Всего новостей: 2555791, выбрано 836 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Агропром: Ткачев Александр (58)Федоров Николай (36)Арсюхин Евгений (33)Гурдин Константин (33)Абакумов Игорь (31)Медведев Дмитрий (29)Рыбаков Александр (28)Скрынник Елена (17)Бабкин Константин (16)Данкверт Сергей (15)Панков Николай (13)Путин Владимир (12)Дворкович Аркадий (11)Басов Максим (10)Сизов Андрей (9)Стариков Иван (9)Власов Николай (8)Патрушев Дмитрий (8)Башмачникова Ольга (7)Ванеев Вадим (7) далее...по алфавиту
Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 17 февраля 2016 > № 1655283 Александр Синицын

Комментарий. Интересы большого бизнеса берут верх над интересами целой территории.

История, о которой пойдет речь, типична для сегодняшней России. В 90-е годы в пору приватизации стало модно говорить о том, что «эффективные менеджеры» придут и наведут порядок в экономике. Также аксиомой считалось, что к нам придут иностранные дяди и переоснастят промышленность. Авторам подобных утверждений как будто не ведомы были такие понятия, как конкуренция, соперничество, причем не только на уровне одной конкретной отрасли или предприятий, но и государств.

Страна должна сохранять свою независимость, в том числе и в экономической области. Международное разделение труда хорошо в учебниках, но в реальной жизни так происходит не всегда. Вспомним про наши заводы, выпускавшие желатин. Что с ними стало? Это только один пример. Гражданское самолетостроение – другой. Перестали финансировать свои КБ и заводы – и отдали небо иностранцам.

Градообразующие предприятия – одна из самых острых проблем сегодняшней России. Они создавались для удовлетворения потребностей не только конкретных городов, но и целых регионов, а подчас и всей страны. Точно также индустриализация преследовала помимо всего основного и главного еще одну цель — покончить с безработицей.

Собственника не заставишь держать невыгодное производство (в данном случае – сахара), но можно изменить для него налоги, если это необходимо. Не получается — тогда на помощь должно прийти государство, в том числе и в лице местных или областных органов. На худой конец, это могут сделать фермерские кооперативы, правда, где-нибудь в Европе, а не у нас.

Создание рабочих мест – одна из функций государства, о которой оно никогда не должно забывать.

«Крестьянские ведомости»

Вера Пугина и Татьяна Мотова регулярно посещают ФОК. Возвращаются после занятий бодрыми, аж светятся. Так они сами про себя говорят. Но в последнее время улыбаются реже. Про что не начнут беседу, к одной теме возвращаются — о сахарном заводе. Весь Сергач взбудоражен разговорами о возможном закрытии предприятия.

Татьяна Викторовна отработала здесь почти четыре десятка лет.

— У меня и мама, и папа сахарники, — рассказывает. — Муж Александр Иванович до пенсии работал. Сама пришла лаборанткой, а уходила на заслуженный отдых с должности завлабораторией. Неужели родной завод нарушат?

— Сейчас политика в стране направлена на подъем своей промышленности, а у нас такое, — включается в разговор Вера Пугина.

Завод вписал все строчки и в ее трудовую биографию. Детские впечатления тоже связаны с ним.

— Еще когда маленькой была, с девчонками пускала по ручьям кораблики, — вспоминает. — Бежали мы вслед за ними до самых заводских стен…

Много воды унесли ручьи с тех пор. Эпоха перемен изрядно потрепала промышленный потенциал Сергача, но сахарный завод прошел через шторм. Сейчас на его долю приходится более 70 процентов продукции обрабатывающих производств района. Он — основной налогоплательщик. Здесь работают несколько сотен человек. Можно представить, какие последствия сулит закрытие предприятия.

Сергачский сахарный завод акционировался в 1990-х годах и стал называться АО «Нижегородсахар». Вскоре основной пакет акций оказался у нижегородской компании «Экойл». Она долго владела предприятием, а около 10 лет на смену ей пришел холдинг «Золотой колос» из Татарстана.

Именно на тот период приходится заметный подъем завода. Новый собственник создал агрофирму для выращивания сахарной свеклы, закупил специальную технику. Были сезоны, когда обеспечивалась полная загрузка сахарного производства.

Минус заключался в том, что завод отказался от услуг сторонних поставщиков сырья. Раньше свеклу выращивали хозяйства и частники нескольких районов юга области. Они были вынуждены свернуть производство, что изменило многолетний уклад.

В 2010 году «Нижегородсахар» перешел под крыло холдинговой компании «Ак Барс». Ее штаб-квартира также находится в Казани.

Техника для возделывания свеклы к тому времени поизносилась. Да и погода стала преподносить больше сюрпризов. Чтобы обеспечить завод сырьем, пришлось вновь обратиться за помощью к сторонним поставщикам. Интерес к выращиванию культуры начали проявлять фермеры Сергачского, Сеченовского, Пильнинского, Краснооктябрьского районов. Конечно, сразу достичь полной загрузки не удалось, но перспектива наметилась.

Владелец подготовил программу модернизации предприятия. С 2013 по 2015 годы планировалось вложить до полутора миллиардов рублей. Значительная часть средств была вложена. И вдруг «Ак Барс» объявляет о закрытии инвестиционной программы и намерении продать сахарный завод. Главный аргумент — его убыточность.

Вот выдержки из письма генерального директора холдинга Ивана Егорова руководству нашего региона от 18 января 2016 года:

«Основным фактором, не позволяющим достичь точки безубыточности, является недостаток сырья. Решению вопроса в течение предшествующих нескольких лет препятствовали нехватка земель сельскохозяйственного назначения и отсутствие достаточной государственной поддержки. Готовы в приоритетном порядке рассмотреть возможность продажи активов новому инвестору, который будет предложен руководством Нижегородской области».

По информации управления сельского хозяйства Сергачского района, в 2015 году завод получил 38 миллионов рублей бюджетных средств на компенсацию процентных ставок по банковским кредитам. Более 13 миллионов на те же цели взяла дочерняя агрофирма «Нижегородская», которая занимается выращиванием свеклы. Пользовалась она и так называемой несвязанной поддержкой. Так что вся возможная помощь, как заверяют в сельхозуправлении, оказывалась.

Руководитель холдинга говорит в письме, что поддержка недостаточна. Возможно. Но так скажут на любом предприятии АПК, где ни спроси.

В пользование агрофирме «Нижегородская» передано 19 тысяч гектаров земли, обрабатывается примерно половина. Выходит, заявление о нехватке площадей несостоятельно.

Благодаря областной программе сохранения плодородия почв были произвесткованы земли, на которых работает агрофирма. Это говорит о том, что регион намерен развивать свеклосеяние. Увеличение производства сахарной свеклы — стратегическая задача для области.

Причины нехватки сырья гораздо глубже, нежели говорится в письме Ивана Егорова. Известно, что сроки работ на свекольных угодьях регулярно нарушались из-за нехватки запчастей, ГСМ. Холдинг не мог обеспечить своевременную поставку ресурсов.

Богатый урожай 2013 года попал на завод лишь частично. Огромное количество свеклы сгнило в полях. Головная контора не сумела организовать должное финансирование перевозок.

Словом, у «Ак Барса» немало собственных просчетов. Но холдинг предпочел отказаться от завода, а не исправлять ошибки.

… Слесарь Александр Веселов — специалист по центрифугам. Они замыкают производственную цепочку сахароварения и выдают готовый продукт. Оборудование специфическое, требует тщательного обслуживания.

Примерно месяц назад свекла минувшего сезона была переработана, Александр Иванович взялся за профилактику оборудования. Привычная работа продолжалась недолго. Всем слесарям, а также инженерно-техническому персоналу пришлось срочно объединиться в аварийную бригаду.

Дело в том, что с некоторых пор «Ак Барс» начал копить долги за газ, который использует сахарный завод. В итоге на днях газовики прекратили подачу топлива. ТЭЦ завода встала, система отопления оказалась под угрозой размораживания. Чтобы полностью освободить трубы от воды, приходится высверливать отверстия в них. Этим и занята аварийная бригада.

Мужики выполняют работу молча. Настроение, понятно, безрадостное. У заместителя главного механика Юрия Дубинина «вся семья через завод прошла», он сам уже 12 лет здесь работает. Жена только-только вышла из декрета.

— Даже не хочу думать о том, что завод могут закрыть, — говорит Юрий Ахтемович. — Это будет катастрофа для многих семей в городе и районе…

Электричество на предприятие пока подается, хотя долги по оплате тоже имеются. Собирались энергетики взяться за рубильник, да правительство области вмешалось. Без электроэнергии не смогут работать тепловые пушки. Они необходимы для подогрева воды в тех узлах ТЭЦ, откуда ее нельзя слить. Иначе выйдет из строя сама станция, а для восстановления потребуются огромные затраты. Это еще более осложнит положение.

В минувшие выходные жители Сергача дружно вышли на митинг, чтобы выразить протест действиям «Ак Барса». В митинге приняли участие и руководители района. Глава местного самоуправления Николай Субботин сообщил, что запланирована встреча руководства области и холдинга. Возможно, она позволит найти приемлемые для всех решения.

Кто-то скажет, что владелец предприятия имеет полное право продать его. Это так. Но уж слишком некрасивы действия собственника. За газ и электроэнергию не платил, а готовую продукцию вывез. Лишь после этого объявил о намерении избавиться от завода.

Производство — не мешок сахара, быстро не продашь. Да еще с долгами. Отсюда следует, что подготовка к новому сезону может быть сорвана. Угроза закрытия предприятия вполне реальна.

Действия «Ак Барса» наводят на невеселые размышления. Холдинг представляет собой целую бизнес-империю. Для него Сергачский сахарный завод — песчинка. Но для нашей-то области это значимая производственная единица. К тому же, от предприятия зависит благополучие Сергачского района. Получается, интересы большого бизнеса берут верх над интересами целой территории.

Зябко сейчас не только в помещениях завода. Зябко в душах жителей Сергачского района. Они на себе ощущают формулу: «Ничего личного, только бизнес». От этой формулы веет холодом.

Автор: Александр СИНИЦЫН, заместитель главного редактора областной газеты «Земля нижегородская», Нижний Новгород

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 17 февраля 2016 > № 1655283 Александр Синицын


Россия. ЮФО > Агропром > forbes.ru, 15 февраля 2016 > № 1650863 Иван Просветов

Наука долга: как бизнес может добровольно потерять свободу

Иван Просветов

заместитель главного редактора Forbes

Спор акционеров крупнейшего производителя индейки в России, группы «Евродон», доказывает: каким бы талантливым ни был бизнесмен, главное — сохранять независимость

Ростовский бизнесмен Вадим Ванеев две недели пребывает в состоянии шока. Ванеев – основатель и гендиректор группы компаний «Евродон», крупнейшего производителя индейки и утки в России. 1 февраля он узнал, что оффшорная Brimstone Investments – владелец 40% долей ООО «Евродон» – перешла под контроль А1 из «Альфа-Групп». 9 февраля А1 подала три судебных иска – к Ванееву лично и двум его компаниям, обвинив бизнесмена в нарушении корпоративных процедур при получении кредитов. И теперь «Евродон» рассылает пресс-релизы с призывами не допустить уничтожения успешного бизнеса, нацеленного на обеспечение продовольственной безопасности России. Последний комментарий Ванеева выглядит так: «Мы хотим кормить страну здоровой едой. А вот какие задачи ставят те, кто предпринимает действия, способные только разбалансировать бизнес, скоро увидим. Ломать – не строить!»

Несколько дней я пытался выяснить у «Евродона», кто же был тем бенефициаром Brimstone Investments, что так неожиданно, не переговорив с партнером, продал свою долю А1. Вадим Ванеев никогда не говорил, кто стоит за этим оффшором. 45% долей «Евродона» принадлежит лично ему, 15% долей – дирижеру Валерию Гергиеву, который помог Ванееву в 2004 году получить первый кредит от банка ВТБ (позднее долг перешел к ВЭБу, ставшему главным кредитором «Евродона»). Имя бенефициара впервые прозвучало в газете «Ведомости» после сообщения о сделке с А1 – Фарид Газизуллин, член совета директоров «Газпрома» и бывший министр имущественных отношений. Вот какой ответ я в итоге получил от «Евродона»: «Информация о бенефициаре компании Brimstone стала нам известна только в 2014 году, когда были представлены документы на конечного бенефициара — г-на Газизуллина. С нами все это время выходили на связь только представители компании Brimstone».

Понимаете, что получается? В здравом уме и твердой памяти основатель «Евродона» взял почти в равнозначные партнеры компанию, о собственнике которой совершенно ничего не знал! Возможно ли такое?

В общении с одним из сотрудников Ванеева удалось узнать, что распределение долей в «Евродоне» было обусловлено «задачами получения кредитов для реализации планов проекта». Но представители Brimstone за восемь лет, то есть с 2008 года, были на производстве всего три раза. А настоящую помощь, помимо Гергиева, Ванееву оказали председатель ВЭБа Владимир Дмитриев и бывший первый вице-премьер Виктор Зубков. Forbes об этом писал: в 2009 году во время аграрного вояжа Зубков посетил птицекомплексы «Евродона» и позднее рекомендовал Россельхозбанку выдать Ванееву кредит на развитие.

Однако А1 известна умением «рейдерить» на законных основаниях. Гендиректора «Евродона» они «поймали» на следующем. Кредит Россельхозбанка на 7 млрд рублей (на утиный проект) и кредит ВЭБа на 17 млрд рублей (на расширение производства индейки) выданы ООО «Донстар» и ООО «Евродон-Юг», полностью принадлежащие Ванееву. Поручителем по кредиту в обоих случаях выступило ООО «Евродон», которое и без того имеет огромный долг перед ВЭБом. Возможно, именно это и вызвало неудовольствие прежнего бенефициара Brimstone: за кредиты отвечает партнерская компания, но бизнесы, которые создаются на эти кредиты, записаны только на одного.

Вадим Ванеев действительно своими руками, на своем горбу вытянул сложнейший аграрный проект.

«Евродон» сейчас – это 126 птичников, комбикормовый завод и перерабатывающие заводы мощностью 150 000 тонн мяса индейки в год. Выручка компании в 2014 году – 4,8 млрд рублей, чистая прибыль – 333 млн рублей. «Донстар» – это 24 000 тонн мяса утки в 2015 году (финансовые показатели известны тоже только за 2014 год: выручка 1,5 млрд рублей, чистый убыток – 347 млн рублей). Ростовский торговец алкоголем и ресторатор средней величины нашел дело жизни, причем в федеральном масштабе. Теперь это дело могут отнять. Обидно. Очень обидно. Но есть два обстоятельства, о которых стоит помнить каждому, кто рискнул связать свою жизнь с бизнесом, тем более в России. Признаюсь, басня (если можно так назвать историю конфликта вокруг «Евродона») и рассказана ради этой морали.

Сколько бы пядей во лбу у тебя ни было, какими бы предпринимательскими и управленческими талантами ни обладал, если нет денег – нет и проектов.

Как только берешь в долг – начинаешь терять свободу. Чем больше долгов – тем меньше свободы.

Может настать момент, когда с тобой не захотят передоговариваться и предъявят счет. И придется отдавать то, ради чего жертвовал своим здоровьем и временем, во что вкладывал себя как мог. Таких случаев было сотни, а может и тысячи во время кризиса 2008 года.

Второе: когда берешь в партнеры «нужное лицо со связями» – «крышу», «решальщика», да хоть свадебного генерала, – то начинаешь частично жить по понятиям. Свой взнос этот партнер будет считать равнозначным твоей «пахоте» – ведь юридически за ним закреплена конкретная доля, как бы ты сам ни оценивал этот вклад. И твои действия он будет мерить тоже по понятиям. По своим, разумеется. Так что будьте готовы: если вы, с его точки зрения, в чем-то оступитесь, придется отвечать. Не обязательно в стиле криминальных фильмов. Найдется кто-то, кто захочет воспользоваться буквой закона.

Россия. ЮФО > Агропром > forbes.ru, 15 февраля 2016 > № 1650863 Иван Просветов


Россия > Агропром > agronews.ru, 15 февраля 2016 > № 1649491 Александр Рыбаков

Комментарий. ХХVII съезд АККОР, Владимир Плотников: вернуть деревне радость и достаток.

12 февраля 2016 года 800 делегатов и гостей из 70 регионов страны обсудили на пленарном заседании ХХVII съезда фермеров России ключевые вопросы: недоступность кредитных ресурсов, повышение эффективности господдержки, трудности сбыта, административное давление, рост цен и тарифов естественных монополий, земельные проблемы, развитие сельских территорий.

Настроение делегатов было приподнятое. Вчера руководители департаментов главного штаба отрасли обещали поддержку предпринимателям. Вот и сегодня на форум прибыли первый заместитель Министра сельского хозяйства РФ Е. Громыко, председатели аграрных комитетов Совета Федерации и Госдумы Г. Горбунов и Н. Панков. Они оживленно разговаривают в фойе конференц-зала мэрии Москвы с руководителями органов АПК субъектов РФ, с известными учеными, фермерами.

Не успеваем отбиваться от контролеров

Президент АККОР Владимир Плотников в докладе был решителен и конкретен:

– В прошлом году фермеры снова увеличили производство зерновых. Урожай составил 27,5 млн тонн. Увеличилось и производство подсолнечника. Сегодня фермеры дают третью часть его общероссийского производства. КФХ показали наивысшие темпы роста производства молока – более 6%.

Но эти показатели учитывают результаты труда не всех фермеров. Хозяйства многих наших коллег имеют статус ООО, СПК и т.д. и называются, к примеру, «ООО «Крестьянское хозяйство Егоров», «СПК КФХ «Сергеев В.В.» и т.д. Они как были, так и остаются фермерами, но их продукцию статистика к фермерской не относит. Она идет в раздел сельхозорганизаций. И считается, что фермерская доля в производстве составляет всего 10%.

А на самом деле весь фермерский уклад, с учетом малых и микропредприятий произвел 52% зерна, 58% подсолнечника. Картофеля произведено почти вдвое больше, чем в крупных сельхозпредприятиях. Фермеры вместе с ЛПХ содержат 69% поголовья КРС, включая 73,5% коров, 94,7% овец и коз. А нам уже 15 лет все говорят о каких-то 10 %!

Казалось бы, фермерам должны быть созданы самые благоприятные условия. А как на самом деле? Вот официальная статистика: только за прошлый год в стране было вновь создано почти 29 тысяч КФХ. Можно только радоваться этому, но при этом закрылось 30 тысяч КФХ. На 1 января 2016 года в стране насчитывалось 215218 хозяйств. А за 4 года закрылось 93 тысячи фермерских хозяйств. Куда же они деваются?

Как ни парадоксально, многие из них уходят в ЛПХ. Главной причиной Плотников назвал невыносимое административное давление. Фермер не успевает отбиваться от контролеров, отчетов. То надо срочно провести аттестацию рабочих мест. Не успел закончить с аттестацией, как наехали экологи – срочно обновляй экологический паспорт. Дальше – разбирайся с налоговиками. Потом приехали транспортники. Проверяют тахографы. А за ними ветеринары, тоже проверяют, начиная с бродячих собак и кончая теплым санпропускником в соответствии с требованиями 1986 года. А тут еще оформляй путевой лист на перевозку крупногабаритных и тяжелых грузов и согласовывай в областном ГАИ маршрут движения. Новая напасть – надо лицензировать даже незначительные объемы хранения навоза и помета, которые относят к веществам 3-го класса опасности.

И такая карусель изо дня в день! И везде поборы, и за все плати! Кошмарят не только действующие хозяйства, но и начинающих фермеров. Не успел крестьянин получить грант – плати налоги. Начинают наезжать многочисленные инспектора и контролеры.

В результате люди вынуждены отказываться от грантов, и даже квартиры продают, чтобы вернуть их. Такие вопиющие случаи уже имели место в Ленинградской области, Краснодарском и Ставропольском краях.

Все эти наезды — не отдельные случаи, они начинают приобретать массовый характер. Этот пресс давит на фермеров всё сильнее. И самое печальное, что все эти проверяющие и контролеры имеют мандат государства и действуют от имени государства. Вот именно поэтому многие фермеры вынуждены переходить в ЛПХ, спасаться там. И таких сегодня по стране – тысячи. Сегодня проблема административного давления – самая ключевая. Эту проблему отметили 97% опрошенных АККОР хозяйств.

Сжег стерню – получи поддержку

Президент АККОР сообщил: в среднем только 15% фермеров получают погектарную субсидию. По стране же картина пестрая. Скажем, в Омской области погектарку получили 47% фермеров, а в Дагестане – 0,2%. В Бурятии – всего один фермер. В регионах установили фильтр, чтобы отсеивать фермеров. Вот обращение из Петровского района Ставропольского края – там в прошлом году увеличили число обязательных документов для получения поддержки на 1 га с 8 до 12. Требуют даже справку об отсутствии фактов сжигания стерни. И за каждой справкой надо ехать в район, а то и область. В результате – в 2014 году из 82 фермеров района получили поддержку 38 человек, а в прошлом – всего 19. Освободившиеся средства пошли на поддержку крупным.

«Наше предложение: убрать все эти ограничения и предоставлять всего два документа: первый — заявка на получение субсидии и второй — отчет по итогам года, подтверждающий использование земли, – подчеркнул докладчик. – Надо повысить размеры поддержки на 1 га, и главное – ввести региональный коэффициент на природно-климатические условия. Уровень поддержки в Краснодарском крае не должен быть выше, чем в Оренбургской или Вологодской областях».

В прошлом году государство пошло на увеличение поддержки — на гранты молодым фермерам в бюджет было заложено 3,2 миллиарда. На 2016 год планируется 3,9 млрд. Идет увеличение и на программу по семейным фермам – с 3 млрд до 3,4 млрд рублей. Рост есть, но все равно – средств крайне недостаточно. На все семейные фермы России выделяется столько же средств, сколько на один-два крупных животноводческих комплекса. В прошлом году заявок набралось уже на 25 млрд рублей. Грант достается одному из 10 желающих.

Есть поучительный опыт некоторых регионов, в частности, Татарстана. В республике действует механизм поддержки ЛПХ: если в хозяйстве есть три коровы – крестьянин может написать заявление, что через 3 года увеличит поголовье до 8 коров, и получает 200 тысяч рублей. Такая политика дает реальные результаты. В прошлом году малые хозяйства произвели 53,8% всей сельхозпродукции.

Сегодня проводится жесткий курс на допуск к инвестиционным проектам исключительно крупных сельхозпроизводителей. Критерии отбора инвестпроектов определяет приказ Минсельхоза №318, по которому по молочному животноводству принимают проекты ферм минимум на 400 коров. На эти проекты выделены десятки миллиардов рублей.

Но статистика за последние 5 лет говорит: в сельхозорганизациях, несмотря на всю поддержку, есть спад по коровам на 460 тыс. голов, а у фермеров — прирост на 400 тыс., в среднем за год по 80 тысяч коров. Надо снизить порог с 400 коров хотя бы до 50, подготовить типовые проекты – и будет быстрый реальный результат по молоку.

Такая же история по теплицам. 90% овощей производят ЛПХ и фермеры, но предписано рассматривать проекты площадью более 3 га. Надо снизить хотя бы до 1 га и упростить порядок прохождения проектов — будет реальная отдача.

Есть программа строительства оптово-распределительных центров, она тоже ориентирована на крупный бизнес. Но есть великолепный пример в Новгороде. Там успешно работает такой центр на 15 тыс. тонн. Создали его фермеры на кооперативной основе, подтянули ЛПХ. Хранят, моют, фасуют продукцию. Наладили поставки в сети, обеспечивают Новгород и другие города. Вот такие центры и надо строить, а мы занимаемся гигантоманией, заявил Плотников.

ЦБ — установить лимит для кредитования фермеров

По опросу АККОР о недоступности кредитных ресурсов говорят 90% фермеров. На субсидии по кредитам расходуется порядка 40% аграрного бюджета. Но эти средства в основном опять идут крупному агропроизводству. Мегафермы набрали кредитов уже на 2 трлн рублей. А малому агробизнесу достаются крохи – порядка 0,7 процента. Более того, кредитов вообще не дают, а если дают, то под огромный процент – в прошлом году они доходили до 20% и выше.

Необходимо, чтобы Центробанк совместно с другими банками определил лимит на кредитование малого сектора АПК. Справедливой будет квота в 30%. Сейчас разработан новый механизм краткосрочного кредитования, который предусматривает выделение кредитов под 5% годовых и компенсацию банкам выпадающих доходов. Но его надо запускать не с 1 июля, а сейчас, чтобы сработал уже в посевную кампанию.

Все в этом зале чувствуют, насколько остро стоит проблема обновления сельхозтехники. Техника старая, только на ремонт ежегодно расходуется 65 млрд рублей. А запчасти дорожают, по некоторым их видам цены за год выросли в 5-7 раз. Как результат – не удается выполнять работы в лучшие агрономические сроки. Нужно увеличить объем компенсации производителям сельхозтехники, которая идет на ее удешевление.

Сегодня страховые компании защищают собственные интересы, а не крестьянина. Не удивительно, что только 2% КФХ пользуются услугами страхования. Да и сельхозорганизаций застраховано всего 13%. «Считаю, – это приговор нынешней системе агрострахования, – заявил докладчик. – Может быть вместо того, чтобы латать тришкин кафтан, лучше обратиться к международному опыту, в частности Казахстана, где действует механизм обязательного страхования с государственным участием».

Стоимость ГСМ, электричества, газа, минудобрений, запчастей, транспортные тарифы растет значительно быстрее, чем закупочные цены на сельхозпродукцию. Никто не может объяснить: почему в Ярославской области в прошлом году сельхозтоваропроизводители платили 5,7 рублей, а промышленные предприятия 2,5 рублей за один киловатт, в Курской области — 5,6 и 2,5?.. Надо разобраться на государственном уровне и решить этот вопрос.

Какая будет цена на ГСМ, на технику, на удобрения – неизвестно. Какая будет цена на выращенную продукцию – неизвестно. Правила меняются каждый год. О долгосрочных прогнозах по ценам, по конъюнктуре рынка – остается только мечтать. Но сеять все равно надо, и крестьянин, опять будет своим трудом прикрывать все прорехи нашего законодательства, нашего управления.

Один из главных факторов низкой доходности – диспаритет цен. А потому его устранение должно стать приоритетом для государства. В первую очередь рост цен и тарифов на продукцию естественных монополий не должен превышать уровня инфляции. Второе: обеспечить, чтобы тарифы по электроэнергии для сельхозтоваропроизводителей данного региона не превышали тарифы для промышленных предприятий, либо тарифы для сельского населения. Третье: подключение сельхозтоваропроизводителей к сетям осуществлять на бесплатной основе.

Торговые сети главнее Минсельхоза, главнее власти?

Колоссальные трудности со сбытом испытывает почти каждый производитель. И первая состоит в том, что условия диктуют торговые сети. Они — главнее Минсельхоза, главнее власти, подчеркнул Плотников. Именно торговые сети определяют аграрную политику, решают, у кого брать продукцию, а у кого не брать и по какой цене. К примеру, наценка на яйца 50% — и только за то, чтобы расставить их на полках в торговом зале. То же самое по овощам, фруктам, другим видам продукции.

В результате цены на продовольствие только за прошлый год выросли на 20%. А для фермера цены на прежнем уровне и даже упали. Лук, картофель – значительно дешевле, чем в прошлом году. А прибыль сетевых супермаркетов «Лента» выросла на 30%, «Магнита» — на 24,5%. Стоит ли удивляться, что всесильные торговые сети успешно блокируют рассмотрение закона о торговле, призванного ослабить их диктатуру. Не бедствуют и переработчики. Плотников привел пример: надбавка при переработке молока компании «Данон» во Франции составляет в среднем 11%, а в России – 40%. Спрашивается, на каком основании?

Фермерам остается одно – развивать собственную инфраструктуру сбыта – сельскохозяйственную потребительскую кооперацию. Но здесь топтание на месте. Минсельхозом принята Программа поддержки кооперативов, но, как заявил докладчик, финансируется она чересчур скромно – в 2015 году 400 млн рублей. Это менее чем 0,02% от федерального бюджета на АПК. В 2016 году сумма увеличена до 900 млн, но, понятно, что и этого мало для решения проблем кооперации.

Сейчас идет подготовка Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в РФ на период до 2030 года. АККОР предложил записать в нее: к 2030 году охватить различными формами сельхозкооперации до 50% субъектов малого агробизнеса. И этот показатель весьма скромный. В странах Европы он достигает 80-100%. А столыпинская реформа дала России около 50 тысяч кооперативов, объединявших 14 миллионов крестьян. И тогда Россия, к примеру, занимала 1 место по экспорту сливочного масла, а сегодня – мы лидеры по его импорту.

На вчерашнем совещании самая длинная очередь к микрофонам была при обсуждении вопросов о земле. Порядка в земельных отношениях по-прежнему нет. Сегодня здесь процветают разного рода дельцы, аферисты, рейдеры, которые при попустительстве или соучастии местных властей крушат законы и насаждают свои понятия о земельных отношениях. Для них земля – объект спекуляции – скупить подешевле, продать подороже или пусть пока земля полежит.

А каков результат? У значительной части фермеров земля как следует не оформлена, они работают на свой страх и риск, на птичьих правах. Многие арендуют. Но когда завершается срок аренды, вопрос решается далеко не в пользу фермера. Сколько мы убеждаем — если фермер работает на арендованном участке, купил технику, скот, взял кредиты – продлите ему аренду без всяких торгов. И это должно быть принято на законодательном уровне. Все понимают, но решение снова и снова откладывается. В стране пустуют огромные площади, но подступиться к ним невозможно.

Приоритет в земельных отношениях отдается так называемому крупному инвестору – богатому и щедрому на подачки. Его ждут как манны небесной. Ему готовы отдать всю землю – и бесхозную, и хозяйскую. Да и само законодательство зачастую потворствует таким действиям. Земля становится еще более недоступной для крестьян.

Государство загоняет КФХ и ЛПХ в угол

Дискуссия была горячей. Председатель АККОР Курской области Юрий Подтуркин выразил беспокойство дискриминационной политикой банков по отношению к МФХ, высокими процентными ставками, сокращением допофисов Россельхозбанка и Сбербанка, что затрудняет доступ к кредитным услугам. «Сегодня банки уподобляются сберкассам по сбору коммунальных платежей», – подковырнул фермер. Он также призвал Минсельхоз противодействовать попыткам приватизации Россельхозбанка.

Известный калужский фермер Александр Саяпин заявил:

– Для меня как, хозяйственника, лейкоз коров – не болезнь. Государство, приняв технический регламент по лейкозу, должно взять на себя расходы по диагностике и ликвидации заболевания, включая лабораторные исследования и компенсацию за выбывающее поголовье; распространить субсидирование создания ферм на проекты от 100 до 400 коров (эта категория хозяйств сейчас выброшена из господдержки); убрать НДФЛ с индивидуальных предпринимателей, глав КФХ. Сегодня для юрлиц налог на прибыль – ноль, а для глав КФХ – 13%; исключить двойное обложение пенсионными взносами КФХ-юрлицо (сейчас глава КФХ платит взносы в ПФР со своей зарплаты и еще фиксированный платеж как глава КФХ).

Псковский делегат Александр Конашенков был категоричен: «Государство загоняет в угол ЛПХ. Убойных пунктов нет, издевательство — заставлять фермера везти барана на убой за 100 км в соседний район. Надо ограничить размеры сельхозугодий – исходить из количества животных. Из всех видов господдержки оставить только погектарную, увеличив её, при этом учитывать климатические условия. Банки должны конкурировать между собой, бегать за крестьянином, а не наоборот».

Зал взбудоражило выступление Николая Соина, председателя Крестьянского союза Московской области:

– АККОР не дорабатывает с Госдумой, надо вносить поправки в закон о КФХ, активнее добиваться разрешения строить фермеру дом на своих сельхозугодьях. АККОР слабо работает с Минсельхозом, должен перестроить свою работу с Россельхозбанком, настойчиво отстаивать свои интересы в «Единой России». Пора навести порядок в использовании земли. Ведь как бывает – проехал владелец поперек поля и заявил, что участок используется. Надо повысить налог на землю в пять раз! Затраты фермера на электроэнергию – грабеж! Наука и производство движутся в разные стороны. Не нужна наука ради науки, нужны отечественные семена! Надо больше средств вкладывать в создание и развитие информационно-консультационных центров, как принято во всем мире. Они должны стать связующим звеном между производственниками и учеными.

Валерий Ефремов, президент АККОР Саха (Якутия) выступил за строительство убойных цехов в Якутии, которая занимает пятую часть территории России, в ней 450 деревень, между ними сотни км. 50% продукции остается в республике, остальное надо реализовать в других регионах. Надо увеличить сумму поддержки кооперации.

Председатель Кубанской АККОР Виктор Сергеев подчеркнул: «30% земли находятся у фермеров, которые производят 28% сельхозпродукции края. Это 4 млн т зерна, 1 млн т сахара, 90 тыс. т молока. В 20 районах КФХ производят более 50% зерна. Между тем, фермеры вместе с ЛПХ получают не более 15% от господдержки, направляемой в Краснодарский край, а все остальное достается крупному бизнесу. Нужна коррекция государственной политики в отношении фермерства».

Слушая выступления делегатов, невольно склоняюсь к мысли: а ведь об этом уже говорилось на предыдущих съездах. Но многие предложения фермеров, АККОР ответственные за АПК руководители в Правительстве и Минсельхоз РФ проигнорировали. Вдохновляют слова министра Александра Ткачева, сказанные во время рабочей встречи с участниками форума: «Фермерство – будущее России». Надеюсь, они не останутся пустым звуком.

Е. Громыко: животноводство возродится через средний и малый бизнес

Первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко отметил, что сегодня фермеры больше ориентированы на производство растениеводческой продукции, ее доля составляет 78,5%, им необходимо сосредоточить свои усилия и в области животноводства. «Мы надеемся, что животноводство возродится через средний и малый бизнес. Темпы его прироста должны стать гораздо выше, поэтому новые направления, о которых мы говорим, в том числе, экстенсивное мясное скотоводство, традиционное для России, должно набирать обороты», — подчеркнул Евгений Громыко.

Он отметил, что все меры господдержки, оказываемые в 2015 году, сохранены и на 2016 год. Гранты получили более 4,5 тыс. хозяйств в 79 субъектах РФ. Также оказывается поддержка развитию оптово-распределительных центров. «В 2016 году объем поддержки сельскохозяйственным потребительским кооперативам увеличен в 2,5 раза — до 1 млрд рублей. Нам нужна отлаженная система кооперации. Ассоциации следует активнее работать в регионах, теснее сотрудничать с Минэкономразвития, Роснано» — отметил выступающий.

Он обратил внимание региональных властей на необходимость проведения совещаний совместно с представителями фермерства. Рост производства в КФХ в 2015 году составил 27%. Доля фермеров в объеме валовой продукции сельского хозяйства — 10,8% (в 2014 году — 10%). Доля производства сельхозпродукции крестьянских хозяйств и хозяйств населения в некоторых регионах превышает 70%.

Объявить 2017 год – годом крестьянина, годом российской деревни

В последние время у нас принято объявлять какую-либо значимую проблему главной в году. 2016 год – год кино, прошлый был годом литературы. Были год культуры, год семьи. Спору нет, эти проблемы очень важны. «Но, думаю, пришло время объявить следующий год – годом крестьянина, годом российской деревни. Нужны объединенные усилия ученых, писателей, общественных деятелей, всего общества по спасению деревни.

Это общенациональная проблема и решать ее надо сегодня. Завтра может быть поздно, – заявил президент АККОР Владимир Плотников и депутаты поддержали его.

Классик русской литературы Валентин Распутин точно сказал о крестьянстве, что оно — символ России, ее опора. «С него начиналась Русь, им она и жила». Сегодня фермерский уклад способен на деле сохранить и возродить российскую деревню, чтобы она наконец-то обрела надежду, распрямилась, чтобы в нее вернулись радость и достаток.

Комментарии участников съезда

Председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана Камияр Байтемиров:

– На малые формы хозяйствования (МФХ) в Татарстане направляются 9% господдержки, остальное идет «крупняку». И это при том, что МФХ производят 54% сельхозпродукции. И на нашем съезде в республике я подниму вопрос, чтобы из сводной ведомости Минсельхоза РТ МФХ были выделены не менее 30% средств. Впервые в РФ Госсовет РТ принял закон о поддержке ЛПХ – уже отпущены средства. Но когда на съезде АККОР сказали, что с регионов будут снимать софинансирование, то у меня закралось сомнение – фактически это приведет к снижению финансирования сельского хозяйства. И еще: если малый бизнес на селе будет развиваться такими темпами, то для реализации поручений президента потребуется 100 лет!

На съезде подняли земельный вопрос, но конкретного решения нет, нет соответствующих правовых актов. Нужно создать инфраструктуру оборота земли, Земельный кооперативный банк. Необходимо наладить механизмы по выделу паевых земель. Для этого создать Резервный фонд, чтобы и наши дети имели земли. Парадокс: 30-50 млн га пустуют и в то же время многие ФХ не могут получить земли. Минсельхоз РФ должен разобраться в этом вопросе и распорядиться заброшенными угодьями.

Гендиректор АККОР Тульской области Вячеслав Андриянов:

– Много раз участвовал в съездах и заметил: принимаемые решения остаются на бумаге. Взять земельный вопрос. Наблюдается монополизация аграрного сектора. В Тулу идет «Мираторг» и даже крупные хозяйства заволновались. Начинает холдинг со 100 тыс. га, собирается откармливать 420 тыс. свиней. А если аппетит разыграется, то сколько земель потребуется? Как получить землю начинающему фермеру, если для этого надо пройти через аукцион? У нас есть фермеры, которые выиграли гранты и не могут получить землю. Надеюсь, в резолюции отразят эти вопросы.

Председатель правления Союза фермеров, кооперативов, ЛПХ Крыма Андрей Суслов:

– После воссоединения Крыма с Россией разрешена продажа земли, идет перерегистрация прав собственности в соответствии с российским законодательством. Бесплатная приватизация земельных участков продлится до 1 января 2017 года. А с января этого года отменен мораторий на продажу паев земель сельхозназначения. Они стали предметами сделок. Многие фермеры пользуются землей, арендованной у пайщиков, и не успевают заключать с ними новые договоры аренды. Для перерегистрации требуется предоставить большой пакет документов. Сама процедура сложна и занимает много времени. Фермеры опасаются, что землю скупят агрохолдинги, а они останутся ни с чем. Необходимо внести поправки в законодательство с тем, чтобы приостановить на время продажу земли на полуострове. А когда этот процесс начнется, создать земельные банки, чтобы фермеры могли взять кредиты, а затем рассчитываться и с банками, и с пайщиками.

Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 15 февраля 2016 > № 1649491 Александр Рыбаков


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651796 Александр Ткачев

Заседание Правительства

Первый вопрос повестки – об импортозамещении в аграрном секторе.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы начнём с темы импортозамещения в аграрном секторе. Обсудим результаты и дальнейшие направления этой работы, в том числе в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства.

Введение контрсанкций оказалось выгодно нашим аграриям, надо это признать. Они быстро сориентировались в новых условиях, сумели занять освободившиеся на рынке ниши. А меры по импортозамещению в сельском хозяйстве, которые мы приняли в последние полтора года, позволили сохранить темпы роста отрасли. Более того, мы все с удовлетворением отмечаем, что это у нас одна из немногих отраслей, которая продолжает достаточно уверенный рост даже в условиях общеэкономического спада.

В прошлом году был собран хороший урожай зерна – более 104 млн т. Улучшилась ситуация в животноводстве в целом. Увеличилось производство мяса и птицы.

Всё это показывает, что аграрный сектор на подъёме. Мы добились значительных, я считаю, успехов с точки зрения продовольственной безопасности в последние годы. По итогам прошлого года обеспечиваем себя не только зерном, но и картофелем, сахаром, растительным маслом, а также мясом и мясопродуктами.

Есть и проблемные зоны. Это молоко, овощи и фрукты. Здесь есть что подтягивать. У нас пока производится этих продуктов не вполне достаточно. И несмотря на то что они в абсолютном количестве тоже растут, здесь есть что поддержать. Есть и отдельные направления, касающиеся мясного скотоводства. Мы должны следить за ситуацией, следить, чтобы наши сельхозпроизводители были обеспечены качественными семенами, развивать племенное дело, на что мы неоднократно во время совещаний обращали внимание. При этом нужно учитывать, что этим направлениям развития сельского хозяйства как приоритетным для импортозамещения будет оказана поддержка. Подчёркиваю, именно на этом и нужно сконцентрироваться.

Сегодня мы также рассмотрим меры непосредственной поддержки сельского хозяйства, распределим субсидии для аграрного сектора. Это почти 26 млрд рублей, которые будут выделены для возмещения части процентной ставки по инвесткредитам на развитие животноводства, на переработку, на инфраструктуру, на логистику обеспечения рынков продукции животноводства, и почти 5,5 млрд рублей пойдёт на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам на строительство и реконструкцию объектов мясного скотоводства. Естественно, будет доклад Министра сельского хозяйства и по первому вопросу также сообщение нашего коллеги – губернатора Саратовской области.

Хочу обратить особое внимание на то, что по субсидиям (это касается и сельского хозяйства, и других областей, но особенно сельского хозяйства) нужно быстро принимать решения. Сейчас у нас февраль, и мы понимаем, что субсидии, выделенные селу – а там циклическое производство, оно сезонный характер носит, – во второй половине года это очень часто уже бессмысленные деньги. Поэтому нужно быстро работать, обращаю ещё раз на это внимание.

Мы сегодня на ещё одном совещании, посвящённом эффективности трат органов управления, государственных распорядителей бюджетных средств, наших государственных организаций, компаний с государственным участием, будем обсуждать все эти вопросы, включая и большое количество неэффективных расходов, и дебиторскую задолженность. Но об этом на другом совещании.

Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Ткачёв: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

За последние 10 лет в сельском хозяйстве уже сделаны первые шаги по замещению импортной продукции отечественной. Благодаря предпринятым усилиям и предоставлению государственной поддержки объём производства сельхозпродукции за этот период вырос на 40%. Сегодня Россия полностью обеспечивает себя зерном, маслом, сахаром, картофелем. Впервые за долгие годы нам удалось достичь и даже превысить порог доктрины продовольственной безопасности по мясу. Доля отечественной мясной продукции в общем объёме ресурсов достигла 89%. Только за последние годы поставки импортного продовольствия сократились на треть и составили 27 млрд долларов. Импорт мяса птицы в Россию упал почти в три раза, а по свинине мы перестали быть крупнейшим импортёром в мире.

Несмотря на непростую экономическую и внешнеполитическую обстановку, в прошлом году Россия экспортировала сельхозпродукции и продовольствия на 16 млрд долларов – это в пять раз больше, чем 10 лет назад.

В текущем сельскохозяйственном году мы прогнозируем, что экспорт пшеницы из России может вырасти примерно на 3% и составить 22–23 млн т. Это позволит России вернуться на историческую позицию крупнейшего экспортёра пшеницы на мировом рынке. Это наша визитная карточка со времён Российской империи. Такие результаты во многом обеспечены приоритетным вниманием государства к отрасли на протяжении последних 10 лет и своевременной государственной поддержкой.

В 2015 году на реализацию госпрограммы было направлено 222 млрд рублей, что почти на 30 млрд рублей больше, чем в 2014 году. Благодаря такой поддержке со стороны государства нам удалось сохранить положительную динамику сельхозпроизводства. По итогам года рост составил 3%.

2015 год принёс хороший урожай: собрано 104 млн т зерна, удалось собрать больше пшеницы, сахарной свёклы, гречихи. Получен рекордный урожай овощей, кукурузы, сои и масличного льна. В 2015 году заложили более 14 тыс. га садов, что почти в два раза выше показателя 2014 года.

Производство мяса скота и птицы на убой увеличилось на 5% за счёт роста в свиноводстве около 5%, в птицеводстве около 8%. Выросло производство молока в сельхозорганизациях на 2% и в крестьянско-фермерских хозяйствах – на 5%. Однако из-за сокращения на 3% производства в личных подсобных хозяйствах прироста в производстве молока на сегодня нет.

В пищевом и перерабатывающем секторах сохраняется положительная динамика производства, рост – 2,2%.

Несмотря на общие положительные показатели производства в отрасли, по отдельным направлениям динамика недостаточная. Мы до сих пор продолжаем сдавать полки иностранным производителям молока, мяса, овощей и фруктов. По итогам прошлого года на закупку этих видов продовольствия потрачено почти 9 млрд долларов – это порядка 700 млрд рублей, которые только за один год получили зарубежные сельхозтоваропроизводители, а не российские.

Справочно: в 2015 году импорт сельхозпродукции и продовольствия составил 27 млрд долларов, в том числе импорт молочной продукции – 2 млрд долларов, мясной продукции – 3 млрд, овощей – 2 млрд, фруктов – 1,6.

С учётом вызовов времени и необходимости строительства новых молочных ферм, тепличных комплексов, предприятий по переработке сельхозпродукции, оптово-распределительных и логистических центров в ближайшие пять лет аграрному сектору потребуются дополнительные средства господдержки в качестве мощного толчка к развитию.

Мы планируем к 2020 году выйти практически на 100-процентную самообеспеченность по таким видам продовольствия, как молоко, мясо и овощи, а по фруктам сохранить импортные поставки лишь в части цитрусовых и экзотических фруктов, которые не растут на территории нашей страны. Для этого отрасли необходимы дополнительные инвестиции и приоритетная поддержка государства.

Необходимо: первое – увеличить к 2020 году производство молока на 7 млн т и выйти в целом на уровень молока 38 млн, мясо нарастить на 500 тыс. т, выйти на общий результат 10 млн т, а также валовой сбор зерна увеличить на 10 млн, итого получим 115 млн т. Второе – построить за пять лет 1,5 тыс. га новых теплиц, что даст дополнительно 850 тыс. т помидоров и огурцов, которые мы закупаем по-прежнему по импорту. Третье – заложить 65 тыс. га яблоневых садов и 50 тыс. га новых виноградников, что даст дополнительно 1,3 млн т яблок и 200 тыс. т винограда.

По расчётам, для достижения таких показателей дополнительно потребуется до 2020 года 270 млрд рублей. С учётом достигнутого в 2016 году уровня господдержки 237 млрд необходимо ежегодно предоставлять на развитие отрасли дополнительно не менее (естественно, исходя из возможностей бюджета – мы, селяне, это прекрасно понимаем) 40 млрд рублей.

Нами подготовлен ряд предложений, которые позволят обеспечить ускоренное импортозамещение в сельском хозяйстве. Мы планируем перейти к системе краткосрочного и инвестиционного кредитования, при которой сельхозпроизводители получают кредит по фиксированной процентной ставке с последующей компенсацией банкам выпадающих доходов. Наши предложения по ставке – в пределах 5–7%. По нашим оценкам, это позволит сохранить темпы кредитования отрасли.

Средняя процентная ставка по краткосрочным кредитам на проведение сезонных полевых работ (а это закупка ГСМ, минудобрений, средств защиты растений) составляет 13–16%. Чтобы не снижать достигнутые показатели прошлого года, обеспечить краткосрочное кредитование на уровне 800 млрд рублей, а также реализовать идею по предоставлению субсидий по краткосрочным кредитам, в том числе на проведение сезонных полевых работ и закупку кормов, потребуется 40 млрд рублей. Это позволит провести посевную в полном объёме и обеспечить кормами животноводческое направление.

По инвестиционным кредитам также необходимо сохранить уровень прошлого года, а это порядка 300 млрд рублей. С учётом нашего предложения по увеличению возмещения по инвестиционным кредитам до 100% ключевой ставки (это 11%) потребуется порядка 10 млрд.

Наша задача – максимально упростить получение субсидий, консолидировать меры господдержки. Мы хотим укрупнить ряд направлений и вдвое сократить число субсидий с 2017 года, чтобы регионам было проще работать и они могли самостоятельно определять приоритеты.

Стоит также пересмотреть подходы при распределении погектарной поддержки, отдавая приоритет регионам, имеющим меньшую доходность от растениеводства (а это Урал, Сибирь, Дальний Восток), и привязать эту поддержку к производству молока и говядины.

Хочу вернуться к вопросу об увеличении размера компенсации части прямых понесённых затрат на создание и модернизацию молочных ферм и теплиц с 20 до 35%, а также распространении этой меры поддержки на строительство ферм по откорму и выращиванию молодняка молочного скота.

Благодарю за беспрецедентное решение, принятое на последнем заседании комиссии по импортозамещению в Санкт-Петербурге, о выделении дополнительных 10 млрд рублей. Это позволит сельхозтоваропроизводителям приобрести порядка 20 тыс. единиц новой техники отечественного производства в текущем году. Чтобы идти в ногу со временем и вовремя заменять изношенную технику на современную, нам необходимо ежегодно приобретать минимум 20 тыс. единиц новой техники, а значит, ежегодно выделять такую же сумму – 10 млрд. Это единственный путь обеспечить техническое перевооружение отрасли, особенно в отдалённых регионах Сибири, Дальнего Востока и не только.

В 2015 году грантовая поддержка малых форм хозяйствования была практически удвоена и составила 7 млрд рублей. Такие меры наиболее эффективно стимулируют преобразование личных подсобных хозяйств в фермерские хозяйства. Свыше 70% начинающих фермеров, получивших гранты, организовали бизнес на основе личных подсобных хозяйств, а значит, мы даём надежду на лучшее будущее простым жителям села.

На сегодняшний день наиболее важно удвоить объём господдержки на развитие малых форм хозяйствования, сделав акцент на предоставление грантов фермерским хозяйствам на Дальнем Востоке и Северном Кавказе.

Все перечисленные мной предложения мы предусмотрели в плане мероприятий по содействию импортозамещению в сельском хозяйстве на ближайшие два года. Уверен, что предлагаемые нами решения станут драйвером роста инвестиционной привлекательности отрасли и создадут условия для дальнейшего привлечения новых инвесторов.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Валерий Васильевич Радаев, прошу вас.

В.Радаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Агропромышленный комплекс Саратовской области продолжает поступательно развиваться, наращиваем внутрироссийские поставки, расширяем географию экспортных контрактов.

В прошлом году валовой сбор маслосемян подсолнечника превысил 1,06 млн т, это первый результат в Российской Федерации. Производство растительного масла достигло объёма годового потребления на 30 млн человек. Увеличиваются поставки масла в Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Сирию, Израиль. Заключены новые договоры на экспорт в Китай и Чехию. Объём экспорта превысил 130 тыс. т.

Росту экспортных поставок будет способствовать масштабный инвестпроект по восстановлению и строительству мелиоративных систем на территории 200 тыс. га для выращивания сои, кукурузы и подсолнечника.

В целях глубокой переработки масличных культур запланирован к 2018 году ввод современного завода мощностью 3 тыс. т масличных в сутки, 520 тыс. т соевых бобов в год. Это дополнительно позволит стимулировать интенсивное развитие животноводства на основе применения в комбикормах высокопротеиновых соевых добавок.

В прошлом году, даже в условиях засухи, по валовому сбору зерна регион показал третий результат в ПФО.

От лица саратовских аграриев позвольте выразить благодарность за поддержку из федерального бюджета, которая позволила компенсировать 60% убытков наших сельхозпроизводителей с учётом засухи.

Важным направлением импортозамещения для Саратовской области является овощеводство закрытого грунта. Площади современных теплиц за три года выросли на треть и составили почти 100 га. Сбор овощей защищённого грунта составил 34 тыс. т, или более 13,5 кг на душу населения, это нормативная потребность по тепличным овощам. В 2016 году планируем продолжить строительство теплиц, в том числе и по голландским технологиям, еще более чем на 20 га.

С учётом эмбарго на импорт фруктов усилилась актуальность обеспечения плодово-ягодной продукцией. В Саратовской области в прошлом году только садов интенсивного типа заложено 353 га – впервые за последние десять лет, надо подчеркнуть. Наш целевой ориентир по многолетним насаждениям – закладка до 500 га садов ежегодно. Таким образом, к 2020 году общая площадь плодово-ягодных насаждений в регионе достигнет более 10 тыс. га.

Показательны, например, строительство в 2015 году в регионе высокотехнологичного завода по переработке 50 тыс. т саратовских яблок в год и закладка собственных садов на площади более 1 тыс. га.

Наиболее сложным вопросом для нашего региона также остаётся импортозамещение говядины и молочной продукции. Главными мероприятиями госпрограммы по развитию малых форм для нас стали развитие семейных животноводческих ферм и поддержка начинающих фермеров.

За последние годы гранты получили 63 крестьянско-фермерских хозяйства по программе «Начинающий фермер» и 147 участников. Создано свыше 500 новых рабочих мест, закуплено более 6 тыс. голов скота, произведено 1,2 тыс. т мяса, около 12 тыс. тонн молока. Самые успешные фермеры продолжают и развитие собственной переработки.

Сохраняется актуальность развития свиноводства. Саратовская область своим производством закрывает потребность населения по свинине на 160%.

Достижение продовольственной безопасности предполагает и экономическую доступность продовольствия для жителей страны. Правительство Саратовской области финансирует специализированный рынок сельхозпродукции, на котором торговые места предоставляются производителям бесплатно. Наряду с сельхозярмарками он позволяет обеспечивать население качественными сельхозпродуктами по ценам ниже на 20–30%.

Вклад саратовского АПК в решение задачи по импортозамещению – это рост самообеспеченности и увеличение поставок нашей продукции в другие российские регионы, а также наращивание экспорта продовольственных товаров.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо, Валерий Васильевич.

Вот такие два сообщения. С учётом того, что это направление приоритетное, мы к нему возвращаемся постоянно. Сейчас продолжаем работу по определению окончательного набора первоочередных расходов, которые войдут в план поддержки экономики. К ним относятся и расходы на сельское хозяйство.

Есть какие-то дополнения, комментарии к протоколу и к выступлениям? Нет?

Хорошо. Тогда решение принимаем, информацию также к сведению примем, будем работать дальше.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651796 Александр Ткачев


Россия > Агропром > lgz.ru, 11 февраля 2016 > № 1648010 Анатолий Косован

Пластилин под названием «хлеб»

Из России – первоклассное зерно, в Россию – пищевые добавки и улучшители

По одному из телеканалов прошёл сюжет о том, как зарубежные умельцы отмывают автомашины и унитазы с помощью... хлеба. У моего седого товарища от злости на скулах аж желваки заходили. Его можно понять. Ребёнком чудом уцелел в ленинградскую блокаду. За оградой Пискарёвского кладбища среди сотен тысяч «бесхлебных» душ лежат и его родители.

Сегодня засохшие, заплесневелые батоны и в России можно увидеть в куче мусора. Мы так разбогатели, что можем, отрезав кусочек, выбрасывать остальное на свалку? Или нынешний хлеб таков, что уже через сутки он для еды непригоден? Об этом разговор с директором НИИ хлебопекарной промышленности, президентом Российского союза пекарей, академиком РАН Анатолием КОСОВАНОМ.

– Казалось бы, надо только радоваться сегодняшнему хлебному изобилию. Около тысячи (!) наименований. На любой вкус. Но увы… Мы постепенно утрачиваем культуру потребления хлеба и нуждаемся в нём меньше, чем прежние поколения. Реальность клонит к суровой прозе – важна только цена.

– На московском рынке наблюдал длинную очередь. Несмотря на заполненные батонами полки, люди ждали, когда разгрузят фуру, пришедшую из Белоруссии. Чем же их не устраивает продукция наших хлебопёков?

– Покупатели жалуются, что хлеб быстро засыхает, плесневеет, на него не намажешь масло – крошится. У старшего поколения, помнящего советские времена, немало вопросов и к вкусу нынешнего хлеба.

Нет солидарной ответственности хлебозаводов и торговли. Магазину нужно две тонны хлеба – он заказывает три, три с половиной. На всякий случай. В результате хлеб нередко не раскупается, черствеет, пылится. Хлебозавод вынужден остатки забрать, но всё переработать он не в силах. По нормативу на это может идти лишь 2%. К тому же не каждый сорт пригоден для повторного использования.

Недавно один из директоров пожаловался: «За месяц торговля вернула 50 тонн продукции. Ну, пять тонн как-нибудь переработаю. Часть пойдёт на корм скоту. Остальное придётся выбросить в овраг».

Выпечка хлеба на Руси считалась делом ответственным и почётным с древнейших времён. Первые нормы на печёный хлеб были введены царским указом ещё в 1601 году. Непостижимо, но сегодня на пиво есть стандарт, предусматривающий специальный ячмень для пивоваренного производства. Есть документ на ячмень, идущий на корм животных, и т.д. А хлеб – основной социа­льно значимый продукт питания – фактически отдан на произвол тех, кто так или иначе причастен к его производству.

– То есть понять, из какой муки сделан наш хлебушек, невозможно?

– Дело в том, что в стране действует групповой национальный стандарт на пшеницу (ГОСТ Р 52554-2006). Он предусматривает разделение зерна на классы – с первого по пятый. При этом первые четыре отнесены к продовольственным целям, а пятый – к фуражным и техническим. Традиционно на хлеб шла пшеница первых трёх классов. Так было даже в дни, когда зерно закупали за рубежом (в середине 80-х СССР его завозил до 20 млн. тонн). А сегодня, когда мы его экспортируем, впереди зерно четвёртого класса, хотя в нём на 20% меньше белка. В итоге большая часть муки, поступающей на хлебозаводы, имеет пониженные хлебопекарные качества. Дальше будет ещё хуже. Подготовлен проект нового стандарта, разрешающего использовать для выпечки хлеба зерно и пятого класса – кормовое...

Понятно, что плохое зерно никто за рубежом не купит, вот оно и остаётся для внутреннего потребления.

Мука из зерна третьего класса сама по себе создаёт каркас хлеба, обеспечивает его высокую пищевую ценность. Хлеб получается румяный, поджаристый. Из неважной муки такого не испечёшь. Чтобы как-то поддерживать качество продукта из зерна четвёртого класса, в ход идут специальные корректирующие добавки, главный компонент которых – ферментные препараты. Но опять же – где их взять?

В советские времена десять наших заводов продуцировали 1,5 млн. тонн кормового белка, все нужные нам витамины, аминокислоты, пищевые градиенты. В 90-е годы мы всё это потеряли. А зарубежные партнёры тут же подсуетились. Улучшители потоком пошли из Германии, Франции, Дании, Израиля. Сегодня хлебопёки для корректировки качества муки используют около 7,75 тыс. тонн улучшителей на сумму в 1,7 млрд. руб., в том числе 155 тонн ферментных препаратов – на 387 млн. руб.

И вот два встречных потока: из России на экспорт – первоклассное зерно, к нам из-за границы – улучшители.

Что ни магазин, то своя пекарня. Все стремятся заработать любым способом, не вкладывая больших средств, ускоряя и тем самым нарушая традиционную технологию, используя муку подешевле. А то, что хлеб порой напоминает пластилин, мало кого волнует. В прежние времена на замес ставили только опытного тестовода, который мог без приборов, визуально, на ощупь, по аромату определить, не закислен ли хлеб... Сегодня же, когда и так в ходу низкокачественное сырьё, к изготовлению хлеба допускают случайных ремесленников. Таким всё равно: делать кирпичи, улицу мести или хлеб печь.

– Неужели государство никак не реагирует на создавшуюся ситуацию?

– Приняты «Стратегия развития пищевой и перерабатывающей промышленности РФ на период до 2020 года», Доктрина продовольственной безопасности РФ, Основы государственной политики в области здорового питания населения. Уже в нынешнем году предполагается увеличить объёмы производства диетических и обогащённых микронутриентами хлебобулочных изделий для детей, людей пожилого возраста, лиц, страдающих различными заболеваниями, проживающих в экологически неблагоприятных регионах.

Наш институт, созданный в 1932 году, тоже готов внести свою лепту в реализацию этих планов. Большинство технологий по основным сортам хлеба родилось в этих стенах. В том числе и хлеба из Белоруссии, за которым, как вы говорите, стоит очередь. 60% оборудования на отечественных хлебозаводах – наши конструкторские разработки.

В составе НИИ есть хлебозавод, который выпускает изделия высокого качества из первоклассного сырья. Он может дать москвичам 70–80 тонн первоклассной продукции – детской, лечебной, с геронтологическими характеристиками, специально для нужд вооружённых сил и космонавтов. Но… Отпускная цена такой продукции неконкурентоспособна. И плевать, что клинические испытания подтвердили высокий оздоровительный потенциал этих изделий.

Создавая лечебный хлеб (с традиционным, кстати, вкусом и ароматом), мы добавляем в него компоненты, исходя из медико-биологических требований к питанию разных групп населения. Для детворы, к примеру, это наличие белка, витаминов группы В, минеральных веществ. Включаем в рецептуру кефир, молочную сыворотку, творог. Зарубежные витаминно-минеральные комплексы чреваты аллергией, поэтому предпочитаем натуральные ингредиенты – ту же льняную, чечевичную муку.

Этот же подход действует при разработке изделий для пожилых людей, диабетиков, людей с хроническими заболеваниями почек. Наш хлеб – и это подтверждают клинические испытания – способен избавить каждого третьего, страдающего диабетом, от лекарств, помочь вернуться в трудовой строй. Казалось бы, всё здорово. Да вот беда – даже в Москве на одного диабетика производится несколько граммов целебного продукта в день. Аналогичная картина с хлебом для тех, кто страдает болезнями почек. В стране производят 100 тыс. тонн оздоровливающего хлеба в год. Реальная же потребность оценивается в 1,2–1,5 млн. тонн.

Во Франции, к примеру, есть программа обеспечения пожилых людей изделиями, учитывающими требования возраста. Обогащённый хлеб доставляют бесплатно. Наши старики об этом могут лишь мечтать. Не так давно побывал в Финляндии. Страна на первом месте в Европе по использованию ржаной муки. Для детей здесь выпускают булочки по 50 г из ржаной муки, способствующие повышению умственной активности. Наш филиал в городе на Неве разработал кексы из ржаной муки. На выставках их расхватывают, но новинку опять же нигде не увидишь.

– Так будем ли мы есть вкусный и полезный хлеб?

– Чтобы накормить страну хлебом высокого качества, требуется 10 млн. тонн зерна не ниже третьего класса. Задача вполне реальная: мы выращиваем 100 млн. тонн зерна, в том числе 50 млн. тонн пшеницы. Для начала давайте исключим использование пшеницы четвёртого класса для получения хлебопекарной муки. Пора гармонизировать нормы и качество, чтобы зерно, мука и хлеб соответствовали друг другу, вернуть обязательность государственных национальных стандартов. Пересмотреть нынешнюю систему закупок. Сегодня урожай ещё в поле, а закупщики – в основном зарубежные компании – уже всё скупили. Мы знаем, сколько хлеба нужно тому или иному региону. И не лучше ли сначала создать годовой запас, резерв добротной пшеницы для хлебопечения, а уже потом торговать?..

«Пшеница, – писал Экзюпери, – это нечто большее, чем телесная пища. Питать человека не то, что откармливать скотину. Хлеб выполняет столько назначений! Хлеб стал для нас средством единения людей, потому что люди преломляют его за общей трапезой. Хлеб стал для нас символом величия труда, потому что добывается он в поте лица. Хлеб стал для нас непременным спутником сострадания, потому что его раздают в годину бедствий. Вкус разделённого хлеба не сравним ни с чем».

Беседовал Михаил ГЛУХОВСКИЙ

Россия > Агропром > lgz.ru, 11 февраля 2016 > № 1648010 Анатолий Косован


Россия > Агропром > mirnov.ru, 10 февраля 2016 > № 1645197 Геннадий Закладной

Не мукА, а мУка

Геннадий Закладной - старейший специалист НИИ зерна и продуктов его переработки, профессор, доктор биологических наук. В институт он пришел в начале 1960-х и сразу включился в группу, которая работала над проблемой сохранности зерна. Он застал сталинских специалистов, работал при Хрущеве и Брежневе. 50 лет посвятил он, казалось бы, самому обычному, но такому необходимому продукту - зерну, но такого отношения к нему, как у нынешних предпринимателей, ему видеть еще не приходилось...

ЗЕРНО НА СВАЛКИ?

- В нашем меню хлеб по-прежнему всему голова. Мы с детства знаем, что ароматный батон - это результат труда многих людей: хлебороба, мукомола, пекаря и т.д. Что, с вашей точки зрения, самое главное в этом процессе?

- Самое главное, на мой взгляд, - сохранить зерно от урожая до урожая. Сейчас это самая большая проблема, из которой следует и беда с качеством муки, и с качеством хлеба, а в результате - ухудшение нашего здоровья.

- Уже который год Россия собирает хороший урожай пшеницы. Но что с ним происходит потом?

- К большому сожалению, мы разучились хранить зерно. Хозяйства получают дешевые субсидии на посев семян, на топливо. Они собирают неплохой урожай, а потом зерно просто выбрасывается на свалки, потому что оно портится до такой степени, что никому уже не нужно.

- В советское время даже сложно было представить, что зерно может отправиться на свалку. Что изменилось сейчас?

- В СССР была налажена вся система работы с зерном - от посева и до хлебозаводов. Все этапы были важны, но все же хранение было на особом контроле. Кампании по подготовке хранилищ к приему нового урожая начинались сразу после схода снега. Полтора месяца, с мая по середину июня, старое зерно старались реализовать или переложить в одно хранилище. В остальных шли обеззараживание, опрыскивание, побелка, и только после этого в чистые хранилища закладывалось сухое, проветренное зерно.

«АЙДА ПОЛАКОМИМСЯ!»

- Что происходит сегодня?

- Представьте, у предприятия есть 10-15 складов. Хозяин знает, что он закупит зерно только в два склада, и он в целях экономии эти два склада и обрабатывает. Положил туда зерно чистенькое, а вокруг эти ребятки шестиногие, насекомые, из соседних складов говорят: «О, новый урожай прибыл, айда полакомимся!» Система комплексной подготовки хранилищ к приему нового зерна у нас полностью разрушена. Но это еще полбеды. Самое главное - у нас потеряно знание этого процесса.

- Но ведь существуют сельскохозяйственные вузы. Почему теория не доходит до практики?

- Часто на предприятиях работают люди, очень малознающие о зерне. Иногда хозяин - владелец зерна, этого бизнеса - находится где-то на Сейшельских островах. А зерно его - на складе под Наро-Фоминском, например. И хозяин не знает, что есть насекомые, что они каждый день размножаются, что с потолка в его зернохранилище капает и зерно гниет. Каждый день он теряет свою прибыль. А если бы хозяин мог это осмыслить, был образован в этой части сельского хозяйства, наверняка бы он вложил средства, которые окупились бы отменным урожаем.

ХЛЕБ В КОНСЕРВНЫХ БАНКАХ

- В советское время для хранения зерна были выстроены элеваторы - огромные многоэтажные здания. По силам ли нынешним частникам обеспечить предприятие такими складами?

- Раньше элеваторы были из железобетона, а не из железа, как сейчас. У нынешних зернопроизводителей нет даже зерносушилок в нужном количестве, зерно гниет уже на токах. Или убирают влажное зерно, таким его отвозят в хранилища.

Какие сейчас строят зернохранилища? Те, что подешевле. Это простой металлический короб, по сути - консервная банка. Осенью днем он нагревается на солнце, а ночью, когда температура понижается, охлаждается. Теплый воздух от зерна поднимается, и на холодной крыше конденсируется влага. Все это стекает на зерновую массу. Зерно плесневеет, гниет или прорастает. За осень прорастет верхний метровый слой. Для насекомых там тоже весьма комфортные условия.

- Но ведь существуют способы специальной обработки против насекомых. Известно, что ваш институт предложил к использованию новый безопасный газ. Почему не проводится обеззараживание?

- Способы, конечно, существуют. Но в эти металлические короба не подлезешь. Как там проводить обработку? Там даже пробу зерна взять сложно, потому что смертельно опасно вскарабкаться наверх по их лестнице. У нас не отработана технология, чтобы в этих металлических конструкциях обеззараживание провести. Строить их, конечно, дешевле. Но, к сожалению, зернопроизводители не понимают, что, экономя на хранилищах, они теряют на зерне.

ОТЛОЖЕННАЯ СМЕРТЬ

- И находятся компании, которые берут порченое зерно?

- У нас много мини-мельниц, мини-предприятий крупяных, где контроль за качеством зерна налажен очень слабо. А в муке вы же не увидите: заражено зерно или нет? Содержит ли оно остатки насекомых? Там же очень мелкие фрагменты, десятые доли миллиметра.

- Перемолотые насекомые способны нанести вред здоровью?

- Конечно, это же ядовитые остатки. Дальше такая мука идет на хлеб, выпечку, макароны. Это все продукты повседневного рациона. И если ежедневно на стол к человеку попадают продукты, пораженные насекомыми, то организм будет постепенно подтравливаться. Я это называю отложенной смертью. Если результат некачественных мясных консервов не замедлит себя ждать, то вред от хлеба, зараженного личинками, мы не почувствуем сразу. Я не говорю, что весь наш хлеб отравлен, но я вижу, как хранится зерно, из которого его потом изготавливают.

- От насекомых в зерне достаточно сложно избавиться. В советское время тоже ходили слухи о муке с амбарным долгоносиком.

- Максимальный уровень насекомых, разрешенный в зерне, - 15 экземпляров на килограмм. Сейчас по стране гуляет зерно с десятками экземпляров на килограмм, а иногда и с сотнями. На предприятие иногда приезжаешь, подходишь к ленте с зерном, а насекомые по тебе уже ползут. И ничего, отдают и такую продукцию на реализацию. По-моему, вот за что нам сейчас надо бороться, хранение зерна должно стать центральным звеном в борьбе за урожай! Я уж не говорю про контроль за остаточными количествами пестицидов в зерне - там и вовсе ситуация плачевная. Если само предприятие захочет - отдаст в лабораторию. Приходится уповать только на добросовестность директоров.

- Какой вы видите выход из ситуации?

- Ничего не надо придумывать. В советское время была мощная структура по контролю за качеством и состоянием зерна. Называлась она Государственная хлебная инспекция. Практически ежедневно ее сотрудники бывали на предприятиях: отбирали пробы зерна, помогали лабораториям следить за качеством муки, заставляли руководство предприятий принимать меры. К сожалению, Госхлебинспекцию упразднили и сегодня зерно практически бесконтрольно. Есть структура - Центр оценки безопасности и качества зерна, который входит в состав Минсельхоза, к нему относится сеть лабораторий, но они в основном отбирают пробы зерна по заказу. А Государственная хлебная инспекция являлась сама, ее никто не приглашал. Во всех странах это есть: в Канаде - Зерновая инспекция, в Америке - Хлебная инспекция, а вот мы это упустили.

СПАСУТ ЛИ ЭКОФЕРМЫ?

- Сейчас появляются экофермы. Они заявляют, что выращивают зерно без пестицидов и хранят его без химической обработки от насекомых. Это возможно?

- Без химии сохранить зерно невозможно. Если вернуться совсем в далекие времена, когда у каждой семьи был амбар, где хранили зерно в мешках, то вот там зимой, когда нечего делать, перебирали эти мешки всей семьей. Вот если экологические фермы используют такой способ, то может быть. Но, думаю, сегодня вряд ли такие формы будут практиковаться. Так что лучше думать, как сделать химическую обработку безопаснее.

Ольга Терешкова

Россия > Агропром > mirnov.ru, 10 февраля 2016 > № 1645197 Геннадий Закладной


Россия > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 8 февраля 2016 > № 1642215 Виктор Евтухов

Виктор Евтухов рассказал о подробностях введения электронных продовольственных сертификатов.

В России появится электронный продовольственный сертификат, по которому нуждающиеся граждане (их категории будут определены) смогут получать от государства субсидии на покупку отечественных продуктов. Минпромторг разработал и направил в правительство Программу дополнительного питания. Поддержка нуждающихся в данном случае считается лишь составной частью масштабного комплексного плана государства по стимулированию потребительского спроса, поддержке промышленности, сельского хозяйства и торговли, подчеркнул в интервью «Российской газете» статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.

– Виктор Леонидович, получается, вводится система адресной продовольственной помощи населению. Расскажите подробнее, как Программа дополнительного питания будет воплощаться на практике?

– По двум направлениям. Первое – с помощью субсидий – целевых денежных средств (точнее, эквивалентов денежных средств – например, баллов, бонусов) на приобретение определенных групп продовольствия в розничной торговле.

Второе – посредством организации бесплатного или льготного питания в учреждениях общественного питания. Основная задача Программы дополнительного питания – улучшить рацион тех людей, которые не могут позволить себе купить полезные для здоровья продукты. А сегодня наибольший дефицит потребления уязвимые категории населения испытывают в свежих овощах, зелени, фруктах, молочной, мясной, рыбной продукции с небольшими сроками годности.

– Как будет организована работа с претендентами на бесплатную продовольственную помощь?

– От имени семьи человек обращается с заявлением в отделения уполномоченного органа исполнительной власти на подключение к Программе дополнительного питания (ПДП). Затем проходит собеседование и проверку необходимых документов, подтверждающих его соответствие установленным требованиям для получения средств. После подтверждения статуса заявитель идет в отделение банка-участника Программы, где получает банковскую карту для начисления средств. Это и есть электронный продовольственный сертификат – обычные современные средства электронных платежей.

– В СМИ уже озвучены многомиллиардные суммы финансирования Программы – 140–200 миллиардов рублей. Так сколько денег потребуется и из каких источников?

– О точных суммах пока речи нет. Финансирование предлагается обеспечить на основе консолидации возможных источников средств со стороны государства, бизнеса и населения, включая средства федерального и регионального бюджетов, добровольного участия в финансировании Программы производителей продовольствия, оптовых и розничных операторов, а также любых юридических и физических лиц – спонсоров.

Речь идет и о привлечении средств граждан, физических лиц на принципах добровольного софинансирования своего участия в Программе дополнительного питания. Ее экономический эффект должен составить до двух и даже более рублей дополнительного роста внутреннего валового продукта на каждый рубль, вложенный в нее.

– Кто будет контролировать на федеральном уровне Программу дополнительного питания и Федеральный фонд, в который будут стекаться средства?

– Администрировать Программу будет поручено вновь создаваемой автономной некоммерческой организации «Национальный администратор Программ поддержки спроса» (АНО «НАППС»). В его задачи входит организация и осуществление операционной деятельности, взаимодействие с региональными органами власти, оператором процессинга Программы, ведение реестра допущенных в нее товаров и так далее. На региональном уровне администрированием займутся уполномоченные органы исполнительной власти.

– Что представляет собой единый общероссийский процессинговый центр?

– Правительство определит оператора центрального процессинга Программы и банка-эмитента электронных продовольственных сертификатов, причем исходя из максимально широкого охвата оператором процессинга территории страны. Уполномоченный банк формирует файлы зачисления средств, а также отчеты по списаниям средств, осуществляемым процессинговым центром.

Такая схема позволяет собирать адресную информацию о приобретаемых товарах конкретными получателями помощи, вести оперативный и достоверный мониторинг объемов и динамики потребления каждой категории отечественных продуктов, и, разумеется, спроса на них со стороны потребителей. Это, в свою очередь, позволит выявлять наиболее эффективных и востребованных производителей продуктов питания и лучших отечественных брендов.

– А как будет реализован механизм покупки товаров по сертификатам в магазинах и торговых сетях?

– Торговое предприятие, которое планирует участвовать в Программе и отпускать товары по электронным сертификатам, подключается к процессинговому центру на основании открытой оферты. В ней содержатся все организационные и технические требования, обязательные для исполнения магазином.

Далее НАППС передает в процессинговый центр перечень продукции (перечень штрихкодов с привязкой каждой позиции к Общероссийскому классификатору продукции, которая подлежит реализации через электронные продовольственные сертификаты). Затем торговое предприятие вправе продавать товары по электронным сертификатам. В момент покупки на кассе, в режиме онлайн, высвечивается сумма баллов (средств) электронного сертификата, идет проверка, какие товары можно списать за средства электронных сертификатов и нет ли среди них «запрещенных».

– А что нельзя покупать по сертификатам?

– Алкоголь, пиво, сигареты, импортные товары. Средства (баллы) с продовольственных сертификатов не могут быть обналичены в банкоматах и не должны накапливаться. По истечении месяца неиспользованные баллы будут сгорать и возвращаться в бюджет финансирования Программы.

– А автолавки и рынки могут участвовать в Программе?

– Объекты розничной торговли всех торговых форматов, то есть сетевые и несетевые магазины, рынки, мобильные, нестационарные торговые объекты вправе участвовать. Единственное требование – они должны подключаться к центральной процессинговой системе на условиях публичной оферты оператора по предложенным правилам. Никаких специальных ограничений, отборов, аккредитаций операторов розничной торговли не предусматривается и категорически не должно допускаться. Принципиально важно обеспечить участие в Программе сельскохозяйственных рынков и малых форматов торговли. Именно через них, как правило, идет сбыт продукции местных мелких и средних сельхозпроизводителей и производителей продуктов питания.

– Махинации возможны?

– Разработан действенный механизм контроля за всеми участниками Программы при их недобросовестных действиях. Для производителей, задекларировавших и реализующих продукцию, которая не соответствует требованиям по локализации, степени переработки, за первое нарушение предусматривается штраф. За повторное – дисквалификация всех товаров нарушителя.

Для торговых организаций, нарушивших правила проведения транзакций с использованием сертификатов, – штраф и дисквалификация организации из Программы. Получатели помощи, физлица, также несут ответственность за попытки обналичивания субсидий и другие махинации с использованием сертификатов. Но закончим беседу на позитивной ноте.

Государство будет иметь возможность дополнительно стимулировать потребление конкретных групп товаров, в том числе из соображений поддержки определенных секторов агропромышленного комплекса. Например, технически возможно направлять держателям продовольственных сертификатов дополнительные целевые баллы, которые можно потратить только на приобретение, к примеру, молочных продуктов, чтобы поддержать соответствующие молочные производства в каком-то регионе или группе регионов.

Россия > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 8 февраля 2016 > № 1642215 Виктор Евтухов


США. Евросоюз. Азия. РФ > Агропром > agronews.ru, 6 февраля 2016 > № 1640108 Анна Любоведская

Комментарий. Азиатско-Тихоокеанский регион лидирует в сфере органического сельского хозяйства.

Крупное исследование Grand View Research, Inc. Observes, показало, что рынок органических продуктов питания и напитков будет расти ежегодно в среднем на 15,5% в течение 2016-2020 годов. Общий объем рынка органических продуктов составит по прогнозам около 212 млрд долларов к 2020 году.

Глобальный рынок органических продуктов сильно фрагментирован, с каждым годом конкуренция на нем растет. Сейчас в этом секторе доминирует Североамериканский регион, на него приходится около половины от общего объема доходов. Доля ЕС составила 44% в 2015 году. Однако наибольший потенциал роста эксперты связывают в ближайшем будущем с Азиатско-Тихоокеанский регионом.

Недавно, по информации агентства Синьхуа, представитель Министерства торговли КНР Шэнь Даньян в числе новых направлений китайско-российского торгово-экономического сотрудничества назвал органическое сельское хозяйство. Заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский сказал корреспонденту Синьхуа, что Россия и Китай должны прилагать усилия к расширению экспорта российской экологической продукции в Китай и углублению финансового и инвестиционного сотрудничества.

— С принятием нормативно-правовой базы Россия может стать полноправным игроком мирового рынка органической сельхозпродукции. Уже сейчас мы должны прорабатывать включение данного сектора в торгово-экономическое сотрудничество России с другими странами. Наибольшим потенциалом экспорта обладают зерновые и бобовые культуры. Их урожайность при органическом земледелии снижается на 25-30%, а цена возрастает на 50-100%, — убежден Роман Гуров, Исполнительный директор Союза органического земледелия.

Органическая еда производится без пищевых добавок, красителей, ГМО, синтетических агроядохимикатов, гормонов роста, антибиотиков. По данным IFOAM, органическое сельское хозяйство сегодня практикуется в 172 странах, 82 страны имеют собственные законы в данной сфере. 16 стран в процессе разработки и принятия нормативно-правовой базы в сфере органического земледелия, в том числе и Россия.

В одиннадцати странах более 10% всех сельскохозяйственных земель — органические. Соединенные Штаты являются ведущим рынком органической сельскохозяйственной продукции с 24,3 млрд евро, за ней следуют Германия (7,6 млрд евро) и Франция (4,4 млрд евро). В 2013 году официальные данные по рынку впервые опубликовал Китай (2,4 млрд евро), что делает страну четвертой по величине на органическом рынке в мире. Наиболее высокие расходы на органические продукты на душу населения в Швейцарии (210 евро) и Дании (163 евро).

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

США. Евросоюз. Азия. РФ > Агропром > agronews.ru, 6 февраля 2016 > № 1640108 Анна Любоведская


Казахстан. Киргизия > Агропром > kapital.kz, 4 февраля 2016 > № 1637044 Денис Гайворонский

Как кыргызские кондитеры завоевывают Казахстан

О том, как из маленькой кондитерской вырасти в большой бизнес рассказал Денис Гайворонский

Продавцы сладкого из Кыргызстана активно осваивают казахстанский рынок, в наших городах появляется все больше магазинов, брендированных в лилово-белых тонах. Бренд «Куликовский» развивает свою сеть в нашей стране, хотя еще совсем недавно дела в компании обстояли иначе. Новый генеральный директор решил полностью сменить концепцию компании, начиная от цвета вывесок и заканчивая меню. О том, как из маленькой кондитерской вырасти в большой бизнес, в интервью «Капитал.kz» рассказал генеральный директор кондитерского дома «Куликовский» Денис Гайворонский.

- Денис, как получилось, что человек, на первый взгляд далекий от кондитерской отрасли, стал управлять таким большим бизнесом? Чем вы занимались раньше?

- В кондитерском доме «Куликовский» я работаю в качестве генерального директора, то есть занимаюсь менеджментом. Наш кондитерский дом был основан в 1991 году семейной парой Олегом и Ильвиной Куликовыми, отсюда и название. В тот непростой год Олег Борисович вернулся из армии. Советский Союз рухнул, люди искали себя в новых сферах, думали, как и чем можно прокормить семью. Олегу всегда было интересно кондитерское дело, в свое время мама научила его печь торты. В советское время был очень популярен торт «Птичье молоко», который он с женой и стал печь дома. Сначала продавали его знакомым и друзьям, а после стали поступать заказы. Пекли этот торт в течение семи лет, а в 1997 году супруги взяли в аренду помещение, оборудовали цех, привлекли двух своих родственников в качестве сотрудников и расширили дело. Кстати, торт «Птичье молоко» по-прежнему есть в нашем ассортименте. В компании мы его называем тортом-дедушкой.

- Как вы попали в эту компанию?

- В 2011 году нас с другом пригласили в компанию в качестве бизнес-тренеров, я занимался оказанием консалтинговых услуг. Тогда в компании уже работало более 350 человек; кондитерский дом из домашней пекарни превратился в серьезное предприятие. Через несколько месяцев моей работы в качестве консультанта учредители компании предложили мне возглавить ее. Они сообщили, что достигли предела своих возможностей, поэтому им нужен был человек с прогрессивными взглядами и глубоким пониманием бизнес-процессов. Так как на тот момент у меня было два других бизнеса, нужно было взять время на раздумье. В этом кондитерском доме мне сразу понравилась корпоративная культура, построенная на командной идеологии. Думаю, из-за этого я и решил принять предложение. Условие было таким: моя заработанная плата в год будет составлять 1 сом плюс процент от прибыли. Таким образом, у меня была мотивация лучше и эффективнее развивать бизнес, так как мой доход напрямую зависел от прибылей компании.

- Вы как Стив Джобс, у него ведь тоже была заработная плата в 1 доллар…

- Я создал для себя западную систему мотивации, а Джобс для меня – бизнесмен, идеология которого мне близка. Во многих вопросах я действую по его принципу: «Безумцы, уверенные, что смогут изменить мир, на самом деле меняют его». Я стараюсь привить эти принципы всем топ-менеджерам компании.

- Как изменилась компания после вашего прихода?

- Когда я пришел в компанию, то в первую очередь провел ребрендинг. Раньше компанию знали как «Куликовский торт», а фирменный стиль бренда был оформлен в желто-красных тонах. Упаковка была непривлекательной, еще формата советских времен. Передо мной стояла задача изменить все полностью, модернизировать компанию.

- Ассортимент это как-то затронуло? Или были только внешние изменения?

- Да, изменения коснулись и ассортимента. Мы его расширили. Я пригласил кондитера из Франции Клода Менара, чтобы он нам помог в этом деле. Конечно, было сложно. Я уговаривал его полгода, ведь он не простой человек во Франции – Клод был личным кондитером у Патрисии Каас.

Вообще, я делю компанию на периоды «до» и «после».

- Где проходит граница?

- «До» – это основа, то, что было сформировано до 2012 года, а «после» – это уже компания, которая претерпела реорганизацию.

- Как клиенты отреагировали на новшества? Какова была обратная реакция?

- Так как мы стали использовать в производстве более качественные, исключительно натуральные ингредиенты, это привело к повышению цен и снижению продаж на 30%. Среди клиентов стали ходить слухи, что компанию продали то ли казахстанцам, то ли россиянам. «Что вы сделали? У вас новый шеф, у него дурная голова!» – это то, что мы слышали чаще всего. Потребителей пугала новая цена, некоторые клиенты стали отказываться от продукции. Первый год реформ был самым сложным, нас шатало из стороны в сторону, все было против меня.

Но я считаю, что изменения не могут происходить без каких-либо сложностей. В любом случае надо было пережить и переждать все возникшие трудности. Нужно просто переждать момент.

Цена вопроса

- Вы подсчитывали, сколько средств ушло на эту трансформацию?

- Ребрендинг мы провели 1 ноября, готовиться начали к нему еще с лета. Наши общие затраты составили более $120 тыс., сюда не входили операционные расходы, которые сложно посчитать.

- Сколько всего средств было вложено в развитие компании с момента вашего прихода? Были ли это собственные средства или деньги инвесторов или партнеров?

- За три года мы инвестировали в развитие компании более $3 млн, так как нам было необходимо произвести модернизацию оборудования, чтобы улучшить качество наших десертов, построить новый цех. Копить деньги «под подушкой» и ждать, когда их будет достаточно, – это несерьезно, поэтому на модернизацию мы взяли кредит в коммерческом банке. Таким образом, мы вложили собственные средства в развитие, не привлекая инвесторов. Деньги пошли на строительство цехов, покупку европейского оборудования, строительство морозильных складов, обновление автопарка. Нужно учитывать, что есть инвестиции не только капитализационного уровня. Например, мы запустили корпоративный университет – наши сотрудники постоянно повышают свою квалификацию через тренинги и семинары, так как для развития производства нам нужны высококвалифицированные кадры.

- То есть к вам может прийти человек и сказать «хочу у вас работать, научите» и вы возьметесь?

- Да, так можно, но для этого ему придется пройти серьезный конкурсный отбор. Мало того, что мы обучаем своих сотрудников, мы еще взяли под шефство местный кондитерский лицей. К сожалению, уровень образования у нас не самый высокий, государство сейчас не способно развивать его на должном уровне. Студенты проходят практику у нас на производстве, мы выявляем лучших из них, назначаем им стипендию и по итогам окончания учебы они приходят к нам на работу. За счет такой системы мы увеличили штат компании за последние три года на 150 человек, создав таким образом больше рабочих мест.

Новые земли

- Выход бренда на казахстанский рынок был одним из шагов реформаторского плана?

- Когда в 2012 году я пришел в компанию, в ней царил организационный хаос. Я много встречал таких компаний. Их я называю «тусовкой» или «фазендой».

- Это что за «термины»?

- Сейчас объясню. «Фазенда» к нашему отечественному бизнесу подходит больше всего. Это бизнес, который расфокусирован. В штате состоят в основном родственники, дяди, тети, и весь этот бизнес живет какой-то своей жизнью. Нет стратегии, нет долгосрочных планов. Да, такие компании стараются, что-то делают, но это все настолько шаблонно, что не дает практически никакого эффекта. А если и дает эффект, то он не уникальный, а позволяет только кого-то копировать. Мое мнение таково: трайбализм не позволяет бизнесу высокоэффективно развиваться и внедрять новые идеи. Когда я пришел в компанию, поставил условие: всю эту «тусовку» я реформирую и создам сильную команду, чтобы построить эффективную компанию с четким планом. Я объяснил учредителям необходимость такого подхода. Да, были слезы, паника, увольнения, но этот период нужно было переждать. В последующие два года несколько раз вставал вопрос о моем увольнении, так как люди боялись перемен, они просто не были к ним готовы.

- Когда все наладилось?

- Все пошло на лад, когда реструктуризация стала давать свои плоды. Я часто замечаю, как нашим компаниям не хватает времени, сил и терпения переждать такой переломный момент, когда происходит столько перемен. Это как наркотик. Я стал собирать всех топов с собственниками, и мы устраивали мозговой штурм. Через месяц мы определили пять целей. Первой целью было создание дочернего представительства в России, второй – занять 20% кондитерского рынка Алматы, третьей – построить новый цех, который будет способен производить 300 тонн продукции. Остальные пункты касались финансовой части. К концу этого года мы будем подводить итоги. Часть из того, что планировали, нам удалось достичь раньше.

- Я знаю, что вы очень активно расширяете сеть. Например, будете открывать магазины в Китае, уже открыли в Москве и нескольких городах Казахстана. С какими сложностями вы столкнулись при выходе на новые рынки?

- Выходить на другие рынки очень сложно. Необходимо много средств, и дело тут не в том, что нужны затраты на маркетинг, а в том, что нужно вкладывать средства в развитие своего продукта. Если наши десерты будут качественными, то нам не придется кричать об этом на каждом углу или расхваливать их неправдивой рекламой. Клиент сам оценивает качество, и если он осознает, что это хороший продукт, то будет приходить за ним снова и снова. Можно пойти другим путем: экономить на сырье, производить низкокачественный продукт, но вложиться в рекламу. Но это бесполезная стратегия, потому что люди могут отличить качественный продукт от плохого. В конечном итоге покупатель полюбит качественный продукт, а не красивую упаковку. Это как с молоком…

- А что с ним?

- Давайте будем честными: молоко со сроком хранения более двух недель – это уже не молоко, а молочный продукт, в изготовлении которого задействованы какие-то химические элементы, стабилизаторы и консерванты. Можно использовать природные стабилизаторы, но их стоимость высока. Поэтому производители используют более дешевые аналоги, которые накапливаются в организме человека и не очень хорошо на него влияют. Такие искусственные стабилизаторы добавляют в молоко, чтобы увеличить срок его хранения.

- Раз уж зашел разговор о продуктах, где вы их приобретаете, как отбираете?

- Здесь мы используем две модели отбора. Первая – это экономическая, то есть поставщиков продукции мы отбираем по принципу тендера. Вторая – по качественному принципу. На территории завода у нас есть собственная лаборатория, где специалисты проверяют все сырье, которое поступает к нам на производство. Например, муку заказываем из Казахстана, сахар – из Беларуси, молоко, масло и животные сливки – кыргызстанские. Настоящий немецкий качественный шоколад Lubecaмы привозим из Германии. Воду используем кыргызстанскую – она богата минералами. На территории завода есть две собственные скважины, которые обеспечивают нас чистой водой.

- Качество продуктов и определяет ценовой сегмент?

- На рынке Кыргызстана наша продукция рассчитана на сегмент средний и выше среднего. В стоимость продукции уже заложены все налоги, сырье и ручной труд. Несмотря на модернизацию оборудования, наши торты собирают вручную. Невозможно взять натуральные яйца и животные сливки, поместить их в аппарат, который «напечатает» вам торт. Когда мы вышли на рынок Казахстана, то поняли, что заняли долю рынка в средней ценовой категории. Как оказалось, стоимость продукции в Казахстане высокая не из-за дорогой себестоимости производства, а потому что на рынке наценка составляет больше 70%.

- Как насчет заморозки? Продукцию из Бишкека в другие точки везете замороженной?

- Европейцы говорят, что лучший консервант в мире – это холод. И это единственный консервант, который мы используем. Помните, еще наши бабушки и мамы хранили сливочное масло в морозильнике. По мере надобности его доставали, размораживали и употребляли в пищу. Животный белок, который находится в молоке, не меняет своей структуры, если его заморозить и разморозить. Тот белок, который был создан химическим методом (пальмовое масло, трансжиры), при разморозке меняет свою молекулярную структуру. Если их добавить в торт, то при разморозке они превращаются в кашу.

- Сказалась ли нынешняя экономическая ситуация на вашей компании и конечных ценах на продукцию?

- Да, сказалась на рентабельности. Если в 2014 году она составляла 20%, то по итогам 2015 года – 14-15%. Я всегда говорю, что кризис – в головах. Экономика любой страны держится на производстве, а производственным компаниям всегда есть где развернуться. Кризис есть, он ощущается, но если мы все начнем паниковать, то лучше не станет. Нужно искать другие пути развития, другие варианты выхода из ситуации. Надо уметь видеть возможности вокруг. Я, в принципе, рад тому, что сейчас наблюдается экономический кризис, так как он заставит снять розовые очки и начать двигаться. Если это осознать, то можно преодолеть любой кризис, ведь если будет развиваться бизнес, то будет процветать и страна.

Казахстан. Киргизия > Агропром > kapital.kz, 4 февраля 2016 > № 1637044 Денис Гайворонский


Россия > Агропром > agronews.ru, 3 февраля 2016 > № 1636945 Василий Сысуев

Комментарий. Семеноводство – «дело государево».

Василий СЫСУЕВ, директор ФГБНУ «НИИСХ Северо-Востока», академик

«Крестьянские ведомости» на днях опубликовали репортаж с Всероссийского агрономического совещания, на котором директор департамента растениеводства Минсельхоза РФ Петр Чекмарев обратился к участникам: «Особое внимание необходимо уделить семенам, вы должны засыпать и просыпаться с думой о семенах. На 28 миллиардов рублей закупили за границей семян! Уважаемые ФАНО, селекционеры, проанализируйте свою работу. Мы проигрываем в конкуренции Западу».

27 января состоялась III Международная научно-практическая конференция «Целебная сила ржи: современные решения селекции, производства, переработки и использования озимой ржи». Стержневым был доклад директора ФГБНУ «НИИСХ Северо-Востока» академика Василия Сысуева «Концептуальные направления развития научно-инновационного проекта «Рожь России». Ученый передал его «Крестьянским ведомостям».

Это ответ главному агроному Минсельхоза РФ и в то же время повод подумать штабу аграрной отрасли: почему обращения НИИСХ Северо-Востока к четырем министрам сельского хозяйства РФ (трем бывшим) по проблемам озимой ржи, ее целебным свойствам оставались и остаются без какого-либо решения?

Начну с цитаты Жан-Жак Руссо «Единственное средство удержать государство в состоянии независимости от кого-либо – это сельское хозяйство. Обладай Вы хоть всеми богатствами мира, но, если Вам нечем питаться – вы зависите от других…».

Россия располагает всеми стартовыми ресурсами для превращения в передовую сельскохозяйственную державу мира. В решении продовольственной проблемы главная роль принадлежит зерну как социально наиболее важному продукту. От уровня развития зернового хозяйства в непосредственной зависимости находятся все отрасли животноводства. Именно эти обстоятельства выдвигают рожь в разряд стратегических продовольственных культур.

Однако мы все говорим о важнейшей роли «южных культур»: пшеницы, риса, сои, кукурузы, а о «царице» северных территорий и в целом России – озимой ржи, лучшей культуре по зимостойкости и устойчивости к эдафическим факторам среды, необоснованно замалчиваем. Динамика валового сбора пшеницы растет, а озимой ржи — наоборот падает.

Негативное отношение ко ржи обычно объясняется более низкой урожайностью. Но известно, что, расширяя площади под пшеницей, специалисты отводят ей лучшие земли и вносят больше удобрений. Иначе пшеница урожая не даст и затраты не окупит. Озимая рожь в основном высевается на худших почвах, под нее недостаточно вносится минеральных удобрений. В сравнимых условиях рожь способна дать более высокий урожай, чем пшеница.

Рожь имеет самый высокий страховой потенциал, относительно низкие прямые затраты, ее по праву считают культурой невысокого экономического риска. На примере Кировской области можно видеть, что рожь, даже по сравнению с яровыми, наименее материалоемкая культура. В среднем за последние четыре года ниже затраты на минеральные удобрения и химзащиту. Себестоимость производства озимой ржи – 4,26 руб., что ниже пшеницы на 1 руб. А урожайность озимой ржи в среднем за четыре года составила 17,7 ц/га (яровых – 17,2).

С сожалением отмечаем, что эта культура предается забвению. С 1990 г. в пять раз сократились площади ее посева. Разница в цене продовольственной ржи (4,86 руб.) по сравнению с пшеницей (6,14 руб.) оказывает решающее влияние на динамику ее посевов. Расчеты показывают, что при существующем диспаритете цен производство ржи является невыгодным даже при урожайности 40 ц/га. Поэтому необходимо пересмотреть ценовую политику в отношении ржи, посредством которой она с наших полей вытесняется. В странах Европы цена на хлебопекарную рожь равна или близка к цене хлебопекарной пшеницы.

В два раза уменьшилась доля хлеба, вырабатываемого с использованием ржаной муки. Население страны, потребляя батончики и сдобные булочки — пустой мертвый хлеб из пшеничной муки тонкого помола с улучшителями и наполнителями, все больше подвергается ожирению. Наукой доказано, что добавка витаминов не воссоздает те свойства натуральных витаминов, которых лишился продукт во время переработки. От избыточного веса страдает каждый пятый житель нашей страны. За последнее 20-летие ожирение детей увеличилось на 50%. Люди болеют сердечно-сосудистыми и онкозаболеваниями, не получая в достаточной мере клетчатку и витамины групп В и Е, что больше всего имеется в ржаном хлебе из муки грубого помола.

Для россиянина хлеб веками отождествлялся с рожью. Она кормила, спасала от голода и болезней, сохраняла силу и здоровье нации. Для русского человека Родина была связана с кусочком ржаного хлеба. Слова «Рожь» и «Русь» неотделимы.

Сегодня практически не стало настоящего ржаного хлеба из муки грубого помола. Это является одной из причин обострения проблем, связанных со здоровьем человека, в том числе молодого поколения. Известно, что в странах Западной Европы ржаному хлебу уделяется особое внимание. ЮНЕСКО признало ржаной хлеб мировым культурным наследием. Даже Эстония объявила 2015 год «Годом ржи». В это время Россия, для которой рожь является частью культурного и национального наследия, теряет свою вековую культуру.

Наши многократные попытки обратить внимание руководителей заинтересованных министерств и ведомств на стратегическую и самую приспособленную к условиям многих регионов страны зерновую культуру, максимально использовать ее многофункциональное значение – остаются без внимания! На многочисленных дискуссионных площадках говорим правильные слова, разрабатываем программы, предлагаем создать кластеры, пишем резолюции, но не находим понимания и поддержки, чтобы вывести эту культуру из глубокого кризиса. Наши обращения к четырем министрам сельского хозяйства РФ (трем бывшим) по проблемам озимой ржи, ее целебным свойствам оставались и остаются без какого-либо решения.

В увеличении производства и эффективного использования зерна, важнейшую роль играет селекция. Начало селекции озимой ржи было положено на Вятской земле 120 лет назад под руководством академика Н.В. Рудницкого. Позднее селекционную работу с рожью развернули на знаменитой Шатиловской станции под руководством академика П.И. Лисицина, на Харьковской – академика В.Я. Юрьева и в других регионах страны.

Уникальные почвенно-климатические условия Северо-Восточного региона позволяют создавать высокозимостойкие, урожайные и пластичные сорта ржи с широким диапазоном устойчивости к абиотическим и биотическим стрессорам. Был создан знаменитый сорт озимой ржи Вятка, первый в России сорт — миллионер по занимаемым площадям. Ареал его распространения в свое время охватывал все регионы страны от Архангельска до Астрахани, с западных границ — до Сахалина. Максимальная площадь его посева была и остается рекордной – более 7 млн га, т.е. третья часть всех площадей ржи Советского Союза. Сорт был востребован в производстве более 70 лет и послужил исходным материалом для создания 10 новых сортов.

Сейчас по рейтингу сортов в числе лидеров стоит сорт ржи Фаленская 4 селекции НИИСХ Северо-Востока, в родословной которого заложена выносливость сорта Вятка. Фаленская 4 сочетает высокую приспособленность к неблагоприятным условиям, зимостойкость и стабильную урожайность с устойчивостью к полеганию и прекрасными хлебопекарными качествами.

Посевные площади озимой ржи в России, как стратегически значимой и страховой культуры, почти на 100% заняты сортами отечественной селекции, что свидетельствует о конкурентоспособности достижений российских селекционеров. Сорта создаются при более чем скромных расходах бюджетных средств на аграрную науку по сравнению с зарубежными коллегами. Поразительно, что в таких условиях наши сорта пока способны конкурировать с иностранными по основным качественным и количественным показателям. Но изменяющиеся условия климата, высокотехнологичные методы селекции западных партнеров, требуют от наших селекционеров создания качественно новых сортов и гибридов озимой ржи.

При определенных успехах селекционной работы серьезные проблемы стоят в семеноводстве, которое было и должно быть всегда «делом государевым». А что на деле — нет до сих пор закона, теряются (и уже потеряны) элитопроизводящие хозяйства. Функции размножения семян берут на себя научные учреждения, не получая при этом финансовой поддержки государства. Не предусматривается выделение субсидий и возмещение затрат при стихийных явлениях, вызывающих гибель семеноводческих посевов. На поддержку и восстановление материально-технической базы селекции и оригинального семеноводства уже более 25 лет (!?) не выделялось ни рубля на капитальные и текущие ремонты. Техника и оборудование семеноводческих хозяйств морально и физически устарели. Разрушена нормально действующая семеноводческая система. Сортообновление носит стихийный характер. Низкие цены на зерно ржи сдерживают внедрение новых сортов.

Сегодня для действительного импортозамещения должны решаться вопросы не передела собственности между ведомствами, а их скоординированная работа с целью получения эффективного результата. Необходим государственный план-заказ на производство оригинальных семян!

Проблемы производства зерна ржи связаны с отставанием от прогрессивных технологий возделывания. В настоящее время биологический потенциал созданных и внедренных в производство сортов используется в лучшем случае на 30-50%. При потенциальной урожайности 5-6 т/га в хозяйствах Северо-Востока получают всего 2-2,5 т/га. Только благодаря организационным мероприятиям, соблюдению требуемой технологии можно практически удвоить объем производимого зерна ржи. Региональные технологии должны быть ориентированы на получение зерна по низкозатратным или интенсивным технологиям, а также с учетом экологизации производства.

Потепление климата, нарушение культуры земледелия, недостаточное использование фунгицидов провоцируют распространение опаснейшего заболевания — спорыньи, которая оказывает отрицательное влияние на качество семян, продовольственного и фуражного зерна.

Для решения существующих проблем требуется целенаправленная государственная поддержка. Необходимо достойно финансировать сельскохозяйственную науку, развитие земледелия и всего сельского хозяйства!

Важный фактор развития АПК – использование не вовлеченных в сельское хозяйство почти 45 млн га пахотных земель. Для этих целей планируется расширение площадей под масличными культурами. Однако при разработке залежных земель первая роль в севообороте должна быть отведена озимой ржи, как ключевой культуре в восстановлении заброшенных земель.

Учитывая исключительную значимость озимой ржи в обеспечении продовольственной безопасности страны, по инициативе Научно-исследовательского института сельского хозяйства Северо-Востока им. Н.В. Рудницкого более 10-ти лет назад была разработана и осуществлялась до 2011 г. совместно с ведущими российскими научными учреждениями Межотраслевая научно-техническая программа Россельхозакадемии «Рожь». Эта Программа способствовала научному развитию проблемных вопросов селекции, производства и переработки озимой ржи. В научных учреждениях страны достигнуты положительные результаты по разным направлениям.

Несмотря на достаточное количество научных разработок, рожь пока не нашла широкого применения, особенно в питании человека, в области кормопроизводства и кормления сельскохозяйственных животных.

Наука многократно заявляла, что сегодня для страны крайне необходима эффективная государственная программа «Рожь России», которая объединит вопросы селекции, семеноводства, производства и переработки зерна, хлебопечения, широкую просветительскую работу с населением о значении целебной силы зерна ржи, что позволит значительно увеличить объемы производства и потребления полноценного ржаного хлеба для сохранения здоровья человека.

На Ваше обсуждение выносим основные приоритетные концептуальные направления проекта Программы для обеспечения устойчивого производства и многофункционального использования озимой ржи.

Не имея возможности полностью раскрыть все направления проекта программы, остановлюсь на некоторых из них. Например, селекционный блок требует развития следующих направлений:

селекция на экологическую адаптивность (зимостойкость, кислото- и алюмоустойчивость, засухоустойчивость);

селекция на скороспелость, устойчивость к полеганию и прорастанию зерна в колосе;

селекция на устойчивость к основным болезням;

селекция на улучшение технологических и хлебопекарных качеств зерна, повышение его питательной ценности и усвояемости;

селекция специализированных сортов для оздоровительного питания с повышенным содержанием биоактивных соединений – пищевых волокон и микронутриентов;

селекция на пригодность зерна для производства продуктов переработки (спирта, солода, сиропа, крахмала, фармацевтических препаратов и др.).

Разработка и уточнение сортовых технологий производства зерна ржи:

корректировка сроков посева озимой ржи с учетом изменяющегося климата;

интегрированный подход к профилактике и защите посевов от вредителей и болезней;

поиск технологических приемов, направленных на производство зерна целевого качества;

сравнительная экономическая и энергетическая оценка новых сортов и сортовых технологий.

Уважаемые коллеги, надеюсь на продуктивное обсуждение, конкретные предложения по доработке и реализации проекта Программы. Мы уверены, что рожь способна обеспечить внутренние потребности и достойно представить страну на мировом рынке с конкурентоспособной продукцией.

Приоритетные направления

table1

Россия > Агропром > agronews.ru, 3 февраля 2016 > № 1636945 Василий Сысуев


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 1 февраля 2016 > № 1633643 Александр Рыбаков

Комментарий. Укрощение строптивого крестьянина.

Сельский предприниматель из Вологодчины Игорь Герасимовский заявил «Крестьянским ведомостям»: «У меня нет уверенности в завтрашнем дне – чиновничий беспредел губит на корню мои начинания».

Год назад, 12 февраля, когда на улице вовсю кружила метель, отставной военный Игорь Герасимовский из Кирилловского района Вологодчины зарегистрировался индивидуальным предпринимателем в межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №5 по Вологодской области и поставлен на налоговый учет в качестве главы крестьянского хозяйства. Радости не было предела. Наконец-то, при деле – мог на законных основаниях заняться выращиванием скота и переработкой мяса в пельмени и котлеты. После регистрации КФХ Герасимовский закупил за счет кредита (1 млн руб.) Фонда поддержки предпринимательства шесть бычков, 20 овец, 100 кроликов, гусей и кур, которых разместил во дворе.

Первого марта 2015 года для обеспечения кормовой базы рачительный хозяин арендовал у компании «КХ «Дуброва» два земельных участка (19,6 и 10,4 га) в неудобье, в лесном массиве у деревни Дуброво, куда в распутицу на тракторе с трудом проедешь. Ранее эти участки использовались для выгула скота, но, поскольку скотины было еще маловато, то эти участки не потребовались. Да и хватало хлопот при строительстве цеха переработки мяса.

17-18 июля Управление Россельхознадзора по Вологодской области провело плановую выездную проверку компании КХ «Дуброва». Госинспектор отдела земельного надзора г-жа В.М. Позднякова провела осмотр арендованных Герасимовским участков и установила, что они не используются по назначению, то есть для сельхозпроизводства – на них не проводятся обязательные мероприятия по защите сельхозугодий от зарастания сорняками. Другими словами – нарушаются п.п. 1, 3 ч.1 ст. 13, ст. 42 Земельного кодекса РФ. Когда Герасимовскому сказали об этом, он разгневался:

– При регистрации в феврале 2015 года в качестве индивидуального предпринимателя и главы КХ мне разъяснили, что в течение трех лет у меня не будут проводиться плановые проверки! Кроме того, меня не уведомили о проверке. Насколько мне известно, поручения прокурора на проведение внеплановой проверки или согласования с органом прокуратуры внеплановой проверки в отношении меня не было. Поэтому заявляю: Управление Россельхознадзора нарушило положения п. 1 п. 8, п. 12 ст. 9, п. 5 ст. 10 Федерального закона от 26 декабря 2008 года №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении госконтроля (надзора) и муниципального контроля». Также нарушен уведомительный порядок проведения проверки, осмотр участков был проведен без моего участия.

Но проверяющую это нисколько не смутило. 26 августа постановлениями №35-05/060 и №35-05/061 замруководителя Управления Россельхознадзора по Вологодской области нереализовавшийся сельский предприниматель был привлечен к административной ответственности по части 2 ст.8.7 Кодекса РФ об админправонарушениях – штрафу в размере 100000 рублей. Были выданы предписания об устранении нарушений до 1 октября 2015 года.

– Придя в себя, 31 августа после получения почтовых отправлений надзорной службы я расторг с компанией КХ «Дуброва» договор аренды участков и копии актов приема-передачи участков отправил почтой в Управление Россельхознадзора, – рассказал Герасимовский спецкору «Крестьянских ведомостей». – 19 октября в отношении меня был составлен акт о противодействии проведению проверки, а затем предложено явиться 24 ноября для составления протокола о привлечении к административной ответственности по части 2 ст. 19.4.1 КоАП РФ в город Белозерск (хорошо не в Вологду или в Москву!).

Загоняло Управление Россельхознадзора строптивого крестьянина! Как буд-то надзорному органу больше делать нечего и ему неведомо о бесхозяйственном использовании, вернее, неиспользовании сотен и даже тысяч гектаров земель крупными сельхозорганизациями.

– В связи с истечением сроков для уплаты штрафов надзорная служба пригласила меня 1 декабря для составления протокола об админнарушениях, предусмотренных уже частью 1 ст. 20.25. КоАП РФ, то есть с намерением взыскать штраф в двойном размере! – продолжил рассказ потерпевший. – Для уплаты штрафа мне придется продать скот, но этих средств не хватит, чтобы вернуть кредит. Разве нашему государству выгодна такая ситуация?

Свои проблемы Игорь Герасимовский изложил в письме 1 декабря 2015 года прокурору Вологодской области С.Н. Хлопушину. Тут пошла неизбежная переписка. «Череповецкому межрайонному прокурору Бородиной И.М. На основании…направляю Вам для рассмотрения обращение Герасимовского И.Л. О результатах прошу уведомить заявителя. Начальник отдела по надзору за исполнением федерального законодательства Р.С. Шиганов». «Начальнику…Шиганову Р.С. Возвращаю в Ваш адрес как ошибочно направленное обращение ИП Герасимовского И.Л. по вопросам нарушения законодательства при реализации надзорных полномочий Управлением Россельхознадзора по Вологодской области. Прокурор И.М. Бородина».

Лишь 11 января 2016 года начальник отдела по надзору за исполнением федерального законодательства Р.С. Шибанов ответил сельскому предпринимателю И.Л. Герасимовскому: «В ходе рассмотрения изложенные в обращении факты нашли свое подтверждение. Установлено, что… Управлением (Россельхознадзора) проведена плановая проверка в отношении крестьянского фермерского хозяйства «Дуброва» на предмет соблюдения законодательства при использовании земельного участка. Как показала проверка, указанный земельный участок по договору аренды предоставлен Вам.

Вместе с тем вопреки требованиям ст. 10 Федерального закона от 26.12.2008 №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» должностным лицом Управления без согласования с органами прокуратуры незаконно организована и проведена в отношении Вас внеплановая проверка, по итогам которой необоснованно выдано 2 предписания об устранении выявленных нарушений закона.

В связи с этим в настоящее время решается вопрос о внесении руководителю Управления Россельхознадзора по Вологодской области представления об устранении указанных нарушений, а также о привлечении виновного должностного лица к административной ответственности по ст. 19.6.1 КоАП РФ».

24 января спецкор «Крестьянских ведомостей» позвонил фермеру и поинтересовался: что изменилось после ответа прокуратуры Вологодской области?

– Да ничего. Прокуратура показала видимость борьбы, а у меня по-прежнему арестованы все счета, висит штраф в 200 тыс. рублей, а мне еще возвращать кредит 1 млн рублей.

На вопрос, почему не обратился к грантовой поддержке, Герасимовский, замявшись, ответил:

– То же самое советовал мне и председатель Вологодского отделения Аграрной партии России, член ЦС АПР Николай Шавалдин, но я не подумал об этом серьезно, да и не знаю, с какого боку подойти, слышал, много бумаг надо оформлять, а как потом деньги возвращать…

О своих проблемах фермер поведал Шавалдину, который информировал о них председателя АПР, замдиректора АККОР Ольгу Башмачникову. В итоге все материалы оказались у «Крестьянских ведомостей». Передавая их, Башмачникова отметила: «Несправедливо с человеком обошлись. Попраны все законы. Мы будем писать обращение в Минсельхоз о правомочности таких действий».

Шавалдин в интервью радиостанции «Эхо Вологды» гневно раскритиковал произвол чиновников, ставящих подножку сельскому предпринимательству. Комментируя происшедшее «Крестьянским ведомостям», Николай Павлович подчеркнул: «Управление Россельхознадзора по Вологодской области прошлось, как бульдозер, по хозяйству начинающего фермера. Надо на таких примерах бороться с теми, кто мешает развиваться сельскому бизнесу России. И я обязательно расскажу об этом негативном случае на ближайшем съезде АПР».

Конечно, нужна инвентаризация угодий – в стране не используется более 56 млн га земель сельхозназначения. Надо прижать лендлордов – новых помещиков, но начинающие фермеры при чем – они к работе только подступаются. На 26 съезде фермеров России президент АККОР Владимир Плотников прямо заявил: хаос царит в земельном вопросе, причем организованный и управляемый коррумпированной бюрократией. Земельные доли, которые получили еще в начале 1990-х, в основном так и не выделены. И первый вопрос, на который нужно дать ответ – кому реально принадлежит земля? Необходимо установить и обнародовать имена конечных бенефициаров – физических лиц, фактических собственников земель. Зачастую не без оснований они прячутся за вывесками АО, фирм, компаний, банков, уходят в оффшоры.

В конце разговора Игорь Герасимовский попросил не делать из него мученика. А когда автор строк ответил, что таких, как он, в России полно, предприниматель воскликнул: «Так, о чем думают наверху, надо решать вопросы поддержки начинающих фермеров с самых высоких трибун, нельзя молчать!».

– Через две недели, 11-12 февраля, в Москве состоится 27 съезд АККОР. Если бы были делегатом съезда, что сказали с трибуны? – предложил я Герасимовскому.

– Минсельхоз России настойчиво ищет пути импортозамещения сельхозпродукции, а в это время находятся чиновники, которые рубят сук, на котором сидит село – сельский бизнес. Прежде чем принимать решения, надзорным органам необходимо тщательнее вникать в дела крестьянских, фермерских хозяйств, а не так — сходу наказывать ни за что. Так мы будем топтаться с обеспечением отечественными продуктами до скончания века.

Я благодарен Аграрной партии России, в первую очередь, председателю Вологодского регионального отделения АПР Николаю Павловичу Шавалдину за то, что принял горячее участие в моей судьбе. Тем не менее, близится весна, надо закупать мясорубку, холодильное оборудование, а у меня нет средств на это, нет и уверенности в завтрашнем дне…

«Крестьянские ведомости» будут следить за развитием событий на этой вологодской ферме.

О грантах для начинающих фермеров и семейных ферм

P.S. Поскольку многие селяне имеют слабое представление о грантовой поддержке, на сайте АККОР о ней есть подробная информация. Размеры грантов в регионах разные. Согласно постановлению правительства Вологодской области от 19.03.2013 N 278, «максимальный размер гранта в расчете на одного начинающего фермера составляет 1,5 млн рублей. Расходование гранта осуществляется в течение 18 месяцев со дня поступления средств гранта в полном объеме на счет главы крестьянского (фермерского) хозяйства…и в соотношении не более 90% за счет бюджетных средств и не менее 10% за счет собственных средств крестьянского (фермерского) хозяйства».

Грант на развитие одной семейной фермы в среднем в регионах составляет около 5 млн рублей. По Госпрограмме развития АПК Вологодской области на 2013-2020 годы на поддержку начинающих фермеров в 2014-2015- 2016 выделялось и будет выделяться по 10,5 млн рублей, на развитие семейных ферм — 20,15 млн. Прямо скажем, в сравнении с другими регионами не густо. Например, согласно сообщению Молочного клуба АККОР, в Башкортостане общая сумма средств, направленная в 2015 году на развитие семейных животноводческих ферм, увеличилась в 1,8 раза и составила 194 млн рублей.

Недавно министр сельского хозяйства А. Ткачев заявил, что грантовой поддержке будет уделено усиленное внимание. По данным Минсельхоза РФ (на 15 января с.г.), объем финансирования из федерального бюджета программ поддержки начинающих фермеров и семейных ферм (с учетом сокращения на 10%) в 2016 году составит 8276,31 млн рублей. Планируется, что гранты получат 2716 начинающих фермеров, 677 семейных животноводческих ферм, не менее 45 сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Это намного больше прошлогоднего уровня.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 1 февраля 2016 > № 1633643 Александр Рыбаков


Россия. ЦФО > Агропром > gazeta.ru, 29 января 2016 > № 1629502 Аркадий Новиков

«Где мы — и где пармезан»

Ресторатор Аркадий Новиков о московской моцарелле и других импортозамещенных сырах

Анна Лозинская

«Стиль жизни» поговорил с ресторатором Аркадием Новиковым о московской моцарелле, буррате, страчателле, качотте, рикотте и других особенностях импортозамещения.

Новиков был первым, кто открыл в Москве приличный рыбный ресторан: его «Сирена», спрятавшаяся в укромном уголке на Большой Спасской, работает с 1992 года, когда еще никто не помышлял о будущем ресторанном буме. Он приучил Москву есть рукколу с креветками и авокадо и отучил вытирать губы скатертью. У одного из самых успешных рестораторов России более 50 ресторанов, в том числе в Дубае и Лондоне, и он не собирается останавливаться.

В прошлом году он накормил Москву мясом: в его #Fарш на Никольской выстраиваются очереди за бургерами; название ресторана «Рыбы нет» намекает на хорошее мясо — но рыба все равно будет, только в другом месте. Сейчас на очереди сыр: на территории Бадаевского завода Новиков открыл семейный ресторан «Сыроварня» — с пиццей, брускеттами, равиоли и — куда ж без них — котлетами из индейки с картофельным пюре. Но котлеты не главное. Главное — пять видов свежих сыров, которые готовят здесь же. Те, кому надоело ругать белорусскую моцареллу, могут попробовать московскую. А вместе с ней — буррату, страчателлу, качотту и рикотту.

— Все дело в импортозамещении и волшебном слове «сыр»?

— В том числе. Но не только, конечно. Во-первых, я люблю сыр. Моцарелла и буррата — те виды сыров, которые я ем чаще всего, наверное. Во-вторых, идея импортозамещения действительно актуальна. В-третьих, место: это же бывший Бадаевский завод, где готовили пиво, и я, в принципе, хотел там сделать что-то связанное с приготовлением, цех какой-то. Оттуда и пошло все.

— Сложно было найти поставщиков молока?

— Сложно. У нас до сих пор рваные поставки: хорошего молока в России мало. Не знаю почему. Может, не то едят, может, не там живут, не там спят… Говорят, климат не тот — но в Финляндии климат не лучше, тем не менее молоко есть.

— Почему у вас только мягкие сыры?

— Более твердые тоже будут: мы строим несколько холодильников для выдержки. Но большой ассортимент делать не будем, потому что это бессмысленно. Невозможно делать все. Мы будем специализироваться на том, что у нас получается, том, что больше востребовано.

— Приличный пармезан был бы очень востребован.

— Нет, ну это слишком сложно. Где мы — и где пармезан.

— В Москве вообще есть условия для выдержки сыров? Все-таки нужны определенная температура, влажность.

Созревает это все в специальных условиях, их создать несложно. Самая большая проблема — это технологии и молоко. Ну и люди. У нас достаточно хорошее современное оборудование, но все равно мы почти все вручную делаем. Мы все учимся.

— Кто следит за соблюдением технологий?

— Мы взяли технолога-итальянца, который нам помогает, периодически приглашаем консультантов, которые нам тоже что-то подсказывают. В принципе, мы сами не выдумываем ничего особенного — велосипед не изобретаем.

-— Вы вникали в процесс производства сыра?

— Хотите — совру, что я влез в каждую деталь, в каждую щель? На самом деле, конечно, нет: я приблизительно знаю, о чем идет речь, каким должен быть сыр, но там столько людей еще между мной и теми, кто это делает, что они без меня разбираются. Я стараюсь лишний раз не лезть.

— Когда говорят, что кризис — это время возможностей, вы с этим согласны?

— Слушайте, лучше бы не было возможностей. Не хочу кризис!

— Но начинали вы бизнес тоже в не самое удобное время.

— Да, это был как раз 91-й год. Тогда я был молодой, глупый, поэтому ничего не боялся.

— А сейчас?

— Сейчас — боюсь. Но все равно остался глупым! Знаете, люди, которые учат английский, иногда стесняются говорить, потому что боятся делать ошибки. А человек, который не учил никогда английский, может шпарить как угодно, у него нет тормозов. Вот я никогда не учил английский — и говорю. С одной стороны, это плохо, что я его не учил, а с другой стороны, я особенно и не беспокоюсь, как я сказал, правильно или нет. Лишь бы человек понимал. Так и в бизнесе: все, в принципе, то же самое. Голова боится — руки делают. Тем не менее ошибок в бизнесе я стараюсь не делать — все-таки это люди, деньги…

— Бывает ли так, что чужой ресторан вам нравится настолько, что вы жалеете, что он не ваш?

— Конечно! И очень часто. Я влюбчивый — если речь идет о ресторанах. Мне нравятся разные ресторанные проекты, в Москве много талантливых ребят. Я бы сказал, что испытываю по отношению к ним белую зависть, но это даже не то… Может быть, гордость. В общем, когда кто-то делает что-то хорошее, мне хочется быть партнером или владельцем такого проекта.

— В прошлом году в ресторанном бизнесе у нас случились настоящие прорывы: например, White Rabbit попал в список «50 лучших ресторанов мира». Вам хочется попасть в этот рейтинг?

— Я был бы не против, но никогда не ставил перед собой такой цели — быть лучшим или худшим. Если захотят присудить нам какую-нибудь звезду или грамоту повесить, я буду только рад. Глупо отказываться. Но говорить, что ради этого я работаю, это абсурд полный.

— А ради чего вы работаете?

— Ради удовольствия — от идеи, результата и денег, которые это все приносит.

— Скажите, а вы думаете о том, как выглядит ваша целевая аудитория, которая может позволить себе такой ресторан? Это обычно кто? Клерки? Богема?

— Точно не клерки. Скорее, семьи. Моя история — это семейные рестораны.

Россия. ЦФО > Агропром > gazeta.ru, 29 января 2016 > № 1629502 Аркадий Новиков


Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 27 января 2016 > № 1631866 Андрей Веретенников

Кризис проредил ряды предприятий общепита в Хабаровске и заставил их развивать экономичный формат: фаст-фуд среднего уровня и семейные кафе. Большой шанс благополучно пережить тяжелое время у сетей кафе и столовых, таких, как "Золотая птичка", "Сеньор Помидор", "Чао какао", "Ложка", сообщил корр. ИА AmurMedia председатель городского совета предприятий потребительского рынка и пищевой промышленности Андрей Веретенников.

— Опыт тяжелых 2008 и 2015 годов показал, что в кризис выживают предприятия общественного питания в стиле недорогих семейных кафе, фаст-фуда среднего класса или сети столовых, где люди могут быстро и качественно поесть. Например, сети кафе "Золотая птичка", "Сеньор Помидор", "Чао какао", сеть столовых "Ложка". Эти предприятия за счет централизованного снабжения, оборота могут сократить какие-то затраты, могут позволить себе приобрести нужное оборудование, — сказал Андрей Веретенников. — Такого раньше не было. Поэтому и многие рестораны переходят на бизнес-ланчи, шведские столы. Выигрывают также те игроки, в арсенале которых предприятия разного формата: массовые общепитовские точки и, скажем, пафосный ресторан, в который не стыдно привести важных гостей или просто похвастаться.

По словам эксперта, очень тяжелое положение у тех предприятий, чья деятельность в силу специфики зависит от импорта: пивных баров и ресторанов, которые специализируются на немецком, чешском, американском пиве. Цены на пиво из-за санкций и падения рубля выросли в полтора раза, но рестораторы не могут так поднять цены, потому что посетители тогда уйдут.

— Кто умеет считать, у кого было два-три такого рода кафе, ушли с рынка, а те, кто не успел, сейчас столкнулись с серьезными проблемами, задолжав по зарплате и за поставленное оборудование, — отметил Андрей Веретенников.

В кризис обостряются застарелые проблемы, от которых сфера общепита больше всего страдает и в мирные дни. Это высокие ставки аренды и цены на коммерческую недвижимость, высокие тарифы на коммунальные услуги и техподключение. По этим причинам, кстати, утверждает эксперт, Хабаровск обходят крупные федеральные общепитовские сети.

Раньше, по его словам, в Хабаровске можно было найти недорогую муницпальную площадь в аренду в ЦИТе. На сегодня ЦИТ повысил цены, потому что вступила в силу норма о приведении цены арендной ставки к рыночной. Несданная площадь идет на торги, поэтому теперь муниципальная аренда для начинающих предпринимателей — дело дорогое и малодоступное.

К этим проблемам добавились и инфляционные.

— Практически ежедневно рестораторы получают уведомления от поставщиков об увеличении цен. В них так и написано, мол, уважаемые партнеры, в связи с экономической ситуацией в стране мы вынуждены увеличить стоимость на наши товары и услуги. Цены растут минимум на 10%. За полгода это увеличение составит уже более 60%, — подчеркивает Андрей Веретенников.

Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 27 января 2016 > № 1631866 Андрей Веретенников


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 26 января 2016 > № 1624862 Александр Родин

Комментарий. Крупняку барыш, а фермеру – шиш!

АККОР готовится к 27 съезду фермеров России, который пройдет 11-12 февраля. 800 делегатов и участников из 70 регионов обсудят вопросы роста производства и доходности в сельском хозяйстве, развития сельских территорий, повышения роли фермерства в решении этих стратегических задач. По традиции, накануне пленарного заседания съезда, 11 февраля, состоится совещание фермерского актива с представителями Минсельхоза РФ, других ведомств, Россельхозбанка, Росагролизинга по обсуждению текущих вопросов в режиме конструктивного диалога.

В канун форума началась предсъездовская дискуссия. «Крестьянские ведомости» попросили высказаться по актуальным вопросам развития АПК президента АККОР Ростовской области Александра Родина. Известный поборник фермерства ответил так:

Я не буду разливаться соловьем об успехах аграриев, ибо проблем выше крыши. По поводу урожая чиновники штаба отрасли и Белого дома полны оптимизма. Реальная картина такова: нужно больше вкладывать в технологии. А с деньгами-то проблема — финансовое состояние крестьян будет хуже, чем в 2015 году.

Особенность сельского хозяйства, в частности растениеводства, такова, что кризисные явления доходят на год позже, чем в других отраслях. Урожай убрали – продали, а потом начинают расти цены. Значит, за вырученные деньги получится меньше купить горючего, средств защиты, семян. Значит, потребность в кредитах увеличится, а поскольку процентные ставки высокие и получить их сложно, не будут выполняться технологии. Рассчитывать на увеличение урожая можно только на бумаге – за счёт приписок.

Кроме цен большую роль играет отток населения с сельских территорий. Можно как угодно строить планы, но без людей их не реализовать. Ежегодно сокращается число фермерских хозяйств, и в следующем году тенденция продолжится. Поэтому нельзя говорить о развитии сельского хозяйства, сейчас пока идёт его восстановление до уровня 1990 года. Для сравнения: урожай 1990 года – 116 млн тонн, 2015-го – 104,3 млн тонн, скота тогда было в три раза больше, чем сейчас. За последние 10 лет поголовье КРС и коров уменьшилось на 2,4 млн и на 1 млн голов соответственно. При этом за счет роста продуктивности коров производство молока снизилось незначительно. А у фермеров – рост поголовья и объемов производства молока.

Надо скорректировать политику сельхозотрасли – развивать в первую очередь фермерство, которое будет взаимодействовать с крупными хозяйствами через контракты. Сегодня что получается: все стремятся сделать замкнутый цикл от поля до прилавка. Но это приводит к получению сельхозтоваропроизводителем низкой доли в конечной цене готовой продукции. Основная часть выручки приходится на долю посредников, переработчиков и торговые сети. При этом вся прибыль остаётся внутри системы.

На недавней научно-практической конференции по обеспечению доходности сельхозтоваропроизводителей справедливо отмечалось: критическим для отрасли является перекос аграрной политики в сторону крупного производства. Об этом свидетельствуют принятые критерии отбора инвестиционных проектов, реализуемых с господдержкой, и удельный вес выделяемых на них ресурсов в размере 90%. В результате, неоправданно завышенными становятся инвестиционные издержки, накапливаются проблемы с ликвидностью и погашением долгосрочных кредитов.

Не принимаются во внимание данные по значительному увеличению объемов производства крестьянскими фермерскими хозяйствами, являющимися субъектами малого предпринимательства. За 10-летний период КФХ заметно увеличили объемы производства: овощей – в 2,2 раза, картофеля – в 3 раза, зерна – в 1,9 раз, подсолнечника в 1,5 раза, молока — в 2 раза, мяса — в 2,2 раза.

Мировой опыт показывает, что господдержка оказывается в первую очередь малым семейным хозяйствам, а крупные предприятия субсидируются только в случае, если являются интеграторами для субъектов малого предпринимательства на выгодных для последних условиях.

Анализируя, приходишь к выводу: вся финансово-кредитная политика направлена на поддержание банковского сектора, а не сельхозтоваропроизводителя. У нас всё сельское хозяйство сводится к тому, чтобы разделить деньги среди своих.

Аграрный комплекс страны нуждается в новом организационно-экономическом механизме, обеспечивающем высокие и устойчивые темпы роста доходности и производства, приток инвестиций и увеличение количества субъектов сельскохозяйственного предпринимательства.

Эти вопросы надо обсудить на съезде фермеров России и принять четкие рекомендации для Минсельхоза и правительства РФ.

Александр РОДИН, руководитель АККОР Ростовской области

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 26 января 2016 > № 1624862 Александр Родин


Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 25 января 2016 > № 1626121 Владимир Решетняк

Комментарий. Уроки прошлого и перспективы будущего.

Подводя итоги прошлого, следует извлекать из него уроки, чтобы не омрачать будущее повторением прошлых ошибок.

Урокам прошлого и перспективам, а точнее альтернативам будущего для страны и цивилизации в целом было посвящено прошлогоднее итоговое исследование ЧТО МОЖЕТ ЧЕЛОВЕК?! Что касается аграриев в целом, следует подчеркнуть аксиому, что миссия кормильцев человечества испокон веков остаётся неизменной, а значимость их общего дела как аксиома не нуждается в доказательствах. Посему, считаю оскорбительными для кормильцев сравнения экспорта сельхозпродукции с экспортом вооружения, даже с благим намерением подчеркнуть значимость аграрного сектора для экономики государства.

Доходы от экспорта продовольствия превысили выручку от продажи оружия

http://vg-news.ru/n/117204

“В 2014 году Россия продала оружия на сумму $13,2 млрд, а экспорт продовольствия и сельхозсырья из России составил $18,9 млрд. В 2015 году доходы от экспорта продовольствия будут еще выше”, — считает министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев …

На мой взгляд, если с чем и стоит сравнивать экспорт смерти (оружия) так с её импортом (наркотиками), но вряд ли это компетенция министра сельского хозяйства. Зато его должность предполагает сравнение экспорта урожая (зерна) и урожайности (удобрений). Было бы любопытно знать, как с этими сравнениями у нас дела обстоят, и отчего это при рекордном урожае пшеница — продукт с более высокой добавленной стоимостью облагается пошлиной, выкусывающей у аграриев изрядную часть их прибыли. Вместе с тем, удобрения за пределы страны практически без препонов уплывают. Вряд ли это сообразуется с логикой и здравым смыслом, тем более что экспортёры удобрений не горят желанием озаботиться обеспечением продовольственной безопасности страны и предпочитают поражать мир роскошными яхтами.

Совладелец ЕВРОХИМ построил мега — яхту в Германии

http://www.dp.ru/a/2015/09/22/Rossijskij_milliarder_Mel/

CLAAS расширяет производство комбайнов в России

http://ria.ru/economy/20150925/1281848484.html

Не правда ли, весьма разительным сравнением СМИ в прошлом году озадачили аграрное сообщество, и я вам не скажу за всё сообщество, однако лично для меня это урок вызывающего цинизма и лицемерия “левосторонней” российской деловой элиты на фоне “правосторонней” немецкой деловой элиты. Кто из фигурантов этого сравнения “свой”, кто “чужой” вопрос неоднозначный. Но в данном случае хотелось бы сопоставить дорогостоящую игрушку длиной 142 метра и ценой $404 млн с объёмом пшеницы, которым на эти деньги можно пополнить государственные закрома по текущей мировой цене $200 за тонну …

$404.000.000 / $200 = 2.020.000 тонн пшеницы

Можно в комбайнах грандиозную яхту соизмерить, противопоставив 20 членам экипажа и 50 пассажирам титанического судна целый комбайновый полк, либо в удобрениях “вынос питательных веществ” оценить столь расточительным намерением весь мир удивить. Будь это исключением из правил, так можно было бы его списать на единичные проявления болезненной потребности признания собственной значимости. Но такие проявления не единичный случай, это повальное увлечение в эпидемиологических масштабах. В прошлогоднем исследовании я подчёркивал, чем чревато обременение собственностью “за руб. ежом” для компрадорской элиты в условиях ведения необъявленной войны по правилам боёв без правил.

К сожалению, не могу сказать, что в коридорах власти “трезвость — норма мысли”, иначе не возникало бы странных порывов распахать выбывшие из оборота земли без оглядки на конъюнктуру, мировой баланс и рынки сбыта с горизонтом планирования хотя бы на пару пятилеток вперёд. Идея с дальневосточными гектарами тоже, мягко говоря, плохо информированным оптимизмом отдаёт. Но если обывателей можно возбудить этим порывом, для трезвых специалистов очевидно, что это “стрельба из пушки по воробьям”. Об этом шла речь в прошлогоднем исследовании, поэтому ограничусь табличными выкладками:

Китайская пятилетка — переходящие балансы пшеницы, кукурузы и соевых бобов *

123

Здесь буквально одна цифра 80,5 млн тонн импорта соевых бобов в Китай подсвечивает подсказку для стратегического планирования развития аграрного сектора на Дальнем Востоке. Если ещё Японию взять на прицел, как крупнейшего импортёра зерновых и масличных, тогда регионы Дальнего Востока следует рассматривать в качестве второго зернового и масличного пояса России, а не крошить на гектары.

Японская пятилетка — переходящие балансы пшеницы, кукурузы и соевых бобов *

t2

Если не допускать мысли, что идея вокруг да около “дальневосточного гектара” таит скрытую подоплёку легитимизировать приватизацию земель по неким хитрым схемам, тогда склонен полагать, что у властей серьёзная проблема с информационным обеспечением стратегического планирования развития страны. В принципе, при желании проблема решаема, наше агентство с удовольствием поучаствовало бы в этом деле и у нас есть что предложить в плане разработок информационно — аналитических систем, но то ли у административно-управленческих структур нет потребности в стратегическом планировании, то ли у нас “свисток не работает”. Но скорее всего сигналы снизу до верху не доходят, теряются в коридорах власти, и создаётся впечатление, что верхи и низы пребывают в непересекающихся параллельных мирах.

Как говорится, насильно мил не будешь, поэтому давайте переключимся на локальный уровень и оценим через призму прогнозов и фактов диспозиции зернового и масличного рынка в ценовом измерении.

Для начала напомню, какие ценовые ожидания, а точнее “приемлемые” по их понятиям цены, озвучивали аграрии перед стартом текущего сезона и мы их для надёжности зафиксировали в июньской публикации “Битва за урожай, виды на урожай, цены на урожай” в комментариях к тематическому видеосюжету.

Приемлемые для аграриев цены на сезон 2015 — 2016 года *

t_3

* — http://zerno.avs.ru/analyt/articles/1220.html

Фактические цены зерновых и масличных за июль — декабрь 2015 года *

t_4

Если счесть озвученные аграриями ценовые коридоры ориентирами первой и второй половины сезона, очевидно, что пшеница 3 и 4 класса не дотянула до приемлемых цен несколько сотен рублей, равно как и фуражная пшеница с кукурузой. Зато ячмень достиг ожидаемого уровня, а подсолнечник и соевые бобы превзошли ожидания аграриев, скомпенсировав ценовой недобор по продовольственной пшенице. Если не мудрить лукавством, отсюда следуют объективные выводы о ценовых недоборах и переборах:

Во-первых, по продовольственной пшенице “ценовой недобор” обусловлен действующей пошлиной.

Во-вторых, по масличным “ценовой перебор” обусловлен внутренней конкуренцией переработчиков.

Впреки расхожим мнениям о непримиримых противоречиях интересов продавцов и покупателей следует признать очевидное, “маслята” и “земляки” нашли ценовой компромисс без посторонних вмешательств и урегулировали баланс интересов таким образом, что язык не повернётся назвать их соперниками. Лично я производителей и переработчиков зерновых и масличных предпочитаю почитать соратниками.

Ведь раскачиваться от сезона к сезону на “ценовых качелях” с обоюдными рисками головы порасшибать много ума не надо. Другое дело в рамках агропромышленного сообщества отрешиться от деструктивной “межвидовой конкуренции” и отстаивать обоюдные интересы за пределами сообщества. Я позволю себе заметить, что за пределом производственных звеньев продовольственных цепочек творится форменный беспредел, на входе цены МТР в хвост подгоняют, а на выходе торговая розница на загривок наседает, и эти двусторонние тиски буквально выдавливают из производителей жизненные силы. По этому поводу у нас тоже была целая серия публикаций, поэтому ограничусь обобщением, что цены МТР за десятилетие с 2005 по 2014 год по темпам роста 232% превзошли цены сельхозпродукции 107%, всего итого на 125% и это зафиксировано в официальных данных Росстата. Не скажу, что все товарные позиции закупаемых сельхозпроизводителями МТР столь вызывающе подорожали, но в этом списке ФАС есть где приложить свою профессиональную компетенцию. Что касается торговых цепей в смысле сетей, вполне достаточно четырёх таблиц “раскрасок”, чтобы подчеркнуть нерыночность ценообразования у торговых посредников между производителями и потребителями Хлеба насущного, и если специалисты ФАС не страдают таким недугом как дальтонизм, тогда имеющий глаза вычислит спекулятивный вызов по среднегодовым ценам. Чтобы облегчить эту задачу я постарался максимально наглядно отформатировать табличные выборки, и коль скоро это официальные данные, глупо было бы подвергать сомнениям их достоверность.

Хлебная цепочка — ценовая динамика в ежемесячном и среднегодовом разрезе, руб. / тонна *

t_6

Надо полагать, что скоро у кандидатов в депутаты нового созыва назреет физиологическая потребность политические спекуляции вокруг Хлеба насущного возбудить. Вот и пусть “ейной мордой в харю тыкают” не вслепую, а адресно, кто в хлебной цепочке исходя из данных Росстата “всех на свете зеленее”.

Кстати говоря, законодательные и исполнительные органы власти на волне воинствующего патриотизма умудрились так себя превознести, что различий между понятиями “великая держава” и “большая страна” им замечать недосуг. Хотя по понятиям аграриев Китай — великая держава, а Россия — большая страна и чтобы пояснить в чём принципиальная разница, достаточно сравнения закупочных цен пшеницы.

Кто is who — динамика мировых и внутренних цен и сравнение государственных закупочных цен

t_7

Я так полагаю, великая держава может себе позволить устанавливать справедливые закупочные цены, руководствуясь оценками затрат по выращиванию пшеницы, объёмами спроса и предложения зерновых культур с учётом мировых и внутренних цен, а приоритет обеспечения продовольственной безопасности государства ставить выше спекулятивно-рыночной конъюнктуры. Если принять данность, что китайские чиновники правительственного уровня в принятии решений думают головой и ничем иным, тогда их рост в данном случае образно соизмерим уровню государственных закупочных цен пшеницы. Чтобы сравнить уровень принятия решения российских чиновников по закупочным ценам пшеницы и при этом ненароком не обидеть, придётся рост более чем в два раза уменьшить. Иначе “мыслительный процессор” решений окажется ниже пояса на несравнимо постыдном уровне спекулятивно-базарной конъюнктуры.

Опять же придётся сослаться на наши “архивные исследования”, но ещё семь лет назад было очевидно, какую комбинацию “потусторонние силы” готовят для России с целью установить контроль над базисами государства, и если прошлый раз комбинация была пристрелочно-тренировочной, на этот раз сомнений быть не может. Энергетический и финансовый базисы плотно угораздило в “стеснённые обстоятельства” подобные тем, которые производственным секторам АПК на входе и выходе жизнь осложняют.

Трёхходовая комбинация — подавление базисов и контроль ключевых элементов государства *

t_8

Разница лишь в том, что на входе для ресурсных и финансовых секторов болталась морковка дешёвых валютных кредитов, которыми они подпитывались “за руб. ежом”, одни направляли их на отсос ресурсов, другие предавались удушающему удержанию производственных и перерабатывающих секторов.

Почему за пределами государства одалживали, потому что министр “финансовых романсов” с кучерявой фамилией по “потусторонним корзинкам” сверхдоходы распихивал, а Центробанк под предлогом борьбы с инфляцией ключевую ставку держал на заведомо неконкурентоспособном уровне. Когда двум базисам было скормлено валютных кредитов до состояния “наркотической зависимости”, цена энергоносителей и прочих сырьевых ресурсов начала запланированное пикирование, а Центробанк под эту волну отпустил, если не сказать опустил рубль в “свободное плавание”. Что я об этом думаю, было сказано и обосновано уроками прошлого в декабрьском исследовании. Но подчеркну, что суверенитет кроликов от поглощения удавом ограничен периодами, пока хвостоголовый проглот сыт и спит. Отсюда следует анекдотичный, но вполне логичный вывод — чтобы не угодить в пасть удава кроликам необходимо “мутировать в ёжиков”, а тактику таких “защитных мутаций” мы отрабатывали на практике. Принципиально важным моментом для аграриев, равно как всех прочих субъектов экономической деятельности, является задача вывернуться из “долговой удавки” любыми доступными средствами. Доступных средств для решения задачи всего итого один плюс один — оптимизация производственных затрат и эффективная реализация продукции.

Первую задачу унифицировать до обобщающего уровня мудрено, поскольку специфика деятельности у аграриев различная не только по финансово — экономическому потенциалу, по погодно — климатическим условиям, естественному плодородию почв, региональной логистике, прочим специфическим моментам, тоже большая разница. Поэтому оптимизация затрат дело сугубо индивидуальное, но эта задача вполне решаема, если в хозяйстве не практикуется “откатная система” земледелия. Полагаю, для аграриев этот термин понятен и расшифровывать его излишне. Лишь подчеркну, что такая система фатальна для всех “весовых категорий” производителей аграрной продукции, и это диагноз из анекдотичного сюжета о тёще “крутись как хочешь — похороны завтра”. Вторая задача входит в сферу профессиональной компетенции агентства “Стратег”, а если не вдаваться в детали и подробности, на выходе от этой сферы должны быть представлены ценовые прогнозы и по сути, прогнозы цен — квинтэссенция статистических и аналитических исследований. Иначе какой смысл ковырять в прошлом и настоящем, если не с прицелом предвосхитить будущее, а точнее вычислить по ключевым параметрам ценовой сценарий развития ситуации.

Мне как раз под руку подвернулся обзор за четвёртый квартал прошлого года, где я деловым партнёрам представлял помесячный анализ прогнозов и фактов по зерновому и подсолнечному комплексу, а чтобы контролировать взаимосвязи внутреннего и мирового рынка, нам приходится курс рубля прогнозировать. В свою очередь, это предполагает прогнозирование цен нефти, поэтому если Минэкономразвития может себе позволить с ценами нефти ошибаться, а правительство отказывается от трёхлетнего планирования бюджета, нам такая “близорукость” непозволительна. Энергетический, финансовый, продовольственный базисы между собой тесно взаимосвязаны и без комплексного моделирования контролировать ситуацию просто нереально, а посему давайте вместе оценим насколько предсказуемы рублёвые цены …

Внутренний рынок — прогнозы и факты, векторы динамики и величины отклонений *

t9

Это всего лишь один из элементов комплексной ценовой модели, которую мы сформировали на текущий сезон для мирового и внутреннего рынка зерновых и масличных, но полагаю, что такой фрагмент вполне репрезентативен для общего понимания. Прогноз абсолютно честный, без ежемесячной корректировки и без претензий на непогрешимость. Наша задача задать правильный стратегический вектор для деловых партнёров агентства в лице аграриев и затем коллективным разумом отыграть его тактически.

Кстати говоря, на основании личного практического опыта ценового прогнозирования я склонен полагать, что рынки не прогнозируют, рынками управляют и манипулируют. Поэтому стратегическое планирование сродни игре в шахматы. Суть этой игры заключается в том, чтобы просчитать всевозможные комбинации защиты и атаки с тем, чтобы не позволить соперникам свои активы поглотить и шахом с матом обложить до состояния “королевского не стояния”. Для государства это тоже вполне себе подходящее сравнение и, откровенно говоря, меня не прельщают ни роль пешки, ни роль фигуры в глобальной шахматной партии, где стоеросовое противостояние чёрных и белых, правых и левых дошло до патовой ситуации.

В моём понимании, это изжившая себя паразитарная система “долгового рабства” пытается прикинуться неотъемлемой частью живого организма, на котором она паразитирует с незапамятных времён.

Кто не согласен с моим мнением, пусть остаётся при своём. Но если говорить о ценовом моделировании как одном из средств достижения определённой цели, тогда склонен полагать, что наша стратегическая система в первую очередь ориентирована на оздоровление организма от долгового паразитизма. Иначе, даже самый точный прогноз впрок не пойдет, если над творцами и созидателями, призванными кормить человечество, будет нависать “дамоклов меч” кредитного обременения. Кто не согласен с моим мнением, сейчас распродаёт за долги свои активы, мутировавшие в пассивы. Кто согласен и своевременно решил проблему долгового обременения, приобретает мутантные пассивы, обращая их в свои активы.

К сожалению, это не образное сравнение, а отнюдь не единичный пример из практического опыта и надо полагать, что он характерен не только для аграрного сектора экономики. Олигархи тоже плачут и пеняют на “кабальный” долговой рынок и “ростовщическую” финансовую систему. Банкиры, отрешённые от соски дешёвых западных кредитов, испытывают “наркотическую ломку” и некоторые уже приказали долго жить от валютной передозировки. Только “старушка — процентщица” в лице ЦБ РФ пышет здоровьем и скупает у безнадёжного должника в лице правительства США долговые бумаги — плевать она хотела, что там ей в пункте 2 статьи 75 Конституции предписано и вполне конкретно и определённо предписано:

Защита и обеспечение устойчивости рубля основная функция Центрального банка РФ, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти …

Свою точку зрения по этому поводу я представил в публикации ЧТО МОЖЕТ ЧЕЛОВЕК?! — “Пасть удава” и ограничусь ссылкой на публикацию — http://zerno.avs.ru/analyt/articles/1229.html. К сожалению, проблема такого наплевательства, вернее “валютной проституции” далеко не исчерпана, а может получить весьма неожиданное продолжение. Как думаете, энергетические и прочие сырьевые ресурсы буквально за пару лет подешевели более чем в два раза, а куда подевалась ранее задействованная на приобретение этих ресурсов денежная масса?! Семи пядей не надо сообразить, что грядёт “глобальный передел” реальных активов за счёт банкротства несостоятельных игроков. Небось, скупать активы будут за “зелёную массу”, которая на данный момент консолидируется у тех, кто в этом деле при делах. До той поры, пока активы не окажутся в их ловких, но не натруженных руках “долларовая пирамида” будет демонстрировать свою иллюзорную незыблемость и стабильность, а затем с шумом и пылью завалится, и все дела …

Кто считает это досужим домыслом, пусть так и считает на досуге. Но если такая “подковёрная суета” на скрытом от посторонних глаз уровне пенится, возникает отнюдь не риторический вопрос, когда процессы глобального передела легализуются и активизируются. Рискую ошибиться, но судя по нашим нефтяным долгосрочным прогнозам через пару лет, когда латентная монетарно — финансовая политика доведёт до “состояния не стояния” экономику, а социальные процессы вспенит до “состояния брожения”.

Здесь впору задать вопрос кто is who исходя из понятий самосознание и самоопределение.

Когда меня спрашивают кто я — отвечаю землянин, спрашивают где живу — отвечаю на планете Земля и полагаю, что подавляющее большинство живущих на планете в разных странах и на разных континентах людей разумных склонны считать себя землянами и жителями планеты Земля — разве что инопланетяне иные по самосознанию. Но если от самосознания перейти к самоопределению, тогда стоит напомнить неоспоримое в различных религиозных конфессиях право человека причислять себя к образу и подобию творца и созидателя, право человека олицетворять силы добра и противостоять силам зла.

Что характерно, такое самосознание и самоопределение подспудно формируют мировоззрение, которое не приемлет двойные стандарты и конфессиональные разночтения. Например, по определению правил русского языка понятия созидатель и разрушитель диаметрально противоположные антонимы. Извините за выражение “пострелят” и “бомбил” причислять к числу созидателей русский язык не поворачивается и вне зависимости какой стране и конфессии служат в общемировом масштабе, а не в самоубийственной, разрушительной реакции атакующих и защитных животных рефлексов, им среди созидателей нет места. Более того, насколько мне из “прописных истин” известно Евангелие от Матфея порицает и не допускает “двойных стандартов” служения двум господам и здесь имеет смысл сослаться на источник …

Никто не может служить двум господам; ибо, или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне *

* — http://www.pravoslavie.ru/1467.html

Если правильно внемлю прописным истинам, ростовщикам и менялам, так сказать, служебное положение вменяет служить обожествлённому идолопоклонниками “золотого тельца” антиподу творца и созидателя и никак иначе, ибо … “одному станет усердствовать, а о другом не радеть”. В таком случае, кому из рода людского импонируют образ и подобие творца и созидателя, на службе денежным измерениям мест нет, пока деньги не будут обращены в услужение творцам и созидателям. Похоже, что РПЦ уже озаботилась этой проблемой, аффилировав церковные доходы от трудов праведных и православных пожертвований в уставной капитал АКБ “Пересвет” — http://www.bank-peresvet.ru/upload/docs/affil/aff_30.09.2015.pdf, там я даже присмотрел созвучный агентству “Стратег” по наименованию вклад для частных лиц:

t_10

www.bank-peresvet.ru

Правда, смущает меня, грешного, факт противоречия банковской деятельности РПЦ прописным истинам Евангелия от Матфея, но, как говорится, “неисповедимы пути”, а на перепутье тем более.

Тем не менее, лично я неукоснительно блюду свой жизненный принцип не брать взаймы у ростовщиков, а какой вере этот принцип импонирует, честно говоря, в детали и подробности не вдавался. Но полагаю, если на протяжении своего полувекового земного существования я не поддавался искушению разменять жизненный принцип на соблазны обогатиться за счёт “ссудного процента”, а мой профессиональный род деятельности призван содействовать созидательному труду аграриев — значит, я имею моральное право причислить себя к категории творцов и созидателей — так или где?! Если так, тогда для меня соратники и единомышленники, все, кто творит, а не притворяется таковым, и кто созидает, а не разрушает созданное трудами праведными. Вот тебе и кто is who — получается, немецкие производители комбайнов для меня в большей степени союзники, нежели отечественный почитатель титанических яхт и турецкие строители ближе по духу, нежели нацеленные на разрушение защитники, у кого бы спросить, чего?!

Выше было сказано и доказано, что мои конституционные права как гражданина Российской Федерации, равно как и всех моих сограждан ЦБ РФ четверть века попирает — так значит, он наш лютый недруг и все, кто главному координатору идолопоклонников “золотого тельца” на руку играет — так или где?! Если так и никак иначе — тогда на перепутье, где даже РПЦ на “неисповедимые пути” заносит, верить стоит не слову, а делу, и зёрна истины от лукавых плевел отделять на уровне самосознания и самоопределения. Иначе, не мудрено вопреки воле и разуму встать под флаги “благих намерений” и уйти по неправедному пути, а если обобщить частности и упростить сложности, для человечества есть лишь два пути:

t_11

Если у кого имеется альтернативный третий путь, любопытно было бы узнать какой, но в данном случае, путь архантропов прямоходящих, не заботящихся о среде обитания и безумно уничтожающих планету в угоду всепоглощающим потребительским потребностям — однозначно тупиковый.

Согласитесь, что всматриваться в перспективы будущего тупика бесперспективное дело, а препоны для выхода из тупика создаёт финансовое измерение. В базисе цивилизации “власть денег” функции органа управления и координации движения захватила. Приоритету сбережения среды обитания там места нет, зато для всепоглощающих потребительских инстинктов ограничений никак нет и порочному триумвирату политического, экономического и социального плана безрассудство затмевает разум.

Революционного пути выхода из цивилизационного тупика я здесь не усматриваю, а эволюционные пути в трёх горизонтальных уровнях, на мой взгляд, вполне очевидны. На идеологическом уровне без замены политических, экономических и социальных пороков на добродетели не обойтись. В надстройке понятия ВЛАСТЬ, БИЗНЕС, НАРОД недопустимы по причине расчленения человечества на три противоречивых и враждебных лагеря. Вместо них триединые понятия ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ОБЩЕСТВО имеются, а почему они триедины, потому что обобщают личности всех и каждого в трёх ипостасях и нейтрализуют противоречивую и враждебную градацию людей на три сорта. Кстати высокомерное понятие элита если и применимо, так это скорее к животным и растениям, у Человека разумного звание “альфа — самца” или статус “семенной репродукции” вряд ли ассоциируются с почётом и уважением. Ещё одно противоречие на понятийном уровне подчеркну афоризмом — труд облагораживает человека, а работа порабощает. Плодотворность труда в русском языке подтверждает словосочетание “плоды труда”, но плодотворности работы в существительном словосочетании “великого и могучего” никак нет. Наконец в базисе предстоит дезавуировать ФИНАНСЫ, коль скоро служат отнюдь не разумному, доброму и вечному, а презренному, порочному и бренному. Думаю, на этом месте ЭКОЛОГИЯ была бы к месту в качестве координирующего и одновременно сберегающего элемента управления развитием. Почему для двух базисных двигателей развития оптимальными считаю понятия ЭНЕРГИЯ и ПИТАНИЕ, потому что позитивно воспринимаются, плюс с прилагательными чистая и здоровое сочетаются. В комплексе это целостная концепция, на мой взгляд, по сути простая и по смыслу понятная и полагаю, что под этим флагом не стыдно будет поискать соратников и единомышленников. Почему считаю агропромышленное сообщество силой, способной для всех производительных сил послужить опорой и поворотной точкой эволюционного развития, потому что это корневая система и жизненная сила человечества. Если угодно, это пятый элемент гармоничного сочетания четырёх стихий. Формула жизни Солнце + Воздух + Вода + Земля = ЖИЗНЬ и полагаю, что это не требующая доказательств аксиома. Обратите внимание, что деньгам в этой формуле места нет и быть не может, поскольку это всего лишь условные единицы. Попытка сказочного персонажа закопать на “поле чудес” пять $ольдо в надежде вырастить денежное дерево, даже в сказочной интерпретации была лукавой обманкой двух сказочных злодеев. На фоне этого сказочного примера подчеркну момент истины наводящим вопросом — может ли агропромышленное сообщество вырастить Хлеб насущный без денег?! Почему нет, если все участники этого процесса объединят свои производительные силы и все, кто в этом деле при делах договорятся по справедливости разделить плоды общего труда. Знаете, от какого слова виртуозы финансовых измерений впадают в ступор и это слово их буквально бесит?!

В русском языке это слово обмен товарами и услугами, где деньгам отводится роль прислуги, а отнюдь не высокомерного повелителя, диктующего свою волю всем творцам и созидателям.

Ещё один аспект хотелось бы подсветить, прежде чем всматриваться в перспективы будущего и выводы из вышесказанного выводить — торговля в исконном понимании этого слова обмен товарами и услугами и принципиальное её отличие от спекуляций -деньги во внешнеторговом обороте не доминируют, а лишь обслуживают процесс обмена товарами и услугами на межгосударственном уровне.

Помнится, в своё время я обещал соратникам и единомышленникам при случае пожать руку нынешнему гаранту Конституции за одну, но конкретную и неоспоримую заслугу и надеюсь, не обижу, если скажу, что его предназначение в этой жизни — не допустить повторения “взрывных сценариев” прошлого века, а для личности это весьма ответственная историческая миссия. Распылять усилия на неловкие потуги придать видимость легитимности беспределу девяностых и тем более преемственность власти из прошлого века за уши притягивать через канонизацию персоны Николая II “страстотерпца” бессмысленно. Почему я так считаю, потому что очередной передел при нынешней финансово — экономической политике неизбежен, как закат после рассвета, а историческая параллель из прошлого века с характером роли первого плана никак не стыкуется. Чтобы не мудрить вокруг да около, проиллюстрирую исторические параллели между древней историей и современностью портретным сходством исторических личностей.

t_12

Это хитросплетение исторических параллелей мы в декабрьском исследовании уже рассматривали, так что смысла нет повторять пройденное и разве что пофантазировать, кого в этой “исторической трагедии” на роль Брута утвердят. Хотя не думаю, что его по портретному сходству можно вычислить, потому как у изменников и предателей внешность многолика, а сущность неприметна. Американцы штатного Иуду на публике представили с характерным прозвищем “два процента” — http://www.vesti.ru/doc.html?id=2529061# и склонен полагать, что это неуклюжая операция прикрытия “брутального резидента”.

Спонтанная мысль …

Один прозревший и раскаявшийся грешник в большей степени располагает к доверию, нежели толпа неприкаянных праведников, беспечно бредущих за слепыми поводырями

Возвращаясь к теме тупиковых путей, придётся признаться, что не верю театрализованным постановкам на политических сценах вокруг да около конституционных прав и демократических свобод. Почему столь однозначно это заявляю, потому что сознательно воспринимаю право выбора, дарованное человечеству свыше, и это куда более свободное волеизъявление, чем иллюзорно — конституционные права и свободы и не сочту зазорным повториться, что это права человека, но не “презренного раба”.

— Право человека причислять себя к образу и подобию творца и созидателя

— Право человека олицетворять силы добра и противостоять силам зла

Так вот, по моему разумению права человека быть человеком превыше конституционных профанаций театрализованных инаугураций с клятвенными рукоположениями на Библию или Конституцию и прочими атрибутами легитимизации властных полномочий. Почему профанаций, потому что порой даже история оказывается субъектом вероломных манипуляций. Иначе не было бы в новейшей истории нашей страны трёх “сепаратистов” вопреки волеизъявлению народа подписавших Беловежское соглашение о разделе, а вернее распиле “Союза нерушимого”. В моём понимании, это наиболее вызывающий и циничный факт, когда в борьбе за первенство у “властного кормила” власть попрала волеизъявление народа, который по итогам Всесоюзного референдума о сохранении СССР 17 марта 1991 года подавляющим большинством наложил вето на расчленение государства на членораздельные удельные княжества. Хотя сдаётся мне, в обозримом будущем по поводу этого преступного сговора возникнут вопросы, кто is who и с какого who преступление без срока давности остаётся безнаказанным. Доказательства преступления фигурируют в официальных итогах всенародного референдума, и из истории их хрен выкусишь …

t_13

Конечно, история не имеет сослагательного наклонения, однако позволю себе заметить, что утверждать о предопределённости грядущих событий не приходится. Поэтому, я готов заключить пари со всеми, кто рискнёт мне возразить, что в обозримом будущем существуют варианты развития событий, когда в ходе общего референдума бывших “союзниц по Союзу” историческая справедливость будет восстановлена, а какие это варианты предпочитаю до поры уклониться от ответа. Тем не менее, следует подчеркнуть, что, когда сон разума рождает чудовищ, единственное средство его пробудить — инстинкт самосохранения, посему всем и каждому не помешает на досуге прислушаться к своему подсознанию.

Коль скоро речь зашла о подсознании думаю, я не одинок в подсознательном ощущении, что для России извне мечтают под выборные кампании подсуетить “потрясающий сценарий” по украинскому, или какому иному варианту. Вариантов всякого рода “цветных революций” целая палитра, но альтернатив всего две — “дворцовый переворот” либо “народные волнения”. Будь я экспертом, а не стратегом, может и кинулся бы мусолить эти альтернативы в деталях и подробностях. Но полагаю, что альтернатив в данном случае никак нет, есть программа Partnership for Peace — “Партнёрство ради мира”, и есть Соглашение с НАТО № 99-ФЗ от 7 июня 2007 года (Законопроект № 410940-4). Как я понял из контекста комментариев, здесь речь идёт о ратификации соглашения между государствами — участниками блока NATO и государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира» от 19 июня 1995 года. Дополнительный протокол к нему принят Государственной Думой 23 мая 2007 года, одобрен Советом Федерации 25 мая 2007 года, а президентом Российской Федерации подписан четыре месяца спустя после хлёсткой “мюнхенской речи”. В тонкостях и деталях программы и соглашения я не искушён, чтобы судить, что там к чему и почему, но следуя элементарной логике и учитывая наглядный пример Сирии, напрашивается вывод, что при таком раскладе “дворцовый переворот” не исключается, а вот “народные волнения” пресекаются защитниками, у кого бы спросить, чего?! Мне неведомы “неисповедимые пути” политики, хотя, как ни парадоксально это прозвучит — революционные пути выхода из системного кризиса и цивилизационного тупика для России, равно как и всего мира тупиково — разрушительные, и остаётся лишь созидательно — эволюционный путь, который я выше представлял и обосновывал на концептуально — понятийном уровне.

Кому по силам вывести человечество на эволюционный путь развития, я подчёркнул самоопределением агропромышленного сообщества как корневой системы и жизненной силы человечества, а кому надо выворачиваться из удавки “долгового рабства” тоже очевидно, творцам и созидателям в общемировом масштабе и общечеловеческом понимании на уровне самосознания. Но есть нюансы, которые ввергают основную движущую силу сообщества аграриев в полубессознательное состояние и поясню, что я имею в виду на примере извечного вопроса о земле. Откровенно говоря, меня умиляют “землевладельцы”, кто искренне считает себя частным собственником одной из четырёх стихий. Их гордыня порой так уверена, что купленное за деньги право собственности незыблемо, что создаётся впечатление о самозабвенной и перманентной потере сознания, где теряется суть и смысл жизненных реалий. Ведь если ты самоуверен в том, что владеешь одним из слагаемых “формулы жизни”, значит, невольно подтверждаешь право для таких же самоуверенных окурков предъявить тебе право частной собственности на воду, воздух, солнце, а на этом лукавом основании обложить тебя убойной мздой, и аминь, мягко говоря.

Извините за нелицеприятные выражения и сочтите средством пробуждения инстинктов самосохранения. Чтобы не обидно было осознавать иллюзорность мировосприятия через призму финансовых измерений, я приведу пример на сопредельном славянском государстве, откуда родом один из трёх “сепаратистов”, соучастников Беловежского преступления, поправших волеизъявление своего народа и кстати, напомню фамилии этой отнюдь не святой троицы Ельцин, Кравчук, Шушкевич. Теперь можно пример приводить, какую грань преступила Украина, но эта грань без микроскопа практически незрима.

Обитель вирусов — за гранью рассудка …

Кому лениво было просмотреть тридцатиминутный репортаж, вкратце поясню, что “партнёры ради мира” в лице США присмотрели Крым в качестве рассадника “биологической заразы”, равно как иные местечки, типа городок Мерефа под Харьковом, посёлок Алексеевка под Тбилиси и вокруг России ещё много таких местечек, где “ступала нога Пентагона”. Теперь скажите на милость, по силам ли гаранту Конституции со всеми законодательными, исполнительными, судебными органами власти гарантировать право на жизнь и может ли “ядерная триада” защитить сограждан отдельно взятой страны от биологической опасности?! Если предельно откровенно, заранее извините за выражение, да хрен там на редьку. Чтобы обезопасить себя от незримой, но реальной угрозы, все эти “многоногие ноги Пентагона” с корнем придётся выдирать на всём постсоветском пространстве и возвращать взад в смысле, откуда пришли.

Но много ли среди бывших “союзниц по Союзу” стран, у которых ещё ум за разум не завернуло и кому на почве прозападной ориентации не прополоскали мозги до невменяемой амнезии?!

Опять же, ответ отрицательный пока на уровне инстинкта самосохранения не пробудится их разум, если только не будет поздно возвратиться в конструктивное русло добрососедства. Кому из политиков до того есть дело, если на деле верхи и низы пребывают в “параллельных мирах” как в романе Герберта Уэллса “Машина времени”, между народами возводятся искусственные барьеры взаимонепонимания и остаётся разве что на универсальном языке цифр задать бывшим добрым соседям вопрос …

Что это — план или прогноз?! *

t_15

Что бы это ни было, но кажется крайне подозрительным, что при прочих и равных условиях депопуляция населения в странах бывшего СССР ни в какие сравнения не идёт с людскими потерями как по США ,так и со всем миром. Странно однако “добрые люди” из ООН всех нас оптом практически располовинили, но хотелось бы знать, с какого перепуга бывший СССР должен так вымирать, а вам?!

Пусть этот вопрос пока останется риторическим и нависнет “дамокловым мечом” глубоко в подсознании, где дремлет разум, но бодрствуют инстинкт самосохранения и продолжения рода. Кто не склонен верить на слово, можете по ссылке проверить — http://esa.un.org/unpd/wpp/Download/Standard/Population/, и здесь ума палата не нужна, первый файл из классификатора ООН открыть или сохранить.

Думаю, информации к размышлению вполне достаточно, а подвести черту выводами из вышесказанного следует в ракурсе нейтрализации рисков и опасностей возможностями агропромышленного сообщества, иначе какой смысл всматриваться в бесперспективные перспективы будущего, не пытаясь его изменить. В моём понимании стратегическая цель всех творцов и созидателей в общечеловеческих смыслах этих понятий не позволять себя убивать. Конечно, можно правящим кланам, в смысле классам, откровенные и неудобные для них вопросы задавать, но если не питать иллюзий кто is who, это равносильно басенной наивности ягнят вопрошать волков отчего они их едят. На межгосударственном уровне я вам на примере демографического прогноза ООН пояснил подоплёку интеграции кроликов в удава.

Стараюсь сохранить объективность субъективных оценок и сдаётся мне, при всей людоедской сущности “сосунково — паразитарной системы”, которая не без соучастия извне доминирует в нашей стране, но это наша беда, а общемировая проблема — угроза всепоглощающей интеграции кроликов в удава. Поэтому я так полагаю, мутация в ёжиков может быть эффективна лишь в формате коллективной безопасности, а посему мне весьма импонируют аббревиатуры: ОДКБ и ЕАЭС. Выглядят аббревиатуры на глобусе мира практически как “однояйцевые близнецы” с той лишь разницей, что потенциальных союзников, склонных объединять экономический потенциал больше, чем совмещать военный потенциал.

t_16t_17

Думаю, это нормально, и обосновано стремлением творить и созидать, нежели уничтожать и разрушать, и считаю уместным напомнить статегическую мудрость — если хочешь быть сильным, развивай силу в меру своих сил, но не потакай слабости, которая может оказаться превыше твоих сил. Полагаю, до выяснения обстоятельств по биологическим лабораториям, которые пестует и курирует Пентагон на постсоветском пространстве, следует считать эту “биологическую активность” в странах ближайшего окружения России скрытой угрозой не только для нашей страны, но и для континентов правого полушария в целом. Откуда у скрытой угрозы ноги растут – очевидно, равно как и у открытой ядерной угрозы уши торчат. Напомню, что в мировой истории наиболее вызывающий и циничный, на мой взгляд, факт применения биологического оружия против мирного населения — чумные одеяла, которыми “бледнолицые братья” с видом проявления благих намерений подвергали геноциду индейцев Северной Америки. Кстати, приказ о ядерной атаке на Хиросиму и Нагасаки отдал в августе 1945 года президент США Гарри Трумэн, сбросить атомную бомбу на мирных жителей Хиросимы не дрогнула рука у американского пилота Пола Тиббетса. Ни в коей мере, вопреки бездумным обобщениям по признакам национальной либо гражданской принадлежности, я себе не позволяю подобного рода обобщений, но как субъект государственности США не на словах, а на деле бросая вызов всему человечеству, демонстрируют свою сущность “империи зла”.

Такое впечатление, что на генетическом уровне $ — хромосома внедряется в подсознание и провоцирует мутации морального плана. Такие мутации на поверку оказываются опасным и заразным заболеванием, поражающим целые страны и континенты. Пока политики на высшем уровне демонстрируют вызывающе принципиальные позиции в телевизоре, хотя на светских приёмах блистают улыбками и рукопожатиями, пока духовная власть допускает “двойные стандарты” прописных истин, а разночтения вероисповедания порождают религиозные войны, $ — хромосома разъедает души и омрачает разум. Ввергает род людской в искушение денежными измерениями и подводит человечество к краю пропасти.

Откровенно говоря, порой становится невыносимо слушать бред, что на обучение и оздоровление своих граждан у государства денег в обрез, а на ядерные “дубинки из бамбука” за ценой не постоим, но я хочу спросить у политиков высших уровней, а зачем вам дубинки, господа хорошие?!

Человеку разумному очевидно, что в цивилизованном сообществе такие атрибуты нужны, как козе баян, и готов поспорить, что если провести всенародный референдум под эгидой ООН — все нации и народности сочтут излишним платить налоги на средства массового самоубийства. Если человечеству нужна армия, так армия творцов и созидателей, кормильцев и строителей, лесников и мелиораторов и всех, кому до войны нет дела, она не приносит им кровавые дивиденды. Правда у каждого своя, но если это не истина — тогда земля плоская и Джордано Бруно сожгли на костре божьи пастыри, а не отъявленные мракобесы. Извините, а кто, если не лукавые мракобесы по разные стороны возведённых ими же баррикад, брата на брата натравливает и пестует склонных к грабежу, насилию и убийству моральных уродов?! Поскольку я рождён в годы, когда детей ЕГЭ не оглупляли, а разумному, доброму и вечному обучали, помню из курса истории “формулу власти” Divide et impera разделяй и властвуй. Дико извиняюсь перед человечеством, но это старая как мир формула разведения кроликов на капусте. Посему смею заверить, что конца света не может быть во тьме, а чтобы выйти из сумеречной зоны спящего разума, надо убить дракона в себе. Так вот, я знать не знаю, что за твари умудрились натравить брата на брата, я ведать не ведаю, кто этих тварей надоумил такие мерзости вытворять. Но на просторах Интернета увидел “ассиметричный ответ”, который, не ведая того, не сказали, а спели две сестры двух братских народов.

Россия и Украина — сёстры навеки …

Ещё один аспект хотелось бы подчеркнуть — есть в новейшей истории маленькая страна, где демократия не на словах, а на деле одержала победу. Жаль, представители второй древнейшей профессии, которым порой не дают покоя лавры первой, замалчивают эту мировую сенсацию. Хотя, не вся “четвёртая власть” в услужение власти и деньгам подалась, информация об этом прецеденте просачивается через плотный занавес молчания мировых СМИ. Если можно так выразиться, это пример “эволюции сознания” и правда, которая в буквальном смысле политическим оборотням глаза колет, финансовым вампирам матку режет и подаёт пример истинной власти народа, а не диктата моральных уродов.

Особый случай — “кастрюльная революция” в Исландии …

Кому лениво было посмотреть тридцатиминутный репортаж, вкратце поясню, чем отличается избранный народом президент от назначенного избранными резидента. Со слов исландского президента Гримссона — “Исландии говорили, если она не примет условия международного сообщества, станет северной Кубой, а если бы мы согласились, стали бы северным Гаити”. Проще говоря, исландцы воспротивились платить по долгам банкиров и послали кредиторов, мягко говоря “от греха подальше” …

Почему я на этом аспекте заостряю внимание, потому что падение третьего Рима также неизбежно, как и первого со вторым, а кто вызывающе предъявляет претензии на третий Рим?!

Согласитесь, что трактовка неоднозначная, поскольку моральных уродов среди политиков развелось как на бродячей собаке блох и порой создаётся такое впечатление, что Иуда и Брут “реинкарнировались” во множественном числе, заняв ключевые посты во многих государствах. Разве не так, если сопредельные государства, которые я не буду называть, явили миру такие примеры и их как “шило в мешке” не утаишь. Даже экспорт и импорт негодяев на политическом поприще вроде как “ничего личного, просто бизнес”, а откуда берутся моральные уроды тоже не тайна за семью печатями. Формула мутаций людей в нелюдей известна и практически универсальна власть + бизнес = КОРРУПЦИЯ. Большая или маленькая страна, регион, район, министерство, ведомство, без разницы. Дай человеку власть, деньги, водку и не факт, что он сохранит человеческий облик. Вряд ли какому городу или стране импонирует статус третьего Рима на стадии распада, хотя такого исхода следует опасаться цивилизации в целом.

Теперь, самое сложное — риски внутренних противоречий объективно оценить и просчитать линию защиты в условиях, когда опознавательные системы “свой — чужой” дают системный сбой. Почему я предпочитаю высказывать свои мнения личным местоимением в первом лице и единственном числе? Потому что лишь таким образом можно избежать деструктивного противопоставления обобщений мы и они, а мне такие обобщения стали резать слух на волне призывов “затянуть пояса”. Кто это мы должны затянуть пояса?! Мне это никчему, я привык жить по средствам, а это испытание уже пережил неоднократно. Неужели мы это они, которые привыкли ни в чём себе не отказывать и даже пальцем на них не стоит показывать, они общеизвестны и поразительно циничны. В моём понимании мы — это соратники и единомышленники, но приходится признать, что противоречия интересов и расхождения точек зрения имеют место, это похоже на рискованные в плане землетрясений и извержений разломы земной коры.

Я по себе знаю, что затянутые не на горле, а на потребительских потребностях пояса трезвят рассудок и обостряют мыслительные процессы. Как ни парадоксально, в таком состоянии я пребывал в тучные для страны годы и мог себе позволить затворничество наедине со своими мыслями. Поэтому, когда 2008 год сделал резкий поворот, оставалось лишь кратко констатировать диспозиции:

Мы подошли к рубежу, с которого для нашей страны просматриваются лишь три пути: жить рабом — унижение, умереть свободным — доблесть, жить свободным — достоинство

Бесконечно топтаться вокруг да около этого рубежа и шататься на гранях пограничного состояния между тремя альтернативами сродни безвыходной беспомощности “патового тупика”. Помнится мне, на рубеже веков и тысячелетий нынешний глава государства поставил вопрос ребром:

Сможем ли мы сохраниться как нация, как цивилизация, если наше благополучие вновь и вновь будет зависеть от выдачи международных кредитов и от благосклонности лидеров мировой экономики?! России нужна экономическая система, которая конкурентоспособна, эффективна и социально справедлива. Нужна система, обеспечивающая стабильное политическое развитие. Устойчивая экономика главная гарантия демократического сообщества, основа основ сильного и уважаемого в мировом сообществе государства” …

Это фрагмент президентского послания Федеральному Собранию датированное июлем 2000 года и этот вопрос вроде как предполагает однозначный ответ. Но как завис в воздухе “дамокловым мечом” полтора десятка лет назад так с тех пор болтается неразрешённым. Конечно, если с оптимистичной точки зрения оценить нынешнее состояние экономики как главной гарантии демократического сообщества, можно для поддержания настроения как в известном анекдоте врач пациента неутешительным диагнозом успокоил “не стоит, зато как лежит”. Но как мужчина мужчине хотелось бы заметить президенту, что для мужского рода это тревожный сигнал об угрозе вырождения и такое “состояние не стояния” лечить надо, а не ради собственного успокоения предаваться оптимизму в надежде на чудесное исцеление. Однако глупо было бы самому сообществу граждан надеяться на Бога, царя, героя и прочих спасителей Отечества, а самим палец о палец не ударить ради спасения государства от угроз разрушения.

Откровенно говоря, я не питаю иллюзий кто is who на самом деле, но чтобы не переходить на личности и не усугублять тектонических разломов социальных противоречий, смысла не вижу задаваться вопросом — Кто виноват?! Лично я так полагаю — по большому счёту, не виновных в “стеснённых обстоятельствах” политики, экономики и общества никак нет, поскольку в моём понимании эти понятия триедины, а смысл триединства позвольте подчеркнуть прагматичным выводом из трёх если …

Если ты не занимаешься политикой — политика тебя презирает

Если ты не развиваешь экономику — экономика тебя игнорирует

Если ты не уважаешь общество — общество тебя отторгает

Не думаю, что безучастие и безучастность способны гарантировать права человека быть человеком и избежать участи жертвы противостояния между добром и злом, правдой и ложью, свободой и рабством, а посему сосредоточим коллективный разум на вопросе — Что делать?!

Сообразно принципам стратегического планирования, сначала имеет смысл задать систему координат и расставить приоритеты развития страны как субъекта мирового сообщества и полагаю, если отрешиться от “великодержавного шовинизма”, миссия России прослеживается в трёх ипостасях, которые исходят из оценок геополитического положения, макроэкономического потенциала, культурных особенностей. Этот триумвират представляется простым по сути, прагматичным по смыслу …

Поддержание баланса интересов между энергогенерирующими и энергопотребляющими экономиками, обеспечение экономического паритета и геополитической стабильности между развивающимися экономиками Востока и развитыми экономиками Запада.

Продовольственное обеспечение государств с ограниченными аграрными ресурсами и возмещение мирового дефицита продовольствия, обостряющегося вследствие роста численности населения планеты и производства альтернативного топлива.

Выпрямление внешнеторговых контактов за счет логистической инфраструктуры и содействие развитию международной торговли, укреплению культурных связей между развивающимися экономиками Азии и развитыми экономиками Европы.

Миссия агропромышленного сообщества в этом триумвирате подчёркнута цветовой символикой, но если обобщить в масштабе цивилизации, тогда она ещё короче, но весомей …

Миссия агропромышленного сообщества предопределена статусом творцов и созидателей, которым предначертано восстановить реальные ценности и поддерживать гармонию мира.

Полагаю, что эта миссия выполнима лишь при условии, если агропромышленное сообщество в политике будет репрезентативно представлено, а в экономике не будет довольствоваться ролью ведомого игрока, которого “эффективные менеджеры” если и почитают, так в образе анекдотичной коровы, которую чтобы меньше ела и больше доилась — надо меньше кормить и больше доить.

Напрашивается вывод, который вроде в воздухе витает, его на аграрных форумах на досуге обсуждают, сходятся во мнениях, что агропромышленному сообществу необходим один на всех экономический союз и одна за всех политическая партия. Но дальше слов дело стопорится, потому что сообщество дробится горизонтальными и вертикальными разделительными полосами, несовместимость интересов различных “весовых категорий” и разных секторов усугубляют расчленение единого организма на членораздельную аморфную и одновременно агрессивную по отношению друг к другу среду. Не удивительно, что над этой средой доминирует и торжествует принцип Divide et impera — разделяй и властвуй, который использует для этого лукавые понятия “однорукое лоббирование” и “междоусобная конкуренция”. Сильные стороны, а именно, потенциал консолидации и взаимодействия нейтрализуется через болевые точки, а подавлять и манипулировать отечественным АПК снаружи и изнутри при такой “рознице” проще простого. Потому и прогибают кормильцев под изменчивый мир, кто попало — кто с хвоста подгоняет, кто на гриву наседает, и если это откровенно не признать, тогда и диагноз неисправим, и миссия невыполнима. Ещё один момент, субъективная мотивация безучастия “моя хата с краю”, которая как это водится, обычно сопровождается заведомо отрицательным вопросом — оно мне это надо?! В общем, всё как у всех, либо наподобие того, но есть нюансы. Чрезвычайно непросто возразить безучастной беспечности, чтобы ненароком это нечто не обидеть, а в ответ на отрицание лишь озадачу вопросом — ничего, что вас могут ограбить и убить?! В декабрьском исследовании я представлял выборки из демографических прогнозов US Census Bureau, на которые проще ссылкой сослаться — http://zerno.avs.ru/analyt/articles/1228.html, где по трём славянским странам к американскому официальному ведомству вопрос возникал и ещё по странам, угодившим в так называемое “американское очко”. Теперь “добрым людям” из ООН впору аналогичные вопросы задавать по пятнадцати бывшим союзным республикам на фоне вирусной угрозы — так и чья же хата с краю может оказаться крайней в необъявленной войне по правилам боёв без правил?! Полагаю, это уже вопрос для общего и предельно откровенного обсуждения всех людей доброй воли.

В свою очередь я счёл своим долгом представить информацию к размышлению, а если таковая вызовет в агропромышленном сообществе позитивный резонанс не на словах, а на деле, тогда я уполномочен от имени агентства “Стратег” и Агропромышленного клуба “Земляне” заявить, чем мы можем быть полезны и готовы оказать содействие в общем деле. Это отдельная тема для разговора, которую имеет смысл на тематических мероприятиях обсудить в формате коллективного разума.

Но коль скоро речь зашла о доброй воле, я по доброй воле позволю себе представить всем, кому может оказаться полезным фрагмент комплексной ценовой модели агентства *

t_18

Это динамика среднегодовых, а точнее средних за сезон (июль — июнь) цен нефти, пшеницы, кукурузы и соевых бобов за период от 1984 — 1985 до 2014 — 2015 года, а от 2015 — 2016 до 2020 — 2021 прогнозы цен по четырём ключевым позициям нефтяного, зернового и масличного комплекса. Я искренне признателен американским энергетическим и аграрным ведомствам, у которых мы в свободном доступе получили эти данные, отформатировали их и спрогнозировали вероятное развитие ситуации на ближайшую пятилетку для важнейших товарных рынков в ценовых измерениях. Это всего лишь один из вариантов, но пока что он себя оправдывает и даже “неожиданности”, которые дежурные комментаторы деловых новостей лихо преподносят в первый рабочий день после новогодних каникул, для нас оказался вполне ожидаемым, как один из ходов многоходовой комбинации. Извините, но ссылками на исходные данные я сорить не буду, а почему, даже не знаю, но от публичных откровений воздержусь. Надеюсь, найдутся единомышленники, кто поможет нам организовать тематические мероприятия, и соратники, кто готов принять в них активное участие, в формате коллективного разума оценить стратегические диспозиции и обсудить перспективы развития ситуации в стране и мире. Также хотелось бы оценить и обсудить потенциальные возможности агропромышленного сообщества в плане консолидации и взаимодействия …

Кого заинтересовали наши идеи и предложения, мы открыты для сотрудничества

Электронная почта: strateg@belnet.ru, agropromclub@mail.ru

Телефоны: +7 — 4723 — 440383, +7 — 910 – 2252156

Автор: Владимир РЕШЕТНЯК, директор Агентства “Стратег”, координатор Агропромышленного клуба “Земляне”

Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 25 января 2016 > № 1626121 Владимир Решетняк


Россия > Агропром > agronews.ru, 20 января 2016 > № 1616730 Ольга Башмачникова

Комментарий. Гайдаровский форум: нужны не субсидии, а поддержка доходности.

13 января, в первый день Гайдаровского форума – 2016 состоялась экспертная дискуссия «Место России на продовольственной карте мира», которую вела Наталья Шагайда — директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при президенте РФ.

Участники затронули вопросы, связанные с приоритетами аграрной политики России в сфере импортозамещения, обсудили зарубежные практики министерств сельского хозяйства США и Нидерландов.

Слушая выступление заместителя министра С. Левина, а также, получая ответы на заданные вопросы, выделила для себя: основная стратегия развития молочного животноводства все-таки сведена к формуле «Идем от хозяйств населения к индустриальному производству».

Что касается хозяйств населения, то здесь действительно есть проблемы – их нужно кооперировать и интегрировать в существующие системы бизнеса, а также стимулировать переход в фермерские хозяйства.

Что же касается понятия «индустриализация» сельского хозяйства — это, безусловно, увеличение масштабов, сопровождаемых высокими технологиями. А вот с эффективностью – большой вопрос. Не шины выпускаем, где, чем больше выпустишь – тем больше постоянных издержек приходится на 1 изделие и ниже суммарная себестоимость. Эта формула в сельском хозяйстве не применима в полной мере, поскольку работа связана с живыми организмами, имеющими способность болеть, испытывать стресс, неправильно питаться.

Выдающийся экономист-аграрник А.В. Чаянов метко подметил: «Что представляет собой молочное животноводство? В своей основе это использование человеком солнечной энергии, падающей на поверхность земли, для производства дешевых объемистых кормов… экономическая наука способна: для каждой системы хозяйства, учитывая местные условия, … путем ряда организационных расчетов определить как технически наиболее целесообразное соотношение его производственных факторов, так ровно и абсолютные размеры самого хозяйства, обеспечивающие наименьшую себестоимость продуктов, а следовательно, и наибольший доход».

Вроде все просто, а на деле… Неоптимальные стратегические, тактические и оперативные бизнес-решения в АПК важнейшая причина многих взаимных разочарований инвесторов, руководителей и трудовых коллективов агрохолдингов, местных и региональных органов управления, низких темпов роста объемов производства. Об этом сегодня говорят и ученые, и сами бизнесмены.

Во многих случаях «типовой подход» к модернизации и концентрации поголовья коров в молочном животноводстве России не обеспечил рост конкурентоспособности производства молока. На крупных построенных и модернизированных объектах рост затрат на управление, амортизацию зданий и оборудования, обслуживание техники, платежи по процентам и телу кредита оказался выше, чем эффект концентрации и интенсификации производства.

Считаю: задача аграрного ведомства должна состоять в отборе не индустриальных, а экономически оправданных в заданных условиях проектов. Оценка любого инвестиционного проекта и не только в молочном животноводстве – эта оценка эффективности предлагаемой бизнес-модели вне рамок и клише. Ее нужно производить при работе конкурсных комиссий по рассмотрению инвестпроектов на предмет получения господдержки. Ее должны производить банки и другие финансовые структуры при принятии решения о кредитовании.

А задача инвестора любого масштаба – оптимизировать издержки, по возможности их уменьшая, и критически относиться к размеру возможных инвестиций. Отраслевая скорректированная на параметры проекта маржа должна позволить окупить капиталовложения в приемлемый срок, а скорректированный финансовый и производственный цикл должны предполагать финансовые инструменты, позволяющие покрывать кассовые разрывы.

Вопрос, который не успела задать на форуме: как Минсельхоз РФ смотрит на стимулирование развития овощеводства открытого и закрытого грунта фермерского типа и будут ли услышаны наши предложения?

АККОР предлагает внести изменения в мероприятия Госпрограммы и нормативно-правовые документы Минсельхоза РФ, которые позволили бы улучшить доступ фермеров к господдержке и инвестиционному кредитованию с целью увеличения производства овощной продукции: это и изменения в приказе МСХ РФ № 318 от 24.07.2015, связанные со снижением критериев масштабности в порядке отбора инвестиционных проектов, направленных на строительство и (или) модернизацию объектов АПК, в части установления: минимальной площади тепличных комплексов от 1 га, а объема производства овощных культур за год, предшествующий году получения субсидии, не менее 1 000 тонн для овощехранилищ; наличия собственных (или арендованных) площадей под овощными культурами – не менее 10 га; это выделение субсидий для строительства теплиц малой мощности на этапе начала реализации проекта и использование их на оплату первоначального взноса по лизингу; это создание соответствующих сельскохозяйственных потребительских кооперативов по хранению, предпродажной подготовке и реализации продукции; это внесение изменений в соответствующие нормативно-правовые акты, обеспечивающие подключение теплиц закрытого грунта к электросетям, газовым сетям, водоснабжению и другой необходимой инфраструктуре на бесплатной основе.

Обращаясь к выступлениям Джонатана Гресела и Филипа де Йонга вывод напрашивается сам собой. Массово высокотехнологичным наше сельское хозяйство сможет стать не так скоро. В Европе и Америке оно стало таким благодаря высокой доле затрат государства в развитии науки и технологий – затрат порою сопоставимых с объемом производимой продукции (США). Именно внедрение новых технологий позволило революционно повысить производительность труда в сельском хозяйстве, а значит и доходность, простимулировало увеличение объемов производства и развитие экспорта. А высокая доля экспорта делает страну независимой даже при наличии импортных поставок.

На форуме выступил Джонатан Гресел, полномочный министр, советник по вопросам сельского хозяйства посольства США в России, который отметил: в 2013 г. американские фермеры засеяли 132 миллиона гектаров пашни. Общая стоимость продукции сельского хозяйства составила 363 миллиарда долларов. Фермеры получили 132 миллиарда долларов чистой прибыли. Из 3 200 000 сельхозпредприятий 87% управляются семьями. Семейные фермы производят 85% всей сельхозпродукции страны, а корпоративные хозяйства – 15%. С 2000 г. валовой денежный доход американских ферм практически удвоился. За это время роль государственных программ, по словам эксперта, сократилась. При этом США являются крупнейшим в мире не только экспортером, но и импортером продовольствия и сельхозпродукции. Так, в 2014 году сельхозпродукции было экспортировано на 150 миллиардов долларов и импортировано на 112 миллиардов долларов. В итоге получилось положительное сальдо в 38 миллиардов. И это без учета продаж сельскохозяйственной техники.

Чтобы для населения была доступна более дешевая продукция, часть товаров импортируется. При этом продукция местных фермеров, которая является более качественной, экспортируется на зарубежные рынки. Существует специальная программа продвижения экспорта. Доля импорта также высока по отдельным категориям: рыбы – это более 80%, растительного масла порядка 40%, сахар – более 30%, а овощи и фрукты не доходят до 25%. Именно конкуренция с поставщиками из других стран заставляет местных производителей оптимизировать издержки и повышать технологичность.

Рост объемов сельхозпроизводства в США, значительно превышающий на сегодня спрос, происходил с 2000 года во многом благодаря инвестициям в научные разработки. В итоге фермер получает сегодня 20 долларов на каждый вложенный рубль. Это в основном технологии, связанные с безпахотной обработкой земли, использованием спутников для прецизионного земледелия, биотехнологии против сорняков и вредителей. Существует прямая корреляция роста затрат на НИИР с увеличением объемов производства. Выручка в рублях сопоставима со стоимостью производимой продукции.

Весь бюджет АПК на 2014-2018 годы – 489 млрд долларов. В США работает Всеобъемлющий аграрный закон, согласно которому господдержка не привязана к объемам производства. Речь идет о господдержке, позволяющей сохранять доходность хозяйств. У фермера есть выбор: получить бюджетные выплаты – в случае, если полученная цена ниже себестоимости или если доход ниже определенного исторического уровня дохода. Данный вид поддержки позволяет фермерам получить доступ к кредитам. Поскольку он покрывает значительные риски отрасли для финансовых институтов.

На долю программы питания малоимущих семей приходится 80% аграрного бюджета, что позволяет стимулировать спрос на потребление продуктов питания. Поддержка распространяется и на импортную продукцию, и это держит фермеров в состоянии конкуренции, что положительно влияет на развитие экономики АПК в целом. Благодаря этому для населения издержки на продукты составляют 12% в бюджете семьи, в то время как в России порядка 30%. Правительство США поддерживает не какие-то определенные направления, а уровень доходов производителей.

Подобная политика характерна и для Нидерландов. «Система была основана на субсидиях. Однако сейчас мы перешли скорее на поддержку доходов. Субсидии на производство определенных видов сельхозпродукции больше не предоставляются. Наше сельское хозяйство очень много дает нам для успешного развития торговли. Самообеспечение всеми видами сельской продукции не является нашей целью (!). Это могло бы помешать успешной модели развития нашего сельского хозяйства», – заявил министр-советник посольства Королевства Нидерландов в России Филип де Йонг.

Сельское хозяйство этой маленькой страны производит 2% ВВП, при этом в нем работает 10% населения. Есть тенденция снижения количества фермеров и увеличения объемов производимой продукции оставшимися субъектами предпринимательства. В связи с этим, особое внимание уделяется вопросам развития сельских территорий.

Производительность труда в сельском хозяйстве удвоилась также во многом благодаря Системе сельскохозяйственных инноваций, стимулирующих производство, экспорт, для которого есть инфраструктура и продуманная логистика. Высокая значимость придается передаче знаний и обучению. Фермеры – высококвалифицированные люди. Уровень самообеспеченности Нидерландов: картофель – 190%, яйцо – 350%, свинина — 265%, мясо птицы – 240%. Отсюда развитие экспорта.

Каковы выводы

Для того, чтобы стимулировать увеличение отечественного производства продукции АПК, важно создать систему господдержки, связанную с гарантированием доходности даже в случае неблагоприятных погодных явлений или рыночных тенденций – это первоочередная задача. Именно поэтому роль несвязанной поддержки — на гектар или на голову скота должна быть первостепенной.

Второе: развитие института страхования – здесь государство должно сыграть значительную роль, дабы сделать сельских предпринимателей- бизнесменов выгодными клиентами для банков, снизив отраслевые риски таким образом.

Кредитоспособность и доходность позволят постепенно вкладываться и в новые технологии в рамках частно-государственного партнерства.

В сельском хозяйстве должны быть представлены все формы хозяйствования: малые, средние и крупные. Все вместе они смогут диверсифицировать отраслевые риски и развивать сельские территории.

Убеждена в том, что реализация предлагаемых мер позволит в короткие сроки и при минимальных государственных вложениях существенно обеспечить решение задачи импортозамещения сельскохозяйственной продукции.

Автор: Ольга БАШМАЧНИКОВА, замдиректора АККОР, председатель Аграрной партии России

Россия > Агропром > agronews.ru, 20 января 2016 > № 1616730 Ольга Башмачникова


Индия. Россия > Агропром > gazeta.ru, 19 января 2016 > № 1616650 Реза Махаммад

«В России я ел борщ, пельмени и кулебяку»

Звездный повар Реза Махаммад о русской кулебяке, острой пище и кулинарной разнице между Индией и Ближним Востоком

Анна Лозинская

«Чили — не наш, но об этом уже никто не помнит» — «Стиль жизни» поговорил со звездным поваром Резой Махаммадом об индийской кухне, русской кулебяке и китайских пельменях и... больше не боится морозов.

Если вам холодно и неуютно, лучший способ согреться — вспомнить о том, как вам было хорошо два года назад, когда было море, пляж, пальмы, вода из молодого кокоса, ласси из манго и обжигающее красное карри, от которого горело во рту. Из-за курса рубля Индия от нас теперь дальше, чем обычно, — и от этого почему-то еще сильнее тоска по индийской кухне.

Индийских ресторанов в Москве до обидного мало. Вот почему мы так обрадовались, узнав, что в Москву приезжает Реза Махаммад — звездный повар, ведущий программ телеканала Food Network и владелец лондонского ресторана The Star of India. Словом, западное лицо индийской кухни. В Москве он дал мастер-класс по приготовлению курицы карри с кардамоном и признался «Газете.Ru», что никогда не хотел иметь отношение к кухне.

— Я попал в ресторанный бизнес случайно. Моего отца не стало, когда я был совсем молод, и я был вынужден взять на себя управление рестораном в Лондоне. Но по-настоящему я хотел стать музыкантом, концертирующим пианистом. Или заниматься модой, дизайном, изобразительным искусством, даже дизайном интерьеров — в общем, творчеством. Но и в ресторанном бизнесе мне удалось использовать элементы того, что меня всегда интересовало: я придумал, каким должен быть дизайн лондонского ресторана, какая музыка там должна быть.

В 80-е у меня был белый двухуровневый натяжной потолок, сейчас на потолке фрески в духе Ренессанса, напоминающие об Италии, о Вероне или Венеции. Мне всегда нравились визуальные искусства, для меня еда тесно связана с искусством. Все взаимосвязано: музыка, изобразительное искусство, еда — все это имеет отношение к органам чувств.

— Какое индийское блюдо ваше любимое?

— Сложно сказать, что я люблю больше всего: в Индии много разных регионов, и в каждом интересно что-то свое. Например, если вы поедете в Раджастан, вы обнаружите, что кулинарный стиль меняется там каждые 50 км. Все из-за ландшафта! Сначала вы в пустыне. Через мгновение оказываетесь в оазисе. Через 50 км — что-нибудь еще.

Изменяется пейзаж — изменяется и еда. Многие в Индии не едят мясо: 65% процентов населения — вегетарианцы.

Но оставшиеся 35% — это тоже очень много людей. Я вот люблю мясо, курицу, рыбу — но все зависит от региона. Мне нравится кухня Раджастана, Южной Индии, Хайдарабада.

— Почему, на ваш взгляд, индийская кухня так популярна в мире?

— Индия была одной из колоний Британии — думаю, поэтому первоначальную популярность индийская кухня приобрела именно в Великобритании. Она была популяризирована англичанами, которые долгое время жили в Индии, а потом вернулись. Это были люди, привыкшие к вкусу пряностей. А ведь специи вызывают привыкание, даже зависимость. Когда вы добавляете специи в блюдо, вы добавляете ему новое измерение, оно становится более интересным. У индийской кухни есть много родственников — двоюродных братьев, я бы сказал. Персидская кухня, кухня Ближнего Востока. Там тоже используются специи — но обращаются с ними по-другому, не так, как в Индии. Мы разогреваем специи в самом начале готовки, обжаривая их в масле, — так они раскрываются полнее, отдавая весь свой аромат маслу, рыбе, мясу, овощам, всему, что вы готовите.

— То есть разница между индийской кухней и кухней Ближнего Востока — в том, что вы обжариваете специи в начале готовки?

— Да. Вкусы, характерные для ближневосточной кухни, — более мягкие. Есть аромат, но вкус слабее. А в индийской кухне есть и аромат, и вкус пряностей, она более изысканная. Кстати, острый перец — продукт не индийского происхождения. Он не рос в Индии — сюда он попал благодаря португальцам, которые привезли его с южноамериканского континента в XVI веке.

— Индийская кухня изначально не была такой острой?!

— Нет! У нас был душистый перец, черный перец, но острого красного перца не было. Родина перца чили — африканские колонии Португалии, такие как Мозамбик и Ангола, и американские колонии. Но сейчас об этом никто не думает. Как только острый перец вошел в индийскую гастрономическую традицию, это стало выглядеть так, будто это мы выращиваем чили всю жизнь. Тогда индийская кухня и стала острой.

— И известна на весь мир именно своей остротой.

— Знаете, мне нравится острая еда, но я люблю, когда у нее есть не только острота, но и вкус. Когда перца слишком много, вы не чувствуете никаких других вкусов, острота перекрывает все на свете, так что чили нужно добавлять очень аккуратно.

— Нужно ли адаптировать индийские блюда к западному вкусу?

— В конце 60-х, когда я родился, а мой отец открыл в Лондоне ресторан, еда в этнических ресторанах на Западе подавалась как раз в адаптированном варианте. Но сейчас люди путешествуют гораздо больше, чем в 60-е, и я думаю, что сегодня вкус должен быть аутентичным. Единственное, что нужно, — это модерировать остроту блюд.

Нужно добавлять меньше перца, чем мы привыкли, чтобы человек мог почувствовать вкус и понять в точности, каким должен быть вкус того или иного блюда.

Когда ты привыкаешь к этим вкусам и ароматам, ты можешь прибавить перцу. Но нужна какая-то прелюдия. Так что моя позиция — сохранять аутентичность, но снижать остроту.

— Какие блюда неиндийской кухни вам нравятся?

— Я обожаю кухню Юго-Восточной Азии — Таиланда, Вьетнама, кухню Ближнего Востока, стран Средиземноморья. Я люблю, когда у блюд яркий вкус, интересная структура, цвет. Мне нравится, когда есть баланс кислого-сладкого-соленого-острого. Мне нравится, когда ароматы щекочут нервы, дразнят вкусовые рецепторы.

— Что вы уже попробовали в России?

— Я ел борщ, пельмени — я обожаю блюда из фаршированного теста и уверен, что у пельменей в России и в Китае общие корни. Вы знаете, что до путешествия Марко Поло в Китай в Италии не было спагетти и других видов пасты? Это он привез в Италию идею лапши.

— Русская кухня, наверное, не кажется вам такой уж яркой.

— В русской кухне специи тоже используются: имбирь, корицу, кардамон, гвоздику кладут в некоторые блюда. Сладкие. Это обычная история для всех западных стран: когда индийские специи попали в Европу, их стали использовать прежде всего именно для приготовления десертов. Но да, мне не хватает острых впечатлений.

Правда, есть одно блюдо, которое я обожаю, — это кулебяка.

Разные виды начинки из яиц, рыбы, риса, блинчики, которые их разделяют, тесто — обожаю! Я делал кулебяки в 80-е, когда учился в кулинарной школе. Божественная еда.

— Как вам удалось совместить барочный интерьер и музыку с традиционной индийской кухней?

— Они прекрасно сочетаются. Посмотрите на индийскую архитектуру, на дворцы, они украшены так же пышно, как здания эпохи барокко. А барочная музыка… Я ее обожаю! Телеман, Корелли, Манфредини, Локателли….

Рецепт от шефа: курица карри с кардамоном

Реза пускается в перечисление имен своих любимых композиторов и тем временем разогревает сотейник, льет туда растительное масло, бросает в горячее масло стручки кардамона и, дождавшись, чтобы они зашипели, отправляет туда же свежий измельченный имбирь, чеснок и лук. Добавляет чуть-чуть соли (он говорит, что так лук быстрее приобретет золотистый цвет) и быстро-быстро перемешивает, не переставая восхищаться ароматом. На сковороду продолжают радугой сыпаться пряности — молотый кориандр, острый перец чили, куркума перемешиваются с луком, и Реза успокаивает этот пожар тремя столовыми ложками воды.

К смеси добавляются порезанные помидоры и зеленый чили, от одного вида которого становится жарко.

Остается перемешать — и выпаривать воду, чтобы помидоры, лук и пряности превратились в густой соус. Соус непременно нужно попробовать — и добавить в него соли и сахара, чтобы получился тот самый остро-кисло-сладкий вкус, который отличает многие блюда Азии. В ярко-красный соус выкладываются куриные грудки, порезанные крупными кусками. Осталось влить на сковороду еще воды, чтобы она покрыла курицу, перемешать и оставить готовиться под крышкой на медленном огне. Готовую курицу Реза посыпает свежей кинзой. Куда же без нее в индийской кухне!

Индия. Россия > Агропром > gazeta.ru, 19 января 2016 > № 1616650 Реза Махаммад


Украина. Евросоюз > Агропром > vestifinance.ru, 18 января 2016 > № 1614658 Юрий Косюк

Украинский миллиардер: Европа обманула Украину с ЗСТ

Владелец агрохолдинга "Мироновский хлебопродукт" Юрий Косюк заявил о том, что зона свободной торговли Украины с Европой, официально заработавшая с начала 2016 г., в своем текущем виде не открывает европейский рынок для украинских компаний.

Об этом украинский миллиардер ($1,1 млрд в 2015 г. по версии Forbes) заявил в интервью украинской службе "Голоса Америки".

Глава крупнейшего производителя куриного мяса на Украине назвал установленные Европой для Украины квоты катастрофически малыми. При этом сама зона свободной торговли Украины с ЕС является, по мнению Косюка, мягко говоря, неравноправной:

"Голос Америки": С 1 января 2016 года начало действовать Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и Европейским союзом. Как отразилось открытие европейских рынков на вашем бизнесе?

Юрий Косюк: Никакого открытия рынков не произошло. Знаете, в колесах такой механизм, называется ниппель: в одну сторону пропускает, в другую сторону – нет. Такая примерно ситуация сейчас у нас с европейскими рынками. Европа говорит о зоне свободной торговли с Украиной, и одновременно подписана куча исключений и ограничений для экспорта украинских товаров. Поэтому это такая зона свободной торговли только в одну сторону, только в сторону Украины.

ГА:Но раньше холдинг не мог поставлять продукцию в страны Евросоюза, долгие годы "Наша Ряба" прорывалась на рынки ЕС. Наконец в 2015 году вы начали экспортировать курятину в Европу. И вы говорите, что для вас ничего не изменилось?

ЮК: Ничего. Я думаю, что нас обманули. Для экспорта продовольственных товаров из Украины установлены катастрофически большие ограничения или квотирования. Чтобы вы понимали: Украина производит 1,2 млн тонн куриного мяса в год. При этом Европа дала Украине беспошлинную квоту – 16 тыс. тонн. Ну, плюс к тому же можно ввезти без пошлины 20 тыс. тонн целой замороженной курицы (которая абсолютно никому не нужна). На все, что сверх этой квоты, – пошлина более 1 тыс. евро за тонну.

ГА: Почему квоты оказались такими мизерными?

ЮК: Потому что Европа защищает свой рынок! Они четко защитили собственные интересы, а Украина проиграла. Поэтому я считаю, что и зона свободной торговли, которую очень сильно пропагандируют сегодня, - это обман Украины. Вы представьте: один только наш агрохолдинг "Мироновский хлебопродукт" производит 700 тыс. тонн мяса в год, экспортирует 250 тыс. тонн, а Европа дала для всей Украины беспошлинную квоту на 16 тыс. тонн. Какая свободная торговля, о чем мы говорим ?!

ГА: Возможно, эти квоты будут пересматриваться?

ЮК: Нет. Как заявила руководитель комитета по вопросам торговли ЕС, в ближайшие 5 лет также вопросы ПРО не будет нарушаться.

ГА: А российский рынок, насколько он для вас привлекателен?

ЮК: Российского рынка у нас уже давно нет. Еще 5–7 лет назад стало понятно, что российский рынок будет не наш и будет нам неинтересен. Ведь Россия достаточно долго субсидировала своих производителей, осуществляя капитальные вложения через государственные субсидии. Они практически инвестировали все производство за государственный счет. Сегодня у них на рынке курятины перепроизводство. При таких условиях конкурировать невозможно, и мы ушли с российского рынка еще года три назад.

ГА: Чувствуете ли вы оживление на украинском рынке? Говорят, что есть рост экономики.

ЮК: Никакого роста экономики не будет, это обман. Я думаю, что экономика в этом году пойдет вниз. Мы видим настроения бизнеса – с чего быть росту? Существует несколько драйверов экономики. Внутренний потребитель, когда потребляет, может двигать экономику вверх. Но внутренний потребитель становится беднее, у него все меньше денег. Второй двигатель – внешние рынки, но они какие были, такие и есть. Третьим двигателем могут быть зарубежные инвестиции. Но инвестиции в Украину в ближайшее время не придут.

ГА: Вы настроены пессимистично...

ЮК: Относительно пессимистично. Это первый год, когда мы не будем инвестировать в новое строительство.

ГА: А у вас планы, как дальше налаживать сотрудничество с Европой?

ЮК: Есть, и довольно большие. Мы полностью выбрали квоту, которую нам дали – 16 тыс. тонн, но мы не собираемся на этом останавливаться. Я считаю, что Европа играет с нами в нечестную игру, но это игра, и мы будем искать в этой игре свои подходы. Несмотря на их заградительные меры, тарифы и квотирования, мы будем экспортировать в Европу.

ГА: Если не секрет – как?

ЮК: Мы не хотим озвучивать конкретные шаги. Ведь наши европейские друзья очень боятся прихода Украины – украинского аграрного сектора, особенно продовольственного блока. И придумывают, как этого не допустить. Я убежден, что тот референдум, который сейчас придумала Голландия относительно ратификации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, является одним из способов, которым голландские производители – как минимум аграрные – стараются закрыться от Украины. И мы знаем, кто это делает. Европа достаточно сильно защищается. Европа очень большой протекционист. У них есть несколько стран, которые слишком сильно протекционирует своих производителей.

Украина. Евросоюз > Агропром > vestifinance.ru, 18 января 2016 > № 1614658 Юрий Косюк


Россия > Агропром > portal-kultura.ru, 13 января 2016 > № 1641440 Александр Ежевский

Александр Ежевский: «Родина начинается с кружки молока и куска хлеба»

Нильс ИОГАНСЕН

Министру тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР Александру Ежевскому в ноябре исполнилось сто лет, а незадолго до Нового года Владимир Путин наградил его орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени. Корреспондент «Культуры» застал аксакала на рабочем месте. С 2004-го Герой Социалистического Труда трудится в должности главного научного сотрудника Всероссийского научно-исследовательского технологического института ремонта и эксплуатации машинно-тракторного парка (ГОСНИТИ).

Александр Александрович находится в потрясающей физической форме: отказался от персональной машины — предпочитает метрополитен. Старая гвардия, таких сейчас не производят, гвозди бы делать из этих людей — это все про него.

Только начали беседу, запиликал телефон — на связи Иркутск, Государственный аграрный университет имени А.А. Ежевского. Вуз назван в честь знаменитого земляка прижизненно — редчайший случай. Руководство докладывает: с «Ростсельмаша» прибыла кабина новейшего комбайна, будем учить студентов. Александр Ежевский мигом вносит рацпредложение — смастерить на базе новинки виртуальный компьютерный тренажер, «как у военных летчиков». Чтобы молодые люди обучались владению техникой в условиях, максимально приближенных к полевым: «Перед отраслью поставлены масштабные задачи, — подытоживает Ежевский, — расслабляться нельзя».

культура: Президент потребовал от российского АПК к 2020 году стать крупнейшим мировым поставщиком продуктов. Что для этого требуется?

Ежевский: Задача действительно грандиозная, сравнимая с освоением целины. В оборот необходимо ввести более 40 миллионов гектаров ныне не используемых земель, заброшенных за последние два десятилетия сельскохозяйственных угодий, чтобы полностью обеспечить прежде всего внутренний рынок отечественным продовольствием.

Дело в том, что мы даже не вышли на уровень 1990 года по производству продуктов питания. Тогда в РСФСР получили 117 млн тонн зерна, в СССР — более 200 млн тонн. А сегодня РФ собирает чуть более ста млн тонн, думаю, еще и с существенными приписками — отчетности-то нет. На душу населения молока и молочных продуктов тогда приходилось 386 кг в год, строго по нормам, сейчас — только 247 кг. А ведь именно с этого и начинается Родина — с кружки молока и куска хлеба. Поэтому заявления о том, что в Советском Союзе были серьезные перебои с продовольствием, — ложь. В рабочих столовых выбор блюд оставался богатым, еда была качественной. Ведь питание — едва ли не самое главное в жизни. Можно ходить в одном костюме, но три раза в день садиться за обильный стол.

РФ ежегодно тратит более 40 млрд долларов на импорт продовольствия, причем порой некондиционного. Устранение этой проблемы — приоритет государственного значения. Однако когда мы рассматриваем пути решения, то утыкаемся в тупик. Как известно, половина успеха в сельском хозяйстве — селекция, семенной материал, породы скота. Оставшиеся пятьдесят процентов — механизация. В результате отсутствия должного количества техники Россия ежегодно теряет более 20 млн тонн зерна, миллион тонн мяса, 7 млн тонн молока. Производительность труда в нашем АПК в 6–9 раз ниже, нежели в западных странах, а энергозатраты — в 2–3 раза выше. Плюс мы расходуем по 60 млрд рублей для поддержания устаревшего и сильно изношенного машинно-тракторного парка в работоспособном состоянии. Хотя на селе, возможно, скоро никого не останется: каждый год полтора миллиона человек, в основном молодежь, уезжает в города.

культура: Но ведь машиностроительные мощности СССР были избыточными...

Ежевский: Отнюдь. Когда в декабре Владимир Путин вручал мне орден, я выступил на тему выполнения его поручения. В СССР мы имели 3,5 лошадиных силы на гектар пашни, теперь в РФ — 1,5 л.с./га. При этом в США — 8 л.с./га, в Евросоюзе — около 5–6 л.с./га. Таким образом, энерговооруженность сельского хозяйства необходимо быстро и более чем в два раза повысить.

Вот еще грустная статистика. В Штатах — 26 тракторов на тысячу гектаров, в Канаде — 16, в ЕС вообще 85, даже в Белоруссии — 9,3. А у нас — всего 3,6. Аналогичная ситуация и по зерноуборочным комбайнам. Почему мы теряем 20 млн тонн зерна? Именно поэтому — нет техники, не можем вовремя все убрать и вывезти. Вместо положенных 7–8 дней уборочная затягивается на месяц-полтора, хлеб уходит под снег. В РСФСР работали 1 365 000 тракторов, сейчас осталось 420 000, тогда мы имели 407 000 зерноуборочных комбайнов — ныне только 120 000. Более того, есть прямая зависимость между урожайностью и энерговооруженностью. Так, в США собирают 72,4 центнера с гектара, в ЕС — 51 ц/га, у нас — 23 ц/га.

культура: Способна ли современная российская промышленность обеспечить аграриев недостающей техникой?

Ежевский: Да, и это несмотря на то, что многие заводы закрылись. Мощности недогружены, увеличить производство в пару раз — не проблема. Но и этого уже недостаточно. Ведь на селе почти нет денег, чтобы закупать новые машины. Виной тому пресловутый диспаритет цен: ГСМ, электроэнергия, газ, запчасти, техника дорожают, а закупочные цены на продукцию сельского хозяйства остаются прежними или даже снижаются. Да, стоимость продовольствия растет еще быстрее, но крестьянам от этого ничего не достается. Прибыли оседают в карманах посредников, различных «зернотрейдеров» и прочих торгашей. При этом кредиторская задолженность села — свыше триллиона рублей!

Требуется полномасштабная поддержка АПК. Согласно Постановлению правительства РФ №1432 в 2015 году на субсидирование покупки техники требовалось 8 млрд рублей, но дали только 1,9 млрд. Крестьянам не на что покупать новые машины, и это главная беда.

культура: А насколько сельхозтехника, которая выпускается в РФ, удовлетворяет современным требованиям?

Ежевский: Конечно, машиностроению тоже нужно и повышать качество, и осваивать новые технологии. В отрасли хватает прозябающих заводов, по сути, у нас осталось лишь три лидера — «Ростсельмаш», «Санкт-Петербургский тракторный завод» и «Воронежсельмаш». Первый осенью в Ганновере представил новый комбайн RSM 161, я сам за его рулем сидел: для комбайнера — отличная машина. И немцы, кстати, образец очень высоко оценили.

культура: Ничего, что «Ростсельмаш» использует импортные комплектующие, в том числе двигатели?

Ежевский: Это горькая правда — 30–40 процентов деталей завозятся. И особенно неладно в государстве с моторами. Отмечу, что так было не всегда. К примеру, Барнаульский моторный завод в советское время ежегодно давал до 156 000 дизелей для тракторов и комбайнов, нынче — только 700 штук. Да и элементы трансмиссии, другие агрегаты тоже требуются, а их нет. Нужно, повторюсь, заново налаживать производство по всей цепочке.

Но как? Станкостроительные заводы продолжают закрываться. Нет отечественных подшипников: в СССР производилось порядка 70 000 металлообрабатывающих станков в год, теперь — менее четырех тысяч, да и то на заграничном материале. Станкостроение подорвано, а ведь оно — становой хребет промышленности, в том числе и сельскохозяйственного машиностроения. Нужна и электроника — у нас ее почти нет, приборостроение также подорвано.

Но запускать процесс замещения импорта, я думаю, все-таки нужно со смены приоритетов, с пересмотра моральных ценностей общества. В СМИ — одна чернуха, драки, убийства, смакование какой-то грязи, обсуждение преимуществ «сладкой жизни». Где рабочий класс и пролетарские ценности: порядочность, сознательность, солидарность? О производительности труда никто не говорит, слов таких даже не знают.

И никто ни за что не отвечает. В 2012 году Владимир Путин объявил о необходимости создания 25 млн новых высококвалифицированных рабочих мест. И все — молчок. Кто за выполнение этой программы несет ответственность, сколько специалистов трудоустроено? Никто не знает.

культура: Вы собственными глазами видели индустриализацию 30-х, очень удивившую мир. Поделитесь рецептами.

Ежевский: Для начала необходимо в корне изменить финансовую политику. Минфин и Центробанк должны работать на промышленность, а не на спекулятивный капитал. Мы деньги от продажи нефти и газа отвозим за океан, покупаем там малодоходные ценные бумаги, а потом ищем, где бы занять «на жизнь». При этом кредитные ставки для отечественного бизнеса — сумасшедшие, в таких условиях развитие попросту невозможно. В итоге деньги уплывают в офшоры. Сколько говорили, что это нужно прекратить? Но в прошлом году снова 150 млрд долларов вывезли. Де-факто мы своими деньгами развиваем западные и прочие экономики, а российской ничего не достается.

В основе экономической политики, считаю, должно быть то, что, говоря образно, можно потрогать руками. Мощности, объекты, инфраструктура. Пройдет еще 15–20 лет, и нефть либо закончится, любо ей найдут замену. И тогда мы останемся на бобах. Поэтому единственный рецепт — срочная индустриализация, не на словах, а на деле, наведение порядка в финансовом секторе, снижение налогов и кредитных ставок.

Тогда, в 30-е, целый мир был против нас. И нам требовалось пройти вековой путь за десять лет. Мобилизовали резервы, стиснули зубы, напрягли жилы. Сталинградский тракторный завод — гигант! — за год построили. Сейчас в это мало кто верит, дескать, чудеса. Закладывали основы, фундамент всей экономики, строили важнейшие производства. Только поэтому и победили затем в Великой Отечественной.

Сегодня международная обстановка тоже напряженная, требуется новая индустриализация, и опять в кратчайшие сроки. Причем провести ее гораздо проще — деньги-то есть. Но ими нужно правильно распорядиться, изменив финансовую политику и направив резервы на развитие отечественной экономики, а не в США.

культура: И как это сделать, если конкретнее?

Ежевский: Нужно, наконец, внятно сказать, куда плывем. Если неизвестна пристань, никакой ветер не будет попутным. То есть прежде всего необходимо ввести планирование — хотя бы индикативное, поставить четкие цели, создать систему ответственности кадров. И, повторюсь, определиться с вектором, понять, что мы строим? Капитализм, социализм, капиталистический социализм, госкапитализм, демократию, либерализм? И не медлить: ведь «краник» в любой момент могут перекрыть какие-нибудь очередные санкции; и тогда есть-пить нам станет нечего.

культура: Группа депутатов Госдумы недавно инициировала законопроект, предусматривающий введение в Уголовный кодекс статьи о вредительстве. Все действительно так плохо?

Ежевский: Насчет сознательного вредительства утверждать не буду, а вот абсолютно неграмотная экономическая политика имеет место. А как назвать действия Центробанка и Минфина, я даже и не знаю. Пока, при нынешнем курсе на главенство нефти и газа, будущее России туманно...

культура: А есть ли кадры, которые, как известно, «решают все» — люди, способные встать во главе новой индустриализации?

Ежевский: Кадры пока есть. Но через несколько лет уйдут ветераны, затем советские специалисты, а что потом? Нам некому передать свой опыт. Довольно большой отряд молодых людей вообще ничем, кроме легких денег, не интересуется. Будет ли Россия через 15–20 лет? А наплевать! Им дай все и сразу. Машину, квартиру, дачу, предметы роскоши.

Мы строили — коммунизм, социализм, подлинное общество равных возможностей. Было тяжело, не все получалось, но были цели, мы к ним стремились. Учились, работали, мечтали о светлом будущем. И что? Можно, конечно, смеяться над нашим личным аскетизмом, но страна-то, по сути, до сих пор живет тем, что возвели мы — несколько поколений советских людей.

культура: Выходит, советская плановая модель была правильной?

Ежевский: Именно так. На Западе каждый президент корпорации имеет планы на десять лет. Компании поменьше руководствуются пятилетками, директор завода мыслит трехлетним планом. План, как правило, ежегодный сверстан, скажем, в Японии и для простого рабочего. Между прочим, это все они переняли у советской системы.

культура: Александр Александрович, Вам — сто лет. Но Вы каждый день на работе, полны сил, энергии. Это тоже результат какого-то личного планирования?

Ежевский: А как же! Для меня работа — насущная потребность. Живу от цели к цели, а когда таковые есть, то будущее осознанно и прозрачно. Движение — всегда и во всем. Более четверти жизни я провел в кресле министра, а на служебной «Чайке» никогда не ездил, на работу — пешком. И сегодня стараюсь на своих двоих передвигаться, в день прохожу не менее 6–8 километров.

Жизнь — это как езда на велосипеде. Пока крутишь педали — держишь равновесие; остановишься — упадешь. Такая вот у меня философия. Лифтами даже стараюсь не пользоваться: три ступеньки — вдох, еще три — выдох. Диету соблюдаю, утром творог с медом и каша на молоке. А вот обед совершенно нормальный, обычные блюда.

культура: Вам довелось поработать со многими историческими фигурами. Кто наиболее запомнился?

Ежевский: Запомнились все: брежневское Политбюро помню, как живое. Но особенно благодарен судьбе за встречу с Косыгиным. Мы познакомились в командировке. Меня только назначили замом в министерство тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, а Косыгин на тот момент занимал пост министра легкой промышленности. В Узбекистан мы ехали разбираться в проблемах механизации уборки хлопка. Тема, правда, не моя, в хлопчатнике почти не смыслил. Зато Алексей Николаевич, напротив, был в курсе всех нюансов. Помню, прилетели вечером, я тут же пригласил руководителей наших заводов, их было в Ташкенте четыре. Целую ночь до семи утра постигал азы уборки «белого золота», ездили к посевным площадям, при свете фар мне там показывали на пальцах что да как, потом на предприятиях еще устройство машин объясняли.

Утром уже с Косыгиным выезжаем на поля, решать вопросы на месте. Идет обсуждение, я особо не высовываюсь, есть, мол, и другие знающие люди в делегации. И тут Алексей Николаевич спрашивает о переходе с вертикальной машины на горизонтально-шпиндельную. Вокруг замешательство, один я неожиданно для самого себя начинаю петь соловьем. Косыгин выслушал и говорит: «А откуда, вы, товарищ Ежевский, все это знаете?» Пришлось объяснять, что ночь потратил на хлопкоуборочную технику и технологии. Он меня по плечу похлопал: «Молодец, вот таким ответственным всю жизнь и оставайся. Дерзай, всегда смотри вперед, изучай что-то новое». Вот напутствию Косыгина я до сих пор и следую.

Россия > Агропром > portal-kultura.ru, 13 января 2016 > № 1641440 Александр Ежевский


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 января 2016 > № 1610955 Анна Любоведская

Комментарий. Российские аграрные биотехнологии теснят импортные ядохимикаты.

Россия, оказавшись позади других стран в химизации, техническом и материальном обеспечении сельского хозяйства, может оказаться в авангарде нового технологического витка мирового АПК в биологизации.

По итогам всероссийской научно-практической конференции «Биологизация сельского хозяйства и органическое земледелие», которая прошла в декабре в Белгороде, ученые и эксперты констатируют: результатами масштабного внедрения биологизации может стать снижение себестоимости продуктов питания на 20%, замена на 40-50% импортных агроядохимикатов отечественными биопрепаратами, повышение плодородия почв, рентабельности сельхозпроизводства, улучшение качественных характеристик сельхозкультур и целый ряд экологических выгод.

В конференции приняли участие профильные научные учреждения – ВНИИ института фитопатологии, ВНИИ биологической защиты растений, НРИУЭ АПК, ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии РАСХН, представители реального сектора и общественных организаций из 12 регионов РФ. Результат обсуждения обнадеживает – Россия обладает серьезным научным потенциалом, уникальными коллекциями штаммов, технологий, приемов, положительными производственными испытаниями и возможностями для массового внедрения отдельных элементов биологизации начиная уже с 2016 года, двигаясь поэтапно ко всему комплексу биологического сельского хозяйства или полностью органическому земледелию, мировым рынкам экологически чистой продукции к 2020 году.

— Сегодня биотехнологии в растениеводстве и садоводстве по урожайности и себестоимости конкурируют с химическими методами. Без ядохимикатов и даже без минеральных удобрений в странах ЕС в органическом сельском хозяйстве урожайность выше, чем в России с ядохимикатами и всем спектром удобрений. Основной фактор успеха западного сельского хозяйства — адаптивная селекция, — говорит Член правления Союза органического земледелия Яков Любоведский.

Приоритет здоровья почв и экосистем сделает отечественное сельское хозяйство устойчивым к болезням, засухам. Для запуска биологизации сельского хозяйства необходимо, по примеру западных стран, ужесточить требования к внесению пестицидов.

Актуальность биологизации сельского хозяйства

Согласно данным ФАО, из 4,85 млрд га мировых агроугодий почвоутомлению или токсикозу почв (в том числе из-за загрязнения остатками стойких гербицидов!) подвержены 1,25 млрд гектаров. Это – основная причина потерь почти 25% мирового урожая сельхозпродукции.

Ученые обращают внимание, что излишняя химизация почв – следствие маркетингового давления крупных производителей химикатов. «Применяются препараты, которые в данный момент не нужны, а иногда и просто опасны. Анализ предлагаемых хозяйствам схем обработки зачастую позволяет удалить из них половину фунгицидов, которые рекомендуется некоторыми фирмами для обязательного использования», — приводит данные Николай Будынков, ведущий научный сотрудник ФГБНУ ВНИИФ.

Излишняя химизация привела к развитию целого ряда фитопатологий и токсикантов в агроценозах, предупреждает директор ФГБНУ ВНИИФ Алексей Глинушкин. «Это гнили, трахеомикозы, снижение продуктивности, урожайности и качества сельхозпродукции. Отдельным пунктом следует отметить головню, а также заболевания надземной части растений – листьев и стеблей. Для зерновых это септориозы, пиренофороз, мучнистая роса, ржавчины и др., для овощных – мучнистая роса, дидимеллезы (акохитозы), антрактоз, серая и белая гниль», — говорит Алексей Глинушкин.

Химические пестициды в почве вообще не работают. В почве эффективны биологические препараты на основе живых клеток. «Уже имеется массовое проявление резистентности возбудителей заболеваний на многих сельскохозяйственных культурах — церкоспороз сахарной свеклы, мучнистая роса на зерновых культурах и др. К биологическим фунгицидам возникновение резистентности не отмечено, что подтверждается многочисленными полевыми производственными опытами», — говорит Денис Морозов, генеральный директор компании «Агротехнологии».

По данным Института почвоведения МГУ-РАН, МГУ им. Ломоносова, в России продолжается истощительное землепользование, что грозит почвенно-экологическим кризисом. 58 млн га пашни характеризуются низким содержанием гумуса. «Из-за использования монокультур во многих регионах юга России на 97–98% сельхозугодий происходит систематическое существенное снижение плодородия почв», — говорит д.г.н., заведующий лабораторией геоботаники ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса Илья Трофимов.

«В почвах России наблюдается системное превышение выноса веществ над их поступлением в почву в два раза. Компенсация выноса долгие годы обеспечивалась за счет химизации и минерализации органического вещества в почве, что приводило к снижению плодородия и деградации почв. В России сложилась устойчивая катастрофическая тенденция увеличения площадей эродированных почв и ухудшения их агрохимического состояния. Например, 20-25% составляет недобор урожая зерна. Это неэффективное растрачивание государственных средств», — приводит данные Василий Мельников, заместитель начальника департамента Агропромышленного комплекса Белгородской области, начальник управления биологизации, охраны почв и прогрессивных технологий в растениеводстве.

Биологизация сельского хозяйства — мировой тренд

Роман Куликов, руководитель агронаправления Биотехкластера Фонда Сколково относит к четверке ведущих мировых трендов в агротехнологиях органическое сельское хозяйство и применение биопрепаратов, подчеркивая, что у России есть уникальная научная база для производства биопрепаратов на основе научных центров по защите растений (ВИЗР, ВНИИБЗР, ВНИИФ и др.), есть успешные отечественные предприятия с опытом разработки и продажи конкурентоспособных продуктов. «Сейчас биотехнологии в растениеводстве и животноводстве находятся на этапе резкого роста и развития. В ближайшие 20 лет ежегодный рост мирового рынка биопрепаратов составит 15%, достигнув в 2035 году уровня $57 млрд», — утверждает Роман Куликов.

— Особое значение приобретают вопросы внедрения в производство современных биотехнологий, использования биопрепаратов, что направлено на повышение устойчивости производства и качества производимой продукции. В этом году ЕЭК приняла перечень перспективных научно-исследовательских разработок до 2020 года, в том числе по биотехнологиям и вопросам обеспечения устойчивости аграрного производства, — говорит заместитель директора Департамента агропромышленной политики ЕЭК Роман Ромашкин.

Китай, США, ЕС достигли потолка применения агроядохимикатов и синтетических удобрений. Увеличение их применения уже не ведет к увеличению урожая, а, наоборот, провоцирует экологические проблемы, которые негативно влияют на сельхозпроизводство. Китай – самый крупный сельхозпроизводитель в мире, последние 10 лет активно внедряет методы биотехнологий в сельском хозяйстве. Ежегодно открываются тысячи новых фабрик по производству биопрепаратов (данные BioFach China), ежегодно требования к применению ядохимикатов ужесточаются. В странах Европы норма внесения минеральных удобрений снижается, под запрет подпадают каждый год различные пестициды, список запрещенных ядохимикатов только растет. У США на сегодня крупнейшая в мире экономика биотехнологий (35% от глобальной биоэкономики) и почти 50% всего мирового рынка экологически чистой продукции.

России надо остановиться и не идти в тупик химизации. «В агроценозах полей накоплен гигантский патогенный потенциал и моментально уменьшить его отказом от применения химических средств защиты растений невозможно. Необходим комплексный подход с использованием химических и биологических средств защиты растений, а также – стимуляторов и антистрессантов в различные фазы развития растений и межсезонье при постоянном мониторинге микробиологического состояния полевых агроценозов в течение многих лет», — говорит Николай Будынков.

Российская наука готова заместить 40-50% импортных агроядохимикатов экологически безопасными биопрепаратами к 2020 году.

Сегодняшний уровень использования в российском АПК возможностей биотехнологии и научного потенциала не соответствует современным требованиям. Именно инновации в мировом сельском хозяйстве являются решающим конкурентным преимуществом.

— Сегодня сельскохозяйственная микробиология может предложить производственникам достаточно большой спектр биопрепаратов, которые используются для повышения почвенного плодородия и продуктивности культурных растений, защиты их от фитопатогенной микрофлоры и вредителей, повышения качества урожая, снижения норм внесения минеральных удобрений и пестицидов, — говорит Александр Заплаткин, научный сотрудник ФГБНУ ВНИИ СХМ, руководитель отдела развития компании «Бисолби Плюс». — Все указанные бактерии в большей или меньшей степени способны синтезировать гормоны роста, фиксировать азот атмосферы, переводить соединения фосфора в усвояемые формы, продуцировать соединения, обладающие фунгицидными или фунгистатическими свойствами против фитопатогенных грибов, что благоприятным образом сказывается на физиологическом состоянии и общей продуктивности сельскохозяйственных культур.

ВНИИ биологической защиты растений обладает коллекцией уникальных культур бактерий и грибов (1000 культур). В институте постоянно совершенствуются технологии фитосанитарного мониторинга. Созданы приборы наземного и дистанционного обнаружения фитопатогенной инфекции и контроля метеопараметров в агроценозах. В текущем году разработана эффективная светоловушка насекомых на базе сверхярких светодиодов на солнечных батареях. ВНИИ БЗР проводит мероприятия по защите урожая с помощью спороулавливающих устройств, феромонных ловушек, беспилотных летательных аппаратов БПЛА, регистраторов метеопараметров, программы для ЭВМ.

«Агробиотехнология – это технология, где полезную для человека работу делают живые организмы. В сельском хозяйстве основной рабсилой являются бактерии, грибы, черви и энтомофаги. Сегодня технологический прогресс позволяет направить силы природы на выгоду человеку, заставить бесчисленные миллиарды бактерий бороться с проблемами в сельском хозяйстве. Хватит бороться с природой химией, убивая, в том числе, все полезное в ней. Новый биотехнологический виток России заключается во взаимовыгодном сотрудничестве с природой», — говорит Яков Любоведский.

Арсенал элементов биологизации чрезвычайно широк. Комплексно в России биологизацию сельского хозяйств внедряет Белгородская область. «Программа биологизации Белгородской области предусматривает дифференцированные севообороты, увеличение площадей с многолетними травами, применение сидеральных и промежуточных культур, расширение применения органических удобрений, пожнивных остатков, одновременно со снижением применения минеральных удобрений, замещение химических средств защиты растений на биологические», — говорит Василий Мельников. — Это низкозатратная система земледелия, направленная на создание агроландшафтов, способствующих воспроизводству почвенного плодородия, обеспечения условий для устойчивых урожаев, улучшение фитосанитарного состояния.

Союз органического земледелия и ряд экспертов считают, что на первом этапе начинать целесообразнее всего с внедрения элементов, которые дают быстрый эффект через несколько месяцев, и без проблем встраиваются в уже существующие производственные схемы. Это биофунгициды, микробиологические удобрения, вермикомпосты, энтомофаги и хищные грибы. Внедрив эти элементы, и убедившись в экономическом и экологическом эффекте, сельхозпредприятиям будет легче внедрять элементы биологизации долгого цикла – севообороты, сидеральные культуры, приемы для улучшения агроландшафтов и др.

IMG_3334На конференции, организованной Союзом органического земледелия, ВНИИ БЗР представил коллекцию энтомофагов, акарифагов, гербифагов, а также бактерий, которые поедают хитин, таким образом, поражают широкий спектр вредных насекомых. Бактерии и насекомые, естественные враги паразитов и вредителей, эффективнее работают в закрытом грунте, теплицах. Также они хорошо себя показывают на полях. Например, есть клопы, которые уничтожают колорадского жука.

Существуют технологии на основе хищных грибов, которые уничтожают гельминтов и прочих паразитов, разносящих болезни. Некоторые виды грибов используются как удобрения, являясь симбиотическими многим сельхозкультурам. Например, гриб микариза.

Микробиологические удобрения создают условия для усвоения растением микро и макроэлементов из почвы. Они обеспечивают сбалансированное комплексное питание растения. Некоторые могут содержать живые организмы, которые также обладают фунгицидным эффектом.

Важной технологией является вермикомпостирование. Дождевой червь дает неоценимый вклад в улучшение структуры почвы, снижает токсикозы. Пропуская через себя почву, он заселяет ее полезными микроорганизмами. 1 млн червей за 12 месяцев перерабатывает 170 тонн отходов. Из 1 тонны отходов 80-процентной влажности получается 250 кг товарного вермикомпоста 45-55% влажности и 10 кг биомассы червей. Любую форму органических отходов через вермикомпостирование можно переработать в высококачественное удобрение. Также научно обосновано действие микроорганизмов, которые могут отходы животноводства переводить в удобрения.

Задачи, которые решает «быстрая» биологизация:

снижение числа фунгицидных обработок, частичный отказ от использования ряда дорогостоящих пестицидов

вытеснение из агроценоза опасных микроорганизмов

стимуляция природной устойчивости к болезням и стрессам

обогащение микробиоты супрессорными видами микробиоты

уменьшение вероятности проявления резистентности к пестицидам у возбудителей болезней

восстановление биоты после применения агроядохимикатов

возможность переориентации хозяйств на производство экологически безопасной продукции.

Эффекты биологизации в первый же год применения:

На 1 вложенный в биопрепараты рубль прибавка прибыли составила 5-10 рублей

Снижение на 25-60% доз минеральных удобрений

Увеличение урожайности от 5 до 70% в зависимости от культуры и почвенно-климатической зоны, а также от гибридов, предшественников и агросхемы. Например, по стратегически важным культурам в 2015 году некоторые опыты показали увеличение урожайности – сахарной свеклы на 14%, озимой пшеницы на 11,6%, сои на 12%, риса на 5,2%.

Снижение пораженности растений зерновых культур корневыми гнилями на 66-75%, картофеля и томатов фитофторозом – на 70-90%, ягодных культур комплексом заболеваний – на 50%, риса перикуляриозом – до 90%.

Стимулирования длины и биомассы корневой системы до 15-20%, общей биомассы растений до 20-25%, фотосинтетической поверхности растений – на 20%, сокращение созревания на 5-7 дней.

Конкурентные преимущества биопрепаратов:

Низкая стоимость затрат и высокая степень отдачи

Совместимость с большинством средств защиты растений

Универсальность – можно обрабатывать все с\х культуры

Применение как в условиях крупных холдингов, так и в личных подсобных хозяйствах

Применение не требует внесения изменений в привычные агроприемы, биопрепараты совместимы в баковых смесях с пестицидами и удобрениями

Экологически чистый продукт, безопасность для окружающей среды, человека и животных (4 класс опасности)

Низкие нормы расхода биопрепаратов

Возможность использования в особо охраняемых территориях, там, где запрещена химизация

Отсутствие резистентности, не появляются сверхустойчивые патогены

Действие биопрепаратов с пролонгированным эффектом, они работают комплексно, улучшая здоровье почвы, происходит выравнивание биологического баланса почвы.

Минусы биопрепаратов: срабатывают не моментально, как химия, требуется чуть больше времени для получения максимального эффекта. Эффективнее всего работают на упреждение, и, если болезнь или паразит уже развились (пропущен момент появления), тогда для спасения урожая или животных придется применять химию. Катастрофический дефицит специалистов, умеющих работать с биопрепаратами.

Экологический эффект от внедрения биологизации

Увеличение доли биологического азота, вовлечение в структуру минерального питания почвенных минералов (фосфор, калий), снижение химической нагрузки на почву, улучшение структуры почвы, снижение эрозионных процессов. Снижение пестицидной нагрузки на агроценозы.

Проблемы внедрения биологизации

В настоящее время ощущается явная нехватка завершенных отечественных разработок в области ведения экологически ориентированного сельского хозяйства по полному циклу. Существующие наработки необходимо объединить в системы, довести до уровня технологических схем и карт, для чего, безусловно, необходимы совместные усилия ученых и практиков различных специальностей, поддержка государства, СМИ, населения страны. Поэтому сейчас встает острая необходимость разработки и внедрения перспективных агротехнологий с разумным применением необходимых доз минеральных удобрений и пестицидов, а там, где это возможно – замещение их использования внесением органических, биоорганических и микробных удобрений, а также применение биопестицидов и других приемов биологизации.

Внедрение инновационных разработок сельскохозяйственной микробиологии, к сожалению, существенно сдерживается по причине прохождения длительной процедуры Государственных испытаний, регистрации и получения разрешения на применение на территории РФ. Кроме того, проведение регистрационных мероприятий – достаточно дорогостоящее удовольствие.

От биологизации – к органическому сельскому хозяйству

— Постепенно внедряя элементы биологизации, российский АПК способен прийти к органическому земледелию к 2020 году и занять 10-15% мирового рынка экопродуктов, выполнив задачу, поставленную Президентом РФ Владимиром Путиным, — убежден Роман Гуров, Исполнительный директор Союза органического земледелия.

Агроэкосистемы органического земледелия (в сравнении с традиционными) характеризуются: 1) бòльшей замкнутостью трофических цепей геобионтов, 2) бòльшим биоразнообразием, 3) бòльшей плотностью травостоя, 4) отсутствием химических пестицидов, 5) лучшим питательным режимом растений. На органических фермах создаются здоровые экосистемы. Их почвы характеризуются минимальными потерями питательных элементов и повышенной супрессирующей активностью в отношении возбудителей болезней и фитофагов. Именно поэтому в здоровых почвах менее вредоносны многие фитопатогены, а также патогены человека и теплокровных животных.

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 января 2016 > № 1610955 Анна Любоведская


Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене

Министр АПК Литвы об аграрном экспорте после потери российского рынка

Агропромышленные комплексы Литвы и Украины во многом братья по несчастью. Литовскую мясомолочную продукцию, как и украинскую, Россия запрещала еще до продовольственного эмбарго. О том, как развивается литовский АПК, в интервью журналу "Топ-200 агрокомпаний" рассказала министр сельского хозяйства Литвы Виргиния Балтрайтене

Сельское хозяйство традиционно считается одним из ключевых секторов экономики Литвы. Какова доля АПК и продовольственной промышленности?

Действительно, сельское хозяйство всегда было одним из самых важных секторов для экономики Литвы. Ему удалось удерживаться на плаву даже в самые сложные исторические периоды и способствовать развитию всей экономики. Доля сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыбной отрасли в структуре экономики Литвы составила 3,8% ВДС (GVA, валовая добавленная стоимость) в 2013 году и 3,5% в 2014-м, что в 2,2 раза больше, чем в среднем по ЕС-28. Литовская пищевая промышленность также является одним из крупнейших секторов экономики. В 2013 году доля продовольственной промышленности, с учетом производства табачной продукции, составляла 4,8% от общего литовского ВДС.

Как изменилось сельское хозяйство Литвы после вступления страны в ЕС? Литовские фермеры выиграли от членства станы в ЕС или проиграли?

С момента вступления Литвы в ЕС прошло уже более 10 лет. За это время объемы производства сельскохозяйственной продукции, как и экспорт, возросли. Сельские территории в Литве развиваются, происходит позитивный сдвиг в сторону более инновационного ведения сельского хозяйства и фермерской деятельности. Произошли некоторые изменения в структуре сельского хозяйства. В частности, доля животноводства сокращается, в то время как увеличивается доля растениеводства. Стоимость сельскохозяйственной продукции, произведенной в Литве, по сравнению с 2004 годом возросла в 1,9 раза. Наибольшую долю занимают производители зерновых и молочной продукции.

Какие льготы получают литовские фермеры? Довольны ли они в этом контексте Единой сельскохозяйственной политикой ЕС (CAP, Common Agricultural Policy)?

Поддержка ЕС дала большой толчок для развития сельского хозяйства, которое унаследовало старые технологии и оборудование еще с советской эпохи. Нельзя отрицать пользу CAP для литовских фермеров. Средний размер фермерского хозяйства увеличивается, в сектор приходит много молодых специалистов. В рамках CAP наш аграрный сектор в 2014-2020 годах должен получить около 3,425 млрд евро прямых выплат. Прямая финансовая поддержка Евросоюза адаптирована к специфическим потребностям Литвы — дополнительная помощь для небольших ферм, молодых фермеров, секторов, которые испытывают трудности.

Я хотела бы также отметить, что "проблемные" секторы также получают поддержу из государственного бюджета, однако львиная доля прямой поддержки все-таки приходится на ЕС. Особое внимание уделяется сlimate-friendly и environment-friendly компаниям, на субсидирование таких проектов приходится до трети всего финансирования. На развитие сельской местности в Литве в 2014-2020 годах планируется выделить почти 1,98 млрд евро, из которых 1,6 млрд евро будет выделено из бюджета ЕС.

Не нужно забывать, что не только фермеры, но и все литовцы получают значительные выгоды от CAP. Реализация CAP обеспечивает потребителей высококачественной продукцией по приемлемым ценам, гарантирует продовольственную безопасность, способствует защите окружающей среды и повышает занятость в сельской местности.

Растет ли экспорт литовской аграрной продукции в рамках ЕС? Кто основные торговые партнеры?

После вступления Литвы в ЕС торговый баланс стал положительным, и внешняя торговля с другими странами Евросоюза растет из года в год. С 2004 года экспорт в страны ЕС увеличился более чем в четыре раза. Наши основные экспортные партнеры в ЕС — Латвия, Германия, Польша, Эстония и Нидерланды.

Молочная и мясная промышленности Литвы во многом ориентируются на экспорт. Какие страны являются основными потребителями вашей продукции?

Более половины произведенного в стране молока экспортируется в виде молочных продуктов. Основной экспортный продукт — сыр. На внешние рынки поступает более 80% произведенных в стране сыров. В прошлом году Литва экспортировала свою молочную продукцию в 78 стран. Основные потребители — страны ЕС, на которые приходится около 75% молочного экспорта (в денежном выражении по итогам первого полугодия 2015 года).

После введения российского эмбарго структура экспорта говядины изменилась, и в настоящее время основные страны-потребители литовского мяса — это Нидерланды, Италия, Швеция, Дания, Эстония, Хорватия, Португалия и Франция (почти 91% всего экспорта). Остальное мясо экспортируется в Беларусь, Украину, Норвегию, Гонконг, Боснию и Герцеговину, Ливан, Габон и пр.

Около 75% экспорта мяса птицы также приходится на страны ЕС (Нидерланды, Латвия, Эстония, Франция).

Насколько сильно Литва пострадала от закрытия российского рынка?

Более других от российского эмбарго пострадали производители молочной продукции. До запрета около 60% молочного экспорта приходилось на страны ЕС и 30% — на Россию. Производители вынуждены были перестроиться, и статистика показывает, что это им частично удалось. Экспорт "молочки" в страны ЕС увеличился до 75%.

В мясном секторе более всего пострадали производители говядины, поскольку свинину мы туда не экспортировали, а поставки курятины были незначительными. Литва более чем обеспечена собственной говядиной, 60-70% от внутреннего производства идет на экспорт. Экспорт в Россию занимал 40% всех поставок. Производители вынуждены были переориентироваться на экспорт в другие страны ЕС и в третьи страны. К сожалению, запрет экспорта говядины в Россию негативно повлиял не только на переработчиков, но и на животноводов. Избыток мяса на внутреннем рынке привел к падению цен на живой скот.

Удалось ли производителям диверсифицировать экспорт?

Литовские производители мяса и молочной продукции ищут новые рынки сбыта. Особое внимание уделяется странам Северной Африки (Тунис, Марокко, Египет и Ливия), Ближнего Востока и Азии (Иран, Израиль, Япония, Вьетнам, Корея, Филиппины). Мы надеемся, что до конца 2015 года китайский рынок также будет открыт для литовской продукции. В 2015 году мы, наконец-то, получили разрешение на экспорт наших мясных продуктов в США. И, конечно, мы стараемся развивать и расширять торговые отношения с нашими давними партнерами, такими как Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Беларусь и Украина. Мы ищем новые рынки сбыта на американском континенте.

Какие продукты экспортирует Литва в Украину? Что импортируется? Растет ли торговля между двумя странами?

Украина всегда была важным торговым партнером Литвы в сфере сельскохозяйственной и пищевой продукции. Интересно, что Украина — 12-й по величине экспортный партнеры Литвы и в то же время занимает 12-е место по объемам импорта.

В 2014 году Литва больше всего экспортировала в Украину продукции по таким категориям, как рыбные продукты (особенно консервы), хлебобулочные изделия, сыр и творог, говядина и картофель. Литовский экспорт в Украину вырос в 1,6 раза. Украина поставляет в Литву в основном кукурузу, растительные масла, кондитерские изделия, пшеницу и замороженные ягоды.

Существует ли какое-либо сотрудничество между Литвой и Украиной на уровне министерств сельского хозяйства?

Да, есть активное сотрудничество между нашими министерствами. Семь лет назад мы подписали соглашение о сотрудничестве. В 2011 году на основе этого соглашения был подписан План по сотрудничеству в области сельского хозяйства на 2011-2013 годы. В 2014-м — План действий по укреплению сотрудничества в области сельского хозяйства на 2014-2016 годы.

Наше министерство неоднократно посещали коллеги из Украины, как и мы посещали Украину. Мы сейчас реализуем несколько совместных проектов, в частности по поддержке развития земельного рынка в Украине. Мы ожидаем, что украинская делегация посетит международную сельскохозяйственную выставку "АгроБалт 2016".

Не опасается ли Литва усиления конкуренции со стороны Украины на европейском рынке?

Конкуренция между Украиной и Литвой может возникнуть на зерновом рынке ввиду разного уровня закупочных цен на зерновые в двух странах. Литва экспортирует пшеницу в основном на рынки третьих стран, как и Украина. Поскольку Украина может предложить более дешевую пшеницу, она может вытеснить Литву с ее традиционных рынков.

Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене


Великобритания. Россия > Агропром > ria.ru, 9 января 2016 > № 1603747 Антон Мозиманн

Профессия повара — тяжкий труд, но радость на лице у человека, который только что вкусно поел, заставляет все больше людей выбирать сложный путь до новой звезды от элитного ресторанного гида "Мишлен". Почему русские люди — лучшие клиенты для элитных поваров; проще ли готовить для президента или для членов королевской семьи Великобритании; кто выбирал блюда для свадебного банкета герцога и герцогини Кембриджских; что любила есть принцесса Диана и можно ли у себя на кухне приготовить блюдо от шеф-повара, в интервью РИА Новости рассказал известный шеф-повар швейцарского происхождения, отвечающий за обслуживание банкетов королевской семьи Великобритании и работавший на Зимних Олимпийских играх в Сочи Антон Мозиманн.

— Господин Мозиманн, расскажите про ваш опыт работы с русскими и про вашу работу на зимних Олимпийских играх в Сочи в 2014 году.

— Я начал работать с русскими несколько лет назад. Господин Ельцин приходил в мой ресторан, я готовил для господина Горбачева. Я могу сказать, что имел честь готовить для русских, потому что они любят хорошую еду, любят хорошее вино и хорошую компанию.

Я также работал с русскими в Лондоне. И те, кто ко мне приходит, очень хорошие люди — они целеустремленные и наслаждаются жизнью, и мне это нравится.

В Сочи у меня был очень хороший опыт. Было сложно по многим параметрам, но в конце концов все было хорошо организовано. Я счастлив, что принял участие в работе Олимпийских игр в Сочи, потому что все было на высшем уровне и я себя чувствовал в безопасности.

В Сочи я в основном работал на Швейцарский дом. Он был открыт для швейцарского правительства, по приглашениям и для публики тоже. Так что любой мог прийти туда. В Швейцарском доме вы ждете, что будет подаваться швейцарская еда. Так что там очевидно была типично швейцарская еда. Там были рёшти из картофеля (национальное блюдо), мы подавали сыр раклет, мы подавали братвурст (жареные сосиски) — в основном на вынос.

— Вы встречались с Владимиром Путиным во время вашей работы в Сочи?

— Я готовил для него, когда он посещал резиденцию премьер-министра Великобритании в Лондоне несколько лет назад. И я лично встречал его в Сочи, потому что он заходил в Швейцарский дом.

— Вы можете сказать, что вы готовили для него?

— Это было хорошее блюдо. И ему понравилось. Это все, что я могу сказать.

— То есть никаких спецзаказов не было?

— Нет. Он съел то, что я приготовил. Я не могу вдаваться в детали.

— Вы готовили и для королевской семьи Великобритании, и для президентов, и для премьер-министров Великобритании Маргарет Тэтчер, Гордона Брауна, Тони Блэра… Есть ли различия в том, как готовить для королевской семьи и как для президента, в том числе для президента РФ? Есть ли какие-либо специальные запросы или сложности?

— Необходимо уважать их религию, необходимо уважать их культуру. Это очень важно. Что касается королевской семьи, то всегда кто-то приходит в мой ресторан, чтобы вначале попробовать еду, а потом сообщает нам. И мы всегда знаем, что это именно клиенты выбирают еду.

Что касается премьер-министра, то у нас есть информация о том, что он любит и что не любит, и мы готовим исходя из этих знаний. Вся еда свежая, максимально органическая и без дополнительных ароматизаторов. Я люблю это. Это то, что я зову "честной едой". Если я готовлю рыбу, то у нее вкус как у рыбы. Если это мясо, то оно по вкусу как мясо. И для меня это очень важно.

Еще еда должна быть здоровой. И легкой. Я больше не люблю старую классическую кухню, потому что она была хороша раньше, но сейчас все изменилось.

— Вы помните какое-то интересное блюдо, которое вы приготовили для высокопоставленных гостей? Что-то совсем необычное?

— Нет. Ничего странного или необычного. Потому что, когда тебе надо накормить почти 200 человек, нельзя допускать никакого риска. Это кусок мяса — говядина или телятина. Будет плохо, если посетитель не сможет это есть. Я не буду креативным и инновационным, потому что это будет неуважение к моему клиенту.

— Вы готовили блюда для свадебного ужина герцогини Кэйт и принца Уильяма. Какое самое интересное блюдо вы для них приготовили?

— Они пришли в мой ресторан, мы предложили им попробовать разные блюда. Мы сервировали стол так, как он выглядел бы в день события. Постелили скатерть, выставили приборы, тарелки, бокалы, цветы. Во время обеда они поменяли несколько вещей. Но в целом они очень милая пара и очень хорошие люди.

— То есть они сами выбрали еду, которую подавали им во время свадебного ужина?

— Да. И я хочу сказать, что британская монархия находится в хороших руках. Они любят хорошую еду. А это как раз то, что вы получаете, когда я готовлю.

— А свадебный торт тоже вы приготовили?

— Нет, свадебный торт делали отдельно. Я готовил только основное меню.

— У Вас есть любимое блюдо?

— Хороший вопрос. Я ем все. Когда я в России, я ем русскую еду. В прошлом году я готовил в Москве в одном из отелей, и я приготовил много русских блюд.

Я люблю русскую еду. Я участвовал в ралли Пекин-Париж. Мы проезжали Иркутск, проезжали Сибирь и были в России три недели. И все время ехали на машине. И где бы мы ни останавливались, мы ели местную еду. Очень хорошую еду — от капусты до курицы.

— А что-нибудь понравилось особенно?

— У вас очень хорошая рыба. Икра и гречневая каша — это слишком просто и очевидно. Но я люблю домашнюю кухню. Мы ели тушеное мясо, и было очень вкусно. Так что у меня очень хорошие воспоминания от той моей российской поездки.

— Вы не хотите написать книгу, посвященную русской кухне?

— Это сложно. Но я буду счастлив включить некоторые русские рецепты в мою следующую книгу. Потому что мой опыт готовки по всему миру потрясающий, и я хотел бы поделиться им с людьми. Меня очень часто приглашали в частные дома, в маленькие рестораны, и я готовил еду отдельного региона, отдельной страны.

— У вас есть коронное блюдо?

— Да, у меня есть несколько таких блюд. Одно из них — это ризотто с грибами. Я готовлю его уже много лет. Даже принцесса Диана приходила ко мне есть мое ризотто. И мы до сих пор подаем его. И когда я был в Москве в прошлом году, я также готовил ризотто как второе блюдо, и его очень хорошо принимали. Людям понравилось.

— Я знаю, что у вас очень обширная коллекция поварских книг — более 6 тысяч томов. Там есть даже книги 16 века. А вы готовили что-то из этих рецептов?

— Да, готовил.

— А что конкретно?

— Есть одна книга, Бартоломео Скаппи (Bartolomeo Scappi), он был шеф-поваром Папы Римского Пия V, она датирована 1570 годом. И рецепты из нее дают мне идеи. Их можно воссоздать с использованием современных ингредиентов. И это потрясающе! Так что да, я использую старые книги для идей и рецептов.

— Не могли бы вы поделиться простым рецептом, которым могли бы воспользоваться обычные люди у себя дома?

— Хорошая идея! Возьмите кусок рыбы — тонкое филе, без костей. Лучше озерную рыбу. И просто приготовьте ее в течение одной минуты на пару. Потому что это не прямая готовка, это очень честная кухня, без масла, без всего. Приготовьте и положите на тарелку, добавьте оливкового масла, может, немного зелени, помидоры — и у вас готово блюдо! Делайте все проще, не надо усложнять.

Великобритания. Россия > Агропром > ria.ru, 9 января 2016 > № 1603747 Антон Мозиманн


Россия. Украина > Агропром > economy.gov.ru, 30 декабря 2015 > № 1602827 Алексей Лихачев

Алексей Лихачев: Ограничения, которые вводит Киев по российской сельхозгруппе, в целом на российский экспорт не повлияют

Алексей Лихачев: С 10 января 2016 года предложения Миэкономики Украины будут приняты правительством этой страны, соответственно, будут приняты ограничения по поставке товаров сельхозгруппы.

Что происходит с товарооборотом Украины? Совсем недавно с исторической точки зрения - в 2011-2012 годах - Украина была пятым торговым партнером России и товарооборот приближался к 52 млрд. долларов. В этом году по отношению к 2011-2012 годам товарооборот упал уже на 80%. То есть все наши торгово-экономические отношения сократились на такую же цифру, как и политическое доверие к Украине. Резко упал товарооборот, но пока относительно сохраняется объем российского экспорта в части поставок энергоресурсов, металлургической группы, заметно упали наши поставки сельхозпродукции. На самом деле даже в лучшие годы удельный вес сельхозпродукции в экспорте России в Украину был всего лишь 2%. В этом году по самым оптимистичным оценкам, мы выйдем на поставки в объеме 450-480 млн. долларов, понимая, что их большая часть идет на юго-восток Украины. Поэтому те ограничения, которые вводит Киев по российской сельхозгруппе, в целом на российский экспорт не повлияют. В товарной линейке первое место в экспорте в Украину занимают табачные изделия, спиртные напитки,кондитерская группа и мясопродукты мы до сих пор поставляем, но объемы их не велики.

Замещение Киева в основной части экспорта будет не столь заметно для России. Мы вообще нарастили экспорт сельхозпродукции за последние 1,5-2 года и практически приблизились к 20 млрд. долларов. Активнейшим образом осваиваем рынки наших близлежащих партнеров, стран юго-восточной Азии и тратим на это много сил. И даже если Украина полностью закроет экспорт в Россию сельхозпродукции, на мой взгляд, фундаментальных последствий для российских производителей сельхозпродукции это не несет.

Мы весьма обоснованно ввели решения относительно Украины. Причина в том, что Украина присоединилась к санкциям западных стран, а соответственно, должна разделить их участь с точки зрения наших ответных мер. Введение ставки РНБ,ставки таможенных пошлин в отношении Украины тоже весьма обусловлено, поскольку Украина с 1 января 2016 года переходит на принцип управления внешней торговлей "из Брюсселя", если так образно можно выразиться. То есть полностью имплементирует свое законодательство, основные положения таможенного администрирования и правила ведения внешнеторговой деятельности Евросоюза. Поэтому решение Российской Федерации о введении такого же режима наибольшего благоприятствования в отношении Украины, как и в отношении европейских стран,более чем обосновано.

В данном случае решение Украины выглядит как сугубо политическое, как ответное действие без особой мотивации. Мы будем работать в том режиме, в котором нам предстоит работать с Европейским союзом. И в этой части особых проблем не видим.

Есть какие-то примеры торгово-экономической интеграции России и Украины, которые пострадают?

Алексей Лихачев: На самом деле последние 1,5 года по мере охлаждения наших отношений эти проекты сворачивались. И подавляющее большинство их свернуто не по инициативе Российской Федерации. Украина денонсировала все соглашения о сотрудничестве в военно-технической сфере, в сфере самолетостроения, создания энергетических системоустановок. Первая прекратила такие плодотворные контакты. За этим потянулись и другие отрасли. На ряд российских инвестиций, предприятий с участием российского капитала, работающих в Украине были наложены те или иные санкции и ограничения, где-то бизнес просто "кошмарили" для того, чтобы в этой мутной воде половить личную выгоду. Поэтому серьезных результативных примеров кооперации на сегодняшний день практически нет.

То есть товарооборот не сильно от этого пострадает?

Алексей Лихачев: Товарооборот уже пострадал заметно. Я хочу сказать, что по отношению к самым "тучным" годам падение по итогам 2015 года составит 80%. Это на моей памяти самый беспрецедентный случай падения товарооборота со страной первой десятки. Но мы поддерживали наши компании с точки зрения импортозамещения, и нахождения новых рынков поставки. Определенные проблемы у компаний, конечно, возникали, но фундаментального характера они не имели, поскольку были относительно растянуты во времени и дали возможность нам сориентироваться и самим предпринимателям выбрать новые точки развития для поиска новых партнеров. Этим очень активно занимались страны-члены Евразийского экономического союза. Поэтому товарооборот очевидно будет снижаться в следующем году.

Пока хороших новостей на торгово-экономическом треке не присутствует, но, думаю, что рано или поздно наступит то время, когда украинское правительство станет более расположенным по отношению к контактам по развитию торгово-экономических отношений. Решения, которые принимались в Украине за последние месяцы, связаны с явной дискриминацией российских компаний и товаров. Все это применялось под эгидой и вывеской так называемой страны-"агрессора". То есть было исключительно политически, а не экономически мотивировано. И все это дало крайне негативные последствия. Мы принимали свои решения в адрес Украины по введению ставок РНБ , исключительно мотивируя их экономическими факторами, и весьма доходчиво это объяснили нашим партнерам в Брюсселе, и партнерам в Киеве с цифрами, аргументами, доказывая те риски, которые возникают для России от ассоциации Украины с Евросоюзом. И не закрыли торговлю, а лишь ввели ставки РНБ.

В данном случае решение Киева политически мотивировано. Это своеобразный ревнивый ответ на наши действия. Мы будем работать в режиме, в котором нам предлагают это наши украинские соседи.

Какой экономический ущерб будет для России от того, что две другие страны находятся в свободной торговле?

Алексей Лихачев: Дело в том, что они не просто между собой свободно торгуют. Соглашение об ассоциации с Украиной подразумевает быструю, а иногда и мгновенную одномоментную имплементацию огромного куска законодательства Евросоюза в части технических регламентов, стандартов,таможенного регулирования, правил оборота поднадзорной продукции, то, что контролируют наши санитарные и фитосанитарные органы. Это значит, что доступ российских товаров на украинский рынок будет закрыт или потребуется дополнительная сертификация и подтверждение соответствия наших товаров не нашим правилам-правилам СНГ, которые раньше были в Украине, а новым - пришедшим из Евросоюза. То есть российский бизнес будет реально нагружен для того, чтобы войти на украинский рынок. Более того, украинские предприятия не смогут быстро перестроиться под новые технические регламенты и стандарты и, конечно, они будут выпускать продукцию, которая будет не востребована ни в Украине, ни тем более на территории Евросоюза. Соответственно она с большей вероятностью будет поступать на наш рынок, нанося ущерб нашим производителям. И в этой части мы не закрываем торговлю вообще, мы лишь говорим, что введем такие же ставки для украинских товаров, как и для европейских стран. Кроме этого, имплементируя таможенное законодательство Евросоюза, Украина делает фактически непрозрачной для нас сертификацию страны происхождения товара. Мы прогнозируем очень большой риск недействительности этих сертификатов "made in Ukraine" и притока уже европейских товаров под видом украинских в Российскую Федерацию. Я имею в виду то, что они должны под пошлинами проходить. Исходя из этих рисков мы весьма обоснованно вводим режим ВТО, режим РНБ, импортные ставки на продукцию из Украины.

Продэмбарго против европейских стран внесло свой вклад в инфляцию. Введение против Украины как-то отразится еще на инфляции?

Алексей Лихачев: У нас весьма небольшой поток товаров сельхозгруппы из Украины. Это совсем небольшая цифра в объеме нашего рынка. Составляющая украинских поставок падала наиболее быстро за последние годы. Это связано с ситуацией на Украине, с активным замещением нашими соседями украинского рынка, поэтому собственно, инфляционный вклад от эмбарго на украинскую сельхозпродукцию, на наш взгляд, будет минимальным.

Россия. Украина > Агропром > economy.gov.ru, 30 декабря 2015 > № 1602827 Алексей Лихачев


Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 29 декабря 2015 > № 1606111 Михаил Кузьменко

В сельском хозяйстве Сахалина реализуются 11 крупных инвестиционных проектов, благодаря которым в отрасли будут созданы около тысячи рабочих мест. Специалисты в каких областях сельского хозяйства потребуются в связи с этим, в каких районах создаются новые производства, на какую поддержку могут рассчитывать фермеры — на эти другие вопросы читателей PrimaMedia ответил первый заместитель министра сельского хозяйства, торговли и продовольствия Сахалинской области Михаил Кузьменко. Онлайн-конференция с заместителем министра завершилась на сайтах медиахолдинга.

— Сахалинская область на условиях софинансирования участвует во многих федеральных программах, в том числе по строительству и модернизации тепличных комплексов. Получает и доводит до сельскохозяйственных товаропроизводителей выделяемые субсидии, гранты, например, на создание фермерского хозяйства, семейной животноводческой фермы. На 17 декабря 2015 года из федерального бюджета на развитие сельского хозяйства Сахалинской области получено и доведено до сельскохозяйственных товаропроизводителей различных субсидий на сумму более 91 млн рублей, — сказал Михаил Кузьменко.

Замминистра подробно рассказал, какие специальности будут в ближайшее время востребованы на полях и фермах острова, а также на предприятиях перерабатывающей промышленности.

— Требуются ли у вас технологи на элеваторы? Что есть перспективного в этом этом направлении? — поинтересовался один из читателей.

— Такие специалисты скоро потребуются, — ответил Михаил Кузьменко. — В 2016 году в области планируется начать строительство элеватора мощностью до 100 тысяч тонн хранения фуражного зерна в год с сушкой и приготовлением комбикорма на базе ГУСП "Птицефабрика Островная", а также строительство портового зернового терминала и элеватора в порту города Корсаков на 15 тысяч тонн. Реализация этого проекта позволит создать 45 новых рабочих мест.

Помимо 11-ти крупных инвестпроектов, которые реализуются в островном регионе, сахалинские аграрии развивают международное сотрудничество. По словам заместителя министра, на острове построят агрогородок белорусского образца, израильские животноводы будут делиться опытом с островными коллегами, а сам регион со временем намерен начать экспорт излишков своей продукции.

— Сахалинская область находится в зоне рискованного земледелия, расскажите, какие государство может дать фермеру гарантии в случае неурожая? Высокие затраты на выращивание продукции, ее сохранность в случае неурожая могут привести к полному банкротству, здесь не обойтись без поддержки? — такой вопрос был задан в заключение конференции.

— Как вы, наверное, знаете, ведение сельского хозяйства – это вид бизнеса, — заметил Михаил Кузьменко. — И государство в этом случае не обязано давать гарантии коммерческим структурам в случае неудачи в бизнесе по каким-либо обстоятельствам. В тоже время существует мировая практика снижения рисков от недополучения продукции, в том числе и по природно-климатическим факторам в виде заключения договоров со страховыми компаниями. В рамках государственной программы Сахалинской области "Развитие в Сахалинской области сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2014-2020 годы" предоставляется субсидия на финансовое обеспечение (возмещение) затрат в части затрат на уплату страховой премии, начисленной по договору сельскохозяйственного страхования в размере 50% в области растениеводства.

Полностью ответы заместителя главы сахалинского минсельхоза на вопросы читателей можно прочитать на странице конференции.

Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 29 декабря 2015 > № 1606111 Михаил Кузьменко


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592117 Ольга Башмачникова

Комментарий. Многоликая эффективность и липецкая практика хозяйствования.

Когда мы говорим об эффективном сельском хозяйстве, у большинства возникает ассоциация с крупными энерговооруженными предприятиями, применяющими новейшие технологии. Однако это всего лишь идеальная картинка.

Субъекты предпринимательства в сельском хозяйстве разные – микро, малые, средние, крупные. И всех объединяет общая мотивация – снижение затрат, повышение выхода продукции с единицы площади или продуктивности скота, получение максимально возможной рыночной цены. Однако все типы субъектов ограничены в своей деятельности рядом факторов — это менеджерские способности, имеющиеся в распоряжении ресурсы, доступ к финансовому рынку, цена реализации и доступные рынки сбыта.

По сути, даже повышение урожайности за счет внесения удобрений, пестицидов, использования элитных семян для определенной категории хозяйствующих субъектов ограничено возможностью привлечь кредитные ресурсы на их покупку или резервированием собственных денежных средств на эту цель. Однако, они находят стимулы для ведения производственной деятельности – доход, полученный за счет средних показателей и низком уровне затрат. При этом же производимая продукция оказывается еще и экологически чистой. И если бы был принят и действовал закон об органически чистой продукции, это позволило бы производителю выручить значительно большую цену.

Увеличение молочной продуктивности за счет сбалансированного кормления связано с перестройкой структуры кормления, а также наличием финансовых средств для увеличения стоимости кормов в структуре себестоимости молока. Однако, при данном ограничении можно производить реже замену маточного поголовья, чего не избежать при рекордных удоях и соответствующих породах скота.

Если привести в пример торговую деятельность, эффективным может быть продавец, получающий прибыль как за счет оборота при низких ценах, так и тот, который имеет малый оборот, но высокую цену в своем сегменте рынка. В сельском хозяйстве эффективность с предпринимательской точки зрения может быть достигнута также разными способами – либо за счет повышения результативности на единицу при значительных вложениях в процесс производства, либо за счет минимизации вложений и менее значительном соответственно выходе.

Действительно, права пословица: что посеешь — то пожнешь. Но даже если, грубо говоря, мало посеял – доход, полученный в результате деятельности, может устроить предпринимателя и стимулировать к продолжению хозяйствования. Конечно, любой предприниматель стремится получить большую прибыль и, если есть возможность использовать кредитные или другие ресурсы для вложения в новейшие технологии производства, это в долгосрочной перспективе значительно повысит эффективность хозяйствования. Но если такой возможности нет – это не значит, что хозяйствующий субъект должен закрыть дело и признать себя неудачником. Совсем нет. Он остается в бизнесе благодаря управлению себестоимостью в части экономии на текущих издержках – это тоже значительный фактор доходности. Получается, что мотивация к предпринимательству различна и зависит от экономической ситуации, в которой находится субъект.

Рассуждая об эффективности, хочется задать вопрос — эффективной ли будет молочная ферма, которую собираются построить в Московской области вьетнамские партнеры на 40 000 голов? Об этом говорилось на международном молочном форуме в Москве в ноябре этого года. Даст ли эффект масштаба – эффект доходности, будут ли здоровыми закупаемые высокопродуктивные коровы, сколько средств понадобится на ветпрепараты, какова будет доля закупаемых кормов, как быстро окупятся инвестиции, в том числе, судя по всему, и в переработку молока, как будут решаться вопросы экологии? Здесь для вьетнамцев срабатывает мотивация выхода на российский молочный рынок при отсутствии других иностранных конкурентов и такой масштабный проект при всех рисках – эта цена входа.

Не надо доказывать: чем выше общий уровень развития экономики сельского хозяйства страны, тем более технологичным является производство в целом. В нашей стране уровень развития АПК не высок — значит к инновационному, технологичному сельскому хозяйству нужно долго идти, выстраивая экономику таким образом, чтобы вышеуказанные характеристики были доступны большинству субъектов предпринимательства, а не кучке избранных.

Когда задача государства состоит в наращивании объемов сельскохозяйственного производства внутри страны, а сложившаяся на рынке ситуация сама по себе не столь благоприятна, нужно простимулировать предпринимателя прийти в бизнес или увеличить объемы производства. Здесь встает вопрос об эффективности уже государственной политики. Хотим расширить экспорт – одни меры государственного регулирования, хотим обеспечить себя отечественными овощами, производимыми в основном малым бизнесом, – другие.

Вообще, малый бизнес — драйвер любой экономики. Его доля в общем пироге говорит о созданных в государстве экономических условиях для массовости бизнеса, дающего в итоге эффект диверсифицированного масштаба и неуязвимость. Образно говоря, десять крупнейших предприятий, на которых приходится значительный объем производства АПК – гигантский риск для страны. Не так все спокойно на международной арене, чтобы позволить себе процентный гигантизм – в случае диверсии с голода пухнуть будем.

Вернемся к овощам. Создай государство систему кооперативного хранения и фасовки картофеля и другого «супового набора», а также альтернативную систему торговли относительно торговых сетей – стимулы наращивать объемы появятся как у фермеров, так и у личных подсобных хозяйств. Нужно уметь эти объемы взять и вывести на рынок.

Что демонстрирует пример Усманского района Липецкой области – администрация района и сельских поселений стимулирует создание кооперативов для личных подсобных хозяйств. СПК «Мечта» — по сути кооперативный логистический центр, вовлеченный в процесс сбора и хранения овощей, производимых более чем 500 личными подсобными хозяйствами района. Продумана система активистов, которые выезжают в поселения и раздают подсобникам сетки для фасовки овощей и картофеля. Во многом похоже на заготовительную потребкооперацию. В итоге продукция поставляется в социальные учреждения, школы, сады, больницы в рамках государственных закупок. При первоначальной закупочной цене 7 рублей кооператив, реализуя контракты по 10, в итоге 2 рубля доплачивает подворьям после реализации контрактов. А главное, продукция на 100% экологически чистая, выращенная частниками без удобрений.

Подворные хозяйства могут принадлежать пенсионерам или работникам предприятий любой сферы, проживающим в сельской местности и имеющим землю в рамках ЛПХ. Принимая во внимание тот факт, что в подворьях содержат и скот, частники являются одновременно членами различных кооперативов и получают доход, достаточный для того, чтобы не стремиться переезжать в город. Некоторые подворья перерастают в фермерские хозяйства, и в этом огромная заслуга районных администраций.

В районе функционирует большое количество предприятий как аграрной, так и не аграрной сферы, которые платят налоги. Поэтому район смог создать привлекательную инфраструктуру – ледовые дворцы, спортивные клубы, комфортное жилье. Как результат – миграционные процессы направлены в сторону увеличения населения. Это можно назвать эффективным управлением территорией.

Интересен опыт Елецкого района Липецкой области. В рамках программы «Россия санкций не боится» многодетные сельские семьи на безвозмездной основе получают телочек, поставляемых им местными предпринимателями, фермерами, депутатами по договору, согласно которому первый приплод также подлежит передаче другой сельской семье на безвозмездной основе. Семьи определяет специальная комиссия и именно из них вырастают потом фермерские хозяйства. СПК «Винтаж», расположенный в районе, собирает молоко у личных подсобных хозяйств (по 20-30 литров в день у каждого ЛПХ) по цене 25-30 рублей. Собственная переработка молока позволяет кооперативу пастеризовать и фасовать молоко, производить кефир, масло, творог, сыры и сметану, реализовывая это в пределах района и в городе Ельце, включая поставки в государственные социальные учреждения в рамках малых контрактов, осуществляемых на безтендерной основе.

Возвращаясь к вопросу эффективности, Липецкая система организации экономики сельского хозяйства эффективна? Безусловно – да. Эффективно относительно задачи сохранения и развития сельских территорий, но и не только. Увеличивается суммарный объем производства, количество субъектов предпринимательства как за счет кооперативов, так и за счет вновь зарегистрированных предпринимателей. Местные бюджеты пополняются НДФЛ, а население обеспечено экологически чистой продукцией. Какое муниципальное образование или субъект федерации не заинтересован в этом? А Липецк запускает эти процессы развития.

На развитие микробизнесов нацелен и областной фонд поддержки малого и среднего предпринимательства. Директор фонда А. Шамаева на встрече с фермерской делегацией из различных субъектов РФ в своем выступлении сделала акцент на том, что коммерческие банки имеют цель – получение прибыли для акционеров (именно тогда они эффективны), а фонд преследует другую задачу — развития субъектов предпринимательства.

Вспомним – недавно председатель Правления крупного коммерческого банка заявил о том, что эффективными с точки зрения банка могут быть только крупные проекты, под которые создана инфраструктура. Малый бизнес не нужен, так как он не встроен в экономическую модель страны.

А Липецкий фонд поддержки малого и среднего предпринимательства тем эффективнее, чем большее количество субъектов получит возможность воспользоваться напрямую или через кооперативы его ресурсами.

Именно поэтому фонд предоставляет займы от года до пяти лет со средневзвешенной ставкой от 2,5 до 5% как предпринимателям, так и снабженческо-сбытовым и кредитным потребительским кооперативам. А администрация районов и поселений делает все от нее зависящее, чтобы этим кооперативам помогать. Снимаются излишние административные барьеры, проводится работа с ветслужбами – например, ветработники знают лично каждое ЛПХ, проверяют скот, даже если это одна корова, и дают справки на поставляемое частником в кооператив молоко.

Вот она, многоликая эффективность. А если в рамках всей России, имеющей территорию 17 млн кв. км и 146 млн жителей? Что нужно, чтобы страна была экономически развитой и эффективной? Отвечая на данный вопрос, важно выстроить соответствующее целеполагание, поставить задачи и решать их, вкладывая силы, время и душу.

Автор: Ольга БАШМАЧНИКОВА, председатель Аграрной партии России, замдиректора АККОР

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592117 Ольга Башмачникова


Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 22 декабря 2015 > № 1594034 Игорь Брыло

Белоруссия. Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Игорь Брыло анализирует итоги в животноводстве

БУКВАЛЬНО каждый грамм молока, его товарность, качественные характеристики сегодня на ежедневном учете. А как иначе, если производство его и мяса во многом определяет благополучие всей отрасли. Как сработала она в этом году, какая основа закладывается на следующий и более дальнюю перспективу — об этом беседа с заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия Игорем БРЫЛО.

— Игорь Вячеславович, всем понятно, чем больше кормов, лучшего качества, тем больше молока и мяса. Но в последние годы наблюдается интересная закономерность: кормов заготавливаем меньше, а в производстве прибавляем. Чем это можно объяснить?

— Улучшением генетического потенциала стада, внедрением передовых технологий кормления и содержания на новых комплексах и увеличением поголовья. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года производство молока, к примеру, возросло на 7,6, а скота и птицы — на 6,9 процента. От каждой коровы, по оперативным данным за январь—ноябрь, надоено 4391 килограмм молока. Плюс — 214 килограммов.

А количество фуража в последнее время действительно ежегодно сокращается. На 1 ноября его запасы к 2011 году составляли 77 процентов и 87 — к прошлому. Количество сена, сенажа и силоса на условную голову скота сократилось соответственно на 14 и 12 процентов. Такая ситуация требует рационального использования фуража, соблюдения технологической дисциплины на всех этапах производства.

Это только один из незадействованных резервов. Второй — качество травяных кормов. По информации Белгосветцентра, по содержанию сухого вещества к высшему и первому классам отнесено 85,3 процента исследованного силоса, по масляной кислоте — к высшему классу 63 процента. Уже в ноябре в 37 процентах проб этого корма и четверти проб сенажа присутствовала масляная кислота.

Если практически весь сенаж по сухому веществу относится к первому—третьему классам, то по масляной кислоте к первому — 75 процентов. Для сравнения нужно сказать, что в высококачественном силосе около восьми процентов молочной кислоты и совсем не должно быть масляной. Проблемы, возникающие при использовании такого корма, специалистам известны — нарушение обмена веществ и воспроизводительной функции, интоксикация организма и молоко повышенной кислотности на выходе.

— Можно заготовить достаточно хороших кормов, но на этапе хранения и скармливания все усилия кормозаготовителей свести к нулю.

— Бывает и такое, бесхозяйственности хватает, нарушения хранения и скармливания фуража просто вопиющие. Их обнародовали на недавней расширенной коллегии ведомства. Ну скажите, есть ли здравый смысл в раздаче кормов через стоки для воды? Ответ ясен, но в филиале Бобруйского завода тракторных деталей и агрегатов, например, корма раздавали именно так.

Белоруссия: Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Игорь Брыло анализирует итоги в животноводстве

— В стране немало современных животноводческих комплексов с доильными залами. Когда их строили, то предполагалось, что каждый из них станет примером образцовой организации производства. Но сегодня на некоторых надои ниже среднереспубликанского уровня.

— Претензий к работе ферм с доильными залами немало. В первую очередь по части комплектования их низкопродуктивным поголовьем. Да, в январе—октябре почти на половине таких ферм надои ниже, чем в среднем по республике. На Брестчине, например, таких было 26—30 процентов построенных, на Витебщине — соответственно 24 и 59, Гомельщине — 37 и 62, а в целом по республике — 154 фермы, или 45 процентов. В результате недополучено продукции более чем на 320 миллиардов рублей. Поэтому, прежде чем сетовать на дефицит денег, нужно посмотреть, насколько задействованы резервы. Куда это годится, если на ферме «Нестановичи» одноименного ОАО Логойского района от коровы надоено всего 1757 килограммов молока — в 2,3 раза меньше среднереспубликанского показателя. Отсюда не реализовано ни одной тонны «экстры».

Или еще пример. На ферме «Семенча» КСУП «Красный Бор» Житковичского района за 10 месяцев надоили от коровы 2684 килограмма молока. Это на 1352 килограмма меньше, чем в среднем по республике. В таких случаях говорить об эффективности работы и окупаемости средств, вложенных в строительство и оборудование, нет смысла.

— Дальнейшее развитие молочного скотоводства, повышение продуктивности дойного стада формируется уже сегодня — за счет его воспроизводства. Как организована эта работа? Какие перспективы развития молочной отрасли на следующие год-два?

— Обнадеживающие. В январе—октябре получено 1268 тысяч телят, почти на 70 тысяч больше, чем в прошлом году, прирост дали все области. В первом полугодии тоже ожидается больше телят. Предполагается, что в марте темпы роста составят примерно 152 процента.

В то же время почти в половине районов среднесуточные привесы ремонтных телок за 10 месяцев ниже 600 граммов, а в Городокском, Россонском, Шарковщинском, Хотимском, Любанском, Мядельском, Червенском, Браславском — менее 50. Как после этого говорить о качественном ремонте молочного стада?

Со специалистами и руководителями хозяйств мы не раз проводили семинары и занятия по выращиванию телят и ремонтных телок, внедрению новых технологий по их кормлению. Чем раньше телята начнут употреблять концентрированные корма, тем интенсивнее будет рост преджелудков, больше длина ворсинок в рубце взрослого животного. Следовательно, теленок сможет усвоить большее количество питательных веществ и превратиться в высокопродуктивное животное. К сожалению, в некоторых сельхозорганизациях выращивание телят от рождения происходит с нарушением режима выпаивания молозивом.

— Производство скота и птицы за 10 месяцев возросло почти на 7 процентов. Больше получено свинины. Значительное количество ее дают комплексы. Какова их доля в производстве животноводческой продукции, как они сработали в этом году?

— Около 90 процентов свинины и 13 процентов говядины получаем на комплексах. В последнее время количество свиней начало увеличиваться, выросли их валовой привес и среднесуточная продуктивность. Отрасль находится на подъеме и прибавляет из месяца в месяц.

Что касается комплексов по выращиванию и откорму крупного рогатого скота, то за январь—октябрь они не вышли на прошлогодний уровень. Валовой привес составил 98 процентов, среднесуточный сократился на 4 грамма. Если в Брестской области продуктивность скота на комплексах 893 грамма — самая высокая, то на Могилевщине только 487 граммов. Это существенный резерв для увеличения производства.

Недостаточной эффективности выращивания крупного рогатого скота есть немало причин. Это и устаревшие помещения с оборудованием, и ценовой фактор и некоторые другие. И хотя закупочные цены на КРС действительно не повышались с конца 2012 года, это не оправдывает бесхозяйственность, нарушения технологии.

— С переходом на промышленную основу производства молока его качество стало одним из основных показателей, характеризующих эффективность отрасли. С сентября ужесточены требования к качеству — из стандарта исключен второй сорт. Насколько мы оказались готовы к работе в новых условиях?

— Наличие в одном миллилитре молока более миллиона соматических клеток говорит о необратимых процессах в организме животного, приводящих к болезни и преждевременному выбытию коров. Так, в ОАО «Звездный Агро» Толочинского, СПФ «Агрострой» Червенского, «Заостровечье» Клецкого, «Полочаны» Молодечненского районов в октябре наличие проб молока с содержанием соматических клеток свыше одного миллиона к общему объему исследованных составляло 60—67 процентов. Причины — отсутствие систематической работы по профилактике и лечению заболеваний скота, контроля со стороны руководителей хозяйств и специалистов за организацией техобслуживания, мойки и дезинфекции доильного оборудования, нарушение санитарного состояния ферм. И конечно — в отсутствии технологии кормления.

Правда, качество реализуемого молока в последние годы улучшилось. Если удельный вес сорта «экстра» за 10 месяцев 2010 года составил 11,2 процента в общей реализации, то за январь—октябрь этого на перерабатывающие предприятия сортом «экстра» продано 37,6 процента, высшим — 49,1 и первым — 12,6 процента. При этом на фермах, построенных в рамках Республиканской программы развития молочной отрасли, — 56 процентов.

Что это дает? Качественное молоко позволяет перерабатывающей промышленности выпускать конкурентоспособную продукцию на внутреннем и внешнем рынках, отчего выигрывают производители, переработчики и страна в целом.

Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 22 декабря 2015 > № 1594034 Игорь Брыло


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 21 декабря 2015 > № 1588671 Андрей Коробка

Мнение. В АПК недопустимо хранить все яйца в одной корзине.

Программа импортозамещения стала большим стартом для аграриев Краснодарского края, когда все условия просто благоволят тому, чтобы расти и развиваться, искать новые рынки сбыта и новые возможности.

Куда стремиться и на кого ориентироваться огромной и, без всякой скромности, главной отрасли региона, рассказал в интервью ТАСС заместитель главы администрации Краснодарского края Андрей Коробка.

Достояние всего народа

Андрей Николаевич, вы хорошо знаете проблемы нашего АПК. Знаете его сильные и слабые стороны. Что нам сегодня нужно развивать в первую очередь, куда стремиться? Пока программа импортозамещения в буквальном смысле дала нам все карты в руки.

Именно сейчас кубанский АПК должен стремительно развиваться – программа импортозамещения дает уникальный шанс, создав для нас благоприятный климат. Да, мы добились в земледелии высоких результатов, вышли на мировые стандарты. Но по большому счету — хранили яйца в одной корзине. В АПК это недопустимо. Не дело, когда в таком благодатном крае как наш недостаточно собственных овощей, фруктов, мяса, молока. Поэтому так важно сейчас развивать животноводство, овощеводство. Ориентировать сельхозпредприятия на замкнутый цикл производства. Создавать для них комфортные условия для ведения бизнеса, стимулировать субсидиями.

И при этом помнить каждую минуту: земля — это достояние всего народа, а не отдельного собственника. Ее нельзя использовать в личных целях как станок для получения денег, не вкладывая в нее душу, сердце, заботу, любовь. Только развивая животноводство, мы можем сохранить плодородие наших пашен, сделать по-настоящему эффективным сельское хозяйство.

Мы долгие годы стремились к такой модели развития, сегодня при грамотном подходе, желании, мотивации можем воплотить ее в жизнь. Поэтому еще в мае губернатор Кубани принял решение о создании Агарного совета. Вениамин Кондратьев уверен — в нашем регионе нужно выработать общую модель развития сельского хозяйства и донести ее до аграриев. В составе новой структуры — ведущие региональные производители и предприятия.

Мотивировать тех, кто пашет на земле

Все понимают, почему нужно развивать животноводство – замкнутый цикл плюс органические удобрения. Но никто не хочет усложнять себе жизнь. Зерно продать проще и выгоднее. Как планируете мотивировать людей?

Будем, в первую очередь, мотивировать тех, кто ценит землю и готов сам на ней пахать. Кто думает о будущем своей семьи и всего края. Мы не должны допустить китайского сценария, когда в Поднебесной из земли выжали все, сделав ее безжизненной, лишив плодородия избытком химических удобрений.

Вот почему мы говорим о развития животноводства как обязательном условии в работе сельхозпредприятия. Губернатор не раз отмечал – в сельском хозяйстве края явный перекос в сторону растениеводства. В некоторых районах 97% земель сельхозназначения занято под пашню — возделываются там зернобобовые, подсолнечник, сахарную свеклу. И если в 90-х годах там содержали более 50 тыс. голов крупного рогатого скота, то сегодня – порядка 5 тысяч. Это непростительно мало. У многих сельхозпредприятий откровенно потребительское отношение к земле. Будем это пресекать! Нельзя иметь столько земли и не заниматься животноводством.

Вот почему нам так нужна перестройка. Особенно в распределении сельхозземель. На каждой встрече с главой региона селяне сетуют, что у них нет земли. Что им никогда не выиграть аукционы – агрохолдинги всегда впереди и состязаться с ними нет возможности. Поэтому губернатор Кубани выступил с предложением отдавать приоритет в получении земли именно фермерам, которые будут заниматься тремя основными на сегодня направлениями — животноводством, овощеводством, садоводством. Отдавать без торгов. Вот тогда мы получим совершенно новый АПК, когда люди будут заниматься делом своей жизни.

Мы же в свою очередь будем четко контролировать каждый выделенный участок – кто и как его возделывает. Уже сегодня могу сказать, что фермеры не просто готовы к переменам, ждут их всей душой.

Главное – информировать аграриев

И готовы разбивать сады? Честно, надоело есть все привозное из-за тридевять земель…

В этом-то и дело. Да и свое действительно вкуснее и полезнее. Поэтому мы предусмотрели серьезную поддержку для тех, кто готов закладывать сады и развивать это направление. На сегодня в рамках софинансирования из краевого и федерального бюджетов 232 тысячи рублей идет для закладки садов на гектар. Плюс помощь в приобретении противоградной сетки, капельного орошения, техники.

Законодательством предусмотрено развитие садоводства в каждом населенном пункте. Главное сегодня – рассказывать об этом аграриям, информировать их. Для этого мы и создаем информационный портал — своеобразный электронный кабинет для сельхозпроизводителей. Здесь будет собрана вся информация о торговых площадках, мерах господдержки и необходимых документах, все и обо всем в АПК края. Стать участником этой системы сможет каждый желающий. Так что ходить за информацией даже никуда не надо будет!

Вот вы говорите – фермеры смогут заниматься, чем хотят. А если на данной территории это не растет или логистически нецелесообразно, что тогда?

Для этого мы и развиваем районную специализацию. Выработаем до конца года стратегию развития кубанского агропромышленного комплекса. Проведем зонирование территорий с учетом их специфики, менталитета местных жителей, сложившихся традиций.

Будем, безусловно, помогать фермерам и с логистикой. Это важная составляющая рентабельного агробизнеса. Поэтому такой упор делаем сейчас на создании логистических центров. Кстати, в других регионах страны такого нет, так что в этом смысле мы первопроходцы.

Но самое главное сегодня для успешной реализации программы по импортозамещению – научиться выращивать дешевые овощи. Пока еще у нас достаточно затратные технологии. Не хватает современной уборочной техники. Вот в этом направлении активно работаем. Будем менять технологии и механизировать весь процесс. Фермеры готовы к переменам. А как известно, не политика делает продукт, а сами люди.

Сказано!

«Если мы сегодня не обеспечим себя молоком, оно будет завозное, не лучшего качества и дорогое. Должна быть социальная ответственность перед населением. Землю надо использовать, а не держать. Или откажитесь, или отдайте тем, кто сможет работать. В одиночку нельзя быть богатым и счастливым».

Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев.

Важно

Сельским жителям предоставляется поддержка

На Кубани большое внимание уделяется молодым семьям и специалистам

Так, например, в рамках программы «Устойчивое развитие сельских территорий» предоставляется господдержка на строительство или приобретение жилья сельским жителям. Также не менее значимым направлением остается поддержка малых форм хозяйствования. По данным краевого Минсельхоза, сегодня на Кубани – более 13 тыс. фермерских, а также более 850 тыс. личных подсобных хозяйств. За последние пять лет на их поддержку из краевого бюджета было выделено более 4,5 млрд рублей.

Успешно реализуются мероприятия по поддержке начинающих фермеров и развитию семейных животноводческих ферм. За три года гранты на поддержку начинающих фермеров получили 60 глав крестьянских (фермерских) хозяйств в сумме 82,3 млн рублей, гранты на развитие семейных животноводческих ферм – 23 фермера в сумме 184,6 млн рублей.

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 21 декабря 2015 > № 1588671 Андрей Коробка


Канада. Габон. Весь мир. РФ > Агропром > rosbalt.ru, 20 декабря 2015 > № 1588133 Игорь Тихонович

Население Земли постоянно увеличивается, а продуктов на всех не хватает. И хотя принято считать, что голодают в основном жители стран третьего мира, на самом деле это далеко не так. Даже если в государстве достаточно продуктов, к продовольственной опасности приводит несправедливое распределение еды. О том, можно ли решить проблему глобального голода, рассказал директор ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии РАН, профессор Игорь Тихонович.

— Согласно прогнозам специалистов ООН, к 2050 году численность населения планеты увеличится на 30% и превысит 9 млрд человек. Проблема наступления глобального голода становится все более актуальной?

— Надо говорить о продовольственной безопасности. Этим вопросом занимается специальный комитет при FAO (Food and Agriculture Organization — продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН — "Росбалт"). Комитет так и называется — по всемирной продовольственной безопасности (HLPE – КВПБ). По данным экспертов КВПБ, число недоедающих на планете растет. Если в 1971 году их было 875 млн человек, то в 2009 году — уже 1 млрд человек. Существует мнение, что сильнее всех голодает черная Африка. В африканских странах действительно много голодающих. Но, что было для меня удивительным, многие жители Китая тоже недоедают.

При этом надо понимать, что продовольственная опасность означает, что у человека по физическим и экономическим причинам нет доступа к продовольствию. В целом объем еды может быть достаточным, но вот разделен он между людьми несправедливо. Голодно не там, где небольшие урожаи, а там где есть бедные. Та же Африка поставляет растительный материал для биотоплива. Они его экспортируют в Соединенные Штаты. Но им надо злаки производить, баланс белка восстанавливать, а не сырье для биобензина выращивать.

— То есть число голодающих на планете не зависит от количества пищи?

— Дело действительно не в количестве продуктов. В настоящее время человечество теряет до 30% продовольствия. И это не какие-то там отходы, картофельные очистки. Это самое настоящее продовольствие хорошего качества. Просто в силу ряда причин, скажем, несовершенства логистических схем, складских помещений, эта еда пропадает. Если ликвидировать эти потери, то уже сейчас можно накормить эти 9 млрд, которые у нас будут к 2050 году. Ликвидировать эти потери как раз можно с помощью науки. Возьмем, к примеру, все то, что гниет в овощехранилищах — картофель, морковь, свеклу. Эти овощи способны к перезимовке. С точки зрения эволюции, им надо перезимовать и дать побеги. А у нас они гниют. Но мы совместно с Академией холода показали, что, если на овощах поселить подходящие микроорганизмы, то будет обеспечена защита от грибковой инфекции. Грибы — основные разрушители овощей в хранилищах. Выход товарной продукции может быть увеличен на десятки процентов. С помощью науки можно обеспечить серьезную экономию тех продовольственных ресурсов, которые у нас есть сегодня.

— А кого вообще можно считать недоедающим? Одно дело — дистрофик из Сомали, и совсем другое — голодный китаец, немец или француз...

— Недоедающим можно считать того, кто физиологически страдает от недостатка пищи. Такой человек плохо, неправильно развивается, много болеет. Его физиологическая норма питания не обеспечивается. Затраты на энергию, которую этот человек производит, не компенсируется пищей, которую он получает. Существует дисбаланс затрат и пополнения. В регионах он разный. Северянам нужна одна энергия для поддержания жизни, а южанам — другая. Эту проблему тоже пытаются решить ученые. Например, Всероссийский научно-исследовательский институт жиров разрабатывает варианты майонезов с разным количеством жира для северных и южных регионов.

— Сельскохозяйственные площади в настоящее время активно отдают под выращивание сырья для биотоплива...

— Средства массовой информация и за рубежом, и в нашей стране поют хвалебные песни биотопливу. Говорят, что биотопливо — это возобновляемый ресурс. Давайте перестанем качать нефть, а начнем выращивать растения, которые будем перерабатывать на этанол. Но единственная страна, которая смогла действительно хоть что-то сделать в плане биотоплива — это Бразилия. У них есть сахарный тростник. Его переработка в этанол стала более или менее выгодной.

Но в остальных случаях история с биотопливом приводит только к ухудшению продовольственной безопасности. Мы отдаем землю, воду, удобрения не на производство продовольствия, а для создания топлива. Эти площади просто выводятся из сельскохозяйственного оборота. Люди перестают на них выращивать пшеницу, а начинают развивать неизвестно что — растить тополь или лозу. Но овчинка не стоит выделки. Если всю сельскохозяйственную продукцию, которая только есть на земном шаре, мы переработаем на биотопливо, то общий баланс топлива на планете увеличится только на 16%. Зачем нужен такой возобновляемый бензин, если нечего будет есть? Но по разным причинам этот миф о биотопливе продолжают использовать.

— Но есть ведь еще отходы сельскохозяйственного производства...

— Отходы — куриный, свиной навоз или навоз крупного рогатого скота — вполне можно перерабатывать на биотопливо, но цена его все равно будет высока. Это сырье второго поколения. Существует и третье поколение. Например, можно создать водоросли, которые будут производить вещества, близкие по составу к топливу. Но я сильно сомневаюсь, что кто-то будет культивировать такие водоросли.

— Как можно использовать генную инженерию для обеспечения продовольственной безопасности?

— У растений имеется примерно 25-27 тыс. оригинальных генов. Эти гены могут быть представлены разными вариантами — аллелями. Аллели — великое достояние человечества, его резерв. Великий, к сожалению, не по объему, а по своей значимости. Но если правильно использовать всего-навсего один вариант гена, то можно получить замечательный результат. Обратимся, например, к "зеленой революции", которая произошла 50-60 лет назад, когда было резко увеличено производство зерна. Чтобы растение выросло, его надо кормить. Само оно кормится фотосинтезом, а вот азотные удобрения, фосфор, калий ему надо давать. Пшеница, злаки хорошо реагировали на добавки азота, одно плохо — такая пшеница стала вырастать очень высокой. Поэтому ее невозможно было убрать, она просто полегала. Так вот индиец Сваминатан и мексиканский ученый Борлауг — отцы "зеленой революции" — ввели в геном пшеницы ген карликовости, это было сделано обычным скрещиванием. В итоге мы получили карликовую пшеницу с хорошим колосом, которая уже не полегала после азота. Благодаря этому удалось повысить урожайность. Вот что такое генетический ресурс.

— Что с генной инженерией в нашей стране?

— В России хороший генетический банк. В нем примерно 320 тыс. образцов растений. Важно именно генное разнообразие. На образцы дикой пшеницы можно вообще не обратить внимания — сорняк и сорняк, но в нем может находится нужный вам вариант гена.

При этом селекционеры уже вывели сорта растений, продуктивность которых близка к биологическому пределу. Например, пшеница "Московская 39" дает 130 центнеров с гектара. В Советском союзе средний урожай пшеницы был 12-15 центнеров с гектара. То есть селекция достигла огромных успехов по продуктивности. Количество урожая может быть огромным. Оно вполне может покрыть увеличение населения, которое произойдет.

— Какие проблемы вырисовываются перед сельским хозяйством в настоящее время?

— Волатильность цен на продукцию. Стоимость продовольствия должна быть стабильной, а она каждый год скачет — то упадет раза в три, то резко пойдет вверх. Не страшны ни слишком низкие урожаи, ни слишком высокие — нужны стабильные урожаи на протяжении длительного времени. Никто не решится инвестировать в сельское хозяйство, если нет уверенности, стабильности. Отсюда бесконечные обращения с государству с просьбой о дотациях. Сельское хозяйство всегда будет требовать дотаций, но если не будет стабильного производства, то они останутся единственным источником процветания.

Наш институт как раз и занимается тем, что ищет необходимые комбинации микробов и растений, которые бы обеспечили стабильность производства. Микробы способны защитить растения от засухи, фитопатогенов, других стрессорных воздействий. Полезные микробы можно производить в виде препаратов, которые вносят на поля, тем самым экономя энергию, понижая стоимость продукции, делая ее конкурентоспособной. Вот, например, министр сельского хозяйства Александр Ткачев очень интересуется соей. Хочет поднять ее урожайность с 12 центнеров с гектара до 20 центнеров. Я знаю, как это сделать. Надо просто инокулировать сою полезными клубеньковыми бактериями. Кроме этого, соя должна быть трансгенной.

— А кто будет продвигать все эти инновации?

— Молодежь, к сожалению, очень плохо идет в науку вообще, а в сельское хозяйство тем более. Путь молодых людей в сельскохозяйственную науку надо сделать более привлекательным, более интенсивным. Надо готовить их конкретно к научной деятельности в области сельского хозяйства. Сейчас мы совместно с СПбГУ ведем работу по созданию соответствующей программы, так же поступают и в МГУ. Полученные знания необходимо доводить до реализации на практике. Но процесс инновации должен быть обеспечен и соответствующими руководящими органами. Мне нравился опыт Советского Союза — тогда существовал Государственный комитет по науке и технике. Он был над министерствами и непосредственно отвечал за научно-технический прогресс. Было бы правильно, если бы у нас существовал такой комитет и сегодня.

Беседовал Александр Калинин

Канада. Габон. Весь мир. РФ > Агропром > rosbalt.ru, 20 декабря 2015 > № 1588133 Игорь Тихонович


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 17 декабря 2015 > № 1584885 Полиект Подгорнов

Kомментарий. С лейкозом нужно бороться, но подходить к этому рационально.

В ЕАЭС с 1 января 2016 года запрещается продажа молока от больных коров. Это решение вызвало неоднозначную реакцию. 23 ноября «Крестьянские ведомости» опубликовали материал «Лейкозное молоко – пить или не пить»? В нем газета пригласила производителей и переработчиков молока, ветеринарных инспекторов, врачей и просто потребителей этого полезного напитка к обсуждению актуального вопроса.

И вот первый отклик – генерального директора ООО «Подгорнов и К», Заслуженного работника с/х РФ, лауреата Государственной премии Вологодской области Полиекта ПОДГОРНОВА:

Вместе с бывшим начальником ветотдела областного управления сельского хозяйства Вологодской области, а затем начальником ветотдела облагрокомитета Кузнецовым А. П., я, тогда председатель колхоза — племзавода «Заря» Грязовецкого района Вологодской области, в начале 80-х годов начал заниматься ликвидацией лейкоза в своем хозяйстве. Но мы начали работу постепенно, не так, как это делается сейчас в Московской и ряде других областей, где вырезают всех животных, дающих положительную реакцию на РИД.

Мы выявили, что лейкоз передается не только по наследству, но и от одного животного к другому. Поэтому после исследования мы всех животных, дважды давших положительную реакцию на РИД, низкопродуктивных и больных, сдали на мясокомбинат, остальных вывели на две отдельные фермы и в течение трех лет, постепенно выбраковывая, полностью оздоровили хозяйство, освободив его от животных, дающих положительную реакцию, хотя первоначально таких было почти 50%.

Таким же образом мы поступали и в других хозяйствах области, когда я начал работать первым заместителем председателя Агрокомитета области. За ликвидацию лейкоза в племенных хозяйствах области большая группа специалистов, в том числе и я, были удостоены Государственной премии Вологодской области.

Теперь ближе к главному вопросу.

Во-первых, положительная реакция на РИД не означает, что животные больны лейкозом. Она может быть, если животное имеет какую-то ранку или воспалительное заболевание. Чтобы удостовериться, что животное действительно больно лейкозом, нужно трижды проверить его на РИД, получить положительный результат, а потом подтвердить и гистологическим заключением.

Следующее: в ряде стран и, в первую очередь США, считают, что положительная реакция не обязательно подтверждает болезнь животного. У них более 40% животных дают положительную реакцию, но они не отделяют молоко и забивают животных, не разделяя, как у нас.

Поэтому считаю, что с лейкозом необходимо бороться, но, учитывая нехватку молока и коров в стране, нужно подходить к этому очень рационально, ведь положительная реакция показывает предрасположенность животного к заболеванию, а не утверждает, что оно уже больно.

А молоко от таких животных считаю пригодным для употребления человеком.

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 17 декабря 2015 > № 1584885 Полиект Подгорнов


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 17 декабря 2015 > № 1584748 Вячеслав Петрище

Глава Allseeds Group Вячеслав Петрище: Россияне со своими мелководными портами и "тюлькиным" флотом не конкуренты Украине по подсолнечному маслу

Эксклюзивное интервью главы Allseeds Group Вячеслава Петрище агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Украина завершила уборку подсолнечника, намолотив его, по официальным данным, свыше 11 млн тонн. Как вы считаете, есть ли потенциал для роста урожая подсолнечника в Украине в краткосрочной перспективе?

Ответ: Я думаю, что реально собрали около 12 млн тонн семян подсолнечника. Исходя из того, что на сегодняшний день его урожайность в среднем по Украине достигла 21 ц/га, а лучшие урожаи составляют и по 35-40 ц/га, какой вывод можно сделать про будущее? Что потенциал роста урожайности есть, и, как минимум, в два раза, но только в том случае, если в страну будут заходить новые технологии и украинские фермеры будут готовы их внедрять.

Вопрос: Какого качества семечку вы получаете на заводе? Это зависит от региона поставки?

Ответ: По качеству семечка у нас разная, к сожалению. Есть и 50% масличность, и 38%. Очень часто это зависит действительно от региона. В этом году на юге Украины семечка худшего качества, чем на севере. Смотрите, мы с началом сезона переработки приняли небольшое маркетинговое решение - ввели базисную масличность при приемке семян на заводе 44%. Все, что ниже, мы стали дисконтировать при расчетах с продавцом, на каждой тонне. С другой стороны мы дали производителям стимул продавать семена, дающие больший выход масла. Те, кто поставляет семена на уровне (базисной масличности – ИФ) или с большей, чем базисная, масличностью, получают премию – 300 грн/тонна. На рынке большинство наших конкурентов вообще не проверяют масличность семян, но это несправедливо, нужно мотивировать производителя. Он должен знать, что при хорошей масличности, он получит более высокую цену за поставленные переработчику семена.

Вопрос: В начале каждого сезона фермеры придерживают подсолнечник у себя на складах в ожидании более высоких цен. В этом году этот “механизм” уже сработал?

Ответ: В этом году, вы правильно говорите, многие фермеры так и поступили. Они сделали это по двум причинам. Одна из них – очень позитивная, как по мне: если фермер не продает семечку, значить у него есть деньги. Значит, фермер, слава Богу, в хорошем финансовом состоянии и будет и дальше заниматься производством, в т.ч. выращивать семечку. Но есть и негативная причина сдерживания продажи. Фермеру не в тех суммах, как обычно, нужны были средства для проведения осенних полевых работ, из-за засухи они были скомканы, сжаты, многие даже не сеялись в этом году. Когда едешь по трассе Киев-Одесса, то видишь, образно говоря, четыре поля зеленого цвета, все остальные – черного, цвета пахоты.

Вопрос: Весной они опять сделают ставку на подсолнечник?

Ответ: Да, придет весна, семечка находится "на руках" у фермеров, они ее будут по мере необходимости выбрасывать на рынок, хеджируясь от инфляции и девальвации, потому что предстоящие весенне-полевые работы будут нелегкими, много площадей придется сеять и пересеивать. Поэтому, я предполагаю, что, как и в прошлом году, будет делаться ставка, прежде всего, на подсолнечник, сою, а затем на кукурузу, цены на которую ну просто ниже низких. А подсолнечник, все-таки, в последние годы дает аграриям если не джек-пот, то серьезную стабильность.

Вопрос: Видите ли вы перспективу роста закупочных цен на подсолнечник?

Ответ: Я думаю, что перспектива, о которой вы говорите, уже закончилась. Я бы рекомендовал фермерам продавать семечку, не потому что она мне нужна, а потому что эта моя рекомендация обосновывается цифрами. При нынешнем урожае в 12 млн тонн (а я уверен, что мы в Украине собрали не менее 12 млн тонн подсолнечника), что подтверждается и серьезной аналитикой, цена уже обвалилась до 9200-9500 грн/тонна. Совсем недавно она доходила до 11000 грн/тонна. Сегодня аграрии говорят: "Это временно, цена вырастет!" Но я не вижу потенциала роста по банальной причине - нет перспективы роста цен в мире на масло и на шрот, в мире "сумасшедший" урожай сои. Но на цену семечки активно влияет курс гривни, потому что выручка от продаж масла идет в валюте и в случае девальвации цены могут пойти вверх.

Вопрос: Насколько активной была в этом сезоне конкуренция российских и украинских трейдеров на внешних рынках?

Ответ: На сегодняшний день Украина не имеет достойных конкурентов в мире в сегменте подсолнечного масла. Россия конкурировала с Украиной только локально, на рынках Турции и Египта. Как теперь, при санкциях России в отношении Турции, сложится ситуация, трудно сказать. Сейчас турки начали более активно выходить на нас. Они переработали всю свою семечку, но по сегодняшний день еще выполняют российские импортные контракты по маслу. Кроме того, после вступления в силу Договора об ассоциации Украина-ЕС, в отношении нашего масла отсутствуют импортные пошлины со стороны ЕС, а для российского масла они есть. Ну и, уж точно, Россия не может с нами конкурировать на рынках Индии и Китая.

Вопрос: В случае, если санкции России в отношении Турции вступят в силу, мы сможем занять долю России на турецком рынке?

Ответ: Конечно, сможем. У россиян нет глубоководных портов, они возят масло малыми партиями, так называемым "тюлькиным" флотом. А Украина обладает крупными, глубоководными портами. И это обстоятельство формирует еще одно наше конкурентное преимущество над российским растительным маслом. В наших портах можно грузить как большие танкера, так и малые, а у них – в основном малотоннажные.

Вопрос: В этом году были сняты санкции с Ирана, насколько привлекателен для вашей компании этот рынок?

Ответ: Для Украины это очень перспективное направление. Иран – восточная, но достаточно небедная страна со своими кулинарными изысками. Как и все восточные страны, они очень много жарят и потребление подсолнечного масла здесь довольно значительное. На сегодняшний день иранцы потребляют пакистанское, индийское масло, которое завозят контрабандным путем. Но если граница официально откроется, перед нами предстанет солидный привлекательный рынок масла Ирана. Надо отметить, что иранцы уже обращаются к нам с предложениями о покупке нашего масла. Правда, они говорят, что санкции с них то вроде сняли, но пока они физически этого не ощущают, поскольку все еще есть проблемы с прохождением платежей с Запада. Думаю, что после Нового года в этом вопросе все должно проясниться.

Вопрос: Ваша компания намерена продолжать развитие проекта маслодобывающего комплекса в порту "Южный" и сразу после пуска завода получила координаты под собственный причал! Когда приступаете к его строительству?

Ответ: К сожалению, в нашей стране слова чиновников часто расходятся с их делами. На открытии нашего завода в июле губернатор Одесской области Михэил Саакашвили под объективами десятков телекамер настоятельно "попросил" Администрацию морских портов Украины выделить нам координаты под необходимый для продолжения проекта причал, заявив: "Землю мы найдем!". Вскоре АМПУ свое дело сделала. Однако, в соответствии с законодательством, дела по землям водного фонда находятся в компетенции облгосадминистраций, и спустя почти полгода согласование для нас по земле там и находится - в "компетенции"… В ответ на наше, еще июльское, обращение никто нам ничего не подписал! Может в нашей стране никому не нужен такой инвестиционный проект, предполагающий создание в регионе до 5000 дополнительных рабочих мест, и все еще справедливо летнее утверждение руководителя области про "маленькую мафию": "Владельцы частных причалов договорились и не пускают другие компании, это усложняет инвестиции в регион".

Вопрос: Но компания "Укрлэндфарминг" уже получила место для причала в акватории порта "Южный"?

Ответ: Сейчас сложилась странная ситуация вокруг причалов в порту "Южный": много разговоров, много каких-то "подковерных" переговоров и т.п. возни. Для нас представляется крайне странной информация о выделении дополнительного места под причалы компании "Укрлэндфарминг", которой на сегодня уже выделены, как минимум, два участка в акватории Аджалыкского лимана. Так вот заметьте: за последние годы "Укрлэндфарминг" не построил здесь ни одного причала, ни одного объекта портовой инфраструктуры. Соответственно, какой-либо еще землеотвод по ним для подобного строительства – уж очень сильно "попахивает"… Если не сказать большего! Передача дополнительных мест под причалы компании, которая ничего не строит, а только декларирует, на мой взгляд, выглядит довольно странно и нелогично с точки зрения государства.

Наша же компания не словом, а делом доказала, как можно инвестировать в Украину даже в такое сложное, прямо скажем, военное, время. Мы готовы к продолжению реализации нашего проекта маслодобывающего комплекса в порту "Южный", который немыслим без возведения собственных причалов с зерновым терминалом.

И, безусловно, мы будем следить за развитием ситуации вокруг земель водного фонда в порту "Южный", добиваться решения здесь нашего "земельного вопроса", действуя в публичной плоскости, информируя общественность, в том числе через ваше агентство.

Вопрос: Как быстро будет построен причал, в случае, если землю выделят?

Ответ: Само по себе разрешение на землю, которая отдается под причал, – это начальная точка пути, после которой нужно согласовывать массу других документов. На это уходит примерно восемь месяцев или даже год. Это "10 кругов ада" перед тем, как начнется проектирование. Само проектирование плюс строительство – это еще два года. Но, к сожалению, очень многие не понимают, согласовывая эти документы под причал, что он неосновной объект и неглавная наша цель, а только "начало продолжения". Это только одна из составляющих, потому что нужно развить еще и железнодорожную инфраструктуру. Причал ведь нужен для тех объектов, которые будут его, этот причал, обеспечивать работой – это нынешний завод, его вторая очередь плюс "соевый" завод, зерновой терминал… И на все это надо около $400 млн инвестиций. Их привлечение чрезвычайно затруднительно, если у тебя нет перспективы заиметь причал. Инвесторы интересуются, в том числе и тем, где предполагается переваливать продукцию предприятия? Мы это делаем на своей инфраструктуре или становимся заложниками портовых монополий?

Вопрос: То есть, для вас принципиально важным остается вопрос строительства собственного перевалочного комплекса?

Ответ: Повторяю, это для нас "начало продолжения". В 2016 году мы хотим начать активно проектировать вторую очередь комплекса, представляющую собой фактически копию уже действующего цеха на 2400 тонн в сутки, после этого - третью. Мы посмотрели по срокам, что можем начать строительство завода со второй половины 2016 года. Раньше не имеет смысла, потому что в таком случае не успеем к сезону, а это экономически неэффективно.

Вопрос: Сколько семечки переработаете в этом сезоне?

Ответ: В этом году мы хотим переработать около 500 тыс. тонн семян подсолнечника. К сожалению, первоначальный план был выше, но на этапе запуска у нас возникли проблемы с гранулятором лузги. Очень "фирменным", кстати. Мелочь, но это как в анекдотической истории с хорошим "Мерседесом" - колесо пробито и ехать как-то не очень удобно!.. (Смеется). Сейчас мы на нашем "Мерседесе" то две тысячи тонн перерабатываем в сутки, то одну. Это, в принципе, нормальное состояние для нового завода. Мы знаем из практики, что в Украине новые заводы осваивались по два-три года. И не комплексуем по этому поводу: у нас там прекрасный руководитель, отличный заводской персонал, который со всеми проблемами и проблемками справится.

Вопрос: Ваш завод может также перерабатывать сою. В текущем сезоне вы работали с этой культурой?

Ответ: Да, у нас "мультикультурный" завод. Но мы не планировали в этом году переработку сои и рапса. Сегодня мы видим на рынке достаточно подсолнечника и работаем с ним.

Вопрос: Но многие переработчики в этом сезоне заинтересовались переработкой сои, почему?

Ответ: Хороший вопрос. Я думаю, может кто-то и испытывает у нас в этом году дефицит семечки. Но если более общо, то, конечно, соя очень перспективна для Украины по двум резонам. Во-первых, производство и переработка сои дает стране высоколиквидные товары экспортного назначения - высокопротеиновый шрот и масло. Во-вторых, использование сои в кормопроизводстве дает ее эффективную конверсию в мясо, и активизация инвестирования в животноводство, увеличение поголовья скота может повлечь за собой спрос на сою и увеличение ее производства. Возьмите Данию - там поголовье свиней больше, чем количество населения. Они снабжают мясом весь мир. В нашей стране сам Бог велит при правильных подходах заниматься животноводством и переплюнуть Данию. У нас и затраты на производство дешевле, и рабочая сила дешевле, газ, вода – тоже… Но сегодня Украина продает свой протеин в виде шротов, зерна по всему миру, в ЕС, в том числе и в Данию, которая производит из нашего "сырого" протеина продукцию с высокой добавленной стоимостью – мясо и мясопродукты. Конечно, не все так просто, в мире действительно существует разделение труда, защита национальных рынков, агрессивный протекционизм, но нашему государству и национальному бизнесу надо стремиться к увеличению локализации переработки сельхозсырья в стране.

Вопрос: Возможен ли рост спроса на подсолнечное масло со стороны Индии и Китая в долгосрочной перспективе?

Ответ: Он уже сегодня растет! Это два рынка, на которых из года в год увеличивается потребление масла. Многие индийские и китайские компании раскрутили свои бренды на том, что украинское подсолнечное масло – это healthy oil, полезно для здоровья и т.д. То, что в Индии и Китае будет падать спрос, – это сказки. Потому что люди, которые вложили деньги в бренд, будут его продвигать, а значит, товар должен быть представлен на полке. И еще одно, из оптимистичного - подсолнечное масло как относительно недорогой энергетический продукт очень эффективно с точки зрения семейного бюджета в любой стране, даже с низкими доходами населения, его стоимость в потребительской корзине занимает очень незначительную долю. И это поддерживает не снижающийся и даже растущий спрос на него.

Вопрос: Да, но на внутреннем рынке Украины за последние два года на бутилированное мало цены выросли значительно.

Ответ: Это обратная сторона того, что масло в Украине является экспортным товаром. Но то же самое и с продуктами переработки зерна! Цены мирового рынка, а также курс гривни к основным мировым валютам напрямую влияют на цены на масло, крупы, муку, хлеб. К сожалению, для нашего малообеспеченного населения, доступность для которого продуктов первой необходимости должно защищать государство.

Вопрос: Имеете ли вы возможность поставлять подсолнечный шрот в Китай?

Ответ: Китайцы весьма внимательны к качеству импортных товаров, особенно к карантинным, фитосанитарным требованиям. Не являются исключением и шроты масличных культур. Насколько мне известно, еще в конце лета китайские фитосанитары сформулировали украинской стороне предложения, из которых, том числе, выплывает, что они готовы сертифицировать наши предприятия на предмет соответствия их требованиям. Сейчас идет согласование текста соглашения, мяч на китайской стороне. Наш Минагропрод пытается упростить процедуру сертификации, мотивируя китайцам тем, что у нас много мелких заводов, сертифицировать которые будет довольно долго. Как по мне, в этом процессе нам надо быть по разумному уступчивыми, не застревать в мелочах. Реально на Китай будут грузить шрот большие предприятия, производящие гранулированный шрот. Мелкие предприятия, маслопрессовые, вырабатывающие в основном жмых, в этом точно участвовать не будут. Мы, Allseeds, построили современное предприятие, вопросы качества сырья и продукции на котором возложены на независимые иностранные лаборатории, и готовы к таким проверкам китайских коллег. Милости просим!

Вопрос: В будущем украинский рынок переработчиков ждет глобализация?

Ответ: Я бы назвал этот процесс скорее концентрацией. Мелкие производители уже проигрывают в конкуренции с крупными.

Вопрос: Мощности по производству растительных масел в Украине уже сейчас составляют порядка 14-15 млн тонн?

Ответ: Я не знаю, откуда идет эта информация. Мы когда взяли и проанализировали тот лонг-лист предприятий, которые всегда участвуют в статистике, то у нас получился наш шорт-лист. Этот набор мощностей, о которых вы, очевидно, говорите, включает все маслобойки с объемом переработки порядка 1 млн тонн. Это в основном нетоварная семечка, которую производители в учете и отчетности не показывают, однако продукция от ее переработки в течение года все равно "вылезает" и закрывает часть рыночного потребления. Есть несколько новых соевых заводов, один из которых, например, у "Астарты", но они работают только на сое. Есть Пологовский МЭЗ, который исторически работает на двух линиях – одна на сое, вторая – на подсолнечнике. Есть ряд малых, еще советских, заводов, которые уже много лет не работают, но в статистике мощностей присутствуют. Есть заводы на Донбассе, национализированные "республиками". У "Креатива" мощности по переработке 850 тыс. тонн, но кто-нибудь верит, что они будут загружены в этом году? Я не верю. На самом деле мощностей предприятий, которые принципиально претендуют на переработку подсолнечника, порядка 10-11 млн тонн, но точно не 16, и не 18 млн тонн. Я думаю, нам светит дефицит не сырья, а мощностей, он будет просматриваться, особенно в следующем сезоне, когда урожай подсолнечника можно ждать на уровне 13,5 млн тонн. По крайней мере то, что посеяно подсолнечника будет много – это и к гадалке не ходи!

Вопрос: Как обстоят дела в компании с возмещением НДС?

Ответ: С возмещением НДС у нас были проблемы в январе-августе этого года. На каком-то этапе нам показалось, что фискалы в этом вопросе нас просто игнорируют. Может, через кадровую чехарду: ушел один руководитель, долго выбирали нового главу, пока он пришел, пока разобрался… Но здесь я хочу сказать спасибо коллегам-налоговикам: с сентября мы получаем экспортный НДС в автоматическом режиме, соответствуя установленным определенным критериям для этого.

Вопрос: Считаете ли целесообразным введение экспортной пошлины на сою?

Ответ: Я считаю, что нужно совершенно спокойно вводить экспортные пошлины на такую сырьевую продукцию, как соя, рапс. Я разговаривал по этому поводу с министром (аграрной политики – ИФ), с рядом депутатов. Опыт действия экспортной пошлины на семена подсолнечника показал свое позитивное влияние на возрождение в Украине масложировой отрасли. Что еще обсуждать?

Вопрос: Ваша компания работает по форвардным программам? Как обстоят дела с их выполнением аграриями?

Ответ: Да, мы так тоже работаем. Но я был неприятно удивлен в этом году. Я как-то думал, что что-то в головах фермеров ментально-позитивное произошло, есть более прозрачные агрохолдинги, значит должны выполняться контракты, взятые обязательства… Ничего подобного. Правда, это не всех касается. Есть добросовестные партнеры, которые как выполняли, так и выполняют контракты, но есть компании - патологические нарушители обязательств. Мы, кстати, опубликуем блэк-лист этих "бизнесменов", если в результате переговоров последней надежды они не проявят воли к деловой порядочности.

Вопрос: Каков ваш прогноз по цене подсолнечного масла в мире на этот год?

Ответ: Цена плюс-минус 800 $/тонна. Я считаю, что в лучшем случае она будет колебаться на этом же уровне, а в худшем, думаю, пойдет вниз.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 17 декабря 2015 > № 1584748 Вячеслав Петрище


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 16 декабря 2015 > № 1582629 Анна Любоведская

Комментарий. Биотехнологии внесут свою лепту в подъем АПК.

18 декабря в Белгороде состоится конференция, на которой представят ведущие российские биотехнологии, способные дать рывок сельскому хозяйству уже в 2016 году.

Президент РФ В.В. Путин в послании Федеральному Собранию 3 декабря 2015 года поставил задачу выйти на мировые рынки с экологически чистой продукцией. Реальный сектор и наука констатируют, что задача выполнима, у России есть собственные технологии, способные уже в 2016 году обеспечить рывок в увеличении урожайности до 60% по стратегически важным культурам, снижении импортозависимости от иностранных агроядохимикатов. Внедрение таких технологий даст и явный экологический эффект – снижение химизации земли, процессов эрозии, опускания грунтовых вод, создаст условия для восстановления естественного плодородия почв, экосистем, повышения содержания гумуса. Внедрение таких технологий конечно же должно быть учтено в государственных программах и стратегиях.

Вот почему Союз органического земледелия собирает 18 декабря в Белгороде конференцию «Биологизация сельского хозяйства и органическое земледелие», где ведущие научные учреждения и предприятия-лидеры представят российские инновационные технологии биологизации сельского хозяйства, имеющие научную базу и успешно внедряемые на крупных предприятиях в различных климатических зонах России. Во время конференции специалисты наглядно продемонстрируют защитное действие бактериального штамма против возбудителей корневых гнилей. Результатом конференции станут предложения, которые будут направлены в Правительство РФ и профильные органы АПК.

В конференции примут участие руководители ВНИИ института фитопатологии, ВНИИ биологической защиты растений, НРИУЭ АПК, ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии РАСХН, а также представители Департамента агропромышленной политики Евразийской Экономической Комиссии, Кабардино-Балкарской Региональной Общественной Организации «Центр органического земледелия», представители реального сектора и ряда других организаций.

По словам Романа Куликова, руководителя агронаправления Биотехкластера Фонда Сколково, в четверку ведущих мировых трендов в агротехнологиях входит органическое сельское хозяйство и выращивание сельхозпродукции с помощью биопрепаратов. У России есть уникальная научная база для производства биопрепаратов на основе научных центров по защите растений (ВИЗР, ВНИИБЗР, ВНИИФ и др.), есть успешные отечественные предприятия с опытом разработки и продажи конкурентоспособных продуктов. Биопрепараты требуют меньше времени для выхода на рынок. Через 20-30 лет биопрепараты способны потеснить до половины традиционных. Сейчас биотехнологии в растениеводстве и животноводстве находятся на этапе резкого роста и развития. В ближайшие 20 лет ежегодный рост мирового рынка биопрепаратов составит 15%, достигнув в 2035 году уровня $57 млрд.

Переход к технологиям органического сельского хозяйства должен осуществляться поэтапно, через внедрение отдельных элементов биологизации, которые уже сегодня могут широко тиражироваться на крупных сельхозпредприятиях. «Ожидать резкого, стопроцентного перехода на органическое земледелие без потери урожайности, не приходится, — говорит Денис Морозов, генеральный директор компании «Агротехнологии». — Поэтому имеет смысл сначала перейти на совмещение химических и биологических средств защиты растений и агрохимикатов. И мы доказали, что в большинстве случаев совмещение и возможно, и необходимо».

Методы биологизации земледелия сегодня показали большую эффективность в России. Многочисленные производственные полевые опыты, проведенные ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии в различных регионах России и за рубежом, показали повышение урожайности различных сельскохозяйственных культур от 12 до 60%, отмечалось повышение качественных показателей сельхозпродукции, снижение на 25-60% доз минеральных удобрений. Промышленные опыты по испытанию биопрепаратов ряда коммерческих компаний в крупных агрохолдингах показали, что на 1 вложенный в биопрепараты рубль прибавка прибыли составила 5,5 рублей. Достигнуто повышение урожайности по стратегически важным культурам – сахарная свекла на 14% (выход сахара на 22%), озимая пшеница на 11,6%, соя на 8,3%, рис на 5,2%.

— Поразительно, что при всех результатах, основная проблема внедрения – низкая осведомленность о микробиологии и огромный, необоснованный скепсис по поводу целесообразности применения данного направления в агротехнологиях, — говорит Николай Голубцов, специалист компании «Промышленные Инновации».

Потенциал биологизации сельского хозяйства сегодня не используется. В то время как он может дать технологический рывок, снизить зависимость отечественного АПК от импорта в части агроядохимикатов (сегодня это более 50%), — убежден Член Правления Союза органического земледелия Яков Любоведский.

Денис Морозов отмечает, что отечественные биологические средства защиты растений практически не зависят от импорта, в отличие от химических пестицидов.

— Несмотря на высокие достижения в области сельскохозяйственной микробиологии, мы буксуем. В это время мировой рынок биопрепаратов – самый динамично развивающийся сектор в сельском хозяйстве. За период с 2011 по 2014 год такими компаниями, как Bayer CropScience, BASF, DuPont и Monsanto совершено более 13-ти сделок по поглощению небольших биотехнологических компаний на общую сумму, превышающую 2,6 млрд долларов. Столь значительные инвестиции вызваны не только признанием высокой эффективности биопрепаратов, но и ужесточением требований к безопасности пестицидов и агрохимикатов. Например, в ЕС с 2014 года запрещено использование всех видов неоникотиноидов (целый класс инсектицидов), вследствие их высокой токсичности для пчел, бабочек и других полезных насекомых. Подобные запреты побуждают производителей ХСЗР искать другие варианты защиты сельскохозяйственных посевов и прибегать к использованию биологических аналогов. Несмотря на то, что подобных законопроектов в ближайшее время в России не предвидится, стоит отметить, что за последние два года и у нас значительно возрос интерес к биопрепаратам. Думаю, можно смело сказать, что биологизация агропромышленного комплекса переросла в настоящий «мейнстрим», – говорит Александр Заплаткин, научный сотрудник ФГБНУ ВНИИ СХМ, руководитель отдела развития компании «Бисолби Плюс».

Помимо экономических эффектов, внедрение элементов биологизации повышает плодородие почвы, позволяет улучшать ситуацию с доступностью питательных веществ в почве, позволяет сохранять и даже повышать содержание гумуса на 0,5% в три года, без потерь урожайности. Улучшается агробиоразнообразие, происходит восстановление экосистем. Например, США ежегодно тратит 15 млн долларов на решение проблем, связанных с массовым вымиранием пчел и других опылителей, которые гибнут, в том числе, от ядохимикатов и ГМО культур.

Применение микробиологических препаратов в комплексе с современной агротехникой позволит реализовать почвенно-климатический потенциал агроландшафта на 60-80% (вместо нынешних 20-30%), а также биологический потенциал сельскохозяйственных растений, который на сегодняшний день используется недостаточно эффективно.

Целый комплекс мероприятий по поддержке биоземледелия реализуется в рамках Комплексной программы развития биотехнологии в Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной Правительством в 2012 году. Среди них и разработка новых биопрепаратов для растениеводства, и организация сельхозпроизводств замкнутого цикла с полной переработкой отходов, и создание новых высокоурожайных агрокультур с использованием современных биотехнологий, и совершенствование нормативно-правовой базы, включая принятие специального закона об органическом земледелии. Такое мнение высказал ведущий специалист с мировым именем в области биотехнологий, д.б.н., профессор, президент Общероссийской общественной организации «Общество биотехнологов России им. Ю.А. Овчинникова» Раиф Василов.

По данным Института почвоведения МГУ-РАН, МГУ им. Ломоносова в настоящее время в России продолжается истощительное землепользование, что грозит почвенно-экологическим кризисом. 58 млн га пашни характеризуются низким содержанием гумуса. Илья Трофимов, д.г.н., заместитель директора по научной работе ФГБНУ «ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса» убежден: «Сложился отрицательный баланс питательных веществ. Их ежегодный вынос из почвы в 3 раза превышает их возврат с вносимыми минеральными и органическими удобрениями. Из-за использования монокультур во многих регионах юга России условия, благоприятные для почвообразования, создаются всего на 2-3% посевных площадей, на 97-98% создаются условия для минерализации гумуса, происходит систематическое существенное снижение плодородия почв».

На конференции также будут рассмотрены и другие важные аспекты органического сельского хозяйства. Генеральный директор ВНИИ растениеводства им. Н. И. Вавилова Николай Дзюбенко отмечает, что использование адаптивной селекции – основа органического сельского хозяйства, особенно в свете глобального изменения климата. Адаптивные культуры лучше приспосабливаются, меньше болеют, соответственно, требуют меньше химобработок. Генетический банк России (322238 образцов) – на четвертом месте в мире после США (322238), Китая (391919) и Индии (366333), что дает большой потенциал для развития данного направления. Тем более, что оно находит отражение в недавнем поручении Президента РФ: «Совместно с РАН и при участии ФАНО обеспечить разработку на базе ведущих исследовательских институтов Российской академии наук программы научного обеспечения деятельности по созданию отечественных посевного и племенного фондов, средств защиты растений и животных в целях производства российскими производителями конкурентоспособной сельскохозяйственной продукции, а также по созданию технологий производства (выращивания), хранения и переработки такой продукции».

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледели

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 16 декабря 2015 > № 1582629 Анна Любоведская


Россия. ПФО > Агропром > oilworld.ru, 14 декабря 2015 > № 1585444 Александр Чекунов

В дальнейшем на рынке переработки масличных останется тот, кто реально сильнее…

В последние годы в России наблюдаются значительные инвестиционные вложения в развитие масложировой отрасли, в частности в увеличение перерабатывающих мощностей масличных. Однако производство семян подсолнечника растет гораздо медленнее, и в результате в текущем сезоне валовой сбор масличной практически в 2 раза ниже перерабатывающих мощностей в стране. Многие производители масла сообщают о нехватке сырья для работы, высокой конкуренции при закупке среди переработчиков семян подсолнечника и как следствие о высоких ценах. Насколько сильно ощущают данную ситуацию мелкиепереработчики, как приходится выживать в этой среде и какие меры необходимо принимать для успешного ведения бизнеса, нам любезно согласился рассказать директор Мариинско-Посадского маслозавода Александр Чекунов.

- Александр, насколько нам известно, ваше предприятие существует на рынке не так давно. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось, и какие направления развиваете в настоящее время?

- Само предприятие создано очень давно, еще при Советском Союзе и было государственным. В 2008 году оно было выкуплено и таким образом перешло в частную собственность, в том же году был произведен первый запуск. С начала 2013 года мы активно стали инвестировать денежные средства в развитие предприятия, модернизировать производство и продвигать завод на рынке. С самого начала и до сегодняшнего дня предприятие занимается исключительно переработкой семян подсолнечника. Мы закупаем обычный масличный подсолнечник. Переработкой высокоолеинового подсолнечника заниматься не пробовали. В настоящее время мощности по переработке маслосырья составляют около 100 т/сут. Планируется дальнейшее увеличение переработки в текущем году до 140 т/сут. благодаря незначительным конструкторским изменениям.

- Как Вы оцениваете прошлый 2014/15 МГ для предприятия в целом? Если говорить о наступившем сезоне, какие характерные отличия для масложирового рынка Вы можете отметить по сравнению с прошлым сезоном?

- Начну с того, что 2014/15 МГ для нашего предприятия оказался благоприятным и нам удалось показать хороший финансовый результат. Прошлый сезон был по количеству собранного урожая (подсолнечник) примерно таким же, как и в этом году (разница 0,3 млн. тонн). Основное отличие, которое мы ощутили на себе – качество семян подсолнечника и конечно же цена. В текущем сезоне-2015/16 качественные показатели сырья значительно лучше, чем в прошлом. В начале уборки стояла прекрасная погода, благодаря чему аграриям удалось убрать львиную долю площадей под масличной высокого качества. После этого все пошло под диктовку сельхозпроизводителей. В результате на сегодняшний день преобладает рынок продавца – т.е. условия и цены диктуют аграрии. Относительно цен достаточно вспомнить начало прошлого сезона, когда цены отличались своей адекватностью, чего не скажешь о настоящем сезоне.

Естественно, нельзя упустить ключевой момент – экономическая ситуация в стране, которая для многих является нелегкой. Сегодня для работы на масложировом рынке необходимы достаточные запасы финансов для поддержания стабильного оборота предприятия. Это обусловлено, прежде всего, высокими ценами на сырье, а также снижением платежеспособности покупателей. Банки, в свою очередь, не так активно и охотно кредитуют бизнес, как раньше, да и ставки по кредитам стали значительно выше. Очень многие производители подсолнечного масла сейчас сталкиваются с нехваткой оборотных средств. На сегодняшний день очень много примеров, когда мощные предприятия (от 500 т/сут.) испытывают перебои с поставками маслосемян и в результате останавливаются из-за того, что просто нет денег на покупку сырья.

В связи с тем, что наша компания не обременена инвестиционными кредитами, а развитие происходит исключительно за счет собственных средств (прибыли), мы не ощущаем долговой нагрузки на бизнес и кредиты нам необходимы лишь на пополнение оборотных средств.

Я думаю, что для некоторых производителей масла, которые взяли множество инвестиционных кредитов, очень много вложили в производство и имеют мало собственных денег, эти годы станут роковыми, кто-то может просто закрыться.

- В настоящее время наблюдается довольно жесткая конкуренция на рынке семян подсолнечника среди перерабатывающих предприятий. Подскажите, пожалуйста, насколько предприятие ощущает трудности при формировании сырьевой базы и какие стратегические решения принимаете для обеспечения стабильного поступления масличной?

- Поставщиков сырья у нас большое количество, из всех поступающих предложений масличной мы отбираем подсолнечник только самого лучшего качества. Имеющаяся клиентская база и количество продавцов маслосырья дают нам возможность выбора. Естественно, главный вопрос о цене, но, тем не менее, нет нехватки предложений от аграриев. При этом самое минимальное плечо вывозимого сырья из хозяйств – это 300 км и выше. Затраты на дорогу и производство оправдываются не только за счет большого количества потребителей подсолнечного масла и жмыха в округе, но и за счет технологии. Если иметь грамотных инженеров и технологов, стимулировать их, не жалеть денег на технологию, ставить новое хорошее оборудование, то затраты просто окупаются благодаря снижению себестоимости продукции. Мы не ощущаем жесткой конкуренции с закупками семян подсолнечника и сбытом продуктов переработки.

Для стабильного обеспечения предприятия сырьем, для бесперебойной работы мы закладываем маслосырье на хранение. У нас есть свои складские помещения объемом хранения в несколько тысяч тонн семян подсолнечника.

- Александр, практикуете ли Вы заключение форвардных договоров на поставку маслосырья с сельхозпроизводителями? У Вас есть собственный земельный банк?

- Как таковой практики заключения форвардных договоров у нас нет. Мы больше ориентированы на закупку сырья на спотовом рынке. Сразу просчитываем себестоимость, ограждаем себя от лишних рисков. Вся наша работа строится исключительно на бюджетах и краткосрочном планировании. На сегодняшний день в России прогнозирование цен и долгосрочное планирование деятельности – это неблагодарное дело. Ввиду нестабильной экономики, существенного колебания курса доллара по отношению к рублю, я считаю, не целесообразно закладывать какие-то цены, конъюнктуру и тренды на год вперед. Наше предприятие старается минимизировать такие риски.

Насчет земельного банка скажу, что у нас в распоряжении есть несколько тысяч гектаров на территории Чувашской Республики, но в настоящее время в профильной деятельности они не используются. Выращивать подсолнечник на этих землях мы пока не осмеливались, так как существует большой риск собрать некачественный урожай или не собрать его вовсе из-за неблагоприятных погодных факторов.

- Насколько нам известно, в начале этого сезона завод закупил оборудование для цеха по рафинации и бутилированию масла. Подскажите, когда состоится запуск этого цеха? Данное решение было принято с целью расширения ассортимента продукта и выхода на новые рынки сбыта или же покупатель больше ориентирован на покупку рафинированного масла?

- Да, это так. Летом было принято решение о строительстве данного цеха. Монтаж оборудования начался в сентябре текущего года. В настоящее время в цехе идут монтажные и пусконаладочные работы, запуск и открытие цеха запланированы на 15-20 декабря. То есть с начала 2016 года на рынке появится наше бутилированное подсолнечное масло объемом 0,5 л, 1 л и 5 л под собственным запатентованным брендом «Акатуй». «Акатуй» – это национальный чувашский праздник хлеборобов, который посвящен окончанию весенне-посевных работ. В Чувашии вообще любят продукты, произведенные в республике, а тем более если они символизируют национальные традиции. Цех будет производить 12-14 т/сут. рафинированного бутилированного масла, которое планируется реализовывать в нашем и других смежных регионах.

Решение о создании цеха рафинации главным образом было принято с целью расширения ассортимента продукции завода, ну и, конечно, для повышения дохода предприятия. Подсолнечного масла на полках магазинов очень большое разнообразие, но мы надеемся оказать достойную конкуренцию даже ведущимпроизводителям нашей страны.

- Какова география продаж подсолнечного масла и жмыха? Поставляете ли вы продукцию на экспорт?

- Основными потребителями нашего подсолнечного масла и жмыха являются все близлежащие регионы. Мы осуществляем отгрузки продукции в Ульяновскую, Нижегородскую, Кировскую, Владимирскую области и в республики Татарстан и Марий Эл, Мордовию и Удмуртию. Немного реже наша продукция отправляется в Московскую и Ленинградскую области.

На сегодняшний момент мы сами не осуществляли поставки масла на экспорт. Пару лет назад был опыт поставки масла на внешний рынок (в Египет), но тогда реализация осуществлялась исключительно через трейдерские компании.

- Ввиду сложившегося конфликта с Турцией в случае закрытия экспорта подсолнечного масла в эту страну, как Вы считаете, изменится ли ситуация на внутреннем рынке?

- Не исключена вероятность, что если все-таки произойдет закрытие каналов сбыта продукта в Турцию, значительно увеличится количество предложений подсолнечного масла на внутреннем рынке. Следствием этого должно быть существенное снижение цен.

Естественно еще рано что-либо комментировать и делать выводы, но вопреки этим новостям в конце ноября покупатели очень оживились, ощущался ажиотажный спрос. Покупатели забирали масло практически с колес, и постоянно поступали заявки на закупку продукта. В начале декабря свободных объемов подсолнечного масла у нас практически не было, буквально несколько машинных партий. Возможно, данная ситуация была связана не только с предновогодним периодом, но и главную роль сыграл тот факт, что некоторые крупные предприятия из Поволжского региона остановились из-за нехватки маслосырья для работы.

- Расскажите о ценообразовании на рынке сырья и продуктов переработки, какие факторы являются определяющими? Начало текущего сезона показало рекордный скачок цен на сырье. Как Вы можете прокомментировать данную ситуацию?

-Из года в год ключевыми и определяющими факторами в формировании цен были: качество сырья при уборке, валовой сбор семян подсолнечника в целом по стране и в разрезе регионов, объемы экспорта продуктов переработки и курс иностранной валюты, в частности доллара.

Наше предприятие запустилось только в первых числах октября, поэтому резкий рост цен на маслосырье в сентябре нас не коснулся, нам удалось пережить этот период без трудностей и потерь. Мы наблюдали, как другие переработчики «кусали локти», когда в сентябре купили семена подсолнечника по 23500 руб/т без учета стоимости доставки в больших объемах, а потом цена снизилась до 19500-20000 руб/т на тех же условиях. В момент, когда мы вышли на рынок и стали закупать масличную, то рынку был присущ небольшой понижательный ценовой тренд.

- В сентябре текущего года цены на масло и жмых стали снижаться, вопреки высоким закупочным ценам на сырье. Насколько рентабельной в настоящее время является переработка подсолнечника и как, на Ваш взгляд, будет развиваться ценовая ситуация в дальнейшем?

- Снижение цен на продукты переработки мы застали и ощутили на себе. Цены предложения на масло с 55000 руб/т EXW понизились до 50000 руб/т EXW. Цены на жмых снизились практически на 2000 руб/т EXW. В настоящее время стоимость жмыха варьируется в пределах 13500-14000 руб/т EXW и масла 52000-53000 руб/т EXW. Вероятней всего, всему виной был единовременный запуск всех заводов и слив на рынок огромного количества масла и жмыха, что привело к кратковременному насыщению рынка и, как следствие, снижению цен.

Несмотря на сложившуюся ценовую конъюнктуру, производить подсолнечное масло и жмых рентабельно, но, еще раз повторюсь, это сильно зависит от технологии.

В перспективе, скорее всего, цены на масличную возрастут и достигнут озвучивавшихся в сентябре 28000 руб/т СРТ. Предполагаю, что рост цен начнется с середины декабря. Относительно продуктов переработки отмечу, что в январе-феврале 2016 года ажиотажный спрос и, как следствие, маржа переработчиков снизятся. Цены на продукты переработки постепенно (ближе к весне) будут повышаться.

- По Вашему мнению, станет ли такой непредсказуемый старт масличного сезона роковым для большинства маслодобывающих предприятий? Как скажется остановка предприятий в целом? Это будет сезон с отрицательной маржей?

- Да, я думаю, некоторые предприятия не переживут этот кризис. Это исключительно финансовый кризис, который будет связан с нехваткой оборотных средств. Сильные компании переживут. Остановка предприятий в стране приведет конечно же к нехватке подсолнечного масла на рынке и увеличению цен на него. А, вообще, остановка предприятия – это простой. Один день простоя предприятия – это прямые убытки, которые просто «съедают» ваши деньги, и естественно это будет большой минус в бюджете компании.

Работа нашей компании всегда начинается с составления различного рода бюджетов, и в дальнейшем строго и исключительно по ним мы осуществляем свою деятельность. Еще ни разу мы не приходили к такому выводу, что предприятие выгоднее остановить, чем работать. Имея определенные расчеты, нужно понимать, где предприятие может получить больше убытков – при остановке либо при неблагоприятной конъюнктуре рынка, и в дальнейшем принимать решение о его судьбе. Я считаю, что если уж так получится, то предприятию гораздо выгоднее отработать в минус 1 руб., к примеру, чем простаивать и нести убытки в 5 руб.

- И в завершение беседы, Александр, расскажите, пожалуйста, о планах компании на ближайшее время и поделитесь Вашим виденьем перспектив сезона.

- В перспективе планируем увеличивать объем переработки, усовершенствовать технологию производства продукции и внедрять что-то новое с целью снижения себестоимости готового продукта, возможно, например, производить майонез. Также у нас есть земля, так что в долгосрочной перспективе будем однозначно развивать сельхознаправление. Постепенно будем осваивать рынок наливного рафинированного масла, а также бутилированного.

Вероятнее всего, в этом сезоне многие перерабатывающие предприятия остановятся значительно раньше обычного. Думаю, в апреле уже будем наблюдать такую ситуацию. Крупные компании, скорее всего, будут работать, остановятся лишь те, у кого нет запасов сырья. Компании, работающие на спотовом рынке (а их большинство), также будут работать, но только те, у кого будет достаточно оборотных средств, так как цены на сырье будут очень высокими.

Курс доллара по отношению к рублю продолжит постепенно расти и весной достигнет 70-75 руб/$. А за ростом курса доллара повысится внутренняя рублевая цена на продукты переработки масличной. Цены предложения на условиях франко-склад продавца на нерафинированное подсолнечное масло в среднем будут варьироваться в пределах 58000-61000 руб/т и на подсолнечный жмых (без особых изменений) до 16000 руб/т. Отпускные цены на маслосырье будут озвучиваться в пределах 26000-28000 руб/т EXW.

Каждый сезон приносит переработчикам разные сюрпризы, мы каждый год недовольны сложившейся ситуацией, говорим, что все плохо, однако предприятий по переработке масличной меньше не становится, они растут как грибы после дождя, и в дальнейшем конечно на рынке останется тот, кто реально сильнее, ну а пока экспорт растет – места, видимо, хватит всем.

Справка

ООО «Мариинско-Посадский маслозавод» создано 02.12.2008. Специализируется на переработке семян подсолнечника и производстве растительного масла методом горячего прессования. В IVквартале 2012 года построена котельная, работающая на отходах производства – лузге, шелухе семян подсолнечника.

Предприятие перерабатывает семена подсолнечника, которые поставляются из Ульяновской, Саратовской, Самарской, Пензенской областей.

Потребителями растительного масла являются птицефабрики, комбинаты хлебопродуктов и др., потребителями жмыха – сельхозпроизводители, птицефабрики.

Россия. ПФО > Агропром > oilworld.ru, 14 декабря 2015 > № 1585444 Александр Чекунов


Россия > Агропром > agronews.ru, 11 декабря 2015 > № 1577560 Владимир Лабинов

Комментарий. Владимир Лабинов приоткрыл кухню аграрной политики.

7 декабря на Общественном Телевидении России в программе «ОТРажение» вышел очередной выпуск рубрики «Аграрная политика» с ведущим Игорем Абакумовым. Гостем студии был директор департамента животноводства и племенного дела МСХ РФ Владимир Лабинов. Вопросы ведущего и зрителей в прямом эфире касались судьбы коров в ЛПХ, которые производят почти половину молока страны. Зачем было завозить столько скота из-за границы и куда подевались местные породы животных? В чем состоит государственная политика в животноводстве? «Крестьянские ведомости» публикуют полную стенограмму разговора с небольшими стилистическими сокращениями. Читателям предоставляется возможность самим решить – насколько полными были ответы руководителя отрасли. Смотреть можно здесь http://www.otr-online.ru/programmi/segodnya-v-rossii-27580/rubrika-agrarnaya-politika-47872.html

Игорь АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, сначала общий экскурс в наше животноводство. Сколько мы производим молока сами, сколько покупаем?

Владимир ЛАБИНОВ: Производим молока мы всего, в хозяйствах всех форм собственности, 30,5 миллионов тонн. Большой удельный вес в объеме производства молока занимают хозяйства населения, и этот сектор сокращается. К сожалению, темпы сокращения объемов производства молока в этом секторе сегодня составляют 2-3%, и в ближайшие годы они будут только возрастать – до 5-7%.

Поэтому наша задача – обеспечить опережающий прирост производства в секторе крупнотоварного производства на территории бывших колхозов, совхозов. Сейчас мы их называем «сельскохозяйственные организации». И прирост производства молока в этом секторе происходит в объеме до 300 тысяч тонн в год, это 2-2,5%. Мы планируем существенно увеличить размер государственной поддержки этого сектора с тем, чтобы все-таки попытаться выполнить целевые индикаторы, которые заложены государственной программой.

АБАКУМОВ: Я слышал, что у нас примерно 53% производит общественный сектор и где-то 47% молока производит частный сектор, домашний, что называется. Так? Это данные Росстата.

ЛАБИНОВ: Если быть уж совсем, совсем уже педантичным – чуть-чуть не так, но вы близки, поэтому я не буду сейчас уточнять в десятых долях процента.

АБАКУМОВ: Будем говорить – примерно пополам на пополам.

ЛАБИНОВ: Примерно так. Но самое важное, что все-таки доля ввозимых молочных продуктов остается еще очень высокой, около 8,5-9 миллионов тонн. И есть такой показатель – уровень самообеспеченности, это доля продукции собственного производства в общем объеме потребления. И, к сожалению, за последние годы этот уровень самообеспеченности пока еще снижается. В этом году мы будем иметь показатель около 80%, то есть 20% продукции, которую мы потребляем, мы должны точно заместить в перспективе ближайшей.

АБАКУМОВ: Давайте будем говорить прямо – купить за рубежом, да?

ЛАБИНОВ: Мы покупаем, мы должны покупать меньше, и замещать это приростом собственного производства.

АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, а за счет чего мы будем увеличивать прирост собственного производства?

ЛАБИНОВ: Хороший вопрос.

АБАКУМОВ: У нас программа «Аграрная политика», и простых вопросов здесь нет.

ЛАБИНОВ: Спасибо. Сегодня основной формой поддержки молочного животноводства и развития, является субсидирование инвестиционных кредитов. Государство имеет обязательство поддерживать инвесторов на протяжении до 15 лет, компенсируя 100% ключевой ставки Центробанка. Одновременно государство с этого года взяло на себя обязательство компенсировать по факту завершения стройки 20% прямых понесенных затрат на создание объектов молочного животноводства. Есть поручение Президента недавнее, от октября, которое предписывает правительству увеличить размер этой компенсации с 2016 года до 35%.

Это существенная мера, которая, на мой взгляд, сделает молочную отрасль гораздо более инвестиционно привлекательной. Мы субсидируем килограмм произведенного товарного молока, мы выделяем средства на племподдержку. И что очень важно, опять-таки ссылаюсь на поручение главы государства, которое предписывает необходимость радикального изменения порядка маркировки молокосодержащих продуктов.

АБАКУМОВ: То есть то, что, как это в народе говорят, с пальмовым маслом – то должно быть промаркировано, правильно?

ЛАБИНОВ: Да, во-первых, эти продукты нельзя будет именовать никакими молочными терминами и даже производными.

АБАКУМОВ: То есть ни «молочко», ни «сметанка», ни «творожок» – ничего?

ЛАБИНОВ: Ни «сырный», ни «сметанный», ни «творожный» – никак. Эти продукты будут именоваться…

АБАКУМОВ: Пальма.

ЛАБИНОВ: … «Молокосодержащий крем», «молокосодержащая паста», «молокосодержащий соус». И что важно – вот это наименование, вместе с указанием массовой доли жира, будет выноситься на одну треть маркировочного пространства этикетки, на лицевую сторону этикетки. Лицевой стороной этикетки мы называем сторону, не контактирующую с продуктом.

АБАКУМОВ: То есть не маленькими буквочками?

ЛАБИНОВ: Вот по аналогии с маркировкой пачек сигарет: черными буквами на белом фоне, максимально крупного шрифта. Это все прописано, сейчас нужно эти решения пропустить через решение Евразийской экономической комиссии, и они вступят в силу.

АБАКУМОВ: Как вы полагаете, сопротивление этому будет большое?

ЛАБИНОВ: В России уже не будет сопротивления, потому что сопротивление сломлено поручением Президента. Теперь нужно будет – и такое поручение тоже есть – существенно увеличить штрафы — кратно, за выпуск фальсифицированной продукции. И остается пока открытым вопрос повышения эффективности надзора за оборотом находящейся на полках пищевой продукции.

АБАКУМОВ: Самое интересное – а кто будет на контроле?

ЛАБИНОВ: Сегодня по действующему техническому регламенту сферой полномочий Россельхознадзора является сырое молоко и продукция непромышленного производства. А сферой компетенции Роспотребнадзора является продукция промышленной переработки, то есть готовая молочная продукция.

АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, есть несколько вопросов от наших зрителей. Вот один из первых. «В Амурской области на конец 80-х годов было 210 совхозов и колхозов, в которых содержались 160 тысяч коров, не считая коров населения. В настоящее время здесь в сельхозорганизациях 6500 коров, в том числе две мегафермы по 1200 коров. То есть снижение до плинтуса. С другой стороны, на селе живут и работают 110 тысяч ЛПХ, 75% которых живет на натуральные доходы, и где содержится 34 тысячи коров, они дают половину молока области. Тем не менее, региональные власти продолжают политику развития мегаферм, ссылаясь на неэффективность работы ЛПХ.

Получается парадокс: с одной стороны, федеральные власти стараются заселить дальневосточные земли; с другой стороны – политика федерального и регионального МСХ направлена на лишение внебюджетных источников в развитии сельских территорий. Хотелось бы знать, когда закончится этот абсурд». Юрий Кириленко, Амурская область.

ЛАБИНОВ: На самом деле есть основания у господина Кириленко именно в такой тональности задавать вопрос. Действительно, мы определенный период времени исключительно в приоритете рассматривали индустриальное производство, и до сих пор это так. Но в регионах с высокой концентрацией поголовья скота в хозяйствах населения мы не должны ни в коей мере сдерживать тот порыв, то желание людей заниматься фермерством, и федеральный Минсельхоз еще с прошлого года удвоил объем средств, выделяемых на поддержку начинающих фермеров и на выдачу грантов на создание семейных животноводческих ферм. Сегодня размер гранта на создание молочной семейной фермы размером до 100 коров составляет до 20 миллионов рублей.

АБАКУМОВ: Этого достаточно или мало? Сколько вообще нужно на самом деле?

ЛАБИНОВ: 21 миллион рублей на ферму – это хорошая сумма, этого вполне достаточно. Но проблема состоит в том, что сегодня число желающих получить грант на порядок, в десять раз превышает возможность бюджета удовлетворить это желание.

АБАКУМОВ: Стало быть, желающих много.

ЛАБИНОВ: Да.

АБАКУМОВ: В то же время в начале нашего разговора вы сказали, что ЛПХ и мелкотоварное производство – это умирающий вид деятельности. Я правильно понимаю? Какая-то неувязочка…

ЛАБИНОВ: Нет, увязочка все-таки… В целом тенденция сокращения численности поголовья – это объективный и неизбежный процесс.

АБАКУМОВ: Вы имеете в виду старение населения?

ЛАБИНОВ: Он связан с демографией, с изменениями социального уклада, он связан с отставанием развития социальной, инженерной, транспортной инфраструктуры на селе от городской. Но еще раз подчеркиваю: в регионах с высокой концентрацией скота в хозяйствах населения и желанием людей этим заниматься – мы эту активность должны поддерживать. И объем средств на эти цели, на поддержку создания семейных животноводческих ферм и грантовую поддержку мы будем увеличивать в разы. Мы не ставим задачу – удовлетворить эту очередь в полной мере, все-таки из десяти желающих сегодня получают грант один-два.

АБАКУМОВ: Почему?

ЛАБИНОВ: Мы должны сделать так, чтобы из десяти желающих гранты получали шесть, семь. Потому что из числа желающих бывают люди, которые…

АБАКУМОВ: Не вполне подготовлены, скажем так. Мягко сказано, да?

ЛАБИНОВ: Да, мягко сказано. К сожалению, это наша практика, и даже из имеющихся грантополучателей не все выполняют взятые на себя обязательства, и с ними потом приходится разбираться другим органам. Но это не повод уменьшать поддержку по данному направлению. Мы ее будем увеличивать.

АБАКУМОВ: Я, с вашего позволения, еще один вопрос задам, это опять-таки от зрителей. «Вся Европа состоит из семейных ферм и их кооперативов по переработке и сбыту молока. Есть немало и частных молочных компаний, которые закупают молоко у фермеров. Почему опыт Дании, Норвегии, Финляндии и Голландии нам не указ? Почему мы ищем особый путь? Или это наследие марксизма-ленинизма, которое отрицало преимущество мелкотоварного производства»? Георгий Свириденко, Краснодарский край.

ЛАБИНОВ: Хотелось бы немножко поспорить с представителем Краснодарского края. В динамике все-таки Европа идет по пути сокращения числа ферм и увеличения численности коров в расчете на одну ферму. Причем это характеристика абсолютно всех европейских стран, динамика такая.

АБАКУМОВ: Вы знаете, я посмотрел данные Евростата, это действительно так – есть очень медленная динамика естественного укрупнения: если была средняя ферма 12 гектаров, сейчас это 16 гектаров. Крупных агрохолдингов и латифундий в Европе почти нет, есть крупные кооперативы мелких частников…

ЛАБИНОВ: Такая динамика связана с историческим наследием, революционно здесь, волюнтаристски изменить ничего нельзя, потому что частная собственность на землю – она давно веками сложилась.

АБАКУМОВ: Понятно.

ЛАБИНОВ: Фермы уже давно построены. И поэтому на территориях густозаселенных, с большой концентрацией скота, скажем так – строить новые коровники и ломать старые – это и неразумно, и удовольствие не очень простое. Но, тем не менее, все-таки – тенденция к укрупнению, это факт.

АБАКУМОВ: Она в Европе, повторюсь, очень медленная за 10 лет. У меня к вам еще один есть вопрос, он волнует многих, и я надеюсь, что вы сможете на него ответить. С начала нулевых годов в Россию завезено немереное количество скота, даже трудно сказать, сколько голов. Специальные компании были созданы по завозу этих коров. Говорили, что у нас коров нет, что у нас генофонд стада потерян – чего только не говорили. Прежде чем вы ответите на этот вопрос, я бы хотел предложить вам посмотреть материал из Костромы. Давайте посмотрим — это материал из племенного хозяйства.

КОСТРОМСКАЯ ПОРОДА ЛЕЙКОЗОМ НЕ БОЛЕЕТ

Корреспондент Светлана Яруллина: «27-летний Василий Кастоба уже год доит коров на племзаводе «Караваево» под Костромой. Женился на доярке и сам пришел работать на ферму. Костромская порода крупного рогатого скота отметила в этом году 70-летний юбилей. В середине прошлого века новатор колхозного производства Прасковья Малинина со своими буренками ставила всесоюзные рекорды по удоям – 5 тонн молока от одной коровы в год. Нынешние «костромички», а сейчас в хозяйстве их 2500, прабабушек перегнали. Сегодня продуктивность караваевского стада – 7 тонн молока в год от каждой.

Иван Примакин, профессор: По высокому содержанию сахара в молоке, эта порода занимает первое место. А молочный сахар, лактоза – это исключительно важный компонент для развития головного мозга и всей центральной нервной системы.

Светлана Яруллина: Себестоимость одного литра костромского молока – 16-18 рублей. Главная составляющая цены – корма, это порядка 40%. Еще 20% уходит на горючее, остальное – оплата труда животноводов и налоги. У костромской породы есть качество, признанное во всем мире – устойчивость ко многим заболеваниям, в том числе и к лейкозу, бичу черно-пестрого скота.

Алексей, главный ветеринарный врач племзавода: За всю историю существования данной породы не было ни одного зарегистрированного случая лейкоза. В настоящее время сейчас бум такой лейкоза, очень многие страны борются с ним.

Светлана Яруллина: Самое дорогое в животноводстве, говорят специалисты – замена коров молодняком. Крупное рогатое стадо любой импортной породы каждый год приходится обновлять на 40%, у костромской коровы этот показатель в два раза ниже. Представительницы этой породы доятся в два раза дольше, чем все другие.

Олег Горкин, исполнительный директор племзавода: Если в оперативном учете импортное животное дает на 10% себестоимость ниже, то наш скот выходит либо на ту же стоимость, либо даже чуть ниже.

Светлана Яруллина: В день караваевское стадо дает 16,5 тонн молока. Часть уходит на производство детского питания, остальное на кефир, творог и сметану. С Нового Года племзавод будет обеспечивать натуральным продуктом все дошкольные учреждения города».

АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, еще одно письмо: «Господин Лабинов, вы тоже считаете, что лейкозное молоко безвредно для людей? Между тем, лейкоз – это бич крупных ферм. Как вы относитесь к тому, что главные игроки на рынке молока – иностранцы, и почему они не лечат свое стадо от лейкоза?» Михаил Платонов, Тюмень. Вот в сочетании с этим материалом что ответите?

ЛАБИНОВ: Ответить попробую с конца вопроса. Главные игроки, транснационалы (Данон, Пепсико – ред.) практически не имеют коров в собственности, а покупают молоко. Поэтому в их функционал не входит задача – лечить коров. Лейкоз – действительно заболевание, которое доставляет много экономических проблем владельцам, прежде всего он отражается на снижении уровня молочной продуктивности, и, главным образом, на показателях воспроизводства. Сегодня неблагополучными по лейкозу мы считаем стада, в которых зарегистрировано хотя бы одно больное животное, либо животное, имеющее антитела к вирусу лейкоза – это разные вещи.

АБАКУМОВ: В скольких регионах распространен лейкоз?

ЛАБИНОВ: В большинстве регионов России лейкоз распространен.

АБАКУМОВ: Есть ли у нас регионы, «чистые» от лейкоза?

ЛАБИНОВ: Абсолютно чистых регионов нет, но относительно свободных десяток.

АБАКУМОВ: С 1 января, насколько я знаю, будет запрет оборота такого молока по территории Евразийского союза.

ЛАБИНОВ: Это очень некомпетентная и неграмотная формулировка, которая, к сожалению, находится в законодательстве. Давайте по порядку. Молоко лейкозных коров в соответствии с инструкцией по борьбе с лейкозом подлежит уничтожению. А молоко от животных, которые имеют антитела к вирусу лейкоза, контактировавших (с больными – ред.), пригодно в пищу абсолютно без ограничений, после любой термической обработки – достаточно пастеризации.

А так как у нас все молоко по законодательству подлежит термической обработке при выпуске молочных продуктов, то никаких рисков для здоровья человека такое молоко не несет.

АБАКУМОВ: Вернемся к тому вопросу, который я задал перед тем, как мы посмотрели материал из Костромы. Оправдано ли было такое количество скота, которое мы завозили из-за границы?

ЛАБИНОВ: Тоже хороший вопрос. На самом деле практика завоза скота на территорию СССР устойчивая с середины 50-х годов. Скот завозили всегда, но в советское время, до 1990 года, молочное животноводство главным образом развивалось экстенсивно. То есть увеличение числа самих животных при низком уровне молочной продуктивности. Показатель надоя на корову был важен, но он был второстепенным. За невыполнение показателя по надою на корову с работы не снимали и партбилет не отбирали. А за невыполнение показателя по численности коров…

АБАКУМОВ: У нас своих пород нет, Владимир Витальевич? С чего мы стали завозить в таких количествах?

ЛАБИНОВ: Своих пород у нас много, есть породы и аборигенные, и породы локального распространения.

АБАКУМОВ: Ну вот «караваевские» в частности.

ЛАБИНОВ: Но это общая мировая практика – использовать для интенсификации производства генофонд мировых пород. А караваевская порода, она не караваевская, ее называют костромской – она создавалась на базе племзавода «Караваево» еще в 30-е годы, в сталинские времена, и продуктивность там достигала 6500 килограммов на корову. Скот создавался путем массового поглощения местного скота быками, заметьте, бурой швицкой породы. И быки бурой швицкой породы завозились из Европы и Америки. И по сей день все поголовье, которое сегодня представлено в племзаводе «Караваево» – это поголовье, которое…

АБАКУМОВ: То есть это улучшенная порода?

ЛАБИНОВ: Нет, она не улучшенная. Это поголовье, которое уже в шестом, седьмом поколении поглощено бурой швицкой породой, и название «костромская» – оно такое, знаете, историческое, не более того. По факту это бурый швицкий скот. Все цветные породы скота – бурые, палевые, красные – отличаются меньшим уровнем молочной продуктивности, несколько более высокими показателями содержания жира и белка, и за счет меньшего уровня молочной продуктивности они более крепкие и дольше живут. И в этом их экономика.

АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, вы как-то уходите мягко от вопроса, я отдаю должное вашим дипломатическим талантам, но, тем не менее, вот этот массовый завоз скота – это был чей-то бизнес? Или это была осознанная необходимость?

ЛАБИНОВ: Это и бизнес, и осознанная необходимость, потому что все-таки в рыночной экономике экономика молочного хозяйства в значительной степени стала определять уровень молочной продуктивности. И заметьте, в 90-е годы у нас продуктивность по стране была менее 2000 на корову; в начале нулевых годов – немногим меньше 4000 на корову, а сейчас уже 5500.

АБАКУМОВ: Да, но ведь говорят, может быть, я ошибаюсь, но говорят, что этот скот просто зачастую помирал, когда привозили сюда его – в наши морозы и на наши корма.

ЛАБИНОВ: Есть такое. В советское время, когда завозился скот из-за рубежа…

АБАКУМОВ: Оставим советское время. Это современные данные, между прочим, из «Ингосстраха», что в первые годы массового завоза до 40% был отход. И «Ингосстрах» за все платил страховку.

ЛАБИНОВ: И даже больше, к сожалению, иногда бывает.

АБАКУМОВ: Вот видите.

ЛАБИНОВ: И даже больше. И связано это с тем, что в молочное животноводство в рамках реализации нацпроекта был вовлечен непрофильный бизнес, это компании, которые раньше производством молока не занимались. И бизнесмены, которые были вовлечены в этот процесс либо по желанию, либо по каким-то своим соображениям, либо с использованием административного ресурса. И вот отсутствие достаточных компетенций…

АБАКУМОВ: То есть бизнес начал влиять на аграрную политику.

ЛАБИНОВ: Совершенно правильно.

АБАКУМОВ: В том числе и на молочное животноводство, и на распространение собственных пород скота. Я правильно понимаю?

ЛАБИНОВ: Да. И количество завозимого скота – учетно мы в год по импорту завозим от 30 до 50 тысяч голов скота, при этом комплектуем фермы ресурсами собственного производства примерно на 60-70%.

АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, еще одно письмо. «Весной в Вологде был большой скандал, связанный с попыткой приватизации «Учебно-опытного молочного завода имени Верещагина». Какова позиция МСХ и ваша личная, чем все закончилось»? Тимофей Рязанцев из Архангельска.

АБАКУМОВ: Что это за завод?

ЛАБИНОВ: Это государственное предприятие.

АБАКУМОВ: И его хотели приватизировать.

ЛАБИНОВ: Такие попытки были, попытки были смены директора предприятия, с целью негативной, на наш взгляд. Позиция Минсельхоза была последовательной. Так как этот завод является учебной базой для подготовки студентов Вологодской государственной молочной академии, плюс – этот завод является правообладателем бренда «Вологодское масло», мы посчитали целесообразным сохранение данного предприятия в государственной собственности, и я вхожу в совет директоров этого предприятия.

АБАКУМОВ: То есть, можно сказать – бренд «Вологодское масло» сейчас за вашей спиной?

ЛАБИНОВ: Частично да.

АБАКУМОВ: Владимир Витальевич, к сожалению, наше время подходит к финалу. Скажу честно – я не очень для себя прояснил судьбу частной коровы из нашего разговора. Судьба коров из крупных хозяйств мне понятна, а о мясном скотоводстве мы поговорим с вами в следующий раз. У нас в гостях был Владимир Витальевич Лабинов, директор департамента животноводства Министерства сельского хозяйства. Всего доброго.

ЛАБИНОВ: Спасибо.

Россия > Агропром > agronews.ru, 11 декабря 2015 > № 1577560 Владимир Лабинов


Россия > Агропром > agronews.ru, 4 декабря 2015 > № 1569796 Игорь Абакумов

Комментарий. Прямое указание Минсельхозу повысить эффективность. Что-то будет…

Впервые за несколько лет в послании Президента РФ столько времени и столько прямых указаний к исполнению по теме «сельское хозяйство». Президент конкретно поручил сделать все типы хозяйств эффективными. Это главное, остальное – детали.

Доходность хозяйств – ключевое звено всей экономики. Зажиточный крестьянин (предприниматель) – это платежеспособный спрос на всю продукцию промышленности. От химии до станкостроения, от тракторов и комбайнов до авиации и космоса, от автомобилей до высокой генетики, от стройматериалов до услуг архитекторов и IT-индустрии.

То, что об этом заговорил Президент России, говорит о серьезности намерений верховной власти. То, что все эти слова могут заболтать, не доведя до состояния стройной программы, тоже вполне возможно. Если аппарат все время работал над противоположной задачей, у него могут «перегореть пробки». А этого не хочет никто.

Президент сказал – получать субсидии через казначейство. Значит, минуя «местные элиты».

Президент сказал – только изменив структуру экономики, мы сможем решать масштабные задачи.

Это означает структурированную борьбу с коррупцией, стригущей половину бюджетных ресурсов. Читай – налогов, ибо у государства иных денег нет.

Вы верите, что ответственные за нынешнюю структуру экономики смогут ее поменять? Я не верю. Но не верю и в то, что Президент начнет менять Правительство. Об этом говорилось много и часто, однако, перемен почти нет. Этот состав кабинета министров не в состоянии выработать стратегию роста.

Сельское хозяйство – очень инерционный механизм. Запущенный в начале «нулевых» годов, он только сейчас сработал в отраслях птицеводства, свиноводства и мясного скотоводства. Об этом, собственно, сказал и Президент, упомянув десятилетний период развития. Говоря о предстоящем росте, нужно понимать, что результаты будут лет через 10-15.

Напомню, Алексей Гордеев был министром почти 10 лет и все, что он говорил, можно было в конце срока проверить и в результате съесть. Последующие министры более трех лет не задерживались. С кого будет спрос через несколько лет?

Вопрос не праздный.

Если у Президента есть основания считать, что Александр Ткачев будет министром хотя бы до 2025 года, у него должно быть право формировать команду министерства с соответствующими моменту полномочиями. Если таких полномочий не последует в ближайшее время, говорить о выполнимости всех поручений Президента, высказанных в послании, будет весьма затруднительно, если вообще возможно. Замечу одно – полномочия сверху не спускают. Их требуют для выполнения задачи.

Вот в ближайшее время и увидим – что нас ждет на самом деле…

Автор: Игорь АБАКУМОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 4 декабря 2015 > № 1569796 Игорь Абакумов


Россия > Агропром > forbes.ru, 3 декабря 2015 > № 1572040 Кирилл Каем

ГМО: опасности реальные и мнимые

Кирилл Каем, вице-президент фонда «Сколково», исполнительный директор кластера биомедицинских технологий

Важно, чтобы запрет на использование ГМО не стал постоянным, иначе Россия рискует окончательно отстать в развитии биотехнологий

На сегодняшний день человечество практически исчерпало возможности традиционных технологий интенсификации сельского хозяйства (связанных в основном с индустриализацией и химической защитой растений). Эти технологии уже находятся в зоне убывающей экономической эффективности, когда рост вложений сопровождается все меньшей и меньшей отдачей. При этом достаточно большое число экспертов, разрабатывающих прогнозные экономические модели, обращает внимание на тот сценарий, при котором к 2050-2070 годам основной причиной смертности на Земле будет голод, так как население планеты растет по экспоненте.

Исходя из того, как развивается мировая наука, мы можем сказать, что в ближайшем времени человечество встанет перед необходимостью глобального использования генетически модифицированных пищевых продуктов. И каких-то серьезных альтернатив этому фактически нет. Хотя, конечно, научный поиск осуществляется и по другим направлениям.

Так, например, ведутся работы по созданию синтетической пищи.

Здесь одной из главных проблем является изготовление искусственного белка. Сегодня просто не существует такой технологии, которая позволяла бы экономически эффективно синтезировать белковые продукты в больших объемах. Кроме того, возникает масса вопросов, связанных с безвредностью такого питания.

Еще одно направление — это различные манипуляции с геномом, не приводящие к изменениям в генотипе организма. Эти технологии уже используются в сельском хозяйстве. Посредством геномной селекции можно серьезно сократить «мичуринский цикл», определив по генотипу, какой фенотип лучше, и выделив те части мутаций, которые наиболее полезны. Отчасти это похоже на традиционный способ селекции, только значительно более быстрый. При этом сам геном остается неизменным, а у растения появляются положительные признаки (продолжительность жизни, устойчивость к заболеваниям и перепадам температур, вкусовые характеристики), получение которых обычным путем заняло бы десятки или даже сотни лет.

Однако если сравнивать геномную селекцию с технологиями генной модификации, то последние, конечно, окажутся для сельского хозяйства более эффективными. Причем эта эффективность проявит себя на всех этапах: от большей скорости внедрения новых культур и большего содержания полезных веществ в конечном продукте до способности лучше храниться и проще перерабатываться.

Полномасштабное внедрение технологий генной модификации скорее всего вызовет в мире новую сельскохозяйственную революцию. В то же время есть ряд факторов, которые пока препятствуют внедрению данных технологий на территории России.

Главный из них — это административный барьер. В сентябре 2015 года российское правительство приняло решение запретить коммерческое производство продуктов с использованием генетически модифицированных организмов (ГМО).

С одной стороны, то, что регулятор поставил безопасность населения выше экономической эффективности, — это нормально, поскольку последствия применения в пищу ГМО у нас пока еще недостаточно хорошо изучены. С другой — хотелось бы, чтобы данный запрет носил промежуточный характер и чтобы изучение вопроса о безопасности употребления в пищу ГМО не было отложено в долгий ящик. Понятно, что потребуются деньги и время для того, чтобы провести необходимое количество фундаментальных исследований, которые позволили бы выявить возможные риски и научиться управлять ими. Вполне может быть, что на это уйдет 5 или 10 лет, но это нужно начинать делать уже сейчас, пока у России еще есть возможность не отстать окончательно от передовых биотехнологических государств.

Тем более что упомянутые риски все-таки сравнительно невелики.

Наше пищеварение устроено так, что пища подвергается воздействию жесточайших желудочно-кишечных ферментов и расщепляется до уровня аминокислот. То есть просто не возникает такой ситуации, в которой мы могли бы усвоить какие-то кусочки чужого ДНК. Никаких научных подтверждений такому опасению до сих пор найдено не было — ни у нас, ни за рубежом.

В тех странах, где разрешено употребление в пищу ГМО, на больших популяциях населения проводились исследования, связанные с изучением их влияния на человеческое здоровье. И многие штаммы, сорта, гибриды кукурузы, которые используются, например, в Северной Америке, уже генетически модифицированы.

В подобной ситуации устанавливать на территории нашей страны какие-то долгосрочные запреты — это примерно то же самое, как если бы мы запретили мобильные телефоны и разрешили пользоваться только проводной связью. Это с дикой силой отбросило бы нас назад и лишило бы способности конкурировать. Так и здесь.

Кроме того, нужно понимать еще одну вещь. Во-первых, на сегодняшний момент невозможно определить, сколько генетически модифицированных продуктов попадает на территорию России. С ГМО некоторые страны работают уже по 5-7 лет, а жесткого контроля за импортом продуктов питания у нас нет. Сравните контроль за ввозимыми сельхозпродуктами в любом аэропорту США с реальной ситуацией в России.

Во-вторых, в нашем сельском хозяйстве имеются определенные технологические промахи в распределении посевных площадей, связанные с недостаточной шириной «полос безопасности». Следствием этого является перенос генетического материала между различными гибридами. То есть, по оценке многих специалистов некоторые ГМО культуры в России уже растут, собираются, перерабатываются и употребляются.

Наконец, модификация генома так или иначе применяется в области микробиологии и медицины.

Например, в промышленности используются штаммы, вырабатывающие лизин (незаменимая аминокислота, входящая в состав практически любых белков. — Forbes), которого дикий дефицит в России. Его синтезируют специально под это «заточенные» микробы — за счет встроенного гена они вырабатывает лизин в огромных количествах.

Или возьмем медицинские препараты. Существуют такие лекарства, которые производятся живыми организмами, специально для этого генетически модифицированными. И когда мы эти лекарства употребляем, мы же не боимся, что они были произведены таким способом.

Впрочем, помимо административного барьера, установленного правительством, в России имеются и экономические обстоятельства, затрудняющие внедрение в сельское хозяйство не только ГМО, но и вообще любых сложных биотехнологий.

Во-первых, наш АПК еще не приблизился к зоне убывающей экономической эффективности, когда на каждые вложенные 20 копеек получаешь, уже, грубо говоря, не рубль, а всего лишь 25 копеек. Россия — большая страна, в которой достаточно много пригодной для сельского хозяйства земли. У нас не так плотненько, как в какой-нибудь Голландии, где освоен каждый квадратный сантиметр. Мы еще не исчерпали полностью ни тех возможностей, которые дала сельскому хозяйству индустриальная революция, ни даже возможностей экстенсивного развития.

А значит, не так сильны экономические стимулы для освоения передовых биотехнологий.

Вторая проблема связана с первой. Она заключается в сравнительно невысоком уровне технологической культуры работников отрасли. В конечном счете адресат любой аграрной технологии — это не сельхозкомпания как таковая, а конкретные люди, занятые в сельском хозяйстве. И интенсификация последнего невозможна при отсутствии технологически грамотных фермеров, рабочих и подготовленных должным образом специалистов. Те страны, в которых существует высокоинтенсивное сельское хозяйство, прошли длинный путь по преобразованию и обучению своего производящего класса. У нас эта работа тоже велась, и она должна продолжаться — государству необходимо приложить соответствующие усилия.

Разумеется, в интересах сельского хозяйства необходимо развивать и массу других направлений, никак не связанных с генными модификациями.

Кластер биологических и медицинских технологий фонда «Сколково» долгое время занимался в основном медицинской тематикой. Но в июне 2015 года президент подписал поправки в закон «Об инновационном центре «Сколково», позволившие нам войти в сферу сельскохозяйственных и промышленных биотехнологий.

Сейчас в нашем кластере сосредоточивается довольно широкий спектр стартапов в области генетики, селекции, системной биологии. Мы собрали около 40 проектов, из которых 6 уже находятся на внешней экспертизе, а 15 готовят для нее документы. Среди них, в частности, есть стартапы, связанные с разработкой премиксов и микроэлементов. Это очень важная для России тема, поскольку все премиксы, витаминные и прочие добавки, которые мы до сих пор использовали в отечественном АПК, были исключительно импортными.

Есть у нас несколько проектов, смежных с другими кластерами. Они касаются, например, энергоэффективности. Российский климат, к сожалению, таков, что только треть страны может похвастаться более-менее теплой погодой. А остальные две трети — это так называемая зона рискованного земледелия. И все коровники, зернохранилища, крупные инфраструктурные объекты большую часть года требуют отопления и теплоизоляции. В такой ситуации просто нельзя отказываться от развития технологий, позволяющих превращать обратно в энергию различные остатки и отходы жизнедеятельности. Любой коровник или, например, спиртовой завод имеет огромное количество (десятки, сотни кубометров) стоков, которые можно не сливать в реки, а с пользой перерабатывать.

Есть, наконец, еще один интересный проект. Не секрет, что в России процветают незаконная вырубка леса и криминальный «черный рынок» ценной древесины. Так вот, разрабатывается технология, которая позволит очень быстро и просто осуществлять генетическую диагностику срубленных деревьев, определять их породу и место происхождения.

Россия > Агропром > forbes.ru, 3 декабря 2015 > № 1572040 Кирилл Каем


Россия > Агропром > agronews.ru, 1 декабря 2015 > № 1567309 Александр Рыбаков

Комментарий. Доходность – главный индикатор АПК

27 ноября по инициативе Ассоциации российских фермеров совместно с Минсельхозом России и ведущими аграрными НИИ состоялась научно-практическая конференция «Совершенствование экономического механизма в обеспечении доходности сельскохозяйственных производителей». В ней участвовали 350 фермеров из 54 регионов, а также главы фермерских ассоциаций Белоруссии и Казахстана.

– В связи с «турецким вопросом», – начал свое выступление первый заместитель главы аграрного ведомства России Евгений Громыко, министр сегодня находится в правительстве, — готовятся предложения Минсельхоза о сокращении импорта сельхозпродукции из Турции. Вокруг этого ходит много кривотолков – хотим или не хотим. Скажу только про «помидоры-мячики», которыми можно играть в большой теннис. За последние 15 лет они стали чуть мягче, но от этого не стали лучше. Но у нас есть фермеры, коллеги – партнеры из Узбекистана, Азербайджана…То есть, всегда должен быть нормальный товарообмен. Нельзя быть на 100% всем самообеспеченным. Где-то обязательно убудет, где-то прибудет…

Сегодня перед сельхозтоваропроизводителями стоит задача не только увеличить количество выпускаемой ими сельхозпродукции, но и значительно расширить ее перечень. Это касается отдельных видов товаров, на которые наложен запрет ввоза в Россию странами, вводившими экономические санкции в отношении российских юридических и физических лиц.

Докладчик отметил, что существенную роль в этом процессе играют малые формы хозяйствования (МФХ) – крестьянские (фермерские) хозяйства, личные подсобные хозяйства, кооперативы. В 2015 году на субсидирование кредитов МФХ дополнительно было выделено 1,6 млрд рублей, а итоговая сумма составила 7,6 млрд. В 2016 году лимит планируется увеличить на 1,3 млрд рублей.

В этом году гранты на развитие получили более 3,5 тыс. начинающих фермеров и около 1 тыс. семейных животноводческих ферм. С 2015 года МСХ также предоставляет гранты сельхозпотребкооперативам на развитие материально-технической базы. Предусмотрена государственная поддержка на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам на развитие оптово-распределительных центров, а также частичную компенсацию прямых затрат инвесторов на создание таких центров.

Замминистра отметил, что по итогам 2015 года прогнозируется превышение пороговых значений, установленных Доктриной продовольственной безопасности России по целой группе товаров. Так, по зерну удельный вес отечественной продукции в общем объеме ресурсов внутреннего рынка приближается к отметке 99,1%. Пороговое значение Доктрины – 95%. Валовый сбор картофеля в 2015 году составляет 31,5 млн тонн, что позволяет закрыть потребности внутреннего рынка на 97,2%. Пороговое значение Доктрины – 95%. Удельный вес отечественного сахара в общем объеме ресурсов внутреннего рынка в текущем году прогнозируется на уровне 93,5%, пороговое значение Доктрины – 80%. Удельный вес отечественной мясо-продукции прогнозируется на уровне 88,7% (порог — 85%).

Президент АККОР Владимир Плотников сделал обстоятельный доклад:

– Мировой опыт свидетельствует, что доходность является главным индикатором эффективности аграрной политики. Недооценка факторов доходности у нас приводит к тому, что огромные финансовые ресурсы, идущие на развитие сельского хозяйства, иногда не дают ожидаемой отдачи.

За последние 10 лет объем финансирования аграрной отрасли из федерального бюджета увеличился в 12,5 раз и составил 1 325 млрд руб. А производство? Среднегодовой прирост зерна составил лишь порядка 1%. По поголовью КРС и коров, по надоям молока – вообще сокращение. Объем господдержки практически не отразился на ключевом показателе — рентабельности аграрного производства. За 10 лет ее средний уровень составил — с учетом субсидий 11,7%, без учета – 1,2%.

Возникает закономерный вопрос: в каких звеньях системы идут сбои, какие механизмы не срабатывают? Где теряется доходность?

Первое, это диспаритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Стоимость ГСМ, электричества, газа, минудобрений и средств защиты растений, сельхозтехники и запчастей, транспортные тарифы растут гораздо быстрее, чем закупочные цены на сельхозпродукцию. Закупочные цены на молоко выросли за 10 лет в 3 раза. А тарифы на электроэнергию в 5-6 раз.

И буквально на каждой встрече крестьяне отмечают, что для сельхозтоваропроизводителей они в 2-3 раза выше, чем для расположенных рядом промышленных предприятий. Так, в Ярославской области в прошлом году, сельхозтоваропроизводители платили 5,7 рубля, а предприятия 2,5 рубля за один киловатт, в Курганской области — 6,1 и 2,5 рубля…Так по всей стране, и это никого не волнует!

А при подключении к электро- и газовым сетям требуют уже не тысячи, а миллионы. Один фермер, не буду называть его имени, рассказал недавно, что за подключение к сетям с него потребовали 10 млн рублей. ГСМ подорожали за этот период более чем в 2 раза. В 2005 году дизтопливо стоило в среднем 16,69 руб. за литр, а в сентябре текущего года –34,62 рубля.

Устранение диспаритета цен должно стать приоритетом для государства. Вот предложения президента АККОР. В первую очередь рост цен и тарифов на продукцию естественных монополий не должен превышать уровня инфляции. Второе. Обеспечить, чтобы тарифы по электроэнергии для сельхозтоваропроизводителей данного региона не превышали тарифы для промышленных предприятий, либо тарифы для сельского населения. Третье. Подключение сельхозтоваропроизводителей к сетям осуществлять на бесплатной основе. Это должны делать энергокомпании, которые получают дополнительных потребителей и плательщиков. Четвертое. Разработать механизм, который позволит обеспечивать минеральными удобрениями наших крестьян.

Нужно продумать механизмы распределения господдержки между регионами страны. Сегодня более половины средств федерального аграрного бюджета направляется 12 регионам с самым развитым АПК. Но разве правильно, что Ставрополье и Краснодарский край получают большую поддержку, чем те, у кого жестче климатические условия? То же самое и по транспортным расходам. Довести хлеб до Новороссийского порта из волжских регионов дороже, чем из Ростова или Кубани. С Урала и Сибири – еще дороже. Все это надо учитывать в тех коэффициентах, которые мы применяем.

Еще один важный вопрос – как распределяется господдержка между сельхозпроизводителями. Чуть ли не 90% средств, выделяемых на субсидирование процентной ставки по кредитам, направляются крупнейшим агрохолдингам.

Погектарная поддержка. По данным Минсельхоза, в 2015 году ее удалось получить 15% фермерских хозяйств и 30% сельхозорганизаций. Есть регионы, где картина значительно хуже. В Дагестане – из 16,5 тысяч фермерских хозяйств погектарные субсидии получили 34 хозяйства, или 0,2%. В Бурятии – всего один фермер. Даже в таких областях, как Московская и Ленинградская, этот показатель равен 1%.

Почему так происходит? На местах и в регионах возвели частокол требований и ограничений. Принеси справку, что не жег стерню. Докажи, что платишь работникам зарплату. И т.д. В результате, огромная часть сельхозпроизводителей не могут получить господдержку или просто от нее отказываются.

Чтобы господдержка доходила до крестьян, подчеркнул Плотников, надо:

– Первое. Убрать все бюрократические препоны. Должно быть, как и во многих странах мира, всего два документа: заявка на получение субсидии и отчет по итогам использования земли хозяйства за предшествующий год, и переводить средства господдержки напрямую на счета хозяйств. Второе. Необходимо сориентировать погектарную поддержку преимущественно на малые и средние хозяйства. Третье. Не сокращать погектарную поддержку, как это предложено в проекте бюджета, а ввести повышающие коэффициенты и учитывать уровень годовой инфляции.

Помогать надо тем, кто работает более эффективно. Фермерские хозяйства свою эффективность демонстрируют из года в год. Вот только один пример. За последние 5 лет КФХ увеличили количество коров на 400 тысяч. При падении поголовья в целом по отрасли, у них прирост за год – в среднем на 80 тысяч голов. Только за 9 месяцев 2015 года прибавка составила 45 тысяч.

По данным Минсельхоза, стоимость одного скотоместа при строительстве на семейных фермах в среднем в 4 раза ниже, чем на мега-фермах. Себестоимость молока на семейных фермах в 1,5 раза ниже, чем на молочных комплексах. А при рассмотрении инвестиционных проектов используется критерий – не менее 400 коров. Это отсекает семейные фермы от инвестиций, что несправедливо…

Важнейшее условие обеспечения доходности – реализация произведенной продукции. И в этой сфере методы госрегулирования явно пробуксовывают. Торговые наценки достигают 50, 70, 80 процентов. Надо ограничивать аппетиты торговли.

Больше средств выделять кооперации. Они окупятся сторицей. Так будет решена и проблема реализации, и проблема посредников и перекупщиков. Это, в конечном счете, сработает и на повышение доходности сельхозпроизводства. К сожалению, пока кооперация не стала приоритетом.

В нынешнем году хорошо себя проявил механизм интервенций. И нужно расширять перечень интервенционных закупок. Распространить их на картофель, овощи, мясо, молоко. Это даст реальный эффект.

Участники конференции рассмотрели различные аспекты совершенствования экономического механизма обеспечения доходности. В выступлениях видных ученых-аграрников А. Миндрина, В. Масловой, Н. Кузнецовой, В. Ожерельева и других подчеркивалось, что крестьянские (фермерские) хозяйства демонстрируют уверенный рост производства. Запомнились цифры потерь из-за ненадлежащего хранения, которые привела ректор Московского госуниверситета технологий и управления им. Разумовского Валентина Иванова: рыба – 35-40%, молоко – 3, мясо – 5-10, картофель – 30, овощи – 40%. Потери яблок, прямо скажу, ужасают: 33% от потребления, 46 от импорта, 55% от валового сбора! А мы боремся за импортозамещение, за доходность. Продукты гибнут под ногами! Где обещанные министрами Гордеевым, Скрынник, Федоровым современные хранилища? И куда смотрят кураторы АПК из правительства?

Проблеме повышения доступности кредитов для МФХ было посвящено выступление замдиректора Департамента малого и микробизнеса Россельхозбанка М. Спиридоновой.

Председатель фермерской ассоциации Оренбургской области А. Хижняк предложил интегральный метод расчета государственных субсидий по почвенно-климатическим зонам России. Председатель Московского крестьянского союза Н. Соин привлек внимание участников конференции к проблемам кредитования МФХ. В выступлении председателя АККОР Калужской области А. Саяпина был дан анализ факторов, влияющих на доходность семейной молочной фермы. Значению кредитной кооперации как инструмента улучшения доступности крестьян к заемным средствам было посвящено выступление гендиректора Фонда развития сельской кредитной кооперации И. Багинского.

Заместитель гендиректора Росагролизинга Наталья Зудина особое внимание уделила реализации совместной программы для МФХ – членов АККОР по предоставлению сельскохозяйственной техники и оборудования на льготных условиях федерального лизинга. Она отметила, что объем возвратных средств по лизинговым платежам в рамках программы АККОР в 2015 году превысил 114%.

Участники конференции приняли резолюцию, в которой содержатся рекомендации по совершенствованию экономического механизма в обеспечении доходности сельскохозяйственных производителей. Хоть бы не осталась на бумаге!

После конференции автор строк попросил экс-министра сельского хозяйства РФ Виктора Хлыстуна высказаться по теме доходности. Он был лаконичен:

– Составляющих доходности очень много. Прежде всего, это устойчивость возможностей и реальных условий ведения сельского хозяйства, в том числе устойчивость землевладения и землепользования. Очень важна устойчивость финансовой системы, возможность прогнозирования ситуации на финансовых рынках и на этой основе выстраивание осмысленной, осознанной программы деятельности. Крайне важно поступательное развитие ресурсной базы, прежде всего новых технологических возможностей. Совершенно очевидно, что очень многое зависит от рынка. Это спрос на сельхозпродукцию, ценовая палитра, которая складывается на рынке.

– В этом году получен хороший урожай зерновых. Это существенно повлияет на доходность?

– При грамотном регулировании зернового рынка – разумеется.

– Ныне некоторые аналитики высказывают опасения, что теоретически возможный отказ Турции от импорта российского зерна – 5-7 млн т – сильно ударит по доходности АПК страны. Ваше мнение?

– Мировой рынок зерна огромен. 5 млн т зерна – это, несомненно, значительный объем, у нас возникнут определенные сложности, но есть резервные позиции – они всегда имеют место, их нужно задействовать.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 1 декабря 2015 > № 1567309 Александр Рыбаков


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 25 ноября 2015 > № 1560218 Александр Рыбаков

Комментарий. «СКОЛКОВО» подставляет крыло АПК

23 ноября Фонд «Сколково» на «Дне Агро» презентовал новое направление своей деятельности – «Биотехнологии в сельском хозяйстве и промышленности».

Белый микроавтобус сквозь снежную крошку везет нас в таинственную «Российскую кремниевую долину», как описывали в 2010 году строящийся в Москве Инновационный центр по разработке и коммерциализации новых технологий – первый в постсоветское время возводимый «с нуля» наукоград. Протуберанец за МКАДом – это десятки возводимых объектов. За стеклом машины видно, как рабочие монтируют коробки. А вблизи деревни Сколково стоят уже готовые «Матрешка» и «Гиперкуб».

К ИЦ не так просто проехать. Шлагбаум пропускает к «Гиперкубу». Здесь и состоялось официальное представление агропромышленного кластера ведущим индустриальным игрокам, НИИ. Перед презентацией я осмотрел выставку. Интерес вызвал небольшой летательный аппарат.

– И что он может? – любопытствую у замдиректора ООО «Скан» Михаила Барабаша. Он поясняет .

– Группа компаний «Геоскан» производит и поставляет беспилотные аэрофотосъемочные комплексы, фотограмметрическое программное обеспечение Agisoft Photoscan и ПО визуализации и анализа данных аэрофотосъемки Спутник. Технологии, заложенные в наших продуктах, позволяют оперативно получать высокоточные ортофотопланы, матрицы высот и 3D модели местности в короткие сроки. Мы осуществляем обучение, сопровождение и техническую поддержку, а также предоставляем услуги по аэрофотосъемке и анализу данных.

В преддверии зимы «Геоскан» начал полеты над территориями агрохолдингов с целью обследования озимых зерновых культур. Данные аэрофотосъемки используются для построения карт вегетационного индекса NDVI, по которым производится оценка состояния посевов. До наступления зимы по картам NDVI оценивается состояние всходов. Весной, после схода снежного покрова, проводится повторное обследование, и данные о состоянии посевов сравниваются с данными, полученными осенью. Таким способом выявляются посевы, погибшие во время зимовки. Летаем второй год, но нашими услугами воспользовались уже хозяйства Белгородской, Ростовской, Воронежской областей, Кубани.

– А обычный фермер может обратиться к вам?

– Конечно, самостоятельная эксплуатация комплексов Геоскан возможна после 2-3 дневного обучения.

– Наверное, шибко дорого это?

– Гектар выполнения наших работ обходится в 25 рублей, но минимальная сумма заказа должна быть не менее 100 тыс. рублей.

К сказанному Михаилом Барабашем добавлю: 16 октября руководитель ГК «Геоскан» принял участие в заседании Президиума Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России. На нем был представлен план развития отрасли беспилотной авиации, обозначены конкретные применения беспилотных технологий в народном хозяйстве, в т.ч. проведение комплексных кадастровых работ, картирование полей для высокоточного земледелия, мониторинг NDVI, создание 3D-моделей городов, обследование ЛЭП, аэромагнитный мониторинг и др.

Необходимость объединения представителей науки, производства и бизнеса для развития агротехнологий отметил в своём послании участникам «Дня Агро в Сколково» министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачёв. «Одним из важных направлений научно-технологического развития страны является обеспечение продовольственной безопасности. Развитие биотехнологий в сельском хозяйстве позволяет агропромышленному комплексу перейти на новый технологический уровень, основанный на применении инновационных методов», — говорится в послании министра.

Большой зал Гиперкуба в Сколково переполнен. Кирилл Каем, вице-президент, исполнительный директор кластера биомедицинских технологий Фонда «Сколково» в своем выступлении был откровенен:

– «Сколково» функционирует с 2010 года, и все эти годы мы получали очень интересные и талантливые проекты по тематике сельского хозяйства, которым были вынуждены отказывать по причине того, что не могли нарушать федеральный закон о «Сколково», в котором формулировки «агро» просто не было. В конце 2013 года мы вышли с инициативой в Правительство, чтобы изменить федеральное законодательство, и результатом стало сегодняшнее мероприятие. Мы уже сформировали экспертную панель, которая позволяет согласно всем правилам присваивать командам статус резидента. Нам очень важно обзавестись новыми индустриальными партнерами, так как для «Сколково» важны не только сами разработки, но и их коммерциализация, что невозможно осуществить без партнеров. Именно создание благоприятной экосистемы взаимосвязи с партнерами является ключевым для Фонда.

Альтернатив сколковской инициативе в области сельского хозяйства практически нет, поэтому деятельность Фонда в этом направлении вызывает закономерный интерес у представителей бизнеса и науки, позже отметил в беседе с журналистами К.Каем. Он подчеркнул: «Намерение развивать в Сколково направление биотехнологий в сельском хозяйстве и промышленности стало своеобразной сенсацией. Тема крайне актуальная, неслучайно сами агрохолдинги задумываются о создании внутренних венчурных фондов и геномных селекционных центров. На текущий момент инструментарий поддержки проектов весьма ограничен и в значительной мере распылен между ФАНО, Минобрнауки и Минсельхозом. Наша задача — помочь командам восполнить пробел, возникающий в ситуации, когда рожденный в структурах ФАНО проект оказывается слишком сырым для его внедрения агропромышленными холдингами».

Выступления участников свидетельствовали о востребованности аграрной темы. Так, Вячеслав Лукомец, и.о. ректора Российского государственного аграрного университета – МСХА имени К.А. Тимирязева, констатировал:

– Присутствующие здесь сегодня представители аграрной науки попали в правильное место, где они могут найти свое будущее. Нам не хватает инструментов, которые позволили бы коммерциализовать научные разработки. Сообща мы должны построить большое красивое здание, которое будет состоять из науки, инноваций, производства и, самое главное, – качественного российского импортозамещающего продукта». Гендиректор агрохолдинга «Акашево» из Республики Марий Эл Николай Криваш четко обозначил ожидания бизнеса от взаимодействия со «Сколково»:

– Птицеводство сегодня является высокотехнологическим производством, любая ошибка в нем влечет большие убытки. Если вы поможете нам нивелировать эти убытки, создать основы безопасности, посоветуете, как удешевить производство, будет очень хорошо. Пока все эти решения нам приходится искать за границей.

На «Дне Агро» были подписаны два первых партнерских соглашения Фонда «Сколково» в области сельского хозяйства: с Московской сельскохозяйственной академией им. Тимирязева и с агрохолдингом «Акашево». Представители двух первых компаний по направлению «Биотехнологии в сельском хозяйстве» получили хрустальные кирпичи – символ статуса резидента «Сколково». Это команды «Биоамид» (комплексная микроэлементная добавка в корма) и «Фунгипак» (новое поколение препаратов биоконтроля).

«День Агро» был адресован в первую очередь бизнесу — 70-80% собравшихся в Гиперкубе были из индустрии. Роман Куликов, руководитель направления «Биотехнологии в сельском хозяйстве» кластера биомедицинских технологий, заявил:

– Собирая в своей орбите предпринимателей и научные команды, занятые в сфере биотехнологий в сельском хозяйстве, Фонд «Сколково» ставит пред собой амбициозную задачу — скоординировать усилия различных институтов развития, российской и мировой науки и обеспечить внедрение передовых научных идей в промышленное сельское хозяйство и биотехнологии в России. Мы видим значительную активизацию в создании российских и международных инновационных биотехнологических проектов и потребность российских агро- и биотехнологических компаний в новых передовых технологиях и планируем стать площадкой всесторонней поддержки и развития таких проектов.

На территории Сколково готовятся к реализации два масштабных международных проекта, от деятельности которых смогут выиграть участники аграрного направления «Сколково». Это Московский международный медицинский кластер, где специальным федеральным законом будет позволено использовать в научных целях вещества и технологии, которые пока не зарегистрированы в России и которые могут быть применены в биотехнологиях, а также проект, нацеленный на локализацию в «Сколково» финского биотехнологического кластера Турку. Это биотехнологическая структура, которая поможет обоюдному направлению движения научных разработок и даст возможность выхода на иностранные рынки продукции российских компаний, наших резидентов.

В будущем году «Сколково» также планирует продвинуть работу по подбору сельскохозяйственных полигонов, внешних площадок, где стартапы смогут получить услуги по испытанию посевного материала, получению второго поколения, отработки технологий в области животноводства и так далее. Отмечу, экспериментальных полей на территории самого иннограда не планируется.

На каких проектах сконцентрируется «сельскохозяйственное крыло» биомедицинского кластера – информировал директор по науке этого кластера Юрий Никольский. Это: растениеводство, животноводство и аквакультура, промышленная биотехнология в сельском хозяйстве, переработка продукции сельскохозяйственной промышленности и лесное хозяйство. Из выступления Юрия Никольского следовало, что у России — хорошие перспективы в том, что касается развития аквакультуры. «Несмотря на протяженную береговую линию, Россия не входит в число стран-лидеров в области аквакультуры. Это совершенно неправильно. Мы очень рады, что один из наших первых резидентов с Дальнего Востока будет заниматься селекцией трепангов в Приморье».

Для аграрной науки появление в структуре биомедицинского кластера нового направления не менее важно, чем для агробизнеса, отметил Юрий Никольский в интервью. «Об этом можно судить хотя бы по тому интересу, который вызывают наши визиты в научные организации. Всего несколько недель назад мы рассказали об аграрном направлении нашей деятельности в Московской сельскохозяйственной академии им. Тимирязева. Сейчас две команды оттуда заходят к нам со своими проектами – темпы поражают. Другие наши сильные потенциальные научные партнеры — Институт общей генетики имени Н. И. Вавилова, а также «ГосНИИгенетика», в котором я был аспирантом и несколько проектов из которого в области биотехнологии мы ожидаем увидеть в числе резидентов. Аграрная наука недофинансирована, ситуация в ней даже хуже, чем в биомедицине, и те небольшие деньги, которые мы можем выделить стартапам-выходцам из этих научных учреждений в виде грантов, способны оказать серьезную поддержку».

А вот какое признание автору строк сделал директор по развитию ЗАО «Партнер-М» Тахир Бикбов: «Я рад, что наука и производство сближаются и самые передовые технологии будут внедряться в сельское хозяйство. Я здесь почерпнул для себя очень много полезного, мы будем активно сотрудничать с Инновационным центром «Сколково», который поворачивается лицом к проблемам АПК страны. У представителей аграрной науки появилась поддержка со стороны инновационного сообщества».

Проблем в АПК действительно хватает, особенно в сельской глубинке России, где крестьяне пашут и сеют на устаревшей технике, потому что на новую не хватает денег, севообороты не соблюдаются, агроприемы устарели… Депутат Госдумы Кирилл Черкасов раскрыл глаза: «К сожалению, 90% технологий покупаем за рубежом, но и их не можем в полной мере внедрить, поскольку не хватает высококвалифицированных специалистов, средств. Нужен обмен знаниями, опытом».

Сельхозпроизводители, бизнесмены, ученые институтов ФАНО нашли на Дне аграриев ответы на многие вопросы, приобрели новых партнеров. Несмотря на то, что направление «Биотехнологии в сельском хозяйстве и промышленности» было вычленено в структуре биомедицинского кластера «Сколково» совсем недавно (к приему заявок Фонд приступил в августе), уже скопилась очередь из претендентов: около 40 заявок от компаний-соискательниц находятся на экспертизе, а в целом заявки по этому направлению подали почти 60 команд.

Наша справка. Фонд «Сколково» создан по инициативе главы государства в сентябре 2010 года. Цель – мобилизация ресурсов России в области современных прикладных исследований, создание благоприятной среды для осуществления научных разработок по пяти приоритетным направлениям технологического развития: энергетика и энергоэффективность, космос, биомедицина, ядерные и компьютерные технологии. Проект подразумевает создание Сколковского института науки и технологий (Сколтеха), исследовательских институтов, бизнес-инкубатора, центра передачи технологий и коммерциализации, представительств зарубежных компаний и R&D-центров, а также последующее распространение эффективного режима на другие инновационные регионы России. Деятельность ИЦ регулируется специальным законом, который предоставляет его резидентам особые экономические условия. Общая выручка компаний-резидентов «Сколково» по декабрь 2014 года составила 1 млрд долларов. Компании привлекли более 200 млн долларов инвестиций, создали 13500 рабочих мест и подали заявки более чем на 1300 патентов. К 2020 году в Сколково будет построено более 2 млн квадратных метров жилых и офисных помещений, в инновационном центре будут работать 35000 человек.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 25 ноября 2015 > № 1560218 Александр Рыбаков


Таджикистан. Россия > Агропром > news.tj, 24 ноября 2015 > № 1561471 Ихтиер Ашуров

Подходит к концу 2015 год, вместе с ним завершается и год сельскохозяйственный. О том, какие изменения произошли и происходят в сельском хозяйстве Таджикистана и почему российский рынок до сих пор практически недоступен для таджикских дехкан, российскому обозревателю Андрею Захватову рассказал профессор Таджикского аграрного университета им. Ш.Шотемура, доктор экономических наук Ихтиёр АШУРОВ.

- Ихтиёр Саидович, в одной из своих недавних публикаций я заметил, что российский рынок настолько большой, что аграрии Таджикистана, даже если будут вывозить в Россию все свои овощи, фрукты, виноград и бахчевые, не смогут полностью заполнить российские прилавки. К примеру, только вчера я купил на рынке города Владимира узбекский виноград, похожий на таджикский «тайфи», по цене 2 доллара за 1 килограмм. Люди подходили и покупали, и виноград скоро закончился. Таджикской продукции на рынке не было вообще. Что мешает росту экспорта сельхозпродукции из Таджикистана в Россию?

- Объемы экспорта по основным видам сельскохозяйственной продукции в Таджикистане снижаются. Статистика говорит о том, что в 2014 году объем экспорта ряда видов сельхозпродукции сократился.

Что касается винограда, то ежегодно в республике его производится около 200 тысяч тонн. Однако экспорт по итогам 2014 года составил всего 5 тысяч 125 тонн, т.е. 2,7% от объема производства, причем на очень небольшую сумму - $1,4 млн. Цена килограмма реализованной продукции составила $0,28; цена за килограмм винограда в прошлом году на внутреннем рынке была не менее $0,5. Доля России в экспорте винограда - 148 тонн, или 1,8%. Это мизер. На мой взгляд, решение вопроса реализации урожая должно стать программной задачей Минсельхоза и других структур.

В этом году произведено такое количество винограда, что наши дехкане говорят, что не помнят такого высокого урожая. На внутреннем рынке цена за 1 кг опустилась ниже одного сомони. К сожалению, судьбу нашего урожая часто решают афганские бизнесмены. Они берут продукцию под реализацию, и бывают случаи, что за урожай прошлых лет до сих пор оплата не произведена.

- Очень похоже на российскую ситуацию: в сентябре на поля к нашим фермерам приезжают скупщики картофеля и скупают его по низким ценам, отвозят в хранилища, а зимой продают в 5-6 раз дороже.

- У нас такая же картина. Неужели наши государственные заготовительные организации, такие как «Таджикматлубот», не способны брать на себя ответственность за заготовку, хранение и сбыт продукции? Можно ведь путем строительства больших холодильных установок сохранить выращенный урожай и затем его реализовать. Или заключить межгосударственные договоры о поставке крупных партий продукции в другие страны. Но нужны политические решения.

- Как изменились основные показатели сельского хозяйства в последние годы в сравнении с советским периодом?

- По сравнению с 1991 годом в 2014 году объем валовой продукции сельского хозяйства в растениеводстве возрос на 75,7%, в животноводстве – на 44%. В среднем рост составил 64,5%. Производство хлопка сократилось с 819,6 тысячи тонн до 372,7 тысячи тонн. Производство яиц снизилось с 454,3 до 350,0 миллионов штук.

- На снижение объемов производства хлопка повлияли гражданская война 90-х годов и последующие изменения структуры посевов. Какие еще факторы оказали наибольшее влияние на изменение структуры сельского хозяйства и объемов производства?

- Одним из основных факторов роста урожайности сельскохозяйственных культур является использование качественного семенного материала. Потребность в семенах зерновых культур высокой репродукции в 2014 году удовлетворена на 16,3%, а по картофелю – несколько меньше.

В советский период почти во всех крупных хозяйствах республики действовали семеноводческие лаборатории, сейчас их нет. Из-за этого дехкане ведут сев семенным материалом низкого качества, без лабораторной проверки. Семян, поступивших из-за рубежа, мало, и они не всегда соответствуют климатическим условиям РТ.

Другой фактор - соблюдение правил севооборота сельскохозяйственных культур. К примеру, рекомендации ученых сеять на одном участке зерновые не более чем 4 года в настоящее время грубо нарушаются.

Немаловажную роль в росте урожайности сельскохозяйственных культур играют минеральные удобрения. Согласно нашим расчетам, уровень потребности республики в минеральных удобрениях по зерну обеспечивается лишь на 15,6%, по картофелю - на 42,3%, по овощам - на 14,1%, по бахчевым - на 26,9%, по кормовым культурам – только на 9,2%.

- Интересно, а какова норма внесения минеральных удобрений на 1 гектар хлопчатника?

- Согласно технологической карте, на 1 га хлопчатника необходимо внести около 1 тонны минеральных удобрений. Фактически же в 2014 году внесено 152 кг минеральных удобрений, что составляет 15,2% потребности.

- А насколько выгодно сегодня в Таджикистане заниматься сельским хозяйством?

- Валовой доход дехкан с 1 га пшеницы при урожайности 26,5 ц зерна и столько же соломы составляет 5,3 тысячи сомони. Средняя прибыль в растениеводстве за месяц - 133 сомони.

- В 2004 году в Курской области России я лично видел, как работает американский трактор «Джон Дир». Когда из кабины трактора вышел тракторист, я спросил его, сколько гектаров он засеял за посевную кампанию. Он ответил: 5 тысяч гектаров.

- К сожалению, уровень обеспеченности техникой сегодня низкий: тракторами - примерно на 57,4%, зерноуборочными комбайнами – на 10,7%, тракторными прицепами – на 33,9%, культиваторами – на 31,6%.

Кроме того, на рост производительности труда также влияет уровень образования сельхозработников. Из 480 руководителей дехканских хозяйств лишь 133 имели высшее образование.

- Во всем мире успех в сельском хозяйстве зависит от объемов кредитования. Как с этим сегодня обстоят дела?

- В 2014 году сельскохозяйственным организациям за счет всех источников выделены кредитные ресурсы [в размере] 794,2 млн сомони, в расчете на 1 га сельхозугодий – всего 220 сомони. Это крайне мало.

- Президент Таджикистана уже несколько раз призывал население республики делать двухгодичный запас продовольствия? С чем это связано?

- У президента - больше информации, и он хороший аналитик. Президент знает, что республика пока не может обеспечить себя продовольствием. Сегодня мы обеспечиваем себя только картофелем и овощами.

Исходя из нормативного потребления основных продуктов питания на душу населения, соответствуют нормам только хлебные продукты, картофель и овощи. Потребление по другим видам питания – существенно ниже. Этот факт не скрывается, и власть открыто говорит о необходимости решения проблемы продовольственной безопасности.

Таджикистан. Россия > Агропром > news.tj, 24 ноября 2015 > № 1561471 Ихтиер Ашуров


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 24 ноября 2015 > № 1560700 Виктор Купавцев

Интервью владельца «Росток-Холдинг» Виктора Купавцева

Изредка он сам себя может назвать играющим тренером, вспоминая молодость, когда играл за сборную Украины по футболу. Его имя практически полностью отображает его характер и жизненные принципы. «Многие, кто меня знает, помнят, что если я падал — все равно поднимался», — говорит бизнесмен Виктор Купавцев, переживший и сложную операцию, и падения, и взлеты в бизнесе. Он откровенен, вспоминая свое становление. «Начинал, как многие, с компьютеров, видеомагнитофонов… Это было трудное время: кто состоялся, а кто нет… В 1993 году я был уже миллионером. А потом рынок рухнул», — делится воспоминаниями Купавцев.

Обычный выпускник Киевского политеха, инженер, которого ветер перемен в стране забросил в аграрную сферу. Тогда, много лет назад друзья и партнеры называли его «Молочник». Один его приятель шутил: я просто в водку попал, а ты в молоко. И хотя выражение «попасть в молоко» означает промах, его молоко – это попадание в десятку (в начале девяностых он контролировал 40% рынка сухого молока).

Как говорит сам Купавцев, «нас мало осталось — последних из могикан, кто с нуля поднимал бизнес». Человек из простой семьи, создавший себя сам.

О своей собственной истории, а также истории группы «Росток-Холдинг», о длинном пути в 30 лет и планах на будущее — председатель совета директоров холдинга Виктор Купавцев.

Виктор Петрович, в это непростое время, когда даже колоссы падают, происходят дефолты, а многие продают бизнес, как себя чувствует «Росток-Холдинг» ?

В этом году мы оптимизировали структуру холдинга: вывели в отдельное направление молокоперерабатывающие заводы. Животноводство будем развивать как отдельный сегмент – наше собственное стадо насчитывает почти 2700 голов.

Что дает структурирование бизнеса? Это позволит нам дифференцировать его и генерировать доход на каждом из направлений по отдельности.

В приоритете — растениеводство. У нас три больших кластера, в общей сложности 60 000 га. А главное, у нас компактный земельный банк. Мы хотим увеличить его до 100 000 га, но на этом пока остановимся, иначе эффективность бизнеса снижается. У нас оптимальное плечо доставки до элеваторов — 15–60 км. Достаточно техники (200 единиц современных машин, 70% которых введены в эксплуатацию за последние три года).

В 2014-м мы сосредоточили усилия на усовершенствовании тех проектов, которые начали ранее. С момента основания в 2010 году компания динамично развивала собственные элеваторные комплексы, увеличив мощности хранения в 4 раза до 91 000 т в 2015 г.

Рыночная ситуация заставила нас сконцентрировать внимание на эффективности и ликвидности холдинга. В нестабильных условиях важно было ввести жесткий контроль над всеми бизнес-процессами и оптимизировать финансовую составляющую: максимально уменьшить себестоимость, улучшить технологии и тем самым повысить эффективность компании.

Что касается инвестиционных проектов, то под них необходим приток «свежей крови». Мы готовы к сотрудничеству с международными финансовыми организациями и уже начали работу в этом направлении. На фоне политической и экономической непредсказуемости считаем, что деньги надо вкладывать в краткосрочные проекты с максимально быстрым сроком возврата вложенных средств. Сейчас нужно развивать торговлю и логистику.

Торговля всегда была вашим основным направлением. Но сейчас вы отказались от трейдинга. Планируете снова развивать это направление?

Мы находим способы продать кукурузу по $165–168, когда многие продают по $140–145 за тонну. Торговлей компания активно начала заниматься еще в 2008 году. С 2009-го мы осуществляли экспортные продажи на условиях FOB и СIF. Благодаря этому объемы экспорта за пять лет достигли 600 000 т (по итогам 2013 года). Закупали зерно по всей Украине, работая с крупнейшими транснациональными и отечественными поставщиками.

«Нас мало осталось из могикан, кто с нуля поднимали свой бизнес. Это самородки сегодня. Их бы собрать и создать фонд, который бы поддерживал украинскую молодежь, стартапы. Наше будущее — за ними».

В 2014-м ценовая конъюнктура на глобальных рынках сельскохозяйственной продукции на фоне растущего предложения и больших переходящих запасов была неблагоприятной (индекс продовольственных цен ФАО в прошлом году упал до рекордного показателя с 2011-го). Решили приостановить трейдинговую деятельность и сфокусировались на производстве. Хотя на условиях CPT и DAF работаем. Выйдем ли мы на рынок с закупкой зерновых и будем ли мы вновь работать на условиях FOB и CIF? Во многом зависит от рыночной ситуации и наличия достаточного объема ресурсов с нашей стороны, но в целом такие планы есть. Развитие экспорта — это логичный этап стратегии нашей компании, что позволит повысить ликвидность. Холдинг способен продавать на внешние рынки до 1–1,5 млн т зерна. У нас сильная команда трейдеров и аналитиков.

Многие жалуются, что в агросекторе не хватает квалифицированных кадров?

С учетом молокоперерабатывающих предприятий в группе работает около 3500 человек. Основной состав, несмотря на сложности и непростые времена, сохранился. Мы создаем рабочие места, даем людям возможность зарабатывать, а также возможность расти. Иногда кто-то уходит, достигнув пика карьеры в группе и желая реализовать себя в транснациональном бизнесе.

Знания были и есть силой. Когда-то мне и моей команде не хватило понимания глубины рынка молочных продуктов. С тех пор всегда инвестируем в это направление: наши инженеры, агрономы, технологи держат руку на пульсе аграрных событий. Поэтому нам удается принимать взвешенные решения и правильно реагировать на вызовы времени.

Команда она как оркестр — нужны разные музыканты. Стараемся, чтобы виртуозность и мастерство сотрудников росло (не зря же мы «Росток»). И, конечно, должен быть дирижер. То есть лидер, руководитель, который должен выполнять ряд задач. Одна из моих задач — находить финансы и правильно распределять их.

(Купавцеву важно, чтобы сотрудники компании росли вместе с ней. Он человек требовательный, но справедливый. И к себе предъявляет еще более высокие требования, чем к сотрудникам. На работу Купавцев приходит одним из первых, а уходит последним, хотя мог бы просто подписывать документы и раздавать указания. Бизнесмен любит вникать во все нюансы своего бизнеса. Он в курсе всех новинок в агросфере: от альтернативных культур и энергосберегающих технологий до новшеств в выращивании традиционных сельхозкультур. Купавцев ценит и поддерживает инициативы команды, направленные на получение новых знаний, информации. – Авт.)

Кстати, о финансах. Где вы намерены искать инвестиции? Как вы сейчас взаимодействуете с банками? Насколько они готовы идти вам навстречу и реструктуризировать финансовые обязательства?

Начну с банков и кредитов. Мы работаем как с банками, так и с лизинговыми компаниями. Все долговые обязательства выполняем в полной мере. В 2014 году наш коэффициент Net debt/EBIDTA, согласно аудированной отчетности, составил 2,3. Наш кредитный портфель оптимальный. Кредитная нагрузка на конец этого года будет составлять около $21,7 млн. Компания в состоянии своевременно обслуживать долг и удерживать приемлемый уровень ликвидности. Ожидается, что на конец года коэффициент Net debt/EBIDTA не превысит 1,5.

Перед акционерами любого бизнеса стоит задача — развивать компанию в благоприятные времена и сберечь в сложные, что, по сути, удается акционерам.

Мы благодарны финансовым партнерам за понимание и поддержку. Для развития используем как собственные, так и заемные ресурсы. Но стараемся выдерживать пропорции и гармонию.

Агропромышленный сегмент в непростых условиях военных действий, нестабильности, слабой прогнозируемости доказывает, что сектор ликвидный, и с аграрными компаниями можно и нужно работать. В первую очередь с местными украинскими холдингами.

Купавцев вывел собственную теорию жизни человека. «В каждом заложена определенная энергия. Если ее неправильно реализовывать, то можно потерять себя. Энергию надо почувствовать. И направить в правильное русло».

Кто вышел на IPO — решил вопрос финансирования. Мелкий бизнес старается довольствоваться собственными ресурсами. А вот фундамент отрасли (я так называю средние компании) требует более пристального внимания со стороны банкиров.

Что касается инвестиций, то есть для нас один принципиальный момент: сохранить управление компанией. В остальном мы открыты и готовы к обсуждению различных вариантов сотрудничества. Например, оцениваем перспективы проекта по созданию пусть и небольшого, но собственного производства посевного материала (кстати, это идея команды).

Вопреки пессимистичным настроениям многих участников рынка, вы видите свет в конце тоннеля, строите бизнес, опираясь на оптимизм и веру. Тогда каким будет «Росток-Холдинг» через 10 лет?

«Росток» начинался с доверия друзей и уверенности в собственных силах (были и опыт, и знания, и хорошие партнеры, друзья). Решил так: пусть это будет моя лебединая песня, мой шедевр, если хотите. Начали с торговли, чтобы были оборотные средства. Потом начали плотнее работать с банками (имя Купавцева сослужило ему хорошую службу: частное финансирование удается привлекать в достаточно больших объемах. — Авт.). Но торговля торговлей, а хотелось-то большего. Значит, надо было осваивать аграрное производство. Правда, к тому моменту все «жирные черноземы», как нам тогда казалось, уже кто-то арендовал. Брали в аренду то, что было в северных районах Украины, где конкуренция за гектары была меньше. В результате мы выиграли. Наш главный секрет — достаточные запасы влаги в почве. Повезло нам с климатом. Показатели урожайности в холдинге выше, чем в центральных областях. Скажем, по кукурузе в Сумской области нам удается выходить на урожайность до 150 центнеров с гектара.

Нам соседи говорили: на северных землях подсолнечник не растет, а мы под три тонны собираем. Я бы сформулировал так: многолетний опыт в трейдинге, доступ к финансовым ресурсам плюс благоприятный климат — синергия, обеспечившая нам нынешний результат. И главное — люди, которые верят мне, а я верю в то, что каждый из них может стать «первой скрипкой», если продолжить аналогии с оркестром.

Что дальше? А дальше только рост — имя обязывает

История группы «Росток-Холдинг» доказывает, что можно стартовать без единой копейки и построить бизнес с нуля, зарабатывать самим и дать достойные зарплаты и карьерный рост сотрудникам, платить налоги и поднимать производство в стране. Иногда мне хочется спокойной размеренной жизни в процветающей Украине. Но отдельное счастье в неблагоприятной обстановке не построишь. А у нас бизнесмены зачастую как мальчишки силами меряются, доказывая что-то друг другу. Так и хочется сказать: «Очнитесь, ребята, нужно страну поднимать!»

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 24 ноября 2015 > № 1560700 Виктор Купавцев


Киргизия > Агропром > kg.akipress.org, 20 ноября 2015 > № 1554941 Улан Кыдыралиев

Про сельское хозяйство Кыргызстана. Часть 1

Кыдыралиев Улан, экономист

Почему не работают бюджетные субсидии? Почему много мелких хозяйств — плохо?

В развитых странах в сельском хозяйстве занято 2-3 процента трудоспособного населения, от силы — 5. Этого вполне хватает, чтобы накормить свою страну, еще и на экспорт что-то отправить. В Кыргызстане занятых в сельском хозяйстве, как минимум, четверть населения, но нам не удается ни себя толком накормить, ни перерабатывающую промышленность сырьем обеспечить. Проблем здесь много (Потребители пожалуются на качество и цены, переработчики — на объемы, сами аграрии — на бедность и отсутствие господдержки), рецептов решения еще больше: обеспечение современной техникой, сортовыми семенами, породистым скотом, мелиорация, кооперация, логистика, гранты, субсидирование кредитов, госзакупки и т.д, и т.п.

Для того, чтобы из всей этой мешанины проблем и решений попробовать выстроить правильную аграрную политику, нужно, первым делом, определиться с самым важным для нее вопросом: кто должен быть основным сельским товаропроизводителем, кому должно помогать государство? Потом уже в соответствии с ответом должны приниматься решения экономического и юридического характера. Я не сомневаюсь, что в Кыргызстане законы и другие нормативные акты, имеющие отношение к сельскому хозяйству, приняты в полном наборе, но работают ли они, а если они работают, то содействуют ли его развитию?

Приложение 1. Почему не работают бюджетные субсидии?

Уже несколько лет наше правительство ежегодно тратит сотни миллионов на программу субсидирования сельскохозяйственных кредитов, в рамках которой за счет государственного бюджета выплачивает банкам до 10 процентов от суммы их кредитов сельским товаропроизводителям. Вроде все правильно — аграриев нужно поддерживать, это распространенная в мире практика, а субсидирование кредитов — один из способов поддержки сельского хозяйства. Кыргызская специфика в том, кого мы субсидируем и что мы субсидируем.

Сейчас у нас на селе сотни тысяч (около 500 000) семей, у которых имеется своя земля. В их распоряжении находятся участки пашни площадью от нескольких соток на юге, до нескольких гектаров на севере страны. Кроме них, по действующему законодательству любой гражданин Кыргызстана может пойти в местный орган статистической службы и зарегистрироваться сельхозпроизводителем. Нет собственной земли — не проблема, можно взять в аренду, или на нескольких квадратных метрах (например, на балконе) устроить теплицу, в подвале — грибную плантацию. А для того, чтобы назваться животноводом, вообще, не нужно никакой земли.

В 2015 году сельскому хозяйству было выдано чуть меньше 4 млрд сомов субсидированных кредитов. Их получили около 10 тыс. хозяйств, т.е. 1 из 50. Кто эти счастливчики? По какому принципу шел отбор, если, как мы уже поняли, к требованию быть сельхозпроизводителем формально можно подвести чуть ли не любого кыргызстанца.

Может быть, поэтому в этом году со стороны правительства была предпринята робкая попытка отделить «правильных» фермеров от околоаграрной массы, жаждущей дешевых кредитов. По задумке большая часть субсидированных кредитов должна была бы попасть крупным хозяйствам, например, имеющим поголовье овец в 100 и более голов. Хотя правительство в конечном итоге не смогло отстоять это свое решение (наверное, под напором не подпадающих под норму избирателей) и отменило ее, все равно, на мой взгляд, ее реализация не принесла бы ни малейшей дополнительной пользы нашему сельскому хозяйству.

К слабым местам такого решения относятся, во-первых, попустительское (мягко говоря) отношение к выдаваемым справкам со стороны айыл окмоту, которые должны подтверждать наличие того или иного поголовья. Можно спокойно написать, что некто имеет 100 овец вместо 10. Здесь они совершенно не рискуют, так как их никто не будет проверять, тем более считать чьих-то овец (со статистикой в нашей стране обращаются довольно-таки смело). Во-вторых, значительная доля служащих, бизнесменов, работников других отраслей, имеют свои, фактически, подсобные хозяйства с поголовьем далеко за 100 овец. Почему государство должно субсидировать депутата, гаишника или владельца сети магазинов? В-третьих, почему овцы? Нашему сельскому хозяйству не хватает овец для решающего прорыва на мировые рынки? Может мы получаем с овцеводства больше налогов или социальных отчислений? Или эта отрасль очень трудоемка и сможет сократить безработицу на селе? То же самое относится и к КРС, и лошадям.

На одном примере субсидирования сельских кредитов уже можно сделать следующий вывод: программа не работает (вернее, работает вхолостую) потому что:

а) нет четкого понимания цели, которой мы хотим достичь за счет удешевления кредитов. (Что мы хотим субсидировать?) В условиях острого дефицита вообще кредитных ресурсов (только ежегодная потребность сельского хозяйства для финансирования текущих работ оценивается примерно в 10 млрд сомов), льготные кредиты по идее должны быть направлены для решения наиболее актуальных проблем, закрыть конкретные узкие места;

б) нет четкого определения хозяйствующих субъектов, которым государство хочет выдавать льготные кредиты (Кого мы хотим субсидировать?).

Первый вопрос является чисто техническим и вполне решается в рамках компетенции Минсельхоза. В дальнейшем мы сосредоточимся на втором.

Есть две проверенные временем и успешные формы организации сельскохозяйственного производства (фермерские хозяйства и крупные сельскохозяйственные предприятия), и также две формы собственности на земли сельхозназначения (физических и юридических лиц). В Германии, например, идут по первому пути. Там производство сельхозпродукции сосредоточено исключительно в фермерских хозяйствах и законодательно запрещено корпоративное владение землей, т.е. она может быть только в индивидуальной (фермерской) собственности. В США, напротив, и земли, и сельскохозяйственное производство в основном сосредоточено в руках транснациональных агропромышленных корпораций.

Каким путем пойдет сельское хозяйство Кыргызстана? Вне зависимости от форм собственности на землю и юридических нюансов в этой сфере, безусловным видится следующее направление: укрепление и укрупнение хозяйств.

Приложение 2. Почему много мелких хозяйств — плохо?

1. Стихийность, неуправляемость. Сотни тысяч семей, которые в той или иной степени ведут хозяйство, совершенно неуправляемая, хаотичная, анархическая масса. Раз у нас капитализм и рыночное хозяйство, наверное, предполагается, что все должно отрегулироваться само по себе, под влиянием механизмов рынка. Но этого не происходит: если в прошлом году были хорошие цены на редиску, все бросаются сеять редиску, а потом выходим на митинги с требованием, чтобы правительство скупило тысячи тонн никому не нужной редиски по прошлогодним ценам.

2. Мелкие хозяйства не в состоянии обеспечить рациональное использование ресурсов. В первую очередь, это относится к земле. На мелких участках почти невозможно производить качественную продукцию, получать хорошие урожаи с использованием современной техники и технологий. Происходит значительный перерасход рабочей силы и поливной воды. Дорогостоящая техника не может развернуться на крошечных полях, впустую перегоняется на многие километры от одного поля до другого, часто простаивает. Кошары и животноводческие комплексы ветшают из-за неполной загрузки. Технологии, которые окупались бы при больших объемах, не используются, отсюда распространение болезней и растений, и животных, падение уровня племенного и семенного дела.

3. Низкая производительность труда. В развитых странах один фермер с 2-3 помощниками обрабатывает сотни га пашни, содержит несколько сотен голов КРС, или тысячи голов свиней, или десятки тысяч овец. Уже на этом сравнении можно судить о нашем отставании от них в десятки раз. ВВП сельского хозяйства на одного занятого в прошлом 2014 году составил всего 40 тыс. сомов или чуть более 3 тыс. сомов в месяц.

Такой низкий показатель производительности труда неудивителен и с точки зрения занятости в сельскохозяйственных работах. Чтобы произвести белее-менее достаточный объем продукции, работник должен трудиться 8 часов не менее 240-260 дней в году. У наших фермеров не получается и 100 дней. Если произведем нехитрый расчет, получим, что скрытая безработица в сельском хозяйстве Кыргызстана составляет около 60 процентов, а всех мелких фермеров фактически можно отнести к скрытым безработным.

4. Низкий уровень доходов. Низкий уровень производительности труда, высокая скрытая безработица приводит к замораживанию уровня бедности на селе. Большинство сельских жителей ведут почти натуральное хозяйство, т.е. производят продукцию, в основном, для собственного потребления. В условиях отсутствия доходов от реализации продукции выживают за счет переводов трудовых мигрантов, пенсий родителей и детских пособий.

5. Невозможность действенной государственной поддержки отрасли. Например, как уже выше отмечалось, программа государственного субсидирования кредитов имеет почти нулевой эффект из-за невозможности адресной поддержки.

Киргизия > Агропром > kg.akipress.org, 20 ноября 2015 > № 1554941 Улан Кыдыралиев


Абхазия > Агропром > ved.gov.ru, 19 ноября 2015 > № 1558856 Тимур Эшба

Министр сельского хозяйства Республики Абхазия Тимур Эшба рассказал корреспонденту Sputnik о том, что в этом году урожай мандаринов гораздо хуже, чем в прошлом.

- Тимур Владимирович, когда в Абхазии созревают мандарины?

- В первую очередь это зависит от погодных условий. Если осень холодная, то мандарины созревают чуть позже, как, например, в этом году. Карликовый сорт мандаринов созревает раньше, обычно в конце сентября, и также в зависимости от погодных условий.

- Начался массовый сбор мандаринов?

- Массовый сбор начался с 15 ноября. Незначительное количество мандаринов уже поступает на прилавки российских магазинов. Но уже где-то с конца ноября мандарины будут поступать в магазины стабильно.

- Сколько в Абхазии совхозов и подсобных хозяйств, которые занимаются мандаринами?

- Совхозов около семи. У частников очень много мандаринов на приусадебных участках.

- Какой в этом году урожай?

- В этом году урожай меньше. Это связано, прежде всего, с погодными условиями, которые были летом, когда завязывались плоды. Была засуха. Очень много плодов осыпалось. И урожай в этом году гораздо меньше, чем в прошлом.

- Проходят ли абхазские мандарины сертификацию?

- На абхазо-российской границе перед тем, как мандарины вывозятся, они проходят проверку, по результатам которой они сертифицируются. Выдается сертификат качества.

- Специалисты утверждают, что российские предприниматели продают мандарины из других стран, выдавая их за абхазские. Как обычному покупателю определить абхазские мандарины?

- Не специалисту, конечно, сложно будет определить абхазские мандарины. Во-первых, абхазские мандарины имеют ярко выраженный желтый цвет. Например, марокканские, турецкие и греческие мандарины - ярко-оранжевые. Также они отличаются по вкусу, и, конечно же, экологическая составляющая. Наши мандарины в экологическом плане гораздо чище, гораздо полезнее, чем остальные. Когда чистишь наш мандарин, остро ощущается цитрусовый аромат.

- В Абхазии растет несколько сортов мандаринов, какие самые лучшие?

- В Абхазии растет около четырех-пяти сортов мандаринов. В основном, два из них самые распространенные. Каких-либо принципиальных отличий нет.

- Как быть простому покупателю, который не разбирается в мандаринах?

- Надо рассчитывать на добросовестность продавцов. Можно потребовать документы, которые будут подтверждать, что мандарины из Абхазии, ну и по виду. Возможно, наши мандарины не такие привлекательные, немного с зеленым оттенком, но качество достаточно высокое.

- Каких-то хитрых народных приемов по определению наших мандаринов нет?

- Нет.

- За то время, как мандарины срывают с деревьев и до того момента, как они попадают на прилавки магазинов, теряют ли они свои полезные качества?

- Нет, как раз наоборот, мандарин становится слаще, и он дозревает, желтеет. Это время никак не влияет на качество.

- Можно ли говорить о том, какое количество мандаринов будет экспортировано в этом году?

- Около 30 тысяч тонн. Плюс-минус две-три тысячи тонн.

- Насколько будут ощутимы убытки, учитывая, что урожай в этом году гораздо меньше?

- Государство особых изменений не ощутит, так как в принципе ничего не получает от мандаринов, кроме земельного налога. В прошлом году было реализовано 37 тысяч тонн мандаринов - в бюджет от земельного налога поступило 2 миллиона 700 тысяч рублей. Ну, есть, конечно, и те, кто понесет потери. Саид Барганджия

«Sputnik-abkhazia.ru», 17.11.2015 г.

Абхазия > Агропром > ved.gov.ru, 19 ноября 2015 > № 1558856 Тимур Эшба


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 14 ноября 2015 > № 1549620 Анатолий Ершов

Комментарий. У нижегородских аграриев итоги года лучше, чем ожидалось.

Возможно, покажется странным, что нижегородские крестьяне дважды в году отмечают профессиональный праздник — День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Это связано с тем, что из-за местных климатических условий уборочные работы здесь заметно затягиваются, «уходят» в позднюю осень. Поэтому нижегородцы первый раз отмечают профессиональный праздник вместе со всеми в октябре, а затем в ноябре, уже после завершения уборочных работ в области.

Участвуя нынче в выставке «Золотая осень» в Москве, нижегородцы привезли домой настоящую россыпь наград – 53 медали, из них 40 золотых, 7 серебряных, 6 бронзовых. Так, пять хозяйств представили на выставке племенной скот – швицких и черно-пестрых коров. Все пять сельхозпредприятий оказались удостоенными золотых наград! Правительство области по итогам главного сельскохозяйственного форума отмечено дипломом и Гран-при за вклад в развитие российской выставки «Золотая осень».

В последние годы впечатляющих результатов достигают нижегородцы в такой важной отрасли, как животноводство. Когда нынешняя команда управленцев, специалистов хозяйств начинала работу, надой на фуражную корову по области составлял 3,6 тыс. литров, а сейчас нижегородцы выходят на надой в 5 тыс. литров. При этом значительно повышено качество продукции – местные хозяйства сдают первым и высшим сортом 92% молока. Это позволяет нижегородцам в Приволжском федеральном округе занимать прочное место в пятерке регионов – основных производителей молока.

Нынешние праздничные торжества лишний раз высвечивают былое напряжение трудовых будней на полях и фермах, когда тысячи селян наперекор капризам природы вырастили и собрали неплохой урожай, добились роста показателей в других отраслях. Валовой сбор зерна в области составил 1 230 тыс. тонн, при этом 320 тыс. тонн из проверенных 570 тыс. тонн имеют клейковину свыше 24%, что подтверждает высокие хлебопекарные качества зерна. Местные мелькомбинаты закупили пшеницу в полной потребности до нового урожая — 260 тыс. тонн. Удалось нижегородцам увеличить и сбор картофеля, сахарной свеклы, овощей и другой продукции.

Хозяйская забота проявлена селянами и о будущем урожае, когда в сложных погодных условиях осени удалось засеять немалый озимый клин. По оценкам специалистов, эти посевы уходят в зиму в отличном состоянии. Имеется информация, что в ряде южных регионов озимые не столь хороши, поэтому не исключен рост спроса на зерно в будущем году. Нижегородцам не помешают дополнительные запасы минеральных удобрений для подкормки тех же озимых ради увеличения урожая. С осени поднято в области свыше 300 тыс. га зяби, в достатке запасены семена различных культур.

Что касается животноводства, то нижегородцы давно определились с магистральным путем развития этой отрасли. В сравнительно короткие сроки в области реконструированы и построены 520 современных животноводческих дворов и комплексов, что позволило коренным образом обновить отрасль. В результате на современные условия содержания переведены в местных хозяйствах 82 тыс. животных, сохранены рабочие места в 250 населенных пунктах, где прежде была реальная угроза свертывания производства. Ныне у нижегородцев доля племенного скота в общем поголовье составляет 23%, что вдвое выше российского показателя.

Своего рода признанием последних достижений нижегородцев стало проведение в области нынешней осенью 25-го Всероссийского конкурса операторов машинного доения, о чем мы подробно рассказывали. Напомним, тогда с честью вышла из труднейших испытаний (в конкурсе участвовали 59 победителей региональных этапов соревнований в наиболее распространенной и почетной сельской профессии) и оказалась победительницей молодая доярка из нижегородского ОАО «Тепелево» Евгения Ястребова.

За минувшие годы в области постоянно совершенствуется финансовый механизм поддержки в животноводстве. После многолетних экспериментов нижегородцы остановились на варианте, когда выделяются хозяйствам субсидии в 140 тыс. руб. за каждое скотоместо на возмещение части затрат при строительстве объектов по производству молока. В области взят твердый курс на строительство современных животноводческих комплексов – в ближайшее время введут 8 таких объектов.

Весьма успешным оказался эксперимент с выращиванием кукурузы на зерно, ее здесь намечают получить около 80 тыс. тонн, что позволяет укрепить кормовую базу на фермах. Для уборки этой культуры нужны специальные приставки к комбайнам — кукурузные жатки. Поэтому с будущего года в области начинает действовать программа, в рамках которой селяне получат компенсацию половины затрат при покупке такого оборудования. Аналогичная схема будет применена при покупке плющилок и сушильного хозяйства.

В целом поддержка АПК из областного бюджета на следующий год намечается в 1,6 млрд руб., это примерно на уровне нынешнего года. Что касается финансирования из федерального бюджета, то были времена, когда область получала по 1,6 млрд руб., нынче здесь осваивают 2,1 млрд руб.

Не секрет, нынешний год отметился немалыми трудностями в кредитовании села. Не избежали этих сложностей и нижегородцы. Так, в области снизили размеры кредитования АПК два банка, которые раньше считались основными на финансовом рынке. Однако властям удалось привлечь несколько других кредитных организаций, поэтому в целом кредитов аграриям выдано не меньше прошлогоднего. Иное дело, что значительную часть средств взяли крупные агрохолдинги, а также предприятия молокопереработки. Пришлось по опыту прошлых лет организовывать кредитование сельхозпредприятий через молочные заводы. Однако сложности с получением селянами кредитов напрямую в банках остаются — подолгу рассматривают банкиры заявки с мест, усложнилась сама система займов, что не способствует успешному ведению дел на селе.

… В этот ноябрьский день, как назло, солнце было упрятано за плотными низкими облаками, дул пронзительный сырой ветер. Но это никак не снижало накала праздничных мероприятий в нижегородском кремле, где заместитель губернатора Евгений Люлин и аграрный министр Алексей Морозов вручили большой группе передовиков сельского хозяйства почетные грамоты и дипломы. Девять хозяйств были отмечены ценными призами — грузовыми автомобилями «Газель», а 15 фермеров получили новенькие тракторы. Затем торжества переместились в соседнюю филармонию, где штандартами губернатора были отмечены лучшие районы области. Завершились торжества большим праздничным концертом.

Автор: Анатолий ЕРШОВ, «Крестьянские ведомости», Нижегородская область

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 14 ноября 2015 > № 1549620 Анатолий Ершов


Казахстан > Агропром > dknews.kz, 12 ноября 2015 > № 1547740 Тулеген Аскаров

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Грустная судьба упавшего тенге, отправленного в свободное плавание без должной подготовки, не стала должным уроком для казахстанских чиновников, продолжающих предлагать весьма рискованные экономические эксперименты, хотя на них уже обожглись другие страны, где царит сегодня хаос и экстремизм. Увы, в этот раз «наверху» решили поиграть с не раз сработавшим «детонатором» социальных взрывов – ценой на хлеб.

Тулеген АСКАРОВ

Девальвации, значит, мало, карточками хотят попробовать?

Не раз уже подвергавшийся критике за свои экстравагантные новации, включая межконтинентальные перелеты заморских буренок и хранение зерна под снегом, министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков предложил лишить субсидий мукомолов и хлебопеков, отправив тем самым в рыночное плавание всю их продукцию, включая и социальный «кирпичик». По его мнению, вмешательство государства нарушает законы свободной конкуренции и мешает новым игрокам начать работу на казахстанском рынке. Министр пояснил, что цена социального хлеба оказалась ниже его себестоимости за счет бюджетных дотаций, при этом покупать его могут и обеспеченные соотечественники наряду с бедными. При этом дотации достаются не всем игрокам рынка. В итоге, со слов министра, в некоторых городах до сих пор существует монополия единственного хлебозавода, работающего с советских времен на устаревшем оборудовании без инвестиций с большими издержками производства.

На первый взгляд, министр прав, к тому же и чем меньше государство присутствует в экономике, тем вроде бы оно и лучше. Учтем также, что в кризисные времена в бюджете нет денег и стремление к их экономии достойно похвалы, поскольку вместо ежегодных 6-8 млрд тенге, а то и до 15 млрд тенге субсидий, по его подсчетам достаточно будет 1,5 млрд тенге для некой адресной группы. Кого относить к ней, г-н Мамытбеков не пояснил, но дал понять, что входящие в нее соотечественники смогут получать социальные пособия на приобретение хлеба. А ответственный секретарь МСХ Арман Евниев и вовсе заявил, что социальный хлеб уязвимым слоям населения надо выдавать по карточкам! В общем, как поется в песне, «замыкая круг, ты назад посмотришь вдруг», чтобы увидеть из XXI века то, о чем говорили родители и дедушки с бабушками, – продовольственные карточки. И это в стране, которая полностью обеспечивает себя зерном, собирая в урожайные годы более тонны на душу населения!

У вас же все ходы записаны!

Но, видимо, чиновников не особо волнует имидж нашей страны, рвущейся сейчас в число 30 наиболее развитых государств мира. К тому же во многих из них социальный хлеб как таковой отсутствует, а в некоторых даже выдаются продовольственные ваучеры беднякам.

Но развитые страны могут позволить себе такую роскошь, тогда как Казахстану с его структурой населения и взрывоопасными соседями все же еще очень рискованно начинать такие эксперименты. И об этом хорошо знают отечественные профессионалы в области переработки зерна и производства хлеба, не говоря уже об информированных чиновниках высокого ранга, которым вверено руководство сельским хозяйством.

Чтобы в этом убедиться, достаточно, к примеру, зайти на один из ведущих онлайн-ресурсов в этой сфере – сайт о казахстанском рынке зерна www.kazakh-zerno.kz. Заглянув на него, мы для интереса решили посмотреть, что опубликовано там о Египте, – просто потому, что сейчас эта страна на слуху из-за трагедии самолета с российскими туристами, летевшими оттуда. Каково же было удивление, когда в поиске обнаружилась статья с весьма актуальным для нашего обсуждения названием – «Египет: Субсидии на хлеб гарантируют спокойствие в стране». В тему звучит и лид этой статьи: «События на Ближнем Востоке, по мнению многих экспертов, происходят в основном по причине рекордного подорожания продовольствия. Все кровавые мятежи происходили из-за дорогостоящего самого главного продукта – хлеба».

А в том, что хлеб станет и у нас дорогим после отмены субсидий и ухода государства с этого рынка, сомнения нет. Хлебопеки уже говорят о росте цен на него и другие мучные изделия на 20-100%, причем справедливой они считают цену на социальный хлеб на уровне России. А там по данным Росстата за август текущего года он варьировала за килограмм хлеба в диапазоне 40,83 – 63,07 рублей, что при нынешнем курсе российской валюты на нашей бирже около 4,8 тенге дает цену в 196 – 303 тенге. Для сравнения: в октябре казахстанскими статистиками максимальная цена на хлеб пшеничный из муки первого сорта была зарегистрирована в Усть-Каменогорске (113 тенге за килограмм), а минимальная – в Кокшетау (73 тенге). Таким образом, если наши мукомолы и хлебопеки равняются на российские цены, то рост цен на хлеб составит примерно 2,7 раза!

Однако что произойдет в случае, когда внутренние казахстанские цены на хлеб сравняются с российскими, известно наперед, так как этот урок наши производители проходили уже не раз в условиях Таможенного союза. Поскольку у северных соседей масштаб производства больше, то они заведомо получают конкурентное преимущество за счет масштаба производства, не говоря уже о более современных мощностях при высоком качестве российского зерна. К тому же в России сейчас вынуждены дотировать сельское хозяйство в большей степени, поскольку эта страна отказалась от импорта продовольствия с Запада. В итоге натиска с севера наши мукомолы и хлебопеки могут потерять внутренний рынок, как это уже случилось с производителями молочных и других продуктов.

Не ждите – мы от хлеба не откажемся

Есть немало и других вопросов по поводу того, стоит ли «свеч» вся эта игра с социальным хлебом. К примеру, общий размер субсидирования субъектов аграрно-промышленного комплекса достиг в этом году величины в 177,4 млрд. тенге, из которых на субсидии зернопереработчикам предназначается 11,5 млрд. тенге или всего 6,5%. А от расходов всего республиканского бюджета – и вовсе мизерные 0,2%. Это говорит о том, что если уж казне и приспичило сэкономить, то можно без особого труда срезать расходы по другим бюджетным статьям. К примеру, сократить затраты на служебный транспорт для «слуг народа», включая чиновников из МСХ и депутатов, дотации для обслуживающих их столовых, перевести их на снабжение социальным хлебом и, конечно же, прекратить авиа-перелеты зарубежных буренок и бычков.

Далее, чиновникам, мукомолам и хлебопекам нужно все же не вводить себя и общественность в заблуждение некой адресной группой, которой придется то ли платить пособие на хлеб, то ли выдавать продовольственные карточки за счет остальных налогоплательщиков. Во-первых, нет гарантий, что пособие будет потрачено на другие цели, – к примеру, на лекарства или проезд в общественном транспорте. Во-вторых, карточки придется где-то печатать, обеспечивать их защиту от подделки, распределять между нуждающимися, потом организовывать оборот карточек в торговле и их возврат государству для следующей выдачи. Мало того, что здесь и нуждающиеся, и чиновники найдут себе новую головную боль, так и еще гости нашей страны будут видеть все это карточное позорище. А ведь на носу крупные международные мероприятия – зимняя Универсиада и выставка «EXPO-2017»!

Идем дальше. В силу давней социальной традиции, как бы не были верны медики, говорящие о вреде мучного для человеческого организма, у нас его едят и будут есть много. Лишить огромную массу людей привычки ежедневно приобретать в магазине буханку свежего хлеба, чтобы после рабочего дня выпить чайку с намазанными маслом (точнее, сегодня уже практически маргарином) ломтями, пока готовится еда, практически невозможно, а политически и вовсе опасно. Ведь хлеб до сих пор у нас всему голова и он не должен быть дорогим! Конечно, при желании кто-то может и сам изготовить булку в чудо-печке, лепешку в тандыре или таба-нан в сковородке, а то и вовсе отказаться от употребления мучного, но таких все же меньшинство. Увы, среднего класса по западным меркам у нас немного, да и тот не может позволить себе жить подобно патрициям в древнем Риме или миллиардерам, мучая себя выбором между черной икрой и фуа-гра.

Государство мое, постой, не спеши, погоди…

Но, конечно же, и министр, и хлебный бизнес правы в том, что эту отрасль надо реформировать – обновлять мощности, усиливать конкуренцию и повышать качество продукции. Положа руку на сердце, нужно признать, что тот же социальный хлеб, выпускаемые крупными предприятиями, по качеству и цене зачастую уступает продукции частных мини-пекарен. Коллеги по редакции «ДК» сами убедились в этом в одном южных регионов, где в сельской пекарне отведали изумительного качества хлеб по цене в … 25 тенге! Кстати, если уж в МСХ решили заняться всерьез перестройкой этой отрасли, то часть нынешних субсидий можно было бы направить на развитие малого бизнеса с тем, чтобы в каждом жилом массиве была своя небольшая пекарня. Тогда не нужно будет развозить хлебобулочные изделия по всему городу, то загружая, то выгружая их из автомобилей. А жители смогут приобретать свежий хлеб с утра, завтракая в булочной у дома с чашкой кофе или чая и наслаждаясь ароматом выпечки. Ведь малый бизнес и так уже повсюду со своими донерами, самсой и тандырными лепешками.

Также можно было бы вообще отказаться от понятия «социальный хлеб», поскольку в нем заведомо есть ущербность для качества продукта. Ведь как говаривал один юморист-классик, не бывает сыра низкого качества, поскольку это сыворотка, а «сталь – это есть сталь, кефир есть кефир, сметана – это сметана». Поэтому любой хлеб должен быть качественным! К примеру, в Турции, где любят отдыхать казахстанцы, местный вкусный хлеб – экмек, который подают повсюду, уж точно не является социальным, однако цена на него держится стабильной вопреки заметной девальвации лиры к доллару.

Нужно и всемерно культивировать уважение к хлебу. Ведь Казахстан стал крупным производителем зерна относительно недавно после освоения целинных земель в 50-60-х годах прошлого века. И то, что сегодня мы обеспечиваем себя хлебом, является одним из столпов нашей экономической независимости. А поскольку нам требуется сейчас новое поколение мукомолов и хлебопеков, то стоит уже с детства знакомить казахстанцев с историей и технологиями этой отечественной отрасли, создавая музеи хлеба или специализированные магазины типа малайзийского «Bread Story».

Так что остается лишь заключить, что нашему государство вовсе не стоит покидать отечественный хлебный рынок, который еще не достиг индустриальных и маркетинговых высот развитых стран. Наоборот, по экономической значимости и идеологической важности его нужно выделить как особый приоритет развития и повышения конкурентоспособности. И раз уж правительство активно поддерживает и защищает юный отечественный автопром, не давая свободному рынку убить его, то уж наша зерновая и хлебопекарная отрасль с ее долгой и славной историей должна пользоваться гораздо большим вниманием.

Казахстан > Агропром > dknews.kz, 12 ноября 2015 > № 1547740 Тулеген Аскаров


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 10 ноября 2015 > № 1545421 Асылжан Мамытбеков

Асылжан Мамытбеков снова прокомментировал цены на хлеб

Он считает, что благодаря выбранной стратегии рынок хлебобулочных изделий начнет стремительно расти

Повышение эффективности в агропромышленной отрасли Минсельхоз видит в изменении системы субсидирования. Так, в растениеводстве ведомство намерено полностью отменить субсидии на удешевление стоимости ГСМ и на удешевление товарно-материальных ценностей, в животноводстве – сократить объемы субсидирования повышения продуктивности и качества продукции, а также объемы финансирования науки. Взамен будут внедрены инвестиционное субсидирование, субсидирование процентной ставки, страхование в растениеводстве, субсидирование НДС, племенное дело, компенсация затрат бизнес-ассоциаций на услуги научных организаций и усиление фитосанитарии. Об этом сегодня в Астане рассказал журналистам министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков. И, конечно же, он не обошел одну из главных тем последних дней – отказ от субсидирования социального хлеба, цены на который было принято решение отпустить в конкурентную среду.

В частности, корреспондент центра деловой информации Kapital.kz поинтересовался у министра, насколько принятое решение о свободных ценах на формовой социальный хлеб связано с введением свободного ценообразования на бензин. Ведь, как известно, цены на ГСМ являются той составляющей, что наиболее сильно влияет на стоимость хлебобулочных изделий. Также мы попросили Асылжана Мамытбекова спрогнозировать, насколько чувствительно два этих решения – по ГСМ и хлебу, могут отразиться на увеличении цен на все виды хлебной продукции в Казахстане. И возможна ли и такая ситуация, что наиболее крупные дистрибуторы хлеба, с 1 января 2016 года установят комфортно высокие для себя цены на все виды хлебобулочных изделий, используя фактор свободной цены на социальный хлеб в качестве спускового крючка. В то время как другие более мелкие хлебопекарни, вместо того чтобы демпинговать на рынке, начнут постепенно «подстраиваться» под высокую цену, повышая ее и на свою продукцию?

«К сожалению, у нас в хлебопромышленности нет достаточной конкуренции, чтобы во всех регионах можно было сказать, что у них везде образуется справедливая рыночная цена. То есть та, которая будет позволять зарабатывать и производителю и в то же время не нарушать интересы потребителя. Поэтому во многих регионах все так же будут срабатывать механизмы антимонопольного характера. То есть монопольное законодательство будет срабатывать там, где есть монополисты или доминанты рынка: в этих регионах цены продолжат регулироваться административным путем, чтобы обеспечить разумную рентабельность для производителя и не позволить ему воспользоваться своим монопольным положением на рынке. Но со временем, когда цены уже перестанут регулироваться со стороны государства, разовьется конкуренция и как во многих странах производство хлеба и хлебобулочных изделий, превратится в чрезвычайно конкурентный бизнес, как фармацевтический бизнес. Магазины хлеба как аптеки появятся на каждом углу в пешей доступности от каждого жителя. В них начнет реализовываться богатство выпечки на любой вкус, а не старые советские 600-граммовые булки хлеба», – пояснил Асылжан Мамытбеков.

Между тем, по словам министра сельского хозяйства, он не может сказать, что после наступления свободного плавания цен на отдельный социальный хлеб, это спровоцирует резкий рост стоимости других видов хлебной продукции. Напротив, хлебная линейка дорожать точно не будет, потому что на все виды хлеба кроме «первого сорта» цена и так не регулировалась.

В то же время, если посмотреть в разрезе регионов, то стоимость формового социального хлеба или 600-грамового хлеба «первого сорта», которая регулировалась всегда, колебалась достаточно прилично, в коридоре 50%. По оценке Асылжана Мамытбекова, в некоторых регионах цена составляет 40-45 тенге, тогда как в других областях – 65-70 тенге. Хотя эти регионы располагаются друг к другу совсем близко, а значит, здесь не может идти речь о каком-то серьезном влиянии на стоимость хлеба транспортной составляющей.

«Почему так сложилось? Вот такова была история вопроса, и нынешняя цена хлеба у нас не менялась с 2007 года. Если вы помните, до 2007 года стандартная булка хлеба стоила 25 тенге, и буквально за одну неделю по всей стране цена поднялась до 45 тенге. То есть, по сути, это было как эффект сжатия пружины. Поэтому дальше держать цены было бы неправильно, ведь они бы тогда росли скачкообразно, вызывая постоянные шоки», – прокомментировал Асылжан Мамытбеков.

По его словам, с этой целью еще в 2014 году до девальвации и до подорожания ГСМ было принято решение, чтобы плавно отпускать цены на хлеб «первого сорта» и довести их уровень до рыночных. Таким образом, раз в квартал уже 2015 года цена на «первый сорт» хлеба поднималась незначительно – по 1 тенге в квартал.

«Мы начинаем новую политику и считаем, что ее нужно придерживаться и дальше. Нормативный объем субсидий на тонну пшеницы составлял у нас 5 тыс. тенге. С 1 октября нынешнего года он снизился до 2,5 тыс. тенге, а с 1 января 2016 он сведется к нулю. Но в некоторых регионах, где фиксированная цена еще далека от рыночной, мы еще продолжим субсидирование, эта мера будет покрываться из местного бюджета. Таким образом, полностью в рыночную цену эти регионы войдут только в течение следующего года», – продолжил Асылжан Мамытбеков.

Какова разница между нынешней фиксированной ценой и рыночной ценой на «первый сорт»? По подсчетам Минсельхоза, в среднем она составляет примерно 10 тенге по стране. Например, в Алматинской области почти приблизились к рыночной цене, и сейчас там, как отметил Асылжан Мамытбеков, даже наблюдают обратный процесс: цены дешевеют. В других же областях, по мнению министра, этот процесс еще только предстоит пройти, ведь в них цена на обсуждаемый хлеб котируется в районе 40 тенге за булку.

«Я скажу, что с 1 октября 2014 по 1 октября 2015 года государственный бюджет потратил на субсидирование фиксированной цены хлеба 11,5 млрд тенге. При этом нужно обязательно упомянуть, не вырывая из контекста, что когда будут отпущены цены, то синхронно будет увеличена адресная социальная помощь для тех категорий граждан, для которых повышение цены на хлеб существенно ударит по семейному бюджету. Таких получателей в нашей стране – 36,5 тыс. человек. Но даже если взять гипотетически, что этих получателей будет миллион человек, то цена вопроса в год составит около 2 млрд тенге. Во-первых, это существенно меньше. Во-вторых, гораздо социально справедливей. И мы при этом подсчитали, что за 2 млрд. тенге можно почти наполовину даже от нынешней цены удешевить стоимость хлеба. И то уйдет гораздо меньше денег», – резюмировал, отвечая на наш вопрос, министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 10 ноября 2015 > № 1545421 Асылжан Мамытбеков


Россия > Агропром > agronews.ru, 10 ноября 2015 > № 1544614 Александр Рыбаков

Комментарий. Земельный хаос – власть не слышит крестьян.

На днях руководитель фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Сергей Миронов и член комитета Госдумы по транспорту Олег Нилов предложили свою версию законопроекта о земле – предоставить ряду категорий граждан по 1 га земли бесплатно для строительства индивидуальных домов или дач, а также для личного подсобного, дачного, фермерского и сельского хозяйства.

Претендовать на бесплатное получение земли могут граждане, входящие в 30 категорий, в том числе инвалиды, граждане, чей трудовой стаж составляет 30 и более лет, а также люди, работающие на предприятиях с вредными условиями труда. Землю дадут тем, кто долго работал в сельском хозяйстве или промышленности, в районах Крайнего Севера, больше 15 лет состоял на правоохранительной или военной службе РФ, ветеранам, многодетным родителям, а также другим категориям граждан.

 Депутаты полагают, что подобным образом решится проблема с незаселенными землями, что, в свою очередь, благоприятно скажется на развитии сельского хозяйства.

Как предполагают законотворцы, земельный участок будет передаваться на 5 лет. «По истечении этого срока гражданин, заключивший договор, имеет возможность продлить его либо получить участок в собственность, причем обязательным условием является его целевое использование», — считает Миронов.

Предложений пустить в оборот зарастающие березняком земли немало. Ещё летом правительство разработало проект закона, в соответствии с которым гражданам России будут безвозмездно раздавать по 1 гектару дальневосточной земли. Что-то не слышал, чтобы вятские, курские, рязанские мужики массово бросали насиженные места и как при царском премьере Столыпине целыми семьями, со своим скарбом железнодорожными составами перебрасывались на Восток страны…

В связи с актуальностью темы вспоминаю 22 съезд АККОР, который прошел 1 марта 2011 года в Тамбове. На нем Владимир Путин пообещал фермерам: «Мы должны дать крестьянам возможность строить для себя дома на землях сельхозназначения. Это странно может прозвучать для городов либо для тех, кто добивается таких решений рядом с городами, но для людей, которые живут и работают на селе, это естественное дело. Здесь ничего особенного нет. Это правильное решение. Это решение сейчас готовится. Рассчитываем, что это даст импульс, в том числе к развитию хуторского уклада на селе…Регионы и муниципалитеты должны обеспечить поселения инфраструктурой, развивать малую электроэнергетику, автономное водоснабжение, прокладывать грунтовые дороги».

Я помню, как дружно захлопали делегаты, воодушевленные этим решением. Как засияли суровые лица фермеров. Но, как говорят в народе, быстро только кошки рожают. Где только не обсуждали этот злополучный вопрос – в Белом доме, ГД, СФ, Минсельхозе РФ…Тема настолько остра, что я приведу лишь одну «картинку» из многих, свидетелем которых был.

В сентябре 2012 года автор строк присутствовал на заседании комитета Госдумы по земельным отношениям и строительству, на котором рассматривался проект федерального закона №21184-6 – в части установления возможности строительства на земельных участках КФХ объектов индивидуального жилищного строительства (внесен сенаторами Г. Горбуновым, В. Плотниковым, М. Капурой, И. Егоровым, депутатами ГД Н. Панковым, А. Хайруллиным).

Атмосфера обсуждения была горячей. В основном дискутировали сенатор Михаил Капура и его оппонент, депутат ГД Мартин Шаккум. Капура призвал депутатов принять законопроект, дающий право фермеру строить жилье на своих землях, ибо очень накладно ему ездить на свое поле за несколько десятков километров и сжигать бензин, при этом жить в палатке или ночевать в машине. Для аргументации он привел официальное заключение правительства России, которое в целом (за небольшим исключением, я читал его) дало положительную оценку законопроекту.

Шаккум возразил: заключение подписано прежними членами правительства, когда АПК еще курировал первый вице-премьер Виктор Зубков. Документ необходимо освежить. Кроме того, нужно заключение Минрегиона, глав регионов. Даже аргументы замминистра сельского хозяйства РФ Александра Петрикова и начальника отдела Минэкономразвития Анны Бычковой в поддержку документа не подействовали. Некоторые депутаты заявили, что дай волю и фермер вместо дома отгрохает дворец, как у олигарха, или, отстроившись, продаст свой дом (продажа дома без земли – нонсенс, а за целевым использованием земельного участка строго следит Россельхознадзор в соответствии с законом об обороте сельхозземель – Авт.).

В итоге комитет ГД по земельным отношениям и строительству перенес обсуждение законопроекта на следующее заседание, с учетом мнения Минрегиона РФ. Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству также поставил подножку АККОР…

О мытарствах фермеров в связи с удаленностью сельхозугодий от места проживания не раз писал, начиная с 2010 года, а подвижки слабые. Какая судьба ждет дельный законопроект депутатов ГД Сергея Миронова и Олега Нилова при такой неповоротливости исполнительных и законодательных органов (за исключением аграрных комитетов ГД и СФ)? Как в целом решаются земельные проблемы?

В связи с этим не раз вспоминаю выступление президента АККОР Владимира Плотникова на 26 съезде фермеров России в феврале этого года: «Хаос царит в земельном вопросе. Причем организованный и управляемый коррумпированной бюрократией. Земельные доли, которые получили еще в начале 1990-х, в основном так и не выделены. И первый вопрос, на который нужно дать ответ – кому реально принадлежит земля? Необходимо установить и обнародовать имена конечных бенефициаров – физических лиц, фактических собственников земель. Зачастую не без оснований они прячутся за вывесками АО, фирм, компаний, банков, уходят в оффшоры».

Кто только не зарится на сельхозугодья. Не так давно Госдума приняла ряд поправок к Земельному кодексу – появилось понятие «особо ценные сельскохозяйственные земли». Для них разработан специальный режим, который не дает права на замену вида разрешенного использования. Но данное решение не было поддержано строителями и недропользователями. Поэтому было предложено установить приоритет недропользования над эксплуатацией сельхозугодий в целях ведения хозяйства.

Аграрии России, а также отраслевые союзы производителей пищи обратились к президенту страны Владимиру Путину с просьбой не допустить приоритета для недропользователей и девелоперов во время эксплуатации земель, которые в данный момент имеют статус сельскохозяйственных, сообщили «Крестьянские ведомости». Авторы документа просят установить приоритет использования особо ценных сельхозземель для нужд сельского хозяйства. В обращении сказано, что только так можно быстрыми темпами решить задачу импортозамещения.

Четверть века гуляет ветер по заброшенным 43 млн га полей – от Калининграда до Владивостока. А власть, как по баснописцу Крылову, не слышит крестьян. Сегодня есть лендлорды, которые владеют десятками тысяч гектаров земель (при этом, некоторые из них живут за границей), а есть фермеры с клочками земли, на которых не имеют права построить свой дом.

Неужели обещание Путина помочь фермерам в обустройстве хозяйств – пустой звук для депутатов, губернаторов и ответственных за АПК чиновников в Белом доме?

Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 10 ноября 2015 > № 1544614 Александр Рыбаков


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 9 ноября 2015 > № 1544543 Тамара Лапта

Замглавы правления "Агротона": Мы предпринимаем все возможные меры для сохранения зерна Аграрного фонда и защиты госимущества от рейдеров

Эксклюзивное интервью заместителя главы правления агрохолдинга "Агротон" Тамары Лапты агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В начале октября Минагропрод заявил о том, что ваша компания имеет инвестдоговор с "Новоайдаровским элеватором", что он предусматривал? Когда был подписан и на какой срок?

Ответ: На указанном элеваторе наша компания работает с 2001 года. Сначала у нас был договор аренды целостного имущественного комплекса Новоайдарского элеватора сроком на 10 лет, заключенный между нашей компанией ЧП СПФ "АГРО" и ДП "Новоайдарский элеватор" ГАК "Хлеб Украины". Данный договор аренды истек в 2011 году, и мы заключили инвестиционный договор до 2021 года, который позволял нам инвестировать в капитальный ремонт, и техническое переоснащение основных средств объекта. На сегодняшний день, мы выполнили свои обязательства по инвестициям, предусмотренным в договоре, на 100%.

Я бы хотела, для более четкого понимания, объяснить вам, что представлял собой Новоайдарский элеватор, когда мы первый раз пришли на него. Наверняка нельзя было сказать, что это элеватор: там не было зерна, он стоял пустой. Из пяти силосных корпусов, два были затоплены грунтовыми водами. Транспортные механизмы были полностью сняты с них. Отключена электроэнергия, электропроводки почти не было. Элеватор был негазифицирован и использовал для сушки печное топливо. Объект деградировал, персонала не было. Хронически убыточное предприятие после 90-х годов. На сегодняшний день, это совершенно другой элеватор!

Вопрос: Министерство обвиняет "Агротон" в том, что с 2011 года на приеме, хранении и отгрузке зерновых государство в лице Новоайдарского элеватора потеряло 73,9 млн грн. Как это могло произойти, и откуда взялась эта цифра?

Ответ: Мне трудно судить, откуда и кем была придумана такая цифра. Элеватор использовался нами для размещения зерновых культур, собранных нашими хозяйствами центрального и южного региона Луганской области. Мы загружали его собственным зерном. Сторонние клиенты не завозили объемы на элеватор, т.к. он находится в самом центре арендуемых нами сельхозугодий. Т.е. как минимум, по приемке уже большой вопрос. Может быть, они рассчитывали, что, не продлив с нами договор, они сохранят нас как клиента? Опять вынуждены их разочаровать: кроме Новоайдарского элеватора, у нас есть собственные мощности на Белокуракинском элеваторе, а также площадка в самом пгт Новоайдр, на которой мы хотели строить собственный элеватор. Но, в связи с заключением инвестиционного договора, отказались от этих планов, а 73,9 млн грн хорошие деньги. Уж мы бы точно предпочли инвестировать их в собственный объект, а не платить за услуги компании, которая отказала нам в сотрудничестве.

Вопрос: Хранилось ли на складах зерно Аграрного фонда и есть ли оно в наличии там сейчас? Какие объемы?

Ответ: Информация о зерне Аграрного фонда, указанная нами в письме, размещенном на сайте Варшавской фондовой биржи, соответствует действительности – зерно Аграрного фонда в количестве 45 тыс. тонн до сих пор находится на Новоайдарском элеваторе, по договору хранения, заключенному между ЧП СПФ "АГРО" и Аграрным фондом Украины. И мы, как ответственный хранитель, принимаем все возможные меры, чтобы защитить это зерно от посягательств рейдеров.

Вопрос: Кто сейчас фактически контролирует элеватор? Произошла юридическая смена собственников?

Ответ: Согласно информации, полученной нами из открытых реестров, а именно – Государственного реестра прав на недвижимое имущества, - собственник имущества является неизвестная нам компания ООО "Сивик Альянс Групп". Хотя, еще раз подчеркиваю, что это имущество, согласно действующему законодательству Украины, может принадлежать только государству Украина! Данный факт был установлен нашими юристами совершенно случайно. Как и существование совершено беззаконного решения Киевского районного суда Донецка, на тот момент уже оккупированного.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о договоре между "Хлебом Украины" и "Азовской продовольственной компанией". Согласно данным Единого государственного реестра юридических и физических лиц, ее собственниками ее акционером является предприятие, которое входит в группу компаний Lauffer?

Ответ: У нас нет этого договора. Информацию о нем мы получили из упомянутого мною незаконного решения суда. Договор предполагал якобы поставку семян подсолнечника ДП "Новоайдарский элеватор" в адрес ООО "Азовской продовольственной компании" на сумму 33 млн грн. Сразу же первый вопрос: имел ли полномочия директор ДП на подписание договора на такую сумму или это есть ни что иное, как превышение должностных полномочий? Как я указала ранее, мы арендовали целостный имущественный комплекс с 2001 года, т.е. вопрос, а где неработающее ДП собиралась взять такой объем подсолнечника для продажи? Дальше еще интереснее.

Оплата по указанному договору, якобы, прошла наличными! В течение пяти дней, якобы, было выплачено 33 млн грн. Это при том, что расчеты между юридическими лицами в Украине ограничены 10 тыс. грн! И тут снова вопросы: где эти деньги? ДП получило их? Если нет, то их или не было, и никакая Азовская продовольственная компания их не платила, или их присвоил директор ДП? И самое главное – в чьих интересах эта схема была реализована, кто конечный бенефициар? Но ответы должны установить правоохранительные органы, а мы лишь хотим, чтобы имущество было возвращено государству и мы могли им пользоваться в соответствии с ранее заключенным договором. Если у ГАК "Хлеб Украины" есть претензии к данному договору, то мы рекомендуем им решать их в правовом поле, а не блокировать нашу деятельность.

Вопрос: Вы оценили убыток компании в $6,5 млн, можете пояснить, почему это предприятие важно для "Агротона" и есть ли возможность аренды других мощностей в регионе?

Ответ: Этот убыток – это лишь стоимость нашего зерна, которое сейчас также заблокировано рейдерами на Новоайдарском элеваторе. Фактически, учитывая сумму наших инвестиций в этот объект, сумма убытков еще больше.

Этот элеватор важен для нас. Как я уже упомянула ранее, объект расположен в самом центре обрабатываемых нами земель и урожай с наших полей позволяет загрузить его. Арендовать другой объект в этом регионе нет возможности. Нам придется вернуться к проекту строительства объекта, от которого мы отказались после заключения договора с ГАК "Хлеб Украины". А это серьезные инвестиции, которые вряд ли захотят вкладывать в Луганскую область по понятным причинам.

Вопрос: Сегодня компания не имеет доступа к элеватору, почему? Осталось ли на складах ваше зерно?

Ответ: Элеватор незаконно заблокирован сотрудниками частной охранной службы, нанятой рейдерами. Мы обратились к правоохранителям по этому поводу.

Вопрос: Были ли какие-то сдвиги в ситуации со стороны руководства области, Минагоропрода после вашего заявления на Варшавской бирже?

Ответ: Единственный сдвиг, который нас устроит – это возвращение объекта в законную собственность государства Украина и возможность продолжения нами работы на нем. Сейчас ситуация скорее поставлена на паузу.

Вопрос: В каких условиях приходится работать "Агротону" сейчас, какая часть активов находится на неподконтрольной Украине территории?

Ответ: Условия трудные, но других мы и не помним (улыбается). Но это сельское хозяйство и нужно работать, несмотря ни на что: АТО, общее состояние экономики Украины, погодные условия.

Наша компания вынуждена была выехать из центрального офиса в Луганске, и это было самой малой потерей. Кроме того, как вы знаете, мы сейчас не контролируем нашу Чернухинскую птицефабрику и Племенное птицехозяйство "Мирный" в Перевальском районе, а также наш южный кластер, который включал земли в Антрацитовском и Краснодонском районах.

Вопрос: В прошлом году компания собрала неплохой урожай – около 340 тыс. тонн сельхозкультур , какие виды на этот год, на каком этапе его уборка? Есть ли где его хранить помимо элеватора в Новоайдаре?

Ответ: В этом году, несмотря на все трудности, нам удалось собрать 174,5 тыс. тонн зерновых и 65,4 тыс. тонн семян подсолнечника. Урожайность по пшенице – 38,6 ц/га, по подсолнечнику - 20 ц/га. Это хорошие показатели и для Луганской области, и для Украины.

Кроме Новоайдарского элеватора, у нас есть еще Белокуракинский элеватор, элеватор напольного хранения в Новоайдаре. Также есть токовые хозяйства в наших растениеводческих кластерах. Но хранение там увеличит наши логистические затраты и затруднит контроль качества продукции на хранении, т.к. там нет специально оборудованных лабораторий.

Вопрос: Сейчас у компании активы только в растениеводстве и молочном животноводстве, птицеводство и свиноводство были закрыты, можете пояснить почему?

Ответ: Птицеводство оказалось в зоне АТО. Мы его не контролируем. А свиноводство мы закрыли давно, еще в 2011 году. Понимаете, когда-то "Агротон" был очень диверсифицированным холдингом: мука, подсолнечное масло, твердые сыры, хлебобулочные изделия, макароны, мед и это все кроме растениеводства и животноводства! Когда мы выходили на Варшавскую фондовую биржу, наши инвесторы спрашивали "а чем же все-таки вы занимаетесь?" В этот момент мы решили сконцентрироваться на том, что мы действительно умеем делать – работать на земле. В Украине много компаний, у которых гораздо лучше, чем у нас, получается выращивать свиней, например.

Вопрос: Можно ли спрогнозировать финансовые результаты на 2015 год ввиду ситуации в регионе?

Ответ: Кроме ситуации в регионе, совершенно неизвестным для нас фактором является экономическая ситуация в стране в целом. Курс гривни, налоговая политика государства, доступность и цена заемных средств. Гораздо точнее можно спрогнозировать погоду!

Вопрос: Завершен ли сев озимых? В каких условиях он проходил? Многие аграрии жалуются на дефицит влаги и необходимость пересева яровыми в следующем году.

Ответ: Ситуация с влагой действительно трудная. И сегодня вся Украина столкнулась с теми реалиями, в которых работают аграрии Луганской области. У нас зона рискового земледелия. Трудности с погодой и осадками всегда. Поэтому мы уже давно исповедуем систему минимальной обработки почвы. Мы уже давно работаем над минимизацией и контролем затрат на каждом этапе производства. Решения о пересеве пока принимать рано. Как быть – покажет отбор монолитов зимой и сама весна. Озимые слабые, но мы изначально избирательно подходили к посеву на тех или иных полях.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 9 ноября 2015 > № 1544543 Тамара Лапта


Россия > Агропром > fishnews.ru, 2 ноября 2015 > № 1537908 Николай Власов

Судьба нового закона о ветеринарии будет нелегкой

Николай ВЛАСОВ, Заместитель руководителя Россельхознадзора

Нынешний год оказался насыщенным на события в сфере регулирования ветеринарного надзора. Летом были приняты поправки в Закон «О ветеринарии», охватывающие в том числе вопросы рыбной отрасли. В связи с этим Россельхознадзор заявил о подготовке правовых актов, касающихся ветеринарной сертификации. Как продвигается эта работа? Готовятся ли изменения в приказ Минсельхоза по оформлению ветеринарно-сопроводительных документов? Скоро ли ждать нового закона о ветеринарии? Об этом в интервью Fishnews рассказал заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов.

– Николай Анатольевич, в этом году были внесены резонансные изменения в Закон «О ветеринарии». Как вы оцениваете значимость этих поправок? Какие положительные результаты они дадут для обеспечения безопасности пищевой продукции?

– Значимость этих изменений оцениваю очень высоко. Фактически они создают новую основу для отечественной ветеринарии вообще и в большей степени для ветеринарного надзора, а значит, и для обеспечения биологической и пищевой безопасности.

Основная цель принятия поправок – введение электронной сертификации. Электронная сертификация – это технологическая основа и для обеспечения безопасности классическими методами (ветеринарно-санитарная экспертиза, лабораторные исследования, ветеринарные осмотры и т.д.), и для обеспечения прослеживаемости продукции животного происхождения вообще и продукции пищевого назначения в частности.

Эта новая технологическая основа базируется на средствах современной информатика, что позволяет собирать, хранить и доводить до заинтересованных лиц и организаций подробные сведения о продукции животного происхождения. Поэтому любые результаты исследований, которые проводились с ней и с сырьем, из которого она выработана, становятся доступны в любой момент времени.

Путь любой партии становится прозрачным и понятным. Вот эта прозрачность и упорядочивает изготовление и оборот продукции животного происхождения.

В такой системе чрезвычайно трудно ввести в легальный оборот незаконно произведенную, а значит, некачественную и небезопасную продукцию.

Эта система сама по себе ставит сложно преодолимые барьеры на пути фальсификации продукции. Например, очень трудно будет объяснить, как у конкретного производителя получается сделать 5 тонн масла из 3 тонн молока. Также трудно будет объяснить происхождение филе трески предприятию, которое на переработку получает только минтай и т.д.

А с другой стороны такая система, в которой каждый шаг любого официального лица записывается (кто, что, когда, где сделал, какое решение принял), создает прочную защиту для производителей и участников оборота продукции животного происхождения от произвола должностных лиц.

Все это в комплексе формирует конкурентную среду, где селективные преимущества получает добросовестный производитель. Иными словами, создается среда взаимного контроля, когда каждый последующий приобретатель сырья и продукции хорошо информирован о свойствах того, что он получает. Это означает создание возможности такого видоизменения среды контроля, когда вместо контроля со стороны госслужащих начинает работать взаимоконтроль участников оборота. Такой контроль гораздо более эффективен, гораздо менее затратен и более справедлив по природе своей. А если справедлив, то в нашей стране это и само по себе много значит.

– Представители рыбной промышленности спрашивают: для чего, по новому закону, нужно получать ветеринарно-сопроводительные документы на продукцию, которая не несет никаких рисков (речь идет о товарах, на которые ВСД может оформлять уполномоченное лицо организации – участника оборота). Прокомментируйте, пожалуйста, этот вопрос.

– Я бессчетное количество раз слышал подобные спекуляции за последние лет пятнадцать. Это именно спекуляции, причем весьма далекие от истины. Я бы назвал их аргументами в споре, но не могу назвать доводами.

Во-первых, нет в природе продукции, которая не несет никаких рисков. Такой продукции не бывает. Скажу больше: наибольшее количество рисков связано как раз с той продукцией, которая хуже контролируется. Я уж и не говорю о продукции, которая никак не контролируется. Говядина, которая хорошо контролируется, безопаснее трески морского промысла, которая никак не контролируется. Для нас, практиков, в этой сфере, вещи вполне очевидные.

Во-вторых, морепродукты устойчиво держатся в десятке наиболее опасных в смысле пищевых отравлений продуктов питания. Они (говорю только о продуктах, выработанных из сырья, добытого при морском промысле, – именно об этом типе продукции идет речь в этих спекуляциях), конечно, уступают по степени опасности молочным продуктам (которые устойчиво держатся в пятерке наиболее опасных). Но то, что морепродукты входят в десятку, причем в разных странах мира, - тоже о чем-то свидетельствует. Если же говорить обо всех морепродуктах (т.е. включая произведенные в аквакультуре), то они входят в тройку наиболее опасных продуктов в целом ряде стран.

В-третьих, современной, признанной во всем мире основой обеспечения пищевой безопасности является обеспечение прослеживаемости продукции. Система прослеживаемости может «жить» внутри одной технологии с ветеринарной сертификацией, а может жить порознь – в разных системах. У нас в стране было принято решение о том, что им следует «жить» вместе. И это правильно: так дешевле и эффективнее. Как я сказал выше, прослеживаемость обеспечивает прозрачность оборота и добросовестное информирование приобретателя о свойствах того, что он получает.

При обсуждении этого вопроса нелишним будет отметить, что технологическая основа ветеринарной сертификации, которую мы вводим этими поправками, предполагает на стадии обращения готовой продукции (с ней, легально произведенной, связаны наименьшие риски) не столь ветеринарный контроль в привычном смысле (сидит чиновник и контролирует), сколь систему сбора информации от участников оборота. Это, как я уже говорил, дешевле и эффективнее.

- Изменения в закон о ветеринарии предусматривают принятие ряда нормативно-правовых актов, в том числе для контроля уловов водных биоресурсов и продукции из них. Как продвигается работа по подготовке этих НПА, в том числе по перечню оснований для лабораторных исследований?

– Совершенно верно, предусматривают. Тем, как продвигается эта работа, я недоволен, хотя и являюсь непосредственным участником этого процесса. Работа идет очень медленно и очень «замороченно» (слишком длительные процедуры, без которых не обойтись в соответствии с правилами, слишком много межведомственных согласований). В результате получаются подзаконные акты компромиссного характера. Компромисс достигается путем уступок участникам процесса, которые не являются профессионально подготовленными в сфере регулирования наших подзаконных актов, но без согласования с которыми документ просто не проходит через обязательные процедуры. Из-за этих компромиссов подзаконные акты получаются не вполне полноценными.

Тем не менее мы продвигаемся. В настоящее время 7 основных подзаконных актов уже написаны и находятся на разных стадиях согласования. Центральными из них являются сами Правила электронной ветеринарной сертификации, Правила регионализации и Правила назначения лабораторных исследований.

Ожидаем, что к Новому году все эти документы будут приняты. Но гарантировать этого, к сожалению, нельзя.

– С 1 сентября вступает в силу новый приказ Минсельхоза об оформлении ветеринарно-сопроводительных документов. К этому нормативно-правовому акту возникло немало претензий у бизнеса – речь шла об угрозе значительного роста издержек участников рынка. Планируется ли в ближайшее время вносить в документ изменения?

– Конечно, к этому приказу и должно было возникнуть много вопросов, поскольку он был принят раньше изменений в закон и, по этой причине, закону не вполне соответствует. Это сложности переходного периода. Они есть, но они преодолимы и мы их преодолеем.

Да, готовятся изменения. Они могут быть приняты раньше, чем новая версия Правил (вполне соответствующая закону). Эти изменения урегулируют вопросы и озабоченности бизнес-сообщества.

- Нет ли, по вашему мнению, логической нестыковки в том, что приказ № 281 вышел раньше, чем были приняты поправки в Закон «О ветеринарии»?

– Нет. Это естественное следствие нашего законотворческого процесса, нашей системы права. Но это, как я уже отметил выше, создает некоторые сложности в переходный период. Сложности эти преодолимы, и они ненадолго.

- Ранее сообщалось о работе над новым Законом «О ветеринарии», но пока только внесены изменения в документ от 1993 года. Готовится ли новый закон?

– Да, конечно. Скоро ли он будет принят, не знаю. О причинах этого я уже говорил выше. Это очень важный закон. Он затрагивает интересы каждого (это не преувеличение!) гражданина (если кто-то не относится ни к тем, кто держит животных- таких миллионы, ни к тем, кто что-то производит из продукции животного происхождения – таких тоже миллионы, то среди немногих оставшихся очень трудно найти того, кто не употребляет в пищу продукции животного происхождения) и очень многих органов государственной власти и политиков. А это значит, что судьба этого закона будет нелегкой.

Россия > Агропром > fishnews.ru, 2 ноября 2015 > № 1537908 Николай Власов


Россия > Агропром > oilworld.ru, 2 ноября 2015 > № 1537676 Андрей Сизов

Андрей Сизов: "Нам надо конкурировать и с Африкой, и с Украиной"

В рамках международного форума «Агро Юг» глава компании СовЭкон рассказал о темпах развития сельского хозяйства в России сегодня и перспективах для отрасли на ближайшее будущее

Растениводство идет в гору

По словам эксперта, в растениеводстве сегодня наблюдаются большие перепады из-за неурожаев, однако даже в таких условиях оно опережает по темпам развития животноводство. Сборы в этом агросекторе увеличились в 1,5 раза , средний рост составил 5-7%.

«Сельское хозяйство из индустрии отстающей стала лидером и едва ли не единственным сектором экономики, который дает сегодня рост. Если в 2000 годах аграрный сектор сильно уступал по темпах роста ВВП, то в последнее время в среднем это 3%, и это значительно опережает темпы роста ВВП в России в принципе», - сказал Андрей Сизов.

«Россия заметный и крупнейший экспортер зерна. Успехи есть во всех сегментах – от пшеницы до кукурузы», - отметил он.

При этом он заявил, что необходимо решать вопрос с госпошлиной на зерновую продукцию, в этом случае еще более прогрессивные результаты не заставят себя ждать.

«На наш взгляд, эта пошлина должна быть удалена. это удавка для производителей. это серьезный сдерживающий фактор для развития растениеводства и сельского хозяйства в целом», - заметил Сизов.

По словам эксперта, сегодня наблюдаются серьезные успехи в производстве масличных. На этом рынке объемы выросли в три раза. Господин Сизов связывает эту ситуацию с развитием продуктов переработки масличных. экспорта .

Потребление мяса и производство молока ушло в минус, а овощей в плюс

А вот на мясном рынке ситуация не лучшая.

«По итогам этого года трудно ожидать что ситуация поменяется . Говядина в стагнации. Цены на птицу, свинину растут. по итогам года ожидаем темпов роста 6-7% мяса птицы и свинины», - говорит эксперт.

На положение серьезно повлияло снижение доходов населения. При этом Сизов отметил, что даже при сегодняшней на первый взгляд не простой ситуации в стране Россия неплохо питается. По производству мяса и птицы современные темпы находятся в одной весовой категории с производством этой же продукции в СССР, но зерна потребляем в два раза меньше.

По молоку явная тенденция к снижению. По данным СовЭкон, выпуск молочной продукции сегодня находится на уровне 2014 года - 31 млн тонн.

Неплохо обстоят дела с овощами. Причем рост в этом секторе стал заметен еще до введения санкций. На сегодня производство овощей увеличено в полтора раза. Как отметил Сизов, эта тенденция к выращиванию овощей и фруктов продолжится.

«Таким образом, внешнеторговый оборот по экспорту сельхозпродукции в прошлом году составил - 19 млрд долларов. По итогам 2015 года мы ожидаем обвал импорта, это снизит негативное сальдо. Ситуация связана с девальвацией и снижением доходов населения. В принципе это неплохо для внешнеторгового баланса, но для потребителей это не очень хорошо», - говорит Сизов.

«Мы ожидаем экспорт в районе 17 млрд , при импорте в районе 20-26 млрд долларов!!! Получаем отрицательный внешнеторговый баланс в сфере экспорта-импорта продовольствия».

Существенный минус, по словам эксперта, заключается в том, что производство в нашей стране по -прежнему основано на мелких формах хозяйствования на малоэффективных априори предприятиях.

Что нас ждет?

По итогам этого года стоит ожидать уровня инвестиций на уровне прошлого года. При этом, вырастет финансирование со стороны крупных предприятий, со стороны мелких предприятий - снизится. Ситуация на взгляд Сизова, не очень удручающая., если учесть, что по итогам года инвестиции в стране упадут на 5 %.

«К сожалению нет уверенности, что будут сохранены все объемы поддержки Госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013-2020. Мы ожидаем по итогам года в районе 2-2,5%. Официально минэкономразвтия дает - 1,3-1,4%. Это очень скромно. По итогам 9 месяцев мы имеем 2,4% роста в аграрном секторе», - говорит Сизов.

По его словам, на поверхности один важный фактор: увидим ли мы восстановление доходов населения? Какие будут формы поддержки сельского хозяйства? Каким будет госрегулирование? Справится ли государство с давлением на бизнес? Удастся ли российским птицеводам и свиноводам выйти на внешние рынки.

«На наш взгляд надо заниматься не импортозамещением, а созданием продукции, которая конкурентная на внешних рынках. Нам стоит ориентироваться на 145 млн населения или на 9 млрд растущего населения? Ответ очевиден, мне кажется. У России есть земельные и водные ресурсы, но при этом надо понимать, что на РФ свет клином сошелся, надо привлекать инвестиции, к нам очередь из инвесторов не стоит. Нам надо конкурировать с ЮАР и Африкой, и даже с Украиной. А чтобы эта конкуренция была успешной, надо и чиновникам прикладывать к этому усилия!», - подытожил Андрей Сизов.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 2 ноября 2015 > № 1537676 Андрей Сизов


Казахстан > Агропром > dknews.kz, 29 октября 2015 > № 1537881 Карлыгаш Аралбекова

Выход есть

Крестьяне сейчас переживают не самые простые времена. В условиях кризисных перемен в экономике и открытых границ для конкурентной продукции жамбылские товаропроизводители (в том числе занятые в сельском хозяйстве) испытывают очень большие трудности. Эксперты предлагают свой путь решения: создание микрокредитной организации в рамках совместного проекта Национальной палаты предпринимателей и областного акимата. Своим видением решения проблемы с журналистами поделилась директор жамбылской Палаты предпринимателей Карлыгаш Аралбекова.

Сергей БАРАНОВСКИЙ, Тараз

Когда говорят о лице жамбылского бизнеса, многие называют предприятия химической промышленности. Но ведь в регионе более 46 тысяч субъектов предпринимательства, из которых около 40 тысяч – это малый бизнес. Причем значительная их часть – крестьянские хозяйства (КХ). На воображаемых весах крестьяне заметно перевешивают по причине своей многочисленности. Главные герои предпринимательского сектора – это как раз люди, занимающиеся сельским хозяйством. И дело здесь не только в количестве налоговых поступлений, которыми они пополняют областной бюджет. Глава государства обратил внимание на тот факт, что нам сегодня надо особое внимание уделить именно агропромышленному комплексу и развитию сельского хозяйства. Это те резервы, которые необходимо использовать.

Несмотря на большое количество крестьянских хозяйств, Жамбылская область пока еще не вырвалась в лидеры в этой отрасли бизнеса. Желающих работать много, но нет денег. При взгляде со стороны все хорошо, все финансовые институты работают, на бумагах – красивые цифры и отчеты с трибун радуют слух. Тогда где оно, слабое звено этой цепи? Задавшись целью это выяснить, директор Палаты предпринимателей Жамбылской области Карлыгаш Аралбекова решила для начала посетить все районы области, встретиться с крестьянами, чтобы услышать их реальные проблемы, и своими глазами увидеть положение дел. Затем последовала встреча с руководством областного филиала Аграрной кредитной корпорации и долгий откровенный разговор с руководителями кредитных товариществ (КТ) – единственных, пожалуй, организаций, на сегодня способных профинансировать крестьян, имеющих потребность в небольших займах.

Подробно выяснив, какова реальная картина в нашей области, Карлыгаш Аралбекова посетила соседнюю Южно-Казахстанскую область, где развитие АПК и сельского хозяйства идет хорошими темпами. Ведь зачем изобретать велосипед, если его уже сконструировали, собрали и обкатали твои соседи. При содействии Палаты предпринимателей Южно-Казахстанской области она встретилась с руководством Агрокредитной корпорации области, КТ и КХ, директором Регионального инвестиционного центра (РИЦ) «Максимум» и микрокредитными организациями (МКО). Изучив опыт ЮКО, родился план, который позволит Жамбылской области в сфере сельского хозяйства и АПК выйти из дотационных в передовые.

«Так сложилось в силу определенных факторов (отсутствие собственной воды, плачевное состояние оросительной системы), что у нас в области преимущественно развивается животноводство, а не растениеводство, – говорит Карлыгаш Аралбекова. – И ситуация такова – есть небольшая часть крупных КХ, которые из года в год кредитуются через филиал АО «КазАгро», развиваются и растут, основная же масса мелких хозяйств просто вынуждена выживать, так как сталкивается с элементарной проблемой нехватки финансов. И нужно говорить правду – заемные финансовые средства им недоступны. Почему? Во-первых, их потребность составляет 1-2 миллиона тенге, то есть напрямую через «КазАгро» они не могут профинансироваться, так как там существует определенный порог в 8,5 миллиона тенге. Единственный выход для них на сегодня – стать участниками КТ, которые есть в каждом районе, и есть еще одно недавно созданное КТ «Тараз». И когда они начинают вкладываться в эти товарищества, то потом в большинстве случаев выясняется, что кредит в силу каких-то факторов им выдать не могут. В итоге – они не видят кредита, не могут быстро вернуть свои деньги, внесенные в уставной капитал товариществ. Так пропадает вера в возможность получить заем, поэтому все мелкие КХ варятся в своей каше, фактически лишенные возможности развития».

Все планы нашими финансовыми институтами исполняются, но нужно говорить не об исполнении поставленных перед ними задач, а о реальной потребности сельчан в финансировании. В Жамбылской области 17 тысяч крестьянских хозяйств. С начала года КТ обслужено 174 заявки, то есть только 0,01 % от общего количества КХ получили кредиты. Если подсчитать, то одно товарищество в месяц выдает один заем. Вот реальная картина. При этом в области сегодня ситуация уже критическая, надо бить тревогу. Бизнесмены соседнего с Кыргызстаном Меркенского района с тревогой рассказывают о потоке кыргызских овощей и фруктов. Предприниматели из соседних стран просят о выделении им земель или о предоставлении возможности открывать совместные предприятия по постройке плодо– и овощехранилищ. А что тогда завтра будет с нашими крестьянскими хозяйствами? Назрела необходимость принятия срочных и действенных мер по поддержке жамбылских крестьян.

«Крестьянские товарищества называют две проблемы. Первая – нехватка квалифицированных кадров, из-за чего их рейтинги остаются низкими и Агрокредитная корпорация им не может открыть свою кредитную линию и выделить лимит, – отмечает Аралбекова. – Как известно, в нашем филиале Агрокредитной корпорации всего четыре кредитных специалиста, поэтому неудивительно, что они со всем объемом заявок справляются с трудом. Результат – кредитов КХ ждут долго, а многие их вообще не могу получить. Вторая проблема – большой процент просрочек по кредитам, что также негативно отражается на рейтингах КТ. Со стороны кажется – замкнутый круг и выхода нет. Как оказалось – есть. В ходе беседы с руководителем Агрокредитной корпорации соседней Южно-Казахстанской области выяснилось, что всего пару лет назад в их области была точно такая же ситуация. Но они ее полностью изменили – они решили кадровую проблему, самостоятельно обучив кредитных специалистов КТ, на что ушел целый год. Проблему просроченных кредитов удалось решить с помощью местных исполнительных органов. Когда каждый сельский аким в каждом ауле и округе переговорил с проблемными заемщиками, то чудесным образом всего за месяц удалось все долги закрыть. В итоге сегодня в ЮКО все 17 КТ работают на полную мощность, у каждого есть свой лимит, и они самостоятельно финансируют КХ. И сельчане верят в них! Простой пример – в одном только КТ «Яссы несие Кентау» 620 участников, в то время как у наших КТ по 20-30 участников».

Карлыгаш Аралбекова предлагает план по стимулированию развития сельского хозяйства области. НПП РК «Атамекен» совместно с акиматом Жамбылской области необходимо создать микрокредитную организацию, которая финансировала бы КХ в суммах от одного до пяти миллионов тенге под 5-7 процентов. В ЮКО это работает с доказанной эффективностью. Там был создан Региональный инвестиционный центр (РИЦ) «Максимум». За несколько лет он настолько разросся, что возникла необходимость при нем открыть несколько МКО. В итоге сегодня РИЦ финансирует КХ в сумме от 10 миллионов тенге и выше. Все, что меньше (в среднем, сумма займа составляет 1,5 миллиона тенге) – делают МКО. Опыт одной из них – МКО «Ырыс» изучен подробно. Организация на сегодняшний день имеет ссудный портфель в 16 миллиардов тенге, это 11 тысяч 203 профинансированных заемщика – КХ. Только за 9 месяцев текущего года они профинансировали 1521 КХ, и это только одна МКО. Срок рассмотрения и выдачи в среднем 10 дней. Пакет документов упрощенный, причем до фактического утверждения кредита через кредитный комитет они не заставляют предпринимателя нести дополнительные расходы. Кстати, в кредитный комитет входят представители местных исполнительных органов, партии, Центра занятости и самой МКО. Так обеспечивается максимальная прозрачность принятия решения по кредиту. Уровень просрочек на сегодняшний день составляет около 5 %, то есть почти 95% кредитов возвращаются вовремя.

Банки боятся работать с залоговым имуществом крестьян, нет специалистов, способных делать анализ именно финансовой деятельности сельского бизнеса. Кроме того, банки считают, что этот вид бизнеса подвержен большим рискам. А по факту именно сельчанин, который поставил в залог свой дом, сделает все возможное, чтобы кредит погасить вовремя. Это не менталитет городского бизнесмена, здесь речь идет о единственном имуществе, пусть это ветхий домик в ауле, но там живет его семья, это его очаг. Поэтому высокая возвратность. Такие МКО закрывают ту нишу, которую не могут закрыть ни банки второго уровня, которые в сельскую местность не хотят идти, ни КТ. Эту идею надо продвигать, но нужна поддержка со стороны властей области. Если дать возможность крестьянским хозяйствам через микрокредиты развиваться, то начнется новый виток в развитии области в целом, что самым положительным образом скажется на экономике.

Казахстан > Агропром > dknews.kz, 29 октября 2015 > № 1537881 Карлыгаш Аралбекова


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 октября 2015 > № 1531664 Владимир Петриченко

Мнение. Сезон на зерновом рынке сложился в пользу производителей…

Повышение цен на зерно, закупаемое в государственный интервенционный фонд, и рост экспортных цен на зерно пока не отразились на конъюнктуре зернового рынка РФ, считает генеральный директор ООО «ПроЗерно» Владимир Петриченко.

«На прошедшей неделе каких-либо существенных изменений в развитии конъюнктуры внутреннего зернового рынка не произошло, хотя, с одной стороны, продолжилось укрепление экспортных цен на зерно Причерноморья, с другой — обнародованы повышенные уровни закупочных цен в интервенционный фонд», — заявил В.Петриченко в интервью агентству «Интерфакс».

По его данным, цены на пшеницу 3-го класса были малоподвижны (рост от 25 до 40 рублей за тонну) практически во всех регионах, кроме Сибири, где это зерно подорожало на 135 рублей, до 10 450 рублей за тонну. Аналогичная картина отмечалась и на рынке пшеницы 4-го класса. Причем в центральных регионах это зерно подешевело на 15 рублей, а в Сибири подорожало на 135 рублей, до 9 767 рублей.

Цены на пшеницу 5-го класса колебались от минус 50 рублей до плюс 50 рублей за тонну. «В Сибири — все тот же рост на 135 рублей, до 8 950 рублей», — заявил эксперт.

Не было заметных ценовых колебаний и на рынке ячменя, за исключением Сибири, где это зерно подорожало на 115 рублей за тонну, до 7 667 рублей. Стабильны и цены на продовольственную рожь.

Говоря о рынке крупы, В.Петриченко отметил, что снижение оптовых цен на нем продолжается. Так, гречневая крупа за неделю подешевела на 30 рублей, до 42 190 рублей, рисовая — на 600 рублей, до 39 745 рублей, пшено — на 265 рублей, до 15 355 рублей за тонну.

Как считают эксперты аналитического центра ЗАО «Русагротранс», завершение жатвы в Сибири, где осталось убрать менее 2% площадей, позволяет говорить о том, что текущий сезон сложился в пользу производителя. Средний по меркам округа урожай заполнил зернохранилища, но невостребованных избытков нет.

В Сибири велики и региональные различия. Так, в Омске — бодрые продажи, а в Новосибирске зерно мало востребовано из-за слабости переработчиков. На Алтае производители «держат оборону», ожидая еще более выгодных предложений.

Как отмечают эксперты, Омская область в этом году сильнее нацелена на поставки на запад страны, включая порты Черного моря. Все регионы надеются на интервенции, которые способны придать дополнительный импульс ценам, в случае, если объемы закупок будут существенными.

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 октября 2015 > № 1531664 Владимир Петриченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter