Всего новостей: 2574264, выбрано 5 за 0.069 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Нефедов Алексей в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкивсе
Нефедов Алексей в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкивсе
Россия. УФО > Финансы, банки > bfm.ru, 2 августа 2017 > № 2298578 Алексей Нефедов

Алексей Нефедов, банк «Югра»: «Прокуратура в течение года не приходила к нам с проверками»

В банке ответили на заявление ЦБ, что регулятор шесть раз с начала года просил прокуроров проверить банк

Об этом в Центробанке заявили в день, когда лишили «Югру» лицензии. Ранее «Югра» подала в суд на регулятора, первые слушания состоятся 15 августа. На что надеется банк? Об этом Михаил Сафонов поговорил с экс-президентом «Югры» Алексеем Нефёдовым.

15 августа начнутся слушания в суде по поводу отзыва лицензии банка «Югра». Банк считает решение неправомерным. Какие аргументы говорят в вашу пользу?

Алексей Нефедов: Неправомерность началась еще с момента введения временной администрации в банке, которая «чудесным образом» сумела найти проблемы, которые не смогли обнаружить представители главной инспекции и надзорного блока банка России. Конечно, основной вопрос части судебных слушаний — правомочным ли вообще было введение временной администрации и моратория на выплаты в тот момент. Банк был платежеспособным, в нем не было никаких проблем, связанных с тем перечнем случаев, по которым вводится временная администрация.

Банк был стабилен, клиенты были стабильны. ЦБ указал на то, что технически банк не исполнял предписания, которые ему выдавались — действительно, предписаний за последние несколько месяцев нам выкатили больше чем на восемьдесят миллиардов рублей. Я думаю, что любой банк, включая и банки, входящие в топ-10, от такой суммы, по меньшей мере, бы удивились. Когда была введена временная администрация, капитал банка составлял 30 млрд рублей. Сейчас, по тем данным, которые предъявляет ЦБ, «дыра» оценивается в минус семь миллиардов рублей. То есть дополнительных резервов еще на 37 миллиардов.

Вы говорите о том, что претензии ЦБ, вероятно, не обоснованы. Зачем тогда вводить временную администрацию в надежном банке?

Алексей Нефедов: Мне вообще непонятна позиция нашего регулятора. Он определенным образом говорит о том, что с начала года было очень много заявлений о том, что банковский надзор должен быть более консультационным. Я бы хотел рассказать о том, как с нами консультационно работал Центробанк. За последние два месяца ни на одно наше письмо, официально отправленное в ЦБ, ответов не поступало. Почти два месяца мы пытались добиться встречи с руководством или представителями Банка России, но ни одной встречи согласовано не было. Вроде как на нас нет времени.

Одна из главных претензий Центробанка заключалась в том, что «Югра» кредитовала мажоритарных акционеров и залоги были не самого лучшего качества.

Алексей Нефедов: По всем кредитам у нас заложено более чем 500 тысяч квадратных метров коммерческой и жилой недвижимости в Москве. У нас обслуживается более 150 представителей нефтяного сектора. В основном это малые нефтяные компании, и у нас заложены их запасы — то, что можно извлечь и продать, а это более 150 миллионов тонн.

А эти 500 тысяч квадратных метров недвижимости и нефтяные активы — они принадлежат Алексею Юрьевичу Хотину?

Алексей Нефедов: Нет. Они принадлежат различным компаниям, которые кредитуются в банке «Югра». И не всегда эти активы принадлежат непосредственно компаниям — иногда это бывает залог третьих лиц, опять же по договоренности с этими компаниями. И не всегда эти договоренности на уровне нашего акционера.

По поводу протестов прокуратуры. С одной стороны, когда ЦБ отозвал лицензию, он сообщил, что до этого шесть раз обращался в прокуратуру, требуя принять какие-то меры. С другой стороны, мы так до сих пор и не поняли, кто был инициатором обращения в Генпрокуратуру. Благодаря чему произошли протесты ведомства против введения временной администрации, или же прокуроры сами инициировали этот процесс?

Алексей Нефедов: Я никоим образом не являюсь человеком, связанным с ситуацией с Генпрокуратурой. Возможно, просто переполнилась чаша терпения по отношению к тому, что в нормально работающем банке вводят временную администрацию. Если прокуроров это действительно заинтересовало, то, вполне возможно, это и их инициатива. Я думаю, что Генпрокуратура могла бы сама рассказать о том, сколько раз она получала какие-либо представления о том, как она должна была реагировать на ситуацию, связанную с подобными данными со стороны регулятора. К нам никаких копий подобных обращений не поступало. Наверное, если бы у прокуратуры были бы вопросы непосредственно к банку, то они бы их непременно задали.

С начала года ведомство к вам с проверками не приходило?

Алексей Нефедов: Нет. Не приходило и даже не писало никаких письменных вопросов. Та же ситуация с финмониторингом РФ. Может быть, действительно, кто-то кому-то шесть раз написал, но это уже вопрос взаимодействия двух ведомств, которое нам неподконтрольно.

На что вы надеетесь?

Алексей Нефедов: Самое главное, на что мы надеемся — чтобы была восстановлена справедливость. Справедливость в отношении того, имел ли регулятор право действовать так, как он действовал. Если в ходе слушаний суд посчитает необходимым, приняв доводы сторон, рассудить нас — это будет самым правильным решением. Мы надеемся на возврат нашей лицензии и возможность продолжать деятельность в нормальном русле, восстановив хорошие отношения со всеми клиентами.

Всех очень волнует, поддерживаете ли вы контакты с владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным? Особенно на фоне слухов о том, что он покинул Россию.

Алексей Нефедов: Нет, Россию он не покинул. Он постоянно находится в стране, можете спросить у всех тех людей, с которыми он постоянно встречается — депутатами Госдумы, различными бизнесменами. Он постоянно находится, так скажем, на передовой общения. На прошлой неделе он посещал Госдуму, по крайней мере, его точно можно найти в списках посетителей, а Госдума у нас не в Лондоне находится.

При начислении подобных резервов, которые нам в этом году были предъявлены, и обвинениях в том, что из банка были выведены какие-то активы, могу еще раз повторить, что активов, наоборот, было заведено более чем на шестьдесят миллиардов рублей, в том числе и залогового обеспечения, и денежных средств акционера. Подтвердить это можно документами, и мы готовы представить их общественности и рассказать о том, что и как было внесено в банк и по каким компаниям. Поэтому, все это, зачастую, не более чем голословные заявления Центрального банка.

Ранее в ЦБ сообщили, что «дыра» в капитале банка составила 7,4 млрд рублей. Почти 90% портфеля «Югры» составили кредиты, связанные с бизнес-проектами собственников банка, отметил регулятор.

Россия. УФО > Финансы, банки > bfm.ru, 2 августа 2017 > № 2298578 Алексей Нефедов


Россия. УФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 июня 2017 > № 2205095 Алексей Нефедов

Алексей Нефедов, банк «Югра»: «Малый и средний бизнес — локомотив для всей экономики»

Президент банка «Югра» рассказал о текущем состоянии дел и перспективах роста в сегменте финансирования МСБ

Алексей, что сейчас происходит в банке? В последние несколько месяцев новостей и публикаций в СМИ было достаточно. Были сообщения о повышенном интересе со стороны регулятора, новости о планах акционеров банка увеличить капитал на полмиллиарда долларов. Что из этих новостей соответствует действительности, и что на самом деле происходит в банке «Югра»?

Алексей Нефедов: Начну с самого главного: банк продолжает работать и выполнять свои функции, обслуживать клиентов. Не видим никаких препятствий для дальнейшей работы. Повышенный интерес регулятора есть в отношении любой кредитной организации: из-за экономической ситуации регулятор корректирует работу банков, в том числе давая направление по усилению возможных рисков. Это приводит к пересмотру рисков по определенным заемщикам и начислению резервов. Что касается увеличения капитала, акционеры в очередной раз пришли на помощь банку переводом всех субординированных обязательств, которые в свое время были предоставлены как временные средства для развития банка. Сейчас они полностью вошли в капитал как собственные средства банка «Югра» без необходимости их возвращать.Тем самым мы повысили устойчивость нашего капитала и сделали небольшой задел для возможных формирований резервов, в том числе и для возможности дальнейшего развития.

На какой срок рассчитан этот задел? Это часть стратегии банка?

Алексей Нефедов: Конечно. Мы думаем, что на ближайший год этой помощи нам должно хватить.

Ваша стратегия предусматривает увеличение активов на треть в ближайшие три года и диверсификацию клиентского портфеля, ориентированную на юридических лиц. Расскажите подробнее об этом.

Алексей Нефедов:Мы приняли подобную стратегию, чтобы банк планомерно развивался в том числе с точки зрения диверсификации направлений, роста сегмента малого и среднего бизнеса в портфеле, регионального кредитования. Основной упор будет сделан на обслуживание микропредприятий, в которых мы видим драйвер роста и возможности для того, что это направление будет развиваться.

Эксперты прогнозируют, что в этом году по сектору МСБ тренд будем сломлен и объем кредитования в этом сегменте, который несколько лет падал, наконец-то начнет расти. Произошел ли этот слом, и насколько оптимистичным стоит быть?

Алексей Нефедов: Действительно, тренд к улучшению ситуации, связанной с кредитованием МСБ, существует. Есть определенная заинтересованность, но мы должны понимать, что практически всегда риск по МСБ, в том числе по возвратности кредитов, очень высок. Этот сегмент довольно рискованный, но с учетом программ господдержки, программ по развитию, в том числе в регионах, где поддерживают МСБ, мы видим возможность перелома ситуации и увеличения кредитования сектора.

Кто станет локомотивом в этом переломе?

Алексей Нефедов: Скорее всего, это будет мелкое производство, торговля, сфера услуг, у которых есть запас для развития.

Если вы видите МСБ как источник роста, то другие банки очень осторожно относятся к кредитованию этого сегмента. Почему так происходит?

Алексей Нефедов: Мы не говорим о том, что нужно раздавать деньги направо и налево. Каждый клиент проходит определенные процедуры проверки перед выдачей кредита. Крайне тяжело кредитовать стартапы, но с точки зрения устойчивых клиентов, которые хорошо работают и берут деньги на то, чтобы диверсифицировать свой бизнес либо, наоборот, приумножить и масштабировать, можно рассчитывать на существующий фундамент и смотреть, будет ли этого достаточно для того, чтобы возмещать затраты по кредитам. На таких клиентов мы и рассчитываем. Именно масштабирование бизнеса станет тем самым драйвером роста.

На Петербургском экономическом форуме прозвучала интересная мысль о том, что сейчас малым и средним предприятиям нечего закладывать — они работают с идеями и технологиями, у них нет заводов, станков и другого имущества, и это является большим препятствием для получения кредитов. В этом вопросе вы видите какие-то подвижки в перспективе? Может быть, регулятору нужно ослабить требования?

Алексей Нефедов: Регулятор работает над общими правилами: нельзя ослабить требования одному и добавить другому. Это было бы неправильно, но этот механизм недостаточного обеспечения закрывается за счет в том числе гарантийных фондов поддержки МСБ в регионах. Если компания проходит по всем критериям, тогда эта гарантия покрывает половину необходимого обеспечения, а все остальное предприятия каким-то образом могут найти. Как я уже говорил, стартапы — это очень тяжелая сфера для кредитования. В этом случае лучше подходят частные инвесторы и портфельные инвестиции. Потом, по мере развития, можно произвести перекредитование по более выгодным условиям в классических банках.

Какова доля МСБ в вашем портфеле? Есть ли планы по ее изменению?

Алексей Нефедов: Сейчас порядка 30-40%. Мы рассчитываем, что диверсифицируем портфель и увеличим эту долю на 10-15%.

За счет чего произойдет увеличение? Что вы можете предложить?

Алексей Нефедов: Здесь вопрос именно в том, что мы можем предложить. Это планомерная работа с теми предприятиями, что обслуживаются в нашем банке, с новыми клиентами. Нужно предлагать качественный продукт, который позволит получить весь спектр услуг, недорого обслуживаться в банке и соизмерять стоимость этого продукта с возможным риском.

Что касается предложений «все в одном», которые очень понятны и популярны среди физлиц, насколько представители МСБ заинтересованы в появлении таких продуктов, и что вы можете им предложить?

Алексей Нефедов: Мы стараемся подходить к клиентам индивидуально. Есть критерии, по которым мы отбираем клиентов, и возможность кредитования, но в то же время человеческий фактор присутствует. Когда мы видим изюминку и доходность, сопоставляем риск с возможностью кредитования и оставляем за собой индивидуальный подход к клиенту, это пользуется популярностью.

Россия. УФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 июня 2017 > № 2205095 Алексей Нефедов


Россия > Финансы, банки > gazeta.ru, 20 марта 2017 > № 2124115 Алексей Нефедов

«Малое предпринимательство теряет интерес к банковским кредитам»

Интервью с президентом банка «Югра» Алексеем Нефедовым

Ирина Быстрицкая

Насколько банкам интересно кредитование малого и среднего бизнеса, и как бизнес работает с финансовыми структурами, что могут сделать чиновники для поддержки предпринимательства и готова ли Россия к переходу на безналичные платежи в интервью «Газете.Ru» рассказал президент банка «Югра» Алексей Нефедов.

— Один из приоритетных проектов российских властей — это поддержка малого и среднего бизнеса (МСБ). Если говорить объективно – насколько кредитным организациям сегодня интересен этот сегмент?

— Сегодня происходит падение интереса к кредитованию со стороны малого и среднего бизнеса. Это не только статистика «Югры», а тенденция, затронувшая все российские банки. Так, по оценкам экспертов, в минувшем году корпоративное кредитование в номинальном выражении сократилось более чем на 9%. Разумеется, определенное влияние на негативную динамику оказали отрицательная валютная переоценка и ужесточение требований Центробанка к качеству заемщиков. Однако локомотивом регресса стал новый взгляд клиента на кредитование: несмотря на рекламу и заверения, что бизнес должен непременно расти, предприниматели стали более осмотрительно подходить к масштабированию бизнеса. Одни останавливаются, достигнув определенного уровня; другие с опасением относятся к программам банковского финансирования, поскольку те предусматривают кредитование под залог. Наконец, ряд перспективных бизнес-идей, например, в области IT, big data, облачных сервисов, попросту не могут быть финансированы в рамках традиционных кредитных программ – у них нет ни оборудования в залог, ни серьезных финансовых поручителей, ни порой, бизнес-плана. И таких компаний с каждым днем становится все больше.

Поэтому, сегодня банкам нужно осваивать два пути. С одной стороны, двигаться в сторону персонализации кредитных продуктов, «подгоняя» условия под конкретного клиента. С другой – разрабатывать некие универсальные «коробочные» решения, из числа быстрых и низкорисковых кредитов.

Мы готовы к выполнению этих задач, но тут нужно понимать, что банки ограничены в свободе действий, в частности, в вопросе ставок и рисков, которые финансовая организация может принять на себя. Разумеется, государство и регулятор предпринимают определенные шаги в этом направлении – так, с апреля ЦБ намерен смягчить требования к банкам — кредиторам малого и среднего бизнеса, изменив критерии для льготного коэффициента риска на 0,5% от капитала. И хотя для качественного изменения ситуации на рынке кредитования этого явно недостаточно, стоит признать, что инициатива ЦБ окажет положительное влияние на перспективы сотрудничества банков с МСБ.

Кредитование МСБ на рыночных условиях, без специальных программ, остается для банков достаточно рискованным.

— Какая сейчас доля МСБ-портфеля у «Югры»? Можете дать оценку перспектив развития сектора? Насколько данный сектор значим для банка?

— У нас доля МСБ всегда составляла порядка 40-50%. На этом уровне она остается и по сей день. Сейчас мы стараемся больше концентрироваться на компаниях среднего сегмента – он представляется нам более перспективным с точки зрения риск-доходности. Мы не акцентируем внимание только на привлечении новых компаний. Одной из основных задач банка является развитие существующих клиентов, которые готовы масштабировать свой бизнес. Банк предлагает предприятиям комплекс продуктов и услуг, включая финансовую поддержку на всех этапах развития бизнеса и профессиональный консалтинг — финансовые и юридические консультации, помощь в подготовке бизнес-планов и стратегий развития, оценке рисков. Также для многих компаний мы выстраиваем системы овердрафтного кредитования.

Многие коллеги могут скептически относиться к малому бизнесу, однако наш банк придерживается другого мнения — малое предпринимательство действительно огромный и потенциально интересный сегмент, который требует более внимательного, индивидуального подхода. Надеемся, что этот сектор станет для «Югры» существенной базой развития и точкой роста.

— Расскажите немного о том, что происходит в самой «Югре». Каковы ваши основные источники роста?

— Есть два ключевых момента. Первый — стабильный поток процентных доходов, которые формируют существующий портфель активов банка. Он остается таким на протяжении долгого времени, чему мы, естественно, рады. Второй момент — цена привлекаемых банком кредитных ресурсов: сейчас они обходятся дешевле, чем год или два назад. Это дает нам возможность получать дополнительную прибыль и формировать операционный доход.

Если говорить про точки роста открытого рынка, то рынок потребления физических лиц не растет, и мне кажется, что процесс оптимизации расходов будет проходить и дальше. Люди будут продолжать от чего-то отказываться. Значит, в таких отраслях, как производство и торговля товарами народного потребления, обороты несколько снизятся, что создаст определенные точки напряженности.

Мы ожидаем, что государство дополнительно простимулирует рынок ипотеки. За этим последует оживление сопутствующих строительству отраслей — производства стройматериалов, отделочных материалов и оборудования.

— Из чего формируется структура текущих доходов банка?

— Основными элементами в структуре текущих доходов банка являются процентные доходы. Но мы, как и многие другие кредитные организации, стараемся поднимать комиссионную составляющую за счет обслуживания клиентов. Это залог будущего успеха, потому что фондирование клиентов не всегда может быть главной доходной частью. То есть, надо заниматься операциями, которые интересны клиентам, которые требуют к себе дополнительное внимание, в т.ч. структурированием крупных сделок.

— В прошлом году банк «Югра» получил согласование от ЦБ на увеличение капитала за счет субординированного займа на $100 млн. Также сообщалось, что вы можете привлечь 6 млрд руб. в начале года. Какая ситуация на сегодняшний день?

— Мы занимаемся этим вопросом на протяжении нескольких лет. Большую поддержку оказывают акционеры, поэтому в банке постоянно происходят изменения. Как раз сейчас, например, идет процедура дополнительной эмиссии в пользу нашего основного акционера – компании «Родомант».

Что касается увеличения капитала банка за счет субординированного займа на $100 млн, рассчитываем, что это произойдет в первой половине текущего года.

— Вернемся к малому бизнесу, помимо банков и других финансовых структур существует ли поддержка малого и среднего бизнеса на государственном уровне? Какую для МСБ вы видите со стороны государства?

— Крайне популярной на сегодняшний день стала программа «Шесть с половиной», в рамках которой идет фондирование со стороны Центрального банка. Программа действительно очень интересна, но у нее существует строгий лимит со стороны государства по минимальной сумме. Эти ограничения не всегда дают возможность охватить полный спектр заинтересованных лиц – я говорю о тех, кому нужны заявки на меньшие суммы.

С другой стороны, у подразделений Корпорации по развитию МСП есть свой банк, который предлагает определенные форматы и возможности получения фондирования финансовыми структурами для дальнейшей трансляции компаниям МСП.

— Что, по-вашему, можно еще сделать, чтобы способствовать росту предпринимательства в стране?

— В первую очередь, нужно уменьшить стоимость денег и снять определенные бюрократические препоны, то есть пойти навстречу рынку, в том числе и банкам, с точки зрения оценки риска. Если риск-менеджмент будет серьезно зажат по этим программам, это де-факто снизит их эффективность.

Сегодня, к сожалению, возникает еще одна проблема — предпринимателям сложно разобраться в юридических аспектах ведения бизнеса. Поэтому юридические и финансовые консультации много лет подряд удерживают пальму первенства у представителей малого и среднего бизнеса. Предпринимателей интересует участие в государственных программах финансовой поддержки, возможность получения субсидий, грантов, сотрудничество с фондами содействия кредитованию. Наконец, им нужна помощь в составлении бизнес-планов и заявок на получение кредитов или субсидий, помощь в подборе банковских продуктов и информирование о льготных программах кредитования. Понимая потребности бизнеса, в прошлом году банк открыл первый в России многофункциональный центр для МСБ, где предприниматели могут не только получать финансовые услуги, но и консультации юристов, налоговых консультантов, услуги нотариусов и других специалистов. Первый центр для бизнеса был открыт в Москве, в планах – экспансия в Санкт-Петербург и далее в остальные города присутствия банка.

— А если обратиться к современным сервисам кредитования бизнеса, наподобие краудфандинга? Могут ли они составить конкуренцию банкам?

— Всего несколько лет назад взаимное кредитование расценивалось участниками рынка в лучше случае как безнадежная идея, в худшем – как очередная финансовая пирамида. Однако время доказало эффективность краудфандинга в развитии стартапов. Речь, прежде всего, идет о бизнесе в сфере IT-технологий и уникальных бизнес-ниш, не связанных с реальным сектором экономики, для которых не подходят традиционные кредитные инструменты – о них я уже говорил, отвечая вопрос о привлекательности МСБ для банков.

Однако эффективный для современных проектов краудфандинг не смог хорошо зарекомендовать себя в решении рутинных задач кредитования. Поэтому для большинства компаний сотрудничество с банком остается наиболее продуктивным и предсказуемым.

В целом, я положительно отношусь к современным сервисам кредитования, ведь, в конечном счете, мы преследуем одну и ту же глобальную цель – развитие бизнеса во благо экономики страны.

— Сейчас правительство и ведущие банки обсуждают идею отказа от расчетов наличными платежами. Как вы думаете, Россия готова к таким переменам?

— В крупных городах, где степень проникновения POS-терминалов и банковских карт крайне высока, можно говорить о возможности уменьшения оборота наличных. Во всяком случае, в том, что касается крупных покупок, большая часть которых и так оплачивается либо через банковские счета, либо с помощью пластиковых карт.

В небольших городах и населенных пунктах полный отказ от наличных денег пока невозможен – для этого требуется подготовить всю необходимую инфраструктуру.

— Отказ от наличных нужен, видимо, чтобы вывести средства из «теневого» сектора или же есть другие причины?

— Да, повсеместное введение безналичного расчета преследует цель «обелить» до сих пор находившиеся в тени сделки. Также это позволит более эффективно контролировать расходы и незадекларированные доходы населения. Кроме того, широкое внедрение безналичных расчетов положительно скажется на бизнесе за счет снижения стоимости банковского обслуживания.

Конечно, большую роль в формировании культуры безналичных расчетов может сыграть развитие национальной платежной системы «Мир», которая буквально полтора года назад начала функционировать в России. Принимая во внимание то, что в среднем российский рынок безналичных платежей растет на +20% ежегодно, мы прогнозируем постепенный переход на безналичные расчеты в ближайшие пять лет.

Россия > Финансы, банки > gazeta.ru, 20 марта 2017 > № 2124115 Алексей Нефедов


Россия. ДФО. УФО > Финансы, банки > bfm.ru, 2 сентября 2016 > № 1885020 Алексей Нефедов

Алексей Нефедов, «Югра»: «Мы видим обширные перспективы на Дальнем Востоке»

В рамках Восточного форума главный редактор Business FM Илья Копелевич расспросил президента банка «Югра» Алексея Нефедова о перспективах развития бизнеса на Дальнем Востоке и наиболее выгодных вариантах вложения капитала

Вы впервые на Восточном форуме?

Алексей Нефедов: Да, на Восточном форуме впервые, но хотим сделать это постоянной практикой, все-таки это действительно крупнейшее мероприятие для региона, собираются как крупнейшие компании под патронажем правительства, так и крупные бизнесмены.

Какие возможности для банка существуют в регионе?

Алексей Нефедов: Мы видим перспективы. Регион стал одним из самых перспективных в России в части вложений сюда государства и возможностей для развития малого, среднего бизнеса, развития самого региона, куда пытаются привлечь дополнительные ресурсы. Мы понимаем, что и банк здесь будет довольно-таки неплохо себя чувствовать в связи с тем, что клиенты будут более активными.

То есть вы на частного клиента будете здесь ориентироваться? Потому что пока что тут крупные государственные контракты, есть некие специальные условия. Мы еще не знаем, как они за год себя проявили для инвесторов, про инвесторов пока мало что известно, про частных крупных. Но вы ориентируетесь именно на частную бизнес-среду?

Алексей Нефедов: Да, у нас банк как раз ориентирован именно на частный бизнес в большей степени, иногда на стык частного и государственного сектора, когда частные компании выполняют определенные заказы, но в то же время частный малый и средний бизнес — это то, к чему мы больше всего стремимся.

Какие конкретно возможности вы видите здесь? Я прочитал, что 10 офисов будет открыто у Банка «Югра» в регионе. Вы говорите, что регион — один из самых потенциально интересных. Какие виды бизнеса вы здесь видите, какого клиента?

Алексей Нефедов: Мы сегментированы на различных клиентов, но в то же время в большей степени были связаны пока со сферой услуг, с небольшими компаниями, средним бизнесом. Сейчас хотели бы посмотреть несколько проектов, у нас есть на выходе, наших клиентов, которые связаны с развитием гостиничного бизнеса в регионе. А открытие офисов — это первая предпосылка нахождения здесь, и уже в офисы приходят клиенты, которые хотят получить качественный сервис, который мы умеем предоставлять, ну вот такие города, как Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск, Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск, близлежащие к Владивостоку города — Находка, Артем, Уссурийск. Мы будем стараться развиваться на всей территории.

Какие-то особенности по работе именно на Дальнем Востоке существуют? Прежде всего, тут близость Китая и Японии, и торговые операции, очевидно, с Китаем в первую очередь. Подразумевает это какой-то специальный банковский сервис?

Алексей Нефедов: Думаю, что да, потому что как раз именно перспективные направления, которые мы видим в части обслуживания клиентов, — это вопросы экспортно-импортных операций. Потому что даже развитие компаний региона идет с упором реализации этой продукции на рынках как Китая, так и Японии. Действительно это громадные рынки, которые могут в себя впитать большое количество продукции, которая производится. И в таком случае мы действительно сейчас запускаем программу для клиентов по расчетам как в юанях, так и в дальнейшем в японских иенах. Не думаю, что будем предоставлять в юанях, но все, может быть, к этому тоже придет, если подпишем кредитное соглашение с китайскими банками.

Что касается общей ситуации для банка, этот год в банковской сфере у нас в целом по системе во много раз выросла прибыль, просто после жутких цифр прошлого года все равно для всех актуальна тема увеличения уставного капитала. Как это для вас выглядит?

Алексей Нефедов: Увеличение предусмотрено в этом году. С акционерами достигнуты определенные соглашения об увеличении на сумму порядка 6-7 млрд рублей уставного капитала и самого капитала банка, что позволит, во-первых, работать над дальнейшим развитием банка. И это возможность для увеличения бизнеса банка, в том числе в случае возможных возникающих вариаций, связанных с увеличением резервов: где-то рыночная конъюнктура, где-то по каким-то индивидуальным клиентам — придется эти резервы создавать, для этого и идет увеличение.

Все за счет акционеров, в какой форме все это происходит? Или с привлечением новых акционеров?

Алексей Нефедов: Да, мы пытаемся сделать пробный шаг в части проведения IPO на небольшой пакет — порядка 10%, он будет пробным, надеюсь, что успеем в этом году, будем смотреть на конъюнктуру рынка. Но пока в большей степени стабильно надеемся на существующих акционеров, а уже будут дополнительные новые, мы будем только рады.

Что касается банковских продуктов для населения, как работает новая платежная система, работаете ли вы с картой «Мир», получает ли она какое-то развитие? Есть ли стимул, чтобы с картой «Мир» именно работали?

Алексей Нефедов: Стимул самый главный — это создание независимой национальной системы, которая в случае каких-либо возможных вариаций может действительно остаться единственной платежной системой. Но в то же время она уже выстраивается как один из самых перспективных и новых продуктов, которые по сравнению с существующими платежными системами уже из лучших вещей сложены, поэтому надеемся. Многие системы платежные выстраивались десятилетиями, а у нас еще не так много времени прошло, но все усилия, которые банковское сообщество прилагает, надеюсь, что дадут развитие системе.

Население как-то откликается, спрос на эту карту появился?

Алексей Нефедов: Пока существенного спроса, может быть, нет, но я думаю, что через год-два проникновение этой системы будет очень существенное. Мы сейчас вместе с Ночной Хоккейной Лигой запустили узкоспециализированный ко-брендинговый проект на базе платежной системы «Мир», платежной карты, связанный с любительским хоккеем, она является универсальной и с платежной функцией и может использоваться как паспорт игрока на любительских соревнованиях.

Если вернуться сюда, в Дальневосточный регион, здесь какие чисто карточные продукты, на ваш взгляд, наиболее востребованы с учетом близости Китая, UnionPay?

Алексей Нефедов: Мы для себя рассматривали возможность входа в платежную систему UnionPay, но в перспективе одного года этого нет, но если востребованность будет, то мы с удовольствием этим будем пользоваться. Хотя, думаю, что тут надо больше продвигать наоборот нашу систему платежную в Китае, в близлежащих городах, стараться ее туда вводить.

Мы пока ее у себя не можем как следует продвинуть, потому что она есть, но люди привыкли к другим картам, у них нет конкретного стимула взять и перейти.

Алексей Нефедов: Да, стимул — это все-таки, наверно, реклама национальной системы, но другое дело, людям нужен комфорт в части безусловного принятия этой карты практически во всем мире, чтобы не было этих ограничений. Пока эти ограничения есть, поэтому в основном мы рассчитываем, что это будет вторая-третья карта в кошельке, пока не первая. Надеюсь, что в дальнейшем, через несколько лет или десятилетий это будет уже единственная карта в кошельке россиянина.

Помимо бизнеса, Банк «Югра» мы видим в соседстве с какими-то интересными крупными культурными проектами. Все запомнили участие банка в шоу «Голос», вот эта дверь, которая выводит на сцену. Что нового у вас будет в союзе с музами, простите за громкое слово?

Алексей Нефедов: Мы продолжаем поддерживать проект «Голос». И в этом году опять вы увидите нашу поддержку на экранах телевизора в рамках этого проекта и тех участников, тех молодых дарований, которые могут выйти и показать себя, показать то, что они умеют, и действительно сделать прорыв в своей жизни, карьере. Завтра с нашим партнерством, с нашей скромной помощью запускается еще один крупный проект — «Новая волна», конкурс молодых исполнителей в Сочи. Мы стараемся быть на виду, быть рядом, поддерживать социально значимые проекты: хоккеистов, любительский хоккей, те сферы, где действительно видим необходимость развития для населения, народа, поиск чего-то нового, того, что может быть интересно, как определенным целевым аудиториям, так и всему населению.

Илья Копелевич

Россия. ДФО. УФО > Финансы, банки > bfm.ru, 2 сентября 2016 > № 1885020 Алексей Нефедов


Россия > Финансы, банки > gazeta.ru, 20 апреля 2016 > № 1730180 Алексей Нефедов

«Мы никогда не отказывались от возможностей приобретения хорошего банковского бизнеса»

Банк «Югра» продолжит диверсифицировать свой портфель клиентов

Ирина Быстрицкая

Банк «Югра» продолжит диверсифицировать свой портфель клиентов. Руководство готовится к IPO, впрочем размещать стратегический пакет акций не планируется. О планах банка на среднесрочную и долгосрочную перспективу, в интервью «Газете.Ru» рассказал президент банка «Югра» Алексей Нефедов.

— Изменился ли за годы работы банка профиль клиента или «Югра» продолжает ориентироваться на промышленный сектор?

Многие сотрудники все эти годы работают со старыми клиентами из нефтегазовой, нефтесервисной отраслей. Там и сегодня хорошая доходность, окупаемая экономика даже несмотря на падение цен на углеводороды. Для нас по-прежнему это стратегический профиль банка. Также опыт взаимодействия масштабируется в другие сферы промышленности - по предприятиям станкостроения, например.

Обобщая - сейчас мы ищем интересные возможности по всему спектру промышленности России. Активно общаемся с предприятиями, компаниями с потенциалом импортозамещения.

Мы видим, как процессы импортозамещения активно разворачиваются во многих отраслях - в оборонной, в пищевой, в сельскохозяйственной сферах. На этих рынках очень заметен разворот конъюнктуры рынка и технологических цепочек на замену импортных поставок оборудования, комплектующих, разного рода материалов.

Нам в банковской деятельности эта тенденция создает новые возможности по диверсификации портфеля по отраслям, рисков, увеличению объемов обслуживания как в кредитной работе, так и расчетно-кассовому обслуживанию и другим банковским инструментам.

Особо подчеркну - «Югра» активно играет в этом смысле за всю команду российской экономики, мы уверены что помогаем стране в стабилизации, росте экономике.

— Какие у вас планы на среднесрочный период?

Амбиций не скрываем - хотелось бы войти в ТОП20, приблизиться и к первой десятке по мере возможностей и объективных обстоятельств в отечественной экономике.

При этом понятно, что рост активов банка связан напрямую с качеством этих активов, в моменты стагнации мы вместе со всеми в одной лодке испытываем неблагоприятное воздействие. Тут для нас важен здоровый консерватизм, никакого «роста любой ценой» мы не допускаем для банка. Наше позиционирование планов развития, скорее, ближе к инвестиционной идеологии и с оглядкой на регуляторные объективные ограничения в части нормативов по резервированию, риск-менеджменту, уровню рисков по портфелю и так далее.

Надеюсь, по результатам этого года дальше продвинемся по величине активов банка, а главное, еще плотнее будем заниматься улучшением качества активов. Под этой работой я подразумеваю не просто внутрибанковские процедуры, а также - очень важно - совместную работу с клиентами по усилению их бизнес-возможностей, по синергии в потенциальных партнерских связях по нашей клиентской базе. Естественно, мы напрямую заинтересованы в росте бизнеса, увеличению оборотов, в улучшении экономики проектов наших клиентов - укреплении их рыночных позиций. Повышение производительности, маржинальности наших клиентов напрямую ведет к повышению их кредитоспособности, это напрямую улучшает качество наших активов.

— Какие отрасли с потенциалом импортозамещения сейчас для банка наиболее интересны?

ТОП-3 таких отраслей в нашем понимании связаны с традиционной и полностью прозрачной для банка нефтедобычей и нефтесервисом. Там идет серьезное перевооружение на российские комплектующие и мы стараемся помогать создавать стимулы для увеличения у клиентов установок российского производства, российских комплектующих. Мы в буквальном смысле стараемся сводить между собой производителей, потребителей, дистрибьюторов качественной отечественной техники - выступаем в сделках как финансовым партнером, так и создаем верную коммуникацию, так сказать - помогаем «наводить мосты» по разнообразной информации в спросе и предложении машиностроительного сектора.

— Структура портфеля банка складывается с перевесом на корпоративную часть?

По пассивной части у нас порядка 60% портфеля приходится на юрлица, существенного перевеса нет. Думаю, в ближайшем будущем эта пропорция сохранится.

— Как выглядит политика банка по рознице?

С физлицами мы работаем активно по пассивным операциям, в части активных операций - потребкредитования физлиц мы ведем сдержанную политику, потому что в целом по банковской системе растет просрочка физлиц, невозвраты, и мы крайне консервативны. Сейчас рассматриваем возможность запуска линейки дополнительных продуктов для сотрудников корпоративных клиентов. Там будут более льготные программы, и вообще, руководствуясь принципом «знай своего клиента», мы фокусируемся в данном случае на так называемую «корпоративную розницу». Скоро хотим немного освежить рынок предложением по автомобильному кредитованию и быть более активным банком по ипотечному кредитованию.

— Будете продвигать карту «Мир» для розничных клиентов?

Естественно, весь рынок заинтересован в национальной платежной системе и отечественном карточном продукте. Банк «Югра» одним из первых подписал соглашение с НСПК «Мир».

Сейчас у нас в обсуждении два ко-брендинговых проекта с платежной системой «Мир». В этом году карты на базе НСПК у нас появятся наравне с прежними Visa и Mastercard.

— Из последних новостей - «Югра» собирается делать публичное размещение акций на бирже. В какой стадии эта инициатива?

Да, процесс продвигается. Мы не планируем размещать стратегический пакет акций, скорее всего это будет доля меньше блокирующей. Публичное размещение для нас на первой стадии - инструмент оценки развития банка рынком. Посмотрим, как рынок оценит нашу деятельность, насколько хороший мультипликатор биржевой капитализации в итоге сформируется, это важно нам для понимания публичной оценки перспектив бизнеса «Югры». Планируем попробовать.

— А планируете ли заняться покупкой других банков?

Мы никогда не отказывались от возможностей приобретения хорошего банковского бизнеса, который мог бы усилить наш портфель. Всегда смотрим на возможности. Предложения к нам поступают, несколько из них рассматривали по контролирующим пакетам банков, не могу раскрывать их названия. Естественно, в таких сделках все зависит и от нашего финансового состояния - как покупателя, так и от качества активов продавца. Пока до финальных положительных решений у нас не доходили переговоры. Тем не менее, мы не отвергаем возможность качественного роста за счет приобретения кого-то из действующих игроков. Все предложения мы рассматриваем очень внимательно, в том числе и через механизм санации.

Россия > Финансы, банки > gazeta.ru, 20 апреля 2016 > № 1730180 Алексей Нефедов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter