Всего новостей: 2579913, выбрано 2 за 0.030 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Саверский Александр в отраслях: Образование, наукаМедицинавсе
Саверский Александр в отраслях: Образование, наукаМедицинавсе
Россия > Медицина > forbes.ru, 20 июня 2018 > № 2648229 Александр Саверский

Больная экономика. Почему россияне все чаще предпочитают платную медицину

Александр Саверский

президент «Лиги пациентов»

Несмотря на снижение реальных доходов населения, рынок платных медицинских услуг растет гигантскими темпами — от 8% до 25% в год. Это свидетельствует о катастрофической ситуации в государственной системе здравоохранения

Атмосфера, в которой в России начинается новый президентский цикл, совсем не идеальна, как бы ни пытался Минздрав придать ей соответствующий образ. На днях московский офис Boston Consulting Group опубликовал результаты масштабного исследования, которые приводят к неутешительному выводу — 20-30% государственных инвестиций в систему здравоохранения тратятся впустую.

При этом недавно министр здравоохранения уже объявила, что никаких серьезных перемен ждать не следует — «все будет, как при бабушке».

Кризис доверия

По данным ВЦИОМ, доверие к врачам с 2015 по 2017 год снизилось с 55% до 36%, притом что на уровне 35% оно держалось с 2010 года. Это почти катастрофа с точки зрения общественных настроений.

Неудивительно, что с 2012 года количество обращений в Следственный комитет РФ в связи с некачественным оказанием медпомощи выросло в три раза, с 2100 до 6050. И если пять лет назад было возбуждено 311 уголовных дел в отношении медиков, то в 2017 году — уже 1791 дело. В исках стали фигурировать суммы возмещения до 15 млн рублей (2014 год, Санкт-Петербург). За шесть лет на врачей было совершено 1226 нападений — и это только зафиксированные случаи.

Недоверие и агрессия в немалой степени являются следствием роста рыночных отношений в медицине. Минздрав рапортует о достижениях, постоянно умалчивая о том, что все это время гигантскими темпами, несмотря на кризис, растет рынок платных услуг и частный сектор — по разным оценкам, от 8 % до 25% в год.

Эта динамика является четким индикатором изъянов в государственной системе. Получается, что население не хочет пользоваться той системой здравоохранения, которую само же содержит на свои налоги. Кроме того, даже в государственных поликлиниках гражданам все равно приходится платить.

Недавно вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что в 2017 году россияне были вынуждены доплатить в здравоохранительных госучреждениях 591 млрд рублей. При этом за лекарства граждане дополнительно платят более триллиона рублей. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, финансовое участие населения достигает 50% суммы всех расходов на здравоохранение. Таким образом, если государство консолидировано тратит 3,3 трлн рублей в год, то и население — столько же, и это при бесплатной (по Конституции РФ) медицине.

Куда утекают средства

Структура госрасходов на здравоохранение выглядит примерно так: 500 млрд рублей — зарплата врачей, 700 млрд рублей — зарплата младшего и среднего персонала, 200 млрд рублей — лекарства. Суммарно — 1,4 трлн рублей. Но ведь, как уже было сказано, консолидированные расходы составляют 3,3 трлн рублей, не считая трат населения. Напрашивается закономерный вопрос: а где еще почти 2 трлн рублей? Ответ на этот вопрос весьма занимателен.

Численность врачей, по данным Росстат на 2016 год, составляет 680 000 человек, а среднего медицинского персонала — 1,54 млн. То есть всего медицинский персонал составляет 2,22 млн человек из 4 328 500 граждан, задействованных в медицинской сфере. Таким образом, половина людей — больше 2 млн человек, работающих в здравоохранении, — не медики!

В какой-нибудь областной больнице на 2400 сотрудников приходится только 1200 врачей. Такое соотношение совершенно немыслимо для частного, например, сектора, который считает, что пропорция должна составлять 9 к 1 в пользу медиков.

Невозможно представить себе, чтобы вспомогательный персонал составлял половину от числа тех, кто создает основную товарную ценность. Глядя на все эти цифры, поневоле задаешь себе вопрос: оптимизацией чего занимался все эти годы Минздрав?

К этой картине следует добавить тот факт, что наше население вынуждено покупать жизненно важные лекарства за свой счет, покупать жизнь, хотя такого цинизма нет ни в одной развитой стране мира. Может быть, поэтому там продолжительность жизни выше?

Ведь вовремя выданная таблетка не только исключает инсульт или инфаркт, которыми наша страна славится, но и снижает расходы на скорую, на стационар, на инвалидность, на больничные листы, и человек дольше остается работоспособным.

Что делать

Государство должно вернуться в медицину в полном объеме и взять на себя функцию охраны здоровья, как оно содержит армию, прокуратуры, суды и прочее. Правильное отношение к здоровью состоит в том, что оно включает в себя, помимо прочего, способность трудиться. Если труд — экономическая категория, то почему тогда способность к труду — нет?

Это недопонимание следует устранить, и тогда здравоохранение имеет шансы превратиться из «черной дыры», как назвала ее глава Совфеда Валентина Матвиенко, в центр мировой экономики и инвестиций. Действительно, а для чего еще нужна мировая экономика, как не для здоровья людей?

Нужно поставить перед собой задачу не только оказания помощи уже больным людям, не только задачу охраны здоровья прививками или пропагандой физкультуры, но и организовать масштабную работу по укреплению здоровья населения, то есть по переводу его на наивысший достижимый уровень.

Что интересно, согласно Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, у нас есть право требовать этого от государства.

Недавно Роспотребнадзор сообщил, что там собираются маркировать продукты по системе «светофор» (красный — вред, зеленый — польза, желтый — нейтральный). Но это лишь верхушка айсберга.

Необходимо выявить все факторы, влияющие на здоровье людей, составить их регистр, оценить их влияние и впоследствии подавлять вредные и стимулировать полезные. Например, кроме экологии, загрязнения воды и почего, сегодня никто не оценивает влияния школьной программы на здоровье детей. И это довольно позорно.

Научившись это делать, мы получим совершенно иной уровень политики в сфере здравоохранения, где уже не болезнь и больные люди станут интересом системы, а само здоровье граждан.

Россия > Медицина > forbes.ru, 20 июня 2018 > № 2648229 Александр Саверский


Россия > Образование, наука. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 25 сентября 2017 > № 2501399 Александр Саверский

ШКОЛЬНЫЕ ПЕРЕГРУЗКИ ВЕДУТ К СТРЕССАМ

Еще лет десять-пятнадцать назад российские школьники вряд ли знали, что такое восьмой урок, а уж тем более девятый или десятый. Сейчас от расписания учеников старших классов у многих родителей седеют волосы. Да и у детей помладше нагрузки прибавляются с каждым годом.

На днях глава Общероссийской лиги пациентов Александр Саверский написал очередное письмо с просьбой принять меры по защите здоровья школьников. На сей раз генеральному прокурору. Предыдущие обращения ничем не закончились.

ШКОЛА ВРОДЕ ИНСТИТУТА

Мама московского девятиклассника Андрея Екатерина уже вторую неделю пребывает в ужасе от школьного расписания, которое просто не предусматривает меньше 8 уроков в день. В основном по 9 с учетом дополнительных занятий, цель которых - привести детей в боевую готовность перед предстоящими ОГЭ (так теперь называются госэкзамены по окончании 9 класса). Дополнительные занятия, прозрачно намекнули учителя, посещать обязательно, если ребенок, конечно, хочет сдать экзамены.

Девятый урок заканчивается в 16.45. То есть дети будут проводить в школе больше 8 часов, больше стандартного рабочего дня взрослого человека. И это не считая домашних заданий, на выполнение которых у Андрея уходит еще несколько часов.

Как правило, на рабочей неделе подросток ложится спать в час ночи. Ему пришлось забросить секции по волейболу и спортивным танцам, времени на которые нет физически.

Экзамены - это еще одно испытание нашей образовательной системы. Дети сдают их в другой школе, с «неродными» учителями, перед входом их обыскивают, чтобы, не дай бог, не пронесли шпаргалки или гаджеты. За ними следят видеокамеры.

А если кто-то из учителей не заметит, как ребенок подглядывает, его накажут на 40 тысяч рублей. Но штрафуют редко. Чаще увольняют. «Но это же концлагерь. Вести детей в чужой класс с камерами, чужими учителями, в чужом месте - зверство», - считает Екатерина.

РОСТ ДЕТСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Что делать в такой ситуации, родители толком не знают. Но уверены: бороться бесполезно - себе дороже. Идти на открытые конфликты с педколлективами школ мало кто отваживается. Даже самые хитрые способы выходят боком.

Мама пятиклассника Марина написала аккуратный вопрос на сайте департамента образования. Мол, допустимо ли 4 урока английского в третьем классе общеобразовательной школы для ребенка? И понеслось...

Марину вычислили по электронной почте, «рассекретили» ее школу, позвонили туда, устроили разгром. Итог: расписание осталось прежним, но учителя затаили на ребенка зло.

Проанализировав отечественное законодательство в области охраны труда и наши СанПиНы, глава Лиги пациентов Александр Саверский пришел к выводу, что дети сегодня пашут куда больше взрослых. Самое ужасное, что закон им это позволяет.

Итак, по ТК детям 14-16 лет разрешено работать 24 часа в неделю; 16-18 лет - 25 часов, а взрослым - 40 часов. Но Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях разрешают детям во втором классе (7-8 лет) работать дольше, чем разрешено работать 15-летнему человеку по ТК РФ; шестиклассникам (12-13 лет) - столько же, сколько взрослым, то есть 40 часов в неделю, да еще при шестидневной неделе. К тому же школа в своем конкурентном рвении часто дает нагрузку больше.

А главное - никаких системных знаний дети не получают, у них формируется фрагментарное мышление, а учитель перестал быть учителем, стал транслятором безумных тестов.

- Сейчас многие принимают решение уйти на дистанционку. Иначе стоит выбор - бросать секции, музыкальные школы или провалить экзамены. Дети мало того, что учатся 5-6 дней, так еще и все выходные делают уроки. Учеба - тяжелейший труд, а дети сегодня работают больше взрослых, - считает Александр Саверский.

К чему все это ведет? Согласно докладу, подготовленному Научным центром здоровья детей РАМН, распространенность нарушений здоровья среди детей в возрасте до 14 лет за последний период (более 10 лет) увеличилась на 26,8%. Среди детей старшего подросткового возраста (15-17 лет) показатель общей заболеваемости увеличился вдвое.

Например, в Москве к первой группе здоровья, по данным экспертов, можно отнести не более 5-7% детей. На третьем месте среди самых распространенных нарушений - психические расстройства и расстройства поведения.

«Значительный рост распространенности функциональных расстройств среди школьников отмечен в 9 классе, что связано с появлением невротических и вегетативно-сосудистых расстройств у учащихся в период усиленной подготовки к экзаменам», - пишут эксперты НЦЗД РАМН.

Но самое страшное в том, что количество суицидов среди несовершеннолетних детей в России сегодня выше общемировых показателей в три раза. В 2015 году в РФ было зарегистрировано более 460 суицидов детей. Число попыток самоубийств существенно больше (в 10-20 раз), чем число завершенных суицидов. При этом количество детских суицидов только растет (на 30-37%).

И хотя утверждать что-то сложно, но количество детских самоубийств повышается в весеннее-летний период, что можно связать с чередой экзаменов. Александр Саверский отмечает, что статистика детских самоубийств начала расти с 2006 года - как раз с того времени, как в стране ввели ЕГЭ.

Эксперты уже и не знают, что должно случиться, чтобы власти наконец обратили внимание на эту проблему. Того, что происходит сейчас, им почему-то недостаточно...

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

- Для детей учеба - то же самое, что для взрослого работа, труд. Даже поверхностное изучение нормативных документов, регулирующих работу школы, прямо указывает на то, что дети не просто перегружены, а на то, что они работают значительно дольше взрослых, - отмечает Александр Саверский.

С прошлого года он написал уже десятки писем в разные властные структуры, на которые получил десятки формальных ответов. Рособрнадзор, к примеру, ответил так: «Экзамены, независимо от формы их проведения, всегда связаны с волнениями и стрессами». И добавил, что все под контролем, а регионам рекомендовано готовить детей к экзаменам с помощью психологов.

Разумеется, никакой связи между экзаменами и трагическими исходами в ведомстве не видят. Минздрав вообще ответил что-то невнятное про то, что их главная задача - оказывать медико-санитарную помощь в школах в соответствии с установленными порядками, а также следить за тем, чтобы дети не пили и не курили. Хоть стой, хоть падай!

Александр Саверский требует смягчить детский график, отменить жуткие саннормы и серьезно проанализировать факторы, влияющие на здоровье детей. А еще отменить столь суровые экзамены, рассчитанные скорее на терминаторов, нежели на живых людей, тем более детей.

В последнем письме генеральному прокурору Юрию Чайке он просит привести продолжительность учебного времени, включая домашнюю работу школьников, в соответствие с нормами рабочего времени по Трудовому кодексу РФ, а обязательные выпускные экзамены заменить на щадящую аттестацию. Однако в Рособрнадзоре подчеркивают, что отказываться от проведения единых госэкзаменов в нашей стране никто не собирается, ибо это «нецелесообразно».

Подготовила Арина Петрова

Россия > Образование, наука. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 25 сентября 2017 > № 2501399 Александр Саверский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter