 1 июля в обоих округах в совокупности было застраховано не более 3 тыс. га. С момента введения системы агрострахования в 2012 г. аграрии Южного ФО получили от страховщиков 4,5 млрд руб. страховых выплат, Северо-Кавказского – 3,3 млрд руб. В этом году лишенные страхования аграрии Юга России не получат ни рубля страховых выплат», – отметил президент НСА.

Россия. ЮФО. СКФО > Агропром > zol.ru, 24 июля 2018 > № 2684164 Корней Биждов


Украина > Агропром. Транспорт > oilworld.ru, 23 июля 2018 > № 2689390 Владимир Козакевич

Украина. Целесообразность и перспективы развития речных рейдовых загрузок.

Имеющийся потенциал перевозок зерновых грузов речным транспортом по сегодняшний день в Украине остается нереализованным. Подавляющее большинство грузов доставляется в морские порты колесным транспортом (автомобили и ж/д вагоны). По факту, оба способа перевозки грузов являются самыми слабыми звеньями в логистической цепочке: температурные режимы на дорогах, нехватка зерновозов, как автомобилей, так и вагонов, и т.д. Развитие речных перевозок грузов позволило бы не только удешевить и оптимизировать транспортировку с/х грузов, но и исключить из логистической цепочки за счет речной рейдовой перевалки лишние звенья. О целесообразности и перспективах развития речных перевозок и рейдовой перевалки в интервью ИА «АПК-Информ» рассказал генеральный директор «АП МАРИН» Владимир Козакевич.

- Практически 100% экспорта зерновых грузов в Украине осуществляется через порты Черного моря. Какую роль в их доставке в морские порты играет речной транспорт?

- К сожалению, развитие речной логистики зерновых грузов в Украине находится на минимальном уровне. Если сравнивать логистику зерна к морским портам в Европе и Украине, то в первой львиная доля зерна доставляется в порты речным транспортом по р. Дунай, а в Украине порядка 98% зерновых грузов доставляется колесным транспортом (автомобильный и железнодорожный).

- Связана ли сложившаяся ситуация с какими-то принципиальными отличиями р. Днепр и р. Дунай, которые осложняют развитие и использование первой?

- Одновременно эти реки и похожи, и разнятся. Дунай, являющийся основной водной артерией Европы, можно разбить на два основных участка:

первый (порядка 950 км) пригоден для использования только речного флота грузоподъемностью до 2 тыс. тонн и осадкой до 2,7 м. Такие суда не выходят в море. На них зерновые грузы перевозятся в порт Констанца по искусственно прорытому каналу Дунай – порт Констанца;

второй – небольшой участок от порта Браила до Черного моря, на нем работают суда грузоподъемностью 6-7 тыс. тонн и осадкой до 7 м.

В отличие от Дуная, Днепр, являющийся водной артерией Украины, более сложный с навигационной точки зрения и сильнее сегментирован, как результат, он более требователен к флоту:

Верхний Днепр – до г. Каменское (бывш. Днепродзержинск), ниже которого из-за скальных пород проходная осадка ограничена 2,7-2,8, изредка 3 м;

Нижний Днепр – участок от г. Днепр до г. Херсон, с осадкой до 4 м;

Херсон и ХМК, где осадка до 7,5 м;

Бугско-Днепровский лиманный канал (БДЛК) – участок, где проходная осадка составляет 10,3 м.

Я, вообще, называю Днепр не рекой, а системой водохранилищ. Всем прекрасно известно, что некоторые водохранилища условно даже называются морями. И это неспроста. В отличие от Дуная, Южного Буга, Днестра или той же Миссисипи, о которой мы так любим говорить, дешевому и эффективному речному флоту здесь делать нечего. Нужен как минимум озерный флот или флот прибрежного плавания, который конструктивно сложнее и дороже. Сложности в выборе оптимального флота, несомненно, осложняют и тормозят развитие реки и унификации логистики зерна по ней. Наибольшее негативное влияние на развитие реки оказывает небольшой скальный участок (порядка 35 км) ниже Каменского шлюза, который разделяет Днепр на верхний и нижний, фактически отрезая его большую часть.

- Сегментированность Днепра и Дуная – единственная проблема, которая тормозит развитие речной логистики, или Вы видите и другие узкие места?

- Нет, не единственная. И даже не самая важная. К самой важной проблеме на сегодня я отношу экономическую причину, а именно – неправильную систему тарификации, подпитанную системой сборов, налогов, ценообразования на топливо и т.п. Составляющих множество, и в результате они приводят к тому, что на сегодняшний день у нас речной флот является самым дорогим видом транспорта, тогда как известно, что во всем мире это самый дешевый вид транспорта. Кто-то явно не прав – или весь мир, или мы. Такой тарифный перекос приводит к тому, что река в основном работает на обеспечение рейдовой дозагрузки в открытом море, куда ж/д вагоны не доезжают, или на пике уборочной, когда колесного парка просто не хватает.

- Как, по Вашему мнению, можно оптимизировать речную логистику зерна, и каких результатов это позволит достичь?

- Один из способов оптимизации речной логистики – это рейдовая перевалка с Днепра. Причем не дозагрузка судов типа Panamax на рейде до полной осадки, что популярно сейчас, а полноценная обработка морских судов без захода в порт. Без дополнительных капиталовложений, конечно, не обойтись, но в результате это позволит оптимизировать перевозку зерновых грузов и ощутимо снизит затраты за счет частичного исключения из логистической цепочки портовых элеваторов. В мировой практике чаще всего эта цель достигается организацией устьевых рейдов на стыке реки и моря, где безопасно работает речной флот и одновременно уже могут заходить крупнотоннажные морские суда. В результате зерно и другие грузы перегружаются непосредственно с одного судна на другое по схеме «борт-борт», минуя портовый терминал. Есть и случаи, когда не морское судно заходит в реку, а наоборот, речное выходит в море, чтобы отдать свой груз. Но если в большинстве случаев это делается по обоснованным технико-экономическим причинам, то в нашей стране это чаще всего происходит по бюрократическим причинам или из-за нежелания что-то делать.

Я считаю, что в ближайшее время востребованность и популярность такой схемы перегрузки будет только расти. В подтверждение этого можно привести ситуацию с бумом строительства линейных элеваторов, которую мы недавно наблюдали. Сейчас многие фермеры поняли, что эти элеваторы – лишнее логистическое звено, которое увеличивает затраты. В результате сельхозпроизводители построили себе собственные зернохранилища, и элеваторы попросту стоят незагруженные, не давая требуемой оборачиваемости. Аналогичным образом, я думаю, будет происходить и с морскими портами. Конечно, река не покрывает всю Украину, и даже не большую ее часть, но там, где будет возможность отказаться от перевалки зерна через портовый терминал, от нее будут отказываться.

- Рейдовая загрузка, в том числе и устьевая, требует значительных дополнительных капиталовложений. При этом Вы уверены в ее целесообразности и востребованности. Почему?

- Во-первых, рейдовая дозагрузка применяется и сейчас портами, считающимися глубоководными. В частности, суда типа Panamax с полной осадкой свыше 13 м фактически может принять и загрузить под полную осадку у причала только порт Южный. Остальным приходится или недогружать судно, или применять дозагрузку на внешнем рейде. Чаще всего ее использует порт Николаев, но и Черноморск, и Одесса также регулярно прибегают к дозагрузке после выхода судна из порта, так называемой «top off».

Примерное развитие стандарта балкера, заходящего под зерно в Черное море, можно представить в виде следующей последовательности роста тоннажа в тысячах тонн: 25 – 50 – 60 – 80 – 90. Еще 10-15 лет назад для нас суда типа Handy-Size считались огромными. После этого примерно в течение 10 лет мы учились обрабатывать «маленькие» панамаксы дедвейтом до 60 тыс. тонн. Сейчас стандарт доходит к отметке 80 тыс. тонн, и начинают появляться так называемые пост-панамаксы, дедвейт которых равен 90 тыс. тонн.

Это вполне логичное развитие ситуации: чем крупнее тоннаж, тем дешевле перевозка 1 тонны груза. Пока есть конкуренция, будет идти борьба за каждый цент, за каждую тонну посредством увеличения тоннажа. Поднять же гарантированную проходную осадку в морских портах до 13,5-14 м гораздо сложнее и дороже, чем догружать суда на рейде. Плюс ко всему, в Украине имеется достаточно технических возможностей для последнего. Остается только перевести данную схему погрузки судов на поток и снизить ставки дозагрузки на 20-30%, а то и на 50%.

Экономическая выгода от погрузки судов по схеме «борт-борт», независимо от открытого или закрытого рейда, также очевидна. Морской порт (терминал) может максимально снизить ставку перевалки до $6-7/т, т.е. до среднеевропейских тарифов. Тенденция снижения ставок наблюдается уже на протяжении последних 3-5 лет. В случае перевалки плавкраном («борт-борт») на внутреннем рейде и в закрытой акватории ставка будет колебаться в пределах $2/т. Если переваливать на рейде в открытом море, то ставка будет равна примерно $5/т, с тенденцией снижения до $4/т и ниже. При постоянном спросе на данный вид услуг и при потоковой схеме доставки зерновых каботажным флотом как альтернативным видом транспорта морские терминалы не смогут уверенно выдерживать конкуренцию с этой схемой. Если сравнять стоимость доставки зерна речным транспортом с доставкой ж/д транспортом, хотя, на самом деле, она должна быть ниже, то трейдеру придется работать в минус, перевозя зерно по суше из тех регионов, где есть река.

- Чем отличаются внешний и внутренний рейды, и каковы преимущества одного перед другим?

- Внешний рейд – это загрузка судна в открытом море, как в территориальных водах, так и за их пределами. Внутренний рейд – это загрузка судна в акватории порта или реки/канала.

Оба рейда имеют свои плюсы и минусы. Внутренний рейд более безопасный, более дешевый по стоимости перевалки, т.к. менее требователен к применимому флоту, и имеет меньший коэффициент простоя по погодным условиям. При этом он требует больше времени и средств для организации: согласование, паспортизация, проведение работ по дноуглублению, оборудование и т.д. Внешний рейд проще и быстрее с точки зрения организации. Он организовывается на естественных глубинах, не требует никаких технических мероприятий и капитальных вложений, кроме как оградить его зону буями, можно даже виртуальными, и выполнить обследование дна. Однако внешний рейд требует наличия специального перегрузочного флота, и каботажный флот также уже должен быть сложнее и дороже того, который не выходит в море.

- Вы упомянули о специальном перегрузочном флоте. Какими видами данного флота пользуются в Украине, и от чего зависит выбор?

- Говоря о постоянном росте среднего размера обрабатываемого морского судна, нельзя забывать и о постоянном росте норм перевалки. Чем ниже норма перевалки, тем дороже фрахт, и сегодня уже мало кого устраивают нормы 3-5 тыс. т/сут. Чтобы уверенно конкурировать с морскими терминалами, нужно выходить на гарантированные 10 тыс. т/сут. и выше. А сделать это можно только с помощью современных мощных средств рейдовой перегрузки. Из общего числа специальных перегружателей можно выделить три основных типа:

Грейферные рейдовые перегружатели, или просто плавучие краны. Их существует множество видов, но суть работы у всех одна: кран швартуется к борту судна приемника, а к крану с другой стороны швартуется второе судно – источник (или баржа). Современные краны обеспечивают перевалку по схеме «борт-борт» с нормой 10-15 тыс. т/сут. по насыпным и до 20 тыс. т/сут. по навалочным грузам на один кран.

Суда-накопители. По сути, это элеваторы, только на плаву, которые собирают зерно с барж и накапливают судовую партию. После этого подходит морское судно, и по схеме «борт-борт» происходит перегрузка зерна. Скорость последней порядка 20 тыс. т/сут. Они значительно дешевле стационарных элеваторов и не имеют географической привязки, т.е. могут работать на любых глубинах.

Специализированные конвейерные перегрузочные комплексы. Они имеют наибольшую перегрузочную мощность и наименьшую себестоимость услуг, но для них требуется груз одного типа/вида в большом количестве для создания монопотока. У нас соответствующих грузопотоков в необходимом количестве пока нет.

Из перечисленного спектра специального перегрузочного флота в Украине в основном используются плавкраны для работы как на внутрипортовых, так и морских рейдах. Также наблюдается тенденция развития использования судов-накопителей.

- Какие перспективы развития речной логистики в Украине Вы видите в ближайшем будущем?

- В ближайшие годы не стоит ожидать кардинальных изменений в данном сегменте логистики. Я думаю, сначала произойдет незначительное перераспределение грузопотоков. Это будет происходить как ввиду естественной трансформации бизнеса и его адаптации к новым требованиям рынка, так и в результате реализации транспортной стратегии, утвержденной Министерством инфраструктуры Украины, и принятия закона о ВВП с соответствующими необходимыми правками. Последнее позволит удешевить каботажные перевозки, особенно при условии отмены портовых сборов для каботажного флота. C одной переваливаемой тонны груза портовый сбор должен удерживаться только один раз, мы ведь не платим портовые сборы, когда завозим грузы вагонами или машинами, хоть последние с таким же успехом пользуются физической территорией ГТС, как и баржи. Эти небольшие изменения могут сработать триггером, который запустит каботажный поток как полноценный и конкурентный вид транспорта не только для рейдовой перевалки, но и для доставки грузов в те же порты наряду с колесным транспортом.

Если говорить о развитии рек, то думаю, что логистика по Днепру будет развиваться и грузопоток по ней будет расти примерно на 10-15% ежегодно. Относительно грузопотока по Дунаю могу сказать, что буквально в ближайшие годы он станет не эпизодическим, как сейчас, а постоянным. Есть вероятность, что увеличится доля транзита из Молдовы и, может, появится транзит из других стран. Безусловно, последнее возможно при наличии соответствующих условий – нормативной базы и ставок, от уровня которых все зависит. Это классический закон рынка: где выгоднее условия, туда и перенаправляется грузопоток.

- Отразится ли это каким-то образом на востребованности рейдовой загрузки судов?

- Я уверен, что рейд и речная логистика в целом будут развиваться. Безусловно, темпы будут не столь стремительными, как этого бы хотелось, но процесс не остановится. Главная причина – экономическая: водный транспорт и рейдовая перевалка должны быть и будут дешевле транспортировки сушей и прохода через дорогостоящую инфраструктуру морских портов. Конечно, от морских портов никуда не уйти, и я не их противник, но уверен, что при достижении должного уровня речной инфраструктуры и накопления требуемой критической массы каботажного тоннажа вдобавок к дозагрузке запустится механизм полноценной погрузки морских судов на рейдах, я это называю концепцией «out of port». В итоге сформируется стабильный рынок контрактов «борт-борт», и это лишь вопрос времени.

Беседовал Константин Зейкин

Украина > Агропром. Транспорт > oilworld.ru, 23 июля 2018 > № 2689390 Владимир Козакевич


Россия. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 20 июля 2018 > № 2687423 Аркадий Злочевский

Комментарий. Злочевский: чтобы завоевать свое место на мировом рынке, надо толкаться локтями.

Иногда складывается такое ощущение, что мы живем в эпоху очень простых решений. Четыре года назад было принято политическое решение об импортозамещении – и все дружно отчитались о выполненной работе. Сейчас заговорили об экспорте продовольствия, и многие уже отвечают, что, дескать, готовы и уже почти начали экспортировать продукцию. А простое ли дело – экспорт, особенно экспорт продовольствия?

Эти и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости, ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и президент Российского зернового союза, очень авторитетный и признанный эксперт в аграрной сфере Аркадий ЗЛОЧЕВСКИЙ.

— Аркадий Леонидович, экспорт продовольствия – это что, вот так прямо взяли товар и повезли его или есть какие-то нюансы?

— Нет, так просто не бывает. И, естественно, нас на мировом рынке особо не ждут и с распростертыми объятиями не принимают. Надо толкаться локтями, надо расталкивать конкурентов для того, чтобы освободить свое место на рынке. И этим приходилось заниматься еще с 2002 года, когда мы только впервые вышли на экспорт зерна. Это был первый ресурс, который завоевал для нас площадку на мировом рынке. В общем, это происходило непросто. Приходилось в основном жертвовать, конечно, экономикой, поскольку мы через демпинг завоевывали позиции на мировом рынке, с помощью очень низких цен. Сейчас-то уже по зерну его завоевывать не надо, и мы не демпингуем отнюдь.

— По пшенице мы сейчас первые, по экспорту зерна?

— Да, первые, мы номер один по экспорту пшеницы. И когда-то нам отводили второе место, еще несколько лет назад, но сопоставляли с Евросоюзом, который не является страной. Евросоюз был на первом месте. Ну, тогда надо было бы сравнивать нас вместе с Казахстаном, поскольку мы входим в Евразийский экономический союз, и тогда мы бы все равно перебили. Поэтому это уже достаточно давно занятое место Россией. В общем, сейчас мы уже просто и Евросоюз обогнали одни, без Казахстана.

А вообще, скажем так, продвижение на экспорт продовольствия является в большей части стран-конкурентов фетишем. У нас только становится сейчас фетишем. Я помню историю, когда, например, бразильский министр отчитывался о работе и сообщил, что Бразилия достигла 100 миллиардов долларов экспорта. И его журналисты спросили: «Вот 100 миллиардов. Вы ставили задачу 18 лет назад – достичь 100 миллиардов долларов экспорта. Вот достигли. Какие цели теперь будете ставить?» На что он очень грамотно ответил, мне очень понравился этот ответ, он сказал: «Вы что-то перепутали. Это совсем не цель, это средство. Наша цель – поддержать доходы фермеров. А это средство».

— Как вы полагаете, а у нас это цель или средство?

— Пока ни то, ни другое на самом деле. То есть у нас, к сожалению, пока еще прописаны в государственной программе, во всех основополагающих документах, скажем, в Доктрине продовольственной безопасности приоритеты внутреннего рынка, не внешнего, что в корне неверно на самом деле.

— Рядовому среднему хозяйству, которое в состоянии производить что-то на экспорт, что это дает?

— Экономику. Ведь экспорт – это ликвидность рынка, это цены. Если бы мы не были привязаны к экспорту, к мировому рынку, к ценообразованию на нем, мы бы очень сильно теряли, как это и происходило на этапе нашего экспортного стартапа. Когда мы начинали выходить на мировые рынки, нам приходилось демпинговать, и мы очень сильно проигрывали по деньгам. Я имею в виду наше производство, в первую очередь. Экспортеры тут ни при чем, они свои деньги зарабатывают. Тогда зарабатывали много, сейчас не очень много. Ну, у них маржа своя все равно будет оставаться. Сейчас экспортеры работают за 2, 3, 5 долларов с тонны максимум. Если удается 5 долларов заработать, то уже просто счастье, можно сказать.

— Аркадий Леонидович, что нам предстоит экспортировать, кроме зерна? С зерном, слава богу, все в порядке, и вашими стараниями тоже, и стараниями союза, и членов Союза зернового. А нам же предстоит экспортировать курятину, свинину, какие-то семена, видимо, какую-то технику?

— Надо смотреть каждую подотрасль отдельно, самостоятельно, потому что в каждой своя специфика и своя проблематика, завязанная на экспорт.

— Меня больше волнует сумма. Обозначена некая сумма – 45 миллиардов. На 45 миллиардов долларов нам нужно обеспечить экспорт к 2024 году. Чем? Что для этого нужно сделать, какие институции создать, какие институты поменять, от каких отказаться?

— Смотрите, с точки зрения цифры, обозначенной в 45 миллиардов, достичь ее, в общем, не очень сложно, если мировой рынок будет способствовать. Ну, например, цены вырастут в 2,5 раза на продовольственные товары – ну и все, вот и достигли, ничего не делая, грубо говоря. То есть проблема не в этом. Как достичь 45 миллиардов экспортной выручки при текущих ценах, при сопоставимых ценах? Вот эта задача далеко не из простых и, скажем так, легко решаемых.

И тут есть целый ряд параметров, на которые надо смотреть гораздо глубже и внимательнее, чем сегодня смотрят правительство, чиновники, в принципе чиновничий класс, потому что они смотрят на объем выручки от экспорта, не учитывая, например, такие факторы. У нас в текущих 20 миллиардах 1,7 миллиарда – это реэкспорт импортированных товаров. Мало того, мы-то смотрим на другую вещь – нас волнует не объем выручки экспортной, а баланс между экспортной выручкой и затратами на импорт. А здесь очень тревожная тенденция наблюдается. За последний год у нас уже эффект девальвации исчерпан полностью, который сработал, очень позитивно сработал. С 2014 года, когда обвал рубля случился, у нас там пошли процессы. И замещение на полках – вот то самое импортозамещение пресловутое – оно произошло благодаря девальвации рубля на самом деле, а не политике. Вот основной драйвер для импортозамещения.

А сейчас откат пошел обратно. Мы с каждым годом, за последний год очень серьезно прирастили затраты на импорт, они растут. А ведь баланс-то у нас пока все равно отрицательный. И это тоже надо учитывать, что баланс экспортных и импортных сумм в пользу импорта, а не в пользу экспорта.

— Почему мы экспортируем, а не потребляем сами?

— Это частая история – конфликтует ли экспорт с внутренним рынком? Вообще нет. Мы экспортируем только излишки, которые не способны продать на внутреннем рынке, в принципе. И по зерну это особенно явно видно.

— Но нехватки зерна на внутреннем рынке нет?

— Нет никакой нехватки. И когда мы говорим о нормативах потребления, то эти нормативы рассчитывались в советский период, и исходили в первую очередь из крайне неэффективного животноводства – там затраты на корм скоту доходили до астрономических, умопомрачительных параметров, и поэтому расчет…

— Практически зерно на выхлоп вылетало.

— Да, вылетало транзитом через организм животного в навоз. И, собственно говоря, надо ли придерживаться такой стратегии? Абсолютно нет.

— Но мы же знаем, что большинство голов этого скота – это были ходящие консервы, в случае чего, для переработки в тушенку на случай войны.

— Дело не в этом. Просто параметры затрат в животноводческой сфере выглядели таким образом. У нас, скажем, при откорме свиньи тратилось от 6 до 8 килограмм в советский период корма на получение килограмм живого веса свиней. И в основном, ну, 80% в составе этих кормов это было зерно. Сейчас в составе кормов 65% максимум зерновых ресурсов, а остальное – это белки. И затрачивается меньше 3 килограммов на килограмм того же живого веса. Поэтому фуражное потребление очень сильно сократилось.

— Это неплохой результат, но не лучший в мире.

— Не лучший, да, это не лучший, есть и получше конверсия корма у тех же датчан, у конкурентов.

— У голландцев.

— Да, у голландцев, у американцев и так далее. У них 2,65 вообще затрачивается. Ну, как бы надо стремиться к этому лучшему результату, только и всего. Но это приведет, естественно, опять к сокращению спроса на зерно, внутреннего спроса.

— Внутреннего?

— Естественно, да. Его же надо куда-то девать. А мы фураж (замечу еще одну маленькую деталь) почти не экспортируем. В составе пшеницы мы меньше всего экспортируем фуража. Ячмень фуражный, да, экспортируем, а пшеницу – почти нет. Только «продоволку» гоним на мировой рынок.

— Аркадий Леонидович, что нужно менять? Я третий раз уже пытаюсь задать этот вопрос. Готовы ли наши экспортеры создать упаковку мирового уровня, брендирование мирового уровня, раскрутку этого брендирования, продвижение товаров через Министерство иностранных дел, через наш атташат Министерства сельского хозяйства, через торговые представительства, которые за рубежом работают? Они вообще, как говорится, заточены на это или им все равно, или они отдельно существуют?

— Для производителя любой продукции продовольственной надо иметь рынок сбыта. И он подстраивается под тот рынок сбыта, который у него есть.

— А кто его будет формировать?

— Еще раз говорю: он подстраивается под этот рынок сбыта. Не его задача – формировать этот рынок сбыта. Надо понимать, что это другой вопрос, национальная задача. Для этого чиновники должны трудиться, чтобы эти рынки сбыта открылись. Надо убирать барьеры – и внешние, и внутренние.

— Какие, например?

— У нас очень много самых разных барьеров. Во-первых, никто не хочет впускать нашу продукцию на внешних рынках. Это одна проблема. А вторая проблема – у нас все надзорно-контрольные функции в первую очередь сконцентрированы на то, чтобы, скажем так, наладить систему тотального контроля, приносящую деньги в бюджет и позволяющую бюджетировать этот процесс. И это все стоит очень дорого. А в результате мы теряем конкурентоспособность. И заканчивается это тем, что поскольку у них, у конкурентов, такой жесткой системы надзорной не существует, таких жестких поборов нет, то у них просто более дешевая продукция попадает на рынок. И нам очень тяжело с ней конкурировать. А на внешних рынках мы же не можем создать тепличные условия для сбыта своей продукции, правильно?

— Естественно.

— Они априори будут уже как-то защищенными в пользу своих национальных производителей. Естественно, в таких условиях крайне тяжело конкурировать. Плюс у них существуют уже сформированные годами и десятилетиями системы продвижения экспорта, в которые включены, вы правильно говорите, и МИД в том числе, и все государственные институты, и существуют определенные системы поддержки (гарантийной, страховой и так далее) на внешних рынках. А мы только сейчас все это формируем и создаем, у нас только недавно создан Российский экспортный центр, который занимается подобными программами. Но у него еще пакета продуктов недостаточно, денег недостаточно для того, чтобы массировано продвигать нашу продукцию, и он только сейчас отрабатывает первые шаги в решении этой задачи.

— Во многих странах мира приняты программы поддержки экспорта. То, что мы получаем в виде импорта – это субсидированный продукт. Ведь так получается?

— Я бы не называл это субсидированным продуктом, потому что субсидии – это разные вещи.

— Ну, так будем говорить, что это удешевленный продукт, он дешевле.

— Он более конкурентоспособный. Там на все это тратят очень много денег, в отличие от нас. Деньги тратят на развитие инфраструктуры рынков сбыта, например. И это считается, согласно правилам ВТО, «зеленой корзиной», и никаких ограничений. И это не считается никакой экспортной поддержкой, хотя такая деятельность играет огромную роль в продвижении продукции на внешних рынках. Мы пока на это не тратимся. У нас нет таких программ, которые развивают инфраструктуры за государственный бюджет. И в результате вся нагрузка ложится на самих производителей и входит в себестоимость, повышает эту себестоимость продукции. Естественно, мы теряем конкурентоспособность, когда выходим на внешние рынки.

Плюс к этому у нас масса всяких вещей, которые носят наследственный характер. Например, животноводство, продукция животноводства. Когда мы начинали в 2006 году еще национальный проект, позже переросший в государственную программу, была задачка – затащить инвесторов в сектор. Как их можно было затащить? Мы создали, сформировали тепличные условия для инвесторов. Что это означает – тепличные условия? Мы им дали некий режим ускоренного возмещения собственных вложений, то есть просто дали прекрасную возможность, иначе бы они не пришли.

И это было сделано правильно, и это сработало. Они пришли, инвесторы вложили деньги. Но…

— Но бесконечно это продолжаться не могло.

— Естественно, сейчас этого уже нет. Но тогда с помощью чего это делалось? С помощью повышения стоимости проектов. А теперь это бумеранг, который возвращается, потому что завышенная стоимость проектов…

— Формирует себестоимость.

— …да, теперь она формирует себестоимость, амортизационные отчисления и прочее, прочее. А на этапе окупаемости эта работа будет против экспорта, против нашей конкурентоспособности. Понимаете, почему? Потому что себестоимость у нас ну просто выше.

— Бытует мнение: зачем нам экспортировать зерно, когда мы его потом у той же Белоруссии, стран СНГ и прочего дальнего зарубежья покупаем в виде готовой, переработанной продукции? Зачем нам фактически импортировать зерно, когда надо свои предприятия создавать, в том числе и непосредственно в местах, где это зерно собирают?

— С точки зрения сопоставления внешних рынков, переработанной продукции – мы «за». Кто же «против»? Но там такие узкие рынки сбыта, на которые не так просто войти, да еще и специфические условия. А самое главное — что должно лежать в фундаменте и чем должны руководствоваться производители? Это экономика продаж. Правильно? Потому что американцы, например, не стесняются экспортировать львиную долю производимой на своей территории говядины, при этом сами завозят канадскую на свою территорию, и сами американцы едят канадскую говядину. А свою премиальную говядину шарашат по всему миру, потому что она премиальная, потому что она дороже стоит.

А у нас, пардон, премиальное зерно. Давайте его точно так же продавать. Если нам чего-то когда-нибудь не хватит (хотя нам по зерновым хватает вот так, под завязочку всего), мы завезем. В конечном итоге именно так и надо ориентировать наше производство, и по продовольственным товарам, и в особенности по продукции животноводства. Надо производить премиальную продукцию, по высоким ценам, дорого сбывать ее на внешних рынках. А если чего-то на внутреннем рынке кому-то не хватает… А в основном не хватает-то не по причине отсутствия, а по причине платежеспособности. Карманы бедные, не можем эту дорогую продукцию покупать. И что подешевле – можно завозить, не грешно.

— Аркадий Леонидович, за последние 20 лет я наблюдаю такую тенденцию (поддержите вы меня или нет – не знаю): качество подготовки бизнесменов в аграрном секторе, особенно крупных бизнесменов, намного выше, чем качество подготовки чиновников. Есть такая проблема?

— Есть, да. И это во всем мире так на самом деле, это не только у нас.

— Но тем не менее там действуют некие правила. А у нас действуют некие договоренности. Например, по поводу неотмененной экспортной пошлины в условиях, когда нам нужно развивать экспорт. Пусть нулевая эта пошлина, но она висит, как дамоклов меч. Вам приятно, что она висит, как зерновику?

— Нам все равно на самом деле, висит она или не висит. Это крайне неприятно в первую очередь для зерновиков, для производителей. Мы-то боремся с ней изначально и считали ошибкой ее введение. Но дело даже не в этом, а в том, что сейчас логика сохранения, ее продления еще на год, логика сохранения этой пошлины… Помните, старый фильм был? Вот она ровно такая – как бы чего не вышло, ну, на всякий случай.

— Ее же всегда можно ввести.

— Да. А «на всякий случай» очень плохо работает по одной простой причине – потому что пошлина эта на момент введения отрубила поставки, «секир-башка» сделала нашему экспорту как раз премиальных пшениц.

— В 2010 году?

— В 2014-м. Вот эта плавающая пошлина была введена в 2014 году, когда произошла девальвация, то есть таким образом пытались остановить рост цен. Но механизм этот плавающей пошлины работает так, что он отсекает самые дорогие позиции. И сегодня, если мы просчитаем, то увидим, что там планка отсечения – 13 тысяч рублей (это расчет от экспортной цены, помноженный на валютный курс). И мы увидим, что рядовая-то пшеница проходит в эту планку. Соответственно, она вмещается в 13 тысяч. А вот нерядовая, премиальная пшеница зашкаливает, и там пошлина рассчитывается, как 50% над превышением от 13 тысяч. И в результате это уничтожило инвестиции. Мы теряем качество, теряем премиальность по нашему зерну. А Россия славилась всегда именно премиальными пшеницами.

И, естественно, когда вы это на год продлеваете или даже на какой-то обозримой период, пусть даже больший срок, то никто не будет рисковать инвестициями. Произвести ее не проблема, но это требует денег и вложений. Это же инвестиции. Инвестсрок по окупаемости – минимум пять лет, минимум, это для того, чтобы проинвестировать в качество. Значит, вы должны эти пять лет производить из инвестиций под неизвестное будущее. Она (пошлина), как дамоклов меч, висит и в любой момент может ударить по вам крайне болезненно. Если уж вы хотите защитить внутреннее потребление, то, наоборот, поменяйте! У нас же не премиальный рынок внутренний, в отличие от внешнего. Поменяйте парадигму самой пошлины – уберите на премиальную, но, чтобы она работала на рядовые сорта, а премиальные не затрагивала. И дайте этот стимул для инвестиций в премиальное качество.

— Аркадий Леонидович, есть некий диссонанс, вот у меня это не укладывается в голове. Был большой урожай, но вместе с тем у зерновиков практически нет денег на обновление технологий. Поэтому сейчас сложные погодные условия, и технологии упрощаются. Почему?

— Денег не хватает. Причина очень простая.

— А почему не хватает, ведь большой урожай был?

— Да, урожай-то большой, но цена-то рухнула на 30% по отношению к предыдущему сезону. А при этом издержки выросли, как говорится, капитальнейшим образом. Ну, топливо в цене у нас выросло за прошлый сезон на 50%, стоимость топлива, которое мы закупаем, возросла.

— Какие прогнозы?

— Прогнозы на этот сезон, в котором мы уже живем, собственно говоря, на урожай? Наше мнение – примерно 107 миллионов тонн при сохранении среднетекущих погодных условий. Отклонения могут дать плюс, а могут дать минус к этим 107 миллионам. Ну, 107–110, мы даем «вилочку» такую сейчас.

— А экспорт?

— Экспорт в районе 35–37. Ну, если урожай чуть побольше случится, может, и до 40 дойдем. Но, конечно, такого рекорда, как в прошлом сезоне, не будет.

Россия. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 20 июля 2018 > № 2687423 Аркадий Злочевский


Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Медицина > oilworld.ru, 17 июля 2018 > № 2689286 Максим Протасов

Глава Роскачества Максим Протасов. О переменах на потребительском рынке, поправках в техрегламенты и методики контроля.

Глава Роскачества Максим Протасов рассказал в интервью «Российской газете» о переменах на потребительском рынке, поправках в техрегламенты и методики контроля, а также развеял многие потребительские мифы.

Максим Александрович, какие мифы про еду у нас особенно распространены? И как часто они подтверждаются?

Максим Протасов: Один из последних мифов, которые мы развенчали, это то, что пиво якобы делают из порошка. На самом деле оказалось, что это не так. Пиво в нашей стране изготавливают из солода и несоложенных продуктов путем процесса брожения.

Много страхов по поводу полифосфатов, мол, вся мясная и рыбная продукция обязательно накачена влагой и полифосфатами, которые ее удерживают. Но наши исследования показали, что и это не так. Подобные слухи ходили и про хлор. С его помощью якобы продляют "срок годности" продукта. Но и они не подтвердились.

А пальмовое масло - миф?

Максим Протасов: Пальмовое масло - притча во языцех. Многие думают, что оно есть во всех продуктах питания. Не во всех.

Исследования молочной продукции показали, что растительные жиры ("пальма") встречаются достаточно редко. Есть производители, которые обманывают потребителей, используя растительные жиры, но, как показывает практика, они после публикации исследований Роскачества либо уходят с рынка, либо начинают работать честно. Если ты производишь продукт с растительными жирами, не называй его "молоком" или "творогом". Но большинство уже точно работают честно.

Страхи всегда рождаются от незнания. Мы надеемся, что, повышая грамотность потребителей, постепенно перейдем от страхов к информированности.

Год назад вы говорили, что надо изменить нормирование антибиотиков. Получилось?

Максим Протасов: Если говорить о меде, это уже утверждена система дополнительного мониторинга Россельхознадзором.

Если об антибиотиках, которые в Европе нормируются, а в России - нет, то предложения по их нормированию в нашей стране находятся уже на рассмотрении в Евразийской экономической комиссии для внесения их в техрегламенты для пищевой продукции. Мы предложили нормировать их для мясной продукции, молочной, для меда.

А как насчет ТУ - технических условий? По ним могут приготовить любой продукт, но качество его не гарантировано.

Максим Протасов: Это вопрос не только ТУ, это общая проблема идентификации продуктов и "честной этикетки".

Когда человек хочет купить шоколад, он предполагает, что в продукте будет большое количество какао-бобов и масло какао. Но производитель может разработать для себя техусловия, снизить количество какао-продуктов, добавить эквиваленты и сказать, что это шоколад. Вспомните, какие дебаты были за рубежом при определении "Choko" или "Sweet", что такое кондитерский шоколад, а что - шоколад.

Сейчас в нашей стране готовится законопроект, по которому товары должны будут точно соответствовать своим названиям. Если ты разработал ТУ, по которым в шоколаде нет бобов и масло какао, значит, ты должен назвать этот товар любым другим не гостированным наименованием, но не шоколадом. Когда проект нормативного акта будет готов, он будет вынесен на общественное обсуждение.

Правда ли, что при изготовлении колбасы в фарш попадают крысы? И что ее делают часто не из мяса, а шкур и копыт?

Максим Протасов: ДНК крыс и мышей мы в колбасе и сосисках не нашли. А вот продукция, сделанная не из исключительно чистого мяса, нам попадалась.

Потребители могут открыть результаты этих исследований на портале Роскачества и посмотреть, в какой продукции мясной переработки мы видим субпродукты, но опять-таки - страхи сильно преувеличены.

Вы начали выстраивать рейтинги товаров, предъявляя требования не столько по ГОСТам, сколько к качеству. Почему?

Максим Протасов: Все наши коллеги в других странах мира делают именно рейтинг продукции. Это позволяет поднастроить требования и представить пользователям именно потребительские сравнительные испытания.

Мы до недавнего времени работали в формате "товар с нарушениями законодательства или без них". Говорили потребителям: этот товар с нарушениями, он не соответствует действующему ГОСТу или обязательным требованиям. И объясняли, что в нем не так.

Но, учитывая, что техническое регулирование пока неидеально, не всегда учитывает современные возможности производства, новые потребительские запросы, мы поняли, что нужно убирать из исследований юридические тонкости.

Например, отличный сыр "Российский", выпущенный по ГОСТу, но вес которого на 20 граммов меньше заявленного на упаковке, с точки зрения закона попадет в товар с нарушениями. В то же время сыр под названием "Российский", выпущенный по техническим условиям (ТУ) с 30-дневным созреванием вместо 60 дней, сделанный из низкокачественного сырья, формально будет товаром без нарушений, "качественным и безопасным".

Юридически Роскачество не могло предъявить каких-либо претензий. И это не мы придумали, такова действующая ситуация на рынке. Благодаря сравнительным рейтингам, в которых самое главное - потребительские свойства продукции, подобная история теперь исключена: если сыр качественный, но с недовесом, он потеряет какое-то количество баллов, но все равно будет выше в рейтинге, чем недозревший сыр.

Роскачество влияет не только на сознание потребителей, но и на законодательство. Что еще в нем изменится с вашей подачи?

Максим Протасов: Мы представили свыше 20 предложений по изменению технического регулирования, внедрению методик, которые необходимы для правильного контроля.

Помните, мы выявили проблему с детской ясельной обувью - когда техрегламент по безопасности имел абсурдные требования, изначально невыполнимые для производителя? За год минпромторг совместно с профильным Инновационным центром текстильной и легкой промышленности разработали изменения, и сейчас они находятся на рассмотрении в Евразийской экономической комиссии.

Вы еще коньяк проверяли, треть была сделана из спиртов не виноградного происхождения.

Максим Протасов: Именно так. Хотя в законе четко написано: коньяк - это продукт из переработки виноградного спирта, содержащийся не менее трех лет в дубовых бочках.

Вот только методики, которая точно проверяет, из каких спиртов сделан напиток, нет. Классическая история - требования есть, а как проверить, никто не знает. Нам совместно с профильным научно-исследовательским институтом удалось валидировать и применить зарубежную методику изучения природы спиртов. Теперь планируется внесение изменений в законодательство, чтобы она вошла в перечень документов технического регулирования.

По школьной форме есть подвижки? Или дело заглохло?

Максим Протасов: Тему школьной формы, надеюсь, в этом году "доиграем" окончательно - все производители будут шить форму из качественных тканей, внедрят входной контроль сырья.

Когда мы тестировали школьную форму в первый раз, это было два года назад, оказалось, что около 80 процентов одежды для обучающихся не соответствовали техрегламенту. Год назад ему не соответствовало уже 20 процентов.

Мы рассчитываем, что в этом году детской одежды из плохих тканей мы не выявим. Но здесь и минпромторг выступает мотиватором улучшений: производителям, которые работают на качественных российских тканях, третий год предоставляются субсидии.

Но школьную форму и из Китая завозят.

Максим Протасов: Пошив школьной формы в России почти полностью локализован. То, что ткани завозят в том числе из Китая, это правда, но через тесты готовой продукции мы отслеживаем их качество. Импортеров готовой одежды для обучающихся немного.

Вы сопоставляете в своих исследованиях отечественные и импортные товары. Какие выигрывают?

Максим Протасов: Мы делали такие исследования в нескольких категориях. Одна из них - кетчупы. Мы сравнивали товар под известной международной маркой, произведенной на российском заводе и в другой стране. Разницы не увидели.

Сейчас подобный эксперимент мы повторили и с известными марками пива. Исследования показали, что разницы нет. Если делать из хорошего сырья, по "правильной" технологии на хорошем оборудовании, то получается идентичный продукт.

И неудивительно, что многие международные марки сейчас уже выпускают свою продукцию в России, порой даже не сообщая об этом потребителям.

Как это?

Максим Протасов: Есть очень известные итальянские производители макаронных изделий, их продукция хорошо продается в России, и стоит она недешево. Но мало кто из потребителей знает, что на самом деле эти "итальянские" макароны изготавливаются в нашей стране. Да, на итальянском оборудовании, по итальянским рецептам, но в России, с использованием российского сырья. А на маркировке этих макарон довольно трудно найти информацию о месте производства. Один из этих производителей даже отказался от заслуженного Знака качества, чтобы продолжать позиционировать себя не как российский продукт, а как итальянский. Но это, конечно, исключение из правил.

Известно, что часть продукции портится во время доставки и хранения. Это показали и ваши исследования. После вскрытия проблемы началось ее устранение?

Максим Протасов: Да. Многие торговые операторы после работы, которую мы провели, переоснастили свои холодильные мощности. Если еще год назад мы периодически сталкивались с тем, что термометр в холодильнике показывал одну температуру, а наши приборы - другую, то сейчас такие случаи стали редкостью. Теперь стоит задача переоснастить распределительные центры торговых сетей и дистрибьюторский автопарк, чтобы машины, которые возят товар между производителем и торговой точкой, были оснащены холодильниками с точными датчиками.

Производители на вас часто обижаются?

Максим Протасов: Нечасто. Во-первых, многие и сами знают свои слабые места. А во-вторых, они понимают, что это бессмысленно. Мы за 2,5 года исследовали больше 3,5 тысячи товаров. Те или иные нарушения найдены в каждом пятом - в семистах товарах. Сомнения в результатах возникли не более чем у двух десятков производителей.

Мы, в отличие от наших международных коллег, которые до оповещения потребителей никогда и ничего не рассказывают производителям, поступаем иначе, потому что наша задача - вести системную работу и дать возможность производителям и торговле исправиться. Это не значит, что мы не расскажем потребителям правду. Расскажем. Но и дадим возможность производителю начать исправляться.

Вы сообщаете производителям заранее о том, что планируете проверить товары, которые они делают?

Максим Протасов: О том, что начинается работа по исследованию конкретной категории, отрасли узнают примерно за год - мы приглашаем их на рабочие группы нашего проектного технического комитета, начинаем обсуждать, каким стандартам должен соответствовать товар, чтобы получить госзнак качества. Заранее этот стандарт вывешиваем на портале Роскачества.

Но конкретно о регионе, торговой точке, времени и месте закупок ни один участник рынка не знает. Если мы выявили некачественные товары, производитель и после этого может поменять рецептуру, маркировку, поставщиков сырья и, улучшив свой продукт, обратиться к нам с просьбой перепроверить качество. Мы проводим такие повторные исследования, и, если действительно качество товара улучшилось, извещаем об этом потребителей, вносим изменения в рейтинги товаров. Но информация о былых "грехах" не удаляется. И даже если производитель исправился, претендовать на Знак качества он еще долго не сможет. Знак качества должен ассоциироваться не только с высоким качеством, но и с его стабильностью.

Вы сказали, что производители входят в технический комитет, который разрабатывает опережающие стандарты. А свои условия они не диктуют?

Максим Протасов: В техническом комитете есть отраслевые рабочие группы, в них могут войти производители. Но также в них входят специалисты научно-исследовательских институтов по этому направлению, ученые, технологи, представители профильных органов власти, отраслевых объединений. Так что мнение одного или даже группы производителей не может быть доминирующим, тем более если с ними не согласны представители научной школы, другие эксперты.

Были смешные случаи. Например, когда готовили стандарт для одного соуса, стол разделился на две половины, первая заявила: соус с адекватным сроком годности невозможно делать без консервантов, вторая парировала: а мы давно делаем, дело просто в соблюдении чистоты на производстве! Естественно, мы в стандарт Роскачества внесли критерий - этот соус для получения Знака качества должен быть только без консервантов. Это не значит, что те, кто делает с консервантами, ушли с рынка. Они просто не получили Знак качества.

Что вы планируете исследовать в ближайшее время?

Максим Протасов: Первое, мы идем в ногу со временем, занимаемся исследованием безопасности и качества цифровых продуктов - мобильных приложений, различных компьютерных программ.

Второе. Мы собираемся регулярно проверять сезонную продукцию, даже если она не брендирована - арбузы, грунтовые овощи. Изучим их качество, где и как они продаются, на что надо обратить внимание при покупке.

Третье. Мы намерены совместно с Росстандартом проверить качество бензина. Его тестирование планируем запустить в этом году. Будем вместе с Росстандартом выбирать регионы, где будут проводиться его закупки исходя из существующей статистики риска.

Источник: "Российская газета"

Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Медицина > oilworld.ru, 17 июля 2018 > № 2689286 Максим Протасов


Россия. ЮФО > Агропром > ria.ru, 16 июля 2018 > № 2699982 Андрей Коробка

Замглавы Кубани: инвестиции в АПК региона за три года выросли на 45%

Интерес инвесторов к АПК Краснодарского края стабильно растёт, за последние три года вложения в агро-промышленный комплекс региона выросли на 45%, об этом, а также о прогнозах на урожай зерна, развитии виноделия и эпизоотической ситуации в интервью РИА Новости рассказал замгубернатора Кубани Андрей Коробка, курирующий АПК.

— Андрей Николаевич, Кубань активно убирает урожай. Какие у Вас прогнозы на этот год? Можно ли говорить о том, что регион удержит позиции на уровне прошлогодних и соберёт не менее 14,7 миллиона тонн зерновых и зернобобовых культур?

— По предварительным оценкам, урожай будет в лучшем случае в пределах прошлогодних показателей. Хотя не исключаю, что и немного меньше. Нужно быть реалистами — нынешняя засуха, град не могли не повлиять на урожайность.

Но, как бы ни вела себя погода, ситуация не катастрофичная — для внутреннего потребления, как и для обеспечения экспорта, зерна хватит.

— В текущем году на Кубани увеличился урожай клубники на 27%. Что способствовало этому? Каков прогноз урожая этой ягоды на конец года?

— Здесь всё более оптимистично. В этом году обошлось без возвратных заморозков и обильных дождей, которые обычно наносят достаточно большой урон фруктам и ягодам. Так было, к примеру, в прошлом году. Поэтому рост не только по клубнике. С начала сезона край собрал уже порядка 8,3 тысячи тонн фруктов и ягод, это в 2 раза больше, чем в этот же период прошлого года. Думаю, вы и сами это видите на рынках, полках магазинов.

При этом все наши ресурсы — земельные, природные, производственные — позволяют нам производить больше. И мы будем это делать. В этом году уже увеличен план по закладке садов до 2,3 тысячи гекатров. Есть понимание по увеличению мощностей фруктохранилищ, ведь без них невозможно решать вопросы по круглогодичному хранению продукции. В планах на ближайшие годы — строительство объемов на 60 тысяч тонн. Конкретно в 2018 году планируется ввести ряд новых фруктохранилищ на 17 тысяч тонн.

— Каковы прогнозы по сбору винограда в регионе?

— Тоже неплохие. Соберём как минимум на уровне прошлого года — не менее 200 тысяч тонн винограда, в том числе около 16-17 тысяч тонн столовых сортов. Остальное — традиционно на вино. Позиции по производству винограда сбавлять никак нельзя. На кубанские вина растёт спрос, в том числе со стороны европейских стран. И мы должны быть уверены, что при необходимости сможем обеспечить как внутреннее потребление, так и экспортные поставки.

— Есть ли планы по увеличению экспорта вина?

— Говорить о каких-то конкретных цифрах сложно, они зависят от множества непрогнозируемых факторов. В том числе, от валютного курса рубля. Однозначно могу сказать, что сегодня есть все предпосылки к росту объёмов экспорта винодельческой продукции в 2018 году примерно на уровне 18-20%.

— Какие рекорды в сфере АПК регион может достичь по итогам текущего года?

— Рекорды в агропромышленном комплексе — очень неоднозначное понятие. Много — не всегда значит хорошо. Прошлогодняя ситуация с рекордным урожаем зерна, когда цены на рынке рухнули, это показала.

Поэтому скажу так — есть задачи и цели, которые перед нами стоят и их нужно достигать. Это касается круглогодичного обеспечения страны фруктами и овощами, мясной и молочной продукцией, в целом качественным и доступным продовольствием. К этому мы планомерно и идём, закладывая молодые сады и виноградники, увеличивая площади теплиц, наращивая поголовье крупного рогатого скота (КРС), развивая перерабатывающую отрасль.

Кроме того, очень важно и повышение финансовой устойчивости аграриев. Большую роль здесь играет господдержка из федерального и регионального бюджетов. На сегодняшний день до аграриев Кубани уже доведено свыше 2 миллиардов субсидий.

— Какова эпизоотическая ситуация в регионе? В июне сразу в нескольких регионах России были зафиксированы вспышки птичьего гриппа. Существует ли угроза распространения вируса на территории Кубани?

— Сейчас в среднем по краю напряженность иммунитета к гриппу птиц составляет 82%, что является вполне достаточным для противостояния вирусу. Так что ситуация стабильная. В то же время говорить, что угрозы нет — неправильно. Если вирус есть в стране, то так или иначе опасность есть для всех её регионов.

Поэтому краевое Госветуправление постоянно держит ситуацию на контроле, проводит профилактическую работу — как на крупных предприятиях, так и на мелких и в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), которые являются своего рода зоной риска. К сожалению, многие очаги заболеваний животных идут именно из частных подворий.

— Ранее Минсельхоз региона заявил об увеличении производства молока в крае на 9,2% в сравнении с аналогичным периодом 2017 года. Отмечалось, что увеличить объёмы удалось во многом благодаря росту молочной продуктивности дойного стада. Удастся ли сохранить эти показатели и в следующем году? Что предпринимается для наращивания объёмов производства?

— Действительно, в текущем году продолжается сохраняться позитивная тенденция, отмеченная ростом производства молока в крае. С начала текущего года всеми категориями хозяйств края произведено молока 616,2 тысячи тонн, в том числе в сельхозпредприятиях — 410,3 тысячи тонн, при этом темпы роста составили 106,1% и 109,2% соответственно. Учитывая стабильную численность коров, основной составляющей увеличения производства молока является рост продуктивности дойного стада. За 5 месяцев надоено по 3,325 тысячи килограммов от каждой коровы, это на 10% больше, чем в 2017 году.

Чтобы сохранить эти показатели работа проводится комплексно — от обеспечения кормами до внедрения инновационных технологий. И, самое главное, это наличие государственной поддержки — компенсации части затрат производителям молока в виде субсидии. Глава региона Вениамин Кондратьев очень поддерживает это направление. В 2018 году из федерального и краевого бюджетов изначально было выделено 576,7 миллиона рублей. Но, учитывая важность, позже отрасль дополнительно получила из краевого бюджета 100 миллионов рублей.

— Как Вы в целом оцениваете инвестиционный климат региона?

— Интерес к АПК однозначно растёт. Если посмотреть на динамику привлечения инвестиций в отрасль, то здесь стабильный рост. Ещё три года назад в АПК было вложено 29,5 миллиарда рублей инвестиций. А по итогам прошлого года — уже 42,7 миллиарда рублей. И для дальнейшего развития есть абсолютно всё — необходимая инфраструктура, сырьевая база, стабильная социально-политическая ситуация и, конечно, поддержка со стороны власти.

В этом году с одним из наших давних и надёжных партнёров — швейцарским "Нестле" — мы подписали соглашение о расширении их производства.

Россия. ЮФО > Агропром > ria.ru, 16 июля 2018 > № 2699982 Андрей Коробка


Россия. ЮФО > Агропром > zol.ru, 16 июля 2018 > № 2675636 Владимир Паштетский

В Крыму предлагают наказывать аграриев за "неместные" семена

Крымские ученые предлагают ввести административную ответственность за использование неадаптированных к местным почвам семян, а в случае потерь компенсировать их только тем аграриям, которые используют рекомендованные учеными сорта зерновых. О такой инициативе в эфире радио "Спутник в Крыму" рассказал врио директора ФГБУ "Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крыма" Владимир Паштетский.

Эксперт уверен, что наличие подобного механизма позволило бы избежать потерь урожая, которые возникли в этом году.

"Человек, например, привез из Подмосковья или Санкт-Петербурга семена, потому что они дешевле, чем местные сорта, и ему за этого ничего не будет. В Крыму сегодня нет административной ответственности за то, что ты высеваешь не крымские семена, не имеешь паров, не соблюдаешь структуру посевных площадей и севооборот. А у нас есть свои зоны, где наука знает, что сеять. Прислушиваясь к ученым, можно было бы увеличить урожаи", — заявил Паштетский.

В качестве примера ученый привел результаты многолетних исследований, которые проводили специалисты института. По его словам, благодаря адаптированным сортам пшеницы и соблюдению необходимых методик в этом году на полигонах института – в предгорье и степной части Крыма, несмотря на засушливую погоду, удалось сохранить высокие показатели урожайности.

"Сейчас урожайность по району 13–14 центнеров с гектара, по Крыму — 16, а наш институт в тех же условиях дает пшеницы в среднем 26 центнеров с гектара, ячменя – 25, потому что соблюдены правила: элитные сорта семян, необходимое количество паров — до 20%, почва была обработана по необходимым стандартам. И если бы сегодня это реализовали повсеместно, то урожайность в Крыму была бы 23–25 центнеров с гектара",- уверяет он.

Паштетсткий также считает, что необходимо пересмотреть вопрос с выплатой компенсации предпринимателям, которые потерпели в этом году убытки из-за засухи. По его мнению, в перспективе рассчитывать на компенсацию от государства должны только те аграрии, которые используют рекомендованные крымскими учеными сорта семян.

"Это было бы правильно. Если соблюдаешь рекомендации, которые дает наука, которые установлены правительством, тогда получаешь компенсацию. Иначе она обесценивается: ее получает и тот, кто не соблюдал ничего, халатно относился к делу, и тот, кто шел по правилам",- заметил он.

Россия. ЮФО > Агропром > zol.ru, 16 июля 2018 > № 2675636 Владимир Паштетский


Казахстан. Китай > Агропром > oilworld.ru, 16 июля 2018 > № 2675505 Артур Ахметов

Конкурентное преимущество Казахстана в развитии торговых отношений с Китаем – «Атамекен-Агро».

АО «Атамекен-Агро» вот уже 15 лет является крупным игроком на аграрном рынке Казахстана. Компания является производителем и экспортером как растениеводческой, так и животноводческой казахстанской продукции. О деятельности и стратегических планах компании, особенностях проведения полевых работ в текущем году, а также основных изменениях на агрорынке и в торговой деятельности РК в 2017/18 МГ рассказал в интервью ИА «АПК-Информ» председатель правления АО «Атамекен-Агро» Артур Ахметов.

О компании

- Компания «Атамекен-Агро» на рынке с 2003 г. Артур, расскажите, как в соответствии с изменениями, произошедшими в аграрном бизнесе Казахстана за эти годы, менялась компания?

- В этом году компании «Атамекен-Агро» исполнится 15 лет. На сегодняшний день мы имеем севооборот, состоящий уже из 20 культур. Компания производит зерновые, масличные, бобовые и кормовые культуры. Относительно достижений за эти годы компания увеличила свой земельный фонд с 20 тыс. га до 430 тыс. га, а общая мощность зернохранилищ теперь составляет 200 тыс. тонн. Сейчас мы входим в пятерку крупных сельхозтоваропроизводителей страны.

Более того, с расширением посевных площадей мы наблюдаем и тенденцию увеличения урожайности. Если раньше средняя урожайность зерновых была на уровне 10-12 ц/га, то сейчас мы получаем 25 ц/га. Таких результатов удалось достичь благодаря переходу на нулевую технологию. Для нас важно соблюдение всего технологического цикла: внесение удобрений, обработка, качественный подбор семян, а также своевременное применение средств защиты растений. Это очень трудоемкий и финансово затратный процесс, но мы уверены в необходимости повышения культуры земледелия.

Также один из наших главных приоритетов – обучение персонала. Для этого мы приглашаем лекторов мирового уровня, а также по мере возможности применяем канадский, аргентинский и российский опыт.

Нельзя не упомянуть и череду позитивных изменений в корпоративном управлении, предоставивших возможность выстроить прозрачную и понятную структуру холдинга, позволяющую оперативно принимать и исполнять необходимые решения.

- За 15 лет активной работы компании какие возникли новые тенденции на зерновом и масличном рынках и с какими проблемами пришлось столкуться за данный период?

- Наша компания была пионером культивации льна в Казахстане, и мы по-прежнему сохраняем лидирующие позиции по производству и экспорту этой культуры. Сейчас мы сталкиваемся с ужесточением требований стран ЕС по содержанию остаточных пестицидов. Это подталкивает нас к полному контролю процесса применения СЗР от подбора препарата до оптимального времени внесения. Также мы диверсифицировали производство бобовых, введя в севооборот чечевицу и получив при этом урожаи, сравнимые с канадскими.

- Какие компания ставит цели и задачи? Развитию какой сферы намерены уделять больше внимания: растениеводству или животноводству? Почему?

- На сегодня девиз нашей компании звучит так: «Стабильно большие урожаи высокого качества с низкой себестоимостью». К чему мы, собственно, целенаправленно и идем. Компания в рамках стратегии развития до 2022 года основной целью ставит увеличение валового сбора до 700 тыс. тонн, а количества маточного поголовья мясного направления – до 20 тыс. голов.Стратегически мы в первую очередь планируем развивать растениеводство, животноводство и птицеводство. Именно эти три вектора развития будут основными до 2022 года. Также будем продолжать развивать семеноводство.

Урожай

- Известно, что из-за погодных условий посевная кампания-2018 в Казахстане началась позже запланированных сроков, при этом есть опасения относительно снижения качества зерна нового урожая. В целом, делают ли эксперты вашей компании какие-то предварительные оценки качества?

- Погодные условия играют важную роль в качестве урожая. Зима в текущем году была исключительно бесснежной, что привело к опасениям, связанным с наличием влаги. Однако обилие осадков весной позволило предположить урожайность на уровне средних многолетних значений. На данный момент прогнозировать урожайность и качество зерна невозможно, так как все будет зависеть от погоды. Для роста и вызревания необходимы теплая погода и солнечные дни. Поэтому предварительные оценки качества урожая средние.

- Как прошла посевная для вашей компании? Была ли изменена структура площадей сева?

- Посевная в группе нашей компании началась позже запланированных сроков и закончилась на неделю позже обычного, что связано с не самыми лучшими погодными условиями на всей территории Северо-Казахстанской и Акмолинской областей, где, собственно, и расположены наши дочерние предприятия. Массово к посевной приступили примерно в середине мая. В то время земля еще была не прогретой, что задержало всходы примерно на неделю. К тому же, обилие осадков весной и в первой половине июня способствовало развитию сорняков. Вместе с тем, были проведены все необходимые агротехнические мероприятия, минимизирующие негативные погодные условия и позволяющие надеяться на неплохой урожай. Если говорить об изменении структуры посевов, то оптимальным для нас видится соотношение 25% масличных, 25% бобовых, 50% зерновых.

- Какой урожай ожидаете в 2018 году? Отличаются ли прогнозы урожая, сделанные до и после проведения посевной?

- В 2018 году планируем получить более 112 тыс. тонн зернобобовых, масличных – не менее 100 тыс. тонн, а зерновых – более 308 тыс. тонн. На сегодняшний день наши прогнозы не сильно отличаются от наших планов в начале посевной. Хотелось бы выразить уверенность в том, что такими они и останутся.

- По Вашему мнению, является ли перспективным выращивание дурума в Казахстане? Каковы перспективы казахстанской твердой пшеницы на экспортном рынке?

- Погодно-климатические условия северной части Казахстана позволяют выращивать твердую пшеницу достаточно конкурентного качества. Прошедший маркетинговый год показал, что казахстанский дурум ждут как в Турции, так и в Италии. Транспортный коллапс в южных портах России внес определенные коррективы в наши экспортные планы. Имеющиеся семена дурума не всегда отвечают требованиям итальянских импортеров. Мы прилагаем усилия по созданию собственного семенного фонда этой культуры с учетом мировых достижений в селекции. Гармонизация качественных стандартов по твердой пшенице заметно улучшила бы положение казахстанских товаропроизводителей на международной арене. Однако нельзя также не сказать о необходимости повышения общего уровня агрокультуры, поскольку твердая пшеница очень отзывчива на применение азотистых удобрений.

Рынок и логистика

- Какие особенности завершившегося сезона-2017/18 МГ для казахстанского рынка зерна Вы можете выделить?

- В основном можно выделить следующие особенности 2017/18 МГ. Во-первых, цена на ячмень, подогретая спросом со стороны Ирана и Саудовской Аравии, в отдельные месяцы превышала цену на пшеницу мягкую. Во-вторых, гиперурожай в России привел к проблемам с вывозом казахстанской продукции через порты Черного и Азовского морей. В-третьих, непредсказуемые действия индийского правительства просто обрушили цены на чечевицу. Масличные, в свою очередь, показали ожидаемую доходность.

- Агрологистическая составляющая является одним из важнейших факторов успешного функционирования рынка. Как Вы оцениваете состояние системы хранения зерна в Казахстане и агрологистику в целом? Какие перспективы развития Вы видите в дальнейшем?

- На сегодняшний день в Казахстане есть 194 лицензированных элеватора и хлебоприемных пункта (ХПП) общим объемом 13,8 млн. тонн, из них почти 82,7% приходятся на Акмолинскую, Северо-Казахстанскую и Костанайскую области. Общий объем хранения зерна Казахстана оценивается на уровне 26,8 млн. тонн.

Российский урожай заметно оттеснил казахстанских товаропроизводителей от доступа к морской логистике, поскольку даже каспийские суда переключились на черноморское направление. Отсутствие судов привело к тому, что на выгрузке в порту Актау скапливалось до 1000 вагонов. Таким образом, под угрозой было выполнение контрактных обязательств. В данный момент по инициативе Зернового союза Казахстана и при содействии Министерства сельского хозяйства РК рассматривается вопрос о получении квоты для казахстанских сельхозтоваропроизводителей в портах Черного и Азовского морей. Надеюсь, в 2018/19 МГ будут предприняты меры по недопущению повторения ситуации, сложившейся в прошлом году.

Относительно перспектив, по моему мнению, озвучиваемый спрос со стороны китайских производителей добавит диверсификации поставок казахстанским производителям. Со временем я ожидаю, что транспортная инфраструктура Китая будет синхронизирована с казахстанской и значительный объём экспорта будет переориентирован именно на восточное направление. Также перспективным считаю улучшение логистической цепочки по маршруту Казахстан-Узбекистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Но, очевидно, что этот вопрос будет решен в течение 5-7 лет.

- Насколько имеющиеся элеваторные мощности компании удовлетворяют ее потребности? Компания пользуется исключительно своими мощностями и/или прибегает к использованию дополнительных?

- При урожайности 15 ц/га мощностей по хранению было достаточно. С увеличением урожайности компания столкнулась с необходимостью хранения зерна, и было принято решение об увеличении мощностей по хранению. Поскольку рост урожайности привел к дефициту складов для хранения, была увеличена мощность элеватора Кайранколь и приобретен линейный элеватор. Строительство зерноочистительных линий позволило завозить на линейные элеваторы зерно уже товарного качества. Это сокращает время, затрачиваемое элеватором на доведение зерна до товарных кондиций, и увеличивает оборот зерна. Также значительную помощь оказало применение технологии хранения зерна в пластиковых рукавах.

- Какие, по Вашему мнению, перспективы развития зернового и масличного рынка РК в сезоне-2018/19?

- Если говорить в двух словах, то нам необходимо закрепиться на взятой высоте как по количеству, так и по качеству. Перспективы китайского рынка по масличным подогревают спрос на данную продукцию. Иранское направление по рапсу также показало свою актуальность. Экспортные маршруты диверсифицируются. Нельзя не отметить в этом и позитивную роль МСХ РК. Приятно, когда импортеры достойно оценивают наш труд, что отражается на цене.

- В последнее время Казахстан активно налаживает торговые связи с Китаем. Как Вы оцениваете дальнейшее развитие этих отношений?

- Развитие торговых отношений с Китаем – конкурентное преимущество Республики Казахстан. Потребительский спрос огромен, а дальнейшие торговые отношения Казахстана с Китаем будут только укрепляться и улучшаться. К примеру, в начале июня текущего года был подписан Протокол между Министерством сельского хозяйства Республики Казахстан и Главным таможенным управлением КНР по инспекционным, карантинным и ветеринарно-санитарным требованиям к говядине, экспортируемой из Казахстана в Китай.

Кроме того, спрос на ячмень, рапс, пшеницу, лен в Китае просто огромен, и мы с нетерпением ждем окончания согласования фитосанитарных сертификатов между Республикой Казахстан и КНР.

Инвестиции

- Согласно Вашим оценкам, какие основные инвестиции и в какие сегменты аграрного рынка Казахстана были сделаны с начала текущего года? Как в целом меняется тенденция инвестирования из года в год?

- Субсидирование процентной ставки по кредитам на приобретение сельскохозяйственной техники является хорошим шагом нашего министерства на пути к обновлению ее парка. Субсидирование приобретения СЗР и удобрений позволяет с большей долей вероятности рассчитывать на хороший урожай, а финансовая поддержка того или иного вида производств по глубокой переработке продукции сельского хозяйства приведет к росту экспорта готовой продукции. Не так давно была принята Национальная программа развития мясного скотоводства. Инвестиции в мясную отрасль будут только расти, а именно планируется дополнительный завоз высокопродуктивного маточного поголовья.

Мы занимаемся скотоводством с 2012 года и уже видим определенные успехи. Подписание разрешительных документов для экспорта в Китай даст дополнительный импульс для инвестиций в эту отрасль, в том числе со стороны международных инвесторов. Так, 17-19 мая т.г. в Астане был подписан ряд документов между МСХ РК и крупными транснациональными корпорациями, такими как Crемоnini (Inalca Eurasia Holding, Италия), M.A.D. Developing Agricultural Projects (Израиль), Cedar Meаts (Австралия), AGCO (США), Golden Camel GROUP LTD (Китай), Hyundai Corporation (Южная Корея), Dunbia (Великобритания) на общую сумму свыше 300 млрд. тенге, или более $800 млн. по текущему обменному курсу. Эти компании собираются не только инвестировать финансовые средства, но и предоставлять трансферт современных технологий.

- Какие, по Вашему мнению, существуют наиболее привлекательные и сдерживающие факторы для иностранных инвесторов?

- Отвечу тезисно. Привлекательными факторами являются, во-первых, близость крупных рынков, таких как Китай, Россия и страны Ближнего Востока. Во-вторых, небольшая стоимость рабочей силы, а также невысокая стоимость земли, низкая стоимость некоторых химикатов и удобрений, большое количество пастбищ для животноводства. А над сдерживающими факторами активно работает МСХ, и их успехи уже впечатляют. В целом, инвесторы уже оценили привлекательность Казахстана, и совместные предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции не редкость. Сельскохозяйственное машиностроение – еще одна отрасль АПК, на которую инвесторам стоит обратить внимание.

Беседовала Анна Лысенко

Казахстан. Китай > Агропром > oilworld.ru, 16 июля 2018 > № 2675505 Артур Ахметов


Россия. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 16 июля 2018 > № 2674946 Андрей Сизов

Российский рынок зерна на границе сезонов: в ожидании драйва.

Начиная с 2016-го, Россия наращивает производство зерна до максимальных показателей, выступая драйвером развития рынка в Причерноморском регионе и оказывая давление в целом на мировой рынок. Зерновой сезон-2017/18 для России стал рекордным по объемам как производства, так и экспорта зерна. Однако у медали всегда две стороны. Какое наследие осталось участникам рынка по итогам сезона и какие прогнозы на 2018/19 МГ, в интервью «АПК-Информ» с директором аналитического центра компании «СовЭкон» Андреем Сизовым.

- Андрей, рекордный для России зерновой сезон-2017/18 завершился. Какие еще, кроме высокого урожая, его особенности можно выделить?

- Высокий урожай в 2017 году, конечно, стал ключевой особенностью сезона. Несмотря на то, что предварительные прогнозы были оптимистическими (мы, например, с конца 2016 года начали с прогноза в 70 млн. тонн пшеницы, второго показателя за всю историю), никто не ожидал, что окончательная цифра окажется настолько высокой. Если говорить об отдельных регионах, то в особенности удивило Поволжье, прогнозы производства по которому повышались наиболее значительно. В финале уборки урожая и после появления цифр нас также ждал сюрприз, поскольку оказалось, что собрали более чем на 1 млн. тонн пшеницы больше, чем должны были, исходя из последних оперативных данных по ходу уборки. Наверное, все же самой большой неожиданностью стало собрать такой большой урожай.

Кроме того, согласно нашим прогнозам, объем экспорта в 2017/18 МГ превысит 54 млн. тонн зерновых и зернобобовых. Для сравнения: на старте сезона оценки экспорта были существенно ниже – около 40 млн. тонн в связи с ограничениями экспортной инфраструктуры. Например, в нашем прогнозе с сентября 2017 года, когда уже был понятен размер урожая, мы оценивали экспорт в 44 млн. тонн, а по итогам сезона в результате видим свыше 54 млн. тонн.

Второй неожиданностью оказалось то, что экспортная инфраструктура и, в принципе, вся российская логистическая система могут переваливать такие объемы зерна на экспорт.

Перевалили много, но, конечно, весь экспортный потенциал в 60 млн. тонн и выше реализовать не смогли, все-таки терминалы не резиновые.

В целом, сезон для российских зерноторговых компаний, терминалов и перевозчиков был выдающимся. Они хорошо заработали, в отличие от сельхозпроизводителей.

- Россия фактически задавала тон и выступала драйвером развития рынка в Причерноморском регионе. Основные страны-производители, так сказать, «напряглись»… Какие сформировались тенденции на российском рынке зерна к концу сезона?

- Когда на рынке кто-то начинает резко увеличивать долю, всегда все напрягаются. Понятно, что это не нравится ни Франции, ни Украине, ни США.

К концу сезона мы подходим с рекордными для последних лет запасами, которые в значительной степени смогут нивелировать сокращение сборов в новом сезоне. В целом по зерну мы оцениваем переходящие запасы в 23 млн. тонн, общее предложение – в 142 млн. тонн против 156 млн. тонн годом ранее.

Стоит учитывать, что запасы распределены весьма неравномерно, они заметно ниже прошлогодних на Северном Кавказе, а в Поволжье – заметно выше.

- Несмотря на череду рекордных урожаев в стране и нехватку мощностей элеваторного хранения (большая часть которых забита зерном урожая 2014-2015 гг.), в 2017-2018 гг. интервенции не проводились. Может ли практика отказа от интервенций стать постоянной?

- Ситуация с точки зрения интервенции, мне кажется, уже поменялась, так как закупочных интервенций не было. Однако это вопрос больше к чиновникам. Могу только сказать, что денег на хранение зерна заложено меньше, чем самого интервенционного зерна хранится. Можно предположить, что государство со старта нового сезона будет продавцом этого зерна, а не покупателем. Кроме того, на разных уровнях чиновники стали говорить о том, что интервенции – это неэффективный механизм. Собственно, мы об этом говорили предыдущие лет 10, не меньше.

Серьезной нехватки мощностей по хранению в текущем сезоне, как и в прошлых, нет.

- В сезоне-2017/18 при рекордном экспорте, тем не менее, формально действовала нулевая вывозная пошлина на пшеницу, которую планируется продлить и на 2018/19 МГ. Почему от нее не хотят отказаться окончательно?

- Отказываться или не отказываться – это, опять же, вопрос к чиновникам. Если уж и отказываться, то необходимо ведь что-то менять, а это чиновнику некомфортно. А так оставили как есть. Однако ее сохранение вредно, что и так понятно, и является раздражающим фактором для экспортера и сельхозпроизводителя. Весьма странно, что такая мера существует, так как Россия заявила, что всячески будет увеличивать экспорт продовольственной продукции, а зерновая – это, естественно, основная позиция. Подобное заявление стало стратегической целью российских властей, которая публично была озвучена в конкретных цифрах – увеличение экспорта сельхозпродукции с $20,7 млрд. до $45 млрд. через 6 лет. И когда постулируют, что мы всячески должны увеличивать экспорт, то наличие пошлины весьма удивительно. Надеюсь, рано или поздно ее уберут.

- Учитывая высокие урожаи зерна в России на протяжении нескольких лет, изменится ли ситуация на экспортном рынке муки?

- На мой взгляд, никаких принципиальных изменений не должно произойти. Рынок маленький, позиции основных игроков устоялись. Принципиально подвинуть Турцию и Казахстан на этом рынке невозможно из-за их географического положения и господдержки.

- По Вашему мнению, удержит ли Россия позицию экспортера №1 в мире в новом сезоне? Какие рынки сбыта будут ключевыми, и изменится ли география экспорта?

- Согласно нашему июньскому прогнозу, экспорт зерновых и зернобобовых в новом сезоне ожидается снова на высоком уровне – около 47 млн. тонн, пшеницы – 37 млн. тонн. С точки зрения географии принципиальных изменений не произойдет – основными покупателями останутся Египет и Турция. В прошедшем сезоне главным покупателем также оставался Египет, который существенно нарастил объемы поставок. Если рассматривать отдельно экспорт пшеницы, Бангладеш подвинулся на 4 место, на 3 месте – Вьетнам. В частности, Вьетнам в 2016/17 МГ являлся одним из основных покупателей кукурузы, а в 2017/18-м – пшеницы. Бангладеш, хоть и опустился в рейтинге, но остался важным направлением. В то же время серьезно возросли поставки в Индонезию, которая является покупателем пшеницы №2 в мире после Египта.

В целом, наверное, выросла значимость Азиатского региона, куда отправляется преимущественно продовольственная пшеница невысокого качества. Данный рынок является относительно новым для России, где она конкурирует с Австралией и Украиной и поставляет нехарактерную для нее пшеницу, то есть не стандартную с протеином 12,5%, а низкопротеиновую, которая появилась как следствие высоких урожаев последних лет.

- В этом году погодные условия способствовали активным обсуждениям прогнозов будущего урожая зерна 2018 года. Насколько разнятся оценки, и как скажется ситуация с севом в Сибирском регионе на валовом сборе зерна в целом?

- Более 20 лет занимаюсь рынком и не припомню, чтобы так живо, а иногда и яростно обсуждались перспективы нового российского урожая. Мы с самого начала были настроены относительно оптимистично, но в последние месяцы постоянно понижаем оценки. Последний прогноз сбора пшеницы от конца июня – 72,5 млн. тонн. Причина во многом недосев яровой пшеницы в Сибири, где из-за непогоды сократились площади на 0,7 млн. га по сравнению с 2017 г.

При этом на рынке циркулирует немало прогнозов в 60-65 млн. тонн пшеницы, а то и меньше, на фоне которых мы по-прежнему выглядим сверхоптимистами.

В других регионах мира ситуация с новым урожаем пшеницы более-менее ясна, а в России, да и в Украине – до сих пор нет. От них зависит много. Грубо говоря, новый относительно высокий урожай в регионе, на уровне 70 млн. тонн в России, 25 млн. тонн в Украине, может означать сохранение глобального медвежьего рынка. Посредственный урожай из-за «черноморской засухи», которой не устают пугать многие аналитики и трейдеры, – становление приятного и желаемого многими бычьего рынка.

- В прошедшем сезоне российские трейдеры столкнулись с определенными логистическими проблемами (нехватка мощностей для хранения, вагонов-зерновозов и др.). Как Вы оцениваете состояние и возможности агрологистической системы в целом, и с какими проблемами могут столкнуться экспортеры в новом сезоне?

- Проблемы, с которыми столкнулись экспортеры в прошедшем сезоне, принципиально не решились. Первое, что можно отметить, – портовая инфраструктура смогла перевалить зерна намного больше, чем ожидалось. По итогам 2017/18 МГ все терминалы заработают целое состояние, что, в свою очередь, будет способствовать притоку новых инвестиций в эту сферу. В среднесрочной перспективе мы увидим расширение терминальных мощностей более чем на 10 млн. тонн, недостаток которых и выступает основным лимитирующим фактором. Предполагаю, что будь у нас больше терминалов и портов, так остро вопрос нехватки вагонов не стоял бы.

С точки зрения недостатка емкостей для хранения зерна ситуация частично была раздута. Каких-то принципиальных сложностей на протяжении всего сезона не было, только местами после уборки не хватало возможностей для хранения зерна. Уже десятилетие в России расширяются мощности по хранению зерна и никем толком не подсчитанные склады напольного хранения в хозяйствах. Кроме того, думаю, сезон-2017/18 даст импульс для дальнейшего распространения дешевой технологии хранения в рукавах.

С проблемами в сезоне-2018/19 экспортеры уже столкнулись. Тарифы на перевалку заметно повышены, квоты в терминалах серьезно перетрясли. Кому-то из традиционных игроков досталось меньше, а кому-то из относительно новых – серьезно больше.

Предположу, что, возможно, ближе ко второй половине сезона ажиотаж вокруг доступа к терминалам уляжется, а часть квот будет вновь перераспределена. С учетом сокращения предложения зерна в текущем сезоне выполнить все амбициозные планы может быть непросто.

- Как Вы оцениваете эффективность программы по компенсации затрат на перевозку из удаленных от портов регионов?

- Они являются малоэффективными, как и интервенции. Понимаете, если есть какой-то неконкурентоспособный регион с точки зрения производства пшеницы, то зачем ему давать какие-то субсидии и искусственно там его поддерживать? Незачем. Вот в начале прошлого сезона Сибирь говорила о жесточайшем затоваривании рынка пшеницы, потом даются субсидии на перевозку, а один из губернаторов говорит, здорово, мы теперь еще больше произведем.

Главный плюс по сравнению с интервенциями для государства – нет дополнительных обременений. Государство дало субсидию и свободно, а интервенционное зерно нужно хранить, страховать, средства замораживать.

В целом, мера неэффективная. Надеюсь, чиновники раньше с нами согласятся, чем в случае с интервенциями, которые мы лет десять критиковали.

- Выделите основные факторы (глобальные, региональные), которые, по Вашему мнению, будут оказывать влияние на рыночные тенденции в новом сезоне.

- Факторы, по сути, все те же: спрос, предложение, запасы, доступ к инфраструктуре. Принципиальных изменений нет. Торговые войны, которыми все занялись с подачи президента Трампа, Черноморского региона касаются довольно косвенно. Наиболее явно – через рост спроса со стороны Китая на украинскую кукурузу, что положительно и для цен на российскую. (Напрямую Россия может поставлять кукурузу в Китай только из ДФО.)

- Насколько высоко влияние на рынок волатильности валюты?

- Мы же прожили как-то сезон-2014/15 с двукратной девальвацией, и сейчас колебания курса валюты в пределах +/-15% переживем. В краткосрочной перспективе рубль, как и другие валюты развивающихся рынков, может снижаться, что может повысить конкурентоспособность российского зерна. Однако такие сюжеты принципиально не меняют общей картины.

Беседовала Елена Чередниченко

Россия. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 16 июля 2018 > № 2674946 Андрей Сизов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter