Всего новостей: 2577477, выбрано 2 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Стасишин Никита в отраслях: Недвижимость, строительствовсе
Стасишин Никита в отраслях: Недвижимость, строительствовсе
Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин

Интервью замминистра Никиты Стасишина: об ипотеке и долевом строительстве 

Граждане должны видеть, из-за чего власти региона решили сдать дом с опозданием

ЕСЛИ ОСНОВАНИЯ НЕУБЕДИТЕЛЬНЫ, ТО ГРОШ ЦЕНА ТАКОЙ ВЛАСТИ

Основной механизм приобретения жилья в России – ипотека. Первоначальный взнос, как правило, составляет около трети всей суммы кредита, а просроченная задолженность низка и продолжает снижаться. Тем обиднее людям, которые копили и потом исправно платят кредит, но квартиры не получили из-за недобросовестности застройщика. О том, что нужно сделать, чтобы проблема обманутых дольщиков навсегда ушла в прошлое, порталу "Интерфакс-Недвижимость" рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин.

Обманутые дольщики: сколько их у нас?

Мы считаем, что необходимо вести учет не по реестру пострадавших граждан, а по количеству объектов, поскольку реестр носит заявительный характер. В прошлом году были утверждены региональные "дорожные карты" решения проблем обманутых дольщиков. И вот по ним, по состоянию на 1 января, к проблемным относятся 836 объектов. Это 1101 дом. Поясню, объект – это не один дом, а количество выданных разрешений на строительство. Где-то субъекты выдают на каждый дом разрешение, где-то – в рамках проекта планировки территории. Мы в Минстрое считаем, что подсчет граждан на основании реестра не вполне корректен. Сегодня в нем чуть более 30 тыс. человек. При этом мы понимаем, сколько в этих 836 проблемных объектах зарегистрировано договоров долевого участия (ДДУ), то есть, каково максимальное число пострадавших людей может быть в этих домах. Это около 81 тыс. договоров.

Как Минстрой следит за работой регионов с обманутыми дольщиками?

Мы еженедельно проводим селекторные совещания с регионами, где рассматриваем дорожные карты решения проблем дольщиков. Их создание в конце прошлого года позволило нам взять под контроль реальный ход восстановления прав граждан. Мы также оцениваем активность инициативных групп в соцсетях, обращения граждан в Минстрой. Работаем со всем объемом информации: не только от чиновников, региональных властей, но и от граждан. Они знают мои телефоны, "Твиттер", Фейсбук, ходят на личные приемы. Подчас наше общение с дольщиками, увы, намного ближе, чем общение с ними региональных властей. Мы сейчас кардинально меняем этот вектор в сторону местных чиновников. Также в дорожных картах есть конкретные сроки, конкретные меры и этапы реализации. Если они не выдерживаются, то они должны корректироваться.

Почему не соблюдаются заявленные сроки?

До 15 апреля мы собирали скорректированные планы от регионов с новыми сроками и обновленными перечнями объектов. Это будет новый предмет для обсуждения. Дело в том, что многие субъекты не хотели показывать нам реальную картину, и мы выявили новые проблемные объекты, не отображенные в "дорожных картах". Такие объекты будут дополнительно проверены региональными отделениями партии "Единая Россия", и по результатам проверки перечень проблемных объектов может быть расширен. Нам необходимо, чтобы регионы начали понимать свою ответственность. И теперь, например, если в планах-графиках сроки решения проблем дольщиков сдвинуты вправо, регионы должны объяснить, с чем это связано. Эти обоснования мы будем, не стесняясь, размещать в интернете. Чтобы граждане видели, из-за чего министр строительства конкретного региона решил сдать дом позже, чем собирался. Что он сделал, или, наоборот, не сделал, чтобы решить эту проблему.

Насколько вескими бывают основания для переноса сроков?

Скоро увидим. Мы сейчас это проанализируем после изучения скорректированных графиков, и поделимся информацией. Вообще же мы добавили требование обосновать причины переноса сроков не только для того, чтобы понять, насколько вескими могут быть эти самые причины. Но и для того, чтобы регионы дисциплинировались и не переносили сроки. Если обоснования будут неубедительными, в духе "так получилось, извините", то грош цена такой власти, ответственной за решение этих проблем. По таким случаям мы будем готовить доклады в правительство.

А в целом насколько ответственны регионы по отношению к дольщикам?

С учетом того, что на эту проблему очень пристальное внимание обращает президент Владимир Путин, и что эта тема постоянно обсуждается у первого вице-премьера Игоря Шувалова, а министр Михаил Мень регулярно докладывает о ситуации на более высокие уровни, то, конечно, отношение меняется. Большинство проблем сложилось оттого, что в регионах кто-то на что-то закрывал глаза, недостаточно контролировал или просто не обращал должного внимания. При этом наши граждане были не настолько подкованы юридически, чтобы оценить ситуацию. Они думали: вот мы зарегистрировали ДДУ, оформили страховку, все нормально. А страхование тем временем не заработало.

Почему страхование не заработало?

Почти по каждому проблемному объекту есть факт мошенничества, вывода средств или еще что-то. Возбуждается уголовное дело, а это уже значит, что страхового случая не будет, и компенсацию никто не выплатит. Или, например, были факты, когда страховые полисы прикладывались к регистрационным документам, но не оплачивались застройщиком. И такие компании уже обанкротились.

В прошлом году был создан Фонд защиты прав дольщиков. Прошло полгода с момента его основания. Как вы оцениваете его работу?

Фонд эффективно работает. Минстрой совместно с Дом.рф (ранее АИЖК – ИФ) запустили информационную систему, где проблемные объекты видны, как на ладони. На сайте Минстроя мы открыли единое окно подачи проектных деклараций. Это идет в одной связке с выдачей заключения о соответствии застройщика (ЗОС) на привлечение средств граждан, с фактом регистрации ДДУ в Росреестре. Сейчас мы максимально обезопасили дольщиков от мошеннических схем. Того, что было раньше, точно быть уже не может. Так что фонд работает как часы, с минимальным количеством сотрудников и с применением новейших информационных технологий.

Что касается тарифа, то, когда мы в прошлом году его устанавливали, отталкивались от среднего тарифа страховых компаний. Он равнялся 1,2% (от цены ДДУ – ИФ). Конечно, его нужно корректировать, это все обсуждается. Нам необходимо, чтобы жилье оставалось при этом доступным, а объемы строительства увеличивались. К 2024 году мы должны выйти на ввод 120 млн кв.м жилья. Это реальная, но очень амбициозная задача, которую поставил президент.

А какие есть механизмы достройки проблемных объектов?

Пошел третий год санации кампании СУ-155, мы на этой истории набили очень много шишек, но в то же время наработали большой опыт достройки объектов в процедуре банкротства. Что такое спецсчета, как формировать объекты незавершенного строительства, как правильно сформировать реестр и войти в процедуру конкурсного производства – все теперь отработано. С 1 января этого года мы ввели новый порядок: если есть хоть один обманутый дольщик и начата процедура банкротства, то сразу объект уходит в конкурсную массу. Появляется спецсчет, объект незавершенного строительства можно "достать" из конкурсной массы, сформировать реестр пострадавших граждан. На заседании комиссии Минстроя, которую я возглавляю, мы рассматриваем заявки застройщиков, желающих достроить дом или жилой комплекс. Как правило, нам приходят ходатайства от регионов с просьбой передать объект через суд другому застройщику, очистив его от иных кредиторов кроме дольщиков.

Добавьте к этому масштабные инвестиционные проекты с компенсацией земельных участков. Где-то регионы выделяют деньги на строительство инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Где-то незавершенные объекты достраиваются за бюджетные деньги, как это будет сейчас в Москве. Все эти меры согласуются с нашей ведомственной комиссией. Какой именно способ будет выбран, зависит от экономики проекта, от возможности увеличения технико-экономических показателей проекта, от цены квадратного метра в том или ином субъекте.

На горизонте переход к проектному финансированию. Какие вопросы остаются?

Проектное финансирование не исключает долевого строительства: оно должно остаться, просто механизм привлечения денег граждан должен стать цивилизованным, с участием банка, чтобы снять риски с покупателя. Конечно, идет обсуждение, можно ли полностью снять риск, учитывая, что гражданин покупает квартиру на этапе строительства и со значительной скидкой, но это другой разговор.

Что касается перехода в цивилизованную плоскость: мы постепенно меняем законодательство. С 1 июля этого года планируем ввести банковское сопровождение, которое станет "первой ласточкой" очищения компаний. Это системные решения, позволяющее уйти от так называемого котлового метода привлечения средств застройщиком через техзаказчиков, и максимально обезопасить использование средств граждан. Чтобы на них не покупались газеты, заводы и пароходы. Я говорю даже не о краже денег, а просто о непрофильном, не относящемся к жилищному строительству использованию средств. Можно, конечно, тратить деньги на детские сады и школы, но это должно происходить внутри проекта, на который привлекаются средства дольщиков.

Первая задача, требующая решения при переходе к проектному финансированию: готовность инфраструктуры банков участвовать в таком объеме привлечения средств, а это от 1,4 до 1,7 трлн рублей ежегодно. И этот показатель будет только расти с учетом повышения доступности ипотеки.

Второе — цена вопроса, под какой процент банки будут готовы кредитовать застройщиков. Мы не можем допустить, чтобы это сильно повлияло на стоимость жилья, и оно стало недоступным. Третье. Нужно понять, какие сроки будут определены для принятия решения по конкретным проектам. Наконец, самое главное — механизм действия. Мы планово над этим работаем, у нас есть три года на то, чтобы подготовить инфраструктуру банков.

Мы уже коснулись темы доступности ипотеки, которая, безусловно, растет в последнее время. Обычно в связи с этим часто вспоминают об "ипотечном пузыре". Он может появиться?

В кризисное время 2014-2015 годов у нас была программа по субсидированию ставок ипотеки, и она была очень эффективной. Нам часто предлагали подумать о субсидировании не процентов, а первоначального взноса, но мы этого не сделали и не будем делать. Сегодня покупательская и платежная дисциплина ипотечного заемщика значительно выше, чем у обладателей других видов кредитов. Просрочка невысокая, а средний первоначальный взнос составляет 30-34%. Это означает, что появление "ипотечного пузыря", который был в США, связано не с объемом выдачи ипотеки, а с подходами к андеррайтингу и оценке рисков. Даже если риск оценивался грамотно, люди уходили от первоначального взноса. А первоначальный взнос – это накопления семьи, которые они боятся потерять, иначе они не могут в полной мере оценить ответственность за решение взять ипотеку. Это очень важно. У нас ипотечная система в принципе работает по-другому и достаточно жесткий андеррайтинг. Например, мы не поддерживаем субсидирование первоначального взноса. Потому что человек, который берет ипотеку, должен понимать, на что он будет ее содержать, сколько он готов вложить. Это как с рождением ребенка — нужно все просчитывать и планировать. В США не планировали – в итоге получилось, что получилось.

Тем не менее, и у нас есть заемщики, попавшие действительно в трудную ситуацию. В том числе, люди, бравшие ипотеку в иностранной валюте. Как помогают им?

У нас действует комиссия по принятию решений о выделении помощи заемщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации. По состоянию на 10 апреля мы рассмотрели 3290 заявок. Уже сейчас помощь получили свыше 1116 семей, а по более чем 813 заявкам приняты положительные решения и в ближайшее время ожидается оформление банками со своими заемщиками необходимых документов. Таким образом, общее количество ипотечных заемщиков – участников обновленной программы помощи может составить до 2 тыс. человек, из которых около половины составят граждане, которые ранее оформили ипотечные кредиты в иностранной валюте.

В какой перспективе возможно достижение ставки в 7%, о которой говорил президент?

Уже сейчас для некоторых категорий граждан ставка составляет 6% — речь идет о семьях с двумя и более детьми. В целом же все зависит от позиции Центробанка и от ключевой ставки. Мы надеемся, что сейчас выйдут новые указы, там будет пункт об ипотечной ставке, и это станет национальным приоритетом в области развития жилищной политики. Еще одна тенденция, которая напрямую связана с ростом доступности ипотеки – люди стали покупать квартиры большей площади. Это значит, что наша экономика все же оздоравливается, а развитие жилищного строительства – прививка от различных экономических заболеваний.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 29 марта 2017 > № 2119323 Никита Стасишин

Интервью замглавы Минстроя России Никиты Стасишина «Rambler News Service»

Заместитель министра строительства и ЖКХ Никита Стасишин рассказал RNS о московской программе реновации пятиэтажек, укрупнении застройщиков, мерах поддержки строительства жилья и перспективах СУ-155.

Как вы оцениваете перспективы новой программы по реновации хрущевок в Москве?

Программа должна сделать качество жизни в Москве, пожалуй, одним из лучших в мире. Это не какие-то красивые слова. Подобные проекты точечно реализуются в Берлине, в городах США, но улучшить жизнь обычным гражданам в таком масштабе взялись только в Москве. Предполагается не только же снос пятиэтажек и строительство на их месте большего объема жилья. В столице произойдет трансформация всей инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Ведь это целый комплекс изменений жизни столицы.

Не затормозится ли развитие каких-то территорий на фоне реализации такой масштабной программы — например, Новой Москвы или бывших промзон?

Пока будет идти реновация пятиэтажек в Москве, на присоединенных территориях будут реализовываться уже начатые проекты. Перегибов в ту или иную сторону не должно произойти, город должен развиваться единой агломерацией. Мне кажется, что департамент развития новых территорий правительства Москвы подходит к вопросу очень профессионально и понимает, как должна развиваться Новая Москва. Думаю, что все просчитано и будет соблюден необходимый баланс.

Единственное, на чем может сказаться программа сноса пятиэтажек, это на реорганизации промзон.

Проводили ли вы свою оценку, в какую сумму может обойтись реализация программы?

Мы своих подсчетов не делали. Наша основная задача — не посчитать затраты, а учесть все законодательные тонкости, избежать подмены понятий при создании качественной и комфортной городской среды.

Видите ли вы уже первые результаты работы обновленного закона о долевом строительстве

Сейчас, на мой взгляд, самое важное, что застройщики стали более подробно и глубоко открывать информацию о себе и тех проектах, которые они начинают. Это те требования, которые как раз вступили в силу с 1 января 2017 года. Сегодня мы действительно добились того, что любой человек без специального образования может зайти на сайт застройщика и увидеть информацию по новым проектам: оценить комплексное развитие территории, посмотреть, каким будет дом, какие сроки строительства, какие социальные объекты планируется построить, какая ситуация с транспортными развязками и т. д.

Второй момент, который важен, прежде всего, для потребителя, изменения в закон о рекламе. Это требования к той информации, которую размещают на билбордах, в интернете и т. д., чтобы компании не обманывали граждан.

С 1 июля 2017 года также вступают в силу требования к уставному капиталу застройщиков. Если они не будут исполняться, контролирующие органы смогут отказывать компаниям в выдаче положительного заключения о соответствии для регистрации первого договора долевого участия, то есть не позволят привлекать средства граждан. Практика строительства многоквартирных домов на средства будущих собственников существует не только в России. При этом банки оценивают риски проектного финансирования минимум в 12–15% при среднем кредите, а деньги граждан достаются застройщику бесплатно. Получается серьезная экономия, и стоимость квадратного метра не растет. Все свои издержки и затраты компания закладывает в стоимость квадратного метра, а не вычитает из своей прибыли.

Есть ли уже какая-то нервозность среди застройщиков относительно поправок об уставном капитале?

В этой части нет. Есть нервозность в другом. Мы ввели требования к проектным декларациям. Объем документов, которые теперь заполняют застройщики, конечно, колоссальный. Я думаю, мы совместно с компаниями что-то поменяем, для того чтобы не было избыточных требований.

Еще есть не зависящая от нас тревога, связанная со сроками регистрации договоров долевого участия (ДДУ). К нам обращаются крупнейшие застройщики страны. Сейчас вводится электронное взаимодействие через многофункциональные центры. Это правильный вектор развития. Но особенно в Москве и Московской области те компании, которые продают в день очень много квадратных метров, сталкиваются с проблемой регистрации.

В настоящее время, мы с Росреестром обсуждаем, как выходить из сложившейся ситуации. Когда ты строишь не один-два, а одновременно 10 объектов, при этом финансирование на 90% идет за счет средств граждан, поток ежемесячного объема денежных средств на достройку не должен сокращаться только из-за сложностей с регистрацией ДДУ. Это может превратиться с снежный ком, который приведет к проблемам с финансированием строительства.

Как этого не допустить?

Либо создавать специальные регистрационные окна, либо налаживать работу в МФЦ — улучшать подготовку сотрудников, которые принимают документы. Это важная работа. Я думаю, мы совместно с Росреестром скоро в рабочем порядке снимем это напряжение, которое возникает у застройщиков просто из-за того, что они боятся потерять денежный поток, необходимый для поддержания стройки.

Ожидаете ли вы укрупнения застройщиков по стране?

Укрупнение заметно, особенно в столичном регионе. Последняя большая сделка — слияние ПИКа и «Мортона», одних из крупнейших застройщиков по объему ввода в Москве и Московской области. То же самое происходит и в регионах. Мы в этом не видим ничего плохого: все-таки компании с уставным капиталом в 10 тыс. руб., как нам кажется, не должны привлекать средства граждан. Пожалуйста, стройте, берите кредит в банке, но начинайте продавать после того, как ввели дом в эксплуатацию.

Количество застройщиков может сократиться. Но существуют показатели, которые дают нам уверенность в том, что рынок все равно остается конкурентным и отсутствует ценовая монополия, то есть не происходит никаких сговоров в части корректировки стоимости квадратного метра жилья.

Первые два — это количество зарегистрированных договоров долевого участия и объем выдаваемой ипотеки на этапе строительства. Темп выдачи ипотечных кредитов в 2016 году увеличился, особенно на первичном рынке. По данным ЦБ в 2016 году объем выданных ипотечных кредитов составил 1,47 трлн руб., что на 27,2% больше, чем годом ранее. Объем зарегистрированных сделок по ДДУ вырос по сравнению с 2015 годом более чем на 3%. Третий основной показатель — это то, что объем ввода индустриального жилья в общем объеме ввода составляет более 60%. Если раньше индивидуальное и жилищное строительство были в равных долях, то последние два-три года мы системно и точечно поддерживаем индустриальное домостроение, и это дало свой результат.

Что вызывает основное беспокойство?

С учетом того, что экономика пошла вверх, а рынок жилищного строительства достаточно волатильный, то кризисные явления, которые в каких-то сферах экономики видны моментально или через год-полтора, в нашей отрасли проявляются через два-три года. Поэтому единственное, что вызывает небольшое опасение, это прогнозируемые переносы сроков ввода домов в эксплуатацию и, вполне вероятно, банкротства тех или иных компаний, привлекающих средства дольщиков, не оправившихся от кризисных явлений в экономике.

Но нас это не пугает, потому что последние изменения в закон о банкротстве, принятые в конце 2015 года, позволили создать механизм, который дает возможность при банкротстве застройщика выделить объект из общей конкурсной массы и через наше комиссионное решение о приобретателе передать этот объект другому застройщику, очистив объект от долгов, не связанных с обязательствами перед гражданами — участниками строительства.

Сколько уже подобных заявок вы получили?

Около 30, а положительные заключения выдали только по трем, потому что мы очень внимательно следим за полнотой подаваемой информации, качеством застройщиков и соответствием всем критериям. В Московской области было выдано положительное заключение по ЖК «Гусарская баллада», объект достроит ООО «Осенний квартал». Еще два заключения были выданы: в Москве ЖК «Wood House» (ООО «Велесстрой») и в Иркутске АО «Иркутское региональное жилищное агентство».

Бывший глава стройкомплекса Подмосковья Герман Елянюшкин активно выступал за механизм внесудебного изъятия долгостроев. Что с этой идеей в итоге?

Она так и не была реализована, так как любое изъятие объекта без суда в рамках действующего законодательства может быть отнесено к категории произвола со стороны государства в лице тех или иных его органов. По сути, конечно, идея Германа (Елянюшкина. — RNS) заслуживает более пристального изучения, она может позволить сократить срок достройки объекта кратно. Но в рамках действующего законодательства это реализовать невозможно.

Ранее вы говорили, что банкам не хватает кадров для работы по обновленному закону о дольщиках в случае введения эскроу-счетов. Но эскроу-счета в поправках появились.

Если мы смотрим на историю с эскроу-счетами, которая действительно прописана как альтернатива, то речь идет не о том, что персонала не хватит, а об отсутствии компетенции у банков для того чтобы оперативно, качественно и недорого оценить риски, сформировать постоянный поток денег для девелопера и организовать получение денег от граждан на специальные эскроу-счета. Главное во всем этом — цена вопроса. Пока она будет варьироваться на уровне проектного финансирования — в районе 10%, может чуть больше, чуть меньше — это бесперспективно для банков, застройщиков и покупателей. Гарантии, что объект в этом случае обязательно будет достроен, я бы тоже не дал. А вот удорожание привлекаемых денег и, как следствие, удорожание квартиры — это реальность.

Можно предположить, что в Москве побочные эффекты эскроу-счетов будут не настолько ощутимы и механизм заработает. Финансовая нагрузка ляжет на себестоимость и не переложится на гражданина. А вот в субъектах, где цена квадратного метра в качественном проекте составляет 40–45 тыс. руб. за кв. м, прибавление 10% к стоимости отсечет достаточно большой контингент покупателей, готовых приобрести жилье в ипотеку. Это действительно очень дорого для потребителя в регионах.

Вы также предлагали проверять целесообразность выделения земель для индивидуального жилищного и дачного строительства многодетным семьям. Работаете сейчас над этим?

Да, это важная история. Здесь хочется избежать популизма и формальной отчетности со стороны субъектов по реализации этих программ. Была практика, когда выдавались земельные участки, но целые гектары оказывались совершенно непригодными для жилищного строительства. Потом к этим «жутким» участкам за сумасшедшие деньги пытались подвести инженерную инфраструктуру, для того чтобы хоть что-то можно было начать строить. Кроме того, иногда даже не было перспектив строительства дорог и запуска общественного транспорта, чтобы можно было добраться до города. Поэтому если мы оставляем эту меру как один из вариантов поддержки обеспечения земельными участками многодетных семей, то это должно делаться по принципу «под ключ». Субъектам необходимо очень внимательно оценивать баланс затрат и будущую эффективность вовлечения этих земель.

Будете разрабатывать законопроект?

Думаю, что мы просто в ручном режиме отработаем с субъектами этот вопрос. У профильных вице-губернаторов должна быть персональная ответственность за все в этом процессе: от выделения земель многодетным семьям до контроля за долевым строительством на этих участках.

Достаточно ли существующих мер поддержки жилищного строительства?

Меры поддержки жилищного строительства делятся на две части — стимулирование предложения и спроса. В поддержке предложения сейчас важную роль играет субсидирование строительства детских садов, школ и другой социальной инфраструктуры, а также внутриквартальных дорог и инженерных сетей в проектах комплексной жилой застройки.

С другой стороны, это прозрачные четкие правила игры на рынке и минимальные изменения законодательства. Цикл комплексного освоения территории подчас превышает срок в три-пять лет, и получается, что девелопер начинает строить по одним правилам, продолжает строить по другим, а вводит объект — по третьим. Это приводит к увеличению себестоимости проекта. И, самое главное, застройщик не уверен в завтрашнем дне. Также актуально дальнейшее снятие административных барьеров, но и тут важно не перегибать.

Что касается поддержки спроса, то было много жарких споров по поводу окончания программы субсидирования процентной ставки по ипотеке до 12%. Но посмотрите, что сделал Сбербанк и ВТБ — они снизили ставку до 10,9% и 10,4% соответственно, без какой-либо господдержки. Впрочем, если экономическая ситуация вновь измениться в худшую сторону, мы готовы заново запустить программу субсидирования.

Чтобы выйти на показатель 100 млн кв. м в год, нужно иметь гарантированный источник предоставления земель под жилищное строительство, механизмы вовлечения промзон, реновации застроенных территорий, стабильный спрос на жилье. Нужно создавать конкуренцию в качестве проектов. Важно, чтобы люди верили застройщикам и не боялись вкладывать деньги на этапе строительства, а этому должны способствовать комплексные изменения 214-ФЗ. Необходимо попробовать «поженить» инвестиционные программы субъектов и инженерных монополистов.

Банк «Российский капитал» не перейдет под контроль АИЖК, пока не будут приняты все решения в отношении закрытия финансовой дыры СУ-155. Есть ли уже какие-то решения?

Решения готовятся, в самое ближайшее время будут приняты все корпоративные процедуры по итогам ряда совещаний у руководства страны. В любом случае на сроках достройки объектов СУ-155 это никак не скажется. Если только в лучшую сторону.

Правда ли, что СУ-155 прекратит свое существование после выполнения всех обязательств перед гражданами?

Такое не обсуждается. У компании есть большая производственная база, которую можно в дальнейшем вовлекать в жилищное строительство.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 29 марта 2017 > № 2119323 Никита Стасишин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter